sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » БОЖЬИ ДЕТКИ (жизнь снаружи) » За души детей мы ответим Богу


За души детей мы ответим Богу

Сообщений 61 страница 75 из 75

61

— Моя подопечная отроковица завтра должна получить приглашение провести каникулы у Мишиных. Посоветуйте, братие, стоит ли пускать ее в этот дом? Крепка ли ваша домашняя церковь?

Бледные ангелы молча поглядели друг на друга.

— А она что, отроковица твоя, послушается, если ты, скажем, не возжелаешь, чтобы она в Петербург ехала? — спросил, запинаясь Юлиус.

— До сих пор она всегда меня слушалась. Ангелы снова переглянулись.

— В чем дело? Что это вы так таинственно переглядываетесьи почему не отвечаете гостю на его вопросы? — строго спросил Петрус. — Ответствуйте, являет ли семья Дмитрия Мишина малую домашнюю церковь, как это положено у православных христиан?

Ангел Димитриус сцепил пальцы рук, поднес их к подбородку и сокрушенно произнес:

— Хранитель великого города и ты, гость псковский, а ведь мы ничего утешительного вам поведать не можем.

— А вы молвите все как есть, — предложил Иван.

— Придется, видно. Дом у нас есть, да еще какой! Три этажа, с гаражом, сауной и садом. Дом есть, а домашней церкви нет и не было никогда. Дмитрий Сергеевич Мишин — процветающий бизнесмен/ Деньги, деньги, деньги — лучше в долларах, и всяческие удовольствия и развлечения, какие можно получить за деньги — вот его идеалы. Когда моего Митю спрашивают о вере, он отвечает, что верит только в самого себя и в доллары. Он крещен, но едва ли сам теперь об этом помнит, а обо мне и вовсе не ведает. Если бы я начал вам сейчас рассказывать, братие, сколько огорчений он мне принес, начиная с семи лет и кончая сегодняшним днем, я бы до утра не закончил и вот весь этот купол слезами горючими омыл!

— Дня не было, Петрус, чтобы бы я не пытался докричаться до него! Сколько раз он попадал в беду, а я мог и хотел ему помочь, да только редко что выходило. Не верит он в меня, а потому и не слышит. Как мне до его глухой души докричаться? Не внемлет, и все тут, хоть по мобильному телефону звони!

— А ты бы попробовал, — посоветовал Петрус.

— Ты мнишь?.. Редко-редко мой Митя вдруг меня и услышит, но почему-то всегда только в подпитии. При этом слышать-то он слышит, но насколько все по-своему понимает! Остерегаюсь я с ним выпившим разговаривать. Вот, к примеру, в прошлом году его пьяные дружки вздумали зимой в проруби купаться. Выехали на своих машинах по льду на середину Невы, прорубили прорубь топорами и давай в ней плавать, животным морским подобно. Зело пьяны были. Я Мите внушаю: “А ты, Митенька, в прорубь не лезь!” И он меня вроде как услышал: остановился голый на краю проруби и кричит приятелям: “Нет, я в прорубь не полезу!” Я уж было обрадовался, а он продолжает: “Я не полезу — я ласточкой нырну!”. Ну и нырнул с разбега.

— И что?

— Ушел с головой под лед. Я, естественно, ныряю за ним. Протягиваю ему десницу — он не замечает; показываю, куда надо плыть к проруби, а он глаза выпучил и в другую сторону гребет. Вот страху-то я натерпелся: ведь он совсем, ну совсем-совсем не готов к Переходу! И вдруг слышу, булькает мой Митя: “Помоги!” — сам, конечно, не соображая, кого это он в черной воде на помощь зовет? Но тут уж я не растерялся — зовет, значит — меня зовет, поелику больше поблизости, подо льдом то есть, никого и нет! Схватил я моего Митю в охапку и рванул наверх прямо сквозь лед...

— Постой! Так это не ты ли, ангел мой, взорвал лед на Неве перед Петропавловской крепостью в самую новогоднюю ночь? — воскликнул Петрус.

— Ну я... А как же мне было иначе спасти моего Мишина? Пробил я лед головой, а он за мной так пробкой из полыньи и выскочил! Тут уж его пьяные дружки подхватили, в шубу закутали и увезли —в ночной клуб, продолжать встречу Нового года.

— Ты отдаешь себе отчет, ангел Димитриус, какой переполох ты мне устроил в городе этим прободением невского льда? Да еще оставил за собой полынью с оплавленными краями! Городские службы с ног сбились, разыскивая преступников, запустивших бомбу под лед Невы. Слухи пошли один другого нелепее: будто с помощью взрыва террористы хотели вызвать наводнение, будто Дворцовый мост пытались взорвать, а еще будто это была попытка военного переворота силами подводного десанта. До инопланетян договорились!

Коли пожелаешь, можешь в старых газетах покопаться — много интересного о себе узнаешь. И не стыдно тебе, ангел-террорист?

— Стыдно, конечно, Петрус, как не стыдно? Виноват я, прости! Я потом долго не мог в себя прийти, вся сила моя ушла на этот прорыв, а то бы я, конечно, нашел тебя и во всем повиниться. Мне пришлось две недели в Иоанновском монастыре в алтаре отлеживаться,монахини молитвами выхаживали... Ах, сколько там благодати, братие! Как на духовном курорте побывал!

— Вестимо, — улыбнулся Петрус, — как не быть преизобилию благодати над усыпальницей святого праведного Иоанна Кронштадтского? Так ты, бедный, выходит, надолго занемог после своего подвига... Ну, это тебя отчасти извиняет.

— А Митя, между прочим, даже насморка не схватил! Нет, вы, братие, и представить себе не можете, каково мне с ним приходится: я над ним вьюсь, как ласточка над выпавшим из гнезда птенчиком, а он меня все отрицает и отрицает! Ах, да что говорить-то.., —Димитриус махнул рукой и, отвернувшись, горестно уставился на ближайшего к нему бронзового ангела, будто ожидая от него сочувствия.

