Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Ноябрь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Ноябрь)

Сообщений 1 страница 30 из 84

1

"Лучше празднование святому - это подражание ему", - говорит Иоанн Златоуст.
"Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам Слово Божие, и,
взирая на кончину их жизни, подражайте вере их", - наставляет святой
Апостол Павел (Евр.13:7).
Жития святых мужей и жен, героев веры, посвятивших свою жизнь Богу, всегда
будут образцом жизни для православных христиан. Святые - слава Христовой
Церкви, наши отцы, братья, помощники и молитвенники на небесах. Знать их и
их жизнь необходимо для каждого истинно верующего во Христа
.

Во славу Божию и на пользу ближнего !
1 ноября  -Память: ...
Прор. Иоиля (800 до Р.Х.).
http://s45.radikal.ru/i110/0910/d5/30701a4a45c6.jpg
Пророк Иоиль – один из двенадцати малых пророков – был сын Вафуила1. По древнему преданию, записанному у святого Ефрема Сирина, также Епифания и Дорофея, пророк Иоиль происходил из Заиорданской области2, и жил в городе Вефороне или Вефаре3.

Поводом к произнесению пророческих речей для Иоиля послужило великое бедствие, постигшее царство Иудейское4. Продолжительная засуха и налетавшая в громадном количестве саранча совершенно разорили Иудейскую страну. При таком бедствии, даже сильные верою упали духом, не говоря уже о малодушных. И вот, пророк Иоиль призывает народ обратиться к Иегове5 с молитвою о помощи, ибо "близок день Господень" (Иоил.2:1). День этот будет днем страшных бедствий. Образом и предвестником его служат постигшие Иудею несчастья (саранча и засуха). Пред наступлением того дня поколеблются небо и земля, померкнут все светила небесные, и тогда явится Иегова со Своим великим воинством. Но еще и теперь, – вразумлял Иоиль, – есть средство избавиться от столь великих бедствий: как настоящих (саранча и засуха), так и грозящих в будущем (день Господень). Нужно обратиться к Иегове всем сердцем, и Господь избавит тогда Свой народ от великих бедствий. Пусть же будет назначен, – говорить пророк, – всеобщий пост и все, без исключения, соберутся в храм. Пусть тогда священники воззовут к Господу от лица всего народа: "пощади, Господи, народ Твой, не предай наследия Твоего на поругание, чтобы не издевались над ним народы; для чего будут говорить между народами: где Бог их?" (Иоил. 2:17)

Народ еврейский внял голосу пророка и обратился к Иегове с молитвою о помощи, и Господь пощадил народ Свой. Устами пророка Своего Иоиля Господь обещает народу, за его обращение, благоденствие и обилие земных благ. Господь пошлет благовременный дождь и на пастбищах произрастет трава, деревья принесут обильные плоды, гумна наполнятся хлебом, а точила – виноградным соком. Тогда сыны Израилевы узнают, что Иегова не оставит Своего народа и не допустит людей Своих до посрамления (Иоил. 2:19-27).

Милость Господня к обратившемуся к Нему народу еврейскому не ограничится, по предсказанию Иоиля, дарованием только земных благ: народу Божию дается и духовное обетование. Пророк провидит отдаленные, благодатные времена Мессии. Настанет время, когда излиется Дух Святой на всякую плоть без различия пола, возраста и состояния. "Излию, – говорит Господь устами пророка, – от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения. И также на рабов и на рабынь в те дни излию от Духа Моего"6 (Иоил.2:28-29).

Пророк Иоиль предсказал и о наступлении всеобщего суда ("день Господень"), которому будут предшествовать страшные явления на небе и на земле, и в который спасется только тот, кто призовет имя Господне7. Когда настанет день Господень, Иегова произведет в долине Иосафатовой суд над язычниками и страшное наказание постигнет их (Иоил.3:19). Однако – страшный для язычников – день Господень не будет таковым для Израиля. Для него он будет днем спасения, ибо Иегова будет его защитою и обороною. Тогда настанет блаженство для Израиля, а все враги Израиля погибнут: "Иуда будет жить вечно и Иерусалим – в роды родов. Я смою кровь их, которую не смыл еще, и Господь будет обитать на Сионе" (Иоил.3:20-21). Так утешительно оканчивается речь пророка Иоиля. Израиль при всех своих бедствиях, постигавших его отечество, должен был находить отраду и утешение в таком обетовании. Он мог надеяться, что Иегова, многомилостивый и долготерпеливый, не забудет Своего народа и избавит его, в каком бы бедствии он ни находился.

Тропарь Иоилю:
Предведый Божие пришествие во плоти / и наитие Духа Святаго и грядущий Суд предсказавый, / пророче Иоиле: / спасай молитвами твоими / чтущия тя от всех скорбей.
_______________________________________________________________________
1 Так называет себя сам пророк Иоиль (Иоил.1:1).
2 Из колена Гадова или Рувимова.
3 Вефорон (Беф-Орон) – город на границе колена Ефремова и Вениаминова
4 Пророческое служение свое Иоиль проходил в царстве Иудейском, и вся его деятельность относится к первым 25 годам царствования Иоаса, т.е. к 868-843 годам до Рождества Христова.
5 Иегова (по славян. Сущий) – одно из имен Божиих. Оно означает самобытность, вечность и неизменяемость Существа Божия, и постоянно употребляется в Св. Писании об одном истинном Боге.
6 Как на существенный и главный момент исполнения сего пророчества, апостол Петр указывает на сошествие Святого Духа на апостолов в день Пятидесятницы (Деян.2:14). Когда народ, – в день сошествия Св. Духа, слыша апостолов, говорящих иными языками, с недоумением спрашивал: "что это значит"? – св. апостол Петр обратился к окружающим с речью, в которой сказал, что это чудесное явление был предсказано еще Иоилем, и буквально привел все пророчество последнего. Указав затем на исполнение пророчества Иоиля, апостол Петр продолжал: (после того, как слушающий его народ обратился к апостолам с вопросом: "что же нам делать, мужи, братия"?) – "покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов и получите дар Св. Духа, ибо вам принадлежит обетование и детям вашим, и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш" (т.е. и язычников) (Деян.2:37-39). Итак, исполнение предсказания об излиянии Св. Духа, т. е. о богатом подаянии Его даров, началось со дня первой христианской Пятидесятницы и будет продолжаться во все время, пока не войдет в Царство Христово полное число язычников ("исполнение языков" – Рим.11:25). – Глава 2-я из кн. прор. Иоиля читается в церкви на паремии в день Пятидесятницы.
7 "Всякий, кто призовет имя Господне, спасется" (Иоил.2:32). Апостол Павел сии слова прор. Иоиля прилагает к язычникам. "Здесь (т.е. в христианстве), – говорит он, – нет различия между иудеем и язычником, потому что один Господь у всех богатый для всех призывающих Его, ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется" (Рим.10:12-13).

Мч. Уара и с ним семи мчч., учителей христианских и память блаженной Клеопатры и сына ее Иоанна(ок. 307)
http://s56.radikal.ru/i152/0910/5d/cad0dd94f432.jpg
В царствование нечестивого Римского царя Максимиана в главном городе Египта, Александрии, жил один воин по имени Уар, тайно служивший Царю Небесному: он, страшась беззаконных идолопоклонников, скрывал до времени свою веру в истинного Бога, но обнаружил ее потом для всей вселенной, когда за Христа он "сделался позорищем для ангелов и человеков" (1Кор.4:9)1.

В то время Максимиан воздвиг гонение на христиан и послал во все подвластные ему страны указ о том, чтобы умерщвлять всех христиан, которые откажутся принести жертву богам. Дошло сие повеление и до стран Египетских, и здесь кровь христианская стала проливаться нещадно, ибо все, поклоняющиеся Творцу, а не твари, были подвергаемы разнообразным мучениям.

Уар в то время обходил по ночам темницы, в которых верующие были содержимы за исповедание ими Христа, и, покупая себе золотом у стражей вход к ним, лобызал узы святых мучеников, омывал кровь их, обвязывал их раны, приносил им пищу и умолял их, чтобы они исходатайствовали ему милость у Господа.

Однажды были взяты, скрывавшиеся в пустынях, семеро учителей христианских2, и приведены к наместнику Египта. Наместник, допросив их и узнав, что они тверды в вере, немало мучил их и потом, связав, бросил их в темницу. Узнав о сем, Уар, по своему обыкновению, поспешил ночью к той темнице, в которую были ввержены святые, и, дав сторожам золота, вошел к святым. Развязав узы на руках их и освободив ноги их из колоды3, он предложил им пищу и умолил их, чтобы те вкусили ее, ибо они уже целых восемь дней ничего не ели. В то же время, припадая к ногам их, он лобызал их и восхвалял страдания их, говоря:

– Блаженны вы, добрые и верные рабы Господа, имеющие войти в радость Господа своего, потому что вы стояли за Него даже до крови (Евр.12:4)4. Блаженны вы, добрые подвижники, коим плетутся на небе рукою Вышнего венцы, потому что "терпением проходите предлежащее нам поприще" (Евр.12:1), и на утро, как я твердо знаю, вы закончите свои страдания. Блаженны вы, страстотерпцы Христовы, коим открыто Небесное Царство, ибо вы страдаете со Христом, пострадавшим за нас; "с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим.8:17). Прошу вас, святые угодники Божии, – помолитесь за меня Владыке Христу, чтобы Он оказал мне милость; ибо и я хотел бы пострадать за Него, но не имею для сего такой твердости: я боюсь тех мучений, которые, как вижу, испытываете вы.

Святые же отвечали:

– Никто, возлюбленный, не может достигнуть совершенства, имея в сердце страх, никто не пожинает, если не посеет, никто не увенчавается, если не пострадает. Вспомни слово Евангелия: "кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф.10:33); если ты боишься временной муки, то не избежишь вечной; если страшишься исповедать Христа на земле, то не будешь насыщаться видением лица Его на небе. Иди же, брат, и шествуй с нами путем мученичества ко Владыке, взирающему на наши подвиги; пострадай вместе с нами, ибо другую такую дружину ты найдешь не скоро.

Слыша такие речи, Уар воспылал любовью к Богу и почувствовав в себе силу претерпевать всякие страдания за имя Христово. Всю ночь ту он провел в темнице со святыми мучениками, внимая с наслаждением их наставлениям.

Когда наступило утро, слуги наместника пришли в темницу, чтобы взять святых мучеников на суд; здесь они нашли Уара, который сидел вместе с узниками и с умилением слушал речи их. С удивлением они сказали ему:

– Что делаешь, ты здесь Уар? В себе ли ты, что позволяешь себя обольщать баснями сих лукавых людей? Разве ты не боишься, что, если кто скажет о сем наместнику и вельможам, ты потеряешь не только военный чин, но даже лишишься и жизни?

Уар отвечал:

– Кто же из нас донесет на меня наместнику? Ведь, вы мне друзья. А если и донесете на меня, то я готов умереть за Христа вместе с христианами.

Тогда слуги замолчали и взяли шестерых мучеников; седьмой же, изнемогший от ран, остался в темнице и, скончавшись, отошел ко Христу, уступая свое место Уару, чтобы он, заняв его место, закончил его страдания.

Когда связанные святые приведены были к наместнику, сидевшему с торжеством на судейском месте, то их стали принуждать к принесению жертвы идолам и, так как они не повиновались, то были обнажены и биты без милосердия по тем местам, которые были уже изранены прежде. Наложение новых ран на старые усиливало их страдания, но они терпели, говоря только:

– Мы – христиане.

После сего наместник, взглянув на них, сказал:

– Не семеро ли их было? А теперь их только шесть; где же седьмой?

Только что наместник сказал это, как святой Уар, пришедший туда, исполнился Божественной ревности, стал посредине и сказал:

– Седьмой – я; ибо один уже скончал течение – предстал Христу, меня же оставил после себя наследником своих страданий. Посему, что он был тебе должен, то я готов отдать за него; я хочу вместо него пострадать с ними добрыми страдальцами за Христа, ибо я – христианин.

Наместник же, услышав сии слова, спросил у стоявших пред ним:

– Кто это такой? Те сказали:

– Воин Уар, начальник Хианинской спиры5.

Наместник удивился и сказал Уару:

– Какой демон научил тебя идти на верную погибель? Ведь, ты утратишь воинскую честь, лишишься принадлежащих тебе преимуществ и подвергнешь жизнь свою великим бедствиям.

Блаженный Уар отвечал:

– Хлеб, сшедший с неба, и Божественную чашу драгоценнейшей Крови Господа моего я предпочитаю твоим почестям и доходам; для меня нет ничего любезнее Христа моего. Без Него мне не дороги: ни честь ваша, ни мой сан, ни большие доходы, даже сама жизнь. Ибо честь свою я вижу в том, чтобы страдать за Христа: приобретение свое – в том, чтобы всего лишиться ради Христа; жизнь нахожу в том, чтобы умереть за Христа.

Наместник же, бросив яростный взгляд на шестерых мучеников, сказал:

– Это ваше дело, нечестивые обманщики. Это вы прельстили сего царского воина, вы свели его с ума своим волшебством. Посему – клянусь моими великими богами! – я погублю прежде вас, чем его, и отплачу вам за то бесчестие, какое вы нанесли богам нашим; вы недостойны оставаться в живых, потому что хулите бессмертных богов и других каким-то обольщением заставляете делать это злое дело.

Святые отвечали:

– Мы не прельщали Уара, но избавили его от прельщения; мы не сводили его с ума, а, напротив, вразумили его. Бог же ниспослал ему крепость и мужество для совершения подвига, чтобы вместе с ними победить вашу и богов ваших ничтожную силу; подожди немного и ты увидишь мужество его в служении Христу, ибо мы причислили его к ангельскому воинству. Ты хвалишься тем, что можешь погубить нас? А мы того именно и желаем, чтобы положить свои головы за Господа всех людей.

Наместник сказал тогда:

– Тотчас же раздроблю на части тела ваши, если не поклонитесь богам египетским!

Святые отвечали:

– Мы отрекаемся от богов, которые не сотворили неба и земли (Иер.10:11).

Блаженный же Уар, желая еще более прогневать наместника, сказал ему:

– "Невежда говорит глупое", – говорит Исаия пророк (Ис.32:6)6. Вот, тела их лежат простертыми пред тобою – делай же с ними, что хочешь!

Наместник, разгневавшись, повелел Уара обнажить и повесить на дереве, чтобы начать его мучение, святым же сказал:

– Посмотрим, кто кого победит – вы нас, принимая мучения, или мы вас, причиняя их вам. Клянусь, что если вы победите нас своим терпением, то я отрекусь от богов моих и стану веровать в вашего Христа.

Святые отвечали:

– Испытай твою силу на одном из нас: если победишь одного, то и относительно прочих можешь иметь такую же надежду.

Уар же, которого начали уже мучить, сказал святым мученикам:

– Святые страстотерпцы! Благословите меня, раба вашего, чтобы я сподобился вашей участи. Помолитесь за меня Владыке Христу, чтобы Он подал мне терпение, ибо Он ведает нашу природу, что дух наш бодр, плоть же немощна (Мф.24:41).

Святые, возведя очи свои на небо, усердно молились за него, а Уара в то время слуги начали бить по всему телу палками. Когда Уар терпел эти побои, наместник сказал:

– Скажи теперь, Уар, какая тебе польза от твоего Христа? Уар мужественно отвечал:

– Несравненно большая, чем тебе от твоих бесов. Святые же в это время ободряли Уара, взывая к нему: – Мужайся, Уар, и будь тверд, ибо Христос стоит пред тобою, невидимо тебя укрепляя. Уар отвечал:

– Воистину я ощутил помощь моего Владыки, ибо считаю муки за ничто.

Мучители тогда стали строгать его тело железными ножами и скребками, а потом, прибив его гвоздями к дереву вниз головою, сдирали со спины его кожу, а по чреву его до тех пор били суковатою палкою, пока оно не расторглось и все внутренности не выпали на землю. Святые мученики, увидев, как выпали у него внутренности, заплакали, и мучитель, при виде плачущих мучеников, воскликнул громко:

– Вот вы побеждены, вот мы изнемогли; вы плачете, боясь мучений. Чего же еще надобно вам, для того чтобы узнать, что Христос не может избавить вас из рук наших? Вам остается теперь только поклониться богам нашим.

Святые же отвечали:

– Зверь, а не человек! Мы не побеждены, а, напротив, сами побеждаем при помощи укрепляющего нас Иисуса; если же мы заплакали, то не потому, что боимся мучений, но от естественной любви к нашему брату, которого ты бесчеловечно мучаешь; в душе же мы радуемся, видя, что доброму страстотерпцу уже уготован венец.

Наместник повелел тогда вести их в темницу, и когда Уар, висевший на дереве и терпевший мучения, увидел, что святых в цепях влекут в темницу, то возопил:

– Учители мои! Помолитесь за меня в последний раз Христу, ибо я уже разлучаюсь от тела; вас же благодарю за то, что вы привели меня к вечной жизни.

Пребыв в мучениях около пяти часов, святой Уар предал честную и святую душу свою в руки Господа7. Мучители же, считая его еще живым, били и мучили его охладевшее тело, а потом, заметив, что он уже умер, сняли его с древа и, по повелению мучителя, вытащив его вон из города, бросили его на съедение псам, на то место, куда бросали трупы животных.

Одна благочестивая вдова, по имени Клеопатра, родом из Палестины, – муж которой был военачальником в Египте, и которая имела сына, еще малого отрока, по имени Иоанна, – со скорбью смотрела издалека на страдания Уара. Когда тело святого было брошено вне города, она ночью взяла с собою несколько рабов своих и тайно унесла многострадальное тело святого Уара; принесши его в дом свой, она выкопала могилу для него в своей спальне, пред постелью своею, и там положила его.

На следующее утро наместник вывел из темницы прочих страдальцев и, долго мучив их, усек мечем и бросил за городом непогребенными; тела их, также ночью, некоторые тайные исповедники Христовой веры предали погребению. Клеопатра же все время возжигала над гробом святого Уара свечи и совершала каждение, почитая его своим великим заступником и ходатаем пред Богом.

Когда прошло несколько лет и гонение утихло, Клеопатра пожелала воротиться в свое отечество и долго размышляла о том, как бы ей унести с собою мощи святого Уара. Наконец, приготовив ценный подарок, она обратилась к наместнику чрез одного ходатая с такою просьбою:

– Муж мой был военачальником и умер здесь на царской службе; окончательному погребению он еще не предан, ибо в чужой стране нельзя его похоронить так, как прилично хоронить важного военачальника; я же, оставшись вдовою в чужой стороне, хочу возвратиться в свое отечество к своим родным. Посему позволь мне, господин мой, взять с собою останки любимого мужа моего и предать их с почетом погребению в моем отечестве, в гробнице моих предков, ибо я не хочу и по смерти с ними разлучаться.

Так поступила эта женщина в виду того, что христиане, узнав, что она выносит из их города мощи святого мученика, могли бы воспрепятствовать ей в том и отнять у нее сие драгоценное сокровище. Наместник же, приняв подарок, разрешил ей увезти тело ее мужа, и она, взяв вместо него мощи святого Уара, принесла их, как некую драгоценность из Египта в Палестину и в своем селении, называемом Эдра, которое находилось около Фавора, положила с своими предками. Всякий день она ходила на гробницу святого, совершала там каждение и ставила свечи, а, по ее примеру, и другие христиане, жившие там, начали с нею приходить к гробнице святого и приносить туда своих недужных, которые, по молитвам святого Уара, получали при гробе его исцеления. И распространилась слава о святом Уаре по всем окрестным местах, и все с верою притекали к гробнице его.

Клеопатра, видя, что христиане собираются для молитвы ко гробу святого, решила построить храм во имя его и начала приводить свое решение в исполнение. К этому времени сын ее, Иоанн, достиг 17-ти летнего возраста, и Клеопатра старалась достать ему место в царском войске8; при помощи некоторых ходатаев, она испросила у царя почетную должность в войске для своего сына; он был зачислен в военную службу и получил знаки своего достоинства в то самое время, когда начато было строение церкви во имя святого Уара. Клеопатра сказала тогда:

– Сын мой до тех пор не будет служить в царском войске, доколе не окончится построение дома Божия; ибо я хочу, чтобы он вместе со мною понес одр святого мученика, а потом уже исполнил царское повеление.

Когда закончилось построение храма, Клеопатра призвала епископов, священников и иноков и, взяв из гроба честные мощи святого мученика, положила их на драгоценном одре, вверху же мощей – пояс и одежду воинскую, в которую должен был облечься ее сын, чтобы они освятились от прикосновения к мощам святого; в то же время она усердно молила святого, чтобы он был помощником ее сыну, которого благословили все собравшиеся святители и священники. Собралось тут и бесчисленное множество христиан, и одр с мощами понесли в церковь, – несла мощи и Клеопатра с сыном. По освящении храма, мощи святого положили под престолом, на котором стали совершать Божественную литургию9. Клеопатра же, припав к мощам святого Уара, молилась такими словами:

– Молюсь тебе, страстотерпче Христов, испроси для меня у Бога то, что будет угодно Ему и полезно мне, а также и единственному сыну моему; я не имею просить более того, что хочет Сам Господь; Он Сам знает, что нам полезно, и пусть совершается над нами Его благая и совершенная воля!

По окончании святой службы, Клеопатра устроила богатое угощение для всех собравшихся, и сама вместе с сыном служила своим гостям. В это время сын ее, служа гостям, внезапно заболел и пошел лечь на одр свой. Когда все гости встали из-за обеда, Клеопатра стала звать своего сына, чтобы он вкусил от остатков трапезы, но Иоанн не мог сказать ни слова, сжигаемый огнем горячки. Увидев, что сын ее заболел, мать сказала:

– Клянусь Господом, что я не вложу куска хлеба в уста свои, доколе не увижу, чем кончится болезнь моего сына!

Она села около него, охлаждая, чем возможно, сожигавший его жар болезни и скорбя о своем единственном сыне. В полночь отрок умер, оставив свою мать в безутешном горе. С плачем устремилась она тогда в храм святого Уара и, припадши к его гробнице, вопияла:

– Так-то отплатил ты мне, угодник Божий, за то, что я столько потрудилась для тебя? Такую-то помощь ты оказал мне тогда как я для тебя презрела своего мужа и возлагала на тебя всю свою надежду? Ты допустил умереть моему единственному сыну, погубил мою надежду, отнял у меня свет очей моих. Кто теперь пропитает меня в старости? Кто закроет мне очи по смерти? Кто погребет мое тело? Лучше бы мне умереть самой, чем видеть мертвым моего сына, как цветок, увядший прежде времени. Отдай же мне моего сына, как никогда Елисей Соманитянке (4Цар.4), или же и меня тотчас возьми отсюда, ибо мне от горькой моей печали жизнь стала в тягость.

Пребывая с плачем у гроба святого, она на краткое время от крайней усталости и великой скорби погрузилась в сон. В сновидении пред нею явился святой Уар, держа за руку ее сына; оба они были светлы как солнце и одежды их были белее чем снег; на них были золотые пояса и венцы на головах, красоты несказанной. Увидев их, блаженная Клеопатра бросилась к ногам их, но святой Уар поднял ее, говоря:

– О женщина, что ты жалуешься на меня? Ужели я забыл твои услуги, какие ты оказала мне в Египте и во время путешествия? Или ты думаешь, что я не чувствовал ничего, когда ты взяла мое тело из груды трупов скота и положила меня в своей комнате? Разве я не внимаю всегда твоим молитвам и не молюсь за тебя Богу? И прежде всего я умолил Бога о сродниках твоих, с которыми ты положила меня в гробнице, чтобы им были отпущены грехи их. Потом я взял на служение Небесному Царю твоего сына. Не ты ли сама просила меня здесь, чтобы я испросил для тебя у Бога то, что Ему угодно и полезно тебе и твоему сыну? Итак я просил Всеблагого Бога, и Он соблаговолил по неизреченной Своей благости на то, чтобы твой сын был принят в небесное Его воинство; и вот сын твой, как ты видишь, теперь стал одним из предстоящих престолу Божию. Если же хочешь, возьми его обратно и пошли его на службу к царю земному и временному; вижу, что ты не хочешь, чтобы он служил Царю Небесному и Вечному.

Отрок же, сидевший на руках Уара, обнял его и сказал:

– Нет, господин мой! Не слушай матери моей – не отдавай меня в мир, полный неправды и всякого беззакония, откуда я спасся благодаря твоему заступничеству; не лишай меня, отче, общения с тобою и со святыми.

Потом, обращаясь к матери своей, он сказал:

– Что ты так плачешь, мать моя? Я причислен к воинству Царя – Христа и мне дано право предстоять Ему на небе вместе с ангелами, а ты теперь просишь о том, чтобы взять меня из царства в уничижение.

Блаженная Клеопатра, видя, что сын ее облечен в чин ангельский, сказала:

– Возьмите же и меня с собою, чтобы и мне быть с вами. Но святой Уар отвечал:

– И здесь, на земле, оставаясь, ты все-таки – с нами; иди же с миром, а потом, когда повелит Господь, придем взять тебя.

После сих слов, оба стали невидимы. Она же, придя в себя, почувствовала в своем сердце несказанную радость и веселие и поведала о своем видении священникам; вместе с ними она с честью погребла при гробе святого Уара и своего сына, уже не плача, а веселясь о Господе. После сего она раздала свое имение нуждающимся, сама же, отрекшись от мира, жила при церкви святого Уара, служа Богу день и ночь в посте и молитвах. Всякую неделю по воскресным дням ей являлся, во время молитвы, святой Уар с ее сыном в блестящем сиянии. Проведя семь лет в таковых подвигах, блаженная Клеопатра преставилась, благоугодив Богу. Тело ее было положено в церкви святого Уара, близ сына тела ее, Иоанна, душа же ее святая вместе с святым Уаром и Иоанном в веселии предстоит на небесах Богу, Ему же слава во веки веков, аминь.

Тропарь Уару и с ним семи учителям христианским:
Воинством святых страстотерпец / страждущих законно, / зря онех, показал еси мужески крепость свою. / И устремився на страсть волею, / и умрети вожделе за Христа, / Иже приял еси почесть победы твоего страдания, Уаре, / моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 4:
Христу последуя мучениче Уаре, того испив чашу, и мучения венцем увязеся, и со ангелы ликовствуеши: моли непрестанно за душы наша.
________________________________________________________________________
1 Позор был – когда сделался предметом внимания.
2 Т.е. отшельников, у которых приходили искать наставлений христиане-миряне.
3 Доска деревянная, в которой были сделаны отверстия для рук, ног и даже головы и которая надевалась на заключенных в темнице, чтобы воспрепятствовать их побегу.
4 Т.е. пролили за Христа кровь свою.
5 Точнее (с греческого): из Тианской когорты (часть полка). Тиана – город в Египте (Tyanis). Когорты римские носили имена городов, из жителей которых они набирались.
6 Т.е. от глупого можно услышать только глупые речи.
7 Кончина св. Уара последовала в 307 году.
8 В этом возрасте юноши обыкновенно зачислялись в военную службу.
9 И в настоящее время, при устроении православных храмов, соблюдается этот древнейший обычай – воздвигать престолы на костях мучеников.

Перенесение мощей прп. Иоанна Рыльского (1238).
http://s46.radikal.ru/i114/0910/36/017b991a3d6f.jpg
великий духоносный подвижник Болгарской Православной Церкви и Небесный покровитель болгарского народа.

Память 1 июля в память перенесения мощей из Тырново в Рыльский монастырь, 18 августа в день преставления, 19 октября в день перенесния мощей из Средца в Тырново

Родился около 876 года в семье благочестивых поселян в селе Скрино на правом берегу реки Струмы, на одном из склонов горного хребта Руен. Рано лишившись родителей, святой Иоанн в детстве был пастухом у чужих людей. Однажды хозяин стада избил мальчика за то, что тот потерял корову с теленком. Святой обратился за помощью к Богу, и Господь не только услышал его, но и явил чудо, из которого было видно, что отрок Иоанн – избранник Божий. Святой отрок нашел корову с теленком за Струмой, но пока он их искал, воды в реке прибавилось, и теленок не мог перейти через реку. Святой Иоанн помолился Богу, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег. Хозяин, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив отрока, отпустил его из своего дома.

Раздав имущество бедным, святой Иоанн поступил послушником в один из близлежащих монастырей – вероятно, в монастырь во имя святого Димитрия, расположенный на вершине Руена. Там святой Иоанн научился читать и писать, стал изучать Священное Писание, богослужебные книги, творения Святых Отцов. Через некоторое время он принял иноческий постриг и уединился в окрестном лесу, где поселился в сплетенной из хвороста хижине. Он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями.

Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда Преподобный Иоанн вынужден был переселиться в пустынную местность в верхнем течении Струмы, где жил в глубокой пещере. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха.

Двенадцать лет святой Иоанн подвизался в пещере, в подвиге поста и молитвы, а затем перешел на Рыльские горы. Не оставаясь долго на одном месте, святой Иоанн переходил по склонам вершин Бричебора, Царев верх и Еленин верх, пока не поселился в месте, называемом Голец. Долгое время преподобный Иоанн жил в дупле дерева, и звери не причиняли ему вреда. Все время святой проводил в плаче о своих грехах и молитве, питался лишь травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: "Вы пришли сюда голодные - рвите себе бобы мои и ешьте". Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: "Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного". С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой.

Через некоторое время, желая избежать известности и безмолвствовать, преподобный Иоанн переселился в просторную пещеру на высокой скале. Здесь подвизался он более семи лет, претерпев много искушений от бесов. Подвижник носил длинную кожаную одежду, которая со временем превратилась в лохмотья, питался травами.

Но и это место подвигов преподобного Иоанна было открыто. Известие о нем достигло царского двора. Царь Петр (927-969) отправил девять человек разыскать святого, чтобы взять у него благословение. С большим трудом посланцы нашли святого. Провидя, что путники пять дней ничего не ели, преподобный Иоанн предложил им небольшой хлеб, которым все они чудесным образом насытились, да еще половина хлеба осталась. Вернувшись, они рассказали о чуде царю, который сам пожелал увидеть святого. Но на пути встретились непроходимые места, и царь отправил послов с просьбой прийти к нему. В дар святому он послал золото и плоды. Смиренный отшельник отказался выходить из уединения и не принял золота. Царю он написал послание с поучением.

Через некоторое время поблизости от преподобного Иоанна стали селиться братия, искавшие уединения. Тогда преподобный основал у подножия скалы, недалеко от реки Рыло, монастырь. Сначала иноки жили в хижинах, затем на месте подвигов преподобного Иоанна возвели храм и соорудили келии. Монастырь был общежительным; по преданию, вначале в нем подвизались шестьдесят шесть иноков.

Много лет преподобный Иоанн был игуменом основанной им обители, наставляя братию примером святой жизни и душеполезными назиданиями. Достигнув преклонного возраста, за пять лет до кончины преподобный Иоанн составил своим ученикам «Завет», в котором преподал правила иноческой жизни и духовные наставления. Преподобный в совершенстве знал греческий язык и читал святых отцов в подлиннике – в его «Завете», например, использованы творения преподобного Феодора Студита, которые в то время еще не были переведены на староболгарский язык.

В 941 году преподобный Иоанн избрал своим преемником любимого ученика Григория, сам же ушел в пещеру в затвор. Последние пять лет земной жизни преподобный Иоанн провел в безмолвии и молитве. 18 августа 946 года, семидесяти лет от роду,  он мирно преставился ко Господу и был погребен в притворе монастырского храма в каменной гробнице, которая сохранилась до нашего времени. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам стали наилучшей проповедью Христианской веры в новокрещеной Болгарской земле.

Мощи и почитание

Примерно через 30 лет после кончины, в тревожное время борьбы Болгарии с Византией, при западноболгарском царе Самуиле (976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился игумену Рыльского монастыря и повелел перенести его мощи в город Средец (ныне София), куда скрылся патриарх Болгарский Дамиан (927-972). 18 октября святые мощи были открыты и обретены нетленными. Их перенесли в Средец и положили сначала в кафедральном соборе во имя святого апостола и евангелиста Луки, а в XII веке в новопостроенном храме во имя преподобного Иоанна Рыльского. При храме его имени был основан монастырь.

Еще до перенесения честных мощей в Средец произошло так называемое отделение десницы святого Иоанна. По мнению некоторых историков, святые мощи были перенесены в 980 году, но десницу святого рыльские монахи оставили в обители. Вскоре им пришлось покинуть монастырь, во время переселения болгар во множе­стве на Русь из-за притеснения греков, захвативших к тому времени Восточную Болгарию и запрещавших болгарам совершать Богослужения на родном языке. Возможно, когда греки начали постепенно завоевывать Западную Болгарию, рыльские монахи также ушли на Русь, взяв с собой святыню обители – правую руку пре­подобного Иоанна. Известно, что в начале XI века на северо-западе Киевской Руси был построен город-крепость  Рыльск. Первый храм, который построили жители города, был освящен во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом во имя святых мучеников Флора и Лавра, в день памяти которых преставился святой. Очевидно, там поселились бежавшие с Рыльских гор болгары. Есть основания считать, что в этом храме хранилась и десница преподобного Иоанна. Таким образом, преподобный Иоанн стал первым южнославянским святым, которому на русской земле был воздвигнут храм, и который стал одним из Небесных покровителей русского народа. Именно в русских источниках [1] сохранилась дата кончины преподобного. Впоследствии, в 1240 году, по словам летописца, «только Рыльск сохранился от Батыева погрома». Когда во время осады жители города призвали на помощь своего покровителя, преподобный Иоанн явился на городской стене, махнул платком, ослепил татар и таким образом спас Рыльск.

В 1183 году Венгерский король Бела III (1172-1196) захватил Средец и перенес святые мощи в свою столицу – город Гран (слав. Остригом, ныне Остергом). Однако через четыре года король по некоторым знамениям у гробницы святого понял, что преподобному не угодно пребывание в Остригоме, и в 1187 году возвратил святые мощи в Средец, богато украсив гроб золотом и серебром.

19 октября 1195 года, после освобождения Болгарии от Византийской зависимости Асеном I (1187-1196), царь перенес святые мощи в новую столицу – Тырново [2]. На холме Трапезица воздвигнули храм, в котором и были положены мощи преподобного Иоанна. В Тырново честные мощи находились и после взятия его турками в 1393 году, и лишь в 1469 году, по просьбе братии Рыльского монастыря и благодаря помощи вдовы султана Мурада II Марии, дочери сербского деспота Георгия Бранковича, были возвращены в обитель преподобного Иоанна, где и почивают доныне. 30 июня 1469 года, при игумене Давиде, святые мощи были торжественно положены в новой гробнице в храме Рыльской обители. Празднование возвращения мощей было установлено 1 июля.

Тем временем, начало всероссийского почитания преподобного Иоанна Рыльского условно относится к XIV веку, так как его имя впервые обнаружено вписанным полууставом XIV века в рукопись XII века – Галицкое Евангелие. Дальнейшие сведения о почитании преподобного Иоанна на Руси относятся к первой четверти XV века [3]. С XVI века имя преподобного Иоанна Рыльского упоминается во многих богослужебных книгах. Служба святому в обиходе Русской Церкви утвердилась с появлением печатных Миней, не ранее конца XVII – начала XVIII века. В 1645 году на Руси впервые была издана служба святому, а в 1671 году в типографии Киево-Печерской Лавры была напечатана «Служба с житием преподобного отца нашего Иоанна Рыльского», являющаяся также первым печатным изданием Жития святого, составленного болгарским патриархом Евфимием в XIV веке.

Великий праведник и подвижник Русской Церкви протоиерей Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года, в день памяти преподобного Иоанна Рыльского. В память своего небесного тезоименного покровителя он основал в начале XX века в Петербурге женский монастырь, где впоследствии Иоанн был погребен.

Почитание преподобного Иоанна в Болгарии настолько велико, что его можно сравнить только с особым почитанием преподобного Сергия Радонежского на Руси. Как преподобного Сергия называют «Игуменом всея Руси», так и преподобного Иоанна можно назвать «Игуменом всея Болгарии». Поражает сходство и их жизнеописаний, и их наследия – оба возрастили сонм подвижников-учеников, явившись столпами Церквей Болгарской и Русской. Основанные ими монастыри стали крупнейшими центрами духовного просвещения этих государств, а их нетленные мощи охраняют их столицы.

Труды
«Завет» преподобного Иоанна считается одним из лучших творений староболгарской письменности и свидетельствует о высокой культуре и глубокой богословской мудрости автора. Преподобный Иоанн рекомендует в «Завете» читать «больше отеческих книг». При этом сам он цитирует «Паранесис» святого Ефрема Сирина. Наи­более ранний староболгарский перевод этого произведения (два глаголических листа) был найден в Рыльском монастыре в 1845 году. Это обстоятельство, очевидно, указывает на тот факт, что именно в Рыльской обители был сделан первый перевод «Паранесиса» и, возможно, самим преподобным Иоанном.

АКАФИСТ преподобному ИоАнну РЫльскому, чудотворцу

Тропарь
Покаяния основание, прописание умиления, / образ утешения, духовнаго совершения / равноангельное житие твое бысть, преподобне. / В молитвах убо и в пощениих и в слезах пребывавый, / отче Иоанне, / моли Христа Бога о душах наших.

Тропарь на возвращение мощей из Тырново в Рыльский монастырь
Твоих мощей возвращением / обитель твоя обогатися, / церковь же твоя, приемши я, просветися / и, красящися, верных созывает с веселием / светоносный твой светло праздновати день, / грядите, глаголющи, / и приимите благодатей дарования.

Сщмч. Садока (Шах-Дуста), еп. Персидского, и с ним 128-ми мучеников (342).
Священномученик Садок, епископ Персидский, и с ним 128 мучеников пострадали в Персии при царе Сапоре II, Святой Садок был преемником священномученика Симеона (память 17 апреля). Однажды он увидел сон, в котором святой Симеон предупреждал его о предстоящей ему мученической смерти. Стоя в великой славе на вершине лестницы, касавшейся небес, святитель Симеон сказал: "Взойди ко мне, Садок, и не бойся - я вчера взошел, а ты взойди сегодня". Вскоре царь Сапор, воздвигший гонение на христиан, повелел взять святого Садока вместе с его клиром и паствой. Всего было схвачено 128 человек, в их числе 9 дев. Они были брошены в темницу, где в продолжение пяти месяцев их жестоко истязали, принуждая отречься от христианской веры и поклониться солнцу и огню. Святые мученики бестрепетно отвечали: "Мы - христиане и поклоняемся Единому Богу". Они были осуждены на усечение мечом.

+1

2

.....................продолжение от 1 ноября

новомученики:
Свщмч. Сергия (Покровского) пресвитера (1937).
http://s55.radikal.ru/i147/0910/34/3ffb503f78d7.jpg
Священномученик Сергий родился 5 сентября 1880 года в селе Бурино Тарусского уезда Калужской губернии в семье псаломщика Николая Покровского1. В 1901 году Сергей поступил в Калужскую Духовную семинарию. В предшествующий этому год в Калужской семинарии была проведена ревизия, которая обнаружила большие недостатки в управлении семинарией, которые привели к беспорядкам среди учащихся и неподчинению их начальству. В результате ревизии были уволены ректор семинарии и поставлено на вид дурное поведение учащимся, но такие строгие меры, как увольнение, не были к ним применены. В 1901 году ректором семинарии был назначен архимандрит Александр (Трапицын)2. Многие годы неправильного управления семинарией давали о себе знать и впоследствии. Среди учащихся были весьма популярны кружки, по большей части социалистической направленности. В одном из таких кружков состоял и Сергей Покровский. Студенты проводили тайные собрания в лесу, в пивных и на частных квартирах. Эти кружки существовали во все время обучения Сергея в семинарии.
     В 1904 году Сергей Николаевич окончил Калужскую Духовную семинарию и был назначен учителем в деревню Коренево Жиздринского уезда Калужской губернии. Во время летних каникул в 1905 году он заехал вместе со своим товарищем учителем в Калугу к его двоюродному брату, который предложил им вступить в партию эсеров и пригласил на собрание членов этой партии. С этого времени Сергей Николаевич вместе со своим товарищем стали проводить пропагандистскую работу среди крестьян, агитируя их за партию эсеров, привлекая на сторону сочувствующих партии эсеров учителей. Они распространяли эсеровскую литературу, которую привозили из Калуги, но партийной организации в деревне создать так и не смогли. Однако их деятельность едва не привела их в тюрьму. В то время они устраивали в кореневской школе просветительские спектакли. В ноябре во время революционных беспорядков 1905 года люди собрались на такой спектакль и, будучи уже распропагандированными, стали громко выражать недовольство царским строем. Людей было много, и спектакль едва не кончился беспорядком. Заведующий школой донес об этом в полицию, и было начато следствие. Узнав об этом, Сергей Николаевич написал своему знакомому, сыну пристава города Жиздры, чтобы тот уговорил своего отца не арестовывать их, что было тем исполнено, и дело было замято.
     В 1907 году Сергей Николаевич был рукоположен во священника ко храму в селе Касьяново Козельского уезда Калужской губернии. Руководители партийной ячейки в Калуге посчитали очень удачным для себя, что священник будет проводить среди крестьян их идеи, но отец Сергий, став священником, уже по-другому смотрел на то, в чем заключается благо для народа и в каком служении и просвещении народ нуждается. В 1908 году он вышел из партии и всю дальнейшую жизнь посвятил служению Богу и пастве. Вскоре он был переведен в храм в село Никитское Медынского уезда Калужской губернии и возведен в сан протоиерея. Своим беззаветным служением он завоевал большой авторитет среди прихожан, к нему постоянно шли люди за помощью и советом. Он никогда никому не отказывал. В любую погоду и в любое время суток он по их просьбе шел исполнять требы. Он часто служил и всегда за службами проповедовал. Когда начались гонения от безбожной власти на Русскую Православную Церковь, отца Сергия стали принуждать, угрожая репрессиями, отказаться от сана, взамен обещая сохранить жизнь. Но ни угроз протоиерей Сергий не испугался, ни на увещевания не согласился.
     15 августа 1937 года протоиерей Сергий был арестован и заключен в тюрьму в городе Медынь. Уважение и любовь к священнику среди прихожан были настолько велики, что ни после ареста священника, ни после его мученической кончины они не оставили без помощи его детей-сирот. Они помогали им всем, чем могли, зачастую делились последним куском хлеба. Несмотря на опасность быть обвиненными в сочувствии к «врагу», они приносили продукты, чаще всего ночью, тайком.
     — Вы состояли тайным агентом и потому не были отданы под суд за свою революционную в то время работу. Признаете ли вы это? — спросил отца Сергия следователь.
     — Это я отрицаю. Нигде и никогда я не состоял тайным агентом. Не был я отдан под суд благодаря защите своего школьного товарища, сына пристава.
     — Следствием также установлено, что вы с контрреволюционной целью организовали вокруг себя антисоветски настроенных лиц из служителей религиозного культа и бывших монашек, через коих проводите свою контрреволюционную работу. Подтверждаете ли вы это?
     — Это я также отрицаю. В церковной сторожке при церкви, где я служу, действительно проживает монахиня Анастасия Иванова и еще одна больная припадочная из деревни Корытцово Александра Александровна, фамилии ее я не помню. Кроме того, со мной служит диакон Николай Иванович Прозоровский. Никаких указаний о проведении контрреволюционной работы я им не давал, и они ее, насколько мне известно, не проводят.
     Допросы продолжились через две недели, и следователи к тому времени запаслись дополнительными показаниями лжесвидетелей.
     — Следствием установлено, что вы во время Медынского контрреволюционного восстания в 1918 году принимали активное в нем участие, провожая повстанцев в наступление с крестом, а в августе 1918 года разрешили звонить в набат для созыва граждан. Признаете ли вы себя виновным в этом?
     — Это я отрицаю. Никакого участия в Медынском контрреволюционном восстании я не принимал и повстанцев не провожал с крестом, хотя и проживал в это время дома в селе Никитское. В августе 1918 года во время моего отсутствия, когда я был на покосе, действительно звонили в набат с колокольни церкви села Никитского, где я в то время служил, для созыва граждан, но я к этому никакого отношения не имел.
     — Следствием установлено, что вы, ходя с молебнами по домам граждан, отказывались служить в тех домах, где имелись портреты вождей коммунистической партии и советского правительства, собственноручно снимая их. Признаете ли вы это?
     — Это я также категорически отрицаю. Ни в одном из домов я никогда не снимал портретов вождей и ничего не говорил о снятии их.
     — В беседах с гражданами вы проводили антиколхозную агитацию, называя колхозное строительство «карой Господней». Подтверждаете ли вы это?
     — Этого я не подтверждаю. Никогда и никакой антиколхозной агитации я не проводил.
     — Следствием также установлено, что вы, проводя систематически контрреволюционную агитацию, в беседах с гражданами восхваляли Гитлера и фашистскую Германию, проводили пораженческую агитацию. Признаете ли вы это?
     — Этого я также не признаю. Никогда и нигде я ни с кем не разговаривал о Гитлере и о его учении, так как я его не знаю. Никакой пораженческой агитации я также не проводил.
     На этом допросы были закончены. 20 октября тройка НКВД приговорила отца Сергия к расстрелу. Протоиерей Сергий Покровский был расстрелян 1 ноября 1937 года и погребен в безвестной могиле.

Игумен Дамаскин (Орловский)

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Кол. 2, 20-3, 3; Лк. 9, 23-27). Не стыдись исповедать Господа Иисуса Христа воплотившимся Сыном Божиим и искупившим Своею крестною смертью, воскресением же и вознесением Своим открывшим нам вход в Царство Небесное. Если ты постыдишься, то и Он постыдится тебя, "когда приидет во славе Своей и Отца и святых Ангелов". Ныне в обществе пошла мода совсем не говорить о Господе и о спасении, тогда как в начале только и речей было, что об этих дорогих предметах. К чему больше лежит сердце, о том и речь охотнее течет. Неужели же к Господу меньше стало лежать сердце? Судя по речам, должно быть так. Одни совсем не ведают Его, другие холодны к Нему; опасаясь попасть на таких, и те, которые теплы ко Господу, не заводят о Нем речи, и священство молчит. И вышло, что речь о Господе Спасителе и о главном нашем деле - спасении - исключена из круга речей, принятых в обществе. Что же, скажете, неужели только и говорить, что об этом? Зачем же только об этом? Обо всем можно говорить с этой точки зрения, так что речь вообще будет оттенена духом Христовым. Тогда и можно будет угадать, говорят ли христиане или язычники, а ныне вы этого не угадаете ни по речам, ни по писаниям. Пересмотрите все журналы, о чем только там не пишут? Но повести речь по христиански никому нет охоты. Мудреное время!
******************************************************************************************************************************************
Обетования Божии
  "Поддержи меня, и спасусь"
(Пс. 118, 117)
Обетования Господа не ограничены каким-либо числом или временем, но возобновляются для нас постоянно, покрывая собою все. "В шести бедах спасет тебя, и в седьмой не коснется тебя зло" (Иов. 5, 19). Итак, нет того дня, когда Господь не был бы готов нам помочь. Но мы не сразу это постигаем; даже Петр не доверился Господу, когда стал утопать в свирепых волнах. Однако "Иисус тотчас же простер руку, поддержал его" (Мф. 14, 31). Достаточно было Петру, обессиленному борьбой, протянуть слабую руку ко Христу, и с той минуты он спасен. Господь снизошел к его боязливости и только сказал ему: "Маловерный, зачем ты усомнился?"
И до сего дня Господь постоянно обращается к нам с тем же вопросом. Мы думали, что у нас много веры, но что же значат наши сомнения, наш ропот, наши колебания? Не то ли, что мы, подобно Петру, отводя взор от Христа, в Котором Одном наше спасение, останавливаем его на том, что нас окружает, что смущает нас, отыскивая даже в будущем все то, что может страшить нас.
"Маловерный, зачем ты усомнился?" В этом сомнении все наше горе. Устремим взор на Христа, будем тверды, и волны житейские не зальют нас, и мы скажем с уверенностью: "Мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся, [b]мы гонимы, но не оставлены"[/b] (2 Кор. 4, 8, 9).

из истории дня :
В 1582 г. родился cвятой благоверный царевич Димитрий Углический, сын царя Иоанна IV Грозного и Марии Федоровны (из рода Нагих)
В 1829 г. родился св. прав. Иоанн Кронштадтский
В 1870 г. Россия отказалась от ограничительных условий Парижского договора 1856 г., заключенного после Крымской войны

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://boguslava.ru/viewforum.php?id=778
Слава Богу за все!

+1

3

Во славу Божию и на пользу ближнего !
2 ноября  -Память: ....................................................Поста нет!

Вмч. Артемия (362).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1674.jpg

Get Adobe Flash player
О святом мученике Артемии древние сказания сообщают, что он был родом из знатного Римского семейства, имел звание сенатора и при императоре Констанции заведовал всем царским имуществом.

Артемий начал свою службу при Константине Великом, в войсках этого благочестивого императора. Когда ему пришлось, вместе с Константином, увидеть на небе чудесное знамение святого креста, то он утвердился в вере христианской и стал верным слугою императора Константина и его дома1. По смерти Константина, он все время пребывал при сыне его, Констанции2, как его лучший друг, и царь давал ему самые почетные поручения. Так, когда Констанций узнал от одного епископа, что тела апостолов Христовых Андрея и Луки погребены в Ахаии3, то поручил Артемию перенести сии драгоценные сокровища в Константинополь. Артемий, исполняя царское повеление, с великими почестями перенес мощи святых апостолов в царствующий град, и за сие получил от царя повышение, которого он был вполне достоин: именно царь сделал его дуксом и августалием4 Египта, и Артемий жил там, благоугождая Богу. Распространяя честь и славу имени Иисуса Христа, он низвергнул и сокрушил много идолов в Египте.

Когда царь Констанций, сын Константина Великого, скончался, то власть над всею Римскою империей принял нечестивый отступник Юлиан5, который прежде тайно, а теперь явно отвергся от Господа нашего Иисуса Христа и открыто стал покланяться идолам. Он разослал по всем странам своего царства, восточным и западным, указ о том, чтобы те храмы, которые в царствование Константина Великого были отняты христианами у язычников, теперь были снова отданы язычникам; вместе с тем он повелел в этих храмах снова поставить кумиры и совершать жертвоприношения богам.

Так, сей нечестивый царь восстановил повсюду многобожие которое пало при святом царе Константине, христиан же подверг сильным притеснениям, мучая и умерщвляя их, разграбляя их имущество и изрыгая хуления на святое имя Иисуса Христа.

Чтобы унизить христианство, нечестивый Юлиан, взяв из раки кости святого пророка Елиссея и мощи святого Иоанна Крестителя – кроме честной его главы и правой руки, которые лежали в Севастии – и смешав их с костями животных и нечестивых людей, сжег их, а пепел рассеял по воздуху; христиане собрали тот пепел и оставшиеся от сожжения кости и сохранили их в почетном месте.

Затем он узнал, что в городе Панеаде6 находится изваяние Христа Спасителя, устроенное кровоточивою женщиною, исцелившеюся чрез прикосновение к краю риз Христовых (Мф.9:20). Сие изваяние царь ниспровергнул и повелел влачить его по площади, доколе оно все не разбилось; только голову сего изваяния один христианин похитил и сохранил. На месте же, где стояло это изваяние, царь повелел поставить свою статую, которая, однако, была разбита ударом молнии.

Собрав большое войско, нечестивец Юлиан решил идти против персов, и во время сего похода, прибыв в Антиохию, воздвиг здесь, по своему обычаю, гонение на Церковь Христову, умерщвляя верующих.

В то время к нему приведены были два Антиохийских пресвитера, Евгений и Макарий, – люди ученые. С ними Юлиан долго спорил о богах, приводя для доказательства нечестивых своих мыслей различные слова языческих греческих писателей, но не смог принудить к молчанию богоглаголивые уста мудрых старцев; напротив, он сам был ими поражен, посрамлен и обличен в нечестии. Не вынося своего посрамления, Юлиан повелел бить святых нещадно, предварительно обнажив их, и Евгению было дано пятьсот ударов, а Макарию – без числа.

Когда святые сии подвергнуты были тяжким мучениям, в то время на месте казни случилось быть великому Артемию. Услышав, что воцарился Юлиан, и что он идет в поход против Персов, – в виду чего и ему был послан указ о прибытии со всеми своими войсками в Антиохию, – Артемий пришел сюда с своими войсками, воздал Юлиану почтение, подобающее царю, предложив ему при сем подарки, и стоял около царя в то время, когда подвергаемы были мучению святые исповедники, Евгений и Макарий. Слыша, как нечестивый Юлиан хулит своими скверными устами Господа Иисуса Христа, Артемий исполнился ревности и, подойдя к царю, сказал:

– Зачем ты, государь, так бесчеловечно мучишь неповинных и посвященных Богу мужей и принуждаешь их отступить от православной веры? Знай, что и ты – человек немощный; если Бог и поставил тебя царем, то все-таки ты можешь подвергнуться искушению от диавола; я думаю, что первый виновник зла – лукавый диавол. Как некогда он испросил у Бога позволение искусить Иова7 и получил оное, так и тебя он воздвиг против нас и навел на нас, чтобы твоими руками истребить Христову пшеницу и всеять свои плевелы. Но тщетны его старания и ничтожна его сила; ибо с тех пор, как пришел Господь и водружен был крест, на коем вознесен был Христос, пала бесовская гордыня и сокрушена сила бесовская. Итак, не обольщайся, царь, и не преследуй, в угодность демонам, Богом хранимый народ христианский. Знай, что крепость и сила Христова непобедимы и непреодолимы.

Услышав сие, Юлиан возгорелся гневом и закричал громким голосом:

– Кто и откуда сей нечестивец, который так дерзновенно обращается к нам и смеет в лицо оскорблять нас?

Предстоявшие царю отвечали:

– Царь! Это дукс и августалий Александрийский.

– Как? – сказал царь, – это мерзкий Артемий, который участвовал в умерщвлении брата моего Галла8?

– Да, державный царь, это – он, – отвечали предстоявшие.

Царь же сказал:

– Я должен благодарить бессмертных богов, а более всего Дафнийского Аполлона9 за то, что они предали мне в руки сего врага, который сам пришел сюда. Итак, пусть сей негодный будет лишен своего сана; пусть с него снимут пояс10 и ныне же подвергнут его наказанию, а завтра, если угодно будет богам, я произнесу над ним приговор за убийство моего брата. Я отомщу на нем неповинную кровь и погублю его не одною казнью, но множеством казней, ибо он пролил кровь не простого человека, а царскую.

Когда царь сказал сие, оруженосцы его тотчас взяли Артемия и, сняв с него военачальнический пояс и другие знаки достоинства, поставили его обнаженным. И отдан был святой в руки палачей, которые, связав ему руки и ноги, растянули его на четыре стороны11, и так долго били его по спине и чреву воловьими жилами, что от усталости сменилось четыре пары палачей. Но святой проявил подлинно сверхчеловеческое терпение, и казался всем как бы совершенно бесчувственным: он не испустил ни одного звука, не застонал, не сделал ни одного движения и не выказал никакого знака страдания, как обыкновенно показывают люди, терпящие мучения. Земля напоялась его кровью, а он оставался непоколебим, так что удивлялись ему все, даже сам нечестивый Юлиан. Потом царь повелел перестать бить его, и святой уведен был в темницу со святыми мучениками Евгением и Макарием. Страстотерпцы в сие время пели: "Ты испытал нас, Боже, переплавил нас, как переплавляют серебро. Ты ввел нас в сеть, положил оковы на чресла наши, посадил человека на главу нашу. Мы вошли в огонь и в воду, и Ты вывел нас на свободу" (Пс.65:10-12)12.

Окончив пение, Артемий сказал сам себе:

– Артемий, вот язвы Христовы начертаны на твоем теле, – осталось тебе самую душу твою отдать за Христа с оставшеюся в тебе кровью; и вспоминал он пророческое слово: "Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим" (Ис.50:6)13. Но разве потерпел я, недостойный, – говорил он, – более, чем мой Владыка? Он по всему телу был покрыт ранами: от ног до главы не было в Нем здорового места, глава Его была пронзена тернием, руки и ноги были пригвождены ко кресту за грехи мои, тогда как Сам Он греха не знал и не сказал даже ни одного неправедного слова. О, как велики, по сравнению с моими, страдания моего Владыки и как далек я, жалкий человек, от Его терпения и незлобия! Радуюсь и веселюсь, потому что украшаюсь страданиями моего Владыки: сие облегчает мои мучения. Благодарю Тебя, Владыко, за то, что увенчал меня Твоими страданиями! Молю Тебя, доведи меня до конца по пути исповедничества; не дай мне оказаться недостойным сего предначатого мною подвига; ибо я возложил свое упование на Твои щедроты, преблагий Господи Человеколюбче!

Так помолившись сам в себе, святой достиг темницы и в течение целой ночи пребывал там вместе со святыми Евгением и Макарием, славословя Бога.

Когда наступило утро, Юлиан Отступник снова повелел мученикам явиться на судилище, и здесь, не подвергая допросу, разлучил их: Артемия оставил при себе, Евгения же и Макария послал в заточение в Оасим Аравийский14. Страна та – крайне нездоровая: там дуют гибельные ветры и никто из приходящих туда не может выжить более года, ибо непременно впадает в лютую болезнь, кончающуюся смертью. Итак, святые Евгений и Макарий, будучи посланы туда, чрез несколько времени достигли блаженной кончины15, а святой Артемий претерпел множество страданий. Но сначала Юлиан, как волк, надевший на себя овечью шкуру, кротко, как бы соболезнуя Артемию и жалея его, начал говорить так:

– Безрассудною своею дерзостью ты принудил меня, Артемий, обесчестить твою старость и повредить твое здоровье, о чем я и сожалею. Теперь прошу тебя, подойди и принеси жертву богам, прежде же всего Дафнийскому богу, Аполлону, особенно чтимому мною. Если ты сие исполнишь, то я отпущу тебе преступление против брата моего и награжу тебя еще более славным и почетным саном: я сделаю тебя верховным жрецом16 великих богов и начальником над жрецами всей вселенной; я назову тебя своим отцом, и ты будешь вторым за мною лицом в моем царстве. Ты, Артемий, знаешь и сам, что брат мой, Галл, безвинно, из одной зависти, был умерщвлен Констанцием. На престол более прав имел наш род, чем род Константина, ибо отец мой, Констанций, родился у деда моего, Констанция, от дочери Максимиана, Константин же родился от Елены, женщины простого звания17. К тому же дед мой тогда еще не был кесарем, когда у него родился сын от Елены, а отец мой родился у него тогда, когда он уже вступил на престол. Но Константин дерзко похитил царскую власть. Сын его, Констанций, умертвил моего отца и братьев его, убил недавно и брата моего, Галла. Хотел он убить и меня, но меня спасли из его рук боги. В надежде на них, я отрекся от христианства и уклонился к Еллинской религии; я хорошо знаю, что вера еллинская и римская есть вера древнейшая, христианская же явилась недавно, и Константин принял ее, отвергши древние и добрые римские правила жизни, только по своему невежеству и неразумию. И боги возненавидели его, как нечестивого, и недостойного доверия их. Боги возненавидели и отвергли его от себя, а его нечестивое потомство истребили от среды живущих18. Не правду ли я говорю, Артемий? Ты человек старый и разумный – рассуди же, правду ли я говорю? Итак, признай истину и будь нашим, ибо я хочу, что бы ты мне был другом и помощником по управлению царством.

Услышав сие и немного помедлив, святой Артемий начал так говорить:

– Прежде всего, относительно твоего брата скажу тебе, царь, что я неповинен в его смерти, – да и вообще я ни делом, ни словом никогда не сделал ему вреда; сколько ни расследуй, ты ничем не докажешь, что я был повинен в его смерти. Я знал, что он был настоящий христианин, благочестивый и послушный закону Христову. Да ведают небо и земля и весь лик святых ангелов и Господь мой Иисус Христос, Коему я служу, что я неповинен в убийстве твоего брата и ни в чем не содействовал его убийцам. Меня и не было с царем Констанцием в то время, когда было рассуждение о твоем брате: все время до сего года я оставался в Египте. А на твое предложение, чтобы я отрекся от Христа, моего Спасителя, – отвечу тебе словами трех отроков, которые были при Навуходоносоре (Дан.3:18): да будет тебе, царь, известно, что богам твоим я не служу и золотому истукану тебе любезного Аполлона не поклонюсь никогда. Ты унизил блаженного Константина и его род, назвав его врагом богов и человеком безумным. Но он был обращен ко Христу от богов ваших, чрез особое призвание свыше. Об этом ты послушай меня, как свидетеля сего события. Когда мы шли на войну против лютого мучителя и кровожадного Максенция19, около полудня явился на небе крест, сиявший ярче солнца, и на том кресте звездами были изображены латинские слова, обещавшие Константину победу. Все мы видели тот крест, явившийся на небе, и прочитали, написанное на нем. И ныне в войске есть еще много старых воинов, которые хорошо помнят то, что ясно видели своими глазами. Разузнай, если хочешь, и ты увидишь, что я говорю правду. Но зачем я говорю об этом? Христа еще задолго до Его пришествия предвозвестили пророки, как это и ты сам хорошо знаешь. Много есть свидетельств о том, что Он действительно приходил на землю, и даже самые ваши боги нередко прорицали о пришествии Христа, – говорили о том же Сивиллины книги и Вергилий20.

И говорил далее святой о том, как нередко живущие в идолах бесы, будучи принуждаемы силою Божией, против своей воли, исповедовали Христа истинным Богом. Юлиан же, не вынося правдивых речей Артемия, повелел обнажить мученика и раскаленными шилами проколоть бока его, а в спину вонзить острые трезубцы. Артемий же, как и прежде, как бы не чувствуя никакой боли, не закричал, и не испустил никакого стона, являясь дивно терпеливым в страдании. После сих истязаний Юлиан снова отослал его в темницу, повелев морить святого голодом и жаждой, сам же ушел на место называемое Дафне, чтобы принести жертвы богу своему Аполлону и вопрошал его об исходе своей войны против gерсов21. Там пробыл он довольно долго, всякий день принося в жертву скверному Аполлону большое количество животных, но все-таки не получил желаемого ответа. Ибо бес, находившийся в идоле Аполлона и дававший ответы людям, умолк с того времени, когда на то место перенесены были мощи святого Вавилы (епископа и мученика Антиохийского) вместе с останками трех младенцев, пострадавших с Вавилой22. Итак Аполлон ничего не ответил Юлиану. Когда царь узнал, после долгого расследования, что Аполлон онемел потому, что невдалеке от него были положены мощи Вавилы, то тотчас повелел христианам взять оттуда мощи; но лишь только святые мощи были взяты со своего места, как на храм Аполлонов ниспал огонь с неба и сжег его вместе с находившимся в нем идолом.

Артемий же, находясь в темнице, был посещен Самим Господом и Его святыми ангелами. Когда Артемий молился, ему явился Христос и сказал:

Мужайся Артемий! Я с тобою и избавлю тебя от всякой боли, какую причинили тебе мучители, и уже готовлю тебе венец славы. Ибо как ты исповедал Меня пред людьми на земле, так и Я исповедаю тебя пред Отцом Моим Небесным. Итак будь мужествен и радуйся: ты будешь со Мною в Моем Царстве.

Услышав сие от Господа, мученик тотчас стал славословить Его; ни одной раны или язвы не осталось на его святом теле, душа его исполнилась Божественного утешения и он пел и благословлял Бога. А между тем, с тех пор как он был брошен в темницу, он ничего не вкушал и ничего не пил, и так продолжалось до самой его смерти. Питаем же был Артемий свыше, – благодатью Святого Духа.

Возвратившись со стыдом от своих жертвоприношений, Юлиан возложил вину в сожжении храма Аполлонова на христиан, – говоря, что его зажгли ночью именно они, – и, отняв у христиан святые церкви, превратил их в идольские храмы и стал делать большие притеснения христианам. Приказав затем привести к себе Артемия из темницы, он сказал ему:

– Ты, конечно, слышал, что случилось в Дафне, – как нечестивые христиане зажгли храм великого бога Аполлона и уничтожили прекрасное его изображение. Но пусть не радуются сему беззаконные, пусть не смеются над нами, ибо я отплачу за сие в семьдесят раз в семеро, как у вас говорится23.

Святой же Артемий отвечал:

– Слышал я, что, по попущению разгневанного Бога, сошедший огонь с неба истребил твоего бога и сжег его храм. Но если твой Аполлон был богом, то как он не избавил себя от огня?

Царь же сказал:

– И ты, несчастный, смеешься и радуешься сожжению Аполлона?

– Я смеюсь над вашим безумием, – отвечал Артемий, – что вы служите такому богу, который не мог сам себя спасти от огня. Как же он может вас избавить от огня вечного? Утешаюсь же я падением его и радуюсь всему тому, что чудодейственно совершает мой Христос. А если ты похваляешься отплатить в семьдесят раз в семеро неповинным и никакого тебе зла не сделавшим христианам, то ты получишь за сие тогда, когда будешь ввержен в неугасимый огонь и вечные мучения, которые наступят для тебя скоро. Ибо погибель твоя – уже близка и скоро память твоя погибнет с шумом24.

Мучитель, разгневавшись, повелел каменотесам рассечь один большой камень и потом столкнуть его сверху на Артемия, который был связан и положен на каменную же плиту под этим камнем. Когда это было исполнено, все тело мученика покрыл упавший на него камень и так придавил его, что сломал ему все кости; внутренности его выпали, составы тела переломились и глазные яблоки вышли из своих мест. И какое великое чудо! Будучи сплющен между камнями, святой остался живым и призывал Бога, своего Помощника, и говорил словами Давида:

– "Возвел меня на скалу, для меня недосягаемую, ибо Ты прибежище мое, Ты крепкая защита от врага" (Пс.60:3-4)25. "Поставил на камне ноги мои и утвердил стопы мои" (Пс.39:3)26. Прими же теперь, Единородный, дух мой, ибо Ты знаешь мое тяжкое положение, и не оставь меня в руках вражеских.

Так, будучи придавлен камнем, святой провел целые сутки. Потом Юлиан повелел снять камень, считая святого уже умершим, но святой, к общему удивлению, оказался жив и, встав, ходил. И было всем страшно смотреть на него: пред ними был обнаженный человек, вдавленный как доска, с раздробленными костями, с выпавшими внутренностями; лицо его было раздавлено, глаза вышли из орбит, но жизнь все еще держалась в нем, ноги могли двигаться и язык еще был способен ясно говорить. Сам мучитель, увидав такое чудо, ужаснулся и сказал своим приближенным:

– Человек это или привидение? Не отвел ли глаза нам этот волшебник? Ибо пред нами зрелище страшное и выходящее за пределы природы. Кто ожидал, что он еще жив? А теперь, когда у него выпали внутренности и все суставы его разбиты и расслабли, он все-таки двигается, ходит и говорит. Но, видно, наши боги сохранили его живым для вразумления других, чтобы тот, кто не хотел признать их власть, оставался ужасным страшилищем для тех, кто на него смотрит.

И сказал Юлиан мученику:

– Вот ты, несчастный, уже лишился очей и все члены твоего тела окончательно испорчены, – как можешь ты еще питать надежду на Того, на Кого ты доселе надеялся напрасно? Но проси милости у милосердных богов, чтобы они помиловали тебя и чтобы не предали тебя адским мучениям.

Мученик же Христов, услышав о мучениях, усмехнулся и сказал царю:

– Твои ли боги предадут меня мучениям? Они и сами не могут избежать уготованных им мучений, а с ними и ты, будучи брошен в вечный огонь, будешь вечно мучиться, ибо отрекся от Сына Божия и попрал ногами Его святую кровь, пролитую за нас, и поругался над благодатью Святого Духа, повинуясь губительным бесам. Я же за незначительную боль, причиненную мне тобою, надеюсь у своего Господа, за Которого страдаю, иметь вечный покой в Его небесном чертоге.

Юлиан, услышав сие, изрек мученику такой приговор:

– Артемия, хулившего богов, поправшего римские и наши законы, признавшего себя не римлянином, а христианином и нарекшего себя, вместо дукса и августалия, галилеянином – предаем на смерть и повелеваем скверную его голову отсечь мечом.

После такого приговора святой был уведен на место казни и шествовал туда с несказанною радостью, желая "разрешиться и со Христом быть"27. Придя же на место, где должна была совершиться над ним казнь, он испросил себе время для молитвы и, обратившись к востоку, трижды преклонил колена и долго молился. После сего он услышал с неба голос, который говорил:

– Войди со святыми принять уготованную тебе награду.

И тотчас блаженный преклонил голову свою и был усечен одним воином, в двадцатый день октября месяца; день же, в который он совершил мученический подвиг, была пятница. Честное и святое тело его одна женщина, по имени Ариста, диаконисса Антиохийской церкви, выпросила у мучителя и, помазавши его драгоценными ароматами, вложила в ковчег и послала в Константинополь, где оно и было с почестями предано погребению. От мощей его совершались многие дивные чудеса и болящим подавались различные исцеления, которые и ныне подает святой Артемий всем, с верою к нему притекающим.

После же кончины Артемия вскоре сбылось то пророчество, которое он высказал Юлиану прямо в глаза относительно его смерти: "тебе предстоит скорая погибель и недолго уже до того времени, когда память о тебе погибнет с шумом". Ибо Юлиан, умертвив святого Артемия, тронулся с своими войсками из Антиохии и пошел на Персов. Когда дошел он до города Ктезифона28, ему встретился один перс, человек старый, уважаемый и очень рассудительный. Он обещал Юлиану предать Персидское царство и вызвался быть проводником в Персию беззаконному царю и всему его войску. Но это не послужило на пользу злому кровопийце, ибо тот перс обманул его и, показывая вид, что ведет его прямою настоящею дорогою, ввел злодея в Карманитскую пустыню29, в места непроходимые, где постоянно встречались пропасти, где не было вовсе воды и никакой пищи, так что все воины истомились от голода и жажды, а кони и верблюды все пали. После сего проводник признался, что он с намерением завел римлян в такие пустые и страшные места, чтобы ослабить их силу. "Я для того сие сделал – сказал он, – чтобы не видеть отечество свое плененным врагами, и лучше здесь мне одному, чем всему моему отечеству, погибнуть от ваших рук". И тотчас после сего признания перс тот был рассечен воинами на части. Блуждая по пустыне, греки и римляне, против своей воли, столкнулись с персидским войском и, во время происшедшего здесь сражения, многие юлиановы воины пали. Возмездие Божественное постигло тут и самого Юлиана, ибо он был пронзен в бок невидимою рукою свыше и невидимым оружием, которое прошло вниз живота его. Он тяжко застонал и, схватив рукою горсть крови, бросил ее в воздух, и воскликнул:

– Ты победил, Христос! насыться, Галилеянин!

И тут извергнул он, умирая в муках, свою злодейскую и скверную душу и погиб с шумом, по пророчеству святого Артемия30. Войско же римское, по смерти Юлиана, поставило царем Иовиана, который был христианином, и который, заключив с персами мир, возвратился назад. Итак Юлиан мучится в аду с Иудою31, Артемий же веселится на небе со святыми32, предстоя Богу Единому в Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, Емуже слава во веки. Аминь.

Кондак, глас 2:

Благочестиваго и венценоснаго мученика, на враги победы вземшаго одоление сошедшеся достойно песньми восхвалим Артемия, превеликаго в мученицех, чудес же дателя пребогатаго: молится бо Господу о всех нас.
________________________________________________________________________
1 Константин еще не был христианином, когда ему пришлось выступить против своего сильного соперника Максенция. Он не знал, кого ему молить о помощи, и вот, когда солнце склонилось к западу, Константин увидел на небе сияющий крест и под ним надпись: "сим побеждай"; это знамение видели и войска его. Во сне ночью, Константину явился Сам Христос и повелел устроить знамя в виде креста и изобразить крест на щитах и шлемах своих воинов. Константин исполнил это – и вскоре совершенно разбил войска Максенция. После этого он открыто заявил о своем сочувствии христианству.
2 Царствовал с 337 до 361 г.
3 Провинция в Греции.
4 Дукс – военачальник. Августалий – титул, равный современному титулу: Высочество.
5 Юлиан, племянник Константина Великого, еще при жизни Констанция, был соправителем сего императора, управляя западными провинциями Римской империи.
6 Город на севере Палестины (иначе – Кесария Филиппова).
7 Иов – ветхозаветный великий праведник; хранитель истинного откровения и богопочтения в роде человеческом, во время усиления языческого суеверия после рассеяния народов; известен своим благочестием и непорочностью жизни; был испытан от Бога всеми несчастьями, среди которых, однако, остался непоколебимым в вере и добродетели. История Иова подробно изложена в книге его имени.
8 Галл, брат Юлиана, был сделан императором Констанцием – не имевшим детей – наследником престола, но потом возбудил против себя гнев Констанция тем, что явно стал стремиться к ниспровержению с престола Констанция. Последний послал доверенных своих людей, чтобы лишить Галла власти над восточными провинциями, а эти посланные, из желания угодить своему государю, умертвили Галла.
9 Дафне – пригород Антиохии. Это была чрезвычайно красивая местность, где росло множество всяких деревьев, где повсюду струились прозрачные ручьи, и где стояло изображение бога солнца, Аполлона, которого Юлиан почитал больше всех других богов.
10 Пояс – особое отличие военачальника.
11 Руки и ноги истязуемых привязывали к четырем кольям, вбитым в землю, чтобы наказываемые не могли помешать наказанию.
12 В этом месте идет речь об евреях, для которых пребывание в плену Вавилонском было тем же, чем пребывание серебра в раскаленной печи или пребывание птицы в сети. Скорби на хребте, – побои по спине. Человеки на главы, – мучители, имеющие в своей власти нашу жизнь.
13 Пророк собственно говорит о будущих страданиях Спасителя, но его слова могут быть прилагаемы и к верующим, которые берут на себя иго страданий Христовых.
14 Оасим – один из оазисов в Аравии. Оазисами в Аравийской пустыне называются места, снабженные растительностью и водою.
15 Память их 19 февраля.
16 Как важна была должность верховного жреца – видно из того, что название "верховный жрец" было одним из титулов римского императора. Этот жрец имел право обрекать непослушных ему низших жрецов на смертную казнь. Жил он в старинном царском дворце Нумы.
17 Император западной империи Максимиан Геркул царствовал с 284 до 305 г. по Р. Хр. – Констанций, прозванный Хлор, его преемник, был женат сначала на Елене (св. равноапостольная Елена), потом, по требованию императора Диоклитиана, развелся с нею и женился на Феодоре, дочери Максимиана Геркула. Константин Великий, все-таки, как старший его сын, был сделан наследником престола.
18 У Константина Великого было три сына: Константин, Констанций и Констанс. Старший взял себе верхнюю Галлию, Британию, Германию и Испанию, младший – нижнюю Галлию, Италию, Иллирию и Африку, а средний – страны востока и Египет. Скоро Константин был убит на войне, а Констанс был умерщвлен своим приближенным Магненцием, во время охоты.
19 Этот военный поход против Римского императора Максенция был предпринят Константином в 312 году.
20 Сивиллами назывались у римлян в древности прорицательницы. Их предсказания были соединены в три книги, которые хранились в храме Юпитера Капитолийского, а потом в храме Аполлона на Палатинском холме. На их предсказания обращали внимание и христианские писатели, находя в них некоторые намеки на наступление Царства Христова. – Вергилий Марон – знаменитый римский поэт (род. в 70-м г. до Р. Хр.). – Артемий имеет в виду здесь, очевидно, его стихотворения – "Буколики".
21 Язычники думали, что боги, по своей заботливости о людях, желают открывать им свою волю. Поэтому они верили в сны, которые им будто бы посылали боги. Кроме того у язычников существовали особые оракулы – места и храмы, где говорили от лица богов жрецы или лица, способные приходить в особое состояние исступления и произносившие затем разные слова, из которых жрецы составляли более ила менее связные изречения. Бог Аполлон по преимуществу считался руководителем этих оракулов.
22 Память священномученика Вавилы празднуется 4-го сентября.
23 Юлиан искажает, смысл текста из Мф.18:22. Здесь идет речь не о возмездии или каре, а о прощении согрешившего брата до седмижды семидесяти раз.
24 Т.е. погибель твоя будет необыкновенная и произведет большие толки в людях.
25 Т.е. "Ты, Господи, поставил меня на скалу, как на безопасное место; Ты сделался для меня крепким столпом или башней, где я мог найти спасение.
26 Исправить стопы – поставить на настоящую, прямую дорогу.
27 Флп.1:23. Разрешиться – отойти из земной жизни.
28 Персидский город на левом, берегу р. Тигра; во времена римского владычества это была сильная крепость, которая несколько раз, однако, подпадала во власть римлян.
29 Кармания – нынешняя Персидская область Керман. Северная ее часть (степная Кармания) была почти вся бесплодною пустынею, а южная – очень песчаная, хотя в последней и протекало несколько рек.
30 Юлиан умер в 363-м г. по Р. Хр.
31 Юлиан по смерти был похоронен в языческом капище, впоследствии же тело его было перенесено в Константинополь и положено в церкви св. апостолов рядом с телом его супруги, но без отпевания, как тело отступника.
32 Кончина св. Артемия последовала 20 октября 363 г. Мощи его впоследствии были положены в храме св. Иоанна Предтечи, построенном императором Анастасием, который и стал называться храмом св. Артемия.

Прав. отрока Артемия Веркольского (1545).
http://i027.radikal.ru/0911/d0/0f18548cbb59.jpg


Святой праведный Артемий, Веркольский чудотворец, родился в 1532 году в селе Верколе, в Двинском краю, по реке Пинеге, версты на две вверх по течению от Кевролы2. Родители его, – отец Косма, по прозвищу Малый, и мать Аполлинария – были крестьяне того села. Они воспитали сына своего в страхе Божием и благочестии христианском. С пяти лет уже он начал чуждаться свойственных детям привычек, не любил детских игр, был тих, кроток, богобоязлив, послушен к родителям, прилежно помогал своему отцу в его крестьянских работах, сколько мог по своему возрасту.

Однажды, будучи 12 лет, он работал с отцом своим в поле, боронил землю. Неожиданно надвинулась грозная туча, стало темно как ночью, поднялась буря с ливнем, над головой испуганного Артемия разразился страшный удар грома – и блаженный отрок пал мертвый 3.

Так милосердный и премудрый Господь Бог благоволил восприять в Свои небесные обители душу праведного раба Своего.

Односельчане Артемия не поняли, по своему неразумию, сего посещения Божия и сочли, по суеверию, неожиданную кончину блаженного отрока праведным судом Божиим, наказующим Артемия за какие-либо тайные грехи его. Тело блаженного Артемия, как умершего от внезапной смерти, осталось не отпетым и не погребенным; его положили на пустом месте в сосновом лесу, поверх земли, прикрыли хворостом и берестою и огородили деревянной изгородью. Так пролежало оно 32 года, всеми забытое.

Однажды летом Агафоник, дьячок церкви св. Николая чудотворца в селе Верколе, ходил по тому лесу, собирая грибы, увидел свет над местом, где покоился блаженный отрок, подошел и обрел его нетленное тело. Он тотчас поведал о том веркольским крестьянам. Но те, по неразумию своему, взяли просто тело Артемия, безо всяких почестей привезли его к своей приходской церкви и положили на паперти, прикрыв гроб берестою, покрывавшей в лесу праведного отрока 4.

Но Господь благоволил прославить угодника Своего в стране Кеврольской: от мощей его начали источаться неоскудные исцеления болящим. В том году, попущением Божиим, в Двинском краю распространилась злокачественная лихорадка. Многие умирали от этой тяжкой болезни, особенно женщины и дети. Заболел недугом этим и сын Веркольского селянина Каллиника. В сильной скорби Каллиник молился об исцелении сына, потом пошел в церковь, приложился ко гробу праведного Артемия и, взяв бересты, покрывавшей нетленные мощи его, с верою привесил ее к кресту на груди умиравшего сына. Больной выздоровел. Обрадованный Каллиник рассказал о том всем своим односельчанам, которые с радостью собрались в церкви святителя Николая и начали петь молебны и творить память по праведном отроке Артемии. И умилосердился Господь над рабами Своими: лихорадка в той стране скоро прекратилась.

С того времени чудеса святого Артемия стали умножаться. У некоего человека, по имени Павла, от тяжкого недуга, так скривило шею, что голова повернулась лицом назад и глаза закрылись. В такой беде Павел обратился с горячею молитвою к Богу и праведному Артемию, – и голова больного выпрямилась, глаза открылись. Исцеленный поспешил рассказать всем в своем селе о случившемся. После того при церкви св. Николая веркольцы устроили особый придел, куда перенесли из паперти мощи Артемия, положив их в новый гроб. Это было в 1584 году.

Когда принесли в придел мощи блаженного отрока, пришла туда женщина с расслабленным младенцем, попросила отслужить молебен, приложила своего отрока ко гробу Артемия, – и больная рука отрока исцелела. Около того же времени один крестьянин Андрей и крестьянка Ирина, страдавшие глазами, получили здравие и ясное зрение от прикосновения к священной раке новоявленного чудотворца. Одна женщина, по имени Мария, страдавшая сорок лет болезнью желудка, столь тяжкою, что она от чрезмерных страданий часто обмирала часа на два, или на три, услыхав о чудесах, истекавших от мощей Артемия, обратилась к нему с молитвой и получила скорое исцеление.

Видя умножающиеся от мощей исцеления, два священника, Иоанн и Фома, велели написать на досках старой гробницы несколько икон праведного Артемия. От досок тех остались стружки. Иерей Иоанн тщательно собрал эти стружки и положил на хранение при церкви. Благочестивые чтители праведного Артемия, с верою бравшие те стружки, получали исцеление от своих недугов.

Один человек с Пинеги, по имени Панкратий, бывший проездом в Верколе, в 1601 г. привез в Великий Устюг одну из таковых икон Артемия, и от того образа многие получили тогда исцеление.

В 1619-м году Новгородский митрополит Макарий свидетельствовал мощи праведника и благословил перенести их в самый храм в день памяти святителя и чудотворца Николая, 6-го декабря5. Несколько времени спустя, пришел в Верколу Иларион Артемиев, житель города Холмогор, и поведал, что он долго был болен глазами, ничего не видел и жестоко страдал, так что пытался в отчаянии удавиться, и только подоспевшие соседи помешали этому. Прослышав о чудесах, истекающих от мощей праведного Артемия, он обратился к нему с усердною молитвою о своем исцелении.

"В тот же час, – рассказывал исцеленный, – я прозрел, и увидел в видении святого Артемия в белых ризах с небольшим посошком в левой руке и со крестом – в правой. Он осенил меня крестом и сказал:

– Человече! что ты страдаешь? Восстань: Христос, чрез меня, раба Своего, исцеляет тебя. Иди в Верколу, приложись ко гробу моему и поведай о сем священнику и всем крестьянам.

При сих словах, праведный отрок, взяв меня за руку, как бы понуждал к этому и потом стал невидим. Я же, пробудившись, почувствовал себя совершенно здоровым, как будто никогда и не болел. И вот я пришел сюда поклониться святым мощам его".

Особенно замечательно было чудо с одним крестьянином из села Кивокурья, Устюжского уезда, Патрикием Игнатьевым. Он с детства тяжко страдал от грыжи. Услыхав о чудесах праведного Артемия, он с верою помолился ему, положил обет приложиться к его гробу и выздоровел, но потом забыл о данном им обете. Спустя несколько лет, он снова почувствовал приступы грыжи, которая стала его мучить еще сильнее прежнего. Патрикий обратился опять с молитвою к праведному Артемию и вспомнил о своем неисполненном обете. Молитва болящего была услышана, но Патрикий опять забыл о данном им обете. Тогда напала на него тоска и непроницаемая тьма покрыла его глаза. Несчастный опять вспомнил о своем неисполненном обете, горько раскаялся и обещал неотложно исполнить долг свой. Праведный Артемий снова избавил Патрикия от недуга, и исцеленный с радостью поспешил в Верколу ко гробу Артемия, заказал отслужить молебен ему, со слезами облобызал многоцелебный гроб его и исповедал пред всеми о происшедшем чуде и своем греховном забвении.

В 1636 году в марте месяце ехал в Кевролу и на Мезень назначенный туда воеводою Афанасий Пашков. По дороге он остановился в Верколе, но у раки мощей праведного Артемия не был и благодарственного молебна ему не служил. В Кевроле сын его, отрок Иеремия, тяжко заболел лихорадкою и готовился уже к смерти. Тогда отец вспомнил, что не отслужил молебна праведному Артемию, и дал обет отправиться на богомолье в Верколу. И вот внезапно лежавший в тяжелом забытьи сын Пашкова сам поднялся с постели и, держась за оконце, стал спрашивать своего отца, каким путем ехать им к праведному Артемию. Дивясь тому, отец привез сына в Верколу. Здесь отслужили по обету молебен, взяли бересты с гроба Чудотворца, чтобы больной носил ее на груди вместе с крестом, и отрок выздоровел. Благодарный отец создал в Верколе, на месте обретения мощей Артемия, храм в честь соименного праведному отроку мученика Артемия.

Спустя некоторое время, храм в Верколе сгорел, – обгорели и мощи праведного Артемия. Местный священник Лаврентий и прихожане Веркольского села для ограждения мощей Артемия от таких несчастных случаев, устроили над ними особую часовню, положили их в новую раку и покрыли новым покровом.

После того от гроба чудотворца стали истекать новые чудотворения. Так, некоего Симеона Казаринова праведный Артемий спас от потопления. После Ильина дня он плыл на судне вместе с своими товарищами по Северному Ледовитому океану из Мангазеи6 в Архангельск. Вдруг наступила жестокая буря, и судну стало угрожать скорое крушение. Плывшие пришли в ужас и отчаяние. Не видя себе ни откуда никакой надежды на спасение, они стали готовиться к смерти и, в ожидании ее, прощаться друг с другом. Потом они опомнились и стали со слезами молиться Господу Богу и праведному Артемию о своем спасении, обещаясь отслужить благодарственный молебен угоднику Божию. И, по молитве их, море утихло, и утопавшие избегли неминуемой погибели.

Слава исцелений от мощей праведного Артемия распространилась далеко. Новгородский митрополит Киприан послал снова освидетельствовать его нетленные мощи, своей подписью подтвердил доставленную ему роспись исцелений и прислал в церковь села Верколы вновь составленную службу чудотворцу.

В 1648 году в Кевролу была прислана грамота царя Алексия Михайловича, на имя тамошнего воеводы Аничкова: повелено было положить мощи праведного Артемия в новую раку и дозволено построить монастырь на том месте, где были обретены его мощи, которые, согласно царской грамоте, и были на следующий год перенесены туда и положены в построенной еще воеводой Пашковым церкви святого мученика Артемия. При сем от святых мощей истекали многоразличные исцеления всем, с верою притекавшим к ним. Собравшийся во множестве народ вознес теплые моления Христу Богу и Его святому угоднику праведному Артемию, Веркольскому чудотворцу, прославляя благодать Божию, в нем явленную на утешение всем православным христианам. Впоследствии мощи праведного Артемия, по случаю пожаров, трижды выносили из храма обители, пока, наконец, не был построен в 1793-м году в монастыре каменный храм, освященный в честь праведного Артемия, в котором мощи его и были положены 7.

АКАФИСТ святому ПРАВЕДНОМУ АРТЕМИЮ, ВЕРКОЛЬСКОМУ ЧУДОТВОРЦУ   

Тропарь, глас 2:
Вышняго повелением / тученосным облаком небо помрачившим, / и молниям блистающим, / грому же возшумевшу с прещением, / испустил еси душу твою в руце Господеви, / премудре Артемие, / и ныне предстоиши Престолу Владыки всех, / о иже верою и любовию приходящим к тебе, / подая исцеление всем неотложно, / и моляся Христу Богу, / спастися душам нашим.

Величание:
Величаем тя, / страстотерпче Христов, Артемие, / и чтим святую память твою, / ты бо молиши за нас / Христа Бога нашего.

Кондак, глас 8:
Возсия днесь пресветлая память премудраго Артемия: богоданная благодать яко реки изливает, от святоцелебныя раки мощей его, дивная исцеления, имиже от многоразличных недуг избавляемся, с верою приемлюще я, и взывающе: радуйся, Артемие богомудре.
________________________________________________________________________
1 Составлено по разным спискам древнего жития.
2 Пинега – река Вологодской и Архангельской губернии, Сольвычегодского и Пинежского уездов, правый (судоходный) приток Северной Двины. Кеврола или Кевроль – главное селение волости, получившей от нее свое имя, теперь – село Воскресенское, откуда впоследствии уездное управление было переведено в погост Волок-Пинежский, переименованный потом в город Пинегу.
3 Кончина прав. Артемия последовала 23 июня 1545 года.
4 Мощи праведного Артемия были обретены в 1577 году.
5 Макарий был митрополитом Новгородским с 1619 по 1626-й год. По его же благословению и распоряжению, составлено было житие Артемия с сказанием о посмертных чудесах его, которые с 1605 г. записывались со слов самих исцеленных.
6 Мангазея – урочище Енисейской губернии в Туруханском крае, на правом берегу р. Таза, где ныне стоит часовня св. мученика Василия Мангазейского. Мангазея – первый русский город в восточной Сибири, основан в 1601-м году, но через 60 лет совершенно запустел; теперь от него сохранились лишь одни следы.
7 Память праведного Артемия, Веркольского чудотворца, совершается 23-го июня и 20-го октября. В Иконописном подлиннике под 20 октября значится: "иже со отцом своим Козьмою земледельцем изшед на поле, умре от грома велика, млад отрок 12 лет, в рубашке, в руке лоза, колени голы". – В настоящее время мощи св. Артемия почивают под спудом в упраздненном Веркольском монастыре.
(Жития по изложению Димитрия Ростовского )

0

4

....................продолжение от 2 ноября

новомученики:

Свщмч. Николая Любомудрова пресвитера (1918).
http://s14.radikal.ru/i187/0911/fb/88df35b0f853.jpg
Николай Иванович Любомудров родился 11 апреля 1862 г., в среду Светлой седмицы, в с. Юркино Пошехонского уезда Ярославской губернии в семье псаломщика. Николай был старшим из шестерых детей Ивана Михайловича и Ольги Ивановны Любомудровых. Фамилия Ивана Михайловича первоначально была Суслонов, но, когда он поступил в духовное училище, начальник училища заменил ее на фамилию Любомудров, считая ее более подходящей для будущего церковнослужителя.

В 1877 г. Николай окончил Пошехонское духовное училище и поступил в Ярославскую духовную семинарию. В 1884 г. он окончил семинарию по первому разряду, что давало право на поступление в Духовную Академию, однако для этого не было материальных возможностей: как старший сын, он должен был обеспечивать больную овдовевшую мать, младших братьев и сестер.

В 1884-1887 годах Николай служил псаломщиком в церкви Рождества Богородицы на Духовской улице в Ярославле.

2 февраля 1887 г., в праздник Сретения, он обвенчался с дочерью священника с. Печелки Софьей Петровной Дьяконовой, учительницей школы для крестьянских детей в селе Абакумцеве (основанной Н.А.Некрасовым). Ее брат, Александр Петрович Дьяконов, стал профессором Петербургской Духовной Академии.

Вскоре Николай Иванович был рукоположен во священники, и в начале марта 1887 года приехал в с.Лацкое Мологского уезда Ярославской губ., куда был назначен на службу и где прожил почти 32 года.

Лацкое было многолюдным торговым селом, находившимся проезжем тракте. В селе имелась каменная церковь Вознесения Господня и деревянная кладбищенская церковь Казанской иконы Божией Матери. Большинство населения прихода составляли малоземельные крестьяне и торговцы.

Отец Николай стал подлинным духовным пастырем для своих прихожан. Вся его жизнь в Лацком была наполнена служением своей пастве, деятельной любовью к ближнему, заботой об их духовных и материальных нуждах. Он развернул необычайно активную духовно-просветительскую работу, которая не ограничивалась церковной проповедью и преподаванием Закона Божия в трехклассной земской школе. Отец Николай создал в Лацком первую в округе библиотеку-читальню для крестьян (открылась в 1895 г.), в которой его усилиями были собраны книги духовно-нравственного содержания, русская классика, книги для детей, газеты и журналы.

Для того, чтобы укрепить нравственность народа, усилить борьбу за трезвость, повысить культуру и грамотность, привить интерес к рациональному ведению сельского хозяйства, о.Николай организовал публичные чтения литературы, иллюстрируя их диапозитивами при помощи проекционного устройства. Эти, так называемые, "народные чтения с туманными картинами" проводились по воскресеньям осенью и зимой в 1900-1915 годах; число присутствующих доходило до 600 человек. В качестве чтецов выступали сам о.Николай, его жена, дети, учителя местной школы. После чтений о.Николай беседовал с крестьянами. Отец Николай вел журнал записей о каждом сеансе (хранится у его родственников), где отмечены чтения житий святых и других духовно-нравственных книг, классики, материалов по агрономии и медицине.

Своими проповедями, публичными чтениями о.Николай вел неустанную борьбу с пьянством. Сам с юных лет являясь абсолютным трезвенником, он решительно осуждал употребление алкоголя и курение.

На выделенных его семье 10 десятинах церковной земли о.Николай завел образцовое хозяйство, разбил яблоневый сад, пасеку. Он часто консультировал крестьян по вопросам плодородия земли, снабжал их высокосортными семенами зерновых культур, выписал из Америки несколько сельскохозяйственных машин на конной тяге, которыми также пользовались крестьяне.

Основным источником средств семьи о.Николая была обработка церковной земли. Сам с детства привыкший к крестьянскому труду, он и своих детей с юных лет приобщал к крестьянским работам и вообще много внимания уделял их нравственному воспитанию.

Отец Николай не одобрял того, что плата прихожан за церковные требы непосредственно составляла доход священнослужителей и был сторонником постоянного государственного жалования для приходских священников. Он считал, что получать за церковные требы деньги с крестьян-бедняков - и унизительно, и безнравственно.

Именно это обстоятельство было одной из причин того, что своим детям о.Николай дал светское образование. Окончив гимназию (юноши) или епархиальное училище (девушки), все восемь детей о.Николая получили впоследствии высшее образование.

Отец Николай очень любил музыку, самостоятельно научился играть на скрипке. Эта любовь помогла ему создать в Лацком слаженный церковный хор (к моменту его приезда в село хора там не было), в котором пели и все его дети.

В 1912 г. на съезде священников благочиния о.Николай был избран благочинным первого округа Мологского уезда Ярославской губернии.

Сын о.Николая Владимир так свидетельствует о личных качествах отца: о.Николай был всегда "бодр, энергичен и жизнерадостен... Принципиален и требователен к себе и другим, кристально честный, человеколюбивый, отзывчивый, он пользовался большим уважением у всех, кто его знал. Как церковнослужитель он был чтим верующими, и не только своего прихода... Бессребренничество, отсутствие всякого ханжества, искренняя готовность всеми средствами помочь людям, не говоря уж об общественной деятельности, создали ему широкую популярность. Он стеснялся этой популярности, даже боялся ее, так как хотел быть незаметным, обыкновенным человеком, смысл жизни которого - жить для людей... Как всякий человек, он не лишен был недостатков, знал об этом и старался освободиться от них. Одним из этих недостатков в его характере была вспыльчивость, которую с исключительным тактом и спокойствием помогала ему преодолевать его жена, Софья Петровна".

В 1912 г. по случаю 50-летия со дня рождения и 25-летия пастырского служения в лацковском приходе о.Николай был награжден епархиальным архиереем наперсным крестом. Ходатайствовали о награждении и провели сбор денег на покупку золотого креста прихожане. В этом же году по ходатайству Земской Управы о.Николай был награжден за просветительскую деятельность орденом Святой Анны третьей степени.

Жизненный путь о.Николая освящен благословением и молитвенной помощью двух великих российских святых, канонизированных недавно Русской Православной Церковью: св. прав. Иоанна Кронштадтского и св. Патриарха Тихона. Отец Николай высоко почитал приснопамятного протоиерея Иоанна Кронштадтского, о молитвам которого он, возможно, был исцелен от опасной болезни. В 1898 г. о.Николай тяжело заболел тифом. Жена, Софья Петровна, несмотря на то, что была беременна, отправилась в Петербург и просила молитвенной помощи у о.Иоанна. Помолившись, о.Иоанн сказал ей: "Супруг выздоровеет, а ребенок родится здоровым". Отец Николай, действительно, вскоре поправился, родившийся сын, Николай, единственный из детей о.Николая дожил до наших дней, прожив более 90 лет.

Отца Николая хорошо знал и ценил архиепископ Ярославский и Ростовский Тихон, будущий Патриарх Московский и Всея Руси. Объезжая приходы своей епархии в августе 1912г., Ярославский Владыка Тихон провел в гостях у о.Николая целый день, познакомился с его семьей, благословил детей.

Отдавая себя всецело пастырскому служению, о.Николай был далек от политики. Дошедшие в Ярославскую провинцию известия о революционных событиях 1917 г. он принял, по воспоминаниям детей, нейтрально, никак внешне не обнаруживая своего отношения к новым властям и порядкам, руководствуясь словами Св. Писания "несть власти, аще не от Бога".

Перемены в жизни Лацкого становились, однако, все более ощутимыми. В связи с голодом из Петрограда и других городов в село приехало много новых людей; возвращались демобилизованные солдаты с фронта и тыловики. Устойчивый сельский быт все более раскачивался, стали расти анархические настроения, начались пьянство, разгулы, убийства. В начале 1918 г. власть в волостном совете и на селе фактически захватила группа молодых людей из бедноты, демобилизованных солдат во главе с председателем волостного исполкома А.П.Городничевым (бывшим приказчиком галантерейного магазина в Петрограде), которые вскоре присвоили себе название "лацковской ячейки РКП(б)", а позднее - и комитета бедноты. Поставив своей задачей борьбу с "мироедами, кулаками и попами", эта группа угрозами и запугиваниями терроризировала население. В ряде домов были проведены обыски в поисках укрытого хлеба, и первый, в крайне грубой и унизительной форме - у о.Николая, который был объявлен врагом революции, советской власти и крестьянства - волисполком требовал отобрать у о.Николая землю, имущество, хлеб, доходя до прямых угроз расправиться с ним.

Отец Николай был чрезвычайно возмущен беззакониями, творившимися на селе группой Городничева, и жене приходилось постоянно его успокаивать и призывать к терпению.

Весной 1918 г. на пасхальные каникулы к родителям в Лацкое приехали все дети. С особой торжественностью и проникновенностью проходили службы Страстной седмицы и Пасхи.

По настоянию детей, о.Николай обратился с просьбой о переводе его в другой, более спокойный приход к заместителю епархиального архиерея архимандриту Иакову, но тот благословил о.Николая положиться на волю Божию, оставаться в своем приходе и не покидать вверенное ему духовное стадо, и сказал: "Если убьют - примешь от Господа мученический венец".

В июле 1918 г. в Ярославле, Рыбинске и других городах произошли эсеровские мятежи. Они не были поддержаны крестьянами и вскоре были подавлены.

5 сентября в ответ на эсеровские террористические акты советским правительством был объявлен "красный террор".

В октябре произошел ряд крестьянских восстаний в Ярославской губернии, одно из которых коснулось и села Лацкое.

По воспоминаниям очевидцев, утром 16 октября 1918 г. в Лацком неизвестные вооруженные люди собрали жителей села на площади, призвали их к борьбе с большевиками, и, сформировав ополчение из лацковцев, действуя уговорами и угрозами, повели их к ближайшей железнодорожной станции.

Матери, жены, сестры ушедших бросились к о.Николаю, слезно прося отслужить молебен о спасении ушедших и уведенных ополченцами.

Дочь отговаривала о.Николая от этого, но он счел своим христианским долгом, долгом пастыря выполнить просьбу женщин и отслужил молебен о здравии.

Отряд повстанцев двигался медленно. Пройдя около десяти верст, они попали под дождь, стали разбредаться, и к вечеру того же дня все лацковцы вернулись домой целыми и невредимыми.

Собравшиеся вскоре активисты-комбедовцы расценили молебен как открыто контрреволюционный акт и впоследствии оклеветали о.Николая, утверждая, что он служил молебен якобы "о даровании победы над советской властью".

На другой день стало известно, что в Лацковскую и соседние волости направляется карательный отряд красноармейцев - латышских стрелков, чтобы расправиться с организаторами и участниками восстания; дошли слухи о расстрелах нескольких священников в соседних приходах.

Отец Николай оставался в это время дома один с 22-летней дочерью Ольгой и 13-летним сыном Владимиром; жена находилась у больной матери, но должна была вскоре вернуться в Лацкое. И дети, и близкие о.Николаю крестьяне советовали ему на время скрыться, предлагали убежище: "Батюшка, пойди в любую избу, и будешь цел". Но о.Николай отвечал: "Я не совершал никаких преступлений и ничего не боюсь". Не считая себя виновным в чем-либо перед властью, не находя возможным оставить паству, и своим бегством дать повод к подозрениям, о.Николай решил всецело предаться воле Божией.

В эти дни, предчувствуя близкую кончину, о.Николай написал прощальное письмо жене и детям, в котором выражал любовь и признательность супруге за прожитые вместе годы и за помощь во всех делах, обращался к каждому из детей, говоря об их достоинствах и недостатках, давая советы на будущую жизнь; призывал всех к твердой вере и любви друг к другу и благословлял всех.

Получив утром 18 (или, по другим воспоминаниям, 19) октября телеграмму от жены, о.Николай немедленно поехал на станцию, чтобы встретить ее, но, прождав на вокзале целый день (поезда из Ярославля ходили нерегулярно), не встретил и поздно вечером вернулся домой.

Дочь Ольга свидетельствует, что ночью о.Николай в своей комнате молился, стоя на коленях перед иконами со свечой в руке. 20 октября 1918 года была Димитриевская родительская суббота. Отец Николай служил в Вознесенской церкви заупокойную Литургию и панихиду.

Участь о.Николая была решена утром этого дня в разговоре командира прибывшего в Лацкое карательного отряда и членов волисполкома. В ответ на запрос, кого местный совет считает нужным предать казни, было предложено два человека: кузнец Д.Р.Воробьев, не сочувствовавший новым порядкам и волисполкому, и о.Николай. Однако члены исполкома пришли к выводу, что кузнец необходим селу, и было решено расстрелять только священника.

Военный комиссар и двое солдат с винтовками отправились в церковь.

В это время в Лацкое вернулась жена О.Николая Софья Петровна: приехав на железнодорожную станцию (Шестихино) ночью, ощущая тревожное предчувствие, она решила не дожидаться подводы и одна ночью прошла 16 верст до села пешком. Придя домой, она с дочерью Ольгой сразу же поспешила в церковь, на паперти которой увидела вооруженных солдат.

Народу в церкви было немного. Отец Николай заканчивал панихиду у канонного столика. Обернувшись, увидел жену и сказал ей: "Соня, ты приехала..." Софья Петровна сказала ему: "За тобой пришли..."

Переоблачившись, о.Николай простился с женой, детьми, псаломщиком, благословил всех. Комиссар и солдаты повели его за село, сзади шли жена и дети. День был морозный, ярко светило солнце. Улицы были пустынны - очевидно, испуганные сельчане боялись вступиться за любимого ими батюшку. Проходя мимо Казанской церкви, о.Николай снял шапку и перекрестился. Солдаты приказали сопровождающим остаться на месте и повели о.Николая к капустному огороду, находившемуся на окраине села, недалеко от дома Любомудровых.

Несколько женщин, собиравших капустные листья - Мария Мосягина, Евгения Кутузова,- увидев, как ведут о.Николая, спрятались в кустах и оказались свидетелями расстрела. По их рассказам, двое солдат привели о.Николая на бугор около откоса к реке Латке и стали заряжать ружья. Они потребовали повернуться спиной, но о.Николай, стоя к ним лицом, перекрестился и со словами: "Господи, прими дух мой! Прости им: не ведают, что творят!" - поднял руку и благословил их.

Раздались два выстрела, о.Николай упал. Солдаты подошли к нему, выстрелили еще раз, сорвали серебряный крест и, споря о том, кому он должен достаться, поспешили в дом священника, где в это время другие члены отряда производили грабеж.

Это произошло в половине второго дня 20 октября 1918 г. (по ст. стилю), в Димитриевскую субботу, на память великомученика Артемия и праведного отрока Артемия Веркольского. Отец Николай был расстрелян без допроса, без объявления приговора, с ним не говорил никто из местных властей.

Услышав выстрелы, жена, дети, несколько крестьян прибежали к месту казни. Земля под телом о.Николая пропиталась кровью, задняя часть черепа оказалась раздробленной. Жена, дочь опустились на колени, женщины причитали. Один из членов волисполкома громко произнес: "Собаке - собачья смерть!" Тело о.Николая перенесли на полотне в дом и положили на кушетку, которая вскоре насквозь пропиталась кровью. В доме все было перевернуто после разгрома, учиненного карателями. Под видом обыска они разграбили ценные вещи, одежду, музыкальные инструменты, серебряные ризы с икон.

В ответ на просьбу похоронить о.Николая по христианскому обычаю на третий день из волисполкома поступило распоряжение: похоронить о.Николая немедленно и без всяких обрядов. Один из крестьян предоставил готовый гроб, в который о.Николай был положен. Софья Петровна облекла о.Николая в рясу, епитрахиль, скуфью, вложила в руки деревянный крест с Афона.

Проститься с о.Николаем пришли многие чтившие его лацковцы. Погребение происходило около полуночи, при свете факелов и тихом пении "Святый Боже". Могила была вырыта около алтаря Казанской церкви на кладбище.

На следующий день, в воскресенье, приехал близкий друг отца Николая, о.Константин Ельниковский, и совершил заупокойную службу. Отпевание о.Николая, после настоятельных просьб Софьи Петровны к знакомым иереям, было совершено тремя священниками над его могилой только 19 апреля 1919 года.

С мученической кончины о.Николая началось долгое мученичество его супруги Софьи Петровны, которая претерпела множество унижений и издевательств как вдова расстрелянного священнослужителя. На пятый день после расстрела, в канун первой годовщины октябрьской революции ей пришло персональное предписание из волисполкома вывесить красный флаг. Дети возмущались, но Софья Петровна призвала их "терпеть до конца", сшила из кофты флаг и вывесила его.

Председатель волисполкома Городничев не переставал преследовать семью Любомудровых. 14 сентября 1919 года по его доносу Софья Петровна была арестована Ярославской ЧК и провела два месяца в тюрьме, пока обвинение в "агитации против советской власти" не было снято за отсутствием доказательств.

Скончалась Софья Петровна восьмидесяти лет в 1951 году в Ленинграде.

Могила о.Николая сохранилась в с.Лацком (ныне Некоузского района Ярославской обл.). Она почиталась и до сих пор почитается местными верующими как могила святого мученика, ставшего молитвенником перед Богом, обстоятельства казни и похороны которого многими чертами напоминают предание на смерть и погребение Самого Спасителя.

Отец Николай был расстрелян без суда и следствия, став одной из многочисленных жертв "красного террора" и ненависти малой кучки односельчан. Будучи далеким от политики, никогда не выступая открыто против советской власти (он повторял; "несть власти аще не от Бога"), о.Николай обличал те преступления и беззакония, которые происходили на его глазах в его селе, и все свои силы направлял на исполнение долга духовного пастыря и служителя Церкви Христовой. Поводом для его казни явилась молитва о спасении своей паствы - проявление бесстрашной любви, подвигнувшей его к мученической кончине за други своя.

