Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Октябрь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Октябрь)

Сообщений 1 страница 30 из 89

1

Во славу Божию и на пользу ближнего !

1 Октября  -Память: .

Прп. Евмения, еп. Гортинского (VII).
Святой Евмений еще с юных лет благоугодил Богу своею добродетельною жизнью. Он шествовал тесным путем, ведущим в царство небесное, внимая словам Господа: "подвизайтесь войти сквозь тесные врата" (Лк.13:24). Кто хочет войти в эти врата, тот должен сложить в себя два Тяжких бремени: заботу об имуществе и попечение о теле. Евмений отказался от своего имущества и раздал его нищим, памятуя, как трудно богатому войти в царствие Божие. Ибо кто, обремененный пристрастием к богатству, может войти в тесные врата небесные? Добрый совет подал Господь юноше, спросившему его о том, что ему сделать, чтобы наследовать жизнь вечную: "Если хочешь быть совершенным, – сказал ему Господь, – пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах" (Мф.19:21). Служащий маммоне1 не может служить Богу, и обремененный тяжестью богатств не пройдет сквозь узкие двери небесные, подобно тому, как не может пройти верблюд сквозь игольные уши. Как тот, кто хочет пройти чрез тесное место, должен бывает снять с себя не только ношу, но и одежду; так желающий быть на небесах раздает нищим не только излишки своего имущества, как неудобопереносимое бремя, но и самое необходимое, даже одежду, прикрывающую тело, подражая этим Господу. Таков именно был и святой Евмений: он всё считал за сор, от всего отказался, всё оставил, чтобы идти за Христом, Его только обрести и приобрести. Отказавшись от имущества, сняв его с себя как бы одежду, он приодел им нищих, нагих и нуждающихся. Обнажившись от всех земных пристрастий, он вступил на тесный путь нищеты, проходя узкие врата, приводящие к богатству небесному. Отказался преподобный и от другого бремени – забот о теле; своими подвигами, трудами, воздержанием, постом, бдением он умертвил плотские похоти и утончил свое тело, удаляясь от всякого плотоугодия и сластолюбия; ибо "подвижники, – как говорит Апостол, – воздерживаются от всего" (1Кор.9:25). Он воздерживался от всего, что утучняет тело, тяготит мысль и рождает страсти. Он не давал сна очам своим, пока не очистил душу и тело от страстей и сделался обителью Святого Духа. Так, сложив с себя тяжелые бремена имущества и всяких плотских страстей, он соделал себя способным к прохождению узкого пути и тесных врат, ведущих в жизнь вечную.

Так как добродетельная жизнь святого Евмения сияла, как бы светильник, и была для всех весьма полезна, то он был избран и возведен на престол Гортинской церкви2, и, как свеча, стоящая на подсвечнике, просветил свою паству, осиявая, как солнце, церковь Христову своими делами и поучениями: ибо свету мира подобает делами предварять слово, подобно тому как сияние предваряет для взора самый светильник. И так святой Евмений, пребывая на епископском престоле своем, учил духовных чад своих прежде всего делом, чистою и богоугодною жизнью своею являясь образцом для своего стада, а затем поучал их и словом. Сначала сам соделавшись как бы светом, потом просветил и других; сам дни и ночи поучался в законе Господне, а потом и других тому же наставил; сам, стяжав чистую совесть, очистил совесть и других. Он был весьма милостив, согласно значению своего имени3, и жизнь его была полна делами милосердия. он был отцом для сирот, богатством нищих, подателем для просящих, утешителем скорбящих, врачом страждущих и предивным чудотворцем. Однажды святой молитвою умертвил устремившегося на него большого змея; но еще большее чудо сотворил он, поправ адского змия – диавола, победив его молитвою и отогнав от врученного ему Христова стада. И не только в Гортине, но и в Риме4 святой Евмений вооружился против бесов. Прибыв в Рим, он своими знамениями и чудесами привел многих в изумление: он изгонял из людей бесов, исцелял больных и умиротворял враждующих и гневающихся. После того, он был и в Фиваиде5, где во время бездождия низвел своею молитвою с неба дождь, – и в той стране впоследствии мирно скончался, перешедши из временной жизни в жизнь вечную и нескончаемую6. Его святое тело было перенесено в Гортин, на место его служения, и с честью погребено там.(по изложению Димитрия Ростовского)

Кондак, глас 2:
Светом божественным просветився всеблаженне, просвещаешь и ны, любовию поющыя твое честное и славное и святое отче преставление, иерарше Евмение, моля непрестанно о всех нас.
________________________________________________________________________
1 Слово "маммона" – халдейского или сирийского происхождения – означает имение, богатство, блага земные, поскольку человек полагает в них свою надежду и, таким образом, выражает не только богатство, но и любовь и привязанность к нему. В Новом Завете маммона представляется как бы неким божеством, покровительствующим богатству (см. Мф.6:24).
2 Гортина, или Гортин, – в древности значительный город на острове Крите, при р. Лефее (Ныне Иеропотамо). Развалины древнего города сохранились и доныне.
3 Евмений, в переводе с греческого, значит: благосклонный, доброжелательный, милостивый.
4 Здесь следует разуметь под именем Рима Константинополь, получивший наименование нового, или второго Рима; такое толкование наиболее соответствует смыслу всего жития и ходу описываемых в нем событий.
5 По словам церковных песнопений, св. Евмений отправился в Фиваиду не добровольно, а сослан был туда врагами православной веры (канон, песнь 7, тропарь 2). Сослан он был за то "что умалил мрачныя ереси" (седален) монофелитов, признававших во Христе одну только волю – Божественную.
6 Деятельность и кончина св. Евмения относится к VII столетию.

Прославление прп. Евфросинии Суздальской, в миру Феодулии (1698)
http://s11.radikal.ru/i184/0909/5b/dfc686a02a31.jpg

Преподобная Евфросиния родилась в 1212 году и была старшей дочерью святого мученика Михаила, великого князя Черниговского. Благоверный князь Михаил и его супруга Феофания долго не имели детей и часто посещали Киево-Печерскую обитель, где молились Богу о даровании им детей. Трижды являлась им Пресвятая Богородица и сказала, что молитва их услышана — родится у них дочь, которую нужно назвать Феодулией, — она будет служительницей Влахернской церкви.

Настало время рождения дочери и нарекли ее, по слову Богоматери, Феодулией (раба Божия). Крестили новорожденную в Киево-Печерской обители, и восприемником ее стал сам игумен.

У нее было четыре брата и сестра Мария (супруга замученного татарами князя Василия Ростовского (1238 г., память 4 (17) марта).

Родители с удивлением и благоговением смотрели на Феодулию. Если кормилица ее питалась мясом, то Феодулия, еще находясь в пеленках, отказывалась брать грудь кормилицы весь день. Однажды матери было видение: она на крыльях возлетает к небу и отдает Богу свою дочь.

Феодулия подрастала, и благоверный князь Михаил сам стал учить ее Священному Писанию «по книгам и прочим премудростям». В остальном же наставником юной княжны был боярин Феодор, отличавшийся мудростью и ученостью. Житие отмечает образованность Феодулии, глубокое знание античной литературы: «Она познала все книги Вергилийски и витийски, сведуща была в книгах Аскилоповых и Галеновых, Аристотелевых и Омировых и Платоновых...». В этом списке — философы Платон и Аристотель, поэты Гомер и Вергилий, врачи Эскулап и Гален. Воспитывалась Феодулия в глубокой вере и благочестии, превосходя своих сверстниц в красоте и успехами в учении.

В юности увидела она во сне Страшный Суд: море огня и Райские обители. Пресвятая Богородица призывала ее разделить блаженство праведных, а Господь держал в деснице Своей Книгу Жизни. В другом видении ей был показан Киево-Печерский монастырь и иноки его, славящие Господа. В то же время игумении Суздальского монастыря было откровение о том, что к ней должна придти юная дева, которую необходимо принять в обитель.

В 1233 году Феодулия была просватана за святого благоверного князя Феодора Ярославича (1233 г.; память 5(18) июня), родного брата святого Александра Невского. Родители согласились, и Феодулия покорилась родительской воле, но тайно молилась Божией Матери сохранении девства, так как чувствовала призвание к иноческой жизни. И снова Пресвятая Дева в сонном видении повелела послушаться родителей, сказан при этом: «Скверна не коснется твоего тела».

Феодулия отправилась в Суздаль для бракосочетания, но брак не состоялся. Когда гости уже собрались на пир, жених неожиданно скончался, как повествует о том летопись: «Преставися князь Феодор Ярославич Больший... И еще млад. И кто не пожалует сего? Свадьба пристроена бе, меды посычены, невеста приведена, а князья позваны. И бысть в веселия место плач и сетование».

Феодулия не вернулась домой и умолила игуменью монастыря в честь Положения ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне принять ее. Игумения согласилась, помня о бывшем ей откровении и 25 сентября, в день преподобной Евфросинии Александрийской, Феодулию постригли с именем Евфросинии. Родители приняли это как волю Божию и покорились.

Юная инокиня ревностно выполняла правило монашеской жизни, удивляя сестер рассудительностью, высокой духовностью и зрелостью ума. Большую часть дня Евфросиния проводила в молитве — в храме или в келье, а по ночам изучала слово Божие. Иногда она целые недели проводила не вкушая пищи — только пила немного воды. Вскоре после пострига Евфросиния удостоилась явления Спасителя, который заповедал ей бодрствовать и укрепляться в подвиге.

Господь попустил ей постоянную брань с бесами, Евфросиния много времени терпела их нападения и молилась об укреплении своем в этой брани. Игумения сказала ей: «Без нападения врага не было бы твердых воинов царских, и Господь попускает любящим Его терпеть искушения, дабы явились добродетели их».

Евфросиния не занимала начальственной должности в обители, но жизнью своей и подвигами она так возвысила ее значение, что обитель стала лучшим женским монастырем на Руси. Сестры ее почитали, и сама игумения постоянно обращалась за советом. Преподобная предложила разделить монастырь на две половины: девичью и вдовью. Городские жены посещали церковь во имя Пресвятой Троицы на половине вдов, а девицы — главную монастырскую Ризоположенскую церковь, находившуюся на половине дев.

Здесь преподобная Евфросиния читала и пела на клиросе. Кроме того, ей было поручено толковать Священное Писание и говорить поучения сестрам и городским девицам.

О редкой подвижнической жизни преподобной вскоре узнали не только в Суздале, но и далеко за его пределами. Множество народа посещало обитель, чтобы услышать поучения преподобной Евфросинии о любви, молитве, послушании и смирении. Часто после таких бесед приходившие в обитель помолиться, оставляли мир.

Когда на Руси начались эпидемии и моры, преподобной явилась Божья Матерь и обещала дар исцелений, после чего она начала лечить не только сестер в монастырской больнице, но и приходивших в обитель, с тяжкими недугами. Исцеленная ею девица Таисия приняла постриг в монастыре вместе со своею матерью.

Некоторое время преподобная Евфросиния безмолвствовала, после чего получила от Бога дар пророчества. Она предсказала близкую кончину принявшей ее игумении и мученическую смерть своего отца. Перед нашествием Батыя Господь открыл подвижнице, что беда идет на Русь, что Суздаль будет разорен: «Будет лютое посещение, дабы избавиться от горьких вечных мук, — сказал Господь, — ...Тебе же и живущим здесь обещаю, что знамение Креста будет охранять твой монастырь». Тогда преподобная увидела двух ангелов с натянутыми луками в руках, охраняющих обитель. Они сказали преподобной, что инокини, которые будут искать спасения вне стен обители, или вернутся в нее, или пострадают.

В 1238 году войска Батыя опустошили Суздаль. Преподобная Евфросиния с сестрами дни и ночи молилась о спасении обители, и монастырь уцелел. Враги не смогли подойти к монастырю. Предание говорит, что Батый узнав об этом, пытался с холма разглядеть монастырь, но он сокрылся от него.

Когда отец отправлялся в Орду, где его ожидало мученичество, Евфросиния в письме к нему убеждала, твердо стоять за веру, чтобы он «...не склонился на волю цареву» и советовала ему слушаться боярина Феодора, которого назвала «философом из философов». После казни отца и боярина Феодора 20 сентября 1346 года оба они предстали перед ней, поведали о своей мученической кончине и благодарили за укрепление и молитвенную помощь в смертный час.

После смерти отца она оделась в рубище и много дней провела в посте и молитве. Когда один из жителей Суздаля был потрясен, увидев ее ветхое одеяние, Евфросиния сказала: «Рыба на морозе, засыпанная снегом, не портится и не воняет, и даже становится вкусна. Так и мы иноки, если переносим холод, становимся крепче и будем приятны Христу в жизни нетленной». Тот же человек попросил наставления; она ответила ему: «Слушай, Христолюбче! Счастлив дом, в котором господа благочестивые, счастлив корабль, который управляется искусным кормчим, блажен и монастырь, в котором обитают воздержанные иноки. Но горе дому, в котором обитают нечестивые господа; горе кораблю, в котором нет искусного кормчего; горе монастырю, в котором нет воздержания; дом обнищает, корабль разобьется, а монастырь опустеет. Ты же, боголюбезный человек, твори милостыню, прежде всего домашним слугам твоим, и если хочешь дать от щедрот твоих нам в монастырь, то пришли только деревянного масла, свечей и ладану. Этого нам достаточно!». Человек тот, прежде черствый, совершенно изменился и стал милостивым.

После кончины игумении преподобная Евфросиния продолжала духовное руководство обителью, сохраняя в ней строгий порядок. Вся дальнейшая жизнь ее — подвиг полного самоотречения, строжайшего выполнения монашеских обетов. Уже при жизни народ почитал её праведной за материнскую отзывчивость и благодатные дары.

Незадолго до кончины преподобной в Суздале случилось предсказанное ею землетрясение, во время которого она увидела на небе Пресвятую Богородицу, умолявшую вместе со святыми Сына Божия о спасении града и людей в нем. После этого события явились ей отец, и боярин Феодор, известившие о близкой кончине. Преподобная стала готовиться. Болела она недолго. Причастившись Святых Христовых Тайн, сказала: «Слава Тебе Пресвятая Троица! Упование наше, Пресвятая Богородица, помоги мне! Господи, в руки Твои предаю дух мой!», перекрестилась и отошла в жизнь вечную 25 сентября 1250 г.. Семнадцать лет назад, в этот же день она приняла пострижение.

При гробе ее верующие стали получать благодатную помощь и по благословению патриарха Адриана 18 сентября 1698 года совершилось прославление преподобной. Нетленные мощи ее почивали в соборной церкви Ризоположенского монастыря.

Вся жизнь преподобной Евфросинии — и внешняя, и внутренняя, — была полна испытаний: смерть жениха, отца, брата, наставника. Великое разорение Отчизны, непрестанная духовная брань — требовали терпения, кротости и мужества. Преподобная Евфросиния — русская терпеливица. Ее образ — воплощение терпения русских женщин. Без него народ и государство русское не могли бы выстоять в испытаниях, которые обрушивались на них из века в век. Нести неустройства жизни, преображая их молитвой и трудами — этот подвиг исполнен и завещан преподобной Евфросинией русским женщинам.

Особенно действенна помощь преподобной в исцелении одержимых злыми духами. Как при жизни она вела непрестанную брань с бесами и побеждала их молитвой и смирением, так и после кончины Евфросиния Суздальская помогает отгонять бесов и освобождать человека от злобной силы, терзающей его душу и тела.

Имя преподобной до пострига — Феодулия — «Раба Божия» говорит о ее предназначении. Имя монашеское — Евфросиния раскрывает особый дар духовной радости при терпении земных скорбей: преподобная Евфросиния научает преображению скорби мира в радость единения с Богом преподобническим подвигом через терпение.

Ни в одном из древних житий святых жен Руси нет столько упоминаний о благодатной помощи Божией Матери, как в житии преподобной Евфросинии Суздальской. Пречистая Сама указала родителям Феодулии имя дочери и произнесла таинственные слова: «она будет служительницей Влахернской церкви». Она же благословила Феодулию на монашество и направила ее в монастырь, посвященный Положению Ризы Богоматери во Влахерне. Многие благодатные дары получила преподобная Еофросиния от Божией Матери. Тогда понятным становится значение слов Богоматери о служении преподобной Евфросинии, которая от рождения до последнего мгновения жизни своей была служительницей Божией Матери.

Со дня кончины преподобной Евфросинии прошло 700 лет, но светильник ее светит так же ярко на церковном небе, как и нашим предкам, которые называли ее преславной начальницей и учительницей инокиням рода русского и пресветлой суздальской звездой. (по изложению Димитрия Ростовского)

Тропарь
Святая твоя память Суждальскую страну веселит, верных же вся созывает во всечестный храм твой, идеже ныне совершается всеславная память твоя, Евфросиние преподобная: моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Прп. Илариона Оптинского (1873).
http://i026.radikal.ru/0909/c7/311041c19ed8.jpg

Преподобный отец наш Иларион, в миру Родион Никитич Пономарев, один из благодатного сонма великих Оптинских старцев, родился в сельце Ключи Воронежской губернии в 1805 году, в пасхальную ночь на 9 апреля и назван во святом крещении Иродионом, в честь апостола Иродиона. Его будущее монашеское имя Иларион, означающее в переводе с греческого „тихий" и „радостный", выявило то главное, что было свойственно этому подвижнику веры и благочестия: тихую, смиренную кротость сердца и постоянное пребывание души в пасхальной радости о Воскресшем Господе.

Родион был третьим сыном Никиты Филимоновича Пономарева и его супруги Евфимии Никифоровны, а всего в семье было четыре сына. Никита Филимонович был известным в округе портным, часто находился в отъезде, выполняя многочисленные заказы, и поэтому надзор за семейством и домашним хозяйством лежал на Евфимии Никифоровне, женщине достопочтенной и богобоязненной. Родион рос тихим и молчаливым, сосредоточенным и впечатлительным, с явной устремленностью к созерцательности и углубленности в свой внутренний мир. Без сомнения, не без мудрой и благой цели промышлял о нем Господь, воспитывая и приуготовляя будущего духовного наставника монашествующих и мирян.

Следование заповедям Господним уже с младенческих лет стало для него непреложным законом. Вот характерный эпизод из отрочества будущего Оптинского подвижника. Однажды, собирая вместе с матерью ягоды в лесу, мальчик набрел на особенно плодоносное место и стал созывать оказавшихся поблизости своих деревенских сверстников. Мать попыталась воспротивиться этому: „Не зови их, сами здесь будем рвать, а они пускай на другое место идут". Но малолетний сын ее, в искренности и непорочности своего детского сердца, ответил так: „Отчего же? Ведь Бог не дал для нас одних, а для всех зародил ягоды!"...

Мать предрекала своему сыну, еще в семилетнем его возрасте, будущее монашество. Да и сам отрок с детства чувствовал в себе стремление стать монахом. Первые соприкосновения с иноческой жизнью состоялись у него в тринадцать и семнадцать лет – во время паломничества с матерью к святыням Киево-Печерской Лавры.

Обучаясь в доме отца своего портновскому ремеслу, рассудительный юноша, помышлявший о монашестве, решил, что в монастыре как раз и пригодится ему эта профессия. Именно тогда утвердилось в нем убеждение, что ко всякому делу следует относиться добросовестно: то, что делаешь, надо стараться делать хорошо. А это как раз и есть то самое правило, на которое как новоначальным, так и возросшим в духовной жизни инокам святые отцы указывают как на необходимое условие для спасения и которое они в своих писаниях называют „хранением совести"...

Будучи двадцати четырех лет от роду, Родион переехал вместе с родителями на жительство в Саратов. Ревностный исполнитель уставов Православной Церкви, он и дома старался вести строго благочестивую жизнь, живя в страхе Божием и отечески наблюдая за неуклонным исполнением христианских обязанностей артелью своих рабочих.

На артель, состоящую человек из тридцати, Родион смотрел как на своих детей, за которых надобно будет дать отчет Богу. Он содержал их хорошо и строго наблюдал за их нравственностью. С юных лет воспитанный в страхе Божием, искренно преданный Православной Церкви и строго соблюдавший ее уставы, он завел, что в воскресные и праздничные дни вся артель непременно бывала в церкви на всенощной и обедни. Кроме того, при помощи знакомого дьячка Покровской церкви он обучал своих рабочих церковному пению, и за работой они вместо светских песен пели песни духовные.

Во всех своих действиях Родион отличался чрезвычайной мягкостью, кротостью и миролюбием, а на рабочих действовал не угрозами или наказаниями, но разнообразными мягкими увещевательными способами, влиявшими на нравственное их расположение...

В эти годы Саратов был наводнен множеством раскольников. Секты враждовали между собой, сходясь только в одном: в ненависти к православным, которых в сравнении с ними было меньше. Кроме того, многие из православных, долго находясь среди раскольников, пребывали в состоянии двоедушия и сомнения.

Именно в этот период Господь открыл Родиону новую возможность для служения людям – служение миссионерское, апостольское, способствовавшее возвращению в лоно Матери-Церкви многих и многих заблудших и погибельно отпавших от нее душ раскольников. Известный в Саратовской губернии старец Семен Климыч посоветовал ему заняться собеседованием с раскольниками с целью побудить их присоединиться к Православной Церкви...

Родион начал вести беседы о вере, основываясь единственно на слове Божием и на изъяснениях оного святыми отцами Церкви. Постепенно он подводил отпавших от истинной веры к осознанию того, что, оспаривая Священное Писание и святоотеческое толкование они превращались в противников Христа, Его слов и учения, то есть в „антихристов". Этот новый оборот, который приняли собеседования, привел в движение раскольников, озадачил их и во многом способствовал убеждению в истине. Раскольники то и дело либо сами приходили к своим противникам, либо зазывали их к себе на беседы. Будущий отец Иларион стал с ними заниматься много и успешно...

Братство, возглавленное Родионом, стало известно далеко за пределами Саратова. Видя, что Господь благословил начальные труды успехами, Преосвященный Иаков испросил у Святейшего Синода дозволения учредить в своей епархии миссию для обращения раскольников. Сохранились достоверные сведения о том, что Родион Пономарев был одним из самых ревностнейших и деятельнейших миссионеров. Но, рассказывая впоследствии в Оптиной Пустыни об этом периоде саратовской жизни, старец Иларион свое личное участие в делах миссии всегда оставлял в тени, проявляя столь свойственные ему скромность и смирение.

Так прошло девять лет. „Хотя мы и богоугодно старались жить, – вспоминал он в Оптиной Пустыни, – и, казалось, будто и делами благочестивыми занимались, но чувствовалось мне, что мы все еще не так живем, как бы следовало, что монахи лучше нас живут".

Иноческая жизнь уже и в ранней юности привлекала его, а теперь, тридцати трех лет от роду, он серьезно задался вопросом: не настала ли для него пора вступить на этот путь. Отзвук первых впечатлений от давних паломничеств к Киево-Печерским святыням породил в душе его желание ближе присмотреться к монашеской жизни и к монастырям. В течение девяти месяцев знакомился он с замечательными русскими обителями: Сарова, Суздаля, Ростова Великого, Белозерска, Тихвина, побывал на Соловках, в Почаеве, на Валааме, в Глинской и Площанской пустынях. Именно в этих поездках Родион получил благословение непременно побывать у Оптинских старцев Льва и Макария. Так впервые, через подвижников из других обителей, была зримо явлена Родиону воля Божия, направляющая его стопы в Оптину Пустынь.

Приехав в Оптину, нашел он в старцах Льве и Макарии то, чего искала душа его. Отец Макарий много беседовал с будущим иноком, посещал его в гостинице, принося с собою какую-нибудь книгу для разъяснения предложенных им вопросов.

Возвратясь в Саратов и управившись со всеми мирскими делами, он вскорости вернулся в Оптину Пустынь, чтобы вступить на новый, трудный путь подвижнической жизни. Так на тридцать четвертом году от рождения, 13 марта 1839 года, Родион Промыслом Божиим был определен на жительство в Оптинский Иоанно-Предтеченский Скит, в келлию по соседству с келлией игумена Варлаама, только что прибывшего с Валаама. Наряду с руководством старцев Льва и Макария, обрел Родион в первое же время скитской жизни и еще одного опытного наставника – Валаамского подвижника, оказавшего благотворное влияние на духовное преуспеяние новоначального...

Вступая в 1839 году в должность скитоначальника, преподобный Макарий избрал себе в келейники Родиона, который 13 августа 1849 года был пострижен в мантию и стал иноком Иларионом...

Должность келейника, которую исправлял отец Иларион в течение двадцати лет, ставила его в постоянное тесное общение со Старцем, что особенно благоприятствовало достижению твердого, прочного, испытанного многими искушениями отсечения своеволия. По вере своей отец Иларион много пользовался примером богоугодной жизни старца Макария, исполненной любви, смирения, кротости и простоты. Насколько велика была преданность отца Илариона своему Старцу, свидетельствует одно происшествие. Однажды преподобный Макарий отлучился из обители для посещения духовных детей своих. В пути экипаж опрокинулся в ров, и Старец получил вывихи и сильные ушибы, о чем и было сообщено в Оптину Пустынь. В это время отец Иларион был тяжело болен. Однако, получив это известие, он немедленно, забыв собственное недужное состояние, поспешил с врачом к своему духовному отцу, проехав около трехсот верст на перекладных по плохой осенней дороге.

Было у инока Илариона и еще одно послушание – садоводство и цветоводство. После правила, на заре, когда вся братия уже разошлась по келлиям, у инока Илариона в саду шла работа: он прививал деревья, обмазывал яблони, сажал цветы. Любителям цветоводства было чем полюбоваться, посещая Скит, покрытый благоухающими цветниками,– трудно было поверить, что все это дело усердия одного человека, неувядаемый плод послушания и любви к своему наставнику...

10 февраля 1853 года отца Илариона рукоположили в иеродиакона. Будучи диаконом, время, назначенное для отдыха и сна, отец Иларион употреблял преимущественно для чтения отеческих писаний. Для сна он до самой своей кончины отводил не более четырех часов в сутки. По благословению Старца отец Иларион завел домашнюю аптечку и занимался лечением братии обители и Скита, для чего хаживал к больным и часто исполнял дело фельдшера. Поздней осенью и зимой он занимался еще и ложечным рукоделием...

В предсмертные дни преподобного Макария многие его духовные чада были переданы им отцу Илариону, ставшему 21 апреля 1857 года иеромонахом. Это было начало его духовнического пути, облагодатствованного преемственностью старчества.

На вопрошения Белевской игумений Павлины: „На кого вы нас оставляете, Батюшка?" – старец Макарий указал на преподобных отцов Илариона и Амвросия и тут же позвал отца Илариона из другой комнатки, сказав: „Не оставь игумений!" На слова отца Илариона:

„Батюшка, я недостоин и сам ничего не знаю" Старец отвечал ему: „Не оставь ее!" Мать игумения поклонилась отцу Илариону в ноги...

Уже после смерти старца Макария, 8 апреля 1863 года, отец Иларион вступает в должность скитоначальника и духовника обители...

И по управлению, и по духовничеству старался Преподобный поддерживать те порядки, которые были заведены его почившим учителем. По воспоминаниям братии, наставления отца Илариона были кратки, ясны, просты и имели силу убедительности, потому что он сам первый исполнял то, что советовал братии...

Однажды двое немирствовавших между собой братии попросили Старца позволить им лично между собой перед ним объясниться для прекращения ссоры. Выслушав доводы каждого, отец Иларион сказал: „Из слов ваших выходит, что вы оба правы..." Каждый по-прежнему стоял на своем. Тогда Старец, видя их непреклонность к примирению, сказал им: „Ну, не ожидал я от вас таких плодов!.. Остаюсь один я виноват, что не научил вас самоукорению". И, к изумлению их. Старец смиренно поклонился им до земли со словами: „Простите, Бога ради!" Таким неожиданным поклоном своего наставника братия были глубоко тронуты, осознали свое самолюбие и виновность и просили Старца простить их, обещая положить начало своему исправлению. Но опытный наставник не вдруг их простил, а только после еще некоторого испытания...

Дар исцеления душевных недугов, которым наделил Господь всех преподобных Оптинских старцев, в полной мере усвоен был и преподобным Иларионом. Различные причины этих болезней Старец распознавал не только через расспросы страждущих, но и иными, одному ему ведомыми путями, и выносил свое заключение. Непримиримая вражда, раздоры семейные, тяжкие нераскаянные грехи чаще всего были причинами заболеваний, а потому и врачевал Старец болящих, при помощи Божией, благодатию таинства покаяния, на дом же давал им богоявленскую воду, артос и масло от лампадок, горевших на могилках почивших преподобных старцев Льва и Макария.

Любовь его к страждущим была безгранична, о чем свидетельствуют хотя бы такие случаи.

Как-то попала к преподобному Илариону на исповедь упорнейшая душевнобольная, источавшая на него грубую, непристойную брань. Не обращая на это внимания, Батюшка все же добился, чтобы она пришла в полное сознание и покаялась в том грехе, за который так сильно страждет. „Вы бы ее, Батюшка, оставили, коль она такая", – заметил кто-то, на что Старец ответил: „А у нее ведь душа такая же, как и у нас с тобой. Весь мир не стоит одной души!"

Один молодой купец года два был одержим манией преследования, доводившей его до безумия. Он избегал людей, бродил с блуждающим взором, произнося бессмысленные слова. Старец Иларион долго занимался с ним и из расспросов дознал, что главная причина болезни его была вражда и непокорность отцу, которую он таил в своем сердце. Батюшка долго убеждал его оставить злобу и испросить у отца прощения, доказывая, что только после этого он может надеяться на помощь Божию и избавиться от болезни. Наконец, упорство его было мудро уврачевано, душа очистилась покаянием, и мир водворился в ней.

Кроме братии обители и массы приходящего народа, духовным руководством старца Илариона и его наставлениями пользовались, как уже упоминалось, многие насельницы женских монастырей. Старец вел с ними переписку, отвечая не только на вопросы духовной жизни сестер, но и вдумчиво рассматривая самые различные житейские обстоятельства, искушения, нужды. Сохранившиеся письма Старца не утратили своей духовной значимости и по сей день.

Как не может град укрытися, верху горы стоя (Мф. 5, 14), так не могла укрыться от внимания людей и высокая деятельность старца Илариона. Но наряду с доброжелательным отношением к нему были и случаи явной клеветы на Оптинского подвижника, и в этом горниле испытаний еще более закалилась душа его: не поколебалась мирность батюшкиного сердца, не расстроилась кротость его нрава...

Особенно содействовал Старцу в деле духовного окормления многочисленных чад присущий ему дал прозорливости, который по чувству глубокого смирения он старательно скрывал от людей. Схиархимандрит Троице-Сергиевой Лавры старец Захария, еще в юности посетивший Оптину Пустынь, побывал и у прозорливого старца Илариона. Когда он подошел к его келлии, то про себя, совсем неслышно, сотворил молитву Иисусову. „Аминь",– ответствовал через закрытую дверь Старец. Дверь отворилась, и он радушно и ласково принял Захарию. И сказал ему Старец, совсем не зная его и не имея понятия о его жизни и намерениях: „Что, матушка твоя померла? Смотри же, теперь не женись, а отец твой отпустит тебя в монастырь"...

Мать одного благочестивого семейства, глубоко уважавшая советы Оптинского Старца, своего духовного отца, приехала в обитель посоветоваться с ним относительно замужества своей дочери. Три дня ходили мать с дочерью к Старцу в надежде услышать, кого из трех женихов укажет Батюшка. Но он молчал и только на четвертый дет, сказал: „Ну, дочка! Когда уж плыть, так плыть. Переплывешь – будешь человек. Видно, Богу так угодно". Преподобный Иларион подразумевал, что много скорбей придется перенести девице по выходе замуж. И действительно, на первых порах очень трудно было ей в семействе мужа: скорби и огорчения выпали на ее долю – и крепкое здоровье порасстроилось, и духом начала она ослабевать. А по прошествии трех лет неожиданно все изменилось, здоровье снова вернулось к ней, зажили молодые в мире и радости, благословляя память старца-прозорливца.

Однажды овдовевший молодой купец обратился через своего брата, поехавшего в Оптину Пустынь, за советом к преподобному Илариону и благословением на второй брак. Ответ же был таков: „Пусть он погодит еще годок да приедет к нам, и мы посмотрим, не годится ли он нам". Не исполнил тот совета Старца – женился, но через три недели умерла и вторая жена. А через некоторое время он все-таки оказался в обители, был принят в Скит и пострижен в монашество.

Мудрость Батюшки была велика: хотя говорил он очень мало, но слова его имели благодатную святую силу, а потому, получив от него наставление, человек чувствовал в себе искреннее желание исполнить его. Знание сердца человеческого было у него такое, что нельзя было не изумляться.

Наступила весна 1872 года. 4 марта преподобный Иларион отслужил свою последнюю Литургию. Возвратясь в келлию, сказал: „Никогда так не уставал, должно быть, пришел конец мой". 9 марта он принял пострижение в схиму с сохранением имени Иларион. Врачи опасались паралича сердца, но прозорливый Старец так сказал о себе: „Не верю снам, но думаю, что на этот раз останусь жив. Приснилось мне, что вокруг меня сильнейшая гроза: разразился необыкновенный удар грома, но меня миновал, и я остался жив"...

В эти тяжелые предсмертные дни сподобился сей великий Оптинский старец утешения из Горнего мира. Ему и прежде неоднократно являлся в сновидениях преподобный Макарий, но теперь эти видения участились. В одном из них явившийся наставник сказал: „А я вот к тебе, Иларион, заехал... Я к тебе еще буду, заеду за тобой..."

В продолжение своей болезни Старец обыкновенно причащался Святых Тайн не реже чем через два-три дня, а с 17 августа 1873 года стал причащаться уже ежедневно и таким образом причащался в течение тридцати трех дней, до самой своей кончины включительно. Начиная с 22 августа Преподобный уже не мог ложиться в постель, не мог сам двигаться и до самой кончины своей сидел в кресле.

22 августа приехала Белевская игумения мать Павлина проститься со Старцем. Он благословил ее иконой преподобного Илариона, а о сестрах сказал, чтобы желающие проститься приезжали не все вдруг, а по нескольку сестер. „Еще время терпит, – сказал он, – я еще несколько недель проживу в кресле; в водяной болезни недели по четыре сидят". Этими словами он, как впоследствии оказалось, как бы предназначил время своего сидения с 21 августа по 18 сентября, то есть четыре недели и один день. Перед кончиною своею он сказал: „Старцы, бывшие в водяной, все сидели перед кончиною своею, а мне, грешному, отчего не посидеть?"

Несмотря на чрезмерную болезненную слабость, на бессонницу, продолжавшуюся и течение почти двадцатимесячной болезни, на постоянную одышку, переходившую по ночам в удушье, на чрезвычайные боли, появлявшиеся в последние дни от некоторых болезненных припадков. Старец до последнего утра своей жизни ни разу не оставил исполнения положенных в Скиту молитвенных правил...

На рассвете 18 сентября 1873 года старец Иларион тихо и мирно отошел ко Господу. Погода, бывшая до того пасмурной и дождливой, в день кончины Старца прояснилась. При перенесении тела Старца в монастырь было так тихо, что не погасла ни одна свеча. Отпевание происходило во Введенском соборе, который был полон народа, освещен паникадилами и большими свечами, всем присутствующим также были розданы свечи. По отпевании происходило прощание со Старцем монашествующей братии и мирских. И уступила горечь утраты иному чувству – пасхальной радости о будущем воскресении из мертвых...
Из книги «Преподобные старцы Оптинские» (Свято-Введенская Оптина пустынь, 2001).

Мц. Ариадны (II).
Святая мученица Ариадна пострадала за Христа в царствование нечестивого императора Адриана. Она была рабою некоего Тертила, правителя города Примнисы в Фригии. Когда сей Тертил, по случаю рождения своего сына, совершал торжество в идольском храме, принося там жертвы, поклоняясь бесам и ликуя со всеми домашними друзьями и соседями своими, святая Ариадна осталась дома и не хотела войти в идольское капище, чтобы праздновать вместе с господином своим. Тогда господин ее, разгневавшись на нее, стал бить без всякой жалости и, наконец, повесив, приказал строгать ее железом. После сего он заключил Ариадну и долго морил ее голодом, принуждая отказаться от Христа и поклониться бездушным идолам; но потом он выпустил ее из темницы, и она ушла из города. Тогда Тертил раскаялся, что отпустил ее, и погнался за ней с своими слугами. Ариадна, оглянувшись и видя погоню, побежала; подойдя к одной скале, она стала молить Бога, чтобы Он избавил ее из рук врагов. И тотчас, по Божественному повелению, скала расселась, святая вошла внутрь камня, и половины рассевшейся скалы снова соединились. Сие чудо соделал явившийся там ангел Господень. Тогда гнавшиеся за ней смутились от страха: они стали сражаться между собою и, копьями изранив друг друга, погибли. Так Господь избавил рабу Свою от руки нечестивых, как птицу от сетей ловцов. Молитвами ее да избавит Он и нас от врагов наших и вместе со святою Ариадной сподобит нас торжествовать в радости небесной в веки. Аминь. (по изл.Димитрия Ростовского)

Мцц. Софии и Ирины (III)
Обезглавлены после истязаний за исповедание Иисуса Христа в царствование Адриана в 3 в. правителем Египта Клавдием. Мощи св. Софии перенесены Константином Великим в Царьград.

Мчч. Бидзина, Шалвы и Элизбара, князей Ксанских (1660)

Эти светлые звезды Грузинской Церкви и защитники Иверии явились в царствование грузинского царя-магометанина Вахтанга IV Шах-Наоза (1658-1675гг.), во время изгнания персов из пределов Кахетии.

Безбожный шах персидский Аббас I осквернил и предал разрушению святыни наши и пленил наших царей (*2). Он предал страшным мучениям и истребил бесчисленное множество христиан-грузин за исповедание имени Господа Иисуса и переселил большинство жителей Кахетии в Персию, желая этим уничтожить христианство в Грузии и сам иверский народ.
После сего внук этого шаха, Аббас II (1642-1667гг.), поселил в опустошенной безбожниками Кахетии тысячи семей персов. Они, разместившись на самых лучших землях, по своей привычке во время летней жары переселялись в горы и кочевали там, а зимой опять занимали оставленные ими места. По причине того, что персы обосновались в Кахетии, уничтожилось почти все коренное христианское население этой страны. Оставалось еще немного христиан по ту сторону реки Алазани, в горах Пшавии, Тушетии и Хевсурии, а также изредка встречалась населенная христианами местность в Кахетии.

Персы вели против оставшихся в живых грузин постоянную внутреннюю войну. Убивали их, брали в плен, разрушали и оскверняли святые храмы, превращали их в стойла для награбленного скота, даже и соборный храм Алавердский, построенный в первые века христианства (*3), был обращен ими в мечеть.

Воин Христов Бидзин, видя, что персы заняли все земли, где ранее жили христиане, и ведут с ними борьбу не на жизнь, а на смерть, страдал душою и старался всеми силами спасти погибающий народ и Церковь. Он искал способа освободить страну, и наконец пришла ему благая мысль призвать на помощь эристава Арагвского Заала и своих родственников, эриставов Ксанских, святых Элизбара и Шалву, чтобы совместными силами начать борьбу с христоненавистниками и изгнать их. Это дело святой Бидзин считал возможным и даже легким при помощи Божией.

Однажды к нему пришли по какому-то делу посланные от Заала, эристава Арагвского, и от доблестного Элизбара, эристава Ксанского. Святой Бидзин стал умолять их помочь ему в борьбе с богоборными персами, говоря между прочим; "Верю, что мы победим и истребим богомерзких персов, освободим нашу страну и избавим наши святыни от поругания, посрамим и обратим вспять всех ненавидящих Сиона (*4)". Посланные возвратились и передали Заалу и Элизбару просьбу Бидзина.

Предложение это понравилось обоим эриставам, в особенности святому Элизбару и его племяннику блаженному Шалве. Элизбар не имел детей и был уже в преклонных летах, и потому усыновил своего племянника. Они немедленно собрали войско и, воодушевленные ревностью о Христе, поклялись спасти Церковь и веру своего народа. Под их священное знамя собрались жители Карталинии, Кахетии, тушины, пшавцы и хевсурцы. Эристав Арагвский Заал устрашился персидского шаха и не присоединился сам к воинам Христовым, а собрал только многочисленное войско из самых опытных, избранных мужей и послал его тайно святым.

Войско под предводительством святых мужей выступило наконец против врагов. Оно внезапно вошло в Кахетию, направившись от селения Ахметы и крепости верхней Бактриони (Бахтриони - Б.С.). Всесильным содействием Владычицы Приснодевы Марии и помощью святого великомученика Георгия грузины немедленно истребили почти всех персов, поселившихся по обоим берегам реки Алазани.

Сам султан Пенкархан, поставленный шахом правителем Кахетии, едва спасся бегством. Это произошло в 1659 году. Семейство же султана и все домашнее хозяйство было истреблено мечем воинов Христовых.
Святые военачальники, воздав славу Богу, принялись за очищение и восстановление святынь, в том числе кафедрального Алавердского собора и других оскверненных и разрушенных храмов. В скором времени они привели Алавердский собор в прежнее состояние, и в нем снова стала совершаться Божественная Литургия. Святители, находившиеся в изгнании, вдали от своей паствы, были возвращены на свои кафедры, а священники - в свои храмы.
Победой трех святых военачальников снова утвердилось Евангелие Христово во всей Кахетии и воздвигся повсюду крест Христов. Благочестивые епископы и благоверный народ снова тесно соединились друг с другом. Иереи беспрепятственно уже стали приносить Бескровную Жертву и совершать святые Таинства. Были восстановлены опустошенные и разрушенные монастыри и снова наполнились благоговейными монахами, и кахетинские христиане получили полную свободу.

Блаженный Католикос Виссарион (+1724г.) говорит, что во время войны с персами перед войском христиан все видели в воздухе разъезжающего на белом коне прекрасного юношу. Он как бы предводительствовал войском грузинским и сокрушал врагов. "Все были уверены, что это был святой великомученик и чудотворец Георгий Победоносец," - продолжает блаженный Виссарион.

Он говорит, что восемь тысяч семей персов, поселенных в Кахетии, истреблены были до единого мечами воинов Христовых. Один только султан алдаранский со своими приближенными спасся бегством, уехав к шаху Аббасу II. Султан, с трудом добравшись до шаха, с плачем и рыданием, низко кланяясь ему, рассказал подробно обо всем случившемся. Он донес, как святыми мужами чудесно, внезапно истреблено было огромное персидское население Кахетии. Шах Аббас II, узнав об этом, не смог снести подобного посрамления и унижения. Он написал высочайший указ грузинскому царю Вахтангу IV Шах-Наозу, своему вассалу (вся Грузия в то время была данницей Персии), и послал его через Муртузали-хана. Шах повелевал этих трех воинов Христовых немедленно связать и представить в столицу персидского царства Испагань.

Вахтанг Шах-Наоз, получив указ и повинуясь самодержавному безбожнику, немедленно призвал к себе в дом Бидзина, Элизбара и Шалву. Предав себя всецело Христу, они предстали пред царем, и тот, хотя и сострадая им, но, не смея ослушаться шаха, связал мучеников и послал их к Аббасу. "О! - восклицает описатель страданий мучеников Католикос Антоний I. - Какая была печаль тогда по всей Грузии!" Ибо в то время цари и многие вельможи Иверии из угождения персидским деспотам оставляли Господа Иисуса. Они оскверняли святилища, епископами и иереями ставили людей недостойных и, можно сказать, делали все для того, чтобы народ забыл Истинного Бога. Не было почти никого, кто бы мог сколько-нибудь утешить душу. Оставались одни только эти святые и некоторые другие люди, но и их душ искали.
Когда Бидзина, Элизбара и Шалву связанными привели к шаху, на обычные вопросы они отвечали, что они христиане, не признают шаха и не повинуются его закону. И на все вопросы беззаконного они мужественно, с радостью давали мудрые и достойные ответы. Никто не мог победить в словах или заставить переменить убеждения святых исповедников, стоявших на твердом основании веры в Спасителя.

Шах Аббас II, видя безуспешность своих стараний, послал святых к султану алдаранскому, который в то время жил в Испагани. В письме к султану он высказал притворное сожаление, говоря: "Мне жаль предать их мучительной смерти ради их красоты и мужества. Они могут быть годны для нашего войска и стать военачальниками. Постарайся как-нибудь привлечь их к нашему закону. Если они согласятся и послушаются, пусть будут награждены великими дарами и сокровищами. Если же не станут повиноваться нашей воле, то немедленно предай их страшным мучениям и смерти".
Когда к султану привели князей-мучеников, он ласково принял их и дружески приветствовал, лукаво скрывая свои истинные намерения.

Этот льстец сказал святым: "Великий государь наш шах, которому служит вся Персия, от Индии до Турции, знает о вашем мужестве и храбрости. Угодно ему ради ваших воинских доблестей воздать вам великие почести и наградить вас больше, чем вы того достойны. Он хочет, чтобы вы всегда были при нем. Ему угодно приблизить вас к своему престолу. И мы, рабы его, по его указанию, ради вашей доброты и мужества стараемся и желаем, чтобы вы в этой сладостной жизни были счастливы и прославлены более, чем все ваши соотечественники. Для этого вам необходимо оставить веру христианскую и принять закон Магометов, который с величайшим благоговением содержит множество царей со своими подданными".

Святой Бидзин вместе с другими мучениками отвечал ему так: "Мы от юности нашей приняли веру истинную в Искупителя и Господа Иисуса Христа, которую передали нам наши предки, и веруем в одного Бога, Отца и Сына, и Святого Духа, во имя Которого и крещены. Мы положили на сердце с самых юных лет быть Ему верными во всем. От любви Его не могут отлучить нас ни болезнь, ни нужда, ни огонь, ни отсечение членов, ни боль, причиняемая железом, ни что-либо другое, чем стали бы мучить нас. Ибо желаем любви ради Христовой принять тысячу раз, а не однажды, чашу смерти.
Пусть не думает царь ваш, что для славы, которую предлагает он нам, отвергнемся от Пресладкого Христа. Но если предложит он нам и все царство свое, которое подобно дыму может внезапно исчезнуть, - и тогда останемся верными своему слову. Мы не оставим Бога, Который создал нас, и не будем служить сатане, отступнику от Бога. И не станем повиноваться закону лжепророка вашего Магомета и сопричастников его, которых чуждаемся, как изгнанных и сверженных во ад всегдашних искусителей рабов Божиих.

Погибнем ради Господа нашего Иисуса Христа и будем безгласны, как овцы, ведомые на заколение (*5). Дары и почести ваши нас не прельщают, и мы не ищем ваших милостей. Мы рабы Небесного Владыки Христа и воины Его. Он даровал нам победу над вами, от Него и ожидаем награды нетленной и богатства неоскудевающего, а ваши богатства скоропреходящи. Отрекающихся же от Христа ожидает вечный огонь и бесконечные страдания. Ничто не отлучит нас от Господа. Мы готовы на все, делайте, что вам угодно!"

Султан, услышав такой решительный ответ и видя непоколебимость воинов Христовых, все-таки старался ласковыми увещаниями отвратить их от закона Христова, но все было напрасно. Он обещал им любые богатства и сокровища, убеждал принять сладость сей преходящей жизни, предлагал от имени шаха великие почести и славу.

Святые отвечали: "Сладость мира сего мы давно оставили, как тебе сказано было раньше. Еще будучи в молодых летах, мы решились быть непоколебимыми воинами Христа Бога и еще тогда поняли, что все блага мирские должны быть нам чужды. Мы хорошо уразумели это. Поэтому и воинские почести, и великие богатства, которые обещает нам шах через тебя, скверны и нечисты для нас. Мы желаем, как уже сказали, быть верными воинами Господа Иисуса, от Которого ожидаем нестареющей и бессмертной славы и жизни вечной. Он обещает нам честь, и мы веруем, что обещанное Им истинно. А ваши обещания и сладости этой скоропреходящей жизни для нас скверны, мы уже мертвы для них. Жив в нас Господь Иисус Христос.

Мы ни во что вменяем лютость и жестокость мучений, и даже саму смерть. Как морские волны не могут сокрушить скалу, которую омывают, так и нас ничто не может поколебать, ибо мы стоим на твердом основании веры Христовой. Просим тебя, перестань лучше говорить с нами и прельщать нас. Приготовь скорее для нас чашу смерти!"
Султан, видя твердость духа мучеников, приказал палочникам связать князей, жестоко бить их по всему телу палками и немилосердно таскать по земле. От этого тела их почти изодрались на куски, которые падали на землю, и кровь истекала потоком. После этого святых связали и поволокли в зловонную темницу.
Блаженный Виссарион говорит, что, когда святых били и влачили по земле, христоненавистники старались и тут отвратить их от Христа, предлагая жизнь и помилование. Однако мученики еще более укреплялись в вере и любви ко Господу. Они побуждали друг друга пребыть верными Ему в этих страданиях до смерти и не ослабеть в подвигах, но с радостью принять все мучения.

Изодранные тела мучеников Христовых покрылись в темнице ужасными язвами, но в сердцах их написано было имя Всесвятой Троицы. Безбожные мучители приходили к святым и в темницу, стараясь как-нибудь склонить их к своей вере и отвратить от любви Христовой. Однако князья-оставались несокрушимыми подобно адамантовым скалам, и мусульмане отходили от них со стыдом, ничего не достигнув.

Султан, видя, что нет никакой возможности отвратить святых от Истины, приказал обнажить их и связанными вывести на двор, чтобы солнечный жар опалял, а пчелы и шершни жалили их тела. Бидзин, Элизбар и Шалва, узнав о готовящейся для них новой муке, приготовились с мужеством принять ее. Их вывели и обнаженными привязали к столбам, все тело каждого из них намазав медом. Жгучие лучи южного солнца нестерпимо опаляли мучеников, их тела были облеплены тысячами пчел и шершней, от укусов которых они распухли и вздулись подобно меху.
После этого султан повелел святых эриставов, доблестных Элиэбара и Шалву, привязать к дереву и простреливать их насквозь из ружей, но так, чтобы они оставались живыми. Приказание было немедленно исполнено. Затем изувер велел у мучеников, привязанных к дереву, иссечь шашками голени и, наконец, отсечь головы. Так славные страдальцы Христовы предали святые свои души в руки Божии.

Все это приказано было совершить на глазах святого исповедника Бидэина. После смерти двух эриставов султан велел бросить их тела в яму. Так была принесена благоприятная жертва Пресвятой Троице, и святые упокоились на лоне Авраама, где ходатайствуют о всем мире.

Богопротивные персы предали смерти двух эриставов раньше, чем князя Бидзина, и на его глазах, желая устрашить святого смертью его родственников и вынудить его отречься от Христа. Но они ошиблись. Страстотерпец, увидев, как была принесена приятная жертва Триипостасному Богу, просил Господа принять души страстотерпцев в небесные обители. При этом он молился из глубины души о том, чтобы удостоиться вместе с ними принять венец мученический и участвовать в их небесном блаженстве.

Святой Бидзин и теперь презрел льстивые предложения, которыми понуждали его отступить от истинной веры. Тогда мучитель сперва приказал опозорить святого князя и поругаться над его мужеством и доблестями. Для того султан приказал надеть на него женское платье, посадить на осла и в таком виде возить по Испагани (*6). Мученика возили так по всему городу на глазах у всех людей, всячески оскорбляя его при этом.
Затем нашлись люди, своего рода риторы, которым было приказано отвратить страстотерпца от служения Богу Истинному. Им от имени шаха обещали щедрые подарки и награды в том случае, если они обратят св. Бидзина в магометанство. Эти люди обступили святого мужа и многосложными речами убеждали его оставить веру Христову, прилагая к тому все старание.

Однако, как они ни бились, мученик Бидзин подобно глухому не хотел и слышать их нечистых предложений и советов. Он желал только как можно скорее присоединиться к той блаженной двоице мучеников-эриставов и с ними предстоять Престолу Божию. И так хитрословы ничего и не слышали от святого, кроме того, что жаждет он скорее испить "чашу горести и смерти за Того, Кто за меня испил ту же чашу на Кресте", - как говорил он им. При этих словах святой взглянул на небо и сказал: "Боже мой и Сладосте моя, Христе, к Тебе жаждет дух мой!"
Наконец, видя непоколебимость мученика в вере, прельстители доложили султану, что нет никакой возможности вынудить его отречься. Тогда султан осудил князя на тот род мучения, которым был замучен за Христа шахом Издигердом святой великомученик Иаков Персидский.

По приказанию тирана приготовили различные орудия для мучения святого и сказали ему в последний раз: "Исполни приказание царское, о Бидзин! Отвертись Христа твоего. Которого исповедуешь Богом, и не обрекай себя на горькую смерть!" Святой ничего не отвечал им. Блаженный Виссарион говорит: "Он тихо твердил Никео-Константинопольский Символ веры и молитву Господню".

Затем мучители приступили к исполнению над ним бесчеловечного приговора. Сперва стали острым орудием отделять каждый состав обеих кистей рук, затем ног до голеней. Несколько погодя стали отнимать составы рук до плеч и ног до таза, так что тело мученика стало подобным пню. Потом начали срезывать с тела понемногу мягкие части. Во время этих ужасных мучений страстотерпец не произносил ничего, только призывал к себе на помощь Господа Иисуса Христа, продолжая читать Символ православной веры и молитву Господню.
От тела святого Бидзина не осталось почти ничего, кроме головы и туловища. Но он еще был жив, и мучители тащили его по земле за волосы и сильно ранили тело страдальца, который едва шевелил губами, тихо славословя Христа. Зрелище было ужасное!

Наконец, после долгого поругания над телом мученика Христова, отсекли ему честную голову. Бесчеловечные мучители после этого пронзили еще трепещущее его сердце шашкой. Зарытые прежде тела двух мучеников Христовых вынули и вместе с изрубленным на части телом страстотерпца Бидзина выбросили на поругание и на съедение зверям. Приставили также стражей, чтобы святые мощи не были похищены и с честью преданы земле христианами. Страдание святых Бидзина, Элизбара и Шалвы последовало в 1661 году по Р.Х.

В первую ночь после кончины святого Бидзина Господь прославил Своих рабов. На тела спустился с неба светоносный столп, который видели все. Места, обагренные кровью мучеников, освещались также лучами небесного света. Видя такое необыкновенное знамение Божие, множество персов воздали славу Христу, прославившему так Своих святых Воины, которые стерегли тела, устрашились этого чуда и разбежались по своим домам.
Армяне, жители города Нового Джугами, бывшие в то время в Испагани по торговым делам, пришли ночью тайно, собрали и унесли останки святых, и с величайшей осторожностью, с честью скрыли в своей церкви. От мощей совершилось множество исцелений и дивных чудес.

По прошествии нескольких лет супруга блаженного мученика Шалвы, христолюбивая Кетевань, дочь Арагвского эристава Заала, который умер в 1679 году, и сын ее, эристав Ксанский Давид, послали некоторых христиан и одного армянина в Испагань, чтобы они перенесли оттуда в Грузию мощи страстотерпцев Христовых.

Посланные достигли города и упомянутого места, взяли мощи святых мучеников, положили в приготовленный для них ковчег и благополучно возвратились в Карталинию. Кетевань и сын ее Давид, получив бесценное сокровище, пригласили епископов и множество священников. При бесчисленном стечении народа, с величайшей радостью, пением псалмов, каждением, воздавая благодарение Богу, понесли святые мощи в Икортский Архангельский монастырь (*7). Святые мощи предали земле в соборе, с северной стороны, внутри храма перед колонной. Празднование памяти страдания мучеников было установлено совершать 18 сентября, в славу и честь в Троице поклоняемого Бога, Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. (Полные жизнеописания Святых Грузинской Церкви)

Мч. Кастора.
Скончался за веру Христову,томимый голодом идолопоклонниками

+1

2

......................продолжение от 1 октября
новомученики:

Свщмчч. Алексия Кузнецова и Петра Дьяконова пресвитеров (1918).
5 сентября 1918 г. Советом народных комиссаров был издан печально известный декрет "О красном терроре". Начавшиеся после государственного переворота в октябре 1917-го года гонения на Церковь и духовенство с этого времени стали общегосударственной политикой советских властей. Кровавая вакханалия массовых казней, арестов и ссылок на долгие годы захлестнула многострадальную Россию.Итогом красного терора стало уничтожение тысяч священнослужителей и сотен тысяч мирян Русской Православной Церкви. Только в Екатеринбургской епархии в годы красного террора были репрессированы более трехсот священников и диаконов.
          Ныне 46 из них причислены Церковью к лику святых в сонме новомучеников и исповедников российских.
среди них  Алексий Кузнецов священник церкви Верхнесалдинского завода. Убит 18 сентября в Нижнесалдинском заводе.
Дьяконов Петр Федорович, священник церкви Верхнесалдинского завода. Убит 18 сентября в Нижнесалдинском заводе.
(Екатеренбургские ведомости)

Свщмч. Амфилохия (Скворцова), еп. Красноярского (1937).
http://s48.radikal.ru/i119/0909/cd/494ba42deeb6.jpg

Священномученик Амфилохий (в миру Александр Яковлевич Скворцов) родился 17 февраля 1885 года в селе Норваш Цивильского уезда Казанской губернии в семье псаломщика Якова Васильевича Скворцова, у которого было одиннадцать детей — трое сыновей и восемь дочерей. Александр был самым младшим. Старшая его сестра вышла замуж в Польше еще до рождения Александра, и он ее никогда не видел. Один из его братьев служил священником в Казанской епархии. Первоначальное образование Александр получил в Чебоксарском духовном училище.1
     С юных лет он чувствовал призвание к иноческой жизни и хотел вступить в число братии одного из отдаленных монастырей еще учась в семинарии. Духовный отец, однако, посоветовал ему отложить на время это благое намерение и поступить в Духовную академию. Александр Яковлевич поступил в Казанскую Духовную академию и 22 марта 1907 года, на первом курсе академии, был пострижен в мантию с именем Амфилохий.
     После пострига ректор академии произнес соответствующее случаю слово, сказав, что на основании личного опыта знает то благодатное озарение души, какое бывает после пострига, которое навсегда сохраняется в душе инока. Обращаясь к монаху Амфилохию, ректор сказал, что существует три вида скорбей: это скорби, присущие всем христианам в их стремлении к небесному совершенству вследствие несоответствия действительности идеалу: «многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божие» (Деян. 14,22), эти скорби спасительны; во-вторых, это скорби уныния перед высотой Евангельского идеала. «Монахам присущ второй вид скорбей, и путь избавления от них — это молитва и созерцание примеров добродетелей». И, в-третьих, это скорби пастырские, которыми страдал Христос в саду Гефсиманском в ночь, в которую был предан за спасение мира (Мф. 26,38).
     Один из студентов академии посвятил Новопостриженному иноку стихотворение:
          Свершилось... для жизни прекрасной
          Ты умер теперь навсегда,
          И мир с его прелестью, с похотью страстной
          Закрылся сейчас от тебя.
          И прошлое стало далеким далеким...
          Любимое, милое стало чужим,
          И должен идти ты путем одиноким,
          Небесною ратью храним.
          Пускай в твою душу молитва святая
          Отраду и счастье прольет
          И, муки сомнений в душе убивая,
          В обитель Христа приведет.

     В 1908 году монах Амфилохий был рукоположен в сан иеродиакона. На третьем курсе академии, в 1909 году, иеродиакон Амфилохий был командирован в Астраханскую калмыцкую степь для изучения калмыцкого языка для дальнейшей деятельности в Православной миссии среди калмыков Астраханской степи.
     Во время обучения в академии основным послушанием для отца Амфилохия стала научная деятельность, в которой проявились его недюжинные таланты. Он в совершенстве изучил калмыцкий язык, а также всю литературу, касающуюся переводов священных и богослужебных текстов на этот язык, которая к тому времени была почти неизвестна читателям, так как по большей части хранилась в виде рукописных документов в различных архивах. Результатом изучения этих материалов явилась его работа «Религиозно-нравственные переводы на калмыцкий язык как средства миссионерского воздействия».
     Доцент академии иеромонах Гурий (Степанов) в отзыве на работу иеродиакона Амфилохия писал: «Автор дал нам... через разработку сырого, преимущественно архивного, материала обстоятельное изложение истории переводческого дела на калмыцкий язык, т.е. ввел нас в новую, доселе весьма мало известную, область по истории миссионерской деятельности среди калмыков, и в этом заключается заслуга автора и серьезное значение его работы, как вносящей нечто ценное в литературу по истории миссионерской деятельности и свидетельствующей о полной правоспособности автора работать по сырому материалу, извлекая из него ценное содержание, и систематизировать его как нечто ценное в логической связи и систематической последовательности... что дает автору полное право на степень кандидата богословия и указывает в нем серьезного работника в области исторической науки».
     В 1910 году иеродиакон Амфилохий был рукоположен в сан иеромонаха; в том же году он окончил Казанскую Духовную академию со степенью кандидата богословия и был оставлен при ней на 1911—1912 учебный год профессорским стипендиатом при кафедре Истории и обличения ламаизма и монгольского языка.
     Иеромонах Амфилохий был одним из активных участников миссионерских съездов, на которых обсуждались вопросы перевода Священного Писания и богослужебных текстов на калмыцкий язык. Отсутствие в то время организованной калмыцкой миссии приводило к тому, что все переводы осуществлялись отдельными миссионерами, зачастую не имевшими связи друг с другом, неоценимый опыт которых оставался невостребованным, а переводы забывались после смерти переводчиков.
     Выступив на одном из съездов, иеромонах Амфилохий предложил организовать постоянно действующую калмыцкую миссию, а также создать постоянно действующую переводческую комиссию, которая должна была бы распределять тексты среди переводчиков, рассматривать сделанные переводы и устанавливать окончательную редакцию, а также рецензировать переводы, которые появляются помимо комиссии. Сделанные переводы должны быть передаваемы в школы, в которых проверялась бы их понятность для инородцев, и только после этого переводы должны были публиковаться. Для того чтобы публикация выработанных комиссией переводов не задерживалась, комиссия должна обладать правом выпускать их в свет без предварительной цензуры.
     16 августа 1911 года иеромонах Амфилохий был назначен исполняющим должность доцента при кафедре Истории и обличения ламаизма и монгольского языка.
     13 апреля 1912 года указом Святейшего Синода он был командирован на один год в Монголию для изучения тибетского языка и тибетской литературы, касающейся ламаизма. В 1913 году за кандидатскую работу ему была присуждена премия митрополита Иосифа. 23 марта 1913 года указом Святейшего Синода по прошению иеромонаха Амфилохия и по ходатайству Совета Академии ему была продлена командировка в Монголию еще на один год с обязательством по возвращении из нее прослужить в профессорской должности в академии не менее пяти лет.
     По возвращении из командировки он, кроме занятий наукой и преподавания, стал активно участвовать в работе историко-этнографического музея в Казани, став помощником директора. С 1913 года музей начинает служить учебно-вспомогательным учреждением для студентов миссионерского отделения, а с 1915 года — и для слушателей миссионерских курсов. В дар музею иеромонах Амфилохий преподнес богатую коллекцию более чем из ста предметов, привезенных им из Монголии. Это были изображения буддистских богов и богинь на полотне, из терракоты, бронзы, дерева и папье-маше, ксилографические доски для печатания молитв, принадлежности шаманского культа, четки, китайские монеты и многое другое.
     Научная и миссионерская деятельность иеромонаха Амфилохия приносила видимые результаты. 3 ноября 1914 года в храме Казанской Духовной академии состоялось исключительно редкое для Казани торжество — крещение трех китайцев, которые своим просвещением и обращением к Богу были целиком обязаны отцу Амфилохию. В 1915 году за отличную и усердную службу он был награжден наперсным крестом. Иеромонах Амфилохий был одним из талантливейших проповедников, и ему чаще других поручалось говорить проповеди во время богослужений в кафедральном соборе города Казани.
     Октябрьский переворот произвел на отца Амфилохия огромное впечатление. Для него сразу стали ясны исторические масштабы происшедшего события. Мировоззрение, которое исповедовали новые власти, было настолько необычным, настолько не связанным со всем историческим прошлым России и с православием, что его внедрение неминуемо должно было привести к перевороту всей, жизни народа и стать для него величайшим несчастьем. Идеология социализма, как ее увидел отец Амфилохий, была такова, что при исповедании ее государством православие должно быть искоренено. Осознание того, что в истории России открывается новая страница, поставило перед ним вопрос и о его собственной дальнейшей судьбе. Ему было ясно, что всякая ученая и миссионерская деятельность будет прекращена. Оставался личный подвиг и молитва — о себе и о народе.
     В 1918 году иеромонах Амфилохий уехал в Успенский мужской монастырь неподалеку от Красноярска, где пробыл до февраля 1919 года, а затем вместе с пятью монахами уехал на озеро Тиберкуль в Минусинском уезде; здесь ими был основан скит, в котором они подвизались два года.
     В 1921 году иеромонах Амфилохий был направлен служить в храм в селе Белый Яр. В сентябре 1922 года епископ Енисейский и Красноярский Зосима (Сидоровский) перешел в обновленчество и возглавил епархию уже в качестве обновленческого архиерея. Он хорошо знал иеромонаха Амфилохия в бытность свою епископом Иркутским; вызвав его в Красноярск, он предложил ему присоединиться к обновленцам. Иеромонах Амфилохий имел свое суждение об обновленческом течении; изучив это явление еще в дореволюционное время, он уже тогда относился к нему отрицательно. В 1922 году епископ Зосима уволил его от управления приходом.
     В то время законной власти в епархии не было; глава Православной Церкви Патриарх Тихон был в Москве под арестом, и отец Амфилохий решил покинуть обновленческого архиерея и в ноябре 1922 года уехал в женский монастырь на Матуре, где прожил около полугода. Здесь он познакомился с монахиней Варварой (Цивилевой), которая стала его духовной дочерью и сопровождала его впоследствии во всех переездах — и когда он был на свободе, и когда в узах.
     После того как обновленцам стало известно место проживания отца Амфилохия, который пользовался большим авторитетом среди православных, он, чтобы избежать преследований, уехал вместе с несколькими монахами и монахинями в тайгу, там они основали скит. В октябре 1923 года все они были арестованы ОГПУ, но поскольку никаких обвинительных материалов против них не оказалось, они были вскоре освобождены.
     В июне 1924 года отец Амфилохий был назначен настоятелем Минусинской кладбищенской церкви, находившейся в подчинении православного архиерея. Здесь отец Амфилохий открыто выступил против обновленцев, обличая их в отступлении от православия. Обновленцы попытались завладеть кладбищенской церковью и обратились за помощью в ОГПУ, в результате чего отец Амфилохий был арестован, но затем освобожден за отсутствием обвинительного материала.
     В феврале 1925 года он был вызван в Москву для хиротонии в сан епископа. 8 марта 1925 года Патриарх Тихон во время литургии в сослужении с митрополитом Петром (Полянским), архиепископами Гурием (Степановым) и Прокопием (Титовым) рукоположил его во епископа Красноярского. В апреле того же года владыка прибыл в Красноярск, где снова выступил против обновленцев.
     13 июля 1926 года епископ Амфилохий был арестован, помещен в тюрьму в Красноярске и затем приговорен к трем годам заключения в Соловецком концлагере. В Соловецкий лагерь к владыке приехала монахиня Варвара, которая после свидания с ним осталась жить вблизи лагеря, помогая епископу посылками и передачами. Живя на Соловках, она получала по 50 рублей в месяц от Красноярского церковного совета и на эти деньги покупала продукты для епископа.
     В апреле 1928 года владыка был освобожден. При освобождении ему было сказано, что он должен явиться в центральное управление ОГПУ на Лубянке для получения дальнейших распоряжений. На Лубянке ему сообщили, что въезд в Красноярск ему запрещен.
     Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий назначил епископа Амфилохия на кафедру в Новочеркасск Донской области. Епископ уехал в Ростов-на-Дону, но ОГПУ области отказало ему во въезде в Новочеркасск. Тогда митрополит Сергий назначил его епископом Мелекесским, викарием Самарской епархии.
     В это время среди епископата возникли разногласия, некоторые из архиереев посчитали, что митрополит Сергий превысил свои полномочия заместителя Местоблюстителя. Возникли разногласия по поводу его «декларации» и настойчивого пожелания, чтобы поминание властей стало обязательным и общим во всех храмах России. Епископ Амфилохий счел, что формула безусловного поминания властей является лицемерием по отношению к безбожникам и гонителям. При встрече с митрополитом Сергием епископ Амфилохий предложил иную формулу поминовения: «Еще молимся о стране нашей и о властех ея, да обратит Господь их к истинному познанию святыя веры и обратит их на путь покаяния». Митрополит Сергий не принял эту формулировку, сказав, что настаивает на обязательном поминовении властей в общепринятой формулировке, но епископ с этим не согласился. Митрополит Сергий в качестве выхода из сложившегося положения предложил владыке подать прошение об увольнении в заштат, но не выставлять настоящую причину разногласий, так как это для епископа будет небезопасно, а написать прошение об увольнении на покой по состоянию здоровья. И хотя владыка в тот момент был совершенно здоров, он принял предложение митрополита и с этой формулировкой был уволен на покой.
     Уволившись, епископ Амфилохий в июле 1928 года прибыл в село Анжуль Таштыпского района Хакассии, где в то время жили монахини небольшого Матурского женского монастыря, в котором перед революцией было тридцать насельниц. В 1926 году монастырь был закрыт, и часть монахинь поселилась в селе Анжуль. Владыка хорошо знал монахинь еще с того времени, когда служил в этих местах, будучи иеромонахом, многие из них были его духовными детьми. В селе Анжуль образовался монастырь из десяти человек во главе с епископом Амфилохием. В селе был храм, где служил семидесятилетний иеромонах Серафим (Берестов). Во время богослужений епископ стоял в алтаре; сам он служил в домашней церкви, которая была устроена в его келье, монахини пели на клиросе в храме и в домашней церкви.
     Вся жизнь монахинь была устроена строго по монастырскому уставу. Каждый день они приносили исповедание помыслов. Владыка вел с ними беседы на религиозные темы — о Евангелии, о православии. Велись беседы и о современном положении Церкви при безбожной власти. Все обсуждалось с церковной точки зрения, в свете Священного Писания и учения Христова.
     В это время началась коллективизация и принудительная организация колхозов. Многие крестьяне были высланы, а все их имущество отобрано, оставшиеся отказывались входить в колхозы. Власти в принудительном порядке посылали крестьян и вместе с ними монахинь на лесозаготовки, причем задание давали заведомо неисполнимое, и монахини отказались выехать на работу в лес. Увидев, что монахини не поехали, отказались ехать в лес и крестьяне.
     ОГПУ произвело расследование, на допросы были вызваны крестьяне, и хотя ничего предосудительного они о епископе и монахинях не показали, власти составили заключение о существовании в селе нелегального монастыря и о том, что крестьяне не идут в колхозы из-за общения с монахинями.
     30 апреля 1931 года епископ Амфилохий был арестован и заключен в тюрьму при Минусинской исправительно-трудовой колонии, вместе с ним были арестованы иеромонах Серафим и все насельницы монашеской общины. Только монахине Варваре удалось скрыться от ОГПУ и избежать ареста. Ее попробовали найти, но поиски не увенчались успехом, личность монахини-крестьянки показалась слишком незначительной, и власти прекратили поиски, удовлетворившись арестом архиерея, священника и других монахинь.
     Власти интересовались не столько политической позицией епископа, сколько — церковной. Среди прочего следователь спросил, каково отношение епископа к посланию Патриарха Тихона, написанному им незадолго до смерти.
     Владыка ответил: «Я сомневался в его подлинности, а потому впредь до выяснения всех обстоятельств его появления я не считал возможным высказаться о нем положительно: да или нет, тем более что со стороны Церковной власти, которой я подчинялся, не было проявлено какой-либо инициативы в смысле применения в жизни высказанных в нем положений, не было к нам предъявлено каких-либо определенных требований и со стороны гражданской власти. А потому я лично и, как мне было известно, большинство православных епископов выжидали, что из этого последует, чтобы реагировать на него определенно. Но так как о нем совершенно замолкли, этой определенности отношения к указанному посланию, как с моей стороны, так и со стороны всего духовенства, не потребовалось.
     Относительно ВЦС, или так называемых "григорианцев", я должен сказать, что я к появлению его отнесся отрицательно. Причина моего отрицательного отношения заключается в том, что я появление его считал незаконным, а потому неприемлемым. Хотя митрополит Петр Крутицкий как будто в один момент и заявлял, что он передает этому ВЦС полноту церковной власти, — как это выяснилось после, это произошло ввиду его неосведомленности о положении церковных дел вообще — он в это время находился в заключении, — то он впоследствии от этого факта передачи ВЦС церковной власти отказался. И мы посему имели полное право не признавать этот ВЦС и относиться к нему отрицательно.
     В отношении Томского митрополита Димитрия (Беликова) — мое отношение к объявленной им автокефалии тоже было отрицательным, потому что подобные выступления отдельных епископов без благословения на то высшей церковной власти считаются, по принятым правилам нашего Церковного управления, антиканоничными. Что касается упомянутого здесь на допросе факта, что это сделано с благословения митрополита Петра Крутицкого, то я о подобном факте слышу здесь впервые.
     Что касается предложенного мне вопроса — почему я в Анжуле вел замкнутый образ жизни, я должен ответить так: будучи уволенным на покой, я не имел права вмешиваться в церковную жизнь в епархии, где был свой епископ, в данном случае епископ Димитрий, это было бы в церковном отношении антиканоничным, это с одной стороны. С другой стороны, перенесши одну ссылку, я, избегая всякой церковной деятельности и даже всяких личных знакомств и сношений, хотел предохранить себя от возможных подозрений со стороны власти и тем избежать, может быть, вторичной ссылки, и потому круг моих сношений был замкнут только окружавшими меня монахинями и перепиской с небольшим кругом лиц. В Анжуле нас, монахов и монахинь, было десять человек, и жизнь наша была по существу монастырской. Какого-либо разрешения от властей мы не имели, потому что нам даже в голову не приходило, что нужно на это иметь разрешение властей. Богослужения у нас проходили по большим праздникам и отчасти по воскресеньям, когда я был здоров, без разрешения властей, так как я считал, что для себя я служить имею право».
     29 июня следователь в последний раз допросил епископа. Владыка Амфилохий сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. Объясняю, что агитации не проводил, но не отрицаю, что я выражаю несочувствие к советской власти».
     16 ноября 1931 года епископ Амфилохий был приговорен к пяти годам заключения в концлагере. Монахини были приговорены к пяти годам ссылки в Восточную Сибирь.
     15 декабря 1931 года владыка прибыл этапом в Мариинск в распоряжение Управления Сибирских исправительно-трудовых лагерей. Сюда к нему приехала монахиня Варвара, которая передала владыке посылку. Тогда же она отыскала и сосланных монахинь и также передала им посылки.
     В начале июня 1932 года епископ Амфилохий был перевезен в Новокузнецк и помещен в Осиновское отделение Сиблага, откуда написал монахине Варваре, чтобы она привезла ему сухарей. В одном из писем он написал ей о тяжелой жизни в лагере, о начальнике лагеря, который выступает его открытым врагом, так что надеяться приходится только на Бога. Он просил ее посетить епископа Иоасафа (Удалова), находившегося в заключении в соседнем лагере, и спросить, как живет он и другие заключенные. Монахиня Варвара в свою очередь написала ему о церковной жизни в Минусинске, о том, что в Минусинске ОГПУ арестовало всех священников и монашествующих. Некоторые священники были арестованы за то, что не приняли предложение ОГПУ о переходе в обновленчество.
     Приехав в Осиновку, монахиня Варвара сняла комнату и постоянно помогала продуктами владыке Амфилохию и некоторым другим заключенным — епископам и священникам, продавая по благословению владыки оставшиеся его вещи, и вскоре от всех вещей остались лишь самовар, чемодан с бельем и ряса, все остальное было продано или поменяно на продукты.
     12 декабря 1932 года владыка был отправлен работать на Шушталепскую штрафную командировку, а затем был переведен в Елбанскую штрафную группу. В этих местах заключенные работали в шахтах на добыче угля, работа проходила в тяжелых условиях, при жизни в холодных бараках на голодном пайке и была вдвойне тяжела. В одном из писем монахине Варваре владыка писал, что «питание в лагере плохое, собираем картофельные очистки и им бываем рады».
     Епископа поместили среди заключенных по бытовым статьям и уголовников. В лагере процветало повальное воровство. Но владыка, несмотря на тяжелые условия заключения, не унывал, часто беседовал с заключенными, и в конце концов его беседы привели к тому, что в их бараке воровство прекратилось, некоторые из заключенных обратились к Богу и стали усердно молиться. Когда один из заключенных обратил внимание архиерея на благие плоды, к которым привела его пастырская деятельность в лагере, владыка ответил, что как бы ни был тяжел крест нынешней жизни, но он в первую очередь должен исполнить свой пастырский долг.
     В начале 1933 года лагерная администрация выдвинула против заключенного духовенства новые обвинения в связи с тем, что ею были получены сведения о том, что епископы и священники, оказавшись в одном лагере и работая вместе на одних шахтах, поддерживают дружеские отношения и помогают друг другу. Этот факт администрация лагеря посчитала достаточным для доказательства наличия в лагере контрреволюционной организации. Соображение, почему священников следовало арестовать именно сейчас, возникло еще и потому, что у некоторых из них подходил к концу срок заключения, между тем как власти смотрели на непокорное безбожному идолу духовенство как на своих непримиримых врагов и уже решили их не освобождать, добавляя каждый раз по истечении срока по нескольку лет заключения.
     28 апреля 1933 года власти арестовали епископа Амфилохия, и он был заключен в штрафной изолятор в Осиновском лагере. Тогда же были арестованы помогавшая ему в лагере монахиня Варвара, шесть человек из заключенного духовенства и мирянин-крестьянин. Всем им было предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности, в организации антисоветской группы и в намерении бежать из лагеря. На следующий день после ареста следователь допросил монахиню Варвару, и затем ее допрашивали еще несколько раз. Сказав, что познакомилась с епископом Амфилохием, когда тот был в монастыре, она категорически отказалась подтверждать домыслы следователей, будто она передавала слухи о контрреволюционных восстаниях в Сибири, о сопротивлении крестьян созданию колхозов и тому подобном. Свои взаимоотношения с епископом, а также и с другими священниками она описала как исключительно церковные, не имеющие отношения к политике.
     22 мая следователь допросил епископа Амфилохия, в первую очередь интересуясь его политическими взглядами и тем, как он относится к советской власти. Владыка ответил, что Октябрьскую революцию встретил не сочувственно, а скорее пассивно-враждебно. Не сочувствуя советской власти, он ждал каких-либо осложнений, которые могли бы способствовать его освобождению из того тяжелого положения, в котором он оказался. Причем перемены эти могли произойти не из-за внутреннего переворота, который в данный момент невозможен, а из-за осложнения в международной обстановке. Однажды, перед 15-й годовщиной Октябрьской революции, он на осиновской площадке говорил, что может быть амнистия в отношении духовенства, и в особенности епископата, так как это произвело бы впечатление на верующих и произвело бы соответствующий эффект за границей, создав положительное впечатление о советской власти, так как явилось бы иллюстрацией того, что в СССР нет гонения на Церковь.
     1 августа власти допросили епископа в последний раз. Владыка на заданные ему следователем вопросы ответил: «Ранее при допросах я утверждал, что являюсь противником советской власти и существующий строй моим убеждениям и идеям враждебен. Сейчас я снова заявляю, что советской власти и ее укладу я желаю падения, в этом нахожу возможность восстановления правильной духовной жизни народа. Эти взгляды я высказывал своим духовным единомышленникам, бывшим вместе со мною в лагере. Влияние на лагерников я оказывал исключительно духовного характера, внушая лагерникам религиозное настроение — быть в личной лагерной жизни терпеливыми, не роптать, быть покорными своей судьбе, усматривая во всем волю Божию».
     20 октября 1933 года следствие было закончено, и дело направлено в Коллегию ОГПУ для внесудебного разбирательства. Однако прокурор при ОГПУ не согласился с выводами следствия и написал, что никакой контрреволюционной группы с организационно оформившейся платформой не существовало. Как видно из материалов следствия, все обвиняемые принадлежали, по мнению прокурора, к «церковной верхушке» с твердо укоренившейся непримиримостью к советской власти. Будучи осужденными за контрреволюционную деятельность, они по вполне понятным причинам общались между собой: молились; собираясь вместе, осуждали отдельные мероприятия советской власти, льстили себя надеждами на скорое освобождение от постигшего их «несчастья». Поэтому они не должны привлекаться за организованную контрреволюционную деятельность. Но поскольку у некоторых из них скоро кончается срок отбытия меры социальной защиты, то им, как лицам, не исправившимся и проявляющим явную враждебность к советской власти, необходимо продлить содержание в концентрационных лагерях путем дополнительного решения Коллегии ОГПУ. Что касается Варвары (Цивилевой), то она, находясь под полным религиозным влиянием епископа Скворцова, помогала ему продуктами и передачей писем, тем не совершила уголовно наказуемого преступления, и дело о ней подлежит прекращению.
     28 января 1934 года Коллегия ОГПУ постановила увеличить срок наказания епископу Амфилохию на один год, а Варвару (Цивилеву) освободить. Владыка был отправлен в исправительно-трудовой лагерь в поселок Яя Кемеровской области.
     30 апреля 1937 года окончился срок заключения епископа. Выписали уже и справку о его освобождении, но его самого не освободили.
     2 июня 1937 года были допрошены два лжесвидетеля, которые согласились подписать показания против епископа, что будто бы он сказал, что смотрит на конституцию как на пустой разговор, что она ничего не принесет и ожидать впереди ничего хорошего нельзя. И хотя он скоро и освобождается, но ничего хорошего не ожидает, и, скорее всего, придется еще сидеть в лагерях. Теперь нужно каждому быть готовым стать мучеником за веру. Епископ говорил, что народ замучен и больше терпеть не может. В деревнях не хватает проповедников, которые открыто, не боясь ответственности, открывали бы глаза населению на обман и надувательство, когда лучших и честных людей прячут в тюрьмы, оставляя жуликов; и это потому, что легче тогда самим воровать, ибо убийцы и воры стоят у власти и ведут страну к полному развалу.
     На основании этих материалов 4 июня 1937 года против епископа было открыто новое «дело», причины возбуждения которого были сформулированы администрацией лагеря следующим образом: «Учитывая, что у Скворцова кончается срок наказания и он из лагеря подлежит освобождению и что, будучи на воле, снова будет проводить контрреволюционную деятельность, заключенного Скворцова из лагеря не освобождать и немедленно приступить к следствию по его делу, предъявив ему обвинение».
     7 июня в бараке, где жил владыка, был произведен обыск, при котором были обнаружены лист помянника и дубовые дощечки, из которых владыка вырезал крестики. Это были все оставшиеся у него личные вещи, за исключением данных ему в пользование лагерем. Все его имущество состояло из брюк, гимнастерки, рубахи, полотенца, телогрейки и ремня.
     В тот же день владыке было предъявлено обвинение и следователь потребовал, чтобы он расписался под постановлением о предъявлении обвинения. Выслушав прочитанное, владыка категорически отказался его подписывать, так как считал себя невиновным. На следующий день состоялся допрос.
     — Вам предъявлено обвинение в том, что вы лагерникам выказывали недовольство существующим строем, говорили, что конституция народу ничего не принесет и ожидать от нее ничего нельзя. Признаете себя виновным в предъявленном вам обвинении?
     — Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю, — ответил владыка.
     — Следствием установлено, что вы, находясь в Яйском отдельном лагерном пункте и работая в 8-м цеху швейной фабрики контролером, среди лагерников говорили: «При советской власти вы только и можете получить кипяток, а при Николае было все». Подтверждаете высказанную вами контрреволюционную клевету?
     — Не подтверждаю. Этого я не говорил.
     — Вы, обсуждая сталинскую конституцию и проводя параллель между конституцией и Библией, говорили лагерникам: «Как Библия несет счастье и радость утешения человеку, так сталинская конституция приносит зло человеку, ибо это обман». Подтверждаете эти контрреволюционные разговоры?
     — Не подтверждаю. Этого я никогда не говорил. И вообще я о конституции ни с кем не разговаривал.
     — При обыске у вас изъят список с именами с заголовками «о здравии» и «о упокоении». Расскажите, у кого вы его взяли и для чего.
     — Этот список с именами мне передала при освобождении из лагеря Башмачкова, которая попросила меня помолиться за своих родственников. Я это и делал.
     — Как много вам давали таких списков с именами, за коих вы молились, и что вы за это получали от лиц, которые давали эти списки?
     — Кроме этого списка у меня других списков не было, а за этот я ничего не получил.
     — У вас при обыске изъяты деревянные дубовые дощечки. Расскажите, для какой цели вы их хранили.
     — По освобождении из лагеря я хотел из этих дубовых плашек делать крестики и в трудный момент мог бы дать нуждающимся в них.
     — Значит, по освобождении из лагеря вы хотели нелегально распространять крестики, этим существовать и нелегально вести религиозную пропаганду?
     — Существовать за счет крестиков я не хотел и распространение их в таком малом количестве за преступление не считаю, так как они могли быть предназначены для близких мне людей.
     После допросов следователи устроили владыке очные ставки со лжесвидетелями. Но и здесь владыка категорически отверг приписываемые ему высказывания, которые, хотя и имели видимость правды, им не произносились: хорошо зная обстановку в лагере, епископ предпочитал не вести бесед на политические темы, но только если кто спрашивал о вере, тому отвечал.
     20 сентября 1937 года Тройка УНКВД по Западно-Сибирскому краю приговорила владыку к расстрелу. Епископ Амфилохий (Скворцов) был расстрелян 1 октября 1937 года и погребен в безвестной могиле (Игумен Дамаскин (Орловский)

+1

3

.....................ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 1 ОКТЯБРЯ

Свщмчч. Иоанна Васильева, Бориса Боголепова, Михаила Скобелева, Владимира Чекалова, Вениамина Благонадеждина,  и мч. Сергия Ведерникова (1937).

Священномученик Иоанн (Иван Иванович Васильев) родился 18 июня 1876 года в деревне Малая Киселенка Новоторжского уезда Тверской губернии в благочестивой крестьянской семье. Не для земного крестьянского труда хотелось приготовить своего сына Ивану Васильеву, а для небесного - служения Богу и Его святой Церкви. В те времена, когда существовали сословные ограничения, не просто было дать крестьянским детям образование в духовном учебном заведении, но отец Ивана добился своего, определив сына в Тверскую Духовную семинарию, которую тот окончил в 1898 году. Через три года, в 1901 году, Иван Иванович был рукоположен в сан священника ко храму села Осипова Новоторжского уезда. За усердное служение через несколько лет он был возведен в сан протоиерея. Здесь, в селе Осипово, прошла безвыездно его жизнь до 1928 года, когда он был переведен в целях укрепления прихода в храм села Таложня Новоторжского уезда.

До его приезда духовная жизнь в Таложне из-за нерадивости священника была в небрежении. Отец Иоанн сразу же наладил частые службы не только в храме, но и служение молебнов в домах прихожан. За каждой службой он говорил проповедь, призывая православных к нравственному совершенствованию и духовному возрождению; он объяснял слово Божие так, чтобы оно стало доступным пониманию каждого прихожанина. Отец Иоанн призывал к частой молитве, к внимательному отношению к окружающей человека действительности, научая понимать, что все случающееся с нами есть действия Промысла Божия, и как таковые имеют глубокое значение в деле спасения нашей души. Во время служб о. Иоанна храм стал наполняться молящимися, в дом Божий потянулись люди, чуть было не отошедшие от веры, в прихожанах стала воскресать любовь ко храму и богослужению как орудию их собственного спасения, службы стали восприниматься как нечто живительное и необходимое, подобно воздуху, без чего может наступить духовная смерть. Безбожные власти, видя оживление духовной жизни в приходе, стали принимать свои меры.

В 1929 году единственный в этих местах член коммунистической партии на сельском сходе поставил вопрос об отмене празднования церковных праздников - Ильина дня и Преображения Господня. Против такого предложения выступили староста храма Антоний Кузьмин и крестьяне Бойков и Скачков. Подали протестующие голоса и многие крестьяне с места, но власти записали решение собрания так, будто большинство стоит за отмену.

На следующий день староста храма собрал прихожан, которые постановили: продолжать празднование церковных праздников. Из сельсовета о. Иоанну было послано распоряжение, чтобы он в эти праздники отмени службы, но священник проигнорировал запрет и продолжал служить по-прежнему.

В 1930 году власти сделали попытку закрыть храм за ненадобностью будто он мало посещаем и население в нем не нуждается. Но не таков был этот приход, прихожане любили храм и почитали своего священника. Ту же было собрано множество подписей, и храм удалось отстоять.

Прихожане за год служения у них о. Иоанна искренне полюбили его, взяли на свое попечение и храм, и священника с его супругой Елизаветой (их единственный сын был взрослым и жил в другом городе), возя дрова для отопления храма и дома священника, своевременно внося деньги для уплаты налогов. И батюшка, приходя в сельсовет, добродушно говорил "Спасибо, что старые люди помогают, а то иначе бы пришлось закрыть храм".

В декабре 1930 года власти все же решили добиться закрытия храма. Для достижения этой цели они выставили такую сумму налога за пользование церковным зданием, что ни священнику, ни прихожанам внести ее было невозможно, тем более что большинство прихожан о. Иоанна быта людьми бедными, а в самой двадцатке состояли почти одни бедняки, с которых взять было нечего и, соответственно, выслать их под тем предлогом что они кулаки, невозможно. Причем на этот раз власти запретили сбор средств для уплаты налога, а также и сбор подписей против закрытия храма и уже готовы были праздновать свою победу.

После богослужения о. Иоанн объявил, что от церкви требуют уплаты налога, в противном случае храм будет закрыт. Выступил со своим словом председатель церковного совета Антоний Кузьмин, который сказал, что церковь и рада бы заплатить все налоги, но в церковной кассе нет стольких денег. Среди присутствующих сразу же начался сбор денег. Первой положила пять рублей самая бедная из прихожанок Мария Федоровна из деревни Шевково, а за нею стали жертвовать и все остальные, и в течение получаса прихожане, полные решимости отстоять храм, собрали нужную сумму.

Наступил 1931 год, а службы в храме продолжались, несмотря на все ухищрения безбожников. Но это было время ужесточения гонений. Еще 14 февраля 1929 года центральная власть издала обязательную для исполнения всеми местными сатрапами директиву, в которой, в частности, было сказано: "Церковно-религиозные организации используют трудности социалистического строительства в целях мобилизации реакционных и малосознательных элементов страны...

С усилением классовой борьбы в деревне, как одна из форм этой классовой борьбы, особенно усиливается деятельность религиозных организаций среди реакционных и малосознательных прослоек крестьянства. Деятельностью религиозных организаций принимает активное участие в антисоветской работе кулачество, часто используя церковные советы как аппараты своего влияния перевыборов в советы, агитируя против сдачи хлеба заготовительным органам, против советской школы, коллективизации, социалистического переустройства сельского хозяйства, против деятельности партии, комсомола, юношеского движения, нашей работы среди женщин и против других общественных и культурных мероприятий сов-власти и партии...

Наркому Внудел и ОГПУ. Не допускать никоим образом нарушения советского законодательства религиозными обществами, имея в виду, что религиозные организации являются единственной легально действующей контрреволюционной организацией, имеющей влияние на массы..."

Ни о. Иоанн, ни крестьяне, члены церковной двадцатки, не знали о принимаемых на их счет указах, которые не замедлили осуществиться практически. Рано утром 11 марта 1931 года священник села Таложня о. Иоанн и пятеро наиболее активных в церковном отношении крестьян были арестованы. Не надеясь на то, что они оговорят себя, ОГПУ не спешило их и допрашивать, не предъявляло им и обвинение. А тем временем допрашивали тех, кто стоял за безоговорочное закрытие храма. Их ответы неизбежно обрекали священников и верующих крестьян на арест: "Считаю, что дальнейшее пребывание Кузьмина (председатель церковного совета) в обществе с его политическими взглядами на советскую власть не допустимо". И так о каждом из арестованных крестьян. Только в конце апреля ОГПУ допросило обвиняемых. Отец Иоанн Васильев, отвечая на вопросы следователя, сказал:

- Сам я советскую власть признаю и выполняю все ее требования. В момент моего переезда в село Таложня председателем церковного совета был гражданин села Кузовкова Кузьмин Антон Егорович; с Кузьминым я встречался только по делам службы, заходил к нему в дом только во время исполнения религиозных обрядов, никаких разговоров у меня с ним по вопросам коллективизации сельского хозяйства, хлебозаготовок и о политике советской власти, проводимой в деревне, не было. Сам я никаких подписей среди верующих с протестом против закрытия церкви не собирал и не могу сказать, собирал ли их кто из членов церковного совета, так как мне об этом ничего известно не было. Проповеди я в церкви говорил, но касался вопросов только религиозно-нравственного характера; заявлений и обращений с моей стороны к верующим о том, что коммунисты закрывают храмы, служителей культа облагают непосильными налогами, сажают в тюрьмы, никогда не было. Вину свою в том, что якобы я, служа в церкви, обращался к верующим со словом, что коммунисты закрывают церкви, обирают нас непосильными налогами, сажают в тюрьмы, не признаю и заявляю, что этого с моей стороны допущено не было, и вообще разговоров антисоветского характера с прихожанами я не вел.

Арестованные вместе со священником председатель церковного совета Антоний Кузьмин и крестьяне Симеон Турбанский, Иларион Яковлев также не признали себя виновными. 18 июля 1931 года Тройка ОГПУ приговорила о. Иоанна и председателя церковного совета Антония Кузьмина к пяти годам ссылки в Казахстан с отправкой этапом, Симеона Турбанского и Илариона Яковлева - к трем годам ссылки в Казахстан с отправкой этапом. Антонию Кузьмину было в это время шестьдесят пять лет, и вряд ли ему удалось пережить этап и ссылку.

Отец Иоанн пробыл в ссылке день в день и вернулся на родину в Тверскую епархию в середине 1936 года. После тяжелых условий заключения, изнурительной ссылки, хорошо зная, за что он принял эти страдания, он, как многие мученики первых веков христианства, переносил эти страдания радуясь. Не упрямое упорство было в его желании не солгать, не покривить душой, а переживания радостного сопричастия страданиям сонма увенчанных Христом святых мучеников, и ему, как и другим, Господь протянул Свою десницу, и сами страдания были уже не страшны.!"

Вернувшись на родину, о. Иоанн получил благословение на служение в храме села Яконово, причем исповеднический подвиг только укрепил священника в решимости с ревностью послужить Богу и вверенной его попечению пастве. Около года прослужил о. Иоанн в храме Божием. 5 августа 1937 года председатель Яконовского сельсовета по требованию сотрудников НКВД написал заявление, где просил "принять меры воздействия к служителю религиозного культа Яконовской церкви Васильеву Ивану Ивановичу, который занимался агитацией среди окружающего населения..."

В тот же день священник был арестован и заключен в Тверскую тюрьму. Против него лжесвидетельствовали лишь представители местных властей - председатель сельсовета и бригадир колхоза. Никто из крестьян не согласился оговорить священника.

13 августа после истязаний голодом и бессонницей следователь НКВД допросил священника:

- Следствием установлено, что вы среди колхозников Яконовского сельсовета систематически вели контрреволюционную антисоветскую агитацию. Признаете вы это?

- Не признаю; контрреволюционной, антисоветской агитации я среди колхозников не вел.

- В июле месяце 1937 года вы среди колхозников деревни Малиново открыто высказывали контрреволюционные мысли против подписи на заем и вели провокационные слухи о войне. Признаетесь в этом виновным?

- Виновным себя не признаю, подобных разговоров у меня не было, это я отрицаю.

10 сентября следствие было закончено и дело передано на рассмотрение Тройки НКВД, которая 29 сентября приговорила о. Иоанна к расстрелу. Протоиерей Иоанн Васильев был расстрелян 1 октября 1937 года.
Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Борис (Борис Иванович Боголепов) родился 18 июня 1889 года в городе Москве. Окончил Московскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. С июля 1936 года он служил в Троицком храме села Коробино Тверской области. Имел большую семью - четырех дочерей и сына. Старшие дочери жили самостоятельно, а сын Андрей тринадцати лет и дочь Евгения восьми лет жили вместе с отцом, матерью Екатериной Алексеевной и бабушкой Марией Ивановной - матерью о. Бориса.

В январе 1937 года сельсовет потребовал от священника уплаты налогов за предыдущий год - пятидесяти килограммов мяса, ста шестидесяти рублей культналога, ста шестидесяти рублей подоходного налога и ста шестидесяти рублей налога по самообложению. Священник отказался платить налоги и объясняться по этому поводу, и дело было передано в суд. Он был обвинен в том, что, не сдав "ни одного килограмма мяса, он тем самым поставил под угрозу срыва сбор средств и мясопоставок". В суде священник виновным себя не признал, пояснив, что он никоим образом не мог выплатить налоги и поставить мясо, так как не имеет для этого ни материальных средств, ни живности в виде скота или птицы. Суд приговорил священника к полутора годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Отец Борис, однако, не согласился с обвинением и подал кассационную жалобу, на которую власти не решились давать ни положительного, ни отрицательного ответа, и священник не был арестован.

В апреле 1937 года состоялось новое судебное разбирательство. На этот раз священника обвиняли в том, что он совершил отпевание и участвовал в погребении своей прихожанки до того, как ее муж получил свидетельство о смерти в сельсовете, и крестил младенцев без предварительной регистрации в загсе, говорил своим прихожанам, что для крещения не нужна справка из загса, крестить - это обязанность священника, и он будет ее исполнять, что бы с ним ни сделали власти. Вызванный в суд, о. Борис на вопросы судьи ответил, что положение о загсе он знает и знает, что крестить без справок сельсовета о рождении ребенка власти запрещают, однако он это положение нарушал и будет нарушать, так как крестить - это его первейшая обязанность, которую он и раньше исполнял, и впредь будет исполнять. На вопрос судьи, почему он похоронил почившую женщину без справки о регистрации смерти, о. Борис ответил, что по новой конституции вероисповедание не притесняется, и если у родственников умершей нет справки, то он волен совершать в церкви обряд отпевания без нее. Суд приговорил священника к шести месяцам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Отец Борис не согласился с обвинением и подал кассационную жалобу.

19 апреля община Троицкой церкви подала прошение в райисполком с просьбой разъяснить, разрешаются ли советскими законами крестные ходы на Пасху, а также вообще крестные ходы с иконами и молебны в домах верующих. На это прошение райисполком ответил, что "инструкция ВЦИК, предусматривающая право хождения с иконами и служение молебнов, остается в силе, не отменена, но разрешение на право хождения от местной власти требуется". А чуть позже тот же самый председатель райисполкома ответил: "Зубцовский райисполком, ввиду наличия эпидемии скарлатины в районе, хождение по домам не разрешает". Для священника абсурдно было подчиниться такому запрету, тем более что он знал, что причина запрета надуманна. И он стал служить молебны по приглашению крестьян в селе и в деревнях, расположенных далеко от храма.

В конце июля Бюро исправительных работ при районном отделении НКВД Погорельского района прислало о. Борису повестку с требованием прибыть 27 июля к зданию НКВД, чтобы затем направиться на исправитель- но-трудовые работы в концлагерь согласно судебному приговору. Священник по этой повестке не пришел, а когда узнал, что к нему направился сотрудник Бюро исправительных работ, на время ушел из дома.

Но то, что было не под силу мелким гонителям, довершил указ Сталина, и почти сразу после введения его в действие о. Борис был арестован. Председатель сельсовета, на территории которого был Троицкий храм, подал в местное НКВД справку. В ней он писал, что священник без разрешения ходил по дворам крестьян с иконами, и в результате будто бы этого в одной деревне вся семья заболела животом, за что священник был оштрафован на семьдесят пять рублей, но от уплаты штрафа категорически отказался. На предупреждение со стороны председателя сельсовета о прекращении хождения с иконами по дворам ответил, что "ваша советская пропаганда есть пустая болтовня". В одну из деревень на религиозный праздник пришел с иконами и сорвал с уборки урожая рабочую смену, в результате чего колхоз оказался в большом прорыве и расшатана трудовая дисциплина, а священник заявил колхозникам, что все равно им не убрать урожай, если не поможет Господь. Кроме того, обойдя крестьянские дворы, священник организовал сбор средств на ремонт церкви. Производил службы не только в религиозные праздники, но и всегда, устраивая крестные ходы с хоругвями вокруг храма.

8 сентября о. Борис был допрошен.

- Расскажите, когда, за что и сколько раз вы судились, - спросил следователь.

- Первый раз я был судим в 1937 году в январе месяце за невыполнение мясопоставок и финплатежей, за что присужден к одному году и шести месяцам лишения свободы. Срок не отбывал, а обжаловал кассацией и до сего времени ответа не имею. Второй раз судим также в 1937 году, месяца не упомню, за крещение новорожденных и похороны без справок загса, за что приговорен к шести месяцам ИТР, что также мной обжаловано в кассационную коллегию, но ответа не имею. Срок также не отбывал, хотя имел вызов Погорельским Бюро... Все это дело я обжаловал областному прокурору.

- Вы отлично знали советские законы, почему допускали до суда невыполнение их, почему вы сознательно это допускали?

- До перемещения меня в Коробинский сельсовет я не платил мясопоставок и финплатежей в силу отсутствия средств.

- Следствие располагает материалом о вашей агитационной контрреволюционной работе среди верующих прихожан, расскажите конкретно по данному вопросу.

- Никакой контрреволюционной агитацией я не занимался и не занимаюсь.

- Следствию известно, что вы сознательно не выполняли распоряжений местных властей, стараясь опорочить их, говоря, что "ваша советская агитация болтовня" и прочее.

- Я действовал в соответствии с законом о свободе совести; если меня приглашали на квартиры и в населенные пункты для религиозных обрядов, я шел, для меня все равно, были ли там эпидемии или нет, и указания райисполкома по данному вопросу считал противоречащими конституции. Да, я говорил, что безбожие идет против религии и агитация против религии является "болтовней" для человека религиозно настроенного.

27 сентября Тройка НКВД приговорила о. Бориса к расстрелу. Священник Борис Боголепов был расстрелян через несколько дней, 1 октября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Михаил родился 14 ноября 1887 года в селе Бикалиха Тверской губернии в семье благочестивых крестьян Степана и Евдокии Скобелевых. Сердце верующего человека открыто свету просвещения, и родители Михаила, постаравшись дать ему хорошее образование, отдали его в учительскую школу в Новгороде. После ее окончания он решил избрать путь служения святой Православной Церкви. В 1910 году Михаил Степанович был рукоположен в сан диакона ко храму в селе Рамешки, с которым оказалась связана впоследствии вся его жизнь и исповеднический подвиг.

В начале 1918 года обозначилось с определенностью, что наступила эпоха гонений, конца которым не было видно, эпоха небывалая для Русской Православной Церкви. И вот, когда многие и многие уже приняли мученическую кончину и земля обильно обагрилась кровью священномучеников и мучеников, диакон Михаил в 1925 году принял рукоположение в сан священника ко храму, где пятнадцать лет прослужил диаконом.

В самом начале очередного этапа гонений, в 1929 году, о. Михаил был арестован, обвинен в неуплате налогов и приговорен к двум годам заключения в исправительно-трудовой лагерь и к пяти годам ссылки. Жестокие условия лагеря и ссылки не сломили волю священника, и в 1935 году он вернулся служить в свой храм в село Рамешки.

И сразу же начались преследования. Власти, не имея против священника обвинений политических, потребовали от него уплаты непосильного налога, чтобы затем за невыполнение его арестовать. В 1936 году они ему дали задание - заготовить корм для скота, и норму дали заведомо такую, чтобы священник не справился с ней, но затем заменили задание выплатой денег на заем. Отец Михаил не в силах был уплатить и этих денег, он обратился на службе к прихожанам с просьбой помочь ему: "Прошла одна буря, Бог заступился за нас, и власти сняли задание по корью, но после тихой погоды снова наступает буря, с которой, я думаю, мы как-нибудь справимся и соберем деньги на заем".

Противостоя безудержной пропаганде безбожия, о. Михаил в проповеди на Рождество Христово в начале 1937 года призвал прихожан не верить богохульникам, которые говорят, что нет Бога, а между тем сами летосчисление ведут от Рождества Христова. Эти слова впоследствии были выставлены как доказательство тяжелейшего преступления священника против властей.

В 1937 году власти стали активнее искать повод к закрытию храма. Одним из таких поводов, которым пользовались почти все руководители сельсоветов и райисполкомов, - было закрытие храмов под предлогом аварийного состояния здания и необходимости ремонта. Когда в июне 1937 года такое предложение возникло и относительно рамешковской церкви, прихожане отправились в райисполком отстаивать храм. Власти уступили, но 17 июля арестовали о. Михаила, и тогда под предлогом отсутствия священника храм был закрыт.

Сразу же после ареста он был препровожден в Тверскую тюрьму и здесь жестоко допрошен.

- Вы обвиняетесь в систематической антисоветской агитации, направленной на подрыв существующего строя. Признаете ли себя в этом виновным? - спросил следователь.

- Виновным себя не признаю, - ответил о. Михаил.

- Ваши показания ложны, следствие от вас требует правдивых показаний о вашей антисоветской агитации.

- Никакой агитации я не вел и виновным себя не признаю.

По-видимому, следователем были применены к священнику пытки, которые сделали невозможным дальнейший допрос, но когда о. Михаил пришел в себя, допрос был продолжен.

- Ваши предыдущие показания ложны, следствие располагает материалами о вашей антисоветской агитации и требует правдивых показаний о вашей контрреволюционной работе. Признаете ли себя виновным?

- Антисоветской агитации я никакой не вел и виновным себя не признаю.

- Ваши показания неверны, так как 28 ноября 1935 года, во время исповеди, вы вели агитацию против колхозов, призывая колхозников выходить из колхозов. Признаете ли себя виновным?

- Среди верующих на исповеди я никакой агитации против колхозов не вел и виновным себя не признаю. - В этот день среди исповедавшихся граждан вы вели пораженческую антисоветскую агитацию против существующего строя и его руководителей. Признаете ли себя виновным?

- Таких слов я среди исповедавшихся у меня граждан не говорил и в антисоветской агитации виновным себя не признаю.

- 5 июля 1936 года вы в церкви говорили проповедь, в которой выражали антисоветские взгляды против заготовок и займа. Признаете ли себя виновным?

- Агитации против заготовок и займа не вел и виновным себя не признаю.

- В конце 1936 года вы дискредитировали как центральные, так и областные и районные газеты, называя их ложью. Признаете ли себя в этом виновным?

- В дискредитации газет виновным себя не признаю.

- 7 января 1937 года вы сказали антисоветскую проповедь, в которой дискредитировали районных руководителей, существующий строй и его руководителей. Признаете ли себя виновным?

- Антисоветских проповедей я не говорил и виновным себя не признаю.

- В начале 1937 года, в связи с событиями в Испании, вы вели пораженческую антисоветскую агитацию против народного фронта Испании и против советского правительства. Признаете ли в этом себя виновным?

- Я вообще никакой антисоветской агитации не вел и виновным себя не признаю.

- Ваши показания ложны, вы изобличаетесь свидетельскими показаниями, дайте следствию правдивые показания.

- Антисоветской агитации не вел, виновным себя не признаю и больше показать ничего не могу.

27 сентября Тройка НКВД приговорила о. Михаила к расстрелу. Священник Михаил Скобелев был расстрелян 1 октября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Владимир родился 10 июля 1880 года в селе Пухлино Кимрского уезда Тверской губернии в семье священника Дмитрия Чекалова. Владимир окончил Духовную семинарию и был призван в армию, где служил в чине прапорщика; в 1904 году был уволен в запас. В 1908 году Владимир Дмитриевич был рукоположен в сан диакона, а затем в сан священника и до конца жизни служил в храмах Тверской епархии.

В начале тридцатых годов он служил в храме в селе Васюнино Краснохолмского района. Когда началось гонение, от о. Владимира потребовали заплатить непосильный налог, произвольно назначенный председателем сельсовета и никак не сообразующийся с реальными доходами священника, что и стало поводом для изъятия всего его имущества. Опасаясь дальнейших преследований властей, о. Владимир в июне 1932 года переехал в село Никитское Калязинского района, надеясь, что с нищего священника ничего не возьмут, но здесь от него потребовали, чтобы подписался на заем в сто рублей. Одновременно ОГПУ стало собирать о священнике сведения, чтобы иметь возможность его арестовать, и дело кончилось тем, что 3 января 1933 года о. Владимир был арестован и заключен в Калязинскую тюрьму.

Начались допросы. Кое-кто показал, будто о. Владимир говорил: "Власти настроили каких-то колхозов, управлять ими не умеют, и все это происходит потому, что и вы, православные, отступили от Бога. Советская власть, додумавшись уничтожать крестьян, выдумала рыть канал, а это значит, что все близлежащие деревни к Волге будут сносить, а вас ссылать в отдаленные места". "Священник Чекалов в село Никитское прибыл в июне месяце 1932 года. В декабре Чекалов, говоря в церкви проповедь, коснулся слуха о сгноении картофеля в деревне Карповке. По этому вопросу он говорил: "Вот как жить без Бога, и всегда при советской власти так будет происходить, сделали ни себе ни людям. Если бы не было колхозов, такого количества сгноенной картошки не было, и нам тогда жилось бы лучше"". Вызванный 9 января на допрос о. Владимир, отвечая на вопросы следователя, сказал:

- В сентябре, ходя по сбору хлеба по деревням, я прихожанам говорил: "Где я работал священником, на меня... наложили очень великий налог, я его не выполнил, так у меня отобрали все имущество, сюда переехал, и здесь... председатель сельсовета в обязательном порядке навязал займу на сто рублей, а где их мне взять, надо тоже отсюда удирать, вот пришла жизнь, живи да мучайся, и все нас давит эта безбожная власть". Я это недовольство высказал потому, что у меня все отобрали. В приводимых же мне еще фактах антисоветской и контрреволюционной агитации виновным себя не признаю.

28 февраля Тройка ОГПУ приговорила священника к трем годам заключения в исправительно-трудовой лагерь.

В 1936 году о. Владимир вернулся на родину в Тверскую область и стал служить в храме села Волкова. Положение приходских храмов теперь стало еще труднее, чем раньше, в начале тридцатых годов. По всему было видно, что власти стремятся закрыть их все и под любым предлогом - будь то невыплата задолженности за аренду храма или не сделанный вовремя по требованию властей ремонт; в этом случае составлялся акт, что верующие не способны содержать храм в порядке или что он находится в аварийном состоянии, а прихожане не могут привести храм в порядок. В таком случае церковь могли отобрать и засыпать в нее зерно. Отец Владимир решил служить до последнего, что бы его ни ждало впереди, и в этом ему помогала его супруга, Надежда Павловна, которая исполняла в храме обязанности псаломщицы.

23 июля 1937 года председатель Волковского сельсовета и секретарь, который одновременно был в Волкове комсоргом, отправили начальнику районного отделения НКВД докладную записку. В ней они писали, что священник Владимир Дмитриевич Чекалов и председатель церковного совета Иван Михеевич Михеев "ведут антисоветскую пропаганду, как-то: в первой половине июня 1937 года пускали брехню и объявляли это самое во время служения в церкви, якобы 20 июня сего года будет сильная гроза и побьет все хлеба, и колхозники останутся без хлеба, и побьет много народу, а предпосылок к тому, чтобы ожидать грозу, не было.

В настоящее время церковь ремонтируется, несмотря на то, что она должна государству обязательных платежей на сумму 1679 рублей, и плюс к тому бросают реплику "назло советской власти", то есть, хотя мы и должны обязательных платежей 1679 рублей, а церковь отремонтируем. Церковь ремонтируют, а деньги не платят.

Несмотря на предупреждение сельсовета не проводить собрания церковных советов без его разрешения, все же хоть нелегальным путем, но проводят..."

27 июля начальник районного НКВД приехал в Волковский сельсовет и предложил одному из подписавших донос, восемнадцатилетнему комсоргу, проследовать с ним в дом священника в качестве понятого для обыска и ареста последнего. При обыске нашли несколько писем, написанных знакомыми о. Владимира, которые и взяли. После обыска священнику было объявлено, что он арестован, а затем его доставили в Тверскую тюрьму.

Начались вызовы "дежурных свидетелей". Одного из них следователь спросил:

- Расскажите о проводимой контрреволюционной агитации против политики партии и советской власти со стороны попа волковской церкви, Владимира Дмитриевича Чекалова.

- Поп волковской церкви, Владимир Дмитриевич Чекалов, за проводимую контрреволюционную агитацию против партии и советской власти был судим органами ОГПУ, по отбытии наказания прибыл в 1936 году в село Волково.

- Вы уклонились от конкретных фактов контрреволюционной агитации против советской власти Чекаловым, следствие требует ответа по существу заданного вам вопроса.

- В мае 1937 года Чекалов в здании церкви собирал членов церковного совета и других граждан, среди которых проводил антисоветскую агитацию против советской власти и говорил, что настало время, когда религия должна воскреснуть, ибо она создана Богом, а не советской властью, и все граждане должны отстаивать права религии, которые попираются советской властью. В результате агитации увеличивается посещение церкви населением, кроме того, Чекалов в июле 1937 года среди местного населения собирал средства на восстановление церкви. Чекалов говорил, что советская власть не имеет права препятствовать укреплению религии.

- Что вам известно о нелегальном сборе средств среди населения на восстановление церкви села Волкова со стороны церковного старосты Михеева Ивана Михеевича? - спросил следователь председателя колхоза.

- Церковный староста села Волкова, Михеев Иван Михеевич, в июле месяце 1937 года, хорошо не помню какого числа, приходил ко мне на дом и просил денег на восстановление церкви. Я ему ответил, что денег у меня нет и платить не буду. Кроме того, церковный староста Михеев для нелегального сбора денежных средств на церковь, посылал членов церковного совета; сколько ими собрано денег, я хорошо не знаю, так как этим вопросом не интересуюсь.

