sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ОБЩИЕ ВОПРОСЫ » КАК ТВОРИТЬ МИЛОСТЫНЮ(или спешите делать добрые дела)


КАК ТВОРИТЬ МИЛОСТЫНЮ(или спешите делать добрые дела)

Сообщений 61 страница 87 из 87

61

"...Раньше, говорят, людей роднила беда. Мать шла на могилу к чужим солдатам в надежде, что кто-то придет на могилу к ее далеко от дома погибшему сыну. С тем же чувством люди давали чужим сыновьям хлеб и одежду. И нравственный закон работал, и кто-то где-то давал хлеб и одежду их сыновьям. Если беда опалила душу, если человек что-то понял в жизни, то он может не запирать дверей на ночь, а на праздник звать к себе всех соседей. Так люди и делали после войны.
Боюсь, что если серьезная беда придет сегодня, то люди больше озлобятся, чем очистятся, больше осатанеют, чем смягчатся, больше замкнутся, чем научатся понимать чужую беду..."

Протоиерей Андрей Ткачев

0

62

однажды, проходя мимо монастыря, как обычно, вижу нищего, больного (потом узнала), уже хорошо мне знакомого. Вечерело, он стоял один. Голову опустил вниз, смотрит в землю. У него очки разбиты, с одной дужкой, вместо второй веревочка. Я по привычке дала ему небольшую сумму, уже отошла на несколько шагов, как слышу вслед: "Да пошлет Вам Бог ангела-хранителя в пути!". Я даже остановилась. Мысли проносились в голове со скоростью мысли (тавтология, конечно). Я думала: "А ведь у него очки разбиты. У моей покойной мамы тоже всегда была проблема с очками - с ее близорукостью -12 она без очков не могла шагу ступить и, как назло, всегда их разбивала или садилась на них. Я знаю, что такое проблема с очками. Может, моя маленькая милостыня дошла до мамы? Может, она там, на небесах получила благодать? Стоп! У меня же есть старые очки! Новые я купила свсем недавно, специально перед отъездом. Но у меня -8 -9, подойдут ли они этому нищему, если я предложу? ". Я вернулась к нему, спросила: "Скажите, какое у Вас зрение? Минус сколько? Вам нужны очки?" Он аж воспрянул! "Вы можете дать мне очки, матушка?!" (он меня и всех женщин матушками называл). "У меня -8". Я подумала, что это Бог меня к нему вернул, к этому нищему. Я сказала: "Сколько Вы еще будете стоять здесь? Я недалеко живу, сейчас принесу Вам очки". "Да сколько надо, столько и буду стоять! А Вы придете?" " Приду, только не уходите, даже если совсем стемнеет!" "А Вы точно придете?" "Обязательно приду! А что Вы еще хотели бы из еды, например?" Он, не думая даже, сказал: "Сыр, я очень хочу сыр!". Я летела домой, стараясь успеть до темноты. По дороге купила не только сыр, но еще кое-какие продукты, не требующие специального приготовления и которые мог бы есть человек, у которого нет даже посуды. Дома я нашла очки, потом развернула сыр и хотела отрезать себе кусочек, совсем маленький, т.к. в то время и сама я не всегда позволяла себе лакомиться сыром. Отрезала, но, подумав, решила оставить все нищему. Я мчалась к монастырю уже по темноте. Он меня ждал. Называл матушкой, благодарил, померял очки - они ему очень подошли, несмотря на то, что женские. Он поднял голову от земли, теперь уверенно смотрел прямо и был очень рад! И я вместе с ним. Свои разбитые очки он положил в футляр и спрятал - мало ли, вдруг пригодятся еще. Тогда-то он со мной и разговорился, рассказал о себе, сказал, что эпилептик, много чего еще рассказал.

В тот же вечер пришла домой подруга, с которой я снимала квартиру, и говорит: "Мне премию дали, я продуктов на неделю накупила, сыра, вот купила". Я опешила! Мы поужинали, я наелась сыра, потом еще целую неделю до моего отъезда подруга меня угощала купленными на премию продуктами.

http://www.myjulia.ru/post/511343/

0

63

Доброта с подпалиной

В одном большом селении жила женщина с дочкой. Кормились они тем, что мать стряпала очень вкусные с золотистой корочкой калачи и булки и продавала жителям, а те платили щедро, потому что жили в достатке; у них и дрова были и крупы, и масло, и соль, различные материи для одежды. Хозяйка любила свою единственную дочку Нюру и шила и вышивала для нее наряды сама.

Матушка вставала с первыми петухами, чтобы испечь еще калачей, поставить в печь горшки со щами и репой с брюквой и приготовить к завтраку каши. Хоть Нюре было семь лет, но уже собирала на стол к трапезе, чистила ложки, плошки и горшки, мела в избе пол и присматривала за курами и двумя козами. И еще она лукошком насыпала в квашни муку, чтобы матушка замешивала теста для хлеба и для сдобы – булок и калачей. А по вечерам матушка шила для нее новые рубашки, сарафаны и душегрейки, расшивая все полевыми цветами. Дочка садилась рядом с матушкой и смотрела. Она смотрела и мечтала о весне: тогда станет тепло, и она будет гулять в новых нарядах. И она, как самая красивая, будет водить хороводы.

А еще Нюра любила праздник Благовещения, ибо накануне праздника она с матушкой пекла праздничные лепешки в форме птичек. Они получались у девочки очень ладными, с поднятыми крыльями, будто готовые взлететь. Нюра верила, что в этот праздник происходит чудо; птицы-лепешки оживают и жаворонками, синицами, стрижами взлетают в небеса, чтобы петь дивные песни и радовать ими и людей, и Богородицу.

Но из ее корзинки птички-лепешки не улетали к небу, и девочку это печалило.

– Не кручинься, радость моя, – утешала ее матушка, – этих птичек Богородица оставляет в корзинке, чтобы ты угостила нищих и сирых.

И всегда в канун праздника матушка раздавала поношенные душегрейки, сарафаны, косынки и старые валенки нищим и сирым. И девочка всякий раз спрашивала матушку:

– Зачем раздавать красивые наряды грязным беднякам и сирым? И почему они сами не трудятся?

