Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Декабрь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Декабрь)

Сообщений 61 страница 85 из 85

61

......................продолжение от 23 декабря

Мч. Гемелла Пафлагонянина (ок. 361).
Святой Гемелл происходил из области Пафлагонской1. Услыхав, что император Юлиан Отступник2 находится в городе галатийском Анкире3, он отправился туда и, представ пред царем, безбоязненно обличал его в вероотступничестве и вражде против святой христианской веры. Юлиан пришел в сильный гнев и подверг его жестоким мучением. На Гемелла возложен был железный обруч, до того раскаленный, что от него отлетали горящие искры, и из тела мученика лилась кровь. В таком виде он был отправлен в город Едес4, куда прибыл и сам вероотступник. Когда святой мученик приведен был в этот город, ему растерзали раскаленными железными кольями плечи, в голову же его были вбиты железные гвозди; потом растянули его на земле и от ног до головы содрали с него кожу. Наконец он был распят, и ноги его были пригвождены ко кресту. Так скончался сей многострадалец, вознося благодарение Богу5.
______________________________________________________________________
1 Пафлагония - древняя область Малой Азии, на южном берегу Черного моря.
2 Император Юлиан царствовал с 361 по 363 г. Сделавшись императором, он отступил от христианской веры и поставил задачею своей жизни восстановление язычества, почему и известен под именем Отступника
3 Анкира - главный город Малоазийской области Галатии, - ныне Ангора, значительный город Малой Азии с 30.000-м населением. Галатия занимала самую средину Малоазийского полуострова; Анкира же иаходилась на северо-западной окраине провинции.
4 Едес - город Киликии, – юго-восточной области Малой Азии.
5 Мученическая кончина святого Гемелла последовала около 361 года.

Прп. Фомы (ок. 886-912).
Преподобный Фома родился в Вифинии2. Родители его были простого звания и жили в довольстве. Но Фома уже с юных лет отвращался от всяких житейских, суетных удовольствий и обнаруживал сильную склонность к иноческому житию. Увлекаемый примерною жизнью некоего инока, подвизавшегося в одном из окрестных монастырей, он привязался душевно к святой обители; с малолетства привык он соблюдать пост и, охотно занимаясь свойственным детскому возрасту книжным учением, изучил псалтирь, Апостольские писания и всю церковную службу. Таким образом, первоначальная жизнь Фомы протекала мирно, в благочестии, и добрые семена, посеянные в его душе, успели укорениться для дальнейшего возрастания. Когда же Богобоязненный отрок достиг совершенного возраста, то, облекшись в иноческую одежду, с непоколебимою твёрдостью вступил на подвиг духовной брани со врагом спасения. И настолько утвердился и усовершился он душою своею в добродетельном житии, что его духовная красота явно обнаруживалась пред всеми.

В то время один из Византийских вельмож, по имени Галоликт, основал при реке Сагарисе новый монастырь и просил епископа той области собрать в этот монастырь мужей достойнейших и разумных. Начальником этой новой обители был избран и поставлен преподобный Фома, как инок опытный, утвердившийся в духовной жизни и крепкий хранитель воздержания. Сообщено было об этом и собору епископов с объяснением, что Фома уже много лет подвизался в духовном делании, и что все его почитают сосудом, исполненным различных добродетелей, хотя сам он, по смирению своему, и старался скрывать то от других.

Между тем такое неожиданное поставление блаженного Фомы начальником обители, по навету диавола, попущением Промыслителя Бога, дало повод к некоторому раздору. Огорченный этим, Фома, обвиняя себя, говорил себе с укоризною:

- Что я мечтаю о себе!

И уразумев, что настало время исполнения заветных его желаний, простившись с братией и исповедав пред ними скорбь сердца своего и преподав им духовное утешение, он удалился из монастыря для безмолвия в одну пустыню. Оставшись без начальника, как овцы без пастыря, иноки пожелали возвращения преподобного; они отправились на поиски и долго искали его, пока не дошли до той самой пустыни, где поселился преподобный, в безмолвии перенося и зимнюю стужу и солнечный зной, вменяя первую в тепло, а второй - в прохладу. И умоляли они преподобного возвратиться в монастырь, а чтобы утишить скорбь его, говорили:

- Зачем ты изнуряешь себя столь суровым житием? Подумай: ведь мы созданы из персти земной и уже по сему самому носим в себе немощь, так что нам не по силам совершенно отрешиться от свойственной нам немощи.

Но Фома остался непреклонен и только, уступая желанию монахов, позволил им устроить для себя небольшую келлию. Когда она была устроена, преподобный вошел в нее и, преклонив колена на землю, произнес:

- Да будет сие благоугодно Тебе, Господи; пришедших же к моему недостоинству мужей сподоби возвратиться.

Иноки удалились, оставив своего вождя духовного в пустынном уединении. Но после того, как бы по нарочитому извещению, к святому подвижнику начали со всех сторон приходить благочестивые люди - миряне, желавшие принять иноческое пострижение, и просили преподобного, чтобы он позволил им жить у него в послушании. Всех таковых, как приходящих на служение Господу, он облекал в монашескую одежду, и двоих, как первых учеников Христовых, нарек именами Апостолов, - одному дав имя Иоанна, а другому Петра, и с ними возносил усиленнейшие молитвы Богу.

Но для виновника зла - диавола нестерпимо было видеть свои козни и злоумышления побежденными. И вот они навели на преподобного, прежде всего, комаров в таком множестве, что блаженный не мог даже говорить: комары нападали на него, и когда он лежал, и когда вставал на молитву, - набиваясь ему в рот, они проникали даже до гортани. И скудная пища и всё, что было в келлии святого, всегда наполнялось множеством комаров. Три года продолжалась такая напасть, но преподобный не только без ропота и воздыханий претерпевал сие, но еще благодарил Бога, испрашивая себе отпущение грехов. Потом, когда, по воле Божией, нападение комаров прекратилось, появились большие мухи, которые кусали преподобного и как бы острыми стрелами пронзали его, изнуренное воздержанием, тело. Миновала и эта напасть, продолжавшаяся так же три года. Но после того на преподобного напали муравьи, которые заползали к нему и в глаза, и в ноздри, но он, как крепкий дуб, оставался непоколебим в подъятом им подвиге терпение. Видя такую твёрдость блаженного старца, переносившего эти девятилетние напасти, как бы мимолетные, однодневные, искуситель напал на него еще с большею, неистовейшею злобою. Зная, что человеку, от создания почтенному образом Божиим, присуще по природе отвращение к змее, как орудию первого греха (Быт.3:1-6, 14-15), коварник, чтобы разрушить душевный мир преподобного и вселить в его сердце чувство озлобления, равно как и у его сподвижников, наслал на него множество змей. Это многим может показаться невероятным, но то не было каким-либо только привидением. Змеи являлись не в воображении преподобного Фомы, но на самом деле подползали, окружали его, и не однажды, или дважды, а постоянно.

И не один год, или два года, но целых одиннадцать лет святой окружаем был ими, и ни разу не произнес он ропота. От змей не свободно было и ложе его; они гнездились и там во время его отдыха. Но, охраняемый промышлением Божиим, преподобный оставался невредим от них.

Однажды блаженный отец совершал Божественную бескровную службу; служение приближалось к концу, и вот откуда-то выполз громадный змей и, как кольцом, опоясал собою всю церковь, в которой совершалось священнодействие. Прислуживавший преподобному инок вышел пред тем из церкви, чтобы принести потребную при священнодействии теплоту, а змей, сначала как бы опоясавший собою церковь, в это время свернулся у порога церковного, представляя собою огромный клубок. И вот произошло дивное чудо: совершавший Богослужение преподобный, удивляясь, почему не подается по обычаю своевременно теплота, оглянулся и увидел чудовище, лежащее у порога, а прислуживавшего инока стоящим в трепетном ужасе, и, исполнившись Духа Святого, сказал брату: 

- Входи и не бойся.

Сам же продолжал святое дело. Ободренный отеческим повелением инок, как бы на крыльях, перескочил через змея и вошел в церковь. По окончании Божественной службы, блаженный старец в священном облачении подошел к порогу, где лежало чудовище, и сказал:

- Если это появление твое здесь, змей, означает кончину твою помощью Бога моего, то следуй за мною.

Змей схватился зубами своими за край одежды святого и последовал за ним; Фома же отошел от церкви на расстояние полёта стрелы из лука и, зайдя в дебрь, где была глубокая яма, остановился и начал молиться; ко многим молитвам он присоединил и такую:

- Боже, давший власть верующим в Тебя наступать на змей и скорпионов, благоволи, Господи, и мне меньшему наступить на гортань змея, по слову Твоему! (Лк.10:19)

Как только преподобный произнес сию молитву, змей тот час поднялся с места и низвергся в пропасть; с ним осыпались и края этой пропасти, так что на том месте образовалась заравненная котловина. Возблагодарив Бога, старец возвратился в свою келлию. А затем последовало и новое дивное чудо: змеи, гнездившиеся под келлиею преподобного и столько лет устрашавшие его, при виде его святого лица, как бы спасаясь от огненного опаления, внезапно все ушли в то место, где погиб и змей-чудовище. Там, волею Божиею, их погибло многое множество и птицы нападали на них и поедали.

С того времени святой Фома, освободившись от искушения и напастей, получил от Бога дар исцелений и прорицаний, но вместе с тем еще с большим старанием заботился он о своем духовном совершенствовании, устремляя свое внимание особенно на соблюдение подвига безмолвия. А так как к нему беспрестанно приходили искавшие наставлений и вынуждали его нарушать безмолвие, то он начал обыкновенно удаляться в нагорное место своей пустыни; предъизбранные же им, приближенные ученики, по его завету, руководствовали и братию и приходящих: Иоанн распоряжался при совершении молитв и служб церковных, а Петр назидал по благодатному дару прозорливства. И хотя всё это так устроилось, но духовная сила отеческого наставничества не была ослаблена тем, потому что во всем проявлялось одно произволение, - всех окормляла воля старца-отца, любовью которого все окрылялись и направлялись на путь спасения.

Когда, таким образом, в уединенной обители всё шло установившимся порядком, однажды благочестивый греческий царь Лев, сын Василия3, имея в сердце своем некое недоумение, изложил о том в письме и, запечатав его своею царскою печатью, отправил оное с нарочитым послом к преподобному старцу, желая получить от него разрешение своего недоумения. Царский посол отправился, и едва приблизился он к порогу келлии блаженного отца, последний, выходя ему на встречу, подал свое запечатанное письмо и сказал:

- Приими сие, брат, и возвратись к пославшему тебя.

Такое обстоятельство привело посланного в ужас, и он, недоумевая, возразил:

- Какой же ответ я дам пославшему меня касательно его письменного запроса, когда ты даже и в руки не взял царского писания?

На это преподобный отвечал ему:

- Довольно, чадо: так хочет Бог.

Приняв от святого Фомы послание, посланный возвратился и рассказал царю о случившемся и весьма удивил его. Когда же царь прочитал ответ старца и нашел в нем разрешение своего недоумения, то выразил настойчивое желание лично видеть преподобного. Но Фома чуждался мира и по своему смиренномудрию уклонился от представления царю. Об этом, впрочем, уже только впоследствии и притом кратко сообщено было одним из учеников его. Всякий, кто имел какую либо душевную потребность, безбоязненно, не смущаясь дальностью расстояния и времени, обращался к преподобному и получал ожидаемое духовное утешение, а равно и телесное здоровье. И так много лет и многих руководствуя в духовной жизни, достигнув глубокой старости, преподобный отец, после непродолжительной болезни, предал дух свой Богу4.
______________________________________________________________________
1 Это было прозвище, данное преподобному Фоме.
2 Вифиния - северо-западная область Малой Азии, лежавшая по берегам Чёрного моря, Босфора и Константинопольского пролива.
3 Лев VI Мудрый, сын Василия Македонянина. Византийский император, царствовал с 886-911 г
4 Преп, Фома Дефуркин скончался в X веке.

  Блж. Иоанна (1503) и родителей его блжж. Стефана (1446) и Ангелины, Бранковичей, правителей Сербских.
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/12/23/ab/ab3cf49a0998f7d0b164d3b1923a1c51.jpg  Ангелина Сербская
Не легко найти в истории владетельных лиц, где жизнь была бы так полна превратностями и бедами, как жизнь блаж. деспота Сербского Стефана Бранковича и семьи его. В 1457 г. Турки овладели Сербией, и деспот Георгий Бранкович умер скитальцем в Белграде. Младший сын Лазарь, прогнав старшего и отравив мать, присвоил себе права деспота, но спустя месяц умер. Стефан был средний сын деспота Георгия. Он с юности отличался кротостью, почтителен был к родителям, любил братьев, образован был прекрасно, особенно же знал св. Писание. Когда отец, для покоя Сербии, принужден был отдать дочь султану Мурату, то с сестрою отправился ко двору султана и Стефан. Тут сильно соблазняли Стефана и роскошною жизнью и поблажками честолюбия и суетности; но Стефан оставался тверд. Затем придворная зависть успела возбудить политическое подозрение против сыновей деспота. Такие отважные люди, как сыновья деспота, - опасны для Турецкой власти, говорили султану. И султан, давший клятву отцу не касаться ни жизни, ни здоровья детей деспота, велел ослепить их; Стефан отправлен в Каппадокию. По смерти брата, Стефан, услыхав, что Турки фанатики сожгли прекрасный Милешевский монастырь и готовятся разорить в конец Сербию, решился возвратить себе наследство. Сербы, удалившиеся с ним в Срем и Банат под защиту Венгрии, провозгласили (1460 г.) Стефана деспотом. Он вступил в супружество с Ангелиною, дочерью Албанского князя Георгия и внучкою св. страдальца князя Лазаря. Ему родились два сына и дочь. В Купинове построен им красивый храм Евангелиста Луки. Он жил довольно покойно. Но Туркам это очень не нравилось: они опасались силы деспота. Нанятые слуги Сербы схватили его и в оковах отправили в Далматию. Освободясь от уз, он возвращался опять в Сербию; но со скорбью увидел, что стольный город предков его Смедерево в крепких руках магометанских, а сродичи его пали духом, с фанатиками же Турками невозможно вступать ни в какие договоры. Последний Боснийский пан сдался Туркам на слово клятвы не лишать его жизни; но фанатик шейх собственноручно умертвил его: - нет, говорил, никакой нужды соблюдать слово, данное христианину. Потому Стефан удалился в Скендерию. Но Турки не давали ему покоя и в Албании: они и там искали его смерти, домогаясь истребить фамилию деспотов Бранковичей. Он вынужден был бежать с супругою и детьми в Италию. Печальный скиталец, чувствуя близость кончины своей, октября 1-го 1476 г. писал к Рагузянам, с которыми в особенном союзе были предки его: «вижу, что близок конец мой. - Не скорблю о смерти моей, но болею о моей Ангелине и детях моих Георгии, Марии и Иоанне... Поручаю вам пред Богом, пред Пречистою и святыми мою Ангелину и детей моих: что вы для них сделаете, то Бог для вас сотворит. Не оставьте их, - окажите любовь к ним, какую имели вы к предкам нашим... Завещания не о чем писать мне, - не оставляю Ангелине и детям моим ни серебра, ни золота, ни населенных имений… Препоручаю их вашему господству». Деспот скончался вдали от отчизны.

Спустя 8 лет после смерти блаж. Стефана добрая Ангелина перенесла нетленные остатки супруга в Купиново, что близ Срема. Вук Бранкович, племянник Ангелины, управлял тогда Сербией и распространял ужас и смерть в войске Магомета, когда то нападало на него. Ангелина и сыновья ее, по уважению к фамилии деспотов Бранковичей, пользовались почетом соплеменников. По смерти Вука Бранковича был владетельным деспотом Георгий; но скоро передал свое право брату Иоанну, а сам принял монашество с именем Максима и был архиепископом. Иоанн, женатый на дочери Стефана Якшича и племяннице храброго Димитрия Якшича, вступил в права деспота. Якшичи храбро бились с Турками за свободу Сербов. Деспот занимался делами внутреннего правления и жил подвижнически. В 1496 г. «самодержавный господин земли Сербской Иоанн деспот» грамотою подарил несколько земель монастырю Крушедолу, в том числе Купиново, где лежали мощи отца его. От частых нападений варваров деспот переселился дальше от границ, в местечко Беркасово; здесь он пожил недолго и христиански скончался в 1503 г., оставив одну дочь.

Добрая Ангелина продолжала благодетельствовать бедным и инокам, хотя и сама жила почти бедною. Вот что писала она к вел. князю России Василию с старцем Евгением: «смиренная монахиня Ангелина кланяется до земли твоей милости. Она молит Господа и Пречистую Его Матерь и святого деспота Иоанна, сына своего, да даруется тебе долголетнее здравие, спасение и победа над врагами, на радость христианам и на утешение прочное, а после долгой жизни вечное царствование со Христом, где радость неизъяснимая и свет немерцающий. Милость твоя, конечно, слышала о сыне моем, деспоте Иоанне, как он перешел к Богу. По преставлению его все имение, какое мы имели, взяли Венгры; теперь мы ничего не имеем, кроме надежды на Бога и на твое милосердие. Потому послали мы к тебе старца своего, священноинока Евгения, с некоторыми речами, и ты благоволи внять ему и доверять. С ним послала я твоей милости броню сына моего деспота Иоанна. Еще слово, государь! откупила я за сто золотых место и хочу соорудить церковь во имя св. Иоанна Златоустого. Потому кланяюсь тебе и прошу, пожалуй нам твою милостыню, чтобы соорудить ту церковь, да будет она твоею ктиториею в вечное поминовение. В той церкви хочу положить мужа моего, св. деспота Стефана, и св. Иоанна, сына моего. Всеблагий Бог да дарует тебе здравие». Другою грамотою просила она вел. князя тогда же за Афонский Пантелеимонов монастырь. Чудная жена! «За святость жизни народ поныне называет ее матерью Ангелиною», говорит Сербский историк, и другой пишет, что она была украшена «всякими добродетелями». Третий говорит: «по смерти мужа своего создала церковь близ Крушедола и постриглася в иночество, собрала и сестер к себе, живила Богоугодне и Богу дух предала и близ мужа своего погребена бысть».

Описатель мученичества св. Георгия (+ 1515 г.) сообщает такое известие: «вот и в наши дни творит Бог Свое. Когда я грешный пришел в себя, слышал по житию о деспоте Стефане: умер он и погребен, оставив супругу и двух детей, а спустя 8 лет проявился знамениями и чудесами; откопав гроб, нашли его целым и невредимым, как был погребен, и еще благоухание исходит от тела его; положенный в раке остается поныне. Потом сын его Иоанн владел Сремскою землею; он также умер и погребен, оставив жену и одну дочь; спустя три года он также проявился, как и отец, и также чтится». Мощи праведного деспота Иоанна и праведных родителей его, Стефана и Ангелины, покоились в монастыре Крушедоле, на Фрушской горе, но изуверы и им не дали покоя.

0

62

.....................продолжение от 23 декабря

новомученики:

Свщмчч. пермских Иакова Шестакова и Александра Шкляева пресвитеров, свщмч. Евграфа Плетнева пресвитера и сына его (1918).

Свщмчч. Анатолия Правдолюбова, Александра Туберовского, Евгения Харькова, Константина Бажанова, Николая Карасёва пресвитеров, и с ними мчч. Петра Гришина, Евсевия Тряхова, Михаила Якунькина, Дорофея Климашева, Лаврентия Когтева, Григория Берденева, мцц. Александры Устюхиной, Татианы Егоровой (1937) и Евдокии Мартишкиной (после 1937),
расстрелянных в Рязани.

Свщмч. Михаила Кобзева пресвитера (1937).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/12/23/de/de6eeb8af267b299255d9277d2ba93af.jpg
на одном из домов города Чаплыгина появилась мемориальная доска. 80 лет назад здесь жил священник  Михаил  Кобозев. Настоятель самого крупного в Чаплыгине Вознесенского храма 3 года назад был причислен к лику святых.
     Небольшой деревянный сруб. Ничем не примечательный. Таким же он был почти век назад. Только тогда здесь жило семеро детей отца  Михаила . Теперь его внук – Николай. Да и тот приезжает в Чаплыгин только на лето из Подмосковья. И фамилия у него не Кобозев, как у деда, а  Кобзев .
Николай  Кобзев , внук  Михаила  Кобозева: «В 49 году потерял паспорт и метрику здесь прислали с ошибкой. Так и пошло по жизни».
     Фамилия потерялась, зато память осталась. Именно Николай  Кобзев  первым вспомнил о своем деде. В начале прошлого века он был настоятелем главного в Чаплыгине Вознесенского храма. Но грянула революция  и священник оказался в тюрьме. А вместе с ним еще 8 священнослужителей.
Александр Богданов, краевед: «В 30-е годы многие священники пострадали. Это была кампания большая по уничтожению старого священничества. И одним из пострадавших был  Михаил  Кобозев».
     Отца  Михаила  обвинили в том, что в храме он вел антисоветскую пропаганду. Его не раз допрашивали. И даже с пристрастием. Но от веры отец  Михаил  не отрекся. И до последнего готов был отдать свою жизнь в обмен на жизнь своих единоверцев. Его расстреляли уже через месяц. А где похоронили, неизвестно до сих пор.
     Николай  Кобзев , внук  Михаила  Кобозева: «Мой отец учитель, боялся преследования. Долго нигде не засиживался. Год проработает в одном месте и дальше. Тетя училась в институте, ее хотели исключить, когда узнали, что из семьи священников».
Михаила Кобозева причислили к лику русских святых. Как  мученика  за веру. А сегодня на доме, где жил священник, появилась мемориальная  доска.
Владыка Никон, епископ Липецкой и Елецкой епархии: «Люди все же пришли, узнали, где жил отец Михаил. И, может быть, будут поддерживать состояние этого домика. И, конечно, может быть попросят о помощи Михаила».
     Деньги на доску собирал новый настоятель Вознесенского храма – отец Роман. Это почти 12 000 рублей. Но когда в бюро ритуальных услуг узнали, для кого делают заказ, денег не взяли и они пошли на храм.

Прпмч. Сергия (Сорокина) иеромонаха (1937).
Преподобномученик иеромонах Сергий (в миру Николай Иванович Сорокин) родился в 1900 году в городе Скопине в Рязанской губернии в семье жестянщика. С раннего возраста Николаю и его трем сестрам благочестивые и богобоязненные родители привили любовь к Богу, к храму, к молитве. Николай выбрал самый трудный и тернистый путь духовного служения - монашество. По благословению родителей Николай в 1918 г. поступил в Пронский Спасо-Преображенский монастырь в городе Скопине. Однако через шесть месяцев монастырь был закрыт богоборческой властью и Николай возвратился домой, откуда его призвали в красную армию. Три с половиной года он прослужил в красной армии солдатом. В 1922 году, после окончания военной службы, Николай Иванович поехал в Абхазию, в Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь, где принял монашеский постриг в честь прп. Сергия Радонежского. Но и этот монастырь был закрыт в 1924 году. После закрытия монастыря большинство Ново-Афонских монахов поселились в долине Псху недалеко от Нового Афона. В 1928 г. монах Сергий (Сорокин) вернулся в Рязанскую губернию и был рукоположен во иеромонаха архиепископом Рязанским и Шацким Иувеналием (Масловским).

Служить отец Сергий был назначен в Троицкую церковь в селе Заполье Спасского уезда Рязанской области на место репрессированного протоиерея Василия Мрежина, благочинного Спасского уезда. Благословляя молодого пастыря, в своем напутствии архиепископ Иувеналий (Масловский) рекомендовал ему по всем вопросам обращаться за советом к игумену Филарету (Пряхину), который нес подвиг старчества в соседнем приходе села Срезнево, являясь настоятелем Казанского храма. Отец Сергий знал его еще по Пронскому монастырю и был несказанно рад, что Господь послал ему вновь такого наставника. Отца Сергия полюбили прихожане за его искренность и сердечную чистоту, за его стремление помочь каждому нуждающемуся. Свободное же время он проводил в с. Срезнево у отца Филарета. В то время там образовался тайный монастырь, где находили приют гонимые монахи и монахини. Это был островок Православия в безбрежном море навязываемого атеизма. Ежедневные службы по монастырскому чину, незабываемые проповеди - все это привлекало православный люд. На все притеснения со стороны властей отец Сергий только более усиливал моления, повышал торжественность Богослужения, устраивал крестные ходы по своему селу.

В 1931 г. арестовали игумена Филарета (Пряхина), а затем по делу "филаретовцев" арестовали еще 38 человек, в том числе и иеромонаха Сергия (Сорокина). Отца Сергия приговорили к 3 годам исправительно-трудовых лагерей, отбывать наказание он был отправлен в Медвежьегорск в Карелии.

В конце 1934 г. иеромонах Сергий возвратился в Рязань. Владыка Иувеналий благословил его на службу в с. Срезнево, прозорливо видя в нем достойного преемника игумену Филарету. Понимая всю ответственность своего назначения, отец Сергий с великим радением принялся за пастырское служение в Казанском храме. Со всей округи стал стекаться к нему народ, видя в нем истинного духовного наставника. Вновь возобновились торжественные Богослужения, крестные ходы по близлежащим селам. В своем приходе он регулярно посещал каждую семью, утешал болящих, врачевал духовные раны, наставлял на путь истинный заблудших. Все это он делал ненавязчиво, с искренним желанием помочь каждому, с истинной христианской любовью. При Казанском храме вновь поселились монахини из закрытых монастырей.

В 1937 году последовал новый арест за "контрреволюционную деятельность, критику политики партии, правительства и Советской Конституции". 23 декабря 1937 года преподобномученик Сергий (Сорокин) был расстрелян.

Свщмчч. Николая Розова пресвитера (1938).
Священномученик протоиерей Николай Розов родился в 1892 году в селе Воронье в Костромской губернии в семье почтового служащего. После окончания Ярославской Духовной Семинарии он служил псаломщиком, а в 1916 году был рукоположен во иерея к Крестовоздвиженскому собору города Романово-Борисоглебска в Ярославской губернии. Через год отец Николай перешел служить в Воскресенский собор. В 1930 году он был награжден саном протоиерея, а в 1938 году арестован.

Прежде всего отца Николая обвинили в "сильном влиянии" на прихожан, чем "добился большой посещаемости" храма. Действительно, авторитет священника был очень велик и не умалился после ареста. Староста Воскресенского собора, предупрежденный о том, что дальше работать в церкви опасно, ответил, что "его духовник - духовный отец Розов (бывший настоятель собора) завещал не оставлять собор до его закрытия, и это завещание он должен выполнить как верующий человек, никакие репрессии его остановить не могут, чтобы он оставил свой пост". Кроме того, отец Николай обвинялся в подрывной деятельности, состоявшей в произнесении проповедей, обличавших безбожие, в несогласии с закрытием церквей, в "привлечении рабочих и колхозников в религиозные общины", "отвлечении от всего советского", в "призывах ко крещению", в распространении церковной литературы, воспитанию детей в религиозном духе, помощи ссыльному и заключенному в тюрьмы духовенству, а также семьям пострадавших от репрессий и так далее. Торжественное освящение возвращенных от обновленцев храмов квалифицировалось как антисоветский выпад; совершение треб на дому - как "действенное оружие против безбожия и коммунизма"; молитва о дожде рассматривалась как "использование предполагаемого стихийного бедствия для укрепления в народе религии"; посещаемость храмов доказывала работу по разложению колхозов.

Протоиерея Николая Розова приговорили к 8 годам лагерей. Под следствием он находился в Ярославской тюрьме, где его подвергли жестоким истязаниям. Священник не подписал никаких показаний. В октябре 1938 года он прибыл в лагерь в поселке Катомыш под Соликамском. 23 декабря того же года священномученик Николай Розов скончался.


Свщмч. Алексия Введенского пресвитера (1938).


Священномученик протоиерей Алексий Введенский родился в 1890 году в селе Данилово в Московской губернии в семье псаломщика. После окончания Московской Духовной Семинарии работал учителем в сельской школе, в 1912 году женился и через год был рукоположен во иерея. С 1913 по 1930 год отец Алексий служил в Ильинской церкви в селе Левково в Московской губернии. Духовно окормлялся у старца Ипполита, духовника разогнанной в советское время Свято-Троицкой лавры. В семье отца Алексия родилось двое детей. В 1930 г. у отца Алексия были отняты дом и имущество. Ему с семьей пришлось переехать в другое село. Он служил в селе Самаровка, затем в селе Костино, и, наконец, приехал в село Новая Деревня, где стал настоятелем Сретенского храма.

Отец Алексий с семьей - матушкой Еленой Александровной и двумя детьми - поселился в маленькой церковном домике около храма. Елена Александровна стала прислуживать в церкви как регент и псаломщик. В апреле 1931 г. во время Великого Поста сельсовет предписал отцу Алексию "приступить к пилке леса для моста в свободное от богослужений время". Кроме того, отец Алексий, как священнослужитель, был обложен различными налогами, которые ему с трудом удавалось платить. В 1932 г. отец Алексий очередной раз приехал к прозорливому старцу Ипполиту. Во время беседы отец Алексий спросил у него, не переведут ли его в другой приход. Старец ответил: "Сколько лет служил твой предшественник? Семь? Вот и ты семь лет прослужишь". За время служения в Сретенском приходе отец Алексий был возведен в сан протоиерея.

В 1937 году его арестовали. Из протокола допроса 1 декабря 1937 г.: Следователь: "Ваше отношение к Советской власти?" Отец Алексий: "Мое отношение к Советской власти лояльное". Следователь: "Вы следствию говорите неправду.... Вы, будучи враждебно настроены к Советской власти, среди окружающих проводили антисоветскую агитацию. Следствие требует от Вас правдивых показаний". Отец Алексий: "Никакой антисоветской агитации я не вел. В сентябре 1937 г. я выражал недовольство по отношению к Советской власти за то, что я финансовыми органами был обложен подоходным налогом большим, чем ... в городских церквях. Об этом я говорил в кругу близких мне собратьев по службе, среди населения я об этом не говорил". Следователь: "Расскажите следствию о Вашей контрреволюционной деятельности". Отец Алексий: "Никакой контрреволюционной деятельности я не вел". Отец Алексий был осужден в один день со своим однокашником по Духовной Семинарии священником отцом Феодором Грудаковым и вместе с ним отправлен на 10 лет в ИТЛ.

В конце декабря 1937 года они прибыли в Самарлаг НКВД (отделение Карлага в Казахстане). Заключенные лагеря строили Самарскую теплоэлектроцентраль. Через год отец Алексий Введенский скончался.

Свв. Анны Ивашкиной и Татианы Бякиревой испп. (1948) и Феклы Макушевой (1954),
арестованных в Рязанской области в 1937 году и скончавшихся в лагере.

Прп. Анны (Столяровой) исп. (1958).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/12/23/9b/9b56e373d9ed95af01a67b2c2d213375.jpg
XX век – тяжелый для Православной Церкви – вписал тысячи новых имен в Собор Российских святых. Это новомученики и исповедники, которые в страшные годы гонений на веру не побоялись открыто исповедать Христа, фактически повторив подвиг святых мучеников первых веков Христианства. 23 декабря празднуется память почти двадцати наших рязанских подвижников, пострадавших за веру в разные годы XX столетия. Среди них – схимонахиня Анна (Столярова), исповедница, подвизавшаяся в селе Срезнево Шиловского района. Духовная дочь священномученика Филарета СрезневскогоСхимонахиня Анна (в миру Анисия Гуреевна Столярова) родилась в 12 января 1895 года в селе Заполье Спасского уезда в семье благочестивых крестьян. В семье было четверо детей, Анисия выделялась наибольшим благочестием, она с раннего возраста пела на клиросе, читала псалмы. В семнадцать лет по благословению родителей Анисья поступила в Ольховский монастырь, расположенный около села Гавриловское, Шиловского района. В монастыре она несла многие послушания, но главным для нее стало клиросное. Там же она была пострижена в инокини с именем Агния, в честь мученицы Христовой. В 1920 году после закрытия монастыря матушка Агния вернулась в родное село, здесь она поселилась около храма в маленькой сторожке, чтобы продолжать монашеский подвиг в миру. В это же время, в соседнее село Срезнево в храм Казанской Божией Матери, игуменом Филаретом была принесена чудотворная икона Божией Матери «Споручница грешных». (Преподобномученик Филарет (Пряхин Иван Трофимович),в схиме Серафим, (+1942 г.) Игумен Филарет поселился рядом с храмом Казанской Божией Матери. Матушка Агния стала его духовной дочерью.
она долгие годы была хранительницей чудотворной иконы Божией Матери «Споручница Грешных», которая до сих пор находится в Казанском храме Срезнева. Вскоре о.Филарета арестовали, обвиняя в антисоветской агитации, а следом за ним были отправлены в концлагеря матушка Анна и священник Сергий Сорокин, клирик Казанской церкви. Через 3 года они вернулись в Срезнево, но вскоре последовал новый арест. Подвижнице много пришлось пострадать в лагерях и пересылках: она отбывала срок в Казахстане, на Камчатке, на Дальнем Востоке, в Сибири. Но долгие годы каторжного труда не сломили матушку духовно. В 1942 году она умирала в концлагере от истощения и попросила священника из заключенных исповедовать и причастить ее. Он, обладая даром прозорливости, поведал ей о том, что ему самому открыл Господь: монахиня останется в живых, выйдет из лагеря, встретит на своем жизненном пути девицу Марию и через несколько лет после освобождения скончается у нее на руках. Все предсказанное сбылось. Матушка Анна вернулась в Срезнево в 1950 году и восемь лет служила при храме вместе с другими монахинями. Они жили по монастырскому уставу. Во всем была строгость и вместе с тем истинная христианская любовь. Господь открыл матушке духовные очи. Монахини неоднократно видели, как она разговаривала с Божией Матерью. Заболела матушка внезапно и через три месяца умерла на руках у одной из послушниц – Марии, которая в скором времени приняла постриг с именем Мариамна и стала хранительницей чудотворной Срезневской иконы. Монахиня Мариамна скончалась совсем недавно – весной 2008 года, через 5 лет после прославления в Соборе Новомучеников и Исповедников Российских схимонахини Анны. Мощи преподобноисповедницы Анны Срезневской находятся в Казанской храме села, где она подвизалась.
http://www.ryazeparh.ru/saints/ryazans/Dec/88/

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Евр. 7, 1-6; Лк. 21, 28-33). "Смотрите же за собою. чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно". "День тот", то есть последний день мира или каждого из нас, приходит как тать, и захватывает как сеть; потому и предписывает Господь: "итак бодрствуйте на всякое время и молитесь" (Лк. 21, 36). А так как сытость и многозаботливость - первые враги бдения и молитвы, то наперед еще указано, чтоб не допускать себя до отяжеления пищею, питьем и печалями житейскими. Кто поел, попил, повеселился, спать - выспался и опять за то же, у того какому быть бдению? Кто и день и ночь занят одним житейским, тому до молитвы ли? "Что же, скажешь, делать? Без пищи нельзя; и ее надо добыть. Вот и забота". Да Господь не сказал: не работай, не ешь, не пей, "да не отяготится" сердце ваше этим. Руками работай, а сердце держи свободным; есть - ешь, но не обременяй себя пищею; и вина выпей, когда нужно, но не допускай до возмущения головы и сердца. Раздели внешнее твое от внутреннего и последнее поставь делом жизни твоей, а первое приделком: там будь вниманием и сердцем, а здесь только телом, руками, ногами и глазами: "бодрствуйте на всякое время и молитесь", да сподобишься небоязненно стать перед Сыном Человеческим. Чтобы сподобиться этого, надо здесь еще, в жизни своей, установиться перед Господом, а для этого одно средство - бодренная молитва в сердце совершаемая умом. Кто так настроится - на того не найдет "день той" внезапно.
******************************************************************************************************************************************
Господи, спаси меня

"Истинно Ты Сын Божий"
(Мф. 14, 33)

Протянув руку Петру, Спаситель поддержал его, повелел ветру утихнуть, и ученики причалили к тому самому берегу, который тщетно искали во время бури. Точно так же Иисус опять предстает перед ними в утро Своего Воскресения, когда ученики Его, потеряв всякую надежду, погрузились в глубочайшую скорбь. Тогда Он является между ними, и сердца их наполняются тою неизреченною сердечною радостью, которую никто уже не может у них отнять. Так же является Он каждому христианину в час испытания, заменяя скорбь благодатным чувством мира. И мы можем сказать вместе с псалмопевцем: "на мгновение гнев Его, и на всю жизнь благословение Его; вечером Он водворяет плач, а на утро торжество" (Пс. 29, 6).
Увидим Его и мы, когда после житейских бурь мы достигнем "тихого пристанища". Тогда, согретые лучами Солнца, которому заката не будет, мы сделаемся подобны Ему, потому что "увидим Его, как Он есть", т.е. Другом нашим, Спасителем и Господом. Ученики постигли это, когда поклонились Ему со словами: "Истинно Ты Сын Божий".
Из поколения в поколение слова эти повторяют все те, кого Он воздвиг из глубины вод испытания, которых Он вывел из тьмы отчаяния к Своему лучезарному свету. "Истинно Ты Сын Божий". Ты один имеешь глаголы вечной жизни". Только Твоя кровь очищает "от всякого греха". Ты один можешь оторвать меня от самого себя и завладеть всем моим сердцем, дабы во мне прославилось Твое милосердие. Ты моя единая надежда, мое высшее благо. Ты мое все! Ты есть Бог мой! Будем каждый день повторять эти слова, и пусть все наши скорби и испытания послужат лишь к теснейшему сближению с Тобою. Итак, кто терзаем сомнениями и маловерием, пусть воскликнет: "Господи! Спаси меня, погибаю!"
А тот, кому Он даровал избавление, "да славит Господа за милость Его, и за чудеса Его для сынов человеческих", - да прославляют все имя Иисуса Христа, Сына Божия. Аминь.

из истории дня:
В 1812 г. из Вильно М.И. Кутузов послал донесение Александру I "Война окончилась за полным истреблением неприятеля"

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=16#p19359
Слава Богу за все!

0

63

Во славу Божию и на пользу ближнего !

24 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.

Прп. Даниила Столпника (489-490).
http://s56.radikal.ru/i154/0912/52/c38296284818.jpg
Преподобного отца нашего Даниила Столпника, сию ветвь райскую, возрастила Месопотамия1. Он родился в селе, называемом Вифара и лежавшем около города Самосат2, от христианских родителей Илии и Марфы. Мать его была неплодна и не рождала, и через это должна была переносить немало неприятностей и укоризн как от своего мужа, так и поношений со стороны родственников и родственниц. Однажды в полночь, находясь в состоянии сердечной тоски, она потихоньку вышла из своего дома и, простерши руки к небу, обратилась к Богу с такою многослезною молитвою:

- Господи Царь! Ты изначала создал мужа и жену и сказал им: плодитесь и размножайтесь. Ты даровал Сарре на старости Исаака (Быт.1:28), Анне - Самуила (1Цар.1:20), Елисавете - Иоанна (Лк.20:60). Умилосердись же и над моим таким же несчастием и, милостиво призрев на меня, разреши мое неплодство, сними с меня позор и дай плод моему неплодному чреву, дабы я могла данное Тобою принести в дар Тебе, как некогда Анна принесла Тебе Самуила.

Помолившись так сокрушенным своим сердцем и духом смиренным, Марфа вернулась к себе в дом и одна лишь заснула, как увидала во сне два больших и весьма светлых светильника, похожие видом на блюдо, постепенно спускающиеся с неба на ее голову. Утром, встав, она рассказала о видении своему мужу и родным, и они, всякий по своему, старались объяснить ей ее сон. Между тем этот дивный сон был предзнаменованием того, что от нее родится сын, который сиянием добродетелей своих затмит как бы самые звезды. Вскоре после этого Марфа зачала во чреве своем и родила сына; рождением этим она освободилась от причинявшего ей такую скорбь-своего неплодства. Столь знаменательно было начало жизни блаженного Даниила на земле и так чудесно появился на свет тот, кто стал впоследствии по истине сыном света.

До пяти лет отрок рос без имени, потому что родители не хотели сами дать сыну своему имя, но желали, чтобы тот, кто родился по дару от Бога, от Бога же получил себе и имя. Поэтому они привели его в один монастырь, принеся сюда и дары Богу, и просили игумена наречь имя их сыну. Игумен, вдохновленный Богом, отвечал, что его надо назвать тем именем, которое откроет Сам Бог. Смотря на отрока, он велел подать себе книгу из алтаря церковного и, разогнув ее, нашел в ней некоторые слова святого пророка Даниила. Поняв из этого, что так благоволил сделать Сам Бог, чтобы имя этого пророка дано было и отроку, он назвал его Даниилом. Сие же было предзнаменованием того, что отрок сей будет подобен великому пророку, как по имени, так и по благочестью. Родителям хотелось, чтобы их сын тотчас же был посвящен на служение Богу при этом монастыре, но игумен не согласился на это, потому что отрок был еще слишком мал. Поэтому родители возвратились с ним домой, по промышлению Божию, дабы отрок сей впоследствии избрал доброе житие не по желанию других, а по своему разумению и добровольно. Но и по младенческому возрастанию сего отрока можно было судить о том, что из него выйдет человек добродетельный, - подобно тому, как и дерево доброе со дня своего насаждение дает уже признаки последующего плодоношение; покров добродетельности всюду сопровождал его, ибо он ходил во свете благодати Божией.

Когда отроку исполнилось 12 лет, он ушел из дома отца своего, никому не сказав о своем уходе и намерении, а между тем он решил уже совсем покинуть ради Христа своих родителей, родину, сродников и друзей и направился в монастырь, находившийся на расстоянии 20 стадий3 от его родного села. Упав на колени пред игуменом, Даниил умолял его о принятии в число братии и пострижении в Ангельский образ4.

Но игумен, ссылаясь на слабость сил и юношеский возраст просящего, ответил Даниилу, что он, как совсем еще юный отрок, не в состоянии будет выносить тех многих трудов иноческих, нелегких для людей совершеннолетних, каковы, например, непрестанные бдения, земные поклоны, посты, телесное целомудрие и совершенное отречение от своей воли и от всякого плотского желания. А посему он советовал отроку вернуться обратно к родителям и пробыть там некоторое время, а не браться за такие труды, которые превосходят его юные силы.

- Я для того и пришел сюда, - отвечал Даниил игумену, - чтобы жить для Христа и умереть для мира; если бы даже от совершеннейших иноческих подвигов мне пришлось и умереть, то всё же это несравненно лучше, чем уйти отсюда ни с чем и-скажу словами Евангелия: "никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лк. 9:62).

Игумен снова долго увещевал Даниила отказаться от своего намерения, но и от него услышал много возражений. Наконец, будучи не в состоянии отговорить Даниила от его намерения и усмотрев в нем твёрдую решимость и искреннюю любовь к Богу, игумен созвал братию и советовался с нею, можно ли принять в монастырь столь юного отрока. Братия, удивляясь мужеству отрока и твёрдости его духа и усматривая в нем призвание Божие, соизволили принять его в сожительство с собою. Даниил же пламенел духом, преуспевал в добродетели и жизни по Боге.

Между тем, по прошествии некоторого времени, родители Даниила узнали, что он находится в том монастыре. Они возрадовались, но вместе с тем и удивлялись тому, что столь юный отрок сам себя отдал на служение Богу. Отправившись к нему и увидевши его еще не постриженным и ходящим среди иноков еще без иноческого одеяние, они стали просить игумена о том, чтобы он постриг их сына на их глазах и облёк бы его в одежду иноческую. В воскресный день, после совещания с братией, игумен постриг Даниила в иноческий чин, причём не велел родителям приходить к сыну часто. После этого они с радостью возвратились в свой дом; блаженный же Даниил преуспевал и укреплялся духом, возрастая не только летами, но и добродетелями.

Началом досточудного сего жития и источником всех происшедших отсюда последствий было следующее. Сердце Даниила воспылало божественною любовью и он возымел непреодолимое желание поклониться святым местам, где пострадал за нас Господь наш Иисус Христос, где Он был погребен и воскрес и откуда Он вознесся на небеса. Вместе с тем он горел духом увидать великого подвижника того времени - святого Симеона Столпника5. Пришедши к игумену, он открыл пред ним свое желание и просил отпустить его в избранное им путешествие. Игумен на этот раз удержал Даниила; но потом, сам имея надобность, ради нужд церковных, идти в Антиохию6, взял с собою Даниила и еще несколько человек из братии. Когда они дошли до селения, называемого Тиланиссой, в недалеком расстоянии от которого подвизался святой Симеон Столпник, то отправились к его столпу. Видели они суровость той местности, высоту столпа и узнали, что несмотря ни на что, сей подвижник терпит на столпе своем и зимний холод, и летний зной, и ветры и дожди. Некоторые неразумные думали, что святой претерпевает всё это из тщеславия; но блаженный Даниил не только удивлялся его терпению, но и сам побуждался к подражанию ему. Когда пришедшие иноки, стоя внизу, окликнули, святой Симеон, взглянув на них сверху, велел приставить лестницу и, если хотят, войти к нему. Тогда и обнаружилось, кто как относится к преподобному: один сказался больными ногами, другой отказался за старостью, а иные уклонились и еще по некоторым другим немощам; Даниил же, взойдя на лестницу, быстро вошел по ней и с радостью приветствовал великого Симеона. И не напрасны оказались труды его, ибо сначала он выслушал от подвижника наставление и подвигся чрез это еще более к добродетельной жизни; затем Даниил сподобился от него благословения, подаваемого чрез возложение рук, и, наконец, услыхал от него о своей будущей жизни. Подвижник, обращаясь к нему, пророчески говорил ему:

- Мужайся, чадо, и да укрепится сердце твое, ибо тебе предстоит подъять на себя ради Христа трудно переносимые подвиги; но Сам же Христос будет для тебя во всем и Помощником: Он укрепит и утешит твой дух.

После такой, исполненной любви, довольно продолжительной беседы со святым, блаженный Даниил сошел вниз, а затем возвратился в монастырь.

Через несколько времени, когда игумен того монастыря отошел ко Господу, братия принуждала Даниила принять, после него игуменскую власть, но он, указав им вместо себя другого, начал сам искать безмолвие, говоря сам себе:

- Вот, Даниил, ты стал свободен и наступило время, для исполнения того, к чему ты прежде так стремился; посему иди по желанному пути и исполни свое намерение.

Так решив, Даниил вышел тайно из монастыря и пришел к той ограде, которая была около столпа святого Симеона; пробыв здесь четырнадцать дней, он хотел уже уйти. Но святой Симеон, любя Даниила, посоветовал ему остаться с ним; Даниил же, имея сильное желание видеть святые места в Иерусалиме и уйти во внутреннюю пустыню на подвиг безмолвия, пошел в путь по направлению к Палестине. В Палестине в то время происходили войны: самаряне восстали против христиан, - и оттого дорога по той местности была небезопасною. Всё это Даниил знал, но всем этим он пренебрег и с твердым намерением и безбоязненным сердцем, не страшась смерти, начал путь свой, весь объятый одним только сильнейшим желанием совершить свой путь, издавна намеченный. Пройдя довольно значительное расстояние, он встретил некоего почтенного инока, преклонного годами, благообразного на вид, с седыми волосами, по всему похожего на преподобного Симеона Столпника. Обняв Даниила, старец спросил его по-сирийски, куда он идет. Даниил отвечал, что если Бог благословит, то ко святым местам. Старец сказал:

- Верно, - сказал ты, - если Бог благословит; теперь же знай наверное, что твое настоящее путешествие не с Божьего благословения. Разве ты не слыхал про мятежи и распри в Палестине?

Даниил отвечал:

- Слышал, но я надеюсь на Бога: Он будет мне помощником, и потому я думаю, что со мною не случится ничего худого; а если и случится что-нибудь такое, то я не боюсь: ибо "живем ли или умираем, - всегда Господни" (Рим.14:8).

Но старец в ответ на это привел Даниилу слово пророческое: "Не даст Он поколебаться ноге твоей, не воздремлет хранящий тебя" (Пс.120:3) Ангел.

Даниил же, возражая старцу, высказал готовность даже и умереть за Христа во время этого путешествия.

Тогда старец с гневом отвернул от него лицо свое и произнес:

- Бог не повелел нам безвременно подвергать себя смерти и как бы поневоле идти на верную смерть, когда изрек: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой" (Мф. 10:23).

Даниил начал склоняться к совету старца и сказал ему:

- Если, отче, тебе представляется так, я готов возвратиться назад.

Старец же отвечал:                       

- Я советую тебе не совсем оставить свое решение, а указываю лишь на то, что было бы неразумно идти тебе туда в настоящее неблагоприятное время. Теперь же иди в Византию, по обилию святынь представляющую собою второй Иерусалим, благодать которого ныне почивает на ней по повелению Божию; там ты можешь посетить очень многие церкви и насытиться созерцанием многих святынь. Если же решишься посвятить себя подвигу безмолвия, в верхней ли Фракии или при самом устье моря, - то это будет для тебя спасительно и Бог поможет тебе в этом. Вообще, возлюбленный, не следует думать, что ты можешь найти Бога в Иерусалиме, а не в Византии; ибо Бог неограничен никаким пространством.

Пока они таким образом беседовали друг с другом, солнце начало закатываться, и встретился им на пути монастырь, к которому для ночлега нужно было свернуть с дороги; они и направились к этому монастырю. Старец сказал Даниилу:

- Иди ты впереди, а я пойду следом за тобою.

Даниил подумал, что старцу нужно зачем либо остановиться, и он пошел вперед, и, пришедши ко вратам монастырским, сел подождать старца. Но так как старец не являлся, то Даниил подумал, что он пошел для ночлега в другое место. Войдя в монастырь, он приветствовал игумена и братию и вкусил предложенной ему пищи. Когда затем он заснул, то снова явился ему во сне тот старец и снова стал советовать ему: исполнить то, что он говорил ему во время пути, и поскорее направиться к Византии. Пробудившись от сна и никого около себя не видя, Даниил размышлял, кто это явился ему: человек или Ангел. А был то Симеон, великий столпник.

После такого видение, Даниил, совершив утренние молитвы и пожелав мира обитавшим в монастыре том инокам, направился к Византии.

Дойдя до морского берега, преподобный вошел в церковь святого Архистратига Михаила, Воеводы сил небесных, и пробыл в ней семь дней. Здесь он услыхал о том, что в Анапле7 есть один пустой идольский храм, в котором живет много нечистых духов, так что никому нельзя было проходить мимо того места: плывущих они потопляли в воде, а на проходящих нападали, как разбойники, и убивали. Услыхав об этом, святой решил идти туда и жить там, вспоминая о великом Антонии8, который претерпел много зла от бесов и, наконец, с помощью Божиею победив их, сподобился великих почестей. Посему Даниил отправился в пустой храм9, вооружась одним непобедимым оружием святого креста, и вместе с тем воспевая: "Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться?" (Пс.26:1). И прежде борьбы полчище бесовское пришло уже в ужас. А сей духовный воин, обходя углы храма, ограждал их крестным знамением, каждый раз преклоняя колена и молясь Богу. Когда настал вечер, пришел начальник бесов и начал бросать в святого камнями; затем послышался страшный рёв и вопли, поднялся шум; но Даниил, безбоязненно стоя на молитве, говорил: "Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться" (Пс.26:3). Таким образом провел он первую и вторую ночи. В третью же ночь увидал он множество бесов в виде величайших исполинов, с мрачными лицами, страшных, как людоеды, скрежещущих зубами, пламенеющих гневом на святого и говорящих:

- Кто тебе, несчастный, посоветовал придти сюда, где мы, давно обитая, являемся хозяевами этого места?

Говоря это, они устремились на Даниила - одни, желая бросить его в море, другие - усиливаясь побить его камнями; однако ни один из них не осмелился приблизиться к святому. Святой же, вспомнив слова Господа: "сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста" (Мрк.9:29), поступил так: затворив все входы храма, он оставил одно только небольшое окошко, а сам начал поститься и молиться. В непродолжительное время всё бесовское полчище, силою Божиею прогнано было оттуда, и народ стал проходить мимо того места без всякой опасности. Это сделалось известным повсюду, и многие из окрестных жителей стали приходить к святому Даниилу, изумляясь, что в том самом месте, где было обиталище бесов, днем и ночью раздается славословие Божие. Но диавол, ненавидя добро и не желая видеть себя побежденным от святого, внушил некоторым из клириков зависть, - и они начали говорить между собою:

- Откуда это он пришел сюда, и все идут к нему и повсюду прославляют его? пойдем, - наговорим на него патриарху, чтобы он удалил его отсюда.   

Отправившись к патриарху Цареградскому Анатолию10, они наклеветали ему на святого. Но патриарх отвечал им:

- Зачем вы клевещете на человека, о котором не знаете, откуда он и какова его жизнь. Если он проводит жизнь праведную, то и нам должно сделаться подражателями его святости; а если он живет нечестиво, то, без сомнение, заслуживает изгнание. Однако же надлежит не тотчас подвергнуть его изгнанию, но после тщательного предварительного рассмотрения.

Будучи пристыжены таким ответом патриарха, клеветники должны были замолчать.

Диавол же, видя неуспех коварства своего, начал досаждать святому сильнейшими, чем прежде, привидениями и ужасами, как бы устремляясь на него со всем своим воинством: то пытаясь утопить его в море, то похваляясь убить его. Но диаволу не удалось нисколько повредить святому. Став на молитву, Даниил взывал к Богу:

- Господь мой Иисус Христос, в Которого я верую, Тот потопит вас самих в пропастях ада.

Едва произнес он это, раздались крики и вопли, как бы плачущих, и святой увидел бесов летящими, как летучие мыши, и удаляющимися от того места. Но и после этого бесы не переставали причинять святому огорчение; они снова стали возбуждать против него клеветников, которые, пришедши к патриарху, сказали:

- Владыка! Даниил - волшебник и обманщик; он обольщает народ волшебством, и потому мы не можем выносить его.

Патриарх, призвав Даниила, спросил его, кто - он, откуда, зачем пришел в эти страны и как верует в Бога. Даниил тотчас же исповедал свою православную веру, затем сказал о своей стране и происхождении, а также и о том, что он пришел в Византию, будучи призван откровением Божиим. Услыхав это, патриарх встал и обнял его, почитая за человека Божия, и потом отпустил его с миром. Через несколько дней патриарх тот впал в тяжелую болезнь; тотчас же, призвав к себе Даниила, он просил его помолиться Богу, чтобы ему, патриарху, исцелиться. Как только святой помолился, патриарх тотчас же встал здоровым; безмездный же врач за исцеление просит у патриарха только того, чтобы он простил тех лиц, кои оклеветали его пред патриархом. Патриарх сказал:

- Как не простить тех, которые сделались виновниками столь великого добра, что я сподобился и видеть тебя, и получить исцеление чрез тебя.

Патриарх просил святого пребывать вместе с ним, но Даниил предпочел быть отпущенным на свое место и, придя туда, снова затворил за собою двери, оставив лишь небольшое отверстие для приходящих к нему.

По прошествии девяти лет такого тяжкого жития, Бог восхотел призвать преподобного на совершеннейший подвиг. Ему последовало для сего особое Божие откровение: он видел в видении стоящий перед собою столп, высотою превосходивший облака; на верху столпа стоял преподобный Симеон и с ним два светлых юноши; и слышит он голос столпника, который говорил с высоты столпа:

- Даниил! войди сюда ко мне.

Даниил будто бы отвечал:

- Господин! Как же войти мне на такую высоту?

Тогда преподобный Симеон приказал сойти к нему двум юношам и, взявши Даниила, привести его к нему. Юноши тот час же исполнили приказанное и поставили его пред Симеоном. Преподобный же, обнявши Даниила, громогласно воззвал к нему:

- Мужайся Даниил! Будь великодушен и крепок! Стой твёрдо и мужественно!

Когда святой Симеон говорил это, голос его казался голосом грома, и от сего голоса Даниил пробудился. Видение это предуказывало то, что и Даниилу надлежит, подобно святому Симеону Столпнику, взойти на столп и приблизиться к нему телом и душою.

В это время пришел из Антиохии к царю ученик преподобного Симеона Столпника Сергий и принес ему кукуль11 преподобного Симеона, присланный в дар царю на защиту его от всякого зла. Но так как душа царева была направлена на земные попечение и он весь поглощен был мирскими занятиями, то Сергий надумал уйти от него и вернуться назад; и захотелось ему побывать в монастыре неусыпающих12. Когда он вместе с другими плыл мимо того места, где подвизался преподобный Даниил, некоторые вспомнили о нем, в каком терпении проводит он жизнь свою, а также и то, что он получил от Бога дар исцелять недуги и прогонять бесов. Услыхав о сем, Сергий велел кораблю пристать к берегу и отправился к преподобному Даниилу. Тот принял его с любовью и Сергий, после довольно продолжительной беседы убедившись в том, что на Данииле почивает дух Симеона, как дух Илии на Елиссее (4Цар.2:15), отдал ему тот дар. который он нёс с собою, то есть кукуль Симеона, ибо ему Даниилу, он приличествовал более, чем кому либо иному.

После этого во сне Сергий видел трех юношей, пришедших к нему и говорящих:

- Встань, Сергий, и скажи Даниилу, что время жития его в том храме уже окончилось; пусть он Сергий передаст о своем видении Даниилу.

Пробудившись, Сергий поведал об этом Даниилу, а тот, поняв, что Бог повелевает ему подражать житию преподобного Симеона, попросил Сергия отправиться в пустыню и подъискать для него удобное место, где бы можно поставить столп. Сергий, обойдя один холм, по указанию Божию, пришел к тому месту, где надлежало построить столп; остановившись здесь для отдыха от тяжелого пути, он увидал такое видение. Над ним пролетел белый голубь, и Сергий старался поймать его. Вдруг он слышит с неба голос:

- Не думаешь ли ты изловить голубя сетями? Его нужно ловить руками.

Но голубь улетел в вышину и после этого стал невидим. Поняв из этого, что Бог указывает ему здесь место к устроению столпа, Сергий возвратился к Даниилу и передал ему о всем, что он видел и слышал. Обрадованный Даниил упросил друга своего, некоего Марка, устроить ему столп. Марк, при помощи Божией, быстро выстроил столп. Когда окончена была постройкою и крыша его, преподобный Даниил вышел ночью из того храма, чтобы никто о нем не знал и, придя к столпу, помолился Богу:

- Слава Тебе, Христе Боже, что Ты сподобляешь меня такой жизни! Ты знаешь, Господи, что Тобою я утверждаюсь, и, на Тебя надеясь, восхожу на сей столп. Итак, приими жертву мою, укрепи меня на подвит и приведи в исполнение мое начинание".

Так помолившись, он взошел на столп и начал жить в безмолвном уединении между небом и землею для Единого Бога, устраняясь всего земного и приближаясь телом и душою к горнему. Но диавол, всегда завидующий рабам Божиим, начал и здесь досаждать святому, восставив против него владельца того места, по имени Геласия. Сей последний, узнав, что в его владении устроили без его согласия столп, и что на нем стал жить, без его ведома, какой-то инок, пришел в сильный гнев и уведомил об этом царя и патриарха Геннадия13, преемника Анатолиева. Царь не обратил на это никакого внимания, патриарх же не только велел свести его со столпа, но хотел даже наказать его, предоставив Геласию с позором удалить его со столпа. Геласий, в ярости, направился уже приводить свое желание в исполнение, но Бог, предотвращая его от злого намерения, ниспослал внезапно в ясный день дождь и большую грозу, гром и молнию. Геласий однако не устрашился и не оставил своего злого решения; сердце его пылало злобою, ибо сам диавол возбуждал в нем ярость. Подошедши к столпу, Геласий начал с досаждением и укоризнами кричать на святого, чтобы он тотчас же сошел со столпа, угрожая в противном случае насильственно свергнуть его вниз. Некоторые из сопровождавших Геласия останавливали его, говоря:

- Оставь его, ведь он не делает тебе никакого зла; да и самый столп этот не на твоей земле; нет тебе от этого и никакого ущерба, а, наоборот, тебе же лучше иметь такого соседа, который бы молился за тебя.

Но Геласий не послушал их, и с гневом приказал святому раз навсегда оставить столп. Когда святой стал сходить вниз и спустился уже на шестую ступеньку, все увидали, что ноги его стали как бы брёвна, и затекли от непрестанного дневного и ночного стояния. Тогда все сжалились над ним, и даже сам Геласий склонился на милость и стал просить его опять войти на свое место и простить, что он, Геласий, дерзнул оскорбить его. После того Геласий устроил для святого еще более высокий столп и с тех пор стал оказывать ему почёт, и пред самим царем прославлял добродетельность преподобного мужа.

Однажды пришел к святому из Фракии14 один старый и почтенный человек, и привел с собою своего единственного бесноватого сына; положив его у столпа, отец со слезами умолял святого сжалиться над ним и помиловать его:

- Вот, - говорил он, -тридцатой уже день, как он, одержимый бесом, непрестанно упоминает твое, угодник Божий, имя.

Преподобный же, будучи милосердым, отвечал ему:

- Если ты веруешь, что Господь мой Иисус Христос исцелит чрез меня сына твоего, да будет тебе по вере твоей!

После этого он велел напоить бесноватого святым елеем. Когда это было исполнено, бес поверг его на землю и, сильно потрясая, воскликнул: "выхожу, выхожу",-и затем действительно вышел. Отец же, видя сына здоровым, отдал его в монастырь, где и стал он искусным иноком. Затем явился другой человек, по имени Кир15, муж разумный и красноречивый. Этот, имея дочь, по имени Александру, мучимую бесом, тоже привел ее к святому. И как только святой помолился Богу и возложил руки на бесноватую, бес тотчас же вышел из нее, и она стала здоровой. О тех пор Кир стал питать болыную любовь и усердие к преподобному. Однажды он привел к святому жену своего воина, тоже бесноватую, и та, по молитвам блаженного, получила исцеление; за это Кир, из чувства благодарности, написал на столпе святого стихи следующего содержанияе:

- Здесь твёрдо стоит муж, обуреваемый отовсюду: но ни ветров не боится, ни непогоды; пища его - манна небесная, бескровная. Отрасль Симеонова две стены столпом двойным подкрепляет, прославляя Сына Матери, не познавшей брака.

Греческий царь, Лев Великий16, не имевший, но желавший иметь сына-наследника, просил преподобного Даниила исходатайствовать ему от Бога получение желаемого. Преподобный, будучи и сам сыном молитвы. ибо он рожден был по молитвам своей матери, подавал уже молитвами своими милость Божию и другим иметь детей. Посему и в этот раз, помолившись Богу, он предсказал царю, что на будущий год у него родится сын. Это предсказание действительно и сбылось. Царь, радуясь о рождении сына, в благодарность за такие молитвы святого, соорудил ему третий столп.

Когда слава о святом Данииле распространилась повсюду, пришла к нему царица Евдокия, супруга царствовавшего ранее Феодосия Младшего17; она просила Даниила сойти со столпа и идти в ее область, где имелось, по ее словам, много пустынных мест. Блаженный, похвалив ее добрую мысль и усердие, однако не пожелал уйти оттуда, где повелел ему жить Господь; благословив царицу, он отпустил ее с миром, а сам взошел на высочайший столп, который устроен был Геласием.

В это время некоторые еретики, бывшие в Византии, склонили большими деньгами одну блудницу, по имени Вассиану, идти к святому и соблазнить на худое дело - или его самого или кого-нибудь из его учеников. Она, бесстыдная и нечистая, отправилась к целомудренному и святому, воображая, что блаженный прельстится с первого же взгляда на нее и возымеет желание согрешить с нею: ибо она была одета в сотканные из золота одежды и украшена различными нарядами. Пришедши, она притворилась больною и жила на поле, которое было против столпа, около ограды словесных овец доброго пастыря; притворилась же больною с тою целью, чтобы принести душевный вред если не самому святому, то, по крайней мере, его ученикам. Пробыв там немалое время и видя, что не имеет никакого успеха, ибо никак не смогла прельстить того, ум которого не прилепился к земле, но всегда пребывал с Богом горе, она ушла ни с чем. Потом, пришедши к нанявшим ее еретикам, она, несчастная солгала, будто Даниил, соблазнившись ею и сильно возжелав ее красоты, велел ученикам привести ее к себе на столп; "но я,- прибавила она, - не согласилась на это; они же, боясь, чтобы это нечестивое желание их не стало известно народу, задумали меня убить, и я едва увернулась из их рук и убежала".

Так лгала на святого несчастная блудница, а еретики распространяли слова ее в народе, клевеща на неповинного и чистого Даниила, с целью отвратить от него народ. Но суд Божий постиг лживую и скверную клеветницу: на нее внезапно напал злой дух и начал мучить; тогда невольно она созналась, что подговорена была еретиками. Так посрамлены были хулители угодника Божия. А народ, схвативши ее, привел к святому и просил его избавить ее от мучения бесов. Тогда Даниил, будучи истинным учеником Христа, завещавшего любить врагов и повелевающего прощать согрешающим до семижды семидесяти раз (Мф.18:21-22), не заплатил ей за зло злом, но сделал ей, злоумышленнице своей, добро: он, сотворив за нее молитву пред Богом, велел ей дать выпить святого елея, и та, получив исцеление, начала целовать столп святого, открыто исповедуя пред всеми грех свой и прося прощения. С этого времени она начала проводить целомудренную жизнь, оставив жизнь греховную.

Преподобный не только имел от Бога власть изгонять бесов и исцелять недуги, но не лишен был и дара пророчества, т. е. предвидеть и предсказывать будущее. Провидев гнев Божий и наказание, имеющее постигнуть город, он послал известить об этом патриарха Геннадия и царя Льва и советовал раза два на неделе совершать молебствие для того, чтобы предотвратить праведный гнев Божий. Но на совет блаженного не обратили никакого внимания, а потому за грехи свои и на самом деле они увидали исполнение его пророчества, как о сем будет сказано ниже. В то время царь, подвигнутый Духом Божиим, предписал патриарху отправиться к великому Даниилу и посвятить его в пресвитеры. Патриарх с клиром своим отправился и, достигнув столпа, сказал преподобному, что давно уже он желал увидеть его, но так как был отягощен церковными делами, то не мог исполнить этого.

- Теперь же, - сказал он, - я пришел повидать тебя и сподобиться твоих молитв и беседы.

Потом патриарх просил у него позволения поставить лестницы и допустить его к себе. Но святой ответил ему:

- Напрасно пославший тебя к нам возложил на тебя столь большие труды.

Когда святой произнес это, патриарх удивился и ужаснулся, как он мог узнать, что пришествие его, патриарха, было недобровольное, а подневольное, ибо он не пошел бы к нему, если бы не был убежден к тому царем. Долго патриарх с бывшими при нем упрашивал святого приказать приставить лестницы, чтобы взойти им к нему, но тот всячески отказывал. Между тем была жара, солнце сильно пекло, и патриарх, видя изнеможение многих от зноя и жажды, повелел архидиакону, стоя внизу, начать обычные при посвящении молитвы. Молясь сам и читая те молитвы, которые положены при посвящении во священника, он посвятил святого Даниила в пресвитеры, хотя тот и находился от них высоко на столпе.

Весь же собравшийся народ восклицал: "аксиос"18. после этого блаженный Данинл, усматривая в этом изволение Божие, велел приставить к столпу лестницы и получил из рук патриарха священническое облачение, причастился с ним Пречистых и Божественных Таин и, помолившись за всех пришедших к столпу, отпустил всех с миром. Царь, узнав, что преподобный Даниил принял посвящение, возрадовался и поспешил ко столпу. Сняв с себя царское одеяние, он со смирением взошел к преподобному на столп и припал к его ногам. Увидев же, что от долгого стояния ноги преподобного отекли и загнили, он подивился его великому терпению и, получив благословение, с радостью возвратился домой. Между тем наступило время исполниться пророчеству святого, которое изречено было им относительно гнева Божия, имевшего постигнуть тот город. В месяце сентябре, на память святого мученика Маманта19, которая обыкновенно торжественно праздновалась в Византии, в то время, когда в церкви его имени начиналось с вечера всенощное бдение, вдруг поднялся в огромном столичном городе сильнейший пожар; пожар этот быстро достиг таких размеров, что охватил едва не весь город, начиная от приморской стены, называемой корабельной, продолжаясь до торга Константинова и доходя даже до Юлианова берега20, окружив таким образом всю середину города; великий гнев Божий постиг население: ибо огонь истребил не только множество больших домов с имуществом, красивых дворцов и святых храмов, но и людей без числа; одни были превращены огнем в пепел, другие опалены до половины; у третьих повреждены были руки или ноги, глаза или голова. И никак нельзя было потушить пожара; чем более старались тушить, тем более разрасталось пламя: то Бог наказывал людей Своих за грехи. Так Константинополь погибал от огня почти равного тому, от которого некогда погиб город Содом (Быт.19:24-25). Тогда-то и вспомнили пророчество преподобного Даниила, когда он предсказывал об этом наказании и призывал народ к молитве и покаянию; и отправились к нему с слезною просьбою, чтобы он умилостивил Бога своими молитвами и угасил огненное пламя. Святой со слезами укорял их, что они не слушали его тогда, когда он предсказывал им о настоящем несчастии, и не выполнили советы его - по-дважды на неделе совершать общественные молебны. Затем, подняв руки к небу, он с умилением помолился Богу за город и жителей, а после молитвы объявил, что пожар прекратится через семь дней. Так действительно и случилось. И сам царь убоялся гнева Божие и, вместе с царицей, пришел к преподобному, прося у Бога милосердия по ходатайству преподобного.

По прошествии лета наступила столь холодная осень, что трудно описать ее суровость. Однако же она не только не могла одолеть мужественного подвижника, но и сама была им побеждена: в течение 4 дней казалось, как будто с неба низвергаются целые реки; некоторые горы от множества потоков были размыты, сёла потоплены; всё время дули сильные противоположные ветры, как бы борясь между собою; вихри же и бури были настолько сильны, что силою их сломаны были те железные крюки, на которых держались два столпа преподобного. А преподобный терпеливо стоял на высоте, в то время как столп колебался, и сам он шатался на нем от ветра, как бы ветка на дереве; ученики же святого снизу взирали на него со слезами, опасаясь, как бы он не умер от такого холода или не упал бы вместе со столпом на землю. Но надежда преподобного Даниила на Господа оставалась непоколебимою, и он продолжал безбоязненно стоять на столпе, утверждаясь на нем, как на каменном основании. Ибо чего было бояться смерти тому, для которого земная жизнь представлялась узами и темницей, а смерть разрешением и свободой, и который повторял слова Давидовы: "выведи из темницы", т.е. из тела "душу мою" (Пс.141:7)? Чем более сильный холод преподобный переносил, тем более с горячими молитвами обращался он к Господу. И действительно, воззвал праведник и Господь услышал его21, и как некогда из ладьи (Мф.8:26), так и теперь с вышнего неба, запретил ветрам, и вдруг наступила величайшая тишина и вёдро.

Когда, после этого, прибыл царь к святому, чтобы посмотреть, не принесли ли ему какого-нибудь вреда бывшие дожди и ветры, и когда увидал сломанными железные крюки, то приказал как можно лучше укрепить столпы и возвратился от преподобного, получив от него благословение. Дорогой же случилось с ним следующее: лошадь, на которой он сидел, чего-то испугавшись, вскочила на дыбы и, упавши назад, сбросила с себя царя, так что и венец с головы его далеко отскочил и разломился, а жемчуг и драгоценные камни с венца рассыпались. Конюхом царским был некто Иордан, по вере арианин; видя падение с лошади, он испугался, что на него падет за это вся ответственность и он будет казнён. Поэтому вернувшись назад, он пришел к преподобному, и со слезами просил его ходатайства пред царем, причем отрекался от ереси арианской и просил присоединить его к православию. Преподобный, во уважение к его благочестью, написал царю, что так как Иордан отрёкся арианского зловерия и присоединился к христианскому правоверию, то он достоин помилования. На это царь отвечал святому:

- Виновником моего падение был не кто иной, как сам же я, ибо я имел дерзновение сесть на коня еще на твоих глазах, не отойдя пешком подальше от твоего святого столпа; посему и на Иордана не только не гневаюсь, но и радуюсь тому, что мое падение с лошади стало для него причиной восстания от падение душевного.

В последующее затем время царь относился к святому с таким уважением, что не только сам почитал его, но и в глазах других представлял его, как носителя небесной силы; так напр., когда одному правителю иноплеменного царства, по имени Губазию, пришлось прибыть для заключение перемирия к Льву, царю греческому, то царь привел его к преподобному Даниилу Столпнику и, указывая на него, сказал:

- Вот чудо в моем царстве!

Губазий же, удивившись терпению преподобного, стал кланяться не только самому святому, но и столпу, на котором он стоял, и со слезами говорил:

- Благодарю Тебя, Царь Небесный, что меня, пришедшего к царю земному, Ты сподобил увидать мужа небесного и его жилище.

Вернувшись в свою страну, Губазий часто вспоминал о преподобном в кругу своих приближенных и посылал к нему письма, с просьбою о его святых молитвах для защиты своего царства. И был преподобный предметом великого удивления для всех, как ближних так и дальних, своих и пришельцев, царей и простых, Греков, Римлян и иноплеменников, кои приходили к нему, как к Ангелу Божию, а отходя призывали его на помощь себе, - и все они получали просимое по его святым молитвам.

Мужественное терпение преподобного, с коим он, стоя на столпе, переносил все перемены воздуха, достаточно засвидетельствовано вышесказанными дождями и бурями; но, чтобы не опустить из внимания чего-либо достойного памяти святого, припомним еще следующее:

Однажды стояла чрезвычайно суровая зима, дули сильнейшие ветры, гораздо более нестерпимые, чем те, о которых говорилось выше: был и снег, и лёд, и морозы; а преподобный не только не имел над своим столпом никакой крыши, но лишился даже от ветра и того кожаного кукуля, который был на его голове, и который унесён был ветром далеко в пустыню. Так стоял добровольный мученик целую ночь, перенося суровость зимы и лютость мороза. Днем же поднялась такая сильная вьюга, что ученики святого не могли ни глаз своих поднять к столпу, ни оказать святому какой-либо помощи. По прошествии дня, наступила еще более суровая ночь, а затем опять такой же день и такая же ночь, и лишь на третий день буря несколько утихла. Тогда только, приставив лестницы, ученики поднялись на столп к преподобному и нашли его всего, с нот до головы, обледеневшим, еле дышащим и едва отогрели его, обтирая тело теплой водой и губкой. придя в себя, преподобный сказал ученикам:

- Зачем вы хлопочете около меня? зачем вы разбудили меня от сладкого сна? я только что заснул с молитвой на устах; однако благодарю вас, дети мои, что вы имеете заботу обо мне отце вашем.

Христолюбивый царь, узнав об этом, долго упрашивал святого со слезами и кланяясь ему в землю, чтобы он позволил приделать к столпу только какую-нибудь крышу.

- Пощади себя, - говорил он ему, - если не для себя, то хотя для нашей пользы, дабы не умереть тебе преждевременно и не оставить нас сирыми.

Видя слезную просьбу царя, преподобный позволил устроить крышу над своим столпом, но не для своего облегчения, а ради усердной просьбы царя, который имел к святому такую любовь и уважение, что приводил всех приходивших к нему послов и великих князей к столпу преподобного, - то сам лично, то со своими придворными вельможами. Приходившие же удивлялись столь великому мужеству преподобного отца, с которым он переносил днем и ночью и стужу, и жар, и обыкновенно уходили от него с чувством духовного умиления и с великою духовною пользой для себя.

Через некоторое время Гензерих, король Вандальский, объявил войну против Греков и подошел к Александрии с многочисленным войском. Греческий император, смущенный этим нашествием иноземцев, пришел с своим синклитом к преподобному Даниилу Столпнику, желая получить помощь от его святых молитв. Провидя будущее, преподобный предсказал царю, что Гензерих не только не возьмет Александрии, но и во всех своих замыслах потерпит неудачу и вернется домой без всякого успеха. Всё предсказанное преподобным действительно сбылось, и в благодарность за это благочестивый царь пожелал устроить при столпе преподобного келлии для помещения в них его учеников; преподобный же просил царя соорудить, вместо того, церковь во имя преподобного Симеона Столпника и перенести в нее из Антиохии святые мощи его. Царь немедленно устроил в честь преподобного Симеона церковь на северной стороне от столпа Даниилова и при церкви - странноприимный дом, а затем, согласно желанию преподобного Даниила, перенес в новоустроенный храм с подобающею честью честные мощи святого Симеона. Преподобный Даниил был глубоко обрадован этим, и по случаю перенесения мощей обратился к народу с надлежащим поучением.

Нравом своим преподобный был незлобив и ко врагам своим относился с любовью. Однажды некто поносил святого, а когда слушавший его народ возмутился этим, он, показывая ему печеную рыбу, говорил:
- Вот что ест ваш постник!

Когда, после этого, и сам он и жена его с детьми поели этой рыбы, то они сейчас же впали в сильный недуг, от которого преподобный исцелил их своею молитвою, не памятуя зла и не воздавая обидой за обиду. В благодарность за столь великую к ним милость незлобивого отца, они соорудили из серебра его изображение, на коем они были представлены лежащими у ног преподобного, и были подписаны имена их; икону сию они поставили в церкви святого Михаила Архистратига Небесных Сил.

При своем незлобии преподобный Даниил имел еще великий дар столь благодатного слова, что слушатели от его наставлений приходили в глубокое умиление и очень многие получали от них великую духовную пользу, исправляя свою жизнь. При царском дворе находился один именитой воин, по имени Едрань, по происхождению галатянин, отличавшийся здоровьем и воинскими доблестями. Пришедши к блаженному Даниилу и услыхав его душеполезные поучение, он пришел в сердечное умиление, немедленно же отрёкся от мира и вместе с двумя своими друзьями присоединился к ученикам преподобного. Услыхав об этом, царь весьма сожалел о нем, как о храбром воине и послал уговорить его вернуться к нему во дворец. Но тот пренебрег вниманием царя:

- "Что пользы человеку, – сказал он, – приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?" (Лк. 9:25).

После сего, приняв постриг от руки преподобного, он стал подражателем ему в воздержании, вкушая пищи лишь столько, сколько нужно для того, чтобы не умереть с голоду; равным образом и спал он очень мало и то - стоя или несколько присаживаясь на привешенную веревку. Впоследствии, за свою добродетельную жизнь, он приобрел любовь царя и тот навещал его, когда приходил к преподобному Даниилу. Прожив таким образом довольно продолжительное время, он с миром преставился. После того подражателем житие сего подвижника, в иночестве Тита, был слуга его Антоний.

Спустя некоторое время, царь Лев выдал дочь свою Ариадну замуж за Зенона Исаврянина22, которого и послал с войском против варваров, вторгшихся во Фракию. Перед походом Зенон отправился к преподобному Даниилу Столпнику, и святой предсказал ему весь исход войны, с которой он вернется невредимым и затем после тестя своего, царя Льва, получит царский скипетр, но, по зависти родных, лишится царской власти, а потом снова получит ее. Всё это в свое время и сбылось. Когда Зенон воцарился после смерти Льва и процарствовал три года, то против него восстал Василиск23, брат Верины, жены покойного царя Льва. Удалив Зенона, он захватил престол Греческий и, будучи приверженцем ереси Евтихия, возбудил большую смуту в Церкви Христовой, отвергая собор Халкидонский24 и распространяя еретическое учение. Тогда Акакий, патриарх Константинопольский25, собрав православных епископов, хотя и с боязнью противился царю, но не имел никакого успеха. Поэтому он послал нескольких епископов к преподобному Даниилу с слёзною просьбою сойти со столпа и явиться к ним в столицу на помощь Церкви воинствующей. Преподобному весьма не хотелось сходить с своего места, хотя бы и на малое время; однако. видя нужду Церкви и будучи призываем к тому же и Божественным голосом свыше, сошел со столпа и явился в город к патриарху и находившимся при нем епископам. С честью встречен был он епископами и принят был ими с несказанною радостью. Услыхав о прибытии преподобного и не желая встречаться с ним, царь удалился из города в свое поместье, находившееся около столицы, но преподобный последовал за ним и туда. Но так как он не имел возможности дойти туда сам, ибо от продолжительного стояния ноги его отекли и покрылись многочисленными ранами, то его понесли на руках верующие. По дороге попался им на встречу один прокаженный человек. Увидев преподобного, он начал с рыданием просить его об исцелении; сжалившись над ним, преподобный помолился о нем и велел ему вымыться в находившемся возле моря. Тот омылся и вышел совершенно чистым и здоровым. Слух об этом чуде тотчас же повсеместно распространился, и к преподобному стало стекаться множество народа с больными, кои, по молитвам преподобного, и получали исцеление. Окруженный таким множеством народа, собравшегося к нему ради чудес, преподобный приблизился к царскому дворцу, находившемуся в поместье. Один Готфянин, нагнувшись сверху чрез окно и увидев святого несомого на руках, засмеялся и сказал:

- Вот еще новый анфипат! 26

Едва он произнес это, как тотчас подвергся наказанию Божию: он внезапно упал сверху на землю и разбился до смерти. Царь же, узнав о прибытии святого, распорядился не пускать его к себе; и святой удалился, отрясши прах от своих ног. Но затем царь тотчас же послал за преподобным, испугавшись, как бы за непочтение к святому с ним, царем, не случилось какого-либо несчастие, и просил преподобного вернуться к нему. Но он не только не послушал царя, но предсказал еще о его погибели.

- Прогневляющий Царя Небесного, - сказал он, - приумножает себе обильные бедствие и собирает гнев на день суда.
Сказав сие, он отправился в путь свой. Едва гонцы, возвратившись, успели передать царю слова преподобного, как вдруг тотчас же упал во дворце один из столбов; царь и все присутствовавшие весьма испугались: так даже и неодушевленный предмет, по повелению Божию, засвидетельствовал непреложность пророчества преподобного и своим падением ознаменовал близость низвержение царя с престола. Возвращаясь в город, преподобный Даниил исцелил по дороге двух бесноватых юношей и дочь вдовы; змия, нечаянно обвившегося около своей ноги, он удалил одним своим словом, не получив от сего никакого вреда. В самом же городе к Даниилу приступила одна почтенная женщина, по имени Ираида, которая была неплодной; омывая слезами ноги его, она просила преподобного разрешить ее неплодство своими молитвами; святой предсказал ей о рождении ею сына и даже самое имя его: "ты, женщина, - сказал он ей, - родишь сына и назовешь его Зеноном".

Между тем царь стал искать случая, как бы ему помириться и испросить у преподобного прощение, потому что его весьма устрашило падение столба во дворце во время донесения ему ответа Даниилова. Сперва он умолял об этом преподобного чрез почтенных лиц неискренно, потому что сердце его не переставало стремиться к беззакониям. Потом он явился к преподобному лично, упал перед ним на колени и просил о прощении. Но преподобный, провидя своими духовными очами злые его помышления, обличил его в этом, сказав присутствовавшим:

- Это смирение и раскаяние его притворно; в нем под овечьей одеждой скрывается жестокость волка; но вы скоро увидите над ним правосудный гнев Божий, ибо всемогущая десница Всевышнего низлагает с престолов людей надменных.

После всех этих событий преподобный возвратился на свой столп, а спустя немного времени Василиск действительно был низвергнут с престола, как и предсказал преподобный. Зенон же снова получил скипетр царский и, видя исполнение предсказания преподобного, пришел вместе с женою своей поклониться ему.

Последующее время своей жизни преподобный безотлучно провел в стоянии на столпе, совершив множество чудотворений. Но, по своему смиренномудрию и во избежание прославления среди людей, он приписывал силу чудотворение не своей собственной добродетельности, а молитвам преподобного Симеона, и посему всех приходивших к нему больных он отсылал в церковь Симеонову к его святым мощам. Один золотых дел мастер принес к преподобному своего сына, хромого от рождения, не имевшего возможности даже ступить на ноги, но ползавшего по земле, подобно червям, на чреве; отослав его в церковь преподобного Симеона, блаженный Даниил велел возложить мощи святого Симеона на ноги хромого отрока, и как только это сделали, хромой вскочил, и сам дошел до столпа Даниилова, радуясь и славя Бога.

Другой человек, возвращаясь с востока, попал в руки разбойников. Весьма сильно избив его, сокрушив ему колена и ограбив его, они удалились, оставив его еле живым. Проходившие мимо его путешественники, увидев его, изнемогающего от ран, сжалились над ним и перенесли его в город Анкиру27. Епископ того города, приложив по отношению к больному всё свои попечение, вызвал к нему самых опытных врачей и вылечил его от ран. Тем не менее, и поправившись от ран, тот не мог ходить, потому что ноги его были сильно повреждены и, хотя все раны на них зажили, но достаточной для хождения силы не было. Лишившись употребления ног, больной стал просить епископа отнести себя к преподобному Даниилу. Его положили неподвижным, как бревно, в повозку и повезли в таком виде к столпу сего безмездного врача. Даниил, отослав хромого в церковь преподобного Симеона, велел помазать его елеем, взятым от святых мощей, и этим тотчас же исцелил его: голени и ступни у него внезапно окрепли, он сам поднялся на ноги и стал ходить, воссылая благодарение Богу и Его святым угодникам - Симеону и Даниилу.

Один испанский сотник имел такую глубокую веру в преподобного, что всякий раз, как кто-нибудь из его слуг, родных и знакомых, заболевал, он писал преподобному и просил его исцелить заболевшего. Когда, затем, к нему приносили от преподобного ответное письмо, он возлагал его на больного и больной тотчас же получал исцеление. Одна нищая, имея 12-ти летнего сына, немого от рождения, принесла его к столпу преподобного и, поставив его около столпа, ушла. Преподобный, увидев отрока со столпа, велел своим ученикам взять его, чтобы он жил между ними. Ученики же, думая, что отрок молчит, наученный матерью, притворяясь немым ради бедности и с целью более легкого снискания себе пропитания, причиняли ему не мало зла, заставляя его то страхом, то побоями, что-нибудь проговорить; иногда же они кололи его, во время сна, остроконечным орудием, или ударяли колючими ветвями, чтобы, внезапно пробудившись, он произнес какое-нибудь слово. Но когда они окончательно убедились в его немоте, то донесли об этом преподобному; он велел помазать язык немого святым елеем, и когда в воскресенье за святой литургией диакон приготовлялся читать святое Евангелие, а присутствовавшие по обычаю воспевали: "слава Тебе, Господи!" - то и отрок отчетливо и громко произнес: "слава Тебе, Господи!" И с этого времени он стал хорошо говорить.

Достигнув глубокой старости, преподобный приблизился к своей блаженной кончине; провидя ее, он предсказал об этом своим ученикам, и написал им следующее завещание:
- Чада и братия мои! Ибо вы для меня действительно и чада -потому, что духовно я породил вас, и братья,-потому, что общий всем нам Отец - Бог, и к общему нашему Отцу я и отхожу. Но я не оставляю вас, моих возлюбленных, плачущих о разлуке со мной сиротами, а поручаю заботу о вас Отцу вашему, Который вместе с вами создал и меня, Посему Он, всё сотворив разумом и премудростью, а затем преклонив небеса и сойдя на землю, претерпел смерть, и, воскресши нас ради, - да будет с вами, как премудрый охранитель вас от диавола. Как Господь, Он будет сохранять вас в послушании Его святой воле, а как Отец ваш, Он будет призывать вас к Себе с милосердием и с распростертыми объятиями всякий раз, как вы будете согрешать и падать. Как предавший Себя на смерть за нас, Он да соединит вас взаимным единодушием и да привлечет вас к Своему Небесному Отцу. Стремитесь к смирению, будьте послушны, любите странноприимство, посты, бдение, нищету и особенно блюдите первейшую и главнейшую заповедь - заповедь любви, а также всё то, что свойственно людям благочестивым; блюдите веру истинную, чуждайтесь еретических лжеучений и ни в чем не отпадайте от матери вашей - святой Церкви. Если всё это исполните, будете совершенны в добродетели.

Написав своим духовным детям такое духовное завещание, преподобный велел его прочитать им, а они плакали, готовясь к разлуке с ним.

За три дня до блаженной кончины преподобного, в полночь, некоторые из наиболее достойнейших учеников его сподобились видеть, как Даниила явились посетить все святые угодники, - пророки, Апостолы, мученики; приветствовав его, они повелели ему удостоиться Божественных Таин. Когда же настал самый день кончины преподобного, то прибыл патриарх Евфимий28, преемник Акакия, вместе со всем своим клиром; вышеупомянутая же богобоязливая женщина Ираида, у которой по молитвам Даниила разрешилось неплодие, приготовила всё необходимое к досточестному погребению святого. В это время случился тут один бесноватой человек, который, стоя у столпа, говорил, что видит Ангелов и много святых, шествующих с неба к преподобному, и даже называл по именам тех святых, коих он видел. Преподобный же и богоносный отец наш Даниил, радуясь о кончине своей, предал честную и святую душу свою в руки Божии, будучи 80 лет и трех месяцев от роду29.

Немедленно по преставлении Даниила, вышеупомянутый бесноватой избавился от мучения диавольского. Когда преподобный скончался, на небе появились против столпа его три звезды, на подобие креста, которые и днём, при свете солнечном, сияли с неизреченною силою и были видны они до тех пор, пока не было погребено святое тело преподобного мужа там же, у столпов его. Вместе с ним положены были и мощи святых трех отроков Вавилонских Анании, Азарии и Мисаила, согласно предсмертному завещанию преподобного, для того чтобы приходящие для поклонения к его могиле воздавали честь не его мощам, а мощам тех святых отроков. Так смиренный во время жизни своей остался смиренным и по кончине, уклоняясь от человеческого прославления, но Сам Бог прославил прославляющего Его, как на земле пред людьми чудесами, так и на небе пред Ангелами Своими, будучи и Сам прославляем всею тварью во веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:
Терпения столп был еси, ревновавый праотцем преподобне: Иову во страстех, Иосифу во искушениих, и бесплотных жительству, сый в телеси, Данииле отче наш. Моли Христа Бога спастися душам нашым.

Кондак, глас 8:
Якоже звезда многосветлая, ты возше блаженне на столп, мир просветил еси преподобными делы твоими, и тьму прелести отгнал еси отче. Темже молим тя: и ныне облистай в сердцах раб твоих незаходящий свет разума.
________________________________________________________________________
1 Месопотамия (в переводе с греч. - междуречье) - страна, лежащая между реками тигром и Евфратом. Здесь именно, по библейскому сказанию и преданию других народов, находился рай, обиталище первозданных людей.
2 Самосаты - главный город сирийской провинции Коммагены, на западном берегу реки Евфрата.
3 Стадия - около 88 сажен, 20 стадий - несколько более 3'/2 вёрст.
4 Так называется пострижение в иноческий сан, ибо главное назначение иночества - уподобление бесплотным чинам чрез молитву и подвижничество.
5 Память его празднуется Церковью 1-го сентября.
6 Антиохия Сирийская - один из древних и богатейших городов Сирии, столичный ее город; лежит при р. Оронте, верстах в 10 от впадения ее в Средиземное море, между горными хребтами Ливана и Тавра; основана за 300 лет до Р. Хр. Селевком Никатором и названа так по имени Антиоха, отца его. Для христианской Церкви Антиохия имеет особенную важность, как второе после Иерусалима великое средоточие христианства, и как мать христианских церквей из язычников. Знаменитая церковь Антиохийская насаждена первоначально свв. апп. Павлом и Варнавою, а впоследствии утверждена еще и Ап. Петром. В Антиохии было немало замечательных соборов пастырей Церкви во время еретических (арианских и несторианских) распрей. Церковь Антиохийская издревле пользовалась особенными преимуществами, наравне с церквами: Александрийскою, Иерусалимскою, Константинопольскою и Римскою; настоятели ее имели и до настоящего времени имеют титул и преимущества патриарха. В настоящее время Антиохия находится под Турецким владычеством и представляет собою небольшой и бедный городок, в котором насчитывается до 10 тысяч жителей.   
7 Анапл - предместье Константинополя.
8 Здесь разумеется преподобный Антоний Великий, первый учредитель монашеского жития, преставившийся в 356 году; память его празднуется Церковью 17-го января.
9 Это было в царствование Византийского императора Льва 1-го, во второй половине 5-го века.   
10 Анатолий - патриарх Константинопольский с 449-458 г.   
11 Кукуль - в переводе с греч. Шапочка - первоначально был общемонашеским головным покровом, служившим символом безмолвия, чистоты, и незлобия, молчаливого пребывания в богомыслии и тщательнейшего к себе внимания; иногда на кукуль нашивался крест. Впоследствии, как и теперь, кукуль стал принадлежностью исключительно одних схимников, принявших великую схиму Он употребляется вместо клобука, который в первоначальном пострижении в монашество возлагается на камилавку и отличается от клобука тем, что кругом покрывает голову и плечи; наглавник его - остроконечный с пятью крестами.
12 Общежительный монастырь т. п. "Неусыпающих" был основан в конце IV века преп. Александром; сначала он находился в глубоком уединении при р. Евфрате, но впоследствии был перенесен в Константинополь. Чиноположение и иноческое житие насельников этого монастыря отличалось особою строгостью. Свое наименование монастырь получил от того, что братия его, разделяясь иа 24 чреды по числу 24 часов дня и ночи, непрерывно на два лика славословили Господа, поя протяжно псалмы Давидовы, так что богослужение в этом монастыре совершалось непрерывно и никогда не прекращалось.
13 Св. Геннадий - Константинопольский патриарх с 468-471 г.   
14 Фракия в древности обнимала собою нынешнюю восточную часть Венгрии, Трансильванию, Бессарабию, Молдавию, Валахию, Болгарию, Сербию и восточную часть Румелии.
15 Кир - знаменитой поэт и песнописец христианский, градоначальник Константинополя при императоре Феодосии Младшем (в первой половине 5-го века), впоследствии епископ Смирнский.
16 Св. Лев I - император Византийский с 467-474 г.
17 С 408-450 г.   
18 Аксиос - "достоин" - возглас, коим обозначается согласие верующих на посвящение рукополагаемого.
19 Память его празднуется 2-го сентября.
20 Местности, получившие наименование по императорам: св. равноапостольному Константину Великому и его двоюродному брату Юлиану Отступнику.
21 Выражение Пс.33:18.
22 Впоследствии император Византийский-с 474 по 441 г.
23 Царствовал с 474 - 477 гг.
24 Собор Халкидонский - 4-й Вселенский собор; происходил в 454 г.; на нем осуждена ересь Евтихия, иначе - монофизитская, признававшая во Христе лишь одно Божеское естество, будто бы поглотившее собою естество человеческое.
25 Акакий патриаршествовал с 471 - 489 г.
26 Анфипат - областеначальник, иногда - правитель города.
27 Анкира - ныне Ангора, древний город Галатии (небольшой срединной области Малой Азии),-ныне столица одной из областей Малой Азии с 30,000 жителей.
28 Св. Евфимий - патриарх Константинопольский с 490 по 496 г.                                                         
29 Прп. Даниил Столпник преставился 11 декабря в 489 или 490 г. На столпе он подвизался более 30 лет. Мощи его видел в Константинополе в 1200 году русский паломник, инок Антоний.

Прп. Луки Столпника (970-980).
http://s49.radikal.ru/i124/0912/fc/b72687fa823a.jpg
Преподобный Лука столпник жил при Греческом царе Романе1 и при Константине Порфирородном2, зяте царя Романа и сыне царя Льва Мудрого3. Патриаршескую кафедру занимал тогда Феофилакт4, сын царя Романа. В то время на Греческую империю сделали нападение болгары5 и Лука, по царскому повелению, взят был в ополчение и принимал участие в защите отечества от врагов. Во время сражение, в греческом войске произошло замешательство и многие тысячи его были истреблены; но Лука, промышлением Божиим, остался невредим. После того он принял монашество и, преуспевая в иноческом житии, удостоился поставления в пресвитера. Ревнуя о высшем духовном совершенстве, он обложил тело свое железными веригами и, взойдя на столп, соблюдал столь строгое воздержание, что в продолжение шести дней недели не принимал никакой пищи и только в седьмой день вкушал приносимую просфору и немного овощей: так на столпе провел он три года. Потом, призываемый Божественным внушением, пошел он на гору Олимп6, оттуда перешел в Константинополь и, чтобы не нарушать своего обета молчальничества, вложил себе в рот камень, и, наконец, удалился в город Халкидон7. Там он также вошел на столп и, прославляемый многими чудесами, провел на нем сорок пять лет. Так совершив благочестно путь земной жизни, святой Лука отошел в обители Небесного Отца8.
_______________________________________________________________________
1 Роман I Лакапен царствовал с 919-944 г.
2 Константин VII Порфирородный царствовал с 912-959 г.
3 Лев VI Мудрый, царствовал с 886-911 г.                 
4 Феофилакт - патриарх константинопольский с 933-956 г.
5 Болгарский царь Симеон, умерший в 927 году, воевал с Греками и едва не сокрушил греческую империю в 917 году.
6 В Вифинии, северо-западной области Малой Азии.
7 Халкидон - город в Малой Азии, на берегу Константинопольского пролива, против Константинополя.
8 Около 970 года.

0

64

..................продолжение от 24 декабря

Мч. Миракса (VII)
Святой мученик Миракс был родом египтянин; родился он в городе Тенестии1 от христианских родителей, был крещен и воспитан в истинном благочестии. Но, по своему юношескому легкомыслию, он поддался влиянию врага всего доброго (диавола) и, явившись к Амиру2, отрёкся от Христа. Сняв с себя пояс3 и поправ святой крест, он взял в руку воинский меч и отчаянно громким голосом воскликнул:

- Я - агарянин. и отныне более уже не христианин.

Чрез такое отступничество Миракс заслужил себе почёт и уважение у Амира и его приближенных. И много времени прошло с той поры, как легкомысленный юноша, увлекшись суетною славою, перестал и думать о своем спасении. Между тем родители, скорбя о падении сына, не отчаивались и усердно молили Бога о возвращении на путь благочестия совратившегося отступника. И молитва их не осталась бесплодною. Господь призрел на прилежные прошения родителей, внял их непрестанным молитвам: благодать Божие озарила сердце Миракса, и он раскаялся. Пришел он после того к своим родителям и сказал:

- Досточтимые и любезные мои родители! - постигло меня помрачение ума и я совершил столь ужасное дело; но вот ныне я горько скорблю о том и молюсь, чтобы стать мне снова христианином и быть с вами.

На это родители отвечали ему:

- Мы, чадо, со времени твоего совращения в агарянство4 много слёз пролили о тебе и беспрестанно молили Бога, чтобы Он даровал тебе познание истины и возвратил тебя ко Христу. И ныне благодарим Его благость и щедроту, что не отверг Он слабых молитв наших. Но, как и сам ты понимаешь, сын наш возлюбленный, мы опасаемся принять тебя, боясь гнева Амира, чтобы из-за тебя и нас не постигла какая либо напасть. Поэтому, если хочешь облегчить свою совесть, обременяемую страшным падением, обрести милость у Бога, нашу безопасность сохранить, и о всех своих ближних быть ходатаем, то иди к Амиру и что исповедал нам здесь тайно, поведай там явно как бы без нашего ведома. Господь да устроит о тебе всё по Своей благой воле! Иди же, чадо наше возлюбленное, и мы, хотя и недостойны милости Бога нашего, надеемся, что Он, Благий, услышит молитву нашу.

Миракс внял словам своих родителей и, ободрившись духом, с упованием на действенность их молитвы, решился тогда же поступить по совету отца и матери: взяв в руки пояс, он тотчас же отправился к Амиру и его советникам агарянским. Став пред Амиром и его приближенными, Миракс опоясался и, осенив себя честным крестом и облобызав его, начал громко восклицать:

- Господи, Христе мой, помилуй и спаси меня!

Такое дерзновение его привело всех в ужас. Амир схватил Миракса и спросил:

- Что такое стало с тобою?

На это он ответил:

- Я пришел в себя после постигшего меня диавольского помрачение и возвратился ко Христу Богу моему, стал опять христианином, как был и прежде. И вот я "пришел в себя"5, чтобы исповедать пред тобою и твоими советниками и пред всеми Господа Христа и поведать вам всем, что вас и веру вашу я проклинаю.

Выслушав это, Амира велел посадить Миракса в темницу и, продержав его там три дня без пищи, подверг суду. На суде Миракс опять исповедал Христа и, избитый за то, посажен был снова в темницу. Через три дня он опять приведен был в судилище и был избит еще более. По прошествии шести дней, мученик снова приведен был в судилище и опять безбоязненно исповедал Христа и за то бит был бичами из воловьих жил по язвам, образовавшимся на теле его от прежних побоев. После того Амир осудил его на смерть чрез усечение главы. И взяли святого исповедника слуги Амировы и, посадив с собою в корабль, отплыли с ним от берега на девять поприщ. Там помолился он Богу и голова его была усекнута и он брошен был в море6. Что потом случилось с телом мученика - выплыло ли оно из моря - осталось неизвестным; но честная глава его вышла из моря и обретена была благочестивыми христианами, которые и взяли ее, как многоценный дар на хранение. Когда же донесено было о том Амиру, то почитатели святого дали выкуп в сто златниц и, получив дозволение невозбранно хранить обретенную главу мученика, устроили серебряный ковчег и в нем положили ее с подобающею честью. С того времени и доселе сия глава святого страдальца источает благовонное миро и подает всякие исцеления во славу Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, утверждая веру в тех, в которых могло бы зародиться сомнение или соблазнительное какое либо недоумение о святом мученике.
________________________________________________________________________
1 Тенестия или Теннес, на севере от Таниса, приморский город на пути из Аравии в Александрию.
2 Амира сарацинский был, как можно думать, Амвру, посланный Омаром в 639 году для завоевания Египта и взявший в 643 г. Александрию. Амиром или Эмиром назывались и вообще правители Египта.
3 Поясу христиане всегда усвояли символическое значение благодатной силы, укрепляющей их в борьбе с духовными врагами. (Посл. Ефесянам гл. 4, ст. 14)
4 Т. е. магометанство (т. е. Агарян, - собственно потомков Агари от сына ее Измаила - Арабов, впоследствии усвоено было всем вообще магометанам).
5 Выражение Евангельской притчи о раскаявшемся блудном сыне. См. Лк.18:17.
6 Около 640 года.

Прп. Никона Сухого, Печерского (XII)
http://s50.radikal.ru/i128/0912/07/e7b919fbd8c2.jpg
"Помните узников, как бы и вы с ними были в узах" (Евр. 13:3), – так заповедал узник в Господе, святой Апостол Павел. Следуя сей заповеди, воспомянем о чудесах блаженного узника Никона, в судьбах которого с несомненностью проявилась сила Господа, освобождающая от оков узников Своих.

Блаженный Никон был родом из города Киева и происходил от знатных родителей; придя в Печерский монастырь, он прежде всего добровольно предал разум свой и всего себя в послушание Христу и стал опытным иноком. Затем, во время нашествия злочестивых половцев1, он был пленен ими одновременно со святым Евстратием Печерским2, уведен из монастыря в их страну и содержался там в заключении. Один христолюбивый гражданин города Киева явился туда для выкупа пленных, но блаженный Никон уклонился от этого человека; христолюбец тот подумал, что он поступает так потому, что сам имеет в Киеве богатых родственников, которыми и желает быть выкупленным. Выкупив многих пленников, человек тот возвратился в Киев и рассказал о блаженном Никоне. Узнав это, родственники ею прибыли к Половцам для выкупа Никона с большими сокровищами, но блаженный Никон сказал им:

- Не тратьте для меня понапрасну достояние вашего: если бы Господь желал моей свободы, то Он не предал бы меня в руки сих беззаконников: Он Сам отдает в плен тех, кого хочет. А мы "неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?" (Иова 2:10).

Родственники укорили блаженного, но принуждены были, не выкупив его, вернуться назад со всем множеством захваченного достояния. После этого пленившие блаженного и другие Половцы, видя, что они не достигли своей цели, стали немилосердно мучить раба Божия. И целых три года блаженный непрестанно был утесняем ими, связываем, окован по рукам и ногам, мучим огнём, терзаем ножами, томим голодом и жаждой, лишаем пищи в течение одного, двух, трех и более дней; летом по три дня держали его под палящими лучами солнца, а зимою выбрасывали на снег и на мороз. Все это нечестивые Половцы причиняли ему с той целью, чтобы он выкупил себя; но блаженный Никон за всё лишь благодарил Господа и непрестанно молился Ему. Через несколько времени он объявил своим мучителям, что Христос даром освободит его из их рук и что он получил уже об этом извещение.