Секретаря сельсовета, написавшего донос и участвовавшего в аресте священника, следователь решил не утруждать вызовом и переписал его донос в виде допроса - вопросов и ответов, и сам за него расписался.

27 июля следователь допросил священника.

- Вы обвиняетесь в проводимой контрреволюционной агитации против партии и советской власти.

- Контрреволюционной антисоветской агитации против партии и советской власти я не проводил.

- Вы следствию говорите неправду. Следствие располагает достаточными материалами о том, что вы среди населения проводите контрреволюционную агитацию против партии и советской власти. Следствие требует от вас дать показания по существу заданного вам вопроса.

- Повторяю, что с моей стороны никакой контрреволюционной агитации против партии и советской власти я не проводил.

- Вы в мае месяце 1937 года, а затем в июле 1937 года среди населения проводили контрреволюционную агитацию против политики партии и советской власти. Следствие требует от вас показаний по существу заданного вопроса.

- В мае 1937 года и в июле 1937 года среди населения никакой контрреволюционной агитации против политики партии и советской власти я не проводил.

- Признаете ли себя виновным в предъявленном вам обвинении?

- Виновным себя в предъявленном обвинении не признаю и повторяю, никакой агитации не вел. 27 сентября Тройка НКВД приговорила о. Владимира к расстрелу. Священник Владимир Чекалов был расстрелян через несколько дней, 1 октября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Вениамин родился 24 марта 1880 года в селе Опарино Константиновской волости Александровского уезда Владимирской губернии в семье псаломщика Ильи Благонадеждина. В 1904 году Вениамин Ильич окончил Московскую Духовную семинарию и был направлен учителем в Верхне-Махоловскую школу Серпуховского уезда Московской губернии. После этого он служил учителем в Старо-Голутвинской школе в городе Коломне и в Благовещенской школе в Дмитровском уезде Московской губернии. В 1906 году он был рукоположен во священника ко храму в селе Чеково Небыловской волости Владимирского уезда Владимирской губернии, в котором он прослужил до своего ареста. Во времена гонений на Церковь от безбожной власти отец Вениамин несколько раз привлекался к судебной ответственности под предлогом неуплаты налогов.

В 1926 году он был привлечен в качестве свидетеля по делу епископа Афанасия (Сахарова), который был обвинен в произнесении антисоветских, контрреволюционных проповедей. Отвечая на вопросы следователя, отец Вениамин сказал: «26 ноября в престольный праздник святого Георгия я был старостой Ершовым и священником Ключаревым от имени церковноприходского совета церкви села Лыково приглашен для участия в богослужении: всенощной 25 ноября и литургии 26 ноября 1925 года. Ключарев мне говорил, что они просили епископа Афанасия приехать для архиерейского богослужения. Я в богослужении участвовал как за всенощной, так и за обедней, стоя на четвертом месте во время совершения епископом Афанасием службы.

За вечерним богослужением 25 ноября старого стиля епископ Афанасий сказал проповедь, смысл которой в общих чертах сводится к следующему. Он Церковь разделил на два течения. Одно, которое держится старых форм вероучения, а другое — отделившееся с новыми формами, идущими вразрез со старыми, обрисовав обновленцев как фальшивую монету, ибо обновленцы так же молятся, так же крестятся, но на самом деле они церковной благодати лишены, как нарушители церковных канонов. Прямо в своей проповеди, что от обновленцев нужно избавиться, их гнать из приходов, он не указывал, но в общем проводил в проповеди такую мысль, чтобы миряне вразумили обновленцев-священников и просили бы их раскаяться, ибо Церковь принимает всех кающихся. Также в своей проповеди он не говорил о том, что от обновленцев нужно избавиться как от приверженцев советской власти, и к этому не призывал молящихся.

Вторую проповедь он сказал за литургией 26 ноября после чтения Евангелия на тему праздника, обрисовав великомученика Георгия как образец веры и христианской жизни, указав, что он подвергался за веру мучениям: колесованию, был брошен в известковую яму и тому подобному.

Какова должна быть вера Христова при современных условиях, он не обрисовывал, но говорил вообще о вере Христовой. Содержания, даже приблизительного, не помню.

О том, что в настоящее время при современных условиях существуют за веру Христову гонения, а также наводящие мысли на это в его проповедях, как в первой, так и во второй, я не слыхал, но уверенно сказать, что он этого не говорил, не могу, так как я, возможно, мог прослушать».

В 1930 году храм в селе Чеково был закрыт, однако отец Вениамин не оставлял надежды служить в нем, и ему при поддержке верующих в том же году удалось добиться разрешения на возобновление богослужения. Храм не закрывался до ареста священника. Отец Вениамин был арестован 8 сентября 1937 года и заключен в тюрьму в городе Юрьеве-Польском.

Вызванный в качестве свидетеля секретарь Чековского сельсовета показал: «При утверждении новой советской конституции Благонадеждин среди верующих колхозников говорил: "Принятая конституция восстановила в правах служителей религиозного культа по настоянию папы Римского, так как советская власть боится осложнений с другими буржуазными государствами и под их давлением идет на уступки". Весной 1937 года в период ярового сева среди колхозников распространял контрреволюционные пораженческие слухи, заявляя: "Лето 1937 года будет засушливое, дождей не будет, и колхозу посев яровых культур производить бесполезно, все погорит, и труд колхозников пропадет задаром, придется сидеть голодными". Благонадеждин занимается тайным врачеванием. Весной 1937 года колхознице, пришедшей с больным ребенком, Благонадеждин рекомендовал набрать в лесу сосновых шишек и настоять, этим настоем поить ребенка. В результате данного лечения ребенок дошел до полного истощения. Со стороны Благонадеждина наблюдается массовое лечение колхозников. Последний выдает себя за врача».

Отец Вениамин был допрошен сразу после ареста.

— Следствию известно, что вами из женщин был организован церковный хор. Вы подтверждаете это?

— Действительно, из женщин в селе Чеково организован хор.

— Расскажите, в церковном хоре участвует молодежь?

— В церковном хоре принимает участие и молодежь. Всего в церковном хоре участвуют 15–20 человек, исключительно из села Чеково.

24 сентября следователь снова допросил священника и тот ответил, что принятие новой конституции с представлением избирательных прав служителям религиозного культа он понял как уступку советской власти, а также не отрицал и того, что говорил населению о грядущей засушливой погоде и гибели урожая в 1937 году.

— Следствию известно, что вы занимались тайным врачеванием. Подтверждаете это?

— При обращении населения по поводу болезней я действительно давал советы и оказывал помощь; посещение не носило массового характера.

На этом допросы были закончены. 27 сентября тройка НКВД приговорила отца Вениамина к расстрелу. Священник Вениамин Благонадеждин был расстрелян 1 октября 1937 года и погребен в безвестной могиле.

В 1937 году вместе со священнослужителями арестовывали членов церковных двадцаток и старост. Одним из многих, принявших мученическую кончину в 1937 году, был староста храма Сергей Ведерников.

Мученик Сергий (Сергей Николаевич Ведерников) родился в 1875 году в селе Погорелом Погорельского уезда Тверской губернии (ныне Зубцовский район Тверской области) в бедной крестьянской семье. Упорным трудом и помощью Божией он поднялся из нужды; в 1907 году завел в селе мануфактурную лавку, которую держал до 1916 года. После ее закрытия имел в селе чайную и занимался сельским хозяйством, пользуясь самым современным по тому времени сельскохозяйственным инвентарем. Был вплоть до своего ареста в 1928 году председателем церковного совета.

В 1928 году в результате кампании по закрытию храмов Сергей Николаевич был арестован и приговорен к шести месяцам заключения в исправительно-трудовой лагерь. В 1930 году, после конфискации всего имущества, он был выслан на Урал.

Человек одинокий - ни семьи, ни детей у него не было, он мог всецело служить Богу и Церкви, и, когда он вернулся в родное село, верующие единодушно избрали его старостой храма. Это избрание и активная деятельность на благо Церкви и послужили причиной нового ареста. Сразу же после начала гонений, в 1937 году, Сергей Николаевич был арестован и 28 июля заключен в Зубцовскую тюрьму. На следующий день следователь допросил его.

- Обвиняемый Ведерников, как вы попали в церковные старосты погорельской церкви?

- Меня избрали верующие 28 февраля 1937 года.

- Обвиняемый Ведерников, следствие располагает материалами по обвинению вас в контрреволюционной пропаганде. Признаете себя виновным или нет?

- Виновным себя в этом не признаю. - Обвиняемый Ведерников, в июне 1937 года в сторожке погорельской церкви вы в присутствии верующих говорили, что материальное положение населения плохое, нет хлеба, купить нечего, раньше всего было много, товар давали в кредит, а теперь никто копейки не дает. Весь хлеб вывезли в Испанию, а самим есть нечего. Говорили это или нет?

- Этого разговора я не помню и не говорил.

На этом следствие было закончено, он был признан виновным в том, что состоял старостой храма. 27 сентября Тройка НКВД приговорила Сергея Николаевича Ведерникова к расстрелу. Он был расстрелян 1 октября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

(Архив УФСБ РФ по Владимирской обл. Арх. № П-8008, арх. № П-8438.)

Свящ  протоиерей Константин Твердислов (1937)
http://s52.radikal.ru/i135/0909/96/71c6bd7c8a7b.jpg

Время день за днем неумолимо отодвигает от нас события 20-30 – годов ушедшего столетия. Все меньше и меньше остается живых очевидцев событий того времени. Скупые строчки архивных документов, редкие, чудом сохранившиеся, пожелтевшие от времени фотографии и письма, воспоминания родственников – вот все, чем сейчас обладаем.
Продолжая повествование о вязниковских священнослужителях, погибших в годы гонений на Русскую Православную Церковь,память сегодня одного из священников Вязниковского Казанского собора, неоднократно репрессированном, отдавшем свою жизнь, но оставшимся твердым в своей Вере
.
Это Константин Николаевич Твердислов родился в 1881 году в Гороховце в семье священника. Он пошел по стопам отца, посвятив свою жизнь Богу и Русской Православной Церкви. В 1902 году он заканчивает Владимирскую духовную семинарию и получает назначение в город Юрьев-Польский, он прослужит здесь 12 лет, преподавая Закон Божий в городской женской гимназии, здесь родятся три его дочери – Маргарита, Ирина и Татьяна.
В 1916 году он поступает в Московскую духовную Академию. Перед отъездом благодарные ученицы и их родители преподносят ему два благодарственных адреса, в которых с большой теплотой отзываются о его работе, выражают сожаление о его отъезде и желают ему успеха в его дальнейшей службе. Семья переезжает в Сергиев Посад.
В духовной академии Константин Николаевич знакомится с Дубровиным Дмитрием Ивановичем. Это знакомство, как станет известно потом, продлится до их смертного часа. Академию Константин Николаевич не закончит, так как ее закроют в 1918 году. Он получает назначение в Вязники, в Казанский собор, и прослужит в нем до его закрытия в 1929 году.
За это время вязниковскую кафедру возглавляли епископы Василий, Корнилий, Николай. Последним вязниковским епископом был Герман (Николай Ряшенцев ). 14 декабря 1928 года епископа Германа, настоятеля Казанского собора Вознесенского Александра Ивановича, ключаря собора протоиерея Орфанова Ивана Федоровича, священника собора Онохриенко Ипатия Ефремовича арестуют. Обвинение – контрреволюционная пропаганда. Константина Николаевича арестуют последним. 17 мая 1929 года вместе с остальными он будет осужден по ст. 58-10 УК РСФСР тройкой ОГПУ на три года ссылки в Сибирь. Ссылку он будет проходить в Нарымском крае, в селении Парабель, расположенном на берегу одноименной речки, впадающей в р. Обь. Полнейшее бездорожье и болота, единственный путь - водный, по реке Обь. Из Парабели он пришлет любительскую фотографию, датированную 27 февраля 1931 года, на ней сделана надпись: « Передний уголок моей квартирки, перед которым я молюсь и за Вас пожеланием всего, всего доброго, а главное Божьего благословения. К.Т.».
В 1932 году заканчивается срок его ссылки, но по решению ОГПУ его лишают права проживания в 12 городах СССР и прикрепляют на четыре года к определенному месту жительства. Таким местом станет Тамбов. Его семья все это время живет в городе Муроме, сначала у родителей его жены, затем снимает квартиру. В 1934 году наказание досрочно снимают, и Константин Николаевич возвращается к семье. Он принимает решение вернуться в Вязники. По приезде сюда он служит во Введенской церкви.
Грядет 1937 год. В мае Константин Николаевич получит письмо из Тамбова от Рубиновой Марии Фортунатовны, в нем она сообщает ему об аресте священнослужителей, с которыми он познакомился по тамбовской ссылке. Письмо это впоследствии сыграет в его судьбе роковую роль и будет предъявлено ему одним из пунктов обвинения.
17 августа 1937 года Константина Николаевича арестуют. На допросе на вопрос следователя, признает ли он себя виновным в том, что состоял в контрреволюционной группе церковников и вел контрреволюционную деятельность, он твердо ответит: « Виновным себя не признаю». И в дальнейшем будет твердо отрицать все обвинения, не назвав ни одного имени, ни одной фамилии.
27 сентября 1937 года тройкой УНКВД по Ивановской промобласти по ст. 58-10 УК РСФСР Константин Николаевич будет приговорен к высшей мере наказания. 1 октября 1937 года Константин Николаевич, Дмитрий Дубровин и еще несколько вязниковских священников, проходящих по этому делу, будут расстреляны в городе Иваново. Место захоронения их не установлено, возможно, это Балинское кладбище. Реабилитирован Константин Николаевич по репрессии 1937 года 23 ноября 1957 года, по репрессии 1929 года 12 мая 1990 года решением Владимирской областной прокуратуры.
После ареста Константина Николаевича его жена Елена Николаевна некоторое время жила в Вязниках, затем уехала, а Подмосковье на станцию Клязьма. А перед войной жила в Москве у дочери Татьяны. В 1941 году во время эвакуации из Москвы она с дочерьми Маргаритой и Татьяной приезжает в Вязники. Поначалу жили в квартире главного врача ЦРБ Алексея Петровича Смирнова, он жил при больнице. В Вязниках они прожили до 1945 года.
Сохранилось письмо Константина Николаевича из ссылки. Вот несколько выдержек из него: « … Мои милые и славные, вы пишите, что если бы я и Коля были вместе с вами, то все у вас было бы вдвойне радостнее и милее, а разве мы не о том же думаем и переживаем?.. ( По всей видимости, имеет ввиду священника Николая Солодкова и его супругу, который в 1933-1936 годах находился в заключении в Сибири ).
Как жить? Жить надо бодро и мужественно. Некоторые под влиянием текущих условий жизни опускают руки, тоскуют, клянут всех и вся, доходят до полного отчаяния и желают себе смерти. Это недостойно человека. Вот почему получают особую цену в жизни те люди, которые, словом и делом воспитывают в человеке человека. Не самое ли мыслимое дело жизни – сеять вокруг себя тепло и радость жизни, смягчая тяжести, страдания и скорби ее? Вот почему встречать всех приветливостью, сделать доброе для других, все это значит подлинно жить ».
Свое «Слово в неделю Православия», произнесенное в 1914 году, отец Константин заключил следующими словами: «Потщимся же с такой любовью и самоотверженностью служить св. Православной Церкви, с какой Ей служили Ее св. апостолы и святители. Тогда мы не только самих себя поставим на твердом камени веры, так что не страшны будут никому из нас никакие волны лжеучений, но своим примером и других предохраним от них. А это соделает нас достойными продолжателями подвига названных насадителей и поборников православия на земле, что низведет на нас и их молитвенное за нас ходатайство, и Божие к нам благословение. Аминь» [42]. Этот подвиг стояния в вере и любви ко Святой Православной Церкви протоиерей Константин пронес через всю жизнь и увенчал мученической кончиной…
Канонизирован Константин Твердислов 7октября 2002г. Дни памяти его: 21 июля и 1 октября в день его гибели.

Полное Житие   http://vladkan.ru/life/18101300.html

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

+1

4

..................продолжение от 1 октября
Молченская икона Божией Матери (1405)
http://s43.radikal.ru/i100/0909/cc/180b20b400ec.jpg

Чудотворный список Молченской иконы был обретен в селе Бусиново под Москвой. По преданию, эту икону в XVII в. нашла и принесла в храм слепая девушка, которая жила в селе Бусиново.

Рассказ прихожанки храма и старожила Марии Спорышевой В XVII веке в селе Бусиново жила слепая девушка, дом которой находился на правой стороне реки Бусинки. Однажды явилась ей во сне Божия Матерь и повелела: "Иди по правой стороне реки против течения и стой на месте, которое укажу тебе, и обрящешь икону Мою". Девушка все рассказала матери. Вдвоем на следующий день они пошли вдоль реки (около полукилометра). Примерно в ста метрах от берега явлено им было место. Выкопав некоторое количество земли, они нашли водный источник. Омыв глаза по повелению Матери Божией, девушка затем прозрела.
В следующую ночь Матерь Божия вновь явилась девушке, сказав: "Продолжите начатое, уже немного осталось". На следующий день после раскопок была обретена чудотворная икона Божией Матери Молченская, которая, согласно преданию, и в настоящее время находится в храме Преподобного Сергия Радонежского в Бусинове. А на месте, где была явлена икона, вскоре возвели часовню. Выкопали колодец на полтора метра глубиной и обложили бетонными кольцами. Со всей России стекались к часовне люди хромые, увечные, болящие, и много чудес содеяно было по милости Божией.
Часовня сохранялась до 1936 года. Когда в советское время был закрыт храм Преподобного Сергия Радонежского, часовню разрушили. Все свечи, иконы и утварь сбросили в колодец и сровняли с землей. Чудотворный образ был отдан в храм Знамения Божией Матери в Аксиньино.
В 1950 году Мария Спорышева вместе с подругой восстановила колодец, откопав его, поскольку  было известно место святого источника. И вновь верующие стали приходить к колодцу и исцелялись. Мария ухаживала за колодцем до 1970 года, когда село Бусиново было снесено и на его месте был построен Трубозаготовительный комбинат. Но с открытием храма в 1991 году святыня снова заняла свое место. 1 декабря 1996 года впервые за многие годы был отслужен молебен Молченской иконе Божией Матери с чтением акафиста.

АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=2#p6833

Икона Божией Матери "Целительница"
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1276.jpg

История иконы “Целительница” ведет свое начало с IV века от Рождества Христова. Находится этот образ Божией Матери в грузинской местности Карталинии, в Цикланском  храме. В Москве чудотворный список с этого образа хранился в Алексеевском женском монастыре. На иконе Богоматерь изображена стоящей у одра больного.

Сюжетом “Целительницы” стало древнее церковное предание о чудесно исцеленном Самой Царицей Небесной человеке. Один благочестивый священник всякий раз, когда входил в храм или выходил из него, преклонял колена перед образом Богородицы с возгласом: “Радуйся, Благодатная!Господь с Тобою”, и с последующей молитвой, славящей Царицу Небесную. Однажды на него напала страшная болезнь, поразившая его язык так, что случилось сильное нагноение, и человек не мог говорить. Страдая, он читал свою обычную молитву в уме, и раз увидел у своего изголовья прекрасного юношу, взиравшего на него с состраданием - это был его Ангел-Хранитель, который начал молить Пресвятую Богородицу исцелить болящего: “О премилосердная Госпоже! Таков ли должен быть плод благоговения к Тебе сего клирика?Это ли награда за каждодневное произношение им Тебе архангельского приветствия?Язык его, привыкший ублажать Тебя, ныне весь изъязвлен. О Премилосердная! Обрати материнский Свой взор на сего страдальца и пощади его”. И по молитве Ангела у постели больного вдруг явилась Сама Царица Небесная и, источив из груди Своей каплю молока, напоила ей уста болящего и сделалась невидимой. А больной клирик получил мгновенное исцеление, так что сразу же пошел в церковь и сам рассказал там о дарованном чуде. Оно и было запечатлено в иконографии образа Богоматери “Целительница”.В России эта икона прославилась, когда в 1682 году получила исцеление дочь одного коломенского священника, страдавшая неизлечимой болезнью спинного мозга. Спустя еще столетие в Москве была основана Екатерининская больница, одну из домовых церквей которой впоследствии освятили во имя иконы “Целительницы”.В старой Москве во имя иконы Божией Матери “Целительница” освящали, в основном, больничные церкви, где она являлась помощницей в родах, в исцелении душевных и телесных болезней. Среди прочих московских клиник “Целительнице” были посвящены одна из церквей Старо-Екатерининской больницы на Мещанской улице и домовая церковь при Полицейской больнице имени Императора Александра III, устроенная известным доктором Гаазом. Обе они были закрыты после революции, и от них остались ныне лишь перестроенные помещения. В Москве в 1992 году была освящена и в настоящее время действует новая больничная церковь во имя “Целительницы” при НИИ Клинической психиатрии на Каширском шоссе. Списки с этой иконы Богородицы имеются во многих городах. И сейчас больничные храмы посвящаются Целительнице.

(Из книги "Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых чудотворных Ее икон"
Ярославль, 2005 год
)
АКАФИСТ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p12774

Старорусская икона Божией Матери
http://s45.radikal.ru/i107/0909/15/044ec03922cd.jpg

Старорусская икона Божией Матери является одной из красивейших и величественнейших по размерам и духоносной благодатной силе в России и во всем православном мире. Это была выносная икона, которая выходила в народ во дни государственных нестроений, смут, моровых поветрий, голода и эпидемий. Православный народ со страхом и с благоговейным трепетом встречал свою благую Заступницу, водруженную на плечи ревностных почитателей. Народ прикладывался и молился Божией Матери, возлагая на Нее все свои надежды. Ее дважды в год обносили по городу, вынося из стен Спасо-Преображенского монастыря, 17 мая и 1 октября.
1 октября – праздник Старорусской иконы Божией Матери, одной из тех святынь, которые были утрачены в годы советской власти и до сих пор не обретены. В этот день Церковь вспоминает возвращение иконы из Тихвина в Старую Руссу – событие, которому предшествовало долгое ожидание и даже скорбь. Впрочем, обо все по порядку.

Старорусская икона Божией Матери По преданию, чудотворный образ Богородицы привезли в Новгородскую землю из греческого города Ольвиополя в конце X столетия. Была икона небывало больших размеров: примерно 260 сантиметров в высоту и 190 в ширину. Чудеса по молитвам перед ней стали происходить в годы правления Ивана Грозного. А около 1570 года на новгородские земли пришла беда – моровое поветрие. Некому жителю Тихвина было откровение: чтобы эпидемия прекратилась, нужно перенести Старорусскую икону Богородицы в Тихвин, а Тихвинскую, напротив, – в Старую Руссу. И было посему: старорусская святыня пришла в Тихвин, а в Руссу перенесли список чудотворной Тихвинской иконы. По другой версии, во время мора Старорусскую икону носили по селениям, пока она не оказалась в Тихвине, где непредвиденно задержалась более чем на триста лет.

Рушане (жители Старой Руссы) неоднократно обращались к тихвинцам с просьбой вернуть им святыню, но те не торопились расставаться с чудотворным образом. В конце XVIII столетия для рушан была сделана точная копия Старорусской иконы. Ее поместили в старорусском Спасо-Преображенском монастыре, где она также стала прославляться чудесами. Но жители Старой Руссы по-прежнему стремились вернуть себе подлинник, и в 1805 году началась их тяжба с тихвинцами. Завершилась она лишь в 1888 году, когда с соизволения императора Александра III святыня была возвращена рушанам. Сохранилось подробное описание торжественного крестного хода с чудотворной иконой, который продолжался с 31 августа по 18 сентября (по старому стилю). Перенесение иконы из Тихвина в Руссу сопровождалось многими чудесами, и вот лишь одно из них, записанное иеромонахом Сергием, насельником старорусского Преображенского монастыря.

Спасо-Преображенский монастырь Старой Руссы "На этом пути помощью Божией и молитвами Царицы Небесной исцелилось пятнадцать бесноватых кликуш – женщин, которые, идя за иконой, кричали дикими голосами. Сжалившись над ними, несшие икону опустили носилки и, открыв стекло киота, с большим усилием подводили бесноватых к пречистому образу. Приложившись к иконе, каждая по двенадцать раз, они стали на колени и, взирая на нее, с сердечным умилением и со слезами лобызали Пречистую Божию Матерь и ноги предвечного Младенца, Господа нашего Иисуса Христа; при этом они сами просили о помиловании и исцелении их от злого духа. Весь народ, видя такое чудо, что бесноватые сами со слезами просят помощи у Царицы Небесной, тогда как раньше их можно было только с трудом подвести к чудотворной иконе, немало дивлся этому, радуясь об исцелении бесноватых и прославляя Царицу Небесную".

Чудотворная икона находилась в Спасо-Преображенском монастыре до прихода к власти большевиков, которые "разорили" ее и передали в краеведческий музей. Во время немецкой оккупации, в августе 1941 года, древняя святыня исчезла из Старой Руссы и до сих пор не была обретена.

Ныне в старорусском храме святого Георгия Победоносца, построенном в начале XV столетия, пребывает чтимый список чудотворной иконы Божией Матери. Среди других святынь Георгиевской церкви – прижизненный портрет батюшки Серафима Саровского, принадлежавший Мотовилову, и Смоленская икона Божией Матери, подаренная храму отцом Иоанном Кронштадтским. Храмовая роспись рассказывает о возвращении чудотворной иконы Богородицы в Старую Руссу: высоко над головами прихожан шествует праздничный крестный ход. Один из его участников изображен с нимбом. Это – священномученик Владимир (Богоявленский). В год возвращения чудотворной иконы он стал епископом Старорусским, викарием Новгородской епархии. После революции владыка Владимир, занимавший в то время Киевскую кафедру, первым из архиереев пострадал за веру. 25 января 1918 года в келью владыки в Киево-Печерской Лавре пришли пять солдат во главе с матросом. Они требовали у него денег, затем стали избивать, раздели до белья, вывели на мороз и расстреляли. Именно в память о владыке в ближайшее к дате его кончины воскресенье чествуется Собор новомучеников и исповедников Российских.

Старорусский храм св.вмч. Георгия ПобедоносцаСпасо-Преображенский монастырь, в котором находилась чудотворная Старорусская икона, сейчас не действует: в белых зданиях обители располагается картинная галерея и краеведческий музей. Чуть в стороне от основного комплекса стоит еще одно здание, ничем не примечательное, даже скучное, похожее на обыкновенный дом. Но, приглядевшись, можно заметить странную выпуклость одной из стен... это апсида! Храм, превращенный в спортивный зал. Когда-то он был освящен в честь Старорусской иконы Божией Матери, а построен по случаю ее возвращения из Тихвина. Сам же монастырь был основан в 1192 году преподобным Мартирием, будущим новгородским архиепископом.

Еще один чтимый список Старорусской иконы Божией Матери до недавних пор находился в одном из самых живописных мест Новгородчины – селе Коростынь на берегу Ильмень-озера. Он был главной святыней храма Успения Божией Матери, построенного знаменитым итальянским зодчим Гаэтано Киавери. Увы, летом 2007 года святыня была утрачена: церковь ограбили, и в числе прочих икон похитили мироточивый список Старорусской иконы Божией Матери. Следы на полу храма свидетельствовали о том, что икону тащили волоком, ликом вниз. "Русский человек без Бога – дрянь", – вспоминаются слова Федора Михайловича Достоевского, не раз молившегося перед чудотворной Старорусской иконой.

Знакомясь с историей Старорусской иконы, поневоле загрустишь. Но как не надеяться на то, что и чудотворный образ, и список с него будут обретены, а белый Спасо-Преображенский монастырь вновь наполнится молитвой! Новгородская земля небывало богата святынями, и многие из них только начинают возвращаться к жизни... http://www.religare.ru/2_58045.html
а вот об иконе с поломнической поездки и ее оригинальное  фото http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=12&p=3#p9249

Владычица Преблагословенная моли Бога о нас грешных ! Покрой покровом Своим!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Кор. 10, 23-28; Мф. 24, 34-44). "Бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет". Бдеть не значит сидеть сложа руки, но, имея в мысли, что Господь внезапно приидет, так себя держать и так вести дела свои, чтоб быть готовыми встретить Его во всякое мгновение, не опасаясь получить укор и осуждение. Как же это сделать? Очень просто. Ходить по заповедям, не нарушая ни одной, а случится нарушить какую - тотчас очищать покаянием и должным удовлетворением с своей стороны. Тогда и будет у нас все чисто. И минуты не оставляй греха на душе: тотчас кайся, плачь в сердце своем и беги к духовному отцу исповедаться и получить разрешение, а затем опять берись за дела по заповедям Божиим. Если ревностно возмешься за то, чтоб быть исправным в жизни - скоро исправишься, только не оставайся долго в падении. Падения при таком порядке все будут реже и реже, а там и совсем прекратятся, при помощи всеисцеляющей благодати Божией. Тогда водворится радостное удостоворение, что встретишь Господа не неготовый.
*****************************************************************************************************************************************
Моление о чаше

"И говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты"
(Мк. 14, 36)

Глубина скорби в этих словах, но они выражают также всю глубину упования на любовь Бога Отца, на Его бесконечную власть и мудрость. "Пронеси чашу сию мимо Меня!" Никогда еще человеческое сердце не испытывало такой скорби, такого уныния, как сердце Сына Божия, возлюбленного Сына Его, когда эти слова, как отчаянный вопль, сорвались со святых уст Его.
Страждущие! В этих немногих словах вы найдете успокоение ни с чем не сравненное. Никогда душа человеческая не скорбела так, как та душа, которая "скорбела смертельно". Горе и страдание должны открыть нам путь к ближайшему общению со Спасителем. Просить об удалении горькой чаши не может быть грешно, Сам Христос молился о том - и был "услышан за Свое благоговение" (Евр. 5, 7)- так будет и с вами. Подчас, когда мы еще молимся, приходит ответ. "Явился же Ему Ангел с небес, и укреплял Его" (Лк. 22, 43).
Господь различными путями, невидимыми, сокрытыми от наших глаз укрепляет и нас на нашем скорбном пути. Когда Он посылает особенно тяжелое испытание, Он изливает и особенную благодать. "Господь дает силу народу Своему" (Пс. 28, 11). И скоро, очень скоро венец славы заменит чашу страдания. Господь Иисус в Своей бесконечной любви испил до дна эту горькую чашу, и "Он утрет всякую слезу с очей всех" (Откр. 7, 17).
Иной раз в горе мы склонны удаляться от Господа и искать утешения между людьми. Но люди не могут нас утешить. Скорбь без Господа превращается в безводную пустыню, Господь хочет сделать из нее почву плодородную, процветающую. Он хочет в ней открыть нам Свой светлый образ, превратить ее в способ познания истины. Как Ноев ковчег плыл по поверхности вод, так бушующие волны понесут и нас к тихому пристанищу, если мы в горе будем опираться на ту бесконечную любовь, долготерпение и мудрость, которые нас испытывают и вместе с тем раскрывают перед нами чудеса милосердия.

из истории
В 1914 г. явление иконы Божьей Матери "Августово явление" или "Августейшая победа"

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

5

Во славу Божию и на пользу ближнего !

2 Октября  -Память:

Мчч. Трофима, Савватия и Доримедонта (276).
В царствование императора римского Проба 1 и во время управления Антиохией Аттика, называвшегося также Илиодором, антиохийцы совершали однажды праздник в честь Аполлона Дафнийского и, по обычаю, весь день проводили в жертвоприношениях идолам, в пьянстве и ликованиях и всякого рода непотребных делах. В то время пришли в Антиохию из другой страны два неизвестных человека: Трофим и Савватий, – люди благочестивые, почитатели истинного Бога. Видя ослепление и гибель столь многих душ, они только воздохнули и, обратясь к Богу, молились со слезами, говоря:

– Боже, создавший мир весь из ничего одним словом Своим и человека, сотворивший по образу Своему! призри с небеси и исторгни людей сих из рук сопротивного.

Когда они говорили сие, идолопоклонники заметили, что они не поклоняются языческим богам и, схватив их, повели к властелину и судье своему Аттику-Илиодору. Он велел их разлучить друг от друга и сначала привести к нему святого Трофима, которого и начал допрашивать о имени, жизни и вере.

Святой отвечал:

– Имя мое – Трофим, родился я от свободных и благородных родителей, но, подпав под власть греха, сначала жил нечестиво, пока чрез святое крещение не получил истинной свободы и благородства.

Тогда судья спросил:

– Какой ты веры?

Трофим отвечал:

– Я уже сказал тебе, но слушай, – я скажу еще яснее: я – христианин, раб Христа и желаю быть жертвою Христу.

Судья спросил:

– Читал ли ты императорские указы о христианах?

– Прочел, – ответил святой, – но что они нам? Между благочестием и бесовским обольщением такая же разница, как между днем и ночью.

Эти слова привели мучителя в гнев; он велел обнажить святого Трофима и, растянув за руки и за ноги, быть без всякого милосердия. Мученика били так долго, что земля обагрилась кровью. Потом судья велел перестать бить его и сказал:

– Принеси богам жертву, Трофим. – иначе я пошлю тебя во Фригию 2, к мучителю Дионисию.

Сей Дионисий был повсюду известен своею лютостью и бесчеловечием.

Святой Трофим отвечал:

– Для меня не важно, тобою ли я буду убит, или кем другим. ты ли замучишь меня, или Дионисий: смерть, всё равно, будет только одна, потому что у вас обоих одно намерение: убивать тех, кои служат истинному Богу.

Судья еще более разгневался и велел повесить святого на дерево и терзать его тело. Тогда его тотчас же обступили палачи с острыми орудиями, коими они терзали мученика, строгая его тело до костей и даже до самых внутренностей. Он же, претерпевая всё, тихо и кротко говорил:

– Господи, помоги рабу Твоему!

Тогда судья спросил:

– Где же твой Христос?

Мученик отвечал:

– Христос мой – со всеми, призывающими Его – Он и от меня не отлучается, и явное знамение Христова со мною присутствия в том и заключается, что я легко переношу мучения, кои невозможно было бы перенести человеческому естеству, если бы страдальцам не помогал Сам Бог.

После сих мучений святого Трофима ввергнули в темницу.

Тогда привели на суд блаженного Савватия, и судья сказал ему:

– Я не спрашиваю тебя, христианин ли ты, но ты сначала скажи: какого ты звания?

Самое слово "христианин" для язычников было так противно, что мучитель не хотел даже слышать его; как больной глазами не может смотреть на свет, приятный для всех здоровых, так он с помраченными душевными очами не мог взирать ими на свет имени Христова, почему и сказал: "Я не спрашиваю, христианин ли ты".

Святой Савватий отвечал:

– Мое звание, достоинство и отечество, слава и богатство есть Христос Сын божий, вечно Сущий: Его промыслом утверждена и управляется вселенная.

Судья, приняв смелый ответ мученика за оскорбление себе, пришел в ярость и, ударив его по щеке, сказал:

– Отвечай то, о чем тебя спрашивают, и прежде, чем я не погубил тебя посредством мучений, приступи к богам и принеси им жертвы.

Но святой поносил богов, смеялся безумию нечестивых и обличал их безбожие.

Тогда, по повелению мучителя, Савватия повесили и строгали железными когтями, до тех пор пока не обнажились его кости. Так как от костей отпали уже целые куски тела и были растерзаны все внутренности, то мучителям нечего было уже терзать. Посему мученика отвязали от дерева, и святой Савватий тотчас же предал свою душу в руки Господа своего.

Когда святой Савватий преставился ко Господу, в руках мучителей остался один блаженный Трофим. Аттик, отчаявшись в его обращении в идолопоклонство, решил послать его во Фригию к мучителю Дионисию. Он написал Дионисию письмо, сообщая ему о Трофиме и о том, что сколько он ни претерпел мук, но при всем том оказался сильнее мучителей своих, что он почитает одного Христа, смеется над богами и ни во что не ставит их. Затем он велел вывести святого из темницы, обуть его в железные сапоги, внутри коих было набито множество гвоздей остриями вверх, и в тех сапогах вести его во Фригию. Воины, взявши святого, повели его и заставили идти рядом с собою: они ехали на конях, а святой шел пешком, в железных с гвоздями сапогах, с пронзенными ногами, – перегоняя при сем пеших и конных и обагряя весь путь своею кровью. Это был поистине скорбный путь, ведущий в блаженную жизнь: сколько он сделал шагов, столько новых ран принял в свои ноги, и сколько было новых ран. столько он претерпел болезней и мук. Но Сам Господь сопутствовал ему: Он укреплял на сем пути Своего раба и за каждый шаг приготовлял ему воздаяние.

После трехдневного пути, воины со святым мучеником достигли Фригийского города, называвшегося Синад 3, и там отдали Дионисию послание Илиодора. Прочитав послание, Дионисий велел тотчас же привести к себе святого Трофима и спросил:

– Ты ли Трофим?

Мученик отвечал:

– Я – Трофим и раб истинного Бога, верующие в Коего никогда не постыдятся.

Дионисий сказал:

– Ты остаешься непокорным и еще призываешь суетного и тщетного Христа, бывшего виновником смерти многих; но если ты прежде не хотел от Него отказаться, то теперь оставь надежду, которую имел на Него: принеси жертву богам, чтобы тебе избавиться от лютых мучений и смерти и прожить свою жизнь в мире.

Мужественный Трофим отвечал:

– Если бы я даже и хотел избавиться от смерти, то сие невозможно: ибо если ты не убьешь меня, то самое естество мое во всяком случае смертно. Смертью же должно приобретать жизнь вечную, которая безмерно лучше и продолжительнее здешней, исполненной зол и кратковременной жизни, а благ будущей жизни не может видеть наше бренное око, ухо не может слышать, и на ум человеку они не придут. Я охвачен великим желанием сей жизни и радуюсь, слыша от тебя о смерти, коею ты мне угрожаешь.

Тогда Дионисий, весь дыша яростью, повелел быть святого Трофима толстыми жилами; когда же били его, то мучитель говорил:

– Ты только обещай принести богам жертву, и тотчас же избавишься от мучения.

Он же, не обращая внимания на рану и словам мучителя, молчал.

Слуги, по повелению мучителя, взяли уксус, смешали его с горчицею и вливали в ноздри Трофиму. После сего, повесив его на дереве, резали ему бока, нанося глубокие продолговатые раны, и из ребер его исходили потоки крови.

Святой молча переносил сии муки, говоря себе самому: "Много скорбей у праведного, и от всех их избавит его Господь" (Пс.33:20).

Дионисий, услыхав это, сказал:

– Напрасна надежда твоя, Трофим, и тщетны твои помышления: ибо кто придет к тебе с неба и избавит тебя от настоящих страданий? Посему советую тебе принести богам жертву, и тогда ты поможешь себе.

Святой, смеясь безумию мучителя, отвечал:

– Никогда не отвергнусь я Бога моего, истинного и живого.

Тогда Дионисий с яростью сказал слугам:

– Мучьте его еще.

И они стали его мучить с еще большею жестокостью.

Святой же молился и говорил так: "Боже мой! избавь меня из руки нечестивого, из руки беззаконника и притеснителя, ибо Ты – надежда моя, Господи Боже" (Пс.70:4-5).

Мучитель повелел лить на раны святого мученика уксус с солью, чтобы тем увеличить его страдания.

Тогда блаженный сказал мучителю:

– Ты теперь только укрепляешь тело мое, чтобы оно не истлело от наносимых тобою ран.

Потом стали жечь его ребра горящими свечами, но и этим не могли победить непобедимого Христова воина; после сего святого Трофима посадили в темницу.

В Синаде был сенатор и первый советник, по имени Доримедонт; он был благочестивый христианин, но скрывал это, боясь мучителя. Он часто тайно приходил к святому Трофиму в темницу, омывал кровь и отирал струпы его чистыми полотенцами, перевязывал его раны и вообще всячески заботился о нем. Но недолго пришлось ему скрываться от мучителя. Вскоре наступил богопротивный праздник, называемый "Диоскурия", т.е. день Кастора и Поллукса 4: празднество это совершалось всенародно в городе Синаде. Дионисий, вместе со всеми своими приближенными и советниками, поклонялся идолам и, увидев, что с ними нет Доримедонта, послал к нему сказать, чтобы он явился на празднество.

Блаженный Доримедонт отвечал посланным:

– Я – Христианин, и потому мне не следует ходить на бесовские праздники.

Дионисий, услыхав о сем, велел силою привести его к себе и, расспросив его, убедился, что он – действительно христианин; однако, не желая судить его в тот же день, велел взять его под стражу.

Потом он посылал к нему своих друзей уговорить, чтобы он раскаялся и обратился к их богам. Но Доримедонт, грозно взглянув на них, сказал: "Удалитесь от меня все, делающие беззаконие" (Псал.6:9).

Затем он замолчал и был, "как человек, который не слышит и не имеет в устах своих ответа" (Пс.37:15).

На другой день мучитель пошел в суд и повелел привести Доримедонта.

– Обольщенный человек! – сказал он святому мученику, – что с тобой вчера произошло, что ты отступил от богов и отказался исполнить царские повеления? Разве тебе не угодно стало, чтобы тебя все почитали и чтобы ты занимал между нами не последнее место?

Святой на это отвечал:

– Любящий истинного Бога ни во что не ставит мирскую честь и славу. Какая польза гордиться пред другими, одеваться в драгоценные одежды и поклоняться идолам? Всё сие – временно и суетно, всё сие отлучает от Бога и ввергает человека в геенну огненную.

Мучитель долго и ласками и угрозами старался отвратить святого Доримедонта от Христа, но, ничего не достигши в том, велел обнажить его, повесить и жечь его ребра раскаленными железными кольями, причем говорил:

– Посмотрю, придет ли Христос помочь тебе?

Святой же в сих мучениях призывал имя Господа Бога своего, смеялся над языческими богами и своими словами уязвлял сердце мучителя более, нежели он – копьями тело святого.

Тогда Дионисий обратил гнев свой на слуг, мучивших святого, и укорял их, что они не могут заставить умолкнуть одного человека, хулящего их богов. Слуги, пришедшие в ярость, рвали святому лицо железными когтями и выбили ему зубы; однако и этим не могли заставить молчать богоглаголивые уста, исповедовавшие Христа и поносившие бездушных идолов. Потом развели под святым мучеником огонь и поставили его на горящие уголья; но он ходил по ним, как бы по прекрасным цветам, радовался при сих страданиях и был готов претерпевать за Христа большие и лютейшие муки. После того мучитель повелел отвести его в темницу, а святого Трофима вывести на мучение. Его повесили, начали рвать его тело железными когтями, подновляя прежние раны, а затем выкололи ему глаза раскаленными прутьями. Но святой при таких страданиях благодарил Христа, после чего был опять отведен в темницу.

Дионисий стал советоваться со своими приближенными, какой смерти предать Трофима и Доримедонта, так как они пренебрегали всякими муками, – и решил отдать мучеников на съедение зверям. Для сего мучитель повелел приготовить голодных зверей и устроить публичное зрелище. Когда настал день, в который святых хотели отдать на съедение зверям, на зрелище сие явился Дионисий со всеми своими советниками и слугами, и собралось множество народа. Святые мученики Трофим и Доримедонт был выведены из темницы нагие, покрытые ранами, так что всё тело их было как бы одною сплошною язвою. Когда святых поставили на место, предназначенное для травли зверей, на них выпущена приблизившись к ним, тотчас же сделалась кроткою. Святой Доримедонт, желая скорее разрешиться телом и со Христом быть (Фил.1:23). взял медведицу за ухо и раздражал ее, чтобы она скорее растерзала его; но медведица, как бы стыдясь, наклоняла и отворачивала от него голову свою. Тогда мучитель разъярился более зверя и, видя, что святые остаются невредимыми от медведицы, выпустил на них парда, но и он как пес лизал их ноги. Затем выпустили льва, – однако же и этот зверь, подобно первым, стал кротким, как агнец. Мучитель разгневался на заведующего зверями и грозил ему смертью, если он не сумеет раздражить зверей так, чтобы они пожрали сих двух христиан; но когда тот стал раздражать льва, то лев устремился на него и растерзал его. Все присутствовавшие, видя такое чудо, устрашились и познали силу истинного Бога и Спаса нашего. Один только беззаконный мучитель не хотел познать ее, но еще больше покрывался тьмою своего безумия, хуля Христа и называя волшебниками рабов Его. Потом он велел отсечь главы святых мечом. Так окончили страдания святые Трофим Доримедонт, скончавшиеся от меча после многих и лютых мучений, и, присоединясь к святому Савватию в бессмертной жизни, ликуют ныне с ангелами, прославляя Святую Троицу, – Отца, Сына, и Святого Духа, Единого Бога, всеми прославляемого во веки веков. Аминь. ("Жития святых по изложению Димитрия Ростовского")

Тропарь, глас 8:
В Троице хвалимый Бог, троицу мученик прослави, Трофима и Савватия и Доримедонта: в того бо веровавше, врага низложиша. Тех молитвами Христе Боже наш, помилуй нас.

Кондак, глас 8:
Яко страдальцев основание и благочестия утверждение, церковь чтит и славит твое светоносное страдание, приснопеваемы блаженне страдальче, доблемудре славне Трофиме: со страдавшими с тобою, очищение поющым тя испроси, яко непобедимь.
________________________________________________
1 Римский император Проб царствовал с 276 по 282 г.
2 Фригия – область Малой Азии.
3 Синад, или Синнада, – город на севере Фригии близ горной цепи, где находились знаменитые Синнадские мраморные ломки. Ныне – развалины близ Ескикары.
4 Кастор и Поллукс, по верованиям греков и римлян, были сыновьями властителя неба и высшего из богов Зевса (иначе Дия), почему назывались Диоскурами; по смерти они, по этим верованиям, живут и через день снова умирают, пользуясь лопонесскими божествами света. В то же время они почитались как покровители государства. В честь их совершались особые праздники, называвшиеся "Диоскуриями" (по их имени), а также "Анакиями"праздниками властителей и правителей, как в некоторых местностях назывались Кастор и Поллукс).

Блгвв. князей Феодора Смоленского (1299) и чад его Давида (1321) и Константина, Ярославских чудотворцев.
http://s60.radikal.ru/i170/0910/5f/a55435711a7a.jpg

Святой и блаженный князь Феодор, по прозванию Черный, был сыном Смоленского князя Ростислав Мстиславовича и происходил в девятой степени от св. равноапостольного князя Владимира 1. Феодор имел двух братьев, Глеба и Михаила, которые, по смерти отца, обидели его, дав ему в удел один только город Можайск 2. Несмотря на то, он не гневался на них и терпеливо владел сим уделом. За таковое его незлобие Бог впоследствии вверил ему в управление славный город Ярославль. Это произошло следующим образом: в Ярославле жила княгиня Ксения, супруга князя Василия Ростовского, у коей была единственная дочь. Благоверный князь Феодор женился на сей дочери князя Ростовского, от которой впоследствии имел сына Михаила и дочь, и получил во владение город Ярославль 3. А по смерти брата своего Михаила наследовал он и Смоленское княжение 4. Благочестиво и богоугодно жил князь Феодор в Ярославле, ибо с юных лет возлюбил Христа и Его Пречистую Матерь. Особенно почитал он священников и иноков и благотворил нищим. Как доблестный воин Христов, он во всем угождал своему Владыке и удалялся от всякой неправды.

В те времена, когда над русскою землею тяготело татарское иго, был обычай, чтобы русские князья ездили в Орду к хану, для утверждения в княжеском достоинстве. Когда однажды некоторые князья поехали в Орду, вместе с ними отправился туда и ярославский блаженный князь Феодор со многими дарами для хана и для его супруги 5. В Орде он был принят весьма благосклонно и служил при дворе хана в качестве любимца, весьма уважаемого. Мужественная красота и ум его так пленили жену хана, что она пожелала выдать за него свою дочь. Но он сказал ей, что у него есть жена в Ярославле, и не склонился на ее увещания.

Испросив себе от хана утверждение на княжение в Ярославле и получив такое утверждение, блаженный Феодор уехал из Орды домой. Когда прибыл он к Ярославлю, то услыхал, что супруга его скончалась. Он хотел войти в город, где в то время жили сын его Михаил и теща; но бояре и теща не пустили его и начали вести о нем нелепые речи: "У нас не в обычае, – говорили они, – принимать к себе в князья приходящего из чужой земли; довольно для нас иметь своим князем наследника Феодорова, Михаила". Св. Феодор снова отправился в Одру и просил хана, чтобы он дал ему опять Ярославское княжество. Хан послал ярославцам строгое повеление принять своего князя, но те не повиновались такому повелению и упорно отказывались принять к себе Феодора. В то время как св. князь пребывал в Орде в гостях у хана, жена хана опять начала предлагать своему мужу выдать их дочь за Феодора. Но хан долго не соглашался, говоря, что не подобает давать дочь ханскую в супружество даннику, притом еще иноверному. Тогда ханша открыла мужу свое желание, чтобы дочь их приняла христианскую веру и крестилась, а затем вышла замуж за Феодора. Хан согласился 6. Дочь ханская крестилась и затем вступила в брак с ярославским князем. Ее назвали в св. крещении Анною. После сего брака хан еще более полюбил св. Феодора. Часто сажал он его с собой за стол свой, возлагал ежедневно ханский венец на его голову, одевал его в свою порфиру, устроил ему прекрасный дворец и окружил его славою и богатством 7. Но среди всего этого великолепия сердце блаженного князя не возгордилось, и слава мира сего не отвлекла его от любви Христовой, и он всё более и более преуспевал в исполнении заповедей Господних. Пока он еще жил в Орде, у него родился сын, который назван был во св. крещении Давидом. Затем родился у него второй сын, нареченный во св. крещении Константином.

Вскоре после того прибыли к нему вестники из России с известием, что сын его Михаил умер в Ярославле. Тогда князь Феодор стал просить хана отпустить его в Русскую землю вместе с княгиней и с детьми их. Хан отпустил его с великою честью, возложил на него венец и почтил его великим княжением Ярославским. Св. князь прибыл в Ярославль с большим почетом; с ним прибыло и много татарских вельмож от двора хана, коих он, по некотором времени, с честью отпустил в Орду.

Св. князь Феодор княжил в своем городе Ярославле благочестиво и богоугодно до глубокой старости 8. Заболев и чувствуя, что эта болезнь – предсмертная, он позвал к себе княгиню – супругу и детей своих и завещал им пребывать в любви и мире 9. Затем он велел отнести себя в монастырь и там с великою радостью принял от игумена иноческий образ и в течение всего того дня радовался и благодарил Бога за то, что Он сподобил его сего дара, коего давно желала душа его. Пред самой своей кончиной он пожелал принять схиму, после чего, преподав всем прощение и сам испросив у всех прощение, он осенил себя крестным знамением и предал душу свою в руки Божии 10. Его благолепно погребли в храме Преображения Господня. Его святые мощи и доныне источают многие чудеса во славу Христа Иисуса, Господа нашего, Емуже слава ныне и присно, и во веки веков. ("Жития святых по изложению Димитрия Ростовского")

Тропарь, глас 4:

От юности вашея Христове любви прилепившеся святии, усердно закон и оправдания того сохранисте: отонудуже и чудесными дарованьми обогатившеся, исцеления источаете, Феодоре, Давиде и Константине. О верою вас почитающих молите Христа Бога, спастися душам нашым.

Кондак, глас 8:

Явистеся, светильницы всесветлии, во плоти яко ангели: и яко жизни древеса райская, пощением, бдением и верою возращаеми, процвели есте молитвами вашими небесныя благодати приемше: врачеве крепцы явльшеся, исцеляете недугующих души, с верою прибегающих к раце мощей ваших, чудотворцы славнии, Феодоре, Давиде и Константине. Молите Христа Бога, грехов оставление даровати, верою и любовию чтущым память вашу.
_________________________________________
1 Год рождения св. благоверного князя Феодора точно определить нельзя, но, несомненно, это было между 1240 и 1245 гг. – По свидетельству его жизнеописателя (иеромонаха Антония, 2-й половины XV в.), он от юных лет воспитан был в благочестии и научен божественным догматам, коими с любовью наполнялось его сердце, как губа, напояемая чистою водою; отроком он уже уклонялся детских игр и обычаев, прилежа наипаче чтению священных книг и соблюдая чистоту душевную и телесную.
2 Можайск (ныне небольшой уездный город Московской губернии) был тогда еще очень юным, бедным и малонаселенным городком с небольшою округою и прилежащими селами. Но Феодор принял удел, по выражению составителя его жития, безропотно, помышляя паче всего о стяжании сокровища некрадомого, нетленного, вечного. В короткое время умный и добрый князь сумел сделать свой удел и людным и не бедным и заслужил благоговейную любовь народа.
3 Ярославль находится при впадении р. Которосли в Волгу, в 244 верстах от Москвы; один из самых древних русских городов; зависел сначала от Ростова, но потом стал управляться своими князьями. – Св. Феодор вступил в брак с княжною ростовскою Мариею Васильевной около 1267 года и тогда же вступил в управление Ярославским княжеством.
4 Это было в 1279 году. Впрочем, сам благоверный князь Феодор в Смоленске не жил и только титуловался князем Смоленским, хотя некоторое время писал туда грамоты, вершил разные судные дела и заботился о благе смольчан, как их князь; вскоре он уступил Смоленск племяннику своему Александру Глебовичу.
5 Путешествие князя Феодора в Орду было совершено отчасти и по другим обстоятельствам: хан Золотой Орды Менгу-Темира, вместе с другими князьями русскими, вызвал и Феодора для усмирения Яссов и Камских Болгар, не хотевших платить дань татарам. В Орде при хане св. Князь провел около трех лет.
6 Хан сам взял на себя ходатайство пред Константинопольским патриархом о разрешении сего брака и отправил для сего посольство во главе с епископом сарайским Феогностом; патриарх дал разрешение под условием принятия дочерью хана христианской веры.
7 Хан дал при сем своему зятю с дочерью на содержание несколько городов: Чернигов, Болгары, Куманы, Корсунь, Арск, Казань и др., – всего до 36 городов. Князь Феодор испросил у хана позволение выстроить в Орде несколько церквей, всеми мерами распространял христианство и покровительствовал духовенству.
8 Св. Феодор управлял княжеством кротко, мудро, беспристрастно, заступаясь за обиженных, вдов и сирот, милосердствуя о нищих и убогих. Летописи отличают особенно его искреннее и смиренное благочестие, усиленные посты и молитвы, многотрудные подвиги и попечения касательно храмоздательства и церковного благолепия, а также его почтение к епископскому и священному сану, – в чем подражали ему и его благочестивые сыновья: Давид и Константин, из коих младший скончался впоследствии безбрачным, а старший 23 года мирно управлял Ярославским княжеством.
9 Предсмертное завещание св. благ. князя Феодора весьма трогательно и назидательно. Он помещено полностью на древней иконе в Спасском монастыре (излюбленная обитель его и его семейства, сооруженная благочестивою супругою его Анною); на иконе св. Феодор изображен во весь рост в иноческой одежде, посреди своих сыновей, со свитком в левой руке.
10 Это было 19 сентября 1299 года. Сын и преемник св. Князя Феодора князь Давид ум. 1321 года, а год кончины князя Константина в летописях не означен. Тела их, согласно выраженному при жизни желанию, были положены возле тела их отца, в склепе под сводами храма, не в земле, а поверх ее в гробницах. Обретение нетленных мощей святых благоверных князей Ярославских Феодора, Давида и Константина, вызванное и сопровождавшееся многочисленными дивными исцелениями, последовало спустя почти 200 лет, в 1467 году. В 1658 году последовало перенесение мощей их, подавшее повод к установлению местного праздника 13 июня. В 1704 году св. Димитрием, митрополитом Ростовским, устроена была для св. мощей Ярославских чудотворцев кипарисная рака, в которую святитель и переложил мощи 22 июня, установив навсегда праздновать сей день. Впоследствии кипарисная рака со св. мощами угодников вложена была в новую серебряную раку и тогда же последовало перенесение св. мощей в новоустроенную церковь во имя свв. Ярославских чудотворцев, кн. Феодора, Давида и Константина, в которой они и почивают и доныне близ левого клироса.

Мч. Зосимы пустынника (IV).
Однажды Дометиан, правитель Киликии, отправился вместе со своими слугами на охоту и изъездил многие пустыни, холмы и горы, гоняясь за зверями и ловя их. И вот на одном месте он увидал множество зверей, посреди коих ходил старец и беседовал с ними, как с людьми. Охотники бросились на них и, когда звери убежали, взяли старца и привели к князю, думая, что он волшебник и совершает чарования в пустыне.

Его спросили, кто он такой и как его зовут.

Святой ответил:

– Я – христианин; имя мое – Зосима.

Тогда его связали и привели в город на суд. Здесь князь стал спрашивать его о волшебстве и чародействе: каким образом он так заколдовал зверей, что живет посреди них невредимым и беседует с ними, как с людьми?

Зосима отвечал:

– Я не для волшебства живу в пустыне; но, будучи сам христианин, я не могу жить в городе с неверующими, – посему и пошел в пустыню, желая лучше быть со зверями, нежели с людьми злыми – врагами Господа моего Иисуса Христа. Имея образцом такой жизни житие других христиан – святых отцов, удалившихся от мира и живущих в пустыне, и я старался подражать им, насколько мог. Бог же, знающий служащих Ему и промышляющий о них, и меня благоустроив по Своей благости, покорил мне на утешение мое диких зверей – и вот, я живу с ними, радуясь о Господе и возложив на Него всё мое упование.

Князь на это сказал ему:

– Так ты злой старец, почитаешь Назарянина? Хорошо. Итак я пойду в Назарет и там буду тебя жестоко мучить, чтобы ты или отказался бы от Назарянина, или в лютых страданиях лишился бы жизни; а кстати, пусть и Назаряне, увидав твои мучения, устрашатся.

И он сначала послал в Назарет св. Зосиму в оковах, а потом и сам отправился туда. Выбрав время для суда, Дометиан велел привести Зосиму и спросил его:

– Расскажи о своем волшебстве, как ты очаровал зверей?

Зосима в ответ на сие исповедал, что он – христианин.

Тогда князь велел повесить святого вниз головой, навязать ему на шею большой камень и строгать железными когтями.

После сего он опять спросил:

– Расскажешь ли ты теперь о своем волшебстве?

Зосима на это сказал:

– Христос, Бог мой – вот Кто послал зверей на утешение мне в пустыне.

Князь сказал ему:

– Если звери слушают твоего Бога, то повели придти сюда одному зверю: тогда мы все примем твою веру.

Зосима, воздев свои честные руки к небу, стал молиться.

– Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий! – говорил он, – послушай меня, раба Твоего, пошли сюда льва, чтобы он служил мне.

И внезапно в город вбежал страшный лев, – и все, увидав его, разбежались. Лев же, подойдя к Зосиме, стал поддерживать камень, который был привязан к его шее.

Тогда князь стал просить святого:

– Зосима! укроти зверя и мы отвяжем тебя.

Зосима повелел зверю быть кротким, и князь приказал развязать святого и хотел послать его к царю. Но Зосима предал Богу дух свой 1. Христиане погребли с честью тело святого, прославляя Отца, Сына и Святого Духа, славимого во веки. Аминь. ("Жития святых по изложению Димитрия Ростовского")

___________________________________________________
1 Страдания св. Зосимы относятся к началу IV века ко временам царствования римского императора Диоклитиана. Память св. Зосимы пустынника совершается еще 4 января вместе с св. Афанасием комментарисием (смотрителем за узниками, ведшим им запись), который, увидев Зосиму невредимым после страшных мучений, уверовал во Христа и после молитвенных подвигов предал дух свой Господу в пустыне. Св. Зосима, по минейным сказаниям, кратко передаваемым и св. Димитрием Ростовским под 4 января, скончался не сразу после претерпенных от Дометиана мучений, а мирно предал дух свой Господу там же в пустыне, вместе св. Афанасием, в расщелине одной скалы.

Блгв. вел. кн. Игоря Черниговского и Киевского (1147).
http://i041.radikal.ru/0910/a9/a4a8b3c44041.jpg

Середина XII века была для Руси скорбным временем непрерывных междоусобных браней за Киевское княжение двух княжеских группировок — Ольговичей и Мстиславичей. Все они были в близком родстве, все — правнуки Ярослава Мудрого. Мстиславичи назывались по имени своего отца — святого Мстислава Великого (+ 1132 г.), сына Владимира Мономаха (отсюда другое их название «Мономашичи»). Ольговичи назывались по имени Олега Святославича (+ 1115 г.), прозванного за свою горькую судьбу «Гориславичем». Олег Гориславич был сын киевского князя Святослава (+ 1076 г.), который участвовал в 1072 году в перенесении мощей святых страстотерпцев Бориса и Глеба (сведения 2 мая) и вошел в историю Русской Церкви как владелец двух замечательнейших богословских сборников того времени — «Изборника Святослава 1073 года»  и «Изборника 1076 года».

В некоторых древних месяцесловах и сам князь Святослав почитался угодником Божиим, но особенно прославились два его внука: преподобный Никола Святоша (+ 1142 г.) и двоюродный брат его, сын Олега Гориславича, святой князь-мученик Игорь Ольгович (+ 1147 г.).

Преподобный Никола Святоша и святой Игорь Ольгович представляют два различных пути христианской святости в Древней Руси. Преподобный Никола, отрекшийся от мира и княжеских обязанностей, стал простым иноком и мирно почил, проведя почти 40 лет в монастыре. Святой Игорь, волей Божией вступивший в борьбу за киевское княжение, мученическим подвигом должен был искупить наследственный грех княжеских усобиц.

В 1138 году великим князем киевским стал старший брат Игоря — Всеволод Ольгович (прадед святого Михаила Черниговского). Хотя его княжение длилось всего несколько лет и было наполнено непрерывными войнами, князь считал Киев своим наследственным княжеством и решил передать его в наследство своему брату Игорю. Он ссылался при этом на пример Владимира Мономаха  и говорил, как бы нарочно подзадоривая Мономашичей: «Владимир посадил Мстислава, своего сына, после себя в Киеве, а Мстислав — брата своего Ярополка. А вот я говорю: если меня Бог возьмет, то я после себя даю Киев брату моему Игорю». Но Бог гордым противится. Горделивые слова Всеволода, которого  и так не любили киевляне, стали предлогом для возбуждения ненависти против его брата Игоря и всех Ольговичей. «Не хотим быть в наследстве», — решило киевское вече. Злоба и гордыня князя вызвали ответную злобу и гордыню киевлян: святой Игорь, против воли вовлеченный в самый центр событий, стал невинной жертвой нараставшей ненависти.

Грозные события разворачивались стремительно. 1 августа 1146 года умер князь Всеволод, и киевляне целовали крест Игорю как новому князю, а Игорь целовал крест Киеву — справедливо править народом и защищать его. Но, преступив крестное целование, киевские бояре сразу же призвали Мстиславичей  с войском. Под Киевом произошла битва между войсками князя Игоря и Изяслава Мстиславича, князя переяславского. Еще раз нарушив крестное целование, киевские войска в разгар сражения перешли на сторону Изяслава. Четыре дня Игорь Ольгович скрывался в болотах около Киева. Там его взяли в плен, привезли в Киев и посадили в поруб. Это было 13 августа, все его княжение про­должалось две недели.

В порубе (это был холодный бревенчатый сруб, без окон и дверей; чтобы освободить из него человека, надо было «вырубить» его оттуда) многострадальный князь тяжко заболел. Думали, что он умрет. В этих условиях противники князя решили «вырубить» его из заточения. Тогда же его заставили принять монашество в монастыре святого Иоанна, что, впрочем, было вполне созвучно его собственным желани­ям, так как он с юности проявлял особое благочестие — «был читатель книг и в пении церковном учен». Теперь, под тя­жестью бед и скорбей, в душе его совершилась решительная перемена. Он горько каялся в грехах прошлых, скорби души кающейся в соединении с скорбями заключения темничного истощили силы его, и он поспешил просить себе милости — отречения от мира. Его вынесли из темницы до того больного, что восемь дней не мог ни пить, ни есть. И 5 января 1147 года епископ Переяславский Евфимий постриг его в иночество с име­нем Гавриил. Вскоре он выздоровел  и был переведен в Киевский Феодоровский монастырь, где принял схиму с именем Игнатий и всецело предался иноческим подвигам, проводя время в слезах и молитве.

Но дух братоубийственной ненависти бушевал над Киевом. Возбуждаемая гордыней и ослепленная ненавистью, ни одна из сторон не хотела уступать. Черниговские князья, двоюродные братья Игоря, замыслили заманить Изяслава киевского в совместный поход с тем, чтобы захватить его или убить. Заговор открылся, когда князь был уже на пути к Чернигову. Возмущенные киевляне, узнав о коварстве черниговцев, обрушили месть на ни в чем неповинного князя-схимника.

Напрасно удерживал их митрополит Климент. «Не творите греха, дети, послушайтесь меня; иначе навлечете на себя гнев Божий, а вражда между князьями не утолится», — говорил он им. Они не хотели слушать ни его, ни тысяцкого, пошли к монастырю. Правивший в Киеве князь Изяслав Мстиславич  и особенно его брат князь Владимир пытались предотвратить это бессмысленное кровопролитие, спасти святого мученика, но сами подверглись опасности  со стороны ожесточенной толпы. Стоявший во время св. литургии и молившийся пред иконой Божией Матери услыхал, чего хочет мятежная толпа. Он го­товил себя ко всему мыслями о подвигах мучеников; потом пал в слезах и молился: «Господи! призри на немощь мою, чтобы, уповая на Тебя, мог я перенесть все; благодарю Тебя, что Ты смирил меня; удостой взять меня из этого мятежного и мрачного мира в Твой свет». Свирепые мятежники, не уважая святости храма Божия, ворвались в храм, схватили Игоря, сорвали с него мантию и повлекли из храма. Игорь говорил им: «За что хотите вы убить меня, как разбойника? Пусть вы нарушили клятву предо мною — Бог вам простит; меня Он сподобил монашеского чина, и для меня довольно того». Мятежная толпа кричала: «Убейте, убейте». С Игоря сорвали и подрясник, оставив в одной рубашке, и повлекли к воротам. В воротах монастыря толпу остановил князь Владимир. И сказал ему Игорь: «Ох, брате, куда ты?» Владимир же соскочил  с коня, желая помочь ему, и покрыл его корзном (княжеским плащом) и говорил киевлянам: «Не убивайте, братья». И вел Владимир Игоря до двора матери своей, и стали бить Владимира. Так повествует летопись. Владимир успел втолкнуть Игоря во двор и затворить ворота. Но люди выломали ворота и, увидев Игоря «на сенях» (крытая галерея второго этажа в древнем киевском тереме), разбили сени, стащили святого мученика и убили на нижних ступенях лестницы. Ожесточение толпы было столь велико, что мертвое тело страдальца подвергли избиению и поруганию, его волочили веревкой за ноги до Десятинной церкви, бросили там на телегу, отвезли и «повергли на торгу».

Так святой мученик предал Господу дух свой «и совлекся ризы тленного человека, и в нетленную и многострадальную ризу Христа облекся». Когда вечером того же дня тело блаженного Игоря было перенесено в церковь святого Михаила, «Бог явил над ним знамение велико — зажглись свечи все над ним  в церкви той». На другое утро митрополит послал Феодоровского игумена Ананию отпеть погребальное пение над князем в монастыре святого Симеона, построенном набожностью деда Игорева на окраине Киева. Игумен облек тело князя-инока в иноческие одежды и совершил погребальное пение. Благочестивый игумен горько плакал и сказал вслух всем: «Горе веку суетному и сердцам жестоким! Где любовь?» В то самое время загремел гром и затряслась земля  и над церковью явился столп светлый. Народ в ужасе воскликнул: «Господи, помилуй!»

5 июня 1150 г., когда киевский престол был занят князем Юрием Долгоруким, его союзник, князь черниговский Святослав Ольгович, родной брат убиенного Игоря, торжественно перенес святые мощи князя Игоря на родину, в Чернигов, где они были положены в раку «с теремом» в кафедральном Спасском соборе. Тогда же было установлено празднование памяти святого.

Житие и страдания святого князя Игоря помещены в Степенной книге. Икона Богородицы, перед которой он молился в последние минуты своей жизни, находилась в Великой церкви Киево-Печерской лавры с именем «Игоревская». В «Иконописном подлиннике» говорится, что святой князь Игорь «ростом был средний и сух, смугл лицем, власы над обычаем, как поп, носил долги, брада же узка и мала. Прилежно уставы иноческие хранил».

«Всякая душа да будет покорна высшим властям: ибо нет власти не от Бога, а существующие власти от Бога учреждены. Посему противящийся власти противится Божию постановлению, а противящиеся подвергнутся осуждению» (Рим. 13, 1—2). Таково заключение жития святого князя Игоря!

19 сентября празднуется его мученическая кончина, а 5 июня — прославление.
Тропарь, глас 4
Наста днесь всечестная память страстотерпца благоверного князя Игоря, созывающая люди в пречестный храм Спасов, идеже радостно сошедшася благочестивых множество молитвенно празднуют святую память твою, и с верою взывают ти: молися, святе, стране Российстей, граду Чернигову и всем православным христианом в мире и благоденствии спастися.

Ин тропарь, глас 4
Просветився Божественным крещением, Духа Святаго свет­лостьми озаряем, Евангелие Христово в сердце твое восприял еси, делом слово Сына Божия исполняя, благоверный княже Игоре, моли всеблагаго Спасителя нашего даровати нам мир, и милость, и спасение душ наших, чтущих честную память твою.

Кондак, глас 6
Изменил еси земнаго княжения славу во иночества образ сми­ренный, и страдальчески земное житие скончав, ныне на небесех радуешися, усердне моляся о чтущих тя, Игоре, страдальцев похвало.

Ин кондак, глас 8
Княжескую диадему обагрил еси кровию твоею, богомудре страстотерпче Игоре, за скиптр крест в руку приим, явился еси победоносец и жертву непорочну Владыце принесл еси себе. Яко бо агнец незлобив от раб убиен был еси, и ныне радуяся предстоиши Святей Троице, молися спастися душам нашим.

Прп. Алексия Зосимовсого (1928).
http://i050.radikal.ru/0910/89/add0a644f19e.jpg

Преподобный Алексий, иеросхимонах Зосимовой Пустыни (в миру Фёдор Алексеевич Соловьёв) родился 17 января 1846 года в Москве в многодетной семье протоиерея Алексея Петровича Соловьёва, настоятеля храма во имя преподобного Симеона Столпника, что за Яузой. Личность отца и его образ жизни были основой нравственного и духовного становления великого старца.

Мальчика при крещении нарекли в честь великомученика Феодора Тирона (память 17 февраля). Крёстным отцом был его дядя, протоиерей М.Д. Глаголев, а крёстной матерью - бабушка Анна Андреевна. Начальной грамоте он учился у своего будущего тестя, диакона соседнего храма отца Павла Смирнова. Когда малыша везли на санках к учителю, ему давали с собой бутылочку с чаем и конфетку. Чай Федя выпивал сам, а конфетку всегда отдавал Аннушке, маленькой дочке отца Павла, на которой потом, по воле Божией, и женился.

С малых лет мальчик отличался серьёзностью, не шалил, уклонялся от весёлого общества и шумных развлечений, был очень привязан к отцу, заботился о нём. Дети в спорах часто обращались к нему, чтобы он их рассудил. Фёдор любил музыку и, научившись играть на рояле, исполнял церковные песнопения и пел в хоре. Самыми любимыми песнопениями у него были ирмосы канона "Яко по суху пешешествовав Израиль" и он всегда плакал от умиления, слушая их.

В 1866 году Фёдор Соловьёв завершил семинарское образование по первому разряду, вторым в списке выпускников. После Семинарии Фёдор не пошёл в Духовную Академию, потому что не чувствовал в себе особого призвания к богословской науке. Он хотел служить Господу в скромном звании приходского диакона в кругу "домашней церкви".

В 1867 году друзья детства Фёдор Алексеевич и Анна Павловна (дочь друга их семьи - священника храма во имя святого Климента на Варварке) повенчались. После рукоположения в диакона митрополит Московский Филарет (Дроздов, память 19 ноября) назначил отца Феодора в храм Святителя Николая в Толмачах, которому он покровительствовал.

В 1870 году родился сын Михаил. Но на пятом году супружества Анна, простудившись, заболела скоротечной чахоткой и в 1872 году скончалась. Когда отпевали Анну Павловну, у отца Феодора не было сил служить. Он стоял рядом с гробом, неотрывно смотрел на любимое лицо, и слезы катились по его щекам.

В мае 1895 года Феодор Алексеевич Соловьёв после 28-летнего служения покинул Николо-Толмачёвский приход, а в июне 1895 года отец Феодор был рукоположен в пресвитера и определён в штат Кремлёвского Успенского собора - главного собора России, хранящего великие святыни: Владимирскую чудотворную икону Божией Матери, мощи Святителей-чудотворцев: митрополитов Петра, Ионы, Филиппа и Гермогена.

Отец Феодор служил, как всегда, благоговейно, истово и не спеша, часто внеочерёдно, за других. После литургии охотно служил заказанные молебны и панихиды. Если служил другой клирик, он молился в алтаре, в нише. Утром, войдя в собор, отец Феодор первым делом подходил к образу Владимирской иконы Божией Матери и молился, затем шёл в алтарь. После литургии он с радостью служил молебны перед великой иконой, а вечером, покидая собор и, по своему обычаю, обходя с молитвой и поклонами все святыни, обязательно задерживался перед любимым образом Владимирской, прося Богородицу о помощи и заступничестве.

Отец Феодор пользовался в соборе всеобщей любовью и уважением. Уже через два года по принятии им священнического сана он был единогласно избран духовником соборного причта, а ещё через год, незадолго до ухода в монастырь, стал протопресвитером. После того, как его сын окончил Московское техническое училище и женился на дочери богатого лесопромышленника Мотова, путь в монастырь для батюшки, давно тяготившимся мирской суетой, был открыт. И в октябре 1898 года протопресвитер Феодор Соловьёв ушёл из Успенского Собора, прослужив в нём 3 года и 4 месяца, и поступил в Смоленскую Зосимову Пустынь, находящуюся к северу от Москвы на железнодорожной станции Арсаки.

30 ноября 1898 года отец Феодор был пострижен игуменом Зосимовой Пустыни отцом Германом (Гомзиным, U 1923 г.) - учредившим в обители старческое окормление и позднее ставшим духовником преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны в иеромонаха с именем Алексий, в честь Святителя Алексия, митрополита Московского. День его Ангела празднуется 12 февраля. Это был и день их венчания с женой.

Отец Герман, принимая в свою обитель протопресвитера Успенского собора, всеми уважаемого отца Феодора, очень опасался, что у того могли появиться ростки гордости и самомнения. И он начал смирять отца Алексия. Первыми послушаниями его были клиросное пение и совершение богослужений. Обращались с ним сурово, ставили во время службы ниже братии, облачения давали самые плохие. Правда, его определили духовником и освободили от тяжёлых физических работ. Регентом хора тогда был иеромонах Нафанаил, бывший артист оперы, окончивший консерваторию и Синодальное училище, хороший музыкант, но нервный и беспокойный человек. Отец Алексий стал петь на клирос по-соборному. Отец Нафанаил прервал его и резким тоном стал выговаривать: "Это не Успенский собор, вы не забывайтесь, здесь реветь нельзя". "У меня был хороший голос, - рассказывал отец Алексий об этом случае, - и мне хотелось его показать, но я должен был слушаться своего духовного сына, который был моим наставником в этом деле". Отец Алексий стал смиренно, от всей души просить прощения у отца Нафанаила. Тот долгие годы вспоминал это смирение с умилением. Размолвки с отцом Нафанаилом повторялись и доставляли отцу Алексию истинное мучение. После одной такой размолвки отец Алексий был настолько неспокоен духом, что ночью пришёл будить отца Нафанаила, чтобы просить у него прощения.

Даже став духовником отца Алексия, отец Герман исповедовал его до конца жизни. Он скоро узнал высокие душевные качества инока, его искреннее смирение и богатый опыт священнослужителя, понял его светлую душу. Настороженность сменилась уважением, а затем и большой любовью. Отец Алексий отвечал ему взаимностью. Увеличивалось и число исповедников у отца Алексия, его духовными детьми стали многие молодые монахи. Через несколько лет его духовным сыном стал и сам отец игумен Герман. Клиросное послушание ему отменили и поручили учить молодых монахов Закону Божию.

В 1906 году, Великим постом, постоянно осаждаемый исповедниками, он стал изнемогать, здоровье его пошатнулось, и он тяжко захворал воспалением лёгких. Положение было настолько серьёзно, что доктор Мамонов, лечивший его, открыто говорил, что отец Алексий может умереть. То помещение, где он жил, было сырым и холодным, и его перенесли в игуменские покои. Когда его переносили, ударили в колокол к Богослужению... Вся братия плакала. В Великий Четверг отца Алексия соборовали. После соборования, когда иноки подходили по очереди прощаться батюшкой, он тихо сказал одному: "Молись, я надеюсь на Бога, ради ваших святых молитв Господь дарует мне здоровье". После этого отец Алексий стал поправляться.

Летом 1906 года отец Алексий перебрался жить в небольшую избушку. Мало-помалу главным делом батюшки в монастыре стало старчество и духовничество. 17 февраля 1906 года скончался преподобный Варнава из Гефсиманского скита, и сразу же многие из его духовных чад обратились за помощью и поддержкой к отцу Алексию.

Время пребывания отца Алексия в полузатворе (1908-1916 гг.) было хотя и особенно трудно, но вместе с тем и многоплодно. К нему, как к свету, стремились отовсюду люди: архиереи, государственные деятели, священнослужители, монахи, военные, врачи, чиновники, учителя, профессора и студенты, рабочие и крестьяне.

Среди духовных детей старца к этому времени были и такие известные деятели Русской Православной Церкви, как преподобномученица Великая княгиня Елисавета Феодоровна, матушка Фамарь, которая, по благословению отца Алексия, в 1908 году основала ставший скоро известным Серафиме-Знаменский скит под Москвой. Зосимову пустынь часто посещали и члены известного в те годы в Москве религиозно-философского кружка, основанного в начале века М. А. Новосёловым (впоследствии священномученик епископ Марк, память 4 января).

Отец Алексий привлекал всех этих людей как праведник, молитвенник, нежный целитель душ, прозорливец и замечательный духовник, чуждый корысти и гордости, лицеприятия и человекоугодия.

Иногда отцу Алексий приходилось принимать народ почти безвыходно по многу часов. Можно было удивляться, как его больное сердце выдерживало это огромное напряжение. Конечно, то было чудо - в немощи совершалась сила Божия. Со временем пришлось ввести специальные билеты для исповедников: 110 билетов на два дня. Отец Иннокентий их раздавал. Когда на исповедь пускали выборочно, батюшка был недоволен. "Я, - скажет, - не на лицо, а на человека должен смотреть".

Глубина смирения отца Алексия была так велика, что при всякой своей ошибке сознавал её, каялся и просил прощения. Так, он упал в ноги отцу Макарию за то, что не досмотрел самовар. Всероссийская скорбь начавшейся войны 1914 года глубоко поразила открытое всем скорбям любящее сердце отца Алексия.

В июне 1915 года старец серьёзно заболел: у него был сильный сердечный приступ. Болел он долго и тяжело. Только в конце августа старец почувствовал себя лучше и снова стал принимать посетителей.

15 июля 1917 года в Троице-Сергиевой Лавре открылся предсоборный монашеский съезд Московской иерархии. По личной просьбе Святителя Тихона старец Алексий принимал в нём участие и был избран членом Всероссийского Поместного Собора. В августе старец прибыл в Москву и был помещён в митрополичьи покои Чудова монастыря, где его с любовью принял его духовный сын - молодой наместник архимандрит Серафим (Звездинский, будущий священномученик). На следующий день, 15 августа, состоялось торжественное открытие Всероссийского Поместного Собора в храме Христа Спасителя.

После тех серьёзных событий, которые произошли в России в конце октября 1917 года, было решено безотлагательно восстановить на Руси Патриаршество. Избрание Патриарха было назначено на воскресенье 5 ноября в храме Христа Спасителя. 30 октября были избраны три кандидата в Патриархи: архиепископ Харьковский и Ахтырский Антоний (он получил в качестве кандидата наибольшее число голосов), архиепископ Новгородский и Старорусский Арсений и митрополит Московский Тихон. Избрание Патриарха должно было решиться жребием. Вынуть жребий поручили старцу-затворнику Зосимовой пустыни иеромонаху Алексию.

По окончании Божественной Литургии после совершения особого молебна митрополит Владимир на глазах у всех молящихся распечатал ковчежец и открыл его. Старец Алексий, во время молебна стоявший в мантии перед чудотворной иконой Божией Матери и горячо молившийся о том, чтобы достойно исполнить волю Божию, принял благословение митрополита, трижды осенил себя крестным знамением и вынул из ковчежца один из трёх жребиев, в котором было имя митрополита Тихона.

21 ноября (4 декабря н. ст.), в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, в Успенском соборе Кремля состоялась торжественная интронизация Святейшего Патриарха Тихона. 28 февраля 1919 года иеромонах Алексий был пострижен в схиму. Имя у него осталось то же, но день Ангела стал праздноваться не 12 февраля, а 17 марта - в день святого праведного Алексия, человека Божия.

В октябре 1919 года от сыпного тифа скончался сын старца - Михаил Фёдорович. Батюшка очень просил, чтобы его отпустили на похороны, но ему как затворнику сделать этого не разрешили, о чём старец весьма скорбел.

В январе 1923 года мирно почил отец игумен Герман. Сразу же на следующий день после погребения игумена Смоленской Зосимовой пустыни из Александрова приехала комиссия для выполнения большевицкого декрета о ликвидации всех монастырей и уездов. Началось жестокое уничтожение мирной обители. Официально уездные власти закрыли пустынь 8 мая 1923 года. Первым делом выгнали всех её насельников, предварительно изъяв у них серебряные ризы с личных икон и другие ценные вещи. Все они разъехались кто куда. Отец Алексий со своим келейником отцом Макарием отправился в Сергиев Посад. Два дня пожив в гостинице, они нашли приют в маленьком домике духовной дочери старца Веры Верховцевой, которая покидала Сергиев Посад, чтобы поселиться в Сарове, где ещё продолжалась монашеская жизнь.

До 1925 года старец Алексий ещё немного ходил по комнаткам, несколько раз добирался до храма. После он больше сидел в кресле, а потом уже полулежал на кровати. Старец из последних сил старался вычитывать все дневные службы, исключая литургию, которую он в келье никогда не совершал, так как не имел антиминса. Когда он уже не мог стоять, то вычитывал службы сидя. Однажды, когда отец Алексий лежал от недомогания в постели, его приехал навестить Патриарх Тихон. Батюшка был глубоко тронут вниманием Святейшего и чувствовал себя крайне неловко, оттого что встречал его и беседовал лёжа. Он несколько раз пытался встать, но Святейший снова укладывал его на кровать. После 1927 года отец Алексий уже только лежал, с трудом поднимая голову, и шевелил пальцами правой руки. Принимал только своих близких духовных чад и монахов, и то не всех. Есть свидетельства о существовании завещания старца Алексея - поминать предержащия власти и не отходить от митрополита Сергия.

Почил старец Алексий 19 сентября (2 октября н. ст.) 1928 года в Сергиевом Посаде. Чин отпевания в Петро-Павловском храме был совершён архиепископом Бийским Иннокентием (Соколовым) с многочисленным сонмом клириков и иерархов. Погребён был старец в Сергиевом Посаде на Кокуевском кладбище у алтаря (позже, по закрытии кладбища, прах перенесён на новое городское кладбище).

Причислен к лику святых Русской Православной Церкви для общецерковного почитания на Юбилейном Архиерейском Соборе в августе 2000 года.

Поучения старца Алексия

"Если нет духа исповедничества, трудно будет умирать. Тяжело будет отвечать перед Богом, которого не исповедовала открыто, а только тайно, боясь насмешек. Ты стыдилась отвечать неверующим, открыто исповедовать свою веру. Всегда, при любых обстоятельствах, можно говорить о Боге. Например, дети тебе скажут: "Нам не удается какая-то арифметическая задача". А ты в ответ: "Ничего, с Божией помощью одолеете ее. Молитесь Богу усерднее" и т.д. На каждом шагу можешь так поступать.

"Знаешь ли ты, - поучал старец, - что люди оттого только и страдают, что не понимают истинного самоотречения во имя Распятого нас ради. Помни, где горе, где беда, ты должна быть первой. Много слез сокрушенного сердца проливает человек, чтобы сделаться способным утешать других о Господе. Нужно идти туда, где тяга душевная так мучает человека, что он склоняется на самоубийство. Это нелегкий подвиг, граничащий с истинным распятием собственной греховности, ибо только тот может уврачевать отчаявшегося, кто сам, силой своего духа, сможет взять на себя его душевное страдание".

* * *
"Нет ничего удивительного, что ты страдаешь, - нередко говорил старец, - это нужно, чтобы понять страдания других. Терпи, Христос, будучи безгрешным, терпел поношения от твари, а ты кто такая, чтобы не страдать? Знаешь ли ты, что душа очищается страданием; знаешь ли, что Христос помнит тебя, если Он посещает тебя скорбями. Избрать путь жизни самой труднее всего. При вступлении в жизнь нужно молить Господа, чтобы Он управил твой путь. Он, Всевышний, всякому дает крест сообразно со склонностями человеческого сердца. Кто тебе сказал, что Бог наказывает людей за грехи, как принято у нас часто говорить при виде ближнего, впавшего в какую-либо беду или болезнь. Нет, пути Господни неисповедимы. Нам, грешным, не надо знать, почему Всесильный Христос часто допускает непостижимые для человеческого ума как бы несправедливости. Он знает, что Он делает и для чего. Ученики Христовы никогда не думали, что Христос даст им счастье, в смысле земного благополучия. Они были счастливы лишь духовным общением со Сладчайшим своим Учителем. Ведь Иисус явился в мир для того, чтобы Своей жизнью утвердить Своих последователей в мысли, что земная жизнь есть непрестанный подвиг. Христос мог избежать Своего страдания, однако Он Сам добровольно пошел на крест. Бог любит особенно тех, кто добровольно идет на страдания Христа ради".

* * *
Старец требовал: "Принуждай себя к милосердию, к добру к ближним, нужно помогать нуждающимся, развивать в себе жалость и любовь".

0

6

...............................продолжение от 2 октября
новомученики :
Свщмч. Константина Голубева пресвитера и с ним двух мучеников (1918).
http://i079.radikal.ru/0910/45/7466e56a6ffa.jpg

  С конца XVIII века пределы Саратовской губернии были заселены разного толка раскольниками, многие из которых приехали из Польши вследствие указа императрицы Екатерины II. В это время здесь еще не было ни самостоятельной епархии с центром в Саратове (она была образована только в 1828 году), ни, тем более, достаточного числа духовенства для успешной миссионерской деятельности на обширных степных пространствах.
     Вольский уезд в то время состоял из полусотни сел с прилегающими к ним деревнями. Причем большинство селений было заражено лжеучениями. Православных селений не набиралось и десяти. Центр местного раскола находился в городе Вольске. Здесь во второй половине XVIII века раскольники основали целые слободы. Рядом с Вольском впадает в Волгу река Иргыз, здесь раскольники организовали несколько монастырей. Своего расцвета раскол в этих местах достиг в конце XVIII — начале XIX столетия при настоятелях, отличавшихся глубоким и искренним благочестием, которые и положили в 1797 году начало в Саратовской губернии единоверию. Однако и после принятия единоверия, благодатного священства и присоединения части раскольников к православию раскол в этих местах был еще очень силен и угрожал поглотить целые селения. Из тридцати тысяч человек, населявших Вольск, десять тысяч принадлежало к раскольникам. Численный перевес в городе имели беглопоповцы, а по богатству и общественному влиянию — последователи Белокриницкой иерархии.
     Село Барановка Вольского уезда не представляло исключения и в значительной степени было населено сектантами и раскольниками. В селе было даже несколько раскольничьих сект: спасовская, поморская, бегло-поповская и австрийская. Больше половины было спасовцев, треть — поморцев. Как всегда бывает с расколом, он сам со временем стал разделяться на секты. Спасовская секта разделилась на четыре толка. Первый толк считал, что хотя никакие таинства не совершаются в Православной Церкви, однако креститься и венчаться следует в церкви. Второй толк в Барановке составился из стариков и старух, которые не желали ни с кем сообщаться, ни в ком не видели правости и желали спасаться уединенно, по примеру, как они считали, древних пустынников, представляя в этом отношении образцовое воплощение прелести. Третий толк утверждал, что антихрист разогнал истинное священство и оно теперь живет скрытно, в тайных местах, поэтому ради таковых обстоятельств совершать таинство крещения может простец-начетчик. Четвертый толк спасовцев имел наименование нетовцев. Они считали, что со времени патриарха Никона антихрист уничтожил Церковь и никакие таинства не совершаются, и заставляли маленьких детей надевать кресты на новорожденных некрещеных младенцев и то не рукой, а лучинкой.
     Дерзость и самомнение раскольников были настолько велики, что вынуждали их выходить за пределы простых здравых понятий. Только себя они считали во всем правыми и, подобно западноевропейским протестантам, едва ли не спасшимися и святыми. На остальных они смотрели сверху вниз, почитая только себя за высоконравственных и все знающих людей. Они открыто и без всякого смущения совести говорили, что хорошо знают, как достичь Царства Небесного. Сидит, бывало, такой «праведный» мужичок на завалинке у своего дома и рассматривает проходящих, чтобы по обыкновению сектантов цепляться к ним. Видит — идет женщина, судя по времени, в храм на литургию. Мужик остановил ее и, словно дух-искуситель, начинает вопрошать:
     — Куда ты идешь?
     — В церковь, батюшка мой, — ответила женщина.
     — Как бы я тебе не велел туда идти. Чему там ныматься-то доброму. Пришла бы ты к нам. Уж вот всему научат. Уж скажу хоть про себя, похвалюсь, умею и могу сготовить себе Царство Небесное.
     Женщина, услышав надменные слова, полные самомнения и гордости, постаралась скорее уйти в церковь, а зазывавший ее в свое религиозное общество человек вскоре умер — без покаяния, без таинств, вне Церкви.
     Упрямство и упорство саратовских раскольников были настолько велики, что их не вразумляли и явные чудеса. У одного крестьянина заболела оспой пятилетняя дочь. В первые дни, несмотря на нестерпимые страдания, она могла еще говорить с окружающими, но по прошествии десяти дней болезни от сильной боли совершенно умолкла и лежала, ничего не видя и не говоря в течение пяти суток, так что родители считали, что она вот-вот отойдет. Раскольники между тем предложили перекрестить девочку по раскольничьему обряду, обещая за это ее родителям материальную помощь. Равнодушие к Православной Церкви и материальная заинтересованность склонили мать к расколу, и она известила о своем согласии раскольников.
     Девочку уложили в передний угол под образа и зажгли перед иконой свечу. В это время пришли позванные старик-раскольник и девка-раскольница, которые приготовили большую кадушку с водой. Весть о предстоящем перекрещивании собрала множество любопытных. Когда все было приготовлено, среди присутствующих воцарилась напряженная тишина, и вдруг девочка, не видевшая солнечного света уже более недели и не говорившая, обращаясь к стоявшему рядом отцу, сказала:
     — Тятька, что это вы делаете? Вы не думаете ли меня перекрещивать? Разве я не крещеная? Я еще крещена маленькая в церкви, вы мне сами это говорили, а два раза никого не крестят. Батюшка Истинный Христос один раз крестился!
     При этих словах умирающей девочки старик-раскольник, очнувшись от изумления, тихонько подошел к ней и едва слышно проговорил:
     — Ничего, дочка, мы хотим тебя искупать в тепленькой водичке и надеть на тебя белую рубашечку.
     — Знаю, знаю, — ответила девочка, — поди-ка ко мне, старый, поближе, я тебе бороду выщиплю, ты и других потопил и меня хочешь туда же, не хочу я! Тятька, прогони их отсюда!
     Последние слова поразили отца девочки и он, доселе молчавший, сказал старику:
     — Дедушка, оставь ее, коли не хочет креститься, так и не нужно!
     Тогда стала уговаривать девочку мать:
     — Милая доченька! Ведь ты умираешь, тебя нужно искупать и надеть белую рубашечку!
     Но девочка продолжала говорить:
     — Господь Истинный один раз крестился, я не хочу, чтобы вы меня потопили.
     Это было очевидное чудо, происшедшее на глазах многих, — маленькая девочка вслух проповедовала Христа и истинность Церкви, и раскольники, почувствовав себя обличаемыми, потихоньку покинули дом. Впрочем, озлобление и ненависть к Церкви были столь велики, что раскольница, уходя, зло вслух сказала:
     — Это беси ее мучают, беси ей представляются.
     Через некоторое время после ухода раскольников, почти перед самой смертью, девочка сказала отцу:
     — Тятька, что вы не ходите в церковь, ходите туда и там молитесь.
     Из-за множества раскольников и сектантов в храм села Барановка при многочисленности жителей людей ходило немного, и в праздники и в воскресные дни церковь была почти пустой. Если раскольники и заходили в храм, то в будние дни и только те, кому их идеология позволяла посещать православные храмы. Этими-то случаями и старался воспользоваться священник Матфей Васильев. Хорошо зная состояние раскола в своем приходе и суть учения раскольников, отец Матфей, если видел среди своих прихожан пришедших раскольников, то сразу же начинал проповедовать им относительно их лжеучений, касающихся Церкви, таинств и священства, стараясь брать примеры для своих проповедей и поучений из жизни и быта слушателей, чтобы они были понятны им, и в свое время это принесло плоды — сектанты все серьезнее задумывались о спасении, сомневались — истинный ли путь они выбрали.
     Здесь, в селе Барановке, в 1852 году родился Константин Голубев. Его отец, Алексей Голубев, служил в храме псаломщиком и умер, когда мальчику было всего девять лет. Константин поступил в Саратовскую Духовную семинарию и окончил ее по первому разряду. В это время ему исполнилось двадцать четыре года и он почувствовал в себе дар служения миссионерскому делу, который преизобильно был в нем укреплен богословскими знаниями, полученными в семинарии. Для Константина Алексеевича это были не формальные знания, свод мертвых законов и правил, а само откровение Духа. И невозможно этому истинному церковному знанию не научить других, оставить богатство сокровищницы церковной сокрытым.
     В 1867 году в Саратовской епархии было организовано церковное Братство Святого Креста, которое ставило своей задачей деятельность миссионерскую, просветительно-религиозно-нравственную и благотворительную. Миссионерская работа проводилась в Саратове и в селениях Саратовской епархии, сведения о русском расколе специально преподавались учащимся 6-го класса Саратовской Духовной семинарии, и Константин Голубев еще в семинарии подробно ознакомился с различными ответвлениями раскола и вполне освоил их учение.
     Братство Святого Креста имело книжный склад, занималось изданием Саратовских епархиальных ведомостей, устраивало религиозно-нравственные чтения для народа в праздничные и воскресные дни, а также содержало школу, в которой многие из обучавшихся в ней детей находились на полном обеспечении Братства. Большое значение придавалось учреждению в селах, зараженных расколом, библиотек, которые были снабжены всеми необходимыми книгами, касающимися раскола, часть из них была старопечатная, и приобретение таких книг требовало значительных расходов.
     Один из первых миссионерских станов Братства Святого Креста в Вольском уезде был организован в селе Барановка, здесь была устроена противораскольническая библиотека с прекрасным подбором книг, сюда были направляемы воспитанники Саратовской Духовной семинарии для практических бесед на тему раскола.
     Константин Алексеевич вступил в Саратовское Братство Святого Креста и получил благословение епископа Саратовского и Царицынского Тихона (Покровского) отправиться в родное село Барановку в качестве миссионера Братства.
     Он начал свою миссионерскую деятельность с того, что основал церковноприходскую школу, где был и директором, и учителем по многим предметам, в частности по Закону Божию. Он был уверен, что раскол и секты образуются там, где недостаточно проповедуется православие, где нет церкви, церковной проповеди и вместе с нею подлинного просвещения. Настоятель храма священник Матфей поддержал миссионера, понимая, что Константин Алексеевич идет на подвиг, беря на себя крест проповеднической деятельности в приходе, наполовину зараженном расколом.
     Через некоторое время, благодаря, в основном, усилиям Константина Алексеевича и помощи отца Матфея, число раскольников здесь стало заметно сокращаться, и образовалась из местных крестьян большая группа ревнителей православия, для которых отстаивание чистоты и истины православия стало делом их жизни; для них проповедь раскольническая и сектантская виделись как дело далеко не безопасное, так как они увлекали непросвещенных или равнодушных людей в сети лжи и вечной погибели. В конце концов ревность православных стала приводить в церковь и закоренелых раскольников, которые, увидев перед собою подвизающихся в Бозе людей, словно очнулись от спячки и поняли, что жизнь, которую проводят они, далеко не та, к которой призывал Господь.
     Беседы с православными и старообрядцами Константин Алексеевич проводил в церковной сторожке во все воскресные и праздничные дни. Большинство старообрядцев поначалу недоверчиво отнеслись к беседам и хотя приходили, слушали и, по-видимому, со многим внутренне соглашались, но предпочитали молчать, надмеваясь своей мнимо нравственной жизнью и многознайством. Однако ревностный миссионер не отступался, не терял надежды, и это впоследствии стало давать плоды. Одним из упорных спорщиков с миссионером был уважаемый раскольниками расколоучитель Иван Бородин. И вдруг после многих бесед с Константином Алексеевичем, в конце 1877 года он пришел в церковную сторожку, где велись беседы, и в присутствии всех своих единоверцев сказал, что признает правоту православного учения и всего того, что говорит Константин Голубев, когда поучает народ.
     — Да зачем же ты сам пребывал в расколе?! — с удивлением стали восклицать присутствующие.
     — По заблуждению, — ответил Иван.
     Вскоре после этого он на общественном сходе предложил старикам-сельчанам отслужить в православной церкви благодарственный молебен за победу русского оружия при Карсе, и сам на молебне с благоговением молился Богу.
     Бывало, что жизненные обстоятельства подталкивали человека к углубленным размышлениям. Некий двадцатидвухлетний молодой человек, родители которого принадлежали к поморскому согласию, задумал жениться, но у поморцев нет таинства венчания, и он со смущением в сердце обвенчался в православной церкви. Однако, чем больше он размышлял о поморском согласии, тем больше у него возникало сомнений в его правильности и православности, а спросить, кроме Константина Голубева, было не у кого. Он был единственным миссионером в этих местах, но спросить его молодой человек боялся, и главным образом потому, что еще недавно прилюдно бранил всех, кто шел в церковную сторожку побеседовать с миссионером. Но все же он преодолел себя и зашел к Константину Голубеву побеседовать. Потом зашел еще и еще раз, а затем стал приходить к Константину Алексеевичу все чаще и в конце концов убедился вполне, что поморцы являются людьми заблудившимися в вере.
     Люди слушали убежденного в правоте Православной Церкви миссионера, спрашивали и спорили с ним, но главное, сам миссионер не жалел времени для уяснения истин веры и раскрытия заблуждений, иногда беседы длились по четыре и по пять часов. И в конце концов произошло в селе до того небывалое — люди потянулись к православной вере и церкви; не причащавшиеся по пятнадцать лет, а то и всю жизнь, стали говеть и причащаться; стали причащаться дети из школы, которой заведовал Константин Алексеевич, притом, что родители многих из этих детей были раскольниками.
     За два года, благодаря миссионерским трудам Константина Алексеевича, из раскола к Православной Церкви присоединилось тысяча пятьсот человек.
     В 1876 году Константин Голубев представил написанные им пробные лекции и по рассмотрении их епископом Тихоном был утвержден учителем русско-славянского языка Вольского духовного училища и назначен, как миссионер Братства Святого Креста, руководителем миссионерских бесед и блюстителем противораскольнической библиотеки в городе Вольске.
     Первые собеседования с раскольниками в Вольске были начаты только в начале семидесятых годов священниками Иоанном Красновым и Евгением Тихомировым. Но по новости дела, при отсутствии необходимых для руководства книг, в частности таких, в которых были бы отпечатаны тексты, на которые обычно ссылаются раскольники и которые были отпечатаны только через несколько лет, беседы между священниками и раскольниками прекратились.
     Первым возобновил беседы с раскольниками и сектантами Константин Алексеевич Голубев. В отличие от своих предшественников на миссионерском поприще в Вольске он оказался прекрасно подготовленным миссионером. Уроженец села, пораженного сектами и расколом, он в семинарии особое предпочтение оказывал изучению предметов, изъясняющих существо раскола и различных сект. Он сам был деятельным участником бесед с раскольниками, проводившихся в Саратове, а также на своей родине в селе Барановка. Беседы в Вольске Константин Алексеевич проводил поначалу по воскресеньям в здании епархиального училища. Местные раскольники точно очнулись, дремотная замкнутость раскольничьего общества была разрушена. Оживились, увидев в Константине Алексеевиче блистательного защитника истины, и православные. Появились деятельные и талантливые защитники со стороны раскольников, но явились и местные защитники православия. Слушателей, особенно в осеннее и зимнее время, а также во время постов, собиралось так много, что зал училища не вмещал всех желающих услышать собеседования раскольников и православных. На собеседованиях разбирались все вопросы, которые волновали раскольников: о клятвах Собора 1667 года, а также об исправлениях книг. Некоторые статьи по этим вопросам, как например о клятвах Собора 1666 и 1667 годов, Константин Алексеевич опубликовал позже в Саратовских епархиальных ведомостях. Скоро беседы в Вольске приобрели известность и среди раскольников уезда, которые стали приезжать в город, чтобы послушать беседы о православии и о спорных вопросах, интересующих раскольников.
     В 1879 году епископ Саратовский Тихон назначил Константина Алексеевича на должность разъездного епархиального миссионера, и с этого времени его беседы в Вольске были переведены из епархиального училища в более поместительный Предтеченский собор. Здесь при соборе Константин Алексеевич собрал противораскольническую библиотеку, где были все необходимые для бесед книги. Постепенно стало проясняться, что раскол не так крепок и упорными остаются только люди старшего поколения, а молодое поколение готово рассматривать и обсуждать предметы веры. Трудность его деятельности заключалась главным образом в том, что он был единственным в то время миссионером в Вольске, и ни учителя духовного училища, ни местное духовенство, поглощенное целиком исполнением священнических обязанностей, не могли ему оказать никакой помощи. А между тем в городе число раскольников достигало семи тысяч человек, и многие из них обнаруживали значительную начитанность и серьезность в обсуждении предмета.
     В его обязанности входили поездки по всей обширной Саратовской губернии, во все те поселения, где или не было православного пастыря, или у пастыря не было достаточной подготовки для борьбы с сектантами, или он робел перед ними, так как в иных случаях они показывали большую сплоченность и организованность. Но Константин Алексеевич безбоязненно шел с возглавителями сектантских и раскольнических обществ на прямой и прилюдный диалог, чем стяжал себе всеобщую любовь духовенства и жителей, не исключая и самих раскольников и сектантов. Его неоднократные беседы с известным апологетом Белокриницкой иерархии Климентом Перетрухиным и с беспоповцем Худошиным, в результате которых Перетрухин и Худошин бежали от своих разъяренных собратьев-раскольников, имели своим следствием то, что множество раскольников обратилось от заблуждения и присоединилось к Православной Церкви. Многих православных, склонявшихся к расколу и переходу в мистические и рационалистические секты, Константин Алексеевич удержал от такого перехода, утвердил в православии и наставил в истинной вере своими беседами. В селе Салтыковском Сердобского уезда вначале в храм по великим постам ходили молиться и исповедоваться не более восьми человек, а в 1890 году таковых уже было четыреста человек.
     С благословения епископа Саратовского Николая (Налимова) и епископа Воронежского Анастасия (Добрадина) Константин Алексеевич ездил в Воронежскую епархию по просьбе духовенства, и в селах Новохоперского уезда проводил беседы с сектантами. Некоторые селения Константин Алексеевич посещал по два, по три и даже по четыре раза, что делалось для закрепления достигнутых ранее благоприятных результатов, а также по просьбе старообрядцев, которые были озадачены сделанными миссионером разъяснениями на прежних беседах и, видя бессилие своих местных руководителей-начетчиков доказать правоту своих мнений, обращались к содействию более сильных по их мнению начетчиков, звали их к себе на помощь и в таких случаях приглашали и православного миссионера в той надежде, что Перетрухины, Худошины, Шаровы и прочие защитят их перед обличениями миссионера; иногда такие посещения происходили по приглашению православных, смущаемых раскольниками.
     В Московской губернии одним из самых зараженных расколом и сектантством был Богородский уезд. Происходило это отчасти потому, что здесь были расположены фабрики богатых раскольников, принадлежавших к Белокриницкой иерархии. Богородско-Глуховская община старообрядцев австрийского согласия была в России второй по величине после общины, имевшей своим центром храм на Рогожском кладбище. Глава семейства Морозовых, владелец текстильных мануфактур в Богородске, Арсений Морозов, помогал раскольничьим обществам по всей России, но в первую очередь жившим в Богородске и Богородском уезде. Положение хозяина фабрики, где в начале XX столетия работало около десяти тысяч человек, облегчало влияние, тем более что на самой фабрике работало много старообрядцев. Арсений Морозов оказывал широкую благотворительную помощь многим городским учреждениям, в результате чего городские власти смотрели сквозь пальцы на распространение раскола, принципиально игнорируя отличие раскольнического общества от Православной Церкви. Городскому чиновнику различия между православными и старообрядцами австрийского согласия казались исключительно внешними, формальными: какая разница, к какой внешней форме прибегает человек для своего обращения к Богу, тем более, если этот человек — щедрый благотворитель для города. Не оставалось без щедрых пожертвований от богатых раскольников и местное духовенство.
     В результате всего этого православие в городе и уезде малилось, становилось едва ли не преследуемой верой, а раскол торжествовал и укреплялся. Епархиальные власти в меру сил старались исправить это положение, посылая епархиальных миссионеров в этот донельзя растленный расколом и сектантством уезд, но успеха миссионеры не имели, потому что со стороны духовенства местных приходов они вместо поддержки встречали враждебное отношение, так как православные священники зависели материально от раскольников. Миссионеры же, видя столь пагубное явление торжества раскольников в православных приходах, не имели реальной власти для воздействия на нерадивых священников.
     В это время в 1893 году на Московскую кафедру был назначен семидесятичетырехлетний митрополит Сергий (Ляпидевский). По мнению некоторых жизнеописателей, «высокопреосвященный Сергий обладал той единоспасающей православной церковностью, которая предохраняет пасомых от всяких явных и скрытых опасностей. Он был глубоко проникнут верой в вечную истину Православной Церкви, где ничего нельзя ни прибавить, ни убавить без искажения целой истины. Подобно митрополиту Филарету, он хранил церковность, как святыню. Во имя церковной правды он старался поддержать и возвысить высокий дух в служителях Церкви, памятуя, однако, и границы человеческих сил, а потому, не впадая в обманчивую строгость непримиримого ригоризма, он охранял права Церкви с той же осмотрительностью; его любимым наставлением было правило, что должно достигать торжества правды, а не огорчения противника. Эту осмотрительность, эту обязательную зрелость и взвешенность всякого решения не могли не уважать сами нетерпеливые ревнители, склонные видеть в ней медлительность».
     После назначения владыки на Московскую кафедру его посетили с хлебом-солью старообрядцы австрийского согласия.
     «Под благословение ко владыке старообрядцы не подошли, а просили только принять от них хлеб-соль. Владыка спросил, с какою целью подносят они ему это. Старообрядцы ответили, что они рады его приезду в Москву и в знак уважения к нему, по русскому обычаю, подносят ему и просят принять хлеб-соль.
     Владыка ответил:
     — Понятно, когда вы, соблюдая, как говорите, русский обычай, подносите хлеб-соль светским лицам, которым подчинены; но я — лицо духовное, от которого вы не состоите ни в какой зависимости. Когда кто из православных подносит мне хлеб-соль, то прежде подходит под благословение, и я, хотя человек грешный, но получивший преемственно от апостолов епископскую благодать, преподаю им благословение, и получившие мое благословение сознают, что сподобляются благодати по своей вере. Посему, когда случалось мне, при обозрении епархии, принимать хлеб от деревенских жителей, я имел обыкновение, благословив его, преломлять на части. Вкушал сам и раздавал предстоящим и поднесшим, в знак духовного общения. А теперь могу ли я сделать так?.. Вы не подходите ко мне под благословение, посему и от благословенного мною хлеба вкушать не будете... Как же я могу принять от вас хлеб-соль, когда вы вкусить от благословенного мною хлеба считаете невозможным? Если вы не можете принять моего благословения, то и я не могу принять вашего приношения. Принять его было бы противно моей совести, и этим я ввел бы себя в зазрение у православных.
     Старообрядцы, однако, настаивали, чтобы владыка принял хлеб-соль просто по русскому обычаю, не благословляя. Владыка ответил:
     — То же говорили мне люди разных исповеданий и даже евреи, поднося хлеб-соль; о духовном общении тут не могло быть и речи, они не делали о том никакого упоминания и оставались при своей вере, считая ее истинною. Так и у вас, старообрядцев, сколько есть различных толков, или согласий, сколько разделений, и каждое общество себя только полагает быть правым и почитает святою соборною и апостольскою церковью. Прочих всех — еретиками. Если я от вас приму хлеб-соль, то придут ко мне разных толков беспоповцы, придут ваши неокружки, ссылаясь на вас, будут говорить: "Как принял от них хлеб-соль, так прими и от нас; притом мы лучше их, — мы одни правоверующие, мы только и составляем собою соборную и апостольскую церковь". И когда приму от вас хлеб-соль, то надо принимать и от всех, за что и вы не похвалите меня.
     Старообрядцы продолжали просить. Владыка сказал:
     — Вы настаиваете, чтоб я принял от вас хлеб-соль, а под благословение не подходите; скажите, за кого вы меня почитаете, кому подносите хлеб-соль? Я с вами говорю откровенно, — а вы со мною говорите уклончиво. Не принимая моего благословения, вы этим прямо даете знать, что признаете меня за еретика.
     Старообрядцы возразили:
     — Мы под благословение не подходим, потому что, как сами знаете, еще в предках наших сделалось разделение.
     Владыка ответил:
     — Предки ваши от Церкви отделились несправедливо, ошиблись, а вы обязаны ли следовать их ошибке?
     Старообрядцы сказали, что они следуют старине. Владыка ответил:
     — В старых книгах есть обряды ваши и наши, — есть двуперстие, есть и троеперстие. Когда то и другое есть в старых книгах, из-за чего же разделяться и раздирать Церковь? А притом Церковь в обрядах делает вам всевозможные уступки...
     Старообрядцы сказали:
     — Ваши предшественники от нас принимали хлеб-соль.
     Владыка ответил:
     — Я действую по моему убеждению и объяснил уже вам, по каким причинам не могу принять.
     Старообрядцы сказали:
     — Митрополит Иннокентий, принимая нас, сказал: нужно молиться, и благодать поможет рассмотреть истину. И Господь сказал в Евангелии: "никто не может прийти ко Мне..." — но дальнейшие слова умолчали.
     Владыка на это сказал:
     — Господь сказал в Евангелии: "никто не может прийти ко Мне, аще не Отец, пославый Мя, привлечет его".
     Старообрядцы возразили:
     — Видите, только благодать привлекает человека!
     Владыка сказал:
     — Благодать упорных и нехотящих не привлекает. Сам Господь сказал: обратитеся ко Мне, и обращуся к вам; велено испытывать Писания, чтобы уразуметь истину.
     Старообрядцы согласились, что нужно рассматривать истину. Владыка сказал:
     — Если хотите рассматривать истину, то можете всегда приходить ко мне; я готов всякому сказать правду.
     Затем, не приняв приношения, митрополит отпустил старообрядцев».
     Увидев, в каком плачевном религиозно-нравственном отношении находятся жители Богородского уезда, митрополит Сергий пригласил в Московскую епархию Константина Алексеевича Голубева, который столь успешно действовал уже около двадцати лет против разного рода раскольников и сектантов.
     4 марта 1895 года Константин Алексеевич Голубев был определен митрополитом Сергием на протоиерейскую вакансию к Богоявленскому собору города Богородска с правом первостояния между всеми священниками Богородского и Павло-Посадского уездов. Под его начало отошли шестнадцать приходов. Православные в городе и уезде вздохнули с облегчением и стали смотреть на будущее с надеждой, справедливо полагая, что дело миссионерства в уезде будет теперь поставлено на надлежащую высоту, а уездные миссионеры в лице Константина Голубева получат защиту и не будут терпеть тех невзгод и преследований, каким они подвергались прежде.
     12 марта епископ Можайский Тихон (Никаноров) рукоположил Константина Алексеевича в сан священника. На одном из богослужений, которое он совершал соборно с духовенством Богородска, отец Константин после литургии обратился с молитвенным пожеланием как к своей православной пастве, так и к раскольническому обществу, именующему себя старообрядцами. В ответ староста собора произнес приветственную речь и поднес отцу Константину от лица прихожан икону святителя Николая чудотворца в серебряной вызолоченной ризе. В тот же день отца Константина посетили представители приходских селений. Сергиевское общество хоругвеносцев города Богородска поднесло ему икону Спасителя в серебряной ризе.
     Вскоре отец Константин вошел в число директоров Богородского уездного отделения попечительного о тюрьмах комитета и стал принимать активное участие в его деятельности и в совершении богослужений в тюремном храме, пока туда не был определен постоянный священник.
     Весной 1896 года его назначили председателем Богородского Богоявленского отделения Кирилло-Мефодиевского Братства. В том же году отец Константин был награжден фиолетовой скуфьей, через год за ревностное служение Церкви Божией — камилавкой, а за обращение православных из раскола и сектантства — наперсным крестом. В 1897 году он был поставлен заведующим Истомкинской при фабрике Шибаевых церковноприходской школы, в которой в 1901 году стал законоучителем.
     В 1897 году протоиерей Константин Голубев был избран на три года членом попечительного совета Богородской женской прогимназии. Занятия в попечительном совете выяснили перед священником проблемы религиозного образования и просвещения женщин в России, от которых в значительной степени зависело религиозно-нравственное воспитание народа. Какими будут женщины в стране, какова будет их вера и религиозная просвещенность, такими будут и граждане России. Это имело особенное значение для фабричных городов, каким был Богородск в то время. И в 1900 году отец Константин открыл при Богоявленском соборе женскую церковноприходскую школу, в которой стал заведующим и законоучителем. В 1901 году отец Константин был избран членом Богородского комитета народной трезвости. При всех своих обширных начинаниях отец Константин не оставлял миссионерской деятельности, и по приезде в Богородск им было организовано более десяти публичных бесед как в самом городе, так и в селах и деревнях Богородского уезда. Беседы разъясняли старообрядческие заблуждения, причем поскольку они проводились публично и вне стен храма, то были открыты для любых вопрошаний и диспутов.
     В декабре 1895 года газета «Московские ведомости» писала об отце Константине: «С осени текущего года в местном соборе (в Богородске. — И. Д.) открыты противораскольнические беседы миссионером — благочинным отцом Константином Голубевым. Так как Богородск и его уезд населены раскольниками, преимущественно приемлющими австрийское лжесвященство (всего в уезде около 57000 раскольников обоего пола), то предметом бесед отца Голубева служит положительное учение о святой Церкви и о священстве, каковым учением и разоблачаются заблуждения именуемых старообрядцев. Беседы, основанные исключительно на слове Божием, на учении святой Церкви и на старопечатных книгах, чужды даже намеков на укоризну, а потому они охотно посещаются и слушаются как православными, так и раскольниками, которые являются к беседам в огромном количестве, хотя и не выступают с возражениями. И если в настоящее время плод бесед отца Голубева обнаружился в присоединении нескольких старообрядцев ко святой Церкви, то в будущем, и пожалуй недалеком, от бесед можно и должно ожидать больших плодов.
     С другой стороны, беседы приносят пользу и в том отношении, что предохраняют православных от раскольнических заблуждений, предупреждают случаи совращения православных в раскол и возвышают дух православного народа, здесь приниженного массой старообрядцев. А ведь недавно еще у нас были случаи, что православные учительницы переходили в раскол и даже выходили замуж за евреев, крестившихся и перешедших в раскол. И все это проходило безнаказанно, благодаря покровительству богачей-раскольников.
     Раскольники составляют у нас по преимуществу богатый класс населения в уезде. В числе их попадаются крупные и известные коммерсанты, благодаря которым раскол держится в наших краях по-видимому прочно.
     — Ведь осерди его (капиталиста-раскольника), нигде места потом не найдешь... Везде тебя измарает хуже худшего. Ведь мы что? Так себе, ничтожество, а ему небось везде двери открыты...
     Так обыкновенно отзываются бедняки-раскольники о богачах-раскольниках, у которых состоят в кабале. И надо думать, это горькая правда...
     Стоит ли говорить о том, что раскольничьи лжепопы ходят у нас открыто в рясах, что доселе год от году множились моленные раскольников, что раскольничьи лжевладыки, заезжая в глушь наших деревень, служат открыто "со славой". И все это, опять-таки благодаря мощным покровителям раскола, не брезгующим никакими средствами, чтобы поддержать раскол, проходило доселе безнаказанно.
     Что-то будет впереди?»
     Отец Константин участвовал во многих церковных мероприятиях в Богородском уезде, в освящении нововоздвигаемых храмов, в съездах преподавателей церковных школ. Одним из центральных вопросов первого съезда преподавателей, состоявшегося в 1900 году, был вопрос о том, «как вести преподавание Закона Божия, церковного пения, славянской грамоты в связи с историей и обличением раскола в тех школах, где вместе с православными детьми учатся дети старообрядцев». И здесь немалым подспорьем явились советы и помощь отца Константина.
     В феврале 1911 года в городе Богородске состоялось пастырское миссионерское собрание священников и диаконов двух благочиннических округов Богородского уезда с участием московского епархиального миссионера Николая Юрьевича Варжанского, собравшее тридцать пять священнослужителей.
     «Епархиальный миссионер сделал доклад собранию о тяжелом настоящем времени для Православия от крайне сильного развития сектантства так называемых "братчиков", а также баптистов, пашковцев и адвентистов. Миссионер указал, как утверждается и развивается сектантство, а также сообщил о главных причинах этого развития. Как на средство противодействия сектантскому натиску было указано на необходимость религиозного просвещения и нравственно-церковного оздоровления православного народа, для чего желательна катехизация народа, устройство приходских народно-миссионерских курсов, внебогослужебных бесед и чтений с световыми картинами, образование кружков ревнителей православия, братств трезвости, народно-миссионерских библиотек и распространение церковно-нравственной и противосектантской литературы, чему может способствовать открытие отделов Братства Воскресения Христова, имеющего целью церковно-религиозное просвещение православных и церковноприходских братств трезвости.
     Собрание, по предложению отца протоиерея Константина Голубева, единогласно постановило открыть в возможно скорейшем времени отдел Братства Воскресения Христова, и немедленно же, не дожидаясь открытия отдела Братства, учредить склад необходимых миссионерских книг и пособий для катехизации народа и церковно-религиозной литературы, с таким расчетом, чтобы к Великому посту все присутствовавшие на собрании пастыри могли покупать необходимую литературу при первом благочинническом округе Богородского уезда. Было затем выражено желание формального открытия фактически давно уже существующих церковноприходских братств трезвости и учреждения новых, а также сделаны указания, как поступать при появлении сектантов, как воздействовать на их пропаганду.
     Несмотря на то, что собрание длилось около пяти часов без перерыва, среди присутствующих было большое воодушевление».
     В 1913 году скончалась после двух с половиной лет тяжелой болезни жена отца Константина Мария, бывшая на протяжении многих лет его верной помощницей. Спустя три года после ее кончины их сын Леонид, студент Духовной академии, писал о ней: «...В продолжение всей своей жизни она была глубоко верующей. Она очень боялась, как бы не умереть вдруг, неожиданно,— а при ее болезни всегда можно было ожидать внезапной смерти, — и горячо молилась, чтобы Господь даровал ей христианскую кончину жизни — безболезненную, непостыдную, мирную, и желала, горячо желала причаститься по возможности незадолго до смерти. В ночь своей смерти она молилась: "Скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих кое есть?!" — и призывала в молитве Филарета Милостивого, память которого — в день ее смерти, 1-го декабря. И Господь услышал ее. Она осуществила и подтвердила слова венценосного пророка Давида: "Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому".
     В последние три дня своей жизни она причащалась ежедневно. В последнюю ночь, в субботу, сидя на своей постели, она выразила желание причаститься на другой день,— в воскресенье за ранней литургией, — но потом, чувствуя ухудшение, попросила причастить ее поскорее. Выслушав молитвы к причащению, она сама прочла "Верую, Господи, и исповедую" и причастилась около трех часов ночи.
     Вскоре после этого она сказала: "Филарет Милостивый услышал меня... умираю... Ныне первая ектения заупокойная будет за новопреставленную рабу Божию Марию..."
     Стала читать "Ныне отпущаеши..." Затем проговорила: "Господь Бог мой, Иисус Христос, спасет и помилует меня! Отче! В руки Твои предаю дух мой!.." Сказала громко, ясно, отчетливо. Затем ей предложили: "Не почитать ли молитвы?" — разумея молитвы "на исход души". — "Скорее читайте, скорее!.. я и забыла!.." — беспокойно сказала она... И лишь начали читать, она несколько успокоилась. Когда ей пытались оказывать помощь, она громко говорила: "Уйдите, не мешайте!.. не трогайте! Дайте спокойно умереть..." К четырем часам утра она стала принимать все более и более умиротворенный вид, и затем уже трудно было в точности определить, когда окончилась ее жизнь...»
     Пришло время гонений на Православную Церковь, и в первую очередь они обрушились на делателей Христовых, на исповедников святого православия. В 1918 году еще не вполне и не везде была установлена советская власть, но отец Константин уже был арестован, заключен в тюрьму и без суда осужден на смертную казнь. По-видимому, о том, что он будет расстрелян, ему было в конце концов объявлено, так как после этого он передал из тюрьмы детям свой наперсный крест и служебник. Священник не просил, чтобы его освободили, он знал, что осужден на смерть, и был к ней готов. Не знал он только того, что злодеи, вполне испытав силу веры священника за время его нахождения в тюрьме, избрали для исповедника казнь мучительную. Отец Константин это понял тогда, когда эта казнь началась. Но и тогда он не о том просил, чтобы его отпустили, а чтобы, уже решив убить, убивали скорее, без того мучительного изуверства, к которому прибегли палачи.
     Неглубокая могила была вырыта на опушке соснового бора на дне небольшого карьера, откуда когда-то бралась земля для различных технических нужд. Архимандрит Сергий (Шеин)6, которому было поручено на Соборе 1917/18 годов сделать доклад о гонениях на Церковь и о новых мучениках, так описывает смерть отца Константина: «При расстреле в Богородске Московской епархии протоиерея отца Константина Голубева убийцы нанесли ему только рану и еще живого бросили в яму и стали засыпать землею. Несчастный подымал из ямы голову и молил прикончить его; находившаяся при этом дочь его на коленях, с рыданиями умоляла также, чтобы ее отца не хоронили живым, но ничто не помогло, и злодействие было доведено до конца — его засыпали живым».
     О предстоявшей казни священника было известно заранее. Протоиерей Константин прослужил в Богородске двадцать три года и за это время стал духовным отцом многих православных жителей города. Когда отряд красногвардейцев вывел священника из тюрьмы и повел к месту казни, за ним двинулась густая толпа людей. Те, кто шли рядом с ним, слышали, как отец Константин вслух сказал: «Не ведают, что творят».
    Церковные предания сохранили сведения, что фамилия начальника отряда красногвардейцев была Белов, после расстрела отца Константина священник стал являться ему. Однажды, когда в комнату вошла с распущенными волосами его жена, он принял ее за убитого им священника, выстрелил в нее и убил. И затем застрелился сам.
     Долгое время место погребения отца Константина было почитаемо жителями Богородска. На могиле часто служились панихиды, горела лампада, сюда приносились иконы и цветы. Безбожники, обнаруживая эти знаки почитания, уничтожали могильный холм, зарывали оставшиеся на могиле цветы, иконы и свечи, и со временем место захоронения было утрачено. Но память о выдающемся миссионере-священнике, засвидетельствовавшем верность Христу своим мученичеством, дошла до нашего времени. И в канун праздника архистратига Божия Михаила, 20 ноября 1995 года, были обретены мощи священномученика и перенесены в Тихвинский храм города. При обретении были обнаружены останки двух других мучеников, пострадавших одновременно с протоиереем Константином Голубевым. Один из них был солдат, состоявший в отряде красногвардейцев, родом из Богородска, он отказался стрелять в священника и был за это убит.
(Игумен Дамаскин (Орловский)
Тропарь сщмч. Константину
Украшение священников явился еси Константине, восприем бо крест яко оружие, проповедию славною устраняя раскол и ереси, благовествовал еси Иисуса Христа глаголя: спасайтеся от рода сего развращеннаго. Сего ради мученическою кровию обагрися славне и ныне радуяся с лики агнельскими, моли Христа Бога Церковь Всероссийскую от ересей и расколов сохранит и спасти души наша.

