Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ!!!!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Неделя 1-я Великого поста.ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ!!!!

(Евр. 11, 24-26, 32-12, 2; Ин. 1, 43-51). Православие. Не забудь правого слова, которое сказал ты Богу, возобновляя с Ним завет, нарушенный с твоей стороны не добросовестно. Припомни, как и почему нарушил и старайся избежать новой неверности. Не слово красное славно, - славна верность. Не славно ли быть в завете с царем? Сколько же славнее быть в завете с Царем царей! Но слава эта обратится в посрамление тебе, если не будешь верен завету. От начала мира сколько прославлено великих людей! И все они прославлены за верность, в которой устояли, несмотря на великие беды и скорби из-за такой верности: испытали поругания и побои, а также узы и темницу. Были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли . . . посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса" (Евр. 11, 36-38; 12, 1-2).Святитель Феофан Затворник


Прeбыть верным учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет и постоянно будет отвергать все учения, придуманные и придумываемые отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие единственно и исключительно в лоне Православной Восточной Церкви.


Неделя 1-я Великого поста. Торжество Православия.

http://i074.radikal.ru/1002/0e/79c8409ea4ca.jpg

Первая Неделя Великого поста называется Неделей Православия – от совершаемого в этот день торжества Православия, установленного в Греции в первой половине IX века в память окончательной победы Православной Церкви над всеми ересями, возмущавшими Церковь, и особенно над последней из них – иконоборческой, осужденной на 7-м Вселенском Соборе в 787 году.

В конце Литургии священнослужители совершают молебное пение на середине храма перед иконами спасителя и Божией Матери, молясь Господу об утверждении в вере православных христиан и обращении на путь истины всех отступивших от Церкви. Дьякон затем громко читает Символ веры и произносит анафему, то есть объявляет об отделении от Церкви всех, кто осмеливается искажать истины православной веры, и "вечную память" всем скончавшимся защитникам веры православной, а "многая лета" - живущим.
Открываем словарь С. И. Ожегова: «Анафема - проклятие (превонач. церковное проклятие, отлучение от церкви)». «Церковное проклятие»? Но разве могут проклинать христиане, о которых замечательно сказал св. Григорий Богослов: «Если бы у нас кто спросил, что мы чувствуем и чему поклоняемся? Ответ готов: мы чтим любовь»?

Любовь, которая, как писал апостол Павел, «не мыслит зла», несовместима с проклятием. И христиане, а тем более Церковь, не могут проклинать. Тогда в чем дело? Неужели в авторитетном словаре ошибка? Постараемся разобраться.

В греческом переводе Библии («Сертуагинте») слово «анафема» было использовано для обозначения чего-то проклятого, отверженного людьми. В этом значении слово «анафема» употреблено в 1-м послании апостола Павла Коринфянам: «Кто не любит Господа Иисуса Христа - анафема...» (1 Кор. 16:22).

Почему-то распространилось убеждение, что «анафема» значит предание сатане. Однако это неверно. Анафема - это не проклятие (хотя так написано и в словаре Даля), а отлучение от Церкви лиц, мысли и действия которых угрожают чистоте вероучения и единству Церкви. Это даже не столько осуждение отлученного человека, сколько способ оградить остальных верующих от общения с ним и возможного соблазна пойти по внецерковному, неистинному пути. Своего рода профилактическая мера.

Подобная практика (отлучение от синагоги) существовала в иудаизме. В частности, ее применяли к христианам, потому что они признавали Иисуса Христом - Мессией.

Что касается словарных статей, дело в следующем. Сегодня мы воспринимаем проклятие как призвание на человека зла. А вот раньше слово «проклятие» было синонимом «анафемы» и обозначало как раз отлучение от Церкви. Хотя наряду с ним существовало и привычное нам значение глагола «проклинать» - «призывать на кого бедствия, желать кому зла» («Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля»).

Почему мы заговорили об анафеме? Дело в том, что чин анафематствования непосредственно связан с Неделей Торжества Православия.

В VIII в. в Византийской империи появились противники икон. Эти люди считали, что образы святых - то же самое, что языческие идолы. А молитва перед иконой - самое настоящее идолопоклонство. (И сегодня можно услышать мнение, будто христиане молятся иконе, а не святому перед его иконой. А ведь это большая разница!)

Естественно, христиане восстали против иконоборцев. Началась жестокая борьба. Спасая иконы, христиане рисковали жизнью. Но их ревность иногда переходила границы, и они были готовы растерзать противников икон. Противостояние было осложнено политической борьбой византийских правителей и вылилось в настоящую гражданскую войну.

Чтобы положить конец расколу в среде христиан, Отцы Церкви в 787 г. собрали VII Вселенский Собор и официально утвердили почитание икон. Однако еще почти целый век в отдаленных областях Византийской империи иконоборцы подвергали верующих гонениям. Конец противостоянию был положен 19 февраля 843 г., в первое воскресенье Великого поста. В тот день в константинопольском соборе св. Софии был отслужен праздничный чин Торжества Православия, почитание икон утвердили еще раз, а иконоборчество признали ересью. Теперь чин Торжества Православия служится в храмах в первое воскресенье Великого поста в память о победе над иконоборчеством и символизирует торжество Церкви над всеми когда-либо существовавшими ересями и расколами.

Византийская царица Феодора, в правление которой было восстановлено иконопочитание, объявила: "Кто не чествует изображения Господа нашего, Пресвятой Его Матери и всех святых, да будет проклят!" Вероятно, с этим связано введение в службу чина анафематствования (отлучения от Церкви), а возможно, и восприятие слова «анафема» как «проклятие». Этот чин содержит в себе чтение Символа веры, произнесение анафемы и провозглашение вечной памяти всем защитникам Православия.

В православии анафема применялась после неоднократных попыток призвать согрешившего человека к покаянию.

Официальное провозглашение анафемы означало, что человек не может участвовать в Таинствах, посещать церковь и претендовать на погребение по христианскому обряду. Поскольку анафема не наказание, не клеймо на всю жизнь, тот, кого предали анафеме, может вернуться в лоно Церкви. Эта процедура состоит из покаяния (как правило, публичного) анафематствованного лица и вынесения решения о его прощении.

Чин Торжества Православия в России постепенно подвергался изменениям. В конце XV в. в него были включены имена предводителей ереси «жидовствующих». Когда контроль государства над Церковью усилился, анафеме стали предавать государственных преступников: Григория Отрепьева, Степана Разина, Мазепу. Мятежнику Стефану Глебову анафема была провозглашена уже не собором епископов, а императорским указом Петра I. Разумеется, анафеме предавали и еретиков, к примеру старообрядца протопопа Аввакума. Со временем набралось около 4 тыс. имен преданных анафеме! И стало принято перечислять названия ересей без упоминания еретиков, а вместо поминания имен государственных преступников появилась общая фраза о «дерзающих на бунт» против «православных государей».

До сих пор вызывает споры отлучение от Церкви Л. Н. Толстого. Через сто лет после этого события правнук писателя обратился к Патриарху с письмом, в котором просил снять с писателя анафему. Отлучение не было снято, и в ответе корреспондентам по этому вопросу Алексий II сказал: «Мы не отрицаем, что это гений литературы, но у него есть явно антихристианские произведения; вправе ли мы через сто лет навязывать человеку то, от чего он отказался?»

Анафема Л. Толстого - свидетельство Церкви о том, что, если человек по собственной воле выбрал внецерковный путь жизни, Церковь не может насильно заставить его вновь следовать по христианскому пути, то есть свобода выбора, быть или не быть с Церковью, сохраняется за человеком.

В современной жизни Православной Церкви анафема не провозглашается. Сегодня Неделя Торжества Православия - это прежде всего праздник победы истины.

Икона - не портрет, а образ грядущего храмового человечества. И так как этого человечества мы пока не видим, а только угадываем в нынешних грешных людях, икона может служить лишь символическим его изображением. Что означает в этом изображении истонченная телесность? Это - резко выраженное отрицание того самого биологизма, который возводит насыщение плоти в высшую и безусловную заповедь.

Изможденные лица святых на иконах противополагают этому кровавому царству самодовлеющей и сытой плоти те только "истонченные чувства", но прежде всего - новую норму жизненных отношений. Это - царство, которое плоть и кровь не наследуют.

Воздержание от еды и в особенности от мяса тут достигает двоякой цели: во-первых, это смирение плоти служит непременным условием одухотворения человеческого облика; во-вторых, оно тем самым подготовляет грядущий мир человека с человеком и человека с низшей тварью. В древнерусских иконах замечательно выражена как та, так и другая мысль.

Поверхностному наблюдателю эти аскетические лики могут показаться безжизненными, окончательно иссохшими. На самом деле, именно благодаря воспрещению "червонных уст" и "одутловатых щек" в них с несравненной силой просвечивает выражение духовной жизни, и это - несмотря на необычную строгость традиционных, условных форм, ограничивающих свободу иконописца. Казалось бы, в этой живописи не какие-либо несущественные штрихи, а именно существенные черты предусмотрены и освящены канонами: и положение туловища святого и взаимоотношение его крест-накрест сложенных рук и сложение его благословляющих пальцев; движение стеснено до крайности, исключено все то, что могло бы сделать Спасителя похожим "на таких же, каковы мы сами". Но даже там, где движение совсем отсутствует, во власти иконописца все-таки остается взгляд святого, выражение его глаз, то есть то самое, что составляет высшее сосредоточие духовной жизни человеческого лица. И именно здесь сказывается во всей своей поразительной силе то высшее творчество религиозного искусства, которое низводит огонь с неба и освещает им изнутри весь человеческий облик, каким бы неподвижным он ни казался.

