Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ВЕЛИКИЙ ПОСТ и ПАСХА ГОСПОДНЯ! » 5-я седмица Великого Поста.


5-я седмица Великого Поста.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Понедельник 5-й седмицы Великого Поста

О памятозлобии

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100212/21218.p.jpg

1. Святые добродетели подобны лествице Иакова; а непотребные страсти – узам, спадшим с верховного Петра. Добродетели, будучи связаны одна с другою, произволяющего возводят на небо; а страсти, одна другую рождая, и одна другою укрепляясь, низвергают в бездну. И как мы ныне слышали от безумного гнева, что памятозлобие есть одно из собствленных порождений его: то по порядку будем теперь об нем и говорить.

2. Памятозлобие есть исполнение гнева, хранение согрешений, ненависть к правде, пагуба добродетелей, ржавчина души, червь ума, посрамление молитвы, пресечение моления, отчуждение любви, гвоздь, вонзенный в душу, неприятное чувство, в огорчении с услаждением любимое, грех непрестающий, законопреступление неусыпающее, злоба повсечасная.

3. Памятозлобие, сия темная и гнусная страсть, есть одна из тех страстей, которые рождаются, а не рождают, или еще и рождают. Мы не намерены много об ней говорить.

4. Преставший от гнева убил памятозлобие; ибо доколе отец жив, дотоле бывает и чадородие.

5. Кто приобрел любовь, тот устранился от вражды; враждующий же собирает себе безвременные труды.

6. Трапеза любви разоряет ненависть; и дары искренние смягчают душу. Но трапеза без внимания есть матерь дерзости; и чрез окно любви вскакивает чревообъядение.

7. Видал я, что ненависть расторгала долговременные узы блудной любви; а потом памятозлобие чудным образом не попускало им вновь соединиться. Дивное зрелище! Бес беса врачует; но может быть, это дело не бесов, но Провидения Божия.

8. Памятозлобие далеко от твердой естественной любви, но блуд удобно приближается к ней, как иногда видим в голубе кроющихся вшей.

9. Памятозлобствуя, памятозлобствуй на бесов и, враждуя, враждуй против твоей плоти непрестанно. Ибо плоть сия есть друг неблагодарный и льстивый: чем более мы ей угождаем, тем более она нам вредит.

10. Памятозлобие есть лукавый толковник писания, который толкует речения Духа по своему разумению. Да посрамляет его молитва, дарованная нам Иисусом, которой мы не можем произносить с Ним, имея памятозлобие.

11. Когда после многого подвига ты не возможешь исторгнуть сие терние, тогда кайся и смиряйся, по крайней мере, на словах перед тем, на кого злобишься, чтобы ты, устыдившись долговременного перед ним лицемерия, возмог совершенно полюбить его, будучи жегом совестию, как огнем.

12. Не тогда узнаешь, что ты совершенно избавился от сей гнилости, когда помолишься об оскорбившем, или за зло воздашь ему дарами, или пригласишь его на трапезу: но когда, услышав, что он впал в некое злоключение душевное или телесное, восскорбишь о нем, как о себе, и прослезишься.

13. Памятозлобный безмолвник есть аспид, скрывающийся в норе, который носит в себе яд смертоносный.

14. Воспоминание страданий Иисусовых исцелит памятозлобие, сильно посрамляемое Его незлобием. В дереве, внутри гнилом, зарождается червь; а в видимо кротких и безмолвных, но не поистине таковых, скрывается продолжительный гнев. Кто извергает из себя гнев, тот получает прощение грехов; а кто прилепляется к нему, тот лишается милосердия Божия.

15. Некоторые взяли на себя труды и подвиги, чтобы получить прощение; но человек, не помнящий зла, опередил их. Отпустите мало, и отпустят вам много (Лк. 6, 37).

16. Непамятозлобие есть знак истинного покаяния; а кто содержит в сердце памятозлобие, и думает, что он творит покаяние, тот подобен человеку, которому во сне представляется, что он бежит.

17. Видал я зараженных памятозлобием, которые увещевали других забыть обиды, а потом, устыдившись слов своих, страсть свою оставили.

18. Никто не думай, что сия мрачная страсть маловажна; ибо часто она вкрадывается и в духовных мужей.

19. Степень девятая. Вступивший на нее с дерзновением да просит разрешения грехов у Спасителя Иисуса.

«Лествица», преподобный Иоанн Лествичник

0

2

Вторник 5-й седмицы Великого Поста

О сребролюбии

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100280/28037.p.jpg
Преподобный Иоанн Лествичник

1. Большая часть премудрых учителей, после описанного нами сладострастного мучителя, полагают обыкновенно сего тмоглавного беса сребролюбия. Чтобы и нам, немудрым, не изменить порядка премудрых, восхотели и мы последовать тому же распределению и правилу. Итак, если угодно, поговорим немного о сем недуге, а потом скажем вкратце и о врачевании.

2. Сребролюбие есть поклонение идолам, дщерь неверия, извинение себя своими немощами, предсказатель старости, предвозвестник голода, гадатель о бездождии.

3. Сребролюбец есть хулитель Евангелия, и добровольный отступник. Стяжавший любовь расточил деньги; а кто говорит, что имеет и то и другое, тот сам себя обманывает.

4. Оплакивающий себя самого, даже и тела своего отвергся, и не щадит его в случае нужды.

5. Не говори, что собираешь деньги ради нищих; ибо и две лепты вдовицы купили царство небесное.

6. Страннолюбец и сребролюбец друг с другом встретились; и второй назвал первого безрассудным.

7. Победивший страсть сию отсек попечения; а связанный ею никогда не молится чисто.

8. Сребролюбие начинается под видом раздаяния милостыни, а оканчивается ненавистию к бедным. Сребролюбец бывает милостив, пока собирает деньги; а как скоро накопил их, так и сжал руки.

9. Видел я нищих деньгами, которые, в сожительстве с нищими духом, обогатившись духовно и забыли первую свою нищету.

10. Монах, любящий деньги, чужд лености; он ежечасно вспоминает слово апостола: праздный да не яст (2 Сол. 3, 10); и другое: руце сии послужисте мне и сущим со мною (Деян. 20, 34).

Шестнадцатая борьба. Кто в ней одержал победу, тот или любовь Божию приобрел, или отсек суетные попечения.

О лжи

1. Железо и камень, соударяясь, производят огонь: многословие же и смехотворство порождают ложь.

2. Ложь есть истребление любви; а клятвопреступление есть отвержение от Бога.

3. Никто из благоразумных не сочтет ложь за малый грех; ибо нет порока, против которого Всесвятой Дух произнес бы столь страшное изречение, как против лжи. Если Бог погубит вся глаголющiя лжу (Пс. 5, 7): то что постраждут те, которые сшивают ложь с клятвами?

4. Видал я людей, которые величались ложью и празднословием, и остротами своими, возбуждая смех, истребляли в слушавших плач и сокрушение духа.

5. Когда бесы увидят, что мы в самом начале стараемся отойти от слушания смехотворных речей вредного рассказчика, как от губительной заразы; тогда покушаются обольстить нас двоякими помыслами: «не опечаливай», внушают они нам, «повествователя»; или «не выставляй себя человеком более боголюбивым, нежели прочие». Отскочи скоро, не медли; а если не так, то во время молитвы твоей вообразятся помышления о предметах смешных. И не только бегай таких бесед и лукавых собраний, но и разоряй их благочестно, предлагая на среду воспоминание о смерти и последнем суде; ибо лучше тебе окропиться, в сем случае, малым тщеславием, только бы сделаться виновником общей пользы.

6. Лицемерие есть матерь лжи, а часто оно бывает и поводом к оной. Ибо некоторые утверждают, что лицемерие есть не что иное что, как поучение во лжи и изобретатель лжи, с которою сплетается достойная казни клятва.

7. Кто стяжал страх Божий, тот устранился лжи, имея в себе неподкупного судию, – свою совесть.

8. Как во всех страстях, так и во лжи познаем мы различные степени вреда; ибо иной суд тому, который лжет по страху наказания, и иной тому, кто лжет без предлежащей опасности.

9. Один лжет ради увеселения, другой – ради сластолюбия, иной, чтобы заставить присутствующих смеяться, а некоторый для того, чтобы ближнему поставить сеть и сделать ему зло.

10. Истязаниями властителей прогоняется ложь; множество же слез ее совершенно погубляет.

11. Сплетатель лжи извиняется благим намерением; и что, в самом деле, есть погибель души, то он почитает за праведное дело. За подражателя Раавы выдает себя лживый муж, и думает соделывать спасение иных своею погибелью.

12. Когда мы будем совершенно чисты от лжи, тогда уже, если случай и нужда потребуют, и то не без страха, можем употребить ее.

13. Не знает младенец лжи; не знает оной и душа, очистившаяся от лукавства.

14. Развеселившийся от вина, поневоле во всем говорит истину; так и упившийся умилением солгать не может.

Восхождение двенадцатое. Кто взошел на сию степень, тот стяжал корень добродетелей.

«Лествица», преподобный Иоанн Лествичник

читайте :
ЛЕСТВИЦА    ИЛИ    СКРИЖАЛИ ДУХОВНЫЕ

0

3

Среда 5-й седмицы Великого Поста
http://pavlovskayasloboda.ru/images/headers/h2_mariino-stoyanie.png

В среду вечером в православных храмах совершается особая служба – «Мариино стояние». На этой службе единственный раз в году прочитывается целиком Великий канон Андрея Критского, который звучал по частям с понедельника по четверг первой седмицы Великого Поста и канон преподобной Марии Египетской. По этой особенности утреннее Богослужение четвертка называется Андреевским стоянием и стоянием Марии Египетской. В каноне собраны и изложены все побуждения к посту и покаянию, – и Святая Церковь повторяет его теперь в полном составе, чтобы вдохнуть в нас новые силы к успешному окончанию поста. Для этой же цели – возбуждения и сил, и внимания кающихся – служит и чтение жития преподобной Марии Египетской

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/2//71/418/71418734_1298997234_3bMEgipetskaya1.jpg

Мариино стояние – так называется утреня четверга пятой седмицы Великого поста (служится, обычно, в среду вечером).

