sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ОБЩИЕ ВОПРОСЫ » Нужен ли телевизор в православном доме?


Нужен ли телевизор в православном доме?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Нужен ли телевизор в православном доме?

отвечает Священник ,богослов Владимир Вигилянский (с сайта Православие и мир)

Сегодня интернет и телевидение стали неотъемлемой частью нашей жизни. Однако существует мнение, что с христианской точки зрения влияние телевидения на сознание крайне неблаготворно и разрушительно. Действительно ли, на Ваш взгляд, воздействие современных средств массовой информации таит в себе опасность духовного опустошения человека?

– До моего рукоположения в священники я занимался литературно-критической и редакционно-издательской деятельностью, а также журналистикой. Кроме этого, в течение десяти лет я был научным сотрудником Института искусствознания, где я изучал “эстетические проблемы средств массовой коммуникации”. На “человеческом” языке это означает, что я вместе с коллегами занимался новыми техническими видами искусств: кино, фотографией, телевидением, радио, грамзаписью и т.д. Мы исходили из того, что плохих “языков” не бывает; “языки” литературы, живописи, музыки и так далее, в том числе и “языки” технических видов искусств, сами по себе нейтральны, а встречаются лишь плохие кинооператоры, бездарные телережиссеры, слабые радиоведущие, безвкусные фотохудожники. В конечном счете, я и до сих пор так думаю.

Тем не менее, есть кое-какие вещи, которые заставляют меня усомниться в некоторых моих прошлых воззрениях – например, относительно “нейтральности” телеязыка. Священник, помимо всего прочего, немного еще и социолог. Прихожане православных храмов для социологического анализа – “материал” отборный. В большинстве своем, это люди трезвые, самокритичные, ответственные, имеющие представление о ценностных приоритетах и нравственных законах, умеющие определить цель своей жизни и предназначение человека в мире.

Так вот, значительная часть православных прихожан к телевидению относятся критически. Специально о нашем телевидении я никого не расспрашивал, но то, что мне приходится иногда слышать во время исповеди и личных пастырских бесед, дает право мне сделать некоторые выводы. И речь здесь даже не идет о тех жанрах, передачах и фильмах, которые по природе своей противоречат христианству: являют всякого рода цинизм, порнографию, пропаганду колдовства и язычества, нравственную беспринципность, политическую ложь, разжигание вражды между людьми, клевету и т.д. Всего этого “добра” на ТВ очень много, и любой человек (не только христианин), соприкоснувшись с этим, чувствует себя оскверненным. А речь идет об огромном количестве как бы нейтральных передач, просмотр которых люди воспринимают как личный грех, иногда они даже стесняются признаться друг другу в том, что вчера сидели у телевизора… Язык ТВ они отнюдь не считают нейтральным. Действие ТВ в любых своих проявлениях (в игровых, новостных, развлекательных, художественных, аналитических и других жанрах) они оценивают как вредное для человеческой души.

Для христиан понятие внутренней свободы является очень важным: быть свободным – значит, быть со Христом, сообразуя свою волю с волей Божией. В этом отношении телевидение ведет себя как агрессор, оно нацелено на то, чтобы превратить человека в своего раба, оторвать его от Бога.

Происходит это так. Телевидение обладает небывалыми доселе средствами воздействия – зрительные образы, подкрепленные словесной вязью, конструируют некую новую реальность, весьма похожую на жизнь. Эта новая реальность ведет себя так, как будто она вполне самодостаточна. Зритель наблюдает ее со стороны, не замечая, что он всецело включен в эту реальность. Тем самым телевидение создает иллюзию личной свободы, иллюзию личной власти, иллюзию личной независимости. ТВ отучает человека думать, быть ответственным за все, что творится в мире. Но спросите тех людей, которые проводят по 4-8 часов в день перед экраном, то есть по сути – настоящих рабов ТВ: их взгляд будет весьма критичным, иногда даже гневным относительно просмотренных ими передач, но они никогда не согласятся с тем, что они “рабы ТВ”, они искренне будут считать себя абсолютно свободными.

