Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ » От Меня это было ..


От Меня это было ..

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s45.radikal.ru/i108/0908/1b/0f2a75e77ed8.gif

Преподобный Серафим Вырицкий

"ОТ МЕНЯ ЭТО БЫЛО "
  «От Меня это было» — этот проникновенный Божий глас открылся душе, напряженно ищущей волю Божию в каждом мгновении своей жизни. Еще в период драгоценных тетрадочек верующие утешались этим словом. Тогда «Разговор Бога с душой» был подписан никому не известным старцем Серафимом. Ныне же старец Серафим Вырицкий не только любим многими, но и канонизирован Православной Церковью в лике преподобных.
Не так давно увидели свет дневники Владыки Мануила (Лемешевского) — в них то же напряженное желание исполнить во всем волю Божию, а по форме это продолжение и дополнение «Разговора Бога с душой». Кому же все-таки принадлежит духовное завещание «От Меня это было»? Мы пока не можем дать точный ответ.
По Божию Промыслу к нам всем пришло это творение, и, кому бы оно ни принадлежало, будем молитвенно благодарить Бога за утешение, — ведь у Него подвижники вместе.
Преподобный Серафим Вырицкий. От Меня это было (духовное завещание)

http://i005.radikal.ru/0908/f5/145b4a196f5f.jpg

От Меня это было

Думал ли ты когда-либо,
что всё, касающееся тебя,
касается и Меня?
Ибо касающееся тебя
касается зеницы ока Моего
Ты дорог в очах Моих,
    многоценен,
    и Я возлюбил тебя,
    и поэтому для Меня
    составляет особую отраду
    воспитывать тебя.
Когда искушения восстанут
на тебя, и враг придет, как река,
Я хочу, чтобы ты знал, что
От Меня это было.

    Что твоя немощь
    нуждается в Моей силе
    и что безопасность твоя
    заключается в том,
    чтобы дать Мне возможность
    бороться за тебя.
Находишься ли ты
в трудных обстоятельствах,
среди людей,
которые тебя не понимают,
которые не считаются с тем,
что тебе приятно,
которые тебя отстраняют, —
От Меня это было.

Я — Бог твой, располагающий
обстоятельствами.

Ты не случайно оказался
на твоем месте,
это то самое место,
которое Я тебе назначил.
    Не просил ли ты, чтобы
    Я научил тебя смирению,-
    так вот смотри,
    Я поставил тебя
    как раз в ту среду,
    в ту школу,
    где этот урок изучается.
Твоя среда и живущие с тобою
только выполняют Мою волю.
Находишься ли ты в денежном
затруднении, тебе трудно сводить
концы с концами, знай, что
От Меня это было.

Ибо Я располагаю твоими
материальными средствами.
Я хочу, чтобы Ты прибегал
ко Мне и был бы
в зависимости от меня.

Мои запасы неистощимы.
Я хочу, чтобы
ты убеждался в верности Моей
и Моих обетований.
    Да не будет того,
    чтобы тебе могли сказать
    о нужде твоей: «Вы не верили
    Господу Богу вашему»
    (Втор. 8, 12—13).
    Переживаешь ли ты
    ночь скорбей,
    ты разлучен с близкими
    и дорогими сердцу твоему, —
    От Меня это было.

Я — муж скорбей,
изведавший болезни,
Я допустил это, чтобы ты
обратился ко Мне
и во Мне мог найти
утешение вечное.
Обманулся ли ты в друге твоем,
в ком-нибудь, кому
открыл сердце свое, —
От Меня это было.
    Я допустил этому
    разочарованию коснуться тебя,
    чтобы ты познал,
    что лучший друг твой
    есть Господь.
    Я хочу, чтобы ты
    все приносил ко Мне
    и говорил Мне.
Наклеветал ли кто на тебя
предоставь это Мне
и прильни ближе ко Мне,
убежищу твоему, душою твоею,
чтобы укрыться
от «пререкания языков».
Я изведу, как свет, правду твою
и судьбу твою, яко полудне
(см.: Пс. 36, 6).
Разрушились ли планы твои,
поник ли ты душою
и устал —
От Меня это было.
    Ты создавал себе свои планы
    и принес их Мне,
    чтобы я благословил их.
    Но я хочу, чтобы ты
    предоставил Мне
    распоряжаться обстоятельствами
    твоей жизни,
    и тогда ответственность
    за все будет на Мне,
    ибо слишком тяжело
    для тебя это,
    и ты один не можешь
    справиться с ними,
    так как ты только орудие,
    а не действующее лицо.
Посетили ли тебя
неожиданные неудачи житейские
и уныние охватило
сердце твое, знай —
От Меня это было.

Ибо Я хочу, чтобы сердце
твое и душа твоя
были всегда пламенеющими
пред очами Моими

и побеждали бы именем Моим
всякое малодушие.
    Не получаешь ты долго
    известий от близких и
    дорогих тебе людей
    и по малодушию твоему
    впадаешь в отчаяние
    и ропот, знай —
От Меня это было.

Ибо этим томлением
твоего духа Я испытываю
крепость веры твоей
в непреложность обетования,
силу дерзновенной
твоей молитвы
о сих близких тебе.
Ибо не ты ли
вручил их Покрову
Матери Моея Пречистыя,
не ты ли некогда
возлагал заботу о них
Моей промыслительной любви.
     Посетила ли тебя
    тяжкая болезнь,
    временная или неисцельная,
    и ты оказался прикованным
    к одру своему —
От Меня это было.

Ибо Я хочу, чтобы ты познал
Меня еще глубже
в немощах своих телесных

и не роптал бы за сие
ниспосланное тебе испытание,
не старался
проникнуть в Мои планы
спасения душ человеческих
различными путями,
но безропотно и покорно
преклонил бы выю твою
под благость Мoю к тебе.
    Мечтал ли ты
    сотворить какое-либо
    особенное дело для Меня
    и вместо того
    слег на одр
    болезни и немощи —
    От Меня это было.

Ибо тогда ты был бы
погружен в дела свои
и Я не мог бы привлечь
мысли твои к Себе,
а Я хочу научить тебя
самым глубоким мыслям,
что ты на службе у Меня.
Я хочу научить тебя сознавать,
что ты — ничто.
Некоторые из лучших
соработников Моих суть те,
которые отрезаны
от живой деятельности,
чтобы им научиться
владеть оружием
непрестанной молитвы.

Призван ли ты неожиданно
занять трудное и ответственное
положение, иди полагаясь
на Меня.
Я вверяю тебе эти трудности,
ибо за это
благословит тебя
Господь Бог твой
во всех делах твоих,
на всех путях твоих, всем,
что будет делаться
твоими руками.
В сей день даю
в руку твою этот сосуд
священного елея.
Пользуйся им свободно,
дитя Мое.
Каждое возникающее
затруднение, каждое
оскорбляющее тебя слово,
каждая помеха в твоей работе,
которая могла бы
вызвать чувство досады и
разочарования, каждое
откровение твоей немощи
и неспособности пусть
будут помазаны этим елеем —
От Меня это было.

Помни, что всякая помеха
есть Божие наставление,
и потому положи
в сердце свое слово,
которое Я объявил тебе
в сей день, —
От Меня это было.

Храни их, знай
и помни — всегда,
что всякое жало притупится,
когда ты научишься во всем
видеть Меня.
Все послано Мною
для совершенствования
души твоей, —
От Меня это было.

Этот текст, написанный в стихотворной форме, преподобный Серафим адресовал одному из своих духовных чад — епископу, находящемуся в заключении. В нем — отблеск глубочайшей молитвенной тайны, раскрываемой в беседе Бога с душою человека. Это духовное завещание старца, обращенное и ко всем нам.