Это богослужение посвящено подвигу преподобной Марии Египетской — удивительной святой, которая после греховной молодости 47 лет провела в пустыне в подвиге покаяния. Память святой Марии чтится 1 апреля (14 апреля по новому стилю), в воскресенье и четверг 5-й недели Великого Поста.

На этой утрене полностью прочитываются Великий покаянный канон и житие прп. Марии Египетской.

Познай, что ты согрешил и загладишь грехи свои.
Преподобный Нил Синайский

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100282/28209.p.jpg
Старец Зосима причащает прп. Марию Египетскую.
Сретенский монастырь. Иконостас левого предела в честь прп. Марии Египетской. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru


Тропари преподобной Марии Египетской из Великого канона

Всем усердием и любовию притекла еси Христу, первый греха путь отвращши, и в пустынях непроходимых питающися, и Того чисте совершающи Божественныя заповеди.

«Отвратившись от прежней греховной жизни, ты со всем усердием и любовью прибегла ко Христу, пребывая в безлюдной пустыне и в чистоте исполняя Его Божественные заповеди».

Да страстей пламень угасиши, слез капли источала еси присно, Марие, душею распаляема, ихже благодать подаждь и мне, твоему рабу.

«Чтобы угасить огонь страстей, ты, Мария, горя сердцем, постоянно проливала потоки слез, благодать которых даруй и мне, твоему рабу».

Житие преподобной Марии Египетской

Преподобная Мария была египетской подвижницей. Вот как сама она открыла свою жизнь святому Зосиме, который незадолго до ее смерти встретил ее в пустыне. «В 12 лет я ушла из дома родителей в Александрию, где начала вести порочную жизнь. Однажды с народною толпою отправилась я в Иерусалим на праздник Воздвижения креста Господня. Во время плавания я соблазнила многих путешественников. Прибыв в Иерусалим, я хотела идти с народом в церковь, но какая-то невидимая сила удерживала меня. Я стала размышлять, почему я не могу войти в церковь, когда входят другие. Тогда свет Божий озарил мое сердце, и я поняла, что грехи мои не пускают меня в храм Божий. Долго я плакала и вдруг, подняв глаза к верху, увидела на стене образ Пресвятой Богородицы. Я стала умолять Пресвятую Богородицу простить меня и допустить в церковь, чтобы поклониться Кресту Христову. И что же? После молитвы я свободно вошла в церковь, поклонилась Святому Кресту и, воротившись к иконе, стала просить Богородицу наставить меня на путь спасения. Тогда я услышала голос: «Ступай за Иордан, и там найдешь покой для души твоей!» Я послушалась голоса и через три дня дошла до монастыря святого Иоанна Предтечи, близ реки Иордана. Выкупавшись в святой реке, я вошла в церковь, приобщилась Святых Тайн и потом, перейдя реку, поселилась в здешней пустыне. Здесь я прожила 40 лет, питалась кореньями, терпела страшный голод. Иногда я мучилась, воспоминая о сладкой пищи, которую всегда имела в Египте. Иногда не было и простой воды, а мне хотелось тех дорогих вин, которые я пила прежде без меры. Язык мой против моей воли настраивался повторять те безумные песни, которые прежде утешали меня. Страшно я боролась со своими злыми навыками. Случалось, что падала на землю от изнеможения. Платье мое истлело от времени, тело то страдало от холода, то горело от зноя. Но через 17 лет наступило время покоя». Рассказав свою жизнь, святая Мария просила Зосиму, что бы он в будущем году, в Великий четверг, принес из монастыря Святые Дары и причастил ее в тот самый день, в который Господь причащал Своих учеников. Святой Зосима, придя в пустыню, долго молился и ждал святую подвижницу. Наконец, увидел, что она подошла к реке и, перекрестив ее, пошла по воде. Старец изумился и хотел поклониться Марии в ноги, но она сказала: «Что ты делаешь? Ты священник и в руках у тебя Святые Дары?» Причастившись, святая подвижница просила еще раз придти к ней в пустыню; Зосима явился через год и нашел ее уже умершею. Возле ее на песке были начертаны слова: «Отец Зосима! Похорони здесь тело смиренной Марии, умершей 1 апреля». Это было 1 апреля 524 года, в самый день ее причащения. Память святой Марии, кроме 1 апреля (14 апреля по новому стилю), чтится в воскресенье и четверг 5-й недели Великого Поста. Чтится в это время для того, чтобы показать в ней кающимся грешникам высокий пример покаяния. Мощи святой Марии частями находятся в разных городах Европы.

http://www.pravoslavie.ru/put/1666.htm

О памяти смерти

Всякому слову предшествует помышление; память же смерти и согрешений предшествует плачу и рыданию: посему о ней по порядку и предлагается в сем слове
Память смерти есть повседневная смерть; и память исхода из сей жизни есть повсечасное стенание.
Боязнь смерти есть свойство человеческого естества, происшедшее от преслушания; а трепет от памяти смертной есть признак нераскаянных согрешений. Боится Христос смерти, но не трепещет, чтобы ясно показать свойства двух естеств .
Как хлеб нужнее всякой другой пищи, так и помышление о смерти нужнее всяких других деланий. Память смерти побуждает живущих в общежитии к трудам и постоянным подвигам покаяния и к благодушному перенесению бесчестий. В живущих же в безмолвии память смерти производит отложение попечений, непрестанную молитву и хранение ума. Впрочем сии же самые добродетели суть и матери и дщери смертной памяти.
Как олово отличается от серебра, хотя и подобно ему по виду; так и различие между естественным и противоестественным страхом смерти для рассудительных ясно и очевидно.
Истинный признак того, что человек помнит смерть в чувстве сердца, есть добровольное беспристрастие ко всякой твари, и совершенное оставление своей воли
Тот без сомнения благоискусен, кто ежедневно ожидает смерти; а тот свят кто желает ее на всякий час.
Не всякое желание смерти достойно одобрения. Некоторые люди, насилием привычки увлекаемые в согрешения, желают смерти по чувству смирения; другие не хотят покаяться и призывают смерть из отчаяния; иные же не боятся ее потому, что в превозношении своем почитают себя бесстрастными; а бывают и такие, (если только в нынешнее время найдутся), которые, по действию Духа Святаго, желают своего исшествия отсюда.
Некоторые испытывают и недоумевают, почему Бог не даровал нам предведения смерти, если воспоминание о ней столь благотворно для нас? Эти люди не знают, что Бог чудным образом устраивает через это наше спасение. Ибо никто, задолго предузнавши время своей смерти, не спешил бы принять крещение, или вступить в монашество, но каждый проводил бы всю жизнь свою в беззакониях, и на самом уже исходе из сего мира приходил бы к крещению, или в покаянию; (но от долговременного навыка грех делался бы в человеке второю природою, и он оставался бы совершенно без исправления) [II].
Когда оплакиваешь грехи свои, никогда не слушайся оного пса, который внушает тебе, что Бог человеколюбив; ибо он делает это с тем намерением, чтобы отторгнуть тебя от плача и от бесстрашного страха. Мысль же о милосердии Божием принимай тогда только, когда видишь что низвлекаешься во глубину отчаяния.
Кто хочет непрестанно сохранять в душе своей память смерти и суда Божия, а между тем предается попечениям и молвам житейским. Тот подобен хотящему плавать. И в то же время плескать руками.
Живая память смерти пресекает невоздержание в пище; а когда сие пресечено со смирением, то вместе отсекаются и другие страсти.
Безболезненность сердца ослепляет ум, а множество брашен иссушает источники слез. Жажда и бдение стесняет сердце, а когда сердце стесняется, тогда произникают слезные воды. Сказанное мною для угождающих чреву покажется жестоким, а для ленивых невероятным, но деятельный муж на деле усердно испытывает сие. Кто узнал сие опытом, тот возрадуется о сем; а кто еще ищет, тот не обойдется без печали.
Как отцы утверждают, что совершенная любовь не подвержена падению, так и я утверждаю, что совершенное чувство смерти свободно от страха.
Деятельный ум имеет многие делания: поучается любви к Богу, в памяти смертной, в памяти Божией, царствия небесного, ревности святых мучеников, вездеприсутствия Самого Бога, по слову Псалмопевца: предзрех Господа предо мною выну (Пс. 15, 8), в памяти святых и умных сил; в памяти об исходе души, об истязании, мучении и вечном осуждении. Мы начали здесь с великих вещей, а кончили такими, которые удерживают от падения.
Некогда один египетский инок рассказал мне следующее. "Когда память смерти", - говорил он, - "утвердилась в чувстве моего сердца, и я, однажды, когда пришла потребность, захотел дать малое утешение сему бренному телу; то память смерти, как некий судия, возбранила мне это; и, что еще удивительнее, хотя я и желал ее отринуть, но не мог".
Другой некто, живший близ нас в месте, называемом Фола, часто от помышления о смерти приходил в исступление, и как лишившийся чувств, или пораженный падучею болезнию, относим был находившимися при нем братиями, почти бездыханный.
Не премину сообщить тебе повесть и об Исихии, иноке горы Хорива [III]. Он вел прежде самую нерадивую жизнь, и нисколько не заботился о душе своей; наконец, впавши в смертельную болезнь, с час времени казался совершенно умершим. Пришедши в себя он умолял всех нас, чтобы тотчас же от него удалились, и заключив дверь своей келлии, прожил в ней лет двенадцать, никому никогда не сказав ни малого, ни великого слова, и ничего не вкушая кроме хлеба и воды; но видя в затворе, как пред лицом Господним, ужасался и сетовал о том, что видел во время исступления, и никогда не изменял образа жизни своей, но постоянно был как бы вне себя, и не переставал тихо проливать теплые слезы. Когда же он приблизился к смерти, мы, отбив дверь, вошли в его келлию и, по многим прошении, услышали только сии слова: "Простите", - сказал он, - "кто стяжал память смерти, тот никогда не может согрешить". Мы изумились, видя, что в том, который был прежде столько нерадив, внезапно произошло такое блаженное изменение и преображение. Похоронивши его в усыпальнице близ ограды, мы по прошествии некоторого времени искали святых мощей его, но не могли найти. Господь и сим засвидетельствовал усердное и достохвальное покаяние Исихия и удостоверил нас, что Он приемлет и тех, которые и после многого нерадения хотят исправиться.
Как бездну некоторые представляют себе бесконечною, и место оное называют бездонным; так и помышление о смерти рождает чистоту нерастлеваемую и делание бесконечное. Сие подтверждает преподобный отец, о котором мы теперь говорили. Подобные ему непрестанно переходят от страха к страху, пока и самая в костях содержащаяся сила не истощится.
Должно знать, что память смертная, как и все другие блага, есть дар Божий; ибо часто, находясь и у самых гробов, мы пребываем без слез и в ожесточении; а в другое время, и не имея такого печального зрелища перед глазами, приходим в умиление.
Кто умертвил себя для всего в мире, тот истинно помнит смерть: а кто еще имеет какое-либо пристрастие, тот не может свободно упражняться в помышлении о смерти, будучи сам себе наветник.
Не желай словами уверять всех в твоем расположении к ним, а лучше проси Бога, чтобы Он открыл им любовь твою неведомым образом; иначе не достанет тебе времени на изъявление любви к ближним и на умиление.
Не прельщайся, безумный подвижник, думая, что можешь одно время вознаградить другим: ибо всякий день и к совершенной уплате собственного своего долга Владыке недостаточен.
"Невозможное", - как некто сказал, - "невозможное для человеков дело, чтобы настоящий день провели мы благочестиво, если не думаем, что это последний день нашей жизни". И поистине удивительно, что и язычники изрекли нечто подобное этому; ибо и они полагали, что любомудрие заключается в помышлении о смерти.