- Явился мне, - говорил он, - брат мой Евстратий, которого вы предали жидам на распятие3; за это они осуждены будут вместе с отцами своими, некогда кричавшими: "кровь Его на нас и на детях наших"4. Вы же, нечестивые, будете мучиться вместе с Иудою, предавшим Господа на крестные страдания. Явившийся же мученик сказал мне, что на третий день, по молитвам святых отец Антония и Феодосия и прочих Печерских угодников, я буду возвращен в обитель Печерскую.

Услыхав это, половчанин, взявший преподобного в плен, подумал, что он хочет убежать, а потому подрезал ему жилы под коленами, чтобы он не мог уйти и кроме того стал бдительнее стеречь его. И вот на третий день, в шестом часу дня, в то самое время, когда вся стража окружала преподобного с оружием в руках, блаженный узник стал невидим, а стерегшие его услышали только его голос, воспевавший: "Хвалите Господа с небес"!

Так чудесно и ни для кого невидимо святой перенесен был в Печерскую церковь Пресвятой Богородицы в то самое время, когда на божественной литургии стали петь запричастный стих. И тотчас вокруг него собралась вся братия и стала вопрошать его, каким образом он попал сюда. Сначала он хотел было скрыть это дивное чудо, но все окружавшие его, видя его связанным тяжелыми цепями, с неизлечимыми ранами, гнойными струпьями, покрывшими всё тело его, а особенно при виде крови, струившейся из разрезанных голеней, всячески заставляли его поведать истину. Поэтому, вопреки своему желанию, он, наконец, рассказал им всё, как было, но не позволял снять оковы с рук и ног своих. На это игумен сказал ему:

- Брат! Если бы Господь желал сих уз твоих, то не освободил бы тебя от плена, а потому покорись нашей просьбе.

После сего, сняв с преподобного оковы, братия перековали их на вещи, необходимые для алтаря.

Спустя немного времени, когда уже с Половцами заключен был мир, прибыл в Киев тот самый половчанин, который держал блаженного Никона в плену. Прибыв в Киев, он вошел в Печерский монастырь. Увидав здесь своего бывшего пленника, блаженного Никона, он узнал его и рассказал об нем всё подробно игумену и братии и уже не возвратился обратно в страну свою, но, умилившись от всего происшедшего, принял святое крещение и вместе с другими своими родичами - половцами, также пришедшими в Киев, сделался иноком и вместе с ними окончил жизнь в покаянии в том же Печерском монастыре, служа пленнику своему - блаженному Никону.

Было много и других удивительных чудес сего блаженного и святого отца нашего Никона, из которых мы упомянем о следующих.

Однажды, когда блаженный был еще в плену, разболелись пленники от голода и недостатка до такой степени, что едва не умерли; будучи вместе с ними, блаженный запретил им хотя что-либо вкушать из пищи нечестивых, и молитвою своею подал всем им выздоровление и возможность невидимо ни для кого освободиться от заключения.

В другой раз, когда блаженный еще был в плену, расхворался сам пленивший его половчанин; совсем приближаясь уже к смерти, он завещал своим женам и детям распять плененного им Никона над своею могилою. Но блаженный сей пленник, провидя своими духовными очами, что на конце своей жизни половчанин этот покается, помолился о нем и исцелил его, избавив, таким образом, и себя от смерти телесной и того половчанина не только от телесной, но и от духовной.
http://s46.radikal.ru/i113/0912/cf/813ea16f11f2.jpg
Сей блаженный Никон называется "сухим" потому, что он еще заживо истек кровью, сгнил от множества ран и высох от мучений, так что мог сказать о своем здоровье, в плену потерянном, словами пророка Давида: "Сила моя иссохла, как черепок" (Пс.21:16). "кости мои обожжены, как головня" (Пс.101:4). Что можем сказать об этом и мы, удивляясь его замечательной силе, не телесной, а той, которая свойственна бесплотным силам небесным, как не словами Апостола: "сокровище сие мы носим в глиняных сосудах" (2Кор.4:7). По истине узник сей, чудесно освобожденный от оков, при всей своей телесной немощи, горел огнём Божественным, светя своими добрыми и богоугодными делами. Потому и освобожден он был от телесных оков5, и, вместо скоропреходящего и быстро увядающего здравия в этой жизни, получил от Бога никогда неувядающее нетление своего тела, в котором и доныне пребывает оно в пещере; духом же своим он удостоился "наследия нетленного, чистого, неувядаемого, хранящегося на небесах" (1Пет.1:4), при источнике жизни вечной и получил неувядаемый венец славы. Сим венцем, по молитвам преподобного угодника Божие Никона, да сподобимся быть увенчанными и мы от Царя славы Христа Бога, Которому слава со безначальным Его Отцом и с Пресвятым, и Благим и Животворящим Духом теперь и всегда и в бесконечные веки. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Это нашествие половцев на Киев под предводительством хана Боняка произошло в 1096-м году. - Половцы - кочевой народ Тюркского племени, пришедший во множестве в южно-русские степи из Закаспийских степей во 2-й половине XI века и о того времени до 20-х годов XIII века производивший постоянные опустошительные нападения на Русь, особенно южную.
2 Память преп. Евстратия Печерского - 28-го марта.
3 Преп. Евстратий был продан половцами одному Херсонскому еврею, который о своими единоверцами, посредством страшных мучений, заставлял его отречься от Христа, но, не успев в том, распял его на кресте, на котором св. мученик и предал Богу душу, пронзенный копьём евреев.
4 Разумеются евреи, требовавшие от Пилата смерти Спасителя (см. Мф. 27:26).
5 Блаженная кончина преп. Никона Сухого Печерского последовала в начале 12-го века.

Мчч. Акепсия и Аифала
Святые мученики Акепсий и Аифал происходили из Персии, где они и пострадали. Акепсий был сначала языческим жрецом в городе Арбеле, но потом, услышав о вере Христовой, решился обратиться к христианскому епископу, надеясь получить исцеление от постигшей его в то время болезни. Епископ преподал ему наставление в вере и жизни христианской и исцелил его своими молитвами от недуга. После сего Акепсий возвратился в Арбелу, явился среди своих сограждан проповедником и учителем благочестие, будучи посвящен в сан пресвитера. Об этом было донесено областеначальнику, который вызвал к себе сего нового благовестника Христова и приказал отрезать ему ухо и заключить в темницу.

Святой же Аифал был диаконом Арбельской церкви. Схваченный за исповедание Христа, он жестоко был избит и старейшиною жрецов отправлен был к Акепсию в темницу. Потом оба святые снова приведены были к правителю страны и еще раз исповедали пред ним свою веру во Христа и за то приговорены были к отсечению глав.

0

65

..............продолжение от 24 декабря

новомученики:

Свщмч. Феофана (Ильминского), еп. Соликамского, и с ним двух священномучеников и пяти мучеников (1918).
http://s42.radikal.ru/i096/0912/bd/f172761189b3.jpg
Священномученик Феофан (Ильминский) был архимандритом Соликамского Свято-Троицкого монастыря. В январе 1917 года он был хиротонисан во епископа Соликамского, викария Пермской епархии и, желая ближе познакомиться с приходами епархии и паствой, обошел свое викариатство пешком.

Современники свидетельствовали, что владыка был великим молитвенником и постником и, подобно архиепископу Андронику Пермскому, бесстрашным обличителем безбожия. В 1918 году волостной земельный отдел просил Троицкий монастырь прислать планы принадлежащих ему сенокосных лугов. Епископ Феофан ответил: «...предстанет Страшному суду Всемогущего Бога всякий, кто осмелится для чего-либо захватить принадлежащие Церкви земельные угодья и какое-либо достояние Церкви Божией. Без разрешения власти архиерея, Преосвященного Андроника, не имею права разрешать высылать планы...»

Будучи епископом Соликамским, владыка за пределы викариатства почти не выезжал, погруженный в дела благоустроения вверенных ему приходов. Лишь после ареста архиепископа Андроника, который произошел 17 июня 1918 года, он переехал в Пермь и принял управление Пермской епархией. Однако в конце лета большевики арестовали и его.

23 декабря 1918 года, за несколько дней до взятия Перми Сибирскими войсками, в тюрьму, где томился владыка, пришли представители ЧК и увели девять заключенных: епископа Феофана, трех священников и пятерых мирян. Ненависть безбожников к христианству была столь велика, что они не пожелали удовлетвориться казнью арестованных, но перед смертью подвергли их изощренным мучениям. Епископа Феофана многократно погружали в прорубь, прежде чем утопить в Каме. Вместе с ним были утоплены священники и миряне.

В 2000 году Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви прославил епископа Феофана (Ильминского) и с ним вместе пострадавших в лике Новомучеников и исповедников Российских. Память их совершается 24 декабря по новому стилю.

Свщмч. Николая Виноградова пресвитера (1937),
http://s40.radikal.ru/i087/0912/84/e4943448a2b9.jpg
погибшего в лагере.
В Воскресенской церкви села Васильевского Рузского района Московской области с 1935 по 1937 гг. служил протоирей Николай Михайлович Виноградов. Отец Николай был последним настоятелем церкви перед её закрытием и разорением. В ней его вместе со старостой и псаломщиком арестовали в страшный для России 1937 год. Свою жизнь отец Николай закончил как мученик за Христа, на далёком севере, в лагере НКВД.

Воскресенская церковь (Воскресения словущего), построенная видным государственным деятелем петровской эпохи – Думным дъяком Емелианом Игнатьевичем Украинцевым – в его вотчине в 1705-1706 гг., после закрытия в 1937 г. и использования в качестве столярной мастерской, зернохранилища, затем, естественного (в подвале) морозильника для хранения колхозного молока, в конце концов пришла в запустение и в совершенно разрушенном состоянии была возвращена общине верующих в 1991 г.

В июне 1998 года к месту последнего служения отца Николая приехали его внуки и правнуки. Привезли с собой документы, письма и фотографии. В разговоре с настоятелем постарались вспомнить всё, что знают о своём дорогом дедушке.

Рассказ потомков – не познавательная информация. По крупицам, бережно собирались всегда подобные воспоминания, потому что они суть не что иное, как Божий дар. Известие из вечности, соединяющее прошлое и настоящее, помогающее просить у Господа упокоения невинно пострадавшим людям. Русские мученики ХХ столетия, к которым принадлежит и отец Николай, в невидимом мире давно уже молятся за Россию, за Православную Церковь. Очевидно, что нам, ответно, необходимо знать имена и судьбы ушедших страстотерпцев, исповедников, праведников – так протягиваются новые тропинки от земли к небу, проложенные не нашими усилиями, а указанные нам.

Родился протоирей Николай Виноградов 5 апреля 1876 г. в гор. Москве (согласно Удостоверению личности, выданному 1-м отделением милиции 27 декабря 1928 г.). По другим сведениям, местом его рождения был город Дмитров, Московской губернии, откуда происходил весь его род. Внуки полагают, что не только отец их деда, их прадедушка был священником, но и предшествующие поколения фамилии Виноградовых относились к духовному сословию.

Николай Виноградов должен был до священства пройти обыкновенные этапы духовного образования. Учился ли он в духовном училище, или до определённого возраста в гимназии, неизвестно. Но семинарию (а может быть и академию), безусловно, закончил.

В 1898 году молодой учитель Николай Михайлович Виноградов – вероятнее всего учитель Закона Божия; на свадебном приглашении предмет преподавания не обозначен – женился на дочери Иоанна Михайловича Митропольского Антонине Ивановне. Венчание совершилось в Покровской церкви на Варварке, вскоре после петровского поста. Митропольские принадлежали к потомственным священнослужителям, известным в Москве. Об этом косвенно говорит и их фамилия, в дословном переводе на русский звучавшая бы так: главногородские.

В те времена редкий выпускник семинарии и академии, готовившийся к принятию священного сана, не вёл в училищах, военных корпусах, гимназиях, на различных курсах, обязательный предмет – Закон Божий. И, становясь диаконами и священниками, большинство законоучителей продолжали заниматься преподавательской деятельностью. Итак, Николай Михайлович до служения в церкви уже работал с людьми, воспитывал души. Вполне вероятно, что и после принятия сана он не оставил этого труда.

От брака Николая Михайловича и Антонины Ивановны родилось шесть детей: в 1899 году на свет появился старший сын, Георгий. Затем, в 1900 родилась Ольга, в 1902 – Александра, в 1905 – Елена, в 1908 г. – Виктор и после него Зинаида, умершая в младенчестве.

В каком именно году последовала хиротония отца Николая в диакона, узнать пока не удалось. Первым местом его служения в диаконском сане стал Московский Вознесенский девичий монастырь, в доме которого он проживал со своей законной супругой, сыном и дочерьми, по крайней мере, до 1906 года.

Неизвестно, в каком году отец Николай был рукоположен в священный сан и определён к церкви Великомученика Георгия на Псковской горе, что на Варварке. Новое назначение заставило семейство переехать поближе к церкви, в дом №5 по Кривому переулку. Квартиру приходилось снимать у домовладельца.

После трагических событий 1917 года храмы в Зарядье закрывались одними из первых в Москве. В Георгиевской церкви службы были запрещены в 1918 году. Последовал перевод в храм Никиты-мученика на Швивой горке, где находится сейчас подворье русского Пантелеимоновского монастыря на Афоне. В этом храме отец Николай прослужил около восемнадцати лет.

Сыновья выросли, женились. Квартира в Кривом переулке стала тесной, тем более что она представляла собой анфиладу проходных комнат, не очень удобную для сосуществования нескольких семей. Отец Николай, движимый желанием разделить эту тесноту, поселился со своей супругой в комнате церковной колокольни. Звонить в колокола новая власть запретила, а комната под площадкой для звона была застеклена и достаточно пригодна для скромного быта.

Бытует мнение, в целом верное, что через шквальные ветры безбожия свечечки веры пронесли до наших дней возрождения Церкви старушки, привыкшие молиться, вдовы погибших на войне или загубленных в концлагерях мужей, матери-одиночки, впечатлительные девушки, словом – женщины. Их в храмах больше.

Настоящий мужчина во всех отношениях тяжелее. Отсюда происходит и хорошее, и дурное. Он медлителен, косен к усвоению нравственного добра, но если доброе всё же привилось ему, то природная основательность и мужество делают его в добре непоколебимым.

Отзывчивая и мягкая стихия женских сердец все годы государственного атеизма притягивалась к Божиим храмам и пребывала в них, удерживаемая, словно сваями, глубокими душами немногочисленных мужей, пастырей и мирян, преданных Христу. И вместе они составляли Церковь – тело Христово.

Такими, в частности, людьми была богата большая, разраставшаяся семья отца Николая. Разумеется, батюшка навещал детей. Из своей тихой церковной пристани он отправлялся то на Варварку, в Кривой переулок, то на ордынку, где снимали комнаты его дочь Елена Николаевна со своим мужем Николаем Андреевичем. Жизнь продолжалась, подрастали внуки. А испытания не отлучались от семьи.

Старший сын Георгий работал бухгалтером. Году в 1935-ом его арестовали по обвинению в том, что он не донёс, кому следовало. Вероятно, он попался на обыкновенную провокацию. Порядочных людей, не умеющих доносить, оставалось немало. Георгия отправили в ссылку в Семипалатинск. Он вернулся перед началом Великой Отечественной войны, был призван на фронт и письма от него перестали приходить ещё в 1941 году. Армия отступала, неся огромные потери. Георгий Николаевич пропал без вести.

Высокий пожилой священник, может быть в длиннополом пальто, из под которого виднеется ряса, в широкой шляпе, как обыкновенно носили батюшки, с длинными волосами с проседью по плечам, в круглых очках, шагает по новой, меняющейся с годами Москве. Лошадок на улицах убавилось, фыркают автомобили, пронзительно сигналят друг другу, пропало красноречивое разнообразие в одежде – везде теперь гимнастёрки, сапоги, блузки и косынки. Старые, плавные, заострённые к небу формы прячутся за громадными кубами новых зданий.

Страна металлизировалась, дышала трубами, вращала турбинами, пела молодцеватые песни, нахваливала свои урожаи, приросты производства, грозила Чемберлену и выводила на чистую воду многоголовую гидру контрреволюции, проникавшей всюду, во все кабинеты, квартиры, подвалы, чердаки, в университеты и штабы, и даже в дружбу и кровные узы. Сослуживцы, прошедшие войны, малодушно отрекались друг от друга, сосед мог предать соседа, а высокопоставленные мужи, у которых одну за одной ликвидировали жён, продолжали раболепно служить бездушной диктатуре. Текли огненные ручьи чугуна из доменных печей и истекали кровью тюрьмы, расстрельные полигоны и лагеря. Засучив рукава, без сна и отдыха, страна планомерно строила комбинаты и также методично гноила, морила, истребляла своих сыновей и дочерей.

Как верующий человек, терпеливый в скорби, отец Николай понимал, конечно, причины происходящего. Его жизненный опыт был жесток, горек, и в силу этого особенно весом.

Вокруг него редели ряды священников. Собратьев пытали, отрезали носы и уши, топили в нечистотах, расстреливали, ссылали. Их семьи часто голодали. Разрушались храмы, срывались кресты, сбрасывались колокола, сжигались книги и иконы. На памяти у всех очевидцев осталась кампания по изъятию церковных ценностей, под предлогом которой грабили храмы и издевались над православным народом. Отец Николай был свидетелем кощунственного, извращённого осквернения святых мощей Божиих угодников. Пресса не унималась, понося оскорблениями и клеветой священнослужителей, глумясь над Евангелием, осмеивая веру. Круг сжимался. Нужно было быть готовым в любую минуту, служа ли в алтаре, или отдыхая в своей комнате на колокольне, и даже шагая по Москве, родному городу, пострадать за Иисуса Христа. В Которого Русь крестилась, от Которого она отвернулась. Человеку, избегающему Бога, очень легко сделаться существом самым страшным, самым беспощадным и извращённым на земле.

К середине 30-х годов подошёл черёд закрытия церкви Никиты-мученика на Швивой горке. В 1935 году (или в начале 1936 года) храм опечатали и отцу Николаю снова пришлось идти на новое место. Совсем недолго прослужил батюшка в церкви Рождества Христова в Измайлове.

Наконец, он получает назначение в Московскую область, в село Васильевское Рузского района, в Воскресенский храм. Отец Павлин Смирнов, прослуживший здесь более двадцати лет, скончался, как можно предположить, в начале 30-х годов. Дом священника при храме давно оккупировали хозяева нового мира, в нём размещался сельсовет. Настоятель мог располагать ветхой покосившейся хижиной, крытой соломой, находившейся внутри ограды. В ней и поселились пожилые скитальцы, батюшка Николай и матушка Антонина. Из Москвы были привезены духовные книги, батюшка вечерами читал.

Воскресенская церковь имела три престола. Главный – Воскресения словущего. Боковые были освящены в честь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы и преподобных Петра Афонского и Онуфрия Великого.

Всего только около года прожили супруги вместе. Антонина Ивановна тяжело заболела и перебралась к дочерям в Москву, где вскоре скончалась от рака. На отпевание собралось несколько священников. Батюшка овдовел, но не остался без помощи. Некто Антонина из Москвы, впоследствии певшая в церкви мч. Иоанна Воина на Якиманке, и ещё одна раба Божия из Васильевского, по имени Матрона, взяли на себя заботу и о храме, и о его настоятеле. Мыли, чистили, готовили еду, стирали. Антонина, при необходимости, читала и пела на службе. Трудились бескорыстно, во славу Божию. Из Москвы к отцу Николаю приезжали его бывшие прихожане: в основном, женщины, и ещё семейство обрусевших немцев.

Батюшкины внуки проводили в Васильевском лето. Маленькие детки и среди них один школьник, Коля. Мама, Елена Николаевна, называла его дедушкиным хвостиком. Куда дедушка, туда и он за ним. На всех васильевских фотографиях они рядом: аккуратный девятилетний мальчик в светлой рубашечке, подпоясанный ремешком, и худощавый пожилой священник, совсем седой. Коля, сын Николая Андреевича Ушакова, после войны закончил Московский авиационный институт, с 1951 г. и доныне работает инженером, с любовью сохраняет то немногое, что осталось от деда.

Одна из фотографий собственноручно подписана настоятелем церкви: “Протоиерей Николай Мих. Виноградов и Васильевская его хижина”. А вверху изображения, в просвете между деревьями, дата – 13/26 июля 1937 года. Оставались две-три недели до ареста. Батюшка улыбается. Так, как здесь, на этом фото, он не улыбается нигде. А здесь улыбка на лицах у всех – и у церковницы Антонины, что стоит по левую его руку, и у Коли, и у дочери Елены. Жаркие июльские дни 37-года.

http://s48.radikal.ru/i119/0912/c8/88808e5bf42c.jpg

Как-то ночью в середине августа в хижину вошли два человека, приказали отцу Николаю одеться и следовать за ними. Он накануне подвернул ногу и оттого ходил с палочкой. Прихрамывающего его вывели за ограду, завели ненадолго в сельсовет, как вспоминают бросившиеся за ним близкие, а затем посадили в машину и увезли в темноту. Эти странные существа – работники органов, жертвы смертельного помрачения – прятались от человеческих глаз, работали ночью.

Дети начали хлопоты: пытались разузнать, что случилось с отцом, писали, ходили. Но дома, в присутствии детей, говорили о постигшей беде вполголоса. Наконец выяснили, что по статье 58-ой служитель культа Николай Виноградов осуждён за контрреволюционную деятельность на 10 лет без права переписки. Отбывать заключение его отправили в область Коми, в город Усть-Вымь, в лагерь НКВД у посёлка Усть-Коин.

До ушей внуков долетали обрывки разговоров родителей. Появилась, вроде бы, незадолго до ареста в тучковской газете статья о том, что васильевский поп, устраивая праздничные службы в церкви, отвлекает людей от социалистического труда, выступая тем самым врагом колхозного строя. Статья понадобилась не для расправы – раздавили бы и без статьи – но как ещё одна воспитательная мера, направленная на борьбу с религией.

Журналист был прав, служил отец Николай часто. Голос имел громкий, всё положенное по уставу совершал неспешно, внимательно. Церковь, Божественная Литургия – посвятив этому служению целую сознательную жизнь и оказавшись одиноким, без матушки, без привычной московской обстановки, чему ещё мог отдавать последние силы, теплоту сердца, любовь шестидесятиленний священник? Господу, Которого любил с детства и с Которым, в Таинстве Евхаристии, в служении Литургии, соединялся все прошедшие годы, наверное, от пелен матери.

Просфоры выпекала в селе просвирня Мария Константиновна Чемоданова. Имя псаломщика установить ныне трудно, но он был, помогал батюшке служить. В будни на клиросе пели 2-3 человека, в праздники хор увеличивался до 5-6. В обычные дни народу в храме собиралось немного, в основном старушки. Девчонки из близко расположенной школы забегали иногда на перемене. Одной из них, скончавшейся в августе 1998 года Марии Ивановне Уксусовой, церковь казалась необыкновенно красивой. Она вспоминала золотисто-розовое свечение главного иконостаса, сумрак приделов, крохотные огоньки лампад перед иконами, глубокую, непривычную после школы тишину. В праздники церковь заполнялась людьми, приходили и издалека. Коля помогал дедушке в алтаре, подавал кадило, ходил со свечой.

Отец Николай и в 37-ом году никогда не снимал подрясника, ходил по селу и в соседние деревни, “не таясь”, - как замечает внук, его иногда звали на требы: отслужить молебен, панихиду, освятить колодец, пасеку. Детей он крестил в церкви, в ней же и отпевал. Ходил с внуками в лес, неторопливо прогуливался, собирал ягоды, грибы, любовался чудесными васильевскими окрестностями.

Просыпался батюшка рано, когда светало. Летом в хижине было тесно от наезда московских гостей и он с молитвословом выходил на воздух. Между хижиной и храмом стоял красивый надгробный памятник в виде каменного аналоя, на котором лежала искусно высеченная резчиком развёрнутая книга. Батюшка раскрывал свой молитвослов и клал его на холодные мраморные листы. Так он молился утром, никем не тревожимый, не беспокоящий никого, среди надгробий и памятников отболевших и отстрадавших христиан, донесших свой крест до покоя.

Сосредоточенный, немногословный, глаза как будто смотрят из иной обстановки, немного отрешённые – таким он запомнился в то последнее лето его жизни. Хотя вынесенный ему приговор лишал осуждённого и близких права переписки, однако в декабре от отца Николая пришла весточка на адрес дочери Елены, в дом №50 по Большой Ордынке. Записка из 3-го отд. участка лагеря НКВД пос. Усть-Коин. Написана карандашом на клочке бумаги в клеточку; подписана – з/к Виноградов Николай. Какая циничная и жадная голова позволила обречённому подать голос на краю гибели?

Батюшка сообщал о том, что “ещё жив” и спрашивал, живы ли дети и где находятся? Просил белых сухариков, сахару и соли. Последние его слова, обращённые к родным, призывают на них Божие благословение и “всякое благополучие”. Дети собрали посылку, в неё положили всё, что он просил. Посылка вернулась назад с пометкой – адресат не значится. А в ней по весу сахара и соли – кирпичи… Тогда же, в декабре, его земная жизнь прервалась. Но не молитва о нас, не любовь к нам. В июле 2001 года решением Священного Синода Русской Православной Церкви протоиерей Николай Виноградов был причислен к лику святых в сонме новомучеников и исповедников российских.

И вот, сейчас, сбываются слова: “…И память его в род и род”. Душа его наслаждается совершенным миром и блаженным покоем


Свщмч. Иоанна Богоявленского пресвитера (1941),

http://s41.radikal.ru/i092/0912/57/adfeb1128eff.jpg
умершего в лагере.
Будущий священномученик, Иоанн Дмитриевич Богоявленский родился в 1892 году в Ярославской губернии в семье священника Димитрия Богоявленского. В 1914 году он окончил Ярославскую Духовную семинарию, но по стопам отца идти не захотел. Он желал выбрать светский путь и работать в земских учреждениях.

Так как семинарию он окончил по 2-му разряду, то в земство его не взяли, и он был вынужден устроиться учителем в церковно-приходскую школу. Однако эта работа его не удовлетворила, и Иоанн Дмитриевич поступил на юридический факультет Ярославского Демидовского лицея. Но и здесь он проучился всего два курса – до 1918 года. В этом году в Ярославле начался голод, Иоанн Дмитриевич стал подыскивать место учителя, и наконец устроился работать в советскую школу в маленьком городке Весьегонске. Все это время Иоанн Дмитриевич посещал храм, и вскоре его вера стала несовместима с работой советского учителя, ему пришлось оставить работу и уехать на родину, в село Ветрино, где служил его отец. В 1922 году умер его отец, священник Димитрий Богоявленский, и приход остался без пастыря.

Иоанн Дмитриевич принял решение, к которому его подводил Господь – стать священнослужителем. Он обвенчался с дочерью священника, служившего в одном из соседних храмов, и очень скоро был рукоположен в сан священника ко храму родного села.

В марте 1930 года отец Иоанн был приговорен к одному году исправительно-трудовых работ. Узнав об этом, его прихожане пришли к зданию районного отделения НКВД и потребовали его освобождения. Власти испугались и были вынуждены отпустить священника, однако на приход ему возвращаться запретили и выслали за пределы области.

Отец Иоанн стал служить в селе Раменье Тверской области. Уже через год он был арестован и отправлен отбывать заключение на лесоповал в Сонковский район. Верующие не оставляли его – привозили продукты и всячески поддерживали. После года заключения священник вернулся к месту своего служения.

Храм в селе Раменье находился рядом со школой, и школьники часто заходили в него, особенно по праздникам. Это не нравилось директору школы, и он стал искать пути закрыть храм. Для этого он обратился в соответствующие органы, и настоятеля храма арестовали.

В это время было заведено следственное дело на одного из прихожан – Алексея Попкова, и следователь решил найти обвинение в самом факте знакомства священника с уже арестованным человеком. Следователь спросил отца Иоанна, знает ли он Попкова. Священник ответил: «Алексея Попкова я знаю, потому что он является зятем регента, а она все время пела на клиросе».

Следователь допросил старосту храма Наталью Томилину. Ей в то время было девяносто четыре года. Она ответила следователю: «Я являюсь церковной старостой Раменской церковной общины. По долгу своей службы мне иногда приходилось вести разговоры с Богоявленским, а также он иногда ко мне заходил по церковным делам и просто так побеседовать. В момент, когда он приходил ко мне, приходили односельчане, но священник с ними вести разговоры остерегался. Он у нас человек очень умный и осторожный», – сказала староста храма.

Следователи допрашивали священника каждый день посменно, день один следователь, день – другой. Обвинить его было не в чем, следователям не к чему было придраться, и они стали интересоваться – как же он, верующий человек, и преподавал социализм в советской школе? Отец Иоанн в своих показаниях ответил: «Будучи преподавателем в школе, я ученикам преподавал об утопическом социализме. Впоследствии от меня стали требовать преподавания о принципах трудовой школы и так далее. Я далек был от такого преподавания, не мог в своей голове переварить всего нового о школе. Тогда я ушел на службу священником, где хотел найти для себя отраду в своей работе. Причем после преподавания в школе я видел, что не могу быть полезным для настоящего общества и у меня к этому нет призвания».

В ходе следствия так и не удалось отыскать какой-то состав преступления, отец Иоанн был освобожден из Бежецкой тюрьмы и вернулся служить в село Раменье.

Положение храма в 1936 году стало критическим, власти обложили его налогом, выплатить который было невозможно, тем более что молебны в домах были запрещены, а открыто ходить в храм многие уже опасались.

В 1937 году отец Иоанн был арестован; после ареста сотрудники НКВД как обычно стали собирать «доказательства преступности». Для дачи показаний в первую очередь был вызван председатель сельсовета, который практически работал «дежурным свидетелем» по всем делам. Затем состоялся допрос священника. Отец Иоанн опроверг все лжесвидетельства, и ни по одному пункту не признал своей вины. На допросе он держался твердо, что-либо рассказывать про других людей сразу отказывался, и в тот же день следствие было закончено. Тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Отец Иоанн был сослан в Севжелдорлаг. Он пробыл на тяжелых работах с 1938 по 1941 год. С началом войны, притом, что работа оставалась непосильно тяжелой, кормить в лагере почти перестали. Священник Иоанн Богоявленский умер от голода 24 декабря 1941 года; ему было тогда сорок девять лет.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Евр. 7, 18-25; Лк. 21, 37-22, 8). Вошел сатана в Иуду и научил его, как предать Господа: тот согласился и предал. Вошел сатана потому, что была отворена для него дверь. Внутреннее наше всегда заключено; Сам Господь стоит вне и стучит, чтоб отворили. Чем же оно отворяется? Сочувствием, предрасположением, согласием. У кого все это клонится на сторону сатаны, в того он и входит; у кого, напротив, все это клонится на сторону Господа, в того входит Господь. Что входит сатана, а не Господь, в этом виноват сам человек. Не допускай сатане угодных мыслей, не сочувствуй им, не располагайся по внушению их, и не соглашайся на них, - сатана походит, походит около, да и отойдет: ему ведь ни над кем не дано власти. Если же завладевает он кем, то потому, что тот сам себя отдает ему в рабство. Начало всему злу мысли. Не допускай худых мыслей и навсегда заключишь тем дверь души твоей для сатаны. А что мысли приходят недобрые - что же делать; без них никого нет на свете, и греха тут никакого нет. Прогони их, и всему конец; опять придут, опять прогони - и так всю жизнь. Когда же примешь мысли, и станешь ими заниматься, то не дивно, что и сочувствие к ним явится; тогда они станут еще неотвязнее. За сочувствием пойдут худые намерения то на те, то на другие недобрые дела. Неопределенные намерения определятся потом расположением к одному какому-либо; начинается выбор, согласие и решимость - вот и грех внутри! Дверь сердца отворена настежь. Как только согласие образуется, вскакивает внутрь сатана, и начинает тиранствовать. Тогда бедная душа, как невольник или как вьючное животное, бывает гоняема и истомляема в делании непотребных дел. Не допусти она худых мыслей - ничего бы такого не было.

******************************************************************************************************************************************
Мудрость, сходящая свыше
  "Мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна"
(Иак. 3, 17)

Тот мир, который исходит от чистоты душевной, один достоин этого названия. Мир без чистоты есть лишь свойство поверхностной натуры. Какая громадная разница между тишиною на озере и тишиною на море. В озере вода спокойна, потому что оно защищено от бури. Рассвирепевшее море затихает после борьбы, оно убаюкивает бушующие волны на своем могучем лоне, и водворяется тишина.
То же самое происходит со страстями человеческими. Мы видим много людей, подобных озеру; они не знают борьбы, они застывают в бездействии. Глядя на людей, подобных этим тихим водам, мы видим, что эта тишина им ничего не стоила. Они не могут не быть спокойными, самое их незлобие и всепрощение не имеют особой цены. Они даже не способны на гнев, потому что не способны и на сильную любовь.
Но есть натуры, подобные великому морю. В них мир и тишина являются плодом пламенной и чистой любви. Они прощают обиды не из равнодушия, а ради Христа. Сознавая весь ужас греха, они прощают, потому что за этим потоком видят радугу на небе. Мелкие натуры готовы простить, забывая о прошлом, глубокие и чистые души прощают, доверяя будущему
Боже, дай мне миролюбие, исходящее из чистого сердца. Научи меня быть миротворцем, прощать обиды, сознавая возможность исправления обидевшего меня брата.
Пусть мрак порока будет озарен для меня восстающей зарей Солнца Правды.
Прощение становится легким для чистого сердцем, потому что он видит Бога и в Нем открывается перед ним целая вечность. Открой и мне, Боже, сокрытые от человеческих глаз источники Твоего милосердия, открой мне луч надежды, озаряющей "многие обители" в доме Отца, помоги мне сохранить чистоту душевную, которая среди мрака греха и скорби даст мне узреть светлое видение Твоей славы!

из истории дня:
В 1610 г. во время охоты, под Калугой быв убит самозванец Лжедмитрий II ("Тушинский вор")
В 1790 г. русские войска штурмом взяли турецкую крепость Измаил
В 1833 г. в Большом театре в Москве в присутствии Императора Николая I состоялось первое публичное слушание Российского Государственного Гимна "Молитва русского народа"
В 1905 г. был принят избирательный закон о выборах в Государственную Думу
В 1964 г. преставился преподобный Кукша Одесский

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=16#p19405
Слава Богу за все!

0

66

Во славу Божию и на пользу ближнего !

25 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.
Свт. Спиридона, еп. Тримифунтского, чудотворца (ок. 348).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib2045.jpg

Родиною дивного Спиридона был остров Кипр1. Сын простых родителей и сам простодушный, смиренный и добродетельный, он с детства был пастырем овец, а пришедши в возраст, сочетался законным браком и имел детей. Он вел чистую и богоугодную жизнь. Подражая - Давиду в кротости, Иакову - в сердечной простоте и Аврааму - в любви к странникам. Прожив немного лет в супружестве, жена его умерла, и он еще беспрепятственнее и усерднее стать служить Богу добрыми делами, тратя весь свой достаток на принятие странников и пропитание нищих; этим он, живя в миру, так благоугодил Богу, что удостоился от Него дара чудотворения: он исцелял неизлечимые болезни и одним словом изгонял бесов. За это Спиридон был поставлен епископом города Тримифунта в царствование императора Константина Великого и сына его Констанция2. И на епископской кафедре он продолжал творить великие и дивные чудеса.

Однажды на о. Кипре было бездождие и страшная засуха, за которою последовал голод, а за голодом мор, и множество людей гибло от этого голода. Небо заключилось, и нужен был второй Илия, или подобный ему, который бы отверз небо своею молитвою (3Цар., гл.17): таким оказался святой Спиридон, который, видя бедствие, постигшее народ, и отечески жалея погибающих от голода, обратился с усердною молитвою к Богу, и тотчас небо покрылось со всех сторон облаками и пролился обильный дождь на землю, не прекращавшийся несколько дней; святой помолился опять, и настало вёдро. Земля обильно напоена была влагою и дала обильный плод: дали богатой урожай нивы, покрылись плодами сады и виноградники и, после голода, было во всем великое изобилие, по молитвам угодника Божия Спиридона. Но через несколько лет за грехи людские, по попущению Божию, опять постиг страну ту голод. и богатые хлеботорговцы радовались дороговизне, имея хлеб, собранный за несколько урожайных лет, и, открыв свои житницы, начали продавать его по высоким ценам. Был тогда в Тримифунте один хлеботорговец, страдавший ненасытною жадностью к деньгам и неутолимою страстью к наслаждениям. Закупив в разных местах множества хлеба и привезши его на кораблях в Тримифунт, он не захотел, однако, продавать его по той цене, какая в то время стояла в городе, но ссыпал ею в склады, чтобы дождаться усиления голода и тогда. продав подороже, получить больший барыш. Когда голод сделался почти всеобщим и усиливался со дня на день, он стал продавать свой хлеб по самой дорогой цене. И вот, пришел к нему один бедный человек и, униженно кланяясь, со слезами умолял его оказать милость - подать немного хлеба, чтобы ему, бедняку, не умереть с голоду вместе с женою и детьми. Но немилосердный и жадный богач не захотел оказать милость нищему и сказал:

- Ступай, принеси деньги, и у тебя будет всё, что только купишь.

Бедняк, изнемогая от голода, пошел к святому Спиридону и, с плачем, поведал ему о своей бедности и о бессердечии богатого.

- Не плачь, - сказал ему святой, - иди домой, ибо Дух Святой говорит мне, что завтра дом твой будет полон хлеба, а богатый будет умолять тебя и отдавать тебе хлеб даром.

Бедный вздохнул и пошел домой. Едва настала ночь, как, по повелению Божию, пошёл сильнейший дождь, которым подмыло житницы немилосердного сребролюбца, и водою унесло весь его хлеб. Хлеботорговец с своими домашними бегал по всему городу и умолял всех помочь ему и не дать ему из богача сделаться нищим, а тем временем бедные люди, видя хлеб, разнесённый потоками по дорогам, начали подбирать его. Набрал себе с избытком хлеба и тот бедняк, который вчера просил его у богача. Видя над собою явное наказание Божие, богач стал умолять бедного брать у него задаром столько хлеба, сколько он пожелает.

Так Бог наказал богатого за немилосердие и, по пророчеству святого, избавил бедного от нищеты и голода.

Один известный святому земледелец пришел к тому же самому богачу и во время того же голода с просьбою дать ему взаймы хлеба на прокорм и обещался с лихвою возвратить данное ему, когда настанет жатва. У богача, кроме размытых дождем, были еще и другие житницы, полные хлеба; но он, недостаточно наученный первою своею потерею и не излечившись от скупости, - и к этому бедняку оказался таким же немилосердным, так что не хотел даже и слушать его.

- Без денег, - сказал он, - ты не получишь от меня ни одного зерна.

Тогда бедный земледелец заплакал и отправился к святителю Божию Спиридону, которому и рассказал о своей беде. Святитель утешил его и отпустил домой, а на утро сам пришел к нему и принес целую груду золота (откуда взял он золото, - об этом речь после). Он отдал это золото земледельцу и сказал:

- Отнеси, брат, это золото тому торговцу хлебом и отдай его в залог, а торговец пусть даст тебе столько хлеба взаймы, сколько тебе сейчас нужно для пропитания; когда же настанет урожай и у тебя будет излишек хлеба, ты выкупи этот залог и принеси его опять ко мне.

Бедный земледелец взял из рук святительских золото и поспешно пошел к богатому. Корыстолюбивый богач обрадовался золоту и тотчас же отпустил бедному хлеба, сколько ему было нужно. Потом голод миновал, был хороший урожай, и, после жатвы, земледелец тот отдал с лихвою богачу взятый хлеб и, взяв от него назад залог, отнес его с благодарностью к святому Спиридону. Святой взял золото и направился к своему саду, захватив с собою и земледельца.

- Пойдем, сказал он со мною, брат, и вместе отдадим это Тому, Кто так щедро дал нам взаймы.

Вошедши в сад, он положил золото у ограды, возвел очи к небу и воскликнул:

- Господи мой, Иисусе Христе, Своею волею всё созидающий и претворяющий! Ты, некогда Моисеев жезл на глазах у царя Египетского превратил в змия (Исх.7:10), - повели и этому золоту, ранее превращенному Тобою из животного, опять принять первоначальный вид свой: тогда и сей человек узнает, какое попечение имеешь Ты о нас и самым делом научится тому, что сказано в Св. Писании, - что "Господь творит всё, что хочет" (Пс.134:6)!

Когда он так молился, кусок золота вдруг зашевелился и обратился в змею, которая стала извиваться и ползать. Таким образом, сначала змея, по молитве святого, обратилась в золото, а потом также чудесно из золота опять стала змеею. При виде сего чуда, земледелец затрепетал от страха, пал на землю и называл себя недостойным оказанного ему чудесного благодеяния. Затем змея уползла в свою нору, а земледелец, полный благодарности, возвратился к себе домой и изумлялся величию чуда, сотворенного Богом по молитвам святого.

Один добродетельный муж, друг святого, по зависти злых людей, был оклеветан пред городским судьею и заключен в темницу, а потом и осужден на смерть без всякой вины. Узнав об этом, блаженный Спиридон пошел избавить друга от незаслуженной казни. В то время в стране было наводнение и ручей, бывший на пути святого, переполнился водою, вышел из берегов и сделался непереходимым. Чудотворец припомнил, как Иисус Навин с ковчегом завета посуху перешел разлившийся Иордан (Иис.Нав.3:14-17), и, веруя во всемогущество Божие, приказал потоку, как слуге:

- Стань! так повелевает тебе Владыка всего мира, дабы я мог перейти и спасен был муж, ради которого я спешу.

Лишь только он сказал эго, тотчас поток остановился в своем течении и открыл сухой путь - не только для святого, но и для всех, шедших вместе с ним. Свидетели чуда поспешили к судии и известили его о приближении святого и о том, что совершил он на пути, и судия тотчас же освободил осужденного и возвратил его святому невредимым.

Провидел также преподобный и тайные грехи людские. Так, однажды, когда он отдыхал от пути у одного странноприимца, женщина, находившаяся в незаконном сожительстве, пожелала умыть по тамошнему обычаю, ноги святому. Но он, зная ее грех, сказал ей, чтобы она к нему не прикасалась. И это он сказал не потому, что гнушался грешницею и отвергал ее: разве может гнушаться грешниками ученик Господа, евшего и пившего с мытарями и грешниками? (Мф.9:11) Нет, он желал заставить женщину вспомнить о своих прегрешениях и устыдиться своих нечистых помыслов и дел. И когда та женщина настойчиво продолжала стараться прикоснуться к ногам святого и умыть их, тогда святой, желая избавить ее от погибели, обличил ее с любовью и кротостью, напомнил ей о ее грехах и побуждал ее покаяться. Женщина удивлялась и ужасалась тому, что самые, по видимому, тайные деяние и помыслы ее не скрыты от прозорливых очей человека Божия. Стыд охватил ее и с сокрушенным сердцем упала она к ногам святого и обмывала их уже не водою, а слезами, и сама открыто созналась в тех грехах, в которых была обличена. Она поступила также, как некогда блудница, упоминаемая в Евангелии, а святой, подражая Господу, милостиво сказал ей: Лук. 7:48 – "прощаются тебе грехи", и еще: "вот, ты выздоровел; не греши больше" (Иоан.5:14). И с того времени женщина та совершенно исправилась и для многих послужила полезным примером.

До сих пор говорилось только о чудесах, какие совершил святой Спиридон при жизни; теперь должно сказать и о ревности его по вере православной.

В царствование Константина Великого, первого императора-христианина, в 325 году по Р. Хр., в Никее собрался 1й Вселенский собор, для низложение еретика Ария, нечестиво называвшего Сына Божия тварью, а не творцом всего, и для исповедания Его Единосущным с Богом Отцом. Арий в его богохульстве поддерживали епископы значительных тогда церквей: Евсевий Никомидийский, Марис Халкидонский, Феогний Никейский и др. Поборниками же православия были украшенные жизнью и учением мужи: великий между святыми Александр, который в то время был еще пресвитером и вместе заместителем святого Митрофана, патриарха Цареградского3, находившегося на одре болезни и потому не бывшего на соборе, и славный Афанасий4, который еще не был украшен и пресвитерским саном и проходил диаконское служение в церкви александрийской; эти двое возбуждали в еретиках особое негодование и зависть именно тем, что многих превосходили в уразумении истин веры, не будучи еще почтены епископскою честью; с ними вместе был и святой Спиридон, и обитавшая в нем благодать была полезнее и сильнее в деле увещания еретиков, чем речи иных, их доказательства и красноречие. С соизволения царя, на соборе присутствовали и греческие мудрецы, называвшиеся перипатетиками5; мудрейший из них выступил на помощь Арию и гордился своею особенно искусною речью, стараясь высмеять учение православных. Блаженный Спиридон, человек неученый, знавший только Иисуса Христа, "притом распятого" (1Кор.2:2), просил отцов позволить ему вступить в состязание с этим мудрецом, но святые отцы, зная, что он человек простой, совсем незнакомый с греческою мудростью, запрещали ему это. Однако, святой Спиридон, зная какую силу имеет премудрость свыше и как немощна пред нею мудрость человеческая, обратился к мудрецу и сказал:

- Философ! Во имя Иисуса Христа, выслушай, что я тебе скажу.

Когда же философ согласился выслушать его, святой начал беседовать.

- Един есть Бог, - сказал он, - сотворивший небо и землю и создавший из земли человека и устроивший все прочее, видимое и невидимое, Словом Своим и Духом; и мы веруем, что Слово это есть Сын Божий и Бог, Который умилосердившись над нами заблудшими, родился от Девы, жил с людьми, пострадал и умер ради нашего спасение и воскрес и с Собою совоскресил весь род человеческий; мы ожидаем, что Он же придет судить всех нас праведным судом и каждому воздаст по делам его; веруем, что Он одного существа с Отцом, равной с Ним власти и чести... Так исповедуем мы и не стараемся исследовать эти тайны любопытствующим умом, и ты - не осмеливайся исследовать, как всё это может быть, ибо тайны эти выше твоего ума и далеко превышают всякое человеческое знание.

Затем, немного помолчав, святой спросил:

- Не так ли и тебе всё это представляется, философ?

Но философ молчал, как будто ему никогда не приходилось состязаться. Он не мог ничего сказать против слов святого, в которых видна была какая-то Божественная сила, во исполнение сказанного в Св. Писании: "ибо Царство Божие не в слове, а в силе" (1Кор.4:20).

Наконец, он сказал:

- И я думаю, что всё действительно так, как говоришь ты.

Тогда старец сказал:

- Итак, иди и прими сторону святой веры.

Философ, обратившись к своим друзьям и ученикам, заявил:

- Слушайте! Пока состязание со мною велось посредством доказательств, я выставлял против одних доказательств другие и своим искусством спорить отражал всё, что мне представляли. Но когда, вместо доказательств от разума, из уст этого старца начала исходить какая-то особая сила, - доказательства бессильны против нее, так как человек не может противиться Богу. Если кто-нибудь из вас может мыслить так же, как я, то да уверует во Христа и вместе со мною да последует за сим старцем, устами которого говорил Сам Бог".

И философ, приняв православную христианскую веру, радовался, что был побежден в состязании святым на свою же собственную пользу. Радовались и все православные, а еретики потерпели великое посрамление.

По окончании собора, после осуждение и отлучение Ария, все бывшие на соборе, а равно и святой Спиридон, разошлись по домам. В это время умерла дочь его Ирина; время своей цветущей юности она в чистом девстве провела так, что удостоилась Царства Небесного. Между тем к святому пришла одна женщина и, с плачем, рассказала, что она отдала его дочери Ирине некоторые золотые украшения для сохранения, а так как та в скором времени умерла, то отданное пропало без вести. Спиридон искал по всему дому, не спрятаны ли где украшения, но не нашел их. Тронутой слезами женщины, святой Спиридон вместе с своими домашними подошел к гробу дочери своей и, обращаясь к ней, как к живой, воскликнул:

- Дочь моя Ирина! Где находятся украшения, вверенные тебе на хранение?

Ирина, как бы пробудившись от крепкого сна, отвечала:

- Господин мой! Я спрятала их в этом месте дома.

И она указала место.

Тогда святой сказал ей:

- Теперь спи, дочь моя, пока не пробудит тебя Господь всех во время всеобщего воскресения.

На всех присутствовавших, при виде такого дивного чуда, напал страх. А святой нашел в указанном умершею месте спрятанное и отдал той женщине.

По смерти Константина Великого, империя его разделилась на две части. Восточная половина досталась старшему сыну его Констанцию. Находясь в Антиохии, Констанций впал в тяжкую болезнь, которую врачи не могли исцелить. Тогда царь оставил врачей и обратился ко Всемогущему целителю душ и телес - Богу, с усердною молитвою о своем исцелении. И вот в видении ночью император увидел Ангела, который показал ему целый сонм епископов и среди них особенно - двоих, которые, по-видимому, были вождями и начальниками остальных; Ангел поведал при этом царю, что только эти двое могут исцелить его болезнь. Пробудившись и размышляя о виденном. он не мог догадаться, кто были виденные им два епископа: имена и род их остались ему неизвестными, а один из них тогда, кроме того, не был еще и епископом.

Долгое время царь был в недоумении и, наконец, по чьему-то доброму совету собрал к себе епископов из всех окрестных городов и искал между ними виденных им в видении двоих, но не нашел. Тогда он собрал епископов во второй раз и теперь уже в большем числе и из более отдаленных областей, но и среди них не нашел виденных им. Наконец, он велел собраться к нему епископам всей его империи. Царское приказание, лучше сказать, прошение достигло и острова Кипра и города Тримифунта, где епископствовал святой Спиридон, которому все уже было открыто Богом относительно царя. Тотчас же святой Спиридон отправился к императору, взяв с собою ученика своего Трифиллия6, вместе с которым он являлся царю в видении и который в то время, как сказано было, не был еще епископом. Прибыв в Антиохию, они пошли во дворец к царю. Спиридон был одет в бедные одежды и имел в руках финиковый посох, на голове - митру, а на груди у него привешен был глиняный сосудец, как это было в обычае у жителей Иерусалима, которые носили обыкновенно в этом сосуде елей от святого Креста. Когда святой в таком виде входил во дворец, один из дворцовых служителей, богато одетый, счел его за нищего, посмеялся над ним и, не позволяя ему войти, ударил его по щеке; но преподобный, по своему незлобию и памятуя слова Господа (Мф.5:39), подставил ему другую щеку; служитель понял, что пред ним стоит епископ и, сознав свой грех, смиренно просил у него прощения, которое и получил.

Едва только святой вошел к царю, последний тотчас узнал его, так как в таком именно образе он явился царю в видении. Констанций встал, подошел к святому и поклонился ему, со слезами прося его молитв к Богу и умоляя об уврачевании своей болезни. Лишь только святой прикоснулся к голове царя, последний тотчас же выздоровел и чрезвычайно радовался своему исцелению, полученному по молитвам святого. Царь оказал ему великие почести и в радости провел с ним весь тот день, оказывая великое уважение к своему доброму врачу.

Трифиллий тем временем был крайне поражен всей царской пышностью, красотой дворца, множеством вельмож, стоящих перед царем, сидящим на троне, - причем всё имело чудный вид и блистало золотом, - и искусной службе слуг, одетых в светлые одежды. Спиридон сказал ему:

- Чему ты так дивишься, брат? Неужели царское величие и слава делают царя более праведным, чем другие? Разве царь не умирает так же, как и последний нищий, и не предается погребению? Разве не предстанет он одинаково с другими Страшному Судии? Зачем то, что разрушается, ты предпочитаешь неизменному и дивишься ничтожеству, когда должно прежде всего искать того, что невещественно и вечно, и любить нетленную небесную славу?

Много поучал преподобный и самого царя, чтобы памятовал о благодеянии Божием и сам был бы благ к подданным, милосерд к согрешающим, благосклонен к умоляющим о чем-либо, щедр к просящим и всем был бы отцом - любящим и добрым, ибо кто царствует не так, тот должен быть назван не царем, а скорее мучителем. В заключение святой заповедал царю строго держать и хранить правила благочестия, отнюдь не принимая ничего противного Церкви Божией7.

Царь хотел возблагодарить святого за свое исцеление по его молитвам и предлагал ему множество золота, но он отказывался принять, говоря:

- Нехорошо, царь, платить ненавистью за любовь, ибо то, что я сделал для тебя, есть любовь: в самом деле, оставить дом, переплыть такое пространство морем, перенести жестокие холода и ветры - разве это не любовь? И за всё это мне взять в отплату золото, которое есть причина всякого зла и так легко губит всякую правду?

Так говорил святой, не желая брать ничего, и только самыми усиленными просьбами царя был убежден - но только принять от царя золото, а не держать его у себя, ибо тотчас же роздал всё полученное просившим.

Кроме того, согласно увещаниям сего святого, император Констанций освободил от податей священников, диаконов и всех клириков и служителей церковных, рассудив, что неприлично служителям Царя Бессмертного платить дань царю смертному. Расставшись с царем и возвращаясь к себе, святой был принят на дороге одним христолюбцем в дом. Здесь к нему пришла одна женщина-язычница, не умевшая говорить по-гречески. Она принесла на руках своего мёртвого сына и, горько плача, положила его у нот святого. Никто не знал ее языка, но самые слёзы ее ясно свидетельствовали о том, что она умоляет святого воскресить ее мёртвого ребенка. Но святой, избегая тщетной славы, сначала отказывался совершить это чудо; и всё-таки, по своему милосердию, был побежден горькими рыданиями матери и спросил своего диакона Артемидота:

- Что нам сделать, брат?

- Зачем ты спрашиваешь меня, отче, отвечал диакон: что другое сделать тебе, как не призвать Христа - Подателя жизни, столь много раз исполнявшего твои молитвы? Если ты исцелил царя, то неужели отвергнешь нищих и убогих?

Еще более побуждаемый этим добрым советом к милосердию, святитель прослезился и, преклонив колена, обратился к Господу с теплою молитвою. И Господь, чрез Илию и Елисея возвративший жизнь сыновьям вдовы сарептской и соманитяныни (3Цар.17:21; 4Цар.4:35), услышал и молитву Спиридона и возвратил дух жизни языческому младенцу, который, оживши, тотчас же заплакал. Мать, увидев свое дитя живым, от радости упала мёртвою: не только сильная болезнь и сердечная печаль умерщвляют человека, но иногда тоже самое производит и чрезмерная радость. Итак, женщина та умерла от радости, а зрителей ее смерть повергла, - после неожиданной радости, по случаю воскрешения младенца, - в неожиданную печаль и слёзы. Тогда святой опять спросил диакона:

- Что нам делать?

Диакон повторил свой прежний совет, и святой опять прибег к молитве. Возведя очи к небу и вознеся ум к Богу, он молился Вдыхающему дух жизни в мертвых и Изменяющему всё единым хотением Своим. Затем он сказал умершей, лежавшей на земле:

- Воскресни и встань на ноги!

И она встала, как пробудившаяся от сна, и взяла своего живого сына на руки.

Святой запретил женщине и всем присутствовавшим там рассказывать о чуде кому бы то ни было; но диакон Артемидот, после кончины святого, не желая умолчать о величии и силе Божиих, явленных чрез великого угодника Божие Спиридона, поведал верующим обо всем происшедшем.

Когда святой возвратился домой, к нему пришел один человек, желавший купить из его стада сто коз. Святой велел ему оставить установленную цену и потом взять купленное. Но он оставил стоимость девяноста девяти коз и утаил стоимость одной, думая, что это не будет известно святому, который, по своей сердечной простоте, совершенно чужд был всяких житейских забот. Когда оба они находились в загоне для скота, святой велел покупателю взять столько коз, за сколько он уплатил, и покупатель, отделив сто коз, выгнал их за ограду. Но одна из них, как бы умная и добрая раба, знающая, что она не была продана своим господином, скоро вернулась и опять вбежала в ограду. Покупатель опять взял ее и потащил за собою, но она вырвалась и опять прибежала в загон. Таким образом до трех раз вырывалась она у него из рук и прибегала к ограде, а он силою уводил ее, и, наконец, взвалил ее на плечи и понес к себе, при чем она громко блеяла, бодала его рогами в голову, билась и вырывалась, так что все видевшие это удивлялись. Тогда святой Спиридон, уразумев, в чем дело и не желая в то же время при всех обличить нечестного покупателя, сказал ему тихо:

- Смотри, сын мой, должно быть, не напрасно животное это так делает, не желая быть отведенным к тебе: не утаил ли должной цены за него? не потому ли оно и вырывается у тебя из рук и бежит к ограде?

Покупатель устыдился, открыл свой грех и просил прощения, а затем отдал деньги и взял козу, - и она сама кротко и смирно пошла в дом купившего ее впереди своего нового хозяина.

На острове Кипре было одно селение, называвшееся Фриера. Пришедши туда по одному делу, святой Спиридон вошел в церковь и велел одному из бывших там, диакону, сотворить краткую молитву: святой утомился от долгого пути тем более, что тогда было время жатвы и стояли сильные жары. Но диакон начал медленно исполнять приказанное ему и нарочно растягивал молитву, как бы с некоею гордостью произносил возгласы и пел, и явно похвалялся своим голосом. Гневно посмотрел на него святой, хотя и добр был от природы и, порицая его, сказал: "замолчи"! - И тотчас же диакон онемел: он лишился не только голоса, но и самого дара слова, и стоял, как совершенно не имеющий языка. На всех присутствовавших напал страх. Весть о случившемся быстро разнеслась по всему селению, и все жители сбежались посмотреть на чудо и пришли и ужас. Диакон упал к ногам святого, знаками умоляя разрешить ему язык, а вместе с тем умоляли о том же епископа друзья и родственники диакона. Но не сразу святой снизошел на просьбу, ибо суров был он с гордыми и тщеславными, и, наконец, простил провинившегося, разрешил ему язык и возвратил дар слова; при этом он, однако же, запечатлел на нем след наказания, не возвратив его языку полной ясности, и на всю жизнь оставил его слабоголосым, косноязычным и заикающимся, чтобы он не гордился своим голосом и не хвалился отчетливостью речи.

Однажды святой Спиридон вошел в своем городе в церковь к вечерне. Случилось так, что в церкви не было никого, кроме церковнослужителей. Но, несмотря на то, он велел возжечь множество свечей и лампад и сам стал пред алтарем в духовном умилении. И когда он в положенное время возгласил: "Мир всем!" - и не было народа, который бы на возглашаемое святителем благожелание мира дал обычный ответ, внезапно послышалось сверху великое множество голосов, возглашающих: "И духу твоему". Хор этот был велик и строен и сладкогласнее всякого пения человеческого. Диакон, произносивший ектении, пришел в ужас, слыша после каждой ектении какое-то дивное пение сверху: "Господи, помилуй!". Пение это было услышано даже находившимися далеко от церкви, из коих многие поспешно пошли на него, и, по мере того, как они приближались к церкви, чудесное пение всё более и более наполняло их слух и услаждало сердца. Но когда они вошли в церковь, то не увидали никого, кроме святителя с немногими церковными служителями и не слыхали уже более небесного пения, от чего пришли в великое изумление.

В другое время, когда святой также стоял в церкви на вечернем пении, в лампаде не хватило елея и огонь стал уже гаснуть. Святой скорбел об этом, боясь, что, когда погаснет лампада, прервется и церковное пение, и не будет, таким образом, выполнено обычное церковное правило. Но Бог, исполняющий желание боящихся Его, повелел лампаде переполниться елеем чрез края, как некогда сосуду вдовицы во дни пророка Елисея (4Цар.4:2-6). Служители церковные принесли сосуды, подставили их под лампаду и наполнили их чудесно елеем. - Этот вещественный елей явно служил указанием на преизобильную благодать Божию, коей был преисполнен святой Спиридон и напояемо было им его словесное стадо.

На о. Кипре есть город Кирина. Однажды сюда прибыл из Тримифунта святой Спиридон по своим делам вместе с учеником своим, Трифиллием, который был тогда уже епископом Левкусийским, на о. Кипре. Когда они переходили через гору Пентадактил и находились на месте, называемом Паримна (отличающемся красотою и богатою растительностью), то Трифиллий прельстился этим местом и пожелал и сам, для своей церкви, приобрести какое-либо поместье в этой местности. Долго он размышлял об этом про себя; но мысли его не утаились от прозорливых духовных очей великого отца, который сказал ему:

- Зачем, Трифиллий, ты постоянно думаешь о суетном и желаешь поместьев и садов, которые на самом деле не имеют никакой цены и только кажутся чем-то существенным, и своей призрачною ценностью возбуждают в сердцах людей желание обладать ими? Наше сокровище неотъемлемое - на небесах (1Пет.1:4), у нас есть храмина нерукотворенная (2Кор.5:4), - к ним стремись и ими заранее (чрез богомыслие) наслаждайся: они не могут переходить из одного состояния в другое, и кто однажды сделается обладателем их, тот получает наследие, которого уже никогда не лишится.

Эти слова принесли Трифиллию великую пользу, и впоследствии он своею истинно христианскою жизнью достиг того, что сделался избранным сосудом Христовым, подобно Апостолу Павлу, и сподобился бесчисленных дарований от Бога.

Так святой Спиридон, сам будучи добродетельным, направлял к добродетели и других, и тем, кто следовал его увещаниям и наставлениям, они служили на пользу, а отвергавших их постигал худой конец, как это видно из следующего.

Один купец, житель того же Тримифунта, отплыл в чужую страну торговать и пробыл там двенадцать месяцев. В это время жена его впала в прелюбодеяние и зачала. Вернувшись домой, купец увидел жену свою беременною и понял, что она без него прелюбодействовала. Он пришел в ярость, стал бить ее и, не желая с нею жить, гнал ее из своего дома, а потом пошел и рассказал обо всем святителю Божию Спиридону и просил у него совета. Святитель, сокрушаясь душевно о грехе женщины и о великой скорби мужа, призвал жену и, не спрашивая ее, действительно ли она согрешила, так как о грехе свидетельствовали уже самая беременность ее и плод, зачатой ею от беззакония, прямо сказал ей:

- Зачем осквернила ты ложе мужа своего и обесчестила его дом?

Но женщина, потеряв всякий стыд, осмелилась явно солгать, что она зачала не от кого другого, а именно от мужа. Присутствовавшие вознегодовали на нее еще более за эту ложь, чем за самое прелюбодеяние, и говорили ей:

- Как же ты говоришь, что зачала от мужа, когда его двенадцать месяцев не было дома? Разве может зачатый плод двенадцать месяцев и даже более оставаться в чреве?

Но она стояла на своем и утверждала, что зачатое ею дожидалось возвращения своего отца, чтобы родиться при нем. Отстаивая эту и подобную ложь и споря со всеми, она подняла шум и кричала, что ее оклеветали и обидели. Тогда святой Спиридон, желая довести ее до раскаяния, кротко сказал ей:

- Женщина! В великий грех впала ты, - велико должно быть и покаяние твое, ибо для тебя всё-таки осталась надежда на спасение: нет греха, превышающего милосердие Божие. Но я вижу, что в тебе прелюбодеянием произведено отчаяние, а отчаянием - бесстыдство, и было бы справедливо понести тебе достойное и скорое наказание; и всё-таки, оставляя тебе место и время для покаяния, мы во всеуслышание объявляем тебе: плод не выйдет из чрева твоего, пока ты не скажешь истины, не прикрывая ложью того, что и слепой, как говорится, видеть может.

Слова святого в скором времени сбылись. Когда женщине наступило время родить, ее постигла лютая болезнь, причинявшая ей великие мучения удерживавшая плод в ее чреве. Но она, ожесточившись, не захотела признаться в своем грехе, в котором и умерла, не родивши, мучительною смертью. Узнав об этом, святитель Божий прослезился, пожалев, что он судил грешницу таким судом, и сказал:

- Не буду я больше произносить суда над людьми, если сказанное много так скоро сбывается над ними на деле.

Одна женщина, по имени Софрония, благонравная и благочестивая, имела мужа - язычника. Она не раз обращалась к святителю Божию Спиридону и усердно умоляла его постараться обратить ее мужа к истинной вере. Муж ее был соседом святителя Божия Спиридона и уважал его, а иногда они, как соседи, бывали даже друг у друга в домах. Однажды собралось много соседей святого и язычника; были и они сами. И вот, вдруг святой говорит одному из слуг во всеуслышание:

-Вон у ворот стоит вестник, присланный от работника, пасущего мое стадо, с вестью, что весь скот, когда работник заснул, пропал, заблудившись в горах: ступай, скажи ему, что пославший его работник уже нашел весь скот в целости в одной пещере.

Слуга пошел и передал посланному слова святого. Вскоре затем, когда не успели еще собравшиеся встать из за стола, пришел от пастуха другой вестник - с известием, что всё стадо найдено. Слыша это, язычник был несказанно удивлен тем, что святой Спиридон знает происходящее за глазами, как совершающееся вблизи; он вообразил, что святой есть один из богов, и хотел сделать ему то, что и некогда жители Ликаонии сделали Апостолам Варнаве и Павлу8, то есть, привести жертвенных животных, приготовить венцы и совершить жертвоприношение. Но святой сказал ему:

- Я - не бог, а только слуга Божий и человек, во всем подобный тебе. А что я знаю то, что совершается за глазами, - это дает мне мой Бог, и если и ты уверуешь в Него, то познаешь величие Его всемогущества и силы.

С своей стороны и жена язычника Софрония, улучив время, стала убеждать мужа отречься от языческих заблуждений и познать Единого Истинного Бога и уверовать в Него. Наконец, силою благодати Христовой, язычник был обращен к истинной вере и просвещен святым крещением. Так спасся "неверующий муж"9 (1Кор.7:14), как говорит св. Апостол Павел.

Рассказывают также о смирении блаженного Спиридона, как он, будучи святителем и великим чудотворцем, не гнушался пасти овец бессловесных и сам ходил за ними. Однажды воры ночью проникли в загон, похитили несколько овец и хотели уйти. Но Бог, любя угодника Своего и охраняя его скудное имущество, невидимыми узами крепко связал воров, так что они не могли выйти из ограды, где и оставались в таком положении, против воли, до утра. На рассвете святой пришел к овцам и, увидев воров, связанных силою Божиею по рукам и по ногам, своею молитвою развязал их и дал им наставление о том, чтобы не желали чужого, а питались трудом рук своих; потом он дал им одного барана, чтобы, как он сам сказал, "не пропал даром их труд и бессонная ночь", и отпустил их с миром.

Один тримифунтский купец имел обычай брать у святого взаймы деньги для торговых оборотов, и когда, по возвращении из поездок по своим делам, приносил взятое обратно, то святой обыкновенно говорил ему, чтобы он сам положил деньги в ящик, из которого взял. Так мало заботился он о временном приобретении, что и не справлялся даже никогда, правильно ли уплачивает должник! Между тем купец много раз уже поступал таким образом, сам вынимая, с благословения святого, из ковчега деньги и сам опять вкладывая туда принесенные обратно, и дела его процветали. Но однажды он, увлекшись корыстолюбием, не положил принесенного золота в ящик и удержал его у себя, а святому сказал, что вложил. В скором времени он обнищал, так как утаённое золото не только не принесло ему прибыли, но и лишило успеха его торговлю и, как огонь, пожрало всё его имущество. Тогда купец опять пришел к святому и просит у него взаймы. Святой отослал его в свою спальню к ящику с тем, чтобы он взял сам. Он сказал купцу:

- Ступай и возьми, если сам ты положил".

Купец пошел и, не нашедши в ящике денег, воротился к святому с пустыми руками. Святой сказал ему:

- Но ведь в ящике, брат мой, не было до сих пор ничьей другой руки, кроме твоей. Значит, если бы ты положил тогда золото, то теперь мог бы опять взять его.

Купец, устыдившись, пал к ногам святого и просил прощения. Святой тотчас же простил его, но при этом сказал, в назидание ему, чтобы он не желал чужого и не осквернял совести своей обманом и ложью. Так, неправдою приобретенная прибыль есть не прибыль, а в конце концов - убыток.

В Александрии созван был однажды собор епископов: патриарх александрийский созвал всех подчиненных ему епископов и хотел общею молитвою ниспровергнуть и сокрушить все языческие идолы, которых там было еще очень много. И вот, в то время, когда приносились Богу многочисленные усердные молитвы, - как соборные, так и частные, - все идолы и в городе и в окрестностях пали, только один особо чтимый язычниками идол остался цел на своем месте. После того как патриарх долго и усердно молился о сокрушении этого идола, однажды ночью, когда он стоял на молитве, явилось ему некоторое Божественное видение и повелено было не скорбеть о том, что идол не сокрушается, и скорее послать в Кипр и призвать оттуда Спиридона, епископа Тримифунтского, ибо для того и оставлен был идол, чтобы быть сокрушенным молитвою сего святого. Патриарх тотчас же написал послание к святому Спиридону, в котором призывал его в Александрию и говорил о своём видении, и немедленно направил это послание в Кипр. Получив послание, святой Спиридон сел на корабль и отплыл в Александрию. Когда корабль остановился у пристани, называемой Неаполем, и святой сходил на землю, - в ту же минуту идол в Александрии с его многочисленными жертвенниками рушился, почему в Александрии и узнали о прибытии святого Спиридона. Ибо, когда патриарху донесли, что идол пал, патриарх сказал остальным епископам:

- Друзья! Спиридон Тримифунтский приближается.

И все, приготовившись, вышли на встречу святому и, с честью приняв его, радовались о прибытии к ним такого великого чудотворца и светильника мира.

Церковные историки Никифор10 и Созомен11 пишут, что святой Спиридон чрезвычайно заботился о строгом соблюдении церковного чина и сохранении во всей неприкосновенности до последнего слова книг Священного Писания. Однажды произошло следующее. На о. Кипре было собрание епископов всего острова по делам церковным. Среди епископов находились святой Спиридон и упоминавшийся выше Трифиллий, - человек, искусившийся в книжной премудрости, так как в молодости своей он много лет провел в Берите12, изучая писание и науки.

Собравшиеся отцы просили его произнести в церкви поучение народу. Когда он поучал, пришлось ему помянуть слова Христа, сказанные Им расслабленному: "встань и возьми одр твой" (Мрк.2:12). Трифиллий слово "одр" заменил словом "ложе" и сказал: "встань и возьми ложе твое". Услышав это, святой Спиридон встал с места и, не вынося изменение слов Христовых, сказал Трифиллию:

- Неужели ты лучше сказавшего "одр", что стыдишься употребленного Им слова?

Сказав это, он при всех вышел из церкви. Итак поступил он не по злобе и не потому, что сам был совсем неученым: пристыдив слегка Трифиллия, кичившегося своим красноречием, он научил его смирению и кротости. К тому же святой Спиридон пользовался (среди епископов) великою честью, как самый старший летами, славный жизнью, первый по епископству и великий чудотворец, а потому, из уважение к лицу, всякий мог уважать и его слова.

На преподобном Спиридоне почивала столь великая благодать и милость Божия, что во время жатвы в самую жаркую пору дня его святая глава оказалась однажды покрытою прохладною росою, нисходившею свыше. Это было в последний год его жизни. Вместе с жнецами он вышел на жнитво (ибо был смиренен и работал сам, не гордясь высотою своего сана), и вот, когда он жал свою ниву, внезапно, в самый жар, оросилась глава его, как это было некогда с руном Гедеоновым (Суд.6:38), и все, бывшие с ним на поле, видели это и дивились. Потом волосы на главе у него вдруг изменились: одни сделались желтыми, другие - чёрными, иные - белыми, и только Сам Бог знал, для чего это было и что предзнаменовало. Святой осязал голову рукою и сказал бывшим при нем, что приблизилось время разлучения души его с телом, и стал поучать всех добрым делам, и особенно - любви к Богу и ближнему.

По прошествии нескольких дней святой Спиридон во время молитвы предал свою святую и праведную душу Господу13, Которому в праведности и святости служил всю свою жизнь, и был с честью погребен в церкви Святых Апостолов в Тримифунте14. Там и установлено было совершать ежегодно память его, и при гробе его совершаются многочисленные чудеса во славу дивного Бога, прославляемого во святых Его, Отца и Сына и Святого Духа, Которому и от нас да будет слава, благодарение, честь и поклонение во веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:
Собора перваго показался еси поборник, и чудотворец, богоносе Спиридоне отче наш. Темже мертву ты во гробе возгласив, и змию в злато претворил еси: и внегда пети тебе святыя молитвы, ангелы сослужащыя тебе имел еси священнейший. Слава давшему тебе крепость, слава венчавшему тя, слава действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 2:
Любовию Христовою уязвився священнейший, ум вперив зарею Духа, детельным видением твоим деяние обрел еси богоприятне, жертвенник божественный быв, прося всем божественнаго сияния.

АКАФИСТ  АКАФИСТЫ !!! 
________________________________________________________________________
1 Кипр - большой остров в восточной части Средиземного моря, к югу от Малой Азии.
2 Св. равноапостольный Константин Великий царствовал в западной половине Римской империи с 306 года и полновластным государем всей империи с 324-337 г. Император Констанций, сын его, царствовал на Востоке с 337 года и один - в обеих половинах империи с 353 по 361 год.
3 Св. Митрофан - патриарх Константинопольский с 315-325 г. Св. Александр преемник его, патриаршествовал с 325-340 г.
4 Св. Афанасий Великий - архиепископ Александрийский, ревностный и замечательнейший защитник православия во время арианских смут, стяжавший себе имя "Отца православия"; на 1м Вселенском соборе препирался с арианами еще в сане диакона Память его-18го января.
5 Перипатетиками назывались последователи Аристотелевой философии. Эта философская школа (направление) появилась в конце IV в. до Р. Хр., и просуществовала около восьми столетий; это философское направление впоследствии имело последователей и среди христиан. Свое наименование перепатетики получили от того, что основатель этой школы Феофраст подарил школе сад с алтарем и крытыми ходами (Перипатон - колоннады, крытые галереи).
6 Трифиллий, впоследствии епископ Левкусийский или Ледрский, причислен к лику святых; память его 13го июня.
7 Нужно заметить, что император Констанций благоволил к еретикам-арианам.
8 Жители Ликаонского города Листры (в Малой Азии) приняли Апостолов Павла и Варнаву, после исцеление Ап. Павлом хромого от рождения, за языческих богов - Зевса и Гермеса. (См. Кн. Деян. Апост. гл. 14, ст. 13.)
9Ап. Павел в этих словах разумеет собственно то, что нечистота язычника-отца как бы изглаждается чистотою матери - христианки и не передается родившимся от такого брака детям. Но при этом само собою разумеется, что брак с христианкою (или христианином) для язычника (или язычницы) есть естественная ступень к полному освящению, т. е. к принятию им самим веры Христовой.
10 Никифор Каллист - церковный историк жил в XIV веке. Его "Церковная история", в 18 книгах, доведена до смерти Византийского императора Фоки ( 611 г.)
11 Созомен - церковный историк V века, написал историю Церкви от 323 до 439 года.
12 Берит - нынешний Бейрут - древний город Финикии на берегу Средиземного моря; особенно процветал в V веке и славился своей высшей школой риторики, поэзии и права; ныне - главный административный город Азиатско Турецкой Сирии и важнейший пункт Сирийского побережья с населением до 80.000 жителей.
13 Св. Спиридон скончался около 348 года.
14 Честные мощи св. Спиридона, благодатию Божиею, сохранились нетленными и, что особенно замечательно, кожа плоти его имеет обычную человеческим телам мягкость. В Тримифунте мощи его покоились до половины VII века, когда, по причине набегов варваров, оне были перенесены в Константинополь В конде XII или в самом начале XIII века, по свидетельству новгородского архиепнекопа Антония, странствовавшего по святым местам, честная глава святителя находилась в церкви святых Апостолов в Конотантинополе, а рука и мощи его покоились под алтарем храма ев. Богородицы Одигитрии. Русские же паломники XIV и XV веков: Стефан новгородец (1350 г.), диакон Игнатий (1389), дьяк Александр (1391-1395) и иеродиакон Зосима (1420) видели св мощи Спиридона и лобызали их в Константинопольской церкви святых Апостолов. В 1453 году 29го мая один священник Георгий, по прозванию Калохерет, отправился с мощаыи святителя в Сербию, а оттуда в 1460 году на остров Корфу. В первой половине XVIII века русокий паломник Барский видел их на этом острове, в городе того же имени в храме св. Спиридона, мощи были в полном сосгаве, кроме десной руки, которая находвтся в Риме в деркви во имя Бощией Матери, называемой "Новой", близ площади Пасквино.

+1

67

............................продолжение от 25 декабря

Сщмч. Александра, еп. Иерусалимского (251)
http://s39.radikal.ru/i085/0912/f3/dedadcde8be6.jpg
Святой священномученик Александр, доблестно подвизавшийся и пострадавший за веру Христову, принадлежал к многочисленным ученикам, которых знаменитейший учитель Церкви III века Климент Александрийский1 собирал около себя в Александрии, и находился в тесной дружбе с Оригеном2. В начале III века святой Александр был сделан епископом во Флавии, в Каппадокии3. В гонение Септимия Севера4 за ревность к вере Христовой он претерпевал заключение в темнице, в которой томился несколько лет. По освобождении из заключения, святой возымел желание поклониться святым местам в Иерусалиме5, где был встречен народом и пустынниками, извещенными свыше о его прибытии, и, по ясному небесному откровению, избран соправителем престарелого патриарха Иерусалимского Наркисса6. В течение целого поколения, 38 лет святой Александр мудро управлял Иерусалимскою церковью7. Он был известен своею любовью к просвещению.

При Иерусалимской церкви он устроил на свой счет значительную библиотеку из книг Священного Писание и существовавших в то время творений христианских писателей8. В гонение Декия святой Александр был вытребован в Кесарию Палестинскую9 на суд и там вторично исповедал Христа. Брошенный в темницу, он пробыл там довольно продолжительное время и там же предал дух свой Господу10.
________________________________________________________________________
1 Климент Александрийский - один из замечательнейших и знаменитейших христианских ученых первых веков – в 217-м году, катехет (учитель) знаменитого Александрийского т. н. "Огласительного" училища, по своему положению в центре всемирной образованности и учености принявшего характер богословско-учёного образовательного заведения, привлекавшего в свои стены массы образованных слушателей.
2 Ориген - ученик Климента Александрийского, знаменитейший христианский учитель III века, первоначально бывший выдающимся из преподавателей Александрийского "Огласительного" училища. Св. Александр впоследствии, когда управлял уже Иерусалимскою церковью, по уважению и дружбе к Оригену, позволил ему говорить поучение в своем присутствии в церкви Иерусалимской и за это позволение мирянину поучать в церкви в присутствии епископа подвергся осуждению Димитрия, епископа Александрийского, врага Оригенова, но св. Александр указал ему на пример других церквей, после он даже рукоположил Оригена в пресвитера, чрез что опять возгорелся спор между ним и Димитрием.
3 Каппадокия - обширная область в восточной части Малой Азии. Флавия - один из городов Каппадокии.
4 Около 209-210 года. - Септимий Север - римский император - царствовал с 193-211 г.
5 Это было в 212 году.
6 Наркисс патриаршествовал ок. 196 года и потом вторично в 212 году.
7 С 212-250 год.
8 Этой библиотекой, между прочим, пользовался в свое время (в IV веке) и знаменитой церковный историк Евсевий, который и сохранил в своей истории сведение о жизни св. Александра Иерусалимского.
9 Кесария Палестинская - на восточном берегу Средиземного моря, один из богатейших и великолепнейших городов Палестины; получила свое наименование в честь Кесаря (Октавия) Августа от царя Иудейского Ирода, строившего повсюду города и храмы в честь Кесаря и украсившего Кесарию. Ныне - на месте прежнего великолепного города расстилается совершенная пустыня с одними грудами развалин.
10 Св. Александр Иерусалимский преставился в 251 году.

Мч. Разумника (Синезия) (270-275)
Святой мученик Разумник1 родом был Римлянин и в юношеском возрасте был отдан своими родителями епископу римскому для обучение Божественным книгам. И так как с обучением книгам он обнаружил и добрый нрав, то возведен был в должность церковного чтеца. Проходя эту должность он многих учил благочестью и истинной вере, языческое же богопочтение обличал. и порицал поклонявшихся идолам. Когда же донесено было о том царю и святой Разумник приведен был к нему для допроса, то и пред царем он с дерзновением исповедал Христа. За это он был подвергнут жестоким мучениям, и так как остался непоколебимым и не отвергся от Христа, то, после долгих мучений, осужден был на усечение главы. Так скончался святой Разумник2.
_______________________________________________________________________
1 У римлян он называется Синезий; у греков Синетос - разумный.
2 Разумник был чтецом при папе Сиксте (257-258 г); пострадал же при царе Аврелиане (270-275 г ). - Мощи его в 830 г. перенесены из Рима в остров и аббатство Рейхенау.


Прп. Ферапонта Монзенского (XVI).

http://i056.radikal.ru/0912/0f/344ec4f5664a.jpg
Не сохранилось никаких известий о происхождении и ранних годах жизни угодника Божия преподобного Ферапонта. Место и время его рождения, звание и имена родителей остались неизвестны. Можно только догадываться, что он происходил не из Москвы, потому что сам говорил о себе, что он был пришельцем в Москве, и не из Костромской и Галичской областей, в которых подвизался после, так как на месте его подвигов не знали о его происхождении. По своему смирению преподобный ничего не говорил об этом. Он сказал только своему духовному отцу преподобному Адриану Монзенскому (+ 1619; память 5/18 мая), что был пришельцем в царствующем граде Москве и жил близ дома Василия Блаженного (+ 1552; память 2/15 августа), рядом с его тыном; другому заявил, что он был сожителем блаженного. Но так как известно, что Василий Блаженный не имел постоянного места жительства и даже ходил нагой, то слова прп. Ферапонта о соседстве и сожитии с ним следует понимать так, что он Христа ради юродствовал по Москве, подражая подвигам Василия Блаженного.

Иноческое пострижение прп. Ферапонт принял в Воздвиженском Костромском монастыре (около 1580 года) и после пострижения пробыл там тринадцать с половиной лет. За свою подвижническую жизнь, за послушание игумену и всей братии, за кротость и смирение он был любим и славим всеми. Преподобный служил образцом добродетели для иноков обители, подавая им пример великого воздержания, которым изнурял свое тело.

Слава о святой жизни подвижника быстро распространилась по всему городу. Миряне во множестве сходились к нему и просили его молитв и благословения. Приходили воеводы, дьяки и разных чинов люди от мала до велика. Не всех своих посетителей одинаково принимал подвижник: для одних он приветливо произносил молитвы и подавал им благословение, иных же сурово обличал за слабую, распущенную жизнь, за пристрастие к мирской суете и особенно за порок пьянства.

Архимандрит монастыря уважал преподобного Ферапонта и почитал святым. Но подвижник избегал славы человеческой. Он тайно оставил обитель и переселился в область Галича в пустынный Благовещенский монастырь на устье реки Монзы, при впадении ее в реку Кострому, в котором тогда жил строитель монастыря старец Адриан.

За свои великие подвиги и усердные молитвы прп. Ферапонт получил благодатный дар прозирать и предсказывать будущее и творить чудеса. Чудесным образом он содействовал устроению Монзенской обители, в которой потом подвизался.

В монастыре Павла Обнорского (+ 1429; память 10/23 января) подвизались два друга-инока — Пафнутий и Адриан. Раз Пафнутий ночью видел наяву на востоке необычный свет, как бы зарю, а в ней церковь и кресты с дивным сиянием. После того другой ночью, лишь только Пафнутий помолился и лег спать, ему явился незнакомый человек и сказал: «Пошли друга своего старца Адриана на изыскание места для новой обители, того самого места, которое ты видел в заре на востоке. Место то расстоянием отсюда 50 поприщ. На нем явится человек свят». Затем он предсказал Пафнутию, что ему не придется жить в этой обители, и стал невидим. В чудесном пришельца после узнали прп. Ферапонта.

Когда Пафнутий рассказал о видении своему другу, преподобный Адриан отправился на изыскание чудесно указанного места и скоро нашел его. Это была непроходимая дебрь, достигнуть которой от города Солигалича можно было только на лодке рекой Костромой. Оно называлось Устье. Там стояла пустая ветхая церковь во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного Ее Благовещения. Прп. Адриан увидел, что место удобно для монастыря: вокруг него много было леса, годного для устройства келлий и служб, в реке — рыбы для пропитания, удобно было распахать пашни, поставить близ монастыря деревни, на реке выстроить мельницу.

Когда прп. Адриан вернулся в Павло-Обнорский монастырь и рассказал Пафнутию все виденное, тот дивился и помышлял о том, что и он переселится для подвигов с другом своим на новое место, чудесно ему открытое. Но предсказание святого Ферапонта исполнилось в точности. Вскоре в Обнорский монастырь от царя пришла грамота, которой повелевалось старцу Пафнутию отправляться в Москву. Там он был поставлен архимандритом Чудова монастыря. Пафнутий только дал средства на устройство обители.

С преподобным Адрианом было всего три брата-сподвижника. Они устроили две келлии. По берегу реки Костромы раскопали мотыгами землю, сеяли хлеб и питались от трудов своих. В новый монастырь начали приходить желающие пустынного подвига, и келлии умножились. Но лесную обитель знали немногие: ее посещали только плотники, строившие насады. Один такой плотник, узнавши о чудесном возникновении и нуждах обители, дал строителю довольную милостыню. Но место, на котором стоял монастырь, было неудобно. Низкий речной берег каждую весну затопляла вода и размывала. Адриан скорбел
об этом. Он посоветовался с братией и хотел перенести монастырь на более высокий берег реки Костромы. Но так как место обители было указано чудесно, то подвижник желал получить указание воли Божией и на задуманное им дело. Он часто ходил молиться на предполагаемое место монастыря и однажды, заснув там, удостоился видения. Ему явился незнакомый человек и сказал: «Старче! Не заботься об этом месте, другое назначено тебе для жительства.
То место на берегу реки Монзы. Там явится святой человек. А узнаешь о месте том тогда, когда двое юношей исцелятся на нем от тяжких болезней».

Действительно, вскоре в монастырь привезли двух больных отроков: одного — из Буя, расслабленного ногами, другого, страдавшего горячкой, — из Солигалича. Отец первого, рыбак Лукиан, при всех рассказал, как во время рыбной ловли явился ему неизвестный старец, украшенный продолговатой бородой и сияющий сединами, и приказал везти больного сына к Адриану в новоустроенный монастырь, обещая, что отрок получит там исцеление. Отец другого юноши, кузнец из Солигалича, поведал преподобному Адриану, что и ему явился незнакомый старец, который сказал, что болезнь его сына прекратится в новом монастыре Адриана. На вопросы того и другого, кто он и какой обители, явившийся старец отвечал: «Я из Благовещенского монастыря с устья реки Монзы, живу в одной келлии с Адрианом. Иду теперь в город Кострому. Туда послал меня старец Адриан нанять рабочих для перенесения монастыря в новое место».

Прп. Адриан знал, что в то время из монастыря никто не выходил; при том же в обители не было инока такой наружности, как описывали посетители. Больные действительно исцелились от своих болезней после совершения литургии в монастырском храме, а окончательно — во время молебна в часовне на берегу реки Монзы. Тогда прп. Адриан и братия уже вполне уверились в том, что есть какой-то незнакомый им чудесный покровитель обители и что ему угодно перенести монастырь на реку Монзу при впадении ее в Кострому. Так они и поступили. Чудовский архимандрит Пафнутий опять дал средства для устройства монастыря на новом месте. Построили два храма: в честь Воскресения Христова с приделом во имя Николая Чудотворца и теплую цер­ковь во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного Ее Благовещения.

Спустя немного времени после устройства монастыря при устье Монзы пришел в него прп. Ферапонт и просил строителя принять его в число братии. Прп. Адриан охотно принял пришельца, не зная, кто он такой. Но вскоре один инок монастыря признал прп. Ферапонта по тем приметам, какими его описывали удостоившиеся видения, и сообщил свою догадку прп. Адриану. Ее подтвердили два монастырских рабочих. Идя в монастырь строить храм, значит, еще до поступления преподобного в обитель, они встретили новопришедшего инока, который им предсказал о явлении святого человека в Монзенском монастыре. Прп. Адриан долго не знал, как ему удостовериться окончательно в этом, не смея прямо спросить подвижника. Но один раз на исповеди он об­ратился к преподобному с вопросом: из какой он обители и где раньше жил? Святой отвечал так, как говорил обычно в своих явлениях, что он постриженник Костромской Воздвиженской обители, раньше жил в Москве близ дома Василия Блаженного и назвал свое имя. Прп. Адриан теперь убедился, что таинственный покровитель Монзенской обители был ни кто иной, как прп. Ферапонт, и сильно обрадовался, что святой угодник открылся и живет
в Благовещенском монастыре. Однако смиренный подвижник, не желая прославления, умолял прп. Адриана, потом настойчиво требовал от него, чтобы он никому не сказывал того, что узнал о нем, чтобы хранил это как тайну исповеди, и тогда же просил игумена быть его духовным отцом.

Исповедь обнаружила великую святость прп. Ферапонта, и прп. Адриан припал к его стопам и воскликнул: «Не требуют здравии врача (Мк. 2, 17). Как же ты, чистый, пришел за исцелением к недужному?» Прп. Ферапонт сказал тогда Адриану: «Припомни, кого ты видел раньше на берегу реки Костромы, на месте, где хотел воздвигнуть монастырь. Тогда я сказал тебе: “Отец мне будешь и узнаешь имя мое”. Ныне это сбылось: ты отец мне и узнал имя мое. Спустя два с половиной года исполнится на мне воля Божия». Так угодник Божий прозрел и предсказал свою близкую кончину. Потом снова просил своего духовного отца не разглашать того, что узнал от него на исповеди.

Живя в пустынной Монзеской обители, прп. Ферапонт каждый день с благословения духовного отца удалялся для молитвы в болотные дебри и лесные чащи. Случилось раз, что один из братии, инок Кирилл, возроптал на святого за то, что он не бывает в монастырской ограде. В следующую ночь во сне Кирилл увидел множество бесов в виде черных эфиопов, похвалявших его
за ропот на преподобного. «Изгоните его отсюда, — говорили бесы о святом старце, — потому что ленив он и нерадив о монастырской работе. Вы даром его кормите. Вам он представляется святым, а на самом деле, уходя в лесную чащу, только спит там». С ужасом пробудился Кирилл и побежал из келлии к старцу Адриану. Он исповедал ему свой грех ропота на преподобного и рассказал видение. Преподобный Адриан знаменал честным крестом перепуганного инока. Когда, опять уснув, Кирилл снова увидел бесов, он начал мысленно молиться преподобному Ферапонту и просил у него прощения за свой ропот. Внезапно
у его одра предстал с жезлом преподобный и бесы исчезли, как дым.

В другой раз был наказан за насмешку над преподобным монастырский служитель Петр. «Ты стар годами, а ходишь так плавно, — сказал Петр преподобному Ферапонту при встрече. — Мантия твоя не движется, и ногами своими ты как будто скользишь». Преподобный ничего не сказал насмешнику. Но в тот же день Петр почувствовал страшную боль головы и шеи, лицо же его повернулось назад. Он пошел к прп. Адриану, а тот послал его к прп. Ферапонту просить прощения. Петр упал к ногам угодника, каялся в своих грехах и молил об исцелении. Святой Ферапонт поднял его, осязал руками его больную голову и шею, повернул лицо назад, и Петр исцелился. А подвижник наставлял его не осуждать ближнего. Оба эти чуда остались в тайне при жизни преподобного: рассказывать о них он запретил.

Раз подвижник молился на своем обычном месте, в лесной чаще за рекой Монзой. Место это называлось Медвежий овраг. Женщина Пелагия, собиравшая грибы, увидела преподобного с другой стороны оврага: он сидел на колоде, тело его обливалось кровью от укусов комаров и мошек, целым столбом вились над подвижником оводы. Движимая любопытством, Пелагия перешла овраг, разделявший ее от преподобного, и хотела подойти к подвижнику, чтобы пожалеть его и поплакать над добровольным мучеником, но тотчас ослепла. «Старче Божий, — возопила она, — прости меня грешную». В тот же миг она прозрела и очутилась на другой стороне оврага. После того она могла рассказать о чуде только прп. Адриану и никому другому, возбраняемая неведомой силой.

В уединенной молитве и изнурении своего тела преподобный Ферапонт проводил свои дни, но по ночам он предавался подвигам. Ночи проводил он без сна: усердно молился, переписывал Божественные книги или читал жития святых. Особенную веру он питал к святителю Николаю и много раз перечитывал житие и чудеса чудотворца.

Святой угодник не только был образом подвижничества для братии, но и защитником их от притеснителей. В то время нередко случалось, что служилые люди, дворяне, обижали простой крестьянский люд и те монастыри, которые были незначительны. И Благовещенский монастырь подвергался притеснению боярского сына Алексея Нелидова, земли которого были смежны с монастырскими угодьями. Нелидов объявил, что все угодья монастыря принадлежат ему, и начал притеснять Адриана, братию и монастырских слуг: строителя оскорблял, бил иноков, живших на починках, не пускал их рубить лес и ловить рыбу, монастырских слуг поносил и грабил. Нелидов и своих родственников научил теснить монастырь. Он учинил такое гонение и притеснение обители, как будто желал разорить святое место. В это тяжелое время прп. Ферапонт утешал и подкреплял братию, заповедал им кротко терпеть все озлобления от людей, признавая виновником их диавола, и угрожал гонителям наказанием от Бога в этой и в будущей жизни.

Один инок монастыря старец Иов соблазнился мыслью освободить обитель от гонений Нелидова, подчинив его другому, сильному монастырю.
Не посоветовавшись ни со строителем его преподобный Адрианом, ни с братией, Иов отправился в Павлов Обнорский монастырь и предложил игумену Иоилю владеть Благовещенским монастырем и его вотчинами с тем, чтобы не давать обитель в обиду соседним и окрестным дворянам. Игумен Иоиль охотно согласился и писал старцу Адриану, именуя Благовещенскую обитель вотчиной Павлова монастыря, а самого старца называл причетником своей церкви. Адриан опечалился, но преподобный Ферапонт утешал его и братию, говоря: «Место это не будет в подчинении другому монастырю или в подданстве другой области». А старцу Иову подвижник предсказал, что Благовещенский монастырь не будет местом его упокоения.

Игумен Иоиль горячо взялся за дело присоединения Благовещенской обители к своему монастырю. Строителя его Адриана он хотел перевести в свой монастырь и неожиданно приехал в Монзенскую обитель. Но строитель и старцы скрылись. Не найдя никого и не имея возможности исполнить свое намерение относительно прп. Адриана, Иоиль взял из монастыря церковные книги и увез их с собою. Когда по отъезде его прп. Адриан вернулся в свою обитель, то он увидел, как прп. Ферапонт ходил и мел двор монастыря крыльями своей мантии. При этом вслух всем подвижник говорил: «Прах и смрад твой да выйдут
с тобою и козни бесовские да изгонятся».

Когда прп. Адриан начал тужить о пропаже церковных книг, святой угодник утешал его, предсказывая, что игумен Иоиль скоро впадет в лютую болезнь и раскается. Действительно, все предсказания прп. Ферапонта исполнились в точности. Благовещенская обитель осталась самостоятельным монастырем. Игумен Иоиль скоро заболел и, раскаявшись, прислал взятые из обители книги и письмо преподобному Ферапонту с просьбой о прощении. Старец Иов, виновник всех этих несчастий обители, побоялся снова вернуться в нее и поселился для подвигов в пустынном уединении. Но его нашли там разбойники, убили и тело его закопали во рву городища.

Благовещенский монастырь был всегда дорог преподобному Ферапонту. Он чудесно содействовал его устроению и перенесению на новое место, защищал его от недоброжелателей и притеснителей. Наконец, он чудесно изыскивал средства для содержания бедного монастыря.

Один раз прп. Ферапонт пришел к строителю прп. Адриану и сказал: «Иди в царствующий град Москву. Ты найдешь там архимандрита Пафнутия больным, и не в Чудове монастыре, а у митрополита на Крутицах». Прп. Адриан спросил: «Откуда ты получил эту весть?» «Подробно об этом узнаешь там, — отвечал преподобный, — архимандрит желает тебя видеть».

Преподобный Адриан поверил словам святого Ферапонта и отправился в Москву. Архимандрита Пафнутия, как и предсказал прозорливый угодник, он нашел больным в Крутицах. В беседе о делах Благовещенской обители, о подвижнике Ферапонте и его дивных деяниях архимандрит Пафнутий спросил Адриана: «Возвратился ли к тебе тот старец, который был у меня недавно
с твоим письмом?» При этом он взял письмо и показал прп. Адриану. Удивился старец, видя письмо, написанное собственной рукой. В нем говорилось о нуждах монастырских: о колоколах, книгах и церковных сосудах. Но преподобный помнил, что такого письма он не писал никогда. Расспросивши Пафнутия о старце, принесшем письмо, Адриан узнал в нем преподобного Ферапонта, чудесно явившегося митрополиту Крутицкому и Пафнутию, так как подвижник в то время не оставлял монастыря и прп. Адриан никогда не посылал его в Москву. Когда узнал обо всем этом Крутицкий митрополит Геласий, то вместе с Пафнутием он дал прп. Адриану обильную милостыню на нужды монастыря. Так заботился прп. Ферапонт о своей обители и чудесно помогал ей.

Два с половиной года прожил угодник Божий в Монзенском монастыре. Он непрестанно пребывал в молитве, в трудах и воздержании. Каждый день приходил в придел святителя и чудотворца Николая и плакал о душе своей, памятуя о часе смертном и Страшном суде.

Господь открыл Своему угоднику о дне и часе его кончины. Прп. Ферапонт казался братии здоровым и бодрым, но готовился к смерти. Он призывает отца своего духовного преподобного Адриана и братию и обращается к ним с прощальным словом. «Близок конец моей жизни, — сказал со слезами преподобный, — я отхожу от нее и предаю дух мой в руце Божии. Господь
да сохранит вас и утвердит в любви Своей. Я же, хотя и отхожу телом, но не отступаю от вас духом своим, если между вами любовь будет».

Это было утром 11 декабря. Простившись с братией, он просил прп. Адриана приобщить его в тот же день за литургией Святых Христовых Таин и завещал духовному отцу, чтобы по смерти он причастил его святой богоявленской водой. Прп. Ферапонт отстоял Божественную литургию и приобщился Святых Таин. Братия, видя подвижника еще крепким, не хотели верить, что он скоро умрет. Весь день и ночь святой провел в уединенной келейной молитве. Следующий день был воскресный, неделя праотец пред Рождеством Христовым. Прп. Ферапонт последний раз пришел в храм Божий к утрени и по окончании ее испросил благословение и прощение у своего духовного отца, второй раз простился с братией и удалился в келлию. Вся братия монастыря вместе с игуменом отправились к преподобному, чтобы еще раз услышать от него прощальное слово. Но братия и теперь сомневались в близости кончины прп. Ферапонта, так как подвижник всем казался бодрым и здоровым. Когда пришли в келлию, то увидели, что святой почил. Он лежал на своем одре в мантии и куколе. Лицо его было покрыто парамандом, а в головах почившего стояло кадило с горящими углями и фимиамом. Великое благоухание распространилось по всей обители и даже за ее стены. Зажженные свечи стояли перед образами. Блаженная кончина прп. Ферапонта последовала, по всей вероятности, в 1597 году, 12 декабря, через 16 лет после пострижения его в монашество. Исполняя предсмертную волю почившего угодника, прп. Адриан причастил его богоявленской водой. Тогда уста почившего сами отверзлись
и лицо его просияло. День чудесного преставления преподобного Ферапонта ознаменовался и другим чудом — исцелением инока Протасия от болезни глаз, которой он страдал с детства.

После смерти своей преподобный продолжает творить обильные чудеса. Многие больные, приходя к его гробу, получали исцеления по мере веры и усердия молитвы к преподобному. Обитель, в которой подвизался прп. Ферапонт, не раз была спасаема им от бед и скорбей, от нашествия литовский ратников, от нападения разбойников, от боярских притеснений.

Святой угодник Божий помогал своей чудесной помощью особенно тем христианам, которые обнаруживали расположение к его обители. На реке Костроме, прямо против Благовещенского монастыря, был большой порог, который затруднял плавание по реке. Случилось раз, что из Солигалича вниз по Костроме плыл караван стругов с солью. Когда суда подошли к порогу, торговые люди сошли на берег и решили сходить в монастырь, чтобы отпеть там молебен и призвать на помощь прп. Ферапонта. Но один из них, именем Вавила, не захотел этого сделать. Он сказал: «Много таких старцев, неужели все они святые?» И остался на берегу, когда его товарищи отправились в монастырь, молились там, дали в обитель соли и денег.

Начали спускать суда через порог. Первые шесть стругов, принадлежавшие хозяевам, помолившимся в монастыре, прошли благополучно. При этом один инок и некоторые из торговых людей видели, что какой-то незнакомый ветхий старец, одетый в куколь, мантию и лапти, садился на корму каждого струга и правил им на опасном месте. Когда проводили последний струг, принадлежавший Вавиле, к нему привязали веревки, чтобы держать судно на берегу, и в то время, когда судно проходило порог, какой-то юноша (так видели некоторые) перерубил веревки. Тотчас же струг понесло по порогу, он бился о камни, накренился набок, вода его заливала и он готов был потонуть. Вавила бросился на землю, валялся и кричал: «Горе мне окаянному, все потерял — и свое, и чужое». Другие уговаривали его: «Согрешил ты: изрек хулу на преподобного Ферапонта и не послал в монастырь милостыни. Струги товарищей твоих прошли, а ты страдаешь». Вавила беспрестанно кричал: «Святче Божий, прости меня грешного!» И мысленно обещался снести в монастырь часть соли, чтобы преподобный помог ему. Сразу струг Вавилы выпрямился и стал по течению. Незнакомый старец стал пред стругом на речной быстрине и, распространив крылья своей мантии против волн, не пускал воду заливать судно. Снова привязали веревки. Старец подошел к корме, повернул ее своей рукой и направил струг куда следовало, так что он благополучно прошел порог.

Вразумленный Вавила тотчас же пошел в монастырь. Он дал строителю преподобному Адриану денег и соли и просил его отпеть молебен. Потом рассказал о происшествии и дал обет заходить в монастырь, молиться и давать милостыню каждый раз, когда придется ему проезжать мимо. Один инок монастыря, наблюдавший все происшествие с берега, и один из хозяев удостоверили прп. Адриана в этом чуде угодника Божия святого Ферапонта.

Вскоре после своей смерти преподобный явился Адриану и сказал: «Скоро великий голод будет в Русской земле; храни хлеб. В то время увеличатся земли у монастыря и монастырские деревни построятся там, где теперь владеют дети боярские. Тогда многие пропитаются от твоих житниц, и они не оскудеют». Сказав это, святой стал невидим. Преподобный вторично подтвердил свое предсказание, явившись слепому старцу Феодосию, иноку Благовещенской обители, когда тот молол муку ручным жерновом (монастырь был так беден, что не имел средств устроить мельницу), и сказал: «Скоро настанет великий голод по всей земле Русской, но ты до этого не доживешь. Тайно с настойчивостью скажи Адриану, чтобы берег он хлеб свой, потому что многие будут питаться от монастыря сего. И распространятся земли монастыря, леса его, и будут деревни».

Действительно, по пророчеству прп. Ферапонта, в 1601 году настал страшный голод, продолжавшийся три года. Цены на хлеб подорожали и множество людей умирало от голода. В Москве, куда голодный народ стекался в надежде найти кусок хлеба на работах, начатых царем Борисом Годуновым, померло тогда 500 тыс. человек. Монзенский монастырь в это тяжелое время отпускал свой хлеб всем нуждающимся, и житницы монастыря, как и предсказывал преподобный, не оскудевали. Вся окрестность питалась монастырским хлебом, и пустоши обители заметно заселялись.

