sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ » Указание Пути в Царство Небесное!


Указание Пути в Царство Небесное!

Сообщений 31 страница 60 из 61

31

Царствие Небесное не дается лежащим на боку, а только трудящимся и скорби терпящим.

преп. Иосиф Оптинский

+1

32

из Послания к Римлянам святого апостола Павла (с толкованием)

Рим.14:17. Ибо Царствие Божие не пища и питие,

Не этим заслуживаем мы благоволение у Бога. Если, говорит, ты не ешь, то неужели это введет тебя в Царство? Укоряя за то, что почитают это важным, упомянул и о питье.

но праведность и мир и радость во Святом Духе.

В Царство Божие вводит «праведность», то есть все добродетели, непорочная жизнь и мир с братом, а не вражда, и «радость», происходящая от согласия, а не скорбь, происходящая от укоризны. Так как мир и радость бывают и в худых делах, то присовокупил: «во Святом Духе». Речь у меня, говорит, о мире и радости во Святом Духе. Великий Златоуст глубоко объяснил, для чего упомянул Павел о правде. Для того, говорит он, чтобы доказать, что не воздерживающийся от свиного мяса обижает брата относительно спасения, которое стяжал для него Христос смертью Своею. Посему, с противоположной стороны, воздерживающийся для брата соблюдает правду, которая доставляет вечное Царство.

Рим.14:18. Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и достоин одобрения от людей.

Здесь намекает, что совершенные укоряли немощных по тщеславию. Если хочешь, говорит, стать предметом удивления для людей, то возбуждай их к удивлению тебе не столько совершенством, сколько миром и прочими добродетелями. Этим именно следует служить и благоугождать Богу, а не тем, что ты без разбора ешь свиное мясо.

********
Царство Божие приобретается не тем, чтоб одно есть, а другого не есть и одно пить, а другого не пить. Или — не в этом состоит Царство Божие, не этим оно украшается, не это составляет его отличительную черту. Или — не этим славны вступившие в Царство Божие и не это есть признак, в Царстве ли кто Божием или нет. «Не думайте, что в этом весьма великое преспеяние и что приобретается сим Царство Небесное» (блаженный Феодорит). «Ужели думаешь, что сие поставлено будет тебе в заслугу? И в другом месте говорит он то же: ниже аще ямы, избыточествуем; ниже аще не ямы, лишаемся (ср.: 1 Кор. 8, 8). Здесь нечего доказывать, а довольно сказать. Смысл же Апостольских слов таков: ежели ты ешь, то ужели сие введет тебя в Царство?» (святой Златоуст).
  Что же вводит в Царство? Какие блага его? Что служит признаком, что кто-нибудь принадлежит к наследникам его? — Правда, мир и радость о Дусе Святе. «Добродетельная жизнь, мир с братом, радость, происходящая от согласия» (святой Златоуст). «Приобретают нам Царство истинная праведность в мире и любви, согласие и рачительность, которыми порождается веселие по Богу» (блаженный Феодорит). Правда — не оправдание только и отпущение грехов, но внутренняя праведность, изгнавшая все неправое из сердца и вселившая в нем правочувствие и правомыслие, от коих правословие и праводелание — словом, святость, готовая на всякое дело благое и сильная совершить оное. Мир — мирное устроение в себе, в мыслях и чувствах, вследствие освобождения от мятущих страстей самоугодия; мир, свыше сходящий и осеняющий душу чувством благоволения Божия, блюдомым сознанием, что произвольно не допущено ничто неправое, и дающим дерзновение весело воззревать к всещедрому Богу, — и мир любви со всеми братиями, делающий из всех одну душу и каждого обогащающий чувством силы такой жизни, которая слагается из всех жизней, состоящих в мирном сердечном союзе. Радость — не какая-либо чувственная, но отрешенная и отрешающая от всего чувственного, не из себя выводящая, как обычно, но в себя углубляющая, по той причине, что там дается вкушать сердцу обвеселяющие блага, ихже око не виде (1 Кор. 2, 9), — из коего вкушения непрестанного и точится радость, которой ничем другим купить нельзя. Радость неразлучна с жизнию; но истинная радость бывает только в духовной жизни, душевная же и чувственная жизнь имеют лишь мимолетные радости, и всегда смутные и немирные. Духовной жизни радость истинная оттого неотлучно принадлежит, что эта жизнь не иначе водворяется, как в силу соединения со всеблаженным Богом благодатию Его. Бог всеблаженный изливает непрестанную радость в сердце, с Ним живо сочетанное верою, любовию и упованием.
  Все же сие о Дусе Святе. Хотя у Апостола о Дусе Святе стоит в связи только с радостию; но по существу дела не радость только, но и мир с правдою есть лишь о Дусе Святе. Дух Святой дает силы, яже к животу и благочестию, и, следовательно, делает человека праведным. Дух Святой исторгает дух наш из уст душевных и телесных страстей и, водворяя мир внутри, держит его в мире с Богом и братиями. Дух Святой и радость подает, прямо по обращении к Богу, только в виде предвкушения и приманки, а по очищении от страстей, — в виде постоянного или более или менее постоянного вкушения: ибо тогда начинается ощутительное действие благодати Святого Духа в сердце, с коим неразлучна сладость духовная, и с сладостию сею и радость. Из сего следует заключить, что правда, мир и радость в истинном своем значении бывают только в христианах; и между христианами в тех, в которых возгрет дар благодати.

  Стих 18. Иже бо сими служит Христови, благоугоден есть Богови и искусен человеком.
  Вот чем служи Христу Господу! Вот что существенно в христианстве! А не то, чтобы одно есть, а другое не есть или все есть без разбора. И это может пойти в дело, но не как главное, а как приделок. Но как же говорит: сам служи, а между тем правда, мир, тем паче радость суть плод благодати Святого Духа? Благодать дается; но то, что производит и плодоприносит в нас благодать, есть дело не одной благодати, а и свободного произволения. Благодать содействует труду и ревности, — и бывает плод духовный. Напрягайся на праведность, и с помощию благодати станешь праведен не внешно, а в сердце; трудись над умирением себя в себе самом и в своих отношениях к Богу и людям, — и с помощию благодати стяжешь мир; радость же придет, как неотъемлемое следствие правды и мира. Радость на душе делает человека отрадою для всех, с которыми он входит в сношение. И ею служат братиям, а чрез нее и Христу Господу.
  Кто будет так служить Господу, тот два плода приобретет, или двух целей достигнет: будет благоугоден Богови и искусен человеком. Во Христе Иисусе исходный пункт есть самоотвержение. После же себя кто еще останется? Бог и люди; к ним и направляется деятельность человека: Богу благоугодить ревнует и для людей быть полезным во всем старается. Апостол говорит: хочешь этого достигнуть благоуспешно и в совершенстве? вот чем запасись: правдою, миром и радостию — или их наперед созижди в сердце, и тогда будешь благоугоден Богови и искусен человеком чрез то самое, что будешь иметь их в сердце. Не опирайся слишком на внешнее, хоть и оно нужно; а главное, сердце созижди.
  Искусен, δόκιμος — испытан, что и то умеет сделать, и другое, и третье. Хорошо выражает сие слово наша поговорка: молодец на все руки, все делает славно. И в общежитии предорогой человек тот, к кому благонадежно можно обратиться и на которого во всем можно положиться: не обманет, не обидит, поможет, совет даст и, что ни поручи, все устроит. Таков и бывает всегда тот, у кого в сердце водворены правда, мир и радость; да тот только и таков, у кого есть такое устроение сердца.

+1

33

Спрашиваете: «Каким путем идти к Богу?» Идите путем смирения! Смиренным несением трудных обстоятельств жизни, смиренным терпением посылаемых Господом болезней, смиренной надеждою, что не будете оставлены Господом, скорым Помощником и любвеобильным Отцом Небесным, смиренною молитвою о помощи свыше, об отгнании уныния и чувства безнадежия, которыми враг спасения тщится привести к отчаянию, гибельному для человека...

Преподобный Нектарий Оптинский

0

34

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Ев. 4, 14-5, 6; Мк. 8, 34-9, 1). "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною" (Мк. 8, 34). За Господом крестоносцем нельзя идти без креста; и все идущие за Ним, непременно идут с крестом. Что же такое этот крест? Всякого рода неудобства, тяготы и прискорбности, налегающие и извне, и извнутрь, на пути добросовестного исполнения заповедей Господних в жизни по духу Его предписаний и требований. Такой крест так срощен с христианином, что где христианин, там и крест этот, а где нет этого креста, там нет и христианина. Всесторонняя льготность и жизнь в утехах не к лицу христианину истинному. Задача его себя очистить и исправить. Он, как больной, которому надо делать то прижигания, то отрезания, а этому как быть без боли? Он хочет вырваться из плена врага сильного, - а этому как быть без борьбы и ран? Он должен идти наперекор всем окружающим его порядкам, а это как выдержать без неудобства и стеснений. Радуйся же, чувствуя на себе крест, ибо это знак, что ты идешь вслед Господа, путем спасения, в рай. Потерпи немного. Вот - вот конец и венцы!

http://uploads.ru/i/s/H/Z/sHZT9.gif
Протоиерей Александр Шаргунов
Заповедь Христова – взять крест свой – в сердце христианства. Те, кто отдает все, что у них есть, знают, как мала их потеря, выражаясь по-мирски, по сравнению со славой, которую они находят в Боге.