Шестая степень: кто взошел на нее, тот во веки не согрешит.
"Поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши" (Сирах. 7, 89).

I ) Боится Христос смерти, однако не трепещет. На это блаженный Августин дает прекрасное толкование. Он говорит, что Господь Иисус Христос, видя приближение смерти Своей, скорбел и тужил не по слабости, а по могуществу, чтобы мы не отчаялись спасения нашего, когда придем в смущение не по могуществу, но по слабости. Таким образом Он хотел утешить всех немощных, восприняв вольное подобие немощи их, чтобы мы рассуждали, какого блага долженствуем ожидать и надеяться от причащения Божества Его, когда самое скорбение Его делает нас спокойными и когда немощь Его укрепляет нас. ^
II) Дополнено по греческой рукописи. ^
III)Гора Хорив и гора Синай суть две ветви, которые происходят от одного корня, и потом разделяются. Гора Синай много выше, а Хорив плодоноснее. По четырем событиям гора Хорив знаменита в Писании.
  -Внизу сей горы Бог явился Моисею в купине, горящей и несгорающей.
  -В скалу сей горы Моисей ударил жезлом своим, и Бог извел из нее воду для Своего народа.
-На вершине сей горы Моисей стоял, воздев руки крестообразно, когда Иисус поражал Амаликитян.
-В одной из пещер ее пророку Илии Бог открылся в дыхании тонкой прохлады.волю. ^

[i]
«Лествица», преподобный Иоанн Лествичник

**********

"Мариино стояние".

Мариино стояние — народное название утрени, совершаемой в четверг пятой седмицы Великого поста (чаще всего в среду вечером), на которой читается Великий канон св. Андрея Критского и житие преподобной Марии Египетской.

Протоиерей Димитрий Дудко

В последний раз в этом Великом посту мы читали покаянный канон Андрея Критского, на нашу душу ложились святые слова покаяния: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя». Слышали и припевы: «Преподобный отче Андрее, моли Бога о нас! Преподобная мати Мария, моли Бога о нас!»

Покаяние — вот то, чем мы можем спастись. Какие бы дела добрые мы ни совершали, хвалясь ими, мы превращаемся в фарисеев, смотрящих только на внешность, а внутри — как гробы, полные всякой мерзости. Ибо делами закона мы не оправдаемся, никто не в состоянии совершить таких дел, которые покрыли бы наши злые дела. Покаяние — вот то, что стоит выше всего. Через покаяние многие достигли спасения.

Нашему вниманию Церковь предлагает житие преподобной Марии Египетской. Некогда великая блудница через покаяние стала великой праведницей. Покаяние требует от нас таких трудов, каких не требуют наши добрые дела.

Это только некоторым кажется, что легко каяться. Покаяние — неимоверно тяжкий труд. Покаяние не заключается в том, чтобы мы сказали: «Каюсь!» — даже призывая помощь Божию. Напрасно обольщаются те, кто думает, что, сказав на исповеди свой грех, мы не должны уже ничего больше делать. Назвать грех — это только положить доброе начало, а впереди предстоит огромный труд… Если не будет этого труда, наши слова могут так и остаться только словами.

Но сказать с решительностью это первое слово, много значит. На пути много будет всяких обольщений, но нам нужно помнить первое слово.

Мария Египетская занималась такими блудными делами, о которых ей трудно было впоследствии рассказывать подвижнику Зосиме. Она думала, грех — это удовольствие, и он ей откроет везде дверь. Но вот она столкнулась с первым препятствием, когда хотела пройти в храм на празднование — волна людская всегда оттесняла её, и она увидела в этом указующую руку Божию. Взмолилась Пресвятой Богородице, и та помогла ей пройти в храм на поклонение Животворящему Кресту Господню. Поклонившись, она твердо решила порвать с грехом, не раздумывая, отправилась в пустыню. 17 лет она провела в блудодеянии, 47 лет провела в покаянии. Каких искушений она не испытала, но всё преодолела с помощью Божией.

Помощь Божия — это не то, что Бог за нас будет делать, как утверждает народная молва. Бог помогает тем, кто сам делает. Когда Марию Египетскую одолевали искушения, она падала на землю и молилась. А что в таком случае мы делаем?

Вспомним о своей молитве. Мы не только молимся небрежно, но ещё и молимся не всегда, а у нас искушений не меньше, чем было у Марии Египетской. Пустыня нашей жизни такие таит в себе соблазны, которых, может быть, не видели и древние подвижники. А преодолевать надо.

Подвижники, прошедшие до нас путь покаяния и получившие опыт, помогут нам. И вот первая, кто нам поможет, — преподобная Мария Египетская. Когда она молилась, преподобный Зосима видел, как она приподнимается над землёй. Силу её молитве дало её покаяние, покаяние — крылья для того, чтоб парить над землёй. Только через покаяние мы можем избавиться от грехов. А грехов у нас бездна.

Почему мы не ужасаемся этой бездне? Потому что не видим ее. Если б увидели эту бездну, с какой силой мы бы закричали: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!»

Мы часто медлим с покаянием. Вот ещё немного погрешим, а потом и раскаемся. Такой расчет — это обман. «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши? Конец приближается!» — поется в Великом каноне. Жизнь наша стремительно сокращается, и конец очень близок. Покаяние нельзя откладывать, ибо можем не успеть.

Как Мария Египетская решилась, и сразу переплыла за реку Иордан, так и нам с грехом нужно рвать сразу. Вот что ты медлишь: «Ещё один глоток!» — а вдруг этот глоток будет смертельным?

Покаяние приводит нас к воскресению. Пятая седмица Великого поста, ещё немного — и будет Воскресение Христово, Пасха. Пасха — это не земной праздник, Пасха — праздник небесный, и по-небесному, через покаяние, мы к нему должны готовиться.

Вот спросим себя сейчас, с каким грехом мы порвали в этом году?

Без освобождения от грехов не увидеть Пасхи, хотя бы по-земному мы её и достигли.

Пасха — освобождение от грехов, примирение наше с Богом и друг с другом.

Будем же торопиться восполнить свой пробел.

Помилуй мя, Боже, помилуй мя! Преподобная мати Мария, моли Бога о нас! Аминь.

Публикуется по изданию: Протоиерей Димитрий Дудко. Из виноградника Божия. Проповеди. М., 2010 г.

0

4

Четверток 5-й седмицы Великого Поста

Целомудрие есть воздержание и преодоление похотей борьбою.
Святитель Иоанн Златоуст

Святая великомученица Екатерина

Заповедь о целомудрии относится, во-первых, к телу и вообще к нашей внешности и, во-вторых, к душе и ее внутренним помыслам. Что касается до целомудрия внутреннего, то оно состоит в том, чтобы все доброе мы делали для Бога перед Богом, а не для людей (по человекоугодию), чтобы подавляли в себе самом зародыши зловредных мыслей и пожеланий; считали всех лучшими себя, никому не завидовали, не предполагали ничего сами от себя, но все относили к воле и расположениям Промысла Божия; памятовали всегда о присутствии Божием, привязаны были к одному Богу, сохраняли свою веру чистой и недоступной никаким ересям и внутреннюю чистоту приписывали не себе, но Спасителю нашему Иисусу Христу, которой Он и есть источник. Внутреннее целомудрие состоит в том, чтобы мы, пока живем, не считали себя завершившими и окончившими подвиг добродетели, но подвизались бы до тех пор, пока смерть не окончит наших дней; чтобы вменяли в тщету труды и печали настоящей жизни, не привязывались и не любили на земле ничего, кроме ближних, и ожидали награды за свои добрые дела не на земле, но от одного Бога на небе.

Священномученик Киприан Карфагенский

О целомудрии

Надо знать (каждому христианину), что чистота внешнего человека, т.е. чистота тела, без чистоты внутреннего человека, т.е. духа, не есть чистота, как это изъясняет святой Евфимий Великий, который говорит, что если кто и не творит скверного греха телом, но умом любодействует, имея скверные мысли, удерживая их, подчиняясь им и услаждаясь ими, он блудник и не может быть храмом Святого Духа. Ибо Дух Святой… подобен пчеле: как пчела не влетает в сосуд смрадный, так и Дух Святой не входит в нечистую душу.

Святитель Дмитрий Ростовский

Жить целомудренно означает жить под управлением целого, неповрежденного, здравого мудрования, не позволять себе никакого удовольствия, которое не одобряется здравым рассуждением, соблюдать ум от осквернений нечистыми мыслями, сердце не зараженным нечистыми желаниями, тело не растленное нечистыми делами.