Цитаты

Божественная Истина вочеловечилась, чтоб спасти Собою нас, погибших от принятия и усвоения убийственной лжи. Если пребудете в слове Моем, - вещает Она, - то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8, 31-32). Прeбыть верным учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет и постоянно будет отвергать все учения, придуманные и придумываемые отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие единственно и исключительно в лоне Православной Восточной Церкви. Аминь.
(Святитель Игнатий (Брянчанинов))

Не одни уста должны поститься, - нет, пусть постятся и око, и слух, и руки, и все наше тело.
(Святитель Иоанн Златоуст)

Краткое приветствие в Неделю 1-ю Великого поста, Торжества Православия

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие мои, други наши, чада Божий, дети Святой Православной Церкви! Сегодня особый день — день Торжества Православия, день торжества Святой Православной, Соборной и Апостольской Церкви, Церкви Торжествующей — Небесной и Церкви воинствующей — земной. И это день радости о воплощении Сына Божия, о полноте Божества на земле в Нем и о полноте Божества и в теле Его — в Церкви Христовой.

А тело Его — это все те, кто идет подвигом жизни в вере и истине, в лоне Церкви, это все, начиная со святых апостолов: сами апостолы и учители Церкви, ее патриархи, святители, святые отцы и народ Божий — миряне, держащиеся истины веры, ею жившие, ею живущие и теперь. Это все мы, собравшиеся после первой недели постных подвигов в церкви и облеченные ныне в белую одежду оправдания, вкусив боже­ственной жизни, соединясь с Господом в Таинстве Святого Причащения.

Мы с вами слышали сегодня в евангельском чтении высокую оценку и похвалу от испытующего сердца Господа будущему апостолу Нафа-наилу: «...Вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства» (Ин. 1, 47). И это похвала христианину, это похвала той Церкви, о которой Господь изрек: вот Церковь, в которой нет лукавства, нет суетных измышлений человеческих, которая вся есть истина во всем ее учении, Таинствах, богослужении, управлении, во всем ее устройстве.

Именно эта Церковь, по слову апостола Павла «...столп и утверждение истины» (1 Тим. 3,15), есть славная Церковь, не имеющая скверны или порока. Какими кровавыми подвигами, какой борьбой с врагами истины, какими и сколькими смертями ревнителей чистоты, святости веры и Церкви приобретено, сохранено и передано нам Православие!

Сегодня мы видим земную Церковь удручен ной, отягченной многообразными бедами и скор-бями (а это почти постоянное состояние Церкви Православной от дней ее основания), и кажется нам: есть ли о чем радоваться? Но знайте, дорогие мои, Торжество Православия в Церкви будет праздноваться всегда, ибо это торжество не о видимой славе Православия, но о том един­ственном, что дает миру жизнь и чего не могут отнять теперь уже никакие внешние беды и никакие враги,— это торжество Божественной любви к миру и вечная жизнь мира в этой любви, этой любовью.

А для нас, для каждого из нас, остается только частный вопрос — будем ли мы с вами учас­тниками этой Божественной любви? Сохраним ли себя и сохраним ли для своего потомства то, что дал нам Сам Христос и что передали в чистоте Его верные последователи в Церкви?

Так будем же помнить, дорогие наши, чтобы нам с вами быть истинно православными хрис­тианами, надо иметь живое и постоянное общение с Православной Церковью в ее молитвах, учении, Таинствах, надо знать свою веру,изучать ее, проникаться и жить ее духом, руко­водствоваться ее правилами, заповедями и уставами. А главное - - необходимо постоянно вос­станавливать в себе глубоким покаянием образ истинно православного христианина по примеру святых Божиих людей, живших во все времена.

Первое Торжество Православия было установлено, когда Церковь в борьбе с иконоборчеством отстояла свое право и долг поклоняться иконам Христа, Матери Божией и святых, и тем самым отстояла она и истину Боговоплощения. А теперь Церковь продолжает праздновать и будет праздновать до конца дней мира явление в нем образов Живого Бога. Ибо и теперь Бог от­крывает Себя в людях, стяжавших и являющих в себе это бесценное сокровище, эту единствен­ную жемчужину, которой не стоит весь мир,— богоподобие человека в святости жизни.

Так помолимся сейчас, дорогие мои, тем, кто святостию своей освящал и освящает и нам путь к истине.

Помолимся и о тех, кто трудами своими и болезнями сохраняет в наши дни верность истине Божией.

Попросим Господа, чтобы и нам быть не чуждыми этой верности и этих трудов. Аминь.
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

СЛОВО В НЕДЕЛЮ ПРАВОСЛАВИЯ

Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики,
и познаете истину, и истина сделает вас свободными.
Ин. 8, 31-32

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100274/27415.p.jpg
Господь Вседержитель. Фреска в храме святой Софии в Константинополе

Возлюбленные братия! Началом слова нашего в Неделю Православия весьма естественно быть вопросу: что есть Православие? Православие есть истинное Богопознание и Богопочитание; Православие есть поклонение Богу Духом и Истиною; Православие есть прославление Бога истинным познанием Его и поклонением Ему; Православие есть прославление Богом человека, истинного служителя Божия, дарованием ему благодати Всесвятаго Духа. Дух есть слава христиан (Ин. 7, 39). Где нет Духа, там нет Православия.

Нет Православия в учениях и умствованиях человеческих: в них господствует лжеименный разум – плод падения. Православие – учение Святаго Духа, данное Богом человекам во спасение. Где нет Православия, там нет спасения. «Иже хощет спастися, прежде всех подобает ему держати кафолическую веру, ея же аще кто целы и непорочны не соблюдет, кроме всякого недоумения, во веки погибнет» (Символ святого Афанасия Великого, патриарха Александрийского. Псалтирь с последованием).

Драгоценное сокровище – учение Святаго Духа! Оно преподано в Священном Писании и в Священном Предании Православной Церкви. Драгоценное сокровище – учение Святаго Духа! В нем – залог нашего спасения. Драгоценна, ничем не заменима, ни с чем не сравнима для каждого из нас наша блаженная участь в вечности; столь же драгоценен, столько же превыше всякой цены и залог нашего блаженства – учение Святаго Духа.

Чтоб сохранить для нас этот залог, святая Церковь исчисляет сегодня во всеуслышание те учения, которые порождены и изданы сатаною, которые – выражение вражды к Богу, которые наветуют нашему спасению, похищают его у нас. Как волков хищных, как змей смертоносных, как татей и убийц. Церковь обличает эти учения; охраняя нас от них и воззывая из погибели обольщенных ими, она предает анафеме эти учения и тех, которые упорно держатся их.

Словом анафема означается отлучение, отвержение. Когда Церковью предается анафеме какое-либо учение – это значит, что учение содержит в себе хулу на Святаго Духа и для спасения должно быть отвергнуто и устранено, как яд устраняется от пищи. Когда предается анафеме человек – это значит, что человек тот усвоил себе богохульное учение безвозвратно, лишает им спасения себя и тех ближних, которым сообщает свой образ мыслей. Когда человек вознамерится оставить богохульное учение и принять учение, содержимое Православной Церковью, то он обязан, по правилам Православной Церкви, предать анафеме лжеучение, которое он доселе содержал и которое его губило, отчуждая от Бога, содержа во вражде к Богу, в хуле на Святаго Духа, в общении с сатаною.

Значение анафемы есть значение духовного церковного врачевства против недуга в духе человеческом, причиняющего вечную смерть. Причиняют вечную смерть все учения человеческие, вводящие свое умствование, почерпаемое из лжеименного разума, из плотского мудрования, этого общего достояния падших духов и человеков, в Богом открытое учение о Боге. Человеческое умствование, введенное в учение веры христианской, называется ересью, а последование этому учению – зловерием (Лествица, Слово 1).

Апостол к числу дел плотских причисляет и ереси (Гал. 5, 20). Они принадлежат к делам плотским по источнику своему, плотскому мудрованию, которое – смерть, которое – вражда на Бога, которое – закону бо Божию не покоряется, ниже бо может (Рим. 8, 6-7). Они принадлежат к делам плотским по последствиям своим. Отчуждив дух человеческий от Бога, соединив его с духом сатаны по главному греху его – богохульству, они подвергают его порабощению страстей, как оставленного Богом, как преданного собственному своему падшему естеству. Омрачися неразумное их сердце, – говорит апостол о мудрецах, уклонившихся от истинного Богопознания, – глаголющеся быти мудри, объюродеша… премениша истину Божию во лжу… Сего ради предаде их Бог в страсти безчестия (Рим. 1, 21-22, 25-26). Страстями бесчестия называются разнообразные блудные страсти. Поведение ересиархов было развратное: Аполлинарий имел прелюбодейную связь, Евтихий был особенно порабощен страсти сребролюбия, Арий был развратен до невероятности. Когда его песнопение, Талию, начали читать на Первом Никейском Соборе, отцы Собора заткнули уши, отказались слушать срамословие, не могущее никогда придти на ум человеку благочестивому. Талия была сожжена. К счастью христианства, все экземпляры ее истреблены; осталось нам историческое сведение, что это сочинение дышало неистовым развратом. Подобны Талии многие сочинения нынешних ересиархов: в них страшное богохульство соединено и перемешано с выражениями страшного, нечеловеческого разврата и кощунства. Блаженны те, которые никогда не слыхали и не читали этих извержений ада. При чтении их соединение духа ересиархов с духом сатаны делается очевидным.

