Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ГРЕХ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ(о страстях и покаянии) » СКВЕРНОСЛОВИЕ привлекает гнуснейших бесов,мерзость красного словца-мат


СКВЕРНОСЛОВИЕ привлекает гнуснейших бесов,мерзость красного словца-мат

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Смена языка для народа - это катастрофа (о сквернословии и не только)

В словаре Владимира Даля сказано: «Сквернословить – вести непристойныя, зазорныя, постыдныя речи; срамно, похабно ругаться».

Язык – это душа народа, основа его культуры и Божиего Духа в нем.

Употребляемые скверные слова разрушают и уничтожают главное богатство народа – наш родной язык, культуру и чистоту нравственного поведения.

Скверные слова содержат и передают сатанинскую энергию зла, которая вызывает болезни у человека и может убить его.

«Язык-мышление-дух» – это связь есть основа саморазвития любой нации, её культуры и традиций. Все открытия и достижения потенциально заложены в этой связи. Язык – это словесная модель мира нации.

«В современном русском языке заложены нашими предками истинные огромные богатства – сокровенные знания о человеке, природе, истории, культуре наших предков, об уникальных методах и технологиях усвоения и творческой переработки информации управления системами и процессами своего организма, управления силами и средствами природы, преобразования элементов и живых объектов, в том числе и человека, и многое другое» (А. А. Корабельников «Год чтения по-русски»).

В последнее время наш родной прекрасный русский язык – основа нашей жизни – все более загрязняется и искажается, опошляется, профанируется, уродуется вроде бы культурными и образованными людьми, как написал неизвестный поэт, горячо любящий Россию:

О, бедный мой язык родной,
О, прелесть русской речи чистой!
Кто ни глумился над тобой –
Шпана, чиновники, лингвисты -
Кто бедолагу ни ломал,
Ни выворачивал, ни мучил:
"Обле́гчить, на́чать, взад, приня́л,
Средства́, осу́жденный, подклю́чил"…
Ну, ладно б жулик, или вор,
Иль алкаши и наркоманы –
Но педагог, но прокурор,
Но дикторы с телеэкрана!..

Искажение ударений и звучания родных слов – это ещё полбеды. Гораздо хуже то, что родной русский язык усиленно вытесняется примитивным англо-саксонским «новоязом», словоподобными формами чуждого звучания с далеко не равнозначным смыслом.

Если человек не имеет веры в свой язык, если родной язык для него не святыня, он не имеет веры и в свою культуру, историю, в будущее своего народа. Смена языка для народа – это катастрофа.

Если происходят манипуляции мышлением, то они обязательно отражаются и в языке, а это неизбежно влечёт за собой духовно-культурный упадок нации. Например, если изъять церковно-славянский язык из русской Православной Церкви и заменить его современным русским языком (как настойчиво предлагают современные обновленцы), то мы получим необратимые мутации в русском православном сознании, упадок нравственно-духовного состояния русского человека.

Как известно, основой национального языка является его письменность. Письменность – это языковой код нации. Вмешаться в письменность путём её «реформирования» значит вторгнуться в самые глубинные недра нации – в её интеллектуально-духовную психосферу. Смена графики письма также означает, что следующее поколение, как правило, лишается возможности читать старые тексты. (Уже сейчас, когда предлагаешь кому-нибудь интересный дореволюционный текст, нередки ответы: ой, тяжело, тут с ятями!..)

А.С.Пушкин называл орфографию «геральдикой письма». Каноны письменности, её сокровища всегда хранит национальная элита. Языковой код защищается аристократией от тех, кто не имеет духовно-культурных связей с данной нацией, не составляет с ней единое целое. Поэтому если удаётся внедриться в язык и манипулировать им, то уничтожается аристократический дух языка и подменяется так называемой демократичностью. Эта демократичность влечёт за собой духовную пустоту в языке и изгоняет из языка истину, то есть Бога.

«Реформы» письменности в России начались при Петре I, который иногда весьма оригинально «стоял на страже» русских православных традиций и русской самобытности (взять хотя бы трагикомичную эпопею с бородами), что было следствием его отчасти прозападного воспитания, отчасти оторванности от «почвы».

Следующим важным этапом в истории русского языка (и необходимым следствием всех предыдущих отклонений) стал 1917 год, когда к власти в России пришли большевики. Сегодня уже понятно, что это были безпочвенники, которые не имели никакой историко-культурной привязанности к Русской Земле, никакого духовно-нравственного единения с русским народом.

5 января 1918 года вступил в силу декрет Совнаркома «О введении новой орфографии», хотя научные дискуссии по поводу возможной «реформы» русского языка начались ещё в 1905-1907 годах, то есть в период зарождения первой революционной волны. И тогда, кстати, хранителем чистоты русского языка выступил сам Император Николай II, который весьма отрицательно реагировал на необоснованное употребление иностранных слов: «Русский язык так богат, – говорил он, – что позволяет во всех случаях заменять иностранные выражения русскими. Ни одно слово неславянского происхождения не должно было бы уродовать нашего языка».

Переход к новым правилам оказался совсем не таким, как задумывали разрабатывавшие их ученые. Они считали, что внедрение нового правописания должно быть безболезненным и занять немало лет, но новая безбожная власть поставила вопрос ребром: «кто пишет по-старому, тот контрреволюционер».

Итак, каким же предстал русский язык после этих «реформ»?

Весь русский алфавит был упразднён: наполненный смыслом понятийно-ассоциативный ряд аз, буки, веди, глагол, добро заменили безо́бразной, безсвязной цепочкой а, бэ, вэ, гэ, дэ…

Потеряв доступ к первоначальным образам и представлениям о том, кто такой аз, что такое буки, веди и т. д., русский народ лишился естественной языковой образности словаря, тысячелетиями воспроизводившего мудрость и единство народа. Если до принятия христианства в идеальных образах русского алфавита жили дух наших предков-арийцев и связь поколений, то после принятия христианства Киевской Русью русская азбука обрела новый религиозный смысл. «Азбука», «аз-бука» – значит «я есть слово». Вспомним Евангелие: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин., 1:1). «Азбука» – это, в своём роде, светское толкование Нового Завета. В ней воспроизведён важный понятийный ряд: «Аз, буки, веди, глаголи, добро, есть, живете» – как бы карта христианского пути: «Я знаю буквы, чтобы творить добро. Это и есть жизнь».

Таким образом, если до большевистской «реформы» наша самобытная русская азбука была логично привязана к нашей естественной, нравственно-культурной психосфере, и поэтому не было необходимости в механическом запоминании – то новый «реформированный» алфавит подталкивал к механическому заучиванию безсмысленных звуков, никак не связанных между собою. Русской азбуке навязывался формализм, а русскому школьнику – принцип талмудического зазубривания.

«Реформация» внешней стороны русского языка – алфавита – незамедлительно повлекла к «перекройке» и внутренней, смысло-содержательной красоты языковой структуры. После 1918 года русский язык наводнили термины и производные терминоиды большевистской идеологии. На фоне внедрения в русский язык этих новых слов появилось и огромное количество аббревиатур (сокращений, употребляемых в письме и устной речи): совпромторг, моссельпром, сельхозпродмаг, учпедгиз, главнаука, наркомпрос, губнаробраз и многие другие. Появились странные, дико звучащие имена: Владлен, Марлен, Вилен, Рэм, Мэлор, Вилор, Виль, Сталь, Сталина, Ленор, Рой, Ким, Бебелина, Пестелина, Маузерина…

Все эти и им подобные уродливые наросты на нашем языке появились сразу же после воцарения безбожной власти. Искажение русского языка – это одно из свидетельств позорного отпадения русского человека от Бога.

Вообще, надо сказать, русский язык за последние 300 лет испытал множество враждебных атак и наскоков, начиная с реформ Петра I. Этот период характерен обмирщением языка, насыщением его понятиями чисто светскими, очень часто – заимствованными за границей.

Первая половина XIX века отмечена франкоманией, англоманией, масонством. Вторая половина сильно окрашена нигилизмом, нарастающим безбожием, веянием революции. И всё это – несмотря на мощный расцвет в это же время великой русской литературы!

Начало XX века – декаданс, упаднические изыски, затем волна революции, ломка русского языка под дулом маузера, дальше – накат суконного слога партийных директив и собраний, распространение «канцелярита».

Конец XX столетия – шквал рыночно-убогих западных терминов: ваучер, шоп, бутик, дефолт, провайдер…

У торговцев, у послов
(да в любой газете)
Появилось много слов,
Непонятных "умных" слов,
Вот таких, как эти:
Ноу хау, чартер,
Тюнер, плеер, бартер,
Бонус, саммит, комби,
Кастинг, брокер, лобби,
Сервис, ксерокс, принтер,
Блейзер, сканнер, спринтер,
Фьючерс, дайджест, рейтинг,
Имидж, спонсор, серфинг,
Шоу, таймер, бизнес,
Брифинг, картридж, фитнесс,
Дайвинг, драйвер, клиринг,
Селинг, лизинг, дилинг,
Плоттер, триллер, дилер,
Пейджер, рэкет, киллер…
Нет от них покоя мне
Наяву, да и во сне,
И никак я не пойму,
Что к чему и почему…
(Н.П.Колесников)

Во всех этих случаях вполне можно было обойтись исторически русскими словами.

За свою многовековую историю русский язык никогда не испытывал таких значительных (и таких губительных!) преобразований, как в XX столетии. Это напрямую связано с коренными политическими, экономическими и культурными изменениями, которые происходили в государстве, ведь именно в XX веке Россия пережила два крупных потрясения: переворот 1917 г. и «перестройку» 90-х годов.

В результате революции появилось мощное тоталитарное государство СССР со всеми характерными для него атрибутами. Советский образ жизни породил и советское мышление, и соответствующий ему язык. Однако, и при обилии всех партийных идеологем, это был ещё далеко не худший вариант русского языка. Советская идеология из всего богатства русской литературы поставила на первое место, конечно, произведения революционно-социального и протестного звучания (Герцен, Белинский, Чернышевский, Горький). Но и на почётном «втором» месте всё же остались чудесные творения, воспитывающие патриотизм, любовь к родной природе, культуре, языку, истории (Пушкин, Гоголь, Достоевский, Тургенев, Чехов, Л.Толстой и многие другие). И советская литература, продолжая лучшие традиции русской классической, старалась сохранять русский язык в целости (М.Шолохов, А.Толстой, К.Паустовский, К.Симонов и др.). Старшее поколение хорошо помнит великолепные радиопостановки русской и советской классики; многие артисты, певцы, работники культуры, дикторы радио и телевидения 60-70-х годов служили образцом правильной русской речи.

После второй мировой войны и Великой Победы России над фашизмом русский язык стали воспринимать как язык великой державы, как один из самых информативных языков (60-70 % мировой информации публикуется на английском и русском языках).

Однако врагов России – и внешних, и внутренних – всё это не устраивало. «Перестройка» привела к распаду СССР, демократизации общества.

С приходом к власти «демократов» сразу началось очередное наступление на русский язык, самое, пожалуй, страшное из всех до того бывших. Дремавшие в людях пороки: стяжательство, формализм, жестокость, – вылезли наружу и расцвели пышным цветом. Какой там долг перед Родиной, когда вдруг подфартило хапать и хапать! Идеология, не сдерживаемая ни верой, ни партией, в одночасье поменялась: всё, что не запрещено законом – разрешено, а законы мы пишем сами, да ещё по коварной подсказке с Запада (вспомним доктрину Даллеса!).

И на авансцену российской истории нагло вылезли «его величество капитал» и «его величество криминал» – два близнеца-брата. Соответственно – и проплаченные ими либерально-демократические средства массовой информации.

И язык тут же отреагировал: стал чуть ли не наполовину воровской «феней», обильно насыщенной иностранщиной и матом. Уже и по радио, и с телеэкрана посыпались на нас многочисленные: «мочить», «хавать», «разборка», «бабки», «стрелка», «крыша», «достал» и т.д., и т.п. А деятели от культуры, вроде М. Швыдкого, стали с пеной у рта доказывать, что сквернословие – неотъемлемый элемент языка. Очевидно, их языка.