(Составлено из воспоминаний детей о.Николая и записано его правнуком. Май 1989 г. "Санкт-Петербургские епархиальные ведомости", № 1-2, 1991)

Свщмч. Германа (Кокеля), еп. Алатырского, (1937).
http://s15.radikal.ru/i188/0911/f6/973b5312d735.jpg
Священномученик Герман родился 23 ноября 1883 г. в семье крестьян Афанасия и Екатерины Кокель. Он был третьим сыном, названным во святом крещении Григорием. В селе Тарханы Батыревской волости Буинского уезда Симбирской губернии, где проживала эта благочестивая семья, была деревянная церковь. Частое пребывание с родителями в родном сельском храме пробудили в нем желание послужить Господу. Родители рано умерли, оставив после себя четырех малолетних детей. Григорию с братьями и маленькой сестрой приходилось содержаться простым крестьянским трудом, но Господь не оставил сирот одних.
Однажды Григорий со своим старшим братом Алексеем нанялись пилить дрова у местного объездчика. Приближалось полуденное время. Объездчик позвал мальчиков обедать домой, поставил еду и куда-то вышел. Между тем Алексей разрисовал картинами все стены дома. Вернувшись домой, хозяин увидел прекрасные картины. Он решил учить мальчиков грамоте, стал их приемным отцом и благодетелем. Впоследствии Алексей стал первым чувашским художником и получил профессорское звание.
В родном селе Тарханы Григорий окончил церковно-приходскую школу; затем, получив образование в Симбирской чувашской школе Ивана Яковлевича Яковлева, был направлен учителем чувашского и немецкого языков в школу села Батырево Буинского уезда. Здесь он познакомился с Ириной Егоровной Спиновой, выпускницей Сумароковского женского двухклассного училища. Ирина Егоровна преподавала русский язык. Отец Ирины, Егор Спинов, был зажиточный крестьянин – имел двухэтажный дом, магазин, водяную мельницу в селе Новое Ахпердино, пахотную землю. Егор Спинов и вся его семья были благочестивыми православными христианами. Познакомившись с Егором, Григорий рассказывает ему о давнем заветном желании – послужить Господу и стать священнослужителем. Будущий тесть отправляет молодого учителя Григория Афанасьевича в Симбирскую Духовную Семинарию. С 12 марта 1901 года Григорий становится послушником Симбирского Архиерейского Дома. В Симбирске он активно сотрудничает с просветителем чувашского народа И.Я. Яковлевым и помогает ему переводить богослужебные книги, Евангелие, Псалтирь. 4 октября 1901 года Григорий выдержал экзамен на звание псаломщика и определен к Симбирскому Архиерейскому Дому. Закончив Духовную семинарию, он был направлен в Крестовоздвиженскую церковь села Шерауты Буинского уезда (ныне Комсомольский район Чувашской Республики). 2 августа 1903 года Григорий перемещен в село Батырево. Вступил в брак с Ириной Егоровной Спиновой. 26 января 1905 года посвящен в стихарь. 9 октября 1907 года уволен за штат в связи с поступлением на миссионерские курсы при Казанской Духовной Академии.
По окончании миссионерских курсов, Григорий Кокель был определен на священническое место к церкви села Туруново Буинского уезда Симбирской губернии. Был рукоположен 12 июня 1909 года в сан диакона, а 26 июня – в сан священника. Хиротонии были совершены в кафедральном соборе города Симбирска Высокопреосвященнейшим архиепископом Симбирским Иаковом (Пятницким) (Симбирские епархиальные ведомости. 1909 г., № 17 (сентябрь), стр. 223). Владыка, обращаясь к народу, тогда сказал: «Перед вами новый добровольный мученик, который за вас, за свою паству, за святую Церковь должен оставить все, что любил. Даже жену свою он будет любить меньше, чем прежде, он должен будет оставить ее, когда долг призовет его идти на служение святой Церкви». И эти пророческие слова скоро сбылись.
Священник Григорий Кокель помогал в создании в Курмышском уезде Вараксарской религиозной общины, при которой была построена домовая церковь. Она должна была способствовать в деле просвещения чуваш в этом крае. Своей миссионерской проповедью он приводит к окрещению язычников из чуваш и татар. Он активно занимается не только делами Вараксарской общины, но и переводит богослужебные книги и распространяет среди населения Евангелие, Псалтирь и другие религиозные книги на чувашском языке. Там где он служил, каждая семья получала от него святое Евангелие, Псалтирь, Канонник. Приобретает печатную машинку и типографский станок и привозит их в село Сюрбеево. Издает такие книги на чувашском языке, как: «Толкование на катехизис», «Поучение для новокрещенных», миссионерские листовки, воззвания и другую религиозную литературу. В 1915 году печатает и распространяет брошюры о войне.
С 17 февраля 1912 года отец Григорий назначается настоятелем Михайло-Архангельской церкви села Пандиково Курмышского уезда, с 8 июня 1915 года – Никольской церкви села Чурачики Буинского уезда. Последним местом его службы в сане священника стал храм Рождества Христова села Старочелны-Сюрбеево Буинского уезда (ныне Комсомольского района Чувашской Республики).
В Сюрбеевской церковно-приходской школе отец Григорий преподавал Закон Божий, немецкий язык, музыку, учил детей играть на рояле. В этом помогала ему и матушка Ирина. Здесь же открывается и школа псаломщиков. Видя в человеке образ Божий он безгранично любил его, вел по пути веры, учил, наставлял, молился за него. Придя домой со службы, он иногда спрашивал – «Много ли было сегодня в церкви народу?». Видимо, предстоя перед святым Престолом, отец Григорий весь уходил в молитву, так что не замечал окружающего. Иерей Григорий жил просто, не думал о деньгах, роскоши. Он стремился к знаниям – одна из стен в его комнате была заставлена книгами. Читает Священное Писание на латинском и греческом языках, владеет французским, английским и немецкими языками, разговаривает на татарском языке.
Наступает 1917 год. В это время отец Григорий еще более ревностно проповедовал об истинах Евангельского учения и Православной веры. Бывший псаломщик церкви Д.Х., уроженец деревни Козловка (ныне Батыревского района Чувашии) доносит властям на отца Григория, обвиняя его в контрреволюции, и убивает его корову. Карательные органы приговаривают его к расстрелу.
На 9 утра в декабре 1917 года в волостном центре деревне Новые Мураты Буинского уезда (ныне Комсомольского района Чувашской Республики) был назначен расстрел. К этому времени к месту казни собрался народ. Отец Григорий в одной рясе, под конвоем идет и поет погребальные песнопения. В этот момент к месту казни на лошади подъезжает матушка Ирина, с распоряжением ЧК об отмене расстрела. Всю ночь ей пришлось собирать подписи прихожан села Старочелны-Сюрбеево о невиновности священника. Отца Григория освобождают.
25 июля 1920 года от порока сердца умирает матушка Ирина. Ранее у них умерло трое младенцев: Александр, Григорий и Клавдия. Отец Григорий остается один с тремя малолетними детьми. Самой младшей дочери Софии было 5 лет, сыну Аркадию – 9, дочери Александре – 11.
Новая власть предлагает отцу Григорию оставить службу в церкви и отказаться от сана. Ему предлагают хорошую работу в Чебоксарах, квартиру. Отец Григорий отказывается от всего земного. Он помнит слова Спасителя: «Никто возложивший руку на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк., 9; 62). Он всецело отдает себя и своих детей в руки Господа и беря крест свой следует за ним. «Для нас, Православных, на земле самое важное, самое священное – это святая вера, которая пребывает вечно, а все другие блага на земле скоропреходящие, тленные». (ЦГА общественных объединений ЧР, фонд № 1, опись 2, том 1, дело № 2207, «Воззвание епископа Германа ко всем православным христианам Симбирской епархии и Чувашской области», 1 мая 1925 г.)
В 1921 году отец Григорий поступает на очное отделение Петербургского Богословского института, проживает на частной квартире, учится успешно. Из-за трудностей содержания и ухода детей устраивает в приют.
В письме профессору Никольскому в 1924 году, отец Григорий сообщает:
«…Я овдовел в 1920 году; в 1921 – поступил в Петроградский Богословский институт, ныне курс учения в нем окончил, а теперь пишу кандидатскую работу. Святейший Патриарх направляет меня к Преосвященному Афанасию епископу Чебоксарскому – «остричь в монашество и озаботиться о дальнейшем служебном положении о. Кокель».
         Так гласит определение Патриарха и Синода. Дальнейшая служба выясниться в Казани, где я буду в начале августа. Между прочим, Патриарх упомянул о епископе Чувашском Тимофее. «Я крайне удивлен, что послужило к переходу его к красным? Ведь он старик, скоро умирать пора и вдруг такой позор для чуваш». Патриарх сказал, что он считается отпадшим от Православной Церкви. При этом добавил, «что если вас послать на его место, то как бы он не съел Вас». Печально! Ведь теперь настали такие времена, когда мы чуваши законным образом получили бы самостоятельную епархию. Вообще, мое положение, будущее покрыто неизвестностью. Направя в чувашскую область, неизбежно со стороны Тимофея – обычно в этих случаях – клевета, обвинения перед властью. Я, конечно, не могу участвовать в самочинном сборище обновленцев. Бывал у них на всех собраниях, и знаю все детали незаконного дела их. Бывать в церквях – где служат обновленцы, - не находишь мира, так и чувствуешь, что нет тут Христа, а все самовольно, только раздоры, обвинения Патриарха слышишь от них. Здесь число красных церквей весьма ничтожно, в Москве их около десяти. В деревнях их совершенно не признают.
23 июня 1924 г. Священник Григорий Кокель».
(НА ЧГИГН, отд. № 1, том 290, стр.60 а).

В 1924 году отец Григорий успешно заканчивает Богословский институт. Сразу же после окончания Святейший Патриарх Тихон, будучи сам в заключении, но имея разрешение на церковную службу хиротонисует Григория во епископа Ибресинского, викария Ульяновской епархии. По совершении Божественной литургии Святейший Патриарх Тихон в напутственном слове тихо сказал новохиротонисанному епископу Герману: «Благословляю тебя на борьбу с обновленцами, неустанно борись!»
         Прибыв на архиерейскую кафедру в Чувашию, епископ встретил противодействие со стороны нескольких епископов - самозванцев и раскольников: Тимофея (Зайкова), Даниила (Филимонова), Иоанна (Никольского), совращавших народ в обновленчество.
         Епископ Герман обращается с прошением к Святейшему Патриарху Тихону на временное управление всеми православными приходами Чувашской области до прибытия митрополита Казанского Кирилла, поскольку как викарий Симбирской епархии он не имел юридического права на это.
         Получив такое благословение Святейшего Патриарха Тихона резолюцией от 11 декабря 1924 года на управление всеми православными приходами Чувашской области, он посешает приходы Чувашии, вразумляя перешедших в обновленчество священников. Еп. Герман 19 февраля 1925 года был в селе Солдыбаево и селе Карамышево в сопровождении священников Дунина, Глинского, Емельяна Федорова и Белова. Был в селах Шихраны, Хормалы, Ново-Тинчурино, Кошлоуши, Тарханы и др. 21 февраля 1925 года прибыл в город Мариинский Посад, служил всенощную в Казанском храме, 22 февраля – обедню в Троицком Соборе. Во второй половине февраля 1925 года объезжал села Чебоксарского уезда. Власти арестовывают его и высылают на поселение в Козью Слободу близ города Казань. Вскоре за недостаточностью улик освобождают.
         Епископ Герман немало потерпел от еретиков. Так в селе Хормалы, ныне Ибресинский район Чувашии, он был избит обновленцами и еле спасся от насильственной смерти: «известен такой случай, бывший с епископом Германом, когда последний управлял Ибресинским  викариатством (1925-26 гг.) В один из воскресных дней он направлялся на богослужение в Киево-Николаевский монастырь. Но едва он миновал монастырские ворота, как на него со всех сторон посыпались камни – это в него с руганью и поношением бросали монашки. Оказалось, что монастырем завладели григорианцы во главе с епископом Виссарионом (Зориным), и они то научили монашек встретить «сергиевского» епископа градом камней» (Митрополит Иоанн Снычев, «Церковные расколы в Русской Церкви 20-30 гг. XX столетия», 1997 г., стр. 83). Но истинно православные с нетерпением ждут приезда святителя. Они не только неукоснительно выполняют распоряжения еп. Германа, но и, не боясь властей, как, например, церковный совет Вознесенского храма (бывший женский монастырь) г. Алатырь, приглашают его к себе служить и жить.
         Епископ Герман рассылает многочисленные послания на русском и чувашском языках, в которых предлагает не признавать раскольников, выданные ими награды не принимать, удалять второбрачных священников, освидетельствовать брачные обыски, вести записи о крещеных, бракосочетаниях, вести метрические книги. «Придет время, и ими будут дорожить», - говорит он. Такие же наставления он направлял Ульяновской пастве. Умоляя оставить обновленчество, приводит в качестве примера такие города, как: Чебоксары, Ядрин, Цивильск, Мариинский Посад – где нет ни одной обновленческой церкви. Объясняет, что Тимофей – обновленец, еретик, и что он лишен сана. В начале 1925 года епископ Герман получил от Калинина разрешение на открытие в городе Казань «Пастырских курсов для чувашей» и на издание православного жернала «Вестник Православной Церкви АЧО». Чувашский ОГПУ не разрешил это.

         После смерти Патриарха Тихона 12 апреля 1925 года еп. Герман подписывает акт о передаче высшей Церковной власти Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому). Дает распоряжение благочинным – оповестить всех о кончине патриарха Тихона, совершить заупокойные службы и после каждой литургии – панихиду.
         Председатель Чувашского церковного управления обновленческий архиепископ Тимофей (Зайков) пишет в отдел областного исполкома о епископе Германе: «Епископ Герман призывает жить по старому, снимает неугодных ему священников и назначает новых. Выступает против священного синода. Областное церковное управление обвиняет в расколе, выступает с контрреволюционными речами, лишен сана, учиняет поборы, возмущает народ, призывает к старому царскому режиму».
         Священники-обновленцы жаловались в ОГПУ, писали доносы, где говорили, что епископ контрреволюционер, что он приглашает под свое управление только тех, кто дает ему подписку, что они отказываются от постановления Собора 1923 года, которое называет разбойничьим, не разрешает венчать разведенных советской властью; просили посадить его в тюрьму. Рассылали письма по приходам, прося народ не слушаться епископа Германа. Распространяли совершенно противоположные, нелепые слухи о том, что еп. Герман лишен сана, запрещен, что он коммунист. «Смотрите как проповедует еп. Герман, но никто его не сажает в тюрьму. Если бы он не был коммунистом, то давно бы его посадили». Обновленцы решают созвать съезд 23 июля 1925 года в селе Шихраны. Епископ благословляет «всех ревнителей православной веры явиться на этот съезд в возможно большем количестве из духовенства и мирян истинной православной церкви и уничтожить обновленческий обман».
Деятельность молодого и энергичного проповедника для антихристианской власти становиться заметной. Начинаются ночные визиты сотрудников ОГПУ, обыски и допросы. На этот раз он безропотно не кладет свою голову на плаху, как это было в селе Мураты. Епископ понимает, что он нужен Церкви, народу. Он должен бороться за чистоту православной веры.
Епископ Герман рассказывал инокине Марии (в миру Марфа Егоровна Алешева – Николаева - Спинова) (Марфа Егоровна, родная сестра Ирины Егоровны, супруги священника Григория Кокеля): «Однажды пришли с обыском, а у меня много воззваний, написанных к народу. Работники ОГПУ требуют впустить их, но я закрыл дверь, поставил столы, стулья около двери. Тогда чекисты начали стрелять по закрытой двери. Стреляли высоко, как стояли, так и стреляли, а я под пулями, ползком собрал воззвания и сжег в печке, когда они сломали дверь и вошли, у меня уже ничего не было. Как только они ушли я снова начал писать».
Однако власти этим не ограничиваются и заставляют еп. Германа подписать следующее заявление, датированное 6 мая 1925 года: «Мне Чувашским отделом ОГПУ объявлено о том, что с сего числа никаких административных прав, присвоенных мною раннее, не имею, в дальнейшем обязуюсь по отношению к церквям и приходам Чувашской Области никаких административных функций не проявлять, в случае нарушения буду нести ответственность. Для того, чтобы выехать на приход служить, епископу приходится испрашивать разрешения у ОГПУ.
18 мая 1925 года еп. Герман пишет уполномоченному Чувашского отдела ОГПУ Батыревского уезда заявление: «Церковный Совет с. Шихраны, Хормалы, Ново-Тинчурино, Кошлоуши и др. приглашают на приход служить. В связи с этим прошу разрешения на выезд». Приходится отчитываться даже за покупки: в Батыревкую уездную милицию пишет о том, что шапирограф купил на свободной продаже в Петрограде, предъявляет счет, тогда как обновленцы имеют полную свободу.
4 августа 1925 года еп. Герман пишет в ОГПУ, что советская власть не может вмешиваться в область культа, ссылаясь на разъяснения 5-го отдела НКЮ от 16 августа 1924 года «Об отделении церкви от государства», просит аннулировать раннее данную подписку и разрешить свободный выезд.
20 августа 1925 года еп. Германа вызывают в Чувашский Отдел ГПУ в городе Чебоксары. Через два дня в отношении его возбуждается уголовное дело. Он обвиняется в распространении ложных провокационных слухов на территории Чувашской и Ульяновской областей и в присвоении административных функций по статьям 73, 122, 123 УК РСФСР, несмотря на то, что еще 29 апреля  зарегистрировался в Адмотделе как служитель культа религиозного общества церкви с. Ибреси Батыревского уезда, а раннее, в марте 1925 года просил административный отдел Чувашской Республики зарегистрировать союз приходов Православной церкви. Ответа епископу не дали, хотя по закону должны были сделать это в двухнедельный срок.
В 5 часов утра 27 августа он прибывает на постоянное место жительства в г. Алатырь. 28 августа его посадили в Дом заключения с отправкой в город Ульяновск 1 сентября, за то, что у него не было разрешения на служение, хотя это разрешение было прислано уполномоченному ОГПУ по Алатырскому уезду из Ульяновского ГАО. В 4 часа утра 1 сентября 1925 года он был отправлен в Ульяновск. Предварительное следствие началось только 14 сентября, до этого его содержали в тюрьме города Ульяновск в неизвестности, не проводя допросов и не давая объяснений. Он обвиняется в том, что проживая в Ибресях, нелегально управлял церковными приходами Ульяновской губернии. Первый допрос был произведен 14 сентября. В этот же день Ульяновский отдел ОГПУ принимает решение о необходимости направления еп. Германа в Чувашский отдел ОГПУ. 25 октября монахиня Анимаиса (Анастасия Терентьева) обратилась в ОГПУ с просьбой разрешить еп. Герману ехать из Ульяновска в Чебоксары не этапом, а свободно, без конвоя, т.к. неизвестно, когда пойдет арестантский пароход. В этом ей было отказано. И только 12 ноября он прибыл в Чебоксары, где его поместили в исправдом. Здесь он пишет заявление в Чувашский отдел ОГПУ об изменении меры пресечения и о том, что статья 73 по новому кодексу исключена; а по статьям 122 и 123 наказание положено до 6 месяцев и только принудительной работы, а он почти 3 месяца под арестом. Следствие давно закончено, но дата судебного разбирательства неизвестна. 30 ноября мера пресечения была изменена на подписку о невыезде с места жительства из г. Алатырь.

Постановление
1925 года декабря 3 дня.
Я, уполномоченный Чувашотдела ОГПУ А. рассмотрев сего числа следственное дело за № 101 по обвинению гражданина Кокель Григория Афанасьевича (в сане епископа Германа) 42 лет, чувашин, происходящего из крестьян с. Тарханы Тарханской волости Батыревского уезда АЧССР, вдового, имеющего троих детей, безпартийного, имеющего высшее духовное образование, ранее не судившегося в преступлениях, предусмотренных ст. 73, 122, 123 УК нашел: гр. Кокель добившись еще при жизни патриарха Тихона сана епископа избрал постоянное место пребывания в г. Ибресях Чувреспублики. Будучи зарегистрированный в Адмотделе Чувашисполкома, как служитель культа при церкви поселка Ибресь он объявил себя управляющим всеми православными церквами Автономной Чувашской Республики, но будучи зарегистрирован в Адмотделе как таковой, и стал незаконно вмешиваться во внутренние дела других общин, и распоряжаться ими вопреки даже их желаниями, как то: смещая без ведома и согласия общин служителей культа, которые его не хотели признавать, как идейного главу и как управляющего всеми православными церквами Автономной Чувашской Республики . Рассылал всевозможные распоряжения и приказания общинам о доставлении ему разных сведений и денежных сумм на содержание своей канцелярии, грозя в противном случае отрешением служителей культа от места и т.п. карами . Тоже самое он проводил при своих разъездах по епархии, как сам, так и через своих прислужников, везде требуя денег от верующих . По словам его же приверженца Якова Турхана  Герман Кокель за восемь месяцев епископской деятельности разными правдами и неправдами получил от приходов не менее 6 000 рублей. Будучи предупрежден отделом ОГПУ еще 6 мая в том, что он не имеет права присваивать себе административные функции по управлению церквами Чувашской Республики, а также не вправе именовать себя управляющим церквами АЧССР и открывать свое управление без соответствующей на то регистрации в Адмотделе, он тем не менее продолжал в том же духе вести свою деятельность, именуясь везде Управляющим всеми церквами АЧССР, смещал, назначал служителей культа без согласия общин, и вообще продолжает вести себя как полновластный администратор вопреки существующим положениям, что видно из многочисленных воззваний и распоряжений, имеющихся в деле.
Следовательно, еп. Герман Кокель не только преступил закон до его предупреждения о том со стороны органов власти, но и последовательно и намеренно в целях проведения своей политики, продолжал вести свои беззаконные действия, не исполняя распоряжений органов власти.
Далее, будучи в с. Солдыбаеве, Никольской волости, Чебоксарского уезда 19 февраля 1925 года, он, в произнесенной им проповеди распространял провокационные слухи о том, что якобы в Москве найдено трое мощей, которые лежали нетленными 300 и 700 лет, что Советская власть якобы всячески издевается над ними, отрубая им руки и ноги, но что последние принимают прежний вид
Среди групп верующих он делал комбинации из 15 спичек (делая из них в таком виде 666, пятиконечную звезду и слово ЛЕНИН), доказывая этим, что согласно предсказания священного писания появился антихрист в лице Ленина с печатью в виде пятиконечной звезды .
Распространял слухи о том, что будто бы у Патриарха Тихона пропала шуба, и поэтому поводу к нему являлись якобы товарищ Калинин и товарищ Рыков для выражения соболезнования
Среди верующих старался проводить дух ненависти и противодействия Советской власти, как например, в частной беседе с одним попом, когда последний касаясь церковной политики, задает ему вопрос о том, что если вы мне прикажете такие дела, которые не касаются церкви, например, если вы мне прикажете идти против Советской власти, то значит и тогда должен идти за вами, т.е. исполнять ваши приказания, Кокель отвечает: «Да и тогда»
Свои действия еп. Герман – Кокель распространял также на Ульяновскую губернию и часть Татарской Республики.
В своих показаниях еп. Герман – Кокель отрицает все предъявленные ему обвинения, за исключением присвоения себе административных функций
Таким образом, из вышеизложенного со стороны еп. Германа Кокель усматривается ряд содеянных им преступлений, предусмотренных ст. 73, 122, 123 УК…
Принимая во внимание, а также и то, что и в дальнейшем пребывание его, еп. Германа (Кокель), на территории АЧССР может вообще вредно отразиться на политнастроении и спокойствии населения, так как таковой своими действиями может вызвать эксцессы среди группы верующих, каковой случай был в том сего года в селе Хормалах, Ибресинского уезда АЧССР, где между его сторонниками и другой группой верующих дело из-за спора по обладанию церковью дошло до избиения друг друга (см. лист дела 109 и 110), а также распространением ложных, провокационных слухов может вызвать среди населения недоверия к власти, дискредитирования ее и недовольство ею, - постановил:
Дело за № 110 на 268 листах по обвинению епископа Германа (Кокель) происходящих из граждан с. Торханы, Торханской волости Батыревского уезда АЧССР, направить в ОГПУ с ходатайством об административной его высылке из пределов Автономной Чувашской Социалистической Советской Республики.
Мера пресечения избрана о невыезде с места жительства города Алатыря АЧССР.

Обновленцам с помощью ОГПУ все же удается его выслать из Чувашии. ОГПУ принимает решение о том, что дальнейшее пребывание еп. Германа на территории ЧАССР может вредно отразиться на политическом настроении и спокойствии населения. Дело передается на рассмотрение особого совещания при коллегии ОГПУ. 4 июня 1926 года было принято постановление о высылке из Чувашской Республики еп. Германа Кокеля сроком на 3 года с прикреплением к определенному месту жительства.
В 1926-27 гг. Герман епископ Бугульминский викарий Самарской епархии. Проживая в Бугульме, он неоднократно участвует в диспутах верующих и неверующих. Увозят его на диспуты вечерами на машинах НКВД. В спорах с неверующими всегда побеждает. Народ с диспутов провожает его стоя с радостными восклицаниями и аплодисментами. Дома, на вопрос дочери: «И кто же из вас победил?» - епископ отвечал, - «Конечно, Бог».
Епископ никогда не рассказывал роднымо своих отношениях с властями. Когда дочь спрашивала: «Куда тебя возит НКВД по ночам?» он отвечал: «Не надо это тебе знать, учись молчать.». Он не рассказывал ей даже о своей многочисленной родне, в том числе о родном брате художнике Алексее Кокеле.
Епископ Герман последовательно занимал следующие кафедры:
В 1927-1928 гг. – Герман епископ Бугурусланский (Оренбургская область)
1928-1932 гг. – епископ Кузнецкий, викарий Томской епархии.
1929-1930 гг. – епископ Томский и Алтайский.
1930 ноябрь – 1931. 14 июль – временно управляющий Омской и Павлодарской епархией.
1931-1932 гг. – епископ Никольско-Уссурийский, временно управляющий Хабаровской, Приморской, Владивостокской епархиями.
1932-19 сентября 1932 г. – епископ Барнаульский, временно управляющий Бийско-Алтайской епархией.
1932-1933 гг. – епископ Хабаровский.
1933г. – епископ Благовещенский (Амурская область).
(Губонин М.Е. Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти 1917-1943 годы.).

Примерно в 1931-1932 годах известен такой случай. Епископа Германа приговаривают к расстрелу. Монахиня Анимаиса приезжает в г. Ивантеевка Московской области к Марфе Егоровне Спиновой-Алешевой, которая проживала в то время там. Марфа и Анимаиса обращаются с прошением о помиловании еп. Германа к Калинину. Приговор о расстреле был отменен.
Митрополит Мануил (Лемешевский), бывавший в заключении вместе с еп. Германом, освободившись будет считать его погибшим от ужасных пыток намного раньше. В 1957 году, будучи архиепископом Чебоксарским и Чувашским, он скажет свояченице еп. Германа Марфе Егоровне Николаевой: «Епископ Герман погиб, не вынес тяжелых пыток».
8 сентября 1933 года еп. Германа арестовали и заключили в тюрьму в г. Свободный Амурской области, осудили 31 декабря на 10 лет лагерей.

Лагерная жизнь особая. Заключенные определялись не по фамилиям, а по номерам. На каждого заключенного заводилось личное дело, куда записывалась информация от доносителей-заключенных и давалась характеристика. Епископа Германа охарактеризовали как до сих пор не отказывающегося от своих религиозных убеждений.
Сначала епископ работал счетоводом финчасти второго отделения, потом был переведен заведующим делопроизводства санчасти. Владыку Германа обвинили в том, что он состоит членом контрреволюционной организации на Алтае под названием «Мракобесы» и ставит своей задачей свержение советской власти вооруженным путем в момент интервенции, проводит вербовку новых членов. Приводят его слова, якобы сказанные им в санчасти: «Зачем расстреливать людей, можно обойтись без расстрела. Христос сказал: «Не убей!». Ну, сослали бы куда-нибудь подальше, вот как меня и довольно бы с них. Если бы они не воевали между собой, то народу было бы лучше, и церкви бы не закрывали». За каждым шагом владыки Германа следили. Один из агентов ОГПУ доносит: «Еп. Кокель сидел и разговаривал в санчасти с епископом Магдой, а когда я зашел, перестал говорить». «Коммунисты не знают историю России, они разрушают архитектурные памятники… Нельзя расстреливать ученых, ведь они еще пригодятся России».
«Наиболее махровую контрреволюционную деятельность проводит Кокель, который пытается внушить окружающим ненависть к существующему строю, называет царское время «счастливыми днями».
Кокель заявляет: «Большевики не знают историю и не щадят исторических памятников. Когда был государь, этот помазанник Божий, он заботился о православных и о нас, служителях алтаря Господня, а теперь антихристы со злобой дьявольской гонят Церковь Божию. Но ничего, мы верующие уйдем в подполье и оттуда будем проповедовать распятого Христа. Мы добьемся тех счастливых дней, когда колокола Кремлевских соборов во славою встретят помазанника Божия. А эту свору, эту нечисть, этих поганых коммунистов и комсомол с их нечестивыми вождями сметут как прах с лица земли русской».
«Серафим Саровский говорил, что его мощи встретят в Дивеево с колокольным звоном, что власть коммунистов долго не продержится».
«Дальнейшей разработкой Кокель установлено, что он пытается проводить свою контрреволюционную деятельность в более широком и организационном порядке. Вот смотрите, прямо не в коня корм, вот что значит; что новые правители являются слугами сатаны, а потому Господь им здоровья и жизни не дает. Ленин поцарствовал немного и умер. Воровского убили, Орджоникидзе умер, Кирова убили, Куйбышев умер. Не дает Господь жизни врагам. Пусть как ни стараются коммунисты победить христиан, не удается им это сделать. Сейчас нужно всеми силами вовлекать в нашу религиозную общину молодежь. Мы должны вернуть в лоно святой церкви колхозное крестьянство. Главная задача нас, пастырей, внедрить мысль молодому поколению, что Советская власть, что Сталин и прочие его приемники закрывая церкви и монастыри, действуют неверно. Указать, что весь ученый мир находится в лоне христианской церкви. Должны обратить внимание молодежи за границей».
К этой теме Кокель вернулся в следующий раз, несколько изменив вариант и направляя свою звериную ненависть к вождю партии».
В целях активации своей репутации и придание ей воли реального характера Кокель, основываясь на каких-то церковных авторитетах, пытается внушить окружающим, что советская власть, по священному писанию, как власть антихриста, может просуществовать только двадцать лет, после чего враги Христа – безбожники-коммунисты будут растоптаны воинством Христовым. Он пытает самую большую ненависть к вождю партии». (Архив УФСБ по Хабаровскому краю. Дело 3384)

17 октября 1937 года тройка приговорила епископа Германа к расстрелу. Епископ Герман был расстрелян 2 ноября в 2 ч. 30 мин. ночи.
17 июля 2001 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви епископ Герман (Кокель) причислен к Собору новомучеников и исповедников Российских от Чебоксарско-Чувашской епархии.
Память его совершается 20 октября (2 ноября).

( Алешева Н.А. Священномученик Герман Алатырский. Н.Новгород, 2002.) http://www.eparh-chb.ru/churchandsociet … atyrskogo/

Свщмчч. Зосимы Пепенина, Иоанна Талызина, Иоанна Речкина, Иоанна Ганчева, Николая Фигурова, Леонида Никольского, Иоанна Родионова и Александра Орлова пресвитеров, Михаила Исаева и Петра Кравеца диаконов и мч. Павла Бочарова (1937).

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЗОСИМА ПРЕСВИТЕР (иерей Зосима Алексеевич Пепенин, +1937). Московская епархия.
Родился 1888 году в деревне Пепенино Ярославского уезда Вятской губернии.
Окончил Духовную Семинарию.
Служил священником в селе Крылатское Кунцевского района Московской области.
В 1935 году арестован и приговорен к трем годам лишения свободы. Проведя восемь месяцев в Бутырской тюрьме, был отправлен в Карлаг (Казахстан, Карагандинская область). В 1937 году арестован в лагере за то, что «поддерживая тесные отношения с враждебно настроенными к советской власти и советскому правительству заключенными, проводил агитационную работу, говоря, что при царе Николае рабочему классу жилось лучше». Расстрелян 2 ноября 1937 года.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН ПРЕСВИТЕР (иерей Иван Ильич Ганчев, +1937). Бакинская и Прикаспийская епархия.
http://s04.radikal.ru/i177/0911/5d/36f7e5857b38.jpg
Родился в 1876 году в селе Сима Юрьевского уезда Владимирской губернии.
Служил настоятелем храма Боголюбской иконы Божией Матери села Александровка Кубинского уезда Бакинской губернии, затем – настоятелем храма Рождества Богородицы города Баку. К 1933 году работал эпидемиологическим фельдшером санитарной организации Октябрьского района в городе Баку.
В 1933 году арестован за «к/р и шпионскую деятельность» и сослан в Казахстан, город Чимкент. В 1936 году на пути из ссылки домой вновь арестован и отправлен в Карлаг. В 1937 году в лагере арестован за «а/с агитацию среди заключенных» («возглавил группу верующих, бывших священников, проводил службы, где распространял свое настроение против советского правительства: «...Нужно желать и я очень хочу, чтобы фашисты разгромили большевиков в Испании. Это поражение коренным образом изменило бы ситуацию в СССР»... Ганчев распространял сведения, что царь Николай не расстрелян, а проживает в Англии... В предъявленном обвинении виновным себя не признал»). 2 ноября 1937 года расстрелян.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН ПРЕСВИТЕР (иерей Иван Александрович Речкин, +1937). Харьковская и Богодуховская епархия.
Родился в 1872 году в селе Бушево Тульской губернии.
Окончил Тульскую Духовную Семинарию и Московскую Духовную Академию, кандидат богословия (1897 год).
Служил священником в Артемовской церкви села Высокое Харьковской области.
Арестован в 1936 году за «укрытие белогвардейских офицеров во время гражданской войны и агитационную работу против советской власти». Приговорен к четырем годам лишения свободы.
Заключение проходил в Карлаге. В 1937 году арестован в лагере за то, что «Будучи враждебно настроен к советской власти, проводил среди заключенных агитационную работу, говоря, что скоро Советскому Союзу будет объявлена война и большевики будут уничтожены, на смену придет другое правительство и церкви в России будут восстановлены». 2 ноября 1937 года расстрелян.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН ПРЕСВИТЕР (протоиерей Иван Алексеевич Родионов, +1937). епархия.
Родился в 1881 году в селе Останкино Тимского уезда Курской губернии. Высшее образование – историк.
Служил в Северо-Кавказском крае, городе Ессентуки.
Арестован в 1933 году, осужден на восемь лет лишения свободы.
Заключение отбывал в Карлаге. В 1937 году арестован в лагере – «вел контрреволюционую агитацию среди заключенных, направленную на дискредитацию политики советского правительства, открыто заявлял о своих убеждениях. Говорил, что избавление от советской власти придет от Гитлера». Расстрелян 2 ноября 1937 года.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК НИКОЛАЙ ПРЕСВИТЕР (иерей Николай Федорович Фигуров, +1937). Нижегородская и Арзамасская епархия.
Родился в 1886 году в селе Шершевское Перевозского уезда Нижегородской губернии.
Служил священником в родном селе.
В 1928 году арестован и выслан в город Бузулук.
В 1935 году за «а/с пропаганду» приговорен к трем годам ИТЛ. Сослан в Карлаг НКВД (Казахстан, Карагандинская область).
В 1937 году арестован в лагере «за отказ от работы, участие в религиозных собраниях и агитационную работу среди населения». 2 ноября 1937 расстрелян.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЛЕОНИД ПРЕСВИТЕР (протоиерей Леонид Константинович Никольский, +1937). Вятская и Слободская епархия.
http://s40.radikal.ru/i090/0911/ae/b9ea8938c956.jpg
Родился в 1876 году в селе Данилово Сарапульского уезда Вятской губернии (в Киясовском районе Удмуртии) в семье священника.
Окончил Вятскую Духовную Семинарию.
В 1901 году рукоположен в священника.
Служил в селах Вятской губернии: Большая Пурга Воткинского района, Чумая Зуринского района, Неумонино Воткинского района, Якшур Бардгенского района, Нечкино Сарапульского района.
В 1931 году арестован и приговорен к пяти годам концлагерей («используя церковную трибуну, занимался а/с агитацией»).
Отбывал заключение в Вишерских лагерях Пермской области. В 1934 году освобожден досрочно.
Служил в селе Швариха Нолинского района Кировской области.
В 1935 году вновь арестован и осужден на пять лет ИТЛ за «а/с агитацию на протяжении ряда лет». Отправлен в Карлаг. В 1937 году арестован в лагере за то, что «входил в группу бывших священиков, проводил службы, находясь в «Тартауле» [отделение Карлага], на берегу реки выложили изображение алтаря, икон и крестов и в этой Церкви устраивали богослужения и беседы на антисоветские темы. В разговорах о необходимости работать на производстве в лагерях, Никольский говорил: «...На советскую власть работать не надо и не будем, пусть работают дураки, дураков работа любит»». 2 ноября 1937 года расстрелян.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН ПРЕсВИТЕР (иерей Иван Николаевич Талызин, +1937). Ярославская и Ростовская епрахия.
Родился в 1888 году в селе Любечище Весьегонского уезда Тверской губернии в семье священника.
По окончании духовного училища рукоположен в диакона, затем в священника. Служил в селе Ордино Угличского уезда Ярославской губернии.
В 1930 году арестован и осужден на три года ссылки. По возвращении в 1933 году служил в родном храме.
Вновь арестован в 1937 году за то, что являлся «участником контрреволюционной церковно-монархической группы, вел террористическую агитацию, направленную против вождей партии и советской власти и распространял провокационно-клеветнические слухи». 2 ноября 1937 года расстрелян в Ярославле.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АЛЕКСАНДР ПРЕСВИТЕР (иерей Александр Орлов, 1937).

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК МИХАИЛ ДИАКОН (диакон Михаил Васильевич Исаев, +1937). Липецкая и Елецкая епархия.
Родился в 1875 году в селе Крыловка Чембарского уезда Пензенской губернии.
Окончил Учительскую Семинарию.
Служил в селе Студенки Липецкого района Липецкой области.
Арестован в 1935 году за «участие в к/р группе, возглавляемой епископом Уаром (Шмариным Петром Алексеевичем)», осужден на пять лет лишения свободы. В 1937 году сослан в Карлаг, участок Тартаул. В лагере арестован - «находясь на участке Тартаул, организовавшись в группу, проводил среди заключенных Тартаула к/р агитацию… находясь на общих основаниях на командировке Тартаул, Исаев Михаил Васильевич входил в к/р группировку церковников, проводившую к/р деятельность. Эта группировка в кустах на берегу реки устроила себе церковь, выложив на берегу изображение алтаря, икон и крестов и в этой церкви и на квартирах членов своей к/р группы систематически устраивались богослужения и молебны, а также беседы, на которых велись к/р разговоры и злобная к/р агитация среди з/к». Расстрелян 2 ноября 1937 года.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПЕТР ДИАКОН (ПРЕСВИТЕР?) (Петр Андреевич Кравец, +1937). Саратовская и Вольская епархия.
Родился в 1885 году в городе Николаевск Самарской губернии.
Служил продавцом у купца-мануфактурщика, затем фельдшером на Германском фронте.
Рукоположен в диакона в 1921 году, будучи в армии. Служил в Саратове и Николаевске. Несколько раз арестовывался за борьбу против обновленцев.
По некоторым данным, был рукоположен в священника и служил в Богоявленском храме Казани.
В 1935 году арестован за то, что «систематически вел антисоветскую, антисемитскую агитацию, распространял провокационные, пораженческие слухи, через своего сына проводил дезорганизаторскую деятельность среди учащихся и внедрял сочувственные настроения к терактам над членами советского правительства». Сослан в Карлаг. В 1937 году арестован в лагере («входил в группу бывших священников, что и Никольский [Леонид Константинович], распространял слухи, что их направили в «Тартаул» специально для гибели заключенных»). 2 ноября 1937 года расстрелян.
Канонизирован 20 августа 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

МУЧЕНИК ПАВЕЛ (Павел Бочаров, +1937).
ОбвинениеПриОсуждении="контрреволюционная агитация, направленная против колхозного строительства" СтатьяОбвинения=ст.58-10 ч.1 УК РСФСР
Приговор=6 лет ИТЛ .
тройка при НКВД по Карагандинской обл. ГодОсуждения=1937 ДеньОсуждения=31 МесяцОсуждения=10
СтатьяОбвинения=ст.58-7,58-10,58-11 УК РСФСР Приговор=высшая мера наказания - расстрел .ПричинаСмерти=расстрел МестоСмерти=Казахстан, Карагандинская о., Карлаг НКВД
Место погребения неизвестно

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Кол. 3, 17-4, 1; Лк. 9, 44-50). "Кто примет Меня тот принимает Пославшего Меня", сказал Господь: а Пославший Его - Бог, следовательно, кто исповедует Господа, тот Бога исповедует, а кто не исповедует Его, тот и Бога не исповедует. Скажешь: я исповедаю Христа великим, премудрым, всемирным учителем. Нет, исповедуй Его так, как Он Сам говорит о Себе, что Он и Отец едино суть, единого Божеского естества лица, раздельные но единочестные м сопрестольные. Кто не исповедует так, тот, как бы ни величал Господа, все одно, что не исповедует Его, а не будучи исповедником Его, не исповедует и Отца, не исповедует Бога. Потому, каким богочтецом ни выказывай себя, ты не богочтец, когда не исповедуешь Господа Иисуса Христа Сыном Божиим Единородным, нас ради воплотившимся и Своею крестною смертью нас спасшим. Не все одно какого Бога исповедать, лишь бы исповедать: поклонявшиеся солнцу и звездам, или вымышленным существам, не называются богочтецами, потому что не то считали Богом, что есть Бог. Так и тот, кто Господа не исповедует, не богочтец, потому что не того Бога исповедует, который истинный Бог. Истинный Бог не есть без Сына совечного и собезначального. Потому, коль скоро не исповедуешь Сына, не исповедуешь и Бога истинного. Какая цена твоего исповедания - один Бог рассудит, но так как нам Бог открыт Богом истинным, то помимо этого откровения нельзя иметь Бога истинного.
******************************************************************************************************************************************
Жертва
"Все сии умерли в вере... и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле"
(Евр. 11, 13)

Авраам был один из них: он оставил все и пустился в неведомый путь. И здесь он достиг высшей точки своего назначения. Ему был дан сын, он жил в довольстве, однако ж его ожидало величайшее испытание. Бог повелел Аврааму принести в жертву своего сына. Он мог еще вернуться с полпути, мог смутиться, слыша вопрос сына: "Где же агнец для всесожжения?" (Быт. 22, 8). Но Авраам отвечает: "Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой!" Он твердо идет вперед до самой земли Мориа - он не из тех, которые вечно колеблются, откладывают исполнением долга, действуют нерешительно и только в последнюю минуту, нехотя, исполняют приказание.
Авраам в молчании повинуется Богу сейчас же, не стараясь даже узнать причину этого приказания. Для него достаточно, что так велит Господь. На его месте мы, вероятно, дрожали бы перед требуемой от нас жертвой, забывая, что "Бог не попустит нам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы мы могли перенести" (1 Кор. 10, 13).
К чему заранее думать о том, что, может быть, потребует от нас Господь. Он даст силы для истинных, а не для вымышленных испытаний. Будем только идти твердо вперед, и Он встретит нас при каждой нужде. Он облегчит нашу нужду, насколько необходимо. Он безопасно доведет нас до конца, если только мы доверимся Ему всецело и будем думать о Его всемогуществе, а не о своем бессилии.
Господь часто требует от нас жертвы, чтобы испытать нашу веру. Он, Который, как Сын человеческий, смирил Себя даже до смерти, смерти же крестной, и пролил Свою кровь за нас, неужели Он тем самым не отнял у нас страх смерти? Неужели мы все еще колеблемся следовать за Агнцем до самой земли Мориа?
Господу нужны такие души, которые, как Авраам, готовы отдать Ему все, чего бы Он ни потребовал. А мы, в нашем ропоте, как бы спорим с Богом, торгуемся с Ним, не выпуская из своих рук то, что Ему угодно взять от нас.
Пусть Господь нам поможет безропотно, не колеблясь, положить на алтарь все, что для нас всего дороже, - отдать на заклание нашего Исаака, наше сокровище, наши надежды, все то, чем мы живем, в чем наша отрада. Пусть каждый из нас твердо идет в землю Мориа, следуя за Агнцем хотя бы и на смерть. Господь нам воздаст за все сторицею.

из истории дня:
В 1894 г. скончался Государь Император Александр III - Миротворец
В 1864 г. родилась преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Феодоровна
В 1696 г. при Петре Великом, Боярская Дума провозглашает "Морским судам быть…" Эту дату можно считать днём рождения русского регулярного военно-морского флота. Утверждается обширная программа судостроения — 52 (позднее 77) судов; для её финансирования вводятся новые повинности
В 1995 г. скончался митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Иоанн Снычев. (родился 9 октября 1927 года)

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

5

Во славу Божию и на пользу ближнего !
3 ноября  -Память:

Прп. Илариона Великого (371-372)
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1791.jpg
Преподобный Иларион родился в 291 году в селении Фавафе в Палестине близ города Газы. Родители его были еллины1. Как является роза среди шипов, так рождением от них преподобного явилось миру благоухание Христово. Посланный в Александрию для обучения наукам, он не только вскоре овладел всей той ученостью, к которой стремились еллины, но хорошо ознакомился и с духовной премудростью. Уверовав в Господа нашего Иисуса Христа, он принял святое крещение2 и во время частых посещений храма внимал словам Божественной службы. Навыкая добрым нравам и сердцем своим горя любовью к Богу, он стал помышлять о том, как бы угодить Ему. Услыхав о святом Антонии Великом, слава добродетельной жизни которого в то время распространялась всюду, Иларион поспешил отправиться к святому, исполненный усердного желания видеть его. Дойдя до места его пребывания в пустыне, Иларион узрел его святолепное лицо и услышал его сладостные речи, указывавшие ему путь к совершенству. Он пробыл некоторое время при святом Антонии, присматриваясь к его равноангельской жизни, усердным и частым молитвам, рукоделию и беспрестанному труду, посту и воздержанию, любви к ближним, нестяжательности и иным подвигам иноческого жития3.

К преподобному Антонию стекалось множество людей: одни, чтобы исцелиться от своих недугов, другие – чтобы получить от него благословение, третьи – чтобы послушать его боговдохновенные и душеполезные беседы. Не находя, таким образом, здесь полного уединения и безмолвия, Иларион не пожелал оставаться здесь, но решил отыскать такое место, где бы он мог пребывать наедине с Богом и вне всякого шума и суеты. Приняв благословение от преподобного Антония, он возвратился в свое отечество, и, не найдя родителей в живых, разделил свое имущество на две части: одну он дал родственникам, другую нищим, себе же не оставил ничего, "все почитаю за сор"  (Флп.3:8) и отрекаясь от всего мира и самого себя, чтобы получить возможность стать учеником Христовым и подражателем Его нищеты.

Освободив, таким образом, себя от суетных забот, Иларион пошел в пустыню, находившуюся на расстоянии семи верст от Маиюмы Газской, и поселился там между морем и озером. В той пустыне жили разбойники, и некоторые знакомые советовали ему уйти оттуда, чтобы не попасть в руки разбойников и не быть убитым. Но преподобный не боялся телесной смерти, желая избавиться лишь от смерти духовной.

– Надо избегать разбойников, убивающих душу, а убивающих тело я не боюсь, – говорил он: "Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться?" (Пс.26:1).

И преподобный начал жить там в беспрестанной молитве и посте. В пищу он принимал не более пятнадцати смокв4 в день – и то по захождении солнца, а одежда его состояла – из власяницы5 и короткой кожаной мантии, данной ему преподобным Антонием.

Ненавистник всякого добра – диавол, видя, как побеждает его юный инок, воздвиг на него брань6. Желая победить духовного воина плотскою похотью, он начал распалять его молодое тело и смущать ум нечистыми помыслами. Ощутив нечистого змия, стремившегося уязвить его жалом греха, Иларион посрамил его еще большим умерщвлением тела и победил врага, вооружившись прилежной молитвой к Богу. Он приложил пост к посту и труд к трудам, не вкушая пищи по три, а иногда и по четыре дня, изнуряя тело работой, то копая землю, то плетя корзины, и повторяя про себя слова апостола: "если кто не хочет трудиться, тот и не ешь" (2Фес.3:10). Нечистые же помыслы он изгонял из сердца, ударяя себя в грудь, подобно мытарю, и воздыхая из глубины сердца. Плоть свою Иларион называл ослом и так беседовал с ним:

– Я укрощу тебя, осле: буду кормить не ячменем, а мякиной, уморю голодом и жаждой, обременю тяжелой ношей, чтобы ты больше помышлял о пище нежели о нечистоте.

Слова сии, обращенные к своему телу, он приводил в исполнение и до такой степени измождал свое тело, что от него остались только кости, покрытые кожей.

Диавол же, увидев, что той бранью он не достиг ничего и не только не победил святого, но и сам потерпел поражение, задумал устрашить его призраками и привидениями. Однажды ночью, стоя на молитве, святой Иларион услышал плач детей, рыдание жен, рыкание львов и голоса других диких зверей и животных, шум и смятение, как бы от великой битвы. Бес нарочно привел полк своих друзей, завопивших на разные голоса, чтобы Иларион устрашился одного их рева и бежал, покинув пустыню. Но, поняв, что все сие – только ужасы, наводимые бесами, святой осенил себя крестным знамением, вооружился щитом веры и, пав на колена, вознес к Богу прилежную молитву, чтобы Он подал ему помощь свыше. Таким образом, припадая к земле на молитве7, Иларион обессиливал нападавшего на него врага. Но лишь только он немного приподнялся, желая увидеть глазами то, что слышал ушами (а ночь была лунная, очень светлая), как на него с великим шумом устремилась громадная колесница с ужасными и свирепыми конями.

– Господи, Иисусе Христе, помоги мне! – воскликнул святой, – и тотчас же земля расступилась и поглотила всю бесовскую силу. Иларион же воспел, как бы торжествуя победу над фараоном8:

– "Коня и всадника ввергнул в море. Ты простер десницу Твою: поглотила их земля... Иные колесницами, иные конями, а мы именем Господа Бога нашего хвалимся:они поколебались и пали, а мы встали и стоим прямо" (Пс.19:8-9).

Но побежденный враг не переставал, однако, восставать и ополчаться на святого, искушая его разными другими способами: когда Иларион почивал, то рядом с ним как будто ложились бесстыдно глумившиеся нагие женщины; когда он был голоден или жаждал, бесы показывали ему различные сладкие кушанья и напитки; когда он молился, то иногда являлся волк и выл, стоя перед ним, иногда же прыгала лисица, или воины сражались, и один из них, пораженный на смерть, падал к ногам святого и молил, чтобы тот похоронил его.

Однажды, стоя на молитве, Иларион забылся, и ум его, побежденный естественной немощью, помыслил о чем-то постороннем. Бес тотчас же вскочил ему на плечи, подобно воину, и, ударяя его ногами по ребрам, а бичом по плечам и по шее, сказал:

– Беги, беги, что ты спишь! – и, смеясь, спросил: – Не хочешь ли ячменя?9

Святой же не обращал внимания на все сии диавольские козни и отгонял их от себя, вооружаясь крестным знамением.

Он устроил себе маленькую келейку, на подобие гроба, так что она едва вмещала его в себе, и жил в ней, подвизаясь в борьбе с невидимыми духами. Однажды ночью разбойники задумали напасть на него, в надежде найти что-нибудь у него, и всю ночь безуспешно проискали его. Найдя его на следующее утро и увидев, что у него ничего нет, они спросили святого:

– Что бы ты сделал, если бы на тебя напали разбойники?

– Нагой не боится разбоя, – возразил он им.

– Но ведь они могли бы тебя убить, – снова сказали те.

– Я не боюсь разбойников, потому что всегда готов к смерти, – ответил Иларион.

Изумленные таким мужеством и верой, разбойники признались ему, что всю ночь его искали, но не могли найти. Затем они ушли, дав обет исправить свою жизнь.

Когда преподобный Иларион прожил много лет в той пустыне, слух о святости его жизни прошел по всей Палестине, и к нему начали стекаться люди, искавшие помощи в его святых молитвах10. Первою пришла некая женщина из Елевферополя11, проведшая в супружестве пятнадцать лет и оставшаяся бездетной. Терпя от мужа за неплодие постоянные укоры и оскорбления, она дерзнула прибегнуть к святому и припасть к его ногам. Иларион, увидав ее, отвернулся. Тогда она начала со слезами молить его:

– Зачем ты отвращаешься от меня, раб Божий, когда я нахожусь в печали? Зачем бежишь от меня, когда я умоляю тебя с рыданиями? Воззри не на женщину, а на боль ее сердца и на ее слезы! Умилосердись надо мною, угодник Христов! Вспомни, что Спаситель почтил наш пол, облекшись от него человеческой плотью, что и сам ты рожден женщиной. Посему не отвергни без помощи меня, притекшую к тебе и ожидающую от твоих молитв разрешения своему неплодию, за которое мой муж постоянно укоряет и оскорбляет меня.

Сии слова преклонили святого Илариона на милость: он возвел очи свои к небу и помолился о ней. Затем он велел ей возвратиться домой, и сказал:

– Ступай с непостыдной надеждой, и Господь исполнит твое прошение.

Женщина вернулась к себе с радостью и с верой к словам святого. Бог же услышал молитву Своего раба, и в скором времени женщина, согласно пророчеству Илариона, зачала и родила сына. На следующий год она пришла к нему с младенцем на руках и сказала:

– Вот плоды твоих святых молитв, угодник Божий; благослови сына, которого ты испросил мне у Бога.

Святой благословил младенца и мать и отпустил их с миром. Женщина ушла, хваля Господа и прославляя по всей той стране Его угодника.

После того явилась к нему другая женщина, по имени Аристенета, христианка, супруга некоего вельможи Елпидия. Три сына ее, заразившись тлетворным поветрием, в один день впали в тяжкую болезнь, от которой никакие врачи не могли излечить их, и они были близки к смерти. Услыхав о святом Иларионе пустыннике, эта женщина пришла к нему со своими рабынями и евнухами и с плачем припала к его ногам.

– Заклинаю тебя Господом нашим Иисусом Христом и честным крестом Его, – говорила она, – приди в Газу и исцели от болезни трех умирающих сыновей моих, чтобы и в языческом городе прославилось имя Господне и посрамился ложный бог Газский Марнас12, почитаемый неверными.

Святой отказывался, говоря, что он никогда не выходит из пустыни и не приближается не только к городу, но даже и к селам. Но женщина до тех пор докучала ему слезными мольбами, пока он не обещался прийти к ней по захождении солнца. Поздним вечером святой пришел в Газу. Едва прикоснулся он к больным отрокам, призывая над ними имя Иисуса Христа, как у них выступил обильный пот, как бы некий поток из источника. Они тотчас же встали здоровыми и, приняв пищу, начали благодарить Бога и лобзать святые руки своего врача. Слух прошел по всей Газе, и с того времени больные разными недугами стали приходить в пустыню к преподобному Илариону и, по его молитвам, получали исцеления, – вследствие чего множество язычников обращалось к вере в Господа нашего Иисуса Христа. Многие пожелали соревновать его добродетельному житию и, покинув мир, стали селиться около него в пустыне. В скором времени число учеников преподобного Илариона умножилось и святой стал первым наставником иноков в Газе и Палестине, подобно тому как преподобный Антоний в Египте.

Однажды к преподобному привели женщину, потерявшую зрение с десятилетнего возраста и без всякой пользы растратившую на врачей все свое состояние. Святой исцелил ее плюновением, уподобившись в сем Господу (Иоан.9:6): он плюнул на лицо ее, – и она тотчас прозрела, и все прославили Бога.

Раб и возница некоего Газского вельможи, уязвленный бесом во время управления колесницей, весь оцепенел, так что не мог двинуть ни одним суставом и только язык его остался свободным. Раба этого принесли в пустыню к преподобному Илариону. Увидев его, святой сказал:

– Тебе нельзя исцелиться от недуга, пока не уверуешь в могущего исцелить тебя Христа Господа.

– Верую в Него, только пусть Он исцелит меня, – с усердием ответил больной.

Сотворив молитву, святой исцелил его силою Христовой и, научив святой вере, повелел креститься. Таким образом этот раб вернулся домой свободным от порабощения бесу и здравым телом и душой.

Другой юноша из окрестностей Иерусалима, по имени Марсит, обладал большой силой, так что мог поднять и нести пятнадцать мер пшеницы, и ему не нужно было иметь осла для перевозки тяжестей. При такой силе в него вошел бес и начал мучить, гоняя по пустыням и полям. Поймав его, окрестные жители связывали ему руки и ноги железными оковами и цепями и держали под крепким запором, зорко за ним наблюдая. Но он убегал, легко сокрушая оковы и запоры у дверей, по причине удвоенной силы, бесовской и своей собственной, и избивал всех встречавшихся ему на пути людей: у одних он отгрызал нос, уши и губы, другим ломал руки и ноги, третьим выкалывал глаза, четвертых, наконец, убивал, перегрызая горло. Много других зверств совершал он в тех местах, и никто не мог его укротить. Собравшись в большом числе, народ, наконец, изловил его, связал по всему телу железными цепями и приволок к преподобному, как дикого вола. Увидав бесноватого, Иларион велел развязать его, и тот стал кроток, как ягненок. Усердно помолившись о нем, святой сказал находившемуся в нем бесу:

– Во имя Господа нашего Иисуса Христа, повелеваю тебе, нечистый дух, выйди из сего человека и удались в безводные места.

Бес вышел, потрясши и повергши на землю больного, и он немедленно исцелел по благодати Господней и по молитвам святого, и стал усердно прославлять преподобного Илариона. Преподобный же запрещал ему и всем прочим присутствовавшим, говоря:

– Не нашей силой совершилось сие, но по человеколюбию и благодати Спасителя, понесшего наши страдания по неизреченной милости Своей к нам, рабам Своим. Его мы беспрестанно должны славить, благодарить и величать.

Когда он говорил это, к нему привели другого мужа, по имени Ориона, одного из богатых и знатных граждан города Айлы13. В нем был легион бесов, и его привели связанного железными цепями. Приблизившись к святому, он вырвался из рук приведших его людей и, подошедши сзади, схватил преподобного и поднял его на воздух выше своего роста. Все закричали от страха, как бы он не ударил его о землю и не сокрушил его кости, высохшие от долгого поста. Святой же улыбнулся и сказал:

– Дайте моему противнику побороться со мной. Простерши назад свою руку, он взял бесноватого за волосы, поставил его перед своими ногами, связал ему руки и, наступив на ноги, сказал:

– Мучайся, легион бесовский, мучайся!

Бесы же, находившиеся в том человеке, завопили разными голосами, производя шум, как бы от многочисленной толпы. Тогда святой начал молиться:

– Господи, Иисусе Христе! освободи несчастного от легиона бесов, ибо как ты одного из них можешь победить, так легко – и многих.

Бесы с громким воплем тотчас вышли из того человека, и он выздоровел, избавился от своих мучений и принес благодарение Богу и Его угоднику, святому Илариону, за свое исцеление. Чрез некоторое время он снова вернулся со своей женой и друзьями к святому Илариону с богатыми дарами, в благодарность за исцеление. Но святой не принял их и сказал:

– Разве ты не слышал, как пострадал Гиезий14, принявши плату от человека, исцелившегося от проказы. Благодать Господня не продается. Поди, раздай это нищим твоего города, нам же, живущим в пустыне, имущество не служит на пользу.

Таким образом он отослал его с дарами обратно.

После сего к святому принесли расслабленного каменотеса из города Маиюмы, по имени Занана, который тотчас же выздоровел по молитвам преподобного.

Затем была приведена из пределов Газы бесноватая девица. Бес вошел в нее по следующей причине. Ее полюбил один юноша и пожелал находиться с нею в плотском сожительстве; но она сопротивлялась ему и не соглашалась на его нечистые пожелания. Увидев, что он не добьется успеха ни льстивыми словами, ни дорогими подарками, юноша пошел в Египетский город Мемфис15 к волхвам Асклипия16 и рассказал им о болезни, уязвившей его сердце любовью к сей девице. Получив от них какие то волшебные слова, написанные на медной дощечке, он возвратился домой и закопал дощечку под порогом дома, в котором жила та девица: так научили его сделать волхвы. И тотчас же бес вошел в девицу и в такой степени распалил ее блудной похотью, что она начала бесстыдно кричать, призывая юношу по имени для удовлетворения страсти, сбрасывать с себя одежды, обнажаться, и всячески метаться, сгорая огнем любодеяния. Видя сие, родители ее поняли, что болезнь причинена ей диаволом, и повели в монастырь к преподобному (в то время преподобный собрал уже множество братий и устроил большой монастырь). Когда ее вели к нему, бес внутри ее вопил и рыдал.

– Мне было лучше, – говорил он, – когда я в Мемфисе прельщал людей сонными видениями, нежели теперь, когда я послан сюда.

Когда же ее привели к святому, бес завопил:

– Я неволей вошел в сию девицу, и насильно послан в нее моим властелином. Теперь же я жестоко мучаюсь и не могу выйти, так как привязан к медной дощечке и закопан под порогом. Я не выйду, пока не разрешит привязавший меня юноша!

Святой слегка улыбнулся и сказал:

– Так вот как велика твоя сила, диавол, что тебя связали ниткой и насильно удерживают медной доской? Почему же ты не вошел в связавшего тебя юношу?

– В нем уже находится друг мой, любострастный бес, – ответил тот.

Помолившись, святой изгнал его из девицы и дал ей наставление, чтобы она остерегалась вражьих сетей и избегала беседы с бесстыдными юношами.

Некий князь, одержимый нечистым духом, пришел к святому и получил исцеление. В благодарность он принес своему безмездному врачу, святому Илариону, десять фунтов золота и умолял его принять дар. Тогда святой показал ему свой ячменный хлеб.

– Питающиеся таким хлебом считают золото за болотную тину, – сказал он и, не приняв золото, отпустил князя здоровым.

Преподобный Антоний, услыхав об Иларионе и о чудесах его, радовался духом и часто писал к нему. Приходившим же к нему для исцеления из Сирии он говорил:

– Зачем вы так утруждаете себя, совершая долгое путешествие ко мне, когда имеете у себя вблизи моего сына, о Христе, Илариона, получившего от Бога дар исцелять всякие болезни.

По всей Палестине начали возникать монастыри с благословения святого Илариона, и все иноки приходили к нему, чтобы услышать его поучительное слово. И он всех наставлял на путь спасения.

Однажды братия упросили его пойти посетить умножившиеся его молитвами и благословением монастыри, утвердить их и дать им устав иноческой жизни. Когда он собрался в путь, к нему стеклось множество братий, около трех тысяч, кои следовали за ним, наслаждаясь его сладчайшими поучениями. Обходя монастыри и посещая братию, святой совершил множество чудотворений. У одного брата, отличавшегося странноприимством, был свой виноградник, от которого он всякий год имел около ста мер винограда. Он с любовью принял святого Илариона и умолял братию зайти к нему в виноградник и нарезать себе гроздьев, сколько кто захочет, так как виноград уже созрел. Каждый нарезал себе сколько хотел; братий же было, как сказано выше, около трех тысяч. Видя такую любовь брата того, преподобный благословил его виноградник, и в том году брат собрал из своего виноградника более трехсот мер винограда. Так благословение преподобного увеличило плодородие виноградника за страннолюбие брата. Другой же брат, скупой и жестокий, увидав проходившего мимо святого с его духовным стадом, приставил к своему винограднику сторожа, чтобы кто-нибудь не сорвал себе хотя бы одной кисти; сторож бросал в братию камнями, говоря, чтобы никто не приближался к винограднику, так как он чужой. Сей брат лишился благословения святого и собрал очень мало винограда, да и тот был кислый.

Однажды преподобный отправился в пустыню Кадис17 посетить одного ученика. На пути Илариону случилось проходить чрез языческий город Елусу18. Здесь он застал бесовский праздник, на который собралось из окрестных сел множество языческого народа, ликовавшего и приносившего в храме нечестивые жертвы своей богине Афродите19. Услыхав о приближении святого Илариона, они вышли к нему на встречу с женами и детьми, так как до них уже давно дошел слух, что он – великий чудотворец. Увидав его, они наклонили головы и закричали на сирийском языке: "Варах! Варах!" – что значит: благослови, благослови! Затем они привели к нему множество больных и бесноватых, и преподобный силою Христовой исцелил их. Научив язычников познанию Единого истинного Бога, он всех их привел к вере Христовой и не прежде покинул город, как они разорили идольский храм, сокрушили идолов, построили святую церковь и крестились во имя Господне. Утвердив их в вере и преподав благословение, святой отправился в дальнейший путь.

Преподобный Иларион получил от Бога такую благодать, что посредством обоняния и осязания вещей узнавал, кто какою одержим страстью. Раз один скупой и сребролюбивый брат прислал святому плодов из своего сада. Когда наступил вечер, и святой сел за трапезу, ученики предложили ему плодов, присланных скупым братом. Увидав их, Иларион отвернулся.

– Уберите их отсюда, – сказал он, – я не могу выносить смрада, исходящего из этих плодов.

Ученик его, блаженный Исихий, сталь настаивать на том, чтобы он вкусил и благословил любовь брата.

– Не гнушайся отче, – говорил он, – приношением брата, так как он с верою принес тебе первые плоды своего виноградника.

– Разве ты не чувствуешь, – ответил святой, – что от сих плодов исходит смрад скупости?

– Как же могут плоды, кроме своего естественного запаха, издавать еще смрад какой-нибудь страсти? – спросил Исихий.

– Если ты не веришь мне, то дай эти плоды волам, и смотри, будут ли они есть?

Исихий отнес и положил плоды в ясли перед волами, но волы, понюхав, начали неистово мычать и, будучи не в состоянии выносить смрада, исходившего от тех плодов, оторвались от яслей и убежали.

В это время святому было уже 63 года. Братии около него собралось очень много, так что нужно было расширить монастырь. Многочисленные заботы мешали безмолвию преподобного. Кроме того, к нему приходило множество людей, искавших – кто исцеления, кто – благословения. Приходили и епископы и священники с прочими служителями Церкви, приходили князья и вельможи из многих городов и областей, чтобы услышать от Илариона слово Божие и получить его благословение. Святой очень огорчался, что приходившие не давали ему безмолвствовать и плакал, вспоминая молчание первых дней, когда он был один в пустыне. Видя его постоянно скорбящим и плачущим, братия спрашивали его:

– Отчего ты так скорбишь и плачешь, отче?

Он же отвечал:

– Оттого я так скорблю и плачу, что снова возвратился в мир и получил на земле свою награду, потому что все палестинские и окрестные города прославляют меня, вы тоже чтите, как владыку, и зовете господином всех живущих в монастыре.

Услыхав от преподобного такие слова, братия догадались, что он хочет тайно уйти от них, и стали тщательно смотреть, чтобы он не оставил их. Старец скорбел таким образом в течение двух лет.

Однажды пришла к нему Аристенета, жена епарха20 Елпидия, у коей некогда святой исцелил трех умиравших сыновей ее. Она просила у него благословения и молитв на дорогу, так как намеревалась пойти в Египет – поклониться преподобному Антонию. Услыхав об Антонии, святой вздохнул и сказал:

– О, если бы и мне можно было пойти туда и увидеть во плоти святого и любимого отца моего Антония. Но братия насильно удерживают меня здесь, и я не могу пойти к нему.

Помолчав немного, он горько заплакал.

– Вот уже второй месяц, – промолвил он, – как весь мир скорбит о потере великого светильника, ибо преподобный Антоний уже покинул свое тело.

Услыхав это, женщина и все присутствовавшие поняли, что ему дано было от Бога откровение о преставлении преподобного Антония. Аристенета вернулась домой, а через несколько дней пришла весть о кончине Антония.

Не вынося молвы и людского почета, притом зная, по откровению от Бога, что Он соизволяет на его отшествие оттуда, святой Иларион призвал некоторых из своих учеников и велел им идти с ним. Приведя осла, они посадили на него преподобного отца, так как от старости он уже не мог идти пешком, и, поддерживая его, пошли вместе с ним. Когда остальные братия, а также жители окрестных сел и городов узнали, что преподобный покинул их, они собрались в числе десяти тысяч человек и, погнавшись за ним, настигли его. С плачем припали они к святому и молили не оставлять их.

– После Бога мы тебя имели в Палестине отцом, укрепляющим нас и помогающим нам. Не оставляй же нас одних, как овец без пастыря.

– Зачем вы, чада мои, сокрушаете мое сердце? – увещавал их святой. – Да будет вам известно, что я ушел не без Господней на то воли: я молился Господу, и Он повелел мне уйти отсюда, чтобы не видеть скорби, имеющей постигнуть Божию Церковь, не смотреть на разорение святых храмов, на попрание алтарей и на пролитие крови моих чад. Не удерживайте же меня, чада мои.

Услыхав, что ему было открыто об угрожающем им бедствии, они еще усиленнее стали молить его – тем более не покидать их, но помочь им в скорби своими молитвами. Огорчившись, святой ударил в землю жезлом и сказал: – Не буду ни есть, ни пить, пока вы меня не отпустите; если же хотите увидеть меня мертвым, то удерживайте.

В течение семи дней удерживали они преподобного своими мольбами и, наконец, убедившись в непреложности его намерения, с миром отпустили. Все множество народа с плачем далеко  провожали его. Подойдя к городу Вефилии21, святой преклонил колена, помолился со всеми и, поручив их Господу, отпустил домой. Выбрав 40 человек братии, о которых ему было известно, что они в состоянии вынести труд путешествия, постясь и вкушал немного пищи, только по захождении солнца, он взял их с собою. После пятидневного пути, святой прибыл в Пилусию22. Посетив братию, жившую в ближней пустыне в местности, известной под названием Лихнос, он ушел оттуда и через три дня пришел в город Фаваст. Здесь он виделся с епископом Драконтием исповедником, находившимся в заточении, и оба утешились боговдохновенной беседой23. После нового пути, длившегося несколько дней, старец с великим трудом дошел до Вавилона, чтобы посетить епископа Филона24 исповедника. Сих двух мужей изгнал в те места царь Констанций, помогая злочестивым арианам. Повидавшись с блаженным Филоном и побеседовав с ним, преподобный продолжал свой путь и пришел в город Афродитополь, а затем, после трехдневного пути по страшной и суровой пустыне, достиг высокой горы, где было пребывание преподобного Антония.

Здесь преподобный Иларион нашел двух учеников своих, Исаака и Пелусиана, которые очень обрадовались, увидав святого. Местность та была очень красива, и святой с большим усердием обошел ее. Исаак же и Пелусиан показывали Илариону все места, освященные трудами преподобного Антония.

– На этом месте пел святой отец наш Антоний, – рассказывали они, – а на этом предавался безмолвию; здесь молился, а там сидел и плел корзины; здесь имел он обыкновение отдыхать от трудов, а там спать этот виноград и эти деревья он сам насадил, а это гумно устроил своими руками; этот пруд для поливки сада он выкопал сам, с большим трудом и обливаясь потом; вот лопатка, которою святой долгое время пользовался для копания земли.

Сие и многое другое показывали они святому Илариону. Он же, придя на место, где Антоний имел обыкновение отдыхать, со страхом и радостью облобызал его ложе и возлег на нем. На верху горы были две каменные келлии, куда святой Антоний уходил для безмолвия, скрываясь от докучливости приходивших к нему посетителей. Приведя туда по ступеням Илариона, ученики показали ему виноградные лозы и разные плодовые деревья, изобиловавшие плодами, и сообщили, что их насадил святой Антоний только три года тому назад.

Отдохнув здесь с своей братией, преподобный Иларион снова возвратился в Афродитополь и отпустил братий, велев им вернуться в Палестину в свой монастырь, при себе же оставил только двоих. С ними он отправился в находившуюся недалеко от того города пустыню, в которой и поселился, пребывая в безмолвии, посте, молитве и в подвигах, столь великих, – как будто только сейчас начал свое иноческое о Христе житие.

По смерти преподобного Антония, в течете трех лет в сей местности было бездождие, и по всей стране свирепствовал голод, потому что почва выгорела от зноя, как от огня. Народ говорил, что не только люди скорбят о смерти преподобного, но и земля, небо же не дает дождя. Люди и домашние животные умирали от голода и жажды. Услыхав, что в тех местах живет святой Иларион, ученик Антония, множество народа с женами и детьми собралось и отправилось к нему в пустыню. Придя, они начали усердно молить его:

– Бог послал нам тебя вместо Антония: умилосердись и помолись Господу, чтобы Он по великой Своей милости послал дождь нашей иссохшей от бездождия земле.

Видя несчастье этих людей, погибающих от голода и жажды, святой Иларион возвел очи и руки к небу и начал со слезами молиться. Тотчас же пошел великий дождь и досыта напоил всю землю25. С того времени народ стал ходить к преподобному, принося своих больных. Видя, что и здесь ему докучают и не дают безмолвствовать, святой захотел удалиться в пустыню Оасим26 и, собравшись, отправился в путь со своими двумя учениками. Миновав Александрию, он пришел в Брухию, где нашел знакомых братьев, которые с радостью приняли его. Побыв у них немного, он вознамерился уйти, но братия не хотели его пустить и умоляли остаться с ними. Тогда он решил уйти от них тайно ночью, но когда ученики готовили для него осла, братия проведали о сем и, придя, легли у двери.

– Лучше нам умереть, лежа у ног твоих, – говорили они – нежели так скоро лишиться тебя!

– Встаньте же, чада мои, – молил их преподобный – полезнее и для вас самих и для меня, чтобы вы меня скорее отпустили, потому что мне было откровение Божие, повелевающее уйти отсюда. Потому то я и стараюсь поскорей удалиться от вас, чтобы из-за меня вас не постигла печаль. Воистину вы потом поймете, что не напрасно я спешу и уклоняюсь от пребывания с вами.

Услыхав эти слова, братия поднялись, а святой сотворил молитву, обнял их и ушел. Благодать Божия охраняла его на пути чрез непроходимую пустыню.

На другой день по уходе его из Брухии, сюда пришли из Газы тамошние язычники с палачами и спрашивали, где Иларион. Узнав, что он ушел, они сказали друг другу:

– Посмотрите на сего волшебника: он узнал, что ожидает его от нас, и убежал.

Нечестивые обитатели Газы с самого начала завидовали святому, что народ стекался к нему и переставал покланяться их богу Марнасу. В особенности из-за сего были озлоблены на преподобного жрецы Марнасовы; они всячески старались погубить его, но не могли, так как все окрестные города и села очень почитали святого. Когда же умер царь Констанций и на престол вступил злочестивый служитель бесов, Юлиан Отступник, беззаконники сочли сие время удобным для исполнения своего давно задуманного злого замысла. Язычники города Газы приступили к нечестивому царю, оклеветали перед ним преподобного Илариона и учеников его и выпросили письменный указ, повелевавший разорить его монастыри близ Газы, изгнать из пределов той области его учеников, предварительно избив их, а самого Илариона, также как и помощника его Исихия, убить. Нечестивые так и поступили: разорили монастыри и разогнали стадо Христово. Исихий же, наиболее любимый Иларионом за его усердное послушание, коим он превосходил остальных учеников, скрывался по пустыням, бегая от рук неверных.

Тем временем преподобный Иларион, хранимый Богом, жил в Оасимской пустыне. Когда он пробыл там уже около года, к нему пришел ученик его Адриан с известием, что царь Юлиан убит, – и звал его в Палестину на прежнее место, так как в Церкви снова водворился мир. Любя безмолвие, святой не захотел вернуться в Палестину, но, видя, что и в Оасимской пустыне не может укрыться от людей, отправился пустыней в Ливийские края с одним учеником своим Зиноном; Адриан же с другим учеником возвратился в Палестину.

Придя в приморский город Паретон27, Иларион сел на корабль и отплыл в Сицилию, чтобы избежать человеческой славы. У хозяина корабля был сын, мучимый нечистым духом, который завопил в нем:

– Раб Божий Иларион! Почему ты и на море не даешь нам покоя? Потерпи, пока мы пристанем к берегу, чтобы мне отсюда не пришлось низвергнуться в пропасть.

Святой отвечал:

– Если Бог велит тебе оставаться в Своем создании, оставайся, если же Он изгонит тебя, то что нам до того: я человек грешный.

Услыхав сие, отец больного отрока вместе со всеми бывшими на корабле, припал ко святому, моля его помиловать сына и изгнать из него беса. Но святой не соглашался, называя себя грешным.

– Если вы мне обещаетесь, – сказал он, наконец, – не говорить никому обо мне в той стране, куда мы плывем, то я помолюсь моему Владыке, чтобы Он изгнал лукавого духа.

Те клятвенно обещались. Тогда, сотворив молитву, преподобный изгнал из отрока беса, и все прославили Бога.

Когда корабль пристал к Сицилийской горе Пихону28, святой отдал корабельщику за провоз Евангелие, переписанное им собственноручно во дни юности: ему нечего было дать другого, потому что он был настолько же нищ имуществом, как и духом. Но хозяин корабля не принял от него платы, хотя святой очень настаивал на том, чтобы он взял.

– Не будет того, чтобы я взял что-нибудь у вас, так как вы сами нищи и ничего не имеете, – отвечал хозяин корабля.

Святой же радовался духом, видя себя совершенно нищим и не имеющим ничего суетного. Отойдя от берега, приблизительно на двадцать поприщ, он поселился здесь со своим учеником. Ученик собирал ежедневно вязанку дров, относил ее в ближнее село и на вырученные деньги покупал себе ломоть хлеба, которым они оба и питались, благодаря Бога.

Но "не может укрыться город, стоящий на верху горы" (Мф.5:14). Один бесноватый в церкви святого Петра в Риме воскликнул:

– Недавно прибыл в Сицилию раб Христов Иларион; никто его не знает, и он думает, что может утаится: но я пойду туда и укажу его.

Так и случилось. Этого человека привели в Сицилию; в Пихоне он нашел святого Илариона, пал перед его келлией и получил, по молитвам преподобного, исцеление. С того времени узнали о нем жители той страны. Множество людей стало приходить к нему, ища исцеления от своих болезней, и никогда не возвращались обратно, не получив искомого. Вышеупомянутый же человек, пришедший из Рима и исцелившийся от беснования, предлагал святому богатые дары в благодарность за исцеление; но святой не принял их, говоря:

– Написано: "даром получили, даром давайте"29 (Мф.10:8).

Пока преподобный пребывал в Сицилии, его возлюбленный ученик, блаженный Исихий, в продолжение трех лет искал по всему миру своего любимого отца духовного, преподобного Илариона: тщательно обошел он много стран, гор и пустынь, но нигде не нашел его. Будучи затем в Пелопонесе30, в приморском городе Метоне, он услышал от одного еврейского купца, что в Сицилии появился какой-то христианский пророк, совершающий много чудес.

– А как зовут его, и каков он видом? – спросил Исихий.

– Я не видал его и не знаю по имени, – ответил еврей, – я только слышал о нем.

Поняв, что этот пророк – тот самый, кого он ищет, Исихий сел на корабль и отплыл в Сицилию. С трудом удалось ему разузнать кое-что о святом от спутников, единогласно утверждавших, что он сотворил много чудес и ни от кого из них не взял за это даже ломтя хлеба. Найдя святого в Пихоне, Исихий упал к его ногам, целуя их и омывая слезами. Старец с трудом мог поднять с земли плакавшего от радости ученика и утешил его душеспасительной беседой.

Увидав спустя некоторое время множество приходивших к нему и прославлявших его людей, старец сказал своим ученикам, Зинону и Исихию:

– Невозможно нам оставаться здесь, чада; пойдемте в другую страну, где бы никто не знал о нас.

Собравшись, он тайно удалился с ними в далматский город Епидавр31, куда направил его Бог для облагодетельствования им многих. Не успел он пробыть несколько дней в одном безмолвном месте близ Епидавра, как жителям страны стало уже известно о пришествии к ним угодника Божия, бывшего раньше в Сицилии. Бог явил людям Своего раба и прославил его. Услыхав о нем друг от друга, жители собрались и пришли к нему; поклонившись, они начали молить его помочь им в их великой беде: в тех местах обитал страшный змей, столь огромный, что он пожирал больших волов и поглощал людей. Таким образом, он погубил бесчисленное количество людей и домашнего скота. Услыхав о нем, святой велел сложить множество дров и разжечь большое пламя, а сам, преклонив колена, помолился Богу, чтобы Он помиловал Своих людей и во славу Своего святого Имени избавил их от пагубного змея. Затем он начал призывать змея. И вот змей явился, как бы влекомый какою силой на заклание. Все смотрели и ужасались. Святой же велел ему войти в пламя, и тотчас, повинуясь его словам, змей вошел в огонь и сгорел. Тогда люди прославили Бога и принесли благодарение святому Илариону.

С того дня многие начали прибегать к нему за помощью. Старец же скорбел и размышлял, где ему найти такое место, в котором бы он мог укрыться от людей и пребывать в безмолвии. В то время случилось великое землетрясение, от которого море сильно взволновалось и выступало из своих берегов. Волны поднимались так высоко, что покрывали большие горы, и корабли, заносимые водой, оставались на высоких местах. Жители расположенного у моря Епидавра, видя эти бедствия, подумали, что начинается второй потоп, и в ужасе, ожидая погибели всей земли и своей неминуемой смерти, громко рыдали. Вспомнив о святом Иларионе, все поспешили к нему, большие и малые, жены и дети, и с плачем умоляли его помолиться о них Богу, чтобы Он отвратил от них Свой праведный гнев. Святой встал и пошел с ними к городу. Пришедши, он стал между городом и морем; море же поднялось высоко на воздух над Епидавром, так что казалось, что оно касается облаков, и уже готово было потопить город. Святой начертал на песке три креста и, подняв руки к небу, стал прилежно умолять Человеколюбца Бога, чтобы Он помиловал Свое создание. Когда он так молился, Бог явил Свое человеколюбие: повелением Господним, море понемногу утихло и вошло в свои берега, землетрясение прекратилось и ветры улеглись. О сей великой силе Господней и молитвенном предстательстве преподобного Илариона в городе Епидавре, отцы из рода в род рассказывали потом своим детям.

Между тем святой Иларион, избегая людской славы, ночью вышел оттуда и, найдя корабль, отправлявшийся в Кипр, сел на него с своими учениками. Во время плавания на них напали разбойники, и все бывшие на корабле очень испугались; Иларион же утешал их.

– Разве разбойников больше, чем сколько было воинства у фараона? – говорил он: – но Бог и его потопил в море.

Когда морские разбойники приблизились к кораблю на такое расстояние, на какое можно забросить камень, святой с корабля, грозя на них рукою, сказал:

– Довольно с вас, что доплыли до сего места.

Разбойничьи корабли тотчас остановились, будучи не в состоянии плыть дальше и приблизиться к кораблю, на котором был святой. Разбойники потратили много труда, напрасно гребя, и со стыдом возвратились, отброшенные Божией силой от корабля.

Приплыв к острову Кипру32 святой Иларион поселился в пустынном месте в двух верстах от города Пафы33. Но и здесь ему не удалось укрыться: сами бесы, обитавшие в людях, возвестили народу о его приходе. По Божию повелению, собрались бесноватые со всей страны, числом до 200, мужчины и женщины, пришли к святому и, по его молитвам, все освободились от беснования. Пробыв здесь два года, преподобный решил удалиться отсюда, ища пустынного места, где бы ему можно было в безмолвии окончить свою жизнь. Отойдя верст на двенадцать от моря, он нашел уединенное, дикое место среди высоких гор. Вокруг него росло много плодовых деревьев (плода которых он, однако, ни разу не вкусил), годная для питья вода стекала с горы; тут же был цветущий сад и заброшенный идольский храм, в котором жило множество бесов. Это место понравилось святому по своей чрезвычайной пустынности, и он прожил там пять лет. Бесы днем и ночью громко вопили, желая устрашить святого и прогнать его оттуда; он же боролся с ними посредством непрестанной молитвы и отдыхал в безмолвии, так как по причине трудного доступа к нему и множества населявших то место бесов, никто не осмеливался приходить к нему.

Выйдя однажды из своей хижины, старец увидал лежавшего перед нею расслабленного и спросил Исихия:

– Кто этот человек и кто принес его?

– Это – владелец того места, где мы живем, – ответил Исихий.

Святой прослезился, простер над ним руку и сказал:

– Во имя Господа нашего Иисуса Христа, встань и ходи!

И расслабленный тотчас же встал совершенно здоровый и начал ходить, хваля Бога. После сего чуда все окрестные жители начали приходить ко святому, не страшась более ни враждебных духов, ни трудного и опасного пути.

Вспомнив о Палестинских братьях, преподобный послал блаженного Исихия навестить их и приветствовать от своего имени. Сам же он стал помышлять об уходе, видя себя и здесь почитаемым и утруждаемым приходившими людьми, но дожидался возвращения Исихия. В это время умер ученик его блаженный Зинон, да и для него самого пришла пора окончить свое многотрудное земное странствование (ему было уже 80 лет).

Предузнав о своем отшествии к Богу, преподобный собственной рукою написал свое завещание братии, причем оставил Исихию святое Евангелие, писанное собственноручно, власяницу и куколь34. После сего он стал изнемогать телом.

Когда слух о болезни святого Илариона достиг до жителей Пафы, то все благочестивые мужи тотчас пришли навестить его, а с ними и некая богоугодная женщина, по имени Констанция, больную дочь которой преподобный исцелил, помазав елеем.

Видя, что Господь призывает его к Себе, святой стал просить своих посетителей, чтобы по смерти его они, нимало немедля, погребли его тело в том саду, где он жил. Уже умирая, Иларион говорил, созерцая очищенным умом разлучение души от тела:

– Выйди, душа моя, что ты боишься! Выйди, что ты смущаешься! Восемьдесят лет служила ты Христу, – и боишься смерти?

С сими словами он предал дух свой Богу35. Плача по нем, как по отце и учителе, присутствовавшие погребли его на том месте, где он заповедал.

Вернувшись из Палестины и не найдя своего наставника, блаженный Исихий много дней рыдал над его гробом. Он намеревался перенести тело в Палестину к братии, но не мог, так как все окрестные жители стерегли тело, чтобы кто-нибудь не унес из их страны такое сокровище.

Тогда Исихий притворился, что хочет поселиться на этом месте и сказал:

– Пусть я умру и буду погребен здесь вместе с моим отцом.

Поверив ему, люди оставили его жить на месте, где был погребен святой Иларион. Исихий же, по прошествии 10 месяцев, открыл гроб преподобного и увидел святое тело его, как бы только что умершее, светлое лицом и благоухающее. Он взял его и тайно ушел в Палестину. Палестинские иноки и миряне услышали о принесении Исихием мощей святого Илариона и собрались изо всех монастырей и городов со свечами и кадилами и, проводив их с честью, положили в Маиюме, в его первом монастыре.

Не следует умолчать и о том, что сделала вышеупомянутая Констанция. Будучи добродетельной и имея великое усердие к преподобному Илариону, она, по смерти его, стала часто ходить к его гробу, молиться по целым ночам и беседовать с ним как с живым, прося молитв за себя. Когда она узнала, что тело святого украдено, то от горести упала и умерла, и своей смертью показала, какую она имела веру и любовь ко святому.

Жители Кипра и Палестины спорили между собой, хвалясь святым Иларионом. Жители Палестины говорили:

– У нас тело святого Илариона.

– А у нас его дух, – отвечали Кипряне.

В обоих местах, и в Кипре, где он был погребен, и в Палестине, куда был перенесен, совершалось много чудес святыми его молитвами, и подавались бесчисленные исцеления во славу Бога, Единого в Троице, Емуже да будет и от нас честь и благодарение и поклонение во веки. Аминь.

Тропарь, глас 8:
Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси / и, иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, / сияя чудесы, Иларионе, отче наш: / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 3:
Яко светильника незаходимаго умнаго тя солнца, сошедшеся днесь восхваляем в песнех: возсиял бо сущым во тьме неведения, вся возводя к божественной высоте, Иларионе. Темже вопием: радуйся отче, всех постников основание.
________________________________________________________________________
1 Наименование родителей преп. Илариона Великого еллинами здесь нужно разуметь главным образом в смысле образованных язычников, преданных греко-римской религии. Отсюда и получает значение дальнейшее сравнение их с шипами.
2 Преп.  Иларион  был  крещен  св.  Петром,  епископом  Александрийским (скончавшимся в 311 году).
3 Преп. Иларион пришел к Антонию Великому в 306 г., будучи 15 лет от Роду, и сделался одним из первых учеников его по времени, и по духу, хотя пробыл у него только около двух месяцев.
4 Смоква у нас известна под именем винной ягоды; растет на смоковницах или смоковничных деревьях, из семейства тутовых деревьев и принадлежит тропическому климату. Смоквы составляют на востоке обычную пищу, особенно у христианских аскетов.
5 Власяница – жесткая одежда из конского волоса, которую подвижники носили прямо на теле.
6 Брань – монашеское аскетическое выражение, означающее упорное и продолжительное искушение, которому диавол подвергает сопротивляющихся ему иноков. По причине сей борьбы с диаволом, иноки на языке аскетов часто зовутся духовными воинами.
7 Древние христиане падали для молитвы на землю, распростерши руки, и изображая своим положением крест.
8 Исх.16:1-2. Эту песнь воспели по переходе через Красное море Моисей и Израильтяне, когда Господь избавил их от погони фараона: "Коня и всадника ввергнул в море. Ты простер десницу Твою: поглотила их земля". Фараоном у древних отцов Церкви и христианских писателей – образно назывался диавол, преследующий верующих в земной жизни, которая на языке тех же писателей часто называется пустыней.
9 Бес, очевидно, намекал на прозвище, данное св. Иларионом своему телу. См. выше.
10 Это наступало чрез 22 года пустынных подвигов его, начиная с 328 года.
11 Елевферополь – город южной Палестины, на дорога между Иерусалимом и Газою. В настоящее время здесь расположено селение, близ коего лежат развалины древнего города
12 Марнас почитался язычниками богом города Газы и владыкою дождей; во время засухи для умилостивления его совершались торжественные религиозные процессии. Храм Марнаса в Газе разрушен был только в 401 г. по Р. X.
13 Айла – крайний южный город Палестины, находившийся в глубине залива Красного моря.
14 4Цар.5:20-27. Гиезий, ученик пророка Елисея, взял плату от Неемана Сириянина, исцеленного пророком от проказы, за что пророк поразил его и его потомство проказой Неемана.
15 Мемфис – древняя могущественная столица Египта – находился в Среднем Египте у Нила, между главной рекой и ее притоком, омывавшим западную сторону города. От блестящей столицы древнего Египта ныне сохраняются лишь самые ничтожные остатки при деревнях Метрасани и Моганнан.
16 Асклипий или Эскулап – греко-римский бог врачебной науки и исцелений от всякого рода недугов. Почитание его впоследствии перешло и в Египет. Христиане разумели под этим именем одного из бесов.
17 Кадис – иначе Кадес – пустыня на самом юге Палестины.
18 Елуса – ныне Ель-Куласа – город на юге Палестины, на севере пустыни Кадис, близ Аравийской границы на юго-запад от Мертвого моря.
19 Афродита – греческая богиня любви и красоты. Празднества в честь ее сопровождались проявлениями крайней разнузданности и разврата.
20 Епарх – правитель города или области.
21 Вефилия – иначе Ветулия – город Палестины, лежащий к югу от Газы.
22 Пилусия, или Пелуза, а также упоминаемые дальше: Лихнос, Фаваст, Вавилон (Египетский; ныне часть Каира), Афродитополь и Брухия – города и местечки нижнего (северного) Египта.
23 Драконтий – епископ Ермопольский (в Египте), ученик преп. Памвы.
24 Филон – епископ Киринейский (Киринея – область верхней Ливии по сверному берегу Африки на запад от Египта)
25 Это было в 359 году.
26 Оасим – или Великий Ливийский Оазис лежит к западу от пустыни Фиваиды; – древняя греческая колония, служившая также местом ссылки: так сюда был сослан еретик Несторий.
27 Паретон – приморский город нижнего Египта.
28 Пихон – мыс на юге острова Сицилии.
29 Мф.10:8. "Даром получили, даром давайте" Этими словами Спаситель запретил продавать полученную от Св. Духа благодать.
30 Пелопонес – южная часть Греции на Балканском полуострове.
31 Епидавр – город на берегу Адриатического моря, разрушенный в VI веке. Ныне – Рагуэа.
32 Около сентября 365 года.
33 Пафа – приморский город Кипра, ознаменовавшийся проповедью апостола Павла. Здесь, он поразил слепотой сопротивлявшегося ему волхва Елиму. Кн. Деяний Ап. гл. 13.
34 Куколь – монашеская шапочка, служившая символом чистоты и незлобия. Иногда на куколь нашивался крест.
35 Скончался 371 иди 372 года, 21-го октября.

0

6

...........................продолжение от 3 ноября

Перенесение мощей свт. Илариона, еп. Меглинского (1206).
Преподобный Иларион происходил от богатых и знатных родителей. Получив христианское воспитание, он на 18 году оставил мир и удалился в монастырь, где вскоре за свою строгую жизнь он был сделан настоятелем. Заботливый о спасении порученных ему душ, он побуждал их не терять дорогого времени, назначенного для спасения. Особенно он не терпел нетрезвости. В 1134 году он был посвящен Евстафием, архиепископом Болгарским, в епископа Меглинского. В это время в Болгарии была сильно распространена богомильская ересь, разделявшая дуалистическое учение, по которому зло и добро представляют собою два самостоятельных начала, между коими происходит борьба. Святой Иларион вооружился апостольскою ревностью и усердными молитвами, чтобы отвратить жителей от этого лжеучения. Он неутомимо обличал нечестие богомилов, снимая с них личину лицемерной благости, которою они обманывали других. Предводители ереси отважились вступить в открытый спор со святителем Иларионом. Опровергнув возражения богомилов, святитель закончил свою речь такими словами: "Зачем вы, богомилы, обманываете себя и других, называетесь христианами, когда вы вовсе не христиане, – враждуете против креста Христа Спасителя, не признаете Бога единого, как веруют христиане, поносите древнее откровение, чтимое по слову Господа христианами? Простых людей обманываете вы лицемерною кротостью, когда дышите гордостью. Быть не может истинного благочестия в тех, кто не признает в себе сердечной порчи и не испрашивает благодати Божией молитвою и смирением! К чему посты ваши? проверьте себя искренно – и увидите, что злые мысли, зависть, тщеславие, суетность, коварство, ложь, обманы – не дело в нас злого вещества и не побеждаются постом, а они – плод испорченного самолюбия и потому требуют для себя духовных подвигов". Внимая пастырскому увещанию, многие из богомилов умилились сердцем и, осудив прежнее нечестие свое, соединились с Церковью Христовою. В таком же духе боролся св. Иларион и с Армянами, придерживающимися монофизитства, признающего во Христе одну природу – Божественную. Блаженный Иларион мирно почил в 1164 году.
Болгарский царь Калоиоанн1, брат царя Асеня, овладел греческими землями – Фракиею, Македониею, Неадою и Элладою и взял город Меглину2. Здесь он нашел раку преподобного Илариона, епископа Меглинского и, побуждаемый благочестивою ревностью, пожелал перенести мощи святого в свою столицу Тернов и взял их с собою. Когда патриарх Болгарский узнал о приближении святого, то вышел навстречу св. мощам со свечами и благоуханными каждениями вместе с епископами и со всем клиром своим, с вельможами и всем народом. Мощи святого были внесены и положены в богохранимом городе Тернове 21 октября.

Когда воцарился Иоанн Асень II, далеко расширивший пределы своего царства, была выстроена, по царскому желанию, в Тернове, церковь во имя 40 мучеников, в которой и положены были мощи св. Илариона.

Тропарь, глас 3:

Чудо явився извещения, / делы возсиял еси добродетелей Божиих, / монашествующих лики упасл еси, / архиерейская седалища изчистил еси, / еретическаго же нападания не усумневся, / церкви Христовы воздвигл еси, / преподобие Иларионе, / умер, яко спя, / тело же твое цело и нетленно соблюдено бысть, / и подает цельбы болящим от различных недуг, / и демоны прогоняет, / сего ради молим тя: / моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 3:
Яко светоносная явися, архиерее, память твоя, тьму разруши уныния, и свет облиста даров небесных, вся созывающи ина радость: от Бога бо Иларионе, благодать обрел еси, и монахом был еси степень.
_______________________________________________________________________
1 Калоиоанн был вторым преемником Иоанна Асеня (1186-1196). Он был убит в 1207 г. своим племянником Борилом, после которого стал царствовать сын Асеня – Иоанн II (1218-1241), бывший во время злодеяния Борила в России.
2 По мнению некоторых, это тоже что древняя Едесса: другие же Едессою считают славянскую Водену, от которой Меглина находится на северо-восток в 30 вер. Теперь этот город не существует.

Мчч. Дасия, Гаия и Зотика (303).
Святые Дасий, Гаий и Зотик, находясь в Никомидии, вошли однажды в идольское капище и разрушили жертвенники. За то они были подвержены всевозможным истязаниям и мучениям. Они были подвешены на дереве, при чем их строгали конскою скребницею и терли тела их волосяными полотнищами. Видя, что они презирают всякие муки и при этом обличают суетность идолов и громогласно проповедуют Христа Бога, единосущного со Отцом и Святым Духом, мучители повесили им на шею камни и бросили в море, где святые и нашли свое упокоение.

Прп. Илариона Псковоезерского, Гдовского (1476).
http://i066.radikal.ru/0911/ca/786615dbc3c4.jpg
Преподобный Иларион Гдовский, Псковоезерский, был учеником преподобного Евфросина Псковского (память 15 мая). В 1460 году он основал на берегу реки Желчи, недалеко от Гдова, Озерский Покровский монастырь. Обитель находилась на границе с Ливонским орденом, поэтому иноки постоянно претерпевали нападения воинственного ордена. Несмотря на трудные условия и недостаток средств, преподобный Иларион утвердил в монастыре высокое благочестие. Вместе с тем велись большие работы по укреплению и благоустройству обители.

Преставился преподобный Иларион 28 марта 1476 года и был погребен у северных дверей иконостаса в храме Покрова Пресвятой Богородицы основанного им монастыря. Впоследствии в обители был построен храм в честь Рождества Христова, левый придел которого назывался именем основателя Гдовского монастыря.
http://s49.radikal.ru/i126/0911/59/6426ca2d85f6.jpg

Тропарь
В молитвах бодрствуя, / пресветлый храм Духа Святаго был еси, / темже и чудотворец предивный явился еси, / преподобне отче наш Иларионе. / О нас моли Христа Бога / светом Божественнаго познания просветити ны / и спасти души наша.

Прп. Илариона, схимника Печерского (XI).
http://s53.radikal.ru/i140/0911/48/e7cf4e881b52.jpg
Строгий аскет, был сподвижником и учеником преподобного Феодосия Печерского. Подражая своему учителю, преподобный Иларион дни и ночи со слезами молился Богу, соблюдая строгий пост. Современники знали его как книгописателя, который днем и ночью трудился пад переписыванием книг в келлии преподобного Феодосия. В это время наставник пел псалмы и прял шерсть. Мирно почил в 1066 г., погребен в Дальних пещерах.

Тропарь Илариону, схимнику Печерскому, в Дальних пещерах
Воистину достойне наречен был еси Иларион, / тихостен бо и кроток нрав по имени твоему имел еси, блаженне, / имже кроткому Господу Иисусу благоугодив, / молися Ему о нас рабех твоих.

Прпп. Феофила и Иакова Омучских (ок. 1412)
Неизвестные по происхождению преподобные Феофил и Иаков несколько времени подвизались на острове Коневце) вместе с преподобным Арсением Коневским (память 12/25 июня), и, может быть, там они начали свои иноческие труды.

Затем в 1395 или 1396 годах оба подвижника оставили Коневец и перешли на речку Омучу. Здесь, в округе Демянского погоста, в 65 верстах от города Порхова они основали пустынь в честь Успения Божией Матери. Основателем обители почитался преподобный Феофил, судя по тому, что она называлась Феофиловой пустынью, тогда как преподобный Иаков был ее устроителем. Преставились преподобные в начале XV столетия, около 1412 года. День кончины преподобного Иакова неизвестен, преподобный же Феофил преставился 29 декабря. Празднование преподобным местное. Святые мощи угодников Божиих почивают под спудом, в храме Успения Божией Матери, с 1764 года приходском.
______по изложению Свт. Димитрия Ростовского

После кончины старец Феофил был погребен у стен храма обители. По некоторым источникам тут же похоронен и Иаков. Незадолго до закрытия монастыря его наместником был старец Мардарий, почитаемый верующими до настоящего времени.
В 1764 году по Указу Императрицы Екатерины II обитель была упразднена, но вопреки царской воле продолжала существовать. Возрождение Феофиловой пустыни началось с возведения нового каменного храма. В 1811 году помещица Мария Глинкина пожертвовала средства на перестройку храма в камне. Храм во имя Успения Божией Матери, в которой стоял рака с Мощами старца Феофила,был построен в 1823-1824 годах. Один из трех его приделов был освящен в честь преподобного Феофила. Рядом с церковью образовалось село Феофилова пустынь.
Однажды через Феофилову Пустынь проезжал император Александр I. Простудный недуг поразил его ноги. Государь коленопреклоненно молился у раки преподобного Феофила и получил исцеление. В 1824 г. в благодарность за исцеление монарх повелел на собственные средства возвести вместо деревянного каменный храм. И вырос у дороги Успенский храм у с приделами преподобного Феофила и святого Александра Невского. Император лично присутствовал на освящении храма в 1824 году.
В предреволюционные годы село Феофилова Пустынь стала местом благотворительных учреждений. Здесь был земский врачебный приемный покой, сельская община сестер милосердия и дача для воспитанников-сирот Санкт-Петербургского духовного училища.В 1923 г. Феофилову Пустынь переименовали в село Николаево. Успенскую церковь закрыли, а во время войны ее наполовину разрушили немцы.
В октябре 1827 года на почтовой станции села Феофилова пустынь останавливался поэт Александр Пушкин. Ведь именно этой дорогой ездили в Михайловское
Не случайно она до революции сохраняла название Феофилова Пустынь. В предреволюционные годы село Феофилова Пустынь стала местом благотворительных учреждений. Здесь был земский врачебный приемный покой, сельская община сестер милосердия и дача для воспитанников-сирот Санкт-Петербургского духовного училища.
В 1923 г. Феофилову Пустынь переименовали в село Николаево. В 1930-е гг. Успенскую церковь закрыли и частично разобрали, а во время войны дело разрушения довели "до ума" немцы. Но остов Успенского храма остался нетронутым, и подобно некоему удивительному чудесному воздушному кораблю, готов взлететь в небеса.Развалины этого храма в Николаеве сохраняются и сейчас. До сих пор пустынь считается почитаемым, святым местом для верующих, которые посещают ее и стремятся возродить разрушенный храм.
(Использовались материалы свободного доступа)

0

7

....................продолжение от 3 ноября

новомученики :

Свщмчч. Павлина (Крошечкина), архиеп. Могилевского, Аркадия (Ершова), еп. Екатеринбургского, и с ними Анатолия Левицкого и Никандра Чернелевского пресвитеров и мч. Киприана Анникова (1937).
http://s45.radikal.ru/i108/0911/19/aaee6ec1d562.jpgПавлин (Крошечкин)
Архиепи́скоп Павли́н (в миру Пётр Кузьми́ч Крошечкин) (19 декабря 1879, село Керенково Мокшанского уезда Пензенской губернии — 3 ноября 1937, Кемеровская область) — епископ Православной Российской Церкви; с 16 июня 1933 года архиепископ Могилёвский. Причислен к лику святых Русской православной церкви в 2000 году.
Родился в крестьянской семье. Рано лишился отца, Кузьмы Ивановича, его воспитывала мать — Евдокия. Уже будучи епископом, трогательно заботился о своей матери, всегда советовался с ней в повседневных делах.
Первоначальное образование получил в приходской школе и Мокшанском городском училище. В 1895 году поступил в Саровскую обитель, с 1898 года — послушник Николо-Бабаевского монастыря, затем в течение 2,5 лет был послушником Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря, затем вернулся в Николо-Бабаевский монастырь. Занимался самообразованием под руководством жившего на покое епископа.
В 1904 году был принят послушником в московский ставропигиальный Новоспасский монастырь, проходил послушание пономаря, продолжал заниматься самообразованием, учился у частных учителей. С 1909 года преподавал в послушнической школе Новоспасского монастыря.
27 февраля 1910 года был пострижен в монашество. С 14 марта 1910 года — иеродиакон, затем — иеромонах. Окончил Московскую духовную семинарию (1912 год, прошёл её курс за два года), Московскую духовную академию (1916 год) со степенью кандидата богословия.

С 16 августа 1916 года — преподаватель Пастырско-миссионерской семинарии при Григорие-Бизюковом монастыре Херсонской епархии. В 1920—1921 годах — наместник московского Новоспасского монастыря в сане архимандрита.
С 2 мая 1921 года — епископ Рыльский. Часто посещал приходы и монастыри, составил несколько акафистов, в том числе службу с акафистом св. Павлину Ноланскому — своему небесному покровителю. Много проповедовал. Хотя не был выдающимся оратором, но его простые проповеди легко воспламеняли сердца слушателей, возбуждая в них стремление к праведной жизни и покаянию.

В 1922 году был арестован и приговорён (5 декабря 1922 года) к пяти годам заключения. Около года провёл в одиночной камере одной из московских тюрем. Слепил из хлебного мякиша крест, перед которым молился. За это был подвергнут тюремщиками оскорблениям и побоям. Был досрочно освобождён и поселился в Москве под надзором. Жил недалеко от Новоспасского монастыря.

С 14 октября 1926 года — епископ Полоцкий и Витебский. Был инициатором и организатором тайных выборов Патриарха путём сбора подписей среди архиереев (большинство подписавшихся высказались за избрание митрополита Кирилла (Смирнова)). За это был арестован, и с декабря 1926 года по апрель 1927 года находился в тюрьме. Освобождён, скорее всего, по ходатайству митрополита Сергия (Страгородского).

С 1 декабря 1927 года — епископ Пермский и Соликамский. Часто посещал приходы, в том числе предпринял поездку в самую отдалённую часть своей епархии — город Чердынь, который редко посещали архиереи.
С 2 декабря 1930 года — епископ Боровский и управляющий Калужской епархией. С 30 сентября 1931 года — епископ Калужский. Большинство священнослужителей епархии относились к нему прохладно за его крестьянское происхождение, простоту, непринуждённое общение с народом, скромный монашеский вид. Очень много читал, был владельцем библиотеки, насчитывавшей около 2000 книг. Ввёл в епархии особо торжественные вечерние воскресные богослужения, которые укрепляли дух верующих в период гонений.

Любил петь церковные песнопения вместе с народом, приучая паству к сознательному произношению молитв. Был незлобив и кроток, любим детьми. Очень любил животных, в своём садике построил мостик через дорожку, по которой проложили тропу муравьи, чтобы случайно не наступить на них. Раздавал бедным значительную часть своего имущества — деньги, продукты — несмотря на то, что сам очень нуждался.

Во время его управления Калужской епархией в Калуге были взорваны: Благовещенский Кафедральный собор, Никольско-Слободская, Спасо-Слободская и Воскресенская церкви. Тогда же были расстреляны или сосланы 83 священнослужителя, 14 церковнослужителей, 8 церковных старост, 61 монахиня.
С 16 июня 1933 года — архиепископ Могилёвский.
Был арестован 2 октября 1935 года и обвинён в создании «контрреволюционного подполья». Виновным себя не признал. Содержался в Минской тюрьме, приговорён к 10 годам лагерей. Находился в заключении в Мариинских лагерях Кемеровской области, был бригадиром на сельскохозяйственной ферме. Вместе с другими содержавшимися в лагере священнослужителями проводил тайные утренние богослужения. Один из доносчиков сообщил лагерному начальству, что владыка говорил:
«Издевательства и гонения советской власти над верующими только укрепляют нашу силу верующих в Бога, а потому мы должны неустанно поддерживать дух религии не только в себе, но и в других людях».
28 сентября 1937 года против архиепископа было возбуждено уголовное дело по обвинению в создании контрреволюционной группы и руководстве ею. Виновным себя не признал, показав лишь, что устраивал молебны: «В этом нет состава преступления, так как в Сталинской Конституции сказано, что даётся право свободного отправления религиозного культа всем». 28 октября 1937 года Тройка УНКВД Запсибкрая приговорила его к расстрелу. 3 ноября приговор был приведён в исполнение.

Вместе с ними погибли:
епископ Екатеринбургский Аркадий (Ершов) (1878-1937).
священник Анатолий Левицкий (1894-1937).
священник Никандр Чернелевский (1880-1937).
псаломщик Киприан Анников (1875-1937).


Все они были причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в августе 2000 году для общецерковного почитания.
(Жизнеописания настоятелей Новоспасского монастыря с 1906 по 1926 гг. М., 2002.)

Свщмч. Дамиана (Воскресенского), архиеп. Курского (1937).
http://i027.radikal.ru/0911/51/89d01d543f87.jpg
(Воскресенский Дмитрий Григорьевич; 23.10.1873, с. Брусовое Фатежского у. Курской губ.- 3.11.1937, урочище Сандормох близ пос. Медвежья Гора, ныне г. Медвежьегорск, Карелия), сщмч. (пам. 21 окт., в Соборе новомучеников и исповедников Российских, в Соборе новомучеников и исповедников Соловецких и в Соборе Курских святых), архиеп. Курский и Обоянский. Из семьи священника. Окончил Курское ДУ и в 1894 г. Курскую ДС. В 1894-1895 гг. псаломщик церкви с. Николаевка Путивльского у. Курской губ. В 1895-1897 гг. надзиратель и учитель чистописания и черчения Старооскольского ДУ. 6 янв. 1897 г. еп. Курским и Белгородским Ювеналием (Половцевым) рукоположен во иерея и определен к клиру Спасо-Преображенского собора г. Путивля. В 1901 г., после смерти жены, поступил в С.-Петербургскую ДА, к-рую окончил в 1905 г. со степенью кандидата богословия. Одновременно закончил С.-Петербургский археологический институт. 27 нояб. 1904 г. архиеп. Финляндским и Выборгским Сергием (Страгородским, впосл. Патриарх Московский и всея Руси) пострижен в монашество с именем Дамиан. В 1904-1905 гг. состоял благочинным академического духовенства и одновременно исполнял обязанности священника ц. во имя св. блгв. Александра Невского (Суворовской) при Академии Генерального штаба (вместо свящ. Георгия Шавельского, бывшего на русско-япон. войне). В 1905-1907 гг. в сане иеромонаха преподаватель гомилетики Смоленской ДС, в 1907-1908 гг. смотритель Старооскольского ДУ, в 1908-1911 гг. на той же должности в Обоянском ДУ. В 1911 г. возведен в сан архимандрита и назначен ректором Смоленской ДС. 12 мая 1918 г. хиротонисан во епископа Переславского (первая архиерейская хиротония, совершенная по благословению Патриарха свт. Тихона), назначен викарием Владимирской епархии. Пребывал в переславль-залесском Даниловом во имя Св. Троицы муж. мон-ре, исполняя там обязанности настоятеля.

24 сент. 1920 г. Владимирским губернским ревтрибуналом «за хранение рукописей контрреволюционного характера» Д. был приговорен к тюремному заключению «на все время гражданской войны». 4 июля 1921 г. предписанием ВЦИК бессрочное заключение заменено на 3 года лишения свободы. Амнистирован и досрочно освобожден 13 янв. 1922 г. Вернулся в переславль-залесский Данилов мон-рь, выразил протест в связи с изъятием церковных ценностей из мон-ря. В июне того же года Д. вслед за Владимирским митр. Сергием (Страгородским) формально признал обновленческое Высшее церковное управление (ВЦУ). По словам Д., он «шел за Сергием в порядке иерархического подчинения и личного доверия к нему» (Архив УФСБ по Владимирской обл. Д. П-6401. Л. 198 об.), соглашаясь с ограничениями, поставленными митр. Сергием условием своего признания ВЦУ. Обращенные к нему распоряжения ВЦУ по церковно-адм. вопросам Д. игнорировал, не скрывал своего мнения, что с программой «Живой церкви» православное сознание мириться не может. В церквах Переславля-Залесского и Александрова продолжалось поминовение во время богослужений имени Патриарха Тихона, что вызывало доносы на Д. местных священников-обновленцев. 5 дек. 1922 г. Д. был арестован Владимирским отделом ГПУ по обвинению в «будировании масс на религиозной почве». Виновным себя не признал. В обвинительном заключении был назван «ярым реакционным элементом» и «сторонником Тихона». 23 февр. 1923 г. Комиссией НКВД по адм. высылкам приговорен к 2 годам ссылки, к-рую отбывал в пос. Теджен (ныне город в Туркмении). После отбытия срока вернулся в Переславль-Залесский. В нояб. 1925 г. назначен временно управляющим Владимирской епархией.

22 дек. 1925 г. участвовал в собрании архиереев в Донской иконы Божией Матери московском муж. мон-ре во главе со Свердловским архиеп. Григорием (Яцковским) и, не зная о принятии Нижегородским митр. Сергием (Страгородским) временного исполнения обязанностей Патриаршего Местоблюстителя, вошел в состав Временного высшего церковного совета (ВВЦС), тем самым невольно стал одним из инициаторов григорианского раскола. 23 янв. 1926 г. Д. посетил в Н. Новгороде митр. Сергия, к-рый ознакомил его с завещательным распоряжением Местоблюстителя Крутицкого митр. сщмч. Петра (Полянского) о передаче своих полномочий в случае ареста митр. Сергию. В связи с этим Д. призвал членов ВВЦС признать митр. Сергия канонически законным временно исполняющим обязанности Местоблюстителя, чтобы предотвратить раскол среди иерархов Церкви. Однако руководители ВВЦС не отказались от своих претензий на высшую церковную власть, в связи с чем 29 янв. митр. Сергий запретил в служении архиереев, вошедших в состав ВВЦС, в т. ч. и Д. Убедившись в раскольнических действиях архиеп. Григория, 2 февр. Д. покинул ВВЦС, призвав других последовать его примеру. Принеся покаяние, он был вновь принят в лоно РПЦ. В дальнейшем Д. прямо называл «григорианцев», как и обновленцев, раскольничьим движением, поддерживаемым властями для разрушения единства Церкви.

В 1926-1927 гг. временно управлял Владимирской епархией. В 1927 г. возведен в сан архиепископа. С мая 1927 г. архиепископ Полтавский и Переяславский и временно управляющий Днепропетровской епархией. 25 апр. 1928 г. перемещен в Курск правящим архиереем. По словам Д., причиной этого перемещения стали его разногласия с др. украинскими архиереями на состоявшемся в Киеве собрании епископов по вопросу о поминовении имени Патриаршего Местоблюстителя митр. Петра и возникавших в связи с этим вопросах об автономии Украинской Церкви (Архив УФСБ по Курской обл. Д. П-11015. Т. 1. Л. 496 об.).

