Татьяна Шишова: "Нам пытаются внушить мысль о необходимости запретить наказания детей "
Я думаю, что очередная акция против Свято-Боголюбовского монастыря связана с тем, что сейчас стартовала кампания по принятию закона против жестокого обращения с детьми. Мне сегодня принесли газету «Метро», в которой заметка говорит о том, что в Москве набирает обороты эта кампания. Создан фонд по противодействию жестокому обращению с детьми, и, как говорит замдиректора по коммуникациям этого фонда, он преследует три цели: поднять уровень родительской ответственности; рассказать детям и родителям о телефоне доверия, а также законодательно ужесточить наказание за жестокое обращение с детьми. Они сейчас собирают подписи, чтобы заручиться поддержкой разных известных людей...
Кампания эта имеет целью законодательное запрещение наказаний, поскольку Совет Европы выдвигает требование к странам-членам этой организации, чтобы они меняли своё законодательство, запретив любое телесное наказание, к которому они относят шлепки, постановку ребенка в угол и т. д. Затем идет запрет любого давления, под которым понимается и повышение голоса на ребенка, и запрещение того, что родители считают вредным, а ему хочется. Манипулируя понятием «жестокое обращение с детьми», инициаторы этой кампании, прикрываясь громкими именами, на самом деле проводят линию на полный запрет всех наказаний.

Это все проходит совершенно в русле ювенальной юстиции и является продвижением ювенальных технологий в нашей стране. Не зря там среди целей есть внедрение телефона доверия. Но для того, чтобы общество убедить в необходимости запрещения наказаний, им нужно представить ситуацию в утрированном виде. Потому что, если сейчас просто говорить о том, что нельзя, например, детей ставить в угол или законодательно запретить шлепанье детей, то общество такие меры не поддержит. Поэтому они придумывают такие «вопиющие примеры», рассказывают о них.

Вот и история с Боголюбовским монастырем укладывается в эту схему. Год назад Валя Перова клеветала на монахинь, обвиняя их в том, что детей в наказание заставляли делать по 1000 поклонов в день, запирали в карцере и морили голодом. Теперь говорят, что кого-то якобы «заставили съесть кружку соли» и «били тяпкой по спине». Дескать, вот какие меры наказания православные фанатики и изуверы применяют в монастыре! На самом деле подобные безобразия вообще не относятся к наказаниям, это идёт по разряду «истязание» и является, действительно, жестоким обращением с детьми и, если это имеет место, то тут положено уголовное наказание виновным. Никакой здравомыслящий человек не будет воспринимать такое обращение с ребенком как допустимое и нормальное наказание.

Поэтому, я думаю, что вся эта клевета на Боголюбовский монастырь, которая опять началась сейчас, имеет целью  "вбросить" в общественное сознание мысль о том, что необходимо в принципе запретить наказания. Идеологи ювенальной юстиции говорят, что трудно провести грань между насилием и наказанием, поэтому, заявляют они, давайте просто запретим все наказания, тогда не будет проблемы. А с другой стороны, это, конечно же, попытка дискредитировать консервативное крыло Церкви. Кроме того, я думаю, что сейчас будут пытаться дать ход тому закону, который был разработан в недрах Министерства образования, - закона о регулировании деятельности негосударственных приютов и ужесточения государственного контроля за ними. Во время первой кампании против Боголюбово сторонники ювенальной юстиции уже заявляли, что такой законопророект существует и его необходимо принимать. Если "ювенальщикам" удастся его продавить, это положит конец попыткам православного воспитания детей и  деятельности православных приютов.

Ведь любые ограничения, которые в православных приютах и учебных заведениях ставятся относительно нравственного поведения детей, требования по выполнению определенной церковной дисциплины и т. д., - всё это может трактоваться как «жестокое обращение с детьми». В случае принятия вышеупомянутого закона «защитники детей» получат возможность вмешиваться в деятельность приютов, выяснять у детей, действительно ли они хотят утром вставать на службу, хотят ли они поститься, где им больше нравится: в храме или на дискотеке, не страдают ли они от запрещения смотреть популярные среди детей фильмы про ведьм и вампиров, не мешают ли им самоопределиться по вопросу своей половой ориентации и так далее и тому подобное. И, конечно же, найдут недовольных. Особенно если пообещают за проявление недовольства какие-нибудь бонусы.  Впрочем, и без бонусов в любом сообществе можно, если хорошенько поискать, найти недовольных. Особенно в детско-подростковом, ведь так не бывает,  чтобы всё было всегда только по желанию ребенка. Такой подход отменяет сам принцип воспитания.

Апеллируя к приоритетному праву детей, как это принято при ювенальной системе, можно выдвигать требования к приютам и православным учебным заведениям, чтобы они свои православные нормы, понятия и требования уменьшали, делали более "современными" и "толерантными". В итоге под лозунгом защиты прав детей будет  быстро уничтожено все , что было сделано с таким большим трудом, на голом энтузиазме и желании помочь народу, оказавшемуся в бедственном положении в 90-е годы, когда множество детей оказалось  выброшено на улицы, и Церковь без помощи государства налаживала работу православных приютов. Оздоровлению нравственной обстановки в стране, возрождению православной жизни будет нанесен очень большой удар. Поэтому я считаю, что православные люди ни в коем случае не должны поддаваться на провокации, надо всячески защищать Боголюбовский монастырь. Я уж не говорю о том, какой  страшный позор для России то, что шельмуется фронтовик, архимандрит Петр (Кучер)! Человек воевал, проливал за нас кровь, рисковал жизнью... И получить на старости лет вместо благодарности от потомков такую оголтелую травлю - это перед Богом венец, а для страны и для православных людей - страшный позор, если мы смолчим и не выскажемся в его защиту. Мы должны его защищать.

Насколько мне известно, во Владимирской епархии много священников, которые стоят на стороне отца Петра. Они высказывают своё мнение, телевизионщики снимали это, но всё, что идет в поддержку Боголюбовского монастыря, замалчивается и не получает ходу. Это свидетельство тенденциозности нашей «свободной прессы». Все эти СМИ, которые шельмуют  архимандрита Петра и монастырь, по сути выполняют заказ на подрыв авторитета Церкви.

Татьяна Шишова, сопредседатель Общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности, член правления Российского детского фонда, писатель и педагог

источник: juvenaljustice.ru