Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Октябрь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Октябрь)

Сообщений 61 страница 89 из 89

61

................................продолжение от 21 октября

новомученики:

Свщмчч. архиеп. Можайского Димитрия (Добросердова) и иже с ним : диакона Иоанна Хренова, прпмчч.архимандрита Амвросия (Астахова) и игумена Пахомия (Туркевича), прпмц. инокини Татианы (Бесфамильной), мчч. Николая Рейна, Марии Волнухиной и Надежды Ажгеревич (1937).
Они были расстреляны на Бутовском полигоне.
http://s50.radikal.ru/i129/0910/fd/c5382cf134d2.jpg
Священномученик Димитрий (в миру Иван Иванович Добросердов) родился 22 января 1864 года в селе Пахотный Угол Тамбовской губернии в семье священника. По окончании в 1885 году Тамбовской Духовной семинарии он был назначен учителем земской школы в Моршанском уезде, где работал до 1889 года. За это время он неоднократно получал благодарность от Моршанского земского собрания и Тамбовского губернского училищного совета за усердные и успешные труды на поприще народного просвещения. Женился. 6 мая 1889 года Иван Иванович был рукоположен в сан священника к Николаевской церкви села Мамонтово Тамбовской губернии, в котором проживало тогда около двух тысяч человек, и назначен заведующим и законоучителем Мамонтовской церковноприходской школы.

Вскоре у отца Иоанна умерли жена и дети. Оставшись один, он уехал из Тамбовской губернии и в 1894 году поступил в Московскую Духовную академию. По окончании ее в 1898 году со степенью кандидата богословия он был назначен законоучителем 4-й Московской гимназии и священником гимназической церкви. 10 апреля 1899 года митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский) поставил иерея Иоанна настоятелем Благовещенской церкви при гимназии. В том же году Педагогическое общество при Императорском Московском университете избрало его своим действительным членом, а отделение Педагогического общества по вопросам религиозно-нравственного образования и воспитания избрало его своим секретарем. 6 мая 1908 года за заслуги по духовному ведомству он был награжден наперсным крестом. В это время митрополит Московский Владимир пригласил отца Иоанна к себе и сказал: «Отец Иоанн, у нас в основном два пути: семейный путь и монашеский. Семейный путь для вас закрыт. Я вам советую принять монашество». Отец Иоанн согласился и в декабре 1908 года в Смоленской Зосимовой пустыни Московской епархии был пострижен в монашество с наречением ему имени Димитрий, возведен в сан архимандрита и назначен синодальным ризничим и настоятелем церкви Двенадцати апостолов в Кремле.

В 1909 году архимандрит Димитрий был назначен наблюдателем послушнических школ ставропигиальных монастырей. В 1910 году его избрали в действительные члены церковно-археологического отдела при Обществе любителей духовного просвещения. В это время он был также действительным членом Попечительства над учащимися в Москве славянами Санкт-Петербургского славянского благотворительного общества.

18 мая 1914 года в Успенском соборе Кремля архимандрит Димитрий был хиротонисан во епископа Можайского, викария Московской епархии и назначен настоятелем Саввино-Сторожевского монастыря. С того же года он стал исполнять обязанности заведующего богословскими педагогическими курсами в Москве. Тогда же на него было возложено главное руководство и наблюдение за изданием научного художественно-иллюстрированного описания Патриаршей ризницы.

http://s54.radikal.ru/i145/0910/47/58af8dd00528.jpgАрхиепископ Димитрий (Добросердов)Москва. Тюрьма НКВД. 1937

В 1921 году преосвященный Димитрий был назначен епископом Ставропольским. Обновленцы в Ставропольской епархии одержали почти полную победу над православными, которые лишились большинства приходов. Одной из причин этого было массовое уничтожение духовенства в эпоху гражданской войны в 1918–1921 годах. Под натиском обновленцев епископ Димитрий был вынужден покинуть епархию и переехать в Москву.

В 1922 году православные Тамбовской епархии вели упорную борьбу с обновленцами. На первых порах обновленцам в некоторых городах удалось захватить большинство храмов. В городе Козлове к обновленцам отошло четырнадцать храмов, только два храма остались православными. Православный народ, однако, обновленческие храмы не посещал, а ходил в мужской Троицкий монастырь, расположенный в трех километрах от города. После освобождения в 1923 году Патриарха Тихона из заключения епархиальный совет города Козлова направил в Москву своих представителей с просьбой назначить к ним православного архиерея.

26 сентября 1923 года преосвященный Димитрий был назначен епископом Козловским, викарием Тамбовской епархии и временно управляющим Тамбовской епархией. После приезда преосвященного Димитрия в город обновленцы принесли покаяние и все храмы за исключением одного перешли к православным. Преосвященный Димитрий служил во всех храмах города; он был прекрасным проповедником. С течением времени его популярность среди православных все более возрастала.

Обновленческому движению в епархии грозило полное поражение. Уполномоченный Тамбовского отдела ОГПУ по Козловскому уезду писал: «Во главе тихоновского движения в городе Козлове и уезде, а также всей Тамбовской губернии стоит епископ Димитрий, очень хитрый и осторожный человек, пользующийся громаднейшим авторитетом среди верующих, а в особенности у кулаков и темного элемента. Епископ Димитрий очень хитро проводит политику назначения своих попов на места, занятые попами-обновленцами, то есть попу, обращающемуся к нему за назначением, он предлагает идти в село и достать от группы верующих протокольное постановление о желании иметь посланного епископом Димитрием попа в приходе; конечно, при таком подходе к делу посланному попу ничего не остается делать, как вести агитацию против находящегося в приходе попа, обвиняя его в еретичестве, коммунизме и тому подобном. Со времени упразднения Епархиального управления вся полнота власти перешла в руки епископа Димитрия... которому... подчиняются попы, так как иначе неподчиняющийся при помощи агитации посланных Димитрием попов рискует потерять место и превратиться в еретика. Благодаря авторитетности и политике Димитрия, тихоновское движение в городе Козлове и уезде растет не по дням, а по часам. Громаднейшим злом для обновленческого движения являются также монахи, назначение которых Димитрий отрицает, ссылаясь на то, что и здесь он ни при чем, так как монахи опять-таки являются избранниками народа. Возвращение Пятницкой города Козлова церкви по распоряжению ВЦИКа тихоновцам от обновленцев дало возможность еще более поднять головы тихоновцам и еще более укрепить свой авторитет, в частности авторитет епископа Димитрия... А всего духовенства, последователей бывшего Патриарха Тихона, в городе Козлове и уезде имеется до 90%. В области работы среди духовенства нами приняты следующие меры: производится... срочный учет всего духовенства, принимаются меры к расторжению договоров групп тихоновского толка в пользу обновленцев... Предполагается создание Епархиального управления с равным процентом тихоновцев и обновленцев...»

Великим постом 1925 года епископа Димитрия стали часто вызывать на допросы в ОГПУ. Иногда после допросов он сразу шел в храм, где его ждали, чтобы начать богослужение. Власти настаивали, чтобы владыка покинул Козлов, но он отказывался. Ему стали угрожать заключением. В конце концов он, ссылаясь на болезнь сердца, попросил власти отпустить его в Египет для лечения. Ему был выписан заграничный паспорт, и он отправился в английское посольство в Москве, чтобы получить разрешение на въезд в тогдашнюю английскую колонию. Благополучно оформив все документы, преосвященный Димитрий на следующий день отправился в Сергиев Посад, чтобы попрощаться с Александром Дмитриевичем Самариным, бывшим когда-то обер-прокурором Святейшего Синода, с которым владыка был в дружеских отношениях. На пути к дому Самарина его остановил верховой, и епископ был арестован. Из тюрьмы в Сергиевом Посаде он был отправлен в тюрьму на Лубянку в Москве, где пробыл неделю, а затем с приказанием ехать в Козлов был освобожден. В Козлове его арестовали и препроводили в Тамбов. В Тамбове епископ Димитрий был освобожден из тюрьмы и уехал в Москву, где ему довелось на всенощной накануне празднования памяти великомученицы Екатерины сослужить Местоблюстителю Патриаршего Престола митрополиту Петру. Для Местоблюстителя это была последняя служба, через три дня он был арестован.

В 1926 году епископ Димитрий служил в московских храмах и в Подмосковье. В июле 1926 года владыку вызвал к себе уполномоченный ОГПУ Тучков и потребовал, чтобы он покинул столицу. Сославшись на больное сердце, владыка сказал, что уедет в Кисловодск. Перед отъездом епископ Димитрий пошел к заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому), который, ввиду чрезвычайных обстоятельств по управлению Церковью в условиях беспрестанных гонений, разделил Ставропольскую епархию на две и поручил епископу Димитрию управление новосозданной Пятигорской епархией.

Владыка поселился в Кисловодске, где снимал комнату в районе, который назывался Рябова Балка, на окраине города за железнодорожным вокзалом, неподалеку от Пантелеимоновской церкви, в которой он часто служил.

14 апреля 1932 года епископ Димитрий был возведен в сан архиепископа. 23 марта 1934 года назначен архиепископом Можайским, викарием Московской епархии.

В Москве владыка поселился в сторожке при Ильинской церкви на Большой Черкизовской улице, где и жил до ареста.

Архиепископ Димитрий был арестован 29 сентября 1937 года и заключен в Бутырскую тюрьму. Сразу же после ареста начались допросы, которые 9 октября были оформлены в виде протокола и подписаны архиепископом.

Архиепископ Димитрий не признал себя виновным и не согласился кого-либо оговорить.

– Следствие располагает данными, что вы среди окружающих заявляли о том, что в СССР существуют гонения на религию и духовенство. Вы это подтверждаете? – спросил следователь.

– Я это не подтверждаю, и об этом я никому не заявлял, – ответил архиепископ.

– Следствию известно о том, что вы распространяли контрреволюционные провокационные слухи, что якобы митрополит Петр расстрелян советской властью. Откуда вам это известно?

Мне известно от митрополита Сергия (Страгородского) о том, что митрополит Петр в декабре 1936 года умер в ссылке, а о расстреле его я ни от кого не слышал и таких слухов не распространял.

Вместе с архиепископом Димитрием были арестованы архимандрит Амвросий (Астахов), игумен Пахомий (Туркевич), диакон Иоанн Хренов, монах Варлаам (Ефимов), инокиня Татьяна (Бесфамильная), миряне Николай Рейн, Мария Волнухина и Надежда Ажгеревич.

Преподобномученик Амвросий (в миру Алексей Аникеевич Астахов) родился в 1860 году в селе Борисовка Лебедянского уезда Тамбовской губернии в крестьянской семье. До 1925 года он жил в монастыре, а после его закрытия – в разных селах Московской области, в частности в селе Аксиньино Красногорского района, и духовно окормлял монахинь и послушниц Головинского монастыря.

http://i007.radikal.ru/0910/ad/dc985e7723af.jpgАрхимандрит Амвросий (Астахов)Москва. Тюрьма НКВД. 1937

– Кто и в каких целях вас посещал на квартире? – спросил следователь.

– Меня посещали мои почитатели, которые обращались ко мне за различными советами, – ответил архимандрит Амвросий.

– Какие советы вы давали своим почитателям?

Я давал советы только по вопросам семейной жизни.

– Следствие располагает данными, что вы своих почитателей обрабатывали в антисоветском духе. Вы это подтверждаете?

Да, я действительно говорил, что советская власть на религию и духовенство устраивает гонения, говорил, что советская власть есть власть антихриста, посланная в наказание народу за грехи.

– Изложите ваши взгляды на советскую власть.

К советской власти я отношусь враждебно, считаю, что советская власть разрушает храмы, ссылает совершенно безвинное духовенство и верующих. По своим убеждениям я являюсь монархистом, а советскую власть я рассматриваю как временное явление... Люди в России, которые по своей глупости свергли царя, сейчас в этом раскаиваются, потому что видят очень много несправедливости от советской власти, чего не было при царе.

Преподобномученик Пахомий (в миру Павел Акимович Туркевич) родился в 1864 году в местечке Миляновичи Ковельского уезда Волынской губернии в семье кузнеца. Подвизался в Златоустовском монастыре до его закрытия в 1923 году. В конце двадцатых – начале тридцатых годов, будучи в преклонных летах, жил в Москве у своих духовных детей.

http://s11.radikal.ru/i183/0910/7a/ab21b4031119.jpgИгумен Пахомий (Туркевич)Москва. Тюрьма НКВД. 1937

– Ваше отношение к советской власти, – спросил следователь игумена Пахомия во время допроса.

– Я советскую власть считаю властью антихриста, которая послана Богом народу в наказание.

Священномученик Иоанн родился 3 сентября 1888 года в городе Москве в семье служащего Таганской тюрьмы Семена Хренова. Семья была очень религиозная и благочестивая. Иван с раннего детства ходил молиться в Новоспасский монастырь, расположенный неподалеку от дома, где они жили. Со временем он стал петь на клиросе вместе с монахами и на некоторых богослужениях был чтецом. В 1907 году Иван Семенович окончил педагогический институт, но учителем не стал; он не почувствовал в себе призвания к этой профессии и увидел, что сталкивается с большими трудностями в объяснении детям учебного материала. Он сначала устроился бухгалтером в Таганскую тюрьму, а затем иеросхимонах Аристоклий, с которым Иван Семенович был хорошо знаком, помог ему устроиться бухгалтером в Московский купеческий банк. В 1911 году Иван Семенович женился на девице Евдокии. Она была из благочестивой семьи и прихожанкой Новоспасского монастыря, где они познакомились.

http://i046.radikal.ru/0910/e5/d4278fae1de7.jpgДиакон Иоанн Хренов Москва. Тюрьма НКВД. 1937

После национализации в 1917 году банков Иван Семенович стал работать бухгалтером в государственных учреждениях города Москвы. После закрытия Новоспасского монастыря он, как и все прихожане монастыря, начал ходить в расположенный рядом с обителью храм Сорока мучеников; там ему предложили принять сан диакона. Выбор был очень серьезным, и Иван Семенович отправился в храм святителя Николая на Маросейке к протоиерею Алексию Мечеву, чтобы посоветоваться с ним и взять благословение. Отец Алексий благословил, и в 1921 году епископ Верейский Иларион (Троицкий) рукоположил его в сан диакона ко храму Сорока мучеников. При храме тогда еще существовала воскресная школа, которой диакон Иоанн стал руководить. Прослужил он здесь около года; в храме в это время начались распри, и он ушел из него. Затем служил некоторое время в Троицком храме в Котельниках. Во время служения в храме Сорока мучеников и в Троицком храме диакон Иоанн продолжал работать бухгалтером. Семья отца Иоанна, состоявшая из супруги и дочери, была дружной; все свободное время в будни они посвящали чтению духовных книг, и в особенности житий святых, читая жития на каждый день. В воскресные дни и в праздники и при любой возможности они шли в храм. В начале 1930 годов отца Иоанна вызвали в ОГПУ и сказали ему:

– Вы хороший работник, мы проверили вас, мы предлагаем вам работать у нас агентом, сообщать нам обо всех, кто с вами работает.

Отец Иоанн ответил на это:

– Я не могу этого делать, потому что на мне сан диакона.

– А вы снимите с себя сан диакона.

– Бог дал, Бог с меня снимет, – ответил отец Иоанн.

Сотрудники ОГПУ не стали более настаивать, и один из них сказал:

Нам бы побольше таких стойких людей.

В 1937 году на диакона Иоанна донесли, что его квартиру посещает много духовенства, и к нему пришли сделать обыск и арестовать. Во время обыска у него нашли справку, что он рукоположен в сан диакона. «Ну, вот еще одно дело», – удовлетворенно сказал один из обыскивавших. На допросах отец Иоанн подтвердил, что он до сего времени носит сан диакона и не желает с себя снимать сан. А что касается обвинений в контрреволюционной деятельности, то в этом он виновным себя не признает.

Преподобномученик Варлаам (в миру Василий Севастьянович Ефимов) родился 12 апреля 1903 года в семье благочестивых московских жителей Севастьяна и Мавры Ефимовых. Работал курьером в 33-м отделении милиции. В 1935 году он тайно принял монашеский постриг с именем Варлаам. Он был арестован 29 сентября 1937 года. Его обвинили в том, что он, «будучи враждебно настроенным по отношению к советской власти, среди окружающих проводил систематическую антисоветскую агитацию. Свою квартиру он предоставил для совершения тайных богослужений и ночлега возвратившемуся из ссылки духовенству. В 1935 году он принял пострижение в тайное монашество, к чему склонял и других своих единомышленников».

Следователь спросил его, как в его квартиру попало священническое облачение. Василий Севастьянович ответил, что оно оставлено иеросхимонахом Аристоклием, которого глубоко почитала вся его семья и который несколько раз совершал молебны в их квартире. Но «в данное время его нет в живых, так как он умер лет пять тому назад», – пояснил Василий Севастьянович. Виновным он себя ни в чем не признал. 17 октября 1937 года тройка НКВД приговорила монаха Варлаама (Ефимова) к десяти годам заключения, и он был отправлен в Локчимлаг в Коми область, где вскоре скончался.

Преподобномученица Татиана (Татьяна Николаевна Бесфамильная) родилась 10 января 1866 года в Москве. В возрасте пяти лет она была отдана матерью в приют Рождественского монастыря, где прожила до самого его закрытия в 1923 году, не выходя все это время за пределы обители. Подвизаясь на различных послушаниях, она окончила в монастыре церковноприходскую школу.
http://s14.radikal.ru/i187/0910/54/330785b7f17f.jpgИнокиня Татиана (Бесфамильная)
Москва. Тюрьма НКВД. 1937

В 1920 году Татьяна приняла иноческий постриг. После закрытия обители и до самого своего ареста она жила в квартире неподалеку от монастыря, продолжая совершать свой иноческий подвиг, зарабатывая на жизнь рукоделием и шитьем. Будучи арестованной, виновной себя не признала.

Мученик Николай родился 21 января 1892 года в селе Сосновка Моршанского уезда Тамбовской губернии в семье потомственного почетного гражданина Александра Рейна. По рождению Александр Рейн был прусским подданным, приехавшим в Россию в качестве управляющего имением, но в 1903 году он принял русское подданство. В 1911 году Николай Александрович окончил гимназию Креймана, а в 1918 году – сельскохозяйственный институт. С 1920 по 1930 год он работал научным сотрудником Тимирязевской академии в Москве, а затем, по день своего ареста, – в институте овощного хозяйства. Во время гонений на Церковь от безбожной власти он приютил в своем доме афонского иеромонаха Илариона (Громова) и оказывал ему материальную помощь.

http://s54.radikal.ru/i145/0910/e5/f1412e523f13.jpgНиколай Александрович Рейн Москва. Тюрьма НКВД. 1937

– Следствие располагает данными, что вы среди верующих распространяли провокационные слухи о якобы имеющемся в СССР гонении на религию. Вы это подтверждаете?

– Я не отрицаю, что говорить о существующем гонении на религию мог, но провокационных слухов среди верующих не распространял, – ответил Николай Александрович.

– Следствие располагает данными, что на квартире у вас и знакомых вам прихожан производилось тайное богослужение. Подтверждаете ли это?

– Тайного богослужения ни у меня, ни у близких священника Илариона не было. Я не отрицаю, что богослужения на квартире у меня и знакомых проводились, но это было связано с выполнением ряда религиозных обрядов (похорон, праздничных молебнов и прочего).

– Ваши убеждения и взгляды на советскую власть.

– Советскую власть я считаю законной властью, но она не считается с мировоззрением верующих, она борется с религией и Церковью как с контрреволюционными организациями...

Мученица Мария (Мария Николаевна Волнухина) родилась 3 марта 1876 года в Москве в семье торговца. Она вышла замуж за фабриканта Ивана Герасимовича Волнухина. Оба были глубоко верующими людьми, для которых вера была главной ценностью и содержанием жизни. Вскоре после революции Мария Николаевна потеряла мужа. В 1927 году все ее имущество было национализировано. В 1932 году Мария Николаевна была приговорена к трем годам ссылки в Северный край, в город Котлас, но вскоре оттуда уехала и с этого времени начала странствовать, не имея определенного места жительства. Среди верующих почиталась за подвижническую жизнь и прозорливость. Будучи арестованной, она не признала себя виновной.

http://i055.radikal.ru/0910/5d/6dbd792c93f4.jpgМария Николаевна Волнухина Москва. Тюрьма НКВД. 1937

– На какие же средства вы существовали? – спросил ее следователь.

– Я существовала на средства, которые получала от нищенства.

– Где вы проживали после вашего возвращения из ссылки?

– Определенного места жительства я не имела, проживала у своих знакомых, назвать которых я отказываюсь.

Мученица Надежда
родилась в 1877 году в деревне Головенщицы Сверженской волости Минской губернии в семье крестьянина Григория Ажгеревича. Она была глубоко верующим человеком, имела благословение на принятие монашества, но принять постриг не успела. Дома своего не имела и жила у монахинь закрытых монастырей в Москве и Московской области. Будучи арестованной, виновной себя не признала.

http://i036.radikal.ru/0910/96/dda442f48e9f.jpgНадежда Григорьевна Ажгеревич Москва. Тюрьма НКВД. 1937

– Чем вы занимались и на какие средства существовали? – спросил следователь.

– Я нахожусь без определенных занятий, бродяжничаю и занимаюсь нищенством.

– Следствие располагает данными, что вы среди верующих производили денежные сборы для оказания материальной помощи высланным за контрреволюционную деятельность. Вы это подтверждаете?

– Я не отрицаю того, что оказывала материальную помощь арестованным из тех средств, кои мне удавалось собрать.

– Вы распространяли слухи о якобы имеющемся в СССР голоде?

– Я этого не говорила, без меня все видели, как у церквей сидели голодные, приехавшие с Украины, которые просили себе на пропитание.

– Вы распространяли провокационные слухи о якобы имеющемся в СССР гонении на религию и духовенство?

Да, я говорила, что советская власть арестовывает безвинных людей, бесчинствует и расстреливает безвинный народ.

– Назовите своих почитателей, которые вам предоставляли ночлег.

– Ночлег я получала от своих почитателей, но их фамилии и адреса мне неизвестны.

17 октября 1937 года тройка НКВД приговорила арестованных к расстрелу. 21 октября архиепископ Димитрий (Добросердов), архимандрит Амвросий (Астахов), игумен Пахомий (Туркевич), диакон Иоанн Хренов, инокиня Татиана (Бесфамильная) и миряне Николай Рейн, Мария Волнухина и Надежда Ажгеревич были расстреляны на полигоне Бутово под Москвой и погребены в общей безвестной могиле.
(Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Сентябрь-октябрь
- Тверь: "Булат" , 2003 год, стр. 129-149)

+1

62

...............................продолжение от 21 октября

Свщмч. Ионы (Лазарева), еп. Велижского, прпмч. архим. Серафима (Щелокова), свщмчч. Петра и Василия Озерецковских, Павла Преображенского, Петра Никотина, Владимира Сперанского пресвитеров, мчч. иподиак. Виктора Фролова, церковного истопника Иоанна Рыбина, певчих церковного хора Николая Кузьмина и мц. Елисаветы Курановой (1937).

Священномученик Иона (в миру Иван Иванович Лазарев) родился в 1869 году в селе Лучино Санкт-Петербургской губернии в семье священника. В 1892 Иван Иванович окончил Новгородскую Духовную семинарию и был определен надзирателем в Звенигородское Духовное училище. Он учился в Новгородской семинарии в тот период, когда ректором ее был архимандрит Тихон (Никаноров), впоследствии архиепископ Воронежский, в 1919 году претерпевший мученическую кончину от воинствующих безбожников.

4 ноября 1892 года Иван был пострижен в монашество с наречением имени Иона, а 3 декабря того же года рукоположен в сан иеродиакона. 23 декабря 1893 года иеродиакон Иона был зачислен в число братии Саввино-Сторожевского монастыря, а 6 января 1895 года рукоположен в сан иеромонаха. 30 декабря 1899 года иеромонах Иона по ходатайству епископа Полоцкого Тихона (Никанорова) был зачислен в число братии Полоцкого архиерейского дома, а 5 января 1900 года назначен казначеем и ризничим Полоцкого архиерейского дома. 27 ноября того же года иеромонах Иона был назначен настоятелем Невельского Спасо-Преображенского заштатного необщежительного монастыря. 2 сентября 1902 года он был переведен на должность настоятеля Новгородского Сковородского необщежительного третьеклассного монастыря и через год возведен в сан архимандрита.

http://i046.radikal.ru/0910/f0/b5123ef2baa9.jpgЕпископ Иона (Лазарев)Москва. Тюрьма НКВД. 1937

В 1907 году епископ Тихон жил в ставропигиальном Воскресенском Новоиерусалимском монастыре, исполняя должность его настоятеля. Перед тем как покинуть монастырь и занять архиерейскую кафедру, владыка предложил Святейшему Синоду назначить на должность настоятеля Новоиерусалимского монастыря архимандрита Иону, которого он давно и хорошо знал с самой лучшей стороны, и 22 марта 1911 года архимандрит Иона был назначен на должность настоятеля этого монастыря. В январе 1918 года архимандрит Иона был отправлен в распоряжение архиепископа Воронежского и Задонского Тихона.

29 января 1926 года архимандрит Иона был рукоположен во епископа Невельского, викария Витебской епархии, но приступить к своим обязанностям он по независимым от него обстоятельствам не смог. 14 мая 1926 года он был уволен на покой с благословением заместителя Местоблюстителя митрополита Сергия проживать в селе Батюшково Дмитровского района Московской области. Живя здесь, он служил в Никольском храме в этом селе. Многие почитали епископа Иону за дар рассуждения и приезжали, чтобы получить от него духовные наставления. В тридцатых годах на территории Дмитровского района была создана система исправительно-трудовых лагерей, заключенные в них занимались строительством каналов и шлюзов. Среди узников этих лагерей было много духовенства, и епископ через заключенных, имевших свободный выход из лагеря, помогал находящимся в неволе священникам.

Во время гонений 1937 года епископ Иона был арестован по обвинению в том, что он под видом церковных проповедей вел контрреволюционную агитацию. На допросах он виновным себя не признал. 17 октября тройка НКВД приговорила владыку к расстрелу. Епископ Иона (Лазарев) был расстрелян 21 октября 1937 года и погребен в безвестной могиле.

Серафим (Щелоков) (1877-1937), архимандрит, преподобномученик.
http://s12.radikal.ru/i185/0910/0c/8c2839aa81c7.jpgв тюрьме
В миру Щелоков Серафим Прокопьевич.

Память 8 октября, в Соборе новомучеников и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился в 1877 году в городе Бузулуке Самарской губернии в семье мастерового Прокопия Щелокова.

Окончив городскую школу, он поступил в Спасо-Елиазаров Великопустынский монастырь в Псковской губернии, где в это время подвизался преподобный Гавриил (Зырянов); здесь он был пострижен в монашество с именем Серафим и в 1909 году рукоположен во иеромонаха.

В 1917 году он перешел в Седмиозерную Богородицкую Вознесенскую пустынь Казанской губернии, в которой в конце своей жизни подвизался и где был погребен преподобный Гавриил и где среди монашествующих было много его духовных детей. Здесь отец Серафим прослужил до дня закрытия пустыни в 1928 году, а затем духовными детьми отца Гавриила был приглашен в Москву в Свято-Данилов монастырь.

В 1930 году он был назначен исполняющим обязанности наместника монастыря. В том же году монастырь был закрыт и отец Серафим стал служить в храме Воскресения словущего, что в Даниловке.

В 1931 году ОГПУ провело широкомасштабную операцию по аресту священнослужителей, монахов и монахинь, и в ночь на 15 апреля отец Серафим был в числе других арестован, заключен в Бутырскую тюрьму в Москве и в тот же день допрошен. Следователь спросил о знакомых священника. Отец Серафим ответил, что знаком со священником, с которым служил в одном храме; хозяев квартиры, в которой живет, плохо знает, так как только недавно в ней поселился; также знает живущего вместе с ним брата диакона. «Мы только сели ужинать, как нас забрали, – сказал отец Серафим. – Разговоров на политические темы у нас не было». Во время этого небольшого разговора последовало предложение о сотрудничестве с ОГПУ в качестве секретного осведомителя, но отец Серафим отказался. Через десять дней после начала следствие, по которому проходило около пятидесяти человек, было завершено. Отца Серафима, как и других, обвинили в том, что они, «будучи активными церковниками-антисоветчиками... группируясь вокруг реакционных московских церквей, проживая группами и в одиночку, занимались активной антисоветской деятельностью, выражающейся в организации нелегальных антисоветских "сестричеств" и "братств", оказании помощи ссыльному за контрреволюционную деятельность духовенству, произнесении проповедей контрреволюционного характера, в антисоветской агитации о религиозных гонениях, якобы чинимых советской властью, и распространении всевозможных провокационных слухов среди населения».

30 апреля 1931 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Серафима к трем годам ссылки в Северный край, и он был отправлен в Усть-Кулом Коми области.

Вернувшись из ссылки, отец Серафим поселился в городе Кашире Московской области. Служить он стал в городском соборе и вскоре был возведен в сан архимандрита.

10 сентября секретный осведомитель по кличке Бывший сообщил, что 8 сентября архимандрит Серафим устраивал у одного прихожанина молитвенный вечер и на нем сказал: «Времена настали лютые, верующие должны быть мудры, как змеи, чтобы победить врага; надо молиться и все терпеть; если не время еще прийти антихристу, Церковь еще будет господствовать».

25 сентября 1937 года архимандрит Серафим был арестован и заключен в Каширскую тюрьму. Узнав, что священник был некоторое время наместником Данилова монастыря в Москве и знал арестованного архиепископа Феодора (Поздеевского), следователь спросил:
– Какую вы имеете связь с Феодором?
– После его ссылки я с ним связи не имею.
– Какие вы имеете связи с монашками, проживающими в Кашире?
– Я знаю, что некоторые монахини, – Матрона, Евдокия, Конкордия, Авраамия, – приходят в собор и поют в церковном хоре.
– Какую антисоветскую деятельность проводят эти монашки?
– Мне об этом ничего не известно.

12 октября 1937 года следствие было закончено.

19 октября тройка НКВД по Московской области приговорила отца Серафима к расстрелу за "контрреволюционную агитацию".

21 октября 1937 года был расстрелян и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 25 марта 2004 года для общецерковного почитания.

Священномученик Петр родился 10 июня 1889 года в селе Еганово Бронницкого уезда Московской губернии в семье псаломщика Александра Николаевича Озерецковского. В 1903 году Петр окончил Донское Духовное училище и поступил в Московскую Духовную семинарию. По окончании семинарии с 1909 по 1912 год работал учителем. В 1912 году он был рукоположен во священника ко храму Иоанна Предтечи села Новорождественое Бронницкого уезда, где служил в течение 25 лет до самого его закрытия в 1937 году.

В новую волну гонений в октябре 1936 года Мособлисполком принял решение о закрытии и сносе храма в селе Новорождественое. Отец Петр с председателем церковного совета Надеждой Кисловой ездили в Москву в Синод за советом – как можно воспрепятствовать закрытию храма. Там им посоветовали написать ходатайство во ВЦИК. 11 мая 1937 года верующие получили в ответ постановление ВЦИКа о закрытии храма.

http://s59.radikal.ru/i164/0910/17/b6d476d44dda.jpgСвященник Петр Озерецковский Москва. Тюрьма НКВД. 1937

Отец Петр перешел служить в единоверческий храм Михаила Архангела села Михайловская слобода Раменского района. Но служить там ему пришлось недолго. 4 сентября 1937 года его арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности и заключили под стражу в Таганскую тюрьму.

– С какого времени вы стали на путь контрреволюции? – спросил следователь.

По пути контрреволюции я никогда не шел, – отвечал отец Петр.

– Назовите конкретные факты контрреволюционной деятельности попа Богословского, дьячка Ильинского, церковного старосты Кисловой и активистки-церковницы Евдокимовой.

Никаких фактов контрреволюционной деятельности со стороны указанных лиц я не знаю.

– Признаете себя виновным?

Нет, не признаю.

17 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Петра к расстрелу. Священник Петр Озерецковский был расстрелян 21 октября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Священномученик Василий родился 31 декабря 1885 года в селе Лобаново Московского уезда Московской губернии в семье священника Иоанна Озерецковского. Образование Василий Иванович получил в Московской Духовной семинарии. С 1904 года он служил псаломщиком в московском Покровском соборе и учителем в Московской Зачатьевской церковноприходской школе, а с 1908-го – псаломщиком в Покровской церкви в селе Локотни Звенигородского уезда. В 1915 году он был направлен служить в храм Рождества Богородицы в село Руднево Верейского уезда.

В 1920 году Василий Иванович был рукоположен в сан диакона и в том же году в сан священника ко храму Смоленской иконы Божией Матери в селе Рыжково неподалеку от Наро-Фоминска.

В 1921 году он был переведен в храм святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова в село Ирининское Подольского уезда. С начала тридцатых годов до своего ареста в 1937 году отец Василий служил в храме Рождества Богородицы в селе Ивано-Теремец Михневского района Московской области.

http://s08.radikal.ru/i181/0910/c5/33d72c6422cf.jpgСвященник Василий (Озерецковский) Москва. Тюрьма НКВД. 1937

5 октября 1937 года отец Василий был арестован и заключен в тюрьму в городе Кашире по обвинению «в распространении контрреволюционной клеветы о руководителях ВКП(б) и советской власти и в активной обработке колхозников в религиозном духе».

Виновным в предъявленных ему обвинениях священник себя не признал.

17 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу. Священник Василий Озерецковский был расстрелян 21 октября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Священномученик Павел родился 10 декабря 1882 года в городе Коломне в семье священника Платона Павловича Преображенского.

В 1905 году Павел Преображенский окончил Московскую Духовную семинарию. В 1907 году он женился на дочери протоиерея Иоанна Митропольского Анастасии и в 1908 году был рукоположен во диакона к Московскому Рождественскому монастырю.

В 1917 году диакон Павел был рукоположен во священника ко храму Рождества Пресвятой Богородицы села Мишутино Московской губернии. Приход был очень бедным, и приходилось заниматься летом сельским хозяйством, а зимой извозом. Недалеко от села была роща, в которой мужики рубили лес на дрова. Вместе с крестьянами и отец Павел ездил в рощу, грузил дрова на телегу и возил их в Сергиев Посад. Семья батюшки с трудом сводила концы с концами.

В трех километрах от Мишутина служил священник Иоанн Инюшин. Инюшины и Преображенские были дружны. В праздники они встречались семьями, на Рождество устраивали елку, которую дети украшали самодельными игрушками, яблоками и конфетами.

В конце 1928 года отец Павел был назначен настоятелем Ильинской церкви села Синьково. Уезжая из Мишутина, он продал дом, чтобы в Синькове купить новый, но денег за него не получил: покупатель, вселившийся в дом священника, заявил, что попу денег не полагается. Поэтому жилье пришлось снимать. Жили в одной комнате. Уголок священника был отгорожен гардеробом.

В середине тридцатых годов отец Павел был возведен в сан протоиерея.

В общении священник был прост и добросердечен. Прихожане любили батюшку и бывали частыми гостями у него в доме: кто с вопросами приходил, кто за книгой, а кто нуждаясь в духовной поддержке. «Добрейшей души человек», – говорили они. Его пастырское участие распространялось на каждого, кто к нему обращался.

В середине июня 1937 года у него в гостях оказалась женщина, перешедшая на агентурную службу советской власти и не скрывавшая этого, – Раиса Уклонская. Отец Павел принял осведомительницу у себя дома и сказал ей: «Зря вы... ушли из Церкви, ведь не прочна ваша новая платформа, не верьте ей».

30 сентября 1937 года отец Павел был арестован.

http://s58.radikal.ru/i160/0910/14/7b7e435b23bc.jpgПротоиерей Павел ПреображенскийМосква. Тюрьма НКВД. 1937
Несколько дней его продержали в милиции в Рогачеве, затем отправили в дмитровскую тюрьму. Транспорта не дали никакого – погнали пешком до Дмитрова, двадцать четыре версты. Когда его вели через Синьково, соседи позвали супругу Анастасию. Она выбежала из дома и в последний раз увидела мужа. Он едва передвигал ноги. В тюрьму он был доставлен больным.

Оснований для ареста отца Павла не было никаких. Несмотря на это, священника признали виновным в «контрреволюционной агитации, направленной на подрыв мощи советского государства».

19 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Павла к расстрелу. Протоиерей Павел Преображенский был расстрелян 21 октября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.
(Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Сентябрь-октябрь
- Тверь: "Булат" , 2003 год, стр. 154-158)

Никотин Петр Федорович (1889-1937), протоиерей, священномученик.
http://i002.radikal.ru/0910/87/e105ff9f6051.jpg
Память 8 октября, в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился 5 октября 1889 года в селе Болхуны Енотаевского уезда Астраханской губернии.

Окончив семинарию поступил в Казанскую Духовную академию и вскоре был рукоположен во священника.

В 1919 году окончил академию со степенью кандидата богословия, которую получил за сочинение на тему: "Домашнее чтение Священного Писания у древних христиан".

В стране шла гражданская война, и его призвали в тыловое ополчение Красной армии, в которой он служил до 1920 года.

С 1920 по 1924 год отец Петр трижды подвергался кратковременным арестам. Некоторое время он служил священником в городах Царицыне и Астрахани, а потом переехал в Москву, где служил в различных храмах: в Иерусалимской церкви, в церкви мученика Никиты, что у Яузских ворот, в храме в честь первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове.

В конце 1935 года был назначен в храм преподобного Сергия Радонежского, что на Рогожской Заставе в Москве. Отец Пётр почитался верующими за ревностное исполнение пастырских обязанностей. Особенно его любила молодёжь, с которой он беседовал на церковные темы после богослужений. Несколько монахинь из закрытых московских монастырей – Кремлёвского Вознесенского и Ивановского на Солянке – опекались под его духовным руководством.

В июле 1936 года в НКВД начали собирать сведения об отце Петре Никотине и других верующих, активно посещающих храм преподобного Сергия на Рогожской Заставе. Агентурной разработкой руководил следователь Булыжников, который много времени занимался борьбой с Церковью. В 1937 году началось самое беспощадное гонение на Русскую Православную Церковь. Повсеместно шли аресты духовенства и мирян.

20 августа 1937 года отец Пётр был арестован и заключён под стражу в Бутырскую тюрьму в Москве.
– Расскажите подробно, за что вы были арестованы и находились под следствием в 1920, 1922 и 1924 годах? – спросил следователь.
– Примерно в конце июля 1920 года я был арестован органами ЧК вместе с другими и мне было предъявлено обвинение в попытке создания контрреволюционной организации, которое следствием доказано не было, и в ноябре того же года я был освобождён. В 1922 году летом я был арестован за то, что я своевременно не сдал хранящуюся у меня аровскую муку, предназначенную для раздачи голодающим. Под арестом я находился месяца два и был освобождён за недоказанностью предъявленного мне обвинения. В 1924 году я был арестован как подозреваемый в связи с человеком, который также подозревался в проведении контрреволюционной деятельности, но обвинение было не доказано, и я был освобождён. Арестован был в летнее время и был под стражей около двух месяцев.
– Следствие располагает данными о том, что вы на протяжении продолжительного времени среди населения ведёте контрреволюционную и антисоветскую агитацию. Подтверждаете ли это?
– Я это категорически отрицаю.
– Следствие располагает данными о том, что вы среди верующих выдавали себя за блаженного, целителя от злых духов, прозорливого. Признаете ли вы это?
Из вышеперечисленного я признаю только то, что на одной из церковных служб перед самым причастием женщина, которую я совершенно не знаю, начала кричать, причём так сильно, что другой священник и диакон оробели и не знали, что делать. Тогда я подошёл к этой женщине, наложил на неё епитрахиль, произнёс молитву, и она перестала кричать. Если это признается как случай исцеления, то да, такой случай был. Других случаев исцелений не было.
– Когда вы отказали в причастии одной гражданке из-за того, что она не знала, кто такой Христос, и знала, кто Ленин?
Случай с гражданкой, которой я отказал в причастии, был не помню в какой пост. Я её спросил: кто Христос? Она ответила: я не знаю. Тогда я спросил: а кто Ленин? Она ответила: вождь пролетариата. Меня это оскорбило, и я ей в причастии отказал.
– Был ли случай, когда вы, держа в руках газету "Правда", присутствующим сказали, что газета "Правда" стоит 10 копеек потому, что в ней правды только на 10 копеек, а остальное неправда?
– Да, такой случай был.
– Как вами освещался вопрос о новой конституции в СССР?
По вопросу конституции я среди окружающих подвергал критике пункт о свободном отправлении религиозных убеждений. Я говорил, что свобода, о которой сказано в конституции, осталась на бумаге. На самом деле в СССР по прежнему происходит притеснение вероисповедания и духовенства, и что на получение свободы для отправления религиозных убеждений без помощи извне рассчитывать нельзя. И я продолжаю это думать, так как не вижу, в чем заключается свобода отправления религиозных убеждений в новой конституции СССР.
– Скажите, совпадает ли ваше мировоззрение советскому?
Моё мировоззрение не соответствует советскому, так как я нахожу положительным в системе власти только то, что советская власть проводит громадную работу. Остальное же, то есть всю систему советской власти, я признаю неправильной. И дело не в том, что у меня не сходятся взгляды с советской системой на религиозные убеждения, а дело в том, что страной у нас должна управлять другая система, не советская.
– Вы говорили о том, что советская власть умышленно сократила процент "неверующих" в процессе проведения переписи среди населения.
Да, я это говорил и обращался к настоятелю церкви с тем, чтобы он выяснил у епископата, как поступать с теми, кто скрыл свою принадлежность к верующим. Епископ дал ответ: в отношении согрешающих остаётся одно средство – покаяние. Никаких других целей в данном вопросе я не преследовал.
– Следствию известно, что вы в кругу своих знакомых, обсуждая процесс над троцкистами, высказывали враждебные взгляды против советской власти и партии. Дайте показания по существу этой улики.
Разговор о процессе над троцкистами был… я смотрю на этот процесс с той точки зрения, что здесь своя своих не познаша, здесь борьба за власть, а в этой борьбе всегда победит сильная сторона, так оно и случилось… обычно искали контрреволюцию среди нашего брата – духовенства, а она оказалась вон где – в высших правящих кругах, которые вместе когда-то боролись за победу революции.
– Следствие располагает материалами о том, что вы являетесь организатором и руководителем контрреволюционной группы церковников. Расскажите о составе этой группы и её деятельности.
– Прихожане питали ко мне чисто личную симпатию. Они обращались ко мне с вопросами религиозного содержания, на которые я им давал ответы в своих беседах. Встречался я с ними только в церкви. Организатором же группы и руководителем таковой я себя не признаю, так как никакой контрреволюционной группы церковников я не организовывал.

Вместе с отцом Петром был арестован сторож Сергиевского храма. Во время допросов следователь попросил его охарактеризовать с политической точки зрения отца Петра. На это требование он ответил:
"Никотин антисоветски настроенный человек. Он выражал резкое недовольство политикой советской власти в отношении религии… кроме того, своё недовольство советской властью Никотин проявляет в действиях: призывал верующих к тому, чтобы они водили своих детей в церковь, учили их молитвам; в прошлом году провел специальный молебен для школьников перед началом учебного года, кроме исповеди для верующих читает ещё общие проповеди, развивая у них религиозный фанатизм и безразличие к окружающей жизни и событиям".

Были допрошены как свидетели священнослужители, которые служили с отцом Петром и хорошо его знали. Проявив малодушие, они оговорили его. Один из них, священник Павел Цветков, сказал:
"Никотина я могу охарактеризовать как человека, враждебно настроенного к советской власти… Так, Никотин неоднократно высказывал недовольство советской властью, заявляя, что большевики устроили гонение на религию и духовенство, закрывают храмы, отбирают насильственно храмы у тихоновцев и передают обновленцам".

Другой лжесвидетель, протодиакон Устин, оговорил отца Петра и всех арестованных с ним прихожан Сергиевского храма. Будучи секретным осведомителем, Устин постоянно доносил о них в НКВД. Характеризуя отца Петра, он сказал:
"В большие религиозные праздники он произносит проповеди антисоветского характера, вот например: «Без Христа человечество жить не может. Где нет Христа, там ссоры, драки, ругань, там нет ни чести, ни стыда»… Для воспитания детей в духе веры он систематически среди женщин матерей распространяет церковную литературу… Проповедует Церковь как единственное место спасения для души человеческой…"

Вместе с протоиереем Петром Никотиным были арестованы миряне Виктор Фролов, Иван Рыбин, Елизавета Куранова и Николай Кузьмин.

17 октября 1937 года тройка НКВД по Московской области приговорила арестованных к расстрелу.

21 октября 1937 года протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Иоанн Рыбин, Елизавета Куранова были расстреляны на полигоне Бутово под Москвой, а Николай Кузьмин – 31 октября 1937 года. Все они погребены в безвестной общей могиле.

Был причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 7 октября 2002 года для общецерковного почитания.

Сперанский Владимир Васильевич (1877-1937), священник, священномученик.
http://s50.radikal.ru/i127/0910/87/c63cc55c011d.jpg
Память 8 октября, в Соборе новомучеников и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился 20 марта 1877 года в городе Суздале Владимирской губернии в семье священника.

В 1899 году окончил Владимирскую Духовную семинарию и стал работать учителем.

В 1901 году он был рукоположен во диакона и затем во священника. Первым местом его служения стал храм в селе Петрово Екатеринославской губернии (Днепропетровская обл.).

С 1914 года служил в Екатеринославской губернии: c. Осокоровка, с. Ново-Воронцовское, с. Ново-Архангельское, г. Александровск.

В 1921 году был арестован органами ОГПУ города Александровска. Находился в тюрьме в течение семи суток, после чего был освобожден.

В 1931 году отец Владимир переехал в Московскую область и был направлен служить в Талдомский район в храм во имя Преображения Господня в селе Запрудня, которое жители по старинке продолжали называть село Гари, как называлось оно в XVII веке, когда здесь была построена деревянная церковь, на месте которой в XVIII веке была построена каменная. К этому времени о. Владимир имел трех сыновей: Николая, Сергея, Серафима.

Как-то в январе 1937 года молодой человек, служивший в то время в Егорьевском военкомате писарем, пришел на побывку в село Запрудня, из которого был родом, а затем стал возвращаться в часть. Идти нужно было пешком до железнодорожной станции Вербилки. Попутчиком его оказался священник из храма в Запрудне, он стал расспрашивать солдата о жизни в армии, о бытовых условиях военнослужащих и вообще, как военному человеку живется и насколько он обеспечен довольствием и оружием. Священнику, например, от некоторых прихожан стало известно, что дети их жалуются на недостаток пищи в армии и просят в посылке прислать сухарей. Сам он со своей стороны сообщил, что знает, что Советская армия на Дальнем Востоке снабжена всем необходимым и имеет в достаточном количестве необходимое вооружение. Писарь спросил, что он думает о существующем строе и удовлетворяет ли он его. Священник ответил, что раньше был царь, а сейчас Сталин – разницы никакой, у нас приветствуют Сталина, а в Германии Гитлера. После того, как они расстались, писарю показался подозрительным разговор со священником, и он написал в НКВД донесение, что священник интересуется сведениями разведывательного характера.

Вслед за этим писарь был вызван в НКВД и 17 апреля 1937 года допрошен. Следователь спросил его, из чего он сделал вывод, что священник занимается сбором информации о вооружении Советской армии. Писарь ничего убедительного не мог показать, сказал лишь, что ему показалось подозрительным, что священник так подробно осведомлен о вооружении армии на Дальнем Востоке.

На этом все и закончилось, но в августе 1937 года в отделение НКВД пришел приказ о проведении массовых арестов и перечислены были категории лиц, которых следовало арестовать, к ним относились и священнослужители. Сотрудник Талдомского отдела НКВД вызвал к себе одного из секретных осведомителей и попросил раздобыть сведения о служившем в селе Запрудня священнике. Штатных осведомителей в те годы было так много, что, наверное, не было человека, с которым бы такой осведомитель не состоял в дальнем или близком знакомстве. И осведомитель нашел человека, знавшего священника из Запрудни, и тот, нимало не ведая, для чего это нужно, все рассказал о священнике.

15 августа 1937 года осведомитель уже сообщил обо всем, что узнал, сотруднику НКВД.

«В отношении служителя культа села Гари гражданина Сперанского от гражданина фабрики "Вербилки", – сообщил он, – пришлось почерпнуть следующие сведения. Действительно, Сперанский служил где-то далеко, жил, как говорят, припеваючи, имея много земли, лес, сад и скот, чувствовал, одним словом, себя настоящим помещиком. Был выслан, отбыл и вернулся, но ввиду сложившихся пережитков у Сперанского до сих пор хранится какая-то затаенная неприязнь к советской власти. Сперанский здоровый скрытый политик. Своих тайн и своих убеждений он не высказывает никому, разве только своему близкому верному человеку. Народ относится к нему с большим доверием и уважением, считая его за человека разумного и влиятельного, а потому охотно спешит послушать его проповеди, которые он обычно произносит каждый праздник; посещают его на дому, но о чем там ведутся беседы, остается тайной. Правда, проповеди он произносит на евангельские темы, но все же для большего внушения и эффекта выводы приурочивает к современному положению. Считаю не лишним указать один пример его проповеди, которую он произносил в Неделю о слепом. Говорил он об исцелении слепого, который действительно был лишен всякого зрения и ему простительно было ходить и блуждать где придется. Но эту евангельскую слепоту он приурочил к современному положению, в том смысле, что все мы, имея зрение, все же стали слепы, не видим, куда идем, блуждаем, путаемся, как слепые... Вот, видимо, его больная струнка при переходе к выводам от Евангелия к социализму. О предоставлении права по новой сталинской конституции служителям культа быть избирателями и быть избранными Сперанский рассуждает так: "Выборы служителям культа не нужны и ходить на них не следует, живо попадешь в агитаторы; служители культа должны твердо стоять на своем посту и только с церковной кафедры, особенно теперь, когда предоставлено право свободы слова, бороться за Церковь и религию, особенно в на стоящее время, когда агитационная работа и антирелигиозная пропаганда значительно увеличиваются».

21 августа 1937 года отец Владимир был арестован и в течение двух дней допрошен. Следователь попросил священника рассказать о себе и, выяснив, что он жил на территории Екатеринославской губернии в 1919 году, когда там шла гражданская война, спросил:
– В селе Осокоровка, где вы служили, проходили ли расстрелы и аресты коммунистов и других советски настроенных лиц со стороны белых и банд?
– Расстрелов в селе Осокоровка я не помню, аресты и порки были. В период нахождения власти в руках Скоропадского австрийские войска арестовывали крестьян, участвовавших в разгроме имения графа Воронцова-Дашкова, и уводили для порки в это имение, в котором был расположен штаб австрийских войск. Во время пребывания банды Махно были случаи насильственного увода с лошадьми некоторых крестьян.
– Вы подвергались допросу штабом австрийских войск в имении графа Воронцова-Дашкова?
– Не подвергался.
– Вы были знакомы с графом Воронцовым-Дашковым?
– Нет.
– А с управляющим его имением?
– Был знаком, бывал у него в доме не раз.
– Когда происходили расправы с крестьянами в имении графа, тогда там был управляющий его имением?
– Не знаю.
– Следствие вам предъявляет обвинение в том, что вы, будучи служителем религиозного культа, вели антисоветскую деятельность.
– В этом я виновным себя не признаю.
– Следствие располагает данными, что вы, находясь на территории, занятой контрреволюционными войсками, входили с ними в контакт и содействовали очищению территории от советски настроенных людей. Признаете ли вы себя в этом виновным?
– В этом виновным я себя не признаю.
– Следствие располагает данными, что вы в январе сего года по дороге на станцию Вербилки обрабатывали в контрреволюционном духе красноармейца. Признаете вы себя в этом виновным?
– Виновным себя в этом не признаю. Я не отрицаю того, что в январе я действительно шел вместе от Запрудни к станции Вербилки и вел разговор о службе в Красной армии. В этом разговоре я интересовался бытовыми условиями в Красной армии, правда ли, что ухудшилось питание в Красной армии.
– О вооружении на Дальнем Востоке вы передавали сведения при разговоре с красноармейцем? Откуда вы эти сведения получили?
– Таких сведений я ему не передавал, возможно, что о вооружении на Дальнем Востоке мы и вели разговор, но я еще раз повторяю, что никаких сведений не передавал, так как, кроме того, что пишут в газетах, я о вооружении на Дальнем Востоке представления не имею.
– Следствие предъявляет вам обвинение в том, что вы как служитель религиозного культа во время службы в церкви произносили проповеди антисоветского содержания.
Признаю только то, что проповеди во время службы я произносил, все мои проповеди являлись по своему содержанию чисто религиозными, но признаю и то, что в этих проповедях я затрагивал и осуждал учение безбожников.
– Следствие еще раз предлагает вам искренне признаться в антисоветской деятельности против существующего строя.
В этом виновным я себя не признаю, считаю, однако, необходимым признать, что я по своему мировоззрению являюсь идеалистом религиозного характера и учение материалистическое не признаю в корне и считаю его своему мировоззрению враждебным. Поэтому я не согласен с действиями коммунистической партии в нашей стране, когда она навязывает свое мировоззрение другим гражданам, мыслящим по другому.

29 августа следствие было закончено и он был заключен в Таганскую тюрьму в Москве.

19 октября тройка НКВД по Московской обл. по ст. 58-10 УК РСФСР приговорила его к расстрелу за "контрреволюционную агитацию".

21 октября 1937 года был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

Причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 7 мая 2003 года для общецерковного почитания.

Фролов Виктор Васильевич (1913-1937), иподиакон, мученик.

Память 8 октября, в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился в 1913 г. в городе Москве в семье рабочего. До 1929 г. учился, а потом устроился на работу по найму. Под кровом своего дома он давал приют монашествующим, странникам, бежавшим из ссылки, и проживающим нелегально в Москве верующим.

В 1934 г. был арестован первый раз вместе со своим другом на квартире архимандрита Алексия (Патрикеева). Просидев четыре часа в милиции, они были допрошены о причинах посещения отца Алексия и отпущены. Перед арестом работал бухгалтером расчетной части завода N 192.

27 августа 1937 г. был арестован и заключён в Бутырскую тюрьму в Москве.
- Какое участие вы принимали в богослужениях в церкви и в качестве кого? - спросил следователь.
- Я принимал участие в богослужениях в церкви в качестве чтеца, при этом облачался в стихарь.
- Следствие располагает данными, что вы являетесь иподиаконом.
- Да. Меня в церкви знакомые и священнослужители считают иподиаконом…
- Следствие уличает вас в даче ложных показаний в отношении отправления вами обязанностей иподиакона. Следствие требует правдивых показаний.
- На протяжении нескольких лет я отправлял обязанности иподиакона. Служить я начал ещё до архиепископа Серафима (Силичева), с которым позже продолжал служить до момента его отъезда в Саратов… я собирался, как только приедет архиепископ Серафим, уйти со службы в советском учреждении на службу в Церковь с архиепископом Серафимом…
- Расскажите о круге знакомств протоиерея Никотина. Где он встречается со своими знакомыми?
- Я знаком с ним как посещающий церковь… Церковь посещает молодёжь, но кто из неё связан с протоиереем Никотиным, я не знаю.
- С какого времени вы знаете архиепископа Серафима и в чем выражается ваша связь с ним в настоящее время?
- Знаю архиепископа Серафима с 1935 г. С тех пор, как он уехал в город Саратов, я о нем ничего не знаю.
- Следствие располагает материалами о том, что вы систематически занимаетесь контрреволюционной агитацией как среди своих знакомых, так и верующих. Дайте показания по существу.
- Ни я, ни мои друзья антисоветской агитацией не занимались.
Вместе с ним были арестованы протоиерей Петр Никотин и миряне Иван Рыбин, Елизавета Куранова и Николай Кузьмин.

17 октября 1937 года тройка НКВД по Московской области приговорила арестованных к расстрелу за "контрреволюционную фашистскую агитацию и участие в к/р группе церковников, систематическую а/с пропаганду и клевету".

21 октября 1937 года протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Иоанн Рыбин, Елизавета Куранова были расстреляны на полигоне Бутово под Москвой, а Николай Кузьмин – 31 октября 1937 года. Все они погребены в безвестной общей могиле.

Был причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 7 октября 2002 года для общецерковного почитания.

Рыбин Иван Николаевич (1898-1937), мученик, дворник и истопник церкви.

Память 8 октября, в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился 1 апреля 1898 г. в деревне Черная Грязь Богородского уезда Московской губернии в семье крестьянина. В 1917 г. служил рядовым в царской армии, а в 1920 г. четыре месяца рядовым красной армии. Перед арестом Иван Николаевич проживал в церковной сторожке при храме святых апостолов Петра и Павла в Лефортово, где он работал дворником и истопником.

21 августа 1937 г. был арестован и заключён в Бутырскую тюрьму в Москве.
- Какую работу вы исполняли при церкви? - спросил следователь.
- Часто по своим религиозным убеждениям и по настоянию своего духовника, священника церкви Петра и Павла в Лефортово Цветкова Дмитрия, я производил разную работу в церкви: вытирал и переставлял иконы, подсвечники, а также производил уборку по окончании служб.
- Кто твой духовный отец?
- Священник Андрей Иванович Куницын, ныне сослан за контрреволюционную деятельность. Его я хорошо знал, среди верующих прославлял как избавителя от всех земных тягот, который поэтому пользовался большой популярностью среди верующих. Он читал мне духовные наставления, готовил меня к монашеской жизни.
- Вы имеете материальную и письменную связь с высланным Андреем Ивановичем Куницыным?
- Да, я имею письменную и материальную связь с отцом Андреем Куницыным. После его высылки я ему писал письма и от него получал ответы на мои письма. Последнее письмо я ему написал перед моим арестом. В этом письме я просил у отца Андрея руководства, как вести себя, с кем иметь связь, как лучше принести пользу для веры и как лучше отдать себя в жертву ради спасения веры. Материальная связь у меня с отцом Андреем заключается в денежной помощи с моей стороны. Я после его ареста в место ссылки высылал ему деньги и посылки. Последний раз посылал ему деньги в июле 1937 г...
- Следствие располагает материалами о том, что вы занимались антисоветской агитацией среди окружающих. Вы подтверждаете это?
- В связи с арестом священника Андрея Куницына я среди духовных братьев и сестёр ругал советскую власть за то, что она арестовала нашего духовного отца, старого и бессильного. Когда это было, точно не помню.
Вместе с ним были арестованы протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Елизавета Куранова и Николай Кузьмин.

17 октября 1937 года тройка НКВД по Московской области приговорила арестованных к расстрелу за "антисоветскую агитацию".

21 октября 1937 года протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Иоанн Рыбин, Елизавета Куранова были расстреляны на полигоне Бутово под Москвой, а Николай Кузьмин – 31 октября 1937 года. Все они погребены в безвестной общей могиле.

Был причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 7 октября 2002 года для общецерковного почитания.

Кузьмин Николай Васильевич (1899-1937), мученик, певчий.

Память 18 октября, в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился 10 октября 1899 г. в городе Москве. Отец его был заведующим епархиальной свечной лавкой.

В 1917 г. окончил коммерческое училище и в 1918 г. был призван на службу в красную армию. Служил до 1921 г. в главном артуправлении делопроизводителем.

С 1921 г. работал в морском научном институте в качестве заведующего хозяйством, а также участвовал в экспедициях в качестве научно-технического сотрудника. В 1929 г. сильно заболел и до 1932 г. нигде не работал. В 1933 г. устроился агентом снабжения в военный совхоз Главвоенпорта.

В 1935 г. переехал в Москву, где устроился певчим хора Сергиевского храма в Рогожской заставе.

29 сентября 1937 г. был арестован и заключён в Бутырскую тюрьму в Москве. Арестованный ранее сторож Сергиевского храма на вопрос следователя о том, что он знает о Николае Кузьмине, ответил: «Ярый церковник, недовольный советской властью. Своё недовольство советской властью он выразил среди верующих так: "Я не признаю никаких партий и власти, кроме партии Христа, членом которой я состою"...»
- Как у вас сложились твёрдые религиозные убеждения и когда? - спросил следователь.
- Раньше я к религии относился критически, особенно после революции, не посещал церковь и не выполнял религиозных обрядов. Твёрдые религиозные убеждения у меня сложились после болезни в 1929 году, когда я, будучи при смерти, обратился с молитвой к Богу, в результате чего выздоровел. Мои религиозные убеждения тверды, на основе их я строю всю свою жизнь и отношение к людям. Своё отношение к советской власти я вывожу из учения Христа: любите враги ваша и не сопротивляйтесь предержащим властям… Все мои родственники критически относятся к моим религиозным убеждениям.
Следователь потребовал от Николая Кузьмина дать политическую характеристику протоиерею Петру Никотину и другим знакомым и рассказать об их отношении к советской власти. На это требование Николай Васильевич ответил, что знает их только по отношению к Церкви, а об отношении их к советской власти ничего не знает.
- Следствие располагает данными о том, что вы занимаетесь антисоветской агитацией среди верующих. Дайте показания по существу этого дела.
- Антисоветской агитацией я не занимался. Сказать о том, что не пойду на демонстрацию, а скорее пойду в церковь, если в ней совершается служба, я мог… Предъявленные мне факты антисоветской агитации среди верующих я отрицаю.
Вместе с ним были арестованы протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Иван Рыбин, Елизавета Куранова.

17 октября 1937 года тройка НКВД по Московской области приговорила арестованных к расстрелу за "антисоветскую агитацию".

21 октября 1937 года протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Иоанн Рыбин, Елизавета Куранова были расстреляны на полигоне Бутово под Москвой, а Николай Кузьмин – 31 октября 1937 года. Все они погребены в безвестной общей могиле.

Был причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 7 октября 2002 года для общецерковного почитания.

Куранова Елизавета Викторовна (1877-1937), мученица, певчая.

Память 8 октября, в Соборе новомучеников и в Соборе Бутовских новомучеников.
http://i044.radikal.ru/0910/f8/2d47f4f00bdf.jpg
Родилась в 1877 г. в городе Москве. Воспитывалась она в детском доме. Вышла замуж.

В 1930 г. мужа Елизаветы Викторовны, который работал на заводе, обвинили во вредительстве и по приговору тройки ОГПУ расстреляли. Дом, где они проживали, был конфискован, и она, как административно высланная, вынуждена была покинуть Москву и поселиться в подмосковном городе Звенигороде.

9 сентября 1937 г. была арестована и заключена в Бутырскую тюрьму в Москве.

- Следствие располагает данными, что вы собирали среди граждан деньги и продукты для оказания помощи заключённым и высланным, которые посылали последним, вы подтверждаете это?
- Нет, не подтверждаю. В 1937 г. я посылала две посылки заключённому священнику Сергею Григорьевичу Зарубину. Все эти продукты приобретались мною за свои средства.
- Расскажите о вашей контрреволюционной деятельности.
- Никакой контрреволюционной деятельности я не вела.
- Уточните род ваших занятий, чем вы занимаетесь?
- Я одинокая и без определённых занятий. Работаю на случайных работах.
- Следствие располагает данными о том, что вы имеете связь с лицами, сосланными за контрреволюционную деятельность.
- Да, я имею письменную связь со священником Сергием Зарубиным, с которым я познакомилась девять лет назад. Кроме письменной связи, я послала за 1936 и 1937 гг. около четырёх посылок. Сбором же средств на стороне не занималась.
- Будучи недовольны советской властью, вы среди верующих занимались антисоветской агитацией. Дайте показания по существу.
- Я потому недовольна советской властью, что пережила расстрел мужа, конфискацию имущества и высылку. Но открыто своего недовольства среди окружающих не выражала, антисоветской агитацией я не занималась. Я считаю, что меня арестовали за то, что я посещаю церковь и участвую в церковном хоре.
Вместе с ней были арестованы протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Иоанн Рыбин и Николай Кузьмин.

17 октября 1937 года тройка НКВД по Московской области приговорила арестованных к расстрелу за "антисоветскую агитацию, контрреволюционную деятельность".

21 октября 1937 года протоиерей Петр Никотин и миряне Виктор Фролов, Иоанн Рыбин, Елизавета Куранова были расстреляны на полигоне Бутово под Москвой, а Николай Кузьмин – 31 октября 1937 года. Все они погребены в безвестной общей могиле.

Была причислена к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 7 октября 2002 года для общецерковного почитания.
(НОВОМУЧЕНИКИ И ИСПОВЕДНИКИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ XX ВЕКА Православного Свято-Тихоновского Богословского Института)

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

***************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Лк. 7, 31-35). "С кем сравню людей рода сего?", т. е. неверов? Если Господь делает этот вопрос как-будто в недоумении, не тем ли более прилично нам недоумевать о явлениях неверия? Казалось бы, как идти против всесторонней очевидности? - и однако же идут. Что сатана противится - это не дивно; его имя такое: противник истины и добра; ясно видит, что Бог есть, что Он будет судить его и осудит, что казнь ему уже уготована, а все идет наперекор, и не для чего другого, как только на зло и, следовательно, на большую себе пагубу. Уж не этот ли дух богоборства владеет и неверами? По крайней мере, по тем понятиям какие имеем мы о душе и ее действиях, неверие, при очевидности оснований веры, необъяснимо, равно как необъяснимо и рабство грешника греху, когда он узнает ясно, что грех губит его. И какое еще противоречие! Только неверы и страстолюбцы отвергают бытие сатаны и нечистых духов. Те, которым бы больше всего надо было бы стоять за них, совсем отступаются от них. Не от них ли самих и наука-то эта? Темные тьму любят и научают говорить, что их нет и что в нравственном мире строится само собою. без их козней и коварства
***************************************************************************************************************************************
Алавастровый сосуд
"И вот женщина, которая была грешница, узнавши, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром"
(Лк. 7, 37)

Не храните алавастровые сосуды вашей любви и участия к ближним без употребления до самой их смерти, возлейте на них драгоценное миро сочувствия, пока они живы. Скажите им слово утешения, пока они могут слышать его, усладите жизнь их подвигами любви, пока ваша любовь может их утешать и радовать. То доброе слово, которое вы скажете о них, когда их уже не будет, скажите лучше при них. Те цветы, которыми вы хотите украсить их могилу, несите лучше теперь, чтобы оживить их земное жилище. Друзья наши часто нуждаются в сочувствии, в поддержке, не станем же отказывать им в этом теперь, пока оно им дорого, и раскроем перед ними при жизни наши алавастровые сосуды, чтобы освежить и ободрить их в час одиночества. Научимся, как та женщина, пока еще не поздно, "делать, что можем, и предварять помазывать тела их".
За гробом мы уже ничем не можем помочь нашим братиям; пред открытою могилой любовь наша бессильна, и цветы наши не обдадут уже благоуханием протекшую жизнь.

из истории:
В 1596 г. состоялся "собор" еретиков в Бресте, начало унии на территории юго-западной части Православной Церкви

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

63

Во славу Божию и на пользу ближнего !

22 Октября -Память:.................................Поста нет!

Ап. Иакова Алфеева (I).
http://i074.radikal.ru/0910/b7/63f3c14c1181.jpg
Святой апостол Иаков был сыном Алфея и братом апостола и Евангелиста Матфея, прежде бывшего мытарем. Когда Господь наш Иисус Христос, пребывая на земле во плоти, избрал в достоинство апостольское простых и благочестивых людей, чтобы послать их на проповедь Евангелия во вселенную, тогда избрал Он и сего Иакова и, как достойного, причел его к апостольскому лику (Мф.10:3; Мрк.3:18; Лк.6:15). И стал Иаков одним из числа двенадцати апостолов, самовидцем и слугою Христовым, проповедником Его таин и Его последователем. Вместе с прочими апостолами Иаков Алфеев был послан Господом на проповедь. Мф.10:3.Приняв с другими апостолами Духа Святого, сошедшего на них в огненных языках, (По вознесении Господнем Иаков Алфеев пребывал вместе с другими апостолами в Иерусалиме в Сионской горнице (Деян.1:13), также как и некоторое время после сошествия Св. Духа (6:2)он отправился к язычникам проповедовать Христа и наставлять заблудших на путь спасения. Разжегшись огнем ревности Божественной, он попалял терния безбожия, сокрушал идолов, храмы их разорял, врачевал различные недуги, отгонял от людей духов лукавых и многое множество людей привел к Христу, чрез что приобрел себе и новое имя: семя Божественное. Ибо он насеял в сердцах человеческих Божие слово, насадил веру и возрастил благочестие: ради сего он и был наименован Божественным семенем.

Обходя многие страны, он сеял семя небесное, собирал жатву спасения человеческого и окончил земное течение свое Христовыми стопами: будучи подражателем Христовых страданий, он предал дух Богу пригвожденным на кресте Ап. Иаков Алфеев совершал апостольское служение сначала в Иудее, потом сопутствовал ап. Андрею Первозванному в Едессу (Едесса – нынешняя Орфа – древний знаменитый город Месопотамии на р. Евфрате), проповедовал учение Христово в Газе (один из самых древнейших городов Филистимских на границе с царством Иудейским, во времена апостольские принадлежавший Сирии) и Елевферополе (город Южной Палестины на дороге между Иерусалимом и Газою) и сопредельных им местах, откуда отправился в Египет и здесь в городе Острацине (приморский город на границе с Палестиною) запечатлел апостольские труды свои мученическою смертью на кресте.

И было собрано сие Божественное семя, святой Иаков, с плодами, принесенными сторицею, в небесную житницу; там насыщаясь сам видением лица Божия, он и для нас ходатайствует своими молитвами о том же насыщении.

Кондак, глас 2:
Твердо мудрости догматы в душы благочестивых вложившаго, похвалами да ублажим, яко боговещателя вси Иакова: престолу бо славы Владычню предстоя, и со всеми ангелы радуется, моля непрестанно о всех нас.

Прпп. Андроника и супруги его Афанасии (V).
http://s56.radikal.ru/i153/0910/4b/c57506a248b5.jpgАфанасия преподобная
В царствование Византийского императора Феодосия Великого1 в Антиохии проживал один муж, золотых дел мастер, – по имени Андроник. Он взял себе в жены дочь золотаря же – Иоанна, имя коей было Афанасия, означающее – «бессмертие»2. И действительно, святая Афанасия своею святою жизнью, как то показывает и ее кончина, – приобрела себе бессмертную славу. Сия супружеская чета – Андроник и Афанасия, проводя честную и богоугодную жизнь, украшали себя всякими добродетелями. Свое умножающееся состояние они делили на три части – одну часть тратили в пользу бедных, другую – на церковное благолепие, а третью – на домашние нужды. За свою кротость и добрые дела Андроник и Афанасия были любимы и почитаемы всеми гражданами. После того, как от них родились сын Иоанн и дочь Мария, они прекратили плотское супружеское сожительство и проживали, как брат с сестрой, в чистоте. Особенные заботы и попечения были у них относительно убогих. Служа последним, они переносили на своих руках больных, обмывали их, кормили и одевали и на свои средства доставляли всевозможный покой нищим и странникам. При сем каждую неделю Андроник и Афанасия среду и пятницу проводили в посте и молитвах.

Между тем, как они продолжали жить столь добродетельною жизнью, Бог благоволил призвать их к еще более совершенной жизни, – дабы, отложивши все земное, они последовали за Единым Господом своим Иисусом Христом, Который оставил нам образец, по коему мы должны следовать стопам Его.

В один день, после двадцатилетней супружеской жизни, Афанасия, возвратившись из церкви от утрени домой, застала детей своих в бреду и, обеспокоившись, села подле них на постели. Андроник, вернувшись из церкви несколько позже, сталь звать свою жену, предполагая, что она спит. Афанасия отвечала:

– Не сердись на меня, господин мой, потому что дети наши находятся в сильном жару.

Удостоверившись в сем, Андроник отошел от больных детей, говоря:

– Да будет воля Господня!

После сего он отправился в загородную церковь святого мученика Иулиана, где похоронены были родители его. Здесь он пробыл на молитве до шестого часа.

В то время, как Андроник находился в церкви, оба ребенка его – сын Иоанн, коему шел двенадцатый год, и дочь Мария – десяти лет от роду, умерли. Возвращаясь с молитвы, Андроник услышал плач и вопль в доме своем и, смутившись, побежал поспешнее. Он застал около своего дома великую толпу жителей своего города, обоих же детей своих увидал лежащих мертвыми. Удалившись в свою молельню, Андроник повергся ниц пред образом Спасителя нашего, произнося слова праведного Иова:

– «Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов.1:21).

В слезах о умерших детях своих Афанасия настолько изнемогла, по причине сильной скорби, что желала себе даже смерти, так как она повторяла:

– О, если бы и мне умереть с моими детьми!

В день погребения детей Андроника и Афанасии к ним собрались все граждане и пришел сам патриарх со всем клиром своим. Детей похоронили в церкви святого Иулиана, – где покоились и предки их. По совершении обряда погребения, Афанасия не хотела возвращаться домой, но с плачем сидела подле могилы своих детей.

В полночь в образе инока ей явился здесь святой мученик Иулиан и обратился к ней с следующими словами:

– Женщина! Зачем ты не оставляешь в покое почивающих здесь?

Афанасия отвечала:

– Господин, не сердись на меня, так как я нахожусь в страшной скорби: я имела двоих детей и вот сегодня обоих вместе похоронила!

Святой мученик Иулиан спросил Афанасию:

– Скольких же лет были твои дети?

Афанасия отвечала:

– Один двенадцати, а другая – десяти лет.

Тогда святой сказал ей:

– Зачем ты о них плачешь? Для тебя полезнее было бы, если бы ты о своих грехах плакала. Уверяю тебя, что подобно тому, как человеческая природа требует пищи, так точно и умершие дети питаются у Христа небесными благами. Они Ему молятся: – Судия праведный! Ты лишил нас земных благ, не лиши же небесных!

Выслушав сии слова, Афанасия пришла в умиление и, вместо скорби, возрадовалась, говоря:

– Если мои дети продолжают жить на небе, то зачем мне плакать?

Говоря так, Афанасия обернулась, желая подольше побеседовать с явившимся к ней, но более уже не видала его. Афанасия искала явившегося ей по всей церкви, но никого не нашла. Тогда она потревожила охранявшего церковные двери привратника и спросила его:

– Где тот инок, который разговаривал со мною?

Привратник отвечал:

– Разве ты не видишь того, что двери заперты и сюда никто не входил: что же ты говоришь, будто кто-то с тобою разговаривал?

Тогда Афанасия, убедившись, что то было лишь видение, убоялась и, возвратившись домой, пересказала мужу то, что видела и слышала и, вместе с тем, утешилась в своей скорби.

– Господин мой, – сказала Афанасия Андронику, – еще при жизни детей наших я намеревалась сообщить тебе об одном своем намерении, но смущалась; теперь же, вот, по смерти их, скажу тебе без смущения: отпусти меня в монастырь, дабы там оплакивать мне грехи мои. И тогда Господь, взявший от нас наших детей, может соделать нас наиболее приуготованными к служению Ему.

Андроник отвечал:

– Пойди, испытай в течение одной недели свое намерение и, если не переменишь его, то мы посоветуемся о сем вместе.

Афанасия, выдержав испытание, не изменила своего намерения и по прошествии многих дней, наоборот, преисполнилась сильнейшим желанием иноческой жизни и снова стала упрашивать мужа отпустить ее в монастырь.

Тогда Андроник, призвав отца Афанасии, сказал ему:

– Вот, мы желаем пойти поклониться святым местам, посему вверяем тебе наш дом и все наше имущество и просим тебя: если на пути случится с нами какое-либо несчастье, то раздай наше имущество нуждающимся, а дом наш обрати в больницу для нищих и в приют для странников.

Таким образом Андроник, поручив тестю свой дом и свое имущество, освободил вместе с тем и всех своих рабов и рабынь.

В одну из ночей Андроник и Афанасия, собравшись, взяли на дорогу немного из своего имущества и вышли из дома, никем незамеченные. Предавшись воле Божией, они стали совершать подвиг странничества.

Встретив утро следующего дня за городом, блаженная Афанасия, оглянувшись назад, увидала вдали свой дом и, обративши взор к небу, сказала:

– Боже, сказавший Аврааму и Сарре: «пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе» (Быт.12:1)! Призри и на нас и путеводительствуй нами в страхе Твоем. Вот мы ради Тебя бросили открытым наш дом, не затвори же для нас дверей Твоего царства.

После сего оба они с плачем продолжали свой путь. Достигнув Иерусалима, Андроник и Афанасия поклонились святым местам и, приняв благословение от многих отцов, беседовали с последними. Затем пошли и в Александрию поклониться мощам святого мученика Мины. По дороге сюда Андроник, оглянувшись, заметил какого-то мирянина, ссорившегося с монахом, и сказал мирянину:

– Зачем ты ссоришься с монахом?

Мирянин отвечал:

– Монах нанял у меня осла, чтобы ехать на нем в Скит, и я советовал ему отправиться теперь же, чтобы нам совершать путь ночью, когда нет сильного солнечного зноя, а утром часу в шестом быть уже в Ските. Между тем монах не желает принять моего совета.

Тогда Андроник спросил мирянина:

– Имеешь ли ты другого осла?

Тот отвечал:

– Имею.

Андроник сказал:

– Поди же приведи его, – и я найму его у тебя, так как и я желаю ехать в Скит3.

Супруге же своей Афанасии Андроник сказал:

– Подожди здесь до тех пор, пока я съезжу в Скит получить от тамошних отцов благословение.

– Возьми и меня с собою, – просила Афанасия.

– Женщинам, – отвечал Андроник, – не положено бывать в Ските.

Тогда Афанасия с плачем сказала мужу:

– Если ты меня оставишь, не отдавши в женский монастырь, то дашь в том ответ святому мученику Мине.

Андроник дал обещание не оставлять жены до тех пор, пока не исполнит ее желания.

После сего Андроник отправился в Скит, где в каждой лавре4 получал благословение от отцов Скитских.

Прослышав о преподобном Данииле5, Андроник, преодолев большие затруднения, прибыл к нему, поклонился ему, и, после молитвы, рассказал все о себе и супруге своей Афанасии. Преподобный Даниил сказал Андронику:

– Поди, приведи твою жену, и я дам вам в Фиваиду6 письмо, чтобы ты свободно довел ее туда и поместил в женский монастырь Тавеннисиотов7.

Возвратившись к Афанасии, Андроник ночью привел ее к святому старцу Даниилу. Старец Даниил стал беседовать с ними о путях спасения и оказал им большую пользу душевную. Вручив затем им письмо, старец благословил их и отпустил в монастырь Тавеннисиотский.

Пришедши в обитель, блаженный Андроник поместил святую свою супругу Афанасию в женский монастырь. Восприяв здесь образ ангельский, Афанасия стала проводить и образ жизни равноангельской. Сам же он возвратился к преподобному начальнику лавры Даниилу, который постриг его в чин иноческий и, наставив в добродетельной жизни, назначил ему отдельную келлию, дабы Андроник, проживая в ней один, подвизался в безмолвии.

И вот блаженный Андроник, досточестно подвизаясь, пребывал в подвигах безмолвия в течение двенадцати лет. После сего он упросил отца Даниила отпустить его в Иерусалим поклониться святым местам. Сотворив молитву, преподобный Даниил с благословением отпустил его.

Проходя области Египта, Андроник однажды присел для небольшого отдыха под можжевеловыми кустами. И вот, по Божественному устроению, он увидел свою жену блаженную Афанасию, шедшую в мужском одеянии. Они приветствовали друг друга. Афанасия узнала своего мужа Андроника, но он не узнал ее. Да и как возможно было узнать Афанасию, когда лицо ее от воздержания исхудало и она почернела как ефиоплянка? К тому же Афанасия изменила свой вид и была в мужском одеянии. Она спросила Андроника:

– Не ты ли ученик отца Даниила, по имени Андроник?

– Да, я, – отвечал Андроник.

Затем она снова спросила его:

– Авва Андроник! Куда ты идешь?

– Иду поклониться святым местам, – отвечал Андроник. – А ты, – спросил он в свою очередь Афанасию, – куда идешь и как тебя зовут?

Она ответила:

– И я иду ко святым местам, а зовут меня Афанасий (она так изменила свое имя и вместо Афанасии стала именоваться Афанасием).

– Пойдем вместе, – сказал Андроник.

Афанасия отвечала:

– Если желаешь идти вместе со мною, то «положи охрану устам твоим» (ср. Пс.140:3) , так, чтобы нам идти в молчании.

Андроник сказал:

– Хорошо, пусть будет так, как ты желаешь.

Афанасия продолжала:

– Пойдем, и да сопутствуют нам молитвы святого твоего старца.

Когда Андроник и Афанасия достигли Иерусалима, то обошли здесь все святые места для поклонения. После сего они пошли в Александрию поклониться мощам святого мученика Мины. Здесь, после молитвы Афанасия, сказала Андронику:

– Отче, желаешь ли ты, чтобы мы стали пребывать оба в одной келлии?

Андроник ответил:

– Останемся, – но я прежде спрошу старца, – позволит ли он нам пребывать в одной келлии.

Афанасия продолжала:

– Пойди – спроси, а я буду дожидаться тебя в скиту, который именуется Октодекатским8, и, если старец позволит, то приди за мною и мы будем проживать в келлии в безмолвии, подобно тому, как мы и странствовали в молчании, а если ты не в силах пребывать в молчании, то не возвращайся за мною, так как я не желаю жить без подвига безмолвия, даже и в том случае, если повелит то преподобный отец.

Андроник, придя к авве Даниилу, рассказал ему все о своем спутнике Афанасии.

Тогда Даниил сказал Андронику:

– Возвратись же, возлюби молчание и оставайся с Афанасием, потому что он – совершенный инок.

