sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ОБЩИЕ ВОПРОСЫ » Как выжить верующему в наше время?


Как выжить верующему в наше время?

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Как выжить верующему в наше время?

На вопросы отвечает автор книги «Православная аскетика, изложенная для мирян», священник Павел Гумеров.

- Отец Павел, насколько аскетическая святоотеческая литература применима для мирян? Стоит ли современному православному человеку ориентироваться на литературу, написанную в основном для монашествующих?

- Варсонофий Оптинский сказал так: «Старайся жить, как Бог велит, а не как все живут, потому что мир во зле лежит».

Эти слова особенно актуальны для нашего времени, потому что сейчас все стараются жить, как легче. Главным лозунгом жизни является фраза: «Как нам сделать так, чтобы у нас все было, и нам ничего за это не было?».

Но жить так, как все живут – это тупиковый путь. Большинство людей все равно никогда не будет жить по-христиански. Во все времена христиане были в меньшинстве, особенно христиане, которые задумываются о вопросах аскетики и внутреннего делания.

Почему нам так важна аскетическая литература?

Во-первых, в современном бушующем мире очень многие люди страдают от всевозможных духовных, психических и душевных недугов. Такие явления как депрессия, тревога, психологическое одиночество стали повальными болезнями. Психологи даже называют эту всеобщую депрессию чумой XXI века.

А она происходит из-за того, что люди живут, как все.

Как все живут так называемым «гражданским» браком, как все друг друга обманывают, как все не думают о том, что такое ответственность, долг, совесть и честь человеческая, – и это приводит к печальным последствиям.

Люди пытаются подлечить свои раны у психологов, у психотерапевтов, но корень проблемы остается.

Хотя надо сказать, что Феофан Затворник, например, вполне позитивно относился к психологии. Он говорил, что психология вполне совместима с христианством, в том случае, когда она преломлена через призму Священного Писания и святоотеческий опыт.

Сам святитель Феофан был большим знатоком человеческой души и давал такие тонкие советы, которые и теперь можно прочесть в книгах лучших современных психологов, как будто они процитировали его без кавычек.

Для современного православного человека аскетическая святоотеческая литература является руководством к действию даже в большей степени, чем для тех людей, которые жили в православной Руси. Сейчас христианин должен ощущать себя воином Христовым. А что требуется воину Христову? Упражнение в аскетике. Ибо само это слово в переводе с греческого означает упражняться, тренироваться. И какой же ты воин, если ты целыми днями расслабляешься?

- Мы все сейчас в России являемся новообращенными христианами. Многие из нас часто с жаром берутся выстраивать свою жизнь по святоотеческим книгам, но не тут-то было! Как быть в таком случае?

- Начинать надо с простых вещей.

Например, если брать Добротолюбие, то новоначальному следует читать его не целиком, а, скажем, второй том. Он достаточно легок для усвоения и говорит о борьбе со страстями.

Для меня, например, первым серьезным автором, заставившим меня задуматься, был Авва Дорофеей.

Очень близки к нам книги святителей Феофана Затворника и Игнатия Брянчанинова, живших в XIX веке. Они проще, чем Добротолюбие, хотя в принципе говорят о тех же самых вещах. У Феофана Затворника есть прекрасные книги «Что такое духовная жизнь и как на нее настроиться», «Страсти и борьба с ними», составленные на основании его писем.

- Какой должна быть молитва современного человека?

- Молитва современного человека должна быть такой же, как и молитва несовременного человека, потому что «Христос и вчера и днесь и сегодня тот же», как говорит нам Священное Писание.

Не должно быть компромисса в плане пересмотра правила, уменьшения его, адаптации или иных облегченных вариантов.

- Но разве преподобный Серафим не пришел к мысли о пересмотре молитвенной практики? Ведь именно он предложил исполнять молитвенное правило, известное православным, как правило Серафима Саровского?

- Во-первых, его формула изложена для людей, которые не могут по каким-то причинам прочитать полное правило, например, в случае большой усталости. Но оно не предлагается в качестве ежедневного правила.

Во-вторых, когда Серафим Саровский советовал так молиться, большое количество людей было неграмотными, и кроме этих молитв они, может быть, больше ничего и не знали.

Не стоит делать себе послабления в молитвенном правиле, потому что это «хороший» способ для современного человека, охваченного тысячей дел и недостатком времени, полностью погрузиться в суету. Мы посвящаем Богу так мало времени, что еще облегчать себе жизнь было бы неправильно.

Установленное молитвенное правило небольшое. Если человек его читает не в первый раз, оно занимает минут десять спокойного чтения. А что, например, среднестатистический мужчина или женщина делает, приходя с работы? Кушает, включает телевизор, включает компьютер, и четыре-пять часов до сна проводит у экрана, и на это у него есть время, а десять минут на Бога почему-то не находится.

- Что Вы скажете по поводу того, что иногда добросовестное чтение всего правила превращается в механическое вычитывание?

- Если человек только приходит в Церковь, то я благословляю читать сначала первые три — четыре молитвы, потом потихоньку прибавлять.

Понятно, что у каждого своя мера: кто-то в Церковь пришел недавно, ему надо правило покороче, детям и юношам, естественно, тоже. Но дело в том, что нельзя постоянно понижать планку: давайте богослужение сократим, давайте переведем его на русский язык.

Есть, конечно, отдельные случаи: круглосуточная работа, кормящая мать, у которой еще трое детей, люди больные, немощные. Если действительно невозможно выполнить все правило, по согласованию с духовником можно что-то менять.

Но только по согласованию с духовником! Человек слаб, и если действовать самостоятельно, то он может незаметно для себя постоянно понижать планку. Сначала ему тяжело поститься без рыбы, потом тяжело с рыбой, потом тяжело с молочными изделиями, а потом можно вообще не поститься.

Жизнь христианина – это служба как военная. Ведь мы пришли в Церковь не просто для того, чтобы получить эстетическое наслаждение, послушать пение, отдохнуть сердцем и успокоиться. Служба – это труд, это упражнение, это жертва, которую мы приносим Богу в виде своего, в частности, времени.

Ведь мы же так мало делаем: чтение правила, пост, в воскресенье в храм ходим. Если мы даже в этом будем давать себе слабину, постоянно идти за миром, который во зле лежит, то чем мы вообще будем спасаться? Мы же не стяжаем, как подвижники древности, какие-то великие добродетели, которыми мы бы могли спасаться. Мы можем спасаться исполнением правила и тем, что по возможности не будем ссориться с нашими ближними.

Отец Максим Козлов очень много времени посвятил проблеме православия-«лайт» – облегченного, адаптированного православия и ошибочности этого пути. Так можно дойти до чего угодно. Католики, например, от латыни избавились, музыкальные инструменты ввели, мессы сделали в форме чуть ли не дискотеки – а привело это к тому, что люди вообще перестали в церковь ходить. Цель была поставлена сделать лучше, интереснее, комфортнее, а эффект получился обратный.

В советское время христианин был гораздо строже к себе. Он знал, что он белая ворона, что он в гонении, что он именно солдат Христов. Христианин всегда иной.

А в наше время свободы, когда храмы открыты, литература доступна, когда существуют замечательные православные интернет-порталы, ситуация такова, что духовная планка постоянно понижается. Мы постоянно ищем себе легкие пути, тогда как во времена благоприятные для Церкви, когда нас извне не терзают, нужно самому построже к себе относиться. Это единственный путь, который позволяет в этом мире выжить.

Спрашивают, как выжить верующему в наше время? Раньше, мол, не было такого разврата, не было телевизора и т.д.

Но вспомним, как Церковь зарождалась. Малая горстка христиан жила в страшно развращенном Риме. Какие зрелища тогда были? Гладиаторские бои, избиения христиан, пляски полуголых девиц на аренах цирков, тот же театр, который ругал Иоанн Златоуст, потому что это было совершенно развратное зрелище, потакающее самым низменным человеческим страстям. Это был не «Современник» и не МХАТ, и ставили там не «Чайку» Антона Павловича Чехова.

И все эти зрелища были общедоступны. Пошел в Колизей и увидел, как реальная кровь льется, а не кетчуп на экране, как христиан львы терзают, как их на крестах распинают. В повседневной жизни – разврат, всевозможные половые извращения, которые у нас только-только начинают навязывать в качестве «нормы». А в Риме того времени это уже давно было «в норме».

И малая группа христиан именно благодаря строгости своей жизни смогла переквасить, изменить это общество. Не слиться с ним, не понизить требования к себе, а именно его изменить. Им было не легче чем нам.

- После того как первая неофитская ревность ослабевает, обнаруживаешь, что незаметно для себя, пост стал просто сменой меню. Размывается осознание того, чего мы собственно пытаемся достигнуть постом…

- У поста три основных значения.

Первое – это жертва Богу. Очевидно, что Абсолютному и Самодостаточному Богу мы по большому счету ничего дать не можем, но мы можем дать Ему свое сердце, любовь к Нему, которая выражается в посте. Как родителям мил и дорог, преподнесенный их чадом в подарочек неумелый рисунок, также и Богу важно расположение нашего сердца.

Второе значение поста – аскетическое. Пост – это упражнение, которое помогает человеку справиться со страстями, потому что, когда человек пресыщен, страсти мучают его больше. Как сказано, по-моему, в том же «Добротолюбии»: тучные птицы не могут летать. Чтобы начать помышлять о предметах нематериальных, нужно воздержаться от чего-то материального. Еще говорят: «сласти порождают страсти». Обильная калорийная пища способствует проявлению страстей, например, блудной страсти. Пресыщенный человек также склонен к лености, к унынию.