Через 20 лет после кончины преподобного (то есть в 1617—1618 гг.) его святые мощи, почивавшие под помостом в приделе Николая Чудотворца, были обретены. Когда прп. Адриан, собравшееся духовенство и иноки пришли к месту погребения преподобного Ферапонта, его гроб оказался стоящим на поверхности земли, над тем местом, где он был зарыт. Все недоумевали, не знали, что делать, и, покрыв гроб покровом, удалились. Когда в тот же день вечером снова пришли ко гробу угодника Божия, то увидели, что он опустился в землю, наверху остался только покров. Начали копать около гроба и дорылись до него. Сдвинув гробовую крышку, присутствующие увидели нетленными и мощи подвижника, и даже ризы, покрывавшие их. Из гроба распространилось великое благоухание. Но поднять гроба собравшиеся были не в состоянии и потому, обложив его новыми досками, снова закопали в том же месте.

Тропарь, глас 8
Любовию Христовою, богомудре, просветився, и добродетельми сожительствовал еси Василию Блаженному, и, всякое наслаждение плотское возненавидев, в пустыню вселился еси, в ней же вельми подвизался еси, в жизни сей временней плоть умерщвляя свою в пениих, и во бдениих, и в пощениих. Темже и Христос даром чудес обогати тя, но поминай убо нас, чтущих пресветлую память твою, преподобне отче Ферапонте, и моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 8
Возложив себе Богу от юности, преподобне, Того паче всех возлюбив, и Тому от всея души любовию последовал еси, тленная
и красная мира нивочтоже вменив, в пустыню вселився, в ней же добре подвизался еси противу невидимых врагов козней и, яко светозарное солнце, в концех Галическия земли возсиял еси, отонуду же, веселяся, прешел еси к Небесным обителем, и ныне со Ангелы Владычню Престолу предстоя, поминай нас, чтущих память твою, да зовем ти: радуйся, Ферапонте, отче наш.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Кол. 1, 12-15; Лк. 14, 16-24). "Много званных, но мало избранных". Званные это все христиане, избранные же это те из христиан, которые и веруют и живут по христиански. В первое время христианства к вере призывала проповедь; мы же призваны самым рождением от христиан и воспитанием среди христиан. И слава Богу! Половину дороги, то есть вступление в христианство и вкоренение начал его в сердце с самого детства, проходим мы без всякого труда. Казалось бы, тем крепче должна быть вера и тем исправнее жизнь во все последующее время. Оно так и было; но с некоторого времени стало у нас не так быть. В школьное воспитание допущены нехристианские начала, которые портят юношество; в общество вошли нехристианские обычаи, которые развращают его по выходе из школы. И не дивно, что, если по слову Божию и всегда мало избранных, то в наше время оказывается их еще меньше: таков уж дух века - противохристианский! Что дальше будет? Если не изменят у нас образа воспитания и обычаев общества, то будет все больше и больше слабеть истинное христианство, а наконец, и совсем кончится; останется только имя христианское, а духа христианского не будет. Всех преисполнит дух мира. Что же делать? Молиться.

Св. Праотцы - вот истинно великие люди! И если обобщить мысль, определяющую их величие, то выйдет: истинно велики только те, которые попадают в ряд исполнителей воли Божией о роде человеческом, - воли положительной; ибо многое бывает только по попущению Божию; бывают опять сильные деятели, действующие помимо воли Божией и даже противно ей. Могут и эти казаться великими, но не сами по себе, а по тем великим противодействиям, какие воздвигает Промысл Божий для изглаждения причиненного ими зла. Прямую волю Божию о вечном спасении мы знаем; но планы Божии о временном пребывании людей на земле сокрыты от нас. Потому нам трудно определять, кто действует прямее, именно по воле Божией. Один только отрицательный критерий можно признать верным: кто действует противно определению Божию о вечном спасении людей, того нельзя считать великим, как бы ни были показны дела его, ибо очевидно, что он идет против явной воли Божией. Хоть эта воля ведомая касается не временного, а вечного, но то несомненно, что одна воля Божия не может противоречить другой.
******************************************************************************************************************************************
Просите!

  "Не имеете, потому что не просите"
(Иак. 4, 2)

В этих словах заключается причина общей нашей духовной слабости.
Верующие часто задают себе вопрос: почему я так бессилен против греха, так слабо подражаю моему Учителю и Господу, так медленно подвигаюсь вперед? Ответ готов! "Не имеете, потому что не просите". Часто проповедники недоумевают, почему их слово не находит отклика в пастве и весь труд их бесплоден? Объяснение в тех же словах: "Не имеете, потому что не просите".
В Деяниях апостолов мы увидим постоянную победу, одерживаемую верующими над язычеством, и непрестанное распространение веры. Препятствий же тогда было не меньше, чем теперь. Противодействие было сильным, яростным, ожесточенным, но скромные борцы за веру были сильнее противников. Как объяснить это? "Они постоянно пребывали в учении апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитве". Это была молящаяся паства, она постоянно "пребывала в молитве".
Служение апостолов было молитвенным, и только такое служение приводит к победе. О многих ли ныне можно сказать, что они "пребывают в молитве", многие ли могут сказать про себя: "мы постоянно пребудем в молитве и служении слова" (Деян. 6, 4).
Если в наши дни приходская жизнь и достигла известного порядка и благоустройства, то в ней все же недостает великой двигательной силы, непобедимой духовной мощи! Эта сила достигается только молитвою. Сам сатана содрогается при виде коленопреклоненной паствы, горячая молитва верующих для него страшнее всего, у него нет орудия против нее. Молитва есть ключ ко всем высшим благам, ею достигается и то, чем обладает Сам Господь. Молитва пламенная, молитва веры все может в укрепляющем ее Иисусе Христе (Флп. 4, 13).

из истории дня:
В 1777 г. день рождения Государя Императора Александра I Благословенного
В 1666 г. был низложен Патриарх Никон
В 1790 г. умер историк Князь Михаил Михайлович Щербатов (род.22 июля 1733 г.), автор "Истории Российской от древнейших времен"

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

68

Во славу Божию и на пользу ближнего !

26 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.

Мчч. Евстратия, Авксентия, Евгения, Мардария и Ореста (284-305)
http://i057.radikal.ru/0912/29/dbeff5c26906.jpg
В царствование императоров Диоклитиана и Максимиана язычество господствовало во всей римской империи и было как бы всеобщее взаимное соревнование в служении идолам, в особенности, - когда по всем городам и селением рассылались императорские указы начальникам областей и судьям, повелевавшие приносить в определенные дни и праздники обильные дары и жертвы богам. Этими указами тем, кто усердно служит богам, обещалась царская благодарность, почести и высшие места в государстве; отказавшимся же поклониться идолам грозило сначала отнятие имущества, а затем, - после всевозможных мучений, - и смертная казнь. Гонение на христиан разлилось повсюду и везде начальники областей и вообще власти старались стереть совсем с лица земли веру Христову.

Между тем императоры были извещены, что вся великая Армения и Каппадокия1 противятся их повелениям и единодушно веруя в распятого Христа и в крепкой на Него надежде, намереваются будто бы отпасть от римской империи.

Раздраженный этим известием, император Диоклитиан созвал всех своих вельмож и три дня с утра до вечера совещался с ними, как бы совсем искоренить христианство. Затем он прежде всего удалил от власти начальников Армении и Каппадокии, как неопытных и неискусных правителей вверенных им областей, несумевших привести народ к повиновению. На их места он выбрал двух греков, Лизия и Агриколая, людей суровых и жестоких, которых и поставил над обеими областями, поручив - Лизию наблюдение и охранение границ, а Агриколаю - общее управление всею епархиею. Им были также подчинены и все войска в обеих областях.

Когда оба новые правителя прибыли на место своего назначения, началось беспощадное истребление людей всякого возраста, без всякого расследования, по одной только пустой клевете завистливых врагов на кого-нибудь из христиан: каждый день христиан разыскивали, схватывали и предавали для казни кровожадньм правителям, как бы плотоядным зверям. Лизий, имевший пребывание в городе Саталионе2, как только находил где-либо христиан, - мужчин или женщин, - после многих пыток и мучений, отсылал их связанными и под крепкою стражею к Агриколаю, чтобы не дать им умереть на родине и быть погребенными, по христианскому обычаю, родственниками и знакомыми, и они, убитые на чужой стороне, как бы пропадали без вести. Точно также делал и Агриколай, посылая христиан, схваченных в Севастии3, к Лизию в Саталион, так как оба начальника были в великой дружбе и полном согласии между собою и оба, поступая описанным способом, имели в виду одну цель - причинить христианам еще большую муку, убивая их вне их отчизны.

В это время в Саталионе жил некто Евстратий. Он был известен всем саоим согражданам, как первый в городе по благородству происхождения и по сану, - он занимал должность военачальника, - и в тоже время отличался благочестием, богобоязненностью и безупречною жизнию. Видя непрестанное великое гонение христиан, он скорбел душою и печалился. Горько вздыхая и плача, проводя время в посте и молитве, взывал он к Господу нашему Иисусу Христу о том, чтобы Господь оказал милость рабам Своим и, умилосердившись над людьми Своими, спас их от бед и отвратил угрожающую им гибель. Вместе с тем Евстратий и сам желал совершить поцвиг, святых мучеников и удостоиться быть участником их страданий; но, при мысли о многоразличных мучениях и жестокости мучителей, он испытывал страх. В конце концов он, однако, решился на следующее. Он отдал свой пояс верному слуге и велел отнести его в церковь Аравракийскую, откуда и сам он был родом и где пресвитером в то время был Авксентий, засвидетельствовавший уже свою верность истинному Богу. Евстратий сказал своему слуге. чтобы он тайно положил пояс в алтаре, а сам спрятался в церкви и смотрел, кто первый из пришедших возьмёт пояс: если возьмёт пресвитер Авксентий, пришедши на молитву, то слуга, ничего ему не говоря, должен воротиться домой; если же ранее захочет взять кто-нибудь другой, то слуга ни в каком случае не должен допускать этого и должен принести пояс назад. Послав слугу с таким приказанием, Евстратий решил в душе так: "если пояс возьмет сам пресвитер, то это будет знаком того, что Сам Бог благоизволит, чтобы Евстратий предал себя на мучение за Христа; если же захотел бы взять кто-нибудь другой, то это будет означать, что ему не должно предавать себя на мучение, а следует тайно хранить святую веру.

В непродолжительном времени слуга возвратился и поведал своему господину. что как только он положил пояс в алтаре, тотчас же пришел пресвитер Авксентий, как будто кто нарочно прислал его и, вошедши в алтарь, взял пояс. Услышав это, Евстратий был весьма обрадован; лицо его сияло радостью, чему весьма удивлялся один из его друзей, по имени Евгений.

Вскоре после того блаженный Авксентий был схвачен вместе с другими, допрошен на суде, мучим и заключен в темницу, где и содержался в узах. Затем среди города на возвышении снова было устроено место для суда, и Лизий, надменно сев на судейском кресле, приказал привести узников на допрос. Святой Евстратий, пришедши в темницу, просил всех заключенных в узах за Христа помолиться о нем, ибо и сам он, по его словам, намеревался в тот же день разделить с ними их подвиг. Тогда все святые узники, преклонив колена, помолились о нем Богу. Когда они окончили молитву, воины, под предводительством Евстратия, повели их из темницы на суд. Когда воинский отряд остановился по обычаю пред судиею, Лизий приказал приводить к себе на суд - по одному тех, которые были уже на первоначальном допросе. Когда начался суд, Евстратий сказал:

- По указу императорскому, изданному ранее и теперь на суде опять прочтенному, все христиане, где-бы они ни находились и какое-бы положение в государстве ни эанимали, подлежат суду: по сему указу приведен сюда Авксентий, - муж давно уже известный своим происхождением и благочестивой жизнью, а теперь еще более прославившийся мужеством и твердостью, с какими объявил себя рабом Христа, Царя Небесного. Находясь в сем суде, он уже подвизался подвигом бесвмертия и изобличил твое, судия, безбожие, свидетельствуя словом и делами и доблестно перенося мучение. С того дня он, как злодей заключен был в темницу, а сегодня ты приказал привести его на допрос вместе с его святою дружиною: и вот, все они стоят вместе со мною, непоколебимо твёрдые духом и готовые посрамить и разрушить все коварные замыслы, которым научает тебя против них отец твои - диавол!" " Услышав это, Лизий пришел в смущение от неожиданной смелости Евстратия. Грозно смотря на него и задыхаясь от гнева, он воскликнул грозным голосом:

- Никогда еще мне не случалось производить более строгий суд, чем сегодня, когда этот гнусный нечестивец осмеливается разглогольствовать предо мною! Пусть же с него снимут пояс и воинское одеяние, и да будет известно всем, что он лишается сана, какой имел доселе, а затем пусть обнаженный и связанный верёвками по рукам и ногам и повергнутый на землю, он продолжает свою речь!

Слуги поспешно исполнили приказание Лизия, и тогда он сказал Евстратию:

- Не раскаешься ли ты в своем пагубном намерении? Тогда ты приобретешь мое расположение и совершенно избежишь наказания. Во всяком случае. ранее пыток объяви мне свое имя и отечество и открой нам свою веру.

Святой отвечал:

- Я родился в городе Аравраке и имя мое - Евстратий, а на моем отечественном языке Кирисик. Я - раб Владыки всего -Бога-Отца и Сына Его Господа Иисуса Христа и Святого Духа, и поклоняться Единому в Троице Богу и веровать в Него научился от младенческих пелен.

Лизий сказал:

- Пусть воины скажут, сколько лет он находится на военной службе?

Воины ответили:

- Вот уже двадцать седьмой год, как он начал службу, когда был еще совсем юношею.

Тогда Лизий сказал святому:

- Евстратий! Ты сам видишь, какую беду принесло тебе твое ослушание: оставь же теперь твое безумство, одумайся и не губи своей чести и сана, приобретенных трудами стольких лет воинской службы; признай милость и могущество богов и склони к себе кротость царскую и человеколюбие суда!

- Мерзким бесам и глухим идолам - произведению рук человеческих, - отвечал святой, - никто из имеющих здравый рассудок никогда не находил нужным поклоняться, ибо в Писаниях наших говорится: "боги, которые не сотворили неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес" (Иер. 10:11).

Судие сказал:

- Уже не тот ли имеет здравый рассудок, кто покланяется Богу Распятому, подобно вам, впавшим в полное заблуждение?!

- Если бы твои духовные чувства, - отвечал ему святой Евстратий, - не были извращены служением суете и если бы душа твоя не погружена была вся в помыслы о земном, то я доказал бы тебе, что Сей Распятый есть истинный Спаситель и Господь и Создатель всей твари, прежде век сущий во Отце и по Своей неизреченной мудрости ожививший чрез возрождение нашу омертвелость.

При этих словах судья прервал речь святого и сказал:

- Да будет этот дерзкий повешен на верёвках и пусть под ним разожгут костер из пакли, а сверху бьют его по плечам одновременно тремя палками: посмотрим, насколько тогда он будет красноречив!

Когда это было исполнено, святой долгое время был мучим, поджигаемый снизу и жестоко избиваемый сверху. Но и среди таких страданий он не испустил ни одного восклицания от боли, не изменился лицом и, казалось, страдал не он, а кто-то другой, так что сам мучитель пришел в изумление. Наконец, Лизий велел приостановить истязание и с злобною улыбкою сказал святому:

- Как думаешь, Евстратий, - не хочешь-ли, - я несколько облегчу боль от нанесенных тебе ран?

И он тотчас велел принести соленую воду, смешанную с уксусом, и обильно поливать на обожженные места и в то же время крепко растирать тело мученика острыми черепками. Но страдалец мужественно вынес и эту муку, как, будто ему совсем не было больно. Мучитель думал даже, что святой Евстратий посредством какого-либо волхвования делает себя нечувствительным к боли. Тогда святой Евстратий сказал ему:

- Подвергая меня таким мучениям, вопреки своей же воли, оказал мне благодеяние, так как этими мучениями ты разогнал окружавшую меня тьму, происходившую от плотского огрубения моей души, и сделал меня победителем давно уже досаждавших мне искушений самовластного ума. Ты дал ыне возможность одолеть все одержавшие меня порывы страстей и душевные тревоги. Ты сохранил мне нетронутою никакими искушениями внутреннюю твёрдость духа, - залог бессмертной жизни, где собрано для всех верующих богатство нетленное, и указал мне кратковременный и свободный от страданий путь, коим я могу достигнуть и в сем бренном теле жизни Ангельской, а в вечности - блаженства небесного. Теперья знаю, что я - церковьБога Живого и Святого Духа, живущего во мне (ср. 1Кор.3:16). Итак, "удалитесь от меня все, делающие беззаконие, ибо услышал Господь голос плача моего, услышал Господь моление мое; Господь примет молитву мою" (Пс.6:9-10). По истине, "моя душа будет радоваться о Господе, будет веселиться о спасении от Него. Все кости мои скажут: "Господи! кто подобен Тебе, избавляющему слабого от сильного, бедного и нищего от грабителя его?" (Пс.34:9-10).

Поспеши же, слуга диавола, постарайся не оставить ни одного из имеющихся в твоем распоряжении орудий мучения, пытай меня, как золото в горниле, или же и еще сильнее, но ты не найдешь во мне столь почитаемого тобою нечестия, которому ты служишь самым делом. Служение ложным богам, овладевшее тобою и твоим безумным царем, достойно омерзения.

Мучитель возразил:

- Мне думается, что от сильной боли повредился у тебя разум, оттого и говоришь ты так много нелепостей. Если бы твой, как ты говоришь, Бог мог сделать тебя бессмертным, то он избавил бы тебя и от этих ран. Итак, перестань обольщаться несбыточными надеждами и поторопись воспользоваться доставляемою тебе мною возможностью избавления.

- Хочешь ли, - отвечал Евстратий, - ты, ослепленный всеми своими чувствами человек, убедиться в том, что для моего Бога нет ничего невозможного? Слушай и смотри на меня, которого ты думаешь умертвить и погубить посредством придуманных тобою истязаний!

И вот, в то время как все с великим вниманием взирали на святого, внезапно струпья спали с его тела, как бы чешуя, и он сделался совершенно здравым, не имея на теле даже никакого следа от ран. И все, при виде такого чуда, прославили Единого Истинного Бога, а Евгений, друг, согражданин и сотоварищ Евстратия по службе, воскликнул громким голосом:

- Лизий! И я - христианин и проклинаю твою веру и отказываюсь повиноваться, как и господин мой Евстратий, царскому указу и тебе!

Разгневанный Лизий велел тотчас же схватить Евгееия и поставить посреди суда и сказал ему:

- Допрос всех их требует много времени и труда, а между тем я должен теперь заняться другими общественными делами. Посему я повелеваю этого чародея и волшебника Евстратия, а равно и Евгения, который сегодня оказался его единомышленником, накрепко заковать в цепи и бросить в тюрьму вместе с другими христианами, где и держать под стражею до следующего допроса.

Сказав это, Лизий встал с своего места и прекратил суд. Святые же, обрадованные смелостью и терпением Евстратия и явленным на нем спасительным чудом Господа нашего Иисуса Христа, были отведены в темницу. Когда они туда прибыли, то все единогласно воспели псалом, начинающийся словами:

"Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!" (Пс.132:1), и, совершив молитву, сели, а святой Евстратий поучал их и приготовлял к предстоящему подвигу.

Так окончился день. Ночью Лизий приказал сопровождавшим его воинам готовиться в путь, так как он собирался идти в город Никополь4. В то время как воины приготовлялись к отправлению, сам Лизий отправился к темнице, велел вывести к себе Евстратия и, лицемерно улыбаясь, сказал ему:

- Здравствуй, дорогой Евстратий!

Святой ответил:

- Всемогущий Бог, Которому я служу, да вознаградит тебя достойно за твое приветствие, судия!

- Об угождении Богу и заботься, - сказал Лизий, - а теперь возьми эти сапоги и обуйся и с веселием отправляйся с нами в путь.

Сапоги же эти были железные и подбитые длинными и острыми гвоздями. Их крепко привязали к ногам святого ремнями, а Лизий запечатал узел своим перстнем и велел вести за собою святого, связанного вместе с другими узниками, и во всю дорогу бить и понукать его, чтобы шёл скорее. Сам Лизий с своими воинами отправился вперед. Чрез два дня они пришли в город Араврак - на родину Евстратия и Евгения.

Когда они приблизились к Аравраку, все жители вышли им на встречу, желая посмотреть на блаженного Евстратия, но никто из друзей и знакомых не осмелился подойти к нему из боязни быть схваченным, так как известно было, что Лизий уже отдал соответственное приказание.

Между прочим но дороге к Аравраку жил некто Мардарий, человек незнатного происхождение и небогатой, но вполне довольный своим положением. Когда проводили Евстратия и других христиан, он занят был устройством крыши на своем новом доме. Взглянув на проводимых мимо святых узников,он узрел иежду ними, как бы светлую звезду, святого Евстратия и, немедленно слезши с крыши вниз, сказал своей жене по армянски:

- Видишь ли, жена, одного из начальников этой страны, известного своим родом и богатством и удостоенного почестей за воинскую службу? Видишь ли, как он пренебрег всем и идет, чтобы быть жертвою, угодною Богу? Блажен тот, кто и в сей жизни был славен, и у Владыки нашего Христа получит великую награду и будет удостоен неизреченного блаженства вместе с Ангелами.

Благочестивая женщина отвечала мужу:

- Возлюбленный супруг мой! Что препятствует и тебе идти тем же путем, каким идет он и вместе с ним сподобиться святой кончины, чтобы быть заступником на небесах мне и нашим малым детям и всему твоему роду?

Мардарий сказал ей:

- Дай мне обувь и я пойду в вожделенный путь.

Она с радостью исполнила его просьбу. Мардарий, обувшись, одевшись и опоясавшись, обнял двух своих сыновей младенцев и, став лицом к востоку, начал молиться.

- Владыка Боже Отче Вседержитель, Господи Иисусе Христе и Святый Дух, - говорил он, - Едино Божество и Едина Сила! Помилуй меня, грешного, умилосердись и будь хранителем сей рабе Твоей и обоим младенцам сим, - Ты, Заступник вдов и хранитель сирот! И я, Владыка, с великою радостью и сердечным желанием иду к Тебе5.

Затем он поцеловал детей и сказал:

- Будь здрава, жена, и не скорби, не плачь, а радуйся и веселись, ибо тебя и детей наших и душу мою я вручаю Всемогущему и Всеблагому Богу нашему.

С этими словами он поспешно вышел из дому, а жена провожала его с радостью. Мардарий направился к одному именитому авракинскому гражданину Мукарору, человеку богатому и знатному, приветствовал его и сказал:

- Вот я иду к твоему другу и родственнику Кирисику и, если Богу угодно будет, буду ему спутником и вместе с ним понесу подвиг мученический. Будь, после Бога, заступником моей жене и моим детям в этой жизни, а я, если найду милость у Бога, помогу тебе в тот день, когда все мы предстанем пред Ним, и ты получишь себе награду.

- Иди с миром, сын мой, -отвечал ему благочестивый Мукарор, - окончи добрый путь и не безпокойся ни о чем: я буду отцом твоей жене и твоим младенцам.

Тогда Мардарий простился с Мукарором, пошел и нагнал святых уже около самого города. Громко воззвал он к Евстратию:

- Господин Кирисик! Как овца приходит к своему пастырю, так и я пришел к тебе, желая сопутствовать всем вам. Прими же меня и причисли к своей святой дружине и приведи меня, хотя и недостоин я того, к подвигу мученическому, чтобы сделаться мне исповедником Господа Иисуса Христа.

Затем еще громче он воскликнул:

- Слушайте, слуги диавола, слушайте! И я - христианин, как и господин мой Евстратий.

Тотчас же воины схватили его и, связав, вместе с остальными христианами бросили в темницу, о чем и известили Лизия, который тотчас же открыл суд. Воины, по обычаю, стали приводить христиан из темницы. Приведен был, между прочими, и Авксентий - нагой и связанный по рукам верёвками; прочие же христиане стояли около и смотрели.

Судья сказал святому:

- Авксентий! Избавь нас от труда, а себя от мучений, скажи: не оставил ли ты свое тщетное и пагубное для тебя неповиновение и не возвратился ли к нашим милостивым богам?

- Выслушай немного, Лизий, - отвечал святой Авксентий: клянусь тою Истиною, Которая выше всего и всё провидит, что мой ум неизменно будет знать Единого Бога и только Ему я буду поклоняться, хотя бы ты нанёс мне безчисленные раны и обрёк меня на мучения, большие прежних. Хотя бы ты и умертвил меня посредством меча или огня, но ни в каком случае не будешь в силах изменить мои мысли. Итак лучше делай, что хотел".

Тогда мучитель изрёк следующий смертный приговор:

- Авксентий, который, после многих мучений, до сих пор остается при своем безумстве, пусть лишен будет жизни чрез заслуженную им казнь посредством усечения мечем. Исполнение сего приговора должно быть совершено в глухом лесу, чтобы его презренное тело не могло быть погребено подобающим образом. А тот, который дерзнул недавно присоединиться к узникам, пусть будет выведен сюда на средину, сейчас же получит почесть, которой он добивается.

Пока воины освобождали Мардария от верёвок, он говорил святому Евстратию:

- Господин мой Кирисик! Умоляю тебя, молись за меня Богу и научи меня, что мне отвечать губителю, чтобы как нибудь не обольстил сей жестокий мучитель меня, простого и некнижного человека.

Святой Евстратий сказал ему:

- Повторяй, брат мой Мардарий, неизменно только одно: "я -христианин", "я - раб Христов", и больше ничего не отвечай, чтобы он ни стал тебе говорить, или с тобою делать.

Когда воины привели Мардария пред Лизия, они сказали:

- Вот - узник, взятый недавно.

Лизий сказал:

- Пусть он назовет нам свое имя, отечество, занятие, место жительства и скажет, какой он веры?

- Я - христианин, - отвечал Мардарий, и на все вопросы истязателей о его имени и отечестве, продолжал восклицать":

- Я - христианин! Я - раб Христов.

Более оть него не могли ничего добиться. Лизий, видя его непоколебимость, приказал провертеть ему ноги жедезными кольями и, продев верёвки, повесить его вниз головою, потом колоть и опалять всё его тело раскаленными железными гвоздями. Долго висел и был мучим Мардарий и, наконец, воскликнул:

- Господи! Благодарю Тебя, что Ты сподобил меня сих благ! Того лишь я и желал, чтобы быть спасенным Тобою и к сему стремился: приими же душу мою в мире.

Произнесши это, он умер.

Когда тело Мардария убрали с места мучения, Лизий сказал:

- Пусть введут Евгения из Саталы, который осмелился войти сюда во время допроса Евстратия. Я не утверждаю, что он -христианин, как болтают сами они, но нахожу, что он человек весьма вредный.

Когда Евгений предстал пред судом, служители сказали:

- Вот Евгений.

Судья сказал:

- Скажи мне, гнусный человек, какой злой бес научил тебя и толкнул на такую дерзость, что ты осмелился без всякого стыда упрекать нас, считая за ничто строгость настоящего суда?

Сдятой Евгений отвечал:

- Мой Бог, ниспровергающий почитаемых тобою бесов, - вот Кто дал мне силу и даровал смелость и свободу слова, для того, чтобы я посмеялся над тобою презренным, пёс смердящий, сосуд сатаны, который будет вместе с тобою предан на погибель.

Мучитель вскричал:

- Вырезать ему его ругательский язык, отрубить обе руки и перебить ему голени, чтобы он смирнее вел себя с нами!

Во время этого истязания и святой Евгений предал дух свой Богу.

Вскоре после этого Лизий отправился однажды за город производить смотр войскам. Во время смотра, когда все воины показывали свое уменье владеть оружием, один из них, по имени Орест, высокого роста и видной наружности, должен был, по своему чину, представиться Лизию. Увидев его, Лизий похвалил его, назвал "настоящим воином" и велел ему бросить копьём в цель. Когда Орест наметил в цель и замахнулся копьем, золотой крест, бывший у него на груди, от сотрясения выпал наружу, и это было замечено всеми и самим Лизием. Орест тотчас же был призван к Лизию, который, взяв у него с груди крест и держа его, спросил:

- Что это такое? Неужели и ты из числа почитателей Распятого?

- Я - раб Распятого, Владыки моего и Бога, - отвечал Орест, - и это знамение Его ношу на себе для отогнания всех угрожающих мне зол.

- Пусть и сей прекрасный воин, - сказал тогда Лизий, - будет связан вместе с состоящими под судом Евстратием и будет ему сопутствовать до Никополя, где в свое время им будет учинен допрос.

По прибытии Лизия в Никополь, великое множество воинов из стоявшего вь этом городе полка явились к нему и все единогласно восклицали:

- Лизий! И мы - воины Господа нашего Иисуса Христа: делай с нами, что хочешь!

Лизий сначала пришел в смущение. Он боялся, как бы явившиеся не замыслили чего нибудь против него. Но, увидев, что они, снимая с себя пояса, сами себя предают, как бы беззащитные овцы, велел всех их схватить, перевязать и бросить в тюрьму. В то же время он стал раздумывать, как бы подвергнуть казни всех объявившихся и вместе не вызвать какого-либо возмущения со стороны их сограждан или родственников; больше же всего он боялся Евстратия, а именно того, как бы этот христианин во время своих мучений не сотворил опять чуда, подобного прежнему и тем не только утвердил бы в вере христиан, но и язычников не отвратил бы от служения идолам и обратил в свою веру. Поэтому Лизий решил отослать на утро святых Евстратия и Ореста в город Севастию к правителю Агриколаю.

Так он и распорядился с наступлением дня, при чем отправил к Агриколаю следующее письмо:

- Его Высочеству Агриколаю правителю Лизий вождь желает здравствовать. Божественные императоры наши, не зная во всей вселенной никого, кто бы мот лучше тебя распознавать неизвестное, дали тебе власть управлять сими странами, ибо знают, что ты дни и ночи проводишь в устроении общественных дел и что сон скорее одолеет никогда неспящие звёзды, чем твои глаза, до тех пор, пока будет совершено то, что ты стараешься исполнить для общей пользы. Одним словом, так как только в тебе одном они находили великие достоинства, то и почтили тебя тою великою честью, какою ты теперь пользуешься. Потому и я, будучи свидетелем стольких превосходных качеств в тебе, посылаю к тебе сего узника Евстратия, одержимого недугом христианства, тем более, что сам я не мог придумать ничего, что могло бы отвратить его от его заблуждений: удостоенный мною почётной должности в подчинённом мне войске, он сделался тем надменнее и причинил нам много огорчений. Хотя я и прибегал к угрозам, однако он в своем высокомерии предсказывает будущее, подкрепляя себя своими чарами. И хотя он видел других, подвергавшихся мучениям, однако не только не оставил своей дерзости, но и самые мучения почитал скорее за благополучие, чем за мучение. Его то и с ним Ореста, имеющего такой же образ мыслей, посылаю на твой премудрый суд, исполняя повеления императорские.

С этим письмом и с написанным допросом святых мучеников воины, захватив с собою святых. отправились в путь. Во время пути святые Евстратий и Орест пели: "Потеку путем заповедей Твоих… вразуми меня, и научусь заповедям Твоим" (Пс. 118:32,73).

Затем Евстратий сказал:

- Брат Орест! скажи мне, как скончался святой Авксентий и на каком месте?

Святой Орест сказал:

- После объявления судиею приговора, он умолял воинов, которые уводили его с суда, позволить ему пойти повидаться с тобою и в последний раз облобызать тебя, но никто не хотел исполнить его желание, так как время было обеденное и рабы чрева спешили как можно скорее исполнить приказанное им и потому Авксентия тотчас же повели в лес, на место называемое: Орорие. Дорогою святой пел псалом: "Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем" (Пс.118:1), и прочее - до конца. Затем он преклонил колена, помолился, простер руки, как бы принимая какое то приношение, и, сказавши: "аминь", осмотрелся кругом, и увидев меня, - я стоял вблизи, - подозвал к себе и сказал:

- Брат Орест! Скажи господину Евстратию, чтобы он помолился обо мне, и что он скоро соединится со мною, и я его ожидаю.

Затем ему отсекли голову, при чем от места казни отогнаны были все, кого подозревали в принадлежности к христианам. Святое тело его ночью было тайно взято пресвитерами Аравракинскими. Но они не могли найти его главы и стали плакать и молиться Богу, чтобы Он указал им главу святого мученика. И, по устроению Божию, на одном дубе закаркал ворон; пресвитеры пошли на его голос и нашли главу святого, лежащею на развесистых ветвях того дерева, где сидел ворон. Взяв ее, пресвитеры приложили ее к телу и снесли на чистое и чтимое место и там погребли.

Услышав это, Евстратий заплакал и, помолившись Богу, сказал Оресту:

- Постараемся и мы, брат, пойти вслед за святым Авксентием.

По прошествии пяти дней, святые были приведелы в Севастью, и правитель Агриколай, получив письмо Лизия, отдал узников под самую крепкую стражу. На другой день он восшел в присутствии народа на судебном месте на площади и велел привести к себе христиан, а прежде суда приказал прочитать во всеуслышание письмо, присланное Лизием, и первоначальный допрос узников. После прочтения письма, он сказал:

- Не думай, Евстратий, что и здесь тебя ожидают такие же мучения, какие ты претерпел от Лизия; лучше заранее окажи повиновение императорским повелениям и принеси жертвы богам, чтобы тебе не погибнуть лютою смертью.

Святой Евстратий спросил его:

- О, судия! Имеют ли законы силу и для царей, или нет?

- Да, - отвечал правитель, -т ак как и цари соблюдают законы.

- Итак, - продолжал Евстратий, - для одного тебя законы суть нечто только написанное, а не обязательное на деле?

- К чему ты, нечестивец, говоришь это, - сказал правитель:-кто и когда осмелился в чем-нибудь противиться законам?

Святой Евстратий отвечал:

- В законах империи мы читаем следующее: насилие не должно совершать ни словом, ни делом, и народ должен быть управляем преимущественно посредством увещания. Необходимо что-нибудь из двух: или чтобы начальствующий увещавал подчиненного, желая получить от него должное, или чтобы подчиненный, уже ранее наставленный в чем должно, свободно и добровольно исполнял повеление закона, и, кроме того, в законах находится еще следующее место: повелеваем, чтобы судия судил, соединяя строгость с милосердием, так, чтобы судимые не чувствовали к нему ненависти и не враждовали против него, будучи устрашаемы угрозами, и чтобы никто не осмеливался нарушать закон, надеясь на его снисходительность. - Так ли написано, судия, или нет?

- Да, - отвечал правитель.

- Прошу тебя, - сказал тогда святой, - сохранить такой порядок судопроизводства и для меня.

- И для тебя, и для всех, - отвечал правитель, - законы необходимо соблюдать ненарушимо со всем должным к ним уважением.

- Итак, прошу тебя, - заметил святой, - пусть твоя строгость будет соединена с милосердием и ты, как мудрейший из всех, благоволи больше выслушивать увещание, чем увещавать сам, разумно обсуждая всякий предмет. В противном случае, без всяких рассуждений и законов - мучь, убивай, делай, что хочешь.

- Говори смело и свободно, что хочешь, - отвечал правитель, -суд будет основан более на увещаииии, чем на страхе.

Святой Евстратий спросил:

- Каким богам прикажешь принести жертву?

- Сначала Зевсу, - отвечал правитель, - а потом Аполлону и Посейдону6.

- От каких же мудрецов, или бытописателей, или пророков слышали вы, что должно кланяться Зевсу и прочим мнимым богам?"

- От Платона, Аристотеля, Гермеса7 и других философов, - сказал правитель, - и если бы ты знал их, то чтил бы их память, Евстратий, как мужей боговдохновенных и дивных".

- Мне не безизвестны их учения, - отвечал святой Евстратий, - так как я занимался ими с юных лет и хорошо изучил еллинские науки и искусства; и если прикажешь, то начнем сперва с Платона.

Правитель стал ссылаться на сочинение Платона "Тимей"8, из которого будто бы ясно видно, что Платон усердно почитал языческих богов и богинь9. Евстратий, на основании того же сочинения премудрого Платона, доказал, что он явно и сильно осуждал самого Зевса, которого язычники считают властителем богов и людей, неба и земли, и утверждал, что Бог - источник и виновник всякого блага, каковым, по языческим басням, Зевс отнюдь не был; при этом, святой указывал на различные басни язычников, в подтверждение приводя также и слова знаменитейших языческих поэтов, как-то: Гомера и Эсхила10.

- Я терплю твою дерзость, - сказал на это правитель, - только потому, что сам люблю рассуждать. Итак скажи мне, как можете вы признавать Богом Того, Которого ты чтишь, как Бога, когда Он был человек, который был осужден и пригвожден ко кресту?

Святой отвечал:

- Если ты согласен терпеливо выслушать меня, то я спрошу тебя сначала о некоторых предметах, о кторых я собирался тебя спросить, а затем уже изложу тебе по порядку всё, о чем ты меня спрашивал.

- Даю тебе право, - сказал правитель, - говорить решительно всё, чего бы только ты ни пожелал.

- Всякий человек, - продолжал Евстратий, - обладающий здравым умом, должен представлять себе Бога, как праведного, непостижимого, неописанного и неисповедимого, неизменного и превышающего всё сущее Своими Божественными свойствами. Не так ли думаешь и ты, премудрый судия?

- Да, думаю так, - ответил судия.

- К сему нужно прибавить, - заметил святой, - и то, что в Боге нет никакого недостатка или несовершенства, но что Он - совершен во всём?

- Несомненно так, - согласился Агриколай.

- Итак что-же? - продолжал Евстратий далее, - не признать ли нам, что существуют еще и другие некоторые боги, имеющие совершенное и нетленное божественное естество? Но это было бы нелепо, потому что если им чего-либо, хотя бы самого малого, недоставало из совершенства и свойств божественных, то они, думаю, уже недостойны быть почитаемы людьми за богов: в Боге нет никакого недостатка, как сказано нами ранее, и Ему должны веровать и покланяться все люди.

Агриколай сказал:

- Действительно, так.

- Итак, что же? Быть может, зти боги суть самые свойства нетленного и бессмертного естества и, будучи только различными проявлениями единого существа, сходятся все как-бы в одной точке - в Божестве? Но тогда пусть они называются не различными богами, большими и меньшими, а Единым Богом, Который один только по Своему несравненному всемогуществу и имеет имя Божества, а не как думаете вы, - что один Бог живет на небе, другой - на земле, третий - в море. - Не так-ли, судия?

Правитель Агриколай не в силах будучи возразить что-нибудь на это, долго молчал, и, наконец, мог только сказать:

- Оставь свои доказательства и многоречивые возражения и отвечай только на то, о чем тебя спрашивали: как можете вы почитать за Бога - Распятого?

- Я начну, - отвечал святой, - словами вашего стихотворца Гезиода11: В начале был Эреб и Хаос12, - т. е. мрак и водная бездна. Когда же Бог привёл мир в порядок и прекрасное бытие, создав его не из существовавшей уже ранее материи, но приведя к бытию из небытия, то Он сотворил человека по образу Своему и по подобию (Быт., гл. 1). Но злой ангел13, облеченный властью над сонмом других Ангелов, по своей воле отступил от Сотворившего его, возгордился и был лишен своего достоинства и изгнан с неба Богом (Иов.4:18; 2Пет.2:4; Иуд.1:6). Человека-же Бог поселил в раю и дал ему заповедь о том, чтобы, пользуясь всеми благами рая, он не прикасался к одному только известному дереву и не вкушал его плодов (Быт., гл. 2). Такой подвиг Бог назначил ему для того, чтобы человек не преступил заповеди Божией и не последовал бы внушению диавола, во всем строющего человеку козни, посрамил бы врага, завидующего его великой чести, и мог соделаться бессмертным, неподлежащим тлению. В противном случае человек не мог долее жить в раю и должен быть изгнан вон и, прожив на земле известное время, умереть. И вот злобный диавол, вооружившись из зависти против человека, употребил в дело всё свое коварство и чрез змия прельстил жену первого человека и его самого довел до нарушения заповеди, за что изгнан был Богом из рая и присужден на труд в поте лица и на истление (Быт., гл. 3). Таким образом всезлобный диавол одержал победу и похвалялся тем, что покорил человека, вследствие его греха, своей власти. И когда впоследствии род человеческий умножился, мучитель-диавол старался поработить себе всякую душу. После того как большинство людей впали в беззакония, Бог наказал мир потопом, но сохранил при этом праведного мужа Ноя, доблестно боровшегося против злобного диавола, непобежденного им и спасшегося в ковчеге вместе с женою и детьми (Быт., гл. 6-8). Восстановив после потопа в первоначальном виде землю, Бог поселил на ней Ноя, как-бы ее нового обитателя (Быт., гл. 9). Прошло много лет, люди опять размножились и снова возрасло всякое беззаконие среди них, и все они отягощались грехами и, после смерти, содержались в оковах ада, увлекаемые в погибель лукавым диаволом. Тогда Создатель наш Бог умилосердился и, не восхотев оставить без помощи дело рук Своих, сначала даровал премудрость Еллинам, дабы они познали всесильного Бога и преодолели противника своего диавола. Но оии, хотя, повидимому, несколько и образумились и как-будто приблизились к пути истинного богопочтения, однако в каком-то затмении только рассуждали на словах, а на деле опять впадали в заблуждение своих предков, побежденные верою в ложных богов, и, блуждая далеко от истинного пути, уклонились в еще большее иечестие. Но и при этом великая сила милосердия Божия не дала людям пасть окончательно, и Бог дал им закон, послал пророков и многоразличными способами указал путь спасение народу Еврейскому. Несмотря на то, люди становились все хуже и опять повторяли грехи праотцев своих и за свои грехи подлежали смерти. Наконец, Господь наш Бог-Слово благоизволил понести одинаковый с нами подвиг и, сделавшись подобным нам во всем, кроме греха, явил нам победу над противником -диаволом: Он уничижил Себя, приняв образ раба, родился от Девы, оставаясь неизменным по Божеству и был Агнцем, чтобы лишить силы хишного волка - диавола. Воспользуезмся теперь, судия, одним сравнением, приличным моему повествованию. Положим, что ты, будучи правителем этого города, увидел что медведь или другой какой-нибудь сильный зверь напал на жигелей города, и ты послал своего раба убить его, а раб, исполняя твое приказание, вышел бы против зверя, но, будучи неискусен и недостаточно силен, не в состоянии был-бы побороть его и, пораженный им, пал мёртвым и был-бы съеден: неужели ты решился бы приказать другому такому же неискусному и малосильному рабу вступить в борьбу со зверем? И неужели ты, если бы был крепок и силен и умел, как следует, встулить в борьбу с зверем, сам не вышел бы против него, как искусный и храбрый борец, и не убил его, и вышел бы именно не как господин, а совершенно также, как и простой раб, только - умеющий бороться? примером-же своим ты, конечно, научил бы остальных рабов своих одолевать и убивать сильных зверей в случае встречи с ними. Точно также и Господь наш, Спаситель всех, когда рабы Его в борьбе с диаволом пали побежденные и уничтоженные, Сам уничижил Себя, но неизреченному милосердию Своему, воплотился чрез Пречистую и Пренепорочную Деву и принял образ раба и во всем уподобился нам, кроме греха, и, выступив на общественное служение, как бы прикрылся от злобного диавола Своим вольным и премудрым смирением и победил его, так как он напал на него, Господа, как на простого человека, и Своими спасительными крестными страданиями сокрушил всю силу врага, научая и нас, - вкирая на Его подвиг, бороться с диаволом таким-же образом и преодолевать силу диавольскую. Он Сам принял на Себя наши грехи, а нам даровал Свое бесстрастие, воскресил содержавшихся в аду и дал нам возможность быть чадами Божиими, имеющими в Нем непобедимую опору и надеющимися на небесные венцы за подвиги. Мы бываем побеждаемы в теле, но побеждаем духом, подлежим тлению и смерти и в тоже время - нетленны и бессмертны: посему мы удаляемся от вашего невоздержание и животной жизни и стремимся к жизни равноангельской и бытью вечному. Мы не смотрим вниз, как бы животные, а взираем на небо и, находясь во плоти, подражаем в жизни бесплотным. Мы знаем, что дух наш беспрестанно борется с плотью, своею мудростью и умеренностью отклоняем себя от привязанности к этому смертному телу и, усиленно отвергая его сладострастие и похотливые стремления, постоянно приучаемся восходить мыслью к небу и терпением и воздержанием умерщвлять наши земные члены. Мы питаемся размышлениями о Пречистом Господе нашем, вера наша - непоколебима. Такие и еще большие блага даровал нам Бог, Сам облекшийся в плоть человеческую. А вы, как всем известно, поработили себя плоти и потому называете богами тех, которые, по вашим же сказаниям, совершали нечистые и бесстыдные деяния, строите им капища и воздаете почести. Вы чуждаетесь общение с небом и всегда находитесь в беспокойстве, -не только из страха какогонибудь бедствия, но и потому, что усиленно стремитесь к временному благополучию и наяву грезите, как во сне. Вы умираете не только телом, но и душою, и предаете себя на вечную погибель; мы же от Господа нашего Иисуса Христа научены, что плоть наша, истлевшая по всеобщему закону тление и смерти и обратившаяся в прах, опять оживет, соединившись с душою и получит природу нетленную.- Всё это я сказал тебе вкратце для того, чтобы ты, научившись истине от меня, отказался от своих ложных богов.
Правитель Агриколай терпеливо дослушал до конца премудрую речь святого Евстратие и потом сказал:

- Мы не имеем права обсуждать решение и желание императоров и должны только повиноваться их законам и исполнять их повеления. Поэтому оставь ненужную болтовню и ступай и принеси жертву богам; еслиже нет, то ты примешь такие муки, о которых никогда и не слыхивал.

Святой Евстратий ответил:

- Тогда зачемже ты доставил нам столько напрасного труда и давно уже не начинал мучить нас?

После того мучитель велел принести железный одр, раскалить его до последней степени и сначала положить на него святого Ореста; святому же Евстратию сказал:

- Тебе следует сперва посмотреть ожидающие тебя мучения на нем, а потом ты и сам уже подвергнешься им.

Между тем святой Орест, приблизившись к раскаленному одру, почувствовал страх, и, глядя на святого Евстратия, сказал:

- Молись за меня, потому что страх овладевает мною.

- Не падай духом, брат Орест, - отвечал ему святой Евстратий, - ибо всё это только кажется страшным и мучительным; на самом же деле ты не почувствуешь никакой телесной боли, если только возляжешь смело на одр и с надеждою на Бога, так как Сам Господь будет нам помощником и защитником. Вспомни твердость духа святого Авксентия и прочих святых и не будь ниже их: здешние мучения оканчиваются скоро, а на небе нас ожидает награда вечная!

Услышав это, святой Орест смело и твердо поднялся на раскаленный одр, и, встав на него, ознаменовал себя крестным знаменем и тотчас же лег на раскаленное ложе. Затем он громким голосом воскликнул:

- Господи Иисусе Христе! В руки Твои предаю дух мой!

И он предал Господу святую свою душу, а святой Евстратий возгласил:

- Аминь!

Немедленно после этого Агриколай приказал отвести святого Евстратия в темницу. Здесь Евстратий, помолившись, по обычаю, Богу, призвал бывшего с ним раба и сказал ему:

- Принеси, сын мой, хартию, и составим завещание, потому что надеюсь, что завтра и я предстану Владыке моему - Христу.

Когда хартия была принесена, он написал завещание, в коем высказал желание, чтобы тело его было перенесено в Араврак и чтобы никто не дерзал брать чтолибо от его останков, но чтобы всё тело в целости было положено на месте, называемом Аналикозора, вместе с святыми Авксентием, Орестом, Мардарием и Евгением, ибо святые сии заклинали Евстратия, чтобы после их кончины тела их были в нетронутом виде положены вместе с его телом. Все имение свои святой Евстратий завещал на содержание служителей церковных, а движимое имущесгво приказал разделить поровну: во первых, нищим и убогим, а вовторых, своим сестрам; всехже рабов своих велел отпустить на свободу и всем им назначил награды.

Написав завещание, святой целый день постился, а всю следующую ночь провел в молитве. В эту ночь к нему, при помощи данного стражам золота, пришел блаженный Власий, епископ Севастийский14, скрывавшийся в то время по причине гонения на христиан. Он слышал о великой премудрости Евстратия и о том, как он посрамил правителя вместе с его богами. Вошедши в темницу, он пал на землю и поклонился святому, говоря:

- Блажен ты, сын мой Евстратий, что всемогущий Бог так укрепил тебя. Умоляю тебя, помяни и меня в молитвах своих.

- Не кланяйся мне, отец духовный, - отвечал святой Евстратий, - но, помня дарованный тебе сан, от нас, мирян, ожидай должного тебе поклонения.

Затем они сели, и Евстратий сказал епископу:

- Так как, по изволению Божию, завтра в третий час дня я, как мне ясно было открыто, предстану Владыке моему Христу, то возьми это завещание мое и прочти его.

Когда епископ прочел его, святой попросил его и пришедших с ним клириков подписаться под завещанием и взял с епископа клятву, что он сам возьмет тела: его, Евстратия, и святого Ореста, предаст их погребению в назначенном в завещании месте и постарается исполнить всё остальное написанное, обещая ему за его труды и заботы награду от Господа нашего Иисуса Христа в будущей жизни. Вместе с тем святой Евстратий умолял епископа сподобить его причащения Божественных Таин, так как он со времени самого взятия на мучение не причащался сей святыни. Когда принесено было всё потребное для служения и совершена бескровная Жертва, Евстратий приступил и принял Святые Тайны. И внезапно в темнице воссиял свет, подобный молнии, и послышался голос:

- Евстратий! Доблестно подвизался ты. Итак шествуй и восходи на небеса принять венец свой!

Голос этот слышали все бывшие там и все пали ниц на землю от страха. И всю эту ночь епископ провел с святым Евстратием, услаждаясь беседою с ним; а когда занялась заря, ушел, обещаясь исполнить в точности все, написанное в завещании.
Когда наступило утро, Агриколай сел на судейском кресле на обычном месте среди города и приказал привести святого Евстратия. Когдаже Евстратий явился, правитель вызвал его к себе и сказал ему тайно от других:

- Призываю, Евстратий, во свидетели всевидящую правду, что я сильно скорблю о тебе сердцем, - что ты не хочешь повиноваться императорскому повелению. Но, по крайней мере, хотя только для вида, перед народом, притворись, что ты - одной с нами веры, и только наружно поклонись богам; а про себя веруй и молись твоему Богу, и Он простит тебе то, что ты совершил не по своей воле, а по принуждению. Не желай погибнуть, как какойнибудь злодей, ты, человек столь ученый и мудрый. Еслибы мне самому не угрожала от этого опасность, я бы от тебя и того не потребовал. Я предал смерти многих твоих единоверцев и ни над одним из них не сжалился, а тебя чрезвычайно жалею и скажу, и из за тебя всю эту ночь провел без сна и в великой скорби.

- Не заботься об этом, - отвечал святой Евстратий, - и не навлекай на себя беду из за меня, а делай то, что повелено тебе твоими царями. Я же ни лицемерно, ни другим какимлибо образом, не поклонюсь твоим богам, а буду исповедывать Бога моего пред всеми и среди всех буду восхвалять Его. Будь уверен, что муки, каким ты меня подвергаешь, для меня блаженство, и, если хочешь, испытай это на деле.

Правитель закрыл лицо руками и долго плакал, так что это заметил и весь окружавший его народ. И все поняли, что ему жалко невинного Евстратия, и громко заплакали. Великое рыдание слышалось во всем городе. Наконец, святой Евстратий сказал судье:

- Всевышний Бог да уничтожит злую хитрость отца твоего -сатаны! Ибо сатана придумал этот плач на искушение мне, чтобы поставить мне препятствие на пути к ожидающей меня награде. Делай, что задумал, ибо я - раб Владыки Христа и не покорюсь повелению императоров и гнушаюсь мерзости идолов: мерзки мне и они сами, и те, которые им поклоняются!

Агриколай увидел непоколебимую преданность Евстратия вере христианской и его великую любовь ко Христу и едва мог произнести следующее окончательное решение о нем:

- Евстратия, оказавшего неповиновение повелению императоров и не пожелавшего принести жертву богам, повелеваю сжечь, чтобы он за свое упорство погиб в огне.

Сказав это, он встал и поспешно удалился в преториум15. Когда святого повели на сожжение, он во всеуслышание молился так:

- Величаю и превозношу Тебя, Господи, за то, что призрел Ты на смирение мое и не оставил меня в руках вражиих, но спас от бед душу мою! И ныне, Владыка, да покроет меня рука Твоя и да приидет на меня милость Твоя, ибо мятется душа моя и болит при исходе своем из окаянного моего и скверного сего тела. Да не встретит ее никогда лукавый умысел супостата и не запнет ее во тьме за неведомые и ведомые грехи, совершенные мною в сей жизни! Милостив будь ко мне, Владыка, и да не увидит душа моя мрачного вида лукавых демонов, но да приимут ее Ангелы Твои светлые и пресветлые! Прославь Имя Твое Святое и Твоею силою возведи меня на Божественный Твой суд. Когда я буду судим, да не приимет меня рука князя мира сего, чтобы низвергнуть меня, грешника, в глубину ада; но предстань мне и будь мне Спасителем и Заступником, ибо сии телесные мучения суть радости для рабов Твоих. Помилуй, Господи, оскверненную страстями жизни сей душу мою и приими ее, очищенную покаянием и исповеданием. Ибо Ты - благословен во веки веков. Аминь16.

Когда святой окончил молитву и печь была уже раскалена, он сотворил крестное знамение и вошел в нее, воспевая и говоря:

- Господи Иисусе Христе! В руки Твои предаю дух мой!

Так он скончался. Огонь не повредил сго святого тела и даже не тронул ни одного волоса на нем. Умер он в 13ый день декабря месяца. Блаженный же Власий, епископ Севастийский, взял мощи святых Евстратия и Ореста и исполнил всё, что было написано в завещании мученика17, славя Отца и Сына и Святого Духа, Единого в Троице Бога, Которому слава и держава во веки. Аминь.

Чудо святых мучеников пяточисленных

Близ Константинополя был монастырь, называемый Олимпом, в котором была устроена церковь во имя святых пяти мучеников: Евстратия, Авксентия, Евгения, Мардария и Ореста. И издавна утвердился обычай, чтобы на праздник в память святых мучеников приходили в этот монастырь император и патриарх и жертвовали, сколько нужно, на пропитание инокам. Ибо основателем монастыря было заповедано, чтобы монахи его не занимались ни сельскими работами, ни возделывянием винограда, но, предавшись совершенно предстательству святых мучеников, заботились бы только о своем спасении. И так как иноки строго хранили эту заповедь основателя, то святые мученики никогда не переставали заботиться о нуждах монастырских. Но милость Божия обычно бывает неразлучна с испытанием, дабы сделалось более очевидным то, что надеющиеся на Бога и взыскующие Его не лишатся всякого блага более, чем полагающиеся на свое богатство.
И вот общий Промыслитель о всех Бог, желая еще более прославить посвященное страстотерпцам Его место и посетить Своею милостью в лишениях и скорбях подвизающихся здесь их почитателей, устроил так, что во время праздника поднялась с моря страшная буря и был сильный дождь и холод, так что из города на праздник никто не прибыл. Иноки обители, отпевши вечерню и канон, были в унынии, так как им было совершенно нечего есть и даже укоряли святых мучеников, говоря пред их иконою:

- На утро мы уйдем отсюда и разойдемся, кто куда, искать себе пропитания.

Когда наступили сумерки, привратник пришел к игумену и сказал:

- Благослови, отче, привести к тебе человека, прибывшего от царя с двумя нагруженными верблюдами.

Игумен дал благословение, и к нему вошел какой-то благолепный муж и сказал:

- Царь прислал вам съестных припасов и вина.

Иноки, сотворив молитву, внесли присланное, и все ели и пили, а оставшееся отложили про запас. И еще не успели они разойтись по келлиям, привратник опять вошел и сказал, что прибыл посланный от царицы, который и был введен и объявил игумену, что царица прислала им отборной рыбы и десять золотых монет. Посланный не успел еще окончить своих слов, как опять вошел привратник и доложил, что явился человек от патриарха. Когда нового посланного ввели, он отдал игумену церковные сосуды, говоря: "Патриарху благоугодно завтра служить здесь литургию" 18.

Игумен, обратившись к пришедшим, сказал:

- Что Богу угодно, то Он и сотворит. А вы - переночуете здесь, или сейчас же уйдете?

Они отвечали:

- Если нам найдется место, то останемся здесь до утра". Игумен велел поместить их на церковной паперти и, отпускал их на ночь, спросил их имена. Прибывший от царя назвал себя Авксентием, от царицы - Евгением, а принесший сосуд от патриарха - Мардарием.

Во время пения утрени, в церковь вошли два мужа. После кафизм19 игумен велел читать, что положено, о страданиях святых мучеников, но иноки говорили:

- Не будем читать: ведь, никто не пришел из города на праздник.

Тогда неизвестный муж, вошедший в церковь, сказал:

- Дайте мне книгу, я прочту.

Ему дали, и, когда он дошел до того места, где написано: "Евстратий был обут в железные сапоги с острыми гвоздями", - он вздохнул и ударил в церковный пол жезлом, который был у него в руке, - и воткнувшийся в пол жезл произрастил от себя ветви и превратился в дерево.

Стоявшие сзади поняли, кого они видят, и спросили:

- Для себя ли ты сделал это, Евстратий?

- Нет, - ответил он: бывшие страдания мои ничтожны в сравнении с наградой за них; сделано же это для того, чтобы праздник наш не остался без приходящих из города.

И лишь только он сказал это, все пять стали невидимы. А игумен, прийдя из церкви, нашел монастырский погреб полным хлеба и рыбы, и все опустевшие сосуды - полными вина. О совершившемся чуде поспешили известить царя и патриарха, которые прибыли в обитель и все прославили Бога и восхвалили святых Его мучеников. Обращенный же в дерево жезл разделили и раздавали на благословение, и в день тот были мвогие исцеления недужных по молитвам святых страстотерпцев.

Кондак мученика Евстратия, глас 2:
Светильник явился еси светлейший во тьме неведения седящим, страстотерпче: верою бо яко копием обложився, врагов шатания не убоялся еси Евстратие, риторов сый благоязычнейший.

Другой кондак мученика Евстратия, глас 3:
Витийствуя пред пребеззаконнующими божественная, биения претерпел еси мужественнейшим сердцем, облистал еси богознаменьми пречудне, угасил еси возвышенный прелести пламен. Сего ради тя чествуем всеблаженне мучениче Христов Евстратие.
______________________________________________________________________
1 Здесь разумеется так называемая Малая Армения - римская область между верховьями рек Евфрата и Галаса, называвшаяся так в отличие оть Великой Армении - обширной горной страны к западу от Малоазийского полуострова между рекою Курою и верховьями Тигра и Евфрата, управлявшейся от II до V в. до Р. Хр. царямя из свовго племени. - Каппадокия - весьма обширная область в средине восточной части Малой Азии к западу от верховьев р. Евфрата; некогда была одним из значительных государств Азии, но потеряла самостоятельность и в конце концов вошла в состав Римской империи, как ее провивциа (в 17 или 18 году по Р. Хр.). Каппадокия граничила с Малой Арменией, и последняя прежде долгое нремя причислялась к первой.
2 Саталион - иначе Сатала - город в Армении.
3 Севастия - город в Армении, на северо-восток от Малой Азии.
4 Никополь - часто встречающееся в древней истории наименование городов. Здесь разумеется город в Малой Армении на границе Понта, при Ликусе, притоке Ириса,- ныне Эндерес.
5 Сия молитва св. мученика Мардария читается в заключение 3 часа и на полунощнице, в следующем виде: "Владыко Боже Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный Иисусе Христе, и Святый Душе, едино Божество, едина Сила, помилуй мя грешнаго, и имиже веси судьбами, спаси мя недостойнаго раба Твоего: яко благословен еси во веки веков, аминь".
6 Зевс, или Юпитер - греко-римский бог, почитавшийся язычниками властителем неба и земли, отцом всех богов и людей. Аполлон - один из наиболее почитаемых древними Греками и Римлянами языческих богов, считавшийся богом солнца и умственного просвещения, а также обществснного порядка, охранителем закона и божеством прорицания будущего. Посейдон (Нептун) почитался братом Зевса и полновластным повелителем морей, рек и всех источииков и водовместилищ.
7 Платон - знаменитой греческий философ IV века до Р. Хр., ученик знаменитого и славного философа Сократа. Замечательно то, что в своих философских воззрениях Платон, особенно в учении о Боге, творении мира и загробной жизни, близко подходит к христианскому учению. - Аристотель - звестный греческий философ, ученик и современннк Платона, воспитатель Македонского царя Александра Великого; ум его обнимал все известные древнему миру науки. - Гермес, так называемый Трисмегист (т. е. трижды величайший)-вымышленный автор известного древнего философского языческого, так называемого теософического, учения, возникшего в III веке по Р. Хр.; представлялся язычниками мудрым мужем, получающим высшее божественное откровение и чрез трех сыновей сообщающим его людям.
8 "Тимей" - одно из выдающпхся сочинений Платона, в котором он в форме беседы с Тимеем - учеником знаменитого, уважаемого философа Пифагора, которого он отыскал для того, чтобы познакомнться с учением последнего, излагает свои соботвенные мысли о многих высших вопросах бытия.
9 Агриколай ссылался при этом на то, что премудрый Платон нарочито ходил в Пирею (в Фессалию) на поклонение одной языческой богине; но хотя мнение и верование Платона не были чужды языческих заблуждений, - во всяком случае, общий характер их далеко возвышался над ними и иногда даже довольно близко подходил к христианскому учению.
10 Гомер - знаменитой древнейший народный поэт Греции, о личности которого сохранилнеь лишь одни баснословные сказание, - автор двух величайшвх поэм древне-классической литературы: Илиады и Одиссеи, в которых ярко отобразились верование древних Греков - Эсхил- древнейший из великих греческих трагическвх писателей, стяжавший своими произведениями заслуженную всемирную славу.
11 Гезиод - знаменитой древний греческий поэт, который, по всеобщему мнению древних, жил одновременно с Гомером или даже раньше его. В оставшихся отрывках его произведений сохранилось много языческих басней и сказаний о богах древних греков.
12 Хаос, по верованию древних Греков, был зияющим неизмеримым мировым пространством, существовавшим прежде всего, - темным животворным первоисточником всякой жизни в мире, породившим Эреба - первичный мрак и Ночь, и чрез первого впоследствии День, после чего уже возникли земля (Гея), небо (Уран) и т. д. Всё это древние представляли в образе божеств; но и в этих своих верованиях, затемненных грубыми языческими суевериями, они несколько подходят к истянному учению о сотворении мира.
13 Т.-е. диавол, сатана.
14 Память его совершается 11 февраля.
15 Так называлось в древности внутреннее помещение военачальника в лагере, а также судьи.
16 Эта предсмертная молитва святого Евстратия принята в церковное употребление и читается на полунощнице субботней, в следующем виде: "Величая величаю тя Господи, яко призрел еси на смирение мое, и неси мене затворил в руках вражиих: но спасл еси от нужд душу мою. И ныне, владыко, да покрыет мя рука твоя, и да приидет на мя милость твоя: яко смятеся душа моя, и болезненна есть во исхождении своем, от окаяннаго моего и сквернаго телесе сего: да не когда лукавый сопостата совет срящет, и препнет ю во тьме, за неведомыя и ведомыя в житии сем бывшыя ми грехи. Милостив буди ми Владыко, и да не узрит душа моя мрачнаго взора лукавых демонов: но да приимут ю ангели твои светлии и пресветлии. Даждь славу имени Твоему святому, и Твоею силою возведи мя на божественное Твое судище, внегда судитися ми, да не приимет мя рука князя мира сего, еже исторгнути мя грешника во глубину адову: но предстани ми и буди ми Спас и Заступник, тлесная бо и сия мучения, веселия суть рабом Твоим. Помилуй Господи осквернившуюся страстьми жития сего душу мою, и чисту ю покаянием и исповеданием приими, яко благословен еси во веки веков, аминь".
17 Свв. мученики Евстратий, Авксентий, Евгений, Мардарий и Орест скончались в начале 4го века. Впоследствии в родном их городе Аравраке, где были погребены честные мощи их, в честь их сооружена была церковь и от мощей их творились чудеса. Перед вратами Цареградскими была обитель в честь этих мучеников, по имони Олимп. Здесь каждогодно служил патриарх в день памяти вх. В настоящее время мощи их почивают в Риме, в церкви св. Аполлинарие Равеннийскаго.
18 В бедной Олимпской обители конечно не было всего нужного для благолепного служения патриаршаго, и патриарх, если желал служить там, естественно должен был посылать туда церковные сосуды, облачение и проч. от себя.
19 Кафизмы входят в непременную принадлежность утреннего Богослужения и состоят из чтения псалмов с присоединением кратких славословий. Вся псалтирь, содержащая в себе 150 псалмов, разделяется на 20 кафизм, из коих каждая делится на три славы. Это разделение произошло в древние времена.

0

69

..........................ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 26 ДЕКАБРЯ

Мц. Лукии (304).
http://s58.radikal.ru/i159/0912/4e/a2f46f59fe15.jpg
Когда слава святой мученицы Агафии1 распространилась по всей Сицилии2 и жители Сиракуз3 стекались в Катану4 на поклонение святому гробу мученицы, случилось одной девице, по имени Лукии, благородного происхождения и пользовавшейся уважением у всех сиракузян, пойти на праздник вместе с другими и с матерью своею Евтихиею, которая страдала кровотечением уже четыре года и не могла исцелиться никаким врачебным средством. Во время совершения церковной службы при гробе мученицы читалось то Евангелие, в котором воспоминается кровоточивая женщина, исцелившаяся от прикосновения к краю одежды Христовой). Во время чтения Евангелия, Лукия сказала своей матери:

- Если ты веришь, матушка, тому, что читается: то верь и тому, что святая Агафия, пострадавшая за имя Христово, удостоилась предстоять Тому, за Чье Имя она пострадала. Итак, прикоснись ко гробу ее с верою, и ты исцелишься.

Когда, по окончании церковной службы, народ разошелся, мать с дочерью пали пред гробом святой мученицы и со слезами начали умолять ее о помощи. Долго молились они, и, наконец, Лукия уснула и во сне увидела святую мученицу Агафию посреди Ангелов, украшенную драгоценными камнями. Она сказала Лукии:

- Сестра моя Лукия, дева Господня! Зачем просишь ты от меня того, что сама можешь подать сейчас же? Твоя вера приносит помощь твоей матери и она уже здорова. И как мною славится город Катана, так тобою будут красоваться Сиракузы, ибо ты в своем девстве уготовала Христу благоугодное жилище.

Лукия тотчас пробудилась, в трепете встала и сказала матери:

- Матушка, матушка! Ты исцелилась! Умоляю же тебя именем той святой, которая исцелила тебя своими молитвами: не напоминай мне больше никогда о женихе (она уже была обручена) и не желай видеть смертного плода от моего грешного тела; но всё, что ты назначила дать мне, для выхода замуж за смертного человека, отдай мне, чтобы идти к Бессмертному Жениху Христу Господу, Хранителю моего девства.

Мать отвечала ей:

- Заботливо охраняя всё, что осталось от твоего отца в течение девяти лет, я скорее увеличила, чем уменьшила твое наследство; а что приобрела сама и еще могу приобрести, всё это так же в твоем распоряжении. Но похорони сначала меня, и тогда уже поступай со всем имением, как тебе угодно.

- Послушай, матушка, моего совета, сказала ей Лукия: не особенно угоден Богу - отдающий Ему то, чего не может унести с собою или употребить в свою пользу. Но если ты хочешь совершить дело действительно угодное Богу, то отдай Ему то, что можешь употребить для себя. Когда ты будешь умирать, тебе уже не будет нужно ничего из земного, и то, что ты имеешь дать тогда, уже не в силах будешь унести того с собою: посему пока ты жива и здорова, отдай Христу свое имения и все, что хотела дать мне, начни теперь же отдавать Ему.

Так Лукия повторяла матери каждый день, пока не началось, наконец, раздаяние имущества и ежедневное употребления его на нужды убогих людей. 0 продаже имений, драгоценной утвари и камней узнал жених Лукии и, опечаленный этим, стал допытываться у кормилицы своей невесты:

- Что это значит, спрашивал он, что я слышу о внезапной продаже поместий и драгоценностей?

Кормилица, женщина разумная, отвечала:

- Твоя невеста узнала, что продается одно наследственное имение, ценою до 1000 златниц и более, которое она желает купить для тебя, и потому продает некоторые вещи, чтобы собрать столько денег.

Жених поверил ее словам и, думая, что дело идет о вещественной покупке, ничего не возражал и даже сам располагал невесту и ее мать к продаже имущества. Но как только он узнал, что всё роздано нищим и убогим, вдовам и сиротам и истрачено на странников и служителей Божиих, тотчас же пошел и донес градоначальнику Пасхазию про свою невесту, что она - христианка и, следовательно, - противница повелений царских5.

Пасхазий вызвал к себе Лукию и сначала словесно убеждал ее принести жертву идолам.

Блаженная Лукия отвечала ему:

- Живая жертва и чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцом есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях. За последние три года я ничего и не делала, как только приносила жертву Живому Богу. Теперь мне уже нечего приносить Ему и я приношу Ему самое себя, и пусть творит Он с Своею жертвою, что угодно Ему.

- Эти слова, - заметил Пасхазий, - можешь рассказывать подобным тебе христианам, а мне, наблюдающему за исполнением царских законов, напрасно об этом говоришь.

- Ты царским законам следуешь, - отвечала Лукия, - а я повинуюсь законам Божиим; ты царей боишься, а я Бога боюсь; ты царей не хочешь прогневать, а я тщательно оберегаюсь прогневать Бога; ты царям стараешься угодить, а я желаю благоугодить Единому Христу. Итак делай, что тебе кажется полезнейшим, я же буду делать то, о чем знаю, что это послужит мне на пользу.

- Ты прожила свое наследие и растратила вместе с твоими сожителями, - сказал Пасхазий, - а потому и сама говоришь, как блудница.

- Наследство свое я поместила в хорошем месте, - ответила ему Лукия, - и никогда не позволяла себе принимать растлителей души и тела.

Пасхазий спросил:

- А кого ты называешь растлителями души и тела?

Лукия отвечала:

- Вы - растлители души, о которых Апостол говорит: "худые сообщества развращают добрые нравы" (1Кор. 15:33): вы внушаете душам людей прелюбодеяние6, - дабы они, оставив Небесного Жениха, т. е. Создателя своего, последовали диаволу чрез служение бессильным и бездушным идолам. А растлители тела суть те, которые временные удовольствия предпочли вечному блаженству и преходящие наслаждения ставят выше радостей бесконечных.

Пасхазий сказал:

- Твои разглагольствования прекратятся и замолкнут, когда дело дойдет до истязаний и ран.

Лукия отвечала:

- Слова Божии не умолкнут никогда.

- Да разве ты - Бог? - возразил Пасхазий. 

- Я - раба Божия, сказала Лукия, и потому говорила Божии слова, как и Сам Он сказал: "ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас" (Мф. 10:20).

Пасхазий сказал:

- Так неужели и в тебе Дух Святой и не Он ли говорит чрез тебя?

Лукия отвечала:

- Апостол говорит, что ведущие чистую жизнь суть храмы Божии и Дух Божий живет в них (1Кор.3:16).

Пасхазий сказал:

- Так вот я прикажу отвести тебя в непотребный дом, чтобы Дух Божий отступил от тебя, когда ты будешь осквернена.

- Без произволения Духа никогда не может быть осквернено тело,- отвечала Лукия: если даже ты положишь мне на руку фимиам и насильно бросишь его сею рукою на идольский жертвенник, то Бог только посмеется тебе при виде сего, ибо Он осуждает нас за помыслы и произвольные деяния, а не за действия, которые нас другие принуждают делать насильно; и насильственное лишение девства Он только попускает, как попускает искушения, разбой, язычество. Посему, если ты и прикажешь надругаться надо мною, то этим только увеличишь награду за мою чистоту.

- Я велю до смерти бесчестить тебя, - сказал Пасхазий, - если ты не послушаешься царского повеления.

Лукия отвечала:

- Я уже сказала тебе, что мою волю ты никогда не склонишь к согласию на грех; всё , что ты можешь сделать с моим телом, - всё это презирает раба Христова.

Тогда Пасхазий, этот развратный и неправедный судия, призвал к себе содержателей непотребных домов и отдал им святую, говоря:

- Созовите народ и пусть над ней ругаются до тех пор, пока не умрёт.

Когда святую повлекли на поругание, Бог придал ей такую тяжесть, что ее невозможно было сдвинуть с места. Множество людей, по распоряжению мучителя, влекли ее и старались стронуть ее с места; но все старавшиеся изнемогли и покрылись потом, а дева Господня стояла непоколебимо. Принесли верёвки и, опутав ее ими по рукам и по ногам, опять старались изо всех сил влечь ее, но она оставалась неподвижною, как бы гора. Пасхазий смутился и не знал, что делать. Он созвал гадателей, чародеев и всех идольских жрецов и велел им совершать волхвования кругом Лукии, чтобы подвинуть ее, но они ничего не достигли: она стояла, как бы пригвожденная к земле, и нельзя было сдвинуть ее ни на один шаг. Приведено было множество пар волов, которые должны были сдвинуть ее и влечь, и она всё-таки оставалась неподвижною.

Наконец, Пасхазий спросил ее:

- Что за волшебство ты совершаешь?

- Это не волшебство мое, - сказала она, - а сила благодати Божией.

- Какая же причина того, что тебя, слабую девушку, не может сдвинуть тысяча человек?

- Если ты приведешь хотя бы десять тысяч человек, то и они почувствуют, что Дух Святой говорит мне: "Падут подле тебя тысяча и десять тысяч одесную тебя; но к тебе не приблизится" (Пс. 90:6).

Сильно мучился в своей нечестивой душе жалкий судия. На него напало смятение.

- Что ты мучаешься, - спросила его святая дева, - и чем смущаешься? Ведь ты испытал уже, что я действительно - храм Бога Живаго, и так веруй в это. Если же еще не убедился, то продолжай свое.

Пасхазий пришел в еще большее негодование и смущение, видя, как посмеивается над его ухищрениями святая. Он велел развести кругом нее громадный костер и поливать на нее смолу, серу и кипящее масло. Но она, ограждаясь именем Господа нашего Иисуса Христа, осталась неподвижна и невредима и говорила мучителю:

- Я молила Господа нашего Иисуса Христа, чтобы этот огонь не имел власти надо мною и, дабы посмеялись над тобою надеющиеся на Христа, - просила продолжения моих мучений, чтобы верующих избавить от страха мук, а неверующих лишить возможности ругаться над христианством.

Тогда некоторые из приближенных Пасхазия, желая вывести его из тяжелого и недоуменного положения, велели ударить святую мечем в гортань и затем вместе с Пасхазием удалились домой. Однако святая, как ни была сильно ранена, не потеряла сил и беседовала с народом, говоря:

- Благовествую вам, что Церкви Божией даруется мир, ибо Диоклитиан отказался от царства, а Максимиан ныне умер. И подобно тому как город Катана имеет своею заступницею пред Богом сестру мою о Боге, святую Агафию, - так знайте и о сем городе, что ему дана в защиту Богом я, если только вы, исполняя волю Его, будете сему веровать.

Когда Лукия с пронзенною мечем гортанью говорила эти слова, неожиданно пред ее глазами провели Пасхазия, закованного в железные узы. Дело в том, что Сицилийцы тайно от своего правителя послали в Рим донос о том, как немилосердно разорял Пасхазий страну, отнимая у жителей их достояние при помощи всяких насилий. И вот в настоящее-то время из Рима пришел приказ, чтобы Пасхазий в оковах был приведен туда для суда над ним: там он, после допроса, был осужден на смерть и казнён чрез усечение мечем. Когда его в оковах вели мимо святой, она еще была жива и, раненая смертельно, стояла, однако, не трогаясь, и жизнь не оставляла ее до тех пор, пока не пришли священники, и она не причастилась Пречистых и Животворящих Таин Христовых, - и только тогда, когда все, по окончании причащения, произнесли: "Аминь", святая мученица предала свою чистую душу в руки Господа7. Ее с честью погребли на месте мучения и над ее мощами воздвигнута была церковь во имя ее и во славу Бога, Единого в Троице, Отца, и Сына, и Святого Духа, Ему же слава во веки. Аминь.

http://i068.radikal.ru/0912/6e/e1ecbaef188a.jpg
______________________________________________________________________
1 Св. мученица Агафия скончалась в гонение Декия в 251 году. В последующие времена от мощей ее совершались многие чудеса. Память ее празднуется Церковью 5 февраля.
2 Сицилия - один из больших островов Средиземного моря у южных берегов Апеннинского полуострова (Италия).
3 Сиракузы - одна из первых греческих колоний на восточном берегу о. Сицилии, впоследствии самый большой и богатый город острова.
4 Катана - древний город на восточном берегу острова Сицилии; в настоящее время процветающий образованностью и торговлею, многолюдный город более чем с 100 тысячным населением.
5 Т. е. указов римских императоров о том, чтобы все римские граждане приносили жертвы языческим богам.
6 Под прелюбодейством на языке церковном разумеется не только беззаконный союз мужа с чужою женою, срамные действия противные седьмой заповеди, скверные помыслы, но иногда (как и здесь главным образом) и нечестие и идолопоклонство.
7 Св. мученица Лукия прияла мученическую кончину в 304 году. Мощи ее из Сиракуз сначала перенесены в Италию, потом в Мец (прежде значительный французский город в Лотарингии; ныне - первоклассная крепость в немецкой Лотарингии); часть мощей, бывшая в Царьграде, перенесена в Венецию.

Прп. Арсения Латрийского (VIII-X).
Преподобный Арсений, сын богатых, знатных и благочестивых родителей, был родом из Константинополя. Император отличил его и сделал военачальником и патрицием Киверриотским. Однажды, когда он плыл с войском по морю, началась буря. Корабли потонули. Из всех воинов спасся лишь святой Арсений. После этого он принял монашество и изнурял плоть постом, бдением и веригами. После таких подвигов на одном месте он пришел на гору Латр, находящуюся в Малой Азии. Там он умертвил молитвой и крестным знамением вредоносного аспида, потом переселился в ближний Келливорский монастырь на северной стороне горы, где был выбран игуменом. Из монастыря преподобный Арсений удалился в пещеру, откуда молитвой прогнал зверей. К нему собралась братия. Обыкновенно он целую неделю сидел в тесной келлии, а в воскресенье принимал пищу и поучал братию. Наконец, преподобный Арсений достиг такого совершенства, что питаем был Ангелом, своим жезлом превратил горькие воды в сладкие и, сотворив много других чудес, мирно скончался среди братии.

Время жизни преподобного Арсения полагают между VIII и Х веками.


Прп. Аркадия Новоторжского (XI)

http://s59.radikal.ru/i164/0912/08/191f624e2d88.jpg
Преподобный Аркадий Вяземский и Новоторжский происходил из города Вязьмы от простых благочестивых родителей, с детства научивших его молитве и послушанию. Кроткий, проницательный, добрый и целомудренный юноша избрал своим подвигом юродство Христа ради. Он питался подаянием, спал, где придется, - в лесу, на церковной паперти. Блаженная беззаботность и близость к природе придавали облику юного Аркадия особую одухотворенность и отрешенность от житейской суеты. В церкви, углубившись в молитву, святой Аркадий часто плакал слезами умиления и духовной радости. Его советы были точны, предсказания сбывались, обличения вразумляли. Опытный наставник, преподобный Ефрем, Новоторжский чудотворец,[1] помогал юному подвижнику избегать духовных опасностей в прохождении трудного и редкого в то время подвига юродства. После того как вязьмичи стали свидетелями нескольких чудес, совершенных по молитвам блаженного Аркадия, он, избегая человеческой славы, удалился в верховья реки Тверцы. Здесь преподобный Аркадий разделил труды своего духовного наставника преподобного Ефрема Новоторжского, участвуя вместе с ним в основании храма и обители в честь святых благоверных князей-страстотерпцев Бориса и Глеба.[2]

Поступив в новоустроенный монастырь, преподобный Аркадий принял монашество и взял на себя подвиг полного послушания духовному отцу - преподобному Ефрему. Преподобный Аркадий никогда не пропускал Литургии и являлся к заутрене первым, вместе со своим наставником. После преставления преподобного Ефрема (28 января 1053) преподобный Аркадий продолжал подвизаться по заветам своего старца, пребывая в молитве, посте и молчании. По прошествии нескольких лет (по некоторым данным, 13 декабря 1077) он также мирно отошел ко Господу. В 1594 году в одной из церквей города Вязьмы был устроен придел во имя преподобного Аркадия. Совместное празднование преподобным Аркадию и Ефрему Новоторжским было установлено при митрополите Дионисии в 1584 - 1587 годах. Мощи преподобного Аркадия, прославленные чудесными исцелениями, были обретены 11 июля (ранее в этот день совершалась память) 1677 года в каменном склепе Борисоглебского собора города Торжка. 14 августа 1798 года их положили под спудом, в каменном гробу, служившем ранее местом упокоения преподобному Ефрему. В 1841 году на левой стороне Борисоглебского соборного храма был устроен придел в честь преподобного Аркадия. Торжественное празднование 300-летия со времени обретения святых мощей преподобного Аркадия состоялось в городе Торжке в 1977 году.

Прп. Мардария, затворника Печерского (XIII)
http://i065.radikal.ru/0912/31/213cb3b0f9fa.jpg
Преподобный Мардарий, затворник Печерский, подвизался в Дальних пещерах в XIII веке. По рукописным святцам, в тропаре и кондаке он называется "нестяжательным", а по надписи у мощей - "бескелейным". Имя его вспоминается в 7-й песни Службы Собора отцов Дальних пещер вместе с преподобным Аммоном, где он называется "рачителем нищеты". Погребен в Дальних пещерах. Память его совершается также 28 августа и во 2-ю Неделю Великого поста. Мардарий прославился бескорыстием и нестяжанием. Он так ограничивал себя, что ни келии своей не хотел иметь, ни каких-либо вещей, кроме той одежды, которую носил на себе. Позднее преподобный затворился в пещере. Его мощи покоятся в Дальних пещерах.
Жития по изложению Димитрия Ростовского


Свт. Досифея, митр. Молдавского (1693).

http://i062.radikal.ru/0912/03/94d905b3935b.jpg
Досифей (Барилэ) (Dosoftei (Barilă)) (1624–1701), митрополит Азовский, Молдавский, зачинатель румынского стихосложения и книжности [1], святитель, почитается как один из величайших православных архиереев Молдавии.

Память 13 декабря.

В миру Димитрий Барилэ (Barilă [2]), родился в Сочавском краю у благочестивых родителей 26 октября 1624 [3] году. Отец его Нектарий был чиновником или купцом, а под старость поступил в монастырь. С детства учился у лучших наставников какие могли быть найдены в Молдавии. После этого он обучался в школе при монастыре Трех Святителей, основанной Яссах господарем Василием Лупу при содействии Киевского митрополита Петра (Могилы), а затем направился в школу Львовского православного братства, где изучал богословие и вполне усвоил еврейский, греческий, латынь, церковно-славянский, румынский и польский языки.

Будучи скромным и кротким, он с ранних лет обладал мудростью и ревностью о Боге. В добавок к образованию книжному, он прошел монашескую школу в монастыре Побрата (или Пробота), где обучался молитве, послушанию, смирению и тщанию. В 1649 году он принял здесь монашеский постриг, вскоре был возведен во иеродиакона и иеромонаха. Он так быстро преуспевал в любви и молитве, что скоро сделался духовником и настоятелем обители. Укрепляя братию в аскетизме и знании Священного Писания, Досифей значительно улучшил монастырскую школу, которая взрастила многих образованных монахов ожививших духовную жизнь обители. Досифей также занимался книжными трудами, интересовался древними господарскими хрисовулами.

В 1658 году Досифей был избран епископом Хушским, а с 16 декабря 1659 по 1671 год был епископом Романским. Став архипастырем он был примером кротости и терпения, способствуя возстановлению многих храмов и монастырей.

В 1671 году владыка Досифей стал митрополитом Сочавским и всей Молдавской земли. Из-за разрушительной войны, после Хотинской битвы османов с силами Яна Собеского 11 ноября 1673 года митрополит Досифей бежал в Речь Посполитую, где пребывал до возвращения в Молдавию в 1675 году.

Досифей, желавший освобожения Молдавии из-под турецкого ига, был сотрудником и проводником нововведений господаря Василия Лупу, с именем которого связаны распространение румынского народного самосознания и усилия заменить прежде употреблявшийся в государственном и церковном обиходе церковно-славянский язык языком румынским, не допуская при этом начавшегося тогда усиливаться греческого. Через посредство Николая Милеску Спафария, румына по происхождению пользовавшегося большим влиянием при царском дворе, Досифей получил из Москве книгопечатное оборудование и устроил типографию в Яссах, где начал печатать богослужебные и наставительные книги на румынском. Он сам же, еще будучи на Романской кафедре, впервые перевел ряд основоположных церковных книг на румынский язык, составил свою знаменитую «Псалтирь в стихах», и этим сыграл ключевую роль в утверждении румынского языка в жизни Молдавской Церкви.

Митрополит Досифей видел надежду на будущее Молдавии в Русском царстве. При его участии в 1674 и 1683-1684 годах велись переговоры о переходе Молдавии в русское подданство [4], и ему принадлежит известное изречение: «Свет идёт к нам из Москвы…» («De la Moscova vine lumina…»).

Во время его митрополитства монастыри Молдавии отличались высотой духовной жизни. Митрополит Досифей, сам аскет и молитвенник, посещал обители и скиты, а также отшельников по всей епархии, удовлетворяя их нужды и поучаясь у них подвижничеству, о чем сам написал в своих «Житиях святых» [5]. Митрополит как сокровищем дорожил мощами святого Иоанна Нового, которые он перенес в Ясский собор и сохранял с большим тщанием. В неспокойные времена он устаивал ходы с мощами по всей земле и многие чудеса и знамения происходили от мощей в утешение людям.

Летописец тех лет Иоанн Некульче писал о нем:
Этот Досифей, митрополит, не был обычным человеком. Он был из дворянской семьи, очень учен, и знал много языков – греческий, латынь, и славянский – и обладал глубоким учением и образованностью. Он был совершенным монахом, преданным и смиренным как агнец. Нет человека подобного ему в нашей земле в это время. Кантемир Вода прогневался на этого митрополита и устроил чтобы патриархи наложили на него запрещение, но ничто не потревожило его, так что люди говорили что он святой. [6]

Когда война армий Османской империи и Речи Посполитой вновь привела Молдавскую землю в разорение, в 1686 году митрополит Досифей и часть его клира ушли вместе с отходящими польскими войсками на север и увезли с собой мощи святого Иоанна Нового [7]. Остановившись в Жолкве (ныне Украина) во владениях польского короля Яна Собеского, он оставался здесь некоторое время, сохраняя при себе мощи святого Иоанна. В июне 1689 года от него был прислан в Москву иеродиакон Иона за милостынью с грамотой где митрополит так описывал свое положение:
я, смиренный Сочавский митрополит, сущий в отдалении от земли своей, со св. Иоанном великомучеником Христовым и со всем сокровищем церкви от святой нашей митрополии Сочавской, с частью братии от клира, уцелевшей от острия меча и разграбления и гнева войска из Молдавии, - ныне странничаем во граде Стриу [8] и чаем, дабы наша земля успокоилась, и тогда, приняв изъявление, возвратимся со всем, что у нас есть, – со св. великомучеником Иоанном, – в наше отечество в град Сочаву, разоренную и запущенную от агарянского частого попрания и насильных лютых бед... [9].
В другой раз тот же Иона приносил частицы мощей и церковно-писатальские и переводческие труды в дар от митрополита Досифея. В ответ Иона из Москвы получил запрошенные митрополитом архиерейскую мантию и милостыню. В феврале 1691 года Иона вновь пришел в Москву рассказав что митрополит все еще находится в Стрые и просит позволения перейти в Малороссию и собирать там милостыню, на что царь распорядился оставить решение это на усмотрение гетмана [10]. С определенностью не известно как прошли следущие несколько лет жизни митрополита [11], в некоторых материалах его пребывание в Польше называется пленом [12], но так или иначе вскоре по рекомендации Николая Милеску Спафария Досифей прибыл в Россию.

С 1696 года находясь в Москве, митрополит приобрел уважение Петра I своими идеями об освобождении румын от турок. Вскоре после покорения Азова русскими войсками, когда было принято решение об учреждении здесь Азовской митрополии, на новую кафедру был назначен митрополит Досифей. Но он так и не приехал в Азов, скончавшись в Москве в 1701 году [13], и оставив здесь свою большую библиотеку.

святитель Досифей Молдавский

Почитание

Труды митрополита Досифея в духовном образовании всего церковного народа и в развитии румынского языка, его роль как церковного и государственного деятеля, утвердили его память в потомках и сделали его имя одним из важнейших как в церковной так и в светской истории Молдавии и всей Румынии. Он оставался знаменитым архиереем и в XIX веке, и в XX, приобретя репутацию национального героя-просветителя. Многочисленные исследователи обращались к его работам и деятельности, оценивая их значение. Ряд городов Республики Молдова, начиная с Кишинева, имеют улицы названные именем митрополита Досифея.

Его прославление в лике святых было совершено решением Священным Синодом Румынской Православной Церкви торжественно объявленным 14 октября 2005 года. Память его была установлена 13 декабря. На заседании от 21 августа 2007 года Священным Синодом Русской Православной Церкви было решено включить его имя в месяцеслов Русской Православной Церкви с установлением празднования памяти в тот же день, что и в Румынской Церкви [14].

Труды

Опубликованные переводы и произведения святителя Досифея, введшие румынский в церковное употребление, сыграли ключевую роль в распространении румынского языка и становления его книжной культуры. Особенно важны были его переводы Псалтири и Октоиха, стихотворное переложение Псалтири – первое поэтическое произведение на румынском языке – которое нашло широкую любовь среди румынских верующих, и издание четырехтомного сборника «Житий святых». Многие из его переводов так и остались в рукописях и хранились в Московской Синодальной Библиотеке. В общей сложности, среди оригинальных и переводных работ митрополита Досифея, кроме трудов на румынском, есть произведения на церковно-славянском, греческом, латинском и польском языках.

Psaltirea în versuri (Псалтирь в стихах), Uniev (Уневский монастырь), 1673 (переизд. митрополия Молдавии и Сучавы, Iaşi, 1974).
Пречестный Акафист и молебен Пресвятей Богородици, канон воскресен, и прочия спасительныя мольбы, Уневский монастырь, 1673 – по-церковно-славянски
Dumnezeiasca Liturghie (Божественная Литургия), Iaşi, 1679.
Psaltirea de-nţeles (Псалтирь в прозе), Iaşi, 1680 – по-церковно-славянски и по-румынски.
Molitălvnic de-nţeles (Молитвенник), Iaşi, 1683 [15].
Poem cronologic despre domnii Moldovei (Поэма о господарях Молдавии).
Parimiile preste an (Паремийник), Iaşi, 1683 [16].
Poemul chronologic.
Viaţa şi petriaceria sfinţilor (Жизни и подвиги святых), 4 vol., Iaşi, 1682–1686 [17].
(Сокращенный октоих).

Неопубликованные [18]
12 Посланий св. мч. Игнатия Богоносца, архиеп. Антиохийского, и выписки о пресуществлении тела Христова в таинстве евхаристии [19].
35 слов Иоанна Златоустого [20].
Творения Симеона Солунского [21].
Жития Панкратия Тавроменийского и Михаила Малеина.
? [22] Лексикон славяно-румынский – находился в бывшей библиотеке графа Толстого.

http://drevo.pravbeseda.ru/index.php?id=10436

0

70

........................продолжение от 26 декабря

новомученики:

Свщмч. Александра Юзефовича пресвитера и мч. Иоанна Менькова псаломщика (1920),
расстрелянных в Семиреченской области.

Свмщч. Владимира Лозина-Лозинского пресвитера (1937).
Священномученик протоиерей Владимир Константинович Лозина-Лозинский родился в 1885 году в Смоленской губернии.

Его отец, Константин Степанович, был человеком народнических убеждений, что во многом определило его карьеру и судьбу. В молодости Константин Степанович увлекался народовольческим движением, но, по его словам, «не проникся необходимой для борьбы озлобленностью» и не стал членом террористической организации. Мать Владимира Константиновича, Варвара Карловна была дочерью генерал-лейтенанта, героя Крымской войны. Богатая аристократка, во многом разделявшая взгляды мужа на служение народу, она одной из первых женщин в России получила высшее медицинское образование. Самоотверженно и жертвенно трудилась она в земской больнице, где заразилась тифом и умерла в 1888 году. По свидетельству родных, ее даже не в чем было хоронить, так как многое из своего платья она раздала бедным пациентам.

Овдовевший Константин Степанович с двумя малолетними сыновьями – Владимиром и Алексеем, вернулся в Петербург. Здесь он получил место врача на Путиловском заводе и вторично женился.

Большая семья, в которой родились еще трое детей, была очень дружной, но благочестием не отличалась. По обычаю того времени все (кроме отца) говели Великим постом, исповедовались и причащались на Страстной, ходили к Пасхальной заутрени.

Владимир рос очень болезненным и впечатлительным ребенком, отличаясь необыкновенной добротой и бескорыстностью. «Владимир всем старался выразить сочувствие, любовь и заботу, был душой общества, умел всех объединить и развеселить», - так вспоминала о нем сестра Ирина. Ему органично был присущ утонченный аристократизм, он свободно говорил на европейских языках и до конца своих дней писал стихи.

В 1904 году Владимир успешно окончил гимназию и сразу же поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Имея безупречную репутацию, в 1910 году он поступил на службу в Правительствующий Сенат. Одновременно молодой юрист, выпускник Санкт-Петербургского университета продолжил изучать историю права и через два года закончил еще и Археологический институт.

К 1916 году он был уже помощником обер-секретаря Второго (Крестьянского) департамента, титулярным советником, кавалером ордена Станислава 3-й степени. Эту награду Лозина-Лозинский получил «за труды, понесенные при условиях военного времени», когда в 1914 году добровольно был командирован в Общество Российского Красного Креста. В должности помощника начальника Петроградской Санитарной автомобильной колонны он руководил перевозкой раненых со всех вокзалов и распределял их по лазаретам. Работая самозабвенно целыми сутками, Владимир Константинович проявлял редкую доброту, сострадание и милосердие.

После закрытия Сената в голодном 1917 году он был вынужден поступить на работу статистиком на Московско-Рыбинскую железную дорогу.

Большим потрясением для Владимира Константиновича стало самоубийство любимого брата Алексея, поэта серебряного века, члена партии меньшевиков. Эта трагедия, происшедшая в 1916 году, заставила глубже задуматься об ответственности за ближнего, и о своем истинном предназначении. В предсмертной записке Алексей написал брату: «Пусть мама заступится передо мной перед Богом, а за тебя мы с ней заступимся». Но Господь судил иначе. Заступником пред Христом за своих близких и за всех нас стал сам Владимир, которому суждено было Богом принять священный сан и мученический венец.

Впервые о своем решении стать священником Владимир Константинович заявил, когда начались открытые гонения на Церковь. Случилось так, что на его глазах в 1918 году арестовали, а затем расстреляли близкого их семье священника отца Александра Васильева, последнего духовника Царской семьи, настоятеля Феодоровского собора в Царском Селе. Одно время он служил в храме Крестовоздвиженской общины сестер милосердия, а Лозина-Лозинские были прихожанами этой церкви. Незадолго до своей мученической кончины отец Александр стал настоятелем церкви святой великомученицы Екатерины Екатерингофской и должен был поселиться в квартире в приходском доме на Рижском проспекте, в которой тогда жили Лозина-Лозинские. Через несколько дней отец Александр и весь причт церкви Святой Екатерины были расстреляны. Это событие произвело на Владимира Константиновича сильнейшее впечатление, тогда он окончательно осознал, что воплотить свое жизненное предназначение ему предстоит на пути мученичества.

В глазах родных стремление Владимира Константиновича стать священнослужителем, когда гонения только ужесточались, казалось безумием, все отговаривали его от столь опасного в то время шага, но безуспешно.

Духовная Академия, где он намеревался получить образование, была уже закрыта, но в 1920 году был организован Петроградский Богословский Институт, куда Владимир Константинович сразу же поступил. В том же году он подал прошение о рукоположении в священный сан. Став иереем, он был причислен к бывшей университетской Петропавловской церкви. Настоятелем этой церкви в то время был отец Николай Чуков, ректор Богословского института, впоследствии митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий.

Предположительно, с августа 1921 и вплоть до своего первого ареста в 1924 году отец Владимир Лозина-Лозинский являлся настоятелем Университетской церкви, вынужденно перемещенной из Главного здания в один из соседних домов на Биржевой линии и освященной в честь Всех Святых в земле Российской просиявших. При этом он не оставлял учебу и в 1923 году получил диплом об окончании Богословского института.

Став священником на тридцать шестом году жизни, он всецело отдался этому служению, легко нашел путь к сердцу своей непростой паствы, снискал ее доверие и любовь. В феврале 1924 года отец Владимир был арестован по сфабрикованному ОГПУ «делу о православных братствах». Это было следующее крупное «церковное дело» в Петрограде после судебного процесса над митрополитом Вениамином.

Православные братства, а их в Петрограде было два десятка, занимались благотворительной, миссионерской и образовательной деятельностью. Многие из них были созданы по постановлению Поместного собора 1917-1918 годов «в целях ограждения от расхищения церковного достояния, возвращения уже отобранного, и защиты гонимых ... преданных Церкви людей». Братства представляли собой реальную церковную силу и их разгром, по замыслу властей, должен был укрепить обновленцев и ослабить Церковь.

Отец Владимир давал очень осторожные показания, взвешивал каждое слово. Во время следствия о нем усиленно хлопотали родные, они добились медицинского заключения о душевном расстройстве отца Владимира и его освободили.

Однако ровно через год он был вновь арестован. На этот раз вместе с группой выпускников Императорского Александровского лицея. В стране планомерно осуществлялся сословный и профессиональный геноцид, а отец Владимир был не только священнослужителем, но и носил дворянскую фамилию.

В обвинении, предъявленном священнику Лозина-Лозинскому, говорится, что он «открыто служил панихиды по бывшим царям, в том числе по расстрелянному Николаю Второму, также служил панихиды по расстрелянным и умершим при советской власти, чем вносил возбуждение в темные массы, посещающие церковь». Отца Владимира в числе 34-х человек приговорили к расстрелу, но затем высшую меру заменили заключением на 10 лет в Соловецкий концлагерь.

Лагерную жизнь отец Владимир принимал смиренно и безропотно, "покорясь велению Божьему", как писал он в одном из своих стихотворений. Он со всеми был приветлив, ласков и весел, даже шутлив. С мирянами часто заводил разговор о вере, используя примеры из художественной литературы и новейшей философии. Из священников был дружен с отцом Иоанном Стеблин-Каменским и отцом Михаилом Яворским, которые были арестованы по делу о православных братствах и прибыли на Соловки раньше. Впоследствии они также приняли мученическую кончину.

Вскоре по хлопотам родных заключение в лагере отцу Владимиру заменили пятилетней ссылкой в Сибирь. Пробыв несколько месяцев в пересыльной тюрьме Ленинграда, отец Владимир был отправлен в глухую деревню Пьяново в 150 километрах от Братска.

В 1933 году отец Владимир возвратился в Петербург, тогда уже ставший Ленинградом, но ему отказали в прописке, и он поселился в Новгороде. Вскоре он стал настоятелем кафедрального собора Михаила Архангела.

В 36-ом году протоиерей Владимир Лозина-Лозинский снова оказался в застенках НКВД, его отправили на обследование в психиатрическую больницу. В медицинской карте отца Владимира описано его физическое состояние в то время, свидетельствующее о его исповедническом подвиге: «Высокого роста, правильного телосложения, пониженного питания, кожа дряблая морщинистая. На левой ноге не хватает среднего пальца. На правом плече спереди след от бывшей операции. Под левой лопаткой втянутый рубец от бывшего пролежня. Отсутствие многих зубов». О психическом состоянии сказано следующее: «Сознание ясное... Идеи страха вращаются, главным образом, вокруг его семьи, которая якобы терпит страдания и мучения из-за него». По заключению врачей священника отпустили, но вскоре он был арестован вместе с группой прихожан.

Один из них на допросах сказал, что руководит контрреволюционной группой «Партия народной демократии» и в числе ее членов был назван отец Владимир. Из всех арестованных по этому делу – «делу Дьяконова» (названному по фамилии якобы руководителя контр-революционной организации) никого не оговорил и не признал себя виновным только священномученик Владимир Лозина-Лозинский. И он один из всех, проходивших по этому делу, был приговорен к расстрелу. Приговор вынесли 19 декабря, В том же месяце, 26 декабря 1937 года, его расстреляли в Новгороде.

Свщмч. Александра Поспелова пресвитера (1937).
Священномученик Александр Поспелов родился в 1883 году в городе Владимире в семье чиновника государственного казначейства. Александр окончил Владимирскую Духовную семинарию и был направлен в село Ваганово Владимирской губернии, на должность школьного учителя. Здесь он женился на Лидии Константиновне Тимофеевской, которая была учительницей в школе. В 1904 году Александр Васильевич Поспелов был рукоположен в сан диакона и затем во священника. Служил отец Александр сначала в селе Ваганово, затем в селе Кибергино. Большое значение отец Александр придавал проповеди в храме. Он всегда тщательно готовился, много читал, тексты своих проповедей всегда накануне записывал. Вскоре он получил славу талантливого проповедника, к нему в храм люди специально приезжали, чтобы его послушать. После революции, во время жестоких репрессий отец Александр прямо говорил о том, что новые власти открыли гонения на Церковь. Староста храма был против таких проповедей, он просил священника быть осторожнее. Но отец Александр считал необходимым служить и проповедовать так, как велит ему его пастырский долг.

В 1929 году в село Кибергино приехали рабочие из города, чтобы снять и уничтожить церковные колокола. Толпа крестьян собралась вокруг колокольни, громко протестуя против этого варварства. Рабочие крестьян не слушали, и продолжали сбрасывать колокола. Крестьяне стали кричать: "Какая же это власть! Это подлецы, кровопийцы". Вскоре выяснилось, что согласие на снятие и уничтожение колоколов подписал староста храма.

В ближайшее воскресенье отец Александр по обыкновению произнес за богослужением проповедь. Он говорил о том, что в настоящее время в людях уменьшается благочестие, а против духовенства и верующих устраиваются гонения.

После богослужения состоялось приходское собрание, на котором верующие возмущались действиями советской власти. Староста храма попросил снять с него эту должность, так как храм обложен такими налогами, которые никогда выплатить не сможет, и вскоре будет закрыт.

Вскоре местные коммунисты отправили заявление районному уполномоченному ОГПУ, которое заключили такими словами: "Просим принять самые решительные меры и искоренить эту черную свору, во главе которой стоят поп Поспелов и другие здесь переименованные". Отец Александр был арестован и заключен в тюрьму в городе Шуе. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило священника к трем годам заключения в концлагерь, и отец Александр был отправлен на Соловки. Жена священника уехала в Иваново, где устроилась работать, но зарплата была такая маленькая, что выжить с детьми было практически невозможно. Двоих детей - дочь и сына - приняла семья сторожа Суздальского собора, в котором тогда еще совершались богослужения. Однако вскоре собор был закрыт, и детей пришлось разделить, мальчика взял к себе уже другой человек, живший в колокольне. Вскоре сын отца Александра заболел и скончался.

После возвращения из заключения в 1932 году отец Александр был возведен в сан протоиерея и назначен священником в храм в селе Большое Песочное в Нижегородской области. Однако воссоединиться с семьей он не мог, так как это грозило им лишением прав. Жена не смогла бы работать, а дочь учиться и в дальнейшем как-то устроиться. Только один раз, тайно, ночью, отец Александр повидался с дочерью, чтобы попрощаться.