Свщмч. Николая, пресвитера Искровского (1919).
http://s53.radikal.ru/i139/0910/be/753fd72205b8.jpg

17 июля 2001 года Определением Священного Синода Русской Православной Церкви было вынесено постановление о прославлении протоиерея Николая в лике святых. С этого момента вся полнота Небесной и земной Церкви начинает возносить молитву к угоднику Божию Николаю Искровскому, моля его о предстательстве ко Спасу нашему Иисусу Христу.

Тропари и кондак священномученику ясно показывают заслуги святого перед Богом и Церковью. Страдание, незлобивая мученическая смерть в годину огненных искушений Русской Церкви являют яркое свидетельство исповеднической жизни святого. Его труды и факт исповедничества вполне сравнимы с несением Креста Господом нашим Иисусом Христом, его путь к Царствию Небесному поистине есть шествие тесными вратами. Кто бы мог подумать, что в затерянной глуши - селе Ис-кровка - воссияет Небесный Свет человеком. Но как в капле морской воды чувствуется вкус, запах и энергия морской пучины, так и в подвижничестве угодника Божия священномученика Николая обильно проявилась благодать Отца Небесного.

История церкви небольшого отдаленного села Искровка тесно переплетается с судьбой последнего императора России Николая II, его личным участием в устроении храма.

В начале XX столетия к царю обратились люди с просьбой о выделении земли под строительство церкви. На месте они не смогли решить этого вопроса, так как пан Виктор, которому принадлежала земля, запросил за нее большую плату. Император не только удовлетворил прошение людей, но и поинтересовался, есть ли средства на строительство, есть ли проект? И когда узнал, что всего необходимого пока нет, пожелал принять личное участие. За свой счет он отправлял кирпич на станцию Рядовая, что была ближайшей к Искровке, оплачивал перевозку материалов и работу строителей.

Когда же пришло время освятить храм, царь присутствовал на богослужении, переодевшись в мужицкую одежду.

Впоследствии, по согласованию с о. Иоанном Кронштадтским, он предложил заменить священника в построенном им храме. Так. волею святых Божиих: праведного о. Иоанна Кронштадтского и Царя-страстотерпца диакон Николай из Исааки-евского собора г. Санкт-Петербурга оказывается на земле Елисаветградской и начинает свое пастырское служение в далекой веси.

Смена городской, устроенной жизни на мирное течение сельских будней не омрачила нрава молодого священника. Он всегда был жизнерадостен, весел, добр, очень любил шутки и прибаутки. Своей матушке Анне с улыбкой говорил: «Не тужи, матушка. Меня убьют, и три раза будут хоронить, а ты будешь скрываться под двумя фамилиями. А ты, Дмитрий, сын мой, будешь священником, и будет у тебя большая семья!» Так оно и вышло. В годы гонений его матушка скрывалась под двумя фамилиями.

Даже грех о. Николай обличал с юморком. Сохранилась история о том, как на свадьбе батюшка обличил бедного жениха, женившегося на богатой слабоумной невесте. Дома невесту учили, что если батюшка спросит ее, сколько есть заповедей, чтобы она отвечала - десять. А о. Николай возьми да и спроси, сколько ей лет. Тут-то она и ответила - десять,

Прозорливость святого была даром Божиим, который он стяжал молитвой и трудами. Девочке, укравшей 5 рублей у деда, батюшка указал место в сарае под дровами, где были спрятаны деньги. Он погладил ее по головке и со словами: «Твоему отцу нужно месяц работать, чтобы заработать эти деньги» велел вернуть их. Другому, у которого украли коней, о. Николай сказал, где искать пропажу. Третьему пророчествует о будущем, сообщая ему, что его раскулачат, он будет несколько раз сидеть в тюрьме, но умрет своей смертью на свободе.

Еще при жизни батюшка призывал обращаться в будущем к нему как к живому и просить у него помощи после его смерти. И помогал как живой!

Молитвенность, забота о людях всегда отличали пастыря. Он вычитывал бесноватых, врачевал больных, молился об исцелении скота, совершал необходимое на потребу. Его молитвенные труды стяжали ему известность далеко за пределами Елисаветградской губернии. С разных мест, например из Тулы, что отстоит более чем на тысячу верст, приезжали к нему страждущие и жаждали исцеления. Летом он вычитывал на своем источнике, зимой, когда было холодно, молился в храме. Многие приходили послушать проповеди и становились свидетелями чудесных исцелений. Вот лежит на земле женщина, и ее сильно бьет о землю (черная болезнь). Отец Николай читает над ней Евангелие, и она поднимается здоровой. Вот он исцеляет мужчину по имени Тимофей при помощи слова Божия. Исцелившись, Тимофей остается жить у о. Николая, обрабатывает землю и помогает безмужним матерям-одиночкам.

В своих проповедях о. Николай нередко говорил о грядущих испытаниях. Он пророчествовал о своей смерти: священник сорвется, как цветок, а церковь будет стоять нерушимой. Другой же церкви он предсказал разрушение (Покровская церковь в Лозоватке) и исчезновение без следа. По свидетельству рабы Бо-жией послушницы Евфросиньи, о. Николай в алтаре беседовал с Самим Господом. Рано утром, войдя в храм, она услышала только последние слова святого: «Для тебя, Господи, готов все претерпеть!» Затем, выйдя из алтаря, о. Николай на ее вопрос, с кем он разговаривал, ответил: «Если слышала, то никому не говори, пока я живой. Меня должны убить и потом три раза хоронить».

Батюшка предупреждал о том, что придет безбожная власть и вместе с ней тяжкие испытания. В последний день своей жизни священномученик отслужил Литургию, затем отпустил людей по домам, а сам остался на колокольне. Во второй половине дня налетел отряд красных, которые, избивая, стянули мученика с колокольни, волоча за волосы. После издевательств они вывели батюшку на кладбище и расстреляли. Тело исповедника обнаружили женщины, шедшие с поля. Они прикопали тело, прикидали его ветками, а затем вместе с другими перезахоронили его в другое место. Через год, в 1920 году, приехало много священников, которые совершили третье погребение о. Николая за алтарем церкви. Свидетели этого события утверждали, якобы тело исповедника было нетленным, будто его убили сегодня.

Пройдет долгих восемьдесят лет, сменятся времена и правительства, память об о. Николае сохранится в сердцах православных. К нему неотступно будут обращаться с молитвой все приходящие на могилу и на святой источник, почувствуют его пастырскую заботу и предстательство. Пиющие воду из источника, совершающие чин омовения будут разрешаться от бремени болезней и скорбей, различных духовных недугов. Будут исполняться слова Писания: «хромые ходят, слепые видят...»

Мальчик, привезенный с Севера России (а ему приснился о. Николай и источник), стал ходить. Калека-шахтер оставляет свои костыли у источника и отправляется домой, благодаря святого. Силу чудотворного источника ощущают на себе нынешние поколения православных, оставляя в храме теплые слова благодарности священномученику.

17 сентября 2001 года Божией милостью совершилось обретение честных мощей священномученика Николая. Сегодня они почивают в стеклянной гробнице Кресто-Воздвиженского храма с. Искровка. Обретена чудная святыня, которая помогает «мир мирови даровати и душам нашим велию милость».

По материалам воспоминаний родственников и людей, лично знавших батюшку, рассказам местных жителей жизнеописание составил иерей Георгий Ханов
(Свято-Духовская церковь)

полное Житие ,АКАФИСТ ,чудеса от мощей   http://www.zaistinu.ru/ukraine/church/N … skiy.shtml

Свщмч. Нила Смирнова пресвитера, прпмц. Марии Мамонтовой-Шашиной (1938)
Священномученик  Нил  родился 5 ноября 1881 года в селе Пересыпкино Кирсановского уезда Тамбовской губернии в семьеучителя народной школы Михаила  Смирнова  . Мать  Нила  Михайловича была дочерью священника. Окончив Кирсановское городское училище,  Нил  Михайлович с 1897 по 1921 год работал на железной дороге в должностях: конторщика товарной конторы, помощника товарного кассира, помощника билетного кассира, билетного кассира, телеграфиста, заведующего хозяйственной частью Юбилейного поселка рабочих и служащих Московско Казанской железной дороги. В 1921 году  Нил  Михайлович подал прошение о рукоположении и принятии его в клир города Москвы. Диаконом он служилв церкви Воскресения Христова в Сокольниках. Через две недели после рукоположения в диаконы, 22 октября 1921 года, отец  Нил  был поставлен во священника к храму святых бессребрениковКира и Иоанна при Сербском подворье в Москве.В ноябре 1921 года Патриарх Тихон утвердил его в должностиштатного священника Воскресенской церкви в Сокольниках. В августе 1923 года отца  Нила  перевели в храм Успения БожиейМатери при погосте Картино Можайского уезда. В ноябре 1925 года отца  Нила  вновь назначили в церковь Воскресения Христова в Сокольниках. В 1930 году он стал исполнять обязанности настоятеля, а через год был утвержден в этой должности. В 1931 году отец  Нил  был возведен в сан протоиерея.17 февраля 1933 года протоиерей  Нил  был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. Некий лжесвидетель, допрошенный еще в июне 1932 года, рассказал следователю, что отецНил  «всегда говорит зажигательные проповеди… пользуется среди верующих темных масс рабочих и бывших людей, торговцевбольшим авторитетом и не раз верующие его предупреждали, что он слишком открыто выступает против советской власти».23 февраля, давая показания следователю, отец  Нил  сказал:«Я принял сан священника в то время, когда борьба с неверием приняла ожесточенные формы, когда начался усиленный отход верующих от Церкви, и я, видя такой отлив народа от православия, решил ей посвятить свою жизнь и стать церковным деятелем… В своих проповедях, произносимых в церкви, я старалсяпризывать верующих к соблюдению нравственных правил, все эти проповеди призывали к борьбе с неверием и безбожием… В предъявленном обвинении виновным себя не признаю».Особое Совещание при Коллегии ОГПУ 22 марта 1933 годаприговорило отца  Нила  к высылке в Северный край сроком натри года. Наказание он отбывал в городе Каргополе, работал на разгрузке леса с плотов, складывал его в штабеля, а также на пилке дров.Вернувшись из ссылки в 1936 году, отец  Нил  был назначенслужить в Богоявленскую церковь села Буйгород Волоколамского района Московской области.В мае 1937 года отец  Нил  по приглашению священника Бориса Недумова стал служить в Иоанно Предтеченском храме селаИвановское на Ламе Лотошинского района.Прокурор Лотошинского района уже в апреле 1937 года направил начальнику местного районного отделения НКВД дваписьма, в которых излагал контрреволюционные действия священников и предписывал произвести расследование.В одном из них говорится, что «священник (кто именно, неназывается) Афанасиевской церкви учеников вызывает к себе и заставляет их читать молитвы, за это он некоторым дает деньги.Так это было с десятилетним учеником... которому священникдал 50 копеек за то, что он рассказал ему молитву».В другом письме излагались конкретные факты контрреволюционной деятельности священников Бориса Недумова и  Нила  Смирнова  , «которые, находясь в селе всего полтора месяца, приняли ряд мер к оживлению религиозной пропаганды. Оба священника имеют фисгармонию, баян и скрипку, при помощи которых они собирают вечеринки… на которых, помимо музыкальных номеров, ставили вопрос о поднятии духа религии…Организовали хор, в котором… подобраны враждебные люди…Причем, по утверждению некоторых лиц, имеют своей задачейобслужить и колхозников, если они будут согласны на это… Ведутагитацию, содержание которой сводится к тому, что церковь 1 мая работать не будет и что они вместе со всеми колхозникам и хотят выйти на демонстрацию… Производят сбор средств… и, поразговорам, сбор выражается по 50 копеек и 1 рублю. Всего собрано, по условным данным, до 1 000 рублей…»В марте, устраивая дочь Екатерину в школу в селе Буйгород,отец  Нил  разговаривал с директором школы, указав ему в беседе,что его дочь верующая, ходит в церковь и носит крестик, поэтому всякая проводимая в школе антирелигиозная работа ее касаться не должна, а также не нужно заставлять ее вступать в пионерский отряд. После ареста в 1937 году отца  Нила  директор школы был привлечен в качестве свидетеля и, вспоминая об этом разговоре, показал следователю: «…Ношение открыто креста его дочерью имеет влияние на остальных учеников, в данном случае не мало учеников стало посещать церковь. Кроме того, в апреле у… подруги дочери священника  Смирнова  было найдено в классе Евангелие». В августе 1937 года отец  Нил  ездил в Епархиальное Управление с просьбой о назначении его в село Нижнее Васильевское Лотошинского района, но, еще до принятия решения, был 20 августа арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве.
– Следствие располагает материалами, что вы состоите членом контрреволюционной группы и активно вели контрреволюционную работу. Предлагается вам дать правдивые и откровенные показания по этому вопросу.
– Это я не признаю и отрицаю.
– Вы даете ложные показания. Следствие имеет факт, что 26 июля 1937 года в проповеди верующим вы заявили: «На духовенство наложили большие налоги, я прошу прихожан помочь духовенству деньгами». Этот факт признаете?
– Да, признаю...
– Во время пасхальной службы 1937 года вы обратились к верующим и заявили, что по новому закону теперь Церковь государственной не является и советское правительство не имеет права к ней прикасаться. Признаете это?
– Да, это действительно было, и я так говорил.
– В мае месяце 1937 года вы распускали нелепый слух о том,что скоро будет жить лучше, так как вождь партии решил объявить себя президентом?
– Нет, этого я не говорил и этот факт отрицаю.
– Состоя членом контрреволюционной организации, вы вели агитацию о том, что полет на Северный полюс – дело темных сили что тут Божией помощи нет, что все это приведет к гибели?
– Нет, этого я не признаю.
– Проживая на территории Лотошинского района, вы проводили контрреволюционную агитацию среди населения. Признаете вы это?
– Я в своей работе никаких контрреволюционных действий не вижу. Действительно, я очень часто выступаю среди верующих с амвона с проповедями… По вопросу привлечения молодежи в церковь я говорил, как приятно видеть в церкви много детей. И я им обещал помощь Божию, и если вы ее будете принимать, то у вас жизнь будет цветущая. По вопросу антирелигиозной работы среди молодежи в школе я директору школы заявлял, чтобы они
не насиловали людей антирелигиозной работой.
22 сентября протоиерей  Нил   Смирнов  был в последний раз допрошен в Таганской тюрьме.
– Вы арестованы за антисоветскую деятельность. Признаете себя в этом виновным?
– Нет, не признаю.
На этом допросы были закончены.
9 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца  Нила  к десяти годам заключения в лагере.
Протоиерей  Нил   Смирнов  был отправлен в Бамлаг Амурской области на станцию Известковая, где и скончался 2 октября
1938 года и был погребен в безвестной могиле.

Преподобномученица Мария родилась в 1890году в селе Дединово Зарайского уезда Рязанской губернии в семье крестьянина Ивана Шашина. Девочка окончила сельскую школу. После смерти отца она устроилась работать по найму, а в 1914 году ушла подвизаться послушницей в Колычевский женский монастырь,посвященный Казанской иконе Божией Матери, располагавшийся в 18 верстах от города Егорьевска.Безбожная власть в 1920 году закрыла монастырь. Вместе с другими сестрами она поселилась в родном селе. Основным занятием ее было шить одеяла. Во время богослужения она пела на клиросе, а также по просьбе верующих читала Псалтирь по усопшим. Власти в 1930 году намеривались закрыть в селе храм, поскольку община не могла выплатить большой налог. Монастырские сестры обошли дворы соседних деревень и собрали необходимую сумму, а также ездили в Москву хлопотать о том, чтобы цер
ковь не была закрыта. Часть сестер была арестована в 1930 году.1 июня 1931 года послушницу Марию арестовали и заключили в Рязанскую тюрьму, а 16 июня допросили. Следователь расспросил ее о жизни в монастыре, чем она занималась послезакрытия обители, поинтересовался, был ли богат монастырь и
какие в нем были святыни. «По делу показать ничего не могу, –отвечала послушница.
– Монастырь, в котором я жила, считался богатым, поскольку имел землю и лес. Из икон чудотворных у нас была Казанская икона Божией Матери».
Следователь так писал о вине послушницы Марии: «В селе Дединово проживающие монашки Добрякова Валерия и Шашина Мария, имея между собой организованность и дружбу, находясь все время на службе в церкви, через собирающихся к ним женщин собирали деньги с крестьян для служителей культа, на уплату налогов, тем самым вызывали резкое недовольство крестьян по отношению существующих порядков. Эти же монашки,когда общественные организации в прошлом году поставили на обсуждение вопрос о закрытии церкви, активно повели агитацию против этого решения, в результате чего крестьяне церковь закрывать не согласились». Тройка ОГПУ 28 июня 1931 года приговорила послушницу Марию к трем годам заключения в исправительно трудовой лагерь. Этапом она была отправлена в Казахстан в город Акмолинск, где пробыла до августа 1934 года.После возвращения на родину послушница Мария была избрана членом церковного совета. В 1936 году власти устроили в церкви склад. Как показал впоследствии секретарь сельсовета,послушница Мария среди колхозников говорила: «Вот, отобрали у нас православных последнее утешение, где же мы должны теперь молиться, разве у советской власти другого помещения не было под склад, кроме как церковь?»Другой свидетель рассказывал, что слышал, как послушница Мария ругала сталинскую конституцию, говоря: «Вот конституция пишет, что всем предоставлены одинаковые права, а попробуй что нибудь скажи, тебя сразу арестуют, где же тут свобода слова?», а во время уборки сена среди женщин говорила: «Как вам не стыдно, что вы отказываетесь совершенно от Церкви, в храм перестали ходить даже в престольные праздники, за это вам придет Божие наказание».
Во время массовых гонений на Русскую Православную Церковь 24 сентября 1937 года она была арестована и заключена в Рязанскую тюрьму. 25 сентября состоялся допрос.
– Почему у вас двойная фамилия? – спросил следователь.
– Фамилия Мамонтова по матери, по отцу моя фамилия Шашина. На селе больше меня знают как Мамонтову, фактически у меня двойная фамилия – Мамонтова Шашина.
– Сколько лет вы были монахиней?
– Монахиней я была с 1914 по 1920 год, после чего нас из монастыря выселили…
– Во время выселки вас из монастыря вы вели гнусную контрреволюционную клевету против ВКП(б). Признаете ли это?
– Нет, это я отрицаю.
– Вы говорите неправду, мы требуем от вас правдивых показаний.
– Нет, этого я не признаю.
– Следствие располагает данными, что в 1934 году по прибытии из ссылки вы у себя устраивали богослужения, приглашаяпопов и монашек. Подтверждаете ли это?
– Нет, это я отрицаю.
– В 1935 году во время одного из молебствия у себя на дому вы вели контрреволюционный разговор о партии и советской власти. Признаете ли это?
– Нет, этого я не признаю.
– В дни религиозных праздников с целью срыва колхозных работ вы у себя на дому устраивали просмотр панорамы церквей и монастырей, приглашая с этой целью женщин колхозниц.
– Это я признаю. Действительно, в 1936 году в нашем доме у диакона в комнате были женщины колхозницы, я им дала панораму для просмотра.
– В 1937 году в августе среди колхозников вы вели антисоветскую агитацию в связи с арестом кулаков вашего села. Признаете ли это?
– Нет, этого я не признаю.
– В 1936 году вы среди женщин колхозниц в контрреволюционных целях вели контрреволюционную агитацию против колхозов, используя религиозные убеждения некоторых из них. Подтверждаете ли это?
– Нет, я это отрицаю.
На все дальнейшие вопросы, сколько бы следователь ни запутывал и ни угрожал, послушница неизменно отвечала, что обвинения не признает и показания лжесвидетелей, а их было допрошено семь человек, отрицает.
13 октября 1937 года тройка НКВД приговорила послушницу Марию к восьми годам заключения в исправительно трудовой лагерь. Этапом она была отправлена сначала в Бутырскую тюрьму в Москве, а затем в Бамлаг НКВД.Послушница Мария (Мамонтова Шашина) умерла в лагере 2 октября 1938 года и погребена в безвестной могиле.

(ГАРФ. Ф. 10035, д. П 38133, д. П 16488.Сообщение ИЦ ГУВД .)

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(2 Кор. 6, 1-10; Мф. 25, 14-30). Притча о талантах дает мысль, что жизнь - время торга. Надо, значит, спешить воспользоваться этим временем, как на торгу всякий спешит выторговать, что может. Хоть только лапти кто привез или лыко, и тот не сидит сложа руки, но ухищряется зазвать покупателей, чтоб продать свое и купить потом себе нужное. Из получивших от Господа жизнь никто не может сказать, что у него нет ни одного таланта; всякий имеет что-нибудь, да не одно еще: всякому, стало быть, есть чем торговать и делать прибыток. Не озирайся по сторонам и не считай, что получили другие, а к себе присмотрись хорошенько и поточнее определи, что в тебе есть и что можешь приобрести на то, что имеешь, и потом действуй по этому плану без лености. На суде не будут спрашивать, почему не приобрел ты десять талантов, когда имел только один, и даже не спросят, почему ты на свой один талант приобрел только один, а скажут, что ты приобрел талант, пол-таланта или десятую его часть. И награда будет не потому, что ты получил, а потому, что приобрел. Ничем нельзя будет оправдаться - ни знатностью, ни бедностью, ни необразованностью. Когда этого не дано и спроса о том не будет. Но у тебя были руки и ноги, скажи же, спросят, что ты приобрел ими? Был язык, что им приобрел? Так-то на суде Божием уравнивается неравенства земных состояний[/size]
*****************************************************************************************************************************************

Новое небо и новая земля

  "Посмотрите на полевые лилии, как они растут"
(Мф. 6, 28)
Недаром мы празднуем Светлое Воскресение в то время года, когда природа просыпается от зимнего сна, птицы прилетают из южных стран, все цветет, семена, которые были брошены в землю и умерли, восстают снова, свидетельствуя нам о Воскресении Христовом. Они говорят нам, что все мы воскреснем, что и в нас жизнь победит смерть.
Каждая прилетающая птичка, каждый распускающийся цветок говорят нам о Воскресении Христовом и о нашем воскресении. Вся природа повинуется голосу Господа Вседержителя; она возвращается к жизни и осуществляет в себе Воскресение Создателя Христа, Который был мертв и ожил, снизошел, во ад и вознесся в рай, где Он царствует во веки.
Итак, каждый раз, когда мы празднуем светлый праздник Пасхи, мы вспоминаем Воскресение из мертвых Иисуса Христа, возвещающее нам, что и для нас самих придет час, когда жизнь победит смерть, свет покроет тьму, добро восторжествует над злом и радость над горем; когда вся тварь, которая "совокупно стенает и мучится доныне" (Рим. 8, 22), обновится всецело, и будет "новое небо и новая земля" (Ис. 65, 17), где не будет уже ни плача, ни рыдания, но радость вечная над головою.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ : http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

7

Во славу Божию и на пользу ближнего !

3 Октября  -Память:

Вмч. Евстафия Плакиды, жены его Феопистии и чад их Агапия и Феописта (ок. 118).
http://i052.radikal.ru/0910/4e/6ad6ddbe7a88.jpg

В царствование императора Траяна 1 жил в Риме воевода, по имени Плакида 2. Он происходил из знатного рода и обладал большим богатством. Его храбрость на войне была настолько известна, что одно имя Плакиды приводило врагов в трепет. Еще в то время, когда император Тит воевал в иудейской земле 3, Плакида был выдающимся римским полководцем и отличался во всех сражениях неустрашимым мужеством.

По вере своей Плакида был идолопоклонником, но в своей жизни творил много добрых, христианских дел: он кормил голодных, одевал нагих, помогал бедствующим и освобождал многих от уз и темницы. Искренно радовался он, если ему приходилось оказать кому-либо помощь в беде и скорби, и даже радовался больше, чем своим славным победам над врагами. Как некогда Корнилий, о коем повествуется в книге Деяний Апостольских (Деян.10 гл.), Плакида достиг полного совершенства во всяких добрых делах, но не имел еще святой веры в Господа нашего Иисуса Христа, – той веры, без коей мертвы все добрые дела (Иак.2:17). У Плакиды была жена, такая же добродетельная, как и он сам, и двое сыновей. Ко всем Плакида был весьма добр и милостив; не доставало ему только познания о Едином истинном Богу, Коего он, еще не ведая, почитал уже своими добрыми делами. Но милосердный Человеколюбец Господь всем желает спасения и призирает на тех, кто творит доброе: "Во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему" (Деян.10:35). Не презрел Он и сего добродетельного мужа, не попустил ему погибнуть во тьме идольского заблуждения, и Сам благоволил открыть ему путь ко спасению.

Однажды Плакида, по обыкновению своему, выехал с воинами и слугами на охоту. Встретив стадо оленей, он расставил всадников и начал погоню за оленями. Вскоре он заметил, что один, самый большой из них, отделился от стада. Оставив своих воинов, Плакида с небольшою дружиной погнался за оленем в пустыню. Спутники Плакиды скоро выбились из сил и остались далеко позади его. Плакида же, имея более сильного и быстрого коня, один продолжал погоню до тех пор, пока олень не взбежал на высокую скалу. Плакида остановился у подножия скалы, и, смотря на оленя, стал размышлять о том, как бы изловить его. В сие время Всеблагой Бог, многообразными средствами приводящий людей о спасению и Ему одному известными судьбами наставляющий их на путь истины, уловил самого ловца, явившись Плакиде, как некогда Апостолу Павлу (Деян.9:3-6). Продолжая смотреть на оленя, Плакида увидел между его рогами сияющий крест, и на кресте подобие плоти распятого за нас Господа Иисуса Христа. Изумленный сим чудным видением, воевода вдруг услышал голос, глаголющий:

– Зачем ты гонишь Меня, Плакида?

И вместе с сим Божественным гласом, мгновенно напал на Плакиду страх: упав с коня, Плакида лежал на земле как мертвый. Едва опомнившись от страха, он вопросил:

– Кто Ты, Господи, говорящий со мною?

И сказал ему Господь:

– Я – Иисус Христос, – Бог, воплотившийся ради спасения людей и претерпевший вольные страдания и крестную смерть, Коего ты, не ведая, почитаешь. Твои добрые дела и обильные милостыни дошли до Меня, и Я возжелал спасти тебя. И вот Я явился здесь, чтобы уловить тебя в познание Меня и присоединить к верным рабам Моим. Ибо не хочу Я, чтобы человек, творящий праведные дела, погиб в сетях вражиих.

Поднявшись с земли и уже не видя никого пред собою, Плакида сказал:

– Теперь верую я, Господи, что Ты – Бог неба и земли, Творец всех тварей. Отныне я поклоняюсь Единому Тебе, и иного, кроме Тебя, Бога не знаю. Молю Тебя, Господи, научи меня, что мне делать?

И снова услышал он голос:

– Иди к священнику христианскому, приими от него крещение, и он наставит тебя ко спасению.

Исполненный радости и умиления, Плакида в слезах пал на землю и поклонился Господу, удостоившему его Своего явления. Он сокрушался о том, что доселе не знал правды и не ведал Бога истинного, и в то же время радовался духом тому, что сподобился такой благодати, открывшей ему познание истины и наставившей на правый путь. Сев снова на коня, он вернулся к своим спутникам, но, сохраняя в тайне свою великую радость, никому не поведал о том, что с ним случилось. Когда же он возвратился с охоты домой, то отозвал свою жену и наедине рассказал ей всё, что видел и слышал. Жена в свою очередь поведала ему:

– В прошлую ночь я слышала, что кто-то говорил мне такие слова: ты, твой муж и твои сыновья завтра придете ко Мне и познаете Меня, Иисуса Христа, истинного Бога, посылающего спасению любящим Меня. – Не будем же отлагать, исполним тотчас же, что нам повелено.

Настала ночь. Плакида послал искать, где живет христианский священник. Узнав, где его дом, Плакида взял с собою жену, детей и некоторых верных слуг своих, и отправился к священнику, по имени Иоанну. Придя к нему, они подробно рассказали священнику о явлении Господа и просили крестить их. Выслушав их, священник прославил Бога, избирающего и из язычников угодных Ему, и, научив их святой вере, открыл им все заповеди Божии. Потом он сотворил молитву и крестил их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. И наречены были им при святом крещении имена: Плакиде – Евстафий, супруге его – Феопистия, а сыновьям их – Агапий и Феопист. После крещения священник причастил их Божественных Таин и отпустил с миром, сказав им:

– Бог, просветивший вас светом познания Своего, и призвавший вас в наследие жизни вечной, да будет всегда с вами! Когда же вы удостоитесь в той жизни лицезрения Божия, помяните и меня, отца вашего духовного.

Так возродившись в святом крещении, они возвратились в дом свой, исполненные неизреченной радости. Благодать Божественная озарила их души тихим светом и наполнила сердца таким блаженством, что им казалось, будто они находятся на небе, а не на земле.

На следующий день Евстафий, сев на коня и взяв с собою некоторых слуг, отправился как будто на охоту на то самое место, где явился ему Господь, чтобы воздать Ему благодарение за Его неисповедимые дары. Приехав к тому месту, он разослал слуг искать добычи. Сам же, сойдя с коня, пал лицом на землю и со слезами молился и благодарил Господа за Его неизреченную милость, что благоволил Он просветить его светом веры. В своей молитве он вручал себя Господу своему, предавая себя во всём в Его благую и совершенную волю и моля Его, чтобы Он по своей благости всё устроил для него на пользу, как Сам ведает и благоизволит. И имел он здесь откровение о грядущих на него напастях и скорбях.

– Евстафий, – сказал ему Господь, – подобает тебе на деле проявить твою веру, твердую надежду и усердную любовь ко Мне. Всё сие познается не среди временного богатства и суетного благополучия, но в нищете и в напастях. Тебе, как Иову 4, предстоит претерпеть многие скорби и испытать многие бедствия, чтобы, будучи искушенным как золото в горниле, явиться достойным Меня и принять венец из рук Моих.

– Да будет воля Твоя, Господи, – отвечал Евстафий, – всё готов я принять из рук Твоих с благодарением. Я знаю, что Ты благ и милостив и как Отец милуя наказываешь; неужели же я не приму из милосердных рук Твоих отеческого наказания? Поистине готов я, как раб, с терпением нести всё, что на меня возложат, только бы Твоя всесильная помощь была со мною.

И снова услышал он голос:

– Теперь ли ты желаешь претерпеть скорби или же в последние дни жизни своей?

– Господи, – сказал Евстафий, – если невозможно совершенно миновать искушения, то дай ныне же претерпеть сии бедствия; только пошли мне Свою помощь, чтобы не одолело зло и не отторгло меня от любви Твоей.

Господь сказал ему:

– Мужайся, Евстафий, ибо благодать Моя будет с тобою и охранит тебя. Тебе предстоит глубокое уничижение, но Я вознесу тебя, – и не только на небе прославлю тебя пред ангелами Моими, но и среди людей восстановлю твою честь: после многих скорбей Я снова пошлю тебе утешение и возвращу твой прежний сан. Ты должен, однако, радоваться не о временной почести, но о том, что твое имя вписано в книге жизни вечной.

Так беседовал святой Евстафий с невидимым Господом и, исполняясь Божественной благодати, принимал от Него откровения. Радуясь духом и пламенея любовью к Богу, он возвратился в дом свой. Всё, что было открыто ему Богом, Евстафий поведал своей честной супруге. Он не скрыл от нее, что им предстоят многие напасти и скорби, и убеждал мужественно претерпеть их ради Господа, Который обратит сии скорби в вечное веселие и радость.

Внимая своему мужу, сия благоразумная женщина сказала:

– Да будет над нами воля Господня; мы же со всем усердием станем молиться Ему только о том, чтобы Он послал нам терпение.

И стали они жить благочестиво и честно, подвизаясь в посте и молитвах., раздавая убогим милостыню еще обильнее, чем прежде, и усерднее прежнего совершенствуясь во всех добродетелях.

Спустя немного времени, попущением Божиим, постигли дом Евстафия болезни и смерть. Разболелись все его домочадцы и в короткое время умерли не только почти все его слуги, но и весь домашний скот. И так как те, кто остался в живых, лежали больные, то некому было уже охранять сокровище Евстафия, и воры по ночам расхищали его имение. Вскоре славный и богатый воевода стал почти нищим. Евстафий, однако, ни мало не опечалился этим и не впал в безутешную скорбь: среди всех этих испытаний он ни в чем не погрешил пред Богом, и, благодаря Его, говорил, как Иов:

– "Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!" (Иов.1:21).

И утешал Евстафий супругу свою, чтобы она не скорбела о происходящем с ними, а та в свою очередь сама утешала мужа; и так оба они переносили скорби с благодарностью к Богу, во всём поручив себя Его воле и укрепляясь надеждою на Его милость. Видя, что он лишился имущества, Евстафий решил скрыться от всех своих знакомых где-нибудь в далекой стороне, и там, не открывая своего знатного происхождения и высокого звания, жить среди простого народа в смирении и нищете. Он надеялся, что, проводя такую жизнь, он без всякого препятствия и вдали от житейской молвы будет служить обнищавшему и смирившемуся ради спасения нашего Христу Господу. Евстафий посоветовался о том со своей супругою, после чего они решили ночью уйти из дома. И вот, тайно от своих домашних, – коих осталось довольно немного, и то больных – они взяли своих детей, переменили драгоценные одежды на рубища и покинули свой дом. Происходя из знатного рода, будучи великим сановником, любимый царем, всеми уважаемый, Евстафий легко мог снова возвратить себе и славу, и честь, и богатство, коих он лишился, но, считая их за ничто, он всё оставил ради Бога и Его одного хотел иметь своим покровителем. Скрываясь, чтобы не быть узнанным, странствовал Евстафий по неведомым местам, останавливаясь среди самых простых и невежественных людей. Так, оставив свои богатые чертоги, скитался сей подражатель Христа, не имея нигде приюта. Вскоре узнали и царь и все вельможи, что любимый их воевода Плакида скрылся неизвестно куда. Все недоумевали и не знали, что подумать: погубил ли кто Плакиду, или он сам случайно как-нибудь погиб. Сильно печалились о нем и разыскивали его, но не могли постигнуть тайны Божией, совершавшейся в жизни Евстафия, ибо "Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему?" (Рим.11:34).

В то время как Евстафий с семьею своей пребывал в одном неизвестном месте, жена его сказала ему:

– Долго ли, господин мой, будем мы жить здесь? Уйдем лучше отсюда в далекие страны, чтобы кто-нибудь не узнал нас, и дабы не сделаться нам предметом насмешек у наших знакомых.

И вот, вместе с детьми пошли они по дороге, ведущей в Египет 5. Пройдя несколько дней, они пришли к морю и, увидя в пристани корабль, готовый отплыть в Египет, сели на этот корабль и отплыли. Хозяин корабля был чужестранец 6 и человек очень свирепый. Прельстившись красотой жены Евстафия, он воспламенился страстью к ней и возымел в сердце своем лукавое намерение отнять ее у сего убогого человека и взять себе. Доплыв до берега, где Евстафию нужно было сходить с корабля, хозяин вместо платы за перевоз по морю взял себе жену Евстафия. Тот стал сопротивляться, но ничего не мог сделать, ибо свирепый и бесчеловечный чужестранец, обнажив меч, грозил убить Евстафия и бросить его в море. Некому было заступиться за Евстафия. С плачем пал он к ногам злого человека, умоляя не разлучать его с любимой подругой. Но все его просьбы не имели успеха, и он услышал решительный ответ:

– Если хочешь остаться в живых, замолчи и уйди отсюда, или же тотчас умри здесь от меча, и пусть море сие будет для тебя могилой.

Рыдая, взял Евстафий своих детей и сошел с корабля; хозяин же корабля, отчалив от берега, поднял паруса и пустился в плавание. Как тяжела была для сего богоугодного человека разлука с его целомудренной и верной супругой! Очами, полными слез, и с надрывавшимся от скорби сердцем провожали они друг друга. Рыдал Евстафий, оставшись на берегу, рыдала на корабле жена его, насильно отнятая от мужа и увозимая в неизвестную страну. Можно ли выразить их скорбь, плач и рыдание? Долго стоял Евстафий на берегу и следил за кораблем до тех пор, пока мог его видеть. Потом он отправился в путь ведя с собою своих малолетних детей; и плакал муж о жене, а дети плакали о матери своей. Одно только и было утешение для праведной души Евстафия, что испытания сии он принимает от руки Господа, без воли Коего ничто не может с ним случиться. Ободряла Евстафия и та мысль, что он для того и призван к вере Христовой, дабы с терпением проходить путь к отечеству небесному.

Но скорби Евстафия еще не кончились; напротив, ему пришлось вскоре испытать новые печали, большие прежних. Не успел он забыт своей первой скорби, как приблизилось новое горе. Он только что перенес горестную разлуку с своей супругою, а уже недалеко от него была потеря и детей. Продолжая свой путь, Евстафий пришел к многоводной и очень быстрой реке. Ни перевоза, ни моста через эту реку не было, и приходилось ее переходить. Перенести сразу обоих сыновей на другой берег оказалось невозможным. Тогда Евстафий взял одного из них и перенес на своих плечах на противоположную сторону. Посадив его здесь, он отправился назад, чтобы также перенести и второго сына. Но в то время, как он дошел уже до средины реки, вдруг раздался крик. Евстафий обернулся назад и с ужасом увидел, как сына его схватил лев и убежал с ним в пустыню. С горьким и жалостным воплем смотрел Евстафий вслед удалявшемуся зверю, пока тот с своей добычей не скрылся из глаз. Евстафий поспешил возвратиться к другому своему сыну. Но не успел он дойти до берега, как вдруг выбежал волк и утащил отрока в лес. Охваченный со всех сторон тяжкими скорбями, стоял Евстафий среди реки и как бы утопал в море своих слез. Может ли кто поведать, как велики были его сердечная скорбь и рыдания? Он лишился супруги, целомудренной, единоверной и благочестивой; лишился детей, на коих он смотрел, как на единственное утешение среди постигших его испытаний. Поистине было чудом, что человек сей не изнемог под тяжестью столь великих скорбей и остался в живых. Несомненно, что только всемогущая десница Всевышнего укрепляла Евстафия в перенесении сих скорбей: ибо только Тот, Кто попустил ему впасть в такие искушения, мог послать ему и такое терпение.

Выйдя на берег, Евстафий долго и горько плакал, и затем с сердечною скорбью стал продолжать свой путь. Для него был лишь один Утешитель – Бог, в Коего он твердо веровал и ради Коего он всё это переносил. Ни мало не роптал Евстафий на Бога, не стал говорить: "Неужели для того Ты, Господи, призвал меня к познанию Тебя, чтобы я лишился супруги и детей? В том ли польза веры в Тебя, чтобы я стал несчастнейшим из всех людей? Так ли Ты любишь верующих в Тебя. Чтобы они погибли в разлуке друг с другом?" Ничего подобного даже не подумал сей праведный и терпеливый муж. Напротив, он в глубоком смирении приносил благодарение Господу за то, что Ему благоугодно видеть рабов Своих не в благополучии мирском и суетных утехах, а в скорбях и бедствиях, бабы утешить их в будущей жизни вечной радостью и веселием.

Но Всесильный Бог всё обращает во благо, и если попускает праведнику впасть в бедствия, то не затем, чтобы карать его, а чтобы испытать его веру и мужество, благоволя не к слезам, а к твердому терпению, и внимая его благодарению. Подобно тому, как некогда Господь сохранил Иону невредимым во чреве китовом (Иона, гл. 2), так Он сохранил целыми и невредимыми детей Евстафия, похищенных зверями. Когда лев уносил отрока в пустыню, увидали его пастухи и с криком стали преследовать его. Бросив отрока, лев искал спасения в бегстве. Также и волка, похитившего другого отрока, увидели землепашцы и с криком погнались за ним. Бросил и волк отрока. И пастухи и землепашцы были из одного селения. Они взяли детей и воспитали их.

Но Евстафий ничего этого не знал. Продолжая путь, он то благодарил Бога в терпении, то, побеждаемый природой человеческой, плакал, восклицая:

– Увы мне! Некогда я был богат, а теперь нищ и лишен всего. Увы мне! Некогда я был в славе, ныне же – в бесчестии. Увы мне! Некогда я был домовит и имел большие имения, ныне же я – странник. Был я когда-то как древо многолиственное и благоплодовитое, а ныне я как ветвь иссохшая. Был я окружен дома друзьями, на улицах – слугами, в битвах – воинами, а ныне остался один в пустыне. Но не остави меня, Господи! Не презри меня, Ты, Всевидче! Не забудь меня, Ты – Всеблагой! Господи, не остави меня до конца! Вспомнил я, Господи, слова Твои, сказанные на месте Твоего явления мне: "Ты имеешь восприять скорби, подобно Иову". Но вот со мною исполнилось уже большее, чем с Иовом: ибо он, хотя и лишился своего имущества и славы, но лежал на своем гноище, я же – в чужой стране и не знаю, куда мне идти; он имел друзей, утешавших его, – мое же утешение, возлюбленных моих детей, дикие звери, похитив в пустыне, пожрали; он хотя и лишился своих детей, но мог от супруги своей иметь некоторое утешение и некоторую услугу, – моя же добрая жена впала в руки беззаконного чужестранца, и я как трость в пустыне колеблюсь бурею моих горьких печалей. Не прогневайся на меня, Господи, что я от горести сердца говорю так; ибо я говорю, как человек. Но на Тебе, Промыслителе моем и Устроителе пути моего, утверждаюсь, на Тебя надеюсь, и Твоею любовью как прохладною росою и дуновением ветра огнь печали моей прохлаждаю и желанием Тебя, как бы некоей сладостью, горечь бед моих услаждаю.

Говоря так с воздыханием и слезами, Евстафий дошел до некоего селения, называемого Вадисис. Поселившись в нем, он стал работать, нанимаясь у тамошних жителей, чтобы снискивать пропитание трудами рук своих. Работал он и трудился над таким делом, к которому не привык, и которого дотоле не знал, Впоследствии Евстафий упросил жителей того селения, чтобы они поручили ему охранять их хлеб, за что они платили ему небольшую плату. Так он прожил в селении том пятнадцать тел в большой нищете и смирении и во многих трудах, так что поте лица вкушал хлеб свой. Добродетели же и подвиги его кто может изобразить? Всякий может оценить их, если представит себе, что среди такой нищеты и странничества он ни в чем столько не упражнялся, как в молитвах, посте, в слезах, в бдениях и воздыханиях сердечных вознося к Богу очи и сердце и ожидая милости от Его неизреченного милосердия. Дети же Евстафия воспитывались недалеко оттуда, в другом селении, но он не знал о них, да и они сами не знали друг о друге, хотя и жили в одно селении. А жена его, как некогда Сара 7, сохраняема была Богом от распутства того чужестранца, который в тот самый час, когда отнял ее у праведного мужа, поражен был болезнью и, приехав в свою страну, умер, оставив свою пленницу чистою, не прикоснувшись к ней. Так хранил Бог Свою верную рабу, что, находясь среди сети, не была она уловлена, но как птица избавилась от сети ловящих: сеть сокрушилась, и она избавлена была помощью Вышнего. По смерти же того чужестранца, добродетельная женщина стала свободною, и жила в мире, без напастей, добывая себе пищу трудами рук своих.

В то время иноплеменники вели войну против Рима и много наносили вреда, овладев некоторыми городами и областями 8. Посему царь Траян был в великой печали и, вспомнив своего храброго воеводу Плакиду, говорил:

– Если был бы с нами наш Плакида, то враги наши не могли бы насмеяться над нами; ибо он был страшен врагам, и неприятели боялись имени его, потому что он был храбр и счастлив в битвах.

И удивлялся царь со всеми вельможами своими тому странному обстоятельству, что Плакида неизвестно куда скрылся с женою и с детьми. Задумав послать разыскивать его по всему своему царству, Траян сказал окружавшим его:

– Если кто найдет мне моего Плакиду, того я удостою великой чести и наделю многими дарами.

И вот два добрых воина, Антиох и Акакий, бывшие некогда верными друзьями Плакиды и жившие при его доме, сказали:

– Самодержавный царь, повели нам поискать сего человека, который весьма нужен всему римскому царству. Если бы нам пришлось искать его и в отдаленнейших краях, то и тогда м приложим всё свое усердие.

Царь обрадовался такой готовности их и тотчас послал их искать Плакиду. Они отправились и объехали немало областей, ища своего любимого воеводу по городам и селениям и спрашивая всякого встречного, не видел ли кто где такого человека. Наконец, приблизились они к тому селению, где жил Евстафий. Евстафий в это время стерег хлеб в поле. Увидев идущих к себе воинов, он стал присматриваться к ним и, издалека узнав их, обрадовался плакал от радости. Глубоко воздыхая к Богу в тайне сердца своего, Евстафий встал на дороге, по которой те воины должны были пройти; они же, приблизившись к Евстафию и поздоровавшись с ним, спрашивали его, какое это селение, и кто владеет им. Затем начали спрашивать, нет ли здесь какого-нибудь странника, такого-то возраста и такой-то наружности, имя которому Плакида.

Евстафий спросил их:

– Для чего ищете вы его?

Они отвечали ему:

– Он – друг наш, и мы долгое время не видали его и не знаем, где находится он вместе с женою и с детьми своими. Если бы кто-нибудь сообщил нам о нем, мы дали бы тому человеку много золота.

Евстафий сказал им:

– Я не знаю его, и не слыхал никогда о Плакиде. Впрочем, господа мои, прошу вас, войдите в селение и отдохните в моей хижине, потому что я вижу, что вы и кони ваши утомились от дороги. Итак, отдохните у меня, а затем вам можно будет узнать об искомом вами человеке от кого-нибудь из знающих его.

Воины, послушав Евстафия, пошли с ним в селение; но не узнали его; он же хорошо узнал их, так что чуть не заплакал, но удержался. В том селении жил один добрый человек, в доме которого Евстафий имел пристанище. Он ввел воинов к сему человеку, прося его, чтобы тот оказал им гостеприимство и накормил их.

– Я же, – прибавил он, – отплачу тебе своею работою за всё, что ты потратишь на угощение, потому что эти люди – мои знакомые.

Человек, вследствие доброты своей, а также и внимая просьбе Евстафия, усердно угощал своих гостей. А Евстафий служил им, принося и ставя пред ними кушанья. При сем приходила ему на мысль его прежняя жизнь, когда те, коим он сейчас прислуживает, сами ему так служили, – и он, побеждаемый естественною слабостью природы человеческой, едва удерживался от слез, но скрывал себя пред воинами, чтобы не быть узнанным; несколько раз выходил из хижины и, немного поплакав и отерши слезы, тотчас опять входил, служа им как раб и простой поселянин. Воины же, часто взирая на лицо его, начали мало-помалу узнавать его и стали тихо говорить друг другу: "Похож сей человек на Плакиду… неужели это и самом деле он?.." И прибавили: "Помним мы, что у Плакиды была на шее глубокая рана, которую он получил на войне. Если у сего мужа есть такая рана, то он воистину сам Плакида". Увидев на шее его ту рану, воины тотчас вскочили из-за стола, припали к ногам его, стали обнимать его и много плакали от радости, говоря ему:

– Ты – Плакида, которого мы ищем! Ты – любимец царя, о котором он так долго печалится! Ты – римский воевода, о котором скорбят все воины!

Тогда Евстафий понял, что настало время, о котором предрекал ему Господь, и в которое он должен был снова получить первый свой сан и прежнюю свою славу и честь, и сказал воинам:

– Я, братие, тот, кого вы ищете! Я – Плакида, вместе с коим вы долгое время воевали против врагов. Я – тот человек, которым был некогда славой Рима, страшен иноплеменникам, вам дорог, ныне же – нищ, убог и никому не известен!

Велика была их взаимная радость, и радостны были их слезы. Они одели Евстафия в дорогие одежды, как своего воеводу, вручили ему послание царя и усердно просили его, чтобы он немедленно шел к царю, говоря:

– Враги наши начали одолевать нас, и нет никого столь храброго, как ты, кто бы мог победить и рассеять их!

Хозяин же того дома и все его домашние, слыша это, дивились и недоумевали. И по всему селению пронеслась весть, что в нем нашелся великий человек. Все жители селения стали стекаться, как к великому чуду, и с удивлением смотрели на Евстафия, одетого как воевода и принимающего почести от воинов. Антиох и Акакий рассказали народу о подвигах Плакиды, о его храбрости, славе и благородстве. Народ, услышав, что Евстафий такой храбрый римский воевода, удивлялся, говоря: "О, какой великий муж жил среди нас, служа нам как наемник!" И кланялись ему до земли, говоря:

– Почему ты не открыл нам, господин, своего знатного происхождения и сана?

Бывший хозяин Плакиды, у которого он жил в доме, припадал к ногам его, прося его, чтобы он не прогневался на него за непочтение с его стороны. И все жители того селения стыдились при мысли, что они имели великого человека наемником, как раба. Воины посадили Евстафия на коня и поехали с ним, возвращаясь в Рим, а все поселяне провожали его далеко с великими почестями. Во время пути Евстафий беседовал с воинами, и они спрашивали его о жене и детях его. Он рассказал им всё по порядку, что с ним случилось, и они плакали, слушая про таковые его злоключения. В свою очередь и они поведали ему, как опечален был из-за него царь, и не только он, но и весь его двор, и воины. Ведя между собою такую беседу, они чрез несколько дней достигли Рима, и воины возвестили царю, что они нашли Плакиду, – и как это произошло. Царь с честью встретил Плакиду, окруженный всеми своими вельможами, и с радостью обнял его и спрашивал о всем, что с ним случилось, Евстафий рассказал царю Всё бывшее с ним, с его женою и детьми, и все, слушая его, умилились. После этого царь возвратил Евстафию его прежний чини наделил его богатством большим, чем каким он владел сначала. Весь Рим радовался возвращению Евстафия. Царь просил его, чтобы он отправился на войну против иноплеменников и своею храбростью защитил Рим от их нашествия, а также отомстил бы им за отнятие ими некоторых городов. Собрав всех воинов, Евстафий увидел, что их недостаточно для такой войны; поэтому он предложил царю отправить указы во все области своего государства и собрать из городов и селений способных для воинской службы юношей, а затем прислать их в Рим; и это было исполнено. Царь отправил указы, и в Рим было собрано множество людей молодых и крепких, способных к войне. Среди них приведены были в Рим и два сына Евстафиевы, Агапий и Феопист, которые к тому времени уже возмужали и были лицом красивы, телом статны и силою крепки. Когда они были приведены в Рим, и воевода увидал их, то очень полюбил их, ибо сама отеческая природа привлекала его к детям, и он чувствовал к ним сильную любовь. Хотя он и не знал, что они – его дети, однако любил их, как детей своих, и они всегда находились при нем и сидели с ним за одним столом, ибо они были любезны его сердцу. Вслед за тем Евстафий отправился на войну с иноплеменниками и победил их силою Христовою. Он не только отнял у них взятые ими города и области, но и завоевал всю неприятельскую землю, и совершенно победил их войско. Укрепляемый силою Господа своего, он выказал еще большую храбрость, чем прежде, и одержал такую блистательную победу, какой еще никогда прежде не одерживал.

Когда война окончилась, и Евстафий уже с миром возвращался в свое отечество, случилось ему быть в одном селении, расположенном на живописном месте, при реке. Так как это место было удобно для стоянки, то Евстафий остановился с своими воинами на три дня: ибо Богу было так угодно, чтобы верный Его раб свиделся с женою и детьми, и чтобы рассеянные вновь собрались во едино. Жена его жила в том самом селении, имея сад, от которого с большим трудом снискивала себе пропитание. По смотрению Божию, Агапий и Феопист, ничего не зная о матери своей, поставили себе палатку около ее сада; воспитанные в одном и том же селении они имели одну общую палатку и любили друг друга, как единоутробные братья. Не знали они, что они – родные братья, однако, не ведая своего близкого родства, хранили между собою братскую любовь. Оба они ложились отдыхать около сада свой родительницы, недалеко от того места, где был стан воеводы. Однажды мать их около полудня работала в своем саду и услыхала разговор Агапия и Феописта, которые в это время отдыхали в своей палатке. Беседа их была такая: они спрашивали друг друга, какого каждый из них происхождения, и старший сказал:

– Я помню немного, что отец мой был воеводою в Риме, и не знаю, почему он удалился с матерью моею из этого города, взяв с собою меня и моего младшего брата (а нас было у него двое). Помню я еще, что мы доли до моря и сели на корабль. Затем, во время морского плавания, когда мы пристали к берегу, отец наш вышел из корабля, а с ним и мы с братом, мать же наша, не знаю по какой причине, осталась на корабле. Помню я и то, что отец горько о ней плакал, плакали и мы с ним, и он с плачем продолжал путь. Когда же мы подошли к реке, отец посадил меня на берегу, а младшего брата моего, взяв на плечо, понес на противоположный берег. Когда затем он, перенеся его, шел за мною, прибежал лев, схватил меня и унес в пустыню; но пастухи отняли меня у него, и я воспитан был в том селении, которое ты знаешь.

Тогда младший брат, быстро встав, бросился на шею его с радостными слезами, говоря:

– Воистину ты – брат мой, ибо и я помню всё то, о чем ты рассказываешь, и я сам видел, когда похитил тебя лев, а меня в то время унес волк, но земледельцы отняли меня у него.

Узнав свое родство, братья очень обрадовались и стали обнимать и целовать друг друга, проливая радостные слезы. А мать их, слыша такой разговор, удивлялась и возводила очи к небу с воздыханием и слезами, ибо она убедилась, что они – действительно ее дети, и сердце ее ощущало сладость и отраду после всех горьких печалей. Однако, как женщина разумная, она не смела явиться к ним и открыть себя без более достоверного известия, ибо она была нищая и одета была в худые одежды, а они были видные и славные воины. И решила она пойти к воеводе, чтобы попросить его дозволения возвратиться в Рим вместе с его войском: она надеялась, что там ей легче будет открыться сыновьям своим, а также узнать о своем муже, жив ли он, или нет. Она пошла к воеводе, стала пред ним, поклонилась ему и сказала:

– Прошу тебя, господин, прикажи, чтобы я следовала за полком твоим в Рим; ибо я – римлянка и была взята в плен иноплеменниками в эту землю – вот уже шестнадцатый год; а теперь, будучи свободна, я скитаюсь по чужой стране и терплю крайнюю нищету.

Евстафий, по доброте своего сердца, тотчас преклонился к ее просьбе и дозволил ей безбоязненно возвращаться в свое отечество. Тогда жена та, смотря на воеводу, вполне убедилась, что он – муж ее, и в удивлении стояла, точно в забытьи. Но Евстафий не узнал жены своей. Она же, получив неожиданно одну радость после другой, подобно тому, как прежде одну печаль вслед за другой, внутренне с воздыханием молилась Богу и боялась открыться мужу своему и сказать, что она – жена его; ибо он в великой славе и был теперь окружен множеством приближенных; она же была как самая последняя нищая. И удалилась она из его палатки, молясь Владыке и Богу своему, чтобы Он Сам устроил то, дабы муж и дети узнали ее. Затем выбрала она более удобное время, снова вошла к Евстафию и стала перед ним. А он, посмотрев на нее, спросил:

– Чего ты еще просишь у меня, старица?

Она поклонилась ему до земли и сказала:

– Умоляю тебя, господин мой, не прогневайся на меня, рабу свою, за то, что я хочу спросить тебя об одном деле. Ты же будь терпелив и выслушай меня.

Он сказал ей:

– Хорошо, говори.

Тогда она начала свою речь так:

– Не ты ли – Плакида, нареченный во св. крещении Евстафием? Не ты ли – видел Христа на кресте среди оленьих рогов? Не ты ли – ради Господа Бога вышел из Рима с женою и с двумя детьми, Агапием и Феопистом? Не у тебя ли чужестранец отнял жену на корабле? Свидетель мне на небе верный – Сам Христос Господь, ради Которого я претерпела многие напасти, в том, что я – жена твоя, и что благодатью Христовою я сохранена была от оскорбления, ибо сей чужестранец в тот самый час, как отнял меня у тебя, погиб, наказанный гневом Божиим, а я осталась чистою, и теперь бедствую и скатаюсь.

Услышав всё сие, Евстафий как будто пробудился от сна и тотчас узнал жену свою, встал и обнял ее, и оба они много плакали от великой радости. И сказал Евстафий:

– Восхвалим и возблагодарим Христа Спасителя нашего, Который не оставил нас милостью Своею, но как обещал после скорбей утешить нас, так и сотворил!

И они со многими радостными слезами благодарили Бога. После сего, когда Евстафий перестал плакать, жена спросила его:

– Где же дети наши?

Он же, глубоко вздохнув, ответил:

– Звери съели их.

Тогда жена его сказала ему:

– Не скорби, господин мой! Бог помог нам нечаянно найти друг друга, так поможет Он нам найти и детей наших.

Он заметил ей:

– Разве я не сказал тебе, что их съели звери?

Она же стала рассказывать ему всё, что накануне слышала в своем саду во время работы, – все те речи, которые вели между собою два воина в палатке, и из которых она узнала, что они – сыновья их.

Евстафий тотчас же позвал к себе тех воинов и спросил их:

– Какого вы происхождения? Где родились? Где воспитывались?

Тогда старший из них ответил ему так:

– Господин наш, мы остались малолетними после своих родителей и потому мало помним свое детство. Однако, мы помним то, что отец наш был римским воеводою, подобным тебе, но не знаем мы, что сучилось с нашим отцом, и почему он вышел ночью из Рима с матерью нашею и с нами двоими; не знаем мы и того, почему именно, когда мы на корабле переплыли море, осталась на том корабле мать наша. А отец наш, плача о ней, подошел с нами к одной реке. В то время, как он, перенося нас по одиночке через реку, находился среди реки, похитили нас звери: меня – лев, а брата моего – волк. Но мы оба спасены были от зверей: ибо меня спасли и воспитывали пастухи, а брата моего – земледельцы.

Услыхав это, Евстафий и жена его узнали детей своих и, бросившись им на шею, долго плакали. И была великая радость в лагере Евстафия, как некогда в Египте, когда Иосифа узнали братья его (Быт.45:1-15). По всем полкам прошел слух о нахождении жены и детей воеводы их, и все воины радостно собрались вместе, и было большое ликование во всем войске. Не так радовались они победам, как сему радостному событию. Так утешил Бог верных рабов Своих, ибо Он "Господь умерщвляет и оживляет… Господь делает нищим и обогащает" (1Цар.2:6-7), низводит в скорби и возводит к радости и веселью. И Евстафий мог тогда говорить с Давидом: "Придите, послушайте, все боящиеся Бога, и я возвещу [вам], что сотворил Он для души моей. Помяну сотворити милость со мною. Десница Господня высока, десница Господня творит силу!" (Пс.65:16; 10:16; 117:16).

В то время, как Евстафий возвращался с войны, радуясь вдвойне: и победе, и нахождению жены и детей, – еще до прибытия его в Рим, – умер царь Траян; ему наследовал Адриан, который был очень жесток, ненавидел людей добрых и преследовал благочестивых. После того, как Евстафий с великим торжеством вошел в Рим, по обычаю римских полководцев и вел с собою много пленников, окруженный богатою военною добычею, – то царь и все римляне приняли его с почетом 9, и храбрость его прославилась еще больше, чем прежде, и все почитали его больше прежнего. Но Бог, Который не хочет, чтобы рабы Его были почитаемы и славимы в сем превратном и непостоянном мире суетным и временным почитанием, ибо Он уготовал им на небе вечную и непреходящую честь и славу, – указывал Евстафию путь мученический, ибо вскоре снова послал ему бесчестие и скорбь, которые он радостно претерпел за Христа. Злочестивый Адриан захотел совершить жертвоприношение бесам, в благодарность за победу над врагами. Когда он входил со своими вельможами в идольский храм, Евстафий не вошел за ними, но остался снаружи. Царь спросил его:

– Посему не хочешь ты войти с нами в храм и поклониться богам? Тебе, ведь, прежде других следовало бы воздать им благодарение за то, что они не только сохранили тебя целым и невредимым на войне и даровали тебе победу, но и помогли найти тебе жену твою и детей твоих.

Евстафий отвечал:

– Я – христианин и знаю Единого Бога моего Иисуса Христа, и Его чту и благодарю, и поклоняюсь Ему. Ибо Он всё даровал мне: и здоровье, и победу, и супругу, и чад. А глухим, немым, бессильным идолам я не поклонюсь.

И Евстафий ушел в дом свой. Царь разгневался и стал размышлять, как бы наказать Евстафия за бесчестие богов своих. Сначала он снял с него сан воеводский и вызвал его на суд, как простого человека, с женою и детьми его, и увещевал их принести жертву идолам; но, не будучи в состоянии уговорить их к этому, осудил на съедение зверям. И вот святой Евстафий, сей славный и храбрый воин, пошел в цирк, осужденный на казнь вместе со своею женою и сыновьями. Но не стыдился он сего бесчестия, не боялся смерти за Христа, Которому он ревностно служил, исповедуя пред всеми святое имя Его. Он укреплял и свою святую супругу, и детей своих, чтобы они не устрашались смерти за Жизнодавца всех Господа; и они шли на смерть, как на пир, укрепляя друг друга надеждою на будущее воздаяние. На них выпущены были звери, но не коснулись их, ибо, как только какой-нибудь из зверей подходил к ним, тотчас же возвращался назад, преклонив пред ними свою голову. Звери смягчили свою ярость, а царь еще больше разъярился и повелел увести их в темницу. А на другой день велел раскалить медного вола и бросить в него святого Евстафия с женою и детьми его 10. Но сей раскаленный вол был для святых мучеников, как халдейская печь, прохлажденная росою, для святых отроков (Дан.3:21). Находясь в этом воле, святые мученики, помолившись, предали Богу души свои и перешли в царствие небесное. Спустя три дня подошел Адриан к волу тому, желая увидать прах сожженных мучеников; открыв дверцы, мучители нашли тела их целыми и невредимыми, и ни один волос на главах их не сгорел, а лица их похожи были на лица спящих и блистали чудною красотою. Весь народ, находящийся там, воскликнул:

– Велик Бог христианский!

Царь со стыдом возвратился в свой дворец, и весь народ укорял его за злобу, – что он напрасно предал смерти такого необходимого для Рима воеводу. Христиане же, взявши честные тела святых мучеников, предали их погребению 11, славя Бога, дивного во святых Своих, Отца и Сына и Святого Духа, Емуже от всех нас да будет честь, слава и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 2:
Страсти Христовы яве подражав, и сего испив усердно чашу, общник, Евстафие, и славы снаследник был еси, от самого всех Бога приемля с высоты божественное оставление.
Тропарь ,глас 4
Мученицы Tвои, Господи,/ во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего:/ имуще бо крепость Tвою,/ мучителей низложиша,/ сокрушиша и демонов немощныя дерзости./ Tех молитвами// спаси души нaша. (Жития святых по изложению Димитрия Ростовского)
__________________________________________
1 Траян был одним из лучших римских императоров: много заботился о благе своего народа, вполне преобразовал государственное правление, расширил пределы империи счастливыми войнами, основал новые города. Однако и он преследовал христиан.
2 Языческое имя св. Евстафия, точнее по римскому произношению "Плациды", от латинского слова placidus, означающего "тихий", "ровный", "спокойный", "мягкий", "кроткий". Наименование, прекрасно характеризующее высокие нравственные качества св. Евстафия еще до обращения его в христианство.
3 Тит – римский император, сын и преемник императора Веспасиана, царствовал с 79 по 81 год. В царствование своего отца был послан с многочисленным войском в Иудею, для наказания иудеев, возмутившихся против римской власти. Об этой именно войне здесь и упоминается. Война окончилась в 70 году разрушением Иерусалима и храма Соломонова.
4 Иов – ветхозаветный великий праведник, хранитель истинного откровения и богопочтения в роде человеческом, во время усиления языческого суеверия после рассеяния народов; известен своим благочестием и непорочностью жизни; был испытан от бога всеми несчастьями, среди которых однако остался непоколебимым в вере о добродетели. Жил Иов во времена патриархальные до времен Моисея в стране Авситидийской, находившейся в северной части каменистой Аравии. История Иова изложена подробно в книге его имени, – одной из древнейших священных библейских книг.
5 Т.е. – по направлению к Средиземному морю, которое нужно было переплыть на корабле, чтобы достигнуть Египта. Египет – страна, лежащая в северо-восточной части Африки. В описываемое время Египет находился под властью римлян, которой подпал окончательно в 30-м году до Р. Х.
6 В житии он называется "варваром". Так греки, а вслед за ними и римляне называли всех вообще чужестранцев. Это была презрительная кличка, обозначавшая грубость и невежество других народов. Вместе с тем наименованию сему усвоено в Писании и понятие вообще человека бесчеловечного и свирепого. Вероятно, это был один из тех морских разбойников, которые тогда еще нередко наводили ужас на побережья Средиземного моря, уводили и продавали красивых женщин и девушек в рабство, бесчеловечно умерщвляя тех, кто им в этом препятствовал.
7 Здесь разумеется известный подобный же пример из жизни ветхозаветного патриарха Авраама и жены его Сарры вскоре после переселения их в землю ханаанскую. Когда Авраам во время наступившего голода пришел в Египет, фараон за красоту Сарры хотел было взять ее себе в жены, но Господь не попустил сего и поразил за Сарру тяжкими казнями и царя и двор его (Быт. 12:11-20).
8 Это было незадолго до смерти Траяна, как видно из самого повествования. ИЗ истории видно, что в это время возмутились против римского владычества различные азиатские народы, подвластные Риму, и император готовился к походу на Месопотамию.
9 Т.е. Плакиде был устроен, по обычаю римскому, так называемый триумф, или торжественная блестящая встреча, как увенчанному славой полководцу – победителю.
10 "Великие Четьи– Минеи" митр. Макария прибавляют здесь еще следующие подробности, коих нет у св. Димитрия Ростовского. Когда св. мученики приближались к месту страшной казни, то, воздев руки свои к небу, вознесли пламенную молитву Господу, как бы созерцая какое-то небесное явление, как это видно из первых слов их молитвы. Молитва сия была следующая: "Господи Боже сил, всеми невидимый нами же видимый! Вонми нам, молящимся Тебе и приими нашу последнюю молитву. Вот мы соединились, и Ты сподобил нас участи святых Твоих; как три отрока, вверженные в Вавилоне в огонь, не были отринуты Тобою, так и ныне сподоби нас скончаться в сем огне, дабы Ты благоволил восприять нас, как жертву благоприятную. Подай же, Господи Боже, всякому поминающему память нашу участи в Царстве небесном; ярость же огня сего преложи на холод и сподоби нас в нем скончаться. Еще молимся, Господи: сподоби, да не разлучатся тела наши, но да вкупе лягут". В ответ на сию молитву раздался с неба Божественный глас: "Да будет вам так, как вы просите! и более вам будет, ибо вы претерпели многие напасти и не были побеждены. Идите в мире, приимите венцы победные за страдания свои, почивайте во веки веков".
11 Мощи св. Евстафия и его семейства находится в Риме в церкви его имени.

0

8

............................продолжение от 3 октября

Мчч. и испп. Михаила, кн. Черниговского, и болярина его Феодора, чудотворцев (1245).
http://s45.radikal.ru/i107/0910/6b/265d28c8ee46.jpg

Когда ты видишь смуты и войны или иные бедствия, не думай, чтобы всё сие было простым, обычным явлением сего временного мира, или произошло от какого-нибудь случая, ; но знай, что бедствия попускаются волею всемогущего Бога за наши грехи, дабы согрешающие приходили в чувство и исправлялись. В начале Господь вразумляет нас грешных малыми наказаниями; если же мы не исправляемся, тогда Он посылает на нас большие наказания, как некогда и на израильтян. Ибо что попустил Господь на тех, кои не захотели исправиться от вервий бича Христова? (Иоан.2:15) – "Поразишь их, – сказал Он, – жезлом железным" (Пс.2:8). Наказания малые, которые Господь попускает в начале, суть следующие: мятеж, голод, внезапная смерть, междоусобные войны и тому подобное. Если же такими наказаниями грешники не вразумляются, тогда Господь посылает на них жестокое и тяжкое нашествие иноплеменников, чтобы хотя в сем великом бедствии люди могли придти в чувство и обратиться от путей своих лукавых, – по слову пророка: "Когда Он убивал их, они искали Его" (Пс.77:34). Так было и с нами, со всей нашей землею Российской. Когда мы своим злым нравом прогневали благость всемилостивого Бога и сильно оскорбили Его милосердие, придти же в раскаяние, уклониться от зла и творить благое не хотели, – тогда разгневался на нас Господь праведным гневом Своим и восхотел наказать нас за наши беззакония лютейшею казнью. И вот Он попустил тогда придти на нас безбожным и жестоким варварам, называемым татарами, с нечестивейшим и беззаконнейшим их царем Батыем 1. В бесчисленном множестве напав на русскую землю 2, они победили русских благоверных князей и сокрушили их войско; все города они разорили и землю русскую опустошили мечом и огнем, ибо никто не мог сопротивляться тем безбожным полчищам, коим за наши грехи предал нас Бог, глаголавший некогда чрез пророка: "Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас" (Ис.1:19-20). Христиане, спасшиеся от меча и пленения, скрывались в горах и непроходимых пустынях; и вся земля русская представляла тогда скорбное зрелище: места, населенные прежде людьми, – города и села, – стали пусты, а где прежде жили дикие звери, там водворялись люди, укрываясь от варваров.

В то время жил благочестивый и приснопамятный Михаил, сын Всеволода Чермного 3, князь Черниговский. С юных лет отличался он добродетельною жизнью; возлюбив Христа, он служил Ему от всего сердца, – и все видели душевное незлобие князя: его кротость, смирение, обходительность со всеми и милосердие к бедным. Угождая всегда Богу молитвою и постом и всякими добрыми делами украшая свою душу, князь Михаил соделал ее прекрасным жилищем Бога, Творца своего.

У сего благочестивого князя был любимый боярин, подобно ему добродетельный, по имени Феодор; вместе с ним князь Михаил и пострадал от нечестивого Батыя, положив душу свою за Христа.

Когда благоверный и христолюбивый Михаил владел княжеством Киевским, нечестивый Батый прислал своих татар осмотреть город Киев. Посланные изумились, увидев величие и красоту города Киева, и, возвратившись к Батыю, рассказали ему и сем знаменитом городе. Тогда Батый снова отправил послов к Михаилу с тем, чтобы они лестью уговорили князя добровольно покориться ему. Благоверный князь Михаил понял, что татары коварством хотят взять город и опустошить его: князь слыхал уже раньше, что те жестокие варвары без милосердия убивают даже добровольно покоряющихся им, и потому повелел умертвить послов Батыя. Вслед за тем Михаил узнал о приближении громадного войска татарского, которое как саранча, в великом множестве (ибо воинов было 600 тысяч человек), нашло на землю русскую и овладело укрепленными городами ее. Сознавая, что Киеву невозможно уцелеть от приближающихся врагов, князь Михаил вместе с боярином Феодором бежал в Венгрию 4 искать помощи своей родине. Не получив сей помощи, Михаил некоторое время странствовал по чужой стороне; "укройся на мгновение, доколе не пройдет гнев" 5 (Ис26:20).

По отъезде князя Михаила из Киева, другие русские князья владели Киевским княжеством, однако и они не могли защитить Киева от нечестивого Батыя. Придя со всем своим войском, Батый овладел Киевом, Черниговом и другими укрепленными городами и княжествами; все они сильно разорены были огнем и мечом. – Это было в 6748 году от сотворения мира, а от Рождества Христова в 1240 году. – Тогда знаменитый и славный город Киев был совершенно разорен руками христоненавистных врагов, именитые граждане погибли от меча нечестивых – одни были убиты, а другие отведены в плен. Благолепные Божии храмы были осквернены и сожжены, так что исполнились слова Давида: "Боже! язычники пришли в наследие Твое, осквернили святый храм Твой, Иерусалим превратили в развалины; трупы рабов Твоих отдали на съедение птицам небесным, тела святых Твоих – зверям земным; пролили кровь их, как воду, вокруг Иерусалима, и некому было похоронить их" (Пс.78:1-3).

Князь Михаил, находившийся в то время в странствовании, слыша обо всём происходившем в русской земле, неутешно оплакивал единоверную свою братию и опустение своей земли. Вскоре Михаилу стало известным, что городским жителям, в небольшом числе уцелевшим от меча и плена, нечестивый царь повелел безбоязненно жить на своих местах, но с тем, чтобы они платили ему дань. И многие русские князья, бежавшие в далекие и чужие страны, услыхав о сем, стали возвращаться в родную землю. Поклонившись нечестивому царю, они занимали свои княжества и, платя дань Батыю, водворялись в своих разоренных городах. Возвратился из странствования и благочестивый князь Михаил с боярином своим Феодором и со всеми своими людьми, соглашаясь лучше платить дань нечестивому царю и жить хотя бы в опустевшем своем отечестве, нежели быть странником в чужой земле. Сначала он пришел в Киев и здесь горько плакал, видя святые места опустевшими и небеси подобную Печерскую церковь 6 разоренною до основания. Затем Михаил отправился в Чернигов. И едва успел князь Михаил отдохнуть здесь от пути, как татары, услыхав о возвращении его, пришли от Батыя и начали звать его (как и других русских князей) к своему царю, говоря:

– Нельзя вам жить на земле Батыя, не поклонившись ему. Итак, идите – поклонитесь ему и будьте данниками его, – и тогда оставайтесь в жилищах своих.

У того нечестивого царя был следующий обычай; если кто-нибудь из русских князей приходил поклониться ему, то волхвы и жрецы татарские принуждали их проходить сквозь огонь 7, а если кто-нибудь из князей приносил с собою какие-либо дары царю, то волхвы брали по небольшой части от всех этих даров и бросали в огонь, как жертву. Проведя чрез огонь, они принуждали поклоняться солнцу, кусту и идолам, – и уже после сего допускали к царю. Многие из русских князей, из страха перед царем и чтобы удержать за собой свое княжество, исполняли всё сие: проходили сквозь огонь поклонялись идолам, – и за то получали от царя, чего они просили.

Слыша, что многие из русских князей, прельстившись славою мира сего, поклонились идолам, благочестивый князь Михаил сильно скорбел о том и, возревновав о Господе Боге, решился идти к царю неправедному и коварнейшему из всех людей и неустрашимо исповедать перед ним Христа и пролить кровь свою за Господа. Замыслив сие и воспламенясь душою, Михаил призвал своего верного советника, боярина Феодора, и поведал ему о своем намерении. Тот, будучи благочестивым и твердым в вере, одобрил решение своего господина и обещал не покидать его до самой кончины, и вместе с ним положить свою душу за Христа. После такого совещания, они твердо решились, отнюдь не изменяя своего намерения, идти и умереть за исповедание Иисуса Христа. Тотчас же они пошли к своему духовному отцу, по имени Иоанну, чтобы сообщить ему о сем. Придя к нему, князь сказал:

– Хочу, отче, идти к царю, как и все русские князья.

Духовник, со скорбью услышав такие слова и глубоко вздохнув, сказал:

– Многие князья туда ходили и души свои погубили, исполнив волю Батыя и поклонившись огню и солнцу и прочим идолам; и ты, Михаил, если хочешь, иди с миром, но только умоляю тебя, – не подражай им и не делай того, что они сделали для сохранения земной власти: не ходи сквозь огонь нечестивых и мерзким богам их не поклоняйся, ибо Един Бога наш, Иисус Христос; не вкушай также ничего из скверных идоложертвенных яств, чтобы тебе не погубить души своей.

Князь с боярином отвечали:

– Мы хотим пролить кровь нашу за Христа и положить за Него души свои, да будем Ему благоприятной жертвой.

Услышав сие, Иоанн возрадовался душою и радостным взором взглянув на них, сказал:

– Если так сделаете, блаженны будете, и в сем последнем роде будете именоваться новоявленными мучениками.

Потом, преподав им наставления из Евангелия и из прочих богодухновенных книг, он причастил князя и боярина Божественных Таин Тела и Крови Христовых, благословил их и сказал:

– Господь Бог да укрепит вас и да пошлет вам дар Святого Духа, чтобы вам быть твердыми в вере, смелыми в исповедании имени Христова и мужественными в страдании, и да причтет вас Царь Небесный к лику первых святых мучеников.

После сего Михаил и Феодор отправились домой; сделавши там все нужные приготовления для своего путешествия и простившись со своими домашними, они поспешно отправились в путь с молитвою к Богу, пламенея сердечною к Нему любовью и желая венца мученического, "как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже!" (Пс.41:2).

Когда они достигли того места, где находился безбожный царь Батый, то об их прибытии тотчас же было ему доложено. Призвав волхвов и жрецов своих, Батый повелел им провести Черниговского князя по обычаю сквозь огонь и заставить его поклониться идолам, и затем уже представить его к себе. Пришедши к князю, волхвы сказали ему:

– Тебя зовет великий царь.

И взяв его, повели. За ним последовал, как за своим господином, и боярин его Феодор. Вскоре они дошли до того места, где с двух сторон разложен был огонь, а по середине был путь, коим многие уже проходили; сим путем волхвы хотели вести и князя Михаила. Тогда князь сказал:

– Не подобает христианам проходить сквозь тот огонь, который нечестивые почитают за Бога, я же – христианин; посему не пойду сквозь огонь и не поклонюсь твари, ибо я поклоняюсь Творцу, – Отцу и Сыну и Святому Духу, – Единому Богу в Троице, Создателю неба и земли.

Услыхав такие слова князя, волхвы и жрецы пришли в ярость; оставив Михаила, они пошли донести о его речах царю. В это время к князю Михаилу подошли некоторые русские князья, вместе с ним пришедшие на поклонение Батыю, – между ними был и князь Ростовский Борис 8. Они, жалея Михаила и глубоко скорбя о нем, а вместе с тем боясь, чтобы не навлечь гнев царский и на себя, советовали Михаилу исполнить волю Батыя.

– Ты можешь, – говорили они, – притворно исполнить приказание и поклониться огню и солнцу, чтобы только избавиться от царского гнева и от лютой смерти. Когда же с миром возвратишься к себе домой, тогда ты будешь поступать уже по своему желанию: тебя не будет Господь наказывать за сие и не прогневается на тебя, потому что ведает Он, что ты сделал так по принуждению. Если же тебе поставит духовник в грех твой поступок, то мы все возьмем на себя вину твою, – только послушай нас и, пройдя сквозь огонь, поклонись татарским богам; сим ты и себя и нас освободишь от царского гнева и злой смерти, а для земли своей испросишь много полезного.

Всё сие говорили они Михаилу с горькими слезами. Благочестивый боярин Феодор, слушая их слова, сильно опечалился, опасаясь, чтобы князь не последовал совету окружающих его и не отпал от веры. Подойдя к князю, он стал напоминать ему обещание его и слова духовника:

– Вспомни, благочестивый князь, – говорил он, – как ты давал обет положить душу свою за Христа; припомни слова Евангельские, коими поучал нас духовный отец: "Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (Мрк.8:35-36) – "Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф.10:32-33).

С наслаждением слушал князь Михаил сии слова своего боярина и, пламенея ревностью по Боге, с радостью ожидал мучения, готовый умереть за Христа-Жизнодавца. Князь же Борис, о коем выше было упомянуто, продолжал сильно упрашивать Михаила исполнить царскую волю.

– Не желаю быть христианином только по имени, – отвечал им Михаил, – а поступать как язычники.

И, сняв с себя меч свой, бросил его к ним и сказал:

– Возьмите славу мира сего: она не нужна мне.

Вслед затем пришел от Батыя один знатный царедворец, по имени Ельдега, и передал князю Михаилу от своего царя следующие слова:

– Великий царь так говорит тебе: выбирай то или другое. Если исполнишь мое повеление – пройдешь сквозь огонь и богам моим поклонишься, то не только останешься жив, но и получишь от меня великие милости и будешь полным господином в своем княжестве. Если же не послушаешь меня и не поклонишься богам моим, то умрешь злою смертью.

Выслушав от Ельдеги царские слова, князь Михаил нисколько не устрашился, но смело отвечал:

– Скажи царю – так говорит тебе князь Михаил, раб Христов: если тебе, царь, вручены от Бога царство и слава мира сего и Десница Вышнего покорила нас тебе за наши грехи, то мы должны кланяться тебе как царю и воздавать честь, подобающую твоему царскому достоинству, но чтобы отречься Христа и поклониться твоим богам, – сего не будет: ибо не боги они, а творение. Наши же пророческие Писания так говорят: "Боги, которые не сотворили неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес" (Иер.10:11). Что может быть безумнее, как оставить Создателя и поклоняться созданию?

Ельдега же сказал ему:

– Ты, Михаил, ошибаешься называя солнце созданием: ибо, – скажи мне, – кто вошел на ту неизмеримую небесную высоту и сотворил такое великое светило, которое освещает всю вселенную?

– Если желаешь выслушать меня, – отвечал ему святой, – то я скажу тебе, Кто сотворил солнце и всё видимое и невидимое. – Бог безначальный и невидимый, и Его Единородный Сын, Господь наш Иисус Христос, также несозданный и не имеющий ни начала, ни конца, равно и Дух Святой, – Бог в трех Лицах, но Единый по Существу, – Он сотворил небо и землю и солнце, коему вы кланяетесь, и луну и звезды, а также море и сушу; Он же сотворил и первого человека Адама и отдал ему на служение всё сотворенное. Господь же дал людям закон, чтобы они не поклонялись ничему сотворенному, – ни на земле, ни на небе, но чтобы поклонялись Единому богу, всё сотворившему; Ему я и поклоняюсь. А если царь обещает мне княжество и славу мира сего, то я не ищу сего, так как и сам царь не вечен, также не вечна и власть, какую он дает мне, и в коей я не нуждаюсь. Я надеюсь, что Бог мой, в Коего я верую, даст мне царство вечное, не имеющее конца.

Тогда Ельдега сказал:

– Если ты, Михаил, будешь упорствовать и не исполнишь царской воли, то будешь тотчас умерщвлен.

Святой отвечал:

– Я не боюсь той смерти, чрез которую могу удостоиться вечного пребывания с богом. – И для чего нам много говорить? Я – христианин, исповедую Творца неба и земли, твердо в Него верую и с радостью умру за Него.

Тогда Ельдега, видя, что ни ласками, ни угрозами не может склонить Михаила исполнить царскую волю, пошел к Батыю, чтобы передать ему всё, слышанное от Михаила.

Выслушав Ельдегу, Батый пришел в ярость и велел своим приближенным немедленно же умертвить князя Михаила. И бросились слуги мучителя, как псы на охоту или как волки, бегущие за овцой. Святой мученик Христов пребывал в это время вместе с Феодором не страшась смерти, они воспевали псалмы и усердно молились Богу. Увидев приближавшихся убийц, они начали петь: "Мученицы Твои, Господи, многие муки претерпеша и любовию Твоею души соединиша святии". Достигнув того места, где стоял князь Михаил, убийцы как звери схватили его за руки и за ноги и, распростерши на земле, долго и беспощадно били по всему телу, так что и земля обагрилась его кровью. Михаил же переносил всё это мужественно, твердя только дно: "Я – христианин!"

Тут же находился один из царских слуг бывший прежде христианином, а потом сделавшийся отступником и принявший татарскую нечестивую веру. Этот отступник, видя, как святой мужественно переносит мучения, озлобился на него, и, так как был врагом христиан, вынув нож, схватил Михаила за главу, отрубил ее и бросил, – между тем как уста святого исповедника продолжали повторять: "Я – христианин".

О, дивное чудо! Отнятая уже от тела глава всё еще исповедовала Христа.

После сего нечестивые мучители приступили к благочестивому Феодору и говорили ему:

– Исполни царское повеление и поклонись богам нашим: за то ты не только останешься в живых, но и получишь великую честь от царя и наследуешь княжество твоего господина.

Но святой Феодор отвечал:

– Княжества господина моего я не ищу, – не нужно мне и чести от царя вашего, – я желаю только того, чтобы идти ко Христу тем же путем, коим пошел господин мой, – святой мученик князь Михаил, потому что я так же, как и он, верую во Единого Христа, Творца неба и земли, так же хочу пострадать за Него, и не страшусь мучений и самой смерти.

Видя непреклонность Феодора, убийцы схватили его и начали мучить так же жестоко, как и святого Михаила. Наконец, они отсекли честную его главу, сказав при сем:

– Кто не пожелал поклониться пресветлому солнцу, тот недостоин и смотреть на солнце.

Так, честно пострадав, святые мученики Михаил и Феодор предали души свои в руки Господу, – в 6753 году от сотворения мира, от Рождества же Христова в 1245 году, сентября в 20 день. Святые тела их брошены были на съедение псам, но в продолжение многих дней оставались целыми и никем не тронутыми. – Так благодать Христова сохраняла их невредимыми. – Кроме сего над телами мучеников появлялся огненный столп, сиявший ярким блеском, и каждую ночь виднелись горящие свечи. Видя всё сие, христиане, находившиеся в то время в Орде, взяли тайно тела мучеников и с честью погребли их 9.

По убиении святых мучеников, нечестивый Батый снова пошел войною со всеми своими полчищами сначала на Польшу, потом на Венгрию, но венгерским королем Владиславом был убит, получив, таким образом, злой конец своему злому житию. – Так мучитель Батый получил в удел ад, святые же мученики наследовали Царство Небесное и вечно прославляют Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.(Жития святых по изложению Димитрия Ростовского)

Тропарь, глас 4:
Жизнь вашу мученически совершивше, исповедания венцы украсившеся, к небесным востекосте, Михаиле премудре с доблим Феодором: молите Христа Бога сохранити отечество ваше, императора же и люди, по велицей Его милости.

Кондак, глас 8:
Царство земное в ничтоже вменив, славу яко преходящую оставил еси: самозван 10 пришед к подвигом, Троицу проповедал еси пред нечестивым мучителем, страстотерпче Михаиле, с доблим Феодором. Царю сил предстояще, молите без вреда сохранити отечество ваше, императора же и люди, да вас непрестанно почитаем.
______________________________________
1 Батый – внук великого Чингис-Хана, хан татарский. Батый основал свое пребывание на берегах р. Волки, назвав столицу свою "Сараем". Здесь кочевала Орда его (Орда – стан татарский), известная под именем Золотой или Кипчакской. Но сам Батый не был полновластным повелителем: он в свою очередь зависел от великого хана, наследника Чингиса, который кочевал с большой Ордою в пустынях Средней Азии, куда ходили многие русские князья для выражения покорности великому хану.
2 Это нашествие татар на Русскую землю было в 1238 году.
3 Всеволод, по прозванию Чермной, князь Черниговский, сын великого князя Киевского Святослава Всеволодовича. С 1210 по 1214 г. Всеволод владел Киевом; умер в 1215 году.
4 Венгрия (слав. – Угрия) – королевство, главная из земель Австро-Венгерской монархии. Сын Михаила Черниговского, Ростислав, был женат на дочери венгерского короля Белы. Думая найти в родственнике верного союзника, князь Михаил упрашивал короля совокупными силами восстать против общего врага, но не убедил ни его, ни других, к кому обращался за помощью.
5 В этом месте пр. Исаия призывает к терпеливому перенесению тяжких бедствий, так как бедствия сии являются следствием гнева Божия за нечестие народа. "Скройтесь, – говорит пророк, – на некоторое непродолжительное время, доколе не минует вас гнев Господень".
6 Киево-Печерская Богородичная церковь была основана преподобными отцами – Антонием и Феодосием Печерскими в 1073 году, при епископе Михаиле, во дни благоверного князя Святослава Ярославича. Строение храма, начатое при разных чудесах и знамениях, продолжалось в игуменство прп. Стефана и прп. Никона и окончилось при игумене Иоанне. Красота и великолепие этого храма изумляли современников. Внутренность его блистала золотом и мозаикою и привлекала взоры иконною живописью. Помост устроен был мозаически из разноцветных камней, расположенных красивыми узорами. Верхи церкви были позолочены; крест, поставленный на главном куполе, был выкован из чистого золота; неудивительно посему, что современники называли Печерскую церковь "небеси подобною" и говорили, что она составляет славу и украшение всей земли Русской.
7 Всех приходящих к хану татарские жрецы проводили между огнями: по их убеждению чрез это уничтожалось всякое злое намерение у лиц, шедших к их повелителю. Огонь, по их верованию, был "чистилищем для всяких злых умыслов" и отнимал даже силу у скрываемого яда.
8 Борис Василькович (Васильевич) – князь Ростовский, внук Михаила Черниговского, старший из двух сыновей Василька Константиновича, от брака его с Марией Михайловной, княжной Черниговской. По смерти отца, убитого татарами близ Ростова, в Щереньском лесу, в 1238 году, Борис получил в удел Ростов. Князь этот известен в истории как печальник земли русской пред ханом Золотой Орды. Он побывал в Орде более 8 раз, – по приказу Батыя ездил даже в Великую Татарию, к хану Сартаку (1245 г.). Умер Борис в Орде в 1277 г. Погребен в Ростовском Успенском Соборе.
9 Святые мощи благоверного князя Михаила и боярина его Феодора были перенесены из Орды богобоязненными христианами сначала во Владимир, а затем в родной город князя Михаила – Чернигов. Затем, в 1572 г. 14 февраля, по воле царя Иоанна Васильевича Грозного, св. мощи были перенесены в Москву, из опасения, чтобы они не подверглись поруганию со стороны католиков, по переходе Чернигова под власть польскую. Они были положены под спудом в соборной церкви Черниговских чудотворцев, находившейся в Кремле, близ Тайницких ворот. Когда же упразднен был этот собор, тогда св. мощи, по повелению императрицы Екатерины II, тожественно перенесены, в 1770 г. августа 25-го, в Сретенский собор, что во дворце на "Сенях"; отсюда, в 1774 г. ноября 21-го, перемещены в Архангельский собор, где почивали сначала в великолепной серебряной раке, устроенной в память мира с Турцией, а после 1812 года (когда эта рака похищена была неприятелями) доныне покоятся в медной посеребренной.
10 Т.е. без принуждения, добровольно.

Прп. и блгв. кн. Олега Брянского (ок. 1285)
http://s48.radikal.ru/i120/0910/fb/59d93a33a95b.jpg

Нашествие на Русь ордынских полчищ в XIII веке было воспринято современниками как "погибель Русской Земли". Померкла самобытность государства, расхищены его богатства, замерла торговля, сожжены города, храмы и иноческие обители. Гибло все земное, временное, все дела рук человеческих. Уцелело лишь то, что вечно и непоколебимо: вера Христова, Церковь Православная, которую, по обетованию Спасителя не одолеет и сам ад. Она очищалась, как золото, в горниле страданий, возвышалась незыблемо, как утес в бушующих волнах океана. Только на этом камне веры могла возродиться Русь, когда наступил час ее Воскресения.

В эту эпоху особенно остро ощущалась малозначимость "славы мира сего, " и в то время, как одни князья всеми правдами и неправдами искали и добивались власти, другие с легкостью разставались с ней, предпочитая нетленную славу Царства Небесного.

Исповеднический подвиг в языческой Орде князя-мученика Михаила Черниговского и его боярина Феодора 20 сентября 1246 года имел вселенское значение. На все уговоры окружавших уступить требованию хана и поклониться идолам, тем самым сохранить власть и в дальнейшем послужить Руси, как и на прочие лукавые речи, князь Михаил отвечал: "Не хочу я быть христианином только по имени, а дела творить языческие". Устояв перед этим великим искушением и не дав повода к соблазну братии, князь претерпел мученическую кончину ради Христа. "Не погублю души моей, прочь слава мира сего тленного", — эти предсмертные слова Святых Михаила и Феодора стали завещанием Православной Руси.

"Род праведных благословится", — говорит Святой псалмопевец Давид. Это в полной мере относится к Святому князю Михаилу. Он стал родоначальником благочестивой династии, дети и внуки князя продолжили его христианское служение.

Дочь Страстотерпца Михаила, Преподобная Евфросиния Суздальская, за свое строгое постническое и Богоугодное житие причислена к Лику Святых. Сын Михаила, князь Брянский Роман, также стяжал особенную милость Божию. В 1288 году он получил исцеление перед чудотворной иконой Божией Матери на Свенской горе, где впоследствии основал храм и монастырь во имя Успения Пресвятой Богородицы. Ныне он почитается как Святой благоверный князь.

Из летописей известно, что в 1274 году Роман вместе с сыном Олегом (во Святом Крещении — Леонтием) участвовал в военных действиях против Литвы. По окончании войны Олег приезжал во Владимир Волынский к своей сестре Ольге (во Святом Крещении — Елене) Романовне, супруге благочестивого князя Волынского Владимира Васильковича, создателя многих храмов и монастырей. Наследовав после смерти своего мужа богатые земли на Волыни, она, надо полагать, помогала брату Олегу в устроении его Брянской обители.

Видя, сколь преходящи и непрочны красоты и богатства земные, Олег отказался от заманчивой наследственной власти великого князя Черниговского, передав ее своему брату, а сам принял монашество с именем Василия, в созданном им на свои средства, Брянском Петро-Павловском монастыре. В этой обители Святой благоверный князь скончался строгим подвижником в начале XIV века, предположительно в 1331 году.

Тело Святого Олега Брянского было погребено под спудом в соборном храме его монастыря.

Известно, что из благоговения к памяти Святого князя-подвижника Патриарх Никон возвел Петро-Павловскую обитель на степень ставропигии (ставропигиальный монастырь управляется не епархиальными Архиереями, а непосредственно Патриархом). В 1701 году на месте деревянного храма, где покоились Святые мощи Благоверного князя, был построен каменный храм в честь Введения во Храм Пресвятой Богородицы с приделом в честь Первоверховных Апостолов Петра и Павла. В другом приделе вскоре был освящен Престол в честь иконы Божией Матери "Знамение".

В ноябре 1893 года Великий князь Константин Константинович, пожертвовал Петро-Павловскому монастырю икону "Святого благоверного князя Олега Брянского Чудотворца со сребропозлащенною к ней лампадою, весом 2 фунта 17 золотников и четыре билета пятипроцентных по 150 рублей с тем, чтобы проценты с этих билетов поступали на елей в неугасимую лампаду пред этой иконой". 4-го октября 1894 года разрешено было издание икон Брянских Святых, князя Олега и Преподобного Поликарпа, а также их металлических образков.

14 июля 1897 года Святейший Синод, в ответ на ходатайство Брянской городской Думы, издал указ, в котором говорилось: "По вниманию к благочестивому усердию граждан города Брянска и согласно отзыву Преосвященного Орловского, Святейший Синод определяет: совершать ежегодно в городе Брянске торжественное празднование в честь Святых угодников Олега и Поликарпа, в дни их памяти, дозволив вместе с тем возглашать имена этих угодников Божиих на отпустах и носить их иконы вместе с иконой Свенской Божией Матери в ежегодно совершаемом 11 августа крестном ходе вокруг города Брянска..."

13-го июля 1900 года Брянская городская Дума объявила 20 сентября — день памяти Брянского угодника Божия, Святого князя Олега — не торговым днем. В этот день, с 1900 года, во всех Брянских храмах совершались торжественные Богослужения, а торговля была закрыта. В 1903 году, по благословлению Святейшего Правительствующего Синода, издан "Верный месяцеслов всех Русских Святых", где впервые указан и день памяти Преподобного Олега, князя Брянского — 20 сентября / 3 октября.

В начале 1930-х годов, по благословению Архиепископа Брянского Даниила (Троицкого), во избежание поругания от безбожников, произошло перезахоронение мощей Преподобного князя Олега. Честные мощи были перезахоронены в подклете под Алтарем Введенского храма обители. Принимавшие участие в перезахоронении дали обещание не рассказывать никому о происшедшем. Лишь в 1995 году бывшая староста Введенского храма Мария Александровна Белова, которая в 1930-е годы была юной прихожанкой, открыла местонахождение Святых мощей.

По благословению Высокопреосвященнейшего Архиепископа Брянского и Севского Мелхиседека, усердием протоиерея Георгия Козловского и других священнослужителей Введенского храма местонахождение Святых мощей Преподобного князя было обнаружено.

10 августа 1995 года честные останки Святого Олега были вновь обретены и с тех пор открыто почивают во Введенском храме Петро-Павловской обители. Каждое Воскресение во время вечернего Богослужения пред ними совершается чтение Акафиста Преподобному Олегу Архиерейским Служением.

Установилась добрая традиция, по которой у мощей Святого Олега служится напутственный молебен для Брянских призывников, которые испрашивают у князя-воина благословения и помощи в прохождении воинской службы.

5 декабря 2003 года, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, было установлено празднование Собора Брянских Святых в день памяти Преподобного князя Олега Брянского.
Тропарь, глас 8:
От юности возлюбив Христа всем сердцем, преподобне, / славу земную, яко преходящу, оставил еси / и царство земное в ничтоже вменивше, / лику инок радостно причелся еси / и труды многими град Брянск, аки солнце пресветло, озарил еси: / тем, быв Троицы украшение, / моли, княже Олеже, Христа Бога, спастися душам нашим.
Величание
Ублажаем тя, / благоверне княже Олеже, / и чтим святую память твою, / ты бо молиши за нас / Христа Бога нашего

Собор Брянских святых
Празднование Собора Брянских святых было установлено по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в конце прошлого года. Совершаться оно должно в воскресенье накануне Дня памяти св. благоверного князя Олега Брянского (3 октября), мощи которого покоятся сейчас в основанном им в 13 веке Петропавловском монастыре. В этот день православные должны памятовать всех святых и священномучеников, почитаемых в Брянской области.Собор Брянских Святых включает 70 имен святителей, благоверных князей, преподобных и подвижников благочестия. Среди них Александр Пересвет, Тихон Карачевский, Роман Брянский – благоверный князь и один из покровителей Брянской земли, его сын Олег – особо почитаемый преподобный и благоверный князь.
Святители:
1. Святитель Феоктист, Епископ Черниговский (+ 1123, память 5/18 августа и в Соборе Печерских Святых). Часть территории Черниговской Епархии входит в настоящее время в состав Брянской Епархии.
2. Святитель Феогност. Митрополит Киевский и Московский {+1353, память 14/27 марта). Жил некоторое время в Брянске.
3. Святитель Феодосии, Архиепископ Черниговский (+1696. память 5/18 февраля и 9/22 сентября). Часть территории Черниговской Епархии входит в настоящее время в состав Брянской Епархии.
4. Святитель Иоанн, Митрополит Тобольский (+1715. память 10/23 июня). Был наместником Свенского монастыря.
5. Святитель Филофей, Митрополит Тобольский, в схиме Феодор (Лещинский; +1727, память 31 мая/13 июня и в Соборе Сибирских Святых). В 1701-1702 гг. был наместником Свенского монастыря.
6. Святитель Филарет, Митрополит Киевский, в схиме Феодосии (Амфитеатров: + 1857, память 21 декабря/3 января и в Соборе Сибирских Святых). Был учителем, а затем ректором Сенекой Духовной Семинарии и настоятелем Свенского монастыря
7. Святитель Игнатий, Епископ Ставропольский и Кавказский (Брянчанинов; + 1867, память 30 апреля/13 мая). Подвизался послушником в Площанской пустыни.
8. Священномученик Макарий, Епископ Орловский и Севский (Гневушев; т 1918, память 22 августа/4 сентября и в Соборе Новомучеников и Исповедников Российских). Город Севск в настоящее время входит в состав Брянской Епархии.
9. Священномученик Дамаскин, Епископ Стародубский (Цедрик; +1937, память 2/15 сентября и в Соборе Новомучеников и Исповедников Российских). Город Стародуб в настоящее время входит в состав Брянской Епархии.
10. Священномученик Серафим, Архиепископ Орловский и Севский (Остроумов: +1937, память 25 ноября /8 декабря и в Соборе Новомучеников и Исповедников Российских). Город Севск в настоящее время входит в состав Брянской Епархии.
11. Священномученик митрополит Серафим (Чичагов; +1937, память 28 ноября /11 декабря и в Соборе Новомучеников и Исповедников Российских). В 1906-1908 гг. был Епископом Орловским и Севским.
12. Священноисповедник Николай, Митрополит Алма-Атинский (Могилевский; +1955, память 12/25 октября и в Соборе Новомучеников и Исповедников Российских). В 1919-1920 гг. был Епископом Стародубским, викарием Черниговской Епархии. Город Стародуб в настоящее время входит в состав Брянской Епархии.

Благоверные князья:
13. Благоверный князь Давид Черниговский (+1123, память в Соборе Всех Святых, в земли Российской просиявших). В XII веке город Брянск входил в состав Черниговского княжества.
14. Преподобный Никола Святоша, князь Черниговский, Печерский Чудотворец, в Ближних пещерах (+1143, память 14/27 октября и в Соборах Волынских, Печерских, Печерских в Ближних пещерах почивающих и Тульских Святых). В XII веке город Брянск входил в состав Черниговского княжества.
15. Благоверный великий князь Игорь Черниговский и Киевский, Страстотерпец (+1147, память 19 сентября/2 октября, 5/18 июня ив Соборе Тульских Святых). В XII веке город Брянск входил в состав Черниговского княжества.
16. Мученики и Исповедники Михаил, князь Черниговский
17. и болярин его Феодор, Чудотворцы (245, память 20 сентября / 3 октября, 14/27 февраля, и в Соборах Московских и Тульских Святых). В XIII веке город Брянск входил в состав Черниговского княжества.
18. Благоверный князь Роман Брянский (кон. XIII в., память 20 сентября /3 октября в Соборе Брянских Святых). Основоположник Свенского мужского монастыря в честь Успения Пресвятой Богородицы. Именуется Благоверным князем в Русских летописях и агиографической литературе. Местно почитается Благоверным князем и одним из покровителей Брянской Земли.
19. Преподобный благоверный князь Олег Брянский (нач. XIV в., память 20 сентября/3 октября). Сын Черниговского и Дебрянского князя Романа Михайловича. Основатель Брянского монастыря во имя Святых Апостолов Петра и Павла.

