Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » Ложь о Церкви ,антицерковных кампаниях ...как противостоять ?


Ложь о Церкви ,антицерковных кампаниях ...как противостоять ?

Сообщений 61 страница 67 из 67

61

http://cs322627.vk.me/v322627587/3967/2_23mq5aOxs.jpg

0

62

Почему мы доверяем Церкви?

Силуан Туманов, игумен

Похоже, что появилась новая традиция. Уже несколько лет подряд перед крупными церковными событиями и праздниками, Пасхой, например, в некоторых любящих скандалы СМИ появляется очередная «новость», которая должна потрясти основы Церкви и если уж не совсем уничтожить христианство, то навсегда поколебать устои Церкви как общественного института.

Проходит время… но ничего не происходит. Церковь на месте, «обличители» молчат, сенсация разваливается, не успев даже запомниться. Но хотя мало уже кто помнит о разрекламированном «евангелии от Иуды», оказавшемся вовсе даже не христианской книгой, гробнице Христа якобы с его останками (что позже тоже было опровергнуто), «осадочек остался». «Что-то там не то и не так», глубокомысленно говорят на кухне не желающие ходить в Церковь люди, несмотря на то, что за последние годы нападок на Церковь было много, но НИ ОДНА из них научно подтверждена не была.

Спорить с неверующими или не желающими признавать за Церковью права быть «светом мира» я не буду. Неблагодарное это дело. Но «для своих» позицию надо прояснить.

Когда приходит негативная по отношению к Церкви информация, надо  первым делом проверять источник. Это либо сплетни (« а вот Маша со Светотехстроя сказала, что все священники безблагодатны (сама проверяла), а на Новый Год на руку чип поставят и это ТА САМАЯ ПЕЧАТЬ, и спастись можно только в подвале у отца Пафнутия»…), которые и комментировать-то не стоит. Сплетня и есть сплетня – праздное сотрясение воздуха. Если же источник подписан и известен (известный ученый, исследовательский центр и т.п. объявил, что нашли якобы «то самое» подлинное Евангелие с настоящими учениями Христа, которое Церковь от народа прятало»), то надо понять, какие цели он преследует, сообщая такую странную информацию.

«Кому это выгодно?» - не будем уставать спрашивать себя. Кому выгодно, чтобы в Церкви были раздоры и разделения под благочестивым соусом, ожесточение сердца и взаимное недоверие? Дьяволу выгодно. Вот и все выводы отсюда. Нами просто хотят управлять, заставляя верить во всякие глупости, придавая им наукообразный вид, чтобы мы перестали быть Церковью – Народом Божиим, а стали испуганной и озлобленной кучкой людей, забывших свои христианские корни.

А может ли вообще найденная книга, о которой почему-то никому не было известно два тысячелетия, хоть как-то повредить вере и Церкви? Нет.

Мы доверяем Церкви не потому, что Она предлагает нам разные книги, а потому что она нам Мать. Так же, как и каждый человек доверяет родителям не потому, что у них есть паспорт ("а вдруг в комоде у них в тайном ящике хранится другой документ на секретное имя?!!"), а потому что те его воспитали. Поэтому какие бы книги из каких запасников не достали и не открыли, вере Православной это никак не может повредить, потому что она от живого предания, молитвы и богообщения, а не просто от информации. Попытки найти обрывки не принадлежавших никогда христианской Церкви книг и выдать их за "скрытые от людей подлинные евангелия" только подтверждают это.

Все, что Бог открыл людям, все, что христиане с первых дней проповедуют миру, давно напечатано и известно всем. Никаких "глубоких тайных знаний" в христианстве просто нет.

У неверующих много надежд на «секретные архивы Ватикана». Дескать там все тайные книги и хранятся! Конечно, в секретных архивах Ватикана хранятся разные секретные документы, которые могут повредить имиджу Католической церкви, изобличая деятельность того или иного её служителя. Но в силу сказанного выше можно со всей уверенностью утверждать, что ни в секретных архивах Ватикана, ни в каком ином месте не хранятся такие книги (надписи, артефакты), которые "нечестные служители" прячут от народа, боясь "в результате религиозного кризиса" разрушить церковь как "общественный институт".