Ангел Юлиус робко улыбнулся, выступил вперед и тоже начал перечислять свои печали, поочередно тонкие персты пригибая:

— А моя Юлька с тех пор, как живет с отцом, ни разу не причащалась Святых Христовых Таинств — это раз. Она верит в НЛО и экстрасенсов — это два. Когда уроков не выучит, просит мачеху погадать на картах, вызовут ее или нет — это три. В церкви не бывает — это четыре...

— Юлия твоя бывает с отцом и мачехой в церкви, — отвлекшись от скорбного созерцания бронзового собрата, сказал Димитриус. — Она очень даже любит бывать на пышных венчаниях новых русских. Мода у них нынче такая пошла — венчаться. Но волнует ее при этом не само таинство или красота службы, а наряды и прически невесты и гостей.

— Пустой сосуд твоя Юлия, хоть и запечатанный!

— Да, запечатанный! А коли сосуд запечатан печатью Святаго Духа, то еще не все пропало: Дух сам может возжечь в нем огонь, когда Ему восхочется! Моей Юленьке всего-то неполных двенадцать лет, она еще может исправиться. Пустой сосуд... Как можно называть дитя “пустым сосудом”, коли оно было крещено, миропомазании до двух лет исправно причащалось!

— Ах, брат мой Юлиус, ну что ты говоришь? Это в пеленках “исправно”? Да ведь это бабушка Настя носила ее в Божий храм причащаться! Но ты, конечно, истину молвишь: и в моем Мите сохранилась искра Божия, потому как его тоже крестили. Это уж потом отец вocnpemил ему посещение храма, дабы это не повредило сыночку. Вы подумайте только, братие, — не пускать ребенка в Божий храм из любви к нему! Что за жизнь, что за страна, что за люди!

— Жизнь как жизнь, и люди как люди. Ты бы, ангел мой, за границу слетал для утешения... А ты что ж это так надрываешься, хранитель Димитриус? — укорил его Петрус.

— Митя в душе неплохой человек. От природы он добродушный, щедрый: мимо нищего никогда без подаяния не пройдет, разве что проедет на своем “мерсе”. Ты не сомневайся, Иван, твою подопечную ж не обидит! Скорее наоборот — забалует, завалит подарками.

— Митя — доброй души человек, это воистину так. Но ты теперь про мачеху нашему гостю возвести, то-то он удивится! — горько усмехнулся Юлиус.

— Что еще за мачеха? — насторожился хранитель Иван. — Кто такая и где ее хранитель?

— О, наша невеста-мачеха по имени Жанна стоит особого разговора!

— Да чего там о ней особо разглагольствовать? Да Митя на ней может, еще и не женится, одумается, — отмахнулся было ангел Димитриус.

Но хранитель Иван взволновался не на шутку:

— А ну-ка, братие, повествуйте, что там у вас за “невеста-мачexa” обретается, и почему ее хранитель с вами не прибыл?

— А нет у нее никакого ангела-хранителя, — с досадой молвил Димитриус. — Нет и быть не может, потому как она не крещена. Зато приставлен к ней особый бес по кличке Жан, жутко на нее похожий... Или она на него — теперь уж и не разберешь. Вот он и есть ее духовный руководитель.

— Смрад от этого Жана такой, что даже люди порой замечают: думают, крыса под полом скончалась, — подхватил Юлиус. — С тех пор как Жанна со своим Жаном поселилась у Мишиных, мы и в дом почти не заглядываем. Пребываем поблизости и плачем горькими слезами, а поделать ничего не можем. Мишины, отец и дочь, нас не зовут, а потому бесы нас на порог не пускают. С приходом этой самой Жанны наш дом превратился в настоящее бесовское гнездилище: за Жаном целая стая бесов помельче в дом проникла. Лезут и лезут...

— Ужас какой, — покачал головой ангел Иоанн, хмуря густые золотые брови. — Нет, я свою Аннушку в этот вертеп не пущу!

и значит — дом ваш пуст...

... А твоя Аннушка, какая она сейчас?

— Золотая девочка. Добрая, послушная, чистая умом и сердцем. Наcmоящая хриcmианка!

—Это по тебе видно — вон ты у нас богатырь какой! Аннушка, верно, тебе и забот-то особых не доставляет, не огорчает тебя?

— Забот с подопечными всегда хватает, а вот чтобы огорчать - этого у Аннушки в заводе нет. Она мне с раннего возраста внимает и радует меня той радостью, от которой мы, ангелы-хранители, здоровеем. Вот я такой и вымахал, — и ангел Иван повел могучими плечами. — Но теперь в нашей жизни много и печали. Мама Нина умерла, ушла от нас в райские селения, бабушка Настя болеть стала. Прежде моя Аннушка была веселая и шаловливая, как котенок, а теперь присмирела. А тебе с твоей Юлией, я вижу, достается?

— Не говори, брат! Отец ее балует безбожно, во всем потакает, и она этим вовсю пользуется. Когда появилась в доме эта Жанна, Юлька и вовсе испортилась: косички остригла и выкрасила волосы в рыжий цвет, как у клоуна в цирке, лицо раскрашивает красками — “макияж” называется, с подружками часами по телефону болтает о пустяках. Будущая мачеха делает вид, что души в ней не чает, и тоже балует. Только баловство это коварное: Жанна разрешает Юльке как раз то, что девочке совсем не на пользу. Не верю я в ее любовь, никого она, несчастная, кроме себя, любить не умеет. А хуже всего, что Жанна намерена мою Юлию всяким мерзостям обучить — гадать на стеклянном шаре, заговоры читать, общаться со злыми духами. Они уже начали заниматься спиритизмом и прочими пакостями, и в результате к моей Юльке прилепился бесенок Прыгун. Жанна со своим Жаном и этот Прыгун собираются из нее маленькую ведьму сделать. У нынешних язычников это модно и называется “стать продвинутыми”. Даже детские книжки про маленьких ведьм и колдунов пишут и печатают. Тревожно мне за Юленьку, а поделать я ничего не могу.

— Слушай, Иван, а может, вы все таки с Аннушкой приедете к нам на каникулы? За одно лето девочка твоя не испортится, она ведь под твоей защитой будет, а моя дурочка, может, к сестре прилепится и от мачехи отойдет. Подумай, ведь наши девочки — сестрички-близнецы!

