sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ПОЛЕЗНЫЙ АРХИВЧИК!! » ЖИЗНЕННЫЕ ИСТОРИИ ! (поучительные рассказы из жизни реальных людей)


ЖИЗНЕННЫЕ ИСТОРИИ ! (поучительные рассказы из жизни реальных людей)

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

«Я была на грани гибели...»
Исповедь бывшей «целительницы»

Господи, благослови!
Я родилась в крестьянской старообрядческой семье, родители мои были безграмотными. Росла я в самое время гонений на Церковь, учителя даже ходили по домам и проверяли, нет ли икон. И если видели святые образа, тогда… Тогда с детей снимали пионерские галстуки, не принимали в комсомол, а ведь без этого нельзя было получить нормальное образование и работу. Мама очень боялась за наше будущее и не учила меня молиться. Сама она посещала молитвенный дом староверов, но меня никогда не брала с собой. Иногда, когда я просыпалась ночью, видела, как мама молилась возле нашего изголовья.
Замуж я вышла неудачно, за человека с проявлениями шизофрении. Это очень коварная болезнь, и хотя я видела в нем небольшие отклонения, все же встревожилась и посылала его к психиатру. Болезнь проявилась в наших детях. В детстве обоим сыновьям ставили диагноз «возбудимая психопатия» и говорили, что это не болезнь, а просто недостатки характера. И может быть, все бы обошлось, но оба сына в армии попали в экстремальные условия, которые их психика не выдержала. Старший сын вернулся душевно надломленным со срочной службы, а младший в миротворческих войсках, брошенных на усмирение межнационального конфликта, заработал медаль «За отвагу», а голову «потерял»… Но это совсем другая история…
Горе шло одно за другим. Я билась как рыба об лед, не знала даже, куда кинуться: то ли сыновей лечить, то ли хлопотать им военные пенсии, на что после возвращения из армии отводится ограниченное время.
Духовная безграмотность и огромное желание излечить сыновей толкнули меня на неверный путь. Если бы я тогда только могла представить себе, что делаю!.. Однажды мне попалось на глаза объявление о приеме на курсы экстрасенсов - как не хочется даже вспоминать это слово! Тогда это было для меня какое-то чудо из сказки, посланное мне, как казалось, «свыше»… Но когда я пришла туда, немного была разочарована разговорами других учеников - они уже раньше успели пройти эти курсы. Эти мои сокурсники вели речь о том, что уже успели вернуть себе уплаченные за курсы деньги - заработали на «лечении». А я решила - денег за «лечение» брать с людей не буду.
Обучение было недолгим, всего десять дней, но все эти дни были для меня наполнены сплошным сомнением, я все порывалась спросить у «педагога», от Бога ли эти курсы или нет. Но какая-то сила удерживала меня, и стеснение брало верх. Ничего сверхъестественного я на этих курсах не увидела: молитва «Отче наш» - и работа с «полями» больного. Взялась «лечить» троих человек, а сомнение не покидало меня.
И я, хоть и староверка, пошла в Православный храм, где и спросила у священнослужителей: «Как Церковь относится к экстрасенсам?» Мне ответили: «Это колдуны».
Я пришла домой, собрала все, что было у меня от курсов, и с молитвой «Верую...» сожгла.
Но когда я снова пришла в храм, ужаснулась тому, что все иконы были для меня закрыты: вместо ликов святых я видела что-то совершенно иное… И люди без видимой причины отвернулись от меня, стали питать ко мне большую неприязнь. Начались безконечные конфузы, порочащие меня, и даже моя родная сестра отвернулась от меня. Я хотела лечить людей, а вместо этого несла болезни.
Я поняла всей душой, что занявшись экстрасенсорикой, сделала большой-большой грех - Господи, прости мя, кающуюся! Посему я начала усиленно молиться, посещать старообрядческий молитвенный дом. Сама научилась старославянскому языку и стала читать молитвы. Но скоро дом, где мы собирались на совместные моления, был продан, а две наши начетницы умерли. Я переехала в деревню.
Куда бы я ни пришла, везде после моего ухода происходили какие-то неприятности. И люди, заметив это, стали сторониться меня, старались избегать со мной общения - я прослыла колдуньей! У меня из-под рук пропадали предметы, а через несколько дней появлялись на видном месте. Кроме двух табуреток и стола в доме у меня ничего не было, ни дивана, ни кровати, я спала на полу, словно так и должно быть, - и все же то одна, то другая вещь куда-то исчезали. Почтальонка принесла мне пенсию, а когда от меня пришла к другим, хватилась: пропал калькулятор. Все это меня шокировало.
Я была на грани гибели. Спала согнутая и скрюченная, когда просыпалась - перед глазами рассыпались искры. И на всем, куда бы я ни глянула, сыпались искры. 
Молиться - на коленях, со слезами - я не прекращала даже в самом тяжелом духовном состоянии. Мучил вопрос: кто же орудует моими руками? Дурная молва далеко разлетелась, даже и сейчас некоторые считают меня колдуньей. Если у людей, которых я знать не знаю, что-то случается нехорошее, это нередко относят ко мне.
И - Боже, прости меня! - я пошла к «бабке». Я задала ей вопрос, почему меня считают колдуньей, хотя я ничего такого не знала и не делала людям зла. Она «вылила» на воск и сказала: «Тебя окружают белые и черные ангелы, и между ними идет борьба. Тебе надо двенадцать раз пойти на исповедь с твоим грехом, а потом прийти ко мне».
Она еще предупредила меня: «Когда будешь читать молитвы перед исповедью - будь осторожна!» И в самом деле, когда я дошла до канона к Пресвятой Богородице, мне стало дурно, закружилась голова, затошнило. Я присела, но мне стало еще хуже, и я упала, на мгновение потеряв сознание. Очнувшись, я быстро села и стала молиться, а потом и смогла встать. Дочитала молитвы уже стоя и стала собираться в храм, но когда подошла к зеркалу, я не узнала себя: под глазами синяк. На щеке две кровавые ссадины, на голове шишка, на ладони желвак (он и по сей день еще не прошел) и вздутая кожа.
Я стала ездить по святым местам, в монастыри, неоднократно была и на отчитке у известных старцев. Батюшки мне советовали больше читать Псалтирь и чаще исповедоваться. В паломнических поездках я многое увидела, как будто Господь Бог сподобил меня своими глазами увидеть то, в чем я прежде сомневалась. Я вспомнила даже свой давний грех - как мы в детстве с помощью блюдца «вызывали духов», и они отвечали на наши вопросы. Но тогда я думала, что это просто кто-то из нас незаметно подталкивает пальцами блюдце, приводя его в движение. Прости меня, Боже, - ведь это был спиритизм, тяжкий грех!   
Я, как мне велела та бабка, двенадцать раз исповедалась, но к ней больше не пошла. Очень медленно началось духовное очищение, и я наконец стала видеть на иконах святые лики. Но враг не оставляет своими кознями: меня считают колдуньей, а я сама терплю нападения колдунов. В одном подъезде со мной поселилась женщина, которая в открытую занимается темными делами, - не описать, что мне пришлось и еще приходится терпеть от нее… Больше никто в нашем подъезде не молится и в храм не ходит. Вот я и мешаю колдунам своей молитвой…
Сама же я по духовной немощи нет-нет да и оступлюсь. Однажды было мне так плохо - умирала, и соседка по больничной палате, баба Лена, предложила мне: «Давай я тебя с «Богородицей» умою!» Я согласилась, и после того как она меня с молитвой умыла, мне сразу полегчало, я выписалась из больницы. Прошло время, и вот у меня страшно воспалился коленный сустав, я уже стала ходить вприсядку. Взяла да и поехала к этой бабе Лене. Приезжаю, а она уже, оказывается, умерла. И женщина, у которой я наводила справки, говорит: «А у нас есть еще одна бабушка, она кости правит и лечит». Я и подумала: коль приехала, пойду к ней, может быть, и поможет… Опять я пошла к «бабке». Прости меня, Боже!
И вот в позапрошлом году, за день до Пасхи, в Великую субботу стояла я в храме и при чтении Евангелия вдруг ненадолго потеряла сознание. На месяц попала в больницу, у меня ухудшилось зрение, память, общее состояние. А когда мне стало плохо в храме, слышу - бабули говорят между собой: «Да она же некрещеная, потому-то так и случилось». И я решила: коль настигла меня в этом храме нечистая сила, то я здесь и должна доокреститься. Крещение у староверов, без помазания миром, посчитала только погружением.
С тех пор я, окрестившись в Православном храме, стала каждый месяц исповедоваться в этом храме, постоянно (а поначалу и каждый час) читать псалмы, стараюсь не пропускать службы. Вхожу в храм - слезы не покидают меня, особенно при церковном песнопении, а когда молюсь дома, полностью ухожу в молитвы, стараясь постичь их смысл, и обо всем забываю.
За все искушения я благодарю Господа Бога. Слава Богу, что Он призвал к покаянию и исправлению жизни. И я прошу прощения у всех людей, у кого были неприятности из-за моего посещения, а больше всего - у тех, кого я пятнадцать лет назад, после курсов,  пыталась «лечить».
И еще хочу сказать: люди, не ходите к ворожейкам и экстрасенсам, это очень большой грех! Не поддавайтесь сатанинским уловкам. Если кто-то хоть раз посетил «бабку» или экстрасенса, надо покаяться в этом и всю жизнь молиться о прощении.
Плохо, что у нас нет законов, направленных против служителей темных сил. Более того, их объявления печатают в газетах, о них делают хвалебные статьи и телепередачи, - так хотя бы это запретили! Чтобы не вводить в соблазн нестойких людей. В Саранске, я слышала, проходили акции протеста против оккультистов. Вот бы и по всей России так…

Раба Божия Ксения,
г. Оренбург
14.09.2007

0

2

«С лица воды не пить»

В 2007 году под заголовком «Прошу о помощи духовной» было опубликовано письмо нашей читательницы из Курской области Нины вместе с ответом ей журналистки Ольги Кругловой. Нина решилась написать в редакцию, когда боль от предательства любимого человека, оставившего ее с тремя детьми, стала нестерпимой, и так захотелось хоть немножечко надежды, утешения, попросить молитв у читателей. 
Недавно от Нины пришло в редакцию еще одно письмо, в котором она поведала подробнее, как с необдуманного шага - пластической операции - началась нескончаемая вереница бед в ее жизни…

В 90-х годах я жила в Санкт-Петербурге. Уехала туда без благословения отца, теперь каюсь. Училась, работала, но с личной жизнью что-то не складывалось. Одна знакомая как-то в шутку сказала, что нос у меня длинноват. А потом постоянно стала мне об этом говорить. Я по простоте своей и поверила, думала, что никто меня не полюбит с таким носом. И пошла в первую попавшуюся клинику, где делали пластические операции. Врач, к которому я попала на прием, сказал, что у его дочери точно такой же нос, как и у меня, и операцию он делать не советует. Но я была как слепая, уговаривала его, дала деньги в конверте. Врач назначил день операции. Прооперировал. После операции я чувствовала себя плохо, перед глазами все плыло, рана горела.
Постепенно все зажило, и я начала жить потихоньку как прежде. Съездила к знакомой, которой не нравился мой нос, и сказала ей, что сделала операцию. Она удивилась и ответила, что я стала выглядеть еще хуже. Я так переживала от этих ее слов, что заболела, стала думать только о своем носе. А нос болел, после посещения знакомой стал болеть еще больше. От тягостных мыслей не хотелось жить. Приехал отец и, увидев, что со мной происходит, положил меня в психбольницу. О, какой ужас я пережила! Это преддверие ада на земле, где люди страдают еще при жизни. Меня пичкали разными лекарствами, от которых мне было плохо.
Эта больница была недалеко от Александро-Невской Лавры. Врач сказал, что мне нужно причаститься Святых Христовых Таин. Несколько раз я ходила с отцом в Лавру и причащалась. Потом меня выписали, и я уехала с отцом домой.
Дома у меня началась тяжелейшая депрессия. Я плохо спала, силы как будто покидали меня. Отец предлагал поехать в ближайший город в храм, но я отказывалась, говорила, что такая страшная никуда не поеду. Он убеждал меня поехать, но я так и не послушалась его.
Однажды я прилегла отдохнуть и задремала. Вдруг ясно вижу, как подходят ко мне двое - полностью их не вижу, только помню их ножки, похожие на полусогнутые крючки - и давят мне на голову. Я стала молиться: «Да воскреснет Бог…». И так тяжело мне было молиться, что еле-еле произносила слова. И они убежали от меня как-то зигзагообразно.
Потом мы с отцом поехали в Киев, в Киево-Печерскую Лавру. Помолились там, купили иконочки. В Киеве у нас украли сумку, а там была моя медицинская карта, выданная после пластической операции. Я возроптала, заплакала, а отец тихо говорит: «Это болезнь твою украли». Я не поверила. Мне нужно было тогда Господа возблагодарить, а я еще сильнее плакать начала. И своим плачем привлекла внимание незнакомой женщины с кривым глазом. Она предложила нам пожить у нее. Не знаю, зачем, но мы согласились. Я лежала больная, а она ходила то по всяческим сектам, то в Православный храм.
Я пошла в косметическую клинику, и врач предложила мне полечиться в ЛОР-институте у знаменитого профессора, а попасть к нему можно через одну ее знакомую. Я очень плохо себя чувствовала и согласилась на все. Профессор осмотрел меня и, немного поколебавшись, назначил операцию. После первой операции мне искривили хрящ и перегородку. Я думала, что сейчас мне это поправят, и все. Но мне удалили хрящевую ткань и наложили имплантаты. Нос болеть у меня перестал. Но это был уже не мой природный нос. На солнце я чувствовала запах паленой резины внутри, глаза слезились. Голова стала неестественно легкая. Вдобавок стали болеть уши.
Женщина, которая нас «приютила», стала злорадствовать, но я старалась не обращать внимания на ее насмешки, и тогда она вызвала бригаду из психбольницы. Я молилась Господу, просила Его не отдать мою душу на муку вечную. Врачи приехали, побеседовали со мной. И сказали: «Уезжай отсюда немедленно, а то забудешь, где день, где ночь…» И я уехала из Киева.
Помню, папка отговаривал меня от операции: «Ты бы покаялась, смирись - потом ведь только хуже будет! Ведь без воли Божией и волос с головы не упадет…». А я как одержимая шла на операцию. И ведь видела сон накануне, как врачи у меня изымают что-то мое родное…
Перед той киевской операцией мне дали подписать бумагу, в которой было написано, что за последствия врачи не отвечают. Я подписала. А последствия были страшные. Когда я приехала домой, имплантаты загноились, у меня на всем теле открылись язвы. Глаза обметало болячками. К врачам я уже боялась идти. Обращалась только к Боженьке. Была в монастыре Курской-Коренной иконы Божией Матери, купалась в источниках, пила святую воду. Язвы со временем стали проходить.
Ездила в Рыльск, в Свято-Никольский монастырь, к Архимандриту Ипполиту (Царство ему Небесное!). Он был тогда жив. Благословил меня к хорошему знающему врачу Сергею Ивановичу Кулагину, который, посмотрев меня после первой операции, хотел помочь, сказал, что удалять ничего не придется. Но словно что-то отвратило меня от него, я даже забыла о нем - и получила за это суровое наказание. Этот доктор был сама любовь! После беседы с ним у меня на душе был покой, мысли стали ясными. После второй операции он спросил меня, зачем я пошла на нее. Я ему толком и ответить не смогла. И все же у меня еще оставался один шанс, врач брался мне помочь восстановить нормальный нос, нарастить хрящевую ткань. Только надо было ехать не откладывая. Но я забеременела, и денег на поездку у меня не было. Не знаю, работает ли тот врач и возьмется ли теперь мне помочь - наш ЛОР в этом не уверен…   
Старица Любушка из Вырицы сказала мне: «Зачем бесам отдала свой нос? Вот теперь тебе потерпеть придется!»
И с тех пор я уже четырнадцать лет терплю. Слава Богу за все! Сейчас стала каждую ночь во втором-третьем часу просыпаться, как будто кто-то меня будит. И не знаю, кто: может Ангел, а может, враг. Но в эти часы мне бывает трудно.
Почему я начала себя разрушать? Наверное, от недостатка любви. Нельзя делать операции ради того, чтобы кому-то понравиться, угодить своим внешним видом. Это лицемерие, угождение диаволу! Что Господь дал, то берегите, люди. Иначе последствия могут быть печальными. Вы потеряете здоровье, радость бытия.
Каждый человек неповторим, замышлен и соткан в утробе матери Самим Господом. Идти против Творца - безумие. Мы сами отдаем себя в руки шарлатанов, которые на нашем несчастье и глупых ошибках набивают себе карманы, а нас оставляют ни с чем, забирая здоровье, дар Божий. Помню, как оперировавший меня врач сказал: «Я не Господь Бог, чтобы вернуть тебе здоровье!» - «Зачем же ты меня оперировал!..» - подумала я…
Жить в мире больному человеку очень трудно. Я теперь это знаю. И писать о пережитом мне почему-то очень трудно. Все так и стоит перед глазами. Хочется многое сказать, но не получается. Слишком остра боль от переживаний, уныние борет. Молюсь ко Господу и всем святым. Детей жалко, что смотрят на мои страдания и сами страдают. Спасет меня только Любовь настоящая. Но пока я встречалась только с подделками любви.
А здоровье очень нужно. Нужно деток поднимать на ноги. Они еще маленькие.
Но, знаете, уповаю на милость Божию. Ведь Господь Милостивый! Пусть я грешная, прости меня, Господи. И умом не живу, а сердцем. Но верю: как бы трудно ни было, Господь меня не оставит и не даст совершить непоправимых ошибок.
Будет и на нашей улице праздник…

Нина,
Курская область
28.11.2008

0

3

Уроки тьмы,
или «Шабаш продолжается!»

Передо мною «Педсовет», газета для учителей начальной школы за июнь 2008 года. Я бы, наверное, не обратил на нее внимания, если бы не изображения на лицевой странице привидений, рогатых и крылатых существ и прочей нечисти. Заинтересовался: с какого перепугу они там?
Оказывается, в этом номере разработка урока «Хеллоуин» с целями «познакомить учащихся с одним из традиционных праздников англоязычных стран» и привлечения интереса и уважения «к культуре народов, к их обычаям и традициям». Рекомендованные оформление и реквизит для урока: иллюстрации Бабы Яги, Каспера, черного кота, летучих мышей; на сцене -«Комната страха» с бесами, рисунками отрицательных героев, выполненными учащимися; «диплом Настоящей ведьмы»...
Действие, в котором участвуют Ведьмы, Гадалка, зрители в маскарадных костюмах, происходит на Лысой горе, где ждут на ночное сборище всю нечистую силу. И все это - с выкриками «Все в порядке, ваше злодейство!» и «Шабаш продолжается!» - называется «веселым молодежным праздником». В этот, с позволения сказать, «праздник» заложены и стихи о бесах («Кто там летит в вышине?»), и экскурс в историю: «Древние друиды преклонялись перед силами природы и богами, отмечали конец осени и начало зимы, когда солнце отступало перед силами тьмы...» Есть здесь и омерзительная пародия на Христианские колядки, когда дети у окон и дверей домов требуют у хозяев угощения, в противном случае пугая их неприятностями, а вместо Православных песнопений звучат следующие стихи: «С ужасной родословной/ Я связан нитью кровной:/ Мой прапрадед - людоед,/ Вампир мне - дед, упырь - сосед...»
Но самой ужасной является, пожалуй, инсценировка, когда «Звучит зловещая музыка, кричит и смеется Ведьма. Навстречу ей выходит Священник с крестом в одной руке и Библией - в другой. За ним выбегают злые духи, ведьмы, привидения». Начинается «Танец монстров», Ведьма раздает детям конфеты и печенья со словами: «Если вы не съедите эту жабу, эти крылья летучей мыши и этот крысиный хвостик, мы заберем вас с собой».
В примечании автор этой кощунственной разработки Т.Н. Цицилина замечает: «У меня была такая ситуация. Папа одного ребенка очень религиозен и считает, что его ребенку такие мероприятия не надо смотреть: это противоречит Христианству. Хотя у меня на этот счет мнение, что никакого вреда не будет…».
Вот парадокс: многие деятели от образования разного калибра выступают против уроков Основ Православной культуры, которые несут в себе заряд добра, и при этом закрывают глаза на то, что открыто пропагандируются уроки настоящей бесовщины с прославлением зла и всевозможной нечисти. Напоминаем родителям и учителям, что вы вправе не только отказаться от подобных уроков, но и опротестовывать их проведение в различных инстанциях как сатанинские и культивирующие самые низменные чувства.

Владимир Осипов,
сотрудник Самарского Епархиального управления Русской Православной Церкви
05.09.2008

0

4

Старый знакомый

В советскую эпоху 80-х на четвертом курсе у нас в институте был предмет под названием «научный атеизм». Мне повезло – я в то время был целый год на стажировке в другой стране и этот предмет не посещал. Однако по возвращении - куда деваться! - должен был экстерном в числе других предметов сдавать и эту, с позволения сказать, дисциплину. Должен честно признаться, что к «дисциплине» я отнесся очень недисциплинированно: так и не удосужился взять учебник в библиотеке или конспекты у кого-нибудь из старательных студентов, вдобавок к такой нерадивости накануне экзамена до четырех утра был у кого-то на именинах. Так что пред очи специалиста по атеизму предстал не слишком подготовленным.
Преподаватель этот являл собою личность весьма колоритную и, казалось, как нельзя больше соответствующую его предмету: невысокого роста, сутуловатый, всегда суетливый (ни минуты на одном месте), с бегающими под стеклами старомодных очков быстрыми глазами, очень «скорострельный» на язык, да еще и обладавший самой что ни на есть классической «козлиной» бородкой. Одним словом - рьяный. Может, нехорошо об этом говорить, но - истина дороже - кличка «Антихрист», которой наградили студенты-острословы этого преподавателя, тогда к нему вполне подходила.
Помню, что в билете первый вопрос был «Основные Православные праздники», а второй - что-то о сектах. В общем, все это не требовало знания каких-то атеистических глубин, и за экзамен я получил «пятерку». «Антихрист», ерзая на стуле, был возбужденно-весел и, пока я отвечал, посыпал какими-то двусмысленными присказками. Вообще, говорил больше он, чем я. Под конец экзаменатор радостно сообщил, что «мы» (видимо, какое-то атеистическое сообщество) скоро, мол, возьмем на учет «все явки, где бабки собираются молиться». И в подтверждение серьезности своих намерений даже энергично несколько раз рассек воздух ладонью - всех, дескать, шашками порубаем. К стыду своему (тогда ведь тоже был далек от веры), я сказал, что и в нашей пятиэтажке, кажется, такая квартира есть... Прости, Господи!.. Действующая церковь тогда была в городе одна-единственная, и не всегда пожилые немощные люди могли до нее добраться из отдаленных районов, поэтому действительно верующие часто собирались на молитву у кого-нибудь дома. Но речь сейчас не об этом.
Прошли годы. Как-то в иконной лавке Спасо-Преображенского храма (который особенно дорог мне тем, что здесь мы венчались с супругой) смотрю - и глазам не верю: стоит рядом тот самый «Антихрист» (мы-то ведь всегда хорошие, исправились вот вовремя, все поняли, верить стали, не то что там некоторые - поэтому и глазам своим поверить не могу). Сначала грешным делом подумал, что старый знакомый пожаловал в храм с какой-нибудь тайной атеистической миссией - вроде выявления верующих или изучения их «среды обитания».
Но тут подошла очередь «Антихриста», и он тихим, смиренным голосом попросил несколько свечей. От сдачи отказался. Так же вроде неуклюже и суетливо, как раньше - но все-таки совсем по-другому! - замахал руками: «Нет-нет, оставьте сдачу храму, во славу Божию». Бывший преподаватель «научного атеизма», теперь полусогбенный старик в видавшем виды пальто, подошел к образу Божией Матери, истово перекрестился с поклонами и поставил свечу. Затеплившийся огонек заиграл в стеклах все тех же старых очков, высветив уставшие добрые глаза...
Вот так всего за несколько земных лет Господь исправил к лучшему и меня, и его. Каждого из нас проведя к вере своей, особой дорогой.

Алексей Самойленко,
г. Чита
11.07.2008

0

5

Испытание
Исповедь бывшего сатаниста

Недавно в нашу редакцию пришло вот это письмо без обратного адреса. Ни фамилии этого человека, ни его адреса мы не знаем. Не знаем ничего и о его дальнейшей судьбе. Возможно, все приведенные здесь факты - вымышленные, но что-то подсказывает нам, что пером этого человека водили искренняя боль и истинное покаяние. Мы нисколько не оправдываем этого человека, преступившего не только Заповедь Божию, но и гражданский закон. Мы просто хотим дать ему высказаться. А вас, дорогие читатели, просим помолиться о рабе Божием Михаиле, чтобы Господь вернул его к нормальной жизни и поставил на путь спасения.