Но, говорят нам, читать Евангелие трудно, остается «чувство недосказанности», которое наводит на мысль, что что-то из книги убрали и т.п. Но «чувство недосказанности» всегда остается, когда читаешь Писание без молитвы, без стремления понять историю спасения человечества и применить её для исправления своей жизни. И это неудивительно, потому что без своей цели Библия - это сборник на первый взгляд разрозненных рассказов разных эпох, написанных очень разными по образованию и литературным дарам людьми. Библия писалась разными авторами под невидимым руководством Святого Духа на протяжении нескольких тысячелетий, и её задача не показать человеку устройство этого мира или неба, а показать ему «путь на небо», то есть путь спасения.

И самое главное. Церковь обвиняют в том, что она стремится управлять людьми. Но что такое Церковь? Это мы – люди – и есть. То есть мы добровольно выбираем тех, кто по нашей же просьбе, водимые, как мы верим, Святым Духом, ведут нас ко спасению. При этом мы не обольщаемся по поводу святости наших священнослужителей. «Преосвященный, Высокопреподобный» и пр. – это титулы, говорящие о нашем призвании, а не о нашей действительной святости.

По поводу управления людьми. А разве управление – это всегда плохо, и оно подавляет свободу человека? Но разве Правительство нам не нужно? Или вот родители управляют своими детьми, потому что те не способны до определенной поры жить самостоятельно. Но цель этого управления-воспитания - сделать ребенка свободным, самостоятельным. Человек, желающий чему-то научиться, тоже добровольно позволяет управлять собой учителю. Но с той же целью - стать после обучения свободным и самостоятельным. Очевидно, что не всякое управление вредно, а только то, которое преследует дурные цели.

Но какие дурные цели можно найти у Церкви? Сделать мир нравственнее, ближе к Богу через призыв соблюдать Евангельские заповеди? Наш язык, наши буквы, наша культура - все это появилось практически в недрах Церкви. Разве это дурная цель?

Выдающиеся люди нашей Родины - великий князь Владимир, Дмитрий Донской, Александр Невский, Пушкин, Достоевский, Ломоносов и многие другие - видели в Православной Церкви источник своей силы, патриотизма, вдохновения и не считали Библию "ущербной". Как "управление Церкви" повлияло на их таланты? И не очевидно ли, что вклад этих православных людей в историю нашего Отечества несоизмеримо больше по сравнению с теми, кто только переживает по поводу "управления Церкви людьми".

Да, Церковь управляет духовной (и только духовной, отметьте) жизнью людей, решивших найти путь спасения не по своим прихотям и фантазиям, а в соответствии с опытом Церкви. Это - залог духовного здоровья. Ведь не каждый, кто показывает тебе путь, действительно знает, куда идти. Надо выбирать учителей, проверенных временем. Это и есть Церковь.

Полностью быть "неуправляемым" и "свободным от всего" никому никогда не удается. Вопрос лишь в доверии к источникам информации.

Да, в истории встречались довольно часто властные и безнравственные люди, которые прикрываясь именем Церкви, творили беззакония. И сегодня можно встретить "младостарцев", например, которые из своих последователей создают фактически псевдоправославные секты. Но всё это как раз от незнания Библии и церковного учения, а не от его якобы "неполноты" или "искаженности".

http://istina-journal.ru/faith/church/818/

0

63

Пора бы провокаторам, обвиняющим РПЦ в экуменизме утереться (фраза дословно взята из интернета)