Мы часто так связаны земными заботами, что они заполняют собой нашу христианскую жизнь. Но разве существует какая-то реальная жизнь – вне Царства Христова? Если я, например, отправляюсь в дальнюю дорогу, я естественно занимаюсь сборами и хочу узнать, как можно больше о месте – в особенности, если еду навсегда. Не должны ли мы точно так же – только с удесятеренной ответственностью – относиться к той дороге, которая идет в Царство Небесное? Но обыкновенно мы ведем себя так, как будто мы вовсе не в пути.

Мы должны осознать, насколько опасна эта расслабленность. Мы должны бдеть и молиться, чтобы не пропустить Христа, проходящего мимо нас и предлагающего нам наш крест. «Да не внидете в напасть», – предупреждает нас Господь о ином пути, который означает смерть вторую – внутреннюю смерть. Отвергнуться себя не значит уничтожить себя, но – искоренить в себе все, что омрачает образ Божий в нас, все, что надмевает наше «я» в предпочтении нашей воли Божественной воле, в то время как нам предлагается иметь ум Христов.

Если мы потеряем все, что связывает нас с нашей плотяностью, с нашей смертностью и греховностью, мы будем увенчаны вечностью в той избыточествующей жизни, которую обрел для нас Христос Своею Крестною смертью. В той мере, в какой мы участвуем в Христовых страданиях, будем мы и причастниками Его славы.

«Какая польза человеку, – говорит Христос, – если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» Наша душа дороже всего мира, она драгоценней, чем все богатства, слава и сладость нынешнего века, если бы мы имели их. Слишком часто приобретение всего этого совершается ценой потери души. Потеря души – столь великая потеря, что приобретение всего мира не перевесит ее и не восполнит ее. Кто теряет свою душу, даже если при этом он приобретает весь мир, заключает плохую сделку со своей совестью. Когда наступит время подводить итоги, он увидит, что крушение его – непоправимое. Ибо «какой выкуп даст человек за душу свою?» Только Кровью Христовой могут наши души быть искуплены от вечной смерти и нашей верностью Христу.

Приближается Второе Пришествие Господа, когда «придет Сын Человеческий» во славе Отца Своего с Ангелами Своими, и тогда воздаст каждому по делам его». Близ Судия, Который будет судить не по тому, что мы приобрели в этом мире, а по тому, что сделали ради спасения своей души. Он даст венец жизни всем любящим Его. «Истинно говорю вам, – говорит Христос, – есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем». С этими словами и ныне священник обращается к стоящим в храме, как тогда Христос к стоящим перед Ним. В этих словах Господа – Божественная правда. Из стоящих перед Ним многие увидели Христово пришествие в Его Царстве в день Пятидесятницы. И это Царство в силе – при их жизни перешло границы Малой Азии, Европы и достигло Рима.
Крест, который предлагает нам взять Христос, – по видимости бесславие. Но как после Креста Христова наступило Воскресение, и силой Духа Святого победная весть о нем пронеслась по всему миру, так непреложно обетование Господа Своим ученикам. Новую нетленную жизнь дается увидеть нам прежде смерти, и ничто не может воспрепятствовать распространению Царства Христова в человеческом роде

0

35

Конечно, легче бы было с сытым чревом и с мягкого пуховика, перевернувшись, да прямо в пресветлый рай, но туда со креста дорожка проложена, ибо Царствие Божие не одною или двумя, но многими скорбьми достигается! Вам, как и мне, более нравится находиться всегда в спокойном положении, но иже Христовы суть, те распинают плоть свою со страстьми и похотьми. Мы же с вами весьма безсильны и многонемощны, и подумать страшно о распятии, о железных гвоздях и копии! По крайней мере, претерпим Бога ради хотя косой взгляд, холодный прием и отказ о просимом и хотя с сих ничтожных степеней начнем свое распятие, и, Бог милостив, проберемся и мы за великими страдальцами в Царство Небесное!
Преподобный Антоний Оптинский

http://cs307708.userapi.com/v307708796/4911/cvUeQy8Dxa0.jpg

0

36

Чтобы спасаться, совсем не надо бежать с места на место,
убегая от обстоятельств жизни, Богом посланных. Ведь именно эти, Богом благословленные, испытания нужны, полезны и спасительны для души.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

0

37

Все люди, рожденные на земле,- грешные; и не надо думать, что в Царстве Небесном одни праведники. Нет, там все грешники, но грешники кающиеся, которые о своих грехах плакали, которые грехи свои ненавидели и всю жизнь свою положили на то, чтобы их исправить. Не в очередях они стояли, а стояли на молитве; не по кино ходили, а Евангелие читали, пытались свою голову просветить Истиной. И когда Господь видит, что хоть и не очень способный, и не очень широкого ума, и образование у него слабое, но вот хочет человек Царствия Небесного - Он ему дает, обязательно дает.
А другой и то умеет, и это умеет, а жизнь свою и дарования тратит по ветру, на пустое.
Вот поэтому надо стараться нам приобретать это духовное зрение, видеть в себе грех и видеть путь Христов, по которому каждый из нас может войти в Царствие Небесное.