Когда же все началось? Наверное, с детства. Лет с девяти-десяти. Ходил в воскресную школу, изучал Библию... Все было тогда хорошо, благополучно, вера росла и крепла, пока однажды не случилось... Хотя нет! К чему шел, к тому пришел. Сначала наркота, знаете, подходят и говорят: «Ты, бедняга, без отца растешь. Давай мы тебе деньгами поможем». И ты, наивный, попадаешься на эту удочку, ведь тебе же сказали: «чесслово, это не травой банчить». Потом тебя обманывают - пропадает трава, появляются долги. Тебе не дают вырваться, а решимость разорвать все эти сети тает с каждым днем. Начинаешь бояться, что тебя изобьют, расскажут родителям, одноклассникам, друзьям, девушке... И ты живешь с этим страхом круглые сутки.
Я начал скрываться. Уходил рано, приходил поздно. И как-то раз я шел домой рано. Я не помню, почему, но мне надо было попасть домой. И я молил Господа: «Боженька, не дай им меня увидеть!» Не понимал я, что за все надо платить и отвечать, что нельзя искушать Господа. В общем, меня заметили и избили. Не очень сильно, но болезненно, и страха я натерпелся будь здоров. Я обозлился. Глупец, не понимающий, на Кого и за что он злится. Я начал отрекаться от Него... И начались пьянки, крики «Бога нет»... Драки. Кошмар. Всего я не расскажу. Потому как даже этого много, слишком много. Потом появились сомнительные знакомства. Взял почитать книгу ЛаВея и решил стать сатанистом... Прости, Господи, грехи мои ведомые и неведомые... Опять пьянки, драки, падшие женщины... То же самое, что и раньше, только в невообразимых количествах и под знаком вседозволенности. Потом любимая девушка изменила. Еще один повод выпить.
В общем, ушел в армию. Там на вопросы о вероисповедании с гордостью отвечал: «сатанист». После учебки попал в город О. Там и началось. Оттуда меня перевели в поселок С. Армия тут ни при чем - сам я во всем виноват, тем виноват, что отрекся от Бога и служил злу. Многие служили со мной и особых проблем не имели, напротив. А у меня не так. Начались избиения, работы с подъема до отбоя, подъемы ночные.
Как только мы приехали, у меня поднялась температура 39 с чем-то. Мне посоветовали не обращаться к врачу. А наутро я обратился к фельдшеру, так как думал, что если начну себя губить, мне спасибо никто не скажет. И ведь до чего люди глупы. Споткнулся? Остановись, задумайся, что ты сделал не так. Так ведь нет же. Все некогда... А результат? Результат себя долго ждать не заставит. Сначала человек спотыкается (наркота), потом ударяется (перевод в С.), потом очень сильно падает и расшибается (избиения, болезни). И даже тогда не понимает, что Бог ему говорит все громче и громче: «Эй, чудак, остановись, одумайся, ведь Я люблю тебя и не хочу терять». И тогда Бог дергает его за плечо... Меня старший призыв послал за водкой, я принес, а прапор ее увидел, забрал. Меня поставили на «бабки», и я решил: «а чё, они могут, а я нет?» - и «смог», решил кинуть парня на бушлат. Я не знаю, откуда у него этот бушлат взялся. В общем, я сказал: давай я его продам. Он дал, я решил отдать его в счет долга. О последствиях я не думал. А чё думать? Пусть лошадь думает! У нее башка большая! А последствия были как лавина. С каждым днем все больше и сильнее. Угрозы, избиения...
Потом мой долг продали «дагам». Я, конечно, понимаю, что они тоже создания Божьи, но пока не могу вспоминать без содрогания... Мне поставили срок до Нового года. Денег я найти не смог. Решил бежать. Потому как догадывался о том, какие страшные унижения мне предстоят. Это сейчас я понимаю, что Бог сверх того, что ты можешь вынести, тебе никогда не попустит. И то, что Он испытаниями дает шанс (подсказку) остановиться и задуматься. А еще иногда Он устраивает что-то типа экзамена, проверки знаний, того, как ты усваиваешь знания (это только мои мысли). В общем, дальше еще хлеще. Этот свой «экзамен» я не прошел. Уйти в бега - это от слабости. Никому этого ужаса не посоветую. Ни в коем случае! Сейчас-то все у меня позади, но вспоминать о тех днях не хочется. Того, что я пережил тогда, наверное, никогда не понять тому, кто не был на нелегальном положении или чей ребенок не бегал из армии. Мать сразу узнала, что я и где я. И начала молить Бога и Николая Угодника за меня. Вот ты идешь... У тебя ничего нет - ни денег, ни одежды. А самое страшное, что все, во что ты верил, весь твой мир рухнул... К тебе подходит дядька и говорит ни с того ни с сего: «На, возьми жетон на метро». И уходит. Другой подходит и говорит: пойдем переночуешь у меня, я вижу, тебе ночевать негде. Ты засыпаешь в парадной, и люди не ругаются на тебя, а приглашают в дом... И ничего, абсолютно ничего не требуют взамен, даже благодарности. Когда мать выслала деньги на абсолютно незнакомого человека, он не подвел, а честно мне их отдал...
Тогда я начал задумываться о Боге, так как уже начал понимать: милостей от лукавого не дождаться. Только пакостей или тех «радостей жизни», от которых становится только хуже. Когда ОМОН перед въездом в Москву досматривал автобус и пассажиров, у меня спросили документы, я сказал, что их нет. Мне пожелали счастливого пути и отпустили... И это не все примеры милости Божьей.
Потом, когда я приехал к маме, она повела меня в церковь. Было удивительно и немного страшно. Страшно от того, что я боялся непрощения. Я не понимал, что если ты искренне раскаиваешься, Он простит! Я не крестился и не молился, пока желание этого само не пришло. Еще один загадочный, чудесный случай: когда я подошел к иконе Николая Угодника и взглянул ему в глаза, я испугался. Не взгляда... Как можно любви и тихой светлой печали испугаться? Испугался я того, что не мог отвести глаз, не мог отойти, хотя ни волю, ни рассудок я не терял. Мама как раз рядом была, я позвал ее и сказал, что мне очень страшно из-за этого, а она сказала, что святой хочет мне что-то сказать. Но я так и не узнал, что именно, а сейчас...
Думаю, это молитва в церкви дала мне силу переступить через свой страх и вернуться к нормальной жизни. Выйти из «бегов», положившись на Бога. Иначе бы, наверное, я просто сошел с ума.
К чему этот рассказ? - подумают некоторые. Не для того, чтобы кого-то развлечь! Не для славы и известности! А для того, чтобы предостеречь молодежь от ошибок, которые она может совершить и которые очень тяжело потом исправить.

Раб Божий Михаил
23.11.2007

0

6

Опасные игры
или к чему приводит общение с потусторонним миром

Здравствуйте!
Не знаю, что мне делать в моей ситуации, поэтому решила обратиться за моральной поддержкой именно к вам. Меня зовут Лариса, живу я в Краснодаре. У меня муж и взрослая дочь, которая учится в другой стране и ничего о том, что со мной происходит, не знает. Мои близкие - сестра, мама и муж - даже не представляют, чем мне можно помочь. Дело в том, что всю жизнь меня очень интересовали вопросы, связанные с потусторонним миром. Я читала много литературы, смотрела передачи по телевидению, например «Жизнь после смерти» и т.д. Однажды меня в гости позвала моя подруга и поделилась впечатлениями о том, как она общается с духами посредством маятника и получает от них информацию о своей родословной. Дело в том, что я тоже очень интересуюсь своими корнями, уходящими глубоко, в некогда знаменитый род князей Козловских, а также многими другими предками.
Моя подруга, как она мне объяснила, контактировала с духом дедушки. Меня это очень заинтересовало, и я тоже попробовала вызвать на контакт кого-нибудь из своих предков. Когда я научилась технике вызывания духов посредством маятника и круга, мне удалось вызвать «дух своей бабушки». Восторгу моему не было предела! Мне и в голову не могло прийти, что духи умеют разговаривать таким красивым языком, не лишенным чувства юмора и глубины познания нашей земной жизни. Дело дошло до того, что я уже не хотела общаться с людьми, поскольку о более интересном собеседнике, чем «моя бабушка», не могла и мечтать. Она занималась даже пробелами в моем воспитании, учила общению с людьми, прививала хорошие манеры. Весь месяц общения с ней я совершенно не жила земной жизнью. Я находилась далеко в заоблачных высотах, летая на крыльях любви к «своей бабушке».
К контакту с духом меня подстегнула статья в интернете «Общение с Ангелами», где некая женщина с восторгом повествует о том, как она общается с Ангелом-Хранителем и даже «самим Господом». Не прошло и месяца, как мой дух оказался у меня в голове или же над моей головой, не могу сказать точно, в качестве навязчивого голоса, от которого уже «едет крыша». Но я стараюсь держаться мужественно, несмотря на то что эпопея с голосом длится уже пятый месяц. За прошедшее время у меня было все: и искушения духом, которые иначе как истязанием назвать нельзя, и гипноз, и ночные кошмары, и мучения сердца, вплоть до нескольких случаев почти неминуемой смерти. Дважды я обращалась в храм, где разъяренный моим рассказом священник пригрозил за такие опыты отлучить меня от Церкви на двадцать лет. Не понимаю, откуда берутся священники, которые не знают, как оказывать помощь в спасении души человеческой. Была у целительницы, но поняла, что это элементарная откачка денег у населения.
Сейчас я нахожусь в очень сложном положении, поскольку голос не дает мне покоя ни днем ни ночью. Я очень устала. Порой он представляется мне моим внутренним голосом, который есть у каждого человека. Но в моем случае это все же не так. Например, мне показалось, что кто-то меня позвал или о чем-то спросил. Я задаю вопрос человеку: «Ты что-то сказал?» Он пожимает плечами и говорит: «Нет». В общем, что-то похожее на это. Явление странное и банальным понятием «одержим бесом» его не назовешь. Тут нечто другое. Голос обещает меня угробить в ближайшее время. Удивительный факт, но я уже не сплю ни днем ни ночью практически около пяти месяцев, а мой голос это обстоятельство поясняет тем, что я подпитываюсь его энергией. Я прекрасно понимаю, что это очень странный феномен, здесь что-то очень загадочное...
Рассказать обо всем в письме я просто не в состоянии, иначе бы получился целый «роман», да и голос мне угрожает: «Попробуй только рассказать!» Но мне уже все равно, поскольку он обещает убить меня как личность буквально каждую ночь, добравшись уже до моего мозга. Он вставляет в сознание всякие образы  людей, сцены ужасов, играет моими чувствами, вызывая улыбку, смех, хохот, огорчение, страх. Он «нажимает на кнопки в мозгу», отражая эти чувства помимо моей воли на моем лице. Может сделать так, что сердце мое стучит очень громко и больно, отдаваясь ударами в мозгу. А если в этот момент положить руку на грудь - биение сердца вообще не слышно, словно его и нет. Может поднять артериальное давление до огромных пределов и тут же снизить до минимальных цифр. Понятно, что дело здесь в «конструкторе человеческих душ и тел», но кто ОН, я не знаю!
Почему я написала вам? Снова не знаю. Известно лишь одно: мне никто не поможет. Однако, может быть, вы напишете статью и, сославшись на мои печальные обстоятельства, предостережете людей, чтобы никто и никогда не ввязывался в игры с непознанными силами. Если бы я имела хоть малейшее представление о том, к чему может привести спиритический сеанс! Ведь я же только наивно хотела узнать о своей родословной и о том, есть ли жизнь после смерти! Разве стала бы я заниматься этим делом, если бы понимала, к чему это приведет?!
К сожалению, для меня уже ничего не изменить, но других людей предупредить можно. Жаль, что об этом мало пишут в прессе и показывают по телевидению. Находясь в очереди у «целительницы», я узнала, что очень многие люди живут с «подселением», поскольку тоже засунули свой нос куда не положено. По незнанию или легкомыслию. Никогда не подумала бы, что ТАМ все настолько серьезно!
Благодарю за терпение.

Лариса, г. Краснодар

С этой проблемой так или иначе сталкиваются многие люди, еще не вставшие на истинный духовный путь. Что же делать человеку, попавшему под влияние темных сил? Как справиться с бедой? Вот что советует Благочинный Безымянского округа г. Самары протоиерей Олег Китов. 

- Случай хрестоматийный. То, что произошло с этой женщиной, происходило и происходит с тысячами людей, которые по незнанию, невежеству или из-за духовной безграмотности пытаются общаться с духовным миром. Причем незаконно: Господь запретил заниматься такими вещами. Здесь налицо спиритический сеанс, попытка общения с умершими, чего делать категорически нельзя! Конечно же, на контакт с автором письма выходили не предки; это были бесы. Она попала под бесовское влияние, вступила в общение с бесом, который притворился ее родственницей. При этом он настолько привлек ее внимание, что, как пишет эта женщина, целый месяц для нее не существовало ничего земного. В том-то и дело, что как только бесы завладевают нашим вниманием, они стараются нанести вред нашему духовному здоровью. В этом случае налицо явное душевное заболевание, повреждение, которое вызвано не органическим поражением нервной системы, а именно воздействием бесовского духа. Хотя клиническая картина с медицинской точки зрения представляет собой психическое заболевание с голосами, галлюцинациями, навязчивыми мыслями, страхами. Это явное нервно-психическое заболевание, и причина его - в нарушении Заповеди Божией: общение с падшим духом, чего делать ни в коем случае нельзя.
Однако случилось то, что случилось. И очень нужно бы этой женщине покаяться. Но ее беда ведь не столько в том, что она повредилась от беса. Беда в том, что в ней как была гордыня, так и осталась. По гордости, по самонадеянности она вступила в общение с темными силами. Кроме этого, обращалась к каким-то «целителям», «ясновидящим», хотя уже считает, что они всего лишь шарлатаны: только деньги с людей собирают. Однако это далеко не так. Среди них есть такие, которые явно общаются с бесами. И если к ним обратиться, могут навредить человеческой душе еще больше.
Что же автору письма можно посоветовать? Прежде всего - смириться. Смириться не с тем, что бес в нее вселился и ничего с этим поделать нельзя, нет. Имеется в виду смирение в истинно христианском понимании. Например, в письме женщина осуждает священника. Он, видите ли, не так ее встретил, а она аж целых два раза в церкви была! Это такой «подвиг» с ее стороны! И вместо того, чтобы озаботиться своим чудовищным состоянием и найти духовное врачевство в церкви, она подвергает осуждению того, кто мог бы ей это врачевство преподать, то есть Православного священника. Каким бы он ни был: грубым, неделикатным, необразованным (такие случаи, к сожалению, бывают, хотя и редко, а положительных примеров, поверьте, гораздо больше!) - но любой Православный священник, законно рукоположенный, имеет от Господа благодать помогать людям, в том числе и в таких ситуациях. Далеко не каждый священник имеет благословение и возможность изгонять бесов, но исповедовать в грехах, наставить на духовную жизнь, конечно же, может каждый. И первым шагом этой женщины к исцелению, к освобождению должно стать обращение за помощью к Церкви, искреннее покаяние перед тем священником, которого она осуждала. С покаяния ей необходимо начать новую, духовно-церковную жизнь. Начать с исповеди своих грехов с семилетнего возраста перед Крестом и Евангелием. И конечно же, исповедаться в своем духовном невежестве, в том, что допустила грех бесообщения (а не духообщения, как она пишет). Если ее благословит приходской священник, со временем ей можно будет поехать в Троице-Сергиеву Лавру на чин отчитки. Конечно, в ситуации Ларисы, когда тяжелые психические проявления будут повторяться, ей и можно, и обязательно нужно обратиться и к психиатру. Лекарства тоже могут помочь и частично облегчить страдания от бесовского повреждения. Это не грех, Церковь благословляет такие действия, ведь в результате будет оказана помощь и больному мозгу человека, и его нервной системе. А духовное врачевство должно начинаться прежде всего с покаяния и настоящей духовной жизни при храме под руководством Православного священника. Если же автор письма и дальше будет искать каких-то «целителей», то это плохо закончится. Это станет возвратом в то ее прежнее невежественное духовно-нравственное состояние, в котором она начала свой скорбный путь. Ларисе нужно перешагнуть через эту беду. Возможно, Господь попустил ей это испытание за какой-то грех: это тяжелое искушение может подвигнуть ее на духовный путь, если она воспримет это как своего рода епитимью. Нередко бывает так, что человек, одержимый нечистым духом, исповедуется и причащается. И хотя его ЗДЕСЬ терзают бесы, эта мука будет ему во спасение, потому что ТАМ он будет освобожден от нее. Но это возможно лишь при наличии у человека смирения и духовной жизни под руководством Православного священника.
Сейчас Лариса пребывает в отчаянии, бес приводит ее к этому состоянию. Для того чтобы вырваться из этого порочного круга, необходимо смирение, которое прожжет все, любые преграды и ловушки. Даже если бес останется с ней, он не будет иметь над ней такой власти, какая есть сейчас. Как Апостол Павел говорит: «И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «довольно для тебя Благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи. И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова» (2 Кор. 12, 7-9). Видите, даже Апостол Павел имел некое удручение от духа злобы, который творил ему телесные пакости, какую-то болезнь по попущению Божию, чтобы даже Апостол не превозносился, что уж говорить о нас! Гордыня живет в каждом из нас, просто бьет ключом, и этим бесы питаются. Если автор письма не будет превозноситься, благодать Христова будет пребывать с ней, и она не погибнет. Однако переживаемое ей сейчас состояние может продолжаться всю ее жизнь. А то, что Лариса поняла, что со своей душой играть нельзя, что все это очень серьезно, вселяет надежду на то, что душа ее не погибнет. Она уже заплатила дорогую цену, и если не встанет на истинный Православный Христианский духовный путь, заплатит еще больше. Пока отсчитывается лишь временная плата. Не дай Бог, настанет черед вечной. И все-таки надежда на лучшее в ее судьбе есть. Лариса по-христиански задумалась о других людях, которые, как и она, по неведению могут попасть в такую же страшную беду. И своим письмом постаралась предостеречь других от невнимательности на жизненном пути, где враг рода человеческого на каждом шагу расставляет свои невидимые ловушки.

Отклик читательницы на статью «Опасные игры»

Меня зовут Надежда, и я решилась написать вам в редакцию сразу после того, как прочитала в вашей газете письмо Ларисы из города Краснодара («Благовест» № 19 за 2007 год). Бог ей в помощь!
Со мной случилась похожая история, только вот общалась я не с духом своей бабушки. Моя родная бабушка о том, что со мной происходит, ничего не знает, как не знают ни мама, ни кто-либо еще, кроме Бога и Ангела-Хранителя. Я живу в Самаре, мне 19 лет, учусь. Так же, как и Лариса, я заглянула за грань дозволенного, меня всегда интересовал потусторонний мир.
Все началось очень давно. Одно время я долго гадала на картах. У меня было аж четыре колоды! Только сейчас я начала понимать, что это такое - гадание. Оно одно само по себе, а еще все эти маги, экстрасенсы, целители, бабушки-ведуньи - это неисцелимая рана человеческой душе, судьбе человека. Даже самое простое, самое шуточное гадание ведет к тяжелым последствиям.
Начала я увлекаться гаданием, когда училась в десятом классе. Проходили месяцы, я гадала - поначалу просто так, из любопытства. Гадала и подругам, и родным, если кто просил. Даже маме. И сама не заметила, как начала гадать все чаще и чаще, прежде всего самой себе. Постепенно это меня так затянуло, что я гадала каждый день по нескольку раз.
Окончив школу, я поступила в вуз на заочное отделение. Проучившись год, перевелась на дневное, но за этот год произошло очень многое, что засосало меня в другой, чужой и очень черный мир. В этот год в моей жизни не было никого, с кем я могла бы общаться, я сама была не очень общительна. День за днем я все больше уходила непонятно куда. Я гадала, как ненормальная, читала темную мистику. Потом начали сниться сны. Я любила их записывать, жила ими. У меня даже появился возлюбленный из снов, с которым я разговаривала. Он был вампир. Постепенно то, что было моими выдумками, претворялось в сны. Я не ощущала себя сумасшедшей и порхала на крыльях любви непонятно к кому. Я ощущала себя, с одной стороны, очень несчастным человеком - мой возлюбленный ненастоящий, он выдумка… или живой?! Запутать все помогли моя фантазия и одиночество.
Я не знаю, как рассказать, как объяснить, что я постепенно сходила с ума. Я ни с кем об этом не говорила. Об этом никто ничего не знает, только мама могла догадаться, прочитав мои дневники.
Голос в голове появился как-то сразу, мне он сначала представился кем-то вроде «хранителя». Потом - тем самым возлюбленным из снов. Это началось с того момента, как я прочитала какую-то полумистическую книгу, посвященную ангелам-хранителям (повидимому, «Откровения ангелов-хранителей» - книга вредная, оккультная - ред.). Постепенно история развивалась - я уже слышала голоса друзей этого «возлюбленного». Потом врагов.
В конце концов я начала понимать, что все это ведет меня в никуда. «Возлюбленный» мой постепенно исчез. А началось мое выздоровление с того момента, как я пошла в церковь. Помню, как тяжело мне тогда было стоять, я не смогла выстоять службу до конца.
Я не могу рассказать вам все, что пережила – на это тетради не хватит. Я жила не своей жизнью, общалась с теми голосами. Иногда мне казалось, что так и должно быть – пусть никто ничего не знает, есть другой мир, и меня там ждет возлюбленный. Надо только дожить до смерти. Я не хотела себе смерти, не могла поднять руку на то, что дал мне Бог - не могла убить себя. И считала это трусостью и позором. Те голоса и персонажи были со мной каждый день. Все разыгрывалось так, чтобы я могла додумать окончание, чтобы не переставала фантазировать. Они давали объяснения и определения тому, чего не могли знать, тому, что определяется только Богом. Я жила как робот, сессии сдавала с трудом, меня едва не отчислили из института. Отношения с родителями были ужасными, друзья не были друзьями, связь с миром рвалась.
То, что происходило со мной, было кошмаром, который я теперь даже не могу описать. Я знаю теперь только то, что Бог как единственный любящий Отец не оставлял меня нигде, несмотря ни на что. И Он привел меня в церковь. Пусть я не выдержала первый раз и ушла со службы, но приходила туда еще и еще. В церкви я плакала и очень там всех боялась. Церковь помаленьку восстановила мне силы, вернула здравый смысл – дала понимание, что все в этом мире создано Богом, все люди – Его дети, и все мы, как младенцы, лелеемся Им и кормимся Им. Без Него мы - никто.
Теперь я понимаю, что только начинаю жить и у меня есть настоящие помощники и защитники, это наши Православные святые и мой Ангел-Хранитель, что мир – не такой кошмар, каким он мне представлялся совсем недавно. Голоса постепенно исчезают. Они одно время не давали мне покоя ни днем ни ночью, угрожали, обзывали.
Мне нужно исповедаться. Ведь я в своей жизни еще ни разу этого не делала. Я молюсь, чтобы Бог помог мне покаяться, дал искренность на исповеди, ведь за эти два с половиной года я стала как камень. Я боюсь того, чего нельзя бояться, чего бояться глупо – бед, нищеты и одиночества, в то время как мне надо бояться неискренности, нечувствия сердца, безбожия и отчаяния.
И я могу сказать, обращаясь к Ларисе и ко многим другим, в особенности к тем, кто никак не может понять, насколько это ужасно – гадание, общение с бесами, - самое страшное уже даже не то, что вы услышали их въяве и вот так ужасаетесь, что слышите их постоянно, что они не умолкают. Самое страшное уже прошло – это было время, когда вы были очарованы этими бесами, пленены, принимали их ложь за правду, ведь неизвестно, куда бы это вас завело, если бы не милость Божия.
Ни в коем случае не обращайтесь к целителям, экстрасенсам – они сами понятия не имеют, ЧЕМ занимаются! Не ходите к гадалкам. Не бойтесь ничего – ни их «пророчеств», ни угроз бесов, ни того, что они не дают вам покоя. Господь уже с вами! Он и не оставлял вас.
Идите в Церковь! В нашу родную, исконную Православную Церковь! Бог не оставит вас ни в беде, ни в радости. Он ваш Отец, и вам кроме Него и веры в Него ничего не надо, чтобы спастись, чтобы пережить вашу беду, боль, испытание. Пройдут ваши беды и голоса исчезнут, как только вы начнете искать Бога, Его помощи, Его ощутимого присутствия, поймете, насколько мы немощны, маловерны… кто мы без Него!
Очень хочу, чтобы Лариса из Краснодара прочитала мое письмо, хочу сказать ей: Лариса, я верю, Вы очень сильная, я Вам благодарна за то, что наконец решилась написать об этом. Не отчаивайтесь, Бог не оставит Вас. «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф. 7, 7).
Вся наша жизнь принадлежит Богу, не губите себя отчаянием – все можно изменить, еще как изменить! Только если вы не перестанете стучать, молить Бога о помощи, каяться Ему за все свои грехи, за свое отчаяние, неверие, слабость! Лишь бы была жива душа, лишь бы сердце жило, дышало, молилось Богу, искало Его – а там все беды будут только на пользу, все беды отойдут. Ведь вы поймете тогда, КАК вы ценны для Бога, что ваша душа для Него родная, а вы – Его ребенок, еще несмышленый, потому что мы все, вне зависимости от возраста, - Его дети. Никогда не забывайте об этом! Всей душой молю Бога о Вас, Лариса! Не отчаивайтесь, идите в церковь - вы будете жить, и никто вас не погубит! Потому что все в руках Божиих – и наша жизнь, и наша смерть.

Надежда,
г. Самара
09.11.2007

0

7

Как Сергий Радонежский спас меня

В июле 1989 года я повела сына в цирк. Там выступал известный гипнотизер или психотерапевт (имени его я не помню).
Многие выходили на арену и становились участниками представления. Все были в восторге: и зрители, и гипнотизер. Зрители восхищенно аплодировали, гипнотизер, восхищенный сам собой, вскидывал высоко руки после очередного этюда (номера, сеанса, трюка) и счастливым, восторженным взором окидывал всех зрителей, идя по кругу арены.
И вот тут-то произошло неожиданное и необычайное. Мой взор был пронзен его взором. Произошло событие, подобное разряду молнии! Я думала, что такие эпизоды вставляют в книги или фильмы в качестве шутки, яркой образности, для украшения событий. А оказывается, так бывает на самом деле.
В то же мгновение мои глаза закатились под лоб. Ничего не вижу; руки, ноги, все тело оцепенело, налилось ужасной свинцовой тяжестью, лицо омертвело, не могу шевельнуть губами, не могу разжать зубы.
Все слышу. Представление продолжается. Наконец он отпустил с арены добровольных участников и стал прощаться. Аплодисменты, овации… И вот публика расходится. Идут по моим ногам, а я все еще не могу шевельнуться. Сыночек просит: «Мам, ну мам, вставай, идем, почти все уже ушли». Я же не могу ничего с собой поделать.
Нас обступили: «Женщине плохо!». Сын смущен – ему двенадцать лет.
С неимоверным усилием я процедила сквозь зубы: «По… зо… ви… те мас… тера».
Наконец сын разобрал, что я промычала, и кто-то пошел искать «мастера».
«Мастера», мне показалось, не было целую вечность.
Наконец «мастера» привели. Он, очень уставший, подошел, попросил людей расступиться и стал требовать, чтобы я открыла глаза: «Откройте… дышите…» Он взял мою левую руку и очень сильно и глубоко нажал в мякоть между большим и указательным пальцем. Надавил, и наконец у меня получился большой вдох и глаза хоть как-то открылись. Я увидела его.
Тут он радостно сказал: «Вот эта женщина получила не только отдых, она получила исцеление! Теперь она будет хоть и медленно, но выздоравливать! Ну, вставайте, идите!»
Еле-еле, преодолевая себя, я пошла за сыном из цирка.
Несмотря на свинцовые ноги и общее оцепенение, решила идти до дома пешком. Надо только по памяти переставлять ноги и дышать свежим вечерним воздухом.
Дома рухнула в постель и проспала почти двое суток!
Сон был тяжкий, «со скрежетом зубовным». Вдруг вижу ровный бережок, гладкую, тихую речку и лодочку на воде у бережка. Лодочка беленькая носиком то клюнет в воду, то выровняется…
В один миг осознала, что это река Лета, через которую в лодочке перевозят умерших…
«Нет!» - мощно вскричала я во сне, не произнося ни звука. В то же мгновение очутилась в глубоком темном колодце или трубе и стала смотреть в далекую высоту…
Вижу светлое круглое пятнышко; оно увеличивается (или я приближаюсь к нему, или оно – ко мне). Вдруг это пятнышко дрогнуло, и там, как в окошке, то ли занавесочки приподнялись, то ли облачка кругленькие раздвинулись…
Вижу там дедушку… такой благостный; его пресветлая ручка поднята, как бы благословляет. И тут могучий, широкий вздох до боли распирает мою грудную клетку, и я вырываюсь из трубы и… просыпаюсь.       
В таком блаженстве и счастье хожу по квартире, занимаюсь домашними делами и все думаю: «Ну где же я видела этого дедушку?»
Мне надо было пришить пуговицу; искала подходящую и добралась до старой рукодельной коробочки, оставшейся от покойной матери моего мужа. Высыпала на стол все содержимое, и моему взору открылось чудесное видение: передо мной лежал маленький алюминиевый овальный образок того самого благостного дедушки. Вот где я его видела! Это Сергий Радонежский. Счастье!
А ведь мы с мужем подавали заявление в ЗАГС именно 18 июля, в день обретения мощей Сергия Радонежского. Вот он и явил себя как наш покровитель! Мне стало понятно, кто защитил меня от чар гипнотизера.
Преподобный отче Сергие, моли Бога о нас!