В 1929 г. призывался на летнюю сессию Св. Синода. С 1930 г. в связи с проведением коллективизации в епархии усилились репрессии против духовенства. В сельских благочиниях органами ОГПУ систематически арестовывались все благочинные, назначаемые Д. В связи с этим он отказался от новых назначений и предложил сельскому духовенству обращаться непосредственно к архиерею. Ежедневно Д. принимал у себя в среднем ок. 10 священнослужителей и мирян, разбирал их жалобы о притеснениях со стороны властей. Оказывал материальную помощь ссыльному духовенству. 19 апр. 1932 г. награжден крестом на клобук.

В нач. 1930 г. был на короткое время арестован по делу «Плетневской контрреволюционной монархической организации церковников». Вновь арестован 26 июля 1932 г. в связи с волной антиколхозных выступлений в Центральночернозёмной обл. РСФСР. Находился в областной тюрьме в Воронеже. Вместе с Орловским еп. исп. Николаем (Могилёвским, впосл. митр. Алма-Атинский), большой группой священнослужителей, монахов и мирян проходил по делу т. н. «Контрреволюционной церковно-монархической организации «Ревнители Церкви»», был объявлен ее «руководителем». На следствии не скрывал своих убеждений, обоснованно указывал, что «преследование духовенства является органической частью деятельности Соввласти» (Там же. Л. 221 об.).

26 дек. 1932 г. Коллегией ОГПУ СССР приговорен к расстрелу, замененному 10 годами ИТЛ. В том же году отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения (с дек. 1933 - Соловецкое отд-ние Беломоро-Балтийского ИТЛ, с нояб. 1936 г.- Соловецкая тюрьма особого назначения). Осенью 1937 г. НКВД принял директиву об уничтожении остававшихся на Соловецких о-вах узников. Д. был доставлен в пос. Медвежья Гора вместе с большой группой заключенных (1-й Соловецкий этап) и расстрелян в лесном урочище Сандормох по приговору Особой тройки при УНКВД по Ленинградской обл. Прославлен Архиерейским юбилейным Собором РПЦ 2000 г.
(православная энциклопедия под ред.Патриарха Кирилла)

Свщмч. Димитрия Троицкого (1937).

     Священномученик Димитрий родился в семье чиновника акцизного управления Ивана Троицкого. Благочестивые родители воспитали детей в вере и любви к Богу и ближним, и все четверо их сыновей стали священниками. Самым младшим из них был Дмитрий; он родился 20 июля 1905 года. Три года он учился в начальной школе в городе Кашине, затем поступил в духовное училище, которое, несмотря на революцию, продолжало свое существование и только в 1921 году было переименовано в советскую школу 2-й ступени, которую Дмитрий Иванович и окончил в 1923 году. Отец к тому времени умер, и получить образование Дмитрию помогли его братья-священники.1
     Юноша возрастом, душевной твердостью муж, Дмитрий, когда ему исполнилось всего двадцать лет, был рукоположен в сан священника ко храму села Перетерье Сонковского района. Молодой священник вполне отдавал себе отчет в том, что начал служить во времена непрекращающихся гонений на Церковь, но это не устрашало его. На каждой службе он говорил проповеди, тщательно к ним готовясь, жил горестями и переживаниями своих прихожан, старался, чтобы огонь веры неугасимо горел в их душах среди окружающего мрака государственного безбожия, поддерживал тех, кто унывал или готов был отчаяться от трудностей жизни и материальной нужды; он стремился научить прихожан заботиться прежде всего о духовном, а уже потом о материальном, бояться более греха, нежели гонений и притеснений от современных властей. И за это ревностное, искреннее служение прихожане полюбили молодого священника, в котором увидели образец православного пастыря. Церковная и духовная жизнь в приходе ожила. Люди стали чаще прибегать к таинству исповеди и причащения, старались и в семьях дать своим детям церковное воспитание. И это не понравилось безбожным властям; они стали искать повод удалить священника из прихода: в 1930 году они арестовали его за хранение пятидесяти одного рубля серебром и осудили на три года заключения в концлагерь.
     Отец Дмитрий был отправлен в исправительно-трудовой лагерь на строительство Беломорско-Балтийского канала. После освобождения он вернулся в тот же храм в село Перетерье. Священник нисколько не переменился в своих убеждениях, наоборот, испытание пошло ему на пользу, укрепило веру, и власти снова стали искать повод для его ареста.
     В 1936 году с новой силой началось гонение на Церковь, большинство архиереев были лишены властями регистрации, многим священникам, вернувшимся из заключения, в такой регистрации отказывали. Отец Дмитрий был арестован и обвинен в нарушении правил записей гражданского состояния. Сонковский суд приговорил его к шести месяцам исправительно-трудовых работ. Священник не согласился с обвинением, опротестовал его через областной суд и был освобожден.
     Вернувшись к служению, о. Дмитрий, зная, что страдания не окончились, но с усилением гонений продолжатся, использовал любую возможность для просвещения и воцерковления своих прихожан. Он жил и действовал как православный пастырь и христианин, пока Господь давал время.
     В первое воскресенье Великого поста 1936 года, во время Пассии, о. Дмитрий, обращаясь к прихожанам с проповедью о покаянии, в частности сказал: «Что же воздадим Тебе, Сладчайший Иисусе, "о всех, яже воздаде нам?" Какой любовью мы ответим на Твою любовь к нам? Припадем же ко Кресту Спасителя — приникнем сердцем к прободенным Его ребрам, и Он скажет нам: "даждь Мне, сыне, сердце твое". За тебя Я страдал, за тебя принял насмешки, заплевания и заушения. За тебя был пригвожден. Ты Меня распял грехами своими. Послушай же Меня теперь. Первое слово Мое было всему миру — "покайтеся". Оно должно быть и последним на все времена и всем народам. "Если не покаетесь, погибнете". Погибнете, как Мой предатель Иуда, погибнете, как этот жестокий народ иудейский. Моя плоть и кровь даны вам как очистительные средства от грехов ваших и наследования жизни вечной. Ответим, возлюбленные братья и сестры, полной готовностью и принесем искреннее покаяние, пока не поздно. Скажем не языком только, нет, но сердцем распятому Христу: "Готово сердце наше, Боже, готово сердце наше". Кто бы ты ни был, в каком-либо звании, возрасте, кайся.
     Кайся ты, подобно Иуде, ради своей жадности к житейской наживе готовый обмануть, обидеть, притеснить и даже продать своего ближнего. В лице его ты вновь предаешь Христа на страдания.
     Кайся и ты, стремящийся осудить своего ближнего и в лице его осуждающий Христа на пропятие.
     Кайся и ты, ради мира сего оставляющий Церковь Христову и удаляющийся от Христа, подобно апостолам, оставившим Его во время страдания, но не подражающий им в твердой вере и исповедании Христа даже до смерти по Его воскресении.
     Кайтесь и вы, родители, которые равнодушно смотрите на пороки и нечестие ваших детей, вопли которых доходят до неба и оскорбляют Христа.
     Кайтесь и вы, непослушные дети своих родителей, причиняющие им своим поведением слезы и обиды, а иной раз наносящие телесные обиды, этим вы наносите удары и хулу Самому Богу.
     Кайтесь и вы, молодое поколение, отвергающие таинства Церкви, вступающие в новую жизнь без благословения Божия, нарушая законы Церкви, вы наносите Христу, как главе Церкви, заушения и биения.
     Кайтесь и вы, хулители имени Христова, вновь пригвождающие Его ко кресту.
     Кайтесь! Кайтесь все! Вас к этому зовет Сам Спаситель, на кресте грехами нашими пригвожденный.
     Петр, отвергшийся Христа, но плакавший о своем грехе горько, получил место в Царстве Небесном одесную Христа. Жена блудница, омывшая Христу слезами ноги и власами отершая их, введена в чертог Божий. Блудный сын и мытарь, покаявшись, введены в Небесный дом Христов. Благоразумный разбойник, покаявшись, во едином часе раеви сподобился.
     Христианин! Восплачь и ты о грехах своих, как и они. Не языком только, нет, но всем своим существом молись распятому Христу, из глубины души взывай с разбойником благоразумным покаянным гласом: "Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем". И верь, что ты услышишь блаженный глас Христов: "Днесь со Мною будеши в раи"».

     В праздник Покрова Божией Матери о. Дмитрий сказал в проповеди: «Братие и сестры, возлюбленные чада во Христе! Какая великая нужда и какая великая польза для каждого христианина посещать храм Божий, изливать свои молитвы, искать помощи у Всевышнего, об этом так ярко говорит нам ныне воспоминаемое нами торжество Покрова Божией Матери.
     Этот случай, происшедший в первые столетия христианства, глубоко проник в сердца верных, и поныне с глубоким чувством благодарности и для нашего духовного назидания воспоминается ежегодно святой Православной Церковью.
     Некогда христиане великого Царь-града видели себя окруженными злейшими врагами, которые, не имея любви Христовой в сердце своем, уничтожали все на своем пути, разрушали жилища, предавая все истреблению, касаясь святыни, уничтожали ее. И вот это многочисленное полчище врагов стояло у стен града для того, чтобы все предать уничтожению. А там, в стенах этого града, жители, сознавая свою слабую силу против врагов, не впали в малодушие... но устремились в храм Божий излить свои молитвы и свою просьбу о спасении пред престолом Всевышнего. Как сильна была вера в этих людях, как душевна была их молитва, что Сама Царица Небесная, окруженная ликом святых, разделяла их молитву пред Сыном Своим, Богом нашим, и покрывала присутствующих в храме честным Своим омофором, спасая их от окружающих врагов и близкой погибели.
     Это чудное явление Божией Матери поучает нас крепкому упованию на Промысел и всегдашнее покровительство о нас Пресвятой Владычицы нашей Богородицы. Кто возлагает все упование свое на Господа, того Господь хранит. Возложи всю свою надежду на Бога: все, что ты делаешь, делай для Него, думай о том, как бы Ему угодить, а Он, Милосердый, знающий лучше тебя, в чем ты нуждаешься и что для тебя полезно, тебя направит и наставит, оградит от всего дурного, даст тебе успех и удачу.
     У нас часто слышатся жалобы на постоянные неудачи, на то, что наши желания не исполняются, что Господь нас оставил, не слышит наших молитв, допускает многому дурному случиться. Справедливы ли подобные жалобы? Подумай, христианин, возможно ли, чтобы Милосердый Бог, возлюбивший род человеческий до того, что Сына Своего Единородного предал на крестные страдания и смерть ради спасения нас, грешных, чтобы Он оставил хотя бы последнее и недостойное Свое создание? Господь не желает зла никому, потому что Он благ. Мы все дети Божии, дети любимые, купленные дорогою ценою крови Сына Его. Может ли любимая мать оставить или пожелать что-либо худое своему любимому ребенку? "Еда забудет жена отроча свое, еже не помиловати изчадия чрева своего; аще же и забудет сих жена, но Аз не забуду тебе, глаголет Господь".

     Но какая же причина подобных жалоб? Какая причина большинства неудач, неуспехов, несчастий? Эта причина — наше малодушие, недостаток нашего упования на Бога, большая надежда на свои собственные силы. Мы дали волю земным страстям, живем не для Бога, а на погибель своей души.
     Вместо того, чтобы со смирением обращаться к Богу, говоря: "Скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду", и просить Бога: "Научи мя творити волю Твою", мы сами избираем себе путь, руководясь единственно собственными влечениями, которые ведут нас к погибели. Конечно, Господь в этом случае не поможет нам, да мы часто Его и не просим, а если и просим, то забываем говорить: "Да будет воля Твоя". И оказывается, Господь не отступился от нас, а мы отступили от Него и отвергаем Его помощь. Справедливо ли после этого роптать и говорить, что нам ничего не удается, что Господь нас не хранит?
    Если мы будем жить в Боге, ходить перед Богом, всегда помня, что мы находимся под охраной Его всеблагого Промысла, то всегда можем быть уверены, что все обстоятельства нашей жизни Господь направляет к нашей пользе. Тогда в самих наших несчастиях будем возлагать все наше упование на Господа и от Него Единого ожидать себе утешения, имея великую за нас заступницу и ходатаицу Саму Царицу Небесную. "Под Твою милость прибегаем, Богородице Дево, молений наших не презри в скорбех, но от бед избави нас, едина чистая и благословенная. Пресвятая Богородице, спаси нас"».
     Служение о. Дмитрия, как и служение всякого священника в то время, вызывало пристальное внимание властей. На надзор за Православной Церковью и за верующим народом безбожное государство тратило больше сил и средств, чем на надзор за преступниками. 28 апреля 1937 года участковый инспектор подал рапорт начальнику Сонковского районного отделения милиции, в котором писал: «Доношу, что 26 апреля сего года в пуршевскои школе ученица Малышкина Нина, когда ей завшколой Спасская стала говорить, зачем она ходит в церковь, ответила, что священник им говорит, что если будут молиться, то лучше будет даваться ученье, и не слушать учителей и повесить крестики. Спасская об этом сказала ее матери, Малышкиной Анне, и она стала наносить угрозы дочери, что тебе попадет, зачем ты зря говоришь на батюшку. У Малышкиной трое детей учатся в школе, и она их насильно посылает в церковь, и этот разговор, по всей вероятности, был на исповеди. О чем и довожу до вашего сведения».
     Рапорт был оставлен в тот момент без внимания, но когда летом 1937 года НКВД получил указ Сталина об уничтожении Церкви, он лег в основу обвинения священника. В дополнение к нему НКВД потребовал сведений о священнике от председателя сельсовета, который, характеризуя о.Дмитрия как исповедника и ревностного пастыря, написал: «С прибытием его в село Перетерье в 1933-34 году стало быстро оживать церковное движение. Каждую службу сопровождал выступлением с проповедью. Через родителей привлекал учеников в церковь, среди которых проводил соответствующую работу, уговаривал верить в Бога и ходить в церковь.
     Наличие попа Троицкого для сельсовета имело своим отражением невыполнение всех кампаний в сторону затяжки и несвоевременности выполнения таковых».
     19 сентября 1937 года сотрудник НКВД произвел в доме священника обыск, после которого о. Дмитрий был арестован и заключен в тюрьму в Бежецке. Следователи допросили учительницу и директора школы в Пуршево. Директор школы показала на следствии:
     — В последних числах апреля месяца сего года (в Страстную неделю) заметно усилилось посещение учащимися школы перетерской церкви; когда я в школе попыталась путем беседы выяснить причину посещения церкви, то одна из учащихся школы, ученица 3-го класса Нина, посещавшая церковь, заявила: «Я была в церкви и еще пойду, батюшка сказал, что вы особо учителей не слушайте, а ходите в церковь». Далее весьма характерным является следующий факт, подтверждающий контрреволюционное влияние попа Троицкого. В этот же день в школе, после проведения мною антирелигиозной беседы с учениками, сестра Нины — Марья, пытаясь передо мной ответ своей сестры поправить, сказала: «Батюшка не так говорил, он говорил: "в школе вас учат, что Бога нет, не верьте, это все учителя врут, Бог есть"». Все это противодействие попа Троицкого в деле коммунистического воспитания детей в школе. Других фактов контрреволюционной деятельности гражданина Троицкого среди учащихся нашей пуршевской школы я не замечала.
     Учительница школы в селе показала на следствии:
     — Школа, в которой я работаю педагогом, обслуживает селения прихода церкви в Перетерье. В значительной степени заметно влияние священника Троицкого на родителей, а последних — на учеников. В 1935-36 годах дело доходило до того, что в школу являлся один ученик, а остальные шли в церковь. Даже в 1937 году весной в какой-то поповский праздник «Пассия», когда собираются в церкви несколько попов и ведут службу, и то несколько учеников не посетило школу, а были в церкви. Как слышно от женщин, посещающих регулярно церковь, Троицкий очень часто произносит проповеди, в которых призывает к усилению веры в Бога и тому подобному. Служба в религиозный день «Пассия» проходила вечером, и я, поздно вечером возвращаясь из Сонкова, видела, как ряд учеников шли с родителями из церкви.
     После этого, считая собранный «материал» достаточным, следователь 2 октября допросил священника.
     — Материалами расследования установлено, что вы, будучи служителем церковного культа, в селе Перетерье во время произнесения вами церковных проповедей среди посещающих церковь граждан, ведете контрреволюционную антисоветскую агитацию за отрыв учащихся детей от советской школы и вербовку их в посетителей церкви, вы этим развращаете советскую молодежь, совлекаете ее с пути коммунистического воспитания. Признаете себя в этом виновным?
     — Я в периоды церковной службы произносил проповеди, являющиеся нравоучением как для взрослых, так и для детей, желающих посещать церковь. Но я никакой контрреволюционной агитации тут не вижу, я свою службу и нравоучения строго сочетал с возможностями, допущенными законами советской власти. Виновным себя в этом не считаю.
     — В целях контрреволюционной дискредитации вождя партии и трудового народа товарища Сталина и обращения 1-го всесоюзного съезда колхозников-ударников, вы в обложки с портретом вождя и обращения съезда вложили реакционную брошюру и реакционные стихи в тетради для того, чтобы удобнее было вам вести контрреволюционную пропаганду среди граждан, посещающих вашу квартиру. Признаете себя в этом виновным?
     — Брошюра в обложке с обращением 1-го всесоюзного съезда ударников не моя, правда, она находилась в моей квартире с апреля месяца сего года, я ее попросил для личного чтения, но и до сего времени не прочитал. Тетрадь, в которой мной записаны религиозные стихи, а на обложке портрет Сталина, это я использовал просто как обложку, и никакой контрреволюционной дискредитации я в этом не вижу. Это я рассматриваю как вещи, не имеющие отношения к политике. Среди посещающих мою квартиру граждан, с которыми я общаюсь, указанные выше брошюру и стихи я не использовал. Виновным себя в этом не считаю.
     — Материалами расследования установлено, что вы, действуя морально-религиозными нравоучениями на школьников, предлагали им не слушаться учителей, запугивали их «словом Божиим», в силу чего школьники в 36-м и 37-м учебных годах делали пропуски и отставали в учебе. Признаете себя в этом виновным?
     — Нет. Таких явлений в практике моего церковного богослужения не было. Детей я не запугивал и умышленных нравоучений с целью отрыва школьников не читал. Виновным себя не признаю. Исповеди проводились в воскресные дни, когда школьники не занимались в школе.
     — Материалами расследования установлено, что вы среди граждан высказывали обиду на государственную власть, что она преследует служителей церковного культа так же, как при царе Иоанне Грозном, тюрьмы и ссылки — обычное явление, только и ждешь, когда арестуют. Признаете ли себя в этом виновным?
     — Я таких разговоров ни с кем не вел и виновным себя в этом не признаю.
     — В материалах расследования имеются данные о том, что вы посылали письма своим знакомым с контрреволюционным содержанием, где вы прямо выражали свою мысль о том, что «материалисты не ценят души, они на все смотрят узкими глазами и ценят лишь материю, не признавая души; обеспечивая свою семью материальной стороной, они в корне разрушают духовные устои семьи». Имея целью повлиять на знакомых своими религиозными убеждениями, вы умышленно возводите клевету на учение марксизма-ленинизма, что оно основано на материализме и ведет к разрушению семейного счастья. Признаете ли вы себя в этом виновным?
     — Я в этом письме не имел в виду критики, а тем более клеветы на учение марксизма-ленинизма о материализме, а имел в виду исключительно религиозную точку зрения, выраженную словами «духовное разрушение устоев семьи». Под этим я понимаю, что материалисты отрицают религию... Виновным себя в предъявленном обвинении не признаю.
     В тот же день следствие было закончено и передано на решение Тройки НКВД. В обвинительном заключении следователь, невольно свидетельствуя о вере и исповедническом подвиге священника, написал: «По своим убеждениям является законченным контрреволюционным церковником, всеми фибрами своего сознания и действий противник социалистического строительства. По возвращении из места заключения своих убеждений не бросил, снова стал служить в церкви в качестве священника. Являясь контрреволюционно настроенным, в произносимых им проповедях во время церковного служения занимался контрреволюционной агитацией за отрыв учащейся молодежи от школьной учебы и привлечение ее в посетители церкви. В письмах к своим знакомым высказывал свои контрреволюционные убеждения, направленные против революционной теории марксизма-ленинизма. Пользуясь близорукостью правления колхоза, был допущен на работу в колхоз и в 1936 году заработал сто трудодней.
     Допрошенный в качестве обвиняемого, Троицкий виновным себя не признал».
     1 ноября Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Священник Дмитрий Троицкий был расстрелян через день после вынесения приговора, 3 ноября 1937 года.

(Игумен Дамаскин (Орловский)

Прпмч. иеромонаха Софрония (Несмеянова) (1937).
Преподобномученик Софроний (Несмеянов) родился в 1870 году. Когда ему исполнился двадцать один год, он был призван на действительную службу в армию и был определен артиллерийскую бригаду, где ему приходилось исполнять обязанности плотника. В 38 лет он поступил послушником в Свято-Духовский монастырь в городе Царицыне, где принял монашеский постриг. Вскоре он был назначен на должность эконома. В 1910 году епископ Алексий (Дородницын) взял его к себе келейником и рукоположил в сан иеродиакона. В 1915 году епископ Петровский, викарий Саратовской епархии Дионисий (Прозоровский), рукоположил его в сан иеромонаха к одному из храмов в Саратове.

Когда началась гражданская война между белой армией и большевиками, иеромонах Софроний счел невозможным для себя оставаться в стороне, в январе 1919 года он отправился на юг России и поступил в Добровольческую армию Деникина полковым священником, где прослужил до разгрома белого движения. Эмигрировать отец Софроний отказался и в 1920 году поступил на подворье Георгиевского Балаклавского монастыря в Екатеринодаре, а после его закрытия в 1922 году стал служить в приходских храмах различных сёл. Несмотря на преследования, отец Софроний делал все для просвещения своих прихожан, регулярно проводя уроки Закона Божия.

В 1926 году в связи с активной деятельностью обновленцев отец Софроний поехал в Москву, чтобы от лица своего прихода запросить разъяснение о церковном управлении.

В 1927 года иеромонах Софроний встретился с митрополитом Сергием, чтобы получить подтверждение в том, что Вселенские Патриархи признают Синод при Патриаршем местоблюстителе, и не признают обновленческого Высшего Церковного Управления (ВЦУ). Получив нужные документы, отец Софроний стал встречаться со священниками, перешедшими в обновленчество, и убеждать их воссоединиться с каноничным церковным управлением. Вскоре отца Софрония арестовали. Но за него стали активно заступаться прихожане, и поскольку материалов по делу собрать не удалось, то отец Софроний был освобожден. Следующий арест последовал в 1930 году. Тройка ОГПУ приговорила его к ссылке в Северный край на три года. В 1935 году отец Софроний приехал в Тверь к архиепископу Фаддею (Успенскому), чтобы просить места священника. Владыка направил его служить в сельский храм. Священнику было тогда шестьдесят шесть лет. В 1937 году на отца Софрония было заведено новое дело. Обвинение строилось на свидетельских показаниях, среди которых были следующие: женщина пришла к отцу Софронию просить за своего мужа, который страдал пьянством, а священник предложил побеседовать с самим мужем, - на основании этого было выдвинуто обвинение отца Софрония в желании втянуть мужа этой женщины в свою "антисоветскую деятельность". Было и другое обвинение: священник имел дома текст сталинской конституции, и много раз его читал, а о прочитанном говорил: "Конституция предоставила право каждому живущему в Советском Союзе свободно посещать церковные службы... Согласно конституции притеснять нас никто не имеет права". В итоге НКВД арестовал священника. На допросах священник отказался отвечать на вопросы. Следователь вызвал бригаду мучителей, которые долго истязали отца Софрония. В конце протокола допроса отец Софроний своей рукой написал: "От подписи протокола отказываюсь". 1 ноября преподобномученику был вынесен приговор, а 3 ноября 1937 года он был расстрелян.

Прпмц. Пелагии (Тестовой) (1944).
Сестра Пелагия жила в Серафимо-Дивеевском монастыре, куда впоследствии поступила и старшая сестра Марфа. В 1919 году инокиня Пелагия несла послушание портнихи и косца. Когда в России начался период неслыханного ранее гонения на веру, монастырь стал существовать как трудовая артель. Но с 1918 года большинство мастерских не работало, и все разворовывалось новым «хозяином» - руководством совхоза. В конце лета 1919 года монастырю было предложено послать часть монахинь на уборку полей, принадлежавших семьям красноармейцев. Совет монастыря справедливо указал, что сестры истощены голодом, идти на полевые работы не могут, да и свой урожай не убран. Инокиня Пелагия была членом совета и «заведующей рабочими силами монастыря». Она пыталась защитить сестер и отказалась исполнить требование представителя власти, за что и была арестована и приговорена к трехлетнему заключению. Для расследования «контрреволюционности» монастыря в Дивеево была послана комиссия, которая установила невиновность инокинь. Сестры были освобождены, а совет монастыря восстановлен в своих правах. Под видом артели обитель просуществовала еще восемь лет. В 1927 году началась кампания по ликвидации монастыря, повальные обыски и аресты по спискам ОГПУ.

Как и другие дивеевские сестры, которые находили пристанище у верующих людей, Пелагия и Марфа стали жить при храмах: инокиня Марфа поселилась в сторожке при церкви села Развилье Борского района, а инокиня Пелагия стала жить при церкви села Воробьева Арзамасского района. В их дальнейшем жизненном пути есть очень много общего, хотя по архивным делам можно заключить, что они больше не встречались.
20 ноября 1937 году мать Пелагия была арестована. Ее обвинили в ведении «контрреволюционной агитации пораженческого и клеветнического характера». На допросе инокиня Пелагия давала прямые и ясные ответы, виновной себя не признала. Решением тройки НКВД от 14 декабря 1937 года инокиня Пелагия была приговорена к заключению в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет. Из документов ее личного дела видно, что при потере трудоспособности на 85% мать Пелагия использовалась на общих работах. Несмотря на изнуряющий каторжный труд при тяжких болезнях, трудилась добросовестно, в характеристиках заключенной Пелагии отмечается: «качество работы хорошее», «нормы выполняет», «взысканий не имеет». В 1941 году ею было подано прошение о пересмотре дела и освобождении, в чем ей было отказано. 3 ноября 1944 года, накануне празднования Казанской иконы Божией Матери, инокиня Пелагия умерла в лагерной больнице и была погребена на лагерном кладбище у поселка Жарта.

Как и сестра, инокиня Марфа была арестована в 1937 году 18 ноября, а 13 декабря была приговорена к 8 годам заключения в Карагандинском исправительно-трудовом лагере. Этот лагерь стал и для нее последним местом земной жизни, последним испытанием верности и любви к Богу. Несмотря на тяжелые заболевания, заключенная инокиня Марфа была назначена на общие работы, а в картах зачета ее рабочих дней записано: «работает добросовестно», «к инструменту относится бережно». Инокиня Марфа прожила в лагере 3 года. Измученная болезнями и трудами, она скончалась в лагерной больнице 13/26 апреля 1941 года и была похоронена на кладбище лагерного пункта Спасский.http://www.diveevo.ru/219/

0

8

....................................продолжение от 3 ноября

Свщмчч. Константина Чекалова, Сергия Смирнова, Василия Никольского, Феодора Беляева, Владимира Введенского, Николая Раевского, Иоанна Козырева, Василия Козырева, Александра Богоявленского и Алексия Москвина пресвитеров, протодиакон Сергия Казанского, диакона Иоанна Мельницкого (1937).

Священномученик Сергий (Смирнов)
"Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? ...Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас" (Рим. 8, 35, 37).

Эти слова Священного Писания можно в полной мере отнести и к священнику Сергию Смирнову.
http://s54.radikal.ru/i146/0911/81/7ab90b6092c8.jpg
Священномученик Сергий родился 15 июня 1893 года в селе Борок Пошехонского уезда Ярославской губернии в семье священника Иоанна Смирнова. Окончил Рыбинское училище и получил место учителя в родном селе; проработал здесь два года. Отец Иоанн настаивал, чтобы сын стал священником и посвятил свою жизнь служению Богу и народу Божьему. Сергей Иванович согласился с отцом и, напутствуемый его благословением, поступил в Ярославскую Духовную семинарию. Окончив ее, он женился на благочестивой крестьянской девушке Надежде, певшей на клиросе. В 1919 году он был рукоположен в сан священника ко храму в селе Санниково, расположенного в сорока километрах от Борка. Приход был бедным, при церкви не было дома притча, и отец Надежды Матвеевны помог им купить дом. Здесь о. Сергий прослужил до 1935 года. К этому времени у супругов родилось четверо детей. Отец Сергий проявил себя ревностным пастырем и великим нищелюбецем, делясь последним куском хлеба с неимущими.

В 1935 году власти потребовали от священника уплаты налога, который он за отсутствием денег не смог заплатить. Власти описали все имущество и выгнали о. Сергия с семьей из дома, и им пришлось скитаться, снимая квартиры. Как ни хорошо относились крестьяне к своему приходскому священнику, но страх был сильнее, и из-за этого хозяева боялись оставлять его у себя в доме на продолжительное время. У одних хозяев была ступа, и кто-то из прихожан подарил о. Сергию три килограмма ржи. Он взял ступу, чтобы истолочь зерно. Некто донес, что священник занимается помолом, и о. Сергий был арестован и приговорен к одному году заключения в исправительно-трудовой лагерь за неуплату налога. В то время, когда он был в заключении, из села Санниково были выселены все жители, а само село затоплено Рыбинским водохранилищем.

Вернувшись через год из заключения, о. Сергий поехал в Тверь к архиепископу Фаддею, чтобы получить приход, и был направлен в Воздвиженский храм села Теблиши. Восемь месяцев о. Сергий жил на приходе один, но затем ему дали небольшой домик, и в апреле 1937 года он перевез в Теблиши семью.

Отца Сергия арестовали на третий день после Сергиева дня, 11 октября 1937 года. Из дома при обыске взяли все, включая старенький, уже ветхий подрясник. На следующий день жена Надежда с дочерью Марией отправились в районный центр, село Кеверичи, узнать, что с их батюшкой. Он в это время находился здесь в тюрьме. Жена с дочерью подошли поближе к окошку и увидели стоявшего у решетки о. Сергия, который крикнул жене:

- Надя, держись, не плачь, на твоих плечах дети, тебе надо их вырастить.

А дочери сказал:

- Машенька, слушайтесь маму и помогайте ей.

Они заплакали, в это время к ним подошел конвоир и, схватив девочку за ворот, отшвырнул от окна, сказав:

- Уходите, а то сейчас и вы будете там.

Они вернулись в Теблиши. Дом власти отобрали, и семья оказалась на улице, но молитвами исповедника не осталась без Божьего призрения. Директор льнозавода, хотя сам был коммунистом, но узнав, какую нужду терпит семья арестованного священника, вызвал Надежду Матвеевну к себе и предложил ей работу повара в столовой и комнату.

Отца Сергия через несколько дней вызвал к себе в кабинет начальник местного НКВД и предложил:

- Откажитесь от сана священника. Мы вам дадим работу. Будете работать учителем в средней школе в Теблишах.

Отец Сергий наотрез отказался, сказав:

- Нет, я никогда этого не сделаю. Никогда. Я священник. Я сын священника. Мой прадед был священником.

Неделю о. Сергия продержали в Кеверичах, а затем перевели в Бежецкую тюрьму, и сразу же начались допросы.

- Вы обвиняетесь в антисоветской и контрреволюционной деятельности, проводимой вами среди населения. Признаете ли себя в этом виновным?

- Контрреволюционной деятельности я не проводил и виновным себя в этом не признаю, я лишь только то признаю, что проводил службу в церкви.

- Следствие располагает достаточными материалами о вашей антисоветской деятельности в колхозах, об агитации против займовых кампаний. Признаете вы себя в этом виновным?

- Никакой я антисоветской деятельности в колхозах не проводил и против займов нигде не выступал. Было только то с моей стороны относительно займа, что сельсовет предложил мне подписаться на заем в сто пятьдесят рублей, а я подписался на сумму пятьдесят рублей.

- Вы с января 1937 года на территории Теблишского сельсовета систематически проводили агитацию против колхозов, восхваляли прежнюю жизнь при царизме, говорили, что государство колхозников обирает и колхозники голодают, занимались распространением провокационных писем среди колхозников о войне. Скажите, подтверждаете вы эту свою деятельность и высказывания?

- Никаких писем контрреволюционного содержания среди колхозников я не распространял.

- В целях срыва уборочной кампании вы устраивали часто службы и молебны, а для того, чтобы на них привлечь колхозников, говорили: "Не все-то работать надо, а и в церковь ходить. Коммунисты заставляют день и ночь работать, на всех правителей не наработаешься".

- Я служил только в дни, указанные церковным уставом, и никаких особенных молебнов и агитаций на них не производил.

- Следствие располагает фактами, что вы среди граждан восхваляли старую дореволюционную жизнь, а значит, и царскую власть, при этом клеветническими словами называли руководителей ВКП(б) и советской власти.

- Я не мог восхвалять царскую власть, так как свою церковную деятельность начал с 1919 года, никакими клеветническими словами советских работников я никогда не называл .

И так день за днем. На следующем допросе уже другой следователь спрашивал священника:

- Обвиняемый Смирнов, на предыдущем допросе вы давали ложные показания, следствие требует от вас правдивых показаний по существу предъявленного вам обвинения.

- Я считаю, что на предыдущем допросе я отвечал правильно.

- Следствию известно, что вами, в бытность служителем религиозного культа в селе Теблиши, проводилась контрреволюционная и антисоветская деятельность путем организации сектантства и дачи заданий о распространении по деревням контрреволюционных слухов о надвигающейся войне против СССР и скором падении советской власти.

- Я как православный священник иду против всяких сект, а потому не может быть никакой речи о проведении какой-либо пропаганды, как сектантской, так и контрреволюционной.

- Следствию известно, что вы систематически распространяли среди населения письма контрреволюционного содержания, в которых писали о том, что СССР усиленно готовится к войне, но все равно советская власть будет свергнута... Признаете себя в этом виновным?

- Я прибыл в село Теблиши в январе 1937 года, и никакой агитации среди колхозников я не проводил.

- Вы даете ложные показания о своей контрреволюционной деятельности, следствие от вас требует правдивых показаний, признаете ли вы в выше указанных фактах себя виновным?

- Я даю правдивые показания, что я никакой контрреволюционной деятельности нигде не вел и виновным себя в этом не признаю .

Более священник не захотел ничего говорить, не желая лжесвидетельствовать против себя или близких. Ложь, клевета, согласие с несовершенными преступлениями порочили бы Церковь, явились бы выражением земной корысти, трусости и малодушия, отсутствия упования на Бога, обещавшего не оставлять Своих верных при любых испытаниях. "Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как и что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить" (Лк. 12, 11, 12).

У о. Сергия, которому было в то время пятьдесят четыре года, оставалась семья: супруга, Надежда Матвеевна, две дочери и сын, причем младшей дочери едва исполнилось семь лет. Но противно было священнической совести предпочесть семью Богу, и он выбрал краткий и нелукавый путь веры.

После ареста священника на допрос были вызваны председатель и секретарь сельсовета и заведующий одним из отделов райисполкома, которые показали, что знают священника недавно, всего несколько месяцев, но что о. Сергий будто бы выступал против займа, говорил, что большевики не хуже капиталистов обирают рабочих и крестьян под видом займов и что СССР готовится к войне.

20 октября было составлено обвинительное заключение и передано на рассмотрение Тройки НКВД. 1 ноября Тройка приговорила священника к расстрелу. Священник Сергий Смирнов был расстрелян 3 ноября 1937 года
(Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 3. - Тверь: "Булат" , 1999 год, стр. 295-299)

Священномученик Феодор родился 12 ноября 1867 года в селе Везгум Белозерской волости Новгородской (ныне Вологодская область) губернии в семье священника Евгения Беляева. В 1889 году он окончил Олонецкую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. Служил в Троицком храме села Улома Череповецкого уезда. Здесь же, по пришествии советской власти, был в 1919 году арестован Череповецкой ЧК, но вскоре освобожден.

В марте 1922 года прихожанам Троицкой церкви в селе Улома стало известно, что власти собираются прислать комиссию для изъятия церковного имущества. Власти к этому времени продемонстрировали всей России свою жестокость и лживость, и у большинства православных возникло впечатление, что не на помощь голодающим пойдет церковное достояние. Это предположение было не далеко от действительности: церковные вещи иногда оставались и у тех, кто непосредственно их изымал, и сама центральная власть широко жертвовала их — то на подарки 1-й Конной армии, то на содержание государственных чиновников, то на дополнительные выплаты членам комиссии по изъятию ценностей.

Прихожане храма, в основном женщины, решили создать свою комиссию по защите храма. На воскресенье, 26 марта, было назначено собрание членов совета общины, которое должно было переизбрать председателя совета и решить хозяйственные вопросы, связанные с приближающимся праздником Пасхи. Однако женщины решили провести свое собрание, где главным вопросом был грядущий приезд комиссии по изъятию церковных ценностей. Чтобы не ставить под угрозу совет общины, его членам было велено удалиться, священник, который был в то время председателем совета, также не был приглашен, он служил в это время заказной молебен в передней части церкви. Собравшиеся сразу выбрали председателя собрания — образованную, энергичную и глубоко верующую женщину Ольгу Васильевну Левину. Первым и единственным вопросом, обсуждавшимся на собрании, был вопрос об изъятии ценностей. Были внесены предложения, что если придут отбирать ценности, то звонить в колокола, чтобы всей волостью встать на защиту храма, а если будут отбирать силой, то оказать физическое сопротивление. После обсуждения решили избрать комиссию по защите ценностей и во время изъятия послать по деревням нарочных для оповещения. На собрании присутствовали женщины из многих деревень, и от лица прихожан почти двадцати деревень были составлены приговоры, что жители их не согласны отдавать церковные вещи.

После собрания Ольга Васильевна с женщинами пошли к о. Феодору и сообщили, что ими создан женский приходской совет, цель которого поддерживать чистоту в храме, наблюдать за порядком и охранять церковные ценности. Отец Феодор одобрил создание совета и инициативу верующих, которые, по его мнению, и должны были держаться своего самостоятельна решения, исходя из того, насколько дорог им храм, насколько велика у них православная вера.

28 марта среди жителей волости прошел слух, что в Улому приехала комиссия из Череповца, которая вскоре намерена приступить к изъятию ценностей из храма. В одной из деревень ударили в набат, в некоторых деревнях появились нарочные, которые стали призывать крестьян идти в Улому защищать храм. Вскоре перед зданием Уломского волостного исполкома собралась толпа в две тысячи человек, в основном женщин, которые стали требовать комиссию и кричать, что они ни в коем случае церковных ценностей не отдадут. Это было около трех часов дня. Между тем о. Феодор в этот день в семь часов утра уехал из села за дровами; вернувшись домой, он поехал отпевать младенца в соседнюю деревню, а оттуда — в другую деревню крестить ребенка и освободился далеко за полдень. Проезжая по селу, он увидел, что перед исполкомом собралась огромная толпа. Дома супруга сказала, что там обсуждают всех работников исполкома.

Через некоторое время к священнику прибежал нарочный из исполкома и велел, чтобы о. Феодор срочно шел с ним. В исполкоме от о. Феодора потребвали, чтобы он немедленно вышел к народу, успокоил его и объяснил, что бессмысленно окружать исполком, поскольку изъятие ценностей проводиться не будет; они попросили священника убедить собравшуюся толпу согласиться с необходимостью изъятия ценностей из церкви. Отец Феодор отказался, сказав, что если он даже и выйдет, то ничего из этого не получится, так как верующие сочтут, что священник так говорит, потому что запуган, и не послушаются его.

Тогда к толпе вышел представитель власти. Некоторое время его слушали, а потом стали прерывать криками. Собравшиеся заявили, что никаким речам представителей власти не верят, и пусть лучше выйдет к ним батюшка и все объяснит.

Оратор вернулся в волостной исполком и предложил о. Феодору выйти к толпе и сказать, что сейчас изъятия ценностей не будет; к моменту изъятия должен прибыть специальный уполномоченный из Череповца, о чем верующие будут своевременно извещены. Священник отказался. Рассерженные сотрудники исполкома стали спрашивать у священника, говорил ли он в храме проповеди о необходимости пожертвований, о том, чтобы отдать без пользы лежащие в церкви ценности, поскольку миллионы людей голодают, а десятки тысяч умирают от голода — ведь с призывом к пожертвованиям обратились высшие служители христианской религии, знает ли об этом священник.

— Не стоит и говорить, — ответил о. Феодор, — газет я не читаю и никаких воззваний не знаю.

В это время толпа вплотную придвинулась к зданию, и некоторые женщины стали уже проходить внутрь. Священнику в категорической форме было приказано, чтобы он вышел к народу. Отец Феодор ничего не ответил, он прошел в другую комнату, где собралось в это время человек двадцать женщин, и, обращаясь к ним, сказал:

— Вот сейчас говорят, что вы не знаете, что есть голодные, и ничего не жертвуете; что ж, надо жертвовать.

В ответ женщины стали кричать, что они все время жертвуют и почти все отдали.

Священник на это сказал:

— Вот сейчас здесь говорят, что не все из церкви возьмут, а только лишнее.

Сказав это, он повернулся и ушел домой. Толпа стояла, не расходясь, наводя страх на волостные власти; был вызван отряд милиции, который рассеял толпу.

В тот же день председатель Уломского волостного совета составил рапорт: «Мне как председателю пришлось вызвать в волисполком священника, которому было предложено убедить массы и разъяснить цель изъятия из церквей некоторых драгоценностей, но поп или по незнанию, или по нежеланию, этого не сделал, тогда вся толпа в количестве до 2000 человек обступила волисполком и не позволяла присутствующим в нем членам и служащим, а также членам из местного коллектива, находящимся здесь, выйти из помещения в течение от трех до четырех часов. Волисполкому никаких объяснений высказать было нельзя под криком и угрозами озверелой толпы, в которой появились даже и мужики.

При сем прилагаю список руководителей этого поистине безобразного и контрреволюционного дела, которых прошу привлечь к самой строгой ответственности через Ревтрибунал.

Никаких материалов больше прилагать не нахожу нужным, и дело это нужно выполнить быстро без юридической законности и разбора, как этого требует наш голодный брат Поволжья.

Словами призывать к сознательности нет никакой возможности, да в настоящий момент и некогда, и тем более что они все весьма давно об этом знают... Чтобы заставить, уговорить массу, нужно слово пастыря церкви, но пастырь почему-то в этот день уехал за дровами, и потому прошу принять строгие меры к уломскому священнику, создающему контрреволюционное выступление...»

На следующий день, 29 марта, власти арестовали священника Феодора Беляева, Ольгу Васильевну Левину, членов церковного совета Алексея Терентьевича Парсакова, Трофима Ефимовича Николаева, Василия Васильевича Матвеева, Ивана Ивановича Лукичева, Ивана Петровича Уткина и его сына Петра; все арестованные были заключены в Череповецкую тюрьму. Таким образом власти, несмотря на предусмотрительную осторожность женщин, арестовали священника, церковный совет и председателя женского совета защиты храма. Начались допросы. На вопросы следователя священник ответил:

— Отдавать церковное имущество — дело верующих, а не служителей церкви, никаких мер к успокоению граждан мною принято не было, так я в это время был в отлучке, но хотя бы и был, то ничего бы не предпринял. Когда я был в Весьегонске 24 марта, то слыхал, что и там постановили ценности не отдавать, а жертвовать кто чем может...

После допроса о. Феодор счел нужным обозначить свою позицию, касающуюся предметов, имеющих богослужебное значение, и написал: «... Я стою за то, что святыне подобает благолепие, и Святые Дары должны быть обязательно в драгоценных сосудах, если они есть, распорядиться — отдать или не отдать сосуды и вообще церковное имущество — вправе верующие, не служитель культа».

Через некоторое время снова состоялся допрос; о. Феодор на вопрос о происшедших в Уломе событиях ответил:

— По существу происшедшего... могу показать следующее: на 26 марта было назначено общее собрание членов совета общины верующих при уломской Троицкой церкви, на каковом собрании должны были обсуждаться вопросы: о пасхальном вознаграждении духовенства и о продаже свечей. Так как вопрос касался вознаграждения духовенства, то мы, члены причта, на собрание не были приглашены. В воскресенье, 26 марта, после обедни, в то время, когда я служил молебен в передней части церкви, в задней половине собрались люди. Но кто находился в этой массе, сказать не могу, так как я прошел мимо и люди стояли ко мне спиной. Что было на собрании, я не могу сказать, о решении собрания я узнал от пришедших ко мне женщин, которые заявили, что они избраны в женский приходской совет, цель которого — наблюдение за чистотой в церкви, за тишиной и порядком. Я со своей стороны только приветствовал такое решение, так как чем больше будет совет, тем лучше — будет кому следить за тишиной в церкви, наблюдать чистоту и порядок и за охраной ценностей.

— Чем вызвалась необходимость создавать такой женский совет, а тем более его последняя функция, указанная в протоколе, охрана ценностей? — сил следователь.

— Полагаю, что это вызвано слухами об изъятии ценностей в пользу голодающих.

— Что, по-вашему, означает «охрана ценностей»?

— Вообще, чтобы ценности были целы от взятия кем бы то ни было.

— Что вами было сделано, чтобы успокоить толпу?

— Мной было сказано толпе, что изъятия ценностей еще нет, а если и будет взято, то не все — необходимое будет оставлено для богослужения.

— Откуда вы знаете, что в таком порядке будут изъяты ценности?

— По слухам, так как никакого распоряжения от местных властей не было, точно так же не знали постановлений центрального правительства. Кого-либо в агитации против изъятия ценностей я не замечал и не слыхал.

Ольга Левина, будучи допрошена следователем, сказала:

— Дело было в воскресенье, 26 марта. Мы, женщины, еще раньше говорили о чистоте храма, и слухи были об изъятии вещей из храма, но кем распространялись слухи, мне не было известно. Но мы, женщины, говорили между собой, когда приедет комиссия, то вещи не отдадим, а предложим собрать посильно помощь среди прихожан продуктами и попросим дать представителя от голодающих и послать скорей голодающим продукты. А вещи оставить для ремонта храма. Выбрали меня председателем совета. Уговорились так: когда придут к церкви за вещами, то дать мне знать через сторожа, и я приду туда... Я хотела с ними поговорить от имени женского собрания об оставлении церковных вещей, о замене таковых посильными пожертвованиями продуктами. И если бы комиссия не согласилась на мое предложение, то я хотела просить комиссию об отсрочке изъятия ценностей дня на три, когда соберется весь приход и решит — давать или не давать. Так было решено женским собранием. Часа в три или четыре пришел мальчик и сказал, чтобы я пошла в Улому. Я оделась и пошла. Пришла и вижу: у церкви порядочная толпа народу, я спросила, зачем вы собрались, кто вас звал. Они ответили, что сами пришли. Я спросила собравшихся, что у них вышло, что вдруг собрались. Женщины мне говорят, что мы сидели в келье, и к нам приходят и говорят, что арестовали священника.

— Как вы поступили после этого с исполкомом?

— Я сама лично не была в это время, когда женщины были в исполкоме, но слышала от женщин, когда пришла из дому, которые сказали мне, что мы с исполкомом поругались как следует.

— Кто приказал или, вернее, подсказал Волнухиной позвонить в колокол?

— Погорячилась. Кто ей велел звонить — не знаю.

17 мая 1922 года в Череповце состоялось заседание Губернского Революционного трибунала, на котором разбиралось дело восьми обвиняемых. В конце дня Ревтрибунал зачитал приговор: «Лукичева Ивана Ивановича, Череповецкого уезда и губернии, Уломской волости деревни Попадьино, сорока семи лет, из крестьян, члена церковного совета, Матвеева Василия Васильевича, той же волости деревни Федосово, сорока трех лет, из крестьян, члена церковного совета, Николаева Трофима Ефимовича, той же волости деревни Коротово, пятидесяти одного года, из крестьян, члена церковного совета, Уткина Ивана Петровича, той же волости деревни Песье, семидесяти двух лет, из крестьян, члена уломского церковного совета — лишить свободы сроком на два года с применением общественно-принудительных работ каждого, но, принимая во внимание их малосознательность и низкий культурный уровень, — наказание считать условным, но лишить активного и пассивного избирательного права на три года каждого.

Уткина Петра Ивановича, Череповецкой губернии и уезда, Уломской волости деревни Песье, сорока трех лет, из крестьян, подвергнуть лишению свободы в доме заключения сроком на полтора года и лишить избирательных прав после отбытия наказания на два года.

Парсакова Алексея Терентьевича, Череповецкой губернии и уезда, Уломской волости деревни Коротово, шестидесяти двух лет, из крестьян, члена уломского церковного совета заключить в дом заключения с лишением свободы сроком на три года и лишить избирательных прав сроком на три года после отбытия наказания.

Беляева Федора Евгеньевича, Череповецкой губернии и уезда, Уломской волости, деревни Улома, пятидесяти четырех лет, священника уломской церкви и председателя церковного совета заключить в исправдом на четыре года.

Левину Ольгу Васильевну, Череповецкой губернии и уезда, Уломской волости, деревни Клопузово, сорока одного года, заключить в исправдом сроком на пять лет и лишить выборных прав на три года после отбытия наказания. (Ольга Васильевна была вдовой, на ее иждивении осталось двое детей — сын Василий десяти лет и дочь Вера восьми лет.) После освобождения о. Феодор вернулся служить в то же село, но в 1931 году снова был арестован за невыполнение произвольно назначенной нормы хлебозаготовок и приговорен к пяти годам ссылки.

Вернувшись из ссылки в 1933 году, о. Феодор поступил служить в Макарьевский храм села Макарово Егонского сельсовета Весьегонского района Тверской области.

Таким был путь православного пастыря во время гонений: из пятнадцати лет церковного служения, с 1918 по 1933 год, восемь лет он нес крест исповедничества, пребывая в заключении и ссылке. Когда о. Феодор вернулся из ссылки, он, уже не имея ничего своего, ни дома, ни имущества, жил в церковной сторожке вместе со сторожем, глубоко верующим православным человеком. Семья — четыре дочери и три сына, были самостоятельны и жили кто где устроился, супруга Лариса Михайловна — в Весьегонске.

Отец Феодор всю свою жизнь ревновал только о храме и службе и ничего не боялся; когда не стало хватать средств на содержание храма и на дрова, потому что власти обложили приход налогами, он сам пошел собирать деньги среди прихожан. Сельсовет донес об этой деятельности священника в соответствующее учреждение, но тогда дело осталось без последствий.

В конце 1936 - начале 1937 года власти начали новое гонение на Православную Церковь, и 17 марта сельсовет закрыл храм. Отец Феодор в тот день стал добиваться открытия храма, объясняя членам двадцатки и верующим, что храм закрыт незаконно. Он написал жалобу во ВЦИК и сам собрал под ней подписи верующих. А пока храм был закрыт, он ходил по домам прихожан — служил молебны и совершал требы.

Через месяц сельсовет объявил, что на территории деревень, прилежащих к Егонскому сельсовету, началась эпидемия сыпного тифа, и священнику было запрещено ходить по домам. Это была явная ложь, и о. Феодор продолжал ходить по селам и деревням, неся людям слово Божие и благодатные таинства. Увидев, что этими средствами урезонить его не удастся, власти наладили против него следствие, но оно опять кончилось ничем.

Бывало, когда о. Феодор приходил в сельсовет платить налоги, председатель принимался его убеждать, что Бога нет и религия это обман, пытался уговорить его оставить все церковное и священническую службу. Но в своем исповедании православия о. Феодор был тверд и на безумные глаголы всегда так отвечал:

— Веры я никогда не оставлю и умру на службе священником.

8 октября 1937 года о. Феодор был арестован и заключен в тюрьму в Весьегонске. Тогда ему было уже семьдесят лет. При аресте взяли последнее, что у него оставалось, — девятнадцать книг духовного содержания и портрет Иоанна Кронштадтского; святой праведный Иоанн не раз проезжал теми местами, где служил о. Феодор.

В течение двух дней, 12 и 13 октября, состоялись допросы «свидетелей» — колхозного бригадира и колхозников. Выбирались, конечно, свидетели неверующие и нецерковные, которые могли дать показания в соответствии с пожеланиями сотрудников НКВД. Но авторитет о. Феодора среди народа был столь велик, что никто не хотел наговаривать лишнего. На вопросы следователя отвечали так:

— В 1935 году в момент снятия колоколов с Макарьевской церкви Беляев мобилизовал верующих для препятствия удалению колоколов. В момент зернопоставок государству 1936 года Беляев в церковной сторожке говорил, что советская власть путем заготовок у колхозников отбирает весь хлеб, а колхозникам оставляет только отбросы. В то же время говорил, что колхозы организованы для того, чтобы советская власть имела возможность ими распоряжаться против воли народа. Летом 1937 года, когда я был на косьбе клевера, мимо меня проходил Беляев, который сказал, что хорош вырос клевер, но не для колхозных лошадей, а для советской власти. В июне и июле месяце 1937 года я неоднократно встречался в Егонской лавке с Беляевым, который ввиду временного перебоя вольной продажи хлеба говорил, что ну вот, колхознички, осенью хлеб отдаете государству, а весной за килограммом стоите в очереди целыми днями. Дополняю, что в апреле месяце, в момент моего случайного нахождения в церковной сторожке, Беляев говорил со своим сторожем о том, что советская власть насильно, против воли народа закрывает церкви с целью препятствования верить православным. В том же месяце он негласно мобилизовал церковный совет на сбор подписей от окружающего населения о восстановлении службы в Макарьевской церкви.

Другая свидетельница показала:

— В марте месяце 1937 года Макарьевская церковь была закрыта, после чего Беляев говорил, что советская власть преследует вероисповедание то есть насильно, против воли народа закрывает церкви, причем Беляев негласно собирал церковные собрания верующих в помещении церковной сторожки и агитировал о сборе подписей по домам от населения, чтобы разрешили церковную службу, вследствие чего верующие кулаки, например, церковный сторож и другие, ходили по селениям, в то же время Беляев и сам этим делом занимался.

15 октября следователь допросил о. Феодора:

— Проживая в деревне Макарове Егонского сельсовета, вы систематически вели контрреволюционную агитацию, выступали против проводимых хозполиткампаний. Признаете ли вы это?

— Антисоветской агитации я не вел, против проводимых хозполиткампаний я не высказывался.

— В 1935 году при изъятии колокольной бронзы в церквях и в апреле 1937 года вы на почве религиозных убеждений создавали недовольство среди населения, настраивали его против советской власти, при этом вели антисоветскую агитацию. Расскажите следствию, в связи с чем это вы проводили контрреволюционную деятельность?

— Разговора о снятии колоколов в церкви с моей стороны я не помню, насчет закрытия церквей разговор в сторожке в апреле 1937 года был. Я говорил, что скоро все церкви закроют, а верующим советская власть веровать запретит.

— При выполнении зернопоставок колхозниками летом 1936 года и в июне 1937 года вы вели антисоветскую агитацию против государственных зернопоставок, при этом высказывались в контрреволюционной форме. Припоминаете ли вы это?

— Я этого припомнить не могу, потому что антисоветской агитации я не вел.

— Летом 1937 года, в июне и в июле, на почве временного перебоя в торговле хлебом, вы, бывая в лавке Егонского сельпо, неоднократно высказывали антисоветские взгляды, создавали недовольство среди населения. Расскажите, как вы высказывались у Егонского сельпо.

— У Егонской лавки летом 1937 года в момент перебоев в торговле хлебом, это было в июне и июле, я неоднократно говорил среди населения, что раньше при царе было всего много, и хлеб был, а теперь при советской власти хлеба не стало, приходится в очереди стоять. Кроме этого я ничего говорил.

На этом допрос был закончен; в тот же день было составлено обвинительное заключение и отправлено на рассмотрение Тройки НКВД. 1 ноября Тройка постановила о. Феодора расстрелять. Священник Феодор Беляев расстрелян через день, 3 ноября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.
(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001
.)

Священномученик Сергий родился 23 сентября 1879 года в селе Ивановском Ярославской губернии в семье священника Алексея Казанского. Окончил два курса Ярославского духовного училища, но, не пожелав служить на церковном поприще, уехал в Санкт-Петербург, окончил военное училище и получил звание офицера. Имея прекрасные певческие данные, он получил приглашение в императорскую капеллу. Здесь он был представлен императорской семье, которая иногда приглашала его в Ливадию. По-видимому в это время он был рукоположен в сан диакона и возведен в сан протодиакона, в котором прослужил до своей мученической кончины.

В 1932 году протодиакон Сергий был арестован и приговорен к пяти годам ссылки и так, будучи высланным из пределов Санкт-Петербургской епархии, оказался в городе Ржеве Тверской области. В июле 1937 года он переехал в Торжок и здесь служил в Николо-Пустынском храме.

17 августа помощник уполномоченного районного отделения Управления Государственной Безопасности вызвал своего штатного осведомителя, человека, хотя и не осведомленного ни в чем, но зато готового подписать все, что будет подсказано уполномоченным.

21 августа протодиакон Сергий был арестован и заключен в Тверскую тюрьму. Сразу же после его ареста были опрошены «дежурные» свидетели, которые показали все, что следователь счел нужным. Говорили о близости отца протодиакона к царской семье, о том, что он пел до революции в Аничковом дворце, что хвалил жизнь при царе, говорил, что при советской власти жизнь стала тяжела, что народ при этой власти замучился, что мужика заставляют работать день и ночь, а все заработанное у него отбирают, что Церкви не дают покоя, облагая храмы огромными налогами, и тому подобное. На следующий день после всех этих «показаний» следователь вызвал на допрос о. Сергия.

— Дайте подробные показания о вашей антисоветской контрреволюционной агитации, которую вы вели среди населения.

— Никакой антисоветской контрреволюционной агитации я не вел.

— Вы следствию говорите неправду, следствие настаивает, чтобы вы дали правдивые показания.

— Вторично говорю, что никакой антисоветской контрреволюционной агитации я не вел.

— Вы следствию говорите неправду. 5 августа 1937 года вы вели антисоветский разговор о плохой жизни трудящихся при советской власти, одновременно восхваляли жизнь при царизме. Дайте подробные показания.

— Никакого я антисоветского разговора не вел.

— Вы в начале августа вели явно фашистско-повстанческий разговор в пользу фашистских стран Германии, Испании и Японии. Признаете вы себя виновным в этом?

— Виновным себя не признаю, так как такового разговора я не вел. 1 ноября Тройка НКВД приговорила протодиакона Сергия к расстрелу. Он был расстрелян 3 ноября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001)

0

9

..........................продолжение от 3 ноября

Священномученик Владимир родился 14 июля 1881 года в селе Погост-Архангельский Калязинского уезда Тверской губернии в семье священника Дмитрия Введенского. По окончании Тверской Духовной семинарии он был рукоположен в сан священника и служил в храме села Скнятино Калязинского уезда.

7 октября 1937 года о. Владимир был арестован и заключен в Кашинскую тюрьму, где его допрашивали в течение трех дней.

Были вызваны свидетели. Учитель из Скнятино передал беседу со священником, в содержании которой не было, впрочем, ничего преступного: «В 1937 году, примерно в январе, в квартире сына Введенского в присутствии жены и сына Введенского, Михаила, и его жены, Введенский в своем разговоре упорно отстаивал правильность идеализма, опровергая точку зрения материализма, говоря, что в основе всего существующего в мире есть идеальность, то есть Сам Бог. И это в скором будущем будет осознано большевиками, хотя они и отрицают Бога, но отрицают искусственно, закрывают народу глаза, а по существу уже к этому даже подошли сейчас. Вот возьмите новую конституцию, в ней уже прямо говорится о незапрещении отправлений религиозного порядка. Кроме того, второй факт: служителей культа лишали прав голоса, а сейчас их восстанавливают и даже не запрещают им служить. Большевики начинают одумываться, и придет время, что церковь не будет отделена от государства, а будет восстановлена так же, как восстанавливаются культурные учреждения».

На другой день следователи допросили заведующего складом станции Скнятино, и он, сказав, что знает о. Владимира девятнадцать лет, показал: «Введенский говорил, что колхозы не выгодны для крестьянина, крестьянину в них жить очень трудно, хотя большевики и говорят, что в колхозах крестьянин будет жить хорошо, но, по-моему, из этих колхозов ничего не выйдет и они развалятся... Введенский говорил, что советская власть только пишет в газетах, что Республиканская армия Испании имеет победы над мятежниками, но это все наоборот. Республиканская армия Испании успехов не имеет, а имеет одни поражения, а Советский Союз пишет для того, чтобы замазать народу глаза. В 1936 году Введенский при исповеди детей дошкольного возраста говорил им, по слухам, чтобы почаще ходили в церковь молиться Богу, поменьше читали советскую литературу».

Следователь спрашивал о. Владимира:

— Следствию известно, что вы проводили антисоветскую агитацию среди колхозников. Признаете ли вы себя в этом виновным?

— Антисоветской агитации среди населения не проводил и виновным себя в этом не признаю, — ответил священник.

— Скажите, с кем вы встречались на берегу Волги? Когда и какие вели разговоры?

— Я встречался на берегу Волги с гражданином Строгиным, мы разговаривали о быте и жизни, о лесосплаве, кто сколько зарабатывает, а также об урожае. Строгин мне говорил, что колхозники нынешний год получат много хлеба...

После подобного рода допросов сотрудник НКВД составил обвинительное заключение, где писал, что хотя обвиняемый не признал себя виновным, но «достаточно изобличается свидетельскими показаниями». 1 ноября Тройка НКВД приговорила о. Владимира к расстрелу. Священник Владимир Введенский был расстрелян через день, 3 ноября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.
)

Священномученик Николай родился 2 марта 1885 года в городе Ржеве Тверской губернии. Отец его, Василий Саввич Раевский, служил псаломщиком в одном из ржевских храмов. В 1892 году умерла мать Николая, Александра Васильевна, и в 1897 году отец с детьми переехал в село Березниково Тверского уезда, где устроился в храм псаломщиком; но недолго ему пришлось здесь прослужить, в марте 1899 года он умер.

В 1892 году Николай поступил в начальную школу, после окончания которой год учился в городском училище, а затем перешел в духовное городское училище, которое окончил в 1899 году, и был направлен служить псаломщиком в село Березниково на место почившего отца. В 1906 году он был переведен в храм села Тургинова Тверского уезда, где прослужил немногим более полугода, и в ноябре того же года был призван в армию. Военную службу он проходил в Варшаве в 182-м пехотном резервном полку.

По окончании срока военной службы в 1910 году Николай Васильевич вернулся на родину во Ржев и поступил псаломщиком в Покровскую церковь. Через год он переехал в город Старицу, где был экономом духовного училища. В 1913 году в его жизни произошла существенная перемена — он был рукоположен в сан диакона. Через два года церковное начальство определило его в храм села Осульского Ржевского уезда, где он прослужил диаконом пятнадцать лет — до 1930 года.

Это было время, когда, точно в калейдоскопе, прошло множество событий — конец монархии, революция, гражданская война, гонения, изъятие церковных ценностей, коллективизация, а с нею снова аресты священников. Казалось, переворачивалась не страница истории, а сама Россия. Но, несмотря на гонения и убийства, и в первую очередь священников и крестьян, диакону Николаю не приходило в голову оставить церковное служение, и 20 января 1930 года он был рукоположен в сан священника ко храму села Кокоша Ржевского района. Однако гонение нарастало, храмы под тем или иным предлогом закрывались, захватывались с помощью властей обновленцами, которые затем передавали их властям для закрытия.

В 1936 году о. Николай был переведен в храм села Баранья Гора, который власти также пытались закрыть. На всякий случай священник стал присматривать место, куда бы он мог перейти служить. В августе 1937 года прихожане села Борзыни написали ему, что хотели бы пригласить его служить к себе в храм. Отец Николай посетил село, послужил здесь, после чего, давая свое согласие, написал прихожанам: «Возвратившись из села Борзыни и обдумав все, что я там слышал, заключаю, что народ церковью дорожит, церковь любит и рад бы принести пользу, и не откажется хлопотать и жертвовать... Я очень опасаюсь, что Борзынский приход захватят обновленцы, а это равносильно закрытию храма».

9 октября о. Николай написал прошение архиепископу Тверскому о переводе в храм села Борзыни. Но уже действовал государственный указ об аресте духовенства и верующих и всех людей, вызывающих у советской власти подозрение сочувствием дореволюционной России. 8 октября исполняющий обязанности начальника Борзынского отделения НКВД писал начальнику Каменского районного отделения НКВД: «Сообщаю, что 8 октября 1937 года в религиозный праздник Сергиев день в село Борзыни явился незнакомый священник, который остановился у монашки, принимал участие в богослужении, после чего собирал верующих, по каким вопросам, нами не установлено. При проверке личности нами установлено, этот человек является священником Бараньегорской церкви Каменского района, Раевским Николаем Васильевичем. Несмотря на то, что в селе Баранья Гора служит священником восемь месяцев, по паспорту не прописан. В беседе с членами ВКП(б) Малолетковым и Сениным, которые зашли на квартиру монашки под предлогом снять временно квартиру на жительство, Раевский сказал им: "Если бы не советская власть, вы были бы лучшими монахами и принесли бы большую пользу". Сообщаю для проверки личности Раевского и принятия мер».

На следующий же день о. Николай был арестован и заключен в Осовскую тюрьму, а через день допрошен.

— Кого вы имеете из родственников за границей и чем они занимаются?

— Из родственников за границей у меня никого не было и нет.

— Кого и где вы имеете из родственников в СССР, чем они занимаются и какая у вас с ними связь?

— Из родственников, проживающих в СССР, имею сыновей. Связи у меня с ними родственные, во время отпусков приезжают ко мне, имею с ними письменную связь. Имею родного брата Леонида Васильевича Раевского, служил священником с 1921 года по 1932 год в селе Дарьино Луковинского района Калининской области. В 1932 году он был осужден на пять лет, за что, сказать не могу. Наказание отбыл, в данное время находится в Восточной Сибири, адреса не помню. До ареста его я с ним имел родственную связь, а когда он был в заключении, он мне писал письма и я ему. Имею двоюродную сестру, проживает со мной с 1922 года в качестве домохозяйки.

— В какой контрреволюционной организации или группировке состояли и состоите в данное время и какую контрреволюционную деятельность проводили?

— В контрреволюционной организации или группе я не состоял и не состою.

— Скажите, какая контрреволюционная агитация, среди кого, где и с какой целью вами проводилась?

— В 1930 году, будучи в сане священника, я служил в селе Кокоша Ржевского района и призывал посещать богослужения, одновременно давая наставления верующим, как нужно вести борьбу за то, чтобы не закрыли храм и продолжалась в нем служба. По приезде в село Баранья Гора в феврале 1937 года я также активно призывал колхозников прихода посещать церковь. 1 сентября 1937 года в религиозный праздник меня пригласила жительница деревни Кашуево послужить у нее, что я и сделал. После службы она пригласила меня остаться выпить чаю, на что я дал согласие, и между нами был разговор, и я говорил, что нет никакой пользы в колхозе работать, все равно государство весь хлеб отберет, а колхозники как были без хлеба, так и останутся. Во время разговора никого в доме не было, а после разговора я сказал хозяйке, чтобы она обошла дома верующих и сказала им, чтобы они не шли на полевые работы в праздник, а чтобы шли в церковь. В это время пришли к ней под окно трое жителей и просили меня отслужить молебны у них в домах, я им ответил, что служить я сейчас не могу, не имею права, и одновременно дал указание, как нужно им получить от советских органов разрешение на право службы по домам. В 1937 году в августе месяце граждане из деревни Вязьмицы, фамилии их не знаю, пригласили меня приехать в село Борзыни на 7 октября с целью ознакомиться с приходом и местоположением, а затем, если понравится, остаться служить у них в приходе, на что я дал согласие ознакомиться с местом и людьми. И пришел к заключению, что жители готовы активно посещать богослужения в Борзынском приходе, но было уже поздно, так как место было занято другим священником. Это несмотря на то, что я давал советы верующим села Борзыни, что нужно делать, чтобы меня перевели к ним и чтобы церковь не оставалась в руках обновленцев.

— Признаете ли вы себя виновным в проводимой вами контрреволюционной агитации среди граждан села Баранья Гора и вашего прихода?

— Я признаю себя виновным лишь в том, что я в своей душе обижался на советские органы за то, что меня облагали большими налогами, чего не было раньше, в царское время, но свое недовольство я никому не высказывал и в контрреволюционной агитации среди граждан Бараньегорского прихода виновным себя не признаю.

В тот же день следователь стал допрашивать жителей — кто бы согласился дать обвинительные показания. Была вызвана счетовод сельпо, она показала: «Раевский, зайдя к гражданке Муравьевой, говорил, что нет никакой пользы в колхозе работать, все равно весь хлеб отберет государство, а колхозникам ничего не останется, говорил, чтобы Муравьева прошла по домам церковников-колхозников и сказала, чтобы они пошли лучше в церковь. За это член сельсовета составила на священника акт и передала в райком, который постановил оштрафовать о. Николая на сто рублей».

На основании подобных «свидетельств» 26 октября было составлено обвинительное заключение и решено направить «дело» на рассмотрение Тройки. 1 ноября Тройка НКВД постановила расстрелять о. Николая. Священник Николай Раевский был расстрелян 3 ноября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.)

Священномученик Иоанн родился 16 января 1885 года в селе Пожарье Сандовского уезда Тверской губернии, где его отец, Алексей Козырев, служил священником. В 1904 году Иван Алексеевич окончил Тверскую Духовную семинарию и поступил преподавателем в Краснохолмское Духовное училище, где прослужил до 1910 года, затем уехал в село Пожарье и устроился учителем в сельской школе. В 1911 году умер отец, и Иван Алексеевич 9 октября того же года был рукоположен в сан священника ко храму в родном селе.

Его брат, священномученик Василий, родился в 1889 году. До 1907 года он учился в Бежецком Духовном училище, затем окончил пять классов Тверской Духовной семинарии и поступил в Демидовский юридический лицей в Ярославле, но окончить его не смог, так как у семьи не было средств для продолжения его образования. В 1914 году Василий поступил учителем в сельскую школу и проработал в ней до 1919 года. Но когда пришла новая власть, он вынужден был из школы уйти; он устроился счетоводом, затем инструктором в Рыбинский губернский потребительский союз, где проработал до 1921 года, когда принял решение стать священником.

В 1921 году Василий был рукоположен в сан священника к одному из храмов в Бежецке. Гонения конца двадцатых - начала тридцатых годов не обошли и его — в 1930 году он был арестован, приговорен к трем годам заключения и отправлен сначала на Соловки, а потом в Свирский концлагерь. После двух лет заключения, в 1932 году, он вернулся в Бежецк и стал служить в храме.

В 1929 году брат священников Иоанна и Василия, преосвященный Григорий, был назначен епископом Бежецким. Владыка отличался высоким молитвенным настроем и сумел своим примером поднять дух клира и мирян, многие из которых начали унывать от безжалостности и, казалось, безвременности наступивших гонений.

Шли гонения на Православную Церковь; те, кто не были арестованы в начале двадцатых годов, были арестованы в конце их. В 1929 году власти приступили к описи имущества в храмах, так как собирались в очередной раз изымать церковное достояние, арестовывать духовенство, закрывать храмы. Узнав об этом, о. Иоанн скрыл от описи чашу, дискос, лжицу, две тарелочки и напрестольное Евангелие в серебряном окладе. Впрочем, все это не удалось сохранить, власти нашли и отобрали. В том же году о. Иоанна арестовали, обвинили в сборе пожертвований для храма и приговорили к штрафу в размере трехсот рублей.

23 января 1934 года сотрудники ГПУ арестовали священника Введенской церкви в городе Бежецке о. Сергия Кордюкова. В качестве доказательств вины ему были представлены доносы осведомителей на него и на священников. Трудно теперь установить, чем угрожали пастырю, что обещали ему следователи в случае подтверждения этих оговоров, но о. Сергий поверил и подтвердил представленные ему сведения.

16 февраля 1934 года были арестованы священники Иоанн и Василий Козыревы. И им следователь, по-видимому, что-то обещал, только бы они признали себя виновными. Отец Иоанн согласился со следователем. 22 февраля следователь составил протокол допроса, о. Иоанн его подписал. В нем, в частности, было написано: «Я, Козырев Иван Алексеевич, полностью признаю себя виновным в том, что состоял одним из активных членов контрреволюционной группировки церковников города Бежецка, которая на протяжении ряда лет проводила антисоветскую контрреволюционную деятельность против существующего строя.

Характерным примером нелегального сборища было 24 сентября 1933 года, когда духовенство собралось в Никольскую сторожку после торжественного служения по случаю десятилетнего юбилея епископа Григория...

На этом сборище Сретенский завел разговор о том, что в стране плохо дело со снабжением, что колхозы не оправдывают... надежд на обеспечение страны хлебом и вообще продуктами. Присутствующий здесь Кладовский Алексей (село Алабузино) говорил, что он живет в деревне и знает жизнь колхозников и видит, что им живется очень трудно, так что лучше бы им бежать из колхозов без оглядки.

В ответ на это я, Козырев Иван, говорил, что знаю жизнь колхозников в деревне Кучели и знаю, что многие из колхозников в настоящее время сидят без хлеба и в нем нуждаются. В этом же духе слышались разговоры и от других сидящих за столом, но кто и что говорил, в настоящее время не помню.

Епископ Григорий Козырев по этому вопросу говорил, что если жизнь трудная, то и надо на это смотреть как на Божие наказание, в проповедях надо призывать народ к терпению, к покорности Промыслу Божию.

Ко мне часто заходят из деревень духовенство и верующие, и все жалуются на трудную жизнь и на недостатки...»

Отец Василий виновным себя не признал. В тот же день, 22 февраля он показал: «В первые годы существования соввласти до 1919 года я работал преподавателем сельской школы в селе Смердынях... После этого работал там же счетоводом потребкооперации до 1920 года и по 1921 инструктором Рыбинского Губсоюза потребкооперации, но, будучи недоволен советской властью, и в особенности проводимыми ею в то время мероприятиями, как например, прекращением преподавания Закона Боя в школах... решил стать священником Никольской церкви в городе Бежецке в целях укрепления православной веры. Хотя я и был недоволен существующим строем, но... беседы вел исключительно с лицами узкого круга близких мне людей... Больше показать ничего не могу...»

На следующий день врач освидетельствовал состояние здоровья подследственных. Оказалось, что перед самым арестом о. Иоанн тяжело переболел воспалением легких. Плеврит так и остался, а также развило малокровие и истощение организма вследствие того, что в тюрьме почти не кормили. Больным оказался и о. Василий. Но священников и отправляли на смерть, их арестовывали с тем, чтобы они никогда не вернулись и поэтому приглашенный судебно-медицинский эксперт написал каждому в сопроводительной бумаге: «Годен для исполнения тяжелых физических работ». Через день Тройка ОГПУ вынесла постановление: священников Сергия Кордюкова, Василия Козырева и Ивана Козырева заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на три года.

Их должны были отправить в Северо-восточные лагеря с первым этапом 13 марта, но тюремный вагон к назначенному этапному дню не пришел, и священников вернули в Бежецкую тюрьму дожидаться следующего этапа. Из Владивостока они были отправлены на Колыму. Здесь работа и жизнь оказались настолько тяжелы, что священники Иоанн и Василий Козыревы едва выжили, а о. Сергий Кордюков умер в лагере.

В конце октября 1936 года по окончании срока заключения священники вернулись в Бежецк и поступили на службу в храм. Дома они встретились с братом, епископом Григорием. Он подробно расспрашивал их о том, как им жилось в лагере, как проходило следствие, о чем их спрашивали и что отвечали братья. Они рассказали, что следователь обвинял их в создании церковной контрреволюционной организации, причем роль главы организации отводил епископу Григорию.

Теперь, после лагеря, священническое служение было уже исповедничеством. Наступил 1937 год, повсюду шли аресты; им стало ясно, что не миновать заключения.

В июле 1937 года митрополит Сергий назначил преосвященного Григория епископом Барнаульским. 17 июля братья, почти все духовенство и многие из мирян проводили епископа к поезду. Епископ Григорий в последний раз благословил свою паству и духовенство и расстался с ними навсегда — сразу по приезде в Барнаул он был арестован.

В сентябре 1937 года были арестованы священники Иоанн и Василий Козыревы. Опыт следствия 1934 года многому их научил — прежде всего тому, что оно держится на лжи, что следователи ради достижения своей цели не побрезгуют ничем, что ни одному их слову верить нельзя. И потому оставался единственный выход — быть в меру сил мужественным, не признавать и не подписывать лжи и молить Бога о том, чтобы Он даровал силы все претерпеть.

Первый раз о. Иоанн был допрошен сразу же после ареста, 21 сентября. Следователь спросил, почему в его доме не было обнаружено никакой переписки, ведь находясь на Колыме в лагере, он писал домой. Священник ответил, что переписку он сжег. На следующем допросе через несколько дней следователь спросил:

— В своих показаниях от 21 сентября сего года вы заявили, что, опасаясь ареста органами НКВД, вы заранее уничтожили всю переписку. Скажите, чем были вызваны ваши опасения и что за переписку вы уничтожили?

— Мои опасения быть арестованным строились на том, что когда в прошлом году арестовали Григория Козырева, то меня вызывали в НКВД на допрос... Я опасался, что вслед за Григорием Козыревым арестуют и меня. Переписка, которую я уничтожил, — это моя переписка с женой в бытность мою в концлагере.
— Скажите, возвратясь из ссылки, вы поддерживали связь с руководителем контрреволюционной группировки Григорием Козыревым?

Да, я и мой брат Василий Козырев поддерживали с Григорием Козыревым самую близкую связь, были близки друг к другу и вхожи в дома.

— Скажите, о чем беседовали вы втроем — Козырев Василий, Козырев Григорий и вы — на квартире у Козырева Василия при закрытых дверях?

Разговоры у нас были только семейного характера. О политике или мероприятиях советской власти мы никогда не беседовали.

— Следствию известно, что, возвратясь из концлагеря, вы как член контрреволюционной группировки продолжали свою контрреволюционную деятельность. Вы подтверждаете это?

Нет. После возвращения из концлагеря я контрреволюционной агитацией не занимался.

Следователь не удовлетворился подобными ответами, у него уже был шаблонный набор обвинений.

—Следствию известно, что в июле 1937 года вы произносили в церкви проповеди, сопровождаемые контрреволюционными комментариями. Вы утверждаете это?

Нет, я отрицаю это. Мои проповеди, кои я читал в церкви, были исключительно религиозного содержания.

— Скажите, с какой целью вы распространяли среди верующих провокационные слухи о войне?

Подобных слухов я никогда не распространял.

— Следствию известно, что среди верующих вы объясняли аресты священников... желанием советской власти перед выборами в Верховный совет изолировать арестами нежелательных ей людей от участия в выборах... Вы подтверждаете это?

Да, я действительно в беседах объяснял аресты священников желанием советской власти устранить неугодных ей людей от участия в выборах... Мой арест я объясняю сейчас тем же.

— Но ведь это является не чем иным, как клеветой на сталинскую конституцию. Вы согласны с этим определением?

Да, я согласен, что это является клеветой на сталинскую конституцию.

1 октября состоялся последний допрос.

— Следствием установлено, что, находясь на высылке и возвратясь с таковой, вы продолжали состоять членом контрреволюционной группировки и заниматься контрреволюционной агитацией среди населения. Вы все еще будете отрицать то, что уже бесспорно доказано?

Я окончательно утверждаю, что членом контрреволюционной группировки... не состою и контрреволюционной агитацией не занимался... — ответил о. Иоанн.

Тогда же, в сентябре, тот же следователь, техник-интендант 2-го ранга Иолин допросил о. Василия.

— Скажите, как в 1936 году прошли именины Григория Козырева, кто из них присутствовал и каков характер выступлений участников контрреволюционной группировки?

В связи с тем, что Григорий Козырев целый месяц находился в 1936 году под стражей в городе Калинине, его именины, совпавшие с арестом не проводились.

Через несколько дней снова состоялся допрос.

— Следствию известно, что у вас на квартире часто при закрытых дверях происходили беседы между вами, Козыревым Григорием и Козыревым Иваном. Скажите, к чему была такая конспирация и характер ваших собеседований?

Мы беседовали исключительно о домашних делах и делах наших семей. Иногда заходил вопрос о политике, но о ней мы толковали в положительном смысле. Двери закрывались как обычно.

— Следствию известно, что вы и ваш брат, Козырев Иван, после возвращения из ссылки в 1936 году до момента ареста как участники контрреволюционной группировки духовенства проводили среди населения контрреволюционную агитацию. Вы подтверждаете это?

Нет, я отрицаю то, что я якобы проводил после возвращения из ссылки контрреволюционную работу. Таковую я прекратил в 1934 году, когда был арестован, осужден и выслан.

Наконец, 1 октября состоялся последний допрос.

— Следствию известно, что в проповедях, кои вы произносили в церкви, вы допускали контрреволюционные выпады по адресу советской власти, изображая большевиков в виде сошедшего на землю антихриста. Вы подтверждаете это?

Нет, я произносил проповеди исключительно религиозного содержания.

— Как установлено следствием, вы распространяли среди верующих клевету на сталинскую конституцию, заявляя, что советская власть арестами неугодных ей людей устраняет их от участия в выборах в Верховный Совет. Вы подтверждаете это?

Нет, я отрицаю это. Я никогда такие объяснения верующим не давал.

1 ноября 1937 года Тройка НКВД по Калининской области приговорила священников Иоанна и Василия Козыревых к расстрелу. Они были расстреляны 3 ноября 1937 года.

Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001
)

Священномученик Александр родился в 1879 году в селе Кукарево Осташковского уезда Тверской губернии в семье псаломщика Льва Богоявленского. Окончил духовное училище и был рукоположен в сан священника, в каком году — неизвестно. Во время гонений конца двадцатых — начала тридцатых годов был арестован за то, что не уплатил налог, размеры которого были невыполнимо завышены. Таким образом, власти достигли цели — арестовали священника и закрыли храм, в котором за отсутствием священника прекратилось богослужение.

Отец Александр был приговорен к двум годам заключения в исправительно-трудовой лагерь, из которого вышел совершенно больным. Но и теперь не оставил служение в церкви и в марте 1937 года был определен в Никольский храм в село Грядцы Торопецкого района Тверской области. Прошло два месяца, и стало ясно, что власти будут добиваться закрытия и этого храма. Отец Александр стал собирать двадцатку, которая одна по закону могла отстаивать храм и вести переговоры с представителями государства. Священник обходил дома прихожан, составляя список членов двадцатки, поскольку собрание общины в храме было в то время уже невозможно — его бы сразу расценили как незаконное сборище, ставящее своей целью свержение существующей власти. Отец Александр спрашивал некоторых прихожан, которые ему, как приехавшему в село недавно, не были вполне знакомы, веруют ли они в Бога. И если они отвечали, что веруют, то просил стать членами двадцатки.

В конце сентября представитель НКВД, собирая сведения для ареста священника, стал опрашивать свидетелей, вызывая тех, кто по должности боялся противоречить НКВД, таких, как председатель и бригадир колхоза. Они показали, что накануне, 27 сентября, в сельсовете состоялся пленум, посвященный деятельности о. Александра, который постановил, что священник своей религиозной проповедью, богослужением в храме, хождением по домам прихожан в селе и окружающих деревнях, крещением новорожденных, отпеванием почивших создает тревожную обстановку, препятствующую успешности проводимых властями агитационных кампаний. Кроме того, они показали, что священник ведет контрреволюционную агитацию за сохранение Божьего храма, за его ремонт, призывает крестьян чаще ходить в церковь вместе с детьми и молиться Богу, увещевает прихожан не дожидаться беды, а сразу крестить своих новорожденных детей.

Сотрудники НКВД, просмотрев список членов церковной двадцатки, решили побеседовать с каждым, чтобы принудить хотя бы некоторых выйти из нее и написать заявления в сельсовет о том, что священник ввел их в двадцатку обманом. Трое под нажимом НКВД согласились подписать подобные заявления, где было сказано: «Членом церковной двадцатки я не состоял и не состою и за церковь я не отвечаю», «прошу не считать меня членом церковной двадцатки, а за то, что за меня расписались, прощу привлечь к ответу».

Председатель церковного совета, сломленный угрозами следователей НКВД, отказался от защиты церкви уже на допросах и подписал составленный ими протокол: «В мае 1937 года, числа не помню, ко мне на квартиру пришел поп Богоявленский Александр Львович, грядецкой церкви, и заставил меня подписаться в списке церковной двадцатки, и я расписался. После этого оказалось, что поп меня записал председателем церковной двадцатки, а я об этом совершенно ничего не знаю, и даже не только председателем двадцатки, но и членом этой двадцатки не хочу быть. Кроме этого, поп мне сказал, если ты не будешь веровать, то тебя Бог накажет».

9 октября сотрудники НКВД арестовали священника, и он был заключен в тюрьму в городе Торопце. 11 октября следователь допросил о. Александра.

— Вам предъявляется обвинение в контрреволюционной агитации, которую вы, под видом проведения религиозных идей, проводили среди граждан Грядецкого сельсовета. В этом себя виновным признаете?

— Я не проводил контрреволюционную агитацию против советской власти, а, проживая в селе Грядцы Грядецкого сельсовета, как священник проводил в церкви службу и ходил по деревням Грядецкого сельсовета для крещения новорожденных и похорон покойников.

— Следствие располагает данными, что вы среди колхозников Грядецкого сельсовета вели контрреволюционную агитацию против мероприятий советской власти. В этом себя виновным признаете?

И следователь зачитал показания председателя и бригадира колхоза, в которых они под нажимом следователей лжесвидетельствовали о том, будто о. Александр призывал к невыплате натуральных налогов и говорил о грядущей войне, которая кончится поражением правительства большевиков.

— Признаете ли вы себя в этом виновным? — спросил следователь.

— Нет, виновным себя в контрреволюционной агитации не признаю, я, встречаясь в деревнях, говорил только о том, чтобы люди молились Богу.

— Следствие располагает данными, что вы среди колхозников Грядецкого сельсовета распространяли листовки контрреволюционного религиозного характера.

— Нет, я не распространял никаких листовок контрреволюционного религиозного характера, а когда приехал в село Грядцы, то прихожане мне рассказывали, что в Грядецком сельсовете такие контрреволюционные листовки распространялись.

В тот же день дело было закончено и передано на решение Тройки НКВД. 1 ноября Тройка приговорила священника к расстрелу. Священник Александр Богоявленский был расстрелян через день, 3 ноября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.)

Священномученик Иоанн родился в 1878 году в деревне Шетеево Удомльского уезда Тверской губернии в семье крестьянина Петра Мельницкого. В 1899 году он окончил третий класс Тверской Духовной семинарии, после чего ему пришлось оставить учебу ради помощи отцу в его крестьянском хозяйстве. Но мысль посвятить себя всецело служению Богу не оставляла молодого человека, и он подал прошение епархиальному архиерею, в котором высказал свое пожелание. 5 мая 1907 года он был определен исправляющим должность псаломщика к церкви села Воротилова Бежецкого уезда, а 19 июня 1908 года утвержден в этой должности.

21 ноября 1908 года Иван Петрович был рукоположен в сан диакона к той же церкви. Все это время он был учителем и законоучителем в Воротиловской церковно-приходской школе и законоучителем в Новинской земской школе. Он был не раз отмечен начальством, как писалось в наградных документах, «за безвозмездное и усердное преподавание Закона Божьего». Его служение на церковном и учительском поприще продолжалось до 1918 года.

Летом 1918 года диакон Иоанн был переведен в храм села Илова Вышневолоцкого уезда, где прослужил до начала гонений 1929 года, когда власти одновременно с крестьянами, составлявшими в то время большую часть населения страны, стали уничтожать и духовенство. Для русских крестьян в то время храм и слово Божие оставались единственным источником подлинного просвещения.

В 1930 году о. Иоанн был лишен домашнего хозяйства, подспорья для семьи — супруги и шести детей, причем младшим детям было всего семь и пять лет. 9 марта 1930 года за неуплату налогов о. Иоанн был приговорен к двум годам заключения в исправительно-трудовой лагерь.

Освободившись 20 марта 1932 года из Завидовской трудовой колонии, о. Иоанн подал святому архиепископу Фаддею прошение с просьбой определить его в один из храмов епархии. В 1933 году он получил место в селе Тальцы, куда за ним переехала и его семья. Здесь он прослужил до наступления новых гонений. Он был арестован сразу после праздника Покрова Божией Матери, 15 октября 1937 года, и на следующий день допрошен. Были допрошены председатель колхоза имени Сталина и местный комсомолец. Они показали: «В 1937 году в июле месяце, в религиозный праздник, среди населения села Тальцы он агитировал: "Граждане, сколько бы вы в колхозах много ни работали, все равно лучше вам от этого не будет, живете вы в нищете и изменения к лучшему в вашей жизни при советской власти не ожидайте, вспомните о Боге, придите все в церковь в этот праздник и помолитесь о скорейшей перемене к лучшему и отдохните, в праздник работать грешно". В результате его контрреволюционной агитации все колхозники колхоза имени Сталина прогуляли два дня в самый разгар полевых работ. В 1937 году в августе месяце 15 дня, также в религиозный праздник, он призывал население села Тальцы в эти дни не работать в колхозе, говоря: "Трудна ваша жизнь, колхозники, и только объединившись все вокруг церкви нашей, мы можем улучшить жизнь нашу, придите и помолитесь о скорой перемене существующей власти". В этот праздник колхозники под влиянием его подрывной антисоветской агитации прогуляли все также два дня в самый разгар уборочных полевых работ, чем нанесен значительный ущерб материальному хозяйству колхоза имени Сталина. На данные церковные праздники приезжали колхозники не только из Талицкого сельсовета, а также из Молотовского и Соколовского сельсоветов, в результате контрреволюционной и антисоветской агитации Мельницкого. Срыв полевых работ получился по целому ряду колхозов. В 1937 году, 23 сентября, на общем собрании в селе Тальцы по вопросу о самообложении Мельницкий выступил и заявил: "Советская власть очень много дерет с сельского населения, обкладывает всевозможными налогами и самообложением, а населению и так трудно жить"».

Трудно сказать, излагали ли свидетели то, что слышали сами, или все их ответы были вложены в их уши следователем. В тот же день он допросил отца Иоанна.

— Вы арестованы за контрреволюционную деятельность, дайте правдивые показания о вашей контрреволюционной деятельности, изложите факты, — сказал следователь.

— Никакой контрреволюционной деятельности я не проводил и виновным себя не признаю, — ответил о. Иоанн.

— Следствие располагает данными, что вы в 1937 году, в июле месяце, среди населения села Тальцы вели антиколхозную агитацию.

— Никакой антиколхозной агитации я не вел, а приходилось говорить с отдельными гражданами, что в колхозах живете неладно, голодно, и если плохие условия у нас созданы в жизни, то это может быть для того, чтобы после жить лучше, и говорил, чтобы в праздники не работали.

— Следствие располагает данными, что вы в 1937 году, в августе месяце, среди населения села Тальцы вели контрреволюционную агитацию антисоветского и пораженческого характера на религиозной почве.

— Никакой контрреволюционной агитации антисоветского и пораженческого характера я среди населения не вел, а при разговорах с отдельными гражданами призывал посещать церковь и говорил: «Если хотите, чтобы Вашу церковь не закрыли, то надо посещать ее как можно чаще».

— Следствие располагает данными, что вы в 1937 году, в сентябре месяце, на общем собрании в селе Тальцы по вопросу о самообложении выступили с антисоветской и антиколхозной агитацией.

— На данном собрании я присутствовал, но ни с какой антисоветской и антиколхозной агитацией я не выступал, так как ушел домой, не дожидаясь конца собрания.

Уже на следующий день следствие было закончено, материалы переданы на рассмотрение Тройки НКВД, а сам о. Иоанн переведен в тюрьму города Осташкова.

1 ноября Тройка приговорила его к расстрелу. Диакон Иоанн Мельницкий был расстрелян 3 ноября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.
)

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Кол. 2, 20-3, 3; Лк. 9, 23-27). Не стыдись исповедать Господа Иисуса Христа воплотившимся Сыном Божиим и искупившим Своею крестною смертью, воскресением же и вознесением Своим открывшим нам вход в Царство Небесное. Если ты постыдишься, то и Он постыдится тебя, "когда приидет во славе Своей и Отца и святых Ангелов". Ныне в обществе пошла мода совсем не говорить о Господе и о спасении, тогда как в начале только и речей было, что об этих дорогих предметах. К чему больше лежит сердце, о том и речь охотнее течет. Неужели же к Господу меньше стало лежать сердце? Судя по речам, должно быть так. Одни совсем не ведают Его, другие холодны к Нему; опасаясь попасть на таких, и те, которые теплы ко Господу, не заводят о Нем речи, и священство молчит. И вышло, что речь о Господе Спасителе и о главном нашем деле - спасении - исключена из круга речей, принятых в обществе. Что же, скажете, неужели только и говорить, что об этом? Зачем же только об этом? Обо всем можно говорить с этой точки зрения, так что речь вообще будет оттенена духом Христовым. Тогда и можно будет угадать, говорят ли христиане или язычники, а ныне вы этого не угадаете ни по речам, ни по писаниям. Пересмотрите все журналы, о чем только там не пишут? Но повести речь по христиански никому нет охоты. Мудреное время!

(Кол. 3, 17-4, 1; Лк. 9, 44-50). "Кто примет Меня тот принимает Пославшего Меня", сказал Господь: а Пославший Его - Бог, следовательно, кто исповедует Господа, тот Бога исповедует, а кто не исповедует Его, тот и Бога не исповедует. Скажешь: я исповедаю Христа великим, премудрым, всемирным учителем. Нет, исповедуй Его так, как Он Сам говорит о Себе, что Он и Отец едино суть, единого Божеского естества лица, раздельные но единочестные и сопрестольные. Кто не исповедует так, тот, как бы ни величал Господа, все одно, что не исповедует Его, а не будучи исповедником Его, не исповедует и Отца, не исповедует Бога. Потому, каким богочтецом ни выказывай себя, ты не богочтец, когда не исповедуешь Господа Иисуса Христа Сыном Божиим Единородным, нас ради воплотившимся и Своею крестною смертью нас спасшим. Не все одно какого Бога исповедать, лишь бы исповедать: поклонявшиеся солнцу и звездам, или вымышленным существам, не называются богочтецами, потому что не то считали богом, что есть Бог. Так и тот, кто Господа не исповедует, не богочтец, потому что не того Бога исповедует, который истинный Бог. Истинный Бог не есть без Сына совечного и собезначального. Потому, коль скоро не исповедуешь Сына, не исповедуешь и Бога истинного. Какая цена твоего исповедания - один Бог рассудит, но так как нам Бог открыт Богом истинным, то помимо этого откровения нельзя иметь бога истинного.
*****************************************************************************************************************************************
Жажду!
  "Иисус говорит ей: дай Мне пить"
(Ин. 4, 7)

(Кол. 3, 17-4, 1; Лк. 9, 44-50). "Кто примет Меня тот принимает Пославшего Меня", сказал Господь: а Пославший Его - Бог, следовательно, кто исповедует Господа, тот Бога исповедует, а кто не исповедует Его, тот и Бога не исповедует. Скажешь: я исповедаю Христа великим, премудрым, всемирным учителем. Нет, исповедуй Его так, как Он Сам говорит о Себе, что Он и Отец едино суть, единого Божеского естества лица, раздельные но единочестные м сопрестольные. Кто не исповедует так, тот, как бы ни величал Господа, все одно, что не исповедует Его, а не будучи исповедником Его, не исповедует и Отца, не исповедует Бога. Потому, каким богочтецом ни выказывай себя, ты не богочтец, когда не исповедуешь Господа Иисуса Христа Сыном Божиим Единородным, нас ради воплотившимся и Своею крестною смертью нас спасшим. Не все одно какого Бога исповедать, лишь бы исповедать: поклонявшиеся солнцу и звездам, или вымышленным существам, не называются богочтецами, потому что не то считали Богом, что есть Бог. Так и тот, кто Господа не исповедует, не богочтец, потому что не того Бога исповедует, который истинный Бог. Истинный Бог не есть без Сына совечного и собезначального. Потому, коль скоро не исповедуешь Сына, не исповедуешь и Бога истинного. Какая цена твоего исповедания - один Бог рассудит, но так как нам Бог открыт Богом истинным, то помимо этого откровения нельзя иметь Бога истинного.

(Кол. 4, 2-9; Лк. 9, 49-56). Как относиться к неверам, неисповедующим Господа? Так же как Господь отнесся к непринявшей Его веси. Юная ревность, являющая много жару, хотела бы огонь низвести на них с неба, но ее сдерживает Сам Господь: "не знаете, какого вы духа". . . Господь Спаситель, в принятии Которого состоит и самое спасение, ничего не сделал непринявшим Его, но, минуя их, пошел в другую весь, предоставив их самим себе. Так и ныне надобно: пусть неверы идут своею дорогою, а верующие своею. Есть Бог, Который всех разберет в свое время. О них жалеть и молиться надобно; надо желать, чтобы они познали истину и изыскивать случаи намекнуть им о ней, а когда гласно станут нападать на истину, дать им отпор любовный, но вразумительный - и довольно.

из истории дня:
В 1894 г. восшествие на Всероссийский Престол святого Царя Николая II
В 1894 г. присоединение к Православию святой Царицы Александры Феодоровны
В 1840 г. Николай Александрович Мотовилов (1809-1879) венчался с Еленой Ивановной Милюковой при обстоятельствах, предсказанных преподобным Серафимом. Отъезд в родовое имение в Симбирской губернии

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … =14#p15083
Слава Богу за все!

0

10

Во славу Божию и на пользу ближнего !
4 ноября  -Память:

Празднование Пресвятой Богородице, в честь Ее иконы, именуемой "Казанская"
http://i062.radikal.ru/0911/14/0fb917c79b7b.jpg


Тропарь , глас 4
Заступнице усердная,/ Мати Господа Вышняго,/ за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего,/ и всем твориши спастися,/ в державный Твой покров прибегающим./ Всех нас заступи, о Госпоже Царице и Владычице,/ иже в напастех, и скорбех, и в болезнех, обремененных грехи многими,/ предстоящих и молящихся Тебе/ умиленною душею и сокрушенным сердцем,/ пред пречистым Твоим образом со слезами,/ и невозвратно надежду имущих на Тя/ избавления всех зол./ Всем полезная даруй/ и вся спаси, Богородице Дево:// Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим.

КондаК глас 8
Притецем, людие, к тихому сему и доброму пристанищу,/ скорой Помощнице, готовому и теплому спасению, покрову Девы,/ ускорим на молитву и потщимся на покаяние,/ источает бо нам неоскудныя милости Пречистая Богородица,/ предваряет на помощь и избавляет от великих бед и зол// благонравныя и богобоящияся рабы Своя.

Величание Богородице
Величаем Тя,/ Пресвятая Дево,/ и чтим образ Твой святый,/ от него же истекает благодатная помощь// всем с верою притекающим к нему.

У Казанской Божьей Матери
Дивно светел вечный взгляд,
Жены, дочери и матери
Перед ней с мольбой стоят.
С. М. Городецкий

Казанская икона Божией Матери пользуется в России беспримерным почитанием. Обычно именно этой иконой благословляют молодых к венцу, именно ее вешают у детских кроваток, чтобы кроткий лик Богородицы с любовью смотрел на юных христиан.

Ныне в Москве на Красной площади вновь стоит посвященный этой иконе Казанский собор, разрушенный в середине 1930-х и возрожденный уже в наши дни по чертежам, сохраненным замечательным реставратором Петром Дмитриевичем Барановским. Вновь в нескольких шагах от Воскресенских ворот и неподалеку от памятника спасшим Русь гражданину Минину и князю Пожарскому возносятся пред ликом Казанской иконы молитвы.

Возвращен Церкви и Казанский собор в Санкт-Петербурге, в котором покоится прах фельдмаршала М. И. Кутузова, отстоявшего Россию два века спустя.

Казанская икона – незыблемое напоминание о милости Богородицы к Русской земле, о заступничестве Ее за нашу страну в тяжелейшие для России годы.

В 1552 году, на следующий день после взятия Казани войском царя Иоанна Васильевича, монаршим повелением заложен был собор во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, а спустя год учреждена Казанская епархия и прислан первый Казанский владыка, святитель Гурий. Но спустя четверть с лишним века, в 1579 году, страшный пожар опустошил половину Казанского кремля с прилегающей к нему частью города. И магометане заговорили, будто это русский Бог немилостив к людям и пожаром показал Свой гнев на них. "Вера Христова, – замечал летописец, – стала притчею и поруганием". Именно тогда и явил Господь милосердие Свое.

Матроне, девятилетней дочери стрельца Онучина, вознамерившегося поставить себе новый дом на месте пожарища, во сне явилась Матерь Божия, повелевая сообщить архиепископу и градоначальникам, чтобы они извлекли из земли Ее образ, указав и место на пепелище, где надо было копать.

Так как никто не обращал внимания на слова ребенка, Матерь Божия явилась вторично, а на третий раз девочка во сне увидела саму икону, от которой исходил грозный голос: "Если не поведаешь глаголов Моих, Я явлюсь в другом месте, а ты погибнешь". Тогда мать испуганной девочки отвела дочь к воеводам и архиепископу Иеремии, но никто не поверил словам ребенка.

Наконец, 8 июля, мать с помощниками стала рыть по указанию дочери, но только, когда сама девочка взялась за заступ и стала копать около печи, появилась икона Богоматери, обернутая в ветхий суконный рукав. Лик иконы был ясный, будто только что написанный, нисколько не пострадавший от огня (иконография Казанского образа представляет собой разновидность Одигитрии-Путеводительницы). Узнав о чуде, архиепископ с градоначальниками торжественным крестным ходом пришли на место чудесного обретения иконы и перенесли ее в церковь Николы Тульского, затем после молебна – в Благовещенский собор.

События явления и перенесения образа описал священник Никольской церкви, Ермолай, будущий митрополит Казанский и затем патриарх Московский Ермоген, мученически пострадавший за Православие в смутное время. Ему принадлежит и служба в честь Казанского образа, включая общеизвестный тропарь: "Заступнице усердная…". Он также засвидетельствовал и первые чудеса, свершившиеся во время торжества: по дороге прозрел Иосиф, бывший слепым уже три года, в самом соборе исцелился другой слепец Никита. В последствии также была замечена особая милость Богоматери через Свой Казанский образ к страждущим глазами.

После того, как архиепископ с воеводами отправили царю подробное описание обретения иконы с точным ее списком, тот велел строить на месте явления женский монастырь. Первыми постриженицами обители стали отроковица Матрона и ее мать. В 1595 г. митр. Ермогеном был отстроен новый Успенский собор и штат монахинь увеличен до 64 человек; чудотворный образ был обложен царскими дарами – золотом, драгоценными камнями и жемчугом. В 1798 г. новые украшения были возложены императрицей Екатериной, и ею же были отпущены 25 тыс. руб. на строительство новой соборной монастырской церкви, освященной в 1808 г.

Образ торжественно перенесли в приходскую церковь Николы Тульского, настоятелем которой был тогда благочестивый иерей, будущий патриарх Гермоген, погибший от рук поляков за свою верность Православию и причисленный к лику святых. Будущий святитель и составил подробное сказание о чудесах Казанской иконы Божией Матери.

Царь Иван Грозный повелел выстроить на месте обретения иконы женский монастырь на сорок инокинь; отроковица Матрена вместе со своей матерью первыми приняли в новой обители пострижение. В 1594 году здесь был заложен Казанской обширный собор. В обитель делались обильные вклады утварью, образами, ризами; чудотворная была обложена царскими дарами – золотом, драгоценными камнями, жемчугом. Спустя два века императрица Екатерина II подарила Казанской новую ризу, главным украшением которой стала бриллиантовая корона, снятая с себя земной властительницей ради Царицы Небесной. В 1798 году для Казанской был заложен, а в 1808 году освящен новый обширный собор, разрушенный вместе со всем Богородицким монастырем уже в 1930-х. Но к тому времени иконы здесь уже не было.

Божиим Промыслом явление Казанской иконы знаменовало при царе Иоанне Васильевиче начало многовекового продвижения России на восток. Через открытое взятием Казани окно в Азию Православие просветило всю Сибирь и дошло, вместе с государством Российским, до берегов Тихого океана. Как будто на всем этом движении лежало особое благословение Пречистой чрез Казанскую Ее икону.

В ночь на 29 июня 1904 года несколько святотатцев-грабителей во главе с некиим В. А. Стояном-Чайкиным забрались в собор, привлеченные драгоценными украшениями ризы. Когда святотатцев поймали, ни ризы, ни самого чудотворного образа при них уже не было. Главный грабитель не раз уверял, будто ризу они распилили и продали ювелирам, а икону бросили в печку, чтобы проверить, в самом ли деле она чудотворная. Было это в доме купца Шевлягина в Академической слободке Казани. Многолетнее следствие и сопоставление противоречивых показаний святотатцев тогда ни к чему не привело.

Говорили, будто икона в действительности была куплена Шевлягиным, после революции уехавшим в Англию и продавшим ее там в частные руки. В 1960-х на Западе действительно появилась Казанская икона в драгоценной ризе. Образ этот оказался мастерски исполненным уже в XX столетии списком; но вот риза на нем, судя по всем свидетельствам, подлинная – та самая, что была на пропавшей в 1904 году чудотворной. Православные американцы пытались было выкупить этот образ, он даже выставлялся для молебна в бостонском православном храме, где его видели тысячи людей, но собрать средства не удалось. В итоге эта Казанская вместе с украшающей ее ризой была куплена в 1970 году католиками, долгое время хранилась в португальском городе Фатима, а с 1982 года находится в Ватикане.

Но если так, если не была распилена подлинная риза, то мог сохраниться и первый чудотворный образ Казанской, во что верили и продолжают верить тысячи православных людей. Кто знает, о чем думал Чайкин, многие годы медленно угасавший в одиночной камере Шлиссельбурга, о чем он лгал, а о чем говорил правду? Трудно представить себе злодейство более страшное, нежели сожжение в печи образа, к которому веками припадали мириады паломников, к которому обращались самые горячие мольбы всей России…

Доподлинно же известно другое. Все время, пока образ Казанской красовался в соборе Богородицкого монастыря, России ничто не угрожало с востока. А как только пропала Заступница, страну постигло поражение в Русско-японской войне 1905 года, которая стала одним из первых ударов, за двенадцать последующих лет расшатавших и разрушивших великую империю. Но любые смутные времена по милости Божией кончаются. Кончилась та смута, кончится и нынешняя, и, быть может, чудотворная еще вернется к нам. Когда пресеклась благочестивая династия Рюриковичей, наступило междуцарствие, сопровождавшееся насилиями, расхищением казны, распадом государственности и многими иными бедами. И когда, уповая на Господа и молитвы Его Матери, русские люди взялись спасать Россию, то земская рать несла с собой список с иконы Казанской Богородицы. 22 октября 1612 года православное воинство вошло в Московский Кремль, и этот день также посвящен Казанской иконе.

Устрашенные ополчением Минина и Пожарского, поляки бежали из Москвы. В первый же воскресный день земская рать и все обитатели столицы совершили торжественный крестный ход на Лобное место с Казанской иконой, в чьей чудотворной силе они убедились воочию.

Для нее и был выстроен на Красной площади Казанский собор. По размеру московская Казанская заметно меньше пребывавшего в Казани образа. Когда в 1930 году был закрыт только что отреставрированный П. Д. Барановским на средства прихожан собор на Красной площади (в 1936-м его разрушат), эту Казанскую перенесли в ставший кафедральным собором града Москвы храм Богоявления в Дорогомилове, у Киевского вокзала (после осквернения храма Христа Спасителя еретиками-обновленцами). Но и он к концу 1930-х был закрыт и снесен, после чего следы этой Казанской затерялись в музейных запасниках. А когда после Великой Отечественной войны патриаршим собором был сделан тоже Богоявленский храм, что в Елохове, то благочестивые христиане принесли туда еще один список с Казанской, пребывающий там и поныне. Предание гласит, что и он тоже сопровождал ополчение 1612 года, но то был не чудотворный образ из собора на Красной площади. Поэтому когда этот собор был воссоздан, образ Казанской для него заново написали мастера-реставраторы Центра имени Грабаря. И не умолкают перед ним слова народной молитвы…

Несомненно промыслительной стала судьба третьего по времени обретения чудотворного образа Казанской – петербургского. Он появился в северной столице в 1710-х и был, скорее всего, привезен на берега Невы благочестивой царицей Параскевой Федоровной, вдовой царя Иоанна Алексеевича. Уже в 1730-х петербургская Казанская неоднократно совершала многообразные чудеса и стала заветнейшей и любимейшей святынею града святого Петра. С 1737 года она пребывала в храме Рождества Богородицы на Невском проспекте; к 1811 году на его месте был выстроен новый Казанский собор. Спустя год разразилась Отечественная война. Когда Александр I назначил главнокомандующим М. И. Кутузова, фельдмаршал перед отъездом в действующую армию специально отправился помолиться в Казанский собор перед чудотворной. Народ взывал к полководцу: "Прогони французов!" Богородица не отвергла возложенного на Нее старым солдатом упования, и фельдмаршал вернулся к Ее образу на вечное упокоение в том же Казанском соборе.

А донские казаки, отбив у французов награбленное теми в московских церквах серебро, поднесли его в дар Казанской – в соборе стоял литой из этого серебра иконостас с надписью: "Усердное приношение Донского войска". Тут же, у величественной колоннады собора, были воздвигнуты монументы М. В. Кутузову и М. Б. Барклаю-де-Толли. 17 марта 1922 года этот иконостас был разобран, большевики забрали сто двадцать девять пудов серебра и более тридцати семи фунтов золота; в конце 1922 года были отобраны и проданы за границу и украшения с самой Казанской иконы.

Спустя год, в 1923-м, обновленцы, умевшие выпрашивать у безбожных властей самые обширные и величественные храмы, захватили и Казанский собор. Но чудотворная была спасена от них, оказавшись сначала в церкви на Смоленском кладбище Васильевского острова, а с 1940-го – у правого клироса Князь-Владимирского собора на Петроградской стороне, где пребывает и по сей день.

Эта икона московского письма конца XVI столетия, близкая по времени к первому образу из Казани, явила в годы Великой Отечественной войны еще одно чудо. Престарелый митрополит Гор Ливанских Илия Салиб имел видение, в котором Богородица повелела ему передать кремлевским властителям Свою волю: обойти с чудотворным образом Казанской иконы окруженные фашистами города. По преданию, перепуганные военными неудачами властители-богоборцы не посмели перечить. Доподлинно известно, что когда в 1947 году Илия Салиб посетил город на Неве, его по указанию властей встречали с поистине царскими почестями (многие из горожан решили по обилию машин и стражи, что к ним приехал Сталин), а самой Казанской иконе этот благочестивый восточный архиерей подарил новый золотой венчик.

Давно уже возвращен Церкви и Казанский собор на Невском, но вернется ли туда чудотворная, зависит лишь от воли Самой Царицы Небесной.

Общецерковным почитанием пользуются еще несколько списков Казанской: Богородско-Уфимская, Высочинская, Вышенская, Вязниковская, Каплуновская, Нижнеломовская, Тамбовская, Тобольская, Ярославская; местночтимых же Казанских по русским градам и весям, по приходам и семьям православных христиан такое множество, что и не перечислить.

Почитаемые списки Казанской иконы

Русской Церковью особо почитались и два чудотворных списка с Казанского образа Божией Матери, дважды сопутствовавших русскому воинству в борьбе против иноплеменников: Московский и Санкт-Петербургский. Первый список, после тайного воззвания Патриарха Ермогена взятый казанской дружиной в поход в 1611 г., был передан дружинам северных городов под руководством князя Дм. Пожарского, шедшим на освобождение столицы от поляков.