И матушка ей отвечала:

– Это Богородица заботится о них. Она водит бедных и сирых по земле, торя им дорожку к добрым и щедрым людям. Она умиляется, когда мы с добрым сердцем делимся с ними любимыми вещами, – и, набрав торбу прошлогодних вещей, мать с Нюрой шла за околицу села и раздавала все несчастным людям.

А на этот раз мать собрала поношенные вещи дочки в торбу и велела ей самой отдать их бедным, несчастным людям; ведь Нюра стала взрослая и могла сама порадовать Богородицу – поделиться своими нарядами с бедными.

Но Нюре было жалко расставаться с красивыми косынками, нарядными валенками, вышитыми рубахами и сарафанами; ведь нищим и сиротам не нужны хорошие платье, потому что они всегда ходят неприглядные и рваные.

И вот когда матушка с коромыслом ушла за водой, Нюра спрятала торбу с вещами за печь и убежала до вечера гулять.

Не успела девочка нарезвиться-наиграться с подругами, как очутилась в незнакомом месте; приземистые избы с завалившимися плетеньями. Нюра с удивлением заметила, что несет торбу с одеждой; ведь она спрятала торбу за печь.

И вдруг ее кто-то окликнул:

– Девочка, нет ли у тебя поношенных лаптей или обрезанных валенок? Мои вовсе прохудились. Ноги у меня совсем зазябли. Дай уж мне старые носки, ежели валенок нет.

Нюра оглянулась и увидала, что за ней идет странница в рваной одеже и истоптанных, худых валенках. Пожалела девочка валенки с вышивкой, что были у нее в торбы, и ответила:

– Нет, бабушка, валенок у меня нет. Я в город ходила, репу продала. Купила пряжи и холстинку на сарафан. Матушка мне новый сарафан сошьет, а свой – младшей сестрице отдам, – и убежала от странницы.

И не видела девочка, как странница обратилась в белокрылую птицу и улетела в ночное небо.

Нюра бежала, не оглядываясь по незнакомым улицам, чтобы старица не догнала и не уличила ее в обмане. А ночь приближалась, и серые, безлюдные улицы для девочки превратились в неведомые дебри. Среди крыш она выискала темную крышу с большой закопченной трубой, это была кровля родного дома. И девочка побежала вприпрыжку. Но на склизкой дороге оступилась, упала и скатилась с пригорка в неглубокий овраг.

И тут она услышала звуки шагов по сырой земле.

Это к ней подбежали два мальчики. Они подняли Нюру, отряхнули снег и привели к костерку, обогреться.

Возле костра Нюра увидела девочку. Это была их младшая сестра.

Костер жарко пылал, но девочка все равно дрожала холода, потому что одежда и валенки ее были мокрыми.

– Почему она промокла?– Нюра спросила про девочку.

– Мы шли, шли по обочине, и вдруг сестрица оступилась, соскользнула с пригорка, покатилась в реку и чуть не утонула.., – поведал старший брат

– А где ваш дом? Родители разве не ждут вас ? – удивленно спросила Нюра.

– Дом наш далече отсюда, – ответил один из братьев. – У родителей нас было пятеро. Но матушка наша умерла, а батюшка привел в дом мачеху, которая нас невзлюбила. Батюшка ушел на заработки в дальнее село, а мачеха в это время выгнала нас из дома.

И братья, перебивая друга, рассказали, как добрались до города и поступили в услужение к барину, имевшему большой дом. Он заставлял их и в ненастье, и в грозу, и в мороз, и во вьюгу развозить по домам воду. Барин дал им большие салазки, к которой была прилажена большая бочка с водой, и волокли они салазки от дома к дому, пока люди не вычерпают всю воду. Потом из реки начерпают ковшами воду и снова развозят по домам, пока не наступала ночь. А копейки, которые им давали за воду, вечером барин отнимал.

– И кормил он нас впроголодь, и спали мы вповалку на полу под лестницей, – стала жалиться и сестра.

– Замаял и обижал нас барин и мы убежали от него, – вторил ей старший брат. – Домой хотим, наверное, батюшка уже вернулся с заработков, а дороги возвратной мы не знаем.

Нюре от этого стало так грустно, что она едва не плакала.

– У тебя нет ли сухого платья? мне очень холодно, – сказала вдруг девочка. Тут Нюра вскочила на ноги, прижимая торбу с вещами груди, испугавшись, как бы нищенка не отняла ее наряд.

– Злая мачеха меня посылала в город, – жалобно ответила она, – чтобы я обменяла масло и сметану на платья для моих младших сестер. Если я вернусь без них, то она не пустит меня на ночь.

Сироты пожалели ее и отпустили…

Едва Нюра отошла от костра, как оказалась на знакомой дороге, ведущей в село. Она побежала домой радостная оттого, что не отдала бродягам свои наряды.

А костер и сироты, которые обогрели девочку, закурились голубоватой дымкой и развеялись в ночном небе.

Нюра шла по ночным, опустевшим улицам города, разыскивая родной дом. Она притомилась от долгого пути и тяжелой ноши – торбы с одеждой.

Поправляя торбу, девочка приговорила сердито:

– Наряды все мои. Я спрячу торбу под завалинку, и матушка не узнает.

И когда Нюра была уже недалеко от дома, встретились ей погорельцы. Они были в саже, и одежда была опаленная, словно изъеденная пламенем, Они вели слепую дочку, на которой была опаленная одежда и обугленные башмаки. Это была семья купца, чей терем и амбары спалил свирепый огонь.

– Добрая девочка, приведи нас к себе домой,– попросил купец. – Огонь спалил наш дом. Весь день мы бредем, куда глаза глядят. Дочка совсем измаялась, да и мы устали. Может в твоем доме сыщется для нас место? – спросил купец.

Но Нюра испугалась, что матушка отдаст все ее наряды и лепешек-птичек отдаст, и поэтому сказала, что самим почивать негде; батюшка с матушкой на печи еле умещаются, а она спит на тюфяке, набитом соломой. И добавила:

– А в торбе у меня лыко и нитки, чтобы заштопать одежду и сплести лапти, – снова Нюра обманула обездоленных людей и пошла домой.