--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
СИЛЬНЕЕ БУРИ
Как жить так, чтобы всегда знать и чувствовать, что живешь ты сообразно с волей Божией? Этот вопрос, я думаю, христиане часто задают себе, а уж новоначальные в особенности. Но бывают все же времена в жизни, когда Господь открывает Свою волю и показывает, как легко Его бремя. И случается это с нами чаще через особый духовный опыт, через прикосновение ко святому. В такие незабываемые моменты жизнь, время, пространство становятся ощутимыми, как будто их можно потрогать руками, а самое главное, появляется уверенность, что ты находишься определенно в нужное время и в нужном месте, словно ты часть огромного вселенского механизма, который работает четко и никогда не ломается. И от этого такая радость в душе!

Подобное состояние мне довелось испытать несколько лет назад в Вырице на могилке старца Серафима.http://s43.radikal.ru/i100/0908/46/c6794e9e1ab5.jpg  Он тогда еще не был прославлен в лике преподобного, но почитался как святой. В то время я недавно покрестился и был охотлив до разных паломничеств. Так вот я и спустился с платформы станции Вырица и пошел по длинному Коммунальному проспекту на встречу с промыслом Божиим. Сразу скажу, никакого чуда со мной не произошло, просто мне довелось прожить несколько часов того дня, как должно жить и каждый день - по воле Господа.
День был жарким. Долгую дорогу до церкви иконы Божией Матери Казанской, рядом с которой находилась могилка старца, я преодолел незаметно, даже показалось - быстро. Храм был закрыт, службы не было. Я обошел церковь по длинному пути справа вокруг алтаря и подошел к могилке. Около нее стояло несколько человек, среди которых выделялся своей священническою одеждой молодой батюшка, видимо, приезжий. Тут вдруг налетел ветер, небо затянуло тяжелой черной тучей, ударила молния, и хлынул ливень. Все, кто были у могилки, бросились к храму под навес, спасаться от стихии. Один батюшка, невзирая на погоду, остался на месте и начал раздувать кадило. Он продолжал делать то, что и собирался, - ничто не могло поколебать его намерения: отслужить панихиду на могилке старца Серафима. Одна женщина все же вышла из-под навеса с раскрытым зонтом и засеменила к священнику, чтобы укрыть от дождя его самого, кадило и приготовленный заранее требник, лежащий рядом с батюшкой на скамейке. Но ветер был такой силы, что женщина не могла справиться с зонтом. Он, как раскрытый парашют, тащил ее за собой по воле порывистого ветра. Мне пришлось подойти к этой несчастной и избавить ее от неравной борьбы со стихией. Я взял у нее зонт, встал рядом с батюшкой, и мы вместе стали укрываться от проливного дождя. Но видимого толку от моей помощи не было: хотя мне удавалось удерживать зонт, но дождь был косым, изменяющим направление, и мы оба быстро промокли до ниток. Зато был толк невидимый, духовный. Мы стояли вместе с не известным мне священником; нас поливал дождь; ветер был настолько сильным, что, можно сказать, он толкал нас в спины; нас оглушал гром; пугала чудовищной силой молния, похожая на огромный огненный корень, - но все это только подзадоривало наш дух. Слова молитв, произносимые священником, звучали как красивая, спокойная мелодия среди нестройного кричащего неблагозвучия. Мы стояли, два маленьких человека, в огромной вселенной, вокруг нас бушевала стихия, способная разрушать дома, вырывать деревья с корнем, уничтожать людей, а душа моя при этом, что удивительно, ликовала, потому что соприкасалась со святостью. Да, в тот момент, не знаю, что испытывал священник, а я чувствовал себя ничтожным, маленькой песчинкой в этом огромном мире, и при этом одновременно душа моя была такой большой и сильной, что, казалось, она не знала никаких границ. Наверное, Господь через прп. Серафима показывал мне, что же таит в себе человек, что же он есть на самом деле!
Потом, когда электричка уносила меня домой, я чувствовал, что становлюсь опять большим, самодовольным человеком, вокруг которого вертится весь мир, а душа опять запряталась куда-то глубоко, стала маленькой - не выдержала суетных мыслей. Но все равно память до сих пор хранит то ощущение широты человеческой души, которое я испытал на могилке прп. Серафима Вырицкого, и оно всю мою жизнь будет беречься как безценный духовный опыт.
(Георгий Шевченко)

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Митрополит Мануил Лемешевский
http://i005.radikal.ru/0908/19/271d4da76f91.jpg

Избранные места из дневника
(беседа с Богом)

Ни один твой вопль, ни одно твое стенание, ни один твой тяжкий вздох, ни одна капля слез — ничто, что в тебе страдало и трепетно билось в усталом сердце твоем, Я не оставил втуне.
Мои милости окружали тебя именно в такие минуты жизни твоей, когда ты этого не ожидал и поэтому не замечал, по грехам своим. Они порой и явно свидетельствовали о заботе Моей о тебе.

***
Когда скорби и уныние начнут терзать душу твою, вспомни, сколько радостей давал Я тебе в дни детства и отрочества.

***
Сейчас Я не взираю на мерзкие дела твои, но слышу вопли и слезные стенания покаяния твоего — и они Мне дороги, потому что они теперь искренни и своевременны.
Ты дорог Мне, и дороги все страдания твои, как искренно тобою пережитые.
Ты дорог Мне, и потому Я так часто помогал тебе, отвращал тебя от смерти, пагубы и разных потрясений жизненных.
Ты дорог Мне, потому что образ искреннего покаяния не оставляет тебя и желание исправиться крепнет в сознании и сердце твоем.

***
Малодушный! Как ты не замечал в мрачные минуты, что рука Моя, водящая тебя, всегда укрепляла тебя; помощь Моя, хотя и в последнюю минуту (когда как будто неоткуда было ожидать ее), приходила к тебе. Ибо все это от Меня было. Ибо на мгновение гнев Мой, но на всю жизнь благоволение Мое. Ибо вечером водворится плач, а на утро радость (Пс. 29, 6).
Помни, что все эти переживания и настроения не должны быть тебе присущи, ибо ты идешь путем самоограничения и беспощадности к себе. Ты не должен допускать их до себя, вспоминая в такие тоскливые минуты о тех радостях, которыми Я вел тебя к новой жизни в годы твоего богоискательства.

***
Ободрись, усталый путник!
Положись на Мою заботливую руку о тебе!
Ты видишь, что разными путями веду Я каждую душу христианскую ко спасению. И тебя тоже, даже в одиннадцатый час жизни твоей, веду Я особым путем.
Следуй за Мною.
Я хотел видеть тебя надежным человеком для Меня, каким ты был когда-то. Так не колеблясь следуй за Мною. Ты должен поэтому быть свят во всем, во всех своих поступках, во всех своих помыслах, чтобы не оскорблять Мою святыню.

***
Победи, — говорит в тебе внутренний голос. Победи все нехорошее в себе, — повторяет он. Так победи и докажи, что ты бесповоротно отошел от греха.
Будь человеком, не стыдящимся оказывать внимание маленьким, бедным, незаметным людям, в большинстве своем беззащитным, оказывая снисхождение к их немощам.
Будь человеком, у которого всегда можно найти поддержку, поэтому в обращении с людьми не позволяй себе проявлять черствость и нечуткость, чем ты столькраты согрешал в прежние годы.