Протоиерей Дмитрий Смирнов

0

38

"Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее" (Марк 8:34,35).
     Эти слова Христовы, слова огромной важности и глубины, у многих из вас могут вызвать недоумение. Как это Господь говорит, что если ты хочешь спасти душу свою, то должен ее погубить?
     Как это так? Ведь мы же стремимся к тому, чтобы спасти душу свою, а Господь говорит, что если мы будем к этому стремиться, то мы погубим свою душу: "Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю". Выходит, что для того, чтобы спасти душу свою, нужно погубить ее, - погубить ради Самого Господа Иисуса Христа и Евангелия.
     Что же это значит? Как это понять? Конечно, не может быть ничего противоречивого в словах Христовых. Надо уметь правильно их понимать. И вот какой ответ на это недоумение дает нам Сам Господь: "Иже хощет по Мне идти, да отвержется себе, и возьмет крест свой и по Мне грядет". Вот если это исполним, то душу свою спасем.
http://cs308829.userapi.com/v308829796/620a/apcGuOWBlco.jpg
Что значит отвергнуться себя?
Вот это весьма важно знать нам. Отвергнуться себя - это значит совершенно отказаться от своего понимания путей жизни, совершенно отказаться от того, к чему мы стремимся по велениям нашего сердца. Это значит совершенно отвергнуть тот путь жизни, который мы сами себе начертали, это значит отказаться всецело от своей воли, от своего разума. Есть ли в этом что-нибудь странное, неисполнимое? Конечно, нет. Вы знаете, что когда ученик учится ремеслу, то он должен всецело руководствоваться указаниями мастера; должен беспрекословно повиноваться мастеру, исполнять все его указания и работать так, как велит мастер. Ученик не смеет ничего выдумывать сам, делать отступления от указаний мастера. Когда человек принимает решение вступить на путь монашеской жизни и приходит в монастырь, то первое требование, которое к нему предъявляется, - это полное отсечение своей воли. Ему дается наставник - старец из числа монахов, весьма опытных в духовной жизни, и он должен беспрекословно исполнять все, что повелит ему старец. Он не смеет ни одного шага ступить, ни одного дела предпринять без благословения старца. Он не смеет рассуждать иначе, чем рассуждает старец. Он должен всецело отвергнуть свою волю, жить по воле своего старца. Только тогда он станет истинным монахом.
На войне, вы знаете, всякий солдат обязан совершенно беспрекословно повиноваться приказам не только высшего командования, но и низшего начальника. Он не смеет рассуждать, не смеет критиковать их распоряжения, а должен совершенно точно исполнять эти приказания, должен идти на все, даже на смерть, и не смеет возражать. Вот что значит в жизни обычной, в жизни мирской отвержение от своей воли.
Такого же отвержения, - полного отвержения от всего, что кажется нам желательным, правильным и разумным, отвержения от всех нами самими выдуманных и предначертанных путей нашей жизни и деятельности, - требует от нас Господь Иисус Христос. Мы должны безусловно отвергнуть все то, о чем сами помышляем, чего сами хотим. Мы должны стать послушными Господу Иисусу Христу, и послушными до конца, послушными до смерти.
Мы должны возненавидеть свою душу, ибо Господь Иисус Христос, как читаем в Евангелии от Луки, сказал: "Аще кто грядет по Мне и не возненавидит душу свою, не может быть Мой ученик" (Лк. 14:26).
Как это, почему это надо возненавидеть свою душу?
А очень просто. Надо только хорошенько, вглядеться в нее, надо только глубоко, сосредоточенно и с полной честностью углубить свой духовный взор в тайники своей души. И тогда всякий грешник увидит, что творится там. Там тьма, там кишат змеи - змеи лжи, блуда, зависти, гордости, чревоугодия, воровства, даже убийства. Все эти змеи там кишмя кишат, и нет им числа. Разве мы не ненавидим змей, не уничтожаем их, разве не бережемся от них? А что же, змей, которые гнездятся в нашем сердце, мы будем любить? Мы должны возненавидеть их, должны возненавидеть душу свою, если в ней кишат змеи. В нас мало того, что заслуживает любви, но много того, что заслуживает ненависти. И нужно возгореться этой ненавистью. Если вы увидите случайно, что на плечах ваших смрадное, грязное рубище, разве не стряхнете, не затопчете его ногами? А если грешный человек вглядится в свою душу, то он увидит, что одеяние его души подобно этому смрадному рубищу. И ему станет отвратительно, противно, он возненавидит это рубище, он возненавидит душу свою, которая так безобразно одета.
Видите, нет ничего странного в этом требовании Христовом, что желающий идти за Ним должен возненавидеть свою душу. Надо возненавидеть свою гордость, самомнение, которые велят нам строить по-своему свою жизнь, ставить свои собственные цели жизни.
Надо все это отстранить, разорвать эту пыльную паутину, которую соткали мы, строя планы своей жизни. Надо все порвать, со всем распрощаться. Надо возненавидеть свою душу, отвергнуться от своей воли, своих планов жизни, своего разума и смиренно преклонить выю под легкий ярем Христа. Господу Иисусу Христу протянуть трепещущую руку и к Нему воззвать: "Господи! Не буду идти своим путем, за Тобой пойду, Ты меня веди!"
Вот только тогда станет для нас возможным шествие за Христом. И тогда не будет для нас ничего странного в этих словах Христовых: "Аще кто грядет по Мне и не возненавидит душу свою, не может быти Мой ученик". Нужно свою волю отвергнуть до конца, до конца и безусловно подчинить ее воле Христовой. Если Господь ведет нас туда, куда Сам шел, если Господь требует от нас, чтобы мы взяли свой крест и шли за Ним, то куда же это мы пойдем?
Если возложен на нас крест, то, конечно, мы пойдем не на веселье, не на празднество, а пойдем туда, куда должны идти преступники, несущие свой крест, - мы должны идти на Голгофу вслед за Иисусом Христом до конца, даже до смерти должны идти за Ним.
Какой же это смерти требует от нас Господь Иисус Христос? Разве физической смерти на кресте, которую Сам Он претерпел? Нет, не этой смерти Он требует от нас. Он требует другого. Требует, чтобы мы были совершенно послушны, совершенно смиренны, чтобы мы подражали Ему, Который Себя умалил: "Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил себя, быв послушным, даже до смерти, и смерти крестной" (Флп. 2:6-8). Как Он был послушен Отцу Своему, так и мы до конца должны быть послушными Ему. Он ведет нас на смерть, но не на такую, от которой должно трепетать наше сердце. Он требует от нас, чтобы мы исполнили слова Павловы: "Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24). Он требует, чтобы нашу плоть, наши страсти мы распяли на кресте и умертвили их. Требует, чтобы мы распяли на кресте свои грехи, как Он пригвоздил грехи всего мира к Кресту Своему. Требует, чтобы мы распяли ветхого человека, живущего не по заветам Его. Требует, чтобы того ветхого человека, который находится во власти дьявола, мы возненавидили, сбросили его, как грязную, ветхую одежду, и начали новую жизнь, жизнь возрожденного человека, преуспевающего в духе и идущего путем духа. Этого требует от нас Христос. Это должны мы исполнить, ибо иначе, если не очистим всей скверны своей души, не возненавидим эту скверну, не может быть и речи о том, чтобы сердце наше было чисто, чтобы в нем засиял свет Христов.
Для того, чтобы засияло солнце, должна рассеяться ночная тьма. Для того чтобы был чистый воздух в жилище нашем, оно должно быть очищено от всякой грязи.
Так и с душой нашей, - если не отвергаемся от всей скверны, если не распнем на кресте нашу плоть, истлевшую в похотях, как же сможем идти за Христом? Это необходимое, совершенно необходимое условие.
Но надо знать, что если сделаем мы это великое дело, то нам предстоит тяжелая и долгая борьба, ибо тот ветхий человек, которого мы свергли, которого распяли на кресте, - это лютый зверь. И чем больше мы будем его бить, чем больше будем его распинать, тем яростнее он будет огрызаться. Он опасен для нас, он никогда не оставит нас в покое. И нам предстоит борьба с этим зверем до окончания нашей жизни.
Из житий святых мы знаем, что все они до конца дней своих вели бесконечную борьбу с этим своим ветхим человеком, которого распинали на кресте. Знаем, что много лет тяжко страдала преп. Мария Египетская после того, как оставила свою развратную жизнь, полную роскоши, неги и утех, и ушла в пустыню. Знаем, как мучили ее постоянно видения прежней ее жизни. Ей представлялись сладкие и вкусные блюда, к которым она так привыкла, она жаждала драгоценных вин, которые раньше пила, жаждала утех любви и блеска своей жизни в Александрии. Мучилась, мучилась она этими соблазнами, которых требовала ее плоть, ее ветхий человек, не желавший оставить ее в покое. Нужны были долгие, долгие годы борьбы, чтобы, в конце концов, могла обрести она вожделенный покой души.
Такую борьбу вели все святые, и такая борьба предстоит каждому из тех, кто решил исполнить эти слова Христовы - отвергнуться себя до возненавидения души своей, распять на кресте своего ветхого человека и идти за Христом. Ему нужно будет идти долго, тяжелый, тернистый путь пройти. И он не должен никогда останавливаться на этом пути, ибо остановиться в духовной жизни - это значит повернуть назад, это значит потерять все то доброе и святое, что было приобретено. Надо спешить, надо идти неуклонно, неустанно идти вперед, вперед и вперед.
Кто был выше святого Апостола Павла, который был восхищен до третьего неба и видел блаженство праведных? Кто может сравниться с ним в его решимости распять плоть свою? Кто смеет сказать, как он: "Уже не я живу, а живет во мне Христос, для меня весь мир распят на кресте?" И вот этот великий человек, посмотрите, что говорит: "Братия, я не почитаю себя достигшим, а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели" (Флп. 3:13). Он все вперед, вперед стремится, ибо цель перед ним великая, святая и чрезвычайно трудно достижимая. Он спешит, он бежит.
И нам ли не спешить, нам ли не бежать, если пойдем по тому пути, которым Апостол Павел шел и который указан Господом Иисусом Христом! Вот что значит отвергнуться себя и идти вслед за Христом.
А что значит взять крест свой?
Господь говорит, что каждый из нас должен взять свой крест. Что это значит? Какие у нас кресты? Кресты бывают разные, совершенно различные у разных людей, ибо для каждого Богом приготовлен свой крест.
Очень важно, чтобы мы поняли, что такое наш крест. Очень важно, чтобы мы взяли именно тот крест, который предложен нам Богом. Очень опасно самим себе сочинять кресты, а это бывает нередко. Богом уготован для каждого человека крест жизни мирской - жизни семейной, общественной. И он, даже приняв решение идти за Христом и нести свой крест, даже отвергнувшись себя, может ничего не сделать, если сочинит сам себе такой крест, который ему кажется подходящим. Например, если он решит, что ему надо идти в монастырь или пустыню и там спасаться.
Этот путь, этот крест для очень немногих уготован Богом, а для огромного большинства людей уготованы другие кресты, которые люди даже не склонны называть крестами и, неся их, даже не понимают, какой крест они несут.
Какие кресты уготованы для большинства из нас? Кресты простые, не такие, какие несли мученики, не такие, которые до конца жизни несли подвижники в пустыне. Нам уготованы другие кресты.
Наша жизнь, жизнь всех людей, есть горе, печаль и страдание, и все эти горести, печаль и страдания нашей мирской - общественной и семейной - жизни и составляют наш крест. Неудачная женитьба, неудачный выбор профессии разве мало причиняют страданий? Разве мало должен терпеть человек, которого постигла такая беда? Тяжкие болезни, унижение, бесчестие, разорение имущества, ревность супружеская, клевета - все злое, что творят нам люди, разве это не крест наш?
Именно это и есть крест наш, крест огромного большинства людей. Такие страдания несут и обязаны нести все люди, хотя они вовсе того не хотят. Люди, ненавидящие Христа, люди, отвергающие путь Христов, все равно несут свой крест страданий.
В чем же разница между ними и христианами, которые несут свой крест? Разница в том, что они несут его покорно, в том, что они не хулят Бога, а смиренно, склонив свою голову, несут до конца своей жизни тяжелый крест, идя вслед за Господом Иисусом Христом, несут его ради Него и Евангелия, несут из горячей любви ко Христу, потому что ум их и все желания пленены Евангельским учением.
Для того, чтобы исполнить Евангельское учение, чтобы идти по пути Христову, человек должен покорно и неустанно нести свои крест, не проклиная его, а благословляя. И тогда он исполнит завет Христов, ибо отвергся себя, взял крест свой и пошел за Христом, пошел в дальний путь, в тот путь, о котором Господь Иисус Христос сказал, что в Царствие Небесное ведет узкий, тернистый путь, началом которого будут тесные врата. А мы все хотим, чтобы жизненный путь был широким, просторным, без всяких терний, грязи, камней и рвов, чтобы он был усыпан цветами. Господь указывает нам путь иной, - путь страданий. Надо нам знать, что на этом пути, как бы он тяжел ни был, если мы всем сердцем обратимся ко Христу, Он Сам удивительно будет помогать нам. Он будет поддерживать нас, когда мы будем падать. Подкреплять, ободрять и утешать нас. И тогда поймем мы слова Апостола Павла о том, что "кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу" (2 Кор. 4:17). Тогда эти страдания нашей краткой жизни будут для нас легкими страданиями. Когда мы пройдем этот путь, который только вначале кажется страшным и тяжким, когда почувствуем мы укрепляющую нас на этом пути Божию благодать, тогда радостно и со смирением будем нести крест свой и, идя, будем знать, что этим открывается для нас вход в Царство Небесное.
Вот что значит возненавидеть свою душу - возненавидеть нечистоту ее, отвергнуться ветхого человека, чтобы спасти ее, бессмертную, предназначенную для общения с Богом.
Кто так погубит свою душу, тот ее спасет, будет со Христом.
Да сподобит всех вас Господь наш Иисус Христос вечной, славной, бесконечной жизни с Ним, Его Отцом Святым и со всем сонмом святых Ангелов.

