sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ГРЕХ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ(о страстях и покаянии) » «Гневайтеся и не согрешайте» — как это?(что такое гнев,и борьба с ним)


«Гневайтеся и не согрешайте» — как это?(что такое гнев,и борьба с ним)

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

«Гневайтеся и не согрешайте» — как это?

На протяжении последних десять лет схиархимандрит Авраам (Рейдман), духовник женского Ново-Тихвинского монастыря в Екатеринбурге, проводит беседы с мирянами и монашествующими. В этой беседе о. Авраам рассуждает о том, что такое гнев, как с ним бороться и в каких случаях гнев бывает полезен и даже необходим.

Начать эту беседу я хочу с двух примеров из жизни. Один мой духовный сын, человек крайне вспыльчивый, часто обижал других людей. Притом совершенно этого не замечал. Бывало, мне расскажут о том, что он при разговоре с кем-то в очередной раз чуть не подрался, я у него на исповеди спрашиваю: «Ну, как же ты не сдержался? Зачем было так грубо поступать с тем-то?» А он мне в ответ, совершенно искренне: «Что вы! Почему грубо?! Мы очень вежливо друг с другом поговорили».

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/02/63.jpg

Пример второй. Я знал одного известного проповедника, который в советское время многим людям помог прийти к вере или утвердиться в ней, распространял религиозную литературу. Как-то он решил обратить в православие женщину, которая увлекалась дзэн-буддизмом. Но кончилось это неожиданно и трагически: не он ее обратил в свою веру, а она его — в свою…

Из нашего дальнейшего разговора вам станет ясно, к чему я привел эти иллюстрации и как они взаимосвязаны.

Поговорим сегодня о гневе. Что это такое? С одной стороны — естественное, природное свойство человека. С другой — одна из самых главных и распространенных страстей. Как правильно относиться к тому, что в нас есть гнев? Порой люди впадают в две крайности. Одна крайность — не видеть в гневе, а именно в его бытовых проявлениях: раздражительности, осуждении, злословии, ничего страшного. Вторая крайность — признавать всякое проявление гнева грехом и избегать его во всяком случае. Обе эти крайности для человека опасны. Когда же гневаться нельзя и когда можно?

Сначала скажем о том, какой гнев недопустим, за какой гнев мы будем отвечать перед Господом на Страшном суде. Это гнев как страсть, который выражается в раздражении на людей и обстоятельства. В особенности порицается Евангелием злоба на ближнего. Кажется, что любому христианину это должно быть известно. Но часто мы, ослепленные пагубной страстью гнева, совершенно ее в себе не замечаем. А если и замечаем, то почти всегда оправдываем. Даже на исповеди, когда слышим от священника наставление: напрасно, мол, ты накричал на такого-то человека, возмущаемся: «Да вы не знаете! Это такой человек — если на него не накричать как следует, он ничего не сделает». Или: «Вы сами посудите, какая была ситуация. Можно ли было не рассердиться?!» А иной и вовсе не замечает в себе действия гнева, ему кажется, что он себя ведет очень сдержанно и естественно. Вот только окружающие — странные люди! — почему-то постоянно обижаются.

Конечно, все мы знаем заповедь Спасителя о том, чтобы не гневаться на брата своего всуе, но на деле не придаем ей никакого значения. Нам кажется, что наше повседневное, бытовое раздражение ничего не значит, и к нам не относится угроза: Кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной. Мы смело говорим ближним и гораздо более обидные, едкие слова. Даже если мы любим человека, все равно, поддавшись страсти, обязательно хотим его уязвить. И не успокаиваемся до тех пор, пока не удовлетворим свою страсть, то есть не приведем человека в соответствующее состояние. Если же он все-таки умудряется сохранять спокойствие, то это приводит нас в необыкновенную ярость. Мы начинаем говорить: «Ах, так тебе все равно, тебя это не волнует, тебя это не касается?!» и никак не можем угомониться.

Нам всегда надо помнить, что страсть гнева имеет огромную разрушительную силу. Она не только разъедает душу самого гневающегося, но и ранит (в лучшем случае ранит!) многих людей вокруг него. Причем я сейчас даже не имею в виду какие-то крайние проявления гнева, а говорю о привычном нам бытовом раздражении, которое проявляется в наших жестах, взгляде и, конечно же, в словах. Очень часто мы совершенно не следим за тем, что и как мы говорим нашим ближним, не думаем о том, что из этого выйдет.

А ведь грубым словом можно уязвить человека на всю жизнь. Мы сказали человеку мимолетом что-то грубое, например: «Ну ты и дурак!» и забыли об этом, простили его, как говорится, за его дурость. Но тем самым мы нарушили Евангелие. Мы живем дальше своей жизнью, а человек обиделся, у него в душе рана.

Нужно понимать, что слово — это совсем не пустяк. Может быть, нас так извратила марксистская, материалистическая идеология, что нам кажется: если что-то можно взять в руки, пощупать, то это действительно существует и имеет какое-то значение, а если что-то просто сказать, то это ничего не значит. Мы убиваем людей словом иногда в самом буквальном смысле. Известны такие примеры: начальник вызвал к себе подчиненного и так его отругал, что у последнего случился инсульт или инфаркт. А бывает, что обиженный человек, будучи в расстроенных чувствах, делает какую-нибудь непоправимую глупость или, скажем, попадает в аварию.

Разрушительная сила гнева явно видна во всей печальной человеческой истории. Многие великие полководцы и завоеватели упивались этой страстью и видели в ней смысл своей жизни. Конечно, и слава для этих военачальников имела значение, но, безусловно, без любви к столь противоестественному состоянию, как наслаждение от убийства, невозможно было бы совершить многие и многие, с человеческой точки зрения, великие дела — такие, какие совершали, например, Чингисхан или Александр Македонский. И совсем не важно, осуждаем мы их или одобряем, считаем их страшными людьми или преклоняемся перед ними.

Чингисхан, например, уже в старости спрашивал своих приближенных: «В чем состоит счастье?» Они говорили о разных вещах, а он утверждал: «Счастье в том, чтобы убивать своих врагов и насиловать их дочерей и жен». Представляете, человек прожил всю жизнь и дошел до такой мысли! Страсть гнева была движущей силой его великих завоеваний — в убийстве было его счастье…

Кажется, что такое состояние слишком страшно, чтобы до него мог дойти обычный человек. Но все начинается с малого.

Приведу такой пример. Человек, который привык гневаться по мелочам, не замечает, как его страсть распространяется не только на того человека, который чем-то помешал ему в данный момент, но и, например, на целый народ. Бывает, люди ненавидят какую-то национальность. Например, кто-то столкнулся с каким-то человеком, например евреем, и тот, как ему показалось, его обхитрил. Он на этого человека обиделся. Но мало того, что он обиделся на конкретного человека — он обиделся и на всех представителей его национальности: они, мол, все такие. И мало того, что, по его мнению, все евреи такие — они вообще всегда такими были. Таким образом, гнев человека распространился на всю национальность: на все поколения, которые когда-либо жили, живут и будут жить.

Многим это кажется нормальным. Может быть, и среди нас есть такие люди, которые согласились бы с этим человеком. А на самом-то деле тут фактически действует страсть гнева.

Итак, мы должны всеми силами беречься от гнева как от греха. В то же время нельзя сказать, что христианам вовсе непозволительно гневаться. Это было бы и невозможно: гнев, как мы уже сказали, есть естественное свойство человека, и оно должно получать в человеке какое-то развитие. Святые отцы говорят, что гнев против страсти и против ереси даже необходим. Если мы не будем гневаться, например, на заблуждения, то будем их принимать. Я встречал таких чересчур спокойных людей, которые оправдывали все сектантские учения, не в том смысле, что соглашались с ними, но находили во всем какой-то смысл. Это может привести к тому, что человек потеряет самую великую драгоценность, которая у него есть, — истинную веру.

