Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ . Литургия.


ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ . Литургия.

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

Библиотека по литургике : http://typikon.ru/liturgic.htm (Здесь собраны в основном книги, статьи, практические пособия, учебники по литургике и другие материалы, имеющие отношение к Православному богослужению. Также имеется небольшая подборка литературы по богословию, библеистике, истории.)

http://www.liturgy.ru/  тексты Божественной Литургии, Всенощного Бдения, чинопоследования Таинств и треб Русской Православной Церкви  :flag:

Православное Богослужение. Литургия.

Божественная литургия: шаг за шагом http://azbyka.ru/parkhomenko/foto/index … &id=24 (Богослужение в фото)

Протопресвитер Александр Шмеман

Введение

Цель всего религиозного преподавания в Православной Церкви - введение ребенка (или взрослого) в Церковь, в ее жизнь - жизнь благодати общения с Богом, любви, единения и духовного пути к вечному спасению, ибо таковы основные цели Церкви.

Церковь как жизнь и благодать воплощается в своем богослужении. Греческое слово для обозначения богослужения литургия означает больше, чем просто молитва. Оно означает общее действие, в котором каждый принимает активное участие, является участником, а не только "присутствующим". Это действие по сущности одновременно и общее, и личное. Общее оно потому, что единением и верою участников оно реализует и исполняет сущность Церкви, то есть присутствие Христа посреди верующих в Него. А личное, поскольку эта реальность каждый раз обращена ко мне, дана мне для моего личного вразумления, для моего возрастания в благодати. Итак, в богослужении я активный "строитель" Церкви - а быть им мой христианский долг, - и меня же Церковь благодетельствует, так как все сокровища Церкви предлагаются мне как Божественный дар.

Следовательно, литургическое обучение и состоит в том, чтобы объяснить, как все в богослужении касается нас как Церкви Божией, делает нас живым Телом Христовым и относится ко мне как к живому члену этого Тела.

Литургия Церкви состоит из молитв, чтения, обрядов, пения. Другими словами, в ней существует порядок, структура, в которой различные элементы связаны друг с другом, и только в этом соотношении раскрывается их истинное значение. Каждую службу можно сравнить со зданием, в котором все части функциональны. Чтобы понять действие и смысл каждой части, надо сначала понять все в целом. Слишком часто в нашем религиозном преподавании службы не объясняются, а только описываются как ряд обрядов и молитв. Внутренняя необходимость, которая все эти элементы связывает и приводит в порядок, в службу, не объясняется. Есть люди, которые знают службы так хорошо, что могут и служить и петь их, при этом не понимая их смысла. Литургическое служение становится в таком случае слепым выполнением бессмысленных предписаний, что несовместимо с определением молитвы, данным Самим Иисусом Христом: "поклоняться в духе и истине" (Ин. 4, 24). Для понимания богослужения Церкви требуется духовное и интеллектуальное усилие. Изучением различных элементов службы, общего порядка и структуры мы постигаем смысл службы. Правила, предписания, устав надо понимать как врата, ведущие нас в чудесную реальность новой жизни во Христе.

При описании православных служб часто употребляются выражения "торжественные", "красивые" и т. п., но мы должны помнить, что ни торжественность, ни красота сами по себе не цель службы. И красота, и торжественность могут быть ложными, это случается, когда они становятся самоцелью, теряют связь со смыслом богослужения. Служба по существу является духовной и должна быть таковой на практике. Слишком много наших церквей как будто отражают человеческую гордость и самодовольство сильнее, чем небесную красоту Царства Божия. Нам необходимо вновь обрести истинный дух богослужения, который есть смирение, благоговение, страх Божий, сознание своего недостоинства и предстояния перед Самим Богом.

Литургия Церкви может изучаться в следующем порядке:

1. Литургия посвящения: таинства Крещения и Миропомазания, посредством которых мы вступаем в Церковь и становимся ее членами.

2. Божественная литургия, или Евхаристия - самый центр всей церковной жизни, таинство присутствия Христа среди нас и Его общения с нами. Это основное таинство Церкви, так как ничего в Церкви не может быть достигнуто без причастия Христу в Евхаристии.

3. Литургия времени, то есть те службы, в которых Церковь освящает время, в котором мы живем и действуем, преображая его во время нашего спасения.

4. Освящение жизни, то есть таинства и службы, относящиеся ко всем подробностям нашей жизни, помогающие нам жить христианской жизнью, причастной ко Христу, полной Его Духом и посвященной Его спасительной цели. Это таинства целительные - Покаяние и Елеосвящение, таинство Брака, различные обряды (молитвы, благословения) и, наконец, богослужение христианской смерти.

Церковь учит нас различать таинства и не сакраментальные службы. Таинство - богослужение, во время которого Дух Святой совершает определенную перемену или преобразование, имеющее значение для всей Церкви и признаваемое и принятое всей Церковью. Таинств семь.

Таинство Евхаристии есть "Таинство таинств", в котором Церковь видимая преображается в Церковь - Тело Христово, новый народ Божий, Храм Духа Святого. Это совершается жертвенной и евхаристической трапезой, установленной Самим Христом, на которой вся Церковь приносит Богу, во имя Христа, Жертву хваления, вспоминая Смерть и Воскресение Господа. И принимая пресуществление Хлеба и Вина, нашего приношения и воспоминания, в Тело и Кровь Христовы, Церковь причащается Ими в совершенном единении с Ним.

В не сакраментальных богослужениях надо различать службы литургические и не литургические. Литургическими мы называем те службы, которые совершаются от имени всей Церкви, которые имеют "субъектом" Церковь, даже если присутствуют только два или три человека. Они относятся к официальному культу Церкви, например, вечерня, утреня, праздничные службы и т. д. Они "кафоличны" и "универсальны" в своем масштабе и значении - даже если касаются одного члена Церкви (похороны, присоединение к Православию и т. д.). Что касается не литургических служб - их главное отличие в том, что их масштабы ограничены, они не относятся ко всей Церкви (например, монастырское повечерие).

Порядок служб указан в церковных богослужебных книгах. Хотя не все в литургической традиции Церкви в одинаковой степени важно, тем не менее, отдельные лица не имеют права изменять порядок служб или вносить изменения в принятые формы богослужения. Это право и долг иерархии - сохранять чистоту литургической жизни, охранять ее от всего, что могло бы затемнить ее или что не соответствует ее вечному назначению.

Основные элементы литургического богослужения

Все литургические службы при различии их специального содержания и назначения имеют некоторые общие для них элементы. Краткое изучение этих общих литургических форм должно непременно предшествовать изучению каждой службы или цикла служб.
Язык богослужения: язык Библии

Православная Церковь употребляет много языков в своем богослужении (греческий, церковнославянский, английский и т.д.) и все же имеет основной литургический язык. Это язык Священного Писания, Библии. Чтобы понять литургию, недостаточно просто перевести ее на "понятный" язык, надо еще изучить ее библейскую форму и содержание, то есть образы, сравнения, ссылки, вообще всю систему выражений, взятых прямо или косвенно из Библии. Этот библейский характер христианского богослужения объясняется,

во-первых, тем фактом, что первые христиане были иудеями и, естественно, употребляли формы и выражения иудейского культа, прямым продолжением которого является христианское богослужение.

Во-вторых, великие христианские писатели, которые писали литургические песнопения и молитвы, были глубоко укоренены в Библии, видели в ней источник всей христианской мысли и учения. Естественно, они писали языком, к которому привыкли. Таким образом, Библия является ключом к пониманию богослужения, точно так же как и богослужение - живое толкование Библии. Вместе они образуют два главных основания церковной жизни.

Использование Библии в качестве литургического языка Церкви, то есть как выражение ее богослужения, молитвы и поклонения, возможно тремя способами:

1. Во-первых, сами библейские тексты составляют важную часть всех служ б: паремии (чтения пророчеств из Ветхого Завета, из Нового Завета, чтение Евангелия и Апостола), песнопения (песни из Ветхого Завета: "Величит душа моя Господа", "Ныне отпущаеши" и другие), наконец, псалмодия. Псалтырь - литургическая книга в своей полноте. Отдельные стихи, или несколько стихов прокимена, или целые псалмы входят в ткань всех служб и являются важнейшим выражением церковной молитвы. Отцы Церкви и создатели литургических текстов знали Псалтырь наизусть и считали ее боговдохновенным выражением всего богослужения.

2. Кроме того, в службах употребляются библейские слова и выражения на еврейском языке или в переводе. Вот самые важные:

Аминь - "да будет так" - торжественное признание и принятие верующими действительности, правды и силы того, что сотворил Бог и "доныне делает". На каждую молитву, каждый возглас, каждое литургическое действие народ отвечает: "Аминь", как бы ставя свою печать; и справедливо будет сказать, что только христианин имеет право говорить "аминь", то есть получать и делать своим то, что Бог дает ему в Церкви.

"Аллилуия" - в вольном переводе: "Здесь Господь, хвалите (славьте) Его" - радостное восклицание тех, кто видит и испытывает присутствие Божие, одно из ключевых слов службы, потому что оно открывает нам самую суть молитвы: поставить нас пред Богом.

"Благословенно" - основная библейская формула поклонения, которая употребляется во всех службах как их начало и открытие. Мы возвещаем, что Бог и торжество Его воли и намерений - предельная цель всех наших желаний, начало нашего богослужения.

К подобным словам принадлежат выражения: "Свят, Свят, Свят", "Бог Господь и явися нам" и многие другие, которые в Ветхом Завете выражали ожидание Израилем искупления, а теперь выражают веру Церкви, что во Христе все надежды и пророчества исполнились.

3. Наконец, все песнопения и молитвы в богослужении полны образами, символами и выражениями, взятыми из Библии, которые для своего понимания требуют знания Священного Писания. Когда, например, Матерь Божию сравнивают с "Купиной Неопалимой" или с кадилом, храмом, горой и т. д., эти сравнения требуют не только фактического знания Писания, но и символического и богословского понимания их значений. Такие слова или понятия, как "свет", "тьма", "утро", "день Господень" или символы веры, елея, вина и т. д., должны восприниматься в их библейском значении, если мы хотим понять их литургическое употребление.

Основные обряды

Литургия - священное действие, то есть ряд движений и обрядов, не только чтений и молитв. Община, как и отдельные люди, молится и поклоняется Богу не только словами, по и в некоторых телесных движениях: коленопреклонения, воздеяния рук, поклоны, земные поклоны, прикладывание к иконам и т. д. - религиозные обряды, старые, как самое человечество. Они были приняты в христианское богослужение как прямые и естественные выражения разнообразных религиозных состояний человека. К этому надо прибавить еще несколько основных обрядов, которые встречаются во всех богослужениях:

1 . Каждение, то есть возжигание ладана. Сначала христиане протестовали против этого обряда, который существовал еще в Иерусалимском храме, из-за его связи с язычеством. В Римской Империи христиане преследовались за отказ возжигать ладан перед изображением императора, таким образом отрицая его божественность, но позже каждение было принято Церковью. Это естественный символ религии, ее преображающей силы (ладан становится благовонием) и поклонения (дым восходит вверх). В христианском богослужении каждение предписывается или как приготовление и освящение (каждение алтаря перед приношением), или как выражение благоговения (каждение икон и молящихся, т. к. каждый человек носит образ Божий и высокое призвание к святости).

2. Процессии и входы. Все литургические службы построены по образу процессии, то есть движения вперед, указывая таким образом на динамическую сущность христианского богослужения. Процессия символизирует и являет движение человека к Богу и Бога к человеку, движение всей истории спасения, которая оканчивается в Царстве Небесном. Например, в литургии: вхождение священника в алтарь (движение человека), его приношение даров для Евхаристии (приношение жертвы), затем выход с Чашей (Бог приближается к людям, приходит к нам) и т. д.

3. Свет и тьма. Кроме обычая зажигать свечу перед иконами, существуют литургические обряды, связанные со светом. Свеча дается новокрещенным, новобрачным, священнослужители имеют свечи в руках в определенные торжественные моменты службы, также и все собравшиеся во время отпевания. Литургические правила предписывают в некоторые моменты полное освещение Церкви, в другие - затемнение. Все это - выражение в обрядах важнейшего христианского противопоставления света и тьмы, святости и греховности, радости и горя, смерти и воскресения. Свет всегда олицетворяет Христа ("Я - Свет миру"), просвещение, которое Он нам принес: познание истинного Бога, возможность достичь Его, дар общения с Ним.

4. Крестное знамение. Это простое действие - главный знак христианского благословения, выражающий веру Церкви в спасительную силу Креста Господня.

5. Стояние, сидение, коленопреклонение, земной поклон. Весь человек, то есть и душа и тело, принимает участие в молитве, потому что весь человек был воспринят Сыном Божиим в Его Воплощении и должен быть искуплен для Бога и Его Царствия. Поэтому различные положения тела в молитве имеют литургическое значение, являются выражением нашего поклонения. Стояние - это основное положение во время службы ("станем добре"), так как во Христе мы были искуплены и возвращены к своему истинному состоянию, восстановлены из греховной смерти и от подчинения животной, греховной части нашей природы. Потому Церковь запрещает всякие другие положения (коленопреклонения, поклоны) в день Господень, когда мы вспоминаем Христово Воскресение и созерцаем славу нового творения. Коленопреклонение и поклоны принадлежат покаянным дням литургического года (пост), но также предписываются в некоторых случаях как обряды поклонения (перед Крестом, в алтаре и т.д.). Сидеть полагается только во время поучительных частей службы (чтение паремий, пророчеств, во время проповеди), но Евангелие всегда слушают стоя.
Литургические формулы

Есть несколько литургических формул, которые встречаются во всех службах и выражают несколько основных реалий христианского богослужения. Самые важные следующие:

1. "Мир всем: и духови твоему". Этот короткий диалог между священнослужителем и молящимися всегда предшествует главным действиям в каждой службе (чтению Евангелия, Евхаристическому канону, Причастию и т.д.). Все, что мы получаем в Церкви, стало возможным благодаря миру между Богом и людьми, который Христос установил и исполнил. В Нем мы в мире с Богом, поэтому это провозглашение и дарование мира составляет важную часть христианской литургии.

2. "Главы ваша Господеви приклоните" - призыв к подчинению Богу, к приятию Его как Бога и Господа.

3. Ектеньи и прошения. Ектенья - это определенный ряд прошений или призываний к молитве, возглашенных диаконом (или священником). Ектенья - одна из основных форм литургической молитвы, свойственная почти всем службам. В Православной Церкви употребляются четыре типа ектений.

(1) Великая ектенья, с которой обычно начинается богослужение. Ее прошения говорят о всех нуждах Церкви, мира, общины и каждого отдельного человека и составляют, таким образом, Молитву Церкви. Она начинается словами: "Миром Господу помолимся".

(2) Малая Ектенья - сокращенная великая ектенья.

(3) Сугубая ектенья: молящиеся на каждое прошение отвечают троекратно: "Господи, помилуй!", ее прошения касаются более подробно нужд прихода.

(4) Просительная ектенья, в которой мы просим ("Господа просим" - "подай, Господи") исполнить наши основные нужды. Эта ектенья обычно бывает в конце службы.

К этим ектеньям надо добавить те, которые употребляются в особых службах или в особые моменты службы, например, об оглашенных, при освящении воды, заупокойные и т.д.

Литургический смысл и важность ектений состоит в том, что благодаря им поддерживается совместный характер молитв, богослужение приобретает диалогическую структуру.

4. "Премудрость" - этот возглас обычно подчеркивает важный момент службы, обычно предшествует чтению Священного Писания.

5. "Вонмем" - призыв быть особенно внимательными и сосредоточенными перед чтением Священного Писания

Богослужебные тексты

Кроме текстов, взятых непосредственно из Библии (паремии, псалмы, песнопения и т. д.), мы находим в богослужениях два основных типа текстов: молитвы и песнопения. Молитвы обычно читаются или возглашаются епископом или священником и являются центром или вершиной каждого литургического действия. Они выражают смысл всей службы (молитвы на вечерни и утрени) или, когда речь идет о таинствах, совершают и выполняют тайнодействие (великая Евхаристическая молитва Божественной литургии, разрешительная молитва таинства покаяния и т. д.). Песнопения составляют музыкальную часть богослужения. Церковь считает пение важным выражением нашего поклонения и предписывает большое разнообразие песен для каждой службы.

Основными гимнографическими типами или формами являются:

1. Тропарь - короткая песнь, выражающая главную тему празднуемого события (праздник, день святого и т. д.) и прославляющая его. Например, пасхальный тропарь: "Христос воскресе из мертвых" или тропарь Воздвижения Креста: "Спаси, Господи, люди Твоя".

2. Кондак - то же, что тропарь, разница лишь в их историческом развитии. Кондак был прежде длинной литургической поэмой из 24 икосов; постепенно он вышел из богослужебного употребления, сохранившись только в виде короткой песни, исполняемой на утрени (после 6-й песни канона), за литургией и на часах. У каждого праздника есть свой тропарь и кондак.

3. Стихира - принадлежит к разряду песнопений, которые поются в определенные моменты службы, например, стихиры после псалма"Господи, воззвах" на вечерне, на утрени - стихиры на "Хвалите" и т. д.

4. Канон - большая гимнографическая форма; состоит из 9 песен, включающих по несколько тропарей. Существуют каноны на каждый день года, которые поются на утрени, например, пасхальный канон: "Воскресения день", рождественский: "Христос рождается, славите".

Всего существует восемь основных мелодий, или гласов для богослужебного пения, так что каждое песнопение исполняется на определенный глас (например, "Царю Небесный" - на 6-й глас, рождественский тропарь: "Рождество Твое, Христе Боже" - на 4-й, пасхальный канон - на 1-й и т. д.). Указание гласа всегда стоит перед текстом. Кроме того, каждая неделя имеет свой глас, так что восемь недель образуют "гимнографический" цикл. В структуре богослужебного года отсчет циклов начинается со дня Пятидесятницы.
Святой Храм

Место богослужения называется храмом. Двойное значение слова "Церковь", означающее и христианскую общину, и дом, в котором она поклоняется Богу, уже само указывает на функцию и природу православного храма - быть местом литургии, местом, где община верующих являет себя Церковью Божией, духовным Храмом. Православная архитектура имеет поэтому литургический смысл, свою символику, которая дополняет символику богослужения. У нее была длинная история развития, и она существует у различных народов в большом разнообразии форм. Но общая и центральная идея та, что храм - это небо на земле, место, где нашим участием в литургии Церкви мы входим в общение с грядущим веком, с Царствием Божиим.

Храм обыкновенно разделен на три части:

1. Притвор, передняя часть, теоретически в центре него должна стоять крещальная купель. Таинство Крещения открывает новокрещенному двери в Церковь, вводит его в полноту Церкви. Поэтому Крещение прежде происходило в притворе, и затем новый член Церкви торжественной процессией вводился в Церковь.

2. Центральная часть храма - это место собрания всех верующих, сама церковь. Церковь здесь собирается в единении веры, надежды и любви, чтобы прославлять Господа, слушать Его поучения, принимать Его дары, чтобы вразумляться, освящаться и обновляться в благодати Духа Святого. Иконы святых на стенах, свечи и все остальные украшения имеют одно значение - единение Церкви земной с Церковью Небесной, или, вернее, их тождество. Собранные в храме, мы - видимая часть, видимое выражение всей Церкви, глава которой-Христос, а Матерь Божья, пророки, апостолы, мученики и святые - члены, как и мы. Мы вместе с ними образуем одно Тело, мы подняты на новую высоту, на высоту Церкви в славе -Тело Христово. Вот почему Церковь приглашает нас войти во храм "с верой, благоговением и страхом Божиим". По той же причине древняя Церковь не позволяла присутствовать на службах никому, кроме верных, то есть тех, кто уже верой и крещением включены в небесную реальность Церкви (ср. на литургии: "Оглашенные, изыдите"). Войти в Церковь, быть вместе со святыми - самый великий дар и честь, поэтому храм - это место, где мы поистине приняты в Царствие Божие.

3. Алтарь - место престола. Престол - мистический центр церкви. Он изображает (являет, реализует, раскрывает нам - таково действительное значение литургического изображения):

а) Престол Божий, к которому Христос вознес нас Своим славным Вознесением, которому мы вместе с Ним предстоим в вечном поклонении;

б) Божественную трапезу, к которой нас призвал Христос и где Он вечно раздает пищу бессмертия и жизни вечной;

в) Его Жертвенник, где совершается Его полное приношение Богу и нам.

Все три части храма украшены иконами (изображениями Христа и святых). Слово "украшение" не вполне подходит, т. к. иконы больше, чем "украшение" или "искусство". Они имеют священное и литургическое назначение, они свидетельствуют о нашем реальном общении, единении с "небом" - духовным и прославленным состоянием Церкви. Поэтому иконы больше, чем образы. По учению Православной Церкви, те, кого они изображают, действительно духовно присутствуют, они - духовная реальность, а не просто символ. Иконография - искусство сакраментальное, в котором видимое открывает невидимое. Это искусство имеет свои правила, или "канон", особый метод и технику письма, которые вырабатывались веками для выражения преображенной действительности.

Православный храм по своей форме, структуре и украшениям предназначен для литургии. "Материальный" храм должен помогать в построении духовного храма - Церкви Божией. Но, как и все другое, он никогда не может стать самоцелью.