Ереси, будучи делом плотским, плодом плотского мудрования, изобретены падшими духами. «Бегайте безбожных ересей, – говорит святой Игнатий Богоносец, – суть бо диавольскаго изобретения начало – злобнаго онаго змия». Этому не должно удивляться: падшие духи низошли с высоты духовного достоинства; они ниспали в плотское мудрование более, нежели человеки.

Человеки имеют возможность переходить от плотского мудрования к духовному; падшие духи лишены этой возможности. Человеки не подвержены столько сильному влиянию плотского мудрования, потому что в них естественное добро не уничтожено, как в духах, падением. В человеках добро смешано со злом, и потому непотребно; в падших духах господствует и действует одно зло. Плотское мудрование в области духов получило обширнейшее, полное развитие, какого оно только может достигнуть. Главнейший грех их – исступленная ненависть к Богу, выражающаяся страшным, непрестанным богохульством. Они возгордились над Самим Богом; покорность Богу, естественную тварям, они превратили в непрерывающееся противодействие, в непримиримую вражду. Оттого падение их глубоко, и язва вечной смерти, которою они поражены, неисцелима. Существенная страсть их – гордость; они преобладаются чудовищным и глупым тщеславием; находят наслаждение во всех видах греха, вращаются постоянно в них, переходя от одного греха к другому. Они пресмыкаются и в сребролюбии, и в чревообъядении, и в прелюбодеянии. Не имея возможности совершать плотские грехи телесно, они совершают их в мечтании и ощущении; они усвоили бесплотному естеству пороки, свойственные плоти; они развили в себе эти неестественные им пороки несравненно более, нежели сколько они могут быть развитыми между человеками (святой Василий Великий называет падшего духа родителем страстных плотских слабостей). Спаде с небесе, – говорит пророк о падшем херувиме, – денница восходящая заутра; сокрушися на земли… Ты же рекл еси во уме твоем: на небо взыду, выше звезд небесных поставлю престол мой… буду подобен Вышнему. Ныне же во ад снидеши и во основания земли… повержен будеши в горах, яко мертвец… (Ис. 14, 12-15, 19).

Падшие духи, содержа в себе начало всех грехов, стараются вовлечь во все грехи человеков с целию и жаждою погубления их. Они вовлекают нас в разнообразное угождение плоти, в корыстолюбие, в славолюбие, живописуя пред нами предметы этих страстей обольстительнейшею живописью. В особенности они стараются вовлечь в гордость, от которой прозябают, как от семян растения, вражда к Богу и богохульство. Грех богохульства, составляющий сущность всякой ереси, есть самый тяжкий грех, как грех, принадлежащий собственно духам отверженным и составляющий их от-личительнейшее свойство. Падшие духи стараются прикрыть все грехи благовидною личиною, называемою в аскетических отеческих писаниях оправданиями. Делают они это с тою целию, чтоб человеки удобнее были обольщены, легче согласились на принятие греха. Точно так они поступают и с богохульством: стараются его прикрыть великолепным наименованием, пышным красноречием, возвышенною философиею. Страшное орудие в руках духов – ересь! Они погубили посредством ереси целые народы, похитив у них, незаметно для них, христианство, заменив христианство богохульным учением, украсив смертоносное учение наименованием очищенного, истинного, восстановленного христианства. Ересь есть грех, совершаемый преимущественно в уме. Грех этот, будучи принят умом, сообщается духу, разливается на тело, оскверняет самое тело наше, имеющее способность принимать освящение от общения с Божественною благодатию и способность оскверняться и заражаться общением с падшими духами. Грех этот малоприметен и малопонятен для незнающих с определенностию христианства, и потому легко уловляет в свои сети простоту, неведение, равнодушное и поверхностное исповедание христианства. Уловлены были на время ересью преподобные Иоанникий Великий, Герасим Иорданский и некоторые другие угодники Божий.

Если святые мужи, проводившие жизнь в исключительной заботе о спасении, не могли вдруг понять богохульства, прикрытого личиною; что сказать о тех, которые проводят жизнь в житейских попечениях, имеют о вере понятие недостаточное, самое недостаточное? Как узнать им смертоносную ересь, когда она предстанет им разукрашенною в личину мудрости, праведности и святости? Вот причина, по которой целые общества человеческие и целые народы легко склонились под иго ереси. По этой же причине очень затруднительно обращение из ереси к Православию, гораздо затруднительнее, нежели из неверия и идолопоклонства. Ереси, подходящие ближе к безбожию, удобнее познаются, нежели ереси, менее удалившиеся от Православной Веры и потому более прикрытые. Римский император равноапостольный великий Константин писал письмо святому Александру, патриарху Александрийскому, обличителю ересиарха Ария, увещевая его прекратить прения, нарушающие мир из-за пустых слов. Этими словами, которые названы пустыми, отвергалось Божество Господа Иисуса Христа, уничтожалось христианство. Так неведение и в святом муже, ревнителе благочестия, было обмануто недоступною для постижения его кознию ереси.

Ересь, будучи грехом смертным, врачуется быстро и решительно, как грех ума, искренним, от всего сердца преданием ее анафеме. Святой Иоанн Лествичник сказал (Слово 15, гл. 49): «Святая Соборная Церковь принимает еретиков, когда они искренне предадут анафеме свою ересь, и немедленно удостаивает их Святых Тайн, а впавших в блуд повелевает, по Апостольским правилам, на многие годы отлучать от Святых Тайн» (Лаодикийского Собора правило 6). Впечатление, произведенное плотским грехом, остается в человеке и по исповеди греха и по оставлении его; впечатление, произведенное ересью, немедленно уничтожается по отвержении ее. Искреннее и решительное предание ереси анафеме есть врачевство, окончательно и вполне освобождающее душу от ереси. Без этого врачевства яд богохульства остается в духе человеческом и не престает колебать его недоумениями и сомнениями, производимыми неистребленным сочувствием к ереси; остаются помыслы, взимающиеся на разум Христов (2 Кор. 10, 5), соделывающие неудобным спасение для одержимого ими, одержимого непокорством и противлением Христу, пребывшего в общении с сатаною. Врачевство анафемою всегда признавалось необходимым святою Церковию от страшного недуга ереси. Когда блаженный Феодорит, епископ Кирский, предстал на Четвертом Вселенском Соборе пред отцами Собора, желая оправдаться в возведенных на него обвинениях, то отцы потребовали от него прежде всего, чтоб он предал анафеме ересиарха Нестория. Феодорит, отвергавший Нестория, но не так решительно, как отвергала его Церковь, хотел объясниться. Отцы снова потребовали от него, чтоб он решительно, без оговорок предал анафеме Нестория и его учение. Феодорит опять выразил желание объясниться, но отцы опять потребовали от него анафемы Несторию, угрожая в противном случае признать еретиком самого Феодорита. Феодорит произнес анафему Несторию и всем еретическим учениям того времени. Тогда отцы прославили Бога, провозгласили Феодорита пастырем православным, а Феодорит уже не требовал объяснения, извергши из души своей причины, возбуждавшие нужду в объяснении. Таково отношение духа человеческого к страшному недугу ереси.

Услышав сегодня грозное провозглашение врачевства духовного, примем его при истинном понимании его и, приложив к душам нашим, отвергнем искренно и решительно те гибельные учения, которые Церковь будет поражать анафемою во спасение наше. Если мы и всегда отвергали их, то утвердимся голосом Церкви в отвержении их. Духовная свобода, легкость, сила, которые мы непременно ощутим в себе, засвидетельствуют пред нами правильность церковного действия и истину возвещаемого ею учения.

Провозглашает Церковь:

«Пленяющих разум свой в послушание Божественному Откровению и подвизавшихся за него ублажаем и восхваляем; противящихся истине, если они не покаялись пред Господом, ожидавшим их обращения и раскаяния, если они не восхотели последовать Священному Писанию и Преданию первенствующей Церкви, отлучаем и анафематствуем.

Отрицающим бытие Божие и утверждающим, что этот мир самобытен, что все совершается в нем без Промысла Божия, по случаю, анафема.

Говорящим, что Бог – не дух, а вещество; также не признающим Его праведным, милосердным, премудрым, всеведущим и произносящим подобные сему хуления, анафема.

Дерзающим утверждать, что Сын Божий не единосущен и не равночестен Отцу, также и Дух Святый; не исповедующим, что Отец, Сын и Дух Святый – един Бог, анафема.

Позволяющим себе говорить, что к нашему спасению и очищению от грехов не нужны пришествие в мир Сына Божия по плоти, Его вольные страдания, смерть и воскресение, анафема.

Неприемлющим благодати искупления, проповедуемого Евангелием, как единственного средства к оправданию нашему пред Богом, анафема.