Тамара Артемьева,
г. Самара
01.09.2006

0

8

Летнее искушение
Как одеты летом мои сверстники? Короткие, выше колен, юбки, топики, босоножки на высокой шпильке… Если спросишь такую девчонку, почему она одевается именно так, ответ будет прост: сейчас это модно. Мода окружает нас повсюду, и мы постепенно, незаметно для себя, начинаем ей подчиняться во всем.
Посещение модных молодежных магазинов показывает: чем меньше одежда закрывает тело, тем она моднее и востребованнее. Кто же придумывает такую странную «моду»?
Современная мода заключается не только в манере одеваться. В последнее время молодежь предпочитает украшать себя самыми неожиданными способами. Широкую популярность в молодежной среде приобрели пирсинг и татуировка. Обычай прокалывать уши, нос, губы, а также создавать различные рисунки на собственном теле существовал еще в древнейшие времена у язычников. Одни считали, что чем больше сережек и рисунков на теле, тем человек выглядит привлекательнее, другие таким образом отпугивали злых духов (а на самом деле, наверное, только привлекали их).
Сейчас пирсинг и татуировка – один из способов «украсить» свое лицо или тело, и многие молодые люди и девушки охотно изменяют свою внешность подобным образом. Некоторые, чересчур увлекаясь этим сомнительным «украшательством», напрочь теряют чувство меры и просто-напросто уродуют себя. Поэтому прежде чем изменять свою внешность, стоит задуматься: а зачем мне это нужно?..
Бог создал человека по своему образу и подобию, поэтому каждый человек прекрасен своей естественной, природной красотой. Но стоит помнить, что если человек красив внутренне, если у него доброе сердце и благочестивые помыслы, если его душа наполнена чистотой и верой, то «украшать» свою внешность ему, может быть, даже и не потребуется.
Поскольку я сама принадлежу к молодежной культуре (мне шестнадцать лет), то вполне естественно, что проблема подобных «украшательств» коснулась и меня, и я решила: а почему бы нет?! И сделала пирсинг – проколола хрящ правого уха в самом верху. Надо заметить, что процедура эта заняла всего несколько минут – прокол ушей и прочих частей тела сейчас осуществляется мгновенно и абсолютно безболезненно. Но, выйдя из салона, я почувствовала, что ухо в буквально смысле горит. Не болит, а именно горит.
С чувством «выполненного долга» я отправилась домой. Поскольку ранка была свежая, сережку-«гвоздик» мне разрешили снять только через неделю. Мне хотелось поскорее надеть небольшое колечко. Всю неделю я честно ухаживала за своей дыркой – протирала место прокола перекисью водорода и старалась не задевать сережку. Ухо не болело, но стоило до него дотронуться – и оно снова начинало гореть и становилось красным. Спустя семь дней я попыталась вытащить «гвоздик», но тут же почувствовала, как в глазах темнеет, пульс учащается, а дышать становится все труднее. Дабы не упасть от боли в обморок, я прекратила всяческие попытки расстаться с изрядно надоевшей мне сережкой.
Прошла еще неделя, за ней – следующая… Новых попыток снять «гвоздик» я пока не предпринимала. Но спустя еще несколько дней меня стали терзать смутные сомнения, что, похоже, с этой сережкой мне уже не расстаться никогда. И, вдохнув побольше воздуха, приступила к действию. Заняла эта «операция» примерно полчаса, так как вытащить уже практически приросшую серьгу из уха оказалось делом отнюдь не простым. Терпя страшную боль (а мне в тот момент казалось, что ничего страшнее действительно быть не может) и имея единственное желание поскорее избавиться от «гвоздика», я все-таки достигла цели, сережка была снята, но ухо болело просто невыносимо. Вновь протерев его перекисью водорода, я приступила к еще более сложной «операции» - мне нужно было вставить кольцо. На это у меня ушел почти час, потому что я никак не могла попасть в дырку, ведь мне было видно ее лишь с одной стороны. Когда я наконец-то завершила этот долгий и – замечу – очень болезненный процесс, то твердо решила: больше с пирсингом дела не имею. К тому же этим летом начала петь в хоре Петропавловской церкви, слава Богу, нахожусь там в платке, и пирсинга моего не видно. Но если невзначай кто-то из хора увидит – что они подумают обо мне? Но самое печальное, что теперь я не могу вынуть из уха и кольцо. Памятуя о былой боли, жду полного заживления уха, чтобы иметь возможность снять и эту сережку.
Недавно на улице увидела девушку с проколотой губой, бровью, с гирляндой колец на левом ухе и двумя татуировками. Все прохожие завороженно смотрели на ее «художества». Я от души пожалела бедняжку: ведь если я мучилась с одной дыркой, то каково же пришлось ей?.. С тех пор как я сделала пирсинг, мне пришлось позабыть даже о полноценном сне, ведь дотрагиваться до проколотого места очень больно, и, соответственно, спать на той стороне, где сережка, я не могу. Но ведь дело не только в боли…
Любой человек, сделав себе пирсинг или татуировку, уже не сможет от этого избавиться. Конечно, сейчас существуют различные лазерные операции по удалению татуировок, но их стоимость намного превышает цену самих татуировок. Не следует забывать, что Православному человеку подобные способы изменить внешность никогда не пойдут на пользу.

Елена Куличкова,
16 лет, школа № 132, г. Самара
14.07.2006

0

9

На краю бездны

письмо в редакцию газеты "Благовест"
Здравствуйте, уважаемая редакция!
Благодарю за интересную и нужную газету. Мне не к кому больше обратиться, поэтому пишу вам. У меня есть несколько вопросов, на которые необходимо дать ответ заочно, так как их стыдно задавать напрямую.
Я никогда не могла понять, как можно хотеть жить на земле. Только не думайте, что вам пишет абсолютная шизофреничка, на письмо которой можно не отвечать. Я работаю на двух престижных работах, у меня двое почти взрослых детей, в трехкомнатной квартире - чистота и порядок. Тем не менее о смерти я просто мечтаю, завидую тем, у кого обнаруживают неизлечимую болезнь. Несколько раз мне снилось, что я должна разбиться (например, в несущемся поезде и т.д.), и тогда я просыпалась с блаженной улыбкой на лице. Садясь в транспорт, надеюсь на аварию. С пятнадцати лет я сознательно думаю об этом.
У меня злая душа, я знаю об этом, но ничего не могу сделать. Мне уже сорок лет, и я прошу Бога или сделать меня немного добрее, или послать смерть, но пока ничего не меняется, хотя в остальном мне Бог помогает во всем сказочно.
Вопрос заключается вот в чем: если у меня злая душа, я не умею любить ни себя, ни людей, почему я должна стремиться в рай? Злая душа должна находиться в аду за зло, совершенное на земле.
Явного зла я никому не делаю, но зато своим обращением душевно искалечила сына - он не выдержал отсутствия любви и заболел психически. Теперь страдает и моя доченька из-за этого, хотя на нее за шестнадцать лет я ни разу не повысила голос.
В чем состоит моя вина? В том, что я не смогла научиться любить себя, своих детей, людей вокруг. Внешне все замечательно, и никто мне не верит, что сын стал таким из-за меня.
О самоубийстве я всю жизнь думала ежеминутно, даже в самые хорошие периоды жизни (в целом жизнь моя ровная и благополучная).
Теперь пришла к выводу, что должна все же уйти из жизни добровольно, чтобы душа попала в ад. Мне только необходимо устроить детей и выплатить кредит, чтобы люди из-за меня не страдали, ведь всем надо кормить детей.
У меня отец был добрым, но рано умер, мне так хочется к нему. А мать тоже, как и я, никогда жить не хотела, соответственно, и нас, своих детей, не умела любить. Вот такая у меня от нее страшная наследственность.
Я понимаю, что планета Земля прекрасна с ее безкрайним синим небом, удивительным разнообразием животного и растительного мира. Но мне никогда не понять, как можно здесь хотеть жить да еще цепляться за жизнь из последних сил, когда грозит смертельная опасность.
Сейчас мы собираем деньги на операцию больной девочке - у нее обнаружили лейкемию. Необходимо пятьсот тысяч рублей. Зачем? Не лучше ли уйти на Небо и быть там с Иисусом Христом? Человек живет на земле несколько десятков лет, так не все ли равно, сейчас умереть или через двадцать-тридцать лет? Или даже через пятьдесят?..
Из-за того, что во мне нет любви ни к себе, ни к людям, во мне нет ничего, кроме фальши. Но что могу я сделать в этой ситуации? Говорят, душу нельзя изменить. Я дошла до того, что не вижу ничего плохого в смерти своих детей. Они ведь все равно умрут, так зачем мучиться лишних пару десятков лет? Вы можете ответить мне на этот вопрос?
Первый раз мой сын не выдержал и заболел в пятнадцать лет. Сейчас болезнь повторилась. Отвезла его на две недели в монастырь. Когда ему стало лучше, забрала оттуда на учебу. Через две недели пошло обострение. Зачем?
В церковь я хожу, понимать начала красоту Православных молитв. Что Иисус Христос хочет, продлевая болезнь сына? Чтобы он опять уехал в монастырь? Почему все так туманно и страшно? Почему нельзя сказать яснее?
В чем состоит моя вина на этой земле, почему в меня вселили злую душу? И почему даже в самые радостные минуты моей жизни мне не было радостно до конца и я думала о смерти?
Елена, Башкирия.

Дорогая Елена, прежде всего - простите! Мы решили вопреки вашей просьбе все же опубликовать ваше письмо, конечно же не указывая ни фамилии, ни даже города, где вы живете. В Башкирии вы не одна Елена, и ситуации, сходные с вашей, тоже, как ни печально, не редкость. Зато люди, сумевшие пережить не менее тяжелые испытания, смогут написать вам на адрес редакции, дать совет, которого вы так ждете (а мы эти письма обязательно перешлем вам). Да просто - помолиться о Вас! Сила соборной молитвы так велика, что ад трепещет пред нею, а его злобные служители отступают, не в силах более мучить свою жертву.
Как нелегко одинокой душе одолеть столь страшное наваждение бесовское! Когда изо дня в день один и тот же помысел неотступно терзает: «Лучше не жить!.. Лучше в ад!.. У меня злая душа…»   
Злая душа? Скорее - отравленная черным ядом, обугленная приблизившимся адским пламенем, заледеневшая от неимоверного холода мрачной бездны. Светлой памяти мудрая самарская старица схимонахиня Сергия говорила: «Если бы вы только видели, какие змеи обвиваются вокруг ваших сердец, и пьют вашу кровь, и отравляют своим ядом! А вы молитесь! Молитва, ваш плач ко Господу, огнем сожжет этих змей, и когда ваши сердца очистятся от страстей, как же вам станет легко!..» Вы скажете, Елена, у вас нет страстей? Но такое вот «безстрастие» и есть худшая страсть - окамененное нечувствие! Когда окамененное нечувствие завладевает душой и делает ее неспособной ни любить, ни сострадать, ни жалеть. Даже себя. Почему же эта змея заползла в сердце? Вы пишете, все это началось в пятнадцать лет. По себе (да и по своим детям) помню: это очень опасный возраст, когда все вокруг теряет прежние краски, мир сжимается до размеров собственного Эго, а все вне его теряет былую привлекательность. Родители, подруги - да разве они способны понять меня? И вот в этом, мне кажется, корень зла. Если вовремя не остановиться, не увидеть, что виной всему - твоя собственная гордыня, то потом победить ее, питающуюся твоей душой, все труднее. Да и желания такого уже не возникает. Чем ближе к краю бездны, тем сильнее тяга ринуться вниз - и будь что будет! А что будет? Вечные муки ада, перед которыми все земные страдания покажутся блаженной отрадой… Те, кому довелось при жизни увидеть, что происходит с душой в этой адской бездне, не могли без ужаса вспоминать эти видения. Я слышала такие рассказы…
Нет, Елена, у вас не злая душа! Озлобленная бесовскими стараниями (а вовсе не вселенная в Вас изначально - все дети рождаются с чистыми, светлыми душами! Ведь Господь «просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин.1, 9). Душа томится в стальных оковах, которые не дают ей дышать, не дают пролиться невыплаканным слезам. И это происходит от отчаяния. Этот смертный грех - один из самых злобных змеенышей, порожденных гордыней. Впадающий в отчаяние человек сам, добровольно лишает себя Божией помощи. А ведь Христос сказал: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин.15, 5).
Здесь, на незримой войне, мы не видим, какие полчища сражаются за наши души. Как светлые Ангелы стараются уберечь нас от искушений злобных демонов, как они всеми силами пытаются вдохнуть в наши слабеющие души Небесную силу. Но мы отворачиваемся, мы не желаем видеть, что и болезни наших близких посылаются нам же, грешным, во спасение - чтобы мы, пожалев страдающих деток своих, оттаяли сердцем! Чтобы стали молиться за них горячей материнской молитвой - и она непременно будет услышана! И Пресвятая Богородица придет на помощь со всеми Небесными Силами.
Надо только захотеть этого. Исцеления больного сыночка. Утешения доченьке. Собственного спасения, ведь без матери как же холодно и пусто станет им на земле! Вы не видите их любви, но она есть, она не может пробиться к вам через коросту заледеневшего сердца. Растопите его!
Знаете, Елена, как-то один батюшка в минуты моей крайней духовной немощи дал мне очень хороший совет: «Молитесь Пресвятой Богородице! Закажите молебен с акафистом иконе Божией Матери «Умягчение злых сердец», обязательно сами будьте на нем и возьмите освященную на этом молебне воду. Потом сорок дней пейте сами и давайте своим близким эту воду. И очень хорошо, если бы вы смогли все эти сорок дней сами читать этот акафист - или, когда нет возможности, хотя бы молитву из него!» Я просила о помощи, думая, как мне умягчить злые сердца людей, восставших на меня, - а умягчилось в первую очередь мое собственное сердце! И как легко стало любить тех самых людей, которые какое-то время еще продолжали досаждать мне (а потом и они как-то неприметно стали мягче и добрее…). Словно серая пелена упала с глаз и Божий мир предстал во всей своей несказанной красоте! А дети… Как обмирает душа от одной только мысли, что, не приведи Господь, с любой из моих доченек может случиться что-то плохое. Что сын задержался на работе...
Родная моя Елена, поверьте, нет у вас на земле большего долга, чем материнский долг. Пусть же ваши дети, забота и молитвы о них наполнят смыслом вашу жизнь. Да не посмеется над вами торжествующий враг: ему не отнять вас у Христа!
Потому что своевольный уход из жизни - самый непоправимый шаг, единственный непростительный грех. Шаг от Бога к Его извечному врагу. В бездну, из которой уже не будет выхода.
Но нет предела Божьему всемогуществу! И Его милосердию. Ведь Он и ради вас сошел на землю, отдал Тело Свое на крестные муки. Только бы вы и ваши дети смогли обрести спасение. Но Бог никого не спасает против воли. Только протяните к Нему руки, воззовите - и Он поспешит на помощь!
Вы пишете, что стали ходить в церковь и даже полюбили красоту церковных молитв. Сделайте следующий спасительный шаг. Исповедуйтесь. Принесите исповедь во всех грехах, которые только сможете вспомнить, покайтесь в них всем сердцем. «Возвыси мой ум к Тебе, долу поникший, и возведи от пропасти погибели…» И после Причастия, соединившись с Богом, Вы наконец почувствуете желанную легкость и чистоту в душе. Читайте Евангелие - и Господь войдет в ваше сердце! И чаще молитесь единой Надежде всех безнадежных - Матери Божией, всех скорбящих Радости.
Помоги Вам Бог!
С любовью и молитвой о вас

Ольга Ларькина
03.03.2006

0

10

«Как мне с этим жить?..»

Здравствуйте, дорогая редакция газеты «Благовест»!
Пишет вам с замиранием сердца 16-летний мальчик.
Заранее прошу простить меня за ошибки, допущенные мной в этом письме. Я не стану называть свое имя, так как мне очень стыдно его писать.
Дело все в том, что я гей.
Конечно, об этом никто не знает.
Я хочу спросить, как же мне жить с этим? Я безумно сопротивляюсь самому себе, но мое женское начало берет верх.
Я ненавижу себя за это и понимаю, что я в этом не виноват. С самых ранних лет я отличался от всех, а когда пришло половое созревание, я понял, что мне нравятся мальчики.
Это, конечно, ужасно и отвратительно - это я прекрасно понимаю, но и живу с этим уже давно.
Полтора года назад я влюбился в своего друга, он об этом не догадывается. А потом со временем мы стали ссориться, и я очень страдал от этого.
Я умолял Господа, чтобы он избавил меня от мучений, но боль становилась все сильнее и сильнее.
Все это вылилось в отчаяние, и я перерезал себе вены, но выжил.
Очень долго мне было плохо, я понимал, что с ним не буду никогда, что у него появится девушка, а я буду один. Но Господь смилостивился, и сейчас я остыл к этому человеку. Но только когда его вижу, у меня бешено бьется сердце. Прошу, не осуждайте меня - понять мою проблему тяжело, а осудить легче.
Я никогда не написал бы этого письма, если бы мне не было так плохо. Я считаю себя мутантом, гибридом мужского и женского полов.
Когда у меня были длинные волосы, я был похож на девушку; даже фигура у меня женская, а к тому же и женский склад ума.
Что мне делать? Господь одарил меня талантами: я художник, очень люблю писать иконы и после 11-го класса, который я закончу в этом году, я продолжу учиться живописи; также я пою в церковном хоре и пишу стихи, но они мирские и немного грустные.
Хочу спросить: почему Бог создал меня таким мутантом, а многих других нормальными? Вы можете сказать: что-то бедный мальчик вбил себе в голову, а теперь мучается… но это не так - я рожден с неправильным набором хромосом.
И еще хочу задать вопрос: можно ли мне сделать операцию по смене пола, чтобы обрести свой настоящий облик, соответствующий моему внутреннему состоянию, и будет ли после этого шага у меня надежда на спасение? Я пытался изменить свой внутренний мир, но это невозможно.
Прошу редакцию ответить мне и не осуждать меня.
Я буду ждать вашего письма днем и ночью. И лучше не опубликовывать мое послание в газете - не думаю, что читателям понравится мое письмо.
Надеюсь на вашу поддержку.
Храни вас Господь!

Н., Саратовская область

Здравствуй, Н.
Ты правильно сделал, что решился написать в Православную газету. Носить эту боль одному - не каждому даже зрелому человеку под силу. А ведь ты еще далеко не взрослый!.. Православные умеют отличать человека, одержимого страстью, от самой страсти. И любви к первому не мешает ненависть ко второй. До тех пор, пока ты не начал себя оправдывать, не начал «договариваться» со своей бедой, пока не начал (не приведи Бог!) искать пути реализации своих пока еще тайных пороков - ты наш брат во Христе, и мы тебя не отдадим врагу нашего (и твоего) спасения. Если только ты сам не переступишь эту черту…
Когда современному подвижнику Паисию Афонскому задали вопрос, имеет ли гомосексуализм наследственные корни, он ответил, что нельзя списывать содомский грех только на «поломки» в хромосомах. Прежде всего здесь виновата семья, неправильное воспитание и тот злой навык, который приобретает человек при общении с окружающими. С ним согласен зарубежный ученый Джон Ф. Харви, установивший, что около половины однояйцевых близнецов не разделяют гомосексуальные наклонности своих братьев. И когда ты свое состояние объясняешь исключительно генами, тем самым снимаешь с себя ответственность за свои извращенные помыслы. Перекладываешь вину на родителей, предков и даже на… Самого Бога, по твоим словам, создавшего тебя вот таким… А ведь в Священном Писании прямо сказано, за что дает Господь влечение к содомскому греху… В первой главе Послания к Римлянам Апостол Павел пишет о язычниках: «Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили… называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, - то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца…  Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотями друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим. 1, 21-27).
За религиозное нечестие посылает Господь постыдные страсти. И только возвращением к подлинной религиозной жизни через покаяние возможно духовное и физическое исцеление, возвращение в себе неискаженного образа Божия… Ты верующий человек, и потому должен без труда понять это. Но нелегко (хотя и необходимо!) тебе будет в твоем совсем еще юном возрасте осознать, почему именно от тебя более чем от кого бы то ни было ждет наш Спаситель сугубого покаяния, особых духовных и аскетических подвигов, решимости безкомпромиссно жить по заповедям Христовым… Раз попущен тебе такой страшный недуг, значит, есть и духовные силы на его исцеление. Только на этом узком пути духовной брани ты сможешь получить от Господа защиту и избавление от мучающей тебя страсти. Других путей для тебя нет! Не поможет и операция по изменению пола - напротив, она станет непо-правимым шагом, отсекающим тебя и от Церкви, и от нормальной жизни. Ведь хирургическое вмешательство в таинственную и во многом закрытую для нас сферу пола станет явным противлением воле Создателя, Который привел тебя в мир мужчиной и будет судить тебя таким, каким создал…
Напрасно ты киваешь на других людей и считаешь себя по сравнению с ними каким-то отверженным «мутантом»… Ведь различные опасности подстерегают каждого из сыновей и дочерей Адама. Святитель Феофан Затворник писал: «Всякий рождается на свет поврежденным, с семенем всех страстей. Что у одного это семя развивается преимущественно с одной стороны, у другого - с другой, это прежде всего зависит от темперамента, принимаемого от родителей, далее от воспитания, больше же всего от подражания, которое питается предлежащими примерами, обычаями, обращением и сообществом. Как дерево молодое, человек среди сих обстоятельств невольно склоняется в какую-либо сторону, а потом, вступив на путь жизни и действуя в том же направлении, утверждается в нем привычкой, которая становится второй природой».
И все же ты верно чувствуешь какую-то надличностную природу твоей беды. Ты пришел в мир совсем недавно - в мир, искаженный страшным духовным преступлением, которое совершили наши предки: богоотступничеством и царе-убийством. Это духовное падение нашего народа еще более исказило и без того глубоко искаженную первородным грехом падшую природу человека. К тому же ты пришел в мир на пике вседозволенности, нравственного одичания, оправдания страшных (в том числе и содомских!) грехов, когда «прорабы перестройки» совершали очередную дьявольскую попытку мутации русской души, тащили нас за собой в «общество потребления» и внушали лукавую мысль, что якобы разрешено все, что не запрещено. Это время новым смерчем прошлось по стране в начале 90-х годов. И это не могло остаться без тяжких последствий для твоего поколения - первого поколения, выросшего в условиях вседозволенности. А в натурах творческих, тонких, чувствительных, с обостренной впечатлительностью это время проговорилось с особой силой, а для кого-то вылилось и вот в такую уродливую форму. Возможно, какие-то тяжелые наследственные грехи тяготеют над твоим родом. Но как бы ни были опасны последствия этих страшных дел, все они врачуются покаянием.   
Из истории раннего Христианства мы знаем, до какого нравственного падения дошел к тому времени античный мир. Утопавшая в роскоши цивилизация, провозгласившая «естественность» своим девизом, вся сплошь оказалась повязана противоестественным грехом. Его уже и не воспринимали как грех, напротив, великие мыслители и поэты античности ничуть не скрывали своих извращенных страстей, даже пытались опоэтизировать их. И только в свете Христова Воскресения людям стала очевидна вся мерзость этой дьявольской оргии… И с тех пор содомский грех поднимает голову лишь там и тогда, где и когда ослабевает связь людей со Христом Жизнодавцем, где Христианская цивилизация теряет свою соль и возвращается к языческому нечестию… Вот почему все большую активность на апостасийном Западе сегодня проявляют «сексуальные меньшинства», требующие для себя равных прав уже не только на создание «семьи», но даже и на усыновление детей. Все больше людей на Западе подвержены этому греху, за который Господь покарал Содом и Гоморру…
Но позиция Церкви остается неизменной: содомия - это смертный грех, препятствующий спасению в вечности! Это утверждение ничего общего не имеет с пресловутой гомофобией (ненавистью к тем, кто одержим этой нравственной порчей). Ведь осуждается со всей строгостью лишь сам грех, но не отталкивается рука тех людей, которые желают прийти во Врачебницу, которой всегда была и остается Церковь Христова, чтобы избавиться от содомии и других тяжких недугов… Я знаю случай, когда молитвами известной старицы схимонахини Марии Самарской (†2000 г.) от этого смертного греха был полностью исцелен человек. Известны и другие случаи, когда люди, решившиеся во что бы то ни стало преобразить свою душу, с помощью спасительных церковных таинств получали благодатную силу справиться с извращениями.
Даже в первохристианской среде, еще близкой по времени к  языческому обществу, эти грехи не были чем-то невиданным, и на них в своих посланиях обрушивал огненные слова Апостол Павел.
И Церковь вскоре почти полностью изжила в Своей среде эту скверну, на многие столетия преобразила благодатью некогда языческий мир… Значит, и теперь мы можем положить конец растлевающим нас страстям, ведь «Христос вчера и днесь той же»…
Ученые заметили, что гомосексуалисты входят в группу риска потенциальных самоубийц. В их среде количество суицидов значительно выше, чем у людей, не подверженных этому извращению. Почему? Да потому, что «отцу лжи», «человекоубийце изначала», важно не только осквернить душу и тело человека, но и полностью отсечь его от возможности покаяния. И с теми, кто оступился в одном, ему легче справиться и в другом. Вот и ты уже пробовал резать себе вены из-за неразделенной «любви»… Сам дьявол толкал тебя на это, и подсунул тебе греховную «влюбленность» - он же… Отчаяние, уныние, ропот на Бога и на свою судьбу - все это его отмычки на пути к той последней двери, за которой еще сохраняется твоя внутренняя свобода. Завладеть твоей волей полностью - вот что нужно врагу. Но пока ты еще не согласился с его властью, пока ты не защищаешь свое «право на грех» (как многие активные представители «меньшинств» на Западе, да и у нас), а ищешь спасение у Бога, пытаешься бороться  со своими грехами - ты не его, ты - Божий! И Он поборется за тебя так, как никто из людей этого сделать не сумеет. Ты только приди на исповедь и искренне раскайся в своих скверных помыслах и в попытке самоубийства. И тебе будет легче бороться со своими греховными влечениями. Ведь ты будешь уже не один - с тобой будет Церковь Христова… Если ты сумел написать нам письмо, то должен суметь и рассказать священнику на исповеди о твоих искушениях. Лучше всего, если у тебя появится  духовник - опытный священник, и  лучше - монах, который поможет тебе в духовной брани. Молись, чтобы Господь послал тебе такого человека. В любом случае, молись Богочеловеку Христу и всегда помни, как безконечно дорог ты нашему Господу! До голгофских кровавых ран от гвоздей, до тернового венца, до кровавого пота Гефсимании…  «Всего человека» (Ин. 7, 23) своей искупительной жертвой исцелил Иисус Христос. И нам нужно только суметь войти в эту Его уже совершенную победу.