30 сентября 1945 г

Свт. Лука (Войно-Ясенецкий).
ВОЗЬМИ СВОЙ КРЕСТ И ИДИ ЗА ХРИСТОМ

http://www.na-gore.ru/articles/luka_vozdvig1.htm

0

39

О спасительном кресте самоотречения
Сщмч. Серафим (Звездинский)

http://cs419930.userapi.com/v419930796/11f4/4S-BN6tx5KE.jpg
Святой апостол Павел в Послании к Галатам говорит: «А я не желаю хвалиться, разве только Крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят и я для мира».
Каждый христианин должен распинаться миру, быть распятым на кресте. Есть у него и гвозди, четыре гвоздя, которыми пригвождается он ко кресту; есть и копие, которым прободается его сердце.
Что же это за крест у христианина?
Крест этот называется мироотречение.
Мира нужно отвергнуться, не того мира, в котором светит яркое солнце, не того, в котором цветут прекрасные цветы,– нет, через этот мир мы только познавать можем Творца, прославлять.
От другого мира нужно отвлечься, от того, который апостол Иоанн называет «мир прелюбодейный и грешный».
   Мир этот движется на адской колеснице, у которой три колеса, о которых тоже говорит святой Апостол.
Колеса эти – похоть плоти, похоть очей и гордость житейская. Этими тремя колесами колесница мира и движется прямо в пропасть адову, в царство сатаны.
Первое колесо – похоть плоти: кто живет в нечистоте, кто нарушает узы брачные (а к великому горю, в наше время это часто делают), кто обещал хранить девство, а потом нарушает его, – вот кто держится за первое колесо этой страшной колесницы.
Похоть очей – вот второе колесо. Похоть очей – это когда грешат взором, очами нарушают чистоту души, например, когда любуются чужою красотой, не Бога прославляя, а самоуслаждаясь, с нечистыми помыслами и желаниями. Всякие зрелища, которые действуют на страстную сторону души, – тоже похоть очей. Так, на дверях театра нужно было сделать эту надпись: «Похоть очей». Когда любуются на танцы, идут за колесом этим.
Гордость житейская, когда человек все сам хочет сделать, все по-своему, раздражается, когда ему возражают: «Как, меня не слушают? Я ошибаюсь? Да быть того не может!» Часто, часто хватаемся мы за это третье колесо.
Вот на какой колеснице едет прелюбодейный и грешный мир.
И когда человек пойдет по пути мироотречения, – эта адская колесница обязательно попадается ему навстречу, чтобы соблазнить его, чтобы заставить идти за собой, перережет ему путь, чтобы остановить его. Колесница пойдет в одну сторону, а человек, отрекшийся от мира, в другую, и каждый христианин обязательно должен быть распят на кресте мироотречения; не только монахи отрекаются от мира, но всякий, носящий имя христианина, потому что он не может любить мира, ни яже в мире.
Есть у христианина и четыре гвоздя, которыми он пригвождается к кресту.
Первый – это самоотвержение.
Десную руку пронзает этот гвоздь, потому что именно правая наша рука, главным образом, творит, действует. Ее-то, образ действующего начала, и пригвождает гвоздь самоотвержения.
Что же значит – отвергнуться себя? Не обращать внимания, не замечать себя; бранят – не огорчаться, хвалят – не радоваться, как будто и не о нас речь.
Второй гвоздь – терпение, им пригвождается левая рука, потому что левая рука считается символом злого начала, протеста.
Правую ногу христианина прибивает ко кресту гвоздь бдения молитвенного, стояния молитвенного. «Непрестанно молитесь», – говорится в Слове Божием. Нужно, чтобы даже когда тело спит, отдыхает, душа бы бодрствовала, молилась.
Четвертый гвоздь, которым пронзается левая нога христианина, – это труд молитвенный.
Неправильно говорят, что молитва легка, что молитва – радость. Нет, молитва есть подвиг. Святые Отцы говорят, что, когда человек молится легко, с радостью, это не он молится сам, а ангел Божий молится с ним, вот ему и хорошо так. Когда же молитва не ладится, когда ты устал, хочешь спать, когда не хочется тебе молиться, а ты все молишься, вот тогда-то и дорога для Бога твоя молитва, потому что ты тогда молишься сам, трудишься для Бога, Он видит этот твой труд и радуется твоему усилию, этой работе для Него.
Многие говорят: я не молился сегодня утром, настроения не было. Так может говорить только христиански необразованный человек. Вот когда у тебя нет настроения, тогда-то ты и иди в храм и становись на молитву, чтобы ноги твои были, как пригвожденные к кресту. Распятый никуда двинуться не может, так и твои ноги пусть будут пригвождены молитвостоянием и молитвенным трудом.
На главе христианина всегда возлежит терновый венец – это помыслы наши, христианину они непрестанно дают себя знать, они, как терн, больно колют. Стоит человек на молитве, помыслы набегают и смущают в храме; даже пред Чашей Животворящей безпокоят эти помыслы, часто они бывают ужасные, пугают они человека, и он должен их вырывать. Больно от них делается человеку.
Копие, которым прободается сердце христианина, – это любовь ко Христу. У кого есть эта любовь, тот всегда видит пред собою Сладчайшего Господа; кто имеет эту любовь, у того всегда в сердце звучит: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Такому человеку уже некогда думать о мире, о мирском, его мысль всегда занята образом Спасителя его, ему некогда судить других, разбирать их поступки – он только себя судит, чтобы не обидеть возлюбленного Господа.
Святой Игнатий Богоносец имел такую любовь, он так восклицал: «О, Любовь моя...»
...Молю Бога, чтобы никто из вас не воссел на колесницу мира, чтобы ни одно колесо не коснулось вас, чтобы всегда вы были пригвождены ко кресту, носили раны Спасителя.
Господи, Иисусе Христе, молим Тя, сподоби нас сраспинаться и спогребаться Тебе, чтобы и воскреснуть для вечной жизни с Тобою.

источник

0

40

Спаситель наставляет, что многими скорбями подобает внити в Царствие Божие. И извольте держать в мысли, когда находят скорби, что вам Господь дорогу в царствие Свое пролагает, или даже более - берет за руку и ведет. Потому не упирайте ногами и не кричите, а благодушно и с благодарностью переносите скорби.

Феофан Затворник

0

41

Желание спасения пусть будет исходною точкою всех ваших желаний, стремлений, исканий. Ими воодушевляйтесь утром – по пробуждении; им укрепляйтесь при встрече с искушениями в продолжение дня; им согревайтесь, когда к вечеру охладеет душа от сует и забот, не относящихся к исканию Царства Божия и правды Его.

(Свт. Герасим, епископ Ревельский)
http://cs7001.userapi.com/c315525/v315525796/4277/9m_wHjKejWw.jpg

+ + +
Не велико сделать доброе дело с грехом пополам, а то велико, когда доброе дело совершено, по возможности, безгрешно.

+ + +
Ни в каком деле не надейся на себя, всякое дело начинай с молитвою, перекрестясь и благословясь; тогда оно благопоспешится.

+ + +
Многие стремятся избежать скорбей и искушений, но вместо этого впадают в еще большие напасти: от одной скорби уйдешь – другую найдешь. Если ты отвергнешь один крест, то без сомнения, найдешь другой, и, может быть, тягчайший.

+ + +
Во время печали надобно отвлекать мысль от предмета печали и занимать ум и сердце молитвою. Не должно смущаться тем, что в сих обстоятельствах молитва несовершенна.