Свое недоверие к ТВ христиане основывают именно на этой боязни – сделаться телеманом и потерять истинную свободу. Телемания – одна из форм тяжелейшей болезни современного человека. В ТВ человек убегает, в конечном счете, чтобы не идти за Христом и не нести своего жизненного креста. Для этого он мог бы воспользоваться, кроме ТВ, в лучшем случае – компьютерными играми, детективами и фантастикой, в худшем – алкоголем или наркотиками… Тем не менее, мы не должны упускать из вида то обстоятельство, что и телевидение, и интернет смогут сыграть в наше время решающую роль в миссионерском служении Церкви. Эти каналы воздействия не могут быть оставлены без нашего внимания.

– Как Вы оцениваете государственную политику в отношении телевидения? Что Вы можете сказать о трудностях в трансляции христианских идей на телевизионных каналах?

– К сожалению, четко выраженной концепции телевещания у государства, по всей видимости, нет. Телевидение развивается стихийно, большинство «рейтинговых» передач у нас заимствовано из европейского и американского телевидения. Копируются не только шоу и игры, не только темы и жанры, но даже интонации и одежды ведущих. Российские сериалы нацелены на интерес зрителей к острым сюжетам, отсюда – бесконечные бандиты, киллеры, «менты», «братки» и т.д. Экранизация «Идиота», с феноменальным успехом прошедшая на государственном канале, выглядела подкидышем на фоне других сериалов, программ и передач.

На фестивале православных СМИ «Вера и слово» (16-18 ноября 2004 г.) говорилось, что пора нам не только заимствовать на Западе телепрограммы, но и систему, при которой телезрители контролировали бы телеэфир. На Би-би-си, например, работает более 50 комиссий и советов зрителей, от чьего мнения зависит продление лицензии для телекомпании. Говорилось также о том, что нам следовало бы обязать каждое СМИ выработать свой этический кодекс, который бы был гласным для каждого читателя или зрителя. Невыполнение этого кодекса телекомпанией могло бы служить поводом к лишению лицензии. Этический кодекс журналистов Би-би-си – это толстенная книга, подробно регламентирующая работу ее сотрудников. Может быть, таким образом мы бы поставили заслон потоку крови и безнравственности на нашем телеэкране.

Что же касается присутствия на нашем ТВ православных программ, то в этой области у нас творится что-то непотребное. Даже во Франции, в которой православных насчитывается меньше 1%, государство финансирует православную телепрограмму, которая транслируется по воскресениям. У нас же в стране, где православные составляют большинство населения, на государственном телеканале нет ни одной христианской программы. На других, частных телеканалах православные передачи есть, но количество их неадекватно потребности зрителей. Отечественные либералы страшатся какой-либо цензуры, но сами устанавливают такую цензуру, с какой можно срвнить только цензуру советских времен. Большинство заявлений Патриарха, Священного Синода, Архиерейского собора вообще игнорируются телевидением. В лучшем случае – пересказываются в искаженном виде. И это при том, что наш Патриарх в рейтинге 100 отечественных политиков и общественных деятелей, влияющих на события в стране, на протяжении многих лет стоит в первой десятке. Информационная блокада вокруг Русской Православной Церкви наталкивает на мысль, что мы живем в государстве, оккупированном его врагами.

– Сегодня официальный образ Церкви, представленный средствами массовой информации, несомненно, подвержен сильному искажению, что, в свою очередь, влечет за собой неадекватное восприятие Православия и ложное отношение к Церкви. Возможно, в сложившейся ситуации Церкви необходим независимый православный канал? Или же, на Ваш взгляд, православная миссионерская деятельность должна осуществляться косвенно, скажем, путем участия талантливых православных людей в общекультурных телевизионных проектах?