Из радио ушли старые, «классические» дикторы с правильной русской речью, поставленным голосом, верными интонациями. Вместо них эфир заполнили суетливые картавые и шепелявые текстовки на какой-то смеси одесского жаргона и иностранных искажённых заимствований. В свою очередь, радио потеснил телевизор.

Этот процесс, сопряженный с прямым глумлением и издевательством над традициями русского языка, ускорился в наши дни, когда вседозволенность выражений, матерный лексикон, засилье иностранной терминологии стали делом обыденным и даже привлекательным и престижным. Особенно усердствуют в этом телевидение и периодические издания, авторы которых словно соревнуются в степени хулиганского обращения с русским языком.

Разговоры наших школьников свелись практически к трём «универсальным» понятиям: «короче», «блин» и «прикол» – не за горами уже переход к двум: «ку» и «кю» (по фильму «Кин-дза-дза»). Эллочке-людоедке впору кусать локти от зависти!

Уже можно со скорбью отметить, что из народной массы ушло традиционное устное семейное чтение по вечерам, имеющее огромное значение в воспитании детей и укреплении семьи. Навык писать письма фактически утрачен, потому что его вытеснила техника: вездесущий телефон – и стационарный, и мобильный, а также интернет. А если исчезает навык читать и писать, значит, уходит прилежание, усидчивость, словотворчество, сокращается словарный запас, обедняется речь.

С одной стороны, русский язык недопустимо урезается, становится примитивным, схематичным, бедным и пошлым. Большой массив чисто русских понятий забыт и вытеснен иностранными словами, в результате чего язык становится уже и не совсем русским.

С другой стороны, привычные нам русские понятия умышленно заменяются иноземными с неопределённым смыслом и сниженной или завуалированной нравственной окраской. Например, встреча именуется саммитом, согласие – консенсусом, блудница – путаной. Извращенцы и содомиты ласково называются людьми «с нестандартной сексуальной ориентацией», причём эта «ориентация», оказывается, тоже имеет «права» и крикливо заявляет о них! «Будучи лишено русских корней, слово лишается смысла, действующего на душу человека. Достаточно сравнить современное «бесчувственное» словечко киллер с разящими наотмашь – убийца и душегуб» (Ирзабеков).

Вот куда направлен главный удар – на русский корнеслов! Из слова вынимается его корень, сердцевина, его смысл и сакральная (духовная) сущность. Человек, говорящий на таком «обезглавленном» языке, духовно не развивается, а скользит по поверхности и деградирует. А если человек не имеет любви к своему языку, если родной язык для него не святыня, он не имеет веры и в свою культуру и в будущее своего народа.

Вся реклама, наименования, вывески работают в этом же направлении. И если классический русский язык противится этому (а он, действительно, по сути своей этому противится) – то его просто и нагло вытесняет «новояз», снимающий моральные запреты и проблемы.

Появилось огромное количество рекламных вывесок со словами, написанными латиницей, иностранными словами на кириллице, надписи вперемешку русскими и латинскими буквами, вывески только на иностранных языках. Каждый день человек неосознанно впитывает в себя эту языковую какофонию, пробегая глазами по рекламным вывескам, «фотографируя» их и занося в свою образную психосферу. Это трансформирует сознание человека в нужном режиме для тех, кто создаёт для него программы.

Всё это приводит к тому, что современный русский язык теряет совесть и может вскоре совсем утратить свою великую роль учителя, воспитателя, носителя культурных и духовных традиций, словесной модели мира русского человека. Способности к культурной деятельности снижаются, если население утрачивает свой родной язык. Западные агрессоры знают, что язык как система понятий и слов есть самое главное средство воздействия на сознание человека и средство подчинения людей. Когда угнетённый использует язык тех, кто его угнетает, он становится угнетённым окончательно.

Примеров сколько угодно. В СМИ уже проскальзывают фразы «В Доме Учёных проводится Open House», «У нас в студии гость VIP», «Британская сторона готова оказать иракцам financial aid». Почему бы не сказать: «В Доме Учёных проводится день открытых дверей», «У нас в студии почётный гость», «Британская сторона готова оказать иракцам финансовую помощь»? Почему бы не назвать всё по-русски: ваучеры – обман, приватизация – воровство, конверсия – разгром обороноспособности. Новое словосочетание «Россия – энергетическая сверхдержава», активно насаждаемое чрез СМИ, в переводе означает всего лишь закрепление за нами роли поставщика сырья и ресурсов для более развитых стран. Элементарное казнокрадство уважительно именуется ныне «нецелевым расходованием бюджетных средств». «Глобализация» – ну, тут пора прямо сказать, что это ширма, за которой осуществляется финансовая, экономическая, информационная колонизация страны.

Однако такую экспансию надо до поры до времени скрывать. И сейчас в странах Евросоюза создаются терминологические комиссии, целью которых является издание законов, запрещающих перевод английских терминов (типа Open House, financial aid, VIP, world net, human rights и т.д.) на территории России на русский язык, потому что это якобы сугубо деловая лексика, и она не предполагает перевода.

Важный вывод – современные языковые «реформы» (на примере русского языка) имеют чётко спланированный антихристианский характер.

Наша задача – знать это, предвидеть и бороться! Возвращение к своим истокам и корням – вот то, что должно стать основой жизни современного человека. В этом и заключается идея Спасения. Но в первую очередь мы, дети России, сами должны «познать и почувствовать» русский язык, ибо мы сами недостаточно его знаем, плохо им владеем, небрежно к нему относимся, а ведь мы и только мы несём ответственность за состояние родного языка, его дальнейшее развитие, обогащение, за его место в мире.

С чего начать? Нам кажется, прежде всего – с резкого неприятия сквернословия, мата, площадной лексики, жаргона. И не только в общественных местах, но повсюду, и в первую голову – в семьях. С пелёнок надо внушать ребёнку, что всё это – «грязные слова», грех, повреждение души. Мать Хемингуэя, когда он в детстве сквернословил, мыла ему рот с мылом. И была абсолютно права, – если бы и все матери поступали так!

Произнесение скверных слов нарушает духовно-словесную ауру и, подобно табачному дыму, вредит не только самому сквернослову, но и окружающим. Вот что говорил об этом святитель Лука (Войно-Ясенецкий): «Ни одно слово, исходящее из уст человеческих, не теряется в пространстве безследно. Оно всегда оставляет глубокий, неизгладимый след, оно живёт среди нас и действует на сердца наши, ибо в слове содержится великая духовная энергия – или энергия любви и добра, или, напротив, богопротивная энергия зла. А энергия никогда не пропадает. Это знают физики относительно энергии материальной, которая во всех видах своих не теряется. Энергия духовная тоже никогда не исчезает бесследно, она распространяется повсюду, она действует на всех.

Кандидат филологических наук Мария Ковшова отмечает: «Русский язык превращается в блатную феню, потому что мы стали видеть мир сквозь призму криминальных образов. Молодым нравятся их сила и энергия. А криминальный сленг очень агрессивный – как и деятельность тех, кто изначально его использовал. Многие молодёжные выражения и речевые штампы отвратительны, но от них буквально веет силой, и это просто завораживает молодежь»….

Резко возросла и необходимость борьбы с угрожающим количеством иноязычных заимствований в нашем языке. Василий Ирзабеков в книге «Тайна русского языка» приводит яркий пример: «Терпимость ныне обернулась толерантностью, разномыслие – плюрализмом, соглашение – консенсусом. Русскому человеку предписывают отныне испытывать не кураж, задор или азарт, а драйв. А как вам, к примеру, такой разговор: «Классный тюнинг у тачки! Фарэва! Это бой-френд той бизнес-вумен? Вау! Как насчет бодибилдинга и фитнеса? А может, дайвинг? Хочешь построить коттедж? Определись с бизнес-планом, сайдингом… Ты геймер? Хакер или юзер? Фифти-фифти? О-кей! Как насчет шопинга в уик-энд? Или пати? А может, махнем на биеннале? Скажи, прикольно?..»

При глубоком изучении языка какого-нибудь народа неизбежно знакомство с его психологией, нравами и обычаями, географией. Что же касается языка русского, то здесь случай особый. Вся его красота, вся бездонная чистая глубина, вся необъятная высь и ширь его становятся понятными лишь в свете христианской веры. Русский язык попросту не может полноценно жить и развиваться в пространстве, лишённом света православия, вне церковной ограды. Как пророчество и грозное предупреждение обращены к нам слова великого Ломоносова: «Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на славянском языке украшаться будет». И это для нас не риторическая фраза, потому что и в Церкви сейчас имеются тревожные сигналы о якобы целесообразной «реформе» – замене богослужебного церковно-славянского языка на светский русский.

Как видим, атака на язык идёт по всем линиям. И чтобы не «прославиться» как Иваны, родства не помнящие, чтобы не стать духовными предателями своей истории и своих предков, чтобы не вырастить себе на смену губителей культуры и Отечества, необходим сейчас наш сознательный активный патриотизм, одухотворённый огнём веры и любовью к родному русскому языку.

В нашем общении сегодня существует изобилие скверных слов, которые ослабляют и уничтожают в человеке лучшие свойства: веру в Бога, любовь к ближним и своей Родине, здоровье, творческие способности, крепость и счастье семейной жизни. Распространяющееся сквернословие усиливает и умножает грехи непочтения к родителям, осуждения ближних, смотрения греховных телепередач, зависимости от компьютерных игр, курения, потребления спиртного и наркотиков, нецеломудренного поведения и прелюбодеяний, распада семей и убиения младенцев в утробе матери.

Апостол Павел в послании к Ефесянам сказал (4, 29): >«Никакое гнилое слово не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим».

Бранные слова вызывают мутации, аналогичные воздействию радиации.

В конце XX века за научное доказательство вреда сквернословия взялся сотрудник Института проблем управления Российской академии наук биолог П. Гаряев. Он создал аппарат, который «переводил» человеческие слова в электромагнитные колебания, а затем исследовал, как эти колебания влияют на молекулы наследственности – ДНК.

Во время отборной брани корежатся и рвутся хромосомы. Опытам подверглись семена растения арабидопсис. В течение нескольких недель регулярно – по три-четыре часа в день – магнитофон поблизости от них «начитывал» грубые фразы. В результате большинство семян погибли. А выжившие стали генетическими уродами. А когда тот же самый магнитофон стал воспроизводить слова добрые, «теплые» – аппарат зафиксировал, как стала меняться структура молекул ДНК. Разорванные спирали «срастались», семена ожили и взошли. А в контрольной группе они так и остались мертвыми.

В ходе экспериментов было доказано, что воздействие брани равносильно радиационному облучению в 10-40 тысяч (!) рентген. То есть, бранные слова вызывают мутации, аналогичные воздействию радиации. Грубыми, злыми словами можно не только расшатать здоровье, вызвать болезнь, но и убить человека.

Издревле известно: хотите долго жить – чаще говорите хорошие слова.

Есть много свидетельств, что сквернословие – язык демонов.

Привычный мат – это высшее проявление бескультурья

Вокруг русского мата в обыденном сознании сложился целый ряд мифов. Самый устойчивый из них – представление о том, что наиболее циничные ругательства появились в период татаро-монгольского ига и привнесены в русский язык именно ордынцами. Это неверно: корни большинства нецензурных слов имеют общеславянское или даже индоевропейское происхождение.

Привычный мат – это абсолютное и законченное проявление бескультурья. Основная среда формирования привычного сквернословия – семья, основная причина – культурный вакуум, царящий в ней. Поэтому сквернословие так устойчиво: ребенок, который ежедневно слышит, как его родители «ласкают» друг друга забористым словом, почти наверное вырастет «матерноговорящим» и передаст эту привычку своим детям.

Широко распространено так называемое «аффективное» сквернословие. Оно связано с выражением какого-либо чувства и обычно является эмоциональной реакцией человека на ситуацию, слова или поведение других людей, даже на собственные действия.

Предпринимаются попытки (это характерно и для детской среды) вытеснить нецензурные слова, заменить их другими. Именно в этом причина распространения слова «блин» в своеобразной междометной функции: «Вот, блин, опять не получается». Однако здесь присутствует явный и нескрываемый фонетический намек на «первоисточник» и потому является бранным словом.