После усердной молитвы русских воинов Богоматери перед Ее образом стало известно о видении прп. Сергия Радонежского греческому архиепископу Элассонскому Арсению, заточенному поляками в Кремле, объявившего ему о том, что заступничеством Царицы Небесной царствующий город освобождается от врагов.

Получив такую духовную поддержку Богоматери, 22 октября (сегодня этому дню соответствует 4 ноября по гражданскому календарю) русские выбили поляков из Китай-города, и затем сами захватчики сдали Кремль. Духовенство вышло навстречу русскому воинству с Московскими святынями, а впереди освободителей шествовала Сама Взбранная Воевода в Своем Казанском образе.

До новой революционной смуты эта икона оставалась в построенном для нее кн. Пожарским Казанском соборе на Красной площади. С 1649 г. по повелению царя Алексея Михайловича местные празднования – казанское 8 июля и московское 22 октября – стали общероссийскими, а Казанскую икону начали почитать как покровительницу Дома Романовых.

Второй чтимый список, принадлежавший вдовствующей царице Прасковии Феодоровне, был перенесен в числе других святынь императором Петром Великим в обустраиваемую им северную столицу, где он стал одной главнейших святынь града св. Петра. В 1811 г. в честь этого образа был отстроен кафедральный Казанский собор.

В следующем 1812 г. М.И. Кутузов, назначенный императором Александром I главнокомандующим русской армии, перед отъездом в действующие войска молился перед Петербургской святыней и чрез возложение на него святой иконы получил благословение Матери Божией на святое дело борьбы с захватчиками.

Из награбленного французами серебра, отобранного казаками, в соборе Кутузовым был устроен серебряный иконостас – дар Божией Матери. Прах славного полководца, известного своим благочестием, упокоился под сводами Казанского собора рядом с чудотворным образом Богоматери, не отвергнувшей его молитв и даровавшей под его предводительством победу русскому воинству над армиями Наполеона.

В Великую Отечественную войну, когда силы уже были на исходе, жители обложенного блокадой города на Неве совершили крестный ход с Казанской иконой Богоматери, что несомненно добавило стойкости верующим горожанам и помогло им выстоять до конца. Чудом сохранившийся в революционное лихолетье, Петербургский список Казанской иконы хранится ныне в Князь-Владимирском соборе, дожидаясь возвращения на свое место в иконостасе Казанского собора после его восстановления.

История явленного чудотворного образа печально оборвалась в тяжелое для России время начала XX в. В ночь на 29 июня 1904 собор Казанского монастыря был ограблен святотатцами; бесследно пропала и чудотворная икона Богоматери. На следствии воры показали, что драгоценную ризу они продали, а икону порубили и сожгли. В тот же год русское воинство постигли неудачи на Дальнем Востоке.

Кроме этих трех икон множество других списков Казанской иконы Божией Матери в разных уголках нашей необъятной Родины прославилось чудесами исцелений и милостей Царицы Небесной к православному народу, за что русские люди весьма полюбили этот образ. В редком храме не встретишь Казанской иконы; ею же чаще всего благословляют молодых на семейную жизнь.

Возвращение чтимого списка из Ватикана

После революции 1917 г. богоборческий режим безжалостно расправлялся с духовным достоянием русского народа и последовательно уничтожал драгоценные для верующего сердца святыни. Многие иконы ради их древности и богатых окладов были пущены с молотка и попали в руки западных коллекционеров.

Один из списков Казанской иконы Божией матери, написанный в XVIII в. и украшенный драгоценным окладом и камнями, был продан за рубеж, а затем выкуплен и подарен папе Римскому Иоанну-Павлу II, в покоях которого икона находилась с 1993 г. По некоторым предположениям эта икона принадлежала основательнице Дивеевской общины схимонахине Александре (Мельгуновой) и в свое время хранилась в Казанской церкви села Дивеева.

Желание передать эту икону Русской Православной Церкви высказывалось папой уже очень давно. В 1997 г. условием передачи ставилась личная встреча главы Ватикана со Святейшим Патриархом Алексием II, что было неприемлемо для Русской Церкви в силу усложнившихся в последние годы отношений с Римом. В 2000 г. вопросом возвращения образа заинтересовались гражданские власти, и стал рассматриваться вариант передачи иконы папой Патриарху в Казани во время перелета понтифика в Монголию.

В 2003 г. смешанной комиссией была проведена искусствоведческая экспертиза, определившая, что икона не является ни одним из трех главнейших образов, но представляет собой копию XVIII в., выполненную под оклад (то есть хорошо прописаны только лики и руки) и, судя по окладу, принадлежавшую зажиточной семье.

После экспертизы католической администрацией снова было заявлено о возможности приезда Иоанна-Павла II в Россию для передачи иконы, на что последовала отрицательная реакция Синодального отдела внешних церковных связей. В ней указывалось на то, что передача иконы не является достаточным основанием для визита папы, а сам визит к тому времени даже не фигурировал в качестве предмета межцерковных переговоров (Церковный вестник, N 9-10 (262-263) май 2003 г.).

В следующем 2004 г. Католическая Церковь принимает решение передать список Казанской иконы без всяких условий. 25 августа в Риме прошло торжественное прощание с иконой, и в праздник Успения Пресвятой Богородицы 15/28 августа 2004 г. за Божественной литургией в Успенском соборе Московского Кремля чтимый список был передан делегацией Римо-Католической Церкви во главе с кардиналом Вальтером Каспером, председателем Папского совета по содействию христианскому единству, Русской Православной Церкви в лице ее первосвятителя, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Возвращение Казанского образа Богоматери на Родину воспринимается, с одной стороны, как великая милость Божия к русскому народу, и – с другой, как свидетельство добрых намерений Ватикана возвратиться к искренним отношениям с Русской Православной Церковью, свободным от недоброго соперничества, которым они были омрачены в последнее десятилетие. До принятия решения о постоянном месте пребывания этого образа он хранится в домовом храме рабочей резиденции Святейшего Патриарха в г. Москве.
(Из книги "О Тебе радуется!")
АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p1377

Память преподобных Феодора и Павла Ростовских, основателей Борисоглебского монастыря (1524)
        В княжение великого князя Димитрия Донского, при князе Ростовском Константине Васильевиче , из Новгородской области пришел в пределы древнего города Ростова Великого инок Феодор, неизвестно где родившийся и где принявший пострижение.

По дороге, ведущей из Каргополя и с Бела-озера в Ростов и Москву, он остановился в темном лесу при реке Устье, верстах в осмнадцати от Ростова. Поставив себе в лесу шалаш из древесных ветвей, он остался здесь на жительство. У проезжей дороги на дереве он повесил сделанный из древесной коры кузов, и прохожие и проезжие, догадываясь, что тут живет пустынник, стали класть в него то хлеб, то овощи и другую милостыню. Пустынник, невидимый никем, тайно вынимал милостыню и делил ее с нищею братиею; проведавши о сем, из многих селений стали приходить к пустыннику за милостыней, и он делился всем, что находил в повешенном кузове.

Через некоторое время пришел к нему брат по иночеству, именем Павел, и, с радостью принятый Феодором, поселился с ним вместе в пустыне.

В первое время княжения великого князя Димитрия Иоанновича, при митрополите всея Руси Алексии , при том же Ростовском князе Константине и при Ростовском епископе Игнатии , преподобный Сергий Радонежский приходил в Ростов на поклонение Пресвятой Богородице в соборной церкви и Ростовским чудотворцам . Узнавши об этом, пустынники Феодор и Павел отправились в Ростов, просили у князя и епископа разрешения воздвигнуть в своей пустыне церковь и устроить монастырь, а преподобного Сергия умоляли, чтобы он присмотрел место, где поставить им церковь, и благословил его.

Преподобный Сергий исполнил их просьбу и отправился с ними в их пустыню. Долго ходили они по пустыне. Феодор и Павел указывали то на одно место, то на другое; преподобный Сергий все осмотрел тщательно, наконец остановился на том месте, где теперь находится монастырь, и благословил поставить здесь церковь во имя великих страстотерпцев Бориса и Глеба и сказал пустынникам:

– Призрит Господь Бог и Пречистая Богородица на место сие, и великие страстотерпцы Христовы в помощь вам будут. И сие место весьма обстроится и в будущие времена превозносимо будет на ряду с большими лаврами.

Преподав пустынникам мир и благословение, преподобный Сергий отправился в обратный путь.

Преподобные отшельники принялись вырубать лес и очищать то место, которое благословил преподобный Сергий для построения храма. Однажды, во время отдохновения от трудов, в тонком сне, явились Феодору и Павлу два светлые воина, вооруженные и украшенные царскими багряницами, и сказали:

– Трудитесь на сем месте: Бог и Пречистая Богородица не оставят места сего, и мы неотступно будем на сем месте на помощь вам и тем, кто после вас будет устраивать место сие.

Преподобные припали к ногам их и сказали:

– Кто вы, господа наши?

Но воины вдруг стали невидимы, только слышен был голос, назвавший одного Романом, а другого Давидом .

Пришедши в себя от великого страха и ужаса, оба пустынника стали ободрять друг друга и в одних и тех же словах рассказывать, что они видели и слышали во сне.

После того они с новым рвением стали трудиться и подвизаться над устроением места.

И начали собираться к ним братия и мирские люди – плотники на помощь делу.

В скором времени братия умножилась и все стали умолять Феодора, чтобы он был их игуменом. Так и совершилось.

С Божиею помощью, обитель продолжала строиться, и многие христолюбцы, оставляя все мирские блага, искали здесь иноческого жития. Преподобный Феодор принимал их с радостью и причислял к братии.

Многие вельможи из Ростовской области стали завещать чтобы их погребли в Борисоглебской обители, и дарствовать ей на поминовение души вотчины свои, села, деревни и пожни.

Благодаря этому, усилились средства монастыря, и преподобный Феодор еще более стал трудиться над его устройством и собиранием братии. Он воздвиг для общей соборной молитвы теплую церковь Благовещения Пресвятой Богородицы.

Много лет, милостью Божиею, заступлением Пресвятой Богородицы и помощью Христовых страстотерпцев Бориса и Глеба, подвизался преподобный Феодор в устроении обители: он воздвиг церкви, поставил кельи, все устроив по монастырскому чину, приобрел монастырю нивы и пашни, устроил на службу обители много людей и приобрел довольно скота.

Не взирая на свою старость, он продолжал трудиться, и заботиться о благе монастыря: не давая себе покоя, он задумал отправиться на поиски удобного для рыбной ловли места на нужды монастыря.

Вручив обитель Господу Богу и Пречистой Богородице, имея заступников, великих Христовых страстотерпцев Бориса и Глеба, и поручив управление обителью и братиею своему спостнику и брату о Христе Павлу, отправился Феодор в Вологодские места, взяв двух иноков из своих учеников.

Там нашел он место, называемое Святая Лука. Обошедши это место и убедившись, что оно удобно для монастырского строения, он хотел занять себе займище и поставил одну небольшую церковь.

Узнали об этом окрестные жители, еще непросвещенные тогда инородцы Чудского племени, и изгнали оттуда преподобного труженика.

Изгнанный подвижник пошел далее, молясь за творящих ему зло и утешая своих учеников: «Не скорбите, братие: "Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах" (Пс.45:2): Господь сказал Своим ученикам: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой" (Мф.10:23)».

Прошедши многие пустынные места, как искусный охотник, желающий найти, что ему нужно, преподобный Феодор отправился в Белозерские края и, обошедши по пустыням вокруг всего Белого озера, нашел прекрасное место, удобное для монастырского строения, по ту сторону Белого озера: новопашенные места, починки при устье реки Ковжи .

Белое озеро принадлежало тогда удельному князю Андрею Димитриевичу, сыну Димитрия Иоанновича Донского. Присмотрев такое удобное место, преподобный Феодор, возложив надежду на Всесильного Бога и имея помощницею Пречистую Богородицу отправился в царствующий город Москву, бил челом и молил удельного князя Андрея Димитриевича Можайского и Белоозерского, чтобы пожаловал, дал ему облюбованное место для построения церкви во имя Николая чудотворца и монастыря. И, по милости Божией, просьба его исполнилась: князь Андрей Димитриевич дал преподобному грамоту на починки и на пожни и на рыбные ловли.

Получив жалованные грамоты, преподобный Феодор возвратился в свой Борисоглебский монастырь.

Здесь он возложил обязанности игуменства на своего спостника Павла. Вручив покровительству Пресвятой Богородицы и заступничеству страстотерпцев Бориса и Глеба монастырь и игумена с братиею, преподобный Феодор отправился снова на Белоозеро, чтобы созидать здесь новый монастырь.

Пришедши на избранное прежде место, преподобный неутомимо трудился сначала над постройкой храма во имя святителя Николая Чудотворца, а потом возводил и монастырские постройки.

Узнав о трудах преподобного, окрестные православные жители стали стекаться к старцу за благословением, а иные и для того, чтобы принять иноческое пострижение. Старец Феодор принимал всех с радостью.

Преподобный прожил здесь немало лет, воздвиг храм, устроил монастырь, собрал братию, поставил ей игумена и, находясь уже в глубокой старости, прозрев приближение своей кончины, отправился в свой первый монастырь – Борисоглебский.

Здесь старец Феодор с великою радостью был встречен игуменом Павлом и братиею, и все духовно и телесно веселились и благодарили Бога и Пресвятую Богородицу за успех трудов старца.

Преподобный Феодор распорядился, чтобы Никольский монастырь был присоединен к Борисоглебскому, и чтобы возлюбленный брат его, Борисоглебский игумен Павел, руководил игуменом, братиею и строением новосозданного монастыря .
После всех сих подвигов и распоряжений, через недолгое время, преподобный основатель Борисоглебского монастыря почил с миром 22 октября 1409 года. Преподобный игумен Павел с братиею оплакали усопшего и с честью погребли тело его.

После кончины Феодора, оставшийся в живых сотрудник его Павел еще более стал трудиться и пещись об обоих монастырях и, дожив также до глубокой старости, в добром исповедании отошел к Господу.

Пророческие слова преподобного Сергия, благословившего основание Борисоглебского монастыря и предрекшего его расширение, сбылись в точности. После смерти основателей, преподобных Феодора и Павла, преемники их, Борисоглебские игумены, продолжали усердно заботиться о благе монастыря, который постепенно стал приобретать широкую известность. При третьем преемнике преподобного Павла, игумене Ионе, и четвертом – Питириме, особенное усердие к обители показал благоверный и христолюбивый великий князь Василий Васильевич Темный  и благочестивая мать его, княгиня София; издано было ими в пользу монастыря несколько жалованных грамот , и великий князь Василий Васильевич стал монастырь этот звать своим монастырем. Сей игумен Питирим крестил у великого князя Василия Васильевича сына его Ивана .

Особенно прославился своими подвигами и трудами на благо монастыря десятый преемник Павла, игумен Феофил, управлявший монастырем, как игумен и строитель, тридцать лет.

По повелению великого князя Василия Ивановича  и по благословению Ростовского архиепископа Иоанна , вместо деревянных храмов и прочих монастырских строений, он стал возводить каменные. 1522 года июня в 18 день заложена была каменная церковь святых Бориса и Глеба и освящена 22 сентября 1524 года тем же архиепископом Иоанном, который в том же году июня 80-го благословил закладку теплой церкви во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Эта церковь освящена была архиепископом Ростовским и Ярославским Кириллом  в 1527 году октября в 7-й день.

При этих дорогих и трудных постройках ревностный строитель Феофил испытывал немало затруднений, но, при помощи Божией и заступничестве Пресвятой Богородицы и покровителей обители святых страстотерпцев Бориса и Глеба, все эти препятствия он благополучно преодолевал. Древний повествователь об основании и дальнейшей судьбе Борисоглебского монастыря рассказывает следующее чудо.

Возводя каменные постройки, игумен Феофил стал ощущать крайний недостаток в извести: ее приходилось привозить издалека и трудным путем, именно приходилось отправлять за известью суда по Устью, Которости и Волге в Плесо (около г. Костромы), откуда подъем вверх по этим рекам очень труден и не близок. Находясь в такой нужде, Феофил бьет челом великому князю Василию Ивановичу о разрешении свободно, без пошлин, искать игумену месторождения извести на ближайших землях, как монастырских, так и княжеских и боярских. Великий князь выдал жалованную грамоту на свободное добывание извести повсеместно в уездах Ростовском и Переяславском. Игумен Феофил всюду посылает разведчиков, но успеха не достигает. Опечаленный, он возносит усердные молитвы Господу Богу и заступнице Пресвятой Богородице и святым помощникам Борису и Глебу.

И вот однажды, когда Феофил стоял в своей келье и обычном вечернем правиле и несколько забылся и задремал, предстали ему два светлые Христовы воина, страстотерпцы Борис и Глеб, и сказали:

– Не скорби об извести: Пречистая даст тебе известь в домовой нашей вотчине, близ монастыря, и постройка каменных зданий в обители Пречистой Богородицы и нашей не прекратится ни при тебе, ни после тебя, и мы в помощь к монастырскому строению будем.

И с этими словами они стали невидимы.

Чрез три дня приносит игумену крестьянин из монастырской деревни Кочарки, зобенку камней  и рассказывает, что он нашел их на поле поверх земли. Игумен отсылает камни в печь в хлебню. Когда камни обожгли и принесли показать игумену, то оказалась известь, белая как снег.

Игумен послал разведчиков, и на указанном месте нашлось достаточное количество извести, как для тогдашних построек, так и для последующих, согласно предсказанию .

Кроме сих храмов, при Феофиле и его ближайших преемниках были воздвигнуты кругом монастыря прочные каменные высокие стены со многими башнями и с двумя воротами со сторон Ростова и Углича, над которыми устроены каменные же церкви во имя преподобного Сергия и Сретения Господня. Все сии величественные и красивые строения существуют и в настоящее время.

В соборном храме во имя благоверных князей Бориса и Глеба, в северо-западном углу, почивают под спудом мощи основателей монастыря, преподобных Феодора и Павла.

По примеру своего отца, великого князя Василия Иоанновича, показывал великое усердие к сему монастырю и сын его, царь Иоанн Васильевич, сам посещал его и делал богатые вклады селами, деревнями, деньгами и дорогими вещами на поминовение .

В конце шестнадцатого и начале семнадцатого столетия прославился и прославил сей монастырь своими подвигами преподобный Иринарх, особенно в годину смуты, когда этому монастырю, как и другим окружным, грозила опасность разорения от Польско-Литовских хищных отрядов. Мощи сего угодника почивают под спудом в юго-западном приделе соборного храма

  Песчанская чудотворная икона Божией Матери
http://s014.radikal.ru/i329/1011/17/2ec43de82650.jpg


Образ Божией Матери, называемый Песчанский, был явлен великому русскому святителю Иоасафу, епископу Белгородскому. В год своей блаженной кончины (1754) святитель Иоасаф объезжал епархию, и накануне выезда из Белгорода ему был сон: будто бы он осматривал церкви и в одной из них в притворе на куче мусора увидел икону Богоматери с младенцем с светлым сиянием, от нее исходящим; и раздался глас: Смотри, что сделали с ликом Моим служители сего храма. Образ Мой назначен для страны сей источником благодати, а они повергли его в сор.

По прибытии в г. Изюм Харьковской губернии, епископ посетил Воскресенскую церковь и с изумлением обнаружил в ней икону, увиденную во сне. Икона находилась в небрежении и служила в притворе перегородкой, за которую ссыпали уголь для кадила. По святительскому повелению икона была помещена в большой киот и поставлена в подобающее место. Более трех дней прожил святитель Иоасаф в Изюме, и ежедневно утром и вечером приходил он в Воскресенскую церковь и молился перед образом Божией Матери.

В 1792 году Воскресенская церковь была перенесена из Замостья в более высокую местность на Пески, куда была и отправлена икона, привлекавшая все более и более почитание и благовение прихожан и окрестных жителей.

Около 1800 года в Изюме жил учитель местного училища Стефан Гелевский, у которого умирали дети; наконец, заболел и последний, сын Петр. Не теряя надежды на милость Божию, родители дали обещание отслужить молебен перед образом Божией Матери на Песках. По дороге в Вознесенский храм сын их умер. Мать хотела возвратиться назад, но отец настоял на исполнении данного обета. Никому не сказав о смерти ребенка, они во время молебна со слезами умоляли Божию Матерь стать их утешительницей. И по вере их чудо совершилось! При чтении в третий раз кондака “О Всепетая Мати...” дитя, до тех пор бездыханное, вдруг вскрикнуло так сильно, что привело в ужас всех присутствующих; отец же и мать лишились чувств. Придя в себя, они рассказали, как сын их умер дорогою, но пред иконой ожил по ходатайству Царицы Небесной. Младенец их поправился, вырос и жил потом в Санкт-Петербурге до преклонных лет.

Естественно было ожидать, что слух о таком необыкновенном случае быстро распространится. К чудотворной иконе стали стекаться толпы богомольцев, переполняя не только Воскресенскую церковь, но и ограду, так что священник не успевал служить молебны. Со стороны благочинного соборного протоиерея Иоасафа Погорлевского последовало запрещение на молебные пения пред Песчанскою иконою. Вскоре протоиерей Погорлевский заболел мучительной болезнью: судорогами жил и корчами всех членов. Осознав свою вину и раскаявшись, Погорлевский был вынужден просить прощения и исцеления своей болезни у Пресвятой Богородицы, когда его разбитого и больного принесли на простынях и положили пред Песчанской иконой. По окончании молебна он почувствовал облегчение, а через несколько дней выздоровел и более не воспрещал молебных пений пред чудотворным образом.
http://s003.radikal.ru/i202/1011/13/d365cfd386ee.jpg
В дальнейшем весь 19 век был ознаменован помощью и многими чудесными исцелениями, совершающимися у Песчанского чудотворного образа Матери Божией. Так в 1830 г. после молебна и крестного хода с Песчанской иконой была остановлена эпидемия холеры в г. Изюме и его окрестностях. Известны случаи прозрения слепых, исцеления тифозных и раковых больных, припадочных и параличных. Замечателен случай чудесного исцеления жены титульного советника Юлии Петровны Живкович, происшедшем в 1901 г. Живкович около трех лет страдала параличом ног, причем левая нога была искривлена и как бы омертвелая, обе ноги висели, как отрубленные, вследствие чего она не могла ни стоять, ни ходить, а ее носили и возили в кресле. Она обращалась к известным докторам, лечилась у проф. Бехтерева и врача Побитовского, но все впустую. Оставив лечение, она возвратилась в свое имение в Харьковской области. Сюда и была привезена по просьбе Живкович Песчанская икона. Во время молебна с акафистом больная ощутила толчок в левую руку и смогла двигать левой ногой. После молебна, она, вставши с кресла, смогла подойти к образу и с благоговением приложилась к нему, воскликнув затем со слезами радости: “Я встала, я пошла, я стою сама!” Неожиданно стол, на котором стояла икона (весом с киотом более 3 пуд.), разломился, икона со сильным стуком стала на полу, не разбившись. Исцелевшая поворотилась на стук от удара иконы, подошла к ней и сделала земной поклон! После чего она, слегка поддерживаемая, смогла обойти все комнаты.

Божия воля была на то, чтобы чудотворный Песчанский образ пришел на помощь России в один из тяжких моментов ее истории, в самый разгар Первой Мировой войны, и был... отвергнут (см. подробнее главы из воспоминаний князя Н.Д.Жевахова  http://www.hesychasm.ru/canvas/chapters/ch1-3.htm).

Святитель Иоасаф Белгородский в 1914 г. явился в видениях одновременно одному благочестивому старцу, живущему в с. Песках, и полковнику О., бывшему тогда на фронте. Святитель повелел доставить Песчанскую икону Божией Матери на фронт вместе с Владимирским образом - материнским благословением святителя на иночество, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию. Матери Божией угодно пройти по линиям фронта и покрыть его своим омофором от нападений вражеских. Также было сказано, что теперь только одна Матерь Божия могла помочь людям и замолить грехи их у Престола Всевышнего и спасти Россию. После долгих мытарств полковник О. смог добраться до столицы и отыскал в ней Братство Святителя Иоасафа Белгородского, деятельные члены которого протоиерей А.И.Маляревский и князь Н.Д.Жевахов поверили его взволнованному рассказу. Добившись личного распоряжения государыни Александры Феодоровны, князь Жевахов отвез иконы в ставку. Многолюдные крестные ходы сопровождали путь поезда из Харькова. И совсем по иному были встречены иконы в Могилеве: крестного хода не было, Государю о прибытии проезда из Харькова не докладывали, а князю было заявлено, что в ставке некогда заниматься пустяками. Однако, короткая встреча князя Жевахова с Государем произошла, после чего иконы были оставлены в ставке на несколько месяцев до конца 1915 г., но крестного хода с ними по линиям фронта не состоялось. Князь Жевахов в последствии писал, что во время пребывания икон в ставке поражений на фронте не было, а наоборот, одерживались одни победы.

С первой волной русского рассеяния чудотворный Песчанский образ был переправлен за рубеж и вскоре исчез.

И все же в конце 20 столетия во исполнение воли Божией Матери крестный ход с Песчанской иконой состоялся. Летом 1999 г. Песчанский образ (список) был пронесен над просторами нашей родины на самолете вместе с другими иконами, среди которых была и Державная икона Божией Матери.

Один из списков Песчанской иконы Божией Матери находится в Санкт-Петербурге в часовне святителя Иоасафа Белгородского при детской инфекционной больнице № 3 (23 линия Васильевского острова, 16), где по четвергам в 17.00 совершаются молебны с акафистом святителю Иоасафу и Песчанской иконе Божией Матери.

АКАФИСТ Пресвятой Богородице перед Ея иконой, именуемой “ПЕСЧАНСКАЯ”

+1

11

........................продолжение от 4 ноября

Равноап. Аверкия, еп. Иерапольского, чудотворца (ок. 167)
В царствование Марка Аврелия 1, сына Антонина, в городе Иераполе 2, населенном по преимуществу язычниками, был епископом святой Аверкий. Однажды там справлялся торжественный праздник в честь идолов, и все неверующие, собравшись в свой храм, ликовали и покланялись своим бездушным богам – идолам, принося им жертвы. Святой Аверкий, при виде такого зрелища, прослезился, скорбя о том, что люди, ослепленные безумием, оставив Бога, покланяются бесам, и, забыв Создателя, чтут творение рук человеческих. Затворившись у себя дома, епископ молился, говоря:

– Боже веков и Господи милости, Ты создал всю вселенную и управляешь ею, Ты послал Единородного Сына Своего на землю, чтобы Он воплотился ради человека, – милостивым оком взгляни ныне с небес на весь мир; не оставь и города сего, где Ты поставил меня пастырем словесных овец Твоих; посмотри на помраченных людей: честь, Тебе подобающую они воздают не Тебе, а скверным бесам, идолам, которых сами же себе сотворили; избави, Господи, этих заблуждающихся людей от погибели, из тьмы приведи их к истинному Твоему свету, сопричти их к избранному Твоему стаду!

После сей усердной молитвы святой уснул, так как уже наступила ночь, и вот, в сонном видении ему предстал юноша необычайной красоты; он, давая Аверкию жезл в руки, говорил:

– Иди, Аверкий, во имя Мое и этим жезлом сокруши начальников заблуждения!

Пробудившись от сна, Аверкий понял, что в видении ему явился Сам Господь и почувствовал он в сердце своем несказанную радость. Исполнившись рвением, он тотчас встал и, взяв попавшийся ему кол, тою же ночью в девятый час 3 отправился он к храму Аполлона, где накануне происходил праздник языческий и было принесено множество жертв. В этом храме находилось много драгоценных, прекрасно убранных, идолов. Подойдя к храму, Аверкий нашел двери его запертыми; он ударил в них, и они тотчас распахнулись перед ним. Войдя в храм, святой епископ сначала стал поражать главного идола Аполлона, а затем и других. Всех их он сокрушил и разбил на мелкие части. Глухие же и немые идолы, будучи бездушными и не обладая силою, не могли защищаться, когда святой сокрушал их. Только слышался стук от их падения.

Жрецы идольские, жившие недалеко от храма, проснулись и, слыша в храме великий стук, не понимали, что это могло значить. Прибежав ко храму, они увидели, что идолы богов их лежали на земле в прахе, а святой Аверкий попирал обломки идолов своими ногами и сокрушал их жезлом. При виде сего на жрецов напал страх, святой же, обратившись к ним, сказал с гневом:

– Ступайте к начальникам города и ко всему народу, скажите, что боги ваши, упившись на вчерашнем празднике, который вы устроили для них, перебранились между собою и, упав на землю, разбились.

Сказав это, святой отправился в свой дом, как сильный муж, победивший врагов; а такими воистину были идолы, приведшие к погибели много душ человеческих.

Жрецы идольские отправились к городским начальникам и рассказали им обо всем, что сделал Аверкий. С наступлением дня, весть о случившемся быстро распространилась по всему городу, и вот все, от мала до велика, простой народ и начальствующие лица, собрались к храму. Увидев идолов своих разбитыми на мелкие части и разбросанными по земле, все сначала изумились. Потом, исполнившись ярости, все стали кричать:

– Смерть Аверкию!

Другие добавляли к этому:

– Послать его к царю, там потерпит он муки, равные его преступлению!

– Нет, лучше сейчас же пойдем и сожжем его со всем его домом, – предлагали третьи.

Начальники остановили народ:

– Не смейте зажигать дома Аверкия; мы опасаемся, как бы не пострадал от пожара весь город, если вы подожжете дом Аверкия; лучше схватим его и сами предадим суду, или же отошлем на суд к верховному правителю.

Когда народ находился в таком волнении и уже хотел напасть на дом Аверкия, соседи епископа, услышав о сем, отправились к нему в дом; они застали его учащим собравшихся к нему верующих и рассказали ему все, что слышали в народе, который хочет идти к его дому и схватить его, как злодея.

Услышав сие, верующие устрашились и молили своего пастыря выйти из дома и скрыться где-нибудь на время, пока не прекратится волнение народное. Святой же без страха сказал им в ответ:

– Господь повелел Своим апостолам, чтобы они с дерзновением безбоязненно проповедовали всем народам слово спасения: так мне ли бояться людей, восставших против меня и ищущих моей души за мою ревность о Боге моем? Если я и могу скрыться от рук человеческих, то как могу я избежать руки Божией? Какое место может укрыть меня от Него? Поистине говорю вам, братия, не пристало нам бояться и скрываться, когда нам помогает Сам Господь, хранитель жизни нашей; пострадать за Него есть благо, и смерть за Него слаще всякой благополучной жизни.

Сказав сие, святой вышел из своего дома и отправился в самую средину города, а верующие следовали за ним. Придя на то место, где, обыкновенно, собирался народ, и воссев на возвышении, Аверкий стал поучать бывших там людей, чтобы они познали истинного Бога, поняли прелесть бесовскую и ложность богов своих, и отказались от идолослужения; он умолял, чтобы они верно служили Единому Богу, в вышних живущему, Создателю всего мира. Тогда некоторые из язычников отправились к начальникам городским и к народу, собравшемуся при храме Аполлона и негодующему на ниспровержение идолов, и возвестили, что Аверкий среди города поучает людей вере Христовой. Услышав о сем, все еще более разгневались на Аверкия, который не только сокрушил идолов их, но даже дерзнул явно пред всеми проповедовать свою христианскую веру. Вышедши из храма, они с страшным гневом пошли туда, где находился святой, чтобы тотчас убить его. Среди народа находились три отрока, которые с давнего времени были одержимы бесами. Когда народ стал приближаться к святому, юноши действием бесов вдруг пришли в исступление и, испуская страшный вопль, привели всех в ужас. Разодрав на себе одежду, они стали терзать зубами свое собственное тело и грызть свои руки. Упав на землю, они катались, извергая пену и беспрестанно кричали ужасным голосом:

– Аверкий, заклинаем тебя единым истинным Богом, Коего ты проповедуешь, не мучь нас прежде времени.

При виде такого ужасного явления, народ пришел в трепет, глядя на лютое мучение тех юношей и слыша их страшный вопль. Позабыв зачем пришли, они с недоумением ожидали, что будет дальше и что сотворит с юношами Аверкий, которого бесы просят оставить их в покое. Святой же стал молиться:

– Отче возлюбленного Сына Своего Иисуса, Ты отпускаешь нам грехи, хотя бы их было у нас бесчисленное множество, Ты подаешь нам все, чего мы ни попросим у Тебя на пользу, – Тебя ныне прошу и молю я, – огради юношей сих от бесовского нападения, чтобы они потом шли путем Твоих заповедей, последуя святой воле Твоей. Увидя чудесное знамение, которое Ты совершишь над ними, многие уверуют в Тебя, Единого всесильного Бога, – и познают, что нет другого, кроме Тебя.

Помолившись так, святой обратился к юношам, коих мучили бесы, и, ударяя их слегка по голове жезлом, который держал в своих руках, сказал:

– Именем Христа моего повелеваю вам, бесы, – выйдите из юношей, не причиняя им ни малейшего вреда.

Возопив ужасным голосом, бесы вышли из юношей, лежащих на земле подобно мертвецам.

Взяв каждого из них за руку, святой Аверкий поднял с земли. Они тотчас сделались совершенно здоровыми и, припав к святому, лобызали честные его ноги.

Когда народ увидел сие, то забыл о своей ярости и возопил:

– Един истинный Бог, Коего проповедует Аверкий! Затем стали спрашивать и самого святого:

– Скажи нам, человек Божий, примет ли нас твой Бог, если мы обратимся к Нему, простит ли Он бесчисленные грехи наши? Научи нас, как нам веровать в Него!

Отверзши уста свои, святой Аверкий начал учить людей Богопознанию и продолжал наставление даже до девятого часа дня; приказал он также принести к себе всех недужных и исцелил их, призывая имя Иисуса Христа и возлагая на них свои руки. Услышав его учение и увидя чудеса, все люди уверовали в Господа Иисуса Христа и просили Аверкия, чтобы он сподобил их святого крещения. Так как уже был вечер, то святой отложил крещение их до утра, повелев всем готовиться к принятию святого таинства. Когда утром на другой день собрался народ, он повел всех к церкви и снова поучал их; затем, сотворив обычные молитвы, крестил в тот день 500 мужей. И в течение немногих дней не только Иераполь, но и другие окрестные города и деревни, он привел в Христову веру и крещением соединил с Богом. И пронеслась о нем слава повсюду. Много больных из различных и отдаленных стран приходили к нему и получали они сугубое исцеление – тела и души.

Одна знатная женщина, по имени Фриелла, мать Евксениана Поплиона, проконсула восточного, будучи слепой и слыша о том, что Аверкий исцеляет много различных болезней, велела вести себя к святому мужу. Она застала Аверкия учащим народ и, припав к ногам его, просила святого, чтобы он отверз ее потерявшие зрение очи. Заботясь прежде всего о просвещении душевных очей Фриеллы, святой спросил ее, верует ли она во Христа, Который отверз очи слепорожденному? Когда Фриелла дала обет уверовать и проливала обильные слезы на ноги Аверкия, святой, помолясь Богу, прикоснулся к ее очам и сказал:

– Свете истинный, Иисусе Христе, прииди и отверзи очи рабы Твоей!

Тотчас Фриелле возвратилось зрение, и она восприняла крещение от святого.

Крестившись, она вручила святому половину своего имения, чтобы он роздал нищим и, получив наставление от него, возвратилась к себе. Сын ее, проконсул Евксениан Поплион, видя мать прозревшею и узнав, что ей отверз очи своими молитвами святой Аверкий, захотел видеть его и воздать ему благодарность за исцеление своей матери. Святой же научил Евксениана вере и обратил его ко Христу.

После сего три других женщины, также пораженные слепотою, приступили к святому и, поклонившись ему, сказали:

– И мы веруем в Иисуса Христа, Коего ты проповедуешь; поэтому мы молим тебя, отверзи и нам очи, подобно тому, как отверз ты их Фриелле.

Святой же отвечал на это:

– Если вы действительно веруете в истинного Бога, как утверждаете, то увидите свет Его.

Сказав сие, святой возвел очи свои к небу и стал молиться. Во время молитвы святого с небес снисшел луч неизреченного света, превосходивший сияние солнца, и озарил то место, где стоял на молитве святой Аверкий. Все, бывшие там, не могли перенести сей неизреченный свет, пали на землю и только три слепые женщины стояли неподвижно. Когда луч коснулся очей слепых женщин, они прозрели и блистание небесного света прекратилось.

Святой спросил прозревших:

– Что увидели вы прежде всего, когда вернулось вам зрение?

Тогда первая сказала:

– Я видела Ветхого деньми 4, Который прикоснулся к очам моим.

Другая сказала:

– Видела я прекраснейшего Юношу, Который дотронулся до моих очей.

– А я видела, – воскликнула третья, – что очей моих коснулся пресветлый Отрок.

Услышав сие, святой и все, бывшие с ним, прославили Бога, Единого в Троице, творящего дивные и преславные чудеса.

Затем Аверкий, узнав, что и в соседних городах и селениях находится много страдающих различными недугами, отправился туда с своими учениками и, подражая Господу своему, обходил города и селения, уча людей о царствии Божием и исцеляя больных. Придя в одну местность, расположенную при реке, называемую Селище, он преклонил колена и так стал молиться:

– Господи щедрый, услыши меня, раба Твоего, ниспошли благодать сему месту, да истечет здесь источник теплых вод, чтобы обмывающиеся в нем получали исцеление от всякого недуга и язвы.

Когда он окончил свою молитву, вдруг, при ясном небе, загремел гром; все находящееся там ужаснулись, когда после громового удара забил источник теплых вод на том самом месте, где возносил молитву коленопреклоненный Аверкий. Тогда святой повелел людям, бывшим с ним, копать глубокие рвы, где могли бы собираться теплые воды, в коих он всем больным приказал омыться, – и всякий, погружавшийся в те воды получал исцеление по молитвам святого.

Однажды диавол, желая искусить Аверкия, принял на себя вид женщины и приступил к святому, прося у него благословения. Взглянув на лицо беса, святой хотел отвернуться от него, но в это время задел правою ногою за камень и повредил ее так, что на голени образовалась язва. Перенося сильную боль, святой стоял, не издавая ни одного стона и лишь держался рукою за то место, где была язва. Диавол рассмеялся и, приняв свой обычный вид, сказал святому:

– Не считай меня одним из тех ничтожных и незначительных бесов, которых ты изгонял, я – старейшина их; и вот ты принял от меня язву: исцеляя других от болезни, ты сам ныне болен.

Сказав сие, диавол вошел в одного юношу, который стоял около святого, и начал мучить его. Святой же Аверкий, помолившись Богу, запретил бесу и изгнал его из юноши. Выйдя из юноши, бес возопил:

– Много зла творишь ты мне, Аверкий, и не даешь мне здесь мирно жить; постараюсь отомстить тебе и заставлю тебя под старость идти в Рим.

Возвратившись в дом свой, святой семь дней не вкушал пищи и пития, но пребывал в посте и всенощных молитвах, Аверкий молил Бога, чтобы Он не попустил врагу заставить его идти, куда только захочет бес. В седьмую ночь Господь явился святому в видении и сказал:

– Моим промышлением, Аверкий, ты будешь в Риме, чтобы и там познали имя Мое. Итак, не бойся, ибо благодать Моя с тобою будет.

Это видение укрепило Аверкия, и он рассказал братии, что слышал от явившегося ему Господа. Вскоре после сего бес, который хвалился заставить Аверкия придти в Рим, начал хитро приводить в исполнение свое намерение.

В то время властитель Римский Марк Аврелий сделал своим соправителем Луция Вера и обручил с ним дочь свою Лукиллу. Но еще не успело состояться брачное торжество, как бес вошел в девицу и стал ее мучить. Опечаленные болезнью девицы, отец ее и жених собрали со всей своей земли опытных врачей, волхвов и жрецов, всячески стараясь излечить Лукиллу. Старания их не только не увенчались успехом, но девице с каждым днем становилось все хуже и хуже. А бес начал кричать в ней:

– Никто не может изгнать меня отсюда, кроме Аверкия, епископа Иерапольского.

Лишь только услыхал об этом отец девицы, император Марк Аврелий тотчас послал в Евксениану Поплиону, восточному своему проконсулу 5, послание следующего содержания:

– Нашему владычеству стало известно, что в подвластной тебе области находится некто Аверкий, епископ Иерапольский; муж столь сильный в христианской вере, что может и бесов изгонять и исцелять разные болезни. Так как он нужен нам, то мы посылаем двух сановников наших, Валерия и Вассиана, чтобы они с подобающей честью привели его к нам; тебе же мы повелеваем склонить его придти к нам, за что немалая награда будет тебе от нас.

Получив такое послание от царя, проконсул отправился к Аверкию и стал уговаривать его идти в Рим с царскими посланниками. Аверкий, вспомнив, что бес хвалился заставить его предпринять на старости трудное путешествие в Рим, подумал про себя:

– Хотя ты, противник людей, и постарался привести в исполнение то, что ты в гордости своей обещался сделать мне, однако ты не возвеселишься; я твердо уповаю на Бога и надеюсь, что не напрасно придется трудиться мне в старости, но там уничтожу я твою гордость силою Христа моего, Который в видении обещал мне Свою благодать.

Приготовив все, что было нужно для путешествия, святой отправился в путь, призывая на помощь Всесильного Бога. А приготовление его к путешествию состояло в следующем: Он взял немного хлеба и в один кожаный мех влил вино, масло, уксус и воду, и сделал так, чтобы эти жидкости не смешались между собою. Когда во время дороги ему нужно было вино, то текло из меха одно только вино; когда ему требовался уксус, лился один уксус, нужна ли ему вода, текла она одна; так каждая жидкость вытекала в отдельности, несмотря на то, что все они были вместе в одном и том же мехе. Однажды ученик святого без благословения его хотел нацедить себе чашу вина, и вот потекли сразу все жидкости: и вино, и масло, и уксус, и вода, так что невозможно было вкусить ему этой смеси; в ужасе он исповедал свой грех святому, просил у него прощения, и тогда, по благословению блаженного, каждая жидкость стала истекать снова отдельно.

Когда святой Аверкий прибыл в Рим, император вместе с женою своею Фаустиной принял его с честью и отвел к дочери своей, которую мучил бес. Последний, увидев, что пришел святой Аверкий, засмеялся и сказал:

– Разве не говорил я тебе, Аверкий, что отомщу тебе за мое поругание и на старости заставлю тебя придти в Рим?

– Да, это действительно так, – сказал святой, – но не на радость тебе будет сие, проклятый диавол.

И велел святой вывести девицу из палаты наружу. Когда ее вели, бес препятствовал, не желая идти, но девицу все-таки повели силою; тогда диавол стал бросать ее на землю и бить, святой же Аверкий, устремив взор свой к небу, усердно молился Господу об исцелении страждущей отроковицы. Тогда бес начал кричать:

– Заклинаю тебя Христом твоим, не посылай меня ни в бездну, ни в какое другое место, но дай мне возвратиться туда, где был я до сего времени.

Святой отвечал ему:

– К отцу твоему, сатане, пойдешь ты, дух злобы, но так как ты потревожил меня, старца, и заставил придти сюда, то и ты не избегнешь труда и не вернешься отсюда пустым; вот лежит камень – (перед дворцом был камень таких громадных размеров, что множество народа лишь с большим трудом могло бы сдвинуть его на небольшое расстояние; на этот-то камень и указал святой), повелеваю тебе именем Господа моего Иисуса Христа, отнеси сей камень на мою родину, в Иераполь, и положи его около южных врат.

И вот диавол, как раб и пленник, связанный клятвою вышел из царской дочери, взял тот камень и с тяжким стоном понес его по воздуху чрез ипподром 6. Все, бывшие там, люди с удивлением видели камень, двигавшийся по воздуху и слышали великий стон диавола, но самого его видеть они не могли. Отнеся камень в Иераполь, диавол положил его на том месте, где ему приказал святой Аверкий; жители же Иераполя, видя громадный камень, внезапно упавший с воздуха, были весьма поражены, и поняли сию тайну лишь тогда, когда к ним возвратился святой Аверкий.

Освободившись от злого мучителя, царская дочь однако не могла подняться с земли и лежала, не издавая ни одного звука, у ног Аверкия. Видя сие, мать ее, царица Фавстина, подумала, что дочь ее скончалась, и начала плакать, но святой простер свою руку и воздвиг девицу живою, здоровою и в полном разуме. Тогда родители девицы предались великой радости и ликовал дом царский по поводу исцеления царевны. Родители ее послали радостное известие и к зятю своему Луцию Веру, который был в то время в походе против парфян 7, сообщая ему о выздоровлении невесты. Святому же они предложили богатые подарки и обещали дать ему все, чего бы он ни попросил. Но Аверкий не взял ни золота, ни серебра, ни какого-либо имения, говоря:

– Не нужно богатство тому, для кого хлеб и вода то же, что царский обед и пир великий.

Просил он только двух вещей: во-первых, чтобы в Иераполе бедным раздавалось ежегодно из податей, взимаемых для царя, по три тысячи мер пшеницы, а во-вторых, чтобы царь приказал построить на средства своей казны бани при источнике теплых вод, который святой извел молитвою из недр земли на исцеление больным. Царь с радостью обещался исполнить сии просьбы святого и дал ему для этого письменное свидетельство.

Когда святой оставался после сего в Риме еще некоторое время, утверждая в вере церковь Христову, ему в видении явился Христос и сказал:

– Подобает тебе, Аверкий, быть в Сирии и там проповедовать имя Мое, утвердить Мои церкви и исцелить множество болящих.

После сего видения Аверкий просил царя, чтобы он отпустил его; тот же не соглашался на его просьбу, боясь, как бы бес в отсутствие святого снова не вошел в его дочь. Святой увещал его оставить свой страх, уверяя, что бес не может возвратиться; только тогда, и то с неохотой, отпустил царь святого.

Сев на корабль, Аверкий отплыл в Сирийскую область; сперва посетил он Антиохию, затем отправился в Апамею 8 и в другие окружные города, восстановляя мир в церквах, потрясенных ересью маркионитов 9. Переправившись чрез Евфрат, святой посетил церкви в Низибии 10 и во всей Месопотамии, оттуда он отправился в Киликию 11 и Писидию 12, посетил также Синад 13, митрополию Фригийскую. Во всех тех областях и городах он принес Церкви великую пользу, многих неверных обратил в веру Христову, посрамил и заставил удалиться еретиков, верных утвердил в вере, заблудших наставил на путь истины, изгнал из многих людей нечистых духов, исцелил весьма многих, страдавших различными болезнями. Все стали называть его равноапостольным, ибо никто, кроме апостолов, не обошел так много стран и городов. Так святитель распространил славу Христа Бога и много послужил людям на их спасение и просвещение. После сего он возвратился в Иераполь.

Жители Иераполя, услышав, что святитель их возвращается к ним и находится уже недалеко от города, все, от мала до велика, с женами и детьми, устремились на встречу ему, и с величайшею радостью, припадая к нему, как дети к отцу, принимали у него благословение, получить которое уже давно желали.

Войдя в город, Аверкий отправился в церковь и, воссев на свой престол, преподал всем мир и стал поучать народ.

И все радовались возвращению святого мужа, особенно же были утешены убогие и бедные, так как Аверкий принес с собою царский указ, повелевающий выдавать им каждый год по три тысячи мер пшеницы из царских податей. И выдавалась сия пшеница до времени Юлиана Отступника, который отменил указ и отобрал назад грамоту. По заботам святого, царским повелением, выстроены были также и бани при источнике теплых вод.

Остальные годы жизни своей святой Аверкий провел в преподобии и правде, разумно управляя своею паствою. О своей кончине он был извещен заранее: в видении ему явился Господь и сказал:

– Аверкий, уже приблизилось время почить тебе от трудов твоих.

После сего Аверкий собрал всю свою паству и, возвестив, что скоро окончится жизнь его, стал по обычаю поучать всех, умоляя слушателей своих, чтобы они всегда были непоколебимы в вере, не отчаивались в надежде и нелицемерно любили друг друга. Затем, приготовив себе гроб и подав всем в последний раз свое пастырское благословение, он предал Господу святую свою душу. Так окончил свое земное поприще святой равноапостольный Аверкий на 73 году жизни 14. Оплакав его, жители Иераполя благоговейно погребли его честное тело и возложили с большим трудом на могилу святого тот камень, который некогда повелением святого принесен был из Рима. И по молитвам святого много подавалось исцелений, как от его гроба, так и от источника теплых вод, изведенного его молитвами, коими и нам Господь да подаст Свою милость во веки. Аминь.

Кондак, глас 8:
Яко священника превеликаго, и апостолов совсельника, церковь почитает тя вся верных, Аверкие: юже твоими молитвами соблюдай блаженне, непобедиму и необуреваему от всякия ереси, и нескверну, яко приснопамятный.
_______________________
1 Царствовал с 161 по 180 г.
2 Иераполь – богатый город в Фригии, области Малой Азии
3 Часы считались от восхода солнца так, что 9-й час соответствовал нашему 3 часу пополуночи.
4 Ветхий деньми – так называется Первое Лицо Св. Троицы. Наименование это употреблено пророком Даниилом при описании одного из таинственных его видений в Вавилоне: "видел я, наконец, – говорит св. пророк, – что поставлены были престолы и воссел Ветхий деньми".
5 Проконсулы – лица, управлявшие провинциями Римского государства.
6 Ипподром – место конских скачек и состязаний в езде на колесницах.
7 Парфяне – занимали области Азии, лежавшие между Евфратом и горными странами на Инде. Парфяне были кочевниками и в позднейшее время не утратили этого характера, отличаясь во всех войнах, как превосходные и храбрые всадники, в совершенстве владевшие стрелой и копьем. Война о парфянами была счастливо окончена в 165 г. Луцием Вером.
8 Апамея – один из городов Сирии.
9 Маркиониты – еретики II века, признававшие два начала: благого Бога и материю, находящуюся под владычеством диавола, или лукавого существа, вечного и злого.
10 Низибия, или Низибида – большой и многолюдный город провинции Мигдонии, в Месопотамии.
11 Киликия – юго-восточная береговая страна Малой Азии.
12 Писидия – область Малой Азии.
13 Синад или Синнады, город на севере Фригии, близ горной цепи, где находились знаменитые Синнадские мраморные ломки. Ныне развалины близ Ескикари – Гассаф.
14 Скончался около 167 года.

Семи отроков, иже во Ефесе: Максимилиана, Иамвлиха, Мартиниана, Дионисия, Антонина, Константина (Ексакустодиана) и Иоанна (ок. 250; 408-450).
http://i040.radikal.ru/0911/92/2ae829aa003c.jpg
Во дни нечестивого римского царя Декия [1] церковь Христова была гонима, и много рабов Христовых, – священнослужителей, церковнослужителей и других верных, боясь безжалостного мучителя, принуждено было скрываться, где кто мог. Когда, пылая ненавистью к христианам, Декий пришел из Карфагена [2] в Ефес [3], то прежде всего приказал собраться жителям окрестностей для принесения жертв идолам. Ослепленный своею гордостью, царь поставил среди города идолов, устроив перед ними жертвенники, вместе с царем, по его повелению, на них должны были принести жертвы сначала городские власти. При этом всенародном праздничном жертвоприношении земля напоилась кровью и воздух наполнился смрада и дыма: так много заколалось и сжигалось животных. Спустя два дня, от царя вышло повеление собрать всех христиан и заставить принести жертвы идолам. Христиан начали искать повсюду: их вытаскивали из домов и пещер, соединяли в одну толпу и с бесчестьем приводили на площадь, где собирался народ, приносивший жертвы. Некоторые из последователей Христовых, не обладавшие крепостью душевною, боясь предстоящих мук, отпадали от веры и на глазах у всех поклонялись идолам. Другие христиане, бывшие или очевидцами или слышавшие о таких поступках со стороны своих собратий по вере, скорбели душою своею, оплакивая их отпадение от Христа и ниспадение в идолопоклонство; твердые же в вере и крепкие духом безбоязненно шли на муки и, умирая от разнообразных истязаний, мужественно полагали души свои за Господа своего. Мучимых было такое великое множество, что кровь их, истекавшая при нанесении ран и раздроблении костей, лилась на землю, как вода, тела мучеников или бросались, как сор при дороге, или вешались кругом на городских стенах, а головы на особых колах ставились пред городскими воротами; вороны, ястребы и другие плотоядные птицы слетались к стенам и пожирали тела умерших за веру. Для потаенных и скрывающихся христиан доставляла великую печаль невозможность взять и погребсти тела братий, поедаемые птицами; воздевая руки к небу, они с рыданиями молились Господу, чтобы Он избавил церковь Свою от такого мучительства.

В это время в Ефесе находилось семь отроков, они были сыновья уважаемых городских начальников и служили в войске, имена их следующие: Максимилиан, Иамвлих, Мартиниан, Иоанн, Дионисий, Ексакустодиан и Антонин. Не будучи связаны узами телесного родства, они были связаны узами родства духовного, – верою и любовию Христовою; они вместе молились и постились, сораспинаясь Христу умерщвлением плоти и строгим соблюдением целомудрия. Видя постоянные притеснения и жестокие казни христиан, они сокрушались в душе своей и не могли удержаться от слез и воздыханий. – Когда язычники вместе с царем отправились приносить жертву, святые отроки уклонились от них; придя в церковь христианскую, они поверглись на землю пред Господом и, посыпав прахом свои головы, воссылали к Нему слезные молитвы. Подобные поступки с их стороны не укрылись от взора некоторых людей (в то время каждый наблюдал за другом своим, какому богу он молится, и предавал на смерть брат брата, отец сына, сын отца; никто не скрывал ближнего своего, если замечал, что он молится Христу). Они тотчас же пошли к царю и сказали:

– Царь, живи во век! Ты призываешь издалека христиан, убеждая приносить жертвы, а между тем находящиеся около тебя пренебрегают твоей царской властью и, не слушая твоих повелений, нарушают их, держась христианской веры.

Разгневанный царь спросил, кто именно противится его повелениям. Доносчики сказали:

– Максимилиан, сын городского правителя, и шесть других отроков, сыновей знатных ефесских граждан; все они уже имеют значительные военные чины.

Царь тотчас же велел схватить их, заковать в цепи и привести к себе. Святые отроки скоро были приведены к царю с глазами еще не обсохшими от слез и со следами праха на голове. Взглянув на них, мучитель сказал:

– Почему вы не явились вместе с нами на праздник в честь богов, которым покланяется вся вселенная? Подите теперь и, подобно другим, принесите богам должную жертву.

Святой Максимилиан отвечал:

– Мы исповедуем Единого Бога и Царя небесного, Своею славою наполнившего небо и землю, и Ему каждый час приносим духовную жертву веры и молитвы, идолам же вашим, чтобы не осквернить душ наших, мы не принесем жертв, состоящих из сожжения животных, сопровождаемого смрадом и дымом.

После такого ответа царь велел отнять у юношей их воинские пояса, – знак занимаемого ими высокого положения:

– Вы не достойны, – сказал он, – служить в войске царя, ибо не повинуетесь ни ему, ни богам.

Однако, видя красоту и молодость их, царь сжалился над ними и сказал:

– Было бы безжалостно сейчас же предать мукам столь молодых, – поэтому, прекрасные юноши, я даю вам время для размышления, чтобы вы, образумившись, принесли жертву богам и, таким образом, сохранили себе жизнь.

Затем он приказал снят с них цепи и освободить их до назначенного времени, а сам удалился в другой город, намереваясь опять возвратиться в Ефес.

Святые же отроки, следуя учению Христову, дарованное им царем свободное время употребляли на добрые дела: взяв в доме родителей своих золото и серебро, они раздавали его тайно и открыто нищим. Вместе с тем, они совещались между собою, говоря:

– Удалимся на время из города, пока в него не возвратится царь, уйдем в ту большую пещеру, которая находится в горе на восток от города, и там, пребывая в безмолвии, усердно помолимся Господу о даровании нам крепости при предстоящем исповедании Его святого имени, чтобы мы могли, безбоязненно явившись к мучителю, мужественно перенести страдания и получить от Владыки нашего Христа уготованный верным рабам неувядаемый венец славы.

Так сговорившись между собою, они отправились к восточной горе, известной под именем Охлон, захватив с собою столько серебра, сколько нужно было для покупки пищи на несколько дней, Придя в находившуюся в горе пещеру, они пробыли в ней довольно продолжительное время, непрестанно славя Бога и молясь о спасении своих душ. Хождение в город для покупки нужного было поручено святому Иамвлиху, как самому младшему. Святой Иамвлих, весьма разумный отрок, отправляясь в город, переменял свои одежды на рубище, чтобы его не узнали; из захваченных с собою денег, он отделял часть для раздачи нищим, а на остальные покупал пищу. В одно из таких посещений города, святой Иамвлих, скрывая свое имя, разузнавал когда именно, скоро ли возвратится царь. Спустя достаточное время, святой Иамвлих, под видом нищего, скова пришел в город и сам увидел вшествие возвратившегося с пути царя и слышал оповещенное в городе его повеление, чтобы все градоначальники и военачальники на следующее утро приготовились для принесения жертв богам, – столь ревностный язычник был царь. Кроме того Иамвлих услышал, что царь велел отыскать и их, отпущенных на время, чтобы они вместе с другими гражданами, в его присутствии, принесли жертвы идолам. Испуганный Иамвлих, захватив немного хлеба, поспешил к братьям в пещеру; здесь он рассказал им всё, что видел и слышал, сообщил также и о том, что их уже ищут для принесения жертв. Эти известия привели их в страх: пав на землю с плачем и стенаниями, они молились Богу, поручая себя Его покровительству и милосердию. Восстав от молитвы, святой Иамвлих приготовил трапезу, состоявшую из небольшого количества принесенного хлеба; был уже вечер, и солнце заходило; севши, святые отроки подкрепили себя пищею, ожидая предстоящих мучений. Окончив скудную трапезу, они беседовали между собою, ободряя и поощряя друг друга к мужественному перенесению страданий за Христа. Во время этой душеспасительной беседы их стало клонить ко сну: от сердечной печали отяжелели очи их. Милостивый же и человеколюбивый Господь, всегда пекущийся о церкви Своей и верных рабах Своих, повелел семи святым отрокам уснуть дивным и необычайным сном, желая в будущем явить дивное чудо и уверить сомневающихся относительно воскресения мертвых. Святые уснули сном смертным, души же их хранились в руке Божией, а тела лежали нетленными и неизмененными, как у спящих.

Утром царь приказал отыскать семь благородных отроков, и после тщетных поисков сказал вельможам:

– Я жалею юношей, потому что они были из знатного рода и отличались красотою, думаю, что они, боясь гнева нашего, убежали куда-нибудь и скрываются, хотя, по милосердию своему, мы готовы щадить тех, которые, покаявшись, опять обращаются к богам.

Вельможи отвечали на это:

– Не печалься, царь, об этих юношах; противящихся тебе и богам: мы слышали, что они не только не покаялись, но сделались еще злейшими хулителями богов; раздав городским нищим множество золота и серебра, они бесследно исчезли. Если позволишь, то можно призвать родителей их и пытками заставить открыть место, где находятся сыновья.

Царь, не медля, приказал призвать родителей святых отроков и сказал им:

– Скажите, не утаивая, где ваши, опозорившие мое царство сыновья? Вместо них я велю погубить вас: ведь вы дали им золото и серебро и отослали куда-то, чтобы они не явились пред лицом нашим.

Родители отвечали:

– Прибегаем к твоему милосердию, царь! Выслушай нас без гнева: мы не замышляем козней против твоего царства, никогда не нарушаем твоих повелений и постоянно приносим жертвы богам, – за что же нам грозишь смертью? Если же сыновья наши развратились, то не мы учили их этому, мы не давали им золота и серебра; они сами тайно взяли его и, раздав неимущим, убежали и скрылись, по дошедшим до нас слухам, в великой пещере горы Охлон. Прошло уже много дней, а они всё не возвращаются: не знаем, живы ли они там или нет.

Царь, выслушав, отпустил родителей, а потом велел завалить каменьями вход в пещеру, говоря:

– Так как они не покаялись, не обратились к богам и не явились ко мне, то пусть отныне не видят более лица человеческого и погибнут от голода и жажды в заваленной камнями пещере.

Царь и жители Ефеса думали, что отроки еще живы, не зная, что они отошли уже ко Господу. В то время, когда заделывали вход в пещеру, два царских постельничих Феодор и Руфин, тайные христиане, описали на двух оловянных дощечках страдания семи святых отроков, сообщив и их имена, потом они вложили эти дощечки в медный ящичек и поставили последний среди камне, положенных в пещерном ходе: если, думали они, Господь посетит рабов Своих до Своего славного пришествия, и пещера когда-нибудь будет открыта, и найдены будут тела святых, тогда, по нашему описанию узнают об именах и делах их и поймут, что эти тела – тела мучеников, умерших в загражденной пещере за исповедание Христа. Так был завален вход в пещеру, при сем на него была навешена печать.

Вскоре после этого умер нечестивый Декий. После него было много и других нечестивых царей, также гнавших церковь Божию, пока с Константина Великого [4] не наступило время христианских царей. Во дни благочестивого царя Феодосия Младшего [5], когда прошло уже довольно продолжительное время со смерти Константина Великого, появились еретики, отрицавшие воскресение мертвых, хотя Господь Иисус Христос и передал об этом Церкви Своей ясное, уничтожающее всякое сомнение, учение. И однако многие усомнились, и не только миряне, но даже некоторые епископы сделались последователями ереси. Со стороны уклонившихся в ересь вельмож и епископов, – из последних особенно выделялся епископ Егинский Феодор, – возникло сильное гонение на православных. Одни из еретиков говорили, что за гробом люди не могут рассчитывать на воздаяние, ибо по смерти уничтожается не только тело, но и душа, другие же утверждали, что души будут иметь свое воздаяние, – одни тела истлеют, погибнуть.

– Как могут, – говорили они, – восстать эти тела, спустя целые тысячелетия, когда нет уж и самого праха их?

Так умствовали еретики, в своем нечестии забывая слова Христовы в Евангелии: "мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут" (Иоан.5:25), забыли и написанное у пророка Даниила: "многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление" (Дан.12:2), – и пророка Иезекииля, говорящего от лица Божия: "вот, Я открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших" (Иез.37:12). Не помня этого учения священного Писания, еретики производили большие смуты в церкви Божией. Они доставляли царю Феодосию сильную печаль: он усердно в посте и слезах молился Богу, чтобы Он, Творец всего, избавил от пагубной ереси церковь Свою. Милостивый Господь, не хотя, чтобы кто-нибудь, заблуждаясь в истинах веры, погиб, услышал молитву царя и слезные стенания многих верных и явно открыл тайну ожидаемого воскресения мертвых и вечной жизни. По действию Божественного промысла, произошло следующее. Некоторый муж, по имени Адолий, владетель горы Охлон, где в загражденной пещере пребывали спящие отроки, имея на горе свободное место, захотел там сделать ограду для овец. При ее постройке рабы брали каменья, которыми был завален вход в пещеру; совершенно не предполагая, что в горе находится пещера, они думали, что камни составляют естественную часть горы. Отсекая камни и унося их на место работы, они образовали в устье пещеры отверстие, в которое мог свободно пролезть человек. В это время Господь наш Иисус Христос, Владыка жизни и смерти, воздвигший некогда четверодневного Лазаря (Иоан.11:39, 43-44), воздвиг уже много лет спавших (около двухсот) и семь святых отроков: по Его Божественному велению, святые мученики воскресли, как бы пробудившись от сна. Восстав, они прежде всего вознесли утреннее славословие Господу, после чего, по обычаю, приветствовали друг друга. Им казалось, что они пробудились от обыкновенного ночного сна, потому что ничто не указывало им на пробуждение от смерти: одежды на них были совершенно не повреждены, внешний вид нисколько не изменился, – по прежнему они цвели здоровьем и красотою; всё невольно приводило святых отроков к мысли, что они вчера уснули, а теперь, утром, пробудились. Вступив в беседу между собою, они с печалью вспоминали о гонении на христиан и о том, что им надлежит отправляться в город по приказанию царя, повелевшему приносить жертвы идолам; они были уверены, что Декий ищет их для мучений. Обратившись ко святому Иамвлиху. они просили его снова рассказать, что он слышал в городе. Святой Иамвлих отвечал:

– Что сказал вам вчера, то скажу и сегодня: царь велел в нынешний день всем гражданам быть готовым для жертвоприношения, велел вместе с тем искать и нас, чтобы мы вместе со всеми на его глазах поклонились идолам, а если не сделаем этого, то он предаст нас мукам.

Тогда святой Максимилиан сказал, обращаясь ко всем:

Братья, выйдем и явимся безбоязненно пред Декием: долго ли будем сидеть здесь подобно малодушным? Изыдем и без страха пред царем земным исповедуем Царя небесного, истинного Бога, Господа нашего Иисуса Христа, а за славу Его святого имени прольем свою кровь, положим души наши, не будем бояться мучителя и мук смертных: они не могут лишить нас жизни вечной, которой мы ожидаем по вере во Христа Иисуса. Ты же, брат Иамвлих, озаботься приготовлением для нас в обычное время пищи, возьми сребреник и иди в город, там купи хлеба в большем, чем вчера, количестве, – ты вчера принес мало, и мы голодны теперь; узнай, что приказал относительно нас Декий и возвращайся поскорее, чтобы, подкрепившись пищею, мы могли по собственной воле выйти отсюда и предать самих себя на мучения.

Святой Иамвлих взял сребреник и отправился в город; было очень рано, только что начало рассветать.

Выходя из пещеры, святый Иамвлих к удивлению своему увидел камни; что это значит, подумал он, когда они положены? Вчерашний день их здесь не было. Спустившись с горы, он шел со страхом, опасаясь войти в город, где его могли узнать и свести к царю. Приблизившись к городским воротам, святой Иамвлих с великим изумлением заметил на них честной Крест, прекрасной художественной работы. И всюду, куда он не обращал взоры свои, везде с тем же изумлением замечал другие здания, жилища и стены. Святой Иамвлих пошел к другим воротам города и там с недоумением увидел изображение честного Креста, поставленное на стене; он обошел все ворота города и везде видел святые Кресты. От недоумения святой Иамвлих близок был к безумию. Возвратившись опять к первым воротам, он думал: что же это значит? Вчера нигде не было изображений честного Креста кроме те, которые тайно хранились у верных, а теперь они открыто поставлены на воротах и стенах города, вижу ли я их на самом деле или мне только кажется? Не во сне ли я? Ободрившись, он вошел в город. Пройдя немного, святой Иамвлих услышал, что многие клянутся именем Христовым. Он пришел в ужас, размышляя: вчера никто не смел открыто произнести имя Христово, теперь же я слышу его из многих уст; по-видимому, это не Ефес, а какой-то другой город, при этом и здания другие и на людях совершенно иные одежды. Продолжая путь свой, он спросил одного человека:

– Как называется этот город?

– Ефес, – отвечал тот.

Святой Иамвлих не поверил и по-прежнему думал: без сомнения я попал в какой-то другой город, нужно скорее купить хлеба и поторопиться выйти из города, чтобы окончательно не заблудиться. Приблизившись к продавцу хлебов, он вынул сребреник и отдал ему для уплаты за хлеб и остановился, ожидая покупку и сдачу. Сребреник был очень велик и имел на себе надпись и изображение древнейших царе. Продавец взял сребреник и показал его другому, тот подал третьему, а этот четвертому, подошли и другие присутствовавшие при этом; глядя на сребреник все удивлялись его древности и, осматривая святого Иамвлиха, говорили на ухо друг другу:

– Наверное этот отрок нашел какое-нибудь, спрятанное во дни глубокой древности, сокровище.

Святой Иамвлих, заметив их шепот, испугался, думая, что его узнали и сговариваются о том, чтобы его схватить и представить царю Декию.

– Прошу вас, – сказал он, – возьмите себе сребреник: я не хочу с него сдачи.

Но окружавшие схватили святого Иамвлиха и, удерживая, говорили:

– Открой нам, откуда ты и каким образом нашел сокровище времен древних царей, удели нам часть, и мы не скажем о тебе, а если ты не согласишься разделить его вместе с нами, мы предадим тебя судье.

Слыша это, святой Иамвлих удивлялся и, недоумевая, молчал. Они же продолжали:

– Нельзя уже утаить это сокровище, – где оно, скажи, лучше по собственной воле, пока не заставят этого сделать пытки.

Святой Иамвлих не знал, что им сказать, и молчал подобно немому. Тогда мужи сняли с него пояс и, одев ему на шею, держали его среди торговой площади; среди народа разнесся слух, что схвачен какой-то отрок, нашедший сокровище. Святого Иамвлиха окружила большая толпа; все смотрели на лицо его, говоря: он не здешний, мы раньше никогда не видали его. Святой же Иамвлих, хотя и желал сказать, что он не нашел никакого сокровища, но от сильного изумления не мог сказать ни одного слова; он глядел на толпу, стараясь найти кого-нибудь из знакомых или кого-нибудь из домашних, – отца, матерь или раба. Никого не находя и не узнавая, он пришел еще в большее удивление: вчера его все знали, как сына знатного человека, а сегодня не только никто его не узнает, но и сам он не находит никого из знакомых. Распространившийся по городу слух о взятии святого Иамвлиха дошел до начальника города и епископа Стефана [6]: по Божию смотрению, оба они в это время находились вместе и вели между собою беседу; оба они велели привести к себе юношу, захваченного со сребреником.

Во время пути святой Иамвлих думал, что его ведут к царю Декию, и еще прилежнее глядел в народ, надеясь увидеть кого-нибудь из знакомых, но все ожидания его были напрасны. Когда его привели к начальнику города и епископу, то они взяли сребреник и, рассматривая его, дивились, так как он относился ко времени очень древних царей. Потом начальник города спросил святого Иамвлиха:

– Где найденное тобою сокровище? Конечно, ты оттуда взял этот сребреник.

– Я не знаю никакого сокровища, – отвечал святой Иамвлих, – мне одно лишь известно, что он взят мною у моих родителей и ничем не отличается от обычных, употребляемых в этом городе, сребреников. Я удивляюсь и недоумеваю, что такое со мною делается.

– Откуда ты? – спросил градоначальник.

Святой отвечал:

– Думаю, что из этого города.

Градоначальник сказал на это:

– Чей ты сын? Находится ли здесь кто-нибудь из знающих тебя? Тогда он пусть придет и засвидетельствует справедливость твоих слов, и мы отпустим тебя.

Святой Иамвлих назвал по имени отца, мать деда, братьев и других родственников; никто не знал их.

– Ты говоришь неправду, – возразил градоначальник, – называешь какие-то странные и необычайные имена, каких мы никогда и не слыхали.

Святой отрок в недоумении молчал, опустив голову, одни из присутствовавших говорили:

– Он юродивый.

– Нет, он лишь притворяется таким, чтобы избегнуть беды, – отвечали другие.

Градоначальник с гневом начал угрожать святому Иамвлиху:

– Как мы можем верить тебе, когда ты говоришь, что это сребреник ты взял из числа других, употребляемых твоими родителями? Ведь не нем изображение и надпись древнего царя Декия, по смерти которого прошло уже много лет, и сребреник совсем не похож на те, какие ходят ныне. Неужели родители твои так стары, что помнят царя Декия и имеют его сребреники? Ты еще молод, не имеешь тридцати лет, и хочешь своим коварством обмануть старцев и мудрецов Ефесских. Я тебя брошу в темницу, подвергну наказанию и не отпущу до тех пор, пока не скажешь правды, не откроешь, где найденное тобою сокровище.

Во время этой речи градоначальника святой Иамвлих с одной стороны убоялся его угроз, с другой удивился при словах, что Декий был в древнее врем; упав на колена, он сказал:

– Молю вас, господа мои, ответьте мне на то, о чем я вас спрошу, а я сам расскажу вам всё без принуждения: царь Декий находится ли в городе, он жив или нет?

Епископ отвечал ему:

– В настоящее время, сын мой, в этой стране нет царя по имени Декия, в прежние годы, во времена древние, действительно, был такой царь; теперь царствует благочестивый Феодосий.

Тогда святой Иамвлих сказал:

– Молю вас, пойдемте со мною и я покажу вам в пещере горы Охлон своих друзей, от которых убедитесь в справедливости сказанного мною. Мы, действительно, убегая от Декия, несколько дней тому назад удалились отсюда и скрылись в той пещере; Декия я вчера видел, когда он входил в Ефес, теперь же я не знаю, Ефес это или какой другой город.

Епископ, размышляя, говорил в себе:

– Бог хочет открыть через этого юношу какую-то тайну.

– Идем с ним, обратился он к градоначальнику, и посмотрим: что-то чудесное имеет совершиться.

Поднявшись епископ и градоначальник пошли с юношею, за ними последовали все городские власти и множество народа. Когда шествие достигло до горы, святой Иамвлих первый вошел в пещеру, а епископ, следуя за ним с остальными, нашел при входе в пещеру, между двумя камнями, медный ящичек с двумя серебряными печатями; открывши перед всеми ящичек, епископ и градоначальник нашли в нем две оловянные дощечки, в которых было написано, что семь святых отроков, – Максимилиан, сын городского начальника, Иамвлих, Мартиниан, Иоанн, Дионисий, Ексакустодиан и Антонин, бежали от царя Декия и скрылись в этой пещере; повелением же Декия вход в пещеру был завален каменьями, и святые отроки умерли в ней мученическою смертью за Христа. После этого чтения все пришли в изумление и громко прославляли Бога.

Войдя в пещеру, они нашли святых отроков, цветущих красотою; лица их выражали радость и сияли светом благодати Божией; епископ, градоначальник и народ припали к ногам святых отроков, воздавая хвалу Богу, сподобившему их увидеть столь славное чудо. Святые отроки рассказали им всё о себе, о Декии, – каково было при нем гонение на христиан. Тотчас епископ и градоначальник послали письмо благоверному царю Феодосию, прося его прислать честных мужей, чтобы видеть чудо, явленное Господом в его царствование:

– Ибо, писали они, в наши дни показал Господь в воскресении тел святых отроков образ будущего всеобщего воскресения не только души, но и тела.

Царь Феодосий, получив известие, пришел в сильную радость и тотчас, в сопровождении вельмож и множества народа, поспешил из Константинополя в Ефес, где был встречен торжественно, как подобало его высокому положению. Епископ, градоначальник и другие городские власти повели царя к пещере. Когда Феодосий, проникнув внутрь пещеры, увидел, подобных ангелам, святых отроков, то пал к ногам их, они же, простерши руки, подняли его с земли. Восстав, царь с любовью обнял святых отроков и, лобызая их, не мог воздержаться от слез, потом, севши против них на земле, он с умилением глядел на них и славил Бога:

– Господа мои, – говорил он, – в лице вашем я вижу Самого Царя и Владыку моего Христа, некогда воздвигшего Лазаря из гроба: ныне Он и вас воздвиг Своим всесильным словом, чтобы явно возвестить нам о грядущем воскресении мертвых, когда находящиеся в гробах, услышав глас Сына Божия, оживут и изыдут из них нетленны.

Святой Максимилиан сказал царю:

– Отныне царство твое за твердость веры твоей будет несокрушимо, и Иисус Христос, Сын Бога Живого (ср. Мф.16:16), сохранит его во имя Святое Свое от сякого зла; верь, что ради тебя Господь воскресил нас прежде дня всеобщего воскресения.

Во время довольно продолжительной беседы святые отроки говорили царю и много других душеспасительных истин, а царь с епископом, вельможами и народом внимал им с радостью духовною (Греческий описатель церковных событий Никифор Каллист прибавляет, что царь в течение недели каждый день разделял с ними трапезу и служил им). После этих собеседований святые отроки на глазах у всех, наслаждавшихся их лицезрением, опять склонили головы на землю и уснули по Божию повелению смертным сном. Сильно плакал царь над ними, и все присутствующие не могли удержаться от слез.

Царь велел приготовить из серебра и золота семь гробниц, чтобы положить в них тела святых отроков. В ту же ночь они явились во сне царю, повелевая ему не трогать их, но оставить почивать на земле, как они почивали прежде. На месте успения святых отроков собрался сонм святителей, которые, сотворив светлый праздник, достойно почтили святых мучеников. Царь же раздал щедрую милостыню нищим и убогим той страны, отпустил на свободу находившихся в темницах, после чего с радостью возвратился в Царьград, славя Христа Бога нашего, Ему же и от нас грешных да будет честь и слава со Отцом и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь [7].

Тропарь, глас 4:

Велия веры чудесе, в пещере яко в чертозе царском, святии седмь отроцы пребыша, и умроша без тли: и по мнозех временех восташа яко от сна, во уверение воскресения всех человеков. Тех молитвами, Христе Боже, помилуй нас.

Кондак, глас 4:

Мира сущая тленная презревше, и нетленныя дары приемши, умерше кроме тления пребыша: темже востают по многих летех, все погребше лютых неверие: яже во хвалении днесь вернии восхваляюще, Христа воспоим.
____________________________________
1Декий – император 249-251 гг. ^
2Карфаген – город на северном берегу Африки, давший свое имя основанному им великому западно-финикийскому государству, долго бывшему соперником Рима, пока оно в 146 г. до Р. Хр. не сделалось провинцией Рима ^
3Ефес – главный город Иконии в Малой Азии близ устья Каистра, – средоточие всей торговли передней Азии в древности. Славился храмом Артемиды – Дианы
4Константин Велики – римский император, сын Констанция Хлора, правителя западной части римской империи, и Елены, родился в 274 году. Константин Великий замечателен своею деятельностью на пользу церкви Христовой; за эту именно деятельность история называет его великим, а церковь равноапостольным. Не желая пребывать в Риме, где язычество было особенно сильно, Константин Великий перенес столицу в Византию; здесь он уничтожил идолов и украсил город христианскими храмами. В 337 году он принял крещение, после которого вскоре умер на 65 г. жизни. В V в. церковь причислила Константина Великого к лику святых; память его 21 мая ^
5Феодосий II – император 408-450 гг. ^
6По другим, более достоверным известиям, описываемое событие было при предшественнике Стефана св. Мемноне, память которого 16 декабря ^
7Эта чудесная история имеет весьма сильные, неопровержимые доказательства своей достоверности: современник – описатель этого события, св. Иоанн Колов (ум. ок. 422 г. или в 1-ой половине V в.) говорит о сем событии в житии Паисия Великого 19 июня; сирский писатель, православный епископ Саругенский (в Месопотамии) Иаков оставил описание этого события; оно в переводе было известно Григорию Турскому (ум. 594). Сирийцы – марониты, в VII в. отделившиеся от православной церкви, в своей службе чтут святых отроков; они находятся в эфиопском календаре и древних римских мартирологах.; история их была известна Магомету и многим арабским писателям. Пещера отроков до сих пор показывается близ Ефеса в ребрах горы Приона. Последнее известие о мощах их относится к XII веку, когда их видел наш паломник по святым местам игумен Даниил. Дальнейшая судьба честных мощей неизвестна

Святая мученица Анна Андрианопольская и с нею (II-III).
http://s52.radikal.ru/i135/0911/8d/59805c17ed12.jpg
Святой Александр многих обратил и крестил в веру Христову.  Приведенный в Адрианополь к начальнику области, он отказался принести жертву идолам, за что и был предан пытке - раздиранию ребер железными крюками. Стойкость Александра, терпеливо переносившего муки, потрясла воина Ираклия, к-рый уверовал во Христа и был обезглавлен после пыток.Святой же Александр, благодатью Божиею, был внезапно исцелен от ран. После того он обратил ко Христу четырех женщин: Анну, Елисавету, Феодотию и Гликерию, которые также предстали пред игемоном и за обличение суетности идолов были усечены мечом. После всех скончался от усечения же мечом и святой Александр и предал свою святую и блаженную душу Господу .В визант. эпоху мощи Александра и его сподвижников находились в их мартирии близ к-польского храма вмч. Георгия в Кипарисии, где и совершалась их память. Есть предположение, что этот святой епископ тождествен еп. Александру, мч. Бакканскому (пам. зап. 21 сент., 26 нояб.).

Краткое житие святых переведено на слав. язык в 1-й пол. XIV в. (по-видимому, сербами на Афоне) в составе Стишного Пролога и при служебных Минеях. На Руси получило известность с кон. XIV в. В XVI в. житие было включено под 22 окт. в ВМЧ (Иосиф, архим. Оглавление ВМЧ. Стб. 109).
(Жития святых по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского)

0

12

.......................продолжение от 4 ноября

новомученики:

Свщмчч. Серафима (Самойловича), архиеп. Угличского, и с ним Владимира Соболева, Александра Лебедева, Василия Богоявленского, Александра Андреева пресвитеров и прпмчч. Германа (Полянского) и Мины (Шелаева) архимандритов (1937).
http://i071.radikal.ru/0911/94/722492aa7530.jpgСвщмчч. Серафим, архиеп. Угличский
"Митр. Сергий отпал от Церкви, то есть своими действиями нарушил церковные каноны. Митр. Сергий не состоит более в лоне Православной Церкви. Церковь, признавшая правду за коммунизмом, не есть Церковь. Организация, купленная ценою поклонения антихристу, недостойна Церкви."

Священномученик Серафим, архиепископ Угличский (в миру Самойлович Семён Николаевич) родился 19 июля 1881 года в город Миргород Полтавской губернии.

В 1902 году Семён окончил Полтавскую Духовную Семинарию и получил место учителя Уналашкинской двухклассной школы на Аляске в Америке. В 1905 году находился на той же должности в Ситке, где и был пострижен в мантию епископом Иннокентием (Пустынским) и через месяц рукоположен в иеромонаха. В 1906 году отец Серафим — настоятель Нугекской Духовной Миссии в Северной Америке. В 1907-1908 годах он преподаёт в Ситкинской Духовной Семинарии. В Америке Владыка был сподвижником преосвященного Тихона, будущего Патриарха, который высоко ценил ревностного миссионера-аскета.

В 1908 году отец Серафим являлся помощником Владикавказского епархиального миссионера, а в 1909 году — духовником Александровской Ардонской Духовной Семинарии. В 1910 году его назначают сначала наместником Могилёвского Братского первоклассного монастыря, а затем, по желанию преосвященного Тихона, занимавшего тогда Ярославскую кафедру, переводят на должность наместника Толжского Ярославского монастыря.

Там отец Серафим пишет серьёзный труд по истории Толжской обители, приуроченный к её 600-летию. Он открывает школу пчеловодства для мальчиков-сирот, а с началом войны устраивает лазарет.

С 1915 года отец Серафим является наместником Углического Покровского монастыря. В феврале 1920 года он был хиротонисан во епископа Угличского, викария Ярославской епархии.

Владыка входил в так называемый «Параллельный Синод», существовавший с молчаливого одобрения Святейшего Патриарха Тихона в Свято-Даниловом монастыре. Он был основан священномучеником архиепископом Феодором (Поздеевским) и в него вошли видные архиереи: архиепископ Андрей (Ухтомский), епископ Арсений (Жадановский), епископ Серафим (Звездинский) и епископ Гурий (Степанов).

Причиной возникновения «Параллельного Синода» следует считать мнение его членов о том, что Патриарший Синод, находившийся под плотным контролем Г. П. У., был неэффективен и вынужден был встать на примиренческие позиции. Мыслился он как «постоянно действующее Предсоборное совещание» и главной целью его была подготовка тайного Поместного Собора, способного разрешить церковные проблемы без давления властей. Основополагающими решениями «Даниловцев» были:

1. Утверждение принципов децентрализации церковной жизни как наиболее эффективного способа сопротивления контролю большевиков над Церковью;

2. Тайные поставления архиереев и священников. Таким образом, «Параллельный Синод» явился тем закладным камнем, на котором стала утверждаться Катакомбная Церковь.

С июля 1922 года Владыка находился в Ярославской тюрьме и после освобождения, в 1924 году был возведён Святейшим Патриархом Тихоном в сан архиепископа. В 1925 году Владыка являлся временно управляющим Ярославской епархией.

Священномученик митрополит Иосиф (Петровых), будучи одним из Заместителей Патриаршего Местоблюстителя, на случай своего ареста назначил в 1925 году временных заместителей, в их числе и Владыка Серафим. В 1926 году, 16 (29) декабря после ареста священномученика митрополита Иосифа (Петровых), Владыка выпускает Послание о вступлении в должность Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Он управлял Церковью до апреля 1927 года, затем передал управление освобождённому из заключения митрополиту Сергию (Страгородскому).

Известно, что Владыку в 1927 году вызывали в Г. П. У. в Москву, где предлагали ему принять компромиссные условия легализации Церкви, указав кого назначить членами Синода. На это Святитель ответил отказом, предложив своих членов Синода и в их числе митрополита Кирилла (Смирнова). «Ведь он же сидит», — говорят чекисты. «А ведь он у вас сидит, освободите его», — отвечал Святитель. За такой ответ он был вскоре арестован.

После выхода «Декларации» митрополита Сергия, Святитель примкнул к «Ярославской оппозиции», возглавлявшейся священномучеником митрополитом Агафангелом (Преображенским, память 3 октября). С сожалением он писал в январе 1928 года о том, что «поспешно и безоговорочно» передал митрополиту Сергию заместительские права. Он умолял митрополита Сергия проявить мужество и издать другую Декларацию «во исправление первой», которая «отводит от служения Истине, а лжи Бог не помогает». Он призывает митрополита обратить взоры к старейшему иерарху митрополиту Ярославскому Агафангелу, передав ему заместительские права. В апреле 1928 года митрополитом Сергием (Страгородским) Владыка был лишён кафедры и запрещён в священнослужении. Вскоре последовал арест и затем высылка из Ярославля в Могилёв в Буйничский Свято-Духов монастырь.

В своём январском 1929 года «Послании ко всей Церкви» Святитель продолжал обличать политику митрополита Сергия в тяжком грехе «увлечения малодушных и немощных братий наших в новообновленчество», за что вскоре был вновь арестован (февраль 1929 года) и приговорён к пяти годам лагеря. Но Послание Святителя широко разошлось по всей стране и было опубликовано в Белграде.

В заключении на Соловках Владыка был на общих работах. Таская кирпичи на постройку здания, Владыка упал с лесов и переломал себе рёбра, которые неудачно срослись, что сделало его инвалидом. В марте 1932 года он был освобождён из лагеря и сослан на три года в Северный край, где возглавил тайную Церковь, ставил священников, совершал постриги. По воспоминаниям духовных чад, «он слабел телесно, но духом был твёрд. Он считал, что в эпоху гонений не должно быть централизованного Церковного Управления. Епископ должен управлять сам своей епархией.

Примерно в 1934 году Владыкой было написано ещё одно Послание, в котором митрополит Сергий (Страгородский) объявлялся запрещённым в священнослужении за свою антиканоническую деятельность, начиная с 1927 года. Для утверждения этого Послания в Архангельске состоялся «малый катакомбный собор», решения которого должны были стать основой для всех ссыльных епископов и духовенства. Существуют сведения, что Патриарший Заместитель митрополит Пётр (Полянский) писал из ссылки, что Российские Преосвященные должны сами наложить прещение на митрополита Сергия за его антиканонические деяния.

В мае 1934 года Святитель снова был арестован в Архангельске по обвинению в создании новой «контрреволюционной организации сторонников истинно-православной церкви» и приговорён к пяти годам лагерей. Заключение отбывал в Сусловском отделении «Сиблага». Владыка был расстрелян в лагере 22 октября (4 ноября н. ст.) 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

иже с ним проходят по одному делу: Владимир Соболев, Александра Лебедева, Василий Богоявленский, Александра Андреева ,Герман (Полянский) и Мина (Шелаева)
СтатьяОбвинения=ст.58-10,58-11 УК РСФСР
Приговор=высшая мера наказания - расстрел ГрупповоеДело="дело архиепископа Серафима (Самойловича). 1937г."
ПричинаСмерти=расстрел МестоСмерти=Новосибирская о., Сиблаг НКВД
(Архив УФСБ по Кемеровской обл. Д.П-9211. )

Свщмчч. Николая Ушакова, Николая Богословского пресвитеров и прпмч. Григория (Воробьева) иеромонаха (1937).

Ушаков Николай, священник, священномученик;
Место рождения Ярославль ,05.02.1876 ,Родился в семье диакона.После принятия священного сана по окончании Семинарии служил в с.Семеновском.ГодАреста=1930 ОбвинениеПриАресте="контрреволюционная деятельность".Вернувшись из тюрьмы, испытав на себе силу давления воинствующего безбожия, батюшка всю свою жизнь посвятил воспитанию и утверждению прихожан в верности Православной Церкви. О.Николай организовал в своем храме церковный хор из колхозной молодежи, стремился всех вовлечь в соборную молитву, часто устраивал молебны по деревням.Имел семью: жена, четыре сына и дочь .тройка при УНКВД по Ярославской обл. ГодОсуждения=1937 ДеньОсуждения=2 МесяцОсуждения=11
ОбвинениеПриОсуждении="проведение систематической контрреволюционной агитации среди колхозников"
СтатьяОбвинения=ст.58-10,58-11 УК РСФСР Приговор=высшая мера наказания - расстрел
ГрупповоеДело="дело к/р группы церковников. Ярославская обл., 1937г." Кроме того, батюшку о.Николая обвинили в вовлечении молодежи в церковный хор и "обработке ее в антисоветском направлении"ПричинаСмерти=расстрел МестоСмерти=Ярославская о.

(Архив УФСБ по Ярославской обл. Д.С-11347. )

Воробьев Григорий, иеромонах, преподобномученик;
http://s42.radikal.ru/i097/0911/d3/cf537cbb62b8.jpg
Святой преподобномученик Григорий родился 20 января 1883 года в деревне Починки Кашинского уезда Тверской губернии в семье крестьянина Иоанна Воробьева и его супруги Пелагеи Егоровны. Родители его считались середняками: у семьи был собственный дом, двор, сарай, рига, в хозяйстве были лошадь и корова. Григорий Иванович закончил три класса церковно-приходской школы и годичные фельдшерские курсы.

В 1909 году он поступил в Александро-Свирский монастырь, где был пострижен в монашество (по-видимому, с сохранением имени) и рукоположен в сан иеромонаха. С 1915 по 1918 годы иеромонах Григорий находился на фронте, совмещая служение армейского священника с должностью фармацевта в Красном Кресте. В 1918 году он вернулся домой, помогал родным по хозяйству. В 1919 году он был призван в Красную Армию и до августа 1921 года служил ротным фельдшером. Демобилизовавшись, вернулся к родным в деревню, работал в сельском хозяйстве. В 1923 году иеромонах Григорий вернулся к священнослужению.

С 1924 года он служил священником в церкви села Коприно Мологского района Ярославской области. Предположительно в 1931 году был возведен в сан игумена. 14 октября 1936 года он был арестован за «контрреволюционные выпады против советской власти и антиколхозную агитацию» и 28 февраля 1937 года судебным заседанием Специальной коллегии Ярославского Областного суда в здании нарсуда города Мологи приговорен по статье 58, п. 10 ч. 1 УК РСФСР к лишению свободы сроком на семь лет, считая с 14 октября 1936 года, и по статьям 31 и 32 УК РСФСР к поражению в избирательных правах сроком на пять лет.

3 марта 1937 года игумен Григорий, находясь в Ярославской областной тюрьме в городе Рыбинске, послал кассационную жалобу в Специальную Коллегию Верховного Суда и 17 марта — дополнение к ней. В своей жалобе он также отрицает мнимую вину, в том числе и в злостной неуплате налогов. Так, он описывает свои трудности: «… к председателю я пришел выяснить вопрос: 28 февраля 1933 года я получил извещение о мясоналоге на 65 кг с обязательной уплатой в 10-дневный срок. Я считал это для себя тяжелым, т. к. не имел собственного скота, земли и дома не имел, и жалоба была на то, что извещение было вручено не своевременно, т. е. было трудно приобретать скотину живую, а в забитом виде и деньгами налог не принимался, скот за деньги не продавали, и мне пришлось обменять хлеб, валенки и брюки. Совершенно другая картина получилась бы, если бы извещение было вручено раньше. На выменянный хлеб я купил скотину для выполнения этой поставки. Беседа с председателем сельсовета была уже после того, как мною налог был выплачен». Верховный Суд отклонил жалобу отца Григория. По этому делу он был реабилитирован 1 марта 1994 года.

Первоначально отец Григорий отбывал наказание в Угличском районе Ярославской области. 13 мая 1937 года он прибыл из Рыбинского этапа на двенадцатый Вольский участок Волголага. В учетной карточке указаны особые приметы: рост ниже среднего, телосложение плотное, волосы русые, глаза серые, нос обыкновенный. В лагерном деле сохранилась характеристика: «Заключенный Воробьев Г. И. в лагере с мая 1937 года. Работает санитаром, свои обязанности выполняет удовлетворительно. Поведения в быту хорошего. Дисциплинирован. В общественных мероприятиях участия не принимает. Взысканий не имеет».

Осенью 1937 года начались массовые репрессии священнослужителей. Расстреливали не только тех, кто был в это время арестован, но и тех, кто уже находился и страдал в концентрационных лагерях. Не избежал этой участи и отец Григорий. На основании ложных свидетельских показаний он был обвинен в «контрреволюционной агитации среди заключенных, высказываниях против сов. печати и колхозного строительства». Господь даровал ему силы не признать себя виновным, но приговор гонителями был уже предопределен: 28 октября 1937 года тройка при УНКВД по Ярославской области (в ведении которой находились следственные дела заключенных Волголага) приговорила преподобномученика к расстрелу. 4 ноября 1937 года, в день Казанской иконы Божией Матери, приговор был приведен в исполнение. О месте мученической смерти и захоронения святого Григория в материалах дела указаний нет, но известно, что в 1937 году происходили массовые расстрелы заключенных в лесу неподалеку от поселка Шиханы Вольского района, в овраге рядом с железной дорогой. Заключенных выводили из вагонов и тут же расстреливали, засыпая их тела в овраге. Возможно, что именно там покоятся святые мощи преподобномученика.
31 июля 1989 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года отец Григорий был по этому делу реабилитирован. 20 августа 2000 года, по завершении Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, игумен Григорий (Воробьев) был причислен к лику святых в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Богословский Николай, протоиерей, священномученик;
http://s59.radikal.ru/i165/0911/37/576eb3edb82f.jpg
СтатьяОбвинения=ст.58-2,10,11 УК РСФСР Приговор=высшая мера наказания - расстрел МестоСмерти=Карельская АССР, Петрозаводск (окрестности)
родился 3 мая 1875 года в селе Паяницы Петрозаводского уезда Олонецкой губернии в семье священника Иоанна Богословского. По окончании Казанской Духовной семинарии в 1897 году он был рукоположен во священника и служил до 1918 года, когда поступил в Казанскую Духовную Академию, которую к тому времени, несмотря на начавшиеся гонения, сумел сохранить ее ректор, епископ Анатолий (Грисюк).

В 1921 году иерей Николай окончил академию, но служить в храме стал только с 1925 года — сверхштатным священником Свято-Духовского кафедрального собора в Петрозаводске. В 1926 году иерей Николай был возведен в сан протоиерея, 30 октября 1929 года утвержден штатным священником собора. В этом же году храм закрыли, и все его духовенство перешло служить в церковь во имя великомученицы Екатерины. Здесь протоиерей Николай прослужил до 1937 года, когда было арестовано все духовенство храма. Священники обвинялись в создании контрреволюционной группы церковников. Протоиерея Николая забрали 31 августа и заключили в тюрьму в Петрозаводске.

Допросы начались сразу же после ареста и продолжались в течение двух месяцев. Только Богу ведомо, что пришлось пережить в условиях неволи и мучительств протоиерею Николаю, но он не подписал ни один из тех протоколов следствия, в которых следователь требовал признания в выдвинутых против него обвинениях в контрреволюционной деятельности. «Участником контрреволюционной организации я не являюсь и о существовании такой организации мне ничего неизвестно», — заявил протоиерей Николай. 2 ноября 1937 году тройка НКВД приговорила протоиерея Николая к расстрелу.

Протоиерей Николай Богословский был расстрелян 4 ноября 1937 г. и погребен в общей безвестной могиле в пригороде Петрозаводска.
(Журнал N 6 заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 25 марта 2004г. )

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Андрониковской иконы Божией Матери (1281-1332).
http://s58.radikal.ru/i161/0911/1d/f0979e1d6c74.jpg
Андроникова (Андрониковская) икона Божией Матери, Греческая Андроникова икона — чудотворная икона, якобы бывшая домашней святыней византийского императора Андроника III Палеолога (в честь которого и получила именование).

По преданию Андроникова икона написана евангелистом Лукой. По первому сохранившемуся документальному свидетельству об иконе, в 1347 году Андроник пожертвовал её Монемвасийскому монастырю в Морее, где она пребывала до начала XIX века. По названию монастыря икона называлась также Монемвасийской. Когда турки напали в 1821 году на Грецию и опустошили многие города, в том числе и Монемвасию, настоятель монастыря, епископ Агапий, оставив все сокровища монастыря в руках неприятелей, спас только чудотворную Андрониковскую икону и скрылся с нею в город Патрас. Пред смертью Агапий завещал эту святыню своему родственнику, русскому генеральному консулу Н. И. Влассопуло, сын и наследник которого, А. Н. Влассопуло, послал её из Афин в 1839 году с письмом на Высочайшее имя в Одессу для препровождения её в Петербург императору Николаю Павловичу.

С 1839 по 12 (ст. ст.) мая 1868 года Андрониковская икона находилась в Зимнем дворце, а с 12 мая 1868 года по 16 (ст. ст.) апреля 1877 года — в Троицком соборе, что на Петербургской стороне. В 1877 году эта икона перенесена в женский монастырь во имя Казанской Божией Матери Тверской губернии, близ города Вышний Волочок. В 1984 году икона была украдена и нынешнее её местонахождение неизвестно.

Богородица изображена оплечно, без Младенца. На шее Божией Матери с правой стороны кровоточащая рана. В нижней части иконы был приделан футляр, в котором хранился нож дамасской стали с костяной рукоятью, которым турок-икононенавистник нанёс удар иконе, после чего и появилась кровоточащая рана. К иконе прилагался также вышитый византийский герб (двуглавый орёл), подтверждающий императорское происхождение образа. Размер иконы около 25x35 см.

Владычице Преблагословенная ,моли Бога о нас грешных!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Щит веры
"А паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого"
(Ефес. 6, 16)
Много врагов у нас в жизни. Один из главных есть мир; но против этого врага мы имеем щит веры: "Сия есть победа, победившая мир, вера наша" (1 Ин. 5, 4). Вера в Того, Кто победил мир. Мы имеем дело с раненым врагом, с миром уже побежденным.
Вера - тот ключ, который открывает нам невидимый мир, открывает нам славу Его и являет нам ее уже здесь, в этой земной хижине.
Верою можем мы видеть невидимое, ибо Господь наш и все воинство Его с нами. Смотри на невидимое, и это даст тебе силу перенести все видимые скорби. Тот же щит веры поможет тебе против всех осаждающих тебя врагов. Щит этот стоит между нами и нашею плотью, между нами и нашим горьким прошлым, между нами и гнетущим нас настоящим, и неведомым нам будущим, наконец, между нами и всеми кознями диавольскими. Им защитим мы нашу душу, им победим окончательно, если только никогда не будем выпускать его из наших слабых рук.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

13

Во славу Божию и на пользу ближнего !
5 ноября  -Память: .

Апостола Иакова, брата Господня по плоти (ок. 63)
http://i070.radikal.ru/0911/91/042b5efc9291.jpg


Святой Иаков был сыном праведного Иосифа, которому была обручена Пречистая Дева 1. От юности своей возлюбил он строгое житие: никогда не вкушал он различных брашен, не употреблял масла, но один только хлеб служил ему пищею; также никогда он не пил ни вина, ни другого какого-либо хмельного напитка, но утолял жажду водой; не посещал он и бани, – словом, отвергал все, что доставляло телу удовольствие; на теле своем он постоянно носил грубую власяницу; все ночи посвящал он молитве, забываясь сном лишь на короткое время; от частых земных поклонов кожа на коленах у него загрубела на подобие верблюжьей. Чистоту девства своего Иаков соблюдал до конца своей жизни 2.

О том, почему он называется братом Божиим, дошло до нас такое предание. Когда отец его Иосиф разделял землю между своими детьми от первой жены, он захотел дать также некоторую часть и Господу Иисусу Христу, родившемуся от Пречистой Девы, обрученной Иосифу; все сыновья Иосифа воспротивились сему желанию их отца; один лишь Иаков принял Иисуса Христа (тогда еще малого отрока) в совместное владение своею частью, почему и стал называться братом Господним. Название сие было дано Иакову также и по следующему случаю. Когда Господь наш Иисус Христос воплотился, и Пречистая Дева Богородица бежала с Ним в Египет, тогда и Иаков бежал вместе с ними, сопутствуя Пречистой Богородице и святому Иосифу, отцу своему.

Когда Иисус Христос достиг совершеннолетнего возраста и учил народ о царствии Божием, являя себя истинным Мессиею, святой Иаков уверовал в Него и, внимая Его Божественному учению, еще сильнее воспламенился, любовью к Богу и стал вести жизнь еще более строгую и благочестивую. И Господь особенно возлюбил святого Иакова. Так, после добровольного Своего страдания и воскресения из мертвых Христос явился особо от других апостолов Иакову, брату Своему по плоти, как о сем упоминает апостол Павел, говоря:

– Потом же явися Иакову, таже апостолм всем (1Кор.18:7) 3.

Видя праведное и Богоугодное житие Иакова, все нарекли Иакова праведным, – и он причтен был к числу семидесяти апостолов. Ему была вверена новопросвещенная церковь Иерусалимская 4. Руководимый Святым Духом, Иаков первый составил и написал чин Божественной литургии, – который затем сократили, ради немощи человеческой, сначала – Василий Великий, а затем – Иоанн Златоуст 5. Пася в Иерусалиме стадо Христово, святой многих Иудеев и Еллинов своим учением обратил к Богу и наставил на правый путь. От него осталось также соборное послание к двенадцати коленам Израилевым, – источник воистину богодухновенного и душеполезного учения, коим украшается вся Церковь Христова, поучаясь вере и добрым делам 6. Все не только верующие 7, но даже и неверные относились к святому Иакову с великим уважением и почтением за его добродетельную жизнь: первосвященники, кои сами только раз в год входили во Святая Святых 8 для совершения службы, не препятствовали праведнику входить туда и молиться. Видя чистоту его непорочной жизни, они даже и имя ему изменили, а именно стали именовать его Обли или Офли 9, что значит: "ограда, утверждение людям", или же называли его праведнейшим из всех. Часто не только днем, но даже и ночью Иаков входил во Святая Святых и здесь, падая ниц, со слезами приносил Господу молитвы за весь мир. Весь народ любил Иакова, ради его святости; многие из старейшин иудейских уверовали в учение, которое он проповедовал, и все наслаждались, слушая его; много народа собиралось к нему: одни – желая услышать его поучение, другие – коснуться края его одежды. В это время архиереем Иудейским сделался Анания 10. Видя, что весь народ внимательно слушает учение Иакова, и многие обращаются ко Христу, Анания с книжниками и фарисеями, из зависти к святому, гневались на него и, затаив в сердце своем злобу, стали помышлять, как бы убить его. И сговорились они просить святого, чтобы он своим поучением отвратил людей от Христа; при этом они решили, если он не согласится сделать это, убить его.

Между тем приближался праздник Пасхи, и множество народа стекалось отовсюду в Иерусалим, чтобы там встретить сей праздник.

Фест, проконсул, избавивший апостола Павла от рук Евреев 11 и пославший его в Рим, тогда уже умер, а преемника ему еще не присылали из Рима. Воспользовавшись сим, книжники и фарисеи обратились в храме с такой просьбой к Иакову:

– Умоляем тебя, праведный человек, чтобы ты в день праздника Пасхи, на который собралось отовсюду множество народа, произнес ему поучение; убеди их, что они заблуждаются, считая Иисуса Сыном Божиим, и уговори их отказаться от ложного своего мнения. Мы все почитаем тебя, внимаем тебе, – как и весь народ; все мы твердо убеждены в том, что ты говоришь одну только истину и не взираешь на лица; так уговори же народ, чтобы он не прельщался Распятым Иисусом; молим тебя – стань на высокой кровле храма, чтобы всем можно было видеть и слышать тебя, ибо на праздник собралось – ты сам видишь – много людей, как из евреев, так и из других народов.

После сих слов они возвели его на крышу храма и громко закричали:

– О, праведник! тебе все мы должны верить. Народ сей заблуждается, последуя Распятому Иисусу; посему скажи нам по истине, что думаешь сам ты о Христе?

На сие святой ответил громким голосом:

– Что спрашиваете вы меня о Сыне Человеческом, Который добровольно потерпел страдание, был распят, погребен и на третий день воскрес из мертвых? Он ныне сидит на небесах одесную Вышняго и снова приидет на облаках небесных судить живых и мертвых.

Слыша такое свидетельство Иакова о Иисусе Христе, народ весьма возрадовался, и все в один голос воскликнули:

– Слава Богу! Осанна Сыну Давидову!

Фарисеи же и книжники сказали:

– Неосмотрительно поступили мы, позволив Иакову говорить о Иисусе, ибо народ пришел еще в большее смущение.

И вот, в злобе и ярости, они свергли с кровли храма Иакова на страх всем, чтобы не верил народ словам святого.

– И праведник прельстился, – кричали они.

Упав с крыши храма, Иаков сильно разбился; еле живой, праведник стал на колени и, подняв свои руки к небу, так молился:

– Господи! отпусти им грех сей, ибо они не ведают, что творят.

Фарисеи же стали бросать камни в святого, которые причиняли ему раны. Один человек из рода Рихавова воскликнул:

– Остановитесь, что вы делаете? праведник молится за вас, а вы побиваете его камнями.

В это время один человек с белильным вальком в руках бросился на святого и с такой силой ударил его по голове, что весь мозг вытек на землю, и в сем мучении Иаков предал дух свой Господу.

Святое тело его погребено было там же около храма, причем верующие горько оплакивали праведника. В течение 30 лет святой был епископом Иерусалимской церкви и на 66 году жизни пострадал за Христа, Коему со Отцем и Святым Духом – честь и слава во веки веков 12. Аминь.

Тропарь, глас 2:
Яко Господень ученик восприял еси, праведне, Евангелие, / яко мученик имаши еже неописанное, / дерзновение яко брат Божий, / еже молитися яко иерарх: / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 4:
Отчее единородное Бог Слово, пришедшее к нам в последняя дни, Иакове божественне: перваго тя показа иерусалимлян пастыря и учителя, и вернаго строителя таинств духовных. Темже тя вси чтим, Апостоле.
____________________________
1 Память св. праведного Иосифа, обрученника Пресвятой Девы Марии совершается 26-го декабря. Согласно с ясными свидетельствами Писания (Мф.13:55; Мрк.6:3; Гал.1:17), Церковь, вопреки мнению некоторых толкователей явно отличает святого апостола Иакова, брата Господня по плоти, от принадлежащих к лику 12 апостолов Иакова Зеведеева, память которого празднуется 30-го апреля, и Иакова Алфеева, память которого совершается 9-го октября. Иаков, брат Господень по плоти, именуется так, как сын Иосифа от первой жены. Он был родным братом апостола Иуды из лика 12-ти, отчего сей, по его имени, получил наименование Иаковлева, и Иосии из лика 70 апостолов, и известен также под именем Иакова "малого" или "меньшого" (Мрк.15:40).

2 Св. апостол Иаков от самого рождения был назореем, т. е. лицом, посвященным Богу, давшим Ему добровольно обеты строгого воздержания от всякого вина и вообще крепких напитков, от стрижения волос и пр. Обеты назорейства служили выражением чистоты и святости жизни, какая должна принадлежать всему народу Израильскому, как народу богоизбранному и потому священному.

3 Предание к сему прибавляет, что в продолжение страстей Христовых св. апостол Иаков скрывался в одной пещере, в долине Иосафатовой, дав обет не вкушать пищи, до тех пор пока Господь не воскреснет из мертвых, и что Господь, по воскресении Своем, удостоил его Своего особенного явления в сей самой пещере. Посему, впоследствии, в первые века христианства, пещера эта была обращена в храм, и теперь еще ее показывают благочестивым поклонникам.

4 По словам древних писателей, ближайших ко времени апостольскому (Климента Александрийского, Евсевия Кесарийского и др.), по вознесении Спасителя, апостолы Петр, Иаков Зеведеев и Иоанн, хотя и предпочтенные от Господа, не стали спорить о чести, но избрали св. Иакова епископом и предстоятелем Иерусалимской Церкви – матери христианских церквей, когда ему было 34 года от рождения, согласно предъизбранию его и назначению к сему служению Самим Христом.

5 Божественная литургия, составленная св. апостолом Иаковом, братом Господним, доселе совершается в Иерусалиме в день памяти сего апостола.

6 Соборное послание написано св. Иаковом около 59 года по Р. Хр. к христианам из Иудеев, живших в рассеянии, во время гонения на христиан, заставившего их удалиться из Иерусалима. Послание сие исполнено высокого учения и евангельского духа. Оно состоит из различного рода нравственных наставлений и, по общему содержанию своему, может быть названо увещанием к терпеливому перенесению страданий. За богослужением православной Церкви соборное послание апостола Иакова прочитывается все, не только в качестве рядового апостольского чтения за литургией, а и за другими молитвословиями (напр. во время елеосвящения, на молебне во время бездождия и даже за всенощным бдением, в качестве паремии).

7 Всеобщее благоговейное уважение к апостолу Иакову верующих, во главе с самими апостолами, особенно сильно выразилось на апостольском соборе, бывшем в Иерусалиме около 60 года по Р. Хр. для решения вопроса: должно ли обращающихся к Церкви из язычников принуждать к обрезанию и соблюдению ветхозаветного закона обрядового. Апостол Иаков председательствовал на сем соборе и, после долгих споров и рассуждений, после речи апостола Петра и рассказа апостолов Павла и Варнавы об успехах их проповеди среди язычников, заключил соборные рассуждения своею речью, в которой в определенных чертах предложил свое суждение поднятому вопросу, полагая "не затруднять обращающихся к Богу язычников", а написать им, чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе" (Деян.15:13-20). Это суждение всеми уважаемого праведного Иакова принято было всем собором и утверждено явным для всех изволением Св. Духа (28 ст.). Около того же времени апостол Павел, желая проверить чистоту своего учения, обратился к апостолам: Петру, Иоанну и Иакову, которых почитал столпами Церкви Христовой, поставляя первым из них Иакова (Гал.2:10), – и те признали в нем великое достоинство учителя языков. С таким глубоким уважением относился апостол Павел к св. Иакову и впоследствии. Когда перед первыми узами своими он прибыл в Иерусалим, то первым долгом счел отправиться к св. Иакову и рассказал ему, как столпу Церкви Христовой и предстоятелю старейшей Церкви Иерусалимской, о том, что сотворил Бог у язычников его служением (Деян.21:18-19).

8 "Святое Святых" представляло собою внутреннюю, самую священнейшую часть храма Иерусалимского, куда входил один лишь первосвященник, и при том только раз в год, в день очищения, поставлял свою кадильницу с фимиамом и кропил жертвенною кровью над очистилищем для очищения грехов народа. Но ковчега завета с его святынями (жезлом Аарона прозябшим, златым сосудом с манною, скрижалями закона, данными Богом чрез Моисея) в храме в это время уже не было. Здесь находился только один камень от первого храма Соломонова, а завеса, отделявшая Святое Святых от следующего отделения храма – святилища, во время крестной смерти Иисуса Христа разодралась на двое, сверху до низу.

9 По-гречески: "овлиас" – защита или оплот народа и правда.