+ + +
Смирение сердечное без труда спасает человека старого, больного, убогого, нищего и необразованного; ради него прощаются все согрешения; оно от самой бездны греховной возводит человека. Чрез смиренномудрие все вражеские сети и замыслы разрушаются, и оно укореняет жизнь духовную и соблюдает от падения.

+ + +
Все дела наши должны руководиться мыслью о спасении. Не заботься, знают или не знают о них люди, – довольно того, что Бог видит и знает. Он не велел нам трубить пред людьми о делах своих, чтобы избежать тщеславия, гордости и человеческой похвалы и этим не утратить воздаяния на небе от Бога.

+ + +
Никак нельзя ложиться без молитвы: а что будет, если я лягу, да и не встану до Второго Пришествия?

Протоиерей Валентин Мордасов
ПАСТЫРСКАЯ ТЕТРАДЬ

http://cs7001.userapi.com/c315525/v315525796/4270/jNPwKAwQwyg.jpg

0

42

"...Ты спишь, бедная душа моя, а время благодати и помилования течет и уходит невозвратно! Ты спишь, а бремя грехов твоих растет и множится без числа и меры! Ты спишь, а враг твой не дремлет и опутывает тебя с ног до головы новыми сетями! Ты спишь, а Ангел смерти грядет, и конец твой приближается! Приблизится, настанет, застигнет, поразит, и что будет тогда с тобою? Помогут ли тебе блага земные, для собирания коих забывала ты Бога и жертвовала всем? Защитят ли тебя от гнева Божия легкомысленные друзья и клевреты, с которыми ты проводила и губила время?
Душа падшая, душа пленная, душа погибающая, пробудись от своего нечувствия и познай, — кто ты? Грех и страсти унизили, ослепили, подавили, умертвили тебя, но ты и теперь дороже всего видимого мира, ибо ты — одушевленный образ Божий. Сама по себе ты не можешь и подумать о том, чтобы сразиться с жестоким врагом твоим и разорвать узы, на тебя возложенные, но у тебя есть всемогущий Заступник, Который может «связать крепкого» (Мф. 12; 29) противника твоего, разрушить все твердыни его и преподать тебе все средства к возврату в отечество. Предай себя Ему, — и невозможное сделается возможным. Как бы ни были тяжки и велики грехи твои, хотя бы чернотою твоею ты походила на самого духа злобы, — все исправится, все убелится, все просветлеет, и ты паки сделаешься таким существом, в коем будет почивать Сам Бог...
Для чего же, бедная душа моя, ждать нам с тобой беспечно нашей погибели? Для чего, смежив умные очи, идти всю жизнь к пропасти адской? Что мешает нам остановиться, подумать и возвратиться вспять, когда еще есть время к тому? «Душе моя, душе моя, воспряни убо!» Раскрой глаза и поднимись с греховного ложа, стань на путь закона Господня и простри руки к добру, решись служить Богу живу и истинну, как ты служила доселе идолам страстей, а все прочее уже готово к твоему спасению. Готово Евангелие для вразумления тебя во всех случаях жизни, готова драгоценная одежда заслуг Христовых для прикрытия твоей духовной наготы, готово Тело и Кровь Сына Божия для насыщения твоего глада, готов елей и бальзам для уврачевания твоих ран, готова всемогущая благодать Духа Святого для подкрепления твоих слабых сил, готов самый венец для увенчания твоих малых подвигов. «Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог!» Слышишь ли, как Он гласом Евангелия вещает с пренебесной вечери Своей: «и еще место есть!» (Лк. 14; 22). — Это место для нас с тобою, душа моя! Поспешим же сделаться его достойными, пока не наступила полночь, не затворились двери чертога, не угас елей во светильнике нашей жизни! Аминь.."
Архиепископ Иннокентий ( Херсонский и Таврический )

Душе моя, восстани..

0

43

Все земное зарастает ложью,
Как на куполах чернеет медь.
Важно — только Царство,
Царство Божье.
Остального — можно не иметь.

Протоиерей Андрей Логвинов.

0

44

http://cs408129.vk.me/v408129891/15a4/yuV3In0fpOw.jpg

0

45

" Если бы человек знал, что Господь приготовил ему в Царствии Небесном, он готов был бы всю жизнь просидеть в яме с червями."
прп.Серафим Саровский

http://cs417922.vk.me/v417922796/5b6f/cdBb5LSZkCo.jpg

0

46

(Мф. 11, 2-15). "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его". Нудится Царствие, то есть с нуждою, с трудом, усилиями и тяжкими подвигами достигается; потому и достигает его только тот, кто ведет жизнь притрудную, подвижническую. Этим, на пути к Царствию, отрицается всякого рода утешность. Утехи всех сортов удаляют от Царствия, а у нас ныне только и забот что об утехах, изредка душевных, а больше плотских: есть, пить, веселиться, гулять и роскошествовать во всем. Царствию сказали: "прошу тебя, извини меня", хоть и в нем пир, и пир царский, какого и на ум никому не придет приготовить, да вкусы у нас не те. Что там сладким считается, то нам горько; что там приятно, то нам противно, что там веселит, то нас тяготит, - разошлись совсем. И Царствие с нуждницами , восхищающими его, отходит от нас. Мы и рады, даже готовы поскорее бы прогнать их и речи уже о том заводим, да лукавый все как то не ухитряется это уладить.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

http://cs421422.vk.me/v421422796/70dd/FmhcGrKsRSg.jpg

0

47

Ты в службу Христу присягнул, как воины присягают, служить Ему верно, даже до смерти!

«1. Всяк при Крещении Святом отрекся сатаны, дела которого суть дела злая и Богу весьма ненавистная, то есть: идолослужение, чародеяние, гордость, зависть, вражда, пьянство, блуд, сребролюбие, разбои, хищения, воровства, сквернословия, песни скверныя и все, что противится здравому разуму.

Ты всех сих на крещении отрекся троекратно и на вся сия поплевал; берегись же на сие обращаться!

2. Отрекшися сатаны, ты обещался троекратно служить Христу, Сыну Божию, со Отцом и Святым Его Духом. Ты в службу Христу присягнул, как воины присягают, служить Ему верно, даже до смерти. А служить Христу как? Послушай: веру в Него иметь и с верою жизнь свою в страсе Божием благочестно провождать и Ему по возможности сообразоваться.

3. Пользует сия в памяти содержать:

а) вездеприсутствие Божие; б) житие и вольное страдание Христово рассуждать; в) помнить последния четыре: смерть, никому не минуемую; суд страшный, где за слово, дело и помышление злое ответ воздадим; третие — ад или муку вечную, конца не имущую, грешников ожидающую; четвертое — Царство Небесное, верным, свято житие провождающим, уготованное. Увещеваю сие всякому в своей памяти всегда содержать и домашних своих почаще подкреплять, а паче внушать малым детям, чтобы они знали и помнили свое обещание и от младых лет приучались благочестию».

из творений святителя Тихона Задонского

http://cs421422.vk.me/v421422796/7343/8eieVOkm590.jpg

0

48

Попалось как-то давно в письмах у игумена Никона (Воробьева): «Ползи на карачках в Горний Иерусалим». Лучший совет, который приходилось когда-либо читать. Или слышать. Лучшее наставление. Лучшая программа действия.

Да, именно так. Если нет сил, то ползти — на карачках, четвереньках или даже по-пластунски. Совсем нет сил — хотя бы лежать, вытянувшись в том же направлении. Потом снова ползти. И когда-нибудь, с Божьей помощью, Божьей милостью все же встать и идти.
Игумен Нектарий (Морозов)

http://cs421422.vk.me/v421422796/7b60/5EBqGhixncQ.jpg

+1

49

Апостол указал неотъемлемое последствие улучения спасения,—венец его. Улучающий спасение внемлет Евангелию, кается, полагает твердое намерение жить свято, приемлет для того благодатные силы в таинствах и живет так, руководимый Апостольскими преемниками. Се — труд содевания спасения! Оно не даром дается. Даром учреждено домостроительство спасения; даром призываются ко спасению; далее же самые первые шаги по пути спасения требуют уже и собственных усилий; даже благодатные силы приди сам и получи богоучрежденным способом. За тем уже и все содевание спасения идет взаимодействием благодати и своих усилий. И никто не несом бывает по пути спасения, а всякий идет по нему, вспомоществуемый благодатию и руководимый Церковию. Так до конца жизни, после коего улучившего спасение осеняет слава вечная, по мере понесенного труда над собою. Слава вечная не совне приходит, а извнутри раскрывается. Внутри же она зачинается и зреет с момента вступления на путь спасения. Потому-то она и неотъемлема с улучением спасения.

свт.Феофан Затворник

http://cs410219.vk.me/v410219796/e523/to2CnjvyYAc.jpg

+1

50

Заповедь Христова – взять крест свой – в сердце христианства. Те, кто отдает все, что у них есть, знают, как мала их потеря, выражаясь по-мирски, по сравнению со славой, которую они находят в Боге.