Священник и приход

В православном учении о Церкви (и, следовательно, богослужении, которое есть священнодействие и выражение Церкви) духовенство и миряне не могут быть противопоставлены друг другу, но не могут и смешиваться. Вся Церковь - это миряне, народ Божий, каждый в ней прежде всего член церковного тела, активный участник в общей жизни. Но внутри церковного народа существует порядок служений, Богом установленный для правильной жизни Церкви, для сохранения единства, для верности ее Божественному назначению. Основное служение - священство, которое продолжает в Церкви священническое служение Самого Христа в трех его аспектах: священства (Христос - Первосвященник, Который принес Себя в жертву Отцу за спасение всех), учительства (Христос - Учитель, учащий нас заповедям новой жизни) и пастырства (Христос - Добрый Пастырь, знающий Своих овец и называющий каждую по имени). Единственное в своем роде священство Христа продолжено в Церкви священной иерархией, которая существует и действует в трех служениях - епископа, священника и диакона. Полнота священства принадлежит епископу, который есть глава Церкви. Он разделяет свои священнические обязанности с пресвитерами, которых он посвящает, чтобы они были его помощниками в управлении Церковью и возглавляли отдельные приходы. Епископу и священникам помогают диаконы, которые не могут совершать таинств, но их назначение - поддерживать живую связь между иерархией и народом. Это иерархическое построение, или порядок в Церкви выражается в ее богослужении, каждый член участвует в нем согласно своему призванию. Вся Церковь совершает литургию, и в этом общем деле каждый имеет свое назначение. Епископу (или священнику) подобает возглавлять народ, приносить Богу молитву Церкви и преподавать народу Божественную благодать, учение и дары Божии. При совершении литургии он являет видимую икону Иисуса Христа - Который как Человек стоит перед Богом, объединяя и представляя Собой всех нас, и Который как Бог дает нам Божественные дары прощения, благодать Духа Святого и пищу бессмертия. Поэтому не может быть литургии и никакой службы Церкви без священника, так как это именно его обязанность изменять или преображать земное и человеческое собрание в Церковь Божию, продолжая в ней посредническое служение Христа. И не может быть литургии без народа, общины, так как это их молитвы и приношения священник приносит Богу, и для того он получил благодать Христова священства, чтобы преображать общину в Тело Христово.

Таким образом, молящаяся Церковь действительно представляет (являет, актуализирует) Христа: Главу и Тело, Божество и Человечество, Дар и Принятие. Православная Церковь в своем богослужении и не клерикальна, то есть духовенство - не единственный активный элемент при. пассивном народе, и не эгалитарна, что означало бы смешение священства и народа, при их равноправии. По учению Церкви, гармония всех служений при их единстве и различии, их активное содействие под руководством и при поддержке иерархии - по образу богослужения - необходимы для благостояния Церкви, для ее "полноты во Христе".

Этот порядок, то есть функция священника по отношению к народу церковному, выражен в его церковном облачении. Совершая главное богослужение - Божественную литургию, священник надевает.

1. Стихарь - белое одеяние, которое делает его представителем каждого верующего, так как при крещении каждый был облачен в белую одежду нового творения и новой жизни: "Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся".

2. Епитрахиль - орарь, который покрывает шею и плечи как знак его священнического и пастырского служения. Христос, Пастырь Добрый, принял на Себя нашу человеческую природу, принял заботу о каждой отдельной овце, принес Себя за грехи всего мира.

3. Епиманикии, или поручи - знак того, что руки священника не ему принадлежат, но Христу. Он будет благословлять, а мы будем принимать благословение Христово, он будет приносить наши хлеб и вино, но это будет Христос, Единый Приносящий; он будет раздавать Дары, но это Христос будет питать нас Своим Телом и Своей Кровью.

4. Пояс - знак послушания, готовности, подчинения. Не он избрал Христа, а Христос избрал его и доверил ему Свое Собственное служение. У священника нет собственного авторитета, ни собственной власти, он все делает именем Христа.

5. Фелонь - облачение, покрывающее всего человека, как поток благодати, радости, мира и красоты, нового космоса, Царства Божьего, дарованного нам Христом, которым Он нас облек - нагих в наших грехах и болезнях.

К этим облачениям епископ прибавляет "омофор" - широкий орарь - символ его высшей власти в Церкви. У диакона облачение то же: стихарь, поручи и узкий орарь, который он поднимает при возглашении ектений, приглашая всех поднимать взор ввысь, чтобы молиться Богу в вышних.
Божественная литургия

Святые Отцы называли Божественную Евхаристию "Таинством всех Таинств" и "Таинством Церкви". Она - поистине сердцевина всей жизни Церкви, средство и выражение ее сущности как Тела Христова. Христос Сам учредил ее на Тайной Вечери, сказав: "Сие творите в Мое воспоминание". Так что Евхаристия есть Память о Христе. Но только изучая отдельные части службы Евхаристии, мы можем понять неисчерпаемую глубину и значение этого "воспоминания". В Православной Церкви совершаются два чина литургии: Божественная литургия св. Иоанна Златоуста и Божественная литургия св. Василия Великого. Последняя совершается только десять раз в году: в сочельники Рождества Христова и Крещения, в пять воскресений Великого Поста, в четверг и субботу Страстной Седмицы и в день памяти Василия Великого 1 (14) января. В древности существовало много чинов литургии (св. Иакова Иерусалимского, св. Марка Александрийского и др.). У всех в основном тот же порядок, та же форма, которая восходит к временам апостольским и к самой Тайной Вечере. Различие, в сущности, только в тексте молитв.

Божественная литургия состоит из трех основных частей: Проскомидия (приготовление), Литургия оглашенных и Литургия верных.

Проскомидия

Чин проскомидии в его современной форме не входит в состав самой литургии, так как совершается до службы и одними священнослужителями. В древней Церкви, однако, этот чин совершался непосредственно перед Великим входом, что сохранилось при архиерейском служении. Проскомидия состоит в расположении Евхаристического хлеба в символическом порядке на дискосе, вливании вина в Чашу и поминовении всех чинов святых вместе с живыми и умершими членами Церкви. Смысл чина - показать, что вся Церковь представлена со Христом на дискосе, в центре которого Агнец Божий.

Литургия оглашенных

Божественная литургия начинается с так называемой Литургии оглашенных, потому что в древности на ней разрешалось присутствовать оглашенным, то есть готовящимся к Св. Крещению. Ее можно также назвать литургией Евангелия или литургией Слова, так как она главным образом состоит из чтения Священного Писания: посланий, Евангелия и их объяснения в проповеди (сейчас проповедь в конце службы). По слову святых Отцов, причастие Слову Божию предшествует причастию Святых Тела и Крови Христовых, и то, и другое - это наше приобщение ко Христу.

Ранние христиане обычно называли первую часть Литургии собранием. Важно осознать, что это собрание, схождение верующих, составляющих одно тело, действительно начало или даже необходимое условие для литургии, общего служения Церкви. Самое слово "Церковь" означает "собрание" и Православная Церковь всегда подчеркивала в своих канонах и литургических правилах этот соборный и общий характер литургии как священнодействия всего Тела, требующего присутствия и активного участия всех членов. Так называемые "частные" литургии чужды духу Православия, потому что Литургия всегда собрание, общая служба Церкви. Когда каноны запрещают служение больше одной литургии одним священником на одном престоле, они подчеркивают именно назначение Евхаристии как Таинства единения, истинного выражения и устроения Церкви. "Ибо как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело - так и Христос" (1 Кор. 12,12). Таким образом, приход христиан в церковь является первым и необходимым литургическим действием, началом движения, которое приведет нас к Трапезе Господней, в Святая Святых. Собранные вместе, мы больше, чем группа слабых грешных христиан, ибо таково первое чудо литургии, что этой группе дана власть быть Церковью, в полноте представлять ее на этом месте и в это время, являть ее истинную жизнь как жизнь Христа.

Благословенно Царство

Когда Церковь собралась, священник начинает службу торжественным возгласом: "Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа". Царство Божие - истинная "тема" Евхаристии, потому что в ней реальность этого Царства, которое будет явлено и сообщено нам в совершении таинства Евхаристии. И благословение указывает и провозглашает направление и конечную цель движения, которое теперь начинается, той мистической процессии, которая уже в пути. Мы уже оставили мир со всеми его земными заботами и поднимаемся, следуя за Христом в Его вечном движении из этого мира к Своему Отцу. "Аминь", - отвечает собрание, выражая свое приятие этой цели, свое участие в этом шествии.

Великая Ектенья

Начинается Великая Ектенья, которая, как было выше сказано, является началом общей молитвы Церкви. В ее прошениях мы находим порядок молитвы, истинно христианскую "иерархию ценностей":

"Миром Господу помолимся..." Молитва Церкви - новая молитва, ставшая возможной благодаря тому миру, которого Христос достиг в Своем созерцании. Он - наш мир (Еф. 2, 14), и мы молимся в Нем в чудесной уверенности, что наша молитва, благодаря Ему, принята Богом.

" О свышнем мире и спасении душ наших..." Этот мир не может дать того мира; он - дар свыше. Получить мир - первая и самая значительная цель вместе со спасением наших душ. Прежде чем молиться о чем-либо другом, мы должны молиться о самом главном для каждого христианина - о вечном спасении.

"О мире всего мира, благосостоянии святых Божиих Церквей и соединении всех...". Мы просим, чтобы мир Христов был везде, чтобы Церкви были верны своей миссии - проповедовать Христа и осуществлять Его присутствие в мире и чтобы плодом этой миссии было бы единение всех в Истине и Любви.

"О святом храме сем, и с верою, благоговением и страхом Божиим входящим в онъ..." Мы молимся за эту общину, которая здесь, на этом месте должна явить Христа и Его благодать, быть свидетелем Его Царствия, и о том, чтобы членам ее был дан правильный дух молитвы.

"...и о Господине нашем, Преосвященнейшем... честнем пресвитерстве, во Христе диаконстве и людях..." Мы молимся за тех, кого Бог поставил вести и наставлять Церковь, и о гармонии всего тела.

"О богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея..." Христиане - и граждане неба, и ответственные члены человеческого общества. Они законопослушны по отношению к властям, но лишь поскольку эта лояльность совместима с их главным послушанием ко Христу. Они должны свидетельствовать в любом обществе и молиться, чтобы руководил ими Христос - Единый Господь неба и земли.

"О граде сем..." "Вы соль земли" (Мф. 5, 13), - сказал Христос Своим ученикам. Христианство налагает ответственность на человека. Живя в этом городе, мы духовно ответственны за него.

"О благорастворении воздухов и изобилии плодов земных..." Молитва Церкви обнимает весь мир, включая всю природу: "Господня земля и исполнение ея вселенная" (Пс. 23,1).

" О плавающих, путешествующих... плененных и о спасении их..." Церковь вспоминает всех, кто в затруднениях, больных и плененных. Она должна явить и исполнить Христову любовь и Его заповедь: "Я был голоден, и вы накормили Меня, Я был болен и в темнице, и вы посетили Меня" (Мф. 23,35-36). Христос отождествляет Себя со всяким, кто страдает, и "проверка" христианской общины заключается в том, ставит она или нет помощь ближнему в центр своей жизни.

"О избавитися нам от всякой скорби, гнева и нужды..." Мы молимся о нашей собственной спокойной жизни в этом мире и о Божественной помощи во всех наших делах.

"Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию". Последнее прошение помогает осознать, что "без Меня вы ничего не можете делать ..." (Ин. 15, 5). Вера открывает нам, как мы полностью зависим от благодати Божией, от Его помощи и милосердия.

"Пресвятую, пречистую, преблагословенную Владычицу Нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше, сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим". Замечательное заключение нашей молитвы - подтверждение нашего единства в Церкви с Церковью Небесной, чудесная возможность отдать Христу себя, друг друга и всю нашу жизнь.

С помощью Великой Ектений мы научаемся молиться вместе с Церковью, ее молитву воспринимать как свою, молиться с ней как одно целое. Необходимо каждому христианину понять, что он приходит в Церковь не для индивидуальной, частной, отдельной молитвы, но чтобы быть поистине включенным в молитву Христа.

Антифоны и Вход

За Великой Ектенией следуют три антифона и три молитвы. Антифон - это псалом или песнь, которая поется поочередно двумя хорами, или двумя частями верующих. Особые антифоны исполняются в специальные дни, времена года, праздники. Их общий смысл - радостная хвала. Первое желание Церкви, собранной для встречи с Господом, - радость, и радость выражена в хвале! После каждого антифона священник читает молитву. В первой молитве он исповедует непостижимую славу и могущество Бога, Который дал нам возможность знать Его и служить Ему. Во второй молитве он свидетельствует, что это собрание Его людей и Его достояние. В третьей молитве он просит Бога даровать нам в этом веке, т. е. в этой жизни, познание Истины, а в грядущем веке - жизнь вечную.

После молитвы и хвалы - Вход. В общем движении службы мы теперь делаем решительный шаг вперед: собранные на земле, как человеческая община, мы теперь приближаемся к Престолу Божию, в Его непостижимое присутствие. В современном богослужении мистическое значение Входа затемнено, так как священнослужитель уже стоял перед престолом, и Вход - только круговая процессия из алтаря и обратно в алтарь. Только при архиерейском служении Вход сохраняет свое первоначальное значение, так как архиерей, который до сих пор стоял среди молящихся, в первый раз приближается теперь к престолу. Таким и был первоначальный обряд, потому что он означает именно движение вперед и вверх. Вся литургия - шествие Церкви вслед за Вознесением Христа (ср. Евр. 9). Христос возносит нас в Своем славном Вознесении к Своему Отцу; Он входит в Небесное Святилище, и мы входим с Ним и стоим перед славой Престола Божия. Священнослужители одни совершают вход, но так как священник возглавляет собрание молящихся, то духовно все собрание входит с ним и в нем стоит перед престолом.

Мы вошли в святилище, мы стоим перед Богом, мы готовимся слышать Его Слово (Евангелие несут в процессии), принести в жертву нашу жизнь и принять пищу нового Бытия. И подтверждая восхождение Церкви к Богу, хор поет гимн: "Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный. ..", который ангелы вечно воспевают у Престола Небесного. Священнослужитель, прочитав "Трисвятое", проходит к Горнему месту и оттуда обращается лицом к народу, указывая этим, что теперь Бог смотрит на нас, предстоит нам и мы - в Его "высоком и святом" месте.

0

2

..............................продолжение

Литургия Слова

Теперь вершина службы достигнута. Бог будет говорить с нами, нам вновь будет дано Его вечное Слово, и мы воспримем Его. "Литургия Слова", которая начинается после входа, включает:

1. Возглас: "Мир всем".

2. Пение прокимена - стихов из псалма, заключающих в себе общую тему чтений из Священного Писания.

3. Чтение Апостола.

4. Пение "Аллилуйя" и каждение.

5. Чтение Евангелия диаконом.

6. Проповедь священника. (Было раньше, чтобы слушали и оглашенные. Ныне после службы.)

Литургия оглашенных оканчивается сугубой ектеньей, молитвой "прилежного моления", молитвами об оглашенных и возгласом: "Оглашенные, изыдите".

Сугубая Ектенья

Сугубая Ектенья и ее заключительная молитва ("сугубое прошение") отличается от Великой Ектений; ее назначение - молиться о фактических и непосредственных нуждах общины. В Великой Ектений молящийся призван молиться с Церковью, сочетая свои нужды с нуждами Церкви. Здесь же Церковь молится с каждым в отдельности, упоминая различные нужды каждого и предлагая свою материнскую заботу. Любая человеческая нужда может быть здесь высказана; в конце проповеди священник может объявить об этих особых нуждах (болезнь члена прихода, или "серебряная" свадьба, или выпускной акт в школе и т. д.) и просит принять участие в молитвах о них. Эта Ектенья должна выражать единение, солидарность и взаимную заботу всех членов прихода.

Молитвы об оглашенных

Молитвы об оглашенных напоминают нам золотое время в истории Церкви, когда миссия, т. е. обращение ко Христу неверующих, считалась необходимой задачей Церкви. "Итак, идите, научите все народы" (Мф. 28, 19). Эти молитвы - упрек нашим приходам, неподвижным, закрытым и "эгоцентричным" общинам, равнодушным не только к общей миссии Церкви в мире, но даже к общим интересам Церкви, ко всему, что не относится к прямым интересам прихода. Православные христиане слишком много думают о "делах" (постройка, вложение капиталов и т. д.) и недостаточно о миссии (об участии каждой общины в общем деле Церкви).

Изгнание оглашенных - последнее действие - торжественное напоминание о высоком призвании, огромной привилегии быть в числе верных, тех, кто благодатью Крещения и Миропомазания запечатлены как члены Тела Христова и как таковые допущены к участию в великом таинстве Тела и Крови Христовых.

Литургия верных

Литургия верных начинается непосредственно после удаления оглашенных (в древности вслед за этим следовало удаление отлученных, которые временно не были допущены до Св. Причастия) с двух молитв верных, в которых священник просит Бога сделать общину достойной приносить Святую Жертву: "Сотвори ны достойны быти". В это время он раскрывает Антиминс на Престоле, означая приготовление к Тайной Вечери, Антиминс ("вместо стола") - знак единения каждой общины со своим епископом. На нем стоит подпись епископа, который дает его священнику и приходу как разрешение совершать таинство. Церковь не является сетью свободно "объединенных" приходов, она - органическая общность жизни, веры и любви. А епископ - основа и блюститель этого единства. Имея священный сан, священник также является представителем епископа в приходе, и антиминс -знак того, что и священник, и приход находятся под юрисдикцией епископа и через него - в живой апостольской преемственности и единстве Церкви.

Приношение

Херувимская песнь, каждение престола и молящихся, перенос евхаристических даров на престол (Великий Вход) составляют первое основное движение Евхаристии: Анафору, которая есть жертвенный акт Церкви, приносящей Богу в жертву нашу жизнь. Мы часто говорим о жертве Христа, но так легко забываем, что жертва Христа требует и предполагает нашу собственную жертву, или вернее, наше приобщение к жертве Христа, так как мы Его Тело и причастники Его Жизни. Жертва есть естественное движение любви, которая есть дар отдачи себя, отречения от себя ради другого. Когда я кого-нибудь люблю, моя жизнь в том, кого я люблю. Я отдаю мою жизнь ему - свободно, радостно - и эта отдача становится самим смыслом моей жизни.

Тайна Святой Троицы - тайна совершенной и абсолютной жертвы, потому что это тайна Абсолютной Любви. Эта тайна необходима для правильного понимания Евхаристии, и в первую очередь ее жертвенного свойства. Бог так возлюбил мир, что отдал (пожертвовал) Своего Сына нам, чтобы привести нас снова к Себе. Сын Божий так возлюбил Своего Отца, что отдал Ему Себя. Вся Его жизнь была совершенным, абсолютным, жертвенным движением. Он совершил его как БогоЧеловек, не только по Своему Божеству, но и по Своему Человечеству, Которое Он воспринял по Своей Божественной любви к нам. В Себе Он восстановил человеческую жизнь в ее совершенстве, как жертву любви к Богу, жертву не из-за страха, не из-за какой-либо "выгоды", но по любви. И, наконец, эту совершенную жизнь как любовь, и поэтому как жертву, Он дал всем, кто принимает Его и верит в Него, восстанавливая в них изначальные взаимоотношения с Богом. Поэтому жизнь Церкви, будучи Его жизнью в нас и нашей жизнью в Нем, всегда жертвенна, она - вечное движение любви к Богу. И основное состояние, и основное действие Церкви, которая есть восстановленное Христом новое человечество, это Евхаристия - акт любви, благодарности и жертвы.

Теперь мы можем понять на этой первой стадии евхаристического движения, что Хлеб и Вино в анафоре обозначают нас, т. е. всю нашу жизнь, все наше существование, весь мир, сотворенный Богом для нас.

Они наша пища, но пища, которая дает нам жизнь, становится нашим телом. Принося его в жертву Богу, мы указываем, что наша жизнь "отдана" Ему, что мы следуем за Христом, нашей Главой, по Его пути абсолютной любви и жертвы. Еще раз подчеркиваем - наша жертва в Евхаристии не отлична от жертвы Христовой, это не новая жертва. Христос пожертвовал Собой, и Его жертва - полная и совершенная - не требует новой жертвы. Но в том именно значение нашего евхаристического приношения, что в нем нам дана бесценная возможность "вхождения" в жертву Христову, причащение Его единственной Жертве Себя Богу. Другими словами: Его единственная и совершенная Жертва сделала возможным для нас - Церкви, Его тела - быть восстановленными и вновь принятыми в полноту истинной человечности: в жертву хвалы и любви. Тот, кто не понял жертвенного характера Евхаристии, кто пришел получить, а не дать, не воспринял самого духа Церкви, которая прежде всего есть приятие Христовой жертвы и участие в ней.