Протоиерей Александр Поспелов был вновь арестован в 1937 году и помещен в камеру предварительного заключения. В тот же день состоялся допрос. Священника спрашивали, какую он ведет контрреволюционную деятельность на своем приходе, знаком ли он с митрополитом Сергием (Старгородским), признает ли себя виновным в организации саботажа при снятии колоколов, говорит ли проповеди за богослужением. Священник отвечал очень кратко и осторожно. Следователь пытался добиться от него упоминания других людей, которых можно было бы обвинить по одному групповому делу. Но отец Александр никого не называл. Через несколько дней было готово обвинительное заключение и священник был отправлен в областную тюрьму, где производились расстрелы. Протоиерей Александр Поспелов был расстрелян 26 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на Бугровском кладбище в Нижнем Новгороде.


Свщмч. Иакова Гусева пресвитера (1937),

http://s41.radikal.ru/i094/0912/0d/8cf5fe73826c.jpg
День памяти священномученика Иакова (Гусева) отмечается 26 декабря.Иерей Иаков Иванович Гусев, родной брат священномученика Михаила (Гусева), родился 19 октября 1887 года. Об этом сообщает сайт Нижегородской епархии.

В 1911 году Иаков Иванович был рукоположен во священника и назначен в Свято-Никольский храм села Елизарьева Ардатовского уезда Нижегородской губернии. В селе семью священника сразу же полюбили: супружеская чета и их чада отличались особенной добротой и скромностью.

К батюшке обращались за советом во всех духовных и житейских нуждах. Службу отец Иаков вел благоговейно, молитвенно, на исповедях был внимателен. Любили елизарьевцы и батюшкины проповеди. Они бывали немногословны, но доходили до сердца каждого. Был он «всем как родной».

Советская власть установилась в Елизарьеве в феврале 1918 года, а весной 1919 провели передел земли, в результате которого Гусевы лишились надела. Тогда же батюшка как служитель религиозного культа был лишен и гражданских прав.

В это тяжелое время дом Иакова Ивановича был буквально полон нуждающимися в приюте родственниками.

Дивеевская монахиня Серафима (Булгакова) писала, что их, гонимых монастырских сестер, братья-священники устроили жить в Елизарьеве, а чуть позже благословили перевезти из села Пузо и дивеевскую блаженную Марию Ивановну.

Отец Иаков постоянно терпел притеснения со стороны властей: его арестовывали в 1930, 1931 годах. В 1935 году последовал новый арест: отца Иакова допрашивали и обвиняли в организации среди колхозников подписки «за неотдачу церкви под зернохранилище».

20 ноября 1937 года отца Иакова арестовали прямо в храме и, не позволив даже зайти домой, увезли в Арзамасскую тюрьму. На следующий день в Горьком расстреляли его брата – благочинного Кулебакского района протоиерея Михаила Гусева.

Отец Иаков не признал себя виновным в предъявленном ему обвинении в антисоветской деятельности, на допросах держался достойно и мужественно.

Последовал приговор – расстрелять, имущество конфисковать. На выписке из протокола стоит запись: «Расстрелян в Горьком 29 декабря 1937 года».

Свщмч. Николая Амассийского пресвитера (1938),
погибшего в заключении в Казахстане.

Священномученики Василий Покровский и Емилиан Киреев (1941),
http://s54.radikal.ru/i145/0912/32/8c84fc2f5d54.jpg
Иерей Василий Покровский родился 16 декабря 1879 года в селе Баевка Сенгилеевского уезда Симбирской губернии, в семье протоиерея Андрея Покровского.
     Василий окончил курс в Симбирской Духовной Семинарии по второму разряду. В 1903 году рукоположен во диакона к селу Алово Алатырского уезда Симбирской губернии, в этом же году рукоположен во священника к селу Архангельское (Куроедово) Карсунского уезда той же губернии. В 1904 году перемещен в село Дады Ардатовского уезда Симбирской губернии, в 1912 – в село Андреевка того же уезда. В 1917 году перемещен в село Промзино Алатырского уезда.
      В 1929 году за неуплату налогов был осужден народным судом к 2 годам лишения свободы, срок наказания отбыл. С 1938 года служил настоятелем полевой церкви города Алатырь, где служил и священник Емелиан Киреев. В 1940 году оба священника были арестованы за неуплату налогов по статье 24-ой и приговорены народным судом города Алатырь к 6-ти месяцам исправительно-трудовых работ, но были оправданы.
В 1941 году власти города Алатыря всеми средствами решили закрыть последний храм в городе. Непомерный налог начисленный на священников полевой церкви, который они не смогли уплатить послужил поводом для закрытия храма.
     За этим последовал и арест самих священников.  24 июля состоялся обыск в доме отца Василия и его арест. 25 июля состоялся первый допрос, 3 августа - второй допрос, на котором он объяснял, что «священнослужителей полевой церкви обложили непосильным налогом, тогда они попросили верующих помочь собрать деньги. Несмотря на сбор денег, они налог, начисленный за 1941 год уплатить не смогли. До сих пор они должны Горфинотделу более 300 тысяч рублей».
     4 августа состоялся третий допрос на котором следователь спрашивал:
- Вы обвиняетесь в том, что в течении ряда лет систематически проводили среди верующих граждан совместно с попом Киреевым организованную контрреволюционную антисоветскую агитацию против мероприятий партии ВКП(б) и советского правительства, призывали верующих не вступать в колхозы, то есть в преступлении предусмотренном по статье 58 пункты 10, 11 УК РСФСР, так скажите вы признаете себя в этом виновным?
     Отец Василий виновным себя в этом не признал, а признал себя виновным в том, что когда Алытырский горфинотдел обложил его непосильным налогом за 1940 год, то он говорил и писал жалобу.
Далее следователь спрашивал:
     - Расскажите какие проповеди в полевой церкви среди верующих граждан вы в мае 1940 года говорили?
     - Никаких проповедей я не говорил, а лишь только всегда на исповеди верующих в церкви говорил: Верующие, другие говорят, что нет Бога, но у каждого из вас есть голова и разум и по мере возможности разбирайтесь – кто говорит правду, а кто неправду. Дальше, ввиду роптания верующих на советскую власть я им говорил: верующие, знайте, что недовольство властью является грехом, поэтому какая бы власть не была – она является от Бога и поэтому всякой власти надо подчиняться. Кроме того я на исповедях верующим говорил: верующие, скажите - веруете ли вы в Бога Господа Иисуса Христа и повторяйте за мной – веруем. Что они и делали. Больше я никаких призываний и проповедей в церкви не говорил.
     В декабре 1940 года в полевой церкви я верующим объявил: кто желает причащаться, тот пусть слушает молитву перед исповедью. Я сказал – кто верует в Бога Иисуса Христа кайтесь в своих грехах. Помните верующие, что многие говорят о том, что Бога нет, что нет Матери Божией и нет никаких угодников. Заблудились эти люди, они даже позволяют ругать Бога и святых апостолов. Не верьте никому – это такие люди, которые все лгут. Не поддавайтесь соблазну этих врагов и диаволов. Они везде и всюду говорят против Бога, против Святой Церкви, которая нас воспитывает духовной жизнью и ведет ко спасению души.
Это мы проповедовали о загробной жизни, как желанной цели нашего земного существования, по своим религиозным убеждениям.

Священномученик Емилиан Киреев
http://i070.radikal.ru/0912/70/2b0b7a241830.jpg
родился 31 июня 1903 года в селе Кузьминки Ардатовского уезда Симбирской губернии в семье крестьянина Алексея Киреева. Емельян был шестым ребенком. В раннем детстве он, бывало, ходил по огороду и махал лаптем, как будто кадилом. С возрастом он все более приобщался к церковной службе и часто ходил в храм.
     Когда Емельяну исполнилось восемнадцать лет, отец его решил женить на дочери крестьянина, жившего в соседнем селе Саврасово, Прасковье. Емельян, мысли которого все более склонялись к монашеству, не хотел жениться, переживал и плакал, но отец был неумолим. Прасковье также не понравился ее жених, который показался ей слишком молчаливым и серьезным, и она попыталась отказаться от замужества. Но сестра ее хлопнула ладонью по столу и заявила: «Если за него не пойдешь, то нет тебе больше никакого жениха».
     После свадьбы Емельян упросил жену, чтобы она отпустила его в монастырь. Та согласилась, и он ушел. Утром пришли, спросили Прасковью, где муж ее, но она ответила, что не знает. Мать Прасковьи потребовала, чтобы та пошла вместе с ней к блаженной Насте в село Урусово. Блаженная сказала Прасковье: «Ты не отчаивайся, вернется муж, только ты не вздумай замуж выйти!» На обратном пути она стала думать: «Чего, говорит, замуж выйти? С ума что ли я сошла - замуж идти? Что, девок что ли не хватает?» А на другой день, когда пришли Прасковью сватать, вспомнились слова блаженной.
     В 1922 году монастырь, где жил Емелиан закрыли, он вернулся домой и стал трудиться в своем хозяйстве. В 1928 году Емелиан уехал в город Алатырь, где стал проходить в храме послушание псаломщика и готовиться к рукоположению во диакона. Но в селе узнали, что он стал служить в церкви, и его племянник, председатель колхоза, донес на Емельяна в НКВД. В 1929 году, когда пришли арестовывать Емельяна, его не было дома. Тогда, скрываясь от ареста они с женой уехали в Восточный Казахстан к брату Емельяна.
     Здесь Емельян устороился псаломщиком в село Еловка, недалеко от города Барнаул на Алтае. В 1930 году в Емельян Алексеевич был рукоположен во диакона. Но жена брата не пожелала терпеть родню и потребовала, чтобы они уехали. К этому времени положение семьи Емельяна Алексеевича стало нелегким, средств для жизни не хватало и они голодали. От голода тяжело заболела дочь Анастасия, и он стал молиться, чтобы Господь забрал ее к Себе, но девочка поправилась. Когда они отправились в обратный путь на родину, у них украли все деньги, и Емельян Алексеевич предложил вернуться к брату, но Прасковья категорически отказалась. Одна добрая женщина позвала их в местный совхоз. Здесь Емельян устроился работать конюхом. Условия жизни оказались очень суровыми - на месяц всей семье выдавалось всего лишь несколько килограммов муки, и они стали голодать. Вскоре им из дома выслали деньги на дорогу, и они вернулись на родину.
     В 1932 году в городе Алатырь диакон Емелиан был рукоположен во священника епископом Чебоксарским Памфилом (Лясковским). Отец Емилиан с 1932 года служил в храме села Любимовка, с 1935 года - села Ичиксы и с 1936 – села Ахматово Алатырского района. Храмы в то время закрывались властями поочередно. Последним местом его служения стал храм первомученика архидиакона Стефана на окраине города Алатыря, называвшийся полевым. Он остался в то время единственным действующим в городе. Служил здесь Емельян вместе со священником Василием Покровским и диаконом Феодором Тарентиновым. Став священником, отец Емилиан ревностно исполнял все молитвенные правила и чинопоследования, все, что входило в круг его обязанностей, и очень строго постился. От Великого Четверга до светлого Христова Воскресения он не ел ничего. Молился он большей частью ночью.
     Старшая его дочь Анастасия рассказывала: «Однажды отец молился ночью на коленях, и вот слышим, что у нас отдирают доски на чердаке и вот-вот войдут к нам. Все испугались, а он как стоял на молитве, так и остался. А утром посмотрели – на чердаке все было в порядке». А однажды, когда он молился, домашние его услышали, что к их дому подъехали на лошадях, остановились и разговаривают. А отец Емилиан не обратил на это ни малейшего внимания и продолжал молиться. Утром домашние вышли на крыльцо, но никаких следов не было видно, повсюду лежал нетронутый снег.
     Будучи ревностным молитвенником, он был и ревностным исполнителем заповедей Христовых. Отец Емилиан любил всех без лицеприятия - и богатых, и нищих, он помогал всем, всякого старался утешить, плакал с плачущими и радовался с радующимися. Нищелюбие и страннолюбие отца Емилиана были беспредельны - он подавал всем нищим, каких встречал, и привечал всех странников, какие к нему приходили.
     Все годы своего служения священником отец Емилиан подвергался преследованиям властей. Его часто вызывали в районное отделение НКВД и здесь подолгу допрашивали. На допросах его то пугали разными преследованиями и карами, если он не откажется от священства, то  высмеивали и стыдили, что, он такой молодой и не хочет работать, а вместо этого обманывает народ и этим зарабатывает деньги. Сотрудники НКВД предлагали ему написать заявление, что Бога нет и религия - это обман. В обмен на это ему предлагали хорошую работу и зарплату. Но на все подобные уговоры отец Емилиан неизменно отвечал: «Хоть сейчас меня забирайте, но от Бога я никогда не откажусь».
     Когда он шел на эти встречи, он всегда был готов к аресту и брал с собой мешочек с сухарями, который оставлял дочери Анастасии, сопровождавшей его во время этих визитов в НКВД. Однажды, поздно вечером, когда в приемной почти никого не осталось, сотрудник НКВД подошел к ней и спросил зачем она здесь. Отец Емилиан ответил, что это его дочь и она пришла вместе с ним. Тот попытался ее прогнать, но Анастасия громко заплакала, и тот отступился от нее.
http://s43.radikal.ru/i102/0912/33/60d1b8017a9f.jpg
      Священник Емилиан был арестован 25 июля 1941 года и в тот же день допрошен. Следующие допросы отца Емилиана состоялись 3, 4 и 9 августа.
На допросе 4 августа следователь спрашивал:
      - Вы в марте 1939 года в полевой церкви среди верующих открыто высказывали: безбожники погибнут и они достойны геены огненной, - скажите, вы признаете это?
     - Нет, не признаю, я так среди верующих не говорил. Я говорил: как мы христиане должны исповедывать истинную веру и любить друг друга. Не завидывать, не красть, не обманывать и никого не обижать. Верить в Бога Иисуса Христа, соблюдать посты по закону Божию, не желать ближнему, что самому не нравиться. Соблюдать праздничные воскресные дни, в которые трудом заниматься грешно. Почитать дни среду и пятницу, как постные дни, не есть мясной пищи. Больше я ничего не говорил.
     - В марте месяце 1939 года среди монашек, проявляя свое недовольство против соввласти, говорили: я избранник Божий, поэтому я и служу, и меня арестовать никто не может. Вы подтверждаете это?
     - Нет, не подтверждаю, я этого не говорил, так как я все время ожидал ареста, в порядке очереди, потому что всех служителей культа уже арестовали.
     - В апреле 1941 года во время производства описи имущества в вашем доме работниками ГОРФО, что вы сказали им, когда было обнаружено ими 4 буханки хлеба?
     - Я в то время работникам ГОРФО сказал, что этот хлеб принадлежит квартиранту, к тому же я проявляя свое недовольство работникам ГОРФО, сказал: Будет вам шкуру драть с рабочих, дерните уж с попов. Вот в этом я признаю себя виновным».
     Один из свидетелей показал: «Хорошо помню, в последних числах января 1941 года, кода принесли извещение об уплате налога попам Покровскому и Кирееву, в это время Покровский в церкви заявил: я от службы отказываюсь, потому что наложили непосильный налог, эти коммунисты, с полки. Тогда Киреев среди присутствующих граждан верующих со злобой во всеуслышание сказал: граждане, так и так нас посадят в тюрьму, пусть меня возьмут из алтаря, прямо с престола, арестуют, но я буду служить до конца. Верующих Киреев этими словами возбудил в гнев против советской власти и они плакали, не желая расставаться с церковью и с попами Покровским и Киреевым. Верующие после этого заявили, служите батюшки мы вас поддержим и будем за вас хлопотать, чтобы с вас налоги сложили».
     Другой свидетель показывал: «Поп Покровский говорил: граждане верующие, на нас наложило Горфо непосильный налог, поддержите нас, а то мы от службы в церкви отказываемся. Верующие в это время плакали и просили Покровского и Киреева продолжать службу в церкви. В это время поп Киреев говорил: Несмотря на то, что на нас наложили непосильный налог, я согласен продолжать дальше службу, так как так и так будем мы служить или не будем служить все равно мы будем наказаны – такое время сейчас пришло, так сказано в писании Божием».
     Одна из свидетельниц в отношении Покровского и Киреева показывала: «В церкви при исповеди всегда проповеди говорили: верующие, нужно держаться вере Христовой, что она спасет от всяких бед и скорбей и душа ваша не погибнет, а будет обитать в Царствии Небесном. Потом поп Покровский, возвышая голос громко говорил: никого не слушайте, что нет Бога, Бог на небесах и вездесущ, на всяком месте, все видит и все ведает. В это время масса криком ему ответила – веруем батюшка. На это Покровский сказал: веруйте, крепко веруйте в Матерь Божию и во всех святых. В феврале 1941 года поп Покровский на поданное ему извещение о налоге на 9 тысяч рублей выразился так: Эх, черт возьми, перед концем что ли они бесятся».
11 сентября был арестован еще один обвиняемый по этому делу – Подрезов Иван, пенсионер, живший подаяниями прихожан полевой церкви. 21 сентября на допросе он дал показания, что священники Покровский и Киреев являются руководителями контрреволюционной организации. Также в качестве свидетелей выступили бывший священник Сергиевский, пятнадцатилетний юноша Махлай, посещавший богослужения в полевой церкви, староста полевой церкви Ворожейкина и некоторые другие, которые дали показания об антисоветской деятельности священников. Были проведены очные ставки между обвиняемыми священниками и свидетелями.
     Обвиняемый Подрезов, ранее давший показания об антисоветской деятельности священников, на очной ставке с отцом Емелианом Киреевым отказался от своих показаний и заявил: «Так сказано в писании Божием, что мы должны пострадать за Христа, и пусть я буду страдать, а их – Киреева и Покровского освободите. Я отказываюсь от своих показаний в части того, что Киреев и Покровский являются руководителями контрреволюционной организации».
     23 сентября следствие было окончено. 10 октября всем троим обвиняемым было предъявлено обвинительное заключение по статье 58-10 часть 2 и 58-11. 18 октября Судебная Коллегия по уголовным делам определила обвинительное заключение утвердить и на 30 октября было назначено судебное заседание. В назначенный день открылся суд, на котором подсудимые священники мужественно отрицали обвинения в антисоветской агитации. Прокурор просил суд вынести приговор в отношении Подрезова – расстрел, в отношении Покровского и Киреева – 10 лет лишения свободы. Адвокат просил в отношении Покровского и Киреева вынести мягкий, справедливый приговор. Обвиняемым было предоставлено последнее слово, в котором они просили вынести справедливый приговор. После совещания суд приговорил всех троих к высшей мере наказания – расстрелу. В установленном порядке от приговоренных священников поступила совместная кассационная жалоба в Верховный Суд РСФСР о пересмотре приговора. Приговор был признан правильным.
     Священники Василий Покровский и Емилиан Киреев были  расстреляны, по свидетельству одного из охранников, на правой стороне реки Суры, недалеко от города Алатырь, вечером 26 декабря 1941 года.
     Священник Емилиан Киреев был причислен к собору новомучеников и исповедников Росийских на заседании Священного Синода под председательством святейшего патриарха Алексия 6 октября 2003 года.
     Священник Василий Покровский был причислен к собору новомучеников и исповедников Российских на заседании Священного Синода 27 декабря 2007 года.
.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Кол. 1, 12-15; Лк. 14, 16-24). "Много званных, но мало избранных". Званные это все христиане, избранные же это те из христиан, которые и веруют и живут по христиански. В первое время христианства к вере призывала проповедь; мы же призваны самым рождением от христиан и воспитанием среди христиан. И слава Богу! Половину дороги, то есть вступление в христианство и вкоренение начал его в сердце с самого детства, проходим мы без всякого труда. Казалось бы, тем крепче должна быть вера и тем исправнее жизнь во все последующее время. Оно так и было; но с некоторого времени стало у нас не так быть. В школьное воспитание допущены нехристианские начала, которые портят юношество; в общество вошли нехристианские обычаи, которые развращают его по выходе из школы. И не дивно, что, если по слову Божию и всегда мало избранных, то в наше время оказывается их еще меньше: таков уж дух века - противохристианский! Что дальше будет? Если не изменят у нас образа воспитания и обычаев общества, то будет все больше и больше слабеть истинное христианство, а наконец, и совсем кончится; останется только имя христианское, а духа христианского не будет. Всех преисполнит дух мира. Что же делать? Молиться.

(Кол. 3, 12-16; Лк. 18, 18-27). Св. Праотцы - вот истинно великие люди! И если обобщить мысль, определяющую их величие, то выйдет: истинно велики только те, которые попадают в ряд исполнителей воли Божией о роде человеческом, - воли положительной; ибо многое бывает только по попущению Божию; бывают опять сильные деятели, действующие помимо воли Божией и даже противно ей. Могут и эти казаться великими, но не сами по себе, а по тем великим противодействиям, какие воздвигает Промысл Божий для изглаждения причиненного ими зла. Прямую волю Божию о вечном спасении мы знаем; но планы Божии о временном пребывании людей на земле сокрыты от нас. Потому нам трудно определять, кто действует прямее, именно по воле Божией. Один только отрицательный критерий можно признать верным: кто действует противно определению Божию о вечном спасении людей, того нельзя считать великим, как бы ни были показны дела его, ибо очевидно, что он идет против явной воли Божией. Хоть эта воля ведомая касается не временного, а вечного, но то несомненно, что одна воля Божия не может противоречить другой.
******************************************************************************************************************************************
Должники

"Любовь из них больше"
(1 Кор. 13, 13)

Когда любовь обитает в сердце, оно полно радости. Любовь озаряет весь Божий мир радостной улыбкой. Всматриваясь в нашу жизнь, мы убеждаемся в том, что каждый прожитый нами день оставляет нас должниками - должниками любви и ласки к нашим ближним. Мы не отдаем им должного, никогда не отдаем вполне всего, что могли бы отдать.
Любить не значит только не делать зла, но значит делать добро, которое в наших силах.
Любовь к Богу вселяет в нас готовность всегда покорно исполнять Его волю, какова бы она ни была. Любовь к ближним побуждает нас служить и благотворить им беспрерывно. Любовь постоянно созидает. При каждом нашем прикосновении к жизни человека любовь чем-либо обогащает эту жизнь и придает ей большую цену в его собственных глазах. Человек чувствует, что стоит жить, когда он встречает любовь в отношениях с людьми.
Слово любви есть благословение, оно вдохновляет и возвышает душу. Исходя от Бога, любовь творит добро. Она - откровение Самого Бога. Любовь нисходит на землю, как Ангел Божий, Ангел мира и радости. Она звучит в нашей жизни, как небесная песнь, и сеет повсюду добрые семена, которые взойдут в вечности. "Бог есть любовь" (1 Ин. 4, 8), любовь не может не служить ближним. Каждый из нас, даже и тот, кто ничего не имеет, может любить и расточать любовь вокруг себя. Источник любви должен бить ключом, он стремится неудержимо из нашего сердца, находя применение всюду в делах любви.

из истории дня:
Рождение Вел. Княгини Елены Павловны (2-ой дщери Императора Павла I)

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=16#p19524
Слава Богу за все!

0

71

Во славу Божию и на пользу ближнего !

27 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.

Мчч. Фирса, Левкия и Каллиника (249-251)
http://i060.radikal.ru/0912/08/35cedbb4a02f.jpg
Святые мученики Фирс, Левкий и Каллиник родились в Вифинской области1, а воспитались в городе Кесарии2. Пострадали они за Христа в царствование императора Декия3 следующим образом.

Один из областных правителей, по имени Кумврикий, прибыл в Кесарию из Никомидии4 и ревностно утверждал здесь идолопоклонство, усердно заботясь об идольских капищах и жертвах и о всем, что было приятно врагу человеческого рода - диаволу. К тому же он принуждал и всех местных жителей, одних привлекая ласкою, других устрашая угрозами. Между тем в числе кесарийских граждан был некто Левкий, человек честный, разумный, учёный и благородный. При виде совершающихся беззаконий, он сильно болел душою и разгорался всё более ревностью по Боге. Наконец, он не в силах был таить долее горевший в душе его пламень ревности и не захотел более скрывать исповедуемую им истинную веру. Неожиданно явился он к правителю и сказал:

- Зачем, Кумврикий, вооружаешься ты, несчастный, на свою собственную душу, почитая бесчувственных и глухих идолов, и увлекаешь за собою к тому же печальному заблуждению множество других людей? Такие люди представляются более бесчувственными, чем камни и деревья, ибо не хотят познать своего истинного Бога и Спасителя и не желают ходить во свете, покинув тьму заблуждений.

Безумный правитель, не вынося высказываемой ему истины, пришел в ярость от этих слов, и тотчас же, без всякого допроса велел подвергнуть Левкия биению. Но Левкий, добровольно принимая мучения, благодарил Бога и тем привел мучителя в еще большую ярость, за что и был подвергнут истязаниям до тех пор, пока не обессилели бившие. Тело его, сокрушенное побоями, изнемогло, и он молился о полном освобождении своем от тела, желая преставиться ко Господу. Исполнению сего желания способствовал сам правитель, который велел вывести мученика за город и отсечь ему голову. Когда мучители вели святого на казнь, он шел без всякого страха и смущения, ничем не обнаруживая в лице своем боли и муки, но весь сиял радостью и блаженством, как будто его вели не на казнь, а на венчание. Далеко за городом ему отсекли голову, и он отошел на небеса принять за подвиг свой венец нетленный.

Слух о жестокости Кумврикия скоро распространился по всем окрестным странам, и христиане стали скрываться из страха пред его свирепостью. Но блаженный Фирс (хотя он и не был еще крещен, а только состоял в числе оглашенных), вооружившись ревностью по Боге, явился к мучителю и сказал: "Привет тебе, светлейший правитель!"

И когда тот отвечал ему взаимным приветствием, Фирс продолжал:

- Можно ли каждому пред вами, судьями, говорить - что он хочет, или же должно дожидаться вашего приказания и без того не произносить ни одного звука?

Правитель, как бы забыв, что он сделал с Левкием, отвечал:

- Можно, и до сего дня эта свобода говорить не отнималась ни у кого, особенно если предстоит сказать что-либо, клонящееся к общей пользе.

Тогда Фирс сказал:

- Что же можно сказать полезнее того, что полезно для души? И вот, я вижу, что ты многих утесняешь и лишаешь спасения, отвлекая их от истинной веры и по злобе своей привлекая к служению идолам. Чрез сие ты на свою душу разжигаешь всю геенну огненную. Посему я решился смело и свободно говорить с тобою и узнать от тебя, ради чего ты поставил законом - оставив Создателя неба и земли и всех людей, - покланяться делу рук человеческих, как бы говоря дереву: "ты мой отец" (как обличает идолопоклонников и святой пророк Иеремия (Иер.2:27) и камню: "ты меня родил?" И ради чего вся забота твоя о том, чтобы убедить всех людей (если бы это было возможно) разделить с тобою твой пагубный образ мыслей.

На это правитель сказал:

- Твоя несвоевременная и неуместная речь показывает, что ты заражен христианством. Впрочем, предоставь эти суетные вопросы и их ложные решения тем людям, которые занимаются в школах и не преданы попечениям о делах народных, а теперь повинуйся императорскому приказанию и принеси жертву богам. Если же не исполнишь сего, то получишь от нас возмездие за свои слова - в приготовленных для тебя мучениях.

- Так как вы - разумные создания Божии, - отвечал святой, -то вам не должно совершать что-либо неразумно и без тщательного расследования. Но если ты хочешь повиноваться безумному повелению твоего царя, то делай, что тебе повелено.

Кумврикий сказал:

- Я думаю, что тебя делает таким заносчивым наша снисходительность. Но, видя, что ты человек рассудительный и умный, я советую тебе оказать послушание и тем избежать мучений. Итак, ступай к жертвеннику и воздай должное богам, ибо таким образом ты получишь прощения прежней своей вины, сделаешься другом великого царя и всю остальную жизнь свою проведешь с нами в великой чести.

- Много размышлял я о настоящем деле, - отвечал блаженный,- и не думай, что ты застал меня неподготовленным и не обдумавшим всего заранее. Вед., я сначала долгое время обсуждал всё сам с собою и после тщательного исследования убедился, что ваши боги суть бездушные идолы и храмы их - нечисты; и я посмеялся над ними и избрал чистую и истинную христианскую веру. Итак не медли исполнить то, что тебе приказано царем относительно нас, христиан.

Эти слова святого привели мучителя в ярость, и он тотчас же велел некоторым из своих слуг, отличавшимся силою, крепко бить святого кулаками, а затем - привязать к его рукам и ногам ремни и тянуть его изо всех сил в разные стороны. Когда это было сделано, члены тела его выходили и вырывались из суставов, но мученик терпеливо и с светлым взором переносил это. Мучитель приказал выколоть ему гвоздями глаза, перебить челюсти и выбить зубы медными молотками. Святой же и среди мучений смеялся над мучителем и тем еще более раздражал его. Кумврикий приказал растопить олово, приготовить железный одр и положить на нем мученика лицом вниз, а сам призвал своих волхвов и увещателей, дабы они обольстили мученика словами. Они стали уговаривать святого, чтобы он, хотя бы только на время и наружно, оказал повиновения правителю.

- Чрез это, - говорили они, - ты избавишься от лютых мучений и получишь многие блага, а твой Бог простит тебя, зная немощь человеческой природы, и не прогневается, будучи, как мы слышали, благ и многомилостив.

Мученик отвечал:

- Потому-то я и терплю муки за Бога моего, что Он благ и многомилостив: ибо, если вы, хотя и слышите о бесконечных мучениях, вас ожидающих, однако не обращаетесь от заблуждений на путь истинный, то почему же мне не претерпеть мужественно временных страданий, воздаянием за которые будет Царство небесное.

После таких слов мученика, его стали поливать кипящим оловом. Но принесенное в котле олово мгновенно разлилось потоком, обожгло и погубило многих из язычников, стоявших около. Святой же встал с ложа невредимым и совершенно здравым, и глаза его снова стали видеть по-прежнему. При виде сего чуда, все пришли в ужас, и сам правитель был крайне изумлен. Однако, хотя ему и должно было бы познать Того, Кто сотворил всё бывшее, он по своей вине пребывал в ослеплении ума; так сбылись над ним слова Писания: "Ты видел многое, но не замечал; уши были открыты, но не слышал" (Ис. 42:20).

И еще более разгневался он на мученика и, назвавши его волхвом и чародеем, подверг его еще большим мучениям. Но святой всё переносил мужественно; и слышан был свыше некий укрепляющий подвижника глас, которым язычники были приведены в великий страх, а верующие утверждены в вере.

Убоявшись продолжать мучения во стыд себе, мучитель велел связать мученика и бросить в темницу, а сам отправился домой, раздумывая, какими бы еще более жестокими мучениями истязать Фирса. Между тем святой в темнице усердно молился, чтобы Бог сподобил его святого крещения. И вот внезапно, по благодати Божией, ночью узы его развязались и темничные двери открылись сами собою. Выйдя из темницы, святой отправился к епископу кесарийскому, скрывавшемуся тогда от гонения. Епископ, увидев мученика, тотчас же пал к его ногам, ибо слышал уже о его мужестве и терпении и чрезвычайно почитал его. Но мученик, подняв епископа и сам припадая к его ногам, говорил:

- Не делай сего, честнейший отче! Не предвосхищай поклонения, которое должен воздать тебе я, ибо не благословить пришел я, а принять благословение.

Епископ сказал ему:

- Тебе должно благословить нас, как явно показавшему великую силу добродетели и облекшемуся в светлейшую ризу Духа чрез то, что ты претерпел столь лютые муки.

- Затем я и пришел сюда, - отвечал мученик, - чтобы облечься в ризу нетления, возродившись водою и Духом, ибо я еще не сподобился святого крещения. И так исполни немедля желание мое и соверши надо мною крещение.

Епископ тотчас же крестил Фирса, который, вышедши из купели, воскликнул:

- Господи Иисусе Христе, Боже мой, сподобивший меня возродиться водою и Духом! Дай и мне чрез страдания сподобиться крещения, которым крестился Ты, и, испив Твою чашу страданий, быть причастником Твоей смерти.

Затем, побеседовав с епископом и простившись с ним, Христов страдалец возвратился в темницу, при чем ему предшествовал чудесный свет, а вслед за ним шли святые Ангелы, как ясно видели некоторые из достойных. В темнице он проводил время в обычных молитвах.

В это время один сановник, по имени Сильван, родом перс, человек жестокий и немилосердный, желая показать себя благожелателем и единомышленником императора, просил последнего даровать ему, Сильвану, власть исследовать, действительно ли исполняют царские повеления мучители, поставленные для погибели христиан. Получив эту власть, он прибыл в Никею5 и Кесарию, всюду принося жертвы идолам и запечатлевая идольские праздники христианскою кровью. Ему, между прочим, доложено было и относительно великого Фирса, что он не может быть побежден6 никакими мучениями и в тоже время изумляет людей знамениями и чудесами. Тотчас же Сильван приказал привести его к себе, а сам стал совершать жертвоприношения главному языческому богу Зевсу. На следующий день он вместе с Кумврикием сел на судейском месте и, призвавши Фирса, сначала велел прочитать во всеуслышания прежний его допрос, а затем сказал мученику:

- Не думай, Фирс, что ты будешь страдать по прежнему: ты примешь еще более жестокие мучения, если останешься при своем упорстве.

Мученик отвечал:

- Тот, Кто дал мне силы перенести все прежние муки, Господь мой Иисус Христос, и ныне предстоит предо мною, избавляя меня из ваших рук, ибо Ему Единому я служу и Его Одного признаю за Бога, а ваших языческих идолов и богов считаю полным заблуждением. Впрочем, если ты желаешь склонить меня к принесению жертвы не принуждением и насилием, а благоразумным советом, добровольно, то скажи: кому и как должен я принести жертву? А я, увидев справедливость твоих слов, охотно покорюсь и не буду напрасно противиться истине.

Тогда Сильван взял святого за руку и сказал:

- Пойдем в храм, и там тебе будет показано, кому ты должен будешь принести жертву.

Когда они пришли в храм Аполлона, находившийся вблизи, Сильван, указывая рукою на идола, сказал:

- Вот - бог, которого мы почитаем, и если ты, Фирс, помолишься ему, принеся жертву, то приобретешь себе великого хранителя и получишь благодать у прочих богов.

Мученик сказал:

- Смотри же, какую я ему принесу жертву и как буду умолять его.

И когда все со вниманием обратили на него взоры, он, воздевши руки и возведши очи к небу, призвал неисповедимую силу Божию; внезапно загремел гром и идол Аполлона упал на землю и рассыпался в прах. Святой же мученик, обратившись к стоящим около, сказал:

- Смотрите: ваши боги суть только создание человеческое и не могут вынести даже имени истинного Бога.

Сильван, пришедший в ярость, сказал на это:

- Я твое волшебство в конец уничтожу и истреблю". И тотчас он велел острыми железными гребнями терзать тело мученика до костей, так что плоть святого кусками отпадала на землю, а мучитель говорил:

- Где же Бог - помощник твой, Которого ты чтишь и на Которого надеешься?

Мученик отвечал:

- Неужели ты не видишь действующую во мне силу Христову, явно укрепляющую меня против ваших нападений? Каким образом земное и немощное тело могло бы перенести такие муки, если бы не была подаваема ему Божественная помощь свыше?

Тогда Сильван приказал принести огромный котёл, наполнить его водою и развести под ним огонь. Когда котёл сильно закипел, мученика связали по ногам веревкою и опустили вниз головою в кипящую воду. Но святой призвал имя Христово, и котёл распался, вода разлилась, а сам он остался невредим. Мучитель был посрамлен и пришел в ярость; но так как у него были еще и другие общественные дела, то он велел отвести мученика в темницу.

Вскоре Сильван вместе с Кумврикием отправился в приморский город Апамею7, приказав вести за собою и святого - связанного. Приблизившись к городу, он остановился и, призвав к себе мученика, сказал:

- Здесь, Фирс, или дай обещание принести жертву богам и ты останешься жив, или же ты лютым образом будешь лишен жизни.

Святой в ответ сказал ему тоже самое, что говорил и раньше, и при этом прибавил в заключение:

- Скорее души ваши исторгнутся у вас.

Мучители еще более разгневались на Фирса, велели влечь его с побоями в город и там бросить за его, как они говорили, волшебства в море, дабы он принял мучительную погибель и даже не удостоился по смерти обычного погребения. Но не успели они еще войти в город, как начало исполняться пророчество мученика: Сильван внезапно обессилел, а Кумврикий заболел лихорадкою, и на четвертой день оба они жалким образом окончили жизнь. Говорят, что даже земля не принимала их нечистых тел до тех пор, пока не помолился о том святой мученик. И оставался святой в Апамее двадцать три дня, находясь в узах, до прибытия нового правителя.

Прибыл новый правитель, по имени Вавда, характером и злобою к христианам подобный своим предшественникам.

Рассмотрев дела прежних правителей и узнав о мученике Фирсе, он призвал его на допрос. Святой оказался по-прежнему непоколебим в вере христианской и по прежнему отказался повиноваться нечестивым требованиям языческим. Вавда приказал зашить его связанным в мех и бросить в море за тридцать стадий8 от берега. Но мех внезапно разорвался, узы развязались, и видно было множество светоносных мужей, ходивших по морю, которые, взяв мученика, вывели его на сушу. При виде сего, слуги правителя в страхе побежали к нему и рассказали о случившемся. Тогда он сам пошел на берег и, нашедши там мученика, который стоял один, сказал ему:

- Правда, удивительны ваши христианские волшебства и чары, если и само море повинуется вам, как я вижу, и если вы у самих законов природы отнимаете силу. Но, не смотря на то, никакие волшебства не помогут вам и будут для вас только причиною еще более жестоких мучений и лютой смерти.

Мученик отвечал:

- Долго ли ты останешься ослеплённым и, подобно своим богам, не будешь видеть, имея очи? Как может кто-либо волхвованием поработить себе законы природы? Кто из ваших волхвов или из почитаемых вами богов, в которых всё суть обольщение волшебное и обман, - кто из них сделал так, чтобы человек, брошенный в море, был поднят руками Ангелов и, невредимый и здоровый, ходя по морю, как посуху, вышел на землю?

Правитель велел схватить мученика, связанного вести за собою и при этом крепко бить палками, а сам отправился в Кесарию. Жители Кесарии, узнав, что к ним идет новый правитель и ведет с собою святого мученика Фирса, все вышли из города, как будто для встречи правителя, на самом же деле - чтобы посмотреть на страдальца Христова, которого все хотели видеть. Как только все вступили в город, мученик тотчас же был брошен в темницу. Правитель долго раздумывал, какому бы роду казни подвергнуть мученика и, наконец, решил отдать его на съедения зверям, находя эту смерть наиболее мучительною. Он велел собрать самых свирепых зверей всякого рода и морить их голодом, чтобы они стремительнее бросились растерзать осужденного.

Когда в течения 30 дней звери были подготовлены, мучитель собрал весь народ ко храму Зевса и принес ему торжественное жертвоприношение. Затем велел вывести из темницы Фирса, осужденного на съедение зверям.

Между тем святого, по тайному приказанию правителя, посещали в заключении многие друзья и знакомые и умоляли его смиловаться над самим собою и избежать страшной смерти, исполнив то, чего от него требовали.

- Таким образом, - говорили они, - ты избавишься от погибели, удостоишься почестей и сделаешься угоден царю.

Но святой был, по слову Давида, "как глухой, не слышу, и как немой, который не открывает уст своих" (Пс. 37:14).

Когда же его привели к правителю, который в то время приносил жертвы, тот сказал ему:

- Мы были слишком милостивы, дав тебе столько времени на размышление. Итак, если желаешь себе пользы, то теперь, когда видишь всё свое отечество приносящим жертвы великому богу Зевсу, - приступи и ты и принеси жертву, чтобы тебе избавиться от погибели. Если же нет, то когти и зубы зверей растерзают тебя, и никто не поможет тебе и не избавит тебя от беды.

Мученик сделал вид, что он согласен, и сказал:

- Я давно уже решил принести жертву вместе с своими согражданами. Но как бы не прогневался Аполлон, если я, миновав его, принесу жертву одному только Зевсу.

Услышав это, правитель обрадовался и сказал:

- Принеси жертву одному только Зевсу, а я тебе порукою в том, что ни один из остальных богов не разгневается на тебя.

Мученик на глазах у всех приблизился к идолу Зевса и, когда сотворил про себя молитву истинному Богу, сделалось страшное землетрясение, и идол Зевса упал на землю. Язычники в страхе разбежались, и один только мученик остался в храме. Исполненный ярости, мучитель велел вести святого на съедения зверям.

На зрелище это сошлось множество народа, и когда выпустили на святого зверей, казалось, что он стоит среди зверей не один, а с какими-то другими тремя лицами; и звери ходили кругом него и кротко ласкались к нему, как будто давно знали его. Он же, воздев руки кверху, сказал:

- Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, за то, что прославил Ты во мне Имя Твое Святое и явил на мне милость Твою, заградив предо много уста зверям, как некогда пред Даниилом, рабом Твоим. Ты, Владыка, как тогда, так и ныне творящий чудеса, сотвори так, чтобы дикие звери эти ушли каждый в свое жилище, не причинив вреда никому из находящихся здесь!

Затем, помолившись, он сказал зверям:

- Во имя истинного Бога, возвратитесь в пустыню, каждый в свое логовище, откуда вы выведены, и не причиняйте никому вреда.

И тотчас звери убежали, при чем двери раскрылись пред ними сами собою. Все присутствовавшие в страхе разбежались, кто куда мог, боясь вырвавшихся зверей, которые однако сами стремительно бросились бежать в пустыню. При виде этого чуда, многие из язычников обратились ко Христу.

Вавда, не зная, что делать, повелел опять связать святого и бросить его в темницу. Но чрез несколько дней, отправляясь в город Аполлонию, отстоявший недалеко от Кесарии, велел и Фирса вести туда вслед за собою. Прибыв в Аполлонию, Вавда устроил там в храме Аполлона всенародный праздник. Храм же этот был наполнен идолами. Приведя туда Фирса, Вавда велел больно бить его пред идолами палками. Но святой, терпеливо перенося удары, как будто они наносились ему не в действительности, а во сне, молился Богу, иссушающему бездны и ниспровергающему горы единым мановением.

- Да будет на мне, - говорил он, - рука Твоя, Господи, не удали помощи Твоей от меня, но призри на меня и защити меня, дабы не постыдиться мне, ибо я Тебя призвал.

Когда он помолился таким образом, внезапно произошло землетрясения в городе, правителя постигла болезнь, руки бивших святого ослабели, и многие идолы попадали на землю и валялись, разбитые в куски. А Фирс, полный радости по Боге, смеялся над идолами и над мучителем, и говорил:

- Что же ты не поможешь своим богам, валяющимся в таком бесчестии на земле и просящим у тебя помощи, но оставляешь их, брошенных, на глазах у всех - на посмешище тем, кто не ослеплён?

Хотя правитель и страдал от тяжкой болезни, но злоба его сохранилась во всей силе, и потому он сказал:

- Волхвования мерзкого Фирса делают для меня жизнь тяжелее смерти!

В это время в Аполлонии находился языческий жрец Каллиник. Видя с самого начала чудеса, совершаемые святым мучеником Фирсом, он стал сознавать бессилие своих богов. Приемля в свое сердце семя истинной веры, он говорил в себе:

- Боже, Фирсом проповедуемый, творящий дивные и славные чудеса! Ты и меня, как новоизбранного воина, приими и укрепи и утверди против восстающих на истину Твою!

Так беседуя тайно с Богом, он явился к правителю и хитроумно посмеялся над ним.

- Светлейший правитель, - сказал он - человек тот, претерпевая жестокие мучения, низверг на землю и уничтожил величайшего бога Зевса, солнценосного Аполлона сокрушил уже в третий раз и самого Геркулеса9, непобедимого в брани, низложил - не руками, не оружием, не мечем, а одним только словом и призыванием Христа, претерпевшего крест и смерть. Итак, если угодно твоему могуществу, восстановим бога Геркулеса, помогающего некоторым в бедах, и будем умолять его, чтобы, припомнив свое прежнее мужество, он пришел и помог так сильно обиженным Зевсу - отцу и божественному Аполлону: ибо сами они, мне кажется, спят крепким сном.

Правитель, не поняв насмешки, сказал:

- Так как я болен, то ступай один, умоляй за нас богов и возбуди их скорее против этого чародея Фирса.

Каллиник же продолжал:

- Но я думаю, что велика сила Бога, низвергшего их, и боюсь, что наши боги не в силах будут помочь даже и себе самим.

Тогда правитель, поняв наконец истинный смысл слов Каллиника, сказал:

- Ужели и ты, Каллиник, обольщен волшебством этого чародея?

Каллиник, не желая - ни продолжать начатый разговор, ни скрывать долее свою веру, тотчас же отправился домой, остриг волосы на голове и бороду, снял одежды своего сана и, принесши всё это к правителю, бросил к его ногам.

- Возьми, правитель, - сказал он, - мои волосы и одежды, оскверненные смрадом и дымом жертв, пролитием крови и диавольскими таинствами: вместе с ними я отвергаю свое прежнее заблуждения и начинаю новую жизнь, ибо я - уже христианин.

Правитель был чрезвычайно удивлен этой неожиданною переменою в Каллинике.

- Что с тобою, Каллиник, - говорил он, - разве чудеса этого чародея возымели над тобою такую силу, что даже твою благородную душу, - душу служителя богов, получившего от них многие милости, отвратили от веры отцов и вовлекли в окончательную погибель?

Каллиник сказал:

- В перемене моей более всего виновен сам Геркулес, который совершив, как рассказывается о нем, столько побед, теперь не мог противостоять одному слову сего мужа и пал столь жалким образом, показывая, что смеха достойны те басни, которые известны у людей о нем и о прочих богах.

- Вовсе нет, - возразил правитель: - но ты прельстился волшебством Фирса и надеешься, что и сам ты посредством чар будешь творить такие же чудеса. Однако ни тому волхву, ни тебе христианские волшебства не принесут пользы, если ты не раскаешься и не воздашь по прежнему чести богам.

Каллиник, желая явным образом посрамить неразумие правителя и твёрдо надеясь, что и с ним, Каллиником, будет Бог, как и с Фирсом, сказал:

- Так как ты, правитель, в настоящее время болен, а меня считаешь обольщенным чарами, то обратимся, если тебе угодно, к великому Асклипию10 и вместе помолимся ему о твоем выздоровлении: тогда ты узнаешь, что я не обольщен никаким волшебством".

Правитель, не уразумев, как следует, слов Каллиника и думая, что жрец снова возвращается к своим богам, тотчас пошел с ним в храм. Когда они вошли туда, Каллиник начал молиться в душе, говоря:

- Господи Иисусе Христе, познанный мною, как Бог Истинный чрез раба Твоего Фирса и без числа мною прогневанный и, несмотря на то, не отвергший меня! Восстань ныне в помощь мне и яви во мне силу Твою!

Когда он так говорил про себя, послышался некий глас свыше, укрепляющий его и призывающий к подвигу. И он, исполнившись дерзновения и призвав имя Христово, стал поносить идола Асклипия, и тотчас идол, как бы сверженный сильною рукою, упал к его ногам. Тогда Каллиник, взглянув на правителя, сказал ему с насмешкою:

- Видишь сам, что бог твой не может встать, если ты сам не поднимешь его. Убедись же, что это - не волшебство, а действие чрез меня силы Божественной.

Но правитель, хотя в душе скорбел о том и сожалел Каллиника, однако велел заключить его в темницу, а на утро издал смертный приговор ему и Фирсу в таких словах:

- Каллиника, отпавшего от служения богам и от их почитания и приставшего к христианской лжи, повелеваю умертвить мечем; Фирса же, гордящегося своими чудесами, и прельстившего ими окаянного Каллиника, повелеваю положить в деревянный ящик и перепилить пилою.

Каллиник немедленно был выведен воинами на казнь. Он испросил себе времени на молитву и, после продолжительной молитвы, был усечен мечем. Затем, когда мучители положили святого Фирса в ящик и взяли пилу, чтобы перепилить его, то пила сделалась в руках их необычайно тяжелою, так что они едва могли поднять и водить ею, а между тем на дереве ящика она была так легка, что не оставалось даже следа от ее зубьев. Долго, до пота трудились мучители, но ничего не добились; наконец, ящик внезапно открылся, и святой вышед из него с светлым лицом и сердце его было полно неземной радости. Стоявшие вокруг пришли в ужас, и никто не смел коснуться святого, ради совершившегося чуда. И был слышан глас свыше, призывавший мученика к небесной награде. Уразумев, что наступил конец подвига, святой воздвиг руки, а вместе и ум свой к небу и воскликнул:

- Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, за то, что Ты меня недостойного принимаешь, как наследника благ Твоих, и поставляешь меня в числе благоугодивших Тебе. Приими же ныне в мире душу мою и введи ее во святые обители Твои к неизреченному блаженству, Тобою даруемому!

Затем, осенив себя крестным знамением, Фирс предал в руки Божии святую душу свою. Таким образом, тот, которого не могли умертвить многочисленные жестокие мучения и истязания, окончил жизнь свою естественною смертью.

По прошествии многих лет, воцарился жестокий Диоклитиан11, и опять повсюду разослан был императорский указ о том, чтобы все принимали участия в полонении идолам, а отказывающиеся предавались бы смерти. В то время в Фиваиде12 правителем был некто Арриан. Стараясь в точности исполнить нечестивое повеление жестокого царя, он, во время пребывания своего в городе Антиное, схватил двух знатных христиан, Аскалона и Леонида, и, после различных мучений, предал их смерти. Затем он велел схватить всех присутствовавших там христиан и, разложив перед ними орудия пытки, сказал:

- Вот, двоякая участь ожидает вас: принесите жертвы богам, и тогда вы останетесь целыми и свободными, если же откажетесь повиноваться, то будете преданы на мучения и даже на смерть.

Лишь только правитель сказал это, тотчас тридцать семь мужей, смело и единодушно выступив вперед, изъявили готовность скорее умереть, чем повиноваться безбожному повелению. Но, после многочисленных пыток, один из них, по имени Аполлоний, церковный чтец, от вида многоразличных мучений, пришел в ужас и, то трепетал при мысли о предстоящих мучениях, то боялся погубить свою душу, отпадши от Христа. Он стал раздумывать, как бы ему избегнуть и жертвы идолам и лютых мучений, так чтобы и душу спасти от власти диавола, и тело избавить от рук мучителей. В то время, как он колебался таким образом, около него стоял один язычник, по имени Филимон, служивший музыкантом у правителя.

Заметив его, Аполлоний подозвал к себе и пообещал ему четыре золотых монеты, если он, под видом его, Аполлония, принесет жертвы, прикрывшись его одеждою, чтобы не быть узнанным. Филимон согласился: оделся в одежду Аполлония и, прикрыв лицо, пошел к жертвеннику. Но, Бог, дивно промышляющий о спасении всех людей, восхотел привлечь к себе чрез Аполлония Филимона, а чрез Филимона Аполлония. И когда Филимон в одежде Аполлония приближался к идольскому жертвеннику, в сердце его воссиял свет благодати Господней, и отверзлись его духовные очи к познанию истины. Осенив себя крестным знамением, как христианин, он стал пред правителем. Последний спросил окружающих:

- Кто это?

Они ответили ему:

- Один из христиан.

Правитель велел ему принести жертву, но он громогласно воскликнул:

- Не принесу! Я - христианин, раб Христа, Бога Живого.

Правитель сказал:

- Разве ты не видал недавно, какие мучения претерпели Аскалон и Леонид и какою лютою смертью они погибли?

Филимон, под видом Аполлония, отвечал:

- То самое именно, что Аскалон и Леонид, пострадавшие недавно за Христа, оставили нам пример мужественного терпения, это и было для меня побуждением безбоязненно идти на муки. К сему побудило меня еще то чудо, которое совершилось на твоей ладье, когда ты хотел переехать через реку, а ладья остановилась посреди реки, на самой глубине, и не могла дойти до берега - за то, что ты не хотел назвать Христа Богом13.

Тогда правитель велел призвать музыканта Филимона, надеясь, что он своею игрою на флейте очарует и смягчит дух христианина, легко даст другое направление его мыслям и склонит его к жертвоприношению идолам. Не знал он, безумный, что пред ним и есть сам Филимон, и что он говорит своим настоящим голосом, так как ранее правитель слышал только игру его на различных инструментах, а теперь услыхал его раздельную речь, внушенную ему Духом Святым. Филимона между тем всюду искали и не нашли. Призвали брата его Феона и стали спрашивать, где находится Филимон. Он же, узнав брата в одежде Аполлония, но не зная ничего о происшедшем, сказал:

- Вот Филимон стоит перед вами.

Правитель приказал открыть лицо стоящего и, увидев Филимона, начал громко смеяться, думая, что Филимон сделал это в насмешку над христианами и для того, чтобы потешить присутствующих. Затем он велел Филимону сбросить чужую одежду и идти вместе с ним к жертвеннику. Но Филимон объявил, что он - действительно христианин, и стал смеяться над языческими богами. Судия был чрезвычайно удивлен этим и, смотря на Филимона, воскликнул:

- Во имя благополучия народа римского, - правда ли то, что ты сейчас делаешь и говоришь, Филимон, или это придумано тобою в насмешку над христианами?

Филимон отвечал:

- Клянусь не римским благополучием, а своим собственным спасением и Владыкою моим Царем Христом, что я не смеюсь над христианами, а заявляю о действительной перемене, происшедшей в моем сердце, и исповедую мою веру во Христа и утверждаю, что за это исповедание я готов умереть не один раз, а тысячи.

Эти слова привели правителя в бешенство, и он, обратившись к окружающим, спрашивал их, нужно ли убить Филимона немедленно за то, что он всенародно поносил богов, или дать ему время на размышления и раскаяние. Народ, любивший Филимона за его прекрасную игру на флейте, умолял правителя не губить утехи всего города. Тогда правитель сказал Филимону:

- Смотри, как любит тебя народ: тебя называют "общей утехою". Итак, хотя бы из благодарности за это, соверши привычное для тебя дело, - принеси жертву богам, хранителям города. Вот, наступает великое празднество, на котором и тебе следует на трубах и свирелях воздать хвалу богам и тем возвеселить самого себя и усладить наш слух.

- Этот праздник ваш, - сказал Филимон, - приводит мне на память праздник, совершаемый на небе, а звуки труб возбуждают во мне желания услышать ангельские песнопения. Знай же, что ты напрасно трудишься, стараясь отвратить меня от моего исповедания: таким путем ты не только не добьешься никакого успеха, но, напротив, возбудишь в моем сердце еще большее стремления ко Христу.

Правитель сказал:

- Но если ты даже и претерпишь, как обещаешься, все муки за Христа, - что приобретешь ты этим, когда ты - не вполне христианин, так как не принял подобающего по их закону крещения?

Услышав это, Филимон воскликнул:

- О, да пребудет со мною огонь духовный, возженный в сердце моем! Правитель! Какою благодарностью обязан я тебе за то, что ты, хотя и против своего желания, облагодетельствовал меня, напомнив мне о святом крещении!

Оказав это правителю, он вышел на средину собрания и громко возгласил:

- Если между вами есть иерей христианский и если он ради истинной веры пренебрегает мучениями, то умоляю его: пусть идет скорее сюда и преподаст мне святое крещение!

Видя, что все одержимы страхом и никто не отваживается подойти к нему и объявить себя христианским священником, он болел сердцем и, наконец, с горячими слезами воззвал к Богу:

- Боже мой, Господи Иисусе Христе, милостиво призревший на меня и воззвавший меня из глубины заблуждения! Не оставь меня без святого крещения, но, каким ведаешь образом, пошли мне иерея и воду, дабы я крестился, как и прочие христиане!

Тотчас после его молитвы, спустилось сверху облако и, окружив трижды, оросило его дождем, знаменуя тем над ним святое крещение, и затем опять поднялось кверху. Все пришли в изумление; ослепленный же злобою правитель сказал, что это -волшебство и помрачение очей.

Потом святой помолился о том, чтобы все его свирели н трубы, отданные им Аполлонию в то время, как оба они менялись между собою одеждами, были сожжены, и чтобы таким образом не оставалось никакой памяти о его суетном искусстве, и никто из язычников не мог бы уже сказать:

- Вот трубы Филимона.

И действительно, огонь, сшедший с неба, зажег и уничтожил их все на глазах у Аполлония.

Между тем приближался час страданий и для самого Аполлония, так как брат Филимона Феон, явившись к правителю, подробно рассказал ему о том, как Аполлоний одел Филимона в свою одежду, и, заставив его, вместо себя, пойти на подвиг исповеднический, сделался виновником его погибели. Немедленно был приведен и Аполлоний, и правитель Арриан, посмотрев на него с великим гневом и угрозою, сказал:

- Что это такое, негоднейший из людей? Что сделал ты с нами, со всем городом и с этим жалким человеком? Ты, из гордости презирая богов и законы, а по трусости уклоняясь от мучений, обменялся с ним одеждами и каким-то волшебством извратил его сердце и лишил весь город его великой утехи. Если ты боялся мук, то тебе следовало бы придти ко мне и открыть мне свою душу, и я, по закону человеколюбия, простил бы тебе все и оставил бы тебя жить на свободе и беспечально.

На эти слова правителя Аполлоний отвечал:

- Хорошо и правильно поступаешь ты, укоряя и злословя меня, и я против этого не буду говорить ничего: я и сам считаю себя виновным - но не в том, что я сделался причиною столь великих благ для Филимона, а в том, что не себе первому исходатайствовал я эти блага - и не в том, что он явился в моей одежде, а в том, что сам я скрылся под его одеждою. Но так как оба мы волею Божиею облеклись в ризу спасения14, то знай за несомненное, что ни Филимон, ни Аполлоний никогда не принесут жертвы вашим богам; и если я ранее боялся мучений, то теперь, с помощью Бога моего, явлю тем большее мужество.

Разгневанный этими словами, мучитель велел, связав Аполлония, оставить его в этом положении для более жестоких мучений, а пока приказал трем воинам бить Филимона по лицу и глазам. Народ, увидя, как бьют Филимона, вознегодовал и кричал воинам, чтобы они перестали. После того правитель сказал Филимону:

- Пожалей себя, Филимон, или же, по крайней мере, пожалей народ, который терзается из-за тебя сердцем. Тебе должно размыслить о том, что если народ так возмущен, видя это малое твое мучение, то что будет, когда тебя подвергнут еще большим мукам? Принеси жертву, Филимон, и вознагради себя за настоящее страдание имеющими последовать затем наслаждениями, так как мы будем пиршествовать в храме Сераписа15 и предадимся всяким наслаждениям.

- Мне уготована вечеря на небе, - отвечал Филимон, и затем, обратившись к народу, сказал:

- Зачем скорбите, видя, как меня бьют? Разве не били нас приближенные правителя, когда я был еще среди вас флейтистом? Иногда они делали с нами и хуже, а вы громко смеялись: почему же не потешаетесь теперь? Но знайте, что в то время, как вы скорбите, Ангелы радуются за меня, видя меня христианином и чтителем истинной веры.

Мучитель, видя непреклонность Филимона, велел просверлить голени ему и Аполлонию, связать их веревками и влачить мучеников по всему городу. Затем Филимон был повешен на масличном дереве, и в него стреляли из лука, но стрелы не касались его, а одна из них отскочила к правителю и выколола ему правый глаз. Лишившись глаза и чувствуя сильнейшую боль, он изрыгал многие хулы и злословия на Христа и христиан, но, наконец, вынуждаемый болью, велел отвязать мученика и умолял его исцелить ему глаз. Но святой отвечал:

- Сейчас я не стану исцелять тебя для того, чтобы ты не вздумал приписывать полученное тобою благодеяние волшебству. Но когда я разлучусь с телом - ибо конец мой близок - ты придешь на мою могилу и, взяв с нее земли и приложив к глазу, призовешь имя Христово, и тотчас он исцелится.

После того, по приказанию правителя, обоим мученикам, Филимону и Аполлонию, отсекли головы, и честные тела их были положены близ святых мучеников Аскалона и Леонида. А мучитель, глаз которого болел невыносимо, пришел, хотя и против своего желания, к могиле святых и, взявши земли с нее, согласно с словами Филимона, приложил к своему больному глазу и сказал:

- Во имя Твое, Иисусе Христе, ради Коего сии мученики добровольно пошли на смерть, возлагаю землю на око мое и, если, исцелившись, я буду видеть, то и сам исповедую, что нет иного бога, кроме Тебя.

Как только он сказал это, тотчас же получил двоякое исцеление -глаза и души: глазом он увидел солнце, а душою узрел светлейшую солнца Правду, и пошел, радостно восклицая:

- Я - христианин!

Это он исповедал при многих свидетелях и принял святое крещение со всем своим домом, а тридцать шесть христиан, содержавшихся за Христа в узах, отпустил с миром. Затем, взяв плащаницы16 и драгоценные благовония17, он со множеством народа и двумя епископами пришел на могилу святых мучеников и с честью совершил погребения их.

Между тем слух о том, что Арриан из язычника сделался христианином и не хочет уже более приносить жертвы богам, достиг до Диоклитиана. Император послал в Кесарию четверых протикторовъ3), которым приказал привести Арриана, желая сам расследовать, правду ли о нем говорят. Протикторы, взявши Арриана, торопили его скорее отправиться в путь, но он умолял их позволить ему сходить ко гробу святых мучеников, и так как они не соглашались, то он дал им восемьдесят золотых монет и был, наконец, отпущен ими на могилу. Пришедши туда, он пал ниц и умолял святых мучеников помочь ему в подвиге. И вот из гроба послышался голос Филимона, говоривший:

- Мужайся, Арриан, и не бойся, ибо Сам Господь призывает тебя к Себе и ведет к подвигу и готовит тебе венец мученический, - и участниками в твоем подвиге и воздаянии за него ты будешь иметь тех самых четырех протикторов, которые пришли взять тебя.

Услышав этот голос, Арриан пришел в ужас, и вернувшись домой, вдохновленный благодатью Господнею, предсказал своим домашним о времени и образе своего мучения. Он призвал своих слуг и сказал им:

- Вы пойдете с нами до Александрии, а затем меня поведут к императору и, при помощи Божией, я совершу свой подвиг. В восьмой день месяца Фаменофа18 я буду зашит в мех и брошен в море. А вы в одиннадцатый день того же месяца, в шестом часу, выйдите на берег: там найдете вы мое тело, вынесенное на сушу дельфинами, возьмите его и положите с прочими мучениками". Затем Арриан отправился в путь с протикторами и, прибыв к царю, сначала был принят им ласково. Но вскоре, после его прибытия, для императора приготовлена были баня, пред зданием которой стояла статуя Аполлона, и царь, отправляясь туда, взял с собою и Арриана. После мытья, выходя из бани и приближаясь к статуе, император сказал Арриану:

- Принеси жертву великому богу Аполлону и пойдем с веселым сердцем на вечерю.

Арриан отвечал ему:

- Как могу я сделать это после столь великих и многих чудес, совершенных Христом, истинным Богом, которые суть не басни, а несомненная истина? Свидетели их - мои глаза: как же могу я принести жертву бездушному и бесчувственному идолу?

Разгневанный царь велел тотчас же связать Арриану руки железными цепями, привязать к ногам большие камни, бросить его в глубокую яму и, засыпав землею и камнями, сравнять насыпь с землею. На верху же засыпанной ямы он велел поставить свой трон и сел на нем, приказав воинам играть около себя на трубах, и говорил:

- Посмотрим, придет ли его Христос и освободит ли его из этой ямы. Потом он пошел во дворец, вошел в свою опочивальню и увидел железо и камни, которые были навязаны на Арриане, висящими над своей постелью, а самого Арриана лежащим на постели.

При виде этого, император пришел в ужас и смятения и подумал, что кто-нибудь из своих же изменил ему и строить тайные козни. Но святой Арриан сказал ему:

- Не смущайся: никто не изменял тебе и не восставал против тебя; но я - действительно Арриан, ввергнув которого в яму, ты говорил: "посмотрим, придет ли его Христос освободить его. И вот, Христос освободил меня и повелел мне лечь на твоей постели.

Изумленный Диоклитиан долго стоял молча и, наконец, едва опомнившись, в страхе и смятении громко воскликнул: 

- О, лукавое волшебство! Никто до сих пор не видал ничего подобного!

И многое другое говорил и кричал он и, наконец приказал завязать святого в мех с песком и бросить в море на глубоком месте. Между тем четыре упомянутых протиктора, старейшим из которых был Ееотих, явились к императору и объявили себя христианами. Они также были завязаны в мехи с песком и брошены в море вместе с Аррианом; дельфины20 же, приняв на себя их тела, отнесли их на Александрийское взморье, где слуги Арриана, по его завещанию, ожидали их на берегу. Они взяли из воды тела своего господина и четырех протикторов и с честью погребли их все вместе21, славя Бога-Отца и Сына и Святого Духа, Коему и от нас да будет слава во веки. Аминь.

Кондак, глас 2:
Благочестия веры поборницы, злочестиваго правителя оплевавше, обличисте зверообразное его кровопролитие: и победисте того яростное противление, Христовое помощию укрепляеми, Фирсе и Левкие: с пострадавшими о нас молитеся.
______________________________________________________________________
1 Вифиния - провинция римского государства, на северо-западе Малой Азии.
2 Здесь разумеется Кесария Палестинская.
3 Царствовал с 249 по 261 год по Р. X.
4 Никомидия - город в Вифинии. Позднее, во времена Диоклитиана и Константина Великого, был местопребыванием римских императоров.
5 Никея - город в западной части Вифивии; здесь были 1-й и 7-й Вселенские соборы (325 и 787 гг.)
6 Т. е., не возможно заставить его принести жертву идолам.
7 Апамея - город в Вифинии в ¼ часа пути от южного берега Кианийского залива, с гаванью.
8 Стадия - мера длины, равная приблизительно 88 саженям; 30 стадий - немного более 4 верст.
9 Геркулес - по верованию древних Греков, один из богатырей греческих, отличавшийся необычайною силою и мужеством, совершивший множество подвигов и по смерти сделавшийся полубогом.
10 Асклипий (Эскулап) - греческий врач, живший в глубокой древности; по верованию Греков, он по смерти, подобно Геркулесу, причислен был к сонму богов.
11 Римский император, царствовавший с 284 по 305 год.
12 Фиваида - область в южной части Египта.
13 О сем чуде подробнее сообщается в Минеях Четьих под 20 мая, когда отдельно празднуется память святого мученика Аскалона. Чудо состояло в том, что, по молитве Аскалона, лодка с правителем дважды, силою Божиею, останавливалась, не допуская его переехать чрез реку, когда он не соглашался исполнить требования святого - исповедать Единого Истинного Бога; и только тогда, когда Арриан подписал сие на бумаге, хотя и против воли, лодка двинулась с места, и правитель переплыл на другой берег.
14 Т. е., оба уже крещены - один обычным, а другой чудесным образом.
15 Серапис - языческое божество древнего Египта, почитался богом умерших душ и призывался как спаситель от болезни и смерти, и поэтому многими отожествлялся с Асклипием,
16 Плащаница - большая полотняная ткань, в которую завертывалось тело умершего.
17 Благовониями (маслами) умащалось на востоке тело усопшего, как это сделали напр., Иосиф и Никодим с Пречистым Телом Господа.
18 Протиктор - оруженосец.
19 Фаменоф соответствовал нашему месяцу марту.
20 Дельфины - морские животные из семейства млекопитающих.
21 Святые мученики пострадали около 287 г. За стеною Константинополя ок. 397 года был построен Флавием Кесарием великолепный храм Фирсу и в нем были его мощи. Потом он являлся в видении царице Пульхерии, повелевая положить около него мощи свв. 40 мучеников Севастийских (память их 9 марта), которые были сокрыты в земле и, по его указанию, открыты в 450 году. Другой храм был построен ему императором Юстинианом Великим, - недалеко от так называемого рынка Феодосия.

Мчч. Филимона, Аполлония, Ариана и Феотиха (286-251).
http://s60.radikal.ru/i170/0912/28/efef102ad9aa.jpg мч. Аполлоний
Во время Диоклетианова гонения приведено было однажды в храм идольский множество христиан. Некоторые из них принесли жертву идолам и были отпускаемы; тех же, которые не соглашались почтить идолов курением, подвергали жестоким мучениям. В числе христиан, приведенных в храм, был чтец церковный, по имени Аполлоний, память коего творится ныне. Он видел, как жестоко мучили не желавших приносить жертвы, и убоялся, но он не желал быть в числе отступников. Размышляя о своем положении, Аполлоний вдруг увидел вблизи себя одного язычника Филимона, искусного музыканта, услаждавшего своей игрой правителя страны. Аполлоний обещал дать ему четыре золотые монеты, если он, покрывшись его одеждою, принесет жертву идолам. Филимон согласился; он оделся в Аполлониеву одежду, закрыл лицо свое. Но чуть только он приблизился к жертвеннику, как в сердце его мгновенно, по действию благодати Божией, зовущей всех ко спасению, произошел чудесный переворот, он невольно осенил себя крестом и стал в число мучеников, не хотевших принести жертвы идолам. Его принуждали мучениями принести жертву, но он назвал себя христианином. Видя столь чудесное обращение Филимона к вере Христовой, Аполлоний устыдился, раскаялся и решился идти на всякие мучения, чтобы загладить свою преступную робость. Аполлоний и Филимон были вместе замучены и погребены. Святой Ариан до своего обращения в Христову веру был гонителем христиан, в том числе мучеников Аполлония и Филимона. Их мучитель Ариан, исцелив свой раненый глаз прахом, взятым от могилы Филимона, раскаялся, обратился в христианскую веру и крестился со всем домом и телохранителями. За любовь ко Христу они добровольно пошли на мучения и были преданы смерти. Среди телохранителей старшим был мученик Феотих, поминаемый вместе с другими святыми.
           Так благодать Божия призвала Филимона, а чрез него и Аполлония ко спасению; так зовет она и всех нас, братия, ко спасению, т.е. к обращению ко Христу Спасителю нашему и покаянию в своих грехах, к исправлению жизни, к милосердию к нашим ближним, к делам благочестия.
           Чтобы всякая душа грешная познала своего Спасителя, обратилась к Нему всем сердцем своим, сочеталась с Ним верою и любовью и предалась всецело всесвятой воле Его, — для этого благодать Божия употребляет множество средств, равно действующих на всех и каждого.
           Для этого Господь даровал нам Свое живое и действенное слово, острейшее всякого меча обоюдуостра, проходящее до разделения души же и духа и судительно помышлением и мыслем сердечным (Евр. 4, 12), в котором открывается вся воля Божия о нас и весь путь спасения нашего, все, что сделал Бог для спасения нашего, и что должно делать нам, чтобы спастися.
           Для этого Он повелел совести нашей вопиять внутри нас неумолкаемым голосом или осуждения и прещения, или утешения и одобрения, — совести, голос которой равно обязателен для всех людей, для христиан и язычников.
           Для этого Он поставил внешнего стража душ наших — святую Церковь Свою, с ее божественными и живоносными священнодействиями и таинствами, с ее святыми и освящающими учреждениями и обрядами, с ее неоскудевающим священством и пастырством.
           Для этого Он призывает нас, по временам, к судилищу покаяния, чтобы заставить нас подумать о страшном и последнем Суде Его и о том, что последует за этим Судом.
           Для этого Он являет нам крест и гроб Свой, напоминает о претерпенных Им за грехи наши страданиях и мучениях крестных, чтобы смягчить и умилить сердце наше теплотою преизбыточествующей любви Своей к нам, грешным.
           Для этого Он Сам является и приходит к нам в таинстве Тела и Крови Своей, дает нам соединиться с Ним неразрывным, вечным союзом.
           Но горе тому, кто, при всех гласах призывающей его благодати Божией, не обращается от греха к Богу искренно, твердо, невозвратно, всей душой и сердцем, — или же, подобно древним жителям Иерусалима, ограничивается одними внешними, скоропреходящими знаками обращения к Богу, не изменяя своей жизни на лучшее, не обновляя своего духа и сердца, не принося достойных плодов покаяния.
           Чтобы слезами Господа, плакавшего некогда об окаменении сердец жителей Иерусалима, не познавших посещения Божьего, омылись наши грехи, надобно, чтобы к ним примешались и наши горькие слезы о грехах наших, чтобы печаль о нераскаянности и погибели человеческой, наполнявшая сердце Господа, перешла в нашу душу, наполнила наше сердце и изгнала из него все нечистые радости греховные, ибо эта печаль по Бозе покаяние нераскаянно соделывает во спасение. Словом, надобно истинно покаяться, обновиться и возродиться, оставить навсегда жизнь греховную и начать жизнь богоугодную и святую. Аминь.

http://orthodox.etel.ru/2007/48/_dec27.htm

Иларион, митрополит, Суздальский и Юрьевский
http://s46.radikal.ru/i113/0912/9b/4c09c31ff4eb.jpg
Святитель Иларион, митрополит Суздальский и Юрьевский, в миру Иоанн, родился 13 ноября 1631 года в семье нижегородского священника Зачатиевского монастыря Анании и его жены Мелании. Отец Иоанна славился глубоким бла­гочестием и начитанностью. Он начал учить сына грамоте в трехлетнем возрасте. Господь даровал Иоанну особенные способности: через год он уже мог читать Псалтирь и другие книги Священного Писания. В пять лет Иоанн читал в церкви и был канонархом. После смерти супруги отец его Анания оставил паству, дом оставил на попечение старшим сыновьям, а сам удалился в Спасо-Преображенский монастырь вместе с малолетним сыном Иоанном.
В 1652 году он был одним из трех кандидатов на патриарший престол, избираемых вместе с будущим патриархом Никоном.

В безмолвии монастыря, церковных службах, молитве и посте протекало детство будущего святителя. Братья не сочувствовали аскетическому настроению юноши и уговорили Иоанна жениться на Ксении, дочери священника. Брак был счастливым, но не продолжительным: через полтора года жена его умерла. Это послужило указанием Иоанну вернуться на иноческий путь. В этом намерении утвердил Иоанна его отец —иеромонах Антоний. «Не ищи себе покоя на земле, ни богатства, ни славы», — говорил старец Антоний своему сыну перед кончиной.

Не сразу Иоанн выбрал место для иноческой жизни. При посещении Флорищевой пустыни, где жили всего четыре человека, он дал обет поселиться в ней. Основатель пустыни схимонах Мефодий предсказал, что Иоанн создаст здесь обитель. Место это находилось в девственном лесу на Флорищевой горе, недалеко от местечка Гороховца.

Родные, узнав о намерении Иоанна, стали отговаривать его от иночества. Тот стал колебаться и почти согласился вступить вторично в брак, но неожиданно ослеп. Так повторялось трижды: как только Иоанн хотел нарушить свой обет, Господь наказывал его слепотою. В удрученном состоянии он отпра­вился в Троице-Сергиеву обитель, где со слезами молился у мощей преподобного Сергия о своем исцелении. Преподобный Сергий явился ему в видении, приказал идти во Флорищеву пустынь и обещал свою помощь. К Иоанну вернулось зрение. Из Свято-Троицкого Сергиева монастыря Иоанн поехал к брату жены, Коломенскому епископу Павлу, который 11 декабря 1653 г. постриг его в монашество с именем Иларион. Епископ Павел хотел оставить его у себя, но молодой инок горел желанием вернуться в указанную волей Божией Флорищеву пустынь.

Трогательна была встреча монаха Илариона со старцами. Они во время его отсутствия построили деревянную церковь в честь Пресвятой Богородицы с приделом преподобного Ефрема Сирина. 22 мая 1654 года патриарх Никон по просьбе братии посвятил Илариона в сан иеромонаха, признав его «зело искус­ным в Священном Писании».

Иеромонах Иларион удивлял своими подвигами даже духовно-опытных иноков: ночи он проводил в бдении, полагая по тысячи поклонов, пищу вкушал через день, иногда через два-три дня, в посты же оставался без пищи всю неделю. Свое тело он изнурял тяжелой работой по благоустройству пустыни, а короткий отдых посвящал чтению святых книг.

Во время моровой язвы 1654 года умерли все иноки Флорищевой пустыни, кроме Илариона. Некоторое время он жил один, но затем переселился поближе к селению Афанасьеву. Окрестные жители помогли построить келлию, но так как она была срублена из сырых деревьев, то святой Иларион всю зиму терпел сырость и холод. Весной он возвратился в пустынь вместе с присоединившимся к нему для совместных подвигов монахом Ионой. Вскоре собралось до 15 человек братии. Иноки расчистили дороги, устроили мосты через реки и ручьи, и с тех пор обитель начали посещать богомольцы. Была построена теплая зимняя церковь, так как первая церковь, построенная старцем Мефодием, сгорела. Вок­руг новоустроенной обители насельники возвели ограду.

Во время беспрерывного труда по устройству обители священноиноку Илариону пришлось пережить тяжелые искушения. При строительстве в обители каменной церкви возникли разногласия между строителями. Святой Иларион скорбел об этом и стал сомневаться в начатом деле. С такими мыслями он однажды уснул в храме после службы. Во сне ему явилась Божия Матерь
и сказала: «Перенеси Мой образ, называемый Владимирский, из теплой церкви и поставь его в новосозидаемой каменной — и Я буду тебе там Помощницей». Святой Иларион собрал иноков. Под торжественный звон колокола и молебное пение они принесли икону Богоматери в строившуюся церковь и поставили среди лесов. С тех пор дело пошло успешно. Когда строители ночью отдыхали, иноки помогали в строительстве: они носили кирпичи, песок, тесали доски. Святой хотел сделать икону местной и освятить в честь ее храм. Но ему было видение, по которому он понял, что храм должен быть освящен в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Однажды во время вечернего иноческого правила, которое игумен Иларион совершал вдвоем с иеродиаконом, в церковь ворвались грабители. Они убили иеродиакона, а игумена начали жечь огнем, требуя денег. Они не верили, что
в обители не было золота. Превозмогая боль, святой Иларион обратился к чудотворной иконе и сказал: «О, Пречистая Дева Мария, Матерь Господа нашего Иисуса Христа! Если они повредят меня огнем, у меня не достанет сил всегда прославлять Сына Твоего и Тебя». Вдруг разбойникам послышались крики людей, искавших их, и они в страхе разбежались.

Однажды св. Иларион, проходя мимо церкви, услышал голос: «Я прославлю тебя по всей земле». Он затрепетал и, пройдя в преддверье, не нашел там никого из людей; в притворе была только Владимирская икона Божией Матери. Подвижник со слезами пал перед образом на колени и исповедал свое недостоинство.

В неурожайные годы в обители не хватало хлеба, и братия роптали, что св. Иларион и в это время не отказывал в пропитании странникам и богомольцам. Но игумен надеялся на помощь Божию и действительно получал ее: когда иссекали последние запасы, благотворители привозили в обитель хлеб.

Кроме внешних искушений, святому Илариону пришлось перенести и тяжелую внутреннюю брань. Три года помыслы сладострастия и уныния одолевали подвижника. Царица Небесная и святые угодники и в этой брани поддерживали святого. Так, когда под влиянием нечистых помыслов в сновидениях он решил не служить Божественных литургий, святитель Николай явился ему во сне и повелел, не смущаясь видениями духа злобы, ежедневно совершать литургию. Когда же ни строжайший пост, ни тяжелый труд не избавили святого от этих помыслов, так что он впал в уныние, во сне явилась ему Пречистая Дева
и укрепила его.

Но самое тяжкое испытание было связано с событием, которое едва не отдалило игумена Илариона от Православной Церкви. В начале пятидесятых годов XVI века под руководством патриарха Никона в Русской Церкви началось исправление богослужебных книг и обрядов по образцу Греко-Восточной Церкви. Были напечатаны и разосланы по всем храмам и монастырям новые Служебники. С одной стороны — сомнение в правильности исправленных книг, а с другой — нежелание ослушаться патриарха с одинаковой силой терзали душу святого Илариона. Он наложил на себя строгий пост и долго со слезами молил Господа открыть ему истину. Молитва святого была услышана, и он удостоился видения. Однажды после потребления Святых Даров он увидел на Чаше Кровь и услышал голос: «Совершается ли служба по прежним книгам или по новоисправленным, сила таинства остается та же». С этой минуты все сомнения Илариона исчезли и он беспрекословно повиновался патриарху.

В обители игумен Иларион ввел строгий устав: все было общее, трапеза совместная, кроме больных и немощных все трудились на монастырских послушаниях. Впоследствии, уже став митрополитом, он в 1694 году отправил во Флорищеву пустынь наказную грамоту о монастырском управлении, в которой вспоминал о своем управлении этой пустынью: «При мне грешном никто своего не имел, но все полагали общим. И сейчас у вас многое осталось на память о том прежнем общежительстве. Помнят же и то, что я предавал огню имущество тех, которые при мне грешном хотели то общежительство разрушать». Во время богослужения иноки стояли так тихо, что казалось, в церкви никого нет.

За праведную жизнь, кротость и смирение Господь прославил преподобного Илариона даром прозорливости и дал власть над нечистыми духами.

Монастырь святого Илариона привлекал многочисленных богомольцев.
Его посещал царь Феодор Алексеевич, полюбивший душеспасительные беседы с игуменом Иларионом. Он подарил обители несколько икон письма Симона Ушакова, родственника святого Илариона.

11 декабря 1682 года святой Иларион был рукоположен в сан архиепископа Суздальского и Юрьевского и вскоре возведен в сан митрополита. В Суздальской епархии святитель Иларион строил, восстанавливал и украшал храмы. Только в Суздале на его средства было построено пять церквей и перестроен древний собор. Богослужение при святителе Иларионе получило особую торжественность. Он учредил крестные ходы и устроил для них особые иконы и большие фонари, которые и ныне употребляются во время крестных ходов. Святитель Иларион часто говорил проповеди и поучал приходивших к нему за наставлениями. Особенную заботу он проявлял о вдовах и сиротах, а также благотворил бедным, кормил нищих и убогих. О нестяжательности святителя свидетельствовало то, что после смерти у него нашли всего три полушки денег.

25 лет управлял святитель Иларион Суздальской епархией. 18 сентября 1698 года, по благословению патриарха Адриана (1690—1700), митрополит Иларион открыл святые мощи преподобной Евфросинии Суздальской (+ 1250; память 25 сентября/8 октября). Незадолго до смерти от многих слез он лишился зрения, но не прекратил служение.

Святитель Иларион скончался 14 декабря 1707 года и был погребен в суздальском соборе в честь Рождества Пресвятой Богородицы. У гробницы святителя Илариона совершались чудеса и многие исцеления; до тридцати из них засвиде­тельствованы в древнем житии святителя. Житие митрополита Илариона составлено его учениками, оно было впервые издано в 1868 году.

Тропарь, глас 5
Воспойте убо, вси людие, в Триех Ипостасех Единаго Бога, на небесех непостижно пребывающаго, мановением же всяческая управляющаго, на землю же щедротно призирающаго, в пустынном же пребывающаго противу невидимых врагов, угодника Своего преподобнаго Илариона укрепльшаго, того молитвами, Боже, помилуй и спаси нас.

http://www.saints.ru/i/27_Svt.IllarionSuzdalskii

0

72

..........................продолжение от 27 декабря

Свщмч. Николая Ковалева пресвитера (1937).
Священномученик Николай Ковалев родился в 1884 году в Новочеркасске в семье канцелярского служащего. В 1919 году в Анапе он был рукоположен в сан иерея. Краткие сведения о его служении известны из уголовного дела, заведенного на отца Николая в Ленинграде в начале 30-х годов. В деле говорится, что "...в период нахождения в Анапе барона Врангеля, священник Николай Ковалев был избран Городской Думой в комиссию по защите населения от красных", в 1934 году священник был арестован в Ленинграде, куда приехал жить и где совершал богослужения на дому. Как "социально опасного элемента" отца Николая приговорили к высылке из Ленинграда. С 1935 по 1937 года он находился в ссылке в Казахстане. Здесь он был вторично арестован и приговорен к расстрелу.

Свт. Вассиана исп., архиеп. Тамбовского (1940).
Священнисповедник архиепископ Вассиан (Пятницкий) родился в 1879 году в семье торговца. В 1902 году закончил юридический факультет Московского Императорского университета и получил должность присяжного поверенного, в которой прослужил 7 лет. В 1909 году он стал послушником сначала в пустыни Святого Параклита, затем в Троице-Сергиевой Лавре. Здесь будущий архиепископ был пострижен в монашество с именем Вассиан. В 1917 году он закончил Московскую Духовную Академию. После революции, когда начались гонения на Церковь, иеромонах Вассиан был возведен в епископский сан. В 1921 году он стал епископом Егорьевским, викарием Рязанской епархии. В том же году он был арестован Рязанской ЧК в городе Егорьевске, и доставлен в Бутырскую тюрьму в Москве. Несколько месяцев владыка провел в заключении без предъявления обвинения, в начале 1922 года он был освобожден по ходатайству Политического Красного Креста. Не имея возможности управлять Егорьевским викариатством, как и многие гонимые архипастыри, епископ Вассиан остался в Москве, служил в храме Благовещения на Бережках.

12 апреля 1925 года, в день похорон Святейшего Патриарха Тихона, епископ Васиан (в числе собора 45 епископов) подписал акт о передаче высшей церковной власти митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому). Митрополит Петр был указан Патриархом Тихоном как один из трех кандидатов а должность Местоблюстителя Патриаршего Престола. Митрополит Петр твердо решил не обращаться ни по каким вопросам к представителям ГПУ, ни о чем их не просить и в переговоры с ними не вступать. Он, как мог, старался помочь находящемуся в заключении духовенству, сам собирал и передавал для них деньги и благословил причты храмов жертвовать в их пользу. В ночь на 10 декабря 1925 года митрополит Петр был арестован и оставшиеся ему до мученической кончины 12 лет жизни провел в заключении, долгое время находясь и полной изоляции в одиночной камере. После ареста патриаршего Местоблюстителя в Церкви сложилась крайне тяжелая ситуация. Советская власть всячески поддерживала обновленческий раскол. Предваряя арест святителя Петра (Полянского), советская власть стала готовить еще один раскол, названный по имени возглавившего его архиепископа Екатеринбургского Григория (Яцковского) "григорианским". Архиепископ Григорий ставил своей задачей создание Временного Верховного Совета для управления текущими делами Церкви. К нему примкнул и епископ Вассиан. Однако создание Временного Церковного Совета не поддержал заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Старгородский). В начале 1926 года митрополит Сергий издал постановление о лишении епископов-григорианцев занимаемых кафедр и запрещении их в священнослужении. Епископ Вассиан (Пятницкий) принес покаяние и был принят митрополитом Сергием в лоно Русской Православной Церкви. В 1927 году он был назначен епископом Козловским, а в 1930 году возведен в сан архиепископа Тамбовского и Шацкого. В том же году он был арестован по групповому церковному делу, но через некоторое время освобожден. В 1935 году последовал новый арест и ссылка в Северный край. 27 декабря 1940 года архиепископ Вассиан (Пятницкий) скончался в ссылке.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Евр. 9, 8-10. 15-23; Мк. 8, 22-26). Вифсаидского слепого Господь не вдруг исцелил, но сначала не полно, а потом полно, так что он стал видеть все ясно. Для чего Господь так сделал, Ему Единому ведомо. Мы же возьмем отсюда следующую мысль: если считалось нужным исцелить телесное зрение постепенно, то тем более такая постепенность необходима в просветлении очей ума нашего. Так оно и было. В патриархальный период, богооткровенное ведение было не сложно; в период подзаконный оно стало сложнее и подробнее; в наш христианский период оно еще подробнее и возвышеннее; но конец ли? На земле высшего не ожидай, а на том свете будет. Два св. Апостола удостоверяют нас в этом, св. Иоанн и св. Павел. Ныне видим все как сквозь тусклое стекло, а тогда все увидим ясно. Но и там будут степени умственного просветления, ибо область ведения Божия безпредельна. На земле же откровение Божие уже завершено; нечего и мечтать о высшем; все имеем, что нужно; усвой и живи тем. Христианское откровение впереди не обещает нового откровения, но только то, что Евангелие будет узнано во всем мире и что эта повсюдность и всеобщность ведения Евангелия есть предел бытию настоящего порядка вещей. Тогда вера ослабеет, любовь иссякнет, жизнь станет тугою, - и благость Божия положит конец миру.
******************************************************************************************************************************************
Дело Христово
  "Не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить"
(Мк. 10, 45)
Спаситель Своим примером научил нас жить не для того, чтобы нам служили, а чтобы самим служить. Нелегко исполнить это. Хотя люди часто говорят о величии служения ближним, однако для того, чтобы послужить на деле, необходимо проникнуться действием Духа Божия. Самая суть учения Христа состоит в том, чтобы в каждой, даже случайной встрече видеть случай кому-либо послужить.
Любя Бога всем сердцем нашим, мы не можем не любить и ближних; всякое служение им есть служение Самому Христу. В притче о Страшном суде нам это ясно указано. Господь принимает Сам все то, что мы делаем для смиренной, нищей братии нашей. Вся наша жизнь преобразилась бы, если бы мы могли видеть Самого Христа в каждом страждущем, которого встречаем.
У нас иногда является сожаление о том, что мы не жили во времена Спасителя; с какою радостью, кажется, мы тогда бросили бы все, чтобы идти за Ним и Ему служить. Но не забудем, что и вера наша, и наше служение имеют перед Ним большую цену и теперь, когда века прошли после Его земной жизни. "Блаженны не видевшие и уверовавшие" (Ин. 20, 29), - сказал Господь.
Видя в каждом Самого Христа, мы не посмеем никого обойти, ни к кому отнестись небрежно или равнодушно. Без суеты, без шума мы всегда должны быть наготове послужить каждому, чем только можем. Сколько нужды, сколько зла, сколько нравственного и сердечного голода окружает нас повсюду, неужели же нам трудно найти широкое поле для дела любви, для дела Божия.
Нигде не сказано, чтобы Спаситель помогал деньгами, но то, что Он давал, было несравненно дороже. Он никого не отталкивал, никого не оскорблял, никого не отпускал без слова любви и утешения. В этом смысле каждый может подражать Христу, обходясь ласково и кротко с каждым обращающимся к нам. Имея всегда в сердце искреннее желание облегчить чужую ношу, мы можем сделать многое и принести пользу и утешение там, где тяготеет непосильный гнет.
Всякое мелкое чувство самолюбия и гордости, заставляющее нас ожидать чего-то от других, исчезнет для того, кто действительно имеет в себе Дух Христов. Довольствуясь в жизни нашей самым скромным местом, постараемся стоять настороже, имея "чресла наши препоясаны" (Лк. 12, 35), чтобы всегда быть готовыми, по примеру Христа, умывать ноги меньшей братии.
Никакой труд не может казаться унизительным имеющему в себе Дух Христов! Напротив, при мысли, что Он, Всемогущий, Всесвятой, был среди людей "как служащий" (Лк. 22, 27), мы будем стремиться быть достойными прикоснуться ко всякому труду, облагораживающему человека, - "больший из вас, да будет вам слуга... Кто унижает себя, тот возвысится" (Мф. 23, 11, 12).

из истории дня:
В 1795 г. к России была присоединена Литва
В 1812 г. остатки некогда "Великой армии" Наполеона переправились через р. Неман – в Европу
В 1825 г. при восшествии на престол Николая I произошло восстание "декабристов"

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
СЛАВА ТЕБЕ БОЖЕ НАШ ,СЛАВА ТЕБЕ БОЖЕ НАШ ,ВЕЧНАЯ СЛАВА ТЕБЕ!!!

0

73

Во славу Божию и на пользу ближнего !

28 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.

Сщмч. Елевферия, матери его мц. Анфии и мч. Корива епарха (ок. 117-138)
http://s43.radikal.ru/i099/0912/a3/4467a1f0e02e.jpg
Во время царствования Елия Адриана1, бывшего ревностным идолослужителем, воссиял, как бы светлая звезда, дивный Елевферий. Родился он в Риме от знатных и богатых родителей. Отец святого Елевферия три раза был назначаем военачальником, матерь же его стала достойною еще большей чести и славы, так как, просвещенная святым Апостолом Павлом, приняла от него крещение и была наречена Анфией. Она назвала сына своего Елевферием и стала воспитывать его в строгом благочестии; когда же он стал приходить в возраст, она руками папы Римского Анаклета2 посвятила его Богу, как дар воистину достойный Господа. Архиепископ, видя, что Елевферий - отрок благонравный, принял его в свой клир, и когда ему минуло пятнадцать лет, посвятил его во диакона, а потом на восемнадцатом году рукоположил во священника; когда же святому наступило двадцать лет, архиепископ Никита назначил его епископом Иллирика3. Здесь святой епископ воссиял, как светильник на свещнице, и светил светом слова Божия, приводя многих к познанию Единого Господа. Но ненавистник - диавол не мог этого снести и с яростью восстал на святого с своею убийственною злобою.

Он внушил злочестивому царю Адриану восстать против истины и начать преследовать христиан, и прежде всего убить Елевферия; он также хотел уничтожить и всех лучших учителей благочестия, как лучшие плоды славы Христовой. И вот царь с грозным посланием отправляет некоего воеводу Филикса силою привести на царский суд Елевферия. Филикс, дойдя до Иллирика, улучил время, когда добрый пастырь в храме Господнем питал паству свою поучительным словом, и, окружив церковь воинами, вторгнулся внутрь храма, дыша яростью и злобно озираясь. Увидя же Елевферия изливающим поток чистого учения и сладкогласно поучающим слушающих, он стал и сам внимательно прислушиваться и удивляться проповедуемой им силе Христовой, и тотчас же, переменив ярость на кротость, имея ниву сердца своего способною к приятию семени слова Божия, стал как бы овцою и из гонителя учеником Христовым; как бы забыв всё прежнее, он из разбойника стал добрым и верным рабом Христа. Презрев повеления царское, он припал к ногам святого епископа, и после того уже не отходил от учителя своего, просвещаясь его проповедью и утверждаясь во благочестии.

Так Филикс от языческого нечестия обратился ко благочестью, и уже не помышлял возвратиться к пославшему его. Святой же Елевферий, желая пострадать за святую веру Христову, торопился в путь. ПІел с ним и Филикс, но уже не как воевода, ведущий узника, но следовал за святым, как агнец за пастырем. Когда же во время пути они пришли к источнику, Филикс стал как бы вторым евнухом Кандакииным и, как тот от Апостола Филиппа (Деян.8:30-39), принял крещение от Божественного Елевферия и совлекся тьмы идолобесия, какбы некоей гнилой одежды.                                               

Потом Филикс вместе с Елевферием отправились в путь.

Когда они пришли в Рим, христиане узнали, что Филикс присоединился к Церкви Христовой; он же рассказал им всё о Елевферии. И вот Елевферий, по повелению царскому, предстал пред судилищем. Он мужественно и безбоязненно пришел сюда, позванный какбы не на суд, а на праздник. Царь, взглянув на него, увидел, что он был еще юношею, благообразным и одаренным всеми естественными дарованиями, и сказал ему:

- Елевферийи ты, оставив отеческую веру и ни во что вменив почитания наших богов, почитаешь некоего нового Бога, Который не только при всех умер, но и умер лютейшею смертью.

Елевферий на эти слова ничего не хотел отвечать, - подражая Христу, Который среди страданий ничего не говорил пред Пилатом и ничего не отвечал Ироду. Тогда царь снова проговорил:

- Отвечай же, зачем ты стал столь безумным, что присоединился к безумной христианской вере? повинись мне и принеси жертву нашим непобедимым богам. Если ты послушаешь меня и исполнишь это, я почту тебя великою честью; если же не исполнишь, осужу тебя на тяжкие муки.

Елевферий же призвал Господа, сказавшего: "Итак положите себе на сердце не обдумывать заранее, что отвечать, ибо Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить" (Мф.10:19; 21:15), - и отвечал:

- Как могу я служить таким богам или согласиться с теми, кто им служит? Не лучше ли мне посоветовать вам отступить от них? Но так как вы не хотите послушать меня, то нужно плакать о вашем безумии, ибо вы, будучи одарены от Бога разумом, стали хуже деревьев и каменьев, потому что стали их считать своими богами, оставив истинного Бога, премудростью Своею создавшего всю вселенную: ибо небо и земля- дело рук Его, а мы из того, что Он создал, - самое лучшее и благороднейшее творение. Между тем мы заблуждаемся в неведении, ходя как бы в ночи, и, не зная, что угодно или неугодно Господу, поднимаем брань против Него. А тех, кто поистине наши враги и супостаты, - говорю о диаволах, - о какое безумие считать их своими господами и богами и возносить им почести и жертвы! Я же прилепился Господу моему и всегда буду верен Ему и послужу Христу моему; всё же ваше,- почести ли то, или бесчестия и муки, я считаю детскою игрою или детскою угрозою. Для меня, как говорит мой учитель - святой Павел,- "для меня мир распят, и я для мира" (Гал.6:14) и умереть за Христа-для меня наслаждения и блаженство.

Тогда царь, исполнившись гнева, велел принести медный одр и подложить под него множество горячих углей, а на самый одр возложить нагим мученика, и до тех пор поддерживать огонь, пока он не погибнет. Когда был приготовлен одр, мученик сам лёг на него всем телом. Собравшийся же на сие зрелище народ, стал укорять мучителей за эти пытки и говорил:

- Зачем сей честный, благородный и известный своею мудростью муж так жестоко погибает, как какой-либо злодей?

Бог же свыше облегчал страдания мученика, который радовался, как бы охлаждаемый росою и как бы почивал на цветущих розах. Тогда царь, укротив немного свою ярость,- повелел снять с одра тело мученика, думая, что он уже умер. Мученик же встал с одра живым и здоровым, нисколько неповрежденным от огня; весёлый и ликующий - он воспевал: "Буду превозносить Тебя, Боже мой, Царь <мой>, и благословлять имя Твое во веки и веки...  Род роду будет восхвалять дела Твои и возвещать о могуществе Твоем" (Пс. 144:1,4).

Так прославив Бога, Елевферий еще дерзновеннее предстал пред мучителем и сказал:

- О царь, смотри на меня, кого ты считал сожженным огнем, и познай проповедуемого мною Христа Бога, познай и немощь своих богов.

Царь же, вменив эти дерзновенные и свободные слова мученика за бесчестие для себя и считая себя побежденным, стал изобретать еще большие муки. Итак, на середину снова была вынесена железная решётка; под нею был зажжен огонь, сверху же ее поливали маслом, и, таким образом, она была в сильном пламени. Но лишь только на эту решетку положили мученика, огонь тотчас же погас, угли остыли, железная же решётка стала холодною, как будто она была облита не маслом, а водою и, таким образом сохранила мученика целым. Но что же? угасла ли вместе с этим ярость царя? Нисколько. Объятый лютою яростью, он не стал лучшим: как бы слепой, он имел только одно намерение -мучением святого угодить своим богам, кои были в сущности бесами и человекоубийцами.

Потом царь велел принести сковороду, растопить на ней воску, смолы и сала, и поджигать ее на сильном огне, дабы снова положить на нее святого. Когда всё это было исполнено, и сковорода разожглась и воск кипел, мученик встал на нее, намереваясь перенести все эти муки. Но царь сказал ему:

- Елевферий, находясь между смертью и жизнью, поспеши избрать себе полезное. Ведь я очень забочусь, дабы ты не погиб лютою смертью, и люблю тебя, как своего родного сына. Не хочу также - клянусь в том богами, - чтобы муж столь благородный, столь благонравный, красноречивый и прекрасный сам себя безрассудно подвергал погибели, - и не из-за чего либо другого, как только из-за гордой, суетной и бесполезной непокорности.

Мученик же, стоя пред царём, стал говорить ему с дерзновением; отвечая на хитрое ласкательство его, он поносил его, называя его волком, нападающим на овец Христовых. И при этом прибавил:

- Чтобы ты ни делал, - ты не убедишь меня оставить моей благочестивой жизни.

Тогда Адриан, пришедши в ярость, оставил слова и приступил к делу. Он снова повелел положить его на сковороду. Когда это было исполнено, совершилось то же, что и прежде: огонь претворился в росу, и прохладный ветер стал охлаждать святого мученика. Адриан же, видя, что всё делается вопреки его воле, не знал, что предпринять и, сидя, стал раздумывать. В это время находился здесь городской епарх, по имени Корив; это был человек богоизбранный: он уже отчасти был знаком с христианским учением, знал, как воевода Филикс стал христианином и вообще, как бы некое семя, уже принял в сердце свое начатки христианской веры, но, всё еще следуя языческому нечестью, весьма потворствовал царю.

Увидев царя весьма смущенным и не знающим, что делать с мучеником, он посоветовал ему, чтобы он повелел разжечь медную печь, испещренную острыми железными прутьями, и ввергнуть в нее Елевферия. Когда печь была накалена, мученик, возведя свои телесные и душевные очи горе и весь ум вперив на небо, исполнился неизреченной радости и произнес:

- Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе Боже мой, что Ты сподобил меня столь великих благ, что препоясал меня силою Своею и укрепил меня на сии страдания за святое имя Твое. И ныне призри с небес и виждь, как совещаются против меня ненавидящие меня, и избавь душу мою от их козней и от мужей кровей4, ибо Ты благ; сохрани меня, да все знают Тебя Единого Бога по всем концам вселенной.

Потом, подобно святому первомученику Стефану, который молился о побивающих его камнями, Елевферий стал так молиться за мучителей своих:

- О, Премилосердый Владыка: коснись сердца их, дай познать им святое имя Твое и да познают Тебя Единого истинного Бога и оставят пагубное поклонение идолам, ибо Ты благословен  во веки, аминь.

Когда мученик так молился, Корив внимательно прислушивался к словам его молитвы, и тотчас же от сих благочестивых слов, как от горящих углей, сердце его воспламенилось и он совершенно изменился. Он приступил к царю и сказал:

- Зачем неповинно, как за какое-нибудь злодеяние, подвергается Елевферий таким мукам? и за какую вину предается такой лютой смерти?

Царь, услышав эти неожиданные слова Корива, возмутился сердцем и, яростно взглянув на него, сказал:

- Ты ли это, всем нам известный Корив? Что сделалось с тобою? или ты прельстился золотом, взятым у матери его, что так неожиданно тебя изменило? Разве тебе недовольно моих даров, богатства, славы, чести и имений, кои тебя сделали славным по всему Риму? Или ты желаешь большего от меня? Это для тебя невозбранено. Вот все мои сокровища перед тобой открыты: - почерпай обеими руками, сколько тебе угодно, но не позволяй быть тайно подкупленным женщиной за ничтожное золото.

Корив же, воодушевившись благим намерением и просвещенный молитвою мученика, воскликнул:

   - Да будет золото твое тебе в погибель, ибо от него возгорится огонь вечный! Зачем же самовольно ты так ослепляешься и хочешь поколебать то, что непоколебимо? Ведь ты хорошо знаешь, что ни один из твоих богов не может сохранить от огня здесь стоящих, а Бог, Коего почитает Елевферий, соделал его крепче огня и выше всякой иной муки.

Услышав эти слова, мучитель воспламенился неизъяснимою яростью (поистине большая дружба родит иногда и великую ненависть). Он приказал в эту же ночь бросить епарха в ту самую печь, которую тот посоветовал приготовить для Елевферия. Когда Корив был уже около печи, он воскликнул мученику Елевферию:

  - Помолись за меня и вооружи меня тем же оружием Христовым, коим ты вооружил и воеводу Филикса.

А потом, будучи назнаменован крестным благословением от мученика, он был ввержен в печь, но остался в ней невредимым, и через час вышел из нее, славя Бога. Наконец, Адриан, изнемогши в своей ярости, повелел Кориву отсечь главу, - и так он приял свою мученическую смерть и в малое время приобрел сокровище, для многих столь вожделенное.

В ту же ночь и Елевферий был ввержен в печь; в ней его стали влачить по острым железным прутьям, но огонь, как и прежде, погас, печь остыла, а железные острия переломились, как будто воздавая честь телу мученика; все сие, обличая душевную слепоту мучителя, привлекало близ стоящих к познанию Господа, творившего столь преславные чудеса.