Мы часто так связаны земными заботами, что они заполняют собой нашу христианскую жизнь. Но разве существует какая-то реальная жизнь – вне Царства Христова? Если я, например, отправляюсь в дальнюю дорогу, я естественно занимаюсь сборами и хочу узнать, как можно больше о месте – в особенности, если еду навсегда. Не должны ли мы точно так же – только с удесятеренной ответственностью – относиться к той дороге, которая идет в Царство Небесное? Но обыкновенно мы ведем себя так, как будто мы вовсе не в пути.

Мы должны осознать, насколько опасна эта расслабленность. Мы должны бдеть и молиться, чтобы не пропустить Христа, проходящего мимо нас и предлагающего нам наш крест. «Да не внидете в напасть», – предупреждает нас Господь о ином пути, который означает смерть вторую – внутреннюю смерть. Отвергнуться себя не значит уничтожить себя, но – искоренить в себе все, что омрачает образ Божий в нас, все, что надмевает наше «я» в предпочтении нашей воли Божественной воле, в то время как нам предлагается иметь ум Христов.

Если мы потеряем все, что связывает нас с нашей плотяностью, с нашей смертностью и греховностью, мы будем увенчаны вечностью в той избыточествующей жизни, которую обрел для нас Христос Своею Крестною смертью. В той мере, в какой мы участвуем в Христовых страданиях, будем мы и причастниками Его славы.

«Какая польза человеку, – говорит Христос, – если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» Наша душа дороже всего мира, она драгоценней, чем все богатства, слава и сладость нынешнего века, если бы мы имели их. Слишком часто приобретение всего этого совершается ценой потери души. Потеря души – столь великая потеря, что приобретение всего мира не перевесит ее и не восполнит ее. Кто теряет свою душу, даже если при этом он приобретает весь мир, заключает плохую сделку со своей совестью. Когда наступит время подводить итоги, он увидит, что крушение его – непоправимое. Ибо «какой выкуп даст человек за душу свою?» Только Кровью Христовой могут наши души быть искуплены от вечной смерти и нашей верностью Христу.

Близ Судия, Который будет судить не по тому, что мы приобрели в этом мире, а по тому, что сделали ради спасения своей души. Он даст венец жизни всем любящим Его. «Истинно говорю вам, – говорит Христос, – есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем». С этими словами и ныне священник обращается к стоящим в храме, как тогда Христос к стоящим перед Ним. В этих словах Господа – Божественная правда. Из стоящих перед Ним многие увидели Христово пришествие в Его Царстве в день Пятидесятницы. И это Царство в силе – при их жизни перешло границы Малой Азии, Европы и достигло Рима.
Крест, который предлагает нам взять Христос, – по видимости бесславие. Но как после Креста Христова наступило Воскресение, и силой Духа Святого победная весть о нем пронеслась по всему миру, так непреложно обетование Господа Своим ученикам. Новую нетленную жизнь дается увидеть нам прежде смерти, и ничто не может воспрепятствовать распространению Царства Христова в человеческом роде.

Протоиерей Александр Шаргунов

0

51

Не прельщайтесь ложными баснями  стихотворцев. Один Бог над всеми на небе, – Бог Отец, Который вместе с Сыном Своим и Святым Духом управляет всем, что Он создал, и поддерживает силою Своею всё существующее; создал же Он и небо, и землю, и море со всем, что находится в них; после всего Он сотворил по образу и подобию Своему бессмертного человека и подчинил его власти всё, что на земле, в море и воздухе. Видя ту великую честь, какою Бог облек человека, сверженный с неба дьявол исполнился зависти и внушил человеку льстивую мысль о нарушении заповеди Божией, чтобы через это он оказался неблагодарным и непослушным пред своим Творцом и Благодетелем. Человек последовал коварному совету обольстителя и тем лишил себя бессмертия, своим преслушанием наведя смерть не только на себя, но и на весь род человеческий. Но дьявол не удовлетворился этим обольщением человека и изобрел идолов, которых вы называете богами, чтобы еще более отторгнуть род человеческий от Создателя. Милосердный же Господь, не желая окончательной гибели созданного по Его образу человека, благоизволил послать на землю с небесного престола Единородное Слово Свое*: Слово Божие действием Святого Духа вселилось в утробу Пречистой Девы, непостижимо приняло от Нее плоть и родилось от Нее неизреченно, и Слово стало человеком, чтобы обновить падшего человека и уничтожить власть дьявола. Богочеловек явил над людьми множество чудес: Он исцелял словом слепорожденных, расслабленных и привязанных к одру болезни много лет, очищал прокаженных, воскрешал мертвых, – воззвав из гроба четверодневного Лазаря, даровал ему жизнь; как Бог всемогущий он содеял неисчислимое множество и других чудес. Но иудеи, не веруя в Него и завидуя Ему, предали Его Понтийскому Пилату игемону и пригвоздили ко кресту Пришедшего спасти их. Он же, как Бог, восстал в третий день из мертвых и по воскресении Своем в течение многих дней являлся ученикам Своим; Он уничтожил смерть, причиненную дьяволом человеку, Своею смертью и Своим воскресением даровал нам жизнь вечную, и как Он, восстав от мертвых, уже не умирает, так и мы, по окончании этой кратковременной, но обильной скорбями жизни, восставши из гробов наших, будем вечно жить с Ним. Указав путь спасения, он вознесся на небо, и если кто пренебрежет этим спасением, тот вместе с дьяволом подвергнется вечному осуждению; верующий же и идущий путем спасения вечно будет со Христом в Царствии Небесном.

(из жития Мч. Понтия Римлянина (ок. 257) ., его увещевание язычникам)

0

52

Что говоришь ты, человек? Желаешь взойти на небо, приять тамошнее царство, общение с Богом, упокоение в тамошнем блаженстве, общение с ангелами, жизнь бессмертную, и спрашиваешь: не труден ли сей путь?..
Преподобный Исаак Сирин (VII век).

http://cs409420.vk.me/v409420796/26f3/shufw7RoILs.jpg

0

53

Берем опять речь святого Златоуста.
Для достижения Царствия недостаточно отстать от греха, но что должно еще стяжать и противоположную ему добродетель, говорит он далее: «Потому-то и блаженный Павел, отвлекая нас от неправды, ведет к добродетели, ибо что пользы, скажи мне, в том, если будут вырваны все терния, но не будут насеяны полезные семена? — Труд опять послужит нам к такому же вреду, если останется недовершенным. Потому-то и Апостол Павел, усильно заботясь о нас, дает нам заповеди не только об отсечении и удалении злых дел, но и побуждает в скором времени показать насаждение дел благих. Ибо, сказавши: всяка горесть, и гнев, и ярость, и клич, и хула да возмется от вас со всякою злобою, он присовокупил: бывайте же друг ко другу блази, милосерды, прощающе друг другу, ибо это — навыки и расположения, и недостаточно удалиться от одного навыка, чтобы вместо него приобрести другой (противоположный), но нужно снова некоторое движение и стремление, не менее скорое, чем при удалении от злых дел, для того, чтобы стяжать дела добрые. Тот, кто не враг, не есть уже и полный друг: есть нечто среднее между враждою и дружбою, в каковых отношениях большая часть людей преимущественно и находится к нам. Тот, кто не плачет, еще не всегда смеется, но есть состояние среднее. Так и здесь, кто недосадителен, тот еще не совершенно добр, и кто не гневлив — не совершенно участлив. Но нужно еще новое старание, чтобы стяжать такое благо. И смотри, как по требованиям лучшего земледелия Апостол Павел очищает и возделывает землю, вверенную ему Землевладельцем: он выбросил гнилые семена, потом увещевает, чтобы приобрести растения надлежащие. Будьте блази, говорит он. Ибо, если после того, как терния вырваны, земля будет оставаться праздною, то снова возрастит бесполезные злаки. Апостол уничтожил гнев, — полагает доброту; уничтожил досаду,— полагает сострадательность; вырвал злобу и злоречие, — насадил помилование. Ибо слова: прощающе друг другу означают это. Будьте, говорит, склонны к прощению обид. Такая милость больше той, какая оказывается в делах денежных.
Ибо не столько, преследуя обидевших, мы уязвляем их души, сколько, прощая их, приводим их в смущение и стыд. Между тем, поступая мстительно, мы не приносим пользы ни самим себе, ни им, а напротив, и им, и себе вредим. Итак, если хочешь мстить, мсти этим способом: воздавай добром за зло, чтобы сделать его (врага) должником и одержать дивную победу. Почему, думаешь ты, Господь наш Иисус Христос говорит: аще кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую (Мф. 5, 39)? — Не потому ли, что чем более будет кто великодушен, то тем более и себе и ему приносит пользы? Итак, не будем злопамятны, но погасим гнев, чтобы сподобиться милости от Бога. Ибо в нюже меру мерите, говорит Он, возмерится вам, и имже судом судите, судят вам (Мф. 7, 2)».