Таким образом, в процессии приношения сама наша жизнь приносится к престолу, предложенная Богу в действии любви и поклонения. Поистине "Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным" (Песнопение Великой Субботы). Это Его Вход, как Священника и Жертвы; и в Нем и с Ним мы тоже на дискосе, как члены Его Тела, причастники Его Человечества. "Всякое ныне житейское отложим попечение", - поет хор, и, действительно, разве не все наши попечения и заботы восприняты в этой единственной и предельной заботе, которая преображает всю нашу жизнь, в этом пути любви, который приводит нас к Источнику, Подателю и Содержанию Жизни?

"Да помянет Господь Бог всех вас во Царствии Своем... ", - говорит священник, подходя к Престолу с Дарами. Любовь, которую Христос излил "в сердца наши" (Рим. 5,5), естественно выражается в обоюдной любви между христианами. Царствие Божие в совершенном единении, "чтобы они были едино, как и мы" (Ин. 17, 11). Итак, нет другого пути приближения к Богу, чем любовь. Он помнит нас, если мы помним друг друга. Безразлично, сколько верующих, приносящих эту Евхаристию, это всегда вся Церковь - единство веры и любви, которая приносит и приносима, и это органическое единение Церкви выражается в поминании при Великом Входе.

Священник ставит Дары на престол, читает молитву приношения, прося Бога принять эту жертву, и покрывает дискос и чашу воздухом. Как значение жизни и жертвы Христа были сокрыты от сил и властей мира сего, так и наша истинная жизнь - та, которую мы приняли от Христа, - остается скрытой, явной только для верных, до пришествия Христа в Его славе. Так как молитва приношения, как и все другие молитвы священнослужителя, теперь читается "тайно" (в прошлом они читались громко), за Великим Входом следует просительная ектенья.

Исповедание веры и любви

Поскольку жертва Церкви - жертва любви, путь анафоры закончен и "запечатлен" целованием Мира: "возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы: Отца и Сынa и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную". В древности поцелуй Мира передавался от предстоятеля каждому члену собрания, который передавал его следующему. Теперь только священники, когда они сослужат, целуются с приветствием: "Христос посреди нас, и есть, и будет!"

Выразив наше единение в любви, мы провозглашаем наше единение в вере в Символе Веры.

Единение Церкви - не частичное, ограниченное, человеческое единение (национальное, социальное, эмоциональное и т. д.). Это единство Истины, свыше явленной, полной, абсолютной Истины. Символ Веры - исповедание этой истины и ее критерий.

Благодарение

Теперь движение, которое началось с начального "Благословенно Царство", привело нас к высшей точке, к самой Евхаристии, в которой земное будет воспринято Божественным, преображено в Божественное и возвращено нам для нашего причастия к Божественному, для участия в Царствии Божием. "Станем добре, станет со страхом..."

Сначала происходит диалог между священником и народом : "Благодать Господа Нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа будет со всеми вами. - И со Духом Твоим". Весь путь спасения есть благодать Христова, соединяющая нас с любовью Отца, это любовь Отца, изливающая на нас Духа Святого - новую, обильную, вечную жизнь.

"Горе имеем сердца. - Имамы ко Господу". Мы непрерывно следовали вверх по пути Вознесения. И теперь мы здесь: вне времени, вне мира в непостижимом присутствии Бога. Мы можем совершить теперь только одно, единственное и последнее действие: "Благодарим Господа - Евхаристисомен!" (греч. «Благодарим»).

Когда человек стоит перед Богом, когда он принят Им, когда его грехи прощены и к нему возвратилась его первоначальная красота, Евхаристия - благодарение, поклонение, молитва - поистине предельное и полное выражение всего его существа. Человек был создан для Евхаристии - для чистой любви к Богу, ради Бога, для признания Бога как содержания всей его жизни, как Цель его целей, как Ответ на все вопросы, Смысл всех его желаний, Объект всего его знания, Исполнение его силы и его жажды любви. Евхаристия - явление небес, образ Божий в нас. Но в грехе человек потерял эту чистую Евхаристию. Он направил свою жизнь, свою любовь, свои заботы к другому, он стал неспособен к Евхаристии, то есть благодарению, ибо таково состояние человека в раю.

Но Евхаристия была восстановлена Христом. Вся Его жизнь была евхаристичной, состоящей из любви и поклонения, полностью посвященной Богу. Он принес Себя Отцу - полную, совершенную и чистую Евхаристию, единственную достойную Бога. Нет другой Евхаристии, кроме Христовой, и нет другой Евхаристии, чем Христос. Она дана нам, мы соединены с ней, она стала нашей Евхаристией, потому что мы Его Тело, мы "от Его костей и плоти". Он воспринял наше человеческое естество и принес Свою Евхаристию за всех и для всех, делая нас - грешных и недостойных - ее причастниками.

Поэтому когда вся Церковь отвечает: "Достойно и праведно есть ...", когда священник начинает великую Евхаристическую молитву словами всеобщего и всеобъемлющего благодарения :

"Достойно и праведно Тя пети. Тя благословити, Тя хвалити, Тя благодарити, Тебе поклонятися на всяком месте владычествия Твоего", - это Евхаристия Христа, и это Христос - Евхаристия, которую мы приносим Богу, потому что только в Нем это действие непорочности и причастия Богу становится нашим. И мы можем соединиться с Ним в Его Евхаристию, принести Его как нашу Евхаристию, потому что в Своей любви к нам Он отождествил Себя с нами, с Церковью. "Ты бо ecu Бог неизречен, недоведом". Бог есть абсолютное существо, и "религия" начинается с того, чтобы безусловно предаться Ему, то есть принять, воспринять Его как Сущего, Единого, от Которого все происходит и Который, однако, остается непостижимым, вне рационального понимания, всецело Другим. Мы можем рациональным путем вывести необходимость существования Бога, мы можем создать философскую идею Бога, но все это еще не "религия". Только когда мы таинственным образом постигаем в глубине своего сознания непонятным, но действительным чувством некую Реальность, Которая наполняет нас страхом, радостью и трепетом, и мы тотчас понимаем это как Священное и имеющее Власть (т. е. совершенное, прекрасное и доброе), не понимая и не определяя, что это, только тогда начинается наше "религиозное сознание". Это главное в религиозном опыте, это источник и основание веры, которую мы исповедуем в начале Евхаристической молитвы - "Яко Ты ecu Бог".

"Ты от небытия в бытие нас привел ecu"... Следующий непосредственный религиозный опыт: мы сотворены, мы чувствуем и ощущаем свою полную зависимость от Бога! Творение не только Божественный акт в прошлом, но догмат, которому мы должны верить. Наша постоянная связь с Богом - это тоже состояние. Быть сотворенным значит, что мы получает наше бытие от Бога каждое мгновение всей нашей жизни. Бог Сущий, но мы сотворены "из ничего", мы не имеем иного права на существование, кроме свободной воли Божьей и Его Любви. Потому творение - вторая причина нашего благодарения. Мы благодарим Его за Его любовь, которая нас создала, дала нам жизнь, сделала нас способными наслаждаться ею. Одной фразой мы охватываем целую жизнь, со всеми ее бесконечными возможностями, мы смотрим на мир глазами Адама - созданного из земли и поставленного в Рай Царем Творения. Одной фразой вся тварь благодарит Единого, Который пожелал, чтобы она существовала.

"И отпадшия возставил ecu паки!"... Трагедия человека, сказавшего "нет" своему Создателю, скорбь греха, отвергнутой любви, мрака, страдания и ненависти, наполняющие удивительное творение Божие, оскорбление Жизни Подателя - это все заключено в слове отпадшие... Мы отпали от Бога и посему - от истинной жизни, от радости и общения - в ад смерти, извращения, разлуки, в войну всех против всех. Но Бог поднял нас вновь и восстановил нас. И это единое слово охватывает всю историю спасения, медленного, терпеливого действия Божественной Любви, готовящей возвращение блудного сына к его отцу. Избрание Авраама, обещание спасения, египетское рабство, исход, завет, закон, пророки, болезненное и бесконечное просветление сознания и его воспитание приготовляют к последнему Событию - вторжению в историю Царствия Божия в Лице Христа, Сына Божия, Который "нас ради и нашего ради спасения" становится Сыном Человеческим, восстановлению человека в его первоначальной красоте и свободе, победе над грехом и смертью и прощению.

"И не отступил ecu, вся творя, дондеже нас на Небо возвел ecu и Царство Твое даровал ecu будущее"... Это восстановление больше, чем прощение. Христос, Новый Адам, не только восстановил в нас первого Адама, но соединил нашу человеческую природу со Своей Божественной и, преобразив и прославив ее, вознес ее на Небо. И в день Пятидесятницы Он даровал людям новую жизнь Царства Божьего, то есть познание Бога, общение с Богом, участие в новом эоне. То, что для этого мира является только еще будущим, грядущим Царствием, дано Церкви как самая сущность ее жизни - присутствие Бога.

"О сих всех благодарим Тя... о всех, ихже вемы и ихже не вемы, явленных и неявленных благодеяниях, бывших на нас. Благодарит Тя и о службе сей, юже от рук наших прияти изволил ecu..." Другими словами, мы благодарим Бога за все, за всю жизнь, которую мы теперь понимаем как милость: дар любви, дар Спасения. Особенно благодарим за эту литургию, благодаря которой все это - Царство, Вознесение, Причастие - снова и снова осуществляются и даются нам.

"Аще и предстоят Тебе тысящи Архангелов и тьмы Ангелов... победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще: Свят, Свят, Свят..." Это гимн, который ангелы вечно воспевают перед престолом Бога (Ис. 6, 3). Это пение во время Евхаристической молитвы означает небесный характер Евхаристии и то, что Церковь вознеслась со Христом и приносит Его Евхаристию в вечности Его Царствия. Мы поем ангельскую песнь, потому что мы стоим с ангелами, а ангелы знаменуют небо, присутствие Бога и Его неизреченной славы. Теперь служба достигла своей предельно высокой точки: всеобщего Вознесения, полноты принятия Церкви в небесное Святилище. Путь приношения и поклонения совершен.

Евхаристия Христа привела нас на небо, так как мы следовали за Ним в Его совершенной любви, в Его хождении к Своему Отцу. Но теперь, когда мы стоим в радостном присутствии Бога, мы ничего не можем Ему принести - только Христа, Приношение всех приношений и Евхаристию всех благодарений. Он дал нам возможность вновь получить Евхаристию как самое важное в наших отношениях с Богом и наполнил ее совершенным содержанием - Самим Собой, Совершенным Богочеловеком, Совершенной и Абсолютной Жертвой. Евхаристия Христа таким образом исполняется во Христе как Евхаристия. Он - Тот, Кто приносит и Кого приносят... Евхаристическая молитва после торжественного воспевания "Свят, Свят, Свят" становится теперь воспоминанием о Христе, о Его пришествии (Иже пришед...) и исполнении в Нем всего назначения Спасения (...и все еже о нас смотрение исполнив...). Его Жизнь, Его Смерть, Его Воскресение - один жертвенный путь любви, посвящения Себя Отцу и людям, и в этом неисчерпаемое содержание нашего воспоминания. Все это - наша Евхаристия, которую мы являем Богу, вспоминаем перед Ним.

Далее мы подходим к последней ночи, к последней вечери Христа "с теми, кого Он возлюбил до конца". В ту ночь, когда Он был предан или, вернее, предал Себя для жизни мира. Он установил акт, обряд, знамение, в котором Его единственная и всеобъемлющая Евхаристия - Его Собственная совершенная жизнь, Его совершенная победа - будет вечно дана нам, станет нашей, как наша жизнь в Нем. На торжественной пасхальной вечери, которая по ветхозаветной традиции уже была поминовением - Божественного Агнца, символа чистой, невинной жертвы, Он взял хлеб и дал Своим ученикам со словами: "Сие есть Тело Мое", и чашу: "Пейте от нея вcu, сия есть Кровь Моя...", и наконец: "Сие творите в Мое воспоминание". И это означает: "То, что Я совершил Один, теперь отдаю вам - совершенную Евхаристию Моей жизни, Мою человеческую природу, обоженную до конца. Пища, которую мы сейчас вместе вкушаем в единении любви, пусть станет вашей частью в Моем Теле и в Моей Крови, в Моей Жертве, в Моей Победе" ... Пища всегда дар, потому что это дар жизни, а любая жизнь от Бога. Пища всегда особенно сакраментальна, так как нашим причастием ей она превращается в наше тело и кровь, в жизнь. Теперь, когда это Таинство исполнено, оно приобретает новый, высший смысл. Оно становится даром Новой Жизни, той жизни, которой Христос достиг лично и которую, в Своей любви к нам, Он дает нам. Не может быть жизни без пищи, и не может быть новой жизни без новой пищи, и эта новая жизнь - жизнь Христа - и есть Сам Христос, Который становится Даром - даром пищи. "Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе Жизни" (Ин. 6, 53).

До сих пор движение Евхаристии было направлено от нас к Богу. Это было движение нашего жертвоприношения. В материи хлеба и вина мы приносили себя Богу, жертвуя свою жизнь Ему. Но с самого начала это приношение было Евхаристией Христа, Иерея и Главы нового человечества, таким образом Христос является нашим приношением. Хлеб и вино - символы нашей жизни и, следовательно, нашего духовного жертвоприношения самих себя Богу - были также символами Его Приношения, Его Евхаристии Богу. Мы соединились со Христом в Его единственном Вознесении на Небо, мы были причастниками Его Евхаристии, будучи Его Церковью, Его Телом и Его народом. Теперь благодаря Ему и в Нем наше приношение принято. Того, Кого мы принесли в жертву - Христа, мы теперь получаем: Христа. Мы отдали свою жизнь Ему и теперь получаем Его жизнь как дар. Мы себя соединили со Христом, а теперь Он соединяет Себя с нами. Евхаристия теперь движется в новом направлении: теперь знак нашей любви к Богу становится реальностью Его любви к нам. Бог во Христе отдает Себя нам, делая нас участниками Его Царствия.

Освящение

Знаком этого принятия и совершения является освящение. Путь Евхаристического восхождения заканчивается возношением Св. Даров священником: "Твоя от Твоих Тебя приносяще...", и молитвой эпиклезиса (Призывания Святого Духа), в которой мы молим Бога ниспослать Духа Своего Святого и сотворить "хлеб сей честным Телом Христа Твоего" и вино в Чаше "честною Кровью Христа Твоего", пресуществляя их: "Преложив Духом Твоим Святым".

Дух Святой исполняет действие Божие, вернее, Он воплощает это Действие. Он - Любовь, Жизнь, Полнота. Его сошествие в Пятидесятницу означает исполнение, окончание и достижение всей истории Спасения, ее совершение. В Его пришествии спасительное дело Христа сообщается нам как Божественный Дар. Пятидесятница - начало в этом мире Царствия Божия, нового века. Церковь живет Духом Святым, в ее жизни все достигается даром Духа Святого, который исходит от Бога, пребывает в Сыне, от которого мы получаем откровение о Сыне как о нашем Спасителе и об Отце как о нашем Отце. Его совершительное действие в Евхаристии, в пресуществлении нашей Евхаристии в Дар Христа нам (отсюда в Православии особое отношение к эпиклезе, к призыванию Святого Духа) означает, что Евхаристия принята в Царствии Божием, в новом веке Духа Святого.

Пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы происходит на небесном Престоле в Царстве Божьем, которое вне времени и "законов" мира сего. Само пресуществление - плод Вознесения Христова и участия Церкви в Его Вознесении, в Его новой жизни. Все попытки "объяснить", что происходит в Евхаристии, в терминах материи и "превращений" (западная доктрина транссубстанции-преложения, к сожалению, иногда выдаваемая за православную) или в категориях времени ("точный момент пресуществления") не достаточны, тщетны именно потому, что они применяют к Евхаристии категории "мира сего", между тем как самая сущность Евхаристии вне этих категорий, но вводит нас в измерения и понятия нового века. Пресуществление происходит не по некоей чудотворной власти, оставленной Христом некоторым людям (священникам), которые поэтому могут совершать чудо, а потому что мы, Церковь, находимся во Христе, т. е. в Его Жертве Любви, Вознесении на всем Его пути к обожествлению и пресуществлению Своей Человечности Своей Божественной природой. Другими словами, потому что мы - в Его Евхаристии и приносим Его как нашу Евхаристию Богу. И когда мы так поступаем, как Он нам повелел, мы, Церковь, приняты там, куда Он вошел. И когда мы приняты, "да ядите и пиете за трапезою в Царстве Моем" (Лк. 22, 30). Так как Царство Небесное - Он Сам, Божественная Жизнь, дарованная нам за этой небесной трапезой, мы принимаем Его как новую пищу нашей новой жизни. Поэтому тайна Евхаристического пресуществления - это тайна самой Церкви, принадлежащей новой жизни и новому веку в Духе Святом. Для мира сего, для которого Царство Божие еще должно прийти, для его "объективных категорий" хлеб остается хлебом, и вино - вином. Но в чудесной, преображенной реальности Царства - открытой и явленной в Церкви - они поистине и абсолютно истинное Тело, и истинная Кровь Христовы.

Ходатайственные молитвы

Теперь мы стоим перед Дарами в совершенной радости Божьего присутствия и готовимся к последнему действию Божественной Литургии - принятию Даров в причастии . Тем не менее, остается последнее и необходимое - ходатайство. Христос вечно ходатайствует за весь мир. Он Сам Заступничество и Ходатайство. Причащаясь Ему, мы, следовательно, тоже полны той же любовью и как Его Церковь принимаем Его служение - ходатайство. Оно обнимает все творение. Стоя перед Агнцем Божьим, Который берет на Себя грехи всего мира, мы прежде всего вспоминаем Матерь Божью, св. Иоанна Крестителя, апостолов, мучеников и святых - бесчисленных свидетелей новой жизни во Христе. Мы ходатайствуем за них не потому, что они в этом нуждаются, но потому, что Христос, Которому мы молимся, - их Жизнь, их Священник и их Слава. Церковь не разделена на земную и небесную, она одно Тело, и все, что она делает, она делает от имени всей Церкви и для всей Церкви. Так что молитва - не только акт искупления, но и прославления Бога, "Дивного во Святых Своих", и общения со святыми. Мы начинаем свою молитву поминанием Божьей Матери и святых, потому что присутствие Христа - также их присутствие, и Евхаристия - высшее откровение об общении со святыми, о единстве и взаимной зависимости всех членов Тела Христова.

Затем мы молимся об усопших членах Церкви,

"о всякой праведной душе, скончавшейся в вере" . Ему или ей в их нынешнем состоянии смерти, разлуки и грусти особенно нужно вновь и вновь быть принятыми в ту единственную Евхаристию Церкви, в единение любви, которое и есть основа их участия, их принадлежности к истинной жизни Церкви. И это достижимо в Евхаристии, которая являет. Церковь в новом веке, в новой жизни. Евхаристия переходит безнадежную грань между живыми и мертвыми, потому что она выше грани между настоящим веком и веком грядущим. Ибо все "умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге" (Кол. 3, 3); с другой стороны, мы все живем, потому что жизнь Христа нам дарована в Церкви. Усопшие члены Церкви - не только "объекты" наших молитв, но по своей принадлежности к Церкви они живут в Евхаристии, они молятся, они участвуют в литургии. Единственная действительная цель литургии - объединение "всех и вся" в любви Божией.

"О Святей, Соборней и Апостольстей Церкви... о Богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея..." : за всех людей, о всех нуждах и обстояниях. Прочтите в литургии св. Василия Великого просительную молитву, и вы поймете значение ходатайства: дар Божественной любви, которая дает нам понять, хотя бы на несколько минут, молитву Христову, любовь Христову. Мы понимаем, что настоящий грех и корень всякого греха - в эгоизме, и литургия, захватывая нас в своем движении жертвенной любви, открывает нам, что истинная религия кроме всего дает эту новую удивительную возможность заступаться и молиться за других, за всех. В этом смысле Евхаристия поистине жертва, приносимая за всех и за вся, и молитва заступления - ее логическое и необходимое заключение.

"Во первых помяни, Господи, великого Господина... право правящих Слово Твоея истины".

"Церковь в епископе и епископ в Церкви", по слову св. Киприана Карфагенского, и когда мы молимся за епископа о действительном благосостоянии Церкви, о ее стоянии в божественной истине, о том, чтобы Церковь была бы Церковью присутствия Божия, Его исцеляющей Силы, Его Любви, Его Правды. И не была бы, как это часто бывает, эгоистической, эгоцентричной общиной, защищающей свои человеческие интересы вместо божественного назначения, для которого она существует. Церковь так легко становится учреждением, бюрократией, фондом для сбора денег, национальностью, общественным объединением, и это все искушения, уклонения, извращения той Истины, которая одна должна быть критерием, мерой, авторитетом для Церкви. Как часто люди, "алчущие и жаждущие правды", не видят Христа в Церкви, а видят в ней только человеческую гордыню, заносчивость, самолюбие и "духа мира сего". Все это Евхаристия судит и осуждает. Мы не можем быть причастниками трапезы Господней, мы не можем предстоять пред Престолом Его присутствия, приносить Богу в жертву нашу жизнь, похвалу и поклонение, мы не можем быть Церковью, если мы не осудили в себе духа "князя мира сего". Иначе то, что мы принимаем, послужит не к нашему спасению, но к осуждению. В христианстве нет волшебства, и спасает не принадлежность к Церкви, но принятие Духа Христова, и этот Дух осудит не только отдельных лиц, но собрания, приходы, епархии. Приход как человеческое учреждение легко может заместить Христа чем-нибудь другим - духом мирского успеха, человеческой гордостью и "достижениями" человеческого разума. Искушение всегда рядом; оно искушает. И тогда тот, чей священный долг всегда проповедовать Слово Истины, обязан напомнить приходу об искушениях, должен осудить во имя Христа все, что не совместимо с Духом Христовым. Именно о даровании духовенству смелости, мудрости, любви и верности мы молимся в этой молитве.