Святитель Филарет, митрополит Московский

Если царь захочет взять неприятельский город, то прежде всего пресекает подвоз в него съестных припасов: граждане, будучи утеснены голодом и чтобы не погибнуть от голода, покоряются. Тоже бывает и с плотскими вожделениями: если человек будет проводить жительство в посте и воздержании, – вожделения изнемогают в душе его.

Преподобный Иоанн Колов

Чистота целомудрия – когда при телесном целомудрии, при чистоте от всякой плотской греховной скверны сохраняется и чистота души от всяких нечистых мыслей и пожеланий.

Святитель Феофан Затворник

Чистота есть признак здравия души, источник духовной радости. Кто желает стяжать любовь к Богу, должен иметь попечение о чистоте своей души. Истинная чистота делает то, что душа приобретает дерзновение в час молитвы. Дерзновение есть плод чистоты и трудов над стяжанием ее.

Преподобный Исаак Сирин

Угождающий чреву и хотящий победить духа блудного, подобен тому, кто маслом хочет погасить огонь.

Преподобный Иоанн Лествичник

Чистота – это добродетель, противополижная блудной страсти, это отчуждение тела от действительного впадания в грех и от всех действий, приводящих к греху, отчуждение ума от помышлений и мечтаний блудных, а сердца от ощущений и влечений блудных, за чем последует и отчуждение тела от плотского вожделения.

Епископ Феофан Затворник

Воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как язычники, не знающие Бога.

1 Фес. 4, 3-5

Сластолюбие заставляет нас делать то, о чем не смеем и говорить.

Святитель Иоанн Златоуст

Весом вкушай хлеб и мерою пей воду, и дух блуда убежит от тебя.

Преподобный авва Евагрий

Если тебя палит огонь похоти плотской, противопоставь ему огонь геенский, – и огонь похоти твоей тотчас погаснет и исчезнет.

Святитель Иоанн Златоуст

Христианин должен быть подвижником

Прежде, нежели человек стал грешником против законов, предписываемых Божественным откровением, он был грешником против природы или против законов, вложенных в природу Творцом. Так, все в живой природе имеет нужду в пище для продления жизни, но только человек способен обращать питание в наслаждение, доходящее до страсти, и утучнять себя пищей до потери здоровья. Все живые существа имеют нужду в питье, но только человек находит наслаждение в таких видах и в таком количестве питья, которые лишают его самосознания и самообладания. Все живущие в природе имеют инстинкт продолжения рода, но один человек обращает этот инстинкт в источник отвратительных пороков, разврата, ужасных болезний. Все живое любит свободу жизни и движение, но только человек доводит свою свободу до своеволия и буйства, которые плодят такое множество преступлений, что законодатели доселе не придумают достаточных мер и законов для их предупреждения и прекращения. Всякое создание Божие в природе в часы свободы и благоденствия радуется от играющего в нем чувства жизни, но один только человек стремиться всю свою жизнь обратить в непрерывный праздник, истощается в изобретении удовольствий, в праздности и разгуле губит лучшие свои силы и способности.

Итак, чтобы быть только верным природе, человек должен быть аскетом (подвижником). Это сознавали еще древние языческие философы. Может ли не быть подвижником христианин, желающий воплотить в своей расточенной природе тот высокий идеал истинно-человеческой жизни, который изображен для него в Евангелии?

Архиепископ Амвросий (Ключарев)

0

5

Пяток(пятница) 5-й седмицы Великого Поста

Песнми неусыпными благодарственно Град в бранех бодрую поет предстательницу.
«Непрестанными песнями благодарный Город поет скорую Помощницу в битвах».

Похвала Богоматери

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100281/28167.p.jpg
В пятницу вечером совершается торжественная служба Похвалы Пресвятой Богородицы. На ней поется Акафист Божией Матери, разделенный на четыре части. Исторически этот праздник связан с защитой Константинополя, когда греки, предстательством Богородицы, одержали победу над агарянами.

Об акафисте Пресвятой Богородице

Слово «акафист» (от греч. «имнос акафистос» – букв. «гимн, при исполнении которого нельзя сидеть», в церк.-слав. переводе – «неседален») имеет два связанных между собой значения:

1) торжественное песнопение «Акафист ко Пресвятой Богородице», исполняемое на утрени праздника Похвалы Пресвятой Богородицы, который отмечается Церковью в субботу 5-й седмицы Великого Поста;

2) особый жанр церковных песнопений, содержанием которого является восхваление Господа, Богоматери и святых, форма же определена «Акафистом ко Пресвятой Богородице».

В конце V – первой половине VI века византийская гимнография обогащается новым церковно-поэтическим жанром – кондаком, который представляет собой многострофный гимн, содержащий обычно от 18 до 30 строф (икосов), одинаковых по числу стихов и по ритмической организации соответствующих стихов. В начале кондака помещалась вводная строфа, именуемая «кукулием», или «проимием», отличная от последующих икосов своей метрической и мелодической структурой, но объединенная с ними единым рефреном. Дальнейшие строфы кондака имеют совершенно единообразную в пределах каждого отдельного гимна структуру и единый рефрент, своим ритмичным возвращением четко членящий целое на равные отрезки. Последняя строфа содержит молитвенное обращение к воспеваемому лицу. Икосы обычно связываются акростихом. Исполнялся кондак таким образом, что кукулий и все строфы пел солист, тогда как рефрент – хор или народ.

Появление и одновременно расцвет кондаков связывается с именем святого Романа Сладкопевца – талантливейшего христианского песнописца первой половины VI века. Уроженец западносирийского города Эмеса святой Роман сумел соединить в зрелой и органичной форме кондака традиции эллинской ритмически организованной гомилетической прозы, с одной стороны, с традициями ветхозаветной и сирийской христианской поэзии, с другой. По сообщению Менология императора Василия II, после чудесного побуждения к творчеству, последовавшего во время явления ему во сне Пресвятой Богородицы, Сладкопевец написал около тысячи кондаков на все праздники и на дни памяти знаменитых святых (в настоящее время сохранилось около 85).

«Акафист ко Пресвятой Богородице» является разновидностью кондака в первоначальном значении последнего термина. В нем 24 строфы (не считая кукулия), составляющих в акростихе греческий алфавит. Двенадцать из них (большие) сохранили название «икосы», другие двенадцать (меньшие) стали именоваться «кондаками» (третье значение данного слова или, во всяком случае, особое внутри второго, если руководствоваться формальными признаками). Вслед за кукулием эти строфы последовательно чередуются, причем икосы оканчиваются рефрентом «Радуйся Невесто Неневестная», а кондаки рефрентом «Аллилуйя». В кондаках, до седьмого, преобладает содержание историческое, затем – догматическое. Икосы состоят из двух неравных частей: повествовательной и прославительной. После первой из них, очерчивающей определенный момент священной истории, догматического вероучения или образа Пресвятой Богородицы, следуют связанные с этой частью многосложные именования Божией Матери, вводимые приветственным обращением «хере» (радуйся). Число таких херетизмов неизменно – кроме рефрена шесть пар, объединенных изосиллабическим тождеством, синтаксическим параллелизмом, обильными созвучиями и даже регулярной стиховой рифмой.

Херетизмы являются характеристической чертой акафистного жанра, одна из функций которого заключается именно в том, чтобы представить в отчетливых и возвышенных образах-употреблениях значение тех или иных событий Священной или церковной истории, сохранить догматическую правильность их понимания. Не следует забывать, что столь решительно возобладавшая именно в Акафисте концентрическая структура употреблений (то есть такая, когда они располагаются вокруг одного центрального лица или понятия) восходит к Священному Писанию Нового Завета. Достаточно назвать цикл притч 8-й главы Евангелия от Матфея, где Царство Небесное последовательно уподобляется человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; зерну горчичному; закваске; сокровищу, скрытому в поле; купцу, ищущему хороших жемчужин; неводу, закинутому в море (стихи 24, 31, 33, 44, 45, 47). Также и святоотеческая экзегетика, систематически настаивающая на единстве смысла для огромного ряда символов (когда, например, все ветхозаветные образы невинной жертвы прообразуют Крестные Страдания Спасителя), стимулировала развитие формальной структуры концентрических уподоблений, которая столь последовательно осуществилась в Великом Акафисте, где Пресвятой Богородице придано в общей сложности 145 уподоблений.

АКАФИСТ
  АКАФИСТЫ !!!

0

6

Суббота 5-ой седмицы Великого поста.
Похвала Пресвятой Богородицы

Отныне будут ублажать Меня все роды.
Лк. 1, 48

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100400/40056.p.jpg
Похвала Пресвятой Богородицы

Эти слова Божией Матери читаются во время Божественной Литургии в дни Богородичных праздников. Слышатся они и за нашими вечерними богослужениями. В них заключен глубокий пророческий смысл.

краткое изложение сути

На заре христианских времен из небольшого города Назарет идет в другой малоизвестный город в нагорной области Иудеи бедная, незнатная Дева, чтобы приветствовать свою родственницу Елизавету. И когда она вошла в дом и приветствовала ее, то, как повествует святой евангелист Лука, «Когда Елисавета услышала приветствие Марии, взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась Святаго Духа, и воскликнула громким голосом и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк. 1, 41-43). Исполнившись того же пророческого духа, и Пресвятая Дева сказала о Себе: «Ибо отныне будут ублажать Меня все роды».

Ничто естественное не могло утвердить Ее в надежде, что о Ней не только узнают, но и будут прославлять «все роды»! Ничто земное не могло Ее подвигнуть на подобное пророчество! Сам Дух Божий, деяние Которого Она благословляла в молитве, просветил Ее разум, открыл Ее сердце и подвигнул Ее уста изречь то, что о Ней предопределено на Небе и что согласно этому предопределению с радостью приняла святая Вселенская Церковь.