После сего Андроник, взяв с собою Афанасию, увел ее в свою келлию, где она прожила в страхе Божием и безмолвии еще других двенадцать лет. Несмотря на сие, Андроник не узнал своей жены, потому что последняя усердно молилась Богу о том, чтобы не быть ей узнанной мужем своим. Авва Даниил часто приходил к ним и поучал их. Один раз, когда после пребывания у них и беседы о многих душеполезных предметах Даниил возвращался в свою келлию, – прежде чем он успел дойти до нее, его догнал блаженный Андроник, со словами:

– Отец Даниил, Афанасий отходит ко Господу!

Старец, возвратившись, застал Афанасию в сильном жару. При виде старца, Афанасия стала плакать, а старец говорил ей:

– Тебе следует радоваться, а не плакать: ведь, ты идешь в сретение Господа.

Афанасия отвечала:

– Я плачу не о себе, но об Андронике. Но, отче, окажи любовь твою мне: после моей кончины ты найдешь у меня в изголовье письмо, прочитай его и потом отдай Андронику.

Затем, после молитвы, Афанасия причастилась Божественных Таин и отошла ко Господу. Братия пришли хоронить тело и увидели, что то была женщина. Авва Даниил, найдя в изголовье постели Афанасия письмо, прочитал его и передал Андронику. Тогда последний узнал, что Афанасия была жена его.

После сего все прославили Бога. Слух о сем распространился по всем лаврам, и авва Даниил, разослав иноков, призвал всех Египетских отцов и тех, кои подвизались во внутренней пустыне. Собрались обитатели всех Александрийских лавр и скитники, носящие белые одежды (у тех скитников быль обычай – ходить в белых одеждах), и с честью похоронили святое тело блаженной Афанасии, прославляя Бога, даровавшего ей таковое терпение.

После погребения Афанасии, старец Даниил прожил с Андроником семь дней, и в сей последний день, помянув преставившуюся, Даниил пожелал взять Андроника в свою келлию. Между тем Андроник упрашивал старца, говоря:

– Отче, оставь меня здесь, дабы мне быть похороненным с подругой моей Афанасией.

Оставив его, старец удалился; но еще не успел он достигнуть до келлии, как вновь нагнал его другой инок, говоря:

– Отец Андроник отходит ко Господу.

Старец немедленно снова послал за ушедшими отцами и сказал им:

– Вернитесь со мною к отцу Андронику.

Те, возвратившись, застали Андроника еще живым и получили от него благословение. Когда Андроник в мире скончался9, между скитянами Октодекатского монастыря и другого, где подвизалась преподобная Афанасия и иноки коего носили белые одежды, произошел большой раздор.

Последние говорили:

– Покойный – наш брат и мы хотим его взять в наш скит, дабы нам помогали его молитвы.

Точно также и отцы скита Октодекатского говорили:

– Сей брат – наш и посему пусть он будет положен с блаженною сестрою его Афанасиею.

Тогда скитники другого монастыря сказали:

– Как укажет архимандрит Октодекатского скита, так мы и поступим.

Старец повелел похоронить Андроника с Афанасиею. Между тем – скитники белоризцы не желали послушаться его, потому что их было большинство, и они говорили:

– Старец выше страстей, и притом он не боится соперничества, а мы, будучи юнейшими, хотим иметь у себя нашего блаженного Андроника, чтобы он помогал нам своими молитвами: с нас довольно, что мы оставили вам Афанасию!

После сего скитники едва успокоились и похоронили преподобного Андроника вместе с блаженною Афанасией, восхваляя Бога, дивного во святых Своих. Слава Ему во веки веков. Аминь.

___________________________________________________________________________
1 Феодосий Великий – Римский император о 379 по 395 г. В его царствование вера христианская была окончательно утверждена в Римской империи
2 С греческого «афанасиа» – бессмертие.
3 Скит – египетское слово – значит: весы, испытание сердца. Другие производят от греческого ?????? – кожа, каковое словопроизводство указывает на то, что первоначальные скитники – подвижники не имели правильно устроенных домов, а довольствовались устройством кожаных прикрытий из шкур диких зверей. В настоящем случае здесь разумеется не известный особый вид иноческих обителей, в смысле отдельных келлий для одиноких отшельников, а известная местность, в расстоянии дневного пути (25-30 верст) от горы Нитрийской, в северо-западной части Египта. Это была безводная каменистая пустыня, излюбленное место Египетских пустынников, прославившееся аскетическими подвигами спасавшихся в ней иноков. От сей местности впоследствии и получили наименование скита иноческие пустынные обители, в коих ревностнейшие иноки селились для строжайшего уединения и ненарушимого безмолвия – ради пребывания в Боге Едином.
4 Лавра – с греч., часть города, переулок – собственно ряд келлий, расположенных вокруг жилища настоятеля в виде переулков в городе, обнесенный оградой или стеной. Иноки в лаврах вели отшельнический образ жизни и подвизались каждый в своей келии, собираясь вместе для Богослужения в первый и последний день недели, а в остальные дни сохраняя строгое безмолвие; жизнь в лаврах была много труднее, чем в других обителях. С глубокой древности название лавры применяется к многолюдным и важным по своему значению монастырям. Впервые появилось оно в Египте в затем в Палестине. В настоящее время имя Лавры употребляется у нас исключительно в смысле почетного названия.
5 Память преп. Даниила Скитского совершается Церковью в субботу сырную.
6 Фиваида – область знаменитого в древности Египетского города Фивы; этим же именем назывался, по имени главного города, и вообще весь верхний (южный) Египет.
7 Среди других обителей здесь славился строгим подвижничеством и женский Тавеннисиотский монастырь.
8 Монастыри Скитской пустыни различались по номерам, соответственно расстоянию своему от Александрии («Октодекатский» – восемнадцатый).
9 Скончался в первой половине V века.

Прав. Авраама праотца и племянника его Лота (2000 до Р.Х.)
http://s03.radikal.ru/i176/0910/2c/cd1d42dcd2d0.jpgпраотец Авраам


Get Adobe Flash player
Get Adobe Flash player

После смешения Богом языков во время столпотворения Вавилонского1, люди, рассеявшись по земле и разделившись на многие народы, забыли истинного Бога и стали покланяться идолам, ими же самими сделанным, животным, солнцу и луне и другим явлениям природы. Тогда, для обновления Ветхозаветной Церкви и для сохранения в ней истинного Богопознания, Господь избрал одного благочестивого мужа, по имени Авраама. Авраам первоначально назывался Аврамом и был младшим сыном Фарры2, который имел, кроме того, еще двух сыновей: Аррана и Нахора; первый из них умер в молодости, оставив после себя сына Лота, которого Аврам и взял себе на воспитание. Фарра жил с своими сыновьями в Уре Халдейском3; но Господь благоволил отделить благочестивого Аврама, избранника Своего, из развращенной среды идолопоклонников. И вот Аврам получил от Бога повеление:

– Выйди из земли твоей, от родства твоего и из дому отца твоего, и иди в землю, которую Я укажу тебе. Я произведу от тебя великий народ, благословлю тебя и возвеличу имя твое, и ты будешь виновником и образцом благословения для многих. Я благословлю благословляющих тебя и злословящих тебя прокляну, и благословятся в тебе все племена земные4.

Аврам с верою и покорностью принял повеление Божие, и вышел из Ура Халдейского с женою своею Сарою, отцом своим Фаррою и племянником Лотом. Остановившись на время в Харране5, где отец его умер6, он продолжал потом путь свой один с семейством своим и Лотом. Прибыв в землю Ханаанскую, он прошел ее до Сихема, до дубравы Море7. Здесь явился ему Господь и обещал эту землю отдать потомству его. В память сего Богоявления и в благодарность Богу за обетование, Аврам соорудил на том месте жертвенник. После сего Аврам прошел всю ту землю в длину, по направлению к югу, создав между Вефилем и Гаем другой жертвенник Господу8.

Аврам вместе с своим семейством и Лотом поселился в долине Сихемской. Оба они сначала жили вместе и были богаты скотом, серебром и золотом; но потом, во избежание раздора между их домашними и слугами, Аврам отпустил от себя Лота, предоставив ему выбор земли. Лот избрал себе цветущую равнину, орошаемую водами Иордана9.

После того, как Лот отделился от Аврама, Бог явился избраннику Своему и сказал:

– Возведи очи свои, и с сего места, на котором ты теперь находишься, посмотри к северу, и к югу, и к востоку, и к западу: всю землю, которую ты видишь с горы, дам Я тебе и потомству твоему на веки10. И дам тебе потомство, как песок земной. Встань, пройди по земле сей в долготу и ширину ее: ибо Я тебе дам ее и потомству твоему на веки.

Послушный повелению Божию, Аврам двинулся к югу и поселился у дубравы Мамре11, создав там жертвенник Господу.

Между тем на равнине Иорданской, которую выбрал для своего жилища Лот, было пять городов12, управляемых особыми царями, но уже 12 лет находившихся в порабощении у царя Еламского13. На тринадцатый год они возмутились против царя, но были побеждены им, причем многие жители той страны, и в том числе Лот, были взяты в плен. Узнав об этом, Аврам вооружил рабов своих, разбил неприятелей, освободил Лота и всех пленных и отнял всю добычу, унесенную неприятелем, которую и возвратил царям по принадлежности. Когда Аврам возвращался с победою, на встречу ему вышли цари. Мельхиседек, царь Салимский, священник Бога Всевышняго14, вынес хлеб и вино и благословил Аврама, говоря:

– Благословен Аврам от Бога Всевышняго, Владыки неба и земли. И благословен Бог Всевышний, предавший врагов твоих в руки твои.

Аврам поднес Мельхиседеку десятую часть всей военной добычи; сам же, когда царь Содомский предлагал ему удержать за собою имущество, возвращенное от неприятелей, отказался взять что-либо.

После сего Аврам сделался весьма известным в земле Ханаанской. Его успехи возбудили зависть и опасение в ее обитателях. Тогда Господь ночью в видении сказал Авраму:

– Не бойся, Аврам, Я – твой щит; тебе готовится величайшая награда.

Аврам сказал:

– Господи! Чем Тебе наградить меня? Детей у меня нет: Ты не даль мне их. За домом моим смотрит Елиезер из Дамаска: он и будет моим наследником.

– Не он, – сказал Господь, – а твой родной сын будет твоим наследником.

После сего Господь вывел Аврама на двор и сказал:

– Посмотри на небо и сочти звезды, если только можешь: столько и у тебя будет потомков15.

Аврам поверил обетованию, и сия вера вменилась ему в праведность16 и послужила основанием праведной и Богоугодной жизни.

В наступивший после сего день, Аврам, по повелению Божию, рассек пополам трехлетних телицу, козу и овна, и положил одну часть против другой; к ним присоединены были горлица и молодой голубь17. Аврам стерег трупы от хищных птиц18. При захождении солнца, на него нашел сон и объял его ужас и густой мрак. Тогда Господь приблизился к нему и сказал:

– Знай, что потомки твои в продолжение четырехсот лет будут пришельцами в земле чужой и будут в порабощении и в угнетении19. Но Я произведу суд над народом, у которого они будут в порабощении, и после того они выйдут сюда с большим имуществом. А ты отойдешь к отцам своим в мире, и будешь погребен в старости доброй. Возвратятся же сюда потомки твои не прежде, как сменятся у них четыре поколения20, ибо мера беззаконий аморреев еще не наполнилась21.

Когда зашло солнце и наступила тьма, между рассеченными животными прошли дым, как бы из печи, и пламя огня22. И в этот день таким образом Господь заключил завет Свой с Аврамом, сказав:

– Потомству твоему даю Я землю сию от реки Египетской до реки Евфрата23.

Прошло уже много лет с того времени, как Аврам переселился в землю Ханаанскую. После откровения, бывшего ему в Уре Халдейском, Бог еще три раза повторял ему обетование о многочисленном потомстве, которое должно было произойти от него; но Сара, жена его, не рождала, а между тем оба они были уже преклонных лет. Бездетство было для Аврама великим испытанием24.

Тогда Сара, думая, что препятствие к исполнению обетования Божия заключается в ней, предложила Авраму взять еще в супружество служанку свою, Египтянку Агарь, которая и родила ему сына Измаила25.

Когда Авраму исполнилось уже 99 лет, Господь явился ему и сказал:

– Я – Бог Всемогущий; ходи пред Лицем Моим, и будь непорочен: и Я поставлю завет Мой с тобою и дам тебе многочисленнейшее потомство.

Аврам в чувстве благоговения и преданности пал на лице свое. Бог сказал ему:

– Теперь ты не будешь называться Аврамом, но да будет тебе имя: Авраам26; ибо Я сделаю тебя отцом множества народов. И народы и цари произойдут от тебя; и Я поставлю вечный завет Мой с тобою и потомками твоими27 в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя, и дам вам всю землю Ханаанскую в вечное наследство28. Видимым же знаком завета между Мною и вами должно быть то, чтобы у вас весь мужеский пол был обрезан. Осьми дней от рождения надобно обрезывать всякого младенца мужеского пола, не только из ваших детей, но и из рабов, купленных за серебро у иноплеменников. Необрезанный, как нарушитель завета Моего, лишается общения с своим народом29. Сару, жену твою, не называй Сарою, но да будет имя ей – Сарра30. Я благословлю ее, и произойдут от нее народы, и цари народов произойдут от нее.

Авраам возрадовался и засмеялся, но в то же время с недоумением спрашивал про себя:

– Неужели от столетнего будут дети? И неужели Сарра в девяносто лет родит?

Но Господь повторил Свое обетование и предрек самое имя их будущему сыну – Исаак.

Вскоре после сего, Господь опять явился Аврааму у дубравы Мамре – следующим образом. Однажды в полдень Авраам сидел у шатра своего. Подняв глаза свои, он увидел пред собою трех странников. Он тотчас же поспешил к ним на встречу и, поклонясь до земли, сказал первому из них:

– Государь мой! Если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего. Позвольте принести немного воды и омыть ноги ваши31; потом отдохните под этим деревом32. А я принесу хлеба, чтобы подкрепиться вам на дорогу.

Странники33 согласились на его просьбу. Тогда Авраам поспешил в шатер к Сарре и сказал ей, чтобы она замесила поскорее пшеничной муки и испекла пресные хлебы; потом побежал к стаду, выбрал нежного, хорошего теленка и велел своему рабу приготовить его. Когда приготовлены были и пресные хлебы и теленок, Авраам взял еще сыру и молока, и все это поставил пред гостями. Они стали есть, а Авраам в это время стоял под деревом, прислуживая им. Во время обеда странники спросили Авраама:

– Где Сарра, жена твоя?

– Она здесь, в шатре, – ответил Авраам.

Тогда один из них, – это был Сам Господь, – сказал: – На следующий год, когда Я опять в это же время буду у тебя, у жены твоей Сарры будет сын.

Сарра стояла у входа в шатер. Услыхав предсказание, она рассмеялась, подумавши про себя:

– Мне ли в старости иметь сие утешение? Да и господин мой стар.

Но Господь сказал Аврааму.

– Зачем рассмеялась Сарра? Разве есть что невозможное у Бога? В назначенный срок буду Я у тебя, и у Сарры будет сын.

Тогда Сарра пришла в страх. Она почувствовала, что находится пред высшею Божественною Силою, провидящею ее внутренние чувствования, и в смятении стала уверять, что она не смеялась. Но Господь обличил ее и еще раз повторил, что она смеялась. Таким образом, Он показал Себя Сердцеведцем, а Сарру научил быть внимательнее к собственным помыслам и быть более покорною Божественным обетованиям.

После сего странники встали, и направились оттуда к Содому. Авраам же, по слову Апостола, «сверх надежды, поверил с надеждою, через что сделался отцом многих народов, по сказанному: «так [многочисленно] будет семя твое». И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании Божием неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное. Потому и вменилось ему в праведность» (Рим.4:18-22)34. Веруя в благодатное обетование об имеющем произойти от него многочисленном потомстве, Авраам с живейшим чувством радости, благодарности и благоговения к своим Божественным посетителям, сопровождал их.

На пути Господь открыл Аврааму о Своем намерении погубить жителей Содома и Гоморры за их бесчисленные беззакония. Авраам стал умолять Бога пощадить нечестивые города, ради того, что в них найдется хотя пятьдесят праведников. Но такового числа их не нашлось в городах сих. После сего Господь обещал Аврааму, по молитве его, пощадить нечестивые города, если в них найдется хотя сорок, потом тридцать, двадцать и, наконец, хотя бы десять праведников. Но и такого числа праведных не нашлось в Содоме и Гоморре. Тогда участь нечестивых городов была решена. Однако же, ходатайство Авраама не осталось напрасным и совершенно бесплодным; ибо племянник его Лот был спасен от общей погибели.

Вечером два ангела, посетившие Авраама, пришли в образе странников в Содом, когда Лот сидел у ворот города. Увидев странников, Лот, поклонившись им до земли, сказал:

– Государи мои! Зайдите в дом раба вашего и ночуйте, и умойте ноги ваши, а поутру пойдете в путь свой.

Когда же странники стали отказываться, испытывая Лота, и отклонять его гостеприимство, – он стал сильно упрашивать их, и они вошли в дом. Лот приготовил пресные хлебы, и предложил им угощение, и они ели. Еще не легли они спать, как содомляне, с разных концов города, окружили дом Лота и стали требовать выдачи странников. Лот вышел успокоить их и уговорить, чтобы они не причиняли зла странникам, пользующимся его гостеприимством; но они оскорбляли его и грозили выломать двери. Тогда Ангелы, явившиеся под видом странников, поразили содомлян слепотою, а Лота ввели в дом и велели взять родственников своих и уходить из города, осужденного за беззакония на погибель; при сем ангелы открылись Лоту, кто они, объявив прямо, что они посланы к нему Господом. Занималась уже заря, а Лот еще медлил. Тогда ангелы, взяв за руки его, жену его и дочерей, вывели их вон. Один из ангелов сказал Лоту:

– Спасай душу свою; не оглядывайся назад, и нигде не останавливайся на равнине сей; спасайся на гору35, чтобы тебе не погибнуть.

Но Лот сказал:

– Нет, Владыка! Вот раб Твой обрел благоволение пред очами Твоими, и велика милость Твоя, которую Ты сотворил со мною, спасши жизнь мою; но я не могу спасаться на гору, чтобы не застигло меня бедствие, и мне не умереть. Вот ближе город сей, – он же и мал; благоволи мне бежать в него, дабы сохранилась в нем жизнь моя.

Ангел отвечал:

– В угодность тебе я сделаю и это и не истреблю сего города; спасайся в него, но нимало не медли: потому что я не могу исполнить своего дела, пока ты не уйдешь туда.

Так велика милость Божия к праведным! Ради слабого волею, но чистого душою Лота, и ради родства его с избранником Божиим Авраамом, Господь не только дарует спасение городу, но и по милосердию Своему замедляет совершить правосудную кару Свою над нечестивыми городами, до тех пор, пока Лот успеет спастись.

Когда Лот достиг сего города, солнце уже зашло. Тогда Господь пролил с неба на Содом, Гоморру, Адаму и Севоим в виде дождя серу и огонь, и истребил эти города и всю эту равнину со всем их населением, – и вся страна та обратилась в соленое озеро36.

Жена Лотова не исполнила повеления ангела: на пути из Содома она оглянулась назад; но тотчас же обратилась в соляной столб. Сам же Лот, страшась остаться в Сигоре, удалился в гору с двумя дочерями своими и стал жить там в пещере.

Между тем Бог посетил, наконец, Сарру Своею милостью. Когда Аврааму исполнилось сто лет, она родила ему сына, которому он, согласно предвещанию о том Самого Бога, нарек имя Исаак. На восьмой день Авраам обрезал его, как заповедал ему Бог. И девятидесятилетняя Сарра говорила:

– Смех радости37 сотворил мне Бог; кто ни услышит обо мне, обрадуется. Кто бы мог сказать Аврааму: «Сарра будет кормить детей грудью?» Ибо в старости его я родила сына.

Когда дитя выросло и было отнято от груди, Авраам устроил по сему случаю большой пир. Сарра, увидев, что Измаил, которого родила Аврааму Агарь Египтянка, насмехается над ее сыном Исааком, сказала Аврааму:

– Прогони эту рабыню и сына ее; ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком.

Аврааму было прискорбно слышать эти слова; он, как отец, любил и жалел Измаила. Но Бог сказал ему:

– Не огорчайся ради отрока и рабыни твоей; во всем, что ни скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее; ибо в Исааке наречется тебе семя. Впрочем, и от сына рабыни Я произведу народ, потому что и он – семя твое38.

Тогда Авраам с полною преданностью воле Божией отпустил Агарь с сыном ее Измаилом. Странствуя, они заблудились в пустыне и уже умирали от жажды, но Бог чудесно спас их и утешил скорбящую мать обетованием произвести от ее сына великий народ39.

В то время Авраам пользовался огромным влиянием и уважением посреди соседних царей и владетелей Ханаана. Высшее покровительство и особенное благословение Божие на Аврааме так было ясно для всех, что Авимелех, царь Герарский, искал с ним союза. Но Авраам и после сего жил по-прежнему как странник, нигде не имея постоянного для себя жилища.

Вся жизнь Авраама протекала среди многоразличных испытаний, представляя собою образец терпения, твердой и непоколебимой веры и упования на Бога и совершеннейшей преданности Его воле. Но вера его должна была быть еще тверже, после всех милостей Господа к нему. И вот, после многих лет его жизни, Господь посылает ему последнее испытание, превосходящее силы обыкновенного человека. Испытывая веру Авраама, Бог воззвал к нему и сказал:

– Возьми сына твоего единственного, которого ты любишь, Исаака, пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, которую Я укажу тебе.

Не смотря на всю необычайность такого повеления и на свою великую родительскую любовь к Исааку, Авраам ни мало не усомнился, что оно – от Бога, и что его должно исполнить без всякого прекословия. Преданность его Богу была столь велика, что он не пожалел принести в жертву Ему своего единственного возлюбленного сына. В то же самое время он верил, что Исаак, который теперь должен был умереть бездетным, согласно с прежде данными обетованиями будет родоначальником народа и предком обетованного Избавителя. Он думал, как говорит апостол, что Бог силен и из мертвых воскресить ему сына обетования (Евр.11:19). И вот, не открывая никому своего намерения, Авраам рано утром оседлал осла, взял с собою Исаака и двух слуг, наколол дров для всесожжения и отправился в нагорную страну иевусеев, на место, о котором сказал ему Господь40. На третий день, по особенному знамению от Бога, Авраам еще издалека увидел гору, назначенную для жертвоприношения. Тогда он повелел слугам своим остаться здесь с ослом и, взяв дрова для всесожжения, дал их нести Исааку, а сам взял в руки огонь и нож, – и пошли оба вместе на гору.

И сказал Исаак Аврааму:

– Отец мой! Вот огонь и дрова, – где же агнец для всесожжения?

Авраам отвечал:

– Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой. И они пошли далее оба вместе.

Достигнув места, которое указал ему Бог, Авраам устроил там жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров. И простер Авраам руку свою, и взял нож, чтобы заколоть сына своего.

Но в это время с неба раздался Божественный голос:

– Авраам! Авраам!

Авраам остановился, чтобы выслушать повеление Божие.

– Не поднимай руки своей на отрока, – продолжал Господь, – и не делай над ним ничего; ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога, и не пожалел сына твоего единственного для Меня.

Тогда Авраам, в чувстве глубокой радости и благодарности к Богу, возвел очи свои от земли и увидел позади себя овна, запутавшегося в чаще рогами. Тогда он развязал Исаака и, взяв овна, принес его во всесожжение вместо Исаака, сына своего41.

После сего Господь снова воззвал к Аврааму с неба:

– Мною клянусь, что так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего единственного для Меня, то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и песок на берегу моря, и овладеет семя твое городами врагов своих, и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего.

Получив сие великое, благодатное обетование, Авраам и Исаак в страхе и радости спустились с горы и возвратились в Вирсаву42, где жил тогда Авраам.

Спустя лет двенадцать после сего, скончалась Сарра, жена Авраамова и была погребена в пещере Махпеле43 против Мамре, впоследствии – Хеврона земли Ханаанской.

Через три года, когда Исааку исполнилось сорок лет, а Аврааму было сто сорок лет, святой праведный праотец имел утешение женить сына своего на добродетельной Ревекке, внучке Нахора, брата Авраамова. Впоследствии Авраам и сам вступил в новое супружество с Хеттурою, от которой имел еще шесть сыновей. Авраам прожил сто семьдесят пять лет, и потом с миром предал дух свой Господу Богу, Которому так верно служил и благоугодил в жизни своей, будучи сосудом и образцом веры в истинного Бога, сохранившим ее для потомства из рода в род. За высокие качества и достоинства Авраама Господь возлюбил его, почему и называет Себя его Богом по преимуществу (Быт. 17:7; 26:24; 28:13), а Св. Писание называет его другом Божиим (2Пар.20:7; Ис.4:8; Иак.2:29). Ветхозаветные потомки его и даже святые пред Богом, Моисей и Давид, призывали Авраама в ходатаи пред Богом. От сего родоначальника народа иудейского, в потомстве которого сохранялась истинная вера на земле, произошел Сам Христос по плоти, и все истинно верующие во Христа называются сынами Авраама (Рим.6:7-8; Гал.3:7, 26-29).  И в будущей участи нашей за гробом – только с верным Авраамом можно надеяться получить наследие вечной жизни и спасения. Сам Господь в Своей притче о богатом и Лазаре указывает на Авраама, как на обитателя блаженного жилища в Царствии Небесном (Мф.8:11; Лк.16:22; Гал.3:9, 29), коего да сподобит Христос и всех нас молитвами святого праведного Авраама, праотца Своего по плоти. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Событие это отожествляют со временем рождения у патриарха Евера сына Фалека,
получившего в память сего события свое имя (Фалек – с еврейского – значит рассечение, разделение); т. е. приблизительно почти за 2600 лет до Р.Х.
2 Фарра – десятый патриарх, от Ноя. Авраам родился почти за 2000 лет до Р. Хр.
3 Ур Халдейский – один из царственных городов Халдеи, в Месопотамии, невдалеке от устья Евфрата; он был главным складочным местом торговли. Теперь имя Ура дают развалинам, находящимся к западу от русла Евфрата (в шести милях), на высоте соединения его с Хатч-ель-Хие (рукав Тигра, впадающий в Евфрат).
4 Сие Божественное обетование имеет Мессианское значение, как то ясно показывает св. ап. Павел, ссылаясь на эти слова Божии к Аврааму. «Познайте же, – пишет он, – что верующие суть сыны Авраама, и Писание, провидя, что Бог верою оправдывает язычников, предвозвестил Аврааму, что в нем благословятся все народы. И так верующие благословятся с верным Авраамом» (Гал.3:9).
5 Харран – город в северо-западной части Месопотамии, между Хавором (приток Евфрата) и Евфратом, на широкой, окруженной горами равнине, к юго-востоку от Едессы; в древности был важным торговым пунктом на большой торговой дороге между Средиземным морем и востоком. Ныне – это незначительный и небольшой городок Месопотамии.
6 Некоторые учители Церкви смерть Фарры в Харране объясняют премудрым устроением Промысла Божия; ибо Богу не угодно было, чтобы виновный в идолослужении Фарра внес заразу суеверия в отделяемое от него поколение. Посему-то Писание так точно и отмечает это событие.
7 Под землею Ханаанской в теснейшем и собственном смысле разумеется земля по эту сторону Иордана, Финикия (северная часть Ханаана) и земля Филистимская; – в новейшее время под землею Ханаанской часто разумеют всю Палестину, всю землю обетованную, которую заняли потом израильтяне, по обе стороны Иордана. Сихем – древний город земли Ханаанской, в Самарии, на горе Ефремовой, в 18-ти часах пути от Иерусалима; Авраам прошел землю Ханаанскую собственно не до Сихема, которого тогда еще не было, а до места, где после построен был Сихем. Море – дубрава близ Сихема.
8 Вефиль – древнейший город Ханаанский, при Аврааме называвшийся – Луз, к северу от Иерусалима в гористой местности колена Ефремова, при горе, получившей от города имя Вефильской; место это необыкновенно дико и в настоящее время представляет собою не иное что, как пастушеское кочевье на грудах развалин. Гай – древний город Ханаанский, в северной части колена Вениаминова, на восток от Вефиля.
9 Долина Иорданская, которую выбрал себе для жительства Лот, и в которой находилось русло Иордана, была довольно широка; Мертвого моря, как предполагает большинство ученых исследователей, тогда еще не существовало, а Иордан разливался несколькими рукавами и, вероятно, достигал посредством долины до залива Аравийского, или Красного моря.
10 Исполнение Божия обетования относится к потомству Аврама не по плоти только, но и по вере, и потому обетование сие названо вечным. Исполнение всех сих обетований – во Христе, Который кровию Своею соделал сию землю священною и приобрел для всех верующих, соделав ее отчизною души христианина. Вот почему, независимо от неисчислимых остатков избранного и потом рассеянного по всему земному шару народа, – Аврам по вере имеет еще другое потомство, для которого Палестина есть земля спасения, по истине – земля обетования.
11 Мамре – собственно имя Аммореянина, союзника Авраамова (Кн. Быт. гл. 14, ст. 24). Дубрава Мамре была расположена при Хевроне, древнейшем городе Ханаанском, находящемся на дороге к Иерусалиму, в плодородной и красивой местности.
12 На цветущей долине Иорданской, где поселился Лот, находились пять следующих городов: Содом, Гоморра, Адама, Севоим и Бела (иначе – Валака).
13 Еламиты – народ, происходящий от Елама, первенца Симова. Страна их лежала по соседству с землею Ханаанскою, в Месопотамии.
14 Мельхиседек, вероятно, происходил из Ханаанского народа – Аморреев, живших тогда в Палестине, ибо у них был и царем, и священником; в то время между Ханаанскими племенами могло еще сохраняться благочестие, и мера грехов Аморрейских тогда еще не исполнилась. Под Салимом разумеют то же, что потом Иевус, а после Иерусалим (Псал. 75, 3). Своим наименованием священника Бога Всевышняго Мельхиседек отличается не только от чтителей ложных богов, но и от прочих царей, и даже от Авраама, и потому в нем нельзя было не видеть особенного, прославленного по всей Палестине служителя истинного Бога. Св. Писание скрыло подробности о нем и его роде, давая видеть в нем прообраз Христа Спасителя. Еще в Ветхом Завете царь и пророк Давид в необычайном священстве Мельхиседека видел прообраз священства Мессии, когда говорил о Сыне Божием: ты иерей во век по чину (т.е. подобию) Мелхисидекову (Пс.109:4); особенно же ясно и подробно раскрыто прообразовательное значение Мельхиседека у ап. Павла в послании к Евреям (гл. 7). Мельхиседек, по значению имени, есть царь правды; по званию – царь Салима, т.е. царь мира, и вместе священник Бога Всевышняго; он представляется без отца, без матери, без рода; его священство вечное; ибо не видим ни его предшественников, ни его преемников; его благословение – высшее, ибо от имени Всевышняго низводит он благословение на отца верующих, и сам Авраам высоко оценил и благоговейно принял это благословение, как низший от высшего. Все эти высокие черты и преимущество соединяются только в Сыне Божием, Иисусе Христе.
15 Сие обетование Божие Моисею нельзя ограничивать лишь буквальными, пониманием в смысле происхождения от Авраама многочисленного еврейского народа. Обетование это имеет Мессианское значение и стоит в неразрывной связи с другими обетованиями Божиими Аврааму.
16 «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность», – говорит Апостол (Рим.4:3) и доказывает, что Авраам обязан своим оправданием одной только своей вере (слово правда, ПРАВЕДНОСТЬ здесь разумеется и в смысле оправдания). Авраам поверил Богу, т. е. уверовал в Его истинность, святость, мудрость, могущество и вечность, когда с верою принял, несмотря на свой столетний возраст, обетования Божия о рождении от него сына, – и сия вера Авраама была зачтена ему за то, чем она не может быть по своему существу – именно за праведность. Праведность обозначает здесь совершенное послушание воле Божией, которого Авраам в то время еще не достиг; тогда Бог принял в счет его веру, как имеющую одинаковую цену с послушанием. – Митрополит Филарет делает замечание, что вменение в праведность веры Авраама произошло после медленного постепенного откровения. «Вера, – говорит он, – была следствием и концом таинственного руководительства Божия: она же была началом и основанием Божия благоволения».
17 Сие было видимым знаком Завета Божия с Авраамом или договора в том, что Бог действительно исполнит Свое обетование о потомстве Авраама и наследии им всей земли Ханаанской. У древних вступающие в союз лица, обыкновенно, проходили между рассеченными половинами животных, в знак того, что как эти части составляли прежде одно живое существо, так и они с этих пор будут составлять одну душу одну жизнь, будут водиться одним духом и составлять одно общество. – Животные указаны здесь те, которые издавна по обычаю употреблялись при жертвоприношениях, ибо Авраам здесь совершает настоящее жертвоприношение, и именно такое, которое было употребляемо при совершении торжественных договоров.
18 Хищные птицы многими принимаются здесь за пророческое изображение неприятелей потомства Аврама: они изображают собою все идолопоклоннические племена, которые старались или истребить народ Израильский, или же помешать исполнению завета, увлекая его в идолопоклонство.
19 Здесь разумеется порабощение Евреев в Египте. Круглое число 400 лет поставлено вместо 405, потому что столько прошло лет от рождения Исаака до исхода Евреев из Египта. Исаак, как первый странник и пришелец из потомства Аврама, родился в 1901 г. до Р. Хр., а Евреи вышли из Египта в 1496 г.
20 Если считать примерно, то сменившиеся четыре рода или поколения могут представлять собой Левий, сын Иакова, Кааф, Амрам и Моисей, в пределах 268 лет.
21 Аморреи – народ Ханаанский – от Аморрея, сына Ханаана, сына Хамова, – постоянные, упорные враги Евреев; прежде жили на западной стороне Мертвого моря, но потом распространились и по другим местам – по восточной стороне Мертвого моря и Иордана; они занимали преимущественно средину земли Ханаанской и представляли из себя несколько сильных царств. – Под наполнением меры беззакония разумеется в Писании окончательное духовное разложение и смерть обществ и народов, оставление их Богом, суд над ними и их разрушение.

22 Аврам не проходил между рассеченными животными; проходил только видимый образ Господа, т. е. это был договор милости, благодеяние обещанное и подтвержденное осязательно обрядом договора. Дым и пламя – два символа, изображавшие потомство Авраамово, среди искушений и тягостей рабства, и Самого Господа, откровение и обетование Которого есть свет и отрада во мраке скорби. Таким образом, дым означал страдания Израиля, пламя – избавление.

23 Река Египетская, т. е. Нил. Евфрат – большая река Месопотамии, вытекающая из гор Армении и впадающая в Персидский залив. Обозначенная здесь страна была бы вся достоянием Израиля, если бы он оставался верным завету с Богом. Но и не смотря на то, что упадок народа препятствовал исполнению предначертанного, все страны, заключавшаяся между восточными устьями Нила и Евфратом, были временно во владении потомства Аврама.

24 Бесплодие всегда считалось между евреями поношением, а плодородие означало особое благословение Божие. Посему-то Сара и предложила мужу свою служанку, чтобы скорее исполнилось обетование. Авраам же, по законам востока, в не имея прямого указания от Господа, что именно от Сары он будет иметь сына, мог взять вторую жену, даже не прибегая к разводу с первой, хотя развод не только был допущен обычаем, но даже вошел в закон Моисеев.

25 Измаил – с евр.: услышанный Богом – назван так потому, что Господь призрел на страдание Агари, когда она, беременная, бежала в пустыню от притеснений Сары, повелел ей вернуться и даровал ей сына.

26 Наименование Аврам есть почетное название, означающее: «отец высоты», «высокий отец». Авраам же – имя, выражающее исполнение обетования, означающее: «отец множества», или «отец многих народов». Митрополит Филарет замечает, что переименование употреблялось на востоке царями, когда они возвышали кого-либо. Применительно к сему и здесь, Бог, возвышая Авраама, переименовывает его.

27 Вечный завет заключается в лице Авраама не только с плотским потомством его, с народом израильским, но еще более с целым человечеством, разумея под этим именем восприявших верою обетование, и потому и назван заветом вечным в Мессианском смысле.

28 Вечное наследие земли Ханаанской нужно понимать в таинственном, прообразовательном смысле, разумея под нею Царство Божие и св. Церковь Христову.

29 Обрезание (крайней, сокровенной плоти) служило знамением завета между Богом и Авраамом и его потомством и было печатью, отделявшею ветхозаветных верующих от язычников. В высшем, таинственном смысле, обрезание служило прообразом христианского крещения. Такое значение обрезания изъясняет апостол Павел, когда обрезание Авраама называет печатию правды веры (Рим.4:11), а наше нерукотворенное обрезание называет обрезанием Христовым (Кол.2:11). В первом обещание, – во втором – исполнение, причем в последнем обрезуется внутренний человек, отрицающийся диавола и всех дел его; это – обрезание, которое, по слову апостола, совершается в сердце, по духу, а не по букве. Как чрез обрезание человек вступал в общество верующих, так чрез крещение человек вступает в общество верующих во Христа (Иоан.3:5; 1Кор.12:13); и как обрезание имело свое великое значение, под условием верности Богу и точного исполнения Его заповедей, так и крещение спасает нас не омытием плотской нечистоты, но отложением грехов или, по апостолу, совлечением греховного тела плоти, обещанием доброй совести, воскресением Христовым (1Пет.3:21; Ефес.5:26-27; Филип.3:3,9-11; Кол.2:11-13; Рим.6:2-14). И поелику апостол поставляет нерукотворенное обрезание (крещение) в тесную связь с воскресением Спасителя, то уже в самом назначении Богом для ветхозаветного обрезания осьмидневного срока отцы Церкви видят прообразование, – указание на день воскресения Христова, которое произошло по седьмом субботнем дне в осьмой, воскресный предвозвестивший наше оправдание во Христе и отложение плотской скверны в крещении. Посему в первые века христианства крещение над младенцами часто совершалось в осьмой день по рождении.
30 Первое имя Сара означает «господство», т. е. госпожа, и представляет общий почетный титул. Сарра же означает «княгиню», или «высокую жену»; в самом имени этом заключается пророчество, высказанное далее, что от нее произойдут цари.

31 В древности путники носили только сандалии (деревянные или кожаные подошвы, прикреплявшиеся к ногам ремнями), и омовение ног после пути было первым делом гостеприимства, особенно на востоке.

32 Дуб Мамврийский, под сенью которого Авраам удостоился принять Самого Господа, по свидетельству блаженного Иеронима, существовал еще до времени императора Констанция (т.е. приблизительно до половины IV в.) и во все времена указывался благоговейным поклонникам святых мест. В настоящее время эта священная местность с уцелевшим на ней деревом принадлежит Русской Иерусалимской миссии.

33 Одним из сих странников, во образе которых явились Аврааму ангелы, был Сам Господь – Иегова, Который в этом месте книги Бытия (гл. 17, ст. 9 и далее) ясно отличается от прочих ангелов. В явлении трех ангелов некоторые видят явление великого таинства Святой Троицы, почему для изображения сего таинства нередко прибегают к изображению явления Аврааму трех странников.

34 Рим.4:18-22. О значении сей веры Авраамовой см. выше. Правда – оправдание; паче упования во упование верова, т.е., не имея основания для надежды, все-таки уверовал, будучи возбуждаем надеждою, которая основывалась на том, чего глаз не видел и разум не понимал, – на Боге и Его обетовании.

35 Под горою разумеются горы Моавитские. Сигор, в котором Лот нашел себе убежище от погибели, по еврейскому тексту Цоар – прежде Бела – был одним из пяти союзных, городов, расположенных в долине Иордана и был самым южным городом этой страны, на полпути к горам Моавитским.

36 Соленое или Мертвое море находится в южном конце долины Иорданской, окруженной острыми, голыми скалами. Соленым оно называется потому, что заключает в себе много соли; кроме того, здесь множество асфальта или горной смолы, которая и доселе, поднимаясь со дна озера, всплывает на поверхность и производит испарения в воздухе. Мертвым это море называется потому, что никакое животное не может существовать в водах его. Даже берега его, покрытые соляными кристаллами, представляют зрелище совершенного отсутствия жизни; самые пни, пропитанные соляным щелоком, делаются окаменелыми. Таким образом, Мертвое море служит разительным памятником Божеского проклятия и наказания на нечестивые города. Мертвое море имеет продолговатый вид и от севера к югу простирается на 20 часов пути; глубина его в северной части достигает 1.318 футов или около 190 сажен, южная же часть очень мелка.

37 Исаак с еврейского значить: смех. Исаак назван так потому, что Сарра, мать его, смеялась, слыша обетование о его рождении; но он назван так еще и потому, что в нем заключается таинственное прообразование явления дня Христова, о котором Сам Спаситель сказал: «Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался» (Иоан.8:56).

38 Как подробно излагает сие ап. Павел в послании к Галатам, Агарь и Сарра служат прообразами двух заветов: Ветхого и Нового, равно как Измаил и Исаак – членов Церкви Ветхозаветной и Новозаветной (Гал.4:22-31). Агарь – рабыня – образ Церкви Ветхозаветной, подзаконной, имевшей рабский характер. Таким образом, Измаил, сын рабы и Авраама по плоти, предъизображал иудеев, считавшихся до Христа единственными обладателями Божественных обетований. Сарра предъизображала собою Новый Завет, равно как Исаак – христиан, свободных чад Нового Завета, сынов обетования, как и Исаак, а не плотского происхождения; ибо в таинстве крещения, вступая в Церковь Христову, мы рождаемся не по естеству, а по обетованно Божию. И как Агарь с Измаилом были изгнаны Авраамом, – так и синагога еврейская, с явлением Нового Завета, отвержена, и рабское иго закона удалено от чад свободной Церкви Христовой; наследие благодати и всех обетований о вечной жизни во Христе получат сыны свободы христианской и лишены иудеи, сыны рабства, которые хотели присвоить оное исключительно себе. Как Сарра была прежде неплодной и потом родила сына обетования, так и церковь ново-заветная, до Христа неплодная, породит, согласно словам пророка (Ис.64:1), более сынов, нежели имущая мужа, т.е. синагога иудейская; ибо обетование Божие распространяется на все народы и, по силе благодати, все приемлются в Новозаветную Церковь Христову.
39 Действительно, от Измаила произошло многочисленное потомство. Двенадцать сыновей его были родоначальниками двенадцати племен Аравийских, которые доселе остаются кочующими, сохраняя независимость и дикий характер своего родоначальника. Живя в Аравии, они смешались потом с другими кочевыми народами под общим именем арабов или аравитян.

40 Иевусеи – народ Ханаанский, ведущий начало свое от Иевусея, сына Хамова – принадлежали к древнейшим обитателям земли Ханаанской. Страна их находилась в той же местности, где впоследствии был построен Иерусалим, на месте их города Иевуса на горе Сион. Мориа – с еврейского: место, указанное Богом; так называлась земля иевусеев и гора в ней, на которой, Авраам по указанию Божию, хотел принести Исаака в жертву Богу. Ефрем Сирин передает древнее предание, по которому принесение Исаака в жертву произошло на вершине той же горы, на которой совершена была святейшая крестная жертва Христа – Сына Божия.

41 Принесение Авраамом Исаака в жертву Богу по учению Церкви, таинственно прообразовало собою крестную жертву Спасителя, Его смерть и воскресение. Как Авраам, предав себя всецело воле Божией, не пожалел своего сына единородного принести в жертву Богу, так и Бог «Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас» (Рим.8:32) на крестныя страдания и смерть. Отцы и учителя Церкви видят прообразовательные Мессианские черты в самих подробностях жертвоприношения Исаака. Исаак исходит из дома отца своего к месту, назначенному для жертвоприношения: Христу надлежало выйти из Иерусалима и пострадать вне врат его (Евр.12:11). Когда Исаак шел на заклание, вслед его шли осел и рабы его: так и Христос, когда имел идти на страдание, воссел на жребя осле, показуя призвание язычников; за ним следовали и ученики Его с ваиями. Но Исаак отделился от отроков своих, когда шел на гору для заколения: отторжен и Христос от учеников Своих, когда шел на Голгофу на смерть нас ради (Кирилл Александрийский). В том, что на Исаака возложены дрова для жертвы, и что он нес их на раменах своих до места жертвоприношения, отцы Церкви видят образ крестоношения Христова. Во всей истории жертвоприношения Исаака видна совершенная его покорность отцу своему; в истории страданий Иисуса Христа мы видим беспредельную покорность Его Отцу Своему, Которому Он был «послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Филип.2:8). Исаак приносится в жертву, не совершив никакой вины: Христос страдает, терпит поношение, связывается, распинается – Безгрешный. «Исаак, – говорит святой Ефрем Сирин, – взошел на гору, подобно агнцу незлобивому, – и Спаситель возшел на Голгофу, да заколется ради нас, яко агнец. Видя там нож, разумей копие. Смотря на жертвенник, разумей лобное место. В связке дров – заметь крест. Видя огнь, объемли умом любовь и ревность». – Но Исаак закалается только намерением отца, как замечает Златоуст; вместо его, приносится в жертву овен. Но здесь, перестав быть образом Христа страждущего, Исаак делается образом Христа воскресшего, а недостаток образа страдания восполняет овен, в котором отцы Церкви единогласно признают образ закалаемого Агнца – Христа, пострадавшего плотию (овен), но не страдавшего по Божеству (прообразованному Исааком). И как Исаака на третий день мать его Сарра увидела живым, так и Церковь на третий день после крестной смерти Спасителя видит Его воскресшим и невредимым. – Наконец, как после жертвоприношения Исаака Бог изливает обильное благословение на Авраама и все его потомство: так и жертва Христова низводить бесчисленные благословения на весь род человеческий.

42 Вирсава – с еврейского: колодезь клятвенный – получила свое название от того, что в той местности (в южной оконечности Палестины на границе земли Филистимской) Авраам вырыл колодезь и здесь же заключил клятвенный союз с Авимелехом, царем Филистимским (Быт.21:32). Здесь Авраам потом насадил рощу и долгое время обитал. Впоследствии здесь был построен город.

43 Махпелу, против Мамре в Хевроне, Авраам купил у Ефрона Хеттеянина для погребения там Сарры. Здесь потом погребены, кроме Сарры, и Авраам, и Исаак с Ревеккою, и сын их Иаков с женою Лиею. Впоследствии в этой пещере воздвигнут памятник, составляющий главную достопримечательность Хеврона и обращающий на себя внимание всех путешественников.

Мчч. Еввентия (Иувентина) и Максима воинов (361-363).
Мученики Иувентин и Максим воины пострадали в царствование императора Юлиана Отступника, при котором они служили телохранителями. Однажды, находясь в Антиохии, Юлиан решил осквернить христиан, окропив идоложертвенной кровью все продававшиеся на рынках съестные припасы. Святые Иувентин и Максим открыто осудили поступок царя и смело обличили его в отступничестве от христианской веры. Оба они после беспощадных избиений были умерщвлены в темнице по приказу нечестивого императора (+ ок. 361 - 363).

Св. Поплии исповедницы, диакониссы Антиохийской (IV).
Святая Поплия была в царствование Юлиана диакониссой Антиохийской церкви, славилась своею добродетельною жизнью. В молодости своей она недолгое время пребывала в браке и имела сына Иоанна, который впоследствии был благочестивым пресвитером. По смерти мужа она собрала у себя лик девственниц, с которыми славословила Господа.(В древней Церкви, еще до появления женских иноческих обителей и в первое время их существования был особый класс дев, посвящавших себя всецело служению Богу и дававших обет девства. Такие лица назывались девственницами, и они пользовались в Церкви большим уважением и считались ее украшением. Они собирались для подвигов безмолвия, Богомыслия и молитвы в частных домах под руководством опытных в духовной жизни стариц – наставниц. Весьма часто Церковь поручала их руководству и надзору наиболее уважаемых из диаконисс. ) Однажды она с этими девственницами пела утреню; между прочим, они громогласно воспели псалом: «Идолы язычников – серебро и золото, дело рук человеческих: есть у них уста, но не говорят; есть у них глаза, но не видят; есть у них уши, но не слышат, и нет дыхания в устах их. Подобны им будут делающие их и всякий, кто надеется на них...» (Пс.134:15-18). Случайно в то время мимо проходил прибывший в Антиохию император, и, услышав сие пение, приказал замолчать. Но Поплия начала петь еще громче. Тогда разгневанный император велел привести к себе начальницу хора и приказал каждому из сопровождавших его воинов бить ее по лицу. Святая в это время бестрепетно обличала Юлиана в безбожии и говорила, что считает истину Божию выше всего. Наконец она была отпущена в свой дом, где по прежнему продолжала воспевать Бога вместе с своими девственницами. Вскоре после сего она с миром предала дух свой Господу.

0

64

..............продолжение от 22 сентября

Прп. Петра Галатийского (IX).
Святой Петр, в мире Леонтий, жил в царствование императора Феофила, и происходил из Галатии, от родителей Феофила и Евдокии. Он отличался прекрасною и величественною наружностью и большою телесною силою, за что и выбран был в царские комиты ( Комитами назывались первоначально спутники высшей чиновной особы в провинции, а позднее спутники императоров, составлявшие их приближеннейшую свиту. Со времен Константина Великого это наименование стало титулом всех придворных и государственных чинов, хотя бы они и не принадлежали к императорской свите.) и удостоен от императора различных воинских почестей. Но недолго пробыл Леонтий на службе. Оставив все, он устремился к иноческому житию и принял пострижение, с именем Петра, в одном монастыре, называвшемся Дафнеон. Затем он отправился в Ольвию, обошел различные святые места (Здесь разумеются, главным образом, места Палестины, освященные жизнью, учением, страданиями и крестною смертью Спасителя.), был в Лаодикии и Атталии, мужественно перенося трудности путешествия и опасности со стороны магометан, и потом опять возвратился в Ольвию. Конец жизни он провел, уже в царствование Василия Македонянина, в обители св. Фоки, в коей после многих иноческих подвигов, с миром предал дух свой.

(по изложению Димитрия Ростовского )

новомученики:
Свщмч. Константина Сухова пресвитера (1918).
http://s55.radikal.ru/i148/0910/71/b1477c3fca58.jpg
Имя будущего священномученика Константина мы во второй раз встречаем уже в клировых ведомостях 1-го округа Бугурусланского уезда Самарской епархии, составленных не раньше 1911 года, то есть буквально за несколько лет до его мученической кончины. Здесь мы узнаем точную дату его рождения – 7 мая 1867 года по старому стилю. Повторяется, что он появился на свет в селе Жемковка Сызранского уезда тогда еще Симбирской губернии, в семье священника Ивана Петровича Сухова. 

Обучался будущий пастырь в Симбирской Духовной семинарии и 18 июля 1887 года окончил полный курс богословских наук. По прошению епископа Симбирского и Сызранского Варсонофия Указом Симбирской духовной консистории № 6687 от 13 октября 1887 года был определен псаломщиком в село Ясашную Ташлу Симбирского уезда. 17 сентября 1888 года Преосвященным Варсонофием был рукоположен в диаконы храма села Михайловка Сенгилеевского уезда, а затем 25 сентября того же года был хиротонисан тем же Преосвященным во священники и определен в село Опалиха Симбирского уезда. 

Вскоре судьба молодого батюшки оказалась навсегда связанной с Самарской епархией. По собственному прошению 17 мая 1890 года он был принят в клир нашей епархии и определен служить в церковь села Старо-Дворянки (или по другому написанию – Старо-Дворяновка) Самарского уезда. 

1 февраля 1896 года «для пользы службы», как написано в Указе Преосвященного Гурия, епископа Самарского и Ставропольского, отец Константин был перемещен в село Царевщина Самарского уезда. Об этом селе и его знаменитом храме в честь Рождества Христова, где батюшка прослужил у престола Божия без малого семь лет, мы расскажем особо. Пока же ограничимся замечанием, что и здесь, как до этого в Старо-Дворянках, будущий священномученик состоял одновременно заведующим и законоучителем местной церковноприходской школы. В Царевщине он был удостоен второй в его жизни церковной награды – скуфьи (первой было право ношения набедренника, коим он был отмечен еще в Старо-Дворянках). 

Важна для нас следующая запись в клировых ведомостях: «1 декабря 1899 года по прошению Преосвященным Гурием [священник Константин Сухов] перемещен в село Узморье Новоузенского уезда. 26 марта 1900 г. по просьбе прихожан с. Царевщина тем же Преосвященным перемещен обратно в с. Царевщина». 

О причинах решения отца Константина переехать на новое место службы и жительства можно только догадываться. Новоузенский уезд – это в Саратовской области, почти на границе с нынешним Казахстаном. Изучая выписки из метрических книг церкви села Царевщина, мы находим записи о двух подряд детских смертях в семье священника Константина Сухова. Четырехлетний сын Виталий умер от дифтерита 12 декабря 1896 года, а спустя два месяца умерла крошечная дочь Нина. Можно себе представить, как боялась матушка Софья Васильевна за здоровье десятилетнего Николая, четырехгодовалого Василия, двухлетней Валентины и особенно грудной Верочки! 

Отъезд отца Константина вызвал настоящее волнение в Царевщинском приходе. Прошло совсем немного времени, и к архиерею была отправлена делегация с просьбой вернуть батюшку обратно. Преосвященный Гурий депутацию из Царевщины принял благосклонно и, рассмотрев вопрос, понял, что отец Константин, снискавший такую любовь своей паствы, вряд ли может быть кем-то безболезненно заменен. Так прихожанам села Царевщина удалось добиться возвращения любимого батюшки. 

Отец Константин принял решение архиерея со смирением, понимая, что призван служить Богу и людям, невзирая на тяготы, болезни и личное горе. 

Малышка Вера, в которой родители нашли утешение после смерти двух своих детей, отошла ко Господу спустя четыре месяца после возвращения в Царевщину… Так Господь готовил праведника к приятию мученического венца, ведя его путем скорбей и смирения. 

Не одни лишь несчастья, конечно, сопровождали жизненный путь отца Константина. Господь милостив: были и радости. Рос и укреплялся приход, все больше сельских ребятишек посещали школу при церкви, где учительствовал батюшка. Матушка Софья Васильевна вскоре, в 1901 году, подарила супругу сына Бориса. Этому мальчику предстояло в 16 лет погибнуть, как бы предвосхищая мученичество отца... 

Восприемником младенца Бориса при Крещении, согласно той же метрической книге, стал дядя Александр Иванович, младший брат отца Константина, тоже священник. Ему было суждено умереть совсем молодым и не увидеть своими глазами ужасов революции. В общей сложности отец Александр Сухов, которого мы видим на семейной фотографии рядом с его братьями-священниками Константином и Стефаном, предстоял пред престолом Божиим около 17-ти лет, сменив несколько храмов Самарской епархии. Последним местом его служения стала церковь села Курумоч, сохранившаяся поныне. Он оставил сиротами троих детей: Веру, Сергея и Анатолия. 

В 1902 году у отца Константина рождается еще один сын – Леонид. Восприемниками младенца при Святом Крещении стали его старший брат Николай Константинович, в то время учащийся Самарского реального училища, и Вера Георгиевна Сухова, поименованная в документе как жена священника села Курумоч (то есть отца Александра). Именно Леониду доведется вслед за отцом стать жертвой бесчеловечной государственной системы (он был репрессирован и расстрелян в 1937 году). 

Осенью 1903 года после смерти одного из священников освободилось место в клире большого Спасо-Вознесенского собора города Бугуруслана, тогда входившего в состав Самарской губернии. Преосвященный Гурий, памятуя о давнем желании отца Константина сменить место жительства и нуждаясь в укреплении клира отдаленного прихода, предложил батюшке переехать в Бугуруслан. Тот согласился. Паства на этот раз не препятствовала: смирилась, наконец, с желанием семьи покинуть село, где оставалось столько грустных воспоминаний. Да и климат чем южнее, тем суше, что было на пользу матушке и детям. 

12 октября 1903 года вышел соответствующий Указ Правящего Архиерея, и отец Константин повез семью к месту своего последнего и самого высокого служения «даже до крове». 

Времена начинались смутные. Приближался 1905 год.

Пугали вести с Дальнего Востока, где зрел военный конфликт с Японией. В этих условиях духовенство должно было по-апостольски идти в мир, в том числе и во власть, особенно в земскую, чтобы утешать, укреплять и вдохновлять народ. 

Сразу же после своего нового назначения отец Константин стал представителем от духовенства в земском собрании Бугуруслана, а в 1910 году был уже депутатом Бугуруслан ской Думы. И, конечно, батюшка неутомимо трудился на ниве народного просвещения. Он состоял заведующим и законоучителем церковноприходской школы Спасо-Возне сенского собора, а также деревень Васильевки и Ключевки. В 1908 году он открывает в Бугуруслане еще одну школу, где преподает Закон Божий. 

6 мая 1906 года за особое усердие в служении отец Константин был удостоен последней в своей жизни церковной награды – камилавки. Его авторитет как священника, просветителя, ходатая за простой народ в местной Думе возрастал. Собор в Бугуруслане был полон. Опытный священник разъяснял людям и в проповедях с амвона, и с думской трибуны, чем грозят стране и народу отступничество от Православной веры и измена Всероссийскому Самодержцу. 

Прошли годы. К власти пришли большевики и эсеры, их сменили белочехи, Комитет членов Учредительного собрания (Комуч), затем на Волгу вновь ворвались большевистские орды, пришло страшное известие о расстреле Царской Семьи, а отец Константин все так же исполнял свой священнический долг, молился у престола Божия о земле русской, о каждом заблудшем человеке, об упокоении душ тех, кто уже погиб в начавшейся кровавой братоубийственной Гражданской войне. Каждый новый день он встречал в храме все с теми же словами молитвы, утешения и вразумления на устах. Находясь в Бугуруслане, на переднем крае борьбы большевизма с белыми и казачеством, отец Константин ни разу не попросил о переводе туда, где спокойнее. Он помнил завет преподобного Серафима Саровского: «Стяжи в себе дух мирен, и тысячи возле тебя спасутся». 

Поздней осенью 1918 года после поражения Чехословацкого корпуса и эвакуации из Самары Комитета членов Учредительного собрания территория Самарской области была захвачена Красной Армией. Начались повальные расстрелы «врагов революции». Особые зверства совершались по личным приказаниям Троцкого, Вацетиса и Тухачевского. Надежду на то, что «подавление будет образцово-беспощадным», выражал в телеграммах Ленин. Душегубы на местах старались не отставать от вождей, оправдать их «высокое доверие». 

Зная об этих зверствах, отец Константин не мог молчать. Публично, с церковного амвона он обличал бесчеловечные методы «чрезвычаек», взывая и к тем, кто уже поддался на большевистскую агитацию: ведь обращение и единого из палачей, завербованных среди одураченных крестьян и рабочих, могло спасти сотни жизней. Впрочем, о масштабах и о природе навалившегося на Россию зла батюшка уже вполне имел представление после известия об убийстве Царской Семьи. Беда, равной которой в новое время еще не знала Россия, пришла в каждый дом. Сострадание к Царственным Мученикам, осознание высоты их подвига пронизывало проповеди отца Константина, в которых звучала скорбь о гибнущих настоящих русских патриотах. 

Вскоре и сам батюшка пал жертвой богоборцев. 

Вот что рассказала внучка священника Константина Ивановича Сухова, мать Дмитрия Сивиркина Марианна Леонидовна Сухова: 

«Поздней осенью в один из морозных дней (уже выпал снег) мой дед служил в храме Божественную литургию. Прихожан собралась полная церковь. Дед возносил молитвы об упокоении членов Царской Семьи, недавно расстрелянных в Екатеринбурге, поминал Православное воинство, противосто ящее безбожникам. Вдруг в собор ворвались красноармейцы. Они вывели священника из алтаря на улицу. Весь народ шел за ними, умоляя не трогать батюшку. Невзирая на мольбы, солдаты расстреляли отца Константина в роще недалеко от собора. Тело бросили на месте казни, и его забрали верующие. 
Когда тело батюшки везли на телеге, его волосы ниспадли на снег и были все белые от изморози. Похоронили тайно, боясь осквернения могилы. Ее местонахождение так и осталось неизвестным. 
(Священномученик Константин (Сухов) - Самара: "Изд-во "Самарский Дом печати" , 2003 год, стр. 30-38)

Свщмч. Петра Вяткина пресвитера (1918).
http://i029.radikal.ru/0910/aa/86441d81c402.jpg
Августом 2000 года Собор Русской Православной Церкви определил включить в Собор Новомучеников и исповедников Российских священника Петра Вяткина. 9/22 октября – день памяти сего священномученика, убиенного в 1918 году.

Этот рассказ – о нём, но не только. Он и о том, как бездумно пускало государство под откос жизнь целых селений, как легко, вырвав почву из-под ног, искривляло будущность целых родов, не говоря уж о судьбах людей…

Единоверческий род

…Село Кривец расположено на берегу реки Обва, это правый приток Камы. Окрестные села сберегли радостные имена: Рождественское, Сретенское, Воскресенское. Сто лет назад на этой земле мирно текла жизнь православных и единоверческих приходов Пермской епархии. Единоверцы были выходцами из старообрядцев, служили по старопечатным церковным книгам.

16 января 1882 г. в крестьянской семье Димитрия Ермолаевича и Параскевы Вяткиных в деревне Карабаи (Ильинский район) родился мальчик. К тому времени в семье уже был взрослый – 17-летний – сын.

Младенца крестили в селе Кривец с именем Пётр. В двенадцать лет Пётр Вяткин окончил курс уездного земского училища. В селе Кривец встретил и верную спутницу жизни Елену. «Елена была грамотной в семье, – вспоминают родственники, – а Пётр сам овладевал грамотой, был толковый парень. Любовь проторила дорожку друг ко другу».

Ее родитель, Иван Васильевич Субботин, рано овдовел, растил трёх дочерей. Одна из них, Евдокия, заболеет туберкулёзом, проживёт свой век в избушке в одной ограде с Еленой. О том, каков был этот единоверческий род, можно судить по Евдокии. Строгой вспоминал её племянник. Помнит, как в детстве ходил с тёткой за 10 км в единоверческую церковь. Мальчику неохота идти пешком, вот бы на лошади, как другие. А тётка берёт вицу и по ногам его – больно так постёгивала, и он вприпрыжку. Дурь в ту пору из детей выгоняли не церемонясь. Теперь эту науку он вспоминает с благодарностью. А умерла Евдокия просто, в трудах и заботах о ближних.

Пётр начал служение в церкви в 1904 году, исполнял обязанности псаломщика в Михайло-Архангельском храме с. Ситниково Оханского уезда. Через три года он рукополагается во диакона, а спустя ещё год – 14 мая 1908 года – становится священником единоверческой церкви. В январе 1912 г. 30-летний пастырь командирован на Всероссийский единоверческий съезд в Петроград. В 1914 году Пермскую епархию возглавит епископ Андроник, владыка уделяет особое внимание единоверческим общинам, нередко служит в их храмах по старопечатным книгам и крестится двоеперстием. Своим указом архипастырь перемещает отца Петра на настоятельское место. К этому времени у Петра и Елены уже народилось трое деток: Раиса (1906–1980), Мария (1911– 1977) и Михаил (1914–1943).

В 1915 году батюшка исполняет обязанности благочинного в Пермском единоверческом округе, в 1917 году зачислен штатным благочинным. Уцелела единственная, неважного качества, фотография батюшки, сделанная в одном из фотоателье Перми…

Осенью 1918 семья жила в с. Сретенском. Здесь красные схватили священника Петра, расстреляв прямо на глазах супруги. Детей держали в помещении, из которого они пытались вылезти через окно. Батюшку «зарыли у дома под окнами его кабинета». В 37 лет матушка Елена овдовела. Вместе с о.Петром расстреляли и белого офицера (Павловского?), квартировавшего у Вяткиных. Прах офицера покоится на сельском кладбище. Был расстрелян и священник церкви в с. Воскресенском (в ней когда-то начинал свои пастырские труды о.Пётр) Алексий Николаевич Грамолин, доброй души человек, к которому частенько в гости на лошадях ездили Вяткины. Единоверческую церковь в с. Воскресенском сожгли, а православный храм разрушили. Одна из селян помнит, как рушили храм и в соседнем селе Кривец: на самом верху церкви восседает мужик и с силой бьёт по крыше. Божий дом превратили в сырзавод.

Дом священника Петра в советские годы превратили в школу. В 1961 году сюда направили учительствовать Галину Егоровну Шистерову, батюшкину внучку. Приехала к Галине погостить мама, вошла в класс и тихо сказала: «Это была наша детская, здесь стояла моя кроватка, а дальше – у сестрёнки… Три смежных класса были гостиной с длинным столом, покрытым плюшевой скатертью».

Мама указала под окном на могилку отца Петра.

Больше об этом никогда не говорили – такое было время. 1961-й – это космос и разгул воинствующего атеизма, хотя и обходившегося без крови.

О себе матушка Елена Вяткина вообще не любила рассказывать. Слишком страшна была её жизнь после расстрела мужа: забрали имущество и лошадь, с малыми детьми на корове вернулась в родной дом в Кривец. Пришлось изменить весь образ жизни. И эту, другую жизнь она прожила достойно. Была скромной, управлялась с хозяйством, и двор её всегда был полон детворы.

Галина Егоровна вспоминает:

«В детстве мы часто приходили к бабушке Елене, а иногда и подолгу жили у неё. Бабушка была очень интересная и строгая. Помнится, как по вечерам упрашивали её: “Разреши хотя бы попрыгать на одной ноге, от стола до порога и обратно”. Прыгали пять раз, а когда и десять. Баловаться мы не имели права. Настоящий праздник случался, когда слышали от бабушки: “Девки, а сейчас залезайте на полати и пойте песни”. И мы с радостью и упоением, положив головы на руки, через брус глядели на бабушку, которая сидела внизу на лавке, и пели песни, все, какие знали. И лучшего слушателя не было у нас; вспоминала она сына, ушедшего на фронт, и тихо утирала слёзы…

Мою сестру бабушка начала закалять до году. Завернёт в одеяло, унесёт в баню, напарит и потом бросит на снег – и снова в баню. А когда уходила огород полоть, привязывала её за ногу к ножке кровати, чтобы далеко не уползала. Наложит ей игрушек, та играет, играет и уснёт. Когда побольше стала, начала её выносить: посадит то на межу, то на завалинку – дитё сидит, а бабушка работает. Любила собирать грибы и ягоды, ходила в лес с дружком: два ведра на коромысле. Когда я подросла, она стала брать меня с собой. Сколько чудесного рассказывала бабушка о лесе и обо всём на свете!

А потом бабушка стала брать меня в Пермь к моей тетке Рае. От Кривца до пристани шли пешком 44 километра; съедали по яйцу, куску хлеба и – в дорогу. Целый день под палящим солнцем, отдыхать разрешалось всего два раза. Нытья никакого, чтобы выдержать переход. Ночь проходила на полу парохода, при бабушке – котомка с гостинцами в Пермь. Эти впечатления не забываются. Благодарю тебя, бабушка, и за суровое воспитание, и за радость, которой ты одаряла всех нас!»

Трудно было матушке одной подымать деток. Годы унижений, бедности после расстрела батюшки наложили отпечаток на неё. Она знала цену любви. Но для своей дочери-сироты избрала другой путь.

Мария была девицей, на которую заглядывались парни. Галина Егоровна рассказывает о маме: «В ней было столько грации, обаяния. Было такое неуловимое, что отличало её от других. Держалась прямо, с достоинством, была нетороплива в походке, во всяком движении. Не влюбиться в неё было невозможно».

Мария любила паренька из семьи Колобовых, что жили в селе Сретенском. Но бабушка приняла сватов от других людей – из зажиточной работящей семьи, имевшей кузницу и мельницу. Наверное, ей желалось для Марии сытой, спокойной жизни – непохожей на свою.

Георгий был старше невесты на 10 лет, красив, с тёмными вьющимися волосами и с живыми голубыми глазами. Бойкий и на все руки мастер… В общем-то, жених завидный. Но рос парень в селе, откуда прогнали Бога. По молодости погуливал с приятелем. Нашли знахарку, обзавелись у неё снадобьем против зачатия. И получили желаемое… Парень потерял мужские качества, а женившись на Марии, не мог зачать деток. Хороший хозяин, славная супруга, а деток нет...

Как-то жарким летом муж позвал крепкого молодого соседа помочь с заготовкой сена. Дочка вспоминает: «В них было столько нерастраченной молодости… Георгий почему-то их ни в чём не подозревал. Ведь мама всегда была безупречна… Через год, в 1935-м, появилась я. Георгий считал меня своей родной дочкой. Уж насколько он был подозрителен, настолько и доверчив. Доходившие до него разговоры отметал и любил меня до безумия. Молодой сосед же своих прав заявить не решился, а мама, по-видимому, со всем смирилась. Ведь у неё было долгожданное дитё…

Прошло несколько лет. По реке проплывали сплавщики в своих беленьких домиках. С одним из них – Николаем, крепким черноволосый парнем – познакомилась Мария. Он, женатый, стал искать с ней встреч, добивался свиданий. Конечно, ей льстило внимание… В 1939 г. появился ребёнок…

«Муж мамы плохо относился к моей сестрёнке, не называл её по имени, – рассказывает Галина. – Наступили и трудности, пришлось прятаться, уезжать. Николай устроился лесничим, получил домик и увёз туда свою новую семью. Вразумление приходит через беду. Смолил лодку и обварился, долго лежал в больнице. Тут и приехал Георгий, забрал маму с сестрёнкой. Все остались жить по своим семьям, но ещё много раз приезжал Николай навестить свою дочь, привозил гостинцы. Своей жене сказал: “Фая, не ругай меня, я любил, люблю и буду любить свою Марусеньку”. Просил у мамы дочку, хотел забрать к себе, его жена не возражала, но мама не отдала и алименты не брала, хотя он и предлагал… Вот так».

Хозяйство у Марии и Георгия было большое: корова, два телёнка, поросёнок, овцы, куры, утки, гуси, пасека. У семьи был единственный в селе сад, росли яблони, цветы, а ведь на Урале суровый климат. Он успевал всё делать и по дому и работая в кузнице. Рыбак был славный. А она работала допоздна на ферме. Её коровы всегда были лучшими, а грамот у Марии – полсундука.

Маме завидовали. Её муж и корову доил, и хлеб пёк. Он мог делать всё: корыта, топорища, грабли, печки-буржуйки. Был плотник, каменщик, кровельщик. На его труд было любо-дорого смотреть. В поездках на заработки Георгий смог скопить денег на новый дом. Купили богатый двухэтажный пятистенок в Кривце под железной крышей, в ограде располагались старинные купеческие лари, кладовые. В доме висели старые картины, здесь же были поставлены добротные столы священника Петра Дмитриевича, который был прекрасным столяром-краснодеревщиком.

Дом был гостеприимно открыт для всех, кто приезжал в село на работу или временно по какой-либо необходимости. Живали и учителя, и врачи, и простые рабочие.

«Жили у нас на квартире Иван с женой Надеждой, – вспоминает внучка. – Иван заведовал сельским магазином, который они выстроили вдвоём с Георгием. Шёл 1941 год. Как-то дома за обедом заговорили о колхозных делах, Георгий сказал одну только фразу: “В колхозе поросята мрут и лежат штабелями”. За обедом сидели Иван с Надей и я. Надежду как ветром сдуло, побежала в сельсовет с жалобой. Утром приехал “чёрный ворон”: “антисоветская деятельность”. Свидетелем заполучили председателя сельсовета, которого когда-то Георгий обучал рыболовному делу, подарил лодку. Надьку селяне выгнали из Кривца. А Георгию дали 8 лет…»

Так при живом муже Мария стала, можно сказать, вдовой, повторив судьбу матери. Правда, он вернулся на третий год – кожа да кости, на второй этаж подниматься не мог, – но только затем, чтобы тут же отправиться на фронт. Вернулся с полей сражений контуженным инвалидом… Вскоре умер.

Вот так работали не покладая рук, строили жизнь, как могли… И не их вина, что это не всегда получалось – ведь некому было научить их вере и Божественным заповедям… Но хочется думать, что и их Господь не оставит Своею любовью.

Матушка Елена Вяткина говорила: «Хочется умереть летом, когда птицы поют и цветы цветут на родном кладбище». Но не случилось. Скончалась она в Перми, где жила у дочери, холодной зимой 1954-го… (http://www.rusvera.mrezha.ru/571/10.htm)

Свщмч. Константина Аксёнова пресвитера (1937),
расстрелянного в Южно-Казахстанской области.

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Корсунской иконы Божией Матери (988, XII).
http://s19.radikal.ru/i192/0910/ae/8dcf7d6f8426.jpg
Описание

Длина образа 1 аршин и 2 вершка, а ширина 14 вершков. Хотя живопись от времени потемнела, но в начале XX века цвета красок различались легко. Цвет верхней одежды Богоматери — красный, а нижней — темно-синий. У Предвечного Младенца одежда темно-зеленая. На обороте иконы находилось изображение св. Николая Чудотворца.

История

Образ князя Владимира

В Ефесе хранилась икона Божией Матери, по преданию написанная святым евангелистом Лукой. В 988 году, 9 октября, список с этой иконы был принесен из Корсуни в Киев святым равноапостольным князем Владимиром и получил название Корсунской иконы. Позже эта икона была перенесена в Новгород, а оттуда - в Москву, в Кремлевский Успенский собор, где обреталась за престолом.

Образ Евфросинии Полоцкой

Другое сказание о подобном (или том же самом ) образе Божией Матери гласит, что он был принесен из Греции в Россию в 1162 году преподобной Предиславой, в монашестве Евфросинией, дочерью Полоцкого князя Георгия. Святая княжна Евфросиния основала в Полоцке Спасскую обитель. Когда обитель возросла, Евфросиния соорудила новую церковь в честь Пресвятой Богородицы и пожелала украсить ее древнейшим образом Богоматери, происхождение которого рассказы путешественников и предание возводили к евангелисту Луке. Она решилась приобрести икону через посредство родственного полоцким князьям царствовавшего тогда греческого дома Комнинов. Со своим слугой Михаилом она отправила богатые дары греческому императору Мануилу и патриарху Луке Хризовергу, с просьбой прислать эту икону. Святой образ был отправлен на Русь из Ефеса. Украсив образ золотом, серебром и драгоценными каменьями, она в 1173 году поставила его в храме Богоматери. Здесь икона находилась более 60 лет, источая исцеления всем с верою притекавшим к молитвенному предстательству Божией Матери. По одной версии эта Ефесская икона Божией Матери получила название Корсунской не в честь города Корсунь, а ввиду того что в те времена слово «корсунский» было синонимом прилагательного «красивый». По другой, икону везли через Корсунь, и по просьбе жителей этого города она пробыла там около года, получив название Корсунской.

Ефесская-Корсунская икона в Торопце

В 1239 году дочь Полоцкого князя Брячислава, Александра, выходя замуж за святого благоверного князя Александра Невского, увезла Корсунскую икону из Полоцка в город Торопец Псковской епархии. Специально для иконы был выстроен каменный Корсунско-Богородицкий собор.

Икона несколько раз спасала город от набегов литовцев и от эпидемий. В 1812 году, когда к Торопцу приближались французы, горожане вынесли образ на окраину города. Вскоре пришла весть о том, что войска Наполеона неожиданно изменили маршрут и обошли город стороной. Корсунская икона пробыла в Псковской губернии вплоть до начала XX века, помещаясь в иконостасе Воскресенского собора, в резном киоте.

После революции 1917 года, торопецкие церкви подвергли уничтожению: одни взрывали, другие переоборудовали под склады. Духовенство Корсунского собора успело передать Ефесскую икону в новообразованный музей, который тоже разместили в церкви. Однако работники музея опасались за судьбу святыни и обратились в Русский музей Ленинграда с просьбой забрать ее, что и было исполнено в 1936 году.

Специалисты принялись реставрировать икону сразу после того, как она к ним поступила, и «увлеклись», счистив то что они считали копотью, и что на самом деле являлось темной кожей Богоматери и Богомладенца, как они писались на древних византийских иконах.

После падения советского строя в музей стали неоднократно обращаться представители Церкви из Полоцка и из Торопца, надеясь вернуть святыню. Но музей отказался возвращать икону, говоря что она является "национальным достоянием и не может быть отчуждена". Вместо этого верующим предлагали сделать с нее список. Святыня и поныне остается в фонде Санкт-Петербургского Русского музея.

Есть несколько чудотворных списков с Корсунской иконы: в Нижегородском Благовещенском соборе, писанная в 995 году, в приходских церквах города Корсуня Симбирской епархии и села Глинкова Владимирской епархии, близ Сергиевой Лавры. (Бухарев, И., прот., Чудотворные иконы Пресвятой Богородицы, Москва: Изд-во "Аксиос", 2002, "Октябрь")

Царица Небесная Покрой нас Покровом Своим!!!Буди нам Ходатаицей пред Сыном Твоим и Господом нашим !! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Лк. 5, 27-32). "Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию". Какое утешение для грешников! Но надобно отстать от грехов и творить одно добро; да и творя добро, все же почитать себя грешником и притом не на языке, а в сердце. Не греши, а все же, как настоящий грешник, кайся и взывай ко Господу о помиловании. Когда будешь так настроен, значит стоишь во истине; коль же скоро поддашься на праведность и станешь считать себя безгрешным, знай, что ты уклоняешься от пути правого и пошел к тем, которым нет спасения. Как совместить исправную жизнь с чувствами грешности - об этом спрашивают только книжники, которые пишут, а не делают; кто идет деятельным путем, для того это ясно до того, что он понять не может, как можно быть тому иначе.
**************************************************************************************************************************************
Стоять перед Господом
"Жив Господь Израилев, перед Которым я стою"
(3 Цар. 17, 1)

Стоять прямо перед Ним и только перед Ним - в этом вся сила, все дерзновение. "Я раб Твой, и все сделал по слову Твоему" (3 Цар. 18, 36) - в этом источник победы. Но Илия должен был пройти через разные опыты и упражнения веры. Скрываться у потока Хорафа, там, в уединении, созревать для великого служения, питаемый чудесною пищею, по обетованию Божиему.
Через некоторое время поток высыхает, и вслед за этим слышится другое указание: "Встань, пойди в Сарепту: я повелел там женщине кормить тебя" (3 Цар. 17, 9). Господь изменяет путь, изменяет и обновляет почву, чтобы дать вере силу вновь и вновь упражняться.
Ко всему можно привыкнуть, даже к самому чудесному и сверхъестественному, как Израильтяне привыкли к манне небесной. Когда поток высыхает, прекращается одно чудесное явление, Господь заменяет его другим и ведет к новому действию Своей силы, к новому упражнению веры. Затем испытание у горы Кармил: изумительная борьба и победа одного над множеством. И вслед за этим вторая одинокая борьба, без свидетелей, - когда Илия восходит на гору Кармил и наклоняется к земле, положив лицо свое между коленами (3 Цар. 18, 42). Здесь повергается слуга Божий во прах, чтобы испросить и принять исполнение Божьего обетования.
Тот только может стоять, кто умеет лежать во прахе. Дождь был обещан Господом, дождь помилования, примирения, восстановления Божьей милости в ответ на молитву раба Его.
И из этого праха простирается к Нему рука веры, ухватывается крепко и держит Его неотступно, пока не получено обетование. Несколько раз посылается юноша взглянуть на небо. Долго ожидает на коленях в терпении непоколебимого упования пророк. И наконец, появляется первая тучка. И одерживается там, во прахе, на верху Кармила, победа веры. "Все земное склоняется перед Илией, - и он может стоять перед Господом".


АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:
http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

65

Во славу Божию и на пользу ближнего !
23 Октября  -Память:

Мчч. Евлампия и Евлампии (303-311).
http://s53.radikal.ru/i141/0910/8e/25de309f30a0.jpg

В царствование Максимиана было воздвигнуто сильное гонение на христиан; многие из верующих, боясь преследования мучителей, оставляли свои дома и скрывались в горах, вертепах и пустынях. В то время жил один юноша, благородного происхождения, родом из города Никомидии, по имени Евлампий, христианин – по вере и делам. Скрываясь с прочими христианами, он был послан ими в город – купить хлеба и тайно принести в пустыню. Пришедши в Никомидию, Евлампий увидал прибитый на городских воротах царский указ, написанный на пергаменте, повелевающий избивать христиан. Когда Евлампий прочитал указ, то посмеялся над таким безумным распоряжением царя, который вооружается не на врагов отечества, а на неповинных людей, и сам опустошает свою землю, убивая бесчисленное множество христианского народа. Тотчас же Евлампий был взят, связан и приведен на суд неправедный. Беззаконный судья, видя пред собою Евлампия, молодого и красивого, сначала лукавыми словами соблазнял его поклониться идолам, говоря:

– Твое лицо  доказывает что ты не простого, но благородного и честного рода. Не губи, прекрасный юноша, напрасно свою красоту и свое благородство не меняй на бесчестие,   но,   напротив,   постарайся приобрести славу и честь себе  и  всему твоему роду:  если   ты  послушаешь приказания   царя   и   поклонишься с нами богам, то от   всех   нас   получишь почесть и славу, от царя – награду и какой-либо великий сан,   и   будешь   проводить дни   свои   в   благополучии. Послушай моего доброго совета и будь с нами единомыслен; вот все храмы открыты   для  тебя,   в   них стоят различные боги, жертвенники наполнены жертвами, и все веселятся о своих богах и им кланяются. Войди и ты, поклонись, – и тогда и себе приобретешь великие блага, и нам доставишь радость, и боги всегда будут к тебе милостивы.

Святой Евлампий, исполненный благодати Святого Духа, отвечал судье:

Твое сердце исполнено коварством и лукавы слова в твоих устах, но напрасны и ложны все твои обещания. Не прельстишь меня ты ничем и не отвратишь от Христа. О, если бы ты пожелал послушать моих истинных слов и искреннего совета и познал бы Истинного Бога, Которого я почитаю и Которому кланяюсь! Я обещал бы тебе от Него не временную и суетную, но вечную и истинную честь и славу, награды же и богатства такие, которых ни ты, ни царь твой, ни весь мир ныне не имеют; но так как ты глух как аспид и не послушаешь меня, говорящего тебе только полезное, то разделишь участь твоих богов в геенне огненной, а за приношение скверных жертв богам сам будешь жертвою неусыпающего червя. Я же не бесам, но «принесу в жертву Богу хвалу и воздам Всевышнему обеты мои» (Пс.49:14).