Тогда все стоявшие здесь воскликнули: 

- Велик Бог христианский, проповедуемый Елевферием!

И снова мучитель был в великом недоумении, что делать, и повелел мученика отвести в темницу. Сам же, собрав советников своих, весь день совещался, как бы погубить Елевферия. А святой мученик Елевферий томился в темнице от голода; но Тот, Кто некогда питал Даниила чрез Аввакума и Илию чрез ворона (Дан.14:37; 3Цар.17:6), - Сей и Елевферия не допустил умереть от голода. Господь питал его ангельскою пищею, посылая ее в темницу при помощи голубя. Наконец, мучитель велел привести диких волов и привязать к ним мученика, дабы, влачимый и терзаемый ими, он был таким образом умерщвлен.

В то время, как всё это происходило, Ангел Господень, сошедши с неба, отвязал святого от волов и, восхитив его из рук мучителей, возвел его на одну гору, находящуюся недалеко от города: это было пустынное место, и в нем находилось множество зверей. Но святой мученик Елевферий, воссылая хвалу Господу, жил с ними, как бы с овцами: мимо его проходили львы, медведи даже ласкались к нему; как будто зная голос его, они, как рабы за господином, всюду следовали за ним, служа и охраняя его. Но чрез несколько времени о святом узнали охотники на зверей; дошла об этом весть и до Адриана. Тогда он послал воинов схватить Елевферия. Когда воины нашли святого, звери устремились на них, как бы на врагов господина своего, и едва не растерзали их, но Елевферий запретил им это и повелел удалиться в пустыню. Сам же, с радостью, идя с воинами на казнь, как бы на званный пир, беседовал с ними о Царствии Божием и о геенне огненной, уготованной идолопоклонникам.

На пути Елевферий просветил их учением Христовым и крестил, а с ними и других  - до пятисот уверовавших. По приходе в Рим, он был осужден на съедение зверям. Когда святого привели на место казни, на него сначала выпустили львицу, а потом льва; но они, как овцы, были кротки и стали лизать его ноги; и как они могли коснуться его, когда, по Божию повелению, в пустыне так много зверей служили ему, как господину своему? Увидя это, весь народ воскликнул:

- Велик Бог Елевфериев!

Другие же порицали св. мученика, называл его волхвом и чародеем, но их внезапно постигла казнь Божия: некоторые из этих хулителей онемели. Мучитель же, не зная, что более делать, повелел усечь мечем главу святого. И когда это было исполнено, матерь Елевферия Анфия, которая всё время с радостью смотрела на подвиг своего сына, обняв его мёртвое тело, стала лобызать его. Ликуя и благодаря Бога, что приятая от нее кровь излилась за Христа, она и сама, усеченная мечем, пала мёртвою над телом сына своего. Верующие же из Иллирика, находившиеся здесь и римские, взяв святые тела угодников Божиих, с честью погребли их, прославляя Господа, Коему да будет слава во веки5. Аминь.

Тропарь глас 4
И нравом причастник,/ и престолом наместник апостолом быв,/ деяние обрел еси, богодухновенне,/ в видения восход,/ сего ради, слово истины исправляя,/ и веры ради пострадал еси даже до крове,/ священномучениче Елевферие,/ моли Христа Бога,// спастися душам нашим.

Кондак священномученика, глас 2:
Яко удобрение священников преподобне, и предувещание страстотерпцев вси восхваляем, и просим тя священномучениче Елевферие: любовию память твою празднующыя, бед многообразных свободи, моля непрестанно о всех нас.
________________________________________________________________________
1 Адриан - Римский император, царствовал с 117-138 год по Р. Хр. Он хотя и не воздвигал на христиан особого, продолжительного гонения, но был ревностным служителем языческого нечестия, и при нем пострадало много мучеников христианских.
2 Св. Анаклет - папа Римский с 79- 91 год.
3 Иллирик или Иллирия обнимала всё восточное прибрежье Адриатического моря с лежащими за ним местностями (теперешняя Далмация, Босния и Албания).
4 "Мужи кровей" - выражения Псалмопевца (Псалом 5, ст. 7; 54, 54; 58, ст. 3 и т. д.), обозначающее людей кровожадных и свирепых.
5 Святой священномученик Елевферий и мать его Анфия пострадали около 120 г. Мощи священномученика Елевферия в настоящее время находятся в риме, в церкви мученицы Сосанны. В конце IV столетия был сооружен при императоре Аркадии храм во имя его в Константинополе близ Ксиролофа (Василием Патрикием). Св. Иосифом песнописцем составлен в честь св. мученика канон, в восьмой песни которого говорится, что рака его изливает реки исцелений и чудес.

Прп. Павла Латрийского (955)
Преподобный Павел Латрский происходил из города Элея1 от благородных родителей. В раннем возрасте лишившись отца своего, он воспитывался в обители святого Стефана во Фригии2. Затем, похоронив в непродолжительном времени и мать, он, будучи еще отроком, посвятил себя всецело на служения Богу в одном монастыре, находившемся на горе Латре недалеко от Милета. Умерщвляя плоть свою, святой подвижник никогда не ложился на постель или рогожину, а склонившись на дерево или камень, предавался непродолжительному сну. Часто, для преодоления сна, он вешал два больших камня на спину и ходил до утрени вокруг монастыря, или, удалившись на берег протекавшего неподалеку ручья, под тенью дерева предавался слёзной молитве и богомыслию. Не довольствуясь и сими подвигами, чтобы всецело предаться Христу, преподобный Павел удалился на безмолвие в пещеру; потом вошел на высокую гору и поселился на ней. Один пастух, случайно обретший преподобного в его уединении, доставлял ему пищу. Преуспевая в духовном совершенстве, Павел стяжал от Бога дар прозревать в мир невидимый и творил чудеса. Слава о дивных подвигах и святом житии преподобного привлекла к нему многих подвижников, которые, поселившись у подошвы скалы, устроили монастырь. Император Константин Порфирородный3 часто писал к нему, прося его молитв и советов; Петр, царь Болгарский, и папа Римский4 почитали его за Богоугодную жизнь. Тяготясь, что безмолвие его нарушается многочисленными посетителями, преподобный Павел дважды удалялся на остров Самос5, где им была основана лавра и восстановлены три монастыря, разоренные Агарянами. По вторичном возвращении в Латр, он предсказал час своей кончины. Потом сошел с горы и, благословив братию, с миром предал дух свой Господу6.

Тропарь, глас 4:
Яко безплотных единовсельника, и всем преподобным сообщника, всеславне Павле, поем тя, и молим тя: молися всегда о нас, яко да обрящем милость.

Кондак, глас 8:
От юности, мудре, яже паче смысла вожделел еси мужески, мирский мятеж оставил еси, и был еси божественнаго ради жительства Троицы жилище, и просветил еси верою приступающыя тебе. Тем зовем: радуйся Павле пребогате.
_______________________________________________________________________
1 Элей - город в Мизии - северо-западной области Малой Азии близ Пергама.
2 Фригия  - большая область Малой Азии, обнимавшая первоначально всю среднюю часть западной половины полуострова, кроме того позднее причислявшийся к Мизии южный берег Пропонтиды (Мраморного моря) до Геллеспонта (Дарданеллы).
3 Константин VII Порфирородный - Византийский император, царствовал с 912 по 959 г.
4 Здесь разумеется папа Агапит II, занимавший Римскую кафедру с 946 по 955 г.
5 Самос - один из главных островов Эгейского моря (Архипелага), вблизи западного берега Малой Азии.
6 Преподобный Павел Латрский скончался 16-го декабря, 956 года.

Свт. Стефана исп., архиеп. Сурожского (VIII)
http://s61.radikal.ru/i172/0912/8c/9e49f44b3636.jpg
Преподобный отец наш Стефан родился в Каппадокии Великой - от христианских родителей, которые воспитали его в добром наказании. С детского возраста он отличался благонравием, удаляясь от обычных детских забав. Семи лет родители отдали его для обучения грамоте; он оказался способным к учению, и в скором времени хорошо навык в Божественном Писании. Когда же ему исполнилось пятнадцать лет, он удалился из своего отечества и пришел в Царьград, желая там докончить свое образование. Сие было при царе Феодосии Адрамитене1 и св. патриархе Германе2. Там св. Стефан продолжал усердно учиться и, обучившись философским наукам, превзошел мудростью многих - даже самих учителей, - так что все удивлялись его премудрости.

Услышав о Стефане, св. Герман, патриарх цареградский, призвал его и, благословив, спросил, из какой он страны. Стефан всё рассказал ему о себе. Полюбив его благонравие, премудрость и смирение, патриарх оставил Стефана жить у себя. Несколько лет прожил блаженный Стефан у патриарха, служа святой Церкви и живя в воздержании и чистой совести. Потом он, тайно от всех, ушел из Царьграда и, придя в некоторый монастырь, принял там иноческое пострижение и подвизался в добродетелях. Затем, возжелав безмолвнейшего жития, удалился из монастыря и, найдя уединенное и никому неизвестное место, прожил там довольно времени, работая Богу в посте и молитвах.

В то время преставился епископ, который был в городе Суроже3, и вот жители Сурожа пришли в Царьград к святейшему патриарху Герману, прося для Сурожа епископа. И когда происходило рассуждение о поставлении епископа, явилось несогласие, так как одни желали одного, другие - другого. Сурожане же просили царя и святейшего патриарха дать им епископа, могущего хорошо управлять церковью, "ибо,-говорили они, - умножились ереси в городе нашем".

Однажды, когда святой Герман ночью стоял на молитве, явился ему Ангел Господень и сказал:

- Завтра пошли в то пустынное место, где живет избранник Божий Стефан: его поставь епископом для Сурожа, ибо он хорошо может пасти Христово стадо и привести еретиков к истинной вере. Я же и к нему послан от Бога, с повелением, чтобы он ни в чем не ослушался тебя.

- О, господин, - сказал патриарх, - как я узнаю место, где живет избранник Божий Стефан?

Тогда Ангел, взяв одного из слуг патриарха, показал ему местопребывание святого, а слуга, возвратившись, поведал сие патриарху.

К святому же Стефану, который в то время в скрытом месте своем молился Богу, явился тот же Ангел Господень в белой одежде, - и убоялся св. Стефан и в трепете пал от страха на землю.

Взяв святого за руку, Ангел успокоил его, сказав:

- Я - Ангел Господень и послан от Христа Спасителя возвестить тебе радость и повелеть идти в город Сурож, чтобы ты научил людей Христовой вере. Завтра патриарх призовет тебя и, посвятив, пошлет туда архиепископом, ты же не ослушайся его, да не прогневаешь Бога.

Затем, преподав ему мир, Ангел возшел на небо.

На другой день патриарх послал со слугою двух пресвитеров - за святым Стефаном, и те с великою честью привели его к патриарху.

С радостью встретил патриарх св. Стефана, и посвятив, поставил его архиепископом Сурожа и отпустил на корабле в порученную ему епархию.

Прибыв в город Сурож и вступив на архиепископский престол, св. Стефан стал поучать людей от Божественного Писания и в продолжения пяти лет крестил весь город Сурож и все его окрестности.

В то время в Царьграде воцарился Лев Исаврянин и воздвиг иконоборство4, будучи научен сему двумя евреями. Сначала он повелел святые иконы ставить высоко, говоря:

- Кто чист, пусть целует их.

Потом повелел поднимать иконы на воздух, поясняя, что не следует пригвождать иконы к стене. И многое другое предпринимал окаянный против почитания св. икон. Святой патриарх Герман много увещевал его, чтобы он оставил свое злое начинание, беседуя о сем на основании священных книг5. Придя в ярость от увещаний, иконоборец открыто проявил яд свой, который дотоле скрывал в сердце своем, и усиленно начал изгонять святые иконы, хулить их и бесчестить.

Затем Лев разослал по всему городу и по многим окрестным местам указы, чтобы все так же поступали со святыми иконами, и говорил:

- Если кто будет мне противиться, того я буду мучить различными муками и предам смерти.

В царствующем граде тогда можно было видеть различные мучения православных христиан. Патриарха же Германа злочестивый царь послал в заточение, а вместо него поставил патриархом Анастасия, родом Сириянина, который был единомышленником с ним в его ереси.

Затем царь и патриарх отправили послов своих в Сурож к св. архиепископу Стефану с злочестивым повелением не поклоняться иконам и кресту. Святой Стефан отвечал послам:

- Да не будет сего; не допущу я людей своих отступить от закона Христова: не слушаю повеления ни царя, ни окаянного патриарха.

Ночью он пришел к послал на корабль и вместе с ними прибыл в Царьград.

Облачившись в одежды своего святительского сана, св. Стефан предстал пред царем. Царь спросил его:

- Кто ты?

Святой же отвечал:

- Я - архиепископ Сурожский Стефан.

И сказал царь:

- Видишь ли собор сей, восседающий со мною в великой чести? Они пожгли и порубили иконы: и ты послушай меня, и будешь в такой же великой чести с нами.

Святой Стефан отвечал:

- Да не будет сего. Хотя бы ты меня и сжег, или рассек на части, или какими-нибудь другими муками замучил, - за иконы и за Крест Господень всё готов претерпеть.

Затем святой сказал царю:

- Мы в книгах нашли некоторое пророчество, что в Царьграде явится злочестивый царь, иконоборец, сжигающий святые иконы. Но да не сотворит сего Бог в твое царствование!

- А нашли ли вы имя царя того? - спросил царь.

- Имя его - Коноп, - отвечал Стефан. И сказал царь:

- Справедливо, Стефан, ты нашел мое имя, ибо отец и мать назвали меня Конопом.

И сказал Стефан:

- О, царь! Да не совершится сие в твое царствование. Если же ты совершишь сие, то будешь предтечею антихриста!

Услышав сия от святого, окаянный царь железною перчаткою избил его лицо, уста и зубы, восклицая:

- Как смел ты назвать меня предтечею антихриста?

И повелел царь схватить Стефана за волосы и за бороду, бить, влачить по земле и ввергнуть в темницу. Влекомый мучителями, святой воссылал благодарения Богу, и был ввергнут в темницу, где находились и иные святители. Затем царь снова повелел привести к себе Стефана.

- Как дерзнул меня назвать так Сурожский епископ! - говорил он. - С побоями притащите его сюда".

Святой предстал пред царем с семью епископами. Держа в руках своих икону Господа, Богородицы и Иоанна Предтечи, царь сказал святому:

- Почему ты назвал меня предтечею антихриста?

Святой отвечал:

- Потому, что ты творишь дела его; я уже сказал это и опять повторяю тебе то же.

Тогда царь плюнул на икону, стал топтать ее и сказал Стефану:

- Сделай и ты тоже самое с сей иконой.

Святой же, прослезившись, сказал:

- Враг Божий, недостойный царства! Как не ослепли твои безумные очи и не отсохли беззаконные твои руки? Да отымет вскоре Бог царство твое и да прекратит жизнь твою.

Услышав сие, царь во гневе повелел бить святого Стефана. Потом привязали его к хвосту коня и повлекли в темницу; святой же воздавал благодарения Богу. Все заключенные в темнице молили Бога, и, по молитве святых, вскоре умер нечестивый царь и воцарился сын его Константин Копроним. Супруга его, слыша о добродетелях и чудесах святого Стефана, просила мужа своего - царя Константина - отпустить святого на престол свой. В то же время родился у царя сын, и святой Стефан крестил его. Наградив Стефана дарами, царь с великою честью отпустил его к пастве своей. Снова получил добрый пастырь престол свой и продолжительное время добре пас порученное ему стадо Христово. Затем, провидя свое к Богу отшествие, поставил он вместо себя архиепископом для Сурожа клирика своего Филарета и преставился к Богу в жизнь вечную, месяца декабря в 15-й день6.

Был в Суроже один человек, по имени Ефрем, - слепой от чрева матери своей, которому святой Стефан помогал пищею, питьем и одеждою. Услышав о смерти своего благодетеля, он заплакал, говоря:

- Кто теперь будет заботиться обо мне? Ведите меня, дабы я мог облобызать святые ноги его.

И когда он был приведен к телу преставившегося святого Стефана, с плачем и рыданием припал к ногам его - и тотчас прозрел. Сим чудом известил Бог об угоднике Своем, что он причтен со святыми к лику чудотворцев и исповедников. Святое же тело его святителями и всем Сурожским народом со многими слезами было с честью предано погребению, во славу всеми славимого и превозносимого Бога, во веки. Аминь.

Тропарь, глас 4:

Яко святитель со безплотными единожитель быв, священномучениче Стефане: восприем бо крест яко оружие, и став крепко сопротив иконоукорителя и духоборцев, не покланяющихся пречистому образу Христа Бога нашего, и отсекл еси всяку ересь лукавых. Того ради прием мучения венец, избавил еси град твой Сурож от всякия неприязни. И ныне молим тя святе, да избавиши нас от всяких злых искушений, и бед, и вечныя муки.

Кондак, глас 3:
Вышняго силою священне укрепився, цраева низложил еси иконоборная шатания. Днесь Сурожу и нам верным предлежат слава и богатство, святыя твоя мощи: ихде свыше дароносят ангельстии чинове, песньми и пением славословят тя, великий священный Стефане.
________________________________________________________________________
1 Феодосий III Адрамитен - Византийский император с 715 по 716 г.
2 Св. Герман был патриархом Константинопольским с 715 по 730 год. Память его празднуется 12-го мая
3 Сурож, или Сугдея - древний греческий город на южном берегу Крыма, ныне Судак - поселок Таврической губернии.
4 Византийский император Лев, род коего происходил из Малоазиатской области Исаврии, царствовал с 717 по 741 г. Против иконопочитания он выступил особенно в 726 году. Это вызвало народное восстания против него.
5 При этом патриарх Герман отказался подписать повеления императора против иконопочитания, говоря, что не может вводить что-нибудь новое в делах веры без вселенского собора.
6 Св. Стефан скончался около половины VIII века.

Мч. Елевферия кувикулария (IV).
Святой Елевферий был родом из Византии и жизнь свою  блистательно украсил цветами благочестия. Воспитания он получил при царском дворе, где вскоре достиг почетного положения. В это время он превосходил всех богатством и славою; но при всем том он не увлекался земной суетою. Памятуя о нетленном и вечном, а все земное вменяя в ничто, Елевферий предпочитал  "быть у порога в доме Божием, нежели жить в шатрах нечестия" (Пс.83:11), обращая свой внутренний, умный взор к Богу, он ежедневно упражнялся в пении священных песней и украшал жизнь свою всякими добродетелями. Невыносимо было видеть  для врага душерастлителя2, и он внушил одному из рабов блаженного оклеветать пред царем господина своего.

Раб этот, явившись к царю, донес ему:

- Господин мой принял крещение, соорудил церковь3 и, веруя в Распятого, поносит царские  указы; приобрел он много священных изображений, совершает службы христианскому Богу и постом, со слезами и земными поклонами, изнуряет свое тело.

Выслушав этот донос раба на господина, царь сильно разгневался и призвал к себе святого; но, когда святой явился, он, скрывая свою злобу, повел как бы мирную речь и сказал:

- Елевферий! как это так случилось, что ты отдалился, оставил нас и пренебрегаешь нашей любовью к придворным вообще, и даже особенным к тебе моим вниманием?

На это святой ответил:

- Царь! меня заставляют поступать так различные недуги тела моего.

Тогда царь сказал:

- Почему же ты один наслаждаешься в своем поместье благорастворенным воздухом? - нельзя ли и нам посетить тебя и насладиться вместе с тобою благами загородной жизни?

Блаженный не обратил особенного внимания на эти царские слова и не придал им надлежащего значения. К вечеру он удалился в свое любимое имения и, затворившись по обычаю в отдельной комнате, предался богомыслию, а когда уснул, то во сне увидел глубокую, как бы колодезь, пропасть, в которую сошел он и увидел там прекрасную церковь. Объятый трепетом от такого видения, Елевферий на утро опять отправился к царю. Царь опять начал прельщать его ласковою речью, стараясь поколебать его веру во Христа. Но, напрасно потратив слова и будучи не в состоянии совратить святого, царь приказал отсечь ему голову мечем, честное же тело его бросить на съедения собакам и птицам. Так блаженный Елевферий предал дух свой Богу. Тело же его, брошенное в небрежении, взял некоторый, священнического чина, христианин и, помазав его елеем и покадив фимиамом, предал погребению в нарочитом месте4.
________________________________________________________________________
1 Кувикулярий - царский постельничий.
2 Т. е. диавола.
3 В своем имении на азиатском берегу Босфора, в Вифинии, при р. Сангаре.
4 Местом погребения святого Елевферия признается его имение в Вифинии. Св. мученик пострадал при Максимиане в начале IV века.


Прп. Парда отшельника (VI).

Святой Пард был родом римлянин и в юности своей  занимался извозным промыслом. Однажды он отправился со своими верблюдами в Иерихон и там устроился при гостинице. И вот в одно время, попущением Божиим, по действу врага рода человеческого, по недосмотру Парда, попал под ноги верблюдам, малый отрок: он был раздавлен ими и умер. Это несчастие сильно опечалило Парда и он, удалившись на гору Арион, постригся там в монахи и постоянно сокрушался, с рыданием повторяя:

- Я погубил отрока и должен быть осужден, как убийца.

Недалеко от того места, где жил Пард, в долине обитал лев, и святой отец ходил в его логовище, толкал зверя рогаткою, чтобы. тот, рассвирепев, растерзал его. Но лев не причинял ему никакого вреда. Тогда старец, видя, что не достигает своей цели, решил лечь спать на том пути, по которому лев ходил к реке на водопой, надеясь, что зверь. проходя и увидя его, растерзает, и, таким образом, пострадав здесь, он избавится от мучения в будущем веке за убийство отрока. Как решил поступить святой, так и сделал: лег на пути, сняв с себя одежду и положив ее подле себя. И вот лев, проходя тою тропою, перескочил, как бы человек, через святого, молча и не прикоснувшись к нему. Тогда уразумел старец, что Господь простил ему грех тот и возвратился в свое местожительство на горе и оставался там во все годы последующей жизни своей и до самой смерти своей всегда и всем являл собою образец мужа благонравного.


Прп. Трифона Печенгского, Кольского (1583)

http://s40.radikal.ru/i088/0912/7e/5a246098fee5.jpg
Память 15 декабря, в Соборе Тверских Святых

В миру его звали Митрофан, родился в 1495 году в Новгородской губернии в семье священника. С ранних лет преподобный Трифон был «изряден постник, кроток, милостив». Услышав однажды голос, повелевавший ему идти «в землю пустынную, жаждущую, где никто еще не ходил», Трифон отравляется с проповедью Христа к язычникам-лопарям, о жизни которых знал из рассказов рыбопромышленников.

Придя на Кольский полуостров, на реку Печенгу, к лопарям, преподобный изучил их язык и обычаи и стал проповедовать им веру Христову. Не мало лет ревностно трудился преподобный, терпя лишения, гонения и побои, но даже под страхом смерти не отступил от апостольского служения.

Постепенно мудрым и кротким словом его многие язычники обратились ко Христу. По благословению Новгородского архиепископа Макария преподобный Трифон вместе с блаженным Феодоритом и иеромонахом Илией устроил для новообращенных храм, а для ревнителей иноческого жития основал Троицкий Печенгский монастырь "у холодного моря, у Мурманской границы" в 1532 году. Иоанн Грозный помог ему и богато одарил монастырь преподобного. Много трудностей перенес преподобный при устройстве обители в дикой стране.

Однажды преподобный, замесив тесто, вышел из своей келлии. В это время туда зашел большой медведь и, опрокинув квашню, стал есть приготовленное тесто. Именем Божиим запретив зверю двигаться и наказав его, святой отпустил зверя. С тех пор ни медведи, ни волки не нападали на монастырское стадо оленей. Такую силу Господь дает своим угодникам, что даже и дикие звери повинуются им, как некогда повиновались праотцу нашему Адаму.

В другой раз преподобный купил для монастырских нужд в г. Коле ручные жернова. Путь предстоял долгий и утомительный: до Печенгского монастыря было около 150 верст. Всю дорогу святой сам нес жернова, а на просьбу учеников передать им свою ношу, ответил: «Лучше мне повесить себе на шею мельничный камень, чем смущать братию своею праздностью».

Показывая пример смирения, преподобный уклонился от игуменства, поставив настоятелем своего ученика.

В годы неурожая святой с несколькими братиями ходил в Новгородские земли, прося подаяния и отправляя собранное в монастырь. Достигнув старости, преподобный мирно почил о Господе 15 декабря 1583 года в возрасте 88 лет.

Местное празднование было установлено вскоре после кончины святого. В 1589 году шведы уничтожили Печенгский монастырь. Позже, по приказанию царя Феодора Иоанновича, монастырь перенесен был на Колу. На месте разрушенного монастыря была поставлена церковь во имя преподобного Трифона, а над могилой святого построена церковь Сретения Господня. Святой Трифон не раз приходил на помощь погибавшим мореплавателям, с верой призывавшим его имя.

Тропарь, глас 8
Пути, вводящаго в жизнь, наставник и учитель был еси: / первее бо, преподобне отче наш Трифоне, / пришел еси в часть Норвегския земли / и в последних концех северныя страны языки просветил еси, / породив водою и Духом Святым, / и священная твоя чада в безплодней пустыни, / яко древа масличная, насадил еси, / велию обитель Святыя и Живоначальныя, Единосущныя и Нераздельныя Троицы создал еси / и монахов множество собрав. / Тем, яко апостолом и пустынножителем равночестна чтуще тя, / прилежно припадающе, вопием: / моли всех Бога за Русскую землю, за область твою и за вся люди, / почитающия память твою.

0

74

.....................продолжение от 28 декабря

Собор Крымских святых
http://s61.radikal.ru/i172/0912/bb/5830f506eafb.jpg
Крым является колыбелью отечественного Православия. Жители Крыма, по древним преданиям, были просвещены светом христианского учения в I веке по Р.Х. апостолом Андреем Первозванным. После него в Тавриде проповедовал слово Божие ученик апостола Петра и спутник апостола. Павла св. Климент, папа Римский.
Также в Крыму проповедовали равноапостольные братья Кирилл и Мефодий, здесь принял Святое Крещение равноапостольный князь Владимир.
  С начала IV века и до наших дней мы располагаем достоверно известным непрерывным рядом православных епископов, управлявших Церковью в Крыму, где были епархии: Херсонесская, Босфоранская, Готская, Сугдайская, Фульская и Мангупская. Православные жители Тавриды постоянно находились в духовной борьбе с язычеством, магометанством и иудейством, подвергались всевозможным гонениям и лишениям, но побеждали гонителей своим терпением и стоянием в вере. В среде этих жителей мы видим святых угодников Божиих, почитаемых православною Церковью.
Вот имена святых угодников, публикуемых по книге исследователя крымских христианских древностей Дмитрия Струкова, который составил в 1878 году «Жития святых Таврических (Крымских) чудотворцев» с таким рядом подвижников:
Св. апостол Андрей Первозванный; св. Климент, епископ Римский; св. Василий, епископ Херсонесский; св. Ефрем, Епископ Херсонесский; св. Евгений, епископ Херсонесский; св. Елпидий, епископ Херсонесский; св. Агафодор, епископ Херсонесский; св. Еферий, епископ Херсонесский; св. Капитон, епископ Херсонесский; св. Мартин, епископ Римский; св. Стефан, епископ Сурожский; св. Иоанн, епископ Готский; свв. Кирилл и Мефодий, просветители славян; св. Евстратий, преподобный Печерский; св. Василий, епископ Сурожский; св. Савва, архиепископ Сурожский; благоверный Константин, князь Мангупский; св. Неизвестный по имени «Священник, Убитый Турками» и др.
Среди крымских архипастырей наших времен были выдающиеся личности, истинные подвижники благочестия. Епископ Таврический и Симферопольский Гурий (Карпов, 1818-1882) 14 лет возглавлял Таврическую кафедру, значительно упрочил позиции Православия в Крыму, вёл активную работу по укреплению действующих и созданию новых приходов. При епископе Гурии открылась Таврическая духовная семинария, начал издаваться журнал «Таврические епархиальные ведомости». Святитель похоронен в Симферополе, пользуется общенародной любовью и почитанием.
Архиепископ Димитрий (в миру – князь Давид Ильич Абашидзе, в схиме – Антоний, 1867-1942) с 1912 года – епископ Таврический и Симферопольский. С начала Первой мировой войны служил священником Черноморской эскадры. В 1915 году возвратился на свою епископскую кафедру. Член Поместного Собора 1917-1918 годов. Принимал участие в работе Временного высшего церковного управления на юге России. Последние годы провёл в Киево-Печерской Лавре. Похоронен у входа в Ближние пещеры.
Святитель Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский (Войно-Ясенецкий, 1877-1962), – выдающийся архиерей, профессор-хирург, автор фундаментальной монографии «Очерки гнойной хирургии», лауреат Сталинской премии и узник сталинских лагерей. С мая 1946 года и до своей кончины святитель Лука служил на Крымской кафедре. Чудеса исцелений душевных и телесных недугов, во множестве происходившие на могиле крымского архиепископа, всенародное почитание подвигли священноначалие Православной Церкви на внимательное изучение его жизни и творений. Определением Синода Украинской Православной Церкви от 22 ноября 1995 года архиепископ Симферопольский и Крымский Лука причислен к лику местночтимых святых. К его мощам, покоящимся в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя, с верою и любовью прикладывается множество людей. Имеется ряд свидетельств чудесных исцелений, когда людям, нуждавшимся в серьезных хирургических операциях, после молитвы у раки с мощами святителя они становились уже не нужны – больные выздоравливали. В 1997 году в Симферополе святителю Луке открыт памятник. В 2000 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен как исповедник (святой) в сонме новомучеников и исповедников Российских. Почитается как святой другими поместными Церквями, в частности, Греческой Православной Церковью.
Несомненно, кроме известных нам сейчас были и иные Богу угодившие святые люди, но исторических сведений о них еще не найдено. Надо ожидать времени, определенного неисповедимым промыслом Божиим, когда археологические изыскания, дадут новые исторические указания о неизвестных теперь святых.
Подготовил Матвей Славко
ДНИ ЧЕСТВОВАНИЙ ТАВРИЧЕСКИХ ЧУДОТВОРЦЕВ
Января 9 (22) - св. Василия, епископа Сурожского; февраля 14 (27) - св. Кирилла, епископа Моравского, в мире Константина; марта 7 (20) - свв. Василия, Ефрема, Евгения, Елпидия, Агофодора, Еферия и Капитона, епископов Херсонесских; марта 28 (10 апреля) - св. Евстратия, инока Печерского, мученика Корсунского; апреля 2 (15) - св. Саввы, архиепископа Сурожского; апреля 14 (27) - св. Мартина, епископа Римского, мученика Инкерманского; мая 21 (3 июня) - св. Константина, князя Мангупского, в иноках Кассиана; июня 26 (9 июля) - св. Иоанна, епископа Готского; июля 15 (28) - св. Владимира, во св. крещении Василия, князя Киевского; октября 4 (17) - св. Константина, князя Мангупского, в иноках Кассиана; ноября 25 (8 декабря) - св. Климента, епископа Римского, мученика Иикерманского; декабря 6 (19) - св. Елпидия, епископа Херсонесского, декабря 15 (28) - св. Стефана, епископа Сурожского; декабря 21 (3 января) - св. Капитона, епископа Херсонесского

Про Феодору Сурожскую

В Алуштинском храме во имя Всех Крымских святых и св. Феодора Стратилата на южной стене, справа от алтаря, есть редчайшая икона, изображающая собор Крымских святых. Образ написан липецким иконописцем Виктором Блиновым к празднику Всех Крымских святых. Множество святых изображено на этой иконе, и среди них есть та, имя которой упоминается редко, а она доблестно и верно служила Богу до своего последнего вздоха, – это святая благоверная царица Феодора Сурожская.
«В XIV веке весь южный берег Крыма, от Судака до Ялты, принадлежал царице-монахине Феодоре, прекрасной, добродетельной и неустрашимой», – сообщает нам один из греческих синаксарей (сборников духовного содержания с кратким описанием житий святых).
Царица и монахиня – редкое, вызывающее удивление сочетание. Столица её царства находилась в Сугдейе – нынешнем Судаке, на юго-востоке Крымского полуострова. Отец Феодоры, греческий топарх князь Феодор, происходил из древнего рода Палеологов, мать была итальянкой из Кафы (ныне – Феодосия). В семье воспитывались также два брата-близнеца.
После смерти матери царевны Феодоры воспитание детей было доверено старцу Иоанну – настоятелю монастыря святого Прокла на горе Кастель. Как сказано в летописи, «…старец Иоанн бежал из роскошной и суетной Византии, бежал от религиозных споров и разврата; скрылся здесь, в нагорной обители, устроил её, населил монахами…». Эта обитель на горе Кастель находилась в окрестностях тогдашнего Алустона, нынешней Алушты.
Монастырь стал любимым местопребыванием юной Феодоры. Старец воспитал её в строгом аскетизме, говорил ей, что жизнь земная – только приуготовление к жизни вечной. С детства её не занимали девические игры и забавы – всё это было чуждо юной царевне. Беседы с людьми умными и благочестивыми, молитва, чтение Священного Писания и творений святых отцов – вот что было её излюбленным занятием. Она была милосердна, добра, отзывчива на чужое горе. Часто объезжала с отцом его владения, и всем, кто обращался к ней с просьбой, помогала. В воинских упражнениях она не отставала от юношей: выучилась превосходно владеть мечом, смело управлять конём, метко стрелять из лука. Отец её, князь Феодор, с согласия императора Византии, умирая, оставил 16-летнюю царевну наследницей Сугдейи и подчинённых ей владений.
Став царицей, святая Феодора, принявшая к этому времени монашеский постриг, не изменила строгого образа жизни: в Сугдейю приезжала лишь когда этого требовали государственные дела, а большую часть времени проводила на своей любимой Кастель-горе, в монастыре святого Прокла, где жила в специально для неё построенной башне. Укрепляя монастырь, она провела туда водопровод из источника у Яйлы, а также устроила в одной из башен подземный ход к морю.
Как уже было сказано, она росла с двумя братьями-близнецами Ираклием и Константином (они не были ей родными по крови). С возрастом детская привязанность к девице перешла у Ираклия в чувство любви. Но ведь царица была монахиней. Страстно молил её Ираклий забыть свой обет и стать его женой, сулил содействие Патриарха, но святая Феодора твёрдо отказала ему, сказав, что самая лютая смерть милее ей, чем нарушение монашеского обета. Озлобился гордый и властолюбивый юноша, получив отказ, и, наущаемый диаволом, решил погубить святую.
Ираклий решился на предательство. Пробравшись в Кафу, он убедил генуэзского консула напасть на Сугдейю, обещая помощь при взятии города. В уплату за свое вероломство изменник потребовал отдать ему Феодору. И вскоре под стенами города собралась чёрная рать генуэзцев. Два месяца длилась битва. Во главе защитников крепости встала царица-монахиня. Как неустрашимый воин Христов она взяла в руки меч. Там, где Феодора появлялась на боевом белом коне, силы защитников города удесятерялись.
Но вот изменнику Ираклию удалось пробраться в крепость, пользуясь сходством с братом-близнецом Константином. Он убил часового и открыл ворота врагу. Генуэзцы ворвались в город. Силы были неравны. К утру Сугдейя была под их властью. Царица с верным помощником Константином, остатком войска и частью жителей ушли на запад и укрепились в крепости Алустон. Они решили умереть православными.
Вскоре галеры генуэзцев показались у Алустона. Началась осада. Войска католиков-генуэзцев много раз шли на приступ, но православные оборонялись твёрдо. Тогда генуэзцы подвезли стенобитные орудия и стали ими разрушать стены крепости. Видя, что город не удержать, Феодора вывела из Алустона воинов и жителей. Они скрылись на горе Кастель в монастыре святого Прокла.
Как уже упоминалось, от монастыря святого Прокла, прямо из башни Феодоры, шёл подземный ход к морю, к восточной части горы. Там, у пристани, всегда стоял под парусами корабль, готовый отвезти царицу в Византию. Она собрала совет, решавший как быть: отплыть ли ей в Византию, и тогда её подданные останутся живы, потому что главной причиной этой войны после взятия Сугдейи была только она, царица-монахиня. Но народ в один голос возопил: «Нет, царица, не покидай нас! Мы не хотим быть под властью врагов наших. Падём около тебя…».
Вскоре у стен монастыря появились генуэзцы. Враги решили взять Кастель длительной осадой. Но окончательно обезумевший предатель Ираклий не мог ждать долго и вызвался проникнуть туда. По известному ему с детства подземному ходу прошёл он в обитель и открыл ворота. Он рвался к Феодоре. А она уже вышла навстречу ему с мечом в руках.
Узнав о том, что Ираклий открыл ворота, царица в праведном гневе своими руками отсекла ему голову. Ожесточённо сражались в этой битве все: монахи, женщины и даже дети. Был убит Константин. Святая Феодора с возгласом: «Господи! Приими меня!» – ринулась в самую гущу битвы и положила душу свою за Православие. Её кровь обагрила склон Кастель-горы. И до сих пор там, на сером фоне утёса, ещё видны багровые тёмные полосы. Скала эта носит название Эмата-кая (Гемата), или Кан-кая, что по-гречески означает «кровавая скала». Местное предание гласит, что это – застывшая кровь святой благоверной царицы Феодоры Сурожской и всех защитников Православия, павших здесь.

Собор Кольских святых.
http://s61.radikal.ru/i171/0912/2b/4b6b24659649.jpg
установлено празднование Собора Кольских святых - в день памяти преподобного Трифона Печенгского, 28 декабря. Конечно, наши Кольские святые молились о нас и раньше. Весь Мурман, словно светлым облаком, покрыт их молитвенными воздыханиями о нас, грешных и заблудших. Но теперь их святость явлена всей Церкви, и мы можем в молитвах обращаться за помощью и утешением к нашим святым земляrам. Вот их имена:

СПИСОК СОБОРА КОЛЬСКИХ СВЯТЫХ

Преподобный Трифон Печенгский (XVI век).

Преподобный Феодорит Кольский (XVI век).

Преподобный Варлаам Керетский (XVI век).

Священномученик Иона Печенгский (XVI век).

Преподобномученик Герман Печенгский (XVI век).

Братия Трифоновского монастыря, убиенная в 1589 году:

Священномученик Гурий Печенгский;

Священномученик Пахомий Печенгский;

Священномученик Иосиф Печенгский;

Преподобномученики Феодосии, Макарий, Геннадий, Онуфрий, Филофей, Онисим, Иов, Сампсон, Серапион, Георгий, Иустин, Савва, Спиридон, Савватий, Кирилл, Симеон, Александр, Каллистрат, Феофил, Амвросий, Герман, Даниил, Феогност, Моисей, Феодорит, Валериан, Герасим, Авраамий, Дорофей, Лонгин Ефрем, Феодосии, Паисий, Григорий, Филимон;

мученики (убиенные трудники, вкладчики и паломники монастыря) Никифор, Евсей, Прохор, Савва, Антоний, Иоаким, Конон, Евсевий, Иоанн. Орест, Иоанн, Артемий, Евграф, Феодор, Никита, Никита, Никита, Игнатий, Феодор, Димитрий, Родион, Гавриил, Константин, Константин, Иоанн, Лука, Леонтий, Феодот, Фома, Гавриил, Дементий, Артемий, Стефан, Андрей, Парфений, Никифор, Анания, Стефан, Емилиан, Филипп, Корнилий, Иоанн, Иоанн, Даниил, Стефан, Фока, Никита, Архипп, Гавриил, Иоанн, Акилина и Евфимия и иные - всего 116 мучеников Печенгских.

Преподобные Астерий, Авксентий и Тарасий Кашкаранские (XVII век).

Священномученик Моисей (Кожин) (XX век). Преподобномученик Феодор (Абросимов) (XX век).

Их боголепный Собор молится за наш Кольский край и за всё наше Отечество. Есть Соборы Рязанских, Тульских, Петербургских, Вологодских, Карельских, Новгородских святых, а теперь появился и Кольский. Все концы Святой Руси процвели дивными подвижниками веры и благочестия.

Слава Богу, прославлены как местночтимые святые 116 преподобномучеников Печенгских: священномученики Гурий и Иона, Преподобномученик Герман и иные многие, на Печенге пострадавшие.

Особенно важно их молитвенное предстательство за нас теперь, когда на Кольский Север совершается настоящее духовное нападение различных иностранных миссионеров: и католиков, и протестантов. Печенгские преподобномученики на Рождество Христово были замучены и перебиты шведским отрядом. С каким смирением и терпением приняли страдания за Христа иноки! Были среди них физически крепкие мужи, которые предлагали дать отпор разбойникам. Однако игумен Гурий благословил своих духовных чад добровольно и с кротостью принять смерть за Господа. И монахи явили редкостную добродетель послушания, быв послушны даже до смерти, явили настоящее мужество. Только святая православная вера может научить такому смирению, дать такие духовные силы. Многие и многие северяне приезжают на Печенгу в Трифоно-Печенгский монастырь и с благоговейным трепетом прикладываются к плите, освящённой кровью мучеников. Удивительно возвышенные чувства испытала и я, молясь у этой плиты. Я видела, как многие паломники: и взрослые, и дети - подолгу стояли у святыни, возвращались к ней.

Священномученик иеромонах Моисей (Кожин, +7.09.31) ещё в молодости посвятил свою жизнь Богу, приняв постриг на Соловках, после закрытия обители большевиками был священником села Оленица, он пострадал в страшных советских лагерях. Преподобномученик Феодор (Абросимов, +2.08.40) с 16 лет угождал Богу в обители преподобного Трифона, он был арестован фактически за верность монастырю, в котором нёс послушание. В 1940 году Феодор твёрдо и мужественно держался на допросах, он умер в лагере.

Святые иноки Астерий, Авксентий и Тарасий подвизались на Терском берегу в молитве и посте, их святые мощи почивают в селе Кашкаранцы.

Образ глубокого покаяния являет нам преподобный Варлаам Керетский. Он был священником в Коле и из ревности убил свою жену, а потом оставил всё и много лет, в любую погоду плавая по морю, слезами, молитвами и постом вымаливая прощение. И Милосердный Господь простил его, прославив даром чудотворения. Святой Варлаам - усердный ходатай о всех плавающих по морю.

Преподобный Феодорит Кольский - наставник монахов и собеседник ангелов, основатель двух монастырей на Кольской земле, проповедник веры и просветитель лопарей-язычников. Он - поборник православных царей, посол в Константинополь и ходатай о даровании царского достоинства русским великим князьям. Святой Феодорит - строитель древней Благовещенской церкви в г. Кола. По Промыслу Божию, Собор Кольских святых будет праздноваться в день кончины преподобного Трифона Печенгского - 28 декабря (он отошел ко Госпроду в 1583 году). Преподобный Трифон - наш духовный отец, а его монастырь - оплот Православия на Севере Руси. Он проповедал Святую Живоначальную, Единосущную и Нераздельную Троицу в этих краях, на границе с иноверным миром, основав Троицкую обитель на Печенге. Святой Трифон “священная своя чада, яко древа масличная в бесплодней пустыни, насадил”, и взошли прекрасные всходы - преподобномученики Печенгские, новомученик Феодор. Преподобному Трифону молятся об умножении любви, о помощи на море. И как нам не подражать его духовным добродетелям! По смирению отрёкся от власти над обителью тот, кто повелевал “зверьми дивиими” и чадам своим духовным пред смертью завещал избегать страсти любоначалия.

Кольские святые... Когда-нибудь будет создана икона “Собор Кольских святых”, где среди северных скал, на морском побережье буду изображены наши заступники. Когда-нибудь дети в средних школах станут изучать жития святых Трифона, Феодорита, Варлаама, Моисея, Феодора. Они жили здесь, где теперь живём мы, среди тундр, в условиях вечной мерзлоты, где полгода - зима и полярная ночь. Они возлюбили всей душой Бога и этот заснеженный край, своих ближних. Они были такими же людьми из плоти и крови, как мы, с немощами и грехами, но все усилия приложили для стяжания Царствия Небесного, и Господь явил в них Свою славу. Кольские угодники слышат наши молитвы, обращённые к ним. Как при жизни они проливали пот и кровь, заботясь о просвещении нашего края верой Христовой, так и теперь не оставят они нас.

Все святые Кольские, молите Бога о нас!

0

75

................продолжение от 28 декабря

новомученики:

Свщмч. Илариона (Троицкого), архиеп. Верейского (1929).
http://i036.radikal.ru/0912/51/2d905820ee8e.jpg

Архиепископ Иларион - крупный богослов и церковный деятель начала 20 века. В 1915 году он написал знаменитую книгу "Христианства нет без Церкви". После Поместного Собора 1917-1918 годов он стал ближайшим помощником Патриарха Тихона, его секретарем и консультантом по богословским вопросам. Священномученик Иларион скончался 28 декабря 1929 года в Ленинграде, в тюрьме "Кресты", при пересылке из Соловецкого лагеря в Казахстан. Будущий священномученик митрополит Ленинградский Серафим (Чичагов) добился разрешения взять тело архиепископа Илариона для христианского погребения. Священномученик был похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря в Ленинграде. В 1999 году состоялось обретение мощей владыки Илариона и перенесение их в Москву, в Сретенский ставропигиальный мужской монастырь, в котором он был одним из последних настоятелей перед его закрытием в 1925 году. После закрытия большая часть храмов и сооружений монастыря были разрушены. Затем здесь разместилось общежитие офицеров НКВД. На монастырской территории велись расстрелы, земля обители буквально пропитана кровью новых мучеников. В настоящее время главной святыней Сретенского монастыря являются мощи священномученика Илариона (Троицкого), 70 лет пребывавшие в Петербургской земле - в месте мученической кончины святителя. А другому петербургскому новомученику митрополиту Серафиму мы обязаны возможностью поклониться мощам святителя Илариона. Ведь мощи большинства новомучеников 20 века были уничтожены или бесследно скрыты теми, кто уничтожал Церковь в эпоху богоборческого гонения советского периода.

В проповеди после Евангелия митрополит Кирилл (ныне Патриарх) напомнил, что с именем архиепископа Илариона (Троицкого) связано много страниц новейшей истории Русской Церкви.
Святитель Иларион был прекрасным богословом, профессором Московской Духовной академии, который внес в историю русской богословской мысли очень важное свидетельство о Церкви, - подчеркнул иерарх. - в начале XX века, когда и в наше богословие стали проникать либеральные идеи, когда некоторые увлеклись чуждым Православию пониманием иных религий и исповеданий, утверждая вслед за иными западными богословами, будто нет разницы между конфессиями, будто они - как ветви одного дерева, и каждая несет в себе истину, святитель Иларион в своем замечательном труде утверждал на основании творений святых отцев и всего могучего Предания Церкви Христовой, что существует только одна Церковь – Единая Святая Соборная и Апостольская – та, что в нынешнее время являет себя в Православии. Его слово было настолько убедительно, что повлияло на многие и многие суждения других людей».

При этом Патриарший Местоблюститель отметил, что священномученик Иларион (Троицкий) не уклонялся от разговоров с инославными. Хорошо известно, что он состоял в переписке с западным богословом Робертом Гардинером, который являлся секретарем комиссии по устройству мировой конференции христианства, ставившей перед собой задачу объединить все Церкви и конфессии. «Святитель Иларион не уклонился от переписки, не ушел от диалога, и его слово было исполнено такой силы, что к концу своей жизни Гардинер почти стал православным, и только внешние обстоятельства помешали ему присоединиться к Православной Церкви», - свидетельствует Владыка Кирилл.

«Когда же началась революция, гражданская война, великая смута, когда появилась опасность обновленческого раскола, который на своих знаменах начертал идею обновления Церкви, а на самом деле через вводимые реформы, которые не принимались народной жизнью, хотел разрушить Церковь, изничтожить ее, подорвать авторитет иерархии, сломить духовное сопротивление нашего народа, в это время святитель Иларион становится ближайшим сотрудником и помощником святого патриарха Тихона, - поведал далее иерарх. - Как пригодились его знания, как была востребована его убежденность в том, что в Православии едином является нам Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь! И силой слова он сокрушал обновленческий раскол столь успешно, что стал опасен не только для этих несчастных, слабых умом и духом обновленцев, но и для власти. Очень скоро святитель оказался в тюрьме, а в 1923 году он вступил на Соловецкие острова как узник. История доносит нам удивительные свидетельства о его жизни там, известно, что даже в лагере он пользовался авторитетом, никакой самый грозный надсмотрщик не позволял себе с ним панибратства или грубости. Даже один лишь внешний вид архиепископа Илариона внушал уважение гонителям».

Патриарший Местоблюститель рассказал собравшимся в храме, что святитель Иларион удивительным образом был связан с его семьей. Дед Владыки Кирилла Василий также был исповедником: в 1922 году за борьбу с обновленчеством в Нижегородской губернии он был сослан и в то же самое время, что и архиепископ Иларион (Троицкий), оказался на Соловках. Он лично знал святителя Илариона и других иерархов, находившихся в заключении на острове, был участником знаменитого Соловецкого Собора. Находился в заключении почти 30 лет, перенес много страданий, прошел 46 тюрем и 7 лагерей. Выйдя из заключения, он принял священнический сан, совершал служение в далекой башкирской деревне; преставился ко Господу иерей Василий в возрасте 91 года. «Вот через таких людей мы, следующее поколение православных, родившиеся уже в безбожное время, получили великое свидетельство о вере и мужестве наших предков, которые стояли насмерть, защищая единство Церкви и саму возможность для верующих людей принимать Таинства Святой Евхаристии, Крещения и другие Таинства, оставаться в общении с Богом через страдающую Мать – Православную Церковь», - подчеркнул митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.

«В отличие от моего деда, святитель Иларион не вышел из тюрьмы, в 1929 году он умер от тифа, заразившись на этапе по пути в далекую ссылку. Он скончался в городе на Неве, и благочестивый митрополит Серафим (Чичагов), занимавший тогда Ленинградскую кафедру, выпрашивает его тело у гонителей и благоговейно погребает на кладбище Новодевичьего монастыря», - сказал далее Местоблюститель Патриаршего престола.

По словам иерарха, вспоминая святителя Илариона (Троицкого), «мы вспоминаем целую эпоху, вспоминаем мучеников, и это должно заострить наше внимание на том, что есть мученичество; мы должны ясно понимать, что такое мученический подвиг, что в нем для нас поучительно».

Митрополит Кирилл напомнил, что в «Похвальном слове святым мученикам» святитель Иоанн Златоуст свидетельствует: «Мученики и ангелы различаются только названиями, а на самом деле сходны между собою». «Но ведь ангелы пребывают на небе, а мученики – на земле. Ангелы - в славе Божией, а мученики – в лагерях смерти, в застенках, в тифозных палатах, в бесчестье, в грязи, в отвержении, в поношении. Что же может быть общего между сияющим обликом ангела и грязным, испачканным в крови, измученным, изуродованным, физически сломленным человеком? – сказал далее Владыка. – Сейчас мы поклоняемся мученикам перед иконами, на которых они изображены во славе, подобно ангелам. Но те, кто взирал на них темнице, кто расстреливал их, кто вытаскивал их из пыточных камер, видели перед собой униженное растерзанное человеческое тело - никакой силы, никакой власти, никакого ангелоподобия. Существует нечто общее между ангелами и мучениками, и ответ на вопрос, в чем эта общность, и помогает понять силу мученика».

Архипастырь подчеркнул: за редким исключением физическую пытку выдержать не может никто, что бы ни говорилось в различных фильмах про героев. Однако опыт Церкви свидетельствует, что мученики претерпевают самые страшные испытания и не отрекаются от веры. Так три девочки – Вера, Надежда и Любовь – бросили вызов мучителям, эти хрупкие существа смогли выдержать страшные физические пытки. «Но откуда у них силы, откуда у архиепископа Илариона была сила пройти лагеря и тюрьмы и не сломаться? Последние слова, которые он сказал: “Наконец-то я свободен”. Мученик может выдержать любую пытку, ибо в его сердце рай, ибо он хранит столь глубочайшее ощущение Царствия Божия и обретает от реального соприкосновения с Богом такую силу, что никакая пытка, никакое страдание, никакой ужас смерти не способны разрушить этот опыт и оторвать его от Господа», - заявил иерарх.

Вот почему мученики и ангелы различны только по имени, ведь и ангелы имеют этот опыт рая, опыт жизни с Богом; там, во славе, им не нужна даже вера, потому что они все знают, отметил Местоблюститель Патриаршего престола: «Вот так же духовный внутренний опыт мучеников уже переходил порог веры и становился реальным знанием. Мученики точно знали, за что они идут на пытку, и никакие посулы или угрозы не способны были заставить их отказаться от этого опыта рая, от жизни с Богом».

Напомнив, что по-гречески мученик (μάρτυς) значит «свидетель», лишь в славянских языках данное слово имеет еще один смысловой оттенок, и это может говорить о том, что наших далеких предков особенно поразили сила и величие мученического подвига, Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл сказал: «Свидетелем чего является мученик? Свидетелем Царства Божия на земле. Свидетелем того, что наша вера - это не умозрение, не теория, это не идеи, почерпнутые из книги. Наша вера – это жизнь, это реальность, потому что Бог пребывает с нами».

В завершение проповеди Владыка Кирилл отметил: «Мы молимся о нашей Церкви, о ее единстве, особенно в настоящее время, на пути к Собору, когда разные силы и силенки пытаются бороться с Богом, навязывать людям какие-то свои суждения и мысли, говорить ложь и пытаться кого-то компрометировать. Все это грех, пустота, пена, которую Господь сдует одним Своим дуновением, и поэтому не нужно открывать свои разум и сердце человеческим хитросплетениям. Мы все должны сегодня открыть разум и сердце только Богу, прося Его управить путь Церкви и дать нам Предстоятеля, способного в непростое время, которое нас ждет, быть твердым хранителем чистоты веры и отеческих традиций, имеющего опыт духовной жизни, чтобы быть способным являть свидетельство о Христе, быть мучеником, отдавая, если потребуется, себя и свою жизнь Господу и Его Церкви. Верю, что не по человеческому хитросплетению, а по воле Божией совершится избрание следующего Предстоятеля нашей Святой Православной Церкви. Вознося ныне молитвы святителю Илариону, исповеднику и священномученику, мы просим его быть с нами подобно тому, как он был рядом со святым патриархом Тихоном, умудряя нас всех своими творениями, примером своей жизни и подкрепляя молитвой. Аминь».
http://www.priestt.com/article/rel/religion_1700.html
http://drevo.pravbeseda.ru/index.php?id=8362 полное Житие

Свщмчч. Александра Рождественского и Василия Виноградова пресвитеров (1937),
расстрелянных в Калининской области.
Священномученик Александр (Александр Александрович Рождественский) родился 11 августа 1874 года в семье священника Благовещенского погоста Молодотутского уезда Тверской губернии; окончил Духовную семинарию и в 1902 году был рукоположен в сан священника ко храму родного села. Здесь он прослужил до начала гонений в тридцатых годах .

В 1930 году власти отобрали у священника все имущество, а после этого потребовали от него уплаты налога. Лишенный средств к существованию, о. Александр не имел возможности его заплатить и за это в 1932 году был приговорен к двум годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. По возвращении из заключения он приехал в село Переслегино Высоковского района и стал служить в храме.

21 декабря 1937 года сотрудник Высоковского районного отдела НКВД арестовал о. Александра и в тот же день допросил. Священника не в чем было обвинить, у НКВД не было доказательств его противогосударственной деятельности, не было свидетельских показаний, и потому следователь сам по шаблону составил все обвинения, почти уверенный, что найдет таких "свидетелей", которые согласятся подтвердить все, что он написал.

- Следствием установлено, что вы ведете контрреволюционную работу против существующего строя в СССР, а также поддерживали врагов народа, таких, как Троцкий и его приспешники Тухачевский, Якир и другие, - сказал следователь.

- Никакой работы я среди населения, в смысле контрреволюционной агитации, не вел, о врагах народа также не говорил ни с кем.

- Какую вы вели работу среди церковной двадцатки?

- Я никакой работы не вел с ними .

Вызванные на следующий день "дежурные свидетели" расписались под составленными следователем протоколами, и за два дня следствие было закончено. 26 декабря Тройка НКВД приговорила священника Александра Рождественского к расстрелу. Еще через день, 28 декабря 1937 года, он был расстрелян .

Свщмч. Викторина Добронравова пресвитера (1937),
расстрелянного в том же году в городе Боровичи в Ленинградской области (ныне это Новгородская область).
Священномученик протоиерей Викторин Добронравов родился в 1889 году в Кишиневе в семье священника. В 1914 году закончил Петроградский Политехнический институт, и в том же году тайно уехал в Москву, чтобы стать монахом, но получил благословение не на монашество, а на священство. В конце 1914 года он был рукоположен во диакона к Спасо-Колтовской церкви в Петрограде, а через год - во иерея к тому же храму. В 1918 году некоторое время он провел в заключении. С 1919 года отец Викторин был возведен в сан протоиерея и стал настоятелем домовой церкви свт. Николая Чудотворца в доме для престарелых артистов на Петровском острове в Петрограде. Отец Викторин был одним из самых известных духовников в нашей епархии. Его властное пастырское слово и особая духовная сила привлекали в тяжелые годы гонений тех православных христиан, которые искали подлинного спасения во Христе. Каждую пятницу батюшка служил акафист перед особо почитаемой им "Державной" иконой Божией Матери. В конце 20-х годов протоиерей Викторин Добронравов возглавлял один из иосифлянских приходов. В декабре 1927 года он входил в состав делегации к митрополиту Сергию (Старгородскому). В 1930 году отец Викторин был арестован и заключен в Арсенальную тюрьму. Его приговорили к 10 годам в исправительно-трудовом лагере. До отправки на строительство Беломорканала священник полтора года просидел в одиночной камере. 6 лет он провел в Белбалтлаге, затем был переведен в Сиблаг, откуда был досрочно освобожден. В Ленинград отец Викторин не вернулся, он поехал в Новгородскую область, устроился на работу в детский дом помощником лекаря. Служил тайно. В 1937 году он был арестован, при обыске у него в кармане нашли Евангелие, что усугубило его вину. Тройка при НКВД по Ленинградской области вынесла приговор о расстреле. Священномученик Викторин Добронравов был расстрелян 28 декабря 1937 года в тюрьме города Боровичи.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Евр. 10, 1-18; Мр. 8, 30-34). Пригласив следовать за собою с крестом, Господь указывает при этом путь сей, устраняя главные к нему препятствия не внешние, а внутренние, коренящиеся в сердце человеческом. Хочешь, как бы говорит Он, идти вслед Меня, - во-первых, не жалей себя; ибо кто будет жалеть себя, тот погубит себя; во-вторых, не связывайся корыстолюбием, ибо "какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" В-третьих, не стесняйся тем, что скажут или как смотреть на тебя будут другие: "ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми ангелами". Саможаление, корыстолюбие и стыдение лица человеческого главные цепи, которыми держится человек в жизни небогоугодной, на пути страстей и греха. они - главные препятствия к обращению грешника; они же главный предмет борьбы духовной в человеке кающемся и в начавшем уже приносить плоды покаяния. Пока эти нити не отрезаны, жизнь христианская в нас ненадежна, полна преткновений и падений, если не всегда внешних, то внутренних. Вот и присмотрись всякий к себе хорошенько, и если есть что в нем из сказанного - позаботься отрешиться от того: иначе не надейся взойти к совершенству о Христе, хоть внешне будешь и очень исправен.
*****************************************************************************************************************************************
Господь совершит
  "Предай Господу путь твой и уповай на Него, и Он совершит". "Господь совершит за меня"
(Пс. 36, 5. 137, 8)

Невозможно допустить, чтобы Господь посылал нам испытания, скорби и заботы, которые превышали бы наши силы. Непосильной ноши нет на этом свете! Вместе с ношей дастся от Господа и достаточно силы, чтобы ее нести; она тяжела, она нас давит, гнетет, иногда нам кажется, что мы изнемогаем в труде и готовы в отчаянии отказаться от него, или же мы думаем, что не вынесем испытания.
Опыт христианской жизни учит нас другому. Уповая на Бога, ожидая от Него ежедневно и силу, и указания, мы не ослабеем в пути и вынесем до конца все то, на что наших собственных сил, конечно, не хватило бы. "Он совершит" за нас.
Перед нами, положим, тяжелый путь, высокая, крутая, неприступная гора стоит перед нами. Подымая усталый взор на эту гору, мы только и видим впереди одни преграды и препятствия на каждом шагу; и действительно, без живой, твердой веры в Бога гора эта неприступна. Однако если мы, забывая нашу слабость, нашу немощь, будем непрестанно взывать к Богу о помощи, шаг за шагом, мы одолеем и препятствия, и самую эту гору Как на крыльях, подымемся мы на высоту правды Божией, в сияние Его света, где царствуют мир совершенный и бесконечная радость.
Не унывайте на пути! Господь "смиренным дает благодать"; милосердие Его не оскудело, "рука Его не сократилась на то, чтобы спасти" (Ис. 59, 1). Свет Его не погаснет, доверьтесь Ему, и Он доведет вас до конца. "Начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа" (Флп. 1, 6).

из истории дня:
В 1845 г. Николай Александрович Мотовилов (1809-1879) вступил на службу почетным смотрителем в Корсунское уездное училище в чине губернского секретаря
В 1825 г. умер от раны, нанесенной Каховским на Сенатской площади, герой Отечественной войны 1812 г., ген.-губернатор Петербурга граф Михаил Андреевич Милорадович (род. 1 октября 1771 г.)
В 1832 г. родился Павел Михайлович Третьяков (умер 4 декабря 1898 г.), основатель Третьяковской галереи, переданной им в дар городу Москве в 1892 г.
В 1925 г. в Петрограде в гостинице Англетер произошла трагическая гибель (возможно, убийство) поэта Сергея Александровича Есенина (род. 21 сентября 1895 г.)

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

76

Во славу Божию и на пользу ближнего !

29 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.

Прор. Аггея (500 до Р.Х.).
http://i051.radikal.ru/0912/ed/0822668d0973.jpg
Святой пророк Аггей происходил из колена Левиина1 и родился в плену Вавилонском2. Еще будучи в юношеском возрасте, он возвратился из Вавилона во Иерусалим и пророчествовал здесь со святым пророком Захариею3 тридцать шесть лет. Оба они жили за 500 слишком лет до воплощения Христова. Святой Аггей был современником построения второго Иерусалимского храма, воздвигнутого на месте первого - Соломонова. Построения сего храма было предпринято по возвращении из плена Вавилонского Зоровавелем, предводителем Иудеев, отпущенных на родину царем персидским Киром, который назначил его правителем Иудеи. Сооружения храма было сопряжено с большими трудностями, ибо сему препятствовали Самаряне, участия коих в построении храма было отклонено Иудеями, желавшими сохранить чистоту и неприкосновенность богослужения от всего нечистого, языческого. Самаряне подкупили начальников некоторых персидских областей, и те клеветали на Иудеев пред двором Персидским. Но главным препятствием к успешному сооружению храма было то, что прежнее горячее усердие Иудеев охладело. Они устремили свою деятельность на другое, занялись строением и украшением собственных домов, полагая, что еще не приспело время строить дом Божий, представляли они и иные предлоги для оправдания своей беспечности. И вот в сие время посылает Господь к Иудеям пророка Аггея с обличением и угрозами, а также и обещанием высшей помощи и славным пророчеством о превосходстве и величии второго храма пред первым. С помощью Божиею и при со действии пророков Аггея и Захарии, Зоровавель преодолел козни врагов и бездеятельность Иудеев, и храм, начатый в 520 г. до Р. Хр., был окончен в 516 г., в шестое лето правления царя персидского Дария. "Руки Зоровавеля, - сказал Господь через, - положили основание дому сему; его руки и окончат его, и узнаешь, что Господь Саваоф послал Меня к вам" (Зах. 4:9). Всех речей пророка Аггея, относящихся к сооружению храма, - четыре4. В них пророк возбуждает Иудеев к строению обличением их беспечности и нерадения о доме Божием и указанием безуспешности от сего в делах их, бесплодия земли и других наказаний Божиих; он возбуждал их также безопасностью и благовременностью строения, уверением присутствия и покровительства Божия в сем деле, величием и превосходством нового храма, необходимостью его для них и обещанием им благословения Божия за исполнения воли Господа. Величественно изображает пророк будущую славу сего храма и утверждения незыблемого царства на земле, царства Христова: "так говорит Господь Саваоф: еще раз, и это будет скоро, Я потрясу небо и землю, море и сушу, и потрясу все народы, и придет Желаемый всеми народами, и наполню дом сей славою, говорит Господь Саваоф. Мое серебро и Мое золото, говорит Господь Саваоф. Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего, говорит Господь Саваоф; и на месте сем Я дам мир" (Агг.2:6-10).

И еще было слово Господне к пророку: "скажи Зоровавелю, правителю Иудеи: потрясу Я небо и землю; и ниспровергну престолы царств, и истреблю силу царств языческих, опрокину колесницы и сидящих на них, и низринуты будут кони и всадники их, один мечом другого. В тот день, говорит Господь Саваоф, Я возьму тебя, Зоровавель, сын Салафиилев, раб Мой, говорит Господь, и буду держать тебя как печать, ибо Я избрал тебя, говорит Господь Саваоф" (Агг.2:21-24).

По кончине своей, святой Аггей с честью был погребен близ священнических гробов, ибо происходил из священнического рода. Был он мужем, совершенным в добродетели, и, как славный и великий пророк, был любим и чтим всеми. Имя его, в переложении с еврейского языка на русский - значит праздник или празднующий5.

Изображается святой Аггей старцем с благообразным лицом, обрамленным круглою бородою, глава его частью была лишена волос.
_______________________________________________________________________
1 Левий - третий сын Иакова от Лии.
2 Царь Халдеев Навуходоносор в 587 г. до Р. X. взял Иерусалим и разрушил его. Лучшие граждане с семьями (от 14 до 18 тысяч человек) были отведены пленниками в столицу Халдеев - Вавилон. В пленении Вавилонском Иудеи пребывали до 538 года, когда царь Мидян и Персов Кир, ниспровергнувший Халдейское царство, возвратил пленных Иудеев (около 40.000 мужей) на родину.
3 Захария, один из 12-ти т. н. малых пророков; память его празднуется 8 февраля.
4 Агг.1:2-15; 2:1-9, 10 - 19, 20-23. Аггей был одним из 12-ти т.н. малых пророков; книга его, состоящая из двух глав, занимает 10-е место в ряду книг сих пророков.
5 Имя пророка Аггея встречается еще в Св. Писании в надписании некоторых псалмов (137, 146, 146), в первой кн. Ездры (1, 5, 6, 14) и в послании св. Апост. Павла к Евреям (гл. 12, ст. 26).

Мч. Марина (III).
Святой Марин жил в царствования Карина1 и, будучи благороден по происхождению, несмотря на свой юный возраст, носил звание синклитика или сенатора2. Как христианин, он был схвачен и понуждаем принести жертву идолам. Но так как он не покорялся и не исполнял этого требования, то его повесили и рубили мечами, потом положили на огонь. После того бросили его на раскалённую сковороду и затем в кипящий котёл; но, по благодати Божией, Марин при всех этих пытках оставался невредим. Тогда выпустили на святого диких зверей, львов, и медведей, но и те не тронули его. Между тем, озлобление язычников еще более усиливалось против твёрдого исповедника веры Христовой: они решили было насильно ввести его в идольское капище и заставить принести жертву. Святой же в это время сказал:

- Хочу принести жертву богам.

Слыша такое заявления мученика, царь и все окружавшие его обрадовались. Но Марин, вошедши со всеми в капище, обратился с молитвою к Господу Иисусу Христу, и идолы упали и сокрушились. Огорчился царь, пораженный такою неожиданностью, и немедленно приказал отсечь голову мученику. Так святой Марин предал дух свой Господу; мощи же его благочестно погребены были богобоязненными христианами3.
______________________________________________________________________
1 Карин - римский император с 282 по 283 г.
2 Синклитиками назывались одни из самых важных царских советников и сановников, составлявшие собою синклит (царский совет).
3 Св. Марин пострадал ок. 283 г.

Блж. царицы Феофании (893-894)
http://i062.radikal.ru/0912/29/d99fd7c15823.jpg Царь Лев и царица Феофания
Блаженная Феофания родилась в Царьграде и происходила из царского рода. Родители ее - Константин, имевший сан иллюстрия1, и мать Анна, живя в честном супружестве, долгое время были бесплодны, почему всегда скорбели о том, что не имели детей. Сильно желая иметь плод своего супружества, они молились Пречистой Владычице нашей Богородице и, часто приходя в Ее всечестный храм, бывший в Форакии2, в прилежном молении изливали пред Нею сердца свои.

- Да разрешится", - молились они, - о, Госпожа мира, бесплодие наше Твоим милосердием, и да приимем по ходатайству Твоему от Создателя чадородие!"

И так как они просили с верою, то и получили просимое благодатью Той, к Которой усердно обращались с молитвою: они прияли разрешения своего бесплодия и родили дитя женского пола, которое назвали Феофаниею.

С шестилетнего возраста Феофанию стали обучать грамоте, и наставлять на всякое доброе дело. Еще в детские лета ее, можно было видеть ясные знамения будущих ее великих добродетелей и святости. Видя ее благонравие и ум, родители Феофании очень радовались и надеялись впоследствии утешаться ее благочадием. Посему они искали юношу, подобного ей по знатности рода, благонравию и уму, чтобы сочетать ее по закону браком, так как она уже приходила в возраст и больше сверстниц своих была украшена всеми дарованиями.

В это время царь Василий Македонянин3 выискивал прекрасную и добродетельную девицу для сочетания браком с сыном своим Львом Мудрым4. Найдя Феофанию лучшею всех других девиц, он сочетал ее браком с сыном своим, уже объявленным наследником престола. Царский брак был совершен при всеобщей радости и ликованиях.

Спустя некоторое время, лукавый враг посеял плевелы в доме царском между отцом и сыном, и восстал с гневом великим отец на сына. Взявши его с супругою его Феофаниею, он заключил их в темницу и приставил крепкую стражу. Сие совершилось по тайной злобе и хитрому коварству Феодора Сантаварина, епископа Евхаитского, - волхва, которого царь Лев не любил.

Дело началось так: когда умер первенец царя Василия и старший брат царя Льва - Константин, царь Василий скорбел о нем и безутешно плакал, ибо очень любил его. Тогда выше упомянутой волхв, видя царя в великой печали и желая его утешить, посредством своих волхвований показал царю умершего сына его Константина живым, - сидящим на коне и едущим к нему на встречу. Обняв руками сына и с любовью облобызав его, царь снова потерял его из виду, ибо волшебное привидение и мечтание исчезло. Удивился царь и ужаснулся и, сочтя видение за действительность, стал очень почитать Сантаварина и, считая его своим искренним другом, во всем его слушался. Юный же Лев, будучи благоразумен и богобоязлив, возгнушался тем волхвом и, ненавидя его, как врага Божия, презирал. Феодор же, думая, чем бы отомстить царю Льву за такое презрение, измыслил следующую коварную хитрость. Выбрав удобное время, он наедине приступил к царю Льву и, притворившись доброжелательным и расположенным к нему, сказал:

- Вот ты молод и ездишь с отцом своим на охоту. На всякий случай нужно тебе тайно носить небольшой меч для того, чтобы иметь возможность, иногда употребить его на зверя, иногда же подать его в нужное время отцу, или, на тот случай, если бы какой домашний враг, коих отец твой имеет немало, неожиданно и внезапно напал на отца твоего, - тогда бы ты, тотчас вынув тайно носимый меч, мог поразить врага и сохранить жизнь отца своего".

Послушавшись этого коварного совета врага своего и не подозревая его лукавства, Лев стал тайно носить в сапоге небольшой меч, когда ходил с отцом своим на охоту, или еще куда-нибудь.

После этого, лукавый Сангаварин сказал тайно царю Василию:

- Сын твой Лев хочет внезапно убить тебя, чтобы царствовать одному. Доказательством его злого умысла послужит тебе следующее: когда ты отправляешься на охоту, и он с тобою, то он носит спрятанный в сапоге при ноге меч, приготовленный для того, чтобы в удобное время внезапно ударить тебя и убить. Если хочешь в том убедиться, испытай на деле - ступай на охоту, взявши и его с собою и, когда придешь на поле, вели осмотреть, что он имеет в сапоге.

Вскоре царь Василий, взяв юного царя, сына своего, отправился на охоту и, будучи на поле, повелел осмотреть, что имеет царь Лев в сапоге, и там найден был спрятанный небольшой обоюдоострый меч. И воспылал тотчас Василий пламенем неизреченной ярости и гнева на сына своего, считая за правду поведанное Сантаварином, будто сын хотел убить его.

- Для того он и меч приготовил, - сказал он.

Лев же, будучи ни в чем невиновен, уверял, что носил меч не для смерти отца, а для сохранения жизни его. Но, сильно разгневанный, отец, не желая слушать ни единого его слова, тотчас заключил его, а также и супругу его, блаженную Феофанию, в некотором, бывшем в царских палатах, тайном помещении, и приставил к ним крепкую стражу. Так лукавый волхв Сантаварин отомстил царю Льву; самым же ужасным при этом было то, что, по внушению того же Сантаварина, отец хотел сыну выколоть и вынуть очи. И сие дело непременно бы совершилось, если бы патриарх и весь синклит не удержали царя.

Более трех лет безвинный царь Лев и блаженная Феофания, не сделавшие никакого зла, пробыли в заключении. Там они ни в чем ином не упражнялись, как только в молитве и посте, скорбя о своем заключении и призывая Всевидящего Бога во свидетели своей невинности. Несколько раз синклит хотел просить царя за сына, но не находил удобного времени. Наконец, выпал случай, когда можно было обратиться с таковой просьбой. Это произошло так. В царской палате была птица, попугай, наученная произносить человеческим голосом некоторые слова и своим произношением забавлявшая царя и других, кто слышал попугая. Однажды царь, совершая праздник святому пророку Илии, созвал к себе на царский обед всех своих придворных и, устроив пиршество, приглашал всех радоваться и веселиться с собою. Птица же та, часто говоря по-человечески, повторяла, неизвестно наученная ли кем, или случайно, такие слова:

- Увы, увы, господин Лев!

Слыша сие, все обедавшие придворные сидели в смущении, оставив пищу и питьё. Видя же придворных в смущении, ни вкушающих, ни пьющих, царь спрашивал, почему они столь печальны. Тогда они, сочтя время удобным, встали в слезах и сказали:

- Если не имеющая разума птица скорбит о своем, невинно страждущем, господине, - и рыдая и отыскивая его, говорит: увы, увы, господин Лев! - как же мы, разумные и словесные твари. несомненно знающие, что сын твой, а наш господин, страдает невинно по злобе, и по клевете терпит твой отеческий гнев, - как можем мы веселиться, есть и пить?! Не еще ли более мы должны скорбеть? О, царь! Если сын твой в чем-либо согрешил против тебя, отца своего, и задумал поднять на тебя руку, дай нам его сюда, -мы на части рассечём его. Если же он ни в чем неповинен, - как нам несомненно известно, - то зачем ты мучаешь кровь свою?

От таких слов царь пришел в умиления и, подвигнутый сердцем и естественною жалостью, тотчас повелел вывести царя Льва из заключения, остричь выросшие у него во время заключения волосы и, одевши в царские одежды, с честью привести к себе. Когда это было исполнено, царь поднялся в слезах, - обнял сына, стал лобызать его и возвратил ему прежний царский сан.

Пожив после сего немного времени, царь Василий заболел и умер, оставив царскую власть сыну своему. Лев же, по смерти отца, схватив волхва Сантаварина, повелел бить его, выколоть глаза и послал в заточение в город Афины5.

Так обратилась злоба волхва на собственную его голову. Сей Сантаварин был по вере манихей, по учению - волхв, по Виду - христианин, по сану - епископ, а царем Василием считался святым - ради чудес его, творимых волшебством.

Между тем блаженная Феофания, вступившая после своего заключения в царскую жизнь, прилежно заботилась о своем душевном спасении, за ничто считая царскую славу и презирая, как сор и сон, сладость и суету житейскую. Она непрестанно и днем, и ночью, имела на устах своих псалмы, духовные песни и молитвы и всю жизнь свою проводила, угождая Богу и взыскуя Его делами милосердия. Она не заботилась о царском украшении своего тела, и если совне бывала одета с некоторым благолепием, то, с другой стороны, под одеждою, на теле, носила грубую власяницу, которою была умерщвляема плоть ее. Жизнь ее была постническая - она питалась простым хлебом и сушеною зеленью; обильные яства трапезы совершенно были изгнаны ею.

Поступившие в ее руки богатства и драгоценности были раздаваемы ею нуждающимся бедным и убогим, сиротам и вдовицам, драгоценные одежды и вещи отдавались им же. Бедные келлии монашествующих и монастыри обновлялись ею и обогащались имениями и всем нужным. Таковы были усердия и попечения о всех той христолюбивой царицы! На слуг и рабынь своих она смотрела, как на братьев и сестер, и никого не звала просто - по имени, - но всех почитала званием в Господе, уважая имя, чин и должность каждого. И не изрекла она языком своим клятвы, и не вышло никакое гнилое слово из уст ее - ни ложь, ни клевета и вообще никакое непотребное слово. Ко всем она относилась с любовью - плакала с плачущими, радовалась с радующимися. Хотя постель ее и была устлана виссоном6 и украшена золотыми украшениями, но она не спала на ней, а положив на полу чистую рогожу, покрывавшую острые кости и зубы животных, ложилась спать на нее и такое свое ложе на всякую ночь, по изречению пророка Давида, омочала слезами (Пс.6:7) и после очень непродолжительного сна тотчас вставала на славословие Божие. От столь суровой, исполненной всяких лишений, жизни, Феофания впала в великую телесную болезнь, однако не изнемогала душою от непрестанной молитвы, не переставала поучаться в Божественном законе, читая священные книги и исполняя прочитываемое. Все ее попечения были направлены к тому, чтобы помогать обидимым, заступаться за вдов, заботиться о сиротах, утешать скорбящих, отирать слезы плачущим, - и была она матерью для всех, не имеющих крова и помощи. Живя в мире, она отвергла всё мирское; пребывая в супружестве, она возлюбила благое иго Христово и, взяв крест на плечо, понесла его и, таким образом, угодила Богу.

Предчувствуя исход души своей из тела, блаженная Феофания повелела, чтобы все приходили к ней для прощания. Затем, дав всем конечное и последнее целование, она переселилась от царства земного к небесному и предстала к Царю славы, украшенная, как царскою багряницею7, многими своими добродетелями. Посему причтена она к лику святых, добродетелями Богу угодивших, а честное тело ее было с честью предано погребению8.

Муж Феофании, царь Лев Мудрый, еще при жизни ее, видя ее великую святость и почитая ее не как супругу, но как госпожу свою и ходатайцу пред Богом, задумал заблаговременно построить храм во имя ее. Святая же, узнав о сем, не только не соизволила сему, но и строго запретила делать это. Посему начатой уже строитъся во имя ее храм был переименован во имя всех святых и тем же царем, по совету со всею церковью, в первую неделю по Пятидесятнице был установлен праздник всех святых. Царь говорил:

- Если Феофания - святая, то пусть и ее память празднуется вместе со всеми святыми, во славу от всех святых славимому Богу!

Ему и от нас да будет слава во веки
. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Так назывались в Византии высшие сановники при царском дворе.
2 Форакия - местность в Константинополе.
3 Василий I Македонянин - Византийский император, царствовал с 867-886 г.
4 Лев VI Мудрый, преемник Василия Македонянина, царствовал с 886-911 г.
5 Афины - столица древнегреческого государства, славилась своими постройками, произведениями искусств, развитием торговли и промышленности, и особенно школами и философскими училищами. Афины находились на восточном выступе средней Греции при Архипелаге.
6 Виссон - драгоценная, тонкая и мягкая, блестящая льняная ткань.
7 Багряница - торжественная одежда, багряного цвета, царская порфира - необходимая принадлежность Византийских царей и знак их царского достоинства.
8 Блаженная царица Феофания скончалась ок. 893 г. Она погребена в церкви всех святых, построенной ее мужем, близ храма свв. Аапостолов, где после был устроен женский монастырь. Русский паломник Стефан Новгородец в 1342 году называет сей монастырь монастырем св. Константина, а иеродиакон Зосима (1420 г.) - монастырем, Филостратоса; оба в нем видели мощи св. царицы Феофании с мощами мч. Климента Анкирского, память которого празднуется Церковью 23-го января. В настоящее время мощи Феофании почивают в патриархии Константинопольской.

Прп. Софии Суздальской (1542).
http://i023.radikal.ru/0912/c7/c2dedb8ac339.jpg
Преподобная София, в миру великая княгиня Соломония Сабурова, была первой женой великого князя московского Василия Иоанновича (1505—1533). Он выбрал ее в супруги из пятисот самых красивых девиц. Но брак оказался бездетным, о чем великокняжеская чета сильно скорбела. После 20 лет супружества, несмотря на увещания духовенства, великий князь решил вступить во второй брак с литовской княжной Еленой Глинской. Митрополит Варлаам, обличивший незаконность расторжения брака, был сведен с митрополичьего престола — впервые в русской истории — и заточен в монастырь, а преподобный Максим Грек, заступившийся за княгиню Соломонию, запрещен и также заключен в темницу. Все вселенские патриархи осудили поступок великого князя, а патриарх Иерусалимский Марк предсказал рождение от второго брака младенца, который поразит мир своей жестокостью (Иоанна Грозного).

25 ноября 1525 года великая княгиня Соломония насильно была пострижена в монашество с именем София в Московском Рождественском монастыре. После пострига ее отправили под стражей в Суздальский Покровский монастырь, который впоследствии стал местом заточения невольных царственных пострижениц. Не сразу примирилась великая княгиня со своим новым положением, долго скорбела. Но покорясь воле Божией, София нашла утешение и умиротворение в усердной молитве.

Инокиня София, познав тщету скоропреходящих земных благ, всей душой возжелала Царствия Божия и правды его (Мф. 6, 33). В то время, как в миру умножались беззакония, она в своем уединении украшалась добродетелями и постепенно восходила к духовному совершенству. Князь Курбский в послании к Иоанну Грозному (1533—1584) назвал княгиню-инокиню «преподобномученицей».

Преподобная София скончалась в 1542 году и была похоронена в Суздальском Покровском монастыре. Степенная книга гласит об этом: «Пожив благодарно и богоугодно к Богу отъиде». Уже ближайшие потомки молитвенно почитали преподобную Софию. В рукописных святцах она именуется как «святая праведная княгиня София инокиня, яже бысть в Покровском монастыре девиче, чудотворица». При царе Феодоре Иоанновиче (1584—1598), сыне Грозного, ее уже чтили как святую. Царица Ирина Феодоровна отправила в дар на ее гробницу «бархатный покров с изображением Спасителя и святых».

Патриарх Иосиф (1642—1652) писал Суздальскому архиепископу Серапиону о совершении молебнов и панихид над гробом преподобной Софии. Позже, в XIX веке, архиепископом Суздальским и Тарусским Серапионом была составлена служба преподобной Софии.

В описании города Суздаля ключарь Анания сообщил о чудесных исцелениях при гробнице преподобной Софии. Так, в 1598 году у ее гробницы прозрела княжна Анна Нечтева, шесть лет страдавшая слепотою. В 1609 году, во время нашествия поляков на Россию, преподобная София спасла Суздаль от разорения. Она явилась в грозном виде предводителю военного отряда поляков Лисовскому. От страха у него парализовало руку, и он дал клятву оставить в покое город и монастырь. Много и других чудес совершилось по молитвам преподобной Софии.

Тропарь, глас 4
Вышняго красотою явственно украшаяся, постническими бо труды подвизася преподобная София, и бысть наследница Небесному Царствию, и вниде в Небесный Чертог насладитися Христовы красоты, Его же моли спастися граду Суждалю от поганых нахождений и междоусобныя брани и подаждь душам нашим велию милость.

Кондак, глас 1
Нощи страстныя избегши, богомудрая Софие преподобная, к Незаходимому же Солнцу, Христу, пришедши, умертвила еси плотское мудрование постом же, воздержанием и молитвами, показася равна Ангелом, на земли бо поживе и духи нечистыя от человек отгнала еси, и различная исцеления подаваеши, от многих бед и зол избавляеши, Софие преподобная, моли спастися душам нашим.

+1

77

………………..продолжение от 29 декабря 2009 г.

Новомученики:

вщмч. Владимира Алексеева пресвитера (1918),
расстрелянного в Пермской губернии.

Свщмч. Аркадия (Остальского), еп. Бежецкого, (1937).
http://s14.radikal.ru/i187/0912/3f/dc0a94dc35e4.jpg
Священномученик Аркадий, епископ Бежецкий, викарий Тверской епархии (в миру Аркадий Иосифович Остальский) родился в 1888 году в Житомирской губернии в семье священника. Аркадий окончил Волынскую Духовную семинарию, а затем Киевскую Духовную академию. Он еще юношей мечтал о монашестве, но родители желали видеть его семейным священником, Аркадий выказал послушание воле родителей и женился.

В 1911 году Аркадий Остальский был рукоположен в сан иерея. Во время Первой Мировой войны отец Аркадий служил военным священником в пехотном полку. В 1917 году он вернулся в Житомир, где стал неутомимым проповедником православия. За вдохновенные проповеди священника называли Златоустом.

После революции на Волыни началась гражданская война. Город Житомир занимали враждующие войска, и большинство населения бедствовало. По благословению святого епископа Фаддея, отец Аркадий организовал при своем приходском храме Свято-Николаевское братство, которое оказывало помощь всем нуждающимся и больным, хоронило на свои средства умерших. Отец Аркадий сам руководил деятельностью братства и поименно помнил всех больных, которых оно опекало. В деятельности братства принимали участие графиня Наталия Ивановна Оржевская и ее племянница княжна Наталия Сергеевна Шаховская.

Отец Аркадий не только побуждал других к нищелюбию и жертвенности, но и сам показывал пример совершенного нестяжания. Близкие, зная, что он не имеет средств, сшили ему шубу. Он надел эту шубу всего два раза, затем она внезапно исчезла. Оказалось, что он отдал ее бедной вдове, у которой было двое детей, больных туберкулезом. Когда мать священника спросила его, где шуба, он ответил, что она висит в алтаре. Но затем и в церкви поинтересовались, куда делась шуба, и отец Аркадий ответил: «Она висит там, где нужно». Однажды батюшка вышел из Житомира в сапогах, а в Киев пришел уже в лаптях. Ему на пути встретился какой-то бедняк, и они поменялись обувью.

В 1920 году в Житомире утвердились большевики. Весной 1922 года началось изъятие из храмов церковных ценностей. В Житомире было получено послание Святейшего Патриарха Тихона, в котором предлагалось отдавать только те церковные предметы, которые не имеют непосредственного употребления в богослужении. По распоряжению архиерея отец Аркадий огласил послание Патриарха в церкви. Это явилось достаточным поводом для ареста. Священники Аркадий и Иосиф Остальские, сын и отец, были арестованы и заключены в тюрьму, где отец Иосиф Остальский умер.

По делу священника Аркадия Остальского состоялся открытый судебный процесс. На суд было вызвано множество свидетелей. Все они говорили об отце Аркадии как об удивительном пастыре, бессребренике, всю свою жизнь посвятившем служению Богу и людям. Однако прокурор, подводя итоги судебного разбирательства, сказал, что данные характеристики служат не к оправданию священника, а только утяжеляют характер его преступления, показывая в нем человека идейного, убежденного; между тем как религиозные идеи противоречат установкам советской власти. Такие люди, как священник Аркадий Остальский, не только не нужны советскому государству, но и крайне вредны для него, – сказал прокурор.

Суд приговорил отца Аркадия к расстрелу. Рассказывают, что во время чтения обвинительного заключения и приговора отец Аркадий заснул, и конвоиры вынуждены были его разбудить, чтобы сообщить, что он приговорен к смерти.

– Ну что ж, – сказал священник, – благодарю Бога за все. Для меня смерть – приобретение.

После суда прихожане стали хлопотать о смягчении приговора, и расстрел заменили пятью годами заключения. Два года священник провел в Житомирской тюрьме, а затем был освобожден.

Пока отец Аркадий был в заключении, его супруга вышла замуж за офицера Красной армии, а после освобождения отца Аркадия из тюрьмы она потребовала развода. Детей у них не было, и отец Аркадий согласился. После этого священник отправился в Саров, где был пострижен в мантию с оставлением того же имени.

Вернувшись из Сарова в Житомир, иеромонах Аркадий все свое время стал отдавать Свято-Николаевскому братству.

В начале 1926 года отец Аркадий был возведен в сан архимандрита, и вскоре рукоположен во епископа. Почти сразу после хиротонии владыка был арестован и отправлен в Харьков, куда ГПУ высылало многих выдающихся архиереев и священников украинских епархий.

Служить в назначенной владыке Аркадию Лубенской епархии было невозможно из-за надзора властей, и он уехал в Новоафонский монастырь на Кавказе. Жил в горах, встречался с подвижниками, которые населяли в то время ущелья Кавказских хребтов. Но и здесь положение было неспокойным, власти предпринимали меры к аресту монахов, с помощью охотников выслеживали их, арестовывали и расстреливали. Несмотря на то, что владыке пришлось вести такой образ жизни и быть оторванным от своей епархии, епископ Аркадий поддерживал частую переписку с духовенством Полтавской епархии. В конце 1927 года, после опубликования Декларации митрополита Сергия, один из священников Полтавской епархии обратился к епископу с письмом, в котором заявлял, что отказывается от подчинения епископу Аркадию и митрополиту Сергию из-за Декларации, так как ее применение на практике по существу есть измена Православию. Владыка Аркадий в ответ послал священнику письмо, где пытался убедить его в ошибочности крайних взглядов. Этот священник переписал письмо владыки и разослал текст по приходам в качестве послания епископа Аркадия к верующим Полтавы.

В 1928 году епископ Аркадий приехал в Киев, он был тяжело болен и с трудом передвигался. Здесь он встретил свою прихожанку, и она спасла владыку от верной смерти. Находясь под угрозой ареста и не имея возможности получить место служения в какой-либо епархии, епископ Аркадий решил ехать в Москву и лично встретиться с начальником 6-го отдела ОГПУ Тучковым. В Москве епископ был арестован. В качестве обвинения ему было предъявлено его письмо священнику Полтавской епархии, неполный текст которого был распространен в качестве послания к пастве. На допросах от епископа требовали назвать имя того священника, которому было адресовано письмо. Владыка отказался, и его приговорили к 5 годам лагеря.

С партией заключенных он был отправлен в Соловецкий концлагерь. Везли в товарных вагонах. Погода стояла жаркая, вагоны набили таким количеством людей, что сидеть было негде и ехали стоя. Не хватало воздуха; некоторые не выдерживали и умирали в пути. На остановках конвой открывал двери и вытаскивал из вагонов трупы.

В лагере епископ Аркадий был определен на общие работы – рытьё дренажных колодцев, затем его отправили на остров Анзер.

В 1931 году епископа Аркадия обвинили в помощи духовенству, находящемуся в заключении, ему дали еще 5 лет лагерей и перевели на Секирную Гору. Это место представляло собой подобие внутренней тюрьмы с самым суровым режимом. Кормили там гнилыми продуктами и то в самом малом количестве. На Секирной горе было два отделения – верхнее и нижнее. Целыми днями заключенные верхнего отделения должны были сидеть на жердочках, не доставая ногами до пола, вплотную друг к другу. На ночь разрешалось лечь на голом каменном полу, при этом укрыться было нечем. Заключенных было столько, что спать приходилось всю ночь на одном боку. В зимние месяцы это превращалось в пытку, так как окна в камере были разбиты. Через некоторое время заключенных из верхнего отделения переводили в нижнее и тогда позволяли работать.

После 10 лет заключения власти разрешили владыке Аркадию проживать в городе Калуге. В это время он был назначен епископом Бежецким, викарием Тверской епархии.

Наступил сентябрь 1937 года – время массовых арестов среди духовенства и верующих. Владыка Аркадий хотел уехать из Твери. Ему удалось сесть в поезд, но власти задержали состав, в поезд вошли сотрудники НКВД вместе с человеком, который знал епископа в лицо, и владыка был арестован.

Поначалу его держали в Калужской тюрьме, а затем перевели в Бутырскую тюрьму в Москве.

На допросе следователь спросил архиерея:

– Кому из знакомых вы говорили: «Горю желанием служить Церкви, готов кровь свою пролить за Христа»?

– О том, что я горю желанием служить Церкви, – отвечал святитель, – я говорил лишь тем лицам, которые спрашивали, что я намерен делать. Про «желание пролить кровь за Христа» я не говорил. Я горю желанием служить Церкви, то есть совершать богослужение... Я готов быть на должности любого рядового священника...

Однако следователь уже знал, чем должно закончиться так называемое «следствие», и закончил допрос такими словами:

– Следствие, рассмотрев ваше прошлое, ваше враждебное отношение к советской власти (за что вы были трижды приговорены к пяти годам), пришло к выводу, что вы до сих пор еще враждебны к советской власти...

На следующих допросах следователь добивался от епископа подтверждения показаний лжесвидетелей. Преосвященный Аркадий сказал в своих показаниях:

– В порядке обычных разговоров со своими знакомыми кто-то из них задал вопрос: что необходимо сделать для укрепления Церкви? Я ответил, что Церковь расшатывается вследствие нашего нравственного падения. Следовательно, для того, чтобы укрепить Церковь, необходимо в основу положить наше нравственное усовершенствование... К этому убеждению я пришел в 1935 году, на Соловках... Уже в это время я пришел к выводу, что после освобождения я буду стремиться не к тому, чтобы управлять епархией, а чтобы иметь возможность совершать богослужение в храме. Если это не удастся, то быть хотя бы сторожем любого храма... О борьбе с советской властью какими-то физическими или иными средствами я давно перестал и думать, вследствие того переворота, который я лично пережил, и сама Церковь в современном состоянии не способна к какой-либо подобной борьбе…

На последнем допросе задавались уже короткие и прямые вопросы:

– Ваше отношение к советской власти? – спросил следователь.

– После пятнадцати лет, проведенных в ссылке, – ответил епископ Аркадий, – … я остаюсь не согласным с советской властью по вопросу религии и закрытия церквей.

На этом следствие было закончено. Тройка НКВД приговорила святителя к расстрелу. Епископ Аркадий (Остальский) был расстрелян 29 декабря 1937 года на полигоне НКВД недалеко от поселка Бутово под Москвой и погребен в общей могиле.

Свщмчч. Илии Чередеева, Павла Фаворитова, Феодосия Болдырева, Владимира Дамаскина, пресвитеров, прпмч. Макария (Смирнова) иеромонаха и св. Петра Зиновьева исп., пресвитера (1937).
Чередеев Илья Иванович
Место рождения Тверская губ., г.Кашин . Родился в семье священника .Служил в храме с.Высоково до конца 1920-х годов, местные власти выгнали о.Илью
из дома, отобрали все имущество, и под угрозой ареста ему было предложено
покинуть район. О.Илья уехал к родственникам в г.Кашин, и получил там
назначение служить в с.Стельково. В 1931г. за хождения по домам с молебнами о.Илья был арестован и приговорен к шести месяцам принудительных работ, которые его заставили отбывать в колхозе с.Стельково. В 1937г. власти хотели закрыть храм под предлогом, что его нужно ремонтировать, но священник собрал верующих и призвал их на защиту храма, прихожане собрали деньги на ремонт храма и через две недели храм был приведен в порядок, но власти на этом не успокоились и вскоре священника арестовали.
Несмотря на угрозы следователя, о.Илья отказался оговаривать себя и других. тройка при УНКВД по Калининской обл. Обвинение "антисоветская агитация"
Приговор=высшая мера наказания – расстрел.

Священномученик Феодосий (Болдырев)
Священномученик Феодосий родился 8 февраля 1868 года в селе Еколено Воронежской губернии в семье крестьянина Федора Болдырева. Воспитание и образование получил в монастыре. Был рукоположен в сан священника . Во время гонений на Церковь в тридцатых годах о. Феодосий был арестован и сослан; вернулся из ссылки в 1935 году и поселился в Тверской области, где стал служить в храме села Афимьино Вышневолоцкого района. 21 декабря 1937 года в период новых гонений он был снова арестован. На следующий день помощник уполномоченного Вышневолоцкого управления государственной безопасности допросил священника.
- Когда вы прибыли в Вышневолоцкий район в деревню Афимьино?
- В деревню Афимьино я прибыл из села Еколено Еколеновского района Воронежской области; причиной моего приезда послужило письмо моего товарища Белокобыльского Никона Леонтьевича, который в то время служил в Пятницкой церкви; последний мне написал о том, чтобы я приезжал, обещая устроить певчим. Где проживает Белокобыльский, мне неизвестно.
- За что вы судились в 1931 году? Дайте по этому вопросу подробные показания.
- В 1931 году я судился Коллегией ОГПУ города Ленинграда за контрреволюционную антисоветскую агитацию по статье 58 пункт 10, за что и был приговорен к трем годам ссылки, срок наказания отбыл в городе Архангельске, вернулся из ссылки в декабре 1935 года.
- Следствие располагает данными, что вы систематически среди населения вели антисоветскую контрреволюционную агитацию, дайте по этому вопросу подробные показания.
- Антисоветских контрреволюционных разговоров я никогда ни с кем не вел и мыслей против советской власти и существующего строя не высказывал
24 декабря было составлено обвинительное заключение, 27 декабря Тройка НКВД приговорила о. Феодосия к расстрелу. Ему было в то время шестьдесят девять лет. Священник Феодосий Болдырев был расстрелян 29 декабря 1937 года .

Священномученик Владимир (Дамаскин)
Священномученик Владимир родился 27 февраля 1870 года в городе Торжке Тверской губернии в семье псаломщика Николая Дамаскина. Последние годы жизни его отец служил в селе Георгиевском Новоторжского уезда; скончался в 1914 году. Вскоре после рукоположения о. Владимир был направлен в храм села Островно Удомльского района, где прослужил большую часть жизни . Во время гонений в 1930 году местные власти арестовали его, но, продержав два с половиной месяца в заключении, отпустили, и он снова стал служить в своем храме.
В августе 1937 года Сталин принял решение об аресте и расстреле всех тех, кто с его точки зрения был враждебен советскому государству и безбожной идеологии. Представители НКВД потребовали от местных властей, и в частности от председателей сельских советов, донесений на живущих в их селах. Так появились доносы о том, что о. Владимир собирает подписи верующих, надеясь отстоять храм от закрытия и, ходя по селам, говорит, что созданные колхозы - это кабала для крестьян, и колхозников заморят голодом. Они доносили, что еще в 1932 году о. Владимир под видом церковной службы собрал в храме крестьян, которые затем в количестве трехсот человек отправились к сельсовету, намереваясь изгнать его председателя. Писали, что священник занимался антисоветской деятельностью, которая заключалась в том, что он ходил по селам и справлял службы в избах, "а также демонстративно, в полном облачении, шел по деревенской улице вслед за гробом умершего крестьянина", что священник, узнав, что на одном из колхозных собраний было постановлено закрыть храм, срочно собрал церковную двадцатку, чтобы обсудить с ней, как отстоять церковь. От имени двадцатки был послан по селам с подписным листом пятнадцатилетний подросток, который вписывал фамилии тех, кто был неграмотен и не мог расписаться (что власти попытались истолковать как фальсификацию подписей). "В настоящее время ставится важный вопрос, - сообщал председатель сельсовета в своем заявлении, - к двадцатилетию годовщины великой пролетарской революции закончить обработку и сдачу льноволокна государству. Владимир Николаевич Дамаскин так ставит свое дело, чтобы сорвать этот важный вопрос. Он 31 октября объявляет в церкви, чтобы православные приходили в храм, где до 7 ноября службу будет проводить три раза, тем самым он отвлекает массу от обработки льна. Считаю, что необходимо принять соответствующие меры к Дамаскину как к антисоветскому элементу" .
22 декабря священника арестовали и заключили в Бежецкую тюрьму. Он был стар, почти слеп из-за катаракты; произведенное на следующий день медицинское обследование установило порок сердца, эмфизему легких, и врачи вынуждены были признать, что по состоянию здоровья он является инвалидом. В тот же день были допрошены свидетели, некоторые из них писали ранее жалобы и донесения на о. Владимира. Вечером исполняющий обязанности начальника Удомльского УНКВД допросил священника. Допрос занял около часа, столько понадобилось времени, чтобы заполнить лист допроса анкетными данными и записать ответы. Следователь спросил:
- Следствию известно, что вы, проживая в селе Островно, на протяжении ряда лет вели среди населения антисоветскую агитацию. Подтверждаете ли вы это?
- Нет, не подтверждаю, никакой антисоветской агитации я не вел и виновным себя в этом не признаю.
- Следствию известно, что еще в 1932 году вы собрали в церкви верующих и устроили затем около сельсовета митинг с требованием отмены налогов. Подтверждаете ли вы это?
- Нет, не подтверждаю, верующих я не собирал и никаких митингов не устраивал.
- Следствию известно, что в августе сего года во время проповеди в церкви вы говорили, что скоро наступит время, когда будет введена хуторская система, чему залог - война с Японией. Подтверждаете ли вы это?
- Нет, не подтверждаю, проповедей я не читаю и антисоветской агитации в церкви никогда не вел.
- Следствию также известно, что, посещая колхозников, вы говорили: "Советская власть скоро должна рухнуть, и мы тогда покажем коммунистам, как над нами издеваться". Признаете вы себя в этом виновным?
- Нет, виновным себя в этом не признаю, подобных разговоров у меня с колхозниками никогда не было.
- Вы обвиняетесь в том, что систематически вели антисоветскую агитацию среди населения и призывали его к свержению советской власти. Признаете вы себя в этом виновным?
- Нет, виновным себя в этом не признаю .
В тот же день следователь составил обвинительное заключение, в котором были повторены все лжесвидетельства. Сам он его составил, сам постановил направить следственное дело в Тройку при УНКВД, сам же с таким решением и согласился. Это было время, когда верховная власть требовала вершить подобные дела с наивозможной жестокостью. Уже через несколько дней, 27 декабря, Тройка НКВД постановила расстрелять священника. Священник Владимир Дамаскин был расстрелян 29 декабря 1937 года .