***
Ты одинок, но не забывай и помни всегда, что Я с тобою. Нелегко переживать чувство острой тоски и одиночества, но это неизбежный путь всех людей с обостренной интуицией и чувствительных к чужому горю.
Я хочу, чтобы ты уже сейчас начал оправдывать доверие, которое Я вложил в сердце твое.
Я имею право требовать от тебя всего этого, ибо Я слишком много дал тебе.
Сколько предупреждений делал Я тебе об исправлении и покаянии!
Я жду от тебя ответа искреннего, согретого порывом души твоей.
Что тебе сейчас остается?
Стремиться к глубинной тишине, какая бывает на дне озер или в колодцах и глубоких хранилищах, и почаще замыкаться в пустыне сердца своего, не впадая в дремотную тишину.

***
Я хочу, чтобы ты был хозяином своих мыслей. Заметь, какие они бывают... Когда работа идет точно, легко — мысли бывают свежи и свободны, они приходят короткие, прозрачные, текучие. Тебе надо только организовать их, ясно и точно обобщить. И надо много, много думать над ними, отбрасывая ненужные и чуждые из них.
Я хочу, чтобы, работая над ними, ты соделал в сердце своем сокровищницу для творения непрестанной Иисусовой молитвы.

***
Ты дорог Мне и потому, что ты возлюбил со всею ревностию Пречистую Матерь Мою и в простоте сердца своего обращаешься к Ней, как к Родимой Матушке.
Ты дорог Мне, и потому недреманное око Мое везде сопутствует тебе. Разве не замечал ты в жизни своей и среди окружающих тебя, искренне или лицемерно и лицеприятно заботящихся об облегчении твоей горькой участи и страданиях твоих, — разве не замечал ты заботы Моей о тебе?

***
Я хочу, чтобы ты был человеком с добрым характером, чтобы тебя никогда не покидало чувство справедливости, чтобы ты всегда поступал как надо, т.е. как повелевает тебе совесть твоя, чтобы от тебя люди учились благородству, обдуманности, рассудительности, великодушию и зрелости каждого поступка и слова.
Я хочу, чтобы все знающие и окружающие тебя могли бы всегда сказать о тебе: вот человек, на которого во всем и везде можно положиться и которому можно довериться.
Я хочу, чтобы ты был чутким к окружающим, к горю и несчастию ближних своих.
Я хочу, чтобы ты всегда и больше давал, но не просил для себя.
Я хочу, чтобы ты укрепил в себе точность в работе, целеустремленность — как главный стимул modus vivendi.
Я хочу, чтобы у тебя мысли и дела не расходились.
К этому стремись, ибо Я хочу, чтобы ты был человеком с сильным характером, чтобы тебя никогда не покидала сила духа, исполнительность и способность отдавать всего себя тому делу, к которому ты призван и которое ты делаешь. Такой человек никогда не останавливается на половине, и это — основная черта его характера.

***
Помни, что все случающееся с тобою промыслительно, и поэтому всякие мысли и попытки с твоей стороны ускорить движение дел твоих недостойны тебя и преступны. Верь, что все совершается по воле Моей, и раньше своего срока ничего на свете, и тем более с тобой, не случается. Поэтому тем мужественнее переживай все страдания, связанные с испытанием временем, неведением и ожиданием, зная, что все это от Меня было.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
ЧЕМ СТРАШНО МИЛОСЕРДИЕ БОЖИЕ
В Православии есть очень странные, на первый взгляд, положения догматического характера. Например, о милосердии и благости Божией. Бог безконечно милосерд и благ, и именно милосердием Своим страшен Бог.
Да возможно ли это? Милосерд - значит, простит; безконечно милосерд - значит, все простит. Но тогда выходит, что слова Священного Писания о будущих вечных муках сказаны в воспитательных целях, чтобы люди жил "поприличнее". Однако Евангелие утверждает: "скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет" (Лк.16. 17). Как понимать такое "несоответствие"? Дело в том, что для прощения человека недостаточно милосердия Божия, необходимо согласие самого человека. И тоже вроде бы странно: Бог простит, а человек себя не простит. Каждый в серьезной ситуации, когда решается его вечная участь, всегда себя простит. Такие мысли рождаются в человеке от незнания себя. Потому Православная вера свое острие направляет на самопознание, на покаянное рассмотрение себя, при котором и обнаруживается совсем не простая человеческая сущность.

Одно из свойств греха состоит в том, что он всегда прячет внутреннего человека от внешнего. Грех разделил человека: поверхностное, внешнее - это одно; внутреннее, сущностное - совсем другое. Осложненные жизненные ситуации высвечивают того, внутреннего человека, и тогда во внешнем поведении появляется подчас неожиданное. Вот почему Бог кого любит, того образовывает скорбями, чтобы человек познавал себя. Не познавший себя бывает жесток к себе самому, ибо в сложной ситуации обнаруживает свою неподготовленность к ней. Но покаянным опытом дознано, что внутреннему человеку трудно отказаться от своих представлений, и чем он самолюбивее, тем труднее. Гордому же это просто невозможно, это все равно, что отказаться от самого себя. А он любит себя, он закоснел в своих представлениях, он уже - самоистукан. Но однажды вдруг оказывается, что все совсем не так, как он привык понимать и ощущать… И тогда он скорее откажется от Бога, чем от себя. Для него Бог будет несправедлив, немилосерд, да если на то пошло, то Его и нет вовсе…
Гордый человек тем скорбен, что он устранил мысль о своей возможной неправоте. Его правота для него сверхочевидна, все другие представления ему кажутся ошибочными. Наглядный пример - евангельские фарисеи, которые сосредоточили внимание на явном нарушении закона Христом и не захотели увидеть перед собой Законодателя, хотя Он явил перед ними Свое Божественное достоинство. Вместо того, чтобы принести покаяние, они Его распяли. Какое странное поведение: видели перед собой Христа, Которого напряженно ждали столько столетий, в Нем было все их упование, в Нем был смысл существования еврейского народа… Но грех гордыни составил им свое представление о мессии, и когда реальный Христос оказался не таким, каким они Его представляли, они отказались не от своего представления, а от Сына Божия. И предали Христа мучительнейшей смерти, как бы прокляли Его. "Проклят перед Богом всякий повешенный на дереве" (Втор.21,23). (самая унизительная смерть считалась-распятие на кресте в то время)
Во все века правда озлобляла неправых людей. Почему? Потому что правда есть правда, ее изменить нельзя. А себя изменять не хочется - значит, нужно правду уничтожить. Евангельские фарисеи - типичные представители гордого человечества, которые по мере возрастания гордости утрачивают способность к критическому мышлению. Фарисеи вчера и сегодня - это сердца, приученные ощущать только свою ценность и правоту. "Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю не умрет, то останется одно…" (Ин.12,24). Другими словами, если человек не откажется от себя, от своего, то он не сможет вместить Бога, Божьего, - и останется вне Бога, один, то есть погибнет, "…а если умрет, то принесет много плода" (Ин.12,24). Если человек допускает, что его правда в силу его страстности и ограниченности может оказаться вопиющей неправдой - его ум и сердце готовы принять правду Божию. В этом и есть смирение. Смирение - смерть ветхому человеку, полное недоверие себе и абсолютное доверие Богу, ибо Бог есть корень ума и Любовь самой любви.
В Священном Писании есть слова: "Бог наш есть огнь поядающий" (Евр.12,39), все достойное Он согревает, недостойное сжигает. Человек, сросшийся со своим грехом, сгорает вместе с ним. А человек, знающий об условности своих представлений, не "прилепляется" к ним сердцем, и потому в огне сгорает его неправда, а сам он остается: "сам спасается, но так, как бы из огня" (1Кор.3,15). Все - в смирении, все - в разумности и честности, все - в покаянии. Нет грехов, которые бы Бог не простил, ибо безконечно милосердие Божие. Но если человек не кается, грех не считает грехом, то и малый грех становится непреодолимым препятствием на его пути к Богу. Человек своей "правдой" восстает на Бога и потому не может услышать и вместить Его.
Мы должны отказаться от своих разумений. Что есть наша правда? Что есть наши мысли? "Как небо выше земли, так пути мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших" (Исх.55,9). Но гордому человеку это сделать трудно, он будет искать аргументы, утверждающие его понятия. Потому, по переложенной на стихи мысли блж.Августина "воля наша - печь нам ада".
Чем же страшно милосердие Божие? Своей безпредельностью. "Вечно нераскаянных грешников будет мучить огонь Божественной Любви, той любви, которую они отвергли, предпочитая жить по собственному произволу", - писал прп.Максим Исповедник.
(Протоиерей Иоанн Гончаров )