10 Анания – первосвященник Еврейский, сын Неведея, получивший первосвященническое достоинство от Ирода Агриппы II; был упорным врагом христиан и вообще человеком дерзким, жестоким и несправедливым и принадлежал к секте саддукеев, отвергавших предания, Промысл Божий, духовность и бессмертие души, бытие ангелов, – и утопавших в чувственных наслаждениях и пороках и земных интересах. Будучи виновником смерти апостола Иакова, Анания впоследствии несправедливо судил также апостола Павла и желал погубить его (Деян.23:2,14-15;24:1-9), но за свои неправды сам испытал самую горькую участь: тем же царем Агриппою лишен первосвященства и, наконец, был убит во время восстания иудеев против Римлян.

11 Фест, по прозванию Порций, – Римский правитель Иудеи, управлявший ею не более трех лет и скончавшийся около 62 года по Р. Хр.; он заботился о восстановлении рядка в Палестине, употребляя для сего и строгость, и правосудие.

12 Мученическая кончина апостола Иакова последовала около 63 года по Р. Хр. Он скончался в престарелом возрасте. На месте кончины его и погребли; над его могилою подле храма и доселе стоит памятник. По свидетельству Оригена, церковного писателя III века, смерть Иакова праведного, случившаяся незадолго до войны Иудейской, произвела такое впечатление на Иудеев, что следовавшая за нею бедствия войны и разрушение Иерусалима почитались ими наказанием Божиим за убиение сего праведника. – В XI веке св. Феофан песнопевец, архиепископ Никейский, блаж. Георгий Никомидийский и впоследствии Византий написали многие песнопения в честь св. ап. Иакова, ныне поемые в день его памяти. Мощи св. ап. Иакова были в Константинополе при русском паломнике Антонии в 1200 году в приделе Халкопратийского храма, а глава – в храме святых апостолов. В настоящее время мощи его, по свидетельству некоторых, находятся в Риме в Церкви 12 апостолов. В Москве на Старо-Иерусалимском подворье сохраняется часть мощей его, присланная Александрийским патриархом Иерофеем в 1853 году.

Прп. Иакова Боровичского, Новгородского чудотворца (ок. 1540).
http://s45.radikal.ru/i107/0911/c7/0f09fabe6250.jpg
Нам совершенно неизвестны ни место рождения сего блаженного и праведного Иакова, ни имена его родителей 1, – все сие скрыто от нас Божиим изволением, чтобы мы знали, что Божии святые ищут не земного, но небесного отечества, не земным своим родом хвалятся, но возвышаются своим сопребыванием с небесными ликами, – не телесным, но духовным своим Отцом, Вездесущим Богом, величаются. Мы знаем, что сей досточудный чудотворец, хотя и имел плотское рождение, но жизнь вел духовную, пламенея сердцем своим к Богу и усердно работая Господу; хотя и он был в вещественном теле, однако своим невещественным умом беседовал и вместе жил со святыми ангелами; телом он обитал на земле, но умом своим, просвещенным Боговедением, он предстоял Богу, живущему на небесах; во всем постоянно он являл себя верным рабом Божиим, показывая пример терпения, смиренно перенося нужды, труды, непрестанно подвизаясь в бдении и посте. Когда окончилось странствование блаженного в сей временной, исполненной скорбей, жизни, его праведная душа, украшенная, как невеста, добродетелями, введена была ангелами Божиими в чертог Спасов, а честное тело его по христианскому обряду было положено в раку.

В области великого Новгорода протекает река Мста 2, на которой находилось тогда селение Боровичи 3. Когда настало время прославиться святому, рака, в которой почивали мощи сего угодника, плывя, повелением Божиим, на льдине против течения вышеназванной реки – это было во вторник светлой недели – пристала около бурного и шумного порога Боровицкого 4 к берегу недалеко от селения Боровичей. Жители этого селения, усомнившись, не приняли святых мощей великого угодника Божия, и крючьями, прикрепленными к веревкам, оттащили на середину реки. Но чудотворные мощи не оставили людей, оставивших их: снова они возвращаются к ним и снова пристают к тому самому месту, откуда их оттолкнули; но и тогда живущие там люди не могли заметить дивного чуда, что рака с мощами плыла против течения: они вторично ее отгоняют, и снова лишают себя Богоданного сокровища, отведя мощи обратно; не по злобе они то делали, но по невежеству, так как были грубы и непросвещены учением, поэтому и поступок этот был им прощен. Святые мощи в третий раз приплыли к берегу в том же самом месте. Тогда сам блаженный чудотворец явился во сне честным и благоговейным мужам и сказал:

– Зачем вы, верные служители Христовы, не принимаете меня? ведь я такой же христианин, как и вы; подобно вам, и я благочестно веровал во Христа во время моей земной жизни. Если вы это делаете лишь потому, что не знаете моего имени, то я открою его вам: я – Иаков, получивший имя сие в честь Иакова, брата Господня.

Мужи сии, пробудившись от сна, почувствовали в сердце своем необычайную радость от слов святого и рассказали всем о видении. И вот все жители того селения поспешно отправились на то место, откуда они дерзновенно оттолкнули святые мощи праведного Иакова и старались увидеть их; найдя их, они возвеселились, благоговейно вынесли их из воды, с честью положили на берегу в той же самой раке, а кругом обнесли деревянным срубом.

Преблагой Бог, прославляя Своего угодника, даровал святым мощам его силу творить дивные чудеса и исцелять различные недуги; видя сие, люди воздавали великое благодарение Всемилостивому Богу, Который ниспослал им такого безмездного врача; прославляли и преподобного чудотворца, исцеляющего всякую болезнь. Желая положить мощи его на более лучшем месте, они отправились к архиепископу великого Новгорода, преосвященному Феодосию, и с умилением рассказали ему о всех чудесах, бывших от раки преподобного; Феодосий в послании к первопрестольному архиерею всей России, митрополиту Макарию, описал все чудеса, о которых он слышал; получив от него в скором времени доброе наставление, Феодосий со тщанием стал расспрашивать о чудесах святого у лиц, которые получили исцеления от своих недугов. Убедившись, что все, сообщенное ему, было действительно истинно и неложно, архиепископ Феодосий послал Константина, игумена монастыря в честь Рождества Пресвятой Богородицы, вместе с священниками и диаконами в Боровицкое селение. Отсюда честные и чудотворные мощи святого праведного Иакова были с честью перенесены в новую церковь Сошествия Святого и Животворящего Духа; здесь они и были положены у южных врат церковных в 23 день месяца октября 1545-го года. В сей день и положено было праздновать ежегодно память сего блаженного чудотворца, во славу во Святых прославляемому Христу Богу во веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:
Божественною благодатию просветився, / и по смерти даруеши исцеление / притекающим к тебе, премудре Иакове: / темже и мы ныне чтим честных мощей пренесение, / веселяще вкупе души и телеса. / Тем вси вопием: / слава Давшему ти крепость! / Слава Венчавшему тя! / Слава Действующему тобою всем исцеления!

Кондак, глас 8:
Верою и любовию твое честное пренесение празднующих, блаженне, сохрани и соблюди от свякия злобы, и соблазна змиина: имаши бо дерзновение ко владыце всех Христу Богу. Егоже моли спасти императора православнаго, и люди молящыя тя, да вси вопием ти: радуйся отче Иакове, всея российския земли удобрение.
____________________
1 Есть известия только о том, что блаженный Иаков был простой, но усердный делу, судовщик и принял на себя суровое юродство; скончался же – убитый громом, около 1540 г.

2 Мста – река, вытекает из озера Мстина, в Тверской губ.; впадает в озеро Ильмень, в Новгородской губ.; длина ее 412 верст.

3 В 1770 году село Боровичи переименовано в город.

4 Порогами называется группа скал, преграждающих течение реки и образующих ряд невысоких водопадов или водоворотов.

Свт. Игнатия, патриарха Константинопольского (877-878).
http://i074.radikal.ru/0911/62/cb900ce3a585.jpg патриарх Игнатий и император Михаил посылают посольство в Команы за главой Иоанна Предтечи
Будущий патриарх был сыном византийского императора Михаила Рангави и Прокопии. В детстве он был назначен почётным командующим нового отряда императорской гвардии, Иканатоев. Но в 813 году его отец был низвергнут с престола и заключен в монастырь, а Игнатий, еще ребенком, был оскоплен по приказанию императора Льва Армянина [1]. В 14 лет он сделался монахом. Им было основано три монастыря на Принцевых островах - местом ссылки царственных особ в Восточной Римской Империи. Пробыв в монастырях 33 года, 4 июля 847 года святой императрицей Феодорой он был возведен в на престол Константинопольского патриарха как стойкий борец против иконоборчества.

В современных ему богословских спорах он стал главою строго консервативной церковной партии в Константинополе и открыто заявлял свое несочувствие к тому просветительному движению, которое господствовало еще при его предшественнике Мефодии. Популярный среди народа, он навлек на себя нерасположение высшего духовенства Византии. Патриарх Игнатий настаивал на лишении сана священнослужителей которые соучаствовали в иконоборческой политике и снял сан с архиепископа Сиракузского Асбеста, который отправился с жалобой к папе Римскому Льву IV, положив начало новому периоду трений между Римской и Констанитинопольской Церквями.

В 856 году регентсво императрицы Феодоры было упразднено императором Михаилом III, который был еще малолетним, в то время как в действительности бразды правления взял его дядя - Варда, человек неблагочестивый и порочный. Святой Патриарх увещал Варду оставить греховную жизнь и смело обличал его беззакония. Когда в 857 году Варда хотел заставить святителя постричь в монахини святую царицу Феодору, мать императора, чтобы удалить ее от управления государством, то святой патриарх Игнатий не только не согласился на это, но даже всенародно отлучил Варду от Причастия [2]. Не посмев напрямую свергнуть патриарха, Варда свалил на святителя вину за мелкий бунт и, убедив императора в правдивости обвинения, сослал Игнатия на остров Теревинф, один из Принцевых островов. По приказу Варды святителя мучили пятнадцать дней, заставляя отречься от сана, но не добились ничего.

Всё же Варда поставил в патриархи протоспафария и государственного секретаря Фотия, искусного и опытного дипломата, ученейшего человека своего времени и выдающегося богослова. В законность этого постановления была сомнительной, так как Игнатия устранили без суда, светской властью, и никак не могли принудить к отречению. В результате в Константинопольской Церкви возник раскол на «игнатиан» и «фотиан».

Спор Игнатия и Фотия был вовсе не личный: в лице Игнатия на патриарший престол взошла монашеская партия «зилотов» – крайних аскетов, консерваторов, образовавшаяся в среде православных как крайняя степень противодействия реформационным и светско-научным стремлениям иконоборчество=иконоборцев. Фотий же принадлежал к православной партии «политиков», которые высоко ценили науку, преклонялись перед военными и законодательными заслугами иконоборцев и требовали, в своей оппозиция им, не застоя, а развития в стане православных. К этой партии принадлежали патриархи Тарасий (дядя Фотия, руководитель VII Вселенского собора), Никифор и Мефодий (доставивший в 843 году второе торжество православию и окончательно примиривший его с правительством).

В 859 году собор утвердил Фотия и отлучил Игнатия за непокорство Церкви, а в 861 году состоялся ещё один собор, на этот раз с участием легатов папы Николая I Родоальда (еп. Порто) и Захарии (еп. Ананьи), который вновь утвердил Фотия. Легаты, превысив данные папой полномочия, подписали это определение.

Игнатиане не покорились, в их числе такие видные люди как св. Николай Исповедник, Студийский игумен, ученик св. Феодора. Некоторые из них бежали в Рим и изложили дело в воззвании к папе от лица Игнатия на суд собора. Обороняя свободу Церкви от светской власти, эти представители игнатиан были готовы признать римский примат в его римском толковании прямого управления над Вселенской Цековью.

В началавшейся переписке выяснилось, что Фотий и император считали спор домашним делом Патриархата и ожидали от папы формального признания совершившегося факта. Сам папа намекал, что не прочь согласиться с собором, если Риму уступят Фессалоникское викариатство, входившее некогда в Римскую церковную область. Фотий отвечал, что это дело императора, а в случае перенесения дела на суд вселенской Церкви соглашался признать за папой лишь такой же голос, как за прочими патриархами. Тогда папа Николай кассировал на соборе в Риме в 863 году решения собора 861 года, отлучил подписавших его легатов, и объявил Фотия лишенным священства и отлученным, а Игнатия – законным патриархом.

Однако Фотий не ушел с престола. В 864 (или 865) году был крещен болгарский князь Борис (Михаил): крещение совершал епископ, присланный от Фотия, восприемником был император Михаил III. Однако уже в 866 году, опасаясь, как бы церковная зависимость от Византии не перешла в политическую, князь Борис обратился в Рим с просьбой прислать ему епископов и священников. Латинские иерархи вытеснили греков, стали вводить filioque и латинские порядки, резко и несправедливо очерняя перед болгарами порядки греческие. Патриарх Фотий окружным посланием сообщил восточным патриархам о том, что делается в Болгарии, подверг латинские новшества резкой критике, особенно выдвигая незаконность искажения символа веры, и пригласил их на вселенский собор для суда над папой. В 867 году собор состоялся: латинское учение об исхождении Святого духа было объявлено ересью, а папа - низложенным, Западного императора Людовика II постановлено просить о выполнении этого решения.

Но в том же году, в ночь с 23 на 24 сентября, император Михаил был убит. Его преемник и убийца Василий I Македонянин тотчас низложил виднейших сторонников убитого и прежде всего – патриарха Фотия. 23 ноября 867 года Игнатий был возвращен на патриарший престол, а с преемником папы Николая, Адрианом II, были возобновлены сношения.

При Игнатии в 869 году в Константинополе собрался новый собор, на котором уполномоченные папы вместо суда над Фотием просто потребовали подписи под папской формулой его осуждения. Фотий был анафематствован и сослан в заточение; списки деяний собора 867 года обречены на истребление. Но собор не был полностью управляем папской волей, так как решение болгарского вопроса было предоставлено третейскому суду представителей Востока. Впоследствии Игнатий, несмотря на протесты пап, вернул Болгарию в церковную зависимость от Константинопольского престола. Собор 869 года, хотя и был очень немногочисленным, сильно уступая предъидущим фотиевским соборам [3], считается римо-католиками «VIII Вселенским».

Фотиева партия только выиграла от осуждения своего вождя на таком соборе и не думала сдаваться. Ни один епископ признавших Фотия не принял соборных определений, и сами игнатиане скоро отступились от деяний собора. Святитель Игнатий преследовал ту же линию что и его предшественник, и через несколько лет император Василий вернул Фотия ко двору и сделал его воспитателем царских детей. Патриарх Игнатий, узнав поближе своего бывшего соперника, тесно сошелся с ним и, умирая, завещал ему патриаршую кафедру. Скончался святитель Игнатий 23 октября 877 года.

Житие Игнатия было написано Давидом Никитой и уже во время второго патриаршества Фотия началось его почитание как святого. В Константинопольском Софийском соборе сохранилась мозаика с изобажением безбородого святителя Игнатия датируемая последней четвертью IX века..

Прп. Елисея Лавришевского (ок. 1250).
http://s45.radikal.ru/i107/0911/34/28ac214687b1.jpg
Память 23 октября и в Соборе Белорусских святых

Архимандрит Николай в «Историко-статистическом описании Минской епархии сообщает, что под Новогрудком «в том месте, где ныне Лавришевская приходская Успенская церковь», был мужской монастырь, основанный около 1225 года Елисеем. Святая  Лавришевская  обитель была основана, согласно церковному преданию, преподобным  Елисеем   Лавришевским  , сыном литовского князя Тройната.  Елисей  рос и воспитывался в семье богатых и влиятельных родителей, что послужило приобретению хорошего образования. Достигнув совершеннолетнего возраста, он поступил на службу при дворе великого князя Миндовга.

Промыслительным было знакомство  Елисея   Лавришевского  с преподобным Лаврентием, который стал его духовным отцом и наставником. Приняв святое крещение, он оставил высший двор и вместе с преподобным Лаврентием удалился в пустыню, где, подвизаясь в усиленном посте и молитве, основал монастырь, именуемый впоследствии Лаврой (1225 г.).

о жизни, трудах и подвигах преподобного до нашего времени сведений не сохранилось. Известно лишь, что 23 октября 1250 года он был убит бесноватым послушником. Тот, прикоснувшись к мощам святого  Елисея  , тотчас исцелился. После кончины святого его мощи были прославлены чудотворениями, большей частью помогали страждущим от беснования. Попущением Божиим во время одной из войн в XVI веке мощи преподобного  Елисея  были сокрыты в землю на территории Лавры, и после сожжения монастыря найти их не удалось. Согласно преданию, Господь откроет местонахождение святых мощей при возрождении обители.

Около 1505 года, когда татары, опустошившие околицы Новогрудка, приблизились к Лавришевскому монастырю, Господь вновь явил чудо через своего угодника: татарам показалось, что монастырский двор заполнен отборной конницей, и они в страхе бежали.

Это чудо, вероятно, послужило поводом для канонизации преподобного Елисея митрополитом Иосифом Солтаном на соборе, состоявшемся в Вильно(?) в 1514 году. Чтилась ли память святого преподобного Елисея лишь местно или было установлено общее празднование — неизвестно.

Тропарь Елисею Лавришевскому и свт. Лаврентию, затворнику Печерскому, еп. Туровскому, в Ближних пещерах

Преподобне отче наш Елиссее, / с Лаврентием чудным подвизался еси, учителю своему подражая, / земную славу и честь стопам Христа повергли есте, / темже Господь увенча вас / нетленным венцем славы Своея.

0

14

....................продолжение от 5 ноября

новомученики:

Свщмчч. Николая Агафонникова, Александра Соловьева, Николая Архангельского, Емилиана Гончарова и Созонта Решетилова пресвитеров (1937).

  Свщмчч.  Николай Агафонников
http://s39.radikal.ru/i086/0911/fc/2cda4341cb85.jpg
  Родился о. Николай 1 сентября 1876 года (по ст. ст.) в семье потомственного священника Агафонникова Владимира Яковлевича и супруги его Марии Андреевны, происходившей также из духовного сословия. В их доме царили мир и покой. Они вели примерную семейную жизнь, оба отличались добропорядочностью, трудолюбием, долготерпением, отзывчивостью ко всему живому, старались воспитать эти качества и в своем сыне.

Мать Коли обладала редкой добротой, глубокой набожностью и старалась с детства приучить его к искренней молитве, приводя в пример слова Иоанна Златоуста о том, что душа без молитвенного обращения к Богу мертва и бездыханна.

    В благодатную почву упало зернышко. Взлелеянный любовью и добротой матери, заботой и участием отца, рос колосок, постигая тайны природы, бытия, радость общения между людьми. Мальчик распахнут навстречу жизни, огромный мир широко входит в него и воспринимается безбоязненно, потому что распростерто над ним крыло Ангела-Хранителя. Еще без Писания, на основании детского мировосприятия, он влечется к Отцу Небесному, и на этом опытном чувстве зарождается его Вера.

    Он рано понял, что “...речь к Богу не языком произносится, а чувствами сердца” (Феофан Затворник), и молитва стала для него первым и главным делом жизни.

    С самого раннего детства Коля приобщился к церковной жизни при храме в своём родном селе Лекма Слободского уезда Вятской губернии. В своих воспоминаниях о. Николай пишет: “…Лет с шести я с матерью ходил на клирос и пел с нею, а с семи лет уже читал часы и даже Шестопсалмие…”.     В это же время он так серьезно и ответственно несет послушание пономаря, что прихожане удивлены смышлёности мальчика, усердию и аккуратности в исполнении своих обязанностей, внимательности, с какой помогает при богослужении.

    В начальной школе учиться мальчику было интересно и легко. В 1887 году, по ее окончании, Коля Агафонников поступает в Вятское Духовное училище, показав отличное знание церковно-славянского языка. Как и в школе, он отличается серьезным отношением к занятиям и примерным благонравием.

    В 1898 году Николай зачислен воспитанником Вятской Духовной Семинарии и одновременно становится псаломщиком Никольского Собора города Слободской Вятской губернии. Пребывая в этой должности, помимо своих прямых обязанностей, Николай читает много духовной литературы, в особенности труды святых отцов и известных подвижников, лелея мечту посвятить себя духовным подвигам на ниве пастырства, стать искренним, участливым исповедником, со всей сердечностью нести Свет людям.

    В возрасте 23 лет Николай Владимирович Агафонников женится на Нине Васильевне, урождённой Фёдоровой, и в том же 1899 году преосвященным епископом Вятским Алексием (Опоцким) рукополагается в сан священника.

    Первый приход о. Николая находился в с. Загорье Вятской губернии. Приняв на себя высокий подвиг служения Церкви Божией в чине священника, в своей пастырской деятельности он руководствовался исключительно законом любви, залечивая сердечные раны людей, облегчая их горе участием, советом, хлопотами, радуясь вместе с ними их удачам. Языком сердца, доступным для каждого, разъяснял Священное писание, как мог, старался передать всю глубину Божественного учения, учил жить по заповедям Христовым, находя самое нужное, простое и искреннее слово. Несмотря на сан, возраст прихожан и социальный статус, ко всем относился с неподдельным вниманием и заботой, и люди проникались к нему большим доверием. Он прослужил здесь приходским священником 17 лет, исполняя свою работу с примерным благодушием и величайшей кротостью. Любимый и уважаемый пастырь не только поучал и наставлял в Православной вере своих прихожан, занимался нравственным воспитанием молодежи, утверждением православных и христианских установлений, но давал советы по житейским вопросам, помогал преодолевать трудности в смутные предреволюционные годы, когда народ так нуждался в истинных радетелях и утешителях. Он помогал в приобретении предметов первой необходимости, лечил прихожан, покупая для них лекарства. Со всей полнотой любящего сердца он жил со своими пасомыми, отечески заботясь об их благе и спасении.
В 1917 году новое правительство постановило отделить Церковь от государства. И великие таинства стали совершаться скрытно: за крещение или венчание люди подвергались не только словесному осуждению, – их увольняли с работы, они становились объектом репрессий. Семья стала “ячейкой общества”, а не союзом Свыше, школы сделались тоже государственными, и Закон Божий преподавать стало негде. До сих пор мы пожинаем горькие плоды огульной агрессии государства на Церковь, проявившейся современной безнравственностью: ведь познание Истины может дать только изучение Священных книг, а духовное развитие – заботливый батюшка. Что говорить, если даже новогоднюю елку вскоре объявили “порождением поповщины” и запретили!

    К 1919 году окончательно укрепившиеся во власти большевики сразу развернули охоту на священнослужителей. Под маской обличения “тунеядцев” и “обманщиков” народа новая власть развязала себе руки для открытого террора и по отношению к христианам. Это время стало началом беспрецедентных гонений на Церковь. Публично устраивались “обличительные” диспуты между священниками и “идеологами нового времени”, имевшие целью опорочить учение Церкви и пригвоздить к “позорному столбу всех попов”; под улюлюканье толпы сбрасывались колокола; начались аресты верующих; кто-то оказался насильно выдворен из страны.

    Широко развернувшаяся идеологическая борьба против Православной Церкви достигла своей цели. Взбудораженная толпа в предвкушении благ, которые обещала новая, “народная” власть, под видом восстановления социальной справедливости грабила дома священников, нередко посягая на жизнь священнослужителей и членов их семьей, крушила иконостасы, выламывая священные лики из серебряных и золотых окладов. Осквернялись монастыри, уничтожались церковные книги. Тяжелые свинцовые тучи большевистских погромов, казалось, навсегда сокрыли чистое небо над синими куполами церквей.

    Эти смутные времена застали семью о. Николая в г. Вятке. Как истинный патриот, он не покинул свой приход,  несмотря на претерпеваемые бедствия, делал духовное дело, дело всей жизни, выдерживая натиск революции. В нем пылал дар Духа, помогающий вынести гораздо больше, чем может вытерпеть человек.

    Ревностные строители новой жизни считали, что денежные пожертвования и другие церковные доходы – от совершения богослужений и треб, составляют огромные накопления, и священники их где-то прячут. Начались ночные обыски. Опьяненные легкой наживой, прикрываясь благородными целями, под видом помощи голодающим, они искали у о. Николая золото и драгоценности. Какие несметные богатства могла скрывать семья приходского священника, состоящая из 10 человек, где работал только глава семьи? И работал не для получения каких-то материальных ценностей.

    Позднее, когда стало ясно, что духовенство в России, как и большая часть населения, еле-еле сводит концы с концами, большевики приступили к следующему этапу борьбы за “светлое будущее” – необоснованным уголовным преследованиям православных. В феврале 1923 года отец Николай был арестован в г. Вятке и препровождён в Москву на Лубянку по подозрению в контрреволюционной деятельности. Просидев в Лубянской тюрьме до июля, он был отпущен за недоказанностью улик.

    Несмотря на все сложности и опасности священнического служения при советской власти, о. Николай не оставил своего креста – не отказался от сана, не перешёл во вскормленную властью обновленческую церковь, сулившую чины, спокойствие и льготы. Перестрадавший, прошедший подвалы Лубянки, он по-прежнему на своем посту – исполняет лежащие на нем обязанности добросовестно и усердно, еще и еще раз являя высокие личные качества. Он открыт духовному наследию христианства, готов безропотно принять тернистые пути для приобретения жизненной мудрости, для закаливания духа. Его участливое, всегда ко времени, слово, словно солнечный лучик, раздвигает серую тень безысходности; от него будто бы исходит тепло весны, и мягчеет, оттаивает душа, и озаряется светом единственно верная тропка.

    Перебравшись в 1927 году поближе к своим взрослым детям в Подольский район Московской области, он служит сначала в селе Ворсино, а позже, с 1930 года, является настоятелем Покровского храма села Ерино и благочинным Подольского округа.

И здесь, на новом месте, он со всей задушевностью и терпением закладывает понятия добра, внутренней свободы и истинной любви, ведет за собой по ступеням нравственного восхождения своих “овец”, подобно пастуху, исполненному мудрости и духовного опыта. На посту благочинного ревностно следит за соблюдением церковных правил, отстаивает права Церкви, заступается за священников, чьи приходы курирует.

    Благодатный колос лишь склонялся долу под ветрами революций и бесчинств оболваненных людей, не имевших веру основой, которые строили “светлую” жизнь под лозунгом “Весь мир до основанья мы разрушим”, срывая кресты, сжигая храмы, – и вновь распрямлялся.

    Где бы ни служил отец Николай, везде его любили. Он внушал уважение своей участливостью, духовной стойкостью, высокой нравственностью и бесстрашием. Общаясь с прихожанами не только во время богослужений, но и во в небогослужебное время, он всегда оставался открытым и доступным. Именно эта способность с любовью и состраданием относиться к людям, искренне и доверительно беседовать с ними послужила поводом к его аресту 16 октября 1937 года….

    В октябре – ноябре 1937 года по инициативе Подольского районного отделения УНКВД по Московской области начались массовые аресты “антисоветского и контрреволюционного элемента” в Подольске и Подольском районе. В первую очередь в круг арестованных попали духовенство и активные верующие. Конечно, это не могло не коснуться Подольского благочинного, митрофорного протоиерея, имевшего большой авторитет среди священников и прихожан.

    Из материалов “Следственного Дела № 4320 на служителя культа Агафонникова Николая Владимировича” видно, что показания против него дают люди, пользовавшиеся его гостеприимством и вниманием. Вот некоторые характерные примеры.

    Из показаний “свидетеля”, который, по его собственному признанию, “в феврале месяце… зашёл в сторожку [при церкви] погреться”: “Агафонников, … высказывая мне свои контрреволюционные убеждения о жизни при Сов. Власти говорил следующее: “Ну, как? Всё также живёшь-маешься при Сов. Власти, до чего дожили  –  ничего нет, ни хлеба, ни денег”.

    А вот показания ещё одного “свидетеля”, так вспоминавшего о знакомстве с о. Николаем: “Когда я после службы зашёл отдохнуть в сторожку, то Агафонников пригласил меня пить чай, с этого началось знакомство”, и далее на вопрос о контрреволюционной деятельности “свидетель” отвечает, что “гр. Агафонников неоднократно высказывал свои к/р убеждения среди верующих и заявлял: “Жизнь сейчас при Сов. Власти очень тяжела,… приходится себе отказывать во всём, даже в питании. Раньше гораздо лучше всем жилось, материально всем были обеспечены, а теперь приходится всем голодать”.

    Из протокола допроса о. Николая видно, что он отвечал на вопросы следователя кратко, без конкретных фамилий. Например, на вопрос: “С кем Вы имеете общение из служителей культа в Подольском районе?”, он ответил: “Как благочинный, имею общение по службе со всеми священниками по Подольскому району, близких же отношений я ни с кем не имел”. (Из протокола допроса). О. Николай знал: даже простое упоминание имени человека в стенах НКВД могло трагически отразиться на его судьбе.

    По обвинительному заключению, подготовленному мл. лейтенантом госбезопасности Макровым и лейтенантом госбезопасности Честновым, утверждённому начальником IV отдела УГБ УНКВД МО капитаном госбезопасности Персицем, 3 ноября 1937 года заседанием тройки при Управлении НКВД СССР по МО Агафонникову Николаю Владимировичу по обвинению в контрреволюционной деятельности назначена высшая мера наказания – расстрел.

    В то время “вердикт” выносился скоро. Расследование не проводилось, в суть дела никто особенно не вникал: нужно было освобождать камеры – места для новых жертв “красного террора”.

    5 ноября 1937 года приговор приведён в исполнение: на Бутовском полигоне отец Николай был расстрелян, подобно тысячам новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви.

    Крепость Духа, дарованная свыше, усовершенствованная в ходе всей жизни, позволила ему не сломаться и достойно вынести все испытания, выпавшие на его долю. Патриот своей Родины, он всю жизнь боролся за чистоту Православия, преданно служил русской Православной Церкви. Тяжкие испытания выпали на ее долю, но она выжила, потому что у кормила стояли такие удивительные люди, как о. Николай.

   Он обрел вечный покой, явив пример мужества и долготерпения, как и его коллеги по служению, замученные в те годы по тюрьмам и лагерям. Срезанные острым серпом спелые колосья дали нам духовные хлеба безграничной Веры, беспредельной стойкости и негасимой Любви.
Обретя мученический венец, отец Николай причислен к новомученикам и исповедникам российским, молящимся перед Престолом Божиим о спасении нас, грешных.
Николай Агафонников полностью реабилитирован Прокуратурой  Московской области 21 февраля 1994 года.
Почитать память священномученика Николая следует в день его мученической кончины 5 ноября и в день Соборной памяти новомучеников и исповедников Российских – 25 января (7 февраля), если этот день совпадает с воскресным днем; если же он приходится на будни, то в ближайшее воскресение после этой даты.
(Составлено по архивным документам прихожанкой Храма Анастасией Каревой)

Священномученик Николай Архангельский родился 7 ноября 1878 года в городе Верее Московской губернии в семье священника Александра Николаевича Архангельского. В 1893 году Николай Александрович окончил Перервинское духовное училище, в 1899 году — Московскую Духовную семинарию и был назначен учителем в церковноприходскую школу.
http://s39.radikal.ru/i083/0911/38/159e710ae85f.jpg
В 1915 году Николай Александрович был рукоположен во священника к Александро-Невской церкви Аббакумовой пустыни Верейского уезда Московской губернии. В 1918 году он был назначен в храм в село Константиново Бронницкого уезда. Затем в связи с закрытием храмов служил в разных храмах Московской епархии.

В январе 1930 года власти арестовали священника по обвинению в контрреволюционной деятельности, но за недоказанностью обвинения через месяц освободили.

В 1931 году отец Николай был возведен в сан протоиерея. В 1934 году протоиерей Николай был назначен в Троицкий храм погоста Чижи Павлово-Посадского района.

6 октября 1937 года отец Николай был арестован и заключен в тюрьму в городе Ногинске.

— Следствие располагает данными, изобличающими вас в том, что вы вели систематическую антисоветскую агитацию. Виновным себя в этом признаете? — спросил следователь.

— Антисоветской агитацией не занимался. Виновным себя в этом не признаю, — ответил священник.

— По поводу обложения вас налогами вы в разговорах жаловались, что советская власть совсем хочет вас разорить, и высказывали мнение, что скоро советской власти будет конец... Подтверждаете вы эти разговоры? — спросил следователь.

— По поводу обложения я разговор имел, но в этом разговоре сказал, что налог мне выплатить трудно. С кем я вел этот разговор, не помню. Но что я в разговоре выражал мнение о скором падении советской власти, это я отрицаю и виновным себя в этом не признаю.

На этом допрос был окончен, и дело было передано на решение Тройки НКВД. 3 ноября 1937 года Тройка приговорила отца Николая к расстрелу. Протоиерей Николай Архангельский был расстрелян 5 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Священномученик Александр (Соловьев) родился 5 августа 1893 года в селе Богородском Коломенского уезда Московской губернии в семье священника Иоанна Соловьева. Окончил два класса Московской Духовной семинарии и стал служить псаломщиком в Покровской церкви села Таширово Верейского уезда Московской губернии, а затем был переведен на должность псаломщика к Преображенскому храму в селе Слепушкино того же уезда, где прослужил до июля 1916 года.
http://i011.radikal.ru/0911/f1/04ece035650a.jpg
Александр Иванович был женат на дочери священника Иннокентия Грузинова, служившего в храме в селе Рождественском Московской епархии, Зое; у них родилось пятеро детей. В 1916 году Александр Иванович был рукоположен во диакона к Ильинской церкви погоста Стребуково Московской епархии. В феврале 1919 года он был переведен служить в Покровскую церковь села Покровского Самарской епархии. 30 августа 1921 года диакон Александр был рукоположен во священника к Богородице-Казанскому храму села Королевка Мелекесского уезда Самарской губернии.

В 1924 году отец Александр был определен к Преображенскому храму села Сляднево Волоколамского района Московской области, где прослужил до мученической кончины. Для прихожан он был пастырем строгим, но справедливым. Гонения от безбожных властей и условия жизни в этом селе и в окружающих селах оказались настолько суровы, что не хватало средств на пропитание, и отец Александр с детьми вынуждены были ходить в лес собирать грибы и заготавливать ивовое корье, которое они меняли на хлеб.

В 1933–1934 годах наступило голодное время. В школе помогали только детям колхозников, а детей лишенцев, к которым относились и дети священников, не кормили. Детям колхозников, хоть в каком-то количестве, на обед кашу и картошку давали, а детям отца Александра — ничего. И, бывало, в то время, когда другие ели, они, голодные, плакали.

Зимой детей колхозников везли на санях, а детей отца Александра не допускали сесть в сани, и они брели пешком. Разве иногда кто сжалится и не испугается расплаты за милосердие, оказанное детям священника, и подвезет их до школы. После школы дети трудились, добывая хлеб. Летом они собирали белые грибы. Шляпки грибов сдавали государственным закупщикам и на полученные деньги покупали хлеб, а ножки оставляли себе и сушили, и они становилось главным их пропитанием в течение целого года. В селе было двое нищих, которые жили милостыней, и жена священника покупала у этих нищих лишние куски хлеба.

Когда хлеб появился в свободной продаже, его продавали только в Волоколамске, и за ним выстраивались огромные очереди. Дети священника еще ночью приходили к булочной и ложились спать на булыжную мостовую перед дверью и таким образом занимали очередь. Вокруг бегало множество крыс, но спящих детей они не трогали. В то время хлеба купить можно было только два килограмма, и детям приходилось дважды занимать очередь, чтобы принести хлеб для всей семьи. Купив его, они сначала ели сами и, только несколько подкрепив силы, шли с хлебом домой.

В 1936 году власти закрыли храм в селе, и на некоторое время богослужение прекратилось, но после больших хлопот отцу Александру удалось настоять на открытии храма, и в 1937 году службы в храме возобновились, что стало великой отрадой как для самого священника, так и для верующих.

Отца Александра арестовали 9 октября 1937 года в двенадцатом часу ночи. Забрали все немногие принадлежавшие ему вещи — книги, и среди них Евангелие, и серебряный крест. Когда священнику объявили, что он арестован и должен проследовать за сотрудниками НКВД, выяснилось, что обуть ему нечего, так как в семье были всего лишь одни сапоги, в которых ушел восемнадцатилетний сын священника Георгий. Когда сын вернулся, отец Александр обул сапоги и под конвоем сотрудников НКВД был уведен к ожидавшей его машине, где уже сидел один из арестованных жителей села. Дочь священника рванулась бежать вслед за отцом и закричала что было сил. Машина тут же тронулась с места, и ни дети священника — своего отца, ни прихожане — своего пастыря на земле уже не увидели. Отец Александр был заключен в тюрьму в городе Волоколамске.

После ареста священника стали вызываться свидетели. 22 октября следователь допросил председателя колхоза в селе Сляднево, который рассказал, что он давно замечал, что священник Соловьев антисоветски настроен к существующему в СССР строю. Среди колхозников ведет агитацию, направленную на срыв работы в колхозе. В 1937 году во время колхозных работ Соловьев говорил некоторым членам колхоза, чтобы они помогли храму, так как храм разрушается и требует ремонта, а также он просил оказать помощь в уплате налога и говорил при этом: «Православные, от Церкви не отшатывайтесь, Церковь еще вам поможет в деле спасения вашей души». В результате отдельные колхозники помогали ему. В момент сельскохозяйственных заготовок в 1937 году Соловьев в моем доме говорил моему старику отцу: «Налогами мучают не только меня, но и вас, колхозников. Вот, посмотрите, вы работаете, работаете — и все на налоги, а себе ничего не остается, сидите голодные, холодные». Соловьев, используя в деревне отсталые слои населения, в особенности стариков и старух, раздает им церковные книги и при этом зачитывает выдержки из них. Соловьев свои действия, направленные на срыв колхозного строительства, переносит и в соседнюю деревню Бутаково, предлагая свои услуги в качестве счетовода колхоза. Колхоз обещал его взять при условии, если он снимет с себя сан, на что Соловьев ответил: «Этого я сделать не могу. Я поставлен Богом и должен служить Богу».

23 октября следователь допросил священника.

— Следствие располагает материалами о вашей антисоветской агитации среди населения. Настаиваю на даче правильных показаний, — заявил следователь.

— Никакой антисоветской агитации я не вел и не веду, — ответил отец Александр.

— Вам зачитываются показания ряда свидетелей о вашей антисоветской деятельности. Подтверждаете вы их?

— Показания свидетелей, зачитанные мне, я слышал и таковые отрицаю, за исключением того, что я просил верующих оказать мне денежную помощь, необходимую для ремонта храма и уплаты налогов.

На этом допросы были окончены. 3 ноября 1937 года Тройка НКВД приговорила отца Александра к расстрелу. Священник Александр Соловьев был расстрелян 5 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Священномученик Емилиан (Гончаров) родился 5 августа 1882 года в селе Старо-Полтавка Саратовской губернии в семье крестьянина Антона Гончарова. Окончил в 1904 году учительскую семинарию в городе Владимире. С 1914 года Емельян Антонович исполнял послушание псаломщика. В 1921 году он был рукоположен в сан диакона и затем в сан священника. Вначале он служил в храмах Саратовской епархии. В 1932 году знакомый отцу Емельяну священник Константин Сперанский предложил ему перевестись в храм Рождества Христова в селе Рождествено Ново-Петровского района Московской области, где он сам когда-то служил и где теперь умер священник. Отец Емельян согласился и, получив благословение священноначалия, начал служить на новом месте. В 1933 году отец Емельян был награжден набедренником, в 1936 году — скуфьей.
http://s48.radikal.ru/i120/0911/b4/4a441e8c000f.jpg
7 октября 1937 года власти арестовали священника и заключили в тюрьму в городе Волоколамске. При обыске в амбаре, который ранее принадлежал церкви, а ко времени служения здесь отца Емельяна стал принадлежать школе, было найдено двадцать пять патронов к винтовке. На основании того, что священника видели заходившим в этот амбар, ему приписали хранение этих патронов и участие в контрреволюционной деятельности.

В тот же день был вызван на допрос в качестве свидетеля председатель сельсовета, который сказал: «В августе 1937 года священник, придя в сельсовет, говорил: "Почему вы мне не разрешаете ходить с иконами по домам верующих? В конституции пишут, что можно ходить, а вы не разрешаете". Тогда я ему ответил, что без справки от врача мы вам не разрешим. На эти слова Гончаров заявил: "Советская власть выпустила конституцию для обмана народа, в конституции пишут одно, а на деле делают другое"».

— Гражданин Гончаров, вы арестованы за активную контрреволюционную деятельность, которую вы вели вместе с членами контрреволюционной группы! — заявил следователь.

— Никакой контрреволюционной работы среди населения я не вел и членом контрреволюционной группы не состоял, — ответил священник.

Это был последний вопрос допроса. 3 ноября 1937 года Тройка НКВД приговорила отца Емельяна к расстрелу. 5 ноября 1937 года священник Емельян Гончаров был расстрелян и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Священномученик Созонт (Решетилов) родился 21 сентября 1894 года в селе Кочержинцы Уманского уезда Киевской губернии в семье крестьянина Федора Решетилова. По окончании церковноприходской школы он поступил послушником в монастырь, где пробыл до 1915 года, когда был призван в действующую армию. Он прослужил в ней в звании младшего унтер-офицера до 1918 года.
http://s49.radikal.ru/i124/0911/52/3f6d9c80efb7.jpg
В 1918 году Созонт Федорович женился на Екатерине Степановне Таргонской, глубоко верующей девушке из благочестивой семьи. Решив избрать служение священника, он окончил пастырские курсы и в 1921 году был рукоположен во диакона к Александро-Невскому собору в городе Умани. В декабре 1921 года диакон Созонт был рукоположен во священника к Свято-Николаевской церкви села Коряжево-Кут Бабанского уезда Киевской губернии. В 1924 году он был переведен в село Томашовка Черкасской области. В 1928 году власти арестовали его за неуплату налогов и осудили на три месяца тюремного заключения. В 1930 году церковь была властями закрыта и отец Созонт остался без прихода. В 1931 году он был назначен служить в храм села Сычовка Христиновского района Киевской области, а затем стал служить в родном селе Кочержинцы. Но здесь он пробыл недолго, причиной чего послужили усилившиеся гонения на Церковь, а также конфликт с семьей горячо им любимой сестры, которая вышла к этому времени замуж за одного из партийных руководителей района. Не раз отец Созонт беседовал о вере с мужем сестры, но, несмотря на все усилия священника, тот остался непреклонен в своем безбожии.

В 1932 году отец Созонт переехал в Московскую область и стал служить в Никольском храме в селе Мишино Зарайского района. По свидетельству всех знавших отца Созонта, он был человеком убежденным в вере и ревностным, праведной жизни пастырем.

После принятия безбожными властями решения о беспощадных гонениях на Русскую Православную Церковь сотрудники НКВД в Зарайске стали собирать лжесвидетельства против священника. Один из таких лжесвидетелей показал, будто отец Созонт публично возражал против закрытия храма и говорил: «Советская власть нас кругом ограбила. Требует заплатить непосильный налог с той целью, чтобы закрыть церковь. Православные, вы же знаете, что церковь нам нужна, в ней мы можем показать свою преданность Богу, и потому прошу вас оказать помощь в уплате налога. Советская власть под всевозможными причинами лишает нас права на отправление религиозных треб».

21 октября 1937 года около часа ночи в дом к священнику пришли три сотрудника НКВД и арестовали его. Отец Созонт встретил их спокойно, он был уже давно готов к аресту. В течение трех дней священника допрашивали в тюрьме города Зарайска. На допросах отец Созонт все выдвинутые против него обвинения в антисоветской и контрреволюционной деятельности категорически отверг. После допросов он был перевезен в тюрьму в городе Коломне.

3 ноября 1937 года Тройка НКВД приговорила отца Созонта к расстрелу. Священник Созонт Решетилов был расстрелян 5 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.
(Архив Московской Патриархии.
ГАРФ. Ф. 10035, д. 18830
.)

Прмц. Евфросиния Тимофеева(1942).
Год рождения 1883  Место рождения Смоленская губ., Гжатский у., Острицкая вол., д.Грязное ,послушница . Из крестьян, "малограмотная".После закрытия монастыря осталась жить в его здании, занималась пошивом одеял.ОбвинениеПриАресте="антисоветская агитация" .Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР Год 1931 День 3 Месяц 1 Статья ст.58-10 УК РСФСР Приговор=3 года высылки в Казахстан
Групповое дело "архивное дело N Н-6656. Москва, 1931г." Во время следствия содержалась в Бутырской тюрьме.Причина расстрел?

(ЦА ФСБ РФ. Д.Н-6656. )

0

15

....................................продолжение от 5 ноября

Свщмч. Владимира Амбарцумова (1937).
http://i074.radikal.ru/0911/c3/090b6baf580b.jpg
Священномученик Владимир Амбарцумов родился 20 сентября 1892 года в Саратове. Его отец, Амбарцум Егорович, происходил из города Шемахи Бакинской губернии и был почетным гражданином этого города, одним из сподвижников основателя обучения глухонемых в России Федора Андреевича Рау. Первая жена Амбарцума Егоровича умерла при родах, оставив мужу трех малолетних детей. После ее смерти он переехал в немецкую колонию Сарепту под Царицыном в поисках воспитательницы для осиротевших младенцев. В местной кирхе ему порекомендовали благочестивую девицу из лютеранской семьи Каролину Андреевну Кноблох; она согласилась взять на себя заботы о детях Амбарцума Егоровича и со временем стала его женой. Во втором браке у него родилось еще трое детей, младшим из которых был Владимир. Детей воспитывали в лютеранской вере.

Дочь священномученика Владимира, Лидия Владимировна Каледа, пишет: «Для старшего поколения родственников отца Владимира были характерны духовные искания и активная общественно-религиозная жизнь... В роду Кноблох были миссионеры, страдавшие от иноверцев. Сама Каролина Андреевна была глубоковерующей и вышла замуж из-за сострадания к овдовевшему Амбарцуму Егорычу и его трем осиротевшим детям... Родная сестра Каролины Андреевны, Ольга, принимала активное участие в жизни Сарептской лютеранской общины, за что в середине 30-х годов высылалась в Вятку... Активная религиозная жизнь была характерна и для рода Амбарцумовых. Брат Амбарцума Егорыча, Саркиз, был видным религиозным деятелем в Армении».

В Саратове, по семейному преданию, Амбарцум Егорович содержал частную школу для глухонемых. Будучи человеком милостивым, нестяжательным (детей бедняков он учил безвозмездно) и, по-видимому, непрактичным, он не смог справиться с финансовыми трудностями и разорился. Из Саратова семья Амбарцумовых в конце 1890-х годов переехала в Москву и поселилась на Шаболовке. Владимир поступил учиться в Московское Петропавловское училище при Петропавловской лютеранской церкви, находившееся в Петроверигском переулке.

Володя был резвым и смелым мальчиком. Однажды во время ледохода он на спор перебежал по льдинам Волгу около Саратова. Другой раз на пари пролежал под проходящим поездом. Он «с ранних лет... очень любил природу, много бродил по лесам, хорошо знал пение птиц; имея прекрасный слух, умел вторить любой птице. Он их любил особенно и всегда мечтал иметь целое окно птиц. В лесу он всегда слышал пение птиц и сразу определял, какая поет, и удивлялся, что мы этого не слышим. Охотником папа никогда не был. В юности у него была собака терьер-фокс Дорон, спасенная им от мучивших его мальчишек. Дорон был очень умным псом и очень любил папу. Папа научил его всяким фокусам, в частности лазанью по деревьям за кошками... Папа был очень музыкальным, умел играть на скрипке, фисгармонии и хорошо пел. Видимо, его музыкальность способствовала изучению иностранных языков. Он знал греческий, латынь, английский и немецкий».

В училище Владимир увлекся физикой, особенно электричеством. Дочери он показывал круглую дыру под окном в доме на Шаболовке, которую некогда пробил, соорудив электрическую «пушку». Своей «сестре Наташе он часто подсовывал какие-нибудь электроды, и ее било током, он довел ее до того, что при виде какого-нибудь блестящего предмета она с криком убегала».

После окончания училища в 1911 году юноша поступил в Московский Императорский университет, где проучился полтора года. В марте 1913 года по настоянию матери он переехал в Германию, чтобы продолжить образование в Берлинском университете, считавшемся лучшим в мире по техническим наукам. В Берлине он жил у родственников Каролины Андреевны, а средства на учебу зарабатывал частными уроками.

Здесь Владимир познакомился с христианским студенческим движением, целью которого была проповедь слова Божия среди молодежи, а основной формой деятельности — изучение Евангелия в небольших кружках. Владимир Амбарцумович стал активным членом движения и, возможно, уже тогда перешел в баптизм. Позднее он говорил: «Баптизм — это первый класс, но нельзя всю жизнь ходить первачком».

Отъезд его из Берлина, как пишет дочь, «был знаменательным. Проснувшись утром, он неожиданно почувствовал, что надо срочно возвращаться в Россию. Поезд из Берлина в Россию шел, огибая город, и имел несколько остановок. Когда отец принял решение ехать на родину, поезд уже отходил от первой станции. Папа успел окончить свои дела и на последней станции сел в этот последний или предпоследний поезд из Германии в Россию накануне первой мировой войны».

Образование он продолжил на физико-математическом факультете Московского университета. В те годы в университете также существовал христианский студенческий кружок, и Владимир принял активное участие в его деятельности. В России в христианское студенческое движение входила и православная интеллигенция. В кружке он познакомился с Валентиной Георгиевной Алексеевой, на которой женился в 1916 году. «Родители решили всю свою жизнь посвятить проповеди слова Божия»,— пишет Л. В. Каледа.

Владимир Амбарцумович был талантливым физиком, и его ждала блестящая карьера, однако после окончания университета в 1917 году он оставил научную деятельность, стал зарабатывать на жизнь частными уроками и продолжал трудиться в кружке.

В 1917 году у Амбарцумовых родился сын Евгений, в 1919 году — Виктор. В конце 1919 года из-за голода в Москве семья переехала в Самару, где Владимир Амбарцумович сблизился с Владимиром Филимоновичем Марценковским ( 1970), по благословению Патриарха Тихона проводившим активную проповедническую деятельность среди учащейся молодежи. Здесь Владимир Амбарцумович организовал около десяти христианских кружков, в каждый из которых входило от десяти до пятнадцати человек. Собрания кружков вначале устраивались на частных квартирах, а затем был приобретен дом, в одной половине которого поселилась семья Амбарцумовых, а в другой проводились занятия и собрания кружков. За активную деятельность по организации молодежного христианского движения проповедник в 1920 году был арестован и перевезен в Москву. Это был его первый арест. Через пять недель его освободили из заключения с подпиской о невыезде из столицы. Жена навещала его в Москве, а после смерти в 1921 году сына Виктора переехала к нему со старшим сыном.

Восстановив связь с московским студенчеством, Владимир Амбарцумов организовал новый христианский кружок. В Кречетниковском переулке* нашли брошенный дом и силами студентов привели его в порядок. Здесь поселились Амбарцумовы и наиболее активные члены кружка и проводились занятия с молодежью по изучению Евангелия. В начале 1920-х годов христианское студенческое движение получило развитие во многих городах России. Его объединяющим центром стал Центральный комитет христианских студенческих кружков, председателем которого был избран Владимир Амбарцумович. Комитет вел организационную работу, устраивал съезды представителей кружков (последний легальный съезд проводился в 1924 году).

В 1922 году в семье Амбарцумовых родилась дочь Лидия, а 24 мая следующего года умерла от пищевого отравления Валентина Георгиевна. Перед смертью, прощаясь с мужем, она говорила: «Володенька, я умираю. Но ты не очень скорби обо мне. Я только прошу тебя: будь для детей не только отцом, но и матерью. Поручаю тебе их, и Женечку, и Лидочку, и Никиту.

Времена будут трудные. Много скорби будет. Гонения будут. Но Бог даст сил вам, и все выдержите...»

«Папа очень любил маму,— пишет Л. В. Каледа,— и часто повторял, что не знает, где кончается он и где начинается она. Очень переживая смерть супруги, папа, как мне рассказывали его друзья, внешне держался спокойно».

Похороны Валентины Георгиевны пришлись на Троицкую родительскую субботу и проходили необычайно торжественно: «Все были в белых платьях и пели песнопения. На могиле много говорили о маме, говорил и папа». Через много лет, уже будучи священником, отец Владимир исповедовал человека, который рассказал ему, что толчком, послужившим его приходу к вере, было необычное зрелище: похороны, а все одеты как на торжество, все радостные и все поют... «Это были похороны моей жены!» — сказал отец Владимир.

Незадолго до смерти Валентина Георгиевна беседовала со своей подругой о заупокойных молитвах. Обе они были баптистками и отрицали значение этих молитв. На сороковой день после кончины Валентины Георгиевны эта подруга увидела ее во сне и стала рассказывать усопшей о ее муже и детях, но та сказала: «Это не то, а вы молитесь за меня? Молитесь, молитесь, это нужно».

«После смерти мамы нас сперва хотели разобрать и взять к себе разные друзья и родственники, но, чтобы сохранить семью, нас стала воспитывать и отдала нам всю свою жизнь ее очень близкая подруга, Мария Алексеевна Жучкова, считавшая мою маму своей духовной матерью. Мария Алексеевна всегда была православной. Это был великий человек, пожертвовавший для нас своей личной жизнью и счастьем иметь своих детей, чтобы мы не остались сиротами. Для меня она стала «мамой». Вскоре после смерти мамы Женя как-то сказал Марии Алексеевне: «Я бы тоже стал вас звать мамой, но боюсь, что надо мной будут смеяться». «Мама» очень расстроилась, что Женя так скоро забыл мать, но папа ее успокоил: «Что вы хотите от ребенка, ему нужна мать». Так она стала матерью для нас обоих. Жене сказали, что, если он хочет, он может звать ее мамой. Но так как родители, то есть папа и «мама», были на «Вы», то, видимо, от этого у нас в семье к папе обращались на «ты», а к «маме» на «Вы». От нас никогда не скрывали, что мама умерла, и мы всегда, как я себя помню, ездили 24 мая на ее могилу на Ваганьковское кладбище...

О папе было предсказано, что он будет священником (священство ему предсказала блаженная Мария Ивановна (1931) из Дивеева, где первый раз он был еще до перехода в Православие), поэтому Мария Алексеевна, зная, что второженец не может быть священником, отказалась выйти за него замуж. Еще она боялась быть нам мачехой, если будут свои дети... Об этом разговор у них был только один раз. Больше отец к этому вопросу никогда не возвращался...»

После смерти жены Владимир Амбарцумович целиком посвятил себя работе в кружке и жил в основном на его средства (время от времени он находил работу, не требовавшую от него большой отдачи: в 1922—1923 годах состоял на службе в Рентгеновском институте, а в 1923—1924 годах — в Союзе коммунальников). До 1924 года христианские студенческие кружки пользовались всеми правами легальных общественных организаций, проводили публичные лекции на религиозные темы, в том числе и в Политехническом музее. В 1924 году деятельность христианского студенческого движения была запрещена советской властью, и многие его руководители были готовы подчиниться запрещению, но Владимир Амбарцумович рассудил иначе. Он считал, что в такое сложное и бурное время, какими были послереволюционные годы, христианское просвещение в России необходимо, и продолжил деятельность нелегально. Занятия проводились на частных квартирах; собирались членские взносы, организовывались съезды представителей кружков (последний состоялся летом 1928 года в Подмосковье).

Вслед за запрещением на движение обрушились репрессии, и проповедник чудом избежал ареста. Однажды он ночевал в доме Николая Евграфовича Пестова, куда с ордером на обыск и арест пришли сотрудники ОГПУ. Чекист, проводивший обыск, не знал, что перед ним председатель студенческого движения; он продержал его всю ночь и рано утром отпустил, арестовав только хозяина квартиры. Владимир Амбарцумович пошел по Москве от одних друзей к другим, но у всех в этот ранний час горел свет — шли обыски. Проходив по городу до открытия парикмахерских, он сбрил бороду и усы, постриг волосы, затем сменил обычные очки на пенсне.

После этого случая он полностью перешел на нелегальное положение — уволился с гражданской службы и не имел постоянного места жительства. «Мы в то время жили в Манихино,— вспоминает дочь,— в каком-то барском доме. «Маме» сообщили, что папа ждет ее на поляне. Она пришла туда и видит, что там сидит какой-то совсем чужой человек, с большим трудом она узнала в нем папу... Ночевал в это время он у друзей, иногда снимал на короткое время какую-нибудь комнату. Нередко бывало, что, войдя в какой-нибудь дом, при выходе он одевал другую одежду, чтобы быть менее узнаваемым... А мы в это время молились об отце: «Господи, дай, чтобы папа опять был с бородой».

Несмотря на опасность положения, он продолжал работу в кружке. В эти годы под его непосредственным руководством занимались Николай Овчинников (впоследствии иеросхимонах Нектарий, служивший в соборном храме Ельца), Валерий Поведский (впоследствии священник Таллиннской епархии), Василий Евдокимов (впоследствии священник Ташкентской епархии), врач Сергей Сергеевич Утешев, психиатр Дмитрий Евгеньевич Мелихов.

В середине 1920-х годов среди близких знакомых Владимира Амбарцумовича появилось много православных; тогда же он познакомился с отцом Валентином Свенцицким, оказавшим большое влияние на его духовную жизнь. В 1925 году в Никольской церкви на Ильинке отец Валентин крестил детей, а в начале следующего года и их отец принял Православие. («В Манихино «мама» нас водила в церковь, но никогда не причащала, что очень смущало священника (мы же были некрещеные). Папа, видя скорбь «мамы», решил нас крестить до своего присоединения к Православию».) Став прихожанином Никольского храма на Ильинке, Владимир Амбарцумович сразу включился в жизнь прихода, начал прислуживать и читать в церкви, принял участие в организации и осуществлении паломничеств в Дивеево и Саров. (В эти годы он жил на средства, получаемые от частных уроков по немецкому языку и общеобразовательным предметам.)

В конце 1927 года он, как ставленник протоиерея Валентина Свенцицкого, был направлен в город Глазов к епископу Ижевскому Виктору (Островидову) и 4 декабря в кафедральном Преображенском соборе рукоположен во диакона, а 11 декабря — во иерея и определен на служение к Георгиевской церкви Глазова. Через две недели отец Владимир был перемещен на службу в Московскую епархию и назначен настоятелем московского Князе-Владимирского храма в Старосадском переулке. Вторым священником в храме был отец Сергий Барделиус (впоследствии иеромонах Феодор, погиб в 30-х годах в заключении).

С этого времени началось непродолжительное открытое служение Церкви священномученика Владимира. По свидетельству прихожан Владимирского храма, он служил вдохновенно, особенно в праздники. Как писал протоиерей Глеб Каледа, бывший духовным сыном отца Владимира, «праздничные богослужения его были благоговейным восторгом, который охватывал весь храм». Проповедовал он «живо и доходчиво»; особенно большое влияние оказывал на молодежь и подростков; «как пастырь он, казалось, был создан прежде всего для них».

В 1928 году отец Владимир разошелся с отцом Валентином Свенцицким из-за крайних неповиновенческих взглядов последнего и перешел под духовное руководство архимандрита Георгия (Лаврова). Декларация от 29 июля 1927 года митрополита Сергия (Страгородского) вызвала резкий протест у отца Валентина; после ее выхода он почти до самой своей кончины не признавал духовной власти митрополита Сергия. Отец Георгий, напротив, убеждал своих духовных чад не вносить новых разделений в Церковь, и без того бедствующую, и остался на стороне Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. В мае 1928 года отец Георгий был арестован и после вынесения приговора выслан в Казахстан, в поселок Кара-Тюбе.

В эти годы отец Владимир был близок с епископом, впоследствии митрополитом, Мануилом (Лемешевским, 1968), который часто служил в храме Святого князя Владимира; с отцом Сергием Мечевым (расстрелян в 1941 году; с Сергеем Алексеевичем Никитиным, впоследствии епископом Калужским и Боровским Стефаном ( 1963). Летом 1928 года по просьбе священника Василия Надеждина, с которым у него также сложились близкие отношения, он временно служил в храме во имя Святителя Николая у Соломенной Сторожки. Отец Василий после продолжительной болезни уехал лечиться на кумыс, доверив отцу Владимиру своих духовных чад. Тот в короткое время расположил к себе прихожан Никольского храма своей деликатностью и полным отсутствием желания «завоевать» их сердца, принадлежавшие другому пастырю.

В 1929 году Князе-Владимирский храм был закрыт. Оставшись без места, отец Владимир с сыном пытался проехать к отцу Георгию в Кара-Тюбе, но из-за голода и болезни сына был вынужден вернуться в Москву. Дочь вспоминает, что при отъезде отца она «так плакала, что папа полдороги, к недоумению Жени, не мог прийти в себя». Когда же они вернулись, она радовалась и говорила, что Господь услышал ее молитвы и вернул папу.

В октябре отца Василия Надеждина арестовали и сослали в Кемский концлагерь, и 19 февраля 1930 года он скончался в Кеми, перед кончиной написав письмо своим духовным детям и отцу Владимиру, прося его возглавить осиротевший приход. Отец Владимир откликнулся на эту просьбу и стал настоятелем храма Святителя Николая у Соломенной Сторожки; вместе с ним служил отец Михаил Шик, впоследствии принявший мученическую кончину в Бутове 27 сентября 1937 года.

Община Никольского храма, созданная в 1920-е годы отцом Василием, была известной в Москве. Храм посещало много молодежи; прихожане, в основном жители поселка при Сельскохозяйственной академии, занимались преимущественно наукой. Когда после революции запретили преподавание Закона Божия в школах, группа профессоров академии обратилась к отцу Василию с просьбой организовать религиозно-нравственное воспитание их детей. Батюшка часто проповедовал, не жалея сил для того, чтобы уберечь свою паству от соблазнов безбожного времени. Он создал прекрасный молодежный хор, устраивал беседы об основах православного вероучения, посещал с молодежью концерты классической музыки, разбирал литературные произведения.

Отец Владимир сумел сохранить и укрепить никольскую общину. Его службы и проповеди собирали полный храм. Прихожанам запомнились беседы на темы апостольских посланий и Евангелия; они были содержательными и поучительными, но более рациональными, чем проповеди отца Василия. Со свойственной ему ревностью священномученик Владимир заботился о благолепии храма, уделял много внимания церковному хору. Обладая прекрасным музыкальным слухом и красивым голосом, он хорошо знал и любил богослужебное пение и часто обсуждал с регентом предстоящие службы, выбирая соответствующие песнопения. Он считал, что в храме ничто не должно отвлекать внимание от молитвы. Как-то он сказал регенту правого хора Ольге Павловне Шпор: «Выхожу на амвон, смотрю на ваш хор — цветник, а не церковный клирос: платочки и шапочки всех видов, цветов и узоров». После этого девушки-певчие стали надевать черные платки, и хор внешне воспринимался как единое целое.

Священномученик Владимир «был высокого роста с черными длинными волосами, всегда с бородой, и в молодости тоже». Он обладал твердым, не терпящим компромиссов характером и в то же время был очень миролюбив и не переносил ссор. С каждым человеком, за очень редким исключением, он разговаривал как с самым важным и дорогим. Он запечатлелся в памяти духовных детей как очень цельная личность; окружающих всегда поражал сосредоточенный взгляд его темно-карих глаз; трудно было представить у него хаотическое блуждание мыслей, как это бывает у большинства людей. Он мог сосредоточенно молиться среди шума и суеты; его близкие, у которых он нередко жил, вспоминают, как он подолгу молился, стоя в углу комнаты, в которой жизнь шла своим чередом: кто-то разговаривал, ел, спал и т. д. «Вспоминая его,— писал протоиерей Глеб Каледа,— стыдно оправдываться и слушать оправдания других, что не было условий для молитвы».

Весной 1931 года благочинный предложил духовенству следовать формуле поминовения властей, введенной Временным Патриаршим Священным Синодом при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя митрополите Сергии, и определить свое отношение к июльской Декларации 1927 года. В случае несогласия предлагалось уволиться на покой, чтобы не подпасть под запрещение в священнослужении. Отец Владимир признавал иерархическую власть митрополита Сергия, но сомневался в каноничности его местоблюстительства, хотя и не решался его отрицать, поэтому он принял решение выйти за штат и в сентябре 1931 года поступил на службу в Научно-исследовательский институт птицеводства заведующим группой измерительных процессов.

Находясь на гражданской службе, он продолжал активную духовно-религиозную работу: руководил своими духовными детьми, совершал службы в домах наиболее близких из них, исповедовал, занимался с молодежью. Не имея возможности часто встречаться с духовными детьми, он прикреплял духовно неопытных чад к духовно и жизненно зрелым.

Сам испытав тяготы лишенства, отец Владимир разыскивал семьи репрессированных и организовывал им постоянную материальную помощь. В то время он имел неплохой заработок, значительную часть которого отдавал неимущим, ограничивая потребности своих собственных детей, оставляя самый минимум и не допуская никакого излишества.

«Помню, у меня были туфли,— пишет Л. В. Каледа,— а кто-то подарил мне синие резиновые тапочки, папа их у меня отобрал и отдал нуждающейся семье». Своих духовных детей, имеющих достаток, он благословлял помогать семьям лишенцев, требуя, чтобы помощь поступала регулярно в договоренном объеме и в четко определенный срок.

Среди семей, которым помогали отец Владимир и его духовные дети, были семьи отца Василия Надеждина; отца Михаила Соловьева, впоследствии архиепископа Тихвинского Мелитона ( 1986); отца Сергия Сидорова, принявшего мученическую кончину в Бутове 27 сентября 1937 года, и др. Дочь вспоминает, как в начале 30-х годов они с отцом ходили по Сергиеву Посаду и искали семью отца Владимира Медведюка, «с которым папа, видимо, был достаточно хорошо знаком, так как они одно время служили в соседних храмах».

5 апреля 1932 года отец Владимир был арестован органами ОГПУ как «активный участник Всесоюзной контрреволюционно-монархической организации «Истинно Православная Церковь». На допросе он дал следующие показания: «...Формулу, введенную Сергиевским Синодом, о поминовении властей я считал для себя неприемлемой (как новшество) и поэтому ее не употреблял. Это, в частности, было одним из мотивов моего ухода от священнической деятельности. Как верующий человек я, естественно, не могу разделять политики соввласти по религиозному вопросу... Фамилии своих знакомых предпочитаю не называть, дабы не навлечь на них неприятностей... Ведя организованную работу среди молодежи, я ставил перед собой задачу удовлетворения их личных запросов, в духе христианского понимания жизни. Это были частью из числа прихожан церкви Соломенной Сторожки, частью — не прихожане. Организованной эту работу понимать следует в том смысле, что отношения эти были результатом личного доверия, дружбы. Постепенно эти люди от меня отошли — в силу моей загруженности и намерения оставить эту деятельность. По социальному признаку это были, главным образом, советские служащие, преимущественно женщины. Повторяю, что назвать персонально этих людей я отказываюсь по моральным и религиозным причинам...»

В обвинительном заключении, составленном в июне 1932 года, ему инкриминировалась «контрреволюционная работа среди молодежи». Фактически же арест был связан с непризнанием декларации митрополита Сергия. По этому делу было арестовано более ста человек духовенства и мирян, не поминающих митрополита Сергия, в том числе и большая группа прихожан Соломенной Сторожки.

Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР 7 июля 1932 года священномученик Владимир был приговорен к высылке в Северный край сроком на три года, но затем было постановлено приговор считать условным и обвиняемого «из-под стражи освободить», о чем ходатайствовало руководство Академии наук, где он в то время работал.

После освобождения отец Владимир продолжал работать научным сотрудником в ряде научно-исследовательских организаций, занимался разработкой и конструированием различных приборов и установок, имел авторские свидетельства на изобретения. «Помню, он что-то паяет, а потом ходит дует куда-то в трубку. Так он сделал мне маленькую железную чернильницу «невыливайку», так как в школе не было чернил и мы носили их из дома в пузырьках или стеклянных чернильницах и, кувыркая их, вечно обливались чернилами. Вместе с владыкой Мануилом он увлекался инкубаторами и курами. У меня с Женей были свои куры, для которых папа сделал специальный курятник из фанеры с гнездами и специальной поилкой из перевернутой бутылки».

До зимы 1934—1935 годов отец Владимир не имел возможности жить со своими детьми, которых очень любил. Дети с Марией Алексеевной жили в Подмосковье, снимая комнаты то в одном, то в другом месте, а отец Владимир скитался из квартиры в квартиру по своим московским друзьям. Иногда, войдя в чей-нибудь дом, он видел, что там и так много народа, и уходил, ища пристанища на ночь в другом месте. Соскучившись по семье, он ехал ее навещать, говоря: «Я поехал в Лидино» — так по имени дочери он называл места, где жили дети.

«Когда папа священствовал,— вспоминает Лидия Владимировна,— то мы были лишенцами, не получали карточек и не могли поступать в институт. Папа привозил продукты из Москвы, то, что нам собирали на приходе — собирали, урывая от себя». Когда дети подросли, он старался приезжать регулярно, хотя бы раз в неделю, занимаясь их воспитанием и образованием. «Помню, мы с Женей «делили папу» по часам, и иногда когда Женино время кончалось и он не отходил от папы, говоря: «О чем тебе с Лидой говорить, только о куклах», а я плакала».

Отец Владимир читал с детьми Слово Божие, с каждым отдельно. Кроме того, он учил дочь обиходному пению, а с больным сыном, не имевшим возможности посещать школу, занимался физикой и математикой. Полученных в это время знаний Евгению было достаточно, чтобы, когда он стал студентом-филологом, подрабатывать себе на жизнь репетиторством по физике и математике.

В 1933 году повсеместно проводилась паспортизация, и отцу Владимиру для получения паспорта пришлось уехать на год в город Россошь. В 1934 году он возвратился в Москву и устроился на работу в Институт климатологии в поселке Кучино. Здесь он снял две комнаты, в которых поселился вместе с детьми и Марией Алексеевной; затем им представилась возможность переехать в Никольское — ближе к Москве.

«Эти годы были для меня самыми счастливыми,— пишет Л. В. Каледа,— папа жил всегда с нами. Наконец пришла возможность привести нашу фисгармонию, и папа с наслаждением играет на ней и поет духовные и церковные песнопения, «песни Сиона» — песни и гимны студенческого кружка: «Непобедимое дано нам знамя, среди гонений его вознесем, Бог нас в любовь приобрел Себе вечно, и нам победу дает Христос»...

Папа, сам будучи с рождения не православным, очень всегда просил «маму» держать православный быт в доме. Все церковные праздники у нас отмечались, конечно, хождением в церковь, а также праздничным столом, на который «мама» была мастерицей, несмотря на скудость продуктов...

В церковь мы ходили в «Салтыковке». Папа обычно стоял в алтаре. В неделю Святых отцов перед Рождеством папа всегда читал Апостол и очень подчеркивал слова «ВЕРОЮ...» (Евр. 12, 36—39). И теперь в этот день я всегда почти со слезами вспоминаю своего отца, так как это чтение подходит к его жизни: «Друзии же руганием и ранами искушение прияша, еще же и узами и темницею... И сии вси поспешествовани бывше ВЕРОЮ...»

В середине тридцатых годов отец Владимир стал духовным сыном иеромонаха Данилова монастыря Павла (Троицкого), почившего в 1992 году, после долгих лет жизни в затворе. Вместе с ним у отца Павла окормлялась и вся семья.

В августе 1937 года начались массовые аресты. «Каждое мгновение мы ждали ареста папы. Вечерами и ночью мы прислушивались к каждому автомобильному сигналу». В ночь с 8 на 9 сентября сотрудники НКВД явились в дом на окраине села Николо-Архангельское, неподалеку от Москвы, где в то время в двух маленьких проходных комнатках жила семья Амбарцумовых. Отец Владимир с сыном спали в сарае и, услышав стук, стали переговариваться, спрятано ли облачение. Пришедшие прошли на голоса в сарай, нашли облачение и предъявили ордер на арест. Начался обыск. Следователь искал священные сосуды и антиминс. Он с радостью хватал каждую шелковую тряпочку и все спрашивал: «Где это?» (он забыл слово «антиминс»). Но по слову Церкви: «Яко одушевленному Божию Кивоту, да никакоже коснется рука скверны» — святыни остались неоскверненными. Антиминс был спрятан внутри старой фарфоровой керосиновой лампы, которая стояла на шкафу. Священные сосуды — в вещах на чердаке. Следователи стали подниматься на чердак, но, видимо, устали и вернулись с половины лестницы. Забрали много всяких бумаг, писем, книг, молитвенники, комплект облачений, наперсный серебряный крест. Хотели забрать медальон с частицей мощей святителя Николая, отложили его с другими вещами на стол, но Евгений потихоньку забрал его и спрятал*******.

«Мы собрали папе какие-то вещи и положили их в наволочку. Папа вышел из дома, мы его провожали. Когда проходили садом, я сорвала яблоко и подала папе. «Не надо»,— сказал следователь. «У вас есть дети? — оборвала его «мама».— Так дайте же детям проститься с отцом». Священномученик Владимир попросил прощения у хозяйки дома за беспокойство. Она сказала, что давно поняла, что он священник. Это была простая верующая женщина. Дети проводили отца до железнодорожной линии, дальше их не пустили. С платформы он помахал рукой и сел вместе с сопровождающими в поезд...

«Утешайтесь надеждою, в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны»,— было написано на пасхальном яичке, присланном отцом Павлом (Троицким) Лидии Амбарцумовой на Пасху 1938 года.

Отец Владимир был заключен в Бутырскую тюрьму. Допрашивали его 20 и 21 сентября и 12 октября 1937 года:
«— В каких контрреволюционных организациях, когда и где вы вообще состояли?
— Я никогда ни в каких контрреволюционных организациях и группах не состоял.
— А чем вы тогда объясняете арест членов христианского студенческого кружка, фактически занявшегося контрреволюционной деятельностью?
— Прежде всего, я глубоко убежден, что советская власть религиозных людей не понимала и не понимает по сие время, поэтому совершенно естественно, [что] уже тогда возникли подозрения в том, что христианский студенческий кружок, проповедовавший христианскую веру среди студенческой молодежи, занимается контрреволюционной деятельностью. Я этот факт категорически отвергаю, а поэтому не могу считать себя состоявшим в контрреволюционной организации.
— Назовите известных вам по 1920 году членов христианского студенческого кружка и укажите, где они находятся в настоящее время.
— Руководителями этой организации были: Марценковский Владимир Филимонович — лектор, примерно в 1921 году был выслан из пределов СССР за границу; где он находится, мне неизвестно, и связи с ним я не имею; Шереметьева Анна Сергеевна (бывшая графиня) — умерла примерно в 1933 году. Фамилий рядовых членов организации я не назову, ибо не нахожу нужным.
— Расскажите следствию, какую роль вы играли в христианском студенческом кружке в 1920 году.
— В городе Куйбышеве (бывшая Самара) я был активным руководителем организации, являясь председателем.
— Назовите круг ваших родственников и близких знакомых и укажите, где они живут, чем занимаются.
— Брат — Амбарцумов Аршак Амбарцумович, живет в городе Москве, Вспольный переулок, дом № 19, квартира 9, работает инженером Главугля; сестра — Амбарцумова Наталья Амбарцумовна, проживает в городе Москве, Владимиров проезд, дом № 6, работает учительницей глухонемых; что касается своих знакомых, то я их просто не назову, ибо не хочу компрометировать своей судьбой. Должен еще указать тетку Кноблох Ольгу Андреевну, которая выслана в Кировскую область в 1935 году из Сталинградского края, города Красноармейска, а за что — мне неизвестно...
— Следствие располагает данными, что вы у себя на квартире проводили тайные богослужения. Дайте показания по этому вопросу.
— Тайных богослужений у себя на квартире я не проводил. Начиная с 1931 года я бросил работать как священник и с тех пор богослужениями не занимаюсь вообще, хотя сана с себя не снимал — не отказывался.
— Имели ли место случаи, когда во время личного богослужения присутствовали посторонние люди?
— Таких случаев не было...
— Вы на следствии 21 сентября 1937 [года] заявили, что категорически отвергаете контрреволюционную деятельность христианского студенческого кружка в 1920 году. Чем объяснить такую уверенность и гарантию в отношении этой организации и людей ее?
— На основании принятого устава этого кружка как сама организация, так ее члены должны были быть аполитичными. Поэтому я категорически заявляю, что ни сам кружок, ни его члены контрреволюционной деятельности не могли проводить.
— Вы вчера отказались дать показания в отношении лиц, входивших в организацию в 1920 году, известных вам сейчас как по месту жительства, так и по месту работы. Следствие настаивает, чтобы вы перечислили их.
— Так как я не усматриваю в деятельности этой организации ничего контрреволюционного, то я окончательно отказываюсь называть фамилии ее членов...
— Назовите круг лиц, посещавших вашу квартиру, и расскажите о характере разговоров с ними.
— О том, что квартиру посещали мои брат и сестра, я уже говорил, а в отношении других показания давать я категорически отказываюсь. Разговоры, которые я вел, носили характер семейно-бытовой, религиозный и научный, причем должен указать, что эти разговоры не носили политического характера, и я, в частности, считаю, что политические проблемы не являются главными проблемами ни в жизни отдельных людей, ни в жизни общества...
— Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились в Шиком Михаилом Владимировичем?
— С Шиком я знаком с зимы 1928—1929 года, и с осени 1929 года я с Шиком хорошо познакомился, когда его двадцатка с моим отзывом пригласила его служить в церковь у Соломенной Сторожки священником. Я в это время замещал настоятеля церкви.
— Когда и где вы встречались последний раз с Шиком М. В.?
— Последняя моя встреча была с Шиком М. В. осенью 1934 года в Москве, я его случайно встретил на Арбате, и пошли к нему на квартиру.
— Следствие располагает данными, что вы с Шиком М. В. встречались в начале 1937 года, и требует от вас правдивого показания.
— В начале 1937 года я с Шиком М. В. не встречался.
— Зачитываю вам показания обвиняемого вашего единомышленника Шика М. В. от 3 июня 1937 [года] о том, что вы у него были два раза в городе Малоярославце в 1935—1936 годах и два раза был у вас на квартире обвиняемый Шик М. В.
— Да, я, Амбарцумов В. А., целиком подтверждаю показания Шика М. В. о том, что я был у него два раза в городе Малоярославце и он у меня был два раза на квартире в селе Никольском, встречи были у нас в 1935—1936 году.
— Почему вы скрывали от следствия встречи с Шиком М. В. в начале 1937 года?
— Встречи с Шиком М. В. в начале 1937 [года] я скрывал от следствия лишь только потому, что я боялся, что буду обвинен как участник контрреволюционной организации церковников, будучи связан с арестованным Шиком М. В.
— Цель поездок к Шику М. В. в город Малоярославец в 1935—1936 годах?
— Цель моих поездок к Шику М. В. в город Малоярославец в 1935—1936 годах — личные встречи с единомышленником и обменяться мнениями по церковным, общерелигиозным вопросам, а также и жизненным вопросам.
— Изложите содержание контрреволюционных разговоров, имевших место между вами и Шиком М. В.
— При наших встречах мы, то есть я, Амбарцумов, и Шик, обсуждали о тяжелом ненормальном положении Православной Церкви в СССР, говорили, что раз Церковь отделена от государства, то государство не должно вмешиваться в церковные дела, также говорили, [что] если Церковь не занимается политикой, то надо дать Церкви свободу действий и дальнейшего ее развития, дать возможность провозглашать свободно проповеди с целью укрепления Православной Церкви. Я говорил, что бывают случаи, когда служители культа невинно осуждаются за контрреволюционную деятельность и высылаются в концлагеря и в тюрьмы.
— Что вы говорили о новой Конституции?
— По вопросам Конституции я говорил, что хотя служители культа и получили по новой Конституции права быть избранными и избирать, но я не верю, что служители культа будут избраны в советы.
— Ваше отношение к советской власти?
— Я по своим убеждениям заявляю, что советская власть есть явление временное, как всякая власть».

Как видно из протоколов, на вопросы о знакомых, сотрудниках по Христианскому студенческому движению, близких духовных чадах и собратьях-священниках отец Владимир называл или покойных, или лиц, находящихся вне досягаемости властей, или просто отказывался отвечать; говорил он лишь о том, что и без него было известно сотрудникам НКВД.

2 ноября было составлено заключение по следственному делу; отец Владимир обвинялся в том, что он был «активным участником и организатором контрреволюционной нелегальной монархической организации церковников — последователей «ИПЦ», среди своих единомышленников проводил большую контрреволюционную работу, направленную к свержению соввласти и реставрации монархического строя в СССР, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 58, п. 10 и 11 УК РСФСР».

Следственное дело было направлено на рассмотрение тройки при УНКВД СССР по Московской области, которая 3 ноября 1937 года постановила «Амбарцумова Владимира Амбарцумовича расстрелять».

5 ноября священномученик Владимир был расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой. На запросы родных отвечали: осужден на 10 лет без права переписки. В начале 1956 года сын отца Владимира, уже ставший в это время священником, подал в Прокуратуру заявление с просьбой предоставить сведения о судьбе отца. В полученном ответе говорилось, что отец Владимир умер 21 декабря 1942 года в лагере от заболевания почек. Дата эта родными не была воспринята как день смерти, и о ней не вспоминали. Отпевание решено было совершить 24 мая, в день памяти Валентины Георгиевны Амбарцумовой. По воспоминаниям дочери, «отпевали папу в доме отца Евгения в Шувалове. Отпевание совершало четверо священнослужителей, хорошо его знавших — отец Михаил Соловьев... отец Петр Гнедич... отец Евгений... и еще один иеромонах. Еще кроме того, были... старые друзья моих родителей — Анна Никандровна Сарапульцева и Авенир Петрович, и вся семья Амбарцумовых...» Земля была захоронена на Ваганьковском кладбище в Москве в могилу Валентины Георгиевны.

«Память о твоем папе у меня глубоко в сердце: при жизни он был для меня одним из самых близких по духу и дорогих для души людей, а теперь он сияет мне из Вечности, как сияют многие из великих христиан трех первых веков нашей эры... Тогда семьи подобных твоему папе считали себя счастливыми, имея близких покровителей в Царстве Небесном»,— писал в то время Н. Е. Пестов. «Твой папа был для меня большим другом. В жизни мы встречались с ним на очень «узких дорожках», да таких опасных, что только в «сказке сказать». Я рада, что мне удалось ему много помогать и во многом. Он у нас почти жил, наш дом был ему родным, и наши скорби и радости были общими. Я знаю, что он меня там встретит»,— писала его жена Зоя Вениаминовна Пестова.

Чтобы узнать подлинные обстоятельства кончины священномученика Владимира, его дети и внуки в течение многих лет молились святому великомученику Артемию, помогающему отыскивать пропавших (память 20 октября/2 ноября). Весной 1989 года родственники подали заявление в Прокуратуру с просьбой выдать копию свидетельства о реабилитации и в августе получили справку, в которой говорилось, что постановление тройки от 3 ноября 1937 года аннулировано «из-за недоказанности преступления». В управление КГБ был подан запрос о причине и месте смерти.

1 ноября, накануне дня памяти святого великомученика Артемия, Лидия Владимировна читала его житие и молилась; ночь со 2 на 3 ноября прошла почти без сна. Наутро семья узнала, что отец Владимир принял мученическую кончину: 3 ноября один из его внуков был приглашен в КГБ, где ему сообщили, что именно в этот день, 3 ноября, в 1937 году постановлением тройки отец Владимир был приговорен к расстрелу и 5 ноября того же года расстрелян. По одному делу с ним были осуждены и расстреляны Владимир Алексеевич Комаровский, художник-иконописец, и Сергей Михайлович Ильин.

5 ноября 1989 года, через 52 года после расстрела священномученика Владимира, отец Глеб Каледа отслужил по нему заупокойную литургию. На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года священномученик протоиерей Владимир Амбарцумов был прославлен в лике святых.

В семье Амбарцумовых мечтали, что у них будет двенадцать детей — двенадцать проповедников Слова Божия. Господь исполнил эти чаяния в следующих поколениях: сейчас в роду Амбарцумовых-Каледа (Лидия Амбарцумова стала женой протоиерея Глеба Каледы) двенадцать священников: священномученик Владимир; его сын отец Евгений; пятеро внуков — два сына матушки Лидии и отца Глеба (один из них настоятель храма во имя Новомучеников Российских на Бутовском полигоне, где покоятся мощи его деда) и три сына отца Евгения; правнук и четыре зятя.

Младшая дочь матушки Лидии и отца Глеба, принявшая монашеский постриг с именем Иулиания,— игумения Зачатьевского женского монастыря в Москве. Кроме того, в роду три дьякона и два семинариста.

Одна из внучек священномученика Владимира, Мария (матушка отца Александра Ильяшенко), с детства мечтала иметь много детей, чтобы больше было православных людей. Господь исполнил ее желание: у них с отцом Александром шесть сыновей и шесть дочерей..
http://www.pravmir.ru/article_249.html

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
(2 Кор. 5, 1-10; Лк. 7, 1-10). Какая светлая личность сотник! Как дошел он до такой веры, что превзошел ею всех израильтян, воспитанных откровением, пророчествами и чудесами? Евангелие не указывает как, а живописует только веру его и сказывает, как похвалил его Господь. Путь веры - тайный, сокровенный путь. Кто может и в себе-то самом объяснить, как слагаются в сердце убеждения веры? Лучше всего решает это св. Апостол, называя веру Божиим даром. Вера действительно Божий дар, но неверы не безответны, то, стало быть, сами виноваты, что не дается им этот дар. Нет приемника для этого дара, он и не дается, ибо нечем принять его, а в таком случае давать то же, что тратить понапрасну. Как душа делается способною приемницею дара веры, это трудно определить. В сотнике видно крайнее смирение, несмотря на то, что он был властный человек, добродетельный и разумный. Не смирением ли вообще привлекается эта великая милость, дающая веру? Очень не дивно. По крайней мере, всем ведомо то, что неверы всегда духа гордого и что вера более всего требует покорности ума под свое иго.
******************************************************************************************************************************************
Наше предназначение
"Господь сказал Аарону: пойди навстречу Моисею в пустыню"
(Исх. 4, 27)

Господь всегда знает, где найти человека, который Ему нужен. Он готовит людей незаметно для них самих для того дела, которое им предназначено в будущем. В течение восьмидесяти лет Он готовил Моисея быть вождем народа Израильского. И Аарон приготовлялся к своему назначению. Он не знал, что его ожидает, но Господь знал; он не подозревал, какое употребление найдется для его способностей, но, когда пришло время, он был готов исполнить свой долг.
Начиная жизнь, мы не знаем, к чему она предназначена; но каждый юноша одарен какими-нибудь способностями, и он должен развивать их всеми силами, чтобы быть готовым исполнить свое назначение, когда он будет нужен Господу.
Одна молодая девушка молилась ежедневно, чтобы Господь готовил ее к тому, что ожидает ее в жизни. Очень часто наши способности пропадают без пользы для других и для нас самих, потому что мы по небрежности не развили их. Мы должны бы упражняться постоянно в своем даровании. И в свое время Господь ясно укажет нам применение наших сил.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

16

Во славу Божию и на пользу ближнего !
6 ноября  -Память:

Икона Божией Матери "Всех скорбящих Радость"
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib4173.jpg

Тропарь,глас 4
К Богородице прилежно ныне притецем,/ грешнии и смиреннии, и припадем,/ в покаянии зовуще из глубины души:/ Владычице, помози, на ны милосердовавши,/ потщися, погибаем от множества прегрешений,/ не отврати Твоя рабы тщи,// Тя бо и едину надежду имамы.

Тропарь глас 4
Не умолчим никогда, Богородице,/ силы Твоя глаголати недостойнии:/ аще бо Ты не бы предстояла молящи,/ кто бы нас избавил от толиких бед,/ кто же бы сохранил доныне свободны?/ Не отступим, Владычице, от Тебе,// Твоя бо рабы спасаеши присно от всяких лютых.

Кондак глас 6
Не имамы иныя помощи,/ не имамы иныя надежды,/ разве Тебе, Владычице,/ Ты нам помози:/ на Тебе надеемся/ и Тобою хвалимся,/ Твои бо есмы раби,// да не постыдимся.

Стихира глас 2
Всех скорбящих Радосте,/ и обидимых Заступнице,/ и алчущих Питательнице,/ странных утешение,/ обуреваемых пристанище,/ больных посещение,/ немощных покрове и Заступнице,/ жезле старости,/ Мати Бога Вышняго Ты еси, Пречистая:// потщися, молимся, спастися рабом Твоим.

«Всех Скорбя́щих Ра́дость», «Всех скорбящих Радосте и обидимых Заступнице…» — наименование иконы Богородицы, почитаемой в Русской православной церкви чудотворной. Известна в различных списках. На иконе изображена Богоматерь, окружённая людьми, обуреваемыми недугами и скорбями, и ангелами, совершающими благодеяния от её имени.

Согласно преданию, образ впервые был прославлен в 1688 году в Москве в церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (Преображения) на Большой Ордынке, где, как считается, и хранится ныне. Празднование иконе совершается 24 октября по юлианскому календарю (6 ноября по григорианскому). Некоторые списки с неё имеют свои дни празднования.«Всех скорбящих Радость» — начальная строка одной из богородичных стихир. По-видимому, первой иконой с таким названием был известный только по упоминанию в документах образ, написанный в 1683 году придворным живописцем Иваном Безминым, работавшим в европейской стилистике.

Данный тип иконографии сложился на Руси в XVII веке под западноевропейским влиянием (Мадонна во славе, Мизерикордия, Ружанцова, Непорочное зачатие Девы Марии; из православных — Живоносный источник, Образ умиления и посещения в беде страждущим, слившийся со «Всех скорбящих радостью» к XVIII веку). Исследователи отмечают, что иконография «Всех скорбящих Радости» не получила «единой законченной композиционной схемы, существует во множестве вариантов».Ранние изводы XVII века первоначально не имели изображений страждущих. Они появляются только после прославления иконы в 1688 году.

Помимо изображения Богородицы, традиционно включает в себя изображения людей, обуреваемых недугами и скорбями, и ангелов, совершающих благодеяния от имени Богоматери. Богоматерь изображается в рост, стоящей в сиянии и в окружении ангелов, (с Младенцем на левой руке, но чаще без него). Вверху в облаках изображен Господь Саваоф или Троица Новозаветная. Дева Мария стоит на полумесяце (образ из иконографии апокалиптической Жены, облечённой в солнце) или на облаках. В руке Богородицы чётки (ранний вариант), свиток или хлеб.

Несмотря на то, что иконография «Всех скорбящих Радости» сложилась после церковного раскола, связанного с реформами патриарха Никона, образ пользовался популярностью у старообрядцев. Иконописцы из старообрядческих мастерских села Ветка в Белоруссии писали многочисленные списки этой иконы, в том числе и в его западном типе Мизерикордия.Икона «Всех Скорбящих Радость» впервые прославилась как чудотворная в 1688 году, в Москве, в Преображенской церкви на Ордынке. Когда и при каких обстоятельствах икона попала в этот храм, точных сведений нет. Скорей всего, это произошло в 1685 году, когда церковь была заново отстроена из камня на пожертвования Евдокии Васильевой Акинфовой. К 1688 году икона была уже настолько ветхой, что после прославления её укрепили вставками кипарисового дерева.

Чудо, прославившее икону, по преданию, заключалось в исцелении по молитве к иконе родной сестры Патриарха Московского Иоакима Евфимии Петровой Папиной. Церковная запись Преображенской церкви сообщает: «В Лето 7196 месяца Октовриа в 24-й день… в царствующем граде Москве… Бе некая вдова именем Евфимия, Петрова дщерь, по реклу Папина, Святейшего же кир Иоакима патриарха единоутробная сестра… лежаше она на одре своем еле жива сущи, продолжашебося болезнь ея годичное время, яко видетися уже ей к смерти, но и внутреннимъ являтися из боку ея».

По преданию, взывая к Богородице о избавлении от болезни, Ефимия Папина однажды во время молитвы услышала голос:
Евфимия, отчего в страдании твоём не прибегаешь ты к общей Целительнице всех?
— Где же найти мне такую Целительницу? — отвечала Евфимия, изумлённая голосом.
И был ответ:
— Есть в храме Преображения Сына Моего образ Мой, именуемый «Всех скорбящих Радость». Стоит он на левой стороне в трапезе, где обыкновенно становятся женщины. Призови к себе из этой церкви священника с этим образом, и когда он отслужит молебен с водосвятием, ты получишь исцеление.
Не забывай же тогда Моего к тебе милосердия и исповедуй его в прославление имени Моего.

Придя в себя, Евфимия узнала от родных, что действительно в храме Преображения на Ордныке есть икона «Всех скорбящих Радость», попросила принести её к себе в дом и после молебна пред нею получила исцеление. Это произошло 24 октября, и с того времени, по церковному преданию, эта икона являла множество чудесных исцелений. Эта история известна из «Сказания об иконе», написанного практически сразу после совершения чуда. Служба иконе «Всех скорбящих радость» по образцу службы иконе Божией Матери «Одигитрия» и сказание были составлены сразу после прославления образа, особый акафист написан в 1863 году профессором Московской духовной академии П. С. Казанским.Событие получило широкий отклик (так как Ефимия была родной сестрой покойного патриарха), «помимо Сказания были составлены служба и молитвы иконе, а изографы царской иконописной мастерской при Оружейной палате стали создавать с неё списки». Церковь Преображения на Ордынке стала известной в народе не как Спасо-Преображенская, а как Скорбященская — по приделу, посвящённому чудотворному образу. Согласно одной из версий, в 1711 году икону увезла из Москвы царевна Наталья , оставив вместо неё список. По другим версиям, царевна, напротив, увезла список, оставив оригинал в Москве.

При советской власти церковь была закрыта и превращена в фондохранилище Государственной Третьяковской галереи. Хранившаяся там икона, по некоторым сведениям, бесследно исчезла. Хранящаяся ныне на Ордынке икона, согласно одной из версий, является вкладом патриарха Алексия I, подарившего её храму при возобновлении службы в годы Великой Отечественной войны. Это точный список с первоначальной иконы, созданный, по-видимому, во второй половине XVIII века. По другой версии, это именно та икона, которая находилась там до закрытия храма.Около 1710—1711 года царевна Наталья Алексеевна (сестра Петра I), переезжая вместе со двором в Санкт-Петербург, вывезла икону «Всех скорбящих Радости» из церкви Преображения на Ордынке. Все справочники по богородичным иконам по этому пункту расходятся во мнениях: некоторые считают, что она увезла список, другие, что список был оставлен в Москве вместо оригинала. В любом случае, обе иконы — московская и петербургская равно почитались как чудотворные. Сообщается, что эта икона была в рядах русских войск в Прутском походе 1711 года.

Икона, привезённая царевной в Петербург, была украшена окладом и поставлена в домовой церкви Воскресения Христова при её дворце за Литейным двором на Шпалерной улице. Уже при Наталии Алексеевне икона богато украшалась — для неё изготовили серебряный оклад, украшенный фамильными драгоценностями царевен, закрепили на ней частицы реликвий и мощей святых. В 1713 году при дворце была устроена богадельня, к ней после смерти царевны в 1716 году приписали её домовой храм. Императрица Екатерина II также почитала икону и в 1768 году во время эпидемии оспы ходила к ней на богомолье перед тем как сделать прививку от этой болезни себе и наследнику Павлу Петровичу.При Екатерине II был создан также новый оклад для иконы. В 1817—1818 годах по проекту архитектора Л. Руска церковь полностью перестроили, и икону установили в особой нише справа от иконостаса.

Список иконы был выполнен на кипарисной доске размером 69,0 × 51,2 см. В 1858 году для него по рисунку Ф. Г. Солнцева изготовили из золота новый, третий по счёту оклад. На изготовление оклада ушло около 6,7 кг золота, он был богато украшен бриллиантами, сапфирами, изумрудами, рубинами, гранатами, топазами, аметистами и жемчугом. В него поместили мощи многих святых и после торжественного освящения 3 августа, совершённого митрополитом Григорием (Постниковым) возложили на икону.

В храме также находилось три копии, сделанных со списка царевны, ни одна из которых не сохранилась:
первая точно повторяла иконографию списка царевны и была украшена окладом, сделанным ещё при царевне Наталии Алексеевне. В 1847 году её без оклада передали в полоцкий Спасо-Ефросиниевский монастырь, а в храме поместили её копию работы П. М. Шамшина.
две другие имели видоизменённую иконографию с добавлением фигур страждущих и были выполнены в живописной манере. Одна (293,4 × 226,7 см) находилась на хорах и была написана в 1858 году художником Ф. А. Бронниковым. Вторая (213,5 × 124,5 см) находилась в нише на наружной стене. Она была создана в 1869 году художником И. А. Тюриным на медной доске в память пятидесятилетия перестройки храма.

Ещё позднее церковь была полностью перестроена и получила по находившейся в ней иконе имя Скорбященской церкви. В 1932 году храм был закрыт, и икона исчезла.

В петербургском соборе Спасо-Преображенском «всей артиллерии» сейчас находится икона, которая считается образом Натальи Алексеевны, но, как отмечают исследователи, это заблуждение, так как сохранилась старинная литография с изображением иконы царевны, и икона из Спасо-Преображенского собора с ним не совпадает. Возможно, это чтимый список в драгоценном окладе, который, как известно из документов, хранился рядом с иконой царевны в Скорбященской церкви. По-видимому, именно его и перенесли в собор при закрытии церкви.Всех скорбящих Радость с грошиками — список с иконы «Всех скорбящих Радость» с прилипшими к красочному слою во время пожара медными монетами (на списках с иконы монеты изображаются краской). Имеет размеры 53,5 × 35,5 см, относится к типу «Умиление и посещение в беде страждущим». По стилю живописи датируется XIX веком. В честь иконы установлено отдельное празднование — 23 июля (по юлианскому календарю), а распоряжением патриарха Алексия II от 2 апреля 1998 года указано именовать её Санкт-Петербургской иконой Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с грошиками.

По преданию, этот образ был прибит волнами к имению купцов Куракиных на Неве. Впоследствии икона перешла к купцу Матвееву, мать которого происходила из рода Куракиных, который пожертвовал её Тихвинской часовне деревни Клочки под Петербургом, находившейся вблизи Петербургского стекольного завода. Почитание иконы началось после того как 23 июля 1888 года над Петербургом и его окрестностями была сильная гроза:
Молния с силой ударила в часовню у Стеклянного завода, обожгла внутренние стены, но не коснулась образа Богоматери, несмотря на то, что другие иконы были опалены пламенем, а кружка для сбора подаяний совершенно разбита. Образ Владычицы прикреплён был в часовне в углу на шнурке. От громового удара икона спустилась на землю, причем лик Богоматери, сильно потемневший от времени и копоти, как бы просветлел и обновился. Двенадцать же медных монет из разбитой кружки каким-то образом оказались прикрепленными в разных местах к образу.

Известие о случившемся быстро распространилось по городу и на следующий день с благословения митрополита Исидора (Никольского) началось служение молебнов перед иконой. Вскоре появились сообщения о чудесных исцелениях от иконы. К первым из них относятся: 6 декабря 1890 года — 14-летнего Николая Грачева, страдавшего припадками, и 7 февраля 1891 года — 26-летней Веры Белоноговой, лишившейся голоса из-за болезни горла.

В 1893 году император Александр III молился в часовне и пожертвовал деньги и земельный участок на строительство каменного храма, который был освящён 2 августа 1898 года (авторы проекта А. И. фон Гоген и А. В. Иванов). Празднование этому чудотворному списку иконы совершается 5 августа (23 июля по юлианскому календарю). В 1930-е годы церковь на набережной Невы была снесена (сохранилась лишь часовня; проспект Обуховской Обороны, 24), и в настоящее время икона находится в церкви Пресвятой Троицы «Кулич и Пасха» (Санкт-Петербург).

Известны многочисленные списки образа Богородицы «Всех скорбящих Радость», находившиеся в различных городах России. Их иконография повторяет как московскую, так и петербургскую иконы. Им приписывают различные чудеса, послужившие причиной их местного почитания. Ниже приведён ряд наиболее известных списков, с которыми связаны самостоятельные предания.

Список иконы из Церковно-археологический кабинета Московской духовной академии (иконографический тип Мизерикордия, московская школа, 1713 год)
Решневская — получена в дар от странствующего монаха благочестивой вдовой Марией Савич, которая, получив от иконы чудесную помощь, построила ей каменный храм в селе Решнёве Кременецкого уезда Волынской губернии. В 1650 году при освящении храма по молитве матери был исцелён от паралича младенец.
Икона является копией Иверской, но местными жителями именуется «Всех скорбящих Радость». Празднование иконе совершается 7 августа (24 июля по юлианскому календарю).
В церкви больницы Киево-Печерской Лавры, поставленная туда, по преданию, основателем больницы святым князем Николаем Святошей.[11] Образ прославился многочисленными исцелениями. По преданию, сторож больницы замечал несколько раз женщину, приходившую в больницу к тяжелобольным, которые после этого выздоравливали. Однажды он увидел на стене над умирающим монахом в отблеске лунного света изображение Богоматери. Больной тоже увидел это видение и выздоровел.
В вологодской тюремной больнице, принадлежавшая, согласно позднему и недостоверному преданию, святому князю Ивану Андреевичу (в иночестве Игнатию). Икона участвовала во всех городских крестных ходах. Не позднее 1827 года икону украсили серебряным позолоченным окладом. Этот список не сохранился.
В Воронеже в Богословской церкви. По преданию, в царствование Петра I один воевода, проезжая по реке Воронеж мимо храма, отказался от предложения адъютанта поклониться иконе, сказав: «У вас всё чудотворно». Поднявшаяся буря, грозившая затопить лодку, вызвала у воеводы раскаяние и желание приложится к иконе, что и было им исполнено. Икона почиталась чудотворной, ей приписывали многочисленные исцеления и в благодарность за них украшали вотивными привесами. Ей было установлено дополнительное празднование на третий день после дня Святой Троицы.
Список из тверской кладбищенской церкви, первоначально находившийся в кафедральном соборе города. Первое сообщение об исцелении от него датируют второй половиной XVIII века. В дальнейшем исцеления списку приписывались неоднократно, и к 1776 году икона была украшена многочисленными вотивными привесами. Особо икона прославилась исцелениями в холерные 1848 и 1853 годы.[12] После эпидемии её украсили серебряным золочёным окладом.
В Тобольске находился список иконы, созданный на рубеже XVII—XVIII веков (подновлён в 1745 году). Начало почитания иконы неизвестно, но в 1752 году, когда её переносили в новый храм, на ней уже был серебряный золочёный оклад. Храмовая опись 1795 года сообщает, что на иконе было множество вотивных привесов, колец, крестов и драгоценных камней. Икона особо почиталась купцами, которые ежегодно носили её в торговые ряды для молебнов. Икона не сохранилась, по её воспроизведениям XIX века (во многих храмах Тобольска были её чтимые списки) известен её размер 71 × 53 см. Иконография относилась к типу «Умиление и посещение в беде страждущим» (Мизерикордия).
Список из скорбящинской церкви Дома милосердия в Харбине (Китай), основанного в 1920-х годах. Икона была даром сотрудницы епископа Нестора (Анисимова), и вскоре священник обнаружил обновление тёмных красок на иконе, приведшее к обновлению образа.[13] Это стало началом почитания иконы среди православных Харбина. В 1950-х годах церковь была закрыта, и вся её утварь и убранство перешли государству. Староста церкви З. Л. Тауц-Зверева смогла получить разрешение вывезти икону в Гонконг, откуда в 1965 году её перевезли в США, где поместили в синодальном соборе Русской православной церкви заграницей.

АКАФИСТ  АКАФИСТЫ !!!

