Врачебная сказка

0
172

По окончании воскресной Литургии и молебнов, когда прихожане Свято-Лазаревского храма стали расходиться по домам, настоятель, отец Феодор, пришел на клирос и объявил певчим:

— Чтецы мои дорогие, певцы мои золотые, не забудьте, что в пятницу в нас Престольный праздник. Сам Владыка служить будет. Приходите, пожалуйста, все. Антон, — обратился он к ведущему басу, — ты непременно приходи. Ты же знаешь, что у Владыки любимая «Херувимская» — с басовым соло… Без тебя никак не обойтись.

— Батюшка, — вздохнул молодой певчий, к которому обращался настоятель. — В том-то и беда, что я никак не смогу прийти. Я уже заведующего просил, чтобы перенести прием на вечернее время, да он не разрешил. А вдруг, говорит, больные утром придут, а врача на приеме не окажется… И велел выдать талоны на прием как раз на утро пятницы. Так что, батюшка, простите. Хотелось, как лучше, а вышло…

— А подмениться тебе нельзя? — спросил сразу погрустневший настоятель.

— Да кем же меня заменить, батюшка, если на всю поликлинику нас всего-то два невролога — заведующий да я, — посетовал певчий. — Кто же за меня больных принимать станет?

Настоятель призадумался. И вдруг неожиданно просиял. Потом приоткрыл дверь в алтарь и позвал:

— Отец Виктор! Поди-ка сюда!

На эти слова из алтаря на клирос вышел отец Виктор, недавно рукоположенный третий священник храма. Несмотря на свою молодость, он слыл мастером на все руки, так что мог, если надо, и баньку срубить, и вырезать из свежих огурцов забавных дракончиков для своих троих детишек, когда те начинали капризничать. Вдобавок, отец Виктор был студентом Богословского института. А студенты, как известно, люди не только умные, но еще и находчивые. У отца Виктора был только один недостаток — он был лишен музыкального слуха, так что все попытки научить его петь или хотя бы держать тон оказывались неизменно безрезультатными.

— Вот что, отец Виктор, — сказал настоятель третьему священнику. Тут у нас проблема возникла — нужно, чтобы к приезду Владыки Антон непременно был на Литургии. А с работы ему никак нельзя отлучиться. Разве что его кто-нибудь заменит. Так вот, отец Виктор — замени-ка ты Антона на его работе. Такое тебе от меня будет послушание.

Если бы в эту минуту над головой о. Виктора разверзлось небо и грянул гром, он ужаснулся бы меньше. Легко настоятелю говорить: «замени Антона». Да как же это сделать, если в медицине о. Виктор смыслил не больше, чем в пении? «Откажусь, непременно откажусь», — решил про себя о. Виктор. Но тут он вспомнил, что воле настоятеля нельзя перечить, и что «послушание паче поста и молитвы». Поэтому он склонил голову перед отцом Феодором:

— Хорошо, отец Феодор. Сделаю, как Вы благословите.

Оставшиеся до пятницы дни о. Виктор провел в смятении и страхе. Утешало его только то, что до пятницы еще может случиться все, что угодно. Например, он заболеет, простудится или подвернет ногу… Он даже принялся было молиться Богу, чтобы Господь совершил чудо, и ему бы не пришлось оказаться «врачом поневоле». Но чуда не произошло, и отец Валерий в полном здравии дожил до роковой пятницы.

Надо сказать, что певчий Антон, сиречь врач-невролог Антон Сергеевич, со своей стороны приложил все усилия, чтобы обезопасить о. Виктора от возможных неожиданностей во время приема. Приехав вместе с ним в поликлинику за час до начала смены, он лично облачил священника в белый халат и даже попытался объяснить ему, как, с помощью специального молоточка с резиновой головкой, вызывать у больного рефлексы. Но самое главное, он поручил его заботам своей медсестры, Марьи Ивановны, одной из лучших медсестер во всей поликлинике. При этом все трое договорились, что о. Виктор будет только расспрашивать больных. Когда же дело дойдет до назначений, он с важным видом кивнет головой медсестре, а та сама выпишет необходимые лекарства и процедуры. Проведя всю эту подготовку, Антон Сергеевич отправился в храм, оставив о. Виктора, как говорится, на волю Божию.

Минут двадцать после его ухода на приеме было затишье. Больные то ли не шли, то ли задерживались где-то. Пока Марья Ивановна что-то молча писала, отец Виктор, томясь ожиданием, успел разобрать и снова собрать неврологический молоток, обнаружив внутри его головки иголку, а внутри ручки — жесткую кисточку. Он уже было хотел спросить медсестру о назначении этих предметов, но тут в дверь кабинета постучали, и на пороге появился первый пациент, мужчина лет 50. «Господи, помоги!» — отчаянно взмолился отец Виктор.

— Здравствуйте, доктор, — сказал вошедший.

— Здравствуйте… как Вас зовут? Иван Иванович… Присаживайтесь, пожалуйста. Что у Вас болит?