— И не проси, брат Юлиус, и не уговаривай! Я своего птенчика в бесовское гнездилище ни за что не пущу. Я и нынче оставил-то ее всего на одну ночь, а уже так беспокоюсь о ней, так тревожусь! Трепещу прямо. Вот с вами беседую, а сам все думаю: спокойно ли спит

мое дитятко, не приснился ли без меня сон дурной? Молитвы вечерние Аннушка прочла, я сам с ней молился, и бабушка Настя ее на ночь перекрестила, как обычно, а меня все одно тревога одолевает: никогда прежде я от нее не отлучался так далеко и надолго. Мало ли что

может приключиться?
Жаль мне вас, братие, скорблю вместе с вами об отце с дочерью, но мне пора возвращаться домой, на Псковщину. Прощайте и не взыщите! Прощай и ты, хранитель большого города, приятно было познакомиться...

Он уже расправил было крылья, чтобы взлететь, но ангел Юлиус ухватил его за крыло и взмолился отчаянно:

— Постой, братец, не улетай!
Ты ,конечно, свою Аннушку любишь, как не всякий отец любит свое дитя. Ты ей сейчас и за мать, и за отца, а скоро будешь и за бабушку. Все это я, брат, разумею.
Но и к моей-то Юлечке имей снисхождение, пожалей ты ее, кроху горемычную, погибает ведь совсем мое дитятко! Ее ли вина в том, что она почти всю свою маленькую жизнь росла без бабушки Насти, без светлой ее опеки? Она ли виновата в том, что некому было учить ее молитвам и в Божий храм водить? А ведь она бабушке Насте такая же родная внучка, как твоя Аннушка. Братец Иванушка, скажи ты по совести своей ангельской, от века незамутненной, разве не могло случиться так, что Аннушку твою увезли бы в Питер, а мы с Юленькой остались бы жить в Пскове, под покровом Псково-Печерской Лавры, с мамой Ниной и бабушкой Настей? Взяли бы родители да и поменялись девочками, ведь они их совершенно случайно выбрали: мать — Аню, а отец — Юлю.

— Что ты, что ты, братец! И подумать даже страшно! Я без бабушки Насти не справился бы, от нее всегда были тепло и свет в нашем доме.

— А у нас в доме — тьма болотная, — вступил в разговор ангел Димитриус. Он опустился на колени рядом с Иваном по другую сторону и тоже положил ему голову на плечо, словно боясь, что тот вдруг поднимется и улетит. Иван повернул к нему лицо и поглядел на него.

— Наши Мишины молятся деньгам, поклоняются машинам, а проповеди им телевизор читает, — сказал Димитриус. — Язычники они! Ну а просвещать их надо? А спасать? Слушай, Иван, может ты и вправду приедешь к нам со своей девочкой погостить? Это ж

только на каникулы!

— Понимаешь, братец, — снова начал говорить Юлиус, и ангел Иван обратил главу теперь в его сторону, — нам и в дом Мишиных без тебя не проникнуть: мы не можем туда войти, пока нас не позовут — ты знаешь закон. Когда дело касается нас, ангелов, бесы очень

строго следят за соблюдением законов. А ты при своей Анне войдешь в дом беспрепятственно, ибо ты в полном праве пребывать при ней неотлучно.

— Ты митинских бесов если даже не вовсе разгонишь, то хоть погоняешь примерно: уж очень они обнаглели, — вновь заговорил Димитриус, и ангел Иван обернулся к нему. — Ты вон какой здоровый! Ты у нас, Иванушка, будешь за старшего, мы тебя почитать будем и окажем тебе во всем полное послушание. Так, Юлиус?

— Вестимо! Соглашайся, Иван! А то пропадем мы без тебя...

Ангел Иван перестал крутить головой и глубоко задумался. Димитриус и Юлиус не стали больше его теребить, но продолжали глядеть на пего умоляющими глазами, а по щекам их вдруг покатились крупные слезы, и ангелы этих слез не утирали.

Градохранитель Петрус смотрел на всех троих с интересом и мягкой улыбкой, но в семейную беседу не вмешивался.

— Что я вам скажу, братья Юлиус и Димитриус? Тяжело мне решиться на это, но если будет на то воля Божья, так что ж... Я вот прямо сейчас и спрошу Его, и как Господь повелит — так и будет.///

(из книги :
Юлианна, или Игра в Киднеппинг.Юлия Николаевна Вознесенская )

0

62

Никто не может сделать ничего лучшего для своих детей, чем привести их ко Христу.
И мы должны услышать слово Христово: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное». Может быть, самое большее преступление – не давать детям приходить ко Христу. Потому что это означает лишение их жизни земной и вечной. И мы видим, в каких масштабах, и на какой глубине совершается это у нас сегодня.

Протоиерей Александр Шаргунов

0

63

"поговорим о том пути, который был указан апостолом Павлом. Обращаясь к женщине, он как-то написал, что она, "прельстившись, впала в преступление, но может спастись через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием" (1Тим. 2;15). Его мысль выводится из тех слов Священного Писания, где сказано, что за нарушение заповеди женский пол в лице Евы был наказан болезненным рождением детей. И сказал Господь Бог жене: «умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей» (Быт. 3;16). Но наказание Божие не есть наказание в том смысле, как мы это обычно понимаем. Наказание Божие есть «наказание» врача уколами и горькими таблетками больного человека. Если Бог наказал жену родовыми болезнями, значит это ей весьма полезно и спасительно. Под болезнями рождения разумеются не только болезни во время родов. Это, как считает св. Иоанн Златоуст, болезненность вообще всей родовой сферы: и «тот великий труд, который должна терпеть жена, нося плод, и растяжение членов, и нестерпимые страдания во время родов», и, как считаем мы, трудности воспитания рожденного. Ведь Апостол, говоря о возможности спасения через деторождение, ясно указал, что спасительность этого пути не в акте рождения самом по себе, а в процессе воспитания рожденного. Жена спасется не просто через чадородие, но если при этом пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием. Чадородие как процесс питания, сна и прочих физиологических отправлений не может спасать само по себе. Разве можно спастись через пищу, которая хотя и не удаляет от Бога, но и не приближает (1Кор. 8;8)? А кто угодил Богу сном своим? Что же касается рождения, то рождают не только люди, но и животные. Почему же и им не спастись через чадородие свое? А как быть бесплодным женам? Ужели для них закрыт путь ко спасению? Нет! Господь обещал спасение всем, кто верует в Него (Ин. 3;36) и исполняет заповеди Его (Мф. 19;17), заключающиеся в любви к Нему и к ближним (Ин. 13;34). И «для женщины не особые условия спасения, а те же, какие определены вообще человечеству: вера и любовь», - говорит св. Феофан Затворник. То есть жена может спастись чадородием лишь в случае формирования в себе добродетельных свойств и передачи этих свойств своим детям, ибо это способствует их духовному рождению. Так что настоящим деторождением можно назвать воспитание. Родитель не тот, кто родил, а тот, кто воспитал. «Не ношение во чреве делает матерью, - утверждает св. Иоанн Златоуст, - но доброе воспитание». Если же кто родил, но не воспитал, а бросил на самовоспитание, то такового принято называть деторастлителем и детоубийцей. «Нерадение о детях, - как считают св. Отцы, - больше всех грехов и доходит до самого верха нечестия». И «хотя бы у нас все наше было благоустроено, мы подвергнемся крайнему наказанию, если нерадим о спасении детей», - сказал тот же святитель.