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
О БЛАГОДАРЕНИЕ (всегда радуйтеся, непрестанно молитеся, о всем благодарите...)
Итак у Апостола сказано: всегда радуйтеся, непрестанно молитеся, о всем благодарите (1Сол.5:17). О том, что надобно всегда радоваться, говорили мы в прошедший день, хотя и неудовлетворительно в отношении к предмету, однако же достаточно для нас самих. Но должно ли непрестанно молиться, и возможна ли такая заповедь? Это и вы готовы спросить, и я, по мере сил, постараюсь защитить.
Молитва есть прошение благ, воссылаемое благочестивыми к Богу. Прошение же, без сомнения, не ограничивается словами; ибо думаем, что Бог не имеет нужды в словесном напоминании, но знает полезное, когда мы и не просим. Поэтому, что же говорим мы? То, что надобно не в словах заключать молитву, а напротив того поставлять более силу молитвы в душевном произволении и в добродетельных делах, непрерывно продолжаемых чрез целую жизнь. Ибо сказано: аще ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, вся в славу Божию творите (1Кор.10:31). Сидишь за столом, - молись; вкушаешь хлеб, - воздавай благодарение Давшему; подкрепляешь вином немощь тела, - помни Подавшего тебе дар сей на веселье сердцу и в облегчение недугов. Миновала ли потребность в снедях? да не прекращается памятование о Благодетеле. Надеваешь хитон, - благодари Давшего; облекаешься в одежду, - усугубь любовь к Богу, даровавшему нам покровы, пригодные для зимы и лета, сохраняющие жизнь нашу и закрывающие наше безобразие. Прошел ли день? Благодари Даровавшего нам солнце для отправления дневных дел и Давшего огонь освещать ночь и служить для прочих житейских потреб. Ночь пусть доставит тебе другие побуждения к молитве. Когда воззришь на небо и устремишь взор на красоту звезд, молись Владыке видимого, и поклонись наилучшему Художнику всяческих, Богу, Который вся премудростию сотворил (Пс.103:24). Когда увидишь, что вся животная природа объята сном, опять поклонись Тому, Кто посредством сна и против воли нашей разрешает нас от непрерывности трудов, и чрез малое успокоение опять приводит в бодрость сил. Поэтому ночь да не вся будет у тебя собственным и исключительным уделом сна; не попускай, чтобы от сонного бесчувствия сделалась бесполезною половина жизни, напротив того ночное время да разделится у тебя на сон и на молитву. Даже и самые сны да будут упражнением в благочестии; ибо и сонные представления часто бывают как бы отголосками дневных забот: каковы житейские наши занятия, таковы по необходимости и сновидения. Таким образом непрестанно будешь молиться, не в словах заключая молитву, но чрез все течение жизни приближаясь к Богу, чтобы жизнь твоя была непрерывною и непрестанною молитвою.
Но сказано также: о всем благодарите. Говорят: "Как можно быть тому, чтобы душа, мучимая бедствиями и как бы уязвляемая чувством скорбей, не плачу и слезам предавалась, но, что в действительности ненавистно, за то благодарила, как за благо? Ибо как мне будет благодарить, претерпевая то, чего мог бы пожелать мне враг? Безвременно похищено детище, и болезнующую о возлюбленном матерь мучат болезни, тягчайшие прежних мук рождения; как же ей, оставив плач, обратиться к словам благодарения?"
Возможно ли это? Возможно, если рассудишь, что рожденному ею детищу ближайший отец, разумнейший попечитель и домостроитель жизни - Бог. Почему же разумному Владыке не дозволяем распоряжаться Своим достоянием, как Ему угодно, но досадуем, как лишаемые собственности, и сожалеем об умирающих, как будто им делается обида? А ты рассуждай, что детище не умерло, но отдано назад, что друг не скончался, но отправился в путь и ушел от тебя несколько вперед по той же дороге, по которой и нам идти необходимо будет надобно.
Пусть заповедь Божья живет с тобою неразлучно, непрестанно сообщая тебе как бы некоторый свет и озарение для различия предметов. Она, заранее приняв на себя надзор над твоею душою, и предуготовив в ней верные мнения о каждой вещи, не попустит, чтоб ты изменялся от чего-либо с тобою случающегося, но сделает, что с предуготовленною мыслью, подобно утесу, находящемуся близ моря, безопасно и непоколебимо выдержишь удары сильных ветров и волн. Почему не привык ты о смертном думать смертное, но принял образ детища, как нечто неожиданное? Когда в первый раз известили тебя о рождении сына; тогда, если бы кто спросил у тебя: что такое родилось? что отвечал бы ты? Сказал ли бы что иное, или, что родился человек? А если человек, то, конечно, и смертный. Что же тут необыкновенного, если смертный умер? Не видишь ли, что солнце восходит и заходит? Не видишь ли, что луна возрастает, потом убывает, что земля покрывается зеленью, потом высыхает? Что из окружающего нас постоянно? Что по природе своей неподвижно и неизменно? Возведи взор на небо, посмотри на землю: и они не вечны. Ибо сказано: небо и земля мимоидет: звезды спадут с небесе, солнце померкнет, и луна не даст света своего (Мф.24:35.29). Что ж удивительного, если и мы, составляя часть мира, испытываем свойственное миру?
Смотря на сие, когда и на тебя придет общая участь, переноси это, смежив очи, не бесстрастно и не бесчувственно (ибо какая награда за нечувствительность?), но с великим трудом и с тысячами болезней. По крайней мере переноси, как подвижник храбрый, показывающий крепость и мужество не в том одном, что поражает противников, но и в том, что с твердостью терпит их удары; и как кормчий мудрый, по великой опытности в мореплавании ничем не смущаемый, сохраняющий душу свою в положении прямом, непогружаемою и превозмогающею всякую непогоду.
Потеря возлюбленного сына, или дорогой жены, или кого-либо из любезнейших сердцу, соединенных всеми узами благорасположения, не страшна тому, кто предусмотрителен, имеет вождем жизни здравый разум и ходит не по какому-то навыку. Ибо и для бессловесных несносно уклонение от навыка. Видал я иногда, что вол плачет над яслями, по смерти другого вола, с которым он пасся и ходил в одном ярме. Можно видеть, что и другие животные сильно держаться навыка. Но ты не так учился, и не тому обучен. Напротив того, хотя ничего нет несообразного в том, чтоб полагалось начало дружеству долгим обращением и давнею привычкою; но совершенно неразумно плакать о разлуке по той причине, что много времени жили мы вместе.
Например, разделяла с тобою жребий общежития супруга, доставлявшая тебе все удовольствия в жизни. Она была виновницей твоего спокойствия, предуготовляла для тебя радости, приумножала твое имущество, в скорбях отвращала от тебя большую часть горестного; - и она оставляет тебя, внезапно похищенная смертью. Не ожесточайся в страдании; не говори, что есть какое-то случайное стечение происшествий, и нет попечителя управляющего миром. Не предполагай какого-то злого творца, от неумеренной скорби сам себе вымышляя лукавые учения, и не выступай из пределов благочестия. Поелику совершенно стали вы - два в плоть едину (Еф.5:32); то весьма извинительно тебе с болезнью принять рассечение и расторжение сего союза; но нет для тебя пользы по этой самой причине выдумывать или говорить что-нибудь несообразное.
Размысли, что устроивший и одушевивший нас Бог каждой душе дал особенный путь в этой жизни и для каждого положил свои пределы исшествия. По неизреченным законам Своей премудрости и правды, одному предуставил долее пребывать в сотовариществе плоти, а другому повелел скорее разрешиться от телесных уз. Как из ввергаемых в темницы одни большее время бывают заключены в обременительные узы, а другие находят для себя скорейшее освобождение от злострадания: так и души, одни на долго, а другие не надолго, удерживаются в настоящей жизни, по мере достоинства каждого, как о каждом из нас премудро, глубоко и неизследимо для ума человеческого предусмотрел Сотворивший нас. Не слышишь ли, что говорит Давид? Изведи из темницы душу мою (Пс.141:8). Не слышал ли о святом, что душа его отпущена? Ибо что говорил Симеон, когда держал в объятьях нашего Господа? Какое произнес слово? Не это ли: ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко (Лк.2:20)? Для поспешающего к горней жизни, всякого наказания и всякой темницы тяжелее пребывание с телом.
Поэтому не требуй, чтобы распоряжении Божии о душах клонились к твоему удовольствию. Напротив того о вступивших между собою в союз во время жизни, и потом разлученных смертью, рассуждай, что они подобны путникам, которые идут одною дорогою, и от непрерывного пребывания друг с другом стали соединены привычкою. Такие путники, прошедши общий путь, когда видят, что далее дорога делится, поелику каждому необходимо уже нужно разлучиться с другими, не оставляют в пренебрежении предлежащего пути, удерживаясь привычкою друг к другу, но вспомнив о причине, которая первоначально побудила их к путешествию, отправляются каждый к собственной своей цели. Как у них цель пути была различна, и сближение между ними произошло от привычки друг к другу во время путешествия: так и соединенным между собою супружеством, или другим каким общежитием, без сомнения, каждому предлежал свой предел жизни, и предназначенный конец жизни по необходимости разделил и разлучил вступивших в союз друг с другом.
Поэтому признательной душе свойственно не из терпения выходить при разлуке, но благодарить Сочетавшего жребии за прежний союз. А ты, когда и были у тебя жена, или друг, или детище, или другое что, о чем ныне сетуешь, не благодарил Даровавшего за настоящие блага, но роптал, что недостает еще других. Если жил с одною женою, ты жаловался, что нет детей, каких желал; а если были и дети, - что не богател и видел некоторых из врагов благоденствующими. Смотри же, чтобы самим нам не сделать для себя необходимою утрату людей наиболее нам любезным, оставаясь нечувствительными к настоящему и привязываясь к прошедшему. Поелику не благодарим за блага, подаваемые Богом; то необходимым делается отъятие благ для приведения нас в чувство. Как глаза не видят слишком близкого, но требуют соразмерного некоторого расстояния: так и неблагодарные души, обыкновенно, с лишением благ начинают чувствовать прежнюю милость. Ибо, не знав никакой благодарности к Давшему, пока пользовались дарами, по утрате ублажают прошедшее.