Бранное, скверное слово потому и называется скверным, что оно оскверняет произносящего его человека («Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст, оскверняет человека…, а исходящее из уст – из сердца исходит; сие оскверняет человека»(Мф. 15: 11, 18)

Господь говорит: «Из сердца исходят: злые помыслы убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления. Это оскверняет человека» (Мф. 15: 19, 20).

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «У тех людей, кто раздражается, ругается, злится и обижается, недостаток ума». Это все происходит от нашей гордости, от нашей испорченности, потому что мы – люди гордые, стараемся держать себя выше всех, потому и причиняем много зла не только себе, но и ближним. Чем душа наполнена, то из этой души и изливается. Если человек раздражается, возмущается, в нем Дух Святой не живет, потому что Господь сказал: «Один источник не может изливать соленую и сладкую воду» (Иак. 3,12).

Мы имеем дело с таинством слова. Кого зовешь, тот и приходит

Сквернословие наносит вред всем, кто его слышит, но больше всего самому матерщиннику. Здесь мы имеем дело с таинством слова. Кого зовешь, тот и приходит. Называешь человека по имени – он отзывается. Призываешь имя Божие в молитве – Господь ответит, если будет Его воля. Когда произносятся имена чертей, дьявола, демонических сил, откликаются бесы, которые и сопровождают чертыхающегося человека. Не случайно люди, которых бесы связали грехом, слышащие «голоса», свидетельствуют, что в их сознании против их воли звучит поток бранных и богохульных слов. Или возьмем другой пример. У закоренелых матерщинников бранные слова едва ли не полностью вытесняют нормальную речь. Без мата они уже двух слов связать не могут. Так отбирается разум у людей, удалившихся от Бога, погрязших в сквернословии.

Язык человека отражает состояние души. И каков человек, таковы и его слова. Если человек циничен, то циничны его слова, поступки и вся жизнь. И конец его будет соответствующим. Не зря сказал Господь Иисус Христос: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36-37).

Мат является тяжким грехом, поскольку всякое матерное слово – это вызов, брошенный Богу, хуление Бога. И он не останется без последствий, каждый употребляющий «крепкие» слова должен это знать.

Необходимо быть осторожным в словах и знать, что человек, проклинающий другого, на самом деле насылает проклятие на свою голову, так как по Божию закону воздаяния мы получаем то, что желаем другим. Желаем другим добра, получим от Господа добро (и от людей, как правило, тоже); желаем другим зла, а оно упадет на нашу голову.

В прежние времена на Руси отдавали себе отчет в том, насколько гнусно сквернословить. За него строго наказывали. Еще при царях Михаиле Феодоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие полагалось телесное наказание: для всеобщего назидания ругателей на улицах наказывали розгами.

Так что же такое мат? Во все времена наш народ любил и почитал Матерь Божию. Матерь-Церковь, свою мать, мать-землю и мать-Родину. И тогда, когда Русь 300 лет находилась под татаро-монгольским игом, захватчики, зная, кого и что почитает русский народ, старались специально нанести оскорбление ему. Матерные слова они направили против Церкви, против Матери Божией. В мате – сатанинский дух. И все, для кого «мат» и «Матерь» едины, должны помнить, что они добровольно служат сатане.

Во всём мире известно, что русский язык – один из самых богатых и выразительных языков. И весьма печально, что, обладая великим, прекрасным и могучим языком, многие русские люди отказываются от этого бесценного «клада и достояния», и в общении друг с другом пользуются жалким подобием человеческой речи – нецензурной бранью.

Речь человека, заражённого недугом сквернословия, до крайности бедна и свидетельствует о душевной неразвитости. Интересна мысль на эту тему Ф.М. Достоевского: «Сквернословят вслух, несмотря на целые толпы детей и женщин, мимо которых проходят, – не от нахальства, а так, потому что пьяному и нельзя иметь другого языка, кроме сквернословного…»

Академик Д.С. Лихачёв, отбывая в молодости срок на Соловках, создал научный труд, в котором подверг филологическому анализу воровскую речь и пришел к интересным выводам. Сквернословие не является в подлинном смысле человеческим языком. Эти «слова» воздействуют не на интеллект человека, а на чувственную часть души, т.е. подобны сигналам, которыми пользуются животные. Из этого можно заключить, что не только употреблять в своей речи, но даже слушать сквернословие вредно, так как можно «испортить вкус» к нормальному человеческому слову.

Особенно опасно сквернословие для детей. Их интеллектуальное развитие зависит, главным образом, от того языка, на котором разговаривают окружающие их взрослые. Если ребёнок слышит только речь, состоящую из двух-трёх десятков слов и выражений (в основном, неприличных), то ни о каком душевном и умственном развитии этого ребёнка не может быть и речи.

Поэтому особенно необходимо защищать от сквернословия детей. Это важнейший рубеж защиты нашего Отечества!

Христианство сразу наложило «табу» на сквернословие, которое по своей сути является «молитвой» бесам, своеобразным заклятием и проклятием того, к кому она обращена.

Привычка к сквернословию – признак духовного и нравственного разложения человека. «Для него нет ничего святого» – именно так можно охарактеризовать человека, который слово «мать» регулярно употребляет в грязных бранных выражениях. Можно ли о нем сказать, что он хороший сын? Хороший отец?.. Хороший гражданин (ведь Родина – тоже мать)?..

В русском народе издавна матерщинников именовали богохульниками. Сквернословы Царства Божия не наследуют. Есть благочестивое поверье, что Матушка Пресвятая Богородица молится за самых отчаянных грешников Своему Сыну. Не молится Она лишь о матершинниках…

С Россией враги наши ведут многостороннюю войну: информационную, экономическую, политическую, наркотическую, духовную и вооруженную, что недавно произошло при защите Абхазии и Осетии от Грузии. Одно из главных направлений происходящей войны – отравление сквернословием народа, молодежи и детей.

Сквернословие и матерщина, суммируясь, представляют ту непрерывную громадную энергию зла, которая не дает России подняться и встать на ноги. А каждый из нас и все мы вместе своим неучастием в сквернословии и своим разнообразным решительным противодействием ему можем осуществить оздоровление и подъем нашей Родины. Не будем помогать сатане! А жить, как предки, – богоугодно и этим поможем преодолеть происходящий кризис.

Сквернословие – это один из видов особо опасной наркотической зависимости, которая в отличие от принятия наркотического вещества, компьютерных игр и других зависимостей индивидуального действия, оказывает вредное влияние – телесное и духовное разрушение всех окружающих людей, особенно детей и молодежи, кто слышит скверные слова и заражается ими.

Данная работа по защите и сохранению русского языка написано для тех, кто любит Россию и способствует ее возрождению.

Если обобщить все, изложено здесь, то можно сделать следующий вывод. Россия испытывает многосторонне разрушение на уничтожение; возможно, повторяет историю падения Великой Византии. Одно из главных направлений покорения и уничтожения в недалеком прошлом Великой России состоит в уничтожении нашей главной основы – русского языка, а вместе с ним – великой русской культуры и народа. Предотвратить эту мировую трагедию можем только мы – русские люди: молодые и пожилые. Будем самоотверженно стоять на защите Отечества!

Дорогие учащиеся школ и студенты, родители и учителя! Будем беречь и защищать нашу главную силу – родной язык, будем стараться быть примером его правильного применения в жизни.

(Священник Александр Половинкин - настоятель храма Рождества Христова (Волгоградская епархия), профессор, доктор технических наук.
http://www.blagosobor.ru/node/2265
)

а также аудиокнига   "От слов своих осудишься. О сквернословии "   http://files.tvspas.ru/Audio/%c0%f3%e4% … %e2%e8%e8/  ([i]кому мы "молимся" говоря бранные слова ,тем более ругаясь матом [

0

2

Проблема языка - важная проблема культуры. Язык меняется, и то, что вчера было сленгом - сегодня литературная норма. Хотим мы этого или не хотим, язык всегда «современен». Эстетичен ли он, красив ли, не выхолощен ли, это уже другой вопрос. Даже в пределах одного поколения язык подвержен изменению, что уж говорить о столетиях.

Особенно актуальной эта проблема всегда была и остается в отношении языка перевода Библии. Например, насколько язык самого авторитетного и распространенного русского т. н. Синодального перевода понятен современному человеку? Чем руководствовались в XIX веке создатели перевода, среди которых виднейшее место по праву занимал свт. Филарет Московский, и насколько актуальны для нас их языковые ценности и пристрастия?

Этим вопросам посвящена статья, предлагаемая вниманию читателей. Она представляет собой фрагмент доклада, прочитанного 15 ноября 2004 г. диаконом Иоанном Реморовым, молодым клириком Новосибирской епархии, слушателем Центра повышения квалификации при филфаке СПбГУ, по специальности «Библеистика и богословие».

Доклад был сделан в Библейской библиотеке (Biblioteca Biblica) как очередное тематическое сообщение в рамках ежемесячного «Библейского семинара», проводимого в стенах библиотеки

Сегодня, открывая Священное Писание, читая на нашем родном языке притчу о сеятеле, беседу Христа с Никодимом или пастырские наставления апостола Павла, мы даже и представить себе не можем, что всего двести лет тому назад такая возможность для многих была лишь несбыточной мечтой. Наши предки слушали в храме Апостол и Евангелие по-церковнославянски, но чтобы лучше понять услышанное, им приходилось обращаться к английскому или французскому переводам. Когда Александр I, уже будучи императором, прочитал Евангелие по-французски, он словно в первый раз открыл его для себя и поразился силе, красоте и убедительности слова Божия.

В наши дни появляется множество самых разных русских переводов Библии, и особенно Нового Завета, предназначенных исправить погрешности традиционного Синодального текста. Особенно часто встречается критика Синодального перевода за «несовременный» и «допушкинский» язык, восходящая к профессору Петроградской духовной академии И.Е. Евсееву, который в 1916 году утверждал, что «отсталый в свое время, старообразный, книжный язык русского перевода Библии не хотел видеть протекавшие мимо него времена блестящего расцвета русской литературы, когда неслись рядом с ним, сверкая и очаровывая своим блеском, драгоценные алмазы из глубоких родников родного слова»[1].

Евсеев, как человек своей эпохи, был окрылен общим революционным пафосом. Но вряд ли правомерно с такой категоричностью обвинять в лингвистическом обскурантизме создателей русской Библии, кропотливо и ответственно работавших над каждым словом.

Чтобы разобраться в стилистическом замысле, который вложили в Синодальный перевод Нового Завета святитель Филарет Московский и его сподвижники, взглянем прежде всего на культурно-языковой контекст того времени.

Островок церковнославянского в русском

Каждый древнерусский книжник, будь он составителем назидательных поучений, летописных сказаний или просто княжеских актов, в отношении стиля и языка считал для себя образцом тексты Священного Писания и богослужения. Книжно-славянская стилистика священных текстов, сочетаясь в той или иной мере с народно-литературными элементами, позволяла древнерусскому языку выражать широкую гамму жанров - от богословских до поэтических. При этом наиболее близкой к священным текстам сферой книжности была, конечно, духовная словесность (проповеди, поучения, жития святых и т.п.); по языку эти тексты были такими же «стандартными церковнославянскими».

Постепенно накопились немалые различия между русским разговорным языком и церковнославянским, так что в языковой ситуации страны произошли коренные и необратимые изменения. В XVIII веке прочно набирал свои позиции литературный язык нового типа, называвшийся тогда «славенороссийским», - укорененный в церковнославянском, но уже отделенный от него. Церковь старается говорить со своей паствой на ее языке, не поддаваясь при этом тенденциям секуляризации. Особенно удачно это получается с приходом XIX века, когда светская литература в спорах между сторонниками Н.М. Карамзина и А.С. Шишкова начинает поиски «нового слога». Духовная же книжность предпочитает сохранять тот «славенороссийский язык», звучавший как в одах Ломоносова, так и в проповедях митрополита Платона. Этот язык духовной книжности, «соединяющий в себе церковность славенского и понятность российского»[2], осмысляется теперь и как особо приличный для духовной литературы и как полноправная часть молодого русского литературного языка.