"И даждь нам едиными усты и единем сердцем славити и воспевати пречестное и великолепное Имя Твое..." Единые уста, единое сердце, одно искупленное человечество, восстановленное в любви и познании Бога, - такова конечная цель литургии, плод Евхаристии:

"И да будут милости Великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами.. ." Этим заканчивается "второе движение", когда Бог отдает Себя нам в Своем непостижимом милосердии. Евхаристическая молитва закончена, и мы подходим теперь к исполнению всего, что Евхаристия явила нам, к Причащению, то есть к нашему причастию в реальности.

Причащение

Собственно, причащение включает (1) приготовительную, тайную молитву, (2) молитву Господню, (3) возношение Св. Даров, (4) раздробление Св. Хлеба, (5) вливание "теплоты" (т. е. горячей воды) в Чашу, (6) причащение духовенства, (7) причащение мирян.

(1) Приготовительная тайная молитва : "Тебе предлагаем живот наш весь и надежду" . В обеих литургиях - св. Иоанна Златоуста и св. Василия Великого - эта молитва подчеркивает, что причастие Тела и Крови Христовых - цель нашей жизни и надежда; с другой стороны, в ней выражается страх, что мы можем причаститься недостойно, причастие будет нам "во осуждение". Мы молимся о том, чтобы причастием "имамы Христа живуща в сердцах наших и будем Храм Святаго Твоего Духа". Эта молитва выражает главную мысль всей литургии, вновь ставит нас перед значением этого Таинства, на этот раз обращая особое внимание на личный характер восприятия Тайны, на ответственность, которую она накладывает на причащающихся ей.

Нам как Церкви Божией было дано и велено "творить" все это, совершать таинство Христова Присутствия и Царства Божьего. Хотя как люди, образующие Церковь, как личности и как человеческая община мы - грешные, земные, ограниченные, недостойные люди. Мы знали это до Евхаристии (см. молитвы синаксиса и молитвы верных), и мы вспоминаем это теперь, когда стоим перед Агнцем Божиим, Который берет на Себя грехи мира. Более чем когда-либо мы сознаем необходимость нашего искупления, исцеления, очищения, будучи во славе Христова присутствия.

Церковь всегда подчеркивала важность личного приготовления к причастию (см. молитвы перед причастием), так как каждому причастнику необходимо увидеть и оценить себя, всю свою жизнь, подходя к Таинству. Этим приготовлением не следует пренебрегать; об этом нам напоминает молитва перед причастием: "да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Тайн, но во исцеление души и тела".

(2) Молитва Господня "Отче наш" является приготовлением к Причастию в самом глубоком смысле этого слова. Какие бы человеческие усилия мы ни делали, какова бы ни была степень нашей личной подготовленности и очищения, ничто, абсолютно ничто не может нас сделать достойными Причастия, т.е. действительно готовыми к приятию Св. Даров. Тот, кто подходит к Причастию с сознанием своей правоты, не понимает духа литургии и всей церковной жизни. Никто не может уничтожить пропасть между Творцом и творением, между абсолютным совершенством Бога и тварной жизнью человека, ничто и никто, кроме Того, Кто, будучи Богом, стал Человеком и в Самом Себе соединил две природы. Молитва, которую Он дал Своим ученикам, - одновременно выражение и плод этого единственного и спасительного действия Христа. Это Его молитва, ибо Он - Единородный Сын Отца. И Он дал нам ее, потому что Он Себя Самого отдал нам. И в Нем Его Отец стал нашим Отцом, и мы можем обращаться к Нему словами Его Сына. Поэтому мы молимся: "И сподоби нас, Владыко, со дерзновением не осужденно смети призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца и глаголати...". Молитва Господня - молитва Церкви и народа Божьего, Им искупленного. В ранней Церкви она никогда не сообщалась некрещенным, и даже текст ее сохранялся в тайне. Эта молитва - дар новой молитвы во Христе, выражение наших собственных отношений с Богом. Этот дар - наша единственная дверь к Причастию, единственная основа для нашего участия в святом и поэтому наше главное приготовление к Причастию. В той мере, в какой мы восприняли эту молитву, сделали ее своей, мы готовы к Причащению. Это мера нашего единения со Христом, нашего бытия в Нем.

"Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя..." Осмыслить все, что утверждается в этих торжественных словах, осознать абсолютную сосредоточенность всей нашей жизни в Боге, высказанную в них, принять волю Христа как свою - такова цель нашей жизни во Христе и жизни Христа в нас, условие нашего участия в Его Чаше. Личная подготовка ведет нас к пониманию этого последнего приготовления, и молитва Господня является завершением Евхаристической молитвы, преображая нас в причастников Насущного хлеба.

(3) "Мир всем", - говорит священнослужитель и затем: "Главы ваша Господеви преклоните". Причастие, как и вся жизнь Церкви, - плод мира, достигнутого Христом. Преклонение главы - самый простой, хотя и значительный акт поклонения, выражение самого послушания. Мы причащаемся в послушании и по послушанию. Мы не имеем права на Причастие. Оно превышает все наши желания и возможности. Это свободный дар Бога, и мы должны получить повеление принять его. Очень распространено ложное благочестие, из-за которого люди отказываются от Причастия по причине своего недостоинства. Встречаются священники, которые открыто учат, что миряне не должны "слишком часто" причащаться, минимум "раз в год". Это даже иногда считается православной традицией. Но это ложное благочестие и ложное смирение. В действительности это - человеческая гордыня. Ибо когда человек решает, как часто он должен причащаться Тела и Крови Христовых, он ставит себя как бы мерой и Божественных Даров, и своего достоинства. Причастие стало нашей пищей, и мы должны жить достойно его, чтобы оно не стало нам в осуждение. Но мы не свободны от этого осуждения, поэтому единственный правильный, традиционный и действительно православный подход к Причастию - это послушание, и это так хорошо и просто выражено в наших приготовительных молитвах: "несть достоин, Владыко Господи, да внидеши под кров души моея, но понеже хощеши Ты, яко Человеколюбец жити во мне, дерзая, приступаю: Ты повелеваеши...". Здесь послушание Богу в Церкви, а Церковь повелевает совершать Евхаристию, и будет большим шагом вперед в нашем понимании Церкви, когда мы поймем, что "евхаристический индивидуализм" - результат извращенного благочестия и ложного смирения.

Когда мы стоим с преклоненными головами, священник читает молитву, в которой он просит Бога даровать плоды Причастия каждому по его нужде (в литургии св. Иоанна Златоуста ). "Преклоньшия Тебе своя главы благослови, освяти, соблюди, утверди" (литургия св. Василия Великого). Каждое причащение - и конец нашего движения к Богу, и начало нашей обновленной жизни, начало нового пути во времени, в котором мы нуждаемся в Христовом присутствии для руководства и освящения этого пути. В другой молитве он просит Христа : "Вонми, Господи Иисусе Христе... зде нам невидимо пребываяй. И сподоби державною Твоею рукою преподати нам Пречистое Тело Твое и честную Кровь, и нами - всем людем..." .

Священник берет в свои руки Божественный хлеб и, поднимая Его, говорит: " Святая Святым". Этот древний обряд - первоначальная форма призыва к Причастию, она точно и кратко выражает антиномию, сверхъестественную природу Причастия. Она запрещает всякому, кто не свят, приобщаться Божественной Святости. Но никто не свят, кроме Святого, и хор отвечает: "Един Свят, Един Господь, Иисус Христос" . И все же « приидите и примите », потому что Он нас освятил Своей святостью, сделал нас Своим святым народом. Снова и снова тайна Евхаристии открывается как тайна Церкви - тайна Тела Христова, в Котором мы вечно становимся тем, чем призваны быть.

(4) В первые века Церковь называла всю Евхаристическую службу "преломлением хлеба", потому что этот обряд был центральным в литургической службе. Значение понятно: один и тот же хлеб, который дается многим, - это Единый Христос, ставший жизнью многих, соединяя их в Себе Самом. "Нас же всех, от единаго Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу во единаго Духа Святаго причастие" (литургия св. Василия Великого, молитва по пресуществлении Св. Даров). Затем священник, преломляя хлеб, говорит: "Раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и никогда же иждиваемый, но причащающиеся освящаяй". Это единственный источник жизни, который всех приводит к ней и возвещает единство всех людей с одним Главой - Христом.

(5) Взяв одну частицу Св. Хлеба, священник опускает Ее в Св. Чашу , что означает наше причастие Тела и Крови Воскресшего Христа, и вливает в Чашу "теплоту", т. е. горячую воду. Этот обряд византийской литургии является тем же символом жизни.

(6) Теперь все готово для последнего акта Евхаристии - Причащения.
"Во оставление грехов и в жизнь вечную...", - говорит священник, преподавая Дары себе и верующим. Здесь мы находим два главных аспекта, два действия этого Причастия: прощение, принятие вновь в общение с Богом, допущение падшего человека в Божественную любовь - и затем дар вечной жизни, царствия, полноты "нового века". Эти две основные нужды человека исполнены без меры, удовлетворены Богом. Христос вводит мою жизнь в Свою и Свою жизнь в мою, наполняя меня Своей любовью к Отцу и ко всем Своим братьям.

В этом кратком очерке невозможно даже суммировать то, что говорили отцы Церкви и святые про свой опыт Причастия, даже упомянуть все чудесные плоды этого причастия Христу. По крайней мере, укажем на наиболее важные направления размышлений о причастии и усилий следовать учению Церкви. Причастие дается, во-первых, во оставление грехов, и поэтому оно таинство примирения, осуществленного Христом Своей Жертвой и навеки дарованного верующим в Него. Таким образом, Причастие является основной пищей христианина, укрепляющей его духовную жизнь, исцеляющей его болезни, утверждающей веру, делающей его способным вести истинную христианскую жизнь в этом мире. Наконец, Причастие - "знак жизни вечной", ожидание радости, мира и полноты Царствия, предвкушение его Света. Причастие одновременно и соучастие в страданиях Христа, выражение нашей готовности воспринять Его "путь жизни", и участие в Его победе и торжестве. Оно - жертвенная трапеза и радостный пир. Его Тело сломано, и Кровь пролита, и причащаясь Ими, мы принимаем Его Крест. Но "Крестом радость вошла в мир", и эта радость - наша, когда мы за Его трапезой. Причастие дается мне лично для того, чтобы сделать меня "членом Христа", чтобы соединить меня со всеми, кто принимает Его, чтобы раскрыть мне Церковь как единение любви. Оно соединяет меня со Христом, и через Него я в общении со всей Церковью. Это таинство прощения, единения и любви, таинство Царства.

Сначала причащается духовенство, потом миряне. В современной практике духовенство - епископы, священники и диаконы - причащаются в алтаре, отдельно Тела и Крови. Миряне получают Св. Дары у царских врат из лжицы после того, как священник вложил Частицы Агнца в Чашу. Священник призывает верующих, говоря: "Со страхом Божиим и верою приступите", и причастники подходят к Божественной трапезе один за другим, скрестив руки на груди. И вновь шествие - ответ на Божественное веление и приглашение.

После Причастия начинается последняя часть литургии, значение которой можно определить как возвращение Церкви с небес на землю, из Царства Божьего во время, пространство и историю. Но возвращаемся мы совершенно иными, чем были, когда начинали путь к Евхаристии. Мы изменились: "Видехом Свет истинный, прияхом Духа Небесного, обретохом веру истинную...". Это песнопение мы поем после того, как священник поставит Чашу на Престол и благословит нас: "Спаси люди Твоя и благослови достояние Твое". Мы пришли в Церковь как его народ, но мы были раненые, усталые, земные, грешные. За прошедшую неделю мы испытали тяготы искушения, мы узнали, как мы слабы, как безнадежно привязаны к жизни "мира сего". Но мы пришли с любовью, и надеждой, и верой в милосердие Божье. Мы пришли жаждущие и голодные, бедные и несчастные, и Христос принял нас, принял приношение нашей несчастной жизни и ввел нас в Свою Божественную Славу и сделал нас участниками Своей Божественной Жизни. "Видехом Свет истинный..." На время мы отложили "всякое житейское попечение" и дали Христу ввести нас в Его Вознесении к Своему Царству в Своей Евхаристии. От нас ничего не требовалось, кроме желания присоединиться к Нему в Его Вознесении и смиренного принятия Его искупающей любви. И Он ободрил и утешил нас, Он сделал нас свидетелями того, что Он приготовил для нас, Он изменил наше зрение, так что мы увидели небо и землю, полными Его Славы. Он насытил нас пищей бессмертия, мы были на вечном пиру Его Царствия, мы вкусили радости и покоя в Духе Святом: "Мы приняли Духа Небесного...". А теперь время возвращается. Время мира сего еще не окончилось. Час нашего перехода к Отцу всей жизни еще не настал. И Христос посылает нас обратно как свидетелей того, что мы видели, чтобы возвещать Его Царство и продолжать Его дело. Мы не должны бояться: мы - Его народ и Его наследие; Он в нас и мы в Нем. Мы вернемся в мир, зная, что Он рядом.

Священник поднимает Чашу и возглашает: "Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков". Он благословляет нас Чашей, знаменуя и уверяя в том, что воскресший Господь с нами ныне, всегда и навечно.

"Да исполнятся уста наша хваления Твоего, Господи", - отвечает Церковь, - "соблюди нас во Твоей Святыне". Сохрани нас в грядущие дни в этом чудесном состоянии святости и освящения. Теперь, когда мы возвращаемся в ежедневную жизнь, даруй нам силу изменить ее.

Следует короткая ектенья и молитва благодарности за полученные Дары: "Исправи наш путь, утверди во страхе Твоем вся, соблюди наш живот, утверди наша стопы...". Возвращение совершилось, когда священник выходит из алтаря со словами: "С миром изыдем!", присоединяется к молящимся и читает заамвонную молитву. Как в начале литургии вход священника в алтарь и восхождение к Святому Престолу (горнему месту) выражали евхаристическое движение вверх, так и теперь возвращение к верующим выражает уход, возвращение Церкви в мир. Это также означает, что евхаристическое движение священника окончено. Исполняя Священство Христово, священник вел нас к небесному Престолу, и с этого Престола он сделал нас причастниками Царствия. Он должен был исполнить и осуществить вечное посредничество Христа.

Благодаря Его человечеству мы поднимаемся до небес, а по Божеству Его Бог приходит к нам. Теперь все это совершено. Приняв Тело и Кровь Христовы, увидев Свет Истины и став причастниками Святого Духа, мы действительно Его люди и Его достояние. Священнику у Престола больше нечего делать, потому что Церковь сама стала Престолом Бога и Ковчегом Его Славы. Поэтому священник присоединяется к народу и ведет его как пастырь и учитель обратно в мир для исполнения христианской миссии.

И когда мы выходим из церкви и вновь вступаем в нашу повседневную жизнь, Евхаристия остается с нами как наша тайная радость и уверенность, источник вдохновения и возрастания, победы, преодолевающей зло, Присутствие, которое делает всю нашу жизнь жизнью во Христе.
Примечания

1. "в нюже предаяшеся, паче же Сам Себе предаяше за мирский живот (за жизнь мира) - евхаристическая молитва на литургии св. Иоанна Златоуста. 2. "Еще приносим Та словесную сию службу о иже в вере почивших, праотцех, отцех, патриарсех, пророцех, апостолех, проповедницех, евангелистех, мученицех, исповедницех, воздержницех и о всяком дусе праведнем, в вере скончавшемся" - из тайной молитвы на литургии св. Иоанна Златоустого.

0

3

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ(кратко)

Литургия есть самое важное Богослужение, во время которого совершается Святейшее Таинство Причащения, установленное Господом нашим Иисусом Христом накануне крестных Его страданий. Умыв ноги Своим апостолам, показывая им пример смирения, Господь, воздав хвалу Богу Отцу, взял хлеб, благословил его, преломил и дал апостолам, говоря: "Приимите, ядите: сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое"; потом Он взял чашу с виноградным вином, также благословил ее и подал апостолам, говоря: "Пийте от нея вси: сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов"; причастив их, Господь дал заповедь всегда совершать это Таинство: "Сие творите в Мое воспоминание" (Мф. 26, 26—28; Лк. 22, 19; 1 Кор. 11, 24).

Апостолы совершали Св. Причащение по заповеди и примеру Иисуса Христа и научили христиан совершать это великое и спасительное Таинство. В первое время порядок и образ совершения Литургии передавался устно и все молитвы и священные песнопения заучивались на память. Затем стало появляться и письменное изложение апостольской Литургии. С течением времени Литургия пополнялась новыми молитвами, песнопениями и священными действиями, что нарушало в разных церквах единообразие в совершении ее. Явилась потребность объединить все существовавшие чины Литургий, внести единообразие в их совершение. Это и было сделано в четвертом веке, когда прекратились гонения на христиан и христианская Церковь получила возможность приступить к благоустройству внутренней своей жизни (Вселенские Соборы). В это время Св. Василий Великий записал и предложил к общему употреблению составленный им чин Литургии, а Св. Иоанн Златоуст несколько сократил этот чин. В основу этого чина была положена древнейшая Литургия Св. апостола Иакова, первого епископа Иерусалимского.

Св. Василий Великий был архиепископом Кесарии Каппадокийской (в Малой Азии). "Великим" называют его за великие подвиги его на пользу Церкви. Он оставил после себя много церковных писаний, много молитв и церковных правил. Скончался в 379 году.

Св. Иоанн Златоуст был архиепископом Константинопольским. "Златоустом" прозвали его за особое красноречие, с которым он проповедовал Слово Божие. Он также оставил после себя много церковных произведений. Он несколько (в молитвах, читаемых священником тайно) сократил чин Литургии Св. Василия Великого, но существенных изменений никаких не допустил. Скончался в 402 году в ссылке.

Литургия имеет различные названия. Первое название — "Литургия" — греческое, означает "общественная служба" и указывает на то, что Таинство Святого Причащения есть умилостивительная Жертва Богу за грехи всего общества верующих — живых и умерших. Так как Таинство Св. Причащения по-гречески называется Евхаристией, что значит "благодарственная жертва", то и Литургия называется также "Евхаристией". Чаще всего Литургию называют "обедней", так как ее положено совершать в полуденное (обеденное) время, и Тело и Кровь Христовы, предлагаемые в Таинстве Св. Причащения, в Слове Божием называются "Трапезой" и "Вечерей" Господней (1 Кор. 10, 21; 11, 20). В апостольское время Литургия называлась еще "преломлением хлеба" (Деян. 2, 46). На Литургии воспоминаются земная жизнь и учение Иисуса Христа от рождения и до вознесения Его на небо и принесенные Им на землю спасительные блага.

Порядок Литургии такой: сначала приготовляется вещество для Таинства, потом верующие приготовляются Таинству, и наконец совершается само Таинство, и верующие причащаются. Литургия, таким образом, разделяете на три части, называемые: 1) Проскомидией, 2) Литургиею оглашенных и 3) Литургиею верных.

0

4

.............продолжение

ПРОСКОМИДИЯ

"Проскомидия" — слово греческое и значит принесение. Так называется первая часть Литургии от обычая древних христиан приносить хлеб, вино и все нужное для совершения Литургии; поэтому, и самый хлеб, употребляемый на ней, называется просфорою, что значит приношение. Хлеб (просфора) должен быть квасный (поднявшийся), чистый, пшеничный. Сам Господь Иисус Христос для совершения Таинства Св. Причащения взял квасный, а не пресный хлеб. Просфора должна быть круглою и состоять из двух частей во образ двух естеств Иисуса Христа — Божеского и человеческого; на верхней части просфоры имеется печать с изображением креста и по углам его — начальных букв имени Христа Спасителя: IС-ХС и греческого слова NI-КА; это означает: Иисус Христос побеждает. Вино для Таинства требуется виноградное, красное, потому что красный цвет напоминает цвет крови; вино смешивается с водой в воспоминание того, что из прободенного ребра Спасителя на кресте истекли кровь и вода. Для проскомидии употребляется пять просфор в воспоминание чудесного насыщения Христом пятью хлебами более пяти тысяч человек, каковое обстоятельство дало Иисусу Христу повод учить народ о духовном насыщении и о нетленной, духовной пище, подаваемой в Таинстве Св. Причащения (Ин. 6, 22—58). Но собственно для причащения употребляется одна просфора (Агнец), по слову апостола: "Один хлеб, и мы многие — одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба" (1 Кор. 10, 17), а потому по своей величине эта просфора должна соответствовать числу причастников.