И третье значение поста – это воспитание воли. Почему современной молодежи так трудно? Потому что она выросла во времена, когда все стало доступно. Те люди, которым сейчас по 35-40 лет, выросли во времена некоторых ограничений и им в жизни гораздо легче живется. А поколение, которое выросло в войну и после войны – это вообще самое нравственное и жизнеспособное поколение, потому что тогда были времена суровых ограничений. Они знали, что такое слово «нет», «долг», «нужно».

Сейчас же все доступно, любые вещи, любые игрушки. Телефон устарел, давайте купим поновее, и ничего, что старый еще работает, ведь это уже «отстой», а хочется последнюю модель. И родители покупают, не понимая, что человека надо учить от чего-то отказываться.

Еще одна мудрость поста, связанная с воспитанием воли, состоит в супружеском воздержании.

Надо сказать, что у православных супругов бывает мало проблем сексуального характера. Человек же, не привыкший к воздержанию, неизбежно в браке пресытится. В семейной жизни всегда наступает момент, когда сильные страсти уходят, и человек, не привыкший воздерживаться, будет либо смотреть «налево», либо стараться себя искусственно подогреть, сделать отношения поострее, начинаются всевозможные извращения.

А надо просто соблюдать пост, и все будет нормально. Вы будете всегда желанны и драгоценны друг для друга после поста, у вас не будет желания заниматься ерундой: эротическими фантазиями или просмотром порнографии, для того, чтобы внести разнообразие в свою половую жизнь.

- Как сделать своих детей такими, как было поколение наших отцов, а не потребителями?

- Я не идеализирую советское время. Тогда тоже было очень много минусов: отсутствие свободомыслия, инициативы, все думали так же, как говорит «XVI съезд КПСС», то есть люди были одурманены, плюс воинствующий атеизм и т.д.

Сейчас другие минусы: у нас не хватает идеалов, ориентиров, некоторых запретов. И семье надо стараться в каждое время дать детям то, чего не хватает в обществе.

В советские времена надо было приучать человека к инициативе, свободомыслию, к умению самостоятельно принимать решения. В наше время надо давать детям то, чего не хватает именно сейчас: строгости, авторитета, идеалов, ориентиров в жизни, объяснять для чего люди живут, для чего они работают, для чего они семью создают.

Надо избегать избалованности, потому что, когда папа будет уже на пенсии или просто наступит экономический кризис, не подготовленный к жизни молодой человек уже не сможет сам решать проблемы. Мамочка с папочкой все за него решали, проплачивали курсы, репетиторов, институт, экзамены в институте. А дальше что? Всегда наступит момент, когда человек должен принимать самостоятельные решения, а навыка такого нет.

Пусть лучше ребенок сейчас на вас обидится, за то, что вы ему не купили новую модель телефона, которая уже есть у всего класса. Это совершенно не значит, что потом он не будет вам благодарен.

- Если человек согрешает в связи с постом, например, не может удержаться, чтобы не поскандалить с ближними и дальними, не стоит ли в таком случае пост ослабить?

- Человек во время поста сродни постовому в армии, который с автоматом в руках охраняет оружейную комнату. Естественно, он должен быть постоянно начеку.

Человек, который охраняет свою душу, находится в объекте особого внимания врага рода человеческого. Не надо думать, что если мы будем поститься, то бесы, дурные помыслы нас будут обходить стороной. Нет, они, быть может, будут мучить нас сильнее, чем обычно.

Но кто предупрежден, тот вооружен. Пост – это время, когда человек, зная свою слабину, должен быть к ней особенно внимательным. Мы должны бдительно смотреть за теми врагами, которые могут подойти и что-то похитить из нашей души.

- Мы знаем, что монашествующие дают обет послушания. А в какой мере послушание необходимо для мирян?

- Послушание – это очень важная вещь, которой не хватает современному человеку.

Сейчас, например, восемьдесят процентов воцерковленных православных людей духовников не имеют. Современному человеку решиться в чем-то ограничить свою свободу очень тяжело. Но я считаю, что каждый обязательно должен иметь своего духовника.

Об этом говорят все святоотеческие книги. Он может быть не семи пядей во лбу, мы может даже превосходить его по духовному образованию, но это человек, которому вручено воспитание в нас навыка послушания.

Эгоизм, гордыня преодолеваются как раз послушанием.

Немаловажно выбирать духовника по своим силам. Как говорится – «бери ношу по себе, чтоб не падать при ходьбе». Духовник – это не обязательно твой приходской священник, у которого ты регулярно исповедуешься. У духовника, бывает, исповедуются не часто, по обстоятельствам, например, раз в месяц или раз в пост.

Слава Богу, в Москве 500 храмов, тысяча священнослужителей, можно найти себе по сердцу и по душе. Кому-то нужен интеллигентный священник, кому-то попроще, кому-то построже, кому-то помягче.

Все люди разные, и это нормально. Даже если у человека пока нет духовного отца, можно просто найти священника, у которого мы будем исповедоваться регулярно.

Но если ты не хочешь слушаться, если ты считаешь, что некоторые правила духовной жизни ты можешь сам себе назначать, то опять же, можно дойти до полного абсурда.

Например, в храмы ходит огромное количество людей, которых мы, батюшки, в шутку называем «годовиками». Они установили себе правило один раз в год ходить в Церковь, первую седмицу Великого поста поститься, после этого причащаться, и все. И хоть «кол им на голове теши», бесполезно. Они говорят: «Моя бабушка говорила, что надо делать так, а все остальное это уже фанатизм». Но если у каждого мерилом является его бабушка или его мнение, а не учение церковное, то зачем тогда вообще Церковь?

- Что такое духовная жизнь?

- К сожалению, очень многие люди считают, что духовная жизнь – это кулич на Пасху, крещенская вода на Богоявление, вербы в Вербное воскресенье, плюс неделя поста в Великий пост, ну и конечно венчание, крещение и отпевание в соответствующих случаях.

На самом деле это не духовная жизнь, а средства для нашего спасения. И без духовной составляющей эти замечательные традиции, обряды, таинства не будут иметь смысла. Но именно они заменяют у многих людей, даже православных, духовную жизнь, то есть борьбу со своими страстями, исполнение заповедей и любовь к ближнему и к Богу.

Человек говорит: «Почему я одни и те же грехи совершаю, каюсь в них из исповеди в исповедь и никаких изменений не вижу?»

Потому что, есть церковная жизнь, а духовной жизни нет. Человек решил, что написанное в Евангелии – это недостижимый идеал, это не про нас. Но на самом деле Евангелие – это руководство к действию, и в нем не только про Марию Магдалину или Петра написано, а про меня. Про меня Ты, Господи, говоришь. Вот тогда – это духовная жизнь. Остальное – это просто духовная культура.

- Какие грехи сегодня самые трудные и распространенные?

- В России сейчас две главные язвы: страшный кризис семьи и пьянство. Причем они связаны между собой, потому что у человека пьющего и с семьей будет плохо.

Люди не видят в семье абсолютной ценности, которую нужно беречь и хранить. Семья воспринимается как вещь, стоящая в одном ряду с дачей, квартирой, машиной. Семья же должна стоять на следующем месте после Бога. И православный человек понимает, что супруг дан тебе один раз на всю жизнь, и ты не можешь его заменить, если тебе захочется. Все остальное проходит: карьера, амбиции, здоровье. Сегодня у тебя карьера, а завтра случился кризис, и ты идешь работать на завод последним разнорабочим.

Или повторить участь Майкла Джексона, который хотел дожить до 120 лет, спал в барокамере, а дожил только до 50 лет и даже семью не сохранил.

- Что нужно знать, вступая на поприще борьбы с грехами?

- Нужно различать грехи и страсти.

Страсть это укорененная греховная привычка. Если, например, кто-то напился, то это грех, а если он хронический алкоголик, то это страсть.

Обычно человек страдает не всеми восемью страстями. У каждого она своя. Нужно свою страсть сначала определить, потом возненавидеть ее, затем обрести решимость бороться с ней, и тогда уже искоренять.

Святитель Феофан Затворник говорит, что мы из раза в раз совершаем одни и те же грехи потому, что не имеем решимости на борьбу. Человеку, как говорится, «и хочется, и колется, и мама не велит».

Мы хотим соблюсти некую меру: быть и благочестивыми православными людьми, и свою страстишку каким-то образом удовлетворять. Она нам мила и приятна.

Когда же человек имеет решимость стать на борьбу с этой страстью, тогда он может ее победить, и примеров этому очень много. Благодаря своей непреклонной воле и помощи Божией люди бросали и наркотики, и алкоголь, и находили выход из страшных ситуаций.

- Как бороться с невидимыми грехами: гордостью и его производными: самолюбием, самомнением и другими? Как увидеть в себе эти грехи?

- Гордость – это, как ни странно, недостаток любви к людям.

Святые отцы говорят, что любой страсти противостоит некая добродетель, которую мы должны стяжать, чтобы с этой страстью бороться. Наивысшей из страстей – гордости противостоит высшая добродетель – любовь.

Человек гордый, эгоистичный по-настоящему любит себя, а не людей. Признаком гордости является осуждение, а также обидчивость, которая тоже происходит от самолюбия.

Для гордого человека свойственно осуждать всех вокруг, начиная с того, кто ему в трамвае на ногу наступил и, кончая правительством или олигархами.

Даже Господь не выносит своего суда, пока человек не умрет, потому что он еще может измениться, как, например, Мария Египетская, которая из блудницы стала великой подвижницей.

Мы же, увидев человека в какой-то краткий отрезок его бытия, выносим моментальный суд, не зная ни его наследственности, ни его жизненных обстоятельств. А может быть, у него тяжелые семейные проблемы, с которыми он не может справиться, или ему зарплату полгода не платят, поэтому он и общается с нами неприветливо.