Признанными виртуозами, в совершенстве владевшими искусством «сочетания библейского слога с общенародным», в первой половине XIX в. считались свт. Филарет, митрополит Московский, и Иннокентий, архиепископ Херсонский. Искусность в слове признавали за митр. Филаретом даже идеологические противники: к примеру, А.И. Герцен в «Былом и думах» отмечает, что московский иерарх «владел мастерски русским языком, удачно вводя в него церковнославянский».

Так «духовные витии» нашли оптимальный вариант для языка Церкви - особый стиль внутри единого литературного языка страны: с одной стороны, он не является непонятным (так как это не отдельный язык), а с другой стороны, он обособлен от повседневного языка и наделен атрибутом священности. Своего рода островок церковнославянского в русском.

«Не оскорблять благоговения к священному»

В выделении особого церковного языка, отличного от мирского, проявился общий принцип несмешения священного с мирским, который с новой силой ожил в церковном сознании первой половины XIX века. Им руководствовался митр. Филарет в течение всей своей жизни. Вот как писал об этом сам святитель:

«Закон запрещает изображать священные предметы на домашней посуде. Это частное правило имеет в своем основании общее правило: не смешивать священных предметов с мирскими, чтобы не оскорблять благоговения к священному (как, например, теперь на московской выставке, стоит чеканная одежда на престол, и на ней поставлен самовар, а рядом с потиром поставлена раковина с купидонами)»[3].

А вот что писал митрополит в письме обер-прокурору Синода С.Д. Нечаеву:

«Что будет с веком, который не понимает, как нелепо miscere sacra profanis (смешивать священное с мирским - И. Р.), и находит красоту, когда кладет рядом золото с грязью, а цветы с навозом? Скажи, что это не так: рассердятся и усилятся умножать нелепости»[4].

Сегодня, к сожалению, значение священности в христианстве многим остается неясным. Даже среди православных некоторые отождествляют ее с сакральностью (от лат. sacer - 'священный'). При этом одни абсолютизируют этот принцип, другие его полностью отрицают. Однако языческое понимание сакральности как запретности и отделенности от профанного принципиально разрушается в христианстве уже самим догматом о Боговоплощении. Было бы слишком поверхностно объяснять чувство священного в христианстве примитивностью и мифологичностью сознания. Ведь реставрация принципа священности, происходящая в России начала XIX века, сопровождается качественным повышением уровня богословского образования. Можно сказать, что священность в православии понимается как ассоциативная принадлежность Богу, иначе говоря, «освященность». Особое отношение к священным предметам (в том числе и к определенным элементам священного языка) выступает как результат почтения, уважения или, по словам митр. Филарета, благоговения к Богу.

Нецерковному человеку сложно в полной мере осознать это понятие, поскольку соответствующее чувство ему недоступно. Для церковного же человека оно связано с непосредственным опытом богообщения - прежде всего через Евхаристию.

Итак, поскольку язык духовной книжности приобретает атрибут священности, становится возможным и перевод на него Священного Писания: первый русский текст Нового Завета, известный теперь как «перевод Российского Библейского Общества», был выполнен в 1816 - 1821 годах, - под руководством свт. Филарета, начинавшим этот труд еще архимандритом, ректором СПбДА.

Деятельность будущего иерарха и его сподвижников была для своего времени смелой и новаторской. Его лингвистические установки о размежевания языка мирской и духовной книжности находят поддержку прежде всего у сторонников «нового слога» - карамзинистов, в то время как воззрения архаизаторов во главе с А.С. Шишковым вступают в открытый конфликт со взглядами митр. Филарета. Шишков не понимал реальной языковой ситуации: во-первых, он считал, что церковным языком может быть только церковнославянский, а весь русский язык - профанный, «язык театра»; во-вторых, он полагал, что церковнославянский и русский не разделены, а составляют один язык, поэтому перевод бессмыслен. В 1824 году, став министром народного просвещения, Шишков добился двух принципиальных для себя вещей: во-первых, дальнейшая работа над русским переводом Библии была прекращена и запрещена; во-вторых, свт. Филарету в его классическом теперь «Катехизисе» приказали цитировать Священное Писание по-славянски, а не по-русски (как было сначала), и убрать русский перевод «Верую» и «Отче наш».

О лаодикийском и демагогическом словоупотреблении

Когда в 1856 г. митр. Филарет смог возобновить дело перевода Священного Писания, полемика с оставшимися последователями Шишкова почти утратила актуальность. В то же время в языке светской литературы намечается противоположная тенденция: уже в 1830-е годы появляется востоковед О.И. Сенковский с лозунгом окончательного разрыва с церковнославянской традицией. Исходя из этого, московский святитель предпочитает оставить для языка Синодального перевода те же общие принципы, которые были в основе перевода РБО.

Важнейшие черты того языкового замысла, который митр. Филарет вкладывал в русский перевод Нового Завета, были изложены им в «Предварении» к его редакторской правке первой новозаветной книги - Евангелия от Матфея[5]. В начале текста он напоминает об определении Святейшего Синода от 10 сентября 1856 года, составленном не без участия самого митрополита: «…чтобы слова и выражения вразумительные не были бы без нужды заменяемы простонародными».

Причины, почему это «не должно быть оставлено без внимания», на взгляд митр. Филарета, таковы:

«во-первых, потому самому, что это определено Святейшим Синодом» (церковное послушание);

«во-вторых, потому, что достоинству священной книги должно, по возможности, соответствовать достоинство языка» (принцип священности);

«в-третьих, потому, что сим может быть оказано благодеяние русскому языку, который в настоящее время у многих писателей получил направление к лаодикийскому и демагогическому словоупотреблению и словосочинению людей грубых, необразованных и безграмотных, и от того теряет он чистоту и правильность» (забота о русском языке).

Что это за колоритный образ? От какого уклона мудрый иерарх желал спасти русский язык? Публикатор редакторской правки дает следующее объяснение: «Лаодикийское словоупотребление греческого языка изобиловало варваризмами от соседства проживавших в Лаодикии греков с племенами не греческими». Однако возможна и другая трактовка, подразумевающая Откр. 3, 14: «Лаодикийским словоупотреблением святитель Филарет называет словоупотребление и словосочинение небрежное, не хотевшее подчиняться никаким правилам»[6].

Сам митрополит так выражал свою заботу:

«Если Бог благословит дело перевода Священного писания на русское чистое и правильное наречие, и он войдет в домашнее употребление народа, то он может споспешествовать установлению языка и удержанию его от падения, каковое действие перевода Священного Писания и у других народов замечено»[7].

Таким образом, свт. Филарет стремился не просто продолжить традиции особого церковного стиля первой половины XIX века, но и закрепить его авторитетом священного текста, утверждённого Святейшим Синодом. Подобно «библейскому» церковнославянскому в допетровской Руси, язык Синодального перевода должен был стать фундаментом для литературного языка страны в целом.

В такой концепции заранее заложена определенная консервативность языка русского перевода Священного Писания. Получается, что язык Синодального перевода наследует стилистику языка духовной книжности начала века и восходит к концепции Ломоносова. Такая консервативность - одна из проекций церковнославянской традиции. Вполне закономерно, что переводчики и не ставили перед собой задачи сблизиться с языком современной им литературы, языком динамичным и изменчивым; напротив, они сознательно от него дистанцировались, сохраняя традиции церковного стиля первой половины века, который выступал как лучший вариант сочетания требований священности и понятности.

Конечно, эта традиционность не является абсолютной, и сам митр. Филарет указывает на необходимость изменения языка в Синодальном переводе относительно перевода РБО, потому что в то время «русский язык еще не довольно был установлен»[8]. По-видимому, он не возражал бы и против языкового «поновления» перевода через век-полтора, которое было предложено православными библеистами XX века - еп. Кассианом (Безобразовым), позднее К.И. Логачевым, Е.М. Верещагиным [9]и др., - при условии сохранения основных принципов подхода к языку священного текста.

Богодухновенная мудрость святителя

И все же, почему стилистическая концепция Синодального перевода вызывает немало возражений? Наверно, потому, что спектр возможных решений очень широк. И здесь надо отметить, что выбор митр. Филарета, бывший в свое время достаточно новаторским (если сравнить, например, с позицией А.С. Шишкова), оказался в дальнейшем «царским путем», средним, наиболее нейтральным и универсальным среди полярных точек зрения. Одну крайность мы наблюдали у И.Е. Евсеева. Противоположная точка зрения представлена, например, у его современника, обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева, который считал, что нужно больше сблизить язык русской Библии со славянским, и выпустил собственный перевод Нового Завета. Однако тогда же, в начале XX века, встречаются и высказывания в защиту языка Синодального перевода от обвинений как той, так и другой стороны. Например, свящ. А. Лиховицкий в 1906 году писал, что «литературный русский язык… дал прекрасную, не тривиальную и никак не вульгарную форму Священному Писанию, в частности Евангелию, и это даже в таких высоко поэтических местах, как книга Иова, Псалтирь, беседы в Евангелии св. Иоанна»[10].

По свидетельству И.А. Астафьева, в 1860-1880-е годы русские люди самых разных сословий, получив томик Евангелия или Нового Завета, прилеплялись к нему всей душой и никогда не расставались[11]. Даже теперь, через 140 с лишним лет после создания Синодального текста, ни один из вновь появившихся переводов Нового Завета на русский язык не превзошел его универсальность, предназначенность для всех.

Так, с одной стороны, Синодальный перевод ориентирован на воцерковленных людей, привыкших к «гармонии славянского чтения», поскольку выражает священный текст достойным языком: перевод не становится пересказом, а остается таким же Священным Писанием, как и оригинал. С другой стороны, написанный языком доступным и понятным, он рассчитан и на нецерковного человека: ведь умеренное и рассудительное употребление славянизмов является неотъемлемым свойством русского литературного языка и не противоречит критерию понятности, - кроме разве что тех немногочисленных слов, которые могут быть поняты неверно или двусмысленно («живот», «выну» и т.п.). Московский святитель предложил такой подход к языку, который позволяет сочетать традиционалистские и миссионерские цели.

Перевод был адресован и людям образованным, впитавшим лучшие достижения русской культуры, и даже самим мастерам слова, трудившимся над развитием русской словесности. Но также он предназначался и для простолюдинов и для самого широкого слоя народных масс, которые учились грамоте по Псалтири и Часослову и которым были чужды изыски языка модной художественной литературы, в том числе «народнической».

Наконец, изначально потребность русского перевода священных книг ощущалась только в домашнем чтении, для пояснения к церковнославянскому тексту. Однако святитель Филарет смотрел дальше, провидя будущее, и создавал русский перевод таким, чтобы он стал настоящим, полноценным Священным Писанием, пригодным для чтения не только частным образом, но и в Церкви. И теперь во многих православных храмах в день святой Пасхи, наряду с прочими языками, возглашается на русском (церковном русском!) языке благовествование св. апостола Иоанна: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Знаменательно, что именно с этих слов начали свои труды над переводом Слова Божия и славянский первоучитель св. равноапостольный Кирилл Философ, и сам святитель Филарет, которому принадлежал первый опыт русского перевода Евангелия от Иоанна.

Синодальный перевод воплощает истинно церковное решение сложнейшего вопроса о переводе священного текста на русский язык, показывая нам универсальный, общеприемлемый, «царский» путь. И в этом вновь проявляется исключительная мудрость великого святителя - мудрость, восхищавшая его современников и почитаемая ими богодухновенною.
http://www.mitropolia-spb.ru/eparhialni … od.php#222

0

3

Исчезло слово

Шел Федя в школу, задумался. Вдруг на него накинулась здоровенная собака, злая, без намордника. Хозяин едва успел дернуть ее за поводок, рванул в сторону. Она лишь лязгнула зубами, но не задела мальчика, только сильно перепугала.     Пришел Федя в класс, хочет поздороваться с друзьями, а у него ни одно слово не выговаривается. Совсем испугался мальчуган, что ребята заметят, смеяться станут. "Что же со мной такое? - думает. - Как же я жить буду, если слова сказать не могу?"     Пришла учительница, открыла журнал, намереваясь спросить, кто как домашнее задание приготовил. Федя сжался, спрятаться хочет, чтоб его не вызвали. А учительница именно его фамилию и назвала.