– Вопрос о православном телеканале распадается на несколько проблем. Первая: есть ли профессиональные силы – журналисты, сценаристы, режиссеры, актеры, ведущие, – способные наполнить этот канал фильмами и передачами, уровень которых был бы, как минимум, не хуже, чем существующие программы? Я уверен, что такие силы есть. На ТВ работает большое количество православных людей, многие из них ходят в церковь. В ежегодном фестивале «Православие на телевидении» участвуют православные фильмы и передачи очень высокого уровня. Вторая проблема – это финансирование канала. Вот тут – главная загвоздка. Церковь никаким образом не может содержать такое дорогое производство. За 70 лет безбожной власти Церковь в финансовом отношении совершенно обескровлена. Все средства, полученные за последние 10-15 лет, уходили и уходят на строительство и восстановление разрушенных советским государством храмов и монастырей. До революции 1917 года в Российской империи было более 60 тысяч церквей. Сейчас в России их менее 15 тысяч. Без помощи государства Церковь не может осуществить никакие дорогостоящие информационные проекты – ни открытие православного телевидения, ни организацию ежедневной общественно-политической и культурно-просветительской газеты, ни содержание круглосуточного православного радиовещания, ни даже финансовое обеспечение православного интернет-портала.

Отсутствие православного мировоззрения в нынешних телепрограммах – это еще и вина самих носителей этого мировоззрения. Православные люди сегодня очень инертны и безынициативны. Они почему-то стесняются, даже когда их спрашивают, своего православия. А если даже они пытаются что-то сказать, их тут же останавливают ведущие: «Вера – это дело интимное, личное; не будем об этом говорить». И они сразу замолкают, как будто были уличены в чем-то противоестественном. Есть некоторые ведущие, которые, как только услышат слова «Церковь», «Православие», «вера в Бога» – например, Владимир Познер, – начинают строить гримасы, как будто съели целый лимон, и махать интенсивно кистями рук, как будто испытывают боль в животе.

– Хотелось бы поговорить о конкретных проблемах современного телевидения. Каково Ваше отношение к сегодняшней практике новостных программ? Какой, на Ваш взгляд, должна быть подача новостей, связанных с жизнью Церкви?

– «Новости» в последнее десятилетие – это одно из главных достижений отечественного ТВ. Они стали разнообразнее, интереснее, тексты и картинка сопрягаются не по принципу прямой иллюстрации, а по принципу образного сопоставления. И это правильно. Однако когда показывается официальная хроника, она подается очень прямолинейно. То же самое касается и новостей, связанных с жизнью Церкви. Беда в том, что церковные сюжеты делаются людьми абсолютно равнодушными к религии. Отсюда – отсутствие трепета, возвышенности, глубины, которых так много в Православии. Пора на ТВ принимать в свой штат журналистов, свободно ориентирующихся в церковных вопросах, как это делается сейчас во многих газетах и журналах. Кроме того, к церковной теме новостные программы чаще всего обращаются тогда, когда есть какой-то скандальчик.

Есть еще одна тема, связанная с новостными программами. Это наличие в них видеоматериалов, показывающих страдание и гибель людей по всему миру. Конечно же, я не призываю отказываться от подобного рода новостей. И даже дело не в том, что количество их иногда превышает «критическую массу». Но подаются эти новости без должного нравственного осмысления. Смерть и страдания людей становятся для сознания зрителей, в том числе и детей, обыденным, повседневным делом. Жизнь человека, судя по телевизионным картинкам, теряет смысл неповторимого бесценного дара Божьего.

– Особенной популярностью сегодня пользуются всевозможные ток-шоу, ориентированные на широкого зрителя. Как Вы относитесь к этому жанру? Часто на ток-шоу приглашают и православных священников. Не снижает ли их участие в подобных передачах образ священнослужителя и Церкви? Возможен ли выход в общехристианский контекст подобных, зачастую “кухонных” посиделок?