Бегать же от семейных обязанностей, отдавая все свои силы и внимание общественным делам, будет скорее обличать ложь и лицемерие бегающего. Ибо в большинстве случаев неисполнение семейного долга мотивируется родительским эгоизмом. Не хочется лишаться прежде бывших выгод: привычного образа жизни, свободы в действиях, телесного покоя, любимых удовольствий и даже, как считают некоторые, спасительных условий. При подобном настрое дети воспринимаются как неудобные и постоянно мешающие нам существа. Что-то вроде искушения, которое нас постигло, несмотря на ежедневные наши воззвания в молитве Господней. Это появившееся ниоткуда маленькое существо постоянно встает на пути наших желаний. Нам хочется почитать и помолиться, а оно не дает, требуя внимания к себе; нам хочется пойти в храм на праздничное богослужение, а оно не пускает нас своей беспомощностью и слабостью; нам хочется отдохнуть, а оно в это время затевает игру или просто шалит; нам хочется его сделать соответствующим нашим понятиям, вкусам и желаниям, а оно, вопреки этому, все делает так, как ему это представляется более правильным и желанным. Оно везде и всюду становится на нашем пути и не дает нам идти туда, куда нам хочется. Такое обстоятельство побуждает нас убрать его как препятствие. И как убрать? – Силой! Ведь мы гораздо сильней его и почему бы нам не воспользоваться своим преимуществом и не отодвинуть его в сторону, обеспечив тем самым свободное свое продвижение? Но такое продвижение, очевидно, должно осуществляться в одиночестве, что принципиально противоречит родительскому статусу и не спасает нарушителей взятых на себя родительским положением обязательств. Поэтому св. Отцы, обращаясь к родителям, обычно говорят им следующее: «Вам нельзя одним спасать душу свою. Часть в этом неотложную имеете и попечение о детях» (Феофан Затворник). И «если родители не оказывают должного попечения о детях, не учат их разуму, не внушают им добрых правил, то души детей будут взысканы от руки их» (Симеон Новый Богослов).

Как вообще спасение наше в ближнем и через ближнего, так, в частности, и спасение родителей в детях и через детей. И как не любящий брата своего, которого видит, не может любить и Бога, Которого не видит (1Ин. 4;20), так и родитель, не любящий ребенка своего, не может любить Бога. Таким образом, цель всех взаимоотношений между ребенком и родителем та же, что и цель всех людских взаимоотношений – это любовь друг к другу. И чтобы легче было осуществить эту цель родителям, Бог вложил в их природу естественную любовь к рожденному ими чаду. «Заповедь о любви есть самая великая и важная, – говорит св. Симеон Новый Богослов, - почему сам Бог от начала вложил в естество человеческое некую любительную силу... Эта естественная сила любви дана Богом в помощь разумному человеческому естеству, чтобы оно, пользуясь ею, востекало ко всеобщей любви самоохотно и произвольно». Но эта любовь, исходящая от естества, испорчена, так же как и само естество. Вследствие чего мы можем наблюдать те или иные извращения родительской любви, которые губительным образом сказываются как на детях, так и на них самих. Разве не губительна та любовь, которая всю свою заботу обращает на приобретение только житейских, тленных и скоропреходящих благ. И как можно улучить спасение там, где учат совершению таких дел, за которые Христос возвестил неизбежную погибель. Горе богатым (Лук. 6;24), - предупреждает отеческий глас истинно любящего Родителя, но не прислушивающиеся к этому гласу родители все свои усилия направляют к тому, чтобы дети их разбогатели. И даже если приобретение денег связано с крайним душевным вредом, «любящие» родители не только не останавливают неразумное свое дитя и не «отсекают» протянутую им руку (Мф. 18;8), но всячески поощряют и помогают ему, любя его неразумно. Горе смеющимся и живущим в утехах (Лук. 6;25), - говорит тот же глас свыше, но не понимают ослепленные плотскими удовольствиями, что эти утехи уводят от спасительного пути и, беря за руку вверенную им младенческую душу, прямо ведут ее к той яме, которой сами не видят по слепоте своей (Мф. 15;14). Господь объявил, что гнев и оскорбление готовят геенну (Мф. 5;22), но не слушающие этого грозного приговора смеются над этим и укоряют в слабости и трусости молчаливо переносящего обиды. Смеются они и над тем, кто стремится к честности (Мф. 5;34) и выполняет данные им обещания. Что же касается прощения обид, то об этом они даже слышать не хотят и укоряют своих детей, когда те прощают долги должникам своим. Одним словом, каков корень, таков и плод. Как от горького корня происходят и плоды горькие, так и от любви к тленному и гибельному происходят пагубные дела.