Сама Пресвятая Дева во время Своей земной жизни чуждалась славы и избегала ее. Даже в тот момент, когда Она славила Бога за то, что Он избрал Ее стать Матерью Господа, Она видит Себя, считает Себя смиренной рабой. И потом, когда народ восхищался Божественными глаголами Ее Сына, когда прославлял Его за творимые Им чудеса, когда торжественно встречали Его, Божия Матерь находилась в эти дни славы как бы в стороне. Она не приходила разделить славу со Своим Божественным Сыном. Но когда над Ним совершали поругание, когда распинали Его, бесславили, тогда Божия Матерь была рядом с Ним. Славу Владычицы мира явила сама Божественная благодать. Святое Евангелие рассказывает нам об одном волнующем событии. Спаситель, окруженный народом, учил стяжанию Царствия Божия. Слушавшие Его люди жадно впитывали глаголы жизни, как впитывает в себя иссохшая земля падающую на нее живительную влагу. И вот, словно молнии из облака, из уст известной женщины внезапно в эти минуты раздалось восклицание: «Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!» (Лк. 11, 27). Неизвестная женщина, конечно, ничего не знала о том, что более тридцати лет тому назад Пресвятая Дева сказала только одной Елизавете: «Ублажат Меня все роды», когда Елизавета возвестила: «Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего». Но как точно эта женщина выразила и подтвердила исполняющееся пророчество, и выразила не только в мысли, но даже в слове: «Блаженно чрево». Неизвестная женщина ублажила Божью Матерь, ублажила чрево, носившее Божественного Учителя, и сосцы, которые Его питали. И смотрите, что было дальше. Господь не только не отверг восхваления Своей Матери, но сказанными после этого словами подтвердил правильность поступка искреннего сердца. Он только указал, что блаженства могут достигнуть все, если будут слушать слово Божие и соблюдать его: «Блажены слышащие слово Божие и соблюдающие его!» (Лк, 11, 28). Это было первое открытое при народе ублажение Божией Матери, первое восхваление в присутствии многих Той, Которая стала Матерью по плоти необыкновенного Учителя и Чудотворца.

После славного вознесения Господа на небо Божия Матерь является как избранное солнце посреди святых Апостолов. «Все они, – читаем в книге Деяний святых Апостолов, – единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса» (1, 14). Как видим, дееписатель выделяет Марию, только Ее из упомянутых жен называя по имени. Божия Матерь становиться тем средоточием, куда святые Апостолы шли и перед выступлением на проповедь и куда возвращались после благовестнических путешествий. У Нее они получали и благословение на свои апостольские труды и с Ней же делились пережитыми радостями и скорбями. У той, которая бережно слагала и сохранила в Своем сердце все совершавшееся в земной жизни Спасителя (Лк. 2, 19). Проповедники Евангелия получали и напоминание божественных заповедей, и подкрепление в подвиге, и утешение в скорби. Как сосуд, в котором находилось благоухающее миро, продолжает благоухать и после, так, и тем более, Соделавшаяся сосудом Божества, Умащенная благоуханием Божественной благодати приближает к людям Своим присутствием, молитвой благодатное и спасительное присутствие и действие Того, Кто некогда обитал в Ней телесно, а ныне и всегда обитает в Ней, пребывает в Ней, пребывает с Ней духовно.

Уже на заре истории христианской Церкви верующие уразумели близость Пресвятой Девы к Богу, увидели и опытно ощутили силу Ее предстательства на небе и поэтому с первых времен прославляли Ее всечестное имя, призывали Ее в молитвах, просили помощи. И с тех пор Ее боголепная слава сияла, сияет и будет сиять. Никакие еретические мудрования не могли затмить Ее славы и никогда не смогут этого сделать, потому что слава Божией Матери – это дело Божие, это то, что установлено самим Божественным провидением. Сегодня мы не найдем ни одного православного храма, не встретим ни одной православной души, для которой Божия Матерь не была бы дорогой и родной. Она – наша вера, наше упование и радость, наша молитвенница и заступница.

Но, дорогие отцы, братья и сестры, ублажая Божию Матерь и спрашивая Ее милостей, нужно хорошо подумать и спросить себя: достойны ли мы прославлять Ее, достойны ли мы Ее любви? Ублажая Приснодеву, храним ли мы девство, целомудрие, чистоту? Прославляя глубокую в смирении, не останемся ли мы в гордости, не почтит ли нас червь самомнения, тщеславия, зависти? Ублажая в этом святом храме Божию Матерь и нашу Небесную Матерь, не поступаем ли мы противно дома? Не оскорбляют ли дети священных имен своих родителей непочтением к ним, невниманием, или, не дай Бог, дерзостью, грубостью? Исполняют ли сами родители должным образом свои обязанности к детям, к другим людям? Не заглушает ли волна страстей в нашем сердце славословия наших уст? По словам великого отца Церкви VI столетия святого Григория Богослова, как туча закрывает сияние солнечных лучей, так грешник, который не хочет сознавать своих грехов и отречься от них, закрывает для себя лучи любви Божией и милосердие Божией Матери.

Будем же стараться быть всегда истинными православными христианами, достойными детьми Небесной Матери, и Божия Матерь всегда будет нашей верной Споспешницей и теплой о нас Молитвенницей.

«Радуйся… Мати Дево… всемирное чудо и слышание».

Аминь.

Из книги «Идите и научите»,
профессора К.Е Скурата

Суббота акафиста Пресвятой Богородице

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100281/28165.p.jpg
Похвала Богоматери. Фрески Софийского собора в Вологде. 1686-1688 гг.

Вопрос о происхождении и предмете праздника субботы акафиста пятой седмицы Великого поста породил немало разноречивых точек зрения.

Правда, в «Повести о неседальном» (то есть об акафисте Пресвятой Богородице), помещенной в конце Триоди постной, равно как и в синаксаре на этот день, есть четкое указание: данное празднование установлено в память избавления Константинополя от осады персов и аваров в 626 году при императоре Ираклии. Кроме того, впоследствии сюда были присоединены воспоминания еще о двух чудесных спасениях византийской столицы – от арабов в 672–678 годах (по другим источникам, в 669–675 годах) и в 716 году. Между тем все перечисленные осады не совпадают по времени года с праздником акафиста, и память о них положена в константинопольских месяцесловах в иные месяцы. Была сделана также попытка доказать, что данный праздник установлен в память избавления Константинополя от русских при патриархе Фотии в 860 году, однако ее аргументация не отличается необходимой убедительностью.

Надо признать, что сам акафист Пресвятой Богородице дает весьма скудную и крайне противоречивую информацию о хронологии и смысле рассматриваемого праздника. Так, его текст не содержит даже намека на избавление Византии от захватчиков.

Вместе с тем, если внимательно перечитать акафист, то нельзя не заметить, что его тематическое наполнение, сюжетное решение и субъектная референция отличаются наглядной двойственностью. Протоиерей Максим Козлов пишет: «Историко-догматическое содержание гимна распадается на две части: повествовательную, в которой рассказывается о событиях, связанных с земной жизнью Божией Матери, и о детстве Христа в соответствии с Евангелием и Преданием (икосы 1–12), и догматическую, касающуюся Боговоплощения и спасения человеческого рода (икосы 13–24)»[1].

По воззваниям, начинающимся словом «Радуйся», произведение, несомненно, обращено к Богородице. Но многие его строфы адресованы ко Христу, например 11-я («Проповедницы богоноснии»), 12-я («Возсиявый во Египте»), 13-я («Хотящу Симеону»). Более того, в строфе 20 настойчиво подчеркивается мысль, что акафист составлен для прославления Самого Христа: «Пение всякое побеждается, спростретися тщащееся ко множеству многих щедрот Твоих: равночисленныя бо песка песни аще приносим Ти, Царю Святый, ничтоже содеваем достойно, яже дал еси нам, Тебе вопиющим: Аллилуия».

По своей форме акафист принадлежит к особому роду древних песнопений – так называемых кондаков. В современных богослужебных книгах от этих песнопений сохраняется обыкновенно лишь по две строфы, известных под названием кондака и икоса. Строфы кондаков, или икосы, связываются каким-либо акростихом. Так, в акафисте акростихом служит алфавит, причем буква «альфа» стоит в строфе «Ангел предстатель». Таким образом, первая вступительная строфа (проимий) – «Взбранной Воеводе» – оказывается вне азбучной структуры, а значит, могла быть составлена не автором акафиста, а кем-либо другим. Как считают некоторые исследователи, данный проимий нужно соотносить с уже упомянутой «осадой Константинополя летом 626 года аварами и славянами, когда патриарх Константинопольский Сергий с иконой Пресвятой Богородицы обошел городские стены и опасность была отвращена»[2].

Рассматриваемый текст содержит два припева: «Радуйся» и «Аллилуия». Такая амбивалентность весьма необычна и побуждает выдвинуть следующее предположение: один припев, начинающийся словом «Радуйся», может стоять лишь после тех строф, в которых содержатся ублажения Богородицы, а «Аллилуия» можно возглашать после всех 24 строф акафиста, даже если изъять из него ублажения. А значит, не исключено, что «Аллилуия» было некогда единственным припевом всего акафиста, а «Радуйся» является позднейшим элементом, внесенным в ходе оригинальной редакции. Именно поэтому он не всегда органично связан с общим содержанием акафиста и довольно сильно затемняет его основную идею и предмет. Они сосредоточены, скорее, не на личности Богородицы, а на прославлении Боговоплощения. Это с наибольшей отчетливостью высказано в строфах 12–18, тогда как первые части являются историческим введением к ним, а последние по большей части повторяют и заключают их.

Но, конечно, акафист прославляет и «одушевленный храм», послуживший таинству Боговоплощения, – Богородицу. Именно поэтому с течением времени нашли нужным усилить в нем прославление Богоматери, внеся в него ублажения Ей. Дополнительным аргументом служит здесь следующее известное обстоятельство: акафист издавна служил кондаком на Благовещение, и нужно полагать, что он предназначался для этого празднества.

Таким образом, анализ акафиста заставляет искать происхождение памяти субботы пятой седмицы Великого поста в празднике Благовещения. Сюда же направляют и некоторые древние уставные предписания, которые касаются данной памяти. Раньше она не была привязана непременно к субботе пятой седмицы. Память субботы являлась как бы предпразднством Благовещения. Связь ее с Благовещением видна и из того, что многие ее песнопения берутся из службы на данный праздник. То есть в рассматриваемой памяти приходится иметь дело с перенесенным праздником Благовещения.