Преподобные:
20. Преподобный священномученик Кукша Печерский, просветитель вятичей, в Ближних пещерах (после 1114, память 27 августа /9 сентября и в Соборах Печерских, Печерских в Ближних пещерах почивающих и Тульских Святых). Проповедовал в пределах Брянской Земли.
21. Преподобномученик Никон ( + после 1114, память 27 августа/9 сентября и в Соборе Тульских Святых). Ученик Священномученика Кукши.
22. Преподобный Александр Пересвет (1380, память 7/20 сентября и в Соборах Московских, Тульских и Радонежских Святых). Был боярином Брянским.
23. Преподобный Поликарп Брянский ( XVI в., память 23 февраля /8 марта). Подвизался на Брянской земле, основатель Брянского Спасо-Поликарпова монастыря.
24. Преподобный Тихон Карачевский (XVI в., память 16/29 июня). Город Карачев в настоящее время входит в состав Брянской Епархии.
25. Преподобный Феодор Санаксарский (Ушаков; 791, память 19 февраля /4 марта и 21 апреля/4 мая). Подвизался послушником в Площанской пустыни.
26. Преподобный Василиск Сибирский (Гаврилов; 824, память 29 декабря/11 января и в Соборе Екатеринбургских Святых). Подвизался в Брянских лесах.
27. Преподобный Зосима (Верховский; 1833, память 24 октября/6 ноября и в Соборе Московских Святых). Подвизался в Брянских лесах.
28. Преподобный Лев Оптинский (1841, память 11/24 октября). Подвизался в Брянской Бело-Бережской пустыни, затем был ее строителем.
29. Преподобный Макарий Оптинский (1860, память 7/20 сентября). Подвизался в Площанской пустыни.
30. Преподобный Моисей Оптинский (l862, память 16/29 июня). Подвизался в Брянских лесах, послушник Свенского монастыря.
31. Преподобный Иона Киевский (1902, память 9/22 января). Подвизался в Брянской Бело-Бережской пустыни, где был пострижен и рукоположен во иеродиакона.
32. Преподобная Евфросиния Суздальская, в миру Феодулия (1250, память 25 сентября / 8 октября и в Соборе Владимирских Святых). Дочь Мученика и исповедника благоверного князя Михаила Черниговского, во время правления которого город Брянск входил в состав Черниговского княжества.

Подвижники Благочестия
1. Игумен Варнава Одринекий (после 1720). Строитель Одрина монастыря.
2. Иеромонах Антоний Площанский, игумен Одринский (l734). Строитель Площанской пустыни и Одрина монастыря.
3. Схимонах Симеон Бело-Бережский (15/28 ноября 1741). Строитель и основатель Бело-Бережской пустыни.
4. Иеромонах Пафнутий (Козелкин) Площанский (1758). Ученик иеросхимонаха Иоасафа, площанский строитель, при перезахоронении в 1787 году обнаружена нетленность его мощей.
5. Иеросхимонах Иоасаф (Медведев) Площанский (1766). Площанский строитель, положил начало пустынножительству в Брянских и Рославльских лесах.
6. Иеромонах Клеопа Островский (9/22 марта 1778). Подвизался в Трубчевской Яменской Предплечевой пустыни, ученик старца Василия Поляномерульского.
7. Монах Никита Бело-Бережский, Рославльский (29 марта/11апреля 1793). Подвизался в Бело-Бережской пустыни, жил в Брянских лесах.
8. Игумен Серапион Площанский (1807). Площанский строитель, подвизался в Бело-Бережской пустыни, пустынножительствовал в Брянских лесах.
9. Схимонах Феодор (Пользиков), Бело-Бережский (t7/20 апреля 1822). Ученик Преподобного Паисия (Величковского), подвизался в Чолнском и Бело-Бережском монастырях.
10. Схимонах Афанасий (Охлопов) Свенский (6/19 апреля 1811). Ученик Преподобного Паисия, подвизался в Брянских лесах, в Свенском и Бело-Бережском монастырях.
11. Иеросхимонах Алексий (Блинский) Площанский (28 марта/10 апреля 1812). Ученик Площанского строителя иеросхимонаха Иоасафа, подвизался в Площанской пустыни, пустынножительствовал в Брянских лесах.
12. Иеродиакон Анастасий (Каменский) Бело-Бережский, Свенский (1815). Ученик иеромонаха Василия, подвизался в Бело-Бережском и Свенском монастырях, в Брянских лесах.
13. Иеросхимонах Клеопа (Антонов) Бело-Бережский, Валаамский (|19 мая/1 июня 1816). Ученик Преподобного Паисия, подвизался в Бело-Бережской пустыни, при копании могилы рядом с захоронением иеросхимонаха Клеопы обнаружено благоухание его черепа.
14. Схимонах Афанасий (Захаров) Площанский (l7/30 октября 1825). Подвизался в Чолнском, Свенском монастырях, Бело-Бережской и Площанской пустынях.
15. Иеросхимонах Серафим (Веденисов) Площанский, Бело-Бережский (14/27 мая 1826). Любимый ученик старца Василия (Кишкина), подвизался в Свенском монастыре, строитель Бело-Бережской и Площанской пустыни.
16. Иеромонах Василий (Кишкии) Площанский (26 апреля/9 мая 1831). Ученик Святителя Тихона Задонского, начальник и возобновитель Бело-Бережской пустыни, подвизался в Свенском и Площанском монастырях.
17. Игумения Паисия Севская (30 июля/12 августа 1838). Подвизалась в Севском женском монастыре во Имя Святой Троицы.
18. Иеродиакон Макарий (Глобин) Бело-Бережский (24 октября/6 ноября 1839). Родился под Брянском. Подвизался в Бело-Бережской пустыни.
19. Иеродиакон Мелхиседек Бело-Бережский, Рославльский (9/22 июля 1840). Пустынножительствовал в Брянских лесах, жил в Бело-Бережской пустыни.
20. Иеросхимонах Афанасий (Степанов) Свенский (30декабря/12 января 1844). Пустынножительствовал в Брянских лесах, подвизался в Бело-Бережской пустыни, Свенском монастыре, учитель Моисея и Антония Оптинских.
21. Монах Арсений (Кириллов) Бело-Бережский, Рославльский (7/20 февраля 1844). Ученик иеромонаха Василия, пустынножительствовал в Брянских лесах, подвизался в Ллощанской и Бело-Бережской пустынях.
22. Схимонах Герасим Соловецкий (28 октября/10 ноября 1848). Родился в г. Карачеве, подвизался в Брянских лесах, ученик и постриженник монаха Арсения (Кириллова).
23. И имения Магдалина Севская (l848). Ученица старцев Василия (Кишкина), Льва и Макария Оптинских, состояла с ними в переписке, подвизалась в Севском женском монастыре во Имя Святой Троицы.
24. Иван Семенович Дудочкин, юродивый (24 января/6 февраля 1850). Родился и жил в г. Севске, скончался в г. Орле.
25. Иеросхимонах Иосиф (Березовский) Площанский (17/30 марта 1853). Подвизался в Бело-Бережской и Площанской пустынях. В келлии Преподобного Макария Оптинского хранился его портрет.
26. Схимонах Леонид Оптинский (Бочаров) (4/17 декабря 1853). Родился в г. Карачеве, подвизался в Чолнском монастыре и Бело-Бережской пустыни, ученик Старцев.
27. Схиигумен Серапион (Пирожков) Бело-Бережский, Одринский (30 декабря/12 января 1858). Пустынножительствовал в Брянских лесах, подвизался в Площанской и Бело-Бережской пустынях, строитель Одрина монастыря.
28. Монах Авраамий Брянский (16/29 ноября 1860). Подвизался в Брянских лесах.
29. Иеродиакон Палладий Оптинский (5/18 ноября 1861). Подвизался в Площанской пустыни вместе с Преподобным Макарием Оптинским, здесь же пострижен в рясофор с именем Паисий.
30. Архимандрит Никодим (Демутье) (7/20 февраля 1865). Несколько лет подвизался в Площанской пустыни, ученик Площанских и Оптинских Старцев.
31. Монахиня Херувима (Оськина), юродивая (5/18 декабря 1884). Родилась в г. Трубчевске, подвизалась в Каменском женском монастыре в честь Успения Пресвятой Богородицы.
32. Монах Герман (Шевчук) Площанский (l944). Подвизался в Площанской пустыни, нес подвиг юродства.
33. Архимандрит Никодим (Спиридонов), настоятель Площанский (11 февраля 1954). Подвизался с юности в Площанской пустыни, затем ее настоятель, осужден во главе группы из 90 человек на 10лет ИТЛ за антисоветскую деятельность.
34. Игумен Свенский Гервасий (7/20 октября 1917). Убит при революционных беспорядках в Свенском монастыре.
35. Архиепископ Брянский Даниил (Троицкий, 1934). Управлял Брянской Епархией.
36. Епископ Карачевский Агапит (Борзаковский, 1937). Управлял Брянской Епархией.
37. Иеромонах Антоний (Дудич) Брянский (1/14 января 1956, погребен в Брянске). Подвизался в г. Брянске.
38. Иеромонах Евфимий (Василенко) Клинцовский (после 1955). Подвизался в г. Клинцы.

0

9

..........................продолжение от 3 октября

новомученики:
Свщмч. Феоктиста Смельницкого пресвитера (1937).

Священномученик протоиерей Феоктист Елисеевич Смельницкий родился в Томске в 1863 году, окончил медицинский факультет Томского университета, а затем – Киевскую Духовную Академию, в которой остался преподавать церковное право и патристику на кафедре римского права. После революции профессор Смельницкий принял сан священника в обновленческом расколе и до 1930 года был священником обновленческой общины в городе Киеве. В 1931 году он принес покаяние и был перерукоположен в сан священника Русской Православной Церкви. Служить он стал в Черниговской епархии. В 1936 году его арестовали и приговорили к 2 годам лишения свободы условно, а затем к 5 годам исправительно-трудового лагеря. . «Находясь под стражей в тюрьме, - записано в следственном деле отца Феоктиста, - вел среди заключенных антисовесткую агитацию, доказывая им, что советская власть является властью бандитов, что народ скоро восстанет и советская власть будет свергнута». Виновным себя отец Феоктист не признал. Ему было уже 73 года, его посчитали негодным к физическому труду, и из Киевской тюрьмы отправили в Карлаг НКВД в Казахстане, где по инвалидности ему разрешили не работать. Уже на следующий год отца Феоктиста арестовали в лагере и расстреляли.
Из обвинительного заключения: "Находясь на излечении
на инвалидной коммандировке "Тартаул" - проводил злостную к/р агитацию - не прекратил
к/р деятельности в лагере. В своей к/р агитации Смельницкий говорил заключенным:
"...Мы все дураки. Их здесь мало (указывая на охрану), их можно только обезоружить
и пойти так дальше и уничтожить всех в России, нужно только организоваться вам,
а то один сделает, а все молчат, а мы все ожидаем, чтобы кто-то начал", "страной
управляет бандит (т.СТАЛИН), который просидел в тюрьме 27 лет, а теперь мы хотим
ждать от него добра. Такие же и другие. Например, Гр.Ив.Петровский, он родственик
моей жены (двоюродный брат), до революции занимался жульничестовм и воровством".
В разговоре о лагерях и проводимой в них исправительно-трудовой политике
Смельницкий говорил заключенным, что лагерями управляют босяки и бывшие преступники,
что здесь заставляют работать из-под ножа, что для "сволочей" он работать не
будет и если встретит сопротивление, то этого заключенного называют революционером,
крича "Таких надо убивать". Будучи допрошенным в качестве обвиняемого,
Смельницкий виновным себя не признал, но на все заданные ему вопросы дал исчерпывающие
ответы, но подписать свое показание отказался, не желая пачкать своих рук"

Свщмч. Александра Тетюева пресвитера (1937).
http://i001.radikal.ru/0910/5b/54a4f9ed0308.jpg
родился 10 марта 1879 года в селе Салтанове Чердынского уезда Пермской губернии. Все предки его были священнослужителями в Пермской губернии. Прадед его, Савва Иоакимович Тетюев служил в начале XIX века. Его сын, Стефан Саввич, родился в 1825 году и служил дьяконом. Жена Стефана Саввича, дочь пономаря из Ныробской церкви, родилась в 1828 году. Их сын Павел Стефанович родился в 1853 году в Соликамске; его жена, Любовь Федоровна, родилась в 1858 году и была дочерью псаломщика. Павел Стефанович был рукоположен в сан священника к одному из храмов города Соликамска, где прослужил до самой кончины, 1916 года. Его сын Александр поступил учиться в городское училище в Соликамске, окончить которое ему не пришлось. Однажды он с товарищами решил пошутить. За одну ночь они перевесили почти все городские вывески. Вывеску купца второй гильдии повесили сапожнику, а вывеску сапожника — купцу и т. д. Отец Павел на шутку посмотрел строго и решил своего сына примерно наказать. Он забрал его из училища и отдал на исправление в Соликамский Троицкий монастырь. Два года пробыл Александр послушником, в последнее время — у архимандрита Хрисанфа Клементьева6. Монастырская жизнь благотворно повлияла на юношу. В монастыре он стал усиленно заниматься и сдал экстерном экзамены за курс училища, получив право на преподавание в церковно-приходских сельских школах. В 1901 году Александр Павлович поступил учителем в церковно-приходскую школу села Мошева; через год он стал помощником учителя в селе Усть-Ныроб. Здесь он женился на Клавдии Александровне.
     Когда-то, рано или поздно, но все настойчивее начинает предноситься в уме человека вопрос о смысле его жизни. Если иному человеку, живущему за пределами Руси для удовлетворения запросов души, достаточно отыскать свое дело, то для русского человека этого мало. Ему желается, чтобы смысл его жизни совпадал со смыслом жизни вечной, как он открыт людям Христом, желается, чтобы он был близок и смыслу жизни народному. В момент таких поисков архимандрит Хрисанф посоветовал Александру Павловичу оставить учительство и благословил стать священником. В 1903 году он был рукоположен в сан священника села Леклюртово. Недолго о. Александр здесь прослужил и был переведен в Воскресенский собор города Чердыни. Еще не прокатился по русской земле большевистский каток, и город славился многими выдающимися людьми и, в частности, священниками. По приходе в Чердынь большевиков многие священнослужители были сразу замучены, причем самым жестоким образом — их обливали ледяной водой на морозе до смерти.
     В первый раз о. Александр был арестован в 1920 году за отказ сотрудничать с ЧК, он просидел в тюрьме Чердыни около года. Во второй раз его арестовали в 1929 году за сопротивление обновленчеству. В этот год обновленцы употребляли значительные усилия, чтобы захватить православные храмы. Они силой захватили Воскресенский собор, надеясь, что о. Александр продолжит свое служение в нем и тем самым присоединится к обновленцам. Но священник категорически отказался служить с обновленцами и перешел в храм Успения, остававшийся православным, а за ним перешли и все прихожане. Обновленцы запротестовали против ухода прихожан и обратились за помощью к ГПУ. Отец Александр был арестован и обвинен в том, что он своими действиями внес рознь в среду верующих. Сидел он в тюрьме на Усолье. Здание это ранее принадлежало церкви, и здесь родились все братья и сестры о. Александра. Освободившись из заключения, о. Александр вернулся в Чердынь, продолжал служить в храме. Гонения на Православную Церковь тем временем не только не уменьшались, но все увеличивались, и священник, чтобы не подвергать жену и детей преследованиям, благословил их переехать в другой город, откуда они приезжали навещать подвижника-отца. В 1936 году близкие стали уговаривать о. Александра оставить священство и перейти на гражданскую службу, домашние даже и костюм ему купили, но он категорически от этих предложений отказался. Всю жизнь он более всего любил Православную Церковь, православную Россию, русский народ, наиболее полно воплотивший в себе идеал христианского совершенства, и для него немыслимо было оставить церковное служение. «Я верю, — говорил он, — что несмотря на все гонения, православие, которое исповедует русский народ, не будет уничтожено». Отец Александр был арестован 5 августа 1937 года и вскоре расстрелян.
Игумен Дамаскин (Орловский)

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии коих память сегодня совершается!!!  http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Еф. 1, 22-2, З; Мк. 10, 46-52). Слепец Иерихонский, узнав, что Господь мимо идет, возвысил голос свой. Вопль его дошел до Господа; ничто окружающее Господа не могло помешать сему слышанию, и Господь, подозвав слепца, возвратил ему зрение. И во всякое время и во всяком месте Господь не мимоходит только, но есть; Он всем миром правит. Судя по человечески, значит, у Него много забот; притом и сонмы ангелов окружают Его с своими славословиями. Но если ты сумеешь возвысить голос свой, подобно Иерихонскому слепцу, ничто не помешает воплю твоему дойти до Господа; Он услышит и исполнит прошение твое. Дело не за Господом; и Сам Он близ, и все тебе нужное уже готово у Него; остановка за тобою. Сумей возвысить голос в меру услышания Господня и тотчас все получишь. Какая же это мера? Вера, упование, преданность в волю Божию. Но и эти меры имеют свои меры. Какие же должны быть эти меры? Спроси у того, кто молился и получал просимое; он скажет тебе: "молился я о том-то и о том-то получил по прошению; теперь мне нужно то-то, молюсь и не получаю, и знаю почему: потому что никак не могу взойти в ту меру молитвы, какая была у меня прежде". Выходит, что меру эту нельзя определить с буквальною точностью. Одно только определенно верно, что дело стоит за нами. а не за Господом. Как только дойдешь до способности принять, непременно получишь.

(Лк. З, 19-22). Ирод - образ раздраженного самолюбия, от встревожения совести обличениями правды, чающего избавиться от этой неприятности насилием. Иоанн Предтеча - образ правды, гонимой самолюбием, когда оно обладает средствами к тому. Как ни умягчай правды снисхождением и оборотами речи, какие может изобретать нежность любви, не желающей наносить другому уязвление в сердце, лик правды предстанет перед очами совести, и там, внутри, подымает бурю обличения. Самость недальновидна и не может различить, что обличение не совне, а внутри, и всею своею силою восстает на внешнего обличителя. Заградив ему уста, она чает заглушить и внутренний голос. Не успевает, однако; не туда обращается забота. Надо совесть умиротворить; тогда, сколько ни будь внешних обличителей, мира внутреннего они не нарушат, а разве только углубят его, заставив собрать внутри успокоительные убеждения, -веру в распятого Господа, искренность покаяния и исповеди, и твердость решения не делать ничего против совести. Вот куда обратись, а Иоаннов всех не пересажать в темницы; ибо слово правды Божией всюду ходит по земле, и всякое из них для тебя Иоанн - обличитель.
******************************************************************************************************************************************
Будем сеять в смирении
"Сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе"
(1 Кор. 15, 43)
Семя, посеянное в смирении, с упованием на Господа, всегда приносит желаемый плод. И плод этот, созревающий с благодатью Божией, всегда превосходит ожидания сеющего!
Никто не видит и не знает, как зреет зерно в глубине земли, как в маленьком, скромном семени, не имеющем ни вида, ни красоты, пробуждается жизнь и как эта жизнь растет, пробивается сквозь мрак к свету и распускается в пышном, благоуханном цветке. Чудо это творится Господом, но сеющий в смирении ждет этого чуда с тою же уверенностью, как стража ночная ждет восхода солнца после длинной, томительной ночи.
Сеющий сеет со слезами, а жнущий радоваться будет. Как глубока и утешительна эта мысль! Когда с великой скорбью, в невыразимом страдании мы предаем земле возлюбленного нами человека, мы можем, оторвав наш скорбный взор от могилы, поднять его к небу и вспомнить о той нетленной жизни, о том светлом воскресении, которое ожидает наших умерших. Когда мы, смиренные и согбенные под тяжелой ношей, с трудом возделываем ниву свою и кладем в нее зерно своей любви к ближнему, часто не зная, на какую почву оно попадает, часто не имея времени и возможности останавливаться и дожидаться плода, мы все же должны продолжать наш путь с упованием, что посеянное нами в уничижении и в немощи силой Божией восстанет во славе.
Всякое наше действие, наше раскаяние в грехе, наши слезные молитвы о помощи, сердечное желание загладить сделанное нами зло, деятельное стремление к добру, - все это семена, данные нам Богом для посева.
Будем же их сеять, сеять непрестанно, сеять в смирении, в унижении, в нищете нашей, но с твердым упованием на солнце Божие, на росу благодати Его, под всесильным влиянием которых семена наши восстанут во славе и силе.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

10

Во славу Божию и на пользу ближнего !
4 Октября  -Память:

Отдание праздника Воздвижения Животворящего Креста Господня.
это как бы снова сам праздник, своего рода заключительная точка в праздновании праздника.

Ап. от 70-ти Кодрата (ок. 130).
Святой Апостол Кодрат, один из числа семидесяти, проповедовал слово Божие в Афинах и в Магнезии , где и был епископом; своею проповедью многих он привел к свету Богоразумия. По слову Сираха, он был "как утренняя звезда среди облаков" (Сирах.50:6): под темными облаками разумеем языческое безбожие, чуждое света благочестия; люди, одержимые им, сидели во тьме и тени смертной. Святой же Апостол Кодрат, проповедуя слово Божие, воссиял перед ними словно великий свет; он разогнал тьму, их окружавшую, уничтожил идольские жертвы, разрушил идолов и своею молитвою разорил бесовские храмы; как некогда звезда была путеводительницею восточным царям, так и он показал путь ко Христу, и как утренняя звезда ведет за собой солнце, так и он возвещал миру о великом Светиле и разогнал мрак, окружавший человеческие души. Но тьма - постоянный враг света; посему и безбожные еллины, видя, что Кодрат разрушает их идолов, изгоняет бесов, искореняет злочестие, воздвигли на святого Апостола гонение и бросились на него с камнями, как некогда иудеи на Стефана (Деян.7:59); хотя святого Кодрата и закидали камнями, но хранимый Христовой благодатью он остался жив. Тогда его заключили в темницу и долго томили голодом; нечестивые идолопоклонники лишили естественной пищи того, кто насыщал их души не брашном тленным, но пищей, приводящей в жизнь вечную. Они томили святого голодом, но сами погибали от того голода, о коем св. Писание говорит: "Не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних" (Амос.8:11). Не могли они погубить голодом мужа, всегда подкрепляемого свыше, но сами обрекли себя на вечную смерть. После долгих мучений святой Кодрат умер, но душа его живет в Царствии Небесном и наслаждается райским блаженством. Он окончил подвиг своего страдания при царе Адриане, и начал жить вечно пред Царем славы Иисусам Христом: с Ним он страдал, с Ним и прославляется в царстве Его. Святое тело его, положенное в Магнезии, источало многие исцеления недужным. Аминь. (Жития святых по изложению Димитрия Ростовского)

Кондак, глас 8:

Яко священноначальника честна, и страдальца твердейша, вселенная приносит тебе Господи, Кодрата Апостола, и песньми почитает честную его память, просящи всегда прегрешений оставления тем дароватися, поющым Его благоутробие.

Обретение мощей свт. Димитрия, митр. Ростовского (1752).
http://s42.radikal.ru/i095/0910/52/0733d544eebc.jpg

Святитель Димитрий, в миру Даниил, родился в декабре 1651 года, в местечке Макарове 1, находящемся в сорока верстах от города Киева. Отец его, Савва Григорьевич Туптало, из простых казаков дослужился до звания сотника и остаток дней своих посвятил на служение Церкви, приняв на себя обязанности ктитора Кирилловской обители 2. И он и супруга его Мария Михайловна были благочестивые люди и проводили добрую христианскую жизнь. Но отец был постоянно отвлекаем от дома военными занятиями, и отрок воспитывался преимущественно под руководством матери. С нежной любовью и похвалой отозвался о ней сам святитель по поводу ее кончины: "В самый великий пяток спасительные страсти, мать моя преставилась в девятом часе дня, точно в тот час, когда Спаситель наш на кресте страждущий за спасение наше, дух Свой Богу Отцу в руки предал. Имела лет от рождения своего более семидесяти... да помянет ю Господь во царствии Своем небесном! Скончалась с хорошим расположением, памяти и речью. О, дабы и мене таковой блаженной кончины Господь удостоил ее молитвами! И подлинно, христианская была ее кончина: ибо со всеми обрядами христианскими и с обыкновенными таинствами, бесстрашна, не постыдная, мирная. Еще же да сподобит ю Господь доброго ответа на страшном Своем суде, яко же и не сомневаюсь о Божием милосердии, и о ее спасении, ведая постоянную добродетельную и набожную ее жизнь. А и то за добрый знак ее спасения имею, что того же дни и того же часа, когда Христос Господь разбойнику, во время вольные страсти, рай отверзл, тогда и ее душе от тела разлучиться повелел" 3. Под влиянием такой добродетельной матери отрок Даниил возрастал в страхе Божием и благочестии, восходя от силы в силу и укрепляясь в добродетелях.

Начальное образование Даниил получил дома. Родители обучили его читать, и когда исполнилось Даниилу 11 лет от роду, отправили его в Киевское Братское училище 4. Благодаря отличным способностям и пламенному усердию в занятиях, Даниил скоро стал преуспевать в науках и превзошел всех своих сверстников. В классах риторики он обратил на себя особенное внимание искусством стихотворства и витийства. Под руководством знаменитого проповедника и полемического богослова Галятовского 5 Даниил в совершенстве изучил те приемы и обороты речи, которые невольно поражали потом слушателей его поучений, и приобрел ту энергию и непобедимую силу убеждения, которые проявились впоследствии в борьбе с раскольниками. Но, успевая в науках, Даниил в то же время отличался и замечательным благонравием и рано обнаружил склонность к жизни созерцательной и подвижнической. Он не принимал никакого участия в детских играх и избегал всяких утех и увеселений. Свободное от школьных занятий время он проводил в чтении Священного Писания, творений и житий святых мужей и в молитве. С особенным рвением посещал он храм Божий, где благоговейно возносил свои усердные молитвы Господу. Чем чаще и прилежнее читал он Божественное Писание и жития святых отцов, тем более усиливалось в его душе желание подражать святым угодникам.

Пятнадцати лет от роду Даниил должен был оставить училище. В то бедственное для Киева время город этот непрестанно переходил то под польскую, то под русскую державу. Это отзывалось и на состоянии училища, которое в 1665 г., когда Киевом овладели поляки, потерпело совершенное разрушение и долгое время оставалось в запустении. Поэтому Даниил не мог окончить курса и должен был прекратить свои научные занятия, пробыв в школе всего три года.

С отроческих лет питая склонность к жизни иноческой, Даниил, вскоре по выходе из училища, оставил мир этот со всеми его благами. Испросив благословение своих родителей, он, на восемнадцатом году своей жизни, поселился в Кирилловском монастыре. Игумен монастыря Мелетий Дзик давно уже знал Даниила, так как раньше был ректором Киевского училища. 9 июля 1668 года он совершил пострижение Даниила в иночество и нарек его Димитрием. Новопостриженный инок всецело поручил себя воле и Промыслу Божьему. Строго и неуклонно стал он соблюдать все монастырские правила и ревностно в смирении и послушании проходил иноческие подвиги. Всеми силами старался подражать в добродетелях преподобным Антонию и Феодосию и прочим печорским подвижникам. Отнюдь не заботился он о приобретении имений и богатства, но всей душой стремился лишь угодить Богу, верно и нелицемерно служить Ему Одному и через то стяжать себе богатство нетленное.

Не прошло и года после пострижения Димитрия, как, по просьбе настоятеля, он был посвящен в сан иеродиакона. Это посвящение совершено было в день Благовещения Пресвятой Богородицы в 1669 году, нареченным на Киевскую митрополию, Иосифом Тукальским 6, жившим тогда в городе Каневе. В сане иеродиакона Димитрий оставался в Кирилловской обители довольно долгое время. Во всем повиновался он настоятелю, смиренно и усердно служил братии, беспрекословно исполнял всякое послушание, в церковь приходил первым и уходил из нее последним; в храме стоял со страхом, благоговейно внимая словам Священного Писания; в келии он часто молился, писал и сочинял, что ему поручал игумен, и усердно продолжал свои научные занятия.

Так подвизался Димитрий до 1675 года. В это время в Густынском монастыре находился Черниговский архиепископ Лазарь Баранович 7. Здесь ему был представлен святой Димитрий для посвящения в иеромонаха, которое и было совершено 23 мая в день Сошествия Святого Духа. Святому Димитрию в это время было только 24 года, но он уже был искусен в деле проповедования слова Божия. Познакомившись с ним поближе и узнав его высокие духовные качества, архиепископ пригласил святого Димитрия быть проповедником 8 при Черниговской соборной церкви. Более двух лет святой Димитрий проповедовал в соборной и других церквях Черниговской епархии. Поучая народ закону Христову, он приносил большую духовную пользу всем своим слушателям и доставлял им великое наслаждение: живая и увлекательная речь его была растворена солью премудрости, так что все стремились его слушать.

Слава о святом Димитрии, как великом проповеднике, быстро разнеслась по Малороссии и Литве, и обитель за обителью стали приглашать его к себе, чтобы воспользоваться его красноречивым назиданием. Ближайшим поводом к таковым приглашениям послужило следующее событие. В июне 1677 года, движимый благочестивым усердием, Димитрий отправился из Чернигова в Новодворский монастырь 9 для поклонения чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, писанной святым Петром, митрополитом Московским, и должен был остаться в Литве. В то время, когда прибыл святой Димитрий, в монастыре готовились к торжественному перенесению этой иконы из старой церкви в новую. Для этого прибыли Белорусский епископ Феодосий и настоятель Виленского Свято-Духова монастыря Климент. По окончании праздника Климент взял с собой Димитрия в свой монастырь. Более двух месяцев Димитрий пробыл в Вильно и произнес здесь две проповеди. Вскоре, однако, по просьбе епископа Феодосия святой Димитрий отправился в Слуцк и, поселившись в Братском Преображенском монастыре 10, четырнадцать месяцев неустанно трудился в проповедовании слова Божьего. Димитрия сильно полюбил и благодетельствовал ему ктитор монастыря Иоанн Скочкевич, на средства которого и был построен Преображенский монастырь. Святой Димитрий также глубоко уважал и любил своего благодетеля, прожил в Слуцке до самой его кончины и почтил его память, сказав на погребение его проповедь.

Между тем святого Димитрия неоднократно уже приглашали возвратиться в Малороссию. Его призывали и гетман Самойлович 11 и прежний его настоятель Мелетий, управлявший теперь Киевским Михайловским монастырем. В феврале 1679 года святой Димитрий прибыл в Батурин 12 и был принят гетманом 13 весьма ласково и милостиво. Поселившись в Николаевском Крупицком монастыре 14, находящемся недалеко от Батурина, Димитрий продолжал ревностно подвизаться в посте, молитве, непрестанном чтении душеполезных книг; с особенным же усердием проповедовал он слово Божие. Слава о его добродетельном житии распространилась по всем обителям. Многие из них приглашали святого Димитрия к себе для управления. Так братия Кирилловского монастыря обратились к нему с убедительной просьбой принять над ними начальствование. Но святой Димитрий, вероятно, по смирению своему, а также удерживаемый и гетманом, отклонил эту просьбу и отправил в Кириллов монастырь благодарственное письмо. Вскоре после этого, в 1681 г., скончался игумен Максаковского Преображенского монастыря 15. Братия обратились также к святому Димитрию, прося его быть у них игуменом. По своему уединенному местоположению Максаковская обитель как нельзя более соответствовала строгой иноческой жизни Димитрия. Поэтому, с согласия гетмана, он принял предложения максаковских иноков и отправился с гетманским письмом в Чернигов к архиепископу Лазарю Барановичу за указом.

Архиепископ принял Димитрия весьма милостиво. Как бы провидя будущее, Лазарь, как только распечатал гетманское письмо, сказал Димитрию: "Не читая письма, говорю: да благословит вас Господь Бог не только игуменством, но по имени Димитрия желаю вам митры: Димитрий да получит митру".

В тот же день, после посвящения в игумена 16, Лазарь так приветствовал Димитрия: "Сегодня память пророка Моисея Боговидца; этого дня сподобил вас Господь Бог игуменства в монастыре, где храм Преображения Господня, яко Моисея на Фаворе. И иже сказа пути своя Моисеоей, да скажет и вам на этом Фаворе пути Своя к вечному Фавору".

"Эти слова, - свидетельствует сам святой Димитрий, - я грешный принял за хорошее предзнаменование и пророчество и заметил для себя. Дай Боже, чтобы пророчество его архипасторства сбылось".

Прощаясь на другой день с Димитрием, Лазарь подарил ему хороший посох.

"И так хорошо отпустил меня, - говорит святой Димитрий, - как отец родного сына. Подай ему, Господи, вся благая по сердцу его".

Вступив в управление обителью, святой Димитрий нисколько не изменил прежней своей строгоиноческой жизни. Подвизаясь по-прежнему в бдениях, молитве и добрых делах, он всем подавал пример христианского смирения. Всегда помня слова Господа: "а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою" (Мф. 20:26), он так жил сам, так жить учил и других, служа для всех образцом веры и благочестия. Несомненно, что такие игумены - слава и украшение для управляемых ими обителей. Вот почему святой Димитрий ни в одной обители долго не оставался, и был, как увидим, перемещаем из одного монастыря в другой.

Недолго максаковские иноки навидались словом и святою жизнью Димитрия. 1 марта 1682 года он был назначен игуменом в Николаевский Батуринский монастырь. Но от этого монастыря сам он вскоре отказался. Он жаждал тихого и безмолвного жития, чтобы беспрепятственно предаться богомыслию, молитве и другим богоугодным занятиям. Поэтому на другой же год своего игуменства в Батурине, вдень своего ангела, 26 октября 1683 года, он сложил с себя управление обителью, оставшись в ней простым иноком. Вскоре, однако, Промыслом Божиим святой Димитрий призван был к великому делу составления Миней-Четьих, которыми он принес величайшую пользу всему народу русскому.

В 1684 году архимандритом Киево-Печерской лавры был назначен Варлаам Ясинский. От своих предшественников - Петра Могилы и Иннокентия Гизеля 17 он вместе со званием архимандрита наследовал мысль о великом труде составления житий святых. Этот труд был тем более необходим, что вследствие татарских набегов, литовских и польских разорений, Церковь лишилась многих драгоценных духовных книг и жизнеописаний святых. Отыскивая человека, способного для этого важного и великого труда, Варлаам остановил свое внимание на святом Димитрии, который уже прославился своею ревностью к душеспасительным трудам. Выбор его был одобрен единодушным согласием прочих отцов и братии лавры. Тогда Варлаам обратился к Димитрию с просьбой переселиться в Киевскую лавру и принять на себя труд исправления и составления житий святых.

Устрашенный тяжестью возлагаемого на него труда, смиренный подвижник старался отклонить его от себя. Но, страшась греха непослушания и хорошо сознавая сам нужды Церкви, он предпочел покориться настоятельным требованиям Варлаама. Возлагая надежду на помощь Божию и на молитвы Пречистой Богоматери и всех святых, Димитрий в июне 1684 года приступил к новому своему подвигу и с великим тщанием начал проходить возложенное на него послушание. Душа его, наполненная образами святых, жизнеописанием которых он занимался, сподоблялась духовных видений во сне, которые укрепляли его на пути к высшему совершенству духовному и ободряли его в великих трудах.

"Августа десятого 1685 г., - повествует сам святой Димитрий, - в понедельник, услышал я благовест к заутрене, но, по обыкновенной своей лености, разоспавшись, не поспел к началу и проспал даже до чтения Псалтири. В это время видел следующее видение: казалось, будто поручена была мне в смотрение некоторая пещера, в которой почивали святые мощи. Осматривая со свечой гробы святых, увидел там же, якобы почивающую, святую великомученицу Варвару. Приступив к ее гробу, узрел ее лежащую боком, и гроб ее являющий некоторую гнилость. Желая оную очистить, вынул мощи ее из раки, и положил на другом месте. Очистив раку, приступил к мощам ее, и взял оные руками для вложения в раку; но вдруг узрел в живых Варвару святую.

- Святая дева Варварa, благодетельнице моя! Умоли Бога о грехах моих, - воскликнул я.

Святая ответствовала, будто бы имея сомнение некоторое:

- Не ведаю, умолю ли, ибо молишься по-римски.

Думаю, что это мне сказано для того, что я весьма ленив к молитве, и уподоблялся в этом случае римлянам, у которых весьма краткое молитвословие, так как у меня краткая и редкая молитва. Слова эти услышав от святой, начал я тужить, и акибы отчаяваться. Но святая, спустя мало времени, воззрела на меня с веселым и осклабленным лицом, и изрекла: "не бойся", - и иные некоторые утешительные произнесла слова, которыхя и не вспомню. Потом, вложив в раку, я облобызал ее руки и ноги; казалось, тело живое и весьма белое, - но рака убогая и обветшалая. Сожалея о том, что нечистыми и скверными руками и устами дерзаю касаться святых мощей, и что не вижу хорошей раки, размышлял, как бы украсить этот гроб, и начал искать новой и богатейшей раки, в которую бы переложить святые мощи: но в то самое мгновение проснулся. Жалея о пробуждении моем, почувствовало сердце мое радость".

Заключая этот рассказ, святой Димитрий смиренно замечает: "Бог ведает, что этот сон знаменует, и каково оного событие воспоследует! О, когда бы молитвами святой Варвары, покровительницы моей 18, дал мне Бог исправление злого и окаянного жития моего!"

Другое сновидение, случившееся через три или четыре месяца после первого, было следующее: "В 1685 г. в Филиппов пост, - пишет святой Димитрий, - в одну ночь окончив письмом страдания святого мученика Ореста, которого память 10 ноября почитается, за час или меньше до заутрени, лег отдохнуть не раздеваясь, и в сонном видении узрел святого мученика Ореста, лицом веселым ко мне вещающего этими словами:

- Я больше претерпел за Христа мук, нежели ты написал.

Это изрек, открыл мне перси свои и показал в левом боку великую рану, сквозь во внутренность проходящую, сказав:

- Это мне железом прожжено.

Потом, открыв правую по локоть руку, показал рану на самом против локтя месте, и сказал:

- Это мне перерезано.

При этом видны были перерезанные жилы. Также и левую руку открывши, на таком же месте такую же указал рану, сказал:

- И то мне перерезано.

Потом, наклонясь, открыл ногу и показал на сгибе колена рану, также и другую ногу до колена открывши, такую же рану на том же месте показал и сказал:

- А это мне косою рассечено.

И став прямо, взирая мне в лицо, промолвил:

- Видишь ли? Больше я за Христа претерпел, нежели ты написал.

Я, против этого ничего не смея сказать, молчал и мыслил в себе: кто этот есть Орест, не из числа ли пяточисленных (13 декабря)? На эту мою мысль святой мученик ответствовал:

- Не тот я Орест, иже от пяточисленных, но тот, его же ты ныне житие писал.

Видел я другого некоего важного человека, за ним стоявшего, и казался мне также некий мученик был, но тот ничего не сказал. В то самое время учиненный к заутрени благовест пробудил меня, и я жалел, что это весьма приятное видение скоро окончилось.

- А что это видение, - прибавляет святой Димитрий, записав его спустя более трех лет 19, - я недостойный и грешный истинно видел, как написал, а не иначе, это под клятвою моею священническою исповедую: ибо все оное как тогда совершенно памятовал, так и теперь помню".

Прошло с лишком два года с того времени, как святой Димитрий сложил с себя игуменство и в уединенной келии совершал свой великий труд. Случилось ему быть вместе с архимандритом Варлаамом в Батурине. С радостью встретили его гетман и новый митрополит Гедеон 20 и стали убеждать снова принять на себя управление Николаевскою обителью. Долго Димитрий отказывался от этого, но, наконец, должен был уступить усердным просьбам и 9 февраля 1686 года переселился в Батурин. Но, оставив Киевскую лавру, святой Димитрий не оставил своего дела. С тем же усердием, как и в лавре, он продолжал составлять жития святых, и здесь окончил первую четверть Миней-Четьих, заключающую в себе три месяца - сентябрь, октябрь и ноябрь.

Труд свой Святой Димитрий представил архимандриту Варлааму. Прочитав и рассмотрев рукопись вместе с соборными старцами и другими благоразумными мужами, Варлаам решил приступить к печатанию житий святых. Святой Димитрий прибыл из Батурина в лавру, и под его личным наблюдением в 1689 г. была напечатана первая книга Миней-Четьих.

Вскоре после этого святому Димитрию представился случай быть в Москве. Князь Голицын отправил в Москву гетмана Мазепу 21 с донесением об окончании похода в Крым 22. Вместе с гетманом были отправлены для объяснения с патриархом по некоторым церковным вопросам святой Димитрий и Иннокентий, игумен Кириллова монастыря. Это было 21 июля 1689 г. По прибытии в Москву они были представлены царю Иоанну Алексеевичу и царевне Софии. В тот же день святой Димитрий представлялся патриарху Иоакиму 23. Спустя месяц после своего приезда, святой Димитрий вместе с гетманом были в Троице-Сергиевой лавре. Здесь тогда жил царь Петр Алексеевич, скрывавшийся от покушений царевны Софии. Он милостиво принял Димитрия. В лавре же Димитрий имел случай видеть патриарха. "Мы посещали его часто, - говорит сам святой, - он благословил мне, грешному, продолжать писанием жития святых и дал на благословение мне образ Пресвятой Богородицы в окладе".

Возвратившись в свой монастырь, святой Димитрий с большой ревностью стал трудиться над составлением житий святых. Чтобы удобнее заниматься своим богоугодным делом, он оставил свои настоятельские покои и устроил себе в уединенном месте близ церкви святого Николая Крупицкого особенную келию, которую в своих записках называет "скитом".

В то время, как святой Димитрий трудился над второй книгой Миней-Четьих, новый московский патриарх Адриан 24 прислал ему похвальную грамоту. Грамоту эту привез Варлаам, возведенный и посвященный в Москве (31 августа 1690 г.) в сан митрополита Киевского.

"Сам Бог, - писал патриарх, - воздаст ти, брате, всяцем благословением благостынным, написуя тя в книге живота вечного, за твои богоугодные труды в писании, исправлении же и типом издании книги душеполезные житий святых на три месяца первые, септемврий, октоврий и ноемврий: Той же и впредь да благословит, укрепит и поспешит потруждатися тебе даже на всецелый год и прочие таковыя же житий святых книги исправили совершенно и типом изобразити".

Вместе с тем патриарх просил и нового митрополита и будущего архимандрита лавры о содействии во всем святому Димитрию, "искусному, благоразумному и благоусердному делателю".

Ободренный вниманием патриарха, святой Димитрий с чувством смиренной благодарности так отвечал Московскому иерарху: "Да похвален и прославлен будет Бог во святых и от святых славимый, яко даровал есть ныне Церкви Своей святой таковаго пастыря добра и искусна, ваше архипасторство, иже в начале своего пастырства, первее всех печешися и промышляеши о умножении Божия и святых Его славы, желающи житиям оным в мир типом изданным быти, на пользу всему христианскому православному российскому роду. Слава сия всем преподобным есть. Ныне уже и аз недостойный усерднее, Господу поспешествующему, на предлежащая простою бренную и грешную мою руку, имый святительство ваше в том деле пособствующее ми, укрепляющее же и наставляющее благословение, еже по премногу возбуждает мя, да сон лености оттряс, повелеваемое ми творю тщательно. Аще и не искусен есмь, не имый толике ведения и возможности, дабы все добре привести к совершенству зачатое дело: обаче, о укрепляющем мя Иисусе наложенный святого послушания ярем носили должен есмь, скудоумия моего недостаточное исполняющу Тому, от Егоже исполнения мы все прияхом, и еще приемлем, - точию да и впредь пособствует ми со благословением Богоприятная Архипасторства вашего молитва, на нюже зело надеюся".

Теперь святой Димитрий решился посвятить себя исключительно Четьим-Минеям. "Февраля 14-го (1692 г.), - повествует он сам, - в первую неделю поста, перед обедней, оставил я и сдал игуменство мое в Батуринском монастыре для спокойнейшего моего пребывания и писания житий святых". Живя в уединенной своей келии, он составил вторую книгу, заключающую в себе следующие три месяца - декабрь, январь и февраль, и 9 мая 1693 года сам привез ее в Киево-Печерскую типографию.

Но как ни стремился трудолюбивый инок к тихой и уединенной жизни, люди, ценившие его высокие душевные качества, не давали ему покоя. Так, пока святой Димитрий наблюдал за печатанием своего труда, новый архиепископ Черниговский, святой Феодосии Углицкий 25, убедил его принять на себя управление Петропавловской обителью, в 27 верстах от города Глухова 26. Во время пребывания его в этом монастыре, в январе 1695 г., окончено было печатание второй четверти Четьих-Миней. И за эту книгу патриарх Адриан удостоил Димитрия таких же похвал, как и за первую, прислав ему другую одобрительную грамоту. Это побудило Димитрия усердно продолжать свой труд, и он начал готовить третью книгу, заключающую в себе месяцы - март, апрель и май.

В начале 1697 года святой Димитрий был назначен настоятелем Киевского Кириллова монастыря, а через пять месяцев после этого, 20 июня, его посвятили в архимандрита Черниговского Елецкого Успенского монастыря 27. Так исполнилось, наконец, благожелание Лазаря Барановичи: Димитрий получил митру. Но, возведенный в сан архимандрита, святой Димитрий, памятуя слова Писания: "кому дано много, много и потребуется" (Лк 12:48), предался своим трудам и подвигам еще с большим рвением и усердием. Не оставляя занятий житиями святых, он не забывал и монастырского благоустроения и всюду помогал советом и рассуждением, словом и делом.

Прошло еще два года, и святой Димитрий был переведен в Спасский Новгород-Северский монастырь 28. Это был последний монастырь, которым он управлял. Здесь он окончил третью четверть Миней-Четьих, которая и была напечатана в январе 1700 года. После этого архимандрит лавры Иоасаф Кроковский, 29 с братиею в знак особенного уважения к составителю житий святых, прислал ему в дар икону Пресвятой Богородицы, пожалованную царем Алексеем Михайловичем Киевскому митрополиту Петру Могиле, во время венчания своего на царство.

В том же 1700 году император Петр Великий в заботах об отдаленных областях своих обширных владений поручил Киевскому митрополиту Варлааму "поискать из архимандритов или игуменов, или других иноков, доброго и ученого и благонепорочного жития, которому бы в Тобольске быть митрополитом, и мог бы Божией милостью проповедовать в Китае и в Сибири, в слепоте идолослужения и других невежествах закоснелых человек приводит в познание и служение и поклонение истинного Живаго Бога". Варлааму никто в этом отношении не был столько известен, как архимандрит Новгород-Северский, - и святой Димитрий в начале 1701 года был вызван в Москву. Здесь он сказал императору приветственную речь, в которой изобразил достоинство царя земного, представляющего на земле образ Христа - Царя Небесного. Вскоре - 23 марта - святой Димитрий был рукоположен в митрополита Сибирского и Тобольского. Высокой честью украсили смиренного Димитрия, но она была ему не по сердцу. Сибирь страна суровая и холодная, а здоровье святого Димитрия было слабое, расстроенное непрестанными занятиями. Сибирь страна далекая, а у святого Димитрия было близкое сердцу занятие, которое начал он в Киеве и мог продолжать только там, или близ тех мест, где сосредоточивалось тогда просвещение, а не в глухой и далекой Сибири. Все это так беспокоило его, что он слег в постель. Сам государь посетил больного и, узнав причину его болезни, успокоил его и дозволил остаться на время в Москве, в ожидании ближайшей епархии. Вакансия на такую епархию вскоре открылась: скончался Ростовский митрополит Иоасаф, и святой Димитрий 4 января 1702 года был назначен его преемником.

В Ростов святой Димитрий прибыл 1 марта, во вторую неделю Великого поста. Вступив в город, он прежде всего посетил Спасо-Яковлевскую обитель. Войдя в собор Зачатия Божией Матери, где почивают мощи святителя Иакова Ростовского, новый архипастырь совершил обычное моление и в то же самое время, узнав по особенному откровению свыше, что в Ростове суждено ему окончить свою многотрудную и многополезную жизнь, назначил для себя могилу в правом углу собора и сказал окружающим: "Се покой мой: здесь вселюся во век века" 30. Совершив после этого в Успенском кафедральном соборе Божественную литургию, святитель произнес новой своей пастве красноречивое и трогательное слово, где изложил взаимные обязанности пастыря и паствы.

"Да не смущается, - говорил святитель, - сердце ваше о моем к вам пришествии: дверьми бо внидох, а не прелазяй инуде; не исках, но поискав есмь, и не ведах вас, ниже вы мене ведаете, судьбы же Господни бездна многа; тыя мя послаша к вам, аз же приидох, не да послужите ми, но да послужу вам, по словеси Господню: хотяй быти в вас первый, да будет всем слуга".

Вступив в управление Ростовскою митрополией, святитель Димитрий нашел в ней великие нестроения. С ревностью Илии он предался неусыпным заботам о благоустроении церковном и спасении душ человеческих. Как истинный пастырь, следуя словам Евангелия: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли отца вашего Небесного" (Мф 5:16), святитель сам во всем являлся образцом благочестия. В то же время он старался искоренять в людях всякого звания злые нравы, зависть, неправду и другие пороки. Особенно огорчало святителя духовенство своим невежеством и пренебрежением к проповедованию Слова Божьего.

"Оле окаянному времени нашему, - говорил святой Димитрий в одном из своих поучений, - яко отнюдь пренебреженно то сеяние, - весьма оставися Слово Божие и не вем, кого первее окаевати требе, сеятелей или землю, иереев ли или сердца человеческие, или обое то купно? Вкупе непотребни быша, несть творящий благостыню, несть до единого. Сеятель не сеет, а земля не приемлет; иереи небрегут, а людие заблуждают; иереи не учат, а людие невежествуют; иереи Слова Божия не проповедуют, а людие не слушают, ниже слушати хотят".

У многих из духовных лиц святитель не находил и доброго нравственного воспитания. Напротив, с горестью приходилось ему замечать, что отцы семейств были не внимательны к исполнению главных христианских обязанностей своими домашними.

"А еже удивительнее, - продолжает святой Димитрий, - яко иерсйстии жены и дети мнози никогда же причащаются, еже уведахом отсюду: иерейстии сыны приходят ставитися на места отцев своих, которых егда спрашиваем, давно ли причащалися, многие поистине сказуют, яко не помнят когда причащалися. О, окаяннии иереи, нерадящии о своем доме! Како могут радети о святой Церкви, домашних своих ко святому причащению не приводящии? Како могут приводити прихожан не пекущийся о спасении душ, иже в дому?"

Священники плохо знали свои обязанности. Встречались между ними такие, которые на пирах с обличением и укором рассказывали грехи своих духовных детей, открытые на исповеди. Другие ленились ходить к больным для исповеди и приобщения Святых Таин, особенно же к бедным.

Еще более святитель исполнился благочестивой ревностью, еще сильнее стал он скорбеть, когда узнал, что некоторые священники, забыв страх Божий, не воздают должного почитания Пречистым и Животворящим Таинам Христовым. В одном из своих посланий святитель повествует о таком событии.

- Случилось нам в январе 1702 г. ехать в город Ярославль. На пути вошел я в одну сельскую церковь. Совершив обычное моление, я хотел воздать достойную честь и поклонение Пречистым Христовым Тайнам и спросил тамошнего священника:

- Где Животворящие Христовы Тайны?

Священник, как будто не понимая моих слов, стоял в недоумении и молчал. Тогда я снова спросил его:

- Где Тело Христово?

Священник не понял и этого вопроса. Один же из опытных иереев, меня сопровождавший, спросил его:

- Где запас?

Тогда священник вынул из-за угла "сосуд зело гнусный" и показал хранимую в нем с таким небрежением великую святыню, на которую и ангелы взирают со страхом.

"И возболезновах о том сердцем по-премногу, - говорит святитель, - ово яко в таковом непочитании хранится тело Христово, ово же яко ни нарицания честного, Пречистым Тайнам подобающаго, ведят. Удивися о этом небо, и земли ужаснитеся концы!"

Святитель стал заботиться о немедленном искоренении таких вопиющих недостатков. Желая, чтобы иереи оставили свое нерадение и проходили бы со всяким тщанием и страхом Божием свое служение, святой Димитрий написал два окружных послания для пастырей. Эти послания во многих списках были разосланы священникам с тем, чтобы они списывали для себя, чаще прочитывали их и согласно с ними исправляли свои обязанности.

В первом послании святитель отечески увещевал пастырей оставить свое злонравие, запрещал им рассказывать о согрешениях своих духовных чад и тщеславиться своим званием и положением духовного отца. Именем Господа он умолял их не презирать нищих и убогих, но одинаково и непрестанно заботиться о душах всех пасомых.

Во втором послании святой Димитрий своей архипастырской властью повелевал, чтобы священники, под страхом грозного суда Божия, не только сами воздавали должное поклонение Святым и Животворящим Тайнам, но и других тому поучали; увещевал хранить Их в подобающих святыне местах и сосудах и не называть их "запасом", убеждал иереев достойно приготовляться к своему священному служению и умолял, чтобы они как можно чаще поучали народ и сами тщательно исполняли свои обязанности.

Стремясь совершенно искоренить недостатки в среде духовенства, святой Димитрий сознавал, что наиболее действительным средством для этого служит доброе учение и воспитание. Поэтому он открыл при своем архиерейском доме училище 31. Собрав в этом училище более двухсот человек, детей священнослужительских, он разделил их на три класса и для каждого класса поставил отдельного учителя. Училище было предметом особенного попечения святителя. Он часто посещал классы, сам выслушивал учеников и испытывал их познания. В случае отсутствия учителя он сам принимал на себя его должность. В свободное от обычных своих занятий время святитель собирал способных учеников и толковал им некоторые книги из Ветхого Завета; в летнее время, проживая в архиерейском селе Демьянах, он объяснял ученикам Новый Завет. Не меньше заботился святитель и о нравственном воспитании учеников. В воскресные и праздничные дни они должны были приходить в соборную церковь к всенощному бдению и литургии. По окончании первой кафизмы, во время чтения какого-либо слова или жития, ученики должны были подходить к святителю под благословение, давая таким образом знать о своем присутствии. Архипастырь повелевал ученикам строго соблюдать не только Четыредесятницу, но и другие посты; сам исповедывал их и приобщал Святых Таин. Кончившим учение святитель давал места при церквах, смотря по достоинству. Дьячков и пономарей, для внушения им уважения к своей должности, посвящал в стихарь, чего прежде в Ростове не было.

Как, однако, ни был обременен святитель многочисленными заботами и делами, он и в новом своем служении не оставлял своего труда над житиями святых. Прошло почти три года, как прибыл святой Димитрий в Ростов, и в летопись ростовских архиереев, находящуюся при соборе Ростовском, внесена была следующая запись об окончании этого великого труда святителем Димитрием: "В лето от воплощения Бога Слова 1705-е, месяца февруариа, в 9-й день, на память святого мученика Никифора, сказуемого победоносца, в отдание праздника Сретения Господня, изрекшу святому Симеону Богоприимцу свое моление: "ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко", в день страданий Господних пятничный, в оньже на кресте рече Христос: "совершишася", - пред субботою поминовения усопших и пред неделею Страшного суда, помощию Божией и Пречистый Богоматере, и всех святых молитвами, месяц август написася. Аминь".

В сентябре того же года эта последняя книга, заключающая в себе месяцы июнь, июль и август, была отпечатана в Киево-Печерской лавре. Так закончено было великое дело составления Миней-Четьих, потребовавшее от святителя более чем двадцатилетних напряженных трудов.

Но святому Димитрию предлежал в Ростовской пастве другой важный подвиг. Там было в то время множество раскольников, главные учители которых, укрываясь в Брынских лесах 32, через потаенных своих проповедников всюду рассевали свое зловредное учение. Неправыми толкованиями и тайными увещаниями завлекали они в свои гибельные сети овец Христовых. Многие, поверив их льстивому учению, колебались в истинной вере.

"Оле окаянных, последних времен наших! - восклицает святитель, - яко ныне святая Церковь зело утеснена, умалена, ово от внешних гонителей, ово от внутренних раскольников, иже, по апостолу "они вышли от нас, но не были наши" (1 Ин. 2:19). И уже толь от раскола умалися самая истинная соборная Церковь Апостольская, яко едва где истинного сына Церкве найти: едва бо не во всяком граде иная некая особая изобретается вера, и уже о вере и простые мужики и бабы, весьма пути истинного не знающий, догматизуют и учат, якоже о сложении триех перстов глаголюще, не правый и новый крест быти и в своем упорстве окаяннии стоят, презревше и отвергше истинных учителей церковных".

Крайне прискорбны были такие явления для просвещенного защитника веры Христовой. Святитель решил по нескольку раз объезжать свою епархию и проживал подолгу в Ярославле для того, чтобы словом своим обличать закоснелое невежество отступников Церкви Православной. В один из приездов в Ярославль, святой Димитрий, совершив в воскресный день литургию в соборе, возвращался к своему дому. В это время к нему подошли двое неизвестных ему людей и обратились к нему с вопросом:

- Владыка святой, как ты повелишь? Велят нам бороды брить 33, а мы готовы головы наши положить за бороды.

Святитель удивился такому неожиданному вопросу и в свою очередь спросил:

- Как вы думаете, отрастет ли голова, если у вас снимут ее?

- Нет, - отвечали те.

- А борода - отрастет? - спросил святитель.

- Борода отрастет, - отвечали они.

- Так пусть же вам отрежут бороду, дождетесь другой.

Когда святитель и провожавшие его именитые граждане вошли в его келию, то они долго беседовали о бородобритии. Святой Димитрий узнал, что в его пастве есть немало людей, которые сомневаются в своем спасении из-за того, что им по указу царя обрили бороды. Они думали, что вместе с бородой они лишились образа и подобия Божьего. Долго увещевал святитель оставить эти сомнения, доказывая, что не в бороде и не в лице образ Божий и подобие, а в душе человека. Святитель написал после этого сочинение: "Об образе Божьем и подобии в человеке" и разослал его по своей епархии. По повелению государя сочинение это было напечатано три раза.

Вскоре святой Димитрий написал обширное сочинение "Розыск о Брынской вере" 34, раскрывшее сам дух раскола.

Святитель ясно и убедительно доказал в этом сочинении, что вера раскольников - неправая, учение их - душе вредное, дела их - не богоугодные.

Неустанно подвизаясь на пользу Церкви и государства, святой Димитрий предпринимал и другие труды. Так, он намеревался составить "Летопись, сказующую деяния от начала миробытия до Рождества Христова". Книгу эту святитель хотел составить как для собственного келейного чтения, так и по другим особенным обстоятельствам. Он хорошо знал, что не только в Малой, но и в Великой России редко у кого есть славянская Библия. Ее могли приобрести только люди богатые, бедняки же были совершенно лишены той духовной пользы, какую доставляет чтение этот богодухновенной книги. Многие лица даже в среде духовенства не знали порядка библейского повествования. Поэтому святитель и желал составить краткую библейскую историю, чтобы каждый мог приобрести ее за недорогую цену и познакомиться с содержанием Библии 35. Немедленно приступил святой Димитрий к делу и начал выбирать сведения из Священного Писания и различных хронографов 36.

"Пишу, - говорил святитель, - с Божией помощью нравоучения, местами же и толкование Священного Писания, сколько могу я по своим слабым силам, а библейские истории я привожу только вкратце вместо вступления, и от них, как из источников, произвожу струи нравоучения" 37.

Как ни сильно желал святитель окончить "Летопись", однако не мог исполнить своего намерения. В этом большим препятствием было для него совершенно расстроенное его здоровье. Он успел описать события только за 4600 лет. А между тем вслед за этим трудом святитель думал приступить с Божьей помощью к составлению краткого толкования на Псалтирь 38.

Святитель Димитрий был знаменитым проповедником своего времени и часто обращался к своей пастве с красноречивым словом назидания. Никакие труды и обязанности никогда не отвлекали его от проповедования Слова Божия. Проповедуемые им истины христианства, изливаясь прямо из души проповедника, являлись всегда живыми и действенными и увлекали слушателей простотою беседы отца с детьми, учителя с учениками. Если бы возможно было отыскать и собрать воедино все поучения этого российского Златоуста, их должно бы оказаться великое множество. Но, к сожалению, весьма многие поучения святого Димитрия утрачены 39.

Мудро управлял своею паствой святитель Димитрий и никогда не прибегал к суровым мерам. Отличаясь кротостью, он ко всем - и знатным и простым - относился с одинаковою любовью и без всякого лицеприятия. Все верные сыны Церкви любили его и почитали, как отца. Сам государь и вся царская семья глубоко уважали Ростовского митрополита за его истинно добродетельную жизнь. Христианские добродетели святого Димитрия одинаково сияли и в иноческой келии, и на святительской кафедре. Особенно же ярко светили в жизни его молитва, пост, смирение, нестяжательность и любовь к бедным и сиротам.

Несмотря на множество дел по управлению епархией, святой Димитрий ежедневно приходил в церковь для молитвы; во все воскресные и праздничные дни совершал литургию и произносил проповедь; всегда сам принимал участие в крестных ходах, как бы продолжительны и далеки они ни были. Если же он чувствовал себя нездоровым, а это случалось нередко, то посылал в семинарию, чтобы ученики в воспоминание пяти язв вХристовых 40 прочитали ему пять раз молитву Господню ("Отче наш"). Посещая семинарию, он увещевал учеников постоянно призывать на помощь Наставника мудрости и Подателя разумения, Всемогущего Господа. Слуг своих и всех живших с ним святитель поучал осенять себя крестным знамением и тихо прочитывать молитву "Богородице Дева, радуйся", всякий раз, когда бьют часы. Обращался он со своими слугами очень человечно. Когда кто-нибудь из них бывал именинник, того он благословлял образом или жаловал деньгами. Учил их усердно поститься, избегать объедения и пьянства. Сам святой Димитрий подавал пример к тому в своей собственной жизни. Принимая пищу только для того, чтобы поддерживать свои телесные силы, святитель на первой неделе Великого поста вкушал только один раз, - один только раз вкушал он и на Страстной неделе, в Великий четверток.

Памятуя непрестанно слова Спасителя: "Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится" (Лк. 18:14), святой Димитрий вовсю свою жизнь отличался великим смирением.

"Несмь таков, - говорил о себе святой, - якова же любовь твоя непщует мя быти. Несмь благонравен, но злонравен, обычаев худых исполнен, и в разуме далече отстою от разумных; буй есмь и невежа; а светение мое есть едина тьма и прах... Молю же братскую твою любовь помолитися о мне Господу, Свету моему, да просветит мою тьму, и изыдет честное от недостойного 41".

Достигнув высшего сана святительского, святой Димитрий сохранял то же смирение, к высшим был почтителен, к равным благосклонен, к подчиненным милостив, к несчастным сострадателен.

Само собой уже разумеется, что при таких высоких нравственных качествах святитель должен был отличаться и полным бескорыстием. Действительно, в его сердце не было места скупости, любостяжанию и сребролюбию. Все подаяния и доходы он во всю свою жизнь употреблял или на церковные нужды, или на благотворение неимущим. О сиротах, вдовах, нищих и бедных святитель заботился как отец о своих детях. Все, что получал, он раздавал им, призывая к себе в крестовую палату слепых, глухих, хромых и убогих, предлагая им трапезу, давая одежды и оказывая другие милости. О своем бескорыстии и нестяжательности святитель сам засвидетельствовал в духовном завещании, составленном им за два с половиной года до кончины.

"Судих, - говорит он, - сею духовною граматою моею вестно сотворити всякому, иже восхощет по кончине моей взыскивати имения моего келейного, во еже бы не трудитися ему вотще, ни истязовати служивших мне Бога ради, да весть мое сокровище и богатство, еже от юности моея не собирах (сие не тщеславяся реку, но да искателям моего по мне имения вестно сотворю). Отнележе бо приях святой иноческий образ и постригохся в Киевском Кирилловском монастыре в осмьнадесятое лето возраста моего, и обещах Богови нищету извольную имети: от того времени даже до приближены моего ко гробу, не стяжевах имения и мшелоимства 42, кроме книг святых 43, не собирах злата и сребра, не изволях имети излишних одежд, ни каких-либо вещей, кроме самых нужд, но нестяжание и нищету иноческую духом и самым делом по возможному соблюсти тщахся, не пекийся о себе, но возлагаяся на Промысл Божий, иже никогдаже мя оставя. Входящая же в руце мои от благодетелей моих подаяния и яже на начальствах келейный приход, тыи истощевах на мои и на монастырския нужды, идеже бех во игуменех и архимандритех, такожде и во архиерействе сый: не собирах келейных, яже не многи бяку, приходов, но ово на мои потребы та иждивах, ово же на нужды нуждных, идеже Бог повеле. Никтоже убо да трудится по смерти моей, испытуя или взыскуя каковаго либо келейного моего собрания: ибо ниже на погребете что оставляю, ни на поминовение, да нищета иноческая наипаче на кончине явится Богу. Верую бо, яко приятнее Ему будет, аще и едина цата 44 по мне не останет, неже егда бы многое собрате было раздаваемо".

Завещание это, в котором святитель снова повторил свое желание быть погребенным в Спасо-Яковлевском монастыре, он объявил своему другу, митрополиту Стефану Яворскому 45. Тогда же они положили между собою завет: если преосвященный Стефан скончается прежде, то на погребении его быть митрополиту Димитрию; если же Димитрий прежде отойдет ко Господу, то погребать его должен Стефан.

Святитель Димитрий скончался пятидесяти восьми лет от роду, на 28 октября 1709 года, через день после своего тезоименитства. За несколько дней до кончины, донесли ему о скором прибытии в Ростов царицы Параскевы Феодоровны 46 для поклонения чудотворной иконе Богородицы Толгской, которую положено было на этот раз, по причине осенней непогоды, затруднившей путешествие царицы в Ярославль 47, перенести отсюда в Ростов. Святитель, услышав это, призвал своего казначея иеромонаха Филарета и пророчески объявил ему о близости своей кончины: "Се грядут в Ростов две царицы: Царица Небесная и царица земная; токмо я уже видеть их не сподоблюся, а надлежит к принятию оных готовым быть тебе, казначею".

За три дня до преставления святого Димитрия, болезнь, давно уже таившаяся в его груди, обнаружилась с особенной силой в кашле. Несмотря на это, святитель старался казаться бодрым. В день своего тезоименитства, 26 октября, он сам совершил литургию в соборе, но поучения своего говорить уже не мог, и одного из своих певчих заставил прочитать его по тетрадке. За обеденным столом он сидел с гостями, хотя с крайнею нуждою. На другой день пришел навестить святителя Варлаам, архимандрит Данилова монастыря в Переславле. Во время их беседы к святителю прислала проживавшая тогда в Ростове инокиня Варсонофия, бывшая кормилица царевича Алексея Петровича, постриженная в монашество самим святым Димитрием. Она с глубоким благоговением относилась к архипастырю Ростовскому и часто просила от него душеполезных наставлений. Так и на этот раз Варсонофия усердно молила святителя посетить ее в тот же день. Святой Димитрий отправился к ней вместе с архимандритом Варлаамом. На обратном пути он уже едва мог дойти до своей келии, опираясь на служителей.

Тотчас он приказал позвать к себе певчих для пения им самим сочиненных духовных песней, как то: "Иисусе мой прелюбезный", "Надежду мою в бозе полагаю", "Ты мой Бог Иисусе, Ты моя радость". Пение это услаждало его душу словами, вылившимися из нее самой, и он слушал певчих, греясь подле печи.

По окончании пения, отпустив певчих, святитель удержал одного из них, Савву Яковлева, любимого им, усердного переписчика его сочинений. Святой Димитрий начал рассказывать ему о своей жизни, как он проводил ее в юности и в совершеннолетнем возрасте, как молился Богу и Пречистой Его Матери и всем угодникам, и сказал: "И вы, дети, молитесь так же".

Потом благословил певчего и, провожая его из келии, поклонился ему едва не до земли и благодарил его за усердие в переписке.

Видя, что архипастырь так смиренно и необычно провожает его и так ему низко кланяется, певчий содрогнулся и с благоговением сказал:

- Мне ли, владыка святой, последнейшему рабу твоему, ты так кланяешься?

На это святитель с тою же кротостью отвечал:

- Благодарю тебя, чадо!

Певчий горько заплакал и удалился. После этого святой Димитрий приказал служителям разойтись по своим местам, а сам заключился в особенную комнату, как бы желая отдохнуть, и наедине предался усердной молитве к Богу. Утром служители вошли в эту комнату и нашли святителя скончавшимся на коленях, в положении молящегося. Так молитва, услаждавшая жизнь святителя, сопровождала его и к смерти.

Честное тело почившего святителя было облечено в архиерейские одежды, им самим приготовленные 48, и в тот же день перенесено в домовую церковь. Во гробе под голову и под все тело были постланы, по завещанию святого Димитрия, его черновые бумаги. Немедленно весть о преставлении святителя разнеслась по всему Ростову. К гробу его стеклось множество народа, искренно плакавшего о неоценимой потере своего возлюбленного пастыря и учителя. В тот же день прибыла в Ростов царица Параскева Феодоровна с дочерьми своими, царевнами Екатериною, Параскевою и Анной (будущей царицею) Иоанновнами. Не застав в живых святителя, какой сам то предсказывал, она много плакала, что не удостоилась принять от него благословение, и повелела отслужить соборно панихиду.

30 октября, по повелению царицы, тело святителя перенесено было в собор с подобающей честью. Царица вторично отслушала панихиду, в последний раз простилась с угодником Божиим и отправилась в Москву.

Вскоре прибыл для погребения святителя митрополит Стефан. Войдя прямо в собор, он поклонился телу почившего друга и много плакал над ним. После этого он приказал казначею Филарету приготовить все нужное к погребению в Яковлевском монастыре. Тогда настоятели монастырей Ростовских, соборные священники и многие из граждан приступили к Стефану с прошением о погребении Димитрия в соборе, где обыкновенно погребались прежние архиереи. Но Стефан не согласился, говоря: "Преосвященный Димитрий, вступив на Ростовскую кафедру, прежде всего посетил Яковлевский монастырь и сам избрал себе здесь место для погребения. Как же могу я нарушить его волю?"

В назначенный для погребения день, 25 ноября, митрополит Стефан, верный завету дружбы, совершил литургию и погребение, при котором произнес слово, часто восклицая: "свят Димитрий, свят!" Вслед за этим, в сопровождении плачущего народа, тело святого Димитрия перенесено в Яковлевский монастырь, и здесь в Зачатьевском соборе предано земле. Преосвященный Стефан написал надгробные стихи, в которых, между прочим, говорил:

Вси вы, Ростова града людие рыдайте,

Пастыря умершаго слезно поминайте,

Димитрия владыку и преосвященна,

Митрополита тиха и смиренна.

Около сорока трех лет тело святого Димитрия почивало под спудом. В сентябре 1752 года, когда разбирали ветхий пол Зачатьевского собора, нашли деревянный сгнивший сруб, сверх которого вместо крыши положены были вдоль толстые бревна, провалившиеся потом внутрь сруба. Разобрали сгнивший сруб, вынули насыпавшуюся землю и увидели гроб святителя. Он был поврежден: крыша разломана обвалившимися бревнами и сквозь скважины виднелись не поврежденные тлением покров, митра и вся святительская одежда. Когда были освидетельствованы святые мощи, то оказалось, что руки святителя, крестообразно сложенные на груди, совершенно нетленны; только у правой руки четыре перста переломились от обвалившейся вовнутрь гроба доски, и левая рука отделилась от локтя; все прочие части тела целы.

Услышав об обретении святых мощей, народ толпами спешил к новоявленному угоднику Божьему, и при гробе его открылся обильный источник исцелений 49, которые подаются верующим и до сих пор во славу дивного во святых Своих Триединого Бога, Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Тропарь, глас 8:

Православия ревнителю, и раскола искоренителю, российский целебниче, и новый к Богу молитвенниче, списаньми твоими буих уцеломудрил еси, цевнице духовная, Димитрие блаженнее, моли Христа Бога, спастися императору нашему Николаю Александровичу, и всему наследию, и державе его.

Кондак, глас 8:

Звезду российскую от Киева возсиявшую, и чрез Новград Северский в Ростов достигшую, всю же страну сию ученьми и чудесы озарившую, ублажим златословеснаго учителя Димитрия: той бо всем вся написа, яже к наставлению, да всех приобрящет, якоже Павел, Христу, и спасет правоверием душы наша.

АКАФИСТ :  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=4#p9713
___________________________
1 Макаров - ныне местечко Киевской губернии и уезда - в то время принадлежал к владениям гетмана Литовского.
2 Кирилловский монастырь в Киеве основан кн. черниговским Всеволодом Ольговичем в XII в.; разорен Батыем; возобновлен в XVII в. и в 1786 г. упразднен.
3 Диарий (дневные записки святителя) под 29 марта 1689 г.
4 Киевская Братская школа (ныне Киевская Духовная Академия) открыта в 1615 г. в одно время с Богоявленским Братским монастырем и при этом монастыре; преобразована митрополитом Петром Могилою (1633 - 1647) и с того времени надолго стала средоточием духовной и светской науки в России. Из Киевской школы вышло много просвещенных пастырей и ревностных защитников православия.
5 Иоанникий Галятовский († 1688 г.), сначала учитель, потом ректор Киевской школы (1657 - 1665), много сделавший для ее процветания, был одним из знаменитейших богословов - полемистов и проповедников своего времени. Многочисленные сочинения Иоанникия, направленные против латинян и униатов, свидетельствуют о его ревности к защите православной истины.
6 Иосиф (Нелюбович - Тукальский) с 1661 г. архиепископ Могилевский, затем митрополит Киевский; был в плену у поляков и скончался в Чигирине в 1676 г.
7 Лазарь Баранович († 1693 г.) был архиепископом Черниговским с 1657 г. Бывший воспитанник и ректор Киевской академии (1650 - 1656), Лазарь славился проповедованием слова Божия и содействовал Московскому правительству в подчинении Малороссии. Св. Димитрий называл его "великим столпом церковным".
8 До конца XVI ст. в России проповеди редко сказывались изустно: большей частью читались переводные поучения св. отцов или жития святых. Со времени же возникновения училищ в юго-западной России стали появляться образцы собственного проповедования и вместе с тем образовалась особенная должность проповедников, которую отправляли при соборах, монастырях и братствах духовные лица, получившие образование.
9 Новодворский монастырь, основанный для борьбы с унией в 1618 г., находился в Литовских пределах (в нынешнем Пинском уезде) и был подведомствен Виленскому Свято-Духову монастырю.
10 Город Слуцк - Минской губернии. Преображенский монастырь, основанный около 1600 г., принадлежал Слуцкому братству, которое подобно прочим братствам охраняло православие от притеснений католиков и униатов.
11 Иван Самойлович, сын священника, избран в гетманы в 1672 г.; в 1687 г. отрешен от гетманства и умер в Тобольске в 1690 г.
12 Батурин - ныне местечко при реке Сейме, в 27 верстах от уездного города Конотопа - был основан в 1575 г. королем польским Стефаном Баторием, который назвал его своим именем (Баторин). Царь Алексей Михайлович по присоединении Малороссии назначил Батурин гетманской резиденцией.
13 Гетман (предводитель казаков) был главной и самостоятельною властью в Малороссии.
14 Основан в XV ст., разорен крымскими татарами, возобновлен в XVI ст. Монастырь наименован Крупицким от крупиц, падавших близ монастыря во время голода. Предание об этом записано собственною рукой св. Димитрия на престольном Евангелии.
15 Ныне женский единоверческий монастырь, находится в Сосницком уезде, близ города Борзны, на берегу реки Десны.
16 1 сентября 1681 года (Диарий, под 1681 г.).
17 О Ясинском, Могиле и Гизеле - см. в предисловии к этой книге.
18 Св. Димитрий особенно чтил св. великомученицу Варвару. Еще в 1678 г., когда он находился в Слуцке, игумен Мелетий прислал ему в дар часть мощей св. Варвары. А через несколько лет после описанного видения, именно 13 января 1691 г., св. Димитрий совершил торжественное перенесение части мощей той же великомученицы, хранившейся после смерти Тукальского в Батуринской казенной палате "как бы под спудом", в Николаевский монастырь - и установил каждый вторник совершать святой Варваре молебное пение.
19 Диарий, под 1689 г.
20 Гедеон Четвертинский († 1690) избран в Киеве в июле 1685; посвящен в Москве 8 ноября того же года. Возвращаясь из Москвы, митрополит Гедеон и останавливался в Батурине.
21 Иван Степанович Мазепа - Колединский († 1709 г.) воспитывался при дворе польского короля Яна Казимира, окончил образование за границей. После низвержения Самойловича был избран в 1687 г. в гетманы и принимал участие во втором крымском походе Голицына. В 1708 г. изменил царю Петру и России, за что предан анафеме.
22 Кн. Василий Васильевич Голицын (1643 - 1714) был первым государственным деятелем в течение семилетнего правления царевны Софьи (1682 - 1689). Здесь разумеется поход его в Крым в 1689 г., такой же неудачный, как и первый в 1687 г., но доставивший Голицыну награды, как победителю.
23 Иоаким (1674 - 1690), девятый патриарх Всероссийский, относился сначала к св. Димитрию с недоверием, как и ко всем ученым юго-западной Руси.
24 Адриан (1690 - 1700) - последний патриарх Всероссийский.
25 Св. Феодосий возведен в сан архиепископа Черниговского 11 сентября 1692 г. Скончался в 1696 г. Открытие его мощей и причисление к лику святых последовало в 1896 г.
26 Глуховский Петро-Павловский монастырь, Черниговской губ., основан неизвестно кем и когда. Он существовал уже в половине XVII в. Св. Димитрий построил в монастыре каменный собор.
27 Елецкий Успенский монастырь на Болдиных горах, за Черниговом, основан по совету преп. Антония Печерского кн. Святославом Ярославичем в 1069 на месте явления иконы Богоматери; разорен татарами, возобновлен в 1500 г.; с 1635 по 1649 находился во власти униатов; восстановлен в 1671 г.
28 Этот монастырь, находившийся в самом Новгороде Северском, построен был архиепископом Лазарем Барановичем в половине XVII в.
29 Иоасаф Кроковский состоял архимандритом Печорской лавры в 1697 - 1708 гг.
30 Спасо-Яковлевский Ростовский монастырь основан в конце XIV в. епископом Ростовским Иаковом († 1392 г.); в нач. XVII в. во время литовского нашествия был опустошаем. Соборный храм во имя Зачатия св. Анны, в котором покоятся мощи св. Димитрия, существует с 1691 г.
31 Занятия в училище начались с 1 сентября 1702 г. Однако школа, открытая святым Димитрием, существовала недолго; в 1705 г. она прекратила существование.
32 Дремучие Брынские леса тянулись по реке Брыни, впадающей в Жиздру, приток Оки, в Калужской губернии. В этих лесах скрывались раскольники. Отсюда происходит название раскола "Брынская вера".
33 В то время Петр Великий издал указы, которыми повелевалось брить бороды.
34 Розыск о раскольнической Брынской вере, напечатан в первый раз в Москве в 1745 г. Сочинение это разделяется на три части. В первой святитель решает два вопроса: "есть ли вера раскольников правая?" и "есть ли вера их старая?" Отвечая на первый вопрос, св. Димитрий доказывает, что у раскольников нет истинной веры, ибо вера их ограничивается старыми книгами и иконами, восьмиконечным крестом, своим перстосложением в крестном знамении и семеричным числом просфор на литургии, - что не составляет веры. Решая второй вопрос, святитель говорит, что вера раскольников новая или обновившая старые ереси и заблуждения. Во второй части Розыска автор говорит, что учение раскольников, происходящее от учителей самозванцев, 1) ложно, 2) еретично и 3) богохульно. В третьей части - о делах раскольников - доказывается, что добрые, невидимому, дела их испорчены самонадеянностью, тщеславием и лицемерием, а затем перечисляют злые, явно беззаконные дела раскольников.
35 Об этом намерении святителя известно из его "Епистоляра", т.е. собрания писем.
36 Слово "хронограф" греческое (xroyos - время, grapo - пишу) значит - погодная летопись. Так назывались в Византии различные сборники исторического содержания, в которых излагалась также и библейская история. Из Византии перешли они и к нам.
37 Письмо при Диарии 1708 года.
38 Из многочисленных творений святого Димитрия одни имеют содержание догматическое, другие - духовно-нравственное, третьи - историческое. - I. К догматическим относятся: 1) "Вопросы и ответы краткие о вере"; 2) "Зерцало православного исповедания" (оба сочинения представляют собой катехизическое изложение вероучения и нравоучения православной Церкви); 3) "Двенадцать статей о пресуществлении хлеба и вина в тело и кровь Господа нашего Иисуса Христа"; 4) "Розыск о Брынской вере". - II. К духовно-нравственным относятся: 1) "Врачевство духовное на смущение помыслов" (извлечено из Лествицы, Пятерика, житий святых и т.п.); 2) "Апология во утоление печали человека сущего в беде" (разговор между скорбящим и утешающим); 3) "Внутренний человек в клети сердца своего уединен поучающся и молящся втайне" (цель этого сочинения приучить христианина к молитве); 4) "Поклонение Св. Троице"; 5) "Поклонение Пресв. Богородице"; 6) "Молитва исповедания к Богу повседневного"; 7) "Исповедание грехов генеральное"; 8) "О причащении Св. Таин" (размышление о том, как достойно приступать к Св. Тайнам и молитвы перед причащением и по причащении); 9) Молитвенные размышления о страданиях Господних (с разными заглавиями); 10) Два пастырских послания (о достодолжном совершении св. таинств покаяния и причащения); 11) "Алфавит духовный" (краткие духовно-нравственные правила, расположенные по славянскому алфавиту, по примеру Лествицы Иоанна Лествичника); 12) "Духовные псальмы или песнопения" и пр. - III. К историческим принадлежат: 1) "Диарий" (дневные записки с 1681 г. по 1703 и письма, относящиеся к ученым трудам святителя); 2) "Руно орошенное" (сказание о 24 чудотворениях от иконы Божией Матери в Ильинском Черниговском монастыре); 3) "Летопись, указующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова"; 4) "Каталог Киевских митрополитов" и 5) "Минеи-Четьи".
39 Из проповеднической деятельности святителя в Малороссии известно пять поучений. Всего же поучений св. Димитрия напечатано около 100.
40 Здесь разумеются крестные язвы Христа на Его пречистых руках, ногах и ребре.
41 Так писал св. Димитрий к другу своему монаху Феологу, справщику Печатного Двора в Москве.
42 Мшелоимство значит - корысть.
43 Оставшаяся большая библиотека ученого архипастыря Ростовского, состоявшая из греческих, латинских, польских и славянских книг, рукописных и печатных, поступила в Московскую Патриаршую (ныне Синодальная) Библиотеку. Несколько книг, принадлежавших св. Димитрию, находятся в Библиотеке Московской Синодальной Типографии.
44 Мелкая монета.
45 Стефан Яворский (1658 - 1722) митрополит Рязанский, местоблюститель патриаршего престола, был один из самых видных деятелей Петровского времени; известен как проповедник. С св. Димитрием он познакомился в 1684 г.
46 Вдовствующая супруга царя Иоанна Алексеевича, скончавшегося в 1696 году.
47 Празднование в честь Толгской иконы Божьей Матери совершается 8 августа. Толгский монастырь находится в 9 верстах от Ярославля на Волге; основан в 1314 г. Ростовским епископом Прохором (в схиме Трифоном) на месте явления ему иконы.
48 Св. Димитрия часто посещали царица Параскева Феодоровна и дочери царя Алексея Михайловича и дарили ему рясы. Из этих подношений святитель приготовил себе архиерейское облачение и завещал похоронить себя в этих одеждах.
49 22 апреля 1757 г. св. Димитрий причислен к лику святых. По поручению Св. Синода, Арсений, митрополит Ростовский, тогда же написал жизнеописание святого, а служба ему составлена Амвросием, епископом Переяславским, впоследствии архиепископом Московским.

0

11

.......................ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 4 ОКТЯБРЯ................

Сщмчч. Ипатия епископа и Андрея пресвитера (ок. 730-735).
Сии святые родились в Лидийской стране . В детстве они оба учились наукам вместе в одной обители и, украшая себя всеми добродетелями, всё более и более укреплялись в вере. Достигнув зрелого возраста, Ипатий принял иночество; он стремился к тому, чтобы постоянно пребывать в безмолвии и работать пред Богом. Андрей же посвятил себя служению людям: он занял место клирика, сделался ревностным проповедником слова Божия и ревностно поучал христиан в церкви. Оба они отличались великим воздержанием, смиренномудрием и нелицемерною любовью ко всем. Архиепископ Ефесский, узнав о добродетельной жизни сих благочестивых мужей, призвал их к себе; не малую пользу он почерпнул, беседуя с ними, посему очень полюбил их и сделал Ипатия, против его желания, епископом Азийской церкви, сказав:

- Не подобает такому светильнику быть в пустыне, под спудом; он должен находиться на престоле святительском, чтобы просвещать церковь учением Христовым.

Андрея же он рукоположил во священники. так воссияли сии два святых, просвещая людей премудрым учением и чистотою своей жизни. Между тем греческий царь Лев Исаврянин  воздвиг гонение на святые иконы; он предписал по всей империи выбрасывать их из храмов Божиих и издал строжайшее повеление, чтобы никто не смел поклоняться им. Тогда святые Ипатий и Андрей вооружились против иконоборцев: они убеждали свою паству не слушать безбожного царского повеления. Царь, услыхав о сем, велел привести их к себе, и долго убеждал их отказаться от почитания святых икон; он даже приказал своим мудрецам вступить в спор с доблестными воинами Христовыми, но ничем не мог гонитель правой веры поколебать сих твердых церковных столпов. Потом, заключив их в темницу, он долгое время держал их там, надеясь, что сим заставит их отказаться от своего убеждения. Обманувшись, он повелел бить их без пощады, сорвать у них с головы кожу с волосами, и намазав их бороды смолою, зажечь, а потом предать пламени на головах их драгоценные святые иконы. Всё сие они мужественно претерпели, и силою Божией остались живы. Затем Лев повелел влачить их по городу, и святых влачили на посмеяние всем. Наконец они были закланы, как агнцы, и предали свои души в руки Божии, пострадав за святые иконы. Их честные тела были брошены на съедение псам, но верующие тайно взяли их и погребли с честью подобающею сим мученикам.

Прп. Даниила Шужгорского (XVI)
http://i024.radikal.ru/0910/db/e5e1ea0bfd6d.jpg

Преподобный Даниил был родом из пределов Московских. Пострижение  в иноческий сан он получил в Комельском монастыре прп. Корнилия (память 19 мая/1 июня). Отсюда прп. Даниил ушел для подвигов в безлюдную и лесистую местность, на гору, называемую Шужгорской, и основал здесь свой монастырь).
Время жизни подвижника относится к XVI столетию.
Празднование прп. Даниилу местное. Его мощи почивали под спудом  за правым клиросом в церкви в честь Преображения Господня.

Прп. Иосифа Заоникиевского (1612)
http://i078.radikal.ru/0910/32/8104a35a36a1.jpg

Преподобный Иосиф, по мирскому имени Иларион, происходил из крестьян деревни Обухово Кубенской волости (Волгодской губернии), и родился около 1530 г. В обычных заботах житейских и в земледельческих трудах проходила жизнь крестьянина Илариона. Прожив так полвека, он не скопил богатства, зато не испытывал и бедности. И, вероятно, безвестным крестьянином Иларион кончил бы дни свои, если бы Промысл Божий не указал ему иного пути жизни.

Различными способами призывает Господь ко спасению избранников Своих: одних обилием милости, других — и это случается чаще — привлекает под свое благое иго скорбями, испытаниями и несчастиями, показывающими верующему всю тщету и суетность мирской жизни. Такое испытание послал Господь Илариону. Неожиданно и без видимой причины заболели у него глаза. Много стараний и средств употребил Иларион, чтобы избавиться от своей болезни, но ничто не помогало: лекари и знахари оказались бессильны бороться в Божиим попущением. Болезнь все усиливалась и усиливалась и, в конце концов, Иларион ослеп. Положение его сделалось весьма тяжелым: работать он не мог, а скопленные ранее средства были истощены на лечение. Страшная нищета  и полная беспомощность грозили теперь Илариону. Но он не отчаялся, не пал духом перед таким испытанием Божиим и не пожелал примириться с своей горькой участью, как советовали ему это родные и знакомые, потерявшие всякую надежду на возвращение его зрения. Все упование свое возложил Иларион на милосердие Божие. Вспомнив евангельское повествование об исцелении слепорожденного, он увидел в своей болезни руку Божественного Промысла, испытующего его для откровения славы Божией. «Да явятся дела Божии на нем» — такой смысл узрел он в своем несчастии. У Илариона родилась надежда на исцеление. Он думал, что если Господь наказал его по Своей благой воле, то эта же благая воля может и исцелить его. И вот, оставив врачей земных, он стал ожидать себе избавления от Небесного Врача, к Которому обра­тился с горячей молитвой об исцелении.

Прежде всего, Иларион дал обет каждый воскресный и праздничный день ходить по церквам соседних селений и отправлять в них молебные пения, чаще всего он молился Заступнице рода человеческого Божией Матери и взывал к бессребреникам и целителям Косме и Дамиану. И по мере того, как усиливалась его молитва, в нем укреплялась надежда на исцеление и мятущаяся душа его успокаивалась.

Просите, и дастся вам: ищите, и обрящете, — сказал Господь (Мф. 7, 7). Чего просил и искал Иларион с верою и молитвою, то и получил. Исполняя свой обет, в один из воскресных дней был он за литургией в церкви во имя Василия Великого, что на Едке, и с пламенной молитвой просил Господа  об исцелении. Вдруг предстал пред ним муж в белой одежде. Устрашился Ила­рион небесного видения, но явившийся ободрил его и сказал: «Не ужасайся, Иларион, я раб Иисуса Христа, Косма бессребреник». Затем св. Косма снял нательный крест Илариона, благословил им страдальца и, надев снова, сказал ему: «Отныне ты победишь диавола и будешь видеть свет».

Глубокого благоговения исполнилось сердце Илариона от духовного восторга; он стоял безгласен, только слезы умиления и благодарности струились по его лицу. Между тем чудное видение продолжалось. Св. Косма сопутствовал Илариону и по пути из храма. Когда, возвращаясь домой, усталый и от службы и от душевных волнений, он остановился отдохнуть в тени под деревом (время было летнее), чудесный спутник удерживал его, говоря: «Сие место не угодно, пойдем на другое; есть место, угодное Божией Матери».

Так они миновали селение Обухово, где был дом Илариона, и подходили  к деревне Лусниково. Здесь, на сырой лесной поляне, св. Косма сказал Илариону, что на этом месте он узрит славу Божию и ему откроется тайна. Затем, повелев ему придти сюда на другой день, небесный спутник стал невидим. Со страхом и трепетом возвратился Иларион домой; весь остаток дня он провел в молитве и размышлении о дивных делах Божиих, с радостью ожидая явление славы Божией. Когда на другой день он пришел на указанное место, то услышал голоса, воспевающие хвалебные песни Богоматери, и увидел двух мужей, которые ему сказали: «Раб Божий Иларион, иди с нами. Мы — бессребреники Косма  и Дамиан и посланы к тебе Божией Матерью, Которая за многие твои слезы  и молитвы хочет даровать тебе исцеление». Внезапно явилась пред Иларионом икона Богоматери, сияющая солнечными лучами. Святые бессребреники подвели его к иконе и велели взять и облобызать ее.

С величайшим благоговением повергся Иларион пред святой иконой и, прикоснувшись к ней своими устами, тотчас прозрел, как будто никогда и не болел глазами. Затем голос, исходящий от святой иконы, повелел ему сказать окрестным жителям, чтобы они очистили место ее явления, водрузили на нем святой крест и поставили возле креста явившуюся святыню. Место требовало очищения и устройства, потому что представляло топкую поляну, заросшую мелким лесом. Святые бессребреники открыли Илариону, что на этом месте впредь будут источаться исцеления для всех, с верою приходящих к иконе Божией Матери. Необыкновенное благоухание разлилось по всей местности. Объятый трепетом от всего происходящего, Иларион едва мог придти в себя  и увериться в действительности случившегося. Возблагодарив Господа и Матерь Божию за исцеление и за дивное явление славы Божией, он поспешил сообщить окрестным жителям о всем виденном и слышанном и передать им повеление от святой иконы. Собрались крестьяне и расчистили место; были приглашены из ближайших селений священники, которые совершали молебны пред иконою Богоматери. На месте явления Иларион водрузил святой крест. Подле него поставил новоявленную икону, а над ними устроил из мелких деревьев часовню. Явление чудотворной иконы Богоматери произошло 23 июня 1588 г.

Не захотел Иларион оставлять святое место и возвращаться в мир. Проникнутый благодарностью к Господу и в случившемся видя перст Божий, указующий ему иной путь жизни, Иларион решил остаться на месте своего исцеления и предаться духовным подвигам. Слава о новоявленной иконе быстро распространилась. Страждущие и скорбящие, как весенние воды, стекались  к чудодейственной святыни и получали от нее исцеление и утешение. Место, дотоле пустынное и дикое, обитаемое некогда разбойниками1), превратилось  в место Божия славословия.

Когда весть о новоявленной чудотворной иконе дошла до епископа Вологодского, он послал игумена Песочного монастыря Пимена и соборного ключаря священника Иоанна Емельяновского удостовериться в подлинности чудес, исходящих от святой иконы. И оказалось, что рассказы о чудесах истинны  и даже в присутствии названных лиц и других свидетелей совершилось чудо — прозрел слепой, семь лет не видевший света. После того епископ повелел воз­­двигнуть в Заоникиевской пустыне храм в честь Божией Матери и святого Алексия, человека Божия, и при храме устроить монастырь. С великой радостью принял преподобный святительское благословение. Его усердием и трудами окрестных жителей храм был скоро сооружен. В день его освящения Иларион был пострижен в иночество с именем Иосифа. В новоучрежденном монастыре прп. Иосиф явился первым иноком. Скоро пришли к нему сподвижники, обитель наполнилась братиями и нужно было выбрать игумена монастыря. Естественно, что прп. Иосифу, как основателю обители, было предложено взять на себя начальство в ней и духовное руководство братией. Но велико было смирение преподобного! Он отклонил от себя эту честь и просил избрать в игумены другого. Был избран Силуан (1589—1605), а прп. Иосиф до самой кончины своей остался рядовым иноком обители. Над братией монастыря возвышали его лишь великие подвиги. Когда братия и приходящие богомольцы начали по­читать и прославлять прп. Иосифа, он принял на себя подвиг юродства: носил в пазухе камни, песок и землю. Удручая тело свое постом, он проводил холодные ночи даже зимой в часовне за непрестанной молитвой пред иконой Богоматери. Тайно от братии он надел на голое тело власяницу и не снимая носил ее. Власяница была грубая и жестокая; как иголками, колола она тело святого,  и кровь непрестанно струилась по его ногам. Игумен и братия видели это, но не догадывались, от чего это происходит. В монастыре начали считать подвижника скудоумным и в неразумии своем нередко обижали его и оскорбляли.

Много огорчений и обид пришлось перенести подвижнику и от мирян. Жители ближайшей к обители деревни Лусникова боялись того, что монастырь овладеет их лугами и полями, и потому стремились прогнать из своего соседства монахов, всячески вредили им, например, не позволяли ни самим инокам, ни монастырскому скоту проходить свою землю и даже угрожали смертью. Крестьяне похвалялись: «Здесь не жить монахам и не бывать». Игумен принужден был просить от них защиты у самого государя. Тяжело было видеть преподобному такое озлобление на его обитель, но он терпеливо переносил все обиды, отвечая  на них кротостью и всепрощением, и только молился за оскорбителей.

Так дожил прп. Иосиф до глубокой старости. Праведна была его жизнь, непостыдна и мирна его кончина. Как бы предчувствуя ее, прп. Иосиф в воскресенье 20 сентября 1612 г. причастился Святых Таин, а по причащении начал веселиться и радоваться, вспоминая великие благодеяния Божии, явленные ему: явление бессребреников и святой иконы, свое исцеление от слепоты — весь тот дивный путь, каким вел его Господь ко спасению. На другой день, в понедельник,  21 сентября, прп. Иосиф призвал одного из братий и послал его к игумену Феодосию (1605—1612) с просьбой похоронить его тело на месте явления славы Божией и своего исцеления — в сооруженной им часовне. Высказав это заветное желание, по выходе брата из келлии престарелый подвижник мирно и тихо отошел ко Господу. Это случилось 21 сентября/4 октября 1612 г. 83 года прожил прп. Иосиф; из них около 25 лет провел в подвигах иночества.

Со слезами скорби и вместе радости игумен и братия встретили весть  о кончине преподобного. Тяжело им было расставаться со своим наставником, но радостно было знать, что они имеют теперь своего ходатая пред Богом, радостно было видеть блаженное упокоение, которого сподобил Господь пре­подобного за его святое житие. Игумен и братия торжественно погребли тело прп. Иосифа на указанном им месте, в часовне: могилу покрыли пеленой  и оградили решеткой. Быстро распространилась слава о подвижнической жизни прп. Иосифа, и множество народа стекалось к его могиле. Над гробом святого пелись панихиды, происходили исцеления больных.

Так продолжалось более 50 лет по смерти прп. Иосифа. Но вот, в правление Вологодского епископа Симона (1664—1684), по наветам приближенных к нему и, по-видимому, по его распоряжению, часовня преподобного была разобрана, могила его лишена украшений и благолепия, и долгое время место погребения святого было в запустении. Многие из почитателей прп. Иосифа скорбели о том. Нашелся один инок, который из уважения к его памяти собрал и восстановил часовню, но, опасаясь клевет и укоризн, оставил ее без крыши и дверей и даже не посмел украсить гроб преподобного. Вскоре совершилось явное чудо. В монастыре произошел пожар: сгорели храмы с утварью, а никем неберегомая часовня сохранилась целой и невредимой и не обуглилась, хотя пламя огненное, как вода, затопляло ее. После пожара в часовне нашли чудотворный образ Божией Матери, перед тем стоявший в одной из монастырских церквей, теперь сгоревших. Но и это чудо не послужило началом чествования святого. Перво­начально оно оставалось даже не записанным.

Неуважение к святому месту было так велико, что когда стали возить лес для постройки новой церкви, то будто бы ввиду тесноты разломали чудесно сохранившуюся от огня часовню, бревна ее сложили в груду, и снова могила преподобного много лет была в небрежении, мочимая дождем и снегом. Затем усердием казначея Пахомия часовня была восстановлена в том виде, в каком существовала раньше. Нравы монахов Заоникиевского монастыря были тогда не высоки. Когда между братий произошли распри, часовня была разрушена  и разметана, некоторые бревна ее сожжены; решетка же, окружавшая могилу святого, брошена была под трапезу. Прошло некоторое время, часовню восстановили в третий раз, но в худшем виде: кое-как из старого леса, без окон  и дверей, более низкую — «не яко молитвенный дом, но яко непотребную хлевину». Могила же преподобного по-прежнему находилась в совершенном запустении. И опять совершилось чудо. Когда во время одного праздника  в обитель собралось много народа, некоторые богомольцы, за неимением места в монастыре, ночевали в часовне. Случилось, что одна женщина, спавшая  на самой могиле святого, вдруг неистово закричала: «Оставь меня, отче, не бей, ибо в неведении я легла на твою ногу». Спавшие богомольцы вскочили и стали женщину спрашивать, что с ней случилось, и она отвечала: «Этот монах бьет меня жезлом, так как я легла на его ноги». Слышавшие недоумевали, ибо никого не видели. «И сие чудо не памятно паки положиша» — оно не вразумило иноков, не внушило им почтения к святому месту, хотя об этом чуде много говорили в городе Вологде. Наконец епископ Вологодский Павел (1716—1725), вологодский уроженец, бывший до святительства священником в Вологде  и потому много слышавший о чудесах от святой иконы и о богоугодной жизни прп. Иосифа, установил ему местное празднование. Он благословил служить прп. Иосифу молебны, составить ему службу, которая и написана была по образцу службы прп. Галактиону Вологодскому (память 24 сентября/7 октября). В Заоникиевскую пустынь епископ Павел послал в 1717 г. строителем иеромонаха Анастасия. Исполняя святительскую волю, Анастасий поставил над гробом преподобного новую и хорошую часовню, украсил могилу пеленою и стал совершать прп. Иосифу молебны. Верующие устремились в Заоникиевскую обитель ко гробу новопрославленного угодника Божия. На их приношения украшена икона Божией Матери, а на гробницу преподобного положена новая пелена, шелковая с золотыми украшениями. Вскоре решено было построить над гробом прп. Иосифа храм вместо часовни и начать сбор пожертвований. В том же 1717 г. одному из братий Заоникиевской обители таинственный голос повелел отыскать и положить при гробе власяницу преподобного. Ее нашли и положили, и с того времени она стала служить источником исцелений для верующих. Так Господь возвеличил и прославил Своего угодника.

Много чудес совершилось и совершается при гробе прп. Иосифа по вере притекающих к нему.

В 1717 г. в Вологодском крае случилась засуха. Жителям угрожал голод, болезни, смертность, разорение. Однако заступлением прп. Иосифа народ был спасен от этого бедствия. Святитель Павел, прибывший помолиться у гроба преподобного, простер руки и со слезами молился: «О, преподобне Иосифе, если имеешь благодать пред Богом, упроси, да снидет дождь, ибо земля не дает плода своего, а человеки и скоты жаждою погибают». И тотчас пошел дождь, который напоил землю. После этого епископ повелел написать на холсте образ преподобного и положил при гробе.

В Вологде была девица Ирина, 13 лет страдавшая головной и глазной болезнью. Никакие усилия и средства не могли избавить ее от тяжкого недуга. Лечение невежественными врачами привело лишь к тому, что девица совсем ослепла. Когда же привезли больную в монастырь (3 июля 1718 г.) и она приложила власяницу чудотворца к глазам своим, то почувствовала, «яко мраз некий начал отходить от главы ея». После этого она заснула. Проснувшись, Ирина стала ясно видеть: и болезнь глаз, и головные боли исчезли.

В часовне преподобного получил исцеление расслабленный Давид, не владевший ни руками, ни ногами. Он был оставлен на ночь при гробе преподобного и, когда начал засыпать, вдруг услышал голос: «Встань, Давид, и молись о том, за чем пришел». Расслабленный вскочил на ноги и, когда опомнился, почувствовал себя совершенно здоровым. Во время благовеста к утрени Давид, выйдя из часовни, пришел в церковь и тем привел в изумление всех его знавших. В благодарность за исцеление он дал обещание навсегда остаться в Заоникиевой обители.

Оказывая скорую помощь всем с верою приходящим к нему, преподобный строго наказывал тех, которые, не веря в его чудодейственную помощь, старались колебать эту веру у других.

Вологодский священник Василий сомневался в святости прп. Иосифа, повествования о чудесах его считал вымыслом и сказками; этого мало, он запрещал прихожанам своим ходить ко гробу угодника Божия. Видя, что его словам народ не внимает, священник выходил из себя и порой резко, грубо и непристойно отзывался о преподобном и о чудесах его. За это он был наказан. Когда однажды Василий обратился к прихожанам своим, шедшим в Заоникиеву пустынь, с обычными кощунственными речами, он вдруг был поражен слепотой. Но наказанный священник тотчас же образумился: исповедал Богу согрешения свои, просил прощения Его угодника, обещая не произносить хулы на святого, и получил исцеление.

Велики снисхождение и любовь прп. Иосифа к людям. Не только тот, кто обращается к нему с верою и молитвою, получал от него скорое исцеление, но даже и тем, кто не обращался к нему и вовсе не слышал о нем, он подавал скорую помощь.

У одной женщины, по имени Екатерина, мужа взяли в солдаты и был тяжело болен сын. Горько плакала бедная женщина о своих несчастьях. И вот однажды ночью она увидела во сне монаха, который сказал ей: «Не скорби, Екатерина, твой муж служит за христианскую веру и великого государя, а сын твой Иоанн вскоре будет здрав. Сходи с ним в Заоникиеву пустынь помолиться перед образом Божией Матери; я житель той пустыни, старец Иосиф». Когда Екатерина пробудилась от сна, то нашла сына своего совершенно здоровым.

Крестьянка Евдокия более двух лет находилась в расслабленном состоянии, не владея ни руками, ни ногами. Однажды ночью, лежа на постели, она увидела монаха высокого роста с длинной бородой, в куколе и мантии и с жезлом  в руке. Монах подошел к ней, взял ее за плечо и сказал: «Встань и с верою призови на помощь Богоматерь и обещайся сходить в Заоникиеву пустынь  к чудотворной иконе и исцелеешь». Когда Евдокия ответила ему, что она  не может ходить, не слышит и не знает, где находится Заоникиева пустынь  и как найти образ, то старец сказал: «Пустынь — недалеко от города Вологды и хорошо известна по совершающимся в ней чудесам, а я — монах той пустыни Иосиф. Советую тебе не отчаяваться, но иметь веру, и получишь милость».

Сказавши это, старец стал невидим. Больная поражена была видением  и от страха начала креститься, хотя раньше не могла поднять руки. Утром она была уже совершенно здорова. Немедленно отправилась она в Заоникиеву пустынь, где и поведала о чудесном исцелении своем.

Жена сельского булочника Мария Зайцева три года болела глазами. Помогать мужу своему она не могла и подвергалась его упрекам и брани. Однажды она подошла к столу, за которым работал ее муж, желая в чем-нибудь помочь ему, и в это время увидела, как отворилась дверь и в комнату вошел монах, держа на груди образ Богоматери. Вследствие сильного сияния, исходившего от иконы, Мария не могла рассмотреть лицо монаха; последний же, обратившись к ней, сказал: «Женщина, имей веру и обещайся сходить к сему образу Богоматери  в Заоникиеву пустыню и исцелеешь». После того, как видение исчезло, больная тотчас почувствовала облегчение. Когда после этого она вышла в поле, чтобы помочь мужу в уборке хлеба, и во время отдыха размышляла о чудесном видении, вдруг ей представился монастырь, полный народа по случаю праздника,  и будто сама она находится в этом монастыре. Кто-то подошел к ней и спросил, кого она ищет — не того ли, кто приносил образ и даровал ей облегчение  от болезни? Когда она отвечала, что ищет именно этого монаха, собеседник, указывая перстом, сказал ей: «Смотри, вот он». И Мария увидела монаха высокого роста с седой бородой, с тростью, в мантии и клобуке. Он шел к дверям часовни, где покоились мощи прп. Иосифа. Едва она встала, чтобы поклониться ему, как видение исчезло. После этого второго видения болезнь ее более облегчилась. Вскоре Мария пришла в Заоникиевскую обитель, помолилась пред образом Божий Матери, у гроба прп. Иосифа и прозрела совершенно.

Святые мощи прп. Иосифа почивали под спудом в теплом каменном храме монастыря, в приделе его имени, подле левого клироса.

Память преподобного празднуется местно дважды в год: в день кончины — 21 сентября/4 октября и в день явления Заоникиевской Богоматери —  23 июня/6 июля.
Кондак, глас 8
От юности Бога возлюбив и простынею безгласие стяжал еси, преподобне. Сего ради и с небес сладкий Свет очию получил еси  и росоточащии милости пресветлый образ Богоматери с высоты воздуха чрез святых безмездников во объятие приял еси, и Ей богоугодно послужил еси. И обитель составил еси, власяными веригами тело свое удручил еси, от негоже каплями кровными диавола потопил еси. Сего ради и в последняя времена гроб твой от Владыки нашего Христа точением чудес обогатися, тем и мы, чада твоя, любовию притекающе к тебе, умильно глаголем: радуйся, наставниче нашего спасения, радуйся, исцелений подателю; радуйся, отче наш Иосифе, монахов удобрение.

Свтт. Исаакия и Мелетия, епископов Кипрских.
Преподобные и благочестивые отцы наши, Исакий и Мелетий, были епископами Церкви Христовой. Оба они исполняли одно и то же святительское служение и отличались богобоязненностью и добродетелями христианскими. Непрестанным их делом было учить народ божественным, духовным словесам и ходить по заповедям Божиим. Оба они отличались благотворительностью, раздавали имения свои нищим и милосердствовали о них, вместе с хлебом вещественным питая их и хлебом духовным - поучениями и душеполезными наставлениями Своей жизнью они заслужили дар чудотворений и умерли в миру в старости, в разные годы, но в один день . Св. Исакий был епископом Кипрским и умер на Кипре ; Мелетий умер позже, неизвестно в каком городе.

Мчч. Евсевия и Приска.
Святой Евсевий жил в Финикии  и сначала был тайным последователем Христа. В то время язычники воздвигли на христиан страшное гонение, они предавали верующих различным мучениям всюду, где только могли найти их; тогда многие из верующих, убегая из рук нечестивых, скрывались по тайным местам. Святой Евсевий, размышляя о словах Христа: "всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф.10:32), исполнились Божественной ревностью, пошел к правителю города и, став перед ним, сказал:

- Что ты безмолвствуешь, богоборец, преследуя стадо Христово?

Князь же, взглянув на него, спросил:

- Кто ты такой?

Он же отвечал:

- Я раб Христа, против Которого ты восстаешь.

Сильно разгневанный такими словами князь сказал:

- Как осмелился ты, дерзновенный придти сюда и бесчестить меня, князя?

На сие Евсевий ответил:

- Ревность моя о Господе моем Иисусе Христе побудила меня обличить слепоту вашу: ибо вы обезумели поклоняетесь бесу, а не Богу.

Тогда князь приказал обнажить его, повесить и строгать его тело; святого строгали острым железом до тех пор, пока у него не обнажились кости; потом стали поливать его уксусом с солью и растирать ему раны. Всё сие исповедник Христов претерпел мужественно, - как бы не его тело переносило такие мучения, - и радовался при сих мучениях тому, что страдает за веру Христову. Когда он перенес сии муки, князь сказал ему:

- Принеси жертву богам и будешь жив; если же не сделаешь сего, мы погубим тебя.

Он же отвечал:

- Вы можете погубить мое тело, но Христос примет мою душу; за Него я хочу претерпеть всё, ибо "претерпевший же до конца спасется" (Мф.24:13).

Видя его непреклонность, нечестивцы отсекли ему главу мечом. Так он вошел на небеса и принял венец славы от руки Господа.

Святой Приск исповедовал имя Христово во Фригии и многих язычников привел ко Христу. Потом нечестивые, взяв его, повесили и стали железными когтями глубоко строгать его по ребрам, так что всё тело святого Приска было изборождено, как вспаханная земля. Некоторые из стоявших там нечестивых, видя столь лютые мучения и льющуюся кровь мученика, пришли в сильную ярость: обнажив своим мечи, они устремились на святого и отсекли ему голову.

Так пострадал за свидетельство об Иисусе Христе сей добрый исповедник, а ныне Христос исповедует его пред Отцом Своим небесным.

Слава Богу во веки веков. Аминь. (Жития святых по изложению Димитрия Ростовского)

0

12

.........................продолжение от 4 октября

новомученики :

Свщмчч. Александра Федосеева, Алексия Стабникова, Константина Широкинского, пресвитеров (1918).
(иерей Александр Федосеев, +1918). Пермская и Соликамская епархия.
Служил в церкви завода Майкора Соликамского уезда Пермской губернии.
4 октября 1918 года был расстрелян в Пермской губернии. По данным, укаанным в «Пермских Епархиальных Ведомостях». (Пермь, 1919. N 1. 15(28) марта С.13-19 ), а также по сведениям игумена Дамаскина (Орловского) ( "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним". Тверь,1996. Кн.2. С.114.) дата смерти - 21 декабря.
Канонизирован 20.08.2000 Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

протоиерей Алексей Стабников, (1918). Пермская и Соликамская епархия.
Служил в Юговском заводском соборе Пермского уезда Пермской губернии.
4 октября 1918 года был убит красноармейцами во время массовых репрессий в Пермском крае.
Канонизирован 20.08.2000 Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

иерей Константин Широкинский, (1918). Пермская и Соликамская епархия
Служил в Свято-Троицкой церкви г. Перми.
4 октября 1918 года после жестоких пыток и издевательств расстрелян в городе Перми.
20.08.2000 канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

Свщмч. Иоанна Флерова пресвитера (1918).
Священник Иоанн Флеров был строителем и первым служителем храма Архангела Михаила в селе Семьяны Васильсурского уезда Нижегородской губернии. Церковь была построена и освящена незадолго перед революцией 1917 года. Освятив храм о. Иоанн сказал: "Моя церковь долго будет стоять, и никто к ней не подступится". Это исполнилось, но сам настоятель зимой 1918 года был арестован и препровожден в Васильсурск; ему было тогда сорок лет.

В Васильсурской тюрьме его долго мучили, часто вызывали на допрос, требуя отречения от Христа или от священнического сана. Священник не согласился. И тогда о. Иоанна вывели на кладбище и велели копать могилу. Выкопав, он стал молиться. И когда кончил, сказал: "Я готов". Он был убит залпом в спину.

После его кончины храм обрел предстателя пред Богом. Долго не могли безбожники закрыть его, а когда закрыли, не смогли разорить, а хотели, потому что храм был укоряющим памятником народного строительства - были еще живы сами строители и крестьяне жертвователи.

Но прихожане не отдавали ключей. Придет к Татьяне, хранительница ключей, верующая подруга и скажет:

- Татьяна, все равно нас заберут с тобой.

- Ну и пусть заберут, уйдем не за кого, а за Бога, - ответит Татьяна.

В одно из гонений хитрый председатель сельсовета призвал Татьяну к себе и сказал:

- Татьяна, ключ у тебя, давай, надо церковь открывать.

- Врете, церковь вы сейчас открывать не будете, не дам вам ключа. Хоть сажайте меня и всю мою груду, а не дам вам ключа, пока не объявите, что в церкви будет служба.

Председатель отступился, и церковь неразоренной достояла до своего открытия в сороковых годах.