Антон Жоголев
05.05.2006

0

11

Суд человеческий

«Есть такие люди, которые не пропускают ни одного судебного заседания, - рассказывал мне как-то знакомый юрист. - Зрители! Приходят и смотрят, как в кино. На беду людскую, на слезы, на злость и вранье… Своей жизни нет, что ли, или чужой болью заряжаются?!»
Признаюсь, тогда я согласилась со своим собеседником, разделяя его возмущение. На ум не могло прийти, что такими вот «зрителями» через несколько лет окажется практически все телесмотрящее население страны. «Час суда», «Суд идет» - эти передачи появились на разных телеканалах практически одновременно. Новинку восприняли. Многие даже «пожертвовали» неприкосновенными доселе сериалами и на самых слезливых моментах стали переключаться на другой канал, где стук судейского молотка переламывает надвое в очередной раз чью-то судьбу, пускай и придуманную. Хотя все эти «суды», «шоу» и сериалы, похоже, всего лишь ступени одной лестницы.
Когда-то общественную мораль потрясло влияние кино (тогда «синематографа») на умы и чувства. Люди хотели быть похожими на киногероев, подражали им, заучивали их фразы. Однако при этом развлекательный фильм в любом случае воспринимается как экранизация некоего реального или вымышленного, но обязательно исключительного события. Да, это обывательский взгляд на кино, однако именно он позволял человеку не остаться мыслями навсегда в красивой сказке, а отдохнуть «на экзотике» у экрана - и с новыми силами вернуться к повседневным заботам.
Сериал сначала казался вещью безобидной. Вроде бы будни, вроде бы обычные люди, которые запросто могут быть нашими соседями. Экзотики, исключительности - никакой! Многосерийность создает иллюзию того, что это происходит «в соседнем подъезде» и может произойти и с тобой. Человек уже не задумывается, что «сериальная жизнь» тоже кем-то придумана. Там, на экране - реальная жизнь, а значит - норма жизни.
А на экране - скандалы, семейные дрязги, измены, сплетни, обман, истеричные словесные перепалки, слезы и планы мести. Постепенно в сознании телезрителя утверждается мысль, что так и должно быть. Те, кто нашел в себе силы отказаться от «сериальной зависимости», рассказывают: в голосе сами собой появлялись истеричные нотки, всюду мерещились измены. А еще появилось нездоровое любопытство к личной жизни - вплоть до интимной - окружающих людей. Ну конечно, ведь на экране герои для нас - не за стеной, а за прозрачным стеклом.
Однако телезрителя уже не устраивают сериальные войны. Хочется настоящих «войн» и настоящих подробностей. Так появляются «ток-шоу». Здесь те же артисты, они тоже не отклоняются от заданного сценария, однако атмосфера студии, куда приглашают «реальных людей» для изложения и обсуждения «реальных происшествий», создает иллюзию подлинности. Многие люди, особенно пожилые, до сих пор верят, что перед ними действительно те, кто решил вынести на обсуждение всю подноготную своей жизни. Обсуждение не заставляет себя ждать. Как в юмористических телепередачах организованный «смех за кадром» приглашает зрителя посмеяться (одновременно приучая смеяться за компанию над любой глупостью и пошлостью), так и здесь известные артисты и писатели приглашают обсудить и осудить. И звучит с экрана, из уст известной на всю страну личности: «Надо было любовника богатого завести!», «Надо было сделать аборт!», «Надо было бросить его, зачем с больным жить, только жизнь себе портить!» Знаменитости вторят массовка и ведущий, а зрителю не согласиться уже вроде как и «неудобно»…
Для развлечения чужими переживаниями появляются «реалити-шоу». А чтобы людям дать почувствовать себя судией - телесуды. Вот только желание судить обычно имеет оборотную сторону - боязнь и вместе с тем желание быть осужденным. Этот феномен давно известен психиатрии - о нем вспоминают при рассмотрении причин ряда извращений. А уж выражение «комплекс вины» давно вошло в нашу повседневную речь. И случилось это тогда, когда безбожие стало нормой жизни. Ведь для неверующего даже раскаяние в конкретном проступке не несет очищения. «Как я мог так поступить?» - вопрошает себя человек и еще больше запутывается: ведь даже в этом вопросе главным становится горделивое «я» и удивление, как это такой хороший и умный я - мог… Что уж говорить о той безотчетной тоске, унынии и ощущении, что «что-то не так я делаю», «как будто в чем-то виноват» (чаще всего именно так характеризуют свое состояние мои еще не пришедшие к Богу ровесники). Душа «по природе Христианка» (Тертуллиан), и если человек не знает покаяния, если заглушает голос совести - болезнь души продолжается. А что делает современный человек, когда боится остаться наедине с самим собой? Правильно: включает телевизор. Вот, кого-то судят в «телесуде», он - хуже меня, и чего это я затосковал?..
А те, кто привык смотреть телепрограммы подряд, заметят: даже в некоторых совершенно безпомощных «мыльных операх» характеры людей гораздо ярче и сложнее, чем в сериалах «судебных». Причем зачастую образы клишированы, это типы, созданные масскультурой специально для обывателя. Если уж показывают девочку-подростка, связавшуюся с панками, то на лице юной актрисы нет живого места от пирсинга, она еле стоит под тяжестью навешанных на нее железок, а войдя в зал, тут же затевает драку. Если на экране «народный целитель» (как уважительно!), то обязательно интеллигентное лицо с вьющимися волосами, он постоянно в «общении с потусторонним»… Автор этих строк, имея неплохой опыт общения и с теми, и с другими, смеет утверждать: ни один рокер на себя столько не понавешает, а «целители» в присутственных местах в большинстве своем ведут себя вовсе не интеллигентно и не загадочно.
Да и сюжеты мелодраматичны и нежизненны. Приведу лишь один пример. На скамье подсудимых - старушка в платке, взятом из реквизита какой-то старинной пьесы и с речью, пародирующей говор дореволюционной деревни. Жила-была себе тетенька в одном селе, как забрел к ней некто Николай, наводящий ужас на всю округу. Потребовал он угостить себя водкой с домашними грибочками, а после угощения отправился на тот свет, за что, собственно, главную героиню и судят. В ходе заседания (почему не следствия?) выясняется, что грибочки те приготовила вдова сына бабули, в грибах ничего не понимающая. Разумеется, внимание переключается на сноху - она, по мнению судьи, собиралась отравить свекровь. Бабушку почему-то немедленно освобождают, в то время как она, хоть и в приличных выражениях, но все же проклинает сноху, легко поверив в «злой умысел». А ведь добрую половину заседания все, от адвоката до обвинителя, на разные лады воспевали «религиозность» и «материнскую любовь к снохе» Православной старушки… не уточняя, правда, почему именно у нее оказалась водка для хулигана. Говоря короче, с Православием  авторы программы знакомы неважно: чтобы показать Православного человека, им хватило собственных, причем очень избирательных, впечатлений…
И еще любопытная деталь. Практически каждое второе «теледело» раскрывается следующим образом. К кафедре выходит ближайший родственник подсудимого (или настоящего преступника), которому закон разрешает не свидетельствовать против родного мужа, отца или чада. И заявляет: «Я должен заявить, что мой супруг (отец, мать, дочь…) - преступник!»  - и излагает «истинную версию» событий. «Посмотрите, через какие душевные муки прошел этот свидетель ради правды!» - патетически провозглашает судья. Изложенное таким образом обычно принимается за правду безоговорочно, будто в нашем обществе никогда не существовало ни доноса, ни предательства. Является ли этот момент передачи продуманным приучением зрителя к каким-то определенным нравственным категориям - вопрос открытый.
Есть мнение, что «телесуды» все же полезны - тем, что помогают людям, не находящим правду в жизни, хоть на экране увидеть, что правда восторжествовала. Но такие передачи учат отстранению от чужой беды. А если уж возникла мысль, что правды можно добиться только на экране, значит, в реальной жизни со злом мало кто борется… Да, на экране смелый герой защитит слабого, умный следователь раскроет преступление, судья вынесет справедливый приговор. А что сделаем мы, если, сидя у телевизора, вдруг услышим с улицы крик о помощи? Одна женщина, столкнувшаяся с грабителем, потом рассказывала: «Кричать я не стала. Все равно никто не откликнется». А ведь заповедь «положить душу за други своя» Господь давал не для телегероев.       
Сам судебный процесс даже для неверующего человека в той или иной степени сакрализован, хотя бы за счет определенного ритуала его проведения. «Встать - суд идет», необычное, как будто бы устаревшее обращение к судье: «Ваша честь…» и проч. Суд - это всегда этап или завершение жизненной трагедии, и не одного человека, а нескольких семей. Справедливый или несправедливый, длительный или короткий, настоящий суд становится тяжким испытанием, переломом в судьбах, а часто и в душах людей. А когда в день перед домохозяйкой на телеэкране проходит по нескольку судебных заседаний, пусть и понарошку, это не замедлит сказаться на психике. И само понимание суда постепенно потеряет для нее сакральную значимость.
А ведь душа-Христианка пусть подспудно, но чает времени, когда «поставлени будут престоли на судищи страшнем, тогда всех человек дела обличатся» (Канон покаянный). Суд - не человеческий, но Божий - ждет каждого из нас. И нам ли, кто сподобился великого дара - веры Христовой, терять время за всевозможными телепересудами, если вот-вот мы сами предстанем перед Истинным Судией и «никтоже возможет помощи нам, но дела наша осудят нас»?

Юлия Кулакова,
г. Самара.
17.02.2006

0

12

Ласковые сети

В дверь позвонили. На пороге стояли две девушки примерно моего возраста, совершенно мне незнакомые. «Впустите нас, пожалуйста!» - «А кто вы, по какому делу?» - «Впустите, мы хотели бы с вами поговорить».
Я забезпокоилась - настораживала настойчивость непрошеных гостий. После того как я повторила вопрос, девочки наконец «раскрылись»: «Мы - свидетели Иеговы».
В маленьком курортном Железноводске очень часто можно встретить «свидетелей». Они останавливают вас на улицах, поодиночке и парами прогуливаются по курортному парку, задают местным жителям и отдыхающим вопросы: «А вы верите в Бога?», «Скажите, вы согласны с таким-то утверждением?». Далее предлагают неестественно яркие журналы и брошюры и как бы между прочим интересуются номером вашего телефона и адресом.
Впервые я столкнулась со «свидетелями» еще до Крещения. Я только еще раздумывала над тем, что надо бы покреститься, но на навязчивые вопросы незнакомой старушки твердо ответила, что Православная. Ее реакция меня поразила - неприкрытая агрессия. Старушка начала отрывисто выкрикивать: «Да какие вы Православные? Что это за Православие?! Почему это - Правая вера? Вот у нас…». Далее последовал рассказ о «замечательной общине», где все собираются, молятся. И, между прочим, «стучат» друг на друга. Я не поверила своим ушам и переспросила: действительно ли тот, кто знает о собрате нечто неблаговидное, какой-то проступок, отступление от общих норм, должен немедленно об этом рассказать на общем собрании? Оказалось, что я не ослышалась. Между тем моя собеседница продолжала расхваливать «общину». К счастью, подошел автобус и прервал ее эмоциональный монолог о «неправоте Православия».
С тех давних пор «свидетели» очень «подобрели». Они обращаются к прохожим вежливо, с отрепетированными улыбками. На отказ выслушать, взять журнал реагируют очень мягко: «Ну что ж, очень жаль». Порой кажется, что с этими несчастными специально работают пиарщики - так психологически грамотно они стали вести себя. И все же враждебность к Истинной вере иногда прорывается. В прошлом году «свидетельница», усердно обрабатывающая группу женщин, налетела на меня как фурия, стоило только вмешаться в разговор. «Ах, Православные? Ну, держитесь!» И полилась такая мерзкая клевета, что страшно стало - не за себя, а за эту женщину. Ведь русская же, не американка! И когда она предстанет перед Судией, ведь придется давать ответ за тех, кого она соблазнила.
«Свидетели Иеговы» - очень хорошие психологи. Говорю это со знанием дела - они четко знают, ЧТО и КАК надо говорить, чтобы заинтересовать человека. При этом нормы этики, морали особого значения не имеют. В трамвае становлюсь свидетельницей сцены: бедно одетый мужчина, держащий на руках мальчика, изливает душу такой милой, такой участливой женщине. Он рассказывает о жизненных проблемах, о потере работы и недостатке средств на жизнь. Собеседница сочувственно кивает, ахает, качает головой и предлагает: «А вы приходите к нам в общину. Вам помогут!».
Раньше «свидетелей» можно было увидеть чаще всего в городах. Но теперь пошло активное наступление и на село. В жаркий летний день помогаю родителям на огороде. К калитке подходят двое - молодая девушка и мужчина - оба очень аккуратные, отглаженные и элегантные, как на картинках из журналов про бизнес-элиту. Просят ответить на вопросы: «Вам хватает денег? Как вы считаете, можно ли в молитве просить средств?» - и т.д. и т.п. Ну конечно же, в руках яркие журналы «Сторожевая башня», их визитная карточка. Говорю «гостям», что я Православная. Их лица вытягиваются, и они тут же теряют ко мне интерес. Можно понять их реакцию: Православного человека невозможно завлечь в свои ласковые сети.
Но сколько среди нас людей, которые отчаялись, потеряли надежду. Людей, которые нуждаются в поддержке и участии. Именно они - лакомая добыча «свидетелей». Опытным взглядом они определяют в толпе такого человека, окружают его «заботой» и «пониманием», «участливо» выслушивают. И ведут в свою общину, откуда вырваться так же легко, как из болотной трясины.
Несколько лет назад на работе мне рассказали случай: в больнице умирал человек, входивший в секту. Его «единомышленники» толпой стояли у дверей, не позволяя врачам оказать ему помощь. Что могли предпринять медики, когда на пути «ласковые» собратья, когда сам пациент слабой рукой пишет отказ от переливания крови? Одна из жертв опасного заблуждения. А сколько их еще?
Что мы, Православные, можем поделать? Ругаться, кричать, вызывать милицию? Вряд ли поможет, это все равно что «рубить топором тесто» (Н. Лесков). Но и бездействовать не имеем права. Давайте посмотрим вокруг: кому сейчас, в этот момент, нужна наша помощь? Может, кому-то одиноко, кто-то переживает горе? Не оставлять наших собратьев одних наедине с бедой - вот что мы можем сделать во славу Господа нашего Иисуса Христа, от Которого так решительно уводят людей всевозможные «ласковые» ловцы душ.

Вероника Терентьева,
г. Железноводск Ставропольского края
14.10.2005

0

13

"Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас..."

В Самарское Епархиальное управление обращаются за разъяснениями верующие: что за храм появился во дворе частного дома областного центра на улице Авроры? Подойти к нему с улицы нельзя, только через жилой дом, и туда идет народ.Мы получили поручение в епархии побывать там и узнать, что это за храм выстроил хозяин дома, - ведь он это сделал без ведома Самарского Епархиального управления. Мы действительно увидели храм с тремя ярко блестящими на солнце золотом куполами и Православными крестами за домом N 143 по улице Авроры. Позвонили в видеодомофон в калитке. На вопрос, по какому мы пришли делу, ответили, что пришли по поручению из Самарского Епархиального управления. Там, видимо, посовещались, надо ли нам открывать, и через некоторую паузу нам открыла дверь женщина в платочке. Она провела нас через несколько комнат к хозяину дома. "Старец" с длинными волосами нас уже ждал - сидел за столом в красном парчовом халате, в глубоком вырезе которого на голом теле виднелся большой крест. Все комнаты были в густом дыму: видимо, воскурялся ладан, а может быть и еще какие-то благовония. Стены этой и других комнат сверху донизу были увешаны большими и маленькими иконами, причем Православные иконы висели вперемежку с католическими изображениями и фотографиями восточных гуру. На одну из них указал нам хозяин дома, сказав, что этот восточный мудрец "особенно помогает" и они часто обращаются за помощью к нему. Хотя имени гуру называть не стал. Хозяин дома назвал себя Иваном Ивановичем Корженковым. Мы уже слышали это имя - многие самарцы обращаются к нему за сомнительной помощью в исцелениях от различных болезней. У нас состоялся с ним небольшой диалог.
- Что за храм у вас во дворе?
- Пресвятой Троицы.
- Какой юрисдикции?
- Православной. Развелись тут всюду колдуны, секты, а у нас - Православный храм.
- Как это может быть, когда в Самарской епархии ничего об этом храме не известно. Это самочиние. Кто освящал этот храм?
- На Воздвиженье Господь освятил. Меня Господь поставил исцелять недуги. А священство ваше где? Они не исцеляют, а я давно исцеляю. Вы бы посмотрели, какие тут исцеления происходят, сколько народу в праздники сюда приходит!
В одной из комнат под большими иконами мы увидели кушетку, покрытую белым покрывалом, на которую, видимо, укладывают пациента во время сеанса "исцеления", в коридорчике - три стула для посетителей. Посетителей, можно предположить, бывает тут немало. Когда мы уже уходили из этого дома, Иван Иванович нас задерживал и агрессивно пытался убедить, что мы, Православные христиане, оказывается, "неправильно" крестимся. А крест надо "правильно" накладывать на лоб, чрево (намного ниже пупка!..) и плечи. С тяжелым чувством мы покинули этот самочинный храм. И даже вид золотых куполов на этот раз не грел душу. Вот и до самого святого - церкви - добрались самозваные целители!.. А люди... люди идут сюда. Клюют на "наживку" из церковных атрибутов: икон, запаха ладана, крестов на куполах... На какие еще обманы пойдут дальше прельщенные лукавыми духами лжецелители? Обрядятся в священнические облачения? Начнут "проповедовать" в своих лжехрамах? И неужели народ наш - такой доверчивый и безхитростный - понесет сюда свою боль, свои слезы. Свои надежды...Ведь нужно-то здесь совсем не это, а только одно - деньги. Пора уже всем нам научиться различать, где правда, а где ложь. Ведь не все то золото, что блестит. "Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим и будут говорить, что это Я; и многих прельстят" (МК. 13, 5)
.

Людмила Белкина, Анна Номоконова
19.03.2004

0

14

Исповедь Православной женщины, перешедшей в ислам, – и нашедшей в себе силы вернуться ко Христу

http://s46.radikal.ru/i112/0911/e3/d0770fcdc55e.jpg
На сайте православной газеты «Благовест» в клубе православных знакомств «Светелка» однажды мы увидели необычное объявление. Молодая женщина писала из Германии, что с малых лет воспитана в Православии, но, оказавшись в непростой духовной ситуации, не выдержала искушений. Влюбилась в мусульманина и – переменила веру… Жизнь в другой религии у нее не сложилась, она осталась с сыном одна. И вновь вернулась ко Христу. А теперь вот и дала объявление о знакомстве с Православным мужчиной в надежде создать настоящую Христианскую семью.

Со снимка смотрела на нас молодая красивая женщина с какой-то особой болью во взгляде. И мы попросили Лизу написать нам о своем сложном духовном пути, который привел ее сначала к падению, а потом – к покаянию. Вскоре Лиза нам ответила, что однажды уже писала о своем горе и на каком-то Православном сайте можно найти ее рассказ. Но обещала для нас написать подробнее обо всем, что довелось пережить.

И вот это письмо недавно поступило в редакцию. Сразу предупредим, что, публикуя этот рассказ, мы ни в коем случае не хотим никого обидеть или оскорбить. Но вопросы веры, вопросы спасения для верующего человека любой религии важнее всего на свете. И лучше узнать заранее о том, что ждет крещеных в Православии девушек, по каким-либо причинам принявших ислам или какую-то другую веру, чтобы не повторять столь серьезной духовной ошибки. Имя Елизаветы осталось в рассказе неизмененным, и мы просим наших читателей помолиться о ней и ее сыне.

На чужбине

…Переехав с моей семьей в Германию, в пятнадцать лет я оказалась словно в изоляции. Интересы современной западной молодежи казались неприемлемыми для воспитанной с детства в вере Христианки. Я нашла Православный приход по душе и мечтала выйти замуж за семинариста, стать матушкой, растить детей сколько Бог пошлет. Очень хотела вернуться на родину, в Россию, и регулярно ездила туда. Иногда задумывалась о монашеском пути и часто ездила в один монастырь, при котором были семинария и регентская школа. Но познакомилась я там не только с семинаристами, а еще и с одним диаконом, уже женатым. Прошло два года возвышенной, как мне казалось, дружбы, как вдруг оказалось, что он давно испытывает ко мне нечто большее. С этого момента для меня весь мир перевернулся. Все мои идеалы, казалось, были попраны. Испытывая давно искреннюю симпатию к этому человеку и запутавшись в своих чувствах, я начала метаться и пыталась забыть его, поступая необдуманно. Флиртовала с кем попало, маме заявила, что не стану женой священника, остригла волосы и вдруг перестала что-либо чувствовать во время молитвы и на Литургии. В приходе про меня начались какие-то сплетни, мамаши вдруг схватились за своих сыновей, чтобы я их, не дай Бог, не совратила (хотя у меня и в мыслях не было). Священник, поверив сплетням, стал звонить моей маме, чтобы она наставила меня на истинный путь. Меня начали все сторониться, и, разочаровавшись, я перестала ездить в храм. Моя изоляция усугубилась.

Кажется, в этот период мне приснился сон: я – больная старуха и… мусульманка. С трудом передвигаясь, но следуя чувству долга, иду в мечеть. Моя близкая, более молодая подруга доводит меня под руку до мечети. Я вхожу в мечеть (как ни странно, в мужской молитвенный зал, который внизу). Там стоит старый имам или ходжа, он начинает всячески хвалить меня за мою благочестивую жизнь. А мечеть стоит прямо рядом с Православной церковью, и даже как будто бы есть между ними проход, так что из мечети можно пройти в церковь. Вдруг я начинаю плакать. Плачу с таким горем, так безутешно! Моя помощница, держащая меня под руку, вдруг говорит: «Я знаю, почему ты плачешь. Потому что ты НЕ МОЖЕШЬ ВОЙТИ В ЭТУ ЦЕРКОВЬ, хоть и очень хочешь». Этот сон был странным, так как я, конечно же, не задумывалась о том, чтобы принять ислам.

Цена «счастья»


Хасан был одноклассником подружки. Он показался мне спасением в моем ужасном одиночестве, и мы подолгу беседовали. Мне было уже 19 лет, и у меня еще никогда не было молодого человека, а так хотелось быть как все. Ему было шестнадцать лет, но выглядел он старше, и по его поведению и мышлению я бы дала ему не меньше двадцати. Он обманул меня, сказав, что ему 17. Когда я заметила, что у него постепенно стали появляться ко мне какие-то чувства, я сказала, что нам не стоит больше встречаться, так как отношения между нами невозможны. Полгода мы не виделись. Мое отпадение от Церкви продолжалось.

О Хасане я вспоминала все это время, и мне не хватало его. Один раз через полгода мы случайно встретились на улице, но не поздоровались. А потом все-таки созвонились и решили встретиться. Встретившись с ним, я поняла что более родного человека (не считая мамы, конечно) никогда не встречала. Я узнала, что он был очень болен, так что его с трудом спасли врачи. Я с ужасом представила, что этого человека я могла больше не увидеть. Я согласилась встречаться с ним. А на следующий день он попал в больницу, так как возобновилась та болезнь, и две недели я приходила к нему каждый день, вследствие чего познакомилась со всей его родней. Это было с его стороны, наверное, не запланировано, так как он не знал, как отнесется его семья к такому явлению, как иностранная и иноверная подружка. В целом я им понравилась, так как была стеснительной и не знала, что говорить, а поэтому все больше молчала в их присутствии. Когда у нас на приходе узнали о наших отношениях, поднялась тихая паника. Православный наш народ пытался помочь мне. Мне говорили, что Хасан никогда не женится на мне просто потому, что у них это не принято, его семья будет против, а он никогда не пойдет против семьи, общины и т.д. Я же предприняла последнюю попытку возвратиться в лоно Церкви и поехала в Православный лагерь. Все смотрели на меня с жалостью, а на исповеди священник сказал мне, что я должна во что бы то ни стало расстаться с Хасаном. Реакция – отторжение. Как я могла расстаться с таким человеком?

Как мужчина он мне не нравился, я хотела с ним только дружить, но когда Хасан поставил мне условие – либо мы пара, либо никакого контакта, – я согласилась «попробовать».

При этом я настолько была сосредоточена на своей сверхзадаче – выйти замуж девственницей, что совсем запуталась в своих чувствах. Когда же все-таки случилось непоправимое, теперь моей сверхзадачей стало во что бы то ни стало женить его на себе и узаконить эти отношения.

И ценой этого должно было стать предательство моей Христианской веры.

Хасан ни на чем не настаивал, я сама решила сделать так, надеясь, что он отнесется ко мне серьезнее, женится на мне, и еще – надеясь, что я хоть что-то почувствую в этой новой религии. Ведь в Православном храме я давно уже ничего не чувствовала. Мое сердце как будто окаменело. Но мне очень не хватало Бога в моей жизни, хотелось очиститься и жить по Божьему Закону.

Псевдоочищением и прощением грехов прошлой жизни стало для меня принятие ислама, а новым законом стал для меня шариат. На улице я постоянно видела мусульманок, и их лица мне виделись такими чистыми (как казалось, внутренней чистотой, и только потом я узнала, что это впечатление нередко бывает обманчиво), и хиджаб (мусульманская одежда) мне тоже очень нравился, я очень хотела одеваться так же. Я много читала об исламе и решила, что стоит попробовать достучаться до Бога через другое оконце.

Я задвинула свою веру в Христа как в Бога в далекий угол сердца и произнесла шахаду, после чего совершила полное омовение и начала совершать заранее выученный наизусть намаз. Я также сразу надела платок и поменяла имя. Хасан радовался несказанно, но жениться на мне не собирался, хотя наши отношения и были харам (запрещены).

Тогда я решила действовать иначе.

В нашем городе было две медресе (мусульманские школы) – одна мужская и одна женская. Я начала регулярно посещать женскую медресе. Это был дом одной большой семьи, глава которой ходил в ту медресе, куда ходил и Хасан. Я пришла в медресе не просто так. С искренними слезами на глазах я призналась одной из дочерей хозяина дома, что вот уже почти год встречаюсь с Хасаном, но наши встречи незаконны и мне как мусульманке очень тяжело. Она рассказала все это своему отцу, отец одному молодому человеку, которого уважает Хасан. Этот человек поговорил с Хасаном и пристыдил его, и вскоре мы женились по мусульманскому обряду.

Надежды не оправдались

Обручение было скромным. Моих родителей на нем не было. Мама терпеливо переносила все это время мои страдания, а папа потерял во мне дочь. Лишь когда я снова вернулась ко Христу, он сказал, что ощущение такое, будто меня не было тут несколько лет, а потом я вернулась. Он очень сильно переживал.

Мои надежды на ислам не оправдались, я не чувствовала ничего. Бог не отвечал мне никак, хотя бы каким-то знаком. Иногда лишь, вроде бы случайно открывая Библию, я находила ответы на свои вопросы.

Было очень тяжело совершать намаз, повторяя пять раз в день одни и те же суры на арабском языке. Для меня это была не молитва! Это не имело ничего общего с Христианской молитвой, где можно молиться и мысленно, и всем сердцем, по словам уже написанных молитв или своими словами. Я не видела в предписанных исламом телодвижениях никакого смысла, впрочем, как и в рамадане, мусульманском посте, так как днем была слишком слабой, чтобы что-то делать, а вечером наедалась до тошноты. А от женщин требуется еще и чтобы они готовили днем пищу для разговления.

Меня очень тяготил характерный для мусульман общинный уклад жизни. Община для них – это святое. Без общины ты никто. Общиной может быть твоя семья или любая группа единомышленников. Всякие попытки самостоятельности, выражения своей индивидуальности, попытки проявить свою свободную волю воспринимаются в штыки. Многие европейские женщины удивляются: почему турчанки не уходят от мужей, которые их бьют. В силу того, что строй общества общинный, они просто не умеют жить без своей семьи. Лучше пусть плохенькая, но семья. Их индивидуальность почти на нулевом уровне. Они все зависят от общества, от мнения этого общества и от его решения. Последнее было для меня невыносимо. Если все собирались ехать на природу, а ты не хочешь – ты должна ехать. Иначе тебя просто не уважают. Если все сидят и едят, а ты нет – ты изгой.

И тут я оказалась в еще большей изоляции. Я не могла влиться в общество чуждого мне менталитета, говорящее на турецком языке. Но я и не имела права от него отрываться. С детства привыкшая сама решать за себя, часто бывать в одиночестве, я была вынуждена вдруг слиться воедино с толпой чужих и чуждых по духу мне людей, как, например, семья моего «мужа». Они не были религиозны. Отец попивал, был зависим от азартных игр, а мать психически больна, 25 лет живя в Германии, она так и не выучила немецкий, ее турецкое образование закончилось на седьмом классе, да так и не продолжилось. Муж и свекровь били и тиранили ее, пока не выросли трое сыновей, которые могли за нее постоять. Забитая женщина, похожая на ребенка, не способная самостоятельно даже сходить к врачу, конечно, никогда не сможет уйти от мужа.

В глубокой пропасти

После того как я перешла в ислам, я стала часто впадать в истерики, при этом царапая свое лицо и руки, пытаясь душевную боль заглушить физической. Откуда была боль? Наверное, от той пропасти, которая образовалась между мной и Богом. Хасан пытался полностью меня контролировать. Он заставлял меня делать вещи, которые в его глазах соответствовали моему новому статусу. Я должна была несколько раз в неделю приезжать к ним домой и помогать его маме, с которой у нас не было общего языка. Я должна была ходить в медресе, где мне было невыносимо скучно, так как женщины там занимались только хозяйством, потея в платках и кофтах с длинными рукавами. Посторонних мужчин не было, но так приучил всех глава семьи. Они даже спали в платках.