Возобновляя разговор об историко-событийной подоплеке празднования акафиста, надо констатировать: оно, в соответствии с разнообразной аргументацией И.А. Карабинова, находится в связи не с осадой Константинополя, а со всей Персидской войной императора Ираклия, точнее, с ее финалом, благополучным для византийцев[3]. Неслучайно данное событие по числам почти совпадает с праздником акафиста и Благовещением. Свидетельствуют об этом паримии (из пророка Исаии), читаемые как раз на четвертой и пятой неделях Великого поста, к которым, в свою очередь, содержательно примыкают чтения среды и пятка Сырной седмицы.

Следовательно, исторически память окончания Персидской войны праздновалась вместе с Благовещением: с одной стороны, поскольку война кончилась почти в этот день, а с другой – поскольку Богородица считалась покровительницей Константинополя, где данный праздник был первоначально положен. Когда Трулльский Собор разрешил установить Благовещение в его собственное число, за субботой акафиста закрепилась память войны. Причем со временем произошло смещение и сужение событийно-хронологических пластов, в результате чего актуальной стала осада Константинополя 626 года, поскольку была наиболее памятным эпизодом большой войны, которая по преимуществу велась вдали от столицы. Закрепление праздника акафиста за субботой пятой недели Великого поста окончательно произошло достаточно поздно – лишь после XI века.
Георгий Битбунов
_______________
[1] Козлов Максим, протоиерей. Акафист в истории православной гимнографии // Журнал Московской Патриархии. 2000. № 6. С. 84.

[2] Там же.

[3] Карабинов И.А. Постная триoдь. Исторический обзор ее плана, состава, редакций и славянских переводов. М., 2004. С. 63–64.

Синаксарь в субботу пятой седмицы Великого Поста, Похвала Пресвятой Богородицы (Суббота акафиста)

Стихи:
Весь город благодарно хвалит песней неумолчной
Неутомимую Защитницу в боях.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100400/40040.p.jpg

В этот день мы празднуем акафист (неседальное пение) Пресвятой Владычице нашей Богородице по следующей причине. В годы самодержавного правления в Византии императора Ираклия[1] персидский царь Хозрой[2], видя, что греческое государство ослаблено после царствования тирана Фоки[3], послал одного из своих воевод, по имени Сарвар, с многотысячным войском, чтобы покорить себе все восточные провинции империи. Хозрой пытался сделать это и раньше, погубив около ста тысяч христиан, которых иудеи выкупали у него и убивали.

Главный воевода Сарвар, захватив весь Восток[4], достиг самого Халкидона[5], который теперь называется Ускюдар. Царь Ираклий из-за оскудения золотых запасов переплавил церковные священные сосуды на монеты для большей и совершеннейшей расплаты. Придя по Черному морю в персидские страны, он покорил их, совершенно победив Хозроя с остальными войсками. Вскоре Сирой, сын Хозроя, предав своего отца, захватил власть и, убив Хозроя, заключил союз с царем Ираклием. Но аварский каган[6], правивший и скифами[7], узнав, что царь отплыл по Черному морю, — нарушив мир с греками, привел стотысячное войско и подошел к Константинополю с западной стороны, произнося богохульства (и угрозы). Внезапно все море наполнилось кораблями, а земля — бесчисленными пешими и конными воинами.

Патриарх Константинопольский Сергий утешал людей, увещая не терять (надежды) и не ослабевать, но от души возложить все упование на Бога и на Матерь Его Пречистую Богородицу. Патриций по имени Бон, бывший тогда градоначальником, в свою очередь, готовил все необходимое для обороны. Ибо подобает нам с помощью Божией и самим делать все возможное. Патриарх же со всем народом, взяв святые иконы Богоматери, обходил город по верху стен, тем самым укрепляя их. Так как Сарвар подошел с востока, а каган — с запада, чтобы сжечь окрестности города, то патриарх (снова) обходил по стенам, неся Нерукотворный Образ Христа, Честное и Животворящее древо (Креста) и честную ризу Богоматери. Скифский каган с суши осаждал стены Константинополя с бесчисленным множеством до зубов вооруженных воинов. Врагов было столько, что один грек сражался с десятью скифами. Но непобедимая Воевода помогла весьма немногочисленным воинам, оказавшимся в Ее храме, именуемом «Живоносный Источник», разгромить превосходящих их числом врагов. С этих пор греки, ободрившись и возрадовавшись, помощью Непобедимой Воеводы — Божией Матери все время совершенно их побеждали. Попытавшись заключить мир, горожане были отвержены. Каган ответил им: «Не обманывайтесь о Боге, в Которого веруете, потому что завтра я все равно возьму ваш город». Услышав (об этом), горожане простирали руки к Богу (в молитве).

И вот, сговорившись, каган и Сарвар с суши и с моря устремились на город, желая захватить его хитростью, но столько их воинов было убито греками, что живые не успевали сжигать мертвых. Моноксилы[8], наполненные воинами, вместе со всеми вражескими кораблями разбились в бухте, называемой Золотой Рог, напротив храма Богоматери во Влахернах, когда на море внезапно поднялась страшная буря, и оно расступилось. Так было явлено преславное чудо Пречистой Богоматери: врагов выбросило на берег моря во Влахернах, и жители, быстро открыв городские ворота, всех их сразу перебили, причем даже женщины и дети мужественно устремились на них. Военачальники же их бежали, плача и рыдая.

А боголюбивые люди Константинополя, воздавая благодарение Богоматери, всю ночь воспевали Ей неседальное пение (акафист) за то, что Она сохранила их и чудесною силою сотворила победу над врагами. С тех пор в воспоминание столь дивного чуда Церковь и приняла такой праздник, чтобы возносить хвалу Божией Матери в этот день, когда Ею совершена победа. Неседальной же (песнь) названа потому, что константинопольский клир и весь народ тогда воспевали ее стоя.

По прошествии тридцати шести лет, в царствование Константина Погоната[9], агаряне снова, придя с бесчисленным войском, напали на Константинополь и воевали против него семь лет. Когда они зимовали в Кизических странах, то многие из них погибли. После этого, отказавшись от войны и возвращаясь со своим войском, все они, по молитвам Пречистой Богоматери, утонули в море, называемом Силео.

И в третий раз, при императоре Льве Исавре[10], снова агаряне[11], численностью свыше ста тысяч, вначале разорили Персидское царство, а затем Египет и Ливию. Пройдя Индию, Эфиопию и Испанию, они наконец подплыли к Царьграду на 1800 кораблях. Окружив город, агаряне предполагали тотчас его разорить. Городские священнослужители, неся святое древо Честного и Животворящего Креста и честную икону Богоматери Одигитрии, обходили город по стене, со слезами молясь Богу.

Арабы же решили разделиться на две части таким образом: одни воевали с болгарами, и пало их там более двадцати тысяч, а другим, оставшимся для наступления на Царьград, преградила путь цепь, протянутая от Галаты[12] до стен Константинополя. Когда они доплыли до некоторого места, называемого Сосфен, там подул северный ветер, и многие их корабли разбились и погибли, а на оставшихся начался такой сильный голод, что (агаряне) стали поедать человеческие тела и нечистоты. Затем, пустившись в бегство и достигнув Эгейского моря, они со всеми своими судами сгинули в морской глубине, ибо сильный град, выпавший с неба, вызвал волнение на море и пробил корабельную смолу. И так погибло это бесчисленное множество военных кораблей, только три осталось, чтобы поведать (о случившемся).

В честь всех этих дивных чудес Пречистой Богоматери мы и празднуем сегодняшний праздник. Неседальный (акафист) получил свое название от того, что тогда всю ночь люди стоя воспевали песнь Матери Бога-Слова; и в то время как на других (службах) по уставу можно сидеть, в настоящий праздник Богоматери мы все слушаем (похвалу) стоя.

Христе Боже, молитвами Пречистой Твоей Матери, Непобедимой Воеводы, избавь нас от находящих со всех сторон искушений и помилуй нас, ибо Ты один Человеколюбец.
__________________
[1]Ираклий (575—641) — Византийский император; царствовал с 610 по 641 г.
[2]Хозрой I, Великий — Персидский царь из династии Сасанидов. Свергнут с престола и убит сыном Сироем в 628 г.
[3] Византийский император Фока царствовал с 602 по 610 г. Отличался крайней жестокостью.
[4] Кесарию Каппадокийскую, Сирию, Иерусалим, Ливию и Киренаику.
[5] Предместье Константинополя.
[6] Каган — вождь хазар, аваров, скифов и др. народов.
[7] Славянами.
[8] Моноксила (греч. monoksilon) — судно, выдолбленное из одного ствола.
[9] Константин Погонат — Византийский император с 668 по 685 г.
[10] Лев III Исавр — Византийский император, царствовавший в 717—741 гг.
[11] Арабы.
[12] Галата — пригородная слобода на другой стороне Константинопольского пролива.






Вопрос:

Когда читается акафист Иисусу Христу и Пресвятой Богородице?
Николай Александрович Калачев

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Акафист – особое песнопение в честь Спасителя, Божией Матери и святых. Название его (греч. акафистос; где а – отриц. частица, kathizein – сидеть) указывает на то, что во время чтения или пения акафиста не принято сидеть. Акафисты состоят из 25 отдельных песнопений: 13 кондаков, 12 икосов, из которых 1-й кондак и все икосы оканчиваются призывом радуйся, а 12 кондаков восклицанием аллилуия. Первый акафист был сложен в честь Божией Матери и пелся всю ночь стоя в субботу, на пятой неделе Великого поста, во время осады Константинополя персами во главе с полководцем шаха Хозроя Сарваром и аварами в 626 году. Столица была окружена с моря и суши. Положение было безнадежным. Матерь Божия явила чудесную помощь, и город был спасен.