Чтобы получить пользу от брака, надо сразу понять и принять изречение Господне о том, что нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15;13). Родительство опытно показывает, в вере ли мы (2Кор. 13;5) и живет ли в нас Христос, Который есть Любовь (1Ин. 4;8). Ведь отдавая себя воспитанию, помогая и сопереживая детской душе, родитель не условно, а вполне конкретно начинает нести бремя другого, исполняя этим закон Христовой любви (Гал. 6;2). Он не на словах, а на деле начинает познавать любовь в том, что как Христос положил за нас душу Свою, так и мы должны полагать души свои за братьев (1Ин. 3;16). Приходит и понимание очевиднейшей истины, что не может быть любви Божией у того, кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое (1Ин. 3;17)? Все эти слова никого не касаются так близко, как собственных детей, ближе и родственней которых не бывает никого на свете. И если преп. Силуан суть любовного отношения к ближнему определил так, что «брат наш — есть наша жизнь», то родители по праву могут говорить, что их жизнь - это их дети. И именно с ними и через них, а не через каких-то еще воображаемых ближних можно научиться христоподражательной любви. Жизнь семейная является мерилом христианского преуспеяния для живущих в миру. Здравие души определяется семейным миром и беззаветной любовью ко всем членам семьи...

Таким образом, вступая в брак, христианин выступает из этапа формального исповедания своей веры и вступает в этап опытной проверки истинности и глубины своих убеждений. Учение Христовой любви, воспринятое теоретически, теперь усваивается им практически, уча его самим делом любить так, как любит Бог-Отец, Который отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3;16). Только тогда познает родитель поучительность любви, когда усвоит начала жертвенной и безусловной любви. Такая любовь любит, несмотря на то, как ведет себя ее любимый, что делает или говорит, в каком пребывает настроении, какими обладает внешними данными, имеет ли способности, таланты, власть, богатство и т.д. и т.п. Эти условности по природе своей преходящи и любовь, имеющая вечное значение (1Кор. 13;8), не может быть зависима от этих условностей. Конечно для человека, живущего в условиях преходящего мира и зависящего от его преходящих условностей, трудно и даже невозможно вполне достичь совершенной, безусловной любви, но по мере устремления к достижению этой любви и усилий, Тот, Который обладает ею в совершенстве, будет изливать ее обильно на приготовляемое трудами самоотвержения человеческое сердце. Этот самоотверженный труд должен быть направлен к тому, чтобы, как выразился некто, заменить желание – жалением, а жалость ко всякой твари святыми Отцами поставляется в признак сердечной чистоты и совершенной любви.

Такая установка сознания и является тем краеугольным камнем, на котором можно безопасно строить все здание семейной педагогики. Без этого фундамента родительские обязанности будут только мучительным, давящим бременем, тяжести которого не выдержат песочные основания суетных наших представлений (Мф. 7; 26-27). Секрет хорошего воспитания состоит в умении любить своего ребенка так, как возлюбил нас Христос. Этому надо научиться сперва самому, а потом научить своего ребенка. В этом суть христианского воспитания. «Полюбите детей, - говорит св. Феофан Затворник, - и они вас полюбят». Так уж устроено детское сознание, что оно не создает, а лишь воспроизводит то, что воспринимает извне. Чтобы научиться любить, ребенку надо сначала почувствовать любовь к себе. Он отражает любовь, а не первым начинает любить и отражает ту любовь, которую ему показывают. Если это любовь Божественного свойства - самоотверженная, безоговорочная и безусловная, то она научает жить по Божьему велению, а если это любовь свойства демонического - эгоистическая, лицемерная и пристрастная, то она произведет нарушение психики и нечувствие к действию благодати.

Когда одна родительница пришла к о. Иоанну Кронштадтскому с жалобой на упадок нравственности в своих детях, то услышала такой вопрос:
- А ты за сердцами их ухаживала? Направляла ли их так, чтобы они, помимо людского одобрения, еще и Божьего бы одобрения достигали?
- Внушала по силе, да ведь в сердце и своего ребенка двери не всегда найдешь, - ответила она.
На что батюшка сказал гневно:
- Не нашла в их сердце дверей, так вот и получай вместо детей зверей! Забыла, что пример роду человеческому показан на примере птичьего рода. У птиц сперва родится яйцо. Если оно не пробудет положенное время в материнском тепле, то оно так и останется только бездушной вещью. Так и у людей. Рожденный ребенок что яйцо: с зародышем к жизни, но бездушен к процветанию во Христе. Которого ребенка не прогрели (любовью) родители и ближние до корня души, до корней всех чувств его, тот так и останется мертв духом для Бога и добрых дел.

О таких родителях с полным правом можно сказать, что они хуже детоубийц. Ибо «те отделяют тело от души, а эти то и другую вместе ввергают в огонь геенский… И не так жестоко изострить меч, взять его в правую руку и вонзить в самое горло сына, как погубить и развратить душу, потому что ничего равного ей нет у нас», - говорит св. Иоанн Златоуст. Уж лучше тогда умереть бездетным, нежели иметь детей нечестивых (Сирах. 16;4). Понимающие это все свои силы отдают на то, чтобы научиться любить своего ребенка не словом или языком, но делом и истиною (1Ин. 3;18). Потому что именно поведение родителей показывает ребенку воочию есть у них любовь к нему или нет. Ребенка удовлетворяют не словоизъявления нашей к нему любви, а конкретные действия, подтверждающие нашу к нему любовь. По нежно-эмоциональной своей организации он очень тонко улавливает наши чувства, видя, как мы себя ведем в отношении его и как выражаем свою расположенность к нему.