Судья, услышав это, начал угрожать святому муками. Но Евлампий безбоязненно показал себя готовым идти на всякие муки за Христа Господа своего. Тогда судья повелел раздеть его и, разложив на земле, бить жилами. Святого долго и беспощадно били, но он мужественно претерпевал мучения: ощущая сильную боль от получаемых ран, он показывал вид, как будто не чувствовал никакой боли, – такое величие духа явил он! Мучитель, видя его долгое терпение, еще более исполнился ярости и приказал повесить его на дереве и терзать тело его железными орудиями, коими мученик настолько сильно был изранен, что кости его были видны чрез глубокие раны. После долгого мучения он лежал на земле весь окровавленный и избитый; тело его представляло одну сплошную рану. Но этим не окончились его страдания: судья измыслил для него новую муку. Он повелел пальцы его рук и ног связать тонким ремнем и крепко стиснуть, от чего страдалец терпел страшную боль, потому что члены насильственно отделялись от своих суставов. Однако и после сего не насытилась ярость мучителя; к прежним страданиям мученика прибавил он еще новое страдание: повелел раскалить железный одр и положить на нем святого, чтобы тело его на том одре сгорело, как воск, от силы пламени. Когда одр был сильно раскален, святой Евлампий, осенив себя крестным знамением, взошел на него и лег на нем как на мягкой постели. Тело святого мученика, опаляемое огнем, начало таять и разрушаться. Казалось бы, что в таких страшных мучениях должно было бы умереть. Но Всемогущий Бог поддерживал жизнь Своего раба и сверхъестественным образом сохранял душу его в теле, чтобы сим самым явились всем и сила Божия, совершаемая в немощи, и терпение мученика. Когда все уже полагали, что Евлампий непременно умрет на том раскаленном одре, святой почувствовал в себе новую силу и, вставь с постели, начал ходить здоровым, как будто и не претерпел мучения. Твердо веруя сердцем в Господа Бога своего, Евлампий показал вид, как будто он отказывается от своего исповедания и соглашается с безбожием нечестивых язычников; посему он был со славою приведен в идольский храм, и все вместе с судьею радовались, думая, что Евлампий отвергся Христа и хочет поклониться богам их; множество народа, следуя за ним, шло ко храму. Святой же на пути в капище с усердием молился Господу Иисусу Христу, чтобы Он явил силу Свою, просветил ослепленных людей и прославил  Свое Имя   святое. Когда Евлампий  пошел внутрь храма, то увидал идола Марса, самого большого и красивого из всех идолов того храма; подойдя к нему, он сказал:

– Именем Господа моего Иисуса Христа повелеваю тебе, идол немой и бездушный, пасть на землю и обратиться в прах.

Как только святой произнес сие, тотчас идол с большим шумом упал и разбился на мелкие части. Увидев сие, народ стал кричать:

– Един Бог христианский – велик и силен.

И многие уверовали во Христа; судья же пришел в большую ярость и повелел взять Евлампия и вести снова на мучения.

Сестра Евлампия девица, по имени Евлампия, услыхав, что брать ее страдает за Христа, прибежала на место мучения и, став на средину, сказала брату:

Не одна ли мать нас родила, не одними ли сосцами нас питала, и не Одному ли Богу научены мы веровать! Зачем же, страдая  за Христа,   лишаешь   меня такой  же   участи,   почему ты не известил меня, чтобы я с самого начала вместе с тобой понесла все муки; я тоже хочу умереть за Господа моего, как и ты; пусть знают все мучители, что я – христианка и готова умереть за Христа.

Судье же она сказала:

Слушай, судья, и знай, кто я. Я – Христова раба.  Христос – моя жизнь и радость моей души, Его люблю и Ему хочу быть жертвой; приготовь огонь, приведи зверей, поставь колеса для мучений, отточи мечи, изобретай различные муки, и, как хочешь мучь меня за Христа моего, я все готова претерпеть, как и возлюбленный мой брать Евлампий!

Мучитель, слыша слова сии, удивился ее смелости и повелел бить ее по лицу. Долго били святую, пока совсем было обезображено лицо ее и потекла кровь из носа и рта. Святой же Евлампий словами укреплял свою сестру, говоря:

– Не   бойся,  сестра, «убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф.10:28).

Потом приготовлен был, по повелению мучителя, сильно кипящий котел, чтобы бросить в него обоих – Евлампия и Евлампию. Евлампий поспешил сам войти в котел. Евлампия же, как юная девица, начала колебаться, как бы боясь. Брат, видя, что она колеблется, стал звать ее к себе в кипящий котел, как бы в прохладное место, говоря:

– Не бойся, сестра, будь смелей и иди сюда; вот видишь: я невредим и никакой не получаю боли, и ты, как только коснешься горячего котла, тотчас почувствуешь Божию помощь и будешь невредимой.

Святая, услышав слова брата, поспешно вошла в котел, и тотчас ослабела огненная сила, котел остыл, и святые остались невредимыми, воспевая и славя Бога. Люди, видя такое чудо, изумились, и уверовало двести мужей, которые исповедали себя христианами и за то были усечены мечем от нечестивых идолопоклонников. Беззаконный судья приказал выколоть Евлампию глаза, а сестру его, повесив за волосы, бить. Она же среди мучений взывала:

Благодарю Тебя, Боже и Создатель мой, что Ты удостоил меня, рабу Твою, пострадать за Твое святое Имя.

Затем мучитель приказал жарко разжечь печь, чтобы бросить в нее мучеников. Когда разожжена была печь, то святого Евлампия, уже слепого, повели за руку и, подведя, бросили в печь. Святая же Евлампия, не ожидая, чтобы кто ее вел и бросил, сама пошла с радостью и, как бы в прекрасный чертог, поспешно вошла в огненную печь. Однако и здесь святые остались невредимыми: жар обратился в холод. Святые мученики в печи воспевали песнь трех отроков и благословляли Бога. Мучитель, не зная, что более с ними делать, приговорил их к усечению мечем. Воины, взяв, повели их со связанными позади руками. Когда пришли на место казни, святой Евлампий положил сам под меч свою честную главу и был усечен; святая же Евлампия еще до казни предала свою душу в руки Божии, и воины, видя ее умершею, не отсекли ей главы. Так святой Евлампий с своею сестрой, святою Евлампией, окончив подвиг мучения, вместе отошли к Судии подвигов мученических Христу, чтобы принять от Него венец правды.

Молитвами их да удостоить и нас Своего царства Христос Господь, Емуже со Отцом и Святым Духом честь и слава во веки. Аминь.

Кондак, глас 3:
Доблия мученики, и братию по плоти, мудраго Евлампия и Евлампию почтим: тии бо пребеззаконных кознодейства посрамиша силою Распеншагося: сего ради явишася мучеников слава, купно и похвала.

Мч. Феотекна (ок. 284-305).
Нечестивый царь Максимиан, пришедши однажды в Антиохию, устроил празднество в честь скверных своих богов и издал повеление, чтобы сначала воины приносили жертвы идолам, а потом и весь народ. В числе воинов находилось много христиан, которые, не пожелав повиноваться приказанию царя, сбрасывали с себя воинские пояса и шли на мучения за Христа. Среди них был известный во всей Антиохии муж, по имени Феотекн. К нему Максимиан обратился с такими словами:

– И ты, Феотекн, не веруешь в богов – Дия и Аполлона; я же хотел сделать тебя великим жрецом их.

На это Феотекн сказал:

– Я верую во Христа Бога, и Ему хочу принести себя в жертву.

Тогда Максимиан приказал снять с него воинскую одежду и надеть – женскую, и заставил прясть вместе с женщинами. Спустя три недели, Максимиан снова призвал его и сказал:

– Принеси жертву богам, а не то умрешь в страшных мучениях.

Феотекн не сказал на это ни слова. Тогда царь приказал привязать его к дереву, подложить под ступни раскаленное железо и железными прутьями надрезать все жилы его. Видя его и после сего непоколебимым, царь приказал приготовить котел с кипящей серой и смолой и бросить туда святого. Когда его бросили, тотчас силою Христовою огонь погас, котел остыл, и мученик остался невредим. Максимиан испугался и приказал вести святого мученика в темницу, где он был отдан в распоряжение сотника, по имени Зегната, чтобы тот мучил его, как пожелает.

В темнице в то время находилась за исповедание Христа одна девица, по имени Александра, к которой Зегнат и бросил Феотекна, сказав им обоим:

– Вот, я даю вам на размышление три дня. Если согласитесь исполнить приказание царя, то получите  великую  честь, если же нет, то в страшных муках погублю вас.

По прошествии трех дней, Зегнат вывел их из темницы и спросил: намерены ли они повиноваться приказанию царя и поклониться идолам? Но они остались верными Христу. Тогда Зегнат приказал двум воинам надругаться над святою девою.

Феотекн, желая избавить Александру от бесчестия, пришел к ней раньше сих воинов и, сняв свою одежду, дал ей, говоря:

– Беги,   беги,  чтобы   нечестивые  не осквернили чистоты твоей.

Сам же оделся в ее одежду и сел в ожидании воинов. Воины, войдя в темницу, нашли вместо девицы Феотекна, сидящего в женской одежде, взяли его и привели к Зегнату. Зегнат сильно разгневался и приказал сначала вырезать у него язык, потом долго бить. Затем он повелел привязать на шею мученику каменный жернов и бросить в реку. Так мученик Христов окончил свою жизнь. Честные мощи мученика найдены были близ города Роса в Киликии; христиане, взяв их, с честью положили на родине его, восхваляя Единого в Троице Бога. Слава Ему во веки. Аминь.

Прп. Вассиана, чудотворца (V)
Преподобный Вассиан был родом из восточной Сирии. В царствование благочестивого царя Маркиана он прибыл в Константинополь. Два именитых мужа Север и Иоанн дали ему средства построить в Константинополе монастырь. Преподобный еще при жизни прославился своими добродетелями и чудотворениями. Многие, внимая ему, отреклись от мира и приняли иночество. Число учеников преподобного Вассиана достигло до 300 человек. Многих он избавил от власти диавола и привел к Богу, изгонял бесов, исцелял недуги и творил другие бесчисленные чудеса. Преподобный почил в глубокой старости.

Прп. Феофила исп (ок. 717-741)
Блаженный Феофил родился от благочестивых родителей близ Болгарского города Тивериополя, и трех лет был просвещен святым крещением. Однажды родители его пошли вместе с ним на Селентийскую гору, – получить благословение у святого отца Стефана. Святой Стефан благословил их и дитя их, блаженного Феофила, довольно побеседовал с ними и, научив их, отпустил с миром. С того времени  отрок Феофил благословением преподобного отца преуспевал в чтении и изучении Божественных книг и всегда были добронравным и кротким. Когда ему исполнилось тринадцать лет, Феофил опять пришел к преподобному отцу Стефану. Святой увидав его, сказал:

– Зачем ты, чадо, пришел ко мне?

Отрок отвечал:

– Ты позвал меня, отец честный, и я, оставив родителей, пришел к тебе.

Преподобный сказал:

– Когда же, чадо, я звал тебя, и что говорил тебе?

И сказал отрок:

– Когда я  был  в  своем  городе, ты, отец, явился ко мне и, взглянув  на  меня, сказал мне: Феофил! ты удалился от Господа, говорящего: «возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф.16:24). Эти слова тронули мое сердце, и я пошел за тобой до самых ворот монастыря; когда дошли сюда, ты стал для меня невидим, а я нашел ворота запертыми, и ныне, святой отец, не отвращай лица своего от меня, желающего спастись.

Преподобный удивился словам Феофила, зная, что он не выходил никуда из своей келлии и, благодаря Бога за такое чудесное призвание незлобивого отрока, взял его к себе, чтобы научить страху Божию, иноческому житию, службе и подвигу поста. По прошествии трех лет, когда отрок хорошо научился всем иноческим подвигам от доброго наставника, преподобный Стефан призвал игумена из лавры и отдал ему послушного и кроткого отрока для пострижения. Игумен, взяв его, привез в лавру, где и совершил над ним пострижение. Феофил, приняв пострижение, сделался опытным иноком, украшенным всякими добродетелями, живя среди братии как ангел и будучи всем полезным.

Родители, не зная, где находится возлюбленный их сын, сильно скорбели о нем и постоянно искали его всюду, желая найти того, кто ради любви к Богу скрылся от всех знакомых и втайне служил Господу среди добрых подвижников. Чрез несколько лет родители узнали, наконец, где находится сын их, пришли в лавру и с плачем умоляли игумена показать им сына. Игумен долго не соглашался показать им Феофила, но тронутый усердными просьбами, скорбью и горькими слезами, сжалился над ними. Когда родители увидали своего сына в иноческой одежде, то вместо радости начали еще сильнее рыдать. Они пробыли в лавре несколько дней, присматриваясь к жизни святых отцов и внимая полезным им беседам. Тут же они задумали на свои средства создать монастырь, в котором бы подвизался Феофил. Посему они усердно стали просить игумена, чтобы он отпустил домой Феофила с братиею, обещая как можно скорее осуществить то, что они задумали. Игумен не соглашался с ними, говоря, что  неприлично – молодому иноку  жить  среди родных и знакомых. Но Бог, устрояющий все на пользу людей, пожелал открыть о Феофиле Свою волю. Когда родители неотступно   продолжали   просить   игумена,   последний   призвал братию и повелел им поститься и молиться всенощно до тех пор,   пока  Сам   Бог  не объявить им, можно ли Феофила отпустить по просьбе родителей или нет? После усиленной молитвы, на третий день был услышан в храме голос, повелевавший  отпустить  Феофила. Тогда поняли все, что Сам Бог требует сего, и, помолившись о нем, с благословением отпустили, дав ему в помощь некоторых из братий, чтобы преумножилась слава Божия. Родители, взяв его, с радостью пошли домой и вскоре создали монастырь, в который собрали много братии, снабдив их всем необходимым и давши полный покой рабам Божиим. Феофил, находясь в сей обители, сиял добродетелями  подобно  свету, и все, видя его добрые дела и пользуясь ими, прославляли Отца Небесного.

Много лет уже подвизался Феофил, как враг рода человеческого воздвиг гонение на честные и святые иконы, а почитающих их подверг мучению от беззаконного царя Льва Исаврянина. Царь сей возненавидел благолепие дома Божия и отнял украшение храмов Господних: он ввергал святые иконы в болото, попирал их ногами, сжигал огнем и много верующих замучил за поклонение иконам. Святой Феофил сильно противодействовал сему и всех учил подобающим образом чтить иконы и покланяться лицу, на них изображенному. Законопреступный  царь, узнав  о  сем, послал  воинов  взять  блаженного Феофила и, поставив пред собою, приказать ему отречься от почитания честных икон. Когда же блаженный Феофил отказался исполнить это, царь повелел воловьими жилами бить святого, а затем, связав сзади руки, водить по городу как злодея с насмешками и ругательствами. К Феофилу же присоединился один из воинов, по имени Лонгин, который обличал безумие мучителя и учил почитать святые иконы; за это мучитель, растянув его на земле, сжег на голове его много икон. Святой Феофил, прошедши весь Никейский город, снова явился на суд беззаконного царя, и смело говорил ему, защищая иконы и обличая его заблуждение. Царь не вытерпел обличений святого, и приказал распять святого нагим крестообразно на двух столбах и бить спереди и сзади сухими жилами. Увидев кровь, которая текла во время мучений из израненного тела святого, царь сделался подобным лютому зверю. И как дикие звери, увидевши кровь, делаются еще злее, так и мучитель, увидя кровь мученика, пришел еще в большую ярость: встав с престола, он сам долгое время бил святого. Потом велел раскалить железные сапоги, обуть его в них и гнать по дороге. Все эти мучения святой страдалец мужественно переносил. Один из царских сановников, видя это и удивляясь мужественному его терпению, взял его из рук мучителей, привел к себе и сказал:

– Один ли ты, Феофил, кланяющийся иконам – безумен, или все мы, не поклоняющиеся им? Неужели царь и весь синклит его не имеют настолько благоразумия, чтобы рассудить, следует   ли   кланяться   написанному  Божию   изображению  или нет? Если бы нужно было кланяться иконам, то не повелел бы Бог в законе:  «Не сотвори себе кумира, и всякого подобия» (Исх.20:4).

Святой отвечал:

– Вижу, что ты, князь, знаешь писание, так побеседуй со мной.

Святой Феофил начал ему говорить о почитании святых икон, объясняя из Божественного Писания, что еще в Ветхом Завете повелевалось чтить иконы и в медном змие, вознесенном  Моисеем  в   пустыне, и  в золотых херувимах, поставленных над Ковчегом Завета. В Новом же Завете Сам Господь явил образ Свой на полотне Авгарю Едесскому. Много говорил Феофил и обличал сановника, так что последний сказал ему:

– Истинны слова твои, честный старец. Я постараюсь, насколько буду в состоянии, убедить в этом и царя. Ты же прими от меня отпущение и иди в свою келлию.

Но святой огорчился, что не получил конца мучения, хотя имея раны, радовался, говоря словами Апостола: «радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за тело Его, которое есть церковь» (Кол.1:24).

После того он возвратился в свой монастырь, чему возрадовалась вся братия. Пред своей кончиной, о которой получил предсказание, Феофил составил беседы для своей паствы и с миром отошел ко Господу.

Свт. Амфилохия, еп. Владимиро-Волынского (1122).
Епархия в городе Владимире-Волынском учреждена была еще равноапостольным князем Владимиром, и св. Амфилохий был третьим из известных теперь Владимиро-Волынских епископов.

К сожалению, о свт. Амфилохии сохранились лишь самые скудные сведения. Его происхождение и место подвигов до епископства остается вовсе неизвестным. В епископы посвящен он был 27 августа 1105 г. Киевским митрополитом Никифором I (1103—1121). Семнадцать лет управлял свт. Амфилохий владимиро-волынской паствой. В то далекое время вера Христова только насаждалась на Руси, — всюду встречались еще и чистые язычники, не принявшие святого крещения, а из крещенных не мало было двоеверов, то есть людей, принявших христианство, но не забывших своих языческих заблуждений и примешивавших их к чистой вере Христовой. И, без сомнения, св. Амфилохию пришлось много потрудиться в обращении ко Христу неведущих Его, а также в искоренении языческих суеверий у новопросвещенных пасомых своих.

Годы его святительства для Владимиро-Волынского княжества были беспокойным временем княжеских междоусобий и столкновений. Тогдашний князь волынский Ярослав Святополкович), женатый на внучке великого князя Вла­димира Мономаха), дочери Мстислава Владимировича), очень грубо обращался с своей супругой.

Не терпя злодеяний Ярослава, великий князь пошел на него в 1117 г. войной, осадил в Владимире и стоял под стенами города 60 дней. Ярослав был вынужден просить прощения, покориться великому князю и заключить мир на всей воле Владимира Мономаха. Однако это не исправило волынского князя. Через год он отослал от себя свою жену, и когда Владимир снова пошел на него войной, бежал в Венгрию. Тогда бояре покидают Ярослава. Владимиро-Волынское княжество достается сыновьям Мономаха — Роману, а после его смерти (в 1118 г.) Андрею. Но Ярослав Святополкович не хотел отказаться от Волынского княжества и в союзе с венграми, чехами и поляками приходил воевать на Волынь).

Современником таких печальных событий довелось быть святому епископу Владимиро-Волынскому. Разумеется, дурной, вероломный и беспокойный князь много доставил ему забот, хлопот и огорчений. Может быть, нападение Ярослава с иноземными войсками на родное княжество было причиною того, что святой Амфилохий оставил место своего святительства, переселился в пещеру Киево-Печерского монастыря, где и скончался в 1122 г.

Память свт. Амфилохия празднуется местно: в Почаевской лавре, вместе с другими Волынскими святыми, празднование совершается ему 10 октября — в день возвращения Почаевской лавры к Православию в 1831 г.

Тропарь, глас 4

От мирскаго мятежа изшед, в пещерах Киевских Феодосия блаженного богомудренно вселился еси, святителю Христов отче Амфилохие, и отсюду во епископа богоспасаемей пастве владимиро-волынстей поставленный, в трудех, бдениих и пощениих свято подвизался еси. И тако достиг добродетелей совершенства, паки в пещеры святыя возвратился еси, идеже и дух свой благочестно предал еси Господеви, всечестне, к лику преподобных Печерских причтен, с ними же молися Христу, всечестне, спастися душам нашим.

Кондак, глас 8

Звезду Волынскую, из пещернаго мрака от Киева возсиявшую, и от Волыни второе пещеры заветныя житием своим и блаженною кончиною, и прославлением своим озарившаго, всеблаженнаго Амфилохия, архипастыря Владимиро-Волынского почтим, просяще его, да в лике преподобных Печерских водворяяся, молится купно с нами о душах наших.

Блж. Андрея, Христа ради юродивого, Тотемского (1673)

http://i072.radikal.ru/0910/5a/4b3a64eb413c.jpg
Блаженный Андрей родился в июне 1638 г. в крестьянской семье Усть-Толшемского прихода, верст на 50 отстоящего от города Тотьмы (уездный город Вологодской губернии). Крестьяне-родители не могли дать сыну образования, которого тогда и не было на Руси, не дали даже простой грамотности, слабо распространенной в тогдашней деревне среди крестьян. Но несомненно, они воспитали в нем детски чистую веру в Бога, твердую и неизменную; приучили сына бояться Бога, молиться Ему и Его угодникам, ходить в церковь, строго соблюдать посты — научили всему тому, в чем сами полагали сущность веры Христовой. Во все воскресные и праздничные дни родители блаженного Андрея посылали его в приходскую церковь, не далеко отстоящую от села Усть-Толшемского. И церковь сделалась единственной школой для блаженного отрока. Здесь он скоро приобрел первые познания о Боге, и любовь к Нему прочно, на всю жизнь утвердилась в его детском сердце. Благочестивым отроком овладела мысль о необходимости служить одному Богу; все думы и делания мальчика направлялись к тому, чтобы служение Ему поставить единственной задачей жизни и найти средства осуществить эту задачу. В храме он услыхал, что мир весь во зле лежит (1 Ин. 5, 19), и потому покинул мир; услыхал еще, что истинный слуга и последователь Христа должен оставить отца и матерь (Мф. 19, 29), и потому ушел из родительского дома в пустынные места, жил там, как птица, не заботясь о пище, думая только о Боге и об угождении Ему. Мирская жизнь уже не стесняла теперь блаженного, и он свободно предался молитве.

Уход из дома родителей был первой жертвой святого Андрея Богу, и с этого начались его подвиги. Неизвестно, сколько времени пробыл в уединении блаженный, но когда он возвратился, то не застал уже в живых своих родителей. С их смертью порвалась последняя связь его с миром: ничто теперь не привязывало блаженного к родному селу, и он решился навсегда оставить родину. Он ушел в Галичский Воскресенский монастырь. Давно этот монастырь славился благочестивой жизнью своих иноков, и блаженный Андрей хотел под руководством опытных старцев продолжать там свои подвиги. Он пришел в монастырь и, не открывая своего звания, поселился у одного инока. Нелицемерное смирение пришельца и строгое благочестие обратило на него внимание братии. Долго присматривался к блаженному Андрею инок, у которого он поселился, и когда уверился в его искреннем благочестии и терпении, сказал о блаженном настоятелю. Настоятелем монастыря был в то время Стефан. Часто беседуя с молодым послушником, настоятель увидел в нем избранника Божия и понял, что для отрока мало подвигов в тиши монастырской келлии, что он в состоянии выполнить подвиги более трудные, и благословил его безмолвствовать.

Казалось бы, блаженный Андрей достиг теперь полной возможности служить единому Богу и совершенно ушел от мира. В тишине монастыря ничто не мешало ему предаваться молитве и размышлению о Боге; но блаженный не удовлетворился этим и стремился к большему. По совету своего настоятеля он принял на себя подвиг юродства о Христе — едва ли не самый трудный из всех видов христианского подвижничества. С непрестанной молитвой на устах, с постоянной думой о Боге блаженный стал обходить окрестные города и обители для поклонения святыням. Босой, в ветхой разодранной одежде ходил он зимой и летом, не имея, где главы приклонить. Пищей блаженного были хлеб и вода, да и тех он принимал лишь постольку, чтобы не помереть с голода. Окончив свое путешествие по обителям, блаженный снова возвращался в Воскресенский монастырь, где находил всегда приют и духовное руководство со стороны благочестивого настоятеля. Стефан, как и прежде, часто беседовал с ним, укреплял его в трудном подвиге, наставлял с терпением переносить случавшиеся скорби. В этих беседах блаженный Андрей находил поддержку и укрепление к совершению новых подвигов. Так жил он то в монастыре, то в хождениях по обителям до кончины Стефана Галичского. После смерти любимого настоятеля уже ничто не привязывало блаженного Андрея к Воскресенскому монастырю, и он ушел оттуда.

Необыкновенная жизнь блаженного обратила на себя внимание народа. Стали догадываться о его богоугодной жизни, и молва о человеке Божием начала распространяться по окрестностям. Но это также побуждало подвижника оставить Галич. Избегая славы людской, Блаженный Андрей ушел оттуда в Тотьму и поселился близ церкви в честь Воскресения Христова, на берегу реки Сухоны. В Тотьме никто его не знал, и потому с большим удобством он продолжал здесь свои великие подвиги. Ночи блаженный Андрей проводил в молитве, а днем, как юродивый, бегал по городу, собирая милостыню. Самому блаженному нужно было очень мало, лишь бы не помереть с голода, поэтому большую часть получаемых подаяний он разделял с другими нищими. Одеждой блаженного Андрея было разодранное рубище, которое только прикрывало его тело, не защищая от дождя и мороза. Обуви он никогда не носил: ходил босым и зиму, и лето. Подвиг юродства труден главным образом еще тем, что неразумные люди подвергают Христа ради юродивых, как безумных, насмешкам и оскорблениям, поруганию и побоям; это пришлось испытать и блаженному Андрею. Но он терпел все, потому что, думая постоянно только о Боге, к Нему направляя все силы своего духа, блаженный забывал себя, ни во что вменяя голод, холод, обиды, насмешки и побои — всякие горести и скорби своей многотрудной жизни.

И не напрасны были подвиги блаженного Андрея. В награду за них он получил от Господа обильные дары духовные. Уже при жизни своей святой проявил великую силу чудотворений, и многие больные получили исцеление по его молитвам.

Шел раз блаженный Андрей на праздник святого архидиакона Стефана (27 декабря) в свое родное село Усть-Толшемское. Стоял декабрь, самое холодное время зимы, а на блаженном была, по обыкновению, ветхая разодранная одежда, едва прикрывавшая наготу. Сибирские инородцы, кочевавшие в то время на реке Сухоне, встретили его на дороге и, видя босого, полуодетого человека, стоявшего по колена в снегу, догадались, что это блаженный Андрей. По слуху знали они о том, что в Тотьме есть угодник Божий, слыхали о его подвигах, о чудесах, через него совершавшихся, и потому узнали блаженного. Их старшина Ажбакай, во святом крещении названный Авраамием, страдал в это время глазами и, зная о чудесах блаженного Андрея, начал просить его о своем исце­лении. В награду за исцеление Ажбакай обещал много денег. Но блаженный ничего не взял и побежал, не ответив ни слова на его просьбу. Тогда старшина инородцев потер глаза снегом, на котором стоял юродивый, и получил исцеление.

Тотемский воевода Михаил Григорьевич Ртищев долго страдал сильными головными болями. Не получая ниоткуда помощи, воевода обратился к блаженному Андрею и, призвав его в свой дом, просил его помолиться. Блаженный велел воеводе приложиться к образу Спасителя, находившемуся в его комнате, и когда он приложился к святой иконе, то почувствовал себя здоровым.

На берегу реки Сухоны в Тотьме обыкновенно собирались городские дети и играли в свайку. Во время игры они часто спорили между собою и, так заспорив однажды, беспрестанно сквернословили. Блаженный Андрей слышал это из своей хижины и, не потерпя их сквернословия, погнал детей прочь. Дети побежали от него, но один из них обругал святого и ударил железной свайкою. Господь сохранил блаженного от удара без вреда, но дерзкого мальчика немедленно наказал. Тут же с криком упал он на землю и скоро умер.

10 лет блаженный Андрей юродствовал Христа ради. Скончался он в молодых годах, всего 35 лет от роду, вероятно, истощив свое тело тяжелыми подвигами. Кончина его была мирной и непостыдной. Предузнав заранее день своей смерти, блаженный приготовился к ней. Призвав своего друга — пономаря Воскресенской церкви Иоанна Иаковлева, он отдал ему свое посмертное завещание и потом встал на молитву. Долго молился он о царствующем граде, о городах русских, о всем мире православном, и усердна была предсмертная молитва святого. Окончив молитву, блаженный просил себе прощения, затем попросил пригласить священника для исповеди. Когда священник окончил исповедь и причастил блаженного Андрея Святых Таин, подвижник начал склоняться как бы ко сну и, подозвав к себе Иоанна Иаковлева, сказал: «Брат, пришло время разлучения души с телом: приготовь все нужное для моего погребения».

С глубокой скорбью зажег Иоанн лампаду перед образом и покурил в комнате фимиамом. Видя, что блаженный начал кончаться, он со слезами поцеловал руку умирающего и ненадолго вышел из комнаты. Возвратившись снова, он нашел блаженного Андрея уже умершим и комнату — наполненной благоуханием. Кончина блаженного Андрея последовала 10 октября 1673 г. Весть о ней скоро разнеслась по окрестным городам и селениям, и множество народа собралось ко гробу подвижника. Все увидели ясное, спокойное лицо блаженного, поняли действие на нем Божественной благодати и прославили Бога. Многие вспомнили тогда чудесные явления им блаженного Андрея, полученные исцеления по его молитвам, вспомнили сказанные им слова, на которые прежде не обращали внимание и которые сбылись в свое время. Вспомнив все это, знавшие блаженного убедились, что среди них жил угодник Божий, истинный человек Божий, и с великим почетом похоронили его тело под колокольней Воскресенской церкви.

Вскоре после кончины блаженного Андрея Господь прославил его даром чудотворений. Место погребения его сделалось источником исцелений, и много больных приходило туда за помощью. Больные брали землю с могилы блаженного, и земля эта, по молитвам его, возвращала им здоровье. Жители города Тотьмы видели эти чудеса, и среди них с каждым годом росло глубокое благоговение к памяти почившего святого. Это побудило их просить о постройки церкви над гробом блаженного. 20 октября 1707 г. архиепископ Великоустюжский Иосиф дал на это разрешение, и церковь была построена. Так как блаженный Андрей не был причислен тогда к лику святых, то церковь была построена не во имя его, а во имя его Ангела, святого мученика Андрея Стратилата (память 19 августа/1 сентября). В настоящее время мощи блаженного Андрея почивают под спудом в каменной Успенской церкви города Тотьмы, у левого клироса. Память блаженного чтится местно.

Из посмертных чудес блаженного Андрея расскажем лишь некоторые.

Житель Тотьмы Симеон Болонин полгода был болен; во время болезни у него отнялась нога и он был не в силах ходить. Часто молился Симеон блаженному Андрею, прося помощи, и вот раз он видит во сне, будто он в церкви и молится блаженному около его гроба, а на гробе стоит чаша, полная земли. Вдруг из гроба послышался голос: «Симеон, возьми из чаши обеими руками и пересыпай с руки на руку». Когда больной исполнил это, то земля в его руках сделалась мукою, и он стал просить блаженного Андрея об исцелении. Проснувшись, Симеон почувствовал некоторое облегчение от болезни и мог придти в церковь ко гробу чудотворца, где и получил полное исцеление.

Крестьянка Тотемского уезда Пелагия Пудова долго страдала лихорадкой. Однажды вечером явился ей блаженный Андрей, подошел к ее постели и сказал: «Обещайся сходить к блаженному Андрею, что на Тотьме, у Воскресения Христова, близ реки Сухоны; приложись ко гробу его и будешь здорова». Обрадованная женщина со слезами начала молиться святому, почувствовала себя здоровой, но позабыла свое обещание. Через два дня она опять сделалась больной хуже прежнего и снова во сне явился ей блаженный Андрей, на этот раз с евангелием в руках. «Что же ты не пришла помолиться блаженному?» — сказал святой. «Святче Божий, прости меня, грешную», — ответила крестьянка, вспомнив свое обещание. Святой дал ей приложиться к Евангелию, взял ее за руку и поднял с постели совершенно здоровой.

Блаженный Андрей сохранил скот крестьянина Тотемского уезда Макисма Ручкова. Во время скотского падежа, свирепствовавшего в этой деревне, святой явился этому крестьянину и сказал: «Раб Божий, помолись блаженному Андрею Тотемскому и скот будет цел». Обрадованный крестьянин исполнил приказание святого, и скот его, действительно, не пострадал.

Так прославил Господь Своего смиренного угодника.

Тропарь, глас 4

Терпением и мужеством Христа ради юродство восприял еси, блаженне Андрее, в посте и бдении пребывая, тягость зноя летняго понесл еси, и мразы зимния терпя, темже и ныне приходящим с верою к тебе исцеление неоскудно подаеши, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 8

Вышния красоты желая, и нижния сласти телесныя тощно оста­вил еси нестяжанием суетнаго мира. Ангельское житие преходя, скончався, Андрее блаженне, с ними же Христа Бога моли непрестанно о всех нас.

0

66

Прп. Амвросия Оптинского (1891).
http://s42.radikal.ru/i098/0910/86/069a50e515b0.jpg
Александр Гренков, будущий отец Амвросий, родился 21 или 23 ноября 1812 года, в духовной семье села Большие Липовицы Тамбовской Епархии. Окончив Духовное Училище, он затем прошел успешно курс в Духовной Семинарии. Однако не пошел ни в Духовную Академию, ни в священники. Некоторое время он был домашним учителем в одной помещичьей семье, а затем преподавателем Липецкого Духовного Училища. Обладая живым и веселым характером, добротою и остроумием, Александр Михайлович был очень любим своими товарищами и сослуживцами. В последнем классе Семинарии ему пришлось перенести опасную болезнь, и он дал обет постричься в монахи, если выздоровеет.

По выздоровлении он не забыл своего обета, но несколько лет откладывал его исполнение, «жался», по его выражению. Однако, совесть не давала ему покоя. И чем больше проходило времени, тем мучительнее становились укоры совести. Периоды беззаботного веселья и беспечности сменялись периодами острой тоски и грусти, усиленной молитвы и слез. Однажды, будучи уже в Липецке, гуляя в соседнем лесу, он, стоя на берегу ручья, явственно расслышал в его журчанье слова: «Хвалите Бога, любите Бога...»

Дома, уединяясь от любопытных взоров, он пламенно молился Божией Матери просветить его ум и направить его волю. Вообще, он не обладал настойчивою волею и уже в старости говорил своим духовным детям: «Вы должны слушаться меня с первого слова. Я — человек уступчивый. Если будете спорить со мною, я могу уступить вам, но это не будет вам на пользу». Изнемогая от своей нерешимости, Александр Михайлович отправился за советом к проживавшему в той местности известному подвижнику Илариону. «Иди в Оптину, — сказал ему старец, — и будешь опытен». Гренков послушался. Осенью 1839 года он прибыл в Оптину Пустынь, где был ласково принят старцем Львом.

Вскоре он принял постриг и был наречен Амвросием, в память святителя Медиоланского, затем был рукоположен в иеродьякона и, позднее, во иеромонаха. Когда отец Макарий начал свое дело издательства, о. Амвросий, окончивший семинарию и знакомый с древними и новыми языками (он знал пять языков), был одним из его ближайших помощников. Скоро после своего рукоположения он заболел. Болезнь была настолько тяжела и продолжительна, что навсегда подорвала здоровье отца Амвросия и почти приковала его к постели. Вследствие своего болезненного состояния он до самой своей кончины не мог совершать литургии и участвовать в длинных монастырских богослужениях.

Постигшая о. Амвросия тяжелая болезнь имела для него несомненно провиденциальное значение. Она умерила его живой характер, предохранила его, быть может, от развития в нем самомнения и заставила его глубже войти в себя, лучше понять и самого себя, и человеческую природу. Не даром же впоследствии о. Амвросий говорил: «Монаху полезно болеть. И в болезни не надо лечиться, а только подлечиваться Помогая старцу Макарию в издательской деятельности, о. Амвросий и после его кончины продолжал заниматься этою деятельностью. Под его руководством были изданы: «Лествица» преп. Иоанна Лествичника, письма и жизнеописание о. Макария и другие книги. Но не издательская деятельность была средоточием старческих трудов о. Амвросия. Его душа искала живого, личного общения с людьми, и он скоро стал приобретать славу опытного наставника и руководителя в делах не только духовной, но и практической жизни. Он обладал необыкновенно живым, острым, наблюдательным и проницательным умом, просветленным и углубленным постоянною сосредоточенною молитвою, вниманием к себе и знанием подвижнической литературы. По благодати Божией его проницательность переходила в прозорливость. Он глубоко проникал в душу своего собеседника и читал в ней, как в раскрытой книге, не нуждаясь в его признаниях. Лицо его, крестьянина-великоросса, с выдающимися скулами и с седой бородой, светилось умными и живыми глазами. Со всеми качествами своей богато одаренной души, о. Амвросий, несмотря на свою постоянную болезнь и хилость, соединял неиссякаемую жизнерадостность, и умел давать свои наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались каждым слушающим. Когда это было необходимо, он умел быть взыскательным, строгим и требовательным, применяя «наставление» палкой или же накладывая на наказуемого епитимью. Старец не делал никакого различия между людьми. Каждый имел к нему доступ и мог говорить с ним: петербургский сенатор и старая крестьянка, профессор университета и столичная модница, Соловьев и Достоевский, Леонтьев и Толстой.

С какими только просьбами, жалобами, с какими только своими горестями и нуждами не приходили к старцу люди! Приходит к нему молодой священник, год тому назад назначенный, по собственному желанию, на самый последний приход в епархии. Не выдержал он скудости своего приходского существования и пришел к старцу просить благословения на перемену места. Увидев его издали, старец закричал: «Иди назад, отец! Он один, а вас двое!» Священник, недоумевая, спросил старца, что значат его слова. Старец ответил: «Да ведь дьявол, который тебя искушает, один, а у тебя помощник — Бог! Иди назад и не бойся ничего; грешно уходить с прихода! Служи каждый день литургию и все будет хорошо!» Обрадованный священник воспрянул духом и, вернувшись на свой приход, терпеливо повел там свою пастырскую работу и через много лет прославился, как второй старец Амвросий.

Толстой, после беседы с о. Амвросием, радостно сказал: «Этот о. Амвросий совсем святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко и отрадно стало у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость Бога».

Другой писатель, Евгений Погожев (Поселянин) говорил: «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нем. И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев — благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чем бы они ни состояли». В. Розанов писал: «Благодеяние от него льется духовное, да, наконец, и физическое. Все поднимаются духом, только взирая на него... Самые принципиальные люди посещали его (о. Амвросия), и никто не сказал ничего отрицательного. Золото прошло через огонь скептицизма и не потускнело».

В старце в очень сильной степени была одна русская черта: он любил что-нибудь устроить, что-нибудь создать. Он часто научал других предпринять какое-нибудь дело, и когда к нему приходили сами за благословением на подобную вещь частные люди, он с горячностью принимался обсуждать и давал не только благословение, но и добрый совет. Остается совершенно непостижимым, откуда брал отец Амвросий те глубочайшие сведения по всем отраслям человеческого труда, которые в нем были.

Внешняя жизнь старца в Оптинском скиту протекала следующим образом. День его начинался часа в четыре — пять утра. В это время он звал к себе келейников, и читалось утреннее правило. Оно продолжалось более двух часов, после чего келейники уходили, а старец, оставшись один, предавался молитве и готовился к своему великому дневному служению. С девяти часов начинался прием: сперва монашествующих, затем мирян. Прием длился до обеда. Часа в два ему приносили скудную еду, после которой он час-полтора оставался один. Затем читалась вечерня, и до ночи возобновлялся прием. Часов в 11 совершалось длинное вечернее правило, и не раньше полуночи старец оставался, наконец, один. Отец Амвросий не любил молиться на виду. Келейник, читавший правило, должен был стоять в другой комнате. Однажды, один монах нарушил запрещение и вошел в келью старца: он увидел его сидящим на постели с глазами, устремленными в небо, и лицом, осиянным радостью.

Так в течение более тридцати лет, изо дня в день старец Амвросий совершал свой подвиг. В последние десять лет своей жизни он взял на себя еще одну заботу: основание и устройство женской обители в Шамордине, в 12 верстах от Оптины, где кроме 1000 монахинь имелись еще приют и школа для девочек, богадельня для старух и больница. Эта новая деятельность была для старца не только лишней материальной заботой, но и крестом, возложенным на него Провидением и закончившим его подвижническую жизнь.

1891 год был последним в земной жизни старца. Все лето этого года он провел в Шамординской обители, как бы спеша закончить и устроить там все незаконченное. Шли спешные работы, новая настоятельница нуждалась в руководстве и указаниях. Старец, повинуясь распоряжениям консистории, неоднократно назначал дни своего отъезда, но ухудшение здоровья, наступавшая слабость — следствие его хронической болезни — заставляли его откладывать свой отъезд. Так протянулось дело до осени. Вдруг пришло известие, что сам преосвященный, недовольный медлительностью старца, собирается приехать в Шамордино и увезти его. Тем временем старец Амвросий слабел с каждым днем. И вот — едва преосвященный успел проехать половину пути до Шамордина и остановился ночевать в Перемышльском монастыре, как ему подали телеграмму, извещающую его о кончине старца. Преосвященный изменился в лице и смущенно сказал: «Что же это значит?» Был вечер 10 (22) октября. Преосвященному советовали на другой день вернуться в Калугу, но он ответил: «Нет, вероятно такова уж воля Божия! Простых иеромонахов архиереи не отпевают, но это особенный иеромонах — я хочу сам совершить отпевание старца».

Было решено перевезти его в Оптину Пустынь, где провел он свою жизнь и где покоились его духовные руководители — старцы Лев и Макарий. На мраморном надгробии выгравированы слова апостола Павла: «Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобрящу. Всем бых вся, да всяко некия спасу» (1 Кор. 9, 22). Слова эти точно выражают смысл жизненного подвига старца.( по изложению Димитрия Ростовского)

АКАФИСТ  http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … vriyoptiy/

превосходный очерк Е.Поселянина о Старце Амвросии http://www.krotov.info/library/01_a/amv/rosy_opt_13.htm
Советы и духовные наставления Старца Амвросия http://azbuka.webzone.ru/amwrosiy.htm

Свт. Иннокентия, епископа Пензенского (1819).
http://s59.radikal.ru/i166/0910/51/082977b14ec3.jpg
Святой Иннокентий, в миру Илларион, родился 30 мая 1784 г. в г. Павловом Посаде Московской губернии в семье причетника Димитрия Егорова. В 1806 г. окончил Свято-Троицкую лаврскую семинарию. За мягкость и кротость характера получил в семинарии фамилию Смирнов. Еще во время обучения (с начала 1805 г.) начал преподавательскую деятельность. 10 августа 1809 г. назначен префектом семинарии. 13 октября того же года (в 25 лет) митрополитом Московским Платоном (Левшиным, †1812) пострижен в монашество с именем Иннокентий в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского. В августе 1810 г. назначен игуменом Николо-Угрешского монастыря Московского уезда, а 14 октября того же года — Знаменского монастыря в Москве. В 1811 г. его назначают бакалавром Церковной истории в Петербургской Духовной Академии. В июне 1812 г. возведен в сан архимандрита, год спустя ему поручают должность инспектора семинарии, а в сентябре 1813 г. св. Иннокентий был утвержден ректором и профессором Петербургской Духовной семинарии с оставлением за ним кафедры церковной истории Духовной академии. В 1814 г. он становится цензором издаваемой духовной литературы и настоятелем Троице-Сергиевой пустыни. Проповеди отражают незаурядный дар проповедника, впоследствии собрание его сочинений выдержало два издания. Владея в совершенстве как современными европейскими, так и древними языками — еврейским, греческим и латинским, св. Иннокентий изучил первоисточники, в результате чего вышел первый отечественный труд «Начертание Церковной истории от Библейских времен до XVIII века». Св. Синод издал этот труд как пособие для духовных школ; впоследствии он только в XIX в. выдержал 7 изданий. Кроме того, перу святого принадлежат книги «Христианское нравоучение, или Богословие деятельное», «Изъяснение Символа веры», «Опыт изъяснения на первый и второй псалмы» и другие. Впоследствии ему была присуждена степень доктора богословия, он был награжден драгоценным наперсным крестом, орденами св. Владимира II ст. и св. Анны II ст. В 1815 г. был избран директором Петербургского комитета Российского Библейского общества и введен (вместе со св. Филаретом (Дроздовым), с которым св. Иннокентия связывала тесная дружба) в состав комиссии, под руководством которой осуществлялся перевод Библии на русский язык. В 1816 г. определен настоятелем первоклассного Новгородского Юрьева монастыря. Будущий епископ отличался крайней нестяжательностью. К тому времени о. Иннокентий, несмотря на слабое здоровье, практикует подвиги аскетизма (носит власяницу) и совершает умное делание. Способности, известность, деятельность Иннокентия обещали ему широкий путь, но Господь сподобил ревностного раба Своего завершить свою жизнь не в славе, а в скорбях, понесенных за истину. В 1818 г. цензор архимандрит Иннокентий допустил к печати книгу «Беседа на гробе младенца о бессмертии души», резко обличавшую лжемудрствования так называемого «внутреннего христианства» — учения с направлением нездорового мистицизма и очень часто шедшего вразрез с Православием, но широко распространенного в высших слоях общества. Приверженец этого учения, обер-прокурор Святейшего Синода князь А. Н. Голицын организовал травлю автора и цензора книги. Архимандрита Иннокентия обвинили в том, что по его неосмотрительности в печать попала книга, стремящаяся «истребить дух внутреннего учения христианского». 6 января 1819 г. на «Беседу...» был наложен запрет. Лишь шесть лет спустя после смерти Владыки он был окончательно оправдан, а «Беседа...» св. Филаретом, митрополитом Московским, вновь разрешена к печати. Св. Иннокентий предвидел, что он, как «сор петербургский», должен быть «выброшен из Петербурга». Предполагалось назначение его епископом Оренбургским и Уфимским, что было крайне опасно для здоровья болящего подвижника, но по ходатайству св. Филарета (Дроздова) и петербургских почитателей св. Иннокентия, учитывая слабое его здоровье, кафедру заменили на Пензенско-Саратовскую. 27 февраля 1819 г. состоялось наречение, а 2 марта хиротония святителя. Чуть более полугода Владыка Иннокентий пробыл епископом Пензенским и Саратовским (из них лишь три месяца прожил в своей епархии), но за это время стяжал такую любовь пасомых, что впоследствии всегда считался лучшим Архиереем Пензенским. Люди любили его за исключительную духовность. Свет Христов освещал не только пастырскую деятельность Владыки, но и все его существо, все поступки, слова. Он преображался при совершении Божественной Литургии, часто слезы прерывали его поучения, и вместе с ним плакал весь храм. В начале августа Владыка Иннокентий прибыл в Саратов, где произнес в кафедральном соборе проповедь на слова Псалмопевца «Возвеличим Господа со мною». Внешне святитель Иннокентий был похож на св. Димитрия Ростовского, но когда ему говорили об этом, он всегда отвечал: «Не великое дело иметь сходство по наружности. О, если бы благодать Божия сподобила приблизиться к нему по духу». Накануне смерти Владыке, как он рассказывал своему келейнику, было видение: «Казалось мне, что небеса отверзлись. Двое светлых юношей в белых одеждах, слетев с высоты, предстали предо мной и, с любовью смотря на меня, взяли меня, немощного, и вознесли с собою на небо. Сердце мое исполнилось несказанной радости, и я пробудился». 10 октября 1819 г. после соборования и причащения Владыка Иннокентий отошел к Тому, Кого любил более всего. Его последними словами были слова 54-го псалма: «Аз же, Господи, уповаю на Тя». Праведник был погребен под Казанским приделом Спасского кафедрального собора г. Пензы. В конце XIX века началась подготовка канонизации Владыки, было составлено его житие, но большевистский переворот прервал эту работу. В 1990-е годы в Пензенской епархии был возобновлен сбор материалов к прославлению святителя, 3 сентября 1998 г. были обретены его святые мощи, а 20 августа 2000 г., по завершении Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, святитель Иннокентий был причислен к лику святых для общецерковного почитания. (Опубликовано по изданию: А.А. Яковлев, В.В. Теплов, М.Е. Плякин. «Саратовские подвижники»)
АКАФИСТ   http://pravoslavnyi.narod.ru/Agios/Inno … kafist.htm

Собор Волынских святых
http://s58.radikal.ru/i162/0910/7a/577d0c462825.jpg
В 10-й день месяца октября (СТ.СТ) — в воспоминание о возвращении Почаевской лавры из унии в Православие 10 октября 1831 г. — празднуется Собор святых угодников Волынских. Да и когда в лавре Почаевской всего благопристойнее прославлять родных своих угодников Волынских, как не в тот именно день, когда на горе Почаевской воссиял свет Православия, которое эти святые содержали и утверждали на Волыни всеми силами своей души, своей жизни и деятельности.

Великими и высокознаменательными чертами запечатлена история Православной Церкви Христовой на Волыни. Современная по своему происхождению первоначальному просвещению славян еще от времен святых и равноапостоль­ных Кирилла и Мефодия, она в течении многих веков жила и развивалась под влиянием самых разнообразных условий и обстоятельств религиозных, политических и гражданских. И тяжелые смуты княжеских междоусобиц удельного времени, и жестокое иго татарское, и невыносимые преследования со стороны поляков, латинян и униатов пережила Волынь. Но терпением непоколебимым, мечом, кровью почти непрестанно берегли наши предки свою национальность, свою родную православную веру.

История Волынской Церкви богата обилием святых мужей, Самим Господом прославленных за высокие подвиги веры и благочестия на пользу и спасение России. Это св. блгв. Ярополк, князь Владимиро-Волынский (+ 1086 г; см. 22 ноября/5 декабря), прп. Стефан Печерский, епископ Волынский (+ 1094 г., см. 27 апреля/10 мая), св. Амфилохий, епископ Волынский, Печерский чудотворец (+ 1122 г.; см. 10/23 октября), прп. Феодор, в монашестве Феодосий, князь Острожский (+ 1460 г.; см. 11/24 августа), св. прав. дева Иулиания, княжна из Домбровицы Ольшанская (+ 1546 г.; см. 6/19 июля), прп. Иов, в схиме Иоанн, игумен Почаевский (+ 1651 г.; см. 28 августа/10 сентября) и св. прмч. Макарий, архимандрит Овручский (+ 1678 г.; см. 7/20 октября). Из этих святых только один прп. Иов почивает на Волыни, в лавре Почаевской; да кроме сего, по преданию, прп. Стефан погребен при своей кафедре, во Владимире-Волынском. Из остальных святых угодников свт. Амфилохий и прп. Феодор, например, покоятся в Киеве в Дальних пещерах; там же, как известно, почивают и останки святой и блаженной Иулиании Ольшанской. Блаженный Ярополк, как говорит предание, из Владимиро-Волынского тоже перевезен в Киев для погребения и там положен в церкви св. апостолов Петра и Павла, которую сам создал. Что касается прпмч. Макария Овручского, то мощи его еще далее — в Переяславле Полтавской губернии, в каменном храме Вознесенского монастыря.

Из других св. угодников, принимавших ближайшее участие в исторических судьбах Волыни, прежде всего известны свт. Петр, митрополит Киево-Московский, с именем коего издревле в отечественной истории нашей соединяется наименование уроженца и игумена Волынского. В самом ближайшем родственном отношении к земле Волынской находятся свт. Иннокентий, епископ Иркутский, который, по преданию, происходил от древней волынской дворянской фамилии Кульчицких.

Вследствие векового, неразрывного единства, в каком земля Волынская находилась всегда с остальными областями Русскими, по единству веры и народности, непрерываемому в самые трудные времена польского преобладания в пределах Западной России, на Волынь из России являлись непрестанно то князья, то всероссийские первосвятители, архипастыри и другие подобные им лица, по разным обстоятельствам посещавшие Волынские пределы для устроения Волынской Церкви, назидания ее древних городов и т. п.

Сюда прежде всего надобно отнести св. Ольгу (+ 969 г.), которая так известна усмирением древлян, состоявших, как ныне известно, в пределах Волынской губернии. За сим следуют: св. равноапостольный князь Владимир, просветитель Волыни и основатель многих ее городов и храмов; прп. Никола Святоша, кн. Черниговский, который в 1099 г. был князем Луцкого удела на Волыни, и сверх сего в различные времена княживший в Дорогобуже, Пересоннице (Ровенского уезда) и в других местах древней Волынской области. И многие-многие другие посещали Волынскую епархию или для «смотрения и наставления», или занимались устроением Волынской Церкви в смутные времена.

Наконец, даже святые и равноапостольные братья-просветители славянские Кирилл и Мефодий находятся в непосредственном ближайшем союзе с землей Волынской, т. к. история прямо говорит, что в числе других стран они также посылали проповедников и в пределы Волынские, так что вследствие этого, по сказаниям древних писателей, пределы Моравской епархии св. Мефодия простирались в самую глубь земли Волынской, до рек Буга и Стыри.

Тропарь. Собору всех Волынских святых.

Приспе день светлаго торжества, / людии Волынстии радуются, / и с ними вся Российская Церковь ликовствует / во псалмех и пениих, и песнех духовных днесь бо, яко же солнце незаходимое, всем возсия память / святых и Богомужных угодников и чудотворцев Волынских / святителя Стефана чуднаго, / иерархом Волынским первопрестольника, / и святаго благовернаго Ярополка, / блаженнаго страдальца Богомужнаго, / и с ними Амфилохия святителя Волынскаго, / и победоноснаго Феодора, Острожскаго князя Богодарованнаго, / и преподобнаго Иова Почаевскаго присноблаженнаго, / ихже молитвами, Господи, / землю отеческую нашу в Православии и мире утверди, / и спаси всех имуще купно о нас Молитвенницу усердную, / Пресвятую Матерь Свою Богородицу, / благодатне сияющую в цельбоносней стопе Своей / и чудотворней иконе на горе Почаевстей / и заступленьми прочих угодников Волынския паствы, / Иулиании, блаженныя девы Ольшанския, / и святаго преподобномученика Макария, архимандрита Овручскаго.

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Лк. 7, 11-16). Видит Господь мать плачущую о смерти сына и милосердует о ней; в другой раз позван был на брак, и сорадовался семейной радости. Этим показал Он, что разделять обычные житейские радости и печали не противно духу Его. Так и делают христиане истинные, благоговейные, со страхом провождающие жизнь свою. Однако, они различают в житейском быту порядки от порядков; ибо в них много вошло такого, на чем не может быть Божия благоволения. Есть обычаи, вызванные страстями и придуманные в удовлетворение их; другими питается одна суетность. В ком есть дух Христов, тот сумеет различить хорошее от дурного: одного он держится, а другое отвергает. Кто делает это со страхом Божиим, того не чуждаются другие, хоть он и не поступает подобно им, ибо он действует всегда в духе любви и снисхождения к немощам братий своих. Только дух ревности меру преходящий колет глаза и производит разлад и разделение. Такой дух никак не может удержаться, чтоб не поучить и не обличить. А тот заботится лишь о том, чтобы себя и семью свою учредить по христиански; в дела же других вмешиваться не считает позволительным, говоря в себе: "кто меня поставил судьею"? Такою тихостью он располагает к себе всех и внушает уважение к тем порядкам, которых держится. Всеуказчик же и себя делает нелюбимым и на добрые порядки, которых держится, наводит неодобрение. Смирение в таких случаях нужно, христианское смирение. Оно источник христианского благоразумия, умеющего хорошо поступать в данных случаях.
***********************************************************************************************************************************
Не прекословь Богу

  "Петр, отозвав Его, начал прекословить Ему"
(Мк. 8, 32)

Замечательно, что незадолго до того, когда даже ближайшие ученики, не разумея смысла слов Христа, старались отклонить Его от страдания, на которое Он и пришел в мир, два ветхозаветных мужа, Моисей законодатель и Илия, восстановивший служение истинному Богу, беседовали с Ним на горе Преображения именно "об исходе" Его. Им, просвещенным небесным светом, ясно было все значение этого ни с чем не сравненного, все затмевающего "исхода", совершившего дело спасения человечества, ничем иным не совершенное: ни Синайскими громами, ни законом, ни вдохновенными пророческими словами.
Уразумел пророк Илия ничтожество того, что он старался исполнить, пред тем подвигом, которому надлежало совершиться в Иерусалиме. И ветер, и буря, и землетрясение - ничто перед "веянием тихого ветра благодати", которую принес Господь на землю. Царство внутреннее, несокрушимое, воздвигнутое без внешней силы и блеска, навеки упроченное в сердцах смертью и жизнью Сына Божия.
Илия скрывался в пещере; буря пронеслась перед ним, раздирая горы и сокрушая скалы, и послышался голос: "Выйди и встань на горе перед лицем Господним" (3 Цар. 19, 12). После "веяния тихого ветра" вышел Илия из пещеры. Тихий голос Божий вызвал его оттуда и указал ему служение: "Пойди в Дамаск...", и утешил его тем, что есть еще в Израиле 7000 мужей, не преклонивших коленей перед Ваалом. "Выйди и встань... перед лицем Господним".
Выйди из своей пещеры, из своего уныния и страха; выйди из своих мыслей и чувств и вдохни в себя горний Божий воздух. Господь скажет и тебе: "Выйди", - и не в твоей пещере, а в руке Своей, за тебя израненной, Он укроет тебя от страшной власти тьмы, от разочарования и всякого зла. И если ты, как Илия, покорно примешь Божие воспитание, Божие бремя и Божий пути, созревая в уединении и в смирении, верно повинуясь всем условиям этого воспитания, то знай, что благой и вечный плод дарован будет твоему служению; плод, сокрытый, быть может, до времени, но несомненный, выращенный тем благодатным "тихим веянием" Божиего Духа, Который, оживив твою душу, поведет ее "от силы в силу", в Божию славу
.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ :  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

67

Во славу Божию и на пользу ближнего !
24 Октября  -Память:
Ап. Филиппа, единого от семи диаконов (I).

http://s42.radikal.ru/i097/0910/18/43247f55eefa.jpg

Святой Апостол Филипп был родом из Кесарии Палестинской1. По вступлении в брак, он имел четырех дочерей, которые пророчествовали (Деян.21:9). Впоследствии он был избран святыми Апостолами во диакона и, по рукоположении одновременно со святым первомучеником архидиаконом Стефаном, стал со всем усердием служить верующим, имея попечение об убогих и вдовах2. После того как во время бывшего на иерусалимскую церковь гонения, святой Стефан был убит, и все христиане, за исключением двенадцати Апостолов, рассеялись по областям иудейским и самарийским, в Самарию3 прибыл в то же время и святой Филипп. Здесь он проповедовал Христа, и все жители Самарии единодушно внимали его проповеди. Проповедь свою святой Филипп подтверждал многими чудесами, исцеляя всякие болезни и изгоняя лукавых духов, кои, выходя из людей, вопили громким голосом. И была тогда радость великая в том городе, потому что принимавшие проповедь Филиппа и уверовавшие в истинного Мессию исцелялись не только от телесных, но и от душевных недугов. Находился же там и некоторый весьма знаменитый и прославленный волхв, по имени Симон, который удивлял всю Самарию своими волшебствами, и все считали его за кого-то весьма великого. Видя великие знамения и чудеса, совершаемые руками Филиппа, и слыша благовествование святого Апостола о Царствии Божием и о имени Иисуса Христа, Симон уверовал и крестился вместе с другими (Деян.8:5-13).

Однажды Апостолу Филиппу явился ангел Господень, повелевая ему идти на юг, на дорогу, ведущую из Иерусалима в Газу4. Идя по сей дороге, святой Филипп встретил Ефиоплянина, евнуха Кандакии, царицы Ефиопской5, возвращавшегося из Иерусалима, куда он ездил на поклонение, в Газу, которая находилась под его управлением. Сидя на колеснице, евнух читал пророческие книги. Апостол научил его вере в Господа нашего Иисуса Христа и, продолжая с ним путь, тут же на пути крестил его6.

После крещения евнуха, Апостол Филипп был восхищен ангелом и перенесен в Азов7 и, проходя, проповедовал слово Божие по всем городам, пока не пришел в Кесарию. Здесь он имел собственный дом, в котором и прожил некоторое время вместе с своими четырьмя дочерьми, девами – пророчицами. После сего он снова возвратился в Иерусалим. Будучи здесь поставлен святыми Апостолами во епископа, он послан был затем на проповедь в Малую Азию в город Траллию8. Обратив там многих ко Христу и сотворив великие чудеса, Апостол Филипп отошел ко Господу в глубокой старости.

Кондак, глас 4:
Языков ловец пречудный, и учеников Христовых собеседник, Апостолов предизбранный Филипп, днесь миру исцелений подает богатство, покрывает от обстояний того хвалящыя. Тем согласно зовем ему: спасай вся молитвами твоими Апостоле.
__________________________
1 Кесария – город Палестинский на восточном, берегу Средиземного моря, построенный царем иудейским Иродом на месте древнего города Стратон и названный так в честь Кесаря Августа (Римского императора Октавия Августа). Город сей подвергался неоднократным разрушениям и в настоящее время на его месте только развалины, покрытые дикими растениями.
2 Святой Апостол Филипп принадлежал к числу семи диаконов, на которых было возложено Апостолами заботиться о вдовах и сиротах и служить при общественных христианских трапезах. Деян.6:1-5.
3 Самария, как страна или область Палестины, занимала середину Палестины, на запад от Иордана. Границы ее к северу – Галилея, к югу – Иудея, к востоку – Иордан, к западу – Средиземное море. Самария, главный город страны Самарийской и некогда столица царства Израильского, находилась в расстоянии почти трех верст на север от Иерусалима. В настоящее время от древнего славного города не осталось камня на камне; на месте его стоит одна бедная деревенька Сабустие (прежде город Севастия).
4 Газа – один из самых древнейших Филистимских городов, служивший пределом Хананеев на юге Палестины. Впоследствии этот цветущий город потерял все свое значение, и теперь только песчаные холмы и жалкие развалины служат свидетельством, что здесь существовал некогда великий город. Недалеко отсюда расположен новый город позднейшего происхождения того же имени.
5 Кандакия – царица Ефиопии или Мерое, государства, находившегося в древней Ефиопии, в Африке, к югу от Египта. Имя Кандакии было общим названием цариц Ефиопских. Евнух – страж царского гарема на востоке; впоследствии это наименование сделалось общим титулом царедворцев. Обращенный святым Филиппом евнух был прозелит, т.е. обращенный в иудейскую веру из язычества; как благочестивый чтитель сей веры, он приезжал в Иерусалим на поклонение.
6 См. повествование о сем в Кн. Деян. Ап. гл. 8, ст. 26-39.
7 Азов – древний известный город филистимский, на восточном берегу Средиземного моря, недалеко от Газы. Ныне здесь – небольшое селение Ездуд.
8 Траллия – лидийский город на северо-западе Малой Азии.

Прп. Феофана Исповедника, творца канонов, еп. Никейского (ок. 850)
http://s45.radikal.ru/i109/0910/d6/7194cc0cf6fc.jpg

Преподобный Феофан родился от благочестивых родителей, живших в Палестине. Они были люди богобоязненные и особенно усердствовали в страннолюбии. Феофан имел брата, наименованного впоследствии за понесенные им от иконоборцев страдания – Начертанным1. Попечениями своих родителей, Феофан с братом своим Феодором обучились всякой книжной премудрости и были искусными философами2. Постигнув суету и непостоянство настоящего мира, «ибо проходит образ мира сего» (1Кор.7:31), оставивши все, братья пришли в Лавру святого Саввы3 и посвятили там себя иноческой жизни, в коей и подвизались ревностно, преуспевая в молитвах и во всех добродетелях. За свою добродетельную жизнь Феофан был удостоен пресвитерского сана.

В то время началось безбожное гонение на святые иконы4, которое волновало всю церковь Божию, и многие христиане за почитание святых икон подверглись гонениям и мучениям. Тогда сии премудрые учители и защитники православия были посланы иерусалимским патриархом5, как бы агнцы к волку, к императору Льву Армянину6 для обличения его злочестия. Пришед в Константинополь и представ пред сим богопротивником, они дерзновенно обличали его в злочестии. Вследствие сего братья-философы много пострадали, и не от одного только императора Льва Армянина, но и от других бывших после него, императоров Михаила Балбы и Феофила7. Они претерпели многоразличные мучения, раны и оковы, голод и жажду, ссылки и заклеймение лиц, заточения и другие бесчисленнейшие злополучия. В течение более двадцати лет, от 817-го до 842-го года, они были мучимы и гонимы иконоборцами. Среди сих бедствий, святой Феодор преставился8, а Феофан дожил до наступления мира в Церкви. Сын Византийского императора Феофила, Михаил9, приняв вместе с матерью своею Феодорою скипетр Византийских императоров, восстановил почитание святых икон, внес их в церкви Божии и возвратил из заточения всех святых мужей, страдавших за иконопочитание, оказывая всем им большие почести. Тогда же был возвращен из заточения и святой Феофан и, после принятия рукоположения от патриарха Мефодия10, уничтожившего иконоборческую ересь, был назначен на митрополичью кафедру Никейской церкви11.

Святой Феофан составил торжественный канон о почитании святых икон и оставил после себя Церкви Христовой много и других полезных писаний12. От здешней земной жизни он переселился ко Господу13 и, после многоболезненных подвигов своих, ныне блаженствует в небесных обителях.

Кондак, глас 2:
Возгремев Христово божественное воплощение, бесплотныя враги до конца обличил еси, чудне Феофане. Сего ради вси верно и благочестно вопием ти: моли непрестанно о всех нас.

________________________________________________________________________

1 Память преподобномученика Феодора, брата св. Феофана, совершается Церковью 27-го декабря. «Начертанными» свв. Феодор и Феофан именуются потому, что на лицах их после жестоких истязаний, коим они были подвергнуты, как защитники иконопочитания, император Византийский Феофил велел начертать позорные стихи, мучительным начертанием которых, посредством раскаленных игл, были выжжены лица исповедников до самых веждей.
2 Философ – с греческого значит: любитель мудрости, т.е. ученый, посвятивший себя исследованию высших вопросов бытия: о Боге, о начале и законах мира и человека, о предназначении человека и конечных целях существования мира и т. п.
3 Здесь разумеется Лавра св. Саввы Освященного.
4 Иконоборческая ересь и гонения на  иконопочитателей   возникли  в Византии в первой половине VIII века и продолжались почти до средины IX века, с царствования Льва Исаврянина (714-741) до Михаила III и матери его императрицы Феодоры.
5 Патриархом был св. Никифор, сосланный впоследствии за защиту православного иконопочитания в заточение. Память его совершается 13-го марта.
6 Лев V Армянин – Византийский император – иконоборец, царствовал с 813 – 820 г.
7 Михаил II Балба, или Косноязычный, царствовал с 820-829. Феофил царствовал с 829 – 842.
8 Около 840 г.
9 В первое время по восшествии на престол царский (в 842 г.) Михаила III государством управляла мать его св. Феодора до 855 г. После нее Михаил царствовал до 867 года. Восстановление иконопочитания состоялось на Константинопольском соборе 842 года, и в память сего тогда же был установлен в Церкви особый «Чин Православия», совершаемый и ныне в первый воскресный день святой Четыредесятницы.
10 Св. Мефодия I – патриарх Константинопольский с 842 по 846 г.
11 Никея (ныне Исник) – в Малой Азии, город  в древности и в   средние века богатый и цветущий, теперь бедный и малонаселенный. Никея пользовалась особенным вниманием Римских, а потом Византийских императоров, и митрополичья кафедра Никейская считалась одною из виднейших. В сем городе происходили I и VII вселенские соборы.
12 Феофан оставил после себя много сочинений в защиту православия и в особенности известен, как писатель канонов, число коих достигает до 148. Лучшие каноны его – канон в неделю православия, все каноны Апостолам и об усопших. Кроме того, св. Феофан писал и стихиры на некоторые дни.
13 Около 850 г.

Мцц. Зинаиды и Филониллы (I)
http://s61.radikal.ru/i173/0910/a1/8aef8a02ab7b.jpg

Святые сестры Зинаида и Филонилла были родом из Тарса Киликийского и приходились родственницами Апостолу Павлу.Оставив свою мать и отказавшись от своего имущества, они обучились врачебному искусству и совершали истинно-апостольское дело. Они пришли в город Деметриаду, в окрестностях которого и поселились в одной пещере. Здесь Зинаида врачевала всевозможные недуги, а Филонилла, предавшись посту и бдениям, совершала великие чудеса.
Язычники, пришедши к ним ночью, побили обеих их камнями. Так они мирно почили о Господе и в блаженном сне переселились в небесные обители

Прп. Феофана, постника Печерского (XII).
http://s58.radikal.ru/i159/0910/70/d6153f95ee0e.jpg

Преподобный Феофан, называемый Постник, подвизался в Киево-Печерской обители в XII в. Название преподобного Постником показывает, что он угодил Господу строгим постом и воздержанием. Однако в древних сказаниях совершенно не описываются его труды и подвиги. Святые мощи прп. Феофана открыто почивают в Ближней, Антониевой, пещере Киево-Печерской лавры. Память празднуется общецерковно.

+1

68

..............................продолжение от 24 октября

Собор преподобных Оптинских старцев

http://i010.radikal.ru/0910/e1/ad70f945738d.jpg




“В Оптину за опытом”, - говорили раньше в народе о паломничествах в эту обитель Калужской губернии. Советы, исходящие из благодатного опыта духовной, да и практической жизни оптинских старцев, получали люди разных званий, в том числе и великие русские писатели, общественные деятели. Монастырь в XIX-XX веках возрастил лествицу старчества, которая возводила целые поколения русских людей в Царство Небесное. Старцы Лев, Макарий, Моисей, Антоний, Иларион, Амвросий (его житие под предыдущим днем http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=34&p=3#p1074 ), Иосиф, Анатолий (Старший) и Анатолий (Младший), Варсонофий, Нектарий, Исаакий (Старший) и Исаакий (Младший), Никон были целителями, прозорливцами, утешителями, обличителями.
             “Широкие затеи молодого поколения о великой деятельности на пользу всего человечества похожи на то, как если бы кто, не кончив курса гимназии, много мечтал о себе, что он мог бы быть профессором в университете ... Надо уклониться от зла, а потом уже заботиться о пользе ближних”, - писал в конце XIX столетия старец Амвросий. Эти слова, как и почти все, сказанное и написанное им и другими оптинскими старцами, звучат удивительно своевременно в наши дни. Они учили жить не по страстям, а по заповедям. “Ревность, хотящая истребить великое зло, сама есть великое зло”, - говорил ученик преподобного Амвросия старец Иосиф.
             Оптинские подвижники были защитниками, неуклонными ревнителями веры православной. “Апостол Павел, прозирая наше время, пишет: “течение скончах, веру соблюдох”. Значит, это очень трудно ... Деточки, берегите святую веру, это неоценимое сокровище, с ним войдете в Царство”, - наставлял в начале нашего века старец Варсонофий.
             Из Оптиной призывалось гордое человечество ко смирению. “Люди воистину с ума сходят, если на свой ум полагаются, да от него всего ожидают ... Наш учитель - смирение. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать”, - повторял накануне революционной смуты старец Анатолий.
             Предлагаемые людям правила жизни могли быть исполнены в любом земном звании и служении. “Святыня - это простота, рассудительность, являемая перед людьми. Рассуждение выше всех добродетелей. Серьезность и приветливость можно совместить, за исключением некоторых обстоятельств”, - такое духовное завещание оставил старец Нектарий перед кончиной в 1928 году. Он же в дни огненного испытания Родины утолял жажду верующих, сам находясь в изгнании. “Россия духовно возродится, - пророчествовал он, - материально богатой она не будет, но духовно будет богатой. И в нашем монастыре будет еще семь светильников, семь великих старцев”. Слова эти полны тайны, и толкуют их по-разному: кто-то говорит, что речь идет об обретении мощей почивших старцев и их канонизации, а кто-то верит, что в возрожденном в 1987 г. монастыре Господь воздвигнет старцев. Но то, что Оптина по-прежнему созидает духовную судьбу России, несомненно. Ведь не случайно именно оптинские иноки стали одними из первых новомучеников уже в наши дни. Пасха 1993 г. стала последней земной Пасхой для трех братий монастыря, убитых фанатиком-сатанистом.
             Собор преподобных отцов Оптиной Пустыни, прославленных Церковью летом 1996 г. - это особенное явление милости и благодати Божией. Оптинское старчество, подобно могучему дереву, дало много плодоносных ветвей. Оно стало училищем благочестия и веры для всех, искренне ищущих спасения души.
             И как завет звучат для каждого из нас слова преподобного старца Иосифа: “Не отбивайся от Оптиной. Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение милостию Божией и за молитвы великих отец наших... Они весьма многих и многих воспитали духовно для Небесного Отечества. Не перестают и теперь духовно воспитывать и призирать, особенно на тех, которые приходят в Оптину на поклонение их святым останкам”.
             Преподобные и Богоносные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас!

Тропарь Собору преподобных отцев и старцев, в Оптиной пустыни просиявших, глас 6:
«Православные веры светильницы, /монашества непоколебимии столпи,/ земли Российския утешителе, /преподобнии старцы Оптинскии,/ любовь Христову стяжавшии и души своя за чада полагавшии,/ молитеся ко Господу,/ да утвердит земное отечество ваше в православии и благочестии/ и спасет души наша».

Кондак, глас 4 :
Воистину дивен Бог во святых Своих,/ Пустынь Оптину якоже вертоград старчества явивый,/ идеже богопросвещеннии отцы,/ тайныя сердца человеческого ведуще,/ народа Божия печальницы доблии явишася:/ сии бо на путь покаяния грехом отягощенныя наставиша,/ в вере колеблющияся светом Христова учения просветиша/ и Божией премудрости научиша,/ страждущим и немощным спострадаша и исцеления дароваша,/ ныне же, во славе Божией пребывающе,/ молятся непрестанно о душах наших.

АКАФИСТ Собору преподобных отцев и старцев, в Оптиной пустыни просиявших http://www.krutitsy.ru/index.php?mode=pages&id=306

Прп. Льва Оптинского (1841).
http://i006.radikal.ru/0910/e6/28341c9bf2b1.jpg
Первый оптинский старец, преподобный Лев (в миру Лев Данилович Наголкин), родился в 1768 году в городе Карачеве Орловской губернии. В молодости он служил приказчиком по торговым делам, объездил всю Россию, узнал людей всех сословий, приобрел житейский опыт, который пригодился ему в годы его старчествования, когда приходили к нему люди за духовными советами.

В 1797 году преподобный оставил мир и вступил в число братии Оптиной Пустыни при игумене Авраамии, а через два года перешел в Белобережский (Орловской губернии) монастырь, где в то время настоятелем был иеромонах Василий (Кишкин), подвижник высокой духовной жизни.

В 1801 году послушник Лев был пострижен в мантию с именем Леонид, в том же году 22 декабря рукоположен в иеродиакона, а 24 декабря в иеромонаха. Живя в монастыре, он проводил дни в трудах и молитве, подавая пример истинного послушания. Однажды, когда о. Леонид только что вернулся с сенокоса, настоятель велел ему петь всенощную. Как был, усталый и голодный, о. Леонид пошел на клирос и вдвоем с братом пропел всю службу.

В 1804 году преподобный становится настоятелем Белобережской пустыни. До этого он недолго жил в Чолнском монастыре, где встретился с учеником молдавского старца Паисия (Величковского) отцом Феодором и стал его преданным учеником. Старец Феодор научил преподобного Льва, тогда еще отца Леонида, высшему монашескому деланию - "умной молитве". С этого времени они подвизаются вместе. Через четыре года отец Леонид оставил должность настоятеля и удалился с о. Феодором и о. Клеопой в тихую лесную келлию . Но духовные дары подвижников стали привлекать в их уединение все больше народу, а они, стремясь к безмолвию, ушли в один из скитов Валаамского монастыря. На Валааме они прожили шесть лет. Но когда их высокая жизнь стала привлекать к себе внимание, они снова ушли, стремясь к безмолвию, на этот раз в Александро-Свирский монастырь. Там отец Феодор преставился в 1822 году.

В 1829 году преп. Лев вместе с шестью учениками прибыл в Оптину пустынь. Настоятель преп. Моисей, зная духовную опытность преп. Льва, поручил ему окормлять братию и богомольцев. Вскоре в Оптину прибыл и преп. Макарий. Еще иноком Площанской пустыни он познакомился с преп. Львом и теперь пришел под его духовное руководство. Он становится ближайшим учеником, сотаинником и помощником во время старчествования преп. Льва. Преподобный Лев обладал многими духовными дарованиями. Был у него и дар исцелений. Приводили к нему многих бесноватых. Одна из них как увидела старца, упала перед ним и закричала страшным голосом: "Вот этот-то седой меня выгонит: был я в Киеве, в Москве, в Воронеже, никто меня не гнал, а теперь-то я выйду!" Когда преподобный прочитал над женщиной молитву и помазал маслом из лампадки, горевшей пред образом Владимирской Богоматери, бес вышел.

Победа над бесами конечно была одержана преп. Львом только после победы над своими страстями. Никто не видел его возмущенным от страшного гнева и раздражения, не слыхал от него слов нетерпения и ропота. Спокойствие и христианская радость не оставляли его. Преподобный Лев все время творил Иисусову молитву, внешне пребывая с людьми, внутренне всегда пребывал с Богом. На вопрос своего ученика: "Батюшка! Как вы приобрели такие духовные дарования?" - преподобный ответил: "Живи проще, Бог и тебя не оставит и явит милость Свою".

Старчество преп. Льва продолжалось двенадцать лет и принесло великую духовную пользу. Чудеса, совершаемые преподобным, были бесчисленны: толпы обездоленных стекались к нему, окружали его, и всем им как мог помогал преподобный. Иеромонах Леонид (будущий наместник Троице-Сергиевой лавры) писал, что простой люд говорил ему о старце: "...Да он для нас, бедных, неразумных, пуще отца родного. Мы без него, почитай, сироты круглые".

Не без скорби приближался преп. Лев к концу своей многотрудной жизни, о близости которого имел предчувствие. В июне 1841 года он посетил Тихонову Пустынь, где по его благословению начала строиться трапеза. "Не увижу я, видно, вашу новую трапезу, - говорил преп. Лев, - едва ли до зимы доживу, здесь уже больше не буду". В сентябре 1841 года он начал заметно слабеть, перестал вкушать пищу и ежедневно причащался Святых Христовых Тайн. В день кончины преподобного, 11/24 октября 1841, года служили всенощную в честь памяти Святых Отцев Семи Вселенских Соборов. А сам день праздника встретил преподобный Лев уже на небесах.
В лесах о. Леонид принял великую схиму.

Советы преподобного
Льва (Наголкина)

Старайся более внимать себе, а не разбирать дела, поступки и обращение к тебе других, если же ты не видишь в них любви, то это потому, что ты сам в себе любви не имеешь.

Где смирение, там и простота, а сия Божия отрасль не испытывает судеб Божиих.

Бог не презирает молитвы, но желания их иногда не исполняет единственно для того, чтобы по Божественному Своему намерению устроить все лучше. Что бы было, если бы Бог - Всезнающий - совершенно исполнял наши желания? Я думаю, хотя не утверждаю, что все земнородные погибли бы.

Живущие без внимания к самим себе, никогда не удостоятся посещения благодати.

Когда не имеете спокойствия - знайте, что не имеете в себе смирения. Это Господь явил следующими словами, кои вместе с тем показывают, где искать спокойствия. Он сказал: Научитесь от Меня, яко кроток есть и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:29).

Прп.Макария Оптинского (1860),
http://s44.radikal.ru/i104/0910/5e/0d0de4169a27.jpg
Михаил Николаевич Иванов - таково мирское имя преподобного Макария. Он родился 20 ноября 1788 года в семье орловских дворян, рос тихим, болезненным мальчиком. Любил книги, музыку, уединение. Он рано лишился матери, которая любила его и выделяла среди других детей: "Чувствует мое сердце, что из этого ребенка выйдет что-то необыкновенное".

После кончины обоих родителей Михаил, поделив наследство между братьями, оставил службу в финансовом ведомстве и поселился в своем поместье. Однако мирская жизнь его не интересовала.

В 1810 году Михаил отправился на богомолье в Площанскую Пустынь и в мир уже не вернулся. В этой Пустыни преп. Макарий встретился со старцем Афанасием, учеником старца Паисия (Величковского), и обрел в его лице чуткого духовного наставника. Как ближайший ученик преп. Паисия, старец Афанасий занимался исследованием и переводами святоотеческой литературы. Привезя из Молдавии много текстов, он приобщил к этому важному труду своего ученика, преп. Макария. Позднее, уже в Оптиной, куда преп. Макарий перешел в 1834 году, он продолжил труд, начатый его учителем. Его духовным наставником в Оптиной стал преп. Лев, которому преп. Макарий полностью вверял свою волю, не дерзая предпринимать что-либо без его благословения. Благодаря преп. старцу Макарию были изданы собранные в Оптиной рукописи и переводы преп. Паисия (Величковского). Большую помощь в этом ему оказывали духовные чада - супруги Киреевские. Под влиянием преп. Макария возникла целая школа издателей и переводчиков духовной литературы, в которой так нуждалась православная Россия, укрепилась связь между Оптинским старчеством и русской интеллигенцией. На исповедь и благословение к преп. Макарию приезжали А. К. Толстой и И. С. Хомяков, Н. В Гоголь и А. Н. Муравьев.