Прпмч. архимандрита Маврикия (Полетаева) и с ним мчч. Василия Кондратьева и Владимира Правдолюбова (1937).
http://i019.radikal.ru/0910/25/4afa206b391d.jpg
Маврикий Полетаев родился 18 декабря 1880 года в г. Кронштадте Санкт-Петербургской губернии. Его отец, протодиакон Владимир Полетаев, служил в Андреевском соборе при св. Иоанне Кронштадтском и был женат на Марии Петровне Нисвитской, племяннице супруги св. Иоанна Кронштадтского.
Обучался в Духовной семинарии. После окончания семинарии женился и принял священный сан. С 1908 года Служил в армейском храме Покрова Пресвятой Богородицы города Мары, Туркменистан. Был возведен в сан протоиерея. По словам его внучки, овдовев, он переехал во Владимирскую губернию, где принял монашеский постриг с именем Маврикий. Однако согласно Архиву ДКНБ по Карагандинской о. Д.N2060, сначала служил в Переяславле Залесском, потом был переведен в Москву, где в 1927 году принял монашество в Никитском монастыре. Дети были взрослыми и жили отдельно от отца.
Согласно Биографическому справочнику ("За Христа пострадавшие в земле Владимирской: Синодик и биографический справочник. Свято-Успенский епархиальный женский монастырь. Александров, 2000.С.58") уже в сане архимандрита служил в городе Юрьев-Польский Владимирской области и там был арестован 8 сентября 1928 года. Коллегией при ОГПУ по обвинению "контрреволюционную деятельность" (ст.58-10 УК РСФСР) был приговорен к 3 годам ссылки с лишением права проживания в 6 крупных населенных пунктах страны.
По источнику ГА РФ. Ф.10035. Оп.1. Д.П-77092., в 1928 году получил 3 года ссылки, наказание отбыл в Орле с 1928 по 1930 г. По освобождении служил в Кукуевской церкви Загорска (Сергиева Посада) Московской области с 1930 по 1935 г. Жил в доме 27 по улице Н. Кукуевская, где и был арестован 21 октября 1935 года и впоследствии заключен в Бутырской тюрьме г. Москвы. Поводом к аресту послужило "существование контрреволюционной монархической группировки духовенства и церковников во главе с монахом Маврикием и монахом игуменом Максимилианом". Особым Совещанием при НКВД СССР 8 февраля 1936 года по обвинению в "антисоветской агитации, активном участие в к/р группировке церковников и бывших монахов Троице-Сергиевой лавры, прославлении в к/р целях могилы "старца Алексия" Соловьева, распространении провокационных слухов" (ст.58-10,58-11 УК РСФСР, "Дело духовенства и церковников во главе с архимандритом Маврикием. Загорск. 1936г.") был приговорен к 3 года ИТЛ. В обвинительном заключении говорилось, что "в г. Загорске... возвратились из ссылки и поселились на жительство монахи б."Сергиевской Лавры" - Марченко М.Г., он же игумен Максимилиан... и Полетаев М.В., он же архимандрит Маврикий, Марченко и Полетаев восстановили свои связи с б.монахами "Сергиевской Лавры" и к/р настроенными церковниками. Марченко, Полетаев, Кондратьев, Климов, Графов и Крестников объединились в тесно спаянную к/р группировку, объединили вокруг себя б.монахов, монашек и к/р настроенных церковников... распространяли ложные слухи о якобы проводимом гонении на верующих в СССР, призывали верующих объединиться и встать на защиту православной церкви, окружающим необходимость организации нового церковного управления и людей безусловно преданных церкви, которые будут защищать интересы верующих перед советской властью... Марченко, Полетаев, Крестников и Кондратьев в к/р целях прославляли могилу "старца Алексея"[Соловьева], похороненного на Кукуевском кладбище, распускали провокационные слухи о якобы имевшихся случаях исцеления на его могиле, организовывали паломничество верующих на могилу, по пути обрабатывая их в а/с духе..."
Архимандрит Маврикий 9 февраля был отправлен в Карлаг, г.Караганда, Казахстан. В 1937 году он был арестован в Карлаге и Тройкой при УНКВД по Карагандинской обл. 28 сентября 1937 г. по обвинению в "создании в Карлаге НКВД к/р группы, которая под руководством Полетаева проводила богослужения и тем распространяла к/р и религиозные настроения среди лагерников" (ст.58-10,58-11 УК РСФСР, "Дело архимандрита Маврикия (Полетаева) и др. Караганда. 1937г." ) , а так же по причине того, что, "отбывая меру соцзащиты в Карлаге НКВД... создал к/р группу, которая под руководством [архимандрита Маврикия] Полетаева систематически собиралась, проводила богослужения, распространяла к/р и религиозные настроения среди лагерников, направленные на дискредитацию советского правительства..." был приговорен к расстрелу. Свидетели, проходящие по делу говорили, что Полетаев "был организатором собраний заключенных, читал молебны, [у него] имелась литература, ризы, кресты. Богослужения устраивали на квартире Полетаева и Кондратьева, в кузнице и за стогами сена. В проповедях Полетаев призывал верующих не поддаваться соблазну, которому поддались отступники от веры, продавшиеся за временное благополучие... На вопрос Полетаеву, думает ли он порвать с духовенством, - он сказал, что пока жив, он от своих мнений и взглядов не отступит... Полетаев очень набожный человек, аккуратно соблюдает правила и время отправления обрядов. Он регулярно читает акафисты и Евангелие. В конце чтений говорит проповеди, [в которых призывает] покорно переносить кару Господа, наложенную на нас за наши грехи. Что Господь милостив, что Он видит наши страдания за веру, издевательства над верующими со стороны людей, продавшихся антихристу", "...нашим страданиям придет конец, что вера истинных христиан восторжествует в России снова". На допросах архимандрит Маврикий показал, что "...к советской власти он принципиально лоялен, хотя факт существования этого порядка управления мне и неприятен", все остальные обвинения отрицал, виновным себя не признал. Категорически отрицал желание создать к/р группу. "Я свое молитвенное настроение храню при себе, во вне я его не проявлял", - говорил священномученик на допросе.
4 октября 1937 года был расстрелян в Карлаге. По рассказам епископа Ташкентского Гурия (Егорова), который находился вместе с ним в заключении в Караганде, о. Маврикия в лагере сильно мучили, а потом расстреляли.
15.12.1989 Прокуратурой Московской области, а затем 30.09.1997 прокурором г.Караганды был посмертно реабилитирован.
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

МУЧЕНИК ВАСИЛИЙ (Василий Кондратьев, +1937).
Проходил по делу прмч. Маврикия.
Расстрелян в 1937 году в Корлаге.
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.
МУЧЕНИК ВЛАДИМИР (Владимир Анатольевич Правдолюбов, +1937).
http://s61.radikal.ru/i172/0910/6e/b57447600897.jpg
Рязанская и Касимовская епархия.Родился в 1888 году в городе Касимове Рязанской губернии в известной семье священников Правдолюбовых.
Окончил Киевскую Духовную Академию, кандидат богословия. Одновременно преподавал в различных учебных заведениях, публиковал статьи и издавал книги по педагогике. В 1922-1929 годах заведует московским детским домом. Принимал участие в работе ряда научно-педагогических обществ.
В 1929-1930 годах пребывает в заключении на Соловках, затем в ссылке в Северном крае.
В 1932-1935 годах преподавал в учебных заведениях Горьковской области. В это время занимался составлением жизнеописаний Касимовских подвижников благочестия.
В 1935 году вновь арестован, по одной из версий, за ответ воспитаннику на пасхальное приветствие «Воистину воскресе!» Был сослан в лагерь в город Караганду. В 1937 году приговорен к расстрелу за к/р пропаганду и открытое хранение Библии. Пострадал вместе с прмч. Маврикием и мч. Василием.
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

Свщмчч. Валентина Никольского, Александра Белякова, Иоанна Никольского, Андрея Бенедиктова, Петра Сахаровского , Иоанна Лазарева пресвитеров (1937).
В июне 1937 года на основании полученных в застенках показаний двух рабочих были арестованы священники Лысковского района. Их обвинили в поджогах домов, принадлежавших колхозникам. Среди других был арестован священник Валентин Иванович Никольский, Он родился в 1885 году в селе Линево Борского уезда Нижегородской губернии. Служил в селе Трофимово Лысковского района. Все обвинения отверг и ложных свидетельств против других обвиняемых не подписал. 21 сентября Тройка НКВД приговорила о. Валентина к расстрелу. 4 октября приговор был приведен в исполнение.
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ВАЛЕНТИН ПРЕСВИТЕР (иерей Валентин Иванович Никольский, +1937). Нижегородская и Арзамасская епархия.
Родился в 1885 году в селе Линеве Борского района Нижегородской губернии.
Служил в селе Трофимове Лысковского района той же губернии. Арестован и расстрелян в 1937 году.
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АЛЕКСАНДР ПРЕСВИТЕР (иерей Александр Николаевич Беляков, +1937). Нижегородская и Арзамасская епархия.
Родился в 1890 году в Нижнем Новгороде.
Там же проходил священническое служение. В 1937 году расстрелян «за участие в к/р церковной группировке».
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АНДРЕЙ ПРЕСВИТЕР (иерей Андрей Николаевич Бенедиктов, +1937). Нижегородская и Арзамасская епархия.
Родился в 1885 году в селе Воронине Б-Мурашкинского уезда Нижегородской губернии.
Служил в Нижнем Новгороде. В 1937 году арестован и расстрелян.
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПЕТР ПРЕСВИТЕР (протоиерей Петр Иванович Сахаровский, +1937). Нижегородская и Арзамасская епархия.
Родился в 1876 году.
Служил в Свято-Троицком и Спасском храмах Нижнего Новгорода. В 1937 году арестован и расстрелян.
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН ПРЕСВИТЕР (протоиерей Иоанн Михайлович Лазарев, +1937). Нижегородская и Арзамасская епархия.
Родился в 1876 году в селе Курмыш Нижегородской губернии.
Служил в храме Успения Божией Матери Нижнего Новгорода. В 1937 году арестован и расстрелян.
20.08.2000 был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

Свщмч. Иоанна Быстрова, пресвитера (1938)
http://s59.radikal.ru/i164/0910/db/e2c67fee2930.jpg
В том же селе что и Иоанн Флеров  родился в 1888(9?) году священник Иоанн Быстров. У родителей о. Иоанна были одни дочери, а им хотелось сына, и мать усердно молила о том Бога, дав обет, что если родится мальчик, он будет, посвящен Господу, и когда он родился, назвали его Иоанном.

Окончив гимназию, Иоанн стал учителем в родном селе.

Строительство храма, служба в нем ревностного пастыря оказали немалое влияние на молодого учителя. Было ясно, что только с Богом воспитание могло быть успешным, потому что основой его могла быть только любовь.

Обладая заметными дарованиями как воспитатель, он скоро стал известен среди учителей, и окружающие прочили ему славное будущее. Казалось, он нашел себя в любимом деле, обеты, данные перед его рождением, были забыты. Но Господь Сам напоминал о Себе. Все чаще Иоанн вспоминал о данном его матерью слове, все мучительнее переживал мысль о своей неверности Богу. Сколь удачно ни сложилась бы его дальнейшая жизнь, но она будет никуда не годна, если выстроится на зыбучей основе неправды. И когда Иоанну исполнилось двадцать семь лет, он сказал матери:

- Мама, я должен исполнить обещание. Я сам так хочу.

Он женился, был рукоположен и стал служить в селе Саканах Нижегородской епархии. Это была во всех отношениях счастливая семья. У них с супругой родилось восемь детей, и в семье царила взаимная любовь. С редкостной мерой о. Иоанн был к детям рассудительно строг и справедлив, и дети любили его. Он никогда не забывал, что он не только отец, не только воспитатель, но и священник - образец нравственности для всех окружающих. И хотя семье было в те годы вдвойне тяжело от выпавших на ее долю гонений из-за того, что Иоанн стал священником, он ни разу не пожалел, что исполнил материнский обет. Никакие преследования, никакие утеснения со стороны безбожных властей его не страшили. Гонимому властями, ему пришлось сменить несколько приходов. Последним местом его служения стал храм села Арапово Богородицкого района Нижегородской епархии.

Педагогическая известность некоторое время охраняла его, но в конце тридцатых годов арест навис над ним неминуемо. Кое-кто из представителей власти пытался уговорить о. Иоанна оставить храм и вернуться к учительству, обещая, что не будет помянуто его священство, его сделают директором школы, и при его способностях ему откроются все дороги. А иначе не избежать ареста. Слушая это, матушка бросилась уговаривать мужа оставить церковь и пойти в школу; она напоминала ему о детях, со слезами умоляя сжалиться над ними. Но как раньше, так и теперь оставался тверд пастырь в своем решении служить Богу. С кротостью и любовью он произнес:

- Господь не оставит, он всех детей выведет в люди.

11 сентября 1938 года, на Иоанна Постника, его арестовали. Когда приехали чекисты, шла служба, и они не посмели ее прервать, вышли из храма и расположились неподалеку, ожидая священника.

Отец Иоанн был заключен в Нижегородскую тюрьму.

Кончина его и с ним многих других священников Нижегородской епархии арестованных в 1937-1938 годах, была такова. Их всех вывезли на середину Волги против города Бор, неподалеку от Нижнего. Связанных священников по одному сталкивали в воду, наблюдая, чтобы никто не выплыл; выплывших топили. И так были умучены все.

Свщмч. Василия Крымкина пресвитера (1942).
ГодРождения=1901
МестоРождения=Тамбовская губ., Троекуровский у., с.Протасово священник
Родился в семье крестьян Ивана Алексеевича и Марфы Леонтьевны Крымкиных. Когда Василию испонилось 8 лет, он поступил в монастырь. Должность=послушник ГодНачалаСлужения=1909  ГодОкончанияСлужения=1928
Монастырь находился в полутора верстах от г.Лебедянь. В монастыре Василий окончил монастырскую церковвно-приходскую школу.
В 1928г. монастырь был закрыт, и Василий вернулся в родное село. ГодОсуждения=1937
ДеньОсуждения=7
МесяцОсуждения=12
ОбвинениеПриОсуждении="контрреволюционная антисоветская агитация, направленная против проводимых партией
и правительством мероприятий, распространение среди населения села Остафьево провокационных
слухов о скором падении Советской власти"
Приговор=10 лет ИТЛ
Был допрошен в день ареста, 4 декабря 1937г. На этом следствие закончилось.
Виновным себя не признал.ПричинаСмерти=умер в заключении.

ВСЕ СВЯТЫЕ МОЛИТЕ БОГА О НАС!!!

******************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Еф. 4, 25-32; Лк. З, 19-22). Ирод - образ раздраженного самолюбия, от встревожения совести обличениями правды, чающего избавиться от этой неприятности насилием. Иоанн Предтеча - образ правды, гонимой самолюбием, когда оно обладает средствами к тому. Как ни умягчай правды снисхождением и оборотами речи, какие может изобретать нежность любви, не желающей наносить другому уязвление в сердце, лик правды предстанет перед очами совести, и там, внутри, подымает бурю обличения. Самость недальновидна и не может различить, что обличение не совне, а внутри, и всею своею силою восстает на внешнего обличителя. Заградив ему уста, она чает заглушить и внутренний голос. Не успевает, однако; не туда обращается забота. Надо совесть умиротворить; тогда, сколько ни будь внешних обличителей, мира внутреннего они не нарушат, а разве только углубят его, заставив собрать внутри успокоительные убеждения, -веру в распятого Господа, искренность покаяния и исповеди, и твердость решения не делать ничего против совести. Вот куда обратись, а Иоаннов всех не пересажать в темницы; ибо слово правды Божией всюду ходит по земле, и всякое из них для тебя Иоанн - обличитель.
*****************************************************************************************************************************************
Высшая премудрость
  "Солнце да не зайдет во гневе вашем"
(Ефес. 4, 26)

Конец каждого дня должен служить нам напоминанием о конце нашей жизни, закате, после которого не взойдет больше для нас солнце. Вечер прекращает на известный срок нашу деятельность. Мы откладываем наши дела, наши занятия, даем отдых и мыслям, и даже чувствам. Работа дня кончена, кто знает, может быть, и навсегда.
Поэтому, оканчивая день, мы всякий раз должны испытать себя и привести в порядок все в нашем внутреннем мире, как бы перед концом самой жизни. В особенности в час нашей вечерней молитвы мы должны очистить наше сердце от всего того, что накопилось в нем греховного или неправильного в течение дня: от всякого чувства горечи, досады или непокорности, от всякого порыва гнева, от всего того, что удаляет нас от Бога. Жизнь наша мимолетна, мы не знаем при наступлении ночи, увидим ли еще утреннюю зарю и дастся ли нам еще случай загладить и исправить многое. Перед Богом и нашею совестью не позволим себе таить в сердце на сон грядущий никакой злобы, ни одной греховной мысли.
"Солнце да не зайдет в гневе вашем" - есть совет высшей премудрости.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ : http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

13

Во славу Божию и на пользу ближнего !
5 Октября  -Память:


Прор. Ионы (VIII до Р.Х.).

http://i067.radikal.ru/0910/ad/39d2b854f18e.jpg


Святой пророк Иона был сын Амафиин и происходил из города Гафхефера 1. Матерью его была, по преданию, та самая вдова Сарептская 2, которая во время голода давала пищу пророку Илии и сама кормилась чрез него, ибо мука в кадке ее не истощалась и масло в кувшине не убывало до того дня, пока Господь послал дождь на землю. Между тем Иона, тогда еще малый отрок, разболелся и умер; тогда вдовица сказала Илии:

– Что я сделала тебе, человек Божий? Ты пришел ко мне вспомянуть грехи мои и наказать меня смертью сына.

Он же сказал ей:

– Дай мне сына твоего.

Взяв у нее отрока, Илия отнес в горницу, в которой жил, и положил его на свою постель; потом воззвал он ко Господу и сказал:

– Господи Боже мой! неужели Ты и вдове, у которой я пребываю, сделаешь зло, умертвив сына ее?

И, дунув трижды на отрока, он стал молиться:

– Господи Боже мой! Да возвратится душа отрока сего в тело.

Господь услышал молитву святого пророка Своего и сотворил по его молению: душа отрока возвратилась в тело, и он воскрес.

Достигнув совершеннолетнего возраста, Иона проводил добродетельную жизнь и неуклонно исполнял все заповеди Господни. Он настолько благоугодил Богу, что, по преданию, сподобился вскоре пророческого дара и предрек, среди других предсказаний, о страданиях Господних, о запустении Иерусалима и о кончине мира.

– Когда, – говорил он, – услышите камень, вопиющий тонким и жалобным голосом, когда от древа будет возноситься вещание к Богу, тогда приблизится спасение и все народы пойдут в Иерусалим на поклонение Господу; Иерусалим же, наполненный зверями, будет в мерзости запустения: тогда наступит кончина всему живущему.

Получив от Бога свыше дар пророчества, Иона выступил на общественное пророческое служение вслед за пророком Елисеем, являясь продолжателем его дела, как сам Елисей был продолжателем дела Илии, – одного духа с ним. Древнее иудейское предание называет святого пророка Иону учеником Елисея 3, принадлежавшим к той школе сынов пророческих, во главе которой стоял сначала пророк Илия и потом Елисей; Иона был одним из сынов пророческих, посланных Елисеем для помазания Ииуя на царство Израильское 4. По смерти Елисея, Иона заступил его место. Чтобы вдохнуть мужество царю Израильскому Иеровоаму в предстоявшей ему войне с сильным сирийским царством, пророк Иона, получив о том повеление от Бога, предсказал ему великие успехи в сей войне, и Иеровоам, по его глаголу, восстановил пределы Израильского царства от Емафа до Мертвого моря, возвратив, таким образом, древние области своего царства, отторгнутые сирийцами 5.

В царствование того же Иеровоама, Иона был призван к новому служению. Он получил от Бога повеление идти для проповеди покаяния к нечестивым и враждебным по отношению к израильтянам иноплеменникам.

– Встань, – повелел ему Господь, иди в Ниневию – город великий 6 и проповедуй в нем, ибо злодеяния его дошли до Меня.

Но пророк не исполнил повеления Божия. Он думал, что Бог, как благой и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый, умилосердится над ниневитянами, если они покаются в своих грехах. Посему он боялся, что пророчество его о погибели Ниневии не сбудется, и его сочтут за обманщика, и самое имя Бога Израилева подвергнется нареканию и укоризнам. Не хотел он в душе своей и пощады сему нечестивому городу, жители коего были столь враждебны и опасны для израильтян. В то же время чувствуя и всю тяжесть непослушания Богу, Иона, в страхе и скорби, бежал от Лица Божия. Но никто не может укрыться от Бога, ибо "Господня – земля и что наполняет ее" (Пс.23:2): кто может бежать от Того, "иже везде сый и вся исполняяй"?

Во время бегства Иона прибыл в Иоппию и нашел здесь корабль, отправлявшийся в отдаленный Фарсис 7; отдав плату за провоз, он вошел на корабль и отправился в далекий путь. Но Господь, желая вразумить раба Своего, воздвиг сильный ветер, и на море поднялась великая буря. Сильные волны бросали корабль из стороны в сторону, так что он готов уже был разбиться. Ужас объял корабельщиков, и они стали взывать каждый к своему богу, кто какого чтил и считал своим хранителем. В то же время, желая облегчить корабль от излишней тяжести и тем уменьшить угрожавшую опасность, они начали выбрасывать кладь в море. Один Иона оставался праздным; он спустился во внутренность корабля, лег там и крепко заснул.

Между тем пришел к Ионе кормчий и, найдя его спящим среди такой опасности, разбудил его и с ужасом говорил ему:

– Что ты спишь? встань, воззови к Богу твоему: может быть, Бог вспомнит о нас, и мы не погибнем.

Но буря не утихала и опасность от нее не уменьшалась. Тогда корабельщики сказали друг другу:

– Пойдем, бросим жребий, чтобы узнать, за кого постигло нас сие бедствие.

Они бросили жребий , и пал жребий на Иону. Тогда спросили его:

– Скажи нам, за что постигло нас сие бедствие? Какое твое занятие, откуда идешь ты, где твоя страна и из какого ты народа?

Иона сказал:

– Я – евреянин, чту Господа Бога небес, сотворившего море и сушу.

Затем он поведал им о своем преслушании воли Божией и о том, как, согрешив пред Богом, он убоялся и ныне бегает от лица Божия. Услышав сие, корабельщики сильно устрашились и ужаснулись его преступлению Божественной воли, восклицая:

– Зачем ты это сделал?

Несмотря на выпавший на Иону жребий, обрекший его на смерть и на грозящую им гибель, они не захотели исполнить над ним приговора, как по своему человеколюбию, так и по страху пред всемогущим Богом Израилевым, воздвигшим на них бурю за преслушание Ионы. Видя в последнем посланника сего Бога, они стали спрашивать его:

– Что сделать нам с тобою, чтобы море утихло для нас?

Буря же не прекращалась, и волнение становилось всё сильнее. Тогда Иона сказал им:

– Возьмите меня и бросьте в море, и оно утихнет для вас, ибо я знаю, что за меня постигла вас сия великая буря.

Но корабельщики всё еще колебались, видя в Ионе необыкновенного человека и страшась оскорбить в его лице Всемогущего Бога Израилева. Они, напротив, начали усиленно грести чтобы пристать к земле, между тем как море всё продолжало бушевать против них. Тогда они решились, наконец, исполнить над Ионою приговор. Но прежде, чем сделать это, они воззвали ко Господу:

– Молим Тебя, Господи, да не погибнем за душу человека сего, и да не вменишь нам кровь невинную; ибо Ты, Господи, соделал, что угодно Тебе.

И взяли Иону и бросили его в море, и тотчас прекратилось морское волнение. Тогда все бывшие на корабле еще сильнее убедились, что буря была послана Богом в наказание за преступление Ионы, и устрашились они всемогущества Его, и, исполненные благоговения к Нему, принесли благодарственные жертвы, и дали обеты чтить Его.

Между тем пророка Иону, по повелению Божию, проглотил кит, и пробыл Иона во чреве сего кита три дня и три ночи 8. Поверженный в море и поглощенный китом, Иона не мог не чувствовать смертельной скорби; но он не потерял присутствия духа, особенно, когда увидал себя невредимым: в нем явилась надежда, что Господь даст ему снова увидать свет Божий и спасет его из глубины морской. Исполненный сею надеждою, он стал молиться Господу Богу, каясь пред Господом во грехе своем. Изливая свои скорбные и покаянные и вместе с тем благодарные к Богу чувства, Иона так взывал из чрева китова:

Ко Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня; из чрева преисподней я возопил, и Ты услышал голос мой. Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня; все воды Твои и волны Твои проходили надо мною. И я сказал: отринут я от очей Твоих, и потоки окружили меня; все воды Твои и волны Твои проходили надо мною. Объяли меня воды до души моей, бездна заключила меня; морскою травою обвита была голова моя. До основания гор я нисшел, земля своими запорами на век заградила меня; но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою из ада. Когда изнемогла во мне душа моя, я вспомнил о Господе, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святого Твоего. Чтущие суетных и ложных богов оставили Милосердного Благодетеля своего. А я гласом хвалы принесу Тебе жертву; что обещал, исполню: у Господа спасение 9.

Молитва Ионы была услышана: милосердный Господь наказал раба Своего за преслушание Божественной воли, но не желая его смерти, повелел, чтобы кит изверг Иону на сушу. Увидав дневной свет, небо, землю и море, Иона горячо возблагодарил Бога, избавившего его от смерти.

После сего вторично было слово Господне ко Ионе.

– Встань, иди в великий город Ниневию, и проповедуй в ней то, что Я уже повелел тебе.

Тогда Иона встал и пошел в Ниневию. Ниневия же была городом великим, на три дня пути в окружности. И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал:

– Еще сорок дней, и Ниневия будет разрушена.

Кратки и грозны были слова пророка Ионы, по-видимому решительно предсказывавшего скорую гибель Ниневии. Но жители города уразумели, что Бог, определяя их погибель, не без причины отлагает на некоторое время исполнение сего определения, что сорок дней даются им. без всякого сомнения, для покаяния, – и поверили слову, возвещенному им от Бога чрез пророка Иону. Они объявили пост и оделись во вретище, все – от большего из них до малого. Проповедь Ионы дошла и до самого царя могущественной Ниневии; – он встал с престола своего, снял свое царское облачение, оделся во вретище и сел на пепле 10. Потом он повелел провозгласить по всей Ниневии от имени его, царя, и вельмож, чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, и чтобы покрыты был вретищем люди и скот, и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих.

– Кто знает, – говорили ниневитяне, – может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев свой, и мы не погибнем.

Надежда не обманула раскаявшихся ниневитян: Бог, видя их сокрушение и подвиг покаяния, отменил Свое определение, помиловал их, и не навел на них бедствия, о котором предвозвещал устами пророка Своего.

Но если Богу приятно было видеть покаяние ниневитян и помиловать их, то Иона, еще оставшийся с прежними мыслями о непреложности пророчества и, по немощи человеческой, не постигавший беспредельного милосердия Божия, сильно огорчился скорым объявлением помилования покаявшимся грешникам. По прошествии сорокадневной проповеди, он вышел из города и, поднявшись на гору, с восточной стороны города, сделал себе там кущу и сел под нею в тени, чтобы посмотреть, что будет с городом. Но увидев, что с городом ничего не случилось, он в сильной печали, в молитве своей воззвал к Богу:

– О, Господи! не сие ли говорил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побежал в Фарсис; ибо знал я, что Ты – Бог благой и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый. И ныне, Господи, возьми душу мою от меня; ибо лучше мне умереть, нежели жить.

И произрастил Господь Бог ночью вьющееся растение 11 над головой Ионы, чтобы избавить его от солнечного зноя и вместе с тем от огорчения, ибо пророк находил в этом успокоение и своему огорченному духу. Иона мог видеть в этом указание воли Божией на то, чтобы он оставался на сем месте и ждал, что последует с городом; это могло еще питать в нем надежду, что Бог каким-нибудь чудесным образом оправдает Свой приговор о Ниневии. Вместе с тем, в явно чудесном появлении тенистого растения Иона уразумел особое о нем попечение Божие. Сердце его возрадовалось, и печаль, происходившая от мысли, что Бог оставил его, – превратилась в радование, и Иона пребывал под произросшим растением весь тот день, укрываясь от солнечного зноя.

Но радость Ионы о тенистом растении была непродолжительна. На следующий день, при появлении зари, червь, по повелению Божию, подточил растение, и оно засохло. Когда же взошло солнце, навел Бог знойный восточный ветер, и солнце стало палить голову Ионы, так что он изнемог и просил себе смерти.

– Лучше мне умереть, – говорил он, – нежели жить.

И сказал Бог Ионе:

– Неужели ты так сильно опечален тем, что растение засохло?

Иона отвечал:

– Очень огорчился, даже до смерти.

Тогда, отечески вразумляя пророка, Бог сказал:

– Ты сожалеешь о растении, над которым не трудился, и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же ночь и пропало. Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором было более ста тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой 12, и множество скота?

После сего, когда по прошествии сорока дней, погибель Ниневии не совершилась, а напротив воссияло солнце, ниневитяне усмотрели в этом знак милости Божией и прощения, вышли из города к пророку Ионе и дали ему дары для храма Иерусалимского, в благодарность за спасение. Сопровождаемый благодарностью ниневитян, которых он вовремя вразумил возвещением гнева Божия, Иона удалился с миром из Ниневии в свою отечественную землю. Пожив здесь богоугодно довольно времени, святой пророк Иона мирно скончался и был погребен в отечественном своем городе 13; ныне же, предстоя на небесах Христу Богу, насыщается зрением лица Его и славит Его с пророками и Апостолами и со всеми святыми во веки 14. Аминь. (Жития святых по изложению Димитрия Ростовского)
________________________________
1 Ион.1:1; 4Цар.14:25. Гафхефер, по свидетельству книги Иисуса Навина, при разделении земли обетованной между сынами Израилевыми по жребию достался колену Завулонову и лежал в северной части Галилеи (северная часть Палестины), по пути к Тивериаде, выше Назарета.
2 3Цар.17:14-23. Сарепта Сидонская – город финикийский, отстоявший недалеко от Сидона.
3 Елисей – знаменитый пророк израильский, ученик и преемник пророка Илии в пророческом служении (память его 24 июня).
4 4Цар.9:9-22. – Сынами пророческими назвались у израильтян ученики пророков, которые составляли из себя общества, воспитывавшиеся под непосредственным их воздействием. Хотя это и не были в собственном смысле училища, но в них, тем не менее, юноши, к тому призванные, подготовлялись к пророческому служению, и их сих средоточий распространялось религиозное образование и в народе.
5 4Цар.14:25. Отсюда определяется и время пророческого служения Ионы, относящееся к царствованию Иеровоама и предшественника его Иоаса. Следовательно Иона был одни им древнейших пророков Израиля и жил в IX в. до Р.Х.
6 Город Ниневия был главным городом ассирийцев, с которыми евреи тогда находились во враждебных отношениях. Город лежал на восточном берегу Тигра в Месопотамии. Это был многолюднейший и богатейший город в древнем мире и имел около 84 верст в окружности, что вполне соответствует библейскому определению ее в книге пр. Ионы мерою трехдневного пути (3:3), ибо путь одного дня восточных народов соответствует нашим 25-30 верстам.
7 Фарсис или Тартес – древняя финикийская колония в юго-западном углу древней Иберии (Испании) на р. Бэтис (Гвадалквивир).
8 Трехдневное пребывание пророка Ионы во чреве китовом прообразовало собою трехдневное пребывание Христа Спасителя в земле. Сам Иисус Христос так свидетельствует о прообразовательном значении пророка Ионы: "как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи" (Мф.12:39-40). Спаситель сравнивает Себя с Ионою: "Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы" (12:41). Так Иона в своем служении и жизни прообразовал смерть, воскресение и проповедь Иисуса Христа. Отцы церкви говорят о сем так: "Бегущий пророк взошел на корабль, Христос взошел на древо; на море восстала сильная буря, сие волнение моря есть неверие иудеев. Выпал жребий пророку быть свергнутым в море: сей жребий обозначает волю Отца, по которой Христос нисходит в пучину скорбей и смерти. Иона добровольно соглашается быть ввергнутым в море: Иисус Христос добровольно восходит на крест. Иона сходит в море с корабля: Христос нисходит со креста в гроб и в преисподнюю земли. Иона жертвует собой, чтобы спасти претерпевавших бурю: Христос умирает для спасения рода человеческого, обуреваемого волнами греховными. Пророк, взятый зверем, но не съеденный им, молится во чреве его: Иисус Христос, пораженный смертью, но не съеденный им, молится во чреве его: Иисус Христос, пораженный смертью, но не обладаемый ею, молится за всех людей. Иона невредим пребывает в чреве кита, тело Иисуса Христа неврежденно пребыло во гробе. Иона пребыл во чреве кита три дня и три ночи, – три дня и тря ночи был Иисус в сердце земли. Иона в третий день извергается неврежденным из чрева китова: Иисус Христос силою Божества своего нетленным восстает из гроба в третий день. После чудесного избавления от смерти Иона идет проповедовать покаяние ниневитянам: после воскресения Христа учение Его проповедуется язычникам. До времени бедственного плавания Ионы Ниневия не слышала проповеди покаяния и навлекла на себя гнев Божий, но после того пророк избавил своею проповедью ниневитян от гнева Господня: так единственно смертью и воскресением Христовым род человеческий, погруженный в бездну греховную, избавлен от греха, проклятия и смерти и примирен с Богом.
9 Молитвами Ионы во чреве китовом положена в основание 6-й песни канонов. Святая Церковь в плавании Ионы видит не одно прообразование страданий и пребывания во гробе Спасителя, но и подобие нашей жизни. Кораблю Ионы, застигнутому бурей и погруженному волнами, она уподобляет нашу душу, обуреваемую волнами житейского моря, потопляемую грехами, уловляему духовным зверем – диаволом. Спасительному берегу, на который выброшен был Иона, она уподобляет тихое пристанище, которое душа наша обретает в Боге. С этою мыслию она каждодневно на утрени в 6-й песни канона напоминает нам его покаянную песнь и, влагая ее в уста, возбуждает нас также пламенно молиться, как молился Иона во чреве китовом, чтобы Бог возвел от духовного тления жизнь нашего духа.
10 Это были обыкновенные у восточных народов выражения печали и сокрушения.
11 В еврейском тексте здесь стоит слово "кикайон", что обозначает собою особое тенистое дерево, в роде плюща, или, как некоторые переводят, клещевину, которая в несколько дней вырастает до высоты тенистого дерева; но также быстро может и засохнуть, так как нередко подтачивается в самом корне своем червями.
12 Под сим именем вероятнее разуметь детей первого возраста, и в таком случае число жителей Ниневии обыкновенно полагают в 645 000 человек.
13 Ум. около 800 г. до Р.Х. – О последующей за проповедью жизни пророка Ионы известно лишь из преданий, из коих древнейшие повествуют, что он скончался в отечественном своем городе, где доселе указывают его гробницу и где мусульмане построили в честь его великолепную мечеть. По другому преданию, пророк остался в Ниневии, среди развалин которой около Моссула также указывают его гробницу, составляющую предмет всеобщего благоговения христиан, евреев и магометан. Первое мнение подтверждается свидетельством 3-ей книги Маккавейской, где говорится, что Бог "Иону, когда он безнадежно томился во чреве кита, обитающего во глубине моря, невредимым показал всем его присным" (3Макк.6:6).
14 Именем пророка Ионы надписывается пятая из книг малых пророков, предметом которой служит посольство Ионы в Ниневию с проповедью покаяния. Поводом к посольству Ионы послужило не только спасение Ниневии, но и назидание самим евреям, у коих развилась тогда нетерпимость к иноплеменникам. Господь вразумляет пророка, что спасение есть достояние и язычников, и предостерегает евреев, чтобы они исправились, ибо и они могут погибнуть, если не раскаются, а место их займут язычники. Отсюда новое прообразовательное значение проповеди Иониной, предъизображавшей собою новозаветную апостольскую проповедь, призывающую в Церковь Христову все народы. на такое значение книги пророка Ионы и его самого можно находить указание в словах Самого Спасителя, Который, упрекая иудеев и особенно фарисеев в нераскаянности, неверия и невнимательности к проповеди Иоанна Крестителя о покаянии, говорит: "Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы" (Мф.12:41). – Книга пророка Ионы читается вся сполна за богослужением на вечерне в великую субботу наравне с другими пророчествами Ветхого Завета о воскресении Спасителя.

Сщмч. Фоки, еп. Синопийского (117)
http://s43.radikal.ru/i100/0910/e5/340475c7935a.jpg

В городе Синопе  жил некий муж, по имени Памфил, с женою своею Мариею; они были родителями блаженного Фоки. С юного возраста святой сподобился получить такую благодать Святого Духа, что изгонял из людей бесов и исцелял недуги. Когда Фока возмужал, то за свою добродетельную жизнь был избран епископом в родном городе и ревностно стал пасти своих словесных овец; поучая их словом, он назидал их своим примером; проводя и прежде добродетельную жизнь, он, приняв сан епископа, еще более стал подвизаться, так что все, видя его добрые дела, прославляли Отца Небесного. Многих людей он удержал от заблуждений, многих язычников отклонил от идолопоклонства и привел к почитанию Единого Бога. Господь благоизволил сподобить мученического венца Своего верного раба и возвестил о сем ему в видении, следующим образом: с высоты прилетел голубь, державший в клюве венок из цветов; сей венок он возложил на голову блаженного и проговорил человеческим голосом:

– Чаша твоя уже наполнилась, тебе подобает ее выпить.

Из сего видения святой Фока уразумел, что ему предстоит пострадать за Христа. Мы же узнаем из сего то, что он был великим угодником пред Богом, ибо, еще будучи в теле, он сподобился быть увенчанным с неба. Так преблагой Бог возносит своих угодников, удостаивает их славы и чести и возлагает на главы их венцы. Святой Фока по своей душевной и телесной чистоте был истинным женихом небесным: небо восхотело сочетаться с ним и возложит на него венец; но сей венец был предзнаменованием венца лучшего, – в чертоге Спасителя, коим он должен венчаться вечно и в нем явиться на брак небесный. После сего славного знамения Фока, в царствование Траяна, был предан на мучение правителем Африканом; сей властитель долго принуждал его принести жертву идолам, но святой предпочел самого себя принести в жертву Богу. Он не исполнил приказания князя – не хотел воздать произведению рук человеческих чести, подобающей Единому Богу, сидящему на херувимах; тогда князь приказал привязать святого к дереву и мучить его. Всё тело его было покрыто ранами; подобно тому, как нападают на труп голодные хищные птицы и, пожирая, рвут его на части: так мучители терзали чистое тело страдальца Христова. Но всё сие святой Фока претерпел мужественно; с высоты он слышал голос, укрепляющий его; призывая Иисуса Христа, он переносил муки, презирая все страдания. Он не щадил своей плоти ради Того, Кто не пощадил Себя и пострадал за нас на кресте; сие страдание было для святого Фоки как бы райской прохладой: так мужественно переносил он муки, исповедуя имя пострадавшего за нас Господа. Ничего не было невыносимого для верного раба, страдавшего за своего Владыку. Если бы даже со всего мира собрались на него мучители, если были бы изобретены все муки, то и тогда он готов был бы всё претерпеть за возлюбленного своего Господа, взывая вместе с пророком Давидом: "Готово сердце мое, Боже" (Ис.107:2). Мучители положили его на сильно раскаленный лист железа, но железо тотчас остыло, ибо сердце святителя горело любовью к Богу, и сей духовный огонь победил силу огня чувственного. И во всех мучениях, сколько их ни могли придумать для него, святой Фока оказался победителем: ибо вокруг него являлись воинство ангельское и неизреченный свет божественный. В темницах просвещал его свет божественный. В темницах просвещал его свет небесный, в узах он веселился надеждою небесной свободы, в скорбях утешался ангелами, в ранах был укрепляем Иисусом Христом. После многих и различных мучений его бросили в разожженную баню, где он, молясь, предал дух свой в руки Божии  и сподобился получить венец победителя в церкви торжествующих. Его святое тело было с почестями погребено верующими и при его гробе совершались многие чудеса .(Жития святых по изложению Димитрия Ростовского)

Тропарь .глас 4
И нравом причастник,/ и престолом наместник aпостолом быв,/ деяние обрел еси, богодухновенне,/ в видения восход,/ сего ради слово истины исправляя,/ и веры ради пострадал еси даже до крове,/ священномучениче Фоко,/ моли Христа Бога,// спастися душам нашим.
Кондак ,глас 6
Яко архиерей принося, отче, жертвы,/ на конец себе принесл еси жертву живую,/ свидетельствовав законно о Христе Бозе,/ от Ангел укрепляем/ и смерть изволяя,/ сый с вопиющими тебе:// прииди, Фоко, с нами, и никтоже на ны.

Прп. Ионы пресвитера, отца (IX)
Преподобный Иона пресвитер жил в Палестине и был отцом преподобных Феодора и Феофана "Начертанных", много пострадавших за почитание святых икон от императоров иконоборцев 1. Иона отличался богобоязненностью и добродетельною жизнью и особенно усердствовал в страннолюбии и других подвигах христианского милосердия. С любовью заботился он о воспитании своих сыновей; еще дома сам он обучил их книжной премудрости, более наставляя в правилах благочестия. В зрелом возрасте, приближаясь к старости, Иона, по изволению Божию, лишился своей супруги и остаток дней своих решил посвятить на всецелое и совершенное служение Богу. он удалился в прославленную подвигами преподобных иноков, уединенную лавру святого Саввы Освященного 2, где ранее подвизались и его святые сыновья. Здесь он принял иноческий постриг и, подражая святой, подвижнической жизни иноков той обители, стяжал еще большую богобоязненность и со страхом соделывал свое спасение.

Иона непрестанно пребывал в строгом посте и усердных богомысленных молитвах. Молясь о себе, он не забывал и мира, который оставил, и, болея о нем душою и пламенея любовью к ближним, усердно молился Богу о христианском благоустроении, о мире святой Церкви и благочестии царей, ибо цари византийские уклонились тогда в иконоборческую церковь и возмущали мир Церкви Божией 3. В таком добродетельном житии Иона достиг преклонной старости и за свою богоугодную жизнь стяжал себе от Бога благодатный дар врачевания. Мирно достигнув конца дней своих, он радостно предал святую свою и блаженную душу Господу , к Коему всегда пламенел чистою и горячею любовью. (Жития святых по изложению Димитрия Ростовского)
____________________________
1 Память прп. Феодора Начертанного празднуется церковью 27 декабря, прп. Феофана – 11 октября. "Начертанными они названы потому, что, среди истязаний, коим они подверглись от византийских императоров-иконоборцев за иконопочитание, на них были начертаны позорные стихи об их безумии, мучительным начертанием коих посредством раскаленных игл им были выжжены лица до самых век. Прп. Феофан известен еще как писатель и творец канонов.
2 Лавра Саввы Освященного, великого подвижника V-VI века, основана им в 484 г. в пустыне близ Иордана и впоследствии приобрела великую славу, благодаря замечательному подвижничеству своих иноков, став в сем отношении образцом для других восточных монастырей. И доселе Лавра Саввы Освященного славится на востоке и пользуется всеобщим почитанием православного мира.
3 Таковы императоры византийские из современных прп. Ионе: Лев V Армянин (813-820 г.), Михаил II Балба (820-829 г.) и Феофил (829-842 г.). Иконоборческая ересь возникла в Византии в первой половине VIII века и продолжалась до половины IX (842 г.).

прп.Косма Зографский (1323).
Болгарин, ставший монахом Афонского Ватопедского монастыря. Во время молитвы он однажды услышал голос от иконы Божией Матери, обращенный, однако, не к нему, а ко Спасителю: "Как спастись Косме?". Господь сказал, что инок должен удалиться из монастыря в безмолвие. Но, прежде чем исполнить сказанное Самим Богом, Косма испросил разрешения у настоятеля: как ни достоверно видение, а его надо проверить у кого-то постороннего. Всегда есть опасность, что свет мы видели выдуманный, искусственный. Незадолго до смерти Косме был еще глас от Христа, предупредившего, что бесы жестоко изобьют умирающего подвижника. В достоверности такого сомневаться обычно не приходится: сатана заботится о том, что синяками и шишками доказать нам свою реальность. Спаситель не доказывал сатану, а подбадривал Косму: как ни реально искушение, но оно пройдет, как дым, потому что сатана призрачнее дыма. Хотя вредит больше, и отгонять его нужно активнее, так это и понятно – маленькая собачка громче лает. Память 22 сентября/5 октября.

0

14

................................продолжение от 5 октября

свв.Феофана, творца канонов, и Феодора Начертанных.
http://s13.radikal.ru/i186/0910/68/89c799c5eb0a.jpg
Святитель Феофан
Среди мучеников, пострадавших за Христа, одни подвизались за христианскую веру, противостоя защищавшим свое идолопоклонническое заблуждение язычникам, другие же, подвизаясь за правую веру против христиан же, но только неправославно веровавших, понесли не меньше трудов, чем первые, за что и получили равные с ними венцы. В ряду последних находится дивный и великий Феодор.

Феодора возрастила Палестина, данная Богом в наследие Аврааму и справедливо называемая землей обетованной, так как не только из нее вышел весь лик пророков и патриархов, но и Сам Христос по плоти произошел из нее же, а также и весь собор Богоугодных апостолов. Та же страна явила миру и этот светильник веры и столп благочестия, - святого Феодора, ибо его благородные родители 2, все состояние и богатство коих заключалось в том, что они именовались христианами, жили во святом граде Иерусалиме.

Святой Феодор еще в юности приобрел великую мудрость, и в отроческие лета он обладал уже не отроческим умом, вместо того, чтобы заниматься детскими играми или увлекаться зрелищами, он постоянно пребывал в храмах Божиих и не было для него ничего приятнее, как взирать на дела благие и честные и поучаться им. Вместе с тем он обнаруживал также беспрекословное повиновение своим родителям. Одним словом, преподобный, подобно плодоносному саду, с самого начала своей жизни показал, каков он будет впоследствии.

Когда он подрос, родители отдали его в монастырь святого Саввы 3 одному ученому и добродетельному пресвитеру, чтобы он изучил Божественные книги Священного Писания, а вместе с этим обучился и страху Божию. У Феодора был брат, по имени Феофан, моложе его по возрасту, но равный ему по добродетели. Он вместе со старшим братом находился в обучении у одного и того же пресвитера. Обладая острым умом, Феодор в короткий срок прошел всю преподанную ему книжную мудрость. Не довольствуясь этим, но стремясь к приобретению более высоких познаний, он вышел из обители и, найдя одного преклонных лет человека, преисполненного мудрости, упросил его, чтобы тот взял его к себе в ученики. От этого человека святой Феодор не только вполне усвоил всю внешнюю мудрость 4, но также приобрел прочный навык и в духовном ведении. Он научился от старца презирать мир и все мирское и, овладев в совершенстве обеими науками - мирской и духовной - снова вернулся в обитель святого Саввы.

Сделавшись иноком и творя угодные Богу дела, Феодор многих превзошел своей жизнью. Кто был там более кроток, чем он? Кто незлобивее его? Кто воздержнее? Кто лучше его знал время, когда надо было молчать или сказать что-нибудь, или исполнить какое-либо дело, так чтобы ни нарушить свое безмолвие, ни потерять случай сказать в свое время что-нибудь полезное, ни пропустить какую-либо монастырскую работу? Кто в такой степени умертвил свое тело, обуздал язык и глаза и отразил нападение помыслов, в какой сделал все это Феодор? За такие его добродетели, по Божию смотрению и по желанию всей братии обители, Иерусалимский святитель посвятил его в сан пресвитера. Таким образом обитель святого Саввы имела его у себя как добрую пчелу, прилежно собирающую мед добродетелей. О Феодоре надо еще сказать, что он уподобился пророку Иеремии, которому сказано: "Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя" (Иер. 1,5). Ибо когда он еще отроком жил в Лавре 5 и обучался грамоте у вышепомянутого пресвитера, то этот боговдохновенный муж пророчествовал о нем, что сей прекрасный юноша завершит свою земную подвижническую жизнь мученической кончиной ради Христа. Это и сбылось впоследствии, как покажет дальнейшее повествование.

В то время снова вспыхнула иконоборческая ересь, искорененная из церкви после Льва Исаврянина 6, Константина Копронима 7 и его сына Льва 8, и преданная проклятью VII Вселенским собором 9, созванным благочестивой царицей Ириной и ее сыном Константином 10. Вновь восстановил эту ересь злочестивый царь Лев Армянин 11, о первоначальной жизни которого здесь уместно будет сказать несколько слов. В царствование Никифора 12 он был сперва начальником армянской гвардии, а потом знатным сановником и предводителем восточной армии. Затем он хитростью взошел на престол, свергнув доброго и благочестивого царя Михаила, по прозвищу Рангава 13, которого он заставил постричься в иночество; при этом он оскопил его сыновей Игнатия и Феофилакта и отослал Михаила с женой и детьми в заточение.

Когда святейший патриарх Никифор 14 венчал Льва Армянина в соборной церкви на царство и возлагал на голову его венец, то почувствовал в руках своих боль, как от терния, как будто венец в руках святителя стал терновым, причинявшим болезненные уколы, и понял тогда святейший патриарх, что это ясное знамение тех великих скорбей и бедствий, которые нанесет впоследствии Христовой церкви этот царь.

Вначале лукавый царь скрывал таившуюся в нем ересь и казался как бы благочестивым, пока не укрепился на престоле. Но после великой войны с болгарами, в которой он явился славным победителем, он, наконец, извергнул таящийся в нем яд злобы, открыто показав себя иконоборцем. Началось это так: вернувшись с войны, царь вспомнил об одном затворнике, некогда предсказавшем ему, что он будет царем, что и сбылось. Задумав отблагодарить его за это пророчество, царь послал ему с одним верным слугой разные дары: золотые и серебряные сосуды, различные кушанья и индийские ароматы 15. Но царский посланник не застал уже этого инока, так как тот скончался, а вместо него в том же затворе жил ученик его Савватий. Посланник царский стал уговаривать его принять царские дары, присланные его учителю и помолиться о царе. Но Савватий отверг дары, а вместе с ними и принесшего их, и назвал царя недостойным царского престола за то, что он почитает иконы и повинуется догматам, установленным прежней царицей Ириной и бывшим патриархом Тарасием 16. При этом окаянный злословил на Ирину и Тарасия, называя первую рысью, а второго народным возмутителем, царю же Льву он угрожал скорым лишением царства и жизни, если он в непродолжительном времени не отвергнет икон, как идолов.

Возвратившись к царю, посланник рассказал ему все слышанное от черноризца и передал еще письменное послание от сего о том же. В недоумении царь призвал одного из вернейших своих советников, по имени Феодот, сына Мелиссийского патриция Михаила 17, по прозвищу Касситер, и наедине советовался с ним, что делать. Феодот уже давно был заражен иконоборческой ересью и только выжидал удобного случая, чтобы открыто исповедать свое нечестие. Он дал царю следующий совет:

- В Дагистинском монастыре, - сказал он, - живет один святой инок, чудотворец и прозорливец: надо с ним побеседовать и поступить так, как он посоветует.

Когда царь согласился с ним, Феодот тайно поспешил в Дагистинский монастырь к намеченному им черноризцу, который был еретиком. Придя к нему он сказал:

- В наступающую ночь царь придет к тебе в худой одежде, чтобы побеседовать о вере и других предметах, и получить от тебя разумный совет. Ты же убеди его принять отвергнутые догматы прежнего царя Льва Исаврянина и выбросить из Божьих храмов идолы (так окаянный называл святые иконы). Затем постарайся устрашить его, что если он этого не сделает, то в скором времени, вместе с жизнью, лишится и царства, если же он пообещает исполнить это, то пророчески предреки ему долгую жизнь и благополучное царствование.

Таким образом, еретик Феодот с еретиком же иноком сговорились привлечь к своему нечестью царя, имевшего удобопреклонное к их замыслу сердце. Ничего не зная о лукавстве Феодота, царь ночью встал и в худой одежде (чтобы не быть узнанным) пошел к этому ложному чудотворцу и лживому пророку. Проводником его был все тот же Феодот. Когда они пришли к помянутому черноризцу и беседа уже началась, черноризец, стоя около царя и как бы по Божественному откровению узнав об его царском сане, с удивлением произнес:

- Нехорошо поступил ты, царь, скрывая перед нами под худыми одеждами свое царское достоинство. Но хотя ты и поступил так, однако благодать Духа Божия не позволила нам долго оставаться в неведении и открыла, что ты царь, а не простой человек.

Царь пришел в ужас от этих слов и, убедившись в святости и прозорливости черноризца, поверил его пророческому дару и способности чудотворения. Он легко склонился к тому, что тот приказывал, нисколько не сомневаясь во всем, что пророчествовали его уста, и принимая гибельный для души и полный змеиного яда совет еретика, как здравый и душеполезный. Немедленно же он обещался исполнить все советы черноризца, наученного подобным ему еретиком Феодотом, и ушел полный злого намерения воздвигнуть гонение на святые иконы. И вот, подобно сильной буре, нечестивый царь начал возмущать покой Церкви Христовой.

Святейшего патриарха Никифора, не потворствовавшего его нечестивому намерению, он сослал в заточение в Проконисс 18; точно так же изгнал он и заключил в отдаленных странах Феофана, настоятеля обители, известной под названием Великого Села 19, а также Феодора Студита 20 и многих других великих и Боговдохновенных отцов, сильно сопротивлявшихся ему. На патриарший же престол он возвел в самый день Воскресения Христова вышеупомянутого еретика Феодота Милиссийского, по прозвищу Касситера. И был он, как "мерзость запустения, стоящая на месте святом" (Мф. 24:15; Дан. 9:27).

Тогда Бог, в праведном гневе Своем на нечестие царя не замедлил наказать его своим судом и попустил внезапное нашествие иноплеменников. То были обитавшие в восточных пустынях аравитяне, собрав всю свою силу, они вторглись в греческие области, опустошая земли, нападая на палестинские монастыри и, между другими, на обитель святого Саввы, где иночествовал блаженный Феодор со своим братом Феофаном. Святейший патриарх святого града Иерусалима понял, что это казнь за грехи и следствие гнева Божия за бесчестие и отвержение святых икон. Побуждаемый ревностью по православию он начал искать, каким бы образом погасить это пламя и обличить зло, творимое нарушителями отеческих преданий, вводящими новшества. После некоторых поисков, он нашел подходящего для этого дела человека в лице преподобного Феодора, известного своей праведной жизнью и мудростью, дышавшего Божественной ревностью и с непоколебимым мужеством стоявшего на страже православия. Оградив его молитвой и утвердив надеждой на Христа, патриарх послал его в царствующий град для обличения беззакония.

Блаженный Феодор, как послушный сын, не отказался от исполнения приказания. Готовый немедленно понести за правую веру не только многочисленные труды, но и принять страдание и даже душу свою положить за честь святых икон, он с радостью повиновался. Взяв с собою своего брата Феофана, Феодор отправился в путь и скоро достиг царской столицы. Здесь он прежде всего бесстрашно обличил в ереси наемника, не бывшего пастырем, т.е. Феодота Милиссийского, лжепатриарха Константинопольского. Преподобный открыто укорял его в том, что он развращает тех, кем и управляет, губит словесных овец стада Христова, питаемых вредной пищей еретического учения, и разоряет церковь правоверия, созидая капище зловерия. Представ затем перед самим царем и имея в устах Божественное слово, подобное острому мечу, Феодор начал устрашать царя, ясно доказывая ему, что он не только губит свою душу, но и людей Божиих влечет за собою в погибель, развращая их посредством обмана. В то же время он умолял его снова вернуться к благочестию, оставив злочестивое мудрование.

- Может быть, - сказал он, - ты умилостивишь таким образом Господа и не испиешь всю чашу гнева Божия, тяготеющего над тобою.

Удивившись свободной речи мужа, убедительности его слов, кротости нрава и его бесстрашному дерзновению, царь кротко принял обличение. Призвав его вторично, царь начал дружески беседовать с ним, спросил, кто он, откуда пришел и чего хочет достигнуть своей дерзновенной речью. Сообщив царю о своем отечестве и прибытии из Палестины, святой рассказал также и о причине своего прихода, а именно, что нарочно пришел к нему, чтобы открыто вступиться за Божию честь, видя, как бесчестят Царя Небесного в Его иконах и оскорбляют Его в лице неправедно гонимых служителей Его.

- Не подобает, - говорил он, - бояться земного царя больше небесного; наш долг обличать царей, если они прогневляют Бога.

Затем преподобный стал излагать догматы святой веры и учить воздаянию Божественным иконам должного поклонения. Приведя много мест из Священного Писания, он прибавил, что почитание святых икон есть знак нашей любви и стремления ко Христу, а также свидетельство нашей веры и нашего исповедания Его воплощения. Царь долго спорил с ним, много возражал ему от своего зловерия, но безуспешно, так как слова Божественного мужа были тверды, как адамант, а вера его непоколебима, как твердая стена. После долгого спора Феодор победил царя в словопрении и доказал ему несправедливость его воззрений. Что же тогда сделал лукавый царь? Он задумал лестью поколебать непоколебимого, пытаясь мольбой и дарами, и обещанием почестей склонить Феодора к единомыслию с собой, но не имел успеха. После многих увещаний со стороны царя, святой смело и безбоязненно сказал ему:

- Ты забыл свои обеты, царь, данные тобою Богу, когда архиерей возлагал венец на твою главу. Пощади свою душу, верни церкви украшение ее, не воздвигай брань на Бога, Судью праведного и крепкого!

Тогда царь переменил коварную кротость на свою природную и свойственную его имени звериную ярость. Он приказал долго и сильно бить исповедника Христова Феодора и его брата Феофана, и затем сослал их в заточение к морскому устью, запретив кому бы то ни было подавать им пищу, питье и одежду, чтобы, как говорил нечестивый царь, "злые погибли злою смертью".

Но когда святые страдали за Христовы иконы, томимые хладом, гладом и жаждою, "Бог отмщений Господь" не замедлил воздать беззаконному Своим праведным судом. В скором времени имеющий общие со зверями имя и жестокость погиб общей с ними смертью, ибо его закололи, как зверя. Гибель эта была предзнаменована в особом откровении, которое получила мать царя незадолго до смерти своего нечестивого сына. Уже много лет она была вдовой и проводила воздержную жизнь. Однажды во сне она имела следующее видение: ей казалось, что она шла во Влахернскую церковь Пречистой Девы Богородицы 21, и, входя в дверь, встретила некую пресветлую Деву, окруженную множеством мужей в белых ризах, между тем как церковь была залита потоками крови. Дева велела одному из мужей, облеченных в белые ризы, почерпнуть и наполнить кровью глиняный сосуд и отдать его матери нечестивого царя, чтобы та выпила. Видя это, мать царя с ужасом сказала:

- Я уже много лет не ем мяса по причине моего вдовства и не беру в уста чего-либо кровавого. Как же я буду пить эту кровь?

Тогда пресветлая Дева с гневом спросила ее:

- Зачем же сын твой не перестает исполняться крови и этим прогневлят Меня и Моего Божественного Сына?

Здесь сон прервался, и мать царя тотчас же проснулась в страхе и трепете. С этих пор она стала непрестанно и со слезами увещевать своего царственного сына, чтобы он перестал низвергать святые иконы и проливать из-за них христианскую кровь. Но второй Иуда, послушный раб ереси и лукавый обманщик, остался неисправимым.

Вскоре после того было и второе видение, на этот раз самому царю, за шесть дней до его мучительной кончины. Ему явился в видении святейший Тарасий, давно уже скончавшийся и бывший патриархом в царствование Ирины и Константина. С великим гневом Тарасий повелевал в видении некоему мужу, по имени Михаилу, ударить царя мечом. Исполняя повеление, Михаил нанес царю сильный удар мечом и пронзил его. Царь видел все это сам и проснулся в великом трепете, недоумевая, что это должно означать. Думая, что в монастыре святого Тарасия, живет какой-то Михаил, замышляющий убить его, он тотчас же послал за монахами, и, разведывая о Михаиле, приказал держать их в оковах, пока они не представят ему находящегося среди них Михаила.

В Константинополе в это время проживал некий воевода, по имени Михаил, а по прозвищу Травлей или Валвос 22, родом из Амореи 23. Прежде он сам много помогал Льву в достижении царского престола, был верен ему и любим им, так что Лев даже стал восприемником его сына. Но, впоследствии, разгневавшись на царя по какой-то причине, Михаил переменил свою дружбу на вражду и, пируя со своими друзьями, часто в пьяном виде, по неосторожности, злословил царя. Видя, что Михаил враждебно относится к царю, некоторые из тайных врагов последнего присоединились к нему и число их было не мало; они совещались убить царя, а Михаила возвести на царство. Будучи невоздержан на язык, Михаил не скрыл этого, но где-то похвалился, что будет царем. Это слово дошло до царя, и он немедленно схватил Михаила и осудил его на сожжение живым. Связанного Михаила уже вели в банную печь, около которой присутствовал царь, желая сам увидеть его кончину Это было 24 декабря в канун Рождества Христова. Жена царя, Феодосия, узнав об этом, поспешно вышла из своих палат и стала с гневом укорять царя и даже называть его богопротивным за то, что он не почитает даже святого дня, когда ему предстоит причаститься Божественных Тайн. Царь послушался ее и велел вернуть Михаила, отлагая его сожжение до другого времени, а затем, обернувшись к царице сказал:

- Я поступил, как ты повелела, жена, и сегодня послушался твоего гневного увещания, но и сама ты и дети наши увидите, что будет после.

Этими словами беззаконный царь невольно изрек о себе пророчество, потому что близка была его кончина.

Сторожить закованного Михаила царь поручил одному из дворцовых стражников, по имени Папий, а сам взял к себе ключи от оков узника и всю эту ночь провел без сна и в печали, - это скорбел дух его, не ведая, что делать. Встав, царь пошел взглянуть на узника, - что тот делает: плачет ли и сетует ли, как-то обыкновенно бывает у осужденных на смерть? Открыв тихонько тайную дверь в комнату Папия, он увидел нечто совершенно неожиданное для себя, именно Михаила, которого он надеялся найти сетующим и скорбящим, он увидел в глубоком сне, почивающим на высоком и украшенном ложе Папия, а самого Папия, дремлющим на голой земле. Царь пришел в ужас, видя осужденного узника в таком почете и спокойствии, и удалился в гневе, грозясь погубить не только Михаила, но и Папия. Это слышал один отрок, находившийся в той же комнате. Узнав царя, он разбудил Михаила и Папия и рассказал им, что приходил царь и грозился погубить их обоих. Все были в страхе. Тогда Михаил, без сопротивления со стороны Папия, послал к своим единомышленникам некоего Феоктиста с повелением сказать им:

- Если вы теперь же без промедления не приведете в исполнение того, о чем мы совещались, то завтра я расскажу о вас царю и обличу каждого поодиночке, чтобы не один я погиб злою смертью, но и вы все умерли вместе со мною.

Соучастники в заговоре испугались такой угрозы и, собравшись, стали обдумывать, как бы им избавить и себя и Михаила от угрожающей беды и смерти. Дело было в полночь, и в церквях начиналось обычное всенощное бдение под Рождество Христово. Посоветовавшись, они спрятали оружие под одеждой и пошли к так называемым слоновым деревьям, ведшим в царский дворец. Смешавшись там с царскими певчими, входившими через эти двери во дворцовую церковь, они вместе с ними вошли в церковь, как бы на бдение. Царь также пришел в церковь и, стал на правом клиросе, как он обыкновенно делал, он сам начинал церковное пение, обладая очень громким голосом.

Уже пели канон и приближалась седьмая песнь, когда заговорщики тихо стали говорить друг другу:

- Что мы здесь стоим без дела? Скоро кончится пение. Чего же мы ждем?

В это самое время царь громко запел 7-й ирмос второго канона на праздник Рождества Христова. И вот один из заговорщиков, вынув меч из-под одежды, бросился на царя, но ошибся: вместо царя он ударил регента правого клироса, потому ли, что он ростом походил на царя, или же потому, что вследствие стужи он имел, так же как и царь, покрытую голову; когда регент обнажил голову, то ошибка обнаружилась. Сам же царь, увидев их замысел, побежал в алтарь и, схватив крест, стал им защищаться в дверях, отражая удары заговорщиков. Но вот подошел какой-то страшный воин громадного роста. Увидав этого воина, царь начал заклинать его Божьим алтарем не причинять ему зла.

- Теперь время не заклинаний, но убийства, - ответил тот и нанес Льву Армянину своим оружием сильный удар, жестоко поразив его и отрубив руку вместе с концом креста. Тогда и остальные воины начали рубить царя по всему телу. Упав на пол, Лев лежал в луже своей крови и еще продолжал дышать. Видя, что он еще дышит, один из воинов отсек ему голову.

Так, закланный, как зверь, беззаконный царь на рассвете дня в жестоких мучениях испустил свой дух. Убит он был на том самом месте, где впервые дерзнул бросить на землю, оплевать и растоптать ногами образ Спасителя. Процарствовал Лев Армянин 7 лет и 5 месяцев, но своею жестокостью сравнялся с великими древними гонителями церкви. По совершении убийства, тело его было выброшено на площадь города и весь день пролежало неубранным. И не было никого, кто бы пожалел о его смерти, но весь город радовался.

Рассказывают еще, что в тот самый час, когда был убит этот окаянный хулитель икон, был слышен с неба радостный глас, возвещавший многим смерть злочестивого царя. Некоторые моряки, слышавшие этот глас, записали час и потом узнали, что в это время действительно погиб кровопийца, подобный, согласно своему имени, зверям. С детьми же его случилось в удвоенной степени то, что он сам причинил детям своего предместника, царя Михаила Рангава: как было уже сказано выше, он оскопил двух сыновей Михаила, точно также были оскоплены и его четыре сына: Василий, названный Константином и предназначенный к царствованию, Савватий, Григорий и Феодосий, Последний не вынес болезни, следующей за оскоплением, умер и был погребен вместе с отцом, а Василий, названный Константином, онемел от той же болезни. Все они были заточены вместе с их матерью.

После убиения Льва, воины отправились к Михаилу и посадили его на царский престол с оковами на ногах (ибо ключ от оков, как было сказано, хранился у самого царя Льва).

Затем, когда уже наступил день, они разбили оковы и отвели его в собор. Таким образом Михаил Травлей венчался на царство в самый день Рождества Христова.

Вскоре после воцарения Михаила, все Христовы исповедники были освобождены из заточения, и невозбранно вернулись к себе домой. Хотя новый царь Михаил не был православным и был приверженцем той же иконоборческой ереси, однако он не преследовал православных, предоставляя каждому свободу веровать по своему. Он был человек несведущий в слове Божием и не занимался книжным чтением, но был весь погружен в мирскую суету и житейские попечения.

Блаженный Феодор со своим братом Феофаном вернулись, однако, не в свое отечество - Палестину, но в Царьград, - удел, доставшийся им для проповеди, и начали открыто исповедывать благочестие, многих отвращая от иконоборческой ереси и наставляя в истинной вере.

Жил в то время в Царьграде некий муж, по имени Иоанн 24, который держался той же ереси, что и царь, и пользовался у него большим влиянием. Нося иноческую одежду и лицемерно показывая себя образцом добродетелей, он обманул не только царя, но и многих членов верховного правительства, так что те его слушали и во всем следовали его лукавым советам. Он взошел на патриарший престол, наследуя еретику Феодоту, будучи и сам таким же еретиком. Не желая видеть на свободе Феодора и Феофана, этих двух светильников православия, просвещающих весь царственный город, он заключил их в темницу, потом призвав их к себе для собеседования, долго спорил с ними, но, не будучи в состоянии победить их, изгнал их из города, выхлопотав на это особый царский приказ (так как он был учителем и первым советником царя). Этим приказом святые Феодор и Феофан были сосланы в заточение в страну, известную под названием Сосфений 25. Но для преподобных исповедников чужая страна стала ради Христа как бы отечеством, ибо они всюду готовы были пострадать за Христовы иконы.

Вскоре после этого царь Михаил скончался, оставив по себе на престоле сына Феофила 26, усерднее других приверженного к иконоборческой ереси и снова воздвигшего гонение на церковь. Снова начали выбрасывать и предавать поруганию святые иконы, снова начали готовить для православных истязания, темницы и судилища, снова возобновились всякого рода неправедные мучительства. Многие, устрашившись мук, повиновались, хотя впоследствии и покаялись. В это время постигли новые страдания и Феодора. Царю стало известно, что он непоколебим в своем исповедании и непреодолим в своем слове, и как сам чтит иконы, так учит поступать и других 27. Тотчас же нечестивый царь приказал взять преподобного Феодора на суд, и вот, по царскому повелению, привели блаженного, вместе с братом его Феофаном и другими православными, к городскому епарху на истязание. Когда, после долгого словесного спора, ласкательств и угроз правителя, Феодор не склонился на его убеждения, то блаженного обнажили и в течение долгого времени сильно били толстыми плетьми. Когда же мучители перестали его бить, он стал посреди судилища нагой и окровавленный, украшенный перед ангелами и людьми полученными за Христа, ранами. Епарху показалось неприличным это зрелище, но святой сказал:

- Я борец и вышел бороться к врагам за иконы Господа моего, борцы же выходят на борьбу обыкновенно нагими. Если я увижу изнемогающим кого-нибудь из верных, терпящих теперь от вас раны, то тотчас же, вместо него, подставлю под удары свое тело. И этим пополню недостаток его терпения. Вот для чего стою я нагим!

О сильный муж! О свободная речь! О усердие к Богу! После того Феодор с братом снова были посланы в заточение в Афусию 28. Кто расскажет злострадания, вынесенные ими на пути и в указанном месте: оковы, бури, голод, солнечный зной, ночной мороз, клеветы, ежедневное умирание и восстания? Кто подробно сочтет новые раны, удары, заушения? Достаточно сказать, что ради Христа они с радостью терпели все эти мучения, вместе с долгим изгнанием.

Прошло два года, и их снова, по царскому приказу, привели в Константинополь и представили на испытание самому царю: ибо очень хотелось ему склонить их в свое зловерие. Что они претерпели в это время, явствует из написанного ими впоследствии послания к Иоанну, епископу Кизическому 29. В этом послании они сами повествуют о себе следующее: "Когда нас привели в царский дворец и мы входили в дверь, то царь показался нам очень страшным и дышащим яростью. Множество придворных отовсюду окружили нас, и мы издали поклонились царю.

Он же свирепым голосом и в резких выражениях велел нам подойти ближе к себе и спросил:

- В какой стране вы родились?

Когда мы ответили: "в Моавитской стране" 30, - он снова спросил:

- Зачем же вы пришли сюда?

И прежде чем мы успели ответить, он приказал бить нас по лицу. И долго заушали нас тяжкими ударами, так что мы едва не упали на пол и, если бы я не схватился за одежду бившего меня (говорит Феодор), то упал бы к подножию царского престола, но держась за одежду, я неподвижно принимал удары. Когда нас перестали бить, царь снова спросил:

- Зачем вы сюда пришли?

Мы молчали, и смотрели вниз, так как не пришли еще в себя от страданий, причиненных ударами. Тогда царь яростно обратился к близстоявшему правителю и, пылая великим гневом и непристойно бранясь, сказал:

- Возьми их отсюда и, заклеймив их лица, отдай двум сарацинам 31, чтобы те отвели их в свою землю.

Невдалеке стоял какой-то стихотворец, державший в руках хартию с написанными относительно нас готовыми стихами.

Царь велел ему прочесть их и прибавил:

- Если стихи плохи, то не смущайся этим.

А тот ответил:

- Достаточно и таких стихов для их поругания. Кто-то из присутствовавших еще заметил:

- Они, владыка, даже недостойны лучших.

Затем были прочтены следующие стихи:

Так как все любят посещать град,

Где пречистые ноги Бога-Слова стояли

Для восстановления вселенной, -

Явились во всечестном месте

И эти лукавые и нечистые сосуды.

Совершив там много постыдного,

По неверию и злочестию,

Они прогнаны оттуда, как отступники;

Но и прибежав в царствующий град,

И тут не оставили своего неистового буйства.

Посему заклейменные, как злодеи, на лицах.

Осуждаются и снова изгоняются.

Выслушав чтение стихов, царь повелел отвести нас под стражу (так говорили о себе святые). Когда мы вышли, кто-то догнал нас и, повелев вернуться, поспешно доставил нас обратно к царю.

Увидев нас, царь сказал:

- Мне кажется, что, уходя, вы говорили про себя, мы надругались над царем. Но сначала я сам надругаюсь над вами и тогда отпущу вас.

Сказав это, он велел нас раздеть. После того, как нас обоих раздели, первого начали бить меня (говорит Феодор), причем сам царь помогал истязателям и непрестанно кричал:

- Бей сильней!

И били меня по плечам и по груди без всякой пощады и милости. Пока меня били, я громко восклицал:

- Мы ни в чем не согрешили против тебя, царь!

А также:

- Господи помилуй! Пресвятая Богородица, приди к нам на помощь!

Затем стали бить моего брата, который взывал подобным же образом:

- Пресвятая Богородица, бежавшая с Сыном Своим в Египет, призри на мои мучения! Господи, Господи, избавляющий слабого от рук сильнейших, не отыми помощи Твоей от нас!

В волю надругавшись над нами, царь снова велел отвести нас под стражу".

Все это написали о себе к епископу Кизическому сами доблестные страдальцы.

Спустя четыре дня, их снова привели к епарху, который ласково сказал им:

- Только раз причаститесь св. Тайн вместе с нами, и я отпущу вас идти, куда захотите.

Но блаженный Феодор ответил ему:

- Твое предложение, епарх, похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал мне: об одном молю тебя, позволь только отсечь тебе голову, а затем можешь идти, куда хочешь. Знай, что отвратить нас от правоверия так же трудно, как переставить небо и землю так, чтобы земля стала наверху, а небо внизу.

Тогда епарх приказал заклеймить им лица начертанием на них вышеуказанных стихов. Недавно полученные страдальцами раны еще не зажили и причиняли им страшную боль. Несмотря на это, их растянули на досках лицами кверху и начали колоть им лица нарочно приготовленными орудиями, выбивая на них вышеприведенные стихи. Весь день мучили их этим начертанием, и, только когда зашло солнце и наступили сумерки, мучители прекратили истязания. Уходя от епарха, начертанные страдальцы сказали:

- Знайте все находящееся здесь, что стоящий на страже рая херувим отступит при нашем приходе, увидев на наших лицах эти начертания, и опустит свое пламенное оружие, открывая нам свободный доступ в рай. Ибо еще от века не было этого нового мучения, причиненного нам ныне. И во всяком случае эти начертания будут и на лике Христовом, и на вас падет вина в сем, ибо Он говорит: "Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25:40).

После этого нового и бесчеловечного мучения, понесенного за святые иконы, когда кровь еще не перестала струиться, святых заключили в темницу, а затем по повелению вышеупомянутого Иоанна, бывшего в то время патриархом, - снова сослали в заточение в Апамею Вифинскую 32. При этом был отдан приказ, чтобы, когда они там умрут, не сподоблять их тела погребения, но выбросить далеко за город, как трупы животных. По пути на место заточения святых исповедников, случилось им пройти мимо того острова, где жил в то время, также в заточении за святые иконы, святой Мефодий 33, впоследствии патриарх цареградский 34. Он сидел там запертый в гробовой пещере с двумя разбойниками и получал пищу от какого-то рыбака. Случайно встретившись по дороге с этим рыбаком, святые разузнали от него все о святом Мефодии. Не имея возможности увидеться с ним, по жестокости сопровождавших их воинов, они написали и послали к нему, при помощи того же рыбака, следующее небольшое стихотворение:

Живому мертвецу и мертвому животворцу,

Живущему на земле и попирающему землю,

Пишут начертанные, узники узнику.

Святой Мефодий утешился духом, прочтя эти стихи, а узнав еще о преподобных страстотерпцах из рассказа рыбака, он воздал благодарение Богу, укрепившему их на такой подвиг и написал им стихами же следующее:

Вписанных в книги небесные,

Двух, запечатленных по лицу,

Тех, кто погребен раньше смерти,

Приветствует соузник живопогребенный.

Ведомые воинами преподобные достигли Апамеи, неся на челах достоверные знамения своей благочестной веры во Христа, там они были заключены в темницу. Будучи уже преклонного возраста, преподобный Феодор изнемог здесь от многочисленных ран и перенесенных трудов. В день памяти святого первомученика Стефана 35 он почил о Господе и отошел в вечное успокоение, оставив самое многострадальное тело в оковах за Христа подъятых. Преподобный Феофан, его брат по плоти и по духу, оплакав свое разлучение с братом и пропев надгробные песнопения над ним, положил его в деревянный гроб. Рассказывают, что один великий по своим добродетелям старец случайно был в Апамее во время преставления преподобного Феодора и услыхал ангельское пение, с высоты возвещавшее о торжественном восшествии души мученика, вместе с ангелами, на небо.

По смерти царя Феофила, церкви был дарован мир. Благочестивая царица Феодора с своим сыном Михаилом 36 возвратила из заточения всех святых отцов и воздала им честь и хвалу. Тогда освободили от темничного заключения и святого Феофана. Он вместе с прочими пришел в Царьград, неся на своем челе знамения своей победы над зловерием, и был почитаем среди святых отцов, как херувим среди ангелов. В первую неделю святой четыредесятницы были с великим торжеством внесены в церковь святые иконы 37. На это торжество блаженный Феофан написал и воспел прекрасный канон 38.

Затем он был поставлен в митрополиты города Никеи и рукоположен святым патриархом Мефодием, тем самым, который был раньше заключен в гробовой пещере. Таким-то образом воссиял свет православия, и благодатью Христовою совершенно была прогнана тьма иконоборческой ереси, в течение 120 лет смущавшая и помрачавшая Божию Церковь.

Вскоре после того были перенесены из Апамеи в Халкидон 39 мощи исповедника Христова, преподобного Феодора 40, причем от них подавалось много исцелений во славу Христа Бога, со Отцом и Духом славимого вовеки. Аминь.
__________________________________________
1 Изображение св. Феофана см. в Октябрской книге "Жития святых", на с.245.
2 Отцом преподобного был пресвитер Иона, скончавшийся в монастыре св. Саввы Освященного, память коего празднуется 5 декабря. Память пресвитера Тоны совершается 22 сентября.
3 Разумеется тот же самый монастырь Саввы Освященного, где впоследствии скончался отец святого Феодора.
4 Внешняя мудрость - то же, что мудрость мирская, которая называлась так в отличие от религиозного знания, именуемого мудростью духовною, внутреннею.
5 Лавра или монастырь св. Саввы.
6 Император Лев Исаврянин (717-741 г.) был первым иконоборцем, издавшим повеление выбрасывать св. иконы из церквей и уничтожать их.
7 Император Константин Копроним (с 741 по 775 гг.) сильно поддерживал иконоборческую ересь. Он созвал в Константинополе собор, названный им Вселенским, на котором отвергнуто было иконопочитание.
8 Император Лев, по прозванию Хозар, царствовал с 775 по 780 г. Он поддерживал иконоборчество, но слабо.
9 VII Вселенский собор был созван в Никее в 887 г. Он утвердил иконопочитание, а собор, бывший при Константине Копрониме, признал еретическим.
10 Св. царица Ирина, супруга Льва Хозара, сначала, по смерти мужа, управляла империей за малолетством сына своего, императора Константина Порфирородного (с 780 по 792 г.), от его имени, а потом от своего (с 797 по 802 г.).
11 Император Лев Армянин царствовал с 813 по 820 г.
12 Император Никифор I царствовал с 802 по 811 г.
13 Император Михаил I Рангав царствовал с 811 по 813 г.
14 Св. патриарх Никифор управлял Константинопольскою церковью с 806 по 815 г.; скончался в 828 г. в заточении; память его празднуется 13 марта и 2 июня.
15 Индийские ароматы - ароматы, привезенные из Индии. Индия - страна, находившаяся на большом южном полуострове восточной Азии, издавна славилась своими благовонными растениями.
16 Св. патриарх Тарасий управлял Константинопольскою церковью с 784 по 806 г. При нем был созван VII Вселенский собор, утвердивший иконопочитание.
17 Мелисса - город во Фригии, которая обнимала всю среднюю часть западной половины малоазийского полуострова.
18 Проконисс - остров на Мраморном море, ныне Мариара; служил местом ссылки для многих исповедников во время иконоборческих смут.
19 Разумеется св. Феофан, сын Константинопольского вельможи, постригшийся в иночество по смерти императора Льва Хозара, при котором он занимал высокое положение. Память его совершается 12 марта. Обитель "Великое село" находилась недалеко от Константинополя в лесистых горах Сигрианских, на берегу реки Ривдака.
20 Феодор Студит - настоятель знаменитого Студийского монастыря. Память его празднуется 11 ноября.
21 Влахерны - местность в Константинополе на западной стороне города. Во времена процветания Византийской империи славилась по всему Востоку своими святынями. Особенно известны были Влахерны по Богородичной Церкви, построенной императором Львом I Великим (с 457 по 174 г.), при котором в эту церковь в 474 г. были положены честные ризы Пресвятой Богородицы, перенесенные из Палестины. Здесь же, вместе с одеждою Богородицы, хранились в златокованном ковчеге головной покров Ее (омофор) и часть пояса.
22 Наименование: Травлий - латинское, а Валвос (Балба) - греческое. По-русски то и другое значит: Косноязычный. Этот Михаил сделался впоследствии императором и царствовал с 820 по 829 г.
23 Аморея - город в малоазийской провинции - Фригии.
24 Здесь разумеется Иоанн Грамматик, воспитатель царя Феофила, впоследствии (с 832 по 842 г.) патриарх Константанопольский; умер в заточении.
25 Сосфений - местность в окрестностях Константинополя.
26 Император Феофил царствовал с 829 по 842 г.
27 Памятниками этой просветительной деятельности св. Феодора являются поучения, оставшиеся от него. Ему же приписывается "Размышление о почитании икон" и книга "О православной вере".
28 Афусия, иначе Офиусса, - остров близ Царьграда.
29 Кизик - город в северо-западной части Малой Азии, на южном берегу Мраморного моря.
30 Моавитская страна находилась в Палестине, на восточном берету Мертвого моря. Границами ее были - на запад - Мертвое море, на север - колено Рувимово, на восток - Аравийская пустыня, на юг - Идумея.
31 Так назывались у христианских писателей все мусульмане, в особенности же - аравитяне.
32 Апамея Вифинская так называлась в отличие от Апамеи Сирской. Вифиния - северо-западная область Малой Азии. 33 Память св. Мефодия совершается 14 июня.
34 с 842 по 846 г.
35 Память первомученика Стефана совершается 27 декабря, когда совершается память и св. Феодора Начертанного.
36 Император Михаил III (с 842 по 867 г.) вступил на престол 4-х лет, а потому государством до 855 г. управляла мать его, св. царица Феодора.
37 Это было 19 февраля, 842 г. День этот был назван днем торжества православия и его положено было праздновать ежегодно в первое воскресение великого поста.
38 Феофан оставил после себя много сочинений в защиту православия, в особенности известен, как писатель канонов, число коих достигает до 148. Лучшие каноны его - канон на неделю православия, все каноны апостолам и об усопших. Кроме того, св. Феофан писал и стихиры на некоторые дни.
39 Халкидон - находился против Константинополя, на малоазийском берегу Босфора.
40 Это было еще при жизни брага его Феофана, который написал св. Феодору канон с акростихом: твои, брат, истинные сплетаю хвалы.

Мч. Фоки вертоградаря (ок. 320).
В том же городе Синопе, но в другое время, жил иной Фока 1; он устроил себе сад близ моря и, посадив в нем различную зелень, продавал ее, доставая таким образом пропитание и самому себе, и нищим. Часть зелени из своего сада он клал при дороге, чтобы ее могли брать все прохожие; ибо он отличался великой любовью к ближним и страннолюбием, и более благоустроял вертоград в душе своей, чем – вещественный: процветая благочестием и питая в своем сердце чистые мысли, он приносил плоды добродетелей, так что его святая душа могла называться вертоградом Святого Духа, как говорится в Писании: "запертый сад – сестра моя, невеста" (Песн.4:12); и еще: "плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание" (Гал.5:23).

Блаженный Фока был так огражден добродетелями, что древний тать – диавол, похитивший блаженство в райском вертограде у праматери нашей, не мог похитить добродетели у святого Фоки. Святой ревностно стремился к своему спасению, со страхом внимая словам Апостола: "Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить" (1Пет.5:8). Так подвизался святой, и слух о благочестивой его жизни прошел между людьми. Добродетель, как горящая свеча, не может утаиться, но и в темноте ночной сияет издалека; так и святой Фока как бы среди тьмы сиял своим благочестием среди людей неверующих и развращенных, приводя многих к познанию света. Слух о святом дошел и до нечестивого князя сей страны. Князю рассказали, что Фока не только сам верует в Распятого, но и других обращает к Нему вслед за собою. Тогда князь послал своих слуг, чтобы они убили раба Христова; те немедленно отправились, и стали искать Фоку, чтобы предать его смерти.

Их встретил сам Фока и спросил:

– Кого вы ищете?

Они отвечали:

– Мы отыскиваем Фоку.

Тогда Фока сказал:

– Ступайте ко мне, господа мои, я вам расскажу о нем.

С сими словами он привел их к себе в дом и угостил их, ибо так подобает поступать с врагами своими, согласно словам Писания: "Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водою" (Притч.25:22).

Когда же слуги вкусили вина, Фока спросил их:

– Для чего вы ищете сего человека?

Тогда они рассказали ему тайну:

– Мы ищем его, чтобы предать на мучение, ибо князь послал нас убить его за то, что он не покланяется богам нашим, а почитает Распятого.

Фока стал просить их:

– Прошу вас, господа мои, подождите до утра в моем доме, угощайтесь и пейте, а завтра я предам его вам: ибо никто не знает его лучше меня; он живет недалеко отсюда; теперь он куда-то ушел, но скоро придет; тогда я вам отдам его в ваши руки.

Посланные согласились и стали пировать в доме святого Фоки. Он же в сие время устроил в своем саду гроб, приготовил всё необходимое для погребения, раздал нищим свое имение и всю ночь пребывал в молитве, приготовляясь к смерти. Когда наступило утро, посланные князем слуги встали и спросили его:

– Здесь ли Фока, коего ты хотел предать в наши руки?

Святой же с радостью отвечал им:

– Здесь, господа мои, – делайте с ним, что хотите.

Тогда слуги спросили:

– Где же он?

Блаженный отвечал:

Я – Фока, которого вы ищете, я раб Иисуса Христа… Я – отрекаюсь от ваших мерзких богов, умертвите меня.

Услыхав сие, посланные удивились; они почувствовали стыд и не хотели обагрить рук своих кровью сего человека, ибо он так радушно принял их и угостил; они хотели уйти и сказали ему:

– Мы скажем князю, что всюду искали Фоку, но нигде не нашли.

Но он стал просить их, схватил их за ноги и умолял, чтобы они исполнили то, что им повелено, говоря:

– Ничем вы меня так не вознаградите за мое гостеприимство, как тем, о чем я прошу вас; ибо чрез сие вы избавите меня от уз плоти, и я могу соединиться с желанным Христом.

Так святой Фока стремился освободиться от уз тела и жить со Христом. Так сильно желал он пролить свою кровь за Христа; столь великую он имел любовь к Богу, что говорил:

– "Милость Твоя лучше, нежели жизнь" (Пс.62:4).

Итак он умолил слуг и принял венец мученический; будучи усечен в главу мечом, он перешел от земли к небу 2. Его святые мощи были погребены в приготовленном им самим гробе. Впоследствии, когда еще более просияло в тех странах благочестие, над гробницей мученика была выстроена церковь во имя его. И многие верующие почерпали благодать от святых мощей Христова страдальца, одни получали исцеление от болезней, другие – утешение в печалях, иные же получили помощь в бедах молитвами святого мученика Фоки. Не только в городе Синопе, но и по всей вселенной, на земле и на море, всем с верою призывающим его имя и вручающим себя его молитвам, святой являлся великим благодетелем в нуждах и скорым помощником. У мореплавателей было обыкновение призывать на помощь святого Фоку; ибо много раз он являлся им: то ночью, когда поднималось волнение, он будил спящего рулевого; то видели, что он сам поднимал паруса; иногда его замечали на носу корабля; иногда он являлся ходящим по морю. Имя святого Фоки прославляли на многих кораблях, плававших по Черному и Адриатическому морям и по океану; вместо обычных своих песен моряки стали воспевать похвальные песнопения в честь святого Фоки, так что всякий час его имя было на устах мореплавателей. Не только в бедствиях, но и среди удовольствий они вспоминали святого Фоку. У них был такой обычай: когда они сидели за трапезой или за каким-либо угощением, то отделяли часть пищи или пития в честь святого Фоки. Кто-нибудь из присутствовавших за трапезой покупал сию часть, и вырученные от продажи деньги собирались в особую кружку. Так каждый день уделяли часть своей трапезы святому, и один после другого покупал сию часть: сегодня один, завтра другой, потом третий, – начиная с первого и до последнего, все по очереди покупали ту часть и собирали за нее деньги. Когда же они выходили на берег, то деньги, собранные от продажи сих частей, раздавали убогим, недужным, сиротам и странникам.

Сей обычай хранился много лет до того времени, пока враги святого Креста, попущением Божиим за наши грехи, не взяли все сии страны 3; они весьма сильно стали утеснять святую веру и уменьшили число христиан. Однако же и теперь святой Фока, общий заступник всех, не перестает помогать плавающим в море мира сего; он приводит нас к небесному пристанищу, усердно молясь за нас Господу. Да избавимся же мы молитвами сего мученика Христова от всякого потопления, волнения и бури, ныне, всегда и во веки веков. Аминь.
______________________________________________________
1 Вертоградарь – содержатель сада или огорода, садовник.
2 Сие было около 320 года.
3 Здесь разумеются магометане – турки. В 1214 г. Синоп подпал власти сельджукских турок, а спустя 2.5 столетия он снова был завоеван (в 1461 г.) магометанами (османскими турками), именно Магометом II, завоевавшим Константинополь и основавшим на развалинах Византийской империи Турецкую (магометанскую).

Прав. Петра, бывшего мытаря (VI).
В Африке жил один жестокосердный и немилостивый мытарь, по имени Петр 1; никогда он не пожалел неимущих, не имел в уме своем помышления о смерти, не ходил в Божии церкви, сердце его всегда было глухо к просящим милостыню. Но благой и человеколюбивый Бог не хочет смерти грешников, а заботится о спасении всех и неисповедимым своим Промыслом спасает каждого. Он и сему Петру явил Свою милость и спас его следующим образом.

Однажды нищие и убогие, сидевшие на улице, стали хвалить лиц, относившихся к ним с милосердием, молились за них Богу, а немилостивых укоряли; беседуя так, они заговорили и о Петре, рассказывали о том, как он жестоко поступает с ними, стали спрашивать один другого, получил ли кто когда-нибудь какую-либо милостыню из дома Петра; когда же не нашлось такого человека, один из убогих встал и сказал:

– Что вы дадите мне, если я сейчас пойду и испрошу у него милостыню?

Уговорившись, они собрали залог, а тот нищий, отправившись, стал у ворот Петра. Вскоре Петр вышел из дома. Он вел осла, навьюченного хлебами для княжеского обеда. Нищий поклонился ему и стал громко просить милостыни. Петр схватил хлеб, бросил его в лицо нищему и ушел. Подхватив хлеб, нищий пришел к своим собратьям и сказал:

– Из рук самого Петра я получил сей хлеб.

При сем он стал прославлять Господа, и благодарил Его за то, что Петр так милостив. Спустя два дня, мытарь расхворался так сильно, что даже был близок к смерти, и вот ему представилось в видении, будто он стоит на суде и на весы кладут его дела. На одной стороне у весов стояли смрадные и злые духи, по другую же сторону весов находились светлые и благообразные мужи. Злые духи принесли все злые дела, какие совершил Петр мытарь в течение всей своей жизни с самых юных лет, и положили их на весы; светлые же мужи не находили ни одного доброго дела Петра, которое можно было бы положить на другую сторону весов; посему они были печальны и с недоумением говорили друг другу:

– Нечего нам положить на весы.

Тогда один из них сказал:

– Действительно, нам нечего положить, разве только один хлеб, который он подал ради Христа два дня тому назад и то лишь поневоле.

Они положили тот хлеб на другую сторону весов, и он перетянул весы на свою сторону. Тогда светлые мужи сказали мытарю:

– Ступай, убогий Петр, и прибавь еще к сему хлебу, чтобы не взяли тебя бесы и не повели бы на вечную муку
.

Придя в себя, Петр стал размышлять о сем и понял, что виденное им было не привидение, но истина; при сем он вспомнил все свои грехи, даже те, о коих он уже забыл, – ясно представились ему все его согрешения – их-то именно злые демоны, собрав, клали на весы. Тогда Петр, удивляясь, подумал:

– Если один хлеб, брошенный мною в лицо убогого так помог мне, что бесы не могли меня взять, то насколько более щедрая милостыня, творимая с верою и усердием, помогает тем, кто не скупясь раздает свое богатство убогим.

И с тех пор он сделался в высшей степени милостив, так что даже не пощадил и самого себя. Однажды он шел в свою мытницу 2. На пути встретился ему один владелец корабля: он был наг, ибо вследствие гибели своего корабля он обеднел совершенно. И вот, человек сей, припав к ногам Петра, просил его дать ему одежду, чтобы он мог прикрыть наготу свою. Петр снял с себя прекрасную и дорогую верхнюю одежду и дал ему; но тот, стыдясь ходить в такой одежде, отдал ее для продажи одному купцу. Петр, возвращаясь из своей мытницы, случайно увидел, что одежда та вывешена на торжище для продажи; сие так сильно опечалило его, что придя домой он не хотел даже вкусить пищи, но затворился, стал плакать и рыдать, говоря:

– Бог не принял моей милостыни; я не достоин того, чтобы убогий имел память обо мне.

Плача и скорбя таким образом, он немного уснул, и вот ему представился некий благообразный муж, сиявший светлее солнца; на голове у него был крест, одет он был в ту самую одежду, которую Петр отдал разорившемуся владельцу корабля; сей муж сказал Петру:

– О чем ты, брат Петр, скорбишь и плачешь?

Мытарь же отвечал:

– Как мне не плакать, господин мой, если я даю убогим из того, что ты дал мне, а они данное им снова продают на торжищах.

Тогда явившийся сказал ему:

– Узнаешь ли сию одежду, которую я ношу?

Петр же отвечал:

– Да, владыко, узнаю; она – моя; ею я одел нагого.

Явившийся сказал:

– Перестань же скорбеть, ибо одежду, данную тобою нищему, принял Я и ношу ее, как ты видишь; хвалю тебя за доброе твое дело, ибо ты одел Меня, погибающего от холода.

Проснувшись, мытарь удивился и возревновал о жизни неимущих, говоря:

– Если убогие то же, что Христос, то, клянусь Господом, я не умру, пока не сделаюсь одним из них.

Тотчас он раздал нищим всё свое имение и освободил рабов, оставив лишь одного из них; сему же рабу он сказал:

– Я хочу сообщить тебе тайну; храни ее и повинуйся мне; если же не сохранишь тайны и не будешь мне повиноваться, то знай, что я продам тебя язычникам.

На сие раб отвечал ему:

– Всё, что повелишь ты мне, господин, я должен сделать.

Тогда Петр сказал ему:

– Пойдем во святой град, поклонимся животворящему гробу Господню, и там ты продай меня кому-либо из христиан, а вырученные от продажи деньги дай убогим; тогда и сам будешь свободным человеком.

Удивился раб такому странному намерению своего господина; он не хотел повиноваться ему и сказал:

– Идти с тобою в святой град я должен, так как я твой раб; но продать тебя, господина моего, я не могу, и сего никогда не сделаю.

Тогда Петр сказал ему:

– Если ты не продашь меня, то я продам тебя язычникам, как уже говорил тебе.

И они отправились в Иерусалим. Поклонившись святым местам, Петр снова сказал рабу:

– Продай меня, если же ты не продашь меня, то я продам тебя варварам в тяжкое рабство.

Видя такое непреклонное намерение своего господина, раб должен был повиноваться ему даже против своей воли. Встретив одного известного ему богобоязненного мужа, серебряника ремеслом, по имени Зоила, раб сказал ему:

– Послушай меня, Зоил, – купи у меня хорошего раба.

Серебряник же отвечал:

– Брат, поверь мне: я обнищал, так что нечем заплатить за него.

Тогда раб предложил ему:

– Займи у кого-нибудь и купи его, ибо он очень хорош, да и Бог благословит тебя за него.

Поверив его словам, Зоил взял у одного своего друга тридцать золотых и на сии деньги купил Петра у его раба, не зная, что Петр – сам господин раба того. Последний, взяв деньги за своего господина, удалился в Константинополь, и никому не сказав, что он сделал, деньги те раздал убогим. С сего времени Петр стал служить у Зоила; ему пришлось делать то, к чему он ранее не привык: то он работал на поварне, то возил навоз из дома Зоила, то копал землю в винограднике; сими и другими тяжелыми работами он в своем безмерном смирении изнурял свою плоть. Зоил же видел, что Петр низводит благословение на его дом, как некогда дом Пентефрия получил благословение из-за Иосифа; видел он, что богатство его умножилось; посему и возлюбил Петра, и в то же время, видя его необыкновенное смирение, чувствовал уважение к нему. Однажды он сказал ему:

– Петр, я хочу освободить тебя, будь моим братом.

Петр же не хотел свободы, но предпочитал служить в образе раба; часто можно было видеть, как другие рабы ругали его, иногда даже били и всячески оскорбляли его, он же терпеливо переносил всё сие, не произнося ни слова. Однажды Петр увидел во сне лучезарного мужа, некогда явившегося ему в Африке в его одежде; сей, имея теперь в руке тридцать золотых, сказал ему:

– Не скорби, брат Петр, ибо Я Сам получил деньги за тебя; потрепи до времени, пока тебя не узнают.

Спустя несколько времени из Африки пришли поклониться святым местам некоторые сребропродавцы; Зоил, господин Петра, пригласил их к себе в дом на обед. Во время обеда гости стали узнавать Петра и говорили один другому:

– Как сей человек похож на Петра мытаря.

Услышав их разговор, Петр стал скрывать от них свое лицо, чтобы они окончательно не признали его. Однако они узнали его и начали говорить хозяину того дома:

– Мы хотим сказать тебе, Зоил, нечто важное: знаешь ли ты, что в дому у тебя служит великий муж – Петр? В Африке он был весьма видным человеком, освободил всех своих рабов; князь сильно опечален и жалеет, что Петр оставил нас; посему мы возьмем его с собою.

Находясь за дверями, Петр слышал все слова; поставив на землю блюдо, которое он нес, он поспешил к воротам, чтобы убежать; привратник был нем и глух с самого рождения своего, так что лишь по известным знакам отворял и запирал ворота.

Святой Петр, торопясь выйти, сказал немому:

– Тебе говорю именем Господа нашего Иисуса Христа: открой мне немедленно двери.

Тогда отверзлись уста немому, и он сказал:

– Хорошо, господин, сейчас открою.

С сими словами он сейчас же отворил ворота, и Петр поспешно ушел. Тогда бывший немой пришел к своему господину и в присутствии всех стал говорить; все бывшие в доме удивились, когда услышали, что он говорит; тотчас все стали искать Петра, но не нашли его. Немой же сказал:

– Смотрите, не убежал ли он, знайте, что это – великий служитель Божий; когда он подошел к воротам, то сказал мне: "Во имя Господа Иисуса Христа, тебе говорю, открой ворота". И я тотчас же заметил исходящий из уст его пламень, который коснулся меня, и я стал говорить.

Все немедленно отправились по следам Петра, но не настигли его; всюду старательно искали его, но не нашли. Тогда все в доме Зоила возрыдали и говорили: "Как это мы не знали, что он такой великий служитель Божий?" И прославляли Бога, имеющего многих сокровенных рабов Своих. Петр же, убегая от человеческой славы, скрывался по тайным местам до самого своего преставления .Слава Господу во веки. Аминь.
__________________________________
1 Мытарь – сборщик податей.
2 Мытница – место, где собирались пошлины или подать.

Прп. Ионы Яшезерского (1589-1592)
http://i064.radikal.ru/0910/a4/993b00866f65.jpg

   Многие столетия карельская земля щедро рождала великих подвижников. Среди них лучезарной звездой сияет имя преподобного Ионы Яшезерского, память которого Православная Церковь чествует 5 октября.
        Преподобный Иона, основатель монастыря, был одним из последних учеников и соратников преподобного Александра Свирского. Уроженец села Шокша, св. Иона был вепс по национальности. Еще в юности он слышал о подвигах великого старца и, едва достигнув совершеннолетия, оставил дом и близких и удалился на берега реки Свирь. Здесь, в трудах и молитвах, подвизался над устроением обители Живоначальной Троицы преподобный Александр. Провидя Духом Святым в пришедшем велию благодать Божию, св. Александр с радостью принял его в свою обитель. Имея от Бога изрядные способности и кроткий нрав, руководимый своим святым учителем, Иона скоро обучился иноческому деланию. И незадолго до кончины преподобного Александра Свирского (30 августа 1533 года), принял от него благословение на подвиг пустынничества.
        Покинув Свирскую обитель, преподобный Иона поселился среди лесов и болот, между озер Яшезеро и Сенное. Выбор места неслучаен, по преданию здесь находилось языческое капище. Установив Крест Христов, преподобный стал обживать дикие и непроходимые места. Одолеваемый летом лесными насекомыми, а зимой дикими зверями, он претерпевал постоянно нужду в самом необходимом, восходя к совершенству духа. Так преподобный Иона провел много лет в совершенном безмолвии и удалении от сует мира.
        Но как светильник не может укрыться в ночи, так и подвиги угодника Божия не могли быть долго скрытыми от людей, ищущих спасения. По лесным тропам стекались к нему пустыннолюбцы. Любитель пустынножительства и безмолвия, по воле Божией, принял на себя новый многотрудный подвиг духовного руководства. С новыми силами и пущим усердием трудился преподобный над устройством обители для братии, к нему пришедшей. Первой постройкой была церковь во имя Благовещения Пресвятой богородицы. Затем были устроены келии и хозяйственные постройки с оградою. Для сбора средств на создание монашеской общины в 1562 году была открыта вкладная книга. Этот год и можно считать годом основания Благовещенского Ионо-Яшезерского монастыря.
        Ревность преподобного Ионы по устроению основанной им обители изумительна. Помимо сооруженных в обители храмов и всех хозяйственных построек, в строительстве которых преподобный сам принимал активное участие, он в одиночку прокопал канал из Яшезерского озера в Сенное для удобства лова рыбы. Ко времени расцвета обители, преподобный Иона достиг глубокой старости. Всего же преподобный Иона прожил более ста лет: из них около тридцати в совершенном безмолвии, а в монашеском делании - порядка восьмидесяти. Заботясь о благосостоянии своей обители, он ездил верхом по окрестным и дальним селениям для нужд монастырских; сам вытачивал из дерева нужные для церкви вещи. Еще в начале ХХ века в монастыре бережно сохранялись кожаные переметные сумы, которыми пользовался преподобный, выточенный им из карельской березы ковшичек под теплоту на Божественной литургии.
        По преданию, Господь возвестил преподобному Ионе о времени его блаженной кончины. Желая подготовить себя к встрече с Господом, он принял образ великой схимы и, оставив монастырь, удалился в пещеру, находящуюся в полутора верстах от обители. В пещере преподобный провел последние дни своей жизни. Братия не оставляла своего наставника и, навещая его, испрашивала совета и духовного наставления. Однажды, придя к преподобному и сотворив обычную молитву, братия не услышала приветственного ответа на нее и войдя в пещеру, нашли, что их блаженный наставник переселился в мир лишенный всяческой суеты. Честные мощи преподобного были перенесены братией из пещеры в основанную им обитель, где они и были погребены, после церковной молитвы и заупокойной службы, под спудом в притворе храма Преображения Господня.
        К месту захоронения, стали притекать страждущие от душевных недугов и телесных болезней. По молитвам преподобного Господь даровал многим благопотребное ко спасению - исцеление недужных и больных. По совершении многочисленных исцелений и чудес, которые происходили на протяжении многих десятилетий, преподобный Иона Яшезерский был причислен Русской Православной Церковью к лику святых.

АКАФИСТ   http://akafist.narod.ru/I/Iona_Yashezersky.htm

0

15

..................продолжение от 5 октября

Прп. Макария Жабынского, Белевского чудотворца (1623)
http://s44.radikal.ru/i103/0910/61/6b4572dbe11e.jpg

Преподобный Макарий подвизался в начале XVII века в пределах нынешней Тульской губернии. Он известен как возобновитель разоренной Жабынской пустыни, почему и называется ее «возградителем». Сведения о нем, как пись­менные, так и устные, очень скудны. Неизвестно, откуда преподобный был родом и в какой обители положил начало своей подвижнической жизни. Письменные сказания называют преподобного уже священноиноком, подвижником Жабынской пустыни. Пустынь эта получила свое начало, как общежительная обитель, в 1585 году, когда старцу Онуфрию была пожалована грамота царя Феодора Иоанновича, которой давалось «старцу Анофрию Жабынское городище под монастырь в Карманьи, да пашни... лужок церковный села Спыхова... ему ж дан бор на свечи и на ладан, а черный ему лес сечи на монастырское строение и на дрова про монастырский обиход, а не на продажу». Вместе с угодьями старцу было дано несколько деревень. По той же дарственной грамоте Онуфрий должен был «на том Жабынском городищи храм воздвигнуть Введения Пресвятой Богородицы и мона­стырь строить». Это обязательство было исполнено Онуфрием, и храм Введения Пресвятой Богородицы был воздвигнут. Пустынь стала называться и доселе именуется Введенской — по имени главного храма, Белевской — по близлежащему городу и Жабынской — по имени колодца Жабынца. Но обитель не могла долго процветать, чему препятствовало само положение ее на границе Московского государства. Благодаря последнему обстоятельству монастырю приходилось много терпеть в XVI веке от лихих набегов крымских татар, а в начале XVII века — и так называемое литовское разорение — от частых набегов и грабежей польских и литовских отрядов, опустошавших под предводительством Лисовского этот край и Белевский уезд. Быть может, в один из таких набегов была разграблена и Жабынская пустынь, прекратившая поэтому на время свое существование. Разграбленная, разоренная и окончательно запустевшая Жабынская обитель своим восстановлением обязана трудам преподобного Макария, ее «возградителя», избравшего ее местом для своих иноческих подвигов и проведшего здесь большую часть своей трудолюбной жизни. Дни и ночи укрепляясь молитвою, проводил преподобный Макарий в непрерывной борьбе с искушениями от диавола и плоти и в непрестанных заботах и трудах по восстановлению обители. Господь Бог благословил великие труды и молитвенные подвиги Своего угодника, и обитель снова процвела. «Стражда в терпении иночески плотию», претерпевая «мраз, зной, в алчбе и жажде», преподобный снова устроил монастырь и собрал братию. Своей святой жизнью подвижник подавал братии пример для подражания. В конце жизни, закончив устроение обители, он уже схимником подвизался на кладезе Жабынце: «крайняго смирения не оставль в житии своем, великий ангельский образ приял», как поет канон ему. Здесь в уединении старец всецело посвятил свою жизнь служению Богу, проводя дни в умной молитве и в духовных подвигах. В пламенной, исполненной горячей веры, молитве и в подвигах измождения плоти преподобный почерпал силы для борьбы с искушениями, какие неизбежно приходится терпеть от врага спасения рода человеческого всем подвижникам, ищущим высших степеней нравственного совершенствования. И «плотию стражда», преподобный «врага человекоубийцу диавола под нозе свои покорил». Скончался преподобный Макарий 84 лет от роду в 1623 году, 22 января, «в нощи, в куроглашение». Погребен он учениками своими в воссозданной им обители, близ монастырского храма в честь Введения Пресвятой Богородицы.

Мощи преподобного Макария, по преданию, первоначально почивали открыто. Вследствие запустения обители в начале XVIII века они были положены под спудом, но где именно, в каком из храмов обители в точности неизвестно. Предание говорит, что в 1816 году, когда на место деревянной ветхой строили новую церковь и рыли яму для бута, был найден вполне сохранившимся гроб преподобного Макария и с подобающею честью опущен под алтарь новосозданного храма. В настоящее время в храме во имя преподобного Макария Жабынского, построенном на месте бывшей Никольской церкви, между правым приделом во имя святителя Николая Чудотворца и правым столпом можно видеть на возвышении, под деревянным с позолотою балдахином гробницу с изображением преподобного Макария, перед которой постоянно служатся молебны. На этом месте, по преданию, и почивают мощи преподобного.

Господь Бог, «препрославленный старцем в житии его, препрославил» и Своего угодника — преподобного Макария, «в чудесах и доныне сияющего».

Существует следующее предание о чуде, совершившемся по молитвам преподобного Макария еще при его жизни. Один польский воин, отставший от своих полчищ, встретил в лесу около монастыря преподобного Макария. Умирая от жажды, поляк попросил преподобного дать ему воды. Старец отвечал, что вода есть, но за ней нужно идти к реке. Поляк сказал, что так далеко идти он не в состоянии. Тогда преподобный со словами, что Господу совершить все возможно, ударил посохом по земле, и сейчас же забил ключ чистой, прозрачной воды. Этот ключ получил название «Жабынца».

Много чудес было явлено и много исцелений совершалось и по смерти подвижника при его «цельбоносном гробе», как о том свидетельствует синодик Жабынской пустыни. И в наше время преподобный не оставляет своей помощью с верою притекающих ко гробу его.

Передают о двух случаях чудесных исцелений преподобного Макария. У одной женщины опасно заболел мальчик. У него образовалась водянка головы: голова мальчика сделалась огромной по размеру; стала какой-то прозрачной, страшной. Горько плакала мать, когда врачи отказались помочь больному; по совету некоторых благочестивых жителей города Белева она отправилась пешком в Жабынскую пустынь. Горячо молилась несчастная женщина преподобному Макарию в церкви и на кладезе, где он подвизался. С надеждой после того она возвратилась домой. Пришла — и вдруг ее встречает сын вполне здоровым: водянка исчезла и голова приняла обычный здоровый вид; ему стало лучше в то самое время, когда его мать молила о помощи преподобного. Мать сначала была поражена до испуга, затем поспешила вместе с мальчиком в Жабынскую пустынь, чтобы на этот раз уже со слезами радости и словами благодарности поклониться преподобному.

Другая женщина сама исцелилась по вере своей через погружение в кладезе Жабынце. Она была опасно больна, так что не могла даже двигаться без посторонней помощи, и врачи отказались лечить ее. Вдруг у ней явилось горячее желание ехать в Жабынскую пустынь. Муж долго уговаривал ее не делать этого и не подвергать себя опасности, но она настояла на своем. И по приезде в пустынь, когда она хотела искупаться в кладезе, муж советовал ей не погружаться в воду, а только обливаться. Но она с верою в Бога и заступление преподобного Макария попросила погрузить ее в воду. На простыни больную погрузили несколько раз; тот час же она почувствовала себя лучше и, встав, горячо молилась преподобному Макарию.

Упадок и запустение Жабынской пустыни в конце XVIII века послужило причиной того печального обстоятельства, что о самом преподобном Макарии не сохранилось не только подробных, но более или менее достоверных сведений. Однако имя Жабынского чудотворца не было забыто; и если дальние богомольцы в годы запустения пустыни Жабынской не забывали о ней совершенно, то многие из ближайших к ней жителей всегда свято чтили память ее преподобного покровителя. Благочестивых ревнителей памяти преподобного Макария, от отцов и дедов слышавших сказания о жизни и чудесах Жабынского чудотворца, глубоко огорчало то обстоятельство, что прославление его памяти оставлено, что самые сказания и воспоминания о нем, изглаживая из памяти, забываются. И вот, волей Божией, благодаря ревности некоторых благочестивых людей из града Белева, после их заботливых ходатайств перед церковной властью прославление памяти преподобного Макария ныне восстановлено. В 1902 году, 22 января, происходило торжественное чествование памяти преподобного Макария Жабынского и по всей Туле. С этого времени установлено в Туле и на будущее время праздновать 22 января/4 февраля как день памяти преподобного Макария.
Тропарь, глас 4
Пустынный житель, и во плоти Ангел, и чудотворец явился еси, богоносе отче наш Макарие, постом, бдением, молитвою, небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и души верою приходящих ти. Слава Давшему ти крепость, слава Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 4
В дому Господь воздержания воистинну тя положи, якоже звезду непрелестную, световодящу концы отче отцев, Макарие преподобне.

Сщмч. Феодосия Бразского (1694)

В минувшем году Румынская Церковь причислила к лику святых шестерых подвижников: в том числе священномученика Феодосия Бразского; (сведений о Житии пока нет )

Собор Тульских святых
http://i001.radikal.ru/0910/2c/e25c3040860f.jpg

5 октября (22 сентября по старому стилю) 1987 года, в день Обретения мощей преподобного Макария Жабынского, Белевского чудотворца, по благословению Святейшего Патриарха Пимена во Всехсвятском кафедральном соборе в г. Туле состоялось торжественное прославление святых, в земле тульской просиявших, – именуемых и неименуемых, явленных и неявленных Божиих угодников, которые своею верою и подвигами прославили Бога и обрели милость Его быть молитвенниками за нас.Чтобы установить имена всех подвижников, имевших прямое отношение к тульской земле, под руководством архиепископа Тульского и Белевского Максима была проделана большая исследовательская работа.
В день памяти преподобного Макария Жабынского и на следующий день после Куликовской битвы, произошедшей в 1380 году, установлено празднование Собору Тульских святых. Тульский Собор один из самых многочисленных в Русской Православной Церкви, в него входят более 30 русских святителей, более 20 святых благоверных князей и княгинь, более 30 преподобных, несколько Христа ради юродивых. Также в Соборе вспоминаются святые воины, которые положили свою жизнь за Православную веру на Куликовом поле.

Празднование соборной памяти Всех святых, в земле Тульской просиявших, было установлено в 1987 году, в преддверии празднования Тысячелетия Крещения Руси. Поскольку Куликово поле находится в пределах Тульской епархии, то при установлении празднования имена подвижников и мучеников, связанных с Куликовской битвой, были также включены в соборную память. В 1988 году в связи с празднованием тысячелетия Крещения Руси было принято решение о прославлении в лике святых угодников Божиих великого князя Димитрия Донского. В 1999 году Синодальной Богослужебной комиссией была подготовлена служба благоверному князю. В этой службе, кроме святого Димитрия, поминаются и его сподвижники, участвовавшие в Куликовской битве: схимонахи Александр Пересвет и Андрей Ослябя, князья Владимир Храбрый и Андрей Полоцкий, воевода Димитрий Боброк, боярин Михаил Бренк..