Поэтому враждебное, гневное чувство по отношению ко всякому уклонению от истины необходимо. Это не значит, что если я встретил какого-нибудь сектанта, навязывающего мне свои убеждения, пришел в негодование и стал выталкивать его из храма, то я поступил праведно. Речь, скажу еще раз, идет о гневе не против человека, а против заблуждения. Древние святые отцы были преисполнены этой ревности. Они могли пожалеть еретика, могли накормить его, напоить его, оказать ему какую-то человеческую помощь, но никогда не оправдывали его уклонения от истины.

Чувство гнева имел и Господь наш Иисус Христос. И, зная о том, что Он совершенный, безгрешный Человек, мы видим, что гнев, который Он испытывал, является необходимым, естественным свойством нравственно совершенного человека. Я приведу два примера из Евангелия, описывающих то, как Господь гневался на человеческие заблуждения.

«И пришел опять в синагогу; там был человек, имевший иссохшую руку. И наблюдали за Ним, не исцелит ли его в субботу, чтобы обвинить Его. Он же говорит человеку, имевшему иссохшую руку: стань на средину. А им говорит: должно ли в субботу добро делать, или зло делать? душу спасти, или погубить? Но они молчали». То есть люди, присутствовавшие там, проявили упорство. Не зная, что ответить, они своим молчанием показали, так сказать, немое сопротивление. И обратите внимание на дальнейшие слова. «И, воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении сердец их, говорит тому человеку: протяни руку твою. Он протянул, и стала рука его здорова, как другая». Этот гнев Спасителя был не против людей, а против того нравственного ожесточения, сердечного окаменения, в котором они находились.

Другой случай. «Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли».

Вот пример совершенно откровенного гнева, который Спаситель проявил по отношению к людям, злоупотребляющим долготерпением Божиим. Можно ли, с точки зрения житейского здравого смысла, предположить, что это делалось хладнокровно? Здесь говорится: выгнал из храма всех. Как Он их выгонял? Говорил: «Выйдите, пожалуйста»? Он их выталкивал, Он сделал бич и бил им животных, волы мычали, овцы блеяли. Представьте: человеческие крики, недовольства, рев животных… Мало того, Господь рассыпал деньги у меновщиков и опрокинул их столы. Можно ли опрокинуть столы в совершенно спокойном состоянии? Конечно же, это было крайнее проявление гнева, негодование.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/02/driving-away-merchants.jpg
Джотто. Изгнание торговцев из Храма

Уж извините меня за такие слова, но это был необыкновенный скандал. И тем не менее, здесь гнев Спасителя был также направлен против нравственного состояния иудеев, а не против них самих.

Конечно, в жизни нам бывает трудно проявить праведный гнев и совершенно не поддаться в это время гневу неправедному, гневу как страсти. Но в иных случаях лучше проявить праведный гнев с некоторой примесью греха, чем показать полное безразличие, например, к тому, что нам навязывают какие-либо заблуждения. В других случаях, наоборот, лучше не проявить праведного гнева, чтобы не поддаться гневу греховному. Здесь необходимо большое рассуждение, и не всегда все будет предельно однозначно и ясно.

Для христианина также очень важен гнев против своих страстей. Когда человек относится к своим страстям снисходительно, тогда, он легко следует тому или иному греховному желанию. А надо всегда иметь чувство ненависти, о котором говорит Спаситель: не может никто быть Моим учеником, если не возненавидит душу свою. Ненависть – это постоянный, никогда не проходящий гнев в сильнейшей степени, и если мы не будем иметь этого гнева, то никогда не научимся исполнять заповеди.

Что значит гневаться на страсти? Конечно, это не значит, что человек, видя в себе какую-то страсть, должен выкатить глаза от злости, раскраснеться и начать брызгать слюной. Гневаться, например, на блудную страсть — значит ненавидеть в себе эту скверну, ненавидеть эту страсть за то, что она разлучает нас с Богом, и изо всех сил молиться против нее.

Когда человек ненавидит в себе какую-то страсть, он гневается на любой, даже малый помысел этой страсти, возникающий в его уме. Между прочим, преподобный Исихий Иерусалимский в своих поучениях дает именно такой совет — гневаться на греховные помыслы: «Когда подойдет к тебе вражий помысел, брось на него с гневом слова клятвы из сердца».

Конечно, если исполнять это буквально, получится нелепость. Пришел к тебе блудный помысел, а ты говоришь: «Чтоб ты пропал, чтоб ты провалился!» — от этого ничего не изменится. Речь идет именно о крайнем неприятии, резком и сильном сопротивлении этому помыслу. Если у тебя не будет этого внутреннего сопротивления, то, как бы ты истово не молился, ты все равно будешь поддаваться помыслу. Притом здесь нельзя медлить и колебаться. Нельзя думать: «Ну, я же ничего такого не делаю… Грешить нельзя, так хоть помечтаю». Иначе мы сами будем мучиться, сами будем доставлять себе страдания из-за того, что ведем себя половинчато, непоследовательно.

***

Вопрос. Я от природы очень гневливый человек, вспыхиваю по малейшему поводу. Что мне делать? Стараюсь себя сдерживать, но из этого мало что получается. Начинаю думать, что никогда не исправлю свой характер…

Ответ. Семь бед – один ответ. Мы должны непрестанно молиться, призывать Господа Иисуса Христа на помощь. Если мы начнем противостоять страсти только своими силами, только одним напряжением воли, конечно, мы не выдержим. Когда благодать Божия с нами, мы можем себя победить. Когда ее с нами нет, значит, мы обязательно упадем.

В то же время мы, конечно, должны бороться со страстью и собственным напряжением воли. Что это значит? Это значит, что я, допустим, терплю, чтобы не сказать что-нибудь в ответ. Или чтобы даже видом не показать человеку, что мне не нравится его поведение. И когда мы до конца, изо всех своих сил напряжемся в том, чтобы противостоять греху и при этом будем также изо всех сил молиться — тогда Бог будет нам содействовать.

Конечно, ни в коем случае не нужно ожидать того, что мы, один раз победив гнев, уже никогда больше не будем гневаться. На нас все время будет нападать враг и возбуждать страсть, гнездящуюся в нашей душе. Да и сами мы люди непостоянные: сегодня искренне хотим быть праведными, а завтра забываем об этом. Даже не завтра, а через несколько минут. И грешим в том отношении, в котором мы твердо решились больше не грешить. Поэтому мы должны быть готовы к долговременной борьбе. И эта каждодневная борьба постепенно искореняет в нас гнев и насаждает кротость. Кроме того, надо учитывать, что страсть действует в людях в разной степени. Один борется над тем, чтобы в душе его даже и тени гнева не возникло, а другой удерживает себя от того, чтобы не ударить человека в пылу спора, и для него это уже великая победа. Но в каком бы нравственном состоянии мы ни находились, не нужно отчаиваться. Нужно, как говорится, взяться за ум и вступить в борьбу.

Вопрос. Я каждый раз на исповеди каюсь в раздражении на мужа, а после исповеди вновь повторяю ошибку. Но муж тоже не всегда бывает прав: смотрит фильмы, не подобающие православному христианину, ленится в домашних делах, разделяет убеждения сектантов. Так дело дойдет и до развода. Как быть?