А семья купца погорельца обернулась в Ангела, который с глубокой скорбью смотрел девочке вслед.

У калитки Нюра заметила, что торба с нарядами и валенками исчезла. Она закручинилась, что потеряла торбу с любимыми нарядами. Девочке было так страшно ночью на улице, что она пробежала к дому, зажмурившись

А там матушка замешивала пышное тесто в большой лохани; из него пекли сдобные лепешки – главное угощенье праздника. Увидев, что дочка вернулась без торбы, мать приласкала ее. А потом дала теплого молока с горбушкой только что испеченного хлеба.

Нюра потрапезничала и рассказала, как она раздала свои наряды.

– Умница ты моя. И у нищих и сирых завтра будет радостно на сердце, потому, что у них новая одежа. А теперь будем печь угощенье к празднику, – сказала матушка и повязала дочке косынку. И принялись за работу; матушка лепила синичек и жаворонков, а дочка голубок да скворцов.

Но вот странно – вроде птички из тугого, белого теста у Нюры получались красивыми, но едва их выложили на противень, они перекособочились.

– Доченька, ты утаиваешь что-то от меня. Погляди, какие птички косогрудые и кривокрылые, – с горечью промолвила матушка, присев перед ней и гладя ее руки. И испугалась, потому что руки дочки были холодными, а голова и грудь источали жар.

– Ох, моя вина, доченька. На дворе студено, а я, нерадивая, послала тебя раздавать милость, – все сокрушалась мать, уже на печи укрывая ее одеялом.

А дочка продолжала зябнуть на жаркой лежанке. Ей хотела спать, но уснуть не могла; только она забывалась сном, как стенка теснит ее к краю, и она просыпается; то простыня делается шершавой, так что дерет Нюре бока; то у подушки выпячивается бугор, на котором жестко лежать; то одеяло ощетинится и корябает то грудь, то спину, и она вновь просыпалась.

– Лежанка нынче какая-то неудобная; перина сбилась в комки, все бока ею намяла, – плаксиво пожаловалась она матери, спустившись с лежанки.

К этому времени по всему дому распространился ванильный аромат сдобы, потому что матушка уже поставила на стол противень с плюшками и лепешками. На столе стояли корзинка и плошка с постным маслом. Им сдабривали праздничное печенье для красоты; на солнце оно делалось золотистым. Нюра любила остужать и собирать в корзинку праздничное угощение ‒ птичек.

– Матушка, я выложу угощенье на блюдо и сдобрим его маслом! Я уже отогрелась на печи,– снова слукавила Нюра, а самой немного было зябко.

Матушка обрадовалась, что хворь отставила дочку и сказала:

– Полегчало тебе, доченька, потому что ты с добрым сердцем раздала нищим и сирым подаяния, А они помолятся за тебя Богородице.

От этих слов Нюра нахмурилась и исподволь глянула в сторону лежанки, где под матрасом была спрятана торба. Она подумала, что Богородица ничего не заметила.

Когда Нюра выложила лепешки на блюдо, то обомлела, потому что все они были покрыты темной копотью. Тогда она взяла острый скребок и попыталась очистить лепешки. Но копоть не сходила с него.

– Понапрасну усердствуешь, дочка, – остановила ее матушка. – Птичек опалил не печной жар, а твоя скупость и хитрость, – пояснила она.

И вдруг торба, будто диковинная птица, слетела с печи и развязалась, и все ее наряды разметались по полу.

– Что же ты, доченька, удумала? Почему припрятала платье? Как мы завтра пойдем на праздник? – скорбела мать. И бросилась к печке – новые лепешки подходили.

Хотела Нюра собрать в сундук свои наряды. Только взяла сарафан, а он так ощетинился, что исколол все руки. Бросила девочка его и схватила рубаху с вышивкой на рукавах. Та, как скользкая тина обвила ее руки, так что Нюра еле из нее выпуталась. Подняла девочка нарядную юбку, по синему подолу которой ромашки разбросаны…. И вдруг юбка оказалась на ней. Смотрит, а юбка велика – пол подметает и в ногах путается. Еле из нее выбралась и отшвырнула в угол. Хотела Нюра валенки поставить под лавку. Взяла за голенище, оно стало рваться, будто худая дерюга расползлась. Подняла плюшевую накидку с кружевной каймой и ойкнула; та оказалась дранной, потрепанной и без завязок.

– Матушка, наряды мои. Они велики, – плакала Нюра. И горько ей стало, потому что завтра никто не захочет такого угощения.

А матушка уже замешивала в лохани тесто, чтобы испечь хлеб для людей.

– Твоя жадность запачкала им крылья и залепила горло, – молвила она. – Эти птички чудесные, потому что стряпаем накануне праздника Богородицы. И птички почернели от твоей жадности и хитрости. Воспарят они к Престолу Богородицы, а поведают о твоей скупости и Она закручинится.

– И тогда Богородица не будет нам помогать? И мы осиротеем? – обречено спросила дочка.

– Да, доченька, осиротеем. И горе разлучит нас навеки – ответила матушка.

Нюре стала жалко матушку и страшно остаться одной без нее. И представила Нюра, как будет она бродить по земле одна и некому будет утешить и пожалеть ее.

– Матушка, я не хочу огорчать Богородицу и не хочу никогда с тобой разлучаться, – промолвила дочка. – Сейчас я пойду и раздам все наряды. Что они мне без тебя. Только ты не горюй и не плачь.

И она собрала в торбу лучшие свои наряды, оделась и вышла из дома.

Девочке было очень страшно идти ночью по безлюдным улицам села.

И вдруг она услышала стоны и причитание.

-– Кто ты? – кликнула Нюра, вглядываясь в темноту.

– Егор, – отозвался из темноты мальчик. – Из города домой иду. Несу настойку. Сестрица хворает, простудилась. Помереть может.., и мне с мамкою грустно без нее будет. А идти мочи нет; валенки прохудились, а сестренку горячка изводит.