СОВЕРШЕНИЕ ПРОСКОМИДИИ

Приготовившись, по церковному уставу, к совершению Литургии, священник и диакон читают пред закрытыми царскими вратами так называемые "входные" молитвы и облачаются в алтаре в священные одежды. Подойдя, затем, к жертвеннику, священник, благословив начало проскомидии, берет первую (агничную) просфору и копием делает на ней трижды изображение креста, произнося: "В воспоминание Господа и Бога, и Спаса нашего Иисуса Христа". Это значит проскомидия совершается по заповеди Иисуса Христа. Из этой просфоры священник копием вырезает средину в форме куба с произнесением слов прор. Исаии: "Яко (как) овча на заколение ведеся, и яко Агнец непорочен, прямо стригущаго его безгласен, тако не отверзает уст Своих; во смирении Его суд Его взятся; род же Его кто исповесть; яко вземлется от земли живот (жизнь) Его" (Ис. 53, 7-8). Эта кубическая часть просфоры называется Агнцем (Иоан. 1, 29) и полагается на дискос. Затем, священник крестообразно надрезает с нижней стороны Агнец с произношением слов: "Жрется (приносится в жертву) Агнец Божий, вземляй (взявший на Себя) грех мира, за мирский живот (жизнь) и спасение", и прободает правую сторону Агнца копием, произнося слова евангелиста: "един от воин копием ребра Ему прободе и абие (тотчас) изыде кровь и вода; и видевый свидетельства и истинно есть свидетельство его" (Ин. 19, 34); сообразно с этими словами в чашу (потир) вливается вино, смешанное с водою.

Из второй просфоры, называемой "богородичною", священник вынимает одну частицу в честь Божией Матери и полагает ее по правую сторону Агнца на дискосе. Из третьей просфоры, называемой "девятичинной", вынимается девять частиц в честь святых: Иоанна Крестителя, пророков, апостолов, святителей, мучеников, преподобных, бессребреников, Богоотец Иоакима и Анны, святых, чья память совершается в нынешний день, и того святителя, имени которого совершается Литургия; эти части полагаются по левую сторону Агнца на дискосе, по три частицы в ряд. Из четвертой просфоры вынимаются частицы за живых и полагаются ниже Агнца на дискосе; из пятой — за умерших и полагаются ниже частиц, вынутых за живых. Наконец вынимаются частицы из просфор, подаваемых верующими; одновременно прочитываются соответствующие "поминания" о здравии и спасении живых и об упокоении усопших рабов Божиих; частицы из этих просфор полагаются вместе с частицами, вынутыми из четвертой и пятой просфор.

В конце проскомидии священник благословляет кадило с фимиамом и, покадив звездицу, ставит ее на дискосе над Агнцем и частицами, чтобы сохранить их в положенном порядке, покрывает дискос и потир двумя небольшими покровцами и поверх них еще одним, несколько больших размеров, называемым "воздухом", кадит пред Дарами и молит Господа благословить предложенные Дары, помянуть принесших эти Дары и тех, за кого они принесены, самого же его соделать достойным для священнодействия божественных Таин.

Применяемые на проскомидии священные предметы и совершаемые действия имеют символическое значение: дискос знаменует и вифлеемскую пещеру и Голгофу; звездица — вифлеемскую звезду и крест; покровы — пелены рождественские, пелены и плащаницу, бывшие во гробе Спасителя; потир — ту Чашу, в которой священнодействовал Иисус Христос; приготовление Агнца — суд, страдания и смерть Иисуса Христа, а прободение его копием — прободение, сделанное одним из воинов на Теле Спасителя. Соединение всех частиц в известном порядке на дискосе означает всю Церковь Божию, членами которой состоят Божия Матерь, ангелы, все святые угодники Божий, все верующие христиане — живые и умершие, а Главою ее Сам Господь наш Спаситель. Каждение знаменует осенение Св. Духа, благодать Которого сообщается в таинстве Св. Причащения.

Проскомидия совершается священником на жертвеннике, при закрытом алтаре, вполголоса. Завершается она, когда на клиросе читаются 3-й и 6-й (а иногда и 9-й) часы по Часослову.

0

5

.....................продолжение....

ЛИТУРГИЯ ОГЛАШЕННЫХ

Вторая часть Литургии называется Литургией оглашенных, потому что при совершении ее могут присутствовать и оглашенные, то есть готовящиеся к принятию Св. Крещения, а также кающиеся, отлученные за тяжкие грехи от Св. Причащения.

Диакон, получив благословение от священника, выходит из алтаря на амвон (место против царских врат) и громко произносит: "Благослови, владыко!", то есть благослови начать службу и собравшимся верующим участвовать в молитвенном прославлении Бога. Священник в первом своем возгласе прославляет Св. Троицу: "Благословенно (то есть достойно прославления) Царство Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно (всегда), и во веки веков (вечно)". Певчие поют: "Аминь" (действительно так). Затем диакон произносит великую ектению, в которой перечисляются разнообразные христианские нужды и наши прошения к Господу, а священник в алтаре тайно молится, чтобы Господь призрел на этот храм и молящихся в нем и исполнил бы их нужды. Великая ектения начинается напоминанием, что молиться Господу нужно "миром", то есть примирившись со всеми, не имея ни на кого гнева или вражды; по учению Спасителя мы не можем приносить Богу дары, если имеем "что-нибудь против ближнего" (Мф. 5, 23—24). Высшее благо, о котором следует молиться, это — душевный мир и спасение души: "о свышнем (небесном) мире и спасении душ наших"; этот мир есть то спокойствие совести, то отрадное чувство, которое мы испытываем, например, после внимательной исповеди и достойного причащения Святых Таин, в участливом отношении к судьбе ближнего, после всякого доброго дела; этот мир Спаситель преподал апостолам в прощальной беседе на Тайной Вечери (Ин. 14, 27). "О мире всего мира" — чтобы не было раздоров и вражды между народами и государствами во всем мире (вселенной). "О благостоянии святых Божиих церквей" — чтобы православные церкви во всех государствах твердо и непоколебимо, на основании Слова Божия и правил Вселенской Церкви, исповедовали святую православную веру, не увлекаясь гибельными ересями и не допуская раскола, "о соединении всех" верующих в единое стадо Христово (Ин. 10, 16). Молимся "о святом храме сем", который составляет главную святыню прихода и должен быть предметом особенного попечения каждого прихожанина, чтобы Господь сохранил его от пожара, воров и других несчастий, и о тех, кто входит в него ("в онь") с искреннею верою, благоговением и страхом Божиим. Молимся о патриархе, митрополитах, архиепископах и епископах, потому что им принадлежит главный надзор за чистотою Христианской Веры и нравственности; о благоверных правителях, которые охраняют свободу Православной Веры и общий законный порядок для мирной жизни всех граждан. "О граде сем" (или веси — селении), в котором мы живем и трудимся, "о всяком граде, стране и верою живущих в них" молимся также по чувству христианской любви о всех других городах и окрестностях (стране — стороне) их и о всех живущих в них верующих людях. "О благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных, и временех мирных" – молимся о хорошей благотворной погоде, чтобы земля дала изобилие плодов, необходимых для пропитания всех жителей страны, — и о времени мирном, чтобы среди граждан не было вражды или борьбы, отвлекающей от мирного и честного труда. "О плавающих, путешествующих, недугующих (больных), страждущих (у кого много горя и скорби на душе), плененных и о спасении их" — все эти лица преимущественно пред всеми нуждаются в Божественной помощи и нашей молитве. Молимся "о избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды". Затем просим Господа, чтобы Он заступил и сохранил нас не по делам нашим или заслугам нашим, которых у нас нет, а единственно по Своей милости (благодати) — "заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию". В последних словах ектении "помянувше", то есть призвав на помощь Божию Матерь и всех святых, мы предаем, поручаем Христу Богу себя и друг друга, чтобы Он руководил нами по Своей премудрой воле. Священник заканчивает великую ектению возгласом "Яко (потому что) подобает (приличествует, следует) Тебе всякая слава, честь и поклонение Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков", содержащим в себе, по образцу молитвы Господней, славословие, прославление Господа Бога.

После великой ектении поются псалмы 102-й "Благослови, душе моя, Господа..." и 145-й: "Хвали, душе моя, Господа...", разделяемые малой ектенией "паки и паки (еще, опять) миром Господу помолимся". В означенных псалмах изображены благодеяния Божии роду человеческому: сердце (душа) христианина должно прославлять (благословлять) Господа, очищающего и исцеляющего наши душевные и телесные немощи, исполняющего благие наши желания, избавляющего от истления жизнь нашу, — и не забывать всех Его благодеяний (воздаяний); Господь — щедр, милостив и долготерпелив; Он хранит истину во век, творит суд обидимым, дает пищу алчущим, освобождает заключенных (решит окованныя), любит праведников, принимает сирот и вдов и наказывает грешников... Псалмы эти называются изобразительными, а так как петь их положено на двух клиросах попеременно, то по-гречески они называются также "антифонами". В двунадесятые Господни праздники изобразительные псалмы (антифоны) не поются; вместо них поются особые стихи из других псалмов, соответствующие празднуемому событию. За каждым стихом первого праздничного антифона поется припев "Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас!" а за каждым стихом второго антифона – смотря по празднику "спаси нас, Сыне Божий, рождейся от Девы" (в Рождество Христово), или "во Иордане крестивыйся" (в Крещение Господне), или "Воскресый из мертвых" (в Пасху) и тому подобное... "поющия Ти: аллилуиа!" (хвалите Бога). По окончании второго антифона всегда поется песнь "Единородный Сыне и Слове Божий, безсмертен Сый, и изволивый спасения нашего ради воплотитися от святыя Богородицы и Приснодевы Марии, непреложно вочеловечивыйся, распныйся же, Христе Боже, смертию смерть поправый, един Сый Святыя Троицы, спрославляемый Отцу и Святому Духу, спаси нас". В этой песне изложено православное учение о втором Лице Святой Троицы — Сыне Божием, Иисусе Христе; Единородный (единственный по существу) Сын и Слово Божие, Христос Бог, будучи бессмертным, сделался человеком, не переставая быть Богом ("непреложно" — неизменно "вочеловечивыйся"), приняв человеческую плоть (тело) от Святой Богородицы и Приснодевы Марии и, будучи распят, Он Своею смертию победил нашу смерть, "смертию смерть поправый", один из трех Лиц Святой Троицы, прославляемый наравне с Отцом и Святым Духом.

После пения "Единородный Сыне..." следует малая ектения и пение блаженств евангельских (Мф. 5, 3-12), в которых указывается, что христианин, испрашивая милости у Бога, должен иметь смирение духа (духовную нищету), сокрушаться о своих грехах, быть кротким (незлобивым), поступать по правде Божией, иметь чистоту в сердце, быть милосердным к ближнему, умиротворять враждующих, быть терпеливым во всех испытаниях, готовым перенести поношение, изгнание ("ижденут") и смерть за Христа, то есть быть исповедником Его, за каковой подвиг ожидает великая награда ("мзда") на небесах. В великие Господни праздники вместо евангельских блаженств поется несколько раз соответствующий тропарь со стихами. При пении евангельских блаженств царские врата открываются для малого входа. В конце "блаженств" священник берет с престола Св. Евангелие, передает его диакону и выходит в предшествии диакона, несущего Св. Евангелие, северными дверями на амвон. Этот выход священнослужителей со Св. Евангелием называется малым входом, в отличие от следующего великого входа, и напоминает верующим первый выход Иисуса Христа на всемирную проповедь. Получив благословение от священника, диакон останавливается в царских вратах и, возвышая св. Евангелие, громко возглашает: "Премудрость! Прости!" — входит в алтарь и полагает Св. Евангелие на престоле. Возглас "Премудрость! Прости!" напоминает верующим, что они должны стоять прямо (по буквальному переводу с греческого языка "прости" значит правильно, прямо), то есть быть внимательны, сосредоточены в мыслях. Смотря на Св. Евангелие, как на Самого Иисуса Христа, идущего на проповедь, верующие поют: "Приидите, поклонимся и припадем ко Христу, спаси ны, Сыне Божий, воскресый из мертвых (или молитвами Богородицы, или во святых дивен Сый), поющия Ти: Аллилуиа!" После сего поется тропарь (воскресный, или праздничный, или святого) и другие песнопения, а священник в это время в тайной молитве просит Отца Небесного, воспеваемого Херувимами и славословимого Серафимами, принять и от нас ангельскую (трисвятую) песнь, простить грехи, освятить и дать нам силы праведно служить Ему; конец этой молитвы "Яко свят еси, Боже наш..." он произносит вслух.

После возгласа священника "Яко свят еси, Боже наш..." поется "трисвятое" — "Святый Боже..." В Рождество Христово, Крещение Господне, Пасху (всю седмицу), и день Святой Троицы, а также в субботы Лазареву и Великую, вместо "трисвятого" поется "Елицы (которые) во Христа крестистеся (крестились), во Христа облекостеся (облеклись в одежду правды) аллилуиа", потому что в древней Церкви оглашенные преимущественно в эти праздники принимали св. крещение. В праздник Воздвижения Креста Господня (14 сентября ст. ст.) и в третью неделю (воскресенье) Великого поста, когда совершается поклонение Кресту, вместо "трисвятого" поют "Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим".

По окончании "трисвятого" читается очередной Апостол (апостольское чтение из книги Деяний св. апостолов, семи соборных апостольских посланий и четырнадцати посланий св. ап. Павла — по особому указателю). К внимательному чтению Апостола верующие приготовляются возгласами: "Вонмем" (будем внимать!) "Мир всем! Премудрость!" и пением прокимна — особого краткого стиха (переменяемого). Во время чтения Апостола совершается каждение в знак той благодати Св. Духа, с которою апостолы проповедали всему миру учение Иисуса Христа. На каждение, а также и на возглас священника "Мир всем!" нужно отвечать простым поклоном (без крестного знамения). Затем поется "аллилуиа" три раза с произношением особых стихов и читается очередное Евангелие (также по особому указателю), предваряемое и сопровождаемое пением радостной песни "Слава Тебе, Господи, слава Тебе!" — так как для верующего христианина не может быть более радостной вести, как благовестие (Евангелие) о жизни, учении и чудесах Господа Иисуса Христа. Апостол и Евангелие должны быть выслушаны с особенным вниманием, при наклоненной главе; хорошо делают те, кто предварительно знакомятся с этими чтениями дома. Пред началом чтения Апостола и Евангелия следует перекреститься, а по окончании — совершить крестное знамение с поклоном троекратно.

После Евангелия следует сугубая (усиленная) ектения, в начале которой верующие приглашаются помолиться Господу Богу от чистого сердца, всеми силами души: "Рцем (будем говорить, молиться) вси от всея души и от всего помышления..." Далее в двух прошениях мы сугубо (усиленно) просим Господа услышать нашу молитву и помиловать нас: "Господи, Вседержителю, Боже отец наших, молим Ти ся (молимся Тебе), услыши и помилуй. — Помилуй нас, Боже..." Следуют сугубые прошения о Святейшем Патриархе, правящем архиерее и всей "во Христе братии нашей" (о всех верующих христианах), о благоверных правителях, о священниках, о монахах, состоящих в священном сане, и о всех служителях Христовой Церкви, о блаженных и приснопамятных (всегда достойных памяти) святейших патриархах православных, и благочестивых царях, и благоверных царицах, и о создателях св. храма и о всех усопших православных отцах и братиях, здесь и повсюду погребенных. Нужно молиться за умерших по чувству христианской любви к ним, никогда не оскудевающей, тем более что для умерших за гробом нет покаяния, а только воздаяние — блаженная жизнь или вечные мучения. Христианская же молитва за них, добрые дела, совершаемые в память их, и особенно принесение бескровной Жертвы могут умолить правосудие Божие и облегчить мучения грешников. Еще сугубо молимся о милости (чтобы Господь умилосердился над нами), о жизни, мире, здравии, спасении, посещении (посетил, не оставил своими милостями), прощении, оставлении грехов рабов Божиих братии святого храма сего (т. е. прихожан). В последнем прошении сугубой ектении говорится о плодоносящих и добродеющих во святем и всечестнем храме сем, труждающихся (для храма), поющих и предстоящих в нем людях, ожидающих от Бога великие и богатые милости. Под плодоносящими и добродеющими (делающими добро) для храма разумеются верующие, которые приносят в храм все необходимое для Богослужения (елей, ладан, просфоры и проч.), жертвуют на нужды храма и прихода деньгами и вещами (на благолепие храма, на содержание труждающихся в нем — причта, певчих, служителей, в пользу бедных прихожан и на другие общеприходские религиозно-нравственные нужды).

За сугубой ектенией следует особая ектения об умерших, в которой мы молимся за всех усопших отцов и братьев наших, просим Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, простить им все прегрешения вольные и невольные, упокоить их в селениях праведных и, признавая, что нет человека, который не согрешил бы в своей жизни, умоляем Праведного Судию даровать им Царство Небесное, где все праведные упокоеваются.

Далее произносятся ектении об оглашенных, чтобы Господь помиловал их, наставил в истинах св. веры ("открыл им Евангелие правды") и удостоил Св. Крещения ("соединит их святей... Церкви"). Во время этой ектении священник развертывает на престоле антиминс, а ектению заканчивает возгласом: "Да и тии с нами славят...", то есть чтобы и они (оглашенные) вместе с нами (верующими) прославляли пречестное и великое имя Отца и Сына и Святого Духа. Затем оглашенные приглашаются выйти из храма: "Елицы оглашеннии, изыдите..." Все они нуждаются в милосердии Божием, и потому мы обязаны молиться за них. Что касается повеления оглашенным выйти из храма, то эти слова должны быть предупреждением и нам, если даже и нет среди нас "оглашенных". Мы, крещеные, часто грешим и без раскаяния присутствуем в храме, без должного благоговения, или имеем в душе вражду и ненависть против ближнего. А потому при грозных словах "оглашеннии изыдите", мы, как недостойные, должны углубиться в самих себя, поразмыслить о своем недостоинстве, простить своим личным врагам, иногда воображаемым, и просить у Господа Бога прощения своих грехов при твердой решимости сделаться лучшими.

Словами "Елицы вернии, паки и паки миром Господу помолимся" начинается Литургия верных.

0

6

.................продолжение.............

ЛИТУРГИЯ ВЕРНЫХ

Так называется третья часть Литургии потому, что на ней могут присутствовать только верные, то есть крещеные. Ее можно подразделить на следующие части: 1) перенесение честных Даров с жертвенника на престол; 2) приготовление верующих к освящению Даров; 3) освящение (пресуществление) Даров; 4) приготовление верующих к причащению; 5) причащение и 6) благодарение за причащение и отпуст.

ПЕРЕНЕСЕНИЕ ЧЕСТНЫХ ДАРОВ С ЖЕРТВЕННИКА НА ПРЕСТОЛ

После приглашения оглашенным удалиться из храма, произносятся две краткие ектении и поется Херувимская песнь: "Иже Херувимы тайно образующе, и Животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа (трижды)".

По-русски эта песнь читается так: "Мы, таинственно изображая Херувимов и воспевая трисвятую песнь Троице, дающей жизнь, оставим теперь заботу о всем житейском, чтобы нам прославить Царя всех, Которого невидимо ангельские чины торжественно прославляют. Хвала Богу!" Отдельные слова Херувимской песни означают: тайно образующе — таинственно изображая или таинственно представляя из себя; животворящей — жизнь дающей; припевающе — воспевая; отложим — оставим; житейское попечение — заботу о житейском; яко да — чтобы; подымем — поднимем, прославим; дориносима — торжественно носимого, прославляемого ("дори" — слово греческое и значит копье, так что "дориносима" значит копьеносимого; в древности, желая торжественно прославить ларей или военачальников, сажали их на щиты и, подняв вверх, носили их на этих щитах пред войсками, причем щиты поддерживались копьями, так что издали казалось, что прославляемых лиц несут на копьях); ангельскими чинми — ангельскими чинами; аллилуиа — хвала Богу.

Херувимская песнь напоминает верующим, чтобы они теперь оставили всякую мысль о житейском, представляя себе, что они, подобно Херувимам, находятся близ Бога, на небе, и как бы вместе с ними поют Ему трисвятую песнь — хвалу Богу. Пред Херувимской песнью открываются царские врата и диакон совершает каждение, а священник в тайной молитве просит Господа очистить его душу и сердце от совести лукавой и силою Св. Духа удостоить его принести Богу приготовленные Дары; затем священник с диаконом вполголоса трижды произносят херувимскую песнь, и оба отходят к жертвеннику для перенесения честных Даров с жертвенника на престол. Диакон, имея на левом плече "воздух" (большой покров), несет на голове дискос, а священник в руках святую чашу. Выйдя из алтаря северными дверями (пение Херувимской песни в это время прерывается на словах "отложим попечение"), они останавливаются на амвоне и, обратившись лицом к верующим, молятся за Святейшего Патриарха, за правящего архиеререя, митрополитов, архиепископов, епископов, за священство, монашество, за создателей храма, за присутствующих православных христиан, и возвращаются чрез царские врата в алтарь; честные Дары поставляются на престол на развернутом антиминсе и покрываются "воздухом", после чего царские врата затворяются и закрываются завесой; певчие же тем временем заканчивают Херувимскую песнь. Перенесение Даров с жертвенника на престол называется великим входом и знаменует собой торжественное шествие Иисуса Христа на вольные страдания и крестную смерть. Верующие в это время должны стоять с наклоненною головою и молить Господа помянуть их и всех близких к ним во Царствии Его; при словах же священника "Вас и всех православных христиан да помянет Господь Бог..." нужно вполголоса сказать: "и священство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем всегда, ныне и присно, и во веки веков".