Нам-то хорошо, у нас сейчас проблем нет и настроение нормальное, а мы его уже осудили. Поэтому надо к человеку со снисхождением относиться, с любовью.

- Как грех гордости проявляет себя в общении?

- В том же самом осуждении.

Или, например, еще одно проявление гордости. Каждому, наверное, приходилось общаться с людьми, которые никого не слушают, говорят только о себе, постоянно пытаются что-то навязать. Общаться с ними очень тяжело.

И наоборот, человек не гордый, любящий людей привлекателен для других. Он приветлив, не заносчив, может и тебя выслушать, и к себе с юмором относится. Пример горделивого человека дает нам Евангелие в образе фарисея, который говорит: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк 18:11).

Противоположностью ему является, например, Серафим Саровский, который всех встречал словами «Радость моя».

- Что такое этика семейного общения? Что должно быть главное в семейной жизни?

- Главное в семейной жизни помнить, для чего мы в эту самую семью объединились. А объединились мы для того, чтобы любить друг друга, для того чтобы делать друг друга счастливыми.

Женщины иногда говорят: «Хочу простого женского счастья». Нет, чтобы сказать: «Я хочу сделать счастливым моего супруга и моих детей».

Ведь счастье не в том, чтобы себя делать счастливым, а в том, когда ты другого делаешь счастливее. Тогда ты сам получаешь огромное удовольствие, счастье.

Об этом часто забывают и начинается: «Я глава семьи, значит, ты должна меня слушаться» или «Я больше зарабатываю, значит, я главнее» и т.д. Постоянно идет какая-то дележка в семье. А ведь иногда просто стоит вспомнить, что после того, как мы прожили четверть века в браке, нам уже вместе, может быть, не так много осталось. Так давайте порадуемся хоть остаток дней, чтобы не было потом нам стыдно, что мы всю свою жизнь потратили не на радость, не на счастье, к которому нас Господь призывает, а на семейную борьбу.

- Как правильно понимать жертвенный подвиг в жизни человека?

- Далеко не каждому человеку в жизни представляется случай рисковать жизнью «за други своя», спасая людей из горящего дома или защищая от хулиганов. Может быть, и слава Богу, если такой случай не представится.

Но к жертве призван любой человек. Это каждодневный подвиг – уметь носить тяготы друг друга, уметь прощать недостатки. Прийти вечером усталым, голодным и не завалиться с газетой у телевизора, а помочь жене почитать книжку детям, помыть посуду, вынести помойное ведро.

Или перетерпеть, если какой-то человек говорит тебе что-то неприятное. Это тоже жертва. Есть искушение ответить пообиднее, побольнее, чтобы запомнил надолго. А можно перетерпеть эту вспышку гнева, улыбнуться приветливо, промолчать или, наоборот, что-то хорошее сказать.

И пост – жертва, и аскетика – жертва, и вообще жизнь человека – это жертва. Но эти жертвы могут быть источником радости для нас и для окружающих.

Например, жене неприятно, что муж курит, к тому же детям очень плохой пример. Ради них возьми и брось, приложи усилие, пойди к врачу, к батюшке на исповедь, избавься от курения, пожертвуй этим. И это будет не абстрактной жертвой – когда-нибудь душу положить, когда на супругу кто-то там нападет. Так можно всю жизнь прождать и всю жизнь человеку испортить, потому что каждый день ты не хотел ничего в жертву принести. Не хотел пожертвовать своим эгоизмом, самолюбием, своими привычками, с которыми надо было бороться.

http://www.pravmir.ru/cerkovnaya-zhizn-v-miru-kak-zh/

0

2

...............продолжение

Церковная жизнь в миру: как жить и выжить?

делится своими размышлениями священник Феодор Людоговский, преподаватель Московской Духовной академии. Мы будем благодарны читателям за вопросы и предложения к предстоящей конференции!

Мы часто слышим, говорим и пишем о духовной, о церковной жизни. Но – как, собственно, жить? Как жить так, чтобы «увлечение религией» не обернулось бедой для самого мирянина и его близких? В чем должно проявляться наше христианство? И как наша церковная и духовная жизнь может сочетаться с его «остальной» жизнью?

Ответ, который готов сорваться с языка, – православный христианин должен прежде всего ходить в храм. Точно, должен. Спору нет. Только вот хотелось бы понять – кому должен и зачем туда ходить? Попытаемся разобраться.

Для начала будет хорошо, если мы осознаем, что мы никому ничего не должны. Человек свободен – таким его создал Господь. И он сам выбирает свой жизненный путь. Но, разумеется, любой выбор предполагает ответственность, а также логику дальнейших поступков. И если мой выбор – христианство, а лучше сказать – Христос, то я буду прислушиваться к тому, что говорит мне Спаситель. А говорит он, среди прочего, вот что: «если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф 18:19–20). Это означает, что помимо домашней, индивидуальной молитвы, крайне важна молитва христианской общины – тогда с нами молится сам Христос.

И вот еще что говорит Спаситель: «если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною» (Ин 6:53–57). Это – вторая причина, по которой мы собираемся в храме: мы приносим Богу Отцу бескровную жертву, которую однажды совершил и по сей день ежедневно совершает Сын Божий, и причащаемся, приобщаемся к этой жертве – к Телу и Крови Господним, к самому Господу.

Именно для этого мы ходим в храм. Не для того, чтобы ставить свечки, не для того, чтобы писать записки (хоть это всё тоже хорошо и правильно), но для того, чтобы молиться вместе с братьями и сестрами во Христе и всем вместе, во главе с епископом или пресвитером, совершать евхаристию и приобщаться к святым Тайнам.

Итак, ходить в храм действительно нужно. Но, повторюсь, не потому, что мы кому-то что-то должны, а потому, что Христос отдал нам Себя целиком, и с нашей стороны было бы просто черной неблагодарностью и свинством пренебрегать Его бесценным даром.

Далее возникает вопрос – как часто нужно ходить в храм? И – обычно об этом говорят отдельно – как часто нужно причащаться?

Напомню, мы говорим о мирянах, т. е. о людях, которые большую часть недели работают или учатся. Ясно, что мало у кого есть возможность ходить в храм ежедневно. Но со времен древней Церкви было принято собираться в храме в воскресный день – день Господень. Сюда же логично прибавить Пасху, двунадесятые и великие праздники (хотя многие из них попадают на будни, что делает участие в богослужении затруднительным). Конечно, есть множество святых, которых мы любим, есть иконы Богородицы, которые тоже хочется почтить молитвой к Царице Небесной – но для этого вовсе не обязательно, забросив все дела и семью, бежать на полдня в храм. Вполне можно помолиться дома, почитать акафист, а лучше – канон из Минеи.


Как часто нужно причащаться? Я бы ответил так: причащаться нужно всякий раз, как мы приходим на литургию.

Если вдуматься, то это нонсенс: прийти на литургию – и не причаститься. Распятый за нас Господь предлагает нам Свою Плоть, отдает нам Себя самого, а мы говорим: «Нет, Господи, я не достоин. Я вчера ел сосиску, я не вычитал правило, да и вообще я не далее как в прошлое воскресенье причащался. Не достоин. А вот в следующий раз, а лучше через пару недель, я уж попощусь, помолюсь – и буду достоин». Это то, что называется смирением паче гордости.

Впрочем, это отдельная тема, по которой уже много написано и сказано по меньшей мере со времен свт. Иоанна Златоуста. Здесь нет возможности воспроизводить все аргументы за и против. Но я глубоко убежден, что для мирянина хорошо и правильно причащаться ежевоскресно.

Если мы будем исходить из причастия каждое воскресенье как нормы, нам придется задуматься над таким болезненным вопросом, как подготовка к причастию. Об этом тоже много говорилось.

Что касается поста, то церковные каноны знают лишь три вида поста: среду и пятницу, Великий пост и евхаристический пост. Последнее представляет собой полное воздержание от пищи и питья с вечера накануне причастия (сейчас обычно говорят о полуночи) и до самого момента причащения. Требование поститься неделю или три дня перед причастием относится к той эпохе, когда многие причащались один раз в год или один раз в пост. При еженедельном причащении подобное требование абсурдно, вредно, да и попросту невыполнимо.

Думается, вполне достаточно, если человек постится в среду и пятницу, держит Великий пост (а по возможности – и другие многодневные посты). Требовать от мирянина постоянного поста в субботу или в четверг никто не вправе.

Другая составляющая традиционной подготовки к причастию – три канона и последование к причащению. Казалось бы, не так уж трудно выкроить полтора-два часа и вычитать все положенное. Однако в реальности оказывается, что это весьма нелегко. Постоянно приходится слышать: батюшка, простите, не успел прочесть. Да и сам батюшка, что уж греха таить, далеко не всегда «вычитывает» необходимое правило в полном объеме.

Но зададимся вот каким вопросом: почему именно таково молитвенное правило перед причастием? Мы читаем каноны, но ведь канон – это прежде всего составляющая часть утрени. И на воскресном всенощном бдении как раз и читается обычно три канона, только не покаянного, а прославительного характера. Что касается последования к причащению, то оно очевидным образом соотносится с евхаристическими молитвами.

Получается, следовательно, вот что: каноны воскресной утрение, которые трудно воспринимать на слух, проходят мимо сознания мирян; евхаристические молитвы миряне и вовсе не слышат. Вместо этого, «выстояв» в храме всенощную и готовясь «отстоять» литургию, мы читаем дома известные каноны и последование, заменяя, таким образом, сознательное участие в общественном богослужении келейной молитвой. Это еще одно свидетельство того, что причащение до сих пор воспринимается каким-то экстраординарным событием в жизни христианина, требующим дублирования уставного богослужения и уставных постов.