Встал Федя, покраснел, набрал воздуха, хотел хоть одно слово выговорить, но у него ничего не получилось.

- Что, пробегал? Не выучил?     Федя опять силится сказать, но слово не рождается.

- Ты что - онемел? Класс смеется. Федя опустил голову.

- Давай дневник! И тут он, забыв про портфель и книги, сорвался с места и вылетел из класса.

- Что с ним такое? - спрашивает учительница у ребят. Это было для всех странно. Федя всегда был спокойным - и вот...     А Федя решил: зачем ему теперь школа, если он слова сказать не может. Какая учеба? Для чего?     Он проходил мимо магазинов, ларьков и думал, как ему теперь будет трудно даже мороженое купить. А как он домой вернется? Мама спросит о делах в школе, скажет:

- Покажи дневник. Где портфель?

Как же она переживет, когда увидит, что сын отвечает лишь руками? Иногда мелькала надежда, что немота пройдет; стоит лишь успокоиться, он заговорит вновь и если сможет сказать хоть одно слово, хотя бы одно, то будет говорить, как прежде. Федя отошел в сторону и попытался произнести:

- Ма-ма! Но что-то внутри сковало. Слово не прозвучало. Федя попытался еще раз, и еще, но немота не проходила. Уже давно миновало время его возвращения домой, а он все еще не мог решиться вернуться. Хотелось есть. Била дрожь. Куда идти? Что делать?

Делать было нечего. Надо идти домой. Дом есть дом. В радости и горе - твое гнездо, твой очаг.     Федя вернулся. Все было так, как он предполагал. Те самые мамины вопросы и упреки. Только одного не предвидел, что мама, узнав, обнимет его, прижмет к себе и будет плакать вместе с ним.

Они ходили по врачам, но ничего не помогало... Шли дни. Федя молчал. Телевизор не смотрел. В школу не ходил. Читал и думал. Как-то навестила его бабушка, спросила:

- А ты, Феденька, не занимался ли пустословием, клеветой и празднословием? Ведь за эти грехи нас на мытарствах прежде всего спросят.     Федя не зная, что такое мытарства, удивленно взглянул на бабушку. Та пояснила:

- Это таможня около земли. Там бесы, как стеной стоят, не хотят душу после смерти к Богу пускать. Они все грехи, как все есть, во время жизни записывают, а когда мы покинем тело и устремимся к Богу, они эти записки и предъявят с криками и ликованием: "Наша душа! Наша!"

А Ангел-хранитель, который всегда с тобой, и заступник твой Святой Феодор на защиту встанут. Другой список покажут, список твоих добрых дел: где ты помог кому, кого словом сердечным согрел...     Услышав это, Федя вздохнул. Он понимал, что теперь никому хорошего слова сказать не сможет. Бабушка (ох эти бабушки!) словно прочитала его мысли и утешила:

- Не печалься, родимый. Бог даст, сможешь людям и словом послужить. Только ты покайся за те дурные слова, которые успел наговорить. Напиши записочку, все грехи, совершенные словом, перечисли: обманывал, хвастался, давал пустые обещания, осуждал, не дай Бог, ругался. Ох, мало ли чего мы языком попусту молотим. А выходит, не попусту, за каждое словечко ответ понесем. Ведь словом можно и ранить, и приласкать, убить и возродить. Слово - чудо, семя жизни. Сказано: "От слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься". Напиши в своей покаянной записочке все чистосердечно, чем когда согрешил. А в конце обязательно: "Каюсь, прости меня, Господи!" Господь простит тебя и вернет дар слова, божественный дар.     Феде показались странными бабушкины слова "дар слова". Когда она ушла, он думал над ними. Потом задремал. Ему предстала удивительная картина.     Однажды во всем мире исчезло слово. Проснулись люди утром, как обычно, хотят друг другу сказать: "с добрым утром" или "здравствуй" - и не могут. Лишь мычат. Все, как прежде, - и вздохнут, и губами пошевелят, а слово не возникает. Слово испарилось. Все вдруг онемели.

Что тут было! Остановились заводы, не взлетают самолеты, встали поезда. Закрытыми стоят магазины, школы, детские садики. Замолкло радио. Погас экран телевизора. Неразбериха в армии: что за служба без команд? Оказались безработными депутаты. Перестали умнеть дети, рычат, как Маугли. Разваливаются государства, гибнут народы... Разве они могут выжить без покаяния?

Федя пришел в себя, взял бумагу, ручку и стал, как учила бабушка, перечислять свои многочисленные грехи, совершенные словом, делом, помышлением. Он написал еще записку маме о том, что хочет идти в Церковь на Исповедь.

Мама пошла с ним, рассказала Священнику о беде. Во время Исповеди Священник внимательно прочитал записку, разорвал ее, и над головой Феди прозвучало:

"Господь и Бог наш Иисус Христос благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит тебе, чадо Федор, вся согрешения твоя вольныя и невольныя…".

Когда хор пел: "Тело Христово приимите, Источника Бессмертнаго вкусите", - Федя с трепетом подошел к Святой Чаше. Причащающий Священник, ничего не зная о случившемся, спросил:

- Имя? -    Федя замялся. Мама пыталась подойти, но из-за множества народа не смогла.

- Имя твое святое, - настойчиво повторил Священник. Федя с волнением набрал воздух.

- Имя! И вдруг мальчик робко произнес:

- Фе-о-дор! Мама вскрикнула. Федя, дрожа, принял Святые Дары, поцеловал край Чаши и, еще не понимая своего счастья, отошел. Мама бросилась к нему, обнимая и целуя, прошептала:

- Феденька мой, Феденька... Ну, скажи, мой родной, скажи: "Слава Богу!" Скажи! Федя перекрестился и неторопливо произнес:

- Слава Богу за все!

Благословение Храма Покрова Пресвятой Богородицы
г. Никольск-Уссурийский
2007 год
  http://www.pokrovhram.ru/list/07/08.html

0

4

..............продолжение темы

Праздные слова
  "За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда"
(Мф. 12, 36)

В снежных горах Швейцарии, в некоторых местностях, проводники предупреждают путешественников, чтобы они не произносили ни одного слова, т. к. от малейшего колебания воздуха нависший снег может отделиться от глыбы и произвести обвал, уносящий все за собою в пропасть. Кто бы подумал, что одно слово может иметь такие страшные последствия? Однако нравственное влияние наших слов еще невыразимо значительнее. Необдуманные слова, которые мы так часто и легко бросаем на ветер, двигают событиями в течение веков, и великий день суда обнаружит страшные последствия наших слов.
В тот день мы дадим ответ "за всякое праздное слово". Не страшно ли подумать о множестве сказанных нами слов, которые предстанут пред нами тогда с неумолимой ясностью? "Праздные слова" - это те, которые возникают из праздной жизни, слова ненужные, легкомысленные, часто вредные. Такие пустые слова, переходящие, от нечего делать, из уст в уста, нередко чернят нравственный облик человека, наносят раны, выражают злорадство при виде чужой неудачи и из пустых становятся жестокими.
К "праздным словам" принадлежат и те разговоры, вторгающиеся в сокровенную область семейной жизни, которые под видом пустой шутки или неуместного намека могут пошатнуть основы семейного счастья. Нужно быть достаточно осторожным в употреблении слов. Пусть слова наши будут правдивы, просты, чистосердечны, пусть будут они доброжелательны и любвеобильны.
"Слово ваше да будет всегда с благодатью", - говорит ап. Павел (Кол. 4, 6). Мысль о суде Божием должна быть уздой нашему языку Мы говорили бы с большей мудростью, если бы помнили постоянно, что слова наши слышны на небе и что в них мы найдем себе оправдание или обличение в последний день. Как священно было бы для нас каждое слово, как чисто, как правдиво, если бы мы помнили, что одно из имен Самого Иисуса Христа было - "Слово" (Ин. 1, 1).

0

5

Скверные слова (мерзость красного словца -матершина

аудио ,послушайте  :cool:

0

6

в одном из парков есть такой плакат
http://cs11276.vkontakte.ru/u1178856/-7/x_73073434.jpg

0

7

Протоиерей Дмитрий Смирнов:
"
А в целом люди и в силовых структурах объясняются между собой на очень узком сленге, который называется матерщина. Все вы это знаете, и я думаю, что в вашей молодежной среде многие глаголы заменяются матерными глаголами, а многие существительные тоже имеют свои аналоги.
Что это значит? Это значит, что весь этот массив, 500 000 русских слов сужается до практически нескольких десятков. Вы знаете, речевой аппарат обезьяны-шимпанзе, одной из самых развитых, он не может произвести звуки человеческой речи. Но обезьяна способна выучить от 30 до 50 жестов, которые обозначают слова. То есть интеллектуальный уровень человека, который разговаривает на матерщине, вполне тождественен тому, что может освоить шимпанзе.
Конечно, матерщинник выражается проще, а другому человеку понятно из контекста, что он говорит. Но это есть самоубийство — потеря человеческих свойств. А в результате этого человек теряет и разум. Не упражняя мозг словом, мы приводим разум к деградации. Подобное мы наблюдаем у тех начальников, которые, часто используя ненормативную лексику, деградируют и умственно, и как администраторы, и так далее.
Теперь — что же происходит с человеком, который теряет родной язык, семью, религию, совесть и разум? Он деградирует. Это вырождение подобно перерождению здоровых клеток живого организма в раковые, которые убивают организм. Раковая клетка — это клетка, которая внутри организма. Но ее задача — убить здоровые клетки. А что происходит потом? Какая глупая раковая клетка! Как только только рак убьет организм, он погибает и разлагается. Вот эта глупая раковая клетка убивает самое себя. Она же не может переползти в другой организм.
И вот поэтому человек, который теряет человеческие свойства — эти фундаментальные признаки человека — убивает не только себя. Он не только медленно превращается в обезьяну, а убивает и свой народ. Он убивает и свое госуарство."

0

8

«Сквернословие как фактор разрушения семьи».

///Ещё каких-то тридцать-сорок лет назад этого выступления попросту не могло быть, но сегодня оно понятно и актуально. Потому как под членами семьи традиционно понимались родители, дети, дедушки и бабушки. Сегодня же почти в каждой семье живёт и почти полновластно распоряжается мыслями и думами членов семьи такой её член, как телевизор. И ведёт он себя, простите, довольно нагло.

Сегодня дорогой владыка Сергий сказал в своём выступлении о том, что испокон века в русском селе были три глубоко уважаемые профессии: священник, учитель и врач. Так сегодня этот самый телевизор дерзает присвоить себе эту прерогативу. И стать всем если не для всех (если вспомнить слова святого апостола), то, по крайней мере, для очень многих. И всё бы ничего, если б телевидение не развращало бы людей, и в особенности, детей и подростков, не пожирало бы их время, эту драгоценность, данную всем нам для спасения.

Недавно, если вы помните, наш президент дважды встречался с руководителями ведущих телевизионных каналов и сказал о том, что у нас в России, оказывается, «лучшее в мире телевидение». Это не могло не озадачить. Поразмыслив над словами этого весьма неглупого человека с высшим образованием, я пришёл к одному-единственному выводу: судя по всему, мы с ним смотрим разное телевидение. Наверняка у них, в Кремле, есть своё телевидение – самое лучшее в мире – и нам не остаётся ничего другого, как попросить их поделиться с нами, своим народом, вверенным им Самим Богом, поделиться этими самыми, неизвестными нам, частотами.

Но пока этого не произошло, телевидение продолжает свою страшную разрушительную работу в наших семьях, и голос его звучит всё громче, всё требовательнее. Достаточно вспомнить совершенно жуткий сериал «школа», прошедший – как разрушительный ураган – по первому каналу общественного (?!) общенационального телевидения. И никакие наши призывы прекратить эту вакханалию не возымели никакого действия. Хочу напомнить, что женщина с довольно странным именем (если это вообще имя), изготовившая всё это непотребство, призналась в одном из интервью, что до этого работала оператором в студии, где снимали, по её же словам, (тысячу раз простите, дорогие) «жёсткое порно». Как говорится, комментарии излишни.