Напротив того никто из нас никаким обстоятельством жизни не освобождается от обязанности благодарить, если захочет с признательностью рассмотреть каждое из сих обстоятельств. Ибо в жизни каждого из нас увидишь, что она заключает в себе много и не совсем неприятного, если только примем на себя труд посмотреть на состояния низшие, и таким образом, чрез сличение с худшим, измерить, чего стоит благо находящееся у нас в руках. Ты раб? Есть и ниже тебя. Благодари, что имеешь преимущество, хотя перед одним, что не осужден вертеть жернова, что не принимаешь побоев. Но и у такого нет недостатка в побуждениях к благодарности, потому что на нем нет еще оков, он не носит на себе колодки. Узнику самая жизнь - достаточное побуждение к благодарению; он видит солнце, дышит воздухом, благодарит и за то. Наказывают тебя несправедливо? Увеселяйся надеждою будущего. Осужден ты справедливо? И в этом случае благодари за то, что здесь несешь казнь за преступления, а не блюдешься для вечных мук за грехи, не наказанные в жизни. По таким же причинам признательный, во всяком роде жизни и при всяком занятии, может воздавать Благодетелю великие благодарения за настоящее. Но ныне многие впадают в порок людей злонравных, не уважая того, что у них есть, и желая, чего нет. Ибо, не считая тех, которые их ниже, не изъявляют благодарности Благодетелю за то, что имеют, а напротив того, при сравнении себя с теми, которые выше их, высчитывая, чего к них недостает, и лишаемые принадлежащего другим, печалятся и ропщут, как бы лишились своей собственности. Раб негодует, что он несвободен; воспитанный в свободе, - что не высокого происхождения, не из знатных по роду, не может в восходящем порядке насчитать седми дедов, которые бы славились множеством коней, или расточали богатство на единоборцев. Знатный родом жалуется, что не слишком богат; богатый скорбит и сетует, что не правитель городов и народов; военачальник, что не царствует; царь, что не обладает всей подсолнечною, но что есть еще народы не подклонившиеся под его скипетр. Из всего же этого выходит то заключение, что ни один не благодарит Благодетеля.
Но отложив скорбь о том, чего у нас нет, научимся воздавать благодарность за то, что есть. В трудных обстоятельствах жизни скажем мудрому Врачу: в скорби мале наказание Твое нам (Ис.26:16); скажем: благо мне, яко смирил мя еси (Пс.118:71); скажем: недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим.8:18); скажем: мало, о нихже согрешихом, уязвлени есмы (Иов.15:11); воззовем ко Господу: накажи нас, Господи, обаче в суде, а не в ярости (Иер.10:24); судими бо от Господа наказуемся, да не с миром осудимся (1Кор.11:32).
А при благополучном течении жизни будем говорить словами Давида: что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми (Пс.115:3)? Он привел меня из небытия в бытие; почтил разумом; споспешниками жизни даровал нам художества; из земли производит пищу; на служение нам дал скотов; для нас дожди, для нас солнце; ради нас украшены нагорья и равнины, уготовляющие нам убежище на горных высотах; для нас текут реки, для нас бьют ключи; нам открыто море для торговли. А изобилие металлов, повсюду готовые наслаждения, - потому что вся тварь приносит нам дары, по богатой и неоскудевающей к нам милости Благодетеля!
И нужно ли говорить о маловажном? Для нас Бог - с человеками! Для растленной плоти, Слово плоть бысть, и вселися в ны (Ин.1:14). С неблагодарными вселился Благодетель; к пленникам пришел Освободитель; к сидящим во тьме - Солнце правды; на кресте - Безстрастный, до смерти доводится - Жизнь, до ада - Свет; для падших воскресение, дух сыноположения, разделения дарований, обетования венцов и все прочее, что трудно даже исчислить, и чему вообще приличествует пророческое слово: что воздадим Господеви о всех, яже воздаде нам? Ибо и о сем не сказано, что Великодаровитый дал, но: воздаде, как будто не Он первый оказывает милость, но вознаграждает оказавших милость; потому что благодарность приемлющих вменяется в благодеяние Себе. Он дает тебе имущество, и Сам просит у тебя милостыни руками бедных; хотя и Свое берет, однако же приносит тебе полную благодарность, как бы за твою собственность. Поэтому, что воздадим Господеви о всех, яже воздаде нам?
Не могу расстаться с сими словами пророка, который прекрасно недоумевает и взвешивает свою нищету, потому что не имеет у себя ничего достойного для воздаяния. После столь великих и славных благодеяний, хотя они превосходят всякую меру, Господь обещает нам впоследствии еще большие: райское утешение, славу в царствии, равноангельские почести, познание Бога, в котором для удостоившихся состоит высочайшее благо, какого желает всякая разумная природа, какого - о если бы и нам сподобиться, очистив себя от плотских страстей!
"Как же, - скажут, - окажем свою общительность и любовь к ближним, это первое и совершеннейшее из благ, потому что исполнение закона любы (Рим.13:10), когда, приходя к кому-нибудь постигнутому великими бедствиями, станем не плакать с ним, не слезы проливать, но благодарить за случившееся? Собственное страдание переносить с благодарностью служит доказательством терпения и твердости; но за чужие бедствия благодарить Бога, значит радоваться о зле и огорчать скорбящих; между тем как и Апостол повелевает нам плакать с плачущими (Рим.12:15)".
Что же скажем на сие? Или опять нужно напомнить вам слова Господни, о чем заповедано нам радоваться, и о чем плакать? Сказано: Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех (Мф.5:12). И еще: дщери иерусалимски, не плачитеся о Мне, но плачите чад ваших (Лк.23:28). Следовательно, Божье слово повелевает нам скакать и веселиться с праведными, а плакать и сетовать с теми, которые проливают слезы покаяния, или оплакивать тех, которые живут беспечально, потому что не знают и о своей погибели.
Но не должно еще почитать исполнителем заповеди того, кто оплакивает смерть людей, и вопиет с плачущими. Не хвалю того врача, который не помогает страждущим, но сам заражается болезнями; не хвалю того кормчего, который не плывущими с ним управляет, не с ветрами борется, не волн избегает, не робких ободряет, но сам страждет морскою болезнью и теряет бодрость вместе с неизведавшими моря. Таков и тот, кто, приходя к плачущим, не пользу им подает словом своим, но принимает на себя безобразие чужих страстей. Сообразно с разумом - печалиться о бедствиях людей плачущих; ибо таким образом сблизишься с страждущими, не показывая ни веселья по причине бедствий, ни равнодушия к чужим горестям. Но неприлично вместе со скорбящими вдаваться в излишества, как то вопить, или плакать вместе со страждущими, или в чем другом подражать и соревновать омраченному страстью, на пример, вместе с ним затворяться, носить черное платье, падать наземь, не причесывать волос; ибо сими средствами можно более увеличить, нежели облегчить бедствие. Не видишь ли, что отверделости и перевязки, прилагаемые к ранам и к воспаленным местам, увеличивают боль, а руки легким своим прикосновением уменьшают ощущение боли? Потому и сам ты не ожесточай страданий своим присутствием, и не падай вместе в падшим. Кто поднимает лежащего, тому непременно должно находиться выше упадшего; а кто до такой степени пал, тот сам имеет нужду, чтоб другой его поднял.
Но как надобно трогаться происшествиями и молча печалиться со скорбящими, выражая душевное страдание видом глубокомыслия на лице и степенностью внушающею уважение: так в разговорах не должно вдруг приступать к выговорам, как бы кидаясь и нападая на лежащих; потому что несносны выговоры людям, у которых душа мучается скорбью; да и слова находящихся совершенно в бесстрастном состоянии худо принимаются страждущими, и не столько убедительны, чтоб могли утешить. Но дозволив скорбящему излить свои пустые и бесполезные вопли и жалобы, когда зло уже ослабеет и истощится несколько, тогда можешь осторожно и кротко коснуться и увещания. Объезживающие молодых коней, когда конь упрям, не вдруг стягивают его уздою и осаживают, - ибо в таком случае привыкает он брыкаться и сбрасывать с себя всадника, - но сперва уступают ему и сами предаются его стремительности; когда же увидят, что конь истощил свою рьяность в собственной своей стремительности и в усилиях, тогда уже, укротившегося, взяв в свои руки, с помощью искусства делают еще более послушным. Так да будет, по слову Соломонову, благо ходити в дом плача, нежели в дом пира (Еккл.7:3), если кто, искусно и кротко пользуясь даром слова, намерен страждущему сообщить собственное свое здоровье, а не заразиться чужою скорбью, как воспалением в глазах.
Итак, плачь с плачущими. Когда видишь брата сетующего в покаянии о грехах; плачь с таковым и состражди ему. Таким образом с чужими недостатками можно будет тебе исправить собственный свой недостаток; ибо кто о грехе ближнего источил горячие слезы, тот исцелил себя самого от того же, за что оплакивал брата. Таков был сказавший: печаль прият мя от грешник, оставляющих закон Твой (Пс.118:53). Проливай слезы о грехе: это - душевный недуг, это - смерть души бессмертной; грех достоин плача и неумолчных рыданий. О нем да прольются все слезы, и да не прекращаются стенания, воссылаемые из глубины сердца. Плакал Павел о врагах креста Христова (Фил.3:18); плакал Иеремия о погибших людях. Поелику недоставало ему естественных слез, то просил он источника слез и виталища последняго (Иер.9:1.2) Сяду, говорит он, и плачуся людей моих погибших, дни многи. Такие слезы и такой плач ублажает слово, а не расположение предаваться всякой печали и быть готовым плакать по всякому поводу.
Видал я еще иных сластолюбцев, которые, по чрезмерному любострастию, под предлогом печали обращались к вину и пьянству, и покушались извинить свою невоздержанность словами Соломона, который говорит: дадите вина сущим в печалех (Притч.31:6). Но это - приточное слово, которым не позволение упиваться дано, но поддерживается жизнь человеческая. Не говорю уже о загадочном смысле сего изречения, по которому под вином разумеется умственное веселье; и по первому представляющемуся в речении смыслу не малое выражается в нем попечение о том, чтоб безутешные и горько плачущие, предавшись слишком плачу, не вознерадели о пище, но чтобы, как хлебом укреплялось сердце любителя грусти, так вином поддерживались упадшие силы. А винолюбцы и пьяницы не печаль утоляют, но обменивают одно зло на другое, и став какими-то неблагонамеренными посредниками, одни душевные болезни меняют на другие. Подражая тем, которые уравнивают тяжести на весах, они столько же убавляют печали, сколько прибавляют сластолюбия. Впрочем думаю, что вино должно подавать помощь природе, но не позволительно до того наливаться вином, чтобы оно производило помрачение рассудка; потому что скорбь не вытекает вместе с вином, а между тем в душе является новое зло - пьянство. Если же рассудок есть врач печали; то крайним злом будет пьянство, препятствующее врачеванию души.
Но совокупи в уме все по порядку мною сказанное, и найдешь возможность и пользу апостольского узаконения; поймешь, как тебе всегда радоваться, следуя здравому разуму, как непрестанно молиться, как о всем благодарить, каким образом утешать скорбящих, чтоб во всем быть тебе совершенным и уготованным при помощи Святого Духа, и при обитающей в тебе благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков! Аминь. (Творения иже во святых отца нашего Василия Великаго Архиепископа Кесарии Каппадокийския, - М, Паломник, ч. IV 1993. Репринт 1846 г. )