Как же быть с канонами и с последованием? Думается, вполне допустим такой подход: можно купить Октоих (стоит он не запредельно дорого) и в субботу вечером (а лучше, если есть такая возможность, – заранее, перед всенощной) прочесть три канона текущего гласа из воскресной службы. Или можно прочесть воскресный канон и канон богородичный, добавив к этому канон святому, память которого совпадает с воскресным днем. Правда, для этого нужна уже Минея, что вовсе не дешево. Однако все богослужебные тексты есть в Интернете, так что добыть их – не проблема, было бы желание.

Последование к причащению – вещь полезная. Но не менее, а гораздо более важно для любого христианина, будь то мирянин или священник, полноценное участие в евхаристии. К сожалению, с давних пор, как уже говорилось, евхаристические молитвы не читаются вслух. Впрочем, в некоторых храмах их всё же читают во всеуслышание. Вслух, как многие могли убедиться, читает их и Патриарх Кирилл. И это правильно, так как молитвы литургии – не эзотерические заклинания, но благодарение Небесного Отца от имени всей общины, а не одного лишь священника. Поэтому выход может быть таким: купить служебник или отдельную книжку с текстом литургии – и самому (разумеется, про себя) читать на службе литургийные молитвы. В этом нет никакого кощунства, ибо если молится только священник, то литургия перестает быть литургией – общим делом.

* * *

Как и следовало ожидать, Евхаристия и смежные темы заняли большую часть публикации. На поставленные в начале статьи вопросы мы почти и не ответили. В двух словах можно сказать так. Во-первых, надо хорошо понимать, что молиться Богу мы можем на всяком месте и во всякий час. Пусть у нас не получается полностью «вычитывать» положенное правило утром и вечером – но в течение всего дня нам предоставляются десятки поводов сказать: «Господи, благослови!», «Господи, прости!», «Господи, благодарю Тебя!». Последнее мы говорим реже всего, но, может быть, это самая важная молитва.

И еще: мы должны быть христианами не только в храме. Если в храме мы со всеми раскланиваемся и всем улыбаемся, а дома кричим на детей и пилим свою половину, если на службе стоим в платочке, а выйдя за церковную ограду начинаем перемывать кости своим приятельницам – то это уже не христианство, а сплошное лицемерие. Средство от таких перекосов – память о Боге, страх Божий, который, как известно, начало премудрости. Человек, имеющий память о Боге, ходящий пред Богом, во всем, что его окружает, будет прозревать отблеск грядущего Царства, а в каждом человеке будет видеть Христа. Тогда не будет деления на «церковную» и «внецерковную» жизнь. Тогда жизнь христианина будет единым целым, приносимым в дар Христу. Я понимаю, что говорить красивые слова легко. Но всё же следует стремиться именно к этому – и автору статьи, и читателям

http://www.pravmir.ru/cerkovnaya-zhizn-v-miru-kak-zh/

0

3

Как современному человеку сохранить себя?

0

4

Вера и жизнь

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100440/44028.p.jpg

Наша практическая деятельность должна быть связана с верой нерушимо и органично. Ничто в Церкви не может быть столь умно-отвлеченным, чтобы никак не соприкасаться с действительностью. Напротив, всякий догмат должен быть проведен в жизнь и в практику, а всякое отступление от правомыслия и правоверия неизбежно приведет к временному торжеству искривленных форм бытия.

К примеру, митрополит Каллист (Уэр) говорит, что наша социальная доктрина – это догмат о Святой Троице. Смело звучит, не правда ли? Но как практически связывается высокое созерцание трех Лиц в одном Существе с текучей жизнью человеческого общества?

А вот как.

Троица неслиянна. Каждая Божественная Личность не растворяется в другой, не теряет Себя, и именно отсюда рождается уважение к личности человека. Как внутри Троицы, так и в мире людей личность не функциональна, а самоценна.

С другой стороны, Троица нераздельна. Отец не мыслится без Сына и Духа. Дух не мыслится без Сына и Отца. Отобразите это единство на мир людей, и вы получите противоядие против всех видов замкнутости и индивидуализма. Здесь обоснование соборности.

Таким образом, исповедуемый нами догмат Святой Троицы требует от христиан практического уважения к личности, с одной стороны, и стремления к соборности как к свободному союзу на основе взаимной любви – с другой.

Ни коллективизм, перетекающий в стадность, ни эгоизм и полная обособленность корней своих в Троице не имеют. В обществе людей, просвещенных Богопознанием, таким образом, не должно находиться для коллективизма и эгоизма места, но должны они быть вытесняемы правильными формами жизни, родившимися от истинного правила веры.

Это, конечно, тема серьезного исследования, требующая многих страниц печатного текста. В данном случае слова владыки Каллиста – лишь иллюстрация основной идеи: вера влияет на все, и все хорошее из веры выводится. На традиционный вопрос «Что делать?» ответ нужно искать в глубинах церковного опыта.

Один такой ответ у меня есть. Самому мне нешуточно сдается, что этот ответ, как пластырь, приложим ко всякой ране. Но прежде, чем произнести его, хочется мне (не без вредности, каюсь) поднять на кончик пера ту суровую часть читательской аудитории, которая взыскует от пастырей прямых команд и характеризуется повторением одного и того же вопроса: делать-то что?

Я слышу и вы, наверняка, слышите часто подобные речи: «Автор хорошо сказал. Согласен. Но делать что?» Или: «Полностью разделяю вашу точку зрения. Что дальше делать?»

Этот вопрос «Что делать?» задается так часто и с такой раздраженной угрюмостью, что прямо видишь порою перед собой образ сурового соотечественника с лопатой в руках, который хочет спросить: «Что делать?» – но сжатые губы с усилием произносят: – «Где копать?»

Действительно, что же делать, когда «распалась связь времен», когда испорчена экология, когда гаишники требуют взяток, а демография на спаде, и элита оторвана от народа, да плюс наркотики и исламский фундаментализм, и в самолетах летать страшно…

На все вопросы у меня есть один ответ, прямо вытекающий из существа веры. Правда, касается он только православных христиан, но это ой как не мало.

Мой ответ звучит просто: надо служить Божественную литургию.

Гражданин с лопатой, думаю, обидится. Он, быть может, хотел вскрывать заговоры и вешать предателей. На худой конец, землянки рыть, выкидывать паспорта или совершать подобие Исхода. Но я уперто повторю во второй раз, а надо будет – и снова повторю свой ответ на все или почти все вопросы: надо служить Божественную литургию.

Литургия – это ведь всякий раз повторяющееся чудо превращения умственной веры в жизненную силу. Это слияние многих ручейков в одну реку. Согласитесь, каждый из нас в отдельности вряд ли представляет собой хранителя веры и подвижника. Но собранные вместе вокруг таинства Тела и Крови, мы из бессильных по одиночке превращаемся в силу и единство и уже способны на многое.

Апостол Павел, произнося слова: «Когда вы собираетесь в церковь» (1 Кор. 11: 18), имеет в виду не то, что мы приходим в храм, а то, что мы, прежде разрозненные, в одном духе и в одной вере составляем из себя одно тело. Да и одним и тем же словом названа и Церковь, и Причастие. И то и другое – Тело Христово.

Поэтому и нет у живых членов Тела Христова иных путей поиска ответов, как только через Тело Христово и Кровь Его – то есть через литургию.

Там, внутри литургии (как ни странно это покажется тем христианам, которые мыслят Евхаристию не как сердце Церкви, а как «одно из таинств»), действительно находятся многие ответы. Заранее эти ответы не произнесешь. Это не «Апрельские тезисы» и не аналитическая записка экспертного совета. Суть этих ответов в том, что они лично дарятся, даются тому, кто потрудился поставить литургию во главу своей христианской жизни. Такому человеку Бог шепнет на ухо и положит на сердце выход, решение, подсказку, чего бы она ни касалась: детей, работы, выбора жизненного пути, переезда на новое место и т.д.

От нас, священников, требуется, чтобы мы научили людей вначале литургию неопустительно посещать, затем – понять ее ход, последовательность и внутренний строй. Далее путь лежит уже к тому, чтобы литургию полюбить и почувствовать ее силу. Далее священнику можно будет уже несколько и отдохнуть, потому что наученная молиться паства, паства, не могущая жить без Евхаристии, многое начнет делать сама. Причем правильно и без лишней указки. Самого священника эта паства, возможно, благодарно понесет на своих плечах до самых райских врат. Но…

Пока все это будет, надо самому любить Воскресшего Господа и во имя Его не умолкать, разъясняя, разжевывая, толкуя, обрывая речь от изнеможения и вновь начиная заново. В этом смысле уместно вспомнить слова Исаии пророка: «О, вы! Говорящие о Господе, не умолкайте!»

***

Проблем не меряно, а ответ предложен один. Тем не менее, в нем сокрыты и свет, и мир, и сила.

Пусть одни думают, что власть нас защитит. Пусть другие грезят, что «заграница нам поможет». Пусть третьим на все наплевать, а четвертые, устав от жизни, пусть торопят конец света. Церковь должна решать свои проблемы исходя из своей близости к Господу, в соответствии со своей Богочеловеческой природой.