Нюра достала из торбы и валенки, и сарафан, и подарила его сестре.

Парнишка поклонился девочке в пояс и обежал домой.

А Нюра побрела дальше. Не успела пройти и четверть версты, глядь, а перед ней покосившаяся хибарка. Слюда на окнах рваная, дверь перекошенная, крыльцо поломанное. Из избы слышатся детские голоса. Они плакали и причитали

– Матушка, когда ты ушла, ворвались к нам лихие люди и все отобрали. И сундук с одеждой, и самовар с чайником-заварником, и перины с подушками, и короб с мукою, и мешки с крупою, все. Мы завтра босые в церковь, на праздник.

Услышала это Нюра и взошла на крыльцо да постучала в дверь. Дверь открыла хозяйка. Она приняла девочку за сироту и пожалела ее.

К Нюре подбежали три девочки – сестры. Обласкали позднюю гостью, устроили ее поближе к печи, чтоб она обогрелась. Девочки сами были озябшие, потому что были в одних исподних, а в избе не было ни сундуков с платьями, ни коробов с провизией, ни перины с одеялом.

Нюре стало жалко сестер и их матушку. Закручинилась она оттого, что не попросила у матушки ни пригоршню муки, ни пузырька постного масла; из этого можно состряпать лепешки. Развязала она торбинку и высыпала все, что в ней было.

Хозяйка поднесла светец с лучиной, чтобы лучше все разглядеть вещи. Среди одежды, валенок и лаптей оказался мешок с мукой, узелок с ванилью и скляница с растительным маслом. Нюра удивилась, как это появилось у нее в мешке. Она увидела, какую радость доставили ее подарки всем, и ей сделалось так светло и спокойно, что она захотела рассказать обо всем своей матушке, утешить родимую.

Вышла Нюра из дома, прошла немножко и очутилась у своего дома.

Там ее матушка при лучине горевала о ней, а на столе уже стояла корзинка, покрытая рушником — вышитым полотенцем.

– Не плачь, не кручинься матушка, я вернулась живая и невредимая, – окликнула дочка, войдя в дом.

Матушка бросилась к ней и стала обнимать и целовать. А Нюра рассказала, кого она встретила и кому отдала свои наряды.

И прежде чем идти почивать, Нюра не удержалась и заглянула под рушник, в корзину. Она боялась, что лепешки-птички будут темные, опаленные. А там бело-золотистые птички с коричневыми подпаленными грудками. Все они подняли головы вверх и почти расправились, будто приготовились взлететь.

– Это не копоть и не сажа. Это твоя жадность и хитрость опалила наши крылья, – прощебетали птички. – Горелые пирожки ты не ешь, потому что они горькие, сухие. От них першит в горле. И они марают руки, и эту сажу трудно отмыть. И хитрость, и жадность замутняют душу человека. Он становится хитрым и злым. От него все отворачиваются. И даже Богородица не привечает такого человека. Помни это, – и вновь замерли в корзине.

Засыпая, Нюра вспомнила всех, кому подала, от чего ей стало хорошо и светло, будто она наплескалась в прохладном, чистом ручье.

А следующим днем, на празднике Благовещенья, когда священник отпускал в чистое небо птиц, девочка в ясном, лазоревом небе разглядела золотистую пташку с темными подпалинами. Она поднималась выше и выше, к престолу Богородицы.

После службы Нюра заметила, что из ее корзинки исчезла одна птичка. И девочка поняла, что золотистая пташка с темными подпалинами была ее.

– Пресвятая Богородица, помилуй меня, я больше никогда не буду жадной и злой, – послала она свою молитву в высокое, лазурное небо.

В этот день она с матушкой ходила по улицам и раздавала угощение бедным и сирым.

И с той поры девочка больше ни когда не жадничала и отдавала свои наряды и валенки бедным людям.
Гитана-Мария Баталова

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/60628.htm

0

64

Св. Паисий Святогорец

"Люди тратят деньги без цели и не думают о своём ближнем, которому нечего есть. Добро является добром лишь в том случае, если делающий его жертвует чем-то своим: сном, покоем и тому подобным. Только жертвуя, человек пребывает в родстве со Христом, потому что Христос есть Жертва"

0

65

† Архимандрит Иоанн Крестьянкин
Пусть небольшая жертва,
но поданная во исполнение заповеди
"просящему у тебя дай", и втайне,
пусть краткие молитвы, но только не напоказ,
пусть одна слезинка покаяния, но только не напоказ, только для Бога видная, чем лицемерная благотворительность и прочие подвиги.

0

66

Когда придет тебе в голову безрассудная мысль - сосчитать какие-либо добрые дела свои, тотчас же поправься в этой ошибке и скорей считай свои грехи, свои непрерывные, бесчисленные оскорбления Всеблагого и Праведного Владыки, и найдешь, что их у тебя как песку морского, а добродетелей, сравнительно с ними, все равно что нет.

(Св.прав. Иоанн Кронштадтский)

0

67

Вы, верующие в Господа, Который создал вас на добрые дела, не знаете разве, что Он вас предназначил исполнить эти добрые дела здесь по отношению ко всему, окружающему вас, с полною готовностью и от всей души? Вы, может быть, очень тяготитесь окружающей вас обстановкой? Быть может, обстановка эта кажется вам унизительной и раздражает вас? Быть может, круг вашей деятельности кажется вам слишком ограниченным или слишком обыденным? Но все это известно Господу Малейшее страдание ваше находит в Нем отклик и сочувствие.
Пусть же утвердится в вас сознание того, что и для вас возможна блаженная жизнь, "сокрытая со Христом в Боге" (Кол. 3, 3), - жизнь, полная мира и радости, полная любви и свободы, жизнь благословенная, даже среди всех этих тяготящих вас обстоятельств. В такой жизни все, с первого до последнего часа, все наши личные заботы и общественные бедствия, наш сравнительно легкий крест так же, как и самый тяжелый, все является нам во свете Святой, непогрешимой воли Божией и поэтому принимается нами "от души", без ропота! "Исполняя волю Божию от души" (Ефес. 6, 6), вы почувствуете духовное общение с Духом Божиим, осеняющим вас. Вы "представите себя Богу, как оживших из мертвых" (Рим. 6, 13), и все озарится для вас новым светом. "Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15, 5), но "Бог производит в вас и хотение и действие, по Своему благоволению" (Флп. 2, 13) и по Своей святой воле. Не забывайте эту святую истину, она даст вам силу и радость, преобразит всю вашу жизнь.