*********************.
Послушание
"Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное"
(Мф. 18, 3)
Иисус Христос в Своей земной жизни оставил человечеству пример покорного сына. Мы знаем, что "Он был в повиновении" (Лк. 2, 51) у земных Своих родителей, и имеем Его свидетельство о полной покорности воле Отца Небесного: "Я сошел с неба не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца" (Ин. 6, 38). "Воля Отца" - эти слова Иисус повторял постоянно. "Не ищу воли Моей, но воли пославшего Меня Отца" (Ин. 6, 38). "Я и Отец Мой одно" (Ин. 10,30). "Не Моя воля, а Твоя да будет" (Лк. 22, 42), - "Отец Мой более Меня" (Ин. 14, 28).
И наконец, последнее торжественное восклицание: "Совершилось!" (Ин. 19, 30), т.е. воля Божия исполнена до конца, всецело, в совершенстве. Почему? Потому что жизнь Христа была совершенна в своем послушании; Он как бы отражал на Себе в полном согласии волю Божию. Но мы не можем сделаться Его наследниками, если не превратимся "в маленьких детей". Только тогда начнется в нас жизнь истинных чад Божиих, полагающихся всецело на Него, предающих Ему с полным упованием все свои заботы о сей жизни и о будущей.
Наши скорби, наши затруднения - все принадлежит Ему .Беззаботное, безответное послушание ребенка должно быть нашей долей. Опустимся же смиренно на колени и предадим ежедневно, шаг за шагом, все наши сомнения, все заботы наши, большие и малые, в руки Господа. Воля Божия может совершиться только при такой полной детской покорности, которая не даст нам смущаться ничем. "Все заботы свои возложите на Него" (1 Петр. 5, 7), - и "не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении, с благодарением, открывайте свои желания перед Богом, и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе" (Флп. 4, 7). Слава Ему во веки Со Отцем и Духом Святым !