Есть одна очень популярная в молодёжных кругах телепрограмма, которая даже называется не по-русски «Комеди клаб». Такая вот разновидность духовного холуйства. Так в солидной (во всяком случае, по тиражу) газете «Аргументы и факты» было опубликовано интервью с одним из тех, кто эту передачу создаёт. И, в частности, был задан вопрос о том, почему во время данной передачи то и дело раздаётся сквернословие, а то и откровенная матерная ругань, которую (правда, не всегда) «запикивают». Ведь авторы программы, вопрошает корреспондент, люди с высшим образованием и при общении с ними производят впечатление интеллигентных.

Последовал ответ из серии «извинение хуже проступка», который заключался в том, что, оказывается, они пытались сделать несколько передач без мата и сквернословия, но потом пришлось вернуться к старой манере по той причине, что… упал рейтинг.

Поймал себя на том, что нас приучили привычно произносить само это слово «сквернословие» и многие наверняка утратили понимание его истинного смысла. А потому полюбопытствуем, для чего придётся заглянуть в «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля: «Скверна – мерзость, гадость, пакость, касть, всё гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно; нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат, нравственное растленье; всё богопротивное». Таким образом, немаловажное наблюдение, что матерщинники в массе своей нередко тупы и примитивны, имеет вполне научное объяснение.

Так раскрывается очередной давний зловещий умысел врага рода человеческого любой ценой добиться угасания в нас образа Создателя, оскотинивания, дебилизации, если можно так выразиться, того, кто призван стать венцом Божьего творения.

В своём интереснейшем докладе владыка Сергий сказал о том, что мы часто не пользуемся нашим драгоценным достоянием – учением святых отцов Матери Церкви. А потому хочется привести глубокие слова сказал о тяжком грехе сквернословия, сказанные святителем Иоанном Златоустом: “Хочешь ли знать, сколь великое зло – говорить срамное и постыдное? Всмотрись, как краснеют от твоего бесстыдства те, которые тебя слушают. В самом деле, что может быть хуже и презреннее человека, бесстыдно срамословящего? …Как же ты можешь научить целомудрию жену, когда бесстыдными глазами возбуждаешь её идти в распутство? Лучше извергать гнилость изо рта, нежели сквернословие. Если у тебя дурно пахнет изо рта, то ты не прикасаешься к общей трапезе; но когда в душе твоей такой смрад, скажи мне, как ты дерзаешь приступать к Тайнам Господним? Если бы кто, взяв нечистый сосуд, положил его на твоей трапезе, такого ты, избив палками, прогнал бы. Скажи теперь, ужели ты не думаешь прогневать Бога, когда на трапезу Его (а уста наши и есть трапеза Божия, когда мы приобщаемся Таинства Евхаристии) приносишь слова, гнуснейшие всякого нечистого сосуда? Да и как может быть иначе? Ничто так не прогневляет Его, Святейшего и Чистейшего, как такие слова; ничто не делает людей столь наглыми и бесстыдными, как когда они говорят и слушают подобные слова; ничто так легко не расстраивает нервы целомудрия, как возгорающийся от таких слов пламень. Бог вложил в уста твои благовоние, а ты влагаешь в них слова, зловоннее всякого трупа, убиваешь самую душу и соделываешь её нечувствительною”.

Вот и святой апостол Павел поучает нас: «Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а, напротив, благодарение; ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога. Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления; итак, не будьте сообщниками их», – поучает святой апостол Павел (Еф. 5, 4-6).

А вот что пишет о сквернословии епископ Варнава (Беляев): «Сквернословие – гнусный порок, который в Священном Писании приравнивается к смертному греху (см. Еф. 5, 4–5). От него стонет Земля Русская, им растлены души… Скверные чудовищные предложения суть на самом деле «священные», «молитвенные» формулы, обращенные к срамным демонам. Христианин! Употребляя их, кому ты служишь вместо Бога! Ты не просто совершаешь легкомысленное дело, не просто грубую шутку допускаешь, но ты произносишь страшные заклинания, ты накликаешь и привлекаешь гнуснейших бесов, ты в это время сатане приносишь противоестественную словесную жертву!.. Ты делаешься, не зная и не желая этого, колдуном, магом, чародеем».

Возможно, что кто-то и упрекнёт нас в том, что, мол, излишне сгущаем краски. Ну, что страшного в том, что люди нет-нет, да и… Для таковых хочу привести слова святителя Луки (Войно-Ясенецкого), сказанные им ещё в далёком теперь 1945 году:

«Задача обуздания языка настолько трудна, что многие подвижники совсем отказывались говорить и становились молчальниками. А преподобный авва Агафон для того, чтобы победить свой язык, отучить его болтать праздно, говорить слова нечистые, три года носил под языком камешек и тем сдерживал его». И далее любимый святой и великий учёный продолжает свою мысль: «Часто при чтении паремий слышите вы такие слова: “Благословением праведных возвышается город, а устами нечестивых разрушается” (Притч. 11, 11). Что это значит? Как это может быть, что устами нечестивых разрушается целый город? Что же это, преувеличение премудрого Соломона или подлинная и глубокая истина? Это истина, которую вам надо знать. Надо вам знать, что сила слова человеческого огромна. Ни одно слово, исходящее из уст человеческих, не теряется в пространстве бесследно. Оно всегда оставляет глубокий, неизгладимый след, оно живет среди нас и действует на сердца наши, ибо в слове содержится великая духовная энергия – или энергия любви и добра, или, напротив, богопротивная энергия зла. А энергия никогда не пропадает. Это знают все физики относительно энергии материальной, которая во всех видах своих не теряется. Энергия духовная тоже никогда не исчезает бесследно, она распространяется повсюду, она действует на всех. Устами нечестивых разрушается град потому, что злая энергия безудержного языка их, нечестивого и богохульного, проникает в сердца окружающих людей, заражает воздух духовный так, как воздух материальный заражается всякими миазмами. Если миазмы порождают в нас болезни телесные, то миазмы злой энергии духовной отравляют наши сердца, наши умы, всю нашу духовную жизнь... А материальное благосостояние народа всегда тесно связано со здоровым и чистым состоянием души и сердца народа. Если благосостояние праведных распространяется над градом, если в сердца людей проникают их святые слова, то град возвышается, благосостояние духовное, следовательно, и материальное, также углубляется и возвышается. Если же царит в душе народа духовная зараза, исходящая из уст неправедных, то злая энергия пустых, гнилых слов разрушает град не только в духовном, но и в физическом отношении…»

Надеюсь, что слова нашего любимого святого прозвучали куда как убедительно. Завершая же своё сообщение, хотел бы призвать родителей – невзирая на сложные условия нашего нынешнего бытования – уделять всё же больше внимания свои чадам. Как приятно, когда вечером семья собирается не вокруг телевизора, а вокруг отца, который вслух читает своим домочадцам «Капитанскую дочку» А.С. Пушкина или, скажем, «Тараса Бульбу» Н.В. Гоголя. Как-то в одном письме женщин написала мне, что один и тот же текст, произнесённый женщиной и мужчиной оказывает различное воздействие на душу слушателя. А потому хотел бы быть услышанным, в первую голову, отцами семейств, коим, по слову святых отцов, в семье, этой малой церкви, определена Господом роль настоятеля.

Василий Ирзабеков
источник

0

9

Ставим условие: долой сквернословие!

http://www.obitel-minsk.by/UserFiles/Photogallery/main_doloi_skvernoslovie.jpg

Когда свои уста ты открываешь,
Чтоб скверные слова произнести,
Ты этого, наверное, не знаешь, —
На метр Ангел должен отойти.
Коль два произнесешь ты слова,
Удвоишь расстоянье сам.
Останешься без сильного покрова,
Доступным станешь всем бесам.

Юлия Светличкина
«О сквернословии»

Акция «Скажем сквернословию “нет!”» проходила в городе Чаусы Могилевской области с 9 января по 9 февраля. Ее инициировали прихожане Свято-Вознесенского храма, настоятелем которого является протоиерей Николай Змушко.

Рядом с местным рынком расположена торговая точка, где можно приобрести иконы, духовную литературу, заказать молебен о здравии и упокоении. Однако возле этой торговой точки нередко собираются подростки или подвыпившие взрослые, которые в разговорах между собой употребляют нецензурные слова, ведут себя развязно, на замечания прохожих не реагируют либо отвечают агрессивно. И вот как-то одна из прихожанок сказала местному священнику: «Это как же так: человек приходит, чтобы купить что-нибудь или заказать молебен, а за спиной слышит нецензурную брань?» А ведь многие приходят туда с детьми, к тому же среди посетителей этой торговой точки немало иногородних (рядом находится автовокзал), и такое явление негативно сказывается на репутации города. Подобные жалобы стали поступать и от других прихожан. Почему местные засорители русской речи облюбовали именно это место, многим не понятно: происки лукавого, пожалуй. Но со временем люди стали замечать, что такая же картина наблюдается и в других местах города. Стало ясно: с этим надо бороться.

К борьбе за искоренение сквернословия в городе подключились местные власти, районный комитет ОО «БРСМ», правоохранительные органы, местные учреждения образования и культуры и многие другие. «Мы не ставим целью вмиг отучить всех сквернословить, ведь это, разумеется, невозможно, — говорит прихожанин Свято-Вознесенской церкви города Чаусы Валерий Гавриш, один из инициаторов и организаторов данной акции.— Главная наша цель — обратить внимание людей на проблему существования и распространения сквернословия, чтобы они задумались над ней, осознали ее сущность».

А в чем же суть проблемы, так сказать, популярности сквернословия в современном обществе? Ответ на такой вопрос может подсказать история возникновения столь негативного явления. Его корни уходят в древние времена язычества: произнося такие слова, колдуны вызывали злых духов. Предположение, что сквернословие — славянская традиция, ошибочно. За это на территории Руси и Беларуси до середины XIX века наказывали как за преступление. По царскому указу за «ненужное» слово предусматривалось суровое наказание, вплоть до смертной казни, ведь сквернословие наносит ущерб не только физическому, но и духовному здоровью человека. Ученые Российской академии наук пришли к выводу о том, что при помощи речевых образов человек создает или разрушает свой наследственный аппарат. Оказывается, что ДНК может воспринимать человеческую речь и читаемый текст по электромагнитным каналам организма человека. Одни сообщения оздоровляют гены, другие травмируют. Например, слова молитвы пробуждают резервные возможности генетического аппарата, а проклятия и нецензурные слова вызывают мутации, ведущие к вырождению.

Отношение человека к этой проблеме во многом зависит от того, в какой среде он воспитывался, а воспитание, как известно, закладывается в семье и, разумеется, в школе. Поэтому в рамках этой акции протоиерей Николай Змушко и прихожанин Свято-Вознесенской церкви Валерий Гавриш посетили две городские школы и одну сельскую, где провели беседы с учащимися и их родителями.

http://www.obitel-minsk.by/UserFiles/Photogallery/doloi_skvernoslovie_1.jpg

Выступление Валерия Николаевича называлось «Сквернословие и здоровье». То, что сквернословие негативно сказывается на здоровье, доказано научными исследованиями. Под воздействием звуков, в том числе человеческой речи, молекулы воды (а человеческое тело на 80% состоит из воды) начинают выстраиваться в сложные структуры. И в зависимости от ритма и смысловой нагрузки эти структуры могут лечить или, наоборот, отравлять организм. Так, в XX веке японский ученый Масару Эмота доказал экспериментально, что вода не только воспринимает информацию, но и может меняться под воздействием слова и даже мысли. Он замораживал воду и с помощью новейшего оборудования фотографировал замороженные кристаллики воды под микроскопом. В результате ученый пришел к выводу, что похвала, классическая музыка воздействуют на кристаллы воды лучше, чем сквернословие. Если слова могут делать такое с водой, то что они могут сделать с человеком, который состоит на 80% из воды? Кроме того, группа российских ученых под руководством доктора биологических наук Б. Белявского 17 лет занималась проблемой сквернословия. Они доказали, что заядлые матерщинники живут гораздо меньше, чем те, кто не сквернословит. О том, что сквернословие — далеко не безобидная привычка, свидетельствуют и другие научные исследования. Во время изучения воздействия на растения разных слов, в том числе нецензурных, установили, что почти все «обложенные матом» семена погибли, поскольку утратили способность программировать развитие здоровой жизни. Во второй части эксперимента исследователи «обласкали» самыми нежными словами зараженные радионуклидами семена пшеницы. В результате процесс мутации остановился: перепутанные гены, разорванные хромосомы и спирали ДНК стали на свои места и обновились.