Дерзающим говорить, что Пречистая Дева Мария не была прежде рождества, в рождестве и по рождестве Девою, анафема.

Неверующим, что Святый Дух умудрил пророков и апостолов, чрез них возвестил нам истинный путь ко спасению, засвидетельствовал его чудесами, что Он и ныне обитает в сердцах верных и истинных христиан, наставляя их на всякую истину, анафема.

Отвергающим бессмертие души, кончину века, будущий суд и вечное воздаяние за добродетели на небесах, а за грехи осуждение, анафема.

Отвергающим Таинства Святой Христовой Церкви, анафема.

Отвергающим Соборы Святых отцов и их предания, согласные Божественному Откровению, благочестно хранимые Православно-Кафолическою Церковью, анафема»

(«Последование в Неделю Православия»).

Божественная Истина вочеловечилась, чтоб спасти Собою нас, погибших от принятия и усвоения убийственной лжи. Если пребудете в слове Моем, – вещает Она, – то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8, 31-32). Прeбыть верным учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет и постоянно будет отвергать все учения, придуманные и придумываемые отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие единственно и исключительно в лоне Православной Восточной Церкви. Аминь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Проповедь митрополита Сурожского Антония

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

В день Торжества Православия мы празднуем событие, заключение эпохи Семи Вселенских Соборов. На Седьмом Вселенском Соборе был провозглашен догмат об иконах, который говорит нам, что, став человеком, Бог стал изобразим; что воплощением Своим невидимый, непостижимый Господь приобрел человеческий лик; и что Лик Божий может быть запечатлен линиями и красками, не как портрет, а как внутренний таинственный образ Божий, познанный, пережитый, знаемый в Церкви.

Как это дивно: у Бога – Лик. И этот Лик мы можем созерцать и перед иконой, которая выражает церковный опыт, церковное знание о Боге мы действительно можем преклонить колена с любовью, с благоговением, с нежностью.

Бог стал одним из нас, не переставая быть непостижимым, великим Богом, самой Жизнью, самой Святостью, самой Непостижимостью. И вместе с этим по-новому озаряется слово Ветхого Завета о том, что мы созданы по образу Божию: каждый из нас – икона. Как это дивно. Взирая друг на друга, так же, как когда мы взираем на икону, мы можем взором веры, взором любви, взором Богопочитания прозреть образ Божий.

Есть в Новом Завете слово о том, что нам надо отдавать кесарю кесарево, а Богу то, что принадлежит Богу. Сказано было это слово, когда Спасителю Христу был представлен динарий с запечатленным лицом, образом римского кесаря, и Он отозвался: отдавайте то, на что легла печать мира, печать власти, печать земли тем, кому это дорого. А Богу отдавайте то, что запечатлено Его печатью. И каждый из нас – образ Божий. На каждом из нас – эта печать, которая делает нас Божиими, и этого мы не можем отдать никому, только Богу.

И сегодняшний праздник икон говорит нам не только о рукописных иконах, не только о том, что Бог изобразим, что Бог стал человеком и у Него человеческий лик и образ, но говорит также, как нам надо относиться к тому, что каждый из нас – святая икона Божия, как должны мы относиться к себе и друг к другу, если только мы это понимаем, если только мы можем об этом вспомнить.

Бывают иконы оскверненные, попранные, изуродованные человеческой злобой. И эти иконы нам делаются так дороги, словно иконы-мученицы. Эти иконы нам хочется оберечь, окружить любовью, охранить, потому что они так пострадали от человеческой неправды.

Так должны мы смотреть и друг на друга, когда человека изуродовал грех, когда человек ранен, когда так трудно в нем прозреть красоту и славу Божию. Тогда-то нам надо глубоко вглядеться в этот святой и оскверненный образ, тогда-то надо приложить весь труд, всю любовь, все благоговение наше, чтобы эта икона, не на древе написанная, а в душе человека, в облике и в образе его, очистилась, исцелилась, вновь освятилась – стала иконой во славу Божию.

И вот вступим сегодня во Вторую седмицу Великого Поста, в конце которой святой Григорий Палама будет провозглашать славу человека, будет говорить, что Божья благодать, живущая в человеке, почивающая в нем, касающаяся его, исцеляющая, творящая его новым, что эта благодать – Сам Бог, вселяющийся в нас.

Как благоговейно должны глядеть мы друг на друга! Как трепетно и благоговейно относиться друг к другу, не взирая на наши немощи, слабости, грехи, ибо мы образ, оскверненный, и, однако, освященный. Аминь.

0

2

2)
Слово Святейшего Патриарха Кирилла в неделю Торжества Православия 21 февраля 2010 г.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100389/38913.p.jpg
Фото: С. Власов, К. Новотарский, В. Ходаков // Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Первое воскресенье Великого поста — день особый. В этот день мы совершаем празднование Торжества Православия.

Обычай отмечать в первый воскресный день Великого поста Торжество Православия восходит к первой половине IX века, когда был составлен особый чин Торжества Православия и был учрежден этот праздник — в память о победе над иконоборчеством на VII Вселенском Соборе, что состоялся в 787 году, и одновременно в память о победе Церкви над многими другими ересями, которые представляли огромную опасность для внутренней жизни Церкви и для ее миссии в первом тысячелетии. С тех пор каждое первое воскресенье Великого поста мы вспоминаем все эти знаменательные события; и каждое из таких воскресений дает нам повод подумать о том, что есть церковное единство и вместе с тем еще и еще раз поразмышлять на тему того, что такое ересь.

Церковь есть община единомышленников, которые верят во Святую Троицу, в Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Вера, которая соединяет членов Церкви в единую общину, Самим Господом была передана апостолам — вначале тем самым Двенадцати, о призвании которых мы только что слышали из Евангелия, а затем и другим апостолам, проповедникам, евангелистам, благовестникам, учителям — тем, кто по всей вселенной нес весть о Христе Воскресшем. Апостолы же поставили мужей в каждой из созданных ими общин, которые позже стали называться епископами, и на них возложили особую ответственность — хранить веру Христову.

Но человек обладает свободой и в силу этой Богом дарованной свободы нередко совершает деяния не только добрые, но и греховные. Совершенно очевидно, что свободные люди могут иметь разные взгляды на одни и те же вещи, и существует такое понятие, как разномыслие. В Церкви разномыслия допустимы, об этом говорит святой апостол Павел: надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1 Кор. 11:19). Потому что, когда сталкиваются разные точки зрения, нередко через это столкновение и обретается драгоценное сокровище правды Божией, ведь именно так укреплялась вера Христова. На Вселенских Соборах не было единомыслия: люди придерживались разных взглядов, но всегда приходили к общему пониманию веры.

Но у разномыслия в Церкви есть свои границы. Если разномыслие привносит в содержание веры такое искажение, которое разрушает самую суть этой веры, а значит, лишает людей спасения, такое разномыслие именуется ересью; оно всегда осуждалось Церковью и осуждается ныне.

Если посмотреть на историю возникновения ересей, то все они возникали под благовидными предлогами, и ересиархи, основоположники ересей, движимы были добрыми побуждениями. Им казалось, что веру нужно сделать более понятной, логичной, убедительной, более соответствующей Слову Божиему, и, углубляясь в свое собственное понимание веры, игнорируя общецерковное соборное восприятие веры, они и приходили к умозаключениям, крайне опасным для самого бытия Церкви.

Собственно говоря, перед Церковью постоянно стоит задача — делать веру понятной для людей, делать послание Христово всегда актуальным, для того чтобы достигать целей, которые стоят сегодня, как и всегда стояли перед Церковью, — чтобы свет Христов просвещал вселенную, чтобы люди принимали христианскую веру сознательно и разумно, отдавая ей свой разум и свое сердце. Но в этих поисках мудрого и актуального толкования веры никогда нельзя переступать черту, за которой уже не толкование, а разрушение.

Почему Церковь так тщательно охраняет подлинную веру? Охраняет и словом убеждения, и любовью, и каноническими прещениями, ибо все еретики всегда были отлучаемы от Церкви по Слову Божиему: Измите злаго от вас самех (1 Кор. 5:13)? Да потому, что хранение истинной веры жизненно необходимо не только для Церкви, но и для всего человеческого рода — даже для тех, кто Церкви не принадлежит, и даже для тех, кто принадлежит к другим религиям. Кто-то может сказать: а при чем здесь неверующие люди, при чем здесь другие религии, при чем здесь современный, такой разнообразный или, как теперь говорят, плюралистический мир? И многие хотят убедить нас, что вера, которая пришла к нам от Господа через святых апостолов, — это лишь один вариант человеческой мысли, лишь одно из многих убеждений, которое ничем не отличается от других, и люди, будучи свободными и подкрепляя свою свободу законодательством и понятием человеческих прав, могут с легкостью выбирать любое убеждение, любой взгляд на жизнь, на историю. Таково господствующее сегодня мнение о человеческих убеждениях.