Мы созданы на добрые дела
"Ибо мы - Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять"
(Ефес. 2, 10)

(из дневника неизвестного православного священника "день за днем" 1908 г)

http://cs9313.vk.me/v9313796/87d/l9xKTXIMpBo.jpg

0

68

Не следует унывать, делая добро, и надо спешить делать его, "доколе есть время", пока есть время, пока не застигла нас смерть.

***
От каждого доброго дела приходит в дух семечко, как от каждого куска пищи — маленький атомик в общую массу питательного сока. Чем больше добрых дел, тем успешнее сеятва в дух, тем скорее созреют добрые, в духе образующиеся расположения и тем поле духа готовее к жатве. Он говорит как бы: что касается до доброделания, то смотрите — ни одного не пропускайте к тому случая и, делая предлежащее добро, делайте его с усердием и радостию, не тяготясь, не крушась, не ропща; из делаемого ничто не пропадает, в свое время даст оно свой плод, и вы пожнете его непременно.
Эту цель в словах Апостола, то есть воодушевление на непрерывность доброделания, видит блаженный Августин: «сеять доброе, то есть делать добро, удобнее, чем пребыть в этом неизменно и постоянно. Видный и близкий плод от труда воодушевляет на труд; жатва же наша обещается в конце. Вот и необходимо воодушевлять на постоянство и твердость. Что и делает Апостол, говоря: доброе делающе, да не стужаем си. Ибо только претерпевый до конца, той спасен будет (ср.: Мф. 10, 22). И Пророк внушает: потерпи Господа: мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа (ср.: Пс. 26, 14)».
Та же мысль и у блаженного Иеронима: «Апостол здесь увещавает — быть постоянными в усердии к доброделанию — тех, которые в этой жизни еще желали бы видеть награду за добро, не зная, что как в житейском быту свое время есть для сеяния и свое для жатвы, так и в духовном отношении настоящая жизнь вся назначена на сеяние добрых дел, жатвою же будет будущий суд, когда по количеству и качеству сеяния всякий и жатву будет иметь плодоприносящую — кому сто, кому шестьдесят, кому тридцать».

свт.Феофан Затворник

http://cs9313.vk.me/v9313796/885/qUoaiKU3eKQ.jpg

0

69

На Святой Горе Афон в Катунаках жил старец Ефрем. Один из его соседей построил при своей келье Церковь и решил сделать в ней иконостас. Он пошёл к одному монаху и спросил:

- Сколько монет возьмёшь за то чтобы сделать мне иконостас?

- 15.

Пошёл к другому:

- Сколько будет стоить работа?

- 12.

Тогда он пошёл к отцу Ефрему и сказал ему:

- Сделай мне иконостас.

Отец Ефрем без лишних вопросов взялся за работу. Когда всё было готово, сосед предложил старцу за его многодневный и тяжелый труд всего две монеты и спросил его:

- Достаточно, отче?

- Достаточно, – отвечал старец Ефрем.

После того как сосед ушёл, к отцу Ефрему подошёл один из его послушников:

- Геронда, он же обманул тебя! Ты так долго работал и получил всего две монеты?

На что старец Ефрем ответил:

- Сынок, оставь нам что-нибудь и для будущей жизни. Если здесь на земле мы получим всё «что нам причитается», какую награду тогда получим в вечности?

http://agioritikesmnimes.blogspot.ru/

http://cs425129.vk.me/v425129796/1a14/pnjQZw6ESjo.jpg

0

70

У одного человека было три друга. Первых двух он очень любил и почитал, а к третьему относился с пренебрежением.

Но вот случилось, что к этому человеку от царя явились посланники и передали приказ срочно явиться к владыке и дать отчет о долге в десять тысяч талантов. Не имея такой суммы для уплаты долга, человек обратился к друзьям.

Первый на его просьбу ответил так:

У меня и без тебя много друзей, я как раз иду сейчас с ними веселиться... Вот тебе, пожалуй, два рубища, а ничего большего я тебе дать не могу.

Второй друг сказал:

- Я сам нахожусь в горе, но, пожалуй, могу проводить тебя до царя, а больше от меня ничего не жди.

И только третий друг, на которого человек даже не надеялся, сказал:

- За то малое, что ты сделал для меня, я отплачу тебе сполна. Я сам пойду с тобой к царю и буду умолять, чтобы он не предавал тебя в руки врагов твоих.

Первый друг — пагубная страсть к наживе и богатству. Ничего не дает оно человеку — только сорочку и саван на погребение.

Второй друг — родные и близкие человека. Только и могут они, что проводить его до могилы. А третий друг — это наши добрые дела. Именно они станут ходатаями нашими перед Господом, и после смерти и будут умолять за нас Бога.

0

71

http://cs421319.vk.me/v421319891/70ea/DBBVMlqy9rw.jpg

0

72

Сердце окамененное гибельно для христианина.
Делай дела любви; увидев твое желание и старание,
Господь вложит в сердце твое любовь.

Архимандрит Серафим (Розенберг)

0

73

ИССЛЕДУЙТЕ ПИСАНИЕ..
порой слова "Вера без дел мертва" вырывают из контекста ...что на самом деле значат эти слова ??