В благодарность за это заступничество был установлен праздник Похвалы Пресвятой Богородицы (Суббота Акафиста). Составление акафиста предание приписывает диакону великой константинопольской Церкви Георгию Писидийскому. Сначала служба совершалась только во Влахернском храме Константинополя, где находился чудотворный образ Божией Матери «Одигитрии», а также риза и пояс Богоматери. Но в IX веке этот праздник был внесен в Типик монастырей – Студийского и преподобного Саввы Освященного, а потом и в Триодь постную. Так этот особый праздник стал всеобщим во всей Православной Церкви. Постепенно стали по образцу первого акафиста появляться и другие.

Кроме субботы пятой недели Великого поста акафисты в честь Спасителя, Божией Матери и святых принято читать вне постов, во время которых христиане должны сугубо молиться о прощении своих грехов.

К акафистам мы чаще всего обращаемся в часы особой радости и благодарственного настроения или когда нужно испросить у Господа и Божией Матери помощь в трудных обстоятельствах.

Вопрос:

Почему в акафистах постоянно повторяется слово «радуйся»?
Сергей

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Как жанр христианской гимнографии акафист (от греч. акафистос; где а – отриц. частица, kathizein – сидеть; букв. «неседален») отличается не только построением, но особым радостным настроением. Объясняется это теми реальными обстоятельствами, при которых был создан первый акафист. Он был сложен в честь Божией Матери и пелся всю ночь стоя в субботу, на пятой неделе Великого поста, после победы над персам и аварами, осадившими Константинополь во главе с полководцем шахом Хозроем Сарваром в 626 году. Столица была окружена с моря и суши. Положение было безнадежным. Матерь Божия явила чудесную помощь, и город был спасен («Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице»). В благодарность за это заступничество был установлен праздник Похвалы Пресвятой Богородицы (суббота акафиста). Повторяющееся многократно слово «радуйся» взято из святого Евангелия. Так приветствовал архангел Гавриил Божию Матерь, принеся весть о будущем рождении от Нее Мессии: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами» (Лк. 1: 28). В акафистах, посвященных святым угодникам, создававшимся по образцу первого акафиста, также содержится повторяющийся призыв «радуйся». Основание для этого тоже дает Евангелие. Святые подвигом веры и жизни сподобились той награды, о которой говорит Спаситель в заповедях блаженства: «Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф. 5: 12).

Составление акафиста Божией Матери предание приписывает диакону великой Константинопольской Церкви Георгию Писидийскому. Сначала служба совершалась только во Влахернском храме Константинополя, где находился чудотворный образ Божией Матери «Одигитрии», а также риза и пояс Богоматери. Но в IX веке праздник Похвалы Пресвятой Богородицы был внесен в Типик монастырей – Студийского и преподобного Саввы Освященного, а потом и в Триодь постную. Так этот особый праздник стал всеобщим во всей Православной Церкви.

Кроме субботы пятой недели Великого поста акафисты в честь Спасителя, Божией Матери и святых принято читать вне постов, во время которых христиане должны сугубо молиться о прощении своих грехов. К акафистам мы чаще всего обращаемся в часы особой радости и благодарственного настроения или когда нужно испросить у Господа и Божией Матери помощь в трудных обстоятельствах.

ПО МАТЕРИАЛАМ САЙТА : http://www.pravoslavie.ru/put/1674.htm

Похвала Пресвятой Богородицы

0

7

Купите книгу «Лествица»!  Стоит всего сто пятьдесят рублей. Цена не большая, а польза огромна. Столько же стоит журнал «Вокруг света», «Журнал об интерьерах» или «Советы огороднику». Хороший огород —  дело похвальное и не осудительное, а все же Царство небесное лучше.

http://cs307804.vk.me/v307804721/b866/cQyYGWQDKjs.jpg

«Лествица»- книга о самом главном. По свидетельству честных отцов она нужна  «всем, поспешающим написать имена свои в книге жизни на небесах, настоящая книга показывает превосходнейший путь. Преподобный отец премудро рассудил, устроивши для нас восхождение, равночисленное возрасту Господнему по плоти; ибо в возрасте тридцати лет Господнего совершеннолетия гадательно изобразил лествицу, состоящую из тридцати степеней духовного совершенства»

У Церкви есть два способа учебы святости и подготовки к жизни в Царствии небесном. Писание и Предание. Приходя в храм, мы участвуем в богослужении, основанном на Писании и изображающем фрагменты Писания. А вот после службы нам задается домашнее задание с вопросами о пути в Царство Небесное, ответы на которые удобно искать в Предании – опыте людей уже вошедших в Рай.

Люди по гордости или по жестокосердию говорят: «Бог у меня внутри. И не нужна мне ваша Церковь». Вольному воля. Церковь не комсомол – всесоюзный охват никому не нужен. Никто кроме твоего ангела-хранителя и не заплачет, если ты не придешь в храм.

- Но как же ты можешь думать, что великий Бог может поместиться в твоей маленькой душе? Неужели ты больше Бога? Все ясно. Просто ты считаешь себя богом или центром мира. Обо всем судишь, все знаешь и Бог тебе советчик лишь изредка. Твой бог живет у тебя в дальнем кармане. Эти люди отводят место Богу в кармане своего пиджака.

Бизнесмены говорят: «Извини, друг, ничего личного, – только бизнес».  Тоже все ясно. У них бог – Бизнес. Эти люди отводят место Богу в банке. Кто-то богом делает мужа, кто-то дочь, кто-то маму. Все бы ничего, но неверные отношения с Богом, приводят к уродливым отношениям с людьми, то есть к греху. А грех приводит к порче жизни и смерти вечной. Бог не в маме, не в банке и не в личном мнении. Он вовне мира. Однако Он заинтересован в любви к нам.

Любовь к Богу, без сомнения, искусство. Невозможно стать художником во сне. Проснулся и Пит Мондриан. Так не бывает. Нельзя лежать на спине, смотреть в небо и вдруг стать Вивальди. Искусство требует штудии и опыта. Для этого в Церкви существуют штудии-поучения. Есть древние поучения типа притчей Соломона или книги премудрости Иисуса сын Сирахова. И там есть такие замечательные слова:

- Самое страшное, самое горькое и постылое для человека – это злая жена, от которой невозможно никуда убежать, и с которой вынужден человек жить до самой смерти. Жениться на злой женщине – все равно, что жениться на лесной медведице

- Добрая жена – счастливая доля она дается в удел боящимся Господа. Кроткая жена – дар Господа, и нет цены благовоспитанной душе.

Есть поучения нового времени: «Добротолюбие», «Лавсаик», патерики и прочая. Но безусловный шедевр – «Лествица Иоанна». Чем же она выделяется из других поучений? Стройностью, системностью и аристократической простотой, присущей только приближенным Бога.

Простота эта состоит в том, что системой координат, в которой рассматривается духовное совершенствование, являются две направляющие — любовь к Богу и любовь к человеку. Эта ясная основа сильно выделяет «Лествицу» из других книг. В ней любовью определяются все состояния человека.

Первый шаг при ее прочтение – это уяснение того, что есть грех. В самом деле, простой и неожиданный вопрос:

- Что есть грех?

Думаю, что не каждый христиан ответит слету. Возможны ответы в ветхозаветном духе, что это нарушение договоренностей с Богом – беззаконие. Или что, это неисполнение Евангельских заповедей. А ответ преподобного Иоанна гениально прост – это отсутствие любви. Все что сделано без любви к Богу – грех. Все что сделано без любви к людям – тоже грех. Плохо собранный на заводе холодильник – грех. Прошел на улице мимо человека держащегося за сердце или плачущего ребенка – грех. Не помолился вечером, не побеседовал с Богом и оставил Его без внимания – тоже грех. Все перечислить нельзя, так как не хватит бумаги записать все то, что может напакостить человек. В первом приближении, грехи для мирян собраны и описаны в « Катехизисе для мирян». Полезная книга для тех, кто не улавливает сердцем музыку неба и голос Бога. Там просто механически перечислено то-то и то-то. «Лествица» Иоанна учит сердце «музыкальному» небесному слуху. Она учит не набору правил, а самостоятельности в духовной жизни. Она вкладывает в душу понимание сути различение добра и зла мерой любви. Вот слова из его книги:

Любовь по качеству своему есть уподобление Богу, сколько того люди могут достигнуть; по действию своему, она есть упоение души; а по свойству источник веры, бездна долготерпения, море смирения.

Любящий Господа прежде возлюбил своего брата; ибо второе служит доказательством первого.

Каждая новая глава начинается абзацами, в которых преподобный как хороший регент дает тон, а далее разворачивает примеры по нисходящей. Книга выстроена мастерски во всей своей композиции. В ней есть увертюра, развитие темы и прекрасный финал. Число глав автор приравнял числу лет Христа, вышедшему на проповедь – тридцати. И в них много жемчужин:

- Бесы многократно преобразуются в ангелов света и в образ мучеников и представляют нам в сновидении, будто мы к ним приходим; а когда пробуждаемся, то исполняют нас радостию и возношением. Сие да будет тебе знаком прелести;

- Памятозлобный подвижник есть аспид, скрывающийся в норе, который носит в себе яд смертоносный.

- По пресыщении нашем, сей нечистый дух отходит, и посылает на нас духа блудного; он возвещает ему, в каком состоянии мы остались, и говорит: «Иди, возмути такого-то: чрево его пресыщено, и потому ты немного будешь трудиться». Сей, пришедши, улыбается и, связав нам руки и ноги сном, уже все, что хочет, делает с нами, оскверняя душу мерзкими мечтаниями и тело истечениями.

- Гордая душа есть раба страха; Боязливость есть младенчественный нрав в старой тщеславной душе. Все боязливые тщеславны,

Московские любители хорошей музыки ходят на концерты в зал имени Чайковского. Меломаны со всего света не жалеют средств на поездки ради фестивалей в Италии Читта ди Кастелло или в Германском Байройте. Прикосновение к музыке великих композиторов надолго возвышает души и очищает чувства. Для христиан такими фестивалями музыки божественных сфер является пост. Он возвышает дух до самого Рая. Вот как пост оценивает преподобный Иоанн:

- Удивительное дело, что ум, будучи бестелесен, от тела оскверняется и омрачается, и что напротив невещественное от борения утончевается и очищается.