Семь лет преп. старцы Лев и Макарий руководили духовной жизнью братии и многих тысяч людей. Известен такой случай: к преп. Макарию привели одного бесноватого, который ничего ранее о старце не знал и никогда его не видел. Бесноватый, бросившись к приближающемуся старцу с криком: "Макарий идет, Макарий идет!" - ударил его по щеке. Преподобный тут же подставил другую щеку, а больной рухнул на пол без чувств. Очнулся он исцеленным. Бес не смог перенести великого смирения старца.

Даровал Господь преп. Макарию и дар духовного рассуждения. Каждому приходящему к нему на откровение своей совести он подавал врачество, приличное немощи. Его смиренное слово было и словом действенным, словом со властию, ибо оно заставляло повиноваться и верить неверующего. Смирение проявлялось во внешности преподобного, в виде его одежды, в каждом движении. Лицо его было светло от постоянной Иисусовой молитвы, творимой им, оно сияло духовной радостью и любовью к ближнему.

За два года до своей кончины преп. Макарий принял великую схиму. До самой смерти преподобный принимал духовных чад и паломников, наставляя и благословляя их.

7/20 сентября 1860 года, через час после принятия Святых Христовых Тайн, преподобный отец наш Макарий мирно отошел ко Господу.

Советы преподобного
Макария (Иванова)

На вопрос ваш, в чем состоит счастливая жизнь, в блеске ли, славе и богатстве, или в тихой, мирной, семейной жизни, скажу, что я согласен с последним, да еще прибавлю: жизнь, проходимая с чистой совестью и со смирением, доставляет мир, спокойствие и истинное счастье. А богатство, честь, слава и высокое достоинство нередко бывают причиною многих грехов, и не доставляют счастья.

Люди большею частью желают и ищут благоденствия в сей жизни, а скорбей стараются избегать. И кажется, что это очень хорошо и приятно, но всегдашнее благоденствие и счастье человеку вредит. Он впадает в различные страсти и грехи и прогневляет Господа, а проходящие скорбную жизнь более приближаются ко Господу и удобнее получают спасение, потому Господь отрадную жизнь назвал пространным путем: широкие врата и пространный путь вводят в пагубу и многие идут им (Мф. 7:13), а скорбную жизнь назвал: узкий путь и тесные врата ведущие в жизнь вечную, и немногие находят их (Мф. 7:14). Итак, по любви своей к нам Господь, провидя могущую быть пользу, кто того достоин, многих сводит с пространного пути, а поставляет на узкий и прискорбный путь, чтобы терпением болезней и скорбей устроить их спасение и даровать жизнь вечную.

...Вам хочется не только быть хорошею и ничего не иметь худого, но и видеть себя таковою. Желание похвально, а чтобы видеть свои добрые качества, это уже есть пища самолюбию. Если бы даже мы во всем поступали верно и правильно, все равно должны считать себя негодными рабами. Мы же, во всем будучи неисправны, не должны и в мыслях считать себя хорошими. Потому и смущаемся, вместо того, чтобы смириться. Потому нам Бог и не подает силы к исполнению, чтобы мы не возносились, а смирялись и приобрели бы залог смирения. И когда оно будет у нас, то и добродетели будут у нас тверды и оно не попустит нам возноситься.

Мы, скудоумные, думая устроить свое состояние, печалимся, суетимся, лишаем себя покоя, исполняем оставление долга веры за суетами, для того, чтобы оставить детям хорошее имение. Но знаем ли мы, послужит ли оно им пользою? Глупому сыну не в помощь богатство - оно только послужило ему поводом к худой нравственности. Надобно позаботиться оставить детям добрый пример своей жизни и воспитать их в страхе Божием и в заповедях Его, это их главное богатство. Когда будем искать Царства Божия и правды Его, и здешнее и нужное все нам приложится (Мф. 6:33). Вы скажете: нельзя этого сделать; нынче свет требует не этого, но другого! Хорошо; но вы родили детей для этого света ли только, а не для будущей жизни? Утешайте себя словом Божиим: если мир вас ненавидит, знайте, что Мене прежде вас возненавидел (Ин. 15:18), а мудрование плотское - вражда к Богу: закону Божию не покоряется, да и не может (Рим. 8:7). Не желайте быть детям вашим славы мира, но чтоб были добрые люди, покорные дети, а когда Бог устроит,- добрые супруги, нежные родители, попечительные о подвластных, любовные ко всем и к врагам снисходительные.

...Вы имеете желание приблизить себя к Богу и получить спасение. В этом состоит весь долг каждого христианина, но сие совершается через исполнение заповедей Божиих, которые состоят все в любви к Богу и ближнему и простираются до любви к врагам. Читайте Евангелие, там найдете путь, истину и живот, сохраняйте Православную веру и уставы Святой Церкви, поучайтесь в писаниях церковных пастырей и учителей и соображайте жизнь свою по их учениям. Но одни правила молитвенные не могут нам принести пользы... советую стараться сколько можно обращать внимание ваше на дела любви к ближним: в отношении к матушке вашей, супруге и детям, стремитесь о воспитании их в Православной вере и доброй нравственности. Св. Апостол Павел, исчисляя разные виды добродетелей и подвигов самоотвержения, говорит: "если сотворю то и другое, а любви не имею, ни какой пользы не имею."

Прп.Моисея  Оптинского (1862),
http://s58.radikal.ru/i162/0910/ad/1b174aad1882.jpg
Архимандрит Моисей родился 15 января 1782 года в благочестивой семье Путиловых в городе Борисоглебске. Он и его два брата приняли монашество и были настоятелями обителей. На могильном памятнике их отца начертаны имена его строителей: "Путиловы дети: Моисей, Игумен Оптинской Пустыни; Исайя, Игумен Саровской Пустыни; Антоний, Игумен Малоярославецкаго Николаевскаго Монастыря". Все три брата были великие подвижники христианского духа.

Значение о. Моисея не только в том, что он создал внешний расцвет Оптиной Пустыни, но и возможность ее духовного расцвета создалась благодаря его сотрудничеству со старцами Львом и Макарием. Сам он с молодых лет понял сущность и глубину духовной жизни. С ним беседует в Москве прозорливая старица Досифея и направляет его в Саровскую обитель, где он принимает духовные наставления от самого преподобного Серафима. Далее о. Моисей подвизался среди пустынников в Рославльских лесах на подобие древних египетских отцов, проводя 6 дней в одиночества, в вычитывании ежедневного круга богослужений и в умной молитве и сходясь в Воскресный день с другими старцами для совместной молитвы. На Пасху, Рождество и другие великие праздники приходил священник и приобщал всех запасными дарами. В 1812 году нашествие французов прерывает пустынножительство о. Моисея, который поступает в Белобережскую пустынь и здесь встречает трех выдающихся подвижников: о. Феодора, Клеопу (учеников Паисия Величковскаго) и их спостника о. Леонида, незадолго перед этим бывшим строителем этой обители. Это три великих имени в истории русского монашества. Встреча с о. Леонидом была промыслительна. Когда о. Моисей после основания им оптинского скита (в 1825 г.) сделался настоятелем всей обители (1826), в скит прибыл о. Леонид (1829) и положил начало старчеству. Благодаря тому, что о. Моисей прошел тот же духовный путь внутреннего делания, что и о. Леонид, между обоими строгими подвижниками было глубокое взаимное понимание, полное единодушие в полном смысле этого слова. И если епархиальное начальство не понимало сущности старчества и преследовало старца Леонида (в схимe Льва), то о. Моисей, бывши и сам на одинаковом духовном уровне со старцем Львом, понимал великое значение старчества и между Старцем и Настоятелем никогда не бывало малейшего трения. Таким образом старчество, процветавшее в Оптиной, обязано всецело своим существовавшем отцу Моисею.

Сам строгий постник и подвижник, о. Моисей преисполнен был самой нежной любовью к людям и был сострадателен к их погрешностям. Вот один из множества примеров: в обители работал печник, плутовавший и неисправно работавший. О. Архимандрит решил его рассчитать, но печник просил прощенья и обещал исправиться. О. Архимандрит простил его и снова нанял. Эконом, узнав об этом, говорит о. Моисею: "Батюшка! Вы опять того печника наняли, ведь он плут, как и Вам хорошо известно" - "Да, ведь он бедный, человек, я видел, что на нем и рубашки-то нет, а только кафтан, надобно ему помочь, притом он обещал исправиться". "Батюшка, когда же он исправится? Он известный негодяй!" "Как! человек хочет исправиться, а ты говоришь, что он негодяй, это ты негодяй! Ступай!" Так эконом и ушел.

Неподражаемо было искусство о. Архимандрита говорить с каждым в его тоне; с образованными на их языке, а с средними сообразно с их понятиями и их образом речи. Он хорошо понимал потребность каждого. С удивительным искусством старался он всегда избегать среди бесед разговора о людях в смысле их осуждения. "Да, кто же может это одобрить" - скажет он мягко.

"Слово его было сладко, встреча радовала, приветствие его было драгоценно, так всегда было обдуманно и нежно. Эта прекрасная душа ни перед кем не оставалась в долгу" (Игумен Антоний Бочков). Состраданье к бедным о. Моисея не имело предела. Разорившийся торговец привез продавать негодную сбрую. О. Моисей ее купил и на упрек эконома: "все гнилье, на что вы это купили?" - ответил: "Экой ты, брат, какой, ведь продавал то человек бедный и у него пятеро детей, все равно надобно ему и так помочь". Таких случаев множество. Не отказывая бедным в помощи, питая множество странников и в трапезе и на гостинице и все бесплатно, когда монастырь сам нуждался в средствах, о. Архимандрит нередко предпринимал и новые постройки с целью прокормить бедных людей из окрестных жителей. Он построил огромную ограду вокруг монастыря. "Ничего нет, хлеба даже у братии нет, а он этакую огромную постройку ведет. И повел, и повел, да так без перерыва и довел ее до конца, а ограда то какая, несколько домов каменных можно из нее выстроить".

Однажды был пожар, сделавший убыток на 2 тысячи. Вынесли на пожар чудотворную икону Казанской Бoжиeй Матери. Стали с ней против ветра, и последний изменил свое направление, обратился в лес и пожар был потушен. О. Моисей после выразился о пожаре так: "да, уж нельзя не подумать, что это плоды моих грехов. Беды ходят по людям, а не по лесу. Приятен Богу человек в пещи смирения. И так благо мне, что смирил меня Господь." Иоанн Лествичник говорит: "Где не присутствует свет, там все мрачно и где нет смиренномудрия, там все нечисто и суетно".

Всю жизнь о. Архимандрита можно выразить такими словами: он жил сокровенно в Боге. Среди непрестанных забот и попечений внешних, нем был "потаенный сердца человек в неистлении кроткого и молчаливого духа" (1 Петр. 3, 4).

Одна игуменья, окруженная сестрами встретила о. Моисея на дороге. Все они ему поклонились, прося благословения, но он, всегда приветливый, шел не замечая никого. Игуменья громко назвала его имя, он очнулся, удивился, что около него целая толпа людей, стал извиняться. Но выражение лица его, орошенное слезами свидетельствовало в каком состоянии его застигли. Он настолько углубился в молитву, что не заметил монахинь.

"Сам то я хуже всех", часто повторял о. Архимандрит; "другие может быть только думают, что они хуже всех, а я на самом деле дознался, что я хуже всех". Сбывались на нем слова прп. Аввы Дорофея: "Как деревья, когда на них бывает много плодов, то самые плоды преклоняют ветви к низу и нагибают их, так и душа, когда смиряется, тогда приносит плоды и чем более приносит плода, тем более смиряется, ибо и святые, чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными". На вопрос одного иеромонаха о келейном правиле о. Моисей сказал: "да, я прежде различныя правила исполнял, а теперь мне осталось одно только правило - мытарево: "Боже, милостив буди мне грешному" (Лк. 18, 13).

Так смиренно выражался о себе Старец, но близко знавшим и понимавшим его жизнь было очевидно в нем не только "деяние", но в "видении восход", т. е. созерцательная молитва и богатство дарований. О. Архимандрит Моисей успел благополучно скрыть себя от людей, почему при жизни его многие, не знавшие его близко считали его, хотя и хорошим, но обыкновенным человеком: только духовные мужи, "востязующие вся", по слову Апостола (1 Кор. 2, 15), ощущали благоухание добродетелей о. Моисея и считали его высоко-духовным Старцем, не напрасно проведшем жизнь свою в трудах и подвигах. На нем исполнились слова Св. Епископа Нифонта: "в последнее время те, которые по истине будут служить Богу, благополучно скроют себя от людей и не будут совершать среди них знамений и чудес, как в настоящее время, но пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся больше Отцев, прославившихся знамениями (Варсануфий Великий, Москва 1855 г., стр. 654).

Советы преподобного
Моисея (Путилова)

Если кому когда милование какое-нибудь сделаете - за то помилованы будете.

Если постраждете со страждующим (невелико, кажется, сие) - к мученикам причисляетесь.

Если простите обидящего, и за это не только все грехи ваши простятся, но дочерью Отца Небесного будешь.

Если помолишься от сердца о спасении, хотя и мало, спасешься.

Если укоришь себя, обвинишь и осудишь себя пред Богом за грехи, совестью чувствуемые, и за то оправдан будешь.

Если исповедуешь грехи свои пред Богом, за сие вам прощение и воздаяние.

Если опечалишься о грехах или умилишься, или прослезишься, или воздохнешь, воздыхание твое не утаится от Него: "Не таится от Него,- говорит св. Симеон,- капля слезная, ни капли часть некая." А св. Златоуст говорит: "Если посетуешь только о грехах, то примет Он это для твоего спасения."

Поверяй самого себя каждодневно: что ты посеял на счет будущего века, пшеницу или терние? Испытавши себя, располагайся к исправлению лучшего на следующий день и таким образом всю жизнь проводи. Ежели плохо проведен был день настоящий, так что ты ни молитвы порядочно Богу не принес, ни сокрушился сердцем ни однажды, ни смирился в мысли, милости не оказал, или милостыню никому не подал, ни простил виноватого, ни стерпел оскорбления, напротив же того, не воздержался от гнева, не воздержался в словах, пище, питие, или в нечистых мыслях ум свой погружал, все сие рассмотрев по совести, осуди себя и положи на следующий день быть внимательнее во благое и осторожнее в злое.

Прп.Антония  Оптинского(1865),
http://i057.radikal.ru/0910/84/1102d2b4f93c.jpg
Преподобный Антоний (Путилов) родился в 1795 году. Он был младшим братом игумена Оптиной пустыни преподобного Моисея. С юных лет, подобно брату, стремился к монашеству. При нашествии французов в 1812 году оказался в Москве и жестоко пострадал от них – еле спасся. После многих мытарств присоединился к преподобному Моисею, жившему пустынником в Рославльских лесах. Здесь он приобрел навык истинному подвижничеству, смирению, послушанию. Он вместе с братом собственными руками выстроил скит во имя Пророка и Крестителя Иоанна Предтечи в Оптиной пустыни. Начальником скита он стал в тридцатилетнем возрасте, после назначения его брата игуменом Оптиной пустыни.
В Оптиной пустыни в скитском братстве не было такого смиренного послушника, каким был молодой скитоначальник Антоний, который ни малейшего распоряжения не делал без благословения своего старца и брата – преподобного Моисея. В сохранившихся его помянниках мы читаем: "Помяни, Господи, господина моего, духовного отца и благодетеля, всечестнейшего игумена иеромонаха (в других – игумена схиархимандрита) Моисея". Скитская братия состояла главным образом из почтенных старцев, и какой кротостью, и каким тактом надо было обладать молодому начальнику, чтобы не иметь ни с кем недоразумений. Ввиду малочисленности братства сам начальник исполнял многие братские послушания. Часто доводилось ему оставаться без келейника, который исполнял обязанности то повара, то садовника, то хлебопека. "Как самый бедный бобыль, – писал старец Антоний в 1832 году одному родственнику, – живу в келье один: сам и за водой, сам и за дровами... Чином священства почтенных теперь у нас в скиту собралось пять человек, но все они престарелы и многонемощны, почему и тяготу служения за всех несу один".
Он жил для всех, сделавшись всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1 Кор. 9, 22). Этот текст в прямом смысле относится к старческому служению. Однако ни преподобный Антоний, ни преподобный Моисей не брали на себя прямой обязанности душепопечения лиц монастырской братии. Но будучи сами духоносными старцами, они понимали значение старчества и предоставили тем великим старцам, которых они привлекли в Оптинский скит, самое широкое поле деятельности. Таким образом, насаждение в Оптиной пустыни старчества было всецело делом этих двух братьев. И не только насаждение, но и процветание.
Вот какое впечатление оставил по себе скит в воспоминании лица, бывавшего там в юности при скитоначальнике отце Антонии: "Величественный порядок и отражение какой-то неземной красоты во всей скитской обители часто привлекали детское мое сердце к духовному наслаждению, о котором вспоминаю и теперь с благоговением, и считаю это время лучшим временем моей жизни. Простота и смирение в братиях, везде строгий порядок и чистота, изобилие самых разнообразных цветов и благоухание их, и вообще какое-то чувство присутствия благодати невольно заставляло забывать все, что вне обители этой. В церкви скитской мне случалось бывать преимущественно во время обедни. Здесь уже при самом вступлении, бывало, чувствуешь себя вне мира и превратности его. С каким умилительным благоговением совершалось священнослужение! И это благоговение отражалось на всех предстоящих до такой степени, что слышался каждый шелест, каждое движение в церкви. Клиросное пение, в котором часто участвовал сам начальник скита отец Антоний, было тихое, стройное и вместе с тем величественное и правильное, подобно которому после того нигде уже и не слыхал, за всем тем, что мне очень часто приходилось слышать самых образованнейших певчих в столицах и известнейших певцов Европы. В пении скитском слышались кротость, смирение, страх Божий и благоговение молитвенное, между тем как в мирском пении часто отражается мир и его страсти, а это уже так обыкновенно! Что ж сказать о тех вожделеннейших днях, когда священнодействие совершалось самим начальником скита отцом Антонием? В каждом его движении, в каждом слове и возгласе видны были девственность, кротость, благоговение и вместе с тем святое чувство величия.
Подобного священнослужения после того я нигде не встречал, хотя был во многих обителях и церквах" (Жизнеописание настоятеля Малоярославецкого Николаевского монастыря игумена Антония. Москва, 1870).
Старец Антоний пробыл начальником скита четырнадцать лет, когда епископ Калужский Николай назначил преподобного Антония настоятелем Малоярославецкого Николаевского монастыря. В это время старец Антоний переступил сорокалетний возраст и на ногах его открылись раны, как последствие его подвигов и трудов. Ему было крайне тяжело расставаться с созданным его трудами уединенным Оптинским скитом, где его окружала всеобщая любовь, со своим братом, который был его старцем. Начальствование в чуждых ему условиях жизни являлось для него тягчайшим и величайшим крестом. "Однажды, – пишет он, – сильно "уны во мне дух мой", и, воздремавшись, вижу в тонком сне лик отцов, и один из них, якобы первосвятитель, благословляя меня, сказал: "Ведь ты был в раю, знаешь его, а теперь трудись, молись и не ленись!" И вдруг, проснувшись, ощущаю в себе некое успокоение. Господи! Даруй мне конец благий!"
Больной настоятель игумен Антоний часто мог только лежа давать приказания и не был в состоянии следить за точным исполнением своих распоряжений. Он многократно просил отпустить его на покой, но епископ Николай был неумолим. Четырнадцать лет продолжалось его злострадание. Иногда он должен был ездить в Москву за сборами пожертвований на окончание монастырских построек. В Москве преподобный Антоний пользовался особым вниманием со стороны митрополита Филарета, который понимал духовное устроение смиренного подвижника-страдальца. Он полюбил его и приглашал его к сослужению с собой, оказывал ему знаки отеческой милости и утешал беседами. Наконец митрополит вступился за него перед епархиальным архиереем, который согласился отпустить его на покой в Оптину пустынь, что состоялось в 1853 году. Возвратившись в Оптину пустынь, старец Антоний прожил еще двенадцать лет.
В течение этого времени он жил в Оптиной пустыни как лицо, находящееся на покое, и не вмешивался во внутренние дела монастыря и скита и даже избегал давать советы. Только утешал в скорбях приходивших к нему.
Ему пришлось пережить кончину брата своего, преподобного Моисея, что было для него тяжелой потерей. Два месяца провел он в затворе в непрестанной молитве за усопшего. Он не мог говорить о брате без слез и потому отказывался сообщить сведения, ему известные, о сокровенной, внутренней жизни покойного. Это осталось нераскрытым.
У преподобного Антония было много духовных чад среди мирян, многие знали его в бытность его настоятелем Малоярославецкого монастыря. После кончины удалось собрать и издать сборник его писем к этим лицам. Выбраны были письма, содержавшие общее назидание. "Письма эти, – говорит его жизнеописатель, – отличались тем же естественным красноречием и сладкоречием, тою же назидательностью и своеобразной выразительностью и силою. Слог его совершенно особенный, свойственный одному старцу Антонию. В них ясно отпечатлелись все высокие душевные свойства любвеобильного старца. Читая их, как будто слышишь самую его беседу". Преподобный Антоний обладал даром прозорливости и часто, не ожидая получения писем, писал утешения и наставления. Оптинский старец Макарий называл преподобного Антония "и по сану, и по разуму старшим и мудрейшим себя".
Преподобный Антоний беспрерывно, почти всю жизнь жестоко страдал от ран на ногах. День преставления его 7 августа 1865 года. Он погребен рядом с братом – игуменом Моисеем.

Молитва преподобного
Антония Оптинского

В руце Твоего превеликого милосердия, о Боже мой, вручаю душу мою и многоболезненное тело. Ты будь Помощником моим и Покровителем во всей жизни моей, во исходе моем, и по кончине, и во всем. Как в радости и печали, в счастьи и несчастьи, в болезни и здоровье, в жизни и смерти – во всем да будет с нами воля Твоя святая, яко на небеси, и на земли. Аминь.

Советы преподобного
Антония (Путилова)

Многие живописцы изображают на иконах Христа, но редкие улавливают сходство. Так, христиане суть одушевленные образа Христовы, и кто из них кроток есть, смирен сердцем и послушлив, тот более всех похож на Христа.

Ропота на Бога остерегаться нужно и бояться как смерти, ибо Господь Бог по великому милосердию Своему все грехи наши долготерпеливо терпит, но ропота нашего не выносит милосердие Его.

Обетов и правил на себя не накладывайте никаких без одобрения отца духовного, с советом которого один поклон принесет вам более пользы, нежели тысяча поклонов своечинных.

Фарисей больше нашего и молился, и постился, но без смирения весь труд его был ничто, а посему ревнуйте наиболее мытареву смирению, которое обычно рождается от послушания, и довлеет вам.

Во всяком горе: и в болезни, и в скудости, и в тесноте, и в недоумении, и во всех неприятностях - лучше меньше думать и разговаривать с собою, а чаще с молитвою, хотя краткой, обращаться ко Христу Богу и к Пречистой Его Матери, через что и дух горького уныния отбежит, и сердце исполнится упования на Бога и радости.

Кротость и смирение сердца - такие добродетели, без которых не только Царства Небесного не достигнуть, но ни счастливым быть на земле, ни душевного спокойствия ощущать в себе невозможно.

Будем учиться мысленно себя за все укорять и осуждать, а не других, ибо чем смиреннее, тем прибыльнее; смиренных любит Бог и благодать Свою на них изливает.

Какое бы ни постигло тебя огорчение, какая бы ни случилась у тебя неприятность, ты скажи: "Стерплю это я для Иисуса Христа!." Только скажи это, и тебе будет легче. Ибо имя Иисуса Христа сильно. При нем все неприятности утихают, бесы исчезают. Утихает и твоя досада, успокоится и твое малодушие, когда ты будешь повторять сладчайшее имя Его. Господи, даждь ми зрети моя согрешения; Господи, даждь ми терпение, великодушие и кротость.

Прп.Илариона Оптинского(1873)
http://s43.radikal.ru/i102/0910/14/6972220e3edb.jpg
Преподобный отец наш Иларион, в миру Родион Никитич Пономарев, один из благодатного сонма великих Оптинских старцев, родился в сельце Ключи Воронежской губернии в 1805 году, в пасхальную ночь на 9 апреля и назван во святом крещении Иродионом, в честь апостола Иродиона. Его будущее монашеское имя Иларион, означающее в переводе с греческого „тихий" и „радостный", выявило то главное, что было свойственно этому подвижнику веры и благочестия: тихую, смиренную кротость сердца и постоянное пребывание души в пасхальной радости о Воскресшем Господе.

Родион был третьим сыном Никиты Филимоновича Пономарева и его супруги Евфимии Никифоровны, а всего в семье было четыре сына. Никита Филимонович был известным в округе портным, часто находился в отъезде, выполняя многочисленные заказы, и поэтому надзор за семейством и домашним хозяйством лежал на Евфимии Никифоровне, женщине достопочтенной и богобоязненной. Родион рос тихим и молчаливым, сосредоточенным и впечатлительным, с явной устремленностью к созерцательности и углубленности в свой внутренний мир. Без сомнения, не без мудрой и благой цели промышлял о нем Господь, воспитывая и приуготовляя будущего духовного наставника монашествующих и мирян.

Следование заповедям Господним уже с младенческих лет стало для него непреложным законом. Вот характерный эпизод из отрочества будущего Оптинского подвижника. Однажды, собирая вместе с матерью ягоды в лесу, мальчик набрел на особенно плодоносное место и стал созывать оказавшихся поблизости своих деревенских сверстников. Мать попыталась воспротивиться этому: „Не зови их, сами здесь будем рвать, а они пускай на другое место идут". Но малолетний сын ее, в искренности и непорочности своего детского сердца, ответил так: „Отчего же? Ведь Бог не дал для нас одних, а для всех зародил ягоды!"...

Мать предрекала своему сыну, еще в семилетнем его возрасте, будущее монашество. Да и сам отрок с детства чувствовал в себе стремление стать монахом. Первые соприкосновения с иноческой жизнью состоялись у него в тринадцать и семнадцать лет – во время паломничества с матерью к святыням Киево-Печерской Лавры.

Обучаясь в доме отца своего портновскому ремеслу, рассудительный юноша, помышлявший о монашестве, решил, что в монастыре как раз и пригодится ему эта профессия. Именно тогда утвердилось в нем убеждение, что ко всякому делу следует относиться добросовестно: то, что делаешь, надо стараться делать хорошо. А это как раз и есть то самое правило, на которое как новоначальным, так и возросшим в духовной жизни инокам святые отцы указывают как на необходимое условие для спасения и которое они в своих писаниях называют „хранением совести"...

Будучи двадцати четырех лет от роду, Родион переехал вместе с родителями на жительство в Саратов. Ревностный исполнитель уставов Православной Церкви, он и дома старался вести строго благочестивую жизнь, живя в страхе Божием и отечески наблюдая за неуклонным исполнением христианских обязанностей артелью своих рабочих.

На артель, состоящую человек из тридцати, Родион смотрел как на своих детей, за которых надобно будет дать отчет Богу. Он содержал их хорошо и строго наблюдал за их нравственностью. С юных лет воспитанный в страхе Божием, искренно преданный Православной Церкви и строго соблюдавший ее уставы, он завел, что в воскресные и праздничные дни вся артель непременно бывала в церкви на всенощной и обедни. Кроме того, при помощи знакомого дьячка Покровской церкви он обучал своих рабочих церковному пению, и за работой они вместо светских песен пели песни духовные.

Во всех своих действиях Родион отличался чрезвычайной мягкостью, кротостью и миролюбием, а на рабочих действовал не угрозами или наказаниями, но разнообразными мягкими увещевательными способами, влиявшими на нравственное их расположение...

В эти годы Саратов был наводнен множеством раскольников. Секты враждовали между собой, сходясь только в одном: в ненависти к православным, которых в сравнении с ними было меньше. Кроме того, многие из православных, долго находясь среди раскольников, пребывали в состоянии двоедушия и сомнения.

Именно в этот период Господь открыл Родиону новую возможность для служения людям – служение миссионерское, апостольское, способствовавшее возвращению в лоно Матери-Церкви многих и многих заблудших и погибельно отпавших от нее душ раскольников. Известный в Саратовской губернии старец Семен Климыч посоветовал ему заняться собеседованием с раскольниками с целью побудить их присоединиться к Православной Церкви...

Родион начал вести беседы о вере, основываясь единственно на слове Божием и на изъяснениях оного святыми отцами Церкви. Постепенно он подводил отпавших от истинной веры к осознанию того, что, оспаривая Священное Писание и святоотеческое толкование они превращались в противников Христа, Его слов и учения, то есть в „антихристов". Этот новый оборот, который приняли собеседования, привел в движение раскольников, озадачил их и во многом способствовал убеждению в истине. Раскольники то и дело либо сами приходили к своим противникам, либо зазывали их к себе на беседы. Будущий отец Иларион стал с ними заниматься много и успешно...

Братство, возглавленное Родионом, стало известно далеко за пределами Саратова. Видя, что Господь благословил начальные труды успехами, Преосвященный Иаков испросил у Святейшего Синода дозволения учредить в своей епархии миссию для обращения раскольников. Сохранились достоверные сведения о том, что Родион Пономарев был одним из самых ревностнейших и деятельнейших миссионеров. Но, рассказывая впоследствии в Оптиной Пустыни об этом периоде саратовской жизни, старец Иларион свое личное участие в делах миссии всегда оставлял в тени, проявляя столь свойственные ему скромность и смирение.

Так прошло девять лет. „Хотя мы и богоугодно старались жить, – вспоминал он в Оптиной Пустыни, – и, казалось, будто и делами благочестивыми занимались, но чувствовалось мне, что мы все еще не так живем, как бы следовало, что монахи лучше нас живут".

Иноческая жизнь уже и в ранней юности привлекала его, а теперь, тридцати трех лет от роду, он серьезно задался вопросом: не настала ли для него пора вступить на этот путь. Отзвук первых впечатлений от давних паломничеств к Киево-Печерским святыням породил в душе его желание ближе присмотреться к монашеской жизни и к монастырям. В течение девяти месяцев знакомился он с замечательными русскими обителями: Сарова, Суздаля, Ростова Великого, Белозерска, Тихвина, побывал на Соловках, в Почаеве, на Валааме, в Глинской и Площанской пустынях. Именно в этих поездках Родион получил благословение непременно побывать у Оптинских старцев Льва и Макария. Так впервые, через подвижников из других обителей, была зримо явлена Родиону воля Божия, направляющая его стопы в Оптину Пустынь.

Приехав в Оптину, нашел он в старцах Льве и Макарии то, чего искала душа его. Отец Макарий много беседовал с будущим иноком, посещал его в гостинице, принося с собою какую-нибудь книгу для разъяснения предложенных им вопросов.

Возвратясь в Саратов и управившись со всеми мирскими делами, он вскорости вернулся в Оптину Пустынь, чтобы вступить на новый, трудный путь подвижнической жизни. Так на тридцать четвертом году от рождения, 13 марта 1839 года, Родион Промыслом Божиим был определен на жительство в Оптинский Иоанно-Предтеченский Скит, в келлию по соседству с келлией игумена Варлаама, только что прибывшего с Валаама. Наряду с руководством старцев Льва и Макария, обрел Родион в первое же время скитской жизни и еще одного опытного наставника – Валаамского подвижника, оказавшего благотворное влияние на духовное преуспеяние новоначального...

Вступая в 1839 году в должность скитоначальника, преподобный Макарий избрал себе в келейники Родиона, который 13 августа 1849 года был пострижен в мантию и стал иноком Иларионом...

Должность келейника, которую исправлял отец Иларион в течение двадцати лет, ставила его в постоянное тесное общение со Старцем, что особенно благоприятствовало достижению твердого, прочного, испытанного многими искушениями отсечения своеволия. По вере своей отец Иларион много пользовался примером богоугодной жизни старца Макария, исполненной любви, смирения, кротости и простоты. Насколько велика была преданность отца Илариона своему Старцу, свидетельствует одно происшествие. Однажды преподобный Макарий отлучился из обители для посещения духовных детей своих. В пути экипаж опрокинулся в ров, и Старец получил вывихи и сильные ушибы, о чем и было сообщено в Оптину Пустынь. В это время отец Иларион был тяжело болен. Однако, получив это известие, он немедленно, забыв собственное недужное состояние, поспешил с врачом к своему духовному отцу, проехав около трехсот верст на перекладных по плохой осенней дороге.

Было у инока Илариона и еще одно послушание – садоводство и цветоводство. После правила, на заре, когда вся братия уже разошлась по келлиям, у инока Илариона в саду шла работа: он прививал деревья, обмазывал яблони, сажал цветы. Любителям цветоводства было чем полюбоваться, посещая Скит, покрытый благоухающими цветниками,– трудно было поверить, что все это дело усердия одного человека, неувядаемый плод послушания и любви к своему наставнику...

10 февраля 1853 года отца Илариона рукоположили в иеродиакона. Будучи диаконом, время, назначенное для отдыха и сна, отец Иларион употреблял преимущественно для чтения отеческих писаний. Для сна он до самой своей кончины отводил не более четырех часов в сутки. По благословению Старца отец Иларион завел домашнюю аптечку и занимался лечением братии обители и Скита, для чего хаживал к больным и часто исполнял дело фельдшера. Поздней осенью и зимой он занимался еще и ложечным рукоделием...

В предсмертные дни преподобного Макария многие его духовные чада были переданы им отцу Илариону, ставшему 21 апреля 1857 года иеромонахом. Это было начало его духовнического пути, облагодатствованного преемственностью старчества.

На вопрошения Белевской игумений Павлины: „На кого вы нас оставляете, Батюшка?" – старец Макарий указал на преподобных отцов Илариона и Амвросия и тут же позвал отца Илариона из другой комнатки, сказав: „Не оставь игумений!" На слова отца Илариона:

„Батюшка, я недостоин и сам ничего не знаю" Старец отвечал ему: „Не оставь ее!" Мать игумения поклонилась отцу Илариону в ноги...

Уже после смерти старца Макария, 8 апреля 1863 года, отец Иларион вступает в должность скитоначальника и духовника обители...

И по управлению, и по духовничеству старался Преподобный поддерживать те порядки, которые были заведены его почившим учителем. По воспоминаниям братии, наставления отца Илариона были кратки, ясны, просты и имели силу убедительности, потому что он сам первый исполнял то, что советовал братии...

Однажды двое немирствовавших между собой братии попросили Старца позволить им лично между собой перед ним объясниться для прекращения ссоры. Выслушав доводы каждого, отец Иларион сказал: „Из слов ваших выходит, что вы оба правы..." Каждый по-прежнему стоял на своем. Тогда Старец, видя их непреклонность к примирению, сказал им: „Ну, не ожидал я от вас таких плодов!.. Остаюсь один я виноват, что не научил вас самоукорению". И, к изумлению их. Старец смиренно поклонился им до земли со словами: „Простите, Бога ради!" Таким неожиданным поклоном своего наставника братия были глубоко тронуты, осознали свое самолюбие и виновность и просили Старца простить их, обещая положить начало своему исправлению. Но опытный наставник не вдруг их простил, а только после еще некоторого испытания...

Дар исцеления душевных недугов, которым наделил Господь всех преподобных Оптинских старцев, в полной мере усвоен был и преподобным Иларионом. Различные причины этих болезней Старец распознавал не только через расспросы страждущих, но и иными, одному ему ведомыми путями, и выносил свое заключение. Непримиримая вражда, раздоры семейные, тяжкие нераскаянные грехи чаще всего были причинами заболеваний, а потому и врачевал Старец болящих, при помощи Божией, благодатию таинства покаяния, на дом же давал им богоявленскую воду, артос и масло от лампадок, горевших на могилках почивших преподобных старцев Льва и Макария.

Любовь его к страждущим была безгранична, о чем свидетельствуют хотя бы такие случаи.

Как-то попала к преподобному Илариону на исповедь упорнейшая душевнобольная, источавшая на него грубую, непристойную брань. Не обращая на это внимания, Батюшка все же добился, чтобы она пришла в полное сознание и покаялась в том грехе, за который так сильно страждет. „Вы бы ее, Батюшка, оставили, коль она такая", – заметил кто-то, на что Старец ответил: „А у нее ведь душа такая же, как и у нас с тобой. Весь мир не стоит одной души!"

Один молодой купец года два был одержим манией преследования, доводившей его до безумия. Он избегал людей, бродил с блуждающим взором, произнося бессмысленные слова. Старец Иларион долго занимался с ним и из расспросов дознал, что главная причина болезни его была вражда и непокорность отцу, которую он таил в своем сердце. Батюшка долго убеждал его оставить злобу и испросить у отца прощения, доказывая, что только после этого он может надеяться на помощь Божию и избавиться от болезни. Наконец, упорство его было мудро уврачевано, душа очистилась покаянием, и мир водворился в ней.

Кроме братии обители и массы приходящего народа, духовным руководством старца Илариона и его наставлениями пользовались, как уже упоминалось, многие насельницы женских монастырей. Старец вел с ними переписку, отвечая не только на вопросы духовной жизни сестер, но и вдумчиво рассматривая самые различные житейские обстоятельства, искушения, нужды. Сохранившиеся письма Старца не утратили своей духовной значимости и по сей день.

Как не может град укрытися, верху горы стоя (Мф. 5, 14), так не могла укрыться от внимания людей и высокая деятельность старца Илариона. Но наряду с доброжелательным отношением к нему были и случаи явной клеветы на Оптинского подвижника, и в этом горниле испытаний еще более закалилась душа его: не поколебалась мирность батюшкиного сердца, не расстроилась кротость его нрава...

Особенно содействовал Старцу в деле духовного окормления многочисленных чад присущий ему дал прозорливости, который по чувству глубокого смирения он старательно скрывал от людей. Схиархимандрит Троице-Сергиевой Лавры старец Захария, еще в юности посетивший Оптину Пустынь, побывал и у прозорливого старца Илариона. Когда он подошел к его келлии, то про себя, совсем неслышно, сотворил молитву Иисусову. „Аминь",– ответствовал через закрытую дверь Старец. Дверь отворилась, и он радушно и ласково принял Захарию. И сказал ему Старец, совсем не зная его и не имея понятия о его жизни и намерениях: „Что, матушка твоя померла? Смотри же, теперь не женись, а отец твой отпустит тебя в монастырь"...

Мать одного благочестивого семейства, глубоко уважавшая советы Оптинского Старца, своего духовного отца, приехала в обитель посоветоваться с ним относительно замужества своей дочери. Три дня ходили мать с дочерью к Старцу в надежде услышать, кого из трех женихов укажет Батюшка. Но он молчал и только на четвертый дет, сказал: „Ну, дочка! Когда уж плыть, так плыть. Переплывешь – будешь человек. Видно, Богу так угодно". Преподобный Иларион подразумевал, что много скорбей придется перенести девице по выходе замуж. И действительно, на первых порах очень трудно было ей в семействе мужа: скорби и огорчения выпали на ее долю – и крепкое здоровье порасстроилось, и духом начала она ослабевать. А по прошествии трех лет неожиданно все изменилось, здоровье снова вернулось к ней, зажили молодые в мире и радости, благословляя память старца-прозорливца.

Однажды овдовевший молодой купец обратился через своего брата, поехавшего в Оптину Пустынь, за советом к преподобному Илариону и благословением на второй брак. Ответ же был таков: „Пусть он погодит еще годок да приедет к нам, и мы посмотрим, не годится ли он нам". Не исполнил тот совета Старца – женился, но через три недели умерла и вторая жена. А через некоторое время он все-таки оказался в обители, был принят в Скит и пострижен в монашество.

Мудрость Батюшки была велика: хотя говорил он очень мало, но слова его имели благодатную святую силу, а потому, получив от него наставление, человек чувствовал в себе искреннее желание исполнить его. Знание сердца человеческого было у него такое, что нельзя было не изумляться.

Наступила весна 1872 года. 4 марта преподобный Иларион отслужил свою последнюю Литургию. Возвратясь в келлию, сказал: „Никогда так не уставал, должно быть, пришел конец мой". 9 марта он принял пострижение в схиму с сохранением имени Иларион. Врачи опасались паралича сердца, но прозорливый Старец так сказал о себе: „Не верю снам, но думаю, что на этот раз останусь жив. Приснилось мне, что вокруг меня сильнейшая гроза: разразился необыкновенный удар грома, но меня миновал, и я остался жив"...

В эти тяжелые предсмертные дни сподобился сей великий Оптинский старец утешения из Горнего мира. Ему и прежде неоднократно являлся в сновидениях преподобный Макарий, но теперь эти видения участились. В одном из них явившийся наставник сказал: „А я вот к тебе, Иларион, заехал... Я к тебе еще буду, заеду за тобой..."

В продолжение своей болезни Старец обыкновенно причащался Святых Тайн не реже чем через два-три дня, а с 17 августа 1873 года стал причащаться уже ежедневно и таким образом причащался в течение тридцати трех дней, до самой своей кончины включительно. Начиная с 22 августа Преподобный уже не мог ложиться в постель, не мог сам двигаться и до самой кончины своей сидел в кресле.

22 августа приехала Белевская игумения мать Павлина проститься со Старцем. Он благословил ее иконой преподобного Илариона, а о сестрах сказал, чтобы желающие проститься приезжали не все вдруг, а по нескольку сестер. „Еще время терпит, – сказал он, – я еще несколько недель проживу в кресле; в водяной болезни недели по четыре сидят". Этими словами он, как впоследствии оказалось, как бы предназначил время своего сидения с 21 августа по 18 сентября, то есть четыре недели и один день. Перед кончиною своею он сказал: „Старцы, бывшие в водяной, все сидели перед кончиною своею, а мне, грешному, отчего не посидеть?"

Несмотря на чрезмерную болезненную слабость, на бессонницу, продолжавшуюся и течение почти двадцатимесячной болезни, на постоянную одышку, переходившую по ночам в удушье, на чрезвычайные боли, появлявшиеся в последние дни от некоторых болезненных припадков. Старец до последнего утра своей жизни ни разу не оставил исполнения положенных в Скиту молитвенных правил...

На рассвете 18 сентября 1873 года старец Иларион тихо и мирно отошел ко Господу. Погода, бывшая до того пасмурной и дождливой, в день кончины Старца прояснилась. При перенесении тела Старца в монастырь было так тихо, что не погасла ни одна свеча. Отпевание происходило во Введенском соборе, который был полон народа, освещен паникадилами и большими свечами, всем присутствующим также были розданы свечи. По отпевании происходило прощание со Старцем монашествующей братии и мирских. И уступила горечь утраты иному чувству – пасхальной радости о будущем воскресении из мертвых...
Из книги «Преподобные старцы Оптинские» (Свято-Введенская Оптина пустынь, 2001).

Советы преподобного
Илариона (Пономарева)

Не стыдись обнажать струпы твои духовному наставнику и будь готов принять от него за грехи свои и посрамление, чтобы чрез него избежать вечного стыда.

Церковь есть для нас земное небо, где Сам Бог невидимо присутствует и назирает предстоящих, поэтому в церкви должно стоять чинно, с великим благоговением. Будем любить Церковь и будем к ней усердны; она нам отрада и утешение в скорбях и радостях.

Для ободрения скорбящих старец часто говаривал: Если Господь за нас, кто против нас? (Рим. 8:31).

Каждое дело необходимо начинать с призывания в помощь имени Божия.

Часто говорил старец о хранении совести, о внимательном наблюдении за своими мыслями, действиями и словами, и о покаянии в них. Учил немощи и недостатки подчиненных нести благодушно. "Замечания делай,- наставлял старец,- не давая пищи собственному самолюбию, соображая, мог ли бы ты сам понести то, что требуешь от другого."

Если чувствуешь, что гнев объял тебя, сохраняй молчание и до тех пор не говори ничего, пока непрестанной молитвой и самоукорением не утишится твое сердце.

Полезнее для души сознавать себя во всем виноватым и последним из всех, нежели прибегать к самооправданию, которое происходит от гордости, а гордым Бог противится, смиренным же дает благодать.

Часто старец приводил изречение апостола: "Истинная любовь не раздражается, не мыслит зла, николиже отпадает."

Прп. Анатолия Оптинского старшего (1894)
http://s41.radikal.ru/i094/0910/6e/2735111c7c84.jpg
Преподобный отец наш Анатолий (в миру Алексей Моисеевич Зерцалов) родился 24 марта 1824 года в семье диакона, служившего в храме села Бобыли Калужской губернии. Родители воспитывали сына в строгости и благочестии, надеясь, что со временем он выберет путь служения Богу.

После окончания Калужской духовной семинарии Алексей поступил на службу в Казенную Палату, но вскоре тяжело заболел. В те времена чахотка считалась болезнью смертельной, и Алексей дал обет: если исцелит его Господь, то примет он монашеский постриг.

Господь даровал ему жизнь, и вскоре, в июле 1853 года, испросив родительского благословения, пришел он в Оптину Пустынь. Старец Макарий сказал матери будущего инока: "Благословенна ты, добрая женщина, на такой хороший путь отпустила сына!" С этого дня преп. старец Макарий стал руководить духовной жизнью молодого послушника. Со временем, предчувствуя приближение немощей и кончины, благословил обращаться за советом к преп. старцу Амвросию (житие от 23 октября ). 17 ноября 1862 года брат Алексей был пострижен в мантию с именем Анатолия. К этому времени он был уже на послушании у преп. Амвросия.

С самых первых лет пребывания в обители жизнь будущего преп. старца Анатолия была посвящена трудам на пользу ближних. Когда он работал на кухне, то не оставалось времени даже на сон, да и спать приходилось на дровах. А чтобы помолиться, побыть в редкие свободные минуты наедине с Богом и своей совестью, приходилось уходить далеко в лес... Позже старец Амвросий стал посылать преп. Анатолия в монастырскую гостиницу утешать скорбящих. А когда увидел прозорливый старец, что ученик созрел для того, чтобы наставлять других в духовном делании, то стал постепенно вводить его в старческий труд, готовя себе ближайшего сотрудника и помощника.

В 1870 году преп. Анатолий был рукоположен в сан иеромонаха, а уже в следующем году получил назначение настоятеля Спасо-Орловского монастыря с возведением в сан архимандрита. Но любовь к родной Оптиной и старцу Амвросию заставила отказаться от почетного назначения. Преподобный Амвросий выпросил его себе сначала в помощники, потом в благочинные скита. А с 1874 года, за послушание старцу преп. Амвросию, принял преп. Анатолий должность скитоначальника. Ему же поручил старец Амвросий и окормление новосозданной Шамординской женской обители. Преподобный Амвросий не раз говорил сестрам: "Я редко беру вас к себе (на беседу), потому что я за вас спокоен: вы с отцом Анатолием".

Преподобный Анатолий имел необыкновенно милостивый, сострадательный характер. Если он узнавал о чьем-нибудь горе, то так волновался, что у него начиналась ужасная головная боль. А потом начинало болеть и сердце...

Взяв на себя заботы о Шамордине, он входил во все стороны жизни сестер, сам учил их уставу богослужения, монашескому молитвенному правилу, пятисотнице, церковному пению. Но все-таки первый вопрос к духовным дочерям у него был: "У тебя все есть?" Двадцать один год был он для инокинь Шамордина преданным, бесконечно любящим отцом и наставником.

О великой силе молитвы старца Анатолия свидетельствовал сам преп. старец Амвросий: "Ему такая дана молитва и благодать, какая единому из тысячи дается". С особой любовью говорил преп. Анатолий о молитве Иисусовой, говорил о том, что истинная молитва должна рождаться не под впечатлением хорошего чтения и пения, а быть плодом великого труда, дерзновения и любви к Богу.

Преподобный Анатолий обладал всей полнотой даров Святого Духа: даром прозорливости и духовного рассуждения, исцеления душевных и телесных недугов. Несколькими словами, исполненными любви и духовного опыта, он умел утешить скорбящую душу, осторожно предупредить о грядущих испытаниях, подготовить к близкой смерти.

Кончина старца Амвросия 10 октября 1891 года подорвала здоровье его любимого ученика: так глубоко и тяжело переживал он свое сиротство, что овладел им смертельный недуг.

Преподобный Анатолий начал угасать. Кротко и смиренно переносил он болезнь. 15 декабря 1893 года он тайно принял схиму. 25 января / 7 февраля 1894 года преподобный старец Анатолий тихо почил во время чтения отходной. Он был погребен у стен Введенского собора, рядом с любимыми своими учителями и наставниками.

Советы преподобного
Анатолия (Зерцалова)

Видно, что стараешься и желаешь спастись,- только не умеешь, не понимаешь духовной жизни. Тут весь секрет в том, чтобы терпеть, что Бог посылает. И не увидишь, как в рай войдешь.

Считай себя хуже всех, и будешь лучше всех.

...Терпение твое не должно быть нерассудное, то есть безотрадное, а терпение с разумом,- что Господь видит все дела твои, самую душу твою, как мы зрим в лицо любимого человека... Зрит и испытует: каковою ты окажешься в скорбях? Если потерпишь, то будешь Его возлюбленною. А если не стерпишь и поропщешь, но покаешься, все-таки будешь Его возлюбленною.

Молитва к Богу всякая доходна. А какая именно - об этом мы не знаем. Он - Один Судия праведный, а мы можем ложь признать за истину. Молись и веруй.

...Сказываю по секрету, сказываю тебе самое лучшее средство обрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть. И ждать день и ночь милости от Всемилостивого Спаса. Кто так ждет, непременно получит.

Учись быть кроткой и молчаливой, и будешь любима всеми. А раскрытые чувства то же, что ворота растворенные: туда бежит и собака, и кошка... и гадят.

Мы обязаны всех любить, но чтоб нас любили, мы не смеем требовать.

0

69

.................................................продолжение от 24 октября

Прп.Исаакия Оптинского (1894),
http://i007.radikal.ru/0910/b2/405bdc7d7fe0.jpg
Предки преподобного Исаакия (в миру Ивана Ивановича Антимонова) происходили из именитого зажиточного купеческого рода города Курска и имели звание почетных граждан.
Семья Антимоновых придерживалась самого строгого и сурового патриархального образа жизни старого русского купечества.
Иван Иванович, родившийся в 1810 году 31 мая, был пятым и вместе последним ребенком от первого брака его отца Ивана Васильевича с Анной Пузановой. Благочестивый дед Ивана Ивановича был особенно расположен к своему маленькому внуку и часто брал его с собой в храм Божий, куда имел обыкновение ходить ежедневно к утрене и обедне. Отец Ивана Ивановича унаследовал добродетели своего родителя. Сохранилось известие о путешествии его в Киев в 1809 году к старцу иеромонаху отцу Парфению, который, говорят, при входе приветствовал его словами: "Блаженно чрево, родившее монаха".
Иван Иванович еще в ранней юности отличался скромностью, любил уединение и старался уклоняться от товарищеских игр и увеселений. Молчаливость, не позволявшая ему сказать пустого слова, не мешала, однако, подчас проявляться его природной веселости.
Простота при ясном уме давала Ивану Ивановичу возможность быть в самых близких отношениях с простым народом, с которым он имел дело, когда по достижении зрелого возраста начал помогать отцу в его торговых занятиях.

Твердость его характера выразилась особенно в мужественном перенесении всяких лишений и подвигов во имя религиозных целей в продолжение девятнадцати лет до поступления в монастырь. Сохранилось предание, что он в то время, ежедневно становясь на молитву, полагал по тысяче поклонов. Но воздержание свое и подвиги он старался тщательно скрывать от домашних и успевал в этом.
Послушание воле родительской было у него всегда на первом плане. При нарождавшемся желании удалиться от мирских соблазнов, не скоро, впрочем, Иван Иванович последовал влечению своего сердца. Препятствием к тому служило для молодого человека то, что родителем его возложены были теперь на него все хозяйственные дела. Так он колебался до 36-летнего возраста и ожидал особенного указания Промысла Божия.
Таким указанием он счел неудачное свое сватовство. Неоднократно родитель Ивана Ивановича предлагал ему вступить в брак. Находились и невесты, но каждый раз сватовство его, по некоторым причинам, расстраивалось. После этого он уже окончательно решился привести в исполнение свое заветное решение идти в монастырь.
Нужно заметить, что незадолго перед тем старший брат его Михаил Иванович уже вступил в монашество в знаменитую своими духовно опытными старцами Оптину пустынь. С тех пор как Михаил Иванович устроился в Оптиной, Иван Иванович, посещая брата, имел случай лично познакомиться с ее великими старцами. Глубокое впечатление произвела на него прозорливость старца Льва. Старец, выслушав его с отеческой любовью, очень утешил своей беседой и, отпуская, предсказал, что со временем и он будет в монашестве. Такое же расположение было у него и к настоятелю преподобному Моисею и братскому духовнику преподобному Макарию, с которым Иван Иванович был даже в переписке. Старцы, в свою очередь, питали к Ивану Ивановичу любовь за его доверие к ним и простоту.

В 1847 году, когда родитель послал Ивана Ивановича по торговым делам на Украину, последний, исполнив возложенное на него поручение, решился уже бесповоротно бежать в Оптину пустынь, и таким образом сразу порвал привязанность к родным. Написав письмо к родителю с известием о своем решении, он отправился в Оптину. Как гром поразила Ивана Васильевича весть о решении сына.
Прибыв в Оптину, Иван Иванович не застал в ней более ни своего брата (он был переведен в то время в Тихонову пустынь, а затем перешел в Киево-Печерскую Лавру, где в сане архимандрита и наместника Лавры и почил о Господе), ни первого своего старца преподобного Льва, скончавшегося 11 октября 1841 года. Обителью управлял преподобный Моисей. По совету преподобного Макария и с позволения отца игумена Иван Иванович поступил первоначально в скит.
Молодого послушника Иоанна поместили сначала на пасеке и, по монастырскому обыкновению, назначили ему послушание печь хлебы, которое он выполнял с ревностью около года, затем некоторое время был поваром.

Прожив в скиту с год, он по совету старца Макария и даже с ним вместе отправился к Курск для испрошения у своего отца прощения в самовольном поступке. По молитвам старца и при его содействии Господь помог восстановить мирные отношения между родителем и сыном. Новоначальный послушник не забывал и внутреннего своего устроения, неопустительно посещал все службы Божии, отправлявшиеся в скиту, и делал это с таким усердием, что всегда являлся первым и уходил последним, сохраняя свойственное ему молчание до начала правила или церковной службы, возгревая дух свой молитвой.
Не без искушений, конечно, жил молодой подвижник в скитском безмолвии. Сам он рассказывал, что исконный враг рода человеческого сильно возмущал его душу помыслами — оставить святую обитель.
Вместе с усердной молитвой молодому подвижнику помогало низлагать хитрости врага непрестанное откровение помыслов старцу. Смиряя дух, молодой подвижник непрестанно порабощал ему тело, удручая его подвигами поста.
Обстановка его кельи отличалась необыкновенной простотой. Даже сколько-нибудь ценных икон у него в келье не было.
В 1854 году, 5 октября, он принял постриг в мантию, а вместе и новое имя Исаакий. С этого времени он оставил даже невинные шутки, к которым имел способность по своему природному остроумию и которыми прежде любил иногда увеселять братию, и вообще заметно уклонялся от всяких излишних бесед. Смиренный подвижник, думавший лишь о спасении души своей, всеми силами старался избегать славы мира сего, уклоняясь даже от принятия сана священства, и только по убеждению своего духовного отца, старца Макария, против воли, со слезами согласился на посвящение. Вследствие чего и рукоположен был сначала в иеродиакона, в 1855 году 19 июня, а затем и во иеромонаха, 8 июля 1858 года.

В 1860 году старец отец Макарий, предвидя близкую кончину настоятеля Оптиной пустыни преподобного Моисея и сам чувствуя оскудение сил телесных, отправился в Москву к митрополиту Филарету. Милостиво принятый митрополитом преподобный Макарий между прочим выразил ему желание, чтобы место настоятеля в Оптиной пустыни, по кончине преподобного Моисея, занял скитский иеромонах Исаакий, описав при этом его нравственный облик. Владыка вполне одобрил мнение старца Макария.
В конце 1860 года, 7 сентября, великий старец отец Макарий после долгих трудов и подвигов в Бозе почил, оставив преподобного Исаакия на попечение своего присного ученика и преемника великого старца Амвросия.
Два года спустя после кончины старца Макария, в 1862 году, скончался и преподобный Моисей, и преподобному Исаакию пришлось заместить его в управлении обителью. Трудно было смиренному подвижнику, любителю безмолвия, проводившему большую часть времени в чтении творений святых отцов-подвижников, принять на себя бремя правления обителью, сопряженное с постоянными заботами и пребыванием в молитве.
В 1864 году, 8 сентября, он был возведен архиепископом Григорием в сан игумена.
Оптинский настоятель преподобный Исаакий говорил: "Я принял обитель с одним гривенником". Действительно, по кончине нестяжательного преподобного Моисея в денежном его ящике нашли наличных денег только один гривенник – он завалился где-то в трещине.
Первые дни начальства были тяжелым испытанием для преподобного Исаакия и послужили к утверждению его веры в Промысл Божий о святой обители. Приходилось ему нередко плакать о невозможности содержать братию, но вдруг известие об уплате долгов ее и еще о завещании одного благочестивого жертвователя в ее пользу пятнадцати тысяч рублей рассеяли его печаль. С тех пор преподобный Исаакий уже не переставал возлагать упование свое на Господа и нужд материальных более не встречал, ибо доходы монастырские видимо стали увеличиваться и уже не прекращались почти во все время его управления обителью. Причиной тому был великий старец Оптиной пустыни преподобный Амвросий, к которому во множестве стекались посетители со всех концов России и несли в обитель посильные жертвы. И еще другой старец, тогдашний скитоначальник преподобный Иларион, имевший много духовных детей, из коих некоторые были весьма состоятельны, также немало помогал настоятелю в материальном отношении.

Прежде всего преподобный Исаакий занялся достройкой неоконченного храма во имя Всех Святых, что на новом кладбище. Затем, в конце 1860-х годов, он в Казанском соборе вновь устроил иконостас, а в Введенском перестроил старый и сделал новые полы. Впоследствии он значительно расширил Казанский собор. Вся стенная живопись в обоих храмах, как и в верхних ярусах обоих иконостасов, была произведена вновь.
В 1874 году по завещанию скитоначальника, преподобного Илариона, скончавшегося в 1873 году, преподобный Исаакий на пожертвованные деньги выстроил вне монастырских стен большое здание для больницы, с церковью во имя Святого Илариона Великого. При больнице имелась аптека, снабженная всеми необходимыми медицинскими средствами, для общего бесплатного пользования братии и посетителей обители, находящаяся под непосредственным ведением врачей из числа братий.
Преподобным Исаакием затем докончена была постройка водопровода и воздвигнуты здания новой гостиницы, хлебной, настоятельской кухни, братской, прачечной; переделаны булочная, братский корпус против Казанского собора, настоятельские покои, скотный двор и старые гостиницы по обеим сторонам святых ворот. При нем же в скиту устроен был придел во имя преподобного Макария Египетского, в память почившего старца отца Макария, и приобретен большой колокол в семьсот пятьдесят пудов. Преподобный Исаакий на пожертвованные в обитель деньги позаботился обеспечить ее строевым лесом и топливом, в которых Оптина пустынь очень нуждалась.
Тогда же преподобный Исаакий пришел к мысли о необходимости устроить в монастыре собственный свечной завод, который начал действовать с 1865 года.

К чести преподобного Исаакия относится и то еще, что он поощрял усердие отца казначея Флавиана разводить в обители сады и огороды. В отношении же письмоводства главным помощником преподобного Исаакия был его письмоводитель иеромонах отец Макарий (Струков), впоследствии архимандрит, настоятель можайского Лужецкого монастыря. Таким образом, деятельность преподобного Исаакия на пользу святой обители с внешней стороны почти не отличалась от деятельности предшественника его, преподобного Моисея.
Но если преподобный Исаакий обращал такое большое внимание на внешнее благоустройство монастыря, то тем большее попечение имел он о внутреннем благоустроении насельников его, которое после преподобного Моисея было в цветущем состоянии, причем духовные силы преимущественно сосредоточены были в скиту, откуда, как светлое солнце, сияло самое старчество, столь прославившее Оптину пустынь. Здесь во главе духовных подвижников стоял великий ученик блаженного старца Макария — старец отец Амвросий.
Преподобный Амвросий вполне заменил для преподобного Исаакия его духовного отца и руководителя, покойного старца Макария. Мир и согласие, царствовавшие в обители, свидетельствовали о благотворном влиянии, которое имело старчество среди ее сынов, насаждая в них добродетели любви и послушания.

Если кто-либо изъявлял свое неудовольствие тяжестью или неудобством порученного ему послушания и роптал на монастырские порядки, преподобный Исаакий обыкновенно отвечал: "Брат! Возьми мои ключи и начальствуй, а я пойду исполнять твое послушание" — и таким образом усовещивал и вразумлял непокорного.
Простота обращения преподобного Исаакия с братиями была поразительна. Вне начальственных отношений он считал всех как бы равными себе. Впрочем, особенной любви к кому-либо старался не выказывать, дабы не возбудить зависти в других, а отличаемого брата не привести в гордость. Оценивая столь мудрое и любвеобильное отношение к себе старца-настоятеля, братия, в свою очередь, питала к нему нелицемерную любовь и уважение как к строгому начальнику и любвеобильному отцу, называя его в домашних беседах не иначе как "дедушкой". Многие признавали силу действенности его слова, по которой иноки, входя к нему часто очень расстроенными, выходили вполне покойными, забыв все свои скорби. "Какие у нас скорби? — говорил при этом преподобный Исаакий. – У нас не скорби, а скорбишки. Вот в миру так скорби: жена, дети, обо всем забота, а у нас что? Полно Бога гневить, надо только благодарить Его – живем на всем готовом".
При приеме в монастырь желавшего поступить в число братства преподобный Исаакий руководствовался обычаем, установившимся еще при преподобном Моисее, по которому они принимались по благословению старца и с согласия настоятеля. Относясь с искренним расположением к каждому сыну обители как своему чаду духовному, преподобный Исаакий не делал резких сословных различий, хотя и снисходил по возможности к немощам брата и старался с каждым поступать сообразно его духовному устроению и даже мирским привычкам. Впрочем, при случае он не стеснялся делать всем замечания и выговоры, иногда в довольно резкой форме.

При постриге в монашество или посвящении в священный сан преподобный Исаакий опять руководствовался советами старца, без которого не приступал никогда ни к какому важному делу по обители.
Оптина пустынь, прославленная старчеством, привлекала в недра свои толпы богомольцев разных состояний. И если старец Амвросий с христианской любовью относился ко всем посетителям: утешал скорбящих, наставлял сомневавшихся в вере, разрешал житейские недоумения и вообще старался благотворить всякому нуждающемуся, то настоятель преподобный Исаакий, со своей стороны, заботился о том, чтобы доставлять старцу всевозможные удобства для его многотрудного и многополезного служения людям. С этой целью для лучшего помещения посетителей он выстроил новую гостиницу, переделал старые, снабдив их возможными удобствами.
Дабы успокоить монахинь из разных монастырей, находившихся под духовным руководством старца и во множестве посещавших обитель, преподобный Исаакий прибавил лишний корпус к бывшим прежде и благословлял им жить по нескольку дней безвозмездно. Для странников, убогих и неимущих преподобный построил особое здание странноприимной, где, по его распоряжению, кормили их каждую субботу человек по триста, раздавая при этом милостыню.

Когда по воскресным, великим праздникам и торжественным дням преподобный Исаакий совершал Божественную службу, сослужившие с ним замечали, что во время главных моментов богослужения он исполнялся чувством особенного благоговения, причем голос его от умиления прерывался.
В одежде преподобный Исаакий не отличался от прочей братии. Простой поношенный подрясник, в который он обыкновенно всегда одет был дома, мухояровая ряса и такая же мантия, в которой ходил для служения служб церковных, были обычным его одеянием. Сам чинил себе носки.
В пище преподобный Исаакий был очень воздержен, не допуская себе послабления. Он всегда ходил вместе с братиями в общую трапезу.
Посты он соблюдал очень строго. Сохраняя обычную свою молчаливость, преподобный Исаакий не нарушал ее даже и при многолюдных собраниях. Так, однажды в присутствии архиерея на обеде в Шамордине, когда он по своему обыкновению молчал, владыка предложил ему принять участие в беседе. Он же ответствовал, что принимает участие тем, что слушает других, ибо надо же кому-нибудь исполнять и эту обязанность.
Каждую субботу накануне служения он, по обычаю, отправлялся для исповеди в скит и здесь, сидя в приемной старца – преподобного Амвросия вместе с другими посетителями, смиренно дожидался очереди, которая иногда доходила до него нескоро. Не изменил он своему обыкновению и после кончины уважаемого старца, продолжая, несмотря на ослабление своих телесных сил, аккуратно посещать его преемника преподобного Иосифа, хотя он был из числа постриженников преподобного. Только незадолго до кончины, когда уже силы совсем стали оставлять его, он стал приглашать нового старца к себе. Каждое важное монастырское дело преподобный Исаакий решал не иначе как с советом старца, отсекая при этом собственную волю. Таким глубоким смирением преподобный Исаакий подавал пример братии.

Нестяжательность преподобного особенно выказалась после блаженной его кончины: от него ничего не осталось, тогда как он в свое время был человек богатый и имел свои порядочные средства.
Кроме общего благотворения нищим от обители, преподобный Исаакий и сам от себя раздавал щедрую милостыню, стараясь всячески утаить свое доброе дело.
Вполне отрекшись от мира и всех его прелестей, преподобный Исаакий относился к наградам и повышениям совершенно равнодушно, и даже иногда уклонялся от них.
Здоровье его начало понемногу надламываться. Он пожелал келейно принять пострижение в схиму, которое и совершил над ним братский духовник, скитоначальник преподобный Анатолий.
Искушаемый тяжкими скорбями, твердый подвижник благодушным терпением их приготовлялся в последние годы к переселению в вечность, и лишь за год до кончины, вполне успокоенный, в мире доживал дни своего земного странствования.
Последнее его наставление ко всем вообще братиям, из которых многие спрашивали его: "Как, батюшка, жить после вас?" – было следующее: "Живите по совести и просите помощи у Царицы Небесной, и все будет хорошо". Многие из прощавшихся с ним плакали. 20 августа с преподобным Исаакием случился удар, и с этих пор он уже не мог говорить. 22 августа 1894 года преподобный Исаакий мирно почил о Господе, в глубокой старости, 85 лет от роду. (Из книги "Преподобные старцы Оптиной пустыни")

Прп.Иосифа Оптинского (1911),
http://i068.radikal.ru/0910/26/59bd7c0b8b54.jpg
Преподобный Иосиф (в миру Иван Литовкин) родился 2 ноября 1837 года в семье сельского головы Ефима Литовкина и его жены Марии. Четырех лет от роду Ваня потерял отца, а в одиннадцать лишился матери. Не детская, тяжелая началась у него жизнь. Пришлось работать и в трактире, и в бакалейной лавке, таскать пятипудовые мешки и прочие тяжести, сопровождать обозы с товаром. Голодал, скитался, бывал бит жестоким хозяином. Но грубая, страшная жизнь не развратила и не озлобила его.

Юноша стремился к духовной жизни, однако до поры о монастыре он и не думал. Но когда наконец появилось хорошее место у таганрогского купца Рафаилова, желавшего даже выдать за него свою дочь, неожиданно пришло письмо сестры Александры, принявшей к тому времени постриг с именем Леонида в Борисовском монастыре. Она советовала идти в Оптину пустынь, к старцам.

Преподобного старца Макария к тому времени уже не было в живых, но уже воссиял в Оптиной пустыни новый светильник — преподобный старец Амвросий. «Батюшка, благословите в Киев», — на эти слова юного Ивана Литовкина последовал неожиданный ответ великого старца: «Зачем тебе в Киев, оставайся здесь». Так 1 марта 1861 года начался иноческий путь длиной в полвека...

По оптинскому обычаю, каждый новоначальный должен был потрудиться в трапезной. На этом нелегком послушании обнаружились и окрепли добрые качества души будущего старца: беспрекословное послушание, трудолюбие, молчаливость и беззлобие. Навидавшись и натерпевшись всего в миру, он понимал, какой бесценный дар Божий — покой и тишина святой обители. И вскоре посетил его Господь великим утешением. Брат Иван был определен в келейники к преподобному Амвросию.

Возможность быть рядом с дорогим батюшкой радовала юного инока. Но бесконечные толпы посетителей тяготили и расстраивали душевный покой. Не смея высказать старцу свою скорбь, он решил потихоньку уйти к святыням Киева, безмолвию Афона. Но прозорливый старец Амвросий остановил его.

Многие скорби и тяготы перенес он в монастыре: и несправедливые упреки, и лишения, и болезни. Десятилетиями у него не было даже своего угла, где бы мог он почитать, помолиться, отдохнуть. Спал он в приемной, чуть не до полуночи полной посетителями, а в час ночи надо было уже идти к утрени...

Но испытания только укрепили и очистили душу, сделали брата Ивана совершенным послушником и монахом. В 1872 году он был пострижен в мантию с именем Иосиф, в 1877 году — рукоположен в иеродиакона, а 1 октября 1884 года за литургией в честь торжественного открытия Шамординской женской обители преподобный Иосиф был рукоположен в иеромонаха. К этому времени он уже был старшим келейником старца Амвросия. Тихий серьезный, выходил он к посетителям, внимательно выслушивал, в точности передавал ответ старца, ничего не добавляя от себя. Но все чаще старец отсылал посетителей спросить совета у келейника, и всех поражало, что его слова буквально совпадали с тем, что говорил сам преподобный Амвросий.

В 1888 году преподобный Иосиф сильно простудился и заболел. Его отвезли в больницу и 14 февраля, по благословению старца Амвросия, постригли в схиму. По молитвам преподобного Амвросия смертельная болезнь отступила. В 1890 году старец Амвросий, уезжая в Шамордино, впервые не взял с собой верного помощника. «Тебе нужно здесь оставаться, ты здесь нужен», — сказал ему старец. 1891 год был последним в жизни старца Амвросия. Теперь преподобный Иосиф остался один. На него легли обязанности скитоначальника, духовника оптинской братии и шамординских сестер. Несмотря на слабое здоровье и непосильные труды, он не позволял себе никаких послаблений: был строгим постником, очень мало спал, носил старую и бедную одежду.

Он стяжал от Господа полноту духовных даров, и многие испытали на себе его дар прозорливости и исцелений. Он ни с кем не вел длинных бесед, умея в нескольких словах выразить самое главное, наставить и утешить. Сила его благодатной молитвы была выше и драгоценнее любых слов. Известен такой случай. Одна женщина, живя в Оптиной, сильно заболела; она попросила отвести ее в «хибарку» к преподобному. Он ее принял и, дав ей в руки свои четки, пошел в спальню, сказав: «Подожди». А когда он вышел, она совершенно забыла про свою болезнь.

Многим помогал преподобный Иосиф. Крестьянка А. была больна, у нее очень опухли околошейные железы. Два раза ей делали операцию, но опухоль еще больше увеличилась, так что нельзя было повернуть шею. Крестьянка обратилась к преподобному за советом: делать операцию или нет? Он ей сказал: «Операцию не надо делать, а отслужи молебен великомученику Пантелеимону, и так поправишься». Она отслужила молебен и полностью исцелилась.

Преподобный Иосиф в течение двенадцати лет был скито-начальником и духовником братии, но к 1905 году начал прихварывать и ослабевать. Он долго болел, терпеливо перенося все посылаемое от Господа.

Преподобный Иосиф тихо отошел ко Господу 9/22 мая 1911 года. 12 мая совершилось погребение. Рука усопшего была мягкой и теплой, как у живого.

Советы преподобного
Иосифа (Литовкина)

Скорби - наш путь, будем идти, пока дойдем до назначенного нам отечества вечности, но только то горе, что мало заботимся о вечности и не терпим и малого упрека словом. Мы сами увеличиваем свои скорби, когда начинаем роптать.

Кто победил страсти и стяжал разум духовный, тот без образования внешнего имеет доступ к сердцу каждого.

Наложенное правило всегда трудно, а делание со смирением еще труднее.

Что трудом приобретается, то и бывает полезно.

Если видишь погрешность ближнего которую ты бы хотел исправить, если она нарушает твой душевный покой и раздражает тебя, то и ты погрешаешь и, следовательно, не исправишь погрешности погрешностью - она исправляется кротостью.

Совесть человека похожа на будильник. Если будильник позвонил, и зная, что надо идти на послушание, сейчас же встанешь, то и после всегда будешь его слышать, а если сразу не встанешь несколько дней подряд, говоря: "Полежу еще немножко," то в конце концов просыпаться от звона его не будешь.

Что легко для тела, то неполезно для души, а что полезно для души, то трудно для тела.

Спрашиваешь: "Как сделать, чтобы считать себя за ничто?" Помыслы высокоумия приходят, и нельзя, чтобы они не приходили. Но должно им противоборствовать помыслами смиренномудрия. Как ты и делаешь, припоминая свои грехи и разные недостатки. Так и впредь поступай и всегда помни, что и вся наша земная жизнь должна проходить в борьбе со злом. Кроме рассматривания своих недостатков, можешь еще и так смиренномудрствовать: "Ничего доброго у меня нет... Тело у меня не мое, оно сотворено Богом во чреве матернем. Душа дана мне от Господа. Потому и все способности душевные и телесные суть дары Божий. А моя собственность - только одни мои бесчисленные грехи, которыми я ежедневно прогневляла и прогневляю Милосердного Господа. Чем же мне после этого тщеславиться и гордиться? Нечем." И при таких размышлениях молитвенно проси помилования от Господа. Во всех греховных поползновениях одно врачевство - искреннее покаяние и смирение.

Много есть плачущих, но не о том, о чем нужно; много скорбящих, но не о грехах; много есть как бы смиренных, но не истинно. Пример Господа Иисуса Христа показывает нам, с какой кротостью и терпением должны мы переносить погрешности человеческие.

Прп. Варсонофия  Оптинского (1913)
http://i046.radikal.ru/0910/d7/dc86afec00b2.jpg
Преподобный отец наш Варсонофий, в миру - Павел Иванович Плиханков, родился 5 июля 1845 года. Его путь в монастырь был долог и нелегок, в миру прошло 46 лет - большая часть его жизни. Кадетский корпус, военная служба, блестящая карьера. Прямая возможность к стяжанию всех мирских благ. И... отказ от всего. Сослуживцы и знакомые никак не могли понять: что же за "изъян" в стройном, красивом полковнике, весь облик которого так и дышал каким-то удивительным внутренним благородством? Жениться не женится, балов и званых обедов, равно как и прочих светских развлечений избегает. В театр, бывало, ходил, да и тот бросил. За спиной у Павла Ивановича даже поговаривали порой: "С ума сошел, а какой был человек!.."

А между тем то были лишь вехи на пути Павла Ивановича к оставлению дольнего и восхождению горняя. Как-то ноги "сами собой" привели его в небольшой, бедный монастырь, посвященный Св. Иоанну Предтече. Там полюбилось ему молиться у мощей святителя Варсонофия Казанского, долгие часы простаивал он в монастырском храме у раки святого. Мысль о монашестве поначалу страшила, уход в монастырь казался делом невозможным. Но постепенно созревала решимость оставить мир. Оставалось лишь сделать выбор: в какой обители положить начало иноческому подвигу? В период этих раздумий попался в руки Павлу Ивановичу один духовный журнал, а в нем - статья об Оптиной Пустыни и преподобном старце Амвросии.

...Когда он только подходил к Оптинскому скиту, находившаяся в "хибарке" старца Амвросия одна блаженная неожиданно с радостью произнесла:

- Павел Иванович приехали.

- Вот и слава Богу, - спокойно отозвался преподобный Амвросий...

Здесь же, в "хибарке", и услышал Павел Иванович поразившие его слова преподобного: "Через два года приезжайте, я вас приму". По прошествии двух лет полковник Плиханков подал прошение об отставке. В Оптину он прибыл в последний день отпущенного ему преподобным срока, но старца в живых уже не застал.

10 февраля 1892 года Павел Иванович был зачислен в число братства Иоанно-Предтеченского скита и одет в подрясник. Каждый вечер в течение трех лет ходил он для бесед к старцам: сначала к преп. Анатолию, а затем к преп. Иосифу.

Через год, 26 марта 1893 года. Великим постом послушник Павел был пострижен в рясофор, а в декабре 1900 года по болезни пострижен в мантию с именем Варсонофия, 29 декабря 1902 года рукоположен в иеродиакона, а 1 января 1903 года был рукоположен в сан иеромонаха...

В 1903 году преп. Варсонофий был назначен помощником старца и одновременно духовником Шамординской женской пустыни и оставался им до начала войны с Японией.

Вскоре начинается русско-японская война, и преп. Варсонофий, за послушание, отправляется на фронт: исповедует, соборует и причащает раненых и умирающих, сам неоднократно подвергается смертельной опасности. После окончания войны преп. Варсонофий возвращается к духовничеству. В 1907 году он возводится в сан игумена и назначается скитоначальником.

К этому времени слава о нем разносится уже по всей России. Ушли в вечные обители святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, преподобный старец Варнава Гефсиманский. Страна приближалась к страшной войне и неизмеримо более страшной революции, житейское море, волнуемое вихрями безумных идей, уже "воздвизалось напастей бурею", люди утопали в его волнах...

Как в спасительную гавань, стремились они в благословенный Оптинский скит к преп. Варсонофию за исцелением не только телес, но и истерзанных, истомленных грехом душ, стремились за ответом на вопрос: как жить, чтобы спастись? Он видел человеческую душу, и по молитвам ему открывалось в человеке самое сокровенное, а это давало ему возможность воздвигать падших, направлять с ложного пути на истинный, исцелять болезни, душевные и телесные, изгонять бесов. Его дар прозорливости особенно проявлялся при совершении им Таинства исповеди. С. М. Лопухина рассказывала, как, приехав 16-летней девушкой в Оптину, она попала в "хибарку", в которой принимал старец. Преподобный Варсонофий увидел ее и позвал в исповедальню и там пересказал всю жизнь, год за годом, проступок за проступком, не только указывая точно даты, когда они были совершены, но также называя и имена людей, с которыми они были связаны. А завершив этот страшный пересказ, велел: "Завтра ты придешь ко мне и повторишь мне все, что я тебе сказал. Я хотел тебя научить, как надо исповедоваться"...

Оптину за все время своей монашеской жизни преп. Варсонофий покидал лишь несколько раз - только по послушанию. В 1910 году, также "за послушание", ездил на станцию Астапово для напутствия умиравшего Л. Н. Толстого. Впоследствии он с глубокой грустью вспоминал: "Не допустили меня к Толстому... Молил врачей, родных, ничего не помогло... Хотя он и Лев был, но не смог разорвать кольцо той цепи, которою сковал его сатана".

В 1912 году преп. Варсонофия назначают настоятелем Старо-Голутвина Богоявленского монастыря. Несмотря на великие духовные дарования старца, нашлись недовольные его деятельностью: путем жалоб и доносов он был удален из Оптиной. Смиренно просил он оставить его в скиту для жительства на покое, просил позволить ему остаться хотя бы и в качестве простого послушника.

Мужественно перенося скорбь от разлуки с любимой Оптиной, старец принимается за благоустройство вверенной ему обители, крайне расстроенной и запущенной. И как прежде, стекается к преп. Варсонофию народ за помощью и утешением. И как прежде, он, сам уже изнемогающий от многочисленных мучительных недугов, принимает всех без отказа, врачует телесные и душевные недуги, наставляет, направляет на тесный и скорбный, но единственно спасительный путь. Здесь, в Старо-Голутвине, совершается по его молитвам чудо исцеления глухонемого юноши. "Страшная болезнь - следствие тяжкого греха, совершенного юношей в детстве", - поясняет старец его несчастной матери и что-то тихо шепчет на ухо глухонемому. "Батюшка, он же вас не слышит, - растерянно восклицает мать,- он же глухой..." - "Это он тебя не слышит, - отвечает старец - а меня слышит", - и снова произносит что-то шепотом на самое ухо молодому человеку. Глаза того расширяются от ужаса и он покорно кивает головой... После исповеди преп. Варсонофий причащает его, и болезнь оставляет страдальца.

Меньше года управлял старец обителью. Страдания его во время предсмертной болезни были поистине мученическими. Отказавшийся от помощи врача и какой бы то ни было пищи, он лишь повторял: "Оставьте меня, я уже на кресте"... Причащался старец ежедневно.

1/14 апреля 1913 года предал он свою чистую душу Господу. Похоронен был преподобный отец наш Варсонофий в Оптиной, рядом со своим духовным отцом и учителем преподобным Анатолием "Старшим".

Советы преподобного
Варсонофия (Плеханкова)

Есть разные пути ко спасению. Одних Господь спасает в монастыре, других, в мiру. Святитель Николай Мирликийский ушел в пустыню, чтобы подвизаться там в посте и молитве, но Господь приказал идти в мир. "Это не та нива, на которой ты принесешь Мне плод," - сказал Спаситель. Святые Таисия, Мария Египетская, Евдокия также не жили в монастырях. Везде спастись можно, только не оставляйте Спасителя. Цепляйтесь за ризу Христову - и Христос не оставит вас.

Верный признак омертвения души есть уклонение от церковных служб. Человек, который охладевает к Богу, прежде всего начинает избегать ходить в церковь, сначала старается прийти к службе попозже, а затем и совсем перестает посещать храм Божий.

Ищущие Христа обретают Его, по неложному евангельскому слову: "Стучите и отверзется вам, ищите и обрящете," "В доме Отца Моего обителей иного" И заметьте, что здесь Господь говорит не только о небесных, но и о земных обителях, и не только о внутренних, но и о внешних.

Каждую душу ставит Господь в такое положение, окружает такой обстановкой, которая наиболее способствует ее преуспеянию. Это и есть внешняя обитель, исполняет же душу покой мира и радования - внутренняя обитель, которую готовит Господь любящим и ищущим Его.