0

74

Долг православного христианина - совершать дела милосердия: напоить жаждущего, напитать алчущего, посетить больного, принять странника, увещанием заставить человека сойти с ложного пути, подать добрый совет, молиться за людей, утешать печальных, простить обиды, отвечать добром за зло. Но, отцы, братья и сестры, не ждите когда попросят у вас помощи - сами заметим нужду и горе, печаль и уныние и немедленно поможем, утешим, ободрим человека, видя в нем образ Божественного Учителя, сказавшего: "Что сделали одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф.25,40). И неважно будет ли тот человек одет в богатое одеяние или покрытый рубищем, крепкий или слабый, соотечественник или иностранец, верующий или неверующий, не наше дело разбирать стоит или не стоит он милости, ведь в Евангелии сказано: "Всякому просящему дай" (Лк.6,30). Об этом святитель Иоанн Златоуст говорит: "Как у входящей царицы никто из стражей, приставленных к дверям, не смеет спрашивать кто она и откуда, но все тотчас принимают ее, так точно бывает и с милостынею. Она поистине есть царица, делающая всех людей подобными Богу".

Делать дела милосердия надо тайно и, "пусть левая твоя рука не знает, что делает правая" (Мф.6,3). Ведь мы совершаем дела милосердия для Бога и для людей, а не своего собственного прославления. Иначе мы можем впасть в тщеславие, а открытое милосердие ведет не к спасению, а к погибели. Святой Иоанн Златоуст говорит: "Милостыня, зараженная болезнью тщеславия, уже перестает быть милостынею и является хвастовством и жестокосердием".

Творить дела милосердия надо с верой, любовью, от всего сердца и с веселым, радостным лицом при всех обстоятельствах жизни. Ведь милостыня состоит не в том, чтобы творить дела милосердия просто, а творить их с христианским чувством милосердия. Только та милостыня истинная, которая подается с радостью. Если ты даешь что-то нуждающемуся, то пусть веселость твоего лица предваряет даяние твое и добрыми словами утешь его.

О силе милостыни говорит святой Иоанн Златоуст: "Вода имеет свойство смывать грязь с тела, а милостыня уничтожает нечистоты душевные", и милостивым будет дана наивысшая награда - помилование. http://www.pravoslavje.ru/index/0-114

0

75

ИДИ К ЛЮДЯМ

и, помогая им в их скорбях, ты забудешь о своей скорби.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский - святому праведному Алексию Мечеву

http://cs320621.vk.me/v320621513/4054/XR3gXJfbIoY.jpg

0

76

Нам жизнь дана, чтобы любить,
Любить без меры, без предела,
И всем страдальцам посвятить
Свой разум, кровь свою и тело.
Нам жизнь дана, чтоб утешать
Униженных и оскорбленных,
И согревать и насыщать
Нуждой и скорбью угнетенных.
Нам жизнь дана, чтоб до конца
Бороться со страстями, с ложью
И насаждать в свои сердца
Одну святую Правду Божью.
А правда в том, чтобы любить,
Любить без меры, без предела
И всем страдальцам посвятить
Свой разум, кровь свою и тело!..

Схиигумен Савва (Остапенко)

http://cs413730.vk.me/v413730121/573e/Kna2S1wmvbM.jpg

0

77

Архиепископ АВЕРКИЙ
РУКОВОДСТВО К ИЗУЧЕНИЮ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ НОВОГО ЗАВЕТА
ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ
27. ПРИТЧА О МИЛОСЕРДНОМ САМАРЯНИНЕ
(Луки 10:25-37)
Притчу эту передает только один св. Лука, как ответ Господа на вопрос искушавшего, т.е. желавшего уловить Его в слове, книжника: "что сотворив, живот вечный наследую?" Господь заставляет лукавого законника самого дать ответ словами Второзакония 6:5 и кн. Левит 19:18 о любви к Богу и ближним. Указав законнику на требования закона, Господь хотел тем заставить его глубже вникнуть в силу и значение этих требований и понять, как далеко законник отстоит от исполнения их. Законник, видимо, почувствовал это, почему и сказано, что он, "желая оправдать себя", спросил: "А кто мой ближний?" - т.е. хотел показать, что, если он и не исполняет требований закона, как должно, то - по неопределенности этих требований, так как неясно, напр., кого следует понимать под "ближним". В ответ Господь рассказал чудную притчу о человеке, "впавшем в разбойники", мимо которого прошли и священник и левит, и которого пожалел только самарянин - человек, ненавистный для иудеев и презираемый ими. Этот самарянин лучше священника и левита понимал, что для исполнения заповеди о милосердии нет различия между людьми: все люди в этом отношении для нас равны, все - ближние нам. Как мы видим, притча эта не вполне соответствует вопросу законника. Законник спрашивал: "Кто есть мой ближний?", а притча изображает, как и кто из всех троих, видевших несчастного, сделался ближним для него. Притча, след., учит не тому, кого надо считать ближним, а как самому делаться ближним для каждого человека, нуждающегося в милосердии. Различие между вопросом книжника и ответом Господа имеет большое значение потому, что в Ветхом Завете, ради ограждения избранного народа Божия от дурных влияний, устанавливались различия между окружающими людьми, и "ближними" для еврея считались только его соотечественники и единоверцы. Новозаветный нравственный закон отменяет все эти различия и учит уже всеобъемлющей евангельской любви ко всем людям. Законник спрашивал: кто мой ближний, как бы опасаясь возлюбить людей, которых он не должен любить. Господь не поучает его, что он должен сам сделаться ближним тому, кто в нем нуждается, а не спрашивать, ближний он ему или нет: не на людей должно смотреть, а на свое собственное сердце, чтобы не было в нем холодности жреца и левита, а было милосердие Самарянина. Если будешь рассудком различать между ближними и неближними, то не избежишь жестокой холодности к людям и будешь проходить мимо несчастных, нуждающихся в твоей помощи, как прошел мимо "впадшаго в разбойники" и священник и левит хотя он, как иудей, был им ближний. Милосердие - условие наследования жизни вечной.

h

0

78

Мы живем, думая, что мы что-то делаем. Я всегда использую следующий пример. Допустим, кто-то пришел и дал вам миллиард евро, затем вдобавок дал вам еще миллионную зарплату, а потом сказал: иди и раздай миллиард евро направо и налево, а я тебе за это еще заплачу сверху миллион евро. И вот к вам приходят люди, благодарят, говорят вам, какой вы замечательный, а вы как идиот киваете в ответ: о, да! Я прекрасный человек! Вовсе ты не прекрасный – это не твои деньги, и тебе еще и платили за то, что ты раздавал деньги! И когда мы делаем добро, это Бог, Который дает нам такую возможность, а мы говорим: о, спасибо, я замечательный! Он дает тебе спасение, а ты думаешь, что ты что-то такое сделал.
Схиархимандрит Иоаким Парр ( Joachim Parr)