Ответ. Если у вас с мужем общий духовник (конечно, семейным людям желательно иметь одного духовника), можно сказать ему. Если духовник у мужа другой — все равно можно ему сказать. Хороший, серьезный духовник непременно попытается что-то предпринять. Если муж маловерующий и редко ходит в храм, то остается одно — молиться за него. И в любом случае надо вести себя сдержанно. От ваших обличений никакого толку не будет. Если человек несколько раз отверг обличение, то ясно, что он и потом его не примет. Поэтому терпите, смиряйтесь и молитесь. Может быть, ради ваших молитв Господь воздействует на его душу, и он опомнится. А если везти себя навязчиво, то от такого неразумного благочестия действительно и брак может расстроиться.

Вопрос. Мне по послушанию иногда приходится делать замечания сестрам. Иногда я это делаю их повышенным тоном. Мне казалось, что я совсем не раздражаюсь на сестру, а просто досадую, что не выполнено задание. Духовник мне сказал, что это все же проявление гнева, раздражения. А мне удивительно: неужели я не вижу свою страсть?

Ответ. Какая разница, в чем причина нашего раздражения? Вот представь: сел, допустим, на тебя комар и пьет твою кровь. Ты его с раздражением прихлопнул. Это ведь не значит, что раз комар виноват, то и твое раздражение оправдано. А иначе у тебя выходит, что гневаться нельзя только на того, кто ни в чем не виновен. А вот если он действительно совершил проступок, то на него и накричать можно. Но как тогда быть с заповедью: Всякий гневающийся на брата своего всуе повинен есть суду? Во всех остальных случаях наше раздражение никак не оправдано.

Вот тут еще в записке сказано про повышенный тон. А когда меняется тон? Тогда, когда человек выражает какие-то свои чувства. Человек одним тоном читает: «Я помню чудное мгновенье…» и совсем другим произносит: «Уходи отсюда». И почему же он поменял тон? Чисто из музыкальных соображений, что ли? Нет. Значит, есть какой-то мотив, появилось какое-то чувство в душе. Что за чувство заставляет повысить тон, когда сестра что-то не так сделала? Уж наверное, не поэтическое вдохновение и не желание показать свои вокальные способности.

Вопрос. Вы сказали, что на людей гневаться нельзя, а на ереси и заблуждения можно. Я не очень понял, как это применить в конкретном случае, допустим, в споре с каким-нибудь сектантом. И в каждом ли случае надо вступать с заблуждающимся человеком в полемику?

Ответ. Рассмотрим два примера из жизни. Вот беседую я с сектантом один на один. Он навязывает мне какие-то свои убеждения, и я совершенно точно знаю, что они неправильны. Я внутренне возмущен той хулой, которую этот человек возводит на Православную Церковь.

Но что мне делать, если я вижу, что переубедить его невозможно? Если я начну на него кричать, возмущаться, что это даст? Я потом буду еще несколько дней кипятиться от злости, а человеку все равно никакой пользы не принесу. Поэтому тут лучше свое возмущение придержать и смириться. Конечно, необходимо высказаться совершенно определенно: мол, я православный христианин, и с тем, что ты говоришь, не согласен, — сказать что-то в нескольких словах, самых простых. Но в препирательство, тем паче гневное, не вступать.

Другой случай. Говорит со мной сектант. Я также убежден в своей правоте, и меня ничем не поколеблешь, но рядом находится еще один человек, который прислушивается к нашему спору и думает: «Кто же из них прав? Православный или сектант?» Если я в этом случае буду думать о своем спокойствии, — а человек всегда ищет мира душевного, ведь раздражение никакого утешения не приносит, — то подвергну опасности колеблющегося свидетеля нашего спора. Поэтому ради него я обязан напрячь все силы души и ума, вступить в спор с этим сектантом и постараться его убедить.

Если я не имею знаний, не имею доводов, то должен просить помощи у Бога. В конце концов, должен определенно, категорично высказаться: вот то-то и то-то неправильно, а вот то-то – правильно. Даже это простое высказывание, если оно соединено с чувством веры и благоговения, может оказаться сильнее самых мудреных, хитрых доказательств этого сектанта.

http://www.pravmir.ru/gnevajtesya-i-ne- … e-kak-eto/

0

2

2)

Борьба с гневом


Святоотеческий опыт

0

3

3)

Когда сердце твое возмутится духом от страсти какой-либо и ты лишишься покоя, исполнишься смущения и с языка твоего будут слетать слова недовольства и вражды к ближним, не медли оставаться в этом пагубном для тебя состоянии, но тотчас преклони колена и исповедуй пред Духом Святым согрешение твое, сказав от всего сердца: оскорбил я Тебя, Душе Святой, духом страсти моей, духом злобы и непокорства Тебе; и потом от всего сердца, с чувством вездеприсутствия Духа Божия, прочитай молитву к Духу Святому: "Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в мя, и очисти мя от всякия скверны, и спаси, Блаже, душу мою страстную и любосластную", - и сердце твое исполнится смирения, мира и умиления. Помни, что всяким грехом, всякою страстью и пристрастием к чему-либо земному, всяким неудовольствием и враждою на ближнего из-за чего-либо плотского оскорбляется Всесвятой Дух, Дух мира, любви, Дух, влекущий нас от земного к горнему, от видимого к невидимому, от тленного к нетленному, от временного к вечному, от греха - к святыне, от порока - к добродетели. О Всесвятый Душе! Управителю наш, Воспитателю наш, Утешителю наш! Сохраняй нас державою Твоею, Отчая Святыня! Душе Отца нашего Небесного, насади в нас, воспитай в нас Дух Отчий, да будем истинные Его чада во Христе Иисусе Господе нашем.

(Иоанн Кронштадтский, св. Моя жизнь во Христе)

0

4

4)

Почему в пост повышается раздражительность

Что такое конфликт? Какова природа раздражительности? Всегда ли гнев — грех? На эти и другие вопросы отвечает священник и психолог Андрей Лоргус.

- Если человеку свойственно нередко попадать в конфликты, о чем это может говорить? Может быть о его гордости, немилосердии или, наоборот, о его положительных чертах, например, о том, что он не проходит молча мимо несправедливости?

Если человек попадает в конфликты — это значит, что он живой, потому что конфликт – это нормальное явление. Мы вступаем в конфликты в силу того, что мы разные. У нас разное отношение к миру, к себе, к тем состояниям, которые мы переживаем, поэтому неизбежны столкновения различных мнений, различных подходов, различных чувств и характеров. Сталкиваются два разных чувства, два разных интереса, два разных мнения — вот вам, пожалуйста, конфликт.

Выйти из конфликта – значит обогатиться знанием о том, что иные люди хотят жить по-другому, не так, как вы, и научиться принимать точку зрения других, научиться договариваться. Как два враждующих государства рано или поздно садятся за стол переговоров и договариваются о границах и взаимоотношениях, так и у людей любой конфликт завершается тогда, когда они садятся за стол переговоров и договариваются о том, как они будут дальше вместе жить. Или о том, что они разойдутся.

А существует ли тип конфликтной личности?

В психологии такого понятия нет, поскольку конфликтность – это симптом разных состояний. Конфликтной личностью называют обычно человека, который любит выяснять отношения, бывает навязчивым, раздражительным. Но это уже не конфликтность сама по себе, это другое качество, которое на языке психологии, психиатрии называется навязчивостью.

Есть люди, которые пытаются самоутверждаться за счет других. Это тоже может быть названо конфликтностью. Такой человек всегда вступает в самые разные споры только — для того, чтобы доказать свою правоту и таким образом самоутвердиться.

Могут быть и другие ситуации, например, когда раздражительность стала свойством характера.

В целом же можно сказать, что конфликтность — это нормальное свойство, но если человек слишком часто вступает в конфликты, значит у него есть внутренний конфликт с самим собою.

Чаще всего внутренний конфликт – это конфликт между идеальным «Я» и самооценкой. То есть я чувствую, что я гораздо хуже, чем хотел бы быть. Это вызывает во мне напряжение и раздражение собою. Поэтому при малейшем поводе я переношу это раздражение на других.