Священномученик Петр (Зиновьев)
http://s39.radikal.ru/i086/0912/67/6d89a9b111dc.jpg
Священномученик Петр родился 20 июня 1894 года в селе Березники Воскресенского уезда Саратовской губернии в семье священника Константина Зиновьева. В 1914 году Петр Константинович окончил Духовную семинарию, некоторое время служил псаломщиком, а затем был рукоположен в сан священника ко храму города Петровска Саратовской губернии. Был женат, имел троих детей, старшей дочери Серафиме было в 1937 году девятнадцать лет, сыну Геннадию - тринадцать, младшей дочери Зое - одиннадцать лет. В те годы он имел небольшое хозяйство - корову и двадцать две десятины земли. Как ни трудно было жить во время начавшихся после 17-го года гонений, но священник не оставлял службы Богу ради выгод земных. Так продолжалось до 1935 года, когда ОГПУ потребовало от священника выехать из Саратовской области. А куда было ехать? Как и многие священники Нижнего Поволжья, где служил в двадцатых годах архиепископ Фаддей, он поехал к этому праведнику. В Тверской епархии о. Петр сразу же получил место священника в Воздвиженском храме города Бежецка, где прослужил до своего ареста в 1937 году. Волна гонений, арестов и расстрелов привела к тому, что в епархии почти не осталось священников. Отец Петр был арестован одним из последних.
Решив арестовать священника, НКВД вызвал "дежурного свидетеля", который восемь лет был регентом в одном из бежецких храмов и теперь давал показания против церковно-священнослужителей. Он показал, будто о. Петр говорил, что церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы в городе стоит на таком хорошем месте, а возле него поставлен памятник Ленину, по инициативе которого были закрыты многие церкви; говорил, что верующих угнетают, но время угнетателей сочтено, что колхозы для крестьян - это гибель, и тому подобное 1.
19 декабря снова был допрошен бывший регент и другие "дежурные свидетели", которые показали, что "Зиновьев 18 декабря, идя из церкви вечером после службы, проводил антисоветскую агитацию: "Да... Бог нас пока спасает, видим, как много еще верующих, чуть ли не все ходят в церковь, только плохо то, что нас окружают в церкви и в домах неверующие люди..." При этом наносил контрреволюционное оскорбление одному из руководителей ВКП(б). При чтении проповедей в церкви среди верующих призывал последних ходить в церковь, говорил им, чтобы они возбуждали ходатайство перед советскими органами об открытии церквей. В 1937 году, примерно в мае, среди верующих дискредитировал коммунистическую партию и ее руководителей, заявил, что "все коммунисты ходят в церковь". По вопросу о новой сталинской конституции говорил, что "это не конституция, а просто пустое дело, ничего не дает", при этом дискредитировал руководителей ВКП(б). В ноябре 1937 года Зиновьев среди населения проводил контрреволюционную деятельность против выдвинутых кандидатов в депутаты Верховного Совета, говорил: "Эти люди выставлены против воли народа большевиками, и за них голосовать не нужно"" 2.
В самую ночь ареста, 19 декабря, следователь НКВД допросил священника.
- Расскажите следствию, когда вы и где проявляли недовольство советской властью и проводили контрреволюционную антисоветскую деятельность, - спросил он.
- Никогда я антисоветской деятельности против советской власти не проводил и недовольства ею не проявлял.
- Следствием установлено, что вы распространяли слухи о войне и гибели советской власти и расправе фашизма с коммунистами. Вы это подтверждаете?
- Нет, я это отрицаю, слухов о войне и гибели советской власти я не распространял 3.
На следующий день следователь продолжил допрос.
- В мае месяце 1937 года вы среди населения проводили контрреволюционную деятельность против конституции, характеризуя ее как обман и кабалу для народа, одновременно выражали злобу и террористические суждения о руководителях партии и правительства. Вы это признаете?
- Нет, это я отрицаю...
- Вы в ноябре месяце 1937 года проводили клевету и антисоветскую деятельность против выдвинутых кандидатур в депутаты Верховного Совета по Бежецкому избирательному округу. Вы это подтверждаете?
- Это я отрицаю, клеветы по отношению к выдвинутым кандидатам в Верховный Совет я не проводил.
- 18 декабря 1937 года в момент службы в церкви среди населения вы распространяли слухи о невыносимом гнете над трудящимися в СССР, о гибели советской власти и наносили оскорбления руководителям партии и правительства.
- Этого я не говорил и полностью отрицаю.
- Следствию вы говорите неправду, и следствие требует от вас правдивых показаний, так как следствие имеет достаточно данных о фактах вашей контрреволюционной деятельности. Дайте искренние показания.
- Больше дать показаний я не могу и подтверждаю полностью данные показания, а больше ничего рассказать не могу.
- Вы в мае месяце 1937 года дискредитировали руководителей партии и правительства. Дайте показания по этому вопросу.
- Это я отрицаю...
- Следствием установлено, что вы в декабре месяце 1936 года среди населения распространяли слухи о плохой жизни в СССР, о голоде в колхозах, а также о гибели колхозов, предсказывая войну с Германией, поражение в ней страны Советов, призывая население выступить против власти. Вы это подтверждаете?
- Да, я это частично подтверждаю, не помню, среди кого из близких людей говорил, что в городе Петровске Саратовского края был голод в 1932-1933 годах, где я в то время был, говорил я об этом, как о тяжелом пережитом положении... слухов о войне я не распространял.
- В апреле месяце 1937 года вы призывали в момент службы в церкви население против советской власти, обвиняя ее в закрытии церквей. Вы это подтверждаете?
- Это я отрицаю, этого я не говорил 4.
На следующий день, 21 декабря, следователь составил обвинительное заключение, в которое переписал показания лжесвидетелей. Через несколько дней, 27 декабря, Тройка НКВД приговорила о. Петра к расстрелу. Священник Петр Зиновьев был расстрелян через десять дней после ареста - 29 декабря 1937 года 5.

Свщмч. Александра Колоколова пресвитера (1937).
Священномученик протоиерей Александр Колоколов родился в 1880 году в Тверской губернии в семье священника. В 1913 году был рукоположен в сан иерея, служил в Никольской церкви в родном селе Никольско-Неверьево. С 1914г. состоял действительным членом Тверского епархиального Миссионерского общества. В 1930 году отец Александр был арестован и приговорен к 1 году в лагере и 3 годам ссылки. По возвращении из заключения в 1933 году он был возведен архиепископом Фаддеем (Успенским) в сан протоиерея. Служил священник все в той же с детства родной Никольской церкви. В 1937 году его пытались обвинить в том, что он обварил младенца, крестя его в кипятке. Даже для советского суда это обвинение было столь абсурдно, что дело пришлось прекратить и отец Александр был освобожден. Но почти сразу же вновь арестован по обвинению в антисоветской агитации. На следствии священномученик сказал: "Церковь я люблю, в Бога верю. Никогда ни от веры в Бога, ни от священного сана не отрекусь… Виновным я себя перед советской властью не признаю. Я всю свою жизнь посвятил служению Богу, и Ему служил и буду служить, буду ли я на свободе или в заключении. Как служитель Бога, я обязан заботиться о душах человеческих, о их спасении и подготовке ко второму пришествию. Я был обязан вести, и вел соответствующую религиозную проповедь. По своим убеждениям я не мог признавать существующую власть советов, но ей обязан был подчиняться, поскольку она попущена Богом... Власть существующая проводит безбожие, она вместе с партией коммунистов ликвидирует и убивает веру в Бога. Значит, она власть темных сил, сатаны. С такой властью я обязан был бороться за свою паству всеми силами, что и делал по мере сил. От этого я отказаться не могу ни при каких условиях. Представители власти на земле сейчас - слуги темных сил. Вот почему признать себя виновным перед такой властью я не могу". Протоиерей Александр Колоколов был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян 29 декабря 1937 года в Калининской области.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Евр. 10, 1-18; Мр. 8, 30-34). Пригласив следовать за собою с крестом, Господь указывает при этом путь сей, устраняя главные к нему препятствия не внешние, а внутренние, коренящиеся в сердце человеческом. Хочешь, как бы говорит Он, идти вслед Меня, - во-первых, не жалей себя; ибо кто будет жалеть себя, тот погубит себя; во-вторых, не связывайся корыстолюбием, ибо "какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" В-третьих, не стесняйся тем, что скажут или как смотреть на тебя будут другие: "ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми ангелами". Саможаление, корыстолюбие и стыдение лица человеческого главные цепи, которыми держится человек в жизни небогоугодной, на пути страстей и греха. они - главные препятствия к обращению грешника; они же главный предмет борьбы духовной в человеке кающемся и в начавшем уже приносить плоды покаяния. Пока эти нити не отрезаны, жизнь христианская в нас ненадежна, полна преткновений и падений, если не всегда внешних, то внутренних. Вот и присмотрись всякий к себе хорошенько, и если есть что в нем из сказанного - позаботься отрешиться от того: иначе не надейся взойти к совершенству о Христе, хоть внешне будешь и очень исправен.
*****************************************************************************************************************************************
На заре жизни

  "Ходите, пока есть свет. Приходит ночь, когда никто не может делать"
(Ин. 12, 35. 9, 4)
Работайте, пока есть свет - особенно свет утренний! Мы не можем достаточно внушить молодым, как драгоценны их молодые годы. Старики иногда предаются бесплодному сожалению об утрате юности или же, угнетенные тревожными воспоминаниями, стараются забыть прошлое, чтобы дожить спокойно свой век, не думая о громадной пользе, которую их долголетний опыт мог бы принести заблуждающейся молодежи. Каждый из нас должен бы предупреждать молодых друзей своих о великом значении молодых лет для последующей жизни. Ведь все их счастье, общественное положение, душевное спокойствие, судьба временной и вечной жизни зависят от устремлений дней юности. Как утренняя заря имеет в себе нечто торжественное, так и молодые годы, одаренные богатством свежих, молодых сил, должны протекать в глубоком, торжественном сознании начинающейся жизни.
Помните, что каждый день решает бесповоротно вашу судьбу! В каждом из них лежит зародыш будущего, дальнейшая судьба зависит от молодых лет, которые кладут основание всей жизни. Поэтому не пропускайте ни одного дня без работы над собою; дайте себе ясный отчет о состоянии вашей души и с юных лет трудитесь над искоренением в ней зла, имея всегда перед собой высокий идеал, к которому все мы должны стремиться.
Дорожите же этим драгоценным даром молодости, смотрите на него как на вверенное вам сокровище, не теряйте даром времени, не упускайте случая, который уже не вернется, а пользуйтесь, пользуйтесь молодыми годами, в которых вы можете сделать так много для себя и для других!

Из истории дня:
В 1916 г. в ночь с 16 на 17 декабря, при неустановленных до сих пор обстоятельствах, в доме Ф. Ф. Юсупова, был убит Г.Е. Распутин, крестьянин села Покровское Тобольской губернии

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=16#p19721
Слава Богу за все!

0

78

Во славу Божию и на пользу ближнего !

30 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.

Прор. Даниила и трех отроков: Анании, Азарии и Мисаила (600 до Р.Х.).
http://s41.radikal.ru/i091/0912/2c/1b911ff826cf.jpgСвятой пророк Даниил
Святой пророк Даниил происходил из рода царского, из колена Иудина. В юных летах он был взят в плен Навуходоносором1 и вместе с царем иудейским Иоакимом был отведен из Иерусалима в Вавилон2; там он еще в юности прославился божественными дарованиями, - в особенности же, когда мудро обличил неправедных и беззаконных судей, и избавил от смерти неповинную Сусанну.

В то время Иудеи, находившиеся в плену Вавилонском, имели двух старцев - судей, избранных разбирать случающиеся между ними распри. В определенные дни старцы эти собирались в дом некоего знатного и богатого мужа Иоакима и там разбирали распри среди народа Иудейского.

У Иоакима была жена, по имени Сусанна, дочь Хелкия, - очень красивая и богобоязненная. Родители ее были люди праведные и воспитали дочь свою во всех правилах закона Моисеева. Старцы же те были люди беззаконные: под видом суда они творили неправду, так что исполнилось на них слово Писания: "беззаконие вышло из Вавилона от старейшин-судей" (Дан.13:5).

Эти-то старцы видели Сусанну, ежедневно входящую в сад мужа своего и выходящую оттуда, и в них родилась похоть к ней. И извратили они ум свой и уклонили глаза свои, чтобы не смотреть на небо и не вспоминать о праведных судах; однако не открывали друг другу о страсти своей, так как стыдились в том признаться. Каждый из них искал удобного времени, для удовлетворения своей страсти. И они прилежно сторожили каждый день, чтобы видеть Сусанну, и говорили друг другу:

- Пойдем домой, потому что - час обеда, - и вышедши расходились друг от друга, но возвратившись, снова приходили на то же самое место и, когда допытывались друг у друга о причине того, признались в похоти своей. Тогда они вместе назначили время, когда бы могли найти ее одну.

Однажды, когда они выжидали удобного дня, Сусанна вошла, как всегда, с двумя только служанками и захотела мыться в саду, потому что было жарко. И не было там никого, кроме двух старцев, которые спрятались и сторожили ее. Сусанна сказала служанкам:

- Принесите мне масла и мыла и заприте двери сада, чтобы мне помыться.

Они так и сделали, как она сказала: заперли двери сада и вышли боковыми дверями, чтобы принести, что приказано было им, и не видали старцев, потому что они спрятались. И вот, когда служанки вышли, встали оба старца, и приблизились к Сусанне и сказали:

- Вот двери сада заперты и никто нас не видит, а мы имеем похотение к тебе. Поэтому согласись с нами и побудь с нами. Если же не так, то мы будем свидетельствовать против тебя, что с тобою был юноша и ты поэтому отослала от себя служанок твоих.

Тогда застонала Сусанна и сказала:

- Тесно мне отовсюду: ибо если я сделаю это, смерть мне; а если не сделаю, то не избегну от рук ваших. Лучше для меня не сделать этого, и впасть в руки ваши, нежели согрешить пред Богом.

И закричала Сусанна громким голосом; закричали также и оба старца против нее. И один побежал и отворил двери сада.

Когда же находившиеся в доме услышали крик в саду, вскочили боковыми дверями, чтобы видеть, что случилось с Сусанною. И когда старцы сказали слова свои, слуги ее чрезвычайно были пристыжены, потому что никогда ничего такого о Сусанне говорено не было.

И было на другой день, когда собрался народ к Иоакиму, мужу ее, пришли и оба старца, полные беззаконного умысла против Сусанны, чтобы предать ее смерти. И сказали они пред народом:

- Пошлите за Сусанною, дочерью Хелкия, женою Иоакима,- и послали.

И пришла она, и родители ее, и дети ее, и все родственники ее. Сусанна была очень нежна и красива лицом. И эти беззаконники приказали открыть лицо ее, (так как оно было закрыто), чтобы насытиться красотою ее. Родственники же и все знающие ее плакали. А оба старца, вставши посреди народа, положили руки на голову ее. Она же в слезах смотрела на небо, ибо сердце ее уповало на Господа. И сказали старцы:

- Когда мы ходили по саду одни, вошла эта женщина с двумя служанками, и затворила двери сада, и отослала служанок. И пришел к ней юноша, который скрывался там, и лёг с нею. Мы, находясь в углу сада и видя такое беззаконие, побежали к ним и увидели их вместе, но юношу не могли удержать, потому что он был сильнее нас, и, отворив двери сада, он выскочил. Но эту мы схватили и допрашивали: кто был тот юноша? но она не захотела объявить нам. Об этом мы свидетельствуем.

И поверило им собрание, как старейшинам народа и судиям, и осудили Сусанну на смерть. Тогда возопила Сусанна громким голосом и сказала:

- Боже вечный, ведающий сокровенное и знающий всё, прежде бытия их. Ты знаешь, что они ложно свидетельствовали против меня, и вот я умираю, не сделав ничего из того, что эти люди злостно выдумали на меня.

И услышал Господь голос ее.

Когда она ведена была на смерть, Бог возбудил Духом Святым молодого юношу, по имени Даниила. И он закричал громким голосом:

- Чист я от крови ее!

Тогда обратился к нему весь народ и сказал:

- Что это за слово, которое ты слазал?

Тогда Даниил, став посреди них, сказал:

- Так ли вы неразумны, сыны Израиля, что, не исследовав и не узнав истины, осудили дочь Израиля? Возвратитесь на суд, ибо эти старцы ложно против нее засвидетельствовали.

И тотчас весь народ возвратился, и сказали старцы Даниилу:

- Садись посреди нас и объяви нам, потому что Бог дал тебе старейшинство.

И сказал Даниил народу:

- Отделите их друг от друга подальше, и я допрошу их.

Когда же они отделены были один от другого, Даниил призвал одного из них и сказал ему:

- Состарившийся в злых днях! ныне обнаружились грехи твои, которые ты делал прежде, производя суды неправедные, осуждая невинных и оправдывая виновных, тогда как Господ говорит: невинного и правого не умерщвляй (Втор.25:1). Итак, если ты видел сию женщину, скажи, под каким деревом видел ты их разговаривающими друг с другом?

Он сказал: "под мастиковым" 3. Даниил сказал:

- Точно солгал ты на твою голову, ибо вот, Ангел Божий, приняв решения от Бога, рассечёт тебя пополам.

Удалив его, Даниил приказал привести другого, и сказал ему:

- Племя Ханаана, а не Иуды! красота прельстила тебя, и похоть развратила сердце твое. Так поступали вы с дочерьми Израиля, и они из страха имели общение с вами; но дочь Иуды не потерпела беззакония вашего. Итак, скажи мне: под каким деревом ты застал их разговаривающими между собою?

Он сказал:

- Под зелёным дубом 4.

Даниил сказал ему:

- Точно ты солгал на твою голову, ибо Ангел Божий с мечем ждет, чтобы рассечь тебя пополам, чтобы истребить вас.

Тогда все собрания закричало громким голосом и благословило Бога, спасающего надеющихся на Него, и восстало на обоих старцев, потому что Даниил их устами обличил их, что они ложно свидетельствовали. И поступили с ними так, как они злоумыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная. А Хелкия и жена его прославили Бога за дочь свою Сусанну с Иоакимом, мужем ее, и со всеми родственниками, потому что не найдено было в ней постыдного дела.

И Даниил стал велик пред народом с того дня и потом - ради мудрости своей и бывших в нем божественных дарований5.

В то время Навуходоносор, царь Вавилонский, сказал Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из пленных сынов Израиля из рода царского и княжеского, привел отроков, у которых нет никакого телесного недостатка, красивых видом, и понятливых для всякой науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому. И назначил им царь ежедневную пищу с царского стола и вино, которое сам пил, и велел воспитывать их три года, по истечении которых они должны были предстать пред царя. Между ними были из сынов Иудиных Даниил и с ним три других отрока, также царского рода: Анания, Азария и Мисаил. И переименовал их начальник евнухов: Даниила - Балтасаром, Ананию - Седрахом, Мисаила - Мисахом и Азарию - Авденаго6. Даниил вместе с тремя товарищами своими положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьёт царь, и потому просил начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться им. Бог даровал Даниилу милость и благорасположения начальника евнухов, который сказал Даниилу:

- Боюсь я господина моего, царя, который сам назначил вам пищу и питье; если он увидит лица ваши худощавее, нежели у отроков - сверстников ваших, то вы сделаете голову мою виновною пред царем.

Тогда сказал Даниил Амелсару, которого начальник евнухов приставил к Даниилу, Анании, Азарии и Мисаилу:

- Сделай опыт над рабами твоими в течения десяти дней; пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья. И потом пусть явятся пред тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как знаешь.

Он послушался их в этом, и испытывал их десять дней. По истечении же десяти дней, лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами. Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для питья, и давал им овощи. И даровал Бог четырем сим отрои, знания и разумения всякой книги и мудрости, а Даниилу еще даровал разуметь и всякие видения и сны. По окончании тех дней, когда царь приказал представить их, начальник евнухов представил их Навуходоносору. И царь говорил с ними, и из всех отроков не нашлось подобных Даниилу, Анании, Азарии и Мисаилу, - и стали они служить пред царем. И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его7.

Во второй год царствования своего, Навуходоносор видел сон, и возмутился дух его, и сон удалился от него. И велел царь созвать тайноведцев, гадателей, чародеев и халдеев 8, чтобы они рассказали царю сон его. Они пришли и стали пред царем. И сказал им царь:

- Сон снился мне, и тревожился дух мой; желаю знать этот сон.

И сказали халдеи царю:

- Царь! во веки живи! Скажи сон рабам твоим, и мы объясним значение его.

Отвечал царь, и сказал халдеям:

- Слово отступило от меня; если вы не скажете мне сновидение и значение его, то в куски будете изрублены, и дома ваши обратятся в развалины.

Халдеи отвечали царю, и сказали:

- Нет на земле человека, который мог бы открыть это дело царю, и потому ни один царь, великий и могущественный, не требовал подобного ни от какого тайноведца, гадателя и халдея. Дело, которого царь требует, так трудно, что никто другой не может открыть его царю, кроме богов, которых обитание не с плотью.

Царь страшно разгневался на это, и приказал истребить всех мудрецов Вавилонских. Когда вышло повеление убивать мудрецов, стали разыскивать Даниила и товарищей его, чтобы умертвить их. Тогда Даниил обратился с советом и мудростью к Ариоху, начальнику царских телохранителей, которому было повелено убивать мудрецов Вавилонских и спросил его о причине сего грозного повеления царя. Тогда Ариох рассказал всё дело Даниилу. Даниил вошел, и упросил царя дать ему время, для того чтобы представить истолкование сна. Получив просимое, Даниил возвратился в дом свой, и рассказал обо всем Анании, Азарии и Мисаилу, товарищам своим, чтобы они просили милости у Бога об этой тайне, дабы он, Даниил, и товарищи не погибли с прочими мудрецами Вавилонскими. И тогда открыта была тайна Даниилу в ночном видении, и Даниил прославил Бога. После сего Даниил пошел к Ариоху, - которому царь повелел умертвить мудрецов Вавилонских, и сказал ему:

- Не убивай мудрецов Вавилонских; введи меня к царю, и я открою значение сна.

Ариох немедленно привёл Даниила к царю, и сказал ему:

- Я нашел человека из пленных сынов Иудейских, который может открыть царю значение сна.

Царь сказал Даниилу:

- Можешь ли ты сказать мне сон, который я видел и значение его?

Даниил отвечал парю:

- Тайны, о которых царь спрашивает, не могут открыть царю ни мудрецы, ни обаятели, ни тайноведцы, ни гадатели. Но есть на небесах Бог, открывающий тайны, - и Он открыл царю Навуходоносору, что будет в последние дни; по снисхождению же к нашему смирению, Он и нам открыл сон твой, ибо я узнал о нем не по особенной своей мудрости, но по откровению милосердого Бога. Сон твой и видения главы твоей на ложе твоем были такие. Ты, царь, на ложе твоем думал, что будет после сего (т. е. кто будет после тебя царствовать), - и Открывающий тайны показал тебе что будет. Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан; в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его - из серебра, чрево его и бедра его - медные, голени его железные, ноги его - частью железные. Частью - глиняные. Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их. Тогда всё вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались, как прах на летних гумнах, и ветер унёс их и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великого горою, и наполнил всю землю. Вот сон твой, царь. А значение его таково: голова золотая - это ты и бывшие прежде тебя цари Вавилонские. Серебро - означает, что после тебя восстанет другое царство, ниже твоего. После этого будет третье царство - медное, которое будет владычествовать над всею землею 9. Затем восстанет царство четвёртое, которое будет крепко, как железо, ибо как железо разбивает и раздробляет всё (и медь, и серебро, и золото), так и оно будет всё раздроблять и сокрушать. А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из железа, а частью из глины горшечной - это значит, что царство то будет разделено и отчасти в нем будет твёрдость железная, но будет нечто и рыхлое. Что же касается до смешения железа с глиною, то это значит, что они попытаются войти в общение посредством брачных союзов; но не соединятся друг с другом, точно так же, как железо не скрепляется глиною10. Во дни этих царей Бог Небесный воздвигнет царство, которое во веки не разрушится. Оно раздробит и разрушит все эти царства, а само останется на веки, и власть над ним не перейдет к другому народу. Вот что означает сон, и истолкования его верно11.

Тогда царь Навуходоносор пал на лице свое и поклонился Даниилу и велел принести ему дары и благовонные курения. И сказал царь Даниилу:

- Истинно Бог ваш есть Бог богов, Господь над господами, и Владыка царей, когда ты мог открыть эту тайну12.

Тогда возвысил царь Даниила и дал ему много больших подарков, и поставил его над всею областью Вавилонскою, и главным начальником над всеми мудрецами Вавилонскими. Также и товарищей Даниила - Ананию, Азарию и Мисаила - по просьбе Даниила, почтил великими почестями, сделав начальниками страны Вавилонской13.

В восемнадцатый год плена Вавилонского Навуходоносор, царь Вавилонский, сделал золотого истукана, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, и поставил его на поле Деире, в области Вавилонской 14. И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов15, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, который поставил царь Навуходоносор. И собрались сатрапы, наместники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законоведцы, блюстители суда и все областные правители на открытие истукана, и стали пред ним. На том же поле Навуходоносор устроил и раскаленную огнем печь - для погубления тех, кто не стал бы повиноваться его царскому повелению. Тогда глашатай громко воскликнул:

- Объявляется вам, народы, племена и языки! В то время, как услышите звуки трубы. свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, который доставил царь Навуходоносор. А кто не падет и не поклонится, тотчас будет брошен в печь, раскаленную огнем.

Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану.

В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли царю на Ананию, Азарию и Мисаила, сказав:

- Богам твоим они не служат и золотому истукану, который ты поставил, не покланяются.

Тогда царь, призвав их, стал спрашивать, правда ли то, что говорят про них? Они же отвечали:

- Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, Он нас избавит. Если же и не будет сего, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, который ты поставил, не поклонимся.

Тогда Навуходоносор исполнился ярости и повелел, разжегши печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее, бросить в нее связанными Ананию, Азарию и Мисаила. Воля царя была исполнена в точности: мужи эти были скованы и во всей одежде брошены в средину раскалённой печи. При этом, так как повеления царя было весьма строго и печь была раскалена чрезвычайно, то даже исполнители этой казни погибли от огня. А сии три мужа - Анания, Азария и Мисаил, будучи скованы и ввержены в самую средину пламени, не только не потерпели никакого вреда, но и свободно ходили посреди пламени, воспевая Бога, и благословляя Господа. А между тем слуги царя, ввергшие их, не переставали разжигать печь нефтью, смолою, паклею и хворостом; и поднимался пламень над печью на сорок девять локтей; и вырывался, и сожигал тех из халдеев, которых достигал около печи. Но Ангел Господень сошел в печь вместе с Азариею и бывшими с ним. И выбросил пламень огня из печи, и сделал, что в средине печи был как бы шумящий влажный ветер, и огонь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им, и не смутил их. Тогда сии трое, как бы одними устами, воспели в печи, и благословили и прославили Бога:

- Благословен Ты, Господи, Боже отцов наших, и хвальный и превозносимый во веки и проч.16

Навуходоносор царь, услышав, что они поют, изумился и поспешно встал, и сказал вельможам своим:

- Не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными?

Они в ответ сказали царю:

- Истинно так, царь!

На это он сказал:

- Вот я вижу четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда, и вид четвертого подобен Сыну Божию.

Тогда подошел Навуходоносор к устью печи, раскалённой огнём, и сказал:

- Седрах, Мисах и Авденаго, рабы Бога Всевышнего, выйдите и подойдите!
http://s40.radikal.ru/i089/0912/32/12090fb386e1.jpgТри отрока в пещи огненной. (Анания, Азария и Мисаил)
Тогда Анания, Азария и Мисаил вышли из среды огня. И собравшись сатрапы, наместники, военачальники и советники царя усмотрели, что над телами мужей сих огонь не имел силы: волоса на головах их не опалёны, одежды их не изменились и даже горелым от них не пахло. И поклонился пред ними царь Богу и сказал:

- Благословен Бог Седраха, Мисаха и Авденаго, Который послал Ангела Своего, и избавил рабов Своих, надеявшихся на Него. И от меня даётся повеление, чтобы из всякого народа, племени и языка - кто произнесет хулу на Бога Седраха, Мисаха и Авденаго, был изрублен в куски и дом его обращен в развалины, ибо нет иного Бога, Который мог так спасать рабов Своих.

После того царь почтил трех отроков еще большею честью, возвысив их над всеми и удостоив начальства над прочими Иудеями в его царстве17.

Между тем Навуходоносор, благоденствуя на престоле своем, очень возгордился и, спустя немного времени, увидал другой сон, который предзнаменовал его падение и смирение.

Он увидел во сне дерево посреди земли. Большое это было дерево и крепкое, и высота его достигала до неба, и оно видимо было до краев всей земли. Листья его были прекрасны, и плодов на нем множество, так что можно было бы всем прокормиться от него; под ним находили тень полевые звери, в ветвях его гнездились птицы небесные, и от него питалась всякая плоть. И вот, низшел с небес Бодрствующий и Святой. Воскликнув громко, Он сказал:

- Срубите это дерево, обрубите ветви его, стрясите листья с него, и разбросайте плоды его; пусть удалятся звери из-под него и птицы с ветвей его; но главный корень его оставьте в земле, и пусть он, в узах железных и медных, среди полевой травы орошается небесною росою, и с животными пусть обитает в траве земной. Сердце человеческое отнимется от него, и дастся ему сердце звериное, и пройдут над ним семь времен.

Этот сон смутил царя, и он, снова собрав всех мудрецов Вавилонских, гадателей и чародеев, поведал им сновидения свое, чтобы они объяснили ему его значение. Но никто не мог этого сделать, доколе не был призван Даниил, на котором почивал Дух Божий. Услышав сон царя и подумав, Даниил сказал:

- Господин мой! твоим бы ненавистникам этот сон, и врагам твоим значения его. Дерево, которое ты видел, это - ты, царь, возвеличившийся и укрепившийся, и величия твое возросло, и достигло до небес, и власть твоя - до краев земли. Но вскоре ты потеряешь царство: тебя отлучат от людей, и обитание твое будет с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола; росою небесною ты будешь орошаем, и так пройдет семь лет, доколе ты не познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим, и даёт его, кому хочет. А что повелено было оставить главный корень дерева, - это значит, что царство твое останется при тебе до тех пор, пока ты не познаешь власть небесную. Посему, царь. да будет благоугоден тебе совет мой: искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным, - может быть, Бог и простит твои преступления.

Так объяснил святой Даниил сон царю, и сбылось всё сказанное им.

По прошествии двенадцати месяцев, расхаживая по царским чертогам в Вавилоне, царь сказал:

- Это ли не величественный Вавилон, который построил я в доме царства силою моего могущества и в славу моего величества!

Еще речь сия была в устах царя, как с неба раздался голос:

- Тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя! И отлучат тебя от людей, и будет обитания твое с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, и семь времен18 пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим. и дает его, кому хочет.

Тотчас же слово это исполнилось над Навуходоносором: ум его затмился, и он впал в неистовство. Тогда оковали его цепями; и так как он не мог быть спокоен под кровлею дворца, то его оставили под открытым небом, и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли как у льва, и ногти как у птицы. По окончании семи лет. в продолжения которых никто другой не смел занять его царство, Навуходоносор возвел глаза свои к небу, и разум его возвратился к нему; и благословил он Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество - владычество вечное, и Которого царство в роды и роды. "И все, живущие на земле - ничего не значат, - размышлял царь, - по воле своей Он действует как в небесном воинстве, так и среди живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: что ты сделал?" В то время возвратился к царю разум его, и к славе царства его возвратились к нему сановитость и прежний вид его; тогда взыскали его советники его и вельможи его, и восстановлен он был на царство свое и величие его еще более возвысилось 19.

И жил Навуходоносор, хваля, благословляя и прославляя Царя Небесного. Царствовал он всего сорок три года и скончался в мире. По смерти Навуходоносора, царство Вавилонское наследовал сын его Евильмеродах. Он освободил из дома темничного пленного царя Иудейского - Иехонию, содержимого там в оковах. И беседовал с ним дружелюбно и поставил престол его выше престолов царей, которые были у него в Вавилоне; переменил темничные одежды его, и он всегда обедал у него, во все дни жизни своей (4Цар.25:27-30; Иер.52:31-34).

По смерти Евильмеродаха, воцарился зять Навуходоносора Набонид, сделавший соправителем своим сына своего, Валтасара. В его царствования пророк Даниил удостоился многих видений, в коих, под образом различных зверей, было указано на последующих царей и царства, на антихриста, кончину века и Страшный Суд 20.

- Видел я, - говорит Даниил, - что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело как снег, и волосы главы Его, как чистая волна; престол Его, как пламя огня, колеса Его - пылающий огонь. Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели на судилище, и раскрылись книги .

И иные страшные и ужасные откровения были им видены, о чем достаточно записано в его книге 21.

В одно время царь Валтасар сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих, и пред глазами их пил вино. Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, дед его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них вино царю, вельможам его, женам и наложницам. Тогда принесены были золотые и серебряные сосуды и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его. Пили вино, и славили идолов, золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных, а Бога Вечного, имеющего власть над ними, не прославили. В тот самый час вышли персты руки человеческой, и писали на стене чертога царского, на которую падал свет от светильника, и царь видел кисть руки, которая писала. Тогда царь изменился в лице своем; мысли смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое. Сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, халдеев и гадателей, и сказал царь мудрецам Вавилонским:

- Кто прочитает написанное, и объяснит мне значения его, тот будет облечён в багряницу, и золотая цепь будет на шее у него, и третьим властелином будет в царстве 22.

И вошли все мудрецы царя, но не могли прочитать написанного и объяснить царю значения его. Царь Валтасар чрезвычайно встревожился, и вельможи его смутились. Тогда в палату пиршества вошла царица - бабка Валтасара, жена Навуходоносора и поведала ему о Данииле, имеющем в себе Духа Божия, который во дни деда его Навуходоносора был поставлен начальником над всеми мудрецами, чародеями, халдеями и гадателями - за великий разум и премудрость его и уменье объяснять сны и видения. Тогда введен был Даниил, и царь сказал ему:

- Ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых дед мой, царь Навуходоносор, привел из Иудеи? Я слышал о тебе, что Дух Божий в тебе, и свет, и разум, и высокая мудрость найдена в тебе. Итак, прочитай мне написанное на стене перстами невидимой руки и объясни значения его, чего не могли сделать многие мудрецы, волхвы и гадатели, приходившие ко мне. Итак, если можешь прочитать написанное и объяснить мне значения его, то облечен будешь в багряницу, и золотая цепь будет на шее твоей, и третьим властелином будешь в моем царстве.

Тогда отвечал Даниил и сказал царю:

- Дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значения объясню ему.

Сказав это царю, святой Даниил сначала начал напоминать ему о деде его Навуходоносоре, как тот за свою гордость был наказан Богом - потерял образ человеческий, был отлучен от людей и питался травою. Далее Даниил стал обличать царя за гордость его, что он, позабыв о наказании Божием деда своего, не смирил сердца своего пред Господом, но вознёсся против Господа небес и сосуды храма Его осквернил винопитием на пиршестве с вельможами и наложницами своими. Обличал он его также и за то, что тот, славя богов золотых и серебряных, медных, железных, каменных и деревянных, которые ничего не видят, не слышат и не понимают, не прославил Бога, в руках Которого дыхание его и вся судьба его. Обличив во всем этом царя, Даниил обратился к написанному и начал читать. И вот что было написано: мене, текел, фарес. Написанное же Даниил объяснил так: мене - значит исчислил Бог царство твое и положил конец ему; текел - ты взвешен на весах, и найден очень легким; фарес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам. Услышав это, царь, согласно обещанию своему, почтил Даниила, хотя и беспокоился духом из-за печального предсказания. И облекли Даниила в багряницу, возложили златую цепь на шею его и царь возвестил о нем, чтобы он был третьим властелином в царстве его.

Предсказания Даниила сбылось. В ту же самую ночь Валтасар, царь Вавилонский, был убит, а Дарий Мидянин, вместе с Киром Персидским принял царство, будучи шестидесяти двух лет23.

Во время своего царствования, Дарий поставил в царстве сто двадцать сатрапов, а над ними трех князей, из которых один был Даниил; эти сатрапы должны были давать им отчёты, чтобы царю не было никакого обременения. Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его главою над всем царством.

Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством: но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен. И эти люди сказали:

- Не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его.

Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю, и так сказали ему:

- Царь Дарий! во веки живи! Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановления и издано повеление: кто в течения тридцати дней будет просить какого-либо бога, или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров, на съедение. Итак, утверди, царь, это определения и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и не был нарушаем.

Царь Дарий, не поняв лукавого намерения их, подписал указ и это повеление. Даниил, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колена, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того. Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящимся и просящим милости пред Богом своим. Потом пришли и напомнили царю об его повелении:

- Не ты ли, царь, подписал указ, чтобы всякого человека, который в течения тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, бросать в львиный ров?

Царь отвечал и сказал:

- Это слово твёрдо, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения.

Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на царя, ни на указ, им подписанный, но три раза в день молится своими молитвами. Царь, услышав это, сильно опечалился, и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его. Но те люди приступили к царю и сказали ему:

- Знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царём, не может быть изменено.

Тогда царь повелел привести Даниила и бросить его в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу:

- Бог твой, Которому ты неизменно служишь, спасёт тебя!

После того принесен был большой камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим и перстнем вельмож своих, дабы враги Даниила не сделали ему чего-либо хуже: ибо злым людям он доверял не больше, чем лютым зверям. Затем царь пошел в свой дворец, лёг спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.

Бог же заградил уста львов, и они не сделали никакого вреда Даниилу.

Поутру царь встал на рассвете, и поспешно пошел ко рву львиному. И воскликнул царь громким голосом:

- Даниил, раб Бога живого! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов?

Тогда Даниил сказал царю:

- Царь! во веки живи! Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист; да и пред тобою, царь, я не сделал преступления.

Тогда царь чрезвычайно возрадовался о Данииле, и повелел вывести его изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем. И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и еще не достигли они до дна рва, как львы овладели ими, и сокрушили все кости их. После того царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле:

- Мир вам да умножится! Мною дается повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым; потому что Он есть Бог живой и присносущий, и царство Его несокрушимо, и владычество Его бесконечно. Он избавляет и спасает., и совершает чудеса и знамения на небе и на земле; Он избавил Даниила от силы львов 25.

И был Даниил в великой чести у царя Дария как никто более, и царь объявил его своим самым первым другом. В такой же чести были три товарища Даниила: Анания, Азария и Мисаил.

Иудейский историк Иосиф Флавий повествует о Данииле, что он, как первый сановник, имел великую власть в царстве Персидском, и что в городе Экбатанах26 он построил знаменитую башню, которая во времена означенного историка, спустя несколько сот лет после постройки, казалась новою, как будто бы сейчас была построена. В этой башне погребались цари Мидийские и Персидские, а охранения ее было поручено одному из Иудейских священников.

После царя Дария царь Кир также имел святого Даниила в великой чести, ибо сделал его наперсником своим и посредником между народом. И жил Даниил вместе с царем и был славнее всех друзей его.

Был у Вавилонян идол, по имени Вил27, и издерживали на него каждый день двадцать больших мер пшеничной муки, сорок овец и вина шесть мер. Царь чтил его, и ходил каждый день поклоняться ему; Даниил же покланялся Богу своему. И сказал ему царь:

- Почему ты не покланяешься Вилу?

Он отвечал:

- Потому что я не поклоняюсь идолам, сделанным руками человеческими, но поклоняюсь живому Богу, сотворившему небо и землю и владычествующему над всякою плотью.

Царь сказал:

-Не думаешь ли ты, что Вил не живой Бог? Не видишь ли, сколько он ест и пьет каждый день?

Даниил, улыбнувшись, сказал:

- Не обманывайся, царь; ибо он внутри глина, а снаружи медь, и никогда не ел и не пил.

Тогда царь, разгневавшись, призвал жрецов своих и сказал им:

- Если вы не скажете мне, кто съедает всё это, то умрёте. Если же вы докажете мне, что съедает это Вил, то умрёт Даниил, потому что произнес хулу на Вила.

И сказал Даниил царю:

- Да будет по слову твоему.

Жрецов Вила было семьдесят, кроме жен и детей. И пришел царь с Даниилом в храм Вила, и сказали жрецы Вила:

- Вот, мы выйдем вон, а ты, царь, поставь пищу, и, налив вина, запри двери, и запечатай перстнем твоим. И если завтра ты придешь, и не найдешь, что всё съедено Вилом, то умрём мы, или же умрёт Даниил, который солгал на нас.

Они не обращали на это внимания, потому что под столом сделали потаённый вход, и им всегда входили, и съедали пищу. Когда они вышли, царь поставил пищу пред Вилом, а Даниил приказал слугам своим, и они принесли пепел, и посыпали весь храм в присутствии одного царя, и вышедши заперли двери, и запечатали царским перстнем, и ушли. Жрецы же, по обычаю своему, пришли ночью с женами и детьми своими, и все съели и выпили.

На другой день царь встал рано и Даниил с ним, и спросил царь:

- Целы ли печати, Даниил?

- Целы царь, - отвечал тот.

И как скоро отворены были двери, царь, взглянув на стол, воскликнул громким голосом:

- Велик ты, Вил, и нет никакого обмана в тебе!

Даниил, улыбнувшись, удержал царя, чтобы он не входил внутрь, и сказал:

- Посмотри на пол и заметь, чьи это следы?

- Вижу следы мужчин, женщин и детей, - сказал царь. И разгневавшись, царь приказал схватить жрецов, жен их и детей, и они показали потаённые двери, которыми они входили и съедали, что было на столе. Тогда царь повелел умертвить их, а Вила отдал Даниилу, и он разрушил его и храм его28.

Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его.

И сказал царь Даниилу:

- Не скажешь ли и об этом, что он медь? Вот он живой, и ест и пьет; ты не можешь сказать, что этот бог не живой; итак, поклонись ему.

Даниил сказал:

- Господу Богу моему покланяюсь, потому что Он Бог живой. Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла.

Царь сказал:

- Даю тебе.

Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся. И сказал Даниил:

- Вот ваши святыни!

Когда же Вавилоняне услышали о том, сильно вознегодовали и восстали против царя, и сказали:

- Царь сделался Иудеем: Вила разрушил и убил дракона, и предал смерти жрецов.

И пришедши к царю, сказали:

- Предай нам Даниила, иначе мы умертвим тебя и дом твой.

И когда царь увидел, что они сильно настаивают, принужден был предать им Даниила. Они же бросили его в ров львиный, и он пробыл там шесть дней. Во рве было семь львов, и давалось им каждый день по два тела и по две овцы; в это время им не давали этой пищи, чтобы они съели Даниила. Но Бог, как и прежде, заградил уста львов, - и Даниил во рве сидел с ними, как с кроткими агнцами.

Был в Иудее пророк Аввакум, который, сварив похлебку и накрошив хлеба в блюдо, шел на поле, чтобы отнести это жнецам. Но Ангел Господень сказал Аввакуму:

- Отнеси этот обед, который у тебя, в Вавилон к Даниилу, в ров львиный.

Аввакум сказал:

- Господин! Вавилона я никогда не видал, и рва не знаю.

Тогда Ангел Господень взял его за темя и, поднявши его за волосы, поставил в Вавилоне над рвом силою духа своего. И воззвал Аввакум, и сказал:

- Даниил! Даниил! возьми обед, который Бог послал тебе.

Даниил сказал:

- Вспомнил ты обо мне, Боже, и не оставил любящих Тебя.

И встал Даниил, и ел; Ангел же Божий мгновенно поставил Аввакума на его место.

В седьмой день пришел царь, чтобы поскорбеть о Данииле и, подошедши ко рву, взглянул в него, и вот, Даниил сидел. И воскликнул царь громким голосом и сказал:

- Велик ты, Господь Бог Даниилов, и нет иного, кроме Тебя!

И приказал вынуть Даниила, а виновников его погубления бросить в ров, - и они тотчас были съедены в присутствии его29.

Даниил и три друга его достигли до глубокой старости.

Святой Кирилл Александрийский и некоторые другие повествуют, что по смерти Навуходоносора и прочих царей, у которых были в чести Даниил и его товарищи, воцарился другой царь, по имени Камбиз30. Узнав об их вере и будучи ими обличен в своем нечестии, он повелел отсечь голову сначала Анании. Азария же, подставив одежду свою, принял ее. Отсеченную же голову Азарии принял Мисаил, голову же Мисаила, подставив одежду, принял Даниил. Наконец, отсекли голову и Даниилу. Говорят, что по усечении их каждая голова пристала к своему телу и Ангел Господень, взяв тела святых, отнес их на гору Гевал31 и там они были положены под камнем. Чрез четыреста же лет, на день воскресения Господа нашего Иисуса Христа, вместе с некоторыми другими и сии воскресли и, явившись многим, снова почили32. Память их святыми отцами положено совершать за семь дней до Рождества Христова, потому что и они происходили из колена Иудина, от которого ведет свой род и Спаситель наш, и таким образом приходится по плоти сродником сих святых.

Молитвами сих святых да устроит в мире житие наше Христос Бог наш, Которому слава со Отцом и Святым Духом во веки. Аминь33.

Тропарь, глас 2:
Велия веры исправления34: во источнице пламене, яко на воде упокоения, святии трие отроцы радовахуся, и пророк Даниил львом пастырь яко овцам являшеся. Тех молитвами, Христе Боже, спаси душы наша.

Кондак пророка, глас 3:
Просветившееся Духом чистое твое сердце, пророчества бысть светлейшаго приятелище, зриши бо я ко настоящая далече сущая: львы укротил еси, ввержен в ров. Сего ради тя почитаем пророче блаженне, Данииле славне.

Кондак отроком, глас 6:
Рукописаннаго образа не почетше, но неописанным существом защитившеся треблаженнии, в подвизе огня прославистеся, среде же пламене нестерпимаго стояще, Бога призвасте: ускори, о щедрый, и потщися яко милостив в помощь нашу, яко можеши хотяй.
________________________________________________________________________
1 Навуходоносор - сын Набополассара, царь Вавилонский (от 607 до 564 до Р. X.), один из знаменитейших завоевателей, о которых говорит история. Он разбил войско египетского царя Фараона Нехао и положил конец Египетскому могуществу в Азии (Иерем. гл. 45, ст. 2, 4 кн. Цар. гл. 24, ст. 7). Потом он обратил внимание на данника его, царя Иудейского, Иоакима. После краткой осады взяв Иерусалим, он оставил Иоакима царем, сделав его своим данником; взял часть сосудов из храма и отправил в Вавилон, также велел выбрать красивых и даровитых отроков из царского и княжеского рода и переселил в Вавилон, чтобы там воспитать их для служения при дворе. И так как Иоаким, чрез три года, отрекся от покорности ему, то он снова сделал нападение на Иудею и переселил из нее более трех тысяч Иудеев (597 г.), а в следующем году взял в плен и самого царя (Седекию) и заключил в оковы (2 Паралип. 36, ст. 6).
2 Вавилон - один из древнейших городов мира; построен Нимродом, сыном Хуша, потомком Хамовым, который город этот сделал столицею своего царства (Быт. гл. 10, ст. 6-10). От имени этого города и вся земля эта стала называться Вавилонскою или Вавилониею. Она называется также землею Халдеев (Кн. прор. Иер. гл. 24, ст. 5; Кн. прор. Иез. гл. 12, ст. 13) - от господствующего здесь племени Халдеев, с давних времен пришедших сюда с севера, с гор Армении, и давших свое имя земле этой. Земля эта находилась в плодоносной равнине Сеннаарской, в бассейне рек Тигра и Евфрата. Вавилон был расположен здесь по обеим сторонам Евфрата, в 15 милях от Багдада, в 40 от Персидского залива и в 130 от Иерусалима. Богатства стекались в Вавилон со всех сторон, - и, таким образом, он принадлежал к величайшим, знаменитейшим и богатейшим городам Востока. По смерти Навуходоносора, царство Вавилонское быстро стало клониться к упадку. Ныне на месте древнего Вавилона остаются только развалины.
3 В славянском под терновым - греч. "схинос" (мастиковое дерево).
4 Слав. под черемухой - греч "мринос" (т.н. каменный дуб).
5 Это сказания о Сусанне находится в гл. 13й книги прор. Даниила и относится к неканоническим местам Библии.
6 Переименованы они были в знак зависимости своей от Навуходоносора.
7 Сказания о воспитании при царском дворе Даниила, Анании, Азарии и Мисаила находится в книге прор. Дан. гл. 1, ст. 3-20.
8 Обаятели (русск. - тайноведцы), волхвы (русск. - гадатели), чародеи, халдеи. Это различные наименования людей мудрых, обладавших высокими и обширными знаниями, особенно знанием тайных сил природы, священных письмен (иероглифов), а также в области астрономии и медицины. Главным занятием их было изучения природы, наблюдения за явлениями небесными, толкования снов, угадывания будущего; вместе с тем они были большею частью и жрецами. Таковы волхвы, современные Иосифу (Быт. гл. 41, ст. 8) и Моисею (Исх. гл. 7, ст. 11), и волхвы, приходившие на поклонение Иисусу Христу (Матф. гл. 2, ст. 1-2). Сюда же можно относить Валаама (Числ. гл. 22, ст. 5) и Симона (Деян. гл 8, ст. 1). Многие из них были людьми мудрыми и учеными в лучшем смысле этого слова и даже удостаивались иногда особенных откровений от Бога, как напр. Валаам и волхвы, приходившие на поклонения Иисусу Христу, а другие несомненно к научным занятиям присоединяли и низкое ремесло волшебства, ворожбы, заклинания, разные обманы и т. п. Поэтому то, вероятно, они и называются между прочим обаятелями и чародеями
9 Это царство не называется у пророка по имени, но, по мнению толковников (блаж. Иероним), это царство - Македонское, которое хотя уступало в блеске предыдущим, подобно тому как медь уступает золоту и серебру, за то превосходило их силою, насколько медь прочнее золота и серебра. Такое понимание подтверждается и другими местами книги пр. Даниила, где первым царством после мидоперсидского указывается именно царство греческое, сменившее его (гл. 8, ст. 31-22, гл. 11, ст. 2 - 4)
10 Под 4-м царством следует разуметь царство сиро-египетское. Контекст речи дает основания разуметь здесь то именно царство, которое в историческом порядке следовало за македонским и предшествовало мессианскому царству, а таковым было сиро-египетское. Царство македонское, как известно, по смерти своего основателя Александра Великого, распалось на четыре: Сирийское, Фракийское, Македонское и Египетское. Эти царства, выделившиеся одно из другого, существовали параллельно друг другу, подобно ногам статуи, никогда не соединяясь друг с другом. На эту особенность 4-го царства и указывает несоединимость железа с глиною. Другая, указанная пророком черта, которая ближе всего подходит к царству сиро-египетскому, это особенная враждебность этого царства в отношении к народу Божию (гл. 7, ст. 21-25; гл. 11, ст. 28). Действительно, история показывает, что злоба языческих царей к евреям достигла особенного ожесточения в период зависимости от царей сирийских и египетских. Особенно же враждебно было царство сирийское, а из царей его - Антиох Епифан.
11 Камень, отпавший от горы без содействия рук и разбивший истукана, - это, по учению церкви - Христос, Сын Божий, Который родится от Чистой н Неискусобрачной Девы, без мужа. Он, сокрушив и разрушив все временные царства, воздвигнет царство, которое не сокрушится во веки, и царство это будет духовное.
12 Сон, виденный Навуходоносором, не был простым сновидением, но был откровением ему воли Божией. В такой же форме получали откровения от Бога другие языческие цари, напр. Авимелех, царь Герарский (Быт. гл. 20, ст. 3), Фараон, царь Египетский (Быт. гл. 41, ст. 1-9), Елифаз, царь Феманский (Иов. гл. 42, ст. 12-18). Что языческие цари получают небесное откровение, это не должно казаться странным. Языческие цари, управлявшие судьбами народов, были исполнителями волн Божией, орудиями всемогущества Божия, от Бога получали свое высокое звание, Богом же невидимо были руководимы и поддерживаемы в своих действиях (Ис. гл. 44, ст. 28 и друг.). Этим то и объясняется, почему они удостаивались иногда непосредственных откровений от Бога.
13 Сказания о сне Навуходоносора и изъяснении этого сна пророком Даниилом находится в его же книге: гл. 2, ст. 1-49 (Из второй главы читается паремия на Рождество Христово: ст. 31-36; 44-45).
14 Какое значение усвоялось этой статуе, у пророка не сказано: может быть это был идол одного из богов, которым служили Вавилоняне, а может быть эта статуя была поставлена в честь самого Навуходоносора.
15 Сатрапы - высшие верховные сановники при Персидском дворе, управлявшие отдельными областями царства.
16 Эта хвалебная песнь находится в той же книге: гл. 3, от. 52-90; песнь эта служит основанием 7 и 8 песней церковных канонов. Сказания о 3х отроках в пещи Вавилонской в богослужебных песнопениях нашей церкви понимается, как прообраз нетленного пребывания Спасителя во гробе. Посему-то глава 3-я из кн. прор. Даниила н читается в церкви - на вечерне в Великую субботу
17 Это чудо с очевидностью свидетельствовало для Навуходоносора и его вельмож, оклеветавших пред ним праведников, равно свидетельствует и для всех во все
времена, что для охраняемых Богом праведников, надеющихся на Него, не страшны никакие опасности (ср. Исаии гл. 43, ст. 2; Псал. 90, ст. 1-7 и друг).
18 Т. е. лет.
19 Сказания о наказании Навуходоносора за его гордость находится в книге прор. Дан., глава 4-я.
20 Видение Даниила о большой брани (10-12 гл.), по объяснению самой книги, относится к Антиоху Епифану - этому злейшему врагу Иудеев и означает гонения его на Иудеев и конечную погибель его самого. По мнению некоторых толкователей, это пророчество, в некоторых частностях своих неприложимое к Антиоху Епифану, прообразовательно говорит об антихристе, его гонениях против верующих и погибели. И Апост. Павел, предсказывая явления в мир антихриста, изображает его чертами (2 Солун. гл. 2, ст. 4), сходно с теми, какие у прор. Даниила усвояются Антиоху (гл. 8, ст. 9-12; гл. 11, ст. 28-31; 36-39).
21 Кн. прор. Даниила гл. 7, ст. 9-10. Ветхий днями т. е. Вечный (след. Бог).- Подобное человекообразное представления невидимого, беспристрастного и страшного Суда Божия над грешниками находится и в Апокалипсисе св. Иоанна Богослова (Апок. гл. 4, ст. 1-4 и друг.).
22 Самое ясное и точное мессианское пророчество заключается в третьем пророч. видении Даниила (9 гл.) о 70-ти седминах, имеющих пройти со времени издания указа о построении второго храма (в 453 г. до Р. Хр.) до явления Христа и совершения Им Нового завета. По смыслу данного Даниилу арх. Гавриилом объяснения, со времени указа Кира должно пройти 7 седмин до создания храма; после следующих 62 седмин убит будет Помазанник, утвердится Новый Завет и упразднятся жертвы и затем мерзость запустения станет на месте святом. Черты, какими обрисован здесь этот Помазанник, вполне приличествуют именно Иисусу Христу (Ср. гл. 7, ст. 24-27 с Деян. гд. 20, ст. 43; Еванг. от Луки гл. 3, ст. 24; Еванг. от Мате. гл. 11, ст. 16; Еванг. от Луки гл. 24, ст. 25-27; гл. 21, ст. 20). Под седминами можно разуметь только семилетия; ибо только при таком понимании их, между пророчествами Даниила и позднейшей историей будет полное соответствие. Именно 7 первых седмин вполне соответствуют 49 годам, протекшим от указа Кира до окончания построения города и храма Иерусалимского; следующие 62 седмины = 434 годам, которые в соединении с 49 годами первой седмины - 483 годам вполне соответствуют периоду до явления Иисуса Христа на дело служения роду человеческому, в 15 год Тиверия. По пророчеству убиения Христа должно совершиться в половине последней седмины, т. е. чрез 3'/г года после того явления, как действительно и было то по сказанию Евангелистов. После этой полседмины должна наступить мерзость запустения на месте святом, т. е. разрушения Иерусалима, что в свою очередь, указывая на слова Даниила, предсказал и Спаситель (Еванг. от Матф. гл. 24, ст. 15); так действительно и совершилось все это при разрушении Иерусалима Титом и Веспасианом.
23 Т. е. первым после царей Набонида и Валтасара.
24 Сказания о пире Валтасара, о погибели его и падении царства Вавилонского находится в книге прор. Дан,, гл. 5.
25 Сказания о чудесном спасении Даниила во рву львином находится в книге прор. Даниила, гл. 6.
26 Экбатаны, - главный город Мидии и летняя резиденция персидских, а впоследствии парфянских царей. Город был очень древний, славился своим укрепленным замком и необыкновенною роскошью.
27 Вил или Бел - (финикийский Ваал) названия главного Вавилонского бога солнца.
28 Сказания о Виле и драконе находится в 14 гл., ст. 3-23; сказание это относится к неканоническим местам книги.
29 Сказание о 6-ти дневном пребывании Даниила во рву львином находится в 14гл. кн. пророка, ст. 28-42.
30 Камбиз - царь Персидский, сын Кира (529-522 г.), отличался жестокостью.
31 Гевал - гора в колене Ефремовом, на северной стороне города Сихема.
32 По свидетельству Евангелиста Матфея, при смерти Господа нашего Иисуса Христа "гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим" (Мф. гл. 27:52-53).
33 Св. царица Елена принесла мощи прор. Даниила в Царьград и положила их близ церкви св. Романа. Их видели русские паломники Антоний в 1200 г., Стефан новгородец в 1342 г., дьяк Александр в XIV веке и иеродиакон Зосима в 1420 г. Гроб его доселе показывают в Сузах, столице Персидского царства; он чтится даже и язычниками.
34 Исправление - успех, подвиг.

Прп. Даниила исп., в схиме Стефана (X).
Преподобный Даниил был сначала владетелем одного острова, по имени Ниверты, иначе Веррои, находившегося близ Гадира1. Пользуясь счастливым положением своего владения на главном в то время пути морского плавания, Даниил приобрел много богатства; но, как воспитанный в христианском благочестии, он предпочитал служить Богу, нежели маммоне (Мф.6:24), вожделениям человеческим, - а наконец "и от всего отказался: всё почитая за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп.3:8), оставил он власть и имущество детям, а сам удалился в Рим и там принял монашество. Из Рима он отправился в Константинополь, где беседовал с царями Романом и Константином2, у которых испросил дозволения посетить Иерусалим. В Иерусалиме, поклонившись святым местам, Даниил принял от тамошнего патриарха Христодула3 великую схиму с именем Стефана, но там же ему пришлось перенести много и досаждений и даже побоев от нечестивых сарацын. Оттуда он прошел в Египет; здесь он схвачен был и посажен в темницу, в которой томился, испытывая и голод и жажду и всякие злострадания, с посаженными вместе с ним двумя священниками, в продолжения шести месяцев. После того приснопоминаемый святой представлен был Амиру египетскому, который возложил на него тяжелые оковы и принуждал отречься от Христа; но святой остался непоколебим и, не обинуясь с дерзновением исповедал, что Господь наш Иисус Христос есть истинный Бог, за что и подвергся многим и разнообразным страданиям, изнемогая от которых он и умер. О кончине своей Даниил получил предвозвещения от Бога.
_______________________________________________________________________
1 Гадира - Кадикс на юге Испании, близ Гибралтара.
2 Роман I Лакапен - Византийский император с 917-944 г. Константин VII - Византийский император с 912-959 г., царствовавший одновременно с Романом
3 Христофор или Христодул был патриархом Иерусалимским с 947 по 967 г.

+1

79

.............................продолжение от 30 декабря

новомученики:

Свщмчч. Александра Савелова и Николая Бельтюкова пресвитеров (1918),
пострадавших в Пермской губернии. Они вместе служили в селе Култаево. Красноармейцы устроили показательную расправу над священнослужителями, вначале в них выстрелили, но стреляли плохо и только ранили священников, тогда обоих мучеников зарубили саблями.

Свщмч. Сергия Флоринского пресвитера (1918).
Протоиерей Сергий Флоринский родился в 1873 году в семье священника церкви святых бессребренников Космы и Дамиана в древнем городе Суздале. По окончании Владимирской семинарии он поступил на должность учителя в земское училище в Суздальском уезде и несколько лет занимался преподаванием.

В 1900 году распоряжением протопресвитера военного и морского духовенства он был определен на вакансию священника в церкви 151-го пехотного Пятигорского полка. Получив назначение, он венчался с Елизаветой Ивановной Смоленской, дочерью полкового священника лейб-гвардии Уланского полка и через два месяца, за Божественной литургией в Исаакиевском кафедральном соборе Санкт-Петербурга, был рукоположен во священника.

Прямо из Петербурга новопоставленный иерей отправляется на место своего служения, в Гродненскую губернию, в местечко под названием Берёза-Картузская, где был расквартирован Пятигорский полк.

Этот полк, сформированный в 1863 году, уже отличился в русско-турецкою войну и был награжден Георгиевским знаменем. После войны полк нес службу на Кавказе, а затем был переведен в Варшавский военный округ.

С началом русско-японской войны Пятигорский полк выделил роту, которая отправилась в Маньчжурию. И полковой священник - отец Сергий Флоринский - вместе с воинами своего полка провел год в действующей армии. Его служение на фронте было отмечено двумя наградами: орденом святой Анны третьей степени и памятной медалью на Александро-Георгиевской ленте.

Обязанности полкового священника не ограничивались совершением богослужений. Он проводил беседы с военнослужащими и членами их семей, занимался воспитанием в них духовно-нравственных качеств, а на поле боя солдаты и офицеры получали от духовного отца ободрение и поддержку. Порой полковые священники шли в атаки вместе со своими частями, вместо оружия держа Святой Крест, и во время гибели не покидали своих подопечных, оставаясь на тонущих кораблях вместе с ранеными и умирающими.

Когда началась Первая Мировая война протоиерей Сергий Флоринский вместе со своим полком вновь отправился на передовую. За свое служение на полях Первой Мировой он получил орден святой Анны, орден святого Владимира и золотой наперсный крест на Георгиевской ленте. Протопресвитер армии и флота Георгий Шавельский в своих воспоминаниях говорит, что для получения такого креста требовался особый подвиг. Командир полка полковник Ардазиани написал о своем полковом священнике: «… отец Сергий примерный пастырь во всех отношениях, незаменимое духовное лицо на поле брани и прекрасный человек».

После февральской революции 1917 года положение военного духовенства в частях стало очень трудным. Опасность смерти угрожала не столько от пуль и снарядов противника, сколько от своих же солдат, взбудораженных революционной пропагандой, внушающей призванным на военную службу людям, что у них нет никаких обязательств или нравственных рамок. Отца Сергия перевели служить в полевой госпиталь, который в это время располагался в Эстляндии, в городе Везенберге (или иначе - Раквере).

Через 6 месяцев после этого назначения, в январе 1918 года, последовал приказ народного комиссариата об увольнении всего духовенства из военного ведомства. Но госпитальный комитет в Везенберге решительно воспротивился этому постановлению новой власти и вынес решение об оставлении отца Сергия на службе в госпитале по желанию всего состава служащих.

В феврале 1918 года ввиду окончательного распада русской армии и беспрепятственного продвижения германских войск вглубь России Эстляндия была занята немецкими войсками с установлением оккупационного режима. Госпиталь был расформирован и отец Сергий оказался в чужой стране без средств к существованию.

Когда в декабре 1918 года власть в Везенберге взяла Эстляндская Трудовая Коммуна, протоиерей Сергий Флоринский был арестован ЧК как представитель старого реакционного режима.

По делу бывшего полкового священника русской императорской армии не было ни долгого разбирательства, ни суда, который определил бы его вину. В конце своего единственного и краткого допроса, протокол которого занял всего одну страницу рукописного текста, протоиерей Сергий Флоринский заявил: «Считаю одно: вина моя в том, что я священник, в чем и расписываюсь». В итоге было вынесено постановление о расстреле.

Отца Сергия вместе с многими другими приговоренными расстреляли в лесу Палермо. После ухода большевиков все расстрелянные были перезахоронены. Протоиерей Сергий Флоринский был похоронен на городском кладбище с восточной стороны православной часовни.

В июле 2002 года определением Священного Синода Русской Православной Церкви протоиерей Сергий Флоринский был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских. В 2003 году на месте захоронения священномученика на городском кладбище города Раквере были обретены нетленные мощи святого.

13 сентября 2003 года состоялось торжественное прославление обретения честных останков сщмч. Сергия. В этот день в Ракверском Рождества Богородицы храме состоялась Божественная литургия, возглавляемая митрополитом Корнилием. Эстонскому архиерею сослужил сонм пастырей Эстонской Церкви. Во время литургии было зачитано определение Святейшего Патриарха Алексия о честных останках сщмч. Сергия. После малого входа обретенные мощи убиенного пастыря были обнесены вокруг храма и помещены в приготовленную раку, расположенную у левого столпа храма. На эти торжества по приглашению Эстонского митрополита Корнилия и по поручению петербургского митрополита Владимира прибыл клирик нашей епархии иеромонах Нестор (Кумыш). По окончании Божественной литургии по поручению митрополита Корнилия настоятель Ракверского храма передал через иеромонаха Нестора в дар Санкт-Петербургской епархии частицу мощей сщмч. Сергия. По доставке мощей в епархию Владыка Владимир распорядился поместить их в Николо-Богоявленский Морской собор, как храм, окормлявший и окормляющий военных моряков Российского флота. Для этой цели митрополит Владимир велел написать икону сщмч. Сергия с ковчегом, чтобы поместить в него привезенную часть мощей новопрославленного пастыря.
http://i061.radikal.ru/0912/3f/f1232afb242e.jpg   ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ
Без сомнения, обретение мощей сщмч. Сергия Флоринского явилось торжеством не только Эстонской, но и всей Русской Православной Церкви. Открытие останков пастыря, убиенного в 1918 году, является редкостью, событием исключительным и неординарным. Ведь гонители советских времен тщательно скрывали и уничтожали следы своих злодеяний. Поэтому немного можно найти подобных случаев в новейшей истории нашей Церкви. Но удивителен не только факт обретения останков священномученика. Промыслом Божиим мощи сщмч. Сергия были не только сохранены от уничтожения советской властью, но и обретены в наше время нетленными. Это событие заставляет нас с сугубым благоговением и серьезностью относиться к процессу канонизации новомучеников Российской Церкви. Оно углубляет наше представление о нем и побуждает видеть в нем не просто результат деятельности современных церковных историков или инициативу отдельных иерархов и исследователей. Факт нетления останков убиенного в Везенберге пастыря есть подтверждение того, что дело причисления к лику святых пострадавших в годы советских гонений есть эпохальное деяние Церкви, вдохновляемое Самим Господом, Им направляемое и утверждаемое. Без сомнения, в этом историческом деле, как и во всяком другом деле, совершаемом Церковью, как организмом богочеловеческим, могут быть свои недочеты и ошибки, свои отклонения от истины. И значение Ракверских событий (и им подобных) как раз и заключается в том, что они побуждают церковных деятелей с еще большей осмотрительностью, ответственностью, осторожностью и тщательностью, без всякого лицеприятия и посторонних мотивов совершать дело Господне, за исполнение которого каждый из причастных к нему даст свой ответ на Страшном Суде Божием.
http://www.mitropolia-spb.ru/eparhialni … nskogo.php

Свщмчч. Петра Покровского и Иоанна Земляного пресвитеров (1937),
расстрелянных в Казахстане.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Евр. 10, 35-11, 7; Мр. 9, 10-16). История течет и, кажется, неумолимо определяет частные события. Сколько было подготовок к принятию Спасителя!. . . Наконец, пришел ближайший Его указатель, Иоанн, но вышло что? С Иоанном "поступили, как хотели"; и Сын Человеческий уничижен и пострадал. Течения событий нельзя было переломить: оно взяло свое. Так и всегда текущая история все увлекает вслед себя. Спрашивается теперь: где же свобода? И что она будет такое, при таком порядке событий? Не более, как призрак. Так обычно рассуждают фаталисты. Но эта всеопределяющая необходимость течения событий только кажущаяся; на деле все события человеческие, и общие и частные, плод свободных начинаний человека. Общее течет именно так потому, что все или большинство того хотят; и частное входит в соглашение с общим, потому что тот и другой в частности того хотят. Доказательство тому на лицо: среди доброго общего бывают частности худые; и среди худого общего бывают частности добрые. И еще: среди крепко сложившегося общего зарождаются частности, которые, разрастаясь и укрепляясь более и более, пересиливают прежнее общее и занимают его место. Но эти частности всегда дело свободы. Что общего у христианства с характером времени, в которое оно зачалось? Оно засеменено несколькими лицами, которые не были порождением необходимого течения историй; оно привлекало желающих, крепко расширялось и стало общим делом тогдашнего человечества, а все-таки оно было делом свободы. То же и в худом направлении: как развратился Запад? Сам себя развратил: стали вместо Евангелия учиться у язычников и перенимать у них обычаи - и развратились. То же будет и у нас: начали мы учиться у отпадшего от Христа Господа Запада, и перенесли в себя дух его, кончится тем, что, подобно ему, отшатнемся от истинного христианства. Но во всем этом ничего нет необходимо определяющего на дело свободы: захотим, и прогоним западную тьму; не захотим, и погрузимся, конечно, в нее.
******************************************************************************************************************************************
Стоящие при кресте

  "При кресте Иисуса стояли Матерь Его, и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина"
(Ин. 19, 25)
В повествовании другого Евангелиста упоминается о другой группе людей - "все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это" (Лк. 23, 49).
Каждый из нас должен сознательно примкнуть к той или другой группе. Как тяжело видеть такое малое число стоящих "при кресте" и такое множество людей, "смотрящих издали". Неужели и мы останемся на расстоянии? Неужели не поспешим занять место у креста, которое принадлежит и нам, как всякому верующему? Истинная любовь окружена странной, необъяснимой тайной - она вся добровольно отдается страданию за другого.
Кто может измерить всю глубину скорби Пресвятой Девы, когда Она стояла при кресте? Каждый стон Божественного Страдальца потрясал Ее душу, отдавался болью во всем Ее существе. Однако Она стояла. Вот плод истинной любви! Матерь Божия ничем иным не могла доказать Свою веру, как только стоять при кресте, - слова были излишни. В безмолвном благоговении, в бесконечной скорби - Она стояла!
Некоторые художники изображают Деву Марию в изнеможении, в обмороке - это было бы естественно и свойственно человеческой природе. Но в словах Евангелия выражается сверхъестественная сила благодати Божией: Она стояла при кресте!
Что же может побудить человека стоять там, где крест его жизни? Сила, исходящая не из него, а данная ему свыше, - сила благодати Божией, испытующая и очищающая веру нашу посредством ниспосланного креста. Человек, принявший безропотно крест свой и стоящий при нем, может привести других к Богу лучше всякой проповеди. Вся жизнь его становится живым свидетельством, немою проповедью, увлекающей за собой людей и указывающей путь к небу.
В великие дни страдания и смерти Спасителя оправдалось пророческое слово старца Симеона: "Тебе Самой оружие пройдет душу, - да откроются помышления многих сердец" (Лк. 2, 35). Стоя у креста, Дева Мария поняла значение этих слов, - оружие страдания пронзило Ее душу, и в этом кресте, причине Ее скорби, Она узрела любовь Божию.
Лишь при свете креста откроются и наши глаза к уразумению истины; мы узрим свет Христов на месте нашей скорби, ценою этой скорби откроются очи наши. "Слава Тебе, показавшему нам свет!"

из истории дня:
В 1547 г. Иоанн IV принял Царский титул

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=16#p19773
Слава Богу за все!

0

80

Во славу Божию и на пользу ближнего !

31 ДЕКАБРЯ  -Память: ....................................................Рождественский пост.

Мчч. Севастиана и дружины его: Никострата (казнохранителя), жены его Зои, Кастория, Транквиллина пресвитера и сынов его Маркеллина и Марка, диаконов, Клавдия, начальника над тюрьмами, сына его Симфориана, брата Викторина, Тивуртия и Кастула (ок. 287 или 304).

Святой Севастиан родился в городе Нарбоне1, а воспитание и обучение наукам получил в Медиолане2. Нечестивые цари, Диоклитиан и Максимиан3, так полюбили его, что вручили ему начальство над дворцовой стражей и повелели ему всегда предстоять пред лицом их, ибо он был муж храбрый и умный, исполнен премудрости, правдив в словах, справедлив в суде, предусмотрителен в совете, на службе и во всех порученных ему делах верен и мужественен и изо всех выделялся своею добродетелью и честностью. Воины его почитали, как отца, а все придворные очень любили и уважали его, - ибо он отличался истинным благочестием. Как и следовало, - кого Бог ущедрил Своими дарами, того и все люди любили и почитали! Всё время он прилежно работал Христу, молился и исполнял Его святые заповеди. Однако всё сие он делал тайно, чтобы нечестивые цари не узнали о его вере во Христа. Скрывал же он в себе, под образом земной власти, воина Христова не потому, что боялся мук или любил почести и богатство и страшился лишиться его, но только для того, чтобы помогать христианам, которые в то время были жестоко гонимы и мучимы. Тех из них, которым он не мог испросить освобождения от уз и мучений или облегчить их страдания, он укреплял, советуя и убеждая мужественно положить жизнь свою за Господа, кровью Которого они искуплены, и пролить кровь свою, в чаянии вечной награды, после временных мучений. Так старался он приобрести Богу души, которые диавол хотел отторгнуть от Него и похитить себе, чтобы погубить их. Он поступал, по слову Писания: укреплял опущенные руки и расслабленные колена верных (ср. Ис.35:3-4), малодушных же, сомневающихся и боящихся мук посредством увещаний утверждал в мужестве и возбуждал к подвигу. Видя пред собою многих святых, подвизавшихся добрым подвигом, претерпевших страдания, сохранивших среди жестоких мучений веру Христову и получивших по отшествии из сей жизни венцы вечной жизни, Севастиан и сам воспламенел желанием пострадать за Христа и ожидал, когда Господь укажет ему удобное для того время. И вот, наконец, настал тот час, в который он не мог более скрывать горящего в нем огня Божественной любви и ревности и объявил всем, кто он: свет не мог долее скрываться во тьме.

В то время два честных и благородных мужа, Маркеллин и Марк, родные братья, были взяты за исповедания имени Христова и долго сидели в темнице; к ним часто приходил блаженный Севастиан и утешал их, беседуя о святой вере и убеждая отказаться от скоропреходящих земных благ и не бояться мучений. Они послушались его здравого совета, мужественно перенесли наносимые им мучителями раны и, пребывая непоколебимыми в вере, были осуждены на усечения мечем. Но в то самое время, когда они, готовые умереть, склонили головы под меч, вышло повеление отпустить их домой к родителям, женам и детям. Еще живы были престарелые родители их, Транквиллин и Маркия. И родители и все домашние просили римского правителя Агреста Хроматия продлить жизнь Маркеллину и Марку на 30 дней, в течение которых они могли бы уговорить сих братьев и склонить к поклонению языческим богам, ибо родители их, и жены, и все родственники их были язычники.

Когда просимое время было дано, родители, жены, дети, родственники и друзья окружили Маркеллина и Марка и с рыданием стали просить пощадить себя и их и, оставив свое намерение, сделать угодное царям. Отец, указывая на свои седины, старость и болезнь телесную, просил, чтобы они до его смерти не изменяли своей веры и похоронили бы его по обычаю; он уже ожидал скорой смерти и не мог ходить сам, а был всегда поддерживаем или переносим другими. Мать, указывая на грудь свою, которою вскормила их, требовала от них должного уважения и сыновнего повиновения, просила пощадить жизнь свою для нее и не отдавать себя на добровольную смерть. Маленькие дети простирали к ним руки, припадали к ногам и со слезами просили не оставлять их сиротами. Другие же дети, которые были еще в пеленах и не умели говорить, одним видом своим напоминали о сиротстве и возбуждали в родителях жалость. Жены говорили о своем вдовстве и, проливая горячие слезы, умоляли не губить их с собою, избрав себе смерть, а их подвергая различным бедствиям вдовьей жизни. Родные же убеждали не наносить такого бесчестия дому своему и всему роду и унижения от соседей, предавая себя позорной смерти. И все плакали и рыдали. Да и что оставалось делать тем непобедимым по своему святому дерзновению мужам? Ни одно мучение не могло их поколебать так, как эти искушения; их побеждала естественная любовь к престарелым родителям, женам, детям и родственникам, сокрушала жалость; и они начали сомневаться и колебаться, как трость от ветра, и таять сердцем, как воск от огня. Они и сами плакали вместе с родными и уже почти готовы были уступить их мольбам и отречься от святой веры.

Тогда святой Севастиан, находившийся в то время там. видя, что они готовы отречься и погубить свои души, сжалился над ними и, сознавая, что настало время и для его исповедания, чтобы и другим помочь, и самому пойти на подвиг страдания, встал посреди присутствовавших и, повелев всем замолчать, начал говорить:

- О, доблестные воины Христовы! О, искуснейшие ратники Божия воинства! Вот вы чрез свое великодушие уже приблизились мужественно к торжеству, а теперь хотите из-за нечестивых обольщений своих ближних сложить с себя венец вечный. Не делайте сего, но научите ныне Христовых воинов своим подвигом мужеству, - научите их вооружаться более верою, чем железом; не бросайте знамени ваших побед ради женских слёз и не давайте ослабы низложенной под вашими ногами главе врага, дабы он, получив опять силу, не начал с вами борьбу; ибо, если и прежнее его восстание было яростно, то, снова раздраженный, он придет в еще большую ярость. Воздвигните же над земными пристрастиями славную хоругвь вашего подвига и не оставляйте ее ради бесполезных детских слёз. Те, коих вы видите плачущими, возрадовались бы теперь, если бы знали то, что вы знаете, ибо они думают, что жизнь существует только на земле и, когда она кончится и тело умрёт, то не останется ни одной части души живой. Если бы они знали, что есть другая жизнь - бессмертная и безболезненная, в которой царствует непрестающая радость, то непременно пожелали бы войти в нее с вами и, презирая временную жизнь, старались бы получить вечную. Настоящая жизнь скоропреходяща и так непостоянна и неверна, что даже люди, привязанные к ней, теряют в нее веру. От самого начала мира она погубляла всех надеющихся на нее, желавших ее обманула, над всеми, гордящимися ею, насмеялась, всем солгала, никого не оставила в надежде твердым и в уповании непосрамленным, и оказалась весьма лживою. О, если бы эта ложь была только в мечте, а на самом деле не вводила бы в горькие заблуждения! Но еще хуже то, что сия временная жизнь приводит своих приверженцев ко всякому беззаконию: чревоугодников услаждает объядением и пьянством, сластолюбивых вовлекает в любодеяния и во всякие скверны, вора научает красть, раздражительного сердиться, лжеца обманывать; она разлучает мужа с женой, сеет вражду между друзьями, ссору между кроткими, неправду между справедливыми, соблазн посреди монашествующих; она отнимает правосудие у судей, целомудрие у чистых, искусство у художников, и у всех добрые нравы. Вспомним и самые лютые деяния, в которые она вводит своих приверженцев: когда брат убивает брата, или сын отца, или друг умерщвляет друга - кто научает этому? На что надеются, когда совершают такие беззакония? Не ради ли сей, так много любимой жизни, ненавидят люди друг друга, стараясь каждый устроить себе лучшее существование? Зачем разбойник убивает путника, богатой притесняет бедного, гордый обижает смиренного и виноватой преследует невинного? По истине, всё сие зло делают те, кто работает настоящей жизни и желает долгое время пребывать в любви к ней и наслаждаться ею. Она же, научая злу своих приверженцев и служителей, предает их дщери своей - вечной смерти, в которую были ввергнуты и первые люди, потому что, хотя и были созданы для получения вечной жизни, но прельстились жизнью временной и работали чревоугодию, сластолюбию и похоти очей (1Иоан.2:16), отсюда же они ниспали во ад, ничего не взявши с собой из благ земных. И сия-то земная жизнь, возлюбленные друзья, так прельщает вас, что вы хотите своими неправедными советами возвратить к ней друзей ваших, которые идут к вечной жизни! Она научает вас, почтенные родители, чтобы вы своими безумными рыданиями отвлекли сыновей ваших, идущих к небесному воинству, нетленной славе и милости Вечного Царя. Она убеждает вас, целомудренные жены святых, чтобы вы своими ласками развратили умы мучеников, отторгли их от доброго намерения и убедили приять вечную смерть, вместо жизни, рабство, вместо свободы. Если они последуют вашим советам, то недолго поживут вместе с вами, а потом им надо будет разлучиться с вами, - и разлучиться так, что вы не можете увидеть друг друга иначе, как в месте вечного мучения, где пламень пожигает души неверных, где адские змеи поедают уста богохулъных, где аспиды терзают грудь идолопоклонников, где слышится горький плач, тяжелые вздохи и непрестанное рыдания в муках. Дайте же им избежать этих мучений и сами постарайтесь избавиться от них, не препятствуйте им шествовать опять к уготованному им венцу небесному. Не бойтесь: они не разлучатся с вами, а, напротив, приготовят вам на небесах светлые обители, где вы, вместе с ними и с детьми вашими, будете наслаждаться вечными благами. Если вы даже любуетесь здесь красивыми зданиями, то тем более вы будете любоваться красотой тех горних обителей, в которых трапезы блестят чистым золотом, где чертоги сделаны из драгоценных камней, украшены жемчугом и сияют славою, где сады вечно цветут неувядаемыми цветами, где плодоносные поля орошаются сладкими потоками, где воздух всегда благорастворен, живой ветер обвевает чувства неописуемыми благовониями, где немеркнущий день, незаходимый свет и непреходящая радость; и нет там ни воздыханий, ни плача, ни скорби, ни какого-либо несовершенства, не видно ничего греховного, не ощущается никакого зловония, не слышится никакого печального, плачевного и страшного голоса, но видится одно лишь прекрасное, обоняется всё ароматное и слышится одно радостное; там, не умолкая, поют ангельскиея и архангельские лики, согласно славящие Бессмертного Царя4. И как такую жизнь можно презирать, а к временной прилепляться? Ради ли богатств? - но они скоро исчезают. А те, кто хочет вечно иметь их у себя, пусть послушают, что возвещают им их богатства: "вы так нас любите, говорят они, как будто никогда не расстанетесь с нами. Когда вы будете умирать, мы не можем идти за вами, пока же вы живы, мы можем сопутствовать вам, если только вы велите нам, или пошлете нас перед собой. Пусть будут вам примерами лихоимный заимодавец и трудолюбивый земледелец: первый дает человеку взаймы золото, чтобы получить от него вдвое больше, второй сеет в землю различные семена,. чтобы собрать их сторицею; должник отдает своему заимодавцу золото вдвойне, а земля возвращает сеятелю зерна сторицею. Не удвоит ли много раз Бог ваши богатства, если только вы вверите их Ему? Туда посылайте и сокровища ваши, и сами старайтесь придти. Какая польза от сей временной жизни? Если бы кто-нибудь прожил хотя бы и 100 лет, то когда настанет последний день, не покажется ли ему, что всех прошедших годов и всех житейских удовольствий как будто бы никогда и не было? не остается ли от сего только некоторое воспоминание, как бы следы странника, пробывшего с нами один день? О, по истине только человек безумный, не познавший истинных благ, может не возлюбить будущую прекраснейшую жизнь! По истине только неразумный может бояться потерять скоропреходящую жизнь, чтобы получить вечную, в которой наслаждения, богатства и радость начнутся, чтобы не кончиться, но вечно пребывать. Кто не хочет быть служителем вечной жизни, тот и сию временную жизнь губит напрасно, получает вечную смерть и пребывает связанным во аде, где - неугасающий огонь, постоянная скорбь, вечные муки, где живут злые духи, у которых мышцы - змеиные головы, глаза испускают огненные стрелы, зубы велики как у слонов, угрызают они, как жало скорпиона, голоса подобны рёву львов, самый вид которых наводит великий страх, производит лютую болезнь и горчайшую смерть. Не страшно ли умереть в таких ужасах и муках? Но еще страшнее, что для того живут, чтобы непрестанно умирать, ради того не истлевают, чтобы мучиться без конца, ради того бывают целы, чтобы вечно быть снедаемыми змиями, и съеденные члены опять обновляются, чтобы служить пищею ядовитым змиям и неусыпаюшим червям. О друзья, о родители, о славные жены святых! не желайте сию святую двоицу от бесконечной жизни низводить в такую страшную вечную смерть; не отторгайте их от радости к рыданиям; не советуйте идти от света в тьму; не призывайте от сладкого покоя в горькую муку.

О, святая двоица, Маркеллин и Марк! Не дайте прельстить себя хитрому врагу, наносящему вам такое искушение через ваших домашних, не ввергайте себя в бесконечное мучение, не вдавайтесь в руки бесов, не прельщайтесь любовью к временной жизни, красотами видимого мира и суетными житейскими удовольствиями, не дайте победить себя мольбами родителей, рыданиями жён, слезами детей, ласками родных и друзей. Вспомните слова Господа: "И враги человеку - домашние его" (Мф.10:36), которые разлучают нас с Богом, не друзья нам, а враги, и любовь их к нам не истинна, но ложна, потому что они лишают нас столь великого блага, отнимают у нас любовь Божию и Царство Небесное, уготованное любящим Бога. Не допускайте исторгнуть из рук ваших той награды, ради которой так потрудились; ибо вы уже истинно как бы в руках держите приготовленное для вас благо, вы уже стоите у дверей небесного чертога. Се ныне для вас сплетены уже венцы, и Подвигоположник Христос ждёт, чтобы увенчать вас и прославить перед святыми Ангелами. Се настал уже конец вашего пути: не обращайтесь же назад, как жена Лота, чтобы не сделаться бездушным столпом (Быт.19:26), ибо тем погубите свои души. Не соблазняйтесь слишком сильною любовью к родителям, женам и детям, чтобы не сделаться недостойными Христа, сказавшего: "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня" (Мф. 10:37). Не будьте такими неразумными, чтобы, начавши духом, окончить плотью (ср.Гал.3:3). О, да подаст мне Христос Бог мой пролить мою кровь за Него перед вами, чтобы вы видели мое страдание, и моя смерть могла бы послужить для вас примером, как полагать души за вашего и моего Бога.

Когда святой Севастиан поучал такими и многими другими наставлениями, внезапно осветил его Божественный свет и лицо его просветилось, как лицо Ангела, и неверующие испугались славы лица его. Некоторые же видели семь Ангелов, облекавших блаженного Севастиана в светлую одежду, и Прекраснейшего Юношу, благословлявшего его, со словами:

- Ты всегда будешь со Мною.

Всё это происходило в доме протоскриниария5, по имени Никострата, у которого Маркеллин и Марк были под стражею. Жена Никострата, именем Зоя, которая уже шесть лет была немою от сильной болезни, но разум и слух имела невредимыми, слышала и поняла все, сказанное Севастианом и, видя сияние вокруг его лица, упала к ногам его, знаками умоляя разрешит язык ее. Блаженный Севастиан сказал:

- Если я действительно - истинный раб Христов и истинно всё то, что от меня услыхала и чему уверовала сия жена, то да повелит Господь мой открыться устам ее и разрешиться языку, как некогда у пророка Захарии, отца Иоанна Предтечи (Лк.1:64).

Сказав это, он осенил крестным значением уста той женщины, и она тотчас же громко проговорила:

- Блажен ты, и благословенно слово, сказанное тобой, и блаженны верующие чрез тебя во Христа, Сына Бога Живого, ибо я видела сошедшего к тебе с неба Ангела. державшего перед тобой открытую книгу, по которой ты читал всё сказанное тобой. Благословенны верующие всему, сказанному тобой, и да будут прокляты все сомневающиеся хотя бы в одном слове, слышанном от тебя. Как восходящая заря изгоняет тьму и дает свет очам, так свет слов твоих изгнал мрак моего неведения и ослепления, осиял меня светлым днем истинной веры и отверз после шестилетней немоты уста мои для восхваления Бога.

Увидя такое чудо, все присутствовавшие уверовали во Христа. Никострат, муж Зои, видя такую силу Христа, также припал к ногам святого, прося прощения в том, что, по повелению царя, держал в узах Маркеллина и Марка и, сняв с рук их железные оковы, обнимал им колена, умолял их уйти на свободу и говорил:

- О, если бы я мог быть так счастлив, чтобы за ваше освобожденип потерпеть узы! Пролив свою кровь за вас, я омыл бы мои грехи и, избежав вечной смерти, получил бы ту жизнь, о которой нам благоволил возвестить Бог устами Севастиана.

Когда же Никострат просил святых уйти в свои дома, они ему сказали:

- Чаши нашего страдания мы тебе оставить не хотим; щедр и милостив Господь Христос наш, ибо дарует всем, приходящим и просящим у Него, Свою небесную милость; Он силен и тебя сподобить такой же чаши, если ты искренно ее желаешь. Ибо если вам, неверовавшим, был дан свет познания истины, то тем более ныне, когда вы уверовали, дастся всё, чего ни попросите, потому что благодать Божия всегда готова подавать людям просимую помощь, особенно тем, которые веруют в Него без всяких сомнений. Ваша вера зачалась с сегодняшнего поучения, и в один час вы научились тому, чему едва ли кто мог научиться в целый год, и ничто вас, как мы видим, не удерживает по вере в Господа нашего быть готовыми к смерти за Него - ни родители, ни дети, ни богатство. Внезапно вы презрели то, что всегда любили, и ищете того, чего никогда не знали; вы пошли неведомым путем и тотчас пришли ко Христу, и желания ваши уже устремлены к небу, так как вы не ищете на земле никакого утешения. О, какой великой похвалы достойно сие дело! О, сколь достоин подражания такой пример добродетели! Еще не соединились вы со Христом водою крещения, еще не видели начала войны, а уже поднимаете оружие за Царя Истинного и, освобождая от уз воинов Его, становитесь сами узниками и не боитесь отдать себя на убиения за осужденных.

Все умилились сердцем своим и плакали, раскаиваясь в прежнем неведении и в том, что хотели отклонить от доброго подвига воинов Христовых. Марк же сказал:

- Научитесь, о возлюбленные родители, и вы, жены, и вы, друзья! научитесь мужественно противостоять врагу, взяв щит веры, которым можете угасить разожженные стрелы лукавого (Ефес.6:16). Пусть восстают и вооружаются на нас слуги диавольские, - пусть терзают наши тела, какими хотят муками: могут они убить тело, но душу, воинствующую за веру, победить не в силах. На убиение же и растерзание тела не будем обращать внимания: раны, полученные за царя, приносят славу воинам. Разъяряется же на нас диавол мучительным для него самого гневом, ибо и сам мучится, видя наше терпение; он причиняет нам различные мучения и угрожает разнообразными смертями, чтобы, устрашив, отторгнуть нас от доброго подвига; где же муки не имеют успеха, там он действует лестью: обещает жизнь, чтобы отнять жизнь; обещает богатство, чтобы привести к убожеству; дает славу, чтобы исполнить стыда; обещает беспечальную жизнь, чтобы ввергнуть нас, вместо того, в беду и вечную скорбь. Таковы ухищрения его нападений, таковы его коварные намерения - тело избавить от мук, а душу умертвить грехами. Пойдем же против него: презрим плоть, чтобы помочь душе. Что нам бояться смерти временной, если мы надеемся жить вечно! К чему жалеть сию жизнь, надеясь получить лучшую? Пусть боятся смерти те, кто не надеется увидеть будущей жизни. О, как много служителей сей жизни погубил нечаянный случай: или молния поразила, или потопило море, поглотила пропасть, заклал меч! И сию-то жизнь несчастные потеряли со скорбью, а другой не обрели! Пусть же они и рыдают о сей жизни, пусть они и трепещут смерти;-нам же какая печаль от смерти? Какая забота о сей жизни нам, ожидающим вечной блаженной жизни, уготованной для нас Христом, полной благ, невиданных очами, неслыханных человеческим слухом и непостижимых умом?

Когда святой Марк говорил так, все исполнились желанием будущей жизни, настоящею же стали гнушаться; все возгорелись любовью ко Христу, мир же начинали ненавидеть, и благодарили Бога, что Он просветил тьму их, отверз их умственные очи и избавил их от погибели, показав путь спасения. Таким образом те, которые пришли отвратить святых мучеников от Христа, сами были обращены ко Христу, и надеявшиеся погубить других, спаслись сами, а Никострат с женой своей настоятельно просил святого, говоря:

- Не буду есть и пить, если надо мной не будет совершено таинство христианской веры.

- Измени службу твою, - отвечал Севастиан, - и начни служить более, как Христов протоскриниарий, нежели как епархов; послушай моего совета, собери всех, кого имеешь в узах и темницах, я же призову иерея Божия, и ты, вместе со всеми уверовавшими сподобишься от него святых таинств. Если диавол старается отторгнуть от Христа святых рабов Его, то как должны заботиться мы, чтобы, отторгнув от диавола тех, коих он хочет погубить, обратить их к нашему Создателю!

Никострат возразил:

- Может ли святыня быть дарована злодеям и осужденным на смерть преступникам?

Севастиан отвечал:

- Спаситель наш пришел в мир ради нас грешных и даровал таинство крещения, коим отнимаются от людей грехи и беззакония и подается Божественная благодать. В самом начале твоего обращения принеси сей дар Христу, позаботься о спасении других, и будет тебе в награду мученический венец, сплетенный из неувядаемых цветов многих добродетелей.

Услышав сие, Никострат пошел к комментарисию6 Клавдию и велел ему прислать к себе в дом всех осужденных и содержимых в узах. Когда всё это было сделано и окованные железом узники собрались, святой Севастиан обратился к ним с поучительным словом спасения и, найдя, что они приуготовлены к вере Христовой и способны к принятью Божественной благодати, велел освободить всех от уз, пошел к пресвитеру святому Поликарпу, скрывавшему свое звания из-за гонения, и рассказал ему всё происходящее. Возблагодарив за сия Бога, святой Поликарп пошел с Севастианом в дом Никострата и обратившись ко всему собранию верующих, сказал:

- Блаженны все вы, слышавшие слово Господа нашего Иисуса Христа, говорящего: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко" (Мф. 11:28-30). Вам же, братия, которых омоет вода крещения и, освятив, сотворит возлюбленными сынами Бога, необходимо покаяние, чтобы получить прощение прежних грехов. Теперь же, когда вы являете такое усердия ко Христу, Богу нашему, что, веруя в Него, готовы умереть за Него, и от чего сначала хотели отвратить других, теперь сами желаете того, - вы получили уже прощение и победу над невидимым врагом. Силен Христос Господь наш изводит свет из тьмы и из отверженных сосудов творит избранные; так сотворил Он из Савла Павла, из отступника - Апостола и из гонителя -учителя. Так и вас сегодня призвал Он от язычества в Церковь Свою, из неверных сотворил верными рабами Своими и из врагов Своими друзьями. Об обращении вашем плачет и рыдает всё сонмище бесов, сынов тьмы; все же лики святых небесных Ангелов, сынов света, радуются и веселятся о вашем просвещении. Итак пусть каждый из вас напишет свое имя и подаст мне. Принятию же крещения пусть предшествует пост: поститесь до вечера; когда же вещественный свет зайдет, невещественный воссияет вам в крещении.

Все исполнились радости, и каждый стал готовиться к крещению. Когда все это происходило, пришел Клавдий комментарисий к дому Никострата и позвал его к епарху, говоря:

- Узнав, что ты собрал к себе в дом всех узников, епарх разгневался, и велел призвать тебя; подумай, как ответишь ему.

Никострат же, когда пришел в дом епарха и тот спросил его об узниках, отвечал:

- По повелению твоей светлости, я взял под стражу в мой дом двоих христиан, Маркеллина и Марка, и, чтобы более устрашить их, присоединил к ним других тяжко окованных и крепко связанных узников, чтобы, смотря на них, они и себе ожидали такого же страдания, и, таким образом, повиновались бы вашему повелению.

Начальник похвалил его и отпустил, говоря:

- Ты получишь большую награду от их родителей, если они, обратившись чрез тебя к единомыслию, с нами будут отпущены целыми и здравыми.

Возвращаясь с Клавдием домой, Никострат начал ему повествовать о святом Севастиане, что он - друг царя, христианин, искусен в Божественном учении, утверждает в вере христианские сердца и называет настоящую жизнь временною и скоропогибающею, а после смерти возвещает другую жизнь - лучшую и вечную; потом он рассказал, как просветилось лицо Севастиана небесным светом и как он исцелил от шестилетней немоты его жену, так что она стала говорить ясно. Услышав это от Никострата, Клавдий сказал:

- Мои два малолетние сына очень больны: у одного водяная болезнь, а у другого по всему телу раны; попрошу его исцелить сыновей моих: не сомневаюсь, что тот, кто разрешил немоту твоей жены, может исцелить и моих детей.

Сказав сие, Клавдий поспешно пошел в дом свой, взял обоих детей на руки и отправился с ними в дом Никострата. Там он упал к ногам святых Божиих Севастиана и Поликарпа, говоря:

- Верую без всякого сомнения, всем сердцем, что Христос, Которого вы почитаете, есть истинный Бог; принес же я сюда сих больных моих отроков для того, чтобы вы спасли их от смерти!

Божественные мужи сказали ему:

- Все, кто имеет какую-либо болезнь, получат исцеление сегодня же, в то самое время, как только войдут во святую купель.

Клавдий снова говорил, что верует во Христа и хочет быть христианином. Все они стали готовиться ко святому крещению, писали свои имена и подавали пресвитеру. Первый подал свое имя Транквиллин, отец Маркеллина и Марка, после него шесть его друзей: Аристон, Крискентиан, Евтихиан, Урван, Виталий и Иуст, потом Никострат с братом своим Касторием и Клавдий комментарисий, после него два его сына Симфориан и Феликс, Маркия, мать Маркеллина и Марка, Симфороса, жена Клавдия, Зоя, жена Никострата, и весь дом Никострата - до 33 душ обоего пола, и, наконец, все приведенные из темницы, числом 16. И было всех приготовившихся ко крещению 64 человека, и все были крещены святым Поликарпом. Восприемником от купели был святой Севастиан, для женщин были восприемницами Беатриса и Лукина. Прежде всех были введены в купель дети Клавдия, и тотчас же исцелились от своих болезней, так что на теле их не осталось и следов от бывших язв. После них привели Транквиллина; он был не только немощен от старости, но и болен ломотою рук и ног, так что его едва могли носить на руках; сильно страдал он, когда с него снимали перед крещением одежды. Святой Поликарп спросил его:

- Веруешь ли, не сомневаясь, что Единородный Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, имеет власть дать тебе здоровье и отпустить грехи?

Транквиллин отвечал:

- Верую, что Христос - Сын Божий и Бог всё может, но я от Его благости ищу только прощения грехов, о телесной же болезни не забочусь.

Все стоявшие около прослезились от радости и молили Господа, чтобы Он показал плод веры мученика. Когда началось крещение, и Транквиллин был спрошен: "веруешь ли в Бога Отца, Сына и Святого Духа?" и когда он отвечал: "верую", то не успело еще слово то сойти с его уст, как освободились от болезненных уз руки и ноги его, утвердились его ступни и колена, вся немощь старости отступила от него, обновилась, "подобно орлу, юность твоя" (Пс.102:5), - и он воскликнул:

- Ты Единый истинный Бог, Коего не знает сей окаянный мир!

После него все остальные крестились по одному. И в продолжения 16 дней, которые остались от данного Маркеллину и Марку времени, ночью и днем прославляли они Бога церковными песнями и псалмами, утверждались в вере и готовились к мученическому подвигу за имя Христово.

Когда приближался конец 30-дневному сроку, епарх города Рима Агрестий Хроматий призвал к себе Транквиллина, отца Маркеллина и Марка, и спросил его о сыновьях, - согласились ли они отступить от христианства.

Транквиллин отвечал:

- Не нахожу слов, чтобы благодарить тебя за твои благодеяния: если бы ты, по своей кротости, не остановил и не отдалил на столько дней смертный приговор моих сыновей, то и я лишился бы их, и сыновья мои лишились бы отца. Все родные, любящие друзья и, думаю, что и твоя светлость порадуется со мной, так как мертвым дана жизнь, скорбным веселие, печальным возвратилась радость.

Тогда епарх, думая, что сыновья Транквиллина хотят поклониться богам, сказал:

- Приходите в последний день и пусть сыновья твои произведут должное каждение фимиама богам.

Услышав сие, Транквиллин сказал:

- О светлейший муж! Если бы ты справедливо рассудил о том, что случилось со мною и сыновьями моими, то мог бы понять, как велико и сильно имя христианина.

Епарх сказал:

- Не беснуешься ли ты, Транквиллин?

- До сих пор я бесновался и телом и душою, - отвечал Транквиллин, - но как только уверовал во Христа, тотчас же получил здоровье души и тела.

- Как вижу, - сказал епарх, - я не для того отдалил казнь твоим сыновьям, чтобы ты отвратил их от их заблуждения, но, чтобы они тебя склонили к своему заблуждению!

Транквиллин отвечал:

- Умоляю твою светлость рассудить, какие дела следует называть заблуждением.

Епарх сказал:

- Скажи сам, что должно называть заблуждением.

- Первое заблуждение, - отвечал Транквиллин, - заключается в том, чтобы оставить путь жизни и идти путем смерти.

- Который же путь смерти? - спросил епарх.

- Не думаешь ли ты, - отвечал Транквиллин, - что путь смерти - это давать имя божеств смертным людям и покланяться их изображениям из дерева и камня?

Епарх возразил:

- Разве не боги те, которым мы покланяемся?

Транквиллин отвечал:

- По истине, не подобает считать богами тех, о которых написано в ваших же книгах, что они во грехах рождены, имели неправедных, злых и беззаконных родителей, сами жили неправедно, беззаконно и лживо и во грехах умерли. Не было ли Бога на небесах даже прежде того времени, когда над Критянами царствовал Крон, который поедал плоть своих сыновей? или Крит имел своего царя, а небеса не имели Бога? Много заблуждаются те, кто думает, что Дий, сын Крона, который был человеком, находившимся во власти злобы и плотской похоти, обладает громом и мечет молнии. Кого только он не гнал, если и отца своего не пощадил, и какими грехами не осквернился, если родную сестру свою взял себе в жены? На торжищах, на улицах, в домах и везде говорится и повествуется в книгах о том, как нечестивая Гера тщеславится тем, что она сестра и жена Дия8. Не веришь ли ты, светлейший муж, что заблуждаешься, почитая богов, исполненных таких злодеяний, за которые римские законы осуждают человека на казнь и смерть? А ты таковых почитаешь и, оставляя Всесильного, царствующего на небесах Бога, говоришь камню: "ты бог мой" и дереву: "помоги мне!".

Епарх сказал:

- С тех пор, как начали хулить богов и отвращаться от поклонения им, царство римское подвергается многим бедствиям". - Неверно это, - сказал Транквиллин, - прочти 10 книг Ливия9, и ты узнаешь, что в один день погибло более 42.000 человек из римского войска, приносившего жертву бесам; разве для тебя тайна, что Франки взяли Капитолий и посмеялись над римской силой10? Прежде, когда люди еще не начинали познавать истинного Бога, город Рим потерпел множество бедствий, неслыханные пленения и различные убийства; теперь же, когда верующие почитают невидимого истинного Бога, римское царство пребывает безмятежно и не посрамлено, потому что Бог ради избранных Своих оградил его миром. Впрочем, вы не признаете столь милосердого Бога и все благодеяния, посылаемые Создателем, приписываете Его созданию!

Таким образом, во время их беседы начался разговор о Христе Иисусе, и Транквиллин рассказал, как и для чего Сын Божий сошел на землю, не оставляя небес, и принял плоть, чтобы спасти человеческую душу от погибели. И всё, что сам Транквиллин узнал от святых Севастиана и Поликарпа и чему еще более научен был благодатью Господнею, вразумляющею верующего человека, он передал епарху, при чем Сам Господь помогал ему говорить и подавал мудрость, на которую не мог возражать его противник. Рассказал он и то, как, болея долгое время ломотою в руках и ногах, внезапно исцелился благодатью Христовою в то самое время, когда всем сердцем уверовал в Него. Епарх, давно страдавший сильною ломотою в ногах, велел предстоявшим взять и отвести Транквиллина, как будто для того, чтобы на другой день допросить его; ночью же тайно послал за ним, призвал его к себе и, предлагая ему дары, просил назвать то средство, которым он исцелился. Транквиллин же сказал:

- Пусть знает твоя честь, что Бог наш сильно гневается на тех, кто хочет продать или купить Его благодать. Если же ты хочешь исцелиться от болезни твоей, веруй во Христа Сына Божия и исцелишься, как и меня видишь исцеленным, ибо я страдал даже тогда, когда меня носили, и все жилы и суставы мои 11 лет были скованы несказанною болезнью, так что другие люди подносили к устам моим пищу; когда же я уверовал во Христа Бога, тотчас получил исцеления и теперь цел и здоров благодатью истинного Спаса моего.

Епарх сказал:

- Прошу тебя, приведи ко мне того, кто был посредником твоего выздоровления и если он мне подаст исцеление, то и я сделаюсь христианином.

Транквиллин тотчас пошел и призвал святого Поликарпа. Святой Севастиан также был призван и научил епарха Агрестия Хроматия и сына его Тивуртия святой вере в Господа Христа и сокрушил более 200 бывших у него в доме идолов, - деревянные сжёг, каменные разбил, золотые и серебряные рассек на части и отдал нищим.

Когда идолы сокрушались и раздроблялись, епарху явился пресветлый юноша и сказал:

- Господь наш Иисус Христос, в Которого ты уверовал, послал меня даровать здоровье всем твоим членам.