Не читайте безбожных книг, оставайтесь верными Христу. Если спросят о вере, отвечайте смело. "Ты, кажется, зачастила в церковь?" - "Да, потому что нахожу в этом удовлетворение." - "Уж не в святые ли хочешь?" - "Каждому этого хочется, но не от нас это зависит, а от Господа." Таким образом вы отразите врага.

Нельзя научиться исполнять заповеди Божии без труда, и труд этот трехчастичный - молитва, пост и трезвение.

Мне приходится слышать жалобы на то, что мы переживаем теперь трудные времена, что теперь дана полная свобода всяким еретическим и безбожным учениям, что Церковь со всех сторон подвергается нападкам врагов и страшно за нее становится, что одолеют ее эти мутные волны неверия и ересей. Я всегда отвечаю: "Не беспокойтесь! За Церковь не бойтесь! Она не погибнет: врата адовы не одолеют ее до самого Страшного суда. За нее не бойтесь, а вот за себя бояться надо, и правда, что наше время очень трудное. Отчего? Да оттого, что теперь особенно легко отпасть от Христа, а тогда - гибель."

Что-то мрачное, ужасное грядет в мир... Человек остается как бы беззащитным, настолько им овладела эта злая сила, и он не сознает, что делает... Даже внушается самоубийство... Почему это происходит? Потому что не берут в руки оружие - не имеют при себе имени Иисусова и крестного знамения.

Жизнь есть блаженство... Блаженством станет для нас жизнь тогда, когда мы научимся исполнять заповеди Христовы и любить Христа. Тогда радостно будет жить, радостно терпеть находящие скорби, а впереди нас будет сиять неизреченным светом Солнце Правды- Господь... Все Евангельские заповеди начинаются словами: Блажени - блажени кротции, блажени милостивыи, блажени миротворцы... Отсюда вытекает, как истина, что исполнение заповедей приносит людям высшее счастье.

Вся жизнь наша есть великая тайна Божия. Все обстоятельства жизни, как бы ни казались они ничтожны, имеют огромное значение. Смысл настоящей жизни мы вполне поймем в будущем веке. Как осмотрительно надо относиться к ней, а мы перелистываем нашу жизнь, как книгу - лист за листом, не отдавая себе отчета в том, что там написано. Нет случайного в жизни, все творится по воле Создателя.

Чтобы уподобиться Богу, надо исполнять Его святые заповеди, а если рассмотреть, то окажется, что ни одной-то мы по-настоящему и не исполнили. Переберем их все, и окажется, что той заповеди мы едва коснулись, другую, может, тоже несколько начинали только исполнять, а, например, к заповеди о любви к врагам и не приступали. Что же остается делать нам, грешным? Как спастись? Единственно - через смирение. "Господи, во всем-то я грешен, ничего нет у меня доброго, надеюсь только на беспредельное Твое милосердие." Мы сущие банкроты пред Господом, но за смирение Он не отринет нас. И действительно, лучше, имея грехи, так и считать себя великими грешниками, чем, имея какие-нибудь добрые дела, надмеваться ими, считая себя праведными. В Евангелии изображены два таких примера в лице Фарисея и мытаря.

В страшное время мы живем. Людей, исповедующих Иисуса Христа и посещающих храм Божий, подвергают насмешкам и осуждению. Эти насмешки перейдут в открытое гонение, и не думайте, что это случится через тысячу лет, нет,- это скоро наступит. Я до этого не доживу, а некоторые из вас и увидят. И начнутся опять пытки и мучения, но благо тем, которые останутся верны Христу Богу.

Прп.Анатолия  младшего ,Оптинского(1922)
http://s53.radikal.ru/i142/0910/f8/6efb928d1ca4.jpg
Преподобный старец Анатолий, прозываемый младшим, или "маленьким", в миру Александр Алексеевич Потапов, родился 15 февраля 1855 года в первопрестольном граде Москве, в мещанской семье, где и прошли его детские и юношеские годы. Еще в молодости он твердо решил поступить в монастырь, но по требованию матери и из любви к ней вынужден был задержаться в миру на 11 лет, вплоть до ее кончины. Он учился в уездном училище, а затем занимался торговым делом, благодаря чему узнал мир, увидел множество людей, побывал в различных житейских ситуациях. Эти годы стали приготовлением к старческому служению, а полученный опыт пригодился впоследствии в духовном окормлении приходивших к нему людей.

В 1885 году в возрасте 30 лет Александр поступил в Оптину пустынь и был определен в скит на послушание келейника преподобного Амвросия. В 1888 году он был пострижен в рясофор. Будучи келейником великого старца, отец Александр стал свидетелем духовных подвигов и старческого служения последних лет жизни преподобного Амвросия, когда к его хибарке в скиту притекала за советом и утешением вся Россия. Современники с любовью вспоминали келейника Александра, отмечая необыкновенное радушие, благожелательность, приветливость и благодушие будущего старца. Уже в эту пору открылся у преподобного Анатолия дар любви, сострадания, прозорливости.

Богомольцы, приходившие к преподобному, шутя говорили: "Какой чудесный келейник у отца Амвросия, лучше самого батюшки!". После смерти преподобного Амвросия отец Анатолий стал келейником у его преемника, преподобного старца Иосифа Оптинского.

В 1895 году отец Александр был пострижен в мантию с именем Анатолий. В 1899 году он был рукоположен в иеродиакона и уже тогда постепенно стал входить в старческий труд.

Сельская учительница Нина Владимировна, духовная дочь старца Анатолия, вспоминала о случае, относящемся к этому времени. "Пригласили мы как-то с собою в Оптину нашу знакомую попадью Ольгу Константиновну Кесареву… А она говорит: "Ну что теперь в Оптиной? Это когда-то были старцы, а теперь уж их нет больше". Но все же поехала с нами, но никуда не хочет идти, а после службы все сидит в гостинице. Звали ее в скит — не хочет. Потом пошла все-таки гулять к скиту, расфранченная, в шляпе и красной мантилье. Взяла книгу, села на лесенке около хибарки и читает. Выходит отец Анатолий — еще тогда иеродиакон — с ведром и идет к колодцу. Увидел ее, спрашивает: "Откуда ты, раба Божия?". Наша знакомая была очень удивлена такой бесцеремонностью — она отвернулась и не ответила ничего, а только подумала: "Вот они, хваленые монахи, пристают с вопросами". Но отец Анатолий, взяв воды в колодце, опять подошел к ней и начал с нею разговаривать об ее жизни и стал говорить о таких случаях, о которых она никому не хотела рассказывать. "Ах, эта болтунья Марья Михайловна (спутница) все про меня тут разболтала". Но отец Анатолий продолжал говорить и коснулся таких событий в ее жизни, о которых и сама эта Марья Михайловна не знала. Тут уж Ольга Константиновна сообразила, что перед нею необыкновенный человек. Она упала перед ним на колени и восторженно сказала: "Вы — святой!". С тех пор она стала по-другому относиться к оптинским монахам, сняла свой кричащий наряд, покрылась платочком и сделалась покорной ученицей батюшки".

В 1906 году преподобный Анатолий был рукоположен в иеромонаха и назначен духовником Шамординской обители. В 1908 году он переселился из скита в монастырь, в келлию при церкви Владимирской иконы Божией Матери.

После кончины старцев преподобного Иосифа и преподобного Варсонофия вместе с преподобным Нектарием отец Анатолий стал продолжателем старческого духовного делания. Старцы не отвергают никого, но так уж сложилось, что к преподобному Нектарию стремились монашествующие и интеллигенция, а к преподобному Анатолию шел простой люд со своими хлопотами и жалобами, скорбями и болезнями. Очень любил отца Анатолия простой народ, особенно крестьяне.

Часто приходилось видеть такую картину: в монастыре полное затишье, не видно даже монахов, а Владимирская церковь открыта и полна народа. Батюшка принимал всех без ограничения времени, несмотря на бесконечную усталость, на мучительную боль от ущемления грыжи, боли в кровоточащих ногах. Одно время он вообще не ложился спать, позволяя себе вздремнуть лишь на утрени, во время чтения кафизм. Преподобный был всегда приветлив, постоянно ласковый, сердечный, готовый всегда отдать себя тому, кто приходил к нему с той или иной нуждой или скорбью.

Однажды пришел к отцу Анатолию попавший в затруднительное положение крестьянин, оставшийся с семьей без крыши над головой, имея за душой лишь 50 рублей денег. Ему неоткуда было получить помощи. От горя он впал в отчаяние, по-деревенски закручинился и первым делом решил пропить эти деньги, оставить жену с ребятишками, а самому идти в Москву в работники. Но недаром говорят: утро вечера мудренее. Наутро первая мысль в голову: "Сходи к старцу Анатолию", да и только. И пошел. Подходит под благословение, старец благословляет, как будто в лоб два раза ударяет, и кладет благословение медленно, чинно, а крестьянин и говорит: "Погибаю я, батюшка, хоть совсем умирай".— "Что так?" — "Да вот, так и так... " — и все рассказал крестьянин старцу. Старец Анатолий еще раз благословил его и сказал: "Не падай духом, через три недели в свой дом войдешь". Так оно и случилось, помог ему Господь и дом построить, и другим человеком стать.

В 1911 году из-за болезни старец перешел в специальный келейный дом, где не было сырости. Там он продолжал принимать народ.

Большое значение старец Анатолий придавал Таинству Елеосвящения, которое регулярно совершал во Владимирской церкви.

В 1914 году при посещении монастыря Великой княгиней инокиней Елисаветой Феодоровной исповедь у будущей преподобномученицы принимал отец Анатолий и имел с ней продолжительную беседу. Почитателем старца Анатолия был известный московский "старец в миру" святой праведный протоиерей Алексий Мечев. "Мы с ним одного духа",— говорил отец Алексий.

Среди тех, кто пользовался духовными советами преподобного Анатолия, были: архиепископ Серафим (Соболев), митрополит Трифон (Туркестанов), священник Николай Загоровский. По благословению отца Анатолия принял в 1917 году священный сан известный духовный писатель протоиерей Валентин Свенцицкий, исповеднически закончивший свою жизнь в ссылке. В 1905 году у старца Анатолия искал разрешения важных вопросов христианской жизни отец Павел Флоренский.

Старец Анатолий находился в глубокой духовной связи со старцем Нектарием. Они часто посылали друг к другу приходивших к ним людей для благословения и наставления. "Всегда смиренный и никогда не унывающий" — в народе его ласково называли Анатолием-утешителем, а еще — "вторым Серафимом". И действительно, та же любовь, радостный и светлый лик, всего несколько мудрых слов, простой подарок, а главное — совершенно особая атмосфера, царившая вокруг старца, оказавшись в которой человек чувствовал себя как бы "побывавшим под благодатным дождем".

В присутствии старца Анатолия душа верующего ощущала особый свет, легкость и переживала "возвращение к самому себе", точнее — к тому лучшему, что именуется образом Божиим в человеке. Исчезал налет житейской мути, заживали раны, оставленные страданиями и обидами, недоумением и унынием; восстанавливались силы и "все, что было прекрасного в твоей жизни". Сердце сорадовалось отблеску рая: "свежести полевых цветов, солнцу, юности и жизнерадостности" — таковы были впечатления от духовного облика отца Анатолия.

С юных лет впитав дух оптинского подвижничества — духовного бодрствования, делания Иисусовой молитвы, строгого аскетизма, старец Анатолий стяжал великую простоту сердца, ласковое отношение к братии и народу. Всех посетителей более всего поражала не знавшая границ любвеобильность батюшки, воспринимавшаяся как настоящее чудо. "Когда я в первый раз увидела батюшку, я не могла удержаться, чтобы не сказать ему громко: "Батюшка, да какой же вы светлый!"" — вспоминала раба Божия Мария Михайловна. "Отличительной чертой этого поистине Божьего человека,— писал В. Быков,— служит его изумительное любовное отношение к людям. И глядя на него, невольно хочется воскликнуть: "Какое это великое вместилище любви!". Вечно приветливый, постоянно ласковый, изумительно сердечный, готовый, кажется, всего себя, всю свою душу, всю свою жизнь отдать тому, кто приходит к нему с той или другой нуждой, с той или другой скорбью. Очень многим, не исключая и меня, при взгляде на этого любвеобильного человека кажется, что он представляет собой живое олицетворение саровского подвижника. Та же любовность, та же сердечность, то же внимание: со страдающим — страдающий, с больным — больной, с ищущим — ищущий, с нуждающимся — нуждающийся. Не только я, но и многие уверяют, что нигде не встречали более сродняющейся и сближающейся с людьми души, как душа этого великого подвижника". Тот же писатель вспоминал о старце: "Каждый его поступок, каждое движение, каждый его шаг — все как будто говорит само собою о непреодолимом желании его чем-нибудь утешить человека, что-нибудь доставить ему большое, приятное. Если так можно выразиться, у этого старца в Оптиной пустыни преизбыточествует по отношению ко всем одинаковое чувство какой-то материнской любви".

Старец Анатолий встречал каждого, даже незнакомого, человека как родного. Для него не было чужих — каждый для старца был ближним, каждая встреча для старца была уникальна и неповторима. Посетители вспоминают о трепете и волнении великого старца при общении даже с молодыми людьми. Старец старался никого не отпустить без какого-нибудь гостинца. Его щедрость просто обескураживала.

Раба Божия Евдокия Гавриловна вспоминала о влиянии последних Оптинских старцев на народ: "Вы хотите знать, как отражалось на нас влияние старцев? При них мы умилялись, были покорны, добры, кротки, а уехав отсюда, опять падали и снова ехали сюда, чтобы снова подкрепиться их любовью". А те, кто сподобился быть духовным чадом старца, считали это высшим духовным счастьем: "Шестнадцать лет жила под руководством незабвенного батюшки Анатолия,— свидетельствовала одна из его духовных дочерей,— шестнадцать лет сплошной духовной радости. Слава Богу, давшему испытать мне неземную радость, здесь, еще на земле видеть небесного Ангела".

Образ старца вселял веру, что именно такими праведниками стоит и держится земля Русская и ради них Господь не попустит Отечеству нашему погибнуть до конца.

Старец Анатолий запечатлел в себе тот дух радования, о котором учил апостол Павел: Всегда радуйтесь (1 Фес. 5, 16), и которым отличался преподобный Амвросий Оптинский. Пасхальная радость светилась во всем облике батюшки Анатолия, вызывая в памяти образ преподобного Серафима Саровского, о чем свидетельствуют многие очевидцы.

Протоиерей отец Сергий Четвериков видел старца Анатолия несколько раз: "Отец Анатолий и по своему внешнему согбенному виду, и по своей манере выходить к народу в черной полумантии, и по своему стремительному радостно-любовному и смиренному обращению с людьми напоминал преподобного Серафима Саровского. В нем ясно чувствовались дух и сила первых великих Оптинских старцев".

Об исповеди у старца рассказывали так: "Долго будет памятна для нас эта исповедь. Добрый, одухотворенный старичок, казалось, хотел отдать нам часть своей святости, своей доброты, чистоту своего сердца, вложить в нас свою горячую любовь к людям, когда шептал свои молитвы. Только мать молится так сильно, так горячо за свое дитя, как молился с нами и за нас отец Анатолий. Даже неверующего не могла не тронуть эта одушевленная непоколебимой верой детски-чистая молитва, нас же она умиляла до глубины души, укрепляла. Спокойные и облегченные мы ожидали Святого Причастия".

На исповеди старец Анатолий не оставлял на душе кающегося даже самых малых грехов и не разрешал (то есть не читал разрешительную молитву), если видел нераскаянным даже малый помысл.

В исповеди монашеской братии главное место занимало откровение помыслов: "Сосредоточенно, благоговейно подходили монахи один за другим к старцу. Они становились на колени, беря благословение, обменивались с ним в этот момент несколькими короткими фразами. Некоторые проходили быстро, другие немного задерживались. Чувствовалось, что старец действовал с отеческой любовью и властью. Иногда он употреблял внешние приемы. Например, ударял по лбу склоненного пред ним монаха, вероятно, отгоняя навязчивые приражения помыслов. Все отходили успокоенные, умиротворенные, утешенные. И это совершалось два раза в день: утром и вечером. Поистине, "житие" в Оптиной было беспечальное и действительно все монахи были ласково-умиленные, радостные или сосредоточенно-углубленные. Нужно видеть своими глазами результат откровения помыслов, чтобы понять его значение",— писал И. М. Концевич.

Преподобный Анатолий стяжал и дар исцелений, который действовал как по его молитвам, так и от его одежды.

Но исцеляя многих болящих, сам старец страдал тяжкими болезнями. От молитвенных бдений и стояний у отца Анатолия развилась болезнь ног, отчего они были в ранах. От многих земных поклонов старец страдал грыжей, поэтому он в последние годы вынужден был принимать исповедь, сидя на маленькой скамеечке.

Дар прозорливости, который стал заметен в старце еще в пору его диаконства, с годами испытали на себе практически все духовные чада преподобного.

Духовное руководство старец Анатолий основывал на свободной воле человека: его старческий совет не лишал человека свободы выбора. Благословение старца не было приказом, но призывом и указанием. Духовничество его отличалось особой кротостью и мягкостью. Советы и благословения он зачастую давал не сразу, а после некоторых расспросов, давая возможность духовным чадам самим уразуметь волю Божию о себе. Обычно перед принятием важного решения старец благословлял прежде высказать свое желание в молитве к Господу.

Старец всегда радовался, когда видел, как духовные чада понуждают себя к исполнению послушания: "Ну, спаси тебя Господи за то, что послушалась меня",— обратился он как-то к своей духовной дочери.

Школа послушания у старца требовала терпения и отсечения своей воли. Старческое руководство защищало душу невидимой твердой стеной. Послушание старцу приводило к совершенному спокойствию и беспечалию.

Преподобный Анатолий любил Россию, русский народ и предсказывал: "Будет шторм. И русский корабль будет разбит. Но ведь и на щепках и на обломках люди спасаются. Не все погибнут... А потом будет явлено великое чудо Божие, и все щепки и обломки соберутся и соединятся, и снова явится великий корабль во всей своей красе! И пойдет он путем, Богом предназначенным!".

Но сначала Оптиной и ее последним старцам предстояло вместе со всей Россией взойти на свою Голгофу. Преподобный Анатолий писал одному из духовных чад, готовя его к предстоящим событиям: "Бойся Господа, сын мой, бойся потерять уготованный тебе венец, стой в вере и, если нужно, терпи изгнание и другие скорби, ибо с тобой будет Господь".

"Положись на волю Господню, и Господь не посрамит тебя... Пред кончиною своею будешь благодарить Бога не за радости и счастье, а за горе и страдания, и чем больше их было в твоей жизни, тем легче будешь умирать, тем легче будет душа твоя возноситься к Богу",— так учил своих чад преподобный Анатолий и жизнью своей, и блаженной кончиной.

После закрытия монастыря и реорганизации его в сельхозартель старец был арестован. По дороге в тюрьму он тяжело заболел, и ему, ошибочно приняв за тифозного, остригли волосы и бороду. Вернулся он в обитель совсем измученный, еле живой, но со светлой улыбкой и благодарением Господу. Когда его увидели остриженным, многие не узнали батюшку, а потом очень опечалились. Старец Анатолий веселый вошел в келлию и сказал, перекрестившись: "Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!" — и, осмотрев всех, добавил: "Посмотрите, каков я молодчик!". Потом сел пить чай и весело рассказывал о своей поездке в Калугу: "Как там хорошо! Какие люди хорошие! Когда мы ехали в поезде, у меня была рвота. Дошли пешком, а там владыка Михей почему-то стал требовать лошадь. И зачем это он выдумал? Все братья пошли, а мы сидели в "чеке". Там курили, было душно. У меня поднялась рвота, и меня отправили в больницу, подумали, что у меня тиф. Там меня остригли, но это ничего — так гораздо легче. Доктор такой хороший сказал, что по ошибке счел меня за тифозного и велел остричь,— очень извинялся. Такой хороший! Сторож в больнице тоже очень хороший… Сестра — тоже очень хорошая — была у отца Амвросия". Слушавшие рассказ батюшки очень расстроились по поводу остриженных волос. Старец Анатолий достал откуда-то бумажный пакетик и развязал его. Там оказались его остриженные волосы. Старец переложил их в чистую бумагу, завернул и надписал: "М. Анатолии Мелиховой" — и отдал пакетик матери Анатолии. "Я попросил себе эти волосы. Им ведь они не нужны. И они мне их отдали. Да, хорошие люди, хорошие… Знаешь, тот, кто меня арестовал, после сказал, что по ошибке меня арестовал, и просил простить его и даже руку у меня поцеловал. Я сказал, что это ничего, что я очень рад, что съездил в Калугу". Свою "арестантскую" поездку в Калугу в сопровождении чекистского конвоя, поругания и тяжкие страдания старец описывал с детским беззлобием и райским благодушием — как духовное паломничество. Старец никого не осудил. В тяжких испытаниях он явил правду Божию, исполнил заповедь Господню о любви к врагам: благословлял глумившихся, прощал ненавидевших, молился за обижающих.

Летом 1921 года у старца обострилась его болезнь — защемление грыжи. Болезнь все усиливалась, старец заметно слабел, тяжко страдал, стал совсем бледным, часто впадал в забытье. В эти дни старца постригли в схиму, и в скором времени ему сделалось лучше, преподобный начал немного есть, подниматься с постели.

Едва окрепнув, старец вновь открыл двери своей келлии для приходившего народа. Многочисленные духовные чада спрашивали старца, кому он передаст их после смерти. Старец говорил келейнику: "Ну кому, кому я их передам? Ну скажи, кому? Пусть Царица Небесная их управит Сама".

29 июля /11 августа 1922 года за старцем пришли, чтобы вторично арестовать его. Он не противился, но попросил прийти за ним завтра, дав время "подготовиться". Видя преклонный возраст преподобного, конвоиры уступили. Всю ночь преподобный Анатолий провел в коленопреклоненной молитве, а наутро келейник нашел его мертвым. Пришла комиссия: "Ну что, старец готов?" — "Готов",— ответил келейник, впустив конвоиров в комнату, где на столе в гробу лежал "приготовившийся" старец. Господь принял раба Своего в ночь на 30 июля /12 августа 1922 года.

Старца Анатолия погребли возле могилки преподобного Амвросия, на том самом месте, где он долго стоял за две недели до смерти, повторяя: "А тут ведь вполне можно положить еще одного. Как раз место для одной могилки. Да, да, как раз...."

Святые мощи преподобного Анатолия Оптинского были обретены 27 июня /10 июля 1998 года и в настоящее время пребывают в храме-усыпальнице в честь Владимирской иконы Божией Матери.

Преподобне отче наш Анатолие, моли Бога о нас! (Оптинский патерик)

Советы преподобного
Анатолия (Потапова)

Бог гордым противится, а смиренным дает благодать, а благодать Божия - это все... Там тебе и величайшая мудрость. Вот ты смирись и скажи себе: "Хотя я и песчинка земная, но и обо мне печется Господь, и да свершается надо мной воля Божия." Вот если ты скажешь это не умом только, но и сердцем, и действительно смело, как подобает истинному христианину, положишься на Господа, с твердым намерением безропотно подчиняться воле Божией, какова бы она ни была, тогда рассеются пред тобою тучи, и выглянет солнышко и осветит тебя и согреет, и познаешь ты истинную радость от Господа, и все покажется тебе ясным и прозрачным, и перестанешь ты мучиться, и легко станет тебе на душе."

Вот вы спрашиваете скорейший путь ко смирению. Конечно, прежде всего следует сознать себя немощнейшим червяком, ничего не могущим сделать доброго без дара Духа Святаго от Господа нашего Иисуса Христа, подаваемого по молитве нашей и ближних наших и по Своему милосердию...
Говорят, храм скучен. Скучен, потому что не понимают службы! Службам надо учиться! Скучен, потому что не заботятся о нем. Вот он и кажется не своим, а чужим. Хотя бы цветов принесли или зелени для украшения, приняли бы участие в хлопотах по украшению храма - не был бы он скучен.

Живи просто, по совести, помни всегда, что Господь видит, а на остальное не обращай внимания!

Пророчество о судьбе России
Будет шторм, и русский корабль будет разбит. Да, это будет, но ведь и на щепках и обломках люди спасаются. Не все же, не все погибнут... Бог не оставит уповающих на Него. Надо молиться, надо всем каяться и молиться горячо... И будет (после шторма) штиль... явлено будет великое чудо Божие, да. И все щепки и обломки волею Божией и силой Его соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдет своим курсом, Богом предназначенным. Так это и будет, явленное всем чудо.

0

70

............................продолжение от 24 октября

Прп. Нектария Оптинского (1928)
http://s15.radikal.ru/i189/0910/5f/d3e5f6e3bdb6.jpg
Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный отец наш Нектарий, ученик скито-начальника преп. Анатолия (Зерцалова) и преп. старца Амвросия.

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье. Отец его был рабочим на мельнице и рано умер. С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она была строга с ним, но больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце. Но и мать его умерла рано. Остался Николай круглым сиротой. Несколько лет работал он в лавке богатого купца, в свободное время ходил в храм и читал церковные книги.

В 1873 году пришел он в Оптину Пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Здесь промыслом Божиим он обрел свое истинное назначение. Ибо во власти Господа, а не "во власти идущего давать направление стопам своим" (Иер. 10, 23). Принял Николая преп. старец Амвросий. О чем была их беседа, преп. Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преп. Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преп. старцу Амвросию.

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами, потом его назначили на пономарское послушание. У преп. Нектария была келлия, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из келлии - в храм да в могилу. На этом послушании он часто опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: "Подождите, Николка проспится, всем пригодится". Под руководством своих великих наставников преп. Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию, а 19 января 1894 года был посвящен в иеродиакона и еще через четыре года был рукоположен Калужским архиереем в иеромонаха.

Уже в эти годы он исцелял больных, обладал даром прозорливости, чудотворения и рассуждения. Но по своему смирению эти высокие духовные дарования он скрывал под внешним юродством.

В 1912 году оптинская братия избрала его в старцы. Но преп. Нектарий отказывался, говоря: "Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу". И только по послушанию он согласился принять на себя старчество. Принимал преп. старец Нектарий посетителей в "хибарке" прежних старцев, иногда он оставлял на столе в приемной книги, и посетители в ожидании приема смотрели эти книги и, листая их, находили ответы на свои вопросы, а преп. Нектарий по своему смирению говорил, что они приходят к преп. старцу Амвросию и сама келлия говорит за него. Для каждого человека у старца был свой подход, "своя мера", порой он оставлял посетителя одного в тишине "хибарки" побыть наедине со своими мыслями, иногда долго и оживленно беседовал, удивляя собеседника своими познаниями, и люди спрашивали: "Где же старец окончил университет?" И не могли поверить, что он нигде не учился. "Вся наша образованность от Писания", - говорил о себе старец.

После закрытия монастыря в 1923 году преп. Нектария арестовали. По выходе из тюрьмы старец жил в селе Холмищи у одного крестьянина, но и туда, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета. Старец Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: "Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов".

Скончался преподобный Нектарий в глубокой старости 29 апреля/12 мая 1928 года и был похоронен на местном кладбище. После возрождения Оптиной Пустыни, 3/16 июля 1989 года, в день памяти митрополита Московского Филиппа, состоялось обретение мощей преп. Нектария. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей исходило чудное благоухание: мантия старца оказалась нетленной, мощи были янтарного цвета. В настоящее время рака с мощами старца Нектария находится в западной части Амвросиевского придела Введенского собора обители.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят их трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления.

Из наставлений старца Нектария

Старец Нектарий рассказывал, что в молодости он любил наблюдать природу и насекомых. “Бог не только разрешает, но и требует, чтобы человек возрастал в познании. В Божественном творчестве нет остановки, все движется, и ангелы не пребывают в одном чине, но восходят со ступени на ступень, получая новые откровения. И хотя бы человек учился сто лет, он должен и дальше приобретать новые познания … И ты работай. В работе незаметно пройдут годы.” Во время беседы лицо старца становилось необыкновенно светлым, так что было трудно смотреть на него.

Для старца Нектария характерен был интерес к жизни. До последних своих лет он знакомился с литературой, просил привозить ему книжные новинки, расспрашивал о постановке образования в школах, узнавал обо всем, что интересовало интеллигенцию. И все эти разнообразные познания он направлял на служение Богу и на пользу людей. Однажды, еще до революции, пришли к отцу Нектарию семинаристы со своими преподавателями и просили сказать им что-нибудь на пользу. “Юноши! — обратился к ним старец, — если вы будете жить и учиться так, чтобы ваша ученость не портила нравственности, а нравственность учености, то получите полный успех в вашей жизни.”

Как-то одна из его духовных дочерей беседовала со своей подругой в батюшкиной приемной: “Не знаю, может быть, образование совсем не нужно и от него только вред. Возможно ли его совместить с Православием?” Выйдя из кельи, старец сказал ей: “Ко мне однажды пришел человек, который не мог поверить, что был всемирный потоп. Я рассказал ему, что на горе Арарат люди находят ракушки и что даже на самых высоких горах геологи находят признаки морского дна. Тогда юноша признал, что еще многое предстоит ему узнать, чтобы лучше понимать Библию.” О себе старец говорил: “Я к научности приникаю.” Об истории он комментировал: “Она показывает нам, как Бог руководит народами и дает нравственные уроки вселенной.”

О внешнем делании старец наставлял: “Внешнее принадлежит нам, а внутреннее — благодати Божией. Потому совершайте внешнее, и когда оно будет в исправности, тогда и внутреннее образуется. Не надо желать или искать чудес. У нас одно чудо — Божественная литургия. Она — величайшее чудо, к которому нужно приникать всей душой.”

О внимательности в мысли он учил: “Перестаньте думать, начните мыслить. Думать — это расплываться мыслью, не иметь целенаправленности. Отбросьте мечтание, займитесь мышлением. У Наполеона, например, была дума, но отсутствовало государственное мышление. А у Кутузова была мысль. Мысли выше дум.”

О жизни он говорил: “Жизнь определяется в трех смыслах: мера, время, вес. Самое доброе и прекрасное дело, если оно выше меры или не вовремя, — не имеет смысла. Изучая математику, человек постигает чувство меры. Помните эти три смысла. Они определяют жизнь.”

"Батюшка пригласил нас вместе в исповедальню, — рассказывает отец Василий Шустин, — посадил и стал давать моей жене на память различные искусственные цветочки, и говорит при этом: Когда будешь идти по жизненному полю, то собирай цветочки, а плоды получишь потом … Цветочки — это печали и горести. И вот их нужно собирать, чтобы получился красивый букет, с которым предстанешь в день судный, и тогда получишь плоды — радости. В супружеской жизни, — продолжал он, — всегда есть два периода: один счастливый, а другой печальный и горький. Лучше, когда горький период приходит раньше, в начале супружеской жизни, тогда после него придет счастье.

Об искусстве и литературе старец высказывал следующие мысли: “Заниматься искусством можно, как всяким другим делом, например: столярничеством или выпасом коров. Но все надо делать как бы перед взором Божиим. Есть большое искусство и малое. Вот малое бывает так: есть звуки и свет. Художник — это человек, могущий воспринимать эти еле уловимые цвета, оттенки и неслышимые звуки. Он переводит свои впечатления на холст или бумагу. Получаются картины, ноты или поэзия. Здесь звуки и свет как бы убиваются. От света остается цвет. Книга, ноты или картина — это своего рода гробница света и звука. Приходит читатель или зритель, и если он сумеет творчески взглянуть, прочесть, то происходит воскрешение смысла. И тогда круг искусства завершается. Перед душой зрителя и читателя вспыхивает свет, его слуху делается доступен звук. Поэтому художнику или поэту нечем особенно гордиться. Он делает только свою часть работы. Напрасно он мнит себя творцом своих произведений, — один есть Творец, а люди лишь убивают слова и образы Творца, а затем от Него полученной силой духа оживляют. Но есть и большее искусство — слово оживляющее и воодушевляющее (например, псалмы Давида). Путь к этому искусству лежит через личный подвиг художника — это путь жертвы, и лишь один из многих достигает цели… Все стихи в мире не стоят одной строчки Псалмов … Пушкин был умнейший человек, а собственную жизнь не сумел правильно прожить.”

Эти и другие замечания отца Нектария были плодом его внутреннего духовного опыта. Став старцем, он начал делиться с посетителями тем, что приобрел путем чтения и размышления.

Старец любил цитировать из “Гамлета:” “Есть многое на свете, друг Гораций, что и не снилось нашим мудрецам.” Он говорил о необходимости для писателя продумывать каждое слово: “Прежде чем начинать писать, обмакните перо семь раз в чернильницу.”

Признавая значение театра как средства народного воспитания и советуя артистам соблюдать соразмерность в игре, старец Нектарий, однако, не благословил одной девушке, мечтавшей о театре, идти на сцену. Когда спросили его почему, старец ответил: “Она не осилит искушения и развратится … Застенчивость — это большое достоинство; она ничто иное как добродетель целомудрия. Если сохранить целомудрие (которое легко теряется интеллигентами), то человек все сохранит!”

Однажды сильно обокрали людей, которые пришли к старцу Нектарию. Унесли у них все зимние вещи и платья. Отец Нектарий сказал им, что когда обворуют, то не надо скорбеть, а представить, что дали милостыню, и Господь вернет в десять раз больше. Так что не надо печалиться.

Одной знакомой на вопрос, как возлюбить Христа, он ответил: “Взять урок у Самого Христа, Который сказал: Любите друг друга, как и Я возлюбил вас. Прежде всего надо стараться ближнего возлюбить, а с ближнего любовь перейдет на Христа. Но ближнего надо возлюбить искренне, а не с расчетом, — тогда только может быть успех.”

Старец Нектарий редко давал указания, как жить, очевидно, оттого, чтобы не налагать ярма и чтобы вопрошающие не пострадали от ответственности за неисполнение того, что он велел. Но на прямые вопросы он всегда отвечал. Одной даме, жаловавшейся на дурные помыслы, он советовал: “Повторяй Господи, помилуй и увидишь, как все земное отходит.” В другой раз он советовал: “Не обращай внимания на дурные помыслы.” И по милости Божией помыслы переставали беспокоить людей.

При всяких неудачах старец велел говорить: “Господи, верю, что терплю должное и получаю то, что я заслужил, но Ты, Господи, по милосердию Твоему прости и помилуй меня,” — и так повторять несколько раз, пока не почувствуешь мир в душе.

Молись, чтобы Господь воцарился в сердце твоем, — тогда преисполнится оно великой радостью, и никакая печаль не в силах будет потревожить тебя. Для этой цели старец советовал молиться так: Господи, отверзи двери милости Твоей.

Из беседы старца Нектария со спиритом. Спиритизм — это ужасное и гибельное увлечение. На спиритических сеансах, выдавая себя за душу какого-нибудь умершего, человеку является сам сатана. Своей лестью древнего змия он заводит человека в такие ухабы и дебри, из которых нет не только сил выбраться, но и даже понять, что ты находишься в огромной опасности. Через это, Богом проклятое занятие, дьявол настолько овладевает человеческим умом и сердцем, что те дела, которые всеми здравомыслящими объявляются преступлением, человек, отравленный ядом спиритизма, воспринимает как вполне нормальные и естественные.

Если внимательно всмотреться в человека, занимающегося спиритизмом, то непременно заметишь на нем особый отпечаток, по которому так и явствует, что он разговаривает со столами. Спириты страдают страшной сатанинской гордыней и озлобляются против всех, кто противоречит им.

Занимаясь спиритизмом, человек постепенно, сам того не замечая, отходит от Бога и от Церкви. А чтобы он не увидел грозящей ему опасности, дух тьмы через своих бесов посылает его в храмы Божии служить панихиды, молебны, акафисты, приобщаться Святых Христовых Таин и т.д. Однако параллельно с этим сатана все настойчивее внушает ему, что все эти добрые дела он мог бы совершать сам в своей домашней обстановке, — и даже с большим усердием и продуктивностью.

И по мере того, как наивный человек все больше и больше запутывается в сложных лабиринтах духа тьмы, от него отступает Божие благословение. Тогда его начинают преследовать неудачи, расшатывается благосостояние. Если бы спирит не был так сильно опутан сатаной, то он должен был бы увидеть свою беду и прибегнуть к Божией помощи, к святым Божиим угодникам, к святой Апостольской Церкви, к священнослужителям, и они бы помогли ему своими святыми советами и молитвами. Но вместо этого спирит со своими скорбями обращается к тем же бесам, а эти еще больше запутывают его и засасывают в тину проклятия.

И в конце концов от спирита совершенно отходит Божие благословение. Гангрена греха распространяется на всю его семью, и у него начинается необычный, ничем не мотивируемый, развал семьи. Отходят от него даже самые близкие и дорогие ему люди!

Наконец, когда несчастный человек по стараниям сатаны дойдет до последней степени обольщения, он или совсем теряет рассудок и становится невменяемым, или же кончает с собой. И хотя спириты утверждают, что среди них нет самоубийств, но это неправда. Первый вызыватель духов — царь Саул покончил жизнь самоубийством. Это потому, что он “не соблюл слова Господня и обратился к волшебнице.”

Словом, с людьми, вызывающими духов, — которые пророчествуют именем Божиим, в то время, как Господь не посылает его, — совершается то, что пророк Иеремия предсказывал: "Мечом и голодом будут истреблены эти пророки; и народ, которому они пророчествуют, разбросан будет по улицам города от голода и меча … И Я изолью на них зло их” (Иер. 14:15-17). (Воспоминания митрополита Вениамина (Федченкова)

Советы преподобного
Нектария (Тихонова)

Положение Иова - закон для всякого человека. Пока богат, знатен, в благополучии, Бог не откликается. Когда человек на гноище, всеми отверженный, тогда является Бог и Сам беседует с человеком, а человек только слушает и взывает: "Господи, помилуй!" Только степени испытаний разные.

Главное, остерегайтесь осуждения близких. Когда только придет в голову осуждение, так сейчас же со вниманием обратитесь: "Господи, даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего."

Он говорил о высокой постепенности духовного пути, о том, что "ко всему нужно принуждение. Вот если подан обед, и вы хотите покушать и обоняете вкусный запах, все-таки сама ложка вам не поднесет кушанья. Нужно понудить себя, встать, подойти, взять ложку и тогда уже кушать. И никакое дело не делается сразу - везде требуется подождание и терпение."

Человеку дана жизнь на то, чтобы она ему служила, не он ей, то есть человек не должен делаться рабом своих обстоятельств, не должен приносить свое внутреннее в жертву внешнему. Служа жизни, человек теряет соразмерность, работает без рассудительности и приходит в очень грустное недоумение; он и не знает, зачем живет. Это очень вредное недоумение и часто бывает: человек, как лошадь, везет и везет и вдруг на него находит такое... стихийное препинание."

Спрашивает, каким путем идти к Богу. Идите путем смирения! Смиренным несением трудных обстоятельств жизни, смиренным терпением посылаемых Господом болезней; смиренною надеждой, что не будете оставлены Господом, Скорым помощником и любвеобильным Отцом Небесным; смиренною молитвою о помощи свыше, об отгнании уныния и чувства безнадежности, которыми враг спасения тщится привести к отчаянию, гибельному для человека, лишающего его благодати и удаляющего от него милосердие Божие.

Смысл жизни христианской, по слову святого апостола Павла, писавшего Коринфянам: "..прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которыя суть Божии." Итак, начертав сии святые слова в душах и сердцах, следует заботиться, чтобы расположение и поступки в жизни служили славе Божией и назиданию ближним.

Старец Нектарий говорил: "Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов".

Смотрите, какая красота: солнце, небо, звезды, деревья, цветы... А ведь прежде ничего не было! Ничего! - медленно повторил старец, протягивая рукою слева направо. - И Бог из ничего сотворил такую красоту. Так и человек: когда он искренно придет в сознание, что он - ничто, тогда Бог начнет творить из него великое.

В трудном, стесненном положении старец Нектарий заповедовал молиться так: "Господи, даруй мне благодать Твою!" И вот идет на вас туча, а вы молитесь: "Дай мне благодать!" И Господь пронесет тучу мимо.

На вопрос, как возлюбить Христа, старец ответил: "Взять урок у Самого Христа: "да любите друг друга, яко же Аз возлюбих вы". Прежде всего надо стараться ближнего возлюбить, а с ближнего любовь перейдет на Христа. Но ближнего надо возлюбить искренно, а не с расчетом - тогда только может быть успех".

Старец говорил, что "раньше благодарили Господа, а теперешнее поколение перестало благодарить Господа, и вот оскудение во всем, плоды плохо родятся и какие-то больные".

Еще старец говорил, что очень хорошо, если Господь долго не слушает молитвы. Нужно только продолжать молиться и не унывать: "Молитва - это капитал: чем дольше лежит капитал, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда это Ему благоугодно; тогда, когда нам полезно принять. Если нам что-либо крайне необходимо, тогда следует два-три раза помолиться и за исполнение просьбы надо благодарить Бога. Иногда через год Господь исполняет прошение. Пример брать надо с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, а все надеялись, и какое послал Господь им утешение!"

Старец сказал: "Молись телесно - Господь Бог пошлет Свою благодать в помощь тебе". Это значит, чтобы молиться с поясными поклонами, и когда нужно то, и с земными. Старец даже встал перед иконами, положил медленно крестное знамение на себя и поклонился низенько, коснувшись рукой правой до земли, и мне сказал: "Молись так".

Прп.Никона исповедника Оптинского (1931)
http://i077.radikal.ru/0910/12/59c7bfc3c889.jpg
Преподобный Никон исповедник, старец Оптинский (Николай Митрофанович Беляев) родился 26 сентября /9 октября 1888 года в Москве, на Донской улице. Там же, в церкви Ризоположения был крещен. Однажды маленький Коля, будучи тяжелобольным, умирал, и врачи уже не надеялись его спасти; тело мальчика начало холодеть, а подносимое к его губам зеркальце безжалостно свидетельствовало о непоправимом... И только мать продолжала слезно молиться, растирая тельце, не отступая от святителя Николая, молитвенно прося его вернуть мальчика к жизни. И Господь, по молитвам матери и святого угодника Своего, вернул его к жизни. Но к жизни не простой — к служению Богу.

Семья Беляевых была благочестива и в меру религиозна, правда, религиозность эта была очень неглубока, о чем свидетельствует позднейшее отпадение от веры и от Церкви практически всех (кроме матери) членов семейства.

В старших классах гимназии Николай стал проявлять искренний интерес к вопросам веры и вместе со своим братом Иваном регулярно посещал церковные службы, прислуживал в алтаре, пел на клиросе. Но со временем клирос он покинул, так как заметил, что клиросное послушание мешает и отвлекает от молитвы.

По окончании гимназии Николай находился в некотором замешательстве, так как совершенно не имел понятия о том, где продолжать учебу: кроме Господа его ничего не интересовало, сердце его не лежало ни к каким иным наукам, кроме науки о спасении своей души. Поэтому в Московский университет он поступил с полным безразличием, за компанию с младшим братом Сергеем, правда, тот — на химический, а Николай — на физико-математический факультет. Проучился он один лишь год, если можно назвать учебой в университете почти ежедневное хождение к Божественной литургии.

В монастырь Николай и его младший брат Иван поступили несколько необычным порядком. В то время, как Иван рвался туда, сильно тяготясь пребыванием в миру (в 17 лет), не желая и думать о семейной жизни, влекомый в монастырь по юношескому максимализму, Николай сделал этот шаг более спокойно, как бы не по своему желанию, но ведомый Господом, легко последуя Его святой воле. Он даже на вид как бы и не принимал участия в этом выборе, предоставив его Господу. Нужно отметить, что и сам монастырь не был выбран самочинно, а выпал по жребию: братья разрезали на полоски список Российских монастырей, вырванный из справочника, и, помолившись, вытянули Оптину, о существовании которой до того времени ничего не знали. Затем владыка Трифон (Туркестанов), сам некогда подвизавшийся в этой святой обители, благословил их попробовать пожить в Оптинском монастыре.

Когда Николая уже приняли в скит, разговор его со старцем Варсонофием был таков: "...Батюшка начал говорить о принятии нас. Иванушка только этого и ждал. А что же мне?

— Как вы, Николай Митрофанович?

— Я не знаю, батюшка, как вы скажете, есть ли смысл поступать мне в скит или подождать до времени, ибо вы прежде говорили, что придет время.

— Конечно, есть. Поступайте.

— Хорошо".

Это видимое безучастие к своей судьбе на самом деле показывает то послушание, которое к тому времени уже имел к Господу и старцу юный Николай Беляев.

Николай поступил в Оптинский скит 19 лет от роду, в декабре 1907 года, и сразу предал себя в полное безропотное послушание преподобному Варсонофию. И уже через год (!), 30 января 1909 года, старец впервые назвал его, 20-летнего юношу, своим сотаинником!

В отношениях послушника Николая и преподобного Варсонофия мы видим пример истинных, идеальных отношений между старцем и учеником. Глядя на жизненный путь преподобного Никона, на его твердую веру и постоянное благодушное благодарение Бога во всех испытаниях, невольно вспоминаются древние патерики, рассказывающие о великих подвижниках далекого прошлого, и хочется сказать словами египетского старца, преподобного Пимена, наставника преподобного Иоанна Колова: "Приидите и видите: се – плод послушания!".

Но всего лишь четыре года и четыре месяца послушник Николай имел возможность перенимать опыт своего наставника, а затем, по переводе последнего настоятелем в Старо-Голутвин монастырь, ему пришлось довольствоваться лишь письменным и молитвенным общением. А еще через год старца не стало.

"Молю Господа, чтобы поставить мне вас на ноги, чтобы укрепились ваши ноги, еще детские... Одного прошу у Бога, чтобы встали вы на ноги, окрепли..." — часто говорил преподобный Варсонофий своему ученику. Пять с небольшим лет отпустил Господь на становление и укрепление в духе молодого подвижника, который лишился своего наставника, будучи 24 лет от роду. Лишился наставника на земле, но приобрел еще более дерзновенного молитвенника на небе. "Я уже буду лежать в земле сырой,— говорил старец Варсонофий своему ученику,— и придет моя деточка на мою могилку и скажет мне: "Милый батюшка Варсонофий! Помоги мне, помолись за меня, мне очень тяжело!". Так, моя деточка, так...."

В 1910 году Николай стал рясофорным послушником.

В 1913 году скончался преподобный старец Варсонофий Оптинский. Если вспомнить ту теснейшую духовную любовь и привязанность между старцем и его учеником, вспомнить, как тосковала душа послушника, когда его старец ненадолго заболевал или недели на две отлучался из обители, то не скорбью ли было отшествие учителя в мир иной? А его погребение? В те дни инок Николай, прикованный к постели, лежал в лазарете, не имея возможности даже проститься со своим старцем, обливаясь слезами о своем сиротстве и слушая печальный погребальный перебор оптинских колоколов, возвещавший о том, что происходит за стенами больничной палаты. Лишь через месяц отец Николай смог прийти на могилу милого его сердцу батюшки...

В Дневнике послушника Николая встречаются записи, говорящие о том, как тяжело было ему покидать любимый скит даже на самое короткое время, когда, например, нужно было сходить в монастырь и обратно по послушанию. Монастырь он не любил из-за многолюдства, а службы монастырские — из-за излишней торжественности и нотного пения, отвлекавших от молитвы... А вскоре после смерти преподобного Варсонофия отца Николая перевели из скита на послушание (и жительство) в монастырь. Каково было расставаться ему с "милым скитом", как ласково называл отец Николай свой "земной рай"?

24 мая 1915 года инок Николай был пострижен в мантию с наречением имени Никон, а 3 ноября 1917 года рукоположен в сан иеромонаха. Впервые он был арестован в 1919 году; вот его письмо к матери из этого первого заключения:

"Христос посреди нас! Мира и радования желаю тебе, дорогая мамаша, и шлю тебе иноческий привет. Ныне я узник, и хочется сказать, узник о Христе, ибо хотя я и грешен, но в данном случае совершенно неповинен, как мне кажется. Сижу в темнице без предъявления мне какой-либо вины и, как видно, только потому, что я монах, что я трудился для обители. Да будет воля Божия, благая и совершенная! Благословляю Господа, на Господа надежду и упование мое возвергаю, в Господе отраду мою нахожу. 17 сентября, помолившись за литургией и отслужив после нее молебен о твоем здравии и прочих близких моих, я, возвратившись в келлию, был арестован и отправлен в г<ород> Козельск в тюрьму, где и нахожусь. Со мною еще четыре человека духовного звания: такие же узники о Христе, и потому среда, в которой я очутился, не тяготит меня. Я даже благодушествую. Но ожидая всегда смерти, я решил в день моего рождения обратиться к тебе, дорогой моей мамаше, с моим, быть может, последним словом и приветом. Да благословит тебя Господь! Как иерей призываю на тебя Божие благословение и молю Господа, да воздаст Он тебе вечными милостями Своими и вечным блаженством за все то добро, какое я получил от тебя. Да почиет на мне твое родительское благословение, которого усердно прошу у тебя. Помню тебя и здесь в заключении, приношу Богу мою молитву о тебе, хотя и слабую по немощи моей. И себя, и дорогую мне обитель нашу, и тебя, и всех, и всё предаю Господу моему Богу, Творцу и Промыслителю, ибо Он печется о всех и о всем и творит то, что нужно и полезно нам. Усердно прошу твоих св<ятых> молитв о мне, грешном, о спасении моей грешной души: спасение души — цель земной жизни. И что мне более нужно? Если бы я достиг сей вожделенной цели! Посему и прошу молитв о моем спасении. Твердо верю, что в руках Божиих, и спокоен. Чаю жизни будущаго века. Аминь.

Прошу передать от меня Божие благословение маме крестной (прошу ее святых молитв и благословения), сестре, братьям и всем прочим родным и знакомым: о всех их молился всегда, да благословит и спасет их Господь. У всех прошу прощения, а наипаче у тебя, ибо ошибки мои сознаю.
Прости. Господь да будет со всеми вами. Грешный иеромонах Никон. 26 сентября /9 октября 1919 г<ода>. Козельская тюрьма".

На долю преподобного Никона выпало перенести закрытие Оптинского скита и самого монастыря, постепенное изгнание оттуда всей братии, два ареста и, наконец, ссылку на далекий Север (3 года и 5 месяцев, а вместе с тюремными заключениями — 4 года и 4 месяца). Он разделил судьбу страны, судьбу своего народа, горячо любимого им, истинным сыном Православной Церкви.

На Вербное воскресенье 1923 года преподобный Никон был снова арестован вместе с некоторыми другими оптинскими отцами. Но и на этот раз все они вскоре были отпущены.

В том же 1923 году Оптина была закрыта, а братия распущена (в том числе арестована и выслана). Монастырь продолжал существовать под видом сельскохозяйственной артели, кое-кому из престарелых монахов удалось остаться, а остальные были вынуждены покинуть обитель. Еще в течение года продолжалось богослужение в Казанском соборе, в котором и был назначен служить и окормлять приходящих преподобный иеромонах Никон — последний духовник Оптиной пустыни. Подвиг старчества он принял на себя тоже за послушание, как это и было заведено в Оптине. Архимандрит Исаакий II, последний настоятель обители, вынужденно покидая ее, сказал: "Отец Никон! Мы уходим, а ты останься. Благословляю тебе служить и принимать на исповедь". В те страшные годы верные чада Церкви особенно нуждались в укреплении и утешении, и именно такой духовной опорой стал для многих из них преподобный Никон.

В 1924 году последний храм Оптиной был закрыт, и преподобный Никон переселился в Козельск, где и жил вплоть до своего второго ареста и ссылки. В Козельске он служил в Успенском соборе, окормлял чад, приходивших к нему, а также уцелевших шамординских монахинь. В трудных случаях батюшка Никон советовался с преподобным Нектарием Оптинским, который после своего ареста передал своих духовных детей отцу Никону.

Вторично его арестовали 1/14 апреля 1927 года, в день памяти преподобного Варсонофия Оптинского, и сослали в Архангельскую область. Три года провел преподобный Никон в лагере "Кемперпункт". В ссылке он вел обширную переписку как с чадами, так и с некоторыми оптинскими отцами. Чад он всячески утешал, поддерживал и укреплял духовно, ни минуты не поддаваясь ни унынию, ни духовному расслаблению, грозившим в нелегких условиях ссылки. Вот строки из его писем духовным чадам, написанные из тюрьмы и из ссылки:

"Христос посреде нас! Волею Божиею нам, чада мои, должно разлучиться. Так судил Господь. Покорно и смиренно примем эту волю Божию. Если кто желает, чтобы постигшая нас скорбь была ему на пользу, тот должен винить в ней самого себя, и больше никого. Каждый должен думать, что страдает за свои грехи. Так думающий и смиренно терпящий получит милость Божию. Кто будет винить кого-либо другого, и потому немирствовать на него, тот выкажет этим свое неверие Богу, и сам до себя не будет допускать милости Божией. Пусть совесть каждого скажет ему самому, есть у него грехи или нет. Если есть, то пусть только себя и винит, и молчит, не осуждая и не укоряя других. Таков закон духовный. Любовь к Господу, и в Господе ко мне грешному, выразите общею любовию и миром между собою. Бог есть любовь, и всякая злоба, какой бы благовидной причиной она ни прикрывалась, противна Ему; противна она и мне. Слово мира и любви о Господе говорю вам всем на прощание, и Бог мира буди с вами. Еще раз прошу прекратить всякие свои догадки человеческие, а потому ошибочные, о причинах нашей скорби. Смиритесь пред Господом и содевайте свое спасение, понуждая себя на всякое исполнение заповедей Божиих, соблюдая и душу, и тело от всякого греха. Не забывайте молитвы. Буду молиться о всех по силе моей. Прошу и ваших св<ятых> молитв. Всем все прощаю и сам прошу прощения. Все епитимии разрешаю. Божие благословение да пребывает над всеми вами. Аминь.

<…> Терпение скорбей и прощение обид доставляет человеку разум истины, по слову преподобного Марка Подвижника. Кротко и смиренно потерпим все — и Господь нас вразумит и не оставит Своею милостию. Сказано: Блажени есте, егда разлучат вас (Лк. 6, 22)".

"Мир тебе и Божие благословение. Слышу, что ты все скорбишь. Не скорби, чадо мое, не скорби. Веруй, что близ Господь, близ Его помощь, Его заступление. А если эта помощь как бы медлит прийти к тебе, то значит, так нужно и полезно. Потерпи поэтому и не унывай, Бог даст, или я буду в Козельске, то навещу тебя, или тебя как-либо привезем сюда. Тогда лично подробно побеседуем. Мир тебе и спасение. Молюсь о тебе…".

"Боголюбивая раба Божия и чадо мое N.! Божие благословение да пребывает над тобою во веки! Если Господь судит мне покинуть дорогие моему сердцу места и близких мне людей — да будет Его святая воля! Сейчас и не имею возможности писать много и не знаю, пошлет ли эту возможность Господь Бог мне в будущем. Да будет и в сем св<ятая> воля Господня! Пишу же тебе, желая преподать тебе Божие благословение и прощение в твоих погрешностях и немощах. Бог тебя да простит и разрешит. Разбирать твои поступки и судить подробно не имею возможности. Одно напишу: не оправдывай себя и не вини никого ни в чем. Прощение преподается тем только, кто считает себя виновным. Смирись пред Богом и людьми, и Господь тебя никогда не оставит. О тебе я молюсь по силе моей. Я ничем не подал никакого вида, но видел тебя на станции, когда нас везли сюда, и видел, как беззвучно шептали что-то твои губы. Я понял, что это было выражение твоих внутренних чувств. Да хранит тебя Господь! О чаде моем, девице Л., всегда молюсь. Мне ее сердечно жаль. Да управит Господь жизнь ее во спасение. Вручаю тебя покрову Царицы Небесной! Мир ти и спасение".

По окончании срока отца Никона приговорили к ссылке в Архангельскую область. Перед отправкой врач нашел у него тяжелую форму туберкулеза легких и посоветовал просить о перемене места ссылки. Привыкший все делать за послушание, он попросил совета у отца Агапита (Таубе), сосланного вместе с ним. Тот посоветовал не противиться Божией воле, и преподобный Никон смирился.

Много скорбей пришлось испытать преподобному Никону: "Я пришел к заключению,— писал он,— что скорбь есть ничто иное, как переживание нашего сердца, когда что-либо случается против нашего желания, нашей воли. Чтобы скорбь не давила мучительно, надо отказаться от своей воли и смириться пред Богом во всех отношениях. Бог желает нашего спасения и строит его непостижимо для нас. Предайся воле Божией, обретешь мир скорбной душе своей и сердцу" (письмо 1927 года из тюрьмы).

"Как ни тяжел крест, который несет человек, но каждый из нас должен знать, что дерево, из которого сделан крест, выросло на почве его сердца".

"...Каждый человек несет свой крест. Под крестом разумеются скорби, невзгоды, которые встречаются человеку на его жизненном пути. Отчего образовался крест? Да вот посмотрите на вещественный крест: он составляется из двух линий — одна идет снизу вверх, а другая пересекает ее. Так же составляется и наш жизненный крест: воля Божия тянет нас снизу вверх, от земли на небо, а наша воля становится воле Божией поперек, противится ей. Отсюда скорби, ибо в нас происходит борьба и причиняет боль сердцу. И стоит нам только во время скорби, искушения сказать: "Да будет воля Твоя, Господи", как сразу нам становится легче на сердце, мы успокаиваемся. А как только мы свою волю направили по воле Божией, то уже креста-то и не получится подобному тому, как случается и с вещественным крестом, когда обе линии направим в одну сторону...."

"Из этого не подумай,— пишет преподобный Никон,— что я много пережил скорбей и испытаний. Нет, мне кажется, что я еще не видал скорбей. Если и бывали со мной переживания, которые по поверхностному взгляду на них по своей видимости казались чем-то прискорбным, то они не причиняли мне сильной сердечной боли, не причиняли скорби, а потому я не решаюсь назвать их скорбями. Но я не закрываю глаза на совершающееся и на грядущее, дабы уготовить душу свою во искушение , дабы можно было мне сказать псаломскими словами: Уготовихся и не смутихся (Пс. 118, 60)". Это отрывок из письма к матери, написанного в 1922 году, то есть через 3 года после первого ареста.

Поясняя слова своего письма 1922 года, преподобный Никон пишет:

"Мои слова, что я не имел скорбей, относились лично ко мне, то есть я не бывал в скорбных обстоятельствах, угнетавших меня и отнимавших у меня мир душевный. Но приходилось мне скорбеть по причинам, лично ко мне не подступавшим, а касавшимся близких моих. Отчасти могу сказать, и по той причине я это говорил не раз, что за редким исключением все эти скорби не сокрушали меня, не лишали меня мира душевного: жгучесть скорби мало-помалу проходила" (письмо из Оптиной пустыни 1924 года).

Вот еще два фрагмента из писем, написанных уже из ссылки:

"За все Господа благодарю. Скорблю только тогда, когда размышляю о скорби тех, кто скорбит о мне... Но да будет воля Божия" (Кемь, 1928 год).

"...Верую, что Господь спасение мое строит, посылая то или иное. Веруя в пекущийся обо мне Промысл Божий, боюсь направлять по своему смышлению свою жизнь. Наблюдаю, как своя воля приносит человекам скорби и трудности. Да будет же воля благая и совершенная! Ей вручаю и себя, и всю жизнь и всех,— принятие воли Божией мир приносит сердцу моему" (Пинега, 1930 год).

3/16 августа 1930 года преподобного Никона "переместили" из Архангельска в город Пинегу. Больной, он долго скитался в поисках жилья, пока не договорился с жительницей села Воспола. Кроме высокой платы, она требовала, чтобы батюшка, как батрак, выполнял все тяжелые физические работы. После кровоизлияния в венах ноги, сопровождавшегося повышением температуры до 40 градусов, состояние здоровья преподобного Никона ухудшалось с каждым днем, к тому же он недоедал. Однажды от непосильного труда он не смог встать. И тогда хозяйка стала гнать его из дому. Отец Петр (Драчев), тоже ссыльный оптинец, перевез умирающего к себе в соседнюю деревню и там ухаживал за ним. Физические страдания не омрачили духа верного раба Божия; погруженный в молитву, он сиял неземной радостью и светом.

В последние месяцы своей болезни он почти ежедневно причащался Святых Христовых Таин. В самый день его блаженной кончины он причастился, прослушал канон на исход души. Лицо почившего было необыкновенно белое, светлое, улыбающееся чему-то радостно.

Скончался преподобный Никон Оптинский исповедник 25 июня /8 июля 1931 года от туберкулеза легких и сподобившись мирной христианской кончины. Промыслом Божиим на погребение блаженнопочившего старца преподобного Никона одних ссыльных священнослужителей собралось двенадцать человек. Он был отпет и погребен по монашескому чину на местном кладбище села Валдокурье под Пинегой. Господь, даровав Своему верному слуге мирную кончину, и по преставлении почтил его соответствующим его сану и заслугам погребением. В настоящее время его святые мощи не обретены.

Преподобне отче наш Никоне, моли Бога о нас! (Оптинский патерик)

Советы преподобного
Никона (Беляева)

Молитвенное правило пусть будет лучше небольшое, но исполняемое постоянно и внимательно...

Возьмем себе в образец святого, подходящего к нашему положению, и будем опираться на его пример. Все святые страдали потому, что они шли путем Спасителя, Который страдал: был гоним, поруган, оклеветан и распят. И все, идущие за Ним, неизбежно страдают. "В мире скорбны будете." И все, желающие благочестиво жить, гонимы будут. "Когда приступаешь работать Господу, уготовь душу твою во искушение." Чтобы легче переносить страдания, надо иметь веру крепкую, горячую любовь ко Господу, не привязываться ни к чему земному, всецело предаться воле Божией.

На кощунствующих надо смотреть как на больных, от которых мы требуем, чтобы они не кашляли и не плевали...

Если нет возможности исполнить обет послушания, некому повиноваться, надо иметь готовность все делать согласно воле Божией. Есть два вида послушания: внешнее и внутреннее.
При внешнем послушании требуется полное повиновение, исполнение всякого дела без рассуждения. Внутреннее послушание относится к внутренней, духовной жизни и требует руководства духовного отца. Но совет духовного отца следует проверять Священным Писанием... Истинное послушание, приносящее душе великую пользу, это когда за послушание исполняешь то, что несогласно с твоим желанием, наперекор себе. Тогда Сам Господь берет тебя на Свои руки...

Врачей и лекарство создал Господь. Нельзя отвергать лечение.

При слабости сил и усталости сидеть в церкви можно: "Сыне, даждь Ми сердце твое." "Лучше сидя думать о Боге, чем о ногах стоя," - сказал Святитель Филарет Московский.

Не надо давать волю своим чувствам. Надо понуждать себя обходиться приветливо и с теми, которые не нравятся нам.

Верить приметам не должно. Нет никаких примет. Господь управляет нами Своим Промыслом, и я не завишу от какой-либо птицы или дня, или другого чего-либо. Кто верит предрассудкам, у того тяжело на душе, а кто считает себя в зависимости от Промысла Божия, у того, наоборот, на душе радостно.

"Иисусова молитва" заменит крестное знамение, если почему-либо нельзя будет возложить его.

Без крайней необходимости в праздничные дни нельзя работать. Праздником надо дорожить и чтить его. Этот день надо посвящать Богу: быть в храме, дома молиться и читать Священное Писание и творения св. отцов, делать добрые дела.

Надо любить всякого человека, видя в нем образ Божий, несмотря на пороки его. Нельзя холодностью отстранять от себя людей.

Что лучше: редко или часто приобщаться Св. Христовых Тайн? - сказать трудно. Закхей с радостью принял в свой дом дорогого Гостя - Господа, и хорошо поступил. А сотник, по смирению, сознавая свое недостоинство, не решился принять, и тоже хорошо поступил. Поступки их, хотя и противоположные, но по побуждению одинаковые. И явились они пред Господом равно достойными. Суть в том, чтобы достойно приготовлять себя к великому Таинству.

Когда спросили преподобного Серафима, почему в настоящее время нет таких подвижников, какие были раньше, он ответил: "Потому, что нет решимости к прохождению великих подвигов, а благодать та же; Христос Тот же и вовеки."

Гонения и притеснения полезны нам, ибо они укрепляют веру.

Надо все дурное, также и страсти, борющие нас, считать не своими, а от врага - диавола. Это очень важно. Тогда только и можно победить страсть, когда не будешь считать ее своей...

Если хочешь избавиться от печали, не привязывайся сердцем ни к чему и ни к кому. Печаль исходит от привязанности к видимым вещам. Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в сердце, когда Господь в нем.

В скорбях и искушениях Господь помогает нам. Он не освобождает нас от них, а подает силу легко переносить, даже не замечать их.

Молчание подготовляет душу к молитве. Тишина, как она благотворно действует на душу!

Мы, православные, не должны поддерживать ересь. Если бы и пострадать пришлось, не изменим Православию.

Не следует добиваться человеческой правды. Ищи только правды Божией.

Духовный отец, как столп, только указывает путь, а идти надо самому. Если духовный отец будет указывать, а ученик его сам не будет двигаться, то никуда и не уйдет, а так и сгниет около этого столпа.

Когда священник, благословляя, произносит молитву: "Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа," тогда совершается тайна: благодать Святаго Духа нисходит на благословляемого человека. И когда какой-либо человек хотя бы только устами произносит отречение от Бога, благодать отходит от него, все его понятия изменяются, он делается совсем другим.

Прежде чем у Господа просить прощения, надо самой простить... Так сказано в "Молитве Господней."

Молчание полезно для души. Когда мы говорим, тогда трудно удержаться от празднословия и осуждения. Но есть молчание плохое, это когда кто злится и потому молчит.

Всегда помните закон духовной жизни: если смутишься каким-либо недостатком другого человека и осудишь его, впоследствии тебя постигнет та же участь, и ты будешь страдать тем же недостатком.

Не прилагайте сердца к суете мирской. Особенно во время молитвы оставляйте все помыслы о житейском. После молитвы, домашней или церковной, чтобы сохранить молитвенное умиленное настроение, необходимо молчание. Иногда даже простое, незначительное слово может нарушить и спугнуть из души нашей умиление.

Самооправдание закрывает духовные очи, и тогда человек видит не то, что есть на самом деле.

Если скажешь про брата или сестру что-либо дурное, даже если это будет правда, то ты своей душе нанесешь рану. Передавать о погрешностях другого можно только в том случае, когда в сердце твоем единственное намерение - польза душе согрешившего.

Терпение есть непрерывающееся благодушие.

Спасение ваше и погибель ваша - в ближнем вашем. Спасение ваше зависит от того, как вы относитесь к своему ближнему. Не забывайте в своем ближнем видеть образ Божий.

Всякое дело, каким бы ничтожным оно вам ни казалось, делайте тщательно, как пред лицом Божиим. Помните, что Господь видит все.

Противодействовать и бороться с людьми, причиняющими зло, не надо, не только делом или словом, но даже в помыслах своих. Иначе бесы будут побеждать. За таких людей надо молиться. Тогда Господь поможет и бесы отступят.

Когда метут комнату, то не занимаются рассматриванием сора, а все в кучу да и вон. Так поступай и ты. Исповедуй свои грехи духовнику, да и только, а в рассматривание их не входи.

Многие ищут, как необходимого, духовника высокой жизни и, не находя такого, унывают, и потому редко, как бы нехотя приходят на исповедь. Это большая ошибка. Надо веровать в самое Таинство исповеди, в его силу, а не в исполнителя Таинства. Необходимо лишь, чтобы духовник был православный и законный. Не надо спорить, что личные качества духовника много значат, но надо веровать и знать, что Господь, действующий во всяком Таинстве Своею благодатью, действует по Своему всемогуществу независимо от этих качеств.

Смирение - это нечто великое и божественное, а путь к нему - считать себя ниже всех. Что это значит - считать себя ниже всех? Не замечать чужих грехов. Смотреть на свои грехи. Постоянно молиться. Помни: все ангелы, а я - грешник.

Прощение преподается тем только, кто считает себя виновным. Смирись пред Богом и людьми, и Господь тебя никогда не оставит.

Не наше дело рассуждать, зачем и почему нас постигает то или иное; надо знать, что это воля Божия, надо смириться, а требовать, так сказать, у Бога отчета - есть крайнее безумие и гордость.

Преподобный Исаакий II, Оптинский, священномученик (1938)
http://i016.radikal.ru/0910/dd/18a53c0577f4.jpg
Священномученик Исаакий II Оптинский (Иван Николаевич Бобриков) родился в 1865 году в селе Остров Малоархангельского уезда Орловской губернии в крестьянской семье. Учился Иван в сельской школе. Родители его были людьми набожными. Его отец, Николай Родионович Бобриков, родившийся в 1836 году, скончался в Оптиной пустыни 22 апреля 1908 года схимонахом Николаем.

Иван поступил в Оптину в возрасте 19 лет в 1884 году, еще при жизни преподобного старца Амвросия. Позднее старец Нектарий рассказывал одной из своих духовных дочерей, как появился будущий архимандрит Исаакий в Оптиной.

"Блаженный Василий,— рассказывал он,— привел его к батюшке Амвросию и сказал: "Поклонитесь в ножки ему, это будет последний Оптинский архимандрит". А юноше он сказал: "Тебя казнят". По дороге в трапезную блаженный Василий призывал богомольцев: "Поклонитесь последнему Оптинскому архимандриту!"".

Это удивительное пророчество, которое впоследствии действительно исполнилось, ясно указывало, что от самой юности вся жизнь архимандрита Исаакия была определена Промыслом Божиим на тяжкое крестоношение, а венец мученичества был предуготован ему еще в то время, когда нельзя было даже предполагать подобную кончину для настоятеля монастыря.

Преподобный Исаакий пребывал в обители в течение четырех десятилетий. Старец Амвросий благословил настоятелю монастыря преподобному Исаакию I принять Ивана Бобрикова к себе на добровольное послушание.

17 декабря 1897 года при настоятельстве архимандрита Досифея (Силаева) послушник Иван Бобриков был определен в число братства монастыря. Вскоре, 7 июня 1898 года, он был пострижен в мантию с именем Исаакий, а 20 октября того же года рукоположен в иеродиакона. 24 октября 1902 года , в день освящения Калужским епископом Вениамином Казанского собора в Шамординской обители, иеродиакон Исаакий был рукоположен в иеромонаха.

Вместе с монастырской и скитской братией отец Исаакий ходил на откровение помыслов к старцу Иосифу, преемнику преподобного Амвросия.

В 1908 году в монастыре скончался родитель преподобного Исаакия — схимонах Николай. Спустя несколько лет, когда преподобный был уже настоятелем монастыря, произошел такой случай. В чем-то не поладил он со скитоначальником отцом Феодосием, и возникло между ними хотя и легкое, но неудовольствие. И вот однажды отец Феодосий пришел к нему и рассказывает, что он видел во сне схимонаха Николая, который грозился на них с отцом Исаакием. Задумался отец Исаакий, услышав этот рассказ, и тихо сказал: "Чует!"... После этого мир был восстановлен и более никогда не нарушался. Иеромонах Исаакий был назначен уставщиком и усердно исполнял свое новое послушание. Так, на соборе старшей братии 4 июля 1913 года среди других пунктов слушали "Заявление отца уставщика иеромонаха Исаакия о непослушании ему на клиросах. Например, о самочинном пении на левом клиросе "Богородице Дево..." другим напевом, а также и других песнопений". Определили: ""Богородице Дево, радуйся…" петь по-прежнему, согласно с правым клиросом и вообще левому клиросу согласовываться при ответном пении с правым. О непослушаниях докладывать начальству". В 1911 году иеромонах Исаакий был награжден наперсным крестом.

После кончины архимандрита Ксенофонта, последовавшей 30 августа 1914 года, старшая братия избрала преподобного Исаакия настоятелем монастыря. Духовная дочь преподобного Никона монахиня Мария (Добромыслова) писала о преподобном Исаакии: "По своей примерной, истинно монашеской жизни он был вполне достоин занять столь высокий пост. Очень большого роста, внушительной и благолепной наружности, он был прост, как дитя, и в то же время мудр духовной мудростью". Простота его была удивительной, часто поражавшей своей глубиной окружавших его людей. Преподобный Оптинский старец Никон в бытность свою иноком Николаем нес послушание в монастырской канцелярии. Он всегда тепло вспоминал свои совместные труды с архимандритом Исаакием и впоследствии, улыбаясь, рассказывал своим духовным чадам, как на одном совещании, когда решался вопрос, какую сумму денег выделить на пожертвование пострадавшим от войны, отец архимандрит, обращаясь к старшей братии, недоуменно разводя руками, произнес: "Мало — мало, а много — много…".

Определением Святейшего Синода от 7 ноября 1914 года иеромонах Исаакий был назначен на должность настоятеля Козельской Введенской Оптиной пустыни с возведением в сан игумена и архимандрита 16 ноября 1914 года.

Первым делом по предложению и благословению отца Исаакия II Оптиной пустынью было переиздано житие преподобного старца Льва, значительно дополненное и расширенное.

Приступив к хозяйственным делам обители, отец Исаакий обнаружил здесь очень много затруднительного — надо было вести некоторые судебные дела по спорным вопросам землевладения, думать о защите мельниц, дач, лесов от бесчинных людей, каковыми в основном были местные крестьяне, чем дальше, тем чаще расхищавшие все что возможно. На плечи нового настоятеля легла массивная переписка с судами, земствами, волостными правлениями, частными лицами, потом комиссиями, комиссариатами… Вот интересное свидетельство, собственноручно написанное и выданное отцом Исаакием одному порубщику: "Дано сие крестьянину Калужской губернии Лихвинского уезда Димитрию Васильеву Свиридову в том, что он со стороны Оптиной пустыни за свой проступок — покражу дерева с Макеевской дачи пустыни — на сей раз прощается, как просит прощения и обещает более сего не делать. 1915 года, 8 июня. Настоятель архимандрит Исаакий".

Ректор Тверской Духовной семинарии архимандрит Вениамин (Федченков, впоследствии митрополит) в этот период бывал в Оптиной. В своих записках он вспоминает архимандрита Исаакия: "Вспоминаю другого игумена, по имени Исаакий. Он перед служением литургии в праздники всегда исповедовался духовнику. Один ученый монах, впоследствии известный митрополит, спросил его: зачем он это делает и в чем ему каяться? Какие у него могут быть грехи? На это отец игумен ответил сравнением:

— Вот оставьте этот стол на неделю в комнате с закрытыми окнами и запертой дверью. Потом придите и проведите пальцем по нему. И останется на столе чистая полоса, а на пальце — пыль, которую и не замечаешь даже в воздухе. Так и грехи: большие или малые, но они накапливаются непрерывно. И от них следует очищаться покаянием и исповедью"

Преподобный Исаакий принял настоятельство в тяжелое для России время: только что началась Первая мировая война, потом грянет революция, разразится братоубийственная гражданская война, на Церковь обрушатся невиданные испытания и гонения.

К концу 1916 года из-за затянувшейся войны в монастыре ощутимо чувствовался недостаток во всем жизненно необходимом. Несмотря на это, обитель Оптинская охотно отзывалась на все просьбы о помощи пострадавшим от войны, сокращая свои собственные потребности.

Преподобный Исаакий не имел ни минуты отдыха: свет в его келлии, как правило, угасал только под утро... Мир душевный источала вся фигура преподобного, его неторопливые движения, его умные и добрые глаза. Он никогда не спешил и не суетился, во всем полагался на Бога. И Господь никогда не оставлял его.

В 1916 году государь император Николай II наградил архимандрита Исаакия орденом святой Анны III степени.

В "Летописи скита" говорится о том, что преподобный Исаакий участвовал во Всероссийском Церковном Соборе 1917–1918 годов.

23 января 1918 года декретом СНК Оптина пустынь была упразднена, но монастырь еще держался под видом сельскохозяйственной артели.

Монахи постепенно стали изгоняться из обители и заменяться наемными рабочими, которые уносили все, что плохо лежало. Когда в 1919 году отец Исаакий выразил возмущение по поводу развала хорошо налаженного хозяйства, он был арестован ЧК вместе с другими отцами и провел в козельской тюрьме несколько недель.

В 1921–1922 годах в Оптину пустынь прислали беженок из Эстонии — их поселили прямо в келлии к монахам по нескольку человек.

Весной 1923 года закрыли и сельхозартель, обитель перешла в ведение "Главнауки" и как исторический памятник была названа "Музей Оптина пустынь", к которому отошли храмы, трапезная и скит. Заведовала музеем Лидия Васильевна Защук (преподобномученица схимонахиня Августа; †26 декабря 1937 /8 января 1938) — преданная старцу Нектарию бывшая петербургская журналистка, владевшая шестью иностранными языками. (Впервые она приехала в Оптину в 1917 году. В 1923 году ей удалось спасти некоторые монастырские здания.) Сотрудниками музея были М. М. Таубе (монах Агапит), духовная дочь преподобного Нектария Н. А. Павлович.

В том же 1923 году все храмы обители были закрыты — служить в храмах запретили. Но вскоре последовала просьба жителей села Стенино, и слово директора музея Лидии Защук оказалось решающим — разрешили продолжить богослужения (до 1924 года). Монастырские корпуса были переданы под общежитие служащим местного совхоза, лесозавода и музея, под контору музея и детский дом. Библиотека монастыря была передана музею, а при его закрытии в 1928 году редкие книги, экземпляры оптинских изданий, а также весь рукописный отдел были перевезены в Государственную библиотеку им. Ленина в Москве. Очевидцы вспоминают, что в дождливую, слякотную погоду книги монастырской библиотеки кидали на повозку и увозили. Многие из них погибли.

Настоятеля преподобного Исаакия власти отстранили от дел и поручили преподобному Никону передачу имущества монастыря музею. При этом отец Исаакий благословил отца Никона выкупить 50 комплектов облачений из монастырской ризницы, которые впоследствии распределились по приходам. Эту покупку власти припомнили отцу Никону как одно из многочисленных обвинений при его аресте.

В Вербное воскресенье 1923 года арестовали некоторых из братии монастыря — архимандрита Исаакия II, иеромонаха Пантелеимона (Аржаных), отца Макария (Чельцова), отца Петра (Швырева), а на следующий день и иеромонаха Никона. В качестве музейных рабочих и сторожей в монастыре оставили 15 человек братии, а остальным приказали убираться куда глаза глядят. Из окон своих "камер" (под тюрьму была приспособлена монастырская башня) отцы видели, как 300 монахов вышли из монастыря и уныло побрели в сторону Козельска…

На следующий день всех арестованных, кроме преподобного Нектария, отпустили, а Л. В. Защук перевели в городскую тюрьму. В монастыре оставались преподобный Никон с несколькими братиями. Изгоняемый из обители архимандрит Исаакий II благословил его служить в Казанском храме и принимать на исповедь народ.

Преподобный Исаакий и старшая братия, с великой скорбью покинув обитель, поселились на квартирах в Козельске.

В то время в Георгиевском храме Козельска освободилась вакансия священника, и чудесным образом устроилось так, что в храме этом все должности заняли оптинские иноки во главе с преподобным Исаакием.

Оптинцы были разбросаны по Козельску и другим местам, но при каждой возможности они старались поддерживать связь со своим отцом архимандритом и на все перемещения брать его благословение и всегда просить его святых молитв.

Монахиня Амвросия (Оберучева) вспоминала об отце Исаакии: "Это был замечательный человек и идеальный монах. Большого роста, мудрый, но в то же время простой, искренний, как дитя. Он обладал особыми способностями к пению и даже составлял ноты. И эта простота и искренность и, наконец, любовь к пению сблизили его с нашим батюшкой (преподобным Никоном). Придет, бывало, батюшка благословиться к отцу архимандриту и там задержится непременно: побеседуют и попоют где-нибудь в саду…".

В Козельске архимандрит Исаакий II проживал вместе со своим келейником отцом Дионисием. Вероятно, в это время Лидия Защук приняла схиму с именем Августа.

...Наступил 1929 год. По всей стране прокатилась волна новых арестов. В августе, после праздника Преображения Господня, были арестованы и заключены в козельскую тюрьму все оптинские иеромонахи вместе с преподобным Исаакием. Из Козельска арестованные были отправлены в сухиническую тюрьму, а оттуда в Смоленск. В январе 1930 года после окончания следствия заключенные были сосланы. Преподобный Исаакий переехал в город Белёв Тульской области, где у него было много духовных чад.

В 1932 году архимандрит Исаакий был в Брянске и там купил икону в ценном окладе. Там же его вновь арестовали, перевезли в белёвскую тюрьму и судили за "незаконную валютную операцию". Через пять месяцев его выпустили, но потребовали уехать из Белёва куда-нибудь подальше. "От креста своего не побегу",— ответил священномученик Исаакий и остался в Белёве.

В 1937 году в Белёве было арестовано сто человек, и они все были расстреляны, а 3/16 декабря 1937 года было арестовано еще двадцать человек, среди которых был преподобный Исаакий. Он был обвинен в связи с делом Белевского епископа Никиты (Прибыткова), которому вменялось в вину, что он, "являясь организатором и руководителем подпольного монастыря при храме святителя Николая в Казачьей слободе, систематически давал установку монашествующему элементу и духовенству о проведении контрреволюционной деятельности среди населения и в распространении явно провокационных слухов о сошествии на землю антихриста". Все арестованные подверглись жестоким и бесчеловечным испытаниям: их заставляли стоять и не спать несколько суток при беспрерывном допросе сменяющихся следователей. Нельзя было сесть, и если человек падал, то его обливали холодной водой. Все обвинения они отрицали. Преподобный Исаакий был тверд в своей правоте, отрицал все наветы и дал ответ краткий и ясный: "В состав подпольного монастыря я не входил...." Свидетелями обвинения были какие-то крестьяне, которые после признались, что давали свои лжепоказания из страха. Схимонахиня Августа , 70-летняя преподобномученица, перенесла 16 суток допроса , во время которого ей не давали не только спать, но и садиться. Когда она падала, ее обливали холодной водой.