— Доктор, меня поясница замучила. Пью-пью таблетки, а все без толку. Посоветуйте, вдруг ученые от радикулита придумали что-нибудь новенькое…

И тут произошло непредвиденное. Вероятно, от волнения отец Виктор забыл наставления, данные ему Антоном Сергеевичем, и, вместо того, чтобы важно кивнуть медсестре, уже державшей наготове бумагу и ручку, заговорил с больным:

— Новенькое, говорите? А Вы пост соблюдаете? Нет? Напрасно. Я недавно читал в одном журнале, что, если пост не соблюдать, сильное отложение солей в костях начинается. От этого и все проблемы. А вот скоро Рождественский пост будет. Попробуйте попоститься. Сразу намного легче станет… А поклоны Вы делаете? Нет, не гимнастику, а поклоны, с молитвой. Вот, например, так (при этом увлекшийся о. Виктор встал и показал больному, как делается поясной поклон, наклонившись и достав пол рукой). Попробуйте каждый день хотя бы по десять поклонов делать. И непременно молитву при этом читайте. Какую именно молитву? Любую. Например, «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Эта молитва Иисусовой молитвой называется. Или молитву Богородице…

— Доктор, а записать эти молитвы можно, — попросил заметно оживившийся больной. — Сестричка, — обратился он к Марье Ивановне, — запишите мне, пожалуйста, слова…

Получив бумажку с текстами молитв, а также совет о. Виктора купить в церкви молитвослов, улыбающийся больной покинул кабинет. При расставании о. Виктор благословил его иерейским благословением:

— Ну, с Богом, лечитесь на здоровье душевное и телесное.

Итак, вопреки поговорке, что «первый блин — комом», первый опыт о. Виктора на медицинском поприще оказался успешным. Но не успел уже осмелевший о. Виктор сполна пережить радость от первой своей удачи, как в кабинет вошла пожилая женщина с бледным, измученным лицом:

— Доктор, выпишите мне, пожалуйста, таблеток от страха… Страх меня замучил, сил нет.

— А чего Вы боитесь? — спросил о. Виктор

— Да, понимаете, доктор, соседка у меня такая вредная, такая злая. Уж мы с нею ругались-ругались, чуть до суда не дошло. А потом стало мне казаться, что у меня по квартире кошка черная бегает. Видно, это соседка мне сделала. Я уж и к бабке ходила, и она мне тоже сказала, что это на меня сделано, да что толку? Деньги взяла, а кошка как бегала, так и бегает. Тогда к врачам пошла, они таблетки прописывали-прописывали, а толку никакого. Слабые, видно, таблетки — не помогают… Может, Вы чего посильнее пропишете?

— Не помогут тут таблетки — тут другое надо. А Вы молиться перед сном не пробовали? Нет? А Вы вот как сделайте — перед сном помолитесь, а потом перекрестите себя и углы квартиры. Не умеете молиться? Да хотя бы той молитвой, что на нательном крестике написана: «Господи, спаси и сохрани». Нет у Вас крестика? Да как же так — крещены, а креста на Вас нет?

Крест обязательно носить надо, раз вы крещеная.

Ведь бесы больше всего на свете как раз Креста-то и боятся… А квартира у Вас освящена? Тоже нет? Пригласите батюшку, пускай освятит. А иконы в доме есть? Да что Вы, разве так можно, чтобы дом без святыни был? Купите непременно, в любом храме сейчас иконы продают. А к бабке больше не ходите. Грех это, в этом покаяться надо. И с соседкой помиритесь непременно — это тоже грех, когда люди враждуют. А на исповеди давно были? Никогда? Так как же после этого не будет казаться всякая нечисть? Непременно исповедайтесь, и чем раньше — тем лучше. А перед этим три дня попоститесь, припомните грехи, которые совершили, чтобы батюшке в них исповедаться. Нет, ну что значит: «стыдно рассказывать»? Врачу ведь про свою болезнь говорить не стыдно. А батюшка тоже врач, только духовный. Ну, спаси Вас Господь…

— Ох, доктор, мне от Ваших слов сразу легче стало, — оживилась женщина, — Вы такой утешительный. Прямо как батюшка…

Да я и есть батюшка, — хотел было признаться о. Виктор, но женщина уже вышла из кабинета.

Дальнейший прием больных продолжался в том же духе. Отец Виктор выслушивал людей, утешал, назначал лечение и благословлял на него. И вот что удивительно — в тот день медсестре Марье Ивановне так и не пришлось выписать ни одного рецепта на лекарства. Лечение назначал сам о. Виктор. Вы спросите — как же это ему удавалось, если он не знал медицины? Но разве большинство телесных болезней, с которыми люди идут на прием к врачу, не имеют духовных причин, в которых как нельзя более сведущи духовные врачи — священники? А от духовных болезней — и лечение соответственное. Кому — пост, кому — усиленная молитва, кому — раздача милостыни, кому — поклоны… А всем нам вместе — покаяние в содеянных грехах.

Лечение, которое о. Виктор назначил своим пациентам, оказалось настолько эффективным, что за выходные по всему району разнеслась весть о том, что в поликлинике ведет прием некий знаменитый столичный профессор по неврологии, который помогает даже безнадежно больным. Так что в понедельник у дверей кабинета невролога собралась целая толпа страждущих. Увы, к их немалому разочарованию, за столом, в белом халате, с молоточком в руках, сидел хорошо знакомый им Антон Сергеевич.

— Доктор, — решились спросить его пациенты, — скажите, пожалуйста, а где можно найти того профессора с бородой, который тут в пятницу вел прием? Пусть он и нас вылечит. Скажите, пожалуйста, где он принимает?

И тогда Антон Сергеевич назвал им адрес лечебного учреждения, где практиковал тот врач, которого они искали. Вы скажете — но ведь о. Виктор был не врачом, а священником. Но ведь священник — это тоже врач, только духовный. И место, где он служил — Православный храм, часто называют «врачебницей». То есть, больницей, или если хотите, поликлиникой. Поликлиникой, в которой лечат и исцеляют человеческие души.

Монахиня Евфимия Пащенко