Как, согласно отеческой формулировке, «закон веры рождает образ молитвы», так и образ жизни должен быть рожден верой и из нее должен черпать силы и направление движения.
Протоиерей Андрей Ткачев

Источник

0

5

Помеха добродетели
Многим кажется, что, будь они на другом месте, они были бы лучше.
Богатому кажется, что добродетели мешает богатство, бедному кажется, что - бедность, ученому - ученость, невежественному - невежество, больному - болезнь, старому - старость, молодому - молодость.
Это всего лишь самообман и признание своего духовного поражения. Представьте, если бы плохой воин оправдывался: на этом месте я буду побежден; дайте мне другое, и я буду храбр! Настоящий воин всегда мужествен, победит он или погибнет.
Если бы святой царь Лазарь покинул поле битвы, то считался бы побежденным; но, оставшись, выстояв до конца, он победил. Адам потерял веру в раю, Иов укрепил веру на гноище. Пророк Илья ни разу не сказал: голод мешает мне быть послушным Богу! И царь Давид не говорил: корона мешает моему послушанию.

святитель Николай Сербский

0

6

трудно – быть православным и молодым. Потому, что это значит идти против – идти против двойного течения.
Быть православным – значит идти против моды своей светской компании. А чтобы быть молодежью на приходе, нужно идти против приходских суеверий. В одном случае господствующее течение антиправославное, в другом – антимолодежное.
У нас на приходах в основном господствует психология бабушек. А ведь у каждого возраста свое переживание веры. Свое переживание у младенцев, которые Боженьку целуют. Свое переживание у детей, свое у подростков, у взрослых и стариков. Но поскольку в наших храмах больше стариков, их переживание Православия оказывается единственным, нормативным, навязываемым, а потому – калечащим молодых людей.

Диакон Андрей Кураев

**********

– Как объяснять неверующим одноклассникам, почему мы ходим в церковь?

     – Когда меня начинают спрашивать, где твой Бог, кто вашего Бога видел и так далее, я говорю: "Так, ребятки, быстро внимательно посмотрели на меня. Что вы сейчас видите?". Они начинают шушукаться: "Вас видим". Я говорю: ничего подобного, меня вы не видите. Сейчас вы видите только частички моего будущего трупа. Что удивляетесь? Вы можете видеть только мой эпителий – верхний слой моих кожных покровов. Откройте любой учебник анатомии, и вы там прочитаете, что этот слой кожи мертв. Я со временем весь такой буду. Так что пока вы имеете сомнительное удовольствие созерцать частички моего будущего трупа, но при этом вы отчего-то фанатично верите, что за этим трупом еще что-то есть. Так вот, вы меня не видите, но верите, что я существую. Точно так же мы не видим самое главное в нашей жизни. Не видим друг друга, не видим себя, не видим Бога. И, однако, ради этих незримых реалий мы и живем и действуем. Вот ради незримого Бога мы и идем в видимый храм. Мы Его и там не увидим. Но, может быть, Он проявит Себя в шевелении того, что есть под нашей кожей,– в душе. Душа хочет этого прикосновения и идет просить именно о нем

Диакон Андрей Кураев

(подробнее в темке :зачем ходить в Храм ,если Бог у меня в душе ?) /viewforum.php?id=11

0

7

Плотские люди легко приспосабливаются к этому миру. Духовные всегда чувствуют себя в нем пришельцами и чужаками.

Святитель Николай Сербский

0

8

"Мы живем в непростом мире и в непростое время. Но именно здесь и именно сегодня (благодарение Богу!) мы, христиане, призваны свидетельствовать о Христе, быть в этом мире Его заботливыми руками, Его милосердными устами, Его сострадающим сердцем, поскольку мы — Церковь, а Церковь — это Тело Христово."
Игумен Макариев-Решемского мужского монастыря Евмений.

0

9

Как жить в этом грязном, грешном мире?

0

10

Святитель Николай Сербский, живший в XX веке, многое для своих проповедей и писем черпал из повседневных газет, глядя на них как на бюллетень больного, на беспокойную сводку о состоянии здоровья общества. Он критиковал газеты за то, что многие из них стали легальной школой разврата, лжи и ненависти.
Но он читал их, извлекая великое из ничтожного, и его вера при этом не колебалась. Попробуем свежую прессу вдумчиво прочитывать сразу после утреннего чтения Библии. Может быть, тогда повседневность вплетётся в нашем сознании в Божий замысел и Его Промысл, а наше сознание перестанет быть фрагментарным и секулярным, идеологическим и идолопоклонническим? Ведь многие из нас, и верующие в том числе, живут так, словно Библия и вера — одно, а современная жизнь — нечто противоположное…

Протоиерей Андрей Ткачёв

*******
Берегите сознание своей греховности. Это — самое драгоценное перед Богом. Что спасло мытаря? Конечно, это сознание своей греховности: «Боже, милостив буди мне грешному!» Вот эта молитва, которая прошла уже почти два тысячелетия. Но смотрите, мытарь сознает себя грешным, но в то же время надеется на милость Божию. Без надежды нельзя спастись...

Преподобный Варсонофий Оптинский

********

Спрашиваете: «Каким путем идти к Богу?» Идите путем смирения! Смиренным несением трудных обстоятельств жизни, смиренным терпением посылаемых Господом болезней, смиренной надеждою, что не будете оставлены Господом, скорым Помощником и любвеобильным Отцом Небесным, смиренною молитвою о помощи свыше, об отгнании уныния и чувства безнадежия, которыми враг спасения тщится привести к отчаянию, гибельному для человека...

Преподобный Нектарий Оптинский

0

11

Если мы бдительны и не беспечны, то жизнь посреди злых людей не только не вредит нам, но и делает нас более тщательными в добродетели.

Свт. Иоанн Златоуст

0

12

Не знаю, что будет, но знаю твердо одно - без веры погибну, с верою же вынесу все

Иеромонах Василий (Росляков)

0

13

"Веруй, что все, случающееся с нами, до самого малейшего, бывает, по Промыслу Божию, и тогда ты без смущения будешь переносить все, находящее на тебя"

Авва Дорофей

0

14

" И в Церкви, в христианстве всему есть своё место, есть должный порядок и чин, и когда этот чин соблюдается, тогда всё - от большого до малого - стоит на своём месте. Непонимание этого принципа приводит к большим ошибкам. Например, какую человек примет мысль о Боге - мол, Бог - это некий компьютер, подсчитывающий мельчайшие наши провинности и злорадно готовый только наказывать, - такая у него и будет жизнь, такие отношения и выстроятся с Богом - как у заключённого и надзирателя. Примет человек неправильную мысль о том, что духовная жизнь - это не напряжённая борьба со страстями, исполненная трезвости и осторожности, а чудеса, видения, знамения конца света, «ощущения благодати», поездки по святым местам, окунания в источники, старцы и старицы - и христианство исчезает, а взамен появляется кликушество и язычество православного обряда. Утвердится человек во мнении, что те или иные формы общественно-политического устройства мира или национальная принадлежность кого-либо имеют религиозное значение, и пойдёт искать масонов и восстанавливать монархию, считая именно это делом благочестия и религиозной жизни. И так далее, и тому подобное..."
Игумен Петр (Мещеринов)

0

15

в ролике вопрос задет Патриарху 16 летний парнишка ..о том что он любит Бога ,хочет ходить в Храм ,а ему не дают родители!!!!
душа прям радуется ,за такую веру у человека

Патриарх Кирилл: Свобода христианина, постный подвиг в наши дни, противостояние греху в условиях беспрецедентного прессинга со стороны СМИ

0

16

Известно, что Лот со своим семейством спасся от погибели, постигшей жителей Содома, но он потому избежал огненного запаления, что избегал пламени греха, живя среди людей, объятых этим пламенем. Он был праведником среди нечистивых, и когда Авраам ходатайствовал пред Господом о пощаде Содома ради немногих в нем праведников, он имел ввиду праведного Лота с семейством. И если бы в Содоме нашлось хоть десять подобных праведников, Господь обещал Аврааму ради них пощадить нечестивых. К сожалению, в Содоме не нашлось столько праведников. Один Лот с семейством - всего четыре души - явился праведным, остальные были преданы нечестию.

Нет сомнения, что ему было тяжело жить в их обществе. И он, конечно, терпел от них презрение и ненависть, ибо зло никогда не мирится с добром и привыкшему ко тьме неприятен свет (Ин. 3, 20), да и сам Лот, по слову апостола, живя между нечестивыми, ежедневно мучился в праведной душе своей, видя и слыша дела беззаконные (Пет. 2, 8). Все это, однако, не поколебало его веры и благочестия, не уклонило его от пути праведности.

Пример, тем более доступный для нашего подражания, чем благоприятнее для нас в нравственном отношении окружающие нас условия. Много зла в окружающей нас среде, но немало и противоядия; много соблазнов и искушений, но немало и средств для противодействия им; много людей, похожих по образу жизни на содомлян, но немало и истинных христиан, общение с которыми может быть душеспасительно; много мест для мирских развлечений, растлевающих души, но немало и храмов Божиих, присутствие в которых может дать каждому обильную духовную пищу, обильное духовное утешение, несравненно превосходящее всякую земную радость; много в мире книг, распространяющих заблуждения, питающих одно праздное любопытство и склонность к рассеянности, но немало и таких, через которые проникает в общество здравое учение истины и дух благочестия. Итак, если Лот, живя в среде нечестивых и не видя благочестивых, мог сохранить веру и благочестие, то не гораздо ли удобнее этот подвиг для христианина, который видит вокруг себя не одни искушения и соблазны, но и благоприятные условия для борьбы с ними?

К сожалению, как много таких христиан, которые не пользуются этими благоприятными условиями, которые легко воспламеняются пламенем всякого бессловесного, неразумного желания, уподобляясь в этом отношении бессловесным животным! Мотылек летит на огонь, не подозревая об опасности обгореть; конь упрямо стоит в сарае, объятом пожаром, и делается его жертвой. Подобно этому и многие грешники предаются бессловесным греховным желаниям, не обращая внимания на горькие последствия. Страстный игрок не хочет знать, что разорится, пустит по миру свое семейство; преданный пьянству не рассуждает, что губитсвоей страстью тело и душу и свое материальное благосостояние; гневливый и раздражительный не сдерживает себя мыслью о вреде и страданиях для ближних, причиняемых его гневливостью. Бессловесные желания или похотения вообще отнимают у человека разум и уподобляют его скотам несмысленным.