0

17

Мч. Арефы и с ним 4299 мучеников (523)
Когда в греческой земле царствовал Юстин1, а в Ефиопии2 – Елезвой, цари правоверные и благочестивые, тогда в земле Омиритской3 вступил на престол беззаконный царь, по имени Дунаан, иудей по рождению и по вере, хулитель Христова имени и великий гонитель христиан. Все советники его, слуги и воины были или евреи, или язычники, покланявшиеся солнцу, луне и идолам. Он старался изгнать всех христиан из своей области и искоренить в стране Омиритской самую память о великом Христовом имени. Ревностно преследуя Церковь Божию, он мучил и убивал верных, не покорявшихся его велениям и не хотевших жить по иудейскому закону.
Услышав о том, что Дунаан воздвиг в своей стране гонение на христиан, царь Ефиопии Елезвой сильно огорчился и, собрав свои войска, пошел на него войною4; после многих битв Елезвой победил его и, сделав его своим данником, возвратился в свою землю. Спустя немного времени, Дунаан опять восстал против Елезвоя, нарушил договор с ним и, собрав свои войска, уничтожил все отряды Елезвоя, оставленные им для охраны городов, после чего еще сильнее вооружился против христиан. Он повсеместно повелел, чтобы христиане – или принимали иудейскую веру, или были избиваемы без милосердия. В царстве его уже не оставалось никого, кто дерзнул бы исповедовать Христа, и только в одном обширном и многолюдном городе Награне5 было прославляемо имя Христово. Святая вера воссияла в нем еще с того времени, когда Констанций, сын Константина Великого, посылал послов своих к Савеям, называемым ныне Омиритами6 и ведущим свой род от Хеттуры, рабыни Авраамовой. Прибыв туда, богомудрые и благочестивые послы расположили, царя этой страны к Констанцию, научили жителей ее вере в Иисуса Христа и построили, церкви. С этого времени в Награне процветало благочестие, возрастало христианское учение, увеличилось число иночествующих, устроялись монастыри, во всех сословиях сохранялось целомудрие, а верные преуспевали и совершенствовались в добродетелях. Они не дозволяли жить среди себя ни одному иноверцу: ни Еллину7, ни Иудею, ни еретику8, а сами они, как дети единой матери, Соборной Апостольской Церкви, пребывали во всяком благочестии и чистоте.
Завидуя столь великому благочестию этого города, диавол вооружил против него иудействующего Дунаана. Услыхав, что жители города Награна не повинуются его повелению и не хотят жить по иудейскому закону, Дунаан пошел на них со всеми своими войсками, замыслив истребить христиан в своей области и этим истреблением досадить Елезвою, царю Ефиопскому. Подступив к городу, он обложил его множеством войска, окружил его окопами и похвалялся, что скоро возьмет его, а жителей его истребит беспощадно. Он говорил гражданам:
– Если хотите получить у меня милость и остаться в живых, то свергните проклятые знамения (так он, окаянный, называл святые кресты), которые вы вознесли на верхи высоких храмов, а равно откажитесь от Распятого9, изображенного на этих знамениях.
В то же время царские оруженосцы ходили вокруг города и восклицали:
– Окажите повиновение царю: тогда останетесь в живых и получите от него дары, а если нет – погибнете от огня и меча.
Сам Дунаан так злословил богохульным языком Христа и христиан:
– Сколько я погубил христиан! Сколько священников их и иноков убил я мечом! Сколько огнем сжег! И ни одного из них не избавил Христос от рук моих. Да и Сам Он не мог спастись от руки распинавших Его10. И вот, я пришел к вам, жители Награна, или отлучить вас от Христа, или окончательно истребить.
Граждане отвечали ему:
– Царь! ты слишком дерзко говоришь о всесильном Боге. Ты уподобился Рапсаку, военачальнику Сеннахирима, который с гордостью говорил Езекии: "да не превознесет тебя Господь Бог твой, на Которого ты надеешься!" Но не осталась такая хула без наказания. Ты знаешь, сколько тысяч войска погибло в один час за такую хулу11? Смотри же как бы не случилось сего и с тобою, хулителем Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, всесильного и всемогущего, страшного и отнимающего мужество у князей! Господь и тебя может сокрушить и обратить в ничтожество твою высокомерную и богохульную гордыню. Ты хвастаешься, что или отвратишь нас от Христа, или окончательно истребишь. Истинно, что ты скорее можешь истребить нас, чем отвратить от Христа, Спасителя нашего, за Которого мы все готовы умереть.
Не вынося таких речей, царь распалялся еще большим гневом и всеми своими силами теснил город, намереваясь, в случае если не возьмет города приступом, изнурить его голодом чрез продолжительную осаду. В окрестностях города, по деревням и пустыням, нашел он немало христиан и, захватив их, погубил разными способами, а иных продал в рабство. Попытки его взять приступом город были безуспешны: граждане мужественно защищались со стен и побеждали нечестивых. Царь немало потрудился с своими войсками, но не мог ни взять города, ни изнурить его голодом, так как граждане запаслись продовольствием на много лет. Отчаявшись в своих надеждах, беззаконный царь замыслил тонкую, подобно острой бритве, хитрость, и отправил в город послов с такими, подкрепленными клятвою, речами:
– Я не хочу ни обижать вас, ни отвращать вас от вашей веры; ищу я только обычной дани, которую вы должны платить мне, как своему царю. Отворите же мне ворота города, чтобы мне войти в него и осмотреть. Я возьму у вас обычную дань, и клянусь Богом и законом, что не сделаю вам ни великого, ни малого зла, но оставлю вас жить мирно – при вашей вере.
Граждане ответили ему:
– Мы, христиане, научились из Священного Писания повиноваться царю и покоряться властям (Рим.13:1-2). Если ты сделаешь так, как обещаешь нам с клятвою – не отвращать нас от Господа нашего Иисуса Христа, мы отворим тебе ворота города. Войди в него, как царь, и возьми у нас обычную дань. Если же ты причинишь нам какое-либо зло, то Бог, слышащий твои клятвы, накажет тебя вскоре. А мы не отступим от Христа Спасителя нашего, если не только лишимся имущества, но даже самой жизни.
Царь снова настойчиво поклялся, что не причинит им ни малейшего вреда. Они же, поверив ему, отворили город и поклонились нечестивому, поднося ему дары. Царь вошел со всем своим войском в город, как волк в овечьей одежде в стадо, захватил стены и ворота городские и занял их своими отрядами. Видя красоту города и множество людей в нем, он обращался с ними ласково, ибо до времени таил яд, скрытый в сердце своем. Отдохнув немного в городе, он снова стал во главе своих отрядов и, желая начать безбожное дело, которое замыслил, повелел явиться к нему почтенным мужам и городским воеводам. По его повелению, вышли к нему все, находившиеся в городе, почтенные старцы и начальники, мужи уважаемые и богатые. Среди них находился блаженный Арефа старший возрастом и разумом, званием и почетом. Имея девяносто пять лет от роду, он был князем и воеводою, которому поручено было все городское благоустройство. Благодаря его мудрым советам и разумному управлению, граждане долго храбро противились своим врагам. Явившись с Арефою во главе к беззаконному царю, граждане воздали ему должное поклонение и благодарили его за его намерения, так как он клялся что не причинит им никакого вреда. Они еще не знали его хитрости. Он же не мог долго скрывать в себе яд и тотчас обнаружил злобу, которую коварно таил в себе: клятву, данную им гражданам, он назвал детскою потехой и повелел всех граждан, вместе со святым Арефою, оковать цепями и заключить под стражу. После этого он послал в дома их и разграбил имущество их. Еще он спрашивал, где Павел, епископ их?12 Узнав же, что два года тому назад епископ преставился, – повелел откопать его гроб и, извлекши тело умершего, сжег огнем и рассеял пепел по воздуху. Затем, зажегши громадный костер, он собрал множество священников, клириков13, иноков, инокинь и дев, посвященных Богу, числом четыреста двадцать семь, и, бросив их в огонь, сжег их, говоря:
– Они – виновники гибели других, так как советовали почитать Распятого, как Бога.
Кроме того, он повелел глашатаям ходить по городу и возвещать, чтобы все отверглись Христа и жили по иудейскому закону подобно царю.
Призвав после этого первых граждан города, содержавшихся в темнице, он стал говорить им и особенно Арефе:
– Какое безумие ваше – веровать в Распятого, как в Бога! Разве может страдать Бог, не имеющий тела? Или – может ли умереть бессмертный? Ведь, есть же между вами такие, которые по примеру Нестория14, почитают Христа не как Бога, а как пророка? Я вас не побуждаю к тому, чтобы вы кланялись солнцу, или луне, или какой либо твари; я принуждаю вас приносить жертвы не языческим богам, а только Богу, Создателю всякой твари.
На эти слова святой Арефа, от лица всех, отвечал:
– Мы знаем, что Божество не может страдать, а пострадало за нас человечество, воспринятое Иисусом Христом от Пречистой Девы, как об этом свидетельствуют пророки о которых и ты знаешь; Божество же Свое Христос Господь проявил чудесами неизреченными. Но какая надобность в долгих словопрениях? Мы исповедуем, что Он – Бог и Сын, Божий, и от имени всех граждан города говорим, что нет той муки, какую мы не были бы готовы понести ради Иисуса Христа, Бога нашего. До Нестория, осужденного святыми отцами нам нет дела: мы не разделяем во Христе лиц15, но веруем, что человечество Его соединено с Божеством в одно Божественное Лицо. Тебя же, говорящего хульные речи на Господа нашего, за эту хулу и за преступление клятвы скоро постигнет наказание Божие.
Мучитель выслушал эти слова снисходительно, (ибо он стыдился мудрости Арефы и благородства прочих граждан), и стал ласковыми речами располагать к себе сердца их, обещая им дары и почести; этим путем желал он склонить их благочестие и ревность по Христе к своему беззаконию. Но они, возводя очи свои к небу, взывали, как бы едиными устами:
– Мы не отвергаемся Тебя, Едине Слове Божий, Иисусе Христе, – не соблазняемся о пресвятом рождении Твоем от Пречистой Девы и не насмехаемся над честным крестом Твоим.
Видя непоколебимость святых мужей в вере, царь отложил на некоторое время мучение их и устремился против народа, избивая многих беспощадно. Он повелел привести жен и детей тех святых мучеников, которые были содержимы вместе с Арефою в оковах. С этими честными женами пришло многое множество иных жен, вдовиц, дев и инокинь. Всех их царь сначала прельщал ласками, а затем угрожал им муками, убеждая отречься от Христа. Они же не только не соглашались на это, но отвечали досадительными для царя речами. Особенно иночествующие девы обличали царя, укоряя его в безбожии. Не вынося упорства, царь повелел воинам всех их казнить мечом. Они пошли на смерть, как на торжество. При этом возникло между ними пререкание: иночествующие девы, желая умереть первыми, говорили прочим женам:
– Вы знаете, что в Церкви Христовой мы поставлены выше других. Вспомните, что мы всюду занимали первое место: мы первые входили в храм Господень, первые приступали к Пречистым Тайнам, на первом месте мы стояли и восседали во храме. Поэтому, подобает нам и здесь первым принять честь мученичества; мы первые желаем умереть и пойти ранее вас и мужей ваших к Жениху нашему, Иисусу Христу.
Прочие жены опережали одна другую, склоняя под меч свои головы. Точно также и малые дети теснились среди своих матерей, торопясь умереть, и каждый ребенок громко кричал:
– Мне отсеките голову, меня казните!
Усердие их умереть за Христа – было так велико, что привело в изумление нечестивого иудея Дунаана и всех его вельмож. И говорил беззаконный царь:
– О, как мог Галилеянин16 настолько обольстить людей, что они ни во что ставят смерть, и ради Него губят свои души и тела!
В том же городе Награне жила одна вдова, именем Синклитикия, благородная и добродетельная, красивая лицом, но еще более прекрасная душою, – богатая имениями, но еще более богатая добродетелями. Оставшись в молодых летах после своего мужа вдовою, она со своими двумя дочерьми проводила время дома в посте и молитве. Не пожелала она снова выйти замуж, но, уневестившись Христу, служила Ему день и ночь. Будучи молода годами, была она стара разумом – даже разумнее старцев – в следовании заповедям Господним. Услышав о ней, нечестивый иудей Дунаан повелел привести Синклитикию и дочерей ее к себе с почетом. Когда она пришла, царь посмотрел на нее ласково и вкрадчивым голосом стал говорить ей:
– Мы слышали о тебе, досточтимая жена, что ты благородна, целомудренна и разумна. Твое лицо и весь облик твой свидетельствуют, что справедливо все, сказанное о тебе. Не старайся же подражать тем безумным женщинам, которых я погубил за безумие их; не называй Богом Того, Кто был распят на кресте, ибо Он был чревоугодник, друг мытарей и грешников (Мф.11:19), противник отеческих законов. Поступи же так, как прилично твоему благородному происхождению, отвергнись Назарянина17 и будь единомысленною с нами. И будешь ты вместе с царицей в царских палатах, почитаемая всеми и проживешь в довольстве, свободная от всех, связанных с вдовством, бедствий. До нас дошла добрая слава о тебе и самое дело подтверждаешь это. Действительно, ты имеешь великие богатства, много всякого имущества, рабов и рабынь, почитаема всеми, молода и красива, но при всем благополучии, не пожелала вторично выйти замуж. Еще говорят о тебе, что ты добродетельна и благоразумна. Поступи и теперь, как следует: будь благоразумна до конца, послушайся моего здравого совета и не вздумай такую красоту и молодость свою, а равно невинность детей твоих, отдать в руки мучителей, которые доставят более стыда и бесчестия, нежели мучений. Перестань славить Распятого и, подчинившись законам нашим, избери полезное для себя и для детей своих.
Блаженная и досточтимая женщина ответила царю такими словами:
– Следовало бы тебе, царь, почитать Того, Кто дал тебе власть, и эту порфиру, и эту диадему18, – даже более того: дал тебе самое бытие и жизнь. Это – Сын Божий и Бог. Ты же обнаружил неблагодарность за столь великое благодеяние Его, и дерзким языком злословил Благодетеля своего. Разве ты не боишься, что гром с высоты поразит тебя? Ты хочешь удостоить меня великих почестей, но я считаю ваши почести бесчестием для себя, и не хочу, чтобы меня хвалил тот язык, который хулит Бога моего. Не буду я и безумна настолько, чтобы жить с врагами Божиими в домах грешников.
Услышав сие, царь исполнился гнева и, обратившись к своим вельможам, сказал:
– Вы видите, как бесстыдно эта скверная женщина злословить нас!
Затем он велел снять покрывало с головы Синклитикии и дочерей ее и с непокрытою головою и распущенными волосами водить ее по городу, подвергая издевательству и насмешкам. Когда ее водили с бесчестием по городским улицам, она увидела, что многие женщины плачут по поводу причиняемого ей издевательства и позора. Обратившись к ним, она сказала:
– Я знаю, подруги мои, как вы скорбите обо мне, что позорят меня и моих дочерей! Но не скорбите, когда я радуюсь, и не плачьте, когда я веселюсь. Этот день радостнее для меня, чем день брачный, ибо я страдаю ради Жениха19 моего, для Которого я беспорочно сохранила свое вдовство. Для Него я сохранила и непорочное девство моих возлюбленных дочерей. Я радуюсь ныне, что Господь мой видит поругание мое, слышит мое исповедание и знает мое усердие; я не пожелала ни почестей, ни богатств, и даже не хочу сей временной жизни. Единственное мое желание обрести Христа, явиться к Нему в сонме святых мучениц и привести к Нему плод чрева моего – сих моих дочерей. Поэтому прошу вас, сестры мои, не плачьте обо мне, но лучше радуйтесь со мною, что я иду соединиться с нетленным моим Женихом Небесным.
После сего ее опять привели к царю. Царь сказал ей:
– Откажись от исповедания Христа, и останешься жива.
Святая отвечала:
– Если я отвергнусь Христа ради сей временной жизни, то кто избавит меня от вечной смерти и огня неугасающего?
Затем, подняв очи к небу, она сказала:
– Да не будет со мною, о бессмертный Царь, чтобы я отверглась Тебя, Единородного Сына Божия, и послушалась хулителя и клятвопреступника, который хитростью взял город и преследует Твою святую Церковь.
Царь исполнился сильной ярости и вскричал:
– О, скверная женщина! сейчас же раздроблю твое тело, растерзаю чрево твое, брошу тебя на съедение псам и увижу: избавит ли тебя от моих рук Назарянин, на Которого ты надеешься?
Не вынося этих слов мучителя, старшая дочь Синклитикии которой был двенадцатый год, плюнула ему в лицо. Тотчас стоявшие здесь слуги отсекли ей голову, а вместе с нею умертвили мечом и младшую ее сестру.
Так пали мертвыми обе дочери пред очами достохвальной матери своей. Тогда царь повелел собрать кровь их и под. нести к устам матери, чтобы она пила. Отведавши крови, она сказала:
– Прославляю Тебя, Господи Боже мой, за то, что сподобил меня вкусить чистой жертвы бедных дочерей моих. Тебе, Господи Христе, я приношу сию мою жертву. Тебе я представляю этих мучениц, чистых дев, изшедших из утробы моей. Соединивши и меня с ними, введи в Свой чертог, и, как говорить св. Давид: яви "матерью, радующеюся о детях" (Пс.112:9).
Затем мучитель повелел отсечь ей голову мечом. Так переселилась мать с своими дочерьми в обители вечного блаженства. Мучитель же с клятвою утверждал:
– Я не видел в своей жизни столь красивой женщины и таких прекрасных девиц, как эти, не пощадившие ни красоты, ни жизни своей.
На другой день, воссев на возвышенном месте, царь призвал Арефу с его сподвижниками, числом триста сорок мужей. Когда они предстали, царь, обратившись к Арефе, как старейшему, сказал:
– Ты, мерзкий человек, восстал против нашей власти, возбудил весь город против нас и повелел сопротивляться нам. Ты заставил граждан повиноваться твоим словам, как закону, а наши законы и повеления ты отвергаешь. Ты научил народ чтить Распятого, как Бога, и считать помощником Того, Кто Сам Себе не помог, когда был распинаем. Почему ты не последовал отцу твоему, который, управляя Награном, повиновался царям, бывшим раньше нас? Поистине, достоин ты и все последователи твои – мучений, подобно мужам и женам, уже преданным нами смерти, которым Сын Марии и древодела20 не мог оказать никакой помощи.
Старец в это время стоял в раздумье, сильно страдая от горделивых речей богомерзкого царя. Затем он вздохнул от глубины сердца и сказал:
– Не ты, царь, виноват во всем том, что произошло, а виноваты наши граждане, которые не послушались совета моего. Я советовал им не отворять городских ворот тебе, – человеку хитрому и лукавому, но мужественно бороться с тобою. Они же не вняли моим словам. Я хотел выйти с небольшим отрядом против всех твоих войск, как некогда Гедеон против мадианитян21, ибо я надеялся на Христа моего, ныне хулимого тобою. Он помог бы мне одолеть, победить и уничижить тебя, безбожного клятвопреступника, забывшего установленный нами договор, по которому ты клятвенно обещал сохранить город и граждан.
Один из сидящих вместе с царем сказал святому:
– Так ли научает вас закон Моисеев? Он заповедует: "начальника в народе твоем не поноси" (Исх.22:28). Да притом, и ваше Писание учит чтить царя, не только доброго и кроткого, но и строптивого (1Пет.2:17-18).
Святой отвечал ему:
– Разве ты не слышал о сказанном Ахаву пророком Илиею. Когда Ахав обратился к Илии с словами: "не ты ли развращаешь Израиля? – Илия сказал ему тогда: "не я развращаю Израиля, а скорее – ты и дом отца твоего"22. Смотри: он не только одного Ахава, но и весь дом его укорил и обличил; однако закона не нарушил. Да и всякий, благоговейно чтущий Бога, не нарушает закона, когда обличает нечестивого царя за его нечестие, – царя, который не побоялся хулить Бога и злословить Создателя. Однако я вижу, что вы пренебрегаете долготерпением Божиим и стремитесь к тому, чтобы и мы поступили подобно вам. О, царь неправедный, безбожный и бесчеловечный! Так ли ты поступил с нами, как обещал? Такая ли правда прилична царю? Таковы ли были цари, правившие раньше тебя? Поистине – не таковы, но добрые и кроткие, милосердные и правдивые, хранившие сказанное ими слово и оказывавшие милость своему народу. А ты, клятвопреступник, не можешь насытиться человеческою кровью! Знай же, что всеведущий Бог скоро низложить тебя с царского престола и даст его человеку верующему и доброму, а равно утвердит и возвысит христианский род и созиждет церковь, которую ты сжег огнем и сравнял с землею. Что касается меня, то я считаю себя блаженным, так как в глубокой старости, имея девяносто пять лет и видев сыновей сынов моих и дочерей моих, принимаю мученическую кончину и родной город привожу с собою в жертву Богу.
Обратившись затем к народу и к своим товарищам по мучению, он начал говорить так:
– Граждане, друзья и близкие мне! Мы обманулись, поверив клятве и лукавым речам сего безбожного царя, ныне же мы видим его неправду и слышим его богохульные слова. Хорошо бы сделали мы, если бы сопротивлялись ему на войне и крепко стояли до конца! Нам помог бы Бог победить его. Но так как случилось иначе, и нам предстоит теперь: или, повиновавшись врагу, бедственно жить в сей временной жизни, или же, не оказывая повиновения, принять блаженную кончину, – то постараемся наследовать чрез страдание бессмертную славу. Что может быть славнее мученичества и что почетнее страданий за Христа! Давно уже я имел мысль и желание претерпеть муки за Христа. Ныне, получив желаемое и найдя искомое, я радуюсь и готов сейчас же умереть. А вы, братие, не страшитесь и не будьте малодушны; не обнаруживайте привязанности к временной жизни, чтобы ради нее не лишиться жизни вечной. Также и мучитель наш будет похваляться, если, устрашив угрозами, отторгнет кого-либо из нас от святой веры; будет он превозноситься в своей гордости, как будто он победил всех, и еще более увеличит свои хуления на Сына Божия. Если же найдется кто-либо среди нас, кто боится смерти и помышляет отречься от Христа – Вечной Жизни, тот пусть немедленно выйдет из нашей среды, пусть отделится от единодушного и единомысленного сонма нашего и не носит напрасно имени христианина. Всякий, кто отречется Тебя, Христе, Слове Божий, ради временной жизни, пусть лишится ее! Если же кто-либо из моих сродников или ближних, одолеваемый желанием временных благ, оставит Тебя, Создатель, и пойдет во след скверного царя, то не дай ему, о Царю Христе, наслаждаться тем, что представляется ему благом и утешением, но пусть постигнут его всякие бедствия и невзгоды!
Когда святой сказал сие, все без исключения христиане, проливая теплые слезы, заговорили:
– Будь спокоен, наш вождь и учитель! никто тебя не оставит, никто не выделится из нашего сонма. Все мы готовы раньше тебя умереть за Христа и принять блаженную кончину.
Святой ответил на это:
– Я пойду впереди вас; я умру первый и буду вашим предводителем. Как в городе вы мне дали предводительство, так дайте мне и здесь первому явиться ко Христу.
Затем святой присовокупил:
– Если кто из сыновей моих останется живым в святой вере, тот пусть будет наследником моих имений. Из них три селения я отдаю святой Церкви, которая скоро будет восстановлена. Ибо сей беззаконный мучитель скоро погибнет, а Церковь Христова в этом граде утвердится и процветет, как цвет багряный, омытый кровью стольких рабов Христовых.
Сказав сие, святой благословил народ, и, воздев руки и возведя очи к небу, воскликнул:
– Слава Тебе, Господи, за все случившееся! Обратившись к царю, он сказал:
– Благодарю тебя, царь, за то, что ты имел терпение и не прерывал моих речей, но дал мне время побеседовать с друзьями моими. Теперь уже не медли больше, но делай, что хочешь, ибо ты видишь нашу решимость; ты узнал наш образ мыслей и видишь, что не может быть того, чтобы мы отверглись Христа и последовали твоему безбожию.
Видя их непреклонность, царь всех их осудил на смерть, святых отвели к одному потоку, называвшемуся Одиасом, чтобы там казнить их усечением. Когда пришли к указанному месту святые предались усердной молитве. Они молились: – Господи, Господи! надежда нашего спасения! Ты осенил главы наши в день борьбы. Теперь изведи нас в жизнь вечную, потому что мы ничего не возлюбили более Тебя: ни отечества, ни сродников ни богатств, но все сие оставили ради Тебя. Даже самую жизнь нашу мы презрели и уподобились овцам ведомым на заклание. Молим Тебя смиренно: отомсти за кровь рабов Твоих, простри руку на гордыню нечестивого царя, приими под Свою защиту детей умерших за Тебя людей, утверди город, похваляющийся Твоею честною кровию, крестом и страданием. Ты видишь, что с ним сделали враги Твои: они разорили благолепие его, осквернили Твою святыню, сожгли Твой святой храм. Воздвигни же его опять и дай скипетр23 царям христианским!
Во время сей молитвы святых воины начали казнить их. Первому отсекли голову святому и великому Арефе, как предводителю христиан, а затем и всем прочим святым мученикам. Таким образом триста сорок мужей приняли блаженную кончину.
Тут же находилась одна верующая женщина, гражданка сего города. При ней был сын, малое дитя, не более пяти лет от роду. Видя усечение мечем святых мучеников, она подбежала к ним и, взяв немного крови их, помазала ею себя и своего сына. Затем, исполнившись ревности, она проклинала царя и громко возглашала:
– Будет этому иудею тоже, что и фараону24.
Воины схватили ее и, приведя к царю, пересказали слова ее. Не давши ей ничего сказать и ни о чем не спрашивая, царь велел немедленно сжечь ее на костре.
Когда разведен был большой огонь и мучители стали вязать сию блаженную женщину, чтобы бросить ее на костер, малолетний сын ее стал плакать. Увидев же сидящего царя, мальчик подбежал к нему, обнял его ноги и, с очами полными слез, умолял, как умел, о спасении матери.
Царь взял к себе на колени этого красивого и речистого мальчика и спросил:
– Кого ты больше любишь: меня, или мать?
Мальчик отвечал:
– Я люблю мать, почему и подошел к тебе. Умоляю тебя, прикажи развязать ее: пусть она и меня возьмет с собою на мучение, о котором часто меня поучала.
Царь спросил его:
– Что это за мучение, о котором ты говоришь? Мальчик, исполненный благодати Божией, действовавшей в нем, отвечал:
– Мучение состоит в том, чтобы умереть за Христа с целью опять жить с Ним.
Царь спросил:
– А кто сей Христос?
Мальчик ответил:
– Иди со мною в церковь, и я покажу тебе Его. Затем, опять посмотревши на мать, ребенок с плачем сказал:
– Отпусти меня; я пойду к матери.
– Зачем же ты пришел ко мне, оставив мать? – возразил царь. – Не ходи к ней, а оставайся с нами. Я дам тебе яблок, орехов и всяких красивых плодов.
Так царь беседовал с ним, как с простым ребенком, предполагая в нем детский разум. Но ребенок превосходил свой возраст разумом и ответил ему серьезно:
– Я не останусь с вами, а хочу идти к матери. Я думал, что ты – христианин и пришел умолять тебя о матери своей. А ты – иудей; поэтому я не хочу у тебя оставаться, да и не возьму ничего из твоих рук. Я хочу только, чтобы ты отпустил меня к матери.
Царь удивился такому разуму малого ребенка. Ребенок же, увидев, что мать его брошена в огонь, сильно укусил царя. Почувствовав боль, царь оттолкнул его от себя, а затем повелел одному из стоявших тут вельмож взять его и воспитать по иудейскому закону, в ненависти к христианству. Вельможа взял ребенка и, удивляясь его разуму, повел его в свой шатер. На пути он встретился с своим другом, остановился и начал рассказывать о сем ребенке. Они стояли недалеко от костра, на который была брошена святая мать младенца. Когда они беседовали, мальчик вырвался из рук ведущего его, быстро побежал и вскочил в огонь; там, обняв свою мать, он сгорел вместе с нею. Так мать с сыном стали благоухающею жертвою всесожжения пред Богом.
Слава Богу, так умудрившему малого младенца, что над ним исполнились слова пророческие: "Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя" 25.
Когда все это происходило, князья и воеводы беззаконного царя сожалели о столь значительном пролитии крови христиан. Они обратились к царю и просили, чтобы он прекратил кровопролитие и не губил города, из которого ежегодно доставлялось много дани. Беззаконник поступил согласно их просьбе и перестал проливать кровь неповинную. Однако, он избрал много тысяч младенцев и девиц как из этого города, так и из всей Награнской области, и одних взял в рабство себе, а других роздал по своему усмотрению, вельможам и воинам. Весь город, который ранее свободно покланялся Пресвятой Троице, подчинил он тяжкому рабству, после чего отправился в свою столицу.
Когда сей богоненавистный иудей возвращался домой, на небе явился огонь и всю ночь освещал воздух. Вследствие явления сего огня, Дунаан и все войска его были в большом страхе. И стал огонь падать на землю в виде дождя и причинил много вреда. Это было знамением гнева Божия и началом отмщения за пролитую кровь. Однако новый фараон не захотел исправиться и не смирился пред крепкою рукою Божиею. Он воспылал такою бешеною яростью против христиан, что задумал истребить их не только в своей стране, но и в других областях и царствах. Именно, он послал послов к царю персидскому26, убеждая его сделать подобное же и избить всех христиан в своей области, если он желает, "чтобы к нему было милостиво солнце и отец солнца, Бог Еврейский". Персы почитали солнце, как бога. Поэтому и Дунаан, желая вооружить персидского царя против христиан, называл еврейского Бога "отцом солнца". Писал он и к сарацинскому27 царю Аламундару, обещая ему много золота, если он истребит подвластных ему христиан.
Услышав обо всем этом, благочестивый греческий царь Иустин сильно опечалился и, скорбя сердцем по поводу гонения на христиан, послал письмо к александрийскому архиепископу Астерию, прося его побудить ефиопского царя Елезвоя к войне против нечестивого иудея для отмщения за кровь христиан. Кроме того, и сам он написал к царю Елезвою обо всем, что сделал Дунаан с христианами в Омиритской стране, особенно в городе Награне, а равно и о том, что он посылал послов к царю персидскому и к князю сарацинскому, просьбами и подкупом вооружая их против христиан. При этом Иустин просил Елезвоя, как имеющего смежные пределы с Дунааном, пойти войною против сего богохульника, жаждущего христианской крови. Архиепископ Астерий возбуждал Елезвоя к войне, а сам усердно молился Богу о помощи христианам и о рассеянии врагов их. Он послал также и ко всем инокам, находившимся в Нитрии и в скитах28, прося их молиться. Ефиопский царь Елезвой узнал обо всем, происшедшем в Омиритской стране, не только от царя Иустина и архиепископа Астерия, – он сам знал и раньше, так как его войска, оставленные стеречь смежные города, были перебиты. Пламенея ревностью по Боге и болея сердцем за христиан, он хотел немедленно пойти войною на Дунаана, но не мог, так как была зима; и ждал он лета, готовя все необходимое для войны. Когда прошла зима, он собрал из собственных войск и из воинов других народов, пришедших к нему на помощь, войско в сто двадцать тысяч человек. Зимою же он вооружил семьдесят индийских кораблей, а равно взял шестьдесят кораблей у купцов персидских и ефиопских, прибывших для торговли, многие же ветхие корабли исправил. С наступлением весны, Елезвой пошел с своими отрядами на войну. Из нижней Ефиопии29 он послал часть войска сушей в омиритские, области, а сам с прочими войсками сел на корабли и отправился морем. Он хотел вступить в Омиритскую страну с суши и с моря, чтобы отовсюду окружить иудейского царя. Но Бог, все устрояющий премудро и творящий не по человеческой воле, а по Своим неисповедимым судьбам, – зная, что может служить на пользу, разрушил намерения блаженного царя Елезвоя. Войска его, посланные к омиритам сушею, заблудились в пустынях и горах, в непроходимых и безводных местностях, и не могли ни дойти до Омиритской области, ни вернуться назад. Блуждая много дней, они изнемогли от жажды и падали мертвыми. Только немногие остались в живых и, возвращаясь в свое отечество, приносили неутешительные вести. Равным образом, и царю, плывшему по морю на кораблях, не было удачи. Пристав к одному городу, по имени Дакелу30, царь вышел с корабля и пошел к церкви, стоявшей на берегу моря. Тут он снял с себя венец и порфиру, царскую одежду и знаки своего достоинства и, оставив их у дверей церкви, вошел в нее в одежде нищего и долго молился с умилением пред алтарем.
Вспомнив в молитве чудеса, которые Бог сотворил в Египте и в пустыне неблагодарным евреям, царь говорил:
– Неблагодарны были иудеи к Тебе, Благодетелю своему, – не только те, которых ты извел из Египта, но и дети их, и все племя, даже доныне. Ты знаешь, Господи, какое зло они причинили Твоему городу Награду, в котором они захватили хитростью людей твоих. Они сотворили беззаконный совет против святых твоих и стремятся истребить с лица земли оставшихся еще христиан. Если все это совершается за грехи наши, то молим Твою благость; не предай нас в руки их, но Сам казни нас, как Тебе угодно, ибо Тебе свойственно как величие, так и милость! Врагам же нашим не предавай нас, чтобы они не сказали:
– Где их Христос, на Которого они надеются, и где их Крест, которым они похваляются?
Так помолившись со слезами, царь вышел из церкви и оставил город. Тут он услышал, что некий святой инок, по имени Зинон, недалеко от города безвыходно пребывает в уединенной келлии сорок пять лет, и за свою добродетельную жизнь получил от Бога дар пророчества и знание будущего. К сему иноку царь пошел в виде простого воина; он взял с собою сосуд с ладаном31, а под ним скрыл золото, в надежде, что старец, по неведению, вместе с фимиамом примет и золото. Вошедши к старцу, царь поклонился ему и, передавая принесенный дар, просил помолиться о нем, причем спросил: поможет ли им Бог в войне против иудея Дунаана, на которого они идут, чтобы отомстить за кровь христиан?
Будучи прозорливым, старец узнал в нем царя, а равно и то, что под благовониями скрыто золото. Дара он не принял и сказал:
– Разве ты не слышал, что говорит Господь: "Мне отмщение, Я воздам"32? На погибель свою предпринял ты войну. У тебя будет отнято царство, и многие вместе с тобою лишатся жизни.
Услышав сие, царь сильно испугался и с плачем и сетованием ушел от святого. Находясь в великом горе и печали, он размышлял в течение всей ночи, недоумевая, что ему делать. Наконец он решил бежать. Однако, когда наступило утро, он опять пришел к иноку. Тот сказал ему:
– Нет на земле такого города, где бы ты мог избежать смерти. Но если ты хочешь остаться живым и победить нечестивого царя, то обещай, потом перейти в иноческое житие.
Елезвой обещал с клятвою, говоря:
– Если мне Бог даст победу над Дунааном, я тотчас оставлю царство и стану иноком.
Слыша сии слова царя и видя его слезы, старец помолился о нем Богу и благословил его, как некогда Саул – Давида против Голиафа (1Цар.17:37), и сказал:
– Да будет Бог с тобою! Иди, вспомоществуемый жертвами мучеников, молитвами архиепископа Астерия и святых отцов-пустынников, молящихся о тебе, а равно слезами блаженного царя Иустина. Ты победишь Дунаана и отомстишь за кровь неповинных.
Царь утешился в своей печали, принял благословение и пошел к своим войскам, радуясь и прославляя Бога.
В это время омиритский царь Дунаан, услышав, что Елезвой, царь Ефиопский, идет против него морем и сушею, также собрал множество войск и, сильно вооруженный, стал на границах своей земли, ожидая нашествия Елезвоя. Когда же он услышал, что войска Елезвоя, шедшие сушею, погибли в пустынях, то обрадовался и уже не опасался с суши, а только остерегался со стороны моря. Но и тут опасности не было. Между Ефиопией и страною Омиритскою есть морская мель и узкое место, шириною менее двух стадий33. На ней было рассеяно множество больших и острых камней, едва прикрытых водою. Потому место сие было весьма затруднительно для прохождения кораблей. К сему Дунаан еще присоединил большое препятствие. Он протянул толстую и огромную железную цепь и загородил ею морскую мель, чтобы не только частые камни, но и железная цепь преградили путь Елезвою и не допустили кораблей его по ту сторону.
Но Бог, "разум Его неизмерим" (Пс.146:5), погубил премудрость хитрого иудея. Своею чудесною силою Он устроил на этом непроходимом месте удобный путь для христиан.
Когда Елезвой отплыл от города Дакела с доброю надеждою, поднялся попутный ветер. Поставив паруса, они плыли очень быстро и через несколько дней достигли пределов Омиритской страны. Когда же подошли к узкой морской мели и еще ничего не знали, царь повелел прежде всего переплыть десяти кораблям, а после них назначил к переправе и еще двадцать кораблей, на которых находился сам, наблюдая с высоты за переправою. Остальное же множество кораблей оставалось далеко позади, в ожидании, пока переплывут передние. Но, лишь только отправились первые десять кораблей, тотчас Господь Бог, Которому принадлежат пути морские, приспел на помощь Своим верным, и, где должна была совершиться гибель кораблей, там сверх ожидания Господь устроил спасение. Неожиданно поднялась на море великая буря, и волны вздымались высоко, как горы. Подхватывая корабли, они переносили их чрез то опасное место. Только один корабль остановился на железной преграде и казался стоящим на камне, – но силою Божией вода поднялась высоко и перенесла его. Так исполнилось сказанное пророком Давидом: "Отправляющиеся на кораблях в море, производящие дела на больших водах, видят дела Господа и чудеса Его в пучине" (Пс.106:23-24)34.
Такое чудо сотворила крепкая рука Божия. Она не только передние корабли перенесла волнами чрез неудобное, прегражденное камнями и железною цепью, место, но и самую железную преграду расторгла бурею и морским волнением, и устроила для прочих кораблей удобный проход.
Перенесши чрез опасное место десять первых кораблей, волны поставили их у берега, на расстоянии двухсот стадий от того места, где стоял царь Дунаан со всеми омиритскими войсками. Другие же двадцать кораблей, на которых находился и царь Елезвой, хотя и переплыли морскую теснину, однако, отгоняемые ветром, не настигли передних, но были разбросаны волнами по морю. Узнав о приставших к берегу кораблях, Дунаан тотчас послал на конях тридцать тысяч вооруженных воинов, чтобы они препятствовали христианам сойти с кораблей на сушу. Разбросанные же по морю корабли подплыли к десяти передним кораблям лишь по прекращении бури; но они остановились, и люди не могли выйти на землю, потому что их сильно побивали с берега воины Дунаана. Остальные многочисленные корабли только на третий день переплыли опасное место и остановились неподалеку от берега. Но с передними кораблями соединиться они не могли и, далеко отстоя друг от друга, ничего не знали одни о других.
Думая, что царь ефиопский находится там, где стояло множество разбросанных кораблей, Дунаан пошел туда с своими войсками и расположился вблизи берега, препятствуя неприятелю высаживаться из кораблей на сушу. Так стояли они долгое время, и обе стороны начали терпеть великую нужду. Ефиоплянам, находившимся на кораблях, недоставало хлеба и воды, а Омиритов, стоявших на берегу, одолевал солнечный зной. Тогда Дунаан послал одного князя из своих сродников с двадцатью тысячами конных воинов на помощь тем тридцати тысячам воинов, которые стерегли передние корабли, не позволяя христианам выходить на землю. С тем князем пошел и один царский евнух, носивший пять золотых копий35. Много дней сражались они с христианами, которые по частям высаживались на сушу и располагались на берегу лагерем. Однажды, посланный Дунааном князь, взяв с собою евнуха, носившего золотые копья, и несколько слуг, вышел из своего стана на охоту и заночевал там. В ту же ночь некоторые из воинов Елезвоя, бывшие на берегу, страдая от голода, условились бежать. Похитив лошадей, они сели на них и скрылись из лагеря. По случаю, а скорее – по Божию устроению, они натолкнулись на омиритского князя и на царского евнуха, сидевших в засаде на зверей, и вступили в борьбу с ними. Одолев их, они захватили князя, родственника царя, и евнуха с копьями, а прочих изрубили мечами и затем возвратились к своим кораблям, ведя живых пленников к своему царю и неся золотые копья. Царь сильно обрадовался и возблагодарил Бога, начавшего предавать в его руки врагов святого Креста, а золотые копья обещал отдать храму Божию на благоукрашение алтаря. Ранним утром, приготовив воинов к сражению, царь посадил их на небольшие суда. Вышедши на сушу, они призвали на помощь Господа и начали жестокую битву с Омиритами. Последние, лишившись своего предводителя, стали приходить в смятение и, показавши тыл, обратились в бегство. Христиане преследовали и посекали их, как стебли. Бог помогал им, и ни один из противников не убежал, но все пали от христианского меча, так что не осталось, кто бы мог уведомить иудействующего царя о гибели его войск. По поводу дарованной им победы, христиане вознесли благодарственные молитвы Богу.
Но еще не пришло время для полного торжества христиан. Большая часть войска Елезвоя, находившаяся на задних кораблях, испытывала великое стеснение по двум причинам: у них оскудевали запасы пищи и питья; кроме того, они не знали, где находится их царь с передними кораблями. Елезвой же, имея у себя в плену родственника царя и евнуха, пошел к стольному городу Омиритской страны, называвшемуся Фаром, где был дворец царя Дунаана. Не найдя у города стражи, Елезвой взял его без труда. Затем, он вошел в царские палаты и сел на престоле Дунаана; все богатства его захватил, а царицу с ее двором взял в плен. Некоторые же, бежавшие из города, пришли к царю своему Дунаану, продолжавшему войну против кораблей Елезвоя, и рассказали ему все, как Елезвой победил войска и захватил стольный город и царицу.
Услыхав это, Дунаан сильно испугался. Под влиянием страха мужество оставило его, и он не знал, что ему делать. Господь отнял у него разум и начал отмщение за неповинную кровь христиан. Беззаконный Дунаан стал бояться не только Елезвоя, но и собственных вельмож и сродников. Не доверяя им и опасаясь, чтобы они не изменили ему и не передались Елезвою, он сковал их всех и самого себя золотыми цепями и засел в своем лагере, ожидая последней казни. Так обезумел окаянный царь, потому что на него напал страх, как некогда на властителей Едомских, Моавитских и Ханаанских, о которых говорится в Священном Писании: "тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских, уныли все жители Ханаана" 36.
В это время христиане, оставшиеся на многочисленных кораблях, стоявших позади, ничего не знали и, находясь в большом смущении и скорби, вдали от своего царя, обратились к усердной молитве. Совершив на кораблях Божественную литургию и причастившись Божественных Таин, они возопили единогласно к Богу, прося помощи. И тотчас послышался с неба голос, призывавший:
– Гавриил, Гавриил, Гавриил!
Услышав сей голос, верующие укрепились духом, и, вооружившись для битвы, пустились на малых судах к берегу. И вот среди них явился некий воин, имевший в руках железный жезл, на верху которого был крест; другой же конец жезла был остр, как копье. С сим оружием воин прежде всех устремился на берег, тотчас сразился с вооруженным ратником, сидевшим на коне, и пронзил его вместе с конем. Когда конь и всадник пали, тотчас все враги устрашились и побежали от берега. Христиане же, взявши берег, пошли стройными рядами против нечестивых. Произошло великое побоище. Господь смутил иудеев и язычников, и они не могли противиться христианам. И пало тогда все войско богомерзкого царя Дунаана, как трава, скошенная косо.
Когда затем христиане достигли царской палатки, то нашли там царя, скованного золотыми цепями, с князьями и сродниками, сидевшего в состоянии безумия. И удивлялись все они этому странному явлению. Ничего не предпринимая по отношению к ним, христианские воины стерегли пленных их до тех пор, пока не узнали, что царь их, блаженный Елезвой, взял неприятельскую столицу. Тогда они послали ему известие о дарованной Богом победе над мерзким иудеем. Оставив в городе часть войска для охраны, царь Елезвой сам поспешил к своим христианам. Нашедши Дунаана с его свитою сидящими в золотых цепях, Елезвой своею рукою казнил его и всех бывших с ним. Велико было торжество христиан и неизреченна радость по слову: "Возрадуется праведник, когда увидит отмщение" (Пс.57:11).
Возвратившись в город, Елезвой казнил всех неверных, бывших в царских палатах с царицею, и совершенно истребил всех врагов Христовых. Затем он послал известие к царю Иустину и к архиепископу Александрийскому, сообщая, что Господь возвеличил над ними свою милость, положил под ноги их врагов их и отомстил за кровь христианскую. Все возблагодарили Бога. Архиепископ тотчас прислал к Омиритам епископов и священников, чтобы научить вере и крестить оставшихся людей. Елезвой же начал созидать по городам церкви и распространять славу имени Иисуса Христа. Пришедши в мученический город Награн, он восстановил церковь, которую сжег нечестивый Дунаан, – гробы святых мучеников благолепно украсил, а всех христиан ободрил и объявил свободными. Оставшегося в живых сына святого Арефы он поставил воеводою в городе, а всю Омиритскую землю в непродолжительное время очистил от безбожного нечестия и просветил святою верою. Затем он поставил царем благочестивого и добродетельного человека, по имени Авраамия, установил христианские законы церковные и гражданские и, упрочивши благоустройство, возвратился с своими войсками в свою страну, прославляя Бога. Возвратился он с великими богатствами, так как войска его захватили много добычи.
Прибыв в свою страну, Елезвой воздал за все благодарение Богу и послал свой царский венец в Иерусалим, а сам, спустя несколько дней, предав воле Божией Ефиопское царство и себя самого, оставил все. Ночью он вышел тайно из царских палат и из города, в скромной одежде, не как царь, а как какой-либо нищий, и заключился близ находившегося там монастыря, в келлии, из которой не выходил до самой кончины своей, трудясь для Бога день и ночь. Пищею его была одна лепешка на три дня, иногда же вкушал он смоквы и финики. В келлии своей он не имел ничего другого, кроме войлока, деревянного ведра и корзинки. Вина и масла он никогда не вкушал. Так он отрекся от всего мира и славы его, все помышление свое обратил к Богу и Ему Единому служил, проживши пятнадцать лет в иночестве. Он удостоился блаженной кончины и преставился с миром. За все сие Богу нашему слава всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 4:
Веселия ходатай нам наста светоносный днесь страстотерпец праздник, егоже совершающе, славим в вышних Сущаго Господа.
________________________________________________________________________
1 Юстин – дядя Юстиниана, царствовал с 518 по 537 год.
2 Ефиопия – в Африке, соответствует нынешней Абиссинии. Она находилась в верховьях р. Нила и граничила с Фиваидскою областью Египта на севере, с Ливиею на западе, с южною Ефиопиею на юге и с Аравийским заливом и Чермным морем на востоке. Столичный город ее – Авксумы. В первые века христианства Ефиопия была могущественною империею; ей принадлежала и часть Аравии. Христианскою верою она была просвещена в VI-м веке Едесием и Фрументием. В VII-м веке Ефиопляне были покорены арабами. С 727 года здесь начинается Коптская иерархия.
3 Омириты – жители южной Аравии, обитавшие близ Аравийского залива. В первые века христианства Аравию населяли 11 племен. Из них только Омириты и Савеи были христианами; остальные племена, находясь в частых сношениях с Иуде-ями, держались большею частью иудейской религии. Омириты были просвещены христианством Феофилом Индийским, вторым епископом Ефиопской столицы Авксумы. В VI веке у них были три знаменитые епископа: Павел, убитый Дунааном царем, Иоанн, поставленный при Юстиниане, и св. Григорий, ревнитель православия.
4 Царь Ефиопский потому выступил на защиту христиан – Омиритов, что самое христианство они получили из Ефиопии и, по всей вероятности, находились в церковной зависимости от Авксумской митрополии.
5 Награн, или Анагран, город у Аравийского залива, смежный с владениями Дунаана. Этот город, покоренный Элием Галлом, военачальником императора Августа, в 25 году по Р. Хр., находился под покровительством Римских императоров. Потому-то, может быть, он был более независим в религиозном отношении, чем города Омиритов.
6 Савеи и Омириты, жившие в близком соседстве по Аравийскому побережью и родственные между собою по происхождению, языку и религии, в VI-м веке сливаются в одно племя и нередко называются безразлично то тем, то другим именем.
7 Еллинами до Христа назывались греки, а в Св. Писании этим именем называются язычники вообще, как греки, так и другие народы, потому что многие из них говорили по гречески (Ср. Деян.11:20; 16:1-3).
8 Еретик – заблуждающийся в догматах Церкви, произвольно искажающий христианскую истину (2Пет.2:1; Тит.3:10).
9 Так гонители христиан называли Господа Иисуса Христа – с целью уничижения, – тем более, что крестная смерть считалась у римлян самой позорной казнью.
10 Дунаан повторяет хуления на Господа, произнесенные иудейскими архиереями, книжниками, фарисеями и старцами, а равно одним из разбойников, повешенных на кресте (Мф.27:41-43; Лк.23:39).
11 Рапсак, военачальник Сеннахирима, царя Ассирийского, был послан с многочисленным войском для покорения Иудеи при царе Езекии. Но войска Ассирийские в одну ночь были поражены Ангелом (185 тыс.), а остатки их со стыдом должны были возвратиться в свою землю (4Цар.18:13-37; Ис.36,37).
12 По мнению некоторых, епископ Павел был убит по приказанию Дунаана. Спрашивая о нем, царь обнаруживает неуверенность: подлинно ли исполнено его приказание?
13 Клирики – члены причта церковного.
14 Несторий – с 429 г. епископ Цареградский. Следуя учению Феодора, епископа Мопсуестского, он утверждал, что Иисус Христос не есть истинный Бог, а – человек, сын Иосифа и Марии, удостоенный, за святость жизни, особенной благодати Божией, и спасающий нас не искупительною смертью, а наставлениями и примером жизни. За сию ересь Несторий отлучен от Церкви на 3-м Вселенском Соборе и умер в Фиваиде в 436 году.
15 По определению четвертого Вселенского Собора (451 г.), в Иисусе Христе два естества соединены "неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно".
16 Господь проповедовал Евангелие в Галилее чаще, нежели в других областях Палестины. Из Галилеи он предпринимал путешествия в Иерусалим, из Галилеян избрал Своих Апостолов, в Галилее явился Он и по Своем воскресении из мертвых. Прочие иудеи не любили Галилеян, и само название "Галилеянин" было презрительным (Мф.13:64-67; Иоан.7:41-62). Дунаан в данном случае следует примеру иудеев и Юлиана Отступника, называвшего Господа Иисуса Христа – Галилеянином
17 Так называли иудеи Господа Иисуса Христа, потому что Он большую часть Своей земной жизни провел в этом небольшом и бедном городке (Мф.2:23).
18 Порфира – пурпуровая дорогая одежда, в виде длинной мантии, которую носят государи в торжественных случаях. Диадема – царский венец.
19 Под этим словом разумеется Господь Иисус Христос, Жених Церкви Своей и всякой души христианской (Песн.4:9; Иоан.3:29; Мф.25:1 – 13).
20 Дунаан считал Господа Иисуса Христа простым человеком, сыном Марии и Иосифа.
21 Гедеон – судия Израильский (1245 г. до Р. X.). Призванный Богом к избавлению Израиля от Мадианитян, он с 300 безоружных воинов окружил ночью неприятельский лагерь и привел их в такое смятение, что они, поражая друг друга, обратились в бегство и затем были истреблены (Суд.7). Мадианитяне жили в Аравии. Происходя от Мадиама, сына Авраама от Хеттуры, они были родственны Омиритам. Потому о них и упоминает св. Арефа.
22 (3Цар.18:17-18). Ахав, сын Амврия, царь Израильский (924-903 г. до Р. X.). Он ввел в Израиле поклонение Ваалу и Астарте. Пророк Илия Фесвитянин грозно обличал нечестивого царя (3Цар.17-19).
23 Скипетр – короткий посох, знак верховной власти. При венчании на царство государи держали его в правой руке.
24 Фараон – общее название древних царей Египетских. В Св. Писании имя фараон встречается большею частью одно, без собственного имени. Здесь разумеется фараон по имени Тутмозис, или Аменофис, царствовавший во время исхода Евреев из Египта (Исх. 5-14). Он погиб со всем своим войском в Чермном море (Исх.14,15:1-21).
25 (Пс.8:3). Псалом прообразует хвалу из уст младенцев при входе Господнем в Иерусалим (Мф.21:16).
26 Персия граничит с Аравией на северо-востоке. Под царем здесь разумеется Хозрой Нугиирван, современник Иустина Греческого.
27 Сарацины – Аравийское племя, обитавшее южнее Каспийского моря и Кавказа, и простиравшееся до Сирии и Палестины. Самое название их производят или от Сарры, жены Авраама, или от Тюркского слова Шаракюн, т. е. восточный.
28 К югу от Александрии находилась Нитрийская пустыня, где проводили подвижническую жизнь аскеты Египта – ферапевты. Начало монашеству здесь было положено святым Аммоном, современником святого Антония (III в.). В самой Нитрии святой Аммон основал монастырь, а святой Антоний положил начало устройству скитов. В конце IV-го века тут было до 60 монастырей, устроенных по уставу святого Пахомия. К югу от Нитрии была Скитская пустыня, где обитало много иноков.
29 Под "нижней" Эфиопией разумеется северная низменная. Сухопутные войска были направлены Елезвоем чрез Фиваиду и Египет на север Синайского и Аравийского полуостровов. В северной части того, или другого (с точностью неизвестно), войска заблудились в пустынях и горах и в большинстве погибли.
30 Здесь разумеется город Скилис при входе в Аравийский залив, служивший портом для торговли с Индией.
31 Ладан был естественным произведением прибрежной Ефиопии, которым вместе с смирной и корицей жители страны вели обширную торговлю.
32 (Рим.12:19). Смысл текста: одному Господу принадлежит право наказывать людей за дела их.
33 Стадия равняется 871/2 саженям. Узкий проход, о котором идет речь, таким образом гораздо меньше 1/2 версты.
34 (Пс.106:23-24). Сии слова имеют такой смысл: Бог во всех обстоятельствах жизни руководит судьбами людей и направляет их пути, устраняя препятствия и опасности.
35 Золотые копья были знаком достоинства первого оруженосца царя.
36 (Исх.15:15) Переход Евреев чрез Чермное море и гибель фараона с его войсками вызвали страх у всех Хананейских народов, увидевших в этом событии помощь и покровительство Божие народу избранному.
(по изл свят.Димитрия Ростовского)

Блж. Елезвоя (Калеба), царя Ефиопского (553-555)
Блаженный Елезвой, царь Ефиопский, жил в то время, когда Аравией управлял гонитель христиан иудей Дунаан. Благочестивый Елезвой не мог равнодушно видеть, как уничтожают верующих во Христа, и объявил Дунаану войну. Но поход его был неудачен. Желая узнать причину поражения, Елезвой, по указанию свыше, обратился к некоему затворнику, и тот открыл царю, что он поступил неправедно, решив отомстить Дунаану, ибо Бог говорит: "Мне отмщение, Я воздам!" (Евр. 10, 30). Затворник посоветовал блаженному Елезвою посвятить Богу последние дни жизни, чтобы избежать гнева Божия за самовольную месть и победить Дунаана. Святой Елезвой дал обет Господу и, отправившись с войском на врага, победил его, взял в плен и казнил. После победы святой оставил царство, затворился в монастырской келлии и 15 лет провел в строгом воздержании и подвигах († ок. 553-555).

0

18

.............................продолжение от 6 ноября

Прп. Зосимы Верховского(1833).
http://i071.radikal.ru/0911/ca/9577d77ab63e.jpg
(Верховский Захария Васильевич (Богданович); 24.03. 1768, с. Буловица Смоленского у. и губ.- 24.10.1833, Зосимова пуст. Верейского у. Московской губ.), прп. (пам. 24 окт., в Соборе Брянских святых и в Соборе Московских святых), старец, духовный писатель, основатель жен. монастырей. Жизнеописание З. составлено его племянницей, ближайшей ученицей и 1-й настоятельницей основанной им Зосимовой во имя Св. Троицы и Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия» пуст. игум. Верой (Верховской). Впервые вместе с изречениями З. издано в 1860 г. 2 книжками в одном переплете. Позднее афонский Пантелеимонов мон-рь переиздал Житие З.: в 1889 г. отдельной наиболее полной книгой с добавлением извлечений из его сочинений и в 1909 г. в сокращенном виде в сер. «Жизнеописания отечественных подвижников XVIII и XIX ст.». Автобиографические материалы о сибир. периоде жизни преподобного содержатся в написанном им Житии прп. Василиска (Гаврилова), его духовного друга и наставника. Сведения о жизни З. и копии его сочинений найдены в ГА Смоленской обл., Тобольском филиале ГА Тюменской обл., ЦГИАМ, РГВИА, РГБ ОР, РГИА.

Род. в семье дворянина в день празднования прп. Захарии Киево-Печерского (ГА Смоленской обл. Ф. 48. Оп. 5. Д. 319. Л. 204). В дворянской родословной книге Смоленской губ. род Верховских прослеживается с 1620 г. (РГИА. Ф. 1343. Оп. 18. Д. 1904), а корни его уходят в Польшу (AGAD (Главный архив древних актов). Варшава. Ф. «Коронная метрика». Кн. 180. Л. 460 об.- 462). Родоначальник российского рода Адам Верховский, в 1620 г. эконом смоленских волостей, получил за службу грамоты на земли от польских королей Сигизмунда III и Яна II Казимира. После взятия Смоленска рус. войсками в 1654 г. Верховские приняли Православие и служили московским царям. Отец преподобного, Василий Данилович Верховский, относится к 5-му поколению от родоначальника Адама. Начиная с 18 лет именовался Богдан, в т. ч. и на службе в полку смоленской шляхты, где дослужился до чина полковника. Мать, Анна Ивановна, происходила из дворянского рода Маневских. В семье Верховских было 3 сына и 6 дочерей; З. был самым младшим. Начальное образование получил дома.

Все братья были определены на военную службу в лейб-гвардии Преображенский полк. Старшие братья внесены в списки полка в 1775 г., а младший Захария определен каптенармусом 1 янв. 1784 г. (РГВИА. Ф. 2583. Оп. 1. Д. 664. Л. 28 об.). Верховские служили в С.-Петербурге, когда узнали, что 3 апр. 1784 г. скончался их отец. Взяв продолжительный отпуск, братья по желанию матери провели полюбовный раздел имения: старшему Филиппу досталось родовое сельцо Буловица, среднему Илии - с. Лобково, а Захария получил 2 деревни. 12 июля 1786 г. скончалась и мать (ГА Смоленской обл. Ф. 48. Оп. 5. Д. 319. Л. 421 об., 439 об.).

Житие описывает неск. предзнаменований монашеского пути преподобного. Ок. 1786 г. он впервые посетил пустынников рославльских лесов, подвизавшихся в послушании известному старцу Площанского монастыря иером. Адриану (Блинскому). Жизнь отшельников произвела на молодого человека неизгладимое впечатление. В 1788 г. он исхлопотал отставку (в марте 1789 еще числился отставным поручиком (Там же. Л. 477)), продал свое имение зятю. Вся дальнейшая жизнь З. была связана с пустынножительством и со старчеством. Когда он пришел в рославльские леса, то уже не застал там о. Адриана, ушедшего в Коневецкий в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-рь. По совету насельников («Блажен бы ты был, добрый юноша, если бы отец Василиск принял тебя в ученики. Это - звезда наша пустынная!») он обратился за старческим окормлением к прп. Василиску (Гаврилову), к-рый, однако, рекомендовал Захарии начать иноческий путь в общежительном мон-ре. Летом 1789 г. Захария отправился в Коневецкую обитель.

По благословению коневецкого строителя иером. Адриана З. пек просфоры и служил пономарем в храме. Познакомившись с аскетической традицией афонских старцев и прп. Паисия (Величковского), З. практиковал регулярное откровение помыслов о. Адриану, который вскоре постриг его в иноческий чин с именем в честь прп. Зосимы Соловецкого. В 1792/93 г., во время поездки в Смоленск и Брянск за сбором пожертвований на мон-рь, о. Адриан пригласил на о-в Коневец старца Василиска. Иером. Адриан построил в лесу в 3 верстах от монастыря 2 кельи - для З. и прп. Василиска. В уединенном безмолвии отшельники проводили 5 дней, а в субботу после келейного вечернего правила приходили в мон-рь ко всенощной службе. Старец Василиск, стяжавший дар сердечной Иисусовой молитвы, делился со своим учеником аскетическим духовным опытом. З. начал записывать эти наставления. Позднее из рассказов и бесед отшельников З. составил большую рукопись - «Повествование о действиях сердечной молитвы старца пустынножителя Василиска» - описание 75 «действий» Иисусовой молитвы, о которых Василиск поведал своему ученику. В 1797 г. о. Адриан уволился от настоятельской должности и поселился на покое в Симоновом монастыре. Оставшись без духовного отца, Василиск и З. увидели возможность исполнить свое давнее желание - удалиться в более «глубокую пустыню». Известно письмо З. рославльскому старцу Досифею от 21 мая 1799 г., в к-ром он сообщал адресату о своих планах (РГБ ОР. Ф. 214. Д. 291. Л. 47). Получив благословение митр. С.-Петербургского Гавриила (Петрова), в июне 1799 г. они покинули Коневецкий мон-рь.

Трижды подвижники безуспешно пытались добраться до Афона. Увидев в этих неудачах Промысл Божий, З. и Василиск в поисках места для устроения отшельнического скита обошли практически половину России. Зиму 1799/1800 г. прожили в Киево-Печерской лавре, осмотрели горы Крыма, Сев. Кавказа, посетили Таганрог, Астрахань, Казань, объехали Уральские горы. Общались с иером. Василием (Кишкиным) в Белобережской Брянской пуст., со старцами Санаксарского мон-ря. В кон. 1800 г. архиеп. Тобольский и Сибирский Варлаам (Петров-Лавровский) дал подвижникам разрешение проживать на территории Тобольской епархии. Весной 1801 г. старцы побывали в Ишимском, Каинском, Томском, Енисейском, Красноярском округах. Наконец зимой 1801/02 г. прибыли в Кузнецкий окр. Удалившись на 40 верст от последней деревни, ископали в лесу землянку, в к-рой перезимовали в тяжелейших условиях. Решив найти др. место для постоянного пустынного жительства, поселились близ р. Томь в местности Три Курьи. Ближайшим селением в 20 верстах была дер. Сидоровка на пути к Кузнецку (ныне Новокузнецк), до к-рого было ок. 50 верст. В др. направлениях в радиусе 200 верст никакого жилья не было. Здесь они и прожили 20 лет в 2 небольших деревянных кельях, находившихся на расстоянии ок. 100 саж. одна от другой. Отшельники пребывали в совершенном безмолвии, лишь субботу, воскресенье и большие праздники проводили вместе, читали творения св. отцов, беседовали. Завели небольшой огород, ловили рыбу в озерах. Во время Успенского поста по р. Томь добирались до Кузнецка, чтобы причаститься Св. Таин. В пасхальные дни отшельников посещал некий крестьянин Тимофей.

Согласно Житию, первоначально З. подвергался бесовским страхованиям, боролся с помыслом оставить отшельничество, но спустя 3 года, по собственному признанию, перестал чувствовать страх и смотрел на бесов как на «надоедающих мух». Некоторое время со старцами жил 20-летний подвижник св. прав. Петр (Мичурин). Став свидетелем «высочайшего к Господу горения» юноши, З. составил его жизнеописание. Одновременно З. в особой рукописи продолжал фиксировать молитвенный опыт старца Василиска. Свт. Игнатий (Брянчанинов), прочитав впосл. это сочинение, отозвался так: «Житие Василиска есть евангельское, мудрование его евангельское, очищенное и просвещенное» (Игнатий (Брянчанинов), свт. Странствование ко вратам вечности. М., 2001. С. 219). Московский митр. свт. Филарет (Дроздов) свидетельствовал: «В благодатном царствии Христа Спасителя нередко можно усматривать, что Он среди сокровенных подвигов засвечивает в душах избранных благодатный свет, но потом действует по Своему правилу, изреченному в Евангелии: не скрывать светильника под спудом, но употреблять его для просвещения чрез него и других. Сие можно примечать и в житии старцев Василиска и Зосимы. Василиск безмолвствовал в пустыне безысходно. Зосима должен был иногда входить в селения для приобретения необходимых потребностей жизни и, следственно, вступать в сношения с людьми. Ему встречались души, труждающиеся и обремененные в мире, ищущие душевного покоя и нуждающиеся в руководстве. По усильным просьбам, с благословения старца Василиска, Зосима принял их в свое руководство. И таким образом началось в дальней Сибири общежитие» (Филарет (Дроздов), свт. Творения. М., 1885. Т. 5: На Книгу Бытия. С. 330).

Ок. 1820 г., после 20 лет отшельничества, З. и прп. Василиск стали окормлять мирян. Первой к старцам обратилась мещанка Кузнецка, вдова А. И. Конюхова, лишившаяся к тому времени и мужа, и 2 малолетних сыновей. Прп. Василиск благословил вдову поселиться в ближайшей дер. Сидоровке. К ней присоединились 2 девицы: дочь коллежского советника Н. М. Васильева и купеческая дочь сирота Е. Романова. Спустя год с ними поселилась овдовевшая к тому времени мать Васильевой - Анастасия Николаевна. В дер. Сидоровке были выстроены маленький келейный корпус, ограда. З. написал для общины сестер особое «Поучение о послушании». Старец занялся духовным окормлением своих учениц: составил для них особые письма - «заветы», как называли их сестры, в к-рых и наставник, и его духовные чада обещали перед Богом находиться во взаимной любви, в доверии, в ответственности друг перед другом и в безоговорочном послушании учениц учителю.

Через некоторое время и старцы и сестры ощутили потребность в устроении обители и в регулярном церковном богослужении, стали искать к.-л. упраздненный мон-рь для поселения. По благословению Тобольского архиерея в 1821 г. З. посетил С.-Петербург, был принят Московским митр. Филаретом (Дроздовым). Святитель содействовал преподобному в составлении прошений в Синод. Наконец указом Синода от 13 февр. 1822 г. ранее упраздненный муж. туринский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь был обращен в женский и отдан на попечение «поручика Верховского» (РГИА. Ф. 796. Оп. 103. Д. 175). 26 окт. 1822 г. З. со старцем Василиском и с сестрами прибыли в Туринскую обитель и приняли от духовного правления все монастырское имущество согласно указу духовной консистории от 16 окт. (Г-н П., прот. Туринский Николаевский жен. мон-рь // Тобольские ЕВ. 1890. № 9/10. С. 210-211). Старцы Василиск и З. поселились ближе к обители, в уединенном месте, в 8 верстах от Туринска.

З. составил для сестер особый устав, ориентированный на общежительные правила свт. Василия Великого. В нач. 1823 г. З. вновь посетил С.-Петербург, чтобы представить в Синод для утверждения новый устав, а также урегулировать хозяйственный статус общежития. Окончив дела в столице, посетил отчий дом в Смоленской губ., где застал осиротевших дочерей брата Илии, Варвару и Матрону. По дороге в Сибирь в московском Симоновом мон-ре племянницы З. были пострижены в рясофор с именами Вера и Маргарита.

http://s48.radikal.ru/i122/0911/33/cc18c4992e2b.jpgАвтограф прп. Зосимы (Верховского). Заветные письма

Вскоре в жен. общине начались нестроения, мать и дочь Васильевы, «таившие в сердцах своих страсть любоначалия», стали нарушать устав общежития и наконец самовольно отправились в Тобольск с жалобами на своего духовника. Обвинив преподобного в расколе, растрате монастырских денег, притеснениях сестер и прочих «чувствительнейших угнетениях», они просили епархиальное начальство удалить старца из мон-ря и поставить во главе насельниц игумению. На обвинение в нарушениях «отправления должности священника» З. писал объяснение архиерею: «Я от [духовных чад] требую не исповеди, но откровенности, чтобы, зная совесть каждой и пристрастия, мог незаблудно управлять ими. Но хотя они во всем открываются мне, однако я не беру на себя права разрешать их грехи, но только пользую их моими наставлениями» (ГАТОТ. Ф. 156. 1824 г. Д. 714. Л. 15-16). В это время старец с племянницами, Анисьей Конюховой и 2 келейницами находились по распоряжению начальства в Тюмени. Здесь они узнали о кончине прп. Василиска (29 дек. 1824).

Указом Синода от 24 янв. 1825 г. З. был уволен «от звания попечителя и от всякого влияния на монастырь», осенью того же года уехал в Москву. Верные З. сестры собрались последовать за ним, но консистория всячески препятствовала их отъезду из Туринска. Именно в это время в Тобольск прибыл новый губернатор Д. Н. Бантыш-Каменский, к-рый много сделал для возвращения паспортов и обеспечения свободы передвижения верных старцу сестер. В дек. того же года им вернули несправедливо реквизированные вещи, книги и, самое главное, 3 лошадей (Там же. 1825 г. Д. 404. Л. 1-2, 8-9, 11, 23).

После приезда в Москву З. обратился к митр. Филарету, к-рый благословил старца поселиться в Чудовом монастыре. Впосл. святитель говорил о причинах «немирия» в туринском мон-ре: «Возъярился враг спасения человеческого и подвигнул тяжкое искушение. Он возбудил в некоторых страсть любоначалия; от сего возникли распри и ухищрения; они привлекли суд; суд поврежден был человекоугодием: и верные руководству старца сестры общежития, вместе с ним, принуждены были удалиться».

В февр. 1826 г. верные духовнику сестры прибыли в Москву, поселились в доме надворной советницы М. С. Бахметевой. В сер. июля (когда в Москву по случаю коронации имп. Николая I съехалось множество народа) Бахметева предложила старцу переселить сестер в собственное имение в 60 верстах от Москвы. Здесь по благословению митр. Филарета З. устроил жен. общину в честь Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия». 20 нояб. 1826 г. сестры поселились в кельях общины. В течение 3 лет З. часто ездил в Москву, сам ходил по благодетелям для испрашивания помощи, покупал для сестер все необходимое. Видя такое самопожертвование, обители стали покровительствовать московский купец 1-й гильдии С. Л. Лепёшкин (1787-1855) и его супруга. Одновременно жажда безмолвия не покидала З. В 3 верстах от пустыни в лесу старец выстроил келейку с колодцем. Обычно он жил в келейке 5 дней в неделю, в субботу приходил к утрени, а в воскресенье вечером возвращался «на безмолвие». В это время его посетили 2 неких старца из Орловской губ., от к-рых он принял великую схиму.

З. заботился о будущности Троице-Одигитриевой обители, о чем, в частности, свидетельствуют письма Лепёшкину. Так, в авг. 1832 г. З. просил «не покидать» сестер после его кончины, и купец-благотворитель своим завещанием распорядился заботиться о материальном благосостоянии обители (ЦГИАМ. Ф. 203. Оп. 640. Д. 153). В окт. 1833 г. З. заболел, накануне кончины велел позвать священника с причтом, соборовался, исповедался, причастился Св. Таин. Прощаясь с сестрами, завещал им жить в любви и смирении. «Не расходитесь по моем исходе,- убеждал их З.,- Господь даст, что и церковь у вас будет, и обитель утвердится. Матерь Божия, Коей я вручил вас и всю обитель, прославит имя Свое на месте сем и ниспошлет на вас милость Свою». Завещал 1-й престол посвятить Св. Троице, а 2-й - Смоленской иконе Божией Матери. Завещание преподобного исполнилось - община была утверждена и развилась, став Зосимовой Троице-Одигитриевой пуст.

Скончался в день праздника иконы «Всех скорбящих Радость», похоронен по завещанию «около часовни, чтобы дождь с крыши, под которой Распятие Спасителя, орошал могилу». Впосл. над могилой был построен Троицкий храм.
Сочинения З. представлены несколькими творениями агиографического и нравоучительного характера. Из автографов старца сохранились только письма («Заветные письма», хранящиеся в Зосимовой пуст.- РГИА. Ф. 797. Оп. 2. Д. 7918. Л. 17, 18, 25-26, 102 об.- 103 об.; ЦГИАМ. Ф. 617. Оп. 1. Д. 3. Л. 1-6). Крупные сочинения З. известны только в копиях XIX в., хранятся в б-ке Троице-Сергиевой лавры, в фондах Троице-Сергиевой лавры и Оптиной пуст., в ОР РГБ. Мн. сочинения З., а также рукописные книги для прп. Антония Оптинского переписывались в Зосимовой пуст. Все известные сочинения и письма З. изданы в кн. «Прп. старец Зосима Верховский. Творения» (Серг. П., 2006).

Из агиографических творений следует назвать Житие прп. Василиска и Житие прав. Петра Томского, впервые изданные Оптиной пуст. в XIX в. Издание 1849 г. иногда помечается «вторым». Экземпляры 1-го издания к 2009 г. неизвестны. О тираже книги оптинский ред. о. Порфирий (Григоров) писал так: «Я похлопотал об издании хранившихся у меня в рукописи сибирских старцев... Оных напечатано самое малое количество экземпляров: только для моих благодетелей и друзей» (РГБ ОР. Ф. 213. К. 98. Д. 25. Л. 3).

«Изречения и извлечения из сочинений» З., публиковавшиеся вместе с его Житием, повторялись также в сб. «Старческие советы» (М., 1913, 1994p). Из нравоучительных творений самое крупное - «Поучение о послушании» (Прп. старец Зосима Верховский. Творения. 2006. С. 229-374). Отличительной чертой творений З. является язык - несмотря на время написания (нач. XIX в.), старец писал по-церковнославянски. Нек-рые издатели переводили его творения на рус. язык. Наиболее оригинальное сочинение З.- изложение 75 «действий» Иисусовой молитвы на старца Василиска. Эту рукопись в неск. вариантах издавали с 1994 г. (в переработке иером. Арсения (Троепольского) на рус. язык). В оригинале (по-славянски) текст издан в 1999 г. по рукописи, обнаруженной у одного из местных жителей рядом с бывш. Леснинским монастырем на Холмщине (Польша). В 2000 г. ж. «Русский паломник» напечатал первые 48 «действий» на русском языке, к-рые переписал афонский иером. Софроний (Сахаров), сопроводив нек-рые «действия» выписками из святоотеческих творений. Перевод всех 75 «действий» на рус. язык был сделан в екатеринбургском Новотихвинском мон-ре (изд. в 2003).
Почитание

Память о старцах-подвижниках, проживших 20 лет в окрестностях Кузнецка, сохранилась среди местного населения. Озеро и протоки, на берегах которых жили преподобные З. и Василиск, местное население называло «Монашки». Осенью 2002 г. правосл. общественность Новокузнецка отметила 200-летний юбилей обоснования преподобных Зосимы и Василиска в местности Три Курьи близ Кузнецка, отслужив у оз. Монашка молебен и посвятив этому юбилею публикации в краеведческом ж. «Родные святыни». Начались регулярные крестные ходы к оз. Монашка.

Почитание З. началось сразу после кончины. Над его могилой по благословению свт. Филарета (Дроздова) был выстроен Троицкий храм. После расширения храма в 1855 г. 2 приделами «в промежутке между главным и правым устроена усыпальница над могилою основателя пустыни старца Зосимы, дабы все усердствующие невозбранно могли туда входить» (Пимен (Мясников), архим. Восп. // ЧОИДР. 1877. Кн. 1. С. 295-300).

В нач. 80-х гг. XIX в. состоялось обретение нетленных мощей старца. Об этом свидетельствовал прп. Амвросий Оптинский в 1886 г.: «Недавно в Зосимовой пустыни заметили, что гроб основателя обители находится в воде, потому что место сырое. Высекли из целого камня гроб и сделали новый деревянный гроб и во время переложения увидели, что все тело старца цело, а ступни ног предались тлению» (Собр. писем прп. Амвросия, старца Оптинского, к превосходительной NN и настоятельницам N общины. Козельск, 1997. С. 97-98). В 30-х гг. XX в. Троицкий храм был обращен в клуб, как именно и когда был вскрыт склеп З., неизвестно. 25 дек. 1999 г. в возрожденной обители были проведены работы по обретению могилы З. «В правой части центрального алтаря возле стены под современным полом Троицкого храма был выявлен склеп, выложенный из белокаменных блоков, в котором находился белокаменный саркофаг, но он не содержит уже останков схимонаха Зосимы». К 2009 г. местонахождение мощей неизвестно.

Почитался колодец, выкопанный на месте сгоревшей кельи старца (сначала над ним стояла каменная часовня, после расширения Троицкого храма пришлось устроить специальный проход к колодцу под юго-зап. углом церковной стены), а также т. н. Отчин колодец, к-рый выкопал преподобный близ лесной кельи. К сер. XIX в. «пошли частые исцеления от того колодца, многим снился во сне. Одна женщина ближнего селения, умывшись этой водою, исцелилась от раку на лице» (РГБ ОР. Ф. 213. К. 60. Д. 2. Л. 26 об.- 27). У колодца поставили крест, в 1910 г. построили каменную часовню на месте кельи старца. Все паломники, приезжавшие в Зосимову пуст., посещали Отчин колодец и умывались водой из него. В 2006 г. возрожденная обитель начала традицию крестных ходов к Отчину колодцу 23 июля, в день прославления З., или в ближайшее воскресенье.

Житие З. оказало влияние на образ старца Зосимы в романе Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы». Организовав скит в горах Калифорнии (США), иеромонахи Серафим (Роуз) и Герман (Подмошенский) перевели Житие старца на англ. язык, и в издательстве братства прп. Германа Аляскинского оно вышло в свет в 1979 и 1990 гг.

Канонизация З. в лике местночтимых святых Московской епархии была утверждена Святейшим Патриархом Алексием II 11 окт. 1999 г. По благословению митр. Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова) праздник прославления был отложен до лета и состоялся 23 июля 2000 г. К празднику были написаны 2 иконы З. и издано «Житие прп. Зосимы (Верховского)» (Наро-Фоминск, 2000). К лику общецерковных святых З. и прп. Василиск причислены на Архиерейском Соборе РПЦ 8 окт. 2004 г. Брянская епархия наряду с Московской включила З. в Собор своих святых.
Гимнография

Тропарь и кондак были написаны к прославлению З. и введены в службы сразу же после 23 июля 2000 г. Каждый месяц во 2-е воскресенье в Зосимовой пуст. служится молебен преподобному. Позднее была составлена полиелейная служба З. и утверждена Епархиальной богослужебной комиссией 24 марта 2005 г. Память З. совершается каждый год 6 нояб. (н. с.) в Зосимовой пуст. при большом стечении народа.

Сохранилось 2 прижизненных наброска с изображением З., предположительно сделанных сестрами Зосимовой пуст. (воспроизв.: Зосима (Верховская), мон. Жен. Зосимова пуст. М., 2008. С. 92, 244). В 30-х гг. XX в. рисунки вместе с письмами преподобного были переданы последними насельницами обители схиархим. сщмч. Игнатию (Лебедеву), после его ареста хранились у его духовной дочери схим. Игнатии (Пузик) (Игнатия (Петровская), мон. Старчество на Руси. М., 1999. С. 104-105), с 14 нояб. 2001 г.- у мон. Зосимы (Верховской), в наст. время - в архиве мон-ря. Первый рисунок выполнен в монохромном колорите акварелью на бумаге, лицо проработано карандашом. З. изображен по пояс, в небольшом повороте вправо, с узнаваемыми портретными чертами: большими глазами, носом с широкой переносицей, тонкими губами, впалыми щеками, высоким открытым лбом, прямой седой бородой, длинными волосами до плеч, зачесанными назад. Портрет не закончен, обозначен только силуэт фигуры. Др. набросок в той же технике (лицо и борода обведены пером) представляет преподобного в профиль, сидящим и склонившимся в молитве, с четками в правой руке. По воспоминаниям современника, 15 годами ранее З. был «крепкого телосложения и добрый в силах и походке, словоохотливый» (Конюхов И. С. Кузнецкая летопись. Новокузнецк, [1995]. С. 47).

На живописном поясном портрете кон. 20-х - 30-х гг. XIX в. (ЦИМ СДМ; Прп. старец Зосима Верховский. Творения. Серг. П., 2006. Обл.) З. изображен на темно-коричневом фоне вполоборота вправо, в черной рясе, с раскрытой книгой в правой руке, на устах легкая улыбка. Портрет, литография с него, тоновая литография вида обители 70-х гг. XIX в. и вещи из мон-ря были обнаружены в 1971 г. В. Г. Астаховой у местных жителей и переданы в Данилов монастырь (см.: Клады и сокровища: Газ. 1998. № 1/2(28/29)). В 30-50-х гг. XIX в. в Туринске на холсте написан 2-й поясной портрет З. близкой иконографии, З. изображен на голубом фоне, с закрытой книгой в руке, у старца седая лопатообразная борода и вьющиеся пряди волос на плечах, глаза серые, вверху надпись: «Бывшiй попечитель Туринскаго Св. Николаевскаго женскаго монастыря Схимонахъ Зосима Богдановичъ Верховскiй Скончался 1833 года 24го октября» (портрет хранится в туринском Николаевском монастыре, воспроизв.: Рус. паломник. 2000. № 21/22. Обл.). Аналогичный по стилистике, вероятно парный, портрет прп. Василиска находится в собрании Туринского музея декабристов.

Иконография туринского портрета повторялась на литографиях, отпечатанных в виде отдельных листов и для 1-го изд. Жития З. (Жизнь в Бозе почившаго блаж. памяти схим. Зосимы. М., 1860). Книжный эстамп по рис. А. Т. Скино отпечатан в мастерской Г. Кирстена, на листе из собрания ЦИМ СДМ подпись московской литографии В. Бахмана; под изображением текст: «пустынникъ схимонахъ Зосима Верховскiй». Подобные эстампы помещались в переизд. Жития, а также при публикациях «Старческих советов» З. (см., напр.: Житие и подвиги в Бозе почившаго блаженныя памяти старца схим. Зосимы, его изречения и извлечения из его сочинений: В 2 ч. М., 18892, 1994р; Наставления схим. Зосимы // Старческие советы некоторых отеч. подвижников благочестия XVIII-XIX вв. М., 1913, 1994р. Ч. 1. С. 252). Еще одно его изображение (с неизв. оригинала) было использовано для иллюстрирования статьи о Зосимовой пуст. (Павловский А. А. Всеобщий иллюстр. путев. по мон-рям и св. местам Рос. империи и Афону. Н. Новг., 1907. С. 401).

Вероятно, существовал портрет З. в схиме на смертном одре. На это указывает выполненный в Зосимовой пуст. в кон. XIX в. монтаж фотографий портрета почившего старца, игумений Веры (Верховской) и Магдалины (Верховской) на фоне тоновой литографии с видом обители 70-х гг. XIX в. (внизу подпись: «Незабвенный оцъ нашъ Схимонахъ и пустынножитель Зосима Верховскiй»), к-рый был передан в Зосимову пуст. Н. А. Калинкиным 19 авг. 2000 г. В 1995 г. И. Л. Верховской сделан рисунок карандашом юного З. на о-ве Коневец. Поясной портрет преподобного работы худож. О. А. Дмитриева, написанный в 2000 г. маслом на картоне, хранится в Зосимовой пуст.

Первые иконы З. были созданы на основе его портретов иконописцами Н. А. Криван и В. В. Криваном к местной канонизации святого в 2000 г., хранятся в Зосимовой пуст. На аналойном образе святой представлен в схиме, с куколем на голове, правая рука повернута ладонью, в левой руке четки и свиток с текстом: «другъ друга тяготы носите и тако исполните законъ хр(с)товъ». На иконе из Троицкого собора, к-рая участвовала в чине прославления подвижника, З. изображен в молении образу Божией Матери «Одигитрия», с непокрытой головой; в нижней части иконы панорама обители, написанная на основе тоновой литографии 70-х гг. XIX в. На иконе 2002 г.- образ прямоличный, поясной, правая рука З. поднята в благословляющем жесте, в левой свиток, изображение лица, волос и бороды соответствует портретам; на верхнем поле в сегменте - образ Пресв. Троицы, надпись: «СВ ПРЕП(д)Б ЗОСИМА верховскiй» (иконописец С. А. Мелкозёров). Ростовая икона З. в куколе, с четками в руке помещена на крышке его раки (иконописцы Ю. В. и Н. И. Земцовы). Единоличные иконы святого (в куколе, с благословляющей десницей и со свитком) написаны как в традиц. древнерус. стилистике (2004, иконописная мастерская Троице-Сергиевой лавры, иконописец Е. Лавриненко; воспроизв.: Прп. старец Зосима Верховский. Творения. Серг. П., 2006. Форзац), так и в академической живописной манере (иконописец Л. Н. Шархун, икона передана в Зосимову пуст. в 2008).

Неск. икон З. и прп. Василиска Туринского в визант. стилистике по образцу извода «Встреча апостолов Петра и Павла» выполнено в мастерской Новотихвинского мон-ря в Екатеринбурге, одна из них вложена в Зосимову пуст. в день прославления З.- 23 июля 2000 г. Святой представлен моложе прп. Василиска, с более длинной, острой на конце бородой и русыми волосами с проседью, лежащими на плечах вьющимися прядями. Изображение З. (рядом с местными святыми) известно в росписи Введенского собора Герасимова Болдинского Троицкого мон-ря (2002-2003) и на резной иконе с росписью 2001 г. (резчик С. Б. Большаков, частное собр.).  http://www.pravenc.ru/text/Зосима%20(Верховский).html

Мц. Синклитикии и двух дщерей ее (VI).
Святая мученица Синклитикия и две ее дочери (VI) пострадали от Аравийского царя Дунаана. Святая Синклитикия происходила из знатной семьи. Овдовев еще в молодости, она посвятила себя христианскому воспитанию дочерей и сама вела жизнь целомудренную и добродетельную. Замыслив уничтожить христиан в своей стране, иудей Дунаан начал гонение. Вызвав святую Синклитикию с дочерьми к себе, Дунаан пытался убедить ее оставить "безумие" и обещал за это взять в свиту своей жены. "Как не боишься ты, царь, злословить Того, Кто дал тебе царскую корону и жизнь?" - отвечала святая мученица.

Дунаан приказал водить мученицу Синклитикию и ее дочерей по городу как преступниц. Женщины, видя поношение святой, плакали, а она говорила им, что этот "позор" для нее дороже всякой земной почести.

Мученицу опять привели к Дунаану, и он сказал: "Хочешь остаться живой, отрекись от Христа". "Если я отрекусь, кто тогда избавит меня от вечной смерти?" - ответила святая. Разгневанный мучитель повелел сначала умертвить дочерей святой Синклитикии и их кровью напоить ее, а потом отсечь голову матери.

Прпп. Арефы (XII), Сисоя (XIII) и Феофила (XII-XIII), затворников Печерских.
По истине достойно и праведно – всегда благодарить Бога не только за ниспосылаемые блага, но и за злоключения; ибо последние не для одних лишь праведников умножают благодать, как это было с Иовом , но и великого грешника преобразуют в совершенного святого. Примером сего является преподобный Арефа, о коем самовидец преподобного, блаженный епископ Симон *, так свидетельствует.

Был в Печерском монастыре некий инок, по имени Арефа, родом из города Полоцка . В своей келлии он хранил тайно большие богатства, но настолько был одержим скупостью, что никогда не подавал в милостыню нищему ни одной монеты, и даже на собственные нужды ничего не тратил. Однажды ночью пришли воры и украли все его богатства. Тогда он от большой скорби и печали едва не лишился жизни. Во время поисков украденного он стал нападать на неповинных и многих притеснял несправедливо. Вся братия молила его – прекратить такие розыски и утешала словами:

– Брат, "возложи на Господа заботы твои, и Он поддержит тебя" (Пс.54:23).

Но он не послушал их и резкими словами досаждал всем.

Спустя несколько дней впал он в тяжкую болезнь; но и тогда не прекратил, ропот и хулу. Человеколюбивый Господь "Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины" (1Тим.2:4), явил на нем чудную милость Свою. Раз, лежа в постели, как мертвый Арефа после многих дней молчания неожиданно для всех начал громко восклицать:

– Господи, помилуй! Господи, прости! Господи, я согрешил Все – Твое, – и я не жалею о потерянном.

Затем, тотчас вставши с одра болезни, он объяснил братии причину своих восклицаний и рассказал о таком явлении

– Я видел, – говорил он, – что пришли ко мне ангелы, а равно и сонмище бесовское, и начали состязаться по поводу украденного у меня богатства. Бесы говорили: "он не прославил Бога за это, но хулил: поэтому – он наш и нам должен быть предан". Ангелы же сказали мне: "о, несчастный человек, если бы ты благодарил Бога за похищенное у тебя имущество, сие вменилось бы тебе в милостыню, как Иову, – ибо, кто творит милостыню, тот великую заслугу имеет пред Богом, так как творит по своему доброму произволению. Если же кто переносит насильственное похищение с благодарением, заменяющим благое произволение, тот имеет искушение от диавола. Ибо диавол причиняет человеку лишение, желая возбудить в нем хулу. Но человек благодарный все предаст на волю Божию, и потеря в таком случае – равносильна милостыни. Когда ангелы сказали мне сие, я возопил: "Господи, прости! Господи, я согрешил! Все – Твое, – и я не жалею о похищенном". Тогда бесы неожиданно исчезли. Ангелы же возрадовались и, вменивши мне пропавшее серебро в милостыню, отошли.

Услышав это, братия прославили Бога, наставляющего грешников на путь покаяния и возвестившего им о великой силе благодарения. Блаженный же Арефа, вразумленный Богом, с этого времени совершенно изменился к лучшему, как умом, так и нравом, так что все дивились и говорили о нем словами Апостола: "когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (Рим.5:20).

Кого прежде никто не мог отвратить от хулы, тот потом сам не переставал хвалить, во все дни прославляя и благодаря Бога словами Иова "Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!" (Иов.1:21). Также и в прочих прегрешениях своих он усердно каялся, обнаруживая ревность в нелицемерной нищете, в послушании – не пред очами только людскими, в чистоте внешней и внутренней. Он подвизался в постоянной молитве, в строгом посте и во многих других добродетелях, телесных и душевных, к которым побудила его добродетель благодарения. Богатея добродетелями и преданностью Богу более, нежели прежде золотом и серебром, он после многих трудов преставился в вечный покой . Он положен с почетом в пещере, и чудотворным нетлением своих мощей свидетельствует о своем блаженстве, равном блаженству милостивых, которые, по слову Господа, помилованы (Мф.5:7). По его святым молитвам да будем помилованы и мы, живущие с благодарением, и да удостоимся вместе с ним в царстве небесном благодарить Бога во Святой Троице, в бесконечные веки. Аминь.
_______________________
* Симон был сначала иноком Киево-Печерского монастыря, основанного преподобным Феодосием в половине XI века, затем игуменом во Владимирском Рождественском монастыре. С 1215 года он занимал епископскую кафедру – Владимирскую и Суздальскую, скончался в 1226 году. В последние годы жизни он написал киевопечерскому иноку Поликарпу послание о жизни святых иноков монастыря Киево-Печерского. Описанием их подвигов епископ Симон желал вразумить Поликарпа, который, из гордости и строптивости, выходил из послушания игумену и несколько раз покидал Киево-Печерский монастырь. Послание епископа Симона благотворно повлияло на Поликарпа, и он в 1220-х годах написал послание игумену Печерскому Акиндину о Киево-Печерских святых, подвиги коих ему и самому были известны, частью же были ему рассказаны епископом Симоном. Послания Симеона к Поликарпу и Поликарпа к Акиндину дали начало собранию сказаний о святых, называемому Патериком Печерским, который в 1661 году был напечатан в Киеве. Память прп. Симона – 10 мая.

СИСОЙ Печерский (12-13 вв.) - христианский монах-затворник,Известен только по имени. Скончался в затворе, погребен в Ближних (Антониевых) пещерах Киево-Печерской лавры. Память в Православной церкви 28 сентября (11 октября), 24 октября (6 ноября) и во 2-е воскресенье Великого поста (собор Киево-Печерских отцов).

ФЕОФИЛ Печерский (12-13 вв.) - христианский монах-затворник, погребен в Ближних (Антониевых) пещерах Киево-Печерской лавры. Память в Православной церкви 28 сентября (11 октября), 24 октября (6 ноября) и во 2-е воскресенье Великого поста (собор Киево-Печерских отцов).
Феофил — (греч. Θεόφιλος) мужское имя; в переводе с греческого языка боголюбивый . Русская просторечная форма Фефил. Известные носителиФеофил (византийский император)Феофил Печерский, архиепископ НовгородскийФеофил (Богоявленский)Феофил III… (Википедия)

Свт. Афанасия, Патриарха Константинопольского (после 1311).
http://s47.radikal.ru/i118/0911/63/1e89bf6ed46b.jpg
В миру Алексий, был родом из Адрианополя. Еще в юности, преуспев в познании мудрости Христовой, он покинул дом и ушел в Фессалоники, где в одном из монастырей принял постриг с именем Акакий. Оттуда он скоро удалился на Афон и вступил в братство Есфигменской обители, где три года служил трапезарем. В трудах и подвигах он стяжал дар слез, а своими добродетелями снискал всеобщее расположение братии. Боясь похвал, смиренный Акакий ушел с Афона сначала к святыням Иерусалима, а затем на Патрийскую гору, где долгое время подвизался в отшельничестве. Оттуда подвижник перешел на Авксентиеву, а потом на Галантийскую гору в монастырь блаженного Лазаря, где принял монашество с именем Афанасий, получил священный сан и стал экклесиархом. Здесь святой удостоился Божественного откровения: от распятия он слышал глас Господень, призывавший его к пастырскому служению.

Спустя 10 лет, желая еще более укрепить свой дух в безмолвии и молитве, святой Афанасий вновь поселился на Афонской горе. Однако из-за возникших там нестроений возвратился на Галантийскую гору. Но и здесь ему недолго пришлось оставаться в уединении. Множество народа стекалось к нему за пастырским наставлением. Так на месте этом образовался женский монастырь. В то время кафедра Константинопольской Церкви пустовала после потрясений и смут времен Патриарха Иоанна Векка. По предложению благочестивого императора Андроника Палеолога, Собор архиереев и клириков в 1289 году единодушно избрал святого Афанасия патриархом.

Патриарх Афанасий с усердием стал исполнять новое послушание и много сделал для укрепления Церкви. Строгость его обличений вызвала недовольство влиятельного духовенства, и в 1293 году он был вынужден покинуть кафедру и удалился опять в свой монастырь, где подвизался в уединении. В 1303 году ему вновь был вручен жезл патриаршего служения, которое он достойно нес еще 7 лет. В 1308 году святитель Афанасий поставил в митрополита Киевского и всея Руси святителя Петра, Предстоятеля Русской Церкви. И вновь из-за начавшегося недовольства, не желая быть причиной церковной смуты, святой Афанасий в 1311 году оставил управление Церковью и ушел в свою обитель, всецело посвятив себя иноческим подвигам. К концу жизни святой вновь удостоился видеть Христа: Господь укорил его, что свой пастырский долг Афанасий исполнил не до конца. Обливаясь слезами, святой покаялся в своем малодушии и получил от Господа прощение и дар чудотворения. Преставился святитель Афанасий в возрасте 100 лет.

Тропарь Афанасию, патриарху Цареградскому

Чистоты жития светом страстное терние попалил еси / и течением слез безплодную землю напоил еси, / многоплодну ниву душевную соделав, / Афанасие преблаженне, / светило Царюграду, Патриархом удобрение, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

0

19

......................продолжение от 6 ноября

новомученики:

Священномученик Лаврентий (Князев), епископ Балахнинский, и с ним Алексий Порфирьев пресвитер и мученик Алексий Нейдгардт (1918).

http://i068.radikal.ru/0911/56/f0b0875d5132.jpg
Епископ Лаврентий (в миру Евгений Иванович Князев) родился в 1877 году в городе Кашире. В 1902 году он окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. В том же году он был пострижен в монашество на Валааме архиепископом Сергием (Страгородским) и рукоположен в иеромонаха.

В 1912 году отец Лаврентий был назначен ректором Литовской Духовной Семинарии и настоятелем Виленского Свято-Троицкого монастыря. Правящим архиереем Виленским и Литовским вскоре стал будущий Патриарх Тихон. В 1917 году святитель Тихон представил архимандрита Лаврентия к епископской хиротонии, и он был поставлен во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии.

Святитель Лаврентий был усердным делателем молитвы Иисусовой, учеником и духовным другом оптинских старцев. Однажды оптинский старец Анатолий Зерцалов на вопрос одной женщины, правильное ли она получает духовное руководство у владыки Лаврентия и что ему передать при встрече, ответил: совершенно правильное, и трижды земно поклонился, что и просил передать. Это было незадолго до мученической кончины владыки.

Епископ Лаврентий благословил создание Спасо-Преображенского братства по возрождению церковно-общественной жизни. Тогда же было организовано религиозно-философское общество, просуществовавшее до января 1918 года.

В Нижнем Новгороде епископ жил и служил в Печерском монастыре. Служил часто, любил читать акафисты перед афонским образом Скоропослушницы. За каждой службой говорил проповеди и после литургии благословлял весь народ. Три последние свои проповеди заканчивал одними и теми же словами: «Возлюбленные братья и сестры, мы переживаем совсем особое время — всем нам предстоит исповедничество, а некоторым и мученичество».

В письме патриарху Тихону он говорил: «...оставаясь один на епархии в такое трудное и исключительное время, каждый день и почти каждый час приходится принимать вести одну тревожнее другой, не раз желая - и не решаясь оставить Нижний и приехать в Москву для присутствия на Соборе... Некоторые из арестованных священников отпущены, другие ещё в тюрьме …я с большими трудностями мог добыть себе пропуск и посетить их. Попытки получить разрешение на совершение в тюремной церкви богослужения не увенчались успехом (ибо заведующий — иудей)...».

В конце августа 1918 года чекисты арестовали владыку Лаврентия. В тюрьме ему предложили занять отдельную камеру, но он предпочел остаться в общей и первую ночь провел на голом полу. На следующий день его духовная дочь передала епископу постель. Об этой постели возникло поверье, что того, кто полежит на ней, отпустят домой. И это исполнялось.

Вечером 23 октября (5 ноября по новому стилю) епископа Лаврентия перевели на Воробьевку, в тюрьму ЧК. Вели его через весь город в сопровождении одного вооруженного солдата. По дороге люди подходили за благословением, а следовавшие сзади видели, как он вынимал из кармана платок, по-видимому, плакал. Проходя мимо подворья Пицкого монастыря, епископ остановился. Там праздновался престольный праздник иконы «Всех скорбящих радости» и шла всенощная.

На следующий день епископу Лаврентию было сказано, что принято решение его расстрелять. В качестве издевки владыке предложили помилование, если он откажется от сана. Перед казнью его, и приговоренного вместе с ним протоиерея Алексия Порфирьева, сильно избивали.

У владыки Лаврентия в тюремной камере были Святые Дары. Он причастился сам и причастил отца Алексия.

Епископ был спокоен и радостен. Отец Алексий плакал.

— Почему вы плачете? Нам надо радоваться, — сказал епископ.

— Я плачу о моей семье,— ответил отец Алексий.

— А я готов, — сказал епископ.

Вскоре к ним присоединили бывшего губернского предводителя дворянства Алексея Борисовича Нейдгардта и повели в сад, где уже была вырыта могила, у края которой их всех поставили.

Епископ стоял с воздетыми руками и пламенно молился, отец Алексий сложил руки на груди, стоял с опущенной головой и повторял молитву: «Боже, милостив буди мне грешному».

Русские солдаты отказались стрелять, потому что услышали в этот момент пение Херувимской. Позвали латышей, и они привели приговор в исполнение.

Тела мучеников через несколько дней были сброшены в Волгу.

Проповеди ,письма ,житие свящ.Лаврентия  http://lavrentiy.orthodoxy.ru/life.htm

Иже с ним пострадавшие/
Алексей Борисович Нейдгарт (1 сентября 1863 - 6 ноября 1918), российский политический и государственный деятель, член Государственного совета, сподвижник и родственник П.А.Столыпина, правнук А.В.Суворова.
http://s52.radikal.ru/i136/0911/3d/cd6c7df716c3.jpg

Выходец из известного российского дворянского рода австрийского происхождения (иногда фамилия пишется как Нейдгардт или Нейгардт).

Отец — действительный тайный советник, обер-гофмейстер Высочайшего Двора Борис Александрович Нейдгардт (1819—1900).
Мать — дворянка Мария Александровна Талызина (1831—1904).
Брат — Дмитрий Борисович Нейдгардт (1861 или 1862—1942), сенатор, гофмейстер Высочайшего Двора, член Государственного совета.
Сестра — Ольга Борисовна (1865—1944), супруга председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина.
Сестра — Анна Борисовна (1868—1939), супруга министра иностранных дел Сергея Дмитриевича Сазонова.
Супруга — урождённая княжна Любовь Николаевна Трубецкая (1868—1928, в эмиграции).
Дочь и сын были расстреляны в 1918 в Нижнем Новгороде.

Окончил Пажеский корпус по первому разряду. С августа 1883 — прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка, а с 1884 — подпоручик. 14 марта 1887 вышел в запас, в 1894 уволен с воинской службы в чине гвардии поручика.

Жил в своём имении в Нижегородской губернии. С 1890 — земский начальник. С 1897 — Нижегородский губернский предводитель дворянства (до 1917), почётный мировой судья Княгининского уезда Нижегородской губернии.

С 1901 являлся почетным опекуном Опекунского Совета учреждений Императрицы Марии Фёдоровны по Санкт-Петербургскому присутствию. Щедро жертвовал на нужды и постройку православных церквей Нижегородской губернии, за что неоднократно удостаивался благословения иерархов Православной Церкви и Св. Синода как «ревностный созидатель Божьих храмов». С 1906 состоял ктитором Екатерининского храма при приюте для бедных дворян. На доброхотные пожертвования выстроил в Нижнем Новгороде Народный дом. Был попечителем целого ряда приютов и учебных заведений.

30 июля 1905 — 5 января 1906 — екатеринославский губернатор, действительный статский советник. Уволен в отставку по болезни с причислением к Министерству внутренних дел.

С 1906 — член Постоянного совета дворянских съездов. Также с 1906 — член Государственного совета от Нижегородского губернского земского собрания (до 1915). Первоначально входил в состав Группы центра, в 1911 организовал и возглавил Группу правого центра, которая стала главной опорой правительства П. А. Столыпина в верхней палате (ранее она входила в состав Группы центра и также возглавлялась Нейдгардтом). Был докладчиком по реформе волостного суда. С 1915 — член Государственного совета по назначению. В 1909 был одним из организаторов Всероссийского Национального Клуба, являлся членом его совета старшин.

За труды в Строительном комитете по сооружению в Санкт-Петербурге Феодоровского Собора в память 300-летия царствования Дома Романовых получил Высочайшую благодарность от Императора Николая II и 4 марта 1914 был назначен ктитором храма-памятника.

С 1914 был председателем Комитета Великой княжны Татьяны Николаевны для оказания временной помощи пострадавшим от военных бедствий, входил в состав Верховного Совета по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов. Придерживался последовательно монархических взглядов.

В мае 1917 выведен за штат вместе с другими членами Государственного совета. Уехал в Нижегородскую губернию. В октябре 1917 уволен от службы большевиками.

7 июня 1918 вместе с епископом Лаврентием (Князевым) и настоятелем Нижегородского кафедрального собора священником Алексеем Порфирьевым подписал воззвание к пастве от имени съезда духовенства, призывающее протестовать против закрытия православных храмов, монастырей и конфискации церковного имущества. Вскоре все подписавшие воззвание были арестованы советскими властями, обвинены в призыве к контрреволюционной деятельности и расстреляны.

В 2000 году все три расстрелянных новомученика были канонизированы Юбилейным Архиерейским собором Русской православной церкви.

Алексей Александрович Порфирьев (1856 - 6 ноября 1918), протоиерей, настоятель Нижегородского кафедрального собора.
http://s59.radikal.ru/i163/0911/12/3eb84e1dc6c4.jpg
Родился в многодетной семье крестьянина Симбирской губернии. Окончил Симбирскую духовную семинарию, Санкт-Петербургскую духовную академию в 1882 году со степенью кандидата богословия. Долгие годы служил в священном сане, был возведён в сан протоиерея, являлся настоятелем Нижегородского кафедрального собора. Был большим молитвенником. Из всех икон Божией Матери более всех почитал образ «Всех скорбящих радости».

7 июня 1918 вместе с епископом Лаврентием (Князевым) и бывшим губернским предводителем дворянства Алексеем Нейдгардтом подписал воззвание к пастве от имени съезда духовенства, призывающее протестовать против закрытия православных храмов, монастырей и конфискации церковного имущества. Вскоре все подписавшие воззвание были арестованы советскими властями, обвинены в призыве к контрреволюционной деятельности и приговорены к расстрелу. До этого священнослужителям было предложено снять сан в обмен на жизнь, но они не приняли такое предложение.

После вынесения приговора заплакал, переживая за судьбу своей семьи. Погиб с руками, сложенными на груди, опущенной головой и молитвой мытаря на устах: «Боже, милостив буди мне грешному».

В 2000 году все три расстрелянных новомученика были канонизированы Юбилейным Архиерейским собором Русской православной церкви.

В 2003 году в Михаило-Архангельском соборе в нижегородском Кремле была установлена икона святого Алексея Порфирьева. Эта была первая нижегородская икона святому, погибшему за веру в советское время.

Прп. Арефы Валаамского исп. (1932)
Священномученик Арефа Валаамский (в миру Митренин Александр Фёдорович) родился 21 ноября 1879 года, в городе Кронштадт. Поступил в Валаамский монастырь 26 мая 1902 года. Зачислен в послушники 20 марта 1906 года. Пострижен в монашество с именем Арефа 22 мая 1910 года. Рукоположен в сан иеродиакона 30 июля 1915 года. Посвящён в сан иеромонаха — 28 апреля 1921 года. С февраля 1917 года проходил клиросное послушание на Московском подворье, правил череду священнослужения. В 1925 году он выехал в Финляндию, в Валаамский монастырь, откуда 22 октября был выслан за верность Русской Церкви и Юлианскому календарю.

С 1927 года проживал в часовне Валаамского монастыря в Ленинграде, на Васильевском острове. Арестован 18 февраля 1932 года. Из протокола допроса: «...Против Сов. власти никогда активно не выступал, но советским человеком быть не могу, так как нас, монахов, лишили всего: монастыри и церкви закрывают, священнослужителей высылают; вообще сов. властью везде гонение на религию».

Приговор последовал такой: «Выслать в Казахстан сроком на 3 года с 17/02.1932 г.»

Скончался в ссылке в ноябре 1932 г., погребён в городе Ташкенте, 53-х лет.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания (память 25 января).

Свщмчч. Иоанна Смирнова и Николая Никольского пресвитеров (1937).
Никольский Николай ДмитриевичРодился 30.10.1882, Ярославская обл., П-Володарский р-н, с. Дерменино; священник. Проживал: Ярославская обл., Первомайский р-н, с. Никольское на Ухтоме. Арестован 29 октября 1937 г. Приговорен: Тройка при УНКВД Ярославской обл. 2 ноября 1937 г.
Приговор: ВМН. Расстрелян 6 ноября 1937 г. Реабилитирован 12 января 1960 г. Яроблсуд

(Источник: Книга памяти Ярославской обл.)

Свщмч. Петра Богородского пресвитера (1938)
http://i070.radikal.ru/0911/86/00d8d6155aa4.jpg
Родился 5 января 1878 г. в семье диакона в с. Ильинское-на-Югу Пошехонского уезда Ярославской губ.
Образование: Духовное училище. Ярославская певческая школа (окончил в 1895 г.)
Служение:
     С 1896 г. по 1903 г. псаломщик в с.Старо-Петровское Пошехонского уезда Ярославской губ.
     С 1903 г. по 1906 г. псаломщик Троицкого собора в г. Пошехонье Ярославской губ.
С 1906 г. в течении 10 лет Петр Николаевич работал учителем в сельских школах. С 1916 г. по 1918 г. он работал письмоводителем, а в 1918 г. возвратился к церковному служению в должности псаломщика Успенской кладбищенской церкови в г. Пошехонье, где служил до 1926 г.
В 1926 г. рукоположен в иереи.
С 1926 г. по 1930 г. - священник Сохотского женского монастыря в Ярославской губ.
После закрытия монастыря перешел служить в церковь с. Федоринское Пошехоно-Володарского р-на Ярославской обл.
Арестован 23 декабря 1930 г.
31 нваря 1931 г. осужден по ст.58-10 УК РСФСР. Приговор - ссылка в Северный край.
Жил в ссылке с 1931 г. по 1933 г. В ссылке жилось очень тяжело, голодно, часто приходилось питаться одной травой: многие болели тифом и умирали. Отец Петр ссылку пережил, и, оказавшись на свободе, стал помогать материально оставшемуся там духовенству, старался поддержать и духовно - в частности, епископа Стефана (Виноградова).
В 1933 г. возвращаясь из ссылки, шел пешком 500 км. Поселился в г. Пошехонье-Володарске. Помогал верующим разобраться в обновленческом движении и освободить от обновленцев Успенскую кладбищенскую церковь.
В 1935 г. с разрешения властей в этой церкви начала действовать "тихоновская" православная община, возглавляемая о. Петром, а храм был "поделен" с обновленцами. Обновленцы пытались вновь отобрать Успенский храм у "тихоновцев", строча доносы в органы власти. Отец Петр поддерживал и другие "тихоновские" общины в Пошехонье-Володарском районе, помогая им отстаивать храмы от обновленцев. Не менее энергичным был он и в служении. Никому не отказывал в совершении необходимых треб. Несмотря на запрет властей, крестил "взрослых" детей (в возрасте от 1 до 13 лет), и это был поставлено ему в вину.
11 ноября 1936 г. о. Петр был арестован и обвинен в организации контрреволюционной группы церковников, распространении террористических настроений, проведении нелегальных сборищ, противодействии снятию колоколов, помощи ссыльному духовенству, антисоветских проповедях. Участие в контрреволюционной деятельности священник категорически отрицал. Осужден 15 августа 1937 г. на 8 лет ИТЛ. Заключен в Севвостклаг (Дальний Восток, бухта Ногаево)

Скончался 6 ноября 1938 г. в лагере.
Реабилитация:
1. 28 сентября 1989 г. реабилитирован по году 1931.
2. 27 октября 1989 г. реабилитирован по году 1937.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 6, 11-15; Лк. 16, 19-31). Притча о богатом и Лазаре показывает, что те, которые жили не как должно, спохватятся, но уже не будут иметь возможности поправить свое положение. Глаза их откроются и они ясно будут видеть, в чем истина. Вспомнив, что на земле много слепотствующих, подобно им, они желали бы, чтобы кто-нибудь послан был к ним из умерших для уверения, что жить и понимать вещи надо не иначе, как по указанию Откровения Господня. Но и в этом им откажется, ради того, что Откровение для желающих знать истину само удостоверительно, а для не желающих и не любящих истины неубедительно будет и самое воскресение кого-либо из умерших. Чувства этого приточного богача наверное испытывают все отходящие отселе. И следовательно, по тамошнему убеждению, которое будет убеждением и всех нас, единственное для нас руководство на пути жизни - Откровение Господне. Но там уже такое убеждение для многих будет запоздалым; здесь оно лучше бы пригодилось, да не у всех оно. Поверим, по крайней мере, свидетельству тамошних, перенося себя в состояние их. Сущие в муках не станут лгать; жалея нас, они хотят, чтобы открылись очи наши, да не придем на место их мучения. Об этом предмете нельзя так говорить, как говорим нередко о текущих делах: "авось, как-нибудь пройдет". Нет, уж то не пройдет как-нибудь. Надо быть основательно удостоверенным, что не попадем в место богатого.

******************************************************************************************************************************************
Совершенный мир
  "Твердого духом Ты хранишь в совершенном мире, ибо на Тебя уповает он"
(Ис. 26, 3)

Мир обещан тому, кто уповает на Господа. В чем же состоит это удивительное свойство, дарованное Самим Богом и сохраненное Им в целости для нас? Мир - это то тихое, радостное чувство, которое спокойнее и прочнее обыкновенной радости, достойнее и выше чувства удовольствия. Удовольствие может развлечь нас на время, мимолетная радость заглушает горе на короткий срок, но мир Божий несравненно глубже и того, и другого. Вникните в состояние человека, обладающего совершенным миром, и вы увидите, что этот мир проникает до самой глубины его души, покрывая собою все и составляя основу всей его жизни. Довольство и заботы, радость и горе, здоровье и болезнь постоянно сменяются в течение жизни, но мир преобладает "в твердом духом", независимо от всего остального.
Заметьте, как редко встречается слово "мир" в разговоре светских людей. Для них он недостижим и по их понятиям. Говоря о спокойной жизни, они разумеют лишь отсутствие внешних тревог. Но мир духовный вовсе не зависит от внешних обстоятельств. Жизнь наша может протекать в непрестанном движении. Деятельность, выпавшая на нашу долю, может быть тяжка, утомительна, тревожна, даже противна нам, но все же мы можем с помощью Господа и среди самого беспокойного образа жизни сохранить в душе невозмутимый мир духовный - мир Божий, который "превыше всякого ума" (Флп. 4, 7).

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

20

Во славу Божию и на пользу ближнего !
7 НОЯБРЯ  -Память: .

Мчч. Маркиана и Мартирия (ок. 355).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib3556.jpghttp://days.pravoslavie.ru/jpg/ib3557.jpg


Когда нечестивая ересь Ария, распространяясь, произвела великие раздоры в Христовой Церкви, тогда начались на верующих христиан жестокие гонения как со стороны ариан, так и со стороны идолопоклонников. В это время были преследуемы, мучимы, изгоняемы и убиваемы все, кто признавал Христа Творцом, а не тварью, - вочеловечившимся Богом, а не простым человеком. Особенно ариане усилились с того времени, когда и сам царь Констанций, сын Константина Великого, впал в ту же ересь и приблизил ко двору своему двух великих сановников, Евсевия и Филиппа - ариан, которые ревностно преследовали православных и причиняли зло Христовой Церкви. Так, они были виновниками изгнания и смерти святого отца нашего Павла Исповедника, патриарха Константинопольского 1. Отославши его в Армению 2, они научили своих единомысленников удавить его, что те и исполнили. Вместо него они возвели на патриарший престол Македония 3. И многих других исповедников и учителей благочестия они также погубили различными способами. Среди сих ревнителей Христовой веры были двое, Маркиан и Мартирий, которые своим учением и писаниями украшали Церковь Божию и, "яко два церковная сосца, учения млеко источа, духовная чада напаяху" 4. Ранее они состояли при упомянутом святом исповеднике Павле: Маркиан чтецом, а Мартирий иподиаконом. Были же они нотариями 5, писавшими учения патриарха и излагавшими деяния, коими утверждалось благочестие. Вместе с тем, они и сами были великими проповедниками слова Божия и поборниками Церкви, которую они, подобно двум щитам, защищали от еретических стрел. Господь дал им, как верным ученикам Своим, уста и премудрость, которой не могли ни противоречить, ни противустать все, противившиеся им (Ср. Лк.21:15), - ариане. По изгнании и смерти святого Павла, ересеначальники обратили свой яд на учеников его, Маркиана и Мартирия. Прежде всего, скрыв свою злобу в лукавстве, как искру огня в пепле, они пытались хитрою лестью обратить их от православия к своему нечестию. Они предлагали угодникам Божиим много золота, обещали исходатайствовать им у царя великие милости, возвести их на архиерейские кафедры и сделать их обладателями больших имений, если только они согласятся со вводимою ими ересью. Но угодники Божии презрели все сие: золота не приняли, обещанные им почести отвергли и над лукавством нечестивых посмеялись, предпочитая принять, ради благочестия, поношение, бесчестие, муки и даже смерть, нежели, живя в ереси, пользоваться богатством, славою и почетом. Тогда еретики, видя, что ничем не могут склонить святых исповедников к своему зловерию, осудили их на смерть, которой святые желали, ради Христа, больше самой жизни. Когда они были схвачены и приведены на место казни, то попросили себе немного времени для молитвы. Возведя очи к небу, и воздевши руки, они молились:

- Господи Боже, создавши невидимо сердца наши, устрояющий все дела наши, приими с миром души рабов Твоих, ибо мы умерщвляемся за Тебя и вменились, как овцы заколения (Пс.32:15; 43:23). Мы радуемся, что такою смертью исходим из сей жизни ради Твоего имени. Сподоби нас быть причастниками вечной жизни у Тебя, Источника жизни.

Так помолившись, они преклонили под меч свои святые главы и были казнены злочестивыми арианами за исповедание Божества Иисуса Христа. Некоторые из верующих взяли их честные мощи и погребли у ворот Меландийских, в том же городе Константинополе. Впоследствии святой отец наш Иоанн Златоуст построил в память их церковь, в которой подавались болящим различные исцеления, по молитвам святых мучеников, во славу Бога, прославляемого в Троице во веки. Аминь.

Кондак, глас 4:
Подвигшеся добре от младенства, Маркиане с мудрым Мартирием, отступника Ария низложисте, невредну сохранше православную веру, Павлу последующе мудрому учителю. Темже с ним обретосте живот, яко Троицы поборницы изряднейшии.
_________________________
1 Павел Исповедник был Константинопольским патриархом с 340 по 350 г. Память его совершается 6 ноября.
2 Армения - область, находящаяся к западу от Малоазийского полуострова, к югу от Иверии, или Кавказа, к северу - от Тигра и Евфрата.
3 Македоний был основателем новой ереси. Духа Святого он не признавал Богом, а считал Его тварным существом, не имеющим участия в Божестве и славе Отца и Сына. Ересь Македония была осуждена на 2-и Вселенском соборе при Феодосии Великом, в 381 г.
4 Минея служебная, октябрь, 25-й день, песнь 4.
5 Нотарий - собственно значит скорописец. В первые века по Р.X. так назывались императорские секретари, скреплявшие акты. При Константине Великом была учреждена тайная канцелярия нотариев, которые вели протоколы самых важных государственных совещаний. В это же время и секретари Константинопольского патриарха также назывались нотариями.

0

21

............................продолжение от 7 ноября

Прав. Тавифы (I).
http://i080.radikal.ru/0911/4b/ad8d585aecc2.jpg
Святая праведная Тавифа (I), женщина добродетельная и милосердная, принадлежала к христианской общине в Иоппии. Случилось так, что она, тяжело заболев, умерла. В то время недалеко от Иоппии, в Лидде, проповедовал святой апостол Петр. К нему были посланы гонцы с убедительной просьбой о помощи. Когда апостол пришел в Иоппию, праведная Тавифа была уже мертва. Преклонив колена, первоверховный апостол сотворил горячую молитву ко Господу. Затем подошел к одру и воззвал: "Тавифа, встань!" Она поднялась совершенно здоровой (Деян. 9, 36).

Тропарь
Днесь вера Христова утверждается камнем веры, / и ликовствует в веселии Иоппия, / псаломски славословят Жизнодавца Сына Божия вернии, / видяще совершаемо велие чудо: / первоверховный апостол глаголет, / и умершая востает от гроба, / юже Низложитель смерти дарует Церкви, / да украшаются во образ ея добродетельми люди. / Приидите убо, христиане, / принесем ко святей моления наша: / блаженная Тавифо и милосердная, / вознеси наша воздыхания Пресвятей Троице / и молися со дерзновением, / да сынове Света Превечнаго будем, / да сподобимся Божия милости, / да пребываем в любви Божественней, / и да царствует мир во вселенней.