Я должна была как можно больше времени проводить в кругу семьи. При этом Хасан беседовал с ними на турецком, а я сидела как пенечек, ничего не понимая и скучая, так как не привыкла не занимать свои мозги чем-нибудь полезным, хотя бы книгой. Читать он мне не разрешал почти ничего – кроме разве что книг про ислам и Корана, но только на арабском. А ведь я с детства привыкла читать много, и очень редко это были вредные для души книги. Я не читала детективов и романов, но Хасан запретил мне и психологию, и общепознавательную литературу, и классику. Я не имела права куда-либо пойти без его разрешения, а его он давал крайне редко, ко всем моим начинаниям относясь более чем скептически. Он совсем не доверял мне. Ему часто снились кошмары, что я снимаю платок и живу распутно. Итак, наши отношения были полны страха и обид с обеих сторон.

Запреты преобладали, таким образом мне приходилось действовать тайком. Так я тайком занималась русским языком, читала классику.

А он постоянно пытался убедить меня в том, что я как женщина обязана быть ведомой мужчиной, что я не имею права сама принимать решения. Он утверждал, что мужчина и женщина не равны, при этом постоянно говорил, что женщина не хуже мужчины. Я же отвечала, что он обращается со мной как с ребенком, лишая меня возможности принять хоть одно решение самой.

Тогда мы взяли книгу о мусульманском браке – и выяснились интересные вещи. Оказывается, он имеет право меня слегка бить в случае неповиновения. Права на развод у меня тоже не было, за некоторыми исключениями (его половое безсилие, отпадение от веры или если он возьмет себе вторую жену).

Путь к Христу

В то время Христос стоял при дверях и стучал в мое сердце, которое, чувствуя это, начинало разрываться. Открывать Христу или оставить дверь закрытой, чтобы Хасан не бросил?

Однажды я достала у мамы с полки брошюру «Женщина-Христианка». Прочитав ее, я исполнилась такого счастья, что я – женщина! Женщина-Христианка, какое высокое звание, какая высокая роль у нее! Ведь Христос воплотился через Деву Марию. Через Женщину пришло Спасение в мир! Ах вот как это на самом деле. Я увидела подчинение главе семьи в совсем ином свете. Потому что в Христианстве есть понятие о смирении…

После этого я начала опять читать Христианские книги и что-то переосмысливать.

Вскоре Хасан уехал в Турцию на два месяца. Пока его не было, я хлебнула свободы и поняла, что так дальше не могу. Мы общались по интернету, и я все прямее говорила, что, может быть, ислам не мой путь.

Хасан обвинял меня во многих недостатках, и я с ним соглашалась, я и правда видела всю свою порочность и греховность, эгоизм и себялюбие, и многое другое. Но как я могла это исправить? Ведь в исламе не было ответов на это! В исламе говорится, как ты должен поступать, но не сказано, что делать, если не получается. А Христос пришел на землю и взял на Себя все наши грехи. И если только мы обратимся к Нему и будем Ему молиться об искоренении грехов и причащаться Его очищающей Крови и Пречистого Тела, то постепенно совершится преображение.

Что толку, если мне говорят: «делай» или «не делай». Я же немощна. И вот после очередной ссоры я сказала Хасану, что не вижу другого выхода, как вновь стать Христианкой. Я не могу измениться в лучшую сторону в исламе.

Возвращение

Еще несколько раз я поддалась на уговоры. Я пыталась убедить Хасана, что я не Христианка и не мусульманка, так как не знаю уже, во что верить. Я как бы оказалась между двух религий. Конечно, все это было лишь продолжением предательства по отношению ко Христу. Развод – или, точнее сказать, расставание… После моего решения все это продолжалось еще пять лет. Пять лет мы сходились и расходились, я боялась его, носила платок еще два года после воцерковления. Когда я пыталась снять платок, он грозил мне, что убьет меня.

Сначала он дал мне срок на размышление, действительно ли это то, чего я хочу. Я полетела в Германию, через несколько дней прилетел и он. Стал пока жить у родителей. А я тем временем поставила икону в квартире и принесла пару Православных книг. Когда он приехал ко мне, он спросил, что я решила. Ответ он увидел в том, что в доме увидел икону. Он тут же уехал, сказал, что вещи заберет позже. Через несколько дней я пошла в церковь, на праздник Крестовоздвижения. Он позвонил мне на мобильный и сказал, чтобы я сейчас же была дома, так как он хочет забрать вещи. Я сказала, что не могу, так как сегодня большой праздник. Тогда он просто приехал в церковь. В таком раздражении я никогда его еще не видела, он заставил меня поехать с ним. Он говорил мне примерно следующее: «Я поузнавал у сведущих людей, оказывается, я не имею права быть на тебе женатым, если ты Христианка, по шариату это запрещено (имелось в виду мое вероотступничество). Становись мусульманкой, или мы навсегда расстанемся. А сейчас твоя жизнь ничего не значит, каждому мусульманину позволено убить тебя».

Теперь, когда я воцерковилась насколько могла, когда я познала вновь любовь Христа, даже до смерти, ко мне, последней предательнице, я многое поняла и в исламе.

Я забеременела и рассталась с мужем, утаив беременность, побоявшись, что он заставит меня сделать аборт или украдет ребенка, ведь ему так важно, чтобы его дети были мусульманами. Когда малышу было шесть месяцев, Хасан узнал о том, что у него есть сын. Начались опять схождения и расставания. При этом я ужасно его боялась. Даже в период разлуки он преследовал меня везде и не давал подойти ко мне ни одному мужчине. Я боялась с кем-либо разговаривать, так как он постоянно за мной следил. Наконец я стала заявлять на него в полицию. Это не помогло. Я сошлась с ним в последний раз, так как подумала, что он все равно от меня никогда не отстанет.

И вот тогда я впервые узнала, что такое влюбленность. Я влюбилась впервые и очень сильно… В моего соседа.

Хасан, узнав о моих чувствах, увез ребенка в Турцию и написал мне, что вернется только если я пообещаю быть с ним еще хотя бы полгода. Я пообещала, но как только он вернулся, перестала с ним разговаривать. Он обрезал сына, и пошло воспаление.

Любимый дал силы. Я стала бороться за сына, за новые отношения, за себя, за свою свободу.

Хасан полностью переключился на моего любимого и, приставив ему пистолет к шее, обещал пристрелить, если увидит нас вместе. Мой любимый не на шутку испугался, но так просто от меня отказаться не захотел. Хасан стал терроризировать его звонками, следил за ним, портил его машину.

Я вынуждена была переехать к маме в маленькую квартирку. После того как Хасан несколько раз вопреки договоренности не привез ребенка домой, я перестала ему давать сына. Суды, заявления в полицию, адвокаты. И – страх. Постоянный страх за ребенка, за любимого.

А когда начал появляться свет в конце туннеля и мне показалось, что скоро Хасан успокоится, ведь прошел уже год, – мне поставили диагноз – рак щитовидной железы. Больницы. Операция, вторая, третья, облучение и разлука.

Любовь не выдержала всех испытаний.

Мой сын и я живем одни. С самого рождения малыш крещен в Православии и причащается каждое воскресенье. Он видится с папой, потому что каким бы он ни был – он его родной отец.

Я больше не боюсь Хасана. Я больше вообще ничего и никого не боюсь. Я потеряла здоровье, молодость, любимого, но – слава Богу, обрела веру и мой сынуля со мной. Слава Богу за Его милосердие к грешникам. Вот и я из них, а чувствую любовь Его ко мне каждый день.

Слава Богу за все!

Елизавета
Германия

http://www.cofe.ru/blagovest/article.as … icle=13568 исповедь православной женщины принявшей ислам ,а потом вернувшейся ко Христу!

0

15

Наталья ВАРЛЕЙ:Как общение перерастает в любовь!

Жизнь Натальи Варлей — любимой всеми зрителями «спортменки, комсомолки и просто красавицы» Нины из «Кавказской пленницы» — всегда была предметом огромного интереса публики. Говорили, что после роли Панночки в экранизации гоголевского «Вия» на нее обрушились страшные несчастья и что именно из-за череды «мистических событий» она обратилась к вере. О том, что на самом деле привело актрису к Православию и какими были ее первые шаги в Церкви, — рассказ на страницах «Фомы».   
http://s43.radikal.ru/i100/1008/c1/a149e101a9fd.jpg
Наталья Варлей актриса театра и кино, поэт и певица, заслуженная артистка РСФСР. В детстве Наталья много путешествовала: семья постоянно перемещалась по месту службы отца — капитана дальнего плавания. В 1965 году окончила физкультурно-акробатическое отделение Государственного училища циркового и эстрадного искусства и пришла в труппу Московского цирка на Цветном бульваре. Сниматься в кино Варлей начала, еще учась в цирковом училище. Всесоюзную известность принесла ей роль Нины в фильме «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» режиссера Леонида Гайдая. В 1967 году сыграла Панночку в «Вие», снятом по повести Гоголя. В 1971 году окончила Театральное училище имени Б. В. Щукина. В 1971–1979 годах Варлей — ведущая актриса Драматического театра им. К. С. Станиславского. В 1992-м защитила с отличием диплом еще одного вуза — Литературного института им. А. М. Горького. Пишет стихи, играет в театральных антрепризах, концертирует. Имеет двоих взрослых сыновей.   
       

«Проклятых» ролей не бывает

В прессе, в основном «желтой», не раз писали, что после роли Панночки в фильме «Вий» на меня посыпались несчатья. И якобы именно это привело меня к вере. Это неправда. В юности, когда я только начинала воцерковляться, я очень переживала, что роль греховна (ну как же — «нечистая сила в храме»!), но потом начала понимать, что все-таки Панночка — просто роль. Это экранизация повести Гоголя. И сам храм — построенная на «Мосфильме» декорация. Конечно, на каждую роль, особенно на такую, надо просить разрешения духовника, но в те годы я еще даже не была крещена. Я работала в театре, у меня рос сын, я была секретарем комсомольской организации театра... И вдруг почувствовала огромное желание креститься. Как человек приходит к вере? Либо его воцерковляют в детстве, либо он сам ищет пути к Богу. Меня к вере привела тяжелая полоса в жизни, которую я, конечно, не связываю напрямую с «Вием». Крестилась я в Херсоне, у меня до сих пор хранится молитвослов, который мне подарил в тот день крестивший меня батюшка.
Имеет ли роль силу над актером? Я часто думала над этим. Много лет назад я спросила у своего первого духовника отца Алексия Грачева: «Раньше скоморохов хоронили за оградой кладбища, работа у меня греховная… Как быть?». Батюшка ответил тогда: «Наташа, ты готова все бросить и пойти в храм свечницей? Ты сможешь этим прокормить свою семью? Нет. Тогда используй единственное право человека — право выбора. Всегда пытайся понять, полезна ли роль для человеческой души или вредна?». Артист может нести добрые мысли и идеи, не обязательно играя положительных героев, а просто ясно давая понять, что зло — это зло, а добро — это добро. Хотя добро не всегда бывает внешне привлекательным, как и зло — отвратительным. Панночка — яркая, красивая, страстная, но она — средоточие темных сил, и это становится ясным до конца, когда в храме гроб в храме под ней рассыпается и она превращается в страшную старуху-ведьму. Гоголь не романтизирует зло. Да, он был мятущимся, противоречивым, но очень верующим человеком. Но творец — в душе ребенок, Гоголю все время хотелось заглянуть в страшную темную комнату, где живут ведьмы и вурдалаки.
Возможно, роль Панночки стала одной из последних капель, которая упала на чашу весов и перевесила, — и я
пошла и крестилась. Но крещение — это еще не воцерковление.

Отец Алексий Грачев спас моего сына

По-настоящему я начала воцерковляться, когда стала духовной дочерью священника Алексия Грачева (1959–1998). История нашего знакомства удивительна. Я училась на втором курсе Литинститута, готовилась к сессии и всю ночь перепечатывала контрольную по истории КПСС. Я была беременна младшим сыном, Сашей. Беременность была сложная, срок еще небольшой — семь месяцев, и, конечно, надо было себя поберечь, а не печатать ночью на машинке. Пойти утром в институт я уже не смогла. Я была дома одна, вызвала такси и поехала в родильный дом. У врачей в ординаторской был какой-то празд-
ник — никто даже не захотел слушать, что я рожаю, сказали: рано. В результате я сама пошла в родильное отделение, и побежавшая за мной акушерка еле успела подхватить ребенка. И вот тогда доктора подняли тревогу: «Ах, маленький срок! Ах, отрицательный резус! Ах, ребенок не закричал! Скорее ищите Алексея Владимировича, если он еще не ушел». Алексей Грачев, врач-микропедиатр (специалист по первым дням жизни младенца), должен был уйти из роддома еще сутки назад, но Бог распорядился так, что он оказался рядом с моим малышом и начал его спасать. Меня, оцепеневшую, увезли в общую палату. Вскоре мамам принесли детей. А мне никого не несут. И вот тут-то у меня началась истерика: я сидела и рыдала, понимая, что из-за истории КПСС я прохлопала своего ребенка. Потом взяла ведро, тряпку и начала протирать пол в палате, лишь бы делать хоть что-то. И вот я роняю слезы на пол, растираю их вместе с водой — и навстречу мне идет молодой врач с лучистыми глазами: «Ну что ты плачешь?». Берет меня за руку и ведет к палате интенсивной терапии, где в кювезе лежит непонятное синее существо, опутанное трубочками и проводками, — мой сын. «Вот посмотри, внимательно посмотри. Ты видишь, что он улыбается?». И я вижу — да, улыбка, пусть и из носа трубка, и из ротика — отовсюду. «Он нам помогает. А ты, плача, ему мешаешь. Ты должна, во-первых, молиться, во-вторых, назвать его по святцам и обязательно, как только все будет нормально, его крестить». Через пять дней моего сына перевели в 13-ю больницу к замечательному врачу Марине Викторовне. Господь послал мне двух удивительных людей, которые, как Ангелы на крыла, подхватили моего ребенка и удержали на этой земле.


Как мы крестили детей

Через месяц я забрала Сашу из больницы, и в доме воцарились счастье и покой. Но поскольку у старшего был сложный переходный возраст, младший был слабеньким, а я еще училась в институте… в общем, о крещении я забыла. Я молилась каждый день, но уже прошло года два, а сын мой все еще оставался некрещеным. А тут наша родственница подарила крестик для Сашеньки, и я предложила ей стать его крестной. Захотела и старшего Васю крестить, но он, пятнадцатилетний, взбунтовался: «Нет, опоздали, я не хочу». Я очень переживала, не знала, у кого просить совета, одно было ясно: силой в храм вести нельзя. И случилось так, что мой давний поклонник — майор Вова, афганец, которые трогательно ухаживал за мной много лет, — рассказал, как однажды после службы подвез из храма приглянувшуюся ему девушку. Она пригласила его в гости и познакомила с мужем и детьми. Хозяином дома оказался тот самый врач, который так помог мне, к тому времени уже семинарист. Так мы снова встретились
с Алексеем Грачевым, и я попросила его стать крестным моих детей: «Но мой старший не хочет, что делать?». Ответ был короткий: «Я приду завтра». Он ровно полчаса говорил с моим сыном, и после беседы Вася вышел со словами: «Я буду креститься». До сих пор не знаю, о чем они говорили... Крестили моих сыновей в Богоявленском соборе, и я вспоминаю этот день как один из самых волшебных в жизни. С того момента отец Алексий, который вскоре рукоположился, всегда был рядом с нашей семьей.

Мой духовник

Для меня разговор обо мне верующей невозможен без рассказа об отце Алексии. Каким я запомнила его? По-отечески ласковым и в то же время строгим. Сам бывший хиппи и битломан, он непримиримо относился ко всякого рода фанатству и идолопоклонничеству. Увидев у моего старшего сына на стене плакаты Beatles, очень расстроился; в тот же день сын молча снял плакаты. Глядя на привезенные мной из Африки ритуальные маски, покачал головой: «Что же ты, Наташа, идолов в дом принесла?». А придя через неделю и не увидев ни того, ни другого, удивился: «Послушались? А я все переживал, думал, не слишком ли суров был с вами». При всей своей строгости батюшка был «детский человек» — доверчивый и отзывчивый. Я могла позвонить ему в любое время суток, с любой своей болью, и он слушал меня, слушал… Он всего себя отдавал нам. А ведь это очень важно, когда священник с тобой всем сердцем — молится вместе, страдает вместе. Особенно на исповеди. Формальная исповедь может надолго отвратить человека от храма, и пусть она благодатна, но когда выходишь после — на душе тяжело. Вспоминаю свою первую исповедь у отца Алексия. Я долго готовилась к ней, а когда подошла к нему и увидела его глаза — слезы сами потекли ручьями, как будто грехи истекали из меня... После, причастившись, я ощутила, будто у меня крылья выросли: так было легко.
Став священником, отец Алексий все равно был окружен детьми: крестил и исповедовал сирот-инвалидов, отговаривал стоящих на перепутье будущих мам от аборта. Помню, когда я приходила к нему в храм, часто видела коляски с краснощекими младенцами: «Это вот раб Божий Феодосий, это раба Божия Параскева. А ведь могли и не родиться на свет…». В 1998 году отец Алексий погиб в автокатастрофе, для меня это была невероятная утрата. Я утром открывала глаза, и начинала плакать. Я понимала, что надо молиться, но ничего не могла с собой поделать. И тогда я решила отправиться в паломничество — с сыном Сашей мы проехали по многим монастырям. Из поездки я вернулась другим человеком. Но у меня не было духовника. Моим вторым духовным отцом стал близкий друг отца Алексия — священник Сергий Николаев, настоятель храма Рождества Богородицы в Заозерье. Это в семидесяти километрах от Москвы, но в праздники мы всегда ездим туда с детьми и внуком. Это храм — наша вторая семья.

Рассказ о моем папе

Многие говорят: «Бог у меня в душе и в храм мне ходить не нужно». Наверно, эти люди просто не читали Библию: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф 18:20). Бог там, где сильная молитва. Особенно молитва братская. Нельзя говорить, что люди сторонятся Церкви потому, что не хотят утруждать себя постами и долгими службами. Мне кажется, часто это происходит просто от незнания: у них нет опыта этой самой братской молитвы. Когда в Прощеное воскресение на чине прощения все становятся друг перед другом на колени — прихожане, священник — у меня в душе растет такое чувство единения с людьми, которого, наверно, я нигде больше не испытываю. Если бы мы всегда так умели просить друг у друга прощения, как в те минуты церковной службы, на земле царили бы мир и добро. А многие люди просто не знают такой Церкви! Дай Бог им узнать — и чтобы не было слишком поздно.
Я часто вспоминаю своего отца. Всю жизнь он прожил атеистом. Родился в 1919 году, стал пионером, потом комсомольцем, вступил в партию. Человек военный, он был мягким с родными, но жестким на службе, если дело касалось принципов. В войну папа был контужен, и когда ему исполнилось восемьдесят лет, врачи обнаружили у него в мозге кисту: «Отдавайте его в психиатрическую клинику, одна вы не справитесь». Но папа остался с нами: он то забывался, то был буйным. Однажды я осторожно спросила: «Папа, можно я позову отца Сергия, он тебя соборует?». Он согласился. От отца батюшка вышел потрясенный: «Владимир Викторович встал и… подпевал все псалмы и молитвы. На вопрос, откуда он знает тексты, рассказал, что когда был маленьким, сбегал из дома и тайком пел в церковном хоре». Представляете, в самое атеистическое время он, ребенок, принял в свою душу зернышко веры, и оно проросло перед самой его смертью. Наверно, это и есть тертуллианово «душа по природе христианка»! Я очень радуюсь, что и мама моя, которой сейчас восемьдесят четыре года и которая тоже не была верующей, пришла к Богу.

Почему зрители любят Нину

Для меня актерская профессия — это не тщеславие и не погоня за сверхпопулярностью. Конечно, если актера не знают, он не актер. Но в моем деле можно быть счастливым, только когда общение со зрителем перерастает в любовь, когда во время спектакля что-то в душах у людей переворачивается. Меня коробит, когда мою героиню из «Кавказской пленницы» Нину называют первым секс-символом СССР. Разве таким словом это называется? Мне кажется, Нину любят потому, что с ней хочется дружить, а ее красота и обаяние — это чистота плюс надежность. И непреходящий интерес зрителей к картине Гайдая — это не просто узнаваемость, а любовь. Профессия актера ведь не исчерпывается равнодушным «О, знакомое лицо, да это же этот — из телевизора!». Профессия наша не про это, а про то, чтобы благодаря нам зрителям было хоть немного легче жить: актер никогда не даст излечения, но может своей игрой подарить надежду на выздоровление.

Чему меня научил цирк

Если в кино, театре и цирке смеются — это должен быть добрый смех. Когда в цирке я работала вместе
с Леонидом Енгибаровым, я видела, что его персонаж — «клоун с осенью в сердце» — смешной, трогательный, нескладный — умеет любить так, как никто другой. И вместе с тем он — необыкновенно смешной. Вообще цирк дал мне очень многое. Когда я была маленькой, меня потряс балет, и я мечтала стать балериной, но была слабым и болезненным ребенком, к тому же полненькой... Потом я увидела укротительницу тигров Маргариту Назарову и воздушную гимнастку Раису Немчинскую — и все вопросы были для меня решены. Ничего не говоря родителям, я пришла в детскую цирковую студию, а через год поступила в цирковое училище. Захотела стать эквилибристкой — и стала. Хотя до сих пор не могу подняться на последний этаж и глянуть без ужаса вниз, в лестничный пролет: у меня боязнь высоты. Мне стало однажды обидно: почему я не могу летать, если хочу, почему я должна ползать? Мне не хотелось быть слабее своего страха. Дети ведь наделены многими талантами, искрами, которые в них вдохнул Господь, и искры эти можно либо погасить, либо дать им разгореться. Пока росли мои дети, я много времени проводила с ними, но все-таки мне кажется: моя профессия их обокрала. Путь даже фильмы и спектакли дали им что-то важное в душевном плане, но разве это может заменить постоянное общение мамы с ребенком? Я очень хочу, чтобы мои сыновья, сейчас уже взрослые, несмотря ни на что смогли реализовать дар Божий, который в каждом из них заложен.

Что трудно в Церкви

Много времени прошло с момента моего воцерковления. Стало ли мне легко в Церкви? И да, и нет. Иногда бывает очень трудно удержаться на правильном пути. Я эмоциональный человек и склонна к тяжкому унынию. Порой бывает так плохо на душе, что уткнусь в подушку и реву. А ведь надо только взять себя в руки: позвонить батюшке, пойти в храм и хотя бы просто постоять перед иконами. И уже станет легче. Но оправдываешь свою лень тем, что «нет сил», «устала». Бывает, сделаешь себе маленькую поблажку — не прочитаешь вечернее правило: вроде все в жизни хорошо, спокойно и просить Бога особо не о чем... А потом маешься. А пересилишь себя в малом — и все будто встает на место: и страх за близких стихает, и дух лени тебе не страшен, и просыпаешься наутро совсем другой — с обновленным сердцем и верой в лучшее.

Автор: Елизавета КИКТЕНКО

православный журнал "Фома"

0

16

Из протестантов в православные священники – история отца Игоря Зырянова

В марте 2011 года бывший протестантский пастор, перешедший в православие вместе со своей общиной, был рукоположен во священники.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/04/392.jpg
- Отец Игорь, расскажите о своем пути к православию. Что стало определяющим в Вашем решении?

- Мой путь к Православию начался, как мне думается, с вопроса, что вообще такое Церковь.

В 1997 году мы с семьей приехали в Усть-Ордынский Бурятский округ как протестантские миссионеры для проповеди Евангелия среди бурят. В 2001 году основали миссию с целью проповеди Евангелия коренным народам Сибири.

Поэтому наша работа была межденоменационной, то есть мы работали с баптистами, пятидесятниками, лютеранами. Я много путешествовал и начал задаваться вопросом: где же – Церковь?

Все эти деноминации заявляют о себе как о «настоящей церкви». У меня возникли вопросы: какие вообще существуют критерии определения церкви? Что можно и что нельзя называть Церковью? Если люди собрались (5 или 500) и изучают Библию и молятся Богу – это Церковь?

Так называемая «Теория ветвей» меня не удовлетворяла. Мнение, что любой верующий во Христа является частью Церкви, вызывало у меня сомнения, потому что я знал, что буквально 50 лет назад эту теорию никто не знал.

Когда же я прочитал и исследовал православный взгляд на Церковь, то все вопросы у меня исчезли. Апостольская преемственность Православной Церкви – это тот довод, который был определяющим в моем решении перейти в Православие. Преемственность показывает, где есть Корабль спасения, а где нет.

В тот момент у меня еще были вопросы к практике и богословию Православной Церкви, но я понял, что, посвятив почти 20 лет проповеди о Христе, я сам оказался не на Корабле спасения… Не важно при этом, какие проблемы сейчас есть в Православии, – самое главное – это Церковь. Я осознал, чего был лишен:Причастия Святых Христовых Тела и Крови, других таинств Церкви.

- Вы рассказывали, что Ваша бабушка колдовала, Вы потом увлекались экстрасенсорикой. Расскажите об этом опыте. Насколько он опасен? Приведите какие-нибудь примеры. Что Вас оттолкнуло от оккультизма?

- Так как моя бабушка, по-видимому, общалась с нечистыми духами, то она передала это и мне как внуку (распространенная практика у экстрасенсов, связь бабушка-внук). В последних классах школы я активно практиковал различные методы экстрасенсорики. После я выучился на курсах экстрасенсов и получил диплом, который мне дал возможность начать практику.

В нашем городе у меня был свой кабинет, где я принимал людей. Все закончилось после того, как я встретился с протестантским пастором, и он объяснил мне: чтобы быть христианином, нужно принять Иисуса Христа как своего Господина и отречься от всего оккультного. Он показал мне в Библии несколько цитат, которые ясно мне показали, что оккультизм не может быть от Бога. Что любая экстрасенсорика – это проявление бесовских сил. Вслед за тем пастором я произнес молитву принятия Христа и отречения от сатаны.

После этого все мои экстрасенсорные способности исчезли, я даже потом, признаться, пробовал что-то делать, но никакого эффекта не было.

Совершенно ясно, что любой оккультизм – это шаг в сторону сатаны. Те исцеления и чудеса, которые делают экстрасенсы, являются, по сути, заменой болезни на проклятие.

Уже будучи протестантским проповедником, я изучал опыт и практику лечения своих знакомых и незнакомых экстрасенсов. Было очень ясно видно, что человек, прийдя с проблемой сердца, уходил исцеленным, но начинал страшно ревновать свою жену, да так, что через год-два брак разваливался. Или начинал страшно пить, или ударялся в блуд. Те женщины, которые обращались с проблемами здоровья, будучи беременными, почти всегда пожинали плоды магии: болезни детей с самых первых дней.

К сожалению, оккультизм в нашей стране старается нацепить религиозную маску. Все действия делаются в присутствии икон, человека просят креститься, используются молитву «Отче наш» и другие. Но это только маска и ложь. Даже само слово «заговор» означает «договор», нам же известно, что ни Христос, ни Святые Апостолы некогда не договаривались с бесами, а изгоняли их.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/04/Igor1.jpg
Отец Игорь Зырянов

- С Вами вместе в Православную Церковь вступила Ваша протестантская община. Вы как-то пытались их убедить?

– Еще задолго до перехода в православие, мы в нашей общине начали изучать тему «греховные страсти«, так как в протестантизме нет таких понятий. Мы решили близко познакомиться с этим православным учением, и, конечно, были удивлены и восхищены его глубиной.