Бойся, душа, пламени бессловесных желаний, губительного для тебя и для твоих ближних; пойми, как унизительно для твоего человеческого достоинства поступать со скотским бессмыслием, и будь настолько рассудительна, чтобы хоть из чувства самосохранения поберечь себя от пламени геенского, угрожающего тем, кто не бережет себя от пламени греховного.

Епископ Виссарион (НЕЧАЕВ)

0

17

Напрасно будем обвинять, что будто бы живущие с нами и окружающие нас мешают и препятствуют нашему спасению или совершенству духовному… неудовлетворительность наша душевная и духовная происходят от нас самих, от нашего неискусства и от неправильно составленного мнения, с которым никак не хотим расстаться. А оно-то и наводит на нас и смущение, и сомнение, и разное недоумение; а все это нас томит и отягощает, и приводит в безотрадное состояние. Хорошо было бы, если бы мы могли понять простое святоотеческое слово: аще смиримся, то на всяком месте обрящем покой, не обходя умом многие иные места, на которых может быть с нами то же, если не худшее.

Амвросий Оптинский

0

18

Христианин - это тот, кто имеет мужество не быть как все, когда это «все» означает практический атеизм и даже сатанизм. Поистине небезопасно быть подлинно благочестивым, небезопасно открыто утверждать несравненно более высокие нормы жизни, чем те, которых придерживаются все. Слово преподобного Антония Великого, сказанное в IV веке: «Придет время, когда скажут: ты безумствуешь, потому что не хочешь принимать участие в общем безумии."

http://cs311629.vk.me/v311629796/11a/gf0EclvvpHw.jpg

0

19

Есть же такое выражение – дух захватывает. Дух захватывает, когда стоишь на краю пропасти, или перед стеной до самых небес, или когда открывается необозримая ширь, или когда посещает тебя вдохновение. Здесь не было ничего подобного, просто старые закопченные стены с редкими иконами, а дух захватывало до слез и не хотелось уходить никуда.

Потом я стал оставаться на богослужение.

Правда, вначале мне не нравились многие священники. Например, вот этот неповоротливый старик с землисто-серым лицом, все время угрюмый и раздражительный; или тот – огромный, толстый, с неприятно набухшими веками, как будто сошел с обличительных антицерковных полотен Перова.

Позже-то я узнал, что первый 18 лет отсидел в сталинских лагерях, там отморозил и потерял обе ноги. А второй был неизлечимо болен водянкой; его несколько раз увозили со службы на машине «скорой помощи», но он до самого конца стоял перед престолом Божиим и возился с нами, зачумленными грехами и неверием.

Он стал моим первым духовником и умер, прожив 53 года.

Тогда я понял, что нельзя верить своим глазам. Наш ум совершенно ослеплен, и душа исковеркана. Нас от рождения накачивали знаниями суетными и ложными, убеждали, что белое – это черное, а сладкое – горькое. Нас заперли в тесной и душной темнице материалистического мировоззрения, внушили страх и неприязнь ко всему, что не вписывается в рамки обыденности и приземленности. Нам говорили: человек – это всего лишь прожорливая гусеница, которой никогда не познать свободного полета; что любви нет, есть только инстинкт размножения; что жизнь – не чудо, а всего лишь совокупность химических и биологических процессов, и смерть – прекращение их.

Но внутренний наш человек всем своим существом противится таким определениям. Душа по природе своей бесконечна и бесплотна; она не может питаться только пищей вещественной, временной; ей подавай зерна нетленные, вечные. И если доступ к бездне благодати Божией закрыт, то душа окунается в бездну тьмы, злобы, греха, и жизнь становится сущим адом. И для самого человека, и для окружающих его людей.

Тогда не остается на земле совести, красоты, любви…

Я много видел на своем веку древних книг: это были и новгородские рукописи с настоящими, живыми миниатюрами; и арамейские пергаменты, хранящиеся в музее Дамаска, и армянские фолианты, которым более тысячи лет.

Всякий раз внутри меня рождался благоговейный трепет. Я живо слышал скрип пера переписчика, шелест страниц и потрескивание огонька свечи в тишине кельи; видел согбенную фигуру старца, который всю свою жизнь посвятил святому делу – донести до потомков капли божественной премудрости.

Такой же трепет охватывал меня, когда я перелистывал белыми питерскими ночами пожелтевшие страницы обычных школьных тетрадок, где каллиграфическим почерком были переписаны от руки творения Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, Иоанна Златоуста и прочих христианских богословов.

В то время, когда всякая духовная литература была в запрете, обычные питерские бабушки в своих коммунальных клетушках переписывали по ночам многотомные собрания их сочинений, а потом передавали затертые от многочтения тетрадки тем, кто жаждал слова живого.

Теперь эти книги, изданные на отличной бумаге, в обложках с золотым теснением, с обильными комментариями и ссылками, можно купить где угодно; но читают ли их так, как читали мы в начале восьмидесятых, стараясь запомнить каждое слово и вникнуть в их пламенеющую таинственную суть?

Мы стали сыты и не любопытны.

А сытость, мне кажется, больше всего губит человека. Не та сытость, которая наступает после вкусного обеда (хотя и она – тоже), а то состояние души, когда человек считает, что все познал и все понял; когда он, как ему видится, знает ответ на каждый вопрос, который задает ему жизнь. Ему нет нужды заниматься мучительным поиском, нет надобности гореть в огне сомнений. И только когда случается на его пути катастрофа, тогда в глазах появляется недоумение и вопрос: за что, почему? Ведь я же все знал, правильно жил и верно все делал...

Тогда внутри человека просыпается жизнь.

Я ни в коем случае не желаю никому в жизни потрясений, но уверен, что без них на земле невозможно быть; тем более художнику, у которого душа без кожи, который каждую секунду чувствует свое несовершенство и безобразие мира, и страдает оттого, что он не в силах что-то изменить.

Художник не может быть сытым, и христианин не бывает самодовольным. Иначе это по-другому называется…

У меня было много учителей – мудрых, талантливых, речистых. Но я всегда с благодарностью вспоминаю тех питерских бабушек-переписчиц. Они не только давали мне свои пожелтевшие тетрадки, но всей своей жизнью учили, что главное – не знать, что написано в мудрых книгах, а проходить на своем опыте то, что ты в них узнал…

А еще они успели передать нам чистый и целомудренный дух православной веры, очищенный огнем гонений от всяких посторонних примесей. В них вовсе не было страха, раболепства, ропота на тяжелую участь или не на ту судьбу. В разговорах они никогда не опускались до осуждения духовенства или кого-либо, но при этом трезво оценивали современную им жизнь. «Бог всем Судия!» – это было их единственное строгое суждение обо всех.

Они показали на примере своей жизни, что духовная жизнь – это не просто свод каких-то правил, пусть самых благочестивых, а живое общение с Небом. Иначе в нас поселяется другой дух, который разрушает и губит не только самого человека, но и все, что вокруг…

Владимир Щербинин

http://cs315518.vk.me/v315518796/6a93/tX5OrHsNwHg.jpg

0

20

Чьи мы?

Надо понять, что в мире сейчас происходит величайшая борьба, борьба добра и зла. И в эту борьбу вовлечены все народы и каждый человек в отдельности.

Мы должны понять, что все мы воины, участвующие в этой борьбе. Только мы должны дать себе ясный отчет, в каком войске мы воюем. С этой точки зрения мы должны решать все вопросы нашей жизни.

Если мы хотим построить свое благополучие на обмане, на несчастье другого, — чье это дело? — воина добра, или воина зла?

Если хотим уйти из семьи, нарушить то, что связано Господом, устроить свою жизнь так, как вот сейчас захотелось, — чье это дело? — Воина добра, или воина зла?

Если хотим покончить со своей жизнью, — все равно по каким причинам, — хотим уйти с фронта борьбы, — чье это дело? — Воина добра, или воина зла?

Если вызываем какие либо недоразумения, ссорим, осуждаем других, или вообще не слушаем слова Божия и наставлений священника, ответственного за нас перед Богом, — чье это дело? — Воина добра, или воина зла?

С этой точки зрения должны мы решать все вопросы нашей личной жизни. Совесть подскажет нам ответ.

И если мы поймем, что все мы участники величайшей борьбы добра и зла, и если решимся стать на сторону добра и быть с его воинами, то мы должны помнить, что с нами такая сила, которую никто не сможет победить. Эта сила — Сам Бог. "С нами Бог и никто же на ны". И нам только нужно черпать из источника этой силы. А источник этой силы — Святая Церковь с ее таинствами. Из этого источника должны пить все воины добра, все воины Христовы, потому что этот источник есть источник жизни. А без него — грех, разврат, гибель, смерть.

Мы, воины добра, мы, воины Христовы, как и все воины, можем получать ранения, спотыкаться, падать; но мы, не можем уходить от борьбы, быть предателями добра. Мы должны всегда помнить, что в Церкви и ее таинствах, особенно же в Святых Христовых Таинах мы имеем для себя неисчерпаемый источник непобедимой силы.