Но есть нечто особенное в христианской вере. Эта вера касается не только умозрительных истин в богословии — эта вера касается нашей жизни, человеческого бытия; в этой вере содержатся истины, помогающие человеку не сбиться с жизненного курса. Одно из понятий, которые содержатся в греческом слове, соответствующем русскому слову «грех», это промах. Грех как промах: человек согрешающий сходит с правильного курса, промахивается мимо самой важной цели — цели своего бытия. Сохранение этого курса и обеспечивается верой апостольской, которая пришла к нам от воплотившегося Сына Божия. Господь спасает нас Своею благодатью и Своею истиной. Он спасает род человеческий обновлением того завета, который в глубокой древности люди заключили с Богом. Господь спасает нас, давая ясное понимание добра и зла, и пока вера Церкви хранит эту норму человеческой жизни, пока вера Церкви свидетельствует о том, что есть правда, а что ложь, что грех, а что святость, вместе с Церковью весь род человеческий сохраняет способность и возможность в условиях разномыслий, в условиях множественности взглядов и убеждений сохранять некую общую основу человеческого бытия.

Если когда-нибудь эта общая нравственная основа бытия будет разрушена (а сегодня очень многие силы стараются ее разрушить, чтобы у каждого человека была своя основа бытия, чтобы, опираясь на свой разум и на свою свободу, он мог поступать так, как хотел бы), тогда погибнет род человеческий. Тогда мир не сможет существовать, тогда не будет никаких общих законов и правил, потому что все законы и правила черпают свое содержание из нравственной природы человека — той самой природы, которая через истинную веру дана людям для того, чтобы они могли воспринимать не только сердцем и чувством, но и разумом, что есть Божия правда, что есть добро и что есть зло.

Вот почему Церковь так настойчиво, порой даже жестко, охраняла и охраняет правоверие, охраняла и охраняет истинную веру. Верим, что эта великая миссия Церкви по спасению всего человеческого рода, по сохранению нравственной основы человеческого общежития будет продолжаться до скончания века. Если же когда-то в эсхатологической перспективе произойдет завершение человеческой истории и зло победит добро, то это произойдет только тогда, когда человечество полностью откажется от нравственной основы своего бытия и когда голос Церкви окажется неслышен, когда люди будут неспособны воспринимать Божественную истину.

Церковь земная именуется Церковью воинствующей — Церковью, находящейся в борьбе. Наша борьба — не борьба с человеческими взглядами и убеждениями, не с плотью и кровью; наша борьба — против сил тьмы, за истинную веру, через которую только и способна сохраняться нравственная природа рода человеческого, вне зависимости от того, насколько люди знают или не знают истинную веру, принимают или не принимают ее. Но как бродильный элемент, как дрожжи, как закваска, вера Христова способна преображать весь мир, все творение.

Мы празднуем сегодня великий день, который помогает нам осознать всю важность нашей собственной причастности к делу Божиему, нашей ответственности жить по Божиему закону. Потому что, если мы откажемся от веры апостольской, веры Христовой, если мы будем неспособны жить по нравственному закону, который Бог дал людям, что же тогда говорить о многообразном мире, что же тогда говорить о тех, кто не знает веры Христовой?

Поэтому, празднуя Торжество Православия, мы должны переживать особое чувство ответственности за судьбу Церкви, за судьбу свою собственную, за судьбу рода человеческого. Пусть же Господь приклонит милость ко всей Вселенской Церкви, ко всем архипастырям, пастырям и верующему народу, что в разных странах мира хранят веру православную. Пусть Господь приклонит милость и к историческому нашему Отечеству — к единой Святой Руси, дабы народы Святой Руси хранили крепко веру православную, никогда не подвергая ее разделениям и ослаблению. И верим, что Господь приклонит милость ко всем нам и Торжество Православия станет не только литургическим праздником, но и великим и спасительным фактором человеческого бытия. Аминь.
Патриархия.ru

0

3

3)
ВЕЛИКИЙ ПОСТ. Неделя 1-я Великого поста. Торжество Православия.

0

4

4)
http://russview.ru/uploads/posts/2009-09/1252946960_4766c67523ba.jpg

Чин Торжества Православия
Проповедь митрополита Антония Сурожского

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы празднуем сегодня день Торжества Православия; но мы должны помнить, что мы празднуем Божию победу, победу истины, победу Христову над всеми слабостями человеческого уразумения. Это не торжество нас, православных, над другими вероисповеданиями и другими людьми; это победа Божия над нами и, через нас, сколько ни есть в нас света, над другими. Кто из нас может посметь сказать, что он верует так, как описано это в Священном Писании?

В конце Евангелия от Марка нам говорится о том, что верующему все чудеса, будут открыты, языки новыми заговорит, болезнь излечит, мертвых воскресит, если какой-нибудь яд выпьет, не вредит ему: кто из нас может о себе сказать, что у него такая или подобная вера?

О нас можно сказать то, что апостол Павел сказал, что мы несем святыню как бы в глиняных сосудах; мы — глиняные сосуды, мы — сосуды недостойные того содержания, которое нам Господь даёт. И действительно, Церковь нас объемлет, но мы Церковь не объемлем, она необъятная, а мы — малые.

Церковь это не только человеческое общество людей, которые уверовали во Христа. Церковь — это чудо, это присутствие всей тайны Святой Троицы в нашей среде и приобщение наше милостью Божией, благодатью Божией к этому чуду. Первый член Церкви это Спаситель Христос, в Котором вся полнота Божества обитает телесно. Он в теле Своем Бог, Он в Божестве Своем человек.

И вместе с Ним Его дар, Дух Святой изливается на всю тварь, не только на верующих, но на весь мир, потому что Он раскрыл двери, через которые тайна вечности вливается во время. «Аз есмь дверь овцам», Я -дверь овцам; если кто через эту дверь войдет, он выйдет в новую жизнь, он обрящет пажить.

И в другом месте апостол Павел нам говорит, что сила Божия в немощи совершается. Да, мы все недостойны того богатства, которое нам Господь даровал и даёт изо дня в день, из часа в час в течение всей нашей жизни. Мы немощные, но сила Божия в нас совершается. И вот это мы празднуем сегодня. Не то, что православные люди так превосходят святостью своей жизни, своим знанием о Боге, тем, как они строят новый мир по наставлению Божию; мы празднуем то, что в Своей милости Господь нам даёт, в нашей немощи, понимать то, чего иначе понять нельзя. Мы знаем много; но мы не так Его знаем, как мы призваны Его знать.

Один из древних богословов говорит, что вера -это жизнь Святого Духа, Который раскрывает в нас все тайны Божии. Кто из нас посмеет это сказать?

И поэтому, поскольку мы приобщены этому чуду познания Божия через воплощение Христово, через дар Святого Духа, через малую нашу веру, наше доверие к Богу, нашу тоску по Боге, поскольку мы приобщены к этому, то сегодня мы можем ликовать о том, что Бог в Своей любви, в Своей милости, в Своей ласке столько нам дает познания Себя, и не мозгового, не головного познания, а познания, которое достигает до самых глубин нашей души, нам дает понимать, Кто Бог, и нам дает и с другими поделиться хоть тем немногим знанием, которое у нас есть.

А иногда то, что мы говорим, достигает другого человека глубже, чем оно достигло нас; мы бросаем семя, которое мы только в руке держим, а оно падает на добрую землю, которая приносит такой плод, о котором мы и мечтать не могли.

Поэтому будем ликовать сегодня о том, что Бог и в нас побеждает, что Бог и в нас раскрывает и истину, и жизнь, и любовь, и радость, делает нас новой тварью, но не будем превозноситься над другими. В древности были созданы очень строгие правила о том, чтобы не общаться с еретиками; но те еретики не просто инакомыслящие были; те еретики отрекались от того, что Христос есть Бог воплощенный, они отрекались от того, что Бог, пришедший в мир, воплотился, говорили, что Он был только кажущимся человеческим присутствием, они уничтожали нашу веру в воплощение и в спасение, в крест и воскресение. Да, с теми православным молиться было невозможно; нельзя было делить веру, надежду свою с ними.

Но время прошло, и один из самых традиционно-узких богословов нашего времени, владыка Антоний Храповицкий в одной статье пишет о том, что нам надо задуматься над тем, почему Церковь так строго относилась к еретикам древности и так более и более и более раскрывает свое сердце и объятия к инакомыслящим наших времен. И он ставит вопрос: неужели Церковь потеряла чутьё, неужели Церковь больше не умеет различить между истиной и ложью, между правдой и неправдой? И он отвечает: Нет, конечно нет! Иначе она перестала бы быть Церковью, местом, где живет полнота Божества.

Но это объясняется тем, что по мере того, как проходили времена, инакомыслящие уносили из недр Церкви всё большее и большее богатство, и ошибки их делались всё мельче и мельче, и поэтому между ними и нами есть общность веры, общность опыта, общность жизни, которой не было в ранние времена с еретиками первых столетий. И поэтому мы можем обратиться с ликованием к нашим братьям инакомыслящим, людям иной веры, и радоваться о том, что и они носят святыню в глиняных сосудах, как мы в глиняных сосудах наших сердец и умов носим.

И поэтому теперь нам надо раскрыть наши сердца всем. Нам говорится апостолом Иаковом: Покажи мне свою веру без дел твоих, я тебе покажу мою веру из дел моих… Покажем нашу веру из наших дел и посмотрим, какие дела делают те, которые инакомыслящие, которые не разделяют нашу православную веру, и мы увидим, что многие из них приносят плоды веры более богатые, более совершенные, чем многие из нас, живут они более Христовой жизнью, несмотря на неполноту их вероисповедания, чем многие и многие из нас.