0

54

Мы слышим сегодня в Евангелии рассказ о грешной женщине. «Господи, яже во многие грехи впадшая жена, – воспоет о ней Церковь в Великую Среду, – Твое ощутившая Божество, мироносицы вземше чин, рыдающи миро Тебе прежде погребения приносит». Она стоит, эта женщина, исполненная смирения, позади Христа, не смея взглянуть Ему в лицо. Она слезами омывает Ему ноги, и волосами своими отирает их. И она возливает драгоценное миро на ноги Спасителя. Глаза ее, которые когда-то были входами и выходами греха, теперь – источники слез. Лицо ее от рыданий потеряло всякую привлекательность и красоту, о которой она столько всегда заботилась. Теперь это не имеет для нее никакого значения. Все прежние грехи, которые как камень носила она в душе своей, изливаются сейчас плачем перед Спасителем. Святая Церковь дает нам образ кающейся и любящей Господа человеческой души.

Она слезами своими омывает пречистые ноги Спасителя, прозревая, что скоро они будут пробиты гвоздями, которые есть ее грехи и грехи каждого человека. Грех кажется сладким, но он всегда беспощадно, смертельно жесток. И эта убийственность греха направлена на Самого Господа. Когда она так предстоит пред Господом, другой человек – Симон фарисей – думает: «Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница» (Лк. 7, 39). Господь, читая его мысли, обратился к нему: «Симон! Я имею нечто сказать тебе». Он говорит, что эта женщина действительно грешница, но – прощеная. Это значит, что она глубоко покаявшаяся грешница. Глубина ее покаяния определяется любовью ко Господу, и, в свою очередь, исходит из осознания, как много Господь прощает ей. То, что уже никогда нельзя простить, и от чего, кажется, не может быть избавления.

Чем больше грехов прощается этой женщине, тем большая любовь у нее ко Господу. И Христос рассказывает Симону фарисею притчу о двух должниках. Один был должен в десять раз больше другого. Но поскольку оба не имели, чем заплатить, заимодавец простил тому и другому. «Который из них более возлюбит его?» – спрашивает Господь. «Думаю тот, – отвечает Симон, – которому более простил» (Лк. 7, 42–43). Мы все грехами своими неоплатные должники перед Господом. Один должен больше, другой – меньше. Один должен пятьсот динариев, а другой только пятьдесят. Фарисей был меньший должник, но он тоже был должник. И, на самом деле, гораздо больший должник, чем он думал. И каждый человек больше должен Богу, чем он может заплатить.

Никакие наши труды, никакие посты, никакие подвиги не могут дать нам возможность расплатиться с нашими грехами. Никакие слезы не могут омыть их. Прощение – непостижимый дар бесконечной любви Господа. Оно предлагается всем, но принимают его только те, кто глубоко и искренне приносит покаяние. И здесь нам открывается великая тайна: чем большие грехи нам были прощены, тем больше мы должны возлюбить Господа. И еще нечто совершенно неожиданное: кто пришел к Богу от больших грехов, тот должен стремиться достигнуть большей святости. Мы знаем пример апостола Павла – бывшего гонителя Церкви, того, кто больше всех потрудился для Господа. Преподобная Мария Египетская – бывшая блудница – обретает такую чистоту, перед которой не может не поклониться подвизающийся всю жизнь в подвиге поста и молитвы преподобный Зосима. И всякий, кто узнаёт, что такое грех и как любит Господь кающегося грешника, всего себя отдает Господу.

Чем святее человек, то есть, чем больше у него любовь к Богу, тем яснее он видит свои грехи. Чем глубже человек видит себя, тем больше понимает, что это он – неоплатный должник. Не кто-то другой, а именно он первый среди грешников. Не та плачущая у ног Спасителя грешница, а он должен пятьсот динариев. И пятьсот – это на самом деле условная сумма, потому что грехам нет числа. Как говорит преподобный Петр, святой пятнадцатого века, начало святости – видеть свои грехи бесчисленные, как песок морской.

Все совершается по дару Христа. Когда человек приближается к свету истинного добра, он начинает видеть себя таким, каков он есть на самом деле. Узнав этот свет, он ничего не пожалеет для Господа, не испугается никаких трудов и скорбей. Мы видим Симона фарисея, мнящего себя праведником. Каждый из нас, кто как будто все исполняет и уверен, что ему не в чем особенно каяться, подобен ему. Но Господь говорит этому фарисею сегодня: неужели Я приму твою мнимую праведность и отвергну любовь, которая отдает все, что у нее есть. «Ты Мне воды на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги, и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает, всей душей своей, разрывающейся от горя и любви, целовать Мне ноги. Маслом главы Моей не помазал, а она изливает драгоценное благоуханное миро на Мои ноги».

Как страшно ошибается тот, кто рассчитывает недорогой ценой, легко и просто приобрести прощение и Царство Небесное! Да, кто много возлюбил, тому много прощается. Но признак полного прощения грехов – когда человек уже никогда к ним не возвращается. Не потому, что так складываются внешние обстоятельства, не потому, что потерян вкус ко греху, а потому что так он возлюбил Господа. Снова и снова мы будем возвращаться к грехам, в которых каялись, потому что наше покаяние было поверхностным. Оттого, насколько глубоко наше покаяние, будет зависеть, в какой мере мы сможем противостоять непрестанно искушающему нас греху. И чем решительнее мы будем ему противостоять, тем глубже будет наше покаяние. И так до конца жизни, пока мы не достигнем того покаяния, которое являет эта грешная жена – в совершенной любви ко Господу, в готовности отдать Ему всю свою жизнь.

Прощаются ей многие грехи, потому что она возлюбила много. Но не мы первые возлюбили Господа, как Он Сам говорит, а Он первым возлюбил нас. И Он жизнь Свою отдает, чтобы нам открылось подлинное понимание жизни. Чтобы мы узнали, что такое грех и что такое любовь и покаяние. Ничего великого никогда не приобретается без скорбей, без крови, без отдачи себя. И Господь Крестом Своим, Своими страданиями открывает нам путь к истинному покаянию.

Протоиерей Александр Шаргунов

0

55

Пока душа наша еще на пути в Царствие Божие, пока еще есть время, закрепим и укрепим нашу волю, слабую, немощную, благодатной силой Божьей и найдем в ней нужную силу и поддержку на борьбу со злом. Жизнь великий труд. Надо научиться жить во Христе мудро, и тогда все вокруг нас осмыслится и приобретет цену для вечности. Если будем внимательны, то обстоятельства, нас окружающие, послужат нам "старцами", научат нас послушанию Богу, помогут в терпении и любви пройти свой жизненный путь и обрести спасение. Где бы мы ни были, всюду нас окружает возможность спасения; в какие бы условия ни поставила нас жизнь - всегда можем духовно зреть и совершенствоваться. Наша жизнь при всякой обстановке может быть путем, ведущим нас ко благу нашему, к блаженству, которое доступно бывает уже здесь на земле.

Архиепископ Сергий (Королев)

http://cs416425.vk.me/v416425525/4116/dNiGhpsCyus.jpg

0

56

Заповеди обычно воспринимаются как досадная лямка, которая зачем-то нас связывает и давит, а без нее было бы жить легче и лучше. Если так смотреть на путь к спасению, то он действительно скучен и невыносимо тяжел; но надо сказать, что такой путь в Царство Небесное и не ведет. "Тянуть лямку" и вяло уклоняться от грубых грехопадений - это не путь в Царство Любви.
Заповеди Божии - это не узы, а милость Господа к нам, они даны в помощь и указание, что делать, на что обратить внимание, чего избегать, чтобы не повредить своей душе, чтобы она выросла в возможную для нее меру и была способна исполниться Святым Духом и вечно блаженствовать.