0

79

(Лк. 14, 12-15). В указании кого звать на обед или вечерю, позаимствуй себе правило: не делать ничего для ближних в видах воздаяния от них здесь. Но это не значит, что ты будешь тратиться понапрасну. В свое время все тебе воздано будет. В нагорной беседе о всех богоугодных делах - молитве, посте, милостыне - Господь заповедал творить их тайно, почему? Потому что Отец Небесный поступающим так воздаст явно. Стало быть, всеми трудами жизни своей христианин должен заготовлять себе будущее блаженство, строить себе вечный дом и предпосылать туда провиант на всю вечность. Такой образ действования - не интересанство, потому что собственно интересы ограничиваются здешнею жизнью, а такая жизнь идет в ущерб этим интересам. К тому же, жить так нельзя без веры, упования и любви к Господу. Действование по заповедям в чаянии воздаяния - также отрешенное действование. Между тем, оно ближе и внятнее сердцу, чем что-либо другое, слишком идеальное, как, например, делать добро ради добра. Этого последнего нигде в Писании не найдете. Высшее здесь побуждение: делай все РАДИ ГОСПОДА и не бойся потерь.

Святитель Феофан Затворник.

0

80

"Никого не оправдают дела,имеющих дела Бог не отвергает от Себя, но тех, которые погибли бы и с делами. Он спасает благодатию, так что после этого решительно никто не имеет права хвалиться".

Иоанн Златоуст

Спасение нам устроено и мы призваны к получению его не за какие-либо дела, а по одной благодати. Но призваны не затем, чтобы с своей стороны ничего не делать, а чтобы содевать свое спасение, богатясь добрыми делами, Богом нам предначертанными, или преуспевая во всякой добродетели; хотя и это не своею силою, но силою благодати, коею воссозданы на такие дела, и получили возможность, помощию ее, совершать их и совершенствоваться чрез них. Ибо как вера, так и добрые дела, — два условия для принятия в Царство славы, — оба от благодати.

Создани в Христе Иисусе, то есть по вере во Христа Иисуса, по благодатному домостроительству спасения, учрежденному Господом Иисусом Христом. Аще кто во Христе, тот только и есть нова тварь (2 Кор. 5, 17). Совершается сие в крещении, в купели коего хоронится ветхость, и вместо ее приемлется обновление жизни, чтобы ходить в ней светло, как светел воскресший Господь (Рим. гл. 6). Крещеный во Христа облекается, и как, по слову Господа, без Него никто ничего истинно доброго творить не может, так и в Него облекшись, не может не творить добра.
На дела благая. Как лист, цвет и плод — свидетельство жизни дерева, так доброделание — свидетельство оживления во Христе. Святость и всякая добродетель — характеристика вновь рожденных, или новосотворенных, дух жизни их. Христианин обязательство к тому носит в совести своей и ревнует быть верным ему. Благодать сходит чрез таинства, но приятелище им в душе — готовность на всякое добро, выражаемая в крещении отречением от сатаны и дел его и сочетаванием со Христом, а в покаянии — обетом Не грешить более. Сию готовность нисшедшая в таинстве благодать соделывает сильною и плодоносною. Почему верный призванию и обету и богатится делами благими. С этим в неразрывной стоят связи и труды подвижничества, по тому закону, что обязанный к цели, обязан и к средствам необходимым. У облагодатствованного святость сознательно содержится как норма жизни. Но благодать, пришедши, вселяется в сердце и изгоняет оттуда грех, не изгоняет его, однако же, вдруг из всего естества человека. Он тут остается, как искуситель, совне действующий, в отношении к сердцу. Изгоняется же он борьбою с ним, свободною, хотя при помощи и под руководством благодати. Где борьба, там и подвиги всякого рода — самоутруждение, в видах стеснения возникновений греха как искушений, и усиление добра как противоядия ему. Вот почему иже Христовы суть плоть распяша со страстми и похотми (Гал. 5, 24). Подвижничество неразлучно с христианством. Законами его проникнут и весь устав Церкви. Все сие потому, что христиане созданы на дела только благая. "

Итак, христианину богатиться благими делами есть существенное дело. Есть системы вероучения, в коих добрые дела ставятся в тени, а подвижничество совсем исключается,— все из опасения, как бы не внесть какой заслуги в дело спасения. Но будто нельзя на то и другое все усилие свое напрягать без мысли о заслуге, а по сознанию обязательства. Сколько расслабляет сие учение нравственные силы и добродетель, и от внутренней чистоты сбивает на внешнее благоповедение, знают опытно те, которые живали среди таких. Степенное поведение там заменяет доброту нравственную; внутренняя же нечистота вся, по их мнению, будто бы покрывается верою. Что делать, говорят? Вижду ин закон... и отказываются от всякого противодействия ему. Слышно, будто первый их коновод (Лютер) изрекал часто мудрое свое слово: греши больше, но больше и веруй, и не сомневайся, что спасешься. Однако не объяснил он, как возможно иметь веру, работая страстям, когда начало веры требует: да отвержемся себе и возьмем крест.
Послушаем, что говорит на сие место святой Златоуст." «Чтоб услышав, не от дел, но верою совершается наше спасение, ты не остался беспечен, посмотри, что далее говорит Апостол: Того во есмы творение, создани в Христе Иисусе на дела благая... Заметь, это проповедует тот же Апостол (то есть который пред этим только говорил о спасении чрез веру). Здесь намекает он на воссоздание. Действительно, наше спасение есть второе творение: чрез искупление мы точно из небытия приведены к бытию. В том состоянии, в каком мы были прежде, то есть в состоянии ветхого человека, мы были мертвы; теперь же сделались тем, чем прежде не были. Значит, дело возрождения нашего есть действительно творение, и притом творение, гораздо превосходнейшее первого. Тем творением мы призваны к жизни, этим же созданы способными к жизни доброй. — На дела благая, яже прежде уготова, да в них ходим, то есть от нас требуется добродетель постоянная, продолжающаяся непрерывно, до последнего часа жизни. Если бы мы, предприняв путешествие в царскую столицу и совершив большую его часть, вдруг потом разленились и остановились, не окончив пути, то принесло ли бы нам какую пользу это странствование?! Точно также и упование звания какую пользу доставит нам, участвующим в этом уповании, если мы не станем ходить достойно Призвавшего? Мы, призванные на дела благая, должны и пребыть в них, доколе не совершим всех добрых подвигов. Не для того, без сомнения, мы призваны, чтобы совершить одно какое-либо доброе дело, но чтобы всегда быть добродетельными. Как всеми пятью чувствами мы должны пользоваться надлежащим образом, так точно должны совершать и все добродетели. Если кто целомудрен, но не милостив, или милостив, но лихоимец, или хоть и не берет чужого, но не раздает и своего, для такого — все напрасно. Одна какая-нибудь добродетель не дает нам права с дерзновением предстать престолу Христову; для этого нужны добродетели многие, разнообразные, добродетели всякого рода или, вернее, все добродетели: послушай, что Христос сказал ученикам Своим: шедше научите вся языки... учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Мф. 28, 19 — 20). И в другом месте: иже аще разорит едину заповедей сих малых... мний наречется в царствии небеснем (Мф. 5, 19). Значит, нам нужно соблюдать все заповеди».
(из толкование на Апостольское чтение)