Я вошел в войну с очень резким чувством оттолкновения от инакомысляших. И когда я встретился с людьми, которые в опасности смерти свою жизнь отдавали для другого, какова бы ни была их вера или неверие, я на них стал смотреть иными глазами. И поэтому я и говорю теперь, что мы должны торжествовать о том, что Бог раскрывает Себя, переливает Себя в душу всех людей какую-то долю знания. Но если мы православную веру исповедуем, если нам дана такая чистота, такая полнота веры, то мы должны благоговейно, со страхом ее носить и жить согласно с ней, и только тогда мы сможем говорить о том, что мы Христовы ученики в полном смысле слова. А на других будем смотреть и дивиться тому, как из малого знания люди строят великую жизнь, и каяться, что мы из полноты веры православной часто не умеем создать общину, или мир, или общество достойные Христа и достойные той веры, которую мы исповедуем. Аминь.

0

5

http://cs301706.vk.com/u37105972/-14/x_904a26fd.jpg

"Божественная Истина вочеловечилась, чтоб спасти Собою нас, погибших от принятия и усвоения убийственной лжи. Если пребудете в слове Моем, - вещает Она, - то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8, 31-32). Прeбыть верным учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет и постоянно будет отвергать все учения, придуманные и придумываемые отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие единственно и исключительно в лоне Православной Восточной Церкви. Аминь."
Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Церковь есть вечная истина, потому что соединена с Истиною - Христом и одушевляется Духом Истины: Аз с вами есмь во вся дни до скончания века [Мф. 28, 20]. Церковь - Тело Его [Кол. 1, 24], говорит Апостол.
Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Том 1

0

6

Протоиерей Александр Шаргунов
В день Торжества Православия мы приносим благодарение нашему Господу за великий дар — самый великий, какой только может быть дан человеку, — исповедание истинной веры. Как оказались мы в Православной Церкви? На чьи молитвы о нас ответил так щедро Господь? Отозвался на наше желание понять себя, на наш поиск смысла жизни, на наши самые сокровенные чаяния, на наше самое глубокое желание достигнуть полноты бытия? Или, может быть, мы называем себя православными только потому что мы родились в православной семье, в некогда православной стране, где и сегодня большинство населения, согласно официальной статистике, называют себя православными?
... Кто хранит истинную веру, тому будут даны большие удостоверения в ней. И каких бы откровений ни сподоблялись мы здесь, на земле, у Господа всегда еще есть большее для нашего просвещения и утешения.

И Господь обращается ко всем, познавшим истинную веру: «Отныне будете видеть небо отверстым». «Истинно говорю вам», — возвещает Христос, придавая исключительный вес Своим словам, в полноте утверждая то, что несомненно истинно. Это торжественное возвещение Откровения Божия. Нафанаил исповедал Его Сыном Божиим и Царем Израилевым. Христос же Сам называет Себя Сыном Человеческим, являя Свое смирение и показуя Свое совершенное приобщение нашей судьбе. Господь говорит: «Отныне будете видеть небо отверстым, и Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому». Это исполнилось в многоразличном служении Ангелов нашему Господу — до Креста Его и Воскресения. До Его Вознесения, когда Он завершил Свое спасительное служение роду человеческому, и небо открылось, чтобы принять Его, и Ангелы Божии восходили и нисходили к Нему. Это дано было видеть апостолам. Это дано зреть всей апостольской Церкви. Это торжество мы празднуем сегодня. Всякий дар совершенный нисходит свыше. Христос — начало и конец, камень основания и краеугольный камень. Как говорит апостол Павел: «Все Им стоит» (Кол. 1, 17). И Церковь Божия, по слову преподобного Силуана, крепка святою мыслью и терпением. Вот ответ о значении чистоты нашего исповедания — Христос. Потому не будем никогда ничего просить у Бога, кроме Бога. И избавления от всего, что мешает быть с Богом. От всякого ложного мудрования о вере и от всякого греха. Все остальное приложится.

Проповедь протоиерея Николая Гундяева
мы должны сегодня возблагодарить Господа, что мы принадлежим к этой святой апостольской Церкви, которая изобилует благодатными дарами, которые подаются в таинстве Церкви, в которой существует апостольское преемство. Не только преемство в вере, хотя и оно в первую очередь, но и преемство благодати. Что действительно таинства Церкви это не произнесение просто каких-то слов, но это призывание Духа Святого и реальное воздействие Духа Святого на нас с вами, помогающее нам идти по этой жизни, где много подводных камней, где много трудного, где много соблазнов, где много искушений, и их становится все больше и больше. И одна цель – отвратить человека от Бога, разучить его думать о своей бессмертной душе и о том, что душа-то бессмертна, но сам человек смертен. И как говорит другой автор, к сожалению, смертен иногда неожиданно, внезапно. Хотят, чтобы люди забыли об этом, чтобы этот век с необузданным часто весельем – Господь не запрещает людям и веселиться и радоваться в праздничные дни. И Русь умела и работать, и умела праздновать. И сегодня вспоминаются те праздники. Но обычно стержнем было все-таки Евангелие Христово, Церковь Христова. И мы сегодня многие, даже из тех, кто пришел недавно в Церковь, кто не имел родителей верующих, а иногда и прародителей. Надо помнить, что были те прапрародители. И вот этот, выражаясь языком не совсем богословским, ген религиозности, он каким-то образом пробился через эту толщу десятилетий и осенил человека. И действительно содействовал тому, что он стал принимать благодать Божию, Господа Иисуса Христа в сердце свое.

И мы должны с вами помнить, что это великое благо, что мы родились в стране, где существует Церковь, которая наследовала веру апостольскую, преемство апостольское, благодатные дары Духа Святого. Но мы должны с вами помнить, что когда мы согрешаем, когда мы забываем о своем призвании, то тогда мы отдаляемся от Церкви. И это отдаление душевредно, и потому так и важны посты, время покаяния перед причащением. А то, что мы отдаляемся и даже отделяемся от Церкви это не мое соображение, а это та молитва, которую вы слышите от священника во время исповеди: «Примири их и соедини их покаявшихся Святей Своей Соборней и Апостольской Церкви о Христе Иисусе Господе нашем».

Потому так важно жить этой жизнью: каяться в прегрешениях своих, причащаться Святых Христовых Таин. Тех Таин, в которых мы становимся единым телом; едины друг с другом и едины с Господом нашим и Создателем нашим Иисусом Христом. Аминь.

Протоиерей Андрей Ткачев
Если к Церкви подмешивается ложь, и золото учение смешивается с соломой человеческих добавок, то Бог проводит Церковь через огонь. Там в огне сгорают трава, сено и солома, а остаются золото, серебро, драгоценные камни. Как только поймешь это, тотчас же приобщишься к Торжеству Православия.
У этого достойного словосочетания может быть бесчисленное количество маленьких, но драгоценных воплощений. Критики много. Ропота много. Но есть ведь и благодарные тихие речи. Есть скромный подсчет больших и маленьких добрых дел, которые совершались и совершаются верующими людьми во имя Бога и Его же силою.
«У нас в селе долго не было храма, а теперь уже пятый год, как построили и освятили. С каждым годом все больше прихожан» - это Торжество Православия.
«В больницах города волонтеры православного молодежного движения за год убедили триста женщин отказаться от аборта» - это Торжество Православия.
«С тех пор, как в нашем исправительном учреждении открылся храм и заключенные стали активно его посещать, процент возвращения освобожденных обратно за решетку очень заметно упал» - и это Торжество Православия.
На тайский язык перевели Закон Божий, а в Пакистане появился первый в истории этой страны православный священник. Разве это не вселенское измерение и проявление того же празднования?
Пишутся книги, снимаются фильмы, венчаются пары, рождаются дети, которых на пороге жизни встречает Крещение Церковь Христова. Разве это не Торжество Православия?
При всех проблемах, при всей расслабленности и запутанности современного человека, многие люди жаждут монашества, принимают постриг, ищут и находят обители, в которых желают окончить дни. Разве само существование монашества не как бегства от мира, а как принесения себя в жертву Христу не есть то же самое Торжество Православия? Любой творческий труд во славу Воплотившегося Господа, любое терпеливое страдание и стояние за Истину есть Торжество Православия.
Дело только в том, чтобы таких маленьких, но драгоценных Торжеств было как можно больше. Чтобы Церковь торжествовала не только с амвона в праздничные дни, но и в повседневности. Пусть с амвона Она торжествует при помощи протодьяконов. Но пусть в повседневности она торжествует в каждом православном христианине через исполнение Христовых заповедей.
Праздник дает силы и ставит задачи.
Задачей для всякого крещеного человека является труд ради Христа. На том маленьком кусочке Вселенной, за который ты отвечаешь, наведи порядок во славу Господа. Расчисть это место (главным образом оно – в душе твоей) и ты приготовишь это место для того, чтобы на нем появилось и укрепилось, крепко стало знамя Торжествующей Церкви, ее хоругвь – Крест Господень, Непобедимая Победа!