Тропарь ,глас 2:
Наста день светлаго торжества, / земля наша радуется, / и с нею Церковь Христова веселится, / в прославлении собора Тульских святых, Богу угодивших; / к ним же мы притекающе, взываем сице: / о, преславнии сродницы наши, / молите Христа Бога, / даровати миру мир, / отечеству благоденствие, / и душам нашим велию милость.


Блаженной Параскевы Дивеевской (1915).
http://s60.radikal.ru/i167/0910/8b/93b2fb3fe892.jpg http://i037.radikal.ru/0910/ad/90db78af8124.jpg
http://s41.radikal.ru/i091/0910/d5/47964bc81d9a.jpg
Блаженная Параскева в центре
22 сентября/5 октября - день памяти дивеевской
блаженной Параскевы Ивановны, более
известной как Паша Саровская.

Блаженная Прасковья Ивановна, в миру Ирина Ивановна, родилась в последних годах XVIII столетия в селе Никольском Спасского уезда Тамбовской губернии. Родители ее, Иван и Дария, были крепостные крестьяне господ Булугиных. Когда девице минуло семнадцать лет, господа выдали ее замуж за крестьянина Федора. Ирина стала примерной женой и хозяйкой. Они прожили с мужем в согласии пятнадцать лет, но Господь не благословил их детьми. Помещики Булыгины продали их помещикам-немцам Шмидтам в село Суркот. Здесь по прошествии пяти лет умер муж Ирины, а ее взяли в кухарки и экономки.

Через полтора года прислуга оклеветала Ирину, показав, что она виновата в пропаже двух кусков холста. Помещики уговорили станового пристава наказать Ирину, и солдаты жестоко истязали ее, пробили голову, порвали уши. После этого выяснили, что холсты украла другая женщина. После перенесенного истязания Ирина была не в силах жить у господ-нехристей и, уйдя от них, пошла в Киев на богомолье.

Киевские святыни, встреча со старцами совершенно изменили ее внутреннее состояние. Она желала теперь, чтобы в ее сердце жил только Бог – единственный любящий всех милосердный Христос. Но полиция нашла Ирину и отправила по этапу к господам. Более года прослужила им Ирина и опять ушла в Киев. Через год ее снова вернули, но помещики не приняли ее и с гневом выгнали на улицу.

В Киеве Ирина приняла тайный постриг в великую схиму с именем Параскева, и поэтому стала называть себя Пашей. Пять лет бродила она по селу как помешанная, и была для всех посмешищем. Она выработала привычку жить круглый год под открытым небом, перенося голод, холод и зной. А затем удалилась в Саровские леса, где жила в вырытых ею самой пещерах около 30 лет в посте и молитве. Монашествующие того времени свидетельствовали, что на скитальческую жизнь в Саровских лесах Параскеву благословил именно преподобный Серафим.

До переезда в Дивеевскую обитель Паша некоторое время жила в одной деревне. Видя ее подвижническую жизнь, люди стали обращаться к ней за советом, просили помолиться. Враг рода человеческого научил злых людей напасть на нее и ограбить. Блаженную нашли лежащей в луже крови с проломленной головой. Она болела после этого год, но совершенно поправиться не могла до конца жизни.
После смерти в 1884 году дивеевской блаженной Пелагеи Ивановны Серебренниковой Паша осталась в обители до конца своих дней и в течение 31 года продолжала их общее предназначение: спасать души монашествующих от натисков врага человечества, от искушений и страстей, им ведомых по прозорливости. Прасковья Ивановна часто заходила к дивеевской блаженной Пелагии Ивановне. Однажды Пелагия Ивановна спала, но вдруг вскочила, точно кто ее разбудил, бросилась к окну и, высунувшись наполовину, стала глядеть вдаль и кому-то грозить.
Около Казанской церкви открылась калитка и в нее вошла Прасковья Ивановна и прямо направилась к Пелагии Ивановне, что-то бормоча про себя.
Подойдя ближе и заметив, что Пелагия Ивановна что-то говорит, она остановилась и спросила: - Что, матушка, или нейти?
- Нет.
- Стало быть, рано еще? Не время?
- Да, - подтвердила Пелагия Ивановна.
Низко ей Прасковья Ивановна поклонилась и, не заходя в монастырь, ушла в ту же самую калитку.

За шесть лет до смерти блаженной Пелагии Ивановны Паша вновь явилась в обитель, на этот раз с куклой, и уже проживала в монастыре по нескольку недель и месяцев.
Без сомнения Пелагия Ивановна поставила на свое место Прасковью Ивановну, чтобы спасать души монашествующих от натисков врага рода человеческого.

Напившись чая после обедни, блаженная садилась за работу, вязала чулки или пряла пряжу. Это занятие сопровождалось непрестанной Иисусовой молитвой, и потому ее пряжа очень ценилась в обители. Одним из ее любимых занятий, соединявшихся с Иисусовой молитвой, было полоть и поливать огород.

В дни духовной борьбы с врагом рода человеческого она без умолку начинала говорить, но ничего нельзя было понять; ломала вещи, посуду, волновалась, кричала, бранилась.

Случаев прозорливости Прасковьи Ивановны было бесчисленное множество.
В последние годы Прасковья Ивановна целые дни занималась с людьми. Келейная ее монахиня, мать Серафима, справляла за нее все правило.

Веру к Прасковье Ивановне имели не только простые люди, но и духовенство. К ней обращались преподобный Варсонофий Оптинский, священномученик Серафим (Чичагов), священномученик Петр (Зверев), известный духовный писатель С. А. Нилус. Игумения Мария (Ушакова) ничего не делала и никуда не ездила без благословения Прасковьи Ивановны.

Похоронили ее у алтаря Троицкого собора. До закрытия монастыря могила блаженной почиталась паломниками и там непрерывно служили панихиды. Келлия блаженной также была местом паломничества, в ней читалась Неусыпаемая псалтирь. В годы запустения могилы блаженных были разорены. (Жития Дивеевских блаженных Пелагии, Параскевы и Марии. Издание Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря, 2001)

Блаженная старица Прасковья Ивановна была прославлена в лике местночтимых святых Нижегородской епархии 31 июля 2004 года, а 25 сентября/ 8 октября 2004 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви было принято решение об ее общецерковном почитании.

6/19 - 7/20 сентября 2004 года было совершено обретение честных мощей блаженной блаженной Параскевы Ивановны. В настоящее время честные мощи святой блаженной Параскевы покоятся в Казанском храме обители, а в домике-келье, где она жила, находится музей блаженных и истории Дивеевской обители.
http://s47.radikal.ru/i115/0910/4e/9ac26f91d8d9.jpg...http://i049.radikal.ru/0910/05/a6bdc4332f65.jpg

В этом году в Серафимо-Дивеевской обители в Казанском храме были совершены служба святой блаженной Параскеве (всенощное бдение, Божественная литургия) и молебен перед ракой с ее мощами.

Всенощное бдение совершили архимандрит Елевферий (Деденко) из города Самары и духовенство Серафимо-Дивеевского монастыря и Нижегородской епархии. Перед ракой со святыми мощами блаженной было совершено елеопомазание. Присутствующие в храме имели возможность приложиться к открытым мощам святой.

С 5 часов утра 30-ти минут в Казанском храме была совершена Божественная литургия. После Литургии перед ракой с честными мощами блаженной был отслужен молебен. Молебен к святой был также отслужен в ее домике-келье.

Собрано и описано много случаев прозорливости блаженной Паши. Известно, что в 1903 году во время прославления преподобного Серафима Саровского ее посетили Августейшие особы - Император Николай II и Императрица Александра Федоровна. Им предрекла блаженная скорое рождение долгожданного Наследника, а также гибель России и царской династии, разгром Церкви и море крови, после этого Государь не раз обращался к предсказаниям Параскевы Ивановны, посылая время от времени к ней великих князей за советом. Незадолго до своей кончины блаженная часто молилась перед портретом Государя, предвидя скорую его мученическую смерть.
Скончалась блаженная схимонахиня Параскева в возрасте 120 лет. Могилка Параскевы Ивановны находится у алтаря Троицкого собора.

В 2004 году на торжествах, посвященных 250-летию со дня рождения преподобного Серафима Саровского, состоялось прославление в лике святых блаженной Паши Саровской и других дивеевских блаженных, которые подвизались в Серафимо-Дивеевском монастыре в XIX –XX веках - Марии и Пелагии.

31 июля в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском женском монастыре митрополиты Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси, Крутицкий и Коломенский Ювеналий, председатель Синодальной комиссии по канонизации святых, Калужский и Боровский Климент, Управляющий делами Московской Патриахии, и собор архиереев совершили чин великого освящения церкви в честь Казанской иконы Божией Матери.

По окончании освящения храма была отслужена заупокойная лития по Дивеевским старицам Пелагии, Параскеве и Марии - последняя перед прославлением их в лике местночтимых святых Нижегородской епархии. Затем, за первой Божественной литуригией в новоосвященной Казанской церкви, был совершен чин прославления блаженных Пелагии, Параскевы и Марии Дивеевских. Епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий огласил «Деяние о канонизации блаженной Пелагии Дивеевской (1809-1884), Параскевы Дивеевской (+ 1915) и Марии Дивеевской (+1931)» и благословил богомольцев иконой новопрославленных святых.

В «Деянии о канонизации», утвержденным епископом Нижегородским и Арзамасским Георгием, в частности, говорится:
«Синодальная комиссия по канонизации святых, ознакомившись с богоугодной жизнью, проведенной в суровом подвиге юродства Христа ради блаженных стариц Пелагеи, Параскевы и Марии Дивеевских не нашла препятствий к их прославлению в лике святых. После рассмотрения материалов о жизни подвижниц Серафимо-Дивеевского монастыря, по благословению Святейшего Патриарха Алексия II мною с любовию и благоговением определяется:

1. Причислить к лику святых Христа ради юродивых, благодатию Божией прославленных, блаженных стариц Пелагию Дивеевскую, Параскеву Дивеевскую и Марию Дивеевскую для местного церковного почитания в Нижегородской епархии.

2. Честные останки блаженных Пелагии Дивеевской, Параскевы Дивеевской и Марии Дивеевской, почивающие в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском женском монастыре Нижегородской епархии, отныне именовать святыми мощами и воздавать им достодолжное почитание.

3. Память блаженной Пелагии Дивеевской совершать в день ее преставления – 30 января/12 февраля, блаженной Параскевы Дивеевской в день ее преставления – 22 сентября/5 октября, блаженной Марии Дивеевской в день ее преставления – 26 августа/8 сентября. Также совершать общую память блаженных Дивеевских в день празднования собора святых жен Дивеевских 8/21 июля.

4. Службу новопрославленным Дивеевским святым составить каждой особую, а до времени составления таковых отправлять общие – по чину Христа ради юродивых.

5. Писать новопрославленным блаженным Пелагии Дивеевской, Параскеве Дивеевской и Марии Дивеевской иконы для поклонения согласно определению VII Вселенского Собора.

6. Напечатать жития блаженных Пелагии Дивеевской, Параскевы Дивеевской и Марии Дивеевской для назидания в благочестии чад церковных.

7. Настоящее определение наше довести до сведения клириков и верующих православных приходов и обитателей Нижегородской епархии.

Молитвами новопрославленных Пелагии Дивеевской, Параскевы Дивеевской и Марии Дивеевской да подаст Господь свою милость всем, с верой и любовию прибегающим к их небесному предстательству. Аминь».

Для каждой из новопрославленных святых будет составлена отдельная служба, их жития и иконы уже можно приобрести в Серафимо-Дивеевской обители. Как отметила настоятельница Дивеевского монастыря игумения Сергия, в Синодальную комиссию по канонизации святых уже подано прошение на общецерковное прославление Дивеевских блаженных, а также святых жен Александры, Марфы и Елены, чьи мощи сейчас находятся в Дивеевском монастыре. О решении Cинодальной комиссии по канонизации станет известно на Архиерейском Соборе, который пройдет в октябре в Троице-Сергиевой Лавре. (http://www.4udel.nne.ru/news_item.php?id=114)

Юродивая Паша Саровская, старица и подвижница Серафимо – Дивеевского монастыря

Подвиг Преподобного Серафима неразрывно связан с его верными учениками и последователями. Особое место в истории Дивеевского монастыря занимали блаженные Христа ради юродивые подвижницы, которые сохраняли святую обитель своим великим подвигом юродства и напоминали христианам слова Спасителя, что «Царство Мое не от мира сего», и граждане этого Царства живут по иным, порой непонятным нам законам.
Прасковья Ивановна обладала весьма типичной наружностью. Наружность эта была весьма разнохарактерна, смотря по настроению: то чрезмерно строгая, сердитая и грозная, то ласковая и добрая, то горько- горько грустная.
Отец настоятель Суздальского Ефимьева монастыря архимандрит Серафим (Чичагов), автор “Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря”, прекрасно изучив эту замечательную женщину, говорил о ней: “От доброго взгляда ее каждый человек приходит в невыразимый восторг. Детские, добрые, светлые, глубокие и ясные глаза ее поражают настолько, что исчезает всякое сомнение в ее чистоте, праведности и высоком подвиге. Они свидетельствуют, что все странности ее, - иносказательный разговор, строгие выговоры и выходки, - лишь наружная оболочка, преднамеренно скрывающая величайшее смирение, кротость, любовь и сострадание. Облекаясь иногда в сарафаны, она, как превратившаяся в незлобное дитя, любит яркие красные цвета и иногда одевает на себя несколько сарафанов сразу, как, например, когда встречает почетных гостей или в предзнаменование радости и веселия для входящего к ней лица”.
По свидетельству монашествующих, преподобный Серафим еще при жизни своей благословил Прасковью Ивановну на скитальческую жизнь в дремучих лесах Саровских. Там она пребывала в посте и молитве около тридцати лет. Жила она в вырытой ею пещере. Говорят, что у нее было несколько пещер в разных местах обширного непроходимого леса, переполненного хищными зверями. “Во время своего житья в Саровском лесу, долгого подвижничества и постничества она имела вид Марии Египетской, - говорил архимандрит Серафим, - Худая, высокая, совсем сожженная солнцем и поэтому черная и страшная, она носила в то время короткие волосы, так как ранее все поражались ее длинным до земли волосами, придававшими ей красоту, которая мешала ей в лесу и не соответствовала тайному постригу. Босая, в мужской монашеской рубашке - свитке, расстегнутой на груди, с обнаженными руками, с серьезным выражением лица, она приходила в монастырь и наводила страх на всех, не знающих ее ”.
Прасковья Ивановна жила в домике, очень небольшом, слева от монастырских ворот. Там у нее была одна просторная и светлая комнатка, замечательно опрятная. Вся стена этой комнатки против дверей была закрыта большими иконами. В центре – Распятие, по сторонам его – справа Божия Матерь, слева – ап. Иоанн Богослов. В этом же домике, в правом от входа углу, имелась крохотная келья – чуланчик, служащая спальной комнаткой Прасковьи Ивановны. Простая деревянная кровать юродивой Паши Саровской с громадными подушками редко занималась ею, а больше на ней покоились куклы. Да и не было времени ей лежать, так как ночи напролет она молилась перед большими образами. Изнемогая под утро, Прасковья Ивановна ложилась и дремала, но чуть забрезжит свет, - она уже моется, чистится, прибирается или выходит на прогулку – для молитвы. После обедни она садилась за работу, вязала чулки или делала пряжу. Это занятие сопровождалось, конечно, внутренней молитвой, и потому пряжа Прасковьи Ивановны так ценилась в обители, что из нее делали пояски и четки.
Народ почитал в Прасковье Ивановне прорицательницу. Под окнами ее домика по целым дням стояла толпа богомольцев, с благоговеньем ожидавших, не даст ли она им добрый совет, не помолится ли за них.
Имя Прасковьи Ивановны было известно не только в народе, но и в высших кругах общества. Почти все из высокопоставленных лиц, посещая Дивеевский монастырь, считали своим долгом побывать у Прасковьи Ивановны.
Случаев прозорливости Прасковьи Ивановны невозможно собрать и описать. Положительно, она знала каждую мысль обращающегося к ней человека и всего чаще отвечала на мысли, чем на вопросы. В беспокойные для нее дни, несомненно вследствие борьбы ее с врагом человечества, она без умолку говорила, но невозможно ничего было понять, ломала вещи, била посуду, точно боролась с духами, волновалась, кричала, бранилась и была вся вне себя.
О прозорливости Прасковьи Ивановны рассказывали: “Когда наша мать настоятельница и игумения Мария, - рассказала мать Анфия, заведующая монастырской гостиницей, - текущей зимой была тяжело больна, мы, сестры, сильно скорбели и опасались за конец болезни. Неоднократно мы спрашивали Прасковью Ивановну, выздоровеет ли наша мать настоятельница, и она каждый раз говорила нам, что ее ждет скорое выздоровление. Предсказание Прасковьи Ивановны сбылось. Мать настоятельница оправилась от своей тяжелой болезни, и опасность миновала”.
Один из москвичей – корреспондентов, посетивший в Дивееве с товарищами Прасковью Ивановну, о ее прозорливости сообщил: “Когда мы вошли в домик, нас встретила мать Серафима и молоденькая послушница. Они сообщили нам, что Прасковья Ивановна заперлась в своей крохотной келии, но может быть, скоро выйдет, и поэтому нас просили обождать. Мы стояли у входа в покой с матерью Серафимой, как дверцы кельи открылись, и к нам порывистыми шагами вышла Прасковья Ивановна. Она была такой, как ее описал архимандрит Серафим. Не обращая ни на кого внимания, она прерывисто прошла и, обращаясь к художнику М., сказала, грозя пальцем: “Денежку не бережешь, по ветру пускаешь!” Сказав это, она, проходя к окну, перед которым стояла группа богомольцев, пожала мне руку, молча. Бросив взоры на стоящих на дворе богомольцев, она вновь устремила свои очи на нас и довольно долго вглядывалась в нас, как бы читая наши мысли. Становилось жутко. Но вот она по своей прозорливости прочла наши мысли: мы искренно жалели ее. Она немного постояла как бы в полузабытьи, потом лицо просияло, и она на нас уже перестала смотреть сурово. Ее лицо стало радостно, она повеселела. Мы передали ей нашу лепту – на свечи. Это еще более обрадовало ее. Она стала резвиться, как дитя. Немного спустя, она опустилась перед распятьем на колени и стала горячо молиться, все время кладя земные поклоны. Мать Серафима и послушница при этом стали петь заздравный стих, закончив поминовением наших имен: Иакова, Стефана и Эмилия. Мы были поражены и обрадованы тем, что эта блаженная с чистым взором ребенка молилась за нас, грешных. Радостная и довольная она отпустила нас с миром, благословив на дорогу. Сильное впечатление произвела она на нас. Это цельная, не тронутая ничем внешним натура, всю свою жизнь, все свои помыслы отдавшая во славу Господа Бога. Она редкий человек на земле, и надо радоваться, что такими людьми еще богата земля Русская”.
Таковы-то отзывы о юродивой Паше Саровской, которую преподобный Серафим благословил на жизнь скитальческую, и которая так долго исполняла завет святого и великого старца Саровского!

Источник: http://bonus.kaluga.ru/church/

новомученики :

Свщмч. Вениамина (Воскресенского), еп. Романовского (1930).
http://s11.radikal.ru/i183/0910/d0/2986f1ee868d.jpg

Епископ Вениамин (в мире — Василий Константинович Воскресенский), родился 15 января 1871 года в селе Переславцеве Угличского уезда Ярославской губернии в многодетной семье священника сельской церкви отца Константина и матушки Александры Васильевны Воскресенских. Отец Константин много сил отдавал народному образованию. В Переславцевском духовном училище он состоял учителем и законоучителем, назначался наблюдателем за церковно-приходскими школами округа и катехизатором, неоднократно был отмечен и награжден «за особые труды и любовь к народному образованию», «за ревностное прохождение должности», с 1896 года избран благочинным округа.
В 1877 году отец Константин основал в своем доме начальную школу, в которой в качестве учительницы трудилась и матушка. В этой школе начал свое учение шестилетний Василий Воскресенский. После школы — духовное училище. Образование был продолжено в Ярославской Духовной Семинарии, по окончании которой Василий поступил в Московскую Духовную Академию. В 1892 году он окончил Академию с ученой степенью кандидата богословия с правом преподавания в семинариях, в которой 19 июня 1896 года был утвержден Мирополитом Московским и Коломенским Сергием.
Продолжая просветительское дело своего отца, Василий Константинович вступил на духовно-учебное поприще. В 1897 году он был определен преподавателем русской литературы и истории Кутаисской Духовной Семинарии, а с 2 июля 190.1 года — Тифлисской, где трудился в течение семи лет.
     В кругу семьи Воскресенских любили и хорошо знали церковное пение, сочиняли музыку богослужебных песнопений. Четыре сына отца Константина стали регентами церковных хоров, а один — Михаил — регентом архиерейского хора. Василий с детства умел петь на клиросе, а в годы учения в семинарии являлся регентом хора с репертуаром Веделя, Дехтерева, Носова и т. п. Оказавшись в Грузии, он дополняет общее образование специальным музыкальным в Тифлисском Императорском музыкальном училище (теперь —Тифлисская Консерватория), которое закончил по классу теории музыки.
     10 марта 1908 года Василий Константинович был переведен в Вятскую Духовную Семинарию, а 5 мая следующего года — в Вологодскую. По Указу Святейшего Синода от 4 апреля 1911 года он получил назначение в Ярославль на должность преподавателя Священного Писания в Ярославской Семинарии, в которой прослужил до 1916 года.
Все эти годы он занимался с семинарским хором. Одним из основных принципов церковного пения Василий Константинович считал его соответствие религиозному настроению молящихся, был большим ценителем местных напевов и хранителем духовной певческой традиции. «Не человек для субботы, а суббота для человека, не человек для пения, а пение для человека. И потому всякий новый церковный певец пусть воздержится в этом тонком деле от своих разрушительных намерений и опытов. Пусть он знает, что местные напевы — это священное достояние местного церковного предания», это — «священный мир, в котором пели и горячо молились многие люди», — писал он. — «Как нередко в убогом деревенском храме, в глуши, у старца-дьячка приходится слышать порой мелодию, которая отдает такой далью времени, такой девственной простотой, такой силой чувства, на которые не променяешь иной самой модной мелодии нашего времени...»
     У себя на родине, в селе Переславцеве, он организовал сельский церковный хор, которым руководил в периоды пребывания, и находил эту деятельность благотворной.
     В военные и предреволюционные годы Василий Константинович стал одним из самых активных деятелей духовного просвещения в Ярославской епархии.
     В 1915 году он был приглашен в число сотрудников Проповеднического кружка, основанного архиепископом Ярославским и Ростовским Агафангелом во время войны с Германией. Участники кружка, произносившие проповеди на архиерейских службах, ставили себе задачей «предложить народу в ряде религиозно-нравственных бесед изложение Евангельских истин в строгом духе Православной Христианской Церкви и, с точки зрения этих истин, осветить события современной жизни, а кроме того ознакомить слушателей с жизнью и подвигами святых нашей Церкви».
     В 1916 году Василий Константинович расширяет круг своих учеников и в течение трех лет преподает в в Ярославской железнодорожной школе 1-й и 2-й ступени. В это же время он много пишет, и в «Ярославских Епархиальных ведомостях» и в журнале «Приходская жизнь» публиковались его духовно-просветительские и музыковедческие статьи.
С 1916 по 1918 год Василий Константинович Воскресенский являлся членом Издательского отдела епархиального просветительского Братства святителя Димитрия, основанного в 1883 году. В начале 1917 года ему, как достойному представителю отдела, было поручено принять участие в разработке проекта нового Устава Братства.
     В 1918 году духовное просвещение в школе было запрещено. 11 сентября 1919 года Василий Константинович, стремясь продолжать свою деятельность в новых условиях, обращается с заявлением в Ярославскую городскую коллегию народного образования: «Желая послужить делу народного образования, прошу назначить меня школьным работником в одном из учебных заведений г.[орода] Ярославля 2-й ступени по предмету русской литературы или истории, если имеется по ним свободная вакансия; при отсутствии последней прошу назначить меня учителем пения...» Он был принят учителем в общеобразовательную школу 1-ой и 2-ой ступени.
     Известность и авторитет Василия Константиновича Воскресенского были очень велики. В 1919 году на Ярославском епархиальном собрании духовенства и мирян он был одним из двух избранных кандидатов в члены нового состава Епархиального совета.
     4 июня 1921 года состоялся съезд духовенства и мирян Тутаевского уезда. На нем обсуждалась необходимость и возможность избрания епископа Романовского. Съезд постановил, что «это пожелание может быть осуществлено при условии назначения на кафедру епископа Романовского лица, имеющего богословское образование, обладающего даром проповедничества, так необходимого в настоящем времени, чтобы дать отпор все возрастающему неверию и на религиозных диспутах, и для живой проповеди среди верующих. Настоящий съезд таким кандидатом считает бывшего преподавателя Ярославской Духовной Семинарии Василия Константиновича Воскресенского прежде всего...» Было решено отправить делегацию с просьбою принять на себя бремя архипастырского служения.
Василий Константинович согласие дал: служение народу во имя его спасения было главным содержанием его жизни. В том же 1921 году он принял монашеский постриг с именем Вениамин и был рукоположен в сан епископа Тутаевского викария Ярославского.
     Как и для многих других, архиерейский путь Владыки начался с ареста летом 1922 года. В 1922 году в Ярославле обновленческим Высшим Церкровным Управлением было организовано Епархиальное Управление, которое активизировалось вследствие отсутствия на кафедре сосланного Митрополита Агафангела. Православное духовенство Ярославской губернии резко отрицательно отнеслось к самозванной церковной власти. «Мы нижеподписавшиеся священнослужители церквей г. [орода] Ярославля имеем честь донести Вашему Преосвященству, — писали они епископу Вениамину, — что мы остаемся верными Православной Кафолической Церкви, так называемого Высшего Церковного Управления и местного епархиального, возглавляемого епископом Иоанном, мы не признаем и продолжаем считать своим Архипастырем Митрополита Агафангела. В виду же невозможности ныне быть в общении с Владыкой Митрополитом просим Вас быть нашим архипастырем и принять нас и наших пасомых под свое Архипастырское руководство и управление...» «Так называемого «Высшего Церковного Управления» в лице его самозванных представителей, а также и Ярославского «Епархиального Управления», созданного самозванной церковной властью... решительно и безоговорочно НЕ признаю... и всякое другое церковное движение, идущее от неканонического источника... До возвращения Митрополита Агафангела к управлению Ярославской епархией признаю и подчиняюсь Преосвященному Вениамину...»
     15 октября 1922 года на собрание духовенства и мирян Ярославля пришло около трех тысяч человек. Его протокол содержит православную оценку обновленчества, выражает верность ярославцев Святой, Соборной и Апостольской Церкви, отвержение ВЦУ и признание правящим епископом Преосвященного Вениамина. В заключение было принято постановление о непременном молитвенном поминовении за богослужением в ярославских храмах Святейшего Патриарха Тихона, Ярославского Митрополита Агафангела и Романовского епископа Вениамина.
     В это время епископ Вениамин находился в Ярославской Коровницкой тюрьме. Число стремившихся увидеть Владыку и посещавших его в заключении было так велико, что ГПУ потребовало прекратить к нему доступ. Хотя доказательств участия епископа в организации и проведении собрания 15 октября у следствия не нашлось. Владыка Вениамин, арестованный за «хранение штампов и бланков» (очевидно, тех духовных заведений, сотрудником которых он являлся до революции) и за неисполнение предписаний советской власти, был осужден по ст. 119 УК за использование религиозных предрассудков масс с целью свержения рабоче-крестьянской власти. Он был приговорен к лишению свободы на семь лет. В период заключения в Коровницкой тюрьме, насколько возможно, Владыку информировали о состоянии дел в епархии и он продолжал ею руководить. Срок заключения был сокращен по юбилейной амнистии к 5-летию советской власти в 1922 году. А в 1926 году Владыка был освобожден и возвратился на архиерейскую кафедру.
     14 июня 1927 года епископ Вениамин был арестован вновь в городе Пошехонье, в номере местной гостиницы, во время поездки в Рыбинск, Пошехонье и Мологу для совершения там праздничного Богослужения на Святую Троицу. Его архиерейское богослужение отличалось духовной силой и красотой и производило большое впечатление на верующих.
Епископ Вениамин и еще пять человек, «сгруппированных» вместе с ним, обвинялись в антисоветской пропаганде ярко монархического характера. Агентурных материалов для такого заключения не хватало. Основанием для него послужило то, что «во время богослужения архиерейский диакон на возгласах поминал царя: «Господи, силою Твоею возвеселится царь и о спасении Твоем возрадуется зело» (строчки из псалма).
     Когда епископ Вениамин находился в ярославском каземате ОГПУ, из губернского отдела дважды посылались телеграммы в Пошехонье с требованием срочно собрать компрометирующий материал. В ответе на вторую телеграмму пошехонский уполномоченный сообщал, что дальнейший опрос свидетелей ничего нового не дает.
Компрометирующий материал приходилось искать только в проповедях епископа. В деле по обвинению епископа Тутаевского нет ни одного свидетеля — тутаевского священнослужителя — и даже просто жителя города Тутаева. Большинство привлеченных к даче показаний малообразованных людей (жителей Пошехонья) не являлись недоброжелателями Владыки. Их показания свидетельствуют о большом впечатлении, произведенном на них словом архиерея: «Население восторгалось его проповедями, относясь к нему как к божеству, сравнивая его с мучениками, в связи с его прежней судимостью... Эти проповеди породили много толков и удивления резкости и смелости епископа...». Владыка проповедовал с большим подъемом: «Нужно сказать, что при произнесении проповеди Вениамин внушительно жестикулировал руками и говорил с резкими перерывами голоса», — вспоминал очевидец.
     Епископ призывал в проповедях к стойкости в вере, спасению детей от безбожия, ставя на первый план задачу предупреждения опасности, грозившей душам людей. Агент доносил, что Владыка Вениамин произнес следующую фразу в кругу духовных лиц и мирян на встрече с ними в Пошехонье: «Если найдется все же незначительное число праведников, то возможно избежать гибели и Церковь будет спасена». Эти слова приоткрывают видение епископом Вениамином смысла и целей подвижнического христианского пути как необходимого основания спасения Церкви. Тем более это относится к архиерейскому служению.
     Интерпретация проповедей епископа Вениамина простыми слушателями вредила архиерею. «Слышались возгласы: вот бы коммунисты поговорили с ним, он бы, наверно, всех забил», — сообщали они. В итоге в обвинительном заключении появилась запись: «Во время всенощной им была произнесена проповедь, носившая погромный характер. Содержание ее сводилось к резкой критике коммунистической партии, внедряющей неверие в широкие массы населения, делая ссылки на ученых Эдиссона, Шаляпина и др.».
     По пути во Владимирскую тюрьму конвоиры задержались в городе Тутаеве. По словам архимандрита Павла (Груздева), епископа Вениамина, предварительно обрив наполовину голову, водили по городу, осыпая оскорблениями и побоями.
На допросах Владыка держался с достоинством мужественного человека. Попытка уполномоченного получить от него «компрометирующий материал» о бывшем коллеге по Ярославской Семинарии, выступавшем с приветственной речью на встрече архиерея в Пошехонье, не увенчалась успехом.
     Епископ Вениамин не признал, что борется с советской властью. Его борьба — с антихристом: «Распятие Христа, совершившееся 2000 лет тому назад, продолжается все время. От первых дней и до сего времени, и будет продолжаться до конца мира, и борьба антихриста со Христом также шла, идет и будет идти,... борьба антихриста то поднимающаяся, то падающая». По окончании следствия дело было передано на рассмотрение Тройки при Секретном отделе ОГПУ.
Епископ Вениамин был приговорен к ссылке в Казахстан сроком на три года. Этап длился четыре месяца: с сентября по декабрь 1927 года. В Казахстане епископу Вениамину местом ссылки был назначен город Джамбейт.
Священнослужители Ярославской епархии писали ссыльному Владыке о неразрешимых ярославских церковных проблемах, спрашивали совета об отношении к событиям, происходившим в Церкви. Епископ Вениамин отвечал в письме: «Атеизация человечества разрастается. Неведомы ее пределы. Идеологический исход для христианина в атеистическом государстве — уход из мира, но куда уходить в атеистическом государстве? Некуда. Христианин остается скорбеть и терпеть, покоряется действительности. Покоряется не идеологически, он хранит свои принципы как святыни».
     Заключение епископа Вениамина совпало со временем возникновения в Церкви тяжелого смущения, вызванного появлением Декларации митрополита Сергия (Страгородского). Владыка счел необходимым высказать в письме пояснение своей пастве относительно этого документа. «...Наше государство открыто перед всем миром начертало на своем знамени — безбожие и борьба с религией, до конца, с православием в особенности. Борьба до последнего конца, до смерти религии. Церковь никогда не может сказать такому правительству «я с нашим правительством» — безбожному народу «я с нашим народом». Церковь никогда не сможет сказать «радости и успехи нашей гражданской родины — наши радости и успехи, неудачи ее — наши неудачи» <...>. Христианин не может назвать безбожно построенной родины — своей родиной и тем более радоваться ее радостям и успехам. Радости и успехи безбожной родины закрепляют безбожие... потому не могут быть радостями христианина. Встав рядом с безбожием и богоборческим правительством, усвоив себе радости и успехи безбожно построенной богоборческой родины, митрополит Сергий «преклонил» Церковь Христову под чужое ярмо с неверными».
     Несмотря на вполне однозначную оценку Декларации, епископ Вениамин никогда не примыкал к непоминающим. В выше приведенном письме он в первый раз говорит о том, какой он видит, как понимает христианскую жизнь в богоборческом мире: «Атеизация человечества разрастается. Неведомы ее пределы. Идеологический исход для христианина — уход из мира в атеистическом государстве, Но куда уходить — некуда. Христианин остается, скорбеть и терпеть, покоряться действительности. Он покоряется не идеологически, он хранит свои принципы как святыни». В другом письме (от 16 июня 1929 года) на имя благочинного г. Ярославля отца Ф. Понгильского Владыка развивает ту же мысль применительно к полемике о признании митрополита Сергия законным главой Церкви, обострившейся после кончины Митрополита Агафангела. Епископ Вениамин считал свою позицию совпадающей с позицией, занятой в этом вопросе покойным ярославским митрополитом.
     В письме из тюрьмы он писал: «[Отец]... не понимает, что «воссоединение» или вообще «единение» (с митрополитом Сергием) не означает «примирения» и тем более «искания искания дружбы и покровительства богоборцев» и «общения с велиаром». «Примирение», «искание», «общение» отец... считает единственным мотивом единения. Понимание очень узкое, одностороннее и не доброе. М.[итрополит] Агафангел знал и другой мотив, которого не признает [отец]... — это послушание Церкви. Церковь имеет каноны. Каноны говорят: нельзя Представителя Церкви судить без суда Церкви. Если его пока нет, то пребудь в терпении, и уповании, и чаянии грядущего суда: он будет или через собор, или, по невозможности его, через внутренний «consensus», какой состоялся об обновленцах. М.[итрополит] Агафангел, находясь в преддверии смерти, не решился выступить с судом (отделение означает именно суд) без суда Церкви. Я тоже не решаюсь и боюсь. Я повинуюсь М.[итрополиту] Сергию. Это не значит, что я соглашаюсь с Декларацией, в которой действительно есть «искание» и «общение». Я с ней не соглашаюсь, я против нее, я осуждаю ее. Я не «мирюсь» и не «соглашаюсь» с митрополитом Сергием, и считаю его виновным, я просто повинуюсь. Я хочу быть послушным Церкви и ее канону: без суда не суди. Я боюсь выступить с судом без суда Церкви. [Отец]... не убоялся и выступил. Кто поступает лучше— предоставляю решить церковному сознанию. 1928 год. Ноября 27 дня».
     В 1929 году Владыку перевели в селение Каратюб, удаленное от ближайшей железнодорожной станции на 241 км. В ссылке епископ Вениамин тосковал по службе в храме. В поздравительной открытке на Рождество 1929/30 года он писал: «Теснее собирайтесь под знамя храма Христова в святые дни Рождественских праздников, как на войне собираются под знамена армии в решительные моменты. Враг Христа наступает яростно на крепости его — храмы его».
Здоровье епископа Вениамина в заключении и на этапе окончательно было подорвано. Его брат, Дмитрий Константинович, писал в заявлении помощнику прокурора Верховного Суда СССР по надзору за ОГПУ в 1928 году: «Брат мой, Василий Константинович Воскресенский, он же епископ Вениамин Тутаевский, выслан ОГПУ и находится в Джамбейте Уральской губернии... Под влиянием преклонного возраста (58 лет) и режима, при котором он содержится, брат мой (по имеющимся сведениям) в настоящее время страдает параличным состоянием правой стороны тела. Он плохо владеет языком, правой рукой (не может, например, писать) и правой ногой». Дмитрий Константинович просил о досрочном освобождении брата или разрешении перевезти его в Москву на излечение, «или же хотя бы в Уральск, где имеется медицинская помощь, так как преклонный возраст брата и его болезненное состояние делают его неопасным для общества и дальнейшее содержание его в заключении теряет свою целесообразность». Заявление Дмитрия Константиновича оказалось напрасным.
     В конце 1929 года в Ярославле проходило следствие по делу «О создании к/р организации и организации материальной помощи ссыльным церковникам». Среди обвиняемых были прихожане города Тутаева, которые вели личную переписку с епископом Вениамином и, как могли, помогали ему. Вследствие этого в обвинительном заключении от 18 февраля 1930 года по делу № С-11707 на листе 131 записано: «считал бы необходимым привлечь к ответственности через соответствующие органы находящегося в ссылке епископа Вениамина Воскресенского за распространение а/с переписки». Какие конкретные последствия для парализованного Владыки, неизвестно. Но вскоре всякие известия о нем прекращаются. Со слов прихожан Воскресенского собора города Тутаева, он скончался не позже 1930 года.

Архивные материалы
     *  нижеприводимый документ "письмо епископа Вениамина Воскресенского, от 16/У1-29 г. на имя благочинного гор. Ярославля Понгипьского Ф.Н." более рельефно намечает и установку действия церкви в СССР. Он пишет:
     "Митрополит Сергий начал предприятие сложное и трудное по своей духовной основе. В целях упорядочения гражданского положения церкви о современном государстве, митр.Сергий совершил опыт беспримерный в истории церкви, - опыт соприкосновения двух взаимоотрицающихся стихий - царства Божия и царства безбожия, царства Христа и царства антихриста. Митр. Сергий всегда отличался известной гибкостью своего ума, здесь он перешел её меру и стал её жертвой. Декларация поставила церковь в такое отношение к современному государству, какого /отношения/ она принять не может, оставаясь церковью. Наше государство открыто перед всей миром начертало на своем знамени - безбожие и борьба о религией, о православием в особенности. Борьба до победного конца, до полной смерти религии. Церковь никогда не может сказать такому правительству: "Я с нашим правительством" - безбожному народу "Я c нашим народом". Церковь никогда не может сказать радости и успехи навей гражданской родины - наши радости и успехи, неудачи её - на ни неудачи. Христианская наша родина "под руководством богоборческого правительства систематически и быстро перестраивается. Она уже новая, строение её во всех отраслях жизни - безбожное, антихристианское, образуется безбожная родина. Радости и успехи её безбожного строения не могут быть радостями церкви. Понятие родины, понятие сложное. В состав его входят термины: географический, национальный, политический, социальный, бытовой, религиозный. Из всех терминов лишь один пока остается для нас неприкосновенным – географический. Да и последнее не совсем гак. Безбожие оскверняет и землю. Безбожная родина уже не священная родина. Христианин не может назвать безбожно построенной родины - своей родиной и тем более радоваться ее радостям и успехам. Радости и успехи безбожной родины закрепляет безбожие родины и потому не могут быть радостями христианина. Встав рядом с безбожием и богоборческим правительством, усвоив себе радости и успехи безбожно построенной богоборческой родины митр.Сергий "преклонил" церковь христову под чужое ярмо с неверными.
     Говорят, возможно разделение гражданского элемента от религиозного. Это или заблуждение или софизм. Социализм в отвлеченном представлении есть чисто экономическая система. Многие поэтому и думают, что экономическую жизнь можно построить совершенно не касаясь религии. Это абсурд. Когда будет строить жизнь не верующей и он не может взять лишь часть жизни для своего чисто экономического строения. Он будет стремиться взять непременно вою жизнь для безрелигиозного строения. Неверующие строители щедры на общения полной религиозной свободы, т.е. очень словоохотливы, обещают представить некоторую часть жизни для любой религии с тем, чтобы всю остальную жизнь занять исключительно нерелигиозным содержанием. Но такие обещания во-1-х не приемлемы уже по самой природе своей - безрелигиозность, как бы она не была не применима для религиозности, во 2-х они никогда не выполняются неверующими строителями жизни.
     Но представим атеистическое правительство с идеальной терпимостью к религии. Это мало изменяет дело. Христианин как верующий и всякой другой религии, никогда не может удовлетвориться и примириться с атеистическим правлением.
Он знает "аще не Господь созиждет дом всуе трудится". Поэтому безрелигиозное настроение в жизни, хотя бы и самое терпимое к религии, принципиально не может быть приемлемо для христианина и человека всякой другой религии.
Наше государство совершает первый опыт в мире, ступенями ниже происходит подобный процесс и в др. государствах – там, где имеется отделение церкви от Государства.
     Атеизация человечества разрастается. Неведомы её пределы. Идеологический исход для христианина в атеистическом государстве - уход из мира, в атеистическом государстве, но куда уходить - некуда. Христианин остается скорбеть и терпеть, покоряться действительности. Покоряется не идеологически, он хранит свои принципы как святыни. Совершившийся ведь не мировой "случай".
Выдержка из обвинительного заключения по делу С-9031.

(По книге: Новомученики и исповедники Ярославской епархии. – Романов-Борисоглебск: Православное братство свв. благоверных кнн. Бориса и Глеба, 2000. – т. 2, стр. 27-41.)

[size=12]Святые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных ! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(Лк. 4, 1-15). Диавол приступает с искушением к Богочеловеку - кто же из людей бывает от того свободен? Тот, кто ходит по воле лукавого; он не испытывает нападений, а только направляем бывает все на большее и большее зло; коль же скоро кто начинает приходить в себя и задумывает начать новую жизнь по воле Божией, тотчас приходит в движение вся область сатанинская: кто с чем спешит, чтобы рассеять добрые мысли и начинания кающегося. Не успеют отклонить, - стараются помешать доброму покаянию и исповеди; здесь не успеют, - ухитряются посеять плевелы среди плодов покаяния и трудов в очищении сердца; не успевают худа внушить, - покушаются добро покривить; внутренне бывают отражаемы - внешне нападают, и так до конца жизни. Даже умереть спокойно не дают; и по смерти гонятся за душою, пока не минует она воздушные пространства, где они витают и держат притоны. "Как же, - ведь это безотрадно и страшно"! Для верующего ничего тут нет страшного, потому что бесы только хлопочут около богобоязливого, а силы никакой не имеют. Трезвенный молитвенник стрелы из себя на них пускает, и они далеко держатся от него, не смея подступить и боясь испытанного поражения. Если же успевают в чем, то по нашей оплошности. Ослабеем вниманием или позволим себе увлечься призраками их, - они тут как тут, и начнут тревожить смелее. Не опомнись во время - закружат, а опомнится душа, опять отскочут, и издали подсматривают, нельзя ли опять как-нибудь подойти. Итак, трезвись, бодрствуй, молись, и враги ничего тебе не сделают.

***
Мир душевный
  "Мир Мой даю вам"
(Ин. 14, 27)
Господи, даруй и мне Твой мир! Во мне нет мирного духа кротости, я знаю, что никакими стараниями, никакими соображениями я его обрести не могу, ибо Он превыше всякого ума. Усмири мою тревожную, себялюбивую, неспокойную душу, как мать успокаивает плачущего ребенка. Не знаю, как Ты это сделаешь, но знаю, что, когда ребенок не может еще сам дойти до матери, мать спешит к нему, а Ты ближе всякой матери.
Ты - Всемогущий Отец, Ты вселяешь свет и жизнь во всякую тварь. Озари меня Твоим светом и вложи Твой мир в мою душу! Проникнуть в глубину Твоей любви я не могу, но я знаю, что Ты так возлюбил мир, что послал Сына Твоего Единородного, чтобы спасти этот мир и меня. Я знаю, что Твоя любовь покрывает весь мир и меня. Я знаю, что Собою Ты водворяешь мир на земле и благоволение в человеках и что Твоим миром Ты усмиряешь и мою тревожную душу и простираешь Твое милосердие и на меня, первого из грешников.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

16

Во славу Божию и на пользу ближнего !
6 Октября  -Память:

Зачатие честного, славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна
http://s44.radikal.ru/i106/0910/e1/0f4f8c8f282a.jpg

В то время как приближалось зачатие нашего Спасителя, совершилось славным и чудесным образом зачатие святого Иоанна Предтечи. Многие матери зачинают детей, но мало таких, коих зачатие прославлялось бы и праздновалось Святою Церковью. Известны только три матери, во чреве которых совершившиеся зачатия стали предметом удивления для всего мира. Это – праведная Анна, святая Елисавета и Пречистая Дева Мария. Анна праведная зачала Богородицу, Елисавета – Предтечу, а Дева Мария – Христа Спаса нашего. Все сии зачатия были возвещены ангелом и совершились по благодати Божией, но притом не иначе, как чрез беседу между благовестником и зачинающими, ибо Сам Бог требовал и соизволения зачинающих. Посему благовестник, святой архангел Гавриил, войдя в алтарь к священнику Захарии, служившему тогда пред Богом сказал:

– Не бойся, Захария: молитва твоя услышана, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и дашь ты имя ему – Иоанн. И многие возрадуются о рождении его.

Захария отвечал:

– То, что возвещаешь ты мне, вестник радостный, и неожиданно и странно, ибо родить детей в старости неестественно; я же стар, и жена моя в летах преклонных: как мы можем зачать и родить сына?

Ангел же ответствовал:

– С первых же твоих слов, Захария, я вижу, что ты маловерен; ты не веришь, что слова мои сбудутся. Правда, то, о чем я возвещаю, не свойственно твоей природе, но на сие есть воля Божия, для которой нет ничего невозможного: "Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму" (Мф.3:9). Разве не известно тебе, что Бог мог сотворить Адама из земли, создать Еву из кости Адамовой и престарелой Сарре даровать сына Исаака? Посему и твоей жене Всемогущий Бог дарует в старости рождение сына; ибо услышана молитва твоя.

– Я, – сказал Захария, – ныне приношу Богу свои молитвы о пришествии вожделенного Мессии, Коего Он обещал устами святых Своих пророков; молюсь, чтобы Бог скорее послал Его на землю спасти семя Авраамово от рабства иноплеменников; молюсь Ему еще и о том, чтобы Он простил согрешения мои и грехи всего народа; а о том, чтобы иметь сына, я ныне не молюсь, ибо уже и сам достиг преклонного возраста, и жена моя состарилась.

Ангел же сказал ему:

– Я – Гавриил, предстоящий пред Богом; по откровению Божию я знаю, что ныне ты молишься не о даровании сына, а о том, о чем ты сказал мне; однако прежде, кода и ты и супруга твоя не были еще стары, ты усердно молил Господа, чтобы Он послал вам сына. Всемилостивый Господь, от Него не может укрыться даже и малейшее движение сердца человеческого, внимает молящимся Ему и исполняет желания боящихся Его. Услышав твои прежние молитвы, Он дарует тебе сына равноименного благодати (Иоанн -означает "благодать"); ибо Господь ведает по Своему благоволению, когда исполнить прошения святых Своих: и вот у тебя родится сын, который велик будет пред Господом.

На сие Захария отвечал:

– Вижу я теперь, благовестник, что ты – ангел Божий, ибо и беседа твоя свидетельствует о сем, и твой вид ясно показывает сие, и сила слов твоих подтверждает то. Сначала же, когда ты внезапно предстал предо мною и стал вещать, я ужаснулся, подобно тому как некогда убоялся Даниил пророк, увидев ангела: "смотрел, – говорил он, – на это великое видение, но во мне не осталось крепости" (Дан.10:8); также и мать Самсона говорила: "Человек Божий приходил ко мне, которого вид, как вид Ангела Божия, весьма почтенный [страшный]" (Суд.13:6). Посему я и убоялся и не дерзаю возражать против твоих ангельских слов; однако спрошу, почему имеющий родиться у меня сын будет велик? Разве он будет выше и святее пророка Иеремии, к которому было слово Господне: "Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя" (Иер.1:5).

Ангел же сказал:

– Велик будет пред Господом сын твой, и своим духовным величием не только будет равен пророку Иеремии, но и превзойдет его; если тот получил освящение до рождения своего, то сей еще более исполнится Духа Святого еще во чреве матери своей; Иеремия предназначался только к пророчеству о Мессии, а сей удостоится и руку возложить на Него и крестить Его. И не только Иеремию, но и прочих великих святых он превзойдет величеством благодати Божией, ибо и в наших ангельских чиноначалиях, которые всегда видят лицо Господа Саваофа, Бог не всем равно открывает тайны Своей благой воли, но чрез вышних чинов являет их низшим. Много звезд является перед восходом солнца, но одна лишь денница предшествует самому солнцу. Многие пророки проповедовали о пришествии Мессии, но отрок, рожденный тобою, не только будет проповедовать словом, но и перстом своим укажет людям Агнца Божия, вземлющего грехи мира. Вот почему сын твой будет велик и больше среди всех рожденных женами. Насколько исполнение радостной вести приятнее, чем самая весть, настолько будет иметь более чести сравнительно с другими пророками тот пророк, который от тебя родится. До него пророчествовали все пророки и самый закон, сей же будет завершением всех пророков, концом Ветхого Завета, предтечей новой благодати.

Захария на сие сказал:

– Хороша и радостна весть твоя, ангел Господень! Если и всякий премудрый сын веселит отца, то насколько более возвеселил бы меня, старца, сын мудрейший, нежели все пророки! Но как мне радоваться, когда я сомневаюсь в словах твоих? Не бывает радости и веселия в вещах сомнительных, но только в достоверных. И так умоляю тебя, ангел Божий, скажи мне, как могу я увериться в том, что ты мне возвещаешь?

Тогда Гавриил отвечал:

– Ты еще продолжаешь сомневаться и не веришь моим словам, Захария; неужели буду говорить ложно я, посланник Бога, [ведь] "верен Господь во всех словах Своих и свят во всех делах Своих" (Пс.144:13), так что "у Бога не останется бессильным никакое слово" (Лк.1:37). Ты – иерей и учитель Израилев, ужели не знаешь, что наступило время, которое я высчитал седминами,(490 лет) когда был послан в Вавилон к пророку Даниилу? Разве вы не читали его пророчества? Рассмотри и познай, что уже приблизился Спасающий Израиля и пред лицом Его будет предшествовать ангел во плоти – сын твой, который уготовит путь Мессии, шествуя пред Ним в духе и силе Илии. Но за то, что не поверил словам моим, ты будешь нем и не скажешь ни слова до того дня, когда сие исполнится.

И тотчас немота сковала уста Захарии, а узы неплодия Елисаветы разрешились. Ангел же отошел к престолу Вседержителя. Слава Господу во веки. Аминь.

Тропарь, глас 4:

Первее нераждающая неплоды возвеселися, се бо зачала еси солнца светильника яве, просвещати имуща всю вселенную слепотою недугующую. Ликуй Захарие, вопия со дерзновением: пророк Вышняго есть хотяй родитися.

Кондак, глас 1:
Веселится светло Захария великий, со всеславною Елисаветою сопружницею, достойно зачинающе Иоанна Предтечу: егоже архангел благовести радуяся, и человецы достодолжно почтим, яко таинника благодати.
АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p13284

Прпп. жен Ксанфиппы и Поликсении (109)
http://i049.radikal.ru/0910/56/e775e462e154.jpgПоликсения Испанская

Святая Поликсения родом была из Испании. Она жила в первом веке по Рождестве Христовом, во времена святых Апостолов, и была ученицею их. От рождения и в юности Поликсения была язычницею. Вместе со старшею сестрою своею, Ксантиппою, бывшею супругою Прова, правителя той страны, дева Поликсения услышала о Божественном учении Христа Спасителя от святого Апостола Павла, когда он проповедовал в Испании. Ксантиппа и Пров тогда же приняли христианство, а Поликсения осталась еще язычницею.

После сего Поликсению постигли несчастия. Она была необыкновенно красива; прельстясь ее красотою, один бесчестный человек насильственно похитил Поликсению и увез ее в Грецию. Но милосердный и всесильный Заступник беззащитных и невинных, Господь сохранил юную девицу невредимою и не попустил исполниться преступным замыслам нечестивого похитителя. Злой умысел нечестивца Господь обратил даже на пользу Поликсении. Плывя в Грецию, на одном из кораблей Поликсения слышала проповедь еще другого великого ученика Христова, святого Апостола Петра. Благорасположенная к высокому Божественному учению Христа Спасителя, с живым доверием обратилась она, по прибытии в Грецию, к покровительству и защите христиан. Проповедовавший там в то время святой Апостол Христов Филипп поручил одному благочестивому семейству скрыть Поликсению от ее преступного похитителя. С большими затруднениями и препятствиями удалось сим добродетельным христианам скрыть Поликсению в греческий город Патры, или Патрас, Ахайской области, где большинство жителей в то время было уже обращено  в христианство проповедью святого Апостола Андрея, первозванного ученика Христа Спасителя.

В Патрах Поликсения, уже подготовленная благовестием святых Апостолов Христовых Павла, Петра и Филиппа, и на самой себе испытавшая теперь деятельную благотворительность христиан, – с живою верою в Божественность учения Христа Спасителя приняла христианство и крещена была самим святым Апостолом Андреем Первозванным. Тут же Поликсения была свидетельницею славных чудес, совершенных святым Апостолом Андреем. Она видела, как кротко переносил сей тогда уже престарелый старец тяжкие истязания и мучения, как он претерпел крестную смерть за свое нежелание отречься от Господа Иисуса Христа и смелое заступничество за христиан.

– Уверуй сам во Христа, – говорил гневному язычнику правителю города и области святой Апостол, когда тот с угрозою смерти требовал, чтобы святой Андрей отрекся от Христа, поклонился языческим богам и совершил в честь их жертвоприношение. "Я более скорблю о твоей гибели, нежели о страданиях предстоящих мне, – продолжал святой Апостол, – мои страдания продолжатся день, два, а твои мучения будут длиться вечно".

Но, не обращая внимания на краткое увещание святого Андрея, злобный правитель присудил его сначала к жестоким истязаниям, а потом обрек его на крестную смерть, и чтобы продлить мучения возможно долее, велел не пригвоздить, но привязать его ко кресту.

Когда Апостола Божия вели на место распятия, народ, среди которого была и юная Поликсения, толпился во множестве вокруг него, громогласно восклицая:

– Чем согрешил сей праведник, сей друг Божий, что его ведут на самую позорную у нас казнь, на которую осуждаются лишь злейшие преступники?

Но святой Андрей успокаивал и уговаривал народ и шел с радостью на место мучения за исповедание Христа.

Не покидали святого Андрея преданные его ученики, в числе коих была также Поликсения, и тогда, когда его распяли и повесили на кресте. Множество народа толпилось близ невинно распятого святого Андрея, негодуя на решение правителя и восклицая с возрастающим недовольством:

– Напрасно страдает сей святой муж!

Апостол же старался успокоить волнующихся и продолжал учить слову Божию:

– Люди, здесь стоящие, – говорил он, – жены и дети, старцы и молодые, рабы и свободные! Послушайте слова моего и не думайте более о суете временной жизни, но смотрите на меня, висящего на кресте ради Христа и уже готового оставить сие тело. Не должно страшиться смерти тем, кои подвергаются ей за истину в сем мире: они достигают блаженного успокоения. Очистите себя, не забывайте моего учения; от всего сердца уверуйте в Отца и Сына и Святого Духа. Храните заповеди Господа нашего Иисуса Христа и тем явите себя достойными вечного блаженства, которое уготовал Господь любящим Его!

Дни и ночи проходили таким образом. Святой старец, несмотря на тяжкие мучения, не переставал поучать народ. И сия кроткая, но полная жизни и истинной любви проповедь со креста особенно сильно подействовала на юную Поликсению. За несколько суток она пережила целую жизнь, и христианство непоколебимо утвердилось в ней.

Между тем продолжительное страдание святого Андрея до того усилило ропот и негодование народа, что толпа с криком окружила жилище правителя Егеата, требуя освобождения святого Андрея, уже третий день висевшего на кресте без пищи.

– Напрасно страдает сей кроткий, святой и мирный человек, – говорил народ. – Вот уже более двух суток, как он висит на кресте и не перестает учить нас добру и правде; его должно снять!

Егеат, устрашась волнения, согласился на желание народа и сам пошел на место казни, чтобы при себе велеть снять святого Андрея со креста. Первозванный Апостол, увидя его, сказал:

– Для чего пришел ты, Егеат? Если для того, чтобы исповедать веру в господа Иисуса Христа, то несомненно получишь прощение, если же ты явился для того, чтобы отвязать меня от сего древа, то напрасно ты теперь старался бы о сем, – я уже наслаждаюсь зрением Царя Небесного, уже поклоняюсь Ему, уже стою пред Ним! Но пока еще есть время, позаботься о душе своей и не готовь себе вечных мук.

По повелению правителя, воины хотели было отвязать святого Андрея от креста, но Апостол, подняв очи к небу, воскликнул:

Не допусти, Господи, чтобы меня сняли со креста, даруй мне пострадать за Тебя таким же образом, каким благоизволил пострадать Ты. Не дай поколебаться тем, кои познали и возлюбили Тебя чрез мое благовестие; сохрани их и утверди во святой Твоей вере, чтобы и они прославляли Тебя, истинного Бога; приими и меня с миром!

И действительно, тщетно исполнители казни старались приблизиться к распятому, чтобы отвязать его от креста, – невидимая сила останавливала их. Блестящий свет, более яркий, чем солнечный, совершенно окружил святого Андрея и в продолжение почти получаса скрывал его от предстоящих. Когда же сей свет исчез, оказалось, что святой Апостол Андрей уже предал дух свой Богу, и только лицо его сияло небесным светом.

Как Воскресение Иисуса Христа сильно подвигло святых Апостолов на проповедь Его Божественного учения, так и кончина святого Апостола Андрея плодотворно подействовала на святую Поликсению. Принявшая христианство от такого столпа Христовой церкви, каким был святой Апостол Андрей, упражнявшаяся и укреплявшаяся в Божественном вероучении Спасителя под его же руководством, – святая Поликсения сама восхотела проповедовать Божественное учение Христа Спасителя. И когда она узнала, что посетивший город Патры вскоре после смерти Апостола Андрея святой Онисим отправляется на проповедь в Испанию, – святая Поликсения с радостью сопутствовала ему на свою родину для благовестнических трудов. Она хотела обратить ко Христу своих соплеменников, еще непросвещенных светом Евангелия.

Возвратясь в Испанию со святым Онисимом и с подругою своею Ревеккою, вместе с нею крещенною, святая Поликсения ревностно предалась деятельному распространению христианства среди своих единоплеменников. Сестра ее Ксантиппа также присоединилась к ее благовестническим трудам. Сохранилось сказание, что особенно часто они проповедовали в многолюдном городе Толедо.

Итак всю остальную жизнь свою, почти сорок лет, святая Поликсения посвятила сему великому подвигу, подавая уверовавшим во Христа пример благочестивой жизни. Плодом сего благочестивого апостольского служения ее было то, что весьма многие язычники в Испании были обращены и утверждены ею в христианстве.

Около 109 года по Рождестве Христовом святая Поликсения мирно скончалась, до конца земной жизни сохранив девство.

Мц. Ираиды девы (Раиса) Александрийская (ок. 308)
http://s41.radikal.ru/i092/0910/8e/c790fd9d03f4.jpg

Святая дева Ираида жила в Александрии. Однажды выйдя к источнику, чтобы почерпнуть воды, она увидела корабль, приставший к берегу; на сем корабле находилось множество девиц, мужей, иереев, диаконов и иноков; все они были заключены в оковы, ибо их за исповедание имени Иисуса Христа везли на мучение. Внезапно Ираида возгорелась великой любовью ко Господу; отбросив водонос, она добровольно присоединилась к узникам Христовым и была вместе с ними заключена в оковы. По прибытии корабля в египетский город Антинополь, святая Ираида прежде всех других претерпела жестокие истязания и была усечена мечом, а после нее и все прочие своею кровью запечатлели свое исповедание веры в Иисуса Христа.

Мчч. Андрея, Иоанна и чад Иоанновых Петра и Антонина (IX).
Сии святые мученики пострадали в то время, как Африкою владел жестокий князь Ибрагим. При взятии и разрушении сицилийского города Сиракуз, Ибрагим вывел оттуда в Африку Иоанна и двух его детей, Петра и Антонина. Сих двух малолетних отроков он велел обучать агарянскому языку и наукам. Когда они стали подрастать, князь Ибрагим так полюбил их за мудрость и за добродетельную жизнь, что назвал Антонина своим сродником, а Петру дал звание сакеллария ( Главного дворецкого). Они втайне исповедовали христианскую веру, но не могли скрыть сего от князя. Узнав, что они веруют во Христа, он сильно разгневался, велел заковать их в железные колоды и бить их суковатыми палками. Долго мучители наносили удары святому Антонину; затем посадили его на осла и, привязав крепкими ремнями, возили его по городу, подвергая его ударам и осыпая всякого рода поруганиями. Святой Антонин всё сие терпел благодаря Бога. Святого же Петра обнажили и долго били палками по костям и по чреву. После сего мучеников заключили в темницу. По прошествии некоторого времени, князь приказал вывести их оттуда и наложить на них тяжелые деревянные доски, так что руки их отделились от тела, а бедра и колена совершенно сокрушились; тела святых мучеников были обагрены их собственною кровью, и все кости их распались. Потом привели их отца Иоанна; князь схватил его левою рукою за шею, а правою вонзил нож в гортань его; так святой мученик испустил дух над телами детей своих. Тогда Ибрагим приказал развести большой костер и на нем сжечь тела святых страдальцев. А со святым Андреем, бывшим уже в преклонных летах, жестокий мучитель поступил так. Сначала он довольно долгое время протомил его голодом, жаждою, лишал его одежды, а затем, сев на коня и взяв копье, налетел на святого мученика и поразил его копьем в грудь. Святой Андрей громко стал воссылать хвалу Богу. Жестокий князь во второй раз налетел на святого и пронзил его между плеч. Истекая кровью, блаженный упал на землю, после чего ем усекли мечом главу.
(Жития святых по изложению свт . Димитрия Ростовского )

0

17

...................................продолжение от 6 октября

Прославление свт. Иннокентия, митр. Московского (1977).
http://s19.radikal.ru/i192/0910/4a/7e75db99b94e.jpg

Возникновение Православной Церкви в Америке связано с миссионерской активностью Русской Церкви. В конце XVIII века русские миссионеры - иноки Валаамского и Коневского монастырей - пришли проповедовать слово Божие в Русскую Америку, тогда - удаленную часть своего собственного Отечества. При этом они не ставили перед собой цель русифицировать местное население - одним из первых их дел был перевод Священного Писания и богослужебных книг на языки местных народов. И семена веры Христовой, посеянные здесь, дали обильные всходы, а преподобный Герман Аляскинский и святитель Иннокентий (Вениаминов) прославлены в лике святых.

Святитель Иннокентий был замечательным проповедником. Совершая литургии, молебны и всенощные бдения, он неизменно наставлял паству. Во время многочисленных поездок святитель Иннокентий изучал язык, быт и нравы народов, среди которых проповедовал. Его труды по географии, этнографии и языкознанию получили мировую известность. Он составил алфавит и грамматику алеутско-лисьевского языка и перевел на него Катехизис, Евангелие и многие молитвы. Одно из лучших его произведений "Указание пути в Царство Небесное" (1833 г.) переведено на разные языки и выдержало более 40 изданий. Благодаря трудам святителя Иннокентия жители Аляски впервые услышали Слово Божие и богослужение на своем родном языке.

Первые шаги.

Будущий митрополит Московский родился 26 августа 1797 года, в день празднования Владимирской иконы Божьей Матери, в небогатой семье Евсевия Попова, пономаря Ильинской церкви в сибирском селе Ангинском. При крещении ребенка нарекли Иоанном.

Ване было шесть лет, когда умер его отец. Мать осталась одна с четырьмя детьми, и Ваню взял к себе брат отца, диакон Димитрий, служивший в том же Ильинском храме. В семь лет Ваня стал чтецом. Впервые он стал читать на службе на Рождественской Литургии и первыми его словами были: "Прокимен, глас осьмый: Вся земля да поклонится Тебе, и поет Тебе, да поет же имени Твоему, Вышний ."

Ни сам маленький чтец, ни люди, бывшие в церкви, не могли тогда предположить, что вся дальнейшая жизнь Вани будет освящена этими пророческими словами.

Толковое чтение нового чтеца понравилось прихожанам, но особенно утешена была мать: ободренная успехами сына, она мечтала определить его пономарем на место отца, чтобы иметь опору себе и остальным детям. Но для этого нужно было идти учиться, и в 1806 году Иван поступил в Иркутскую семинарию.

Учился мальчик хорошо. В свободное время его можно было найти в семинарской библиотеке или у дяди, который, овдовев, постригся в монахи и переехал в Иркутск. Диакон Димитрий (в иночестве Давид), был хорошим часовых дел мастером и механиком-самоучкой. Своими занятиями он увлек и племянника.

В семинарии, чтобы различать многочисленных однофамильцев, ректор переменил фамилии многим ученикам. Тогда Иван Попов и стал Вениаминовым, в память о недавно скончавшемся Иркутском епископе Вениамине.

Иркутская епархия крайне нуждалась в церковно - и священнослужителях. Поэтому многие семинаристы еще не окончив обучения шли дьячками и пономарями в храмы, или принимали сан диакона или священника. Так случилось и с Иваном Вениаминовым. За год до окончания семинарии он женился на дочери священника Благовещенской церкви, Екатерине Ивановне, и был посвящен в диаконы к той же церкви.

Отец Иоанн закончил семинарию одним из лучших, а через четыре года был рукоположен во священника. Молодой батюшка снискал любовь и уважение прихожан за свой добрый нрав, за торжественную чинность богослужения. По воскресеньям, перед Литургией о. Иоанн собирал в церковь детей и рассказывал им о христианской вере, о богослужении, правилах благочестивой и богоугодной жизни.

В свободное время о. Иоанн делал часы и музыкальные органчики с духовными гимнами, что позволяло обеспечить материальное положение семьи. Из Ангинского переехали к о. Иоанну его мать и брат Стефан. У батюшки родился сын, которого назвали Иннокентием. Семья жила в собственном доме, не в роскоши, но в достатке. Все, казалось, в жизни установилось прочно и надолго, ни сам о. Иоанн, ни его близкие не ожидали больших перемен.

В конце 1822 г. в Благовещенской церкви появился новый прихожанин - некий Иван Крюков, сорок лет проживший в колониях Российско-Американской компании. С увлечением рассказывал он о Русской Америке и особенно о жителях Алеутских островов - алеутах, об их простосердечии, незлобии, прямодушии, глубокой преданности православной вере. В своих рассказах он нередко убеждал о. Иоанна ехать в эту далекую страну.

В это же время Иркутский епископ Михаил получил указание Святейшего Синода о том, что на остров Уналашка, на Алеутские острова, входившие тогда в состав Иркутской епархии, нужно послать священника. Получил приглашение на миссионерское служение и св. Иоанн Вениаминов, но, как и другие, отказался.

Тем временем Иван Крюков собрался уезжать из Иркутска. Когда он зашел с прощальным визитом к еп. Михаилу, то встретил там и о. Иоанна. Разговор быстро перешел на беспокоившую всех тему: о командировании священника на о. Уналашка. Иван Крюков опять стал рассказывать об алеутах:

- Ах, Ваше Преосвященство! Вы не поверите, как алеуты усердны к вере. Несмотря ни на что - ни на мороз, ни на снег, они идут к заутрене в часовню. А часовня эта построена из досок и не имеет печки. И стоят, иногда босые, не переступят с ноги на ногу во все время, пока читают заутреню.

- Эти самые слова, как стрелой уязвили мое сердце, - вспоминал после о. Иоанн, - и я загорелся желанием ехать к этим людям... Пусть мой пример будет новым доказательством той истины, что от Господа исправляются человеку пути его. Ему угодно было назначить мне поприще служения в Америке, - и это исполнилось, не смотря даже на противление моей воли.

Владыка не без колебаний согласился и благословил самоотверженную решимость о. Иоанна. И 7 мая 1823 г., отслужив перед дорогой молебен, о. Иоанн выехал из Иркутска. Вместе с ним, кроме жены и сына, отправились старушка мать и родной брат.

На острове Уналашка.

На нелегкое путешествие ушел почти год и 29 июля 1824 г. о. Иоанн с семейством прибыл на о. Уналашка. Новый приход составляли две группы Алеутских островов - Лисьи и Прибываловы.

Лисьи острова гористы и почти безлесны. При подошвах гор и на равнинных местах растут низкий тальник, ольховник. Местами можно встретить ягоды и грибы. Верхняя часть гор совершенно обнажена или покрыта мхом и ползучими растениями. Конические вершины почти всегда скрыты непроницаемым мраком, так как это потухшие или же дремлющие вулканы, а потому землетрясения - нередкое явление на островах. Солнечных дней здесь почти не бывает. Это царство холода, ветров и туманов.

На островах Прибывалова, о. св. Павла и о. св. Георгия, не так холодно, как на Лисьих, где зимой иногда на лету замерзают птицы. Здесь зимой всего 5-6 градусов ниже нуля. Но постоянные ветры всегда несут снежные метели или дождь. Летом здесь не намного теплее, но небо по прежнему скрыто за пеленой тумана. Ради промысла котиков и сивучей здесь были устроены поселения: два-три добротных дома для конторы и казармы для рабочих. На о. св. Павла имелась часовня в честь Первоверховных Апостолов.

На о. Уналашка было десять селений, в которых жили алеуты, креолы и русские. Их основным промыслом была охота на лисиц, бобров, морских котиков и сивучей. Паства о. Иоанна, среди которых русских было совсем немного, была слабо укреплена в христианстве. Добросердечные жители островов искренне приняли Евангельское благовествование в 1795 г., когда их крестил иеромонах духовной миссии Макарий. Но с тех пор они оставались без священника. Бывавшие здесь изредка батюшки не имели походных церквей и не могли приобщить новообращенных Святых Танин, как и сам креститель алеутов отец Макарий. За краткостью времени и отсутствием хороших толмачей он смог передать алеутам только самые общие понятия о Боге, Его всемогуществе, благости, любви к роду человеческому. Так что алеуты, хотя веровали и молились Богу, как были научены, но ко времени прибытия отца Иоанна это была, можно сказать, вера и молитва неведомому Богу.

Суровый климат, приход, разбросанный по многочисленным и порой труднодоступным островам, малопонятные нравы, быт и язык чужого народа, отсутствие достаточных материальных средств - все это не обещало легкой жизни, известности, славы... Но отец Иоанн не пал духом. С упованием на Бога и готовностью к самоотвержению принялся он за дело.

Главное селение острова Уналашка - место нового жительства отца Иоанна Вениаминова - официально именовалось селением Согласия, но обычно по месту расположения называлось Гаванским. Через два дня после своего прибытия, 1 августа 1824 года, отец Иоанн отслужил в деревянной часовне первую Литургию и благодарственный молебен о благополучном завершении длинного и трудного пути. Дом, в котором расположилось семейство нового уналашкинского священника, был больше похож па землянку - обычное жилище островитян. Из-за безлесности здешних мест их строили из тонких жердей - стволов кустарников, и обсыпали землей.

Знакомясь со своими прихожанами и обдумывая, что следует предпринять в первую очередь, отец Иоанн в горячей молитве испрашивал вразумления и благословения от Господа. Через некоторое время пришло к нему твердое решение - первым его делом должно быть строительство на Уналашке храма. Второе, без чего невозможно было бы сделаться для алеутов отцом, советчиком, другом, должно стать, полагал отец Иоанн, изучение языка островитян, так мало схожего с языками Старого Света.

Для построения церкви необходимы были материалы, недостаток которых на безлесной Уналашке ощущался всегда. Лес для строительства с большими трудностями и издержками мог быть доставлен с острова Ситха. Правление Российско-Американской компании обещало содействовать в этом деле. Гораздо сложнее было найти рабочих для строительства. Отец Иоанн заметил, что алеуты во всех отношениях очень переимчивы. Они скоро перенимали у русских всякое рукоделие, какое имели случай видеть. Как пригодились тогда отцу Иоанну основательное знакомство с механикой и те ремесленные навыки, которые он приобрел в юности! Он сам принялся за подготовку рабочих из алеутов, обучая их столярному, плотницкому, отчасти слесарному и кузнечному делу, изготовлению кирпича и каменной кладке. В этом совместном труде как нельзя лучше можно было сблизиться и узнать своих прихожан, их характер, нравы, представление о мире, познакомиться с их языком.

Через год, когда алеуты-строители были достаточно подготовлены, 1 июля 1825 года, начались работы но возведению церкви. Руководил ими сам отец Иоанн, а Престол и иконостас он резал и золотил собственными руками. В трудах прошел год, и 29 июня 1826 года, на праздник славных и всехвальных апостолов Петра и Павла, построенная церковь была освящена во имя Вознесения Господня. Это была первая церковь на Лисьих островах. Узнав ближе алеутов, отец Иоанн не мог не полюбить свою паству.

Большую часть времени отец Иоанн проводил в поездках по приходу. Для этого снаряжалось несколько двух - и трехлючных байдарок, куда помещалось все необходимое для совершения богослужения, провизия и запасы воды, садились гребцы - алеуты, толмач и сам отец Иоанн. Для путешествий между островами надо было иметь не только мужество, так как при сильном ветре легко можно было перевернуться, но и огромное терпение: в узкой байдарке сидеть приходилось с протянутыми и прижатыми, как у спеленатого, ногами. Но выбора не было - байдарка была единственным транспортом в этом крае.

Чего только не пришлось пережить путешественникам-миссионерам во время многодневных морских переходов! Не раз они, попадая в шторм, причаливали в пустынном месте и, не имея несколько дней пищи, вынуждены были ждать перемены погоды или по горам добираться до ближайшего селения, неся на себе байдарки и весь груз. Но и духовные утешения посылал Бог самоотверженному священнику. Алеуты встречали его как самого близкого и родного человека. Всем селением с малыми детьми приходили они просить его благословения. С вниманием и доверием слушали наставления и беседы отца Иоанна, и скорее уставал говорить проповедник, чем алеуты переставали слушать. Ревностно исполняли они свои христианские обязанности. Неприхотливые в пище, они прилежно держали посты. Во все время богослужения не сходили со своих мест, так что по следам, оставленным их торбасами на полу, можно было после службы сосчитать, сколько человек здесь молилось. А после расставания посылали гонцов просить снова приехать к ним.

Наступил Великий пост 1828 года, и отец Иоанн отправился к своим прихожанам, жившим на других островах. Путь лежал к острову Акун, находившемуся к северо-востоку от Уналашки. В первый раз посещал отец Иоанн эти места, и каково же было его удивление, когда он увидел, что местные жители стояли на берегу наряженными, как на торжественный праздник. Он вышел на берег, и островитяне бросились к нему с приветствиями и всячески старались показать свою радость по случаю его прибытия.

- Отчего вы такие наряженные? - поинтересовался отец Иоанн.

Толмач Паньков перевел его вопрос, а затем, выслушав ответ одного из старших алеутов, сказал:

- Они знали, что ты выехал и сегодня должен быть у них, вот и вышли на берег, чтобы, как подобает, встретить тебя.

- Да откуда же вы узнали, что я буду у вас сегодня, и почему вы узнали, что я именно отец Иоанн? - удивившись еще больше, спросил батюшка.

- Наш шаман, старик Иван Смиренников из Речетного, сказал нам: "Ждите, к вам сегодня приедет священник: он уже выехал и будет учить вас молиться Богу." Он и описал твою наружность, точно так, как мы видим тебя сейчас.

- Могу ли я видеть этого старика-шамана? - спросил о. Иоанн.

- Отчего же нет, конечно можешь, но теперь его здесь нет, когда он придет, то мы скажем ему; да он и сам без нас подойдет к тебе.

"Шаман" Смиренников.

Эти слова чрезвычайно удивили отца Иоанна, но он, оставив их без внимания, занялся подготовкой акунских жителей к говению. Отец Иоанн разъяснял своим духовным детям основные положения православной веры, значение поста, затем наставлял о том, как должно исповедоваться. Через некоторое время присоединился к говеющим и Иван Смиренников. Он жил в Речешном, в десяти верстах от главного селения, в котором остановился отец Иоанн, и пришел, чтобы приготовиться к Причастию и послушать наставления батюшки. Но случилось так, что во время исповеди Смиренникова отец Иоанн не спросил, отчего называют его земляки шаманом. Да и после Причастия, поздравив старика с принятием Святых Тайн и благословив его, отпустил, не расспрашивая. Через некоторое время к отцу Иоанну явился главный тоён (старейшина) острова и сказал, что Смиренников обижен на батюшку за то, что он не спросил, почему называют его шаманом, и более всего за то, что не запретил священнической властью так называть его.

- И еще сказал, - переводил Иван Паньков, - что он никакой не шаман, и прозвище это для него неприятно и оскорбительно.

Отец Иоанн припомнил, что в своих поучениях из Священной истории, за краткостью времени, он порой кое-что опускал, но старик Смиренников всегда готов был его дополнить, а порой подтверждал сказанное тоном человека, сведущего в Священном Писании. Знал отец Иоанн, что кроме отца Макария, посещавшего этот остров более тридцати лет назад и крестившего всех здешних алеутов, других миссионеров здесь не было.

- Иван, что ты знаешь о Смиренникове? - спросил отец Иоанн своего помощника Панькова.

- Я, батюшка, знаю, что все жители острова почитают его за шамана. Не знаю, шаман ли он, но человек непростой. Три года тому назад жена тоёна Федора Жарова из Артельновского селения попала в кляпцу (ловушку для лисиц. Удар всех трех острых железных зубьев пришелся прямо в коленную чашечку. От капкана ногу освободили, но рана была ужасная и боль нестерпимая. Родственники ее тайно попросили старика об исцелении, и он, подумавши, сказал, что утром будет здорова. И действительно, она поутру встала и пошла, не чувствуя никакой боли, и поныне совершенно здорова.

- Зимой того же года, как случилась история с женой Федора, - вступил в разговор молодой алеут, пришедший вместе с тоёном, - мы имели большую нужду в пище, и некоторые из наших попросили старика Смиренникова, чтоб он дал нам кита, и он обещался попросить. Спустя немного времени указал нам место, где мы найдем кита: и действительно, придя туда, нашли целого свежего кита именно там, где он сказывал.

- В прошедшую осень, - сказал главный тоён, - мы все ожидали тебя, батюшка, потому что отправили за тобой людей с Акуна. Иван же утверждал, что ты не будешь осенью, а будешь на весну.

- Действительно, ветры удержали меня, и время сделалось уже позднее, а потому я оставил намерение свое до весны, - вспомнил отец Иоанн.

Эти повествования убедили отца Иоанна встретиться со стариком Смиренниковым, и он послал за ним. Однако тот и сам уже шел навстречу гонцам.

- Я знаю, что меня зовет отец Иоанн, и иду к нему.

Отец Иоанн стал расспрашивать Смиренникова, отчего он обиделся на него, как он живет, спросил о близких и семье. Старый алеут искренне и без лукавства отвечал на все вопросы.

- Знаешь ли ты грамоте? - спросил батюшка.

- Нет, совсем не знаю, - ответил старик. Это было удивительно, потому что во время беседы Иван Смиренников показал, что хорошо знает и главные молитвы, и Евангелие.

- Скажи, а откуда ты узнал о дне моего приезда, и даже описал собратьям мою наружность? Я слышал также, что ты излечиваешь от болезней и умеешь предсказывать будущие события.

Иван Смиренников простосердечно начал свое удивительное повествование:

- О твоем приезде сказали мне два моих товарища.

- Кто же это? - прервал его отец Иоанн.

- Белые люди. Вскоре, как крестил нас отец Макарий, пришел ко мне один из них, а потом и другой. Они были белы лицом, и на них были белые одежды. Они сказали, что посланы от Бога, чтобы учить меня вере и охранять. И вот уже почти тридцать лет я вижу их почти ежедневно, приходят они днем или к вечеру. Ночью они не являются. Вот они и рассказывали мне о том, что я услышал от тебя, помогали мне часто, а иногда по моей просьбе и другим. Когда я просил помощи для других, они отвечали: "Мы спросим у Бога и, если Он благоволит, исполним." Иногда они сказывали о происходящем в других местах.

- Скажи, Иван, а как они учат молиться, себе или Богу? - снова задал вопрос отец Иоанн.

- Каждый раз они говорили, что все возможно силой Бога Всемогущего. А молиться они учили Творцу духом и сердцем, и иногда молились вместе со мной подолгу. Они показывали мне, как правильно изображать крест на теле, наказывали не начинать никакого дела, не благословясь. Велели не есть рано поутру, не есть вскоре убитой рыбы и зверя еще теплого, а некоторых птиц и морских существ совсем не употреблять в пищу. Говорили, что Богу противны убийство, воровство, всякий обман и корысть, и особенно велели соблюдать чистоту до супружества и в супружестве.

- А являлись ли тебе твои товарищи после исповеди и Причастия? Велели ли слушать меня? - поинтересовался отец Иоанн.

- Да, я виделся с ними. Они говорили, чтобы я никому не сказывал исповеданных грехов своих и чтобы после Причастия вскоре не ел жирного. Про тебя же сказали, чтобы слушался твоего учения, а других русских, промышленных, которые поступают не так, как ты учишь, не слушал. Я и сегодня видел их, они-то мне и сообщили, что ты желаешь видеть меня и я должен пойти и все рассказать тебе и ничего не бояться.

- Послушай, когда они являются тебе, что чувствуешь ты - радость или печаль?

- Если сделаю что худое, то при виде их душа моя чувствует стыд и угрызения, а в другое время не чувствую никакого страха. Но очень мне обидно, что многие считают меня за шамана. Я даже однажды просил их, чтобы они больше не приходили, потому что не хочу быть шаманом. Но они сказали, что им не велено оставлять меня. А когда я спросил, почему они не являются другим, они ответили также, что не велело. И еще кое-что они говорили о тебе: в недалеком будущем ты, отправив свою семью берегом, сам поедешь большой водой к великому человеку и будешь говорить с ним.

Отец Иоанн был в замешательстве от услышанного. Трудно было заподозрить Смиренникова в обмане. Размыслив, батюшка решил попросить о встрече с необыкновенными товарищами старика:

- Скажи, могу ли я видеть их и говорить с ними?

- Не знаю, я спрошу, - был ответ.

Они распрощались, старик ушел, а отец Иоанн отправился на ближайшие острова. Вернувшись из непродолжительной поездки, отец Иоанн встретил Смиренникова, по виду которого можно было догадаться, что у него есть ответ.

- Что же, спрашивал ты своих белых людей, желают ли они принять меня? - спросил отец Иоанн, благословляя Смиренникова.

- Спрашивал. Они сказали, что ты можешь видеться с ними, если желаешь. И еще они сказали: "Зачем ему видеть нас, когда он сам учит вас тому, чему мы учим? Неужели он все еще почитает нас за диаволов?" Однако пойдем, я тебя приведу к ним.

Эти слова поразили отца Иоанна, благоговейный страх охватил его.

- Что, ежели и самом деле, - подумал он, - я увижу их, этих ангелов, и они подтвердят сказанное стариком? И как я пойду к ним? Ведь я же грешный человек и недостойный говорить с ангелами. Это гордость и самонадеянность, да и удержусь ли, чтобы не возмечтать много о себе. Да и какая нужда говорить с ними, если учение их, учение христианское, не коварное ли любопытство заставляет искать этой встречи? Как пойти на такое без благословения старшего? И он решил отказаться от встречи с необыкновенными товарищами Ивана Смиренникова.

- Они правы, - сказал он старику, - мне незачем видеть их. Но всему ясно, что являющиеся тебе духи не диаволы, потому что хотя диавол и может иногда преображаться в ангела светла, но никогда для наставления и назидания и спасения, а всегда для погибели человека. А потому слушай их учения и наставления, если только оно не будет противно тому, чему я учил вас в общем собрании. Но другим, спрашивающим тебя о будущем и просящим помощи твоей, сказывай, чтоб они сами просили Бога, как общего всех Отца. Лечить тебе не возбраняю, но только с тем: кого намерен излечить, сказывай, что не своей ты силой лечишь, но Божией, и советуй прилежнее молиться и благодарить Единого Бога; не запрещаю также и учить, но только детей. О будущем же никому, и даже мне самому не говори ни слова! А всем акунцам я непременно скажу и велю передавать другим, чтобы никто не называл тебя шаманом.

Сделав такое наставление, отец Иоанн тепло распрощался с Иваном Смиренниковым. Дела, по которым он прибыл на Акун, были исполнены, настала пора возвращаться на Уналашку. На обратном пути, вовсе не замечая неудобств плавания, отец Иоанн вспоминал услышанное и задавал себе вопрос, верно ли он поступил. В ответ на эти сомнения снова приходила ему на ум мысль, которая была решающей, когда он рассуждал на острове о возможности встречи: самовольство в таком, как, впрочем, и во всяком деле, непохвально. Надобно спросить благословения и наставления архиерея. И, приехав домой он стал писать письмо к Иркутскому архиепископу Михаилу, с подробным изложением происшествия на Акуне. В котором спрашивал: "справедливо ли я поступил в сем случае, и мог ли я и нужно ли, если только жив будет сей старик, видеть мне и говорить с духами, ему являющимися, и если можно, то с какою предосторожностью."

Через десять лет, когда священник с Алеутских островов окажется в столичном Петербурге и сбудется предсказание Ивана Смиренникова о встрече с "великим человеком" (с ним будет беседовать Государь Николай I), отец Иоанн будет рассказывать своему новому знакомому, путешественнику и писателю Андрею Николаевичу Муравьеву эту удивительную историю.

- И вам не удалось более видеть старца и беседовать с его посетителями? - спросит его Муравьев.

- Нет, - ответит с христианским смирением отец Иоанн, - потому что ответ моего архиерея пришел ко мне только на третий год. В письме Владыка писал, что он желал бы, чтобы я решился видеться и говорить с духами, предмет же нашего разговора, по его мнению, должен быть не иной, как судьба новообращенных алеутов, о пользе которых и следует просить у Бога. Также Владыка наставлял, чтобы в продолжение возможного свидания помнить молитву Господню, которую и повторить вместе с духами. Но ко времени получения письма старец скончался блаженной кончиной, предсказав день и час своей смерти. Он собрал вокруг себя все свое семейство, зажег свечу перед иконой, молился, простился со всеми и на одре смертном, оборотясь к стене, тихо испустил дух.

Чему более будут удивляться тогда петербургские слушатели: чудным ли дарованиям алеутского старца или смирению миссионера, который лишился единственного случая видеть ангелов и говорить с ними, но не преступил заповеди послушания. Эта удивительная история ясно показала, что такие чудесные явления нужны были Смиренникову с семейством и единоплеменными его, когда не было для них духовного наставника, когда же явились люди, помогающие в их пути ко спасению, небесные руководители сокрылись.

Путешествия отца Иоанна немало помогли ему в изучении алеутского языка. После овладения языком он взялся за переводы. В первую очередь отец Иоанн перевел главные христианские молитвы: "Отче наш," "Богородице Дево, радуйся" и Символ веры, потом начал переводить Евангелие от Матфея. Батюшка не раз видел, как алеуты часами рассматривали, бережно перелистывая, Псалтирь, совершенно не зная церковнославянского языка.

Ситка.

В то время, когда невозможны были поездки по приходу, отец Иоанн писал ученый труд - "Записки об островах Уналашкинского отдела." Это было собрание его многолетних путевых дневников, которые он вел во всех своих путешествиях. Сюда вошли география островов, их климат и природа, описание жизни алеутов: их быт, нравы, сказки...

Главный правитель Компании Ф. П. Врангель, обеспокоенный уменьшением числа морских котиков из-за безрассудной погони за "мягким золотом," поручил о. Иоанну, в чьем приходе на о. Прибылова были главные охотничьи промыслы, рассчитать табель промысла.

Батюшка не любил и не умел быть праздным и детям своим, а их было уже пятеро, лишь только замечал, что они бездельничают, тотчас придумывал что-нибудь полезное и занимательное. Батюшка всегда был окружен детьми, своими и чужими. Он рассказывал им Священную историю, играл в мяч, гулял по горам, собирая камни и рассказывая о них. Когда камней накопилось порядочно, он предложил детям выложить тропинку от дома до церкви. По вечерам о. Иоанн, как когда-то на Родине, нередко изготавливал для продажи часы и музыкальные органчики, приобщая к работе и детей.

На Уналашке о. Иоанн провел десять лет, снискав не только всеобщую любовь среди алеутов, но и глубокое уважение руководства Компании. Именно такого священника хотело видеть Правление в главном городе Русской Америке - Новоархангельске. В 1834 г. вышло предписание о переводе о. Иоанна Вениаминова в Михайловский собор Новоархангельского порта, расположенного на западном берегу о. Ситка.

Новоархангельск был со всех сторон окружен покрытыми гигантскими хвойными лесами горами. Из-за морских юго-западных ветров воздух здесь так влажен, что человеку непривычному кажется, что он погружен в холодную паровую ванну. В городе жили русские - служащие Компании. На острове промышлялась рыба, жители города выращивали овощи.

О. Иоанн с семьей прибыл на Ситку 22 ноября. В первую зиму своего пребывания на Ситхе отец Иоанн был занят делами, связанными с местом его прежнего служения, и не успел толком познакомиться с коренными обитателями острова - колошами или тлинкитами. Летом же они обыкновенно разъезжались на рыбные и пушные промыслы. Наступившей осенью также было много уважительных причин, препятствовавших приняться за проповедь. Но зимой отец Иоанн решил непременно приступить к делу. Новый начальник колоний Иван Антонович Куприянов снабдил священника всем необходимым, - оставалось только начать. Но по каким-то маловажным обстоятельствам и случаям батюшка откладывал свой поход к колошам со дня на день. Какое-то нежелание, чуждое ему в делах проповеди, удерживало его. Между тем наступил праздник Рождества Христова. Отец Иоанн дал себе твердое обещание по окончании Святок непременно начать задуманное. Но вдруг, за три дня до намеченного им срока, у колошей появилась оспа, и именно в тех самых местах, с которых предполагалось начать их посещать. Поспеши отец Иоанн до эпидемии приступить к беседам, и всю вину возложили бы на него как на русского шамана, напустившего па них такое зло. И почти утихшая вражда колошей к русским могла бы вспыхнуть с новой силой, а священник из благовестника стал бы для них злым вестником гибели и смерти.

Оспа свирепствовала так жестоко, что в течение января и февраля наступившего 1836 года погубила почти половину народа. Увидев, что русские не претерпели никакого вреда, хотя колоши пытались их заразить, подкладывая в продаваемые продукты, оспяные струпья, колоши, настроенные более дружелюбно, обратились к русским с просьбой спасти их от смерти. Ситхинский доктор по фамилии Бляшке стал делать колошам прививки. Когда их сородичи увидели, что все, обратившиеся к доктору, остались невредимы среди свирепствовавшей болезни, то стали приходить и приезжать из самых дальних мест, чтобы и им сделали на руке спасительную царапинку.

Происшедшие события умиротворили воинственных колошей, они уже не смотрели на русских с прежней враждебностью. Поэтому, когда отец Иоанн пришел к ним с проповедью, они приняли его не как желающего им зла, но как человека, от которого можно узнать важное и полезное. Колоши начали слушать слова спасения. Однако отец Иоанн не стал сразу предлагать им креститься. Рассказывая об истинах христианской веры, он ждал их собственного решения. Тех же, кто просил о крещение, он принимал с радостью, но всегда спрашивал согласия их тоенов и матерей, которым такое уважение очень нравилось и разрешение они охотно давали.

Теперь св. Вениаминов не раз проводил вечера в беседах с колошами, жившими около Новоархангельска. Он без опасений приходил в их жилища - бараборы, расспрашивал о жизни, преданиях, обычаях и обрядах, и сам рассказывал о событиях Св. истории. Колоши принимали его с радушием: каждый семьянин хотел, чтобы батюшка посетил и его жилище. ("Записки о колошах" свящ. Вениаминов).

Первая Литургия в Стахине.

В 1837 г. о. Иоанн отправился в редут Стахин, находившийся на материке. Здесь в первый раз он должен был совершить Божественную Литургию. Батюшка заблаговременно пригласил всех колошей, живших вокруг редута, придти в назначенное время к месту совершения священнодействия, Потому что по своему опыту знал, какое глубокое впечатление оказывало на язычников православное богослужение.

Об этом можно привести свидетельство другого русского священника-миссионера, побывавшего в 1893 году на Гавайях. Позже на страницах журнала "Православный благовестник" он опубликовал безымянные записки о пребывании среди гавайских туземцев. Один из разделов этих записок называется "Православная литургия на Гавайских островах."

"Во время освящения Даров, - пишет автор записок, - сноп света прорвался сквозь щели навеса (Литургия совершалась в деревенском дворике под полотняным навесом в виде беседки, где был установлен временный престол - обыкновенный стол) и упал на алтарь. Полудикие гавайцы, до сих пор чинно стоявшие вокруг беседки, где совершалось богослужение, вдруг проявили необычайное ликование, стали бить в ладоши и издавать радостные крики. Впоследствии я к этому привык, но в первый раз, должен признаться, мне сделалось жутко: каким образом они узнали, что наступил важнейший момент богослужения?

Опытный миссионер впоследствии так объяснил русскому священнику поведение туземцев: "Они приветствуют евхаристического Христа, сошедшего на алтарь. Наши чувства уже настолько огрубели, что мы не все и не всегда ощущаем присутствие Христа на алтаре. Вот эти первобытные дети природы, не зная сладости христианского учения и благодатной силы Таинств, чувствуют присутствие евхаристического Христа, как мы иногда чувствуем приближение близкого и любимого человека."

...К началу богослужения в редут собралось около полутора тысяч колошей. Поскольку в Стахине не было часовни, о. Иоанн служил вне крепости под крышей обнесенного решеткой строения. С уважением смотрели колоши на непонятное им таинство. Не только взрослые, но и дети не шумели во время службы. А в конце вместе с русскими причащалось несколько крещенных колошей.

После возвращения из Стахина о. Иоанн получил от тамошних тоенов приветствие и пожелание еще раз видеть и слушать его. Такое живое религиозное чувство гордых колошей очень радовало священника и вселяло в него надежду увидеть этот деятельный, сметливый и храбрый народ возрожденным к благодатной жизни.

В Ситхе о. Иоанн устроил школу для новообращенных и их детей, где обучал их Закону Божию, грамоте и разным ремеслам, сам составляя учебники. На нем же лежала забота о благолепии храма Архангела Михаила. Не оставил он и научных трудов, завершив "Опыт грамматики алеутско-лисьевского языка," батюшка с такой же тщательностью занялся колошенским и кадьякским языками, вел записи обычаев и преданий колошей. Не забыл о. Иоанн и свою первую паству - дорогих сердцу уналашкинцев. В 1838 г. он закончил перевод на алеутский язык Евангелия от Матфея, переводил он так же молитвы, написал небольшие книжечки о православной вере и о том, как надо жить истинному христианину.

Пятнадцать лет прожил о. Иоанн в Русской Америке. Полюбили русского священника его первые прихожане - алеуты, с радостью принимали миссионера своенравные и гордые колоши, с большим уважением относилось к его трудам руководство Компании. Но утверждать в христианстве столь многих американцев становилось все труднее и труднее. На огромной территории, с далеко отстоящими друг от друга поселениями, было только четыре священника. Не хватало людей, не хватало средств, чтобы обеспечить приходы даже самым необходимым.

В России не могли без о. Иоанна напечатать его переводы: для их проверки в Святейшем Синоде не нашлось бы знающих алеутский язык. И о. Иоанн решил просить своего архипастыря о длительном отпуске, чтобы объяснить высшей Церковной власти состояние и нужды далекого американского края и попросить помощи и содействия.

Поездка в Санкт-Петербург, смерть Матушки Екатерины.

8 ноября 1838 г. св. Иоанн Вениаминов вместе со своей пятилетней дочерью Феклой поднялся на борт судна, покидавшего Русскую Америку. Жена же его с остальными детьми поехала на родину, в Иркутск, где сыновья о. Иоанна, Иннокентий и Гавриил, собирались поступать в семинарию.

22 июня 1839 г. путешествие о. Иоанна через Тихий и Атлантический океаны окончилось, и судно бросило якорь в порту Кронштадта.

И Санкт-Петербург и Москва тепло встретили миссионера. Многие стремились познакомиться с ним, чтобы услышать его удивительные рассказы. Много времени о. Иоанн проводил вместе с привязавшимся к нему митрополитом Филаретом. Успех в сборе пожертвований был полный. Шла работа над изданием переводов и сочинений о. Иоанна. Но неожиданно из Иркутска пришло скорбное известие: 25 ноября 1839 г., на следующий день после своих именин, скончалась супруга о. Иоанна Екатерина Ивановна. Потрясенный горем батюшка хотел немедленно ехать на родину к осиротевшим детям. Сочувственно отнесся к его горю митр. Филарет (Дроздов). Но в этом скорбном событии духовно опытный архипастырь увидел указание Божие на новое служение о. Иоанна Вениаминова: Святитель стал убеждать его принять монашество.

Предложение митрополита заставило о. Иоанна глубоко задуматься. Сумеет ли он достойно исполнять монашеские обеты при деятельной жизни миссионера? Кто будет заботиться о шестерых его детях? Целый год о. Иоанн не мог решиться на этот подвиг: Он ездил молиться к русским святыням: в Троице-Сергеевскую Лавру и в Киево-Печерскую Успенскую Лавру. Тем временем Господь устроил судьбу детей о. Иоанна: дочери были приняты в Патриотический институт, а сыновья в Духовную семинарию в Санкт-Петербурге. И 29 ноября 1840 г. протоиерей Иоанн Вениамиаминов был пострижен митр. Филаретом в монахи с именем Иннокентий, в честь святителя Иннокентия Иркутского, которому все эти годы молился батюшка, прося помощи в своих миссионерских трудах.

На другой день новопостриженный монах Иннокентий был возведен в сан архимандрита.. А потом сбылось то, что 12 лет назад предсказывал о. Иоанну алеут Иван Смиренников: "в недалеком будущем ты, отправив свою семью берегом, сам поедешь большой водой к великому человеку и будешь говорить с ним" - архимандрита Иннокентия пожелал видеть Император Николай I. Выслушав рассказы о. Иннокентия, Государь Император пригласил его к своим детям, сочтя полезным для них послушать о далеких российских владениях.

Иннокентий, епископ Камчатский.

Тем временем Святейший Синод принял решение: образовать новую епархию - Камчатскую, Курильскую и Алеутскую и обратился к Государю с просьбой утвердить одного из трех кандидатов на архиерейскую кафедру новой епархии. Одним из них был арх. Иннокентий. Его и утвердил Император. И 15 декабря 1840 г. арх. Иннокентия посвятили в сан епископа.

10 января 1841 г. преосвященный Иннокентий покинул Санкт-Петербург, оставив в столице маленькую Феклу. 11 марта он приехал в Иркутск. И в первое воскресенье он служил Литургию в Благовещенской церкви, где начинал когда-то свое священнослужение. Казалось весь город устремился к храму. Те кому не удалось попасть внутрь, толпились у входа - всем хотелось видеть своего земляка, ставшего архиереем...

В начале мая еп. Иннокентий выехал из Иркутска. Ему предстояло повторить тот путь, который он проделал восемнадцать лет назад молодым священником. В селе Ангинском ждали его родные. Отсюда отправил он в Петербург двух своих сыновей и дочерей Ольгу и Параскеву. Дочь Екатерина, только что вышедшая замуж, со своим мужем священником Ильей Ивановичем Петелиным отправлялась в Америку вместе со Святителем. Помолившись у родных могил, они отправились вверх по Лене...

27 сентября, в день памяти апостола Иоанна Богослова, еп. Иннокентий сошел на берег своей епархии. Весь Новоархангельск вышел встречать Святителя. Отрадно было для Преосвященного Иннокентия заметить среди встречающих и лица крещенных колошей.

Осень и половину зимы в Новоархангельске прошли в первых заботах преосвященного Иннокентия о новой епархии. Но как только открылась навигация, 19 февраля 1842 г., еп. Иннокентий начал объезд своей епархии.

Нет слов, чтобы описать тех чувств, которыми были преисполнены местные жители при встрече своего Владыки. В 1838 г. оставил он священником свое стадо и, казалось, навсегда, и вдруг ныне является посреди него, облеченный высшею духовною властью. Не было слушателя, который бы не прослезился от умиления и радости, при кратком приветственном слове Святителя.

Великий Пост еп. Иннокентий провел на о. Кадьяк. На первой неделе Поста в Павловскую гавань острова приехали говеть алеуты из Трехсвятительской артели. Среди них был один тоен, который выразил желание пред всеми рассказать о своих грехах, никого не постыдиться и ничего не утаить. Святитель воспротивился такому намерению, на что тоен сказал:

- Если я не стыдился грешить, то зачем буду исповедывать грехи свои, хотя бы то было и пред всеми?

Такая вера алеута, который прилежнее всех постился и слушал поучения, умилила Святителя, и он спросил его наедине:

- Отчего ты усерднее и откровеннее прочих твоих братий?

- От того, что я всех их хуже, - ответил тот.

Как часто мы слышим эти слова в молитве перед Причастной Чашей, и как трудно нам бывает даже подумать то, что так откровенно и просто сказал этот алеут!

На четвертой неделе Поста вместе с прибывшими говеть алеутами приехал их тоен-шаман и рассказал Святителю о своей душевной боли:

- Лет пять назад здешний священник посмотрел на меня и сказал: "Тебя сожгут." Вот уже сколько времени я не могу забыт слов его: чувствую, что я чего-то боюсь, и хотя я тоен, но думаю, что последний из моих подчиненных лучше меня. Скажи, точно ли меня сожгут?

Преосвященный Иннокентий объяснил шаману, что священник говорил не о физическом огне. а о пламени ада, на который обрекают себя все общающиеся со злыми духами. А мучающая его совесть, этот глас Божий в душе человека, не даст ему покоя, если он будет продолжать заниматься своим ремеслом. Услышав такое объяснение и по своему опыту зная, что значит потерять душевный покой, шаман искренне раскаялся и за Литургией был приобщен Святых Христовых Таин. Перед отъездом он пришел проститься со Святителем:

- Сильно, сильно благодарю тебя и никогда не забуду тебя до смерти моей.

Вспоминая потом этот случай, Святитель говорил:

- Это убедительнейшее доказательство того, что все мы, даже от звонаря, служим орудиями благодати Божией.

Здесь можно так же вспомнить разговор Святителя с камчатским иеродиаконом Николаем. Как-то за обедом о. Николай сидел лицом на полдень, солнце било ему прямо в глаза. Речь шла о будущей жизни, и он спросил:

- Владыка! Если Бог безмерно милосерд, то как же лишит он некоторых своего Небесного Царствия?

- А ты, что вертишь головой и не сидишь спокойно? - как бы не слыша вопроса, спросил его Преосвященный.

- Да солнце прямо в глаза, и не дает покоя, - ответил иеродиакон.

- Вот тебе и ответ на твой вопрос, - сказал Святитель, - не Бог лишит нераскаянных грешников Небесного Своего Царствия, а они сами не вынесут Его света, как ты не выносишь света солнечного.

28 мая, в престольный праздник Вознесенской церкви, Святитель приехал на Уналашку, где 18 лет тому назад начал свои миссионерские труды. Любимые им алеуты радовались, как дети. После Литургии и проповеди они преподнесли дорогому архипастырю трогательный подарок: чрезвычайно искусно вытканные из древесных корней и различных трав орлецы - коврики, подстилаемые под ноги архиерею во время церковной службы.

Миссионерская работа среди алеутов продолжалась под руководством о. Якова Нецветова, по национальности алеута, выпускника Иркутской семинарии, который позже инициировал проведение евангелизации среди индейцев-атабасков на реке Юкон (о. Яков был канонизирован в 1994 г. в празднование 200-летия Православия в Северной Америке).

В 1842 г. епископ Иннокентий начал сооружение Миссионерского Дома на Ситке - сегодня старейшая постройка на Аляске - с часовней, освященной в честь Благовещения. Спустя два года началась сооружение нового собора на Ситке в честь Архангела Михаила. Несмотря на многие обязанности, епископ Иннокентий нашел время изготовить часы, которые украсили соборную колокольню. 20 ноября 1848 г. он освятил храм в присутствии 50 представителей епархиального духовенства, многие из которых окончили созданную три года назад семинарию. Интересен тот факт, что 23 аляскинца, записанные в первый класс семинарии, должны были пройти курс обучения не только теологии, но и родного языка, латыни и медицины......................

0

18

.......................продолжение от 6 октября

Петропавлоск и глубь Камчатки.

.....Осенью Преосвященный прибыл в Петропавловск, где встретился после многолетней разлуки со своим братом, свящ. Стефаном Поповом, служившем в маленьком Камчатском храме на реке Лесной. Девятнадцать лет назад Стефан женившись на алеутке, уехал с Уналашки на родину. В Иркутске он был рукоположен во священника и собирался служить в Ангинском. Но жена его, непривычная к сибирскому климату сильно захворала. Надеясь поправить ее здоровье, о. Стефан принял предложение отправиться служить на Камчатку, климат которой ближе к уналашкинскому. Однако к новому месту службы батюшка приехал один - его супруга умерла в дороге. Так о. Стефан стал жить отшельником в глухом уголке на севере Камчатки.

Пробыв в Петропавловске всю осень и дождавшись снеговой дороги, Святитель отправился на собаках вглубь Камчатки.

10 января 1843 г. путешественники прибыли в Тигильскую крепость, названную так по имени реки Тигиль, впадающей в Охотское море. В старину крепость служила охраной от набегов коряков, теперь же выглядела как разбросанная по холму деревенька. По прибытии в Тигиль Владыка желал побеседовать с коряцкими старшинами, кочевавшими в тридцати верстах от Тигиля с табунами оленей. За ними послали, и на другой день дали знать, что старшины едут:

- Как их принять? Чем угостить? - спрашивал Святитель у своего спутника, протоиерея Громова, товарища по семинарии, благочинного камчатских церквей.

- Ваше Преосвященство, - отвечал отец Прокопий, - вы, может быть, воображаете их в виде иркутских бурятских тайшей - в парчовых, опушенных бобрами шубах и собольих шапках? Нет, они ничем не отличаются от своих сородичей, носят потертые куклянки и такие же малахаи. Придут к вам без церемоний, рассядутся на полу и закурят свои трубки...

Корякские тоёны, Авъява и Этск, явившись, обратились к Преосвященному с единственным, заученным из русского языка, словом:

- Здорово.

Затем сели на пол и закурили трубки. Преосвященный Иннокентий повел с ними беседу.

- Ты имеешь медаль, почему же ты не надел ее? - начал Преосвященный, обращаясь к Этеку. Действительно, несколько лет тому назад камчадалы, жившие на побережье, бедствовали от голода. Этек, чтобы помочь им, держал в этой местности табун оленей, которыми снабжал голодающих до тех пор, пока они не дождались хорошего улова рыбы. За это он был награжден золотой, на аннинской ленте медалью. Но носить ее Этек долго не соглашался, не понимая, за что его наградили. Так мало честолюбивы эти народы и так естественно было для них помогать друг другу в трудную минуту.

- Я слышал, - отвечал Этек, - что у тебя много медалей, и не посмел надеть.

- Но ты и я, - сказал Преосвященный, - имеем медали от одного и того же Царя, стало быть, в этом отношении мы равны.

- Я этого не знал, - отвечал Этек.

Затем Преосвященный спросил, что их удерживает от принятия крещения? Коряки отвечали:

- Зачем креститься? Разве для того, чтобы сделаться такими же плутами, как крещеные тигильскне казаки, которые нас обманывают, обмеривают и обвешивают.

Горько было слышать проповеднику Евангелия слова о том, как отвращают язычников от веры те, кто, хотя и носят имя христиан, но нарушают заповеди Божии, и вместо света Евангелия несут тьму греха.

- По крайней мере, не препятствуйте, если кто пожелал бы из ваших принять крещение, - сказал расстроенный Владыка.

- Мы никому не запрещаем, - отвечали они. Тем свидание и кончилось.

26 января путешественники достигли Дранкинского острожка. Это было самое крайнее камчадальское селение на северо-востоке полуострова. Здесь же стояла и последняя церковь принадлежащая к Камчатской области - храм свт. Иннокентия Иркутского.

На следующий день, собравшись на службу в Дранкинскую церковь, камчадалы, их священник и спутники Владыки, помолились за него. Отсюда Преосвященный должен был продолжить свое путешествие по местам еще более безлюдным.

28 января Владыка покинул пределы Камчатские. Путь его лежал к Гижиге, а от туда в Охотск.

Здесь преосвященному Иннокентию случилось видеться с одним тунгусом, который утешил его своей верой и преданностью Богу. Слушая рассказ о нелегкой жизни гижигинского охотника, Владыка с сочувствием сказал:

- За то вам там, в вечной жизни, будет хорошо, если вы будете веровать Богу и молиться Ему.

На эти слова рассказчик с сильным чувством ответил:

- Тунгус всегда молиться Богу. Убью ли я хоть куропатку: я знаю, что это Бог мне дал, и я молюсь и благодарю Его. Не убью: значит Бог мне не дал; значит я худой... Я молюсь Ему.

Кротостью в обращении, отеческой приветливостью Преосвященный заслужил любовь среди коряков, чукчей, тунгусов. Они дорожили его советами и наставлениями, как дорожат советами любимого и уважаемого отца.

В Новоархангельске и путешествия по Епархии.

В сентябре 1843 г. преосвященный Иннокентий вернулся из трудного и долгого путешествия по Камчатке и Охотскому побережью. Пять тысяч верст проехал он на собаках и отчасти на оленях.

К приезду епископа в Новоархангельск правление Компании выстроило для него дом. Вскоре он устроил там школу, где учил детей Закону Божию.

Преосв. Иннокентий открыл в Новоархангельске семинарию, устраивал в отдаленных уголках епархии православные миссии.

В 1846 г. Владыка совершил путешествие по Азии - Камчатская епархия в сравнении с 1813 годом сделалась обширнее: пределы ее к юго-западу от Охотска касались теперь Китайской границы. Владыка посетил Аян и Удский край, который только что был переведен из Иркутской епархии в Камчатскую. К концу августа 1847 года Святитель прибыл на Ситху. Вскоре начали собираться суда из различных наших колоний. С ними приходили известия от миссионеров. Удивительными, а порой и чудесными были эти сообщения: силой благодати Божьей преображались и исцелялись человеческие души. Из Николаевского редута на берегу Кенайского залива иеромонах Николай писал, что кенайцы охотно принимают крещение. Замечательным было то, что крестились все их шаманы и в большинстве своем усердно выполняли христианские обязанности, были внимательны к поучениям миссионера. Про кенайцев было известно, что они народ упрямый: если что-то не захотят делать, то никто не сможет их уговорить. Многих удивляли перемены, происходившие в них после крещения.

Из селения Икогмют на реке Квихпах, в двухстах верстах выше Михайловского редута прислал миссионерский журнал священник Иаков Нецветов. Он был давним сотрудником святителя Иннокентия. Когда-то, священствуя на острове Атха, батюшка помогал нынешнему своему архиерею переводить Священное Писание на алеутский язык. Вот какую историю поведал отец Иаков. В одну из своих поездок в Икогмют тамошние жители рассказали о беде местного тоёна: его сын страдал от припадков безумия. Начались они в малолетнем возрасте и поначалу были непродолжительными. Мальчик рос и, когда был здоров, исправно трудился наравне со всеми. Но в последние два года, а ему было уже 28 лет, состояние его сильно ухудшилось. Безумие стало постоянным, он набрасывался на людей, убегал из дома и своим образом жизни больше походил на животное. По рассказам знавших больного отец Иаков догадался, что сын тоёна страдал беснованием. Священник посоветовал отцу, который был уже крещен, крестить и сына. Если несчастный хоть когда-нибудь придет в здравый рассудок, то следовало говорить ему о Боге и постараться склонить к вере. Через некоторое время бесноватый вернулся, и близкие заметили, что он отчасти пришел в себя. Отец заговорил с ним о вере во Христа и о крещении. Выслушав, больной твердо сказал, что готов креститься. С этого момента до приезда отца Иакова, которого пришлось ждать более месяца, сын тоёна был в самом спокойном расположении духа. Священник крестил больного, и с тех пор, вот уже в течение двух лет, от признаков страшного недуга не осталось и следа.