Епископ Мефодий (Кульман)

http://cs312326.vk.me/v312326796/15c7/Iyx4CwOE2HA.jpg

0

21

Если взять гирю и каждый день поднимать ее по десять раз, а через месяц мышцу измерить, мы увидим, что она увеличится в объеме; а через год она будет еще больше. Так и вера: если мы ежедневно будем совершать некий поступок не по чувствам, не по разуму, а по нашей вере, то она в нас умножится. Вот раздражает меня какой-то человек тем, что лезет ко мне со всякими глупостями; надоел до предела. Что делать? Хочется убежать или сказать ему в ответ какую-то колкость, нечто такое, чтобы он больше никогда в жизни не приставал. Это мне хочется как человеку грешному, а как я должен поступить по вере? По вере я должен рассуждать так: зачем Господь ежедневно посылает ко мне этого человека, зачем Он дал мне этот крест? Для чего меня жизнь все время с ним сталкивает? Чтобы я терпел, чтобы я приобрел смирение терпя. Значит, буду терпеть год, два, три, четыре, десять лет, пока не смирюсь полностью, пока меня не перестанет это раздражать.

И если каждый раз мы будем поступать по вере, не выплескивать свое раздражение, а, наоборот, держать его внутри и просить у Бога: Господи, помоги мне, дай мне терпение удержаться, не сказать грубость, резкость, дай мне как-то выдержать это маленькое испытание,– если мы будем так делать день, два, неделю, месяц, год, десять лет, то как мышца укрепляется и становится сильней, так будет укрепляться и наша вера. И когда случится в нашей жизни какое-то действительно серьезное испытание, тогда мы сможем в вере устоять; мы не откажемся ни от Господа, ни от веры, ни от Царствия Небесного.

Если на спортсмена, который всю жизнь тренирует свое тело, нападут разбойники, и он от них побежит, а они все прокуренные да пропитые, 60 метров пробегут и отстанут. Спасется человек – ему пригодится то, что он занимался спортом. Поэтому когда мы терпим, допустим, свое раздражение, или все время преодолеваем свою жадность, или совершаем еще какой-то волевой акт, поступаем не по чувствам нашим, а по нашей вере, как должен поступать христианин, то мы это делаем не напрасно. Мы готовим себя к более серьезному экзамену, который обязательно будет. И самый серьезный экзамен, самое главное испытание – это смерть. Но и до смерти у нас будет очень много испытаний, и по мере возрастания нашей веры они будут расти.

Когда человек переходит в институте из курса в курс, экзамены все усложняются, а потом бывает самый главный, государственный, и диплом. Защита диплома – это наша смерть, а перед этим нужно сдать множество экзаменов. И чем больше растет наша вера, тем больше она будет Богом испытываться, потому что как иначе можно познать человека?

Мы все пока не христиане, а ученики и только пытаемся жить по-христиански. Но если мы хотим христианами стать, нужно постоянно совершать христианские поступки и словом, и делом, и мыслью. Вот мысль какая-то пришла – если человек не христианин, он начинает этой мысли следовать, пока не придет другая. Обычно у того, кто не ведет духовную жизнь, в голове все время прокручивается какое-то «кино»: то одно подумал, то другое, то на то посмотрел, то на это. Увидел человека красиво одетого – у него зависть появилась. Увидел кого-то на машине едущего – думает о том, что он загазовывает воздух. Увидел красивое лицо – значит, другие какие-то мысли пошли. И так ум все время плавает. Но христианин должен постоянно бороться с помыслами. Каждый раз, когда мы отсекаем помысел греховный, мы совершаем нравственный поступок. Этот поступок не видит никто, кроме Отца Небесного. И Господь, видя тайное, воздаст нам всегда явное – он укрепит нашу веру.

Отсечь помысел не так уж трудно, это подвиг малый, но тем не менее еще раз руку согнул, еще раз поупражнял мышцу своей души, мышцу своей веры. Только таким образом можно веру укреплять. И любой спортсмен знает: сколько бы ты мышцу ни качал, но если ты год не тренируешься, то все исчезает. Тот, кто начинает заниматься спортом, обречен заниматься им до конца своих дней, иначе он превращается в огромную, неповоротливую тушу и у него портятся печень, легкие, сосуды, сердце. Так же и в христианской жизни. Не дай Бог кому-нибудь сделать эксперимент – взять и перестать молиться утром и вечером хотя бы дня три-четыре. На пятый день прочитать правило будет в сорок раз тяжелей, чем тогда, когда ты устал и пропустил, потому что душа уже ослабла.

Поэтому, чтобы нам веру укреплять, необходимо постоянное упражнение в молитве, в чтении слова Божия. Надо постоянно себя понуждать. Неустанно, хочу – не хочу, могу – не могу, надо заставлять себя идти в храм. Устал – не устал, дела у меня – не дела, прошел срок порядочный – надо заставить себя подготовиться к причастию и причаститься Святых Христовых Тайн. Какая-то сложилась ситуация – как тебе ни хочется поступить греховно, надо заставить себя поступить по-христиански, независимо от того, что ты чувствуешь и что ты думаешь. Есть заповедь Божия – и исполняй. И постепенно мы увидим, что заповеди нам становится исполнять все легче и легче, а потом почувствуем, что нам невозможно совершить грех: мы настолько привыкнем исполнять заповеди Божии, что согрешать нам уже будет тяжело, мы не сможем даже себя к этому понудить – у нас возникнет навык христианской жизни. Вот это и есть возрастание нашей веры.

Каждый из нас должен быть кремнем. Господь назвал камнем Петра: «петрос» по-гречески значит «скала». «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою». Так же и мы. Если мы хотим быть храмом Святого Духа, домом Божиим, то должны обязательно веру свою укреплять и с неверием в своей душе постоянно бороться, не надеясь ни на каких людей, а только на Самого Единого Бога. И нужно постоянно к Нему обращаться. Только таким образом можно избавиться от этого пагубного греха неверия, который в каждом из нас есть, но присутствует так незаметно, что мы его не видим. В этом его и крайняя опасность. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 6 июня 1988 года
Протоиерей Димитрий Смирнов

0

22

«Если ты чувствуешь, что тебя просто принуждают к беззаконию, ты должен наступить на собственную совесть, потерять ее чистоту, то христианин правильно определит приоритет: лучше уйти в сторону, но не участвовать в коллективном грехе, сохранив честь и порядочность. Бог шельму метит, и будут посрамлены идущие путем преступления, но ты, хотя бы оказался временно на обочине истории, не будешь забыт Богом. Обстоятельства меняются, и Господь призовет делателей на жатву Свою»

протоиерей Артемий Владимиров.

0

23

Надобно иметь в мысли, что духовные чувства и расположения так тесно связаны между собою и так влияют друг на друга, что последовательности их нельзя установлять в виде общего и неизменного закона. Мы говорим: вера рождает радость и мир, а радость и мир множит веру. Но можно и так: вера множит упование, а упование исполняет радостию и миром; или так: упование исполняет радостию и миром и чрез то поддерживает и оживляет веру. Жизнь духовная движется переливами духовных чувств и расположений одних в другие; и только такие переливы свидетельствуют, что жизнь духовная жива. Все же сие совершается силою Духа Святаго. Сила Духа Святого зарождает духовную жизнь; она же поддерживает ее и к совершенству ведет; от нее и все движения и изменения в духовной жизни. Как без души нет жизни в теле, так и без Духа Божия нет духовной жизни в душе. Бог упования прежде всего посылает благодать Духа; и она уже и веру порождает, и радостию с миром исполняет, и упование множит, и всякие между ними взаимновлияния и переходы устрояет. Почему и завершил Апостол свое благожелание благожеланием, чтобы все было у них силою Духа Святого. Где сия сила, там все прочно и благонадежно.

свт.Феофан Затворник

********
«Освящено Духом Святым», то есть духовной жизнью; ибо освящает не одна вера, но и жизнь. Правда, уверовав и крестившись, мы получили Духа; но если не будем и жить духовно, то благодать Духа угаснет.

Фтофилакт Болгарский

Та же ревность у меня и в отношении к вам. «Правда, уверовав и крестившись, вы получили Духа; но если не будете и жить духовно, то благодать угаснет» (Экумений, блаженный Феофилакт). Как я заметил у вас нечто, что служит в ущерб духовной жизни, то и напомнил вам поправить неисправное, чтоб иначе, если закоснеете в сей неисправности, не отошел от вас Дух и вы не перестали быть приношением, освященным от Духа Святого.
толкования на апостольское послание

0

24

https://pp.vk.me/c320520/v320520743/28e6/IG-b68lnrgU.jpg

0

25

http://cs419931.vk.me/v419931743/9c37/2_evuWp9LwQ.jpg

0

26

Полнота истины означает вот что: мир жил, живет и будет жить не иначе, как по законам, установленным Богом, и это относится как к жизни материальной, со всеми ее нюансами, так и к жизни душевной и духовной. То есть мы можем, конечно, в силу дарованной нам свободы пренебрегать этими законами, но последствия такого пренебрежения обязательно будут соответствовать во всей полноте… Закону Божиему. То есть «тягаться» с Богом так же бессмысленно, как с воздухом, которым мы дышим. Можно попробовать, но себе же дороже выйдет. Так что жить по выдуманным человеческим законам никак не удастся, если эти законы противоречат Закону Божиему. Ну невозможно это в принципе. Вот и всё.

И эту простую истину очень даже важно учитывать перед тем, когда нам предстоит выбор: поступать по «закону человеческому», если он явно противоречит Закону Божиему, или поступить в согласии с последним, даже если такое поведение несообразно с «общепринятой нормой», кажется кому-то абсурдным и странным. Поступая сознательно по Заповеди Божией, человек иногда что-то теряет с точки зрения сиюминутной выгоды, видимого успеха и соответствия общепринятым нормам житейской «правильности». Такой человек может стать объектом насмешек тайных или явных, превратных суждений, его могут называть за глаза странным, глупым, чудаковатым… Но в конечном итоге этот человек, положившийся в своем поведении на Бога, – всегда окажется прав. Эта правота становится очевидной иногда раньше, иногда позже, но она становится очевидной обязательно – и это свидетельствует еще раз о том, что мир всё-таки в конечном итоге живет по Закону Божиему, как бы он ни пытался иногда себя этому Закону противопоставлять...