Обвинительный акт всем арестованным был вынесен 12/25 декабря 1937 года Белевским НКВД. Затем они были переведены в Тулу, где после жестоких пыток над мучениками заседавшая тройка 17/30 декабря 1937 года вынесла приговор — расстрел:

"Выписка из протокола тройки при Управлении НКВД СССР
по Тульской области от 30 декабря 1937 года.

Слушали: Дело № 9582 по обвинению Бобракова Ивана Николаевича, 1865 г<ода> рожд<ения>, гр<ажданина> СССР, урож<енца> д<еревни> Остров, Малоархангельского уезда, б<ывшей> Орловской губ<ернии>. В 1932 г<оду> арестовывался органами ОГНП по валютной операции. До ареста — без определенных занятий. Обвиняется в том, что состоит в подпольном монастыре, вел среди населения контрреволюционную деятельность.

Постановили: Бобракова Ивана Николаевича расстрелять".

Приговор привели в исполнение 26 декабря 1937 /8 января 1938 года, на второй день Рождества Христова, когда Святая Церковь празднует Собор Пресвятой Богородицы. Расстрелянных мучеников тайно захоронили в братской могиле Тесницких лагерей в лесу на 162-м километре Симферопольского шоссе.

Так прервалась земная жизнь священномученика Исаакия. Тихая, истинно монашеская безмолвная жизнь его, чистая и твердая в своих православных устоях, была увенчана страданием за Христа, верностью Ему до самой смерти. Подобно древним мученикам, не боясь жестокости врагов Христовых, твердо стоял священномученик Исаакий в своем исповедании. И кровью своей засвидетельствовал верность Господу нашему Иисусу Христу.

Священномученик Исаакий II Оптинский был посмертно реабилитирован 25 июня /8 июля 1957 года.

Преподобне отче наш Исаакие, моли Бога о нас! (Оптинский патерик)

(источник основной информации :http://www.st-nikolas.orthodoxy.ru/newmartyres/optina.html#makary )

+1

71

............................продолжение от 24 октября

новомученики:
Свщмч. Филарета Великанова пресвитера (1918),
http://i030.radikal.ru/0910/48/0d02bedd8ad1.jpg
10 октября н. ст. 1918 года, председателем ЧК по борьбе с контрреволюцией на чехословацком фронте Лацисом был подписан ордер №343 на обыск и арест священника Филарета Великанова, следующего в списке жертв безбожной власти. А 31 октября ст. ст. в журнале собрания Казанской Духовной Академии появилась следующая запись: "Перед началом заседания Преосвященный Ректор Академии сообщил о внезапной кончине эконома Академии, священника Филарета Иоанновича Великанова. Собрание, заслушав сообщение, пропело почившему "Вечную Память"..."

Филарет Иоаннович Великанов родился 14 мая 1873 года в семье дьякона города Верхнего Ломова. Окончил Пензенскую духовную семинарию и указом за №9091 Пензенской Духовной Консистории 7 октября 1891 года был определен на псаломщицкое место к соборной церкви города Нижнего Ломова. С 18 октября 1895 г. состоял учителем Нижне-Ломовской воскресной школы. Однако, чувствуя в себе призвание к служению церковному, по собственному прошению, 10 сентября 1896 года указом Духовной Консистории за №4261 был назначен на диаконско-учительское место в с. Суркино Наровчатовского уезда, а 25 мая 1896 г. епископом Пензенским и Саранским Павлом (Вильчинским) рукоположен во диакона к Христорождественской церкви того же села. 11 июня 1897 года указом все той же Пензенской Духовной Консистории за №6762, Филарет Великанов был перемещен в село Большой Азяс Краснослободского уезда, а резолюцией Епархиального Преосвященного от 23 августа 1901 года за №3883 (по предложению училищного правления) назначен экономом Краснослободского духовного училища.

2 марта 1904 года указом Пензенской Духовной Консистории за №3534 о. Филарет был назначен диаконом с. Оброчного Краснослободского уезда, в марте 1904 года — экономом Тихоновского духовного училища г. Пензы, а 10 июня 1909 года — экономом Пензенской духовной семинарии. Высокопреосвященным Владимиром, архиепископом Пензенским и Саранским, рукоположен в сан священника 30 октября 1916 года.

О. Филарет был несомненно хорошим администратором, в пользу чего свидетельствует и последовавший в ноябре 1916 года перевод его в Казанскую епархию на должность эконома Академии (напомним, что в России существовало всего четыре Академии, и эконом одной из них, несомненно, был фигурой значительной). Кроме того, о. Филарет определяется священником Михаило-Архангельской академической церкви, что говорит уже о его пастырском таланте. Ведь в проповедях перед академической аудиторией нужно было быть и прекрасным оратором, и глубоко образованным человеком, чтобы не стать бледной тенью на фоне тех, чьи труды признаны и отмечены не только Россией, но и научным миром Европы.

О. Филарет овдовел еще в бытность свою диаконом, и, будучи священником целибатным, все свои силы, знания и свободное время приносил на алтарь бескорыстного пастырского и административного служения. Последнее, связанное с материальными и денежными вопросами, требовало от него особой щепетильности и честности, и, как видно это из дел Правления Академии, о. Филарет удовлетворял всем этим требованиям и пользовался безусловным доверием и уважением академической корпорации. Вот и Московский Археологический Институт (бывший Императорский Московский Институт им. Императора Николая II) единогласно избрал 23 мая 1918 года о. Филарета в свои члены-сотрудники.

Февральский и октябрьские перевороты о. Филарет воспринимает, как ужасные и несправедливые события, однако всецело полагается на волю Божию и продолжает свое духовное служение вопреки неизбежно надвигающемуся террору.

После месячного пребывания в Казани Народной армии и учредиловцев, большинство священников покинуло свои приходы, небеспричинно опасаясь за собственные жизни и жизнь своих домочадцев. Многие приходы стали обращаться в Епархиальный Совет, возглавляемый в первые недели после ухода белочехов, молодым архимандритом Иоасафом (Удаловым), с просьбой найти им хотя бы временных настоятелей. Доходило до того, что некому было крестить и отпевать.

Поскольку значительная часть студентов Академии покинула город и начало учебного года откладывалось на неизвестные сроки, то Академия не так нуждалась в церковном окормлении и требоисполнении, как приходские церкви (тем более, что после взятия Казани по городу валялось множество неотпетых и непогребенных тел). Посему, когда заводской комитет рабочих при заводе братьев Крестовниковых обратился в Академию с просьбой разрешить о. Филарету, как одному из немногих не бежавших с белочехами священников, временно исправлять службы и требы в Борисоглебской церкви, Академия и Епархиальный Совет дали такое разрешение. О. Филарету 10 сентября 1918 года за №1118, был выдан специальный Билет "в том, что ему разрешен отпуск для исправления треб в Борисоглебской церкви (в районе завода бр. Крестовниковых) с 11-го сентября сроком на один месяц", за подписью исполняющего обязанности ректора Академии профессора В. И. Несмелова.

Заводской комитет, в свою очередь, 12 сентября выдал о. Филарету удостоверение в том, что "предъявитель сего священник домовой Михаило-Архангелъской Академической церкви Филарет Иоаннович Великанов, временно приглашен для исправления Церковных служб и треб, касающихся священника, в Борисоглебскую церковь. С 1-го мая 1918 г. проживал в здании Академии, а с 10-го сентября 1918 г. до сего времени, проживает в церковном Борисоглебском доме".

В виду того, что большевики, по своему приходу, объявили массовую мобилизацию, действуя гораздо методичнее и жестче белочехов во всех отношениях (реквизиция, призыв, учет оставшихся офицеров, бывших полицейских студентов, преподавателей и священников, арест в чем-либо подозреваемых и всех "бывших" людей, карательные рейды в бунтующие против новой власти села и пр.). Собрание рабочих, желая оградить о. Филарета от призыва в Красную армию и от карательных мер (наивно полагая, что их мнение имеет какой-то вес для репрессивных органов) дало священнику 24 сентября 1918 года удостоверение, в "том, что он освобожден от мобилизации, объявленной Военным Комендантом города Казани приказом №4, согласно резолюции рабочих". Что говорить о той благодарности, которую питали рабочие к о. Филарету, бывшему в тяжелый для них час утешителем и духовным отцом. Ведь многие из рабочих семей уже познали горькие плоды гражданской междоусобной брани. О. Филарет был тем, кто провожал в последний земной путь убитых и скончавшихся и тем, кто крестил новорожденных... Он исповедовал и причащал, он молился о спасении жизней и спасении душ. Предчувствовал ли о. Филарет, что уже последние земные дни проводит в церковном служении (и что у него иное служение, иное свидетельство о Христе)? Был ли страх пред надвигающимся беззаконием или было великое молитвенное дерзновение: "аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое, аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю ".

10 октября 1918 г. Лацис выписал ордер №343 на арест Великанова Филарета Ивановича, а 11 октября отцу Филарету уже предъявили показания двадцатиоднолетнего Кузьмина, "коммуниста отряда ЧК", и Тимофея П., "взводного отряда ЧК", которые во время белочешского мятежа будто бы были опознаны Великановым, когда тот — вооруженный (!) — ходил по Академической слободке и требовал расстрела прятавшихся коммунистов. Свидетельство Кузьмина (до работы в ЧК служившего денщиком у генерала Воронова) могла якобы подтвердить одна женщина, но ее "не оказалось в городе", показания же другого "свидетеля" и вовсе были опровергнуты его земляком (тем, что приютил скрывавшегося чекиста), заявившим, что во время осмотра квартир академических служащих Великанов не только не был вооружен, но и никому ни арестом, ни расстрелом не угрожал.

Сам священник не мог понять, как это можно требовать расстрела тех, кого он в глаза-то не видывал. Да и не ведал отец Филарет за собой никакой вины, поэтому и из Казани никуда не бежал, не скрывался.

В квартальный комитет Академической слободки он вошел как эконом академии, служащие и учащиеся которой, в основном, в этой слободе и проживали. На допросе 11 октября о. Филарет так восстанавливал ход событий: в первый же день к нему пришли представители новой власти и пригласили его сопровождать их при обыске здания КДА. Перед этим о. Филарет послал студента известить проживающих в Академической слободе об обыске. "В восточный корпус,— свидетельствовал священник,— я сам ходил, и предупредил об обыске ректора, секретаря Академии и других служащих, чтобы они не беспокоились. Во время посещения... квартир я был невооружен". "Роль моя при обыске,— продолжал священник,— заключалась исключительно в удостоверении академических служащих и учащихся... При обыске никого не арестовали. Я был членом квартального комитета, и моя обязанность заключалась (в том, чтобы) будить жителей для дворовой охраны... я никого не опознавал, ни на кого не указывал из Советских работников и красноармейцев." Более того, когда кучер сообщил о. Филарету, что в конюшне скрывается один красноармеец - мусульманин, священник не выдал его, не желая быть хотя бы косвенным участником гражданской междоусобицы и принимать на себя грех в возможном пролитии крови. Священник только попросил, чтобы красноармеец покинул Академию, ввиду скорого в ней обыска. Но следователем этого услышано, конечно, не было...

Кузьмин обвинил о. Филарета еще в том, что во время юнкерского восстания в Казани, когда Кузьмин, будучи денщиком генерала Воронова, вдруг проникся сочувствием к большевизму и перерезал телефонный провод, о. Филарет, якобы заметивший сию акцию, донес на Кузьмина, тот был арестован. Священник отверг всю эту бессмыслицу с революционным подвигом молодого чекиста, заявив, что "не видел, чтобы кто-либо перерезал телеграфную проволоку". Единственно, что он сделал такого, что может ему вменить советская власть, так это то, что, когда ему "было поручено собрать с Академического двора пожертвования на нужды "Народной армии", он это исполнил. Это признание о. Филарета в том, в чем его не обвиняли, но что могло бы стать главным против него обвинением лишний раз свидетельствует в пользу безвинности православного пастыря, не бегущего собственных дел, но и не берущего на себя несуществующих вин.

Последний "свидетель", некто Виктор Труль, по партийной принадлежности "сочувствующий коммунист" сказал немного, но в духе грядущих сентенций Вышинско"... про деятельность Великанрва во время белогвардейцев я не могу ничего сказать. До этого мне приходилось с ним сталкиваться на чисто хозяйственной почве и благодаря этому (чему? — А. Ж.) могу определенно сказать, что он по своим действиям (каким?! — А. Ж) не был сторонником Советской власти".

Насколько тяжелы были дни тюремного заключение в "Набоковке" (дом Набокова по ул. Гоголя, где первоначально разместилась ЧК, и в подвалах которого проходили расстрелы; до недавнего времени на стенах этих подвалов были видны бурые пятна крови) и томительного ожидания смертного часа, видно из чудом дошедшего до нас предсмертного письма о. Филарета, адресованного ректору Академии епископу Анатолию. Письмо о. Филарета состоит из четырех частей, причем каждая следующая составлялась в невыносимом ожидании скорого расстрела. Из этого письма видно, как развивается в душе осужденного к казни священника внутренняя борьба чувства усталости и растерянности от допросов и издевательств, с чувством пастырского достоинства и христианского смирения. Смирения до самоуничижения, до "незнания за собою добрых дел", до утверждения, что вся жизнь "пройдена в одних только грехах". В этих строках и сокрушение о жизни, и покаяние о прегрешениях, содеянных в ведении и неведении, и скорбь о больной матери, которую просто убьет известие о расстреле сына, и недоумение по поводу предъявленных обвинений... Но в этих же простых, спешно записанных строках — видим мы и величие духа одного из тех тысяч священномучеников, что в страшный век всеобщей апостасии явили нам подвиг свидетельства о Христе:

1) "Сегодня в среду 23-го (cт. ст. 10/Х — 18) я переведен за решетку, это признак того, что меня подготовляют к расстрелу. Но меня одно успокаивает, что я не виноват ни в одном предъявленном мне обвинении.. Обвинения: что я выдавал и опознавал красноармейцев, подписывал смертный приговор Трулю и Морозу и т. п. Усердно прошу всех молиться обо мне. Сообщите матери при случае о моей (смерти)... Прошу Ваших молитв. Бог наказывает меня за мои грехи. Иду спокойно. Молитесь и не забывайте в Ваших молитвах многогрешного иерея Филарета".

2) (Число не помечено, вероятно, четверг). "Доживаю последние минуты. Тяжела жизнь в Набоковском подвале; смерть-то, пожалуй, и лучше. Хотел написать предсмертное прошение Зегеру (Вегеру? — А. Ж..) о выдаче моего трупа Академии для погребения, но, думаю, что бесполезно. Молитесь о мне, да простит Господь мои согрешения по Вашим молитвам, со мной вместе страдает священник из У слона, и, должно быть, одновременно со мною (предстанет. — А. Ж.,) пред Престолом Всевышнего. Начальник караула сообщил, что готовится пять могил невдалеке у Архангельского кладбища. Возьмите оправдательные документы к приходо-расходной книге, они в столе в ящике в кабинете. Пока, прощайте, дорогие и близкие.

3) (Тогда же и на том же листе) "Смерть меня не страшит, чем объяснить это? Тем ли, что я много пережил или тем, что мне уже надоел арест? И кроме того, меня поддерживает то, что из всех предъявленным мне обвинений, я ни в одном из них не виновен. Мой обвинитель —Кузьмин, которого я никогда даже не встречал. Что же касается остальных обвинителей..., то я собственно и не могу даже догадаться, чем я мог им досадить.

Молю и прошу Вас, Владыко, и всю Академическую корпорацию простить меня за все мои прегрешения, Содеянные в ведении и неведении. Не забывайте меня в Ваших святых молитвах. Вся жизнь моя пройдена в одних только грехах. Добрых дел я за собою не знаю. Простите и молитесь за многогрешного раба Божия иерея Филарета".

4) (Тогда же, там же. Здесь о. Филарет, уже совершенно спокойно, просит своего душеприказчика, епископа Анатолия, распорядиться о сообщении родным и распределении оставшихся на квартире вещей). "Удобнее всего написать письмо о мне брату, а не матери — адрес г. Краснослободск Пензенской губ., эконому Духовного училища Павлу Ивановичу Великанову. Ему можно написать все, что со мной произошло, а он уже постарается передать матери, предварительно подготовив ее. Мать уже пожилая и больная; это известие может ее убить. Ал. Дм. от меня передайте благодарность за все заботы и хлопоты обо мне. Передайте ему на память мою мягкую мебель. Ковры — в церковь, картины — передайте студентам. Сбережения, какие найдутся при помощи Правления Академии, т. е. по ревизии книг и по указанию о. Феофана, распределите так: 2/10 части сбережений — в Академическую церковь, а остальные через брата перешлите матери и сестрам, но прежде всего уплатите долги".

Вот они, бесценные свидетельства, донесшие до нас из чекистских застенков потрясение, боль и одновременно торжество несломленной веры русского пастыря, чья главная вина перед безбожной властью заключалась в том, что он был и оставался до последней минуты земной жизни православным священником, безропотно несущим свой пастырский крест на свою Голгофу...

Военно-полевой трибунал Военно-Революционного Совета 5-й армии (в лице следователя Бабкевича) вынес постановление:

"Священника Великанова Филарета Ивановича за участие в контрреволюционной авантюре чехословаков и опознании в квартальном комитете, состоя в качестве члена его, красноармейца Самарского отряда.., подвергнуть высшей мере наказания".

Лацис утвердил этот приговор 22 октября, и вскоре приговор был приведен в исполнение.

В письме (дата написания не известна) С. Талызина своему отцу, написанное из заключения, об о. Филарете сообщалось:

"Папа! Портмоне и ключи передай еп. Анатолию, и скажи ему, что свящ.. Великанов расстрелян.. Воля покойного была такова: исходатайствовать о выдаче тела для погребения, затем, имеющиеся у одних знакомых, которых (епископ) Анатолий знает, его деньги по уплате долгов переслать его матери. Покойный с должным мужеством принял свою мученическую кончину (Вместе с ним также был расстрелян свящ. В. У слон Даниил Дымов. Если же (епископу) Анатолию не удастся получить для погребения тело Великанова, то последний просил за него молиться. Фамилия знакомых, кажется, Целебрицкие. Недавно был доставлен к нам Николай Евтропов, которому предъявлено обвинение как бывшему еще в январе месяце секретарю Церковного Совета. Будьте все здоровы. Сергей" .

Дошло и еще одно, последнее, послание о. Филарета на имя о. И. (о. Иоасафа или о. Ионы), врученное 11/ХI 18-го:

"Моя предсмертная (просьба): не оставьте в поддержке моей семьи. Остается совершенно без (средств). Я жду смерти, но когда — Богу известно. Тело мое можно найти у газ(ового завода)".

Неизвестно, было ли оно вручено адресату сразу по написанию (тогда о. Филарет был расстрелян 11 ноября н. ст. 1918 г.) или же спустя какое-то время после расстрела священника. Как бы то ни было, но сердца православных казанцев хранят в себе память об о. Филарете, последнем настоятеле академической церкви, убиенном в 1918 году.

В 2000 году – по решению юбилейного Архиерейского Собора иерей Филарет великанов был причислен к лику общероссийских святых в числе других новомучеников и исповедников Российских.

Память ему совершается 29 окт./11 ноября, в день его мученической кончины, 4(17) октября - в день празднования Собора всех Казанских святых, а также - в день, когда празднуется Собор новомучеников и исповедников Российских. (http://kazan.eparhia.ru/mesyaceslov/filaret/ )

Свщмч. Александра Гривского пресвитера (1918),

Святой священномученик Александр Гривский родился 25 мая 1874 г. в погосте Болчино Порховского уезда Псковской губернии в семье протоиерея Симеона Афанасьевича Гривского. Семья, в которой он родился, принадлежала известному в Псковской губернии роду Гривских. Представители этого рода оставили заметный след в истории Псковской губернии. Они подвизались на ниве образования, народного просвещения и культуры, многие становились священнослужителями.
В семье протоиерея Симеона Афанасьевича Гривского сыновья шли по стопам отца. Протоиерей Симеон служил в Христорождественской церкви с. Чирская, преподавал Закон Божий и заведовал церковно-приходской школой. Его сыновья - Александр, Сергий и Никандр, подрастая, один за другим поступали в Псковскую Духовную семинарию. После окончания семинарии они приняли священный сан и служили священниками в разных приходах Псковской епархии. Сам глава семейства продолжал служить Святой Церкви до глубокой старости.
В годы гонений XX столетия все трое братьев-священников стали мучениками за Христа. Двое из них прославлены в лике святых новомучеников и исповедников российских. Старший в семье, священник Александр Гривский, был расстрелян ЧК в 1918году; священник Никандр Гривский, служивший в Христорождественской церкви п. Почеп Торопецкого уезда Псковской губернии (ныне Тверская обл.), был приговорен НКВД к 10 годам лишения свободы. В Соловецком концлагере он тяжело заболел и получил инвалидность. В1932 г. заключение в концлагере было заменено ему на ссылку до окончания срока. В 1938 г. НКВД санкционировал его новый арест и приговорил к 5 годам лишения свободы за «контрреволюционную деятельность». 2 октября 1940 года священник Никандр Гривский скончался в заключении в Обозерском лагпункте Архангельской обл. Священномученик Никандр Гривский прославлен в лике святых новомучеников и исповедников от Тверской епархии.
Младший из братьев, священник Сергий Гривский, настоятель Вышегородской церкви Дедовичского р-на, один из самых активных представителей духовенства своего времени, был арестован органами НКВД в 1937 г. На допросах он, не выдержав давления следствия, признал свою «вину» по ложно возведенному на него обвинению в контрреволюционной и антисоветской деятельности, был приговорен к высшей мере наказания по ст. 58 УК РСФСР и расстрелян 3 декабря 1937 г. в застенках Псковской тюрьмы. Захоронен в безвестной могиле.
Священномученик Александр Гривский образование получил в Псковской Духовной семинарии. Материальное положение семьи Гривских было далеко не блестящим: отцу протоиерею не всегда удавалось изыскать средства для оплаты обучения трех своих сыновей, и Александр часто попадал в список должников за обучение. Служба о. Александра в духовном ведомстве началась с первой ступени посвящения: в 6-м классе семинарии он был облачен в стихарь, причем происходило это в алтаре Свято-Троицкого Собора. Семинарию он закончил по второму разряду и был определен псаломщиком в церковь погоста Дубки, где служил около года. В 1900 году правящий архиерей перевел его в Христорождественскую церковь села Чирская. В этой церкви находилась чудотворная, особо чтимая псковичами икона Божией Матери Одигитрия-Чирская, явленная Русской Церкви в княжение Василия I Дмитриевича. 7 лет служил и возрастал духом будущий пастырь-мученик под сенью этой великой святыни Псковской земли.
В 1907 году Александр принял сан священника с назначением в погост Сине-Никола Опочецкого уезда, где служил около 1 года. Затем, с благословения Высокопреосвященного Арсения (Стадницкого), архиепископа Псковского и Порховского, он был переведен в с. Подоклинье к церкви Богоявления Господня. В Богоявленском храме села Подоклинья также находилась великая святыня - Ватопедская икона Божией Матери «Отрада и Утешение». Икона (копия) была пожертвована в 60-е гг. XIX столетия известным странником-слепцом Григорием Ивановичем Ширяевым, имевшим обыкновение длительно проживать после странствий у владелицы села Подоклинья, княгини Анастасии Николаевны Урусовой. Празднование иконе бывало 21 января при очень большом стечении народа.
Подоклинье располагалось на Петербургском почтовом тракте к северу от Порхова, недалеко от Никандровой пустыни, которая привлекала к себе огромное количество богомольцев, шедших поклониться мощам великого молитвенника Псковской земли прп. Никандра-пустынножителя. Сюда богомольцы хаживали пешком помолиться в течение всего года или шли «по завету». В престольные праздники и памятные дни Никандрова пустынь собирала до десяти (и даже более) тысяч богомольцев. Подоклинье находилось на пути к обители, и богомольцы останавливались здесь поклониться чтимой иконе Божией Матери и передохнуть. Отец Александр, принимая богомольцев, предоставлял им пищу и кров в своем доме. По воспоминаниям современников, семья Подоклинского батюшки была известна и уважаема также и за его попечение о странниках.
Чуть ли не ежедневно, если судить по сводке клировых ведомостей, отец Александр совершал крещения, венчания, отпевания в своем приходе, насчитывающем около 3-х тысяч человек. В семье Гривских детей не было, поэтому о. Александр мог отдаваться пастырскому служению с тем большим усердием. Богоявленская церковь неизменно собирала множество прихожан. Уровень народного благочестия был весьма высок в этой глубинке, народ любил свои святыни, и здесь традиционными были многочисленные местные праздники - в каждом селении свой. К местным православным обычаям принадлежали и т.н. «крестохождения» - посещения церковным причтом домов прихожан со святым крестом. По пути по просьбе жителей совершались остановки и служились молебны. К Подоклинскому приходу было приписано 9 часовен: 1 каменная и 8 деревянных. Известна одна из них, сохранившаяся при шоссейной дороге в Подоклинье. Она наполовину вошла в землю, но осталась неповрежденной. Проведение богослужений в часовнях и попечение об их благоустройстве также входило в круг забот Подоклинского батюшки.
Жизнь большого прихода заставляла отца Александра пребывать в непрестанной духовной бодрости и молитве. Как и всякий священнослужитель своего времени, о. Александр преподавал Закон Божий в близлежащих учебных заведениях. Он законоучительствовал одновременно в Подоклинской и Бляницкой земских школах. Кроме того, нес епархиальные послушания - был членом Правления Порховского Духовного училища. Во внимание к пастырским трудам отца Александра Духовная Консистория 6 мая 1911г. наградила его набедренником.
Супруга отца Александра - матушка Нина Симеоновна Гривская - имела хорошее образование. Она окончила курс в Институте Императрицы Марии в С.-Петербурге и занималась преподавательской деятельностью, что было в традиции семей духовенства того времени.
Наступил роковой 1917 год. Начались расправы богоборцев с «классовым врагом» - православным духовенством и церковнослужителями. Отец Александр не мог молчать, взирая на беззакония, творившиеся повсеместно. С амвона стало звучать его смелое слово в защиту веры и народных святынь, осквернявшихся представителями богоборческой власти. Его слово приобрело обличительный характер. Многим было ясно, что большевики не простят священнику его проповедей, раскрывающих суть происходящего в стране.
Так оно и случилось. Осенью 1918 года настоятель Подоклинской Богоявленской церкви был арестован и препровождей в тюрьму г. Порхова. О том, что происходило далее, можно судить по сохранившейся переписке Порховского благочинного протоиерея Евгения Лебедева с Новгородским архиереем, митрополитом Арсением (Стадницким) 18 октября 1918 года о. Евгений рапортовал Владыке: «Сим имею долг донести Вашему Высокопреосвященству, что 11 октября с.г., Порховского уезда села Подоклинье священник Александр Гривский по постановлению Чрезвычайной Комиссии Советской власти расстрелян в Порхове. После него осталась вдовою жена его Нина Симеоновна. Детей нет».
На это сообщение последовала резолюция Владыки: «Так как до настоящего времени по данному делу нет никаких сведений:
1. Запросить Чрезвычайную Следственную Комиссию г. Порхова, за какую вину расстрелян священник села Подоклинье Александр Гривский;
2. О том же запросить и протоиерея Евгения Лебедева;
3. Выразить сочувствие вдове - Нине Симеоновне Гривской».
Получив резолюцию архиерея, Новгородский епархиальный Совет послал запрос в ЧК Порховского уезда по факту гибели священника села Подоклинье.
«Чрезвычайная комиссия сообщает, - говорилось в ответе от 21 ноября 1918 года, - что священник села Подоклинье Порховского уезда Александр Гривский был расстрелян за принадлежность к контрреволюционному направлению и погромную проповедь в церкви». О том же извещал Епархиальный Совет и Порховский благочинный: «...точно неизвестно, за какую вину расстрелян священник Александр Гривский, вероятно, за проповедь противу Советской власти».
Сведения о мученической кончине отца Александра, хоть и скудные, все же дошли до наших дней.
Отец Александр при аресте был сильно избит. В его аресте принимала участие молодая женщина в черной кожаной тужурке, входящая в рабочую группу ЧК. Она была грозой местного края; о ее жестокости ходили страшные слухи, ее видели во многих местах, где совершались подобные аресты. Отец Александр не мог устоять на ногах. Он упал. Побои не прекращались. Избитый, полуживой о. Александр был поднят за руки и за ноги и брошен на подводу. Когда подвода двинулась, было видно, как содрогаются в конвульсиях ноги священномученика. Отца Александра увезли в г. Порхов.
11 октября 1918 года отца Александра расстреляли за городом, в так называемых «Песках». Подробности расстрела неизвестны. Могила священномученика Александра не обнаружена.

При аресте присутствовала матушка, Нина Симеоновна Гривская. Она едва осталась жива, потрясенная происходящим. После расстрела о. Александра она оставалась в Подоклинье и продолжала работать учительницей. Впоследствии ей пришлось скрываться как жене «служителя религиозного культа». Простые люди жалели ее, помогали, кто как мог. В случаях явной опасности прятали по разным домам. Уважаемая односельчанами, Нина Симеоновна Гривская дожила до глубокой старости и окончила свою жизнь в Подоклинье. Похоронена на местном кладбище.
Священник Александр Гривский был расстрелян одним из первых в Псковской епархии, как дерзновенный и бесстрашный пастырь, не убоявшийся обратить обличительное пастырское слово против богоборческого режима и его адептов. Он служил Святой Церкви в священном сане 11 лет. Светлая память о нем в народе Божием, несмотря на годы, жива и поныне.
Село Подоклинье, где священноиерей Александр возрос в меру святости, замечательно еще и тем, что сквозь годы беспримерных гонений, войн и пожарищ сохранило свою главную святыню - древнюю Подоклинскую Богоявленскую церковь и в ней - дивную икону Божией Матери «Отрада и Утешение».
(Святые новомученики Псковские. Жития святых священномучеников псковской епархии XX столетия.)

Свщмч. Иувеналия (Масловского), архиеп. Рязанского (1937).
http://i027.radikal.ru/0910/ac/7d527a7b1223.jpg
В миру Масловский Евгений Александрович, родился 15 января 1878 года в городе Ливны Орловской губернии в благочестивой семье дворянина Александра Масловского и его жены Анны. Во святом крещении его назвали Евгением. Одарённый природным умом, он отличался благородством, великодушием, волевым и целе-устремлённым характером. Окончил Орловскую гимназию. В гимназические годы в его парте всегда лежало Евангелие.

В 1900 году Евгений поступил в Казанскую духовную академию (где ректором в то время был преосвященный Антоний (Храповицкий)) и на II курсе — 10 февраля 1901 года — он принял монашеский постриг с именем Иувеналий в честь Патриарха Иерусалимского (память 2 июля). 25 февраля того же года он рукополагается в иеродиакона, а 31 июня 1902 года архиепископ Казанский и Свияжский Димитрий (Самбикин) посвящает его в иерея.

После окончания Академии со степенью кандидата богословия отец Иувеналий год служил в Урмийской Православной миссии в Персии, после чего получил назначение на должность преподавателя гомилетики в Псковскую семинарию, а ещё через полтора года по указу Святейшего Синода становится настоятелем Спасо-Елиазаровского Великопустынского мужского монастыря. В июне 1906 года он был возведён в сан игумена, а 16 октября назначается в первоклассный Новгородский Юрьев монастырь на должность настоятеля и на протяжении четырёх лет управляет им в сане архимандрита.

Хиротония отца Иувеналия во епископа Каширского, викария Тульского, была совершена 24 августа 1914 года в Троицком соборе Александро-Невской Лавры.

28 июля 1917 года его назначили на Тульскую кафедру.

Был участником Собора в Москве в 1917/1918 гг.

В 1923 году Владыка вместе с протоиереем Успенским и старостой Сынтарёвым были осуждены за отправление молебна перед иконой Божией Матери, найденной на колокольне Казанского храма, а за отказ отдать комиссарам церковные ценности, совет храма приговорили к трём годам лишения свободы. Всего с начала года в связи с кампанией по изъятию церковных ценностей в Туле было расстреляно и замучено более шестидесяти служителей Христа. Епископа власти вынуждены были в августе выпустить.

17 октября 1923 года Указом Священного Синода епископ Иувеналий возводится в сан архиепископа Курского. К этому времени в Курске закрыли все двенадцать домовых храмов, а остальные обратили в места увеселений и надругательств.

В феврале 1924 года был арестован по обвинению в «антисоветской агитации» и отправлен в Соловецкий лагерь и сам Владыка — к тому времени на Соловецком архипелаге находилось уже более 120 священнослужителей, 25 из которых были архиереями.

После ходатайства митрополита Сергия (Страгородского) перед властями об амнистии некоторым из заключённых священнослужителей, поданного им 7 октября 1927 года, Владыка смог вернуться из заключения. По возвращении в 1928 году он был назначен на Рязанскую кафедру и восстанавливал её после обновленческих потрясений. Рязанцы помнят его как любящего и доброго пастыря. Его молитвенная настроенность сообщалась всем присутствовавшим на богослужениях: паства и Святитель в это время были «единыя усты и едино сердце». Даже глубокой ночью прихожане спешили к своему Владыке в Иерусалимский храм на монашеские богослужения и сразу по окончании шли в собор, куда Владыка, не замечая ни времени, ни усталости, должен был придти для совершения Литургии Преждеосвящённых Даров.

В мае 1928 года митрополит Серий направил Владыку, как члена Временного Патриаршего Синода, для достижения согласия к отделившемуся от него после выхода «Декларации» авторитетнейшему иерарху митрополиту Ярославскому Агафангелу. Благодаря особой мягкости характера, Владыке удалось смягчить разрыв митрополита Агафангела с Заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием.

19 апреля 1932 года награжден правом ношения креста на клобуке.

Владыка принимал в епархию возвращающихся из ссылок священнослужителей, давая им приходы и по возможности помогая материально. В 1935 году арестованный священник из Старожиловского района иеромонах Анатолий (Купряшкин) бежал из-под стражи и около недели скрывался в доме Владыки. Так он помогал скрываться и другим. В декабре 1934 года им был пострижен с именем Фотий вернувшийся из ссылки протоиерей Александр Турлевский, будущий епископ Читинский.

22 января 1936 года Владыка был арестован и приговорён к пяти годам лагерей. Вот что значится в документах по его обвинению:

«являлся организатором и вдохновителем контрреволюционной группы духовенства, монашества и церковников, систематически с духовенством из числа арестованных вёл контрреволюционные суждения, давал установки контрреволюционного характера, в частности, о переводе Церкви на нелегальное положение, лично сам служил в церкви торжественную панихиду по бывшему русскому царю Николаю 2-му, произнес в церкви речь контрреволюционного содержания во время своего 20-летнего юбилея , он же разрешал производство тайных постригов, комплектовал вокруг церкви учащуюся молодежь...» (сохранена орфография и фразеология подлинника).

Заключение Святитель проходил в Сиблаге (Томская ж. д.), работая сторожем, счетоводом и на общих работах по десять часов в день. Летом 1937 года он был переведён в лагерь для инвалидов. 30 сентября 1937 года Святитель был осужден и приговорен к расстрелу. Владыку расстреляли в ночь с 24 на 25 октября 1937 года.

В сохранившихся его письмах из мест заточения он остаётся несломленным и бодрым духом, сообщая о себе, что в «последнее время пришлось пережить столько назидательного, отрадного, мистического» и что «отсюда у меня и бодрость духа, и мир в душе, и сознание, насколько мы ничтожны и как велика сила Божия и Его милость к нам». Даже находясь в заточении Святитель не забывал поздравить всех своих близких с праздниками и именинами.

Прославлен в Соборе Рязанских святых 10 (23) июня 1992 года Указом Святейшего Патриарха Московского всея Руси Алексия II.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Тропарь Иувеналию Рязанскому
Любимиче паствы Рязанския, / юже от нечестия и безверия ограждая, / пострадал еси даже до крове, / священномучениче Иувеналие, / молися о нас Владыце Христу, / да сохранит державу Российскую в мире и благоденствии / и спасет души наша.

Труды
Речь при наречении его во епископа Каширского 21 августа 1914 года. "Приб. к "ЦВ" 1914, № 37, с. 1615.

Это был знаменитый литургист. В период с 1925-1932 гг. он составил "Архиерейский Торжественник". Труд этот составлял шесть переплетных томов (в 3000 страниц). По мере получения литургической печатной литературы, владыка обрабатывал разные стороны богослужебной архиерейской практики. Так, например, тома V-VI заключали в себе самый разнообразный литургический материал и охватывали все детали ритуала и церемониала архиерейского служения годичного круга. Впоследствии владыка сам затруднялся розысками своих бесчисленных глав при отсутствии предметного указателя.

Поэтому он разбил свой материал по содержанию в отношении первых трех специальных частей, все остальное перенеся в IV-ю общую часть. Вот почему во многих местах его оглавления в скобках имеются пометки тома и страниц.

В древней Руси Торжественником назывались сборники торжественных похвальных слов, поучений, проповедей и житий наиболее чтимых святых, сказаний о праздниках и чудесах, предназначавшихся для чтения при богослужении. Торжественники, как и Триоди, были постные, пятидесятные (от недели мытаря и фарисея до недели всех святых) или понедельные.

В отличие от этих старинных сборников Владыка Иувеналий назвал свой труд "Торжественником архиерейским". Этим заглавием он хотел отметить то значение архиерейского служения, которое недооценивали наши современники.

Имеются прекрасные описания торжественных архиерейских служб в сочинениях известного писателя и современника Митрополита Филарета Московского и А.Н. Муравьева, в "Письмах о епископе" Е.Н. Поселянина (СПБ, 1910 г.) и др. печатных трудах. Но авторы всех этих сочинений описывают только свои впечатления о прекрасно обставленных торжественных архиерейских службах, вызывавших у верующих восторг и умиление.

Владыка Иувеналий преследовал в своем труде конечно совершенно другую цель. Его интересовала литургическая практика архиерейских служб. Он стремился увязать практику древне-русских служб архиерейских, запечатленных в Чиновниках Московского Кремлевского Успенского собора, Холмогорско-Преображенского собора (М. 1903 г.), Нижегородского Преображенского собора (М. 1905 г.), Новгородского Софийского собора (М. 1899 г.) с нашей современной церковной практикой и все это документально научно осветить и т.н. "Провинциализмы" подвести под общие единые правила для всех архиерейских служб в разнообразных их чинопоследованиях.

Насколько он достиг своей цели в этом нам не было известно. В последние годы жизни проживал в тихом Рязани, он для облегчения пользования своим шеститомным "Торжественником", отпечатал его на машинописи и составил примерный алфавитный к нему указатель.

"Торжественник" распадался на четыре части:

1 часть - О церковном священнослужении архиерейском - 141 глава.
2 часть - Месяцеслов архиерейский - 78 глав.
3 часть - Св. Четыредесятница - 70 глав.
4 часть - Общая и томы 5-6 - 127 глав.

Всего этот труд включал в себя 416 отдельных глав.

Дальнейшая судьба этого ценного наследования была трагична. В 1935 году рукопись эта находилась у его знакомых на сверке при перепечатывании и случайно погибла в огне. Горю его не было предела, когда он узнал о судьбе своего шеститомного сочинения. От такого громадного и уже вполне законченного ценного литургического исследования осталось только его оглавление, списанное в 1932 году посетителями Владыки.

В епископате за "пристрастие" к пышным службам Владыку прозвали "блистательный".

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Лк. 7, 36-50). Отчего так случилось, что Симон фарисей чтит Господа и приглашает Его к себе, но тут же увидев, что Он благосклонно допускает к Себе и грешницу, соблазняется и начинает думать: "если бы Он был пророк"?. . Оттого, что захлопотался об угощении и за хлопотами оставил здравое рассуждение о порядках Божиих. Эти две области, житейская и духовная, совсем не схожи по своим свойствам и законам. Между тем, ум наш, чем очень займется, по законам того и судить начинает. По житейским порядкам с явною грешницею нельзя иметь общение; Симон так и судит, забыв, что покаяние всех делает чистыми и грешников равняет с праведниками. Он думает, что грешнице не следует тут быть, и что Спаситель, если не отгоняет ее, то потому, верно, что не знает кто она; от этой мысли тотчас родилась и другая: если не знает, то какой же Он пророк? Словом-то он не сказал этого, а только подумал, и наружно ни в нем, ни в его хлопотах, как доброго хозяина, не произошло никакой перемены, но Господь видел его сердце и по сердцу его сделал ему вразумление. Он внушил ему, что грешникам-то и место около Него и что грешница, припавшая к Нему сердцем, больше почтила Его, чем он, почтивший Его только угощением. Внешнее вводит человека в неприятное Господу чувство праведности, а внутреннее всегда держит его в чувствах своего непотребства перед лицом всеведущего Господа.

***********************************************************************************************************************************
Господь услышит страдание твое
  "Ангел Господень сказал ей: "возвратись к госпоже своей и покорись ей... Услышал Господь страдание твое"
(Быт. 16, 9. 11)

Агарь бежала от Сары. Ей казалось невозможным терпеть ее притеснения. Но Ангел Господень повелел ей вернуться к своим обязанностям. В чаше страданий человеческих не может быть ни одной лишней капли. Легко бежать от испытания, но что же этим будет достигнуто? Не будем брать нашу судьбу в наши неумелые руки, но "смиримся под крепкую руку Божию" (1 Петр. 5, 6); и предоставим все Ему. Смиримся и тогда получим благословение свыше. Агарь дошла до отчаяния, но тут-то и раскрылась перед нею небывалая дотоле милость: Ангел возвестил ей о рождении сына Измаила.
"Измаил" в переводе означает "услышал Господь". Пусть люди будут глухи к нашим нуждам, пусть они унижают и оскорбляют нас - утешимся. Господь нас слышит. И когда Он посылает нам облегчение, Его милость настолько выше нашего страдания, что мы о нем уже не помним.
Будем же довольствоваться тем, что Господь нас слышит, и прекратим наши жалобы и наш ропот. Господь никогда не пошлет испытания, превышающего наши силы, Он Сам проведет нас через слезные воды наших скорбей. Будем во всем признавать Бога, Бога Живого, как это сделала Агарь, когда смирилась перед Ним и послушала голоса Его, зная, что Он внял ее страданию.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

72

Во славу Божию и на пользу ближнего !
25 Октября  -Память:

Иерусалимской (48), иконы Божией Матери.
http://i065.radikal.ru/0910/b8/93a2baba8293.jpg
По благочестивому Преданию Церкви, некоторые из древних чудотворных образов Божией Матери были написаны первым иконописцем, святым апостолом и евангелистом Лукой еще во время земной жизни Приснодевы. К их числу относят Владимирскую, Смоленскую и другие иконы. Считается, что образ Иерусалимской иконы был написан тоже апостолом Лукой, причем произошло это на Святой Земле, в Гефсимании, на пятнадцатый год по вознесении Спасителя на небо.

При византийском императоре Льве Великом (457—474) Иерусалимская икона была перенесена в Константинополь и помещена в храме Богоматери, именуемом «Пигий», то есть «Источник». При императоре Ираклии (575—641) город осадили скифы, он не был взят лишь благодаря всенародной молитве перед этой иконой. В память о таком чуде образ перенесли в один из главных храмов Византии — Влахернскую церковь, где он и оставался в течение почти трех столетий.

В начале Х века Иерусалимская икона попала в крымский город Херсонес, откуда князь Владимир Святой взял икону в Киев. Когда же вслед за киевлянами святое крещение и обращение в христианство приняли новгородцы, князь послал сей образ им в напутствие. Ведь «Одигитрия» и означает «Путеводительница».

Более четырехсот лет образ Богородицы пребывал в Софийском соборе Великого Новгорода. Его почитанием здесь обусловлена особая любовь к Иерусалимской иконе во многих градах и весях Русского Севера.

Композиционные особенности иконы таковы. Богоматерь с Младенцем на правой руке изображена по пояс и смотрит на обращенного к Ней Сына. Мафорий, свободно спадая с головы Богородицы, являет собой яркую, чаще красную, изнанку в отворотах. Зеркальное отражение этого иконографического типа именуется Богоматерь Грузинская — эта икона также особо почиталось в древних новгородских землях.

В середине XVI века, в правление царя Иоанна Грозного, Иерусалимская икона была взята в московский Успенский собор и помещена среди других святынь, покровительствовавших прежним удельным княжествам. Окруженная всеобщим почитанием, икона пребывала в Кремле до 1812 года, когда была захвачена французами и увезена во Францию. В Париже, в соборе Парижской Богоматери, икона хранится и по сей день.

На утешение москвичам осталось два точных списка с Иерусалимской иконы Богородицы. Первый был принесен в Кремль из церкви Рождества Богородицы на Сенях, что располагалась в жилых палатах московских царей. В Успенском соборе она помещалась за патриаршим местом. На полях этого списка были изображения святых апостолов Павла, Петра, Луки, Симона, Филиппа, Матфея, Марка, Иакова, Фомы и Варфоломея, а также святых мучеников Прокопия, Димитрия, Георгия и Меркурия.

Второй список Иерусалимского образа пребывает в никогда не закрывавшемся храме Рождества Христова в Измайлове. Его принесли сюда из соседнего Покровского собора царской усадьбы на Серебряно-Виноградском острове. Словно предчуствуя, что столица лишится первого образа чудотворной иконы, московские государи в свое время велели писать с нее списки и ставить в своих домашних храмах.

Иерусалимская икона велика в своих размерах и потому тяжела. Во время крестных ходов ее с трудом могут нести восемь человек. По бокам ее ковчега также изображены апостолы и трое мучеников. В отличие от прочих списков, на измайловском персты благославляющей десницы Спасителя сложены именословно.

Особенной любовью москвичей Иерусалимская икона из Измайлова была окружена с 1866 года, когда крестный ход с ней избавил от холеры жителей сел Нагатино, Новинки и Дьяково близ Коломенского. В прежние годы от Пасхи до 12 октября эту икону носили крестным ходом по всей московской округе. 12 октября совершался праздник Иерусалимской иконе. Ныне в измайловском храме ежевоскресно читается акафист Иерусалимской иконе Богородицы.

Еще один местночтимый список Иерусалимской иконы находился в Иерусалимском приделе московского храма Троицы в Вишняках, однако следы его утеряны. Такова же судьба и чудотворного списка Иерусалимской иконы из Троицкой Кривоозерской пустыни, что располагась прямо напротив города Юрьевца, близ устья реки Унжи (ныне Ивановская область). Эта обитель давно уже скрыта под водами Горьковского водохранилища. Кривоозерский список был написан в 1709 году иноком Корнилием, до пострижения известным под именем царского иконописца Кирилла Уланова. Список этот прославлен многими чудесами. Чудотворные списки Иерусалимской иконы имелись также на Волыни (село Онышковцы близ города Дубно), над царскими вратами Покровского собора русского Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон, в Гамалеевом Рождественно-Богородском монастыре близ города Шостка, в подмосковных Бронницах.

В центре Бронниц находится храм, построенный в 1840 году и посвященный Иерусалимской иконе Божией Матери. В этом храме до сих пор хранится точный список с московской чудотворной из Успенского собора.

Полагают, что бронницкий список был сделан еще в XVI веке и до 1771 года находился не в храме, а в кладбищенской часовне. В 1771 году икона прославилась исцелением больных моровой язвой и была перенесена в храм. В память чудес жители Бронниц решили ежегодно в 10-е воскресенье по Пасхе совершать крестный ход вокруг города. Множество чудесных исцелений произошло в холерные 1848 и 1864 годы. В 1866 году холера появилась и в Подольске. Тогда объятые страхом жители Подольска обратились к митрополиту Московскому Филарету с просьбой отпустить к ним знаменитую чудотворную московскую Иверскую икону. Однако в то время холера свирепствовала и в Москве, перед Иверской почти непрерывно служили молебны и образ возили по городу. Московский владыка благословил вместо Иверской взять известную своими чудесами Иерусалимскую икону из Бронниц. 12 августа огромная икона в двухпудовом серебряно-вызолоченном окладе была принесена в Подольск. Встречать ее вышли тысячи людей. И чудо произошло! В этот день в городе не только не было умерших, но никто даже не заболел. Холера резко пошла на спад и вскоре прекратилась. В память об этом благодарные подольчане стали ежегодно 12 августа с великим торжеством приносить из Бронниц в Подольск чудотворную икону. С нее сделали точный список и новый образ поместили в Троицкий собор Подольска.

Ежегодный сорокаверстный крестный ход с Иерусалимской иконой стал, пожалуй, одним из наиболее замечательных событий в церковной жизни Подольска.

Наиболее прославлен список Иерусалимской иконы Богородицы, дарованный святителем Московским Филаретом через посредство известного Христа ради юродивого Ивана Степановича в 1855 году Крестовоздвиженской женской обители Подольского уезда Московской губернии. В 1873 году там состоялось освящение храма во имя Иерусалимской иконы Божией Матери. Глубоко чтилась в обители и знаменитая икона Иерусалимская (Бронницкая), не раз бывавшая в этом монастыре. В 1892 году жители Бронниц в дар строящемуся в монастыре Воскресенскому собору подарили точную копию чудотворной Иерусалимской Бронницкой. Два монастырских праздника были связаны с Иерусалимской иконой: 8 августа — день перенесения образа из Бронниц и 12 октября — главный праздник чудотворной Иерусалимской.

В 1911 году обитель посетила великая княгиня Елисавета Феодоровна. Монастырь быстро приобрел в Подольском крае славу духовного, благотворительного и образовательного центра. После переворота 1917 года власти запретили крестный ход с Иерусалимской Бронницкой иконой. Недалеко от Крестовоздвиженского монастыря располагалось имение Горки, в котором поселился Ленин. Не удивительно, что обитель вскоре закрыли, а всякое упоминание о ней исчезло из печати. Но промыслительно, что она одной из первых будет вновь открыта в начале 1990-х годов. Ныне это ставропигиальный монастырь, пребывающий под прямым управлением Патриарха Московского и всея Руси. Вновь звучит здесь молитвенное пение, обращенное к Иерусалимской иконе — Наставнице, Путеводительнице всех православных христиан. (http://www.pravoslavie.ru/put/051024144602.htm)

Тропарь, глас 4
Богорадованная Владычице, препрославленная Мати щедрот и человеколюбия, всемилостивая о всем мире Ходатаице! Прилежно раби Твои ко Твоему предстательству прибегаем и ко пречудному образу Твоему со умилением, припадающе, молимся: молитву теплую Сыну Твоему и Богу нашему сотвори, о Всепетая Царице Богородице, да от всяких болезней и печалей нас Тебе ради избавит, и от грехов всяких свободив, Царствия Своего Небеснаго наследники ны покажет: велие бо и неизреченное яко Мати к Нему дерзновение имаши и вся от Него испросити можеши, едина во веки Преблагословенная.

Тропарь, глас 3
Твоего предстательства уверение и милосердия Твоего явление икона Иерусалимская нам, Владычице, показася. Пред нею же души наша в молитве изливаем и верою Тебе вопием: воззри, Милосердая, на люди Твоя, вся скорби наша и печали утоли, утешение благое в сердца наша низпосли и спасение вечное душам нашим, Пречистая, испроси.
АКАФИСТ http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … uskayikna/

Ярославской-Смоленской (1642) иконы Божией Матери.
http://s45.radikal.ru/i110/0910/86/e398ad34aef0.jpg
Ярославско-Смоленская икона Божией Матери - келейный образ архимандрита Троице-Сергиевой Лавры Антония. 12 октября 1642 года во время молитвы он услышал от иконы - Смоленской Одигитрии - голос: "Иду, иду в пределы града Ярославля, в новосозданный монастырь во Имя Мое". Архимандрит Антоний послал эту икону с иноком Германом в указанный монастырь, строящийся в лесу, недалеко от Ярославля. Чудотворная икона была поставлена в монастырском храме около алтаря.

Тропарь, глас 4:
К Богородице прилежно ныне прицетем, грешнии и смиреннии, и припадем, в покаянии зовуще из глубины души: Владычице, помози, на ны милосердовавши, потщися погибаем от множества прегрешений, не отврати Твоя рабы тщи, Тя бои едину надежду имамы.
Молитва

Рудненской (1687)иконы Божией Матери
http://www.vidania.ru/icony/img/icon_bogorodiza_3423.jpg
  Рудненская икона Божией Матери - одна из наиболее почитаемых прихожанами храма. Впервые она явилась в 1687г. в местечке Рудня Могилевской епархии. В 1689 году местный иерей отец Василий перенёс икону Богоматери в женский Киево-Печёрский монастырь. С 1712г. этот образ находится в Киевском Фроловском монастыре на Подоле. В Харьковской области, в городе Алешках, в Покровском храме находится древняя икона Божией Матери Рудненская. Этот образ был принесён из Подольской стороны священником Петром Андреевым, который, спасаясь от гонений униатов, около 1692 года, пришел с пречистым образом в Харьковские пределы.

По преданию крестьяне села Крылатское, идя на сенокос, в траве у родника нашли образ Матери Божией. Образ был помещен в часовне, специально для него построенной на роднике. Образ Рудненской Божией Матери имелся также в храме. Вскоре после закрытия храма в 1936 г., образ из часовни был расколот и сожжен одной жительницей села. Из храма иконы также сжигали на площади перед храмом. Эта и некоторые другие жительницы, помрачённые духом, шили из священных облачений юбки и ходили в них по селу. Женщина, сжегшая икону Рудненской Божией Матери, окончила свою жизнь трагично. Во время налета немецкой авиации на завод за Москвой-рекой одна бомба случайно попала в село, именно в дом к этой женщине, где она находилась с дочерью. Обе от взрыва погибли, а больше в селе от налетов авиации никто не пострадал. Несколько икон разобрали благочестивые прихожане по своим домам и спасли от гибели.

Находящаяся сейчас в храме древняя икона Рудненской Богоматери является домашней иконой жительницы Крылатского Параскевы Ивановны Мухиной. Ей писали эту икону на заказ, ещё в начале века. Сама Параскева Ивановна умерла ещё до войны. Ее дочь Варвара сохранила эту икону, и после смерти Варвары (ок. 1984г.) икона перешла к её крестнице Лидии Ильиничне Груздевой. В 1987 г. икону реставрировали, а в 1990 г. Лидия Ильинична передала ее в храм Рождества Пресвятой Богородицы. С момента закрытия храма в 1936 г. с этой иконой ездили по храмам Москвы в праздник Рудненской иконы Божией Матери, заказывали вскладчину всем селом Всенощное бдение и литургию. Служили молебен с акафистом, а воду с молебна везли на источник и выливали в колодец, освящая его.

Много священнослужителей и мирян чтило память этой иконы. Известно, что однажды в праздник иконы приезжал к источнику Святейший Патриарх Алексий I. В 1917 г. на источнике служил Патриарх Московский и Всея Руси Тихон, ныне причисленный Православной Церковью к Лику Святых. (http://www.hramkrylatskoe.orthodoxy.ru/ … aint2.html )

Калужской (1748) иконы Божией Матери.
http://s53.radikal.ru/i141/0910/6b/47ebc25091f6.jpg
Явление Калужской иконы Божией Матери произошло в 1748 году в селе Тинькове, рядом с Калугой, в доме помещика Василия Кондратьевича Хитрово. Две служанки Хитрово перебирали на чердаке его дома старые вещи. Одна из них, Евдокия, отличавшаяся несдержанным нравом, позволила себе непристойные речи. Подруга стала увещевать ее, и во время пререканий случайно обнаружила среди вещей большой сверток сурового холста. Развернув его, девушка увидела изображение женщины в темном одеянии с книгой в руках. Приняв изображение за портрет монахини и желая образумить Евдокию, она пригрозила ей гневом игумении. Евдокия же дерзко сказала: "Вот как я боюсь твоей игумении" и поддавшись раздражению, плюнула на Лик. Тот час же с нею случился припадок, и она упала без чувств. Испуганная подруга рассказала о случившемся в доме. В следующую ночь родителям Евдокии явилась Царица Небесная и открыла им :
Дочь ваша своим дерзким поступком в изображенном на полотне лице оскорбила не инокиню, но Меня, потому что это изображение есть Мой образ, чрез который, по воле Сына Моего и Бога, Я буду ходатайствовать за город ваш и жителей его. Утром объявите об этом священникам и вместе с ними помолитесь пред поруганной Моей иконой, окропите расслабленную водой, которая истекает из-под храма, и дочь ваша исцелится

Родители сделали так, как велела Матерь Божия, и Евдокия исцелилась, принеся покаяние. Икона была вставлена в раму, помещена на почётное место в барском доме.

Вскоре в том же доме слуга Прохор, долгое время страдавший глухотой, трижды видел во сне Богородицу, которая наказала ему усердно молиться перед иконой. Он так и сделал, после чего заснул на двое суток, а проснувшись, обнаружил, что здоров.

Единственная дочь помещика Евдокия тяжело заболела. Ночью ей явилась Пречистая, сказав: «Молись пред этою иконой — и получишь исцеление». Евдокия рассказала о сне родителям, и они все вместе молились и девушка исцелилась.

После этих чудодейственных событий икона с почестями была перенесена в приходской храм в честь Рождества Богородицы в селе Калужка (Калуженка).

В 1771 году в Калуге и окрестностях свирепствовала моровая язва. Жители города просили благословения архимандрита Лаврентьева монастыря Никодима принести из Калужки в город чудотворную икону. С иконой в течение трёх дней обходили все улицы Калуги, служили всенародный молебен. Чума прекратилась. В память о чудсном избавлении было установлено ежегодное празднование иконе 2 (15) сентября с крестным ходом вокруг города.

В 1812 году во время Отечественной войны икона была перенесена в город Ефремов. В конце октября после сражений под Тарутиным и Малоярославцем наполеоновское войско, отступая, направилось в сторону Калуги, но неожиданно свернули на Гжатск (ныне город Гагарин), окрестности которого были сильно разорены ими же во время наступления. Пленные позже рассказывали, что не раз им являлось видение Божией Матери. стоящей на воздухе и окруженной светоносными мужами. Видения каждый раз сопровождались победами русских войск.Окруженной небесными силами, стоящей на воздухе, ее видела крестьянка графа Разумовского Параскева Алексеева.  Об этом было доложено Александру I, император распорядился с благословления Святейшего Синода установить ежегодное празднование Калужской иконе 12 (25) октября с крестным ходом вокруг города.

28 августа 1868 года опасно заболел Оптинский старец Амвросий (Гренков). Игумен Исаакий послал в село инока с просьбой принести в Оптину пустынь Калужскую икону. Чудотворную икону доставили в монастырь. В кельях старца был отслужен молебен с акафистом Пресвятой Богородице. После молитв старец Амвросий выздоровел. В летописях Оптиной пустыни также говорится, что икону ежегодно приносили из Калуги, и совершалась торжественная служба.

В 1899 году молитвами иконе была исцелена жена коллежского асессора из Боровска. С позволения епископа Калужского и Боровского Макария икона была принесена впервые в город. На городской площади было совершено торжественное молебствие.

После революции икона была спасена от богоборцев. Она хранилась в Московской духовной академии Троице-Сергиевой лавры. При участии Патриарха Алексия II святыня была возвращена городу. Список с иконы был торжественно передан и хранится в Свято-Георгиевском соборе.

Тропарь Иконе Божией Матери Калужской:
Заступнице от враг иноплеменных Необоримая Калужския земли,
и Избавительнице от смертоносныя язвы Милостивая!
Избави рабы Твоя от всяких бед и болезней,
с верою и любовию прибегающия к чудотворней иконе Твоей,
и спаси души наша.

Кондак Иконе Божией Матери Калужской:
Не имамы песней, ниже словес,
како достойно восхваляти Тя, Мати Христа Бога нашего,
явления ради чудотворныя иконы Твоея земли Калужстей,
токмо можем вопити Тебе:
не отврати милости твоея от нас
и ниспосли ю всем притекающим к цельбоносной иконе Твоей.

Величание Иконе Божией Матери Калужской:
Величаем Тя,
Богородице Дево,
и почитаем чудотворную икону Твою,
еюже благоволила еси спасти землю Калужскую
от нашествий вражиих и всегубительных болезней.
АКАФИСТ   http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … gskayikna/

Преблагословенная Богородица не остави нас грешных , покрой Пречистым Своим омофором !! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Мчч. Прова, Тараха и Андроника (304).
http://s48.radikal.ru/i119/0910/4f/827b8bbb6e91.jpgАндроник Тарсийский
В царствование Диоклитиана и Максимиана, когда в Тарсе Киликийском начальствовал проконсул Нумерий Максим, в городе Помпеополе1 были захвачены три христианина – Тарах, Пров и Андроник и приведены в Тарс к проконсулу Максиму на суд2. Посмотрев на них, проконсул, увидев, что Тарах – человек почтенный и старый, сказал ему:

– Как зовут тебя? Ибо тебя, как старейшего возрастом следует допросить прежде других.

– Я – христианин, – отвечал Тарах.

Проконсул сказал:

– Не говори мне о нечестивой вере своей, а скажи свое имя.

– Я – христианин, – опять сказал Тарах.

Тогда Максим приказал слугам:

– Бейте его по устам и говорите: не отвечай так судье.

Тарах же, когда его били, говорил:

– Какое мне имя? Я скажу: я – христианин; это имя мне дороже имени, данного родителями моими; если же хотите и то имя мое узнать, то я своими родителями наименован Тарахом, а когда был воином, звали меня Виктором3.

Проконсул спросил его:

– Из какого ты рода, Тарах?

– Я происхожу, – отвечал Тарах, – из Римского воинского рода в Сирийском городе Клавдиополе4 и, сделавшись христианином, оставил военное звание.

Проконсул сказал:

– Ты был недостоин служить воином; однако скажи, как ты вышел из военного звания.

– Я просил начальника Публиона, – сказал Тарах, – и он отпустил меня.

Проконсул сказал:

– Пощади же старость свою и послушайся повеления царей наших, чтобы я уважал тебя; подойди и принеси жертву богам нашим, ибо и сами цари, обладающие вселенною, покланяются им.

Тарах отвечал:

– Они впали в заблуждение, прельщенные сатаною.

После такого ответа Тараха проконсул приказал слугам:

– Разбейте ему челюсти, ибо он говорит на царей, что они прельстились и впали в заблуждение. Тарах, когда его били, говорил:

– Я как утверждал, так и продолжаю утверждать, что они впали в заблуждение как люди.

Проконсул сказал:

– Оставь безрассудство свое, и принеси жертву богам нашим.

– Я Единому Богу моему служу, – отвечал Тарах, – и в жертву Ему приношу не кровь, но чистое сердце.

Проконсул сказал:

– Щадя старость твою и оказывая снисхождение, советую тебе оставить безумную веру христианскую и принести жертву богам.

– Не сделаю такого беззакония, – отвечал Тарах, – потому что люблю закон Бога моего, и не отступлю от него.

Проконсул сказал:

– Есть другой закон, который нужно исполнять, о, злая голова.

Тарах отвечал:

– Пагубен закон ваш, повелевающий вам, нечестивым, почитать камни и деревья, дела рук человеческих, и покланяться им.

Проконсул приказал предстоящим ударить Тараха в шею. Мученик, терпеливо перенося удары, говорил:

– Не отступлю от сего исповедания, которое спасает меня.

– Я заставлю тебя, – сказал Проконсул, – отвратиться от этого безумия и сделаю благоразумным.

– Делай, что хочешь, – отвечал мученик, – ты имеешь власть над моим телом.

Проконсул Максим сказал:

– Снимите с него одежды и бейте его прутьями.

Тарах же, когда его били, говорил:

– Ныне ты сделал меня поистине мудрым и благоразумным, ибо в сих мучениях я еще более уповаю на Бога и на Христа Его.

– Нечестивейший и преступный, – сказал проконсул, – ты сначала говорил, что Единому служишь Богу, а вот теперь двух исповедуешь, – Бога и Христа Его; как же ты теперь двум служишь, а наших многих богов отвергаешь?

– Я исповедую, – отвечал Тарах, – Единого Истинного Бога.

Проконсул сказал:

– Не назвал ли ты Бога и Христа Его?

Тарах отвечал:

– Христос есть Сын Божий (Един по Божеству со Отцом и Духом Святым), надежда всех христиан, и мы спасемся, страдая за Него.

Максим проконсул сказал:

– Оставь многословие и принеси жертву нашим богам.

– Я не пустословлю, – сказал Тарах, – но говорю истину, уже шестьдесят пять лет живу, веруя так, и теперь от истины не отступлю.

Стоявший там один сотник, именем Димитрий, сказал:

– Пощади себя, старик, и поклонись богам, послушайся моего совета.

– Отойди от меня, – отвечал Тарах, – со своим советом, слуга сатаны.

После сего проконсул Максим, приказав связать страдальца Христова железными цепями и бросить в темницу, сказал слугам:

– Приведите ко мне другого.

На это сотник Димитрий сказал:

– Вот, господин, он предстоит пред тобою.

Проконсул Нумерий Максим, увидев другого христианина, предстоящего пред ним, сказал ему:

– Поведай мне прежде всего имя свое. Предстоящий отвечал:

– Первейшее и почетнейшее мое имя – христианин, а другое имя, данное людьми, – Пров.

Проконсул спросил:

– Из какого ты рода, Пров?

– Отец мой, – отвечал Пров, – был из Фракии, а рожден я в Пергии Памфилийской5, и я христианин.

Проконсул Максим сказал:

– Никакой пользы тебе нет от сего имени; послушайся меня, принеси жертву богам, и ты получишь почесть от царей и станешь нашим другом.

Пров отвечал:

– Я ни от царей чести не хочу, ни дружества твоего не желаю, ибо у меня было немалое богатство, которое я оставил, чтобы служить Богу Живому.

Проконсул сказал:

– Разденьте его и, разложив, бейте суровыми жилами. Когда святого били, Димитрий сотник сказал ему:

– Пожалей себя; разве ты не видишь, что кровь твоя течет по земле.

– Тело мое, – отвечал Пров, – в ваших руках и вы мучайте его, а мне мучения служат елеем.

Проконсул Максим сказал:

– Оставишь ли ты безумие свое или окаменеешь в своем упорстве?

– Я не суетен, – сказал Пров, – но гораздо мужественнее вас, ибо для мужества имею основание в Господе.

Тогда проконсул сказал слугам:

– Поверните и по чреву бейте его.

При этом жестоком мучении Пров воскликнул:

– Помоги мне, рабу Твоему, Господи! Проконсул сказал слугам:

– Когда бьете его, спрашивайте: где помощник твой? И когда слуги спрашивали его, Пров говорил:

– Помогает мне Господь и поможет, и я настолько презираю мучительства твои, что не склонюсь пред твоею волею.

Максим проконсул сказал:

– Посмотри на тело свое, злосчастный, ведь, кровью твоею покрылась земля.

– Знай, – отвечал Пров, – что когда тело мое страдает за Христа, тогда душа моя исцеляется и оживляется.

Приказав перестать бить святого, судья сказал: – Свяжите ему цепью руки и ноги и бросьте его в темницу, и никого не допускайте к нему, чтобы никто о нем не заботился.

После сего, по приказанию проконсула, представлен был на суд третий христианин. Опрошенный об имени, он отвечал:

– Я – христианин.

Проконсул сказал:

– Те, которые были раньше тебя, никакой пользы не получили от сего имени, и тебе следует отвечать иначе.

Он сказал:

– Обычное мое имя – Андроник. Проконсул Максим сказал:

– Из какого ты рода, Андроник?

– Я из почтенного рода, – отвечал Андроник, – сын одного из первейших граждан Ефесских.

Проконсул Максим сказал:

– Пощади себя и послушайся меня как отца; ибо прежде тебя бывшие здесь и говорившие неразумное, ничего не приобрели себе, а ты принеси жертву богам, которые суть владыки и отцы наши.

– Справедливо ты назвал их отцами, – сказал Андроник, – ибо отец у вас – сатана, а вы – сыны диавола, совершающее дела его.

Проконсул Максим сказал:

– Ты – юноша, и бесчестишь меня! Разве не знаешь, что уже приготовлены тебе великие мучения?

– Ты считаешь меня, тиран, – отвечал Андроник, – настолько безумным, что будто я окажусь недостойным прежних страдальцев: я готов на всякие муки.

Мучитель сказал:

– Обнажите его и, привязав, повесьте.

Сотник Димитрий сказал Андронику то же, что и первым двум:

– Злосчастный, послушай, что тебе приказывают, прежде чем плоть твоя не отпадет от костей твоих.

– Лучше пусть погибнет тело мое, – отвечал Андроник, – лишь бы вы не сделали душе моей того, что хотите.

Проконсул Максим сказал:

– Уступи нам и принеси жертву богам, прежде чем не погибнешь.

– От юности своей, – отвечал Андроник, – я никогда не служил идолам, и теперь не принесу им жертвы.

Проконсул Максим сказал:

– Терзайте тело его.

Стоявший там сотник другого отряда, Анксий, сказал Андронику:

– Послушайся проконсула; я отец тебе по летам и добрый совет даю тебе.

– Стар ты, – отвечал Андроник, – а разума не имеешь, – Даешь мне такой совет, чтобы я поклонился камню и принес жертву бесам.

Во время истязаний святого мученика, проконсул говорил:

– Злосчастный, разве ты не чувствуешь страдания при таких мучениях? Почему же ты не пощадишь самого себя и не отступишь от той пустой веры, которая не может спасти тебя?

– То, – отвечал Андроник, – что ты называешь безумной верою, для имеющих надежду в Господе есть исповедание самое дорогое, твое же временное мудрствование готовит вечную смерть.

Проконсул спросил:

– Кто тебя научил такому безумию?

– Слово Божие, – сказал Андроник, – которое живит и которым мы оживляемся, имея на небесах Господа, надежду воскресения нашего.

Проконсул Максим сказал:

– Оставь безрассудство свое прежде, нежели подвергну тебя жестоким мучениям, которые приготовлены для тебя.

– Тело мое, – отвечал Андроник, – лежит пред тобою; власть твоя: делай, что хочешь.

Проконсул сказал:

– Как можно сильнее бейте его по устам. – Пусть Господь видит, – отвечал Андроник, – и да судит тебя, что ты мучишь меня, как человекоубийцу.

Проконсул сказал:

– Ты царских повелений не слушаешь и ни во что ставишь суд мой.

– Я терплю сии страдания за то, – ответствовал Андроник – что уповаю на Бога и надеюсь на Его милосердие и правду.

Судия возразил:

– Так разве согрешили цари? Ты достоин смерти.

– Согрешили они действительно, – отвечал Андроник, – ибо если захочешь рассудить здравым умом, то узнаешь, что приносить жертвы богам – великий грех и беззаконие.

Тогда мучитель сказал бьющим:

– Оборотив оружие, колите ему бока.

Андроник же повторял:

– Вот, я перед тобою: предавай же тело мое каким тебе угодно мучениям.

Во время сего мучения Андроник промолвил:

– Закалилась ранами плоть моя.

– Медленными страданиями, – сказал мучитель, – истреблю тебя.

– Я не боюсь твоей угрозы, – отвечал Андроник, – разум мой выше замыслов злобы твоей; потому и пренебрегаю мучениями.

Тогда мучитель сказал слугам:

– Наденьте на него оковы и, заковав ему ноги, держите его под стражею.

По прошествии некоторого времени, проконсул Нумерий Максим опять сел на судилище, и христиане поставлены были на допрос6. И сначала Тараха, как старейшего летами, судья принуждал к языческому жертвоприношению, обещая ему почести. Когда же Тарах не только не повиновался, но и сурово отвечал судье, тогда тот приказал сокрушить уста его камнями и выбить ему зубы; затем сказал слугам:

– Принесите огонь и, протянув руки Тараха, положите на них.

Тарах же сказал:

– Не боюсь я временного огня твоего, а боюсь как бы, уступив тебе, нечестивцу, я не впал в огонь неугасаемый.

И когда положен был огонь на руки его, проконсул сказал:

– Вот сожигаются огнем руки твои; почему же ты не оставишь безрассудства своего и не принесешь жертвы богам?

– Ты хочешь, – отвечал Тарах, – привести меня своею жестокостью к такому безрассудству, чтобы я подчинился твоей воле; но знай, что я, с помощью Бога моего, с твердостью готов претерпеть все мучения, какие ты мне готовишь.

После сего проконсул велел повесить его вниз головою и развести под ним огонь, а затем вливать в ноздри его крепкий уксус, смешанный с солью и горчицей. Мучил он различным образом и Прова, также и Андроника, – биением, жжением, строганием острыми железными орудиями и посыпанием ран солью; но, не достигнув никакого успеха, велел до утра стеречь их в оковах.

Утром проконсул сказал сотнику Димитрию:

– Зови ко мне нечестивых христиан.

Сотник сказал:

– Вот они предстоят пред тобою, господин.

– Неужели еще не истерзали тебя, – сказал проконсул Тараху, – мучения, раны и оковы? Послушайся меня, Тарах, и оставь свою веру, которая бесполезна для тебя; принеси жертву богам, чрез коих все произошло.

– Как могли, – отвечал Тарах, – устроить мир те, коим уготован огонь и вечные муки, – и не только им, но и всем, исполняющим их волю.

Проконсул продолжал:

– Перестанешь ли ты злословить, нечестивец? Разве не знаешь, что за бесстыдные слова твои тотчас сниму с тебя голову, и таким образом скорее получишь конец мучениям?

Тарах же отвечал:

– Вначале было у меня такое желание, чтобы скорою смертью сокращены были мои страдания; а теперь продли мне мучения, чтобы возрастал о Господе подвиг веры моей.

– С тобою, – сказал проконсул, – и друзья твои должны страдать и умереть, по закону.

Тарах отвечал:

– Безумно ты говоришь, обещая нам смерть, ибо умирают только те, которые делают зло, а мы, неведующие зла, но страдающие за Господа нашего, ожидаем получить от Него воздаяние.

– Преступный и негодный, – сказал проконсул, – какого воздаяния вы ожидаете, живя худо и беззаконно?

– Не следует тебе, язычнику, знать, – отвечал Тарах, – какое Господь уготовал нам на небесах воздаяние, ради которого мы терпим яростный гнев твой.

– Имеешь ли ты право, – сказал Максим, – так смело говорить со мною, как будто ты – друг мне?

Тарах отвечал:

– Я – не друг тебе, но говорить имею право и никто не может запретить мне сие, когда Бог укрепляет меня.

– Право твое, – сказал Максим, – которое ты имеешь, я уничтожу, нечестивец!

Тарах отвечал:

– Никто права сего отнять у меня не может, ни ты, ни цари твои, ни отец ваш – сатана.

Проконсул Максим сказал:

– Свяжите его, потому что он безумный.

– Если бы я был безумный, – отвечал Тарах, – склонился бы к нечестию твоему.

Когда святой был связан, проконсул сказал:

– Принеси жертву богам, прежде чем не подвергну тебя мучениям по делам твоим.

– Делай, что хочешь, – отвечал Тарах, – хотя не следует тебе подвергать меня обычным мучениям, потому что я был воином; однако, чтобы ты не подумал, будто я боюсь мучений и хочу покориться воле твоей, обрати на меня все ухищрения твоей злобы.

Проконсул сказал:

– Воины всегда приносят жертвы богам за здравие царей своих и удостаиваются заслуженной ими чести, а ты самый дурной из всех, потому что бежал из военного звания, и не хочешь принести жертвы; за то тебе готовятся жесточайшие мучения.

Тарах сказал:

– Зачем ты сердишься? Говорю тебе, – делай, что хочешь, нечестивец!

– Не думай, – сказал Максим, – что я одним разом погублю тебя, я не перестану мучить и истощать тебя, а останки тела твоего отдам зверям на растерзание.

– Не обещай на словах, – сказал Тарах, – но на деле поскорее исполни то, что хочешь делать.

Максим сказал:

– Ты думаешь, что по смерти твоей какие-нибудь женщины с благовониями похоронят тело твое; но я постараюсь о том, чтобы в конец уничтожить твои останки.

– И теперь, – отвечал Тарах, – и по смерти над телом моим делай, что хочешь.

– Сначала принеси жертву, – сказал Максим.

– Безумный, – сказал Тарах, – я говорил много раз, что не принесу.

Тогда мучитель Максим сказал слугам:

– Избейте ему лицо и уста.

Когда слуги били Тараха, он говорил:

– Лицо мое ты обезобразил, но за то душу мою оживил.

– Несчастный, – сказал мучитель, – оставь безумные мысли свои и принеси жертву богам, чтобы избавиться от сих мучений.

Тарах отвечал:

– Ты считаешь меня безумным потому, что я, надеясь на Господа, уверен в том, что буду жить на небесах; но ты, угождая плоти, живешь временно, а душу свою погубишь на веки.

Тогда проконсул сказал слугам:

– Раскалите железо и приложите к его челюстям. Терпя такое мучение, Тарах сказал:

– Если что и большее сделаешь, не принудишь раба Божия принести жертву богам.

Затем судья велел принести бритву, отрезать мученику уши и содрать с головы кожу, а на голову положить горящие уголья. Тарах же говорил:

– Если и со всего тела моего прикажешь содрать кожу, не отступлю от Бога моего, Который укрепляет меня в перенесении орудий злобы твоей.

Когда все это происходило, проконсул сказал:

– Соберите железные орудия и, раскалив их еще более, подложите ему под мышцы!

Тарах же, терпя сие, говорил:

– Да видит сие Господь с небеси, и да судит тебя!

Проконсул спросил:

– Какого Господа призываешь ты, преступный?

– Того, Коего ты не знаешь, – отвечал Тарах, – Того, Кто воздаст каждому по делам.

Тогда проконсул велел взять Тараха под стражу, а на допрос привести другого. Когда привели к проконсулу Прова, то сотник Димитрий сказал:

– Вот, господин, пред тобою предстоит Пров.

– Советую тебе, Пров, – сказал проконсул, – не подвергать себя прежним мучениям, ибо те, кои прежде тебя упорствовали, раскаялись в том; а ты теперь принеси жертву, и будешь почтен и от нас, и от богов.

Пров отвечал:

– У нас единомыслие, и мы единым сердцем работаем Богу; не надейся услышать от нас что-либо другое, ибо ты уже слышал и видел, что не можешь отвратить нас от Бога. Вот, я теперь предстою пред тобою и не боюсь твоих угроз; чего еще ждешь более?

– Вы согласились, – сказал проконсул, – в злобе своей отвергнуть богов.

Затем, приказывая связать и повесить его вниз головою, он продолжал:

– Пощади свое тело, пока еще не мучен; ибо видишь, какие мучения приготовлены тебе.

– Делай, – отвечал Пров, – что хочешь; все то зло, какое ты приготовил для меня, будет в утешение душе моей.

Проконсул сказал слугам:

– Раскалите прутья и опалите ему бока, чтобы не безумствовал.

Пров же говорил:

– Насколько ты считаешь меня безумным, настолько я премудр в законе Господнем.

Опять сказал проконсул слугам:

– Раскаленные прутья воткните в спину его.

Пров же, претерпевая сие, говорил:

– Пусть видит с неба Господь мое смирение и терпение! После сего мучитель, повелев принести жертвенного мяса и вина, сказал:

– Влейте вино и вложите мясо в уста его.

Когда слуги делали сие, Пров сказал:

– Да видит Господь с высоты престола Своего сие мучительство и сотворит приговор над судом твоим!

– Много пострадал ты, злосчастный, – сказал судья, – а вот все же принял идоложертвенную пищу.

– Ничего важного, – отвечал Пров, – ты не сделал, причинив мне насилие; Господь знает мою волю.

– Ты, – сказал судья Максим, – и ел и пил жертвенное.

– Господь знает, – ответил на сие Пров, – и видит насилие, которое я терплю.

Проконсул Максим сказал:

– Раскаленными прутьями колите голени его.

Пров же повторял:

– Ни огонь, ни мучения, ни отец твой – сатана не могут отторгнуть раба Божия от исповедания Его.

– Раскалите, – сказал проконсул, – острые гвозди и вбейте их в руки его.

– Благодарю Тебя, Господи, – сказал Пров, – за то, что и рукам моим дал Ты страдать за Имя Твое.

Проконсул сказал:

– От многих мучений ты лишился ума.

– Большая власть твоя, – отвечал Пров, – не только сделала тебя безумным, но и ослепила, ибо ты сам не знаешь что делаешь.

Проконсул сказал:

– Изувеченный, ты смеешь мне говорить такие слова? Так как я оставил целыми глаза его, то – выколите ему их.

Когда сие было исполнено, Пров сказал:

– Хотя ты и отнял мои телесные очи, но никогда не сможешь отнять живых очей веры.

Проконсул сказал:

– После таких мучений, надеешься ли быть живым? Или думаешь, что мы оставим тебя умереть спокойно?

– Для того я и подвизаюсь, – отвечал Пров, – чтобы совершать доброе и целое исповедание и быть умерщвленным тобою без милосердия.

Тогда проконсул сказал слугам:

– Возьмите его отсюда и, связав, стерегите под стражею, чтобы кто-нибудь из знакомых его не пришел к нему и не почтил его за безбожное непокорство.

После сего он сказал:

– Представьте мне Андроника.

– Вот он, – отвечал сотник, – предстоит пред тобою, господин.

И сказал проконсул Андронику:

– Принеси жертву богам, и получишь освобождение от оков.

– Не будет того никогда, мучитель, – отвечал Андроник,– чтобы я сделал что-либо противное закону Бога моего.

Проконсул сказал:

– Ты беснуешься, Андроник.

– Если бы я бесновался, – ответил Андроник, – то послушался бы тебя; но, исповедуя Господа моего, не беснуюсь, – а ты сам бесноват и слеп, так как творишь бесовские дела.

Тогда проконсул сказал слугам:

– Наделайте пучков из рогожи, пропитайте их маслом и сожгите на чреве его.

И тотчас слуги, обнажив Андроника и разложив его на земле, зажгли на чреве его множество мочала, пропитанного маслом. Он же говорил:

– Если и всего сожжешь, не победишь меня, нечестивец, ибо стоит предо мною укрепляющий меня Господь, Коему я служу.

Проконсул сказал:

– Раскалите прутья и вложите между перстами его.