– Популярность ток-шоу объясняется тем, что темы, поднимаемые этими программами, хотя и житейские, но очень важные. Меня как раз поражает, что православных священников, сталкивающихся ежедневно в своей пастырской деятельности с проблемами и конфликтами, обсуждаемыми на ток-шоу, очень редко приглашают в телестудии. Поверьте, им есть, что сказать людям. В Москве, да и в других городах, живут прекрасные священнослужители, умеющие хорошо формулировать свои мысли, знающие, как и чем заинтересовать зрителей. Впрочем, на последнем (декабрь 2004 года) Епархиальном собрании Патриарх предупредил священников, что если они не умеют отстаивать интересы Церкви в телепрограммах, то лучше не соглашаться на приглашение в них участвовать, что если их высказывания во время интервью могут послужить соблазном для других, то лучше промолчать.

Мне не раз приходилось выступать на ток-шоу. Некогда я туда  шел с неохотою и чувствовал себя в телестудии «не в своей тарелке», но мой принцип такой: если позвали – иди, надо воспользоваться любым случаем, чтобы поставить современного человека в контекст христианских ценностей, о которых люди, к сожалению, забыли.

– В наше время с небывалым развитием компьютерных технологий все больше и больше православных людей высоко ценят неоспоримую пользу интернета. Однако в некоторых церковных кругах прочно укрепилась и обратная точка зрения. Что можете сказать Вы о сильных и слабых сторонах этого техниче-ского прорыва? Как Вы прокомментируете многочисленные попытки проводить символические параллели между внедрением в человеческую жизнь глобальной информационной сети и апокалипсическими знаками последних времен, прихода антихриста и т. п.?

– Интернет, как и любые технические средства коммуникации, имеет двоякое действие. Его можно использовать для пропаганды безнравственности, а можно – для проповеди евангельских истин. Глобальная сеть сейчас – самое дешевое и самое оперативное средство доставки информации. До 2000 года в российском информационном поле существовали определенные преграды для Церкви. Даже можно было говорить, как уже было мною замечено, об информационной блокаде, не говоря уже о либеральной цензуре. Но за последние несколько лет, после того как стали появляться православные интернет-порталы и сайты, произошел прорыв этой блокады. Сегодня в интернете реально действуют сотни сайтов, с которыми вынуждены считаться все. Сейчас уже невозможно безнаказанно клеветать на Церковь. Православный голос в интернете звучит наравне с любым другим, его невозможно заглушить.

Но интернет, несмотря на уже достигнутые огромные успехи, находится только в начале своего технического развития. В недалеком будущем интернет вберет в себя и объединит почти все средства коммуникации: телефон, радио, кино, ТВ. Он поколеблет существующие ныне приоритеты и иерархии. Но в нем будет еще больше «информационного мусора», чем сегодня. Грех, царствующий в мире, заполонит и глобальную сеть. В этом смысле, безусловно, можно говорить об апокалиптических признаках интернета. Здравомыслящей части человечества предстоит продумывать системы фильтров, просеивающих «черную» информацию.

0

2

Здравствуйте!

Как Церковь относится к телевидению, видео, анимации?

Ведь телевизоры, мониторы, экраны, дисплеи – это идолы. Они – дело рук человеческих. Они бездушны, бездуховны, мертвы. Они – истуканы. У них нет совести, опыта, разума. Они не могут дать добрый совет. Они вообще не говорят. Они не слышат, не видят, не кушают, не любят. Какая от них польза?

Телевизоры, мониторы, экраны, дисплеи – это зомбоящики. Они зомбируют людей. И это не зависит от частоты кадров. С людьми невозможно общаться. Они говорят зазубренные фразы, услышанные из зомбоящика. Сами не понимают, что говорят. Люди превращаются в зомби. Кумиром может быть и обычная фотография или плакат.

Что они развивают? Похоть очей, похоть плоти и гордость житейскую.

«Хлеба и зрелищ» – признак разврата. Для кого-то эти зомбоящики – кумиры, а для кого-то – боги. Это явное нарушение 1 и 2 заповедей Закона Божьего.

Другое дело – изучать по монитору электронные книги, посмотреть карту, схему, найти контактные данные и т.п. Да и то, с осторожностью, с перерывами.