Так как дети, по выражению св. Василия Великого, суть существа телесные, то и соответствующим способом выражения нашей к ним любви будет телесный (физический) контакт. Ребенок просто нуждается в том, чтобы к нему как можно чаще прикасались с любовью и нежностью. Пример такого обращения показал сам Христос. Когда принесли к нему детей, Он обняв их, возложил руки на них и благословил их (Мк. 10; 16). К физическим проявлениям любви относятся формы физических ласк. Чем меньше ребенок, тем больше у него потребности в том, чтобы его прижимали к груди, обнимали, ласкали, гладили, целовали. Особенно это важно в трудные жизненные моменты: когда у него горе, или когда он болеет, или когда у него трудности, неудачи, страхи, или когда неожиданная радость, приятная новость и т.п. То есть все его эмоциональные движения желательно сопровождать реальными для него физическими ощущениями. Другим хорошим проводником содержания нашей души является взор, который еще называют зеркалом души. «Тогда как в других чувствах душа остается сокрытою, - говорит св. Феофан Затворник, - глаз открывает ее взору других. Пусть же через сие отверстие проходят до души дитяти души матери и отца с чувствами святыми». Естественный, открытый и доброжелательный взгляд прямо в глаза ребенку часто используется родителями для передачи своих чувств. К сожалению, родители, сами того не осознавая, используют это средство для передачи совсем не святых и далеко не любовных чувств. Особенно родители стараются смотреть пристально в глаза своему ребенку, когда строго настаивают на своем, как правило, неприятном ребенку. Наш взгляд становится выразителен в те моменты, когда мы приказываем, ругаем, упрекаем, поучаем свысока. Согласимся, что такое использование контакта глаз в отрицательном ключе эффективно действует на ребенка, но и не будем забывать, что это психически травмирует ребенка, уча его нелюбовному отношению к ближним.

Изучение душевнобольных психологами приводит к заключению, что наиболее точный, хотя и тонкий показатель нарушения психики – это ослабление любви к ближним. Еще ужаснее привычка специально в качестве того же наказания прятать глаза от своего ребенка, что куда мучительней, чем когда его наказывают физически. Сознательное уклонение от прямого контакта для демонстрации своего неодобрения действует на ребенка угнетающе и опустошающе и обычно являет собой пример обусловленной любви. При таких условиях ребенок не может развиваться полноценно, в атмосфере любви. Искренне любя ребенка, родителям должно ввести себе за правило по возможности часто смотреть на него с любовью. И не только это. Очень важно доказывать безусловность своей любви еще так называемым пристальным вниманием к ребенку, при котором мы полностью на нем сосредотачиваемся и даем ему почувствовать значимость его для нас, подлинный к нему интерес и внимание. Это есть прямой акт самоотверженной любви, ибо, кроме времени, это требует порой отвержения своих интересов, дел и потребностей. Лучший способ для осуществления подобного заинтересованного внимания – это возможность побыть с ребенком один на один, ни на что не отвлекаясь. Только при этом надо общаться с ним откровенно, доверительно, без всякой фальши и напряжения. Кроме того, это правило применимо к каждому ребенку в отдельности, и если детей в семье много, то задача хотя и усложняется, но никак не снимается. К тому же на это требуется не так уж много времени. Главное, чтобы он в эти несколько минут, проведенных с ним наедине, почувствовал свою нужность и значимость для отца или матери.

Только так удовлетворяется потребность человеческой природы, которой, по слову св. Василия Великого, ничто так не свойственно, как иметь общение друг с другом и нужду друг в друге. Правда, удовлетворению этой потребности мешает приобретенная в падении самость, и в этом плане житейские узы представляются весьма полезными и спасительными. Именно взаимные нужды, как считает св. Иоанн Златоуст, являются той самой уздой, которой Бог обуздывает наше самолюбие, потому что дети вынуждены обращаться к родителям, нуждаясь в их помощи, а родители обращаются к детям, нуждаясь в том, чтобы дети нуждались в них.

И такие отношения возможны не только между родственниками по плоти, но и вообще между взрослыми и детьми, тем более христианами, которые постоянно исповедуют свои родственные отношения друг к другу такими словами, как брат, сестра, батюшка, матушка. Так что идти путем чадородия может и не имеющий собственных детей, помня, что принимающий единого от малых сих во имя Христово принимает через то Самого Христа (Мф. 18;5). Такое приятие совершается через участливое отношение к любому встречаемому на нашем пути ребенку. Может, он потерялся, отстал от своих родителей или лишился их вследствие нападения разбойников и, оставшись в одиночестве, заблудился на перепутьях жизненных дорог. Не проходи мимо только потому, что он не твой! Вглядись в его лицо: на нем печать тоски и ожидания; в его глазах вопрос, обращенный ко всякому проходящему: «не видали ли вы Того, кого любит душа моя» (Песнь песней. 3;3)! Если можешь, проводи его до Него или хотя бы укажи дорогу к Нему. Но не вздумай обмануть его, ибо как предупреждает Господь, кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф. 18;6).

Не эти ли обманутые когда-то взрослыми дети, повзрослев, сегодня поют печально:

Постой, не уходи,
Мы ждали лета, пришла зима,
Мы заходили в дома, но в домах шел снег.
Мы ждали завтрашний день,
Каждый день,
Ждали завтрашний день…
В наших глазах потерянный рай,
В наших глазах закрытая дверь...

Да, мы в ответе за своих и чужих детей. И горе, если по нашей вине они не дошли до назначенной Творцом цели. Но благо нам, если, представ в день Страшного Суда пред лице Небесного Судии, окруженные чадами, мы сможем сказать Ему радостно: «Се аз, Господи, и дети мои, которых Ты даровал мне, и не едино из них не погибло».

Коржевский В.Н. "
____________________________
Вадим Николаевич Коржевский - священник, педагог, выпускник Тобольской Духовной семинарии и Московской Духовной Академии. В прошлом- проректор по учебной работе Ярославского Православного Духовного училища и Ярославской Духовной семинарии. Автор более 60 публикаций по христианской и образовательной тематике.

0

64

Не ношение во чреве делает матерью, но доброе воспитание.

свт. Иоанн Златоуст

0

65

Что можем мы ждать от детей,
если наша забота о них будет ограничиваться
только стремлением накормить и одеть их?
А кто сделает остальное? Улица? Школа?

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

0

66

Не беспокойтесь, станут ли ваши дети богатыми. Беспокойтесь, станут ли они людьми!

**********
Единственный путь для того, чтобы что-то сделать для другого живого существа, является ли он младенцем, взрослым человеком или старым, знакомым или незнакомым, это любовь. Вы, как родитель, ответственны перед Богом за ваше чадо. Вам дано это чадо Богом для того, чтобы научить его любить Бога и любить ближнего. Если вы это проваливаете, вы за это будете отвечать.