Не знаем, о чем просим!
"Господи! Подавай нам всегда такой хлеб"
(Ин. 6, 34)
Это была настоящая молитва. В такой молитве каждый из нас нуждается ежедневно. Но те, которые просили об этом Спасителя, сами не понимали, о чем они просят.
Так бывает часто и с нами. То, чего мы желаем, часто вовсе не предназначено нам Господом. Он нам готовит великий духовный дар, мы же стремимся к благам земным, вещественным.
По милости Божией мы имеем Ходатая, Святаго Духа, который передает все наши просьбы, и в ответ на наши ошибочные, неразумные молитвы посылает нам не то, что мы ожидали, а нечто высшее и лучшее.
Авраам искал всю свою жизнь землю, которой он не достиг. Но он получил лучшее, он достиг возрастания веры, и его мысли и желания стали искать сокровища духовного, единого истинного.
То же бывает и с нами: разочарованные в своих мечтах, мы часто не получаем то, о чем просим у Бога, но нам дается за то сугубая благодать, о которой мы не имели и понятия. Следуя по тяжелому жизненному пути, мы стремимся за призраком несбыточного счастья, а Господь ведет нас, шаг за шагом, по невидимым ступеням, к единому истинному, и вечному блаженству. Слава Ему вовеки!

За что скорби?"
"Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? ... не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии"
(Ин. 9, 2-3)
Посылаются ли нам скорби в наказание за грехи? В старину люди так думали. Но Спаситель дает другое объяснение. Он сказал, что человек был слеп для того, чтобы явилась над ним сила Божия. Его слепота привела его к Иисусу и тем принесла ему двоякую милость: он прозрел телесно и духовно. Вероятно, он никогда бы не встретил Иисуса, если бы не был слеп, и это чудо не совершилось бы над ним.
Очень часто великие милости истекают и для нас из наших скорбей. Болезнь Лазаря привела к "славе Божией, - по словам Иисуса, - да прославится через нее Сын Божий" (Ин. 11, 4). Без сомнения, всякая болезнь может дать повод самому больному или окружающим получить благословение свыше. Господь часто прославляет страждущих испытаниями, посланными им. Каждая потеря наша должна открыть нам глаза на глубокую истину, и каждое разочарование в жизни предназначено принести нам взамен ожидаемого счастья нечто гораздо лучшее.

У подножия Креста
"Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслию"
(1 Пет. 4, 1)
Все мы страдаем, и часто тот страдает всего более, кто менее это выказывает. Одному Богу известны некоторые скорби. Только в Священном Писании находим мы слова утешения, вне Бога ничто не может нас успокоить.
У подножия Креста всякая скорбь меняет свой образ, освещается, как бы преображается, соразмерно с нашей верою. У Креста сосредоточены все страдания и в нем все они получают объяснение и смысл. Скорбь наша теряет всякую горечь при одной мысли о том, что она приближает нас ко Христу и тем самым некоторым образом уподобляет нас Ему.
В минуту самого жгучего горя, самого мрачного уныния нас может утешить лишь одно: страдания не миновали Самого Христа. Он нес наш крест на Себе прежде нас. И крестом этим Он нас к Себе призывает. "Вооружившись тою же мыслию", мы будем принадлежать Ему всецело!
Слава Ему во веки!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Воскрешение сына вдовы наинской
(Лк. 7, 11–16)
Сегодняшнее Евангелие, в котором так много утешения и надежды, ставит нас, однако, перед лицом того, как Господь требует, чтобы мы открывались воздействию Его благодати.
Христос подходит к городу Наину; во вратах города Его встречает похоронное шествие; и Христос, всегда такой отзывчивый на человеческое горе, отзывается и на это горе. Евангелие нам говорит “милосердова” – Его сердце исполнилось жалости, любви, и Он подходит ко гробу и к женщине, которая за гробом следует. Эта женщина – вдова, идет она за гробом своего единственного сына. Она потеряла теперь все – и Христос не обращается к ней со словами утешения. Он останавливает ее плач; Его слова, которые являются словами милосердия, являются вместе с тем необходимым условием для этого милосердия: Не плачь – не потому, что смерть твоего сына недостойна слез, но, как бы предваряя слова, сказанные позже Апостолом Павлом к Солунянам, Он ей безмолвно говорит: Не сетуй, как язычники, не имеющие упования, – не плачь!.. И только когда эта женщина отозвалась верой, послушанием на требование Божественной любви, Христос творит чудо и возвращает ее сына в жизнь.

Часто так бывает и с нами: нас постигает горе, нашу душу раздирает оно, и перед нами стоит наша вера, стоит Господь – невидимо, но так же реально, как и тогда, и мы к Нему бросаемся молитвой, кидаемся горем своим, обращаемся своей верой, колеблющейся своей надеждой, посильной своей любовью, и говорим: Господи, утешь!.. Чего мы хотели бы, это чтобы Господь положил руку на наше сердце и в ответ только на наше горе внес в сердце наше покой и в жизнь нашу такую новизну, такую глубину, которая разверзла бы нам время и вечность, которая сделала бы из нашей, часто многоскорбной, земли уже достигнутую блаженную вечность.

И Господь этого не творит; Он нас не вырывает из скорби земли, из той жизни, которая чередуется радостью и горем, для того чтобы наше сердце стало глубоко, чтобы сгорело все, что не есть любовь, верная, неколеблющаяся любовь, чтобы не осталось в нашей душе и в нашей жизни, кроме любви, ничего. И нам тоже говорит Господь: Не плачь! – не в том смысле, что Он требует от нас горе свое забыть, а в том смысле, чтобы мы верой в Него, уверенностью в вещах невидимых могли перерасти себя, перерасти время, перерасти горе и вырасти в меру подлинного, истинного человека, который способен жить любовью к усопшим и любовью к земным, равной любовью, любовью ничем не различающейся, потому что и на земле она вечна, и после смерти она остается неколебима.