Если человек все время всех обличает….?

Частое обличение других – это способ самоутверждения. Кроме того, это может быть свойством конформистского характера, когда человек очень крепко держится за определенные правила, рамки, стереотипы, внешние нормы поведения. Этому человеку нужно все время кого-то обличать, чтобы поддерживать динамическое и устойчивое представление о собственных рамках и стереотипах.

Если говорить об оппозиции, то это подростковый симптом. Именно для подростка свойственно все обличать и быть всегда против. Это так называемый подростковый нигилизм, свойственный инфантильной личности взрослеющего человека.

У человека произошло «застревание» в подростковой позиции – всегда быть «против». Не важно, по какому поводу, главное — быть всегда в оппозиции. Типичный пример «застрявшего» в подростковом возрасте мужчины – доктор Хаус.

А почему происходит «застревание»?

Причин может быть очень много. Если брать Хауса, то, конечно, здесь играет роль глубокая психологическая травма, но на ее месте может быть и страх взрослого мира, и боязнь ответственности.

А раздражительность — откуда?

У раздражительности есть несколько конкретных причин. Самая главная – это наличие внутреннего напряжения. Внутреннее напряжение возникает у человека тогда, когда он занимает не соответствующее себе место. Например, берет на себя слишком тяжелую работу или выполняет работу, для которой он не приспособлен. У него нет способностей, нет знаний, нет умений. Или человек вынуждает себя терпеть какое-либо неудовлетворительное состояние, скажем, голод, холод, недосыпание. В этих случаях выстраивается следующая цепочка внутренних состояний: напряжение – раздражение – агрессия. То есть раздражение – это всегда показатель внутреннего напряжения.

Кроме того, к раздражению ведет внутри-личностный конфликт, когда реальное самоощущение не совпадает с идеальным «Я»: «Я хотел бы быть святым, но я, оказывается, простой грешник». Тогда возникает внутренний конфликт, а от него происходит раздражение.

Раздражение может возникать и естественно, когда нарушаются мои личностные границы. Если начальник на работе все время повышает на меня голос или требует от меня делать то, что я не должен, например, заставляет меня заваривать чай или все время мной недоволен и ругает меня. Когда в мою комнату без стука входят родители. Когда моя жена контролирует содержание моего бумажника или моей переписки. В подобных случаях нарушаются личностные границы, и человек всегда раздражен.

Часто раздражение возникает в связи с духовной жизнью, когда человек берется за подвиг не в свою меру, не понимая даже внутренней сути этого духовного подвига, например, непрестанной молитвы. Для того, чтобы научиться молитве, необходимо много разных условий. Прежде всего, это знание своих основных страстей (о победе над ними в начале духовного пути речь еще не идет). Во-вторых, это, конечно, умение владеть собою, то, что святые отцы называли собранностью. Для того, чтобы непрестанно молиться, надо знать, как совершается молитва внутренним голосом, умом. А для этого требуется чистота ума и сердца. Если этих условий нет, то человек, который взвалили на себя такой подвиг, конечно, будет раздражен, потому что у него не получается, и он не знает, почему.

Причин раздражения, связанных с духовной жизнью, много, но все они проистекают от отсутствия опыта и послушания духовному руководителю, если таковой имеется.

С чем связана повышенная раздражительность во время  поста у некоторых людей?

Если человек не опытный в христианской жизни берется за строгий пост, то его раздражительность чаще всего будет гораздо выше нормы. Кроме того, он будет проецировать свою раздражительность на других людей. Неофит просто не знает, какие последствия в нем вызовет строгий пост. Более того, он не догадывается, что помимо поста в Церкви есть еще молитва, богослужение. И если степень поста не уравновешена молитвой или иным духовным деланием, то очень трудно его выдержать.

Пост создает некий вакуум внутри души, и его надо чем-то заполнить. Чем? Духовным содержанием. Когда у человека отсутствуют сенсорные ощущения вкуса, насыщения, радости от трапезы, у него образуется вакуум, недостаток простых чувств. Чем этот вакуум можно заполнить? Чем-то духовным, интеллектуальным: чтением, молитвой, богослужением. Может быть, даже стоит пойти на дополнительны курсы или послушать лекции, которые сейчас в большом объеме предлагаются каждому православному. Тем самым можно скомпенсировать тот внутренний вакуум, который образуется из–за поста. Ведь целью поста как раз и является создание некоего внутреннего пространства, куда может поместиться новое и ценное. Если же человек просто не ест и, сжав кулаки, терпит муки голода, то он не может быть не раздражен.

Пост заключается не в том, чтобы держать себя за руки и за ноги железными цепями. Этого напряжения личность все равно когда-нибудь не выдержит. И смысл поста не в том, чтобы вызвать внутреннее напряжение, а в том, чтобы приобрести новый опыт, духовный опыт. В данном случае пустота, голод – это почва для нового опыта, но не цель.

Если, например, в семье есть проблемный человек, который является источником постоянного раздражения, и изменить это нельзя, можно ли в таком случае справиться со своим раздражением?

Источник раздражения всегда внутри человека. Это не мама с папой, не жена или дети, а внутренняя точка напряжения в его душе, в его личности. Так что человек всегда может что-то сделать с этой точкой напряжения, главное разобраться, что это такое. И детский крик может не раздражать, а радовать, и стук в дверь престарелой мамы, которая еще раз пришла спросить, взял ли ты с собой на завтра теплые носки, может не раздражать, а умилять. Причина раздражения внутри души человека. С ней надо не бороться, с ней надо разбираться.

Что такое гнев — реакция на раздражение?

Иногда гнев может быть реакцией на раздражение, но бывает, что гнев является просто эмоциональной реакцией. Эмоциональная реакция – это естественная психологическая реакция, которая возникает в ответ на такие стимулы, которые у каждой личности особые. Оскорбление, унижение, агрессия, напор, нарушение границ может вызывать у нас гнев. Если гневливость – эмоциональная реакция, то эти вспышки проходят через пять-двадцать минут. Но гневливость может стать и чертой характера, тогда мы рассматриваем как страсть.

Отдельные вспышки гнева, наверное, дело житейское, не стоит о них и говорить?

Ну почему же. Они тоже имеют важное значение в духовной жизни. Если я пришел на работу голодный и замерзший и при этом застал в своем кабинете сотрудников, которые чаю не приготовили, задание не выполнили, и так далее, и не приму вовремя меры, чтобы не дать себе вспылить, — то это будет мой грех. Если я знаю, что у меня такое искушение может возникнуть, значит я себя должен, во-первых, сдержать, во-вторых, принять контрмеры, например, попить сладкий чай перед тем, как разговаривать с сотрудниками о работе.

Кто предупрежден, тот вооружен. Как Давид в Псалтири пишет: «уготовихся и не убояхся». То есть человек готовый и знающий, чего от себя ожидать, не попадается в эту ловушку.

Мне кажется, что особенность гнева состоит в том, что у него отсутствует такая стадия как «прилог». То есть за негативным событием сразу следует негативная эмоциональная реакция. Ни мозги, ни душа просто не успевают вклиниться между этими двумя событиями. Возможно ли затушить вспышку раздражения в таком случае?

В этом случае ничего нельзя сделать, поскольку это эмоциональная реакция. Но стоит знать, что мы попадаем в эти эмоциональные реакции с определенной закономерностью, а закономерность эта заключается в нашем предыдущем опыте. Если наша эмоциональная реакция зашкаливает, если она в несколько раз превышает стимул, то есть повод, по которому мы вспылили, не соответствует нашему гневу, — значит причина этой вспыльчивости лежит где-то в нашем прошлом опыте, и она не связана напрямую с данным событием. Значит надо искать причины такой эмоциональной реакции в прошлом опыте.