Беседы, которые проводил священник с учащимися, строились в зависимости от возраста ребят. Например, в общении с младшими школьниками он объяснял, что при Крещении человеку дается имя, и именно по этому имени к нему должны обращаться окружающие, а не придумывать разные клички, в том числе с использованием нецензурных слов. Ребятам постарше он объяснял, почему сквернословие ведет к греху, подчеркивая, что данная акция проводится не только для того, чтобы люди поняли вред сквернословия, но и чтобы покаялись в своих грехах. Например, учащиеся 5 - 6 классов СШ № 2 в ходе проводимой с ними беседы в рамках акции искали ответы на вопросы: «Нужен ли нам мат?», «Как объяснить распространение мата в наше время?», «Как избавиться от сквернословия?». По мнению большинства, причинами популярности мата являются низкий уровень культуры, желание быть «крутым», боязнь прослыть «белой вороной», а чтобы такое явление, как сквернословие, было искоренено, нужно, прежде всего, перестать ругаться самому, избегать общения с людьми, употребляющими нецензурные слова, читать произведения русских классиков. Об этой беседе была публикация в Чаусской районной газете «Іскра». Надо сказать, местные СМИ уделили немало внимания акции «Скажем сквернословию “нет”». Да и не только местные: 14 января об этом мероприятии рассказало ОНТ, посвятив ему три минуты эфирного времени, о нем писала газета «Звязда».

Среди местных школьников был объявлен конкурс плакатов на тему проводимой акции. Авторы 13 плакатов, признанных лучшими, будут поощрены.

В ходе акции было обращено внимание и на сленговую лексику, ведь она тоже засоряет речь. Так, отдел по делам молодежи совместно с РК ОО «БРСМ» проводили турнир по мини-футболу среди трудных подростков и сотрудников РОВД. Заодно в ходе игры провели флеш-моб «Фильтруй базар, молодежь, или Сделаем нашу речь красивой». На плакате были написаны слова, которыми часто пользуется молодежь, и к ним надо было подобрать синонимы. Получилось интересно. Теперь с подобным флеш-мобом планируют посетить трудовые коллективы, чтобы помочь взрослым понять речь своих детей.

Анонимное анкетирование молодежи показало, что к борьбе со сквернословием у нее, в основном, отношение позитивное, многие даже предлагали установить за это штрафные санкции, некоторые — провести такую акцию в их семьях. Было такое высказывание: «Вы сначала наших родителей отучите ругаться». Действительно, ведь дети — зеркальное отражение взрослых, от них они перенимают как хорошее, так и плохое. В раннем возрасте они могут еще не понимать, что есть что, а когда взрослеют, формируется вредная привычка, и бороться с ней уже сложнее. Молодежь, работающая в УКП «Жилкомхоз», отнеслась к проведению такой акции с особым энтузиазмом: изготовили наглядную агитацию, поставили «штрафной» ящик для любителей крепкого словца.

— Мы с отцом Николаем за месяц побывали в нескольких школах, и будем выезжать еще, — сказал Валерий Гавриш во время круглого стола, посвященного подведению итогов акции «Скажем сквернословию “нет!”», который состоялся 9 февраля. — А вот до трудовых коллективов, к сожалению, пока не дошли. Но, думаю, в продолжение начатой работы восполним и этот пробел.

Нравственные беседы нужны и в трудовых коллективах, ведь прежде чем требовать культуры речи от подчиненных, руководители сами должны исключить практику «воспитывать» их матом. А ведь таких примеров, согласитесь, немало.

Надо сказать, население города Чаусы в своем большинстве не было готово к проведению этой акции, ведь когда по городу развешивали плакаты с призывом не сквернословить, многие удивлялись, а некоторые недоумевали, зачем все это. Отдельные участники круглого стола отметили, что не все адекватно реагируют, когда им делают замечание по поводу сквернословия, а отвечают дерзко и сквернословят еще больше. Разумеется, ничто не делается сразу, но, как говорится, вода камень точит. Так что нужно постепенно, терпеливо и упорно идти к цели.

http://www.obitel-minsk.by/UserFiles/Photogallery/doloi_skvernoslovie_2.jpg

— Оказались неугодными человеку, зато сделали богоугодное дело, — сказал по этому поводу протоиерей Николай Змушко. — Говорят, один в поле не воин, но это не так. Вот, например, как-то один из молодых прихожан, который в то время учился в Академии МВД, жаловался мне, что там курсанты много сквернословят, и ему как верующему трудно находиться в такой обстановке. Я ему посоветовал: «Действуй!» Через какое-то время парень рассказал, что сообщил об этом начальнику Академии, тот его поддержал — и обстановка значительно улучшилась.

Акция закончилась, но работа в этом направлении в городе Чаусы продолжается. К сожалению, у сквернословия глубокие корни и от него не так просто избавиться. Но уже хорошо то, что на этой проблеме заострили внимание и в данном направлении ведется совместная работа Церкви и государственных структур. Было бы неплохо, если бы такие акции стали проходить и в других городах, ведь проблема сквернословия, пожалуй, актуальна не только в провинции.

Использованы материалы и фото Чаусской районной газеты «Іскра»
источник: http://www.obitel-minsk.by/_oid100056145.html

0

10

Христиане называются «словесными овцами Христова стада». Они питаются Словом как чистым словесным молоком (1 Пет. 2, 2). Они верят в воплощение Слова, чье бытие не имеет начала; службы христианские словесны (немой не может быть священником, а глухой без сурдоперевода ничего не понимает в богослужении). То есть словесность есть отличительная черта христианина. Ему должно быть свойственно чуткое и трепетное отношение к слову.
Согласно Евангелию, слово — это и меч, и семя, и имя Божие. При таком отношении к дару слова особенным является и отношение к словесным грехам. Они — не малость, поскольку их слышно на Небе. К словесным грехам мы относим ложь, клевету, наушничество, сквернословие. Остановимся на последнем.
ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ

На древних иконах бесы изображались имеющими несколько лиц, одно из которых помещалось в области половых органов. Таким образом иконописцы давали понять, что умная деятельность падших духов перевернута, опрокинута вверх тормашками и устремлена не вверх, а вниз. Если у человека подобный образ мыслей, если его умная сила пресмыкается в прахе, то отсюда и рождается скверный образ мысли и скверные слова.

ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ

http://cs10953.userapi.com/u15722792/-14/x_67f458ca.jpg

0

11

http://cs304614.userapi.com/v304614502/3001/HZPKwlEwPQI.jpg

0

12

http://cs319325.userapi.com/v319325785/20e9/r5BfOJXQMLg.jpg

0

13

ЭТУ КНИГУ СТОИТ ПРОЧИТАТЬ!!!
Дорогие друзья! Предлагаем вашему вниманию книгу
протоиерея Артемия Владимирова "Семицветная радуга человеческого слова".
Эта книга представляет собой текст выступления отца Артемия перед студентами. Главным тезисом выступления является тезис о том, что человеческое слово, исходящее из уст, является своего рода "лакмусовой бумажкой", по которой определяется как здоровье, так и нравственные недуги личности. Пастырь представляет слушателям человеческую речь в виде словесной радуги, определяя словесные уровни от черного до святого. Читая книгу, интересно определить свой уровень и возможности восхождения к высшему уровню.
Друзья, будем внимательны к нашей речи, «ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься» (Мф.,12:37)
http://cs419023.userapi.com/v419023972/75d/Fefqqow86mU.jpghttp://cs419023.userapi.com/v419023972/764/IcDavkLM0rg.jpg
http://vk.com/feed

"Церковь всегда призывала своих чад быть внимательными к словам и особенно предостерегала от греха сквернословия. Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе... (Еф. 4, 29), – учит апостол (Павел). А блуд и всякая нечистота... не должны даже именоваться у вас (Еф. 5, 3), – настаивает он. Неслучайно Апостол называет эти слова гнилыми..."
Протоиерей Сергий Николаев.

Мы живем в царстве обесцененного слова, и при этом покланяемся Богу-Слову Воплощенному.
Перечитайте, прошу вас, сказанное выше.
ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ

0

14

О вреде сквернословия

"Сейчас матерный язык слышен везде, начиная от семьи и до улицы, до транспорта, даже до людей, имеющих какую-то власть. Причиной для матерщины уже не являются раздражение или гнев, гнилые слова стали частью обыденной речи. Сквернословие употребляется не только в общении взрослых, но и в разговоре родителей с маленькими детьми, ими перекидываются даже влюбленные.

«Невинная» привычка употреблять мат привела к тому, что многие используют его для связи слов, вставляя мат через каждое нормальное слово.

Это признак особой деградации нашей культуры, признак нашего духовного и нравственного разложения.

Издревле матерщина в русском языке именуется сквернословием — от слова «скверно». В словаре В. Даля, сказано: «скверна — мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, кал, смрад, вонь, непотребство, разврат, нравственное растление, все богопротивное». Вот куда мы впали, отдавшись во власть смрадных, гнилых слов.

В прежние времена на Руси отдавали себе отчет в том, насколько гнусно сквернословить. За него строго наказывали.

Еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие полагалось телесное наказание: для всеобщего назидания ругателей на улицах наказывали розгами.

Так что такое мат? Во все времена наш народ любил и почитал Матерь Божию, Матерь-Церковь, свою мать, мать-землю и мать-Родину, и тогда, когда Русь 300 лет находилась под татаро-монгольским игом, захватчики, зная, кого и что почитает русский народ, старались специально нанести оскорбление ему. Матерные слова они направили против Матери-Церкви, против Матери Божией. В МАТЕ — САТАНИНСКИЙ ДУХ. И недаром в русском народе матершинников издавна называли богохульниками."
(@)

0

15

http://cs319816.userapi.com/v319816446/3dd4/U1oQK4_Ok8o.jpg

0

16

Горе сквернословам. Гортань их — открытый гроб

В семье моих знакомых случилось пренеприятное происшествие. Их маленькая дочка пошла в детский садик. Через две недели после посещения садика каждое свое маленькое предложение девочка пересыпала страшными, грязными ругательствами, конечно совершенно не понимая, что сквернословит.

Опечаленные родители обратились к заведующей. Они оказались не первыми, кто пришел с этой жалобой. Заведующая обещала разобраться — и разобралась. Оказалось, что дети научились скверным словам от воспитательницы!

Сквернословие, скверные слова — так издавна в русском народе именовали матерщинщину. Корень идет от слова «скверна».

В словаре великорусского языка Даля сказано:
Скверна — мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат, нравственное растление; все богопротивное.

Исчерпывающая характеристика. Даже по этому лингвистическому определению ясно, что сквернословие и — «непотребство, разврат, нравственное растление, все богопротивное» — есть грех. В чем состоит этот грех?

Когда человек говорит скверные, матерные слова, нарушая библейское: «слово гнилое да не исходит из уст ваших», он оскверняет, пачкает грязью свои уста. Матерщинник льет гнусную грязь в уши окружающих. Нередко этим самым он причиняет настоящее страдание тем, кто не выносит бранной речи. Хочется заткнуть уши и бежать. Портится настроение, то есть сметается, смущается благой настрой души.