Андроник же говорил:

– Безумный враг Божий, ты весь исполнен бесовских замыслов; ты видишь тело мое, истощаемое от твоего мучительства, и думаешь, что я боюсь тебя; я имею при себе Христа Сына Божия и пренебрегаю тобою.

– Беззаконник, – сказал проконсул, – ты не знаешь, Кого зовешь, – Человека, Который был казнен Понтием Пилатом и о мучении Которого существуют письменные акты.

– Умолкни, нечестивец, – отвечал Андроник, – ибо не следует тебе говорить о Нем худо.

Проконсул сказал:

– Какая тебе польза надеяться на Того Человека, Которого ты называешь Христом?

– Поистине большая польза, – отвечал Андроник, – и великая награда, почему все сие и переношу с терпением.

Тогда проконсул сказал слугам:

– Откройте ему рот и вложите туда жертвенного мяса и влейте вина.

Когда так сделали, Андроник сказал:

– Господи, Господи! Посмотри на насилие, которое я терплю.

Проконсул сказал:

– Доколе ты будешь страдать, подвергаясь мучениям? Ведь вот уже вкусил ты от жертвы богам нашим.

Андроник сказал:

– Да погибнут поклоняющиеся идолам, ты и цари твои!

– Ты поносишь, злая голова, царей, – сказал проконсул, – которые надолго умиротворили мир.

– Я проклял губителей и кровопийц, – отвечал Андроник,– нарушающих мир, которых Господь крепкою рукою Своею низложит и истребит.

Тогда проконсул сказал слугам:

– Вложите железо в рот его, и зубы ему выбейте, богохульный язык его вырежьте, чтобы не хулил царей, и сожгите язык его. И сделали слуги все, что приказано было мучителем. После сего Андроник отведен был под стражу.

Этим оканчивается сказание о страдании св. мучеников, заимствованное из судебных записей, сделанных писцами в то самое время, когда святые были пытаемы и мучимы; о прочих же страданиях и смерти святых, три благочестивые мужа: Макарий, Феликс и Берий, смотревшие на кончину святых мучеников, написали в своем послании к верующим следующее7:

«Нумерий Максим, проконсул Киликийский, призвав Терентиана, жреца Киликийского, велел на утро приготовить в тысяче шагах от города амфитеатр8, на котором предположено было отдать мучеников на съедение зверям. Когда амфитеатр был наполнен народом, пришедшим посмотреть мучения, прибыл и Максим смотреть на зрелище, а мы9 в скрытом месте стояли и смотрели с большою боязнью. И вот сначала отданы были на съедение зверям другие осужденные, коих было множество; затем Максим велел воинам ввести христианских мучеников – Тараха, Прова и Андроника. Воины заставили людей донести мучеников на плечах, ибо от многих ран они не могли ходить. Мы же, когда увидели их несомыми на зрелище, отвернувшись, заплакали. И брошены были святые среди арены. Тогда напал страх на всех и стали роптать на Максима за такой его суд; и многие с того зрелища разошлись, понося Максима и зверскую его лютость. Увидев это, Максим велел предстоящим воинам заметить ушедших, чтобы ему после расследовать виновность их.

И вот приказал он выпустить зверей на мучеников, и когда те не прикоснулись к ним, велел бить устроителей зрелища, требуя от них, чтобы они выпустили зверей самых лютых. Выпущен был медведь, который в тот день умертвил трех человек; и когда он подошел к Андронику, сел и начал лизать раны его. Андроник же стал раздражать его, чтобы он его съел, но тот был кроток. Разгневанный проконсул приказал копьеносцам убить медведя. Тогда Терентиан, боясь проконсула, поспешил выпустить на мучеников львицу, которая прислана была из Антиохии. Выпущенная на арену, львица бегая вокруг, страшно напугала собравшихся зрителей, но, подойдя к мученикам, преклонилась и легла пред Тарахом. Он, достав ее рукою своею, тащил ее, чтобы, таким образом раздраженная, она съела его; львица же оставалась при Тарахе кроткою как овца.

Видя сие чудо, народ поднял большой крик. Пристыженный и раздраженный этим чудом, проконсул велел своим слугам раздразнить львицу, но она, сильно рыкая, пошла к дверям и начала грызть их зубами. Весь народ, в страхе, кричал:

– Отворите львице, ибо уже и двери сломались.

Тогда Максим, разгневавшись, призвал Терентиана и велел убить святых мучеников. Тарах, Пров и Андроник были заколоты мечами и рассечены на части, и так скончались10. Уходя со зрелища, Максим оставил десять воинов стеречь тела мученические, приказав положить их с трупами нечестивых, чтобы они не были узнаны и унесены христианами. Мы же, видя сие, молили Господа подать нам благоприятное время, когда бы можно было тайно взять их. После сего, подойдя ближе, мы увидели сторожей ужинающих и огонь, разведенный для ночной стражи; тогда, преклонив колена, молили Господа и Христа Его, чтобы Он исполнил наше желание, – послал с неба помощь и дал нам тела святых. Внезапно сделалось землетрясение, с громом, молнией и дождевой бурей. Мы опять помолились и, приблизившись к телам, нашли огонь угасшим, и не было ни одного из воинов, ибо они убежали от дождя и бури. Тогда мы подняли к небу руки, с молением, чтобы Господь особым знаком открыл нам мощи святых мучеников, так чтобы можно было узнать их среди множества прочих трупов. Ночь же была очень темная. Вдруг три свечи, точно звезды, явились над мощами святых. Взяв тайно мощи святых мучеников, мы ушли, в предшествии тех свечей небесных. Следуя за ними, зашли мы на другую сторону горы, – и свечи небесные стали невидимы. Найдя там выкопанную в скале пещеру, мы положили в ней тела святых, и вход крепко заделали, чтобы они не были найдены кем-либо из неверных11. После сего, пошли мы в город узнать, что делается, и услыхали, что стражи убиты Максимом. Мы же возблагодарили Господа нашего Иисуса Христа, живущего во веки веков.

Я – Макарий, Феликс и Герий – хотим провести здесь остальное время жизни нашей, чтобы здесь вместе с св. мучениками погребены были тела наши. Души же наши да сподобятся на небе насыщаться вечною жизнью со святыми страдальцами. А тех, кого мы к вам отправляем с сим посланием, приимите с почтением, ибо они суть рабы Господа нашего Иисуса Христа. Умоляем вас поминать нас в молитвах. Да будет с вами благодать Божия. Аминь».

Тропарь, глас 5:
Святых мученик исправлением небесныя силы прудивишася, яко в теле смертнем безтелеснаго врага силою креста, подвизавшеся добре, победиша невидимо: и молятся Господу, помиловатися душам нашым.

Кондак, глас 2:

Троицы нам славу явиша, доблии Христовы оружницы и мученицы, с Тарахом Пров же и Андроник: обличиша бо все мучителей безбожие, верою доблественне страдальчествовавше.
______________________________________________________________________
1 Помпеополь – иначе Солы – значительный древний город Киликии; в настоящее время от него остались лишь развалины.
2 Приведенные ниже сказания о страданиях св. мучеников – подлинные акты мучеников, которые, как видно из письма христиан города Аназарва (в Киликии), где претерпели кончину св. мученики, к христианам города Иконии, приобретены аназарвскими христианами через одного посредника за 200 динариев (40 руб. слишком).
3 Виктор с греческого – значит победитель.
4 Клавдиополь – город Исаврии, составлявшей часть Киликии.
5 Пергия – город в Малой Азии.
6 Второй допрос св. мучеников происходил в Мопсуестии – городе области Киликии в Малой Азии.
7 Указание относительно кончины св. мучеников находится также в Послании аназарвских христиан.
8 Амфитеатр – овальное, открытое здание, предназначенное для боя зверей и людей. В самой средине помещалась, усыпанная песком, арена (место, где происходили сами побоища). Кругом арены шла ограда. Позади этой ограды возвышались ступеньками ряды скамеек для публики.
9 Речь идет от лица христиан.
10 Кончина святых мучеников относится к 304 году.
11 Велика была слава мучеников в древности. Епископ Мопсуестии Авксентий II, в половине V века, выстроил в этом городе храм во имя этих святых мучеников и, получив из Аназарва части мощей их, положил их в этом храме.

Прп. Космы, еп. Маиумского, творца канонов (ок. 787).
Из кратких жизнеописаний преподобного Космы известно, что он около 676 года сиротой был взят на воспитание и усыновлен богатым придворным халифа в Дамаске. Есть указания, что Косма родился в Иерусалиме, где и погибли его родители. Вельможа воспитывал его вместе со своим сыном Иоанном. Оба — и Иоанн, и Косма — получили образование у одного сицилийского монаха-грека, выкупленного из плена тем же вельможей. По свидетельству Четиих Миней святителя Димитрия Ростовского, этот воспитатель двух юношей, тоже Косма, знал грамматику и диалектику, философию и арифметику, а также астрономию, богословие и музыку. Все свои знания этот Косма-монах передал своим юным воспитанникам и, завершив их образование, удалился в Лавру преподобного Саввы Освященного под Иерусалимом. Друзья и нареченные братья жили в Дамаске, где Иоанн занимал высокий пост при дворе халифа. В 732 году после несправедливого оклеветания Иоанна Дамаскина братья удалились в ту же Лавру преподобного Саввы, где жил их наставник — старец Косма. Здесь Косма, побратим Дамаскина, разделял его ученые труды и составлял духовные песни.

В 743 году Косма был поставлен во епископа города Маиумы, или Констанции, находящегося в Палестине, близ Газы. После поставления во епископа преподобный Косма не терял своих братских отношений с Иоанном Дамаскиным. В "Историческом учении об отцах Церкви" Филарета, архиепископа Черниговского и Нежинского, мы находим указание, что преподобный Иоанн Дамаскин, посылая письмо преподобному Косме с приложением своего "Источника ведения", писал: "К пастырю преподобнейшему и богоугоднейшему отцу Косме, святейшему епископу Маиумскому, о Господе радоватися". До последних дней жизни преподобного Иоанна Дамаскина преподобный Косма оставался его другом и сотаинником, убеждал Иоанна писать в защиту Православия против иконоборцев и сам писал послания. Преподобный Косма пережил своего друга и мирно скончался около 787 года, дожив до глубокой старости.

Творчество преподобного Космы Маиумского всегда высоко оценивалось церковными деятелями. Так, Иерусалимский патриарх Иоанн свидетельствует о преподобном Косме, что он "составил для Церкви сладкие стройные песни, представляя в то же время из себя самого стройную псалтирь Духа Святаго". В греческой службе, посвященной преподобному Косме Маиумскому, читаем следующие строки: Начальника песнопевцев, равнаго учителям, правый образ духовных песней гармонических, трубу доброгласную... Коему песнями хочу... украшать .

Ссылаясь на свидетельство Свида, архиепископ Черниговский Филарет пишет: "Косма... муж высокий; дышит мусикийскою гармониею; песненные каноны Иоанна и Космы не имели себе равных между гимнами других песнопевцев..." . Сохранилось свидетельство некоего схолиаста, восклицающего: "Говоря о Косме, разумею лиру" .

Таково свидетельство прежних веков о деятельности преподобного Космы Маиумского. Основное во всех этих сохранившихся мнениях — признание в Преподобном песнописце великого лирического дарования, свидетельство о сладости и стройности его песнопений, утверждение, что и сам творец этих песнопений — труба доброгласная и лира.

В каноне Минеи, посвященном преподобному Косме на день его преставления, 12 октября, имеются также красноречивые свидетельства качества духовных песен Преподобного. Песньми красными,— читаем мы в 3-й песни канона,— к песнословию Христову возвеселил ecи Невесту (то есть Церковь), ясно изложив Христовы Божественныя тайны . В 4-й песни эта высказанная мысль детализируется в ряде тропарей: Предочистив око твоего сердца страстнаго смущения, Космо иерарше, пение воспел ecи красное и спасительное, и Церковь просветил ecи; Недугующую, всеблаженне, Церковь хульными веленьми Копронимовыми и буесловыми, исцелил ecи писаньми; имиже сладкопесненно песнопел ecи .

В последующих песнях канона Преподобному прославляются отдельные его праздничные каноны. Так, в песни 5-й читаем: Песни дивныя сладостно поя, воспел ecи неизреченное Владычне, еже из Девы Пречистым рождество, священнейше . В песни 6-й: Словеса твоя яко сот сладкий явишася, благочестивых сердца веселяща, поющих Крещение Спасово, Сретение же Симеоново и отпущение .

Особо отмечен канон Вербного воскресенья: Не словесы, но вещми ты представил ecu востание, блаженне, Лазарево из мертвых, и детей хваление, и зависть иудейскую в песнех .

Чтобы не перечислять все, изображенное в каноне преподобному Косме, отметим, что изъяснено в нем каждое из его творений и все чувства как бы суммированы в возгласе тропаря: Воистинну язык твой трость книжника скорописца, отче, бысть Святаго Духа, писавший великая чудеса слова . Поистине слова преподобного Космы — великая чудеса слова! Об этом необходимо сказать в нашем анализе творчества Преподобного.

Канон Преподобному венчается следующими определениями кондака: Украшен добродетельми, Космо богодухновенне, Церкве Христовы украшение был ecи: песнъми бо украсил ecи сию, блаженне . Воистину преподобный Косма — украшение Церкви, ибо и самое имя его, помимо того, что знаменует КОСМОС, МИР, означает также и УКРАШЕНИЕ.

Богу угодно даже посреди смут и смятений сохранять отдельные души, которые являются утешением, украшением, утишением, умирением мира и Церкви. Таким человеком был преподобный святитель Маиумский Косма.

Исследователи последнего времени, из которых должны быть названы профессор Московской Духовной Академии А.П. Голубцов; упоминавшийся нами выше автор обширного труда об отцах Церкви Филарет, архиепископ Черниговский и Нежинский; профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Е.И. Ловягин; И.А. Карабинов и ряд других, говорят о преподобном Косме как о выдающемся гимнографе.

А.П. Голубцов указывает, что преподобный Косма вместе с Иоанном Дамаскиным возглавил группу песнописцев, принадлежащих Иерусалиму и находящихся в "особенно близкой связи с Лаврою святого Саввы Палестинского". Эта группа песнописцев известна под именованием иерусалимской, или савваитов.

Архиепископ Черниговский Филарет свидетельствует о "торжественности и священных восторгах" некоторых наиболее прославленных канонов преподобного Космы Маиумского. "По отношению к сим песням,— пишет преосвященный Филарет,— святой Косма преимущественно достоин имени трубы доброгласной". Ссылаясь на свидетельство византийского историка Георгия Кедрина, архиепископ Филарет называет святых Иоанна Дамаскина и Косму "сочинителями мелодий, напевов для церковных песней", а Косму еще, по слову церковной службы, "начальником песнопевцев".

Профессор Е.И. Ловягин, разбирая каноны святителя Космы Маиумского, останавливается как на подробном содержании каждого канона, так и на их строении со стороны церковной мелодии. Он указывает, к примеру, что канон на Рождество Христово "писан мерного прозою" и по напеву принадлежит к 1-му гласу, "который по свойству своему есть самый торжественный, радостный и величественный из всех восьми гласов, употребляемых в Православной Церкви".

О каноне преподобного Космы на Сретение Господне Е.И. Ловягин говорит, что "писан он языком прозаическим, размеренным и приспособленным к пению по 3-му гласу, отличающемуся торжественной плавностью и умилительною трогательностью своего напева". А творца канона, преподобного Косму, Е.И. Ловягин именует "мудрым писателем канона". В других местах он называет Косму "вдохновенным песнописцем", "знаменитым церковным песнописцем" и т. п.

Наибольшей похвалой профессор Е.И. Ловягин, как, впрочем, и другие исследователи, удостаивает канон преподобного Космы на Неделю ваий (Вербное воскресенье). "И по содержанию своему, по господствующему в нем чувству и блестящему выражению,— пишет Е.И. Ловягин про этот канон,— он есть одно из превосходнейших произведений Святителя".

И.А. Карабинов, указывая на то, что многие тропари канона на Неделю ваий составлены преподобным Космою из изречений Священного Писания, отмечает "особую живописность, возвышенность и одушевление" этого канона. В подтверждение своего мнения И.А. Карабинов приводит несколько примеров.

Впрочем, следует указать, что в переводе Е.И. Ловягина всюду имеются ссылки на Священное Писание Ветхого и Нового Завета, которые святитель Маиумский использует в своих творениях.

В трудах исследователей, посвященных деятельности песнописцев, находим указания на то, что количество полных канонов, написанных преподобным Космою, составляет 12 и они в основном посвящены двунадесятым праздникам. Только три из них относятся к прославлению святых: палестинских (великомученика Георгия Победоносца 23 апреля и праведного Иосифа Обручника 26 декабря) и святителя Григория Богослова 25 января.

Кроме указанных канонов, преподобному Косме Маиумскому принадлежат трипеснцы на четыре дня Страстной седмицы (Великие Понедельник, Вторник, Среду и Пяток), полный канон на Великий Четверток и четверопеснцы на Субботу ваий и Великую Субботу.

Вместе с тем А.П. Голубцов считает, что каноны, надписанные именем преподобного Космы, "далеко не обнимают полного числа составленных им церковных творений". Так, кроме вышеуказанных произведений святителя Космы Маиумского, в древнем Кондакарии есть сведения об икосе и 14 кондаках, написанных святым песнотворцем на Успение Пресвятой Богородицы. Это мог быть тот род песней, который был принят до введения канонов.

По свидетельству преосвященного Филарета, архиепископа Черниговского, святой Косма участвовал вместе с Иоанном Дамаскиным в создании Октоиха — Осмогласника, в котором новый род песней, оформленный в виде канонов с ирмосами, был основным для каждого гласа. Тот же автор, ссылаясь на свидетельство древних писателей, говорит об "Октоихе Космы и Дамаскина с толкованием Феодора Продрома" и называет обоих преподобных отцов (святых Косму и Иоанна Дамаскина) творцами церковных песней.

В своем подробном исследовании состава Триоди Постной И.А. Карабинов усвояет преподобному Косме стихиры на хвалитех в Неделю ваий, а именно: Множество народа, Господи... и Хотящу Тебе внити во святый град ... Автор также подробно указывает, какие стихиры принадлежат преподобному Косме в службе утрени первых дней Страстной седмицы. И.А. Карабинову удалось установить, что "два друга песнописца [Иоанн Дамаскин и Косма Маиумский] работали совместно по одному плану" в написании указанных стихир, и если Дамаскин писал утренние стихиры преимущественно для Великих Вторника и Четвертка, то Косма — для Понедельника и Среды.

К творениям преподобного Космы отдельными исследователями относятся переложенные в ямбические стихи псалмы Давида, а также отдельные письма и толкование повестей, приведенных в стихах святителя Григория Богослова. Ссылаясь на то, что в Службе преподобному Косме есть данные о его сочинениях против иконоборцев, архиепископ Черниговский Филарет вместе с тем делает указания, что эти произведения преподобного отца до настоящего времени не сохранились.

Из приведенных сведений о творчестве преподобного Космы и кратких свидетельств его жизнеописания довольно отчетливо вырисовывается облик святого песнописца.

Преподобный Косма прожил долгую бедную внешними событиями жизнь. Жизнь эту можно признать и мирною, хотя проходила она среди великих треволнений и горестей. Уже то, что младенцем преподобный отец оказался сиротою и, по существу, чудом был спасен от смерти милостивым дамасским вельможей, наложило отпечаток на формирование его души и восприятие внешнего мира.

Далее, то обстоятельство, что в доме своего приемного отца в лице сына вельможи Иоанна он нашел себе и брата, и духовного друга на всю жизнь, также сыграло большую роль в формировании его личности. Делом непостижимого Промысла Божия был и тот факт, что оба брата и духовных друга поступили в обучение к образованному монаху, сочетавшему в себе знание светской и духовной премудрости того времени. В Четиих Минеях святителя Димитрия Ростовского имеется трогательный рассказ о том, как этот наставник двух будущих светильников Церкви стоял на торгу (так как его продавали как пленника) и горько плакал. Будучи вопрошен, он ответил, что плачет потому, что хотел бы иметь наследника, которому мог бы передать все то, что изучил за всю свою жизнь. Старец не хотел умирать бесплодным, не оставив последователей. После этой беседы плененный Косма был выкуплен у мусульман воеводою дамасским, отцом Иоанна, и приведен в дом, где его научению и были отданы отроки.

Несомненно, тот факт, что Косма-наставник, кроме богословия, философии и других наук, был знаком и с основами музыки, оказал значительное влияние на творчество двух духовных братьев как песнописцев, ибо ими в писании канонов использовались как шестистопный ямб, так и мерная проза.

Большим событием в жизни преподобного Космы было его поставление во епископа Маиумского. В жизнеописании Святителя имеются отчетливые указания на то, что это доставление его "первоседателем Иерусалимским" совершилось против его желания и воли. Оно разлучило его с любимым братом и другом Иоанном Дамаскиным; он должен был покинуть и Лавру преподобного Саввы, где они вместе предавались спасительным трудам творения канонов и других духовных песнопений.

Вместе с тем, преподобный Косма как христианин и инок принял свой жребий и мирно пас свое стадо в Маиуме. По словам С. Булгакова, составителя "Месяцеслова и Триодиона Православной Церкви", "преподобный Косма святоградец, епископ Маиумский и творец канонов", много потрудился в сане епископа для своей паствы. Ссылаясь на свидетельство Святой Церкви, С. Булгаков говорит о нем как о "мудрости питателе, чистоты кормителе", "верных просветителе" и "благословнике известнейшем". Он, вторя сведениям, почерпнутым в церковной службе, пишет, что святитель Косма был "смиренномудр и кроток, тих же и доброглаголив, уветлив и незлобив, целомудрен и праведен, препрост и цел".

Таким преподобный Косма открывается и в своих произведениях, где еще более детально можно вникнуть в особенности его духовного образа и оценить то богатство, какое оставил для Церкви Преподобный в своих трудах.

Кондак, глас 8:
Украшен добродетельми Космо богодухновенне, Церкве Христовы украшение был еси: песьньми бо украсил еси сию блаженне. Но молися ко Господу, избавитися нам от всяких козней ратника, тебе зовущым: радуйся, отче требогате.
(Монахиня Игнатия
Церковные песнотворцы)

Мц. Домники (286)
Святая Домника подвизалась при императоре Диоклитиане. Приведенная за исповедание Христа на суд к Лизию, игемону Аназарва Киликийского, она сначала была бита воловьими жилами, ноги же ее были обожжены раскаленным железом; затем ее столь жестоко били палками, что сокрушили ей суставы. Брошенная, наконец, в темницу, она там, вознося благодарение за мученические раны, предала дух свой Господу (286 г.).

Отредактировано р.Б Анна (2009-10-24 19:43:15)

0

73

..........................продолжение от 25 октября

Свт. Мартина Милостивого, еп. Турского (ок. 400)
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/24/f0/f00dfc4461bbd2b8236e01428718ec6b.jpg
Святой Мартин происходил из Паннонии, из города Сабарии1; родители его были язычники. Отец его прежде служил в качестве простого солдата, но своей усердной службой поднялся до звания военного трибуна2 и занял высокое положение. Детские годы Мартина протекли в Тицине3, куда, в то время как он был еще ребенком, отец его, по обстоятельствам службы, должен был переселиться. Еще в самом раннем возрасте, святой своею кротостью, милосердием и чистотою душевною благоугодил Богу, являя в себе признаки призвания свыше. В то время христианская вера повсюду быстро и открыто распространялась в пределах Римской империи, и Мартин, познакомившись с верующими, услыхал от них истины веры Христовой и стал всею душою стремиться к ней, постигая истину своим чистым, неиспорченным сердцем. Воспламененный любовью к добродетелям и святой жизни христиан, отрок, на десятом году жизни, против желания своих родителей, сделался оглашенным. Он не обучался наукам, довольствуясь лишь одним учением Христовым. Будучи двенадцати лет, он возымел благочестивое желание сделаться отшельником, подражая уединенной подвижнической жизни святого Антония. Но Бог судил иначе, дабы тем очевиднее явлено было его благочестие еще до просвещения в купели крещения. Отец Мартина был крайне недоволен дружественными отношениями своего сына с христианами и его благочестивыми наклонностями, тем более что, охваченный честолюбивыми стремлениями, он желал сделать из этого сильного и деятельного мальчика видного воина, который бы прославил его имя на полях битвы. И вот, когда Мартин достиг пятнадцатилетнего возраста, согласно с императорским указом, по которому сыновья ветеранов4 должны были поступать в войско, отец схватил его, заключил в цепи и силою принудил принять военную присягу. Как сын трибуна и как видный и крепкий юноша, Мартин сделался конным офицером и приобрел большую доверенность со стороны начальников.

Новое видное положение Мартина не изменило его смиренного и благочестивого образа жизни. Его средства давали ему возможность иметь при себе двух и более служителей из солдат; но он довольствовался только одним, к которому относился не как к рабу, а как к другу и брату, и более сам служил ему, нежели принимал от него услуги. Сослуживцам своим он оказывал великую любовь и возбуждал в них к себе не только искреннее расположение, но и почтительное удивление своею строго-благонравною жизнью среди постоянных примеров соблазна. Даже будучи солдатом, Мартин всецело отдавался делам милосердия христианского. Оставляя у себя из своего жалованья лишь столько, сколько требовалось для пропитания, и во всем себе отказывая, он на остальные средства помогал несчастным, одевал нагих, кормил бедных и творил другие дела милости.

Службу свою Мартин нес в Галлии5. Вместе с войском ему пришлось стоять на зимних квартирах в Амьене6. Зима была чрезвычайно сурова, и Мартин, всегда отличавшийся милосердием, тем более щедро уделял в это время из своего имения для прокормления и содержания бедных. Однажды, проходя через ворота города, он встретил полуобнаженного нищего, почти совсем закоченевшего от жестокой стужи. Мимо проходившие не обращали на него никакого внимания и оставляли без всякой помощи, вероятно потому, что и сами нуждались и не имели ничего лишнего. У Мартина также ничего не было; он не мог дать нищему никакой милостыни, ибо пред тем роздал все свои деньги. Но сердце его сжималось скорбью и состраданием при виде сего несчастного бедняка. Тогда Мартин, не раздумывая долго и желая лишь оказать несчастному скорейшую помощь, быстро снял с себя воинский пояс, скинул с себя плащ и, разделив его на две половины, одну отдал страдающему от холода бедняку, а сам закутался в остальную половину. Сей поступок видели некоторые из прохожих и стали смеяться над ним, при виде его странного одеяния. Но сердце милосердного воина исполнилось радости; он не пришел в смущение от насмешек, памятуя слова Божественного Спасителя: «был наг, и вы одели Меня... так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25:36).

И Господь укрепил сию веру Мартина и утешил его за его великое милосердие небесным видением. Ночью, во время сна, Мартин увидел Господа Иисуса Христа, Который, явившись ему одетым частью плаща того, велел ему взглянуть, не та ли самая эта половина, которую он отдал нищему у ворот, Мартин стоял в благоговейном безмолвии; Христос же обратился от него к сонму предстоящих ангелов и громко сказал:

– Сим плащом одел Меня Мартин, хотя он еще только оглашенный.

Обрадованный столь дивным, утешительным видением, юноша проснулся. Это было спустя три года после поступления его в военную службу. После сего, Мартин не колебался далее, и немедленно принял святое крещение, имея восемнадцать лет от роду. После крещения он стал еще ревностнее стремиться оставить военную службу, которая была совершенно чужда его благочестивым наклонностям и не согласовалась с его заветным желанием уединенной, подвижнической жизни. Однако ему пришлось отказаться от немедленного исполнения своего желания. Его трибуну, бывшему христианином, крайне не хотелось расставаться с ним. Когда Мартин сообщил ему о своем намерении оставить воинскую службу и стать иноком, трибун обещал, что если он подождет до окончания своей службы, то и он также вместе с ним выйдет из службы и оставит мир. Мартин принужден был уступить желанию трибуна и еще в течение двух лет оставался в войске, принимая участие в трудных походах царя Констанция против   диких  алеманнов7.

Во время этих походов, предпринятых для отражения непрестанных набегов многочисленных варваров на пограничные области Римской империи, начальство над частью войск, где служил и Мартин, было поручено царем двоюродному брату его Юлиану, назначенному кесарем8. Отряд войск был недостаточно велик, и Юлиан, в поощрение своим войскам, решил раздать им подарки из добычи, захваченной у алеманнов. Чтобы сильнее воодушевить воинов в виду предстоявшей битвы, Юлиан повелел выкликать каждого воина по имени и сам лично раздавал им подарки. Когда вызван был Мартин, он выступил вперед и смело сказал своему военачальнику:

– Кесарь! Доселе я служил у тебя в коннице, но теперь позволь мне вступить на служение Богу. Пусть же твоим подарком воспользуется другой, кто будет продолжать твою службу! А я – воин Христов и посему не должен более сражаться за тебя.

– Ты – трус, Мартин, – с  упреком  отвечал разгневанный Юлиан. – Завтра состоится битва. И вот, страх битвы, а не страх Божий заставляет тебя уклоняться от службы.

Но Мартин смело продолжал:

– Если ты принимаешь мое отречение за трусость, а не за верность, то поставь меня завтра одного, без всякого оружия, в самом опасном месте битвы. Тогда ты увидишь, что без всякого оружия, с одним только именем Христа и знамением Его святого Креста, я безбоязненно буду наступать на ряды неприятеля.

– Пусть будет так, – сказал  Юлиан, и приказал отдать Мартина до следующего дня под стражу.

Но на другой день адеманны, при виде прекрасно устроенного войска Юлиана, отправили к нему для мирных переговоров послов с предложением полной покорности. Мир был заключен. После сего, Мартин был освобожден от своей военной присяги и поспешил немедленно оставить войско. Он отправился к знаменитому святостью жизни и христианскою православною образованностью Иларию, епископу города Пуатье9, чтобы отдать себя под духовное руководство сего святого мужа. Иларий принял юношу с сердечною любовью и, после непродолжительного испытания его характера, хотел посвятить его во диакона; но Мартин, по глубокому смирению своему, отказался от этого сана, и его можно было уговорить только принять более скромную, хотя и более тяжелую, должность заклинателя10. Пробыв недолго в своей новой должности, Мартин стал беспокоиться при мысли, что родители его еще язычники, и, вследствие видения во сне, он, немного времени спустя, отправился на родину для обращения их ко Христу. Ему приходилось переправляться через Альпы11, часто заблуждаться в бездорожных горных пустынях и подвергаться опасностям от разбойников. Однажды он попал им в руки. Один из разбойников поднял свой меч, чтобы отсечь Мартину голову, но его товарищ, сжалившись над юношей, остановил нападавшего. Мартин был связан и отдан под стражу разбойника, спасшего ему жизнь:

– Кто ты такой? – спросил разбойник.

– Я – христианин, – кротко отвечал юноша.

После сего между ними началась продолжительная беседа, во время коей Мартин произвел такое впечатление на разбойника, что тот устыдился своей злодейской, позорной жизни. Он тотчас же освободил Мартина и со слезами стал просить его молитвы за себя. После сего бывший разбойник стал вести благочестивую жизнь и впоследствии подвизался  в иноческом образе в Галльском монастыре святого Мартина.

Вступив, наконец, в пределы Италии и продолжая далее путь свой, среди многих испытаний и трудностей, Мартин встретил крайне отвратительного и страшного по виду человека, который набросился на него со множеством любопытствующих вопросов, причем особенно старался добиться ответа на вопрос, куда он идет.

– Я намереваюсь идти, – отвечал Мартин, – куда призывает меня Господь.

– Хорошо, – с гневом сказал его совопросник, – но помни, что куда бы ты ни пошел и что бы ни предпринимал, я всегда буду твоим противником.

Эта встреча и беседа произвела на Мартина глубокое впечатление; однако он не устрашился, но лишь кротко и с твердым упованием на всеблагий Промысел Божий заметил:

– Господь со мною; я не боюсь того, что может человек сделать мне.

При сих словах собеседник мгновенно исчез. Тогда Мартину ясно стало, что то был исконный враг человеческий – диавол, принявший на себя образ человеческий.

Достигнув родного дома, Мартин застал родителей живыми. Отец его отнесся к нему весьма недружелюбно и остался непреклонным к его проповеди. Но мать его склонилась на его убеждения и была просвещена светом Евангелия, равно как и многие другие жители его родного города. Но успех Евангельской проповеди святого в Сабарии был непродолжителен. В то время, вследствие покровительства нечестивого царя Констанция арианам, ересь их распространилась по всей Паннонии, Мартин вооружился против сего злочестивого учения и за то подвергся преследованиям и, после телесных истязаний, изгнан был из города. Он отправился в Италию и, остановившись в Медиолане12, построил там себе отшельническую келлию, но и отсюда, после всевозможных гонений и оскорблений, был изгнан арианским епископом Авксентием. Тогда святой решил сделаться отшельником на уединенном скалистом острове Галлинарии, откуда потом переселился на Капрарию13, которая была совершенно безлюдной, так как была вся переполнена ядовитыми змеями. Там он жил в подвигах Богомыслия и молитвы с одним лишь сотоварищем, питаясь одними пустынными растениями. Промысел Божий чудесным образом охранял святого подвижника, и он не терпел от змей никакого вреда.

Услыхав, что его учитель, Иларий, изгнанный было арианами из Пуатье, получил позволение возвратиться, Мартин отправился к нему в Пуатье, и они, после пятилетней разлуки, с радостью обняли друг друга. Иларий снова убеждал его принять пресвитерский или, по меньшей мере, дьяконский сан, но Мартин упорно отказывался, желая до конца дней своих оставаться простым иноком. Иларий дозволил ему основать иноческую обитель и отвел для сего место недалеко от Пуатье, в деревне Локоциаг, или Лигуже14. Около благочестивого юноши быстро собрались друзья и ученики, чтобы научиться от него совершенной иноческой жизни. Мартин всех с любовью принимал и служил для всех лучшим образцом подвижнической, Богоугодной жизни. Не получив почти никакого образования, он, тем не менее, силою благодати Христовой в нем обитавшей, умудряемый Богомыслием и подвигами добродетельной, иноческой жизни, вразумлял и наставлял на путь истинной христианской жизни и людей многознающих и глубоко просвещенных лиц, из коих некоторые, под его влияниям, отреклись от суетного мира, посвятив себя всецело служению Богу и пустынным подвигам. Обитель святого Мартина в короткое время процвела и прославилась, явившись первым монастырем в Галлии и сделавшись знаменитым рассадником в сей стране иночества.

В то время один из оглашенных, поступивший в монастырь святого Мартина для получения душеполезных наставлений в святой вере и благочестивой жизни, но еще не успевший принять крещение, внезапно заболел лихорадкою и умер. Преподобного в это время в обители не было. Возвратившись, он нашел одно бездыханное тело оглашенного среди плачущих братий. Преподобный выслал всех из келлии и, простершись в молитве, через два часа, по благодати Христовой воззвал умершего к жизни. Возвращенный к жизни немедленно принял святое крещение и после того жил Богоугодно еще долгое время. Впоследствии он рассказывал, что когда душа его разлучилась от тела, то он был поставлен пред некоторым грозным Судией, который произнес над ним обвинительный приговор; но два ангела сказали Судье, что он – тот, за которого молится Мартин, после чего Судия повелел возвратить его к Мартину.

С того времени о Мартине разнеслась слава, как о святом и дивном апостольском муже, облеченном силою свыше.

Привлекая к себе многочисленных учеников15 из лиц различного звания и состояния и влияя на них примером своей добродетельной и строго подвижнической жизни, святой Мартин имел на них большое влияние и своим учением. Он сам ясно видел истину Христову и твердо был убежден в ней, и с тою же ясностью, живостью, простотою и убедительностью умел сообщать и разъяснять ее верующим и неверующим. Он любил поучать притчами, которые производили сильное впечатление на слушателей.

Видя великие подвиги святого Мартина и не терпя его святой, Богоугодной жизни, исконный враг рода человеческого – диавол воздвиг на него злокозненную брань, являясь ему и всячески искушая его. Но хотя святой постоянно видел вокруг себя демонов и самого князя бесовского, однако никогда не обнаруживал ни малейшего страха пред ними. Он даже открыто вызывал диавола на борьбу.

– Если ты имеешь какую-либо долю во мне, – говорил он, – то покажи это на деле.

Тогда сатана попытался обмануть и прельстить святого принятием вида ангела светлого, ибо, как говорит Апостол, иногда и «сам сатана принимает вид Ангела света» (2Кор.11:14).   И  вот в один день, он предстал Мартину во время молитвы, предшествуемый и окруженный пурпуровым светом, облаченный в царскую одежду, украшенный короною из жемчуга и золота, в сандалиях, покрытых золотом, с веселым и радостным лицом. При виде сего необыкновенного, дивного явления, Мартин пришел сначала в сильное смущение, и оба они долго хранили молчание. Наконец диавол сказал:

– Узнаешь ли, Мартин, кого ты ныне видишь? Я – Христос. Прежде, нежели снова явиться для своего второго пришествия, я восхотел открыться тебе.

Святой помедлил и не дал никакого ответа.

– Почему же сомневаешься веровать в видение? – сказал лукавый. – Я – Христос.

Тогда Мартин, по внушению Духа Святого, познал, что это – диавол, и сказал:

– Господь мой Иисус Христос не обещал, что Он явится в пурпуре и блистательной короне. Я не хочу верить, что вижу возвращение Христа, пока Он не придет в том же самом виде, в каком Он пострадал и прежде всего – не покажет видимо тех ран, которые Он претерпел на кресте.

Тогда диавол исчез, как дым, и наполнил келлию таким страшным смрадом, что не оставалось никакого сомнения, что то был диавол.

Но, вместе с сими обольстительными видениями, святому были и утешительные и благодатные явления ангелов и святых Божиих из загробного мира; так, ему неоднократно являлись святые апостолы Петр и Павел и утешали его Боговдохновенною беседою. благодать Божия явно почивала на святом Мартине, являя свое сопребывание с ним видимо, воочию всех его учеников, особенно при умилительном совершении им Божественной службы и в то время, когда он благословлял народ. Так, однажды они видели, что когда он поднимал свою правую руку для благословения, от нее исходил какой-то необыкновенный блеск. В другое время они видели, как вокруг его чела явилось сияние.

«Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (Мф.5:15). Так о святом Мартине всем становилось ясным, что Бог предъизбрал его не для безмолвных лишь подвигов в уединении и тишине монастырской келлии, но для того, чтобы поставить его высоко на свещнице Церкви, дабы он своими благодатными дарованиями, добрыми делами и святою жизнью осиявал верующих, как пастырь многочисленного стада Христова. Великая и все более возраставшая слава его делала несомненным, что народ какой-нибудь церкви рано или поздно обратится к нему с призывом в сан епископа. И вот, когда епископская кафедра в городе Туре16 сделалась свободною, народ пожелал иметь своим святителем святого Мартина. Но в то же время все знали глубокое смирение Мартина, которое раньше побуждало его настойчиво отказываться от принятия пресвитерского или даже диаконского сана. Тогда решили прибегнуть к хитрости и силе. Один гражданин, по имени Руриций, пришел к святому в его монастырь и, припавши к его ногам, просил придти и помолиться за его больную жену. Святой пошел; но тут его окружил многочисленный народ и силою привел в город и хором и провозгласил его епископом.

Возведенный на святительскую кафедру, святой Мартин нисколько не переменился, по-прежнему был для всех образцом глубокого смирения, довольствовался простою одеждою и самою скудною пищею и большую часть времени посвящал иноческим подвигам, удаляясь от мира и стремясь к безмолвию. Недалеко от города он избрал себе дикое, уединенное место для своих иноческих подвигов; место это было закрыто скалами и с одной стороны рекой Луарой и доступ к нему возможен был только по одной тропинке. Здесь святой Мартин построил деревянную келлию. Возле него стали селиться также и другие подвижники благочестия, искавшие пустынной жизни. Одни строили себе такие же хижины, другие выдалбливали себе пещеры в горной скале. И таким образом собралось около святого Мартина до 80 братий и образовалась новая иноческая обитель. Она называлась монастырем Мартина, а также большим монастырем и впоследствии Мармутье17. Иноки сей обители приняли устав Мартина и подвизались в подвигах поста и молитвы, под его опытным руководством, пользуясь его душеполезными и в то же время общедоступными, простыми наставлениями и примером его собственной высоко подвижнической жизни. Братия ничего не имели собственного; все у них было общее. Не позволялось ничего ни покупать, ни продавать, и из рукоделий предоставлялось лишь молодым инокам переписывание рукописей Божественных и душеполезных книг; старшие же исключительно упражнялись в молитве. Из келлий редко когда выходили, кроме как для общего служения; вина никто не вкушал, кроме разве больных; пища их, которую они вкушали только раз в день, состояла лишь из хлеба, овощей и маслин; одежда их состояла из грубого верблюжьего волоса, хотя многие из иноков, были знатного происхождения. Братия жили в безусловном послушании и по большей части в безмолвии. Из сей обители вышло немало епископов, много потрудившихся в деле распространения христианского просвещения среди язычников.

Сам святой Мартин ревностно трудился над обращением язычников и ниспроверг идолопоклонство в большей части Галлии. В сем апостольском служении он являлся мужественным, бестрепетным и самоотверженным проповедником истины Христовой. Для сего Мартин нередко оставлял свой излюбленный монастырь и ходил по окрестным странам, уничтожая языческие капища и вырубая священные деревья идолопоклонников, строил церкви и наставлял язычников вере Христовой. Евангельская проповедь святого Мартина имела тем больший успех, что сопровождалась нередко знамениями и чудесами, которые совершал святой силою Христовою воочию всех неверных. Первым местом обращения язычников был Амбуаз18. Основав здесь своею проповедью церковь, он вверил ее управлению и попечению некоторых из учеников своих. Но язычество там было еще сильно, и христианам угрожала большая опасность со стороны неверных; ибо там еще оставался языческий храм с большим идолом, который был чтим народом. Ученики святого Мартина не решались разрушить сие убежище идолопоклонства, несмотря на повеление святого. Мартин сам снова пришел в Амбуаз, но убедился, что действительно храм тот разрушить трудно. Тогда он, избрав себе уединенное место, всю ночь провел в пламенной молитве к Богу. И Господь услышал сию молитву угодника Своего: поутру поднялся страшный ураган, который разрушил языческий храм до основания и сокрушил находившегося в нем идола.

Проходя с словом благовестия страною Эдуанскою19, святой Мартин достиг города Августодона20 и остановился здесь, чтобы помолиться при гробе святого мученика Симфориана и помочь епископу Симплицию в истреблении язычества. Близ часовни, в коей почивали мощи святого Симфориана21 возвышался языческий храм в честь Сарона22, где жили наиболее уважаемые среди язычников жрецы – так называемые друиды Саронские23. Безбоязненно вошел святой Мартин в сей храм языческий и ниспроверг статую и жертвенник Сарона. Тогда на него напала толпа озлобленных этим вооруженных язычников. Один, более смелый, занес было уже над ним меч, но невидимая сила повергла его у ног святителя, и, пораженный страхом, дерзкий язычник смиренно со слезами стал просить святого о прощении и помиловании. При виде сего чуда, и все другие бывшие там язычники уверовали во Христа, и языческое капище обращено было в святилище истинного Бога.

Не менее поразительное чудо произошло по молитве святого в селении Лепрозе24. Движимый апостольскою ревностью, он также хотел и здесь разрушить весьма чтимый язычниками храм; но жители прогнали его. Тогда он удалился в ближайшее к селению безопасное место, где пробыл в посте и молитве трое суток, моля Бога об уничтожении языческого капища. В ответ на его горячую молитву, ему явились два светлых ангела, как бы в вооружении, которые объявили, что они посланы Богом на помощь ему против язычников.

Услыхав сие, Мартин поспешил немедленно возвратиться в селение и, силою благодати Христовой, чудесно обратил в прах жертвенники и идолов в виду народа, связанного невидимо Божественною силою. Увидев такое чудо и дивное разорение храма, жители того селения познали тщету идолов и обратились ко Христу.

Однажды святой Мартин с некоторыми из своих учеников, по пути к городу Карноту25, проходил около одного многолюдного селения. На встречу им вышла огромная толпа, вся состоявшая из язычников, ибо никто в той местности не знал Христа и не слышал истин веры Христовой. Так велика была слава сего святого мужа, что привлекла к нему множество даже языческого народа, который на далекое пространство покрыл поля. Мартин увидел, что надобно действовать и пользоваться сим случаем для обращения неверных ко Христу. И вот, по внушению Святого Духа, он громко начал свою пламенную проповедь, возвещая Божие слово язычникам и часто вздыхая из глубины души, что такое множество народа не знает Господа Спасителя.

В это время одна женщина, у которой недавно пред тем умер сын, принесла его бездушное тело и, положивши его у ног святителя, простирая к нему руки, говорила:

– Мы знаем, что ты – друг Божий. Возврати же мне моего сына, ибо он у меня один.

Толпа народная присоединилась к несчастной матери и совосклицала ее просьбам.

Святой Мартин взял тело умершего в свои руки, преклонил колена вместе со всем народом и, сотворив молитву, встал и возвратил отрока матери уже живым. При виде сего, все бывшие там начали единодушно исповедовать Христа Богом и, повергаясь к ногам святого, усердно просили, чтобы он сделал их христианами. Святитель, немедля, тут же, на поле, возложив на них руки, огласил их словом истины. Слух о сем чуде быстро прошел по всей стране26. С таким же успехом святой Мартин распространял свет Евангелия и в других областях Галлии.

Однажды некий мирянин, по имени Еванфий, пораженный жестоким недугом и уже близкий к смерти, пригласил к себе Мартина. Святой немедленно отправился к нему; но еще не прошел он половины пути, как больной, почувствовав силу идущего и внезапно получив исцеление, сам вышел на встречу к святому Мартину и сопровождавшим его ученикам. На другой день Мартин собрался в обратный путь, но остался, вследствие усиленной мольбы исцеленного. Между тем змей смертельно ужалил одного отрока из семейства Еванфия. Последний принес умирающего отрока на своих плечах к ногам святого мужа, веруя в его великую чудотворную силу и убежденный в том, что для него нет ничего невозможного. Змеиный яд разлился уже по всем членам отрока, жилы его поднялись, внутренности вздулись, как мех. Мартин, простерши руку, провел ею по веем членам отрока, и вдавил палец около самой раны, причиненной смертельным жалом змея. И тогда все бывшие с изумлением увидели, что яд со всего тела стал стекать к пальцу Мартина и выходить вместе с кровью из отверстия раны. После сего отрок встал совершенно здоровым, и все свидетели чуда прославили Бога, дивного во святых Своих.

Не менее поразительное чудо совершил святой Мартин в городе Карноте над немою девицей. К Мартину была приведена двенадцатилетняя девица, немая от рождения. Отец ее умолял, чтобы святой развязал своею молитвою язык ее. Святой предоставил это бывшим с ним епископам Валентину и Виктрицию, утверждая, что сие – не по его силам, и что для них, как более совершенных в добродетелях, все возможно. Но те, соединив свои просьбы с мольбами несчастного отца, убеждали Мартина сотворить ожидаемое от него. Тогда Мартин приказал предстоящему народу удалиться и, в присутствии только епископов и отца отроковицы, простерся ниц с усердною молитвою, потом благословил немного елея и влил его в уста отроковицы, держа и язык ее своими перстами. И дивное чудо оправдало веру святого. Когда святитель спросил у девицы имя ее отца, она тотчас же внятно отвечала ему, – и отец, обнимая колена святителя, с радостью и слезами восклицал и засвидетельствовал пред всеми собравшимися, что это было первое слово его дочери.

Однажды Мартин, входя в Париж, сопровождаемый множеством народа, встретил в самом жалком виде прокаженного, которым все гнушались. Но святой, милосердствуя над ним, облобызал его и благословил, – и вот страдавший вдруг очистился от проказы и на другой день пришел в церковь, воздав благодарение за свое исцеление.

Павлин27, благочестивый государственный сановник, впоследствии прославившийся святою своею жизнью, начал жестоко страдать глазною болезнью, и уже темный мрак покрыл его зрачок; но святой Мартин коснулся глаза его тряпицею, и боль тотчас же уничтожилась.

Подвиги милосердия и любви христианской к несчастным и убогим были неисчислимы в святом Мартине, за что он и стяжал себе наименование «Милостивого». Однажды в зимние месяцы, по дороге в церковь, он встретил полунагого нищего, который стал просить у него себе одежды. Святой, призвав архидиакона, приказал ему одеть мерзнущего; потом вошедши в секретарий28, сидел там по обыкновению один; а так как диакон не давал одежды нищему, то сей, ворвавшись к блаженному мужу, стал жаловаться на клирика и на холод. Тогда святой, тайно скинул с себя из-под верхней одежды тунику29, приказал бедному одеться в нее и уйти. Спустя немного вошел диакон и возвестил святому епископу, что время – совершать торжественную службу, ибо народ ожидает в церкви. На сие святой отвечал, разумея себя:

–  Сперва надобно одеть бедного: не могу я идти в церковь, если бедный не получит одежды.

Диакон, ничего не понимая, потому что не примечал, что святой внутри наг, стал извиняться тем, что не находит бедного.

Но Мартин настойчиво повторил:

– Пусть одежду, которая приготовлена, принесут ко мне: бедный не будет не одет.

Принуждаемый необходимостью, клирик, рассердившись, схватил из соседних лавок за пять монет короткую, грубую одежду и положил ее с гневом у ног Мартина, говоря:

– Вот одежда, а бедного нет.

Святой же спокойно приказал ему постоять немного за дверями и, тайно одевшись в ту одежду, вышел в храм для совершения литургии. И Господь не замедлил вознаградить Мартина за сие тайное дело благотворения христианского. В этот день, когда он благословлял жертвенник, во время Богослужения показался блистающий от головы его огненный шар, так что пламя, восходя вверх, производило длинный луч. Это преславное явление в этот день при великом множестве народа видели лишь немногие избранные, как, то: один благочестивый ученик святого Мартина, по имени Галл, одна из дев, один из пресвитеров и трое из иноков.

Кротость, какою отличался Мартин, заставляла даже язычников любить его. У него едва ли были вообще какие-либо враги, но если и были таковые, то они ненавидели его за добродетели, коими не обладали сами и которым не могли подражать. Между тем, Мартин никого не осуждал, никому не воздавал злом за зло. При всех оскорблениях он был столь терпелив, что безнаказанно иногда был оскорбляем от низших членов своего духовенства: он никогда не низлагал их за причиняемый ему скорби и, насколько это зависало от него, не лишал их своей любви. Никто не видел его никогда гневным, или расстроенным, или смеющимся. Он всегда был одним и тем же, нося на своем лице нечто вроде небесной радости. Никогда на его устах не было ничего другого, кроме имени Христа. Никогда в его сердце не было чего-либо иного, кроме благочестия, мира и сожаления. Часто он плакал о грехах даже тех из своих поносителей, которые при нем, или в его отсутствие, нападали на него с змеиными устами и ядовитыми языками.

Каковы были терпение и кротость святого Мартина в отношении к своим оскорбителям, – ясно показывает следующий пример. Среди духовенства в монастыре был один молодой человек по имени Брикций, который происходил из самого низкого звания, но которого Мартин приютил, воспитал и впоследствии возвел в сан диакона. Возбуждаемый злыми духами, Брикций стал страшно поносить своего незлобивого учителя в глаза и за глаза. Святой муж старался образумить его кроткими наставлениями; но это не действовало на безумца, и он продолжал изрыгать еще большие хулы и потом убежал. Встретив на дороге больного, спрашивавшего у него, где ему найти святого Мартина, Брикций назвал святителя старым обманщиком и другими позорными кличками. Когда, вскоре после того, по исцелении сего больного, Мартин встретил Брикция, то лишь кротко спросил его:

– Почему ты меня назвал обманщиком?

– Я никогда не называл тебя так, – отвечал диакон.

– Разве ухо мое не было у твоих уст, хотя ты и говорил за спиной у меня? – заметил святитель. – Ты также, когда я умру, сделаешься епископом, и тебе придется много пострадать.

После того с Брикцием сделались припадки бешенства, и, однажды, когда Мартин сидел на скамье пред своей келлией, Брикций набросился на него с яростными ругательствами, причем на соседних скалах ему виднелись два демона, поощрявшие его к безумству.

– Я святее тебя, – говорил диакон, – я воспитался в монастыре, а ты некогда был солдатом.

Братия требовали, чтобы Брикций был подвергнуть примерному наказанию и лишен священного сана; но Мартин спокойно перенес его ругательство. Когда вскоре после того Брикций, тронутый кротостью святого, опомнился и бросился к его ногам, мучимый угрызениями совести, Мартин только заметил:

– Брикций повредил только себе, а не мне. Господь Иисус Христос терпел около Себя даже Иуду: не должен ли я после сего терпеть юношу этого около себя?

Предсказание Мартина исполнилось. Брикций впоследствии настолько переменился, что по смерти святого был сделан его преемником, после чего должен был вытерпеть много скорбей и поношений и потом в мире скончался30.

Насколько было неотразимо и сильно влияние святого Мартина на самых надменных и жестокосердых людей, даже на сильных мира сего, показывают следующие примеры. Еще в начале святительства его, Тур был приведен в ужас посещением жестокого областеначальника Авициана, ярость которого не уступала ярости диких зверей. За его свитою следовали длинные ряды узников, казнью коих жестокий правитель хотел навести ужас на город. Человеколюбивый Мартин, не убоявшись ярости правителя, решился заступиться, как за его узников, так и за свой епископский город, и в полночь отправился к дверям дворца Авициана. В эту ночь беспокойный сон областеначальника был внезапно прерван, как ему показалось, сильным толчком, причем какой-то неизвестный голос сказал ему:

– Ты спишь здесь, между тем как раб  Божий лежит за дверями у твоего порога.

Авициан приказал своим слугам посмотреть за дверями, но они, сделав небрежный осмотр, уверили его, что это – простое воображение, и он, успокоившись, снова заснул, но вскоре же вторично разбужен был громким голосом: «у дверей стоит Мартин». Тогда служители нашли, что это – действительно так. Областеначальник велел привести к себе святителя и спросил его:

– Зачем ты поступил так?

– Я знаю твое  намерение, – дерзновенно   отвечал  святой Мартин, – прежде чем ты высказал его. Иди и не допускай, чтобы гнев неба погубил тебя.

Устрашенный вдохновенным, пророческим голосом святителя и обличаемый своею совестью, Авициан поспешил исполнить его повеление: он отпустил узников на волю и оставил город. Укоры святого Мартина и впоследствии оказывали доброе влияние на характер сего жестокого областеначальника. Однажды, когда Авициан снова посетил город Тур, святой вошел к нему в комнату и, молча, упорно смотрел на него.

– Зачем ты так упорно смотришь на меня, святой человек? – спросил Авициан.

– Я смотрю не на тебя, – отвечал Мартин, – а на омерзительного демона, который сидит у тебя на шее.

И слово святителя снова оказало доброе действие и остановило жестокого областеначальника от исполнения злых его намерений.

Император Валентиниан I31, слыша со всех сторон о славе святого Мартина, выражал желание войти с ним в дружественные отношения; но супруга его Иустина, которая была ревностной арианкой, не допускала его к этому. Посему, когда однажды Мартин, по важным делам, прибыл в Трир32, где тогда находился двор императора, тот, предубежденный против него супругою, не велел допускать его к себе. После напрасных усилий представиться государю, святитель предался молитве и посту. На седьмой день ему явился ангел и повелел идти во дворец к императору. Получив сие Божественное внушение, Мартин поспешил ко дворцу и, нашедши двери отворенными, явился пред императором без всякого доклада. Валентиниан пришел в сильный гнев, но внезапно почувствовал, что кресло под ним как бы все объято внизу огнем. Вынужденный встать, он вдруг переменился и принял святого с горячим объятием, долго беседовал с ним, удержал его у себя, как дорогого гостя, еще на несколько дней, обещал ему исполнить все, чего только он ни попросит, и, при прощании, предложил ему богатые дары, от коих святитель, однако, отказался, чем возбудил к себе еще большее уважение.

В 383 году римские войска провозгласили императором Максима, а сын и преемник Валентиниана I – Грациан33, вследствие измены солдат, потерпел поражение и был убит; брат же его Валентиниан II принужден был бежать и лишен престола, оставив за собою лишь часть своих владений. Тогда святой Мартин отправился в Трир к императору Максиму ходатайствовать за тех, которые были на стороне Грациана, и коим угрожала смерть. Максиму было в высшей степени важно обеспечить себе преданность духовенства и, прежде всего, если возможно, столь любимого и знаменитого епископа, каким был святой Мартин. Поэтому он весьма благосклонно отнесся к его прибытию и пригласил святого во дворец к царскому обеду. Но Мартин отказался и с необычайною смелостью отвечал:

– Я не могу сидеть за столом человека, который лишил одного императора жизни, а другого – его престола.

Вместе с тем Мартин предостерегал императора, что хотя бы сначала он и был успешен в своих делах, однако царствование его будет непродолжительным, и его ждет скорая гибель34. Максим сдержал свой гнев и убедительно представлял святителю, что он не сам своею волею возложил на себя венец, но возложили его воины для защиты царства от врагов. Наконец, уступая убеждениям императора, святой Мартин согласился придти на царский обед, на который собраны были высшие чины и знатнейшие лица, причем Мартин был посажен на самом почетном месте, а сопутствовавшему ему его священнику отведено место между братом и дядей императора. Во время пиршества императору была подана чаша с вином, и он приказал подать ее прежде Мартину, чтобы принять ее обратно из святительских рук. Но Мартин, отведав из нее, передал обратно не царю, а одному из присутствовавших, как будто сей последний, был лицом высшего сана, чем царь. Это удивило царя и всех бывших. Однако Максим не только не разгневался, но с этих пор стал оказывать святому Мартину еще большее уважение. Император часто призывал и почтительно принимал Мартина во дворце своем, беседуя с ним, как о современных делах, так и о будущей жизни, вечной славе святых и других душеполезных предметах. Благочестивая же царица с умилением и слезами внимала святым беседам и наставлениям Мартина и, наконец, с согласия своего мужа, устроила у себя трапезу для одного святого Мартина, которую собственноручно приготовила, сама прислуживала, сидя у его ног, подавала яства и питье; потом в конце обеда собрала все крохи и остатки и сделала из них обед для себя самой. Но святой Мартин отнесся ко всему этому с величайшим смирением, и сердцем и мыслью пребывал в монастырской келлии, среди простых иноков, коих он собрал вокруг себя.

К концу своей жизни Мартин, услыхав, что между духовенством в округе Канда35 возникла ожесточенная распря, поспешил туда, чтобы восстановить примирение между ссорившимися клириками. Созвав своих иноков, он предсказал им о приближении своей кончины, и отправился в путь, напутствуемый их слезами и воплями. Восстановив мир в Канде, святой подвергся там жестокой горячке и, чувствуя наступление своей кончины, приказал своим ученикам положить себя на пол в саване и пепле, потому что так, по его же словам, должны умирать христиане. При этом он, как казалось ему, видел близ себя диавола.

– Зачем ты стоишь здесь, ужасный зверь? – произнес святой. – Ты не имеешь части во мне: лоно Авраамово примет меня.

Это были его последние слова, и окружавшие его братия были поражены блеском и красотою лица его, когда он лежал уже мертвым36. Две тысячи иноков и хор девственниц сопровождали тело его в Тур, где он, при великом стечении народа, и был предан торжественному погребению. По блаженной кончине Своего великого угодника и чудотворца, Бог сподобил его нетления тела, и при гробе его совершались великие и многочисленные чудеса37, во славу Бога, дивного во святых Своих во веки. Аминь.
_______________________________________________________________________
1 Паннония – одна из значительных придунайских областей Римской империи; ныне составляет часть Венгрии. Сабария – ныне Штейн на Ангере. Святой Мартин родился в первой половине IV века.
2 Т. е. до чина начальника известного отдельного полка в войске.
3 Тицин – ныне Павия, значительный город северной Италии при р. Тичино, недалеко от впадения ее в По.
4 Так назывались у римлян во времена империи старые солдаты, еще не уволенные в отставку; они были свободны от всяких работ и призывались к строевой службе только для защиты отечества от внешних врагов.
5 Галлия – нынешняя Франция.
6 Амьен – ныне главный город французского департамента Соймы, на берегу реки сего имени, в 124 верстах на север от Парижа.
7 Алеманны – дикий народ германского племени, живший между реками Дунаем, Майном и верхним Рейном, рядом с пограничными провинциями Римской империи, на который производил частые опустошительные набеги. Походы императора Констанция против алеманнов относятся к 354-355 годам.
8 Т. е. помощником и соправителем императора, который мог рассчитывать со временем сделаться преемником его. Под Юлианом разумеется двоюродный брат и преемника Констанция, оставшийся в истории с именем Юлиана Отступника.
9  Св. Иларий, епископ Пуатьерский, знаменитый отец Церкви и защитник Православия, † 368 г. Память его в Римской церкви совершается 14 января. В нынешних месяцесловах греческой церкви нет его имени, хотя святость жизни его несомненна и оправдана чудесами. Пуатье – главный город французского департамента Виенны, в 340 верстах к юго-западу от Парижа.
10 Это была особая должность в составе клира в древнехристианской церкви, состоявшая в чтении особых молитв над одержимыми злыми духами, бесноватыми, страдающими падучею болезнью и подобными больными. В настоящее время такой особой должности в церкви не существует.
11 Альпы – высочайшие горы Европы, которые дугообразно тянутся вокруг всей верхней (северной) Италии, отделяя Апенинский полуостров со всех сторон от материка.
12 Медиолан – ныне Милан – значительнейший город Северной Италии, в области Ломбардии; основан в глубочайшей древности и всегда имел большое значение.
13 Галлинария – остров на Тирренском море, в Лигурии в верхней (северной) Италии. Капрария – небольшой остров на том же море.
14 Монастырь св. Мартина был расположен верстах в 8 от Пуатье. Это был первый правильно устроенный монастырь на Западе, и Мартин является одним из главных основателей монастырей на Западе.
15 Среди них был богатый человек, по имени Сульпиций Север, один из наиболее образованных древних писателей Западной церкви, впоследствии ставший жизнеописателем Мартина, и один из ближайших и лучших учеников святого – Галл, со слов которого Сульпиций записал многое из жизни Мартина.
16 Тур – город в Галлии, на левом берегу Луары в 238 верстах к юго-западу от Парижа.
17 Монастырь Мармутье впоследствии приобрел громкую славу и имел великое значение в истории монашества не только в Галлии, но и на всем Западе.
18 Амбуаз – город в 22 верстах от Тура.
19 Страна Эдуанская находилась на юго-восток от Парижа, между реками Луарой и Соной.
20 Августодон – главный город эдуев, населявших страну Эдуанскую; ныне – Отюн в департаменте Луары и Соны, со множеством развалин.
21 Мученик Симфориан, чествуемый Римскою церковью, † при императоре Марке Аврелии в 178 г.
22 Сарон – баснословный царь Галлии, которого эдуи чествовали, как бога – покровителя своей страны.
23 Друиды – высшее жреческое сословие, с незапамятных времен господствовавшее в Галлии и пользовавшееся среди галлов огромным уважением и влиянием.
24 Лепроза – ныне Левру, небольшой город около 250 верст на юг от Парижа.
25 Карнот – ныне Шартр, город в 84 верстах к юго-западу от Парижа.
26 В память сего  чуда в  Шартре  впоследствии  создана  была церковь во  имя «святого Мартина Милостивого, дающего жизнь».
27 Павлин в то время был еще язычником. Впоследствии он принял святое крещение и был епископом Ноланским; † 431 г.; известен с именем «Милостивого» и причислен Церковью к лику святых. Память его совершается 23-го января.
28 Секретарий – особое отделение при храме.
29 Туника – обыкновенное нижнее одеяние римских граждан – представляла собою род рубашки и делалась большей частью из шерсти.
30 Брикций был избран после Мартина епископом Турским, но через 33 года был изгнан народом с позором, по одному ложному обвинению, и только через 7 лет тяжкого изгнания был возвращен на свою епископскую кафедру, где и умер, наконец, в мире. Брикций настолько изменился нравственно и прославился своею добродетельною жизнью, что Римскою церковью был впоследствии причислен к лику святых (память его там совершается 13-го ноября).
31 Валентиниан I – император Западной Римской империи – царствовал с 364 по 375 г.
32 Трир или Тревы – многолюдный, цветущий главный город северной области Древней Галлии (так называемой Белгики).
33 Грациан – император Западной Римской империи с 375 по 383 год.
34 Предсказание святого Мартина с точностью исполнилось: сначала действительно Максим вытеснил в 387 г. Валентиниана II из Италии. Но император Восточной Римской империи Феодосий II Младший, еще ранее принявший Валентиниана II во время его малолетства под свое покровительство, в следующем же году победоносно вновь восстановил последнего в его правах. Максим потерпел поражение, был приведен к Феодосию и казнен.
35 Город при слиянии Луары и Виенны.
36 Св. Мартин скончался 11-го ноября около 400 г., имея около 80 лет от рождения.
37 Епископ Перпетуй воздвиг над гробницею св. Мартина великолепную церковь. Части мощей его разнесены были впоследствии по разным церквам. Протестанты в 1562 г. разграбили его гробницу и сожгли мощи его в Туре. Оставшиеся части мощей были положены и доныне хранятся в кафедральном соборе Тура. Многие из посмертных чудес св. Мартина были первоначально описаны в VI веке Григорием Турским, причисленным на Западе к лику святых, который сам испытал на себе дивную чудотворную силу угодника Божия.

Прп. Амфилохия, игумена Глушицкого (1452).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/24/21/211916f77a23eea914db049cf3aeb3b4.jpgПрп. Амфилохий и Дионисий Глушицкие
был сподвижником и преемником в игуменстве преподобного Дионисия Глушицкого († 1437; память 1/14 июня), основателя Глушицкой обители. Он начал иноческий подвиг в одном из Устюжских монастырей Вологодского края, где принял сан иеромонаха и подвизался в течение долгого времени. Услышав о подвигах пустынножительства святого Дионисия и об основании им в 1403 году общежительного Глушицкого монастыря в честь Покрова Пресвятой Богородицы, преподобный Амфилохий в 1417 году пришел в эту обитель в надежде усовершенствоваться в духовной жизни под руководством ее богомудрого настоятеля. После совместной горячей молитвы между двумя смиренными иноками состоялся братский разговор. Вняв желанию гостя быть ему сподвижником, преподобный Дионисий предостерег его и рассказал о все трудностях суровой жизни по строгому уставу общежительного монастыря. Однако эти предостережения не смутили искавшего пустынных подвигов пришельца. Тогда святой Дионисий сказал: «Если хочешь пребывать здесь, то сотворим завет — не разлучаться друг с другом, пока останемся на земле». Амфилохий с радостью согласился и пообещал выполнять устав обители.

Двадцать лет провел преподобный Амфилохий в подвигах поста, молитвы и послушания под руководством преподобного Дионисия, стараясь во всем подражать ему и помогая в трудах по устройству обители.

Преподобный Амфилохий был для игумена верным и надежным помощником как в благоустройстве обители, так и в исполнении монастырского устава. Он отличался удивительной кротостью и смирением, настолько отвергал все земное, что ходил в тех одеждах, которые за негодностью выбрасывали другие. Святой игумен Дионисий поражался его подвигам и терпению, и непрестанно возносил о нем благодарственные молитвы.

В Глушицкой обители преподобный Амфилохий сумел, подражая богобоязненной жизни своего наставника, стяжать достойные духовные плоды, на его долю выпало испытание: по завещанию преставившегося игумена продолжить его многотрудное дело. В течение пятнадцати лет преподобный Амфилохий был игуменом монастыря. Он оставался верным заветам своего святого предшественника и учителя и во всем являя братии пример самоотверженного служения Господу.

12 октября 1452 года, уже в преклонном возрасте, преподобный Амфилохий предал Богу свою праведную душу. По его завещанию он был погребен в основанной преподобным Дионисием в 1420 году недалеко от Покровского Глушицкого монастыря Сосновецкой пустыни, или в Сосновце, рядом с могилой своего возлюбленного учителя. Позднее святые мощи почивали под спудом в Глушицком Сосновецком монастыре среди храма во имя святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и преподобных Дионисия и Амфилохия. В 1640 году над мощами обоих преподобных была устроена серебряная гробница.

В «Иконописном подлиннике» о преподобном Амфилохии сказано: «Подобием надсед, брада аки Василия Великого, покороче гораздо, ризы преподобническия, испод вохряной, в руке свиток».

0

74

...........................продолжение от 25 октября

новомученики:

Св. Иоанна Летникова исп. (1930).
http://s54.radikal.ru/i144/0910/2a/076afb9c3ab3.jpg
Иоанн (Иван Леонтьевич Летников) родился в 1860 году в селе Протопопово Коломенского уезда. Вместе с тестем Андреем Салтыковым, во владении у которого было несколько барж и пароходов на реке Оке, Иван занимался покупкой ржи, которую перемалывали затем в муку и отвозили в Москву на продажу. Впоследствии Иван стал лесопромышленником, имел свой лесопильный завод и мельницу. В 1918 году добровольно отдал государству лесопильный завод и занялся крестьянским трудом.
Троицкая церковь в селе Протопопово была перестроена Андреем Салтыковым. В 1897 году были отстроены приделы во имя Святогорской иконы Божией Матери и преподобного Андрея Критского. С 1904 по 1929 год Иван Леонтьевич был старостой этого храма.
Иван Леонтьевич был арестован 5 октября 1929 года. Будучи допрошен, Иван Леонтьевич не признал себя виновным и не согласился оговорить настоятеля Троицкого храма священника Иоанна Калабухова. 12 октября следователь зачитал ему постановление о предъявлении обвинения, подписывать которое Иван Леонтьевич отказался. Все время заключения Иван Летников со священником Иоанном Калабуховым содержались под стражей в Коломенской тюрьме. 23 декабря 1929 года тройка ОГПУ приговорила Ивана Летникова к высылке в Северный край на три года.
Тяжелые условия заключения, этапа и жизни на Крайнем Севере подорвали здоровье Ивана Леонтьевича, которому исполнилось тогда 70 лет. 25 октября 1930 года он умер в Архангельске и погребен в неизвестной могиле.
Прославлен 7 мая 2003 г. вместе с протоиереем Виктором Смирновым и священником Иоанном Калабуховым . Память - 25 октября
.(http://kolomna-hram.ru/ispovednik_ioann_letnik)

Свщмч. Александра Поздеевского пресвитера (1940),
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/24/e3/e3fb8ec0d1b2345891d7ed9dc2f7106a.jpg
Александр Викторович Поздеевский родился 18 августа 1868 года в семье псаломщика церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы посада Большие Соли. Окончив церковно-приходскую школу, он продолжил учебу в Николаевском училище и в ремесленной школе К.А. Попова посада Большие Соли на отделении иконописи. В 1894 году Александр Викторович находился на военной службе. В следующем году епископом Виссарионом был определён на место псаломщика церкви Рождества Богородицы п. Большие Соли, а в 1910 г. посвящен во дьякона. После 1918 года служил священником той же церкви до ее закрытия в 1930 г. Сегодня не осталось живых свидетелей событий тех лет, но остались воспоминания об о.Александре, как о человеке очень порядочном, добром и отзывчивом. Его внешний, строгий образ, запомнившийся современникам, соответствовал его внутреннему миру. Строгое одеяние, широкая борода, длинные с сединой волосы и очень красивый голос - все это располагало к нему прихожан. Александр Викторович был женат на Елизавете Ивановне (в девичестве Кульковой) и имел восьмерых детей: Елену, Василия, Николая, Александра, Ольгу, Марию, Виктора и Ивана.

В 1918 г. произошел его первый конфликт с советской властью: узнав, что в посад прибыли работники волисполкома для конфискации имущества у местной заводчицы Трехлетовой, священник благословил звонить в колокола, чтобы собрать людей для защиты от посягательства властей.

После опубликования Декрета об отделении школы от Церкви и запрещения преподавания Закона Божия в школах, отец Александр стал учить основам православия в храме, снабжая школьников своими книгами и книгами из чудом сохранившейся церковной библиотеки.

Александр Викторович вместе с женой и детьми многие годы были лишены избирательных прав; на заседаниях комиссии по пересмотру списков лишенных избирательных прав их имена вновь и вновь оставались в списках лишенцев. В 1937 году гонения на верующих и на священнослужителей достигли своего апогея. Церкви закрывались, имущество их изымалось, а оставшиеся действующими - душили непомерными налогами. Все это вызывало естественное недовольство и населения и служителей церкви. Это и стало впоследствии одним из пунктов предъявленного обвинения и А.В.Поздеевскому.

После закрытия церкви, отца Александра лишили дома на церковной земле, ему приходилось ютиться у бывших прихожан. Но все это не могло остановить духовное служение. В деревне Алферово, что в двух километрах от посада, в доме Егоровой создали тайную домовую церковь, где периодически служили местные священники, среди них и о. Александр.

За посещение этого дома, участие в «подпольных контрреволюционных сборищах» и обвинили отца Александра во время следствия. 2 октября 1937 г. отряд конных сотрудников НКВД устроил настоящую облаву на священников. В папке уголовного дела на маленьком тетрадочном листке – справке сельсовета - перечислены «преступления» священника. Ему вменялась антисоветская агитация, поддержка Ярославского восстания 1918 г., участие в антисоветских сборищах в доме Егоровой из деревни Алферово, распространение провокационных слухов о непосильных налогах.

Но отец Александр виновным себя не признал, не сообщил ничего компрометирующего на своих прихожан и других служителей церкви.

В этот день для 69-летнего священника «мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда» избрано «содержание под стражей в Ярославской тюрьме».

25 ноября 1937 года было вынесено обвинительное заключение, и в этот же день судебное заседание тройки Управления НКВД решает судьбу обвиняемых по этому делу: … Поздеевского А.В. заключить в исправительно-трудовой лагерь на 10 лет, считая срок со 2 октября 1937г.

Не трудно сейчас представить себе, какие физические и душевные страдания пережил в сталинских лагерях семидесятилетний о.Александр, больной, оторванный от своего дела, которому служил, от своей семьи и детей. Не известно точное место заключения Александра Поздеевского после вынесения приговора. Определенно можно сказать только то, что он прибыл с этапом в Темниковский лагерь Мордовии из Котласского пересыльного пункта 15 марта 1939 года, где через шесть месяцев, 25 октября 1940 года, умер от цинги и сердечно-сосудистой недостаточности в Центральном Лазарете Темлага.

Только через полвека - 27 июля 1989 года, Александр Викторович Поздеевский был реабилитирован.4 А в четвертом томе Ярославской книги "Не предать забвению", вышедшей в 1998 г. в списках граждан, подвергшихся политическим репрессиям в 1930 - 1940 годах есть и имя священника Больших Солей Поздеевского А.В. В августе 2000 года Освященный Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви включил в Собор новомучеников и исповедников Российских имена пострадавших за веру от Ярославской епархии и среди них - священника церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы посада Большие Соли - Александра Поздеевского.  (Ярославская Епархия)

Свт. Николая (Могилевского), исп., митр. Алма-Атинского (1955).
http://s46.radikal.ru/i114/0910/1a/725956cd7380.jpg
Священноисповедник митрополит Николай (в миру Феодосий Никифорович Могилевский) родился в Екатеринославской губернии в семье псаломщика в 1877 году в день Святой Пасхи. Закончил Семинарию и служил псаломщиком и учителем. В 1904 году стал послушником Ниловой пустыни, очень скоро был пострижен в монашество и рукоположен в иеромонаха. Поступил в Московскую Духовную Академию, был рукоположен в игумена и назначен инспектором Полтавской Семинарии. Революция застала отца Николая в сане архимандрита и в должности настоятеля Елецкого Успенского монастыря в Иркутске. В 1919 году архимандрит Николай был рукоположен во епископа Стародубского, викария Черниговской епархии. А через несколько лет он был назначен епископом Тульской епархии. В 1924 году владыку арестовали в Москве в группе архиереев, и некоторое время он провел в тюрьме. В 1927 году он стал епископом Орловским, но был вынужден уйти на покой. В 1932 году владыка был арестован в Орле. На допросах в ГПУ святитель Николай дал следующие показания: "Антисоветская деятельность моя была проявлена в следующем виде: я принимал у себя и оказывал приют репрессированным Сов. властью за антисоветскую деятельность. Так, я предоставил квартиру и материальную помощь. Я пересылал деньги через близких родственников находящимся в ссылке... Оказывая материальную помощь, я считал их страдальцами за веру, укреплял их морально, укреплял их способность бороться за дело религии. Из мест заключения духовенства я получал известия об их жизни и, в свою очередь, сообщал о своей. …я болел душой за закрытие Сов. властью монастырей...".

Священноисповедника приговорили к 5 годам концлагерей. Через четыре месяца после вынесения приговора владыку отправили в Мордовию в город Темников, оттуда в Чувашию в город Алатырь и, наконец, в Саров. О своем пребывании в Сарове владыка рассказывал: "После закрытия и разорения монастыря в его помещениях был образован исправительно-трудовой лагерь... Когда я переступил порог этой святой обители, сердце мое исполнилось такой невыразимой радости, что трудно было ее сдержать. Я перецеловал в монастыре все решеточки и все окошечки. В те времена была еще цела келья преподобного Серафима. В этом лагере было много лиц духовного звания. Я все то время, что пребывал в Сарове, так и считал, что нахожусь на послушании у преподобного Серафима...".

После освобождения из лагеря епископ Николай какое-то время не получал назначения на кафедру. В этот период по вызову Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) он часто приезжал в Москву для исповеди митрополита Сергия и помощи в делах Патриархии. В 1941 году владыка Николай был возведен в сан архиепископа и в том же году арестован и отправлен в ссылку в Казахстан на 5 лет. В ссылке владыка стал жить в городке Челкар, который представлял из себя несколько глинобитных домов. Чтобы не умереть с голоду, владыка собирал милостыню. Так он прожил до осени 1942 года. Ослабленный голодом и тяжелыми условиями жизни, владыка был так истощен, что, однажды потеряв сознание, упал на дороге. Его подобрал один татарин, отвез в больницу и каждый день приносил ему пару лепешек, несколько яиц и немного сахара. Когда святитель смог вставать на ноги, его должны были выписать из больницы, но идти ему было некуда. И тогда за ним пришел тот самый татарин и забрал святителя из больницы. Когда появилась возможность служить, владыка начал совершать богослужения в доме одной женщины, потерявшей на войне мужа и двух сыновей. Затем жителям Челкара удалось выхлопотать разрешение и построить молитвенный дом. Владыка служил в собственноручно сшитом холщовом облачении, иерейским чином. Он также крестил, венчал, отпевал усопших. В 1943 году Патриарх Сергий направил в Совет по делам Русской Православной Церкви заявление, в котором просил об амнистии 26 священнослужителям, в числе которых был и архиепископ Николай. Но освобождения из ссылки так и не последовало. Только в 1945 году владыка Николай был назначен на Алма-Атинскую кафедру, через 10 лет он получил свою последнюю церковную награду - возведение в сан митрополита. В том же 1955 году в канун празднования Иверской иконы Божией Матери святитель скончался.

Прмч. Лаврентия (1937).
Преподобномученик Лаврентий (Левченко) родился 26 апреля 1893 года в селе Николаевском Курьинской волости Змеиногорского уезда Томской губернии и в крещении был наречен Стефаном. В 1910 году вместе со своим отцом пришел в Оптину Пустынь семнадцатилетний Стефан. В Оптиной Стефан был пострижен в монашество с именем Лаврентий, рукоположен во иеродиакона и возведен в сан архидиакона. После закрытия Оптиной Пустыни безбожниками в 1923 году архидиакон Лаврентий поселился в Козельске в домике на улице Малой Заречной (теперь С. Панковой). Служил архидиакон Лаврентий в Георгиевском храме. Затем по просьбе прихожан архиепископ Калужский Сильвестр (Братановский) рукоположил архидиакона Лаврентия и назначил его служить в село Ивановское, куда к нему переехали три его сестры – монахини из закрытого Шамординского монастыря, они помогали по храму и зарабатывали на жизнь рукоделием. Иеромонах Лаврентий был арестован 6 сентября 1937 года и заключен в камеру предварительного заключения при козельской милиции. Виновным себя отец Лаврентий не признал и был приговорен к расстрелу. Иеромонах Лаврентий (Левченко) был расстрелян 25 октября 1937 года и погребен в общей безвестной могиле.

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

75

....................продолжение от 25 октября

Перенесение из Мальты в Гатчину святынь: части древа Животворящего Креста Господня, Филермской иконы Божией Матери и десной руки св. Иоанна Крестителя (1799).
В Русской церкви 12-го октября совершается празднование перенесения с острова Мальты в Гатчину трех великих святынь: части древа Животворящего Креста Господня, чудотворного образа Филермской Божией Матери, написанного святым Евангелистом Лукою, и десной руки святого Иоанна Крестителя. Передадим вкратце историю происхождения каждой в отдельности из этих святынь и установления в честь их праздника.

I.

В 326-м году произошло чудесное обретение на Голгофе Креста Господня св. царицею Еленою. Вскоре же после этого по царскому повелению был заложен здесь новый храм Воскресения Христова, которому суждено было сделаться на долгие годы хранителем сей великой святыни всего христианского мира. Хранит эту святыню сей храм и до настоящего времени. Но ее нельзя представлять во всей целости, каковою она была при обретении ее святою царицею Еленою. Предание сообщает нам о многих частях Креста Господня, еще в глубокой древности отделенных от него и разнесенных по всем концам мира для освящения его1. Хранил эти частицы Восток, хранил и христианский Запад.
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/25/e9/e9c3a85d35b1b18df9c66d59c091a55b.jpg
Точно также и святая Русь в тысячелетний период своей христианской жизни не раз получала с Востока части Животворящего Креста Господня, которые и хранятся до настоящего времени и в кафедральных соборах, и древних монастырях, и приходских церквах, и царских дворцах и даже частных домах. Одну же из этих частиц она получила с Запада, от рыцарей Мальтийского ордена. Судьбы этого ордена всегда были тесно связаны с судьбами, выпавшими на долю православного Востока и даже с судьбами того Честного Древа, которое было его всегдашним незыблемым оплотом и побеждающим орудием против всех бедствий и козней со стороны иноплеменного мусульманского и языческого мира.