Если речь идет о сложной ситуации, в которой человек сам разобраться не может, надо обращаться к специалисту, идти на психотерапию. И медленно, шаг за шагом, разбираться, в чем причина этого внутреннего глубокого конфликта, напряжения.

А если гнев адекватен обстоятельствам?

«Адекватный» гнев также может привести к очень тяжелым последствиям. В гневе можно сказать лишние слова, обидеть кого-то. Поэтому лучше этого избегать. Если гнев в какой то мере адекватный, значит есть некая возможность избежать ситуаций, в которых я могу гневаться. Когда я знаю, что эта ситуация выводит меня из себя, и я ничего не могу с этим поделать, тогда надо предупреждать окружающих. Повесить на себя табличку «Осторожно, я могу сейчас взорваться».

Помимо собственной страсти, гнев провоцирует и еще и объективная несправедливость. Существует ли мера терпения несправедливостей? Некоторые подвижники намеренно устраивали свою жизнь так, чтобы рядом с ними находился гневливый человек. Значит ли это, что какую-то, хотя бы видимую, справедливость отстаивать вообще не надо, не надо защищать свои права, а надо смиряться?

Это очень разные понятия – смирение, справедливость и отстаивание прав.

Каждый человек имеет право защищать свои права: человеческие, политические, профессиональные, семейные. Будет он это делать или нет – это его выбор. Есть люди, которые не защищают своих прав, страдают, но терпят. Есть люди, которые очень тщательно оберегают свои права.

Теперь по поводу смирения. Это святоотеческая добродетель. Смирение не является вопросом психологии, но тем не менее и в психологии есть понятие смирения. Оно означает признание и принятие себя таким, каков ты есть на сегодняшний день. Принятие не своих грехов и страстей, а себя. Это требует смирения, потому что я не соответствую собственному идеальному образу, который хотел бы иметь. Я такой, какой есть, например, маленький, горбатенький, сухонький и гугнивый. Принять себя реальным очень сложно, потому что мы все время о себе мечтаем. Это смирение в психологическом смысле. Я думаю, что с него начинается смирение духовное.

Относительно же справедливости можно сказать, что ведь ее вообще нет. Кто сказал, что справедливость существует? Даже само это понятие является не духовным, а социальным. Но и в социуме справедливости нет. И Бог не справедлив, но многомилостлив. Если бы Бог был справедлив, нас бы не было на этой земле. По справедливости мы давно должны были быть в геенне огненной, а мы ходим, радуемся и даже бываем счастливы. Это же Его милость к нам, а не справедливость.

Когда-то Бог пытался быть справедливым и учинил потоп, но потом сказал, что не будет больше таким. Он хотел быть справедливым, и Дафан и Авирон под землю ушли. Мы знаем примеры Божественной справедливости, трепещем от них и рассчитываем на Его милость к нам, а не на Его справедливость. И нет ничего более милосердного, чем пришествие в мир Сына Божиего, устроившего наше спасение. Поэтому поиск справедливости в этом мире – это, на мой взгляд, ложная идея. Ее нет. И отстаивать правду, отстаивать справедливость — это некая романтическая мечта, которая, к сожалению, сгубила многие жизни.
источник

0

5

5)
О гневе. Протоиерей Андрея Ткачев

0

6

6)

ГНЕВ.
"Гнев и обидчивость от самоцена, по которому мы признаем себя стоящими немало; потому, когда кто дерзнет не воздать нам должного, кипятимся и замышляем отмщение… Постарайтесь делать так, чтобы, и минуты не пропуская, взяться за себя и разорить свой самоцен. Положите законом:
1) всякую минуту ждать неприятность и, когда придет, встречать ее, как жданную гостью;
2) когда деется что, готовое огорчить и раздражить вас, скорее бегите вниманием к сердцу и, сколько можете, напрягайтесь не допускать возродиться тем чувствам. Напрягайтесь и молитесь. Если не допустите породиться тем чувствам, всему конец; ибо всё от чувств;
3) не смотрите на обидчика и обиду; тут вы найдете только большую опору обидчивости и мести; но выбросьте это из головы. Это очень важно. Если не будет этого, чувство злости не может улечься;
4) ко всем молоткам сим приложите: держать любовный взор, любовный тон речи, любовное обращение и, главное, всевозможно избегайте чем-либо напомнить обидевшим вас о их несправедливости".
Святитель Феофан Затворник.

О страсти гнева. (Уроки Православия)

0

7

http://cs316217.userapi.com/v316217453/1427/2midnaek_ns.jpg

0

8

Не должно допускать, чтобы солнце заходило в гневе брата, иначе ночь может разлучить обоих и оставить нам неизбежное осуждение в день Суда.
(Святитель Василий Великий)

Никто не должен оправдывать свою раздражительность какою-нибудь болезнью — это происходит от гордости. ... Чтобы не предаться раздражительности и гневу, не должно торопиться.(прп.Амвросий Оптинский )

Аз же глаголю вам: яко всяк гневаяйся на брата своего всуе, повинен есть суду. Пророки, приступая к изречению пророчества, говорили: сия глаголет Господь; а Христос, показывая в Себе божественное полновластие, говорить: Аз глаголю. Те были рабы, а Он Сын, имеющий все, что принадлежит Отцу. Кто гневается на брата своего, тот будет осужден; но если кто гневается справедливо, для вразумления и по духовной ревности, тот не будет осужден. Так апостол Павел гневно говорил Елиме волхву и первосвященнику, впрочем не напрасно, но по ревности божественной. Напрасно гневаемся мы тогда, когда гневаемся из-за имения, из-за чести, и из желания отмстить за себя.(блж.Феофилакт)

0

9

Гневаться и негодовать служит самым ясным доказательством того, что обиды нанесены справедливо, а смеяться над ними служит доказательством, что не сознаешь за собой ничего худого.

Прп. Исидор Пелусиот

0

10

ПРИТЧА

Почему, когда люди ссорятся, они кричат?

Один раз старец спросил у своих послушников:

— Почему, когда люди ссорятся, они кричат?

— Потому, что теряют спокойствие,- сказал один.

— Но зачем же кричать, если другой человек находиться с тобой рядом? Нельзя с ним говорить тихо? Зачем кричать, если ты рассержен?

Послушники предлагали свои ответы, но ни один из них не устроил авву.

В конце концов Старец объяснил:

— Когда люди недовольны друг другом и ссорятся, их сердца отдаляются. Для того, чтобы покрыть это расстояние и услышать друг друга, им приходится кричать. Чем сильнее они сердятся, тем громче кричат.

А что происходит, когда люди влюбляются? Они не кричат, напротив, говорят тихо. Потому что их сердца находятся очень близко и расстояние между ними совсем маленькое.

А когда влюбляются еще сильнее, что происходит? — продолжал Старец.- Не говорят, а только перешептываются и становятся еще ближе к своей любви.

В конце даже перешептывание становится им не нужно. Они только смотрят друг на друга и все понимают без слов.

Такое бывает, когда рядом двое любящих людей...

Так вот, когда спорите, не позволяйте вашим сердцам отдаляться друг от друга, не произносите слов, которые еще больше увеличат расстояние между вами.

Потому что может придти день, когда расстояние станет так велико, что вы не найдете обратного пути.

Эта притча о сердечной близости глубока и очаровательна. Она напоминает нам, что когда говорят уста, говорят и сердца. Диалог сердец определяет слова уст... Жизнь сердца и есть настоящая подлинная жизнь.