Тотчас Хроматий почувствовал себя здоровым и быстро встал, желая припасть к ногам явившегося и облобызать их, но тот сказал:

- Смотри, не прикасайся ко мне, ибо ты не омыт святым крещением от идольского смрада.

Сказав сие, он стал невидим.

Тогда Хроматий с сыном своим Тивуртием припали к ногам святых и громко восклицали:

- Един есть истинный Бог наш, Господь Иисус Христос, Единородный Сын Всесильного Бога, Которого вы, о добрые учители, проповедуете!

Святые советовали Хроматию под предлогом болезни сложить с себя сан епарха, чтобы не производить судов, на которых он должен истязать, судить и мучить христиан, и не посещать нечестивых зрелищ, но освободиться от всего для получения духовной премудрости. Так он вскоре и сделал.

Когда Хроматий приступал к крещению, то на вопрос: "веруешь ли во Единого Бога?" отвечал: "верую", и на вопрос: "отрекаешься ли от идолов?" сказал: "отрекаюсь".

После сего иерей спросил его:

- Отрекаешься ли от всех грехов твоих?

Хроматий сказал иерею:

- О сем нужно было в начале спросить меня: я облекусь снова в мои одежды и не приму святого крещения до тех пор, пока не отрекусь от грехов моих; примирюсь с тем, с кем имел вражду и возлюблю тех, на кого гневался; кто же на меня гневается, у тех испрошу прощения. Должникам моим прощу все долги, если же сам я у кого взял что-либо силой, тому возвращу сугубо. После смерти жены моей я имел двух наложниц, их отдам замуж, наградив брачными дарами; освобожу рабов и рабынь, устрою по воле Бога все мои служебные и домашние дела и тогда скажу с дерзновением: "отрекаюсь от всех грехов моих и приму святое крещение.

Святым угодны были сии слова Хроматия, и крещение было отложено до того времени, когда он исполнил всё, обещанное им.

После сего Агрестий Хроматий с сыном Тивуртием и со всем домом своим крестился во имя Отца и Сына и Святого Духа, так что новопросвещенных простиралось до 1.400 лиц обоего пола.

В то время было сильное гонение на христиан; они не могли ни купить пищи, ни почерпнуть воды, так как везде на площадях, на улицах, около колодезей, при источниках и потоках, по повелению нечестивых, были поставлены небольшие идолы и при них бдительная стража для того, чтобы всякий желающий купить что-нибудь съестное или почерпнуть воды сначала поклонился стоящему там идолу. Так придумали нечестивые, чтобы удобнее было узнавать христиан и брать их для мучения. При виде сего, все верующие опечалились, потому что без поклонения идолам невозможно было достать пищи и питья, и решили лучше терпеть голод и жажду, чем поклоняться идолам. Тогда Хроматий велел всем верующим в Риме тайно брать пищу и питье из его дома, так как был очень богат, и в доме его собирались все верующие для славословия Бога.

В то время епископом в Риме был родственник Диоклитиана блаженный Гаий11, родом из Далматии; он совершал литургию в доме Хроматия и причащал Божественных таин новообращенных христиан. От жестокого гонения Хроматий должен был уехать из Рима в Кампанию12, в свои имения, потому что боялся, что в Риме откроется его вера во Христа; там же он мог жить, не опасаясь сего, и свободнее исповедывать святую веру. Он объявил всем христианам, что желающие укрыться от гонения и жить спокойно, могут идти в его имение, и обещал давать им нужное пропитание. Необходимо было, чтобы с Хроматием и идущими с ним христианами отправился кто-нибудь из двоих: или Севастиан или Поликарп, для утешения и укрепления верных. По этому поводу между обоими святыми был благочестивый спор, ибо каждый из них желал остаться в Риме для получения мученического венца. Во время их спора святейший епископ Гаий сказал:

- Если вы оба, желая умереть за Христа, предадитесь в руки мучителей, то лишите людей Христовых духовного утешения; поэтому, думаю я, что ты, брат Поликарп, как имеющий сан священства и исполненный Божественной премудрости, должен идти вместе с господином Хроматием, чтобы верных утешать учением, а сомневающихся укреплять и питать Божественными таинствами.

Услышав сие, святой Поликарп повиновался повелению епископа и ушел из Рима вместе с Хроматием и другими христианами. В воскресный день, совершив св. литургию, епископ сказал верующим:

- Господь наш Иисус Христос, зная немощь нашего естества, показал верующим в Него два пути: один путь мученичества, другой же - исповедничества; кто не может идти путем мученичества, пусть идет путем исповедничества. Кто из вас желает идти с нашими духовными чадами Хроматием и Тивуртием, тот пусть идет, кто же хочет остаться с нами здесь в городе, пусть остается: никакое расстояние не может разлучить соединенных благодатью Христовою; если я не увижу вас телесными очами, то моим духовным очам вы всегда будете предстоять.

Когда епископ говорил эти слова, Тивуртий воскликнул:

- Умоляю тебя, отче, позволь мне не уходить отсюда, ибо очень желаю, если бы то было возможно, хотя бы тысячу раз быть убитым за Бога, лишь бы получить от Него жизнь вечную и неотъемлемую!

Радуясь его вере и такой ревности к Богу, епископ прослезился и молил Бога, чтобы все остающиеся с ним возмогли подвизаться подвигом добрым и сподобиться мученической славы. С святейшим епископом остались Маркеллин и Марк с отцом их Транквиллнном, святой Севастиан, прекрасный телом и еще прекраснейший душою юноша Тивуртий, протоскриниарий Никострат с братом Касторием и женой Зоей, и Клавдий с братом Викторином и сыном Симфорианом, исцеленным от водяной болезни; только эти остались в Риме, остальные же все ушли с Хроматием и Поликарпом.

После их отшествия, святейший епископ поставил Маркеллина и Марка во диаконы, отца их Транквиллина посвятил во пресвитера, а святого Севастиана, как носящего оружие, поставил защитником церкви. Так как они не имели такого тайного места, где бы можно было совершать Божественные службы, то пребывали в палатах одного царского сановника по имени Кастула. Дом сей был избран как потому, что Кастул с своими домашними был тайным христианином, так и потому, что изданный о поклонении идолам закон, распространяясь всюду, совсем не следил за живущими в царских палатах, ибо никто не мог и подумать, чтобы вера христианская могла проникнуть сюда; поэтому святые могли удобно скрываться с Божественными службами у Кастула. Там они проводили дни и ночи в молитвах, слезах и посте, все претерпевая и прося Бога сподобить их мученического венца. К ним тайно приходили мужи и жены, видевшие подаваемые ими исцеления, ибо, молитвами святых, больным подавалось здоровье, слепым возвращалось зрения и изгонялись из людей нечистые духи, ради чего многие тайно принимали от святых христианскую веру.

Однажды святой Тивуртий шел по дороге и, увидав человека, упавшего с крыши своего дома и разбившегося, и плачущих о нем родителей и домашних, исцелил его своею молитвою, и тотчас человек тот со всем своим домом уверовал во Христа и принял крещение.

Наконец, настало время страдания святых, и первою пошла на страдальческий подвиг блаженная Зоя, жена Никострата. Она была взята нечестивыми надсмотрщиками в то время, когда молилась при гробе св. Апостола Петра. и была приведена на суд. где ее принуждали принести жертву идолу языческого бога Арея13. Она не повиновалась, за что и была ввержена в мрачную темницу, где ее в течения 6-ти дней морили голодом; затем Зоя была изведена из темницы и умерла, повешенная за волосы над смрадным дымом, исходившим от гниющих отбросов, тело же ее было брошено в реку Тибр.

Святая явилась в видении святому Севастиана и известила его о своей кончине. Севастиан рассказал о сем Транквиллину, который воскликнул:

- Жены идут прежде нас к венцу! отчего же мы живем?

И пошел на то же самое место, ко гробу Апостола; там нечестивые убили его камнями и бросили в реку Тибр. Никострат же, Касторий, Клавдий, Викторин и Симфориан были взяты в то время, когда ходили по берегу Тибра, отыскивая тела святых, и приведены к епарху города Фавиану. В течения десяти дней епарх старался ласками, угрозами и мучениями склонить их к жертве идолам; не успев в этом, он велел привязать им на шеи большие камни и утопить в море. Святого же юношу Тивуртия тайно предал язычникам один лжехристианин, по имени Торкват, уподобившись волку в овечьем виде. Они взяли Тивуртия и, связав, привели вместе с Торкватом на суд к тому же Фавиану. На суде Торкват тотчас же открыл свою хитрость, что он только назвался христианином, в душе же исполнен нечестия, и свидетельствовал против Тивуртия, обличая его в том, что тот называл римских богов бесами. Святой же Тивуртий явил себя на суде истинным и мужественным исповедником имени Иисуса Христа. Судия сказал ему:

- Не наноси посрамления своему славному роду; ты - сын столь славного отца, избрал себе такую тяжкую и поносную жизнь христианскую, за которой следуют бесчестия и муки, смерть и бесславие.

Святой Тивуртий отвечал:

- Премудрый муж и римский, судия! ты говоришь, что я наношу бесчестие моему роду тем, что не хочу почитать и признать за богов сладострастяую Венеру14, кровосмесителя Дия, лживого Ермия15 и чадоядца Крона; я же говорю, что увеличиваю честь моего рода тем, что почитаю Единого истинного, царствующего на небесах, Бога, покланяюсь Ему и называюсь Его рабом. Угрожаешь ли ты мне мучением? но разве нам, христианам, страшно пострадать за нашего Бога? усечением ли меча? так мы, освободясь от плотской темницы, получим небесную свободу; огнем ли? но мы угасили в теле больший пламень похоти, а сего огня не убоимся; изгнанием ли? но Бог наш везде и, где мы с Богом, там место наше.

Тогда Фавиан велел принести горящих углей, чтобы поставить на них святого босым и сказал:

- Или возложи на эти уголья каждение богам, или войди на них сам босыми ногами.

Осенив себя крестным знамением, святой Тивуртий стал босыми ногами на горящие уголья, и, топча их, ходил по ним, как по мягким благоухающим цветам.

- Оставь твое неверие, - сказал он судии, - и убедись, что истинен есть Бог мой, повелевающий стихиям16 и всему созданию. Если ты можешь, во имя твоего Дия, положи руку свою в кипящую воду и посмотри, будет ли она невредима; я же во имя Господа моего Иисуса Христа хожу по огню, как по орошенным цветам: видишь ли, как всякое создание покоряется нашему Создателю.

Судия сказал:

- Кто не знает, что ваш Христос научил вас волшебствам!

- Умолкни, окаянный, - сказал святой, - и не осмеливайся твоими ядоносными устами произносить с хулой это великое и страшное имя! не оскорбляй слух мой хулой на имя Бога моего!

Фавиан разгневался на него и осудил на смерть. Тивуртий был отведен версты за 3 от города на Лавиканскую дорогу17, и там, во время молитвы его Богу, усекли его мечем. Один христианин похоронил его на месте кончины, и людям, приходившим к могиле Тивуртия, подавалась его молитвами благодать Господня.

После сего тот же мнимый христианин Торкват известил нечестивых о Кастуле, Маркеллине и Марке. Святой Кастул после троекратного допроса, повешения и мучения был брошен в ров, где и скончался, засыпанный живым землею. Маркеллина же и Марка Фавиан поставил на одном пне, прибив их ноги железными гвоздями, и сказал:

- До тех пор будете стоять так, пока не поклонитесь богам.

Они же, пригвожденше к одному дереву, пели: "Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!" (Пс. 132:1). Так стояли они, молясь Богу день и ночь, утром же были прободены в ребра копьями. Так приняли они конец своему мучению.

После страданий и кончины сих святых был взят под стражу и святой Севастиан, и епарх донес о нем царю Диоклитиану. Призвав его к себе, Диоклитиан сказал:

- Я считал тебя за первого при моем дворе; ты же, замышляя против меня, стал врагом мне и моим богам, и до сих пор скрывал свою злобу.

Святой Севастиан отвечал:

- Я всегда молил Христа о твоем здоровье и просил мира всему римскому царству; поклоняюсь же Царю Небесному, так как вижу, что несправедливо покланяться камню и искать от него помощи: очевидно, что это изобретение безумных.
Разгневанный Диоклитиан велел вывести его за город и пронзить его стрелами посреди поля, привязав нагим к дереву. Когда Севастиан был поставлен, как бы целью для стрельбы, множество воинов стали со всех сторон пускать стрелы в его святое тело, так что пронзили ими всё его тело. Думая, что Севастиан уже умер, они ушли, оставив его привязанным к дереву со стрелами в теле. Жена святого мученика Кастула, по имени Ирина, придя ночью, чтобы взять и похоронить тело святого Севастиана, нашла его живым и принесла в дом свой, где святой через несколько дней излечился от ран и стал совершенно здоровым. Пришедшие к нему тайно христиане уговаривали его уйти из Рима, как это сделали многие веровавшие, чтобы опять не попасть в руки язычников, Он же, помолившись Богу, пошел и встал на ступенях Гелиогабала18; увидя здесь царей, которые шли мимо, он сказал:

- Жрецы ваших богов, цари, смущают вас своими нечестивыми волхвованиями, ложно рассказывая вам о христианах, что они враги Римскому государству; знайте же, что христиане делают много полезного для вас, ибо, не переставая, молятся о вашем царствовании и о здравии всего римского воинства, и молитвами их преуспевает сей город".

Когда святой Севастиан говорил сие, Диоклитиан взглянул на него и сказал:

- Ты ли Севастиан, которого мы недавно велели расстрелять?

Святой отвечал:

- Господь мой Иисус Христос благоизволил воскресить меня, чтобы я пришел к вам и перед всеми людьми был свидетелем вашей неправды, обличая вас в том, что вы несправедливо воздвигаете гонения на христиан.

Диоклитиан велел взять его и вести на ипподром19; там святой страстотерпец, громко прославляя Христа и обличая идолов и римское заблуждение, был убит палками. С радостным восклицанием отошел он к Подвигоположнику Христу, для того, чтобы принять венец победы за свой подвиг. Святое же тело его нечестивые бросили ночью в глубокий сорный ров20, чтобы кто-либо из христиан не нашел и не взял его. Но святой явился в видении благочестивой Лукине и сказал ей:

- Дойди до сорного рва близ цирка, там найдешь ты мое тело, висящим на перекладине; возьми его, отнеси в катакомбы21 и погреби при входе в пещеру, у пути апостольского.

Блаженная жена тотчас взяла своих рабов и, придя в полночь к означенному рву, благоговейно взяла тело мученика и с честью похоронила его на указанном месте22, вознося хвалу Христу Богу нашему, Которому слава во веки, аминь.

Тропарь ,глас 4

Мученицы Твои, Господи,/ во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего,/ имуще бо крепость Твою,/ мучителей низложиша,/ сокрушиша и демонов немощныя дерзости./ Тех молитвами// спаси души наша.
____________________________________________________________________
1 Нарбон - ныне Нарбонна - цветущий, торговый город древних Галлов, впоследствии (в начале 2-го века) ставший римской колонией, в юго-восточной Галлии при реке Атаке; ныне довольно незначительный город Франции, недалеко от Лионского залива, на канале того же имени, соединяющем Средиземное море с Атлантическим океаном.
2 Медиолан - ныне Милан - значительный город древней Цизальпинской Галлии или нынешней северной Италии.
3 Диоклитиаи и Максимиан - соимператоры Римской империи, царствовавшие с 284-305 год.
4 Такими же образными чертами изображается рай и в богослужебных песнопениях, в других минейночитейных сказаниях (напр. видения рая святым Андреем Юродивым) и в творениях святых отцов Церкви, напр. Ефрема Сирина, причем последний присоединяет, что все эти черты и образы райского блаженства, носящие характер чувственных описаний, нужно понимать в духовном смысле, и что будущее блаженство не может быть описано на человеческом языке и недоступно человеческим чувствам и земным ощущениям.
5 Протоскриниарий - придворный казнохранитель, имевший большую силу при епархе (правителе области), почему ему оказывалось особенное царское доверие и поручались разные ответственные обязанности.
6 Комментарисий - начальник над тюрьмами в Римской империи и делопроизводитель при судебных процессах, производивший предварительные расследования над обвиняемыми, особенно над христианскими мучениками.
7 Выражение псалма 102го, ст. 5. - Этим выражением показывается здесь, что старец Транквиллин, посли, исповедывания веры Христовой, стал силен и бодр, как бы юноша. Сравнения этого обновления с обновлением орла может основываться на живучести, зоркости, силе и высоте полёта орла.
8 Древние греки веровали, что раньше почитаемых ими богов, в мире владычествовали другие: Крон и прочие титаны - полубоги полулюди, которым Греки приписывали более человеческие свойства. Крон или Сатурн, по их верованиям, был младшим титаном, сыном Урана (неба) и Геи (земли), царствовал на острове Крите и потом присвоил себе владычество над всем миром; сочетавшись браком с сестрою своею Реею, имел от нее нескольких сыновей и дочерей; но так как ему было предсказано от Геи, что он будет свергнут с трона своими детьми, то он проглатывал их тотчас по рождении, за исключением Зевса, спасенного Реей, который впоследствии сверг Крона и заставил его извергнуть проглоченных им детей. Зевс или Дий почитался Греками отцом богов и людей, могущественным и грозным властителем неба и всей вселенной, посылающим на землю громы и молнии. Гера, по верованию Греков, была высшей богиней, супругой и вместе сестрой Зевса, похвалявшейся своим высоким достоинством и супружескими правами. Но, кроме того, греческие мифы приписывают Зевсу плотскую связь со многими другими второстепенными богинями и даже с женами человеческими. В таких же грубо чувственных чертах изображаются и другие греческие боги и богини, которым Греки усвояли все человеческие свойства, страсти и пороки. Вообще в религии древних Греков и Римлян все содействовало развитью нечестия, все указывало образцы для преуспеяния в нем.
9 Здесь разумеется Тит Ливий - величайший римский историк конца І-го века до Р. Хр. и начала І-го по Р. Хр. История его состоит из 142 книг, из которых до нас дошло только 35.
10 Капитолий - внутренняя крепость Рима.
Под Франками разумеются Галлы, обитавшие в Цизальпинской Галлии (Северной Италии). Нашествия Галлов было во 2-й половине IV века до Р. Хр. и окончилось первоначально полным поражением Римлян и разорением римской республики, от которой она долгое время не могла оправиться.
11 Св. Гаий быд папою Римским с 283 до 296 года, в котором пострадал за веру Христову 11-го августа.
12 Кампания - приморская область древней Италии, к югу от Рима, на западном берегу Аппенинского полуострова.
13 Арей (римский Марс), по верованиям древних Греков и Римлян, был богом войны.
14 Венера (греческая Афродита), дочь Зевса и Дианы, -языческая богиня любви и красоты; в период упадка Римской империи, к которому относится страдания мученика Севастиана и дружины его, считалась богиней и нечистого сладострастия, возбуждающей плотские похоти; изображалась на статуях в бесстыдно обнаженной форме, и в честь ее совершались буйные празднества, сопровождавшиеся безнравственными обрядами.
15 Ермий - иначе Гермес (римский Меркурий) почитался древними Греками и Римлянами сыном Зевса и Маии, глашатаем богов, гонцом, исполняющим волю Зевса, посредником между богами и людьми, а также богом разнообразных открытий, изобретений и ремесл, богом промышленности и торговли, которые будто бы только тогда и доставляют богатство, когда идут рука об руку с хитростью и обманом, даже кражей и ложной клятвой, лишь бы всё это прикрывалось известного рода благовидностью; отсюда Гермес - иногда покровитель даже кражи и обмана, одобряющий всякого рода ложь и клятвопреступления.
16 Стихия - основное вещество всех тел, напр., огонь, земля, воздух, вода.
17 Эта дорога шла на юго-восток от Рима в город Беневент.
18 Гелиогабал - римский император, царствовал с 218-222 по Р. Хр. Он построил себе, как богу, храм на одном из холмов Рима, Палатинском, рядом с императорским дворцом. Ступени Гелиогабала - ступени его храма.
19 Ипподром - ристалище, место, где происходил бег коней, состязания с дикими зверями и т. н. гладиаторов друг с другом, что было любимым развлечением Римлян. Сюда же цари-мучители выводили христиан на съедение диким зверям.
20 Тело святого Севастиана было брошено в ров, предназначенный для стока городских нечистот, называвшийся клоакой Максима и находившийся около ристалища, называвшегося: "Циркус Максимус", т. е. Величайший цирк. - Кончина святого мученика Севастиана последовала 18-го ноября 287-го года.
21 Катакомбами назывались подземные ходы и пещеры, которые были вырыты первыми христианами в окрестностях Рима (также в Неаполе, Сиракузах и во многих других городах) для погребения усопших. Ранее назывались они иначе, и впервые имя катакомб утвердилось за местом погребения святого Стефана в IV в. В стенах этих ходов были сделаны выемки, куда и полагались тела усопших без гроба и затем замуравливались камнями. Реже в них строились отдельные гробницы. Освещались катакомбы лампадами и отверстиями в потолке. Сюда к могилам родных, друзей, святых и мучеников сходились верующие праздновать дни их памяти, воссылать к Богу общие молитвы и совершать таинство Евхаристии, соединявшееся с общею вечерею, в подражания вечери Иисуса Христа. Мраморные плиты над могилами святых и мучеников служили престолом при совершении таинства Евхаристии.
22 Мощи св. мч. Севастиана почивают в загородной церкви его имени в Риме.

0

81

...........................продолжение от 31 декабря

Свт. Модеста, архиеп. Иерусалимского (633-634).

http://s51.radikal.ru/i132/0912/ea/0d1ac6a22bc0.jpg
Святой Модест родился в городе Севастии1 от благочестивых и богобоязненных родителей. С юных лет он почувствовал сердечное влечения к Господу и, отрекшись от мира, проводил строгое иноческое житие. Впоследствии он был настоятелем обители Феодосиевой в Палестине2. В это время Персидский царь Хозрой сделал опустошительное нашествие на Сирию и Палестину3. С Персами соединились и Евреи, в числе сорока тысяч человек, с целью истребить всех христиан Палестинских. Жестокость врагов имени Христова излилась на Иерусалим и его окрестности во всей своей силе: погибли многие тысячи иноков и клириков, опустошены и сожжены были все храмы, в том числе храм святого гроба Господня, патриарх Захария4 со множеством народа и святым Крестом Господним отправлены в плен в Персию. Иудеи откупили у Персов несколько тысяч христиан и предали смерти. Число всех умерщвленных христиан простиралось до 90.000 человек. Святой Модест в это тяжкое время избег погибели, и, по окончании нашествия, за отсутствием патриарха, ему поручено было, с именем блюстителя патриаршей кафедры, управлять Палестинскою церковью. Первым делом святого Модеста было собрать остатки избиенных в обители святого Саввы Освященного5 иноков и с честью положить их в усыпальницу. Потом он со всею ревностью принялся за восстановления поруганных святых мест. Не опасаясь ни злобы Иудеев, ни своеволия персидских властей, святой восстановил храм святого Гроба и храмы Голгофский и Вифлеемский, в чем весьма много помог ему Иоанн Милостивый, патриарх Александрийский6. Находившийся в плену у Персов блаженный Захария, патриарх Иерусалимский, утешал святого Модеста и паству письменными известиями о себе и увещаниями быть твёрдыми в вере. Чрез четырнадцать лет патриарх Захария вместе с Крестом Господним возвратился из плена7, но, истомленный скорбями, скончался в том же году. По его кончине, на патриаршую кафедру был возведен святой Модест8. Не более пяти лет управлял святой Модест Иерусалимскою церковью в сане патриарха. Добре управляя вверенною ему паствою, святой Модест творил многие дивные чудеса и исцеления. Достигнув престарелых лет, святой Модест, на девяносто седьмом году своей жизни, с миром предал дух свой Господу и переселился в вечные небесные обители9.

Тропарь Модесту, архиеп. Иерусалимскому
Преподобно пожив, Богомудрие Модесте, / и святительскою одеждою украшен, / пастырю Иерусалима блаженнейший, / в веселии ныне Христу предстоиши / и концы озаряеши чудесы, / помощник убо буди тя призывающим, / моляся, отче, о всех нас.
________________________________________________________________________
1 Здесь разумеется Севастия Каппадокийская, на востоке Малой Азии, на границе с Арменией.
2 Обитель преп. Феодосия Великого, начальника общежительного иноческого жития находилась в Палестине; подле нее, по преданию, провели ночь волхвы, шедшие из Вифлеема на поклонение Воплотившемуся Господу Иисусу. Обитель основана около IV века.
3 Хозрой II, царь Персидский, царствовал с 590-628 г. по Р Хр. Нашествия его на Сирию и Палестину было в 614 году.
4 Св. Захария патриаршествовал в Иерусалиме с 609 года по 633 г., в том числе в плену у Персов был с 614-628 год.
5 Об обители св. Саввы Освященного см. в житии Саввы Освященного под 5 декабря.
6 Св. Иоанн Милостивый, патриарх Александрийский патриаршествовал с 609- 620 г. Память его празднуется Церковью 12-го ноября. - Щедрость св. Иоанна Милостивого св. Модесту и палестинским храмам и обителям выразилась, между прочим, в том, что он прислал в распоряжения его 1.000 золотых монет, 1.000 пудов железа, 1.000 овец, 1.000 кулей пшеницы и т. д.
7 Это было в 628 году, при Византийском императоре Ираклии и при преемнике побежденного им Хозроя, персидском царе Сироесе,
8 В 633 году.
9 18го декабря 634го года.

Прп. Флора, еп. Амийского (VII).
Святой Флор жил в царствования греческих императоров Иустина, Тиверия и Маврикия1; отец его носил то же имя Флор, а мать называлась Евфимиею; родители дали ему хорошее образование. Потом он поступил на царскую придворную службу и удостоился звания патриция2; женился и имел детей. Когда жена его умерла, а потом умерли и дети от оспы, он сильно опечалился и, находя в таких обстоятельствах своей жизни указание Промысла Божия на то, что ему нужно озаботиться о своем спасении, оставил царскую придворную службу и поселился в Анапле3. Проводя там благочестивую жизнь, Флор удостоился поставления во епископа в город Аминс4. Как добрый пастырь овец Христовых, он добре пас порученное ему стадо, поучал пасомых в Православной Вере и наставлял их соблюдать волю Божию и хранить заповеди, и так скончался о Господе5.
________________________________________________________________________
1 Императоры византийские - Иустин II с 565-578 г.; Тиверий с 578-582 г. святой Маврикий с 582-602 г.
2 Патриций - довольно высокий чин византийской служебной иерархии, дававший право на звание синклитика или сенатора.
3 Анапа - предместье Царьграда.
4 Город Амнно или Амис - в Каппадокии, восточной области малой Азии.
5 В начале VII века.

Прп. Михаила исп (ок. 845).
Преподобный Михаил был родом из Иерусалима. Родители его, люди благочестивые, дали ему прекрасное образование. Он в совершенстве знаком был с древнегреческою литературою, хорошо изучил также и христианских писателей богословов и с молодых лет посвятил себя иноческой жизни.

По смерти его отца, мать его и сестры постриглись в одном из монастырей. Проводя добрую и богоугодную жизнь при строгом соблюдении воздержания, Михаил удостоился пресвитерского сана. По своей скромности и горячей любви к богомыслию, он удалился было в уединенное место, куда приходили к нему Феодор и Феофан исповедники1, для совместных богословских занятий; но патриарх Иерусалимский2, желая воспользоваться его дарованиями для нужд церковных, вызвал его оттуда и возвел в звание синкелла3. Потом ему дано было еще поручение особой в то время важности. В Риме тогда возгорелись оживленные прения по поводу иконоборческой ереси4; споры эти велись не только частно, в домах, но и публично, на улицах города, и сопровождались народными волнениями. Папа Римский обратился с просьбой к патриарху Иерусалимскому Фоме о содействии искоренению ереси и утверждению Православной Веры, по соборному святоотеческому преданию, и предложил ему несколько вопросов о сем. По этой просьбе папы от патриарха Иерусалимского послан был для умиротворения церкви и обличения ереси синкелл Михаил с его сотрудниками Феодором и Феофаном и другими просить царя - иконоборца Льва Армянина5, дабы он удержался от гонений на православие. Но Лев подвергнул его пыткам и послал в заточение. Хотя впоследствии он был освобожден из сего заточения, но в царствование императора Феофила иконоборца6, который, совершенно отвергши поклонение святым иконам, воздвиг жестокое гонения на Церковь Божию, преподобный Михаил с своими сподвижниками подвергся новым мукам. За исповедания истины Феодор и Феофан подверглись следующему поруганию: по повелению нечестивого царя на их лицах разожженными железными клеймами были отпечатлены - начертаны7 ругательные слова; отобрана была и находившаяся при них переписка патриарха Иерусалимского с папою Римским, хотя они и старались ее скрыть от гонителей правой веры. Но преподобные и преславные отцы нисколько того не устрашились и в своих убеждениях не поколебались, но, как твердые адаманты8, воспротивились требованиям иконоборца и мужественно защищали православное учение. Многократно они вели пространные беседы о православной вере и произносили речи против иконоборца-царя, за что и осуждены были им на изгнание. Блаженный Михаил сначала заключен был в дворцовую тюрьму, вместе с учеником своим и сподвижником Иовом, где на него возложены были тяжкие оковы, а потом, с тем же Иовом, сослан был в один монастырь (Павсиадский) в ссылку. За всё это время много было пролито святым горьких слёз; страдания надломили его здоровье, тело его сгорбилось; но духом исповедник оставался непоколебимо твёрд. Когда же, по смерти Феофила, воцарилась супруга его царица Феодора9 с сыном своим Михаилом и иконопочитание было окончательно утверждено10, а ревнители православного учения возвращены из ссылок и восстановлены в прежних должностях, правительница Феодора предложила исповеднику православной веры Михаилу занять кафедру Константинопольского патриарха, вместо низложенного патриарха иконоборца Иоанна Грамматика11, но он уклонился от этого, и патриархом поставлен был известный поборник православия, святой Мефодий12; Михаил же, в звании синкелла, получив в свое заведывание великий константинопольский соборный храм, успокоился после понесенных им тяжких испытаний. Благочестиво и богоугодно дожил он до 85-ти летнего возраста и с миром отошел ко Господу13
______________________________________________________________________
1 Феодор и Феофан - так называемые начертанные - родные братья - близнецы носили тогда сан иеромонахов; память первого 27 - декабря, память второго - творца канонов - 11 октября.
2 Патриарх Иерусалимский Фома I.
3 Синкелл - член патриаршего совета, заведывавшего делами церковного управления. Синкеллы исполняли разные поручения патриархов, были непосредственными свидетелями их жизни, находившимися постоянно при них, и после смерти нередко их преемниками.
4 Иконоборческая ересь явно обнаружилась при императоре Льве Исаврянине (717-741 г.), который был первым гонителем св. икон; ему наследовали императоры-иконоборцы Константин Копроним (741-775 г.) и Лев IV Хазар (775- 780 г.). Ересь эта осуждена была вторым Никейским седьмым Вселенским собором (787 г.) в царствования Константина Порфирородного, когда управляла делами, по малолетству царя, его мать - Ирина; но и после соборного осуждения ересь эта еще долго существовала, до окончательного восстановления иконопочитания в 842 г.
5 Лев Армянин, царствовал с 813-820 год. Преподобный Михаил синкелл послан был в Константинополь в 817 году. Еще ранее он заявил себя ревностным поборником православия в борьбе с другими еретиками того времени, как то: павликианами, монофизитами и несторианами.
6 Феофил царствовал с 829-842 года.
7 Отселе усвоено им названия начертанные.
8 Адамант - (алмаз) - камень, имеющий такую крепость, что чертит и режет прочие камни, не получая оттого вреда. Это название в церковной литературе придается многим отцам и учителям церкви, прославившимся твердостью своей веры и характера.
9 Феодора царствовала с 849-855 г., а Михаил, прозванный "пьяным", с 855- 867 г.
10 Восстановление иконопочитания состоялось на Константинопольском соборе 842 года, и в память сего торжества православия тогда же был установлен в Церкви особый "Чин православия", совершаеиый и ныне в первый воскресный день св. Четыредесятницы.
11 Иоанн VII, прозванный за свою ученость Грамматиком, патриаршествовал с 832-842 год.
12 Святой Мефодий I патриаршествовал с 842-846 г.
13 Преподобный Михаил Синкелл преставился 18-го декабря ок. 845 года. Св. мощи его в Константинопольском монастыре Пантократора видели русские паломники: Стефан новгородец в 1342 году, и иеродиакон Зосима в 1420 году. После преподобного Михаила Синкелла осталось несколько сочинений, лучшее из которых "Исповедание веры"; прочие его сочинения представляют собою несколько похвальных слов и несколько песнопений, между прочим - на восстановлениея иконопочитания.

Прп. Севастиана Сохотского, Пошехонского (ок. 1500)
http://i033.radikal.ru/0912/91/f59f30f67bf2.jpg

В числе постриженников Череповского Воскресенского монастыря известно имя преподобного Севастиана Сохотского, Пошехонского, жившего в XV веке.

Желая жить для Бога, преподобный Севастиан поселился в дремучих пошехонских лесах на берегу реки Сохоти. Слух о его богоугодной жизни привлекал людей, и вскоре на месте его подвигов возник монастырь.

В то время многие православные смущались мыслью о близости кончины мира, и иные, вместо того, чтобы готовить себя к переходу в вечность подвигами, ничего не делали и только распускали толки. Подвижник поучал братию собственным примером и часто повторял: «Братие, терпите скорби и беды, да избудете вечные муки!». По наставлению Апостола, не считал он благочестием, ничего не делая, ходить с места на место, с толками праздности. Преподобный подвизался с преданностью воле Божией. После многих трудов святой Севастиан преставился в глубокой старости (около 1500 года). Мощи преподобного почивают на месте подвигов его. Церковная память преподобному Севастиану Сохотскому, Пошехонскому совершается 10 марта и 31 декабря.

Тропарь преподобному Севастиану Сохотскому, Пошехонскому
Удалився мира и водворився в пустыни, / добрым подвигом подвизася, / злостраданием, и вниманием, и молитвами, / отонюдуже и по смерти источаеши исцеления, / Севастиане, отче наш, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

0

82

....................продолжение от 31 декабря

Прославление прав. Симеона Верхотурского (1694).
http://i027.radikal.ru/0912/41/6fe7fbd42594.jpg

Праведный Симеон, сын благородных родителей, родился вне пределов Сибири в начале XVII века. Дворянин по происхождению, он презрел все мирские почести, удалился из России за Урал в Сибирь и прибыл в Верхотурскую область. Но святой не поселился в самом городе Верхотурье, ибо он избегал мирской суеты, а город Верхотурье был известен тогда как торговое место, где трудно было вести тихую жизнь, как того желал св. Симеон. Посему он остановился
в селе Меркушине, которое отстояло от Верхотурья верст на пятьдесят. Самая природа того места располагала святого мужа к богомыслию и отшельническим трудам. Величественные кедры, громадные ели, густые леса, местами прекрасные долины, вздымавшиеся скалистые утесы привлекали к себе подвижника. Он
не жил постоянно в селе Меркушине, но часто оставлял его, странником ходил по окрестным селам и деревням или уединялся где-либо на берегах реки Туры, предаваясь различным подвигам и в молитве беседуя с Создателем. Твердой своей верой в Бога он подавал всем пример благочестивой жизни. Он не хотел, чтобы руки его оставались праздными, но сам снискивал себе пропитание. Забыв о своем благородном происхождении на земле, он восхотел сделаться причастником Царства Христова и гражданином Горнего Иерусалима. О трудолюбии праведного Симеона осталась неизгладимая память в потомстве. Он занимался шитьем шуб с нашивками и таким образом доставал пропитание себе и помогал другим. По временам праведный Симеон удалялся в уединенное место на берегу реки Туры, в десяти верстах от Меркушина, и здесь занимался уженьем рыбы. И доселе указывают это место на правом берегу. Симеон садился здесь под раскидистой елью на камне, который существует еще до сих пор. Так занятиями святого было: в зимнее время — шитье шуб, в летнее — ловля рыбы.

Богатый смирением, праведный Симеон отличался полной нестяжательностью. Занимаясь шитьем шуб, он обходил окрестные селения и работал
в домах разных крестьян. Нередко при сем приходилось блаженному испытывать разные неудобства и лишения, но он все переносил, славя и благодаря Господа. Часто, даже когда работа в доме какого-либо поселянина была совсем окончена, Симеон тайно уходил из дома. За это его осуждали, но святой по своему обычаю терпеливо переносил все нарекания. Тогда поняли, что святой муж поступает так для того, чтобы уклониться от платы за свой труд.

Святой Симеон неуклонно посещал храм во имя Архистратига Божия Михаила, бывший в селе Меркушине. Ко всем относился он приветливо, старался всем служить, всем помогать. Св. Симеон был крайне воздержан, любил уединение, отличался чистотой не только телесной, но и душевной, ко всем питал любовь нелицемерную.

Так подвизался праведный Симеон и, еще не дожив до старости, с верою отошел к Господу, Которому, как истинный и верный раб, служил все дни свой жизни. Его блаженная кончина последовала около 1642 г. Честное тело его было погребено в Меркушине недалеко от церкви во имя святого Михаила, Архистратига сил Небесных.

Не много известий о подвижнической жизни сего праведного мужа дошло до нас, но яснее всяких известий говорят о благочестивой жизни св. Симеона исцеления, которые обильной струей истекают от мощей сего великого угодника Божия уже более трех столетий. Смиренный при своей жизни, Симеон не любил прославления людского, избегал славы сего суетного мира. Посему память
о нем уже начинала исчезать, но Богу не было угодно, чтобы забыт был
на земле тот, кто все земное забыл ради Него.

В 1692 г. заметили, что гроб праведного Симеона стал подниматься из земли. Все были поражены таким явлением, но еще более возросло изумление, когда сквозь расщелившиеся доски гробовой крышки увидели нетленные останки.
А между тем уже не было человека, который мог бы припомнить имя праведника, гроб коего так чудесно стал являться. Все жители удивлялись такому необычайному явлению и благодарили Господа, являющего верных рабов Своих. Вскоре благоговейное почитание новоявленных мощей еще более усилилось, когда от них стали совершаться чудотворения.

В то самое время один воевода — Антоний Савелов — должен был ехать
в Неречинск. Слуга этого воеводы Григорий еще за год до того впал в тяжелый недуг: все тело его расслабело, так что он не мог ни ходить, ни делать что-либо своими руками. Не желая оставлять своего слуги, воевода взял его с собою на место новой службы. Но в дороге Григорию сделалось еще хуже. Путь их лежал через Верхотурье. Прибыв туда, Григорий узнал от местных жителей
о мощах новоявленного праведника и о том, что при гробе его подаются исцеления. Слыша сии рассказы, Григорий стал размышлять: «Быть может, Господь и мне подаст исцеление по молитвам Своего новоявленного угодника». Посему он просил своего господина, чтобы тот позволил ему съездить в Мер­кушино. Савелов позволил ему это. И вот, прибыв в Меркушино, Григорий над могилой праведного попросил сначала отслужить молебен святому Архистратигу Михаилу, а потом отпеть панихиду при гробе новоявленного святого. Усердно молился Григорий о том, чтобы Господь даровал ему исцеление по молитвам Своего угодника. После сего он взял земли с гроба, обтер ею члены своего тела и тотчас почувствовал себя совершенно здоровым. В радости он стал прославлять Господа и рассказывал окружающим о чудесной помощи свыше.

Среди слышавших об исцелении Григория был слуга воеводы сибирского Андрея Нарышкина Илия Головачев. Он сильно страдал глазами: на них образовалась злокачественная опухоль, и от великой боли Илия даже не мог глядеть. Страшась совершенно потерять свое зрение, он обратился к Господу с усердной молитвой об исцелении. В таком положении его нашел Григорий, сам недавно получивший исцеление от своего недуга по молитвам св. Симеона. Григорий стал утешать Илию: «Не предавайся печали и отчаянию; вспомни, как милосерд Господь. Дивны Его благодеяния роду человеческому. И на мне, грешном, Он недавно проявил Свою милость, исцелил меня от тяжкого недуга по молитвам праведного человека Божия, новоявленного Сибирского чудотворца. Обратись с молитвой к сему угоднику Божию и можешь получить облегчение и исцеление».

По просьбе Илии Григорий дал ему земли с гроба Меркушинского чудотворца. Илия с верой, что праведник поможет ему, приложил сию землю к глазам.
В следующую же ночь во время сна больной почувствовал, что из глаз его выделяется какая-то жидкость. Проснувшись, он заметил, что по лицу у него течет из глаз кровь. Когда же сняли повязку, то вместе с нею отстала и самая опухоль. С великой радостью поспешил Илия придти утром к своему господину
и рассказал ему обо всем случившемся; при сем он просил у Нарышкина позволения съездить в Меркушино на поклонение мощам новоявленного чудотворца и получил на то согласие.

Дочь того же Нарышкина страдала также глазной болезнью. Слыша о чудесах в Меркушине, воевода отправился с нею в то селение. Здесь после панихиды над гробом праведника больная получила исцеление, как только приложила к глазам своим землю, взятую с гроба святого.

Слух о явлении мощей скоро достиг и до Тобольска. В то время Верхотурская страна принадлежала к Сибирской епархии. Тобольские иерархи с особенным рвением наблюдали за чистотой православной веры. Между тем в сию страну были отправляемы различные люди, уклонившиеся от истинного Православия. Посему Тобольские святители часто сами совершали объезды своей епархии или же поручали сие кому-либо из своих помощников. В 1693 г. с такой целью прибыл в Верхотурье клирик Сибирского архиерея, по имени Матфей.
Из Верхотурья он направился в Меркушино. Здесь ему был показан выходящий из земли гроб с нетленными останками. Уверившись в действительности сего удивительного явления, Матфей донес о сем своему владыке, митрополиту Тобольскому Игнатию, незадолго до этого прибывшему в свою епархию. Кроме того упомянутый Матфея повелел священнику той церкви Иоанну Андреевичу и церковному старосте с прихожанами поставить небольшой сруб, или «голубчик», над выходящим гробом. Сие и было немедленно устроено. Вскоре после этого, в 1694 г., при гробе праведного произошло следующее чудесное исцеление. В Верхотурье жил тогда один пушкарь, по имени Иоанн Григорьев. Его постигла тяжкая болезнь: он совершенно расслаб, так что, не надеясь выздороветь, стал уже готовиться к смерти. Болезнь все усиливалась. И вот однажды, находясь в таком тягостном положении, он во сне услыхал голос: «Иоанн, иди в село Меркушино; вели священнику той церкви отпеть молебен святому Архангелу Божию Михаилу, а у выходящего гроба — совершить панихиду, и будешь здрав».

Пробудившись от сна, Иоанн тотчас же послал своего сына Стефана к священнику в село Меркушино. Там по просьбе Стефана был совершен молебен святому Архистратигу Михаилу и отпета панихида над гробом праведника.
В сие самое время в Верхотурье расслабленный Иоанн почувствовал себя гораздо лучше, так что даже был в состоянии добраться без посторонней помощи
к своему воеводе Иоанну Циклеру, рассказал ему о своем исцелении и о том, как он услышал во сне голос. Выслушав его рассказ, воевода сказал ему: «Не забывай же такой милости Божией».

Спустя неделю Иоанн отправился вместе со всем своим домом в Меркушино. Совершив над гробом праведного панихиду, он взял с гроба земли и стал обтирать ею свое тело и тотчас же почувствовал себя вполне здоровым, как будто никогда и не был болен.

Не только сам Иоанн испытал над собой помощь свыше по молитвам святого, но даже и дочь его, девица 15 лет, удостоилась получить по молитвам нового целителя избавление от своего недуга. Ее лицо стало покрываться неисцелимым струпом. Тогда отец ее, над самим собой недавно испытавший чудесное исцеление при гробе праведного, с твердой верой обратился к сему угоднику. Взяв свое семейство, он отправился в Меркушино и там попросил священника совершить панихиду над гробом праведника. Так как тогда еще не было известно имени сего угодника Божия, то его поминали «именем, егоже Господь весть». После сего болящая обтерла землей с гроба святого свое лицо и получила, по молитвам его, полное исцеление.

В том же 1694 г. совершилось новое чудо. Верхотурский воевода Иоанн Циклер сам рассказал о сем преосвященному митрополиту Тобольскому Игнатию, который прибыл в Верхотурье для освящения вновь построенного храм во имя Пресвятой Троицы.

Один из его слуг, по имени Петр, объезжал коня. Вдруг конь взбесился, сбросил с себя Петра, раздробил ему на одной ноге кость. Петр даже не мог сам приподняться с земли, нога его сильно распухла. Страдая, он дал обет сходить в село Меркушино, отслужить молебен святому Михаилу Архангелу
и отпеть панихиду над гробом нового чудотворца. Но вследствие сильной боли он не мог отправиться туда пешком. «Посему он обратился ко мне
с просьбой, чтобы я позволил ему ехать в Меркушино и дал лошадей, что я
и приказал тотчас же исполнить», — рассказывал Циклер митрополиту.

В Меркушине, по просьбе Петра, сначала отслужили молебен Архистратигу Михаилу, затем панихиду над гробом праведника. Петр взял земли с гроба святого и стал ею растирать ушибленное место. В это время и совершилось чудо по неизреченной милости Божией. Тотчас болезнь Петра прекратилась, опухоль опала, и он стал ходить, как будто никогда и не хворал. Все видевшие это чудо прославили Господа, Его великого Архистратига Михаила и вновь просиявшего праведника.

Вскоре было совершено первое освидетельствование святых мощей праведного. Вышеназванный митрополит Тобольский Игнатий, объезжая епархию, направлялся из Пелыми в город Верхотурье, где он намеревался освятить соборный храм. Прибыв в деревню Караульное на расстоянии семь верст от Меркушина, он остановился здесь на некоторое время. Здесь к нему приступил игумен Далматовской обители Исаак и сказал: «Недалеко отсюда стоит село Меркушино с храмом во имя святого Архистратига Михаила; при сей церкви находится выходящий из земли гроб. Не благоизволишь ли, владыка, сам осмотреть сей гроб? Уже немало чудес и знамений совершилось у него».

Но митрополит сам не хотел свидетельствовать гроб, а послал для того
в Меркушино Исаака, игумена Далматовского, и вместе с ним ключаря Тобольского собора иерея Иоанна, другого иерея Иоасафа, диакона Петра и иеродиакона Далматовского монастыря Василида. Посланные быстро достигли села Меркушина и приступили к освидетельствованию гробницы с останками праведника. Их взорам представилось все тело праведника: глава, перси, ребра, стан и ноги — все оставалось в целости, кожа словно приросла к костям, только немногое обратилось в персть. Сие первое освидетельствование после­довало 18 декабря 1694 г.

Тем времени и митрополит, выслушав утреннее славословие в Караульном, направился с остальными своими спутниками в село Меркушино, ибо путь
в город Верхотурье лежал через это селение. Прибыв в Меркушино, митрополит посетил церковь во имя Архистратига Михаила. Потом он спросил игумена Исаака: открывали ли они гробницу и что в ней обрели? Сам митрополит был в нерешимости и недоумении, когда услышал ответ игумена. Но милосердый Господь вскоре положил предел его колебаниям. В тот же самый день митрополит почувствовал боль в левом глазу. Преосвященный сначала подумал, что болезнь его произошла от зимней стужи и ветра. Но вдруг, словно молния, блеснула у него мысль, что болезнь постигла его за то, что он не хотел сам освидетельствовать мощей праведника. Тогда он стал молиться и взывал: «Помилуй мя, Господи, и исцели мое око. И ты, святый праведник, не гневайся на меня. Я обещаю, что после Божественной литургии, если тебе будет угодно, я сам приду к святым мощам твоим и сам воззрю на них». Тотчас же боль утихла, и он опять стал хорошо видеть своими глазами. Согласно со своим обещанием преосвященный после литургии вместе с игуменами, священниками и диаконами отправился к явленному гробу. Раскрыв гроб с подобающим благоговением, он нашел то же, что ему сообщил игумен Исаак: он увидел, что все тело праведника совершенно цело, только не сохранилось перстов на руках. Кости были плотно покрыты плотью, так что исполнилось слово Писания: Прильпе кость моя плоти моей (Пс. 101, 6), погребальные же пелены обратились в прах. Тогда исполненный благоговения митрополит провозгласил: «Свидетельствую и я, что воистину это мощи праведного и добродетельного человека; во всем подобны они мощам древних святых. Сей праведник подобен Алексию, митрополиту Московскому, или же Сергию Радонежскому, ибо он сподобился от Бога нетления, подобно сим светильникам веры православной!»

После сего митрополит приказал снова закрыть гроб. И то было удивительно, что самый гроб был новым, хотя, по рассказами местных жителей, он находился в земле уже более пятидесяти лет. Совершив панихиду, его снова засыпали землей на четверть, с произнесением слов: Господня земля, и исполнение ея (Пс. 23, 1). После сего преосвященный вышел из часовни к собравшемуся народу и спросил: «Нет ли среди вас человека, который бы помнил, кто погребен на сем месте?»

Из среды народа выступил 70-летний старец Афанасий и сказал: «Никто не помнит имени погребенного здесь праведника, только сохранилось среди нас предание, что у сей церкви первым был погребен какой-то благочестивый и добродетельный муж». Затем он рассказал, что знал о происхождении и подвижнической жизни сего благочестивого мужа. Услышав все сие, митрополит сказал собравшимся: «Чада, молитесь Господу Богу, да откроет Он нам имя праведника, и я, грешный, сам буду молить о том же Господа».

Простясь с народом и преподав ему свое архипастырское благословение, преосвященный отправился в город Верхотурье. По дороге он размышлял обо всем бывшем, думал о том, что если Господь изволил проявить мощи Своего угодника, то Он же откроет и имя, данное сему праведнику при святом крещении. Уже десять верст отъехал от села Меркушина преосвященный. Среди своих размышлений он погрузился в дремоту, и внезапно в сонном видении представилось ему множество народа, вопрошающего об имени праведника.
В то же самое время преосвященный услыхал глас: «Симеоном зовут его». После сего будто кто-то повторил: «Симеоном зовут его». Еще в третий раз кто-то назвал праведника уменьшительным ласкательным именем, как родители называют своих чад.

Великой радостью исполнился тогда преосвященный: он тотчас проснулся и понял, что видение было ему свыше. Объятый удивлением, прибыл преосвященный в Верхотурье, где остановился в Николаевском монастыре. О видении, бывшем ему на пути, он поведал архимандритам Сергию и Александру и игумену Далматовскому Исааку. Слыша рассказ преосвященного, удивились они и сказали, что первое наименование праведника показывает, как следует почитать праведника после кончины, второй возглас обозначает, как звали его при жизни, а наименование праведника ласкательным именем показывает, что так звали его родители. Преосвященный сказал, что и он так думает. После сего они возблагодарили Господа Бога, дивного во святых Своих. С того времени митрополит Тобольский повелел именовать новоявленного угодника Божия Симеоном.

Около того же времени было еще видение иеродиакону Василиду, послушнику вышеназванного Исаака Далматовского. После вечернего правила иеродиакон Василид сидя задремал, и вдруг ему в видении представилось множество народа, страшившего имя новоявленного чудотворца. И раздался голос: «К чему вы много вопрошаете? Уже вам известно, что его зовут Симеон». Проснувшись, иеродиакон ознаменовал себя крестным знамением; он понял, что удостоился видения свыше, и рассказал о чудесном сне своем преосвященному Игнатию.

Посетив город Верхотурье и освятив здесь соборный храм 27 декабря 1694 г., митрополит поехал обратно в Тобольск. По дороге он опять заехал в Меркушино. Вместе с ним прибыли сюда верхотурский воевода Циклер, священники, диаконы и большое число верхотурских жителей. В это время священник находившейся там церкви во имя Архистратига Михаила Иоанн рассказал митрополиту, что за день до прибытия преосвященного в Меркушино он после вечернего правила быстро заснул и во сне увидел следующее: гроб с мощами праведника перенесли в церковь, и ему, Иоанну, надлежит совершить литию у сего гроба. Не зная, каким именем следует поминать усопшего, был он в недоумении, и вдруг послышался ему голос: «Зачем недоумеваешь? Поминай его Симеоном». Когда священник рассказал о сем, оказалось, что видения этого он удостоился в тот же самый вечер, когда иеродиакон Василид тоже узнал через видение во сне об имени праведника.

На другой день митрополит еще раз свидетельствовал святые мощи и с благоговением лобызал их. Еще раз торжественно объявил он всем присутствующим о святых мощах праведного Симеона Верхотурского, и все, воздав благодарение Господу, поклонились мощам новоявленного угодника и стали в сердечном умилении лобызать их. При сем верхотурский воевода засвидетельствовал, что мощи святого Симеона воистину подобны нетленным мощам Киево-Печерских подвижников.

Сам преосвященный Игнатий возложил на гроб праведного шелковую пелену и приказал сообщать ему все сведения о жизни и чудесах св. Симеона. Впоследствии на основании того, что сам видел и слышал, он составил повесть о явлении честных мощей, о первых чудесах святого и акафист ему.

С того времени все чаще стали подаваться исцеления недугующим
по молитвам праведного Симеона. Одно такое исцеление засвидетельствовано тем же митрополитом Игнатием. После посещения Меркушина преосвященный вместе со своими спутниками направился в город Ирбит, где в то время откры­валась ярмарка. В сем городе находился некий иеродиакон, по имени Савватий. Он сильно тогда страдал зубной болью и изнемогал от страшной ломоты в ногах, так что едва мог ходить, и то лишь с величайшим трудом. Накануне, 12 января, перед днем праздника в честь великомученицы Татианы, вечером, незадолго до всенощного бдения, Савватий заснул и вдруг увидел
во сне, будто он, взяв благословение у митрополита, отправился в Меркушино, и вот он стоит в часовне над гробом праведного. Игумен Исаак открыл ему мощи, бросившись ниц перед гробницей, он взывал: «Праведник Божий, святой Симеон, помилуй меня и молитвами твоими исцели мои недуги!» И вдруг он видит: св. Симеон, приподнявшись, сел на гроб, на нем — та самая пелена, которую возложил митрополит Игнатий. И сказал праведный Савватию: «Старче!» Затем, возложив на голову Савватия руку свою, святой вторично сказал ему: «Поди, поди, Савватий». И, обрадованный, он будто направился в церковь Архистратига Михаила и стал рассказывать иерею Тобольского собора Иосифу и иеродиакону Петру о том, как сподобился он увидеть праведника. Тут Савватий проснулся и почувствовал, что недуги его прошли. Тогда он горячо стал благодарить Бога и прославлять праведного Симеона Сибирского. Сие исцеление произошло в Ирбите в то время, когда там собралось много народа. Все удивлялись и благодарили Господа, пославшего людям нового ходатая
и молитвенника.

Скоро стало известно о новом чуде. Ключарь соборной сибирской церкви, иерей Иоанн, как выше упомянуто, был послан освидетельствовать мощи праведного вместе с игуменом Исааком. Окончив сие поручение, они вошли
в дом священника села Меркушина Иоанна. Ключарь Иоанн, утомленный дорогой, скоро заснул и узрел видение. Снилось ему, будто он находится в церкви святого Архистратига Михаила в Меркушине и посредине церкви стоит гроб
с мощами праведного; великое благоухание наполняет храм, подобно тому как это бывает во время каждения по всей церкви; преосвященный Игнатий стоит тут же, и вокруг головы его также носится благоухание. И в изумлении ключарь услышал голос, обращенный к нему: «Что ты так изумляешься сему, зачем ты не веруешь сему? Так прославляет Господь Бог сего праведника, как и Василия»1).

Св. Симеон даже после своей кончины не давал распространяться в стране своей заблуждениям, противным истинной вере христианской. На другой год после открытия мощей сего праведника, в 1696 г., 14 января, митрополит Игнатий, заботясь о душевном спасении своей паствы, посылает для обозрения епархии иеромонаха Израиля и соборного иеродиакона Никифора (Амвросиева). Они должны были наблюдать, где и как исповедуют истинную веру Христову, вразумлять уклоняющихся и ободрять колеблющихся. Прибыв в Верхотурье, они увидели, что в самом городе, да и в окрестностях его, народ крепко держится Православия и живет благочестиво. Им сообщили, что здесь поселились было люди, уклонившиеся от Православия, но недолго они прожили в сих местах: одни из них вскоре отказались от своих заблуждений, другие совсем покинули ту местность. Посланные не могли не видеть в сем чудесной помощи свыше; так они и донесли митрополиту Игнатию, и преосвященный также признал в сем явлении особенное благоволение св. Симеона к тем местам.

Вскоре произошло новое чудо. Посланные митрополитом возвращались
в Тобольск. Путь их лежал через село Меркушино. Приближаясь к Меркушину, один из посланных — иеродиакон Никифор (Амвросиев), сидя в санях, стал молиться, чтобы Господь сподобил его достойным образом поклониться мощам Своего славного угодника. В это время он погрузился в легкую дремоту и вдруг видит перед собою мужа в белой одежде, среднего возраста, лет около 25, волосы его были русого цвета. Добрым взглядом он смотрел на Никифора; по­следний спросил его: «Раб Божий, скажи мне, как тебя зовут?» Тогда явившийся отвечал необыкновенно приятным голосом: «Я Симеон Меркушинский», —
и с этими словами стал невидим. Иеродиакон тотчас же проснулся, дрожь объяла его при мысли о видении. Между тем они прибыли в Меркушино. Иеродиакон Никифор с сердечным благоговением и великим страхом поклонился нетленным мощам сего славного угодника Божия, прославил Господа и тут же поведал всем о явлении, бывшем ему во сне.

Один человек, Петр Калинин, с реки Миаса рассказал в Меркушине следующее. В феврале 1700 года он с товарищами своими отправился на рыбную ловлю. Вдруг на них напали татары, схватили их и везли с собою куда-то целых два дня. К вечеру на третий день татары перевязали своих пленников
и вскоре заснули крепким сном. Тогда Петр, возложив всю надежду свою на Божие милосердие, стал взывать к праведному Симеону: «Праведник Божий Симеон, помилуй меня и избавь меня от сих иноплеменников!» При этом он дал обещание сходить в Меркушино и совершить панихиду над гробом праведного. Лишь только он дал обещание, тотчас же с рук и ног его спали сами собою крепкие узы, положенные врагами. Возблагодарив горячо Господа за помощь, он взял двух коней и вернулся к себе.

Чем более возрастала молва о святых мощах Симеона, тем более у жителей Верхотурья крепла мысль почтить достойным образом праведника. Посему они вознамерились перенести мощи св. Симеона из села Меркушина в город Верхотурье. В 1702 г. вступил на архипастырский престол новый митрополит Филофей, отличавшийся своей ученостью и ревностным проповеданием истинной веры Христовой. К нему-то и обратились верхотурские жители с просьбой о перенесении мощей св. Симеона. Особенно просили митрополита от лица всех верхотурских жителей воевода Алексей Калетин и таможенный голова Петр Худяков. Митрополит Филофей, и сам питавший к святому чувство глубокого благоговения, охотно дал свое архипастырское благословение и разрешил перенести мощи в Николаевский Верхотурский монастырь.

Когда было получено сие разрешение от преосвященного Филофея, в Меркушино отправился архимандрит Николаевского монастыря Израиль. Это происходило около 1-го числа сентября 1704 г., а перенесение было назначено на 8 сентября. Архимандрит должен был прежде совершить переложение святых мощей в новую раку. Но в то время началась ненастная погода, так что некоторым пришла в голову мысль, благоугодно ли святому сие перенесение мощей из Меркушина. Так думал даже упомянутый Худяков, бывший ходатаем о перенесении их. Но сам св. Симеон разрешил сие недоумение. Худякову
во время сна представилось, будто стоит он в меркушинском храме и перед ним — гроб со святыми мощами, перед гробом — архимандрит Израиль
со множеством народа. Вдруг от гроба поднялось некое благоухание в виде столба и направилось к городу Верхотурью. Из сего все поняли, что праведному непротивно перенесение его четных мощей в Верхотурье. Тогда 8 или 9 сентября было совершено переложение мощей в новую раку. И замечательно, что с сего дня прекратился дождь и наступила тихая, хорошая погода. 12 сентября 1704 г. торжественно и с подобающим благоговением было совершено перенесение честных мощей сего славного угодника Божия, который с тех пор стал именоваться Верхотурским. И до сего дня 12/25 сентября совершается торжественное празднование в честь св. Симеона.

По перенесении мощей в город Верхотурье от раки праведного с новой силой стали истекать чудотворения, из которых особенно замечательно следующее. В Верхотурье проживала одна вдова Параскева Быкова; она сильно страдала болезнью глаз, уже совсем лишилась зрения, не могла даже различать света, кроме того постоянно чувствовала в глазах нестерпимую боль, так что не могла ни спать, ни есть, ни пить. Никакие средства не приносили ей облегчение. Тогда она стала помышлять, что тщетно искать помощи от людей, если не будет помощи свыше. Видя такую скорбь сей вдовицы, праведный умилосердился над ней, и 12 сентября 1705 г., когда она погрузилась в дремоту, ей представилось, что она стоит за литургией в церкви свт. Николая, где почивали мощи правед­ного Симеона, и перед гробницей святого усердно молится о своем исцелении. Вдруг она слышит глас из раки дивного чудотворца: «Обещайся отслужить молебен Господу Богу и праведному Симеону в Николаевском храме и сделай посильное приношение в сей храм». Вдовица обещалась и присовокупила, что ничего не пожалеет для сего приношения. Лишь только она произнесла сие, как уже почувствовала некоторое облегчение, но по слабости своей отложила намерение о молебне угоднику. И вот вскоре она вторично увидела, будто молится в той самой церкви и слышит, как праведный сказал ей: «Что же ты забываешь свое обещание о молебне?» Она тотчас воскликнула: «Виновата я, грешная, пред Богом и тобою, праведниче. Я исполню свое обещание, только умилосердись надо мною и исцели болезнь мою».

Проснувшись, она почувствовала себя еще лучше, телесные силы ее возвратились, только все еще она не могла хорошо смотреть. Но и после сего она почему-то стала откладывать свое обещание. Тогда снова ей было видение, будто она стоит в Николаевском храме; внезапно праведный сел в своей раке и сказал ей: «Не забывай своего обещания отслужить молебен и не откладывай сего на долгое время». Проснувшись, она ясно прозрела. Радуясь своему исцелению и славя Господа, она поспешила в Николаевский монастырь. По ее просьбе было совершено молебствие у раки предивного угодника Симеона Верхотурского. Тогда же она сделала и пожертвование в сию обитель.

Немало было в то время нестроений в Сибирской стране. Нередко кочевники нападали на селения русские и уводили пленников. В 1709 г. летом башкиры напали на Багарятинскую слободу, разорили ее и взяли в плен местного священника Петра вместе с сыном его Иеремией. Кочевники, связав пленных,
в течение трех дней везли их в свои улусы. Прибыв на озеро Чебаркулево, они остановились на ночлег. Истомленный страхом и тягостным путешествием священник быстро впал в сон, и вдруг ему явилась Пресвятая Богородица
и повелела, чтобы он для освобождения от плена обещал поклониться в Верхотурье мощам праведного Симеона и сходил бы в село Нироб для поклонения иконе святителя и чудотворца Николая. Священник пробудился, пораженный таким явлением, и с великой благодарностью стал молиться Господу Богу и Его Пречистой Матери, а также возносил свои моления славному чудотворцу Симеону и дал обет исполнить все, что повелела ему Пресвятая Богородица. Между тем при наступлении ночи враги еще сильнее затянули веревки, которыми были связаны пленники. Но вдруг ременные путы на пленниках ослабевают и спадают с них сами собою. Освобожденные таким дивным образом священник вместе со своим сыном скрываются сначала в тростнике, который рос по берегам озера, потом вступают в самую воду по шею, чтобы враги не могли их заметить, и так освобождаются от плена. После сего они отправились на поклонение
к образу Николая Чудотворца, от всего сердца благодарили Бога и Пресвятую Богородицу и прославляли праведного Симеона Верхотурского.

В 1711 г., в апреле месяце, один монастырский старец, по имени Иаков, внимательно слушал Божественную литургию и старался отрешиться мыслью от всего земного. Тихо стоял он в молитвенном умилении. Вдруг при возгласе: «Со страхом Божиим и верою приступите» — он упал ниц и лежал долгое время без чувств, когда же он пришел в себя, то рассказал следующее.

При взгляде на образ Пресвятой Богородицы, именуемый «Одигитрия», его вдруг объял страх. Что с ним дальше было — он не помнит, лишь помнит только одно, как предстал пред ним праведный Симеон и, прикоснувшись к нему, сказал: «Встань, поди и объяви всем, чтобы воздерживались от сквернословия и слов бранных, иначе Господь пошлет на людей и на скот их голод и мор. Пусть все усердно молятся Господу, Его Пречистой Матери и всем святым, пусть весь народ служит молебное пение об отвращении гнева Божия». Кроме того праведный Симеон приказал Иакову рассказать о сем архимандриту и воеводе, дабы люди раскаялись в своих прегрешениях и молились бы об избавлении от праведного гнева Божия, что и было исполнено всеми с величайшим усердием.

Праведный Симеон являлся безвозмездным целителем даже таких людей, которые не ведали и не слышали об его прославлении. Так, в 1749 г. один крестьянин Василий Масленников был чудесно избавлен праведным от тяжкого и продолжительного недуга. Он жил в Новянском заводе и еще с самого раннего детства был научен некоторыми людьми, уклонившимися от Церкви, изображать на себе крестное знамение двумя перстами. Однажды он сразу впал в тяжелую болезнь; члены его расслабли так, что он не мог владеть правой рукою, не мог говорить. В таком болезненном состоянии он пробыл целых три года. И вот
во время сна пред ним предстал какой-то муж средних лет в белой одежде
с русыми волосами и необыкновенным видом. Явившийся спросил Василия: «Хочешь ли быть здоровым?» Болящий пришел в величайшее изумление и отвечал: «Да, я, господин, желаю того. Но кто ты и почему так заботишься обо мне?» «Я Симеон Верхотурский, — ответствовал ему муж в светлом одеянии, — немедленно ступай в Верхотурский Николаевский монастырь, помолись с верою Господу Богу, попроси совершить молебное пение перед находящимися там мощами — и будешь здоров. Крестное же знамение изображай на себе во образ Святой Троицы не двумя, а тремя перстами». Больной дал обещание. Проснувшись на другой день, он почувствовал себя совершенно здоровым. Тотчас он рассказал всем о чудесном своем исцелении и вскоре отправился в Верхотурье, за двести верст от того завода, где он жил, и здесь исполнил все, что повелел сей славный чудотворец и защитник Православия в стране Сибирской.

По просьбе некоторых почитателей св. Симеона в 1763 г. было произведено новое освидетельствование святых мощей его. Производившие осмотр с немалым усердием и великим старанием собирали все сведения как о житии праведного, так и о посмертных чудесах, истекавших в разное время от нетленных мощей сего угодника Божия.

Между тем чудесные исцеления все продолжали истекать от гроба праведного Симеона, как бы некий водный поток, никогда не иссякающий. Из многих чудес, бывших в то время, особенно замечательно одно — исцеление казака Феодора Кайдалова, проживавшего в городе Сургутском Тобольской епархии. О сем сам исцелевший рассказывал следующее.

«Случилось мне, — говорил он, — в 1790 г., в день Рождества Христова, быть в дому двоюродного моего брата, священника Иоанна Иоанновича Кайдалова. Тут я узнал, что у брата его есть порох и просил принести его сколько-нибудь. Брат согласился и принес в мешке двадцать фунтов пороха. Этот мешок с порохом положен был среди комнаты на полу. Мне вздумалось попробовать бывшее со мною ружье. Зарядив его тем порохом, я едва спустил курок, чтобы выстрелить, как искра от кремня в курке нечаянно упала в тот мешок. От того последовал ужасный взрыв, которым сбросило потолок со всего дома, хозяина оглушило
и опалило, а у меня, так как я стоял еще ближе к мешку, все платье и тело обгорело так, что по местам обнаружились кости. С течением времени тело мое покрылось ранами и стало гнить, а в ранах завелись черви и все более и более грызли мое тело. В таком болезненном состоянии в ночь на 1-го января я имел утешительное видение. Некий старец благообразного вида советовал мне идти поклониться святым мощам праведного Симеона, обещая, что сей угодник Божий подаст мне исцеление. С того времени я постоянно имел в мыслях праведного Симеона и положил непременное намерение с искренним обетом — съездить в Верхотурье помолиться праведному при раке и святых мощах его. Исполнение обета имело спасительное для меня действие, и через полтора месяца я совершенно исцелился».

Благоговейное уважение к праведному, озаряющему своими чудесами Сибирскую страну, все возрастало и увеличивалось. Супруги Турчаниновы
в 1798 г. соорудили новую медную раку для мощей святого угодника Божия,
а в 1808 г. в селе Меркушине была воздвигнута одним верхотурским жителем каменная гробница вместо прежней деревянной. Она была сооружена над самой могилой праведного, из коей истекает источник воды, не повреждающийся
в сосудах, хотя бы и долго приходилось ей стоять. И до сего времени поклоняющиеся мощам праведного Симеона посещают и сие место, берут с собой воды из источника. По усердной молитве и призывании имени св. Симеона часто от сей воды подаются верующим различные исцеления недугов душевных и телесных.

Особенно замечательно одно чудо праведного Симеона, который быстро наказывает людей, недугующих неверием, но быстро и помогает им, если они раскаялись и от всего сердца обратились с молитвой к ходатайству его. Одна женщина, Ксения Феодорова, — это было в начале XIX столетия в Верхотурье, — взошла в Николаевский храм, где почивали мощи праведника, но сделала сие не по искреннему расположению сердца, а скорее из любопытства. В то время в храме была одна знатная женщина, по просьбе которой были совершенно открыты святые мощи праведного Симеона. Враг рода человеческого всегда старается уловить в свои коварные сети слабых и колеблющихся; сей древний завистник людей вложил Ксении в сердце сомнение. При виде обнаженных мощей она не только не воздала достойного поклонения им, но даже возгнушалась ими и небрежно удалилась из храма. Не успела она пройти и одной версты от города (она хотела возвратиться на место своего жительства), как вдруг поднялся страшный вихрь. Ветер поднял громадный столб пыли и мелкого песка, и вся эта пыль обрушилась на Ксению и совершенно засорила ей глаза. От песка она не могла видеть света, стала протирать глаза — но все было тщетно. Она было закричала спутницам, но те за свистом ветра не слышали ее. Тогда она поняла, что Господь покарал ее за сомнение. Она стала призывать имя праведного Симеона, и он тотчас же помог ей: к ней подошла одна спутница. Ксения попросила ее, чтобы она проводила ее к мощам угодника Божия Симеона. Дорогой она все время молилась и просила, чтобы Господь простил ей прегрешение. Придя в храм с твердой надеждой на облегчение, Ксения не обманулась в своем ожидании. Лишь только приложилась она к святым мощам, тотчас прозрела. Праведный Симеон избавил ее от недуга и вместе
с тем от ее гибельного сомнения. Так много значит «молитва праведнаго поспешествуема» (Иак. 5, 16).

После бывшего еще раз в 1825 г. освидетельствования мощей праведного Симеона последовали еще новые чудеса, из которых примечательно одно, происшедшее в 1828 г. Осенью сего года в октябре одному из работавших на Кыновском заводе Агапию Рачеву нужно было сходить в дом, находившийся за заводским прудом. В это время по случаю сильных дождей были открыты на плотине шлюзы, а для пешеходов было перекинуто несколько досок. Рачев благополучно переправился. Но в доме он просидел до вечера, так что ему пришлось возвращаться в сумерки. Дойдя до плотины, он начал выбирать место для перехода. Введенный в заблуждение сильным шумом и оглушительным гулом падавшей вниз воды он удалился от того места, где был переход, и, думая скорее пройти плотину, ускорил шаг и вдруг упал в одно из самых опасных мест перед плотиной, где было более трех сажень глубины. Известно, что при открытых шлюзах вода со страшной силой напирает на проходы. Около одного такого прохода и упал в воду Рачев. Опасность была велика; казалось, ничто уже более не могло спасти упавшего. Неудержимым напором воды его уносило в проход — ему предстояла верная гибель. Находясь в таком отчаянном поло­жении, Агапий стал призывать на помощь свт. Николая и праведного Симеона, и молитва его была услышана. Внезапно, сам не зная каким образом, он почувствовал, что в руках у него очутилась одна из балок, которые поддерживали мост. Ободренный, он громко стал звать на помощь, но никто не яв­­лялся. Долго он кричал, наконец стал изнемогать силами. Балка, за которую он держался, была толста, к тому же она осклизла. От холодной воды руки его стали коченеть. Еще несколько минут — и он должен был выпустить балку и погрузиться
в воду. Тогда он опять стал внутренне молиться и дал обещание сходить
в Верхотурье на поклонение святым мощам праведного Симеона. Угодник Божий, заступник находящихся в бедах и скорбях, помощник всех призывающих его, немедленно оказал Агапию свою чудную помощь. Вдруг прибежал народ,
и вытащили утопающего. Велико было удивление всех, когда Агапий рассказал, как он спасся от верной смерти покровительством праведного Симеона.

Спустя шесть лет, именно в 1834 году, сей славный угодник Божий дивным образом исцелил от тяжкой болезни сына того же Агапия — Матфея Рачева. Явившись болящему во время забытья, праведный Симеон напомнил Матфею, что у него есть неисполненное еще обещание — сходить на поклонение
в Верхотурский монастырь, после чего болящий вскоре поправился и исполнил свое обещание.

Не одни жители Западной Сибири получали по молитвам святого различную помощь. И за пределами Западной Сибири святой Симеон дивным образом проявлял силу, дарованную ему Всеблагим и Всемогущим Господом. Так, в 1844 г. произошло исцеление в Петербурге одной женщины Авдотьи Парфеньевой.

Много и других чудотворений было совершено по молитвам сего святого угодника Божия. Всем призывающим его с верою подается заступление, от огня спасение, болящим — исцеление, глухим — слух, немым — разрешение уст, плененным — освобождение. И доныне продолжают истекать различная чудеса от мощей сего славного угодника Божия по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Емуже слава, хвала и благодарение во веки. Аминь.

http://s55.radikal.ru/i148/0912/be/357b0e98f3e5.jpg
Небольшое старинное село Меркушино – место жизни и явления мощей небесного покровителя Уральской земли, праведного Симеона Верхотурского. В 1692 году гроб с его честными останками неожиданно взошел из земли и появился поверх всеми забытой могилы. От мощей новоявленного святого благодатным потоком, непрекращающимся доселе, полились исцеления. Ради большего почитания честные мощи праведника были в 1704 году перенесены из села Меркушино в уездный город Верхотурье, где они почивают и сейчас, а из святой могилы забил источник с цельбоносной водой. Сейчас святой источник находится в самом сердце храма, освященного во имя праведного Симеона, – прямо под алтарем. Множеству людей Господь дарует здесь исцеление от самых разных недугов. Память праведного Симеона совершается трижды в году: 25 сентября — в день перенесения мощей праведника из Меркушино в Верхотурье, 31 декабря — в день прославления и 25 мая — в день второго обретения его мощей.

Тропарь, глас 4
Днесь радуется славная страна Сибирь, обрет святыя мощи твоя внутрь себе. Архиереи, священницы и весь сонм людской духовно веселящеся, вопием ти: о богомудре Симеоне! Избави нас, иже к тебе прибегащих, от всех бед, просяще податися всем по коегождо прошению, и избавитися стране сей и граду от огненнаго запаления и поганскаго нашествия и междоусобныя брани и от всякаго зла. Темже и мы вси чтим ныне честных и многоцелебных мощей твоих пренесение, новый целебниче, и вопием: слава Дающему тобою всем исцеление!

Ин тропарь, глас 4
Мирскаго мятежа бегая, все желание обратил еси к Богу, да
в видения восход обрящеши горе, отнюдуже не уклонився в лукавствия сердца, но очистив душу и тело, приял еси благодать точити цельбы верным и неверным, притекающим к тебе, праведный Симеоне. Темже, по данному ти дару, испроси у Христа Бога исцеление нам, болящим душевными страстьми, и моли спасти души наша.

0

83

..............................продолжение от 31 декабря

новомученики:

Свщмч. Фаддея (Успенского), архиеп. Тверского, (1937).
http://i052.radikal.ru/0912/2b/70baf9dd0f70.jpg
Архиепископ Фаддей (в миру Иван Васильевич Успенский) родился 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Лукоянского уезда Нижегородской губернии в семье священника Василия и жены его Лидии, у которых было семь сыновей и две дочери. Дед будущего владыки тоже был священником, и домашние почитали его как сугубого молитвенника, как человека, имевшего глубокую веру и любящее, кроткое и снисходительное сердце. Из всех внуков дедушка больше других любил Ивана, которого называл архиереем.

После окончания Нижегородской Духовной Семинарии Иван Успенский поступил в Московскую Духовную Академию. В то время ректором академии был архимандрит Антоний (Храповицкий), с которым Иван сблизился и впоследствии подружился. Архимандрит Антоний воздействовал на студентов академии не столько строгостью, сколько личным примером. Он являл в себе образец ученого монаха и христианского пастыря. Многие студенты тянулись к нему как к отцу, который мог разрешить вопросы не только духовные, но и материальные: к нему без стеснения обращались и за материальной помощью (1, с. 196).

Есть люди, от детства и юности предуставленные Богом к особого рода служению, которых благодать Божия хранит и уготовляет к этому служению. Таким был и Архиепископ Фаддей. От юности его душа стремилась к Богу, упорно сопротивляясь страстям. От тех лет сохранились его дневники, которые он вел ежедневно, и в них, как в зеркале, отразилась борьба души за красоту нетленную, вечную. Нежная душа его, сохранившая детскость и простоту, стремилась лишь к любви к Богу и безупречному исполнению Его заповедей. Юноша зорко следил за моментами ослабления этой любви, скорбя об охлаждении и душевной расслабленности, и вновь и вновь обращался за помощью к Богу. Дневник велся ежедневно, и ежедневно в нем подводился итог как внешним делам, так и внутреннему, духовному состоянию. Через несколько лет, таким образом, стало возможным сравнивать каждый текущий день с тем, как он был проведен год назад или ранее.

Во время учебы в Московской Духовной Академии Иван, по благословению ректора, стал обращаться за духовными советами к иеромонаху Герману, известному старцу, подвизавшемуся в Гефсиманском скиту при Троице-Сергиевой Лавре. Отец Герман был высокий, благообразного вида старец, с белым, редко улыбающимся лицом.

Весной, по окончании 4 курса Московской Духовной Академии, Иван ездил на каникулы домой, в Нижний Новгород. Перед отъездом, по заведенному обычаю, он зашел к отцу ректору. После краткой беседы, прощаясь, отец ректор посмотрел на его худобу и шутливо сказал: - А вы поправляйтесь, будете архимандритом или епископом.

Дома Иван переговорил с отцом относительно выбора пути: не стать ли ему священником? Говорили о трудностях и особенностях священнического служения. В частности, Иван спросил отца, есть ли в Нижегородской епархии неженатые священники. Выяснилось, что нет ни одного. Иван сказал, что ему все говорят о монашестве.

- Ну что ж, - ответил отец. - монашество дело хорошее, но его нужно принимать обдуманно, зная, что принимаешь его добровольно и навсегда.

- Но в монашестве человек отделяется от людей, так как монах закрыт в стенах монастыря.

- Нет, он не отделен от людей, только он служит людям особенным образом.

Прощание с домашними перед отъездом было, как всегда, трогательным. В этот день он сказал матери, что при каждом прощании он оставляет, кажется, более, чем прежде. За обедом говорил с отцом и матерью, с братом Александром о значении внешних подвигов, особенно связанных с оставлением семьи; для некоторых внешние подвиги есть единственный путь к устроению духовной жизни... Спаситель иногда требовал, чтобы желающие следовать за Ним немедленно оставляли дом.

В тот же день после чая и краткой молитвы Иван поблагодарил всех, попрощался и выехал в Москву. Молитвенное воспоминание соединилось со скорбным чувством разлуки с любимыми домашними, которая со временем должна была стать окончательной. В академии его ждали ученые занятия, но главное - тот же подвиг, та же молитва, неусыпная работа над своей душой (1, с. 199 - 200).

Избранные святые: Димитрий Скепсийский, Иоанн Кронштадтский, Иоанн Креститель

Обязательные проповеди в академии Иван составлял подолгу, старался быть в изложении мыслей точным, избегать безжизненности и в то же время внешнего красноречия. При природном стремлении его к правде проповеди получались искренними, несущими отпечаток личного опыта. Их с интересом слушали, отмечая, что в них ощущается монашеский, аскетический дух.

18 января 1895 года Троице-Сергиеву Лавру посетил протоиерей Иоанн Кронштадтский. Иван впервые увидел его и, по обыкновению, бывшему за службами отца Иоанна, причащался Святых Таин со многими студентами академии. Он писал в дневнике:

"За благодарственною молитвою видеть пришлось выражение лица, которое со смущением только вместил слабый ум ...это было лицо ангела! Здесь одно небесное житие и нет ничего земного. Умиленное славословие и благодарение о неизреченном даре, значение которого он так ясно понимал и видел... За обедней о сне речи не было и от прочего был храним в молитве с о. Иоанном, которого образ не выходил из ума ... сознавая о недостоинстве причащения, которое восполнить могла только молитва о. Иоанна..." (1, с. 200). В 1896 году Иван окончил Московскую Духовную Академию.

В августе 1897 года ректором академии архимандритом Лаврентием Иван был пострижен в монашество с наречением ему имени Фаддей и рукоположен в сан иеродиакона епископом Тобольским и Сибирским Агафангелом в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

21 сентября преосвященным Нестором, епископом Дмитревским, иеродиакон Фаддей рукоположен в иеромонаха и назначен преподавателем Смоленской Духовной Семинарии. В 1890 году иеромонах Фаддей был переведен в Уфимскую Духовную Семинарию. Здесь за диссертацию "Единство книги пророка Исаии" он получил степень магистра богословия. В 1902 году он был назначен инспектором, а затем - ректором той же семинарии с возведением в сан архимандрита, а через год - ректором Олонецкой Духовной Семинарии.

В 1902 году им была написана книга "Записки по дидактике", которая стала основой духовной педагогики. В 1908 году архимандрит Фаддей написал большое исследование под заглавием "Иегова", за которое ему была присуждена степень доктора богословия (1, с. 201).

21 декабря 1908 года архимандрит Фаддей был хиротонисан во епископа Владимиро-Волныского, викария Волынской епархии. Став епископом, он не изменил взятому на себя подвигу, сурово постился и много молился, всю свою жизнь вверив Богу. Пасомые сразу почувствовали в нем человека святой жизни, образец кротости, смирения и чистоты. Жил он сначала во Владимире Волынском, а затем в Житомире, при кафедральном соборе.

В феврале 1917 года епископ Фаддей получил временное назначение во Владикавказ в помощь епископу Антонину (Грановскому), который в это время тяжело заболел белокровием и не мог управлять епархией. Получив назначение, епископ Фаддей в конце февраля отправился в путь. Начиналась гражданская смута. Железнодорожники бастовали, солдаты останавливали и захватывали поезда. С большим трудом епископ Фаддей добрался до Владикавказа. Приехав в город, оп прямо с вокзала отправился в собор и отслужил литургию.

Епископ Фаддей неустанно учил паству оправдывать жизнью христианское звание и спасаться через православную веру. Это было чрезвычайно важно для населения российской окраины.

В 1917 году Волынь оккупировали поочередно то немцы, то поляки, то петлюровцы. В 1919 году архиепископ Евлогий (Георгиевский), управляющий Волынской епархией, был вне епархии, и епископ Фаддей стал правящим архиереем этой епархии, ввергнутой тогда во все ужасы оккупации, междоусобицы и разрушения. В это трудное время он духовно окормлял и поддерживал свою многотысячную паству. Для населения города его пребывание на архиерейской кафедре в столь тяжелое время было большим утешением. В его лице жители получили бесстрашного защитника всех, кого несправедливо преследовали в то время власти. Самому епископу пришлось претерпеть тогда много скорбей, особенно при власти петлюровцев: они требовали от него, чтобы он вел всю служебную переписку с ними на украинском языке, от чего епископ категорически отказался, несмотря на угрозы быть изгнанным за пределы Украины.

Владыка Фаддей был арестован. Сразу же после его ареста православные жители города Житомира написали заявление в Волынскую ЧК с просьбой отпустить владыку. Они писали:

"Епископ Фаддей много лет известен в городе Житомире, где нет храма, в котором бы он не богослужил и не проповедовал. Нам известна и его личная жизнь как молитвенника и пастыря. Никогда епископ Фаддей не вмешивался в политику, ничего не предпринимал против советской власти, ни к чему противозаконному никого и никогда не призывал.

Арест епископа Фаддея весьма тревожит все православное население города и его окрестностей, каковое волнуется тем, что лишено возможности молиться со своим любимым архипастырем и пользоваться его духовным руководством.

Все мы ручаемся в том, что епископ Фаддей стоит вне политики, и просим освободить его из заключения под вашу ответственность".

Православными была избрана делегация из шести человек, которой было поручено объясняться с властями (4). Но власти не отпустили епископа, но перевели его в Харьковскую тюрьму.

Сопровождавший владыку начальник секретного отдела Волынской ЧК Шаров, понимая, насколько неубедительны обвинения против епископа, 19 февраля 1922 года подал свое особое мнение: "Епископ Фаддей, как высшее духовное лицо в Волыни... действовавший, безусловно, во вред советской власти, ни в коем случае не может быть возвращен на Волынь. Со своей стороны считал бы его политически неблагонадежным; как находящегося на Волыни более пятнадцати лет и пользующегося большим авторитетом среди местного населения выслать из пределов Украины в распоряжение высшего духовенства РСФСР под негласное наблюдение местных органов ЧК" (3).

25 февраля ВУЧК, рассмотрев дело епископа Фаддея, постановила: Гражданина Успенского И. В. "выслать в административном порядке с правом жительства только в одной из центральных северных губерний РСФСР и Западной Сибири со взятием подписки о регистрации в органах ЧК" (5, л. 10).

9 марта 1922 года епископ Фаддей был освобожден из Харьковской тюрьмы и на следующий день выехал в Москву. По прибытии в Москву он сразу пошел к Патриарху Тихону. Рассказав об обстоятельствах своего "дела" и о том, что его выслали из Украины и вряд ли допустят обратно, он просил Патриарха определить его на кафедру в один из волжских городов, поскольку сам он родился в Нижнем Новгороде. Находясь в Москве, Архиепископ Фаддей принимал деятельное участие в работе Священного Синода при Патриархии. Служил владыка большей частью на Валаамском подворье. Он часто проповедовал, причем к проповедям готовился с великим тщанием, стараясь, чтобы каждое слово было произнесено от сердца, основано на опыте, было растворено благодатью, внешне не имело лишнего, но было точно, образно и доходчиво.

В марте месяце 1922 г. большевики приступили к изъятию церковных ценностей. Началось новое гонение на Православную Церковь. Патриарх Тихон переехал из Троицкого подворья в Донской монастырь, где вскоре он был арестован. Управление Православной Церковью Патриарх передал митрополиту Агафангелу (Преображенскому). Лишенный властями возможности переехать для управления Церковью в Москву, митрополит составил воззвание к российской пастве. Два экземпляра воззвания были переданы им через ехавшего в Москву священника Архиепископу Фаддею и протопресвитеру Димитрию Любимову. Архиепископ Фаддей был обвинен в том, что он способствовал печатанию воззвания. Владыка все обвинения категорически отверг. В сентябре 1922 года по "делу" Архиепископа было составлено обвинительное заключение: "...распространением нелегально изданных посланий митрополита Агафангела проявил враждебное отношение к советской власти и, принимая во внимание его административную высылку из пределов УССР за контрреволюционную деятельность... Успенского, как политически вредный элемент, подвергнуть административной высылке сроком на один год в пределы Зырянской области" (1, с. 206).

Из Москвы Архиепископа Фаддея перевезли вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) по Владимирскую тюрьму. Митрополит Кирилл так вспоминал об этом:

"Поместили в большую камеру вместе с ворами. Свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе... Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, владыка взял меня за руку и сказал: "Для нас настало настоящее христианское время. Не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте. Христос ведь с нами".

Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник" (8, с. 302 - 303).

Передачи владыке в тюрьму собирала Вера Васильевна Трукс. Архиепископ Фаддей целиком отдавал их старосте камеры, и тот делил на всех. Но однажды, когда "поступила обычная передача, - вспоминал митрополит, - владыка отделил от нее небольшую часть и положил под подушку, а остальное передал старосте. Я увидел это и осторожно намекнул владыке, что, дескать, он сделал для себя запас. "Нет, нет, не для себя. Сегодня придет к нам наш собрат, его нужно покормить, а возьмут ли его сегодня на довольствие?"

Вечером привели в камеру епископа Афанасия (Сахарова), и владыка Фаддей дал ему поесть из запаса. Я был ошеломлен предсказанием и рассказал о нем новичку" (8, с. 303).

Не только продукты раздавал владыка в тюрьме, но и все, что получал из одежды или из постельных принадлежностей. Епископу Афанасию владыка отдал подушку, а сам спал, положив под голову руку. Одному из заключенных он отдал свои сапоги и остался в шерстяных носках. Предстоял этап. С воли передали ему большие рабочие ботинки со шнурками. На этапе, неподалеку от Усть-Сысольска, у него развязался шнурок на ботинке, он остановился и немного, пока управлялся со шнурком, поотстал. Один из конвоиров со всей силы ударил Архиепископа кулаком по спине, так что тот упал, а когда поднялся, то с большим трудом смог догнать партию ссыльных (8, с. 307).

В тюрьме Архиепископом Фаддеем и митрополитом Кириллом были составлены ответы на насущные тогда для православных вопросы, касающиеся обновленцев (1, с. 206).

В ссылке Архиепископ Фаддей поселился в поселке, где вместе с ним были митрополит Кирилл (Смирнов), архиепископ Феофил (Богоявленский), епископы Николай (Ярушевич), Василий (Преображенский) и Афанасий (Сахаров).

Летом 1923 года срок ссылки закончился и архиепископ Фаддей уехал в Волоколамск под Москвой. Здесь он жил, а служить ездил в московские храмы.

Осенью 1923 года церковно-приходской совет при Астраханском кафедральном Успенском соборе, состоящий из представителей всех православных обществ города Астрахани, направил прошение Патриарху Тихону, в котором подробно описывалось положение православных в епархии.

"В последние годы Астраханская епархия находилась под управлением викарного епископа Анатолия, который в августе месяце прошлого года вступил, по его словам, по тактическим соображениям, в группу "Живая Церковь" и образовал при себе управление из принадлежащих к той же группе живоцерковников. Большая часть духовенства города Астрахани и епархии не признала группу "Живая Церковь" и не подчинялась распоряжениям этого епархиального управления, хотя и не прерывала канонического общения с епископом Анатолием, так как он на словах не сочувствовал названной группе и не отказывался, когда изменятся обстоятельства, выйти из ее состава. Но когда 10 июня сего года общегородское собрание духовенства и мирян города Астрахани после категорического требования епархиального управления и епископа под угрозой всевозможных репрессий немедленно признать собор 1923 года и Высший Церковный Совет, единодушно постановило не считать собор 1923 года каноничным, не признавать его постановлений и не подчиняться Высшему Церковному Совету, то епископ Анатолий, несмотря на двукратное приглашение, не только не явился на это собрание, но решительно отказался присоединиться к постановлеию собрания и заявил посланной к нему делегации, что он считает это собрание бунтарским против собора. Тогда собрание тотчас же единогласно постановило считать его отпавшим от Православной Российской Церкви, прервать с ним каноническое общение, не считать его иерархической главой своих общин и немедленно вступить в каноническое общение с другим православным епископом... Но епископ Анатолий тотчас после собрания запретил большинство астраханского духовенства в священнослужении, а на днях одиннадцать священнослужителей получили извещения от Епархиального Управления, что постановлением Высшего Церковного Совета они лишены священного сана с признанием их пребывания в Астраханской епархии вредным и с назначением их местопребывания в Веркольском монастыре Астраханской епархии. Не признавая такого постановления законным и обязательным для себя и не подчиняясь ему, духовенство и миряне города Астрахани и епархии, оставшиеся верными исконному Православию и Российской Церкви, сыновне и почтительнейше просят Ваше Святейшество возглавить Астраханскую епархию истинно православным епископом, чтобы под его архипастырским водительством разъединенное православное население могло соединиться во едино стадо Христово и твердо стоять на страже истинного Православия" (6, с. 192 - 193).

Патриарх Тихон внимательно прочитал это прошение. Слова "не признавая такого постановления законным и обязательным для себя и не подчиняясь ему" он подчеркнул и написал свою резолюцию: "Постановления незаконны".

Вскоре состоялось заседание Священного Синода под председательством Патриарха Тихона, который, рассмотрев прошение православных астраханцев, постановил: "Предложить Высокопреосвященному Фаддею немедля выбыть из Москвы к месту своего служения" (6, с. 193).

20 декабря 1923 года Архиепископ Фаддей выехал в Астрахань. Ехал он без сопровождения, в старенькой порыжевшей рясе, с небольшим потрепанным саквояжем и с узелком, где были зеленая жестяная кружка и съестной припас, к которому, впрочем, он не притронулся. Всю дорогу Архиепископ Фаддей или читал, поднимая книгу близко к глазам, или молча молился, или дремал. Когда подъезжали к городу, стал слышен колокольный звон. Только лишь поезд остановился, купе заполнилось встречавшим архиепископа духовенством. Все подходили к нему под благословение, искали глазами багаж и с удивлением обнаруживали, что никакого багажа у Архиепископа не было.

Владыка смутился торжественностью встречи; выйдя на перрон, он смутился еще больше, увидев толпу встречающих, а на вокзальной площади - людское море. У вокзала Архиепископа ожидала пролетка, но она не смогла проехать через толпу, и он в окружении людей пошел пешком. Расстояние до церкви было небольшое, но потребовалось около двух часов, чтобы дойти до нее. Моросил мелкий холодный дождь, было грязно, но это нисколько не смущало Архиепископа. Около одиннадцати часов дня он дошел до храма, и началась литургия. Был воскресный день, праздник иконы Божией Матери "Нечаянная Радость". Облачение для владыки нашли с трудом, потому что оно хранилось в богатой ризнице кафедрального собора, захваченного обновленцами. Облачение привезли из Покрово-Болдинского монастыря, оно принадлежало архиепископу Тихону (Малинину). Мантия принадлежала замученному в 1919 году епископу Леонтию (Вимпфену), ее отыскали у одного из монахов Иоанно-Предтеченского монастыря; посох принадлежал замученному в 1919 году архиепископу Митрофану (Краснопольскому). Литургия закончилась в три часа дня, но до пяти часов вечера он благословлял молившихся в храме и собравшейся вокруг храма народ. Ему показали могилы расстрелянных в 1919 году священномучеников Митрофана и Леонтия, и он часто потом приходил сюда служить панихиды.

Сразу же по приезде какие-то сердобольные старушки принесли владыке чуть ли не дюжину только что сшитого белья; староста храма святого князя Владимира, заметив на ногах владыки старенькие, с заплатками сапоги, принес ему хорошую теплую обувь. Все это владыка немедленно раздал нищим. Жил архиепископ в двух комнатах. В первой стоял простой сосновый стол, покрытый цветной клеенкой, три или четыре стула, на двух окнах - кисейные занавески, в углу - образа с полотенцами на киотах. Во второй комнате находилась железная кровать, покрытая серым байковым одеялом. Первая комната служила столовой, приемной и кабинетом, вторая - спальней. Дом находился недалеко от Покровской церкви. Каждое утро и каждый вечер владыка шел одной и той же дорогой, через парк, в храм. Каждый раз здесь Архиепископа встречали люди, чтобы идти в храм вместе с ним. И долго-долго потом эта дорога называлась "Фаддеевской".

Где бы Архиепископ ни жил, он не имел ничего своего. Давали ему чай или обед - он пил и ел, если не давали - не спрашивал. Он всегда считал себя гостем и зависимым от того, кто ему прислуживал и помогал.

Архиепископ Фаддей приехал в разгар обновленчества. У православных осталось десять церквей; обновленцы захватили девять церквей и два монастыря и намеревались захватить остальные. Делали они это так. Обновленческие священники ходили по домам. Войдя в дом, спрашивали: "Ты, бабушка, слыхала, как ругают живоцерковников, а ведь это несправедливо. Они лучше, чем староцерковники. Чтобы помянуть родственников о здравии или за упокой, тебе надо идти в церковь, подавать записку, платить деньги, а вот мы будем поминать всех бесплатно. Говори, кого записать?" (6, с. 194).

Люди перечисляли имена, обновленцы тут же уточняли фамилии, и затем эти списки подавались властям как подписи под прошениями о передаче храмов обновленцам. Власти, в свою очередь, спешили передать эти храмы обновленцам. Затем, спустя какое-то время, обновленцы отдавали эти храмы властям для закрытия, как не имеющие прихожан.

В конце мая к Архиепископу Фаддею пришел Аркадий Ильич Кузнецов, духовный сын владыки, юрист по профессии.

- Вот хорошо, что Вы пришли, - сказал Архиепископ. - Давайте подумаем, что делать с обновленцами. Заберут они все наши храмы. Я думаю, надо бы подать жалобу в Москву и поехать с ней Вам и представителям от Церкви.

Перед отъездом Архиепископ Фаддей вручил Аркадию Ильичу письмо на имя Патриарха Тихона, к которому нужно было зайти, прежде чем идти с жалобой к правительственным чиновникам. Патриарх принял их.

- Вы от Астраханского Архиепископа Фаддея? - спросил Патриарх. - Владыка пишет мне о Вас, просит оказать содействие.

Патриарх расспросил, как живет Преосвященный Фаддей, как себя чувствует, как относятся к нему верующие, и, не ожидая ответа, продолжил:

- Знаете ли Вы, что владыка Фаддей святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви - явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражается на здоровье. Разумеется, владыка избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа. Надо молиться, чтобы Господь укрепил его на пути этого подвига" (6, с. 194).

В августе 1924 года Патриарх Тихон пригласил Архиепископа Фаддея приехать в Москву на праздник Донской иконы Божией Матери. Владыка выехал в сопровождении келейника и А.И. Кузнецова. Выехали из Астрахани 29 августа, намереваясь приехать в Москву утром 31 августа, чтобы вечером участвовать в праздничном богослужении. Но поезд опоздал на сутки, и они прибыли только вечером 1 сентября, когда торжества по случаю праздника закончились. 3 сентября у Архиепископа Фаддея был день Ангела; он служил литургию в храме Донской иконы Божией Матери, а по окончании ее Патриарх Тихон пригласил его к себе.

- Я знаю, Вы, владыка, не любите торжественных приемов и многолюдных трапез, - сказал Патриарх. - Я пригласил вас на скромный завтрак, тем более что хочу видеть Вас в самой простой, келейной обстановке.

Во время завтрака Патриарх сказал теплое, сердечное слово в адрес именинника, назвал владыку светочем Церкви, чудом нашего времени.

В ответ Архиепископ Фаддей сказал об исповеднической деятельности Патриарха, о его мужестве в деле управления Церковью. "Я молюсь Богу, чтобы Он сохранил Вашу драгоценную жизнь для блага Церкви", - сказал он. При этих словах Патриарх прослезился (6, с. 195).

За трапезой владыка Фаддей неоднократно начинал разговор об обновленцах, но всякий раз Патриарх махал руками! "Ну их, ну их..." - и переводил разговор на другие темы, не имеющие отношения к практическим делам. Святейшему, по-видимому, хотелось, оставив на время все докучливые ежедневные заботы, утешиться в обществе владыки и самому духовно утешить его, тем более что официальные дела, связанные с обновленцами, разрешить практически было нельзя. Господь их попустил за прошлые грехи многих, и теперь оставалось только терпеть.

Когда завтрак подошел к концу, Патриарх подозвал своего келейника и что-то тихо сказал ему. Тот вышел и вскоре вернулся со свертком.

- Ну вот, Преосвященнейший, - сказал Патриарх, - Вам именинный подарок - по русскому обычаю. Это облачение, причем красивое и сшитое по Вашей фигуре. Хотел подарить отрезом, да ведь вы такой человек - все равно... кому-нибудь отдадите... Да... тут еще мантия, ведь ваша-то, поди, старенькая...

Архиепископ, принимая подарок, собирался было поблагодарить Патриарха, но тут сверток выскользнул, и из него выпал небольшой красный бархатный футляр.

- Да, тут еще маленькое прибавление... Как это я забыл сказать о нем, - широко улыбаясь, сказал Патриарх.

Архиепископ Фаддей открыл футляр. В нем был бриллиантовый крест на клобук (6, с. 196). Подарок Святейшего был кстати. Астраханский владыка в этом отношении почти не заботился о себе. Он ходил в старенькой залатанной рясе, в стареньких, чиненых сапогах, имел одно облачение и одну митру, но всегда был готов сказать слово утешения другому, оказать ему помощь, выслушать его. Зная, что Архиепископ принимает в любое время, некоторые пользовались этим и приходили к нему рано утром. Владыка вставал с постели, наскоро умывался, одевался и безропотно принимал посетителя.

После смерти Патриарха Тихона в 1925 году обновленцы, добиваясь участия православных епископов в обновленческом соборе, обратились к Архиепископу Фаддею с приглашением принять участие в работе по подготовке собора. Владыка ответил: "Имею честь сообщить, что на принятие участия в организационной работе по созыву третьего Всероссийского Поместного собора я не имею канонически законного полномочия" (6, с. 196).

За все время своего пребывания в Астрахани Архиепископ Фаддей ни одного слова не сказал против обновленцев публично, но пример его личной жизни был красноречивее любых слов. Идеолог обновленчества в Астрахани священник Ксенофонт Цендровский, принося публично покаяние в грехе раскола, сказал:

- Долго я коснел в грехе обновленчества. Совесть моя была спокойна, потому что мне казалось, что я делаю какое-то нужное и правое дело. Но вот я увидел владыку Фаддея; я смотрел на него и чувствовал, как в душе моей совершается какой-то переворот. Я не мог вынести чистого, проникновенного взгляда, который обличал меня в грехе и согревал всепрощающей любовью, и поспешил уйти. Теперь я ясно сознавал, что увидел человека, которому можно поклониться не только в душе, но и здесь, на Ваших глазах (6, с. 196).

Нравственное влияние Архиепископа Фаддея на паству было огромное. В домах многих верующих, в переднем углу, вместе с иконами находились фотографии владыки Фаддея (7,с.11).

Денег владыка ни от кого не брал, и несколько приходов заботу о материальном его обеспечении взяли на себя. Квартиру, освещение, отопление и другие расходы, связанные с квартирой, оплачивал приход Покровской церкви, пользование пролеткой - приход церкви св. Иоанна Златоуста. Приход церкви св. апостолов Петра и Павла оплачивал расходы на продовольствие, обувь и одежду. Деньги выдавались келейнице владыки Вере Васильевне. Церковь святого князя Владимира покупала материал и оплачивала шитье из него иподиаконских стихарей и архиерейских облачений, хотя сам владыка предпочитал служить в одном и том же ветхом желтом облачении, а летом в белом полотняном (6, с. 198).

В управлении Астраханской епархией Архиепископ Фаддей почти устранился от административной части. У него не было канцелярии. Была только именная печать для ставленнических грамот и указов о назначениях и перемещениях. За всю свою архиерейскую деятельность владыка ни на кого не накладывал дисциплинарных взысканий: никто не слышал от него упрека или грубого слова, сказанного в повышенном тоне. формуляров на духовенство не велось после того, как во время революции была уничтожена консистория. Да и не было у Архиепископа времени для ведения канцелярских дел. Утром и вечером - служба в церкви, днем - прием посетителей, постоянно толпившихся на лестнице, в коридоре и во дворе. Какой-то сельский священник, узнав о простоте приема посетителей Архиепископом, пришел к нему прямо с парохода в шесть часов утра. И был принят. Священнику пришлось ждать всего минут десять, пока владыка умывался.