Так как же нам приобрести благословенную рассудительность, как нам в этой сложной жизни действительно руководствоваться Законом Божиим и жить в согласии с ним? Для этого существует то, что можно назвать «образом жизни христианским», и то, о чем просто нужно трубить в наше время, когда почти все верят в Бога, когда большинство – крещено, но вот «образ жизни христианский» почти совершенно утрачен. И речь идет не о какой-то исключительной, аскетической и подвижнической жизни, а о простых и первостепенных правилах, о норме жизни христианской, без которой человек не может понимать Божии Законы правильно и поступать в согласии с ними. Не может, потому что для этого нужно быть причастником Духа Христова, иметь те же чувствования, какие имеет в Себе Иисус Христос, а для этого нужно жить церковной жизнью. Вот слово, о которое многие препинаются, которое многих даже злит и сердит, потому что им кажется, что можно и без церковной жизни оставаться добропорядочным человеком и даже – христианином. Так вот: никакого христианства вне Церкви нет. И не может быть… Мы часто вспоминаем слова апостола Павла о том, что Церковь есть столп и утверждение Истины… что Церковь есть тело Христово, а вот дальше там есть удивительные слова, которые упоминаются почему-то редко, между тем как они говорят о многом. А далее говорится о том, что Церковь есть «полнота Наполняющего всё во всём» (Еф. 1: 23). Потрясающие слова! То есть в Церкви – и именно в Церкви – обитает вся полнота истины. И если человек пренебрегает Церковью, ее жизнью, то этот человек, что бы он ни мечтал о себе, на самом деле ищет не истину, а ложь, не полноту, а ущербность, не Христа, а антихриста. Это жестокие слова, но спорить с ними так же бессмысленно, как бессмысленно спорить с Богом и противиться Его законам.

Другое дело, что эта полнота истины, а прямо сказать – Сам Христос, Который составляет полноту Церкви, – не видны и не понятны бывают сразу… Впрочем, бывает и иначе, бывает так, что Господь, напротив, открывает Себя человеку в Церкви, но потом как бы отступает, скрывается за суетой бытия, и церковная жизнь предстает человеку в обычном, житейском свете со всеми его дрязгами, несовершенством и страстями… Но всё это происходит только потому, что сами мы не способны увидеть Христа и Его Церковь в истинном свете, сами мы пребываем в той суете и омраченности, которые мешают видеть что либо еще, кроме плотского, душевного измерения жизни. И хорошо еще, если Господь привел человека в Церковь, открыл Себя ему в неизреченной радости богообщения. А бывает и так, что человек приходит в храм и с самого начала ничего «особенного» там не видит. Не видит и уходит из Церкви. И вот тут возникает вопрос: неужели Бог лицеприятен? Почему Он одним открывает Себя, и даже если «отступает» потом, то человек всё равно, памятуя об этой светлой встрече, ищет Бога снова и снова в Его Церкви, ищет настойчиво, пока не обрящет вновь и… снова потеряет… Но эти «утраты» с каждым разом всё более будут осознаваться уже не как то, что Бог «прячется» от нас, а как то, что Он, напротив, снисходит к нам, открывает Себя, зовя за Собой, с тем чтобы мы стремились к Нему сознательно и твердо, преодолевая все трудности и противности мирской суеты и восходя «от силы в силу».

Но, кажется, Господь и приоткрывает Себя не каким-то избранным людям, а тем, кто этого пусть неосознанно до конца, но искренне ищет в глубине души, как истину… как свет… как смысл бытия.

И, напротив, если человек «ничего не чувствует» в Церкви, возможно, это свидетельствует о том, что сердце его не ищет истину, а ищет что-то другое, свое, удобное и согласное с собственным, созревшим и сложившимся представлением об истине, то есть человек ищет, может быть, только подтверждения своим догадкам, пожеланиям… ищет угождения своему лжеверию, как это ни прискорбно звучит. И если он уходит из храма, то будьте покойны – он либо возлюбит, взыщет истину всем сердцем и вернется в храм, отвергнув себя, либо найдет возможность угодить себе, своему зловерию – где угодно, в любой самой безумной секте… или в «личной вере», скроенной по его собственному шаблону и удобной прежде всего и только для него самого. Но к истине это не будет иметь никакого отношения, потому что истина – это Сам Христос, Наполняющий всё во всём, в Своей Церкви. И это еще один из тех важнейших Законов, о которых мы говорим сегодня и «препираться» с которыми не только бессмысленно, но и невозможно. Потому что Бог победил мир! Уже. И нам только остается сделать выбор: стать участником и причастником этой победы или потерпеть сокрушительное поражение.

Священник Димитрий Шишкин

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/64546.htm

0

27

– Что такое для вас православная молодежь?
– Не знаю, не встречался. Я знаю Таню, Васю, Диму. Они все разные. А если серьезно, то, наверное, это трудно – быть православным и молодым. Потому, что это значит идти против – идти против двойного течения.
Быть православным – значит идти против моды своей светской компании. А чтобы быть молодежью на приходе, нужно идти против приходских суеверий. В одном случае господствующее течение антиправославное, в другом – антимолодежное.

Диакон Андрей Кураев

0

28

— Геронда, как можно сегодня жить в обществе правильно, по-христиански, не соблазняясь людьми, живущими вдали от Бога?
— А что соблазняться теми, кто не живет близ Бога? Если в семье из шестерых или восьмерых братьев и сестер одного или двоих увлек бы сатана, разве соблазняла бы такая их греховная жизнь остальных?
— Нет, они бы за них болели, потому что это братья.
— Ну вот, видишь, зло находится внутри нас. У нас нет любви, потому мы не чувствуем всех людей своими братьями и соблазняемся их греховной жизнью. Все мы — одна большая семья и братья между собою, потому что все люди — это дети Бога. Если же мы действительно осознаем то, что мы братья со всеми людьми, то нам будет больно за тех, кто живет во грехе. И тогда их греховная жизнь не соблазнит нас, но мы будем молиться за них.
Итак, если мы соблазняемся, то зло находится не вне, а внутри нас. Скажем самим себе, когда нас кто-то соблазняет: "А скольких соблазняешь ты? И во имя Божие ты не терпишь своего брата? А как тебя со всем тем, что ты творишь, терпит Бог?" Подумайте о Боге, о Пресвятой Богородице, об Ангелах, которые видят всех людей на земле. Они как бы находятся на балконе и, глядя вниз на площадь, видят всех людей, собранных там. Видят, что одни воруют, другие ругаются, третьи грешат плотски и так далее. Как же они их терпят? Они терпят все зло и грех мира, а мы не терпим нашего брата! Это же ужасно!

Старец Паисий Святогорец

0

29

часть толкования на завтрашнее Апостольское чтение :

"Апостолам Господь сказал, что посылает их, как овец в среду волков (Мф. 10, 16), что их ненавидеть будет мир, как возненавидел Его Самого (Ин. 15, 18—19), до того, что всякий убивающий их будет думать, что тем службу приносит Богу. Апостолы сознавали это и ничего не ожидали, кроме бед и скорбей. Почему называли себя насмертниками (1 Кор. 4, 9), то есть обреченными на смерть, и благоволили паче в нуждах, теснотах и скорбях (2 Кор. 12, 10). Но и всем христианам многими скорбями подобает внити в царствие Божие (Деян. 14, 22), — сим тесным и прискорбным путем (Мф. 7, 14; Лк. 13, 24),— и когда они бывали в искушениях, им внушалось — не думать, будто тут случилось нечто чуждое для них (1 Пет. 4, 12).
Очень уместно замечает при этом Экумений, что святой Павел словом сим не на настоящие только скорби дает солунянам утешение, но и на случай будущих скорбей. Нечего дивиться или смущаться, когда приходят скорби.

Апостолы не увлекали льстивыми земными надеждами, а раскрывали дело веры во всей наготе, со всеми неприятными последствиями, чтоб, если кто веровал, веровал по одному убеждению в истине Евангелия, а не по каким-либо приманкам. Когда говорит потом: еже и быстъ, — все так и было, как мы предсказали, то этим, оправдывая верность предсказания последствий уверования, выставляет в неземном свете и самую веру и тем укрепляет убеждение в истине ее. «Не должны смущаться скорбями, — говорит святой Златоуст,— потому что ничего необыкновенного и неожиданного при этом не случается с нами. — И сего довольно было для ободрения их. Видишь ли, и Христос сказал ученикам Своим: И ныне рех вам прежде даже не будет: да егда будет, веру имете (Ин. 14, 29). Ибо много служит к утешению учеников, когда они слышат от наставников о том, что с ними случится.
Разумети веру вашу — состояние веры, — тверды ли, не поддались ли искушению, стоите ли на своем.
Скорби и гонения сами по себе — не искушения. Они в порядке вещей и во благо. Из них, или по поводу их, уже устрояет искушения сатана, когда, подходя к сердцу, влагает сомнения и колеблет веру. «Видишь ли, что смущение в скорби есть действие диавола и его коварства. Искушением от диавола он называет колебание. Тот только и искушается, кто уже колеблется, кто уже принял обаяние диавольское» (Златоуст).

0

30

Повседневная жизнь православного человека. Отвечает архимандрит Мелхиседек (Артюхин)

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ОБЩИЕ ВОПРОСЫ » Как выжить верующему в наше время?