ПРИГОТОВЛЕНИЕ ВЕРУЮЩИХ К ОСВЯЩЕНИЮ ЧЕСТНЫХ ДАРОВ

После великого входа следует приготовление верующих к достойному присутствию при освящении приготовленных Даров. Оно начинается просительной ектенией "Исполним молитву нашу Господеви" о "предложенных честных Дарех", чтобы они были угодны Господу, о чем в то же время втайне молится священник, и чтобы Господь освятил их Своею благодатию. Далее мы просим у Господа помощи провести весь день ("дне всего") в совершенстве, то есть свято, мирно и без греха; послать нам Ангела хранителя, верно наставляющего на путь истины и добра и охраняющего наши души и тела от всякого зла; просим простить ("прощения") и забыть ("оставления") наши случайные грехи и часто повторяемые прегрешения; даровать нам все доброе и полезное для души (а не то, что услаждает наши пагубные страсти и чего мы часто желаем); и чтобы люди ("мир") жили и трудились в мире между собой (а не во вражде и взаимноуничтожающей борьбе); и чтобы мы провели остаток жизни нашей ("прочее время живота нашего") в мире с ближними и со своею совестью и, в сокрушении ("покаянии") о содеянных грехах; сподобились христианской кончины, то есть исповедавшись и приобщившись Святых Таин Христовых. Мы просим кончины безболезненной, непостыдной, так как бывают случаи смерти, постыдной для христианина, например, от пьянства, самоубийства, драки и другое. Мы просим кончины мирной, то есть в душевном мире и примирении с ближними. И чтобы Господь удостоил нас дать добрый, безбоязненный ответ на Страшном суде Его. Для достойного присутствия при совершении таинства необходимы: мир душевный, взаимная любовь и всех объединяющая истинная (православная) вера. Поэтому после просительной ектении священник, благословляя народ, говорит: "Мир всем!" Молящиеся выражают тут же такое же пожелание и его душе ("и духови твоему"). Затем возглашается: "Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы", на что певчие поют: "Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и нераздельную". Этим показывается, Кого следует так единомысленно исповедать (признавать). За следующим возгласом "Двери, двери! Премудростию вонмем!" поется (или читается) Символ веры, в котором кратко, но исчерпывающе точно, излагается наша вера во Святую Троицу и другие главные истины Православной Церкви. При этом завеса на царских вратах отодвигается и "воздух" с честных Даров снимается. Слова "Двери, двери!" в древности напоминали придверникам лучше смотреть за дверями храма и не впускать в него оглашенных и неверующих; теперь этими словами напоминается верующим затворить двери своей души для посторонних мыслей, а словами "Премудростию вонмем" указывается, чтобы мы были внимательны к премудрым истинам православной веры, изложенным в Символе веры.

С этой минуты верующие не должны выходить из храма до окончания Литургии. Насколько предосудительно нарушать это требование, видно из 9-го апостольского правила: "Всех верных, входящих в церковь... и не пребывающих на молитве до конца, как бесчиние в церкви производящих, подобает отлучать от общения церковного". После Символа веры возгласом "Станем (будем стоять) добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити" обращается внимание верующих на то, что наступило время приносить "святое возношение" или жертву, то есть совершать святое таинство Евхаристии, и с этого момента надлежит стоять с особенным благоговением. В ответ на этот возглас поется: "Милость мира, жертву хваления", то есть будем приносить с благодарностью за даруемую нам свыше милость небесного мира единственно доступную нам жертву хваления. Священник благословляет верующих словами: "Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы (любовь) Бога и Отца и причастие (общение) Святаго Духа буди со всеми вами", и, призывая к благоговейному предстоянию, возглашает: "горе имеим сердца", то есть будем иметь сердца устремленными вверх — к Богу. На это певчие от лица молящихся благоговейно отвечают: "Имамы ко Господу", то есть мы уже имеем сердца устремленными ко Господу.

ОСВЯЩЕНИЕ (ПРЕСУЩЕСТВЛЕНИЕ) ДАРОВ

Совершение святого таинства Причащения составляет главнейшую часть Литургии. Оно начинается словами священника "Благодарим Господа!" Верующие выражают свою благодарность Господу за все Его милости поклонением Ему, а певчие поют: "Достойно и праведно есть покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице Единосущней и Нераздельней". Священник в это время в тайной молитве, называемой евхаристическою (благодарственною), прославляет бесконечные совершенства Божии, благодарит Господа за сотворение и искупление человека и за все Его милости, известные нам и неизвестные, и за то, что Он удостаивает принимать от нас эту бескровную Жертву, хотя Ему предстоят высшие существа — Архангелы, Ангелы, Херувимы и Серафимы, "победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще". Последние слова священник произносит вслух, а певцы восполняют, воспевая песнь, которую взывают Ангелы: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф (Господь Сил небесных), исполнь (наполнены) небо и земля славы Твоея". К этой песни, называемой серафимскою, певцы присоединяют восклицания, которыми народ приветствовал вход Господень в Иерусалим: "Осанна (еврейское благожелание: спаси, помоги Бог!) в вышних! (в небесах) благословен грядый (идущий) во имя (во славу) Господне, осанна в вышних!" Слова "победную песнь поюще..." взяты из видений пророка Иезекииля (Иез. 1, 4—24) и апостола Иоанна Богослова (Откр. 4, 6—8); они в откровении видели престол Божий, окруженный Ангелами в образе орла (поюще), тельца (вопиюще), льва (взывающе) и человека (глаголюще), которые беспрерывно восклицали: "Свят, Свят, Свят Господь Бог".

Священник тайно продолжает евхаристическую молитву, прославляя благодеяния Божии, бесконечную любовь Божию, явленную в пришествии на землю Сына Божия, и, вспоминая Тайную Вечерю, когда Господь установил таинство причащения, произносит вслух слова Спасителя: "Приимите, ядите, сие (это) есть Тело Мое, еже (которое) за вы (за вас) ломимое во оставление (прощение) грехов" и "Пийте от нея вси, сия (эта) есть Кровь Моя Новаго Завета, яже (которая) за вы и за многия изливаемая во оставление грехов". После этого священник в тайной молитве кратко вспоминает заповедь Спасителя о совершении причащения, прославляет страдания Его, смерть, воскресение, вознесение и второе Его пришествие и вслух произносит: "Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся" (о всех членах Церкви и все благодеяния Божии).

Певчие протяжно поют: "Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи; и молимтися, Боже наш", а священник в тайной молитве просит Господа ниспослать Духа Святого на предстоящих людей и на предложенные Дары, чтобы Он освятил их. Затем вполголоса он читает тропарь 3 часа: "Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим низпославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас, молящихтися". Диакон произносит двенадцатый стих 50 псалма: "Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей". Священник опять читает тропарь 3 часа, диакон произносит тринадцатый стих 50 псалма: "Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от мене". Священник третий раз читает тропарь 3 часа. Благословляя Святой Агнец (на дискосе), он говорит: "И сотвори убо хлеб сей — честное Тело Христа Твоего". Благословляя вино (в Святой Чаше), он говорит: "А еже в чаши сей — честную Кровь Христа Твоего". Диакон по каждом возгласе говорит: "Аминь". Наконец, благословляя хлеб и вино вместе, священник говорит: "Преложив Духом Твоим Святым". Диакон же трижды говорит: "Аминь, аминь, аминь". В эти великие и святые минуты хлеб и вино пресуществляются в истинное Тело и истинную Кровь Христову. Священник делает пред Святыми Дарами земной поклон как Самому Царю и Богу. Это — самый важный момент Литургии.

По освящении Святых Даров священник в тайной молитве просит Господа, чтобы причащающимся Святые Дары послу жили "во трезвение души (т. е. укреплением во всяком добром деле), во оставление грехов, в приобщение Св. Духа, во исполнение (получение) Царствия Небеснаго, в дерзновение еже к Тебе (т. е. чтобы дали право обращаться к Господу со всеми нуждами), не в суд или во осуждение", и вспоминает тех, за кого принесена эта Жертва: Св. Дары приносятся Господу Богу, как благодарственная Жертва за всех святых. В особенности же ("изрядно") вспоминает священник Пресвятую Деву Марию, а потому громко произносит: "Изрядно о Пресвятей, Пречистой, Преблагословенней, славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии", на что верующие отвечают хвалебною песнью в честь Божией Матери: "Достойно есть..." (В св. Пасху и во все двунадесятые праздники (до отдания их), вместо "Достойно есть" поется в честь Божией Матери задостойник, т. е. 9-й ирмос праздничного канона с соответствующим припевом). Священник тем временем тайно молится за усопших и, переходя к молитве за живых, вслух: "в первых помяни, Господи, Великого Господина...", поминая высшую церковную иерархию. Верующие отвечают: "И всех и вся", то есть помяни, Господи, всех верующих. Молитва за живых оканчивается возгласом священника "И даждь нам единеми усты и единем сердцем (единодушно) славити и воспевати пречестное (славное), и великолепое (величественное) имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков" и благословением его, преподаваемым всем присутствующим в храме: "И да будут милости Великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами".

Далее идет следующая часть Литургии верных.

ПРИГОТОВЛЕНИЕ ВЕРУЮЩИХ К ПРИЧАЩЕНИЮ

Оно начинается просительной ектенией: "Вся святыя помянувше, паки и паки миром Господу помолимся", то есть помянув всех святых, опять и опять помолимся Господу "о принесенных и освященных честных Дарех", чтобы (яко да) Человеколюбец Бог наш, приняв их (прием я) во святый, пренебесный и духовный (мысленный) Свой жертвенник как духовное благоухание, как приятную Ему жертву (в воню благоухания духовнаго), ниспослал нам Божественную благодать и дар Святого Духа. Далее следуют обычные прошения просительной ектений, которая оканчивается возгласом священника "И сподоби (удостой) нас, Владыко, со дерзновением (смело, как дети просят отца) неосужденно смети (осмелиться) призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца, и глаголати". Поется молитва Господня "Отче наш". Хорошо делают настоятели, когда все присутствующие приглашаются петь эту молитву. Далее следуют преподание мира и преклонение глав, во время которого священник молит Господа освятить верующих и сподобить их неосужденно причаститься Святых Таин. В это время диакон, стоя на амвоне, крестообразно опоясуется орарем для того, чтобы, во-первых, беспрепятственно служить священнику во время причащения, и во-вторых, выразить свое благоговение к Святым Дарам в подражание Серафимам, которые, окружая престол Божий, закрывали лица свои крылами (Ис. 6, 2—3). При возгласе диакона "Вонмем!" завеса задергивается, и священник, поднимая над дискосом Святый Агнец, громко возглашает: "Святая — святым". Это означает: Святые Дары могут быть преподаны только "святым", то есть верующим, которые освятили себя молитвою, постом, таинством покаяния (исповеди). Сознавая свое недостоинство, певчие от лица верующих возглашают: "Един Свят, Един Господь, Иисус Христос, во славу Бога Отца. Аминь".

ПРИЧАЩЕНИЕ

Первыми причащаются в алтаре священнослужители. Священник раздробляет Святой Агнец на четыре части, причащается сам и преподает Святые Тайны диакону. Части для причащения мирян по причащении священнослужителей опускаются в потир. Во время приобщения священнослужителей поется стих, называемый "причастным", а затем поется какое-либо песнопение или читаются молитвы перед причащением. Открываются царские врата для причащения верующих мирян, и диакон, имея в руках святую чашу, произносит: "Со страхом Божиим и верою приступите". Открытие царских врат в это время напоминает открытие гроба Спасителя, а вынос Святых Даров — явление Иисуса Христа по воскресении. Преклоняясь пред святой чашей, как пред Самим воскресшим Спасителем, певчие от лица верующих поют: "Благословен грядый во имя Господне; Бог Господь и явися (явился) нам". Причащающиеся миряне, "со страхом Божиим и верою" приступая к святой чаше с предварительным поклоном, повторяют вполголоса произносимую священником молитву пред причащением "Верую, Господи, и исповедую...", в которой исповедуют свою веру в Иисуса Христа, как Сына Божия, Спасителя грешных, веру в Таинство Причащения, в котором под видом хлеба и вина принимают истинное Тело и истинную Кровь Христову, как залог вечной жизни и таинственного общения с Ним; и просят Его удостоить их неосужденно причаститься Святых Таин во оставление грехов, обещая не только не изменять Христу, не быть Иудою-предателем, но и среди жизненных страданий, подобно благоразумному разбойнику, твердо и смело исповедовать свою веру. Сделав земной поклон, верующие для принятия Святых Таин поднимаются на амвон. Раньше этого времени ради порядка и благоговения к святыне не следует сходить со своего места; и совершенно недопустимо при этом стеснение других и желание в числе первых причаститься; каждый должен помнить, что он первый есть только грешник. Крестообразно сложив руки на груди подходят причащающиеся к царским вратам, не делая крестного знамения пред святой чашей, которую по причащении лобызают также не крестясь, чтобы не толкнуть святой чаши.

По вере родителей и воспитателей и по словам Спасителя "Не препятствуйте детям приходить ко Мне" и "пийте от нея вси" в это же время причащаются и дети (без исповеди до семилетнего возраста).

По причащении верующие принимают теплоту, то есть церковное вино, смешанное с водою, чтобы не осталась во рту хотя малейшая частица Святых Даров. По причащении мирян, священник опускает в святую чашу все частицы, которые были вынуты из служебных и принесенных просфор, с молитвою, чтобы Господь Своею Кровию и молитвами святых очистил грехи всех, за кого были вынуты частицы. Затем он благословляет верующих словами "Спаси, Боже, люди Твоя (верующих в Тебя) и благослови достояние Твое" (собственность Твою, Церковь Христову). В ответ на это поют: "Видехом свет истинный, прияхом Духа Небеснаго, обретохом веру истинную; Нераздельней Троице покланяемся: Та бо нас спасла есть". Содержание этой песни: мы увидели истинный свет, так как, омыв грехи свои в таинстве крещения, называемся уже сынами Божиими по благодати (милости), сынами света, получили Святого Духа чрез святое миропомазание, исповедуем истинную (православную) веру, поклоняемся Нераздельной Троице, потому что Она спасла нас ("Та бо нас спасла есть"). Диакон, взяв из рук священника дискос, переносит его на жертвенник, а священник, взяв святую чашу и благословляя ею молящихся, возглашает "Всегда, ныне и присно, и во веки веков", и относит ее на жертвенник. Это последнее явление Святых Даров верующим, перенесение их на жертвенник и возглас священника напоминают нам вознесение Господа Иисуса Христа на небо и обещание Его пребывать в Церкви "во вся дни до скончания века" (Мф. 28, 20).

БЛАГОДАРЕНИЕ ЗА ПРИЧАЩЕНИЕ И ОТПУСТ

Поклоняясь Святым Дарам в последний раз как Самому Господу Иисусу Христу, верующие благодарят Господа за причащение Святых Таин. Певчие поют благодарственную песнь: "Да исполнятся уста наша хваления Твоего, Господи, яко да поем славу Твою, яко сподобил еси нас причаститися Святым Твоим, Божественным, Безсмертным и Животворящим Тайнам; соблюди нас во Твоей святыни весь день поучатися правде Твоей. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа". То есть, восхваляя Господа за то, что Он удостаивает нас причащаться Божественных, Бессмертных и Животворящих Таин, просим Его сохранить нас в святости, полученной в таинстве причащения, весь день поучаться правде Божией. После этого диакон произносит краткую ектению "Прости, приимше Божественных... Христовых Таин..." (с благоговением причастившись), призывающую "достойно благодарить Господа". Испросив Его помощи провести этот день свято, мирно, безгрешно, он приглашает предать себя и жизнь свою Христу Богу. Священник, сложив антиминс и полагая на него Евангелие, возглашает: "Яко Ты еси освящение наше и Тебе славу возсылаем Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков" и прибавляет: "С миром изыдем", этим показывая, что Литургия кончается и что из храма нужно выходить мирно, в мире со всеми. Певцы от лица всех поют: "О имени Господни", то есть выйдем с благословения Господня. Священник выходит к молящимся за амвон и читает заамвонную молитву, в которой еще раз просит Господа спасти людей Своих и благословить достояние Свое, освятить любящих благолепие (красоту) храма, не оставить Своими милостями всех уповающих (надеющихся) на Него, даровать мир миру (вселенной), священникам, верным правителям и всем людям. Эта молитва представляет собою сокращение всех ектений, произносимых за Божественной Литургией. По окончании заамвонной молитвы верующие предают себя воле Божией молитвою праведного Иова: "Буди имя Господне благословенно отныне и до века". Чаще всего именно в это время для духовного просвещения и назидания произносится пастырская проповедь, в основу которой полагается Слово Божие. Затем священник, в последний раз благословляя верующих, произносит: "Благословение Господне на вас, Того благодатию и человеколюбием, всегда, ныне и присно, и во веки веков" и воздает благодарение Богу: "Слава Тебе, Христе Боже, упование наше, слава Тебе!" Обратясь к народу и имея в руке напрестольный крест, осенив себя крестным знамением, что должны сделать и все присутствующие, священник произносит отпуст: "Христос, истинный Бог наш..." В отпусте священник, вспоминая молитвы за нас Божией Матери, апостолов, храмового святого, святых, память которых празднуем в этот день, праведных Богоотец Иоакима и Анны (родителей Божией Матери) и всех святых, выражает надежду, что Христос, истинный Бог наш, помилует и спасет нас, яко Благ и Человеколюбец; тут же он дает крест верующим для лобызания. Каждый верующий христианин, не спеша и не стесняя других, в порядке известной очереди, должен поцеловать крест, чтобы крестным целованием засвидетельствовать свою верность Спасителю, в воспоминание Которого была совершена Божественная Литургия. Хор в это время поет молитву о сохранении на многие лета Святейшего Патриарха, правящего архиерея, прихожан храма и всех православных христиан.

http://www.pravoslavie.ru/put/biblio/molitva/86.htm

0

7

Литургия по чину Иоанна Златоуста - служится почти круглый год;
Литургия по чину  Василия Великого- служится десять раз в году: накануне праздников Рождества Христова и Богоявления, в день памяти святого Василия Великого 1 (14) января, в 1-е, 2-е, 3-е, 4-е и 5-е воскресенья Великого Поста, в Великие (Страстные) четверг и субботу; Литургия отличается особой глубиной и торжественностью; она совершается в Православной Церкви десять раз в году
Литургия преждеосвященных даров (составлена Григорием Двоесловом в VI веке)- совершается только Великим постом: в среду и пятницу первых шести недель поста, в четверг пятой недели поста, в понедельник, вторник и среду Страстной недели.

0

8

Литургия по чину Иоанна Златоуста - служится почти круглый год;
Божественная литургия.

Проскомидия.

Литургия оглашенных.


Литургия верных


Литургия Преждеосвященных Даров
Литургия преждеосвященных даров (составлена Григорием Двоесловом в VI веке)- совершается только Великим постом: в среду и пятницу первых шести недель поста, в четверг пятой недели поста, в понедельник, вторник и среду Страстной недели.

0

9

Почему Службы на дни святых и священные праздники мы начинаем с вечера

«Почему мы пения на дни святых и освященные праздники начинаем с вечера? — спрашивает Блаженный Симеон Солунский и отвечает:—Потому с вечера мы начинаем петь хваления святым, что они, пожив в продолжение дня этой жизни при свете благодати Божией и окончив этот день, душами пребывают в Неприступнем Свете, а телами находятся еще во власти смерти, ожидая последнего и Невечернего дня, когда, получив их обратно по гласу [трубы] и воскреснув с нами, с нами явятся там и плотию»
и вечерний вход когда непокровенный ( с непокрытой головой)  иерей исходит из алтаря с кадилом и фимиамом бывает торжественнее в субботу. и в Господские праздники ,и в праздники святых ,т.к вечерним входом обозначается бывшее в конце веков сошествие  Бога .Потому и совершается он преимущественно по субботам ,знаменуя сошествие во ад и Воскресение Господа Иисуса Христа ! И в праздники ,т.к Сошедший совершил празднуемое таинство ,и при воспоминании сятых ,т.к взойдя на Небо ,Он вознес и души их..