0

7

С ПРАЗДНИКОМ ТОРЖЕСТВА ПРАВОСЛАВИЯ!!!
сегодня в чинопоследовании Торжества Православия мы едиными устами и единым сердцем произносим в молитве: «Премилосердый и всесильный, не до конца гневайся, Господи! Буди милостив, молит Тя Твоя Церковь, представляя Тебе Начальника и Совершителя спасения нашего Иисуса Христа, буди милостив нам, укрепи нас в правоверии силою Твоею, заблуждающим же просвети разумныя очи светом Твоим божественным, да уразумеют Твою истину; умягчи их ожесточение и отверзи слухи, да познают глас Твой и обратятся к Тебе, Спасителю нашему. Исправи, Господи, иных развращение и жизнь, не согласную христианскому благочестию; сотвори, да вси свято и непорочно поживем; и тако спасительная вера укоренится и плодоносна в сердцах наших пребудет. Не отврати лица Твоего от нас, Господи, воздаждь нам радость спасения Твоего; подаждь, Господи, и пастырем Церкве Твоея святую ревность, и попечение их о спасении и обращении заблуждающих духом евангельским раствори; да тако вси руководими достигнем, идеже совершение веры, исполнение надежды и истинная любовь; и тако с лики честнейших небесных сил прославим Тебе Господа нашего, Отца, и Сына, и Святаго Духа, во веки веков, аминь».

0

8

4 марта 2012 года, в неделю 1-ю Великого поста, Торжества Православия, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию святителя Василия Великого и чин Торжества Православия в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы! Ваши Превосходительства послы, представляющие братские православные страны! Матушки игумении! Дорогие братья и сестры!

Всех вас сердечно поздравляю с великим праздником Торжества Православия. В первое воскресенье поста мы прославляем всех тех, кто жизнью своей, подвигом своим, мыслью своей, своими добрыми делами утверждал православную веру.

Это празднование впервые было совершено в 843 году в Константинополе, в храме Святой Софии. Именно в тот год усилиями Патриарха Константинопольского Мефодия и благочестивой императрицы Феодоры было окончательно прекращено иконоборчество — великая смута в умах людей, повлекшая за собой многие и страшные репрессии, потому что те, кто боролся с иконами, употребляли не только силу убеждения, но и, опираясь на политическую власть, истребляли и притесняли всех, кто хранил веру православную.

Еще в 787 году на VII Вселенском Соборе Церковь утвердила почитание икон, однако смута продолжалась еще более 50 лет. Только тогда, когда и Церковь, и народ преодолели эту смуту, и было учреждено сие знаменательное празднование — Торжество Православия. Тогда, в 843 году, торжественно прославляя это событие, наши далекие благочестивые предки праздновали не только победу над иконоборческой ересью. Они праздновали победу над всеми ересями, ибо верили и надеялись, что никогда больше вера Христова не подвергнется искажениям, изменениям и тем более гонениям.

Из истории мы знаем, что ни то, ни другое, ни третье не прекратилось. Вплоть до сегодняшнего дня в роде человеческом сохраняются такие понятия, как исповедничество и мученичество, и, наверное, так будет до скончания века.

Почему же люди готовы идти на страдания и даже смерть, защищая свою веру? Ответ на этот вопрос содержится в сегодняшнем апостольском чтении из послания к Евреям (Евр. 11:24-26, 32 — 12:2). Там говорится о вере Моисея, о вере ветхозаветных пророков, которая помогала им преодолевать трудности, творить чудеса; но завершается этот отрывок дивными словами: «Будем с терпением проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса».

В каком смысле Господь именуется в этом послании «начальником и совершителем веры»? А в том смысле, что вера Церкви, вера святых апостолов, переданная последующим поколениям людей, есть та вера, в основе, в начале которой — Сам Господь Иисус Христос. Церковь от Него научена вере. Эта вера основывается не на человеческой мудрости, тем более не на человеческой силе, — эта вера основывается на Самом Господе нашем Иисусе Христе. Это Его слова, слова Божественного откровения стали основой нашей веры.

В послании рассказывается о ветхозаветных подвижниках, после чего говорится: «А нам Бог присудил иметь нечто большее, и этим большим является вера, начальник которой есть Иисус Христос». Именно во Христе содержится все возможное откровение о Боге, более которого не может быть дано роду человеческому. Он есть альфа и омега, начало и конец (см. Откр. 1:8). Вот почему и наши благочестивые предки, и наши современники готовы до смерти отстаивать веру Христову, — потому что эта вера есть величайшая ценность, которую нельзя поколебать. Людей можно запугать или убить, а веру Христову изничтожить нельзя. И пока существует вера, существует и род человеческий, потому что вера дает нам великий критерий истины — способность различать духов (см. 1 Кор. 12:10).

Вера, преломленная в реальном религиозном опыте человека, дает ему особое духовное зрение, способность видеть и понимать смысл происходящих событий, видеть так далеко, как не может видеть ни один политик, если он не верит в Господа и Спасителя. Вера дает особую остроту зрения, а значит, помогает людям обрести верную жизненную позицию. Эта позиция может входить в противоречие со вкусами эпохи, с модами на образ жизни и образ мысли, с человеческими философиями. И мы знаем из истории, что это столкновение веры Христовой с вымыслами человеческими очень часто требует подвига от тех, кто хранит веру.

Так и наше с вами время ничем не отличается от других. И сегодня человеческие философии, политические концепции нередко входят в противоречие с верой во Христа Иисуса, и от нас требуются мужество и сила оставаться верными Богу, хранить веру в Господа и Спасителя, Который есть начальник и совершитель нашей веры. А в ответ на это Бог дарует нам силу прозрения, силу и способность различать духов.

Вот почему на Церковь Божию в течение всей истории совершались нападки и гонения — потому что нередко за мыслями человеческими, за философскими взглядами и политическими убеждениями, за вкусами и пристрастиями стоит искуситель века сего. Когда эти человеческие взгляды и предпочтения входят в противоречие с верой Христовой, когда мужественные последователи Господа твердо стоят в Православии, тогда и возникают конфликты. Иногда они влекут кровавые гонения, подобные тем, что сравнительно недавно пережил наш народ, явив сонм мучеников и исповедников. Сегодня никто не страдает за веру физически, но морально и нравственно мы продолжаем нести эти страдания — всякий раз, когда клевета, ложь, кощунство, издевательства над верой обращаются в адрес верующих людей.

Каким же должен быть наш ответ? Он должен быть исполнен Божией правды, любви, смирения, внутренней силы и непоколебимой верности Господу. Ответ, который христианин обращает в адрес тех, кто кощунствует, всегда должен быть исполнен мудрости, духовной силы и спокойствия, потому что с нами Бог (Ис. 8:10; Мф. 1:23), Господь Иисус Христос, начальник и совершитель нашей веры.

Храня веру православную, сохраняя способность отличать добро от зла, мы должны и в нашей жизни — личной, семейной, общественной — всегда становиться на сторону тех сил, которые либо прямо, либо, может быть, не совсем видимым образом, но по существу — вместе со Христом, вместе с Тем, Кто является начальником и совершителем нашей веры.

Пусть Господь поможет нам продолжать свидетельствовать о своей вере, хранить ее в сердце и на основании этой веры строить отношения с окружающим нас миром, помня, что Церковь Бога Живаго есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3:15) и врата ада не одолеют ее (Мф. 16:18). Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

****************************

На Святой Земле молитвенно отпраздновали Торжество Православия

4 марта 2012 года, в неделю первую Великого поста, Блаженнейший Патриарх Святого Града Иерусалима и всей Палестины Феофил III возглавил Божественную литургию в храме Воскресения Христова. Его Блаженству сослужили иерархи и клирики Иерусалимской Православной Церкви. В богослужении также приняли участие митрополит Принцевых островов Иаков (Константинопольский Патриархат), заместитель начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме игумен Феофан (Лукьянов).

За Божественной литургией молились генеральный консул Греции в Иерусалиме С. Афанасиу и многочисленные паломники из Греции и России, сообщает сайт Русской духовной миссии. По окончании богослужения был совершен крестный ход вокруг Кувуклии Гроба Господня и по внутренним галереям храма Воскресения Христова. Затем Предстоятель Иерусалимской Церкви совершил чин Торжества Православия с возглашением «Вечной памяти» исповедникам Православия и благоверным императорам первых семи веков христианства, и анафемы ересиархам и приверженцам их лжеучений.

В этот же день в тронном зале Иерусалимской Патриархии состоялся торжественный прием; Блаженнейший Патриарх Феофил произнес слово к собравшимся, в котором, в частности, подчеркнул: «Борьба святых богоносных отцов нашей Церкви за православную веру равнозначна подвигу мученичества и исповедничества за Христа». Предстоятель Иерусалимской Православной Церкви отметил также, что «догматическими постановлениями Вселенского Собора, защитившими учение о поклонении святым иконам, было уврачевано израненное и поврежденное естество православной веры».

В этот же день в Троицком соборе Русской духовной миссии начальник миссии архимандрит Исидор (Минаев) совершил Божественную литургию святителя Василия Великого с чином Торжества Православия.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

0

9

4 марта 2012 года, после Божественной литургии в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя, в трапезных палатах храма состоялся прием по случаю праздника Торжества Православия. На приеме присутствовали Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, иерархи и клирики Русской Православной Церкви, представители Поместных Православных Церквей, дипломаты.