С острова Атха священник сообщил не менее удивительную и назидательную историю. "Когда священники говорили поучения о Боге, - рассказывал алеут Никита Хорошев, - тогда или, можно сказать, всегда я не верил словам их и думал, что они это сами от себя выдумывают, потому и оставался всегда с сомнением. Однажды я отправился на байдарке на восточную оконечность острова для запасания пищи. Это было осенью. Здесь нас держали ветры долгое время. Я ужасно сделался нездоров внутренностью и ушибами и лежал долго. Напоследок сделался так плох, что живший со мной в шалашике товарищ совсем отчаялся в моем выздоровлении, и я также сам отчаялся: потому что не мог шевелить ни рукой, ни ногой. Таким образом лежащему недвижимо в шалашике, раз вечером пришло мне на мысль: если есть точно Бог, про Которого нам говорят священники и учат, что Он премудр и все может, то исцелил бы Он меня от несчастного моего положения; тогда бы я точно уверовал в Него, и перестал бы иметь о Нем сомнения. С этими мыслями я заснул вечером и спал без пробуду всю ночь до утра. Утром я проснулся и чувствую: что-то мне стало легко. Я встал с постели на ноги и без помощи других начал ходить. Сперва я не верил самому себе... Когда же я понял, что это не мечта и что это - я, тогда как будто раскрылись мне глаза, и я стал крепко верить учению. И с тех пор боюсь иметь какое-либо сомнение о Боге."

Когда он кончил свои рассказ, я спросил его: "Точно ли это случилось с тобой, не обманываешь ли ты?" "Нет, я не лгу," - отвечал Никита и даже поклялся именем Божиим. Тогда, - писал священник в своем донесении, - я вместе с ним припал к образу Спасителя и крепко благодарил Бога, что он не карает нас за неверие, а долго терпит и приводит грешника в чувство, и дает ему время на покаяние..."

Особой заботой по-прежнему были для святителя Иннокентия колоши. Число крещеных колошей увеличивалось. Радовало Владыку, что принимают они крещение без принуждения и корыстных выгод: при крещении давался только простой крестик и деревянный или бумажный образок.

По благословению Владыки и при его непосредственном наблюдении специально для колошей был сооружен храм. На это строительство островитяне долго не соглашались, и Владыка не надеялся, что они станут помогать. Тем отраднее было, что при его возведении колоши усердно помогали в доставке леса и на разных других работах. 24 апреля 1849 года епископ Иннокентий освятил ново устроенный храм. По праздникам стала совершаться в нем Литургия, на которой Евангелие, а иногда и Апостол читались на колошенском языке. На родном языке пели новообращенные прихожане "Господи помилуй," Символ веры и "Отче наш."

С возведением храма заметно оживилась духовная жизнь колошей. Во время Великого поста, рассказывал протоиереи Петр Литвинцев, они усердно постились, каялись и причащались. В Великую субботу отец Петр заметил, что один колош по имени Никита чрезвычайно усердно молится всем иконам и прикладывается к ним, как обыкновенно делали желавшие причаститься Святых Христовых Тайн. Священник помнил, что Никита уже причащался постом, и послал спросить, что бы это значило. Прихожанин отвечал, что желает причаститься. Отец Петр подозвал Никиту:

- Ты же недавно причащался.

- Я еще хочу, дай!- отвечал Никита.

Искренним и сильным было его желание, и отец Петр не стал препятствовать и после исповеди причастил его.

Никому кроме Бога неизвестно, сколько времени отпущено человеку жить на земле. Иногда новообращенный жил христианином совсем недолго, будто только и нужно было человеку для спасения души принять крещение. Вот какое событие случилось на Пасху в 1850 году. Среди некрещеных колошей, несмотря на все усилия русских, сохранялся жестокий обычаи: убивать по смерти знатного хозяина его рабов - калгов. По языческим верованиям раб должен был идти за своим господином, чтобы в другом мире служить ему. На второй день Пасхи для умершей почетной старухи по желанию ее некрещеной внучки был убит калга. Убийство совершилось в тот самый момент, когда святитель Иннокентий служил Литургию в новой церкви, куда собралось много колошей. Убитый калга за несколько дней до смерти, в Великую Пятницу, принял святое крещение, а в Великую Субботу причастился Святых Христовых Таин.

Участь калгов очень беспокоила Владыку. Он даже обратился в Синод за разрешение выкупать у колошей рабов. Святитель беспрерывно был в трудах и продолжительных путешествиях по епархии. В 1847 г. он встретил в пути свое пятидесятилетие, в поездке по Камчатке в 1850 г. узнал о возведении его в сан архиепископа.

К епархии преосв. Иннокентия принадлежали и Курильские острова. Там, как говорил Святитель, было малейшее стадо: всех Курильцев насчитывалось не более шестидесяти человек. Но и к ним в 1850 г. отправил архиеп. Иннокентий благовестника. Вернувшись, иеромонах Сергий поведал Владыке, что и этому малому стаду явил Господь силу Креста и церковной молитвы.

На острове, где пришлось зимовать миссионеру, не было реки. а потому и жителей постоянных не было. Приезжавшим же приходилось пользоваться водой из озера. Но воду эту можно было употреблять только через что-нибудь процедив: столько в озере водилось разных букашек и насекомых. Так было до 19 января 1851 г. В этот день, когда Церковь празднует Крещение Господне, иеромонах Сергий совершил положенное по чину праздника великое освящение воды в озере. С этого дня насекомые исчезли. Не было их до конца мая, когда миссионер покинул остров. Потом он снова заехал туда и вода по прежнему была чистой.

26 июля 1852 г. к Камчатской епархии была присоединена Якутская область. Вскоре высокопреосвященный Иннокентий перебрался жить в центр присоединенной области - Якутск. Здесь, на территории Спасского монастыря ему были устроены помещения для жительства, которые Владыка нашел очень хорошими: тепло и сухо (видно, если бы была просто крыша над головой, он назвал бы такое жилище хорошим, ну а если тепло и сухо - это уже очень хорошо).

В 1853 г. сын Святителя, свящ. Гавриил Иванович Вениаминов, стал служить в устье Амура - Николаевске, проповедуя Слово Божие гольдам, мангунцам и нейдальцам.

В 1854 г. архиеп. Иннокентий, не боясь ни якутских морозов, доходивших до 60 градусов, ни трудностей кочевого быта, отправился в путешествие по области.

Вернувшись с Амура в Якутск, Владыка принялся за постройку и поправку монастырских зданий. Вместе с другими миссионерами Высокопреосвященный начал переводить на якутский и тунгуский язык Службу и Священное Писание. Многие годы после этого, как свой национальный праздник, отмечали якуты 19 июля, день, когда в 1859 г. в Троицком соборе Якутска впервые совершилась служба на якутском языке.

Крымская Война.

Жизнь свт. Иннокентия шла прежним порядком: в постоянных поездках, трудах и заботах. Но все чаще приходили тревожные известия. Шла Крымская война и свт. Иннокентий пристально следил за военными действиями. На стенах его келии появилась присланная в подарок карта Крыма. События на Черном море влияли на ситуацию в море Охотском. Но военные действия не пугали Святителя: в 1855 г. он замыслил опасное путешествие в Аянский порт, а от туда в устье Амура.

В это время под руководством Василия Степановича Завойко сюда были эвакуированы жители и гарнизон Петропавловска и шло строительство и укрепление Николаевска-на-Амуре. Следя за сообщениями газет и получая известия от людей осведомленных, Владыка предполагал, что неприятельский флот не появится у Аяна ранее июля. "Следовательно, писал он в одном из писем, - вперед я могу пройти свободно и безопасно. Но назад, с Амура попадать, конечно, небезопасно." Обдумав все возможные препятствия, весной он отправился в путь, сначала для вторичного обозрения Якутии, затем в Аян и оттуда на Амур.

По пути, в селении Нелькан, он встретил свою дочь Екатерину, которая очень удивилась решительности отца:

- Куда вы едете? Ведь в Аяне англичане.

- Я им не нужен, - отвечал Владыка, - а возьмут в плен - себе убыток сделают: ведь меня кормить надо. Святитель Иннокентий продолжил свой путь и, наконец, прибыл в Аян 9 июля 1855 года, в тот день, когда англичане только что оставили его. Здесь никого не было: закопав несколько имевшихся пушек, жители покинули его еще до появления противника. Они перебрались в лес, за тринадцать верст от Аяна. Англичане сорвали замки со всех амбаров порта. Открытой стояла и церковь Казанской Божией Матери. На полу были разбросаны прокламации, призывавшие аянских жителей вернуться в свои дома. Святитель Иннокентий, видя такую печальную картину, не падал духом: ежедневно полно и благоговейно он совершал в церкви богослужение, посещал жителей Аяна, скрывавшихся в лесу, и за неимением священника исполнял все требы и даже крестил новорожденных. Но цель путешествия Святителя - Амур не могла быть достигнута: устье Амура было обложено неприятельскими Судами. Поначалу свт. Иннокентий очень сожалел, что поздний проход Лены, грязь и разлив рек Алдана и Май, отсутствие ямщиков на Майских станциях задержали его в пути. Но обстоятельства и время снова заставляли благодарить Бога за то, что казалось досадными неприятностями. Бриг "Охотск," который отправлялся на Амур и на который опоздал архиепископ Иннокентий со своей свитой был взорван неприятелем. Но все-таки архиепископу Иннокентию пришлось столкнуться с неприятелем и довольно близко. 21 июля Владыка совершал в аянской церкви молебен с коленопреклонением о даровании победы.

В это время неожиданно прибыл в Аян английский фрегат, а следом еще один. Сойдя на берег, англичане узнали, что здесь находится русский архиерей. Они тотчас пошли в указанный дом, но не застали хозяина. Тогда англичане толпой с шумом и криком отправились в церковь... Посреди пустого храма стоял на коленях архиепископ Иннокентий и, нисколько не смутившись и как бы никого не замечая, громко произносил слова молитвы. Невозмутимое спокойствие Владыки и благоговейное выражение его лица поразили англичан, заставили их смолкнуть и терпеливо выждать конца службы. Потом, при воспоминании об этом событии святитель Иннокентий с неизменным юмором говорил:

- Если бы знали англичане, о чем я молился тогда, то наверно бы тут же растерзали меня.

Но они не знали, а вид так искренне молящегося внушал почтение. После молебна офицеры подошли к Владыке и очень вежливо стали расспрашивать, как он мог попасть сюда, каким путем ехал? Потом сообщили, что по долгу службы и обстоятельствам военного времени они должны будут взять его в плен. На это Святитель, улыбаясь, ответил, что человек он невоенный, следовательно, пользы от него никакой не будет, а, напротив, они причинят себе одни убытки. Затем пригласил английских моряков к себе в дом и, угощая чаем, долго беседовал с ними через переводчика.

Из разговора Святитель Иннокентий узнал, что вместе со вторым фрегатом пришел и пароход "Баракута" и привел на буксире бриг с пленными, среди которых находился священник-миссионер Махов. Владыка стал убеждать офицеров освободить батюшку. На другой день после вечерни они снова были у Камчатского архиепископа. Офицеры сообщили, что их генерал освободил от плена как его, так и священника Махова, просидели за чаем целый вечер и расстались с Владыкой, всячески высказывая ему свое расположение. Как ни печальны были военные события, но архиепископ Иннокентий воспринимал их как неподвластные его воле обстоятельства, в которых каждый совершал свое служение. Его дело было молиться о мире и народе Божием, утверждать в вере принявших Христа и просвещать еще не уверовавших. Потому в письме к сыну от 27 июля, сообщив о своем пребывании в Аяне и действиях неприятеля, он писал: "Теперь поговорим о деле: мне известно, что к нам по Амуру пришло около 2000 человек, да из Камчатки не менее 500; следовательно теперь на Амуре жителей не менее 3,5 тысяч. И потому видимо необходим там другой священник, и я было вез к тебе в товарищи Захара Ивановича Тяпкина, но не довез. Впрочем, я очень рад, что на "Авроре" есть священник и, следовательно, много или мало, но он тебе поможет, и потому я менее буду тревожиться на этот счет... Завтра я намерен отправиться обратно в Якутск и письмо это оставляю в Аяне, на случай возможности отправить его к тебе." Перед отъездом в Якутск святитель Иннокентий пробыл три дня в лесу у аянских жителей. В самом городе оставались три неприятельских судна, но порт оставался цел: закопанных пушек не нашли, не сожгли и строящуюся шхуну. Беспокоился Архиепископ о Ситхе, куда направилась французская эскадра. Всего же в морях здешних находилось около полусотни неприятельских судов.

Освоение Амурского края.

В тоже самое время на Дальнем Востоке нашего Отечества происходили важные исторические события, также глубоко волновавшие святителя Иннокентия как архипастыря и патриота России. Начиналось освоение Амурского края и решался вопрос о доселе непроложенной границе между Китаем и Россией.

Высокопреосвященный Иннокентий был горячим сторонником освоения этого края. Он считал, что на берегах Амура и его притоков многие русские могли бы с большим удобством устроить свою жизнь - земли свободной и пригодной для земледелия было предостаточно. А значит Камчатку и Русскую Америку можно снабжать сибирским хлебом, а не возить его из европейской России. Но не экономические и политические преимущества освоения Амура занимали Святителя. Приняв на себя когда-то обязанности миссионерского служения и приведя ко Христу языческие племена севера Америки и Азии, он и здесь хотел найти не только новых подданных Российского государства, но и добрых чад Церкви Христовой. Приезжавшие из Амурской экспедиции рассказывали Святителю о жизни в тех краях и о том, как не хватает русским поселенцам храма Божия и священника. По их словам, некоторые гиляки выражали желание принять крещение. Святитель знал и давно думал об этом. Еще в 1851 году, когда он был проездом в Аяне, к нему приехало три гиляка. Как когда-то колошей, Владыка пригласил их на богослужение. Церковная служба так глубоко тронула туземцев, что они просили крестить их. Святитель Иннокентий предложил им тогда хорошенько подумать и обещал прислать на Амур своего молодого сына - священника. Они благодарили, передав через толмача:

- Очень будем рады. Будем любить сына твоего и, если он будет жить у нас, то многие станут креститься.

Поэтому при первой возможности Святитель отправил в Амурскую экспедицию отца Гавриила Вениаминова с молодой женой. Провожая их в эту пустынную неустроенную землю, он благословил сына такими словами:

- Иди на великое дело, указанное тебе Богом! Но смотри не охладевай сердцем в делании нивы Христовой! Умирай на ней, и не озирайся вспять до тех пор, пока не исполнишь возложенной на тебя обязанности.

Для решения вопроса о границе между Россией и Китаем необходим был сплав по Амуру, и он был поручен такому же, как и святитель Иннокентий, горячему стороннику освоения Амура - генерал-губернатору Восточной Сибири Николаю Николаевичу Муравьеву.

Через два года после первого исторического сплава, в январе 1856 года, высокопреосвященный Иннокентий получил указ Святейшего Синода совершить путешествие к устью Амура. Вскоре он отправился из Якутска в Иркутск. Здесь одной из главных его забот было найти священников, согласных ехать со своими семьями в неведомый край: проповедовать Евангелие, строить церкви и открывать приходы. В городе ходили слухи, что китайцы, не желая пропускать наши суда по Амуру, собрали шестидесятитысячное войско и растянули его по реке. Многие отговаривали Святителя ехать, считая путешествие небезопасным. Но уповая на милость Божию, он решился тронуться в путь. В начале апреля он, еще по льду, переехал озеро Байкал и через Верхнеудинск прибыл в Кяхту. Встретив здесь Пасху, в среду на Светлой неделе отправился к Шилкинскому заводу, откуда уходили баржи на Амур. Здесь уже собрались все ехавшие с Владыкой на Амур. Духовенство с семьями отбыли на баржах мая. А через два дня на присланной генерал-губернатором лодке отчалил и святитель Иннокентий. Вскоре он догнал своих спутников, и некоторое время они шли вместе. Берега покрывали могучие хвойные леса, изредка были видны берестяные юрты местных жителей - манегри. Река изобиловала рыбой, преимущественно огромными осетрами - калугами, которую и промышляли туземцы. Не доходя до Айгуна - единственного маньчжурского города на всем протяжении Амура, архиепископ Иннокентий оставил своих спутников и отправился вперед. За два дня до прибытия в Айгун он повстречался с Н.Н. Муравьевым-Амурским, который только что договорился с китайским амбанем о свободном передвижении наших судов по Амуру. Опасения встречи с шестидесятитысячным войском были рассеяны. Берега несколько оживились, стали встречаться маньчжурские деревни. По прибытии в город Святитель должен был встретиться с амбанем и не без интереса наблюдал за церемониями китайских чиновников.

Ниже Айгуна Амур протекал через Хинганский хребет, и лодка целых шестьдесят верст шла в скалистом ущелье. Миновав эту теснину, путешественники опять поплыли вдоль пустынных берегов, где изредка можно было увидеть поселения еще одних приамурских жителей - гольдов. Хвойные леса ближе к устью сменились лиственными. Ниже по течению, близ озера Кизи, стали встречаться деревеньки мангунцев. В станице Мариинской Святителя ожидал священник Гавриил, проповедовавший здесь Евангелие гольдам. Дальше отец и сын плыли вместе до самого устья Амура, где жила паства отца Гавриила - гиляки.

В Николаевске, у о. Гавриила Святитель прожил весь август. Здесь 1 августа у него родился внук Иоанн. 24 состоялся молебен по поводу закладки новой Никольской церкви.

Насколько был легок путь на Амур, на столько же трудной и полной опасностей оказалась обратная дорога. - Первая попытка уйти из Николаевска на маленьком боте кончилась неудачей: судно чуть было не залило волной, и путешественники должны были возвратиться. Наконец, в начале сентября на пароходе "Америка" святитель Иннокентий выехал в Аян. Отсюда следовало поскорее отправиться в Якутск, где Архиерея ожидало немало дел, но помешала рано наступившая зима. Дождавшись зимнего пути, 12 ноября Владыка выехал из Аяна. Дули сильные ветры, да такие, что в одном месте повозка опрокинулась и он сильно ушибся о камень. На реке Мае по неосторожности проводника повозка, в которой ехал Святитель, попала в полынью, и он пробыл в ледяной воде несколько минут, пока подоспели люди. На счастье полынья была неглубокой. Но все неприятности и опасности пути Высокопреосвященный воспринимал с давно укоренившемся в его характере благодушием: "Слава и благодарение Господу, дивно хранящему меня во всех путях моих! - писал он, - платье давно уже высохло и носится, бок поболел около двух месяцев и перестал, а из полыньи давно уже меня вытащили." В Якутске, куда Владыка прибыл 1 декабря 1856 года, его ждал указ Святейшего Синода: "За неутомимые подвиги на пастырском поприще в отдаленном крае Отечества, среди разноплеменной паствы, с пламенною ревностью о стяжании Господу душ, коснеющих в мраке неверия, и за оказание поучительного примера пастырского самоотвержения ко спасению их, с достижением в сем священном деле желаемых успехов терпением и многоразличными трудами и проч." Высокопреосвященный Иннокентий, архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский был награжден орденом святого Александра Невского.

Дальние пределы, Америка, Петербург.

Весь следующий 1857 год архиепископ Иннокентий провел в путешествиях. Он отправился в дальние пределы своей епархии: сначала на реки Вилюй и Олекму, а потом в Америку. Как оказалось, это была его последняя поездка в места, где начинал он свое миссионерское служение. В июне, по возвращении из Америки, Владыка отбыл в Петербург для участия в работе Святейшего Синода. Четыре месяца провел Камчатский архиепископ в Петербурге. Уладил дела с напечатанием переводов Священного Писания на якутский язык. Очень утешила Владыку встреча с дочерью, монахиней Поликсенией, которая приехала в Петербург повидать отца после пятнадцатилетней разлуки. 21 января 1858 года Высокопреосвященный Иннокентий выехал в Иркутск с намерением оттуда отправиться поскорее на Амур. "Мал мир, да велика Россия" - можно вспомнить известную среди путешественников поговорку, следя за переездами Святителя по родной стране.

В наступившем 1858 году подошло время свершиться историческому не только для Сибири, но и для всей России событию: подписанию договора о русско-китайской границе. На Амур выехал генерал-губернатор граф Н.Н. Муравьев-Амурский. Неожиданная тяжелая болезнь задержала Святителя в Иркутске, но, не дождавшись окончательного выздоровления, он выехал на Амур.

Объехав все Амурские станицы, архиепископ Иннокентий погостил у своего сына, отца Гавриила, в Николаевске и в начале осени прибыл в Якутск. Печальная картина ждала здесь Владыку: сгорели его келии в Спасском монастыре, а с ними рукописи переводов и ученых трудов...

С присоединением Амурского края забот у архиепископа Иннокентия значительно прибавилось. Управлять американскими церквами помогал Новоархангельский епископ Петр (Екатериновский). Нашелся помощник и в Якутск: овдовевший красноярский священник Петр Попов решился принять монашество и стать викарным архиереем. Для его посвящения святитель Иннокентий весной 1860 года прибыл в Иркутск. Новонареченный епископ поехал в Якутск - к месту своего служения, а Высокопреосвященный отправился обозревать огромные просторы своей епархии. Его сопровождали диакон, четверо певчих и два келейника, один из которых, креол Гаврила, служил Владыке еще на Ситхе. Святитель путешествовал по Амуру. В Благовещенске отдал необходимые распоряжения по строительству архиерейского дома, который обещали закончить к осени. В Николаевске, куда приехал к середине июля, был обрадован рождением второго внука. Далее он собирался плыть на Камчатку, где не был уже десять лет. Однако противные ветры и волнение в Татарском проливе помешали осуществиться этим планам. Правда, из-за этих неблагоприятных обстоятельств жители залива Де-Кастри смогли повстречаться со своим архиереем. Порт Де-Кастри стоял в уединении: поблизости были только жалкие юрты туземцев. Население порта состояло из нескольких офицерских семей и сотни матросов. В один из дней в море заметили судно: все жители бросились его встречать. Каждый ожидал получить весточку с родины или свежую провизию, которая была здесь редкостью. Но какова была радость, когда на вельботе подъехал к берегу архиепископ Иннокентий. Он по-архиерейски осенил всех широким крестом. Встречавшие бросились целовать его руки, а иные даже припадали к его стопам, но Владыка по своему великому смирению отстранял эти почести.

Первым делом был отслужен благодарственный молебен о благополучном прибытии, затем Святителя пригласил в свой дом командир порта. Все смотрели на прибытие такого гостя, как на особую милость Божию. С первых минут он стал близким, своим: расспрашивал о родных, о нуждах, в одном случае наставлял, в другом подкреплял, подавая глубокие духовные советы. Особенно запомнились хозяевам вечера, когда при рокоте волн, бушующего ветра и дождя, хлеставшего в окна, Владыка за стаканом чая вспоминал свои путешествия и приключения. Офицеры были в сборе и слушали маститого иерарха. Матросы стояли у дверей комнаты и ловили его слова. Владыка не забыл и их, он обошел все казармы, беседовал с ними и подкреплял своими наставлениями. Днем он служил и поучал туземцев. Три дня пребывания Святителя в порту прошли для его жителей, как час. Из Де-Кастри путешественникам пришлось вернуться в Николаевск и провести здесь всю зиму.

Встреча с Просветителем Японии Николаем Касаткиным.

В это же время сюда прибыл выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии, командированный на службу в Японию, в церковь при Российском консульстве, иеромонах Николай (Касаткин), будущий архиепископ, просветитель Японии, прославленный ныне в лике святых угодников Божиих двумя Православными Церквами - Русской и Японской.

Зная не понаслышке о трудностях предстоящего служения, архиепископ Иннокентий по-отечески принял начинающего миссионера. Он много полезного советовал ему: говорил он том, что необходимо принимать участие в бытовых и культурных нуждах паствы, обучать неизвестным им ремеслам, стараться лечить их. Помог опытный наставник батюшке и в житейских делах. Владыка сам выкроил новую рясу для отца Николая и подарил ему свой наградной бронзовый крест за Русско-турецкую кампанию.

- Хоть и не совсем по форме, да все-таки крест, а без него являться к японцам не годится!

В начале лета 1861 года иеромонах Николай (Касаткин) отправился в Японию, а святитель Иннокентий, как только вскрылся Амур, уехал в Благовещенск.

Вернувшись из Благовещенска, Высокопреосвященный вновь попытался выехать на Камчатку, и вновь непогода в Татарском проливе помешала ему. В ночь на 29 августа началась сильная буря. Судно, на котором плыл святитель Иннокентий, бросало из стороны в сторону, все были в смятении и ожидали смерти. Вместе с Владыкой на Камчатку ехал недавно прибывший из Москвы псаломщик Семен Казанский. Во время этой сильной качки он оказался рядом с архиерейской каютой. При очередном ударе волны дверь отворилась. Семен решил, что Владыка хочет кого-нибудь позвать к себе, и вошел в каюту. Он остановился пораженный: среди общего смятения, треска судна и грохота волн Высокопреосвященный Иннокентий спокойно стоял перед образом на коленях и молился, читая себе отходную (канон на исход души). Семен смутился и быстро вышел. Через некоторое время Святитель с невозмутимым видом появился на палубе и стал давать советы капитану. Судно разбилось, но все плывшие на нем спаслись. Когда потерпевшие кораблекрушение вышли на берег, святитель Иннокентий начал благодарственный молебен, во время которого все стояли на коленях. "Кто на море не бывал, тот Богу не молился," - гласит народная мудрость...

Амурская паства Святителя насчитывала уже двадцать тысяч. Среди новых амурских жителей было много добрых христиан: едва обустроившись на новом месте, они принимались за строительство храмов. Ежегодно в поездках Владыка освящал две-три новых церкви. На освящение храма он приезжал заранее и всегда имел при себе ящичек со столярными инструментами. Сам сооружал Престол, а на следующий день освящал его. В тех селениях, где были храмы, архиепископ Иннокентий непременно совершал Литургию, а где не было ни церкви, ни часовни, там для собравшегося народа совершал часы, обедницу или молебны под открытым небом. После службы он обязательно беседовал с жителями: учил их не только молиться, но и трудиться, предлагал советы по земледелию, разведению скота и прочим житейским премудростям, даже пчеловодству. И всегда одаривал прихожан маленькими образками и крестиками. Продолжали принимать крещение гольды, для них стараниями архиепископа Иннокентия устраивались церковь и школа.

Владыка Иннокентий чувствовал приближение старости. Слабело зрение, силы и крепкое здоровье стали потихоньку оставлять его. Он даже написал письмо митр. Филарету, в котором высказывал свое желание поселиться на покое в монастыре. Но Московский Владыка просил его не покидать своей паствы, беречь зрение и здоровье ради служения Церкви. "Господь да скажет Вам, что Ему благоугодно, и Вам и Церкви Его полезно," - заканчивал свое послание свт. Филарет. Это было последнее письмо от старца-митрополита: в январе 1867 г. его не стало. Владыка Иннокентий тяжело переживал кончину митр. Филарета, ведь более четверти века связывала их дружба.

Митрополичья кафедра .

18 января 1868 г. в Благовещенск прибыло срочное послание из Санкт-Петербурга. Святитель Иннокентий назначался Московским митрополитом. Владыка был поражен. Он любил Первопрестольную, но никогда не предполагал, что придется занять место митрополита в древней столице, да еще после великого Филарета.

Целый день после получения депеши, Святитель провел в уединение и молитве. Настала пора прощаться с последним детищем - Благовещенском.

15 февраля, после Литургии и молебна, Владыка со своим сыном и верным помощником о. Гавриилом отправился в Москву. Дни Великого Поста Владыка провел в родном Иркутске.

На Страстной седмице митрополит Иннокентий уединился в Вознесенском монастыре. Часто и подолгу молился он у мощей своего небесного покровителя святителя Иннокентия Иркутского. После пасхальных торжеств Владыка побывал в родном Ангинском: в последний раз поклонился родным могилам, благословил земляков и близких и, несмотря на продолжающуюся распутицу, 20 апреля отправился в путь.

В Канске, Красноярске, Екатеринбурге приветствовали архиерейский поезд праздничным звоном колоколов. Всюду были радушные встречи при большом стечении народа. Событие чрезвычайное: на Московскую кафедру избран архиерей из отдаленных окраин России. Многим хотелось видеть его и получить благословение. В Перми ради праздника Святой Троицы Святитель задержался на несколько дней.

Дальше предстояло путешествие до Казани по рекам Каме и Волге. В Казани Святителя Иннокентия ожидали письмо Государя и знаки митрополичьего сана: белый клобук с бриллиантовым крестом. Владыка сошел на берег, чтобы поклониться мощам святителя Гурия Казанского, в XVI веке проповедовавшего Слово Божие мусульманам и язычникам, и у раки его святых мощей возложил на себя митрополичий клобук. Спустя два дня почетные путешественники прибыли на пароходе в Нижний Новгород. Отсюда до Москвы ехали по железной дороге...

И вот 25 мая 1868 г. Святителя встречала Первопрестольная. Сопровождаемый колокольным звоном московских храмов, митр. Иннокентий с вокзала поехал к Воскресенским воротам, поклониться Иверской иконе Божией Матери - святой вратарнице Москвы. На следующий день по старинному обычаю он должен был приветствовать свою паству и служить Литургию в Успенском соборе Кремля.

Вскоре жизнь митрополита Иннокентия потекла своим чередом: вставал он в четыре часа утра и целый час молился в своей молельне. Каждое утро он бывал за Литургией и без его благословения не начинали службу, никогда не пропускал ни одной всенощной. С девяти утра и почти целый день продолжался прием посетителей всех званий и сословий. Много было среди них людей нуждающихся и бедных, им Святитель нередко помогал деньгами из своих сбережений. По вечерам его внуки или сын Гавриил, верный помощник, иногда что-нибудь для него читали. Самостоятельно он уже не мог ни читать, ни писать: зрение его совершенно ослабло. Вечером перед сном также около часа молился в уединении. Спать ложился аккуратно в десять часов вечера.

Простота митрополита Иннокентия была необыкновенной. К нему свободно, часто и в неприемные часы, приходили с разными заботами и нуждами священники и миряне, знатные и простого звания люди. Обращался Владыка со всеми без напускной важности и суровости. Он не любил официальные разбирательства с потоком казенных бумаг: многие недоразумения и ссоры улаживал миром в своем кабинете. В отношении к подчиненным был по-отечески снисходителен, но гордеца умел деликатно поставить на место.

Летом Владыка часто жил в подмосковном селе Черкизово за Преображенской заставой. Древнее село это принадлежало некогда святителю Алексию Московскому, который завещал его Чудову монастырю. Церковь в Черкизове, как и в родном далеком Ангинском, освящена была в честь Илии Пророка. Перед церковью был большой пруд, а в глубине вековой липовой и березовой рощи стояла архиерейская дача с домовой церковью. Устройство дома вполне соответствовало характеру его обитателя: в комнатах простой сосновый пол, изразцовые печи, ничем не украшенные бревенчатые стены.

Не изменяя своему обычаю, Митрополит неоднократно объезжал храмы и монастыри своей епархии, размеры которой не в пример прошлым были значительно меньше. Как-то после очередного путешествия его стали расспрашивать о поездках на собаках и сравнивать с нынешними его выездами в карете, запряженной шестеркой лошадей. Митрополит рассмеялся:

- По правде сказать, в карете очень спокойно; но вот беда: к этому покою я никак не могу привыкнуть. Чувствуешь себя как будто бы расслабленным и связанным. То ли дело, как бывало в Камчатке, пройдешь несколько верст пешком, да еще в пургу, - с каким удовольствием сядешь себе потом в нарту и полетишь на собаках! Я как-то здоровее себя чувствовал. Воздух великое дело!

Святитель всегда искренне недоумевал, когда восхищались его апостольскими путешествиями: ведь ему надо было только собраться, а дальше его же везде возили! В том же 1868 году, когда святитель Иннокентий стал митрополитом Московским, произошло еще одно очень значительное для него и для России событие: по соображениям политическим и экономическим земли Русской Америки были проданы Соединенным Штатам. Первые и самые любимые прихожане Святителя, алеуты и колоши, стали гражданами другого государства. Но они остались и до сих пор пребывают православными христианами: узы этого братства прочнее и надежнее, чем узы гражданские.

Радостно было читать святителю Иннокентию отзыв одного американского чиновника - Степана Буйницкого, побывавшего на Уналашке, островах святого Павла и святого Георгия. Буйницкий был свидетелем того, как каждый воскресный и праздничный день все жители островов от мала до велика отправлялись в церковь. Во всяком жилище можно было увидеть святые кресты и иконы, и всякий входящий в дом совершал крестное знамение и поклонение святыням. Священник был из алеутов - отец Иннокентий Шаишников. Многие островитяне знали церковнославянский, читали и писали на родном языке.

Но святитель Иннокентий угасал: зрение становилось все хуже, силы оставляли его. Он хотел уйти на покой и поселиться в Гефсиманском скиту любимой им Троице-Сергиевой Лавры. Однако Государь Александр II отклонял просьбы Святителя. Вынужденное слепотой бездействие, столь несвойственное Владыке, приводило его в грустное настроение.

- Вы почему же думаете, что помешали мне? - говорил он знакомым, застававшим его в печали. - Разве потому, что я сижу таким хмурым? Да что прикажете делать, - продолжил он вздыхая, - и желал бы казаться веселым, да не могу: слепота тяготит меня донельзя, не привык я с детства сидеть сложа руки... А вы, пожалуйста, не стесняйтесь моей хмуростью, заходите ко мне, не дикарь какой, я ведь всегда любил и доселе люблю общество и беседы.

5 января 1878 года исполнилось десять лет со времени назначения Владыки Иннокентия митрополитом Московским. По этому случаю московское духовенство собралось на Троицкое подворье, чтобы поздравить его. Принесли в дар богато украшенную икону Иверской Божией Матери, говорили торжественные речи, вспоминали и благодарили за труды. Ведь его стараниями были созданы училище для девушек из духовного звания, иконописная школа, богадельня для бедных вдов и сирот. Но Святитель не любил похвал и всегда говорил:

- Не мне принадлежит заслуга, со мною трудились многие. При мне это происходило, но устроялось волей Божией.

Завещание и кончина Святителя.

Наступил 1879 год. Здоровье Владыки становилось все хуже: от сильного головокружения он уже почти не вставал с кресел. Предчувствуя близость кончины, он перечитал давно составленное завещание и распорядился пожертвовать деньги из своих собственных капиталов церкви родного села Ангинского. Подошло время Великого поста. Не изменяя своему обычаю, Владыка ежедневно просил переносить его в храм на время службы. В воскресные дни непременно причащался Святых Христовых Таин. Не переставал следить за текущими делами:

- Нет ли новых дел? - спрашивал он у своего помощника еп. Амвросия за четыре дня до смерти.

- Не думайте, Ваше Высокопреосвященство о делах, успокойтесь, - отвечал ему еп. Амвросий.

- Скучно, - опустив голову, тихо сказал столь деятельный когда-то Святитель.

На Страстной седмице в митрополичьи покои из часовни у Воскресенских ворот принесли Иверскую икону Матери Божией, столь почитаемую митр. Иннокентием. Он попросил опустить его на колени и, благоговейно помолившись, со слезами на глазах приложился к чудотворному образу. Как заметили окружающие, он стал как-то особенно спокоен. На следующий день над больным было совершено таинство соборования.

Накануне Великого Четверга свт. Иннокентий распорядился, чтобы утром служили Литургию раньше обычного. Уже в три часа утра пришли к Владыке со Святыми Дарами. Он велел поднять себя с кресел и поставить на ноги. Затем, стоя перед Причастной Чашей, твердо и внятно прочитал молитву:

- Верую, Господи и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живаго, ....

И прибавил:

- Не думайте, что я бессознательно это говорю. Нет, я в полном сознании прошу прощения, приступая к Святым Тайнам.

После Причастия он просиял в лице и несколько раз повторил:

- Благодарю Тебя, Господи! Благодарю Тебя, что Ты сподобил меня недостойного причаститься Святых Твоих Тайн в полном сознании!

Вечером следующего дня Владыка просил прочитать над ним отходную, потом позвал своих близких и стал с ними прощаться. Он благословлял каждого и говорил на прощание несколько слов назидания. Когда подошел Ваня - его внук, он взял его за голову и сказал:

- Бог тебя благословит! Смотри: никого в жизни не обижай и будешь счастлив!

Еще раз прочитали отходную. Владыка впал в забытье, потом очнувшись спросил:

- Что, разве уже кончили чтение?

Ему отвечали, что кончили.

- Почему же не говорят: "Аминь"? - спросил он. Читавший повторил:

- Аминь!

Владыка перекрестился и проговорил:

- Буди воля Божия!

Это были его последние слова. В Великую Субботу, 31 марта 1879 года, в начале четвертого часа пополуночи, великий труженик и новый апостол, святитель Иннокентий скончался тихой христианской кончиной на восемьдесят втором году жизни. Утром наступившего дня колокол Ивана Великого возвестил москвичам об этом печальном событии. Многие москвичи, друзья и знакомые Святителя поспешили на Троицкое подворье попрощаться с глубоко чтимым Архипастырем и помолиться об упокоении его души.

- Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему Преосвященнейшему митрополиту Иннокентию и сотвори ему вечную память! - возгласил диакон, и все торжественно и скорбно запели:

- Вечная память!

Глядя на спокойный лик почившего Святителя, невольно припоминались смиренные слова его духовного завещания: "Прошу и умоляю, не говорить никаких речей ни прежде, ни во время, ни после погребения моего... Но если кому будет угодно сказать слово в общее назидание, то прошу такового сказать слово из текста от Господа исправляются человеку пути его, с указанием на меня, кто и где я был - кем и где скончался, - во славу Богу, но без всяких мне похвал."

Святителя Иннокентия торжественно похоронили в Духовском храме Троице-Сергиевой Лавры, рядом с могилой его друга и наставника митрополита Филарета. Прошли годы и почти через сто лет в 1977 году митрополит Московский и Коломенский Иннокентий был прославлен в лике святых двух Православных Церквей - Русской и Американской. А в 1994 году были обретены его святые мощи, которым может поклониться всякий входящий в Троице-Сергиеву Лавру.

Память святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского, апостола Америки и Сибири, Церковь празднует дважды в год: в день его блаженной кончины - 31 марта (13 апреля) и в день прославления в лике святых - 23 сентября (6 октября по новому стилю).
Богу нашему слава всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь!

Тропарь, глас 1
Во вся страны полунощныя изыде вещание твое, яко приемшая слово твое, ихже боголепно научил еси, неведущия Христа светом Евангелия просветил еси, человеческия обычаи украсил еси, Российская похвало, святителю отче наш Иннокентие, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 4
Истинный и неложный учитель был еси: заповеданная бо Господем сам сотворив, имже учил еси и наказал еси ко благочестию приходящия чада, неверныя вразумлял еси познати веру истинную, просвещая их святым Крещением. Сего ради со апостолы радуешися, приемля почесть благовестника Христова.

Сочинения Святителя   "Указание Пути в Царство Небесное." http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=35#p788

(По материалам журнала "Русский Паломник" №4 и №9; 94г.; Православного Календаря "Год Души" 1999г. (изд. "Синтагма"); "Путешествия и подвиги свт. Иннокентия митр. Московского, апостола Сибири и Америки" изд. "Даниловский благовестник"; "Иннокентий митрополит Московский и Коломенский по его сочинениям, письмам и рассказам современников" И. П. Барсуков)

0

19

..........................продолжение от 6 октября

новомученики:
Свщмч. Иоанна Панкратовича (1937),
http://i039.radikal.ru/0910/f5/b5e6acdf78d0.jpg

Священномученик Иоанн Панкратович, иерей (+ 1937 г.) родился в 1870 году в городе Клецк Слуцкого уезда Минской губернии. В 20-е — первой половине 30-х годов он служил настоятелем Свято-Покровской церкви деревни Чижевичи (ныне в черте города Солигорск). После закрытия в 1934 году этого храма, отец Иоанн тайно совершал крещения, отпевания и различные требы. Когда началась Всесоюзная перепись населения, батюшка говорил прихожанам, чтобы они соответствующую графу в анкете заполняли с указанием своей принадлежности к Православной Церкви. 23 августа 1937 года батюшку арестовали, обвинив его в том, что он «совершает религиозные требы, для чего ходит по деревням и агитирует население за открытие церкви». На допросе отец Иоанн держался мужественно, отречься от сана отказался. 6 октября 1937 года его расстреляли в Слуцке.
ОбвинениеПриАресте=ходил по селам и призывал крестьян подписываться за возобновление ранее закрытой
церкви. В период всесоюзной переписи населения наставлял многих прихожан записываться верующими

Святые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных ! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Словенской иконы Божией Матери (1635).
http://s51.radikal.ru/i133/0910/bd/95fcac9ac5f4.jpg

Находится она в бывшей Словенской Богородичной пустыни Макарьевского уезда Костромской губернии, ныне обращенной в приходскую церковь, и явилась 23 сентября 1635 г. Об обстоятельствах явления :

Один зверолов во время охоты случайно зашел на то место, где впоследствии возникла пустынь, и увидел здесь маленькую шатровую церковь, весьма ветхую, поросшую мхом. Зверолов вошел внутрь нее и осмотрел находившиеся там церковные вещи: все было истлевшим от времени. Но среди этого всеобщего тления запрестольная икона Божией Матери оказалась совершенно невредимой. Зверолов понял, что икона эта охраняется невидимой благодатной силой, и благоговейно преклонил перед ней свои колени, вознося горячую молитву Богоматери.

Прошло несколько лет после этого события, и на месте явления этой иконы Богоматери возникла обитель, обращенная впоследствии в приходскую церковь.

Точный список с этой иконы имеется в селе Новоспасское Дмитровского уезда Московской губернии.

Матерь Божия не остави нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Еф. 5, 25-33; Лк. 4, 1-15). Диавол приступает с искушением к Богочеловеку - кто же из людей бывает от того свободен? Тот, кто ходит по воле лукавого; он не испытывает нападений, а только направляем бывает все на большее и большее зло; коль же скоро кто начинает приходить в себя и задумывает начать новую жизнь по воле Божией, тотчас приходит в движение вся область сатанинская: кто с чем спешит, чтобы рассеять добрые мысли и начинания кающегося. Не успеют отклонить, - стараются помешать доброму покаянию и исповеди; здесь не успеют, - ухитряются посеять плевелы среди плодов покаяния и трудов в очищении сердца; не успевают худа внушить, - покушаются добро покривить; внутренне бывают отражаемы - внешне нападают, и так до конца жизни. Даже умереть спокойно не дают; и по смерти гонятся за душою, пока не минует она воздушные пространства, где они витают и держат притоны. "Как же, - ведь это безотрадно и страшно"! Для верующего ничего тут нет страшного, потому что бесы только хлопочут около богобоязливого, а силы никакой не имеют. Трезвенный молитвенник стрелы из себя на них пускает, и они далеко держатся от него, не смея подступить и боясь испытанного поражения. Если же успевают в чем, то по нашей оплошности. Ослабеем вниманием или позволим себе увлечься призраками их, - они тут как тут, и начнут тревожить смелее. Не опомнись во время - закружат, а опомнится душа, опять отскочут, и издали подсматривают, нельзя ли опять как-нибудь подойти. Итак, трезвись, бодрствуй, молись, и враги ничего тебе не сделают.

**************************************************************************************************************************************
Источник жизни
"Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения"
(Пс. 118, 165)

Изучением слова Божия мы достигаем мира душевного. Посмотрите на тех, которые основывают свою жизнь на слове Божием, и вы увидите, что они обладают нерушимым миром. Но те из нас, которые не припадают к этому живоносному источнику, очень легко смущаются при малейшем искушении, и их мир душевный исчезает в одно мгновение.
Иногда прямо поразительно, до какой степени легко некоторые люди теряют равновесие. Каждое необдуманное слово, сказанное праздным человеком, может лишить их спокойствия. Но ничто не может отнять мир Божий у тех, которые им истинно обладают! Он истекает из высшего источника, он дается Самим Христом, Который сказал: "Блажен, кто не соблазнится о Мне" (Мф. 11, 6).
Конечно, тому, кто питается этой духовной пищей, кто припадает в молитве к этому живому источнику, "нет преткновения". Такой человек растет с каждым днем в постоянном труде на ниве Господней. Те, которые не чувствуют потребности в этом слове живом, которые не изучают Священное Писание, легко соблазняются и претыкаются. Они большею частью утверждают, что не находят в учении Христа того, чего ожидали, но они нашли бы более ожидаемого, если бы вникали в глубокий смысл слова Божия.
Они годами питаются одними рожками, далеко отошли от Господа, душа их терпит голод и жажду, не имея настоящей пищи. Она ослабевает и не может устоять. Мы питаем ежедневно бренное тело наше, которое должно вернуться к земле и истлеть, а внутреннее наше существо, душу живую и вечную, мы оставляем без пищи и допускаем ее погибнуть от голода.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

20

Во славу Божию и на пользу ближнего !

7 Октября  -Память:

Первомц. равноап. Феклы (I).
http://i080.radikal.ru/0910/42/58015e9a9e27.jpg

Святые Апостолы Павел и Варнава, благовествуя миру Евангелие, пришли в Иконию1 и поселились у Онисифора, о коем упоминает св. Павел в Послании к Тимофею, говоря: "Да даст Господь милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил меня и не стыдился уз моих" (Тим.1:16). Проживая в доме Онисифора, они часто посещали синагогу, небоязненно проповедовали Слово Божие, приводили людей ко спасительному пути и обращали к вере в Иисуса Христа. Тогда многие, внимая их учению и видя знамения и чудеса, творимые ими, уверовали в господа нашего Иисуса Христа. О сем повествуется в книге Деяний Апостольских: "В Иконии они (т.е. Павел и Варнава) вошли вместе в Иудейскую синагогу и говорили так, что уверовало великое множество Иудеев и Еллинов. А неверующие Иудеи возбудили и раздражили против братьев сердца язычников. Впрочем они пробыли [здесь] довольно времени, смело действуя о Господе, Который, во свидетельство слову благодати Своей, творил руками их знамения и чудеса" (Деян.14:1-3).

В то время в Иконии жила восемнадцатилетняя девица, прекрасная собою, по имени Фекла, дочь Феоклии, из рода знатного и славного. Она обручена была некоему Фамиру, одному из самых знатных юношей в городе, отличавшемуся своим богатством и красотою. Видя чудеса, совершаемые Апостолами, Фекла вместе с другими слушала у окна беседы их в доме Онисифора, усердно внимая всему, что они проповедовали. На добрую почву пало семя Слова Божия, действием Святого Духа оно глубоко укоренилось в сердце Феклы и произросло: она уверовала в Сына Божия, возлюбила Его и прилепилась к Нему всею душою Павел же, по внушению свыше, стал беседовать о девстве и целомудрии; он сказал между прочим, что отроковица, хранящая ради любви ко Христу свое девство, подобна ангелам, она – невеста Христу, а Христос есть ее Жених, вводящий ее в чертог Свой небесный. Много говорил о сем святой Павел и побудил Феклу с сохранению девства, так что святая дева тогда же твердо решилась оставить жениха, презреть и все сладости мира сего и служить Христу в чистоте до самой кончины. своей. Итак мудрая дева стала невестой Жениха небесного и с пламенною любовью последовала Ему; стремясь к нетленному Жениху своему, она таяла как воск, так что на ней сбылось реченное Давидом: "Сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей" (Пс.21:15). Фекла была так восхищена беседой Павловой, что три дня и три ночи совсем забыла о пище и питии и о покое телесном. Как некогда Мария, "которая села у ног Иисуса" (Лк.10:39), помышляла об одном лишь Боге, так и Фекла питалась только словом Его, ибо в Священном Писании сказано: "Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих" (Мф.4:4). Когда же Феоклия узнала, что ее дочь уверовала во Христа и прилежно слушает слово Божие, то пришла и с гневом силою отвлекла ее от сего душеполезного занятия, а святых проповедников – Апостолов укорила и, ругаясь им, отторгнула дочь свою, агницу уже Христову, от стада Христова. Потом, призвавши жениха ее Фамира, сказала ему:

– Или тебе нужды нет до невесты своей, что она находится в каком-то исступлении? Смотри: она прельстилась сими пришельцами – обманщиками, которые своими высокопарными речами увлекают безумных людей; вот уже три дня, как она не отходит от них, забыв о доме своем.

Тогда Фамир начал ласково и нежно говорить с Феклой; но она ни о чем не хотела говорить с ним; даже и смотреть на него она не желала, ибо в своем сердце носила иного Жениха, "краснейшаго добротою паче сынов человеческих". Взирая на Него духовными своими очами, она беседовала с Ним в уме своем, сей же тленный и временный жених внушал ей только отвращение. Фамир, видя, что Фекла его отвергает и не любит, стал очень скорбеть, а Феоклия в гневе стала бить дочь свою, таскала ее за волосы и топтала ногами; потом заперла ее одну и морила голодом. Впрочем, сама же она, побеждаемая естественною материнскою любовью, плакала о своей дочери; обнявши, она стала целовать ее, со слезами умоляла, чтобы Фекла не отвергала своего жениха, красивого, богатого, благородного, всеми почитаемого, посадила ее за столом рядом с Фамиром. Фекла же, отвернувшись от него, сидела молча, смотрела вниз, ничего не вкушала, только постоянно вспоминала в глубине сердца о своем Женихе небесном. Когда же Фамир, лаская ее, хотел насильно обнять и поцеловать ее, она плюнула ему в глаза и вырвалась из его рук, как птица из сети. Тогда мать опять пришла в ярость, и снова стала бить ее, а Фамир, сильно опечаленный, пошел к князю с жалобой на Апостола Павла.

– В нашем городе, – говорил Фамир, – появился один пришлец; своим волшебством он прельщает народ и, отклоняя его от почитания богов, обращает ко Христу Иисусу, распятому на кресте иудеями. Он прельстил и девицу Феклу, мою невесту; сначала она сильно любила меня, а ныне не только не хочет смотреть на меня, но даже гнушается мною как прокаженным и бегает от меня как от какого-нибудь зверя; так загасил тот волшебник в ней любовь ко мне; и не могу я понять, что он сделал с ней.

Князь призвал Павла и спросил его: откуда он и что такое сделал у них в городе? Тогда Павел отверз апостольские уста свои и по обыкновению стал поучать его слову Божию, проповедуя об Иисусе Христе. Однако князь не стал сейчас же разбирать дело, а отложил суд над Павлом до другого времени; он повелел связать Павла, посадить в темницу и держать его там до тех пор, пока явится возможность допросить его подробнее. Фекла же, услышав, что Павла из-за нее посадили в темницу, встала ночью, тайно удалилась из дому и пришла к темнице. Отыскавши сторожа, охранявшего двери темницы, она сняла с себя ожерелье и другие золотые вещи и отдала их сторожу, прося его, чтобы он отворил ей двери и пропустил к Павлу.

О сем упоминает святой Златоуст, говоря:

– Послушай о святой Фекле; та, чтобы видеть Павла дала свое золото темничному сторожу; ты же не хочешь дать ни одной цаты2, чтобы узреть Христа3.

Темничный сторож исполнил ее просьбу – он обрадовался драгоценному ожерелью и золотым вещам – и ввел ее к святому Павлу. Фекла с радостными слезами пала пред ним и облобызала оковы узника Христова. Сначала Павел, увидев ее, пришел в ужас, но потом, когда узнал всё, что она потерпела от матери и от жениха за свое целомудрие, он возрадовался великой радостью о мужестве юной девицы и облобызал ее в голову, благословляя ее и восхваляя ее веру и девическое целомудрие, называл ее невестою Христовою и первою своею дщерью, которую он возродил благовествованием. И Фекла сидела в темнице с Павлом как дочь с отцом своим, слушая его отеческое учение и слагая в сердце своем слова его, как многоценное сокровище; он же много поучал ее вере в Господа Иисуса Христа, наставлял в любви к Богу, убеждал хранить целомудренное девство и совершенно утвердил ее в учении Христовом, как о том пишет св. Григорий Нисский4, говоря:

– Такое некогда миро (т.е. учение), с белым крином5 целомудрия, Павел излил в уши святой девицы; сими каплями, исходящими от сердечного крина, Фекла умертвила внешнего человека – все помышления суетные, и угасила вожделения.

Также и св. Епифаний6 пишет:

– Фекла, имевшая жениха красивого, первого в городе, весьма богатого, очень чтимого и знатного, обрела Павла, который отвратил ее от обручения с сим женихом; так святая дева отказалась от всех земных благ, чтобы удостоиться небесных.

Между тем в доме Феоклии стали искать Феклу, но не находили ее. Тогда поднялся крик, плач и вопли; мать рыдала о своей дочери, Фамир – о невесте, рабы – о госпоже своей; слуги разбежались в разные стороны, разыскивали, спрашивали и на улицах, и в домах – но нигде не находили ее. Лишь спустя довольно долгое время узнали, что она находится в темнице; за ней тотчас же бросились; прибежав туда, посланные увидели, что она сидит около Павла и, как бы прикована, с величайшим вниманием слушает его наставления; тогда ее схватили и вывели из темницы, а о всем случившемся донесли князю. Тот, воссев на судейское место, велел привести к себе Павла. Лишь только народ увидал, что его привели, закричал князю:

– Князь, человек сей волхв, казни его!

Особенно Фамир настаивал, чтобы Павла казнили; в своей жалобе он указывал на то, что Павел отвратил от него невесту. Когда призвали Феклу, князь спросил ее:

– Почему ты гнушаешься своим женихом, столь прекрасным и благородным? Отчего ты не выходишь за него?

Она же смотрела на Павла и нечего не отвечала. Тогда Феоклия, забывши естественную любовь к дочери, изменила своему материнскому чувству, и как свирепая львица или разъяренная медведица стала неистово кричать князю:

– Сожги сию злую рабу, достойна она такой смерти, это не дочь моя, ибо не слушает меня, матери своей; сожги ее в пример другим, – пусть все городские девицы, видя сие, убоятся, пусть не осмеливаются они ослушаться матерей своих и противиться им, как сия всезлобная и непокорная. Нет, это не чадо мое, не порождение утробы моей, но проклятый отродок и сухая ветвь – сожги ее!

Так настойчиво требовала мать, чтобы сожжена была дочь ее, а Фамир – чтобы был казнен Павел. Князь долго допрашивал святого Апостола, но не нашел в нем никакой вины, кроме проповеди Христовой, и потому не осудил его на смерть, но повелел бить его и изгнать вон из города, дабы он не мог и других девиц склонять к хранению девства. Вместе с Павлом были подвергнуты изгнанию Варнава и Онисифор с его сыновьями. Впрочем, Павел и сам стремился уйти из города, не потому только, что его преследовали князь, Фамир и Феоклия, но также и потому, что народ нападал на него и хотел его убить за проповедание слова Божия и за свидетельство об Иисусе Христе. О сем упоминает св. Лука в Деяниях Апостольских, говоря: "А неверующие Иудеи возбудили и раздражили против братьев сердца язычников. …Между тем народ в городе разделился: и одни были на стороне Иудеев, а другие на стороне Апостолов. Когда же язычники и Иудеи со своими начальниками устремились на них, чтобы посрамить и побить их камнями, они, узнав [о сем], удалились в Ликаонские города Листру и Дервию7" (Деян14:2,4-6) оттуда в Антиохию. Сначала они пробыли несколько дней недалеко от города Иконии, в одной пещере на пути в Дафну8, желая узнать, что будет с Феклою; там они пребывали в посте и усердно молились о ней, чтобы Господь укрепил ее и проявил милость Свою на ней, как сие действительно и исполнилось.

Долго князь старался заставить Феклу с прежней любовью обходиться с своим женихом, но старания его не увенчались успехом; тогда он по прошению Феоклии осудил святую деву на сожжение. Для сего принесли множество сухих дров, сена и хвороста и сложили большой костер; потом слуги взяли святую, чтобы возвести ее туда; она же не позволила вести себя, но сама поспешно шла к приготовленному костру и, сотворивши крестное знамение, взошла и встала на верху костра, готовая сгореть: не страшен был ей огонь вещественный, ибо сама она горела невещественным огнем любви Божественной. Находясь на костре, она смотрела вперед и узрела в образе Павла Господа, стоящего и повелевающего ей быть твердою. Посему святой Киприан так выражается в молитве: "Предстани нам якоже во узах Павлу, и во огне Фекле"9.

Между тем подложили огонь и подожгли костер со всех сторон; но к удивлению всех пламя, высоко поднявшись, окружило Феклу; еще более были все поражены, когда внезапно пролил большой дождь с градом, погасивший огонь; князь и весь народ в страхе бежали в дома свои от проливного дождя и от сильного града. Фекла же сошла невредимою: огонь нимало не коснулся чистой девы. После сего она не пошла в дом своей матери и не стала медлить в Иконии, а отправилась из города искать своего отца духовного – Павла. На дороге она встретила одного ученика Павла из дома Онисифора, шедшего в город, чтобы купить хлеба; святая дева узнала его и спросила:

– Где находится Павел, Апостол Иисуса Христа?

Тогда он повел Феклу в пещеру, где находился Павел вместе с другими и, постясь, усердно молился о ней Богу. Увидев Феклу живой и здоровой, все возрадовались радостью великою и, возведя очи и простерши руки свои к небу, возблагодарили Бога, сохранившего рабу свою невредимою; затем предложили ей хлеба и сами также подкрепились пищею. Отсюда Павел с Варнавою прошли чрез Листру и Дервию, благовествуя Евангелие и исцеляя недужных; за ними последовала и Фекла до Антиохии. Когда они входили в сей город, случайно встретил их некто Александр, старейшина того города. Он был молод, проводил жизнь в сладострастии и предавался нечестивым делам, как обычно жили язычники. Увидев святую деву Феклу и поразившись ее красотою, он воспылал к ней нечистым вожделением. Думая, что Фекла – жена Павла, Александр сначала стал предлагать Павлу много золота, и склонял его, чтобы он не препятствовал его злым намерениям; потом когда узнал, что Фекла не жена Павла, а незамужняя девица, то еще большею страстью возгорелся к ней и пожелал взять ее себе в жены. Он начал уговаривать святую Феклу, чтобы она полюбила его, но та бегала от него как от льва рыкающего и ищущего поглотить душевную ее доброту. Александр же всячески старался уловить ее. Так однажды, встретив Феклу на дороге среди большой толпы, он не мог сдержать любодейственного огня, пылавшего в его сердце: забыв всякий стыд, он насильно схватил ее и бросился ей на шею; святая же дева со слезами стала умолять Александра оставить ее.

– Не принуждай меня, странницу, не принуждай меня, рабу Божию, я отказалась от жениха; могу ли согласиться на твое желание?

Говоря так, Фекла вырвалась из его рук, разорвала на нем одежду при всех и нанесла ему тем большое посрамление. Александр сильно разгневался и, узнав, что она к тому же христианка, привел ее на суд к князю. На вопрос: почему она гнушается брака, – Фекла отвечала:

– Жених мой – Христос Сын Божий, с Ним я сочеталась духовным браком.

Князь стал принуждать ее, чтобы она отреклась от Христа и вышла замуж. Когда же она решительно отказалась, то князь осудил ее на съедение зверям – за две вины: за благочестие и за целомудрие – за то, что во Христа верует и за то, что отказалась от брака, будучи молода и красива. Сия казнь была отложена до утра, а пока для охранения в ту ночь взяла ее к себе в дом одна женщина, по имени Трифена. Трифена происходила из царского рода, пользовалась большим почетом; впоследствии и она уверовала во Христа; о ней-то упоминает св. Павел в послании к Римлянам: "Приветствуйте, – говорит он, – Трифену и Трифосу10" (Рим.16:12).

Трифена, взявши к себе Феклу, провела всю ночь с ней в духовной беседе. на утро собралось множество народа посмотреть на сие зрелище: пришел и князь, и все начальники городские; святая Фекла была выведена как агнец на заклание и стала на месте, где должны были пожрать ее звери. Когда выпустили на нее зверей, все они стали ходить вокруг нее, но ни один не коснулся ее, ибо Бог заградил уста зверям, как некогда во рве Данииловом. Все зрители изумлялись дивному сему явлению: кровожадные звери оставили свою лютость и стали кротки, как овцы; и одни в народе прославляли Бога, исповедуемого Феклою, другие же хулили и говорили:

– Она имеет чары в своей одежде, и оттого не прикасаются к ней звери.

Также и сам князь с городскими начальниками говорил, что она волшебница и заколдовала зверей, чтобы они не могли причинить ей вреда. Посему они решили предать на следующий день Феклу зверям, более многочисленным и самым голодным, а пока отослали ее опять к Трифене; та очень обрадовалась, увидев, что святая дева вернулась с места казни невредимой. В то время, как Фекла до утра пребывала в доме Трифены, князь не велел давать есть зверям, дабы они, будучи голодными, скорее бросились на свою жертву. И вот, на следующее утро святая опять была отведена на место казни; вслед за ней шла и Трифена, плача о том, что такую святую деву без всякой вины предают на смерть. Феклу поставили на видном месте, и бесстыдный князь велел обнажить святую:

– В одежде ее, – говорил он, – имеются чары, вот почему и не трогают ее звери; обнажите сию волшебницу и посмотрим, будет ли она цела.

Тогда святую деву обнажили и поставили так, что народ мог ее видеть; только один стыд был ее покровом, и она повторяла слова пророка Давида: "стыд покрывает лице мое…" (Пс.43:16). На нее были выпущены голодные разъяренные звери, львы и медведи; вышедши из своих затворов и увидевши девицу, стоящую без одежды, они преклонили головы свои до земли, опустили глаза вниз и, как бы стыдясь девической наготы, отступили от нее. Дивное зрелище! Звери чувствовали стыд: они отвращали свои глаза от девической наготы, а люди бесстыдно смотрели на нее, – итак бессловесные животные являлись обличителями и судьями людям на сем зрелище: будучи кровожадными по природе, звери приняли на себя нрав целомудренного человека, люди же, будучи разумными, уподобились диким зверям. Но чего они тем достигли? Обнажив на глазах всех целомудренную деву, они хотели обесчестить ее, но только увеличили тем ее честь. Хорошо говорит св. Златоуст, воспоминая об обнажении двух жен – Пентефриевой жены в спальне и Феклы в присутствии всего народа: "Какую получила пользу сладострастная жена Египетская, что обнажилась в спальне? Какой получила вред первомученица Фекла, что ее обнажили на глазах множества народа? Фекла, будучи обнажена, не согрешила так, как согрешила египтянка, и не исполнилась бесчестия, но была возвеличена как святая; нагота сей в присутствии многих увенчана – а нагота той и в затворенной спальне посрамлена11.

Когда святая Фекла стояла обнаженной на том месте, одна из львиц, подойдя, легла перед нею и лизала ноги ее, как бы воздавая честь ее девственному целомудрию. О сем упоминает святой Амвросий12, говоря: "Можно было видеть зверя, который распростерся на зеле и лизал ноги святой; тем он безмолвно свидетельствовал, что не может причинить вреда девственному телу; поклонился зверь той, которую дали ему на растерзание, и, забыв естественные свои свойства, воспринял нрав, который люди утратили.

Между тем народ, видя, что звери не осмеливаются коснуться святой девы, стал восклицать громким голосом:

– Велик Бог, исповедуемый Феклой.

Мучитель же, не познав силы Божией, захотел иным способом погубить Феклу: он приказал вырыть глубокую яму, наполнить ее различными гадами, змеями и ехиднами и бросить туда святую. Но Тот, Кто некогда заградил пасть львов, и теперь притупил жала змей, укротил их ярости и уничтожил их яд: святая вышла из ямы невредимою, так что все изумлялись такому чуду. Долго злой мучитель не знал, что бы еще предпринять; наконец он велел привести двух сильных быков, привязать Феклу между ними за ноги и разожженными палками колоть быков, дабы они, разбежавшись в разные стороны, растерзали ее. Но и после сего святая осталась цела, ибо когда ее крепкими веревками привязали к быкам и начали колоть быков раскаленным железом, то веревки как паутина разорвались, быки убежали, а святая осталась на том же месте, не испытав никакого вреда. Тогда уже и сам князь, удивляясь случившемуся, признал в девице силу Божию и, позвав Феклу, спросил ее:

– Кто ты? И какую силу ты имеешь: ничто не может вредить тебе?

Она же отвечала:

– Я раба Бога Живого!

И больше ничего не говорила. Князь, убоявшись Бога, хранящего Феклу от всякого вреда, повелел с честью облечь ее в одежду и отпустил ее, постановив такой приговор: "Феклу, рабу Божию, отпускаю на свободу".

Святая пошла в дом Трифены, и велика была радость во всем доме Трифены об освобождении Феклы. Пребывая здесь некоторое время, Фекла проповедовала слово Божие и многих научила вере во Христа. Она сильно желала видеть Павла, своего отца и учителя, и, отыскавши его, хотела последовать за ним, но он не позволил ей, сказав:

– Никто не идет на борьбу с невестою.

Тогда она, приняв благословение от Апостола, пошла в Селевкию13, и поселилась в пустыне на одной горе близ Селевкии; подвизаясь там в посте, молитве и богомыслии, она творила много чудес и исцеляла всякие болезни. Жители окрестных мест, узнав о сем, приходили к ней и приносили своих больных, коих святая Фекла научала вере в Господа нашего Иисуса Христа и исцеляла. Однажды мимо того места, где жила святая, из Селевкии ехал верхом языческий жрец. Увидев Феклу, собиравшую в то время травы на пищу себе, он прельстился ее красотою и возгорелся нечистым желанием: ударив коня, он устремился к ней, чтобы исполнить свое злое намерение. Святая же, укрепляемая силою Божиею, схватила его, повергла вниз и так сильно ударила его о землю, что он три дня лежал нем и недвижим. Проходившие мимо, видя, что жрец лежит как мертвый, недоумевали, что с ним сделалось. На третий день стало известно о сем и в городе; тогда множество народа пришло оттуда посмотреть на случившееся с ним и взять его домой. Жрец, как только пришел в себя, тотчас, встал на ноги и сказал:

– Я видел некую богиню и от нее потерпел сие.

Лишь с большим трудом, сильно страдая от боли, мог он дойти до своего дома. Призвав живописца, он велел ему изобразить на доске восемнадцатилетнюю девицу. Когда тот начал писать, то, по устроению Божию, ему удалось очень хорошо изобразить подобие святой Феклы: изображение было чрезвычайно живо; окончив свою работу, тот человек принес икону к жрецу; последний, видя столь верное изображение, сказал:

– Такую именно я видел девицу!

Приняв икону, он облобызал ее и тотчас совершенно выздоровел, а сие изображение святой Феклы и после хранил честно в своем доме; потом он по проповеди святой девы уверовал во Христа со всем своим семейством. Равноапостольная Фекла долгое время жила в той местности, многих наставила на путь спасения, многим помогала в несчастиях и много недугов уврачевала. Врачи и волшебники в Селевкии видели, что всякий заболевший каким-либо недугом идет не к ним, а прямо к Фекле, так что хитрым уловкам их пришел конец. Лишившись своих выгод, они обеднели; посему они очень опечалились и стали негодовать на добрую целительницу Феклу, которая безмездно исцеляла всех приходивших к ней. Движимые завистью и гневом, они замыслили научить неких порочных юношей, чтобы они насильно ее обесчестили; ненавистники так говорили между собою:

– Чиста девица Фекла, и посему угодна великой богине Артемиде; богиня слушает прошения ее и подает ей силу к врачеванию недужных. А если она будет осквернена, то отступится от нее Артемида; отнимется у нее целебная сила, и тогда опять врачебное искусство наше возвысится.

Раздумывая так, они постарались отыскать бесстыдных юношей для такого гнусного дела и, напоивши вином, упросили их идти и обесчестить Феклу. При сем дали им много денег и обещали дать еще более, если они исполнять их просьбу. Безумные и неверующие они не знали, что Фекла не Артемидиною силою, но благодатью Христовою исцеляет всякий недуг и всякую болезнь!

Развратные юноши, упившись вином, послушались врачей и чародеев; они поспешно направились к Фекле, разжигаемые похотью и полные скверных мыслей и злого намерения.

Увидя их, Фекла спросила:

– Чада! Что вам нужно?

Они стали говорить ей в ответ срамные слова. Услышав сие и уразумевши их злое намерение, святая Фекла убежала от них; та, которая никогда не страшилась диких зверей, обратилась в бегство от бесстыдных людей. Они погнались за Феклою и преследовали ее, как волки овцу; когда они уже настигали ее, она помолилась Богу, чтобы Он избавил ее от рук беззаконников. Тотчас бывшая на том месте каменная гора Божиим повелением расступилась, приняла святую в свои недра и защитила девство ее. Сия гора сделалась гробом честного тела ее: там она предала душу свою в руки Божии. Всех лет жизни ее было девяносто. Ныне она в нескончаемой жизни прославляет Жизнодавца Христа Бога, со Отцом и Святым духом славимого, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4:
Словесем павломым научившися, богоневестная Фекло, и верою утвердившися от Петра, богозванная первомученица явилася еси и первострадальница в женах. Возшла еси на пламень, яко на место благоцветущее, звери и юнцы устрашишася тебе, вооружися бо крестом: тем моли всехвальная Христа Бога, спастися душам нашым.
Кондак, глас 8:
Девства добротою просияла еси, и мученичества венцем украсилася еси, апостольству вверяешися дево, яко преславная: и огня убо пламень в росу преложила еси; юнца же ярость молитвою твоею укротила еси, яко первострадальная.
_______________________________________________________________________
1 Сие происходило в 45-46 году по Рождестве Христове во время первого путешествия св. Апостола Павла. Город Икония находился в Ликаонии, области Малоазийской к юго-западу от Каппадокии. О первом путешествии св. Апостола Павла повествуется в книге Деяний Апостольских с 13 по 14 гл. В Иконию св. Апостол прибыл из Антиохии Писидийской.
2 Цата – монета, равная 10 коп.
3 Сие свидетельство о Фекле находится в 25 б5седе св. Иоанна Златоустого на Деяния Апостольские.
4 В 4 беседе на Песнь песней.
5 Крин – лилия.
6 Св. Епифаний – современник св. И. Златоуста; был епископом на о. Кипре в течение 36 лет.
7 Города Листра и Дервия находились в Ликаонской области в Малой Азии, недалеко от Иконии.
8 Предместье Антиохии.
9 Сии слова находятся в беседе св. Киприана о мучениках.
10 Об обеих сих женах упоминается в Римских месяцесловах под 10 ноября, а именно: "Память святых жен Трифены и Трифосы, живших в Иконии Ликаонской; наставляемые проповедью святого Павла и назидаемые примером святой Феклы, они много успели в христианском учении".
11 Сии слова Златоуста заключаются в беседе о слепорожденном.
12 Святой епископ Медиоланский Амвросий известен победоносной борьбою с арианами и заботами о благе своей паствы. Он скончался в 397 г. Память его 7 декабря. – О св. Фекле упоминается во 2-й книге о девстве.
13 Селевкия – на юг от Ликаонии и на север от Антиохии.

Прп. Коприя (530).
http://s16.radikal.ru/i190/0910/d4/acd9be06adc4.jpg

Преподобный Коприй новорожденным младенцем был найден иноками обители преподобного Феодосия в Палестине. Он лежал на куче перегноя (по-гречески - "коприа")1, где оставила его мать, спасаясь от преследования во время набега агарян. Мать его бежала от преследования агарян со многими другими, чтобы искать себе защиты у стен обители преподобного. Когда агаряне удалились, монахи вышли из монастыря и нашли на гноище новорожденного младенца. По приказанию своего игумена, великого Феодосия, они взяли младенца и нарекли ему имя Коприй. Ребенок питался козьим молоком. Для сего иноки нарочно выбрали из стада особую козу. Всякий раз, как младенец просил пищи, коза сия сама отделялась о стада овец, среди коих она паслась, сходила с горы и, накормив младенца, опять возвращалась в стадо. Так делала она до тех пор, пока младенец не стал принимать твердой пищи. Когда юный Коприй достиг совершеннолетия, его особенно полюбил преподобный Феодосий Великий. За свою благочестивую жизнь он вскоре соделался жилищем Святого Духа; даже дикие звери слушались его. Так однажды он увидел в монастырском саду медведя, пожиравшего огородные овощи; святой взял зверя и вывел вон из сада, запретив ему более входить туда. В другой раз он поднимался на гору вместе с ослом, чтобы привезти в обитель дров. В то время, как он начал собирать дрова, медведь укусил осла в бедро. Тогда святой Коприй возложил на медведя дрова и сказал ему:

– Ты теперь должен работать до тех пор, пока осел выздоровеет. Медведь послушался его и носил дрова и воду, пока осел выздоровел; тогда только преподобный простил зверя.

Некоторое время святой Коприй служил в монастырской поварне; однажды кушанье в котле стало кипеть и выходить через край. Не найдя вблизи ложки, преподобный начал снимать пену обнаженною рукою, затем рукою же помешал кушанье в котле и тем прекратил кипение, а сам остался совершенно невредим. Преподобный достиг 90-летнего возраста и сиял среди иноков как солнце. Он удостоился получить священный сан и был украшен всякими добродетелями; часто, удаляясь в уединенное место, он усердно молился Богу. Преподобный Феодосий Великий, уже в то время скончавшийся, являлся иногда ему и, став рядом, пел молитвы вместе с ним. Явившись ему в последний раз, он сказал ему:

– Вот, Коприй, настала пора оставить тебе временную жизнь; приди к нам в уготованное для тебя место упокоения.

Вскоре после сего видения дивный угодник, поболев малое время и простившись с подвижниками, преставился ко Господу.
________________________________________________________________________
1 Имя Коприй греческое от "копра" – гноище, навозная куча.

Св. царя Стефана Сербского (1224) и сына его св. царя Владислава Сербского (1230-1239)
http://i078.radikal.ru/0910/25/96f5b5297135.jpgСтефан Первовенчанный
http://s43.radikal.ru/i100/0910/69/dda64d4ab502.jpgВладислав, князь Сербский

   «Свят Симон монах», так говорит надпись над древним изображением сына Стефана Немани. Изображение представляет первовенчанного краля Сербского с огромною бородою, в монашеской одежде, с черным платом. подвязанным под подбородком, и в черном клобуке с развалом на верху.

Когда престарелый жупан Неманя решился посвятить последние годы свои молитве и посту в иноческой обители, то пред собранием священных лиц и вельмож Сербии передал правление Сербией старшему сыну Стефану. «Оставих на престоле моем любавного ми сына Стефана, велнего жупана и севастократора», так говорил сам отец. Стефан сын стал великим жупаном в марте 1195 г. В первое время правления покойно занимался он делами благочестия. Но потом, не смотря на то, что по воле отца Стефан был великим жупаном всей Сербии, младший брат его Вулкан захотел предоставить удельному княжеству своему Зете полную независимость от брата. Венгерский король, по его просьбе, послал войска, и Вулкан стад независимым князем Зеты. Потом Вулкан стал домогаться того, чтобы согнать брата с Сербского престола. Он вошел в сношения с папою, располагавшим тогда силами Запада, и подчинился распоряжениям его. Венгерский король с своей стороны дал обещание папе, по его убеждению, ввести папизм в Сербию. Война кровопролитная опустошала Сербию. Стефан мужественно, но с трудом, отбивался от неприятелей. Они даже провозгласили Вулкана королем Сербии. Стефан не пренебрегал и тогдашним сильным средством против врагов. Он просил чрез послов своих мощного папу защитить права его от насилий Венгрии. - Венгерский король, опасаясь, что его могут унизить пред Стефаном для целей романизма, поспешил просить папу не доверять покорности Стефана. Так замыслы страстей вошли в борьбу между собою и открыли для чистой совести путь дойти до цели своей. Благочестивый Стефан хорошо понимал папизм. Он ограждал себя другими, более надежными мерами, чем власть князя земного. Он с сокрушением сердечным молил небо и его друзей о помощи, - просил брата, преп. Савву, для спасения Сербии перенести мощи преподобного отца их в Сербию. «Брат мой, писал он, пренебрег завещанием отца и господина своего, - привел иноплеменников на отечество свое, забрал и опустошил его, не послушав заповеди Божией: чти отца твоего и матерь. Но - мы наделись не на оружие наше, а на силу Господа, Спасителя Иисуса Христа. И не обманулись в своей надежде. Низложив их силою Своею, Господь возвратил в свое отечество. - Прошу тебя, преподобный отец Савва, - принеси благоуханные мощи святого. По отшествии вашем, земля наша стала осквернена беззакониями нашими, улита кровью, пленена иноплеменными, враги одолели нас и - по взаимной ненависти мы стали смехом для соседей наших. Может быть вашими святыми молитвами, вашим пришествием к нам, всемилостивый Бог умилосердится над нами и соберет воедино рассеянных и посрамит противников». Вулкан по Сербской почтительности к отцу явился на встречу мощей св. отца; потом, быв свидетелем чудес св. отца, по убеждению преп. Саввы дал клятву не тревожить более брата в законных правах его. Стефан с своей стороны помог брату выгнать из Хлума западника Петрислава, оставив за последним, только Невесин и Дебре. Брат Вулк скоро умер; удел его Зета предоставлен был Стефаном двоюродному брату Андрею Мирославичу. Сын Вулкана, благочестивый князь Димитрий охотно довольствовался уделом, какой назначил дядя; он построил обитель на реке Лиме в Бродареве и, приняв иночество, с именем Давида по смерти чтился Сербскою Церковью между святыми. Так Стефан спокойно располагал уделами Сербии, как верховный правитель всей Сербии.

По усмирению домашних врагов Стефану пришлось бороться с сторонними неприятелями. Против него восстали Болгарский царь Борис и тесть его Латинский император Цареграда. Они заняли Ниш и хотели отнять города, которые когда-то были Болгарскими и потом Греческими, а теперь принадлежали Сербии. Тяжело было Стефану: неприятели были сильны. Но за Стефана отец его. «Неприятели были приведены в ужас явлением святого, бросились бежать и рубили друг друга, - наконец ушли восвояси, униженные и осрамленные».

Блаженный великий князь был весьма добродушен и сострадателен. Болгарский князь искал смерти князя Стрезы, родственника покойного князя Болгарского Ясеня. Стреза с дружиною, верною ему, искал себе защиты в Сербии. Добрый Стефан укрыл у себя беглеца, Князь Борис с угрозами требовал выдачи Стрезы. Стефан побратался с Стрезой и дал ему для житья крепкий замок Просек, потом передал в его управление несколько других мест, принадлежавших империи. - Стреза оказался великим негодяем. Женившись на незаконной дочери Латинского Константинопольского императора, он скоро научился у рыцарей Запада беспутной их жизни и в надежде на тестя дозволял себе безобразия всякого рода. Утешением его было сбрасывать людей с утеса в бурный Вардар, который справедливо назывался хищною рекою. Не было проезда никому мимо замка Стрезы, - каждому грозила опасность от прихотей жестокого владельца. - Стефан не раз посылал к Стрезе с напоминанием о долге правды и человеколюбия; Стрезе все было нипочем. Наконец, Стреза поднялся войной против благодетеля своего и грозил согнать Стефана с престола. Не внявший убеждениям св. Саввы нечестивец поражен был гневом Божиим: ночью в ужасе от привидения заколол сам себя.

Точно также неожиданно погиб Грек Михаил, захвативший у Сербии Драч. Опаснее был Венгерский король, поднявшийся против Стефана, по наущению злившегося Латинского императора. Тогда как последний шел к Сербии с востока, Венгерский король с севера вступил в Сербию. Неожиданное примирение Венгерского короля с Стефаном заставило Латинянина возвратиться ни с чем.

По окончании этих бед блаж. Стефан, благоговея к памяти великого отца своего, как образца правителя умного и молитвенника в загробной жизни, описал житие великого жупана Стефана Немани.

Так как по завоевании Константинополя Латинянами (1204 г.) насилия романизма стали настойчивее, а меры вредить православии шире и сильнее, то Стефан в ограждение безопасности Сербии вступил (в 1216 г.) в брачный союз с внучкою Венецианского дожа Дандоло. - Папа побаивался сильной тогда Венецианской республики. Потому, когда сильные родственники жены Стефановой попросили у папы для Стефана королевского венца, и защиты против Венгрии, папа в 1217 г. поспешил прислать ему венец, а королю Венгерскому послал запрещение называться Сербским королем. - Чтобы не быть Непризнательным к папе, Стефан утвердил за Млетским Бенедиктинским монастырем остров Млеть и Бабино поле. - Папа мог тешиться мыслью, что приобрел себе нового подданного - короля; но благочестивый сын Немани, видевший мерзости питомцев папы в Цареграде, не мог и думать о религиозном союзе с папою; во всю жизнь не искал он суетной славы; кротость составляла отличительный характер его. «Аз грешный Стефан», так писал он в грамотах. Современные владетельные лица по какому-то странному увлечению один пред другим спешили выпрашивать у папы королевский венец, как напр. современный князь Болгарский; но блаж. Стефан принял венец, когда тот прислан был папою, а не искал его. К тому же Сербский народ не был доволен и тем, что православный властитель вступил в сношение, хотя и политическое, с ненавистным папою. - Так королевский венец, присланный папою в Сербию, не произвел перемены в отношениях Сербии к православию. Когда же св. Савва посвящен был в архиепископа Сербского, то по совещании с представителями Сербской земли короновал он брата своего венцом, присланным от Греческого императора, помазал его св. муром и одел в королевскую мантию. - При этом блаженный король торжественно исповедал, что он - верный сын восточной православной Церкви.

Вслед затем сделаны были распоряжения в ограничение произволов иноверия. - Возвышение Сербского властителя возбудило зависть в Венгерском короле, а новое венчание его - досаду в папе за пренебрежете к его дару. Король Венгерский объявил Сербии войну; по личным сношениям св. Саввы с Венгерским королем война отклонена.

Первовенчанный краль употребил власть свою на ослабление в народе обычаев несогласных с христианством. В грамоте Жичскому монастырю изложил он меры против своевольных разводов брака и против таких же сочетаний брака. По первому предмету писал он: «если кто окажется нарушителем страшной заповеди», прогонит от себя жену: то «с виновного взыскать 6 лошадей в пользу короля и в пользу судьи 2 лошади, а с бедного поселянина - 2 вола», брак же остается в силе. Если жена по своей воле оставит мужа, муж наказывает ее по своему усмотрению, если же участвовали в том родители, «они наказываются, смотря по их состоянию». Первовенчанный запретил сочетания в родстве, напр. по смерти жены брать за себя сестру ее; в предупреждение незаконных сочетаний повелел обращаться пред браком к священнику с просьбою разыскать, нет ли родства между желающими брачиться. Для того, чтобы в благонамеренных распоряжениях по церковным делам не допустить какой-либо ошибки против постановлений вселенской Церкви, он входил в письменное сношение с просвещенным  Болгарским архиепископом Димитрием Хоматиным, знатоком церковных правил.

Святой король много благотворил храмам и обителям православия: Студенице, Милетскому, кафедральному в Жиче, Сопочанам, Которскому монастырю Превале, где  впоследствии паписты отравили зараз 72 инока. Не говорим о Xиландаре.

Некрепкий здоровьем, блаженный Стефан в болезни почувствовал близость смерти и желал принять пострижение от руки св. брата своего. Святитель Савва, имея в виду не глубокую старость его, отвечал, что еще будет время для выполнены желания. Когда же по новому призыву к умирающему королю явился владыка, брат-король лежал уже бездыханный. Пораженный скорбью святитель помолился, и Стефан ожил, чтобы выполнить желание его; пострижение совершено, и он предал дух свой Господу, сент. 24-го 1224 г. Тело короля-инока чрез год по смерти оказалось нетленным, и он причтен к лику святых.

Из четырех сыновей его трое: Родослав (с окт. 1224 г.), Владислав (с февр. 1230 г.) и Стефан Урош, храпавый (с 1239 г.), один за другим, были венчанными королями Сербии.

Сын, король Владислав, как и отец, чтится в числе святых. Ему пришлось потерпеть довольно тревог от людских слабостей. Брат его Родослав, сведенный с ума беспутною женою, Венецианкою, за беспутства выгнан был из Сербии, и Владислав объявлен был преемником его. - Но Родослав грамотою от 4 февр. 1234 г. объявил из Дубровника, что он - король Сербии и надеется возвратить себе престол, которого лишен братом. Убеждения святителя Саввы заставили Родослава принять монашество. Едва окончились эти тревоги, как Владимир, граф Омышский с своими Омышанами, привыкшими к морскому разбою, опустошил приморские земли Сербии. Расправившись оружием с грабителями, Владислав обязал Рагузян грамотою не помогать ни Владимиру, ни другому подобному, в действиях неприязненных для Сербии. - Заботясь о внутреннем устройстве Сербии, кор. Владислав отыскал серебряные рудники в стране своей и разработкою их обогатил Сербию. По известию Данила, «желая достигнуть небесных селений, он построил на земле храмы прекрасные и снабдил их дарами (землями) и всякими принадлежностями; им с основания построен храм Вознесения Господня, называемый Милешев, в который он перенес из Тернова тело великого архиерея Саввы. Благотворения же его нищим, странным, больным - неисчислимы. Королевствовав 7 лет, перешел в вечность с радостью о Господе. Тело его положено было в его монастыре Милешеве. На монетах писался он: «раб Христов Владислав», и изображался: «стоящий король с венцом на главе, в длинной одежде, опоясанный, с державою в правой руке». В Милешевской обители еще цело на стене изображение с надписью: «обретение мощем святого Стефана». - В древнем Сербском уставе, под 30 июля, сказано: «бысть объявление мощем краля Владислава, хтитора Милешевского, в дьни многокрасного царя Уроша».

Прп. Авраамий Мирожский (1158)
Преподобный Авраамий Мирожский был строителем и первым игуменом Псковского Спасо-Преображенского монастыря на берегу реки Великой, при впадении в нее речки Мирожи. Мирожская обитель была основана около 1156 года, в княжение Святополка Мстиславича, родного брата святого благоверного князя Всеволода-Гавриила (память 11 февраля), святителем Нифонтом, епископом Новгородским, пострижеником Киево-Печерского монастыря (память 8 апреля), и преподобным Авраамием. Этот монастырь, древнейший во Пскове, был первым семенем монашества, перенесенным на псковскую почву из Киева. На чаше преподобного Нифонта была надпись: "Святой епископ Нифонт... будучи на престоле, многия святыя обители и церкви устрой со благоверным князем Всеволодом Псковским, и по преставлении князя Всеволода прииде... во Псков и созда... церковь Преображения Господня, и обитель преславную украси, и братию собра, и игумена постави". В конце XIX века при ремонте Преображенского собора были раскрыты прекрасные фрески XII века, которыми был расписан собор, получившие ныне всемирную известность. (Преподобный Нифонт построил еще один точно такой же храм в Ладоге, освященный во имя святителя Климента Римского, но до наших дней сохранился лишь его фундамент.)

О жизни преподобного Авраамия сведений сохранилось мало, так как монастырь находился вне городских стен и часто подвергался разорению и служил для постоя вражеских войск. Скончался преподобный 24 сентября 1158 года. Мощи его лежат под спудом соборного храма в честь Преображения Господня в созданном им монастыре.

Через четыре столетия, 24 сентября 1567 года, в день памяти преподобного Авраамия в Мирожском монастыре совершилось чудесное знамение от древней иконы Пресвятой Богородицы. Мирожская икона явилась в монастыре в 1198 году. В царствование Иоанна Грозного, во время свирепствовавшего во Пскове морового поветрия, от этой иконы, как повествует древнее сказание, "таинство совершися Госпожи Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии честнаго Ее знамения: от пречистаго образа иконы слезы из обою очию, яко струя, течаху, и многа благодарения и цельбы бываху человеком от образа Матере Господня". Мирожская икона написана по чину Оранты - "Молящейся". Пресвятой Богородице предстоят Псковские святые: справа - святой благоверный князь Довмонт-Тимофей (память 20 мая), слева - его супруга, преподобная Марфа, в миру Мария Дмитриевна (+ 8 ноября 1300). Царь Иоанн Васильевич увез чудотворный Мирожский образ из Пскова, а в монастыре остался список "мера в меру" - так называемая "Великая Панагия" из Спасо-Мирожского монастыря. Празднование знамения Мирожской иконы установлено в том же, 1567 году, по благословению архиепископа Новгородского и Псковского Пимена. Этой иконе была составлена особая служба, напечатанная в Минее 1666 года.

Преподобный Гавриил Седмиезерный (1915)
http://s08.radikal.ru/i181/0910/bb/c585abf0ec12.jpg

Будущий старец схиархимандрит Гавриил (в миру - Гавриил Феодорович Зырянов) родился 14 марта 1844 года в благочестивой семье крестьян Пермской губернии Ирбитского уезда Феодора и Евдокии Зыряновых. С самого детства маленький Ганя (Гавриил) был отмечен знамением Свыше: в чудесном видении огненной люстры (паникадила), испускающей свет, был мальчику голос:

- Ты - Мой!

- Чей это? - вопрошал изумленный Ганя.

- Божий!...

И было тогда Гане около 4-х лет... Десять лет спустя, по горячей молитве св.Симеону Верхотурскому, был Ганя чудесно исцелен от болезненной раны. Через несколько лет, во время исполнения обета - паломничества к мощам св.Симеона, было отроку Гавриилу явление дивного странника (удивительно похожего на явившегося во сне, и исцелившего мальчика, св.Симеона), который прорек: “Монахом будешь!.. Схимник будешь!..”

С юных лет зародилось в сердце Гани желание стать иноком, и 13 августа 1864 года поступает он послушником в Оптину пустынь. Оптинские старцы св.Амвросий, о.Илларион, о.Исаакий, о.Мелхиседек и др., среди коих Гавриил нес свои послушания, сформировали и воспитали в будущем подвижнике дух старчества и иноческого смирения, дух кротости и по-детски трепетной любви к Богу.

В Оптиной пустыни милость Божия не покидала будущего старца. Заболел Гавриил лихорадкой, истощал, казалось, не выживет, но за кротость и терпение удостоился особого внимания преподобного Амвросия, благословением которого был отправлен еле живой послушник на дальние рыбные ловли и там получил внезапно полную поправку здоровью. Там же произошел и такой удивительный случай. За то, что не дал Гавриил одному нерадивому крестьянину невод, умыслил этот крестьянин зло против оптинского послушника, и поджог сноп возле монашеской кельи, которая и должна была сгореть. Однако, Гавриил, уповая на заступничество Пресвятой Богородицы, взял Честной Ее Образ, вынес из кельи, встал лицом к полыхающему стогу и принялся горячо молиться. Внезапно налетел вихрь, перенес горящий сноп от кельи в соседнюю деревню и опустил его на дом поджигателя. Этот дом и сгорел единственный во всей деревне. Увидев это, поджигатель тут же со слезами всенародно покаялся: “Мой грех! мой грех!.. ко мне и пришел!..”

После рыбных ловлей, Гавриил нес послушание на кухне. Окончив вечером работу, выходил молодой послушник на монастырское кладбище отдохнуть и помолиться. И здесь много раз видел он старца-затворника иеросхимонаха Мелхиседека, который по ночам, скрываясь от людей, выходил для молитвы на кладбище. Старец Мелхиседек не сторонился Гавриила, сам выходя к нему и не дожидаясь вопроса, произнося такие благодатные речи, от которых растоплялся лед душевный и слезы умиления текли по щекам молодого послушника. И в конце каждой из них затворник неизменно прибавлял: “Учись петь и читать хорошо: тебе придется быть в Москве”.

Так и случилось. Через десять лет оптинского послушания Гавриил согласился на приглашение архимандрита Григория в Московский Высоко-Петровский монастырь, где через год, получил постриг с именем Тихон (в честь свт.Тихона Задонского). Но внутренняя атмосфера московских монастырей сильно разнилась с духом Оптинского старчества. Однако, о.Тихон не падал духом, его поддерживала и переписка с оптинскими старцами. Св.Амвросий Оптинский благословлял бежать куда угодно, только не жить в Москве. О.Исаакий продолжал звать о.Тихона в Оптину, чувствуя перед ним даже какую-то вину за слишком долгое непосвящение в монашество. Но о.Тихон ожидал Божественного знака, и, получив его, в июне 1882 года прибыл в Раифскую пустынь, где в тот же год был рукоположен во иеромонаха и назначен братским духовником. Однако, уже через год о.Тихон оказался - волею - Божией в Седмиозерной пустыни. Здесь, в лице наместника пустыни архимандрита Виссариона, уважаемого и благочестивого монаха, о.Тихон нашел искреннего духовного друга и наставника, и вскоре был назначен братским духовником, а затем - и благочинным. В этой пустыни, в которой будущий старец прожил 25 лет (!), и явился во всей своей полноте дар его старчества.

В одном селе Мамадышского уезда Казанской губернии, куда о.Тихон прибыл крестным ходом с чудотворной Седмиозерной иконой Божией Матери, после молебна будущий старец стал осенять народ иконой, как вдруг увидел, что все повалились наземь с криками: “Господи, помилуй! Пресвятая Богородица, спаси нас!” Оказалось, что народ неожиданно увидел сияние в виде венца, внезапно охватившее весь образ и руки о.Тихона, так, что от яркого света не было видно ни образа, ни рук. Богомольцы и седмиозерные послушники подумали, что образ уходит на небо, и, испугавшись, закричали. Позже на этом месте был построен храм. Так, Господь не оставлял угодника Своего, отмечая его чудесными явлениями и знамениями.

Но настоящее почитание пришло к старцу тогда, когда прикованный к постели тяжким и внезапным недугом, о.Тихон, был пострижен 5 октября 1892 года в схиму (с наречением прежнего имени Гавриил - в честь Архистратига Гавриила), и в борьбе с телесными скорбями снискал особую благодать Божию, получив к прежним своим дарам дар врачевания (по молитве) душевных и телесных недугов. Пять лет был прикован иеросхимонах Гавриил к постели тяжкой своей болезнью, но телесная немощь укрепляла дух. Святой старец Гавриил, еще не оправившись от болезни, стал принимать богомольцев. Посетителей становилось все больше и больше. Старец поначалу, чтобы не отвлекать сердце от Иисусовой молитвы, принимал богомольцев, стараясь не открывать глаз. Однажды, он был отвлечен от внутренней молитвы внезапно раздавшимся плачем. Оказалось, что пришедшие к старцу посетители уже давно молчали, он же - беседовал с ними, читая их мысли и отвечая на них. Это столь потрясло и испугало богомольцев, что они заплакали.

Появились у старца и совершенно особые духовные чада - студенты и преподаватели Казанской Духовной Академии из числа монашествующих., коим давно не доставало такого духоносного и опытного наставника. “Академики” не редко неделями гостили в Седмиозерной пустыни у своего “батюшки Гавриила”. В эти годы из стен Казанской Духовной Академии выходят многие будущие иерархи Русской Церкви. Большинство из них приняли в разные годы мученическую смерть. Кто-то из них уже канонизирован Русской Церковью, чья-то канонизация еще впереди.

После смерти наместника Седмиозерной пустыни о.Виссариона архиепископ Арсений, очень почитавший святого старца, предложил ему принять на себя наместничество, но преподобный Гавриил отказался по скромности и болезненности. Однако, когда несколько подряд наместников не справились со своей должностью, архиепископ Арсений настоял на своем, и в феврале 1902 года иеросхимонах Гавриил был утвержден Св.Синодом в должности наместника Седмиозерной пустыни, а вскоре - возведен в сан схиархимандрита.

К этому времени старец был известен уже далеко за пределами родной епархии. Среди высоких покровительниц, почитательниц, а позже и духовных чад старца была и великая княгиня Елисавета, почти ежегодно вместе с инокиней Варварой посещавшая пустынь.

Еще до своего наместничества, старец Гавриил, по благословению архиепископа Арсения, приступил к постройке двухэтажного храма для неусыпного поминовения усопшей братии монастыря и всех православных христиан. Божиим Промыслом нашлись на строительство храма средства, которые пожертвовали почитатели и духовные чада старца. В октябре 1900 года архиепископ Арсений совершил чин освящения нового храма в честь преподобного Евфимия Великого и свт.Тихона Задонского. С этим храмом связано очень многое в жизни схиархимандрита Гавриила. Здесь он часто говорил свои проникновенные проповеди, здесь был погребен по своей блаженной кончине... И в этом же дивном храме сподобился преподобный Гавриил чудесного видения Тайны Христовой Жертвы за грехи людей, сподобился видения сонма Ангелов, Архангелов, Херувимов и Серафимов, сонма Святых и, наконец, Самого Спасителя, приносящего Себя в Жертву Богу и Отцу Своему за грехи людские. Позже, старец в редких случаях не проливал на литургии слез во время призывания Святаго Духа: такое сильное осталось у него впечатление от воспринятой им в этом видении Тайны Христовой Жертвы.

Почитание и известность старца настроили против него нескольких насельников из числа братии, насчитывающей более чем сто человек. В результате козней этих завистников, только что прибывший на Казанскую кафедру архиепископ Никанор, не разобравшись в сути дела, удовлетворил прошение схиархимандрита Гавриила об увольнении его от должности наместника. Вскоре последовало обвинение старца в неумении вести монастырское хозяйство и даже (!) едва ли не в разорении обители... Не будем смущаться возведенными на старца гонениями, ближайшее рассмотрение всего дела безусловно оправдывает его, хотя святость и не нуждается в оправдании или защите человеческой. Много пришлось пережить незаслуженных обид престарелому старцу с мая по июнь 1908 года.

На этом фоне так трогательно участие в судьбе старца его духовных чад. Один из них - будущий священномученик Иувеналий (Масловский), бывший тогда игуменом Псковской Спасо-Елеазаровой пустыни, выхлопотал перевод схиархимандрита Гавриила к себе. Обитель очень нуждалась в опытном духовном наставнике и братия телеграммой просила преподобного Гавриила не отказывать ей в духовном окормлении. В конце июня схиархимандрит Гавриил приехал в Псков. Когда старец Гавриил подъехал к пустыни, то не смог удержаться от слез: у святых ворот монастыря его встречала вся братия с чудотворным образом Всемилостливого Спаса на руках, Господь утешал старца после тех душевных скорбей, которые ему пришлось пережить в родной обители, благоустроению и прославлению которой старец отдал четверть века! Уже по состоявшемся переводе в Спасо-Елеазаров монастырь, решением и расследованием особой казанской комиссии схиархимандрит Гавриил был полностью оправдан.

В Спасо-Елеазаровой пустыни старец Гавриил занялся усиленно Иисусовой молитвой, положив себе вычитывать ее 12 тысяч раз, кроме того, вычитывая положенные по Уставу службы: полунощницу с кафизмой, утреню, часы - 1, 3, 6, 9-й, вечерню с повечерием, келейное общее правило. Старец и здесь прославился как великий утешитель и помощник в скорбях. Те, кто слушался советов прозорливого старца, получал скорое утешение и помощь, те же, кто пренебрегал советами, горько платился за это. Так, одна девушка, которую преподобный Гавриил не благословлял поступать в Ильинскую монашескую общину, не послушалась и все-таки поступила, но там - обожглась, и вскоре скончалась от ожогов...

Весть о новом благодатном и прозорливом старце наводнила пустынь толпами богомольцев, коих в день у старца бывало до 150 человек. Кто искал разрешения от тягостных сомнений, кто - молитвенной помощи, кто приходил к старцу в надежде на чудесное исцеление от физических недугов. Как-то раз принесли на руках девочку 11-12 лет, обездвиженную уже три или четыре года. Мать девочки со слезами умоляла святого старца помочь и исцелить дочь. Старец благословил пойте в Елеазаровский собор монастыря и помазать больные ноги маслицем от лампадки у иконы Божией Матери. Несколько лет спустя одна девушка настойчиво добивалась встречи со старцем, и хотя тот был болен, ее допустили к нему. Девушка со слезами кинулась в ноги старцу. Оказалось, что это была та самая 12-летняя девочка, которая по молитве старца исцелилась и за несколько лет столь окрепла и выросла, что старец ее сразу и не признал.

Но более всего преподобный Гавриил пытался помочь нервнобольным, близким к отчаянию, сумасшествию. Он удивительно влиял на них своею кротостью и смирением. Иногда он приказывал больным подойти к нему сразу после его службы и приобщения Святых Таин. Когда больные подходили, он, показывая им свои руки, говорил: “Вот, эти руки сейчас держали Содержащего всяческая...”. И при этих словах крепко обнимал голову больного, мягко сжимая ее и трижды благословлял: “Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа”. Так, еще в Седмиозерной пустыни возложением рук после совершения Безкровной Жертвы, старец исцелил одного господина от сильной лихорадки. Часто, когда молитва помогала не сразу, старец накладывал на себя дополнительные обеты и тогда исцеление приходило. Эти обеты, конечно, сильно утруждали немощную плоть святого старца, но сильно укрепляли его дух.

Великая княгиня Елисавета и в этот Спасо-Елеазаров период церковного служения преподобного старца, не покидала своего духовного наставника. Она часто посещала пустынь, старец же, в свою очередь, по приглашению матери-настоятельницы, приезжал в Марфо-Мариинскую обитель милосердия, для наставления сестер обители. Когда духовные чада и почитатели старца, в виду слабости его здоровья и невозможности служить постоянно, расположились устроить ему домовую церковь, св.Великая княгиня Елисавета дала часть необходимой на это дело суммы, пожертвовала иконы на иконостас, подсвечники, облачения на престол и жертвенник. Торжественное освящение храма запомнилось всем... С этих дней старец весь отдался службе, которую не мог совершать без слез: “Не могу видеть Пречистого Тела Христова, обагренного Кровию. Ведь это - за нас все! И чувствую, прямо-таки чувствуются страдания Христовы и любовь-то его безмерная. Вот и не могу не плакать, хоть и удерживаю себя..”.

Это живое чувство Христа, переживание Его Искупительной Жертвы, которое доступно лишь стяжавшим дух святости, мира, любви и дар слезной молитвы, поражали богомольцев, и иногда маленькая домовая церковка просто содрогалась от рыданий молящихся, переживавших какое-то новое ощущением от молитвы. Однако, опасаясь, что такие службы могут послужить соблазном кому-то, старец стал ограничивать число служб, посещаемых паломниками.

Каждое лето к старцу съезжались многочисленные его духовные чада. С первых чисел мая и до конца августа в домике гостеприимного старца Гавриила не переставали бывать владыки, архимандриты, иеромонахи, студенты академий, преподаватели, чиновники, священники, люди “высшего света”, простолюдины, монахини различных монастырей, купцы и ремесленники. Часто к “родному батюшке” приезжали целыми группами, а миряне - даже семьями. Всем старец был рад, для всех оставался духовным и прозорливым наставником, умеющим утешить и помочь.

В 1915 году старец внезапно (видимо по знамению Свыше), сказал, что собирается в Казань: “Поеду в Казань - и там умру!” Это было в июле, а в августе военные события и внезапно пошатнувшееся здоровье старца, действительно, побудили келейников просить преп.Гавриила переехать в иное, более спокойное место. Старец выбрал Казань: 24 августа он навсегда покинул Спасо-Елеазарову пустынь и 27 августа прибыл в Казань, где остановился у своего духовного чада инспектора Академии архимандрита Гурия (Степанова). Старец совершенно определенно сказал, что приехал умирать. И, действительно, только месяц отделяет день его отъезда из Пскова от дня его блаженной кончины.

Последние земные дни старца проходили в пограничном состоянии полного сознания и беспамятства. Но даже тогда, когда окружающим казалось, что старец в беспамятстве, дух молитвы не покидал преп.Гавриила. Неоднократно слабеющая рука его пыталась подняться для крестного знамения, а иногда старец отчетливо произносил: “Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его”. Должно быть, старец жил своей внутренней жизнью и даже, быть может, “совершал свой последний подвиг предсмертной брани с искусителем рода человеческого”. Утром 24 сентября старцу прочитали исповедание грехов повседневное, по окончании которого преподобный Гавриил явственно произнес: “Прости мя, отче, и разреши грешника”. И добавил: “Спастися подобает многими скорбями”. Это были последние слова святого старца.

Старец Гавриил мирно почил о Господе в 23 часа 10 минут 24 сентября ст.ст. 1915 года. С этого момента началось непрерывное до самого погребения служение панихид и чтение Евангелия. Духовные чада из числа академической корпорации сменялись иноками Седмиозерной пустыни. Было решено похоронить старца в пустыни, в склепе под храмом св.Евфимия Великого, под тем храмом, строителем которого был сам схиархимандрит Гавриил.

Отпевание по полному чину 28 сентября совершали в академической церкви: четыре архиерея, пять архимандритов, иеромонахи из числа преподавателей и студентов Академии, более двадцати священнослужителей. На отпевание прибыла Великая княгиня Елисавета с сестрами своей обители. Когда гроб повезли в Седмиозерную пустынь, то перед всеми встречными храмами совершались литии, звучал погребальный колокольный звон. Вечером процессия с телом преподобного старца прибыла в монастырь. Обитель была освещена по пасхальному. Торжественно встреченный гроб почившего на руках братии был внесен в главный храм и тотчас началась великая панихида. Так, изгнанный из пустыни через наветничество и неправду этого мира, старец, по Промыслу Божьему, вернулся в родную обитель в еще большей славе, чем тогда, когда изгонялся. Теперь святость старца открылась перед чувствующей свою вину братией обители во всей своей полноте.

Память о преподобном старце Гаврииле и замечательных его духовных чадах с нежностью хранится как в нашем Отечестве, так и за пределами онаго. В Америке, Китае и даже Палестине, там, где Господь привел нести церковное служение духовным чадам и почитателям старца, сущим в рассеянии, сохраняется о преподобном Гаврииле память. Известности старца способствовала и написанная еще до революции архимандритом Симеоном (Холмогоровым), духовным чадом старца, удивительная книга о преподобном Гаврииле под названием “Един от древних”.

В Казанском крае почитание св.старца Гавриила не оскудевало и в годы гонений на Русскую Православную Церковь. Иеросхимонах Серафим (одним из последних оставшихся в живых насельников Седмиозерной пустыни) спас часть мощей преподобного старца, когда безбожники, разорявшие в 40-е годы храм св.Евфимия Великого, осквернили и погребение схиархимандрита Гавриила. Спасенные мощи, как драгоценную святыню, иеросхимонах Серафим тайно хранил, а позже, предчувствуя приближение своей кончины, передал Казанскому архиерею вместе с другой спасенной святыней - чудотворной Седмиозерной иконой Божией Матери Смоленской. Мощи старца Гавриила были положены в ковчежец и поставлены в Крестовом храме Архиерейского дома.

Народ очень почитал старца Гавриила, в рукописях распространяя его жизнеописание и проповеди. Как к великим святыням, приходили православные христиане поклониться месту разоренного храма и оскверненной могиле старца. Многие не знали, что часть мощей старца были спасены, но в народе жило твердое упование на то, что Господь не допустит нечестия и еще прославит старца и пустынь. Промыслительным образом сохранился в монастыре только один храм - тот, в котором почивали честные останки преподобного старца Гавриила. Сюда приезжают паломники из многих городов России, из ближнего и дальнего зарубежья.

В 1995 году комиссия по канонизации святых Казанской епархии направила в Синодальную комиссию по канонизации святых обстоятельные материалы к прославлению схиархимандрита Гавриила. Состоялось несколько заседаний Синодальной комиссии посвященных этому вопросу. А 25 декабря 1996 года на имя архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия поступило благословение Святейшего Патриарха Алексия II: “Ваше Высокопреосвященство! Синодальной комиссией по канонизации святых рассмотрены представленные Вами материалы о подвижнической жизни схиархимандрита Гавриила (Зырянова), старца Седмиозерной пустыни. Вашему Высокопреосвященству благословляется Нами совершить прославление в лике местночтимых святых Казанской епархии преподобного схиархимандрита Гавриила (Зырянова)”.

В настоящее время сохранившаяся часть мощей прп. Гавриила почивает в Седмиозерной пустыни и в Семинарском храме г. Казани, освященном в честь св. прав. Иоанна Кронштадтского.

0

21

......................продолжение от 7 октября

Прп. Никандра пустынножителя, Псковского чудотворца (1581)
http://s60.radikal.ru/i170/0910/c3/1268e0d0d22d.jpg

Во дни великого князя Московского Василия Иоанновича1 в Псковской области среди дикой, болотистой местности, в селе Виделебье жил один благочестивый человек по имени Филипп. Как сам он, так и супруга его Анастасия вели богоугодную жизнь, часто бывали в храме Божием, слушая слово Господне и поучаясь заповедям Христовым. Старший сын их Арсений, постоянно видя пред собой благочестивый пример своих родителей, оставил мирскую суету и принял монашеское пострижение. Но еще более прославился своими подвигами и чудесами его брат Никон, впоследствии преподобный отец наш Никандр.

Никон родился в 1507 году, и с самого раннего возраста благодать Божия почивала на нем; еще в молодых годах он просил родителей своих отдать его в научение Божественному Писанию. Часто посещая церковь во имя великого угодника Божия Николая, архиепископа Мирликийского, слыша о чудесах сего славного подвижника, отрок Никон с юных лет возгорелся желанием последовать Христу; сильно также нравилась ему тихая иноческая жизнь его брата Арсения, посвященная труду и молитве; пример недавно преставившихся и просиявших своими подвигами и чудесами преподобных псковских Саввы и Евфросина2 укреплял юношу в его намерении; Никон хотел поклониться нетленным мощам сих угодников Божиих и побывать в тех местах около Пскова, где они подвизались. Святой отрок часто и горячо молился Создателю, чтобы Он избавил его от пагубной мирской суеты и сделал достойным Своего вечного царствия; не любил Никон ни игр, свойственных его юному возрасту, ни красивых одежд, не принимал участия в праздных беседах, носил всегда простую одежду, любил нищету духовную и чистоту сердечную, постоянно вел он брань с врагом рода человеческого, предуготовляя себя таким образом к будущим, еще большим духовным подвигам. Между тем волею Божию отец его скончался. Семнадцатилетний юноша, горя сильным желанием послужить Господу, со слезами и смирением убедил мать свою частью раздать имение неимущим, частью пожертвовать в церкви Божии и оставить сей суетный мир. Придя в один женский монастырь, Анастасия приняла там пострижение и вскоре отошла в вечную жизнь, где добродетельным и благочестивым от века предопределено получить венец неувядаемый. Тогда Никон отправился в город Псков, посетил все церкви и монастыри, там бывшие, обошел также окрестные обители и наконец достиг тех мест, кои были ознаменованы подвигами святых Евфросина и Саввы; весьма радовался благочестивый юноша тому, что Господь привел его поклониться мощам сих угодников Своих, – чего он уже давно желал, и еще более укрепился духом на предстоящий ему подвиг. Лишь о том сильно скорбел Никон, что не вполне хорошо был научен Божественному Писанию; посему юных подвижник горячо молил Господа и Учителя всех, чтобы Он просветил мысленные его очи. И вот, наставляемый Духом Святым, он опять отправился в Псков; здесь встретил Никона один благочестивый муж по имени Филипп и принял его в свой дом для работы. Видя великое желание Никона разуметь Священное Писание, Филипп отдал его в учение к некоему диакону, славившемуся своими знаниями и мудростью. Часто и усердно молился святой, говоря:

– Настави меня, Господи, правдою Твоею и вразуми меня научаться словам Твоим.

И Человеколюбец Бог услыхал горячее моление смиренного раба Своего: Он открыл Никону ведение Божественного Писания, излил на него благодать Свою, даровал ему дух разума, так что все дивились тому, как скоро и как хорошо Никон изучил Писание. Как огонь очищает золото, так и несчастия очищают и еще более возвышают человека. Древний завистник рода человеческого диавол, не терпя благочестивой жизни преподобного, воздвиг на него некоторых злых людей, но святой Никон, по заповеди Христовой, переносил все нападки с молитвой и благодарением и своим смирением победил восставших на него.

Однажды, молясь в церкви, преподобный услышал евангельские слова: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко" (Мф.11:28-30). Сии слова поразили Никона, и он решил скорее привести в исполнение свое заветное желание. Давно слышал он об одном каком-то пустынном, удаленном от сел и деревень месте, между Псковом и Порховом3, среди диких лесов и непроходимых болот; но не знал Никон человека, который бы мог точно указать ему то место; желая постоянно исполнить на деле слова, сказанные Духом Святым чрез праведного пророка и царя Давида: "Далеко удалился бы я, и оставался бы в пустыне; 9 поспешил бы укрыться от вихря, от бури" (Пс.54:8-9) смиренный подвижник усердно молил Господа, говоря:

– Господи и Владыко живота моего, Иисусе Христе, Сыне Божий, услыши молитву мою, удостой меня видеть пустыню, пошли мне мужа, который бы наставил меня на путь спасения и указал бы мне то уединенное место.

Молитва святого была услышана, и, по внушению Духа Святого, из Пскова он отправился в свое родное село Виделебье. Здесь Никон узнал, что одному человеку, по имени Феодору, известно то место. Придя к Феодору, преподобный стал просить его:

– С юного возраста слышал я о пустынном месте, но не было человека, кто бы указал мне его. Тебе известно место сие; ради великого имени Божия, укажи мне его; за сие и сам ты получишь награду от Господа и моей грешной душе будешь наставником.

Видя такое сильное желание Никона, благочестивый муж Феодор тайно от других отвел его в пустыню. Построив небольшую хижину, оба они поселились здесь и стали подвизаться в трудах и молитвах. Спустя некоторое время преподобный возвратился в Псков, чтобы, по обычаю своему, выслушать Божественную литургию в церкви святого и славного Богоявления; в сем храме был глас к Никону из алтаря:

– Никон, Никон, раб Мой, иди в пустыню, указанную тебе благочестивым мужем Феодором, и там обретешь себе покой; процветет чрез тебя пустыня та, и многие спасутся там; приходящие туда получат благодать и будут прославлять имя Мое.

Преподобный тотчас же в духовной радости вышел из храма и отправился в место, указанное ему Самим Господом. На пути Никону встретился блаженный Николай Псковский4; он предрек, что в пустыне ожидают подвижника разные искушения от бесов и нападки со стороны злых людей; но ничто не могло удержать Никона; с ликованием, подобно воину, идущему на бой, преподобный возвратился в свою пустыню и подвизался здесь 15 лет в трудах, молитве, пощении, чтении Божественного Писания, постоянном бдении, много терпел от бесов и злых людей.