Есть еще одно очень важное свойство этой книги – она написана очень деликатным человеком. В ней нет нажима на читателя. Поучения не навязываются, а мягко предлагаются. Лествичник не может себе позволить сравнивать женщину со змеей или злобной медведицей, как Иисус сын Сирахов. И, вообще, он выше телесных различий, которые, по большому счету не решают ничего. Сердце у всех одинаковое. Преподобный дает уроки мастерства самой душе, стремящейся быть чистой и светлой.

Человеческие сердца умеют читать слова любви не только по бумаге. Хорошо испеченный хлеб, прекрасно собранный автомобиль, успешная операция на сердце могут косвенно, говорить о любви делателей. И странно, никто не сказал слово «любовь», давая нам замечательно испеченный хлеб, а оно прочиталось отчетливо при вкушении — сделано с любовью. Сердце сердцу послало письмо и было прочитано. Когда читаешь «Лествицу», то сердце ясно чувствует заботу писателя о нашей душе и это умиляет и вдохновляет. Мы же понимаем, что за тонкой и уветливой душой преподобного отца стоит Сам Бог, научивший Иоанна и евангельской премудрости и божественной нежности. Это уважение и нежность растопляют сердце не меньше его верных слов, так как тихом веянии этих добродетелей слышен глас Духа Любви.

Размышляя о действенной любви, Церковь, как нежная мать, предлагает нам поучения собранные в «Лествице», чтобы мы, наконец, как следует, поупражнявшись в теории и уразумев тонкости отношений с Богом и Церковью, могли, наконец, произвести некий реальный плод нашего собственного духа. А инструкцией к нашей новой жизни служат опыт жизни преподобного Иоанна и его замечательная книга «Лествица», которая, без сомнения, должна быть в доме каждого доброго христианина. Хорошо прочитать ее постом и вняв совету почистить душу к Пасхе и жизни вечной.



«Желающие истинно работать Христу прежде всего да приложат старание, чтобы при помощи духовных отцов и собственным рассуждением, избрать себе приличные места и образы жизни, пути и обучения: ибо не для всех полезно общежитие, по причине сластолюбия. И не все способны к безмолвию, по причине гнева; но каждому должно рассматривать, какой путь соответствует его качествам».

Иоанн Лествичник жил просто и дошел до райских врат. И наша простая жизнь совсем не помеха на пути к Богу. Грехи камни на этом пути. Грехи нас мучают, так зачем же мы держимся за них? Чистому жить легко и просто. «Чистота нас усвояет Богу, и сколько возможно, делает Ему подобными» . В приобретении этой чистоты и состоит практический смысл поста.

Еще есть время. Но, скоро Пасха!

http://www.pravmir.ru/kupite-lestvicu/

0

8

ДУША ДОЛЖНА БЫТЬ НА КОЛЕНЯХ ПРЕД БОГОМ...

Руководимая Триодью Постной Церковь продолжает своё плавание по волнам святой четыредесятницы. Были уже и шторма, и бури, и сильные ветры… Были и радостные, тихие солнечные дни.

Пост – это время борьбы со злом в своей душе. Время узнавания самого себя. Время плавания по своим сердечным глубинам. Время нашего смиренного предстояния пред величием Бога.

И, конечно, оскудел ассортимент нашего стола и стараемся мы делать земные поклоны, но очень важно, чтобы мы ощутили Пост не только как голод в желудке и боль в коленях.

Легче отказаться от мяса, чем отказаться от гнева.

Проще покорить город, чем покорить гордыню.

Легче навести порядок в квартире, чем в своей собственной душе.

Душа на коленях должна быть пред Богом Поэтому Пост должен нам открываться, как напряжённейшее, глубокое делание по очищению своего сердца, как филигранная работа над улучшением своих помыслов. «Не только тело, – говорит преп. Иустин Сербский, – но и душа должна постоянно быть на коленях». Пост – это и есть для всех нас уникальное время, чтобы душа почаще «постояла на коленях пред Богом». Чтобы поплакала, посокрушалась о своих грехах, чтобы искренне убедилась, что она в страшной опасности. Чтобы покаянием привлекла к себе милость Божию.

Душа человеческая в эти дни должна подтянуться, стряхнуть с себя холодность, безразличие, вялость. Преп. Макарий Великий говорит, что «легкомысленный и имеющий расхлябанное сердце пребывает в ветхости и даже не начинает подвизаться и не умеет бороться». С этой легкомысленностью и расхлябанностью сердца нам и предлежит кровавая борьба. Как сильный ветер быстро разгоняет густые облака и ясно становится видным небо, так и мы своим волевым усилием стараемся сократить в дни Поста лишние впечатления, ненужные встречи, пустые телефонные звонки. Пытаемся оградить себя от обычной суетливости, беготни, многозаботливости, развлечений.

Для чего мы это делаем? Безусловно, не для того, чтобы нам просто стало спокойнее, тише, удобнее, комфортнее, а для того, чтобы ничто не мешало нам как можно более яснее, внимательнее, глубже рассмотреть своё сердце, своё духовное состояние.

Святые Отцы сравнивают человеческую душу с кораблём, плавающим в открытом океане и имеющим две большие опасности. Корабль может потерпеть крушение и потонуть либо от внешней причины: рифы, скалы, сильные волны, или же он идёт ко дну вследствие повреждения трюма. Так и мы гибнем, или потопляемые извне, т. е. осуществляемыми на деле грехами, или изнутри – лукавыми греховными помыслами. Но если от внешних штормовых волн, рифов можно всё-таки вовремя спастись, заметив их, и предприняв какие-то экстренные меры, то «трюмные нечистоты, – как говорит блаженная Синклитикия, – опасны и тогда, когда море спокойно, и мореходы спят». Эти внутренние повреждения и нечистоты «незаметно подступают, наполняя корабль, и несут с собою смерть». От внешних греховных причин, может быть, мы себя и во многом оградили, но какая же труднейшая и напряжённейшая предстоит каждому из нас работа по очищению «трюмных нечистот» нашего сердца! Там целые залежи, целые горы многоразличных греховных помыслов!

И внимательно наблюдая за своей душой, мы начинаем видеть, насколько же в ней всё связано.

Объевшись, мы начинаем лениться молиться.

Осуждая других, теряем теплоту благодати.

Гневаясь, мгновенно утрачиваем сердечный мир.

Огонь, разгоревшись в одном месте, быстро перекидывается на другой этаж. И как же страшен и беспощаден бывает этот душевный пожар ярости, грубости, наглости, хамства, недоверия друг другу, подозрительности, наших взаимных обвинений. Пожар, пожирающий и пожигающий в нашей душе всё доброе. Только молитва, только смирение, только благодать Божия может остановить это диавольское губительное пламя.

Молитва – это таинственная, сокровенная пища для нашей души. Если мы не молимся, или молимся рассеянно, или считаем молитву чем-то второстепенным в нашей жизни, то этим самым мы добровольно томим гладом нашу собственную душу. Старец Емелиан Афонский очень образно, прекрасно восклицает об этом: «Сколь неизмерима наша беда, если мы не умеем молиться! Неизмерима! Это наибольшее из всех зол для нас. Если предположить, что взорвутся звёзды и миры между ними, и всё, вверху и внизу, обратится в обломки, то эта катастрофа будет меньшей по сравнению с той, которой подвергаемся мы, когда не умеем молиться!»

Один музыкант говорил как-то: «Если я не играю один день, то я это уже чувствую. Если я не играю два дня, то это уже чувствуют все». То же самое происходит с нами, когда мы оставляем покаянную молитву. Сначала, это сказывается на нас лично, а потом – и на наших близких; потому что вместо благодатной наполненности памятью Божией, сердце станет вмещать в себя хаос, раздражительность, суету, страсти. И это мгновенно отразится на тех людях, которые нас окружают.

Давайте наполним молитвой эти прекрасные, весенние великопостные дни! Церковной, домашней, непрестанной молитвой везде: в транспорте, на работе, во всех жизненных ситуациях и обстоятельствах. Пусть всё, буквально всё, – и наши неудачи, и удачи, падения, скорби, трудности, болезни, искушения, радости, – всё послужит, как говорят святые Отцы, поводом для молитвы, молитвы покаянной, молитвы славословящей и благодарящей Бога за всё!

Святитель Григорий Палама говорит, что как глазная мазь или капли содействуют больным глазам восприятию чувственного света, так и молитва помогает больной исстрадавшейся душе человека восприятию Божественной благодати.

Поэтому Церковь постоянно напоминает нам, что христианство – это не просто добрые дела, милые улыбки, знание обрядов, постное масло и ровное хорошее настроение души. Православие – это «голод по Богу». Это взыскание больной душой исцеляющей благодати Святого Духа. Это напоминание о том, что невозможно идти к Богу, перешагнув через человека.

А Пост – это не просто голодное томящее сосание под ложечкой, не досадное воздержание от любимых удовольствий.

Пост – это время борьбы со злом в своей душе.

Пост – это инструмент любви.

Это – узнавание себя как самого первого грешника из всех людей.

Это – напоминание о том, что не только тело, но и душа должна постоянно стоять на коленях пред Богом.

http://www.optina.ru/sermon/pt19/

0

9

ПОХВАЛА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

0

10

Суббота 5-й седмицы называется субботой Акафиста, а сама служба получила название Похвалы Пресвятой Богородицы. В этот день на утрени(обычно в пятницу вечером) читается акафист Божией Матери в память Ее заступничества и избавления Константинополя в эти дни поста от сарацин и скифов в 626 году.

Акафист прочитывается в четыре приема, каждый раз по 3 икоса и 3 кондака. Каждое чтение начинается и заключается пением кондака Взбранной Воеводе. На каждое чтение священнослужители выходят через царские врата на середину храма.

Акафист Божией Матери : http://days.pravoslavie.ru/rubrics/canon62.htm?id=62

http://cs607428.vk.me/v607428564/47e0/rm_B3fEJoE8.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ВЕЛИКИЙ ПОСТ и ПАСХА ГОСПОДНЯ! » 5-я седмица Великого Поста.