Доклад митрополита Илариона на Всемирном Совете Церквей "взорвал” зал

Ни один другой доклад на Ассамблее Всемирного совета церквей, проходящей в эти дни в южнокорейском городе Пусан, не вызывал столько возбуждения, восхищения и возмущения у аудитории. Дело в том, что в своем выступлении председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион констатировал "целенаправленное разрушение традиционных представлений о браке и семье" в так называемых развитых странах. "Об этом свидетельствует такое новейшее явление, как приравнивание гомосексуальных союзов к браку и предоставление однополым парам права усыновлять детей, — сказал в частности митрополит Иларион. — С точки зрения библейского учения и традиционных христианских нравственных ценностей, это свидетельствует о глубоком духовном кризисе. Религиозное понятие греха окончательно размывается в обществах, до недавнего времени осознававших себя как христианские". Реакция участников Ассамблеи на эти слова была бурной. Одни уже во время доклада энергично трясли в воздухе голубыми карточками — так, согласно процедуре, выражается несогласие.Другие после выступления подходили к микрофону, выражали солидарность, а затем плотным кольцом обступили докладчика и горячо благодарили. О целях и результатах по-своему провокационного доклада "Фоме" рассказал сам митрополит Иларион.

— Вы заранее знали, что "разворошите улей" своим выступлением?

— Я очень хорошо представляю атмосферу Всемирного совета церквей, знаю настроения людей и примерный расклад сил. Одно из слабых мест ВСЦ заключается в том, что расклад сил в христианском сообществе представлен здесь не вполне адекватно. Например, самая крупная христианская Церковь —Римская Католическая, которая в нравственном плане стоит на достаточно консервативных позициях —здесь почти совсем не представлена. Очень громкий голос на ВСЦ всегда звучит со стороны протестантов Севера и Запада, но вот протестантские церкви Юга — в частности Африки и Ближнего Востока – представлены недостаточно. Дискуссия после моего выступления показала, что большинство членов Всемирного совета церквей — несмотря на преобладающую либеральную повестку дня — стоят на консервативных позициях в нравственных вопросах. Например, делегат от одной из протестантской церкви Конго сказала, реагируя на мой доклад, что вся Африка разделяет нашу позицию по поводу семейной этики и недопустимости приравнивания однополых союзов к браку. А вся Африка — это немало, целый континент. Ближний Восток также поддерживает эту позицию. Митрополит из Египта говорил от лица дохалкидонских церквей — и они с нами согласны. Поэтому, думаю, у нас достаточно широкая поддержка во Всемирном совете церквей. Думаю, нашу позицию по нравственным вопросам разделяют две трети неправославных членов ВСЦ. Но все же нельзя забывать и о либеральных голосах —это прежде всего церкви Западной Европы и Скандинавии, а также часть американских церквей. Надо учитывать, что они являются главными донорами Совета — оказывают ему основную финансовую поддержку. В этом плане у них здесь традиционно очень сильная позиция.

— Какой смысл тогда в работе Русской Православной Церкви на ВСЦ? Ведь западные"либеральные" церкви все равно не признают свою неправоту. Вы готовы идти с ними на компромисс?

— Мы никогда не идем на компромиссы ни с кем. Но давайте вспомним евангельскую притчу о сеятеле. Когда мы бросаем семя, мы никогда не знаем, упадет ли оно на каменистую почву, или в терние, или птицы его поклюют, или оно упадет на плодородную почву. В зале пленарных заседаний ВСЦ было около 2000 человек, и, думаю, среди них немало тех, чье сердце является как раз плодородной почвой. Они унесут сказанное в свои церкви, расскажут о том, что слышали. Вы сами видели, что многие подходили ко мне и благодарили за выступление (поднятых голубых табличек несогласия во всем зале было и вправду всего пятнадцать-двадцать — прим. авт.). При этом несогласные будут всегда, и мы это знаем заранее. Но я никогда не стараюсь подстраиваться под чужой стиль, под чужие стандарты. Я знаю, что мне дано пятнадцать минут и их надо использовать. Ведь когда еще представится возможность высказаться на такую аудиторию и представится ли вообще? Я считаю, что голос Церкви должен быть пророческим, он должен говорить правду, даже если эта правда неполиткорректна и не соответствует современным секулярным либеральным стандартам. Что и происходит сейчас. В этом смысле наше свидетельство на ВСЦ требует определенной смелости, готовности услышать критику и ответить на нее, но также требует доброжелательности. Мы не можем просто "бичевать пороки". Мы должны говорить людям о правде Божьей, но говорить с любовью и уважать из позицию — до тех пор, пока эта позиция не расходится в Евангелием.