Прот. Константин Островский

0

57

Святой Златоуст в тексте преимущественно останавливается на возбуждении внимания к своим делам и чувствам и к тому пути, по которому идти должно. Эта речь его обстоятельна и сильна; ее можно советовать почаще прочитывать всякому, кто не хочет заснуть на пути. Она вместе есть и образец взаимнопоощрения к трезвенной жизни. Приведем ее :
«Посему умоляю вас, говорит он, будем всегда поступать так, чтоб никогда не заснуть. Ужели вы не видали, что часто продолжительное стояние на страже оставалось бесполезным потому, что стрегущие на малое время предавались сну? Ибо чрез этот короткий сон они теряли все, дав покушающемуся на воровство большую смелость. Ибо подобно тому, как мы не столько обращаем внимание на воров, сколько они подсматривают за нами; так и диавол более всего следит за нами, подстерегает и скрежещет зубами. Итак, не будем засыпать; не будем говорить: с этой стороны ничто нам не угрожает, ни с этой. Часто бываем ограблены, откуда мы и не думали. Так и по отношению ко злу: можем погибнуть, откуда и не ожидали. — Будем все тщательно осматривать, не станем упиваться,—и не заснем; не будем пресыщаться, — и не воздремлем; не станем безумно бросаться на внешние блага, — и пребудем трезвенны. Оградим самих себя со всех сторон. Как ходящим по натянутому канату нельзя быть даже и мало беспечными, потому что от этого малого происходит великое зло,—оступившись, они тотчас падают вниз и погибают, так и нам не должно оставаться беспечными. Мы идем путем узким, с обеих сторон окруженным стремнинами, на котором не могут стоять обе ноги вместе. Видишь, сколько нужно осмотрительности. Ужели не видишь, что те, которые идут путем, окруженным стремнинами, не только осторожно ступают ногами, но и внимательно смотрят глазами? Хотя бы идущий ступал в известном месте по видимому и осторожно и хотя бы нога его твердо стояла, но глаз, помутившись от того, что посмотрел в пропасть, может низвергнуть его: ему надобно думать и о себе, и о том, как ступать; посему-то сказано: ни на десно, ни на шуее (Притч. 4, 27). Глубока пропасть зла, велики стремнины, густ мрак внизу, узок путь. Будем внимать себе со страхом, будем идти с трепетом. Шествуя по такому пути, никто не предается смеху и не обременяет себя пьянством, но идет по такому пути трезвенно и со вниманием. Идя таким путем, никто не несет ничего лишнего. Счастлив тот, кто, будучи хорошо препоясан, может благополучно пройти им. Никто в таком случае не связывает себе ног, но оставляет их свободными. Мы же, связывая самих себя бесчисленными заботами и возлагая на себя бесчисленные житейские бремена, будучи невнимательны и рассеянны, как можем надеяться, что пройдем по столь узкому пути? Тесен путь, ибо когда мы должны отдать отчет и в словах, и в мыслях, и в делах, и во всем, то поистине такой путь тесен. А мы делаем его еще теснее, утучняя и расширяя самих себя и ступая небрежною ногою. Узкий путь труден для всякого, но особенно для тучного; напротив, истощающий себя даже не будет чувствовать тесноты: кто научился стеснять себя, тот не будет жаловаться на стеснение. Итак, пусть никто не ожидает при неге увидеть небо,—этого нельзя! При роскоши пусть никто не надеется пройти узким путем,—это невозможно! Пусть никто из шествующих по широкому пути не надеется достигнуть живота(жизни). Если ты увидишь, что кто-нибудь услаждает себя ваннами, дорогим столом или многочисленною прислугою, то не почитай себя несчастным ради того, что не имеешь этого, а пожалей о нем, потому что он идет путем погибели. Будем почитать счастливцами не тех, которые живут в роскоши, но тех, которые не живут в роскоши. Эти последние спешат на небо, а те — в геенну. Когда-нибудь должно же нам воспрянуть, должно открыть глаза, пробудиться, заняться вечною жизнию, прервать долговременный сон. Есть суд, есть наказание, есть воскресение и испытание дел! Господь грядет на облаках, огнь пред Ним возгорится и окрест Его буря зелна (Пс. 49, 3). Река огненная течет пред Ним, червь неумирающий, огнь неугасающий, тьма кромешняя, скрежет зубов! Там мука вечная безотрадная, — не будет защитника! Кто помилует, говорит Писание, обаянника, змием усекнена (Сир. 12, 13)? Когда мы сами себя не помилуем, кто помилует нас, скажи мне? Когда мы имеем возможность исправиться и не исправляемся, кто пожалеет нас? — Никто. Помилуем же самих себя. Когда мы молимся Богу, говоря: помилуй мя, Господи, будем говорить это и самим себе, и самих себя помилуем! В нашей власти то, чтоб Бог нас помиловал. Он Сам даровал нам это ли будем делать достойное помилования, достойное Его человеколюбия, то Бог нас помилует. Если же мы сами себя не помилуем, то кто пожалеет нас?»
Свт. Иоанн Златоуст

http://cs424724.vk.me/v424724242/58d9/98U-N_Ue_RI.jpg

0

58

Думать, что вы пройдете свой путь безошибочно, просто неразумно. По-моему, святитель Тихон Задонский говорил, что в Царство Небесное идут не от победы к победе, а от поражения к поражению, только доходят те, которые после каждого поражения встают и идут дальше.
Митрополит Антоний Сурожский.

0

59

"Что имеет в виду Христос, когда говорит о Царстве Небесном? Царство Небесное – это Сам Христос: если мы попадем туда, а Его нет, тогда Царство Небесное лишается всякой ценности. Как говорил один святой, «если Христос в аду, если Он сошел в ад, тогда и мы пойдем туда». Где Он, там рай. Рай – это не место, а Личность, связь, участие, единение между Богом и человеком. Следовательно, Христос – это цель. И всё, что мы делаем, мы делаем для Христа.

Многие люди вокруг совершают всякие добрые дела, и нас самих, церковных людей, порой охватывает мания совершения добрых дел: дома престарелых, социальные заведения и т.д. – мы думаем, что это наше главное дело как христиан. Иногда говорят:

– Вокруг столько брошенных стариков! Где же Церковь, – спрашивают, – почему не позаботится о них?

Или же:

– Почему Церковь не вмешивается и не говорит, какое это правительство плохое?

Почему Церковь не говорит? Потому что всё это – не дело Церкви. Если она может помочь – хорошо, но дело Церкви – не социальная работа, а спасение душ. Церковь движется на другом уровне, она смотрит на события мира сего как на преходящие, поскольку знает, что через трудности человек получает возможность очистить себя и встретить Христа.

Социальные проблемы никогда не решатся, потому что человек обладает свободой. А поскольку существует свобода человека, он волен согрешить, злоупотребить, сделать всё, что захочет. Невозможно насильно заставить его быть добрым, так не бывает.

Христос изначально отвергает это принуждение другого к деланию добра. Церковь не может читать Евангелие при поддержке полиции. То есть схватить человека и сказать ему: «Сегодня среда, почему ты не постишься?»

Так делают в арабских странах. Знаете, что там будет, если увидят, как кто-нибудь ест в рамадан? Ну, если смогут его увидеть, естественно, ведь он ест украдкой… Но тогда горе ему!

Я хочу сказать вам, что верующие во Христа должны пребывать в свободе и что Церковь существует именно для спасения человека во Христе, для возрождения и обновления человека и всего творения...

Христос, когда воскрес, не пошел разыскивать Пилата, чтобы сказать ему: «Вот посмотри, Я воскрес!» – и навести на него ужас. Ничего подобного. Он не обратил никакого внимания на Пилата. Он пошел к тем, которые Его искали.
И мы иногда говорим: «Ну почему Христос не явится сейчас, чтобы все Его увидели и поверили?» Или: «Если бы я был Богом, то уничтожил бы всех этих злодеев!» Однако видишь, что Христос, Благой, не делает ничего такого, потому что Царство Христово не от мира сего, не в мире сем и не вписывается в логику мира. Следовательно, всем, кто хочет жить духовно, не следует ждать земного успеха, судя по мирским критериям. Напротив, им надо понять, что им наверняка придется переплывать житейское море, погружаясь в неуспехи по меркам мира сего, чтобы достигнуть успеха в Боге, отражающегося, естественно, и на мире сем...

Человек избегает отчаяния, когда, во-первых, поймет, что не он контролирует всё. Нас потому охватывает тревога и мы бросаемся то туда, то сюда, что мы думаем, будто устроим всё сами, то есть мы думаем, что мы должны устроить всё, контролировать всё, и если что-нибудь упустим, то всё тут же взлетит на воздух. Не предавать свою жизнь в руки Божии – это неверие. Кто верит, что ничего не случается без Промысла Божия, что Бог управляет творением, тот чувствует себя хорошо, у него есть свобода, и он всегда приобретает смирение, чтобы предоставить Богу сделать то, что ему не по силам.

Нам надо понять, что наши силы ограничены, что мы не являемся неограниченными людьми. Мы не можем, например, выучить наизусть всю эту книгу. Выучил половину, одну четверть – ну не могу я больше. Неужели же мне нужно пойти и застрелиться, если я не могу выучить ее всю?

Иногда мы говорим: «Это Божия воля». Но Бог не говорил, что хочет зла. Бог никогда не содействует злу, не использует ни зло, ни болезни, ни смерть, ничего. Бог не участвует во зле и не имеет никакого отношения к нему. Воля Божия – это не то, что мы понимаем под волей: «Хочу, чтобы было то-то!» – а это означает осознать Промысл Божий в происходящем.

Это богословие прерывания связи человека с Богом. Невозможно, чтобы Бог позволил диаволу подчинить волю Божию его собственному успеху. Поэтому Бог дал человеку силу, чтобы его неудача стала впоследствии поводом для большего успеха. Так обращается на пользу всякое происходящее зло, на вечную духовную пользу, которая больше произошедшего зла. Другими словами, вечное добро существеннее маленького, временного зла…

Митрополит Лимассольский Афанасий

+1

60

Один подвижник так объяснял суть смирения:
- Все люди жаждут величия, а Бог просит нас стать маленькими. Чтобы пройти в дверь, ведущую в Царствие Небесное, надо встать на колени.

http://cs7004.vk.me/c412825/v412825715/8813/5McxvwXEHrE.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ » Указание Пути в Царство Небесное!