0

11

Рецепт от раздражительности

0

12

Преподобный Иоанн Лествичник пишет, что человек, который от природы вспыльчив, а затем поборол гнев путем борьбы с собой, становится выше того, кто имел по природе кроткий нрав. Чтобы победить гнев, не надо избегать людей или обстоятельства, которые вызывают гнев, иначе гнев не будет побежден, а скроется, как бы спрячется и затаится внутри вас, а при малейшем поводе вспыхнет снова.

Надо сначала научиться молчать при обидах и оскорблениях, хотя бы сердце в это время кипело гневом. Святые отцы говорили, что если ядовитое насекомое поместить в банку, то оно подохнет само собой от голода. А крышка этой банки – сомкнутые уста.

Только победив гнев через молчание, можно бороться с гневом в помыслах и добиваться мира в сердце. Святые отцы пишут, что если от блуда можно отказаться сразу и уже не повторять его, то борьба с гневом обычно бывает продолжительной, и гнев дает неожиданные рецидивы. Но нужно не унывать, помня изречения отцов: «Если упал, то вставай и продолжай борьбу».

Гнев происходит от неисполненных желаний, поэтому надо проанализировать желания – правильны ли они и не порабощают ли наш ум и волю. Надо не иметь пристрастия ни к людям, ни вещам. Любовь и пристрастие это разные состояния души и они плохо уживаются друг с другом. Пристрастие хочет взять себе, а любовь дать другому.

Нередко причиной гнева является гордость – мать всех пороков, которая требует, чтобы люди подчинялись нам во имя нашего мнимого превосходства. Не всегда гнев излечивается болезнями и страданиями. Нередко люди в испытаниях проявляют еще большую злобу, ропот, а в некоторых случаях даже богохульство и проклятие. Поэтому нам лучше потрудиться и исправляться, не дожидаясь болезней и несчастий.

Архимандрит Рафаил Карелин

********

За свои слова я часто раскаивался, а за молчание - никогда. (прп.Арсений Великий)

0

13

Ст. 5 и 6. Гневайтеся, и не согрешайте, яже глаголете в сердцах ваших, на ложах ваших умилитеся. Пожрите жертву правды и уповайте на Господа.  (5 Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь;
6 приносите жертвы правды и уповайте на Господа.)
По объяснению св. отцов, Давид относит эту речь к своим домашним, т.е. к тем, которые остались ему верными во время восстания против него врагов и которых несправедливое восстание врагов Давида приводило в сильный гнев. Он допускает гнев как естественное страстное возбуждение, особенно когда негодование возбуждается против людей неправедных и нерадивых, против порочной и дурной жизни, против греха; но отвергает несправедливый гнев и безрассудное продолжительное негодование. А потому увещевает, чтобы не согрешали злобою, продолжительным и безрассудным гневом против врагов, не воздавали бы им зла за зло, а старались бы зло побеждать добром, размышлять о причинах и последствиях гнева – на ложах своих. Как бы так говорит: когда придете в состояние гнева и раздражительности, то, чтобы не согрешить вам, – в наступающую ночь, когда будете находиться в постели, на ложах ваших, обдумайте все, что в течение дня говорили в сердцах ваших, все страстные порывы и чувства и все дурные помыслы, какие вы имели; это приведет вас в чувство раскаяния и умиления. Тогда гнев и греховная раздражительность пройдут, и вы успокоитесь сердцем. Повторяя это псаломское предостережение от гнева, и апостол Павел наставляет ефесских христиан так. "Гневайтеся и не согрешайте: солнце да не зайдет в гневе вашем" (Еф. 4:26). Но к предостережению от несправедливого греховного гнева псалмопевец присовокупляет наставление о праведности: пожрите жертву правды, т.е. не надейтесь на искупление греха от несправедливого гнева жертвоприношением волов или козлов, а делайте правду, добрые дела творите, приобретайте праведность и ее приносите в жертву Богу, и ко всему этому присоедините надежду на Бога: пожрите(приносите) жертву правды и уповайте на Господа. Не предавайтесь самонадеянности и самомнению, даже и тогда, когда будете творить добро и приобретете праведность, а уповайте на Господа...

(из 4 псалма)

0

14

Из письма святителя Николая Сербского, в ответ женщине, которая жаловалась, что постоянно гневается на мужа и детей.

Это признак болезненности души. Надо с этим бороться. Вот что говорит святой Григорий в слове о гневе: «Не дайте, братие, места гневу в себе, потому что муж гневливый благодати Божией не получит, ибо с высоты добродетели терпения он впадает в ров пагубной ярости. Какой из зверей настолько лют и неукротим, как муж гневливый и не удерживающийся от ярости? Что может быть хуже человека в гневе? Гнев приводит его в неистовство, делает безобразным и злым, и Дух Божий удаляется от такого.

Что делает человек гневливый? Сам собою не владеет, не помнит себя, от ярости делается подобным пьяному, не хочет знать даже делавших ему добро; ко всем привязывается, всех оскорбляет, хулит начальствующих. Всем противится, без ума многословит, клянет, бьет, ни перед кем не хочет покориться и не принимает слов от тех, которые его уговаривают; и его ярость подобна яду, который носят в себе гады ползающие. Возбесившсь от гнева, он, как пес, на всех лает, как скорпион, жалит и, как змея, пожирает.

Бегайте, братие, такого зла: ибо гневливый безчестит свой сан, позорит свои седины, его жертва Богу неприятна, и перед Ним оправдаться он не может».
Вот почему бесы весьма уважают гнев, как верное орудие погубления людей.
Одному благочестивому иноку было видение: будто привели его Ангелы Божий к дверям преисподней и оставили там. Вот слышит инок за дверьми разговор бесов. Старший бес говорит:
— Ну, злые, выходите скорее на работу! Да смотрите мне, чтобы нынче побольше привели сюда душ человеческих. Вот, берите каждый себе оружие.
Тут бесы подняли страшную возню, шум и ругань, каждый кричал и требовал себе свое любимое оружие.
Тогда старший диавол зарычал, как сто кровожадных львов, и всех заставил смолкнуть. Потом говорит:
— Подходите, смрадные, поодиночке и говорите, кому какое оружие нужно.
Подходит первый бес к старшому, тот спрашивает:
— Тебе какое оружие?
— Гнев! — завизжал бес. Подходит другой:
— Тебе какое? — спрашивает старшой.
— Гнев! — прогугнивил второй бес. Так подходило много бесов, и все требовали себе для погубления людей гнев.
Когда все это оружие было роздано, тогда, старшой стал раздавать прочим бесам другие пороки: кому пьянство, кому блуд, кому зависть, кому злоязычие, кому сластолюбие и прочие пороки, но все они подняли ропот и говорили:
— Почему нам не дал гнев — это самое верное и острое оружие? При помощи гнева мы можем кого угодно, даже святого человека погубить; при помощи гнева можно человека обратить и в пьяницу, и в блудника, и в завистника, и в убийцу, и в богохульника...»

****************

Когда враг внушит нам неприязнь к ближнему или за то, что оскорбит он нас, или что обесчестит, или — что оклевещет, или — что заспорит с нами ближний, чтобы сделать ему уступку, или огорчение нечистое начнёт щемить нас, приводя в движение злое воспоминание о том, что сделал нам ближний, чтобы омрачить душу нашу гневом и ненавистью, — когда что-нибудь такое приблизится к душе, поспешим тогда вспомнить слово Господа нашего: Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное (Мф. 18, 3)

Какие же дела свойственны младенцу? — Дитя, если его побьют, плачет, и с радующимися с ним радуется; если побранят его, не гневается, и если похвалят, не возносится; если сочтут друга достойнее его, не ревнует; если возьмут что из принадлежащего ему, не страдает; если оставят ему мало в наследство, не осведомляется, не входит в тяжбу ни с кем, не ненавидит никакого человека; если беден, не печалится, если богат, не высокомудрствует; если видит женщину, не вожделевает её; мечты похотливые или многие заботы не господствуют над ним; никого он не осуждает, ни над кем не властвует; никому не завидует; не говорит самодовольно о том, чего не знает; не смеётся над ближним из-за внешнего вида его; ни с кем не имеет вражды; не притворяется; не ищет почести мира сего; не ищет богатства; не сребролюбствует; не бывает дерзок; не любит спорить; не учит никого, ни о ком не беспокоится; не держит своей воли; не боится ни голода, ни злодеев; не боится ни зверя, ни брани; когда бывают гонения, не смущается.
Таков тот, о ком Господь наш Иисус сказал: если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное.