— Делегат от методистской церкви Африки Вам все же возразила. По ее словам, однополые браки не такая страшная проблема, страшнее то, что подростки совершают самоубийства,когда осознают свою нетрадиционную ориентацию и думают, будто их за это осудят, а Церковь, критикуя гомосексуализм, вроде как способствует такому осуждению. Что Вы готовы ответить?

— Это две совершенно разные темы, которые нельзя смешивать. Насилие в семьях, подростоковые самоубийства и многие другие социальные бедствия, которые свойственны и нашей стране, и странам третьего мира, и так называемым развитым странам, — все эти проблемы требуют внимания Церкви. Но одно не исключает другое, и одно не связано с другим напрямую. Мы не говорим, что другие проблемы не надо решать. Но есть то, что угрожает христианской цивилизации как таковой. Мы говорим об основах семейной этики, о том, что Церковь призвана защищать семью такой, как она описана в Библии, что Библия — наша общая вероучительная основа.

— А протестанты говорят, что Библию можно по-разному интерпретировать...

— Это так. Даже святые отцы по-разному интерпретировали отдельные места и притчи из Священного Писания. Но в Библии есть то, что исходит из уст Божьих, — божественные заповеди. В них нет никакой амбивалентности. В них все сказано просто и прямо. Это касается в том числе и того, что брак — это союз мужчины и женщины. Никаких альтернативных форм брака Библия не знает. Если мы перетолковываем что-то, что сказано предельно прямо и однозначно, то это уже не интерпретация, а – искажение, сознательное искажение библейского учения. Некоторые протестанты обижаются, когда мы утверждаем, что они не имеют права перетолковывать Библию. Да, мы считаем, что никто не имеет права интерпретировать в противоположную сторону то, что сказано вполне определенно.

— Вторая тема Вашего доклада — по не менее болезненному, казалось бы, вопросу преследования христиан на Ближнем Востоке и в других регионах — не вызвала такого бурного обсуждения, как тема однополых браков. Что Вы об этом думаете?

— Представители церквей Ближнего Востока, Северной Африки и всех тех стран, где христиане подвергаются преследованиям, как раз очень озабочены тем, что Всемирный совет церквей эту тему озвучивал, на эти акты насилия реагировал и способствовал тому, чтобы ситуация изменилась к лучшему. Но в ВСЦ на протяжении многих лет преобладала европейская либеральная повестка дня. И для многих европейцев совершенно неинтересно думать о тех христианах, которых подвергают преследованиям и убивают за веру. Для этих европейцев интереснее думать о соблюдении так называемых демократических свобод.

— Есть мнение, что слова, заявления, декларации — то, чем занимается Ассамблея ВСЦ— никак реально не влияют на судьбу тех христиан, которых убивают, скажем, на Ближнем Востоке...