Содержание матерных слов таково, что воздействует на сознание и даже подсознание человека, и особенно детей. Всякое слово, и хорошее и дурное, обладает весом и силой. Дурное слово наводит на дурные мысли, сеет зло, пусть и бессознательно. Ведь если и мысль наша материальна, то уж наверняка нечестивые наши выражения еще более материальны. Вот и скапливаются ругательные слова над нами черной аурой, принося беды и самому матерщиннику, и тем, кто его окружает. Сквернословие, несомненно, влияет на формирование нравственного стержня в человеке. Особенно страшно, когда в среде матерщинников воспитываются дети. Через уши да в душу попадают богомерзкие слова и закладывают в человеке нравственную грязь.

Срамословие присуще всем векам, местам и народам. Этот порок — наследие чисто языческое. Он всецело коренится в фаллических культах Древнего Востока, начиная с глубин сатанинских и темных бездн разврата в честь Ваала и прочих идолов. Причем порок этот и какое-то странное к нему тяготение, стоят в прямой зависимости от того, насколько близко человек стоит к Богу. И если он отодвигается от Бога, тотчас начинает входить в область сатанинскую и приобретать скверную эту привычку — призывать вместо Бога имя лукавого и вместо Божественных вещей — срамные, скверные, чудовищные выражения, матерную брань — на самом деле молитвенные формулы, обращенные к демонам.
Бесстыдные, срамные ругательства приводят благочестивых людей в содрогание.
Это не просто легкомыслие, грубые шутки, не простые колебания воздушных волн. Произнося страшные заклинания, то есть говоря матерные слова, человек призывает к себе гнуснейших бесов, приносит сатане словесную жертву.

Грех сквернословия легко перенимается и прививается. Он так разросся, что уже не осознается грехом. Из поколения в поколение передается это отвратительное наследие — так вырождается нравственность народа. Но все-таки никогда сквернословие не носило такого массового характера, такого невиданного размаха, как в последние годы. В воздухе витают нечистота, мерзкие ругательства. И это не только не одергивается, не пресекается, как было раньше. Это стало необходимой деталью жизни. Это открыто поощряется. Гнусные нецензурные слова несутся с экрана телевизора, со страниц современных книг, журналов, газет. Сегодня в книжном магазине можно купить словарь матерных слов. Значит, есть издатели, которые видят в этом благое дело!

Дьявольские силы, устремившиеся погубить Россию, делают все, чтобы народ наш учился сам себя осквернять.

Еще совсем недавно существовало понимание, что материться — это стыдно, что нельзя материться при женщинах и детях. А что мы видим теперь? В последнее время к сквернословию пристрастились. Оно охватило все социальные слои общества. Со всех ступеней этой социальной лестницы — снизу доверху — сыпется «непотребное, что мерзит плотски и духовно».

Идут по улице девушки. Прекрасные, юные лица, красивые одежды. Но вот они раскрыли рты — и грязь, пакость полилась рекой. Они ничем не возмущены и не ссорятся между собою, просто это их обычный способ общения.

К сожалению, это обычный способ общения почти всей современной молодежи, и даже дети заражены сквернословием. За них особенно больно, и как их винить, если с детства они окружены матерщинщиной? Как от нее уберечься? В таких детях заметна какая-то особая черствость, равнодушие и пренебрежительность к окружающим.

Трудно представить их в будущем создающими теплый семейный очаг, спокойный и уютный.
Особенно страшно, когда сами родители оскорбляют детский слух нравственно растлевающими словами. Характер ребенка формируется в раннем возрасте. Детские психологи считают, что формирование его происходит с младенчества и до семи лет. Дальше начинает складываться мировоззрение, взгляд на мир, на жизнь, отношение к людям, окружающим его, обществу и различным явлениям жизни. Все это в основном приходится на школьный возраст. И, если весь этот большой, важный и сложный период человек находится под влиянием грязных слов, то, конечно, он вырастет ущербным, с цинизмом, презрением ко всему, гнилью в душе и характере.

Родители в данном случае сами вырастили неполноценного ущербного человека. На того, кто постоянно грязно матерится, вряд ли можно положиться в каком-то серьезном деле, есть в этом признак духовного и нравственного разложения. Кто легко позволяет себе нечистоту, гнилую речь, тот может легко решиться и на нечистые дела.

Следует знать: склонность к сквернословию — это склонность к противлению против воли Божией; за склонностью к сквернословию и мату, как правило, прививаются такие грехи и пороки души, как тщеславие, эгоизм, плотские похотения и др.

В Ветхом Завете, если сын злословил отца или мать, его при свидетелях насмерть избивали камнями. В Священном Писании сказано: «От слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься». Злые слова и матерщина не только наносят вред тому, к кому они обращены, но еще больше тому, кто их произносит.

Слово дано нам от Бога. Это такой чудесный и особый Божий дар, который дан только человеку. «Вначале было Слово», — говорится в Евангелии от Иоанна.

Словом Бог сотворил все. Слово и орудие человеческого творчества. Мы просвещаем и просвещаемся словом. А сквернословием сеется тьма. Апостол учит: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, он только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф. 4, 29). Слово должно нести благодать — благие дары, добро, служить назиданием в вере, то есть приближать к Богу, а не удалять от Него.
Православная Церковь всегда запрещала сквернословие, злоречие, бранные выражения. Церковь также запрещала чертыхаться. Ведь это означает, что ты призываешь к себе чертей.

Россия — единственная страна, где народ называл свою Родину святою — Святая Русь, за ее стремление к святости, к целомудрию и высокой нравственности.

Это выразилось и в языке, который отражает не только практический, но и духовный опыт народа. Поганые слова никогда не считались (как это существует в других языках) нормой. Их всегда называли срамными, за них в прежние времена наказывали. Например, при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче сквернословы несли телесное наказание. На рынках и по улицам ходили переодетые государственные люди со стрельцами, брали бранящихся и тут же всенародно, для всеобщего назидания, наказывали розгами.

Если мы хотим, чтобы наш народ не прогнил, не рассыпался бесплодным прахом, мы должны активно бороться с грехом сквернословия, не давать оскорблять полученный нами великий Божий дар — родной язык. Нельзя равнодушно смотреть, как уродуют его матерщинники, употребляя отвратительные, скверные слова, подсказанные извечным врагом рода человеческого. Ведь совершающий грех сквернословия сознательно калечит в себе образ Божий — и это начало богоотступничества.

По слову Христа Спасителя, за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда (Мф. 12, 36). Однако грех сквернословия намного тяжелее греха празднословия. Стало быть, и наказание будет куда страшнее!
Дар слова дан человеку в первую очередь для того, чтобы славить Господа. И сами уста наши, которыми мы должны славословить Господа, оскверняются срамословием.
Вслед за Святым Крещением, через помазание освященным миром, на уста крещаемого налагается печать даров Святого Духа. Срамословие оскорбляет Дух Святой, освятивший уста человека для употребления их во славу Божию. Скверными словами человек отталкивает от себя Дух Божий.

Устами христианин принимает Тело и Кровь Христову. Оскверняя срамословием уста, мы прогневляем Христа Спасителя. Вот что говорил святитель Иоанн Златоуст:
Лучше извергать гнилость изо рта, нежели сквернословие. Когда в душе твоей такой смрад, скажи мне, как ты дерзаешь приступить к Таинам Господним ( то есть Святому Причащению)?

Мы целуем святой крест, святые, иконы, святые мощи, священную книгу Евангелие. Устыдимся произносить срамные, гнилые слова устами, освящаемыми прикосновением к великим святыням! Надо помнить, что речь нашу слышат не только люди, которых мы привыкли не стесняться, но слышат и Ангелы, и Сам Господь. Неужели не остережемся от сквернословия, чтобы срамной речью не оскорбить Ангелов, не обрадовать бесов и не прогневить этим Бога?

Будем помнить и о том, что сквернословие — начало пути к еще большему злу: матерщиной возносится страшная хула на Саму Пресвятую Богородицу, Владычицу земли русской.
А ведь многие даже не исповедуются в этом грехе и не пытаются от него избавиться, с легкостью воспринимают матерщину, различные низкопробные жаргонные выражения, уголовный жаргон. Помните, это грех мерзкий, избегайте его, избавляйтесь от него. Вместе с матерщинщиной вы приглашаете к себе бесовские силы, и постепенно они введут вас на стезю других пороков.

Кайтесь в этом грехе, призывайте имя Божие на помощь, молитесь святым с верой сердечной, и помощь Господня придет обязательно.

http://cs402320.vk.me/v402320065/7c5c/TaNcI4m5Cng.jpg

http://www.odigitria.by/2011/10/16/gore … ytyj-grob/

0

17

Приведу пример, как за неблагочестивую жизнь родителям посылаются вразумления и как Господь показывает им, сколь большой вред они наносят своим чадам.

Архимандрит Троице-Сергиевой лавры Кронид (Любимов) рассказывал про случай, который приключился с его земляком, крестьянином деревни Кетилово Волоколамского уезда. Звали его Яков Иванович. Он имел сына Василия восьми лет. С некоторых пор у него начались припадки невыносимого сквернословия, которые сопровождались хулой на святыню. Лицо его делалось при этом черным и страшным. Отец пытался наказывать его, бросал в подвал, но мальчик и оттуда продолжал сквернословить. Отец отрока поведал, что сам он трезвый не ругается, а как выпьет — первый сквернослов на улице и ругается при детях. Он сам сознавал, что виноват в одержимости сына. Архимандрит Кронид посоветовал крестьянину слезно каяться в грехах и молиться преподобному Сергию об исцелении сына. Приехав через год в лавру, крестьянин рассказал, что сын вскоре заболел, начал таять как свеча. В течение двух месяцев он болел и был необыкновенно кроток и смирен сердцем. Никто не слышал от него скверного слова. За два дня до смерти он исповедовался и причастился и, попрощавшись со всеми, умер. Потрясенный отец бросил пить и никогда более не произносил бранных слов.

Этот случай показывает, какую ответственность мы несем за каждый наш поступок и слово, произнесенное в присутствии детей. О том, что ждет того, кто соблазнит единого от малых сих, мы хорошо знаем из Евангелия.

Может быть, скажу банальную вещь, но воспитание ребенка нужно начинать с работы над собой. Есть известные пословицы: "С осины не собирают апельсины» и "Яблоко от яблони недалеко падает». Какими бы мы хотели видеть своих детей в будущем, такими мы должны быть сейчас, когда наши дети живут и общаются с нами. Учить надо примером жизни. Если отец разглагольствует о вреде алкоголя и табака, затягиваясь сигаретой и прихлебывая пиво, даст ли это какой-либо результат?

Однажды я наблюдал очень неприятную сцену. Две молодые мамаши стояли на улице и разговаривали. В двух шагах играли их маленькие дети (не более четырех лет). И вот из уст этих женщин через каждое второе слово вылетала самая чудовищная матерная брань. Такой ругани я не слышал от матерых слесарей и бывших зэков. Кто вырастет из детей этих мамаш? Нетрудно догадаться. Такие же любители сквернословить. А где мат, там обязательно и другие пороки. Когда я был подростком, почти невозможно было встретить женщину, дымящую на улице. Сейчас курят даже молодые мамы, толкающие коляску, даже на детской площадке. Притом часто люди делают это не злонамеренно, просто они совершенно потеряли способность различать "хорошее» и "плохое». Они настолько свыклись с выпивкой, курением, сквернословием, что считают все это нормой жизни. Однажды мы с женой и детьми пришли на детскую площадку. Кроме нас там было несколько старушек на скамейках да мужчина и женщина, которые сидели прямо на досках песочницы. Мужчина курил. Я подошел к нему и попросил уйти, так как здесь детская площадка, гуляют дети. Как ни странно, он совершенно нормально воспринял мой призыв, извинился, погасил сигарету и ушел. Я думаю, он просто не задумывался, что его курение кому-то неприятно или вредит....
Священник Павел Гумеров

0

18

язык не удержимое зло, хотя смотря: кто как научился им пользоваться)
http://cs419918.vk.me/v419918535/45d3/-brPCqadSws.jpg

0

19

http://cs616619.vk.me/v616619497/6aec/-J6P8dGeikI.jpg

0

20

язык - это что... за мыслями своими тоже надо следить..

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ГРЕХ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ(о страстях и покаянии) » СКВЕРНОСЛОВИЕ привлекает гнуснейших бесов,мерзость красного словца-мат