Мч. Анастасия (III).
Св. Анастасий был валяльщик сукон. Явившись из Аквилеи (гор. в сев. Италии) в Салону, приморский город в Далмации, он исповедал Христа, за что и претерпел мученическую кончину в царствование Диоклитиана (284-305)Он добровольно явился к мучителям и смело исповедал Христа Истинным Богом и Творцом всего. За такую твердость в истинной вере он был усечен мечом, и тело его было брошено в море. Одна благочестивая женщина после больших усилий постаралась достать святые мощи из моря и, умастив их благовониями и облекши погребальными одеждами, положила их в своей домашней церкви . Многие исцеления были совершены при гробе святого. Эта благочестивая женщина - богатая матрона Асклепсия - обещала награду тому, кто извлечет святые мощи. Когда святые мощи были найдены африканцами, слуги госпожи принудили отдать их только тем, что хотели донести на них начальникам. Африканцы при этом взяли часть мощей, думают, главу, и отправили ее в Африку.

(Жития святых по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского)

Прпп. Мартирия диакона и Мартирия затворника, Печерских (XIII-XIV).
Мартирий Печерский, диакон .Подвизался в XIV веке в Киево-Печерском монастыре. Угодив Богу чистотой и строгой постнической жизнью, был еще при жизни своей прославлен даром чудотворений. Святые мощи его почивают в Дальних (Феодосиевых) пещерах.
Его святое имя вспоминается в 7 песни канона преподобным Дальних пещер. Здесь прославляются его трудолюбие, праведность и сердечная чистота, а также дар изгнания бесов и исцеления недугов.
http://s41.radikal.ru/i093/0911/c3/0b4f73c51369.jpg
Тропарь Мартирию, диакону Печерскому, в Дальних пещерах, глас 1:
Служивый в чину диаконства Господеви добре,/ честный иеродиаконе Мартирие, / и тамо яко слуга Господень обретыйся, / идеже и Господь твой, / молися Ему и о нас, / да подаст нам велию милость.

Преподобный Мартирий Печерский, затворник жил и подвизался в XIII-XIV вв. в Киево-Печерском монастыре. Биографические данные неизвестны. Святые мощи его почивают в Дальних (Феодосиевых) пещерах.
http://i038.radikal.ru/0911/67/47db4c050c80.jpg

http://i052.radikal.ru/0911/87/677c62614c11.jpg

...............................новомученики:
Прп. Матроны (Власовой) инокини, исп. (1963).
http://i073.radikal.ru/0911/54/e64055ea159d.jpg
Память 25 октября, в Соборе новомученикови исповедников Российских и в Соборе Дивеевских святых
Родилась в 1889 году в селе Пузо (ныне с. Суворово) Нижегородской губернии, в крестьянской семье. Шести лет от роду она осталась сиротой и была отдана на воспитание в Серафимо-Дивеевский монастырь. У девочки обнаружились способности к рисованию, и живопись стала ее послушанием. Так в послушании и молитве инокиня Матрона прожила в обители до самого ее закрытия в 1927 году.
Инокиня Матрона вместе с тремя дивеевскими сестрами поселилась в селе кузятове Ардатовского района. Сестры прислуживали в церкви, зарабатывали рукоделием, вели жизнь тихую и мирную, но и это вызывало недовольство местной власти. Их арестовали в апреле 1933 года по обвинению в антисоветской агитации. 21 мая 1933 года инокиня Матрона была приговорена к трем годам заключения в Дмитровском лагере Московской области.
После отбытия срока заключения она устроилась при церкви в селе Веригене Горьковской области и исполняла обязанности певчей, сторожа и уборщицы храма. 10 ноября 1937 года матушку арестовали во второй раз, обвинили в принадлежности к «контрреволюционной церковно-фашистской организации» и приговорили к десяти годам заключения в Карлаг, где она работала в больнице уборщицей.
Начальство отмечало ее добросовестную работу и скромное поведение. После освобождения инокиня Матрона поселилась в селе Выездном близ Арзамаса. Главным занятием ее по-прежнему было служение в церкви.
19 октября 1949 года инокиню Матрону вновь арестовали по материалам старого дела 1937года. Ее обвинили в проведении «вражеской работы», пытались заставить оговорить священника церкви с. Веригина. Но усилия следователей ни к чему не привели. В деле даже имеется справка о том, что «лиц, скомпрометированных показаниями арестованной Власовой М. Г., в следственном деле не имеется».
Матушку отправили в ссылку в с. Каменка Луговского района Джамбульской области Казахской ССР. Ее брат Андрей в 11954 году написал ходатайство о помиловании сестры. Последние годы жизни инокиня Матрона проживала у брата в родном с. Пузо.
Односельчане вспоминают, что матушка была очень смиренной, тихого нрава. Большую часть дня она молилась. Храм был закрыт, и службы дивеевскими сестрами «правились» по домам, несмотря на многие запреты и преследования. Инокиня Матрона мирно скончалась 7 ноября 1963года. Ее похоронили слева от могил мучениц Евдокии, Дарии, Дарии и Марии Пузовских.
6 октября 2001  года решением Священного Синода инокиня Матрона (Власова) была причислена к лику святых. Мощи присп. Матроны были обретены 5 сентября 2007 г. Теперь они покоятся в домовой церкви равноап. Марии Магдалины Серафимо-Дивеевского монастыря.

Обретены мощи дивеевской преподобноисповедницы Матроны (Власовой)

24.09.2007 В селе Суворово Нижегородской области были обретены честные мощи дивеевской преподобноисповедницы Матроны (Власовой), умершей 25 октября/7 ноября 1963 года.
Работы по обретению мощей начались 17 сентября. Все время священнослужители монастыря читали молебный канон и молитву. Всеми работами руководил археолог Юрий Смирнов. Святые мощи были доставлены в Серафимо-Дивеевский монастырь и положены в домовой церкви равноапостольной Марии Магдалины.
«Для нас обретение этих мощей радостно и дорого, так как мощи других дивеевских новомучеников нам недоступны, – рассказывает настоятельница Серафимо-Дивеевского монастыря игумения Сергия (Конкова). – Преподобноисповедница Матрона трижды находилась в заключении. Но из последней ссылки была освобождена по ходатайству брата, поэтому последние годы она доживала в родном селе.
Благодаря тому что раскопки совершались под руководством опытного археолога, все работы были проведены быстро. Честные мощи преподобноисповедницы Матроны станут еще одной святыней, которую Господь дал нашей обители, чтобы мы просвещались и укреплялись в исповедании православной веры.

Тропарь

Скорби, гонения, болезни многия / в годину лютых испытаний претерпевшая/ и верою твердою первым мучеником христианским уподобившися,/ преподобноисповеднице Матроно,/ молися ко Господу/ о спасении душ наших.
http://www.nne.ru/news_pr.php?id=2220

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Фес. 1, 1-5; Лк. 10, 22-24). "Кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть". Сын же был на земле и все нужное нам открыл Сам и через Духа Святого, действовавшего в апостолах. Следовательно, что найдешь в Евангелии и апостольских писаниях, то только и будешь и можешь знать об Отце и Божеских вещах. Больше этого не ищи и помимо этого не думай где либо еще найти истину о Боге и планах Божиих. Каким великим сокровищем обладаем мы!. . Все уже сказано. Не ломай головы, а только с верою прими что открыто. Открыто, что Бог един по существу и троичен в лицах -Отец, Сын и Святый Дух, прими это верою и содержи так. Открыто, что Триипостасный Бог все создал словом, все содержит в деснице Своей и о всем промышляет, прими это верою и содержи так. Открыто, что мы были в блаженном состоянии и пали, и что для восстановления и искупления нас Сын Божий, второе лицо Пресвятой Троицы, воплотился, пострадал, умер на кресте, воскрес и вознесся на небо, - прими это верою и содержи так. Открыто, что желающий спастись должен уверовать в Господа и, приняв божественную благодать во св. таинствах, с помощью ее, жить по заповедям Господним, борясь со страстями и похотями посредством соответствующих подвигов, - прими это верою и делай так. Открыто, что кто живет по указанию Господню, тот по смерти поступает в светлые обители, предначаток вечного блаженства, а кто не живет так, тот по смерти предначинает испытывать муки адские, - прими это верою и тем вразумляй и воодушевляй себя на добро и подвиги. Так и все с верою принимай и верно храни. Нет надобности ломать голову на придумывание чего-либо своего; и тех, которые умничают много, не слушай, ибо они пошли не зная куда.
******************************************************************************************************************************************
Когда Господь молчит
"Он не отвечал ей ни слова"
(Мф. 15, 23)
Кто не приходил ко Христу со своей тяжелой ношей, кто не взывал к Нему среди глубокой скорби и кому не казалось порой, что Господь молчит, не внимая его мольбам? На многие горячие молитвы Он как будто не отвечает ни слова. Нам сказано: "Просите, и дано будет вам, ищите, и найдете; стучите, и отворят вам" (Мф. 7, 7). Однако бывают времена, когда нам не дается то, о чем мы просим всею душою; когда мы не находим то, чего ищем, когда мы стучим в дверь, и она остается закрытою.
Нам кажется тогда, что Господь так, далеко отошел от нас, что до Него не доходит наш молитвенный вопль. Ничего нет ужаснее этого чувства отчуждения, удаления от Господа. Мы готовы терпеть все от Него, только не это. Тогда мы взываем к Нему из глубины души: "Не будь безмолвен для меня, чтобы при безмолвии Твоем я не уподобился нисходящим в могилу" (Пс. 27, 1).
Но не будем предаваться унынию; вспомним о женщине хананеянке, проявившей такую глубокую веру. Ее ничто не могло ожесточить и остановить в пламенной мольбе к Спасителю. Испытав эту веру, Господь ответил ей.
Будем же помнить и мы, что "рука Господня не сократилась на то, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать" (Ис. 59, 1). Он всегда нас видит, Он слышит нашу мольбу. Солнце невидимо для нас светит за тучами, но придет время, когда свет Господень озарит нас, и Господь даст нам почувствовать, что наша молитва дошла до Него.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

22

Во славу Божию и на пользу ближнего !
8 НОЯБРЯ  -Память:

Вмч. Димитрия Солунского (ок. 306)
http://s41.radikal.ru/i091/0911/1b/7aca03d779fd.jpg

Святой великомученик Димитрий, сын благородных и благочестивых родителей, происходил из города Солуни, где отец его был воеводою. В то время нечестивые цари воздвигли на христиан жестокое гонение; посему отец Димитрия, тайно веровавший в Господа нашего Иисуса Христа и исполнявший Его заповеди, не осмеливался явно исповедовать пресвятое Его имя, боясь страшных угроз язычников. Внутри палат своих в сокровенной горнице он имел две святые иконы, украшенные золотом и каменьями; на одной из них было изображение Господа нашего Иисуса Христа, а на другой – Пресвятой Богоматери; пред сими иконами он возжигал свечи, воскурял фимиам. В сей уединенной храмине он вместе с супругой своей часто возносил молитвы Истинному Богу, в вышних живущему, Единородному Сыну Его и Пренепорочной Владычице. Сии благочестивые супруги щедро оделяли нищих милостыней и никогда не отказывали людям нуждающимся. Одно лишь сильно печалило их: не было у них детей. Они усердно просили Господа, чтобы Он даровал им наследника, и спустя несколько времени желание их исполнилось.

Всевышний внял их молитвам и даровал им сына, святого Димитрия. Велико было ликование родителей, сильно они благодарили Господа. Вся Солунь разделяла радость своего воеводы, который устроил трапезу для всего города, особенно же для убогих.

Когда отрок возрос и мог уже постигать истину, родители ввели его в храмину, где были святые иконы и, указывая на них, сказали:

– Вот изображение Единого Истинного Бога, сотворившего небо и землю, а это – образ Пресвятой Богородицы.

Они научили его святым заповедям Христовым, объяснили ему все, чрез что человек может познать Господа нашего Иисуса Христа и представили ему, насколько суетна и пагубна вера в скверных богов языческих.

С сего времени Димитрий, вразумляемый как словами своих родителей, так в особенности наставляемый свыше Духом Святым, познал истину: уже Божия благодать почивала на нем; всей душой уверовал он в Господа и, поклоняясь святым иконам, с благоговением лобызал их.

Тогда родители Димитрия, призвав священника и некоторых известных им христиан, в потаенном своем храме крестили отрока во имя Отца и Сына и Святого. Духа.

Восприняв святое крещение, Димитрий поучался истинной вере, возрастал как годами, так и разумом, поднимался и выше и выше по лествице добродетелей – и благодать Божия в более просвещала и вразумляла его.

Когда Димитрий достиг совершеннолетнего возраста, родители его переселились из сей временной жизни, преподав своему сыну пример Богоугодной жизни и оставив его наследником всего имения.

Между тем царь Максимиан, узнав о смерти воеводы Солунского, призвал к себе сына его, святого Димитрия. Заметив, что он разумен и храбр в боях, царь назначил его правителем всей Солунской области; поручая ему такую должность, сказал:

– Сохраняй родной твой город и очисти его от нечестивых христиан, предавай смерти каждого, кто только призовет имя Распятого.

Приняв царское назначение, Димитрий возвратился домой и с честью был встречен жителями города. Уже давно он желал утвердить в родном городе свет истинной веры и скорбел, когда видел, что жители Солуни покланялись бездушным идолам. Теперь, по прибытии в город, тотчас же пред всеми он начал исповедовать и прославлять Господа нашего Иисуса Христа; он всех поучал заповедям Христовым, обращал язычников к святой вере и искоренял скверное многобожие; словом, он был для солунян вторым апостолом Павлом. Слух о сем скоро дошел и до самого Максимиана. Царь, узнав, что поставленный им правитель Димитрий – христианин и многих уже обратил в свою веру, сильно разгневался. Как раз в то самое время, возвращаясь с Сарматской 1 войны, царь остановился в Солуни. Еще до прибытия Максимиана в город, Димитрий поручил своему верному слуге по имени Луппу, все имущество, доставшееся ему после родителей, золото, серебро, драгоценные каменья и одежды и велел все сие раздать бедным и нуждающимся.

– Раздели сие богатство земное между ними, – прибавил святой, – будем искать себе богатства небесного.

А сам стал молиться и поститься, готовясь таким образом к венцу мученическому. Царь немедленно начал узнавать, правда ли то, что слышал он о Димитрии? Бестрепетно выступив пред царем, Димитрий исповедал себя христианином и стал порицать языческое многобожие. Злой мучитель тотчас же приказал заключить исповедника истинной веры в темницу. Войдя туда, святой молился словами пророка Давида: «Поспеши, Боже, избавить меня, [поспеши], Господи, на помощь мне» (Пс.69:2). «Ибо Ты – надежда моя, Господи Боже, упование мое от юности моей. На Тебе утверждался я от утробы; Ты извел меня из чрева матери моей; Тебе хвала моя не престанет. Радуются уста мои, когда я пою Тебе, и душа моя, которую Ты избавил; и язык мой всякий день будет возвещать правду Твою» (Пс.70:5, 6, 23, 24).

Как в светлом чертоге сидел Димитрий в темнице, хваля и прославляя Бога. Диавол, желая устрашить его, обратился в скорпиона и хотел уязвить святого в ногу. Ознаменовав себя крестным знамением, святой безбоязненно наступил на скорпиона, произнося слова Давида: "на аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона" (Пс.90:13).

Проводя таким образом время в темнице, святой удостоился посещения ангела Божия; в ярком свете предстал пред ним небесный посланник с прекрасным райским венцом и сказал:

– Мир тебе, страдалец Христов, мужайся и крепись! Святой же отвечал:

– Радуюсь о Господе и веселюсь о Боге Спасе моем! Сие явление ангела утешило и ободрило святого страдальца; еще сильнее желал он запечатлеть своею кровью исповедание истинной веры Христовой.

Между тем царь устроил игры и стал забавляться зрелищами. Был у него один выдающийся боец, родом Вандал 2, по имени Лий. Приказав для него построить высокие подмостки, Максимиан с большим удовольствием смотрел на то, как Лий борется с своими противниками и, низвергая их с высоты на копья, предает их мучительной смерти. Среди зрителей находился один юноша – христианин – по имени Нестор; узы духовной дружбы соединяли его со святым Димитрием, который был его наставником в вере. Видя, что Лий многих убивает и особенно сильно губит христиан, – последних насильно заставляли вступать в бой с Лием, – сей юноша, воспрянув духом, пожелал сразиться с царским борцом. Но прежде, нежели вступить в бой, он отправился в темницу к святому Димитрию. Здесь Нестор рассказал ему все, что делает Лий, сообщил, что желает вступить в борьбу с сим немилосердным губителем христиан и просил у святого благословения и молитвы. Ознаменовав его крестным знамением, Димитрий предрек ему:

– Ты одержишь победу над Лием и претерпишь муки за Христа!

Подойдя к месту зрелища, Нестор во всеуслышание воскликнул:

– Боже Димитриев, помоги мне в борьбе с моим противником!

Затем, вступив в бой с Лием, он одолел царского борца и сбросил его вниз с помоста на острые копья. Гибель Лия сильно опечалила царя; он тотчас же приказал предать смертной казни блаженного Нестора 3. Но сие не могло утешить Максимиана, весь день и всю ночь жалел он о смерти Лия. Узнав, что Нестор вступил в единоборство с Лием по совету и благословению Димитрия, царь повелел и святого великомученика пронзить копьями.

– Лий, – думал беззаконный мучитель, – был низринут рукою Нестора на острия копий; какую смерть претерпел он, такую же должно претерпеть и святому Димитрию, пусть он погибнет тою же смертью. какой погубил и нашего любимого борца Лия.

Но безумный мучитель прельщался, полагая, что смерть праведника и грешника одинакова; он заблуждался в сем, ибо смерть грешников люта, а кончина святых честна пред очами Господа.

Лишь только забрезжилось утро 26 октября, в темницу к Димитрию вошли воины; они застали святого мужа стоящим на молитве, и тут же устремились на него и пронзили копьями. Так предал сей исповедник Христов в руки Создателя честную и святую свою душу 4.

Ночью христиане тайно взяли тело святого, бесчестно поверженное в прахе, и благоговейно погребли его.

На месте блаженной кончины святого великомученика находился верный раб его, вышеупомянутый Лупп; он благоговейно взял ризу своего господина, орошенную его честною кровью, в которой омочил и перстень. Сею ризою и перстнем он сотворил много чудес, исцеляя всякие болезни и изгоняя лукавых духов.

Слух о таких чудесах разнесся по всей Солуни, так что все больные стали стекаться к Луппу. Узнав о сем Максимиан приказал взять блаженного Луппа и отрубить ему голову. И так добрый раб последовал за господином своим, святым Димитрием, в обители небесные.

Когда уже прошло много времени и гонение на христиан прекратилось, над гробом святого Димитрия воздвигли небольшой храм; здесь совершалось много чудес, и много болящих получали исцеления от своих недугов. Один иллирийский знатный вельможа по имени Леонтий 5, впал в тяжкий, неизлечимый недуг. Слыша о чудесах святого страстотерпца, он с верою обратился к святому великомученику Димитрию. Когда его внесли в храм и положили на том месте, где были погребены мощи святого великомученика, он тотчас получил исцеление и встал совершенно здоровым, благодаря Бога и прославляя Его угодника святого Димитрия.

По чувству благодарности к святому Леонтий захотел выстроить в честь сего славного великомученика великую и прекрасную церковь. Прежний небольшой храм был разобран и вот, когда стали копать ров для фундамента, были обретены мощи святого великомученика Димитрия. совершенно целые и без всякого тления; из них истекало благовонное миро, так что весь город наполнился благоуханием.

На сие духовное торжество собралось много народа. С великим благоговением святые мощи были взяты из земли, причем бесчисленное множество больных получали исцеление чрез помазание истекавшим миром 6. Леонтий радовался не столько о своем исцелении, сколько об открытии святых мощей. Скоро окончил он начатое дело и построил на том месте прекрасный храм во имя святого Димитрия. Здесь в ковчеге, окованном золотом и серебром и украшенном драгоценными камнями, и были положены честные мощи великомученика. Но заботы Леонтия простирались еще далее: он купил села и виноградники и отдал их на содержание служащих при сей церкви. Когда пришло ему время возвратиться на родину, он задумал взять с собою некоторую часть мощей святого, чтобы в своем городе построить церковь во имя Димитрия. Но святой, явившись, запретил ему отделять какую бы ни было часть мощей. Тогда Леонтий взял только обагренную кровью святого плащаницу и, вложив ее в золотой ковчег, отправился к себе в Иллирию. Во время путешествия от той плащаницы по молитвам святого произошло много чудес. Раз Леонтию во время своего возвращения надлежало переправляться чрез одну реку, которая сильно разлилась и грозно бушевала 7; страх и ужас охватили его, но вдруг пред ним предстал святой Димитрий и сказал:

– Возьми ковчег с плащаницей в руки и перестань бояться.

Леонтий поступил по совету святого: и сам он и бывшие с ним все благополучно переправились. Когда он возвратился к себе на родину, то прежде всего построил прекрасный храм во имя святого великомученика Димитрия. Призывая с верою имя сего великого подвижника Христова, Леонтий по молитвам святого сотворил чудеса. Правитель Иллирии был сильно болен, так что гной и струпья покрывали все его тело от головы до ног. Но Леонтий избавил болящего от его тяжкого недуга, обратившись с молитвой к святому Димитрию; также дивно исцелил он одного кровоточивого, уврачевал другого беснующегося; много и других чудес там произошло по молитвам святого. Но особенно много было чудес в Солуни, где почивали мощи сего великомученика.

Однажды в храме, посвященном святому великомученику произошел пожар. Особенно сильно повреждена была серебряная сень над мощами угодника Божия: от огня она расплавилась. Бывший в то время архиепископ Евсевий весьма заботился о том, чтобы вновь сделать сень. Но у него было слишком мало серебра. В сем храме находился серебряный трон, оставшийся совершенно неповрежденным во время пожара. Сей трон и задумал архиепископ перелить на сень ко гробу святого, но пока еще не сообщал никому о своем намерении. В то же самое время при сем храме был один благочестивый пресвитер, по имени Димитрий. Святой великомученик явился ему и сказал:

– Иди и скажи епископу города: не дерзай переливать трона, который находится в моем храме.

Димитрий тотчас же отправился к Евсевию и сказал ему, чтобы он отказался от своего намерения. Архиепископ сначала сильно был поражен словами пресвитера, но потом, полагая, что Димитрий мог как-нибудь узнать его намерение, перестал дивиться сему и даже сделал выговор пресвитеру. Спустя несколько дней архиепископ уже приказал явиться к себе мастерам. В это самое время к Евсевию вторично пришел пресвитер Димитрий и сказал:

– Святой великомученик снова явился мне грешному в сонном видении и приказал сказать тебе: ради любви ко мне не переливай трона.

Архиепископ также сурово отпустил пресвитера, но однако пока не велел переливать трона. Чрез несколько времени он опять хотел было отдать трон, но святой Димитрий, явившись тому же пресвитеру сказал:

– Не унывайте, я сам забочусь о моем храме и городе предоставьте мне самому попечение о том.

Тогда архиепископ уже не мог воздержаться от слез и сказал всем окружающим:

– Подождем немного, братие, ибо нам обещал свою помощь сам угодник Христов.

Не успел архиепископ кончить своей речи, как пришел один солунский гражданин, по имени Мина, и принес с собою 75 фунтов серебра.

– Часто святой Димитрий, – говорил Мина, – избавлял меня от опасностей и даже спасал от смерти. Я уже давно хотел сделать пожертвование в храм моего милостивого покровителя и дивного заступника. Ныне с самого утра какой-то голос побуждал меня:

– Ступай и сделай то, что намеревался давно сделать. Отдавая серебро, Мина пожелал чтобы сие серебро было истрачено на сень ко гробу великомученика. После сего явились и другие граждане солунские и также принесли серебро. Из пожертвований была сделана прекрасная сень к гробнице святого великомученика Димитрия.

В царствование императора Маврикия 8 авары 9 потребовали большой дани от жителей Византии, но Маврикий отказался исполнить их требование. Тогда они собрали громадное войско, в состав которого входили главным образом славяне, и решили взять Солунь, отличавшуюся своей обширной торговлей и великими богатствами. Хотя император Маврикий и прислал в сей город войско, но свирепствовавшая незадолго перед тем язва сильно уменьшила число Солунских жителей, да и число неприятельского войска было громадно: оно простиралось до 100000. Еще дней за 10 до прибытия врагов, святой Димитрий явился архиепископу Евсевию и сказал, что городу грозит страшная опасность. Но солуняне думали, что неприятельское войско приблизится к городу еще не скоро. Вдруг, вопреки ожиданию, неприятель показался недалеко от городских стен. Он даже мог бы беспрепятственно войти ночью в город, но могущественная десница Всевышнего, по молитвам святого Димитрия, остановила дивным образом страшных врагов недалеко от города. Враги приняли один из укрепленных монастырей, находившихся вне города, за самую Солунь и простояли под ним целую ночь; на утро они заметили свою ошибку и устремились на сам город. Неприятельские отряды прямо пошли на приступ, до тут на городской стене на глазах у всех появился святой Димитрий в виде вооруженного воина, и первого из неприятелей, который поднялся на стену, он поразил копьем и сбросил со стены Последний, падая, увлек за собою других наступавших – ужас тогда вдруг овладел врагами, – они немедленно отступили. Но осада не окончилась, она только еще начиналась. При виде множества врагов, отчаяние овладело даже самыми храбрыми. Все сначала думали, что гибель города неизбежна. Но потом, видя бегство врагов и покровительство дивного заступника, жители ободрились и стали уповать, что защитник Солуни, святой Димитрий, не оставит своего родного города и не допустит, чтобы он достался врагам. А между тем неприятели начали осаждать город, придвинули орудия и стали потрясать основания городских стен; тучи стрел и камней, пущенных из метательных орудий, застилали свет дневной – вся надежда оставалась на помощь свыше, и толпы народа наполняли храм во имя святого Димитрия. В то время в городе был один богобоязненный и весьма добродетельный человек, по имени Иллюстрий. Придя ночью в церковь святого великомученика Димитрия, он в церковном притворе горячо молился Богу и Его славному угоднику об избавлении города от врагов, и вдруг сподобился узреть дивное видение: пред ним предстали два неких светлых юноши, кои были похожи на царских телохранителей – то были ангелы Божии. Двери храма сами распахнулись пред ними, и они вошли внутрь церкви. Иллюстрий последовал за ними, желая посмотреть, что будет потом. Войдя, они громогласно сказали:

– Где находится господин, живущий здесь?

Тогда явился другой юноша, по виду похожий на слугу, и спросил их:

– Для чего он нужен вам?

– Господь послал нас к нему, – отвечали они, – чтобы сказать ему нечто.

Указав на гроб святого, слуга-юноша сказал:

– Вот он!

– Возвести ему о нас, – сказали они.

Тогда юноша поднял завесу, и оттуда навстречу пришедшим вышел святой Димитрий; видом он был такой, как его изображают на иконах; от него исходил яркий свет, подобный солнечному. От страха и ослепительного блеска Иллюстрий не мог смотреть на святого. Пришедшие юноши приветствовали Димитрия.

– Благодать да будет с вами, – ответствовал святой, – что побудило вас посетить меня?

Они же отвечали ему:

– Владыка послал нас, повелевая тебе оставить город и пойти к Нему, ибо Он хочет предать его в руки врагов.

Услышав сие, святой преклонил голову и молчал, проливая горькие слезы. А юноша-слуга сказал пришедшим:

– Если бы я знал, что пришествие ваше не принесет радости моему господину, не сказал бы ему о вас.

Тогда и святой начал говорить:

– Так ли изволил Господь мой? такова ли воля Владыки всяческих, чтобы город искупленный честною кровью, предать в руки врагов, которые не знают Его, не веруют в Него и не чтут Его святого имени?

На сие пришедшие отвечали:

– Если бы не изволил так Владыка наш, не послал бы Он нас к тебе!

Тогда Димитрий сказал:

– Ступайте, братие, скажите Владыке моему, что раб Его Димитрий говорит так:

– Знаю я щедроты Твои, человеколюбивый Владыко Господи; даже беззакония всего мира не могут превзойти милосердия Твоего; ради грешных Ты пролил Свою святую кровь, Ты положил за нас душу Свою; прояви же ныне милость Свою на сем городе и не повелевай мне оставлять его. Ты Сам поставил меня стражем сего города; позволь мне подражать Тебе, моему Владыке: дай мне положить душу свою за жителей сего города, и если им суждено погибнуть, то погибну и я вместе с ними; не погуби же, Господи, города, где все взывают к Твоему святому имени; если люди сии и согрешили, они все-таки не отступили от Тебя: ведь, Ты Бог кающихся.

Пришедшие юноши спросили Димитрия:

– Так ли отвечать нам пославшему нас Владыке?

– Да, отвечайте так, – сказал он, – ибо я знаю, что Господь "не до конца гневается, и не вовек негодует" (Пс.102:9).

Сказав сие, святой вошел в гробницу, и священный ковчег затворился; а беседовавшие с ним ангелы стали невидимы. Вот что сподобился узреть Иллюстрий в чудесном и страшном видении. Наконец, придя в себя, он упал на землю, благодарил святого за попечение о городе, возносил ему хвалу за то, что он молил Владыку не предавать жителей Солуни в руки врагов. Утром Иллюстрий рассказал обо всем виденном гражданам и ободрял их мужественно бороться с неприятелями. Услыхав рассказ Иллюстрия, все со слезами просили Господа, чтобы Он ниспослал им милость, и призывали на помощь святого Димитрия. Заступлением святого, город остался цел: в скором времени враги отступили от стен с великим стыдом, не имея сил взять город, хранимый славным угодником Божиим. На седьмой день осады враги без всякой видимой причины обратились в беспорядочное бегство, побросав свои палатки и метательные орудия. На следующий день некоторые из врагов вернулись и рассказали следующее:

– С самого первого дня осады мы видели у вас такое множество защитников, что они далеко превосходили наше войско. Мы думали, что воинство ваше скрывается у вас за стенами. Вчера оно вдруг устремилось на нас, и мы побежали.

Тогда изумленные граждане спросили: "кто предводительствовал войском?"

– Мы видели, – отвечали возвратившиеся враги, – огненного сияющего мужа на белом коне в белоснежной одежде.

Граждане Солунские, слыша сие, поняли, кто обратил врагов в бегство. Так святой Димитрий защитил свой город.

Вскоре после того, как неприятели отступили от Солуни, другое бедствие обрушилось на сей город. Враги, в великом множестве, опустошали во время осады все хлебные запасы, так что в самом городе произошел великий голод: люди в большом числе стали умирать от недостатка пищи. Видя, что его родной город гибнет от голода, святой несколько раз являлся на кораблях, плававших в море, обходил пристани и многие острова, повелевая повсюду кораблям с пшеницею плыть в Солунь, и таким образом избавил от голода свой город 10.

Когда благочестивый царь Юстиниан 11 выстроил прекрасный и великолепный храм в Царьграде во имя Премудрости Божией, он послал в Солунь честных мужей, чтобы они принесли оттуда некоторую часть мощей святого на украшение и освящение вновь воздвигнутого храма. Придя в Солунь, посланные приблизились к честному ковчегу, где почивали мощи великомученика, чтобы исполнить царское повеление; вдруг из ковчега вырвался столб пламени, осыпав всех целым снопом искр, и из огня послышался голос:

– Стойте и не осмеливайтесь.

Объятые страхом, присутствовавшие упали на землю; затем посланные, взяв только несколько земли с того места возвратились к царю и рассказали ему обо всем случившемся с ними. Все слушавшие их рассказ были поражены удивлением. Одну половину взятой земли посланные передали царю, а другую положили в церковную сосудохранительницу.

На обязанности некоторого юноши Онисифора лежало зажигать свечи и оправлять лампады в церкви святого Димитрия. Наущаемый диаволом, сей юноша стал красть свечи и тайно продавал их, а деньги, вырученные от такой продажи, присваивал себе. Святой Димитрий не потерпел такого злодеяния, совершаемого в храме, ему посвященном: он явился во сне Онисифору и с величайшим снисхождением стал обличать его:

– Брат Онисифор, мне неприятно, что ты крадешь свечи; чрез сие ты причиняешь убыток тем, кто приносит их; не менее ты вредишь самому себе; вспомни, что людей, поступающих подобно тебе, ждет осуждение; оставь сие злое дело и покайся.

Онисифор, проснувшись, почувствовал стыд и страх; но спустя некоторое время он забыл повеление святого и опять стал красть свечи, как делал то раньше, – наказание скоро постигло его. Однажды некий благочестивый человек, встав рано утром пришел в церковь святого Димитрия и принес несколько больших свечей. Он зажег их, поставил у гроба великомученика и, помолившись, ушел из храма. Подойдя к свечам, Онисифор протянул руку свою, чтобы взять их, как вдруг раздался голос из гроба святого:

– Опять ты делаешь то же!

Пораженный сим голосом, как громом, Онисифор тотчас рухнул на землю и лежал, как мертвец, до тех пор, пока не вошел один из клириков. Пришедший поднял юношу, объятого ужасом. Как только Онисифор пришел в себя, он рассказал все: и свою греховную страсть, и первое явление ему во сне святого, и вторичное обличение Димитрия. Тогда все, слыша такой рассказ, пришли в великий ужас.

Много пленных было освобождено святым великомучеником Димитрием от ига неверных. – Так один епископ был взят варварами и заключен в оковы, но святой явился ему, освободил его от оков и, хранимый святым, епископ благополучно прибыл в Солунь. В другой раз варвары, нахлынувши в пределы сего города, забрали многих жителей. Между пленниками находились две прекрасные девицы; они хорошо умели вышивать на пяльцах и изображать на ткани разные цветы, деревья, птиц, зверей и человеческие лица. Варвары отвели их в свою землю и отдали в дар своему князю. Узнав об их искусстве, князь сказал им:

– Мне известно, что в вашей земле есть великий бог Димитрий, который творит дивные чудеса; вышейте на полотне его изображение, и я поклонюсь ему.

Девицы отвечали:

– Нет, князь, Димитрий не Бог, а только великий слуга Божий и помощник христианский. Твоего требования мы не исполним, ибо знаем, что ты хочешь не поклониться ему, а надругаться над его изображением.

– В моей власти, – отвечал им князь, – ваша жизнь и смерть; выбирайте, чего вы хотите: или сделайте то, чего я требую от вас, тогда будете живы; а если не исполните моего приказания, вас немедленно казнят.

Боясь погибнуть, пленницы стали вышивать изображение святого Димитрия. Пред самым днем, когда празднуется память святого, девицы окончили свою работу и ночью на 26 октября, сидя за пяльцами, они, склонившись на вышитый ими образ, начали плакать:

– Не прогневайся на нас, мученик Христов, – говорили они, – мы знаем, что беззаконный князь хочет посмеяться над твоим изображением; призываем тебя в свидетели, что мы не хотели вышивать твоего образа, нас заставили сделать сие под угрозой злой смерти.

Плача таким образом над изображением святого, они заснули.

Во время их сна святой Димитрий, чудесным образом, как некогда ангел Аввакума 12, перенес тех девиц вместе с их работою в ту же самую ночь в Солунь на свой праздник и поставил их в церкви у своих мощей во время всенощного бдения. Видя такое чудо, все удивились, а девицы, пробудившись, возгласили:

– Слава Богу. Где находимся мы?

От удивления они не могли придти в себя и думали, что все сие происходить во сне.

Наконец, они убедились окончательно, что действительно находятся в Солуни, видят пред собою гробницу святого, предстоят в его храме, где находится множество молящегося народа. Тогда во всеуслышание они стали благодарить своего заступника, святого Димитрия, и рассказали все, случившееся с ними. Жители Солуни, обрадованные таким дивным чудом, с великим ликованием праздновали тогда день памяти святого Димитрия, а вышитый образ поставили над алтарем, и много чудес совершалось от него во славу Бога, Единого в Троице. Слава, честь и поклонение от всей твари да будет Ему во веки, аминь.

Тропарь, глас 3
Велика обрете в бедах тя поборника вселенная, страстотерпче,/ языки побеждающа./ Якоже убо Лиеву низложил еси гордыню,/ и на подвиг дерзновенна сотворив Нестора,/ тако, святе Димитрие,/ Христу Богу молися// даровати нам велию милость.

Кондак ,глас 2
Кровей твоих струями, Димитрие,/ Церковь Бог обагри,/ давый тебе крепость непобедимую/ и соблюдая град твой невредим,// того бо еси утверждение.

АКАФИСТ http://www.kotlovka.ru/index.php?option … mp;id=1051
______________________________
1 Под именем сарматов известны разные племена, населявшие юг нынешней России, отчасти Германию и Австрию
2 Вандалы – народ германского происхождения, живший главным образом по берегам Балтийского моря.
3 Память его 27 октября.
4 Кончина святого была около 306 года.
5 Леонтий занимал видную должность в Иллирике, к которому принадлежала тогда и Солунская область.
6 Одним из самых дивных чудотворений, коими Бог благоволил прославить Своего великого угодника было истечение мира от его честных мощей. Сие истечение – дивное знамение благодати Божией. Истечение мира началось с VII века. Целый ряд писателей и историков свидетельствуют о сем непостижимом явлении. Приведем Свидетельство одного из писателей, именно Димитрия Хризолога, жившего воторой половине XIV века: "оно (т.е. миро) по свойству своему не вода, но гуще ее и не походит ни на одно из тел на земле ни из жидких, ни из твердых и ни на одно из приготовленных искусственно... оно удивительнее всех благовоний, не только приготовленных искусством, но и по естеству созданных Богом". Много исцелений произошло чрез помазание этим миром; даже народы, неверующие во Христа, дорожили сим дивным соком. Так при разорении Солуни Турками в 1429 г. благоразумные из врагов намеревались взять с собою некоторое количество сего мира, про цельбоносную силу коего они так много слышали. Святая Церковь, именуя святого Димитрия мироточивым, так восхваляет Христова подвижника: "мира благовонно и честна, Димитрие, отверзенный источниче (Канон, песнь 1-я). Твоего проливаются мира источницы приснотекущии".
7 Это была река Дунай.
8 Маврикий царствовал с 582 до 603 г.
9 Авары, данниками которых были непросвещенные еще тогда светом Христовой веры славяне, жили на Дону, около Каспийского моря.
10 Сие чудо произошло в 547 г.
11 Юстиниан царствовал от 527 до 566 г
12 Однажды ангел явился святому пророку Аввакуму и повелел ему отнести пищу Даниилу, заключенному тогда во рву Вавилонском. Когда Аввакум сказал, что он не знает, где находится Вавилон, ангел дивным образом перенес его в сей город. Память святого пророка Аввакума празднуется 2 декабря.
(Жития святых по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского)

Мч. Луппа (ок. 306).
http://s44.radikal.ru/i105/0911/44/1118a9d6aca1.jpg
Мученик Лупп жил в конце III в. - начале IV в. и был верным слугой святого великомученика Димитрия Солунского (память 26 октября). О Луппе, жителе Салоник, известно из жития святого Димитрия, который поручил ему раздать бедным всё имущество, доставшееся ему после смерти родителей.Присутствуя при кончине господина, он омочил свою одежду его кровью и взял перстень с его руки. Этой одеждой, а также перстнем и именем великомученика Димитрия святой Лупп творил в Солуни многие чудеса. Он разбил языческих идолов, за что подвергся преследованию от язычников, но силой Божией был сохранен невредимым. Святой Лупп добровольно предал себя в руки мучителей и по повелению императора Максимиана Галерия был усечен мечом († после 306 г.).[/b].

Прп. Афанасия Мидикийского (ок. 814)
(† ок. 814), прп. (пам. 26 окт.). Сведения о нем содержатся в житии прп. Никиты Мидикийского, написанном его учеником Феостириктом Монахом в сер. или кон. 30-х гг. IX в. преп.Афанасий род. в богатой семье, получил хорошее образование и был отдан отцом на гос. службу (в ведомство логофета). Но юноша пренебрег мирским призванием и тайно ушел в киновию, к-рая называлась Символон (около г. Прусы). Отец, узнав об этом, насильно забрал А. М. из мон-ря, сняв с него иноческое одеяние. Он держал сына взаперти, пытаясь увлечь его мирскими радостями. Когда сын разорвал дорогую одежду, подаренную ему отцом, тот избил его так, что раны от побоев долго не заживали и образовались гнойные волдыри. Врачи с трудом вылечили юношу. А. М. был настойчив, говоря, что готов умереть, если его не отпустят в мон-рь. Видя упорство сына, отец смирился. А. М. ушел в Мидикийский мон-рь в Вифинию, стал диаконом, а затем пресвитером. По желанию игум. прп. Никиты А. М. принял должность эконома и прекрасно управлял делами киновии. Прп. Никита и А. М. являлись «истинными пастырями и испытанными врачевателями душевных недугов»: первый был суровым наставником, второй - кротким и милостивым увещевателем. Они управляли мон-рем «как одна душа и одна воля в разных телах». После кончины А. М. на его могиле вырос кипарис, листья к-рого обладали лечебными свойствами и исцеляли болезни.

Память А. М. не указывается в греч. календарях, она внесена свт. Димитрием (Туптало), митр. Ростовским, в Минеи-Четии под 26 окт.- день кончины преподобного.
(Материал из Православной Энциклопедии под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла)

Прп. Феофила Печерского, архиеп. Новгородского (1482)
http://s57.radikal.ru/i157/0911/23/d1042413cd62.jpg
  По кончине святого Ионы в 1471 году, 5 декабря, избран был по жребию на святительское место в Новгород и Псков протодиакон и ризничий Отенской пустыни Феофил, и в 1472 году, 15 декабря, хиротонисан в Москве в сан архиепископа. Трудно было сему святителю управлять своей паствой. Посадница Марфа Борецкая и приверженцы ее вооружали народ против великого князя Иоанна, а монах Пимен, друг Борецких, сеял ненависть к архиепископу. Некоторые из мятежников хотели отдать Новгород под покровительство Литвы, изменив Государю Московскому и пытаясь поколебать веру своих праотцев. Святой Феофил остановил буйных: "Или не изменяйте Православию,- говорил он им,- или не буду пастырем отступников, но иду назад в смиренную келию, откуда извлекли вы меня на позорище мятежа". Ослепленный народ не внимал словам пастыря. Война возгорелась. Неоднократно разбитые новгородцы принуждены были просить пощады, и святитель Феофил сделался их заступником. Ему обязаны многие новгородские бояре освобождением из темниц литовских. В 1478 году он тщетно убеждал князя снять осаду, но Иоанн вошел в Новгород. В 1480 году, 19 января, говорят, святитель Феофил был сменен будто бы за тайную связь с Литвой и прислан в Москву в Чудов монастырь. Но он мог и сам проситься туда на покой, видя много смут в Новгороде. В 1485 году он опасно заболел. В то время явился ему во сне преподобный Нифонт, епископ Новгородский, и сказал: "Ты обещал поклониться святым Печерским, но не исполнил обещания,- за то Господь сократил лета жизни твоей. Разве не знаешь, что не исполнивший обета Богу, не увидит лица Божия". Посему Феофил велел везти себя больного в Киев. Но когда приехали к Днепру, явился ему Господь и, возвестив ему кончину, обещал принять его душу к Себе, повелевая, чтобы тело его было положено в пещере. После сего святой Феофил скончался. Тело его нетленное в осмоленной колоде приплыло под Печерский монастырь и здесь положено в пещере. Память его 26 октября.
http://s49.radikal.ru/i126/0911/e0/ab5abb001807.jpg
Тропарь Феофилу, архиеп. Новгородскому, в Дальних пещерах, глас 4:
Правило веры, и образ кротости, /
и воздержания известный учитель Христову стаду воистину был еси, /
уча е выну смирению, /
не мудрствовати еже высокая, /
сего ради стяжал, яже желаше, /
отче святителю Феофиле, /
моли Христа Бога спастися душам нашим.

http://www.aksobor.ru/zhitya26.php

Прп. Димитрия Басарбовского, Болгарского (1685).
http://s11.radikal.ru/i183/0911/71/65095e297a52.jpg
(Бассарабовский, Болгарский) [болг. Димитър Басарбовски; румын. Dimitrie cel Nou (Новый) Basarabov], прп. (пам. 27 окт. в Румынской Православной Церкви и Болгарской Православной Церкви; 26 окт. в РПЦ). Жил во времена Второго Болгарского царства (1187-1396). Род. в небольшом с. Басарбове, расположенном в долине р. Русенски-Лом, близ г. Русе, в семье правосл. влахов. Существует неск. вариантов его Жития. Прп. Паисий Хиландарский в «Славяно-болгарской истории» пишет, что Д. Б. был мирянином, имел неск. овец. На берегу реки заложил небольшой виноградник, устроил хижину среди скал и провел в уединении всю жизнь. Здесь он умер и был погребен. Благочестивые христиане перенесли мощи Д. Б. в с. Басарбово, где они прославились мн. чудесами. Прп. Паисий предположил, что святой скончался в 1685 г.

Согласно др. сведениям, Д. Б. был сыном бедных благочестивых родителей. Своими добродетелями он прославил не только себя и своих родителей, но и родное село и весь болг. народ. С детства Д. Б. любил домашних животных, поэтому односельчане поручили ему пасти скотину. С большой любовью относился он ко всякому живому существу. Так, однажды, раздавив случайно гнездо с птенцами, он наложил на себя наказание: 3 года ходил босой и летом, раня острыми камнями и тернием ноги, и зимой.

Третье предание говорит о том, что Д. Б. был женат, но не имел детей. После смерти жены он поступил в окрестный скальный мон-рь, где был пострижен в монашество. В мон-ре подвизался с большим усердием, пребывая в бдении, посте и молитве. Предвидя час своей кончины, оставил мон-рь и удалился на берег р. Русенски-Лом, лег между большими камнями, как в гробнице, и почил о Господе. Однажды сильный ливень вызвал подъем воды в реке, и святые останки Д. Б. вместе с камнями были смыты паводком. Какое-то время мощи пребывали в безвестности, но Д. Б. явился одной мучимой бесами девице из Басарбова и сказал ей, что она исцелится, если его останки поднимут со дна реки. Мощи святого были извлечены из воды и положены в сельской церкви. Исцелена была не только бесноватая, но и мн. др. люди, страдавшие от различных болезней.

Один валашский воевода пожелал иметь мощи святого в своей домашней церкви и распорядился послать за ковчегом бояр и священников. Однако Д. Б. не позволил перенести ковчег через Дунай, и мощи остались в сельской церкви.

Во время русско-тур. войны 1768-1774 гг. мощи Д. Б. намеревались вывезти в Россию, чтобы спасти их от поругания со стороны турок. Однако когда ковчег со святыней прибыл в Бухарест, благочестивый христианин, богатый купец Хаджи (Паломник) Димитрий, и митр. Унгро-Влахийский Григорий II обратились с просьбой к представителю рус. войск оставить мощи в столице. Благодаря их ходатайству в июле 1774 г. мощи были положены в кафедральном соборе, где они почивают и в наст. время. 27 окт. 1955 г.
http://i079.radikal.ru/0911/e1/e4f641b20144.jpgБасарбовский монастырь
Румынская Православная Церковь торжественно прославила Д. Б. в лике святых. Д. Б. стал духовным покровителем Бухареста. 27 окт. 2005 г. по просьбе Патриарха Болгарского Максима (Минкова) Румынский Патриарх Феоктист (Арэпашу) подарил болгар. муж. Басарбовскому скальному мон-рю икону Д. Б. с частицей его мощей.
(Материал из Православной Энциклопедии под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла)

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

23

.........................ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 8 НОЯБРЯ

Воспоминание великого и страшного трясения (землетрясения) бывшего в Царьграде (740).

Землетрясение было настолько сильным, что оно, единственное среди всех прочих, вспоминается в церковном Месяцеслове (26 октября ст.ст., на память Дмитрия Солунского). Это землетрясение описано также и в византийских хрониках.

Вот описание этого землетрясения, данное византийским историком Львом Диаконом.

"... люди, смотревшие на комету, удивлялись ... и случилось как раз то, чего ожидал народ ... Вечером того дня, когда обычно праздновалась память великомученика Димитрия, страшное землетрясение, какому равного не бывало в те времена, опрокинуло башни Византия, повалило множество домов, которые стали могилами для их обитателей, соседние с Византием селения разрушило до основания ... разрушило и сбросило на землю купол и западный свод великой церкви ... И крайне бедственный голод, болезни, засухи, наводнения и бурные порывы гибельных ветров ... Именно в то время в районе Евтропия был сокрушен напором воды столп, и стоявший на нем монах страшным образом захлебнулся в морских волнах. И неплодородие земли, и все обрушившиеся бедствия случились после падения звезды. Но это в свое время разъяснит история ..."

Тропарь ,глас 8
Призираяй на землю и творяй ю трястися,/ избави ны страшнаго труса прещения, Христе Боже наш,/ и низпосли нам богатыя милости Твоя// молитвами Богородицы, и спаси ны.

Кондак ,глас 6
Избави труса тяжкаго всех нас, Господи,/ и язвы нестерпимыя грех ради наших,/ пощади, Господи, православныя люди Твоя,/ яже стяжал еси Твоею Кровию, Владыко,/ и град не предаждь в погибель трусом страшным,/ иного бо, разве Тебе, Бога не вемы,/ и воззови поющим:// Аз есмь с вами, и никтоже на вы.

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Фес. 1, 6-10; Лк. 11, 1-10). Господь дал молитву общую для всех, совместив в ней все нужды наши, духовные и телесные, внутренние и внешние, вечные и временные. Но так как в одной молитве нельзя совместить всего, о чем приходится молиться Богу в жизни, то, после молитвы общей, дано правило на случай частных о чем-либо прошений: "просите, и дано будет вам; ищете, и найдете; стучите и отворят вам". В церкви Божией так и делается: христиане все обще молятся об общих нуждах, но каждый частно излагает перед Господом свои нужды и потребности. Обще молимся в храмах по установленным чинопоследованиям, которые все ничто иное, как разъясненная и в разных видах изложенная молитва Господня, а частно, дома, всякий как умеет просит Господа о своем. И в храме можно молиться о своем, и дома можно молиться о своем, и дома можно молиться общею молитвою. Об одном только надо заботиться, чтобы, когда стоим на молитве, дома ли или в церкви, у нас на душе была действительная молитва, действительное обращение и восхождение ума и сердца нашего к Богу. Как кто сумеет пусть делает это. Не стой как статуя и не бормочи молитв, как заведенная машинка, играющая песни. Сколько ни стой так и сколько ни бормочи, нет у тебя молитвы, когда ум блуждает и сердце полно суетных чувств. Уж если стоишь на молитве, приладился к ней, что стоит тебе и ум и сердце привлечь сюда же? И влеки их, хотя бы они упорствовать стали. Тогда составится молитва настоящая и привлечет милость Божию и Божие обетование молитве: просите и дастся, исполнится. Не дается часто оттого, что прошения нет, а только просительное положение.
******************************************************************************************************************************************
Чтобы ничего не пропало
  "Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало"
(Ин. 6, 12)
Не странно ли, что Тот, Кто так легко мог накормить пять тысяч человек пятью хлебами, заботился о сбережении остатков? Но если даже мы имеем все в изобилии, ничего не должно быть потеряно. То же правило применяется и к употреблению времени. Время такое сокровище, которое не должно тратиться даром. А как много потерянного времени в нашей жизни. Если бы сосчитать все минуты, которые пропадают у нас каждый день без употребления, насчитались бы целые годы. Сколько добра можно было бы сделать в это время, которое ушло безвозвратно.
Силы наши также принадлежат Богу, и их мы не должны расточать понапрасну на пустое и ненужное. Все они пригодятся для дела Божия. Не будем же тратить их бесполезно, но посвятим Господу.
Мы должны будем ответить перед Богом за все то, что мы получили от Него, за каждую праздную минуту, за каждое лишнее слово Господь с нас взыщет. Он укажет неумолимо каждой душе, к чему она предназначалась и что ею было утрачено в пустословии и праздности.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

24

Во славу Божию и на пользу ближнего !
9 ноября  -Память:

Прп. Нестора Летописца, Печерского (ок. 1114)
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/09/e0/e01cd602388cdc13c7af1fd15f0c3dd2.jpg

Всякое событие, если бы не было закреплено писанием, забылось бы и утратилось для знания. Так, если бы Моисей, наученный Богом, не оставил нам в своих книгах известий о самом начале и первом строении мира, а также о родоначальнике нашем Адаме, то все сие продолжительность времени покрыла бы, как тьмою, и привела бы в забвение. Но Бог, сохраняющий в людях память о своих чудесах, в какое захочет время, воздвигает описателей, дабы последующие поколения, прочитав начертанное ими, могли сим воспользоваться. Подобным образом Господь явил и в нашей, Русской земле, в святом Киево-Печерском монастыре, приснопамятного писателя, преподобного отца нашего Нестора, который просветил очи наши, изложив полезное для нас, и тем вызвал у нас благодарение Богу . Преподобный Нестор в 17-ти летнем возрасте постригся в Киево-Печерском монастыре, в 1091 году участвовал при открытии мощей преподобного Феодосия Печерского, трудился в составлении Русской летописи, жизнеописании Киевских и Печерских угодников. Из его творений, кроме летописи, дошли до нас: житие преподобного Феодосия Печерского и житие святых Бориса и Глеба.

Первыми сочинениями Нестора явились «Чтение» о свв. Борисе и Глебе и «Житие» преп. Феодосия. Во введении к «Житию» говорится:
«Написав сначала о жизни, и о гибели, и о чудесах святых и блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба, я понудил себя перейти и к другому рассказу. Он превышает силы мои, и я остаюсь недостойным его, будучи груб и невежда. К тому [же, я еще] и не обучен [никакому] искусству. Однако я вспомнил, Господи, Твои следующие слова: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет» (Мф. 17, 20); «Если кто скажет горе сей: «поднимись и ввергнись в море», и не усомнится... будет ему, что ни скажет» (Мк. 11, 23); «Если бы вы имели веру с зерно горчичное и сказали смоковнице сей: «исторгнись и пересадись в море», то она послушалась бы вас» (Лк. 17, 6). И я, грешный Нестор, утешился названной мыслью, и укрепился верой и упованием, что при Твоем содействии нет невозможного, и положил начало слову писания. Оно посвящается жизни нашего преподобного отца Феодосия».

В конце «Жития» читаем:
«Это записано мною, грешным Нестором, нижайшим из всех в монастыре нашего блаженного отца Феодосия. Я был принят в него преподобным игуменом Стефаном. Он же совершил надо мною и постриг, облачив в монашескую одежду, а еще позднее возвел меня также и в диаконский сан».

Он написал нам о начале и первом устроении нашего русского мира, не только внешнего, но и особенно внутреннего, духовного, – то есть об основании и благоустройстве на Руси иноческого жития, насажденного, как в раю, в святом Печерском монастыре, а равно о духовном родоначальнике нашем, преподобном Антоние , и о других последовавших ему и порожденных его духом Печерских святых. Одним из них был достохвальный сей писатель, который совершеннейшие жития их записал не только тростию на хартии, но и подобными же подвижническими деяниями на непорочной душе своей. Этим трудом он и самого себя вписал в книги живота вечного, так что и сам он достоин слышать о себе: "радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах" (Лк.10:20).

В то время, когда преподобный Антоний посвятил себя безмолвию в пещере, а блаженный Феодосий строил монастырь, пришел к ним, желая принять святой иноческий образ, сей блаженный отец наш Нестор, имевший тогда только семнадцать лет от рождения. Еще не будучи иноком, он обнаружил навык во всех иноческих добродетелях, как-то: в заботливости о чистоте телесной и душевной, в добровольной нищете, глубоком смирении, беспрекословном послушании, строгом постничестве, непрестанной молитве, неусыпном бодрствовании и в других равноангельских подвигах, в коих он был усердным подражателем жизни первых святых Печерских – Антония и Феодосия. От сей святой двоицы он принимал в своей цветущей красотою юности всякую заповедь с такою же любовью, как младенец – молоко от сосцов и как жаждущий олень – воду из двух источников, текущих среди гор, в пещерах. И действительно, своими писаниями он обнаруживает, какую великую любовь питал он к сим преподобным основателям монастыря – любовь, являемую "не словом или языком, но делом и истиною" (1Иоан.3:18). Видя сияющие добрые дела сих двух великих светил российского неба, он усердно прославлял Бога "в теле своем и в душе своей" (ср. 1Кор.6:20). После честной пред Господом смерти преподобных отцов, Антония и Феодосия, блаженный отец наш Нестор и сам умер для мира не только мирскими делами, – что он сделал еще раньше, не пребывая в искусе, – но и мирским образом, приняв святой ангельский образ инока от преподобного Стефана, игумена Печерского. Потом им же был он возведен и в сан диакона. Тогда, видя на себе двоякий ангельский сан, иноческий и диаконский, он со дня на день увеличивал свои добродетели, умерщвляя все плотские страсти и соблюдая всякую истину, чтобы совершенно освободиться от власти плоти и стать вполне духовным, а равно истинным рабом и поклонником Бога. Ибо он хорошо знал, что сказал Сам Господь: "Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Иоан.4:24). И подлинно: чем побеждал духа лукавого, чуждого всякой истины, Нестор достаточно ясно показывает в своем писании: он обнаруживает везде величайшее смирение и постоянно унижает себя, называя себя "недостойным, грубым, невеждою и исполненным множества грехов".

Когда же по внушению Божию, братия решили на совете – выкопать честные мощи преподобного Феодосия и перенести их из пещеры в святую, Богом созданную, Печерскую церковь, первый принял на себя сие послушание блаженный Нестор. Копая землю с великою верою и молитвою, он трудился всю ночь и ископал для святого Печерского монастыря многоценный бисер, – мощи преподобного Феодосия. Он вынес их из пещеры и был очевидцем великих, совершавшихся при сем, чудес, о чем сам свидетельствовал.

Главным подвигом жизни преподобного Нестора было составление к 1112—1113 годам «Повести временных лет». «Се повести временных лет, откуда есть пошла земля Русская, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть» — так с первых строк определил цель своего труда преподобный Нестор. Летопись прп. Нестора писана столько же красноречиво, с одушевлением истинного благочестия, сколько с осмотрительностью, которая весьма дорожит правдой. О древних временах говорит она кратко, слухи и известия подвергает проверке. Необычайно широкий круг источников — предшествующие русские летописные своды и сказания, монастырские записи, византийские хроники Иоанна Малалы и Георгия Амартола, различные исторические сборники, рассказы 90-летнего старца-боярина Яна Вышатича, торговцев, воинов, путешественников, осмысленных с единой, строго церковной точки зрения, — позволил преподобному Нестору написать историю Руси как составную часть всемирной истории, истории спасения человеческого рода.

Инок-патриот излагает историю Русской Церкви в гласных моментах ее исторического становления. Он говорит о первом упоминании русского народа в церковных источниках — в 866 г., при святом патриархе Константинопольском Фотии; повествует о создании славянской грамоты святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, о крещении святой равноапостольной Ольги в Константинополе. Летопись преподобного Нестора сохранила нам рассказ о первом прославленном храме в Киеве (под 945 г.), об исповедническом подвиге святых варягов-мучеников (под 983 г.), о «испытании вер» святым равноапостольным Владимиром (под 986 г.) и Крещении Руси (988 г.). Без его летописи мы не знали бы и обстоятельств просвещения земли Русской святой верой. Святой князь Владимир может быть назван главным лицом летописи. Подвиги его изображены со всей подробностью и с живым одушевлением; обращение его к вере, крещение народа русского описаны так, как никем другим в древнее время. «Дух повествования в Несторовой летописи, — пишет архиепископ Филарет, — близок к библейским повествованиям; Нестор — благоговейный созерцатель невидимого Промысла Божия; от сказаний он переходит к нравственным размышлениям, не опускает из вида наставлений слова Божия; действующие лица говорят у него сами; характеры лиц не оставлены без внимания». Не оскорбим мы правды лишь тогда, когда скажем, что летопись Нестора столько же важна для гражданской, сколько для церковной истории, и что она по характеру своему не есть ни летопись церковная, ни летопись гражданская, а летопись народа русского, летопись его жизни в ее положениях самых важных. Поэтому с такой-то любовью читали ее во времена, и имя Нестора заменялось именем Летописца.

Первому русскому церковному историку обязаны мы сведениями о первых митрополитах Русской Церкви, о возникновении Печерской обители, о ее основателях и подвижниках. Время прп. Нестора было нелегким для Русской земли и Русской Церкви. Русь терзали княжеские междоусобицы, степные кочевники-половцы хищными набегами разоряли города и села, угоняли в рабство русских людей, сжигали храмы и обители. Преподобный Нестор был очевидцем разгрома Печерской обители в 1096 году. В летописи дано богословское осмысление отечественной истории. Духовная глубина, историческая верность и патриотизм «Повести временных лет» ставят ее в ряд высочайших творений мировой письменности.

Прп. Нестор завещал печерским инокам-летописцам продолжение своего великого труда. Его преемниками в летописании стали игумен Сильвестр, придавший современный вид «Повести временных лет», игумен Моисей Выдубицкий, продливший ее до 1200 г., наконец, игумен Лаврентий, написавший в 1377 г. древнейший из дошедших до нас списков, сохранивших «Повесть» прп. Нестора («Лаврентьевскую летопись»). Наследником агиографической традиции печерского подвижника стал святитель Симон, епископ Владимирский (+ 1226; память 10/23 мая), списатель Киево-Печерского патерика. Рассказывая о событиях, связанных с жизнью святых угодников Божиих, святитель Симон нередко ссылается, среди других источников, на летописи преподобного Нестора. Память прп. Нестора Церковь чтит особо 27 октября/9 ноября, также вместе с Собором отцов, в Ближних пещерах почивающих, — 28 сентября/11 октября и во 2-ю Неделю Великого поста, когда празднуется Собор всех Киево-Печерских отцов.
И прожил он много лет, трудясь над составлением летописания. Памятуя о летах вечности, он благоугождал Творцу лет, к Коему перешел в вечность после своей временной жизни. Он положен в пещере, где и доныне почивает его нетленное честное тело, источая чудотворения и тем свидетельствуя, что преподобный сей составитель житий святых и летописи приобрел для себя нетленное жилище на небе и удостоился нетленного венца в царстве Божием. По молитвам преподобного сего писателя, да сподобимся и мы быть вписанными в книгах живота Агнца Божия, лета Коего не оскудеют. Ему с Богом Отцом и Животворящим Духом подобает от нас всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4
Великих князей русских деяния и преподобных отец Печерских жития и чудеса написавый, своеже, богомудре Несторе, многих ти ради добродетелей имя написано на небеси стяжавый, моли и нам написатися в книги животныя.

Кондак, глас 2
Яко сый богоноснаго Феодосия ученик и истинный жития того подражатель, первый честных его мощей самовидец быти сподобился еси, яже с прочими святолепно пренес, наследил еси с темиже Царство Небесное, еже получити и нам, чтущим тя, Господеви молися.

Мч. Нестора Солунского (ок. 306).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/09/c5/c50745b1b3fe9267021f7c6e791eaef9.jpg
Нечестивый царь Максимиан, прозванный Геркулом, друг Диоклитиана, придя в город Солунь, вверг в темницу святого Димитрия Солунского (см житие от 8 ноября ) за исповедание Христа, а сам предался зрелищам и присутствовал на играх.

При этом он хвастался одним своим борцом, по имени Лием, происходившим из Вандальского племени, говоря, что его никто не может одолеть.

Сей Лий был вторым Голиафом  (Голиаф – филистимский великан – необычайного роста, которого убил Давид пращою (1Цар.17).: ростом он превосходил всех людей, видом и характером был подобен зверю, а голос его походил на рев рыкающего льва. От самого взгляда его и голоса трепетали все, смотревшие на него; крепость его тела была удивительна, а сила непобедима, ибо духи нечистые обитали в нем, и вследствие сего никто не мог устоять пред ним. Уже он убил бесчисленное множество людей храбрых и сильных и был весьма любим царем за такую силу. Так как сам царь никак не мог насытиться человеческою кровью, то он и любил того, кто всю свою телесную силу обратил на пролитие человеческой крови.

Для сего нечестивого Лия царь устроил среди города высокий и обширный помост на столбах, где Лий мог бы производить состязания в силе, на виду у всех. Под тем помостом было натыкано множество копий и других оружий, острием вверх – для того, чтобы Лий сбрасывал побежденных им на эти острые оружия, пронзенные коими падая умирали. И действительно, Лий, вступая в борьбу с людьми, сбрасывал их под помост на копья и предавал смерти. Царь же, со всем множеством своих воинов, смотрел на сие с удовольствием и любовался своим борцом. Смотрел на сие зрелище и солунский народ, среди коего было много верующих. Видя проливаемую этим бесчеловечным зверем человеческую кровь, они тяжко вздыхали: ибо Лий убил уже много христиан, которых нечестивые насильственно влекли на помост и принуждали бороться с Лием.

В том городе жил юноша, по имени Нестор, крепкий телом, красивый лицом, с едва пробивающеюся бородою. Он был близок к великомученику Димитрию, у коего и научился святой вере. Видя неповинно убиваемых христиан, он воспылал ревностью и вознамерился вступить в борьбу с силачом Лием. Придя к святому Димитрию, находившемуся в темнице, он рассказал ему, как много христиан убил Лий в тот день.

– Помолись обо мне, угодник Божий, – говорил он, – чтобы по твоим святым молитвам Бог помог мне. Я пойду и поборюсь с тем супостатом, одолею его и сниму поношение с христиан.

Святой Димитрий сотворил на челе и персях его крестное знамение, благословил его и предсказал:

– Лия ты победишь и будешь мучим за Христа. Приняв благословение, святой Нестор тотчас пошел к месту состязания, снял на виду у всех верхние одежды и громко возгласил:

– Я хочу бороться с Лием!

Видя такую смелость юноши, царь изумился и, сожалея о его красоте и молодости, сказал ему:

– Разве ты не видел, сколько победил Лий более храбрых и сильных, чем ты? А ты, невысокий ростом и юный годами, осмеливаешься идти против того, равного которому нет под солнцем.

Нестор ответил на это:

– Если я мал и немощен, то велика и непобедима сила Христа моего, на Коего я надеюсь и во имя Коего я хочу побороться с этим исполином.

Услышав Христово имя и поняв, что Нестор – христианин, царь разгневался и велел ему немедленно идти на помост, думая, что с Нестором случится то же, что и с прочими. Святой Нестор осторожно поднялся на место борьбы; Лий же, шутя и смеясь, стал наступать на святого. Видя приближение Лия, Нестор оградил себя крестным знамением и громким голосом воскликнул:

– Боже Димитрия, помоги мне!

Затем он схватился с супостатом и начал бороться. Бог, укрепивший некогда Давида в борьбе с Голиафом, укрепил и раба Своего Нестора против нечестивого Лия – на посрамление нечестивому царю, а верным своим на радость. И действительно, малый ростом Нестор оказался в своей храбрости сильнее великого Лия. Схватив его, как птицу, он сбросил великана с высокого помоста на острые копья. Упав на них, как крепкий дуб, Лий с позором изверг свою окаянную душу, и, таким образом, погибла память его с шумом, исчезла его гордая сила и прекратилось суетное хвастовство Максимиана своим борцом. Весь народ солунский – в особенности христиане, видя сию неожиданную и славную победу, воскликнули громким голосом:

– Велик Бог Димитрия!

Царь, вставь со стыдом, пошел в свои палаты, скорбя и горюя о своем любимце Лие. Он сильно разгневался на святого Нестора и повелел схватить его. Узнав же, что и Димитрий повинен в смерти Лия, так как он укрепил Нестора на подвиг, предсказав ему победу, царь повелел казнить обоих. Святой Димитрий был исколот копьями, а святой Нестор усечен мечем. Ныне оба они приемлют от Подвигоположника Христа венцы победы в царствии небесном, коего и мы да сподобимся молитвами святых страстотерпцев.

Тропарь ,глас 4
Мученик Твой, Господи, Нестор/ во страдании своем венец прият нетленный от Тебе, Бога нашего,/ имеяй бо крепость Твою,/ мучителей низложи,/ сокруши и демонов немощныя дерзости:/ того молитвами// спаси души наша.

Кондак, глас 2:
Страдальчествовав добре,/ безсмертную славу наследовал еси ныне,/ яко воин изрядный Владыки был еси,/ молитвами Димитрия мученика:/ с ним убо, Несторе мудре,// моля не престай о всех нас.

Мцц. Капитолины и Еротииды (304).
Сии святые жили при императоре Диоклитиане и правителе Каппадокии  Зеликинтии. Св. Капетолина, происходившая из богатого и знатного рода . Все имущество свое раздала нищим, а рабов отпустила на свободу. Как христианка, она была схвачена и заключена в темницу, а затем, не согласившись принести жертву идолам, усечена мечем. Служанка ее Еротиида была подвержена истязанию палками за то, что бросила, заступаясь за госпожу, в правителя камнем. Оставшись после истязания невредимою, она также была усечена мечом.При допросах о роде св. Капетолина производила себя от одного рода с Фирмилианом, архиепископом Каппадокийским (жившим в половине III века). По другим сказаниям, она считала себя только его духовной дочерью.
(Жития святых по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского)

Нестора Некнижного, Печерского (XIV)
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/09/e5/e52f7b5308ff543b2aaa39835e6327cb.jpg
Подвизался в Дальних пещерах Киево-Печерской лавры. Именуется "Некнижным" ради отличия от преподобного Нестора Летописца.Об этом Несторе, жившем три века спустя после Нестора летописца, известно лишь из краткой ему молитвы: "Слово Божие не книжной мудрости научило тебя, но высшей..."ею же зрел еси при молитвах Ангелы, и кончину свою предвидел еси, тоя и нас причастники сотвори, молим тя, память твою почитающе".. Уже в древности прекрасно сознавали, что по видимости пути двух Несторов друг другу противоположны - но сознавали и то, что к одной цели ведут оба. В Царстве Божием равно привечаются самые разные люди, и похвала одному за книжность легко соединяется с похвалою другому за некнижность, ибо восхваляются не качества людей, а люди, осуществившие в Боге все таланты своего сердца. Память 27 октября/9 ноября, а также с собором печерских преподобных 28 августа/10 сентября и в 3 неделю Великого поста. (Яков Кротов ,СЛОВАРЬ СВЯТЫХ)


Обретение мощей блгв. кн. Андрея Смоленского в Переславле-Залесском (1539)

http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/09/51/51aa51bd1d8890ae87acc18c3d9788df.jpg
Происходил из рода смоленских князей. Зависть и крамолы против князя Андрея его родичей побудили его оставить свой удел. Бедным странником пришел он в г. Переяславль-Залесский и поселился у церкви Николая Чудотворца, у городских ворот.

Через некоторое время князь был принят пономарем и в такой должности подвизался 30 лет, скрывая свое знатное происхождение. После многих трудов и подвигов св. князь Андрей мирно скончался около 1390 г. На теле его нашли золотую цепь и перстень — знаки княжеского достоинства и тяжелые железные вериги — знак его подвижничества, а также малую хартию, которая была написана рукою почившего. Похоронили святого у той же церкви.

Через много лет, в 1539 г., мощи святого благоверного князя Андрея были обретены нетленными, и при обретении мощей произошло множество чудесных исцелений больных.
В 1540 г. преп. Даниил Переяславский, быв в Москве, предложил в. к. Иоанну Грозному, что переяславские храмы св. Предтечи и св. Николая, стоящие у городских ворот, очень обветшали, так что необходимо построить новые; при этом преподобный известил, что у ветхого храма св. Николая в земле лежат мощи св. князя Андрея Смоленского, которому в прежние времена, как он твердо помнит и знает, была служба с стихирами и каноном и лик его писался на иконах, но почему ныне не отправляется пение - неизвестно. Об этом же преподобный доложил и святителю Иоасафу. В. князь и митрополит приказали построить новые храмы и вместе дозволили преподобному вместе с местным духовенством осмотреть гроб св. князя Андрея. В Переяславле очень обрадовались вести Даниила о гробе князя и хотели звонить, чтобы собрать народ. «Повременим, заметил один из священников, пока Богу угодно будет явить мощи раба своего; совершим без звона молебное пение». Благоразумный совет был выполнен. После молебна разобрали надгробный памятник и начали копать могилу. Народ собрался во множестве - и иные из духовных пришли со свещами; все молили Господа об откровении благой воли Его. Наконец открыли гроб и в нем мощи, обвернутые берестою, мощи нетленные и издававшие благоухание: волосы русые и долгие, одежда целая с медными пуговицами, положенная на стороне. Крупицы бересты, осыпавшиеся при отгребании земли, с верою брали недужные и исцелялись. Преподобный послал священника Константина известить о том митрополита и великого князя. Из Москвы присланы были чудовский архимандрит Иона, впоследствии суздальский епископ, и богородский протоиерей Гурий для поверки донесения и перенесения мощей в храм. После молебна в соборе архимандрит спросил Даниила: «по какой причине и с чьего дозволения начал он отыскивать мощи»? Старец отвечал, что предварительно извещал о том митрополита и государя и с их дозволения открыл мощи св. князя; причем представил архимандриту древнюю икону князя и службу ему прежних времен. «Не мною это написано, прибавлял преподобный, - книга старая, как видите; спросите и народ, что он знает и как исцелялись больные». Призваны исцелившиеся. Приставь Иван Окляча заявил, что он много лет страдал головною болью, так, что не мог кланяться, - и как только прикоснулся к мощам, перестала боль. Женщина из Переяславля сказала, что три года болело у нее горло, так что не могла говорить; но когда по обретении мощей проглотила несколько крупиц от бересты, которою обернуто св. тело, внезапно перестала боль и она проговорила, что могут подтвердить соседи. Другая женщина объявила, что ее слепую привели к св. мощам и она стала видеть. Архимандрит Иона и после того говорил Даниилу, будто бы «владыка митрополит ничего не знает о том и ничего не приказывал». Старец заплакал и сказал: «не будем искушать Духа святого, действующего в чудных рабах своих. Не говори также, будто ничего не известно великому отцу нашему и святителю. Бог мне свидетель, что извещал я его сам и не только его, но благочестивого самодержца, и по их воле осмелился я открыть святые мощи». Преподобный сказал потом, что излишне-пытливые, или по другим, более худым побуждениям противодействующее св. делу будут наказаны; митрополит лишится престола, архимандрит и протоиерей жестоко пострадают. - Слово св. старца впоследствии исполнилось. Это слово сперва смутило следователей, но потом объявили они его за плод дряхлой старости. - Впрочем очевидность дела вынудила кончить преступный спор. Мощи блаженного князя положили в новый гроб, обвили их плащаницею и совершили службу. Храм св. Николая с того времени стали называть храмом св. князя Андрея, переяславского чудотворца; существовавший при нем женский монастырь закрыт в 1764 г.

Кто был сей праведный князь и когда жил?

По повествованию о нем, после смерти его нашли записку: «аз есмь Андрей, един от смоленских князей»; нашли также золотую цепь и перстень, которые потом взял себе вел. князь Иоанн Васильевич и за то дал жалованье для церкви свят. Николая. По преданию князь удалился из родной стороны по крамолам; в Переяславле жил он как никем незнаемый бедняк и исправлял должность пономаря при церкви св. Николая; от бедности терпел всякую нужду, но был усердным молитвенником храма, вел жизнь чистую и строгую. Так провел он 30 лет! Таковы данные о жизни того, кто не хотел быть знаемым во время земной жизни своей!

По этим данным видно, что благоверный князь Андрей Смоленский жил прежде в. к. Иоанна III (1464 - 1506 г.). По родословным спискам смоленских князей известны два князя Андрея, жившие прежде в. к. Иоанна, - князь Андрей Владимирович и князь Андрей Федорович Фоминский. Но первый убит 1224 г. на р. Калке и след. не кончил дней подвижником в Переславле. Отец князя Андрея Фоминского, князь Феодор слепой Фоминский, был современником в. к. Симеону Гордому (+ 1353 г.), тогда как смоленское княжество, при умножении князей смоленских (их было в одно и то же время до 17) раздроблено было на мелкие части. Не удивительно, что при дележе достояний произошли ссоры между родичами, как это бывало тогда. По древнему памятнику, сын кн. Андрея, Феодор, удалился в Тверь. Конечно в то же время и блаж. кн. Андрей, наскучив тревогами жизни и их нравственною тяготою, скрылся из Смоленска, чтобы в неизвестности совершать подвиги благочестия. Время кн. Андрея Феодоровича Фоминского не далеко и от времени в. к. Иоанна III, так что до последнего легко могли сохраниться перстень и цепь первого. По таким соображениям кончина св. кн. Андрея последовала не раньше 1390 года. Около того же времени полагается кончина блаженного князя и в ркп. святцах.

тропарь, глас 4
Возвысився на добродетель /
и, очистив ум свой, к желанию прекрасному достигл еси, /
безстрастием украсився своим пощением изрядно, /
в молитвах безплотно вознесеся /
и возсия в мире, яко солнце, во граде Переяславле, /
отче преблаженне, святе княже Андрее Смоленский, /
моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 8
Насажден во дворех Господних / своими преподобными детельми, /
в дому святаго чудотворца Николая / красно процвел еси, /
мира красоту и славу сего света нивочто вменив, / единаго Христа возлюбил еси; /
слез твоих течением напаяем, / уязвился еси желанием будущих даров. /
Темже зовем ти: / радуйся, святе княже Андрее Смоленский, /
граду Переяславлю похвало / и всей Российстей земли великое утверждение.

Величание

Ублажаем тя, / благоверный княже Андрее, / и чтим святую память твою, /
ты бо молиши за нас / Христа Бога нашего.

Мч. Марка и иже с ним.
убитых после различных мук за проповедь о Христе в Азии.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Фес. 2, 1-8; Лк. 11, 9-13). Господь убеждает к молитве обетованием услышания, поясняя его сердоболием естественного отца, благосклонного к прошениям детей своих. Но тут же намекает на причину и того, почему иногда бывают не услышаны или не исполняются молитвы и прошения. Отец не даст детям камня, вместо хлеба, и змеи, вместо рыбы. Если же естественный отец не делает так, тем более не станет так делать Отец Небесный. А прошения наши нередко походят на прошение змеи и камня. Нам кажется, что то хлеб и рыба, чего просим, а Отец Небесный видит, что просимое будет для нас камень или змея - и не дает просимого. Отец и мать изливают перед Богом теплые молитвы о сыне, да устроит ему лучшее, но вместе с тем выражают и то, что считают лучшим для своего сына, именно, чтобы был он жив, здоров и счастлив. Господь слышит молитву их и устраивает для сына их лучшее, только не по понятию просящих, а так, как оно есть на самом деле для сына их: посылает болезнь, от которой умирает сын. Для тех, у которых все кончается настоящею жизнью, это не услышание, а делание наперекор, или предоставление лица, о котором молятся, его участи; для верующих же, что настоящая жизнь только приготовление к другой жизни, не может быть сомнения, что сын, о котором молились, заболел и умер именно потому, что услышана молитва и что для него лучше было отойти отсюда, чем оставаться тут. Скажешь: так на что же и молиться? Нет, не молиться нельзя, но в молитвах об определенных предметах всегда надо содержать в мысли условие: "если, Господи, Сам Ты находишь это спасительным". Св. Исаак Сирианин и всякую молитву советует сокращать так: "Тебе Господи, ведомо, что для меня полезно: сотвори же со мной по воле Твоей".
******************************************************************************************************************************************
Послужить
"Сын человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить"
(Мф. 20, 28)
Вся жизнь Христа сосредоточена в этих немногих словах: "не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить". Он пришел не принимать что-либо, а все отдавать, именно послужить всему человечеству. Делать добро, забыть Себя совершенно, служить всякому. И, наконец, "отдать душу Свою для искупления многих".
Вы говорите, что хотите подражать Христу, вы молитесь, чтобы Его образ был запечатлен в вашем сердце. Вот он, этот образ, и подражание Ему доступно всякому. "Послужить" - вот что требуется. Для этого не надо уединяться в пустыню, не надо бежать от людей, а, оставаясь среди них, служить им, благословлять их, делать им добро, наконец, если нужно, отдать им самую жизнь

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ : АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ
Слава Богу за все!

0

25

Во славу Божию и на пользу ближнего !
10 ноября  -Память: ....................................................Поста нет!

Вмц. Параскевы, нареченной Пятница (III)
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/10/61/61315594f573221bcebeaebcc06dd51f.jpg

В то время, как нечестивый царь Диоклитиан воздвиг гонение на христиан, в городе Иконии проживала одна благородная и красивая девица, по имени Параскева. Родители мученицы особенно чтили день недели, посвященный воспоминанию страстей Господних, - пятницу: чтили постом, молитвой и милостыней.  За это Бог послал им в этот самый день недели дочь, которую они и назвали Пятницей, или по-гречески - Параскевой.Родители ее - христиане, воспитав и научив дочь свою хранению святой веры и заповедей Господних, отошли ко Господу. Они оставили свою блаженную дочь наследницею большого имущества.

Достигнув совершеннолетнего возраста, девица Параскева стала подражать вере и делам своих родителей. Она начала тратить свое имущество не на украшение своей юной красоты и молодости и не на роскошную жизнь, но на одеяние нагих, пропитание голодающих, угощение странников. Параскева не обращала никакого внимания на своих женихов, домогавшихся сожительства с нею: она скоро соделалась невестою Единого бессмертного Жениха, Единородного Сына Божия, для Которого и жила в святости и праведности. Пресвятое Имя Его она исповедовала пред людьми непрестанно, всякий день, приводя их тем к познанию истины.

Некоторые из людей уверовали в Господа нашего Иисуса Христа, а другие, неверующие, злословили святую. Параскева же смело проповедовала пред ними слово Божие и изобличала суету бездушных идолов. Не желая слушать от нее таковых обличений, неверующие граждане схватили ее и предали побоям, а потом ввергли в темницу.

В то время в Иконию пришел некий военачальник, присланный в эту страну императором Диоклитианом с целью истребить там всех христиан. Граждане, приступив к нему, сказали:

- Светлейший военачальник, в сем городе есть девица, которая верует в Распятого Христа и проповедует Его; она занимается волшебством и немало уже людей отвратила своим чародейством от принесения жертв нашим богам. Она не перестает произносить хуления на изображения наших богов и на самодержца. Услышав царское приказание о том, что должны быть казнены все не поклоняющиеся богам, мы схватили сию девицу и держим ее в темнице.

Выслушав сие, военачальник приказал представить святую девицу к себе на суд; когда святая мученица шла на судилище, ее осенил Святой Дух, и лицо ее сделалось светлым, так что все взирающие на нее удивлялись и говорили:

- Посмотри! Она нисколько не удручена печалью, лицо ее даже как будто сияет.

Когда она стала пред судьями, военачальник посмотрел на нее и, удивившись красоте и благородству ее лица, сказал предстоявшим:

- Вы напрасно оклеветали сию прекраснейшую девицу: ведь, невозможно погубить такую солнцеобразную красоту.

И он сказал ей:

- Девица, скажи нам твое имя!

Святая Параскева отвечала:

- Я христианка, раба Христова.

Военачальник сказал:

- Созерцание красоты твоего лица склоняет меня к кротости, а исходящие из твоих уст слова возмущают до глубины души: я не желаю слышать таких речей!

Святая отвечала:

- Всякий правитель, производящий справедливый суд, слыша правду, радуется, а ты, выслушав сказанную мною истину, прогневался.

Мучитель на это сказал:

- Я потому гневаюсь, что не получил от тебя ответа; ведь я спросил тебя о твоем имени, а ты мне его не сказала.

Святая отвечала:

- Прежде всего мне надлежало сказать мое имя по вечной жизни, а потом уже объявить имя по жизни временной. Итак. я сказала свое имя по  жизни вечной, что я христианка, Христова раба, а по временной жизни я родителями наречена Параскевою, так как родилась в день Параскевы (Параскева по-гречески значит - пятница).

- Родители мои, - продолжала святая, - шестой день, который есть день вольных и животворящих страстей Господа нашего Иисуса  Христа, всегда почитали постом, молитвами и милостынями. Так они делали в честь Христа, веруя, что из-за любви к роду человеческому в этот день Он излил Свою кровь и положил за нас на кресте Свою жизнь. Бог и даровал им плод честного их супружества - меня, недостойную Свою рабу, в тот именно день, который они добродетельно почитали, воспоминая страсти своего Владыки. Им заблагорассудилось дать мне то имя, которым называется этот день, и вот от дня Параскевы и я именуюсь Параскевою, - я - общница страстям Христовым.

Военачальник сказал:

- Перестань говорить сии безумные слова и принеси жертву нашим богам; тогда я возьму тебя в жены, и ты сделаешься обладательницею большого богатства, и многие тебя будут величать на земле.

На сие святая Параскева ответила:

- Я имею Жениха на небе, Иисуса Христа,  и  в ином муже не нуждаюсь.

Тогда Военачальник сказал:

- Я помилую твою красоту и пощажу юность твою.

- Не щади временной красоты: - сказала святая, - ныне она цветет, а на утро увянет; помилуй лучше себя, ибо тебя ожидает вечное мучение.

После сего Военачальник разгневался и приказал разодрать на ней одежды и бить ее суровыми жилами. В то время, как били святую, она не испустила ни одного звука, но, молча устами, сердцем взывала ко Христу, испрашивая у Него помощи в мучениях. Военачальник же, все еще щадя красоту ее (ведь он поражался и соблазнялся ее красотою), приказал перестать бить ее и стал кротко говорить ей:

- Девица! Пощади свою юность, не губи своей прекраснейшей молодости! Принеси жертву богам и ты  будешь  жива и удостоишься еще большего от нас почета.

Она ничего не отвечала ему на это. Тогда Военачальник, разгневавшись, сказал:

- Мне ли ты, злое христианское отродье, не отвечаешь?

Святая в ответ на это плюнула ему в лицо. После того мучитель, страшно рассвирепев, приказал повесить ее на дереве и нещадно драть ее ребра железными когтями и растирать власяницей ее раны; ее плоть таким образом была изодрана до костей. Правитель, думая, что мученица скоро умрет, так как она едва уже дышала, снял ее с дерева и ввергнул в темницу. Когда она лежала здесь еле живая и уже безгласная от жестоких ран, в полночь явился ей ангел; плечи и грудь его были перепоясаны крестообразно золотым поясом, а в руках своих он держал орудия  Христовых  страданий: крест, терновый  венец, копие, трость и губу. Ангел сказал ей:

- Девица, общница Христовым страстям, восстань! Я прислан посетить тебя; в утешение же твое в страданиях, я принес орудия страстей Господа нашего. Взгляни на честные орудия: крест и терновый венец нетленного Жениха; посмотри на копие, прободшее животворящие ребра, на трость, написавшую прощение грехов всего мира, и на губу, которая стерла Адамов грех. Итак, восстань! Христос Господь исцеляет тебя!

И вот мученица восстала как бы от сна, а явившийся ангел приступив отер губою все раны святой мученицы, и все тело ее стало крепким и здоровым, а красота ее лица стала еще более поразительною. Она с благоговением облобызала орудия Христовых страстей и прославила Бога. Небожитель после сего стал невидим.

С наступлением утра пришли темничные стражи и нашли Параскеву здоровою и стоявшею на молитве; на ее теле не было ни одной раны. Испугавшись, они возвестили о том военачальнику. Последний приказал привести ее к себе и, увидев ее здоровою, удивился: он не ожидал, чтобы она осталась живой от ужасных ран. Снова удивляясь необыкновенной ее красоте, он сказал ей:

- Параскева, ты  видишь, как наши боги пощадили твою красоту и сохранили тебя, даровав тебе жизнь.

Святая на это сказала:

- О, военачальник, покажи мне даровавших мне жизнь! Военачальник послал ее в храм своих богов, чтобы она посмотрела на их идолов. С ней пошли также идольские жрецы и множество народа; они все думали, что Параскева желает поклониться их богам. Когда они вошли в храм, в котором было множество идолов, Параскева мысленно помолилась Единому Истинному, пребывающему в вышних Богу, и, схватив за ногу идола аполлона, сказала:

- Я тебе, бездушному, и всем вместе с тобою находящимся тленным идолам говорю: так приказываете вам Господь мой Иисус Христос - падите все вы на землю и превратитесь в прах.

И вот, по слову святой, пали и рассыпались все идолы. Тогда все выбежали из идольского храма и стали взывать:

- Велик Бог христианский!

Нечестивые жрецы, увидев разрушение и гибель своих идолов, пришли к военачальнику и, плача, сказали ему:

- Военачальник! Мы говорили тебе, - умертви сию волшебницу, так как она обольщает наш город, а ты не послушал нас, и вот она ныне своим волхованием сокрушила всех наших богов.

Исполнившись ярости, военачальник с гневом стал так допрашивать святую Параскеву:

- Какими волхвованиями ты сделала сие?

Святая отвечала:

- С именем Господа нашего Иисуса Христа на устах я вошла в храм богов ваших и так помолилась моему Господу: явись мне, Спаситель мой, - Ты, Который даровал мне жизнь. И вот Сам Господь мой и Бог мой явился мне, а твои боги, лишь только увидели Его, от страха затрепетали и, упавши на землю, разбились, показывая тем, что если они не могут помочь себе, то как помогут другим!

Тогда военачальник приказал вновь повесить Параскеву на дереве и палить ее ребра свечами. Повешенная и палимая огнем, святая воздохнула к Богу и сказала:

- Господь и Бог мой, Создатель и Промыслитель всей твари! Ты прохладил горящую печь трем отрокам, Ты избавил от огня первомученицу Феклу, спаси же и меня, недостойную, от рук этих мучителей.

И внезапно явился ангел, прикоснулся к свечам и запылал весьма сильный огонь, истребивши множество беззаконников. А народ взывал:

- Велик Бог христианский!

И уверовало во Христа тогда множество народа; военачальник же, заметив волнение в народе, боялся, как бы на него не восстал народ, и поспешно приказал усекнуть святую мечом. В то время как отсечена была ее голова, некоторые слышали голос на небе, произносящий:

- Радуйтесь праведники, так как венчается мученица Параскева!

Христиане с благоговением похоронили тело святой в ее доме. - Так, окончив подвиг мучения, прекраснейшая девица отошла к своему Жениху, неся вместо елея кровь: она ныне вселилась с мудрыми девами в чертоге Христовом.

На другой день утром беззаконный военачальник выехал на охоту, но конь его внезапно рассвирепел и сбросил его в овраг: упавши, военачальник разбился и так злосчастно испустил свою окаянную душу.

Святая же и чистая душа великомученицы Параскевы отошла к Господу, и от честных ее мощей подавались многие исцеления болящим, во славу Господа нашего Иисуса Христа, Емуже со Отцем и Духом Святым да будет честь и поклонение во веки, аминь.

Тропарь, глас 4:
Премудрая и всехвальная Христова мученица Параскева, / мужескую крепость прииемши, / женскую же немощь отвергши, / диавола победи и мучителя посрами, / вопиющи и глаголющи: / приидите, тело мое мечем ссецыте и огнем сожгите, / аз бо, радующися, иду ко Христу, Жениху моему. / Тоя молитвами, Христе Боже, / спаси души наша.

Кондак, глас 3:
Всесвятое и непорочное мучение принесши, яко вено пречестное безсмертному Жениху Христу, ангельское ликостояние возвеселила еси, и победила еси демонския козни: сего ради тя честно верою чтим, мученице Параскево многострадальная.
АКАФИСТ   http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … rvapiatsa/

Мчч. Терентия и Неониллы и чад их: Сарвила, Фота, Феодула, Иеракса, Нита, Вила, Евникии (ок. 249-250).
Блаженный Терентий, благочестивый христианин, сочетался законным браком с единоверною Неониллою, и от сего брака родились у них семь детей: Савил, Фот, Феодул, Иеракс, Нит, Вил и Евникия, коих они воспитали в благочестии. Когда дети вместе с родителями были схвачены нечестивыми, и представлены на беззаконное судилище, то ясно исповедовали Христа и хулили идолов. За то они были повешены и мучимы строганием, причем раны их поливали крепким уксусом и прижигали огнем. Святые же с усердием молились и утешали друг друга. Бог не презрел их моления и послал святых Своих ангелов, которые освободили их от оков и подали исцеление их язвам. Видя святых  внезапно освобожденными от оков и исцелившимися от ран, нечестивые ужасались. После сего святые были брошены на съедение зверям, но не испытали никакого зла, ибо звери, по Божию повелению, были кротки как овцы. Тогда они были брошены в котел с кипящею смолою, но тотчас огонь угас и котел охладился, а смола стала похожа на холодную воду. Видя, что муки вовсе не наносят вреда святым, злочестивые мучители мечем отсекли им головы.

Тропарь ,глас 4
Мученицы Твои, Господи,/ во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего:/ имуще бо крепость Твою,/ мучителей низложиша,/ сокрушиша и демонов немощныя дерзости,/ тех молитвами// спаси души наша.

Кондак, глас 4:
Мученическая честная память прииде днесь, веселящи всяческая, Терентия премудраго, и подружия его. Тепле убо стецемся, да приимем исцеление: сии бо благодать приимше от Духа Святаго, исцеляти недуги и болезни душ наших.

Прп. Стефана Савваита, творца канонов (IX)
ОДИНАКОВОЕ имя двух православных святых преподобных .
творец канонов, иночествовал в обители св. Саввы, скончался после 807 г.. Николай Комнен упоминает о толковании инока Фотия на тропари С. Савваита. Из канонов, составленных С., известны каноны Обрезанию Господню, Кириаку Отшельнику, преподобным, избиенным в обители св. Саввы. С. писал еще плачевные песни на смерть Иисуса Христа. В службе на Рождество Богородицы есть пять стихир С. По свидетельству Николая Комнена, С. написад Беседу на неделю Самаряныни.

(по изл .Димитрия Ростовского)

Свт. Арсения I, архиеп. Сербского (1266).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/10/28/289b9b2c14f53453afb634824d863f88.jpg
Родиной святителя Арсения была Войводина в Сремской земле на севере Сербии, откуда и происходит его прозвание. Уже в юношестве святой Арсений принял постриг в Жичской обители, столице тогдашней Сербской Архиепископии, и всецело посвятил себя Богу.

Арсений снискал доверие первого архиепископа Сербского свт. Саввы, который вручил Арсению настоятельство над Жичской обителью и опирался на него во многих церковных делах. Когда постоянные нападения вергров на северные области Сербии показали св. Савве, что Жича недостаточно защищена, чтобы играть роль столицы Сербской Церкви, он поручил Арсению найти местность, куда можно было бы перенести церковный центр. Св. Арсений нашел место в долине реки Быстрицы, огражденное двумя высокими хребтами, где и было его трудами положено начало Печской лавре, ставшей на долгие века средоточием Сербской Церкви.

Когда св. Савва впервые отправился в Иерусалим, он оставил дела кафедры в руках св. Арсения, а перед своим вторым путешествием в Святую Землю в 1233 или 1234 году – посвятил св. Арсения в сан архиепископа и передал ему управление молодой Сербской Церковью.

Возвращаясь из Иерусалима, святой Савва тяжко заболел и отдал душу Богу в 1236 году, в городе Тырново, Болгария. Святитель Арсений, как его приемник и продолжатель, убеждал Сербского короля Владислава, чтобы тот приложил все усилия для перенесения святых мощей в Сербию. Король Владислав, лично отправившись в Болгарию и упросив своего родича, Болгарского царя, вернул мощи Сербского святителя на родину, где св. Арсений собрал духовенство и знать на их торжественную встречу. Мощи были положены святым Арсением в монастыре Милешево.

Святитель Арсений короновал в 1242 году короля Уроша I, при котором Сербская земля обрела покой от вторжений. Святитель посвятил все свои силы организации церковного усторйства, просвещению, построению монастырей и устроению иноческого жития. Благодаря его противоборству распространившейся на Балканах ереси богомилов Сербия избежала религиозных волнений, которые постигли соседние страны.

Святитель отошел ко Господу в мире и тишине 28 октября 1266 года. За три года до кончины его постигла болезнь, которую он принял с кротостью и смирением. Тело его было погребено в Печской обители.

В 1285 году, когда татарское войско вновь вторглось в Сербию и подошло к Печской обители, чудесное явление огненного столба над обителью и видение ангелов устрашили татар, не посмевших тронуть лавру.
Сербские же воины воодушевились видением и одержали победу над врагом. Тогда же Сербские короли Драгутин и Милутин и весь народ прославили память св. Арсения, предстательству которого они приписали видение и победу.
Судьба мощей святителя тесно связана с непростым историческим путем как Сербской, так и Русской Церкви в новом времени.

В 1884 Черногорский князь Николай перенес мощи свт. Арсения в монастырь Косиерево, где они почивали до 1914 года. В этом году черногорцы под обстрелом перенесли св. мощи в храм св. Архангелов на Велимле. Однако во время Первой Мировой Войны этот храм был разграблен и до основания разрушен австрийцами.

Божьим промыслом хотя бы часть мощей святителя удалось спасти. В 1920 году монастырь Ждребаоник в Черногории получил частицу мощей, которая почивает там и поныне . В наши дни часть мощей святителя также вернулась в Косириевскую обитель.

В 1933 году часть св. мощей свт. Арсения была передана патриархом Сербским Варнавой (Росичем) в дар архиепископу Камчатскому Нестору (Анисимову), который перенес их в Скорбященский храм при Доме Милосердия в Харбине. Св. мощи были торжественно встречены всем православным Харбином во главе с архиепископом Мелетием (Заборовским), и в честь этого события было установлено празднование 24 февраля. Владыка Нестор написал и опубликовал в Харбине «Житие святителя Арсения», а также составил «Акафист Арсению, архиепископу Сербскому, одобренный к служению Патриархом Сербским Варнавою». Нынешняя судьба этой частицы мощей неясна – известно, что 23 февраля 1962 года Дом Милосердия был закрыт и существует фотография с надписью «Перенесение мощей святителя Арсения Сербского в Харбине, 31 мая 1965 г.»

Тропарь
Милости наставниче и благоутробия сокровище, еже всем отверзл еси, правоверия учителю и архиереев Божественное удобрение, отче наш иерарше Арсение, нищих был еси заступник. Тем моли Христа Бога просветити души наша, да не когда уснем в смерть.

Кондак
В пищи словес твоих, богоносе Арсение, разумно чада твоя питая, языком хваля, устами же пение принося, вещанием зовый: Христе, ты еси свет неизреченный.
http://drevo.pravbeseda.ru/index.php?id=4171
Величание
Величаем тя, Святителю Отче Арсение, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

Прп. Иова, игумена Почаевского (1651).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/10/87/87e33c6822a9024b475a82b1072078d3.jpg

Празднование памяти преп. Иова установлено: 19 мая (память прав. Иова Многострадального), 10 сентября (перенесения мощей), 10 ноября (преставление) (даты по нов. ст.).