— Мы не ограничиваемся словами и декларациями. Декларации принимаются, чтобы за ними последовали действия. Хотя, к сожалению, очень часто в современном мире люди на декларациях и заканчивают свою активность. Например, в 2011 году Европейский Союз сделал важное заявление о гонениях на христиан и даже предложил механизм их защиты, а именно — чтобы любая политическая и экономическая поддержка тем странам, где христиан преследуют, осуществлялась только в обмен на гарантии безопасности христиан. Это тот механизм, который должны были бы приводить в действие политические лидеры. Но мы не видим, чтобы это происходило. Пока декларация осталась только на бумаге. К сожалению, многое из того, что говорится в межхристианском контексте, тоже остается только благопожеланиями. В то же время, многие из церквей, присутствующих на Ассамблее ВСЦ, имеют рычаги влияния на государственных лидеров. Если говорить о Русской Православной Церкви, то мы тесно сотрудничаем с руководством Российской Федерации по вопросам международной проблематики —в том числе с целью защиты христиан Ближнего Востока. Если говорить, например, о церкви Англии, то и она имеет возможность влиять на позицию Великобритании в подобных вопросах. Таких примеров можно привести много.

— В Вашем докладе есть слова о том, "христиане являются самым гонимым религиозным сообществом на планете". В чем причина?

— Давайте вспомним всю историю христианства. В течение первых трех веков Церковь была преследуемая практически повсеместно. Потом времена менялись, но волны гонений на Церковь вновь и вновь возникали, причем приходили они с разных сторон. На протяжении многих веков Православная Церковь жила то под арабским, то под монгольским, то под турецким игом. В XX веке в нашем отечестве, когда безбожие стало официальной идеологией, Церковь подвергалась жесточайшему геноциду: физически истребили большинство духовенства, закрыли почти все монастыри и более девяносто процентов храмов. И вплоть до недавнего времени Церковь оставалась гонимой — люди моего поколения еще застали это время. Христос ясно сказал своим ученикам, что в этом мире они будут гонимы. Так это и происходит, пусть и с перерывами.

— Среди многих верующих в России отношение к ВСЦ – сдержанное или отрицательное:движение экуменизма воспринимается как попытка признать незначительными различия в вероучениях, а значит —по сути признать незначительной саму веру. И тем не менее Русская Православная Церковь в работе ВСЦ уже много лет участвует. Что Вы могли бы сказать людям, которые не понимают, зачем все это нужно?

— Если бы такие люди сейчас были с нами на Ассамблее, они бы увидели, что никто здесь не занимается поиском вероучительных компромиссов или попытками сблизить разные христианские конфессии. Каждая конфессиональная группа четко очерчена и имеет свою позицию, которую выражает и отстаивает. И никакого вероучительного сближения не происходит. Конечно, в самом начале, когда экуменическое движение только создавалось, а это происходило в довоенный период, и когда оно оформлялось, а это происходило после войны, у многих людей были мечты, что при помощи участия в таком движении можно преодолеть и вероучительные различия. Но сейчас стало очевидно, что эти мечты несбыточны, они были основаны на ошибочном анализе. Различия между христианами разных конфессий гораздо глубже, чем можно было ожидать. Более того, эти различия только углубляются и появляются новые различия, которых не было в середине XX века, когда создавался Всемирный совет церквей и когда институционально оформлялось экуменическое движение. В качестве примера могу обратить Ваше внимание на ту пропасть между консерваторами и либералами, которая сегодня сложилась в христианском сообществе и которую пятьдесят лет назад даже трудно было себе представить. Я имею в виду пропасть между консерватизмом и либерализмом не в вероучительных вопросах, а вопросах нравственных и социальных. За последние пятьдесят лет протестантские Церкви прошли огромный путь, и, как мне кажется, этот путь увел их от Православия намного дальше, чем предшествующие четыреста пятьдесят лет развития Реформации. Мы сейчас отстоим друг от друга очень далеко и не можем говорить с протестантами Запада и Севера единым голосом. В этом отношении ВСЦ представляет собой важную площадку для обмена мнениями. Для Русской Православной Церкви это в первую очередь площадка, где мы можем выражать свою позицию в защиту традиционных христианских нравственных ценностей. Какая бы то ни было богословская проблематика не является сейчас в ВСЦ доминирующей. Она в основном выведена в сферу компетенции Комиссии «Вера и устройство», которая старше самого ВСЦ. Но и в рамках этой комиссии не происходит никакого сближения между христианами разных конфессий. Такая задача перед ВСЦ уже давно не стоит.