Проводит ли Церковь какие-то мероприятия по этому поводу, разъясняется ли об этом в проповедях? Не подумывает ли Церковь призвать людей наложить запрет на эти зомбоящики? Т.е. закрыть телевидение вообще. Для важных новостей города, области, страны, мира есть радио, есть радиоточки. Портреты официальных лиц можно разместить на стене администрации населенного пункта.

отвечает Протоиерей Всеволод Чаплин:

Боюсь, что телевидение в его нынешнем виде отменять уже поздно. Оно скоро само отомрет. Когда телесигнал будет распространяться через мобильные устройства, подключенные к информационным сетям, как открытым, так и закрытым, у человека будет огромный выбор из тысяч каналов. И влиять на этот выбор сможет только качество каналов. Вот почему православные каналы нужно развивать, одновременно стараясь присутствовать и в больших общенациональных и мировых СМИ.

Телевидение, видео, интернет, анимация – все это технические средства, которые можно использовать и во благо, и во зло человеку. Запретить их не получится. Значит, нужно максимально их осваивать и делать все, чтобы этими средствами распространялась церковная проповедь. Дело это, между прочим, ресурсоемкое. Вот почему очень важно, чтобы православные христиане, обладающие средствами, сегодня максимально вкладывались в православный интернет, в православное телевидение, и в целом в православную информационную работу.

0

3


******

Дурные мысли, греховные желания и стремления не являются кровной собственностью нашей души. Они приходят извне и могут быть как приняты и взращены нами, так и отринуты и изгнаны. На то нам и дана свободная воля.

Откуда же приходит все это? Говоря глобально, источник их один. Бог зла не сотворил, и первым, кто начал творить зло во вселенной, был сатана. «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил» (1 Ин. 3: 8), – говорит апостол Иоанн Богослов. И принимая крещение, мы «отрекаемся от сатаны и от всех дел его». То есть от дел греха. Поэтому люди, сеющие грех и соблазн, творят, конечно, дело диавола.

Дурные, греховные помыслы почти всегда рождаются от зрительных, слуховых и каких-либо других чувственных образов и впечатлений. Конечно, могут быть помыслы и прямо, непосредственно всеваемые сатаной, но их не так много, как порой кажется. Каковы эти внешние раздражители низменных инстинктов? На первом месте, без преувеличения, стоят современные источники массовой информации: телевидение, «желтая» и развлекательная пресса, радио, очень многие интернет-сайты.

Из-за того, что почти все масс-медиа у нас частные, а значит – коммерческие, их доход и благосостояние их владельцев зависит только от одного – от рейтинга. И чем большее число людей будут смотреть или слушать в данный час определенный канал, покупать то или иное издание, тем больше рекламных компаний будут вкладывать в него деньги – все очень просто. А чтобы привлечь зрительское или читательское внимание, нужно как можно больше развлекать, играть на самых низменных страстях и пороках, показывать что-то полузапретное (запретный плод, как известно, сладок). Но это только один аспект проблемы, ведь, кроме коммерческой стороны вопроса, есть иная, куда более важная, сторона – нравственная. Мы испытываем сейчас жесточайший натиск: огромные средства тратятся на то, чтобы разложить наш народ нравственно и духовно.

Но не только СМИ сеют грех. Греховные помыслы могут прийти к нам из всего того, что мы читаем, слышим, видим и чувствуем. То есть из книг, фильмов, разговоров, встреч и т.д.

Как же сохранить свою душу и ум в чистоте, если мы живем в мире, пропитанном информацией, если зрительные и звуковые образы пронизывают весь наш быт? Да, это, конечно, сложно, но возможно. В аскетике это называется хранение зрения, слуха и ума.

Начнем с того, что 90% информации, которую получает ежедневно современный человек, ему не только не нужны, но и очень вредны. Вдобавок, вся эта информация отвратительного качества. Помните, что говорил профессор Преображенский в романе М. Булгакова «Собачье сердце»? «Не читайте до еды советских газет» – можно испортить пищеварение. Думаю, что современную прессу и после еды читать не стоит.