Мы каялись в грехах, плакали. После того, как у меня самого созрело решение перейти в православие, я предоставил всем свободу выбора. В православие перешли и наша община, и многие наши друзья и сотрудники в разных городах, но это всегда было их решение. Не мое.

Конечно, мой пример был важен – и люди задумывались: если наш пастор решил быть православным, то, наверное, это не просто так. Было много вопросов, но на них отвечал не я. Каждую неделю к нам приезжали священники: руководитель миссионерского отдела Иркутской Епархии протоиерей Вячеслав Пушкарев и настоятель храм Святой Троице в п. Усть-Ордынский иерей Сергий Кокорин. Большое им спасибо за то, что они провели с нашей общиной много и много часов, общаясь и отвечая на вопросы. Личность священника очень важна для протестанта, который впервые знакомиться с православием. Эти священники показали нам весьма хороший пример пасторства.

- Планировали ли Вы стать православным священником, принимая православие? Как созрело это решение?

- Бог сделал так, что и я, и еще два брата из нашей общины стали священниками. Так как всю свою сознательную жизнь я был миссионером и жизнь нашей семьи была всегда связана со служением коренным народам Сибири, то, конечно, у меня сразу родился вопрос: что я буду делать в Православии? Могу ли я со временем стать священником? Я решил для себя сразу, что при любом ответе я все равно буду православным. Ведь без Корабля спасения как спастись? Как только наша община перешла в православие, нас благословили служить мирским чином обедницу, так как ближайший православный храм от нас находиться в 60 км. Полтора года мы интенсивно изучали литургику и догматику Православной Церкви.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/04/382.jpg
Отец Игорь с супругой

- Протестантский пастор и православный священник – есть ли что-то общее? В чем существенные различия?

- Действительно, есть и сходство, и различие. Сходство настоятеля и пастора – в их руководящей деятельности. Они решают финансовые и административные вопросы, причем схожими методами. Общие и ответственность за людей, за местность, в которой расположен Храм.

Но есть и существенные различия.

Во первых, у священника есть сила решения проблем, – это Святые таинства. Исповедь есть и у протестантов, в той или иной мере, но у него нет силы в разрешительной молитве. У меня возникло ощущение, что протестантский пастор пытается решить те же проблемы, что и священник на приходе, но он это делает «голыми руками», не имея реальных инструментов для решения людских проблем. Священник же облечен благодатью священнодействия.

Если священник – это ходатай за народ, то пастор – это голос Божий для своих прихожан, их духовный руководитель. Пастор гораздо больше властвует и управляет людьми, чем священник, отсюда и постоянные проблемы в протестантизме, связанные с тоталитаризмом и авторитаризмом духовного руководства.

Священник же всем своим служением, словами Богослужения, даже облачением словно говорит – главный здесь Христос, я лишь грешный человек, незаслуженно удостоенный благодати предстоять пред Богом. Пастор же, наоборот, утверждает: если я помазан Богом как пастор, значит и мои слова и действия уже имеют, как минимум, духовный смысл, а как максимум, продиктованы Богом. Кстати, недаром один умный человек сказал, что протестанты, отвергнув Папу Римского, сотворили в каждом приходе своего Папу.

- Планируете ли Вы в дальнейшем вести диалог с протестантами? Есть ли в этом какой-то смысл?

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/04/110304232313-l.jpg
- Наш Владыка благословил меня продолжать диалог, что я и делаю. Иначе как свидетельство о Церкви может проникнуть к протестантам? К тому же, зная изнутри проблемы и чаяния протестантов, я гораздо легче, чем другие, могу объяснять им какие-то вопросы. Для этого я открыл в интернете свой блог, даже два. Я не люблю виртуальное общение, но без него не пробиться к людям. Также мой e-mail открыт для всех, каждый может написать и задать вопрос: sibiria@bk.ru.

Вопросы приходят, и я стараюсь ответить на все. Я знаю протестантов как искренних и посвятивших себя Богу людей и хочу, чтобы каждый из них вернулся домой, в Корабль спасения. Однако стараюсь воздерживаться от давления.

- Чему нам стоит поучиться у протестантов?

- Вопрос для меня сложный, думаю, что могу на него ответить более осознано лет через 10. Пока я вижу, что многие чаяния протестантов как раз находят ответ в тех или иных Православных практиках. Что я ценю в протестантах? Их искреннюю веру, жертвенность в служении Богу, глубокое желание угодить Богу.

Чему можно поучиться у них? Никогда не стесняться того, что ты христианин. Например, почти любой протестант, где бы он ни был, в кафе или на банкете, не постесняется помолиться перед едой. К сожалению, я вижу очень мало православных христиан, которые хотя бы крестятся перед едой в общественных местах. Скорее всего, это – временное явление в нашей Церкви, но все же… Второе, чему можно поучиться, – это подход к готовящимся ко крещению. Система оглашения у протестантов весьма развита. Крещеные люди в протестантизме хорошо понимают, что делают, и это дает не только количественный, но и качественный рост общин.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/04/ny-dhndhnndhdhnz-dhdhdhdhndhdhdh.jpg
- Что такое в Вашем понимании быть христианином? Когда Вы впервые почувствовали себя христианином? Расскажите об опыте первой встречи с Богом.

- Христианин – тот, кто следует за Христом. Кто уверовал в Господа Иисуса Христа и, осознав свою греховность, стал на путь покаяния. Разница между обычным человеком и верующим – в степени осознания своей греховности.

Для меня христианство было осознанным выбором, который я сделал в 1992 году, в протестантской общине. Хорошо помню, как переживал осознание того, что Бог есть и что Христос умер за мои грехи, какое это вызывало во мне восхищение, покаяние, любовь.

Я старался быть христианином, и это была моя жизнь. Я каялся, читал Библию, служил, молился. Но, знаете, только теперь – в Православной Церкви – я понял, что значит полнота жизни. Можно сказать, что Бога Отца я обрел в 1992 году, а Церковь Мать – только перейдя в Православие. К Библии присоединилось Предание, объяснив мне трудные и малопонятные места; в молитву пришло правило, которое, как строительный отвес, вымеряет сердце, располагая его к покаянию. К покаянию добавилась исповедь, к служению людям присоединились Святые Таинства с силой благодатью Святого Духа. Моя жизнь наполнилась Божией благодатью.

по материалам сайта: http://www.pravmir.ru/80573/

укрепи Господи отца Игоря с общиною!Какие же они большие молодцы  :rolleyes: Батюшка мой земляк ,ооочень рада за него!  :love:

P.S: несколько ранее  Рассказ бывшего протестанта
6 апреля, 2010

Господь привёл меня домой!

Рассказ члена Приходского Совета прихода в честь Святого Михаила Архангела в пос. Баяндай Иркутской области  Игоря Зырянова

«Почему ты перешел в Православную церковь? После восемнадцати лет  служения в протестантском собрании, двух лет пасторской  миссионерской работы, ты и твоя семья и вся ваша община перешла в православие?», – «Так как я часто слышу этот вопрос, и во избежание разных рода слухов, я решил написать, как все произошло.  В этом рассказе я не пытаюсь ответить на Богословские вопросы, которые стают перед протестантом интересующимся православием, а только отметить их как вехи. Я не в коем случае не хочу осудить ни одного человека – протестанта по своим убеждениям. На самом деле и я и моя семья очень благодарны людям от которых однажды услышали о Господе – Иисусе Христе».

ЕСЛИ ЕСТЬ БОГ, ТО  Я  БУДУ СЛУЖИТЬ ЕМУ

Я родился городе Усть-Куте, Иркутской области, в первый день холодного ноября, когда снежок большими, мягкими пушинками нежно ложился на землю. Наш дом стоял прямо на берегу могучей реки Лены, там прошли мое детство и юность, там начался мой путь к Творцу. Для меня дорога к Богу лежала через мир оккультизма…

Воспоминания детства. Вот бобы с глухим шуршанием высыпались на стол. Бабушка начала выбирать некоторые и раскладывать по столу.

- Смотри, – приговаривает она, – вот  так нужно их класть.

Мне не больше лет 4, я сижу и смотрю на нее широко открытыми глазами. Бабушку Акулину земляки почитали как целительницу и гадалку. Люди боялись ее, но в то же время постоянно о чем-то просили. Во время Великой Отечественной войны женщины часто звали ее с собой в лес по ягоды. Увидят змею – зовут Акулину. Та подойдет, пошепчет – положит пустую бутылку прикажет: «А ну марш в бутылку!», и гадина послушно заползает внутрь… Могла бабушка отогнать своими заклинаниями даже медведя и волка.

Теперь она часто приходила к нам и играла со мной, заодно обучая гадать на бобах и кедровых орешках. Конечно, я очень смутно помню это время. Зато хорошо помню, что когда бабушка умерла, я начал сам общаться с духами. Стоило мне посчитать до пяти -  духи начинали говорить со мной. Я брал конфетку или копеечку и бросал в воздух, до тех пор, пока предметы, не падая, улетали куда-то, так что я не слышал звука от их падения. Таким образом, я приносил духам пожертвования.

Когда я вырос и пошел в школу, меня еще больше начало тянуть ко всему эзотерическому, оккультному. Довольно быстро я научился медитировать и освоил азы биоэнергетики – «снимал» головную боль папы и мамы руками.

К окончанию школы прошел курсы экстрасенсорики, где был признан лучшим, так как безошибочно диагностировал пациентов. Таким образом к 17 годам я с головой погрузился в мир оккультного, даже стал работать экстрасенсом, открыв собственный небольшой кабинет для приема страждущих.

Интересно, что на тот момент я по-своему верил в Бога, даже думал, что служу Ему. Время от времени молился, заходил в православный дом молитвы (тогда у нас в городе еще не было ни часовни, ни храма), покупал свечи для своих ритуалов. Однажды, в 1992 году, я встретил пастора местной протестантской церкви, тот пригласил меня на служение, и я с радостью принял это приглашение, так как думал увеличить число своих пациентов за счет церкви. Конечно, я тогда не знал ничего о Православии и инославии, но считал Христа великим экстрасенсом. Но одна ясная мысль грела меня очень сильно – я знал, что Бог есть и я должен служить Ему, это единственный смысл жизни. Поэтому когда пастор объяснил мне из Священного Писания, что на самом деле я служу бесам, и предложил отречься от всякой бесовской силы и принять Христа как своего Господина, я согласился. Во время молитвы понял, что бесы оставили меня. Счастье и радость – вот мое состояние первые месяцы, после того как Бог нашел меня. Христос это истина, и нет другого на свете бога, кроме Святой Троицы!

Мой отец отреагировал на этот мой шаг негативно, звал меня в Православие, однако он сам был атеист. После того, как он начал читать Библию, папа раскаялся и молился регулярно Богу, также и мама. Затем мой старший брат тоже пришел к вере в Бога. В протестантской общине нас учили тому что «Православие заблудилось и там мертвая религия, а у нас жизнь», и мы с братом стали активными членами церкви «Благая Весть» города Усть-Кута. Через 2 месяца я уже проповедовал, через год стал «евангелистом» и ездил по поселкам с проповедями о Христе.

СРЕДИ ОБЩИН-КЛОНОВ или ЦЕНА ОТВЕРГНУТОГО ПРЕДАНИЯ

В 1994 году я поехал учиться в Иркутск, на курсы в Сибирский Теологический Институт, где с удивлением обнаружил, что оказывается, различных протестантских церквей очень много, и не все из них признают друг друга, каждый пастор несет свое учение. Есть большие союзы, как, например, союз пятидесятников или баптистов, есть соединения поменьше, но в основном стройной системы и иерархии нет. Горькие размышления об отсутствии единства протестантских церквей привели меня годы спустя к Православию. К слову, протестанты стараются объяснить эту проблему по-разному, упрощая понятие Церкви, поясняя порой даже, что просто любой человек верующий в Иисуса Христа – уже Церковь. А разделения, мол – это чисто человеческий фактор. Да и как не делится, если Библию каждая ветвь и ответвление толкует как хочет, вырывая цитаты из контекста. Пятидесятники бьют библейскими фразами  баптистов, отстаивая свое учение,  те – лупят пятидесятников, а вместе они выступают против харизматов, причем каждый утверждает, что только у них «Библейское учение».

Сейчас я сознаю, что начисто отвергнув Предание, учение Святых Отцов, протестанты потеряли систему координат, точку отсчета. Без опоры на Предание, любое учение можно легко «привязать» к Библии.  Если сомневаетесь, подумайте – откуда у протестантов более 40 000 деноминаций? Но свято место пусто не бывает – своеобразным «преданием» в собраниях евангельских церквей является авторитетное слово пастора или учение союза, основавшего ту или иную деноминации. Потому направления, течения и курсы меняются часто… Представьте: вот церковь, которая придерживается учения «А». Вдруг один из лидеров этой церкви говорит: «Бог открыл мне из Библии учение «Б». Пастор и совет собираются и говорят: учение «Б» – это ересь.  И этот лидер, если для него пастор авторитет, скажет «я подчиняюсь». Либо, если пастор ему не авторитет, служитель решит что «я могу и лучше пастора понимать Писание», уйдет  и откроет еще одну протестантскую церковь со своим учением.  %-)  (т.е раскол на расколе ) Принцип, который свято чтут протестанты «Только Писание», работает против них. Потому что Писание одно, а спорных, толкуемых по-разному мест в Библии много… Протестанты едва ли знают, в основной своей массе, те люди, кто создавали канон – и литургию служили, и иконы у них были. Мы все – выходцы из протестантов, смотрели на Библию через очки своего протестантского предания – но что более заслуживает доверия? Предание, сформированное 100 лет назад, как у пятидесятников, 250 лет назад – как у баптистов, или 400 лет назад – как у лютеран? Не разумнее ли доверится преданию, данному нам Самим Христом и Его учениками, – апостолами, передавшего учение своим последователям? За 2000 лет Священное Предание остается неизменным ни на йоту. И хранит это Предание до наших дней – Православная Церковь.

…Я тоже попал в водоворот разных учений и церквей. Одно для меня было ясно – надо идти к тем, кто еще не слышал Евангелие, и заниматься миссионерством. Быть в постоянной каше учений и противостояний я уже не мог.

РАЗОЧАРОВАНИЕ, или ОСКОЛКИ БОЛЬНО РЕЖУТ РУКИ

В 1996 году я женился. Закончив в 1997 году «Школу Христа» в г. Кемерово, мы с женой уехали проповедовать о Христе в село Баяндай, место компактного проживания западных бурят, тогда еще Усть-Ордынского Бурятского Автономного округа, Иркутской области.

Мы старались, как могли донести весть о Христе до бурятского народа. Более того, с 2001 года мы стали стараться помочь церквям в Сибири начинать миссионерские проекты среди 42–х коренных народов Сибири. Мы с женой стали часто ездить по России и Украине, проводя семинары о важности проповеди малым народам.  В целом я произнес около 4000 проповедей и семинаров, посещая собрания разных деноминаций. Пятидесятники и харизматы всех мастей, Новое Поколение Алексея Ледяева и Виноградник, баптисты консерваторы и новаторы, регистрированные и нерегистрированные (это две разных деноминации, также есть и у пятидесятников), лютеране и пресвитериане, реформаторы и движение веры, – где только мы не проповедовали.

Думая, что наша миссия может обновить протестантов, мы старались как могли, даже стали инициаторами международной организации «партнерства для достижения Евангелием коренных народов Азии», на которой встречались люди заинтересованные в том, чтобы народы знали о Христе. Из разных стран приезжали пасторы и служители на ежегодную конференцию этого партнерства. Прилагая огромные усилия к проповеди Евангелия, мы четко сознавали главные проблемы протестантского движения. Много, много раз встречались с «самодержавными» пасторами, тоталитарным руководством, серьезно ранившим сердца прихожан. К какой бы то деноминации мы не обращались – Церковь с большой буквы я не находил, все общины они были как бы кусочками, осколками Церкви, вроде бы и церковь – но с ущербом, без полноты. Зрело и росло мое разочарование в протестантизме. Это сейчас я понимаю, что отвергнув благодатное преемство от Христа, через Апостолов и Епископов, (хотя признавая преемство своих пасторов друг от друга) отвергнув Таинства, протестанты лишились полноты Святого Духа. Церковь не может быть «от Уэсли», или «от Лютера», или «от Ледяева» или от кого-либо еще. Церковь может быть только от Христа.

ЗНАКОМСТВО С ПРАВОСЛАВИЕМ, ОБНОВЛЕНЧЕСТВО

С 2001 года мы стали изучать новую для нас доктрину, а впоследствии даже  влились в движение “Простых церквей”. Это движение как бы реформация в протестантизме, восстает против явных искажений и ратует за возврат к простоте. Интересно, что это движение использует много выдержек из православных трудов. По моему мнению, движение простых церквей это шаг к Православию во всем протестантизме.

В 2009 году, прожив полтора года в Красноярске, мы переехали в Улан-Удэ, чтобы там организовать церковь и продолжать работу среди всех народов. К этому времени мы проделали большую работу по записи на диски пересказа Евангелия на языки коренных народов. 20 разных записей было у нас и мы сделали и распространили диски по Якутии, Бурятии, Тыве и Красноярскому краю тиражом в 11000 шт.  Короче, мы работали не покладая рук. Но в Улан-Удэ я задумался о славянских народах – как им лучше проповедовать? Как донести им ясно  Евангелие? В это время меня очень вдохновило повествование о святителе Стефане Пермском, который в 14 веке принес свет Евангелия народу зырян, от которых я сам веду своё родовое древо. Святитель бесстрашно нес проповедь, преодолевал невероятное духовное, а порой и физическое противостояние. В конечном итоге зыряне уверовали и до сих пор “на Печоре на реке” очень сильно Православие. Один мой знакомый американец, знающий зырян, сказал: “о, я понял, если ты зырянин, то конечно должен быть православным, потому что все зыряне православные”.  Я стал узнавать о Православии больше. Читал книги митрополита Антония Сурожского, Святителя Николая Японского, святого праведного Иоанна Кронштадского,  протопресвитера Александра Шмемана и пережил настоящее потрясениеувидел глубину и здравомыслие, отсутствие «воды», которой так много в американских протестантских книгах. Чувство было – будто прикоснулся к чему-то своему, до боли знакомому и родному.

Тогда я начал понимать, что кроме Православия меня уже не устроит ни что другое. В Улан-Удэ первый раз сходил и постоял на службе в храме. Однако сразу перейти в Православие было невозможно. Нам было необходимо найти что-то среднее между протестантизмом и Православием. И мы начали общаться с православным обновленческим движением «архиепископа» Сергия Журавлева. Это священник РПЦ, который стал пятидесятником, а позже решил принести «пробуждение» в Православие. Реально у Сергия Журавлева почти нет последователей, в основном он ездит и делает семинары на тему «История церкви», где поливает грязью Православие перед протестантами, усиливая неприязнь протестантов к православным, хотя иногда это дает обратный эффект.  Я встретился с Сергием Журавлевым, и мы решили присоединиться к его движению.

В марте 2009 года, я получил грамоту, и указ где сообщалось, что я теперь священник православной реформаторской церкви. Для нас это был большой шаг в сторону Православия. Мы изучали литургию и читали книги православных авторов. В этот же месяц мы с семьей переехали снова в Баяндай, теперь у нас были группы в Красноярске и Улан-Удэ. Я надел рясу и православный иерейский крест, и таким образом проповедовал о Христе.

Наша община начала изучать Православное учение о греховных страстях, и нас это потрясло, мы обнаружили просто океан, огромную глубину, место, где можно расти духовно и освящаться. Мы сами, и большинство наших друзей протестантов заметили как-то, что по прошествии 5-7-ми лет после уверования, мы перестали освящаться, наступил какой-то потолок. Считали, что мы уже в общем святы и зрелы,  теперь просто нужно работать для Бога, поэтому я в своих проповедях делал акцент на посвящении, а не на святости. На самом же деле грехи остались, но они как-то обкатались, как камушки в реке, стали гладкими и удобными для нас. Изучая страсти, мы сильно самобличались этим новым знанием, понимая, что мы очень грешные, а вовсе не святые. Православие открыло для нашей общины широкий простор работы и изменения своих характеров в образ Божий. Оно дало нам те инструменты, которые мы все долго искали. Богословский диспут был бы хорошим методом выяснения многих белых пятен между протестантами и православными. Мы старались быть ближе к Православию, но все же многие моменты мы понимали так, как учил «архиепископ» Сергий Журавлев.

ДОМОЙ, или ХОРОШО  БЫТЬ  ЧЕСТНЫМ

Однажды во время чтения проповеди митрополита Антония Сурожского, пришли на ум слова Христа из Евангелия: «или признайте дерево хорошим и плоды его хорошими, или признайте дерево плохим и плоды его плохими».

Действительно, я восхищался духовным опытом этих православных, при этом отвергал то, во что они верили. Эти слова несколько дней звучали у меня в ушах. Через месяц я присутствовал на молебне Святителю Николаю Чудотворцу, и был удивлен его Христоцентричностью (самого молебна). Ведь я-то ожидал, что будет поклонение человеку вместо Бога, как нас раньше учили в собрании протестантов. После этого я решил, наконец, прочитать что говорят сами православные об иконах. Это был шок! Оказывается иконам никто и никогда не поклоняется как Богу! Вообще надо отметить, что в Православии культивируется особое уважение ко всему. Люди, встречаясь между собой, кланяются, говорят не «передай привет», а «передай поклон».  Я не знал, что люди почитают, то, что изображено на иконе, Первообраз. У меня возникло чувство что меня «кинули», просто обманули. Изучая другие разногласия с протестантизмом, я начал все больше понимать то, что Православие право! До меня дошло, что тысячи и тысячи умнейших и духовных людей в течении 2000 лет наполняли Православие, и все те вопросы которые, как мы наивно полагали, поставят православных в тупик, давно уже заданы и имеют ответы. Протестанты живут мифами о Православии, и им нужно узнать Истину. Этот момент стал для меня переломным, я понял, что больше не могу быть ни протестантом, ни тем более – обновленцем. Я поехал в храм в Усть-Орду и встретился там с настоятелем, который меня встретил очень любезно, накормил обедом, и мы с удовольствием поговорили. После этого мы познакомились еще с благочинным той территории, где мы живем. Этот священник так же оказался очень светлой личностью. Они разительно отличались от протестантских пасторов, распираемых гордостью, отличались смирением, добротой, от них веяло чем-то настоящим.

Они не прикидывались святыми и супердуховными и в тоже время давали нам все необходимое для наших первых шагов в Православии. К сожалению, возникает такое чувство, что бесы специально пытаются скрыть Православие от протестантов. Не надо бояться священников, нужно подходить к ним и разговаривать.

Таким вот удивительным образом, постепенно я, моя семья и, в конечном итоге, наша община в посёлке Баяндай, а также некоторые братья и сестры в Улан-Удэ и Красноярске тоже перешли в Православие. Хотя мы перешли общиной, но у каждого был все же свой путь. Признаюсь, что нам не было легко, но и сейчас, и дальше мы будем учиться и следовать за Господом по православному тысячелетнему пути. Но главное то, что пришла полнота, как будто 18 лет я искал и не находил, пил и не мог утолить жажду, ел и не мог насытиться, а сейчас наконец-то Бог Сам привел меня к Себе домой.

21 февраля 2010 года, в день Торжества Православия, в селе Баяндай была освящена часовня в честь Михаила Архангела. Мы плыли по реке Протестантизма, и вдруг горизонт расширился и впереди открылся безграничный океан Православия. Все кто ищет Истину, обязательно ее найдут, главное – быть честным с собой и не боятся людей, а бояться только Бога.

Источник: Иркутская епархия.

0

17

«Я чувствую в душе голод и жажду Бога».

Беседа с мусульманином, принявшим христианство

«Когда я в первый раз пришел в православный храм, то сделал это только для того, чтобы увидеть другую традицию. Но когда потом вновь пришел в православный храм (русский, в Сан-Франциско), что-то случилось со мной такое, чего я не испытывал в буддийском или другом восточном храме; что-то в сердце моем говорило мне, что я дома, что все мои поиски завершились». Это слова одного из великих отцов наших времен, отца святой жизни – иеромонаха Серафима (Роуза), жившего в Америке, в монастыре святого Германа в Платине, в Калифорнии. Сегодняшний наш собеседник Алексий – бывший мусульманин, который, подобно отцу Серафиму, долгое время искал истину. И в тот момент, когда он открыл для себя Христа и пришел к правой вере в Него, к Православию, он понял слова Спасителя: «Истина сделает вас свободными» (Ин. 8: 32). Хотя Алексий стал православным всего год назад, в возрасте чуть за 40, он впечатляет простодушием своей веры, нелицемерной любовью к ближнему и к Спасителю Христу.

– Я родился мусульманином, в детстве остался круглым сиротой и рос вместе с братьями. У них склад характера, противоположный моему. Им нравилось быть на людях, а я был уединенным, замкнутым в себе. Хотя я и не знал Господа Христа, но, когда слышал слово Божие, у меня мурашки бежали по коже. Я искал Его очень сильно. Еще маленьким мне хотелось понять, где истина, — и я искал истину, но не знал, где ее найти. Я потерял покой, я волновался, не знал, куда податься, не знал, что делать, чтобы найти истину. В неведении своем я молился: «Боже, помоги мне найти истину!» Лет в 20, переживая одну тяжелую скорбь, я нашел Спасителя Христа – или, правильнее сказать, Он нашел меня. Я купил тогда в одном книжном магазине книгу «Путь ко Христу» – книгу, изменившую мою жизнь. Затем, через несколько лет, я прочел и Библию. Хотя меня очень впечатлил Новый Завет, потому что я заново открыл себя в этой книге, но все же я не сразу пришел к Православию. Мне хотелось чего-то такого, что подтвердило бы, что истина в Православии. И Бог показал мне, где истина, в прошлом году, в том шуме, что так был поднят в СМИ из-за проблемы биометрических документов. Я очень хорошо знал Новый Завет, потому что читал его много раз, и увидел, что в наши дни исполняются пророчества Апокалипсиса. Я счел, что это знак, которого я ждал. Когда я был помоложе, один монах дал мне книгу «Не отрекайтесь от Христа», написанную батюшкой с Афона. В этой книге описаны были те события, которые сегодня мы все переживаем и которые подготавливают пришествие антихриста и запечатание знаком зверя. Итак, после их подтверждения я стал православным и принял крещение.

– Ты ведь искал истину и в другом?

– Я читал очень много о йоге. Но понял, что это великое прельщение, потому что имеется существенная разница между йогой и Божественными учениями Священного Писания. Йогу я только изучал, Спаситель Христос уберег меня от занятий ею.

– Как происходил твой приход к вере?

– Когда я осознал, где истина, то пошел к отцу Арсению (Папачоку) в Текиргёл и там говорил с этим святым мужем; он научил меня, что мне нужно делать. Он сказал мне, чтобы я поговорил с священником того прихода, к которому принадлежу. Я последовал совету батюшки, и Великим постом мы с дочерью приняли крещение. Я и до крещения часто ходил в церковь. Слушал богослужения, но не осенял себя крестом. Считал, что, будучи мусульманином, не должен класть на себя крестное знамение. Сатана вводил меня в заблуждение этой мыслью; только после крещения я стал осенять себя святым крестом.

– Изменилось ли твое душевное состояние после крещения?

– Конечно, я чувствую, что Господь Христос со мной и помогает мне. Теперь я пощусь, молюсь утром и вечером и вижу, что, чего я ни попрошу у Спасителя моего, Он меня слышит и исполняет мою мольбу. Недавно Бог пожелал испытать мою веру через жену, которая страдала болезнью. Я помолился о ее здоровье, и Он исцелил ее. Оглядываясь назад, на те 20 лет поисков, я вижу, что Бог не оставлял меня ни разу. В то время, когда я был мусульманином, я не читал молитв, которые знают все христиане: «Отче наш», «Верую», молился, как сердце подсказывало, – и каждый раз Бог исполнял мое прошение. Сегодня многие молят Бога, чтобы Он дал им денег, достатка, или просят о таких вещах, которые неугодны Ему. А я молюсь, чтобы Он дал мне здоровья, мне и моей семье, и чтобы сохранил нас непоколебимыми в правой вере, чтобы мы не отклонились от нее. Во времена, в которые мы живем, важно оставаться стойкими в истинной вере.