— Каков Ваш личный итог участия в нынешней Ассамблее?

— Это уже третья ассамблея ВСЦ, в которой я участвую в качестве главы делегации Русской Православной Церкви. Первая проходила в Хараре (Зимбабве) в 1998 году. Наша Церковь направила туда небольшую делегацию в составе трех человек, которая в процессе пребывания там расширилась до пяти. Я был тогда иеромонахом. И то, что у нас в делегации не было ни одного архиерея, было сигналом для ВСЦ – сигналом, посланным сознательно. Мы были очень неудовлетворены повесткой дня Совета, методом принятия решений и тем, что все меньше и меньше места оставалось для свидетельства о Православии. Мы предприняли тогда целый ряд энергичных мер для того, чтобы эту ситуацию изменить, и мы ее изменили. По инициативе Русской Православной Церкви в том же 1998 году было созвано всеправославное совещание в Солониках (Греция), жесткую позицию занял глава Отдела внешних церковных связей митрополит Кирилл (нынешний Патриарх Московский и всея Руси —прим. авт.). Было принято заявление, в котором мы потребовали от Всемирного совета церквей прислушаться к голосу православных, обеспечить наше участие не только в обсуждении вопросов, вынесенных на повестку дня, но и в формировании самой повестки дня, обеспечить принятие решение только методом консенсуса, обеспечить дополнительные механизмы взаимодействия между православными Церквами и ВСЦ. Эти механизмы до сих пор действуют. Принятые меры, на мой взгляд, помогли в некоторой степени выправить положение дел. Мы сейчас имеем все возможности заявлять и защищать свою позицию во Всемирном совете церквей. В этом плане ситуация в ВСЦ изменилась в лучшую сторону. Ассамблея в Порту-Алегри (Бразилия) в 2006 году, где я также был главой делегации, а митрополит Кирилл участвовал в качестве почетного гостя, свидетельствовала о том, что ВСЦ готов прислушиваться к мнению Православных Церквей и готов учитывать их позицию. И нынешняя Ассамблея также демонстрирует эту готовность. Другое дело, что мы, конечно, не рассчитываем на поголовное согласие всех участников. Мы видим в ВСЦ явную доминанту либерального крыла мирового христианства. Повторюсь, оно занимает здесь в пропорциональном отношении больше места, чем в реальном раскладе сил в христианском сообществе. Но наше участие в работе ВСЦ имеет вполне определенный смысл – мы используем эту площадку в качестве миссионерского поля.

http://shahteparh.ru/stati-intervyu-ana … l-zal.html

0

64

Почти каждый день на новостных лентах и в блогах появляются тексты, в которых рассказывается о том, как плоха Русская Православная Церковь. Ее обвиняют в сервилизме,  в нежелании поддержать тот или иной  политический курс или акцию протеста. Журналисты до решения суда называют священников ворами или педофилами.

В некоторых СМИ, вероятно, существует презумпция виновности Церкви. Иначе их новостную политику объяснить почти невозможно.

Режиссеры детских театров выводят на улицы детей с антиклерикальными плакатами,   существует целый круг медиаперсон, которые  специализируются на критике любых действий Церкви. Иногда эта борьба приобретает комический характер. Помню, лет 10 назад один очень известный сейчас антиклерикал спрашивал меня, чем священник отличается от дьякона. Судя по его нынешним текстам, он так и не понял или забыл мои объяснения.

Впрочем, не будем переходить на личности, а  поговорим о методах борьбы. Есть несколько беспроигрышных стратегий.