Подавляющее большинство наших современников из-за любви к СМИ вообще отучились самостоятельно мыслить и анализировать. Да и времени на это нет, ведь нужно прочитать все те газеты и журналы, на которые подписались; посмотреть последние новости; пока стоишь в пробках, послушать любимую радиостанцию; да еще надо, чтобы вечером на сериал сил хватило. При этом человек находится в полной уверенности, что его мысли – это его собственные мысли. Он уже не понимает сам, где говорит за него Владимир Познер, где Александр Гордон, а где вообще Михаил Задорнов. Способность к самостоятельному мышлению почти утрачивается. Если и наблюдается еще какое-то разномыслие среди нашего населения, так это только потому, что люди смотрят разные передачи, точки зрения ведущих и участников которых не всегда совпадают. Как говорил Козьма Прутков, «многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе». По этому принципу работает наша «четвертая власть», которая, действительно, является властью реальной, ибо способна манипулировать сознанием людей как угодно...
Наполеон говорил: «Несколько газет могут сделать больше, чем целая армия». Что бы сказал Бонапарт, если бы был знаком с телевидением?! Но тема наша все-таки не политические технологии, а борьба со страстями, поэтому вернемся к ней.

Можно сказать совершенно точно: смотрение телевизора, чтение «желтой», бульварной прессы, общение с другими СМИ разжигают в нашей душе все восемь страстей.

Посмотрим, как же СМИ способствуют их пробуждению в душе человека.

Чревообъедение. Проявление этой страсти есть чревоугодие, пьянство, наркомания и курение. Телевидение и другие СМИ вообще нацелены на культ гедонизма, наслаждения. Вспомним хотя бы рекламные лозунги «Бери от жизни всё!», «Еда – это наслаждение, наслаждение вкусом!» и другие. Про явную и скрытую рекламу пива и иных алкогольных напитков можно и не говорить. Нам вообще всячески стараются внушить, что без алкоголя жизнь в принципе немыслима. В фильмах или сериалах о военных или милиционерах (то есть о «настоящих мужчинах») вся их жизнь постоянно сопровождается приемом спиртного (водки и пива). Притом, естественно, все это щедро проплачено спонсорами, чей товар рекламируют актеры. Почти все герои постоянно курят. К слову сказать, в голливудских фильмах уже практически нельзя увидеть положительного героя, который пьет спиртное или затягивается сигаретой. Американцы наконец поняли, какое действие подобные примеры оказывают на молодежь.

Но все это еще цветочки. Ведь на нашем телевидении нередки сцены, где вполне положительные герои употребляют наркотики и курят «травку». Помню, как в одном известном российском фильме, словно рекламный слоган, несколько раз звучит фраза: «Трава – не наркотик!».

Любодеяние. Ну, тут не стоит даже особенно много говорить, достаточно перелистать любую популярную газету или включить телевизор, особенно какой-нибудь молодежный канал, скажем, MTV. Весь теле- и радиоэфир наполнен непристойными сценами, разговорами на тему сексуальных отношений, шутками «ниже пояса» и передачами «про это». В европейских странах, и даже в Америке, фильмы и передачи эротического содержания уже давно показывают только в определенное время поздно вечером.

Сребролюбие. На тему культа алчности, жадности, сребролюбия существует масса теле- и радиопередач, в которых целенаправленно внушается, что без приложения особых усилий и труда можно «стать миллионером». Вместе с этим возбуждается обратная сторона алчности – зависть. Ведь тот уровень жизни, то есть товары и развлечения, которые рекламируют СМИ, доступны только небольшому кругу людей. А остальным остается только глотать слюнки и завидовать.