Между тем слух о его подвигах стал распространяться, и окрестные жители стали стекаться к нему. Смиренному подвижнику было сие тяжело: не от людей, но от Бога ожидал он себе награды, слава земная была ему в тягость. Итак со слезами и с великой скорбью, не желая покидать сего места, но в то же время убегая от людского прославления, святой отправился снова в Псков. Здесь его принял к себе в дом тот Филипп, у коего преподобный жил во время своего учения; узнав, что Никон твердо решился посвятить себя Богу, он отвел блаженного в монастырь святого Иоанна Богослова, где почивали мощи основателя сей обители преподобного Саввы Крыпецкого. Узрев образ сего подвижника Божия и припав к раке его мощей Никон так стал молиться:

– Преподобный угодник Божий, Савва, помолись Владыке Христу, да сподобит Он меня, грешного и недостойного раба Своего, идти тем путем, по коему шествовал ты, да поможет Он мне на сем поприще и да будет Он моим заступником.

После сего Никон со смирением и слезами стал умолять игумена сей обители, чтобы он принял его в число братии. Игумен же удерживал его, говоря:

– Монастырь наш беден, да и сам ты здоровьем не крепок, не возлагай же на себя такого тяжелого бремени, Ты можешь жить с нами, но не торопись принимать пострижения иноческого.

Но Никон молил только об одном – исполнить его просьбу. Тогда игумен, видя такое рвение святого, такое неудержимое желание принять иночество, должен был, наконец, уступить великим просьбам святого: он приказал одному из священноиноков постричь Никона, причем ему наречено было имя Никандр.

Тогда преподобный с новой силой устремился на подвиги, всё более и более преуспевал он в добродетелях, сторицей принося плод Господу. Горя любовью ко Христу, он совсем отказался от своей воли, всего себя предал Богу и стал благоприятным храмом Всесвятого Духа; постоянно укреплял он себя такими благочестивыми размышлениями: пшеничному полю подобно иноческое житие, оно требует частого дождя слезного великого трудолюбия. Если хочешь принести обильный плод, а не терние, то трезвись умом и трудись. Старайся быть доброй землей, а не каменистой почвой, чтобы всеянное свыше в сердце твое могло принести плоды, чтобы не иссыхало оно от зноя уныния и небрежения. Питая такими спасительными размышлениями свою душу и доставляя ей духовное услаждение молитвами, преподобный Никандр старался изнурить свою плоть; памятуя всегда лова Давида: "призри на страдание мое и на изнеможение мое и прости все грехи мои" (Пс.24:18), преподобный никогда не оставлял работы телесной. Братия и игумен удивлялись житию и подвигам святого и прославляли Бога, посылающего таких подвижников. Оба вышеупомянутые мужа Филипп и Феодор последовали примеру святого и приняли пострижение в той же обители; первый наречен был Филаретом, а второй Феодосием; спустя некоторое время оба они с миром отошли в жизнь вечную.

Между тем преподобный Никандр, заметив, что его подвижническая жизнь вызывает в братии удивление, стал тяготиться жизнью среди иноков: тяжела была ему слава человеческая. Убегая от похвал братии и тоскуя о прежней своей отшельнической жизни, он отправился в свою пустыню, и прожил там еще целых 15 лет; часто питался он одним только былием, именуемым "уж"5, непрестанно молился и трудился, и всячески заботился о спасении души своей. Самая жизнь его нередко подвергалась опасности. Так однажды злые люди, по внушению диавола, напали на убогую хижину святого, похитили скудные пожитки отшельника, отняли у него и последнее его утешение – святые иконы и книги, а самого его сильно ранили в ребра копьем и оставили еле живым. С Божией помощью, святой поднялся и стал так молиться:

– Господи Боже мой Иисусе Христе, сила и крепость уповающих на Тебя! Незаслуженно Ты, Безгрешный, принял вольное страдание от Иудеев; я же, недостойный раб Твой, потерпел всё сие вполне справедливо за бесчисленные грехи мои. Благодарю Тебя за всё и со слезами и умиленным сердцем молюсь Тебе о людях сих: прости им, не ведают они, что творят, не они виновны, но враг, сеятель всякого зла, побудил их на такое дело; не попусти, Господи, погибнут им из-за меня грешного: в неведении они сделали сие.

Скорый на помощь Господь даровал чудесным образом смиренному рабу Своему исцеление, но и разбойники были наказаны. На расстоянии полутора верст от келлии святого находилось озеро Демьяново, куда впадает река Демьянка; Божием попущением, на берегах сего озера разбойники сбились с пути; три дня они блуждали, тщетно стараясь найти дорогу и сильно страдая от голода. Двое из них раскаялись в своем прегрешении и стали говорить своим товарищам:

– Потому мы и не можем отыскать дороги, что несправедливо поступили: похитили вещи святого и нанесли ему тяжелые раны.

Двое же остальных впали в совершенное отчаяние и стали говорить:

– И себя-то самого он не мог защитить.

Но Всевидящий Бог услышал сии слова и наказал поносивших святого мужа; переходя реку Демьянку, они сорвались с помоста и утонули. Видя то, оставшиеся двое были устрашены и стали молиться Господу, чтобы Он простил их согрешение. Молитва их была услышана, и они скоро отыскали дорогу к хижине Никандра. Возвратив преподобному всё взятое, они с горьким плачем и рыданием, бросившись ниц пред святым, просили его простить их и помолиться о них Господу. С отеческою любовью принял раскаявшихся  преподобный Никандр, простил, накормил и молил их оставить свой злой помысел, указывал, что враг человеческий внушает им идти по сему гибельному пути, и с миром отпустил их. Благополучно вернувшись к себе, они всем рассказывали о бывшем с ними, при сем прославляли милосердного Бога и Его угодника преподобного Никандра. С того времени слава о святом еще более возросла; многие стали приходить к преподобному, принося ему пищу и прося у него благословения.

Много лет провел Никандр в пустыне, много трудов перенес он там, но по прежнему тяжела и невыносима была ему земная слава, страшившая его более всего. Не столько боялся он разбойников, сколько хвалы людской. Посему преподобный снова оставил пустыню и отправился в Крыпецкий монастырь, где принял монашество. Прибыв в обитель, святой продолжал свою подвижническую жизнь; питался он только сухим хлебом, утолял жажду простою водою, не вкушал ни вина, ни рыбы, лишь только в субботу и воскресение позволял себе немного вареной пищи, но и той часто не было; смиренный подвижник превосходил всех в обители своей добродетельной и строгой жизнью, он всегда готов был всем оказывать услуги и помощь, носил издалека воду и дрова, ночи проводил в постоянном бдении, часто в ночное время выходил в лес и, обнажив свое тело, давал жалить его комарам и оводам, так что оно покрывалось струями крови; при сем сам он неподвижно сидел, прядя волну и воспевая псалмы Давида. При наступлении же утра преподобный возвращался в монастырь, первым спешил в церковь, где выстаивал всю службу, не сходя со своего места, и последним выходил из храма. Братия, дивясь его подвигам, поставила его в пономари. На святого было возложено трудное и тяжело послушание печь просфоры, но преподобный Никандр с радостью стал исполнять сию работу, говоря:

– Если Господь наш Иисус Христос назвал Своим Телом хлеб, приготовленный для тайной вечери, то мне следует радоваться, что Бог сподобил меня приготовлять такие хлебы, на коих совершается великая и страшная тайна: дивным и непостижимым образом они прелагаются в святое Тело Христово.

И подвижник Божий продолжал неустанно трудиться; братия, видя его возрастающее рвение и полюбив его за смирение кротость, просила игумена сделать Никандра келарем6. Игумен исполнил просьбу иноков и поставил преподобного на келарство; святой муж при сем возвышении не изменил своей прежней жизни, но исполнял новую обязанность со смиренномудрием и усердием, как бы дело, порученное ему самим Господом; не превозносился он данной ему властью, но всегда помнил слова Писания: "кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою" (Мф.20:26). Но не долго святой Никандр был келарем: он боялся причинить кому-нибудь обиду в новой своей должности; к тому же он стремился к прежней отшельнической жизни, посему и решился снова покинуть обитель. Выйдя из монастыря, он поселился на одном остове, находящемся в четырех верстах от обители; здесь святой опять предался обычным своим трудам и в них провел три с половиною года. Слава о подвижнической жизни отшельника стала привлекать к нему многих людей, чем опять стал тяготиться Никандр. Между тем враг и завистник людей диавол, отец лжи и неправды, внушил игумену Крыпецкого монастыря мысль, что Никандр уменьшает доходы монастыря. Посему он просил преподобного переселиться в какое-либо другое место. С величайшим смирением исполнил святой желание игумена, несправедливо обвинившего его: он снова отправился в пустыню, указанную ему прежде Духом Святым.

Во время своего путешествия преподобный Никандр прибыл в одно село – Локоты; день уже клонился к вечеру, и святой зашел переночевать к одному поселянину, а у последнего в то время происходил пир. Сие как раз случилось в понедельник сырной недели, когда святой по своему обычаю соблюдал пост. Крестьянин стал предлагать Никандру пищу, но блаженный отказался принять ее. Враг же спасения человеческого задумал поругаться святому: незадолго до пришествия святого в селение, он внушил некоторым злым людям мысль разграбить дом одного из крестьян того селения; так они и сделали: напали на его дом, разграбили и сожгли его. Посему и крестьянин, принявший святого, обидевшись отказом преподобного, стал говорить:

– Вероятно, и ты один из тех людей, что сожгли дом моего соседа; и мне – полагаю я – задумал ты что-нибудь подобное, так как не хочешь прикоснуться к моей пище.

О сем он рассказал своим соседям; те, собравшись, стали немилосердно быть дрекольем святого по всему телу и по голове. Христос же Спаситель наш не попустил долго мучиться святому и погибнуть от навета бесовского, но скоро по молитвам Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии избавил его от муки: стенания святого Никандра и крики бивших его были услышаны проходящими мимо людьми; придя, они стали говорить:

– Сей старец не причинил вам никакого зла; что делаете, безумцы, неповинного человека хотите предать смерти?

Те люди устыдились и стали молить святого, чтобы он простил их; также предложили ему пищу, какую ему было угодно; но святой отказался вкусить и стал так молиться за мучивших его:

– Господи Иисусе Христе Сыне Божий, не вмени им сего во грех: не ведают они, что творят.

Лишь утром на следующий день Никандр вкусил немного хлеба и со смирением, простив от всего сердца поселян, причинивших ему в неведении побои, отправился в путь. Однажды во время своего дальнейшего путешествия святой, утомившись, прилег и стал забываться в дремоте; вдруг видит он, что на него готовы броситься два огромных и сильных волка. Встав, святой осенил себя крестным знамением и, ударив своим посохом по земле, сказал:

– "Удалитесь от меня все, делающие беззаконие" (Пс.6:9).

И звери тотчас же исчезли. Прибыв в свою пустыню, святой снова предался подвигам, целых 15 лет прожил он там, много напастей испытал от бесов и злых людей, но одолел и победил коварство их непрестанными молитвами и слезными рыданиями о грехах своих, как светлым бисером украшая подвигами душу свою, и всегда назидал себя душеполезными размышлениями.

Велика благодеяния Творца всех Бога нашего. Он не только прославил Своего угодника на небесах после его преставления, но еще и при жизни ниспослал ему дар прозорливости, как сие видно из следующего. Некий человек, по имени Петр, по прозванию Есюков, живший в двенадцати верстах от хижины святого, сильно скорбел, что нет у него детей. И вот однажды подбежал лось к самому двору Петра. Сие произошло не случайно, но Божиим изволением, ибо в Евангелии сказано: "Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме" (Мф.5:14). Так и преподобного Никандра милосердный Господь указал посредством лося. Сев на коня, Петр вместе с своими людьми погнался за зверем; спутники его мало-помалу стали отставать от него, так что наконец он остался один; долго Петр преследовал зверя, старавшегося укрыться в лесу; заехав в глухую, непроходимую дебрь, Петр потерял из вида лося; в сие самое время он заметил небольшую хижину; думая, что здесь кто-нибудь живет, Петр постучался в дверь со словами

– Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас.

Но ответа не было; лишь только после третьего раза (таков был обычай у святого) дверь отворилась, и Никандр встретил Петра, ранее никогда не видевшего преподобного, со словами:

– Сын мой, Петр, ступай к дубу, где устроено помещение для приходящих, я сейчас приду туда.

Придя в указанное место, Петр вскоре увидел, что к нему приближается благообразный старец, он поклонился ему и просил у него благословения.

– Благословение Господне да будет над тобою и над супругою твоею, – отвечал старец.

Петр же подумал:

– Поистине благодать Божия обитает в сем человеке, поистине исполнен он Духа Святого, ибо, ни разу не видя меня, он знает и мое имя и то, что я женат.

Поклонившись земно старцу, Петр спросил, как зовут его и сколько времени живет он в пустыне.

– Грешный Никандр – мое имя, а о летах моего пребывания здесь – ты не спрашивай: о сем знает один только Бог, – смиренно ответствовал старец.

Тогда Петр, упав пред святым на колена, стал горько жаловаться на свое несчастье:

– Вот уже я стар, а нет сына у меня.

На се преподобный Никандр отвечал:

– Встань, чадо, и возвратись в дом свой: по молитвам Пресвятой Богородицы родится у вас сын.

И действительно, предсказание святого исполнилось, С тех пор Петр стал часто приходить к преподобному и насыщался его душеполезными наставлениями.

Однажды угодник Божий сказал ему:

– По отшествии моем в жизнь вечную, сие пустынное место будет вознесено и прославлено; над гробом, где будет положено грешное тело мое, воздвигнута будет церковь в честь славного Благовещения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы.

В другой раз к Никандру пришел некий муж, по имени Симеон, желая получить от святого благословение и наставление. Преподобный же, прозрев, что Симеону скоро предстоит кончина, сказал:

– Чадо Симеон, время жизни твоей сокращается, – и, подав ему ножницы, продолжал:

– Ступай в монастырь, какой укажет тебе Господь и восприми иноческий образ, ибо приближается конец жизни твоей.

Услышав то, Симеон отправился в один из монастырей, принял там пострижение и вскоре, причастившись Христовых Таин, с миром отошел в жизнь вечную.

Между тем люди, услышав о подвижнической жизни преподобного Никандра, стали всё чаще и чаще приходить к нему; когда они тихо подходили к его келлии, то слышали, как молится святой, как часто кладет он земные поклоны. Лишь только святой замечал их приход, он делал вид, что спит. Когда приходящий стучался к нему в двери со словами: "Благослови, отче", – Никандр молчал; не отвечал он и на второй раз; лишь только после третьего раза, как будто встав от сна, святой ответствовал:

– Господь наш Иисус Христос да благословит тебя, чадо.

В таких подвигах проводил святой все дни и ночи; никогда не ложился блаженный спать, но если его одолевал сон, то он сидя забывался дремотой, и то лишь на короткое время, а потом опять начинал молиться; свое пренебрежение к плоти Никандр простер до того, что умывал водой только руки и лицо; питался он, по большей части, растениями; когда же благочестивые люди приносили ему хлеб, то преподобный принимал приношение с благодарением; затем давал хлебу высохнуть и в таком виде вкушал его на заходе солнца; жажду он утолял водой; хотя он и вел столь суровую жизнь, однако никогда нельзя было видеть лицо его хмурым, но всегда он светилось радостью и спокойствием; в течение всей великой четыредесятницы святой вкушал только раз в неделю, а в великий пяток он шел в Демьянский монастырь; приобщившись там страшных и животворящих Таин Христовых, он снова уходил к себе в пустыню, считая себя недостойным быть в числе братии сей обители. Одному лишь Богу ведомы труды и подвиги, какие святой Никандр перенес в пустыне. Часто злые духи являлись смущать преподобного и даже наносили ему раны, как то было и со святым Антонием Египетским7. Подкрепляя подвижника Своего Господь послал ему в видении преподобного Александра Свирского8; сей угодник Божий ободрил Никандра на брань с невидимыми врагами. В Евангелии сказано, что род сей ничем не изгоняется, как только молитвою и постом, – сим оружием и преподобный Никандр одержал победу над князем тьмы. Но долго пришлось ему бороться с думами злобы: всякий раз как Никандр хотел отдохнуть от своих трудов, вокруг его келлии поднимался такой шум, что казалось, будто проезжает множество колесниц, или же слышалась игра на тимпанах и свирелях9. Тогда преподобный начинал читать псалмы Давидовы, и шум прекращался; так злые духи долгое время днем и ночью не позволяли отдохнуть святому до тех пор, пока Божией благодатью он не одолел их в конец. Однажды большой медведь пришел к келлии святого и стал чесаться о нее с такою силой, что келлия стала дрожать и была готова рухнуть. Перекрестив оконце своей келлии и осенив себя самого крестным знамением, святой взглянул, – и видит большого зверя, стоящего у келлии. Тогда преподобный, еще раз ознаменовав себя крестом, вышел из келлии и перекрестил зверя. Будто пораженный какой-то невидимой силой, медведь упал перед святым, стал кротко лизать его честные ноги, а потом удалился в лес. И снова в другой раз ему явился в сенях келлии преподобный Александр Свирский; укрепляя его на подвиги, он сказал:

– Не бойся, брат мой Никандр: с сего времени избавит тебя Господь от всех сетей вражиих.

С того времени святой приобрел такую власть над бесами, что они даже не осмеливались приступить близко к его келлии.

Один человек, по имени Назарий, живший недалеко от келлии преподобного, впал в тяжкий недуг: всё тело его покрыли черви, особенно же большая язва у него открылась на груди, так что можно было видеть внутренности; при сем больной не мог пошевельнуться без страшной боли; столь тяжким недугом Назарий страдал год и шесть месяцев. Домашние его, видя, что Назарий впал в такую неисцелимую болезнь, плакали, не зная чем облегчить мучения болящего. Назарий же, слышав о чудесах и подвижнической жизни святого Никандра, повелел своим домашним отнести себя к преподобному; они исполнили просьбу Назария и, принеся, положили болящего пред келлией отшельника. Когда Никандр вышел из своего жилища, Назарий, собрав все свои силы, стал обнимать и орошать слезами ноги святого, начал просить блаженного, чтобы он помолился о нем Господу. Преподобный же отвечал:

– Назарий, не прикасайся к ногам моим; напрасно ты целуешь их, напрасно ты просишь у меня исцеления, потому что исцеление твое невозможно для человека, он возможно для Бога; Его и должно с верою просить об исцелении. Слыша сие, больной удивился тому, что преподобный знал его им, хотя прежде никогда не видал его; посему еще усерднее стал просить его.

– Если же ты, отче, – прибавил Назарий, – оставишь меня, то я не уйду с сего места и умру перед твоей келлией.

Тогда преподобный, видя горячую веру Назария, приказал отнести его в помещение для приходящих путников, и сказал ему, чтобы он там постарался заснуть. Но больной отвечал:

– Отче святой, во время всей болезни моей я ни разу не мог сомкнуть глаз моих, как же ты теперь советуешь мне заснуть.

На сие Никандр сказал:

– Еще до прихода твоего я истопил то помещение, ибо мне известно было, что ты прибудешь ко мне; теперь же, пока я отправлюсь помолиться, старайся заснуть, а потом покажешь мне твои раны.

Назарий хотел было сейчас же открыть свою язву, но не мог, ибо рубашка пристала к его телу так крепко, что ее нельзя было оторвать. Увидев то, святой перекрестил рану и отпустил Назария в указанное место, где тот вскоре и заснул крепким сном. А сам преподобный, заключившись у себя в келлии, всю ночь усердно молил Господа, да подаст Он, Единый Целитель всех страждущих, здравие болящему и вместе с тем просветит душевные его очи и укрепит в вере. Скорый на помощь всем, с верою призывающим святое имя Его, Господь услышал молитву раба своего: на утро Назарий, проснувшись, почувствовал себя совершенно здоровым; тотчас встал он на ноги: струп вместе с рубашкой отстал как кора; тогда он горячо начал благодарить Бога, даровавшего ему исцеление, и прославлять Его угодника святого Никандра; преподобный же, не желая себе славы от людей, запретил ему рассказывать о бывшем, – "чтобы не было с тобой еще хуже", – добавил он.

В другой раз один крестьянин Симеон Васильев, человек князя Кострова, пришел к Никандру и горько жаловался преподобному, что у него украли лошадь; святой, услышав о сем глубоко вздохнул; Симеон же продолжал жаловаться и сказал, что с того времени уже прошло пять дней. Тогда Никандр с великим смирением и кротостью стал говорить:

– Не о том, сын мой, должно жалеть, что у тебя украли лошадь; нет, не об украденному должно скорбеть, а об украдшем, ибо человек сделал сие по внушению диавола.

Симеон же с удивлением заметил ему:

– Так ты, отче, скорбишь о человеке, сделавшем похищение?

Тогда Никандр ответил:

– Чадо Симеон, отправляйся в дом свой, украденное у тебя возвратится.

Сии слова святого сбылись: в ту же ночь лошадь сама прибежала домой. Симеон вторично пришел к преподобному, благодарил его и рассказывал о том, что случилось.

– А человек, похитивший мою лошадь, – добавил он, – потонул в реке.

Услышав о сем, Никандр опечалился и стал так поучать Симеона:

– Сын мой, должно скорбеть о христианах, коих постигла смерть прежде, чем они успели покаяться в грехах своих; и о сем человеке нужно молиться, ибо Господь сказал: "если не покаетесь, все так же погибнете" (Лк.13:3).

Долго говорил преподобный и своими назиданиями, исполненными любви, просветил душевные очи Симеона; последний еще усерднее стал славословить господа, пославшего такого угодника Своего на землю.

Между тем преподобный Никандр, видя, что приближается конец земной его жизни, начал готовиться к тому, чтобы украшенным всеми добродетелями войти в царство небесное. Денно и нощно молился он и просил, чтобы Всемилосердный Господь отпустил ему его прегрешения; не довольствуясь обычной строгостью своей жизни, он решился уподобиться ангелам и возложить на себя великую схиму. Для сего преподобный отправился в Демьянский монастырь и здесь принял от руки игумена великое пострижение, сие было за восемь лет до его кончины, после чего святой опять поселился в своем уединении.

В то время к преподобному стал часто приходить один диакон из города Порхова, по имени Петр. Много беседовал с ним святой о Божественному Писании, о вере Христовой, о добродетелях христианских. Однажды Никандр поведал Петру о некоем чуде, бывшем с ним.

– Часто и сильно страдал я прежде ногами, теперь же, по милости Божией, я освободился от болезни.

Взглянув на ноги святого, Петр увидел, что все голени его были обнажены от своего телесного покрова, – и сильно был поражен тем. В другой раз Никандр сказал Петру:

– Скоро Господь призовет к Себе мою грешную душу; когда ты узнаешь о моей кончине, то приди и погреби мое бренное тело.

– Скоро ли произойдет то, о чем ты мне говоришь, – спросил Петр, – и как дашь ты мне знать о случившемся?

– Не знаю, как извещу тебя, ибо в то время будет брань: тогда придут сюда польские и литовские войска и будут держать Псков и Порхов в осаде; ты же, когда услышишь о моем отшествии к Богу, небоязненно погреби тело мое на том месте, где найдешь его; и над моим гробом будет воздвигнута церковь в честь великого и славного Благовещения.

Так Никандр мирно готовился оставить сей временный мир. По прошествии 47 лет и 2 месяцев с тех пор, как преподобный в последний раз поселился в своей уединении, он впал в телесный недуг; вскоре святой почувствовал приближение смерти и со слезами стал просить Господа даровать ему отпущение всех прегрешений, призывал в молитвах всех святых и вручал пустынное свое местопребывание попечению Пресвятой Владычицы Богородицы. Затем преподобный Никандр возлег на одр свой, крестообразно сложил руки свои и со словами: "Благословен Бог, так изволивый, слава Тебе", – предал Господу дух свой.

Так с миром опочил в Господе сей досточудный отец наш преподобный Никандр 24 сентября 1582 года.

Божиим попущением польский король Стефан Баторий10 навел свои полки на землю Русскую; враги осадили города Псков и Порхов, по всей той области во множестве находились польские и литовские люди, так что нельзя было горожанам выходить за городские стены. В пустыню, где жил преподобный, пришел в то время, чтобы получить благословение от святого, некий крестьянин села Боровичей, по имени Иоанн, по прозвищу Долгий. Постучав раз, другой, третий – в двери келлии Никандра, Иоанн все-таки не получал ответного возгласа подвижника; тогда, войдя в келлию, он увидел, что святой Никандр отошел к Господу, а вся хижина была наполнена необычайным благоуханием. Тогда Иоанн, благоговейно взяв честное тело святого, с сердечным умилением покрыл его землею; затем незамеченный, по молитвам святого, польскими войсками, он пришел в город Порхов и рассказал всем жителям о кончине преподобного. При сем известии граждане Порхова стали рыдать и скорбеть, что лишились такого славного заступника и молитвенника пред Богом; сильно желали они отправиться на погребение святого, но боялись врагов. Тогда диакон Петр, видя колебание своих сограждан, обратился к ним с такою речью:

– Мужи братия, послушайте, что скажу вам о новопреставленном отце Никандре, ибо сам я собственными глазами видел многотрудную и подвижническую жизнь сего старца; человеческими устами поведать языком невозможно о всех добродетелях сего отца. Сам преподобный предрек мне о своем преставлении к Богу; он предсказал, что его кончина последует во время нашествия литовских людей; вы же не страшитесь и не бойтесь, но смело идите и предайте погребению честное тело сего подвижника, ибо сам преподобный сказал мне, что Господь Бог не предаст вас в руки врагов, и зло не коснется вас.

Своею речью Петр убедил сограждан безбоязненно идти в пустыню, где так ревностно подвизался угодник Божий в течение своей земной жизни. Никем не задерживаемые, все граждане, миряне и священнослужители, мужи и жены, старцы и юные, пришли в пустыню на то место, где было прикрыто землей тело преподобного, и с честью погребли его.

Преподобный Никандр прожил 75 лет и 8 месяцев. Во все дни своей жизни он верно и нелицемерно служил Господу, оставив нам пример доброй и богоугодной жизни; последуем и мы его стопам и будем постоянно подражать сему угоднику в терпении и смирении, да ниспошлет и подаст он помощь и покровительство всем, с верю взывающим: "Преподобне отче Никандре, моли Бога о нас".

В 1585 году некий инок Исаия, желая последовать примеру преподобного Никандра, пришел в то место, где жил и подвизался сей угодник Божий. Долгое время Исаия страдал болезнию ног и наконец, по молитвам преподобного, получил исцеление от своего недуга. Сей Исаия на месте подвигов преподобного Никандра устроил монастырь11 и собрал в нем большую братию. По настоятельному прошению братии Исаия принял игуменство и был возведен в священный сан епископом Новгородским Александром. Епископ стал тщательно заботиться о новом монастыре, снабдил его денежными средствами и повелел выстроить над гробом преподобного Никандра церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы.

Тропарь, глас 4:
Глас божественный, иже во Евангелии, услышав преподобне отче Никандре: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы, и прием крест, последовал еси Христу: мир оставль, в пустыню вселился еси, пощением же и бдением небесный дар восприим, душы недужных, приходящих к тебе с верою, исцеляеши. Темже и со ангелы срадуется, преподобне, дух твой.

Кондак, глас 1:
Яко лучу тя солнечную Христос паказа преподобне: сияеши бо в земли российстей чудес благодатию, и отгоняеши тьму страстей же и скорбей, от приходящих к тебе с верою. Темже почитаем твою память, Никандре отче наш, и вопием ти: радуйся пустынножителей красото, и стране нашей похвала и утверждение.
________________________________________________________________________
1 Князь Василий Иоаннович 1505-1533 гг.
2 Преподобный Савва, основатель Крыпецкого Иоанно-Богословского монастыря в 20 верстах от Пскова, преставился в 1495 г.; память его 28 августа; преподобный Евфросин Псковский преставился в 1481 году; мощи его почивают в основанном им Спасо-Великопустынском Елеазаровом монастыре в Псковской губернии на реке Толбе в 30 верстах от Пскова; память прп. Евфросина – 15 мая.
3 Ныне уездный город Псковской губернии.
4 Блаженный Николай Псковский преставился 28 февраля 1576 года.
5 Уж или ужевник – дикая горчица, другое название этого растения – брылена.
6 Келарь (от греческого "келлариос") обязан был хранить монастырские припасы.
7 Память преподобного Антония Великого, который доблестно вел брань с духами злобы, празднуется 17 января.
8 Его память 30 августа.
9 Тимпан – музыкальное орудие, обтянутое кожей и состоящее из двух металлических тарелок, по бокам прикреплены погремушки. Свирель – духовой инструмент.
10 Стефан Баторий был королем Польским с 1576 по 1586 гг.
11 Благовещенская Никандрова пустынь, ныне заштатная, в 20 верстах от Порхова.

Прмч. Галактиона Вологодского (1612).
http://i018.radikal.ru/0910/63/a767b9cc9976.jpg

Преподобный отец наш Галактион родился в Москве в царствование Иоанна Васильевича Грозного (1533—1584); по своему происхождению он принадлежал к самому знатному боярскому роду: отцом его был князь Иоанн Иоаннович Бельский, потомок литовских князей. При крещении отроку было наречено имя Гавриил. Отец его, князь Бельский, подвергся царской опале и был казнен, когда отроку было семь лет. Родственники и знакомые отвезли его в город Старицу (уездный город Тверской губернии); Гавриил проживал там, скрывая от всех свое происхождение, и Бог хранил его. Благочестивый отрок усердно посещал храм Божий, ревностно изучал Божественное Писание. По внушению Божию, спустя немного времени, он тайно вышел из Старицы и прибыл в Вологду; поселился на посаде у одного сапожника и научился его ремеслу. Этим он добывал себе пропитание, а в свободное от работы время часто ходил в церковь Флора и Лавра и, подавая окружающим пример воздержания и смирения, избегал суеты мира. Его скромная жизнь проходила в труде и молитве. Когда Гавриил достиг совершеннолетия, он сочетался браком с девицей из простого звания. Но не долго пришлось жить Гавриилу связанным брачными узами. По воле Божией супруга его умерла, оставив после себя новорожденную дочь. Видя в этом указание свыше, Гавриил решился посвятить себя Богу: он отдал родным на воспитание дочь свою, возложил на себя тяжелые вериги и начал подвизаться в посте и молитвах. Скоро исполнилось на нем слово Писания: Егоже любит Господь, наказует (Ев. 12, 6). От чрезмерных подвигов Гавриил заболел: на теле появились язвы, жилы свело. Однако болезнь не удержала его от дальнейших подвигов Христа ради. Знатный боярин по рождению, лишившийся всех выгод высокого звания своего по царскому гневу, Гавриил стал размышлять о сей временной жизни и ясно увидел всю тщету благ ее, понял, что здесь все непрочно, как движущаяся тень и преходящий сон, и, поняв это, он решился всецело посвятить себя Богу. Городских жителей он упросил дать ему небольшой участок земли близ посада на реке Содиме, поставил там себе небольшую келлийцу и затворился в ней. Он оставил только дверцу, чтобы через нее принимать приносимую христолюбцами пищу, которую угодник и употреблял помалу.
Господь подал ему исцеление от недуга. Видя такую милость Божию к себе, Гавриил принял иноческое пострижение и наречен был Галактионом. С еще большим рвением новый инок предался трудам духовным, исполняя все иноческие правила. Не оставлял подвижник и своего ремесла, которое его кормило. Он шил сапоги и заработанные деньги делил на три части: одну отдавал церквам, другую — нищим, а третью оставлял себе на пропитание. Своими руками святой ископал близ келлии своей пруд, обсадил его деревьями и развел в нем рыбу. Потом он нашел источник воды и вырыл колодец. Дни свои подвижник проводил в трудах, а ночи — без сна, в непрестанных молитвах и песнях духовных. Благодать Божия просветила разум его; воздержание и пост усмирили плоть; уединение и безмолвие развили смирение, наполнили сердце его радостью и веселием. Но обычными иноческими подвигами преподобный не довольствовался, душа его желала все большего: он приковал себя цепью к потолку своей малой хижины, так что не мог ни выйти куда-либо из своего затвора, ни лечь на пол; когда же уставшего подвижника одолевал сон, то он преклонял только колена и в таком положении, держась за цепь, на краткое время забывался дремотой. Пищей преподобного служили сухой хлеб и вода, и то в определенное время и понемногу. В келлии у него были только рогожа, стоя на которой он молился, власяная одежда, да миска, из которой он вкушал свою скудную пищу. И это — все имущество угодника Божия.
Жители города Вологды и окрестностей узнали о дивном житии прп. Галактиона, о его великих подвигах и приходили, чтобы посмотреть на него, получить благословение, услышать слово назидания. И преподобный, получив от Бога дар премудрости и слово утешения, назидал и утешал всех приходящих, подавал им добрые советы, с равной любовью всем и без всякого лицеприятия. Его святое слово, как светильник, прогоняющий тьму ночи, освещало путь жизни для слышавших его, утешало труждающихся и обремененных. Лишь в крайней нужде преподобный оставлял затвор свой и выходил из келлии. При его жизни в Вологодской стране случилась великая засуха, грозившая голодом. По этому случаю в Вологде совершалось торжественное всенародное моление. Из города вышел крестный ход к церкви Живоначальной Троицы, недалеко от которой стояла келлия прп. Галактиона. Подвижника так уважали, что думали: если он помолится, то Господь услышит его святую молитву. Вологодский владыка, пришедший во главе крестного хода к церкви, послал за преподобным Галактионом просить его, чтобы и он вместе со всем народом помолился о даровании дождя. И хотя преподобный не хотел вовсе покидать своей келлии, но, ставя послушание выше всех подвигов, он расковал свою цепь и пошел в храм молиться. И Господь услышал молитвы праведника и всего народа: Он послал сильный дождь, который напоил истомленную зноем землю.
Господь прославил угодника Своего даром прозрения. Русская земля переживала смутное время. Законного государя не было; один за другим являлись самозванцы, а их союзники — поляки и литовцы — бродили шайками по Руси и производили грабежи, насилия, разорения мирным жителям. Прп. Галактион провидел, что этими бедствиями Господь накажет и приютивший его город Вологду. Он снова расковал свою цепь; в веригах вышел из келлии и явился в земскую избу, где собирался народ. Здесь он предсказал о скором нашествии польских и литовских людей на Вологду, о бедствиях и притеснениях от неприятеля и умолял жителей покаяться в грехах, исправить свою жизнь и не медля испросить милость у Господа угодным Ему делом. Подвижник советовал согражданам построить в один день на месте своих подвигов храм во имя Пресвятой Богородицы, в память чуда от иконы «Знамения» в Великом Новгороде. Преподобный убеждал своих слушателей: «С истинною верою, с теплыми слезами и усердно мы будем приходить в сей храм, очистим покаянием свою совесть, обратимся к Господу от всей души, вооружим себя против лютых зверей — духовных наших врагов, ибо в Священном Писании сказано: Трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая ходит, иский кого поглотити (1 Пет. 5, 8). Будем соблюдать чистоту душевную и телесную, уклонимся от скверных похотей и дел. Если мы сделаем так, то Госпожа наша Пресвятая Богородица умолит Сына Своего Христа Бога нашего, защитит город наш и избавит нас от нашествия иноплеменников».
Однако жители Вологды не приняли благочестивого совета прп. Галактиона. Один из видных граждан Нечай Щелкунов стал возражать против его предложения: «О себе только и заботится этот старец, ради собственного удобства добивается он постройки новой церкви». И, обратясь к преподобному, заметил: «Ведь есть неподалеку храм Флора и Лавра и церковь святой Екатерины — туда и ходи молиться. Если же по твоему совету построим новый храм на твоем месте, а потом ты помрешь, храм твой запустеет и поддерживать его будет стоить дорого».
Святой ответил Нечаю: «Не о себе я забочусь, а о святых Божиих церквах, о нашем городе и о православных христианах, чтобы они напрасно не погибли. Не знаешь ты того, что впоследствии на месте моей келлии Бог прославит святое имя Свое: здесь будет построена обитель, соберется и братия, воздвигнутся украшенные храмы, а храм, тобою построенный во имя Живоначальной Троицы будет сожжен врагами; травой зарастет твой двор и род твой прекратится».
Возвращаясь в свою келлию, преподобный остановился против церкви во имя прп. Димитрия Прилуцкого и сказал: «Сей великий чудотворец у Бога милости просил граду нашему, ныне же прогневали своего заступника: осквернили место вокруг его церкви, построили лавки и открыли торговлю. Знайте же, что храм этот будет разорен первым, вы сами увидите, что произойдет вскоре».
Пророчество святого сильно опечалило и смутило жителей Вологды. Веря прозорливости преподобного, всякий боялся грядущих бедствий. Многие приходили к его келлии и каждый спрашивал, что с ним будет. Святой предсказывал одним смерть от вражеских мечей, другим же — спасение. Действительно, вскоре, 22 сентября 1612 г., Божиим попущением на Вологду напали поляки и литовцы. Пророчество прп. Галактиона сбылось точно: неприятели сначала сожгли храм во имя прп. Димитрия Прилуцкого, потом предали пламени Троицкую церковь. Людей — одних убили, других взяли в плен, многие разбежались в разные стороны. Преподобный в то время находился в своей келлии. Сначала враги не замечали его бедной и малой хижины, но потом обратили на нее внимание. Дочь прп. Галактиона, не зная, куда спастись от разъяренных врагов, вбежала в келлию подвижника-отца. Узнав, что в келлии старца скрывается женщина, они ворвались в нее, как дикие звери. Испуганная девица спаслась от них бегством. Тогда враги с бешенством набросились на преподобного, вытащили его вон из келлии, волокли за вериги, нещадно били, поносили бранными словами, кололи его мечами. Все страдания подвижник переносил с благодарением и без всякого ропота. Тогда озверевшие враги бросили ему на голову бревно с крыши одного здания и оставили страдальца едва живым. Видя приближение своей кончины, святой молил Господа простить ему все согрешения и избавить от воздушных мытарств и миродержителя тьмы века сего.
Измученный врагами, прп. Галактион прожил всего два дня и на третий, 24 сентября 1612 г., с молитвою преставился ко Господу. В этот день и празднуется местно память святого. Благочестивые люди погребли тело преподобного в его же келлии. А Бог прославил своего угодника чудесами, и уединенная келлия прп. Галактиона стала усердно посещаться. Часто вспоминали жители Вологды его святую жизнь и пророчества. И вот, сошедшись раз в большое собрание, они обратились к архиепископу с просьбой о построении храма на месте келлии преподобного. Они говорили: «Истинно Господь послал нам своего заступника и молитвенника; он постоянно вещал нам правду и великую любовь показал к нам. Он повелел нам воздвигнуть храм во имя нашей Заступницы, честного и славного Ее Знамения. Мы же не исполнили его завещания, оскорбили его!» Так тужили граждане вологодские: архиепископ Варлаам (1627—1645) повелел написать житие угодника, воздвигнуть храм в честь Знамения Божией Матери на месте келлии его и собрать братию. Так исполнилось пророчество прп. Галактиона; при следующем архиепископе Маркелле (1645—1663) построен был соборный храм во имя Святого Духа. По имени соборного храма и монастырь стал называться Свято-Духовым.
Обильные чудеса истекали и истекают от раки мощей прп. Галактиона: исцелялись те, кто пил воду из колодца, ископанным преподобным, получали облегчение и взявшие земли близ его гробницы.
Из многих чудес прп. Галактиона приводим два.
Один бедный человек был расслаблен. Шесть лет болел он всем телом, так что не мог ни встать, ни сесть, ни даже повернуться. Его сын, не имея средств содержать больного, выстроил ему близ моста в Вологде небольшой шалаш, в котором расслабленный лежал и просил у приходящих милостыню. Однажды ночью больной увидел, что дверь его шалаша растворилась и неведомый голос сказал ему: «Ложись, расслабленный». Затем вскоре он сказал: «Расслабленный, встань». Больной почувствовал силу, поднялся на своем ложе и осенил себя крестным знамением. В третий раз услышал: «Расслабленный, встань и иди в обитель Пресвятой Богородицы и преподобного Галактиона, помолись там и расскажи верующим о милости Божией к тебе». С тех пор больной выздоровел.
Летом 1655 г. в Вологодском крае шли проливные дожди, хлеб не созревал и убирать его было нельзя. Грозил голод. Народ вспомнил, как прп. Галактион еще при жизни святой молитвой своей вместе с народом избавил страну от засухи. Поэтому все стали просить архиепископа Маркелла идти крестным ходом ко гробу преподобного и здесь молиться. Архиепископ согласился, и когда народ молился при гробе святого, небо прояснилось, заблистало солнце и настало ведро. В память этого чуда установлен крестный ход в монастырь. Он совершается в праздник обители, в день Святого Духа.

0

22

................продолжение от 7 октября

новомученики :

Свщмч. Василия Воскресенского,(1918)
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ВИТАЛИЙ ДИАКОН (диакон Василий Воскресенский, +1918), Пермская и Соликамская епархия
Отец Виталий служил диаконом в храме Преображения Господня города Соликамска Пермской губернии. В ночь на 24 сентября 1918 (ст. ст.) он был расстрелян.
20.08.2000 отец Виталий был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.


Свщмчч. Андрея Быстрова и Павла Березина пресвитеров (1937),

Отец Андрей родился в 1873 году в селе Залесье Псковского уезда Псковской губернии
в семье священника. Он учился в Псковской учительской семинарии, после окончания которой работал учителем. В 1897 году в Тверской губернии он был рукоположен в диаконы и начал служение в селе Зуево Плоскошского района. В 1899 году он стал священником. В 1930 году отец Андрей был арестован и приговорен к 2 годам концлагерей и 5 годам ссылки на Урал. В 1935 году, сразу после освобождения, отец Андрей вернулся в родной храм в селе Зуево, но 24 июля 1937 года он снова был арестован и заключен в тюрьму города Торопец. 3 октября 1937 года тройкой при УНКВД СССР по Калининской обл. по обвинению в "участии в контрреволюционной организации" ("Дело священника Андрея Быстрова и др. Торопец, 1937г.") он был приговорен к расстрелу. 7 октября приговор был приведен в исполнение.
15.08.1989 Тверской областной прокуратурой отец Андрей был реабилитирован, а 20.08.2000 Архиерейским Собором Русской Православной Церкви он был канонизирован.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПАВЕЛ ПРЕСВИТЕР (иерей Павел Михайлович Березин, +1937), Тверская и Кашинская епархия.
http://i061.radikal.ru/0910/16/705f2cdab774.jpg
Отец Павел родился в 1866 на погосте Ново-Котово Молоковского уезда Тверской губернии, но по свидетельству о. Дамаскина( Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1999. Кн.3. с.237-249,594.) он родился в с.Маковницы Кашинского уезда Тверской губернии в семье священника. Павел обучался сначала в Духовной Семинарии, затем получал высшее образование на историко-филологическом факультете Варшавского университета. После окончания университета он вернулся в Россию и получил место законоучителя в Новоторжской учительской семинарии. Когда Павлу Михайловичу исполнилось 37 лет, он был рукоположен в сан священника ко храму Вознесения Господня на погосте Ново-Котово. По свидетельству прихожан о.Павел был выдающимся проповедником и говорил проповеди за каждым богослужением .
22 сентября 1929 года отец Павел был арестован по обвинению в распространении среди школьников религиозной литературы. Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ в Бежецке 13 января 1930 он был приговорен к 3 годам ссылки в Северный край. В марте 1930 года отец Павел был сослан в город Мезень Архангельской области. Но уже в июле 1931 он был освобожден ивернулся в родной храм.
27 июля 1937 года он снова был аретован. Тройкой при УНКВД по Калининской обл. 3 октября 1937 по обвинению в "контрреволюционной организации" отец Павел был приговорен к расстрелу и 7 октября того же года был умерщвлен. 06 июля 1989 года Прокуратурой Тверской области священник Павел Березин был реабилитирован.
20.08.2000 отец Павел был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви,

Прпмч. Виталия (Кокорева) (1937)
Виталий Иванович Кокорев родился 10 августа 1890 года в деревне Дьяково Старицкого уезда Тверской губернии в благочестивой крестьянской семье. Около 1912 года он, закончив сельскую школу, поступил послушником в Валаамский монастырь, но через полгода вернулся на родину и поступил в Нилову пустынь. Вскоре он принял монашеский постриг с именем Виталий.
В Ниловой пустыни монах Виталий подвизался до ее закрытия в 1928г. После закрытия пустыни монахи организовали общины и жили в них по монастырскому уставу. В одной из таких общин под названием "Божье дело" и подвизался отец Виталий. Через год община была закрыта, монахи был обвинены в неуплате налогов и сосланы. Отец Виталий был приговорен к 5 годам ИТЛ и был отправлен в город Николаевск-на-Амуре Дальневосточного края. После освобождения в 1935 году отец Виталий по рекомендации знакомого священника устроился в церковь села Хвошня сторожем, а заодно исполнял и обязанности пономаря.
4 августа 1937 года отец Виталий был арестован в деревне Пустошка Пеновского района Калининской области по обвинению в "проведении нелегальных сборищ верующих" и помещен в тюрьму г. Осташкова. На следствии о.Виталий отрицал проведение "нелегальных сборищ", но признал, что посещал верующих и проводил в их домах моления, проведение же антисоветской агитации категорически отверг. Тройкой при УНКВД по Калининской обл. 3 октября 1937 года отец Виталий был приговорен к расстрелу по ст.58-10 УК РСФСР и 7 октября умерщвлен. 31.07.1989 Тверской областной прокуратурой он был реабилитирован, а 20.08.2000 состоялось прославление преподобномученика Виталия в лике святых.

****
По следам новомученика Виталия
Биографии новомучеников и исповедников Российских в огромном большинстве от нас совершенно скрыты. Это при том, что сроки их жизни от нас отстоят всего-то на десятилетия. Но словно прозрачная стена воздвигается между нами: то, что было в живой памяти еще десять — пятнадцать лет назад, ныне уже почти молчаливое и глухое прошлое. Это не везде так, но случай, о котором пойдет речь, к сожалению, становится типичным.

В Пеновском районе недавно была построена деревянная церковь Рождества Христова на старинном погосте Хвошня, на том самом месте, где и прежде стоял храм, закрытый перед самой войной и разрушенный в 1950-х. Совершенно естественно, что историческая преемственность храма обязывает узнать и о тех, кто прежде служил Богу на этом святом месте. Поэтому священник Александр Юрков уже давно занимается сбором исторических сведений о погосте и храме, а также — о новомученике Виталии (Кокореве), монахе, служившем в Хвошне псаломщиком в 1935 — 1937 гг.
Следственное дело, послужившее основой для составления известным современным агиографом игуменом Дамаскиным (Орловским) жития преподобномученика Виталия, гласит: Кокорев Виталий Иванович, 1890 года рождения, уроженец Старицкого уезда Федосеевской волости деревни Дьякова, монах. Жил на Валааме, затем в Ниловой пустыни, затем в Ново-Соловецкой пустыни Осташковского уезда, где вместе с другими иноками был арестован в 1929 году и выслан на Дальний Восток. Вернулся в 1935 году, устроился на работу дьячком в церковь Рождества Христова в Хвошне Пеновского района. Дважды арестовывался: на Рождество 7 января 1937 г. и 4 августа 1937 г., был приговорен к расстрелу за «антисоветскую агитацию» и расстрелян в Осташковской тюрьме 7 октября 1937 года. (Понятно, что обвинение — стандартное, и никакой вины за монахом Виталием не было.)
Помимо дела Виталия (Кокорева), следствие, которое вел лейтенант НКВД по фамилии Карачун, узнало немало подробностей о жизни местных верующих. Подробностей для нас драгоценных, поскольку ничего подобного другие сохранившиеся документы того времени не содержат. Мы узнаем, что монах Виталий квартировал в доме Марии Дементьевны Вишняковой (урожденной Виноградовой) в деревне Пустошка, и этот дом в этой деревне был реальным центром всей местной православной общины в 1930-х гг. Там собирались наиболее активные прихожане — почти все родственники, члены тесно породнившихся трех семей из этой же деревни: Виноградовых, Вишняковых и Березиных. Там часто бывали в гостях окрестные священники. Это и неудивительно: тесть Марии Вишняковой был до 1930 года старостой храма (в год «великого перелома» старший Вишняков — мы не знаем пока его имени — был объявлен кулаком и сослан). Но семья его уцелела и в колхоз большей частью не вступила.
Мария Вишнякова была самой реальной «зацепкой» для начала наших поисков, тем более что Мария Дементьевна была довольно молодой в 1930-х гг. (ей было около сорока), и значит, нынешние старожилы здешней округи должны ее помнить. Так оно и оказалось.
Деревня Пустошка находится несколько в стороне от главной и единственной хорошей дороги Пено — Рунский. В этом краю лесов, болот, озер и небольших рек кажется почти уму непостижимо, где же здесь можно что-то сеять и пахать. Но это только на первый взгляд. От деревни Петрово, расположенной на упомянутой дороге, в сторону отходит довольно избитый проселок, по которому в иную пору легковая машина никак не проедет. Петрово — руинированная деревня, от большей части изб которой остались лишь догнивающие останки. Дорога тоже не обещает чего-то особенного, она сразу уходит в лес, петляет по нему несколько километров, и вот она — та самая Пустошка.
Здесь открывается совершенно неожиданное. Длинное, довольно широкое (кое-где километра два-три) поле, уходящее языками в лес, с островками леса в разных местах. Поле очень живописное, а главное, сразу становится понятно, где же собственно сосредотачивалось местное земледелие. Таких полей в Пеновском районе довольно много, и все они — это длинные-длинные, обычно узкие, ополья среди леса, тянущиеся по верхам ледниковых холмов-гривок. В начале одного из самых больших ополий стоит деревня Пустошка — дворов пять осталось от нее. Зато каких! Совершенно непонятно, чем так полюбилась дачникам эта заброшенная деревня, при том, что рядом десяток таких же: ни реки, ни озера здесь не имеется. Два рубленых новых деревянных коттеджа москвичей. Рядом несколько погибающих гниющих домов, один из которых — покрепче — обитаем почти постоянно также неким московским персонажем, сбежавшим в лесную глушь «быть ближе к природе».
Хозяин дома отсутствовал, и вообще деревня в тот момент была совершенно пуста, но его жилище говорило само за себя. На всех стенах старого дома красовались большие таблички с надписями вроде: «Родина — это место, где душа поет», «Не делай другому того, чего не желаешь себе», здесь же были вперемежку цитаты из Маркса, Сенеки, Евангелия. Обиднее всего, что дом, столь «дивно украшенный» новым хозяином, — тот самый, Вишняковский. От прежнего «кулацкого» (три окна по фасаду, а обычно здесь делали два) пятистенка ничего, кроме стен, не осталось. Искать воспоминаний о прошлом здесь было бесполезно.
Следующая деревня, Заборовка, когда-то была очень большой. Она стоит в середине этого ополья, на речке, также носящей имя Заборовка. От нее осталось домов десять, из которых всего два-три жилые. Но люди здесь есть. Ехали мы к бабе Нюре Николаевой, о которой говорили, что она помнит Вишняковых и даже (!) Виталия (Кокорева). Баба Нюра Вишняковых и Виталия Ивановича помнила. Она жила в девичестве по соседству в Пустошке, забор в забор с Вишняковыми. Она знала обоих мужей Марии Дементьевны, всех ее детей, разбросанных в послевоенные годы большей частью по столицам, видела и монаха Виталия. Поскольку баба Нюра оказалась 1925 года рождения, события проходили перед глазами довольно взрослой уже девочки. Но как же избирательно они запомнились! Перечислив все семью Вишняковых, кроме, как и следовало ожидать, раскулаченного тестя, она сразу глухо замолчала при разговоре о нем: «А об этом не могу вам сказать, жаланные мои, и не помню». Ладно. Виталия (Кокорева) она описала и описала довольно точно (сохранилась фотография в следственном деле, можно сравнить), но о нем самом не добавила ничего. «А вот жил у нее такой Виталий. А кто он был, можа, муж ей, а можа, и не муж, и не помню я, жаланные мои».
Нет-нет, я никоим образом не хочу навести клевету на бабушку. Ее очень хорошо можно понять. В церковь ее в детстве, конечно, водили, и даже несколько раз, по преимуществу на Пасху и Рождество. Но воспитать ее верующей, увы, было некому. Запомнился ей такой случай. Сестры, которые пошли с ней однажды в церковь (Анне было тогда лет пять), по дороге увидели дым — что-то горело в соседней деревне — и сказали: «Ну, тут километра три, дойдешь», — а сами убежали смотреть пожар. А Аня пошла домой. Судьба бесследно исчезнувшего Виталия, как и судьба церкви в Хвошне, вообще не была обсуждаемой темой в деревне. А раз так — все делали вид, что и не было ничего.
В Хвошне еще несколько лет назад жили бабушки, которые не могли не знать правды о 1930-х гг., они тоже были 1920-х гг. рождения. Но они или молчали, или диалог с ними проходил в таком роде: «Ну скажите, вот вы помните NN?» (местного «кулака»). — «Помню». — «Он был плохой или хороший?» — «Хороший». — «А за что же его раскулачили?» — «А зачем выделялся!»
Из старожилов, помнящих храм, осталось несколько сестер Ивановых из деревни Переволока. Их дед Иван был или старостой храма, или помощником старосты в 1910 — 1920-х гг. Дети его были очень религиозными людьми, ходили в храм во Вселуках, действовавший после войны, за тридцать километров, пешком, почти каждое воскресенье. Внучкам ныне за восемьдесят — Екатерина, Наталья, Валентина, Мария — хорошие, добрые, сохранившие много воспоминаний о прошлом, о войне, о том, как пахали на быках, как колхоз устраивался, как скотину при немцах держали в лесах в землянках среди болот. Но как же мало помнят о храме! Те же самые воспоминания о посещении храма на Пасху и на праздники, да еще какие были полотенца на иконах. (Существовал обычай дарить в храм вышитые венчальные полотенца, на которых стоят при венчании жених с невестой. Эти полотенца жертвовали в храм, и женщины потом особо чтили икону, которую украшало когда-то «их» полотенце.) Вспомнили несколько драгоценных подробностей об интерьерах храма. Помнили «тетю Машу» Вишнякову — была такая. Но о монахе Виталии, о священниках — ничего.
Что случилось, какой страшный разрыв произошел в нашем народе в последние лет десять! Произошел, а мы-то и не заметили. Храмы по праздникам полны, купола золотятся, кресты воздвигаются, и все довольно благополучно в нашем русском православии. Но это все — другое. Кто помнит о тех, кто теплил молитву в годы безбожия, кто не боялся отдать жизнь за веру? Спросите на любом приходе — многие ли ответят?
Не потому ли мы так мало чтим наших новомучеников, что рассказать нам о них, по большому счету, уже некому. Десять лет назад сбор рассказов о них был делом энтузиастов, большинство относилось к этому с долей скепсиса. А теперь, после канонизации новомучеников Российских, тема их будто закрывается сама собой. Имена и дела слишком многих из них один Бог ведает.
Чтобы не сводить все к минорным нотам, закончим о Хвошне. Галина Андреевна Ваник никогда ничего о Виталии (Кокореве) не говорила, потому что родилась она в год его гибели и едва ли знала перипетии этой истории, потому что в напечатанном житии преподобномученика Виталия имен крестьян, у которых он жил и с которыми общался, нет. Едва ли бы она узнала о Кокореве, не будь книжки. Галина Андреевна просто очень светлый человек, верующая. Хлопотала об открытии в 2000-х гг. прихода в Хвошне. Почти единственная среди прихожан, кто соединяет в себе интеллигентность (учительница русского языка) и глубокую, непоказную веру. Каково же было удивление, когда выяснилась ее родословная. Девичья фамилия Галины Андреевны — Виноградова, она внучатая племянница Марии Дементьевны Вишняковой. Что это? Кровь, которая, как известно, «совсем особый сок»? Нет, в Церкви это по-другому называется: молитвенник есть в семье.
И пожалуй, так должно быть: молитва святых за нас и наша к ним — это та реальная связь, которая связывает нас с новомучениками и исповедниками Российскими. И над этой связью время не властно. (Тверские ведомости )

Мчч. Василия Виноградова, Сергия Михайлова и Спиридона Савельева (1937),
крестьян Тверской губернии, расстрелянных по "Делу священника Андрея Быстрова".
Василий Корнилиевич Виноградов родился в 1891 в деревне Иванцево Плоскошского уезда Тверской губернии в крестьянской семье, окончил церковно-приходскую школу. Всю жизнь прожил в родном селе. В 1931 году он был раскулачен и приговорен к ссылке и конфискации имущества. Потеряв свой дом в родном селе, после возвращения из ссылки поселился на хуторе Бор в нескольких километрах от села. 23 июля 1937 года он вновь был арестован, на этот раз по обвинению в "контрреволюционной агитации". На следствии виновным в предъявленном ему обвинении себя не признал. Тройкой при НКВД по Калининской обл. 3 октября 1937 года по ст.58-10 УК РСФСР ("Дело священника Андрея Быстрова и др. Торопец, 1937г.") он был приговорен к расстрелу и убит 7 октября 1937 года.
20.08.200 года мученик Василий был прославлен в лике святых.

(Сергей Михайлович Михайлов
, +1937), Тверская и Кашинская епархия.
Сергей Михайлович родился в 1882 году в деревне Юрино Плоскошского уезда Тверской губернии в крестьянской семье. Окончил церковно-приходскую школу. В 1903г. был призван в армию и служил рядовым до 1905 г. В 1931 году был назначен старостой церкви в селе Зуево, в которой служил отец Андрей Быстров. Сергей Михайлович имел большую семью и хозяйство. В 1932г. вступил в колхоз, и часть хозяйства пришлось отдать. В колхозе работал бригадиром. В 1935 году он был арестован, осужден за то, что когда был животноводом, у него пали три теленка, и приговорен к 1 году исправительных работ. По отбывании наказания проживал в селе Юрьево, где и был вновь арестован 11 августа 1937 года по "Делу священника Андрея Быстрова и др. Торопец, 1937г." . На следствии показал: "Виновным в предъявленном обвинении себя не признаю, так как я нигде никакой агитации не вел, а также никаких совещаний тайных я не посещал". Тройка при НКВД по Калининской обл. 3 октября 1937 года был приговорен к расстрелу по ст.58-10 УК РСФСР и умерщвлен 7 октября того же года.
Архиерейским Собором РПЦ 20.08.2000 года был прославлен в лике святых.

(Спиридон Савельевич Савельев, +1937), Тверская и Кашинская епархия.
Спиридон Савельевич родился в 1875 в деревне Пикачи Плоскошского уезда Тверской губернии в крестьянской семье. В Первую мировую войну был призван в армию и прослужил в ней 1916-1917гг. рядовым, после чего вернулся в родное село. После революции почти все имущество Спиридона Савельевича было изъято властями. В 1935 году он был арестован и был осужден на 6 лет заключения за невыполнение плана сева. Однако документы по обвинению отсутствуют, известно только лишь то, что в 1937 году он снова был арестован в том же селе по обвинению в в антисоветской деятельности, виновным в чем себя не признал . Тройкой при НКВД по Калининской области
3 октября 1937 года по ст.58-10 УК РСФСР (за участие в «Деле священника Андрея Быстрова и др. Торопец, 1937г.") был приговоренк высшей мере наказания и 7 октября расстрелян.
20. 08.2000 года мученик Спиридон был причислен к лику святых.

Свщмч. Никандра Гривского пресвитера (1939).
Псковская и Великолукская епархия.
Отец Никандр родился 26 июня 1880 в селе Волчино Псковского уезда Псковской губернии в семье священника Симеона Гривского. Окончил 3 класса Псковской Духовной Семинарии и в 1901 году получил место псаломщика. В 1912 году он был рукоположен в сан диакона, а через год - в сан священника ко храму Рождества Христова на погосте Почеп Торопецкого уезда Псковской губернии.
В приход Почепской Рождественской церкви входили 28 близ лежащих деревень, что составляло порядка 841 человек. О.Никандр служил и молился в одной церкви вместе со своим отцом - священником Симеоном Гривским. В 1916г. о.Никандра постигло непоправимое горе - в один день заразились дизентерией и умерли сын, дочь и жена Ольга, на руках о.Никандра осталось трое детей, старший десяти лет, а младшей было только три года. О.Никандр вел свое небольшое хозяйство. Много помогал односельчанам, как продуктами питания, так и словами утешения. Никто не уходил без доброго участия в своих нуждах. Сыновья помогали по хозяйству отцу. В конце 1920-х годов из близ лежащих сел повадились красть у о.Никандра овечек, пшеницу, птицу и другое имущество, но о.Никандр не озлоблялся на людей, а только усиливал свою молитву. В 1929г. в списке лиц, лишенных избирательных прав значился о.Симеон (1844г. рождения), о.Никандр и сын Петр. Вскоре о.Симеон переехал в г.Порхов, а о.Никандр остался служить в родном селе.
В сентябре 1929г. сын о.Никандра Петр, будучи в нетрезвом состоянии, по глупости, похитил индукторную машину, с помощью которой производились подрывные работы при строительстве дороги. Было начато уголовное дело. Когда выяснилось, что укравший является сыном священника, ОГПУ начало исследовать, что представляет из себя с политической точки священник, с кем связан в деревне и не является ли он человеком авторитетным для деревенской молодежи. Выяснив, что о.Никандр в селе пользуется большим уважением (что подтвердили свидетели на следствии), ОГПУ арестовало священника, приписав ему намерение "подготовить к взрыву государственное учреждение". Во время обыска у него дома было обнаружено заявление, подписанное несколькими десятками крестьян, которые просили уменьшить собираемый со священника натуральными продуктами налог, так как их они о.Никандру не давали, а за совершаемые требы расплачивались деньгами. Власти подобное заявление расценили "как характеристику объединения вокруг себя населения и использования его в борьбе против хлебозаготовок". На следствии о.Никандр показал, что после того как на него наложили непосильный налог и он обратился к верующим с просьбой помочь, то те ответили: "Не беспокойся, батюшка, поможем", и стали приносить ему продукты. Вместе со священником был арестован и староста церкви Василий Чупров. На следующих допросах арестованные категорически отрицали свою вину в подготовке к взрыву государственных учреждений. Несмотря на это о.Никандр и Василий Чупров были обвинены в том, "что организованно противодействовали проводимым мероприятиям советской власти в деревне, и частности проводимой сплошной коллективизации в Торопецком районе, с той же целью собирались в квартирах священника Гривского и других, где обсуждали планы антисоветских действий. В контрреволюционных целях подготавливали разрушение и повреждение общественных и государственных учреждений, в целях чего участником их антисоветской группы, Петром Гривским, была похищена подрывная машина". О.Никандр был арестован вместе с сыном Петром и др. Тройкой при ПП ОГПУ по Западной области 4 марта 1930 по ст.58-10-11 УК РСФСР отец Никандр был приговорен к 10 годам ИТЛ, считая срок с 13.01.1930г., и помещен в Соловецкий лагерь особого назначения. В 1932г. о.Никандру, как инвалиду, было заменено заключение в лагере на ссылку до окончания срока, и он был направлен в город Каргополь Архангельской области. 27 июля 1938 года он был арестован в Каргополе по обвинению в том, что он "высказывал контрреволюционные клеветнические измышления о колхозном строительстве и положении трудящихся в Советском Союзе, используя религиозные предрассудки, обрабатывал присутствующих в антисоветском духе". Виновным в предъявленном обвинении себя не признал. Судебной Коллегией по уголовным делам Архоблсуда в г.Каргополе 3 августа 1938 года за то, что "отбывая срок ссылки в г.Каргополе систематически среди населения вел антисоветскую агитацию против политики, проводимой партией и советской властью..." отец Никандр был приговорен к 5 годам лишения свободы, с последующим поражением в правах на три года, с зачетом предварительного заключения, с отбывания наказания в ИТЛ.
В 1939 году батюшка был заключен в Обозерский лагерный пункт (недалеко от г.Няндома) Архангельской области и 2 октября 1940 года скончался в заключении. 05.08.1992 Прокурором Архангельской области он был реабилитирован.
26.12.2001 Священномученик Никандр Определением Священного Синода был причислен к лику святых

Святые угодники Божии ,молите о нас грешных пред престолом Господним! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Мирожской иконы Божией Матери (1198).
http://i068.radikal.ru/0910/78/e809244c891b.jpg

Через четыре столетия, 24 сентября 1567 года, в день памяти преподобного Авраамия в Мирожском монастыре совершилось чудесное знамение от древней иконы Пресвятой Богородицы. Мирожская икона явилась в монастыре в 1198 году. В царствование Иоанна Грозного, во время свирепствовавшего во Пскове морового поветрия, от этой иконы, как повествует древнее сказание, "таинство совершися Госпожи Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии честнаго Ее знамения: от пречистаго образа иконы слезы из обою очию, яко струя, течаху, и многа благодарения и цельбы бываху человеком от образа Матере Господня". Мирожская икона написана по чину Оранты - "Молящейся". Пресвятой Богородице предстоят Псковские святые: справа - святой благоверный князь Довмонт-Тимофей (память 20 мая), слева - его супруга, преподобная Марфа, в миру Мария Дмитриевна (+ 8 ноября 1300).  Пресвятая Богородица - в традиционной позе Оранты, на Ее груди - поясное изображение Младенца, руки которого прижаты к груди. В молении к Богоматери обращены коленопреклоненные с правой стороны Псковский князь Довмонт (в крещении Тимофей), а с левой - супруга его Мария Дмитриевна, внучка Александра Невского. Прославление иконы началось с избавления Пскова oт моровой язвы в 1567 году во время царствования Ивана IV.Царь Иоанн Васильевич увез чудотворный Мирожский образ из Пскова, а в монастыре остался список "мера в меру" - так называемая "Великая Панагия" из Спасо-Мирожского монастыря. Празднование знамения Мирожской иконы установлено в том же, 1567 году, по благословению архиепископа Новгородского и Псковского Пимена. Этой иконе была составлена особая служба, напечатанная в Минее 1666 года.

Преблагословенная Владычице наша -Богородице ! Моли Сына Своего и Бога нашего о нас грешных !!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Лк. 4, 22-30). Назаретяне дивились слову Господа, а все же не веровали: помешала зависть, как открыл Сам Господь. И всякая страсть противна истине и добру, зависть же больше всех, ибо существо ее составляют ложь и злоба; эта страсть самая несправедливая и самая ядовитая и для носящего ее, и для того, на кого она обращена. В малых размерах она бывает у всякого, коль скоро равный и тем более худший берет верх. Эгоизм раздражается, и зависть начинает точить сердце. Это еще не так бывает мучительно, когда и самому открыта дорога; но когда она заграждается, и заграждается тем, к кому уже зачалась зависть, тогда стремлениям ее нет удержу: тут мир невозможен. Зависть требует свержения с горы своего противника и не успокоится, пока как-нибудь не достигнет этого, или не сгубит самого завидующего. Доброхоты, у которых симпатические чувства преобладают над эгоистическими, не страдают от зависти. Это указывает путь к погашению зависти и всякому мучимому ею. Надо спешить возбудить доброхотство, особенно к тому, которому завидуешь, и обнаружить это делом, - тотчас зависть и стихнет. Несколько повторений в том же роде, и, с Божией помощью, она совсем уляжется. Но так оставить ее - измучит, иссушит и в гроб вгонит, когда не одолеешь себя и не заставишь делать добро завидуемому.

(1 Кор. 15, 39-45; Лк. 4, 31-36). "Если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших" (Ин. 5, 24). "Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян. 4, 12). Надобно получить отпущение грехов, а его получить нельзя иначе, как только верою в Сына Божия, плотью нас ради распявшегося, под условием нежелания поблажать греховным привычкам и делам; ибо когда согрешаем, то только Его имеем ходатаем к Отцу. Давшему слово воздерживаться от грехов надо принять содействующую благодать Пресвятого Духа, а она на землю низошла после того, как воссел Господь, вознесшись, одесную Бога Отца, и дается только верующему в эту дивную экономию нашего спасения, и с этою верою приступающему к Божественным таинствам, учрежденным в св. Церкви Господней, через апостолов. Так, кто не верует в Господа, как Он есть, тот не может быть чистым от грехов. Не очистившись от них, он и умрет в них; а умерши и суд приимет, по всей тяжести их. Кто хочет поблагодетельствовать кому вечноценными благодеяниями, поруководи его в вере в Господа, вере истинной, не допускающей мудрствований и колебаний. Тех же, которые прямо или косвенно расстраивают веру в Господа, должно считать вековечными злодеями, ибо они причиняют такое зло, которое ничем нельзя поправить, и сила которого простирается на всю вечность. Не оправдает их неведение, ибо, как не ведать той истины, которая известна всему миру? Не оправдают противоубеждения, ибо начни только строго поверять их, тотчас поколеблешь их силу, и ни на чем потом не сможешь опереться, кроме как только на вере в Господа. Отстают от веры те, которые не разбирают, как должно, и оснований, и веры, и тех учений, к которым пристают. Точное исследование условий спасения приведет к убеждению, что они исполнимы только с Богом воплотившимся, умершим на кресте, и ниспославшим на землю Духа Святого. В этом и состоит существо веры христианской. Кто искренно так верует, тот никак не умрет в грехах своих, ибо он сам в себе носит силу, приносящую помилование. Неверующий же уже осужден, ибо сам в себе носит осуждение.
*****************************************************************************************************************************************
Со крестом
"Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, - сила Божия"
(1 Кор. 1, 18)
Один монах имел в своей келлии окно в форме креста, так что видел все внешнее сквозь этот крест. Каждый из нас может иметь в своем сердце такую же келлию и уединяться в ней. Когда мы преклоняем колени в молитве, будем просить у Господа, чтобы Он ничего не попускал нам, ни радости, ни горя, ни труда, ни искушения, ничего временного и ничего вечного, вне креста.
Итак, все, что мы получим небесного или земного, да обратится для нас в благодеяние, осененное крестом Спасителя. И тогда все, что будет исходить от нас, все чувства, помышления, ощущения, осененные крестом, будут обращены во славу Божию.

из истории дня:
В 1888 г. Благочестивейший Государь Император Александр III с Августейшим семейством посетил Ново-Афонский монастырь. Государь совершил закладку будущего собора во имя св. великомуч. и целителя Пантелеймона. В память об этом посещении на пристани была построена каменная часовня, а дорога от нагорного монастыря до храма им. Симона Канонита, где прошел Государь, выложена кипарисом.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ :  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

23

Во славу Божию и на пользу ближнего !

8 Октября  -Память:

Прп. Евфросинии Александрийской (V).
http://i079.radikal.ru/0910/02/2a04da8a5005.jpg

В городе Александрии жил некогда муж, по имени Пафнутий. Он был богат, славен, пользовался почестью, боялся Бога, хранил заповеди Господни и вел богоугодную жизнь. Супруга его также была женщина добрая, благочестивая богобоязненная. Одно лишь их тяготило: у них не было детей; сильно скорбели они о сем, ибо некому было оставить им свое имение, кто бы и по смерти их мог хорошо управлять им. Печалясь о бесчадии своем, они непрестанно молили Господа, чтобы Он даровал им детище, подавали щедрую милостыню убогим, раздавали много в церкви и монастыри, кроме того, пребывали в посте и молитвах, обходили храмы Божии и просили Бога об исполнении их желания. Однажды Пафнутий отправился в некий монастырь, игумен которого, как он слышал, отличался своей святой жизнью; и в сей монастырь он также пожертвовал большой вклад. Беседуя с игуменом, Пафнутий получил от него утешение. Уразумев, что сей инок угоден Богу, он поведал игумену о своей печали, именно о том, что нет у него детей. С земным поклоном он просил у игумена, чтобы тот вместе с своей братией помолился о нем Богу, дабы Господь даровал ему детище. Преблагой Бог, милостиво приемлющий молитвы всех усердно молящихся Ему и призывающих Его, внял молитвам игумена и благословил Пафнутия. После сего разрешилось неплодие жены его, и Бог даровал им дочь, весьма прекрасную собою. Родители, исполненные величайшей радости, воссылали Богу от всего сердца благодарение. При крещении младенцу нарекли имя Евфросиния1. С того времени Пафнутий стал часто посещать тот монастырь, раздавал всем инокам милостыню, и к игумену тому питал великую любовь за его полезную беседу, а также и за то, что, по молитвам его, он получил желаемое от Бога. Спустя 12 лет после рождения Евфросинии, мать ее преставилась в вечную жизнь; Пафнутий же, как и прежде, продолжал поучать дочь свою Божественному Писанию. Навыкнув в нем, отроковица предалась усердному чтению священных книг. Между тем слух о ее благоразумии красоте распространился по всей Александрии. Посему многие из благородных и знатных граждан желали иметь ее супругой своих сыновей, и наперерыв спешили заявить о своем желании ее отцу. Пафнутий же говорил:

– Да будет так, как угодно Господу!

Среди искателей руки Евфросинии был один муж, отличавшийся перед всеми своим благородством, саном, богатством и славой. Он упросил Пафнутия, чтобы тот выдал дочь свою за его сына, на что Пафнутий и согласился. Сговорившись, они назначили время бракосочетании.

Еще до брака Пафнутий пошел с дочерью в монастырь, где жил вышеупомянутый игумен, коего он почитал как отца, и сказал ему:

– Я привел к тебе, святой отец, дочь мою, ту самую, которую бог даровал мне по твоим молитвам; прошу тебя, помолись за нее, ибо я хочу отдать ее в замужество.

Игумен благословил Евфросинию и затем начал беседовать с Пафнутием о спасении души, а дочь его поучал целомудрию, смирению, страху Божию и любви к Творцу, а также увещевал ее творить милостыню. Все сии слова глубоко западали в сердце мудрой и благоразумной девицы, имевшей тогда восемнадцать лет от роду. три дня прожил Пафнутий с дочерью своею в монастырской гостинице. В течение сего времени Евфросиния ежедневно внимала церковному чтению и пению; удивлялась она, взирая на подвиги иноков, и говорила сама в себе:

– Блаженны сии люди, ибо они и здесь на земле живут как ангелы, и в будущей жизни будут обитать вместе с ангелами.

И сильно возревновала она о том, чтобы подражать их святой жизни. По прошествии трех дней, Пафнутий сказал игумену:

– Мы хотим идти в город; отпусти нас с миром, честный отче.

Евфросиния же, припав к ногам игумена, сказала:

– Прошу тебя, отче, помолись о мне, чтобы Господь спас мою душу.

Игумен благословил ее и так молился о ней Господу:

– Боже, ведающий судьбу каждого человека еще до рождения его, сподоби рабу Твою сию равной награды и воздаяния со всеми от века благоугодившими Тебе.

После сего, поклонившись игумену, Пафнутий с дочерью ушли в город. Сей праведный муж так глубоко почитал иноческий чин, что когда он встречал где-либо на пути или в городе инока, то приглашал его к себе в дом, гостеприимно угощал его и просил, чтобы тот молился Богу о нем и о дочери его.

Вскоре в обители той наступил день поминовения основателя ее, и игумен послал одного из братии пригласить к сему дню благодетеля обители Пафнутия. Случилось так, что посланный инок не застал Пафнутия дома; Евфросиния, узнав  о приходе к ним в дом черноризца, позвала его к себе и начала расспрашивать о том, сколько в их обители братии. Он отвечал ей:

– Триста пятьдесят два человека.

Тогда она спросила его:

– Если кто-нибудь придет в вашу обитель и захочет жить с вами, примет ли его ваш игумен?

На сие инок отвечал:

– Конечно, с радостью примет, памятуя слова Господни: "приходящего ко Мне не изгоню вон" (Иоан.6:37).

Девица еще предложила ему вопрос:

– Все ли вы вместе поете и одинаково ли поститесь?

– Да, мы поем все вместе, – отвечал инок, – а постится каждый из нас столько, сколько хочет и может.

Расспросивши у черноризца всё о монастырской жизни, девица сказала ему:

– Хотелось бы и мне начать такую жизнь, но я боюсь ослушаться отца своего, ибо он желает выдать меня замуж, увлекаясь богатством суетного сего мира.

Черноризец сказал ей:

– Не желай временного и скоропреходящего союза со смертным, но посвяти себя Христу: Он вместо всех скоропреходящих и суетных благ дарует тебе царство небесное и пребывание с ангелами. Выйди тайно из дома и иди в монастырь, оставив одежды мирские, облекись в иноческое одеяние, чтобы тебя не могли узнать.

Обрадовалась святая Евфросиния, услышав сии слова инока, и спросила его:

– Кто же пострижет меня?

Он же отвечал ей:

– Отец твой пойдет в нашу обитель и останется там три или четыре дня, а ты в то время призови к себе какого-нибудь инока: он с радостью исполнит твое желание и пострижет тебя.

В то время, когда они беседовали так друг с другом, пришел Пафнутий и, увидев черноризца, спросил его:

– что побудило тебя придти к нам, отче?

Инок ответил:

– Наступает память основателя нашего монастыря, и игумен просит тебя придти к нам и принять участие в нашем празднике; за сие получишь благословение от Бога.

С радостью согласился Пафнутий идти вместе с иноком в обитель и взял с собою много даров для монастырской церкви и братии. В его отсутствие дочь его, свята Евфросиния, позвала к себе одного из верных слуг своих и сказала ему:

– Иди в монастырь преподобного Феодосия, войди там в церковь и призови ко мне первого инока, которого встретишь.

Слуга тот, по особому Божию смотрению, встретился с одним иноком, несшим из обители свое рукоделие для продажи; он попросил инока идти вместе с ним в дом его господина, и тот согласился. Евфросиния, увидев почтенного инока, пошла навстречу и поклонилась ему, прося его помолиться за нее. Инок помолился, благословил ее, и они сели. Святая дева начала говорить ему так:

– Господин, отец мой – христианин и верный слуга Божий, матери моей нет уже в живых. Родитель мой, имеющий большое богатство, желает выдать меня замуж, чтобы не пропали все его сокровища, я же не хотела бы осквернять себя мирскою суетою, но боюсь ослушаться отца моего и потому не знаю, что мне делать. Всю предыдущую ночь я провела без сна, умоляя Бога, чтобы Он ниспослал мне милость Свою. А при наступлении утра захотелось мне позвать к себе одного из отцов подвижников, дабы услышать от него слово назидания и указания, как мне следует поступать. Умоляю тебя, отче, научи меня пути Господню, ибо я знаю, что ты мне послан от Бога.

Тогда старец начал поучать ее так:

– Господь говорит во святом Евангелии: "Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником" (Лк.14:26). Не знаю я, что тебе сказать больше сего. Если ты можешь вынести борьбу с плотью, то оставь всё и беги от мира сего, как Израиль от работ фараона. А наследников богатства отца твоего весьма много: церкви, монастыри, больницы, странноприимные дома, сироты, вдовы, странники, заключенные в темницы и взятые в плен. Отец твой может раздать имение, кому захочет, сама же ты позаботься о душе своей.

На сие девица сказала ему:

– Я надеюсь на Бога и на твои молитвы, отче, ибо думаю, при помощи свыше, посвятить себя Богу.

– Не медли с сим намерением, дочь моя, – ответил ей старец, – ибо кто отлагает совершение богоугодного подвига, тот, обыкновенно, потом раскаивается в таком замедлении; время и теперь покаяться.

Святая Евфросиния сказала старцу:

– Для того я и попросила тебя, отче, придти ко мне; я хотела, чтобы ты исполнил желание сердца моего, и, помолившись о мне, благословил и постриг меня.

Тогда старец встал, помолился и постриг, по Божьему соизволению, Евфросинию в иночество, возложив на нее схиму. При сем он сказал ей:

– Бог, даровавший спасение всем святым Своим, да хранит тебя от всякого зла.

После того он отправился в свою обитель, радуясь и славя Бога. Между тем Евфросиния стала размышлять в сердце своем:

– Если я пойду в девический монастырь, то отец мой найдет меня там, принудит выйти из обители и вступить в брак; посему мне лучше отправиться в монастырь мужской, где никто меня не узнает.

Решившись исполнить свое намерение, она поздно вечером оделась в мужскую одежду и тайно от всех вышла из дома, взяв с собою только пятьдесят золотых монет, и скрылась на ту ночь в некоем месте. По утру же отец ее пришел в город и, по особому устроению Божию, тотчас пошел в церковь. А Евфросиния удалилась в тот монастырь, где знали ее отца. Подойдя к воротам обители, она постучалась и сказала привратнику:

– Пойди доложи игумену, что пришел из царского дворца евнух2, и стоит у ворот, желая побеседовать с ним.

Когда игумен вышел, Евфросиния пала на землю и поклонилась ему. Он поднял ее и помолился по обычаю, после чего они оба сели. Затем он начал спрашивать ее:

– Почему, чадо, ты пришел к нам?

Евфросиния отвечала ему:

– Отче, я служил евнухом в царском дворце и очень полюбил житие иноческое, но не нашел в городе того, чего искала душа моя. Узнав о подвижнической жизни иноков твоего монастыря, я пришел в сию святую обитель, желая подвизаться с вами.

На сие игумен отвечал:

– Хорошо ты сделал, чадо, что пришел к нам. Если тебе хочется пожить в нашей обители, то оставайся здесь.

Затем он спросил, – как ее зовут. Евфросиния отвечала, что имя ее – Измарагд.

– Чадо Измарагд, – сказал ей настоятель, – ты молод и потому не можешь один жить в келлии; тебе нужно иметь духовного наставника. чтобы он руководил тобою в иноческой жизни, научил бы тебя монастырскому уставу и всем обычаям.

На сие отроковица ответила:

– Устрой меня, отче, так, как тебе угодно.

В то же время она вынула пятьдесят золотых монет, дала игумену и сказала:

– Возьми сие, отче, впоследствии и всё остальное мое имущество, оставшееся в городе, я пожертвую в монастырь.

Игумен призвал одного из иноков, по имени Агапит, мужа святой жизни, и поручил ему Измарагда со следующими словами:

– Путь сей юноша отныне будет твоим духовным сыном и учеником; наставляй же его в добродетелях, чтобы он превзошел и учителя.

После усердной молитвы с коленопреклонением, старец Агапит взял Измарагда к себе в келлию и наставлял его в иноческой жизни. – У нового инока было очень красивое лицо; когда он приходил в церковь к Богослужению, диавол смущал многих из братии нечистыми помыслами, уязвляя их сердца красотою нового инока; посему братия сетовала на игумена, говоря:

– Для чего ты ввел в обитель такого красивого брата на соблазн немощнейшим инокам?

Услышав сие, игумен призвал к себе Измарагда и сказал ему:

– Взирая на красоту твою, немощнейшие из братии соблазняются; посему лучше тебе одному пребывать в келлии, подвизаясь в безмолвии и молитве, и не приходить в церковь. Твой духовный наставник будет и пищу приносить в твою келлию, так чтобы тебе не нужно было никуда выходить из нее.

Евфросиния отвечала:

– Как ты повелеваешь, отче, так я и сделаю.

Игумен приказал Агапиту приготовить уединенную келлию для Измарагда; Агапит исполнил волю настоятеля и ввел в ту келлию Измарагда, который и стал проводить там время в молитве, посте и бдении, день и ночь служа богу в чистоте своего сердца. Блаженный Агапит дивился его подвигам и трудам и повествовал о них всей братии в ее назидание; братия же поучались сими подвигами и прославляли Бога, даровавшего такую силу юному подвижнику.

Между тем Пафнутий, отец Евфросинии, по возвращении домой, поспешно вошел в комнату своей дочери и, не найдя ее там, начал сильно тужить и скорбеть; с гневом он спрашивал своих рабов и рабынь, что случилось с Евфросинией, куда она ушла. Слуги отвечали ему:

– Вчера вечером мы еще видели ее, но сегодня она уже нам не показывалась, почему мы и думали, не пригласил ли ее к себе отец ее жениха.

Пафнутий послал рабов в дом жениха своей дочери, но и там ее не нашли. И жених и отец его, услыхав об исчезновении Евфросинии, очень опечалились и, придя к Пафнутию, нашли его в глубокой скорби, лежащим на земле и рыдающим.

– Не прельстил ли кто-нибудь ее, не бежал ли с нею? – заметили они ему.

Немедленно разослали по всей Александрии всадников искать Евфросинию; искали ее и по домам соседей, и по дорогам, и на берегу моря, и на кораблях; обошли они много женских монастырей, поля, пустыни, горы и пещеры, – везде искали дочь опечаленного отца. Нигде не найдя ее, посланные вернулись со скорбью. И плакали все о ней, как об умершей. Жених рыдал о невесте своей, свекор скорбел о невестке своей, а отец проливал горькие слезы о дочери своей, как некогда Иаков об Иосифе, и говорил такие скорбные речи:

– Увы мне, чадо мое сладкое! Увы мне, свет очей моих! Увы мне, утеха души моей! Кто украл сокровище мое? Кто иссушил ветвь мою? Кто угасил светильник мой? Кто отнял у меня надежду мою? Кто обесчестил дочь мою? Какой волк растерзал агницу мою? Какое место скрыло от меня ее светлое лицо? Она послужила бы восстановлением рода моего, была бы жезлом старости моей, утешением в печалях моих. Пусть не скроет в себе земля тела моего, пока я не узнаю, что случилось с дочерью моею Евфросиниею!

Все собравшиеся у Пафнутия друзья и соседи также сетовали и громко рыдали вместе с ним о неожиданной гибели его дочери. Не находя нигде облегчения в своей печали, Пафнутий пришел в монастырь, где дочь его подвизалась в затворе, и, упав к ногам игумена, сказал:

– Отче, не переставай молить Бога о том, чтобы Он услышал мои молитвы, ибо я не знаю, что приключилось с дочерью моею, – похитил ли ее кто-нибудь, или же она погибла каким-нибудь иным образом.

Услышав сии слова, честный старец весьма смутился и, собрав к себе всю братию, сказал:

– Братие, покажите любовь, помолитесь Господу, чтобы Он благоволил открыть нам о судьбе дочери друга и благодетеля нашего Пафнутия.

В продолжение целой седмицы иноки постились и молились, но никакого откровения им не последовало, как то бывало при других их прошениях; ибо днем и ночью Евфросиния молилась Богу, чтобы Он не открывал о ней никому в сей земной жизни, и ее молитвы были сильнее молитв всей братии.

Не получая никакого откровения о Евфросинии, игумен начал утешать Пафнутия такими словами:

– Чадо, "не пренебрегай наказания Господня… Ибо Господь, кого любит, того наказывает" (Евр.12:5, 6). Если без воли Господней ни одна птица не падет на землю, тем более ничего не могло произойти и с твоею дочерью. Я думаю, что она избрала благую часть; и посему нам не было о ней откровения от Бога. Если бы она впала в грех (да не будет сего!), то Бог не презрел бы столь великий молитвенный труд всей братии нашей обители, и открыл бы нам о ней; я же имею надежду, что еще в сей земной жизни Господь откроет тебе о ней.

Пафнутий несколько утешился такими словами и вернулся в свой дом, благодаря Бога. Каждый день он прилежно молился Господу и подавал обильную милостыню бедным. По прошествии нескольких дней он опять посетил монастырь и просил у братии молитв. Однажды, встретившись с игуменом, он поклонился ему и сказал:

– Помолись за меня, отче, потому что моя скорбь о дочери всё не проходит; душа моя ни мало не утешилась, рана сердца моего всё увеличивается, и с каждым днем скорбь моя всё усиливается.

Игумен, видя его великую печаль, всячески утешал его; в одной из своих бесед с ним он вспомнил об Измарагде и сказал:

– Есть у нас инок, проводящий очень строгую жизнь; он пришел к нам из дворца императора Феодосия3, и все мы удивляемся его святой жизни. Не хочешь ли побеседовать с ним? Быть может, ты получишь из сей беседы хотя некоторую отраду, ибо он исполнен Святого Духа.

– Да, хочу, – отвечал Пафнутий.

Тогда игумен, не зная, что Измарагд – дочь Пафнутия, призвал Агапита и сказал ему:

– Отведи Пафнутия к Измарагду, чтобы он с ним побеседовал.

Агапит и Пафнутий вошли в келлию Измарагда; когда Евфросиния увидела отца своего, то узнала его и залилась слезами; а Пафнутий подумал, что она плачет от молитвенного умиления, узнать же ее он не мог, ибо от сильного воздержания и всенощных молитв цвет лица ее увял, да и сама Евфросиния намеренно покрыла клобуком лицо свое, чтобы ее не могли узнать. Помолившись, оба они сели, и Измарагд начал свою беседу с Пафнутием, говорил ему о царствии небесном, о вечной славе, коей человек может достигнуть через смирение, чистоту, святость, милостыню и любовь; говорил он ему и об оставлении мира и о том, что не следует любить детей больше Бога, Творца всего; указывал на слова Апостола, что "от скорби происходит терпение, от терпения опытность" (Рим.5:3-4). Видя великую скорбь своего отца, Измарагд соболезновал ему и утешал его, говоря:

– Поверь мне: Бог не оставит тебя. Ибо если бы дочь твоя находилась на пагубном пути, то Господь открыл бы тебе о ней, по молитвам святых отцов которые о том столь усердно молились; нет, я твердо уверен, что дочь твоя послушалась благого Учителя, говорящего в Евангелии: "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником" (Мф.10:37; Лк.14:33). Бог может и в сей еще жизни показать тебе ее. Посему перестань скорбеть. Для чего ты убиваешься печалью? Напротив, за всё благодари Бога и не теряй надежды, ибо и я, когда учитель мой Агапит возвестил мне о твоем пришествии в обитель и о скорби твоей, прилежно молился Богу, чтобы Он дал тебе терпение и мужество, всё устроил бы на пользу тебе и дочери твоей и утешил бы тебя.  уповаю на то, что Бог всякого утешения не оставит тебя до конца пребывать в скорби: если и не скоро, то все-таки Он откроет тебе о судьбе твоей дочери, о которой ты так печалишься.

Затем Евфросиния, опасаясь, как бы отец не узнал ее, так как она вела с ним слишком продолжительную беседу, сказала Пафнутию:

– Господин мой, иди теперь домой с миром.

Внимая сим речам, Пафнутий и плакал, и радовался, ибо сердце его пламенело естественною любовью к Измарагду и много пользы получил он от бесед с ним; затем он пошел к игумену и сказал ему:

– Один Бога знает, отче, какую пользу получил я от сего инока, и по благодати Божией, его слова наполнили мое сердце такое радостью, как будто бы я нашел любимое чадо.

После сего Пафнутий, попросив всех иноков молиться за себя, возвратился домой. – А Измарагд прожил в той обители тридцать восемь лет, проводя богоугодную жизнь; по прошествии сего времени он впал в тяжкую болезнь, после которой и предал Господу свою душу. Еще до преставления его, Пафнутий опять пришел в монастырь на поклонение и для посещения братии. После обычной беседы с игуменом, он сказал ему:

– Отче, если возможно, позволь мне повидаться с братом Измарагдом, ибо я очень люблю его.

Игумен, призвав Агапита, поручил ему отвести Пафнутия к Измарагду. Когда Пафнутий вошел в келлию его и увидел Измарагда лежащим на постели в сильной болезни, то припал к его ложу и стал говорить с горькими слезами:

– Увы мне! Где сладкие слова твои, где обещания твои о том, что я увижу погибшую дочь мою? Вот, я не только не вижу ее, но лишаюсь и тебя, моего утешителя. Увы мне! Кто теперь утешит старость мою? К кому я пойду, и кто будет отрадою в печали моей? Я плачу и душевно скорблю о разлуке с тобою; вот уже тридцать восемь лет, как я не вижу дочери своей и не получаю ниоткуда вестей о ней, да и дорогой мой Измарагд покидает меня, – Измарагд, о котором я так сильно радовался, как будто бы я нашел свою погибшую дочь. И чего мне теперь ожидать? Где найти себе утешение? Остается мне одно: сойти в гроб с своею печалью!

Видя, как неутешно рыдал Пафнутий Измарагд сказал ему:

– Зачем ты смущаешься и убиваешься от сильной печали? Разве не крепка рука Господня? Или разве есть что-либо невозможное для Бога? Итак, перестань печалиться. Вспомни, что Господь некогда явил Иакову живым Иосифа, о котором он рыдал, как о мертвом; тот же Бог утешит и тебя. Теперь же прошу тебя об одном: останься здесь три дня и не покидай меня.

Пафнутий остался в обители и при сем размышлял в себе так:

– Не откроет ли Господь чего Измарагду о дочери моей?

Наконец, настал третий день, и Евфросиния, получившая откровение о времени своего отшествия к Господу, призвала к себе отца своего Пафнутия и сказала ему:

– Всемогущий Бог устроил мою судьбу по Своей воле и исполнил мое желание; ныне я достигла конца своих подвигов, прошедши иноческий путь не своею силою, но помощью Того, Кто сохранил меня среди сетей вражеских; я не хочу, чтобы ты дольше скорбел о дочери своей. Я – Евфросиния, дочь твоя, ты же – отец мой. Я – та, которую ты ищешь. Я ради любви к Богу оставила тебя, отца моего, всё наследство и временного жениха и пришла сюда, утаив, что я – женщина. Теперь прошу тебя: не допускай, чтобы кто-нибудь другой кроме тебя омыл тело мое; еще умоляю тебя, исполни мое обещание, данное мною настоятелю сей обители: когда я просила его принять меня сюда, то сказала, что у меня большое имущество, которое я намерена пожертвовать в сию обитель; посему исполни мое обещание, внеси оставшееся имущество в сей монастырь и помолись о мне.

После сих слов Евфросиния предала дух свой Господу. Услышав всё сие и увидев, что дочь его умерла, Пафнутий от страха и великой скорби впал в расслабление и лежал на земле как мертвый. Когда пришел Агапит и увидел, что Измарагд преставился, а Пафнутий чуть жив, то облил водою лицо Пафнутия, поднял его с земли и спросил его:

– Что с тобою, Пафнутий?

Он же отвечал ему на сие:

– Оставь меня умереть здесь, ибо я увидел дивное чудо.

Затем Пафнутий встал с земли и припал к лицу усопшей, плача горько и говоря:

– Увы мне, милое чадо мое, почему ты не открылась мне раньше сего часа; о, как бы желал я умереть с тобою! Горе мне, что ты утаилась от меня, дорогая дочь моя! Как хорошо избежала ты сетей вражеских, укрылась от суеты мира сего и вошла в жизнь вечную!

Внимая словам Пафнутия, Агапит понял сию дивную тайну; он ужаснулся и пошел тотчас же возвестить о том игумену; последний немедленно поспешил придти туда, припал к святому телу Евфросинии и с рыданиями начал говорить:

– Евфросиния, невеста Христова и святая дева, не забудь сподвижников своих и обители сей, но молись о нас Господу Иисусу Христу, чтобы Он сподобил и нас, после добрых подвигов, достигнуть спасения и водвориться со святыми Его.

Затем игумен велел собраться всей братии, чтобы с подобающею честью предать погребению ее святое тело. Когда все иноки собрались и узрели сие дивное чудо, то прославили Бога, явившего Свою крепкую силу в немощной плоти. Некто из братии был слеп на один глаз. Он пришел к мощам преподобной и со слезами стал лобызать ее честное тело – и тотчас отверзлось око его, и он прозрел. Видя сие исцеление, вся братия величала милость Божию, прославляла Его святую угодницу Евфросинию и назидалась ее святою жизнью. После сего погребли ее на месте упокоения святых отцов – подвижников и с духовным веселием совершили по ней поминовение. А отец ее Пафнутий возвратился в свой дом, раздал имение свое по церквам и монастырям, нищим и странникам, а оставшуюся значительную часть его принес в тот монастырь на нужды его, и сам постригся в нем. Он испросил для себя келлию дочери своей и прожил в ней богоугодно десять лет; по прошествии сего времени он преставился на той же самой рогоже, на которой скончалась и его дочь преподобная Евфросиния. Его с честью погребли около дочери, и было установлено ежегодно совершать их память во славу Пресвятой Троицы, Отца, и Сына, и Святого Духа, дивного во святых Своих Бога. Слава Ему во веки. Аминь.

Кондак, глас 2:
Вышнюю жизнь вожделевши получити, дольнюю сладость тщательно оставила еси4, и самую себе смесила еси посреде мужей, краснейшая: Христа бо ради жениха твоего о обручнице привременнем небрегла еси.
________________________________________________________________________
1 Преподобная Евфросиния подвизалась в половине V века.
2 Евнухами назывались в древности лица, которые служили при царских дворах в качестве хранителей сокровищ, царской казны и в особенности (как это бывало при дворе) в качестве стражи при опочивальнях цариц и царевен. По большой части, евнухи были скопцами. При византийском дворе должность евнухов была весьма почетная.
3 Здесь разумеется Феодосий II (408-450 гг.).
4 Т.е. возжелав получить жизнь небесную, ты поспешила оставить земные наслаждения.

Прмч. Пафнутия египтянина и с ним 546-ти мучеников (III).
Святой преподобномученик Пафнутий жил при императоре Диоклитиане и был родом Египтянин. Правитель Египта Арриан. преследовавший христиан, прибыв в город Гентирию (Тентиру), приказал 200 воинам найти и привести к нему подвижника Пафнутия. Но предуведомленный ангелом он явился сам и, после исповедания Христа, заключен в темницу. Затем снова был представлен правителю, причем оковы с рук и ног его спали сами собою. Тогда его подвергли столь тяжелым мучениям, что внутренности его выпали, но ангел исцелил его. Два воина, Дионисий и Каллимах, мучившие святого, увидев сие, уверовали и тут же были обезглавлены. Пафнутий, заключенный в темницу, обратил 40 чиновников, брошенных туда правителем. Все они за исповедание Христа были преданы огню. После сего святой, чудесно освобожденный из-под стражи и принятый с радостью в доме одного богатого человека по имени Нестория, возбудил к подвигу мученичества его самого, жену и дочь его Стефану, которые обезглавлены были Аррианом; потом св. Пафнутий обратил 16 учеников отроков, детей знатных родителей; сии были пронзены дротиками, и одни из них испустил дух на костре; 80 рыболовов, возбужденные к мученичеству, были лишены жизни секирою. Сам Пафнутий обратил еще 400 воинов с начальником их Евсевием, которые были сожжены в ямах. После сего святого бросили в реку с камнем, но он приплыл на сем камне к берегу; наконец, отправленный к самому Диоклитиану, святой Пафнутий был пригвожден им к пальмовому дереву и предал дух свой Богу.

Прп. Евфросинии Суздальской, в миру Феодулии (1250)
http://s56.radikal.ru/i153/0910/04/9563f97fcc8c.jpg

Преподобная Евфросиния родилась в 1212 году и была старшей дочерью святого мученика Михаила, великого князя Черниговского. Благоверный князь Михаил и его супруга Феофания долго не имели детей и часто посещали Киево-Печерскую обитель, где молились Богу о даровании им детей. Трижды являлась им Пресвятая Богородица и сказала, что молитва их услышана родится у них дочь, которую нужно назвать Феодулией, она будет служительницей Влахернской церкви.
Настало время рождения дочери и нарекли ее, по слову Богоматери, Феодулией (раба Божия). Крестили новорожденную в Киево-Печерской обители, и воспреемником ее стал сам игумен.
У нее было четыре брата и сестра Мария (супруга замученного татарами князя Василия Ростовского* (1238г., память 4 (17) марта) [* Летопись говорит о нем: «Красавец лицом, с очами светлыми и прямыми, он был храбр, добр сердцем и ласков с боярами. Кто служил ему, ел хлеб и пил воду из его чаши, тот не мог забыть его, не мог быть слугою другого князя!» Он участвовал в кровавой и трагической битве на реке Сить, проявив беззаветную храбрость и мужество. Батый заметил его во время битвы и приказал взять молодого князя живым. На Василька накинули аркан и стащили с коня. Батый, восхищенный красотой и удалью князя, предложил ему службу у себя. Василько отказался и был убит. Летописи сохранили предсмертную молитву князя мученика: «Спаси чада моя Бориса и Глеба и отца моего епископа Кирилла и жену мою Марью». Тело князя привезли жене и похоронили в главном соборе Ростова. Князь Василько был по прямой линии прадед преподобной Анны Кашинской. Его подвиг хранился в памяти потомков как пример и завет для сильных духом и укрепление для малодушных.].
Родители с удивлением и благоговением смотрели на Феодулию. Если кормилица ее питалась мясом, то Феодулия, еще находясь в пеленках, отказывалась брать грудь кормилицы весь день. Однажды матери было видение: она на крыльях возлетает к небу и отдает Богу свою дочь.
Феодулия подрастала, и благоверный князь Михаил сам стал учить ее Священному Писанию «по книгам и прочим премудростям». В остальном же наставником юной княжны был боярин Феодор, отличавшийся мудростью и ученостью. Житие отмечает образованность Феодулии, глубокое знание античной литературы: «Она познала все книги Вергилийски и витийски, сведуща была в книгах Аскилоповых и Галеновых, Аристотелевых и Омировых и Платоновых...»* [* Цит. по Пушкарева Н.Л. «Женщины Древней Руси» М.,1989. с. 39-40.] В этом списке философы Платон и Аристотель, поэты Гомер и Вергилий, врачи Эскулап и Гален. Воспитывалась Феодулия в глубокой вере и благочестии, превосходя своих сверстниц в красоте и успехами в учении.
В юности увидела она во сне Страшный Суд: море огня и Райские обители. Пресвятая Богородица призывала ее разделить блаженство праведных, а Господь держал в деснице Своей Книгу Жизни. В другом видении ей был показан Киево-Печерский монастырь и иноки его, славящие Господа. В то же время игумений Суздальского монастыря было откровение о том, что к ней должна придти юная дева, которую необходимо принять в обитель.
В 1233 году Феодулия была просватана за святого благоверного князя Феодора Ярославича (1233г.; память 5 (18) июня), родного брата святого Александра Невского. Родители согласились, и Феодулия покорилась родительской воле, но тайно молилась Божией Матери о сохранении девства, так как чувствовала призвание к монашеской жизни. И снова Пресвятая Дева в сонном видении повелела послушаться родителей, сказав при этом: «Скверна не коснется твоего тела».
Феодулия отправилась в Суздаль для бракосочетания. Но брак не состоялся. Когда гости уже собрались на пир, жених неожиданно скончался, как повествует о том летопись: «Преставися князь Феодор Ярославич Больший... И еще млад. И кто не пожалует сего? Свадьба пристроена бе, меды посычены, невеста приведена, а князья позваны. И бысть в веселия место плач и сетование»*[* ПСРЛ, т.1. вып.З. Л.,1928, с.512.].
Феодулия не вернулась домой и умолила игуменью монастыря в честь Положения ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне принять ее. Игумения согласилась, помня о бывшем ей откровении и 25 сентября, в день преподобной Евфросииии Александрийской, Феодулию постригли с именем Евфросинии. Родители приняли это как волю Божию и покорились.
Юная инокиня ревностно выполняла правило монашеской жизни, удивляя сестер рассудительностью, высокой духовностью и зрелостью ума. Большую часть дня Евфросиния проводила в молитве в храме или в келье, а по ночам изучала слово Божие. Иногда она целые недели проводила не вкушая пищи только пила немного воды. Вскоре после пострига Евфросиния удостоилась явления Спасителя, который заповедал ей бодрствовать и укрепляться в подвиге.
Господь попустил ей постоянную брань с бесами, Евфросиния много времени терпела их нападения и молилась об укреплении своем в этой брани. Игумения сказала ей: «Без нападения врага не было бы твердых воинов царских, и Господь попускает любящим Его терпеть искушения, дабы явились добродетели их».
Евфросиния не занимала начальственной должности в обители, но жизнью своей и подвигами она так возвысила ее значение, что обитель стала лучшим женским монастырем на Руси. Сестры ее почитали, и сама игумения постоянно обращалась за советом. Преподобная предложила разделить монастырь на две половины: девичью и вдовью. Городские жены посещали церковь во имя Пресвятой Троицы на половине вдов, а девицы главную монастырскую Ризоположенскую церковь, находившуюся на половине дев.
Здесь преподобная Евфросиния читала и пела на клиросе. Кроме того, ей было поручено толковать Священное Писание и говорить поучения сестрам и городским девицам.
О редкой подвижнической жизни преподобной вскоре узнали не только в Суздале, но и далеко за его пределами. Множество народа посещало обитель, чтобы услышать поучения преподобной Евфросинии о любви, молитве, послушании и смирении. Часто после таких бесед приходившие в обитель помолиться, оставляли мир.
Когда на Руси начались эпидемии и моры, преподобной явилась Божья Матерь и обещала дар исцелений, после чего она начала лечить не только сестер в монастырской больнице, но и приходивших в обитель с тяжкими недугами. Исцеленная ею девица Таисия приняла постриг в монастыре вместе со своею матерью.
Некоторое время преподобная Евфросиния безмолствовала, после чего получила от Бога дар пророчества. Она предсказала близкую кончину принявшей ее игумений и мученическую смерть своего отца. Перед нашествием Батыя Господь открыл подвижнице, что беда идет на Русь, что Суздаль будет разорен: «Будет лютое посещение, дабы избавиться от горьких вечных мук, сказал Господь, ...Тебе же и живущим здесь обещаю, что знамение Креста будет охранять твой монастырь». Тогда преподобная увидела двух ангелов с натянутыми луками в руках, охраняющих обитель. Они сказали преподобной, что инокини, которые будут искать спасения вне стен обители, или вернутся в нее, или пострадают.
В 1238 году войска Батыя опустошили Суздаль. Преподобная Евфросиния с сестрами дни и ночи молилась о спасении обители, и монастырь уцелел. Враги не смогли подойти к монастырю. Предание говорит, что Батый, узнав об этом, пытался с холма разглядеть монастырь, но он сокрылся от пего.
Когда отец отправлялся в Орду, где его ожидало мученичество, Евфросиния в письме к нему убеждала твердо стоять за веру, чтобы он «...не склонился на волю цареву» и советовала ему слушатьмя боярина Феодора, которого назвала «философом из философов». После казни отца и боярина Феодора 20 сентября 1346 года оба они предстали перед ней, поведали о своей мученической кончине и благодарили за укрепление и молитвенную помощь в смертный час.
После смерти отца она оделась в рубище и много дней провела в посте и молитве. Когда один из жителей Суздаля был потрясен, увидев ее ветхое одеяние, Евфросиния сказала: «Рыба на морозе засыпанная снегом, не портится и не воняет, и даже становится вкусна. Так и мы иноки, если переносим холод, становимся крепче и будем приятны Христу в жизни нетленной». Тот же человек попросил наставления; она ответила ему: «Слушай, Христолюбче! Счастлив дом, в котором господа благочестивые, счастлив корабль, который управляется искусным кормчим, блажен и монастырь, в котором обитают воздержные иноки. Но горе дому, в котором обитают нечестивые господа; горе кораблю, в котором нет искусного кормчего; горе монастырю, в котором нет воздержания; дом обнищает, корабль разобьется, а монастырь опустеет. Ты же, боголюбезный человек, твори милостыню, прежде всего домашним слугам твоим, и если хочешь дать от щедрот твоих нам в монастырь, то пришли только деревянного масла, свечей и ладану. Этого нам достаточно». Человек тот, прежде черствый, совершенно изменился и стал милостивым.
После кончины игумений преподобная Евфросиния продолжала духовное руководство обителью, сохраняя в ней строгий порядок. Вся дальнейшая жизнь ее подвиг полного самоотречения, строжайшего выполнения монашеских обетов. Уже при жизни народ почитал ее праведной за материнскую отзывчивость и благодатные дары.
Незадолго до кончины преподобной в Суздале случилось предсказанное ею землетрясение, во время которого она увидела на небе Пресвятую Богородицу, умолявшую вместе со святыми Сына Божия о спасении града и людей в нем. После этого события явились ей отец и боярин Феодор, известившие о близкой кончине. Преподобная стала готовиться. Болела она недолго. Причастившись Святых Христовых Тайн, сказала: «Слава тебе, Пресвятая Троица! Упование наше, Пресвятая Богородица, помоги мне! Господи, в руки Твои предаю дух мой!», перекрестилась и отошла в жизнь вечную 25 сентября 1250 г.. Семнадцать лет назад, в этот же день она приняла пострижение.
При гробе ее верующие стали получать благодатную помощь и по благословению патриарха Адриана 18 сентября 1698 года совершилось прославление преподобной. Нетленные мощи ее почивали в соборной церкви Ризоположенского монастыря.
Вся жизнь преподобной Евфросинии и внешняя, и внутреняя, была полна испытаний: смерть жениха, отца, брата, наставника. Великое разорение Отчизны, непрестанная духовная брань требовали терпения, кротости и мужества. Преподобная Евфросиния русская терпеливица. Ее образ воплощение терпения русских женщин. Без него народ и государство русское не могли бы выстоять в испытаниях, которые обрушивались на них из века в век. Нести неустройства жизни, преображая их молитвой и трудами этот подвиг исполнен и завещан преподобной Евфросинией русским женщинам.
Особенно действенна помощь преподобной в исцелении одержимых злыми духами. Как при жизни она вела непрестанную брань с бесами и побеждала их молитвой и смирением, так и после кончины Евфросиния Суздальская помогает отгонять бесов и освобождать человека от злобной силы, терзающей его душу и тело.
Имя преподобной до пострига Феодулия «Раба Божия» говорит о ее предназначении. Имя монашеское Евфросиния раскрывает особый дар духовной радости при терпении земных скорбей: преподобная Евфросиния научает преображению скорби мира в радость единения с Богом преподобническим подвигом через терпение.
Знаменательна общность монашеских имен преподобных Евфросинии Полоцкой и Евфросинии Суздальской; она говорит о преемстве монашеского подвига матери русского монашества и великой русской терпеливицы, а также подтверждает слова, многократно повторенные преподобными отцами и старцами о том, что монашеский путь радостный.
Ни в одном из древних житий святых жен Руси нет столько упоминаний о благодатной помощи Божией Матери, как в житии преподобной Евфросинии Суздальской.*[* Житие преподобной Евфросинии, составленное в XVI веке иноком Суздальского Спасо Евфимиева монастыря Григорием было написано на основании достоверных рассказов инокинь Суздальского Ризоположенского монастыря, свято чтивших память преподобной.]
Пречистая Сама указала родителям Феодулии имя дочери и произнесла таинственные слова: «она будет служительницей Влахернской церкви»*. [* Для русских людей Влахернская церковь в Константинополе являлась предметом особо благоговейного отношения. С этим храмом связаны важнейшие события в судьбе Руси: первое благодатное озарение верой христианской наших предков и основание Православной митрополии в Киеве; чудо Покрова Богородицы и чудесное построение великой Успенской церкви в Киево Печерской Лавре. Влахернская церковь в Константинополе была построена и освящена 2 июля 458г. специально для того, чтобы поместить в ней обретенную Ризу Богоматери. В нюне 860г. русский флот князя Аскольда вошел в бухту Золотой Рог и угрожал Константинополю. Ввиду опасности решили спасать святыни Влахернской церкви, и прежде всего Ризу Богоматери, т.к. храм находился у самого залива. После молебна Рнзу Богоматери с крестным ходом обнесли вокруг городских стен и опустили край ее в воду Босфора, после чего перенесли в храм святой Софии. В это время началась буря, которая разметала флот Аскольда и сделала князя более сговорчивым. Аскольд заключил почетный мир и снял осаду Константинополя. 2 июля чудотворную ризу Богоматери торжественно возвратили во Влахернскую церковь. В воспоминание этих событий было установлено ежегодное празднование Положения Ризы Богоматери.
Следствием мирного договора с греками стала миссия святых Кирилла и Мефодня, начало славянской письменности и богослужения на Руси. Князь Аскольд принял крещение с именем Николай, и на Руси была учреждена митрополия во главе с первым Киевским митрополитом Михаилом. Таким образом, день празднования Положения Ризы Богоматери во Влахернской церкви считается днем рождения Русской Православной Церкви.
Во Влахернском храме совершилось событие Покрова Богоматери, оградившее Константинополь от нашествия врагов. В XII веке праздник Покрова был установлен в Русской церкви, утверждая веру русского народа в то, что Сама Божия Матерь приняла Русь под Свой омофор.
И, наконец, благословение Божией Матери строительства Успенской церкви в Киево Печерской Лавре и утверждение Третьего Жребия Божией Матери во вселенной также связано с Влахернским храмом. Из него направила Божия Матерь строителей греков для возведения Успенской церкви, дала им план церкви и мощи святых мучеников для Киево Печерской обители.] Она же благословила Феодулию на монашество и направила ее в монастырь, посвященный Положению Ризы Богоматери во Влахерне. Многие благодатные дары получила преподобная Евфросиния от Божией Матери. Тогда понятным становится значение слов Богоматери о служении преподобной Евфросинии, которая от рождения до последнего мгновения жизни своей была служительницей Божией Матери.

Тропарь, глас 4
Святая твоя память Суждальскую страну веселит, верных же вся созывает во всечестный храм твой, идеже ныне совершается всеславная память твоя, Евфросиние преподобная: моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2
Девства чистый сосуд елеем молитвы и любве исполнивши, неугасимый светильник в сердце своем возжгла еси, преподобная, с нимже бодренно в сретение Небеснаго Жениха изшедшн, в чертог Того пресветлый прията была еси: идеже ныне водворяяся с лики ангелов и святых, молися, молимся, Христу Богу, части дев юродивых избавитися нам.

Кондак, глас 8
Девства чистотою возмогла еси свешу своего разума и просветила еси душевную чистоту, ношением же и бдением плоть поработила еси духу, темже, преподобная Евфросинне, почитающе подвиги трудов твоих, молимся, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Величание
Ублажаем тя, преподобная мати Евфросиния, и чтим святую память свою, наставнице инокиням и собеседнице ангелом..

0

24

......................продолжение от 8 октября

Преставление прп. Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца (1392).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1095.jpg


Преподобный и богоносный отец наш Сергий 1 родился в Ростовской области от благочестивых родителей Кирилла и Марии 2. Еще от чрева матери Бог избрал его на служение Себе. Незадолго до его рождения мать его в воскресный день, по своему обычаю, пришла к литургии в церковь. Пред началом чтения святого Евангелия младенец во чреве ее так громко вскрикнул, ч