0

81

Католицизм в учение о спасении внес понятие о правовых взаимоотношениях человека и Бога, если человек понес какой-то труд, то должна быть за него награда, и если человек имел лишения ради Бога, он может рассчитывать на вознаграждение. Отсюда получается, что все христианское делание, совершаемое человеком, совершается не по любви к Богу, а из-за желания получить награду. А если человек совершает какие-то особые труды, то имеет сверхдолжные заслуги. Отсюда всякое доброделание превратилось в механический зачет количества сделанных добрых дел без учета мотивов совершаемого. В результате такого подхода появляется понятие о чистилище, а епитимья вместо нравственного смысла приобрела значение уплаты за грехи.

Зарин С.М ("Православная аскетика")

0

82

Кто такие милостивые? Те ли, которые раздают бедным деньги и кормят их? Нет, не это одно делает милостивым, надо, чтобы при этом было сердечное милосердие. И те милостивы, которые обнищали из любви ко Христу, ради нас обнищавшему, но, вспоминая о бедных, вдовах, сиротах и больных и не имея, что им дать, страдают жалостью о них и плачут, уподобляясь Иову, который говорит о себе: "Не плакал ли я о том, кто был в горе?" (Иов 30, 25). Они, когда что имеют, с искренним радушием помогают нуждающимся, а когда не имеют, дают им убедительные наставления о том, что способствует спасению души, повинуясь слову того, кто сказал: даром получил, без зависти отдаю (Прем. 7, 13). Таковы истинно милостивые, ублажаемые Господом Иисусом Христом. Такой милостью они, как лествицей, восходят к совершенной душевной чистоте.

Прп. Симеон Новый Богослов

0

83

http://cs614627.vk.me/v614627489/1c19/84i5zfJ7TII.jpg

0

84

Многие задаются вопросом: кому подавать милостыню, ведь иногда возникают сомнения в честности просящего, в том, что он употребит нашу помощь во благо? Здесь нет единого мнения святых отцов. Одни полагают, что нужно подавать всем просящим, ибо Господь Сам знает, просит человек искренне или обманывает, и на нас не будет греха; подавать как Самому Христу. Другие говорят, что творить милостыню нужно с большим рассуждением. Мне кажется, что истина где-то посередине. Конечно, мы в любом случае не прегрешим, даже если подадим нечестному человеку. «Профессиональные нищие» были во все века, и во времена Спасителя тоже. И те не менее и Господь, и апостолы раздавали милостыню нищим. Но если у нас нет уверенности в человеке, можно подать ему небольшую сумму, а более щедрую помощь оказать действительно нуждающимся. Вокруг нас столько горя, что среди наших знакомых и родных наверняка есть такие люди. Хороший совет содержится в житии праведного Филарета Милостивого. Этот святой прославился своим нищелюбием и милосердием. Он имел три ящика, наполненных порознь золотыми, серебряными и медными монетами. Из первого получали милостыню совсем неимущие, из второго – лишившиеся средств, а из третьего – те, кто лицемерно выманивал деньги.

0

85

Те, которые подают алчущим хлеб или деньги с жалением, с лукавым оком и несытым сердцем, - все равно что кладут яд в свой хлеб или в свою милостыню, хотя этот яд - духовный, невидимый. Нужно подавать с любовью, с уважением к лицу ближнего, доброхотно, с радостью, ибо любви свойственно радоваться при оказании помощи любимому.

(Святой праведный Иоанн Кронштадтский)

0

86

Из-за руки нуждающегося всегда узревайте протянутую к вам руку самого Господа.

Святитель Феофан Затворник

0

87

При украшении, приличном христианкам, убеждает их быть и милостивыми, не опасаясь за то взыскания от своих мужей. Это хочет выразить словами: «не смущаетесь ни от какого страха». Ибо естественно, что мужья потребуют иногда от них отчета в издержках. Такой возвышенной речью убеждая бережливых и малодушных женщин к тому, чтобы они щедрее раздавали домашние вещи, апостол удерживает и мужей от строгости к ним, и говорит: «мужья, обращайтесь благоразумно с женами», то есть примите во внимание слабость и склонность женского пола к малодушию и будьте к женам великодушны, не требуя с раздражительностью отчета в том, что вверено им по домашнему хозяйству. Убеждает мужей не взыскивать строго с жен для того, как мы сказали, что они были щедрее в подаянии бедным.

блж.Феофилакт (на толкование ап.Петра)

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ОБЩИЕ ВОПРОСЫ » КАК ТВОРИТЬ МИЛОСТЫНЮ(или спешите делать добрые дела)