Преподобный Исаия Отшельник о евангельской фразе: «Будете как дети»

http://vk.com/orthodox_woman

0

15

"Раздражение и гнев суть одно и то же, но первое указует на быстрое движение страсти, похищающее и способность мыслить, а последний-на долговременное пребывание в страсти"

Прп.Исидор Пелусиот

0

16

"Знай же, что и ныне многие имеют бесов, именно те, кои исполняют пожелания бесов; например, кто гневлив, тот имеет беса гнева. Но когда придет Иисус в синагогу, то есть когда ум будет сосредоточен, а не рассеян, тогда скажет бесу гнева, доселе неукротимому: «замолчи»; и он тотчас выйдет из человека, повергнув его на средину. Что же значит бросить на средину, знай: человек должен быть ни совершенно гневлив и раздражителен, ибо это свойственно зверям, ни совершенно безгневен, ибо это свойственно бесчувственному, но идти средним путем и иметь гнев против злобы. Итак, когда дух лукавый бросит кого-нибудь на средину, то уходит от него." блж.Феофилакт Болгарский

0

17

"Ты гневлив? Будь таким по отношению к своим грехам, бей свою душу, бичуй свою совесть, будь строгим судьей и грозным карателем своих собственных грехов - вот польза гнева, для этого Бог и вложил его в нас" (свт. Иоанн Златоуст. Беседа на посл. к Ефесянам, 2).

***
"Авва Агафон сказал: гневливый человек, даже если бы мертвого воскресил, не будет угоден Богу" (Древний патерик, 10.15).

0

18

http://cs403117.userapi.com/v403117019/2ef4/mv8f4RYfFzc.jpg

0

19

Борьба с гневом ставилась великими подвижниками благочестия, в частности преподобным Серафимом Саровским, в большую заслугу борющемуся. Однажды пустынножитель Марк спросил преподобного Серафима: “Кто в нашей обители выше всех предстоит перед лицом Божиим?” Старец, недолго думая, сказал: “Повар из бывших солдат на кухне.” И объяснил при этом свои слова так: “Характер у повара от природы огненный. Он готов в запальчивости убить человека, но его непрестанная борьба внутри души привлекает к нему великое благоволение Божие. За такую борьбу ему подается свыше благодатная сила Святого Духа, ибо непреложно Божие слово, которое говорит: “Побеждающему (себя) дам место сесть с Собой и облеку в белые одежды.” (Откр. 3: 5,21) И, наоборот, если человек не борется с собой, то доходит до ужасного ожесточения, которое влечет душу к верной гибели и отчаянию.
Троицкие листки с луга духовного

0

20

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Святоотеческая традиция свидетельствует о том, что грех, начало которому было положено в ангельском мире и который через грехопадение прародителей вошел в жизнь людей, многообразно проявляет себя в различных пороках. Более же всего природа греха являет себя в гордыне. Гордость, по словам многих святых отцов, — это мать пороков. Из нее, как из злого корня, произрастают различные проявления человеческой греховности.

Одним из таких проявлений является гнев. Святой Иоанн Лествичник прямо связывает гнев с гордостью. Гнев — это та человеческая эмоция, которая приносит страдание и самому гневающемуся, и тем более тем, кто является свидетелем или объектом гнева. Иоанн Лествичник называет гнев болезнью, и он прав: гнев — это болезнь и в духовном, и в физическом смысле.

Иногда причина гнева — это расстройство нервной системы. Это некий непорядок в физическом теле человека, и такие проявления греха нужно лечить, обращаясь к врачам, употребляя лекарства и иные способы исцеления от этой болезненной эмоции. Но нас с вами более всего беспокоит иное. А если это душевная болезнь? Если это проявление греха, то как бороться с этой болезнью?

Если гнев есть проявление гордости, то он связан с такими качествами, как себялюбие, властолюбие, самомнение. Гнев проистекает из того, что человек позволил гордыне войти в свое сердце, допустил к себе этот грех, который развиваясь, порождает тяжелейшие последствия.

Гордый человек как бы повторяет грех Денницы — того ангела, который стал сатаной. Тот не захотел быть рядом с Богом, он захотел быть на месте Бога. Так и гордый человек изгоняет Бога из центрального места в своей жизни, и это место занимает его собственное «я», которому он поклоняется, которое он превозносит и одновременно подвергает огромным испытаниям. Ведь если человек себялюбив, эгоистичен, то всякая попытка других людей сказать то, что не соответствует его мыслям, или предпринять действия, которые хоть как-то ущемляют его «я», приводит к тяжелейшим последствиям, и нередко такие люди, будто бы обиженные другими, проявляют гнев.

Когда человек страдает от гордыни, он становится очень уязвимым и слабым. Ему кажется, что он сильный, ведь чаще всего гордость проникает в сознание людей умных, образованных, удачливых. Но, изгоняя Бога из своей жизни и поставляя на это место самого себя, такой человек становится очень уязвимым. Собственно говоря, гнев — это крайняя степень несогласия человека с другими, которая выражается вовне в самых отвратительных формах. В гневе мы словно видим лицо греха, его безобразие, его ненормальность, ведь нормой является исполнение Божиего закона, слушание Божиих заповедей, жизнь согласно этим заповедям. Это и есть Богом определенная норма жизни для людей, а грех есть нарушение нормы, а стало быть, ненормальность, болезнь, как о том говорят святые отцы.

Многие греховные движения происходят внутри человека, в глубине его сознания, в сердце. Несогласие с людьми может вызывать чувство внутреннего раздражения, но это раздражение сокрыто, от него страдает только тот, кто раздражается. Совсем другое дело гнев. Гнев — это не скрытое раздражение, а это видимая всем тяжелейшая эмоция, которая в первую очередь приводит в тяжкое состояние самого гневающегося. Через гнев он ослабляет, если не разрушает, свои отношения с другими людьми. Ну, кто будет любить гневливого? А как тяжело работать с гневным человеком. И дружить с ним невозможно, и он, считая себя сильным, в действительности слаб настолько, что оказывается в полном одиночестве.

Грех не может быть приятным. Пороки могут быть только мнимо приятными, на самом же деле всякий грех несет в себе огромный ущерб для человеческой личности, и гнев являет нам пример такого ущерба. Гневающийся теряет и ничего не приобретает, потому что человек ничего не может приобрести для себя через грех.

Но есть еще что-то, что превращает этот грех в великую опасность для духовной жизни человека. Мы находим удивительные слова в послании апостола Павла к Ефесянам: «Солнце да не зайдет во гневе вашем, ниже дадите место диаволу» (Ефес. 4:26-27). То есть апостол предупреждает: если и прогневался, не выдержал, проявил эмоции недолжным образом, то сделай так, чтобы до заката солнца все прошло, сам себя освободи от груза гнева, примирись с тем человеком, на которого прогневался. А почему это нужно сделать быстро? А потому что если гнев удерживается на протяжении долгого времени, то он перерастает в другой, еще более страшный порок — в злобу. А злоба — не просто один из пороков. По-русски слово «злоба» имеет тот же корень, что и зло, а зло — это ведь и есть дьявол. Как и в гордыне, в злобе проявляется сама природа греха, и человек злой спастись не может. Он не может быть вместе с Богом, потому что там, где зло, там нет Бога. Человек через зло связывается с дьяволом и помимо своей воли становится игрушкой в его руках, подобно тому, как через любовь человек входит в общение с Богом.