Вся столетняя подвижническая жизнь преподобного Иова прошла на далекой западной окраине русской земли, в королевстве Польско-Литовском, в тяжелые годы гонения на Православие и русскую народность со стороны иезуитов, униатов и протестантов.
Родиной преподобного Иова была юго-западная часть Галиции — Покутье1).
Здесь около 1551 года у благочестивой, вероятно дворянской, супружеской четы по фамилии Железо родился сын, названный при святом крещении Иоанном. Проникнутые духом Христовой любви родители Иоанна внушили ее и своему сыну: в отроке очень рано начала обнаруживаться наклонность к тихой, уединенной иноческой жизни, решительное стремление всецело посвятить себя на служение Богу. На десятом году Иоанн, оставивши «любимых родителей», удаляется в Угорницкий монастырь и просит игумена «дозволить ему служить братии». Опытный в духовной жизни настоятель с любовью принял юного пришельца, провидя в нем избранника Божия, и поручил монастырскому екклесиарху) научить его церковному послушанию.
Кротостью, смирением, стремлением «услужить каждому из наименьших монастырских работников» Иоанн приобрел всеобщую любовь и скоро был принят в число иноков; на втором году со дня вступления в монастырь и на двенадцатом от рождения игумен, с согласия всей братии, постриг Иоанна «за его добрые нравы» в иночество с именем Иова.
Приняв ангельский образ, преподобный Иов жил среди братии действительно как Ангел Божий и, несмотря на свою молодость, служил для всех примером добродетельной жизни. Поэтому как только подвижник достиг совершенных лет, игумен настоял, чтобы он принял священство, хотя преподобный, по своему смирению, и отказывался, считая себя недостойным столь великого сана. Спустя немного времени по рукоположении во пресвитера преподобный Иов облекся в великий «серафимский образ», то есть в схиму, и снова получил данное ему при крещении имя Иоанна: сердце подвижника горело любовью к Богу, и он, подобно Серафимам, желал непрестанно славословить своего Создателя.
Но не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф. 5, 14). Слава о подвижнике начала распространяться по всем окрестностям обители, в пределах Галиции и Волыни, привлекая в Угорницкий монастырь множество желавших получить духовное наставление от преподобного; среди посетителей были простые и знатные, богатые и бедные. Тем более такой светильник благочестия, каким в то мрачное время являлся преподобный Иов, не мог утаиться от взора могущественного защитника Православной Церкви на Волыни, князя Константина Константиновича Острожского. В борьбе с врагами Православия Константин острожский особенно заботился о благоустройстве монастырей, находившихся в его владениях, и главное — о благочестивой жизни их иноков; поэтому князь усердно просил игумена Угорницкой обители, «да сотворит любовь Божию и пошлет сего блаженного трудолюбца» (преподобного Иова) в его Дубенский Крестный монастырь, где бы преподобный Иов показал инокам образ богоугодного жития; это было особенно необходимо тогда среди общей порчи нравов. Долго отказывался Угорницкий игумен, не желая лишать свою обитель великого подвижника, но, уступая настоятельным просьбам князя, он согласился. Благословив преподобного Иова на новое служение, игумен с печалью отпустил его в Дубенский монастырь.
Вскоре по прибытии сюда преподобного братия помимо его воли избрали его игуменом, и преподобный Иов управлял Дубенской обителью более двадцати лет. За это двадцатилетие была подготовлена и провозглашена церковная уния (в 1596 г. на Соборе в Бресте) со всеми ее печальными последствиями для Православной Церкви западного края — жестоким преследованиям верных чад ее в пределах Волыни, Подолии и Украины. Правда, сам преподобный Иов, находясь под покровительством близко стоявшего к Дубенской обители могущественного князя острожского, может быть и не испытывал всех горьких последствий унии, но, весь проникнутый любовью ко Христу, он не мог безучастно относиться к бедствию, постигшему Православную Церковь, и деятельно выступил на ее защиту. Прежде всего преподобный Иов старался укрепить на пути евангельской жизни братию своего монастыря: свыше одаренный даром учительства, преподобный часто поучал иноков, подкрепляя словесные наставления живым примером — подвигами своей трудолюбной жизни; и, без сомнения, Дубенская обитель в описываемое время могла быть поставлена наряду с теми лучшими монастырями, какие называет славный современник преподобного Иова, митрополит Киевский Петр Могила (1597—1647), доказывая, что «убогие православные монастыри» по жизни своих иноков стоят неизмеримо выше богатых униатских.
Затем, по примеру своего покровителя, князя острожского, преподобный Иов заботился о распространении духовных и церковно-богослужебных книг, ибо в то время они были едва ли не главным средством борьбы Православной юго-западной Церкви с католиками. Преподобный игумен собрал вокруг себя многочисленное братство, члены которого ревностно изучали Священное Писание и творения отцов Церкви, делали переводы святоотеческих творений на славянский язык. Избранные писцы переписывали лучшие книги под руководством подвижника для распространения их среди православных, причем и сам он «писанием книг церковных упражняшеся».
Слава о добродетельной жизни преподобного, о его деятельности по устроению обители и о подвигах на защиту Православия разнеслась по окрестным странам, и жители их начали собираться к блаженному игумену и докучать ему честью и похвалами. Но суетная слава от людей только смущала стремившегося к уединенной жизни подвижника Христова; желая иметь похвалу лишь от «Единого Тайнозрителя Бога», преподобный решил искать нового места для подвигов. Кроме этого, желанию преподобного Иова удалиться из Дубенской обители могли содействовать и некоторые поступки князя острожского, которых преподобный не мог одобрить, хотя поступки эти и вытекали из благочестивых побуждений. Стремясь к умиротворению Церкви, князь острожский вступал иногда в столь близкие сношения с ее врагами, каких не мог одобрить строго-православный Дубенский игумен, горевший ревностью по Боге и чуждый политических расчетов. Не мог сочувствовать преподобный Иов, любящий уединенную скитскую жизнь, и мысли князя Константина острожского преобразовать все свои монастыри в общежительные: князь предпринял это преобразование в тех целях, чтобы строй монастырской жизни в его обителях не был ниже строя униатских монастырей, чтобы униаты и католики не оскорбляли православных иноков, живших без строгих уставов, называнием «зверьми дивиими».
Улучив удобное время, преподобный Иов около 1600 года тайно оставляет Дубенский монастырь и удаляется на соседнюю Почаевскую гору, «издревле светлостию чудес многих сияющую». Поселившись в пустынной Почаевской обители, он думал совершенно скрыться от людских взоров. Но Промысл Божий судил иначе: и в Почаевской обители преподобный Иов не нашел уединения, к которому стремилась его душа. В это самое время Почаевская обитель была преобразована. До того времени она была обителью отшельников-затворников: иноки спасались отдельно в горных пещерах, сходясь только для молитвы в храм Успения Божией Матери, стоявший под Почаевскою горою. Теперь же она делается общежительной.
В местечке Орле, близ Почаева, жила благочестивая православная помещица, вдова Анна Гойская. В 1559 году греческий митрополит Неофит в благодарность за гостеприимство подарил ей свою родовую икону Божией Матери. Знамения и чудеса, совершавшиеся от иконы, особенно исцеление слепого от рождения брата, побудили Гойскую передать образ Богоматери, как великую святыню, на Почаевскую гору, в церковь во имя Успения Богоматери «на вечное хранение». При этом Анна Гойская пожертвовала в стоявшую на ее земле и потому принадлежавшую ей Почаевскую обитель богатые угодья: поля, сенокосы, леса и даже крестьян с тем, чтобы при церкви Успения содержалось на началах общежития восемь православных иноков доброй и набожной жизни. Переустройство обители из пустынной в общежительную потребовало от иноков избрания игумена. Подвижники Почаевские единодушно, со слезными увещаниями, избрали в игумена преподобного Иова: хотя он и скрывал звание свое, но не мог утаить от иноков своего благочестия и великих духовных дарований. «Тако бо, — замечает списатель жития преподобного Иова, ученик его Досифей, — по истине сицеваго стража зело подвижна и искусна изволи имети Пресвятая Дева Богородица Мария в Своей, небеси подобящейся, обители».
И по тому времени, действительно, нужен был муж, особенно сильный духом и твердый верою, чтобы стоять во главе Почаевской обители. Нужен был он как для устройства порядка в самой обители, только что превращенной в общежительную, так и для защиты Православия. Для того и для другого требовалось от преподобного Иова несравненно более забот и трудов, чем в предыдущие годы управления Дубенским монастырем. Враги Православной Церкви еще более усилились теперь и сосредоточили свою губительную деятельность главным образом на Волыни, уничтожая здесь православные храмы и монастыри; они до того стеснили православных, что последние принуждены были собираться на молитву под покровом ночи, но и тогда униатские власти разгоняли их. Между тем главные защитники Православия — князь Константин острожский и Гедеон Болобан, епископ Львовский, — померли один за другим, а с их смертью прекратили свою деятельность и лучшие училища на Волыни (Острожское и Львовское), служившие рассадниками поборников православной веры. Дворянство начало изменять Православию. Сын князя острожского Иоанн (Януш) склонился на сторону латинства, и пример его увлек многих из православной знати. К довершению несчастья, в 1612 г. умирает последний православный епископ Волынский Михаил Копыстенский, так что православные не знали, к кому теперь следует обращаться за рукоположением.
Искушенный в борьбе с врагами Православия еще за время своего двадцатилетнего управления Дубенской обителью, преподобный Иов и в настоящие, особенно тяжелые годы явился одним из главных защитников угнетаемой Церкви. Устройство обители, усиление ее просветительной деятельности при помощи типографии, личный пример истинно-христианской, подвижнической жизни, — вот те орудия, какие противопоставил преподобный насилиям врагов Православной Церкви.
Святостью своей жизни преподобный Иов невольно привлекал к себе сердца православных обывателей Волыни, особенно из ближайших окрестностей Почаевской обители. И некоторые богатые дворянские роды на Волыни, твердо державшиеся Православия, щедро жертвовали в его монастырь средства на помин души из любви к преподобному. Средства эти расходовались на украшение храмов Божиих в обители и на содержание иноков. При преподобном Иове увеличилось и число братии в Почаевской обители; естественно, что теперь многие поступали в нее, ибо желали проходить путь монашеской жизни под руководством столь опытного и славного своими подвигами игумена. Внешнее благоустройство обители, умножение числа иноков, молва о благочестии настоятеля вскоре сделали Почаевсий монастырь предметом особенного внимания и почтения со стороны православных: из соседних областей стекалось множество богомольцев для поклонения чудотворному образу Богоматери. И малый деревянный храм монастыря скоро оказался тесен, почувствовалась нужда в новом, более обширном. Создание этого нового храма — одно из наиболее важных дел преподобного Иова по устроению обители. Средства на постройку были пожертвованы. Супруги-дворяне Домашевские, Феодор и Ева, пожелали на собственные средства построить на Почаевской горе новый каменный храм во имя Пресвятой Троицы с двумя приделами: в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и святого мученика Феодора. Вероятно, по указанию преподобного Иова, храм был поставлен выше Успенского собора, так что в него вошла скала с цельбоносною стопою. Домашевские украсили новый храм «всеми потребами, приличествующими таковой церкви», и пожертвовали большие денежные средства вместе с наследственными сокровищами из золотых, серебряных вещей и других драгоценностей с тем, чтобы игумен и братия постоянно молились за отпущение грехов их. Храм окончили постройкою и освятили в 1649 г. и тогда же перенесена была в него из Успенской церкви чудотворная икона Богоматери и поставлена в иконостасе над царскими вратами главного престола.
В своей деятельности, направленной к возвышению Почаевской обители, преподобный Иов встретился с новым врагом Православия, протестантизмом, в лице внука основательницы монастыря Анны Гойской Андрея Фирлея, к которому, после смерти Анны, перешли принадлежавшие ей имения. Как протестант, Фирлей не мог не относиться враждебно к православной обители и ее святыням, а как человек завистливый, не мог мириться с тем, что Гойская пожертвовала монастырю столько имений и доходов. И вот он задумал разрушить монастырь, чтобы все, что только было по благодати Божией на горе Почаевской чудесного, пришло в вечное забвение. Для этого Фирлей сначала отнял поля, леса и сенокосы монастырские; затем присвоил себе монастырских крестьян, портил разные материалы, раскопал пограничные знаки для уничтожения дарственной записи, ловил за монастырем иноков, бил их и тиранил. Наконец он запретил брать воду из колодцев местечка Почаева, а своего колодца в монастыре не было, так что дальнейшее пребывание иноков на Почаевской горе становилось невозможным. Тогда преподобный Иов, помолившись Пресвятой Богородице, велел рыть колодезь в самой обители, в горе, и на глубине 64 локтей нашли воду. Этот источник и доселе, при безводности лаврской местности, доставляет прохладу инокам и богомольцам. Озлобленный безуспешностью своих усилий повредить монастырю, Фирлей в октябре 1623 года приказал своим слугам, также лютеранам, как и сам он, разграбить монастырь и захватать образ Богоматери, «ибо, — думал он, — если возьму чудотворную икону, иноки не возмогут оставаться на этом месте». В тот же день было произведено нападение, причем грабители похитили не только украшения церковные, но и икону чудотворную. Отнесли ее в городок Козин, во двор Фирлея вместе с золотом, серебром, фелонями и серебряными подвесками, на которых изображены были чудеса от иконы Богоматери. После безуспешных кротких просьб возвратить похищенное и примириться с обителью, преподобный Иов, в течение долгих лет безропотно переносивший несправедливые притеснения и обиды, наконец в 1641 году обратился за защитою от своего лица и братии в Луцкий суд. Но главным образом он надеялся на помощь Божию и вместе с братией усердно молил Господа, чтобы Он вразумил святотатца. И особенно горячи были молитвы преподобного и иноков о возвращении неоценимого сокровища обители — чудотворной иконы. Господь услышал рабов Своих. Однажды Фирлей, «не ведая, что более делать», нарядил свою жену в священные одежды, дал ей в руки святую чашу, и она вместе с присутствовавшими начала хулить Пресвятую Богородицу. Злой дух тотчас же овладел обезумевшей женщиной, и страшные мучения ее прекратились только тогда, когда икона Божией Матери была возвращена обители. Таким образом, важнейшую свою драгоценность Почаевская обитель получила не по суду человеческому, а по суду Божию. Затем, благодаря неутомимой ревности преподобного Иова, Фирлей, несмотря на свое упорство в исполнении даже прямых решений суда в пользу Почаевской обители, все-таки в конце концов принужден был возвратить часть захваченных монастырских сокровищ и примириться с православными иноками. А дела о земельных угодьях были окончены уже по смерти преподобного Иова его преемниками с наследниками Фирлея.
По преданию, в Почаевской обители еще Анной Гойской была заведена типография, которую преподобный Иов застал в цветущем состоянии. Конечно, он с радостью воспользовался ею для распространения среди православных необходимых и полезных книг, имея при этом в виду главную нужду времени — борьбу с врагами Православия. Такая деятельность преподобного была тем более полезна, что остальные древние типографии Волыни уже прекратили свое существование: оставалась только Почаевская. Одним из важнейших трудов, изданных по благословению преподобного Иова, является направленное против латинян сочинение Кирилла Транквилиона, впоследствии архимандрита Черниговского, «Зерцало Богословия», напечатанное в 1618 году. В Почаевской типографии кроме того печатались проскомидийные) листы для рассылки в православные церкви, послания православных архипастырей, разные молитвы.
Наконец, преподобный Иов не только издавал чужие книги, но и сам, как поборник Православия, «писанием книг церковных упражняшеся»; в своих книгах, при свете Христова учения, преподобный объясняет чистоту и истинность вероучений Православной Церкви по сравнению с церковью католической и, главным образом, различными протестантскими сектами.
Как одному из видных и всеми уважаемых членов православной Церкви, прп. Иову приходилось принимать непосредственное участие в особенно важных событиях церковно-общественной жизни своего времени. В 1628 году он присутствовал на Киевском Соборе западнорусских епископов, архимандритов и игуменов: Собор был созван Киевским митрополитом Иовом Борецким (1622—1631) по делу о Полоцком епископе Мелетии Смотрицком, отпавшем в унию. На Соборе Мелетий доставил православным великое утешение, раскаявшись в своем уклонении в унию, совершенном из боязни смертной казни; но, к сожалению, его раскаяние не было продолжительно).
16 августа Собор издал объявление, в котором отцы, присутствовавшие на Соборе, оповещали, что они твердо стоят в православной восточной вере, не мыслят об отступлении в унию, под клятвою обещаются бороться с нею и увещевать к тому весь народ православный. Среди подписавших это соборное объявление находится и имя «Иоанна Железо, игумена Почаевского».
Управляя обширною обителью, принимая участие в церковных делах своего времени, преподобный Иов в своей внутренней, скрытой от взоров людских жизни не оставлял любимых подвигов созерцания и уединения. Под схимнической одеждой он всегда носил власяницу и тяжелые вериги. День посвящал труду, а ночь — молитве. Днем подвижник беспрестанно работал: садил деревья, делал прививки, насыпал плотины, подавая братии пример трудолюбия. При этом с его уст не сходила молитва Иисусова: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». Ночами преподобный любил уединяться для молитвы в глубокую каменную пещеру в Почаевской горе; со всех сторон обросшая лесом, она представляла надежное убежище для уединенной, безмолвной молитвы. В этой тесной пещере, немой свидетельнице подвигов преподобного, игумен Почаевский, затворившись, проводил в молитве по несколько суток, питаясь «только слезами, изливаемыми от чистого сердца». Угодник Божий с давних лет поставил на уступе скалы, вдавшемся в пещеру, лучший список с чудотворной Почаевской иконы Божией Матери: устремляя к ней свои духовные взоры, преподобный преклонял колена на жестком каменном полу и молился Владычице мира «о благосостоянии света, во зле лежащего». Однажды, когда преподобный Иов молился в пещере, вдруг озарил ее необычайный свет и более двух часов отражался из глубины пещеры на противолежащей церкви. Это небесное явление, венчавшее подвиги преподобного, возбудило такой страх в ученике его Досифее, удостоившемся быть свидетелем чудного явления, что он упал на землю. От «таковаго плоти измождения», а главное, от продолжительных стояний на молитве у преподобного Иова начали отекать ноги и тело кусками отпадало от костей, «о чем и до сего дне, — замечает Досифей, — свидетельствуют честныя мощи нетленныя, в раке лежащия».
Со всеми преподобный Иов обходился кротко и милостиво; никто не слыхал от него резкого слова. Он вел себя, как последний между старшими, как самый грешный между праведными. Следующий случай может свидетельствовать ясно о незлобии и кротости подвижника. Проходя раз ночью через монастырское гумно, преподобный Иов застал человека, кравшего пшеницу. В испуге человек тот упал к ногам игумена, умоляя не разглашать о его поступке, чтобы доброе имя его не обесчестилось между соседями. Незлобивый старец не только не укорил ни единым словом кравшего, но еще сам поднял на его плечи мешок с пшеницей, наставляя смиренномудрыми словами впредь не совершать ничего подобного, «и приводя ему в ум заповеди Божии и нелицемерный суд, на котором надобно будет во всем отдать отчет Господу». Затем с миром отпустил его.
Благочестивая жизнь преподобного Иова, его любящая, кроткая душа привлекали к нему и здесь, в Почаеве, как прежде в Дубенской обители, многих почитателей: одни из них вверяли свою совесть и душу его опытному руководству — делали его своим духовником, другие обращались к нему за помощью в трудных обстоятельствах жизни и всегда находили утешение в бедах и защиту в напастях. Во время войны Хмельницкого с Польшей, когда, вследствие неприятельских нападений, мало иноков было в обители и из мирян только немногие приходили на гору Почаевскую, преподобный Иов открыл у себя убежище для всех соседних обывателей. Из числа таких был пан Жабокрицкий. С трогательною простотою названный пан рассказывает в своем завещании о том радушном приеме, какой при тогдашнем бедствии оказал ему преподобный Иов. Жабокрицкий «не мог иметь при себе не только приятеля, но и собственных деток, разбежавшихся по разным местам». В эту тяжелую минуту «отец Иоанн Железо, игумен Почаевский, принять изволил как его, так и сына его младшего», и их обоих «достаточками своими содержал». В конце завещания благодарный пан просит похоронить его в Почаевской обители и дарует ей небольшой вклад на помин души.
Неустанно украшаясь подвигами благочестия и неусыпно стоя на страже Православия, преподобный Иов управлял Почаевской обителью до 1649 года, когда ему исполнилось 98 лет. Удрученный трудами и обремененный годами, теперь преподобный начал заботиться о достойном преемнике. В то время мрачные тучи, висевшие над Православной Церковью, сгущались все более и более: многие православные из дворян уклонились в латинство; почти все древнейшие православные монастыри и храмы на Волыни были разрушены. Поэтому преподобный Иов мог опасаться, как бы и его обитель, остававшаяся почти единственным оплотом Православия в пределах Волынской земли, не сделалась достоянием униатов. Опасаясь этого, преподобный пожелал избрать себе преемника при своей жизни и действительно избрал иеромонаха Самуила Добрянского. Когда избрание состоялось, то все, принимавшие участие в исполнении воли преподобного Иова, скрепили его особым актом за подписями.
21 октября 1661 года преподобный Иов имел откровение свыше, что через семь дней он умрет, о чем и сказал тогда братии. И действительно, 28 октября, совершив последнюю литургию, святой старец, имевший 100 лет от роду, простился со скорбящей братией и в тот самый час, который предсказал, мирно перешел от сей временной жизни к вечному блаженству.
Братия, опрятавши трудолюбное тело святого, иссохшее от поста и трудов, и отпевши его по чину Православной Церкви, с великой скорбью и слезами предали его земли.
Только семь лет тело преподобного Иова находилось в земле, причем над могилою его весьма часто являлся необычайный свет. Наконец, в 1659 году в одну ночь преподобный в сонном видении явился Киевскому митрополиту Дионисию Болобану (1657—1663), говоря: «Извествую твоему преосвященству, яко тобою хощет Бог открыти кости моя».
Митрополит узнал старца, так как еще при жизни хорошо знал образ лица и богоугодное житие его, но счел видение за обыкновенный сон. Спустя некоторое время оно повторилось еще. Угодник Божий, «не давая покоя митрополиту», явился и в третий раз, «уже отмщением грозя ему, если не исполнит повеленного». После этого митрополит Дионисий уразумел, что видение — дело Божия Промысла, и, нимало не медля, со всем клиром своим в то же утро отправился в Почаевскую обитель. Здесь, на месте, «изведав благия дела преподобного, Богу угодныя», митрополит велел открыть гроб, в котором и обрели святые мощи, «без всякаго изменения, как бы в тот час погребенныя и исполненныя неизреченнаго благоухания». При многочисленном стечении народа митрополит с подобающей честью 28 августа 1659 года перенес останки святого в церковь Живоначальной Троицы и поставил в притвор, по древнему обычаю. Торжество это сопровождалось множеством чудес.
И в последующее время, по молитвам Своего угодника, преподобного Иова, Господь являл многочисленные чудеса и знамения. Из них упомянем здесь только те, в которых с особенной силою проявлялись всемогущество и милосердие Божие.
Через насколько дней по открытии мощей преподобного Иова, перед самым праздником Воздвижения Честного Креста, игумен Почаевский Досифей заболел «огнем презельным», так что утратилась надежда на его выздоровление. Тогда же на праздник прибыла в Почаев благотворительница обители Домашевская. В полночь она услышала из своей келлии, где проводила ночь, необыкновенное пение, выходившее из храма, а в окнах его увидела необычайный свет. Думая, что это иноки совершают всенощное бдение, Домашевская послала свою прислугу Анну разузнать, действительно ли это так. Анна нашла церковные двери отворенными и вошла в храм. Здесь она увидела тот же необычайный свет, а в нем среди двух светлых юношей преподобного Иова, совершающего молитву. В страхе Анна остановилась, но преподобный, обратившись к ней, сказал: «Не бойся, девушка, пойди и позови ко мне игумена обители». — «Он лежит на смертном одре», — отвечала Анна. Преподобный дал ей шелковый платок, омоченный в миро, в велел отнести к больному. Подойдя к двери, ведущей в келлию игумена, Анна от имени преподобного Иова стала звать его в храм. Больной сначала принял это за мечту, но потом, оградив себя крестным знамением, наложил на себя плат, данный преподобным и, почувствовав выздоровление, пошел в храм. Небесное явление уже прекратилось, и екклесиарх отпирал церковные двери для утрени. Увидев настоятеля, он изумился и сказал: «Что это, отче всечестнейший? Ради великой болезни твоей я не пошел к тебе и за благословением, а вот ты здоров и спешишь на утреннее пение». — «Спешу, — отвечал игумен, — исполняя повеление блаженного отца нашего Иова, который, исцеливши меня, немедленно повелел мне идти в церковь».
И как только екклесиарх отпер двери, Досифей вошел в храм и припал с благодарною, горячею молитвою к раке чудотворца.
Сама обитель Почаевская в 1675 году заступлением Богородицы, по молитвам преподобного Иова, была избавлена от разорения татарского. Это случилось во время Збаражской войны Польши с Турцией. Полчища татар, союзников турок, обложили обитель с трех сторон, угрожая ей совершенным разрушением. В такой беде игумен обители Иосиф убедил братию и мирян, затворившихся в стенах монастыря, обратиться к единственной Заступнице Божией Матери и преподобному Иову, и все «непрестанно молились Богу, теплыя слезы от очей проливающи и припадая к образу Пресвятыя Богородицы и к раке блаженнаго Иова». На третий день осады татары решили овладеть монастырем. Игумен велел петь акафист Божией Матери, и только что начали первый кондак «Взбранной Воеводе», как над церковью Пресвятой Троицы явилась, «омофор бело-блестящийся распуская», Богоматерь с Ангелами, имеющими обнаженные мечи; близ Нее находился преподобный Иов, который, кланяясь Пречистой Деве, молил не предавать татарам монастыря, где он был игуменом. Татары приняли явление за привидение и пустили целую тучу стрел в Богородицу и угодника Божия, но стрелы, возвращаясь назад, ранили их же самих. Неприятели пришли в ужас и, бросая оружие, побежали от Почаевской обители. Православные же, ободренные небесным заступлением, погнались за татарами, взяли много пленных, из которых некоторые потом приняли христианство.
В 1711 году пришел в Почаевскую обитель пан Каменский с двумя братьями, и все трое молились в монастырском храме. Один из братьев, Владислав, усомнился в святости мощей преподобного Иова и помышлял, что иноки прославили его ради корыстных видов. За это он был наказан: в следующую же ночь явился ему во сне грозный старец, и Владислав проснулся и вопил, говоря своему брату: «Или ты не видишь страшного старца с палицей, грозящего мне, чтобы не смел я говорить хульно о святом? Спасите меня из рук блаженного Иова Железа».
На другой день братья помолились пред ракою преподобного о прощении греха и с клятвой засвидетельствовали пред игуменом явление преподобного. Прошло 20 лет после того; пришел в Почаевскую лавру один из Каменских и, спросив, записано ли чудо в книге жития преподобного Иова, снова повторил, что чудотворец наказал его брата за хульные мысли.
Верная заветам преподобного Иова обитель Почаевская и после его смерти была твердым оплотом Православия, но в 1720 году перешла в руки униатов. Униаты, не почитая преподобного Иова, скоро закрыли мощи его, прекратив в первое время почти всякий доступ к ним. Но угодник Божий не переставал являть свою силу и врагам Православия, и чудеса его засвидетельствованы самими униатами.
В 1737 году помещица Понтовская с семейством и слугами пришла в Почаевскую обитель. Когда прибывшие вошли в храм, где покоятся мощи прп. Иова, старший сын Понтовской, мальчик десяти лет, спросил екклесиарха: «Где почивает Иов Железо, о котором говорят, что он не святой?» «Кто же это говорил тебе, что он не святой?» — возразил екклесиарх. Мальчик указал на слуг, а затем все подошли к раке преподобного и, не воздав никакой чести мощам его, хотели уйти. Вдруг мальчик, «зле глаголавший о блаженном», оцепенел, руки его скорчило; у него отнялся при этом язык и все тело одеревенело. В ужасе мать и слуги вынесли мальчика из храма и насилу привели его в чувство, окропив его водою из цельбоносной стопы и вливши ее немного ему в рот, и таким образом в дом свой принесли еле живого. А между тем многие, приходившие с верою, получали у раки преподобного исцеления. Вследствие этого сами униаты стали с уважением относиться к памяти прп. Иова, признали его святость, нетление его мощей, начали ставить свечи пред его гробом и даже совершать тайком молебны. Во второй половине XVIII века они даже хлопотали пред римским папой Климентом XIV (1769—1774) о признании святым преподобного Иова, но папа не решился объявить святым ревностного защитника Православия.
В 1831 году Почаевская обитель по высочайшему повелению императора Николая Павловича, после более чем векового пребывания в руках униатов, была возвращена православным. А через два года, 28 августа, мощи прп. Иова были торжественно открыты для всеобщего поклонения. В 1858 году было постановлено день преставления прп. Иова — 28 октября — праздновать местно, «наравне со всеми остальными важнейшими праздниками (на Волыни)».
Так прославил Господь угодника Своего, преподобного Иова Почаевского.

Тропарь ,глас 4
Многострадальнаго праотца долготерпение стяжав,/ Крестителеву воздержанию уподобляяся,/ Божественныя же ревности обою приобщаяся,/ тех имена достойно прияти сподобился еси/ и истинныя веры был еси проповедник безбоязнен;/ темже монахов множества ко Христу привел еси,/ и вся люди в Православии утвердил еси,/ Иове преподобне отче наш,/ моли спастися душам нашим.

Кондак ,глас 4
Явился еси Истинныя веры столп,/ Евангельских же заповедей ревнитель,/ гордыни обличение, смиренным же предстатель и научение:/ темже и ублажающим тя грехов отпущение испроси/ и обитель твою невредиму сохрани,/ Иове отче наш,/ Многострадальному подобный.
АКАФИСТ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=3#p7152

Мчч. Африкана, Терентия, Максима, Помпия и иных 36-ти (III)
Святой мученик Терентий и его дружина пострадали при императоре Декии (249 - 251). Император издал указ, в котором повелевалось всем подданным приносить жертвы языческим идолам.

Когда этот указ получил правитель Африки Фортунатиан, он созвал народ на площади, показал страшные орудия пыток и объявил, что все без исключения должны принести жертвы идолам. Многие, испугавшись мучений, согласились, но сорок христиан во главе со святым Терентием мужественно заявили о своей верности Спасителю. Фортунатиан удивился их смелости и спросил, как они, разумные люди, могут исповедовать Богом Того, Кто был распят иудеями как злодей. В ответ на это святой Терентий смело ответил, что они веруют в Спасителя, добровольно претерпевшего Крестную смерть и в третий день Воскресшего. Фортунатиан понял, что Терентий своим примером воодушевляет других, и велел заточить его в темницу вместе с тремя его ближайшими друзьями - Африканом, Максимом и Помпием. Остальных мучеников, в том числе Зинона, Александра и Феодора, Фортунатиан решил принудить к отречению от Христа. Однако ни уговоры, ни страшные мучения не поколебали святых мучеников: их жгли раскаленным железом, поливали раны уксусом, растирали солью, строгали железными когтями. Несмотря на страдания, святые не ослабевали в исповедании Христа, и Господь укреплял их.

Фортунатиан велел привести страдальцев в храм и еще раз предложил им принести жертву идолам. Мужественные воины Христовы воззвали к Богу: "Боже Всесильный, проливший некогда огонь на Содом за беззаконие его, разори и ныне этот нечестивый храм идольский, ради истины Твоей". Идолы упали с грохотом и рассыпались, а затем разрушился весь храм. Разъяренный правитель приказал казнить их. Мученики, славя Бога, преклонили свои головы под меч палача.

После казни 36 мучеников Фортунатиан призвал к себе Терентия, Максима, Африкана и Помпия, показал им казненных и снова предложил принести жертву идолам. Мученики отказались. Правитель наложил на них тяжелые оковы и приказал морить в темнице голодом. Ночью Ангел Господень снял с мучеников оковы и напитал их. Наутро стража нашла святых бодрыми и полными сил. Тогда Фортунатиан приказал волхвам и заклинателям навести в темницу змей и всяких гадов. Стражи через отверстие в крыше заглянули в темницу и увидели невредимых мучеников, которые молились, а змеи ползали у их ног. Когда заклинатели, исполняя приказание, открыли двери темницы, змеи, не слушая заклинаний, бросились на них и стали жалить. Разъяренный Фортунатиан повелел обезглавить святых мучеников. Христиане взяли их святые тела и погребли с честью за городом. http://www.hramzis.ru/life/23-04.php

Сщмч. Кириака, Патриарха Иерусалимского (363).
Святой Кириак, уверовавший во Христа и крестившийся после обретения честного и животворящего Креста, был епископом Иерусалимским. Он прожил до царствования Юлиана Отступника. Последний, во время похода на персов, прибыл в Иерусалим и здесь потребовал св. Кириака на суд, и принуждал его принести жертву идолам; но святой решительно отказался сделать это. Тогда император приказал отрубить ему правую руку:

- Много посланий написал ты этой рукою, - сказал он, - и многих отклонил от почитания богов.

Потом он велел лить святому в рот расплавленное олово и положить его на раскаленное медное ложе. Мать святого, Анна, пришедшая на место мучений, была схвачена, повешена за волосы и строгана железом. После ее мученической кончины скончался и святой Кириак, брошенный в кипящий котел и пронзенный копьем. Св. Кириак, до крещения Иуда, указал св. царице Елене место; где  находился честной крест. Св. царица Елена, желая  найти   святой и   животворящий   крест, призвала Иудеев и упрашивала их, чтобы  они   показали   ей   то   место,   где   скрыт   ими святой крест. Они только после   угроз указали   на   одного   старого  еврея, по   имени Иуда, который мог указать место св. креста, но и Иуда отказывался исполнить желание царицы, за что и был ввержен в   ров. Пробывши   в   нем   некоторое  время, он обещался сказать. Тогда, по указанию Иуды, отправились на то место, где Адриан, царь римский, задумал   построить храм  богини   венере; здесь   и   был  обретен честной Крест .

Сщмч. Неофита, еп. Урбнисского (587).
Священномученик Неофит, епископ Урбнисский, бывший персидский военачальник Омар, участвовал в походе султана Ахмета, вторгшегося в Грузию. Подъезжая к Шиомгвимской обители с передовым отрядом, Омар, по Промыслу Божию, увидел духовными очами сонм Ангелов над обителью и посреди них старца - святого Шио. Пораженный красотой Шиомгвимского монастыря, Омар не тронул обители, а унес с собой желание самому стать ее иноком. Через некоторое время он действительно вернулся в Шиомгвимский монастырь, принял святое Крещение и постригся с именем Неофит, что значит "новообращенный".

С этого времени начал святой Неофит ревностную подвижническую жизнь и стяжал много Божиих дарований. Он стал настоятелем обители, и слава о его равноангельской жизни разнеслась по всей Грузии. Католикос Самуил IV (582-591) вызвал его из обители и возвел на Урбнисскую кафедру.

Язычники и огнепоклонники, чьи ложные учения святой Неофит ревностно искоренял, решили погубить его. Ворвавшись в епископский дом, где они застали преосвященного Неофита на молитве, язычники схватили его, выволокли вон и предали мучительной смерти через побиение камнями, подобно тому, как в свое время побили язычники камнями первомученика Стефана. Это произошло в 587 году. Спустя некоторое время тело святого было перенесено в Шиомгвимский монастырь и положено под престолом соборного храма. Грузинская Церковь празднует память священномученика Неофита, епископа Урбнисского, 28 октября.

0

26

.........................................продолжение от 10 ноября

Свт. Димитрия, митр. Ростовского (1709).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/10/e1/e150fea784422c1016871105ca8e2ed0.jpg
В приделах Киевских, в небольшом местечке Макаров, родился в декабре 1651 года будущий святитель Димитрий (в миру Даниил) от не знаменитых, но благочестивых родителей: сотника Саввы Григорьевича Тунталы и супруги его Марии. Сам он изобразил в своих записках, которые вел в течение почти всей жизни, блаженную кончину своей матери, и похвала такого сына есть лучшее свидетельство ее добродетели. Отец его, из простых казаков, дослужившись до звания сотника у гетмана Дорошенко, при смутных обстоятельствах того времени, в поздние годы бодро нес бремя воинской службы и скончался свыше ста лет в Киеве, куда переселился с семейством. Последние дни посвятил он служению Церкви в должности ктитора Кирилловской обители, где постригся впоследствии его сын и где сам возлег на вечный покой подле своей супруги. Более о них ничего неизвестно; но довольно и той славы для благочестивой четы сей, что она могла посреди своего убожества возрастить такого светильника для Церкви, приучив его, еще в домашней жизни, к подвигам добродетели.

Наученный грамоте в доме родительском, отрок Даниил поступил для высшего образования в Братское училище при Богоявленской церкви в Киеве, что ныне обращена в обитель Академическую, это был единственный рассадник воспитания духовного для юношества, насажденный или, лучше сказать, расширенный ревностным митрополитом Петром Могилою для противодействия козням латинским: отличные способности отрока обратили на него внимание наставников, и он показал быстрые успехи свыше всех своих сверстников, но еще более отличался своим благочестием и скромным нравом, которые удаляли его от всяких увеселений, свойственных его возрасту. Не далее, однако, осьмнадцатнлетнего возраста мог он пользоваться благодетельным учением Братской обители; посреди бедственных обстоятельств того времени, при кровопролитной войне России с заднепровскнмн казаками, Киев переходил из рук в руки, и самое училище было закрыто, когда держава Польская временно возобладала колыбелью нашей веры; восемь лет оставалось оно в таком запустении. Тогда последовал юноша Даниил раннему влечению своего сердца и, три года спустя после выхода нз училища, проникнутый чтением отеческих книг, постригся в монашество в родственной ему обители Кирилловской; он принял имя Димитрия, которое прославил в земле Русской. Понятно избрание им сей обители, ибо тут был ктитором старец отец его, а настоятелем — бывший ректор Братского училища, просвещенный Мелетий Дзик.

Отсюда, хотя и в юные еще годы, начинается уже ряд подвигов Димитриевых на поприще церковном и богословском, на котором просиял он, как один из древних учителей Церкви Вселенской, напомнив нам светлый лик Василиев, Григориев и Златоустов. Несмотря на его молодость, ради высокой добродетели и труженической жизни, игумен Мелетий просил нареченного митрополита Киевского, Иосифа Тукальского (который, не будучи допущен до своей епархии, имел пребывание в Каневе), посвятить нового инока в иеродиакона. Через шесть лет сделался известен Димитрий и настоящему блюстителю митрополии Киевской, Лазарю Барановичу, архиепископу Черниговскому, мужу высокой добродетели и учености, который сам был воспитанником и ректором Киевской академии и почитался великим столпом Церкви и ревнителем Православия в Малороссии. Архиепископ вызвал Димитрия, достигшего только двадцатипятилетнего возраста, в Густынский Троицкий монастырь, где сам находился по случаю освящения храма, и там рукоположил его в иеромонаха; это было в 1675 году. Узнав же ближе внутреннее достоинство новопоставленного, взял его с собою в епархию, где имел нужду в проповедниках слова Божия и состязателях с латинами, которые усиливались подавить Православие в южной России.

Ревностный пастырь старался возбудить людей просвещенных к противодействию козням римским, он вызвал для этого из Литвы бывшего ректора Киевской академии Иоанникия Голятовского и покровительствовал ученому иностранцу Адаму Зерникаву, который, будучи протестантом, обратился к Православию единственно силою истины; сей Зерникав написал обширную книгу о исхождении Духа Святого от единого Отца, в которой, вопреки мнений латинских, собраны были все возможные свидетельства древних учнтелей Церкви. С такими учеными людьми взошел в сообщество Димитрий, дополняя их познаниями недостаток собственных, так как обстоятельства времени не позволяли ему окончить полного курса богословских наук в училище Братском. В продолжение двух лет занимал он должность проповедника при кафедре Черниговской и столько же старался назидать красноречивым словом, сколько благим своим примером. Знаменательный сон, виденный им около сего времени и записанный в его дневнике, показывает, до какой степени церковныи проповедник был строг к самому себе: «Однажды в Великий пост, в 1676 году, в неделю Крестопоклонную, вышедши от утренни и приготовляясь к служению в соборе (ибо и сам Преосвященный хотел служить), я задремал несколько сном тонким. Во сне показалось мне, будто стою в алтаре перед престолом: Преосвященный архиерей сидит в креслах, а мы все около престола, готовясь к служению, нечто читаем. Вдруг Владыка на меня прогневался и начал сильно мне выговаривать; слова его (я хорошо их помню) были таковы: «Не я ли тебя выбрал, не я ли тебе нарек имя? оставил брата Павла диакона и прочих приходящих, а тебя выбрал?» Во гневе своем он произнес и другие слова, для меня полезные, которых, однако, не помню; ни сии хорошо мне памятны. Я низко кланялся Преосвященному и, обещаясь исправиться (чего, однако же и поныне не делаю), просил прощения — и удостоился оного. Простив меня, он дозволил мне поцеловать его руку и начал ласково со много говорить, повелевая мне готовиться к служению. Тогда опять стал я на своем месте, разогнул служебник, но и в нем тотчас нашел те же самые слова, какими Преосвященный делал мне выговор, написанные большими буквами: «Не я ли тебя избрал?» и прочее, как прежде сказано. С великим ужасом и удивлением читал я в то время сии слова, и доныне помню их твердо. Пробудясь от сна, я много удивлялся виденному и доселе, при воспоминании, удивляюсь и думаю, что в оном видении, чрез особу Преосвященного архиепископа, меня вразумлял сам Создатель мой. При этом я спрашивал и о Павле: не было ли когда такого диакона? Ни не мог найти его нигде, ни в Чернигове, ни в Киеве, ни по другим монастырям, и доныне не знаю: был ли или есть ли теперь где в моем отечестве Павел диакон? Бог знает, что зпачит Павел диакон? О Господи мой! устрой о мне вещь по Твоему благому и премилосердному изволению на спасение души моей грешной».

Молва о новом витии церковном распространилась по Малороссии и Литве; различные обители одна за другой старались воспользоваться его духовным назиданием, которое привлекало к ним толпы народные и утверждало колебавшееся в тех краях Православие. Движимый благочестивым усердием, Димитрий прежде всего отправился из Чернигова в Новодворский монастырь, подведомственный Виленскому Святого Духа, в пределах Литовских, для поклонения чудотворной иконе Богоматери, писанной святителем Петром митрополитом. Он был там радушно принят наместником митрополии, епископом Белорусским Феодосием и настоятелем Святодуховского монастыря Климентом Троицким. Последний пригласил его на краткое время в свою обитель Виленскую, a епископ Феодосий — в Слуцк, где назначил ему местопребыванием свой Преображенский монастырь; там, пользуясь особенным расположением братства и ктитора монастырского, благодетельного гражданина Скочкевича, Димитрий более года проповедовал слово Божие, до кончины своих благодетелей епископа и ктитора; но в продолжении сего времени странствовал и по окрестным обителям для поклонения святыне; нам осталось его описание чудес Ильинской иконы Богоматери, что в Чернигове, под именем «Руна орошенного».

Между тем Киев и Чернигов требовали к себе обратно проповедника, удерживаемого в Слуцке, ибо так велика была к нему общая любовь. Настоятель Кирилловского монастыря Мелетий, переведенный в Михайловский-Златоверхий, приглашал к себе своего ученика и постриженника; гетман Малороссии Самойлович предлагал ему у себя в Батурине место проповедника.

Обет послушания иноческого побуждал Димитрия идти на зов старца игумена, но братия Слуцкая не отпускала его, обещая принять на себя всю ответственность, и Милетий на время согласился, прислав даже от себя в благословение проповеднику частицу мощей святой Великомученицы Варвары. Когда же, однако, по смерти благодетелей его, сделались настоятельны требования из Киева и Батурина, Димитрий должен был повиноваться и предпочел город гетманский, потому что Киев находился тогда под страхом нашествия татарского: бывший гетман Юрий Хмельницкий накликал турок на свою родину, и вся Заднепровская Украина трепетала его опустошений; даже настоятель лавры Печерской просил на время переселиться с братией в иное, более безопасное место. Милостиво был принят Димитрий гетманом Самойловичем, который сам, происходя из звания духовного, отличался благочестием; он указал ему для жительства Николаевский монастырь близ Батурина, где в то время был настоятелем ученый Феодосий Гугуревич, занявший впоследствии должность ректора в Киевской академии.

Из Слуцка был приглашаем Димитрий в различные обители для проповеди Слова Божия; из Батурина же — для единовременного ими управления. Братия Кирилловской обители прислала нарочного просить бывшего своего постриженника к себе в настоятели, но безуспешно: сам ли отказался он по смирению или не отпустил его гетман. Успешнее было приглашение Максаковской обители, что близ города Борзны; Димитрий отправился с письмом гетмана в Чернигов за благословением к архиепископу Лазарю и был принят весьма милостиво, как сам описывает в дневнике своем. Еще не читая письма, сказал архиерей: «Да благословит вас Господь Бог на игуменство; но по имени Димитрия желаю нам митры, Димитрий да получит митру». В тот же день после посвящения, будучи приглашен к столу, услышал еще более знаменательные речи от своею Владыки: «Сего дня сподобил вас Господь Бог игуменства в монастыре, где храм Преображения Господня, яко Моисея на Фаворе. Сказавый пути Своя Моисеови, да скажет и вам на сем Фаворе пути Свои к вечному Фавору». «Слова сии, — присовокупляет Димитрий, — принял я, грешный за хорошее предзнаменование и заметил для себя; дай, Боже, чтобы сбылось пророчество архипастырское! Он отпустил меня как отец родного сына: подай ему, Господь, все благое по сердцу».

Недолго, однако, игуменствовал святой Димитрий в обители Максаковской; на следующий год был он, по желанию гетмана, переведен в Батуринский монастырь на место Феодосия, взятого в Киев, но вскоре отказался от сей должности по любви своей к занятиям ученым. Вспоминая по случаю смерти одного из своих собратий Кирилловских, скончавшегося в Чернигове, о собственных странствиях из монастыря в монастырь Димитрий заметил в дневнике своем: «Бог знает, где и мне суждено положить свою голову!» Мог ли он ожидать когда-нибудь, что из родной Малороссии будет вызван на святительскую кафедру чуждого ему Севера? В день своего ангела сложил с себя бремя игуменское смиренный Димитрий, оставаясь, однако, в обители, ибо не боялся покоряться чужой воле по любви своей к послушанию. Между тем скончался архимандрит лавры Печерской Иннокентий Гизель, и на место его поставлен не менее просвещенный Варлаам Ясинский; он предложил бывшему игумену переселиться в лавру для ученых занятий, и это переселение составило эпоху в его жизни, ибо промыслу Божию угодно было призвать Димитрия на дело двадцатилетних трудов, которым он оказал незабвенную услугу всей Церкви Российской.

Давно уже чувствовали у нас необходимость собрать для назидания верующих жития святых, прославивших Господа своими подвигами; митрополит Всероссийский Макарин предпринял душеполезный труд сей, соединив в своих великих Четьях-Минеях все жития, какие мог только обрести в прологах и патериках наших, и дополнил их собственными жизнеописаниями. Просвещенный митрополит Киевский Петр Могила, побужденный столь благим примером, возымел намерение издать жития на более доступном языке славянорусском и выписал для нового перевода с горы Афонской греческие книги Симеона Метафраста, который наиболее потрудился над житиями святых в Х веке; но ранняя кончина воспрепятствовала ревностному пастырю киевскому привести в исполнение благое намерение и, последовавшее за тем тяжкое время для Киева, надолго его отсрочила. Однако преемник его архимандрит лавры Печерской Иннокентий Гизель испросил с той же целью у патриарха Московского Иоакима великие Четьи-Минеи митрополита Макария и также скончался, не коснувшись дела. Варлаам Ясинский решился продолжать начатое, поискал для себя человека уединенного и способного исполнить многообразный труд. Никого не мог он избрать лучше игумена Батуринского, с общего совета братин Печерской, и через несколько недель после своего переселения в лавру, в июне месяце 1684 года, Димитрий приступил к описанию житий святых; с тех пор это сделалось постоянным делом всей его жизни, которое усердно продолжал и в келье иноческой, и в сане настоятельском, и на кафедре святительской, ибо душа его пламенно возлюбила угодников Божиих, коих память хотел прославить. Они сами открывались ему в таинственных сновидениях, свидетельствуя там собственную его близость к миру духовному, так как мысль его была исполнена образами святых, им описываемых; это еще более ободряло его к продолжению начатого труда. Вот как он сам описывает в дневнике своем два утешительных сновидения, коих удостоился в течение трех месяцев. «Августа десятого 1685 г., в понедельник услышал я благовест к заутрени, но, по обыкновенному моему ленивству разоспавшись, не поспел к началу, а проспал даже до чтения псалтыри. В сие время видел следующее видение: казалось, будто поручена была мне в смотрение некоторая пещера, в коей ночевали святые мощи. Осматривая со свечою гробы святых, увидел там же яко бы ночевавшую святую Великомученицу Варвару. Приступив к ее гробу, узрел ее лежащую боком и гроб ее, являющий некоторую гнилость. Желая оную очистить, вынул мощи ее из раки и положил на другом месте. Очистив раку, приступил к мощам ее и взял оные руками для вложения в раку, но вдруг узрел в живых Варвару святую. Вещающему мне к ней: «Святая дево Варваро, благодетельнице моя! Умоли Бога о грехах моих!» Ответствовала святая, буди бы имея сомнение Некое: «Не ведаю, — рекла,— умолю ли, ибо молишися по-римски». (Думаю, что сие мне сказано для того, что я весьма ленив к молитве, и уподобился в сем случае римлянам, у коих весьма краткое молитвословие, так как у меня краткая и редкая молитва). Слова сии услышав от святой, начал я тужить и якобы отчаиваться, но она, спустя мало времени, воззрила на меня с веселым и осклабленным лицом и рекла: «Не бойся», — и иные некоторые утешительные произнесла слова, коих и не вспомню. Потом, вложив в раку, облобызал ее руки и ноги; казалось, тело живое и весьма белое, но рука убогая и обветшалая. Сожалея о том, что нечистыми и скверными руками и устами дерзаю касаться святых мощей и что не вижу хорошей раки, размышлял, как бы украсить сей гроб? И начал искать новой богатейшей раки, в которую бы переложить святые мощи: но к том самом мгновении проснулся. Жалея о пробуждении моем, почувствовало сердце мое некоторую радость». Заключая этот рассказ, святой Димитрий смиренно замечает: «Бог ведает, что сей сон знаменует и каково иного событие воспоследует! О, когда бы молитвами святой Варвары дал мне Бог исправление злого и окаянного жития моего!» А через несколько лет святой Димитрий имел утешение действительно воздать честь мощам святой Великомученицы. Будучи в то время игуменом Батуринским, он узнал, что часть этих мощей хранится в казне гетманской между прочими сокровищами как бы под спудом и мало кому известна. Она находилась здесь по следующим обстоятельствам: еще в 1651 году гетман литовский Януш Радзивил по взятии Киева испросил себе две части мощей Великомученицы, почивающих в Михайловском монастыре. Одну из этих частей, от ребер святой Варвары, он отослал в дар Виленскому епископу Георгию Тишкевичу, другую, от персей ее, подарил жене своей Марии, по смерти которой она досталась митрополиту Киевскому Иосифу Тукальскому и положена им в городе Каневе, его обыкновенном местопребывании. Отсюда, по смерти Тукальского, она взята была в Батуринскую казенную палату. Своими усильными просьбами святой Димитрий получил дозволение от гетмана перевести сию святыню в свой Батуринский монастырь и с торжественным ходом перенес 15 января 1691 года, во вторник, а в намять перенесения установил в своем монастыре каждый вторник совершать молебное пение Великомученице.

Другое сновидение было еще поразительнее. «В 1685 году — пишет Димитрий, — в Филиппов пост, в одну ночь окончив письмом страдания святого мученика Ореста, которого память 10 ноября почитается, за час или меньше до заутрени, лег я отдохнуть не раздеваясь и в сонном видении узрел святого мученика Ореста, с ликом веселым ко мне вешающего сими словами: «Я больше претерпел за Христа мук, нежели ты написал». Сие рек, открыл мне перси свои и показал в левом боку великую рану, насквозь во внутренность проходящую, сказав: «Сие мне железом прожжено». Потом открыл правую по локоть руку, показав рану на самом противу локтя месте, н рек: «Сие мне перерезано»; причем видны были перерезанные жилы. Также и левую руку открывши, на таком же месте, такую же указав рану, сказав: «И то мне перерезано». Потом, наклонясь, открыл ногу и показал на сгиб колена рану также и другую ногу, до колена открывши, такую же рану на таким же месте показал и рек: «А сив мне косою рассечено». И став прямо, взирая мне в лицо, рее «Видишь ли? больше я за Христа претерпел, нежели ты написал». Я противу сего ничтоже смея сказать, молчал и мыслил в себе: «Кто сей есть Орест, не из числа ли пяточисленных (13 декабря)?» На сию мою мысль святой мученик ответствовал: «Не тот я Орест, иже от пяточисленных, но тот, его же ты ныне житие написал». Видел и другого некоего человека важного, за ним стоявшего, н казалось мне также, некий мученик был, но тот ннчтоже изрек. В то самое время учиненный к заутрене благовест пробудил меня, и я жалел, что сие весьма приятное видение скоро окончилось. А что сие видение, — прибавляет святой Димитрий, — записав его спустя более трех лет, я, недостойный и грешный, истинно видел и что точно так видел, как написал, а не иначе, сие под клятвою моею священническою исповедую: ибо все иное, как тогда совершенно памятовал, так и теперь помню».

Из этого можно видеть, как успешно подвигался труд его, ибо через полтора года доведен был уже до 10 ноября. Ему благоприятствовала совершенная свобода от посторонних занятий, но он недолго мог пользоваться ею по особенной к нему любви светского и духовного начальства; опять возложили на него бремя правления, от которого так недавно отказался. Димитрий, вместе с архимандритом Варлаамом, поехал в Батурин приветствовать нового митрополита Киевского Гедеона из рода князей Святополков-Четвертинских, который возвращался из Москвы, где был посвящен патриархом Иоакимом: это было первое подчинение митрополии Киевской патриаршему престолу Московскому. Гетман и митрополит убедили святого игумена принять на себя опять настоятельство обители Николаевской, и повиновался им любитель послушания. Подчинение Киевской митрополии имело влияние и на будущую его участь, потому что, как деятельный член и опытный богослов Малороссийской Церкви, он принимал живое участие в духовных вопросах того времени и по стечению обстоятельств сам был мало-помалу привлечен с родного юга на север. Первый важный вопрос представился: о времени пресуществления святых даров на литургии, ибо некоторые выходцы западные старались объяснить это по обычаю латинскому, то есть будто пресуществление совершается словами Господа Иисуса: «Примите, ядите и пейте от нея все», а не призыванием Духа Святого на предлежащие дары и благословением их, после сих знаменательных слов. Патриарх Иоаким, смущенный новыми толками и зная, что присоединенная Малороссия долго находилась под влиянием польским, почел нужным спросить митрополита Гедеона: «Как разумеет Малороссийская Церковь Собор Флорентийский?» Он получил удовлетворительный ответ от лица всего духовенства той страны, в числе коегго и благочестивый игумен Батуринский приложил свою руку. Впоследствии патриарх написал пространное послание о времени пресуществления и с успехом опроверг латинские мудрования, которые отчасти проникли и в Малороссию.

Это послужило началом прямых сношений святого Димитрия с патриархом Московским. Будучи принужден возвратить, по его требованию, великие Четьи-Минеи за три зимние месяца, которые находились в его руках для сличения с новыми, он написал послание Святейшему Иоакиму, исполненное глубочайшим чувством смирения. «Пред святительство ваше, отца и архипастыря нашего, и аз овча нажити твоея, аще и последнейший, и немало же знаемый, сим худым писанием моим (понеже сам собою не возмогох) прихожду и к стопам святых твоих ног припадаю да сподоблюся, у святейшего ми Архипастыря, знаемый и глашаемый быти по имени... Святительство ваше, к их Царского и пресветлого Величества богомольцу, а своему в Духе Святому сыну, преосвященному в Бозе Кир Гедеону Святополку, Князю Четвертинскому, Митрополиту Киевскому, Галицкому и Малыя России, а прежде ко преподобнейшему Варлааму Архимандриту Печерскому, изволил писати о тех книгах (Четьих-Минеях на Декабрь, Генварь и Февраль). Обаче те книги ни у него, преосвященного Митрополита, ни у преподобного Архимандрита, но в монастыре Батуринском, в моих недостойных руках, доселе бяху держимы и со вниманием чтомы. От них же многую приемши пользу и согласившеся со Святыми житиями, в них написанными, отдаю оные святыни вашей со благодарением и извествую: яко в послушании святом, от Малороссийской Цepкви мне врученном, с Божиею помощью потрудившися, по силе моей, в немощи совершающейся, преписующи от великих блаженного Макария, Митрополита Московского и всея России, книг и от оных Христианских историков, написал житий Святых месяцев шесть, начав от Сентемврия первого числа до Февраля последнего числа, согласующиеся со святыми теми великими книгами во всех историях и повестях и деяниях, Святыми содеянных, в подвизех их и страданиях. И уже написанные тыи Святых жити чтомы бяху по большей части и рассуждаемы от некоторых благородных людей, а наиболее во святой лавре Печерстей. Ныне же належащу многих благоволению и желанию хотел бы, к душевной Христианам пользе, типом издать, к чесому наипаче возбуждаем есмь, частыми писании от преподобнейшего Архимандрита Печерского. На таковое убо дело, Церкви Божией (яко же мню) не непотребное, вашего верховнейшего Архипастырского ищу благословения. Да тем вашим Архипастырским благословением управляемый, наставляемый и пособствуемый, возмогу предлежаще ми дело добро совершити, рассуждению церковному вдая и типом издая оныя шесть написанные месяцы; яже, егда Божею помощью и благословением вашим Архипастырским, совершатся и издадутся, то (аще Господь восхощет и живы будем) и на прочие простремся, и вашему святейшему челом бити станем о других святых книгах».

Так как из Москвы не было прямого требования на рассмотрение этих новосоставленных миней, ни запрещения их печатать, то в 1689 году лавра Печерская приступила к изданию их в свет, начиная с сентябрьской четверти. Архимандрит Варлаам предоставил себе, вместе с соборной братией, окончательное рассмотрение этих книг и этим навлек на себя неудовольствие патриарха, который это принял за явный знак непослушания. Немедленно отправил он обличительную против него грамоту, в которой горячо вступался за иерархические права свои и доказывал необходимость послушания. Строгий блюститель Православия, он заметил лаврским издателям некоторые недосмотры, вкравшиеся в книгу оттого, что не прислали ее предварительно на рассмотрение архипастырское, и велел перепечатать погрешительные листы и остановить продажу непроданных еще экземпляров, с тем чтобы требовать впредь разрешения патриаршего на имеющее продолжаться издание. Однако сам благочестивый составитель минеи не подвергся гневу святительному и даже в это время имел случай лично принять благословение от Патриарха Иоакима и слышать из уст его одобрение на продолжение столь полезного труда.

Главнокомандующий русских войск князь Голицин послал гетмана Мазепу в Москву с донесением об успешном окончании своего похода против турок; вместе с ним отправлены были от Малороссийского духовенства, вероятно, для разъяснения возникших недоумений, два игумена: святой Димитрий и Кирилловской обители Иннокентий Монастырский. Это случилось в смутную эпоху стрелецкого бунта и последовавшего за ним падения царевны Софьи. Святой Димитрий, вместе с гетманом, представлялись сперва царю Иоанну и сестре его в столице, а потом и юному Петру в лавре Троицкой, куда удалился от козней мятежников и где окончательно их преодолел. Малороссийские посланные были там свидетелями и ходатайства патриаршего за усмиренную царевну. Отпуская игумена, святой Иоаким благословил Димитрия продолжать жития святых и, в знак своего благоволения, дал ему образ Пресвятой Девы в богатом окладе. Думал ли святой Димитрий, что это было для него не только напутствием на родину, но и как бы предзнаменательным зовом водвориться в России?

По возвращении в Батурин продолжал он еще с большей ревностью заниматься священным трудом своим, сделавшись осторожнее в таком деле, которое имело уже важность для всей Церкви Российской. Для большего уединения оставил он даже свои настоятельские покои и устроил себе маленький домик близ церкви Святителя Николая, который называл своим скитом. В келейном дневнике его около этого времени записано вместе с кончиною бывшего игумена Феодосия Гугуревича, возвращение из чужих стран постриженника обители Бутуринской — Феофана, который ходил учиться философии и богословию по разным землям. Это был будущий знаменитый проповедннк и богослов Феофан Прокопович архиепископ Новгородский. Скоро одни за другим скончались патриарх Иоаким и митрополит Киевский Гедеон; новый Первосвятитель московский, Адриан, поставил на митрополию Киевскую бывшего архимандрита лавры Варлаама Ясинского, который привез патриаршую благословен-ную грамоту святому игумену: «Сам Бог, в Троице животворящей благословен сый во веки, воздаст ти, брате, всяческим благословением благостынным, написуя то в книги живота вечного, за твои богоугодныя труды в писании, исправлении же и типом издании, книги душеполезные житий Святых на три месяца первые, Сентемврий, Октоврий и Ноемврий. Той же и впредь да благословит, укрепит и поспешит потруждатися тебе даже на всецелый год, и прочие таковые же жития Святых книги исправити совершенно и типом изобразить в той же ставропигии нашей Патриаршей лавре Киевопечерской». Вслед за тем патриарх присовокупляет, что он просит и нового митрополита и будущего архимандрита лавры о содействии во всем «искусному, и благоразумному, и благоусердному делателю» (3 октября 1690 г.).

Глубоко тронутый такой святительскою милостью, смиренный Димитрий отвечал патриарху красноречивым посланием, в котором излил все чувства благодарности души: «Да похвален и прославлен будет Бог во святых и от святых славимый, яко даровал ныне Церкви Своей святой такового пастыря, добра и искусна, ваше Архипастырство, иже в начале своего пастырства, первее всех печешися и промышляеши о умножении Божия и Святых Его славы, желающи житиям оным в мир типом изданным быти на пользу всему Христианскому православному Российскому роду. Слава сия всем преподобным есть. Ныне Уже и аз недостойный усерднее Господу поспешествующу на предлежаще простру бренную и грешную мою руку, имый святительство ваше в том деле пособствующее ми, укрепляющее же и наставляющее благословение, еже по премногу возбуждает мя, да сон лености оттряс, повелеваемое ми творю тщательно. Аще и не искусен есмь, не имый толико ведения и возможности, дабы все добро привести к совершенству зачатое дело: обаче о укрепляющем мя Иисусе, наложенный святого послушания ярем носити должен есмь, скудоумия моего недостаточное исполняющу Тому, от его же исполнения мы все прияхом и еще приемлем, точию да и впредь пособствует ми, с благословением, богоприятная архипастырства вашего молитва, на ню же зело надеюся». Прилагая к этому свою просьбу о возвращении взятых Четьих-Миней, Димитрий заключает: «Aще бы изволил Архипастырство ваше, согласия ради пишиемых нами Святых житий, те же святые книги трех реченных месяцев на время к моему недостоинству повелеть прислать, потщался бых, помощью Божию, приседая им нощеденственно, почерпсти многую пользу и ту в мир типом издать». (10 ноября 1690 г.)

Возбужденный грамотою патриаршей, решился он оставить все прочее и исключительно посвятить себя начатому труду, чтобы успешнее его довершить, и вторично отказался от настоятельства обители Батуринской, водворившись в уединенном скиту своем. Одним из последних его действий в обители, которою управлял более шести лет, было дарование у себя пристанища ученому труженику, Адаму Зерникаву. Он познакомился с ним еще в Чернигове под покровительством знаменитого Лазаря Барановича, и под кровом самого Димитрия окончил трудолюбивую жизнь свою богослов западный, который, оставив свою родину, искал себе другой отчизны в пределах Малороссии, на пути к небесной. В монастыре Димитриевом окончил он свою замечательную книгу о исхождении Духа Святого от единого Отца, вопреки мнений латинских, которые сам прежде разделял как протестант, заимствовавший в этом предмете догматы Римской Церкви. Между тем святой Димитрий приготовил к изданию вторую часть своих Четьих-Миней и сам отвез их в типографию Печерскую, но издание замедлилось по строгому пересмотру книги архимандритом Мелетием, который сделался осторожнее после ошибок своего предместника Варлаама. Сам же сочинитель, получив из Данцига обширное описание житий святых издания Боландитов, тщательно занялся сличением их с собственным творением и приготовлением третьей части, потому что удостоился опять новой ободрительной грамоты от патриарха Адриана.

Сколько ни желал уединиться святой Димитрий для своего духовного подвига, не был он оставляем в покое знавшими его высокое достоинство и в деле управления церковного. Новый архиепископ Черниговский Феодосий Угличский, на краткое время заступивший на место Лазаря Барановича еще при его жизни, убедил любителя безмолвия принять управление обители святых первоверховных апостолов Петра и Павла, близ Глухова; но едва лишь скончался архиепископ Феодосий, как уже митрополит Киевский Варлаам рукою властною перевел святого на место его пострижения, в обитель Кирилловскую, где еще был ктитором столетний отец его. Он поступил туда на полугодичное время, как бы для того только, чтобы воздать последний сыновний долг своей матери, о кончине коей так отозвалось его любящее сердце в дневных его записках: «В самый великий Пяток спасительные страсти, мать моя преставися в девятый час дня, точно в тот час, когда Спаситель наш, на кресте страждущий за спасение наше, дух Свой Богу Отцу в руце предал. Имела лет от рождения своего более семидесяти... да помянет ю Господь во царствии Своем небесном! Скончалася с хорошим расположением, памятью и речью. О дабы и мне таковой блаженной кончины Господь удостоил ее молитвами! И подлинно, христианская ее была кончина, ибо со всеми обрядами христианскими и с обыкновенными таинствами, бесстрашна, непостыдна, мирна. Еще же да сподобию, Господь, доброго ответа на Страшном Своем суде, яко же и не сомневаюсь о Божием милосердии и о ее спасении, ведая постоянную, добродетельную и набожную ее жизнь. А и то за добрый спасения ее знак имею, что того же дня и того же часа, когда Христос Господь разбойнику, во время вольной своей страсти, рай отверзл, тогда и ее душе от тела разлучиться повелел». В этих словах заключается лучшая похвала и чистой любви сыновней строгого подвижника, и благочестию матери; погребена она самим сыном в Киевском Кирилловском монастыре в 1689 году.

Умилительны такие речи, которые исторглись из обильного любовью сердца, и тем драгоценнее для нас, что в них излилось то, что глубоко таилось в груди святого от взоров мира. Не напрасно взывал Димитрий еще за несколько лет пред этим по случаю частого перехода своего из обители в обитель: «Где-то и мне придется положить голову!» — потому что опять последовала для него перемена в настоятельстве; каждый архиерей желал иметь его в своей епархии, и постоянно спорили о нем Киев и Чернигов. Преемник архиепископа Феодосия, Иоанн Максимович, прославившийся впоследствии на кафедре Сибирской обращением многих тысяч язычников, предложил Димитрию монастырь Елецкий-Успенский в Чернигове, с присоединением и Глуховского, и посвятил его в сан архимандрита. Таким образом исполнилось слово архиепископа Лазаря: «Димитрий получит митру», но вскоре ожидала его и святительская. Не превознесся Димитрий новым своим саном, напротив того, смирение его усугубилось по мере возвышения в степени духовной, и не оставляла его любимая забота о житиях святых, как видно из письма его к другу Феологу, монаху Чудова монастыря, бывшему потом справщиком в московской типографии.

«Вашу братскую любовь ко мне, недостойному, зело благодарствую, занеже изволил честность твоя, от любви своея, в посланиях своих обоих написать ко мне, недостойному, похвалы выше моей меры, нарицающа мя благонравна, благоразумна и света лучи в мир простирающа, и иная тем подобна, яже аще и от любви вашей происходят, обаче зело мя исполняют студа; понеже несмь таков якова же любовь твоя непщует мя быти. Несмь благонравен, но злонравен, обычаев худых исполнен и в разуме далече отстою от разумных; буй есмь и невежа, а светение мое есть едина тьма и прах... Молю же братскую твою любовь помолиться обо мне Господу, свету моему, да просветит мою тьму и изыдет честное от недостойного, и о сем явлена будет ваша ко мне, грешному, совершенная о бозе любы, егда мне вашими святыми молитвами ко Господу за мя помоществовати будете, в спасении моем безнадежном и в предлежащем мне книжном деле. И сие от любви вашея есть, яко благодарения воздаете Богови о моем архимандрию Елецкую возведении о бозе. Аз окаянный, яко же любве вашея, так и архимандрии тоя немь достаню. Всем бо, яко иногда попускает Господь Бог и недостойным, от них же первый есмь аз, приимати церковная честная достоинства. Сие же творить по недоведомым судьбам своим; чего ради в немалом есмь страсе, нося честь выше моего Достоинства недостойного. Надеюся же на ваши святыя молитвы, уповая на милосердие Божие, не погибнути с беззаконьми моими. Книгу третью тримесячную житий Святых, Марта, Апреля, Мая, аще мя сподобит Господь то совершит и типом изображенную видети, не забуду честности твоей, яко же и превысочайшим лицам пошлю, или сам привезу, аще Господь восхощет и живи будем. О сем, честность твоя, буди известен и помоли Владыку Христа о моем окаянстве, да совершим вскоре пишемую нами книгу, помощию того всесильною, и нас, здравых и спасенных, коварствы вражиими ненаветованных, да соблюдет. Аминь».Два года спустя переведен был святой Димитрий в Спасский монастырь Новгород-Северска; это уже был последний, коим управлял он, будучи попеременно настоятелем пяти обителей и двукратно одной Батуринской. В начале 1700 года окончена была печатанием в лаврской типографии третья весенняя четверь его Минеи за март, апрель и май и архимандрит лавры Иоасаф Кроковский в залог особой своей благодарности к подвигу трудившегося прислал ему благословение: икону Богоматери, подаренную царем Алексеем Михаиловичем митрополиту Петру Могиле. Царская икона, принесенная Димитрию бывшим архимандритом Никоном Московскою Донского монастыря, была как бы вторичным предвестием зова будущего святителя в первопрестольную Москву, Малороссия уже лишалась своего светильника, которому подобало воссиять на свещнике архиерейских кафедр Сибири и Ростова, дабы с высоты их светить всей Церкви Российской. Императору Петру Великому желательно было распространить свет христианства между инородцами недавно завоеванной Сибири, дабы его благодатное действие могло приникнуть и до дальних пределов Китая. По совещании со святейшим патриархом Адрианом, решился он искать в более образованной тогда Малороссии достойного человека, могущего совместить обязанности проповедника язычников с саном святительским на кафедре Тобольска, осиротевшей после кончины благоговейного митрополита Павла. Варлааму Киевскому предписано было прислать в столицу кого-либо из архимандритов или игуменов, мужа ученого и жития непорочного, для кафедры Сибирской, который, с помощью Божией, мог бы обратить закоснелых в слепоте идолослужения к познанию истинного Бога. Новый пастырь должен был привести с собою двух или трех иноков, которые бы изучили языки китайский и монгольский, дабы служить при вновь устроенной в Пекине церкви. Так далеко и благодетельно досягал орлиный взор великого преобразователя, и митрополит Варлаам не судил никого более достойным этой высокой степени, как архимандрита Северского, известного ему по своей добродетели и учености.

Димитрий, прибыв в Москву в феврале 1701 года, не застал уже в живых благодетеля своего, патриарха Адриана, и приветствовал государя красноречивым словом, в котором изобразил достоинство царя земного, как носящего на себе образ Христов. Месяц спустя, на 50-м году от рождения, был он рукоположен в митрополита Сибирского преосвященным Стефаном Яворским, митрополитом Рязанским, который и сам недавно возведен был в сан этот из игуменов Киевского Николаевского монастыря с назначением в местоблюстители патриаршего престола. Ему поручено было от царя заведование всеми делами упраздненной патриархии. Однако здоровье нового митрополита Сибирского, поколебавшееся от непрестанных занятий, не в силах было бы бороться с суровым климатом дальней его епархии, и притом любимый предмет занятий всей его жизни остался бы неоконченным. До такой степени тревожила мысль эта любителя святых, что он даже впал от того в тяжкую болезнь, и благосклонный государь, узнав при своем посещении о причине болезни, успокоил его царским словом и дозволил на время остаться в Москве в ожидании ближайшей епархии. Не без промысла Божия продлилось более года пребывание его в столице; пришелец Малороссии имел время познакомиться с деятелями государственными и церковными того края, куда вызван был святительствовать в трудную годину преобразований. В Москве началась и дружественная связь его с митрополитом Стефаном, которого мало знал в Киеве; они поняли друг друга, и приязнь их основана была на взаимном уважении, хотя святой Димитрий всегда старался воздавать глубочайшее уважение местоблюстителю патриаршего престола, как бы самому Патриарху. Во время продолжительной своей болезни в кельях Чудова монастыря, сблизился он с некоторыми учеными из монашествующих, Кириллом и Феодором, которые были справщиками типографии; тут же нашел и своего старого друга инока Феолога, и все трое оказали ему впоследствии много услуг для его ученых занятий, по предмету которых вел с ними постоянную переписку. Книги о житиях святых и частое проповедание слова Божия приобрели ему в Москве любовь и уважение знатных лиц. Вдова царя Иоанна Алексеевича, царица Параскева Феодоровна, пользовавшаяся особенным вниманием императора, была исполнена глубоким уважением к святителю и нередко наделяла его одеждами и яствами от своей трапезы.Между тем скончался Иоасаф, митрополит Ростовским, и государь, еще более оценивший заслуги святителя Димитрия, повелел перевести его на вновь открывшуюся кафедру, для Сибирской же нашелся достойный ему преемник в лице Филофея Лещинского, который окрестил многие тысячи остяков, странствуя за ними на оленях по их тундре. Даже после своего удаления на покой, будучи схимником, вызван был он опять на новые подвиги апостольские, когда скончался Иоанн Максимович, бывший архиепископ Черниговский, заступивший его место. Они оба на западе Сибири, епископ же Иннокентий на востоке в Иркутске, впоследствии причтенный к лику святых, в одно время осияли светом христианства всю необъятную Сибирь. Какими чудными мужами Церкви, которые все возникли из пределов Малороссии, утешил Господь великую Россию в славные дни царствования Петрова! Эти три подвижника в Сибири, святитель Димитрий в Ростове, местоблюститель Стефан в столице, ревностный защитник Православия и достоинства Иерархии, Лазарь и Феодосий в Чернигове, Варлаам в Киеве, кроме других знаменитых святителей собственно русских, святого Митрофана Воронежского, Иова Новгородского, распространявшего просвещение духовное, и иных! Не часто повторяется столь утешительное явление в летописях церковных.

Отсюда начинается для Святителя Димитрия новый период жизни; весь посвятившийся заботам пастырским, хотя и не оставлял он своих любимых занятий ученых, здесь явил он себя, по слову апостольскому, таким, каким подобает быть архиерею для своей паствы: «преподобным, незлобивым, нескверным, отлученным от грешников», хотя по немощи человеческой, подобно всем первосвященникам, должен еще был приносить жертвы и о своих погрешностях, принося бескровную жертву за грехи людские, доколе сам не воссиял в ликах святых (Евр. VII. 26, 27). Вступая в свою епархию со всею готовностью посвятить ей остаток своей жизни, на первом шагу уже предвидел он, что тут должно окончиться ее течение, и потому избрал себе место вечного упокоения на краю города, в той обители, в которой остановился, чтобы идти оттуда торжественным ходом, занять кафедру в соборе Ростовском. Новый святитель совершил обычное моление в церкви Зачатия Божией Матери Яковлевского монастыря, основанного одним из святых его предшественников, епископом Иаковом (которого и мощи там почивают), и погрузился в глубокую думу о своем будущем; там же, указав место в углу собора, сказал окружающим его слово псаломное пророка царя Давида, которое обратилось в пророчество и для него самого: «Се покой мой, зде вселюся в век века». И здесь действительно притекают теперь верные к нетленным мощам вновь прославленного угодника Божия. Потом совершил он божественную литургию в кафедральном соборе Успения Богоматери и приветствовал паству свою красноречивым словом, напомнив ей о древнем союзе Церкви Ростовской с лаврою Печерскою, откуда нес он своей пастве благословение Божие пресвятой Богородицы и преподобных Печерских; добрый пастырь беседовал как отец с детьми, кратко излагая взаимные обязанности пасущего и пасомых. Особенно трогательны были слова: «Да не смущается сердце ваше о моем к вам пришествии, дверьми бо внидох, а не прелазяя инуде: не исках, но поискан есмь, и не ведах вас, ниже вы мене ведаете; судьбы же Господня бездна многа; тыя послаша мя к вам, аз же приидох, не до послужите ми, но да послужу вам, по словеси Господню: хотяй быти в вас первый, да будет всем слуга. Приидох к вам с любовию: рекл бых, яко приидох, яко же отец к чадом, но паче реку: приидох яко же брат к братин, яки же друг к любезным другом: ибо и Христос Господь не стыдится нас братею нарицати. Вы друзн мои, глаголет, не к тому нарнцаю вас раби (Иоан. XV), но друзи, а еже честнее и удивительнее, яко и отцами себе нарицает любимыя своя, глаголя: сей ми есть и отец, и мати, иже творит волю отца моего небесного, убо и ваша любовь есте ми, и отцы, и братья, и друзи. Аще же отцом мя воззовете, то аз апостольски к вам отвещаю: чадна мои, ими же болезную, дондеже вообразится в вас Христос» (Гал. IV, 19).

0

27

............................продолжение от 10 ноября

В келейных записках святителя Димитрия написано: «1702 год. Марта 1-го, в неделю вторую Великого поста, взыдох на престол мой в Ростове Божиим изволением», и вслед за тем: «1703 года, Яннуария 6-го, в третий час дня Богоявления Господня, преставися отец мой Савва Григорьевич и погребен в монастыре Кирилловском-Киевском, в церкви Св. Троицы: вечная ему буди память». Этими словами заключается дневник святого Димитрия, который как будто не хочет продолжать своих записок после блаженной кончины статрехлетнего старца-родителя. Не умилительно ли такое сыновнее чувство в великом святителе, и вместе с тем не достойно ли внимания то обстоятельство, что простой сотник Тунтало, благочестивый ктитор Кирилловской обители, имел еще до своей кончины утешение если не видеть лично, то по крайней мере слышать, что сын его Димитрий достиг высокой степени святительства и самой митрополии. Все отношения родственные и семейные кончились для святителя и даже самые узы, соединявшие его с родною ему Малороссией; новая обширная семья ростовская окружила его кафедру, и ей посвятил он все свои пастырские заботы в продолжение семи лет, постоянно радея о ее духовном усовершенствовании.
Паства его не имела училищ, которые были только в Москве, и даже лишена была живого проповедання слова Божиего, и потому народ легко увлекался лестными учениями лжи и раскола. С глубокой горестью говорил святитель в одном из своих поучений жителям Ростова: «Оле окаянному времени нашему, яко отнюдь пренебрежено то сеяние, весьма оставися слово Божие, и не вем, кою черное окаевати требе: сеятелей или землю, иереев ли, или сердца человеческие, или обои то купно? Вкупе непотребнии быша, несть творяй благостыню, несть до единаго. Сеятель не сеет, а земля не приемлет; иереи не брегут, а люди заблуждают: иереи не учат, а люди невежествуют; иереи слова Божия не проповедуют, а люди не слушают, ниже слушати хотят; от обою сторону худо: иереи глупы, а людие неразумны». Недостаточное приготовление к священному сану необходимо влекло за собою разные злоупотребления и беспорядки, против которых не замедлил принять пастырские меры заботливый святитель. До нас дошли два его окружных послания к епархиальному духовенству: из них видно, с одной стороны, до какой степени простиралось тогда невнимание священников к важности возложенного на них звания, а с другой стороны, как велика была пастырская ревность святого Димитрия, сокрушавшая зло всеми мерами убеждения и власти.

В первом обличает он некоторых священников своей паствы в том, что они обнаруживают грехи своих духовных детей, открытые им на исповеди, или по тщеславию, или по желанию нанести им вред; святитель убедительно доказывает, что обнаруживать тайны, открытые на исповеди, значит не понимать духа таинства, оскорблять Святого Духа, который даровал прощение грешнику, противоречить примеру Иисуса Христа, снисходившего грешникам. Нескромный духовник есть Иуда предатель и подобно ему подлежит вечной погибели. Обнаружение тайн совести вредно не только для обнаруживающего, но и для обличаемых, которые не могут после этого искренне каяться и навлекают на себя всеобщее бесславие.. Потом святитель обличает священников, которые оставляют бедных прихожан своих, больных без исповеди и причащения святых тайн, так что многие умирали без святого напутствия; он угрожает таким пастырям гневом Божиим за то, что затворяют царство небесное перед человеками, сами не входят и входящим возбраняют войти и предлагает в многолюдных приходах для исправления треб церковных приглашать «придельных» священников. В другом святой Димитрий внушает особенное благоговение к таинству животворящего тела и крови Христовой. Он обличает иереев, хранящих Святые Дары, приготовляемые для приобщения болящих на целый год, в ненадлежащем месте, и предписывает хранить эти тайны в чистых сосудах на святом престоле и воздавать им благоговейное почитание; потом увещевает иереев, чтобы они не иначе приступали к священнодействию евхаристии, как с предварительным приготовлением, а по окончании священнодействия пребывали в воздержании и трезвости; также вкратце напоминает им о других обязанностях их в отношении к пастве.

Чувствуя, что одними предписаниями нельзя исправить данного зла,святой Димитрий решился завести училище при архиерейском доме из собственных дохода, и эти было первое в великой России после Московского; оно разделилось на три грамматические класса, насчитывавших до двухсот человек. Святителю желательно было, чтобы выходившие из него умели проповедовать и слово Божие; сам он наблюдал за их успехами, делал вопросы, выслушивал ответы и, в отсутствие учителя, иногда принимал на себя эту обязанность, а в свободное время толковал избранным ученикам некоторые места Священного Писания и летом призывал их к себе в загородный дом. Не менее заботился он и о нравственном их воспитании, собирал их по праздникам ко всенощной и литургии в соборную церковь, и по окончании первой кафизмы все должны были подходить к его благословению, дабы мог видеть: нет ли отсутствующих? В четыредесятницу и прочие посты обязывал каждого говеть, сам приобщая святых тайн всех учеников, а когда бывал болен, посылал им приказание, чтобы каждый прочитывал за него молитву Господню по пяти раз в воспоминание пяти язв Христовых, и это врачество духовное облегчало его болезнь. Обращение его с юными воспитанниками было совершенно отеческое, и часто повторял он им в утешение предстоявшей разлуки: «Аще сподоблюся получить от Бога милость, тогда и о вас буду молить, дабы и вы также от него получили милость: писано бо есть: да иде же есмь аз, и вы будете» (XIV. 4). Окончившим курс давал он места при церквах по собственному усмотрению и старался внушить клирикам более уважения к их должности, посвящая их в стихарь, чего прежде не бывало в Ростове.Такие постоянные занятия не сокращали деятельности святого в любимом труде его описания житий святых, для которого собирал сведения через своих московских знакомых. Два года после его водворения в Ростове окончена была и последняя летняя четверть Четьи-Минеи, а также отправлена в Киев для печати. Радостно извещал он о том в Москве друга своего Феолога: «Сорадуйтесь мне духовно, яко споспешеством ваших молитв сподобил меня Господь Августу месяцу написать аминь и совершить четвертую житий Святых книгу; твоему же дружелюбию известную, ведая вашу к моему недостоинству братскую любовь и желание книге нашей прийти к совершению. Слава Богу совершишася, прошу помолиться не вотще быти пред Господом худому нашему труду». А в летописях архиереев Ростовских, хранящихся при соборе, рукою святителя замечено: «В лето от воплощения Бога Слова, месяца Февруария, в 9-й день на память Св. мученика Никифора, сказуемого победоносца, в отдание праздника Сретения Господня, изрекшу Св. Симеону Богоприимцу свое моление: ныне отпущаещи раба Твоего, Владыко, в день страданий Господних пятничный, в оньже на кресте рече Христос: совершишася пред субботою поминовения усопших и пред неделею страшного суда, помощью Божиею, и Пречистой Богоматери, и всех Святых молитвами, месяц Август написася. Аминь».

При всех своих занятиях святитель, по возможности, обозревал свою паству и при вторичном посещении города Ярославля в 1704 году торжественно переложил мощи святых князей, Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, в новую раку, устроенную усердием граждан, отчасти и его собственным; но любви своей ко всем угодникам Божиим уделил он и себе малую часть мощей их на благословение. Посетив опять на следующий год Ярославль, он был озабочен вразумлением некоторых из числа меньшей братии его обширной паствы — их встревожило повеление царское о брадобритии, потому что они, по слепоте своей, почитали лишение бороды за искажение образа Божия. Святитель сам рассказывает, как однажды, при выходе из собора после литургии, два не старых человека остановили его с вопросом: как повелит им поступить, потому что они предпочитают положить лучше головы свои на на плаху для отсечения, нежели бороды. Не приготовленный к ответу святой Димитрий спросил только у них: «Что отрастет? голова ли отсеченная или борода?» — на их ответ: «Борода»,— сказал им в свою очередь: «И так лучше нам не щадить бороды, которая столько же раз отрастет, сколько ее будут брить; голова же отсеченная — только в воскресение мертвых». После такого вразумления увещевал он и сопровождавших его граждан покоряться во всем предержащей власти, по слову апостольскому, и не в зримом, внешнем образе, разуметь подобие Божие. Впоследствии написал он по этому предмету целое рассуждение, которое было неоднократно печатано по воле государя; это был первый опыт состязания его с раскольниками, ему неизвестными до пришествия из Малороссии.

«Аз смиренный не в сих странах рожден и воспитан, — писал он, —ниже слышал когда о расколах, в стране сей обретающихся, ни о разнствии вер и нравах раскольничьих; но уже здесь, по Божию изволению и по указу государя жити начав, уведех слухом от многих донесений». Тогда же, для назидания своей паствы, кроме устного проповедования слова Божия, написал он катехизические наставления, в более доступном виде вопросов и ответов о вере, а также зерцало православного исповедания и еще двенадцать статей о пресуществлении хлеба и вина в тело и кровь Господа нашего Иисуса Христа.

Были у него и другие заботы о благосостоянии вверенного ему духовенства, по случаю переписи для распределения в военную службу детей священно и церковнослужителей, так как тогда великая была нужда в людях всякого звания для тяготевшей над Россией шведской войны. Неутешительно было и оскудение архиерейского дома, потому что все вотчины состояли под монастырским приказом, но и то немногое, чем мог пользоваться святитель, употреблял он на училища убогих. До чего доходило собственное его убожество, видно из его письма к Феологу; он извиняется, что не имеет лошадей, дабы привезти его к себе, ибо сам чуть не пешком бродит: «Ни коня, ни всадника, оскудели овцы, и лошадей нет». Впрочем, как он впоследствии выразился в своем завещании: «С тех пор как принял на себя иноческий образ и обещал Богу нищету произвольную, даже до приближения ко гробу, не собирал я имения, кроме книг святых; ни злата, ни сребра, ни излишних одежд, кроме самых нужных, но старался соблюсти нестяжение и нищету иноческую духом и самим делом, полагаясь во всем на промысл Божий, никогда меня не оставлявший». Но здоровье его, истощенное многими трудами, час от часу оскудевало, и это побудило написать свою духовную, перед Пасхой 1707 года.За год пред тем посетил он еще однажды Москву, куда был вызываем на чреду для совещании, как то бывало при патриархах, и там много говорил поучений церковных. Опытность его была весьма полезна для друга его, местоблюстителя Стефана, к нему обращались и отдаленные архиереи, привлеченные его славою, как духовного писателя и витии. Митрополит Казанский Тихон, перенесший в кафедральный собор свой мощи святителя Гурия, просил составить для него службу и похвальное слово, что исполнил святой Димитрий с тою же любовью, с какой писал самые жития святых Он составил для Казани еще две службы, в честь чудотворной иконы Богоматери и святых мучеников Кизических, которые и до сих пор там совершаются. Душа его, проникнутая помазанием Духа Святого, часто изливалась в кратких духовных творениях, исполненных умиления, которое, истекая из столь благодатного источника, спасительно действовало на читателей.

Таковы его «Врачество духовное на смущение помысла, от разных книг отеческих вкратце собранное» и «Апология в утоление печали человека, сущего в беде и озлоблении», и еще: «Внутренний человек в клети сердца своего, уединенно поучающийся в тайне»; самое их название уже выражает внутреннее достоинство. Умилительна его молитва исповедания к Богу повседневного, от человека, полагающего спасения начало, и исповедание общее грехов, глаголемое перед иереем, которое влагает он в уста каждому человеку, не имеющему довольно смелости выразить их добровольно. Возвышенно размышление святителя о причащении Святых тайн, к созерцание которых любил часто погружаться; он еще оставил ним краткое о них воспоминание, на каждый пяток, вместе с трогательным целованием язв Господа нашего Иисуса Христа, с богомысленным им поклонением и плачем на погребение Христово. Тут ясно слышится голос души, в созерцании спасительных страданий Спаса своего, сопутствующий ему от Гефсимании до Голгофы, души, которая, по любви своей к Распятому, может воскликнуть вместе с апостолом: «Мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа» (Гал. VI, 14).

Иногда любовь эта изливалась в слезах скорби; видя бездыханным источник жизни, взывает он: «Камо грядеши несомый, сладчайший Иисусе? камо от нас грядеши, надежде и прибежище наше? камо свете наш, заходиши от очию нашею? незаходимое солнце, како познаваеши свой запад?

Станите носящии носящего весь мир дланию! станите носящии понесшего бремя греховное всего рода человеческого! носящии станите, его же ради ста солнце и луна в чину своем, на кресте того зрящи».

«Не браните нам детем приходити ко отцу, аще уже и умершу; не браните чадом поплакати о общем всех родителе, иже породил есть нас кровию своею. Дадите ноне малые излияти слезные от очес капли над тем, иже от всего тела для нас изобильные источи крове своея потоки, от ребер же с кровию воду».

Еще одно духовное назидательное творение приписывается святителю Ростовскому, по глубокому чувству веры и благоговения которым оно исполнено: это Алфавит духовный, или лествица восхождения духовного, разделенная на 33 ступени, по числу лет Господних, в подражание высокому творению Лествичника Синайского. Но сам Димитрий относил его великому подвижнику Исаии Коныстенскому, который, подобно древнему Илариону Печерскому, из пещер Антониевых взошел на кафедру Киевскую. Однако и до сих пор общее мнение украшает его именем святого Димитрия.

Но так как ревностный труженик при всех своих пастырских заботах не мог оставаться долго без постоянного труда, то, по окончании многолетнего своего подвига житий святых, почувствовал потребность в такой книге, которая бы могла знакомить читателя с судьбами Церкви в древние ее времена. Он решился составить летопись, или Священную историю, в таком виде, чтобы служила руководством для проповедников Смиренно сообщил он новую мысль свою другу местоблюстителю:

«Под названием и образом летописца желал бы я некие полезные правоучения писать, дабы не только историями увеселять читателя, но и нравоучениями учить. Сие есть мое намерение, если не для других (ибо кто аз, дабы учить ученых мужей), то по крайней мере для меня самого». Ревностно начал он собирать для этого предмета летописи церковные, Славянские, Греческие, Латинские и обращался с просьбою в Москву к Феологу, дабы пополнил ему недостаток хронографов Ростовских. По мере того как подвигалась летопись, он пересылал труд свой митрополиту Стефану на рассмотрение, смиренно прося его рассудить, будет ли на пользу Святой Церкви или нет и благодаря искренно за все его замечания. Но в то же время и сам укреплял духовно местоблюстителя Патриаршего на его трудном поприще: «Молю, елико могу. Господа крепкого и сильного, да укрепит ваше Архиерейство в ношении толь тяжкого креста. Не изнемогай, Святитель Божий, под таковыми тяжестями! ветвь под тяжестью всегда плодотворит. Не мни быти тщи труды свои пред Богом, глаголющим: приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные (Матф. XI, 28). Велико воздаяние понесшим тяготу и вар дне! Не суть суетны, ими же благоразумно управляется корабль Церкве Христовы во время толиких обуреваний. Ублажаете, преосвященство ваше, уединение, ублажаю и аз; но и святого Макария Египетского рассуждение не худо, который о пустынниках и о труждающихся во градах и для людской пользы пишет сице: овыи (пустынножители), имуще благодать, о себе только пекутся;иные же (учители и слова Божия проповедники) иных души пользовати тщатся: сии оных много превышают. Подвизайся о укрепляющем вас Иисусе, подвижниче Христов! Бремя сие не по случаю какому наложися вашему Святительству, но смотрением Божиим; зане же и венец праведного воздаяния ждет вас; иго Христово благо носити: буди и бремя его вам легко».

Однако несмотря на все усилия святого Димитрия, летописный труд его не был доведен до конца, частью по его болезни, а частью от настоятельных нужд епархии, хотя и желал он весьма окончить священную историю, как это видно из его письма к Феологу: «Чего убо мне, бессильному, надеятися? Страх смерти нападе на мя... а дело книгописное как останется? Будет ли кто охотник приняться за него и вершити? а еще много надобно в том деле трудитися: годом его не свершишь и другим годом насилу к свершению поспеть, а конец при дверех, секира при корене, косa смертная над главою. Увы мне! не жаль мне ничего, ниже имам чесого жалети, богатства не собрах, денег не накопих, едино мне жаль то, яко начатое книгописание далече до совершения; а еще и о Псалтыри помысл бывает. Думка за морем, а смерть за плечами». Летописец остановился на шестом столетии четвертой тысячи лет.

Другим, более необходимый труд предстоял ему пред исходом жизни: направить к истине совращенные умы некоторых из своей паствы. Вскоре после Пасхи 1708 года святитель узнал, что в его кафедральном городе и других городах и селениях кроются лжеучители. Священник Ростовский донес ему, что один из его прихожан не хочет воздавать должного чествования ни святым иконам, ни мощам, и святитель из личного разговора убедился в его закоснелости, когда хотел пастырски его вразумить. Скиты раскольнические из лесов Брянских, в пределах Калужских, приникли в его епархию, которой угрожали с другой стороны своим лжеучением костромские и нижегородские скиты; раскольники сманивали легковерных, особенно из числа женщин. Не видя в своем духовенстве людей, способных действовать против угрожающего раскола, решился он сам подать благой пример и сильное оружие против нелепых толков. Простым вразумительным словом объяснил он народу вредное на них влияние брянских лжеучителей и неосновательность их мнений и как истинный пастырь не стеснялся никакими светскими отношениями, когда должен был стоять за правду. Священник его епархии явился защитником мнений раскольничьих; святитель, после строгого исследования, отрешил его от должности и велел как вдовому искать себе место где-либо в монастыре; но виновный тайными путями нашел доступ к царице, и она ходатайствовала за него пред святым Димитрием. Тогда блюститель Православия представил царице весь ход незаконного дела и смиренно просил ее не гневаться на то, что не может изменить своего решения. «Много было мне от него досады, — писал он,— пред многими бо людьми хуля мое смиренное имя, нарицал меня еретиком и римлянином и неверным: обаче все то ему прощаю Христа ради моего, иже укоряем противу не укоряше и стражда терпяще; взирая на незлобие Спаса моего, тому попу простих священства не запретих, и дах ему волю избрати себе где место, в монастыре коем-либо пострищися. Но гнева Божия на себе боюся, аще волка, в одежде овчей суща, пущу в стадо Христово погубляти души людские раскольническими ученьями. Молю убо Ваше Царское Благородие, не положите гнева на мя, богомольца своего, что не могу соделати вещи невозможной».

Узнав, что расколоучители усилились особенно в Ярославле, он сам туда поехал в ноябре 1708 года и убедительным словом проповедовал о неправости веры раскольничьей и истине Православия в защиту знамения честнаго креста. Не довольствуясь живым словом, начал он составлять письменные обличения мнений раскольничьих, для чего отложил дело летописное, которое столько его занимало, помышляя в себе, как писал он к Феологу, что: ...Бог не истяжет его о летописи, о том же, если молчать будет против раскольников, истяжет». Святитель, как бы предчувствуя, что и году жизни ему не осталось, поспешил делом так, что к Великому посту оно совсем почти окончилось. Это был его знаменитый «розыск о Брынской вере» или полное обличение против раскольников; последний труд, которым подарил он отечественную Церковь, как твердый щит от лжеучения, которым хотел оградить паству и после своей кончины. Изумительно, с какой быстротой написал он свою многосложную книгу, собирая отовсюду изустные верные сведения о сектах и толках раскольничьих от людей, живших по их скитам и обратившихся к истине. Благой пример святителя воздвиг и нового подвижника против раскольников в лице Питирима, бывшего строителя Переяславского, который послан был действовать против них на Киржач и многих обратил впоследствии в сане епископа Нижегородского. Святой Димитрий искал сведений против раскола и в Москве, у своих ученых друзей, прося их тщательно рассмотреть священную утварь соборов, могущую служить обличением неправды.

Даже в последних своих письмах постоянно извещал он Феолога о новом своем сочинении, которое занимало всю его деятельность, хотя и скучал такого рода прениями и надеялся довершить его к Светлому празднику, жалуясь только на недостаток писцов. Этой книгой окончились письменные труды святителя на сорокадвухлетнем иноческом его поприще и семилетнем святительстве в Ростове. Повторяя вместе с Давидом: «Пою Богу моему, дондеже есмь», он говорил, что мы долженствуем что-либо делать во славу Божию, да час смертный не в праздности нас застанет, и помышлял возвратиться к своему Летописцу, если Бог поможет его немощи; но она его одолела на пятьдесят восьмом году от рождения, ибо силы его, изнуренные многолетними трудами, более и более ослабевали, и уже за год до своей кончины писал он в Москву к своим друзьям: «Бог весть, могу ли начатое совершить? понеже часто и мои недугования перо пишущее от руки отъемлют и писца на одр повергают, гроб же очам представляют, а к тому очи мало видят и очки не много помогают, и рука пишущая дрожит, и вся храмина тела моего близ разорения».Таковы были подвиги святительские святого Димитрия, но кто исчислил его келейные подвиги? Ибо он был бодрый молитвенник и постник и как писаниями своими внушал другим заповеди поста и молитвы, так и собою подавал пример к их исполнению. Во все дни пребывал он в воздержании, вкушая мало пищи, кроме праздников, а в первую неделю четыредесятницы однажды только разрешал себе пищу, в Страстную же неделю только в Великий четверг, и тому же научал своих присных. Он советовал им при каждом ударении часового колокола памятовать час смертный, ограждая себя крестным знамением с молитвами: «Отче наш и Богородице». Приходивших к нему в келью не отпускал без назидания и благословения малыми иконами и все свои небольшие келейные доходы употреблял на добрые дела, промышляя о вдовах и сиротах; части при раздаче милостыни ничего не оставалось у самого для потребы житейской. Нередко собирал он в свою крестовую палату нищих, слепых и хромых, раздавая им одежду вместе с хлебом, ибо он, подобно Иову, был оком слепых, ногою хромых и утешителем своей паствы. Непрестанно ожидая своего исхода, по умножению болезни, и опасаясь, чтобы не стали искать после его кончины мнимых богатств, святитель за два года до кончины написал свою духовную, в которой излилась пред Господом и человеками вся его высокая христианская душа, исполненная любви к ближним и глубочайшего смирения.

«Во имя Отца и Сына, и Святого Духа аминь. Се, аз смиренный архиерей Дмитрий, митрополит Ростовский и Ярославский, слушая гласа Господа моего во Святом Евангелии глаголющего: будите готови, яко в он же час не мните. Сын человеческий приидет (Матф. XXIV, 44); не весть, бо, когда Господь дому приидет, вечер, или полунощи, или в нетлоглашение, или утро, да не пришед внезапну, обрящет вы спяща (Марк. XIII, 35), тою гласа Господня слушая и бояся, еще же и чаете недугованием одержим бывая, и день от дне изнемогая телом, и чая на всяко время онаго Господом глаголанного нечаянного часа смертного, и по силе моей, приуготовляяся ко исходу от сея жизни, судих сею духовною грамотою моею вестно сотворити всякому; иже восхощет по кончине моей взыскивати имения моего келейно, во еже бы не трудитися ему вотще, ни истязовати служивших мне Бога ради, да весть мое сокровище и богатство, еже от юности моея на собирах (сие не тщеславяся реку, но да искателем моего по мне имения вестно сотворю); отнележе бо приях святой иноческий образ и постригохся в Киевском Кирилловом монастыре в осьмнадцатое лето возраста моего и обещал Богову нищету извольную имети: от того времени даже до приближения моего ко гробу, не стяжевах имения и мшелоимства, кроме книг святых, не собирал злата и сребра, не изволях имети излишних одежд, ни каких-либо вещей, кроме самых нужд: но нестяжание и нищету иноческую духом и самим делом по-возможному соблюсти тщахся, не некийся о себе, но возлагаяся на промысл Божий, иже никогда же мя остави. Входящая же в руце мои от благодетелей моих подаяния и яже на начальствах келейный приход, тыи истошевах на мои и на монастырские нужды, идеже бех во игуменех и архимандритех, такожде и во архиерействе сый, не собирах келейных (иже не многи бяху) приходов, но ово на мои потребы та иждивах, ово же на нужды нуждных, идеже Бог поведет. Никто же убо да трудится, по смерти моей, испытуя или взыскуя какового-либо келейнаго моего собрания; ибо ниже на погребение что оставляю, ни на поминовение, да нищета иноческая наипаче на кончине явится Богу: верую бо, яко приятнее Ему будет, аще и едина цата по мне не останет, нежа еда бы многое собрание было раздаваемо? И аще мене тако пища, никто же восхошет обычному предати погребению, молю убо тех, иже свою смерть памятствуют, да отвлекут мое грешное тело в убогий дом, и тамо между трупами да повергнут е. Аще же владычествующих изволение повелит мя, умерша, погребсти по обычаю, то молю христолюбивых погребателей, да погребут мя в монастыре Св. Иакова, епископа Ростовского, во угле церковном, идеже место ми наименовах, о сем челом быо. Изволяяй же безденежно помянути грешную мою душу в молитвах своих Бога ради, таковый и сам да не поминает мя нища, ничтоже на поминовение оставльша: Бог же да будет всем милостив и мне грешному во веки. Аминь».

«Сицевый завет: се моя духовная грамота: сицево о имении моем известие. Аще же кто известию сему, не емля веры, начнет со испытанием искати по мне злата и сребра, то аще и много потрудится, ничто же обрящет, и судит ему Бог».

Святой Димитрий объявил завещание свое заблаговременно другу своему, местоблюстителю патриаршему Стефану, и они положили между собой взаимный обет: чтобы тот из них, кто переживет другого, совершил погребальную службу над усопшим собратом. Стефану, младшему по годам и бодрому по силам, досталось воздать этот последний долг своему другу. За несколько дней до кончины святой Димитрий, услышав, что благочестивая царица Параскева Феодоровна собирается в Ростов для поклонения чудотворной иконе Богоматери, которую должны были принести из Толгской обители, сказал казначею своему, иеромонаху Филарету, предвещая ему свою кончину: «Се грядут в Ростов две гостьи, Царица небесная и Царица земная, токмо я уже видеть их здесь не сподоблюся, а надлежит к принятию оных готову быть тебе казначею».За три дня до преставления начал он изнемогать, однако в день своего ангела, святого великомученика Димитрия Солунского, служил по обычаю литургию в соборной церкви, но уже не в силах был говорить поучение. Один из певчих читал приготовленное им по тетрадке, святитель же сидел в царских дверях, изменившись в лице от тяжкой болезни. Несмотря на то, он принудил себя присутствовать и при обычной трапезе в крестной палате, хотя ничего не вкушал. На другой день приехал из Переяславля преданный ему архимандрит Варлаам и был принят им с любовью. Во время их духовной беседы прислала бывшая кормилица царевича Алексея Петровича, инокиня Евфросиния, из рода Казинскнх, жившая близ архиерейского дома, просить святителя, чтобы навестил ее, болящую. Изнемогающий сам от болезни, отказался идти, хотя и много уважал ее добродетельную жизнь; но она вторично прислала убедительно просить, чтобы хотя на краткое время посетил ее; подвигнутый советом архимандрита, который полагал, что малое движение будет ему полезно, святитель решился исполнить желание благочестивой инокини после вечернего пения, но уже с трудом мог дойти обратно до своей кельи. Он поручил казначею своему угостить архимандрита, и сам, поддерживаемый служителями, немалое время ходил по келье. Думая облегчиться от удушливого кашля; потом велел призвать к себе в келью певчих, чтобы еще раз усладить слух свой духовным пением гимнов, которые сам некогда составил, как-то: «Иисусе мой прелюбезный! Надежду мою в Бозе полагаю! Ты мой Бог, Иисусе, Ты моя радость!» Во все время пения внимательно слушал святой Димитрий, прислонясь к печке и греясь духовно более, нежели телом. С благословением отпустил он каждого из певчих и одного только любимого при себе удержав, который был ему усердный сотрудник при переписке его творений. Простодушно начал ему рассказывать болезненный святитель о своей жизни, чувствуя уже eе иcxoд: как ее провождал в юности и в совершенном возрасте, как молился Господу, Пречистой Его Матери и всем угодникам Божиим, и присовокупил: «И вы, дети, молитесь так же».

Наконец сказал: «Время и тебе, чадо идти в дом свой»; когда же певчий, приняв благословение, хотел удалиться, святитель проводил его до самых дверей и поклонился ему почти до земли, благодаря его за то, что много трудился, переписывая его сочинения. Содрогнулся певчий, видя столь необычное провождение своего пастыря, и с благоговением сказал: «Мне ли, последнему рабу, так покланяешся, владыко святый?» И с кротостью опять сказал ему смиренный владыка: «Благодарю тебя, чадо», — и возвратился в келью; певчий же, заплакав, ушел в дом свой. Тогда святитель велел разойтись всем своим служителям, сам же, заключившись в особой келье как бы для того, чтобы несколько отдохнуть, пребыл в молитве до своего преставления. На рассвете взошедшие служители нашли его на коленях, как бы молящегося, но какою печалью исполнилось их сердце, кода увидели его уже усопшим на молитве. Ударили трикраты в большой колокол; певчий, еще накануне с ним беседовавший, услышав сей горестный глас святительского преставления, немедленно прибежал в архиерейские палаты и еще застал пастыря своего и отца стоящим на коленях в том положении, в каком предал праведную душу свою Богу.

Усопший облачен был в святительское одеяние, которое сам себе приготовил, и вместо послания положены были ему, по благовременному его приказанию, разные его сочинения, вчерне писанные его рукою;

тело усопшего пастыря вынесено было в крестовую его церковь Всемилостивого Спаса, что на сенях, близ той кельи, где он скончался. Когда огласилось в Ростове о преставлении доброго и чадолюбивого пастыря, почти весь город стекся к честному его телу, и поднялся горький плач народа о добром пастыре, учителе и заступнике, оставившем сиротами свою паству. В тот же день благочестивая царица Параскева с тремя дочерьми-царевнами: Екатериною, Параскевою и Анною Иоанновнамн, прибыла после обедни в Ростов и весьма сокрушалась, что не удостоилась получить благословение святителя пред его исходом. Она велела отслужить соборную панихиду над усопшим и пошла на сретение чудотворной иконы в Богоявленский монастырь, откуда принесена была с торжеством в Ростовскую соборную церковь, дабы главная святыня осиротевшей епархии осенила усопшего пастыря. Туда же, в присутствии царицы, с подобающей честью перенесено было тело святительское и вторично совершена соборная панихида в ее присутствии: такую почесть судил Господь воздать блаженному своему угоднику! Завещание его было немедленно послано в Москву в монастырский приказ, и, во исполнение его предсмертного желания, велено было в Яковлевском монастыре приготовить могилу в соборной церкви Зачатия Богоматери, в углу с правой стороны, и выстлать ее камнем; но по небрежению могильщиков, не без особого, впрочем, промысла Божия, не была выстлана камнем могила, а только сделан обруб деревянный, который от сырости скоро сгнил, и это послужило впоследствии к обретению мощей святителя.Около месяца пребывало тело святого Димитрия в соборной его церкви нетленно, и во все это время совершались над ним панихиды всенародные. Уже в последних числах ноября прибыл в Ростов местоблюститель патриаршего престола митрополит Стефан исполнить данный им обет другу, и когда вошел в кафедральный собор, много плакал над гробом усопшего. Тогда настоятели монастырей ростовских, соборные священники и многие из почетных граждан приступили к митрополиту, умоляя его погребсти тело любимого ими святнтеля в соборной церкви, подле его предместника Иоасафа, где и всегда погребались митрополиты ростовские: но местоблюститель патриарший не решился изменить воли своего друга. Он сказал просящим: «Так как при самом вступлении своем на епархию Ростовскую преосвященньй Димитрий предварительно сам избрал себе место упокоения в Яковлевском монастыре, то имею ли я право изменить оное?»

В назначенный для погребения день 25 ноября местоблюститель патриарший отслужил торжественную литургию в кафедральном соборе и надгробное пение со всеми священнослужителями города Ростова, причем сказал приличное слово в память усопшего. Потом, в сопровождении всего клира и народа, со многим плачем и чрезвычайным торжеством, перенесено святое тело в Яковлевский монастырь, где и положено, по завещанию, в правом углу соборной церкви, и надгробные стихи написаны были самим местоблюстителем Стефаном. Замечательно, по любви святителя к воспоминанию страстей Господних, стечение дней для него значительных: скончался он в день пятничный, вскоре после своего тезоименитства, и погребен месяц спустя, также в день пятничный, посвященный памяти распятия Господня, и обретение святых мощей его случилось также в день пятничный, ибо этот великий подвижник, собиравший во все течение своей жизни на пользу всего православного христианского рода жития святых, написанных на небесах в книге вечной, и сам, вскоре после своего отшествия от сей маловременной жизни, удостоился быть вписанным вместе с ними в той же вечной книге перстом Божиим и увенчаться венцом нетления.

После 42 лет, протекших от его погребения, 21 сентября 1732 года, при разобpании опустившегося помоста в церкви Зачатия Богоматери, обретены были нетленными его святые мощи в согнившем гробе, равно как и святительская его одежда, и от них, как от благодатного нсточника, начали истекать исцеления одержимых различными болезнями: слепые прозревали, немые говорили, расслабленные двигались, и бесы изгонялись молитвами, совершавшимися при святых мощах. Внимая этим ясным указаниям Божественного промысла, Святейший Синод, по свидетельствовании святых мощей и бывших чудес, причислил святителя Димитрия к лику новоявленных чудотворцев Российских 22 апреля 1757 года. Преемнику его по кафедре Ростовской, митрополиту Арсению, поручено было составить жизнеописание святого, а службу ему написал Амвросий, епископ Переяславский, впоследствии архиепископ первопрестольной столицы, где мученически окончил дни свои. В следующем году благочестивая императрица Елизавета по усердию к святителю устроила для мощей его серебряную раку, а в 1763 году императрица Екатерина после своего царского венчания пешком совершила путешествие из Москвы в Ростов для поклонения мощам святого Димитрия и переложення их в приготовленную раку, которую сама несла вместе с архиереями при торжественном обхождении храма: такая царственная почесть была опять воздана Угоднику Божию.

Совершаются и до сих пор благодатные исцеления при мощах святителя, над которыми, уже в наше время, 40 лет неусыпно бодрствовал другой подвижник, гробовой старец иеромонах Амфилохий, оставивший по себе благую память и возлегший как бы на страже у порога церковного того храма, где покоятся мощи святителя (там же в преддверии почивает и его благочестивый племянник архимандрит Иннокентий, долго бывший настоятелем Яковлевской обители). Прославим Господа по неизреченной Своей милости, проявившего столько благочестия уже во дни наши, в смиренном городе Ростове, и прославившего там многими чудесами нового великого светильника Российской земли, который является скорым помощником для призывающих его святое имя. Молитвами этого великого Православия ревнителя и искоренителя расколов, целебника Российского и цевницы духовной уцеломудряющей всех своими писаниями, да сподобимся и мы быть написанными в книге жизни Агнца Божия вместе со всеми от века ему угодившими, к лику коих причислен и святитель Ростовский Димитрий.

С 10 ноября 1991 г. честные мощи святителя Димитрия пребывают в Яковлевском храме, справа от царских врат. У гробницы святителя вновь возносится ему теплая и смиренная молитва: «О всеблаженне святителю Дмитрие...».

Тропарь ,глас 8
Православия ревнителю и раскола искоренителю,/ Российский целебниче и новый к Богу молитвенниче,/ списаньми твоими буих уцеломудрил еси,/ цевнице духовная, Димитрие блаженне,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак ,глас 4
Звезду Российскую, от Киева возсиявшую,/ и чрез Новград Северский в Ростов достигшую,/ всю же страну сию ученьми и чудесы озарившую,/ ублажим златословеснаго учителя Димитрия:/ той бо всем вся написа, яже к наставлению,/ да всех приобрящет, якоже Павел, Христу// и спасет правоверием души наша.


Прп. Иоанна Хозевита, еп. Кесарийского (VI).

Преподобный отец наш Иоанн Хозевит  был родом из города Фив, что в Египте.Преподобный Иоанн получил прозвище Хозевита от лавры Хузинской, в которой он провел большую часть своего иноческого жития. Эта лавра находилась в пустыне Хузиев или Хозева, между Иерусалимом и Иерихоном, вправо от большой дороги и недалеко от спуска в низменную долину Иорданскую. Лавра эта была расположена в дикой местности. Церкви и келлии монахов находились в глубине оврага и, вися на высоте 50 сажен, были как бы прилеплены к каменистым утесам. Хузивская лавра возникал в V веке. Имя первого ее основателя неизвестно. Время особенного процветания лавры Хузивское: VI, VII и VIII века, когда она особенно славилась строгостью жизни своих подвижников. Лавра эта существовала еще в XII веке. О дальнейшей судьбе ее ничего неизвестно

В монашество он был пострижен своим дедом и, по совету сего старца, ходил ко святым местам в Иерусалим. По возвращении оттуда, он провел со старцем несколько дней, а затем удалился от него в одно тесное ущелье, где нашел небольшую пещеру и жил там, питаясь одними кореньями и травами. Когда же Бог восхотел прославить Своего угодника, то явил сие следующим образом. В тех местах жил великий постник, по имени Анания. Однажды к нему приведен был сын одного человека, мучимый нечистым духом. Анания не принял его, но с великим смирением сказал, чтобы пошли внутрь страны и поискали бы там Иоанна Египтянина, который может исцелить отрока. Когда посланные нашли Иоанна, они объявили ему, зачем пришли. Сначала Иоанн отказывался, но, после долгой мольбы, согласился изгнать нечистого духа и помолился Богу. Обратившись затем к бесу, он сказал:

– Именем Иисуса Христа, – не я, но Анания повелевает тебе, нечистый дух, выйти из отрока сего.

По слову святого нечистый дух вышел из отрока, и сей последний стал здоров и всем объявил о совершенном над ним славном чуде. Затем святой Иоанн должен был, против воли, принять епископство в Кесарии, но, будучи не в силах принимать почести и желая проводить иноческую жизнь, оставил Кесарию и вновь удалился в пустыню, где и пробыл до конца своей жизни.

Бог прославил святого подвижника Своего славными чудесами. У одного человека малолетний сын был мучим духом нечистым. Отец посадил его в корзину и, покрыв сверху травою, принес к Иоанну и поставил ее у пещеры святого. Когда ребенок заплакал, святой встал и тотчас узнал, что в ребенке гнездится дух нечистый; прогнав беса, Иоанн исцелил дитя. Но изгнанный бес не успокоился и стал мстить подвижнику, приняв на себя человеческий образ. Встретив святого в прибрежном ущелье, бес припал к ногам его, как бы ища благословения. Раб Божий, нечаянно увидев его лицо, удивился, а бес, схватив святого за ноги, низвергнул его вниз к берегу; святой упал стремглав, но, по благодати Божией, остался невредим, так что человекоубийца не достиг ничего. Затем злой дух отдал раба Божия во власть одного разбойника, который бил святого, срывал с него одежду и сжег даже его хижину. Святой терпеливо переносил всё сие и только говорил про себя:

– О Всевышний Господи! благодарю Тебя, если сие угодно Тебе.

Тогда, по воле Всевышнего, разбойник был схвачен и умер позорною смертью, и раб Божий нашел себе на некоторое время покой. Но лукавый не прекратил, однако, борьбы с блаженным. Когда святой отправился однажды посетить братию, одна женщина встретила его на пути и пала к его ногам, умоляя войти к ней в дом и освятить его своею молитвою и благословением. Святого тронули ее мольбы, и он вошел. Тогда скверная обольстительница заперла двери и, вся обнажившись, делала всякие мерзости, чтобы только осквернить нескверного. Но твердый муж непоколебимо устоял против бесовского ухищрения и, оттолкнув ее, вышел невредимым.

Блаженный Иоанн, услышав о некоем постнике Маркиане, молва о котором распространялась повсюду, пожелал его видеть; между тем, еще ранее, св. Иоанн, чтобы избежать всякого соблазна, решился не покидать своей келлии ни в каком случае, и с этою целию сам связал себя и почитал сии узы своим неразрешимыми. И вот, ангел Господень восхитил Маркиана из его келлии и внезапно поставил его пред блаженным Иоанном. Они приветствовали друг друга и насладились духовною беседою. Затем Маркиан опять был взят ангелом и стал невидим.

Святой Иоанн изгонял из многих людей бесов, исцелял от лютых болезней, изводил молитвою водные источники, сводил с неба дождь и много других чудес совершил силою Божиею, и в глубокой старости с миром предал Богу святую душу свою.

Нестора Некнижного, Печерского (XIV)
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/11/09/e5/e52f7b5308ff543b2aaa39835e6327cb.jpg
Подвизался в Дальних пещерах Киево-Печерской лавры. Именуется "Некнижным" ради отличия от преподобного Нестора Летописца.Об этом Несторе, жившем три века спустя после Нестора летописца, известно лишь из краткой ему молитвы: "Слово Божие не книжной мудрости научило тебя, но высшей..."ею же зрел еси при молитвах Ангелы, и кончину свою предвидел еси, тоя и нас причастники сотвори, молим тя, память твою почитающе".. Уже в древности прекрасно сознавали, что по видимости пути двух Несторов друг другу противоположны - но сознавали и то, что к одной цели ведут оба. В Царстве Божием равно привечаются самые разные люди, и похвала одному за книжность легко соединяется с похвалою другому за некнижность, ибо восхваляются не качества людей, а люди, осуществившие в Боге все таланты своего сердца. Память 27 октября/9 ноября, а также с собором печерских преподобных 28 августа/10 сентября и в 3 неделю Великого поста. (Яков Кротов ,СЛОВАРЬ СВЯТЫХ)

Прп. Феофила Киевского, Христа ради юродивого (1853).
Подвижник и прозорливец Киево-Печерской Лавры
http://i080.radikal.ru/0911/45/f54ef2fe72ac.jpg
Фома Горенковский родился в семье священника в г. Махнове Киевской губернии. К семи годам остался круглым сиротою, но, опекаемый Церковью, был зачислен в начальные классы Киево-Могилянской академии.

В 1810 году из Академии его направили на должность диакона в г. Чигирин, однако из-за недостаточных голосовых данных, перевели оттуда пономарем в Обухов. Через два года Фома Горенковский вернулся в Киев и стал послушником Братского монастыря.

11 декабря 1821 года принял постриг, получив монашеское имя Феодорит. Со временем, он стал экономом Братского монастыря. Но душою желал пустынножительства и просил отпустить его в село Лесники под Киевом, где, по преданию, ещё преподобный Феодосий Печерский проводил время постов. Однако в подобном затворничестве ему было отказано, и тогда он решился на особо трудное подвижничество – подвиг юродства Христа ради.

9 декабря 1834 года принял схиму и был наречен Феофилом.

По воспоминаниям современников, академическое руководство не принимало «грязного, оборванного монаха Феофила», но паломники ежедневно шли к нему и глубоко почитали старца, прославившегося своими пророчествами.

Последние годы жизни, с 1849 года, иеросхимонах Феофил провел в Китаевской пустыни.

К известнейшим пророчествам прп. Феофила относятся предсказания основания Преображенской пустыни Киево-Печерской лавры и Свято-Троицкого Ионовского монастыря.

На месте могилы угодника Божьего, преподобного Феофила, где когда-то лежала бронзовая плита, теперь – бетонное надгробие.
http://s42.radikal.ru/i098/0911/f7/d6d1d18db5e4.jpg
Мощи прп. Феофила почивают в южном приделе Свято-Троицкого храма. Немало исцелений свершилось после смерти старца (+1853 г.), «ибо многие недужные и болящие, для которых бессильна была помощь человеческая, вразумляемы были в сновидениях, прибегнув к молитве блаженного Феофила и по своей вере удостоились получить исцеление».

Тропарь, глас 1
Христовою любовию уязвився,
яко ученик истинный Тому последовал еси,
не имея где главы подклонити.
Юродством бо жития вражия ополчения презрев,
тех победоносно низложил еси,
Господеви моляся.
Не забуди чад твоих убогих,
Киевский подвижниче отче Феофиле,
да ума просвещение приимем молитвами твоими.
КНИГА О  Феофиле,Христа ради юродивого  http://www.fatheralexander.org/booklets … ofil_r.htm

0

28

...............................продолжение от 10 ноября
новомученики:

Свщмч. Иоанна Виленского пресвитера (1918).
Священномученик Иоанн Дмитриевич Виленский родился в 1857 году в селе Борисоглебское в Ярославской губернии. После окончания Ярославской Духовной Семинарии он три года работал учителем в земском училище. А затем был рукоположен во иерея. С 1882 года и до своей мученической кончины в 1918 году отец Иоанн служил в селе Трофимовское Пошехонского уезда. В начале ноября 1918 года большевиками в Пошехонском уезде была объявлена мобилизация лошадей в конский запас при уездном военкомате, во время которой крестьянами были избиты военрук и делопроизводитель. В ответ на это прибыл отряд ЧК, который стал производить поголовные обыски с конфискацией имущества, арестовав при этом около сорока человек. 10 ноября без всякого суда и следствия неподалеку от села Семеновское на болоте чекистами были изувечены и расстреляны трое арестованных, в числе которых находился и священник церкви села Трофимовское отец Иоанн. Его обвинили в укрывательстве контрреволюционеров, скрывавшихся после белогвардейского мятежа в Ярославле, и хранении дорогих вещей расстрелянной вместе с ним бывшей владелицы завода Деруновой. Когда отряд чекистов покинул село, тела расстрелянных были перенесены с болота на кладбище и встречены крестным ходом. У отца Иоанна было семеро детей, один их которых стал священником в этом же Пошехонском уезде

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Фес. 2, 1-8; Лк. 11, 9-13). Господь убеждает к молитве обетованием услышания, поясняя его сердоболием естественного отца, благосклонного к прошениям детей своих. Но тут же намекает на причину и того, почему иногда бывают не услышаны или не исполняются молитвы и прошения. Отец не даст детям камня, вместо хлеба, и змеи, вместо рыбы. Если же естественный отец не делает так, тем более не станет так делать Отец Небесный. А прошения наши нередко походят на прошение змеи и камня. Нам кажется, что то хлеб и рыба, чего просим, а Отец Небесный видит, что просимое будет для нас камень или змея - и не дает просимого. Отец и мать изливают перед Богом теплые молитвы о сыне, да устроит ему лучшее, но вместе с тем выражают и то, что считают лучшим для своего сына, именно, чтобы был он жив, здоров и счастлив. Господь слышит молитву их и устраивает для сына их лучшее, только не по понятию просящих, а так, как оно есть на самом деле для сына их: посылает болезнь, от которой умирает сын. Для тех, у котор