0

10

Херувимская песнь

В начале Литургии верных после возгласа второй малой ектении отверзаются царские вртата ,и певцы начинают медленным и протяжным напевом петь Херувимскую песнь.В переводе она звучит так: " Мы ,таинственно изображающие херувимов ,и воспевающие Животворящей Троице трисвятую песнь,отложим ныне всякое житейское попечение.Чтобы поднять Царя всех,невидимо копьеносимого чинами ангельскими,аллилуйя"
Составлена она в 4 веке,чтобы во время перенесения Даров с жертвенника на престол наполнять души молящихся благоговейными чувствами.Церковь призывает нас уподобиться херувимам, непрестанно воспевающим Господа славы,и оставить все земные заботы,ибо Сын Божий грядет невидимо в алтарь !!!!!чтобы принести СЕБЯ В ЖЕРТВУ БОГУ ОТЦУ ЗА ГРЕХИ ЛЮДЕЙ И ПРЕДЛОЖИТЬ СВОЕ ТЕЛО И КРОВЬ В СНЕДЬ ВЕРНЫМ!!!!!
"Копьеносимый"- образ взят из римского обычая ,провозглашая императора,поднимать его на щит,поддерживаемый копьями воинов.
архиепископ (Авекрий (Таушев)

***

о Божественной Литургии ( о Евхаристии )
..Что знаем об этом духовном пире мы, приглашенные? Что за трапеза предлагается нам Царем? Есть еще на земле, почти в каждом городе и во многих селах, храмы, и в каждом храме в алтаре есть стол, который во многом напоминает всякий другой стол, но от всякого другого стола отличается. Это – стол, на котором совершается Божественная Литургия. Самая простая пища предлагается здесь – хлеб и вино, но она драгоценнее всех сокровищ, какие существуют на свете. Этот стол называется престолом Господним, на котором восседает Сам Царь Небесный и Самим Собою питает на этом духовном пиру.

Те, кого в древности звали на пир Господень, отвергли и убили не только посланников Царя, но и Его Самого. А Он в ответ на это предлагает новый пир, на котором отдает нам Самого Себя – всю Свою жизнь, всю Свою любовь – и предлагает приобщиться бессмертной пище. Когда Церковь молится и священник благословляет хлеб и вино, Дух Святой сходит на принесенные Дары, и они становятся Пречистым Телом и Пречистой Кровью Христовой. «О, небесный пир! – говорят святые отцы. – О, сокровище вечное!» «О, божественного, о, сладчайшего Твоего гласа, с нами бо неложно обещался еси быти до скончания века, Христе». Одна крошка этого Хлеба Небесного и одна капля этого вина, освященного Духом Святым, содержит в себе больше, чем может вместить самый великий человеческий ум. Есть такие люди, для которых лишение причастия – самое величайшее бедствие из всех, какие могут быть на свете. Есть люди, для которых дар причастия – самое великое благословение, самое величайшее блаженство вхождения в Царство, которое уже сегодня присутствует среди нас.

За Божественной Литургией не перестает звучать через священников зов Господень ко всем, приглашенным на этот пир: «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов»; и: «Пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов». Что же происходит с людьми? Что произошло и почему произошло такое крушение всего в 1917 году? Потому, что люди – те, которые именовались православными христианами – слыша призыв, звон колокольный, даже в воскресные и праздничные дни шли по своим делам, на свою торговлю или на свои увеселения и развлечения. Некоторые просто не могли проснуться, оттого что всю ночь веселились. Были и такие, которые встречали приглашение на пир со злобою и заражали ею всех равнодушных, говоря, что если разрушить этот праздник Церкви, то они будут свободны от Бога, и устроят свой земной праздник.

Что же происходит сейчас? То же самое, только несравненно хуже. Несравненно глубже равнодушие, которым охвачены люди. Несравненно более яростна злоба людей, ненавистников проповеди Православной Церкви. Но несравненно более горькими будут последствия всего этого.

Дай нам Господь услышать сегодняшнее слово и призыв Господа на царский пир. Только бы и нам не оказаться среди этого пира подобными тому человеку, который был не в брачной одежде. Он присутствовал и сейчас присутствует за Божественной Литургией, а сердце его не здесь. Сердце его там, где все его дела; где увеселения. Он не в брачной одежде, не в том духовном веселии, не в той чистоте и любви, которой живут Господь и Его святые. Даже присутствуя на царском пиру, Он облачен в ту земную одежду, в которой творятся все земные дела. «Друг, для чего ты здесь?» – говорит ему Господь точно такие же слова, как сказал Он на Тайной Вечери Иуде.

Мы должны понять, что для Него важнее всего на свете – чтобы всем нам было хорошо. Будем верить в Него, и тому, что Он говорит, больше, чем в кого-то или кому-то, или чему бы то ни было. Будем исполняться любовью, которая соединяет человека с Богом. Это единство души человеческой с Богом и есть брак Агнца, для которого создан каждый человек. Когда на царском пиру Божественной Евхаристии душа человеческая соединяется в любви с Богом, она узнает, что все остальное – измена и блуд. Горьким может быть падение человека. Он может так привыкнуть к блуду, что законный брак ему покажется скучным и неинтересным. Но последствия этого страшны: лишение Царства, радости земной и радости вечной, которую предлагает каждому без исключения человеку Господь.
Протоиерей Александр Шаргунов

0

11

Литургия с пояснением (прослушать аудио)

http://cs5644.vkontakte.ru/u7863910/19995753/x_0eaa4bf6.jpg

Пролог. Проскомидия
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/01_Prolog_Proskomidija.mp3[/audio]
Мирная ектения
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/02_Mirnaja_ektenija.mp3[/audio]
102 и 104 псалмы. Единородный Сыне
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/03_102_i_104_psalmy_Edinorodnyj_Syne.mp3[/audio]
Вход с Евангелием
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/04_Vhod_s_Evangeliem.mp3[/audio]
Трисвятое. Прокимен
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/05_Trisvjatoe_Prokimen.mp3[/audio]
Апостол. Евангелие
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/06_Apostol_Evangelie.mp3[/audio]
Чтение Евангелия. Сугубая ектения
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/07_Chtenie_Evangelija_Sugubaja_ektenija.mp3[/audio]
Ектения об оглашенных. Литургия верных
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/08_Ektenija_ob_oglashennyh_Liturgija_vernyh.mp3[/audio]
Великий Вход
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/09_Velikij_Vhod.mp3[/audio]
Исполним. Символ Веры. Милость мира
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/10_Ispolnim_Simvol_Very_Milost_mira.mp3[/audio]
Евхаристический канон
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/11_Evharisticheskij_kanon.mp3[/audio]
Возношение. Ектения Все Святые
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/12_Voznoshenie_Ektenija_Vse_Svjatye.mp3[/audio]
Отче наш
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/13_Otche_nash.mp3[/audio]
Святая Святым
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/14_Svjataja_Svjatym.mp3[/audio]
Святое Причащение
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/15_Svjatoe_Prichaschenie.mp3[/audio]
Заамвонная молитва. Благодарственные молитвы
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/16_Zaamvonnaja_molitva_Blagodarstvennye_molitvy.mp3[/audio]
Эпилог
[audio]http://files.predanie.ru/mp3/Liturgiya_s_poyasneniem/Poyasneniya/17_Epilog.mp3[/audio]

Литургия с пояснением Андрея Кураева (видео)
№1

№2

0

12

Протоиерей Андрей Ткачев: Общее дело.
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100343/34390.p.jpg?0.033946587109438875

Понять литургию как общее дело, совершить переход из области филологии в область практической церковной жизни – это ли не та точка, которую искал Архимед? Литургия ведь в переводе и означает «общее дело», но на практике она есть дело частное и личное для всякого, кто в ней участвует.

Дело, во-первых, в том, что на литургию многие ходят под настроение, в режиме «хочу–не хочу». Но дело также и в том, что, приходя в храмы на службу, люди заняты собой, мыслями о своих проблемах или, в лучшем случае, «индивидуальными духовными переживаниями».

Подобный подход к самой важной службе находится в резком контрасте со смыслом литургии как «общего служения» и литургии как Евхаристии, то есть «благодарения», соборно приносимого Богу.

Суть литургии такова, что, участвуя в ней, необходимо выходить за рамки ограниченного личного бытия, переживать свою жизнь как жизнь, включенную в тело Церкви, приобретать опыт соборности. Андрей Рублев писал «Троицу», чтобы «воззрением на Нее побеждалась ненавистная рознь мира сего». Литургия служится для тех же целей. Троица в литургии воспевается ради победы над эгоизмом и его последствием – рознью мира сего.

Начальный возглас литургии внушает нам благословить и прославить нераздельное Царство Отца и Сына и Святого Духа. Этим возгласом и задается тон всему последующему служению. Это служение хвалебно-благодарственное.

В нем, конечно, есть место нашим нуждам. «Дочь развелась с зятем», «сын пьет», «нужно искать работу», «сложности с жильем», «кто-то из родных болен» – этим и подобным нуждам нет числа. Все они приносятся пред Лице Божие на усиленном молении – так называемой сугубой ектении.

Христос в евангельском рассказе часто предстает пред нами окруженным толпами людей. В большинстве своем это страждущие люди. Это родители больных детей или хозяева больных слуг. Это люди, страдающие кровотечением, проказой, беснованием. Это кающиеся блудницы и сборщики податей. Они теснят Христа, стараются прикоснуться к краю Его одежды, засыпают просьбами, кричат о помощи. Именно такой предстает и Церковь перед Богом в своих усиленных молениях. В своих многократных просьбах Церковь пытается поймать край ризы Христовой, чтобы почувствовать «силу, изшедшую из Него».

Стоит сказать, что все мы обязываемся усиленно молиться о больных, даже если у нас никто в семье не болен; обязываемся молиться о путешествующих, даже если все наши родственники находятся дома. Это та часть службы, где земная боль и земные тревоги ищут утоления и разрешения в общем молитвенном усилии. Ты сегодня молишься о больном. Завтра кто-то иной будет молиться о тебе заболевшем, и наступит для тебя время надеяться не столько на силу своих просьб, сколько на чужую силу любви и молитвы. Церковь учит нас переживать о чужих нуждах и много раз повторяет: «Рцем вси, от всея души и от всего помышления нашего рцем».

Без сомнения, число молящихся в храме в это время многократно умножается числом поминаемых на службе. И даже при самом скромном числе богомольцев число людей, вовлеченных в движение к грядущему Царству, на много превосходит число стоящих в храме. Литургия фактически преодолевает время и расстояние.

Итак, молитва о различных нуждах людских есть деятельное проявление любви и одновременно старание эту любовь усилить и умножить. Но эти прошения еще не делают литургию тем, что она есть. Ведь подобные прошения о живых и усопших приносятся также во время различных молебнов и панихид. Делом большей любви является оставить землю со всеми ее заботами и думать не о ней, а о Боге. Призыв к подобному внутреннему подвигу мы слышим в Херувимской песне. «Всякое ныне житейское отложим попечение», – слышим мы в этой песне.

Бог думает обо всех, но особо о тех, кто думает только о Нем. Парадоксально, но именно тогда, когда мы ради Бога, ради мыслей о Нем внутренним усилием веры отсекаем от себя все земное, мы становимся способными воспринять Божии дары. Наши просьбы исполнятся, узлы развяжутся, недоумения рассеются не тогда, когда мы только ими и будем занимать ум, а тогда, когда найдем в себе силы, «припевая Трисвятую песнь, всякое житейское отложить попечение».

Повторим: начиная с Херувимской песни, мы, участники Божественной литургии, уже не имеем права думать о чем-то «своем», но обязаны сосредоточиться на службе, на молитве, на Боге. Сразу после пения или чтения Символа веры эта мысль еще раз будет повторена словами: «Горе имеем сердца».

Литургия благодарственна. Она – Евхаристия. Со слов «Благодарим Господа» служба стремится к своей молитвенной вершине, к максимально интенсивному переживанию встречи с Господом. Благодарить Бога можно непрестанно, и поводов к благодарности множество. Но, собирая малые ручьи в большие реки, Церковь благодарит Бога за два главных дела – Творение и Искупление. Он все создал, в чем проявилась глубина премудрости и силы. И Он искупил падший мир, в чем проявилась Любовь, которую не с чем сравнить. Пока пастырь приносит благодарение, читая установленные молитвы, люди соединяют свой ум со словами, которые поет хор: «Достойно и праведно поклоняться Отцу и Сыну и Святому Духу». Начальный возглас литургии, в котором Царство Троицы благословляется, здесь актуализируется. Поскольку поклоняться Троице в духе и истине означает уже в известной степени приобщиться благословенному Царству Троицы.

Затем мы слышим Ангельскую песнь: «Свят, свят, свят Господь Саваоф». Эту песню слышал и передал Церкви пророк Исаия. Она есть один из вариантов тех песен, которыми воспевается Триединый Бог. Если вспомнить о Трисвятой песне перед чтением Писания, о Херувимской песне с ее «припеванием», то получится, что литургия похожа на ангельскую службу, с небес снесенную людям. То и дело люди в службе соединяются с ангельскими хорами и на земле поют Богу то, что на небе Ему поют бесплотные.

У ангелов нет телесных забот, нет тревоги о жилье и еде. У них есть любовь к Богу. Но тем-то и велик бывает человек, что, нуждаясь во многом, он отлагает от себя мысль о заботах и стремится воспевать Бога так же чисто и горячо, как ангелы!

Служба – это не только хвала и пение. Это еще и пир, трапеза, возможность насладиться «манны сокровенной». Литургия совершается ради принесения Бескровной Жертвы и причащения. И здесь стоит сказать несколько слов о священстве.

Без наличия священника литургия невозможна. Пусть в храме соберется сотня самых святых мирян, сотня людей, одушевленных верой и закаленных в подвижничестве. Без иерея они смогут читать часы и петь акафисты, смогут изучать Писание и упражняться в Иисусовой молитве. Но литургию они не отслужат. Им, сильным и горячим, нужен будет священник, пусть самый слабый и не очень горячий. Иначе таинства Тела и Крови не будет.

Но и священнику нужны люди. Без паствы священник не имеет права служить литургию. Священник без паствы – это генерал без армии, а люди без священника – это овцы, не имущие пастыря. Для полноты церковной жизни нужен союз паствы и духовенства, союз молитвы и жизни.

Что касается литургии, то священнику очень нужна усиленная молитва верующих во время самых важных моментов службы. Задумаемся над следующим.

Молитва – это не магия, а живое общение. Магизм предполагает произнесение формул и заклинаний, неизбежно приводящих к нужному результату. Молитва предполагает просьбу и смиренное предстояние. «И просим, и молим, и мили ся деем (то есть умиляемся, сокрушаемся)». Маги, произнося заклинания, спокойны. Все будет как надо. Молящийся, то есть просящий, молится в страхе. Ведь он просит, а раз просит, то может и не получить. Ведь дар зависит не только и не столько от просящего, сколько от Дающего.

Мы должны молиться Живому Богу со страхом, со смешанным чувством благодарности и ощущения собственного недостоинства. Можно сказать, что та молитва стремиться стать настоящей, которая приносится словно впервые и словно в последний раз. Именно так: в первый и последний раз! И так должна молиться вся Церковь.

Очень важно воспитать приход таким образом, чтобы все прихожане после услышанных ими слов Христа: «Сие есть Тело Мое. Сия есть Кровь Моя», – начали усердно молиться Богу о ниспослании Духа Святого на предлежащие Дары. Священнику очень нужна эта сознательная молитвенная помощь, и людям очень нужно это сознательное участие в таинстве. Люди могут просто внимать пению: «Тебе поем, Тебе благословим…» Они могут читать стихиру Святому Духу «Царю Небесный». Они могут в тайне сердца своими словами просить Владыку, чтобы Он не отвернул от нас Своего лица, чтоб не отнял благодати, чтобы «не прогневался на ны зело». Слова могут быть различными, но понимание у всех должно быть одним: это пик службы, для этого момента мы собрались в храм, «благословен грядый во имя Господне».

Когда мы выйдем из храма после службы на улицу, мир будет иным. Мир реально меняется после молитв, и человек реально меняется в результате Богообщения. Но все это совершается не безусловно. Условием максимальной действенности таинств являются любовь к Богу и понимание происходящего на службе. При правильном подходе к Евхаристии мы имеем шанс стать великими богачами. И не только богачами, но и мудрецами, и людьми, исцелившимися от многих недугов, и наследниками будущего Царства, наконец. Причем такими наследниками, которые еще здесь, в условиях странствия, способны предчувствовать и предвкушать блаженство, приготовленное для избранных.
Протоиерей Андрей Ткачев

/www.pravoslavie.ru/

0

13

Литургия – это ведь всякий раз повторяющееся чудо превращения умственной веры в жизненную силу. Это слияние многих ручейков в одну реку. Согласитесь, каждый из нас в отдельности вряд ли представляет собой хранителя веры и подвижника. Но собранные вместе вокруг таинства Тела и Крови, мы из бессильных по одиночке превращаемся в силу и единство и уже способны на многое.

Протоиерей Андрей Ткачёв

http://cs5847.userapi.com/u11356389/-14/x_38a4b38a.jpg

0

14

С радостью и большим удивлением однажды я услышал слова некогда культового певца Петра Мамонова. Его спрашивали, что для него в жизни важно, а он, отмахиваясь от журналистов, как от мух, сказал им примерно так: «Все ерунда, а важно вот что: если бы все попы договорились и в одно из воскресений не отслужили Литургию — мир тут же бы и рухнул, понятно?»

****

Н. В. Гоголь в тот период жизни, когда Церковь открылась его мысленному взору, был буквально поражен той присносущной силе, которую вносит Литургия в нашу жизнь. «Если люди до сих пор не поедают друг друга поедом, — говорил он, — то тайная сему причина — служение Божественной литургии». Даже если мы не посещаем ее и не знаем о ее существовании, сам факт совершения сего дивного Таинства действует на весь космос чудесным образом.

*****

Центром жизни православной Церкви является Евхаристия, Таинство Тела и Крови Христовых. Пчелы в улье собраны вокруг матки, католики собраны вокруг римского трона, протестанты — вокруг текста, православные — вокруг Чаши. «Чем воздам я Господу за все, что даровал Он мне?» — спрашивал в древности пророк Давид. И отвечал: «Чашу спасения приму и Имя Господне призову».
Литургия воистину связывает воедино все стороны церковной жизни. Для Литургии пишутся иконы (они как бы оживают на службе), ради Литургии звонят колокола, для ее совершения строятся храмы, песнопения церковные сопровождают ее, как некое ликование на брачном пиру. Разобранные на части, все эти проявления церковного искусства без Литургии жить не могут.

ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ

***********

"Да, у Святой Руси - воистину иное предназначение. Послушайте, как сказано об этом у Максима Яковлева в его своеобразном писательском дневнике «Строки из жизни»: «Разве не радость принадлежать к народу, которому отвел Господь такое великое пространство - чуть ли не вполовину земной окружности. А ведь и не зря отвел, как мне догадывается: должна же быть на Земле хоть одна страна, где бы начало дня на востоке начиналось с возгласа: "Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа"... и так, по мере движения солнца на запад - одна за другой - шла как бы единая нескончаемая Божественная Литургия! И едва затихает у нас на западном берегу, как тут же вспыхивает на восточном... В мире нет такой страны больше, только одна Россия»..."
Василий Ирзабеков. "Тайны русского слова".

0

15

Литургия - сердце Церкви Литургия с пояснением Святых Отцов.

замечательно видео с комментариями :) слава Богу за всё!

0

16

http://cs5567.userapi.com/v5567422/a4c/g_mE0ouP0Rw.jpg

0

17

Может ли наскучить Литургия? Некоторые прихожане жалуются, что с годами восприятие службы притупилось, они перестали чувствовать остроту и актуальность богослужебных текстов.
Я всегда отвечаю: открывайте для себя Литургию! Когда я однажды, еще будучи чтецом, поймал себя на мысли, что от того, что хорошо знаю Литургию и привык к ней, меня мало трогают ее тексты, я начал читать о Литургии, изучать ее. Я понял, что мы знакомы лишь с верхушкой айсберга, тогда как эта священная служба стократ глубже, возвышенней, чем мы ее воспринимаем. Процесс погружения в Литургию, ее осмысления, переживания прекращать нельзя. И вот, уже больше десяти лет будучи священником, я продолжаю ее для себя открывать. И она бесконечно и каждый раз по-новому трогает мое сердце и душу.
(священник Константин Пархоменко)

еще раз ссылка на ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ (в фото с комментариями!)  http://azbyka.ru/parkhomenko/foto/index.php#category35  доступно для понимания, наглядно , удивительно и непостижимо

0

18

Сколько сокрыто величайших дарований на литургии!Хриситиане православные!Боготворите литургию,боготворящую нас по милости Божией!Священники и миряне, обновляйтесь ею всякий день! Прав. Иоанн Кронштадский

0

19

Православная вера литургична. Понимает христианство, говорил Хомяков, тот, кто понимает литургию. Между Православием и Богослужением можно без страха ставить знак равенства. Это не будет ни грехом, ни преувеличением, но исповеданием истины: Православие = Богослужению. Пусть внешняя миссия изучает языки и, словно к замкам с секретами, подбирает ключики к сердцам инославных, иноверных, инородных. Внутренняя миссия не может обойтись без погружения в смысловую красоту Богослужения.

Ведь это – не просто сила ко спасению всякому верующему. Это – сила и красота одновременно. Сколь многие люди пытаются писать стихи о Боге и религиозных переживаниях! Этот поток рифм, стремящийся к бесконечности, иногда напоминает наводнение пошлости. А ведь оно пересохло бы, пересохло бы изрядно это наводнение, будь мы чувствительнее хоть на грамм к поэзии Богослужения! Вот один ирмос:

«Услышах слух силы Креста, / Яко Рай отверзеся Им, / И возопих: Слава силе Твоей, Господи». Стоит вчитаться только в эти краткие от гениальности строчки, чтобы перестать изливать душу в тетрадку из 18 листов. Если душа нашла себя в сильных словах другого, свои слабые слова сплетать уже нет смысла.

ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ
http://www.andreytkachev.com/missionerskie-zapiski-ch..

0

20

Христос в евангельском рассказе часто предстает пред нами окруженным толпами людей. В большинстве своем это страждущие люди. Это родители больных детей или хозяева больных слуг. Это люди, страдающие кровотечением, проказой, беснованием. Это кающиеся блудницы и сборщики податей. Они теснят Христа, стараются прикоснуться к краю Его одежды, засыпают просьбами, кричат о помощи. Именно такой предстает и Церковь перед Богом в своих усиленных молениях. В своих многократных просьбах Церковь пытается поймать край ризы Христовой, чтобы почувствовать «силу, изшедшую из Него».

Стоит сказать, что все мы обязываемся усиленно молиться о больных, даже если у нас никто в семье не болен; обязываемся молиться о путешествующих, даже если все наши родственники находятся дома. Это та часть службы, где земная боль и земные тревоги ищут утоления и разрешения в общем молитвенном усилии. Ты сегодня молишься о больном. Завтра кто-то иной будет молиться о тебе заболевшем, и наступит для тебя время надеяться не столько на силу своих просьб, сколько на чужую силу любви и молитвы. Церковь учит нас переживать о чужих нуждах и много раз повторяет: «Рцем вси, от всея души и от всего помышления нашего рцем».

Делом большей любви является оставить землю со всеми ее заботами и думать не о ней, а о Боге. Призыв к подобному внутреннему подвигу мы слышим в Херувимской песне. «Всякое ныне житейское отложим попечение», – слышим мы в этой песне.

Бог думает обо всех, но особо о тех, кто думает только о Нем. Парадоксально, но именно тогда, когда мы ради Бога, ради мыслей о Нем внутренним усилием веры отсекаем от себя все земное, мы становимся способными воспринять Божии дары. Наши просьбы исполнятся, узлы развяжутся, недоумения рассеются не тогда, когда мы только ими и будем занимать ум, а тогда, когда найдем в себе силы, «припевая Трисвятую песнь, всякое житейское отложить попечение».
ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ

0

21

Мы слышим Ангельскую песнь: «Свят, свят, свят Господь Саваоф». Эту песню слышал и передал Церкви пророк Исаия. Она есть один из вариантов тех песен, которыми воспевается Триединый Бог. Если вспомнить о Трисвятой песне перед чтением Писания, о Херувимской песне с ее «припеванием», то получится, что литургия похожа на ангельскую службу, с небес снесенную людям. То и дело люди в службе соединяются с ангельскими хорами и на земле поют Богу то, что на небе Ему поют бесплотные.
У ангелов нет телесных забот, нет тревоги о жилье и еде. У них есть любовь к Богу. Но тем-то и велик бывает человек, что, нуждаясь во многом, он отлагает от себя мысль о заботах и стремится воспевать Бога так же чисто и горячо, как ангелы!

***
Литургия благодарственна. Она – Евхаристия. Со слов «Благодарим Господа» служба стремится к своей молитвенной вершине, к максимально интенсивному переживанию встречи с Господом. Благодарить Бога можно непрестанно, и поводов к благодарности множество. Но, собирая малые ручьи в большие реки, Церковь благодарит Бога за два главных дела – Творение и Искупление. Он все создал, в чем проявилась глубина премудрости и силы. И Он искупил падший мир, в чем проявилась Любовь, которую не с чем сравнить.
andreytkachev.com
ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ

0

22

Очень важно воспитать приход таким образом, чтобы все прихожане после услышанных ими слов Христа: «Сие есть Тело Мое. Сия есть Кровь Моя», – начали усердно молиться Богу о ниспослании Духа Святого на предлежащие Дары. Священнику очень нужна эта сознательная молитвенная помощь, и людям очень нужно это сознательное участие в таинстве. Люди могут просто внимать пению: «Тебе поем, Тебе благословим…» Они могут читать стихиру Святому Духу «Царю Небесный». Они могут в тайне сердца своими словами просить Владыку, чтобы Он не отвернул от нас Своего лица, чтоб не отнял благодати, чтобы «не прогневался на ны зело». Слова могут быть различными, но понимание у всех должно быть одним: это пик службы, для этого момента мы собрались в храм, «благословен грядый во имя Господне».

ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ
andreytkachev.com/obshhee-delo/

0

23

"Люди стали забывать, что к величайшей святыне далеко ехать не обязательно, стоит лишь прийти на Литургию в ближайший православный храм "...

http://cs410228.userapi.com/v410228407/1c78/1RoBRScEcDM.jpg

0

24

Символы, основополагающие понятия, таинства, богослужения, все это детально показано и доходчиво прокомментировано в этом просветительском фильме. "Азбука" будет незаменима для тех, кто делает свои первые шаги в храме и ищет ответа на вопросы: как ставить свечи, креститься, писать записки; как устроен храм и что происходит во время служб и таинств. Но фильм будет не менее интересен и тем, кто уже живет церковной жизнью. В главе "Богослужение" подробно разбирается главная служба - Литургия. Уникальны съемки архиерейской Литургии в алтаре! Фильм снят при содействии епископа Егорьевского Марка (Головкова).

0

25

"Руководимый Святым Духом, Иаков первый составил и написал чин Божественной литургии, – который затем сократили, ради немощи человеческой, сначала – Василий Великий, а затем – Иоанн Златоуст
Божественная литургия, составленная св. апостолом Иаковом, братом Господним, доселе совершается в Иерусалиме в день памяти сего апостола.
(из жития святого)

Литургия по чину святого апостола Иакова

0

26

Христос говорит: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое…» И дальше: «Пийте от нея
вси, сия бо есть Кровь Моя Новаго Завета…» (Мф.26, 26-28) … Много чудных
цветов на пажитях церковных, но всех прекраснее роза – Божественная
Литургия. Дивны драгоценные камни Церкви нашей – обряды, но всех ярче
блистает бриллиант - Божественная Литургия. Все источники, все ручейки -
таинства наши сливаются в глубочайшем Святейшем Таинстве Божественной
Литургии.

Священномученик Серафим Дмитровский (Звездинский)
http://cs319222.userapi.com/v319222502/2b44/Y9Xw1KHTJ2I.jpg

0

27

В Богослужении задействованы все пять чувств человека:
зрение - иконы, утварь, одежды священников, то есть все убранство храма;
слух -песнопения;
обоняние - кадильный фимиам, благовония;
осязание - Крестное знамение-
вкус -принятие Святых Христовых Таинств.

Цель - обоготворить человека, в пределе - возвысить, выявить божественную его сущность, дать ему самому ощутить, насладиться ею и пробудить стремление к сохранению и умножению этой духовной красоты, которая, несмотря на наше греховное упорство, доходящее до полного отрицания существования этой красоты, все же не оставляет и не покидает нас.

После долгих раздумий над чем-то очень важным для нас и требующим обязательного разрешения, вдруг рождается примиряющая мысль. Именно рождается: мы были чреваты этой мыслью, вынашивали ее, испытывали муки и боль и, наконец, радуемся ее появлению, радуемся искренне, как дети. Эту радость мы принимаем порой за истинность, считая, что мы много трудились и потому достойны ее. Но все подлежит проверке опытом. Мысль может быть убедительной, изящной, интересной, но не всегда истинной.

«Какая сильная мысль» - говорим мы, - «он сильно переживает».

Мысли и чувства имеют силу. Имеют силу побеждать, подчинять себе наше тело. То, что имеет силу, должно существовать реально. Если как бы связать, соединить воедино мысли и чувства, то представится некое духовное единство. Как я мыслю, как я чувствую - это и есть образ моей души. Видимо, душа может принимать тот или иной образ мыслей, в зависимости от ее силы. Что-то принимать, что-то отвергать.

В каком образе, в каком одеянии предстанет душа Богу? Необходима одежда покаяния. Если не праведная жизнь, то желание праведной жизни. Это первая одежда - это срачица (вспомни монашеский постриг). Если Господь увидит это желание, эту едва прикрывающую наготу одежду, то по неизреченной Своей любви может быть дарует одеяние иное, достойное для присутствия на Тайной Вечери в Царствии Небесном.

Смирение - это чувствовать себя хуже всех. Не думать, не помышлять, а чувствовать всем сердцем. Это и есть «видеть себя смиренным».

Сердце своими очами видит чувства. Оно их различает, как наше зрение различает цвета: вот - кротость, вот - милосердие, вот - гнев, вот - тоска и т.д. Отверзаются очи сердечные только благодатию Божией. Это чудо. Чудо исцеления слепого...
Из дневника иеромонаха Василия (Рослякова)

0

28

Размышлял сегодня о России и пришел к заключению, какие Вы все-таки счастливые, как много храмов и обителей в России возраждаются, звонят колокала кругом, не нужно ехать десятки и даже сотни милей, чтобы попасть на Божественную Литургию. В некоторых храмах совершаются даже по две-три Литургии в воскресные дни. Вот Благодать!!! Цените этот дар!!! Спешите на Пир Званных, о котором писал Свт. Серафим Звездинский в своем завещании!

"Много на небе светлых звезд, этих искорок ризы Божией, но всех их краше, светлее, ярче солнышко. Много душистых цветов на пажитях и нивах, но всех их лучше, прекраснее, благоуханнее роза. Много рек, ручьев, озер, речек бегут по лицу земли, и все они сходятся, сливаются в безбрежном, огромном, безмерном океане. Много прекрасных ярких камней хранится в недрах земли; там есть сапфиры, изумруды, яхонты, но всех прекраснее, чище, ярче сверкает бриллиант.

И в духовном мире есть и звезды, и камни драгоценные, и цветы на пажитях духовных. Много чудных звезд – песнопений – хранится в Церкви Православной (святоотеческих творений), но все они сходятся в солнце Церкви нашей – в Божественной Литургии. Много чудных цветов на пажитях церковных, но всех прекраснее роза – Божественная Литургия. Дивны драгоценные камни Церкви нашей – обряды, но всех их ярче блистает бриллиант – Божественная Литургия.

Древние христиане каждый день начинали с посещения Литургии. Они хорошо понимали, какое счастье дано людям в Таинстве Причащения, они каждый день приступали к святой Чаше, так чиста была их жизнь.

Любите Божественную Литургию, берегите благоухающую розу Христову, просвещайте свои души светом солнца Божественного; …Пусть очи ваши видят всегда Божественную Чашу, пусть уши ваши всегда слышат: «Приимите, ядите». Благодарите Господа всегда за тот величайший дар, перед которым трепещут ангелы. " (Святитель Серафим Звездинский -ХЛЕБ НЕБЕСНЫЙ)

http://cs7001.userapi.com/c315525/v315525796/429d/YLaribD4Izs.jpg

0

29

приведу как пример ,В этой теме рассказ , о значимости знания Литургии...

Пойте Богу нашему, пойте!
http://omiliya.org/sites/default/files/imagecache/material_img_350x350/img_materials/82702142_1868538_4de300f6345ae1abf7fd029aab898a69_dscf5461_resize.jpg
По воскресеньям в нашем Петропавловском Соборе служат две утренние Литургии. Я люблю ходить на раннюю.
Шесть утра. Город еще спит. А я, «отложив всякое житейское попечение», иду ко Господу по тихим и пустынным улицам. Мысленно я уже на предстоящей Исповеди.
В дремотной тишине слышатся первые звоны колоколов Собора. Их подхватывают колокола храмов, расположенных в Троицком предместье, и, кажется, что со всех сторон хрустальным перезвоном Господь приглашает «люди своя» на брачный Пир. Начинается новый Божий день.
Собору нашему недавно исполнилось 400 лет, и стены его могут поведать о многом.
Говорят, что случайностей в жизни не бывает: все, что происходит - все по Святой Воле Господней. И часто с нами случается то, о чем мы даже и не думаем. Как в нашем Соборе, десять лет назад.

В тот день раннюю службу вели иерей Александр и диакон отец Максим.
«Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа…»
Начальный возглас священника остался без ответа - хор молчал. Диакон удивленно оглянулся на Хоры и вместо певчих увидел там псаломщика Алексия, в растерянности разводящего руками.
Ответив на возглас батюшки: «Аминь», отец Максим,приступил к Великой Ектенье.

«Миром Господу помолимся», - произнес он первое прошение .
Затем повернулся лицом к стоящим в храме, и, сделав жест рукой, приглашающий к пению, сказал нам с ободряющей улыбкой: «Матушки, потрудимся».
«Господи, помилуй», - прошелестели мы.
« О Свышнем мире и спасении душ наших. Господу помолимся», - продолжил диакон.
«Господи, помилуй», - вторим мы нестройно, смущенно улыбаясь и переглядываясь.

За многие годы участия в Литургии возгласы священнослужителей и слова песнопений, исполняемых хором, хорошо запоминаются большинству молящихся. И вот, случилось чудо - хранящееся в нашей памяти было востребовано. Сегодня мы не просто «стояли» на службе, но сослужили клиру. А ведь именно такой и должна быть общая молитва - «едиными усты и единым сердцем».
Наступил момент пения антифонов. Поющих матушек стало меньше. Но зато - какие ангельские голоса у этих матушек!

«Благослови, душе моя, Господа» …
«Хвали, душе моя Господа»…
« Во царствии Твоем помяни нас, Господи, егда приидеши во царствии Твоем» ,- возносятся к Господу хвала, благодарение и надежда.

Множество сердец бьется в один такт под наплывом ощущения сопричастности происходящему.
Совсем другие глаза, другие крестные знамения, торжественная собранность, благоговение. Веришь, сердцем чувствуешь, что Христос среди нас, собравшихся во имя Его.

Служба пролетела незаметно. Прихожане еще долго толпились в притворе, обмениваясь впечатлениями. Конечно, мы понимали, что наше пение без подготовки было несовершенным. Но красоту и стройность звучания заменили красота чувств, растроганность душ и сияние глаз.
Мы на себе ощутили, что общее пение приводит души в гармонию, предохраняет от блуждания мысли во время службы, настраивает к молитвенному соборному возношению ума и сердца к Богу.

На позднюю утреннюю службу пришли… два хора.

Случайность или Промысл Божий, что произошёл сбой в расписании?
Что службу вел отец Максим,
-умеющий принимать решения;
-прошедший все ступеньки служения, начиная с певчего в церковном хоре и голос которого является предметом зависти всех храмов города;
-сумевший увидеть в том, что случилось, новый путь в организации служения в храме?
Что регент не явившегося на службу хора впоследствии стала монахиней Иулианией, а ее хор, уйдя из собора, стал петь праздничные службы в Свято-Елисаветинском монастыре?

Что в сумрачное февральское утро, во время пения «Херувимской», поющих на мгновение осветил сияющий солнечный луч?
Пути Господни неисповедимы…
После случившегося по субботам после вечерней службы, отец Максим и регент Сергий начали проводить для желающих занятия-спевки по обучению песнопениям.

Редакцией газеты "Церковное Слово" была выпущена брошюра «Божественная литургия для пения народа в храме», включающая в себя песнопения не только Литургии, но и Молебна о здравии, панихиды с отпеванием и праздничные и воскресные тропари, кондаки и прокимны».

И уже десять лет обе воскресные литургии, молебны и панихиды в нашем соборе поют сами прихожане.
Поют с Божьей помощью, ибо «где возглашаются духовные песнопения, туда нисходит благодать Святого Духа, которая освещает и уста, и души поющих».

Слава Богу за все!
Зинаида Полякова

источник

0

30

Литургия Преждеосвященных Даров. (совершается только по СРЕДАМ и ПЯТНИЦАМ Великого поста )

С древних времен Православная Церковь для особого, благоговейного почитания св. Четыредесятницы как времени строгого поста и покаяния, не совершает священнодействия полной Литургии в дни Великого поста, кроме суббот и воскресных дней, а совершает Литургию Преждеосвященных Даров. Эта Литургия, как показывает самое название ее, отличается от Литургии св. Иоанна Златоуста и св. Василия Великого тем, что на ней предлагаются для причащения Св. Дары, уже освященные на прежде бывшей Литургии св. Василия Великого или св. Иоанна Златоуста. Поэтому на Литургии Преждеосвященных Даров не бывает приношений и освящения Св. Даров.
http://cs323419.vk.me/v323419796/6024/wV_OCwcNCpI.jpg
*****
Происхождение Литургии Преждеосвященных Даров

Начало Литургии Преждеосвященных даров восходит к первым векам христианства. Св. Симеон Солунский говорит: «Преждеосвященная Литургия произошла издревле и от апостольских преемников». Михаил Керулларий, патриарх Константинопольский (XI в.), тоже свидетельствует о ее древности:

«Литургия Преждеосвященных Даров есть древняя и древлепреданная, известная Св. Церкви Божией еще до тайноводственников наших Златоуста и Василия Великого, что видно из 49-го правила Лаодикийского Собора. Во всех св. Церквах сохраняется молитва из неописанного предания, что читаемая по перенесении Св. Даров на жертвенник тайная молитва принадлежит св. Афанасию Александрийскому».

Если Литургия Преждеосвященных Даров и может быть названа апостольским введением, то не потому, чтобы она была написана самими апостолами, так как и после апостолов долго не было определенного письменного богослужебного чина; она не была устно предана апостолами в своем настоящем виде, но она называется апостольским учреждением в общем своем составе и в главных своих частях.

Причащение Преждеосвященными Дарами сохраняется от времен апостольских, как это видно из свидетельства св. Иустина Мученика, который говорит, что диаконы относили Св. Тайны к отсутствовавшим на богослужении в церкви членам общины, которые могли принять Св. Тайны на другой или на третий день, так как не всегда были к тому готовы. В древности существо вал и другой обычай - уносить с собою часть Св. Даров для ежедневного причащения, как об этом свидетельствуют Тертуллиан, св. Киприан, св. Григорий Богослов и др. Св. Василий Великий говорит об египетских отшельниках, что они, не имея священников, хранили при себе Св. Дары и причащались ими. В Александрии и других городах Египта верующие также хранили у себя Св. Дары для причащения.

Причащение при богослужении Преждеосвященными Дарами, хранящимися в храме, как уже было сказано, восходит ко временам апостольским. В Апостольских Постановлениях говорится:

«После приобщения всех мужей и жен диаконы пусть возьмут остатки и отнесут в дарохранительницу.» Эти остатки Св. Даров предназначались для причащения как больных, так и всех участников богослужения, на котором не приносилась бескровная Жертва. Из 52-го правила Трулльского Собора видно, что еще до этого Собора Литургия Преждеосвященных Даров была общеизвестна, особенно на Востоке, а Трулльскнй Собор утвердил совершение ее во дни св. Четыредесятницы, кроме субботы, недели и праздника Благовещения. О Литургии Преждеосвященных Даров свидетельствует св. Софроний, патриарх Иерусалимский (VII в.): «Ныне более прочих в уважении священнодействие Великого Василия и Иоанна Златоуста с Литургиею Преждеосвященных».

Как имеющая апостольскую основу и являющаяся творением апостольской Церкви, Литургия Преждеосвяшенных Даров (как в древности, так и теперь) не надписывается чьим-нибудь именем. В древнейших рукописных памятниках чин этой Литургии надписывается именем апостола Иакова, апостола Петра, евангелиста Марка, Василия Великого. Чины этой Литургии, существовавшие в Церквах Иерусалимской, Антиохийской и Александрийской, отредактировал, сократил, внес даже молитвы собственного сочинения св. Василий Великий, и в таком виде она была введена в Константинопольской Церкви, а оттуда распространилась по всему христианскому Востоку и вытеснила прежние чины Литургии.

Что же касается присвоения авторства этой Литургии св. Григорию Двоеслову (ум. 604 г.), то оно относится уже к позднейшим временам (ХVI в.) и возникло на почве глубокого почитания, с каким православный Восток относится к имени этого св. мужа, восстановившего в Римской Церкви некоторые из древних обрядов, забытые там и сохранившиеся во всей первобытной чистоте на Востоке (в том числе и Литургию Преждеосвященных Даров), и тем как бы заслужившего предпочтительное перед прочими отцами Церкви право на всегдашнее сочетание его имени с этой Литургией. В греческих синаксариях с IX века помещаются известия о том, что св. Григорий Двоеслов ввел у римлян совершение полной Литургии в дни Великого поста, а позднее (например, в Прологе, под 12 марта) это известие стало изъясняться и переводиться так, что он ввел в Римской Церкви совершение великопостной Литургии (разумеется Преждеосвященной).

У нас в России, когда господствовал Студийский Устав (ХI-ХIII вв.), Литургия Преждеосвяшенных Даров совершалась во все седмичные дни Великого поста (кроме субботы и воскресенья). Но со времени введения Иерусалимского Устава (XIV-XV) и до настоящего времени Литургия эта совершается только по средам и пятницам Великого поста и в дни праздников.

Литургия Преждеосвященных Даров. Закон Божий


почему на Литургии Преждеосвященных Даров не могут причащаться младенцы?

"На Литургии Преждеосвященных Даров причащают Телом напитанным Кровью, а младенцев причащают только Святой Кровью. Святым Телом не причащают т.к. они не могут принять твердую частицу Тела Христова. Поэтому на Литургии Преждеосвященных Даров младенцев причащать не принято."

игумен Пимен (Цаплин)

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ . Литургия.