СХИАРХИМАНДРИТ ИОАКИМ ПАРР

http://cs312227.vk.me/v312227091/3bd2/h71wov9am1M.jpg

0

67

" главная задача родителей не в том, чтобы дать ребенку лучшую одежду, еду и игрушки, а чтобы образовать его. То есть взрастить в нем образ Божий, спасти его душу, а остальное приложится."

Священник Павел Гумеров

http://cs418421.vk.me/v418421796/8cde/hK0tkXu1XV8.jpg

0

68

http://cs7004.vk.me/c320330/v320330562/3a10/XYGxzz8T4Js.jpg

0

69

"Вас тяготит забота, как дать детям вашим христианское воспитание. И выражаете эту заботу так: "всякий день на опыте вижу, что не имея достаточно твердости к исполнению долга по совести, и чувствую себя весьма неспособною сложить душу человека по образу и по подобию Божественного учения". Последняя мысль выражена очень сильно, и относится более к содействию, и к помощи Божией; а для вас довольно будет и того, если вы позаботитесь воспитать детей своих в страхе Божием, внушить им православное понятие, и благонамеренными наставлениями оградить их от понятий, чуждых православной Церкви. Что вы благое посеете в душах своих детей в их юности, то может после прозябнуть в сердцах их, когда они придут в зрелое мужество, после горьких школьных и современных испытаний, которыми нередко обламываются ветви благого домашнего христианского воспитания. Веками утвержденный опыт показывает, что крестное знамение имеет великую силу на все действия человека, во все продолжение его жизни. Поэтому необходимо позаботиться вкоренить в детях обычай почаще ограждать себя крестным знамением, и особенно пред приятием пищи и пития, ложась спать и вставая, пред выездом, пред выходом, и пред входом куда-либо, и чтобы дети полагали крестное знамение не небрежно или по-модному, а с точностию, начиная с чела до персей, и на оба плеча, чтобы крест выходил правильный. Если вам самим неудобно будет почему-либо хорошо заняться, чтобы не забывали о крестном знамении, не мешает, кроме других воспитательниц, если возможно, иметь для сего хорошую русскую няню: другие няни пусть занимаются по другим частям, а православная няня по православной части, и особенно крестным знамением; с нее этот предмет и спрашивать. Как можно и насколько можно приспособить это к настоящему делу по обстоятельствам, постарайтесь; совершенно же сего из виду упускать не должно.

Вот, что мог, по моей немощи и по моему скудоумию, написал вам усердно. Всеблагий же Господь и Преблагословенная Его Матерь да устроит о вас и о вашем семействе все полезное и душеспасительное! Призываю на вас мир и благословение Божие. "

Прп. Амвросий Оптинский

http://cs312627.vk.me/v312627796/4345/7j6meyBFoic.jpg

0

70

http://cs320227.vk.me/v320227980/4efc/lLMBoyMYiFA.jpg

0

71

Сегодня нам очень трудно представить существовавшую когда-то традицию посвящения детей Господу… В современном мире уже просто привести ребенка в храм и открыть ему красоту Православия становится одной из тяжелейших и трудновыполнимых задач.

... сегодня очень радостный и светлый праздник! Матерь Божия вошла в храм… Постараемся и мы сделать все от нас зависящее, чтобы подрастающее поколение сохранило истинную православную веру. И будем верить, что Пресвятая Владычица наша Богородица и Приснодева Мария не оставит Своего попечительства о нас и наших детях!

Давайте в этот торжественный и праздничный день подумаем, что мы можем сделать, чтобы реально изменить ситуацию! Ведь не имеет абсолютно никакого значения, какого мы пола, сколько нам лет и рожали ли мы детей. Малыши и подростки, стоящие в храме, — наши. Думаю, дети вообще не могут быть чужими… И от каждого из нас зависит, придет ли следующее поколение в храм. Не по принуждению. По любви. Разумеется, именно родители несут ответственность за духовное воспитание своих детей, но все мы, православные христиане, создаем ту атмосферу, куда эти дети попадают.

Мне довелось наблюдать, как прихожанка нашего монастыря вошла в храм с малышами, которые капризничали, не давая возможности спокойно помолиться своей маме, да и всем окружающим. Одна из монашествующих сестер ненавязчиво предложила свою помощь, и уже спустя мгновение детки благоговейно стояли рядом с ней по стойке смирно, разглядывая во все глаза убранство храма, а их мама, стоя у икон, о чем-то говорила с Богом…

Бывают, конечно, ситуации, когда родители не прививают своим чадам должного уважения к церковной жизни и храму, но чаще всего нашим детям нужно просто чуть больше внимания и любви со стороны общины…

Митрополит Антоний Сурожский в одной из своих бесед вспоминает удивительный пример настоящей христианской любви, которую он ощутил, будучи еще ребенком: «Я помню священника, который меня очень поразил, но понял я его только десятилетия спустя. Я был тогда мальчиком лет 10–11 в детском лагере, и был у нас священник, который нам казался ветхим; ему было, вероятно, лет тридцать, у него были длинные волосы, длинная борода, и нам он казался дедом нашим. Но меня поразило в нем, озадачило (тогда я не понимал этого): он всех нас без исключения любил любовью, которая не менялась, с той только разницей, что когда мы были "хорошие", то его любовь делалась ликованием, когда мы были "плохие", его любовь делалась горем, но она никогда не уменьшалась. Тогда это я заметил, поразился, но в 10 лет я не умел это осмыслить. Потом я это осмыслил: так нас любит Бог. Его любовь не меняется, но когда мы недостойны самих себя, то для Него это горе, которое кончается, в предельном случае, распятием на Голгофе. Когда, наоборот, мы достойны себя и, значит, Его, то Его любовь делается ликованием».

Ведь если мы хотим, чтобы для будущего поколения Православие было родным, мы должны стать родными друг другу… А этого нельзя добиться исполнением буквы закона! Должна быть любовь. Мало просто выучить определенные молитвы, отказаться в какие-то дни от скоромной пищи и вовремя приходить на службы. Этого недостаточно, чтобы называться христианином. О своей вере необходимо свидетельствовать поступками и всей своей жизнью!

http://obitel-minsk.by/_oid100102702.html

0

72

"Святая жизнь родителей извещает души детей, и они, естественно, вырастают послушными и благоговейными, без душевных повреждений, и дети радуют родителей, радуют и родители детей и в сей жизни, и в другой, вечной, где они снова вместе возрадуются".