С этим словом к нам постоянно обращается Господь: Не плачь!.. Он не говорит нам: Удерживай свои слезы; Он не говорит нам: Показывай мужество, которого у тебя нет; Он говорит: Разве ты не видишь Меня, не видишь вечности, разве ты не видишь, что усопший не умер, а уснул? Разве ты не знаешь теперь, что любовь поистине, как смерть, крепка? Разве ты еще не понял, что эта любовь соединяет Небо и землю и что уже нет той непроходимой грани, которая была до того, как Божественная Любовь обитала среди нас?.. Господь ставит перед нами неумолимое требование веры: брось себя жалеть, брось думать только о себе, брось сосредоточиваться на своем горе, жизнь жительствует, жизнь бездонна, жизнь победоносна, жизнь и теперь не прекратилась ни для нас на земле, идущих к своей смерти, – и могли бы идти к ней с такой светлой надеждой, с таким радостным трепетом ожидания, – ни для тех, которые, наконец, дверью смерти вошли в великий покой Господень.

Поэтому вслушаемся в эти слова евангельские, вспомним, что случилось это, может быть, в присутствии Самой Девы Богородицы, и перед Ней образно прошло то, что Ей надлежало в свое время пережить. И Она, одинокая женщина, когда-то шла за трагическим смертным шествием Своего Божественного Сына, и Она слышала в глубине души Своей, в глубинах веры Своей, слово Христово: Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе... Мы эту песнь слышим на Страстной, и умиляемся, и нам кажется так естественно, что эти слова услышала в недрах души Своей Дева Матерь. Но они обращены и к нам: Не рыдай Мене, зрящи во гробе: восстану бо, воскресну тогда, когда все будет исполнено, всякая правда земли, когда всякое горе земное дойдет до предела, и изольется на нас Господне милосердие, когда придет конец всему, когда и нам будет дано встать лицом к лицу со славой Господней! Аминь.(протоиерей Евгений (Кляхин)
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Искушения
  "Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь"
(Евр. 2, 18)
Диавол искушал Христа и в пустыне, и на горе, и во Святом Граде. Так и нас повсюду ожидает искушение: в свете, в уединении, в церкви и вне церкви. Избежать его не в нашей власти, но мы должны бороться с ним и с новыми силами выйдем из этой борьбы, которая укрепит нашу веру.
Искушение, посланное Господом с благою целью, очищает нашу душу, как огонь очищает золото. Но для того, чтобы устоять против него, мы должны твердо стать на непоколебимую почву веры и дать ей глубоко проникнуть в нашу душу .Молодое дерево, не успевшее еще глубоко пустить корни, вряд ли устоит против бури. Не скорбите же чрезмерно и не ропщите, когда вы обуреваемы искушениями. Одна мысль о сорокадневном искушении Христа укрепит вас в борьбе. Когда все окружающее вам противится, когда все ваши усилия тщетны, и вы, обессиленные борьбой, нигде не находите утешения, - бросьте лишь один взгляд на Спасителя в пустыне. Вооружитесь орудием слова Божия, употребленным Христом против сатаны, и оно предохранит вас от всяких сомнений и соблазнов.

Три ступени
"Посему, препоясав чресла ума вашего, бодрствуя совершенно, уповайте на подаваемую вам благодать в явлении Иисуса Христа"
(1 Пет. 1, 13)

В этих словах ап. Петр отмечает три ступени, на которые делится вся его жизнь. Он начал ее, "препоясавшись", т.е. самоуверенным юношей, убежденным, что жизнь - не трудная задача. Его ничто не страшило, он готов был, не колеблясь, пройти по бушующему морю.
Затем настал другой период - бодрствования. Самоуверенность исчезла - жизнь представилась ему мрачною, и бури жизни обступили его. Не только пройти, но и переплыть это море казалось уже невозможным. Один отчаянный вопль: "Спаси меня, погибаю!" - вырывался из души его.
Затем - третья степень: "Упование на подаваемую благодать". Глядя на жизнь, он уже видел Источник этой жизни. Он обрел высшую опору - стал надеяться не на себя, а на Бога. То было слияние глубочайшего смирения с высшими стремлениями. Он познал свою немощь, но вместе с тем убедился и в том, что свирепые волны привлекут его к тихой пристани, которую Господь несомненно готовит для него.
Так ведет Господь и тебя, душа моя! Сначала ты видишь Христа в тихом, безоблачном сиянии. Он приближается к тебе вне бури и непогоды. Но Господь недолго оставляет тебя в таком покое. Чтобы смирить тебя, Он испытует, посылая бурю и волнение, и не сразу протягивает тебе руку помощи.
Но испытание это тебе полезно - ты в нем нуждаешься, и оно тебя учит многому; оно знакомит тебя с чужим горем, которое, как звено, соединяет тебя с великим человеческим братством.

Наконец, наступит окончательное примирение - Господь пройдет по волнам, сделается великая тишина, и ты услышишь Божественный голос: "Это Я, не бойся!" Тогда тебе даруется благодать в "явлении Иисуса Христа" (Мф. 14, 27). Коему вечная слава со Отцем и Духом Святым!

Бодрствуй!
"Бодрствуй и утверждай прочее, близкое к смерти"
(Откр. 3, 2)
Когда горе ваше готово обратиться в отчаяние, в безутешную скорбь по потерянному, вспомните о том, что вы еще имеете. Память об умерших не должна изгладиться из нашего сердца, любовь к ним не должна прекратиться, но память эта превращается в любовь к живущим и поощряет нас служить им, вспоминая умерших.
Когда мы теряем наших близких, почти неизбежно является чувство сожаления и раскаяния в том, что при жизни мы не довольно их ценили, не довольно любили, не довольно ласкали, нам больно сознаться, что мы не отдали им всего, что могли, и теперь уже загладить этого нельзя! Но не следует слишком предаваться этому чувству, оно должно служить нам уроком в дальнейшей жизни.
Вспоминая все упущенное нами в прошедшем, мы с большим усердием будем действовать в настоящем, и тогда сожаления наши не будут бесплодны, они превратятся в живую силу, в любовь, горящую желанием отдать себя на служение оставшимся.
Вы, быть может, потеряли много? Но вы еще остались нужны многим. Сколько слез можете еще осушить, сколько страданий облегчить, сколько одиноких сердец согреть вашею любовью. "Приходит ночь, когда никто не может делать" (Ин. 9, 4). Делайте же, пока есть день, - и "утверждайте прочее".

Слава Богу за все!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Преподобный Симеон Новый Богослов

Молитва, чтобы исполнять волю Божию

Сочувствующий Пастырь, благой и кроткий, желающий спастись всем верующим в Тебя, помилуй, услыши это мое моление. Не прогневайся, не отврати лица Твоего от меня, но научи меня исполнить волю Твою! Потому, что я не ищу, чтобы была воля моя, но Твоя, чтобы я Тебе угождал, Милостивый.

0

2

от Меня это было...


ПРИИДИ И ВИЖДЬ
Режиссер: БФ "АРТОСЪ", 2002 г.
В летописи деяний современных подвижников благочестия совершенно особое место занимают подвиги святого преподобного Серафима Вырицкого. Благочестивейший православный мирянин, по послушанию приуготовлявший себя к монашеской жизни под руководством опытных духовных наставников в течение сорока лет; инок-исповедник, принявший монашеский постриг в годы открытых гонений и всего за шесть лет прошедший путь от послушника-пономаря до духовника крупнейшей в России обители, под окормлением которого находился целый ряд выдающихся иерархов Русской Православной Церкви; великий старец, который на деле исполнил святоотеческий завет: "Стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя...", - вот основные этапы жизненного пути святого Серафима Вырицкого.

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ » От Меня это было ..