От лица представителей Поместных Православных Церквей Предстоятеля Русской Церкви приветствовал митрополит Киринский Афанасий, который, в частности, сказал:

«Триумф Церкви над ересями мы празднуем сегодня, Ваше Святейшество, а значит, победу жизни над смертью, поскольку уклонение от  Православия есть смерть, а лжеучение – смертельная ошибка.

Мы, «якоже Апостоли научиша , якоже Учители богословиша, якоже вселенная мудрствова – тако глаголем и тако мудрствуем»!

Мы, находящиеся на Святой Руси, также празднуем и новый триумф Православия – победу нашей святой веры над безбожием. Также мы празднуем расцвет Православной Церкви в России во всех сферах и на всех уровнях и, главным образом, тот факт, что святая вера распространилась по всему бескрайнему Северу, так что все исполнено благоухания Христова всепрекрасного.

Русская Церковь сегодня является мощным центром притяжения, надежным ориентиром и светоносным сияющим маяком Вселенской Церкви. И радость наша особенно велика, так как кормчим ее является Святейший Патриарх Кирилл – искусный богослов, блестящий церковный оратор, изысканные речи которого сладостны всем внимающим им, неодолимый борец Кирилл, сердце которого пылает любовью к Церкви и радением о  ее единстве».

Посол Греции Михаил Спинеллис в своем приветственном слове отметил, что единство Церкви и народа является залогом единства нации. Глава греческой дипломатической миссии подчеркнул ту роль, которую играет Святейший Патриарх Кирилл в сохранении такого единства в России.

Затем слово взяла Посол Сербии Елица Курьяк. Сегодня, когда христиане стоят перед новыми вызовами современного мира, они должны найти те общие ценности, которые помогли бы им объединиться и дать общий ответ на эти вызовы, отметила она.

В заключение к собравшимся обратился Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

«Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, дорогие отцы, Ваши Превосходительства, братья и сестры!
Я хотел бы сердечно поблагодарить всех тех, кто сказал добрые слова сегодня за этим столом, — и владык, и послов, и вновь рукоположенного владыку.

Сегодня особенный день, когда мы празднуем Торжество Православия – не национального Православия, не русского, не греческого, а Православия Вселенского. В этот день мы особенно молимся о единстве нашей Церкви Православной, о том, чтобы никакие национальные, политические особенности, присущие тем или иным странам, никакие философские и политические влияния, которые оказываются на православных людей сегодня, не разрушали того единства, которое имеет огромную духовную и цивилизационную ценность. Ведь мир был бы совсем другим, если бы не было Православия.

Может быть, не всегда нам легко отстаивать наши позиции. Иногда люди, взирая на православных, говорят, что мы не очень современны, не очень умеем идти в ногу со временем. Это ошибочный подход. Потому что современность не означает слепого копирования чужих идей, чужих ценностей или стереотипов, которые вырабатываются средствами массовой информации. Более того, если человек хочет сохранить свободу, он должен уметь критически оценивать все то, что ему предлагает современный мир. Когда человек становится объектом манипуляций, когда он теряет свою идентичность, когда он слепо — либо по глупости, либо из страха — повторяет чужие мысли, он теряет свободу.

У православных, в силу их приверженности двухтысячелетней традиции, есть возможность и способность налагать на все то, что предлагает нам современный мир, критерий церковного предания, церковной традиции. И до тех пор, пока мы будем способны сохранять это, мы будем сохранять свободу.

Я очень надеюсь, что сегодня – несмотря на трудности, через которые проходят и Россия, и другие славянские страны, и Греция, и страны Ближнего Востока, – внутренняя духовная сила людей, их способность хранить свою духовную, культурную и национальную идентичность помогут им в эти сложные времена.

Что же касается братских Православных Церквей, от имени которых сегодня выступил владыка Афанасий, за что я его сердечно благодарю, наша задача заключается в том, чтобы несмотря на стихии мира сего сохранять единство Вселенской Православной Церкви, потому что мы действительно — одно тело.

В то же время мы должны со вниманием, уважением и открытостью относиться к людям, которые принадлежат другим христианским традициям. Тем более что часть славянских стран, близких к нам по культуре, по духу, принадлежат к иной религиозной традиции. То же самое я бы хотел сказать и в отношении иных религий, в первую очередь ислама, который тоже принадлежит восточной культуре, и с последователями которого Православная Церковь традиционно умела жить вместе.

Сегодня в глобализирующемся мире, когда происходят неожиданные столкновения разных культурных моделей, опыт Православия, которое всегда жило в мире со своими соседями, которое выработало определенный модус вивенди в отношениях с людьми других взглядов и убеждений, может быть очень востребован – и в Европе, и во всем мире. Это не означает, что мы должны представлять свой собственный опыт как лучший – Бог будет судить, кто лучше, а кто хуже. Но мы должны бережно сохранять этот опыт и полагать его в основу наших отношений с окружающим миром.

Да хранит Господь единство православных народов и Вселенское Православие, чтобы сила Божия продолжала являться в нашей Церкви, давая возможность людям сохранять верность Христу, возрастать в Его заповедях, строить жизнь в соответствии с Его законом».
источник

0

10

Прот. Алексий Уминский: когда торжествует православие?

0

11

Проповедь в канун недели Торжества Православия

Проповедь Патриарха в неделю Торжества Православия

0

12


Чин Торжества Православия

0

13

В день Торжества Православия мы празднуем событие, заключение эпохи Семи Вселенских Соборов. На Седьмом Вселенском Соборе был провозглашен догмат об иконах, который говорит нам, что, став человеком, Бог стал изобразим; что воплощением Своим невидимый, непостижимый Господь приобрел человеческий лик; и что Лик Божий может быть запечатлен линиями и красками, не как портрет, а как внутренний таинственный образ Божий, познанный, пережитый, знаемый в Церкви.

Как это дивно: у Бога – Лик. И этот Лик мы можем созерцать и перед иконой, которая выражает церковный опыт, церковное знание о Боге мы действительно можем преклонить колена с любовью, с благоговением, с нежностью.

Бог стал одним из нас, не переставая быть непостижимым, великим Богом, самой Жизнью, самой Святостью, самой Непостижимостью. И вместе с этим по-новому озаряется слово Ветхого Завета о том, что мы созданы по образу Божию: каждый из нас – икона. Как это дивно. Взирая друг на друга, так же, как когда мы взираем на икону, мы можем взором веры, взором любви, взором Богопочитания прозреть образ Божий.

Есть в Новом Завете слово о том, что нам надо отдавать кесарю кесарево, а Богу то, что принадлежит Богу. Сказано было это слово, когда Спасителю Христу был представлен динарий с запечатленным лицом, образом римского кесаря, и Он отозвался: отдавайте то, на что легла печать мира, печать власти, печать земли тем, кому это дорого. А Богу отдавайте то, что запечатлено Его печатью. И каждый из нас – образ Божий. На каждом из нас – эта печать, которая делает нас Божиими, и этого мы не можем отдать никому, только Богу.

И сегодняшний праздник икон говорит нам не только о рукописных иконах, не только о том, что Бог изобразим, что Бог стал человеком и у Него человеческий лик и образ, но говорит также, как нам надо относиться к тому, что каждый из нас – святая икона Божия, как должны мы относиться к себе и друг к другу, если только мы это понимаем, если только мы можем об этом вспомнить.

Бывают иконы оскверненные, попранные, изуродованные человеческой злобой. И эти иконы нам делаются так дороги, словно иконы-мученицы. Эти иконы нам хочется оберечь, окружить любовью, охранить, потому что они так пострадали от человеческой неправды.

Так должны мы смотреть и друг на друга, когда человека изуродовал грех, когда человек ранен, когда так трудно в нем прозреть красоту и славу Божию. Тогда-то нам надо глубоко вглядеться в этот святой и оскверненный образ, тогда-то надо приложить весь труд, всю любовь, все благоговение наше, чтобы эта икона, не на древе написанная, а в душе человека, в облике и в образе его, очистилась, исцелилась, вновь освятилась – стала иконой во славу Божию.

И вот вступим сегодня во Вторую седмицу Великого Поста, в конце которой святой Григорий Палама будет провозглашать славу человека, будет говорить, что Божья благодать, живущая в человеке, почивающая в нем, касающаяся его, исцеляющая, творящая его новым, что эта благодать – Сам Бог, вселяющийся в нас.

Как благоговейно должны глядеть мы друг на друга! Как трепетно и благоговейно относиться друг к другу, не взирая на наши немощи, слабости, грехи, ибо мы образ, оскверненный, и, однако, освященный. Аминь.

Проповедь митрополита Сурожского Антония

http://cs408925.vk.me/v408925378/a2c0/NEQHRRHtnEs.jpg

0

14

Неделя 1–я Великого поста (первый воскресный день поста) – Торжество Православия. Церковь вспоминает окончательную победу православного вероучения над ересью иконоборцев (боровшихся с почитанием святых икон) в 843 году. В храмах после Божественной литургии совершается особый чин Торжества Православия.

0

15

Мы празднуем сегодня день Торжества Православия: не торжества православных людей над другими людьми, а торжества о том, что Православие как свет — сияет, как огонь горит, как жизнь — течет по всему миру.

Митрополит Антоний Сурожский

http://cs624322.vk.me/v624322599/1fff2/9uWPJB2yDpQ.jpg

0