Идеальная антиклерикальная новость должна выглядеть примерно так: «Высокопоставленный представитель Церкви (сан лучше не указывать, а то читатель сразу может проверить информацию) ограбил своих прихожан на 30 миллионов долларов (сумму лучше указывать побольше, все равно вам поверят), и  пьяным (это обязательное условие, все священники очень много едят и злоупотребляют алкоголем) сел за руль дорогого автомобиля (марка). На большой скорости он сбил бедную сиротку, затем вышел из машины, затащил жертву в салон своего шикарного авто (больше деталей, можно намекнуть, что сидения были сделаны из кожи гиппопотама и сверкали бриллиантами) и обесчестил ее (здесь публика также будет благодарна подробностям). Полиция отказалась заводить уголовное дело».

Текст должен сопровождаться фотографией плачущего ребенка или дорогого автомобиля.  Эту заготовку вы рассылаете в несколько изданий и популярные блоги с  небольшим текстом о том, что вы смелый человек и наконец-то раскрыли тайны этой «ужасной РПЦ МП», из которой уходят все «нормальные люди» (список нормальных людей легко найти на тех же блогах). Затем наступает очередь экспертов, которые с удовольствием и за небольшую (большую) плату расскажут о том, что «Церковь была основана Сталиным в 1943 году», «растеряла кредит доверия, который был у нее в конце ХХ века», «общается только с чиновниками и бизнесменами», «посадила невинных девочек в тюрьму», «хочет построить свои храмы, куда никто не ходит, на месте наших прекрасных парков».

За очень-очень большие  деньги можно пригласить человека, способного процитировать фрагменты из документов Синода (дореволюционного или нынешнего) и дать историческую справку о том, что фанатики-христиане сожгли Александрийскую библиотеку, отменили Олимпийские игры, и растерзали Гипатию. Не беда, что некоторые из этих утверждений ложные, интернет пользователь все равно не будет их проверять, ведь вы боритесь с этой «ужасной» Церковью. В качестве последнего аргумента  можно вспомнить о Дарвине, Копернике (не забудьте сказать, что его сожгли католики), Джордано Бруно (это тот человек, которого  на самом деле сожгли вместо Коперника), и можете отправляться в кассу за гонораром и ловить восхищенные взгляды менее креативных борцов с клерикализмом.

Теперь поговорим о нас, христианах. В последнее время нас слишком часто вынуждают обсуждать «скандалы, интриги, расследования».  За последний год вместо серьезных исторических дисскусий   о проблемах почитания новомучеников, обсуждения документов Межсоборного присутствия, или нового перевода Библии на русский язык, мы то обсуждаем открытые письма, упрекая Церковь в жесткости, то нелегкую судьбу гомосексуалистов  в России, то деятельность самозваных «экспертов», «миссионеров», байкеров, «хоругвеносцев» или статью политтехнолога, предложившего радикально реформировать Церковь. Мы  своими руками печатаем тексты в социальных сетях, которые раздувают  информационную волну, невыгодную для Церкви. 

В конечном итоге получается, что мы с вами тоже оказываемся в рядах борцов с нашей Церковью. И вот с этим нужно что – то делать.

Для начала думать перед тем, как написать тот или иной текст о Церкви.

http://istina-journal.ru/faith/discussion/889/

0

65

Если хочешь сохранить душевный покой, не читай бунтарских книг, в которых рассматриваются церковные проблемы. Тебе нужна литература, которая поможет тебе обрести покаяние. А если тебе хочется оказать содействие Церкви, постарайся измениться сам, а не исправить других. Если ты изменишь самого себя, то исправится малая частица Церкви.

Старец Паисий Святогорец

0

66

Продолжу речь о защите нами нашей веры, потому что не сказала еще того, что сильнее всего болит. Наиболее сложно, трудно и, главное, больно бывает отстаивать свою веру именно тогда, когда мы сами совершенно убиты горечью и стыдом. Стыдом за то самое зло в церковной ограде, о котором писал в своей книге «Церковь верных» великий христианин безбожной эпохи Сергей Фудель. Стыдом за действия, за поведение людей, принадлежащих к Церкви. Не так страшно, когда это миряне. Страшнее, когда священники или монахи. И совсем худо, когда епископы. Не хочется употреблять слово «отдельные», потому что оно – из ханжеского советского лексикона: «отдельные случаи, отдельные недостатки». Зло в церковной ограде – это зло, и невозможно вот так просто взять да и отделить его от церковной жизни: это, дескать, где-то там, а мы здесь. Оно наносит незаживающие, не исцелимые временем раны – не только тем, кто стал непосредственной жертвой или свидетелем, но каждому из нас и Церкви в целом.