Гнев. Зависть вызывает гнев. Это понятно. Когда в стране очень многие сидят без работы, не получают месяцами зарплату и не могут прожить на пенсию, вполне понятно, что то, что эти люди видят по телевизору, вызывает раздражение и гнев: рейтинги самых богатых людей страны, реклама жилья за несколько тысяч долларов за квадратный метр и прочее. Любая сводка новостей – причина для гнева: коррупция, несправедливость, бездействие властей и правоохранительных органов. Прибавим к этому возбуждающие агрессию фильмы со сценами насилия и жестокости. И можно только догадываться, какое действие способно произвести на человеческую душу интервью с маньяком, рассказывающим, как он получает удовольствие от убийства.

Печаль, уныние. Те же новости, кроме печали, уныния и тревоги, ничего вызвать не могут. Катастрофы, ДТП, аварии, убийства, войны и локальные конфликты, кризисы и дефолты… И так каждый день.

Тщеславие. Гордыня. Если по ТВ, в прессе человек постоянно узнает о людских пороках и грехах, он начинает впадать в осуждение и превозношение: «Если звезды и политики погрязли в разврате и излишестве, то я еще очень даже ничего». С другой стороны, он начинает свыкаться с тем, что порок, грех – это норма жизни.

Пусть меня простят, что я так долго излагал всем хорошо известные вещи, но иногда в повседневной суете мы просто не задумываемся, каким зверям открываем ворота, когда включаем телевизор или берем в руки газету. То, о чем даже взрослый человек, скорее всего, никогда бы и не подумал, может быть вытащено наружу с помощью похабного фильма или развратной статьи. Совершенно ужасные мысли и инстинкты могут быть расторможены, если не хранить свое зрение и слух.

Что делать? Вековечный российский вопрос. Неужели жить в информационной изоляции и не знать ничего, что делается в мире и стране? Проблема эта сильно преувеличена. Мы живем не в пустыне, не на необитаемом острове. Поверьте, все новости, которые нам действительно нужны, мы узнаем и так. Ну, может быть, с опозданием максимум на один день. Нам все равно их сообщат на работе, друзья, знакомые, родственники. Но теряем мы, общаясь со СМИ, гораздо больше. Можно сказать совершенно определенно: тот, кто регулярно смотрит телевизор, слушает радио и читает прессу, не может сохранить свой ум, слух и зрение в чистоте.

Телевидение, кинематограф вообще очень агрессивная штука; по силе воздействия они стоят на первом месте. Ведь человеку вкладывается в сознание уже готовая картинка, ему не нужно раздумывать, включать воображение, ему предлагается готовый образ. И что самое страшное: этот образ он потом начинает считать уже порождением своего ума. Недаром Ленин – великий знаток манипуляции массовым сознанием – говорил: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино».

Человек, который смотрит телевизор, не может заниматься уже ничем другим – ни делать дела (даже самые простые), ни даже вкушать пищу (доказано, что это очень вредно). Даже радио можно слушать и, например, мыть посуду, а делать это, смотря телевизор, нельзя.

Если профессия человека не связана с политикой или какими-либо сферами деятельности, где действительно нужны последние новости, то он ничего не потеряет, когда ограничит общение со СМИ до минимума. А приобретет очень многое: ясность ума, ограничение соблазнов и бездну свободного времени, которое можно потратить на чтение хорошей литературы, культурный досуг, общение с близкими и другие нужные дела. СМИ недаром разжигают все страсти, их действие подобно действию страстей, они дают зависимость, подсадку. Начав смотреть какой-нибудь фильм, можно потом часами не выключать телевизор, забыв обо всех делах.

Поэтому очень хорошо хотя бы сильно ограничить влияние на нас масс-медиа. Если в доме есть дети, то сделать это просто необходимо. Нужно постараться хотя бы постами, в среду и пятницу не смотреть телевизор. Иначе вся наша борьба со страстями будет очень неэффективной. А тем, кто боится остаться совсем без информации, можно посоветовать выбирать те радиопередачи, газеты и сайты, содержащие блоки новостей, которые являются наиболее нейтральными и безобидными. При нынешнем выборе таковые пока еще есть.
Священник Павел Гумеров. О вреде некоторых источников информации

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ОБЩИЕ ВОПРОСЫ » Нужен ли телевизор в православном доме?