Гнев иногда списывают на свойства характера, и, действительно, он может быть каким-то образом связан с особенностями человеческого организма. Но если эта черта, этот порок не подвергается духовному лечению, то перерастает в злобу, а злобу уже ничем вылечить невозможно, потому что зло противоположно Богу — злой человек погибает.

Вот почему необходимо бороться с гневом, удерживать себя, в первую очередь, от внешних проявлений раздражения. Само по себе раздражение также опасно для человека — оно разрушает его внутренний мир и покой, путает мысли, мешает определиться, в том числе в отношениях с людьми, правильно проанализировать эти отношения, особенно если они входят в полосу конфликта. Через раздражение человек ослабляет свои способности к общению с другими, но раздражение, оставаясь внутри, не наносит такого ущерба человеку и его отношениям с окружающими, как внешнее раздражение, — это гораздо более страшное состояние.

Так вот, гнев, который входит в привычку, гнев, который превращается в природу человека, который становится его второй натурой, — это и есть путь в бездну, потому что такой гнев всегда будет перерастать в злобу, в полное отчуждение от Бога. Человек может и верить формально, и даже в Церковь ходить, но если в душе злоба, то не может быть спасения. А потому нужно останавливать этот грех, когда он еще внутри, когда появляется раздражение, досада на других людей. Очень хорошее средство предлагают святые отцы — думать в это время о своих собственных грехах. Если нам что-то не понравилось в человеке, если мы видим соринку в его глазу, нужно посмотреть на самого себя, и, может быть, увидишь бревно, несоизмеримое с тем, что вызывает раздражение в другом человеке.

Ну, а если гнев все-таки посетил, захватил душу, выплеснулся наружу, то словами апостола Павла «до захода солнца» исторгай из себя это состояние, кайся пред Богом и примиряйся с ближним. Замечательные слова мы слышим многократно во время великопостного богослужения: «Положи, Господи, хранение устам моим». Мы обращаемся к Богу с молитвой, чтобы Он дал нам силу контролировать наши слова, а значит, и наши эмоции, и это в первую очередь применимо к такому состоянию, как гнев. Великий пост — время раздумий над самим собой, время молитвы, время борьбы с нашими страстями и пороками, и да поможет нам Господь по милости Его освобождаться от того, что тяготеет над нашей душой, дабы сделать, может быть, не такие уж большие, но реальные шаги навстречу Богу. Аминь.
Слово Святейшего Патриарха Кирилла после великого повечерия в среду первой седмицы Великого поста в Богоявленском кафедральном соборе г. Москвы


Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/2860020.html

0

21

"куда бы ты не ушел ,ты себя с собою носишь ..."

0

22

"Смотри за твоими водами (сердечными чувствами), чтоб они текли тихо, как сказал Пророк о водах Силоамских: воды Силоамли текущие тисе (Ис. 8:6). Всякое разгоряченное чувство — кровяное! Не сочти его усердием, ревностию по благочестию, любовию к Богу и ближним. Нет это движение души, произведенное в ней нервами, кровию. А кровь приводится в движение душевными страстями, которые — орудия и цепи миродержца, его скипетр, держава. Храни себя в глубоком мире и отвергай все нарушающее мир, как неправильное, хотя бы оно имело наружность правильную, праведную".

Свт. Игнатий (Брянчанинов)

0

23

Преподобный авва Дорофей учит нас, что «…иное злопамятность, иное гнев, иное раздражительность и иное смущение; и чтобы вы лучше поняли сие, скажу вам пример. Кто разводит огонь, тот берет сначала малый уголек: это слово брата, нанесшего оскорбление. Вот это пока еще только малый уголек: ибо что такое слово брата твоего? Если ты его перенесешь, то ты и погасил уголек. Если же будешь думать: “Зачем он мне это сказал, и я ему скажу то и то, и если бы он не хотел оскорбить меня, он не сказал бы этого, и я непременно оскорблю его”, – вот ты и подложил лучинки или что-либо другое, подобно разводящему огонь, и произвел дым, который есть смущение. Смущение же есть то самое движение и возбуждение помыслов, которое воздвигает и раздражает сердце. Раздражение же есть отомстительное восстание на опечалившего, которое обращается в дерзость, как сказал блаженный авва Марк: “Злоба, питаемая помышлениями, раздражает сердце, убиваемая же молитвою и надеждою сокрушает его”».

И далее святой поучает: «Если бы ты перенес малое слово брата твоего, то погасил бы, как я уже сказал, этот малый уголек прежде, чем произошло смущение; однако же и его, если хочешь, можешь удобно погасить, пока оно еще не велико, молчанием, молитвою, одним поклоном от сердца. Если же ты будешь продолжать дымить, то есть раздражать и возбуждать сердце воспоминанием: “Зачем он мне это сказал, я и ему скажу то и то”, то от сего самого стечения и, так сказать, столкновения помыслов согревается и разгорается сердце, и происходит воспламенение раздражительности, ибо раздражительность есть жар крови около сердца, как говорит св. Василий Великий.

Вот как происходит раздражительность. Ее также называют острожелчием (вспыльчивостью). Если хочешь, можешь погасить и ее, прежде чем произойдет гнев. Если же ты продолжаешь смущать и смущаться, то уподобляешься человеку, подкладывающему дрова на огонь и еще более разжигающему его, отчего образуется много горящего уголья, и это есть гнев. Так же сказал и авва Зосима, когда его спросили, что значит изречение: “Где нет раздражительности, там безмолвствует вражда”. Ибо если кто-либо в начале смущения, когда оно начинает, как мы сказали, дымиться и бросать искры, поспешит укорить себя и поклониться ближнему, прося прощения, прежде нежели разгорится раздражительность, то он сохранит мир. Также когда возгорится раздражительность, если он не замолчит, но будет продолжать смущаться и возбуждать себя, то он делается, как мы сказали, подобным тому, кто подкладывает дрова на огонь, и они горят, пока наконец образуется много горящего уголья. И как горящее уголье, когда оно угаснет и будет собрано, может лежать несколько лет без повреждения, и даже, если кто польет его водою, оно не подвергается гниению: так и гнев, если закоснеет, обращается в злопамятность...».

Священник Александр Ельчанинов писал: «Нервность и т. д., мне кажется, просто виды греха, и именно гордости. Самый главный неврастеник – диавол. Можно ли представить себе неврастеником человека смиренного, доброго, терпеливого?». «Раздражительность нрава происходит от непознания себя, от гордости и от того еще, что мы не рассуждаем о сильном повреждении своей природы и мало познали кроткого и смиренного Иисуса», – поучал святой праведный Иоанн Кронштадтский. Вспыльчивости, раздражительности всегда предшествует гордость, самомнение, самопревозношение. О причинах раздражительности и потери душевного мира архиепископ Арсений (Жадановский) говорил: «Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод – и твое настроение испорчено. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним...».

Врачуются грехи не скальпелем и сильнодействующими пилюлями, а в духовной лечебнице – Церкви Христовой. Пастыри Церкви особенно обращали внимание на сохранение мира в душе при любых жизненных (внешних) обстоятельствах. «Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир – вы будете счастливы», – писал преподобный Алексий Зосимовский.

http://cs320321.vk.me/v320321796/37e0/b1VUzFAysz0.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ГРЕХ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ(о страстях и покаянии) » «Гневайтеся и не согрешайте» — как это?(что такое гнев,и борьба с ним)