И что же мы должны отвечать людям, задающим нам вопросы об этом совершенно реальном зле? Людям, которые видят только зло, потому что Добра для себя не открыли? Людям, которым почему-то нужно, потребно распространить полученную негативную информацию на всю Церковь: «Да они там все такие, вы что, не знали?..»

Требуется ясное понимание определенных вещей. А именно – того, что всякий грех в Церкви есть грех не Церкви, но против Церкви.

Здесь нам потребуется подлинное мужество – не побоимся на сей раз этого пафосного слова. Мужество и знание, ясное понимание определенных вещей. А именно – того, что всякий грех в Церкви есть грех не Церкви, но против Церкви. Это слова протоиерея Валентина Свенцицкого. Но их не раз цитировал Сергей Фудель. Упомянутая уже здесь книга Сергея Иосифовича «Церковь верных» – это вовсе не успокаивающая книга, нет, не такая, что почитал – и от сердца отлегло: «Как хорошо-то у нас всё на самом деле, Господи!». Фудель, пронесший свою веру через ГУЛАГ, не принявший декларации митрополита Сергия (Страгородского), но преодолевший впоследствии соблазн раскола, пишет как раз о ложности такого покоя, о том, что зло, живущее в стенах Церкви, отнюдь не покрывается внешним исполнением церковных требований: «Почему у святых не было такого удивительного спокойствия о Церкви?» – спрашивает автор книги «Церковь верных». Человек, формально находящийся в Церкви и даже в священном сане, на самом деле не принадлежит к ней, если не живет по заповедям Христовым. И каждого из нас грех отделяет от Церкви, потому-то и говорит священник, накрывая нас епитрахилью: «…примири и соедини его святей Твоей Церкви». Зло в Церкви – это ее темный двойник; и со времен земной жизни Спасителя дьявол пытается бороться с Церковью, то есть с Ним, изнутри, руками этого темного двойника. Случайно ли, спрашивает автор книги о Церкви, изображение Тайной вечери (и, соответственно, Иуды, обмакивающего свой кусок в солило) в русских храмах традиционно размещено над царскими вратами? Зло – рядом, там же, где совершается Евхаристия. Но – Сергей Иосифович цитирует святого Киприана Карфагенского: «Если и оказываются в Церкви плевелы, то это не должно составлять препятствия для нашей веры и любви. Нам самим не должно отступать от Церкви из-за того, что усматриваем в Церкви плевелы, а только нужно стараться о том, чтоб мы могли быть пшеницей (см.: Мф. 13: 24–30 – притча о Господине поля, плевелах и пшенице)».

Кто-то скажет: всё так, но возможно ли объяснить это человеку, который совершенно не расположен нас слушать?

Человеку, который не расположен слушать, который уже заранее нам не верит, ничего объяснить нельзя. Преподобный Амвросий Оптинский не смог ничего объяснить графу Толстому! Только тот, кто – даже и при внешней агрессивности, подчас болезненной, – внутренне желает доброго ответа и готов его принять, получит и примет. Исходя из этого: когда-то нужно смириться с тем, что нас не понимают или не слышат, а когда-то не терять надежды быть услышанными.

КАК НАУЧИТЬСЯ ЗАЩИЩАТЬ СВОЮ ВЕРУ?  http://www.pravoslavie.ru/put/67795.htm

0

67

Истинную веру не подорвать какими-то новостями из телевизора или же из интернета.

+1


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » Ложь о Церкви ,антицерковных кампаниях ...как противостоять ?