– Как проходило твое крещение?

– Батюшка в храме, где я крестился, сказал мне, чтобы я избрал святого, память которого празднуется незадолго до того дня, когда будет совершено таинство. И я все волновался: какого святого мне избрать в покровители? 17 марта, за несколько дней до крещения, я услышал, как говорили о святом Алексии, человеке Божием, меня тронули его совершенное смирение и подвиги, и я решил принять в крещении имя Алексий. Крещение совершалось по православному чину, на мне была белая рубашка, и батюшка трижды окунул меня в купель. Хотя я сразу не осознал важность этого святого таинства, но со временем ощутил действие благодати Святого Духа. Ты изменяешься практически весь, но изменение это происходит постепенно. У меня сейчас такая жажда и голод по Богу, что, когда вхожу в какой-нибудь магазин православной книги, кажется, купил бы там все книги. Читаю и перечитываю Библию и каждый раз понимаю ее все глубже. Есть в моей душе какой-то магнит, притягивающий меня к слову Божию…

– Ты говорил о таинстве крещения. А как воздействовали на твою душу таинства исповеди и причастия?

– Без исповеди и причастия ты не можешь достичь Царствия Божия. Обманываются те, кто думает, что если они часто ходят в церковь и совершают добрые дела, то этого им достаточно для спасения. Нет человека без греха, и один только Спаситель очищает нас кровью и телом Своим, которые мы принимаем в святом причащении. Спаситель сошел к людям и через Свое воплощение, распятие и воскресение освободил нас от цепей греха. Если бы Он не пришел, мы умерли бы в грехах наших, мы были бы рабами грехов. Поэтому необходимы частая исповедь и причащение, чтобы освободиться от цепей, которыми грехи удерживают нас в отдалении от Всевышнего. Насколько более достойно ты причащаешься, настолько лучше ты очищаешься внутренне. Душа как лоза: насколько лучше ты ее очищаешь, настолько красивее, лучше она растет; чем лучше ты очищаешь душу исповедью и причастием, тем больше чувствуешь, что ты тверже в вере, ближе к Христу. Возрастая в вере, ты уже так сильно не думаешь о материальном, ты ставишь на первый план духовное.

– Христос зовет всех нас ко спасению. Но среди нас есть люди, которые не слышат голос Господа…

– Я видел, что, когда человек в скорбях, он больше думает о Боге; человек ищет Бога тогда, когда на него надвигается скорбь. И я знаю много неверующих людей, которые по причине скорбей полностью изменились и стали добрыми христианами. Хорошо было бы, если бы наводнения, обрушившиеся на нашу страну, заставили задуматься как можно больше людей… Если бы они задумались о заповедях Божиих, то увидели бы связь между этими бедствиями и великими грехами, творящимися в народе: блудом, порнографией, гомосексуализмом, которые навлекают праведный гнев Божий. В Библии имеется много примеров, из которых мы видим, что с самого основания мира Бог карал людей за непослушание, за жизнь, проводимую в бесчинстве.

– Какая притча из Нового Завета впечатляет тебя больше всего?

– Мне особенно нравится притча о десяти девах: пяти мудрых, у которых был елей в светильниках, и пяти безумных, у которых в светильниках его не было. Светильники – это вера, а елей – молитва и добрые дела. Если у тебя нет елея в светильнике, он не горит. То есть если ты не творишь молитву и добрых дел, не подаешь милостыню, не помогаешь человеку, находящемуся в беде, вера твоя мертва. Значит, надо молиться и помогать тому, кто рядом, чтобы налить елея в светильник. Этот елей – твой свет, который ведет тебя к Христу. Вера должна быть соединена с молитвой и добрыми делами. Меня очень радует, когда ко мне приходит бедный человек и просит у меня что-нибудь, потому что в нем я нахожу Христа. Спаситель ясно говорит нам, чего Он потребует от нас на суде: «Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня» (Мф. 25: 35–36). Значит, если хочешь спастись, надо помогать очень много.

– Многие боятся конца света, боятся, что не выдержат этого испытания. А ты?

– Я не боюсь конца света. Наоборот. Тогда будет видно, кто в правой вере, кто в Истине. Думаю, если душа твоя чиста и примирена с Богом, тебе нечего бояться. Что мы исповедуем в Символе веры? «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». Там, в Царстве Небесном, будет жизнь со Христом, светлая, чистая, совершенно другая, чем та, которой мы живем теперь. И православные христиане чают этой жизни. Знаю, что скоро наступят очень тяжкие времена. Хочу, чтобы Бог дал мне сил стать исповедником, когда Он этого пожелает. Пока я углубляю свою веру, изучаю Евангелие, чтобы получить силу для исповедничества. Знаю, что сам не смогу сделать этого, а только в единстве, которое создает Церковь. В Апокалипсисе говорится, что, когда придет антихрист, он выдаст себя за Спасителя и прельстит многих. Если я буду жить в те времена, хочу, чтобы мне дана была сила сказать людям, что антихрист – лжец, сказать им, Кто есть Истина.

– Ты признался своим братьям, что стал православным?

– Готовлюсь к этому моменту. Они видят у меня дома и в машине крестики и иконы, но о своем крещении я еще не сказал им. Жду подходящего момента, чтобы рассказать им о моем изменении, на пользу им.

– А если они спросят тебя, ты будешь отрицать это?

– Нет. Я скажу им в лицо истину. Знайте, что придет время, и уже немного осталось до того, когда многие мусульмане и иудеи придут к Истине – Христу. Среди этих народов уже находились некоторые люди, принимавшие Православие, – их немного, это правда, но я вижу в этом только начало. Молю Бога, чтобы Он просветил и других, как просветил меня, и вывел их из тьмы к Свету, из смерти – к Жизни.

http://www.kazan.eparhia.ru/zhurnal/?ID=27555

0

18

Крещение мусульманина

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/zaxar.jpg
Историю рассказывает протоиерей Захария Керстюк, сотрудник отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, долгое время окормлявший прихожан храма святого ап. Андрея Первозванного при Украинском посольстве в Триполи (Ливия) и ныне служащий в Испании.

Мусульманин

Он турок, капитан дальнего плавания. Ему 49 лет, из них 25 лет он в море. Бывал в разных переделках. Человек умный, знает около пяти языков.

В океане

Этой весной его корабль шел по Атлантическому океану. Неожиданно судно поломалось: остановился главный двигатель и отключились генераторы.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/243541_199453790099561_100001048252759_548879_7522641_o-580x386.jpg

Они долго дрейфовали, не могли даже подать сигнал «SOS». Стало нечего есть, пить, начались волнения в команде. Все, что предпринимали, не приносило результатов. Люди отчаялись.  На судне было более 30 человек экипажа: грузины, сирийцы, турки, два украинца. Уповали только на Бога.

Молитва

Капитан-мусульманин молился о спасении. А еще он видел, как искренне молились православные грузины. Тогда он и сам решил обратиться к Иисусу: «Если Иисус поможет им, то приму христианство», – решил он. Не прошло и суток, – двигатели завелись.

До Алжира доплыли на полностью раскуроченных двигателях, порт их не принял. Разрешили лишь взять съестные припасы на борт, и стать на якорь в территориальных водах. Месяц простояли в Алжире, ожидая запчасти от компании. Не дождавшись помощи от хозяина корабля, по приказу ИМО (Международная морская организация) они направились в ближайший европейский порт -  порт Картахена в Испании. В пяти милях от берега судно встало – закончилось топливо. С большим трудом их отбуксировали в порт.

Крещение

Поскольку на корабле были украинцы, а я украинец, мне сразу сообщили о нештатной ситуации, в которой оказались наши граждане. Я направился в порт. Общаясь с украинцами, познакомился с остальным экипажем. Я долго говорил с капитаном, очень много говорили о православии, о Боге. Я увидел, что человек действительно принял осознанное решение.

Провел с капитаном 3 огласительные беседы. Поскольку это очень ответственный шаг, я получил согласие от его супруги. Эти люди были рождены в мусульманской вере, но соблюдали ее довольно поверхностно, так же, как у нас многие называют себя православными только потому, что их в младенчестве покрестили.

Женщина сказала, что принимает решение мужа, поскольку это его воля.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/242418_199453906766216_100001048252759_548883_5465134_o-580x386.jpg

Этот человек говорит сейчас: «Я хочу быть православным, мне Иисус помог, я буду соблюдать все, что положено, потому что верю». Увидев такое твердое желание мужчины, я его окрестил в водах Средиземного моря.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/242445_199454743432799_100001048252759_548908_681756_o-400x600.jpg
Он мне говорил о том, что в исламе не ощущал и не чувствовал Бога, а Иисуса он чувствует сердцем. В это воскресенье капитан приступил к первому причастию.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/241264_199783366733270_100001048252759_551399_2506104_o-580x386.jpg

Экипаж

Капитан привел на службу своих друзей, шестеро из которых тоже причастились. Я давно не видел людей, которые бы приступали к таинству с таким благоговением, как он. На данный момент еще два мусульманина, боцманы этого экипажа, хотят креститься. Огласительные беседы проводятся, и на следующей неделе, думаю, буду их крестить.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/242380_199453616766245_100001048252759_548874_2551879_o-580x386.jpg

Когда я с капитаном проводил первую огласительную беседу, спросил у него: «Ты не боишься, что тебя матросы-мусульмане зарежут?». Он ответил «Что ж, буду сильней на ночь закрываться».
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/243856_199455260099414_100001048252759_548923_332622_o-580x386.jpg
Во время беседы приходили боцманы-мусульмане и так смотрели на меня, что мне временами становилось страшно. Вторая встреча была уже более приятной. А третья – совсем легко. Я отвечал на их вопросы, мы разговаривали о жизни, шутили, я им крестики показал и предложил взять.

Они взяли, надели крестики и, я слышал, говорили друг другу: «А может и правда, Иисус помог?». После этого дня я еще приезжал к ним, на шее каждого (и у сирийцев, и у турок) висели, по-прежнему, крестики. Побывав на грани жизни и смерти, эти люди многое сейчас переосмысливают.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/241116_199783286733278_100001048252759_551397_3089809_o-580x386.jpg

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Еще три мусульманина приняли крещение (+ фото)

В минувшее воскресенье протоиерей Захария Керстюк крестил еще двух мусульман с потерпевшего бедствие корабля. Отец Захария делится своими впечатлениями от этого радостного события.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/05/zaxar.jpg

Около двух недель назад я крестил мусульманина. А в прошедшее воскресенье я крестил еще двух мусульман – членов того же экипажа. Корабль их все еще находится в порту Испании, его ремонт подходит к завершению.

Мужчины, принявшие христианство, по национальности – грузины. На борту этого корабля было шесть грузин  из Аджарии – трое православных и трое мусульман.

Теперь все они христиане.

Эти люди были впечатлены поступком капитана экипажа, прониклись его горением к Христу и благодарностью. Переворот в их сознании, в отличие от капитана, произошел далеко не сразу.

Сначала они о многом думали, долго наблюдали за происходящим, задавали вопросы. Было видно, что у людей внутри происходит серьезная работа. И, некоторое время спустя, они сказали мне о своем намерении.

У двух молодых людей – жены-христианки, и они поддержали мужей в их решении. С супругой одного из новообращенных я накануне разговаривал по телефону – женщина очень рада тому, что теперь их семья одной веры.

Честно говоря, в моей жизни такое происходит впервые, получилось практически массовое крещение мусульман. И, признаюсь, мне сейчас радостно. Я благодарю Бога за то, что Он дал случиться такому событию в моей пастырской жизни. За этот месяц в моей душе было столько священнических переживаний, сколько не было никогда. Просто очень хотелось помочь им найти Бога, поскольку они искали Его. Ведь Господь Говорит, что Он больше радуется обретению одной заблудшей овцы, чем девяносто девяти праведным.

Из мусульман сейчас на корабле остались только два турка и один сириец. Все остальные, в основном – обслуживающий персонал, уехали домой, остались только специалисты по технике. Турки – довольно пожилые уже люди, они вряд ли будут что-то менять в своих взглядах, хотя осознают, что произошло необъяснимое.

Сириец – убежденный шиит. Знаю по Ливии, что шиита обратить в христианство практически невозможно. Но, тем ни менее, все они с удовольствием продолжают носить крестики, которые недавно были им подарены, и прославлять Иисуса. Они говорят: «Иса-пророк помог нам».

Грузины, после совершения таинства, сделали нашему приходу настоящий праздник с грузинской кухней и песнями. Даже флаг свой повесили. Я давно не видел таких счастливых людей.

Для меня испытанием были самые последние минуты перед таинством крещения. Я долго беседовал с мужчинами и допустил их к таинству по убеждению, что они действительно внутренне готовы к нему. И вот, в условленном месте у моря все ждут, корабль совсем рядом, а моряков нет. Прошло почти 20 минут, но их все не было. Я подумал: «Жаль, но, наверное, люди просто поддались эмоциям, а в решающий момент передумали». Ведь их капитан пришел задолго до начала обряда. Но прошло еще мгновение – и я увидел спешащих улыбающихся мужчин.

С капитаном корабля, крестившимся накануне, мы продолжаем тепло общаться, он помогал в организации таинств. Он старается почаще причащаться, спрашивает меня о молитвенном правиле, и всегда, когда мы встречаемся – улыбается и крестится, как бы говоря: «Я помню, кто я теперь».

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/110-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/28-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/31-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/4-400x600.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/51-400x600.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/61-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/71-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/81-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/91-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/101-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/121-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/141-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/151-400x600.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/161-400x600.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/171-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/181-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/201-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/221-400x600.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/26-580x386.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/231-580x386.jpg

по материалам сайта  http://www.pravmir.ru/eshhe-tri-musulma … enie-foto/

СЛАВА ТЕБЕ БОЖЕ НАШ ,СЛАВА ТЕБЕ!!!

0

19

Лидер группы «Парк Горького»: «Я был готов стать монахом, но батюшка сказал: «Венчайся»

Лидер группы «Парк Горького» Алексей Белов — о том, как его духовный наставник вымолил его отца из ада и почему он не хочет повторения успеха в Америке.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/06/410.jpg
Алексей Белов. Родился: 24.01.1958 в Москве. Лидер рок-группы «Парк Горького», которая появилась в 1987 году. В 1988-м группа выступила на разогреве Scorpions во время их гастролей в Ленинграде. Музыкантами заинтересовались западные продюсеры, ребята уехали в США, где (в том числе) приняли участие в проекте, посвященном борьбе с алкоголизмом и наркоманией. В 1998 году они вернулись из США, группа распалась, возродилась в 2005-м. В 2010 году «Парк» выступил в Ванкувере на Зимних Олимпийских играх, пела и жена Алексея — Ольга Кормухина. Ребята представили песню «Boys» («Мальчики никогда не плачут»), ставшую гимном Олимпиады и написанную по просьбе Олимпийского комитета РФ.

— Алексей, когда мы увидим новый альбом?

— Альбом законсервирован. Весь прошлый год до сегодняшнего дня прошел в работе над альбомом моей супруги Ольги Кормухиной. Текстов там моих не очень много. В основном, тексты Ольги. У нее есть тяжеловесные социальные тексты.

— Не сложно уживаться двум творческим людям?

— Мы познакомились на пороге храма. В Евангелии говорится, что дом, который построен на песке, долго не простоит. Его смоет водой. Дом надо строить на камне, на скале, чтобы он фундаментом уходил в эту скалу. Тогда, какие бы волны ни нахлынули, они схлынут, потому что дом есть часть скалы. Если фундамент отношений духовен, то это и есть тот самый камень, та самая скала. Все остальное — шоу-бизнес, музыка, кино — к этому только прилагается. Если отношения супругов духовны, то их любовь похожа на цветок, который вначале был бутоном, а потом медленно раскрывается. Супружеское счастье — это когда каждый день, как первый. Мы часто ездим вместе на гастроли, можем часами говорить о чем угодно и не можем насытиться этим разговором.

— Вы умеете терпеть?

— Я учусь. Без терпения вообще ничего не получилось бы.

— Смирение и рок-музыка — понятия слабо совместимые…

— Смирение — это добродетель вечная, которая необходима человеку для того, чтобы что-то обрести. Какая бы ни была рок-музыка, человеку главное в ад не попасть. Как бы там ни было, в рай попасть трудно. Середины нет. Есть рай, и есть ад. Многие люди прилагают огромные усилия, чтобы чего-то достигнуть в жизни. Какие тогда нужны усилия, чтобы достигнуть чего-то не в жизни, а в вечности? Знаете, к одному писателю как-то спустился ангел. Писатель начал его пытать: «Расскажи, как там?» И ангел ему ответил: «Ты никогда этого не поймешь. Человек не устроен так, чтобы это понять. Представь свой самый счастливый момент в жизни. Умножь это на миллион, и ты познаешь каплю. А там океан…».

— Но человек не может не зависеть от земных ценностей — материальных.

— Есть люди, которых называют олигархами, их состояние измеряется миллиардами. Есть люди, у которых ничего нет. Так вот, счастливых людей я видел среди последних. Ходит себе человек и светится. Не знаю, на что он живет, но он светится, как лампочка. А вот среди тех, у кого состояние исчисляется миллиардами, я таких не видел. Большинство из них не знают, куда себя приткнуть. Они не могут достигнуть тех необыкновенных высот радости, которые описываются святыми. На самом деле эти высоты гораздо ближе, чем кажется. Но человек почему-то не хочет ни трудиться, ни развиваться в этом направлении. Потому что все, что на поверхности, более привлекательно.

— И вы сразу пришли к осознанию этого?

— Я пришел к этому через испытания и пресыщение. Мне Господь дал возможность испытать на себе все то, к чему стремится большинство населения земного шара. Испробовать самые привлекательные моменты и осознать, что они ничего не стоят. Поэтому со временем у меня сложилось определенное отношение и к богатству, и к славе. Именно из-за того, что я имел все это, я достиг ужасной внутренней пустоты.

— И поэтому вы вернулись в Россию?

— Мой первый водораздел возник после первой исповеди. Сила, с которой я тогда соприкоснулся, не соизмерима ни с чем из того, что у меня было в жизни. А потом я встретил отца Николая. Того самого, который стал прототипом героя в фильме «Остров», где его сыграл Петя Мамонов. И увидел, кем может быть человек.

— Вы вроде даже готовы были принять монашеский сан.

— Я хотел попасть к старцу и узнать волю Божью. Кстати, когда к отцу Николаю меня привезла Ольга, мы еще не знали, что будем супругами. Просто дружили.

— Но Ольга сказала, что она о вас мечтала всю жизнь.

— Я об этом тогда не знал. Я слышал о ней, но даже не знал, как она выглядит. Я был в Америке, когда о ней заговорили в России. И она меня спросила: «Если тебе отец Николай скажет, что тебе нужно быть монахом, ты готов к этому?». И я ответил: «Да». А он нам сказал: «Венчайтесь». Вот к этому мы готовы не были. Я вообще перепугался. Мне уже было сорок лет, заядлый холостяк. Когда же я обратился к вере, то стал читать много книг. И начал понимать, что мне очень тяжело будет найти спутника жизни в нашей среде. А искать в другой я не мог. И вообще мне было непонятно, как я буду искать кого-то. И вот так вот Господь послал. И годами позже выяснилось, что лучше и быть не могло.

— До христианства вы увлекались буддизмом, кришнаитством

— И буддизмом, и аскетическим опытом тибетских монахов, и экстрасенсорикой. Всем, что связано с оккультизмом и философией. Но никто мне не показал силу духа. Только разные фокусы. А в отце Николае я увидел человека, которого Господь наделил такой властью, которой все президенты мира не обладают. Была масса случаев, когда он вымаливал людей из ада. В частности, Ольгиного отца. Когда умирал мой отец, я держал его на руках. И я видел, что за его душой явились не ангелы, а демоны. Он весь трясся от ужаса. Но стоило мне только мысленно завопить: «Отец Николай, помоги!», как у нас в комнате аж вихрь какой-то пронесся. И папа сразу затих. И спокойно ушел. А когда я его уложил, у него открылись глаза. Это были глаза младенца, который увидел сразу тысячу Дедов Морозов. А отец Николай был за 700 км от нашей квартиры.

— Вы делаете русскоязычный альбом…

— В мире мало качественной русскоязычной музыки. Русский язык глубже намного. Нет второго такого, где употребляется полмиллиона слов.

— А вы хотели бы попробовать повторить свой успех в Америке?

— Нет. Это все равно что человеку, который съел тонну шоколада, предложить съесть еще килограммов двадцать.

— Ваша жена не так давно выступила на «Фабрике звезд». Рок в России становится форматом?

— А року плевать на формат. 99% артистов, которых можно увидеть у нас на ТВ, — в основном те, которые обслуживают корпоративы. И в то же время у нас есть группы, которых никто никогда по ТВ не видел, никто по радио не слышал. Слава Богу, что благодаря интернету появилась субкультура. И начинают потихоньку сдыхать все эти радиостанции со своими форматами-неформатами. Появляются новые артисты и живут без них. И спокойно заполняют стадионы и дворцы спорта.

Беседовала Елена Райман.
Источник

0

20

Случайностей не бывает
Автор православных повестей и стихов. Сотрудничает с издательством Свято-Пафнутьева Боровского монастыря.

…Вокзал – место, где душе всегда неспокойно. Люди снуют туда-сюда, каждый озабочен чем-то своим: ожиданием поезда, покупкой билета или поиском места, чтобы присесть.

Приходили и уходили поезда. Вокзал пустел и снова наполнялся. И только в одном его месте не происходило никаких движений.

В конце зала ожидания пригрелась старушка. Вся в черном. Сухонькая. Сгорбленная. Рядом лежит узелок. В нем не было еды – иначе старушка в течение суток коснулась его хотя бы раз.

Судя по выпирающим углам узелка, можно было предположить, что там лежала икона, да виднелся кончик запасного платка, очевидно, «на смерть». Больше ничего у нее не было.

Вечерело. Люди располагались на ночлег, суетились, расставляя чемоданы так, чтобы обезопасить себя от недобрых прохожих.

А старушка все не шевелилась. Нет, она не спала. Глаза ее были открыты, но безучастны ко всему, что происходило вокруг. Маленькие плечики неровно вздрагивали, будто зажимала она в себе какой-то внутренний плач. Она едва шевелила пальцами и губами, словно крестила кого-то в тайной своей молитве.

В беспомощности своей она не искала к себе участия и внимания, ни к кому не обращалась и не сходила с места. Иногда старушка поворачивала голову в сторону входной двери, с каким-то тяжким смирением опускала ее вниз, безнадежно покачиваясь вправо и влево, словно готовила себя к какому-то окончательному ответу.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/10/babushka.jpg

Прошла нудная вокзальная ночь. Утром она сидела в той же позе, по-прежнему молчаливая и изможденная. Терпеливая в своем страдании, она даже не прилегла на спинку дивана.

К полудню недалеко от нее расположилась молодая мать с двумя детьми двух и трех лет. Дети возились, играли, кушали и смотрели на старушку, пытаясь вовлечь ее в свою игру.

Один из малышей подошел к ней и дотронулся пальчиком до полы черного пальто. Бабуля повернула голову и посмотрела так удивленно, будто она впервые увидела этот мир. Это прикосновение вернуло ее к жизни, глаза ее затеплились и улыбнулись, а рука нежно коснулась льняных волосенок.

Женщина потянулась к ребенку вытереть носик и, заметив ожидающий взгляд старушки, обращенный к дверям, спросила ее: «Мамо, а кого вы ждете? Во скильки ваш поезд?».

Старушку вопрос застал врасплох. Она замешкалась, засуетилась, не зная, куда деваться, вздохнула глубоко и будто вытолкнула шепотом из себя страшный ответ: «Доченька, нет у меня поезда!». И еще ниже согнулась.

Соседка с детьми поняла, что здесь что-то неладно. Она подвинулась, участливо наклонилась к бабушке, обняла ее, просила умоляюще: «Мамо, скажите, что с вами?! Ну, скажите! Скажите мне, мамо, – снова и снова обращалась она к старушке. – Мамо, вы кушать хотите? Возьмите!»

И она протянула ей вареную картофелину. И тут же, не спрашивая ее согласия, завернула ее в свою пушистую шаль. Малыш тоже протянул ей свой обмусоленный кусочек и пролепетал: «Кушай, баба».

Та обняла ребенка и прижала его кусочек к губам. «Спасибо, деточка», – простонала она.

Предслезный комок стоял у нее в горле…. И вдруг что-то назрело в ней и прорвалось такое мощное и сильное, что выплеснуло ее горькую беду в это огромное вокзальное пространство: «Господи! Прости его!» – простонала она и сжалась в маленький комочек, закрыв лицо руками.

Причитала, причитала покачиваясь: «Сыночек, сыночек… Дорогой… Единственный… Ненаглядный… Солнышко мое летнее… Воробышек мой неугомонный.… Привел.… Оставил».

Она помолчала и, перекрестившись, сказала: «Господи! Помилуй его грешного».

И не было у нее больше сил ни говорить, ни плакать от постигшей ее безысходности.

«Детки, держитесь за бабушку», – крикнула женщина и метнулась к кассе.

«Люди добрые! Помогите! Билет мне нужен! Старушку вон тую забрати, – показывала она в конец зала – Мамою она мне будет! Поезд у меня сейчас!».

Они выходили на посадку, и весь вокзал провожал их влажными взглядами.

«Ну вот, детки, маму я свою нашла, а вы – бабушку», – сияя от радости, толковала она ребятишкам.

Одной рукой она держала старушку, а другой – и сумку, и детей.

Я, глядя на них, тихо молилась и благодарила Бога за эту встречу. Странно, но большинство из тех, кому я рассказываю об этом случае, свидетелем которого стала несколько лет назад на вокзале города Кургана, не верят в то, что вот так, за несколько минут человек мог принять такое важное для себя решение.

Я никого не стараюсь переубедить, не пытаюсь что-то объяснить. Каждый должен чувствовать это сам. Да и как объяснишь, что нашему сердцу иногда достаточно одного мгновения, чтобы принять решение, если, конечно, оно живое и любящее Бога и ближних.

Для меня же этот случай стал еще одним подтверждением мудрой верности слов архимандрита Серафима (Тяпочкина): «Забудь это слово «случайность», случайностей не бывает».

http://www.pravmir.ru/sluchajnostej-ne-byvaet/

0

21

Об одной христианской кончине

Для священника само его служение открывает нечто такое, что недоступно больше ни для кого. Не буду упоминать здесь о совершении Божественной литургии: происходящее у престола Божия в минуты Евхаристии действительно превыше всякого описания. Но и кроме литургии у священства есть такие исключительные возможности познания нашего мира и человека, о которых другие люди просто не могут и помыслить.

Врач и священник нередко присутствуют при последних минутах земной жизни христианина. Но лишь священник – единственный свидетель последней исповеди. И дело здесь совсем не в том, в чем именно кается умирающий: грехи людей, как правило, одни и те же. Но священник становится очевидцем, а зачастую и участником поразительных событий раскрытия таинства Промысла Божиего о человеке.

***

Древнее предание донесло до нас слова Христа: «В чем Я найду вас, в том и буду судить». В народе церковном издавна хранится вера, что если человек перед кончиной сподобится причаститься Святых Христовых Таин, то душа его сразу возносится к Богу, минуя все посмертные испытания.