Cтарец Паисий Афонский

http://cs320330.vk.me/v320330980/588d/tuvjmaExuxE.jpg

0

73


Блюдите, да не презрите единого от малых сих (Мф.18:10).

Помните ли вы эти слова Христовы, думали ли вы, что они относятся прямо и непосредственно к вам?
Разве мало у вас этих малых сих, которых надлежит вам блюсти?
Разве мало у вас сыновей, дочерей, от которых вы льете горькие слезы?
Разве мало развратных дочерей ваших и сыновей – воров и хулиганов?
Много, много вы льете слез над ними. Отчего же это?
Оттого, что не помните этих слов Христовых: Блюдите, да не презрите единого от малых сих.
Когда тяжко вам становится от того, что творят ваши дети, тогда вы плачете, тогда вы Богу молитесь, чтобы Он помог вам.
А молитва ваша остается бесплодной.
Почему же бесплодной?
Потому что

нельзя на Бога возлагать своих собственных обязанностей, потому что вы сами должны были заботиться о детях, о детях ваших и воспитывать их, а не ждать, что за вашим нерадением за вас исполнит это Бог.
Родители, которые пренебрегают воспитывать детей своих по-христиански, беззаконнее детоубийц, ибо детоубийцы тело от души разлучили, а они душу и тело ввергают в геенну огненную.
Во веки веков благословение Божие на тех, кто воспитывает детей своих в благочестии. Скажите, что будет с несчастной дочерью вашей, которая в юности предается разврату и потом выйдет замуж и родит детей?
Будет ли благословение Божие на ней и на всей ее семье?

Подумайте, как это страшно, какую тяжкую ответственность несете вы перед Богом, если не воспитываете детей своих в нравах христианских.

Как же должно их воспитывать?
Так, как воспитывали своих детей древние христиане первых веков. Они с самого раннего детства приучали детей к молитве, храму, постам, к Таинствам церковным.
Когда учили их грамоте, то учили по книгам Священного Писания.
Они никогда не позволяли ребенку сесть за стол и начать еду без молитвы.
Они внушали детям, что каждое дело, каждый шаг христианина должен начинаться крестным знамением и молитвой.
Когда учили они детей своих, то заботились не только об образовании общем, о мудрости языческой, об обучении философии, музыке, искусствам.
Нет, совсем другому учили они их.
Научая детей своих, они руководствовались глубоким, святым правилом: того почитали несчастным, кто знает все и не знает Бога, того блаженным, кто знает Бога, хотя бы и не знал ничего другого.
А как же должны вы воспитывать их, насаждать в них высшую нравственность христианскую?
Прежде всего, вашим примером, ибо дети воспитываются именно примером родителей своих. Всякое словесное поучение, всякое искусство педагогическое – ничто, пустота, по сравнению с тем примером, которые видят дети в родителях своих.
Вы должны беречь детей от всего, что нечисто, дурно. Вы должны дочерей удерживать от чтения нецеломудренных, сладострастных романов, должны требовать от них, чтобы они читали с разбором, должны удерживать от пустых зрелищ, не позволять всегда развлекаться и постоянно бегать по кино и театрам.
Вы должны приучать их к тихому и трудовому домашнему житию.
А еще не должны Вы забывать о том, что величайшую ошибку делают те родители, которые влюблены в своих маленьких детей, любуются ими, все прощают, никогда не наказывают.
О таких сказал премудрый Соломон: «Лелей дитя, и оно устрашит тебя».
А вот что говорит наш великий святитель Тихон Задонский: «Пусть они плачут от тебя, чтобы не плакала ты от них и о них. Впрочем, умеренность во всем похвальна и потребна».
Нужна умеренность в наказании, по слову Святителя. Нельзя наказывать детей с раздражением, со злобой, с ненавистью.
Нужно наказывать спокойно, любя; тогда дети почувствуют эту любовь, они почувствуют, что заслуживают этого наказания, и тогда наказание будет с пользой и их исправит.
О таком наказании детей многие из вас не думают и оставляют ненаказанными не только маленькие, но и тяжкие проступки – даже воровство, хулиганство, даже распутную жизнь молодых девушек...

святитель Лука Войно-Ясенецкий
О воспитании детей

0

74

Воспитание дитяти - это самое ответственное дело на земле. Вообще из всех дел, какие есть на земле дела - это самое важное!
И ещё скажу пострашней, что большинство пап и мам (родных) - они с этим не справляются. Могу ещё сильней сказать, что большинство пап и мам просто портят детей, целенаправленно.

Протоиерей Димитрий Смирнов

0

75

Труд, который Бог предопределил матери.

В нормальных обстоятельствах ребенок большую часть детства, в годы особой восприимчивости, проводит в тесном контакте со своей матерью. Отец, как кормилец семьи, большую часть дня проводит вне дома и семьи. Воспитание детей в Богобоязни лежит в основном на матери, хотя отец и несет ответственность за это. Этот труд Бог дал матери, и она должна себя полностью посвятить этой святой обязанности. Хотя большее время у матери уходит на кухню, стирку и другие заботы, она все же должна воспитание детей считать первостепенной задачей. Что-то придется и отложить, но ничто не должно быть причиной, чтобы пренебречь драгоценными, бессмертными душами, которые Бог передал матери, дабы воспитать их для Него.
Грубой ошибкой является то, если мать оставляет данное Богом призвание или передает его другим, делает в это время другую работу или предается даже увлечениям, что очень часто встречается в наши дни. Круг работы для матери - это ее дом и семья. Основы характера формируются в детской комнате и Господь с радостью использует в этом деле руку матери. Другие работы можно возложить и на домработницу, но никто не заменит детям мать. Это задание Бог дал ей - матери, а не другим. Конечно, речь идет здесь о нормальных условиях семьи. В особых случаях, как вследствие смерти отца и кормильца семьи, ситуация может измениться.

"Семья христианская в свете Писания" Р. К. Кемпбелл

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » БОЖЬИ ДЕТКИ (жизнь снаружи) » За души детей мы ответим Богу