Великорецкая икона свт. Николая Чудотворца

Соборным храмом служила Архиепископу Фаддею церковь святого князя Владимира, которая вмещала несколько тысяч верующих. В храме св. апостолов Петра и Павла он служил воскресные всенощные и читал акафист святителю Николаю Чудотворцу. Покровская церковь стала для него Крестовой церковью; в ней он бывал ежедневно и почти ежедневно служил литургию. Постом Архиепископ Фаддей любил служить в единоверческой церкви. Все знали, что каждый день владыка где-нибудь служит. Но были у него постоянно заведенные богослужения. В церкви св. апостолов Петра и Павла он служил всенощную каждую среду, в четверг - акафист святителю Николаю Чудотворцу, в пятницу - акафист Божией Матери в Покровской церкви, в воскресенье - акафист Спасителю в Князь-Владимирском соборе. После службы он проводил беседы; в церкви св. апостолов Петра и Павла разъяснял Новый Завет, начиная с Евангелия от Матфея и кончая Апокалипсисом. В церкви стояла глубокая тишина и какой-то проникновенный покой. После акафиста в Покровской церкви по пятницам Архиепископ Фаддей разъяснял Ветхий Завет, а после акафиста в воскресенье предлагал жития святых дня. Проповеди он говорил за каждой литургией, даже и тогда, когда бывал нездоров. В Астрахани владыка произнес более трехсот проповедей и поучений, не считая многочисленных бесед после акафистов, когда он разъяснял Священное Писание, но записей речей он не хранил (8, с. 337). Обычно их брал себе ключарь прот. Д. Стефановский или переписчицы. Они снимали с них копии и передавали какому-нибудь почитателю владыки (9).

Особый интерес представляет краткое нравственно-назидательное сочинение Архиепископа Фаддея, имеющееся в архиве архиепископа Тверского и Кашинского Виктора, под заглавием: "24 зерна истинного разума, собранные из духовной сокровищницы Священного и священно-отеческого Писания для желающих себе духовной пользы" (10).

29 октября 1926 года был арестован Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский). В права Местоблюстителя вступил архиепископ Ростовский Иосиф (Петровых). 8 декабря он издал распоряжение, в котором назначил заместителей по управлению Церковью архиепископов: Екатеринбургского Корнилия (Соболева), Астраханского Фаддея (Успенского) и Угличского Серафима (Самойловича). Архиепископ Иосиф вскоре был арестован. Архиепископ Корнилий был в ссылке и не мог выполнить возложенное на него поручение, и посему в середине декабря Архиепископ Фаддей выехал из Астрахани в Москву, чтобы приступить к исполнению возложенных на него обязанностей по управлению Церковью. В Саратове он был, по распоряжению Тучкова, задержан и отправлен в город Кузнецк Саратовской области, покидать который ему было запрещено. Только в марте 1928 года власти разрешили ему выехать из Кузнецка. Митрополит Сергий, освобожденный к тому времени из тюрьмы, назначил его архиепископом Саратовским.

Рассказывают, что однажды, когда Волга вышла из берегов, грозя затопить дома и поля, крестьяне пришли к Архиепископу Фаддею просить о помощи. Он вышел вместе с народом на берег реки, отслужил молебен, благословил воду, и после этого она начала быстро спадать (2, с. II).

В ноябре 1928 года владыка Фаддей был переведен в Тверь. Здесь он поселился на тихой улочке в угловом доме с крошечным садом, огороженным высоким деревянным забором. В саду вдоль забора шла тропинка, по которой он подолгу ходил и молился, особенно по вечерам. После молитвы он благословлял на все стороны город и уходил в дом.

Неподалеку от города, в селе Пречистый Бор Архиепископ Фаддей снимал дачу и ездил туда, когда хотел поработать. "Многие думают, что я уезжаю на дачу отдыхать, - говорил он, - а я уезжаю работать и ложусь здесь в три часа ночи. Нужно бы секретаря, но секретаря у меня нет, я все делаю сам". Но и там часто верующие посещали его (6, с. 199). По свидетельству многих прихожан, владыка обладал даром прозорливости и исцеления. Однажды во время елеопомазания одна девушка говорит другой: - Смотри, одной кисточкой мажет, ведь можно заразиться.

Когда девушки подошли, он помазал их не кисточкой, а другим концом ее с крестиком. Как-то пришла к владыке женщина и сказала:

- К дочке ходил богатый жених и приносил подарки. У нас завтра свадьба. Благословите. - Подождите немного. Подождите две недели, - ответил Архиепископ Фаддей. - Ну, как же подождать, у нас все приготовлено: и колбасы куплены, и вино, и студень наварен.

- Нужно подождать немного, - сказал Архиепископ.

Через две недели приехала жена "жениха" с двумя маленькими детьми и забрала его домой.

Жители Твери - Максимова Вера Ефимовна с мужем - имели в городе два дома и, когда жить стало невмоготу, решили один дом продать, но прежде пошли посоветоваться к владыке. Он выслушал их, помолчал и сказал: "Нет моего благословения продавать этот дом, так как он вам еще очень пригодится. Здесь в городе многое будет разрушено, и дом вам понадобится".

Поскорбели супруги, но решили поступить по его благословению. Пришлось, правда, чтобы как-то прожить, заводить корову и засаживать огород. Во время войны один из их домов сгорел, выгорела улица вокруг дома, который Архиепископ Фаддей не благословил продавать, но их дом уцелел и стал пристанищем для всей семьи.

Вера Ефимовна с мужем были "лишенцами", но их не выселили из Твери в 1929 году потому, что их сын Михаил был в прошлом революционером и в конце 20-х годов занимал крупный партийный пост. В 30-х годах он сошел с ума и был помещен в больницу. Вера Ефимовна поехала к нему в больницу. Сын встал перед пей на колени и умолял взять отсюда. Она вернулась в Тверь и сразу же пошла посоветоваться к Архиепископу Фаддею. Он сказал: "Возьми немедленно: он никому из вас не принесет зла, и терпи его до самой смерти". Супруги сделали так, как благословил владыка. Больной умер во время войны; перед смертью он обратился к Богу, пособоровался и причастился.

Как-то Вера Ефимовна поранила палец, и он у нее очень долго болел. Врачи, видя, что ничто не помогает, предлагали отнять его, но она не согласилась. Однажды, благословляя ее, Архиепископ Фаддей спросил, почему она ходит с завязанным пальцем. Она ответила, что он давно у нее болит и врачи предлагают отнять его. Владыка взял ее за большой палец, три раза сжал, и вскоре палец зажил (6, с. 199).

Житель Твери Александр Куликов, когда ему было три года, упал и сильно расшибся. В боку образовалась опухолью. Его мать обратилась к хирургу, и тот предложил сделать операцию, хотя сам сомневался в положительном ее исходе. Сильно скорбя, мать понесла мальчика в храм к литургии. Служил Архиепископ Фаддей. Со слезами мать поднесла мальчика ко святой Чаше. Владыка спросил, о чем она плачет. Выслушав, он сказал, что операцию делать не нужно, надо помазать больное место святым маслом. Она так и сделала, и мальчик вскоре поправился (6, с. 199 - 200).

Всех приходящих к нему Архиепископ Фаддей принимал с любовью, не отказывая никому. Он знал, что сейчас время скорбей, и кому, как не архипастырю, утешать свою паству.

Многие, видя его праведную жизнь и веря в его молитвенное предстательство перед Богом, ходили к нему за благословением на те или иные начинания. И он всегда в этих случаях благословлял, определенно говоря "да" или "нет" и никогда не говоря: "Как Бог благословит" (11, с. 6).

Питался он, как правило, грибным или овощным супом и овощными котлетами; в скоромные дни ему подавали рыбный суп с кусочком рыбы и немного каши. Утром он пил один стакан густого, только что заваренного чая с булочкой, а в скоромные дни булочку намазывал сливочным маслом. Рассказывали, что Архиепископ Фаддей носил вериги, и келейнице не раз приходилось смазывать раны от них. Ради подвига, чтобы не ублажать бренное тело, он не мылся, а только обтирался.

Проповеди владыка говорил за каждой литургией; они были лишены светских примеров и житейских слов: из глубины души он извлекал только тот святоотеческий дух назидания, который жил в нем самом.

По свидетельству всех знавших владыку, в его образе паства видела молитвенника и подвижника, подобного древним русским святым. Каждую среду владыка читал акафист святому Михаилу Тверскому и проводил беседу.

Князь Михаил Тверской

В Твери православные люди любили владыку. Часто его карету сопровождало много верующих, и люди, завидя издали Архиепископа, кланялись ему, а он, остановив пролетку, благословлял народ. Возил владыку один и тот же извозчик. Властей раздражала любовь народа к Архиепископу Фаддею. Часто бывало, когда извозчик подъезжал к дому владыки, к нему подходил чекист и говорил: - Не езди больше с владыкой, а то мы тебя убьем. Незадолго перед своим арестом Архиепископ Фаддей сказал извозчику: - Не бойся, смерти не надо бояться, сегодня человек живет, а завтра его не будет. Не прошло и недели после этого разговора, как извозчик скончался (11, с. 6).

1936 год. Власти отбирали у православных последние храмы. Обновленцы ездили по Тверской епархии, требуя от настоятелей храмов передачи их обновленцам. Но духовенство, хорошо зная своего архиепископа-подвижника и его наставления относительно обновленцев, не поддавались ни на уговоры, ни на угрозы. 29 сентября 1936 года власти лишили Архиепископа Фаддея регистрации и запретили ему служить, но владыка продолжал служить в последнем храме за Волгой.

Власти продолжали гонения на православных. Отобрали Вознесенскую церковь, Архиепископ перешел служить в Покровскую; после того как и ее отобрали, он ездил в храм иконы Божией Матери "Неопалимая Купина". Когда закрыли и этот, владыка стал ездить за Волгу в единоверческий храм, где служил во все воскресные дни и в праздники.

В декабре 1936 года митрополит Сергий назначил на Тверскую кафедру архиепископа Никифора (Никольского), но признание Архиепископа Фаддея великим праведником было столь безусловно, что духовенство епархии по-прежнему сносилось с ним, как со своим правящим архиереем.

Летом 1937 года начались массовые аресты. Многие из духовенства и мирян во главе с жившим на покое епископом Григорием (Лебедевым) были арестованы в городе Кашине и расстреляны. Было арестовано почти все духовенство Твери и области. Следователи расспрашивали об Архиепископе Фаддее. Священник села Ерзовка Митрофан Орлов после долгих и мучительных пыток в октябре 1937 года согласился подписать любые составленные следователем протоколы допросов, даже и те, в которых возводилась клевета на архиепископа Фаддея. Вызывались в НКВД в качестве свидетелей и обновленцы, которые давали показания против Архиепископа (6, с. 201).

20 декабря, около восьми часов вечера, сотрудники НКВД пришли арестовать Архиепископа Фаддея (12). Перерыли весь дом, обыскивали до пяти часов утра, но ни денег, ни чего-либо ценного не нашли.

- На что же вы живете? - спросил один из них. - Мы живем подаянием, - ответил Архиепископ.

Взяли панагию, кресты, потир, дароносицу, облачение, двадцать семь штук свечей, тридцать четок, духовные книги, тетради с записями Архиепископа, официальные циркуляры Московской Патриархии, фотографии, два архиерейских жезла.

На допросах в тюрьме Архиепископ Фаддей держался мужественно. Следователи добивались узнать, как и кто помогал ему материально. Он отвечал:

- Материальная помощь передавалась мне лично в церкви в виде доброхотных подношений, фамилии этих лиц я назвать не имею возможности, так как их не знаю.

- Ваши показания ложны. Средства вам передавались не в церкви. Следствие располагает данными об использовании по сбору средств среди ваших знакомых малолетних детей, школьников.

- Я отрицаю указанные факты и категорически заявляю, что я не использовал для сбора мне средств на прожитие малолетних детей. Средства мною получались, как я указывал, в церкви.

- Кто вами был назначен благочинным в Ново-Карельский район?

- В 1935 году мною был назначен Орлов Митрофан.

- Изложите подробно, какой разговор на политические темы у вас был с Орловым Митрофаном перед его отъездом в село Ерзовка.

- Вел ли я какой-либо разговор на политические темы, не помню.

- Какие задания антисоветского характера вы давали Орлову Митрофану?

- Антисоветских заданий я не давал, а наоборот, мной ему давались указания о том, чтобы он действовал в соответствии с существующими законами.

- Показание ваше ложно. Следствием установлено, что вы давали Орлову Митрофану задание об организации контрреволюционной деятельности.

- Показания, данные следователю, являются правдивыми. Мною никогда никаких контрреволюционных заданий не давалось.

- Вы арестованы за контрреволюционную деятельность... Признаете ли себя виновным?

- В контрреволюционной деятельности виновным себя не признаю, - твердо ответил Архиепископ (13, л. 10 об. - II об.).

Недолго пробыл владыка в тюрьме, но и в эти последние дни ему пришлось претерпеть множество унижений. Тюремное начальство поместило владыку в камеру с уголовниками, и те насмехались над ним, старались его унизить.

И тогда Матерь Божия Сама заступилась за Своего праведника. Однажды ночью Она явилась главарю уголовников и грозно сказала ему: - Не трогайте святого мужа, иначе все вы лютой смертью погибните.

Наутро он пересказал сон товарищам, и они решили посмотреть, жив ли еще святой старец. Заглянув под нары, они увидели, что оттуда изливается ослепительный свет, и в ужасе отшатнулись, прося у святителя прощения.

С этого дня все насмешки прекратились и уголовники даже начали заботиться о владыке. Начальство заметило перемену в отношении заключенных к владыке, и его перевели в другую камеру.

Все эти бывшие заключенные остались живы. Один из них, оказавшись перед финской войной на призывном пункте в Торжке, рассказал о том случае Александру Пошехонову, узнав, что тот верующий (2, с. II).

Через десять дней после ареста Архиепископ Фаддей был приговорен к расстрелу. Он обвинялся в том, что "являясь руководителем церковно-монархической организации, имел тесную связь с ликвидированной церковно-фашистской организацией в г. Кашине (участники которой в числе 50 человек приговорены к высшей мере наказания) давал задания участникам на организацию и насаждение церковно-монархических групп и повстанческих ячеек, по Карельскому национальному округу через своего посланца Орлова Митрофана, осужденного к ВМН - расстрелу, осуществлял руководство по сбору средств на построение нелегального монастыря и руководил организацией систематической агитации" (14, л. 45). Святитель Фаддей был казнен 31 декабря 1937 года (15, л. 46).

Рассказывают, что его утопили в яме с нечистотами. После его смерти тюремный врач предупредила верующих, что вскоре владыку повезут хоронить. 2 января 1938 года. Около четырех часов дня. Скоро будет смеркаться, но еще светло. Со стороны тюрьмы через замерзшую Волгу двигались сани по направлению к кладбищу. На кладбище были в это время две женщины. Они спросили: - Кого это вы привезли?

- Фаддея вашего привезли! - ответил один из них.

Тело владыки было завернуто в брезент, но в выкопанную неглубокую яму его опустили в нижней одежде.

Весной после Пасхи 1938 года женщины вскрыли могилу и переложили тело Архиепископа в простой гроб. Одна из женщин вложила в руку владыке пасхальное яйцо. На месте могилы был поставлен крест и на нем сделана надпись, но вскоре он был уничтожен властями (6, с. 202). Прошло много лет. Храм, стоящий на кладбище, был разрушен, снесена и уничтожена большая часть памятников и крестов, и точное место могилы Архиепископа Фаддея было забыто.

Все эти годы верующие Твери хранили память о владыке Фаддее и о его могиле. По благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора иеромонах Дамаскин предпринял попытку обнаружить останки владыки Фаддея. Одна из верующих, долгое время занимавшаяся этими поисками, Ю. Е. Топоркова, осенью 1990 года нашла точное место захоронения владыки. Экспертиза, проведенная в Москве, подтвердила, что найденные останки принадлежат владыке Фаддею (16).

В 1991 году Синодальная Комиссия по изучению материалов, относящихся к реабилитации духовенства и мирян Русской Православной Церкви, получила сведения из Тверской прокуратуры о реабилитации Архиепископа Фаддея (Успенского) (2, с. II).

26 октября 1993 года, в праздник Иверской иконы Божией Матери были обретены честные останки архипастыря-мученика, которые находятся ныне в Вознесенском соборе города Твери. В Твери есть люди, которые помнят святителя Фаддея по Твери, Астрахани и другим местам его службы. Это, в частности, Аркадий Ильич Кузнецов.Из воспоминаний А. И. Кузнецова.

"Я взял на себя непосильный труд воспроизвести на бумаге облик Архиепископа Фаддея (Успенского), заранее зная, что этого сделать не могу: не хватит писательского таланта. Перед мысленным взором того, кто прочтет эти записи, я должен воссоздать образ человека необычайной монашеской красоты: мистического склада души, аскетических подвигов, ревностного, до самоотверженности, отношения к Церкви, смирения, кротости, беспредельной доброты и любви к людям. Какая-то необычайная гармония царила во всем существе этого человека. Я чувствовал эту гармонию, соприкасаясь с ним; она явственно мне слышится и сейчас, когда я пишу эти строки. Но как передать ее тем, которые не видели его? Для этого нужно владеть огромным художественным воображением.

Не так много прошло со времени его кончины, но обычное среди людей забвение вступает и по отношению к нему в свои права. Образ его тускнеет, расплывается в отрывочных воспоминаниях, хотя и рисуется в верных очертаниях тем, кто знал его лично и знает со слов других. И уходит, таким образом, из памяти верующего общества замечательный русский человек, которому был дорог родной народ и Святая Церковь, которую он любил до самозабвения. Именно вот эти кусочки его жизни, из которых я решился воссоздать его образ, помогут задержать Архиепископа Фаддея (Успенского) в памяти, не дадут ему уйти совсем и отдадут его под покровительство современного и будущего поколения людей, которые не утратили и не утратят способности распознавать в людях прошлого их величайших нравственных качеств и уважения к ним.

Владыку Фаддея (Успенского) считали святым, - и эта репутация святости создавалась не только верующими-астраханцами; в кругах иерархических о нем отзывались точно так же.

Аскетический строй жизни, разумеется, сохранился у владыки и во времена служения его в Астрахани. Может быть, его духовные дарования здесь даже стали выше и глубже, если, рассуждая по-человечески, учесть, что покинув Владимиро-Волынскую кафедру, он на протяжении почти пяти лет, с небольшим перерывом, был лишен свободы. Сознание ответственности от жизни, от людей, которым он служил своими монашескими идеалами, житейская скорбь, естественно, должны были углубить в нем чувство самоотрешенности и проявиться в высшей форме. Во всяком случае, астраханцы увидели в нем всю необычную красоту монашеского духа, духовного созерцания и богомыслия. Именно таким предстает владыка Фаддей (Успенский) в памяти тех, кто его знал и видел.

Я неоднократно испытывал непонятное состояние грусти от встречи с владыкой Фаддеем. Смирение, детская незлобивость души, застенчивая улыбка этого святого человека волновали меня, покоряли мое воображение и открывали в нем для моего внутреннего созерцания неисчерпаемые источники человеческих добродетелей. Но вот мы расставались с ним, и мне становилось грустно.

Мне представлялось, что монашеский строй жизни выработал у владыки Фаддея (Успенского) познание, что помимо монашеского духа - созерцания и богомыслия, его внешняя миссия как епископа должна состоять в постоянной апостольской связи с народом, в назидании верующего сердца. Все остальное приложится. Именно такое чисто духовное управление душами верующих, составляющих тело Церкви, импонировало внутреннему убеждению владыки. И не случайно говорил он часовые проповеди за каждым богослужением, вел беседы за акафистами, объяснял Священное Писание, предпринимал апостольские поездки по епархии.

И верующие люди, следовавшие за ним тысячами, видели в нем не только отрешенного от всего мирского, святого человека, но и своего духовного вождя - внешний притягательный центр...

Я был у владыки Фаддея в Твери в 1931 г., затем в январе 1933 года. В Твери, как и в Астрахани, владыка был окружен всеобщей любовью верующих. Зримо ощущал я эту любовь в несметной массе богомольцев за его богослужениями. И сам владыка отвечал народу любовью, единением с ним, каждодневным посещением храмов, постоянными проповедями и поучениями, самоотверженным служением Церкви.

Скорбью легло на мою душу известие о кончине владыки. Тем сильнее была эта скорбь, что владыка скончался в тяжелых условиях заключения. Верующие знают, что переселился этот подвижник веры в лучший мир. Но говоря о смерти, я не встречал человека более живого, чем владыка Фаддей. Трудно представить, что его нет среди нас, среди верующих, окружавших его святой любовью. Он живой, потому что живет в памяти современников, как пламенный провозвестник Христовой Истины, как апостол, как человек, не знавший других интересов, кроме интересов Церкви. В унижении, гонениях, узах, но в величии духа и несгибаемой воли стоит он на Божественной страже в нашем живом сознании и указывает путь в жизнь лучшую, вечную. Он животворил в людях христианский дух - в этом его память и бессмертие" (II, с. 6).

Воспоминания М. Смыслова

"С восторгом и радостью прочитал я записки Аркадия Ильича о владыке Фаддее (Успенском). Образ этого необыкновенного человека, который был близок мне и моей семье, предстал передо мною во всем величии и красоте. Многое из того, что содержится в записках, мне неизвестно лично и особенно та часть, в которой упоминается о ежедневных богослужениях и проповедях приснопамятного владыки. Не могу не вспомнить тысяч благоговейных богомольцев, неизменно присутствовавших на его богослужениях и огромной толпой сопровождавших его из церкви домой.

В сознании верующих он был окружен ореолом святости. В этой связи не могут забыть такого события. В единоверческом храме идет литургия. Владыка Фаддей стоит с чашей и преподает Святые Тайны. Верующие один за другим подходят к Чаше. Но вот неожиданность: владыка отстраняет от Чаши молодую девушку и с волнением что-то говорит ей. Девушка в слезах и в какой-то растерянности уходит с амвона, ее окружают, спрашивают о случившемся, и она рассказывает, что вчера держала пари с подружками, что может причаститься без исповеди, но вот сегодня, едва подошла к Чаше, как неожиданно услышала от владыки: "Отойдите в сторону и не делайте греха; поисповедайтесь сначала..." Я помню и эту плачущую, растерявшуюся девушку и то огромное, потрясающее впечатление от ее рассказа. Девушка эта впоследствии стала глубоко верующей и часто рассказывала людям об этом случае.

Помню я этого чудесного человека и молюсь об упокоении его святой души в обителях Отца Небесного" (8, с. 358).

Воспоминания А. А. Соловьева

"В то время я ходил в церковь довольно редко, обычно на богослужения, совершавшиеся владыкой Фаддеем. Они производили на меня глубокое впечатление. Особенно памятно мне, с какою умилительной кротостью, с каким искренним глубоким религиозным чувством он возглашал: "Услыши ны. Боже, Спасителю наш, упование всех концов земли и сущих в море далече". Когда я впервые это услышал, то был совершенно потрясен, ибо я совершенно ясно слышал не богослужебный возглас, но обращение владыки к Богу, как предстоящему перед ним живому Существу. И вообще все богослужение владыки производило впечатление живой, непосредственной его беседы с Богом. Это ощущалось не только мною, но и многими, а возможно и всеми.

В домашней обстановке мне пришлось видеть владыку Фаддея всего один раз у священника И. (оанна - Сост.) - Златоустовской церкви о. Федора Лебедева. Не помню, о чем говорили за столом. Владыка казался спокойно сосредоточенным и как бы несколько отчужденным от всего окружающего, казалось, что он находится в ином плане бытия, и это представлялось наиболее необычным для него, как архиерея и как человека. Это впечатление необычности владыки было таким же всеобщим, как и умиление перед его личностью, возбуждавшее всеобщую любовь к нему.

При таком епископе, каким был владыка Фаддей, обновленцы не могли, конечно, иметь никакого внутреннего успеха, так как вся ложность их отношения к Церкви становилась совершенно очевидной при сопоставлении с отношением к Церкви истинного архипастыря, каким был приснопамятный владыка Фаддей.

В этой связи мне вспоминается интересный факт. В 1925 году обновленческий "митрополит" Александр Введенский читал во всех городах по Волге свои лекции и вел диспуты. Одновременно на местах он проводил политику укреплению обновленчества. О своей поездке Введенский поместил очерк в журнале "ВЦУ". В нем он писал, что в Астрахани ничего нельзя сделать для церкви, пока там сидит епископ фанатик Фаддей (Успенский)". Конечно, правильнее было бы сказать, что в Астрахани нельзя причинить вреда Церкви, пока там такой дивный епископ Фаддей.

В 1928 году владыка Фаддей управлял Саратовской епархией и там в самое короткое время приобрел такую же всеобщую любовь. Вечная память светлому Ангелу нашей Святой Церкви!" (8, с. 361 - 362).

В связи с возрастающим почитанием архиепископа Фаддея в Тверской епархии архиепископ Тверской и Каширский Виктор 24 апреля 1991 года направил письмо председателю Синодальной Комиссии по канонизации святых митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию с просьбой о возможности причисления к лику святых святителя Фаддея (Успенского) (17). Но для решения этого вопроса, по словам митрополита Ювеналия, "необходимо было привлечь еще более обстоятельные данные" (21, с. 1).

О современном почитании святителя Фаддея свидетельствуют настоятель Успенского собора г. Твери протоиерей Владимир Лебедев, Зинаида Ивановна Волнухина и Антонина Петровна Михайловна.

"По поводу почитания памяти убиенного Архиепископа Тверского Фаддея, - пишет протоиерей Владимир, - могу сообщить следующее.

В 1985 году благочестивые прихожанки собора "Белая Троица" пригласили меня посетить могилку владыки Фаддея, где я совершил панихиду. Затем на ней был восстановлен металлический крест и сделана надпись под стеклом.

Позже еще несколько раз посещал могилку и служил панихиды. Прихожанки (не помню кто) рассказывали, что люди узнали об убийстве архипастыря и ждали, когда его тело вывезут из тюрьмы. Тело везли на телеге в сопровождении охраны с оружием. Тело лежало завернутым в брезент, так и бросили его в яму, не обозначив захоронения. Но люди тут же молились об усопшем и запомнили место" (18).

8 мая 1996 г.

В своем письме к архиепископу Тверскому и Кашинскому Виктору Волнухина 3.И. и Михайлова А.П. сообщают следующее:

"С великой радостью узнали мы о Вашем намерении поднять вопрос о канонизации Архиепископа Тверского и Кашинского Фаддея, которого мы знали и любили.

О владыке Фаддее можно было бы говорить много, ибо жизнь его была проникнута любовью и благочестием. При общении с ним каждый чувствовал исходившую от него благодать; во время совершаемых им богослужений мы ощущали себя как бы воспарящими в горные высоты. Кто бы ни обращался к нему из страждущих, не оставался без духовной поддержки и материальной, когда требовалось, помощи. Святость владыки Фаддея не вызывает у нас сомнений. Простите и благословите, Ваши духовные чада

1/111-1996 г. Волнухина З.И. и Михайлова А.П." (19)

Почитает верующий народ Архиепископа Фаддея и в Астраханской епархии. Об этом свидетельствует епископ Астраханский и Енотаевский Иона в своем письме к председателю Комиссии по канонизации святых митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию. "Благоговейную память о владыке Фаддее Успенском до сих пор хранят астраханцы, вписывая его имя в первую строчку своих помянников, а его фотографии и сейчас можно увидеть во многих домах, под святыми образами" (20, с. 8).

Архиепископ Полтавский и Кременчугский Феодосий в своем письме к архиепископу Тверскому и Кашинскому Виктору 23 октября 1996 года свидетельствует:

"В мою бытность Астраханским епископом я слышал от многих прихожан самые восторженные отзывы об Архиепископе Фаддее. Он был ревностным служителем алтаря Господня, твердым в Православии, простым в обхождении; был смирен до зела, большой молитвенник и постник.

Закончил свою жизнь он мучеником в ссылке. Думаю, что его можно причислить к лику святых Русской Православной Церкви" (22).

Сохранилась память о владыке Фаддее и в Саратовской епархии, где он проходил свое архипастырское служение в 1927 - 28 годах. Об этом свидетельствуют материалы, присланные председателю Комиссии по канонизации святых митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию архиепископом Саратовским и Вольским Александром /24/. В этих материалах, в частности, содержатся воспоминания двух женщин, близко знавших владыку в Саратовский период его служения. Так, В.А. Артемьева вспоминает о богослужениях, которые совершал Архиепископ Фаддей: "Службы совершал долго, литургию с 10 до 3 часов дня. Служил много, все воскресные праздничные всенощные и литургии, акафисты, праздники святых. Был отличный проповедник, каждую службу говорил проповеди, так что дети стояли и не уставали. Его при жизни считали святым". О диспутах с атеистами в Саратове, в которых владыка Фаддей явил себя подлинным исповедником Христовым, пишет А.М. Тренина: "В доме Красной Армии в 6 часов вечера собралось много народа разных возрастов. Докладчик - атеист - пришел раньше всех, ожидая архиерея Саратовской епархии. Открывается дверь, входит высокочтимый человек в священной одежде, прогремели аплодисменты. На кафедру входит ярый коммунист и несет всякую чепуху о жизни Христа... После него выступает с речью владыка - это и был Фаддей, который стоял во главе всех церквей Саратовской области. В своей речи с Крестом и Евангелием в руках он разъяснял присутствующим, Кто же такой Христос. В зале была глубокая тишина. Из Евангелия было много прочитано о сущности Христа, о Его истине. Много задавалось вопросов, и отец Фаддей отвечал на них и устно, и обращаясь к Евангелию и Кресту. Когда истекло время и закончилась беседа, докладчик-атеист был посрамлен, а отцу Фаддею преподнесли массу цветов и благодарностей. Эти диспуты продолжались почти до Пасхи".

7 мая 1996 года архиепископ Тверской и Кашинский Виктор обратился к митрополиту Ювеналию с просьбой: "вновь рассмотреть вопрос о канонизации Архиепископа Фаддея". (21, с. 1).

"Основательным и характерным, полагаю, - пишет в своем письме архиепископ Виктор, - установившиеся со дня кончины непроизвольное, никем не организованное почитание имени и образа владыки - мученика как святого. Эта растворимая и длящаяся во времени благочестивая народная традиция, особенно проявляется сейчас, когда многие приходят в Вознесенский собор, чтобы поклониться гробнице, в которой почивают останки новомучепика, поставить свечу или совершить заупокойную литию" (21, с. 1 - 2).

О молитвенном предстательстве святителя Фаддея свидетельствуют и чудеса, совершаемые в настоящее время. Об одном из них сообщается в письме к архиепископу Тверскому и Кашинскому Виктору 23/Х-96 г. прихожанкой Вознесенского собора г. Твери Бабаловой Л.В.: "Ваше Высокопреосвященство!

Христианский долг понуждает писать о событии, происшедшем лично со мною. Случилось это прошедшей зимой, в середине декабря.

Милостию Божией довелось мне терпеть скорби и молить Бога о помощи в исцелении. Только захотел Господь прославить своего святого и по его молитвам послал мне утешение, после чего святой явился в своем земном образе: в облачении иеромонаха, в черной мантии, клобуке с наметкой, с золотым крестом на груди. Сначала он приложился устами к иконе Божией Матери, находившейся слева от него, затем повернул свое лицо ко мне и слегка поклонился. Мысленно благодаря, старались узнать и запомнить лицо святого. Вечером того же дня поехала в храм Вознесения Господня, поднялась наверх и сразу увидела икону святителя Фаддея и поняла, что это он, своими молитвами поддержал, когда мне было очень плохо. После окончания службы я с благоговением приложилась к раке с мощами и почувствовала исходящую от них благодать.

После этого случая мне захотелось обратиться к святому Фаддею за помощью для моих близких. Он действительно помогал своими молитвами и явился мне уже в небесной славе и образе золотокудрого юноши в сверкающих светом одеждах.

О чем свидетельствую и представляю на Ваш суд, благодаря милость Господа и Пресвятой Богородицы! С почтением

Раба Божия Людмила. 23.10.1996 г. г. Тверь.

Все эти свидетельства о праведной жизни, дарах чудотворения, аскетических подвигах молитвенника и исповедника Архиепископа Фаддея, совершавшего свое святительское служение в разных епархиях Русской Православной Церкви - Астраханской, Саратовской, Тверской, - всюду, где он почитается поныне, являются живым подтверждением святости Божия избранника, пролившего кровь свою за Христа и Его Святую Церковь

0

84

.......................продолжение от 31 декабря

Мч. Виктора Матвеева (1936),
прославленного с сонмом Верненских (Алма-Атинских) мучеников.
Место рождения Новгородская губ., Боровичский у., Никондровская вол., с.Боровичи
монах
По данным [1] и [Зв1] родился в 1869г.
Родился в семье постоянного солдата Царской Армии.
Известный в г.Алма-Ате как странник Виктор. Был сподвижником монахов Пахомия (Русина),
Анатолия (Смирнова), Феогноста и Ираклия (Митяхи). В юности был исцелен о.Иоанном
Кронштадтским от неизлечимого недуга и благословлен им на странничество, заповедавшим
ему питаться хлебом, сахаром и чаем. Виктор распрощался с матерью и ушел странствовать
Много лет странствовал по России, бывал в Сибири, на Украине - в Киеве и др. местах.
В г.Верный (Алма-Ата) пришел перед революцией
По воспоминаниям А.С.Нагибиной [2]:
   "Построил себе келью на самой вершине Мохнатой сопки, но проведя там одну зиму,
    по причине глубокого снега на вершине горы, не имея возможности общения с другими
    подвижниками, спустился ниже на гору Горельник"
  "Там тоже поставил себе келью - маленькую рубленую избушку, в ней печка
    глиняная, кровать - три горбылины, устланные соломой, - да стол. Так и жил.
      "Семиречье, - говорил он, - лучше всех мест. И народ очень хороший в Семиречье,
       добрые и верующие люди".
В 1923г. из Аксайского ущелья пришел на эту же гору иеромонах Пахомий (Русин).
Скит на Мохнатой сопке, где жили монахини, находился неподалеку.
Из воспоминаний А.Нагибиной [2]:
    "Виктор ходил к нам часто, и мы к нему часто ходили... И в город он приходил
     на каждый праздник и в каждый пост говеть и причащаться. Этот Виктор - на весь
     город был! Это чудной жизни старичок. Как увидят его: "Виктор идет к нам!" - и
     каждый старается дать ему кто сахара, кто сухарей, кто чая. Больше он не брал
     ничего и денег не принимал, не любил деньги... Спрячет все подаяние за пазуху
     своего зеленого брезентового плаща, кушаком подвяжется и уходит в горы.
     Круглый год ходил он в брезентовом плаще, зимой и летом...
     Он был маленького роста, сухощав, быстр, но не резок в движениях, с негустой
     темно-русой бородкой и темными, прямыми и длинными волосами, лежащими на
     прямой пробор. Говорил он быстро, чуть надтреснутым голосом...
     На Горельнике жил огромный медведь. Иногда он спускался с горы и садился
     неподалеку от Викторовой кельи. Но Виктора он никогда не трогал и, когда
     подвижник говорил ему: "Иди, мишка!" - медведь вставал и уходил".
Из воспоминаний монахини Магдалины (Халиной Ф.С.) [2]:
    "Мы много странствовали в то время по горам: о.Пахомий, Виктор, я и Саня
     Нагибина. От самого Каскелена до Тургеня пешком по горам ходили...
     А бывало, сидит Виктор в своей келье, потом встрепенется, побежит к
     о.Пахомию: "Бери скорее чайник, бежим туда, далеко по щеле в горы, там
     есть святое место, там чайку попьем. Там святое место! Там - Ангелы!...".
     С о.Пахомием они много странствовали. Куда бы ни шел Виктор, все с Пахомием...
     Отец Пахомий молился много. Виктор тоже был сильный молитвенник. Но как и
     когда он молился, я не знаю. Иногда он по неделе жил на Медео в скиту,
     в Саниной келье, а Саня ко мне переходила... ".
Из воспоминаний А.Нагибиной [2]:
    "О сокровенной жизни его внутреннего человека мы знали мало. Но не могли
     не чувствовать, что за внешним его чудачеством и юродством кроется
     самоотверженный подвиг, за неназойливым ворчанием - любовь к нам, как к детям
     немощным и неискусным, за видимой общительностью - великая тишина и тайна
     созерцания невидимого мира...
     Это было в конце 1920-х годов, летом. Мы с инокиней Мариамной ходили по горам.
     Пришли на Горельник в келью к Виктору. Неподалеку под горой была яма, в которой
     он молился. Был поздний вечер... Не помню зачем, я вышла из кельи и пошла
     в сторону ямы. И вдруг вижу - Виктор стоит на коленях в воздухе, примерно
     в метре от земли и еще в 1,5 м от дна ямы и молится с воздетыми к небу
     руками. Я была порясена, мне стало страшно не потому, что он стоял на воздухе -
     я читала жития святых и знала о такой молитве - а потому, что своим приходом
     мы мешаем ему молиться, нарушаем его тишину. И тихо-тихо, чтобы веточка не
     хрустнула, я попятилась назад, а, зайдя за гору, побежала что есть сил к
     Мариамне, рассказала о том, что видела, и мы ушли, оставив его... ".
В конце 1920-х и начале 1930-х гг. церковная жизнь в Алма-Ате терпела особые
потрясения. В городе происходили поголовные аресты духовенства, монашествующих
и просто православного люда. В горах - облавы на пустынников... В горах монахи
жить уже не могли. Те, кто не был арестован, спустились в город.
О.Пахомий тоже покинул свою келью.
Лишь Виктор оставался на Горельнике, но жил тихо, втайне от чужих.
Он по-прежнему приходил к сестрам-монахиням в Никольскую церковь и в его поведении
не было особых перемен... После ареста о.Александра Скальского и о.Стефана Пономарева
10 декабря 1931г. Виктор перестал бывать в Никольском храме. А.Нагибина с инокиней
Мариамной заходили к нему на гору Горельник
С начала 1930-х годов вплоть до своего ареста жил в Аксайском ущелье. Имел
непрестанную умно-сердечную Иисусову молитву, в молитве поднимался от земли. В
народе пользовался авторитетом как прозорливый старец
Из воспоминаний Н.Г.Казулиной [2]:
"В 1932г. мать Рафаила возила меня в Алма-Ату. Мы приехали к матушкам
   Евфалии, Марьяше, Феодоре, с которыми жила племянница матушек Феодоры
   и Александры Настенька Нагибина.
   Никольский собор был тогда еще открыт, там служил епископ Герман.
   А в подвале собора жили матушки. Они пекли просфоры для собора и собирали
   сухарики - передачи для подвижников алма-атинских: отца Виктора, отца
   Тавриона. Отец Таврион, когда мой папа приехал в Алма-Ату, говорил ему, что
   он много лет, не посещая город, жил в горах и ел дикую картошку и траву.
   Тогда же я слышала об иеромонахах Серафиме и Феогносте, которые уже были
   расстреляны, за них там молились и считали их великими подвижниками
   Мы с матушками Рафаилой и Феодорой, по поручению о.Пахомия, пешком,
   с котомками, поднимались в горы на Медео, где по правой стороне ущелья
   находилась его пещера. В пещере у него была мука в жестяных баночках.
   Так мы шли с горына гору, между елок, и вот добрались до одной елки. Корни
   ее лежали на земле, матушки их раздвинули, нашли там дверку и вошли в пещеру.
   В пещере пахло цвелью, в уголке был сделан из глины святой уголок и стояла
   картонная иконочка. Мы помолились, взяли там муку в жестяных баночках и
   пошли к отцу Виктору (Матвееву) - он жил на другой горе.
   Мы принесли ему сухарей. У отца Виктора был деревянный домик, сруб два метра
   на два. И что я запомнила: внути домик был красный от клопов.
   Отец Виктор (вот старец был! на нем засаленная фетровая шляпа, одет в
   подрясничек, сверху плащ), завел нас в свою келью и сказал: "Ночуйте здесь и
   ни одного клопа не давите! Это тоже творение Божие!". В келье стоял керосин.
   Матушки натерли меня керосином (клопы керосина боятся), и я ночью все-таки
   спала, а они не спали. Отец Виктор ушел ночевать куда-то под елку. А утром
   пришел. Я слышу, он с кем-то разговаривает и думаю: "С кем он разговаривает?"
   А он приручил ворона, говорит ему: "Сейчас, чейчас тебе дам". А ворон ему
   отвечает с дерева: "Кар! Кар!". Я не знаю, был ли он монахом, но мы его
   называли "старец Виктор". Мы у него переночевали, он нас напоил чаем,
   поухаживал за нами, и мы отправились в город... "
Странника Виктора арестовали ночью, в горах. В одно время с ним в городе арестовали
Александру Нагибину. Немного позже арестовали в городе отца Пахомия Русина
и других монахов и монахинь.
Обвинение "руководитель алма-атинской части к/р группы церковников"
Статья ст.58-10,58-11 УК РСФСР
Приговор=5 лет ссылки в Казахстан
Групповое дело "Дело иеромонахов Макария (Ермоленко), Пахомия (Русина) и др. Казахстан, 1936г."
Из обвинения:
  "Задачи к/р группы монахов сводились к следующему:
     1). Переход на нелегальную её реятельность.
     2). Проведение к/р религиозной работы среди верующих с цеелью срыва
         мероприятий Советской власти в области колхозного строительства и
         агитации против сов. власти...
  Руководителем алма-атинской части группы церковников был Матвеев Виктор Матвеевич.
   эта часть группы, обосновавшаяся в горах Аксая, развернула свою религиозную
   деятельность среди верующих Никольской церкви г.Алма-Аты.
   Пользуясь репутацией "прозорливого старца", Виктор привлекал к себе массу
   паломников-верующих, которые, несмотря на дальность расстояния (30км),
   систематически посещали тайные кельи монахов в мест.Аксай, приносили им
   продукты и участвовали в тайных богослужениях.
   Связь между "талгарской" и "аксайской" группами контрреволюционеров
   осуществлялась путем встречи руководителей Макария, Пахомия, Виктора, Антония
   в Алма-Ате на квартирах у монашек или в Никольской церкви. Пребывание
   участников группы в Алма-Ате тщательно конспирировалось...
   Кроме тайной деятельности, монахи вели систематическую а/с агитацию среди
   посмещавших их верующих, распросраняли провокационные слухи о войне, о
   скорой кончине мира, агитировали против колхозов...
   В июле 1935г. в горах Аксая в келье монаха Виктора обсуждался вопрос о
   неизбежности войны и скором падении Советской власти... "Из Алма-Атинской тюрьмы старец Виктор был направлен в Караганду, оттуда
в 1936г. переведен в Кзыл-Орду.Находился в ссылке в пос.Орловка Южно-Казахстанской обл..Был арестован в ссылке
тройка при УНКВД по Южно-Казахстанской обл.
30/12/1937
Обвинение "участник контрреволюционной организации церковников, систематическая к/р
деятельность, широкая связь с духовенством и верующими в к/р целях, принимал
иеры для устройства келий в горах"
Приговор=высшая мера наказания - расстрел
Групповое дело "дело контрреволюционной организации церковников Чаяновского р-на
Южно-Казахстанской обл., 1937г."
Проходил по одному делу вместе со священниками Иоанном Мироновским и Владимиром Преображенским
Из обвинительного заключения, вынесенного 30 декабря 1937г.:
   "УГБ НКВД Чаяновского района вскрыта группа церковников, являющаяся филиалом
   вскрытой и ликвидированной к/р организации церковников Южно-Казахстанского ОблУНКВД.
   К/р организация церковников возглавлялась епископами Иосифом Петровых, Кириллом
   Смирновым и Евгением Кобрановым с основным центром руководства, находящимся в Южном
   Казахстане.
   Вскрытая к/р группа церковников в Чаяновском районе устроила два нелегальных
   молитвенных дома, проводила нелегальные отправления религиозных обрядов, распространяла
   религиозные стихи"Был расстрелян 31 декабря 1937г. вместе со священниками Иоанном
Мироновским и Владимиром Преображенским в 24 часа.
По сведениям [Зв1]: из Алма-Атинской тюрьмы старец Виктор был направлен
Караганду, оттуда в 1936г. переведен в Кзыл-Орду и выброшен с борта самолета по
дороге к месту ссылки

Свщмчч. Иоанна Миронского, Владимира Преображенского и Николая Кобранова пресвитеров (1937).
Миронский (Мироновский) Иван Николаевич Место рождения Самарская губ., с.Русские Юрткули .Арестовывался ОГПУ, под стражей был не более 5 дней.На момент ареста работал плотником. Имел жену, сына Павла, Александра, Дмитрия.27/11/1936
Обвинение "член к-р группы, занимался а/с агитацией"
Статья ст.58-10 УК РСФСР
Приговор=5 лет ссылки в Казахстан .Содержался в тюрьме во время предварительного заключения.
В следственном деле содержится распоряжение отпправить заключенного по этапу
в г.Мариинск в распоряжение начальника Сиблага НКВД СССР. Видимо, был
отправлен для отбытия наказания по приговору - в Казахстан.Срок ссылки отбывал в с.Орловка, работал садовником.Арестован Чаяновским РО НКВД, будучи в ссылке. С ним были арестованы
проживавшие вместе с ним в Аксайсом ущелье возле с.Орловка монах Матвеев
Виктор Матвеевич и священник Владимир Преображенский.30/12/1937
Обвинение "участник контрреволюционной организации церковников, создал нелегальный
молитвенный дом, нелегально проводил религиозные обряды"
Приговор=высшая мера наказания - расстрел
Групповое дело "дело контрреволюционной организации церковников Чаяновского р-на
Южно-Казахстанской обл., 1937г."
Из протокола допроса священника Иоанна Миронского от 23 декабря 1937г.:
"Вопрос: Вы обвиняетесь в том, что отбывая срок ссылки, продолжаете проводить
антисоветскую работу. Дайте показания по этому вопросу.
Ответ: Никакой антисоветской работы я не проводил. Я, как служитель религиозного
культа, проводил только чтение Евангелия на молитвах.
Вопрос: Скажите, где Вы проводили чтение Евангелия?
Ответ: Я читал Евангелие у себя на квартире.
Вопрос: Кто еще присутствовал при Ваших молебствиях?
Ответ: При молебствиях присутствовали Рыжков Максим, Мария Сысоева и я.
Вопрос: При этих сборищах Вы проводили антисоветскую агитацию? Дайте правдивые
показания.
Ответ: Другим ничем не занимался и антисоветской работы не проводил.
К сему: от подписи и прикладывания пальца отказался, мотивируя тем, что он никогда
не подписывался и подписываться не может по своим убеждениям."
Акт: "1937 год, декабрь, 23 дня, я, начальник Чаяновского РО НКВД, сержант
Госбезопасности [имярек] со слов обвиняемого Миронского И.Н. составил
настоящий акт: протокол допроса, а также анкету арестованного. Последний от
подписи и приложения пальца отказался, заявляя, что он никогда расписываться
не будет и клеветнически обвиняет НКВД в подделке материалов, а свой отказ
мотивирует своими религиозными убеждениями".
Из обвинительного заключения:
"УГБ НКВД Чаяновского района вскрыта группа церковников, являющаяся филиалом
вскрытой и ликвидированной контрреволюционной организации церковников Южно-
Казахстанского ОблУНКВД. Названная организация церковников ставила перед собой
как основную задачу свержение сов.власти и установление власти буржуазии с
ведущей ролью в государстве духовенства. Одновременно контрреволюционная
организация церковников ставила задачу - организацию подпольных религиозных групп
по всем областям и районам Советского Союза с целью подготовки их на случай войны
к вооруженному восстанию против СССР, распространение религиозных воззрений среди
населения и противопоставление их мероприятиям сов.власти.
Контрреволюционная организация церковников возглавлялась епископами Иосифом
Петровых, Кириллом Смирновым и Евгением Кобрановым с основным центром руководства,
находящимся в Южном Казахстане.
Вскрытая контрреволюционная группа церковников в Чаяновском районе устроила два
нелегальных молитвенных дома, проводила нелегальные отправления религиозных
   обрядов, распространяла религиозные стихи.
   На основании изложенного обвиняются:
     1) Миронский Иван Николаевич - в том, что являясь участником контрреволюционной
        организации церковников создал вместе с Рыжковым и Сысоевой нелегальный
        молитвенный дом, нелегально проводили религиозные обряды.
  Виновным себя не признал, но изобличается показаниями обвиняемых Сысоевой и Рыжкова"
расстрел
Место Южно-Казахстанская (Чимкентская) обл
Был расстрелян 31 декабря 1937г. вместе с монахом Виктором (Матвеевым) и
священником Владимиром Преображенским в 24 часа.
Место погребения неизвестно.

Преображенский Владимир Григорьевич .Место рождения Смоленская губ., с.Троицкое .09/02/1937
Статья ст.58-10 УК РСФСР
Приговор=5 лет ссылки в Казахстан .Находился в ссылке в с.Орловка.Арестован в ссылке Чаяновским РОВД вместе со священником о.Иоанном Мироновским
и монахом Виктором (Матвеевым) и проходил с ним по одному делу.30/12/1937
Обвинение "участие в к/р организации церковников, ставившей задачей создание подпольных
религиозных групп по всему СССР с целью подготовки их к вооруженному восстанию,
сочинение стихов к/р содержания"
Приговор=высшая мера наказания - расстрел
Групповое дело "дело контрреволюционной организации церковников Чаяновского р-на
Южно-Казахстанской обл., 1937г."
Из протокола допроса священника Владимира Преображенского от 25 декабря 1937г.:
"Вопрос: Вы обвиняетесь в принадлежности к контрреволюционной группе церковников,
принадлежа к которой, систематически проводили антисоветскую работу. Дайте ваши
показания по этому вопросу.
Ответ: Ни к какой контрреволюционной группе церковников я не принадлежал и считаю,
что такой группы, как мне известно, вообще не существует.
Вопрос: Дайте показания о вашей прошлой контрреволюционной деятельности.
Ответ: Я считаю себя виновным только в том, что я религиозный человек. Политически
я целиком стою на платформе сов.власти. Никакой контрреволюционной работы я никогда
не проводил и меня арестовывали и ссылали только за то, что я верю в Бога.
Вопрос: В квартире, где Вы квартировали, имело место проведение религиозных
обрядов или нет?
Ответ: Нет, ничего не проводилось.
Вопрос: Следствие располагает данными, что с приездом Вас в пос.Орловку
оживилась религиозная деятельность среди население, и это оживление связано с
вашей деятельностью. Дайте правдивые показания.
Ответ: Я ничем не способствовал усилению религиозной деятельности в пос.Орловка.
В квартире Тетерина Василия Матвеевича после моего приезда два раза собирались
старухи и пели духовные стихотворения. Но я, немного послушав их пение, ушел из
квартиры. Ушел также и во второй раз. Я слыхал, что так же собирались и пели
и до моего приезда в Орловку".
Дополнительные показания священника Владимира Преображенского от 25 декабря
1937 года:
"Вопрос: При обыске у Вас изъяты Вам принадлежащие стихи контрреволюционного
содержания. Кем они были написаны и для какой цели?
Ответ: При обыске у меня изъяты три стихотворения, два из них "Сон ссыльного
иерея" и "Дума старого пастыря в ссылке" написаны лично мною, "Орленок" списан -
не знаю где. Я лично не нахожу, чтобы эти стихи были контрреволюционного
содержания. Я писал о своих личных думах и переживаниях. Хранил их как собственные
произведения, а "Орленок" как память о своем убитом сыне. Эти стихи никому я не
распространял, если не сказать, что одно из них "Дума пастыря в ссылке" я послал
своему старшему брату. Больше ничего показать не могу".
Из обвинительного заключения:
"На основании изложенного обвиняется:
Преображенский Владимир Григорьевич - в том, что являясь участником
контрреволюционной группы церковников организовал нелегальный молитвенный дом,
писал и распространял контрреволюционного содержания стихи, нелегально проводил
религиозные обряды. Виновным себя не признал, но изобличается показаниями
свидетелей"расстрел
Место Южно-Казахстанская (Чимкентская) о.
Был расстрелян вместе со священником о.Иоланном Мироновским и монахом
Виктором (Матвеевым) 31 декабря 1937 года в 24 часа. Место погребения неизвестно.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК Николай  ( Кобранов )
http://s57.radikal.ru/i157/0912/bf/f9ed9e8f34cc.jpg
Священномученик  Николай  родился 10 мая 1893года в се
ле Благовещенье Дорогобужского уезда Смоленской губернии в
семье диакона Иакова Кобранова. В 1913 году  Николай  окончил
Смоленскую Духовную семинарию и поступил на юридический
факультет Варшавского университета, в котором проучился три
года. В 1918 году он оказался в Крыму, был сначала певчим в сим
феропольском соборе, а затем иподиаконом у Таврического
архиерея. В 1920 году он был рукоположен во диакона к кресто
вой церкви в Симферополе, а в 1921 году во священника. Во вре
мя отступления армии Врангеля из Крыма отец  Николай  принял
решение остаться в России и служил в храме в одном из сел в Ме
литопольском уезде. В 1922 году он в течение полугода служил в
Новоспасском монастыре в Москве, а в 1923 году был направлен
служить в храм в село Воскресенское Можайского уезда Москов
ской губернии.
В 1925 году священноначалие направило отца  Николая  насто
ятелем в храм Святой и Живоначальной Троицы в Кожевниках в
Москве, и он был возведен в сан протоиерея. Храм был выстроен
в 1689 году и носил на себе следы древнего величия и щедрой бла
готворительности благочестивых купеческих семейств. Но в на
чале ХХ столетия прежнее величие храма стало быстро угасать,
что было связано со строительством заводов в этом районе, – со
всех сторон он оказался окруженным фабричными и заводскими
постройками. Резко уменьшилось число прихожан, и в храме
стал ощущаться недостаток средств, так что назначавшиеся сюда
священники старались как можно быстрее перейти на другой
приход, смотря на это место как на беспокойное и ненадежное.
Разруха резко увеличилась после безбожной революции, и дело
кончилось тем, что в 1925 году храм был закрыт. Две недели храм
простоял без богослужений, когда в него был назначен отец Ни
колай. Священник начал с того, что создал вокруг этого храма
живой приход.
Понимая, что поддержание благолепия храма – это дело са
мих прихожан, он обратился к ним с воззванием, в котором пи
сал: «Пусть придет на помощь... общехристианское безгранично
великое милосердие. Помогите на ремонт храма. Гибель святы
ни – есть гибель чести нашей славной и благочестивой веры».
Отец  Николай  часто служил и за всеми богослужениями про
поведовал; он устраивал богословские беседы, приглашая на них
известных и авторитетных профессоров. Беседы проводились в
воскресенье вечером и стали подлинным духовным утешением и
приобретением для прихожан в оскудевшее духовными сокрови
щами, проникнутое духом злобы время. В храм по просьбе отца
Николая  приносились из других храмов для сугубых молений чу
дотворные иконы Богоматери и святого  мученика  и чудотворца
Трифона. Из числа прихожан было создано общество постоян
ных жертвователей на ремонт и благоукрашение храма: они жерт
вовали по двадцать рублей на содержание храма четыре раза в год,
и им выдавался билет, в котором значилось, что они имеют нрав
ственное право участвовать во всех церковных делах прихода, и
напоминалось, что «храм существует только жертвами прихожан».
Было заведено как добрый порядок, чтобы настоятель храма
ежегодно отчитывался перед собранием прихожан о сделанном в
приходе и потраченных средствах. В третий год своего настоя
тельства отец  Николай , обращаясь к прихожанам на приходском
собрании, сказал: «Дорогие и любезные друзья мои, третий год
вернул нас назад к первому году нашей работы, то есть приход
средств в храм выразился в сумме около 10 500 рублей, когда вто
рой, предпоследний год дал 12 500 рублей. Причины уменьшения
приходной суммы в нашем храме – осмеливаюсь указать – следу
ющие: ...стесненность в средствах у всех. Те многоразличные
слухи и толки, которые усиленно распространялись в приходе не
которыми известными вам лицами, желавшими лишить меня
вашего священного и любезного доверия. Говорилось, что я на
церковные средства посещаю курорты, говорилось, что я безрас
судно трачу средства на торжественные богослужения, на устрой
ство бесед, на длительные богослужения и даже – на ремонт и
украшение храма. Враждебность против нашей любви к храму до
ходила до того, что отчет за прошлый год стал в подробностях из
вестен гражданским учреждениям, хотя он был составлен только
для приходской среды. Мне приходилось доказывать, что мы на
сильно руководимся расходом, а не приходом средств, и разными
усиленными способами дотягиваем приход до расхода. Мы про
сим, умоляем всех о помощи, занимаем, нуждаемся всегда в сред
ствах и всегда год оканчиваем с долгом и в самых тяжелых мате
риальных условиях. Вся эта враждебность, противодействие и
безразличие к храму досужих и бесполезных прихожан имели
плохие последствия на поступление средств в храм.
Создалось пагубное мнение, что я один что то могу сделать
без вашей помощи. Напуганные запустением родного и близкого
храма вы лучше мне помогали в первые годы, чем потом. Помни
те, что запустение отдалено нашими совместными усилиями, но
оно не уничтожено и может вновь наступить, если вы меня одно
го оставите.
Многие оставляли храм и возвращались, но всегда с храмом
было Милосердие Божие. Наш храм порой из приходского обра
щался в беспризорного, ищущего общехристианского милосер
дия, но Всемогущая Рука Божия провела нашу жизнь с честью и
через третий год. Я выматывал жилы своими просьбами о помо
щи храму, по словам соседнего священника, а Бог родил жалость
в сердце человеческом к этому дивному храму. И мы чудом, не
видимою, но явно осязаемою помощью Божественною в этом го
ду сделали ремонт храма, сшили два облачения, черное и белое,
поправили три Евангелия, приобрели сосуд, крестильный ящик,
ризу на икону Богоматери, две иконы преподобного Серафима.
Я говорю это, чтобы вы воздали славу Богу, дивно действующему
через нас, недостойных и немощных, во святом этом храме мо
лящихся».
Затем, поблагодарив некоторых из прихожан поименно за
оказанную помощь, отец  Николай  сказал: «Не смею вам указы
вать и предлагать, что нужно сделать в четвертом году нашей
работы и пребывания в этом храме. Я глубоко верю, что ваше
сердце не изменит и в этом году храму Святой и Животворящей
Троицы, дающей попущение бедности, заброшенности, остав
ленности, но по вере и дивно помогающей во всем».
К престольным праздникам и к памятным дням отец Нико
лай отправлял поздравительные открытки прихожанам, которые
иногда сопровождал наиболее созвучными его сердцу стихами
русских поэтов; одной из прихожанок, например, он отправил в
поздравление стихи Хомякова:
«Подвиг есть и в сраженье,
Подвиг есть и в борьбе,
Высший подвиг – в терпенье,
любви и мольбе.
Если сердце заныло
перед злобой людской
Иль насилье хватило
тебя цепью стальной,
Если скорби земные
жалом в душу впились, –
С верой бодрой и смелой
ты за подвиг берись.
Есть у подвига крылья,
И взлетишь ты на них,
Без труда, без усилья
Выше мраков земных,
Выше крыши темницы,
Выше злобы слепой,
Выше воплей и криков
гордой черни людской.
Подвиг есть и в сраженье,
Подвиг есть и в борьбе,
Высший подвиг – в терпенье,
любви и мольбе.
Не забудьте храм своею милостью в праздник святой мучени
цы Параскевы», – закончил свое письмо отец  Николай .
Власти пристально следили за ревностным пастырем, и
28 октября 1929 года он был арестован и заключен в Бутырскую
тюрьму в Москве. 2 ноября состоялся допрос. Отвечая на вопро
сы следователя, отец  Николай  сказал: «Я являюсь священником
Троицкой церкви, которая представляет из себя историческую
ценность... и приходится принимать усиленные меры к изыска
нию средств на его поддержание, к тому же этот район чисто ра
бочий, где мало верующих людей.
Сестричество организовано мной в начале моего назначения
в этот храм... на него возложена главная забота о храме, чем оно и
занимается... Для этой же цели были введены членские взносы от
верующих, которые поступают и вносятся в книги прихода.
В притворе храма при входе висит доска для объявлений, на
которой объявляется о богослужениях. Таким путем мной выве
шено объявление о взносах на храм.
Мной были посылаемы сестры прихожанки с подписными
листами с целью сбора средств на нужды прихода. На престоль
ный праздник  мучеников  Кира и Иоанна были торжественные
службы с участием архиепископа. Я, как молодой священник, со
знательно цели борьбы с советской властью не ставил, и если об
ращался к верующим, то только в силу своих религиозных убеж
дений для поддержания храма».
Сразу же после допроса следователь на основании сказанного
только что священником заявил, что отец  Николай  «организовал
группу верующих для ведения антисоветской пропаганды
под церковным флагом. И вел пропаганду также и сам лично,
и в печати, а потому... привлечь Кобранова  Николая  Яковлеви
ча в качестве обвиняемого, предъявив ему обвинение по 58 ста
тье УК...»
20 ноября 1929 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ
постановило заключить протоиерея  Николая  на три года в конц
лагерь, и он был отправлен в Соловецкий лагерь особого назначе
ния. По окончании заключения отец  Николай  был отправлен на
три года в ссылку в Казахстан, откуда он вернулся в 1935 году и
поселился в деревне Кукарино Можайского района. Бывая в
Москве, отец  Николай  встречался с монахинями и игумениями,
иногда совершал в квартире богослужения, что впоследствии ему
и было поставлено в вину.
27 апреля 1936 года отец  Николай  был арестован и заключен в
48 ю камеру Бутырской тюрьмы в Москве. В тот же день состо
ялся допрос.
– Признаете ли вы себя виновным в том, что, вернувшись из
ссылки в 1935 году, начали организовывать нелегальный монас
тырь? – спросил следователь Байбус отца  Николая .
– Нет, не признаю. Я не организовывал никаких нелегальных
монастырей.
– Вы устраивали нелегальные богослужения на квартире
игуменьи?
– Да, устраивал. Я совершил молебное пение.
– На этом собрании вы вели контрреволюционные беседы?
– Нет, не вел.
– Вы говорите неправду. Следствию известно, что вы выска
зывали контрреволюционные взгляды и допускали выпады про
тив руководимого советской властью государства. Что вы можете
показать?
– Это я отрицаю. Я ни с кем на эту тему не говорил. Мое лич
ное отношение к советской власти заключается в несогласии с
ней по религиозному вопросу, так как она разрушает... храмы и
репрессирует невинно верующих и духовенство.
Следствие продолжалось в течение месяца. На одном из до
просов следователь спросил священника:
– Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам об
винении в том, что, являясь активным участником контрреволю
ционной группы, участвовали в нелегальных собраниях группы и
вели антисоветскую агитацию?
– Виновным в предъявленном мне обвинении себя не при
знаю, – ответил отец  Николай .
– Вы признаете, что организовали нелегальные группы, вер
нувшись из ссылки?
– Нет, не признаю.
– С какой же целью вы устраивали нелегальные собрания на
квартире?
– На квартире я нелегальных собраний не устраивал, а совер
шал богослужение.
– Вы зарегистрированы как служитель религиозного культа в
административном отделе?
– После возвращения из ссылки я в административном отде
ле не регистрировался, также не регистрировался и в Синоде.
– Вы на нелегальных собраниях группы распространяли
контрреволюционную клевету! Это вы признаете?
– Нет, не признаю.
– Вы говорите неправду. Известно, что на нелегальных собра
ниях вы распространяли контрреволюционную клевету о том,
что в Советском Союзе жить стало совершенно невозможно,
такого рабства, насилия и репрессий нигде нет. Вы это под
тверждаете?
– Это я отрицаю. Контрреволюционной клеветы я не распро
странял.
Во время допроса Байбус, желая уязвить священника, заявил,
что даже жена священника считает его помешанным на религи
озной почве и вскоре пришлет ему развод. «Но не беспокойтесь,
святым вас не сделаем», – зло сказал он.
16 мая 1936 года отец  Николай  подал заявление прокурору по
надзору за органами НКВД с объявлением, что он начинает бес
срочную голодовку до освобождения.
20 мая 1936 года следствие было закончено и следователь,
вызвав отца  Николая  на допрос, спросил, желает ли он чем до
полнить следствие, на что тот сказал, что не желает, и подал сле
дователю заявление, в котором писал, что просит считать его го
лодовку не протестом против советской власти, а средством для
обретения внутреннего равновесия в условиях крайнего насилия.
Переносить тюрьмы и репрессии в обстановке крайней неспра
ведливости он может, только прибегая к крайним средствам, мо
гущим вернуть ему самообладание, каковым и является для него
голодовка пост. Он писал, что просит вести его дело без задер
жек, но не настаивать на отказе от голодовки. «”Мы не терзаем,
не казним, но вместе жить мы не хотим”. Насилия не переношу
всякого», – писал в своем заявлении отец  Николай .
В тот же день администрация тюрьмы, пригласив известных
профессоров, освидетельствовала священника на предмет его
психического здоровья и дала заключение, что душевным заболе
ванием отец  Николай  не страдает, а в его поступках проявляется
его личный характер и фанатичная вера. Начальник секретного
политического отдела НКВД Тимофеев в свою очередь пообещал
священнику, что лагерь ему заменят ссылкой.
21 мая 1936 года Особое Совещание при НКВД приговори
ло отца  Николая  к пяти годам заключения в исправительно
трудовой лагерь.
29 июня 1936 года он был доставлен в Ухтпечлаг в город
Чибью, а затем на лагпункт Шор. 1 декабря 1936 года отец Нико
лай вновь объявил голодовку, требуя заменить лагерь тюремной
одиночкой или ссылкой. 9 декабря начальник лагпунта отправил
своему начальству сообщение, что священник, «находясь за не
имением отдельного помещения для его изоляции среди массы
этапников в общем бараке, своими выступлениями и пропове
дованием явно антисоветских идей разлагающе действует
на массу.
На основании сего приму срочное распоряжение об изоляции
его, так как дальнейшее содержание на лагпункте Шор крайне
нежелательно и невозможно».
17 декабря отец  Николай  был освидетельствован врачами, со
стояние его здоровья было найдено крайне тяжелым, и он был
помещен в лазарет.
21 января 1937 года священник отправил заявление, адресо
ванное через наркома НКВД Ежова начальнику секретного поли
тического отдела НКВД Тимофееву. В нем он писал: «Сегодня
260 дней моего третьего заключения (с 27.4.36 г. по 21.1.37 г.). Се
годня 130 дней моей голодовки с 16 мая 1936 года... Причины в
Вас и в Байбусе...
Байбус так поставил вопрос, что совершение литургии мной
на дому есть государственное преступление. Не изменяя клятве
священства и Деснице Всевышнего до смерти, не могу согласить
ся, что литургия в какой бы то ни было обстановке может быть
преступлением.
Не соглашусь с Байбусом, что я должен домашнюю молитву
регистрировать у гражданской власти после отделения Церкви от
государства. Я законный священник, избранный народом, в этой
области подчиняюсь только признаваемому мной Епископу.
Грубо нарушены принципы веротерпимости и законы отделе
ния Церкви от государства. Здоровьем и жизнью, мукой крайней
вынужден в революционной среде защищать неприкосновен
ность убеждений».
Заявление было «оставлено без удовлетворения», и 4 февраля
1937 года протоиерей  Николай  направил еще одно письмо на имя
Ежова, прося заменить заключение в лагере на тюремную оди
ночку, но и оно осталось без последствий.
Однако отец  Николай  продолжал требовать если и не освобо
дить его, то по крайней мере поместить в тюремную одиночку, и
прокурор под обещание снять голодовку заявил, что требование
священника будет выполнено, и 15 июля 1937 года тот снял го
лодовку.
Состояние здоровья отца  Николая  было столь тяжелое после
длительного голодания, что врачи оставили его в стационаре.
С этого времени последовал целый ряд доносов в оперативную
часть лагеря от начальника учетно распределительной части Чи
тадзе, бывшего члена партии, осужденного на десять лет заклю
чения за воровство, которому сотрудник лагерной учетно рас
пределительной части, также из заключенных, сообщил, что он
оказался в лазарете вместе со священником и тот лежал в лазаре
те как голодающий, а на самом деле не голодал (в это время тот
действительно прекратил голодовку). Впоследствии он об отце
Николае  показал: «В период моего нахождения в лазарете прово
дилась кампания по зачету рабочих дней заключенным, и боль
ные, сидя возле помещения лазарета, беседовали по этому вопросу.
Проходивший в это время заключенный  Кобранов , обратившись
к заключенным, сказал: “Вы что здесь греетесь на солнышке,
идите, там в клубе большевики временем торгуют”. Перед приня
тием пищи заключенный  Кобранов  демонстративно крестился, а
по утрам, становясь в угол, молился. На себе он носил крест. В ла
зарете он пользовался большим вниманием со стороны админи
страции...»
23 июля 1937 года начальник 3 й части 3 го отделения распо
рядился, чтобы отец  Николай  был переведен из лазарета на об
щие работы, о чем было уведомлено начальство лазарета 1 го
промысла, в котором находился священник. Заведующий лазаре
том ответил, что этого сделать нельзя, так как состояние здоровья
Николая  Кобранова после длительной голодовки очень тяжелое.
16 августа отец  Николай  был выписан из лазарета на общие
работы, а 27 го заключен под стражу в следственный изолятор и
ему было предъявлено обвинение в проведении антисоветской
агитации. Отец  Николай  заявил, что отказывается подписывать
это постановление, а также и давать показания. Поскольку боль
шую часть заключения отец  Николай  пробыл в лазарете, то с
начальника лазарета была спрошена характеристика на священ
ника; он написал, что священник «лазаретному режиму подчи
нялся. Религиозен. По мере возможности старался соблюдать ре
лигиозные обряды (посты, молитвы)».
Так для отца  Николая  началось новое и последнее следствие.
Во множестве были доброшены свидетели, и одни лгали, нахо
дясь в том же положении заключенных, что и священник, наде
ясь ложью облегчить свою участь, а другие говорили правду.
Допрошенная медсестра лазарета показала: «В отношении его
состояния здоровья я как медсестра должна сказать, что он был
не здоров – у него были отеки на ногах, а это свидетельствовало о
расстройстве сердечной деятельности, царапины на его теле за
живали очень медленно и осложнялись гнойными воспаления
ми. Это говорит о его болезненности как, очевидно, результате
его голодовки. Об антисоветских проявлениях заключенного Ко
бранова я ничего не знаю и ни от кого не слышала. Знаю, что он
священник».
28 августа в три часа утра протоиерея  Николая  вызвали для
медицинского осмотра лекпом и сотрудники следственного изо
лятора; священник заявил, что медицинское освидетельствова
ние он производить не желает, так как голодает, и с представите
лями 3 го отдела и медицинскими работниками разговаривать
не желает.
11 сентября 1937 следователь допросил священника.
– Признаете себя виновным в предъявленном вам обвинении
по статье 58, пункт 10, часть 1 УК РСФСР, которое изложено в
постановлении, вторично вам объявленном и от подписи которо
го вы вторично отказались? – спросил его следователь.
– Виновным себя в антисоветской агитации я себя не при
знаю, но заявляю, что я человек собственного мировоззрения и
говорю то, что я думаю. Сказать о своих суждениях – являются
они антисоветскими или нет, я не могу, потому что в этом вопро
се совершенно не разбираюсь.
– Что можете добавить к следствию?
– Я не переношу современной суматохи жизни, и для меня
совершенно безразлично, дадут ли мне бессрочное заключение,
смертный приговор, – я готов принять все, но на волю я не хочу,
то есть определяю себя оторванным от настоящей жизни. Я с
прибытием в Ухтпечлаг все время голодал по той причине, что в
Москве начальник секретного политического отдела Тимофеев
дал мне слово не направлять меня в лагерь, но, однако, я вопреки
этому обещанию был направлен. Я очень признателен админист
рации Ухтпечлага за внимательность ко мне во время моей голо
довки, которая является не протестом, а видом самообладания в
чуждой обстановке. Конкретно я прошу для себя тюремного оди
ночного заключения, обещанного мне прокурором прокуратуры
СССР Седовым, и прошу этот процесс ускорить.
От подписи под постановлением в предъявленном ему обви
нении отец  Николай  отказался, и следователями был составлен
акт, что «на поставленные ему вопросы по существу доказаннос
ти его виновности... заявил, что он категорически отказывается
отвечать на такого характера вопросы, а в противном случае пре
кратит всякий разговор по его делу, а также отказался от произ
водства очных ставок. Кроме того, заявил, что он человек своих
убеждений – иного мира воззрений, что о своих убеждениях он
открыто говорил в свое время на Лубянке 2, что с убеждениями
можно бороться только или смертью, или терпимостью и что его,
Кобранова, может исправить только могила».
В этот же день следствие было закончено, и следователь спро
сил священника, желает ли тот ознакомиться с материалами
следственного дела и что либо добавить к следствию. Взяв ручку,
тот написал: «С материалами следствия ознакомиться желания не
имею. Все мое мировоззрение и отношение к Власти изложено
начальнику секретного политического отдела Тимофееву и в за
явлениях в органы Власти, и комментарии показателей отвожу,
как излишне участвующих в ясной договоренности».
В тот же день дело было передано на решение тройки НКВД.
29 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца  Николая  к
расстрелу. Протоиерей  Николай   Кобранов  был расстрелян
31 декабря 1937 года и погребен в безвестной могиле.
И когда был на свободе, и из заключения отец  Николай  посы
лал своим духовным детям и прихожанам стихи, и одно из них
было такое:
Молись в день радужного счастья,
Пред трудным подвигом – молись!
Молись, когда грозит несчастье,
Когда смущаешься – молись!
Молись, когда обиду сносишь,
Когда в опасности – молись!
Молись, когда за милых просишь,
За злого недруга молись!
Молись, когда слабеют силы,
Когда возносишься – молись!
Молись у дорогой могилы,
За жизнь рожденную – молись!
Молись в минуту искушенья,
Коль победил себя – молись!
Молись в печальное мгновенье,
Чтоб Бог простил тебя – молись!

0

85

.............................продолжение от 31 декабря

Свщмч. Николая (Клементьева), архиеп. Великоустюжского, (1937).
Священномученик Николай, архиепископ Великоустюжский (в миру Николай Федорович Клементьев) родился в 1873 году в Костромской губернии в семье священника. Закончив в 1899 году Санкт-Петербургскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия, Николай Клементьев получил должность учителя логики и латинского языка в Александро-Невском Духовном училище. В 1904 году он был рукоположен во иерея к кладбищенской Большеохтинской Георгиевской церкви в Санкт-Петербурге. Служил также в храме Охтенского детского приюта, в церкви Сошествия Святого Духа на Большой Охте. В 1919 году отец Николай был награжден саном протоиерея и назначен настоятелем Петроградского храма Сошествия Святого Духа, а также благочинным 10-го благочиния. В 1922 году он был арестован по делу "об изъятии церковных ценностей", приговорен к 3 годам заключения, но через 9 месяцев освобожден. В 1924 году протоиерей Николай, который был к тому времени вдовцом, по благословению святого Патриарха Тихона принял монашество и был рукоположен в епископский сан. Это было время жестоких гонений на веру, массовых убийств священнослужителей, повальных арестов среди архиереев. Одновременно советская власть активно занималась созданием обновленческого раскола в церкви, часто ставя арестованным условие: или обновленчество, или неминуемая гибель. Приняв от святителя Тихона рукоположение во епископа, владыка Николай был назначен епископом Сестрорецким, викарием Петроградской епархии. Епископ Николай активно противодействовал обновленцам, принимал меры против созыва обновленческого собора, просвещал паству касательно подлинной сути обновленческого движения. В 1925 году он был арестован и отправлен на 3 года в Сибирь. После отбытия срока он поселился в Твери и только в 1931 году смог вернуться в Ленинград. Полтора года он жил у своих дочерей, пока не была введена всеобщая паспортизация. Владыке Николаю не разрешили получить прописку в Ленинграде. Он выехал в город Тихвин, но и там ему отказали в прописке. После этого митрополит Сергий назначил его епископом Никольским, управляющим Великоустюжской епархией. В 1934 году владыка был награжден саном архиепископа и назначен правящим архиереем Великоустюжским и Усть-Вымским. В 1935 году последовал новый арест в составе так называемой "контрреволюционной группы" и осуждение на 5 лет ссылки в Казахстан. В 1937 году проводились массовые расстрелы заключенных в советских лагерях. Находясь в ссылке в Тюлькубасском районе Южно-Казахстанской области архиепископ Николай (Клементьев) был арестован 23 декабря 1937 года, 30 декабря приговорен к высшей мере наказания и на следующий день расстрелян.

Свщмч. Илии Бенеманского пресвитера (1937).
Священномученик Илия (Бенеманский) родился 14 декабря 1883 года в Твери в семье священника. В 1905 году он окончил Тверскую Духовную семинарию и был направлен служить в армию. Год он служил при армейской церкви псаломщиком, около полутора лет дьяконом, а в 1908 году был рукоположен сан священника и направлен в 13-й гренадерский полк. В 1916 году он отправился на фронт с Волынским полком и здесь пробыл до крушения монархии и развала армии. В 1917 году отец Илия вернулся на родину и стал служить в храме во имя святого благоверного князя Александра Невского при станции Тверь, где среди прихожан было много рабочих депо и железнодорожников.

Для него новая власть с самого начала явилась гонительницей. В рабочем районе при станции, где жили в основном семьи рабочих депо и железнодорожных служащих, был мальчик пятнадцати лет Петр Иванов. Несмотря на юный возраст, он уже был известен как человек порочный. Отец неоднократно наказывал его за воровство, но не мог исправить его. Подросток предпочитал воровать и бездельничать, и на этом поприще искал себе приложение. Коммунистическая идея оказалась наиболее для него подходящей. Нашлись и взрослые, которые поддержали и похвалили его. Так он вступил в Российский Коммунистический Союз Молодежи и принялся за создание в школе, где учился, коммунистической ячейки. 21 января 1920 года он пришел в класс и узнал, что большинство учеников были на праздник Крещения в храме, и будто бы священник говорил, что есть столь развращенные дети, которые уже сейчас не веруют в Бога, и назвал Петра Иванова, а затем посоветовал родителям присматривать за своими детьми и воспитывать их. По-видимому, священник сказал это не с церковного амвона, а непосредственно родителям, в особенности тем, чьи дети жаловались на то, что дерзкий подросток открыто кощунствует и поносит святую Церковь. После этого Петр написал в комсомольскую ячейку заявление, которое через губернский коммунистический союз молодежи было передано в губернскую чрезвычайную комиссию. Он писал: "Мои родители узнали через полмесяца, что я член РКСМ, стали меня проклинать, говорить, что я мал, что мне рано быть членом СМ. Я принужден был покинуть дом. После этого родители опять взяли меня. Весною при мобилизации я просился, чтобы меня взяли на фронт, но я, мол, должен был помириться, и меня не взяли. Опять старая жизнь, опять гнет от родителей за то, что я член РКСМ, за то, что я в школе был организатором ячейки. Но я шел и только одно желал, ... идти туда, к светлому будущему, к коммунизму. Слышал я упреки от родителей, что я не работаю, что я живу на отцовской шее, но я был непоколебим, я все выносил. Теперь осенью я перешел в школу железной дороги, я там организовал политкружок имени Урицкого, я стал работать в школе, то есть агитировать. И не мог равнодушно смотреть на все поповские проделки. Я стал вести ряд митингов в школе, где все нити поповской лжи объяснял учащейся молодежи железнодорожной школы. Один из попов Александро-Невской церкви Бенеманский, попросту говоря молодой батюшка отец Илья, 19 января 1920 года после ранней литургии в проповеди рассказал, что я не верю в Бога, что я член РКСМ, что я выступаю оратором на митингах как в школе, так и в РКСМ станционного района, спросил, нет ли моих родителей и предупредил моего брата, что если он, молодой батюшка, узнает наш помянник, то он его не будет поминать, то есть попросту всех нас, из-за меня, предал анафеме антихристу и предупредил других родителей, что если есть у них дети, то следите за ними, чтобы они не вступили в РКСМ... Попросту говоря, повел агитацию против РКСМ. Надо принять меры, и чтобы таких агитаторов антисоветских в республике не было".

По получении письма секретно-оперативный отдел 29 января послал сотрудника Тверской ЧК для расследования. Тот пришел в школу, где учился подросток, который повторил все написанное им в заявлении. Был допрошен брат Петра Иванова, Иван, который хотя и был за ранней обедней 19 января, но не подтвердил ни доноса своего брата, ни его показаний. Был вызван диакон Александро-Невского храма Федор Лебедев, который также отрицал правдивость показаний подростка. Наконец следователь допросил отца Илию Бенеманского. Священник сказал: "19 января 1920 года я служил за ранней обедней. Проповедь говорил на тему праздника. Против власти ничего никогда не говорил и не могу даже говорить. Против Союза Молодежи ничего не говорил".

6 февраля следственный отдел Тверской ЧК дал свое заключение: "19 января после богослужения священник Бенеманский в своей проповеди коснулся вопроса поступления юношей в Союз Молодежи РКП, причем персонально указал на одного из членов означенного Союза, Петра Степановича Иванова, называя его богоотступником и увещевая тех, у кого есть дети, всячески противодействовать их поступлению в Союз. Причем в виде угрозы, сказал, что если попадется в церкви поминание Иванова и если он его узнает, то поминать не будет. Кроме того, тут же говорил младшему брату Иванова, Ивану Иванову, чтобы он не был таким, как брат. Принимая во внимание, что выступление священника перед массой в церкви носит агитационный характер и вносит дезорганизацию в строительство Союза РК Молодежи... священника Александро-Невской церкви Илью Бенеманского на первый случай за антикоммунистическую агитацию подвергнуть аресту при трудовой коммуне сроком на один месяц".

9 февраля состоялось заседание Тверской Чрезвычайной Комиссии, на котором было постановлено: "Священника Бенеманского заключить в концентрационный лагерь до окончания гражданской войны". 13 февраля Тверская ЧК отправила начальнику Тверской городской милиции распоряжение: "Священника Александро-Невской церкви Бенеманского препроводить в концентрационный лагерь".

20 февраля рабочие и служащие станции Тверь отправили заявление в Губернскую Чрезвычайную Комиссию. Они писали: "По состоявшемуся постановлению ГЧК священник станционной церкви Илья Бенеманский арестован на неопределенное время, якобы за контрреволюционную пропаганду, выразившуюся в том, что он, говоря проповедь, сказал, чтобы родители не пускали детей своих под праздники в театр, а посылали бы их в церковь, что-то в этом роде. Мы, прихожане станционной церкви, знаем священника Бенеманского более трех лет и, бывая в церкви почти каждый праздник, не слыхали никогда ничего подобного, да и было бы глупо говорить в храме какие-то контрреволюционные речи и в то же время знать, что есть и могут быть в церкви и такие люди, которым не по душе будет таковая речь... Кроме того, мы, прихожане, утверждаем, что донесший на священника Бенеманского мальчик Петр Иванов известен в станционном районе как мальчик испорченный и бывший уже не раз замечен в худых делах... Все вышеизложенное могут подтвердить свидетели... Мы, представители станционного района, просим ГЧК о пересмотре настоящего дела, и не найдет ли возможным ГЧК условно освободить священника Бенеманского на поруки всего населения района, при этом мы утверждаем, что он, Бенеманский, не мог быть контрреволюционером и никогда не будет".

Получив письмо от рабочих, Чрезвычайная Комиссия постановила: "В изменение постановления священника Бенеманского подвергнуть аресту в административном порядке сроком на один месяц, считая срок со дня ареста". Через месяц священник был освобожден из Тверского концентрационного лагеря.

Через два года началось новое гонение на Православную Церковь, проводившееся на этот раз под предлогом изъятия церковных ценностей.

В начале 1923 года власти решили передать обновленцам кафедральный собор в Твери. Народ стал возмущаться действиями обновленцев, пришедших в собор, чтобы объявить о его переходе к ВЦУ. В связи с этим было заведено дело о якобы бывших в соборе беспорядках и бунте и арестована подавляющая часть православного тверского священства, в том числе и отец Илья, который в тот день в соборе не был, так как находился на очередном допросе в ГПУ.

Арестованных священников перевезли в Бутырскую тюрьму. Здесь их допрашивала сотрудница ГПУ, которая составила свое заключение, в котором написала: "Дело возникло в Тверском губернском отделе ГПУ на основании агентурного материала о том, что вышеназванные попы будировали массы против Живой церкви. Принимая во внимание, что материалов, компрометирующих их как контрреволюционеров, в деле не имеется, полагала бы Владимирского В.И., Рождественского Н.И., Флерова Н.А., Невского П.И., Троицкого А.Н. и Бенеманского И.И. из-под стражи освободить. Дело следствием прекратить".

В мае священники были освобождены и уехали в Тверь.

22 августа 1923 года прокурор Твери опубликовал в "Тверской правде" заметку, где писал о недопустимости демонстративного поминовения Патриарха Тихона за богослужением как заведомого контрреволюционера и что таковое поминовение влечет за собой уголовную ответственность.

1 сентября уполномоченный ГПУ издал постановление: "Начав следственное дело, в качестве обвиняемых привлечь к ответственности священников... как использующих религиозные предрассудки масс в целях свержения советской власти, выразившегося в поминовениях Патриарха Тихона как заведомого контрреволюционера".

4 сентября сотрудники ГПУ арестовали благочинного отца Василия Владимирского и его помощника отца Илию Бенеманского. На вопросы следователя отец Илья отвечал, что поминал Патриарха Тихона за богослужением как главу Церкви. Однако следователь настаивал на том, что "поминая Патриарха Тихона, известного как контрреволюционера, этим торжественным поминовением за богослужением … ему, Тихону, оказывали демонстративное поощрение как контрреволюционеру".

Отец Илия написал заявление губернскому прокурору: "Будучи арестованным в ночь с 3 на 4 сентября и находясь под стражей при ГПУ по делу о поминовении за богослужениями Патриарха Тихона, я являюсь простым исполнителем данных распоряжений как рядовой священник, что делали, да быть может и делают сейчас, многие другие священники по Тверской епархии. Полагая, что странным было бы мне отвечать за то, в чем повинны многие, я покорнейше прошу сделать распоряжение о моем освобождении". Дело было быстро прекращено, и уже через день ГПУ постановило освободить арестованных по нему священников.

Не так много прошло времени, как началось новое гонение на православие. И как всегда в этих случаях, находились ненавистники, готовые первыми идти против Церкви. Это было время, когда один человек путем лжи и предательства мог послужить уничтожению многих.

В 1930 году власти закрыли Александро-Невскую церковь, и архиепископ Фаддей, возглавлявший в то время Тверскую епархию, благословил отца Илию служить в храме Космы и Дамиана. В это же время на отца Илью завели новое дело, начиная подготовку к новому аресту. Начались допросы возможных "свидетелей". Была допрошена молодая женщина, машинистка, которая сама в храм не ходила, но жила неподалеку от храма и могла что-нибудь знать. Она показала: "Мне неоднократно приходилось слышать от своих знакомых, что в Александро-Невской церкви служителем культа Ильей Бенеманским... с момента выступления папы Римского против СССР произносились поминовения этого папы, что, безусловно, преследовало агитационную цель, так как совершалось публично за церковными службами. Причем перед поминовением папы Илья Бенеманский обращался к присутствующим и объяснял, что сейчас в СССР идет сильное гонение на религию и что на защиту ее выступил глава католической церкви, и призывал молиться за него. Все присутствующие во главе с Бенеманским молились на коленях. Об этом знает Мария Ивановна, фамилию не знаю... адрес сообщу".

В Успенский пост 1930 года ОГПУ арестовало священника. При обыске ничего компрометирующего не обнаружили, но зато нашли сорок пять рублей мелкой серебряной монетой и за отсутствием более серьезного повода решили воспользоваться находкой, обвинив священника в том, что "он умышленно придерживал у себя разменную серебряную монету, преследуя цель подрыва правильного денежного обращения".

Отцу Илье было тогда сорок семь лет, но здоровье его было основательно подорвано многократными заключениями в тюрьму, и на следующий день после ареста врач вынужден был, осмотрев его, дать справку, что заключенный "страдает правосторонней грыжей, неврозом, расширением границ сердца, значительным расширением вен голени".

20 августа уполномоченный ОГПУ допросил священника. Он спросил о найденных сорока пяти рублях, о том, платил ли священник налоги, об изъятых у него письмах митрополита Серафима и о рукописной тетрадке "Ответ востязующим", составленной духовенством, находившимся в то время в оппозиции митрополиту Сергию.

Священник на поставленные вопросы ответил: "Обнаруженная у меня серебряная разменная монета в сумме сорока пяти рублей принадлежит дальнему моему родственнику, умершему 13 июня сего года. … Не обменял я эти деньги, сорок пять рублей, на бумажные купюры, так как они принадлежали умершему Миловскому, который никого, кроме нас, родственников не имеет. При богослужениях о здравии папы Римского не поминал никогда. … Мое отношение к советской власти вполне лояльное. Обнаруженная у меня при обыске переписка митрополита Серафима Александрова хранилась у меня как у исполняющего должность благочинного города Твери в 1924 и в 1925 годах. Обнаруженный у меня при обыске материал, печатанный на пишущей машинке, "Ответ востязующим" на шестнадцати страницах мне прислали по почте два-три года тому назад в одном экземпляре, я его не распространял, только лишь прочитал сам лично. Кто прислал мне, не знаю... Обнаруженные у меня при обыске книги в числе сорока четырех богословского содержания принадлежали ранее станционной библиотеке, а после их изъятия из обращения предназначены к уничтожению; списав, мне их доставили на квартиру, а большая часть была в библиотеке уничтожена".

Следователи продолжили искать свидетельские показания на арестованного священника, чтобы вынести ему приговор. Был допрошен псаломщик церкви Космы и Дамиана. Он показал: "Я с Ильей Бенеманским служил в церкви в течение двенадцати лет, он держится обособленно, особенно с того времени, как я вместе с диаконом перешел в обновленчество, в то время Бенеманский отсутствовал, находясь в Москве под арестом. А по приезде обратно он повлиял на приход, который заставил нас перейти обратно к тихоновцам. В то время из-за этого я и диакон были без дела три месяца. Меня лично возмущали выражения, все время употребляемые Ильей Бенеманским при служении в церкви при чтении акафиста иконе Федоровской Божией Матери, он постоянно употреблял следующие слова: "Утвердить скипетр державы Российской". Акафист же этот читался еженедельно по вторникам в присутствии тридцати-сорока человек молящихся, а иногда и больше. Помимо этих слов он употреблял при чтении того же акафиста и следующие выражения антисоветского характера: "Радуйся, царей венчание", а с переходом из станционной Александро-Невской церкви в Космодемьянскую, он слово "царей" заменил словом "людей". Илья Бенеманский при желании мог бы выкинуть эти слова, так как часто читал акафист, но этого не делал... Имея ораторские способности, он говорил почти каждое воскресенье и праздники проповеди с хорошим подходом и, говоря о страданиях святых, доводил верующих до слез".

5 сентября 1930 года Тройка ГПУ приговорила священника к трем годам заключения в концлагерь на Соловках. Отец Илья из Тверской тюрьмы был отправлен в пересыльную тюрьму Петрограда, а оттуда этапом в Соловецкий концлагерь, где и пробыл весь срок заключения.

Через три года отец Илия вернулся на родину в Тверь. Большинство храмов к тому времени было закрыто, служить было негде, и архиепископ Фаддей благословил вернувшегося из Соловков исповедника, которого он знал как выдающегося священника, служить в храме иконы Божией Матери Неопалимая Купина, где служил в то время и сам.

Осенью 1937 года сотрудники НКВД арестовали родственника отца Илии, протоиерея Алексея Бенеманского, много раз бывшего в ссылках и заключениях. Отец Илья понимал, что скоро и его черед. 20 декабря был арестован архиепископ Фаддей, через три дня власти арестовали протоиерея Илью Бенеманского и келейницу владыки Веру Васильевну Трукс.

22 ноября обновленческий священник Василий Сопрыкин лжесвидетельствовал перед уполномоченным НКВД: "За короткое время я, наблюдая за деятельностью служителей религиозного культа, тихоновцами, узнал, что там собираются люди с определенными целями и задачами, то есть с определенной антисоветской целью, прикрываясь религиозными делами".

27 декабря обновленческий диакон храма Белая Троица лжесвидетельствовал о священнике Илье Бенеманском и других православных священниках: "Мне известен факт, происшедший в церкви Неопалимая Купина 20 декабря 1937 года, когда во время отпуста, то есть при окончании службы, Илья Бенеманский во всеуслышание поминал как святых всех великих князей и княгинь с полным их титулованием, показывая политическую подкладку, напоминая о прежней жизни при монархии. При чтении молитвы при молебне Бенеманский избирает явно такие молитвы, которые в политическом отношении по своему содержанию являются контрреволюционными, как например, молитву преподобному Нилу, в которой верующих призывают на борьбу против врагов религии и монархического строя. В молитве говорится "видимых и невидимых врагов и супостатов"".

В тот же день священник-обновленец храма Белая Троица Тимофей Колесников лжесвидетельствовал: "С Ильей Ильичом Бенеманским я знаком с 1935 года. Познакомился я с ним у него на квартире, куда я приходил по делу о приглашении его перейти в обновленчество. В разговоре со мной Бенеманский категорически приглашение отклонил и высказался по этому вопросу в антисоветской форме. На мое предложение он заявил: "Я удивляюсь, кто вас послал ко мне с таким гнусным предложением. Я предателем православной веры быть не могу и угодничать советской власти, как обновленцы, не желаю. Обновленчество это враждебное религии течение и направлено на погибель религии. Я враг этого". После данного разговора Бенеманский попросил меня оставить его дом и больше не являться к нему. … мне известно, что Бенеманский среди своих прихожан ведет систематические высказывания своих контрреволюционных измышлений о гибели советской власти и в церкви производит поминовение во время службы о здравии и спасении заключенных и страждущих в тюрьмах в Советском Союзе. Кроме того, допускает молитвы на богослужении о даровании победы православным христианам над супротивными. Бенеманский среди верующих производит сбор в помощь заключенным врагам народа".

Затем следователь НКВД допросил отца Илию Бенеманского. Как всегда, желая, чтобы сам человек дал против себя и других показания, он спросил:

- Назовите фамилии ваших знакомых в городе Калинине и других городах и характер вашей с ними связи.

- Знакомых у меня никого нет, и называть мне некого, - отвечал отец Илья.

- Вы говорите ложь. Следствие настаивает назвать ваших знакомых.

- Я могу назвать своих сослуживцев по церкви, но знакомства у меня с ними близкого нет.

- Вы арестованы как активный участник контрреволюционной церковно-монархической организации, существовавшей в городе Калинине. По заданию руководства этой организации вы проводили контрреволюционную деятельность. Признаете вы себя виновным в этом?

- О существовании контрреволюционной церковно-монархической организации мне неизвестно, и участником ее я не являюсь, и контрреволюционной деятельности я никакой не проводил.

- Вы, являясь активным участником данной контрреволюционной организации, среди духовенства и социально чуждой среды населения проводили вербовку в эту организацию. Признаете ли вы это?

- Нет, это я за собой не признаю.

- Вы с целью контрреволюционной монархической агитации в своей церкви обновили путем подкрашивания и промытия иконы, изображавшие бывших князей (именуемых святыми), тогда как другие иконы оставлены без этого; и на службах церковных особенно выделяли поминовение этих князей. Признаете это?

- Согласно договору церковь должна быть в порядке, поэтому хозяйственный коллектив в порядке ремонта помещения произвел промывку икон в церкви и всех стен, поэтому возможно, что и были иконы каких князей промыты; я лично знаю, что кроме благоверного князя Михаила Тверского, изображений других князей в церкви нет. На церковных службах я поминал только князя Михаила Тверского, а других князей я не поминал.

На допросах отец Илия держался спокойно и достойно, понимая, что наступил его крестный час и, может быть, самый главный момент в его жизни.

29 декабря "тройка" НКВД приговорила священника к расстрелу (еще до того, как было составлено обвинительное заключение). Священник Илья Бенеманский был казнен в тот же день, что и архиепископ Фаддей, 31 декабря 1937 года.

Свщмч. Сергия Астахова диакона и ,
Диакон  Сергий  Николаевич  Астахов родился в Москве, в семье рабочего, в 1877 году. С 1920 г. проживал в Ивашево с супругой Анной, пятеро взрослых детей жили отдельно. Иногда диакона Сергия приглашали служить в Петро- Павловский храм пос.Обухове. В конце ноября 1937 года диакон Сергий был арестован вместе с духовенством обуховского храма по обвинению в контрреволюционной агитации. Тройка НКВД приговорила его 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Диакон Сергий Астахов скончался в лагере 31 декабря 1942 года в возрасте шестидесяти пяти лет. Имя священномученика Сергия (Астахова) включено в Собор новомучеников и исповедников Российских.

мц. Веры Трукс (1942)
келейницы владыки Фаддея (Успенского), архиеп. Тверского, (1937).Вера Васильевна Трукс родилась 14 февраля 1886 года в деревне Тамаровке Черниговской губернии. Отец ее был чех и работал у местного помещика объездчиком леса. Вера окончила двухклассное городское училище и выдержала экзамен, дававший право быть народной учительницей. С 1909 по 1923 год она работала учительницей в сельских школах. В 1909 году Вера Васильевна слушала лекции на курсах по повышению квалификации во Владимиро-Волынске, где в то время жил епископ Фаддей1 и читал на курсах лекции по вопросам педагогики. Вера Васильевна познакомилась с ним, и впоследствии он много поддерживал ее, а когда она тяжело заболела, выхлопотал ей направление в Крым для лечения. Часть средств была казенной, а недостающие на поездку деньги епископ добавил от себя. Когда в 1921 году епископа Фаддея арестовали, Вера Васильевна вместе с прихожанами усиленно хлопотала о его освобождении.
     После его освобождения в 1923 году, памятуя все, чем была обязана кроткому и щедрому владыке, Вера Васильевна решила, что пора и ей отдать долг, тем более что, вернувшись из ссылки, архиепископ нуждался в помощи. В 1923 году она поехала в Москву и обратилась к Патриарху Тихону за благословением быть келейницей у архиепископа Фаддея.
     Давая благословение, Патриарх сказал: «Много скорбей понесешь».
     Веру Васильевну арестовали на третий день после ареста владыки. На допросах спрашивали, что ей известно, как человеку близкому к архиепископу, о его враждебной деятельности.
     — Мною за все время с его стороны никогда не замечалось какого-либо проявления враждебного отношения к советской власти.
     — Как часто и кто конкретно посещал архиепископа Успенского и какие велись разговоры?
     — Принимал на квартире священников, приезжавших к нему по различным надобностям.
     — Кто из священников бывал у вас из Кашинского района?
     — Бывали не только священники, но и прихожане, но их фамилий я не знала, так как всех физически я упомнить не могла.
     На допросах Вера Васильевна отвечала категорично:
     — Я никогда и нигде контрреволюционную агитацию не вела и виновной себя в этом не признаю.
     Против нее свидетельствовал обновленческий священник Колесников. Он утверждал, что Вера Васильевна называла обновленцев красными попами и пособниками советской власти. На очной ставке с Колесниковым Вера Васильевна сказала:
     — Посещение священником Колесниковым архиепископа Фаддея возможно что и было, я этого не помню, но слов его я не подтверждаю, так как я, если кому и отвечала, то только так, что архиепископ не принимает, и обругать я его не могла2.
     14 сентября 1938 года Особое Совещание при НКВД приговорило ее к пяти годам исправительно-трудового лагеря. Ее отправили в Сибирские лагеря3. Глубоко верующий человек и мужественная исповедница, Вера Васильевна Трукс умерла в лагере в 1942 году за несколько месяцев до окончания срока.

Игумен Дамаскин (Орловский)
Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Еф. 5, 1-8; Лк. 14, 1-11). Когда зван будешь куда, не садись на первое место. Обобщив это, получим: всегда и везде держись последнейшей части. В этом простом правиле сокращенно выражено все богатое содержание смирения. Возьми его, сядь и рассмотри все возможные случаи твоей жизни, и наперед избери себе во всех их последнюю часть. Это последнее будет практика смирения, которое от внешних дел мало по малу перейдет внутрь, и положит там осадку смирения, как основу. Время возрастит это семя среди той же практики, и смирение преисполнит, наконец, всю душу и тело и все внешние дела. Что же будет? А то, что величие нравственное будет сиять на челе твоем и привлекать всеобщее уважение; и исполнится над тобою: "всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится". Но не это имей в виду, практикуясь в смирении, а само смирение. Оно само с собою приносит в душу ублажающее благонастроение. Куда придет смирение, там все внутренние тревоги прекращаются и все внешние невзгоды не производят поразительных впечатлений. Как волна, не встречая препятствия, без шума и удара разливается в безбрежном море, так внешние и внутренние скорби не ударяют в смиренную душу, а проносятся как бы поверх, не оставляя следа. Это, так сказать, житейское преимущество смиренного; а какой свыше свет осеняет его, какие утешения посылаются, какая широта свобододействия открывается!. . Поистине, смирение одно совмещает все. . .

******************************************************************************************************************************************
Подвиг молитвы

  "Взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвел на гору высокую особо их одних, и преобразился перед ними"
(Мк. 9, 2)

Господь взял с Собою на гору Фавор тех из Своих учеников, которых Он нашел достойными узреть видение Его славы: Петра, ревностного в вере, порывистого в действии, Иакова, будущего мученика, кроткого в послушании, и Иоанна, своею любовью заслужившего больше других любовь Спасителя.
Он возвел их на гору высокую особо. Как часто Господь искал тишину уединения! Он беспрестанно удаляется от толпы и уводит учеников, чтобы они могли отдохнуть и сосредоточиться: "Пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного" (Мк. 6, 31), - говорил Он им.
Люди светские, мирские ищут развлечения в шумных удовольствиях, люди Божий, избегая толпу, углубляются в свои мысли и сосредоточиваются на едином на потребу.
В Евангелии от Луки сказано, что Он "взошел на гору помолиться" (Лк. 6, 12). В течение всей Своей земной жизни Спаситель видимо нуждался в молитве, Он удалялся, чтобы предаваться беспрепятственно духовному общению с Творцом, в Котором находил силу и утешение. Вступая на Свое земное поприще, Он молится. По ночам - Он молится. В саду Гефсиманском, готовясь к страданию и смерти, Он молился. На кресте, в предсмертных муках, до последней минуты Своей жизни, Он не перестает молиться и постоянно побуждает к молитве Своих учеников: "Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение" (Мк. 14, 38).
Гора, на которую Он возводит Своих учеников, изображает собою тот трудный тернистый путь, который мы должны пройти, чтобы подняться на высоту настоящей молитвы. Сила молитвы есть величайшая тайна, однако по своей простоте она доступна и чистой душе ребенка. Казалось бы, молиться легко - ведь дух молитвы проявляется иногда в одном вздохе, в одном взгляде, - однако это есть величайший подвиг, подвиг сверхъестественный - это дело Божие в душе человека.
Христос один может совершить в нашем сердце это чудное дело; Он один проведет нас, как Своих учеников, по узкой, крутой, каменистой тропе, ведущей на высокую гору Он поддержит нас и понесет на Своих руках, удаляя все препятствия. Следуя за Ним, мы достигнем вершины и получим награду, ожидавшую учеников на Фаворе: там, вдали от шума и суеты мирской, они внимали лишь голосу Спасителя - они узнали в Нем Сына Божия, они были свидетелями Его предвечной славы.
Так и нам, когда мы вознесемся душою к Господу, оставив в стороне все искушения и соблазны мирские, Он даст вкусить того неизреченного блаженства близости к Господу, которое даст нам силу в жизненной борьбе, твердость в испытаниях и утешение в скорби.

из истории дня:
В 1709 г. рождение Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, дщери Государя Императора Петра
В 1796 г. торжественное погребение Императора Петра III и Императрицы Екатерины II Алексеевны в Петропавловском соборе Петропавловской крепости
В 1708 г. Петр I подписал Указ о создании в России Губерний

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=16#p19799
Слава Богу за все!

+1


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Декабрь)