Я иногда поражался, почему некоторые люди (и таких примеров совсем не мало) могли всю жизнь посещать храм, быть даже монахами, священниками или епископами, но перед смертью обстоятельства вдруг складывались так, что они умирали без причастия. А другие – в храм вообще не ходили, жили, что называется, неверующими, а в последние дни являли не просто самую глубокую веру и покаяние, но и, сверх всякого чаяния, Господь удостаивал их причащения Своих Тела и Крови.

Как-то я задал этот вопрос отцу Рафаилу. Он только вздохнул и сказал:

– Да, причаститься перед смертью!.. Об этом можно только мечтать! Я-то думаю, что если человек всю жизнь прожил вне Церкви, но в последний момент покаялся, да еще и причастился, то Господь даровал ему это обязательно за какую-нибудь особую тайную добродетель. За милосердие, например.

Потом отец Рафаил подумал немного и поправил сам себя:

– Хотя – о чем мы говорим? Кто из людей может знать пути Промысла Божиего? Помните, у Исайи пророка: «Мои мысли – не ваши мысли, и ваши пути – не Мои пути». А мы порой так жестоко судим людей нецерковных! А на самом деле мы просто ничего не знаем!

***

Осенью 1994 года ко мне в Сретенский монастырь спешно приехал мой институтский товарищ Дмитрий Таланкин. Я не видел его уже много лет. Дима принес печальную весть: профессор нашего института, великий актер и режиссер Сергей Федорович Бондарчук был при смерти. Дмитрий разыскал меня, чтобы позвать исповедовать и причастить умирающего, который был другом их семьи.

Я не видел Сергея Федоровича со своих студенческих времен. Но знал, что последние его годы были омрачены отвратительной травлей. Ее устроили этому замечательному художнику коллеги по кинематографическому цеху. Сергей Федорович стойко выдержал все. Кроме разносторонних талантов, Бондарчук обладал еще и очень сильным, мужественным характером. Но здоровье его необратимо пошатнулось.

Что касается духовной жизни Сергея Федоровича, то, крещенный в детстве, он воспитывался и жил в атеистической среде. Мне было известно, что на склоне лет он сам пришел к познанию Бога. Но вероучение обрел не в Церкви, а в религиозных трудах Льва Николаевича Толстого, перед писательским гением которого он преклонялся. Толстой, как известно, в конце XIX века предложил миру созданную им самим религию. Несколько поколений русских интеллигентов пережили искушение толстовством. Для некоторых из них отношение к своему кумиру порой принимало форму настоящего религиозного почитания.

Дима Таланкин рассказал, что в последние недели к физическим страданиям Сергея Федоровича прибавились еще и какие-то весьма странные и тяжкие духовные мучения. Перед ним, как наяву, представали образы давно умерших людей, прежде знакомых Сергею Федоровичу, – знаменитых актеров, коллег по искусству. Но теперь они являлись в самом чудовищном, устрашающем виде и истязали больного, не давая ему покоя ни днем ни ночью. Врачи пытались чем-то помочь, но безуспешно. Измученный этими кошмарами, Сергей Федорович пытался найти защиту в той самой своей религии. Но странные пришельцы, врывавшиеся в его сознание, лишь глумились и мучили его еще сильнее.

На следующее утро в квартире Бондарчуков меня встретили супруга Сергея Федоровича, Ирина Константиновна, и их дети – Алена и Федя. Повсюду в доме царил печальный полумрак. Все здесь, казалось, было наполнено страданиями – и умирающего больного, и его любящих близких.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100398/39895.p.jpg
Сергей Федорович с супругой и детьми

Сергей Федорович лежал в большой комнате с наглухо зашторенными окнами. Болезнь очень изменила его. Напротив кровати, прямо перед взором больного, висел большой, прекрасного письма портрет Толстого.

Поздоровавшись с Сергеем Федоровичем, я присел к его постели. Вначале я не мог не рассказать ему о том, с какой благодарностью мы, выпускники разных факультетов ВГИКа, вспоминаем встречи с ним в наши студенческие годы. Сергей Федорович с благодарностью сжал мою руку. Это ободрило меня, и я перешел к главной цели моего приезда.

Я сказал, что нахожусь здесь для того, чтобы напомнить о том драгоценном знании, которое Церковь хранит и передает из поколения в поколение. Церковь Христова не только верит, но и знает, что смерть физическая – это совсем не конец нашего существования, а начало новой жизни, к которой предназначен человек. Что эта новая жизнь открывается людям воплотившимся Богом – Господом Иисусом Христом. Я поведал и о прекрасном, удивительном мире, бесконечно добром и светлом, куда Спаситель вводит каждого, кто доверится Ему от всего сердца. И о том, что к великому событию смерти и перехода в новую жизнь надо подготовиться.

Что же касается устрашающих видений, так жестоко донимавших больного, то здесь я без обиняков рассказал об учении Церкви о влиянии на нас падших духов. Современный человек с большим трудом воспринимает эту жесткую тему, но Сергей Федорович, на своем опыте испытавший реальность присутствия в нашем мире этих беспощадных духовных существ, слушал с большим вниманием.

В преддверии смерти, когда человек приближается к грани нашего и иного миров, непроницаемая ранее духовная завеса между этими мирами истончается. И, неожиданно для себя, человек может начать видеть новую для него реальность. Но главным потрясением зачастую становится то, что эта открывающаяся новая реальность бывает необычайно агрессивной и поистине - ужасной. Люди, далекие от жизни Церкви, не понимают, что из-за нераскаянных грехов и страстей человек оказывается доступным воздействию духовных существ, которых в Православии именуют бесами. Они-то и устрашают умирающего, в том числе принимая облик когда-то знакомых ему лиц. Их цель – привести человека в испуг, смятение, ужас, в предельное отчаяние. Чтобы в иной мир душа перешла в мучительном состоянии полного отсутствия надежды на спасение, веры в Бога и упования на Него.

Сергей Федорович выслушал все с видимым волнением. Видно было, что многое он сам уже понял и осознал. Когда я закончил, Сергей Федорович сказал, что хотел бы от всего сердца исповедоваться и причаститься Христовых Таин.

Перед тем как остаться с ним наедине, мне надо было сделать еще два важных дела. Первое из них было несложным. Мы с Аленой открыли тяжелые шторы на окнах. Солнечный свет сразу залил всю комнату. Потом я попросил домочадцев Сергея Федоровича пройти на минуту в другую комнату, и, как мог, объяснил им, что безутешное горе и отчаяние родных еще больше усугубляют душевную боль умирающего. Переход наших близких в другую жизнь – это событие, конечно же, печальное, но совершенно не повод для отчаяния. Смерть – не только горесть об оставляющем нас человеке. Это и великий праздник для христианина – переход в жизнь вечную! Необходимо всеми силами помочь ему подготовиться к этому важнейшему событию. И уж точно не представать перед ним в унынии и отчаянии. Я попросил Ирину Константиновну и Алену приготовить праздничный стол, а Федю – найти самые лучшие из напитков, какие есть у них в доме.

Вернувшись к Сергею Федоровичу, я сообщил, что сейчас мы будем готовиться к исповеди и причащению.

– Но я не знаю, как это делать, – сказал Бондарчук доверчиво.

– Я вам помогу. Но только веруете ли вы в Господа Бога и в Спасителя нашего Иисуса Христа?

– Да, да! Я в Него верую! – сердечно проговорил Сергей Федорович.

Потом он вдруг, вспомнив что-то, замялся и перевел взгляд на висящий перед ним на стене портрет Толстого:

– Сергей Федорович! – горячо сказал я. – Толстой был великий, замечательный писатель! Но он никогда не сможет защитить вас от этих страшных видений. От них может оградить только Господь!

Сергей Федорович кивнул. Надо было готовиться к совершению таинства. Но на стене перед взором больного по-прежнему, как икона, висел портрет его гения. И единственное место в комнате, где можно было поставить Святые Дары для подготовки ко причащению, было на комоде под изображением писателя. Но это было немыслимо! Ведь Толстой при жизни не просто отказывался верить в таинства Церкви – долгие годы он сознательно и жестоко глумился над ними. Особенно изощренно писатель кощунствовал именно над таинством причащения. Сергей Федорович знал это не хуже меня и понимал, что причащаться перед портретом Толстого будет во всех отношениях кощунственно. С его разрешения я перенес портрет в гостиную. И это было вторым делом, которое необходимо было исполнить.

В доме Бондарчуков была старинная, в потемневших серебряных ризах икона Спасителя. Мы с Федей установили ее перед взором больного, и Сергей Федорович, оставив наконец позади все ветхое и временное, совершил то, к чему Господь Своим Промыслом вел его через годы и десятилетия. Он очень глубоко, мужественно и искренне исповедовался пред Богом за всю свою жизнь. Потом в комнату пришла его семья, и Сергей Федорович впервые после своего далекого-далекого детства причастился Святых Христовых Таин.

Все были поражены, с каким чувством он это совершил. Даже выражение боли и мучения, которое не сходило с его лица, теперь куда-то ушло.

Мы накрыли стол у постели. Федя налил всем понемногу прекрасного вина и любимого отцовского старого коньяка. И мы устроили настоящий безмятежный и радостный праздник, поздравляя Сергея Федоровича с первым причащением и провожая в «путь всея земли», который ему вскоре надлежало пройти.

Прощаясь, мы снова остались вдвоем с Сергеем Федоровичем. Я записал на листке и положил перед ним текст самой простой – Иисусовой – молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Никаких молитв Сергей Федорович не знал. И, конечно же, ничего более сложного выучить уже не мог. Да в этом и не было нужды! Потом я снял со своей руки монашеские четки и научил Сергея Федоровича, как по ним молиться.

Мы простились.

Прошло несколько дней. Мне позвонила Алена Бондарчук. Она рассказала, что у отца все разительно переменилось. Ужасающие видения больше не тревожили его. Он стал спокоен, но как-то явственно отрешился от мира. Алена сказала, что часто видит, как отец лежит, подолгу глядя на икону Спасителя, или, закрыв глаза, перебирает четки, шепча молитву. Иногда он прижимал к губам крестик на четках. И долго держал его так. Это означало, что физическая боль становилась нестерпимой.

Прошла неделя. 24 октября по приглашению заведующего нейрохирургическим отделением Московской областной больницы я с утра освящал операционные и реанимацию. Там-то и нашли меня Дима Таланкин и Федя Бондарчук. Оказалось, что Сергея Федоровича перевезли в Центральную клиническую больницу, и врачи объявили, что все может случиться со дня на день. Со мной были Святые Дары для причащения больных, и мы сразу же поехали в ЦКБ.

Сергей Федорович нестерпимо страдал. Когда я подошел к нему, он приоткрыл глаза, давая понять, что узнал меня. В его руке были четки. Я спросил, хочет ли он причаститься? Сергей Федорович еле заметно кивнул. Говорить он уже не мог. Я прочел над ним разрешительную молитву и причастил. Потом, у его кровати, на коленях, мы со всей его семьей совершили канон на исход души.

В Церкви есть одно особенное молитвенное последование, которое называется «Когда человек долго страждет». Эту молитву читают, если душа умирающего долго и мучительно не может разлучиться с телом, когда человек хочет умереть, но не может.

Видя состояние больного, я прочел у его изголовья эту молитву. В ней Церковь предавала своего сына в руки Божии и просила разрешить его от страданий и временной жизни. Последний раз я перекрестил Сергея Федоровича и простился. Мы с Димой Таланкиным покинули больничную палату, оставив родных с умирающим.

Как ни скорбно зрелище предсмертных страданий, но жизнь продолжалась. У нас с Димой с самого утра во рту не было ни крошки, и поэтому мы решили заехать на Мосфильмовскую, домой к Таланкиным, пообедать.

На пороге нас встретили заплаканные родители Дмитрия – Игорь Васильевич и Лилия Михайловна. Только что им позвонила Алена и сообщила, что Сергея Федоровича не стало.

Здесь же, в квартире, мы сразу отслужили панихиду.

На этом историю о христианской кончине замечательного человека и великого художника Сергея Федоровича Бондарчука можно было бы и закончить. Если бы не одно, более чем странное происшествие, о котором нам с Дмитрием тогда же рассказали его родители.

Сейчас, заканчивая рассказ, я долго думал, стоит ли упоминать об этом событии. Честно говоря, не знаю, как воспримут то, о чем нам тогда рассказали родители Димы, даже церковные люди. Не скажут ли, что это какие-то непонятные, надуманные фантазии? Или, по крайней мере, просто странное совпадение… Но, в конце концов, эта история – была и остается лишь сокровенным семейным преданием семьи Таланкиных, о котором мне разрешено написать.

Есть такие странные, но совершенно реальные события в жизни людей, которые постороннему человеку скорее всего покажутся случайностью или даже смешной нелепицей. Но для тех, с кем эти события произошли, и больше того – для кого они случились, – они навсегда останутся подлинным откровением, изменившим всю их жизнь, все прежнее миропонимание. В этой книге мы еще вернемся к таким, если возможно сказать, частным откровениям, направленным к конкретному человеку, к его душе, к его жизненным обстоятельствам.

Поэтому я все же оставлю хронику того дня без купюр. А повествование, рассказанное двумя совершенно здравомыслящими людьми – народным артистом Советского Союза, режиссером Игорем Васильевичем Таланкиным и его супругой, профессором Лилией Михайловной Таланкиной, передам точно в том виде, в каком мы с Дмитрием эту историю от них услышали.

Итак, когда мы закончили первую панихиду по Сергею Федоровичу, родители Димы с растерянностью и смущением поведали нам, что за несколько минут до того, как им позвонила Алена с известием о смерти Сергея Федоровича, с ними случилась непонятная и в высшей степени странная история.

Они еще ничего не знали о смерти своего друга и были в своей комнате. Вдруг из-за окна до них донеслось громкое карканье многочисленной стаи ворон, которое постепенно все больше усиливалось и наконец стало почти оглушительным. Казалось, неисчислимое полчище воронья пролетает над их домом.

Удивленные супруги вышли на балкон. Пред ними предстала картина, подобную которой они раньше никогда не видели. Небо в буквальном смысле заслонила черная туча птиц. Их отвратительное, пронзительное карканье было нестерпимым. Балкон выходил прямо на лесной парк и на больницу, в которой, как они знали, лежал при смерти их друг. Громадная стая неслась именно оттуда. Неожиданно это навело Игоря Васильевича на мысль, которую он вдруг абсолютно убежденно высказал жене:

– Сергей умер только что… Это бесы отошли от его души!

Сказал – и сам удивился тому, что произнес.

Гигантская стая наконец пронеслась над ними и скрылась среди туч над Москвой. Через несколько минут позвонила Алена…

Все происшедшее в тот день – и саму смерть Сергея Федоровича, и необычное явление стаи птиц, случившееся в минуту этой смерти, – Игорь Васильевич и Лилия Михайловна Таланкины восприняли как послание к ним их умершего друга. Разубедить их в этом не могли ни друзья, ни мы с Димой, ни даже их собственный интеллигентский скепсис. И, сколько я помню, супруги Таланкины никогда потом больше не рассказывали о каких-либо других событиях, в которых можно было бы угадать нечто подобное мистике. Мне довелось крестить их, и постепенно они стали христианами глубокой и искренней веры.
Архимандрит Тихон (Шевкунов)

0

22

Теща маршала Жукова

из книги архимандрита Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые". В нее вошли реальные истории, произошедшие в разные годы, которые в дальнейшем были использованы в проповедях и беседах, произнесенных автором.

http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100400/40076.p.jpg
Клавдия Евгеньевна с внучкой Машей. 1977-й год.
События, описанные в этом рассказе, произойдут почти через 20 лет.
Фотография предоставлена М.Г. Жуковой

Прихожанка нашего монастыря Мария Георгиевна Жукова, дочь знаменитого маршала Георгия Константиновича Жукова, как-то с печалью рассказала мне, что ее бабушка по матери, Клавдия Евгеньевна, которой исполнилось 89 лет, не причащалась с самого детства. Беда была еще и в том, что Клавдия Евгеньевна уже несколько лет страдала старческим умственным расстройством и неадекватно реагировала на окружающее. Доходило до того, что она не узнавала даже свою любимую внучку и, увидев Марию Георгиевну, совершенно спокойно могла сказать: «Вы кто? А где же моя внучка? Где Маша?» Мария Георгиевна заливалась слезами, но врачи говорили, что это уже необратимо. Так что даже просто взять в толк, желает ли Клавдия Евгеньевна исповедоваться и причаститься и вообще, хочет ли видеть в своей комнате священника, совершенно не представлялось возможным.

Знакомые батюшки, к которым обращалась Мария Георгиевна, только разводили руками: причащать старушку, да при этом даже не иметь возможности понять, верует ли она в Бога (всю сознательную жизнь Клавдия Евгеньевна была членом компартии, атеистом), никто не решался.

Мы с Марией Георгиевной долго размышляли над этой необычайной ситуацией, но так ничего и не смогли придумать. В конце концов я не нашел ничего лучше, как сказать:

– Знаете, Маша, одно дело – наши человеческие рассуждения, а другое – когда мы придем к вашей бабушке со Святыми Христовыми Тайнами. Может, Господь каким-то образом Сам все управит? А больше нам и рассчитывать не на что!

С этим Мария Георгиевна согласилась.

Но предложить-то я это предложил, а, честно признаться, сам мало верил, что нам что-нибудь удастся. А поэтому, к моему стыду, долго откладывал посещение больной. Превозмогали самые простые опасения: было не по себе идти со святым причастием к человеку, который, скорее всего, даже не поймет, зачем ты здесь появился. Кроме того, как всегда, появились то одни срочные дела, то другие…

Наконец Мария Георгиевна проявила настоящую отцовскую настойчивость. Да и мне стало стыдно за мое малодушие. В итоге, в ближайшие дни мы решили осуществить два дела сразу: освятить маршальскую квартиру и попытаться исповедовать и причастить бабушку. Если она, конечно, сама этого захочет и правильно воспримет мой визит. Последнее было немаловажно: Мария Георгиевна предупредила, что бабушка может и рассердиться. И еще оказалось, что она совершенно не переносит людей в черной одежде.

Час от часу не легче! Пришлось наспех шить белый подрясник. И наконец мы направились освящать квартиру маршала Жукова и причащать его тещу. К слову сказать, теща-то была непростая: пожалуй, это была единственная теща за всю историю человечества, которой зять (и какой зять! Георгий Константинович Жуков был чрезвычайно требователен к людям) выразил публичную благодарность на титульном листе своей известной книги воспоминаний!

Признаюсь, не без страха, в белом подряснике, со Святыми Дарами в дарохранительнице, висящей на груди, я вошел в комнату, где в постели лежала маленькая сухонькая старушка, очень чистая и благообразная.

То и дело робко оглядываясь на Машу, я подошел к кровати и осторожно произнес:

– Э-эээ… Здрасьте, Клавдия Евгеньевна!..

Бабушка смотрела в потолок совершенно рассеянным, отсутствующим взглядом. Потом она медленно повернулась ко мне.

И взгляд ее стал совершенно иным.

– Батюшка! – воскликнула она. – Наконец-то вы пришли! Как долго я вас ждала!

Я ничего не понял! Мне рассказывали, что старушка – в глубоком маразме (назовем вещи своими именами), что она уже несколько лет, как совершенно лишилась ума, а тут?.. В полном недоумении я повернулся к Марии Георгиевне.

Но если я был удивлен, то Маша и ее подруга, которую она пригласила на освящение квартиры, были просто потрясены! Мария Георгиевна заплакала и даже выбежала из комнаты, а подруга, придя в себя, объяснила мне, что ничего подобного, в смысле разумной речи, они не слышали от Клавдии Евгеньевны уже третий год!

А тем временем Клавдия Евгеньевна продолжала:

– Батюшка! Но что же вас так долго не было?

– Простите, пожалуйста, Клавдия Евгеньевна! – от всего сердца попросил я прощенье. – Я и вправду виноват! Но вот сейчас все-таки пришел…

– Да, да! И мы с вами должны сделать что-то очень важное! – сказала Клавдия Евгеньевна. И встревоженно добавила: – Только я не помню – что?

– Мы должны с вами исповедоваться и причаститься.

– Совершенно верно, это мы с вами и должны сделать! Только вы, пожалуйста, мне помогите!

Нас оставили вдвоем. Я подсел на стульчик к кровати, и, с моей помощью, конечно, Клавдия Евгеньевна полчаса искренне и совершенно бесстрашно исповедовалась за всю свою жизнь, начиная с десяти лет, когда она, еще гимназисткой, последний раз была у исповеди. При этом она обнаружила такую поразительную память, что я только диву давался!

Когда Клавдия Евгеньевна закончила, я пригласил Машу и ее подругу и при них торжественно прочел над старушкой разрешительную молитву. Она же, сидя в кровати, просто сияла!

Наконец мы причастили ее Святых Христовых Таин. Удивительно, но когда я начал читать положенную пред причащением молитву: «Верую, Господи, и исповедую…», Клавдия Евгеньевна вдруг сама сложила крестообразно руки на груди, как это и положено при причащении. Наверное, на память к ней вернулись образы ее давнего детского причастия.

Закончив с главным, мы дали бабушке просфорку, размоченную в святой воде, и Клавдия Евгеньевна улеглась в кровати, спокойная и умиротворенная. Только с удовольствием пожевывала просфорку своим беззубым ртом.

Тем временем мы взялись за освящение квартиры. Когда я зашел с чашей святой воды освящать комнату Клавдии Евгеньевны, она, увидев меня, вынула изо рта просфорку и приветливо мне кивнула.

После освящения мы с Марией Георгиевной, ее сыном Егором и подругой сели за стол перекусить. За разговором прошло, наверное, часа полтора.

Собравшись домой, я зашел проститься с Клавдией Евгеньевной. Старушка по-прежнему лежала в кровати, но я сразу заметил, что с лицом ее что-то случилось. Левая половина как бы опала и была совершенно неподвижной. Я крикнул Марью Георгиевну. Та бросилась к бабушке, стала спрашивать, что с ней, но Клавдия Евгеньевна не отвечала. Мы поняли, что это паралич.

Так оно и оказалось. Слова покаяния на исповеди были последними, которые Клавдия Евгеньевна произнесла в своей жизни. Вскоре она скончалась. По благословению Святейшего Патриарха мы отпевали ее у нас в Сретенском монастыре. Министерство обороны выделило для похорон тещи маршала Жукова специальную военную команду.
Архимандрит Тихон (Шевкунов)

0

23

«Я вернулся к вере предков»

После моего прихода в Церковь пресеклись все прежние знакомства не только с азербайджанцами, но и с бакинскими евреями. Они не поняли меня, плохо говорили о Сыне Божием, а я этого не мог терпеть. Пришлось сделать выбор. В будущем нам всем придется делать его не раз. Ислам усиливается, и я бы приуныл... Ведь Спаситель говорил, что, когда придет судить мир, не знает, найдет ли веру на земле. Но еще Он сказал: «Не бойся, малое стадо!» Я и не боюсь. Когда христианин погибает за веру – это честь, о которой можно только мечтать.

Ко мне нередко подходят татары, азербайджанцы, таджики, которые тянутся ко Христу. Спрашивают: «А как ты пришел?» Я отвечаю. Нет, я не ощущаю себя ренегатом, перебежчиком, прибившимся к чужому. Я вернулся к вере предков, которые несколько столетий были христианами. «Мы гылындж-мусульмане», – говорила иногда бабушка. «Что это значит?» – спросил я ее. «Гылындж» – значит меч, наши предки – албанцы – были обращены в ислам силой оружия.

В детстве, помню, я был очень вспыльчивым, кровь такая. Но бабушка, успокаивая меня, повторяла азербайджанскую поговорку: «Враг тебя – камнем, а ты его – пловом». «Что за глупость», – думал я, но, когда вырос, понял, что это ведь суть учения Христа. Из каких времен дошел до нас этот совет? Человек в азербайджанском звучит как «адам», что сразу же возводит нас к самым истокам ветхозаветной истории. Предатель же произносится как «хаин» – да-да, тот самый Каин, совершивший самое первое и тяжкое предательство, убийство единокровного брата. Чуждый человек – «хам», что также не нуждается в особых комментариях.

Еще большее удивление вызывает то, что в азербайджанском языке есть слово, обозначающее не просто свет, а нетварный свет. Обычный свет, например, сияние солнца называется «ишиг», а свет божественный – это «нур». Отсюда фамилии Нуриев, Нуралиев. Соболезнуя близким покойного, у нас говорят: «Пусть могила его наполнится нетварным светом». То есть желают встречи со Христом. Я читал Коран, там близко этого нет. От древних азербайджанских священников сохранился и другой обычай: возлагать правую руку на голову, чтобы благословить, передать свою удачливость. Холостые, например, просят, чтобы их благословил друг, который удачно женился, нашел хорошую, добрую девушку. Одноклассники просили меня возложить руку, когда я выходил из кабинета экзаменатора с пятеркой в зачетке.

Это идет еще от апостолов. Именно в Баку проповедовал и был распят ученик Господа Варфоломей. Проходя через наши края, распространял слово Божие апостол Фома, а первую церковь, «праматерь всех церквей на Востоке», основал у нас в местечке Гис святой Елисей. Он был рукоположен сводным братом Спасителя – патриархом Иерусалимским Иаковом. Восемнадцать столетий назад воссиял у нас свет Христовой веры. Персы пытались вернуть нашу землю к огнепоклонству, но после многих сражений сказали, что пусть кто чему хочет, тому и поклоняется. А потом пришли арабы...

Албания была в ту эпоху процветающей страной, имеющей высокоразвитую культуру, свой алфавит из 52 букв, и все это оказалось разрушено почти до основания, стерто с лица земли. И здесь мы сталкиваемся с самым, быть может, поразительным обстоятельством. Даже в России многие слышали о Бабеке, видели фильм, о нем снятый с огромным размахом. Это главный национальный герой Азербайджана, все остальные с ним рядом не стоят. Ему ставят памятники, его именем называют детей, о нем слагают стихи и песни. И чем же он отличился? Тем, что много лет боролся с арабскими завоевателями, разбил множество их армий, имея сотни тысяч сторонников, прежде чем его предали и выдали на казнь. Убивали героя страшно: отрубили руки и ноги, затолкав их в распоротый живот, а потом уже мертвого прибили ко кресту. «Крест Бабека» – так называлось это место в течение столетий. Почему ко кресту – понятно. Незадолго до смерти Бабек крестился в православие, а схвачен был, когда пробирался к своим единоверцам в Византию, чтобы собраться там с силами.

Мне было 18 лет, когда я впервые узнал о том, какую веру исповедовал Бабек, о том, что он носил крестик под доспехами. Об этом рассказал мне писатель Джалал Барбушат, он писал тогда книгу о Бабеке под названием «Обнаженный меч», собирал материал о нем, знакомился с источниками, в основном арабскими. Так что представьте, вдумайтесь – главный герой Азербайджана был православным христианином, погибшим в борьбе с людьми, которые принесли нам ислам. Я говорил об этом с нашими азербайджанскими учеными. Спрашивал: «Вы знаете это?» «Конечно, знаем», – отвечают. «А почему народу не говорите»? – «Ты что, нас убьют».

И тогда я начал понимать, почему меня всегда, с детства так сильно тянуло в храм. Наша земля полита кровью бесчисленных мучеников за веру, среди которых не могло не быть моих предков. Именно они вымолили меня. Другого объяснения нет. И когда слышу, что я предал азербайджанский народ вместе с его верой, отвечаю: «Да нет, ребята, я домой к себе пришел».

Василий (Фазиль) Ирзабеков

http://cs4927.userapi.com/u16646626/124214845/x_265cb923.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ПОЛЕЗНЫЙ АРХИВЧИК!! » ЖИЗНЕННЫЕ ИСТОРИИ ! (поучительные рассказы из жизни реальных людей)