В то время как одни из западных христиан с посохом странника предпринимали благочестивые путешествия на Восток для поклонения святыням его, среди которых всегда первое место, бесспорно, принадлежало Животворящему Древу Креста, другие же, облекшись в бранные доспехи, устремлялись туда, чтобы проливать кровь свою, защищая как поклонников, так и сами святыни, которые влекли их к себе2, – третьи поставили себе в обязанность, соединяясь в общества, давать приют на чужбине первым и врачевать раны вторым. Одним из самых древних таких обществ является орден Иоаннитов3, называвшийся так потому, что церковь имевшегося при нем госпиталя была посвящена святому Иоанну Крестителю. Будучи сначала учреждением, преследовавшим только цели благотворительности, орден впоследствии, когда настоятельство в нем было отдано деятельному французу Раймунду де-Пюи4, получил новый устав, по которому целью его деятельности была уже и вооруженная защита паломников на пути их в Иерусалим. Такое расширение его деятельности в Европе было принято с большим сочувствием: благочестивые рыцари разных государств спешили вступить в новый орден. Семисотлетняя борьба с неверными в защиту христианства покрыла иоаннитов вечной славой. Впоследствии иоанниты должны были оставить Палестину, но необычайное мужество и самоотверженность они показали еще во времена своего пребывания в Иерусалиме (1118 – 1187 гг.) в битвах с войсками египетских и багдадских халифов5. В награду за свои подвиги они получили тогда частицу Животворящего Креста Господня, которую хранили благоговейно и в Птолемаиде, и на островах: Кипре, Родосе и, наконец, Мальте6, откуда она и была перенесена ими в Россию при императоре Павле.

II.

В одно время с частицею Животворящего Древа Креста Господня с острова Мальты была перенесена на Русь иоаннитами и другая также благоговейно ими чтимая и долгое время хранимая святыня: Филермская икона Божией Матери – Одигитрия7.
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/25/36/3680222ee562da735704351d79ac38b3.jpg
Идущее от глубокой древности предание гласит, что написана она была святым Евангелистом Лукою и освящена благословением Самой Приснодевы, на благословение Которой имел обыкновение приносить труды своих рук Евангелист-живописец. Около 46 года она принесена была на родину святого Луки, в Антиохию, где и сохранялась до времени царствования Константина Великого, когда вместе с другими вещественными памятниками земной жизни Иисуса Христа и апостолов была перенесена в восстановленный Константином Иерусалим. Около 480 года императрица Евдокия переслала ее, как благословение, в Константинополь к святой Пульхерии, сестре императора Феодосия Младшего. Здесь святой Пульхерией был построен новый храм Влахернский, где была помещена сия святая икона Божией Матери, которая на многие столетия сделалась хранительницею Константинополя.

Еще со времени святой Пульхерии во Влахернской церкви, по воле строительницы, было положено совершать пред образом Богоматери по вторникам молебствие, а с 626 года, со времени чудесного Ее прославления, к молебствию было присоединено еще чтение акафиста8. И неумолкаемые похвалы в честь Богоматери раздавались в сей церкви, пока не настали тяжкие времена иконоборства, когда ее, по словам одного современника, лишили, «аки царицу от порфиры».

По восстановлении иконопочитания, икона Богоматери снова заняла подобающее место в построенной в честь Ее церкви, которая еще раз прославилась чудесным явлением в ней Покрова Пресвятой Богородицы и новым заступлением Ее от давних врагов Константинополя – сарацинов9. Но оскудела вера жителей Константинополя, и они лишились своей Заступницы. К врагам мусульманам присоединились новые враги: западные христиане – крестоносцы. Во время четвертого крестового похода икона Одигитрии вместе со многими другими святынями Константинополя была взята крестоносцами из Влахернской церкви и отправлена на Запад. Перенесенная снова в Палестину, она досталась иоаннитам. Когда, по окончании крестовых походов, последние должны были оставить Птолемаиду, где они до того времени жили, и переселиться на остров Родос, то туда же была перенесена ими и святая икона. И она была неотъемлемою их собственностью во время всех их дальнейших переселений, пока они не принесли ее в дар императору Павлу.

III.

Десная рука святого Иоанна Крестителя является третьей святыней, в честь которых на Руси установлено празднование 12-го октября. Евангелист Матвей, излагая обстоятельства мученической кончины святого Иоанна Крестителя, замечает, что ученики его, пришедши, взяли тело (кроме главы) и погребли его10. На месте погребения Предтечи в Самарийском городе Севастии11 уже в III-м веке была выстроена церковь, посвященная его имени. Чествование же его памяти и поклонение его честным мощам совершалось еще во времена апостольские.
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/25/b9/b9f872268c0621af0e67f6c839e03e59.jpgДесная рука святого Иоанна Крестителя
По преданию, идущему от глубокой древности, святой Евангелист Лука, проповедуя Христа в Севастии, поклонился останкам мощей Его Крестителя и просил жителей Севастии дозволить ему перенести их в Антиохию, где бы они могли быть спасены от поругания и истребления неверными. Но севастийцы позволили ему взять только десницу Крестителя, которая с благоговением и была перенесена им в Антиохию. От времен пребывания этой святыни в Антиохии сохранилось предание об одном замечательном чуде, от нее исшедшем.

В Антиохийских пределах было какое-то чудовище, которому, по суеверию тамошних язычников, ежегодно приносилась в жертву по жребию одна из непорочных девиц города. Однажды роковой жребий пал на молодую антиохиянку, дочь христианина. Удрученный горем отец ее, не желая отдать христианской крови на поругание суеверного язычества, обратился к помощи свыше. После пламенной молитвы в храме святому Предтече, он, целуя нетленные его мощи, там хранившиеся, отнял зубами от них часть перста и скрыл ее у себя. Когда настало время страшной жертвы и приблизившееся чудовище уже открывало свою пасть, чтобы схватить невинную девицу, пришедший к тому времени ее отец бросил ему в пасть имевшуюся у него часть перста от десницы Крестителя, и чудовище тотчас же пало бездыханным. Велико было удивление присутствовавших при этом зрелище язычников. Узнав истинную причину такой внезапной гибели чудовища, многие из них оставили свои прежние суеверия и обратились ко Христу. На месте суеверных казней ими был построен храм в честь Крестителя. Предание об этом чудесном происшествии поясняет нынешний вид десницы Крестителя, у которой недостает части меньшего перста. И велика была вера антиохийцев в драгоценную святыню, сохранившуюся в их городе. Знал об этой святыне Юлиан Отступник, знал и о любви к ней антиохийцев, потому что сам в юности жил в Антиохии. Обрекая в жертву огню все напоминавшее о христианстве, он не мог оставить без внимания этой святыни, когда, идя войною на Персов (в 362 г.), прибыл в Антиохию. Случилось к тому же, что как раз в это время сгорел любимый им храм аполлона в Дафне12. Подозревая в поджоге его христиан, разгневанный царь приказал, в отмщение им, публично сжечь главную святыню Антиохии – десницу святого Иоанна Крестителя. Но верующие антиохийцы, как оказалось, еще до прибытия к ним Юлиана, скрыли свою святыню в одной городской башне, и все розыски ее исполнителями царской воли остались напрасными. По смерти Юлиана, святыня эта вновь была положена ими в главном храме города, где и находилась еще около шестисот лет, до времени завоевания Сирии мусульманами. В 639-м году пала Антиохия, а вместе с нею попала мусульманскому пленению и десница Крестителя. Много раз Византийские императоры пытались взять ее из Антиохии, но все старания их не достигали желанной цели. Наконец, Господь судил христианской святыне быть перенесенною из порабощенного нечестивым народом города в столицу христианского царства. В 959-м году благочестивый диакон антиохийской церкви Иов, – старавшийся не раз склонить сосудохранителя церкви святого Петра, где вместе с священными сосудами и другими драгоценными предметами хранились в особом помещении десница Крестителя, отдать ему сию святыню, но всегда напрасно, – решился, наконец, воспользоваться слабостью сосудохранителя: во время крепкого его сна от излишнего употребления вина, Иов взял ключи от церкви и ночью похитил святыню. С своею драгоценною ношею он отправился прямо в Константинополь. Достигнув Халкидона13, он послал в Константинополь известие об унесенном им из Антиохии сокровище. Вскоре же за ним прибыл в Халкидон царский корабль с патриархом и царскими сановниками. Спустя немного времени, царь и весь народ с великим торжеством, умилением и восторгом встречали на Босфоре с таким трудом добытую святыню «как будто самого Крестителя, с небес пришедшего». Она отнесена была в дворцовую церковь. Замечательно, что десница Крестителя, некогда прикоснувшаяся главы Владыки Господа, внесена была в эту церковь, как раз в навечерие Богоявления и притом пред самым освящением воды. Такое совпадение событий усугубило торжество перенесения и благоговейную радость царя и народа. Не соединяя праздника перенесения десницы Крестителя с праздником Богоявления, Греческая Церковь постановила праздновать воспоминание этого события в день собора святого Иоанна Крестителя 7-го января. Как и в Антиохии, в Константинополе было так же установлено воздвизание десницы Крестителя Господня пред народом, но обряд этот совершался не в Воздвижение Креста Господня (как в Антиохии), а в день Рождества Крестителя – 24-го июня. Когда Константинополь пал14 под натиском турок, вступивший в него султан Магомет II приказал десницу Крестителя наряду с другими христианскими святынями положить в его царскую сокровищницу и запечатать его печатью. Но на защиту поруганного города и его поруганных святынь восстал упомянутый выше орден иоаниитов, имевший в это время местом своего пребывания остров Родос. Иоанниты не только мужественно отразили все нападения турок на остров Родос, но и стали угрожать их собственным владениям. Тогда преемник Магомета II-го, Баязет II-ой, желая приобрести их расположение к себе, послал15 в дар магистру их ордена, Петру Обюсону, десницу Крестителя. Неценное сокровище для мусульманской сокровищницы было драгоценным сокровищем для христианских рыцарей, орден которых с самого основания был отдан под небесное покровительство святого Иоанна Крестителя. Везде, куда только не переселялись иоанниты, выстраивались церкви в честь Крестителя, а с этих пор вместе с каждым переселением переносилась в новые церкви и его десница. Такая церковь была построена Обюсоном на острове Родосе, такая же церковь впоследствии была выстроена Магистром ордена Ла-Валетом и на острове Мальте.

IV.

Когда остров Мальта взят был Наполеоном, и корона магистра ордена перешла16 к Русскому императору Павлу Петровичу, еще в детстве восхищавшемуся славною историей Мальтийских рыцарей, благодарные ему за покровительство иоанниты решились передать в его владение все три великих сокровища, ни с одним из которых никогда еще они не расставались со времени получения каждого из них.

Десница Иоанна Крестителя была первою из святынь, перевезенных ими в Россию. В 1798 году она временно была помещена в орденскую капеллу, находившуюся в Петербурге. В следующем же 1799 году 12-го октября были перевезены в Гатчину17 вместе с нею и остальные две святыни: частицы Креста Господня и икона Филермской Божией Матери.

С большим торжеством встречал царский Двор подносимые ему в дар святыни. В 10 часов утра в этот день из Гатчинского дворца по направлению к Ингебургу, где должна была произойти встреча святынь, выехал целый поезд с Императором во главе, с членами царского семейства и с многочисленной свитой. Встреча произошла у так называемых Спасских ворот, откуда и началось шествие торжественной процессии обратно к дворцу. Впереди крестным ходом шло духовенство. За ним в придворной золотой карете везли в золотом ковчеге на пунцовой бархатной подушке десницу святого Иоанна Крестителя. Далее таким же образом везли икону Божией Матери и частицу Животворящего Креста Господня. Сам Император в полном облачении великого магистра Мальтийского ордена шел за первою каретою. Когда процессия приблизилась ко дворцу, Император сам взял десницу Крестителя и, при пении положенного ему тропаря, внес ее в придворную, заново украшенную церковь, где и положил на приготовленном месте. Здесь же положены были икона Богоматери и частица Животворящего древа. Все подробности этого торжественного события впоследствии были внесены в службу, составленную по поручению Святейшего Синода на день 12-го октября. В ней «Давиду кроткому и благочестивому уподобляется богоизбранный царь, радостно переносящий в дом свой, якоже древле в Сион, новый кивот древняго пречестнейший. Тамо бо стамна манну носящая: зде же образ во чреве носившия Христа. Тамо скрижаль Ветхаго Завета: зде же рука, предначертающая Новый Завет, возвещающая миру спасение и велию милость. Тамо жезл: зде же крест Христов вселенныя хранитель»18.

Искренняя радость Павла принесла в дар святыням богатые, золотые, украшенные бриллиантами и другими драгоценными камнями, ковчеги, а для иконы Богоматери такую же драгоценную новую ризу.

День 12-го октября Святейшим Синодом был внесен в число праздничных дней Русского месяцеслова.

Гатчина однако не долго была местом пребывания Мальтийских святынь. Царственная семья, отъезжая осенью в Петербург, взяла их с собою, так что в следующем 1800 году праздник их перенесения был совершен уже в Церкви Зимнего дворца. В течение более пятидесяти лет и самое празднование, установленное в честь их перенесения на Русь, совершалось здесь, вместо 12-го октября, 7-го января. Император Николай Павлович вновь обратил внимание на забытую Гатчину. В память своего отца, основателя Гатчины, он выстроил в ней соборный храм во имя апостола Павла. На освящение этого храма19, Мальтийские святыни были вновь привезены из Зимнего дворца в Гатчину. Осенью того же года посетил его Государь. Собравшиеся прихожане, благодаря царя-храмоздателя присоединили к своей благодарности просьбу о том, чтобы новоустроенный храм явился постоянным местопребыванием, некогда в первый раз принесенных в Гатчину, Мальтийских святынь.

Отвечая на эту просьбу, Государь сказал им, что достояние Царствующего Дома он не может отдать в собственность частной церкви, а согласен только на временное ежегодное приношение их туда из Петербурга. Так было восстановлено торжество праздника 12-го октября, совершаемое в настоящее время и в придворной церкви, и в Павловском соборе. Святыни привозятся из Петербурга еще накануне праздника. Чествование их в этот день происходит в придворной церкви на всенощном бдении. На другой день, после ранней обедни в придворной церкви, они переносятся в собор, где и пребывают в течение десяти дней до дня празднования Казанской иконе Божией Матери, когда после крестного хода по городу отвозятся обратно в Петербург.
Во время Октябрьского переворота 1917 г. святыни были оставлены на постоянное хранение в Гатчине. Но в ноябре 1919 г., при отходе войск Юденича из-под Петрограда, они по приказу командования были вывезены в Таллин, откуда позже попали в Западную Европу. Как известно, Филермская икона находится в Сербии, десница Иоанна Предтечи – в Черногории.

В настоящее время в Павловском соборе созданы копии святынь. День перенесения святынь в Гатчину (25 октября по н. ст.) и сейчас торжественно празднуется, начиная с 1999 г. Крестный ход совершается накануне - 24 октября - из дворцовой Троицкой церкви в Павловский собор.

2006 г. был особенным для Гатчины. После более чем 80-летнего отсутствия десница святого Иоанна Предтечи вновь оказалась в Павловском соборе. Правда, не навсегда, но и те 3 дня - с 10 по 12 июля - были великой радостью, тем более, что последний день из этих трех - день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла - являлся престольным праздником Павловского собора. После этого события в Гатчине осталась частица десницы св. Иоанна Крестителя.

12-е октября не только главный и всеобщий праздник гатчинцев, но и день поклонения Мальтийским святыням многих богомольцев, прибывающих в Гатчину из столицы, окрестных сел и городов и даже из других губерний России. Вся Россия воздает в этот день славу Богу, «яко прославивый ее доселе множеством святынь, не оставляет прославляти и ныне: се бо многоценное сокровище, в различных странах доселе скрываемое, благоизволи даровати ей»20. (Свт. Димитрий Ростовский)

________________________________________________________________________
1 Об этом свидетельствует еще св. Кирилл Иерусалимский, живший в IV веке (в том самом, в котором был обретен и Крест Господень). В одном из своих «Огласительных слов» он говорит, что вся вселенная уже в его время имела части древа крестного. И даже в самом сказании об обретении Креста Господня упоминается о том, что святая царица Елена отделила часть от обретенного креста и отослала ее к сыну своему Константину на благословение его царства. В V веке частицы Креста Господня были уже не только достоянием многих церквей Востока, но, как свидетельствует св. Иоанн Златоуст, даже из частных лиц «многие, обложив золотом частицу Креста, носили ее при себе на шее».
2 Особенно замечательны в этом отношении ополчения Западной Европы в конце XI века, известные под именем крестовых походов. Имя, данное им, ясно свидетельствует о том, что побуждало Западных христиан несчетными полками переправляться через неизвестные земли, моря и пустыни: побуждало их к тому желание видеть древо Честного Креста не поруганным. Наиболее значительных походов было восемь: первый – в 1096 г., второй – в 1147, третий – в 1190 г., четвертый – в 1202 г., пятый – в 1217 г., шестой в 1228 г., седьмой в 1248 г., восьмой – в 1270 г.
3 Орден Иоаннитов возник в 1047 г. Основателем его считается богатый купец Мавр, из Амальфи, который вместе с некоторыми другими добился у египетского халифа разрешения построить в Иерусалиме для паломников убежище и церковь.
4 Раймунд де-Пюи был избран начальником ордена Иоаннитов в 1118 г.
5 Халиф или Калиф – титул преемников Магомета, обладавших высшею духовной и светской властью у мусульман.
6 Птолемаида – город Финикии, к югу от Тира; Кипр – остров на северо-востоке Средиземного моря, близ берегов Малой Азии; Родос – самый восточный остров Эгейского моря; Мальта – остров на Средиземном море, между Сицилией и северным Африканским прибрежьем.
7 Одигитрией – Путеводительницей – Божия Матерь называется потому, что Она направляет людей на путь спасения.
8 В 626 г., в царствование Византийского императора Ираклия, Сивар, полководец Персидского царя Хозроя, обложив с моря и суши совершенно беззащитный Константинополь (император с войском был в далеком походе). И когда патриарх Сергий погрузил ризу Богородицы в воды залива, – поднявшаяся буря взволновала воды залива и потопила стоявшие там неприятельские корабли. В память сего события, была составлена благодарственная песнь Божией Матери, которую молящиеся должны были выслушать стоя, почему она и получила название «неседальной песни» или акафиста.
9 Сарацины или иначе арабы.
10 Мф.14:12. По свидетельству некоторых писателей, во время Юлиана Богоотступника, мощи св. Иоанна Крестителя, почивавшие в Севастии, были сожжены в прах их развеяны по ветру.
11 Севастия – главный город Самарии. Такое название этот город получил после того, как был подарен Августом Ироду Великому, который совершенно восстановил его и украсил, и в благодарность Августу, назвал его Севаста, или Севастия, что значит – город Августа.
12 Дафна – предместье Антиохии.
13 Халкидон – город вблизи Константинополя.
14 Падение Константинополя было в 1453 г.
15 Это было в 1484 г.
16 В 1798 г. 29 ноября.
17 Гатчина – город в Царскосельском уезде С.-Петербургской губернии.
18 Стихира на стиховне.
19 Освящение храма было в 1852 г.
20 Стихира праздника.

************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 1, 11-19; Лк. 7, 11-16). (Лк. 8, 1-3). Господь проповедует, жены служат Ему от имений своих и, таким образом, как бы являются соучастницами в самой проповеди. Не всем дано проповедывать Евангелие, но все могут содействовать его распространению и быть соучастниками в этом первом на земле деле. Таковых соучастников и соучастниц много было во время проповеднических трудов святых апостолов, а потом их преемников и, наконец, по всей истории Церкви. Являются они и доселе. Наши апостолы на Кавказе и в разных местностях Сибири усердно трудятся, терпя всякую нужду и всякие лишения. Они продолжают дело Господа и святых апостолов. Какие жены и мужи пошлют им помощь, те станут в чин жен, служащих Господу, и удостоятся равного с теми воздаяния. Господь сказал: "принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает" (Ин. 13, 20). Значит, Он отождествляет Себя с посылаемым на проповедь; следовательно, и услугу, оказанную посланникам Его, отождествит Он с услужением Себе Самому. По закону благости и правде Его, кто как кого принимает, тот такую и награду получает (Мф. 10, 41). Достаточное, кажется, побуждение не сокращать руки своей в жертвах на вспомоществование великому делу проповеди евангельской.
***********************************************************************************************************************************
Радуйтесь о Господе
  "И продолжал путь, радуясь"
(Деян. 8, 39)

Вновь обращенный евнух не отказался от предстоящего ему пути, чтобы начать свою новую жизнь. Он пошел по своей дороге, в свою страну, к своим родичам, желая продолжать свое дело там, где поставил его Господь, и поделиться своим новым знанием с теми, с которыми он жил прежде, принести им благую весть о Христе.
Он нес в своем сердце источник новой радости, он чувствовал, что это сокровище должен разделить со своими братьями. И мы, когда получаем от Господа сугубую благодать, когда нам дано с новою силою проникнуть в глубину Его учения, когда мы чувствуем, что как бы возродились для новой жизни, не должны покидать начатый нами труд, а продолжать его с новыми силами, с новою радостью, применяя к нашим скромным, ежедневным обязанностям то высшее благо, которое мы получили.
Только тогда всякий труд наш в руках наших преобразится и возродится в нечто прекрасное. Дух Христов дает счастье: христианин должен быть счастлив; евнух продолжает путь свой, радуясь. В сердце у него звучала хвалебная песнь. Каждый истинный последователь Христа идет по пути труда и испытания, и на каждом шагу его ожидает новый подвиг. Он исполняет все усердно и терпеливо, воспевая хвалу Господу, и эта песнь, облегчая его ношу, сокращает длинные часы его труда и ободряет встреченных на пути.

из истории дня :
В 1799 г. установлено празднование святому Иоанну, Крестителя Господня, на память перенесения из Мальты во град Гатчину креста из части Древа Животворящего Креста Господня, Филермского чудотворного образа Божьей Матери, написанного святым Евангелистом Лукой и десныя руки мощей святого Иоанна Крестителя
В 1866 г. произошло миропомазание будущей Императрицы Марии Феодоровны, супруги Императора Александра III, Матери святого Царя Николая II , урожденной принцессы Датской Марии-Софии-Фредерике-Дагмар, при присоединении к православию ей наречено имя благоверной Великой Княгини Марии Феодоровны. Свидетелем при этом была Императрица Мария Александровна, супруга Императора Александра II
В 1715 г. родился Государь Император Петр II Алексеевич. (внук Петра I, сына царевича Алексия Петровича) в Петербурге
В 1799 г. произошло бракосочетание Великой Княжны Елены Павловны с наследным принцем Фридрихом-Людвигом Мекленбург-Шверинским
В 1350 г. родился Великий Князь Дмитрий Донской
В 1812 г. состоялось сражение с отступающими французами под Малоярославцем, в результате которого Наполеон, понеся серьезные потери, вынужден был отступать по разоренной Смоленской дороге
В 1817 г. произошла торжественная закладка в Москве храма Христа Спасителя.
В 1935 г. двуглавый орел на Спасской башне Кремля заменен на пятиконечную звезду, а 1 ноября 1935 г. оккультные пентаграммы появились на Троицкой, Никольской, и Боровицкой башнях

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

76

Во славу Божию и на пользу ближнего !
26 Октября  -Память:

Иверской иконы Божией Матери (1648).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/26/63/6358bee9dc1c92905386de92b7c826e2.jpg
Иверский монастырь, Афон, Греция

Обретение Иверской иконы связано со священной афонской землей, но история ее уходит корнями в царствование греческого императора Феофила (IX в.), во времена жесточайших гонений на христиан за иконопочитание. Людей, почитавших иконы, царские слуги предавали пыткам, а сами иконы кощунственно уничтожали.

Иверская икона начинает свою историю от домашнего алтаря благочестивой греческой вдовы, который она всячески оберегала от изуверов и содержала в тайне. Но тайна была раскрыта и царские слуги запросили огромную сумму денег за содержание иконы в доме. Вдова согласилась, только умоляла подождать, чтобы собрать необходимую сумму. Царский стражник, покидая дом вдовы, ударил мечом по ланитам образа Богородицы. И тогда из того раненого места истекла живая кровь. Вдова истово молилась о самоспасении иконы: «Богоматерь, Ты сильна избавить образ Твой от потопления!». У вдовы родилось желание пустить икону по морским волнам. Она понесла ее к морю, но икона не упала на воду, а встала над ней, будто поддерживаемая незримой силой. Далее вдова пожелала добровольно принять смерть за иконопочитание, сыну же своему наказала бежать. Волею судьбы сын попал на Дон, принял там иночество и поведал историю с иконой, спасенной очень необычным образом его матерью. Иноки стали молить Господа о том, чтобы обрести эту икону Богородицы. Однажды они увидели в море большой огненный столб. Видение повторялось неоднократно. Одному из самых непорочных старцев — отшельнику Гавриилу, который питался растительной пищей, усердно молился и не гнушался самого тяжелого труда, Богоматерь чудесным образом поспешествовала пройти по воде «как по суху» и принять икону. Конечно, это была та самая икона, которую вдова доверила волнам и Богоматери.

Благодарные иноки построили храм для чудотворной иконы и дали ей имя — Иверская. По преданию, явление Иверской иконы свершилось 31 марта, когда отшельник и подвижник Гавриил принял икону с поверхности моря. В этот день к морю идет крестный ход, совершается из года в год торжественный молебен.

Сам подлинник чудотворной иконы хранится уже много веков в Иверском монастыре Святой Горы Афон — земном уделе Пресвятой Богородицы, месте аскетических подвигов и горячей молитвы православных иноков.

Впервые точный список с Иверской иконы Божией Матери, именуемой также «Благая вратарница» по месту пребывания у надвратного храма Иверского монастыря, был привезен в Москву 13 октября 1648 года по просьбе архимандрита Новоспасского монастыря Никона, впоследствии Патриарха Всероссийского.

Святую икону торжественно встречали царь Алексей Михайлович, Патриарх Иосиф с архипастырями, духовенством и великим множеством народа. С иконы был сделан список, который был помещен на Воскресенских воротах Китай-города, затем в 1669 году ее перенесли в деревянную часовню, а с 1791 года она пребывает в каменной часовне у Воскресенских ворот. Икона прославилась множеством чудес и исцелений, которые записывались в особую книгу. Нескончаемым потоком верующие люди приходили к Иверской святыне, чтобы помолиться и получить благословение на свои труды. Цари и царицы, въезжая в Москву, прежде Кремля шли в Иверскую часовню. Там же находился еще один чтимый список с Иверской иконы Божией Матери, с которым ходили по домам и приходским храмам.

В 1929 году Иверскую часовню закрыли, а в 1934 году ее снесли вместе с Воскресенскими воротами. Нахождение чудотворного образа Иверской часовни по сей день неизвестно. Второй, чтимый и намоленный список с Иверской иконы был перенесен в храм Воскресения Христова в Сокольниках, где он пребывает и ныне.

В 1994 году правительство Москвы приступило к работам по воссозданию Иверской часовни и Воскресенских ворот на их прежнем месте. 4 ноября 1994 года, в день празднования Казанской иконе Божией Матери, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II после божественной литургии в Казанском соборе совершил освящение закладного камня Иверской часовни.

В сентябре 1995 года Святейший Патриарх Алексий II направил Послание настоятелю Иверского монастыря на Афоне архимандриту Василию с просьбой о написании для всероссийской паствы нового списка со святой иконы «общей нашей Заступницы Богоматери Вратарницы». По благословению настоятелю Иверской обители архимандрита Василия и при усердных молитвах иверских иноков в кратчайший срок икона была написана талантливым и благочестивым иеромонахом Ксенофонтова монастыря иконописцем Лукой.

25 октября, в канун праздника в честь Иверской иконы Божией Матери, около пяти часов вечера, в аэропорт «Шереметьево I» прибыл самолет греческих ВВС, который доставил икону в Москву. Иверский образ Богоматери сопровождали двенадцать иноков Святой Афонской Горы во главе с архимандритом Василием, официальные представители Греции. На аэродроме икону торжественно встретили Святейший Патриарх Алексий, архиереи, духовенство и множество верующих. Был построен почетный караул.

Из аэропорта в специальном автобусе в сопровождении иноков-святогорцев и московских священнослужителей икона была перевезена в Богоявленский кафедральный собор, где уже совершалось праздничное всенощное бдение. С чувством радости и благоговения духовенство и верующие москвичи встретили святую икону у входа в собор. Под звон колоколов и пение тропаря икону внесли в собор для всеобщего поклонения. В течении всей ночи перед ней непрерывно совершались молебны и читался Акафист.

На следующий день утром 26 (13 по старому стилю) октября крестный ход с Иверской иконой Пресвятой Богородицы прошел по Никольской улице в Казанский собор к началу Божественной литургии, которую возглавил святейший Патриарх Алексий.

Около часа дня крестный ход со святой иконой прошел от Казанского собора через восстановленные в прежнем великолепии Воскресенские ворота к Иверской часовне. Святейший Патриарх Алексий в сослужении иерархов и духовенства совершил чин освящения Иверской часовни и Воскресенских ворот. Вдохновенно пел объединенный хор Троице-Сергиевой Лавры и Московской Духовной академии под управлением архимандрита Матфея.

Обращаясь к архипастырям, духовенству, верующим, присутствовавшим главам правительства России и Москвы, послам Греции и Кипра с поздравительным словом, святейший Патриарх Алексий сказал: «Сегодня все мы являемся свидетелями знаменательного события наших дней — Иверский образ Пресвятой Богородицы вновь обрел свое историческое место в самом центре первопрестольной Москвы — в воссозданной Иверской часовне у Воскресенских ворот...

С великим трепетом и благоговением наши предки именовали Русь «Домом Божией Матери». И это не было горделивым превозношением. В этих словах верующий русский народ выражал благодарность Царице Неба и земли за Ее великие и богатые милости, свидетельствовал о них перед другими народами и выражал свою любовь к Той, Которая многократно приходила ему на помощь в трудные моменты истории нашего Отечества...

Совершая ныне новое сретение Иверской иконы Божией матери, мы твердо верим, что, как в былые времена нашей отечественной истории, Пресвятая Богоматерь, Которая множество раз являла Свое предстательство и милосердие в бесчисленных Своих иконах, не оставит и впредь град наш, страну нашу Российскую и народ ее Своим Покровом и поможет нам на пути к Сыну Своему, Господу нашему Иисусу Христу».

Исторический день освящения воссозданной Иверской часовни положил начало неиссякаемому потоку верующих людей к чтимой иконе Божией Матери, Которая обещала быть нашей Заступницей и Хранительницей не только в настоящей, но и в будущей вечной жизни.Считается, что Иверская икона Божией матери ограждает российские земли на юге.
Тропарь

От святыя иконы Твоея, / о Владычице Богородице, / исцеления и цельбы подаются обильно / с верою и любовию приходящим к ней, / тако и мою немощь посети, / и душу мою помилуй, Благая, / и тело исцели благодатию Твоею, Пречистая.

Кондак глас 8
Аще и в море ввержена бысть святая икона Твоя, Богородице,/ от вдовицы, не могущия спасти сию от врагов,/ но явилася есть хранительница Афона/ и вратарница обители Иверския, враги устрашающая/ и в православней Российстей стране// чтущия Тя от всех бед и напастей избавляющая.
АКАФИСТ  http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … rskayikna/

Седмиезерной иконы Божией Матери (XVII).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/26/9f/9f614b306439bd3be6a8d5470d4c4e8d.jpg
Сия икона находится в Седмиезерной Богородицкой пустыни Казанской епархии, в 17 верстах от' г. Казани, и по изображению своему есть Смоленская. В царствование Михаила Федоровича в 1615 году она принесена из Устюга в пустынь основателем сей обители, монахом Евтихием. Ежегодно икона приносится в Казань на один месяц, в память избавления сего города, помощию Богоматери, от морового поветрия, бывшего в 1654 и 1771 гг. В обители празднование в честь чудотворной иконы совершается 13 октября. Название свое пустынь получила от того, что прежде была окружена семью небольшими озерками, которые впоследствии слились между собою и теперь составляют одно большое озеро. От монастыря икона Смоленская получила название Седмиезерной.

Со времени принесения иконы, прославленной чудотворениями еще в Устюге, Седмиезерная пустынь сделалась местом стечения множества богомольцев.

В июне 1654 года явилось страшное моровое поветрие, занесенное в Москву прибывшими из Константинополя греками. Мор свирепствовал со страшною силою. В Москве с 1 июня по 12 декабря умерло более 400000 человек, и хоронить некому было: народ от страха бежал в леса и пустыни. Язва из Москвы переходила в другие города и спустилась на Волгу. Здесь явилась она в городах: Ярославле» Костроме, Нижнем и других; истребила в них множество народа, а некоторые местности совсем опустошила. Народ пришел в отчаяние, правители упали духом и не знали, что предпринять. Наконец обратились к Тому, к Кому всегда надо обращаться прежде всего, — к Богу.

По совету благочестивых людей начальники положили для утешения народа принести из Седмиезерной пустыни чудотворную икону. Все жители Казани устремились с крестами и иконами навстречу Небесной Заступнице за две версты от Казани, и здесь, на память этого сретения, в тот же день устроена часовня и водружен крест, а впоследствии был основан и монастырь. Чудотворная икона была обнесена вокруг Казани и поставлена в Благовещенском соборе.

Немедленно утишилась язва; мрачные облака рассеялись, и солнце воссияло. Жители Казани начали носить икону по домам: язва исчезала там, где являлась икона Богородицы, и наконец совсем прекратилась.Семь дней .пребывала св. икона в Казани; иноки Седмиезерной пустыни просили возвратить ее. Все жители устремились во храм, чтобы проводить свою Заступницу; но лишь только по совершении всенощной стали поднимать икону, как вдруг поднялась ужасная буря, настала темнота, пошел дождь и снег. Невозможно было выйти из храма по причине темноты и яростной бури. Это чудо повторялось трижды. Начальство и народ из этого увидели, что Пресвятая Богородица не хочет выходить из города, и чудотворная икона оставалась целый год в Казани. В 1655 году сам митрополит Корнилий препроводил св. икону в Седмиезерную пустынь.

В 1656 году летом язва опять явилась в Казани и свирепствовала с большею против прежнего силою; то же повторилось ив следующее за тем лето. В обе сии тяжкие годины принесение из Седмиезерной пустыни иконы Пресвятой Богородицы спасало Казань от погибели. По этой причине Церковью установлено навсегда, чтобы чудотворная икона ежегодно была приносима 25 июня в Казань в воспоминание чудесного избавления от язвы.

В 1771 году моровая язва, распространяясь от Москвы по приволжским городам и селениям, явилась и в Казани; но жители поспешили прибегнуть к своей Непреоборимой Заступнице, и, когда святая икона была принесена из Седмиезерной пустыни и обнесена вокруг города и по всем домам, язва вскоре прекратилась.

Трудно исчислить все великие благодеяния, явленные в различные времена чрез чудотворную икону Божией Матери.

тако и нашу немощь посети, / и души наши помилуй, Благая, / и тело исцели благодатию Твоею, Пречистая. http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Мчч. Карпа, еп. Фиатрийского, Папилы диакона, Агафодора и мц. Агафоники (251).
http://i026.radikal.ru/0910/ad/8f4249fd0b71.jpgСвятые Архидиаконы Кирилл и Папила
Весьма полезно бывает вспоминать о тех, кои страдали за Христа, ибо самое воспоминание об их мучениях может возбудить в нашей душе любовь к Богу и дать нашему стремлению к добродетели как бы некоторые крылья, – дабы мы, ради будущего воздаяния, мысленно претерпели те самые страдания, которые мученики понесли плотью. К сонму страстотерпцев, подъявших в сей жизни мученические подвиги, принадлежат Карп и Папила – великие столпы и основание Церкви1.

Оба они родились в славном городе Пергаме2 от благочестивых родителей и своею добродетельною жизнью обнаружили добродетель родивших их: ибо святая ветвь растет от святого корня, добрый плод указывает на доброе дерево и чистый поток доставляет славу источнику. Оба они довольствовались в пище и питии только самым необходимым отвергая все, что служит к разнообразию и излишеству; да и необходимого они употребляли столь мало, что отличались от ангелов только плотью, так что по своему великому воздержанию казались почти бесплотными. Когда они достигли чрез такую жизнь совершенства в добродетели, то были найдены достойными того, чтобы им было вручено церковное управление: Карп был поставлен епископом и проповедовал слово Божие жителям Фиатиры3, Папила же, которого Карп почтил степенью диакона, обнаруживал ревность, согласно своему званию, в подобных же трудах.

Слава о святых Карпе и Папиле распространилась по всем окрестным странам, – как и вообще добродетель обыкновенно не может укрыться, но всегда делается явной. Посему к сим святым мужам стало стекаться великое множество народа, который, слушая с усердием их учение, обращался в христианство. Ненавистник всякого добра, Диавол (ср. Иоан.8:44), видя сие, не мог оставаться спокойным; найдя усердных служителей своей злобы, он внушил им сделать на святых донос нечестивому царю Декию4. И вот на Карпа и Папилу было донесено, что они не только не покланяются богам, напротив – проклинают их и следуют христианскому учению. Декий, услышав о сем, сильно разгневался и послал в Азию советника своего Валерия, – ревностного язычника и жестокого человека; при этом царь сообщил ему все, что знал о святых и дал полную власть над ними. Валерий, получив приказ, поспешно отправился в путь и, прибыв на место, где жили святые, захотел принести жертвы богам своим. От него тотчас же вышло повеление во все пределы Фиатирской страны, чтобы все жители ее немедленно собрались на место жертвоприношения для поклонения богам. Так, нечестивый не только сам был ревностным почитателем языческих богов, но и других хотел склонить к тому же. Когда все собрались на место жертвоприношения, то между ними не оказалось двух христиан, Карпа и Папилы, ибо они на ином месте приносили Истинному Богу истинную жертву, то есть, молитву. Не найдя их среди собравшихся, мучитель повелел искать их; когда затем они были найдены и приведены к нему, то он с гордостью спросил их:

– Почему вы не явились вместе с другими для принесения жертвы богам? – и потом прибавил – Поспешите пред моими глазами исправить ваш проступок, чтобы ненависть оклеветавших вас обратилась на их собственную голову, а ваша слава чрез то умножилась более прежнего.

Святые же, не боясь страха и не ища человеческой славы, мужественно отвечали на сие:

– Не должно нам, о судия, прогневлять нашего Бога и быть неблагодарными за Его к нам благодеяния! Ибо самые скоты были бы обличителями нашей неблагодарности, – ведь и они знают своего хозяина; мы же оказались бы не знающими нашего Создателя, если бы почтили ложных богов, оставив Истинного Господа нашего.

Когда они так говорили, Бог подтвердил слова их следующим знамением: внезапно произошло сильное землетрясение, и все идолы были низвергнуты и рассыпались в прах.             Но злоба Валерия была сильна и непреклонна: вместо того, чтобы подивиться неизреченной силе Божией и посмеяться крайнему ничтожеству ложных богов, он оказался лишь еще более безумным и несмысленным. Пристыженный благородством и кротостью тех мужей, он удержался от причинения им тогда же самых тяжких мук и повелел возложить на шеи их железные цепи и водить их нагими по городу. Так доблестные подвижники, достойные высокой чести, были водимы по улицам с бесчестием, достойные неисчислимых похвал были осмеиваемы и подвергались поруганиям. Судия же, думая, что, наказанные таким бесчестием, они изменят теперь твердости своего исповедания, замыслил привлечь их на свою сторону льстивыми речами и начал говорить:

– Если бы я не считал вас благоразумными, то никогда не стал бы подавать вам доброго совета, а склонил бы вас к нашей вере мучениями, против вашей воли. Но так как ваше благоразумие и благонравие указывают на ваше, свойственное великим людям, уменье здраво судить о деле, то я вознамерился быть для вас добрым советником. Не безызвестно, я думаю, вам, что слава и честь воздаются бессмертным богам с древних времен, и это остается так до сего времени не только у нас, знающих греческий и римский языки5, но и у варваров; ибо чрез такое усердие к богам города управляются добрыми законами, одерживаются победы над врагами и укрепляется мир. Почему же цари и князья Римские достигли такой славы, что ниспровергли города и народы и подчинили своей власти всех врагов? – не потому ли, что почитали богов и покланялись им? – Почтите же их и вы. И если, через слова невежественных людей, вы прельстились неразумной и только недавно появившейся христианской верой, то образумьтесь ныне и возвратитесь к тому, что лучше. Тогда и боги помилуют вас, и вы насладитесь многими благами, имеющимися у нас; от царя же ожидают вас великие милости. Но если вы останетесь при прежнем упорстве, то и блага эти утратите и нас заставите поступить с вами с крайнею жестокостью.

Когда святые услышали сие, то возвели очи свои к небу, сотворили крестное знамение и отвечали Валерию:

– Ты надеешься тотчас же обратить нас к своему злочестию, как каких-либо невежд, но знай, что не малодушные и не малоумные пред тобой. Мы не считаем вашу веру почтенною за то только, что она вера древняя, ибо не все то непременно честно, что древнее: ведь и злоба древняя, однако еще не достойна за свою древность почтения. Не о том следует рассуждать, древняя ли ваша вера, но о том, должно ли ее принимать. Мы решили уклониться от нее и насколько возможно исторгнуть ее из своей среды, как такую, которая уготовляет страшный гееннский огонь любящим ее. Если хочешь познать истину, размысли, и ты найдешь, что ваши боги суть не что иное, как только дело рук человеческих: они немы и глухи и не могут принести никакой пользы не только другим, но даже и самим себе. Истинный Бог неизобразим по Своему существу, непостижим для нашего разума, неизмерим по времени, ибо не имеет начала Своего бытия; Он вызвал к бытию все видимое и постижимое для нашего разума; Он создал человека, ввел его в рай и дал ему заповедь, чтобы человек навыкнул быть послушным Создателю. По зависти диавола, человек впал в преслушание и сделался повинным смерти. Но диавол не удовольствовался таким падением человека и поспешил отклонить от Бога и потомство его, дабы люди умирали не только телесно, но и духовно: так, люди, оставив Бога и отвратив свои очи от света правды, впали во тьму идолослужения. Посему милосердый и многомилостивый  Создатель, чтобы избавить человека от власти диавола, сошел на землю, продолжая пребывать в то же время в лоне Отчем, и был подобным нам, кроме греха; будучи пригвожден ко кресту, Он умер, для избавления нас от греховного падения. Победив смертью Своею врага нашего диавола, Он восшел на небеса и нас призывает туда же, сделав удобным для нас восхождение к Нему.

– Ты, о судия, можешь ли сказать что-либо подобное о твоих богах? И не стыдно ли тебе называть их богами?

– Богатствами же вашими и почестями у царя, – чем вы так дорожите, – мы пренебрегаем, ибо ожидаем себе награды от Бога, за Коего мы твердо решились пострадать и умереть.

Слушая сии слова, Валерий сильно разгневался. Он сбросил с себя лицемерную кротость и, не скрывая более своей жестокости, прежде всего, отдал имение святых на разграбление клеветникам, самих же их, привязав к коням, повелел гнать в Сардис6. И гнали коней, с привязанными к ним святыми, весьма быстро и без отдыха, чтобы в один день достигнуть из Фиатиры в Сардис7. Тяжел был путь тот для доблестных страдальцев, ибо, не поспевая бежать наравне с конями, они были влекомы насильно и, ударяясь о землю, терпели много страданий. Следовал за ними и раб святых мучеников, блаженный Агафодор, сострадая и соболезнуя своим господам. Достигнув Сардиса, они не стали отдыхать после тяжелого пути, но провели большую часть той ночи в молитвах и Божественном пении. Когда же они немного уснули, ангелы Божии утешали их в видении и укрепляли к терпению в мучениях. Пробудившись от сна, они поведали друг другу виденное и весьма радовались, благодаря Бога за утешение в печали и за обещание помощи в мучениях, и пламенно желали пострадать за Христа.

Валерий прибыл в Сардис в надежде, что страдальцев, после мучений, которые они претерпели в пути, будет легче склонить к безбожию: беззаконный не знал, что святые еще более укрепились на подвиг благодатью Божиею, явленною им в видении. Когда же Валерий увидел, что лица их светлее прежнего, что духом они крепки и сердцем безбоязненны, потерял надежду победить их посредством мучений и снова обратился к лукавству, желая прельстить и уловить крепкую во Христе веру святых мягкими словами и разного рода ласкательством. И казалось, что лисица борется со львами, ибо обольщения его не приводили ни к чему и не могли одолеть тех, кого укрепляла помощь Всевышнего. Когда же Валерий увидел, что не достигнет, ничего, задумал поступить с ними иначе: Карпа и Папилу, мужей твердых и избранных, отдал под стражу; славного же Агафодора, слугу мучеников, который и сам был совершенным мучеником и, по любви к ним, оказался другом их и соучастником их мучений, – сего Агафодора, растянув на земле, приказал беспощадно бить воловьими жилами. И состязались между собою судия и мученик: судия хотел победить мученика множеством причиняемых ран, мученик же с такою радостью принимал раны, что, казалось, опасался, как бы не утомились бьющие и не прекратили рано мучений. Во время столь жестоких и продолжительных побоев, из мученика, как бы из некоторого источника, истекали потоки крови, отпадала плоть, обнаруживались внутренности, отпадали от суставов члены, и поистине, великое страдание должен был претерпевать доблестный муж. Но он переносил мучения с такою твердостью, что, казалось, вовсе не чувствовал боли; в молчании претерпевал он тяжкие раны, и мысль, что он страдает за Христа, была для него достаточным утешением среди жестоких страданий. Когда устал Валерий, устали и бьющие, – у Агафодора же мучения только увеличивали радость. Христос, взирая с небес на его подвиг и уготовляя награду, при виде доблестного терпения раба Своего, призвал его к Себе, чтобы он нашел покой после стольких трудов. Он тотчас предал дух в руки Господа своего, оставив свое мертвое тело мучителям. По повелению Валерия, оно было оставлено без погребения, – в пищу зверям и птицам; но, с наступлением ночи, некоторые из верующих, взяв тело святого мученика, предали его тайно погребению.

После сего Валерий, призвав святых мучеников, Карпа и Папилу, сказал им:

– Безумный ваш слуга принял достойную за дела свои смерть, потому что не захотел принести жертвы бессмертным богам. Почему же вы, будучи мудрыми, не изберете себе того, что для вас полезно, но хотите быть подобными человеку, поистине несчастному, который безумно предпочел жизни и радости мучительную смерть?

Слыша сие, святые обличили Валерия и назвали его безумцем; воздав хвалу святому Агафодору за мужество, с каким он встретил смерть, они сказали, что желают и себе такой же смерти за Христа.

Тогда мучитель, воспылав яростью, снова повелел привязать Карпа и Папилу к коням и быстро гнать впереди его из Сардес в Пергам. И снова святые были гонимы и влачимы на пути, претерпевали великие мучения и страдания, и каждый из них говорил вместе с Давидом: по слову уст Твоих, я охранял себя от путей притеснителя (Пс.16:4.). Ночью к их страданиям от ран присоединялись тесные оковы и суровое заключение в темнице. Святые же, после тяжкого пути, оставались в бодрствовании, вознося к Богу молитвы в течение всей ночи. И Господь снова благоволил посетить их: явился им ангел Господень, исцелил от ран и исполнил их сердца Божественной радостью, укрепляя их на больший подвиг. Когда наступило утро, мучитель думал, что святые совсем не могут ступить после вчерашнего пути, и велел привести их к нему, чтобы посмотреть на их страдания. И увидев, что они здоровы и крепки, что ноги их невредимы и лица светлы и веселы, приписал сие силе их волшебства, и посему еще более увеличил их страдания. Обложив тела святых тяжкими железными оковами, он погнал их в еще более далекий путь. Во время пути он на одном месте принес жертву идолам и сел на судилище. Призвав Карпа, он начал дружески говорить ему, как бы действительно сожалея его:

– Вот, боги, из сострадания к твоей старости, помогли тебе пройти без труда такой путь. Зачем же ты оказываешься неблагодарным к своим благодетелям, подвергая поруганию их честь? Послушай моего доброго совета, и пойдем к богам вместе со мною, ибо я почитаю старость твою, сожалею о тебе и плачу о бедствии твоем – не как о чужом, но поистине как о своем. Но что делать? Ты знаешь, что сильно оскорбил меня, и я не могу уже более терпеть: и когда ты ныне не послушаешь моего доброго совета, то я не потерплю твоей непокорности, если не ради своего бесчестия, то ради богов.

Святой Карп отвечал на сие:

– Совета твоего, который от света ведет во тьму и от жизни к смерти, никто не может назвать добрым, но назовет обольщением и сетью. Если ты почитаешь старость мою, то почему же не веришь мне, когда я отечески подаю тебе совет? Ибо я более сожалею о твоей погибели, чем ты о моих страданиях, и весьма печалюсь о твоем бедствии, – что ты возложил надежду на суету8 и почитаешь таких богов, которые не избавят тебя от вечных мучений: ведь, они бездушны, созданы человеческой рукой и не могут на самом деле называться богами, будучи суетными и ни на что негодными идолами.

Валерий не мог далее сносить бесчестия своих богов и повелел палачам взять святого Карпа и, привязав его, жестоко бить терновыми розгами. Когда били святого, все тело его было изранено, и части плоти, отпадая под ударами, летели на землю. Но этого было еще мало мучителю, – он призвал других палачей. Одни из них опаляли ребра Карпа свечами, другие посыпали раны его солью, так что земля орошалась кровью святого; жилы разрывались и причиняли ему весьма тяжкое страдание; мученик же, чем более увеличивалось его мучение, тем сильнее укреплялся в любви к Богу и терпении. Стоя связанный, он улыбнулся среди мучений, и князь спросил его:

– Почему ты, Карп, засмеялся?

Он же сказал:

– Я видел предназначенную мне благодать Христа моего, и потому возрадовался. Ибо святой видел в сие время небеса отверстыми, Господа сидящим на престоле, и Херувимов и Серафимов вокруг Него.

Так утешил Господь Своего раба среди мучений, и превозмогла благодать Божия все страдания, так что святой забыл о своих болезненных ранах и о тяжких мучениях, которые доблестно претерпевал. Он был мучен до тех пор, пока не устали мучители и, заключенный после мучений в темницу, благодарил Бога, сподобившего его пострадать за Него.

Потом, вызвав на суд святого Папилу, Валерий начал спрашивать, – как бы впервые видел его:

– Какого ты рода и отечества и каков род твоих занятий?

– Ты уже знаешь о мне, – отвечал святой, – что я родился от благородных родителей в городе Пергаме, владею искусством врачевания, – не того, что зависит от трав, растущих на земле, но того, которое подается свыше от Бога; сие врачевание не только пользует тело, но исцеляет и душевные болезни.

Тогда судья сказал:

– Искусного врачевания не может быть, помимо изучения того, что написано Галином9 и Гиппократом10, которым искусство врачевания дано от богов.

Папила отвечал:

– Галин, Гиппократ и ученики их только тогда могут вылечить больного, если мой Христос, по неизреченному милосердию, соблаговолит подать ему Свое врачевство. Иначе оказывается напрасным их искусство и бесполезной их опытность во врачебном деле; а те, кого ты называешь богами, как могут позаботиться о чьем-либо здоровье, если сами себе не могут ни в чем помочь! И если хочешь узнать истину, испытай на деле: вот ты видишь, что сидящий возле тебя слеп на один глаз: пусть же твои боги подадут ему прозрение, и я после того ничего не скажу.

– Может ли кто быть таков, чтобы исцелить его? – сказал на это Валерий.

– Не только сие, – отвечал святой, – но и всякие другие неизлечимые болезни исцелит тот, кто призовет Христа, Целителя всех болезней.

– Так пусть же мы увидим ныне то, что ты говоришь, – сказал Валерий, и если ты в силах, исцели его пред нами, чтобы он прозрел.

– Я не хочу тотчас же делать сего, – отвечал Папила, – чтобы ты не стал приписывать чуда своим бесам; но пусть сначала ваши врачи призовут которого либо из своих богов, потом и я покажу могущество моего Христа.

Тогда Валерий созвал своих жрецов и повелел им призвать богов, чтобы они исцелили его слепого советника. Они взывали к суетным богам своим, призывая каждый из них своего бога: тот Аполлона, другой Асклипия, один – Зевса, другой – Гермеса. И было достойное смеха дело: весь день молились тем, которые не могут оказать никакой помощи, взывали к глухим, приносили жертвы бездушным и, будучи сами ослеплены душой, оказались не в силах просветить одного телесного ока.

Что же делает Христов раб? – Он возвел к небесам очи телесные и душевные, и призвал милосердого Господа; потом прикоснулся своею рукою к слепому оку, сотворил над ним крестное знамение, и больной тотчас прозрел. При сем он не только прозрел телесным оком, но просветился и душевными очами: ибо Божественный свет коснулся его сердца, и он, как бы пробудившись от сна, познал немощность суетных богов и уразумел силу Единого Бога, Иисуса Христа, Света истинного, просвещающего всякого человека грядущего в мир (Иоан.1:9) и уверовал в Него. Не только тот человек, но множество и других людей пришли, чрез сие чудо, к познанию правды; ибо кого сие преславное чудо не привело к удивлению и вере? – и всякий, видя и слыша сие, говорил: «Поистине велика сила Христа, и Он есть истинный Бог!» Но хотя и все славили истинного Бога, однако беззаконный Валерий не захотел познать Его и воспылал еще большим гневом на святого Папилу; вместо благодарности за такое благодеяние, он велел привязать его к дереву и бить нещадно.

Во время этих побоев, святой Папила скорбел не о том, что его бьют, но о том, что не принимает еще более тяжких мучений. Напротив того, Валерий, видя, что мужество мученика побеждает мучения, приходил все в большее и большее раздражение и страдание присоединял к страданиям: он опалял бока Папилы огнем и велел бросать в него камнями. Но мученик и огонь переносил терпеливо, а камни падали на иное место, как бы почитая тело мученика, страждущее за Христа; не причиняя святому никакого вреда, камни поражали более бросающих. Когда же Валерий утомился и не знал, какое еще причинить святым мучение, то решил несколько помедлить, думая, что, если отпустить на время святых, то раны их разболятся и, увеличивая страдания, сделают их более слабыми для предстоящего испытания. Но мученики, имевшие своим врачом Христа, ради Которого добровольно принимали раны, были исцелены не только от страдания, но и от ран и язв, так что не видно было и следа их ран, что весьма раздражало безумного мучителя: чем более облегчались их страдания, тем более мучилось сердце Валерия и пылало яростью как огонь.

По прошествии немногого времени, мучитель снова сел на судилище, дыша жестокостью и взирая яростным оком. Святые же мученики предстали пред ним со светлым взором и веселым лицом, как бы позванные на пир. Беззаконный хотел устрашить их самою своею яростью; но от безбоязненного сердца и из дерзновенных уст их он услышал такие слова:

– Зачем, о, мучитель, ты утруждаешь себя и своих слуг, часто приводя нас и отводя, мучая и не объявляя над нами последнего приговора? Надеешься ли ты отвратить нас от Христа и от истины? – но скорее увидишь нас мертвыми, чем мы подчинимся твоему безбожному повелению.

После сего, по повелению мучителя, были рассыпаны по земле черепки и железные гвозди; на них положили ниц обнаженных мучеников, и начали их влачить, нанося при сем жестокие удары. Но и среди этих мучений Господь не оставил Своих рабов. Он поспешил к ним с Своею помощью, «вдыхаяй в лице их, и отъемляй от оскобления их» (Наум.2:1): – внезапно эти черепки и железные гвозди исчезли бесследно, святые же остались невредимыми. Сие возбудило в судье еще больший гнев, и он повелел резать бока их бритвами; но святые, славя Бога, доблестно терпели все сие.

После сего он собрал лютых зверей и устроил зрелище: были приведены мученики, и на них была выпущена медведица. Все думали, что она тотчас умертвит и растерзает тела их, но та не обнаружила никакой кровожадности и, как бы почитая святых, легла у ног их и обнимала их. После того был выпущен лев, который не только оказался кротким, как и медведица, но Божия сила обнаружилась в нем еще более чудесным образом, – ибо, рыкая, он провещал человеческим голосом, порицая гонителей и такое их упорство в жестокости. Они же заткнули уши, считая все сие за колдовство, а святых мучеников судья повелел бросить в ров, наполненный известью. Но напрасно трудился безумный, противясь Богу, Который всюду хранил Своих рабов невредимыми, ибо пробыв в этой извести три дня, они вышли здоровыми и невредимыми.

Чем более Валерий убеждался, что не может преодолеть святых, тем более пылал на них гневом; обув их в железные сапоги, наполненные острыми гвоздями, он заставил бегать в них; но и этим он не мог победить непобедимых воинов Христовых. Разжегши затем сильно печь, он бросил в нее святых, – вместе с ними вошла в пламя и блаженная Агафоника, сестра святого Папилы, пожелав быть участницей в тех же подвигах и умереть за Христа. Но огненная печь не только не опалила их, но, силою Христовою, обратилась в прохладное место, ибо сошел великий дождь, погасил огонь и остудил печь. Когда святые вышли из печи невредимыми, то снова были заключены в темницу, в которой пели Богу, как в церкви. Мучитель, не зная, что еще сделать, стыдясь, что его победили, произнес окончательный приговор над мучениками, – приказав головы их усечь мечом. Святые, когда их вели вместе с Агафоникой на место казни, радовались, и, возводя очи свои и руки к небу, молились не только о себе, но и за убивающих их, и таким образом окончили подвиг свой, будучи усечены мечем. Святые тела их были бесчестно выброшены и не были охраняемы; верующие, взяв их тайно, предали честному погребению, славя Господа нашего Иисуса Христа, Емуже со Отцем и Святым Духом честь и поклонение во веки. Аминь11.

Кондак, глас 2:
Яко сокровище многоценное Владыка, и источник источающ токи исцелений, сущым на земли подаде мощи ваша, недуги убо отемлющыя страстей различныя, благодать же дающыя душам непрестанно. Темже согласно любовию ваше мученицы божественнии, совершаем торжество. (по изл .Димитрия Ростовского )
______________________________________________________________________
1 В наименовании святых мучеников столпами и основаниями Церкви выражается та мысль, что они много послужили к утверждению Христовой Церкви – и примером своей доблестной жизни и благодатью Божией, которая подается чрез них верующим. В Священном Писании краеугольным камнем и основанием Церкви называется Совершитель нашего спасения, Господь Иисус Христос (Псал. 117, 22; Исаии 28, 16; Матф. 21, 42; 1 Петр. 2, 4; 1 Кор. 3, 11 и др.). Мученики Христовы, равно как пророки и апостолы, могут быть названы основаниями Церкви только в условном смысле, – как сами утверждающиеся на Христе. Это – как бы первый ряд камней в здании Церкви Христовой, положенный на великом и вечном основании ее – Христе. Следующие ряды камней в этом здании – мы, верующие во Христа, о котором апостол пишет: «быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным [камнем]» (Ефес.2:20).
2 Пергам – город в великой Мизии (в северо-западной части Малой Азии), был столицею Пергамского царства. В древности он славился богатством, роскошью и обширной библиотекой, также изобретением, или, вернее усовершенствованием обработки Пергамента (что заменяло теперешнюю писчую бумагу). Впоследствии этот город был присоединен к Римской империи. О нем упоминается в Апокалипсисе (2:12). В Постановлениях апостольских (7, 46) упоминается о первом епископе Пергамском Гае, рукоположенном ап. Иоанном. Это – тот Гай, к которому ап. Иоанн написал свое 3-е соборное послание.
3 Фиатира – город в Лидии, на границе с Мизией, на юго-востоке от Пергама; первоначально входил в составь Сирийской монархии, потом подпал под власть римлян. Христианство стало здесь распространяться еще в век апостолов. О Фиатире упоминается в кн. Деян.16:14; Апок.1:11; 2:18, 24.
4 Декий царствовал с 249 по 252 г. по Р. Хр.
5 Т.е. людей образованных. Греки и римляне считали всех прочих людей, не принадлежавших к ним по рождению и не знавших их языков, людьми грубыми и необразованными и называли их варварами.
6 Сардис или Сарды – город в Лидии (в западной части Малой Азии), на юг от Пергама и Фиатиры, – был столицею Лидийского царства и славился своим богатством. Во времена апостолов здесь было много христиан. О Сардийской церкви упоминается в Апокал., – гл. 1, ст. 11; гл. 3, ст. 1-4.
7 Расстояние между тем и другим городом было около 33 миль.
8 Т. е.– на суетных и ложных богов, которые в действительности не суть боги.
9 Галин, иначе Гален, – знаменитый ученый врач. Он родился в 131 г. по Р. Хр. в Пергаме; много учился, много путешествовал; был придворным врачом при современных ему римских императорах, умер в самом начале III века. Он имел громадное влияние на врачей всего мира, и авторитет его был непоколебим в глазах их вплоть до XVI века.
10 Гиппократ – другой знаменитый греческий врач с острова Коса, живший много ранне [ранее?] Галена (с 460 по 356 г. до Р. Хр.). От него осталось несколько сочинений, на которых воспитывался и Гален.
11 Св. равноапостольная царица Елена построила в Константинополе монастырь во имя Карпа и Папилы, на подобие Гроба Господня. Паломник Антоний в 1200 г. говорит: «святые Карп и Папила в женском монастыре в едином гробе лежат; а ту (т.е. в Царьграде) поставил церковь царь Константин»

+1

77

........................продолжение от 26 октября

Мч. Флорентия (I-II)
Святой мученик Флорентий родом был из города Солуня. Будучи христианином и ревнителем истинного благочестия (был учеником апостольским) , он порицал и обличал веру в ложных языческих богов и проклинал служение им. В то же время, наставляя всех истинной вере Христовой, он утверждал в ней христиан и убеждал их исполнять заповеди Божии. За сие, Флорентий взят был на суд к начальнику страны той, но на допросе открыто исповедал веру в Господа Бога нашего Иисуса Христа, а языческих богов называл деревом, камнями, золотом, серебром, медью и железом, бездушными и бесчувственными идолами. Этим он привел в ярость правителя той страны и был осужден им на мучения. Его подвергли жестокому биению, строгали острыми орудиями его тело, после чего он был брошен на возжженный под ним большой огненный костер, в котором он с радостью, молясь и благодаря Бога, скончался.

Мч. Вениамина диакона (421-424)
Святой диакон Вениамин жил в царствование Персидского царя Издигерда. Обратив в христианство многих Персов – язычников, он был оклеветан, схвачен, подвергнут жестоким биениям и посажен в темницу, в которой провел два года. Один грек, посланный к Персидскому двору, узнав о постигшей Вениамина участи, просил царя отпустить его. Царь согласился исполнить эту просьбу, если Вениамин даст обещание не обращать персов в христианство. Проситель от лица Вениамина дал это обещание. Но Вениамин, услыхав о том, сказал:

– Невозможно мне преложить тот свет, который я воспринял в купели крещения. О, сколь великих мук достоин тот, кто скрыл данный ему талант, или тот, кто умышленно скрывает евангельское учение!

Не перенося сих слов, царь приказал заострить двадцать спиц и вонзить их святому Вениамину под ногти рук и ног. После сего, видя, что святой вменяет себе сии страдания как бы в некую радость, царь подверг его еще большим и нестерпимым мучениям, и, наконец, велел пронзить его толстым суковатым колом, после чего, сей доблестный подвижник предал дух Богу.

Прп. Никиты исп (ок. 838)
http://s51.radikal.ru/i132/0910/6b/9f5c9cb87233.jpg
Святой Никита родился в Пафлагонии2 от благочестивых родителей. Он был дальним родственником императрицы Феодоры, жены императора Феофила иконоборца. После обучения, 17 лет от роду, Никита пришел в Константинополь. В то время императорский престол занимала супруга умершего императора Льва IV Ирина, за малолетством своего сына Константина3. Принятый на царскую службу, Никита в скором времени возвысился, возведен был в патрицианское достоинство и сделан смотрителем над всем царским дворцом, а потом поставлен начальником войск в Сицилии4. Достигнув высокого положения, Никита сознал всю тщету и суетность мирских званий и благ и возымел благочестивое желание принять иноческий постриг. Но император Никифор и сын его Ставракий5, ценя заслуги Никиты государству, не хотели отставить его от занимаемой им должности и отпустить его в монастырь. Когда же после них вступил на царство Михаил Рангав6, Никита выпросил у него дозволение оставить свою службу и постричься в монашество7. Однако ему не позволено было, при этом, удалиться из столицы, но император велел дать ему помещение в Золотых воротах, в так называемой Хрисоникии8, где он должен был находиться постоянно. В сей обители, святой Никита оставался безвыходно до царствования императора-иконоборца Льва Армянина9. Когда же святой Никита увидел поругания, каким подвергались святые иконы от сего беззаконного царя, то оставил Константинополь и вступил в число низшей братии одного подгородного монастыря и там проводил время в посте и трудах. Между тем иконоборцы, проведав, что у него есть икона Спасителя, которую он приобрел из Рима, донесли о том императору. К Никите посланы были чиновники, которые с угрозами вынуждали его выдать сию икону. Но так как святой Никита решительно отказался выдать ее, то посланные разыскали одного инока, который указал, где находится та святая икона. Тогда они вошли в церковь и, взяв святую икону, всячески надругались над ней. Кощунство сие привело святого Никиту в великую скорбь. Не довольствуясь тем, царские посланцы, уходя из обители, запретили ему выходить оттуда под каким бы то ни было предлогом. Впоследствии, когда на царский престол вступил другой иконоборческий государь – Феофил10, к преподобному послан был один царедворец, по имени Феодосий, который, при всех собравшихся, под угрозой изгнания требовал от него признания иконоборческого патриарха Антония11 и отвержения иконопочитания. Но святой на это сказал:

Не перестану никогда покланяться иконе Христа и Бога моего, а Антония назову не патриархом, но прелюбодеем и преступником... Ты же делай, что хочешь.

За сей мужественный подвиг веры, святой Никита был тотчас же изгнан из обители. Воздав благодарение Богу и взяв с собою троих из братии, он отправился в другую обитель, где провел великий пост и время до Пятидесятницы, а затем оставил и сию обитель. После многих скитаний и невзгод, он поселился, наконец, в одном приморском монастыре, где и окончил свою жизнь на 76-м году от рождения12. Как при жизни, так и по смерти он совершил много чудес. (по изл .Димитрия Ростовского)
________________________________________________________________________
1 Исповедниками назывались в древней христианской Церкви те лица, которые во время гонений на христианство, открыто объявив себя христианами и претерпев мучения, были пощажены мучителями и остались в живых. Такие лица пользовались особенным уважением в христианском обществе: так им было предоставлено право воссоединения с церковью падших.
2 Святой Никита родился около 763 года. – Пафлагония – суровая горная область в северной части Малой Азии, пограничная с Понтом и Вифинией.
3 Лев IV Хазар царствовал с 775 по 780 г. Жена его, Ирина, управляла государством в царствование малолетнего сына Константина VI Порфирородного и потом после него царствовала с 797 по 802 г.
4 Остров Сицилия в то время находился под Византийским владычеством, продолжавшимся от половины VI века до 827 года, когда остров завоеван арабами.
5 Византийский император Никифор I царствовал с 802 по 811 год. Сын его Ставракий царствовал после него всего лишь 2 месяца и шесть дней.
6 Император Михаил I Рангав царствовал с 811 по 813 год.
7 Пострижение святого Никиты в монашество полагают около 813 года. В это время ему было уже 50 лет от роду.
8 В Азиатской части Константинополя, на месте древнего города Вифинии Хризополя, которое составляло как бы пригород Константинополя.
9 Т. е. до 820 года.
10 В 829 году.
11 Антоний I, иконоборец, был патриархом с 821 по 832 год.
12 Около 838 года.

Прп. Вениамина Печерского (XIV)
http://s09.radikal.ru/i182/0910/04/d7c63dfa1d87.jpg
Сведения о жизни этого святого можно почерпнуть лишь из надгробной надписи (не позднее XVI-XVIIвв.).Преподобный Вениамин Печерский жил в XIV веке и до принятия монашества был купцом и имел много богатств. Однажды, слушая внимательно церковное богослужение, услышал он псаломское слово: Погубиши вся глаголющая лжу (Пс. 5, 7). И тотчас, относя эти слова к себе, сказал: «Если Господь Бог погубит “глаголющия лжу”, то погубит и купцов ложных. А кто из купцов может сказать, что никогда не говорил лжи? Потом в другой раз услышал он евангельское слово: неудобь богатии в Царствие Божие внидут (Мф. 19, 23). Размышляя об этом изречении Господа, он решился раздать все свое имение нищим и на храмы Божии. А сам присоединился к нищим в духе преподобным отцам Печерским и стал иноком, «угождаючи Господу Богу» до конца своей жизни постом, молитвою, нищетою и послушанием. Достигши блаженной кончины, он перешел от земли на небо к подвигоположнику Христу получить от Него венец вечной награды. Мощи его почивают в Феодосиевой пещере, и, кроме 13/26 октября, память ему общая с преподобными Дальних пещер 28 августа/10 сентября и во 2-ю Неделю Великого поста.

Тропарь, глас 2
Добр купец бысть, богомудре Вениамине, богатство бо свое тленное раздав, купил еси оным нетленное в Царствии Небеснем, в немже ныне тамошннх благ наслаждаяся богатне, проси нам мира и велия милости.

Кондак, глас 8
Куплю житейскую яко тщетную оставль и шед, купил еси себе многоценен бисер Христа, Емуже во иночестем образе труды и подвиги, безменством же и послушанием, преподобне Вениа­мине, благоугождая, приял от Него велию и богатую милость. (житие русских святых )

Свт. Мелетия (Пига), патриарха Александрийского (1601)
В годы предстоятельства на Александрийском престоле Сильвестра, Мелетий был секретарем Патриархата, после чего был избран новым патриархом в 1590 году.

Заняв первосвятительскую кафедру, перед владыкой Мелетем встала проблема огромной задолженности перед султаном, а также прозелитизма со стороны иезуитов, против которого он встал на твердую позицию. Патриарх Мелетий также прилагал усилия для воссоединения коптов в Египте и Абиссинии с Православной Церковью.  Мелетий   Пига  , временно управляя Константинопольской Церковью, объявил украинских епископов, принявших унию, низложенными, а до поставления новых епископов назначил Кирилла наместником Вселенского патриарха на Украине. Однако вскоре Кириллу, объявленному польским королем вне закона, пришлось спасаться оттуда бегством. По пути домой он посетил Виттенберг, Женеву и другие центры Западной Европы. В 1600 г. Кирилл вновь приехал на Украину, но ничего не успел там сделать, так как в 1602 г. вынужден был вернуться в Константинополь, где, после кончины  Мелетия   Пиги  , Кирилла назначили Александрийским патриархом. Тогда ему исполнилось всего 30 лет.

Святитель Мелетий принял участие в Поместном Константинопольском Соборе 1593 года утвердившем учреждения патриаршества в Русской Православной Церкви. Он также являлся одно время блюстителем Вселенского патриаршего престола.

Скончался патриарх Мелетий (Пига) в возрасте 52 лет.

Святитель Мелетий был прославлен Александрийской Православной Церковью, после чего, решением Священного Синода от 7 мая 2003 года, его память была внесена в диптих святых Русской Православной Церкви. (Страница официального сайта Александрийской Православной Церкви:
http://www.greekorthodox-alexandria.org … =con...=en)

Мелетия Пига, папы и патриарха Александрийского, письма к Паисию Агиапостолиту.

1. Паисию иеромонаху.

Если ты, отец духовный, и благомыслящие люди, и того более сама истина (как ты пишешь), имеете иное мнение, нежели какие-то (по твоему выражению) первые встречные, то, разумеется, эти какие-то первые встречные имеют мнение бессмысленное. Если же они — какие-то и первые встречные, да и мнение имеют отличное от истины, то они не только лгут; они все равно что ничто. Смотри, куда завело тебя твоих слов... или, как мне наименовать, твое неразумие? Другой опечалился бы сильно твоею беспечальности и справедливо порицал бы многие места твоего письма, особливо то место, где ты пишешь, что если тебе необходимо переменить епархию, то удобнее примкнуть к чему-либо другому, чем к нашей помощи: так-то легкомысленно ты, гонясь за легким успехом, осуждаешь наше человеколюбивое расположение! Но я, [168] освободив от всего этого и себя, и тебя, для того, чтобы не оказалось, что я возмещаю твоей разумности за полученные от тебя оскорбления, предоставляю тебе услаждаться своим мнением, удовлетворяться почетом, наделяемым тебе сожителями и любоваться на свою келью. Я бы посоветовал и каким-то первым встречным держаться благомыслия и не противиться истина, да и тебе в мнении своем о себе больше доверять себе, нежели им. Но действовать таким образом мне не дозволяет несогласие твоего письма: потому что ты решился, на основании приведенных тобою причин, оставаться при том, что ты одобряешь как что-то хорошее (чем разрушаешь свое письмо).
Почивай в мире. 6-го Воидромиона. В Египте 1, 1592 года.

2. Паисию иероманаху, Закинфянину.

Ты оскорблен, как ты пишешь, любезный сын, тем, что мы уже третий год молчим, и полагаешь, что причина этого молчания в том, что ты в чем-либо необдуманным спором был к нам непочтителен. Я же посетую на тебя за такие слова, за такое унизительное о нас суждение, за то, что ты больше хлопочешь, чтобы твои мысли и твои обороты отзывались ладаном, предлагая нам (по Василию) “многие солнца”, между тем как мы (последуя самому Спасителю) охотнее прекратили скорбь в тот же день, чем продолжали памятовать об истине и о самом [169] деле. Ведь и в то время мы немедленно освободили твою разумность от обвинения, и когда проживали в Константинополе, оказывали тебе самые явные свидетельства любви, делая тебя многократно сообщником беседы и трапезы нашей, всячески и словом и делом стараясь убедить твое добротолюбие держаться более здравых мыслей и отстать от более личных. Ибо нельзя же нам позволить тебе (упомянем об одной из многих твоих проблем) — порождать человеческую душу из текущего человеческого семени, когда не одно богословие, но и сама философия, я говорю о философии внешней, не допускает, чтобы материя и тленное были началом нематериального и нетленного.

И теперь, свидетельствуемся своею совестью, мы пишем тебе это письмо для того, чтобы оно было твердым доказательством нашей любви, равно и того, что мы памятуем о тебе перед Спасителем, да хранит тебя в здравии, и да просвещает тебя во спасение тебя и твоих ближних. Уже пора, сын мой, отложить ребячеств помыслы, и на место их восприять старческие по Боге; ибо время бежит и влечет нас к жатве, и да будет она и для вас, и для нас не бесплодна.

О престоле константинопольском ты уведомил, что все усердно имеют в виду нас, как о том пишут и архиереи и некоторые из клира и архонты. Сам знаешь, что мы недостойны столь великого престола; даровать же престолу другого мы едва ли дерзнули бы, потому что хотя и есть много хороших, но нам они неизвестны. А сверх того, мы усматриваем, что если некоторые из монахов непокорствуют и не отстают от беззакония, осуждаемого столь многими канонами столь великих соборов, и хотят иметь на [170] таком святом месте епископа, избранного против канонов, они, покинувшие все мирское и посвятившие себя одинокому житию, и имеют на верховнейших престолах и некоторых близоруких, под тем предлогом, что настали трудные времена; то с какими надеждами на исправление (дел) приедем мы в Константинополь? ибо пожар в сыром веществе становится, по изречению Спасителя, самым явным свидетельством пожара в веществе сухом. Наше дело одно: молитвами умолять Божество положить конец бедствиям Православной Церкви. Не маловажно опасение, чтобы не утомились несчастные и не вдались бы в погибель нечестивцев, к которой их и призывают и принуждают. Это мы и делаем и будем делать, хотя множество согрешений наших и ослабляют наше дерзновение.

Будь здрав, честнейшее чадо, нисколько не сомневаясь в нашей любви, которую, быть может, и в другой раз когда-либо узнаешь, если Богу будет угодно. Буди с тобою милость его.
7104 г. (= 1596 — 1597).

3. Паисию, митрополиту Родскому (Родосскому).

Немедленно по прибытии своем на остров Род (Родос) ты написал свое письмо и клириков своих уговорил написать то удивительное письмо, в котором оплакивается нищета острова и которым отклоняется приезд экзархов. Ты решил не подавать никакой помощи Великой Церкви, даже и такой, которая меньше чем посильная. Это было недостойно мужей, боящихся Бога и состраждущих общему делу. Сам же ты, сам знаешь, воочию видел мои старания, мою [171] борьбу с воюющими против общественного блага; сам видел, какими просьбами, воплями и молениями я был упрошен остаться на малое время в Константинополе и (тем) пособить останкам Церкви. Итак, да будут только одни мои труды и борения; касательно же расходов, окажите посильное пособие и вы, законные чада сего Вселенского Престола. Но об этом другие позаботятся, а твое благочестие, приняв приветственно приезжающих экзархов, способствуй оказанию помощи и, если тебе угодно, воротись в Константинополь, для того, чтобы на короткое время облегчить охватившие тебя печали, как ты выражаешься в недавно написанном письме своем, и чтобы воротиться тебе ободренному и чтобы присутствовать в соборе (синоде) на его совещаниях о должном. Не малодушествуй, когда некоторые из черноризцев испытывают твое разумение. Ты еще не был искушаем; ныне впервые вступил в виноградник Христа Спасителя, и уж помышляешь выбыть из малой паствы, потому что тебе неприятно обращение одного только инока? Не будь до такой степени малодушен: ты знаешь мою любовь к тебе; прими же и в этом мои советы, а Господь защитит. Будь здрав, честнейший.
В Константинополе, 3 Февраля 7106 (1598) г.

4. Паисию, митрополиту Родскому (Родосскому).

Священный Паисий, как мне приветствовать твое благочестие? (ведь я не стану тебя упрекать). Во всяком случае буду приветствовать его не без печали, хотя и умеренной, благодаря тому, что это ты. Так-то, принял ты нас, не произнесши ни одного звука, будучи [172] нашим другом, нас, друзей своих, когда мы прибыли в твою епархию после тех мучений, которые большею частью тебе известны, после трудов и страданий и опасностей, превышавших бедствия, претерпенные решительно нами одними на пользу Церкви, которыми мы едва могли исправить разнообразную порчу, так-то принял ты нас, не произнесши ни одного звука? Тебе надлежало, почтеннейший, заблаговременно позаботиться о том, чтобы и мы получили готовое гостеприимство, да и ты бы мог не только пожать руки много потрудившиеся, но и обнять голову, утомленную бедствиями Церкви. Может быть, другие бедствия помешали твоему священству иметь сообщение с нами? В таком случае надлежало прислать письмо, с извещением о том, не столько с тем, заверяю тебя моей любовью, чтобы оказать мне утешение, сколько с целью исцелить большинство от досужего любопытства; ибо хорошо и не ошибаться, и не подавать вида, что чересчур ошибаешься: ведь пересмешники, привязавшись к случаю, раздувают зло. Однако будь здрав, и по улажении своих собственных дел, с роздыхом и удобством пустись в путь к нам, если только это для тебя безопасно и когда покажется тебе безопасным; а что это тебе по душе, я не сомневаюсь. Будь здрав о Господе, дорогой мой.
В Линде, 1 Августа 7106 (1598) г.

5. Паисию, митрополиту Родскому (Родосскому).

Еще до печали тебя печалит будущий, как ты предполагаешь, приезд экзархов. Я и сам с тобою печалюсь и, предвидев это, я старался искоренить [173] начальный и злой предлог — освобождение Церкви от долгов: вот и освободил, при помощи Спасителя, посредством царского указа разом устранив все неправедные долги. Но некоторым из наших, и притом немалочисленным, видно хотелось, чтобы предлог долга оставался, для того, чтобы иметь повод выезжать из Константинополя и приезжать к тем, кто и себя-то самих не в состоянии удовлетворить. Привыкнув пробавляться даже и симонией и услаждаться неправедною корыстью, они, как только мы, по милости Божией, изгнали из Церкви это чудовище, не вынесли устранения этого благовидного предлога; и поставив на вид долги Церкви, они тем насыщают свое собственное сребролюбие. Однако нужен не плач, а исцеление, которое подает Божество; ибо мы не имеем достаточно силы, когда все противодействуют и безумно вооружаются против самих себя. Мы допустили их согреваться тем пламенем, которое они сами разожгли, пока подвигнется Бог на оборону страждущих. Будь здоров. Посылаю тебе три лоскута; четвертый скоро пришлю вместе с шелковою материей; ведь в настоящее время терпятся недостатки.
В Александрии, 2 Ноября 7107 (;= 1598) г.

6. Паисию, митрополиту Родскому (Родосскому).

Священнейшему митрополиту Родскому (Родосскому), ипертиму и экзарху Кикладских островов, любезнейшему о Господе, благодать, милость и мир.

Ты стонешь вследствие распространения зла и передаешь мне свои стоны в письме. Известно тебе, так как ты присутствовал при нашей борьбе, во-первых [174] то, как настойчиво все и сам Карикий принуждали нас принять на себя управление Вселенским престолом, и что мы уклонялись от столь великого бремени — славы, сказал бы кто-либо из смотрящих на природу вещей поверхностно, а сказать по правде, — это бремя дел, трудов, беспокойства, печалей, опасностей. Во-вторых, когда Карикий выбыл оттуда и ко всенародным просьбам приложилось царское повеление, когда я размыслил, что это домостроение зависит от Бога, то я, хоть и не с малым унынием, взялся за кормило; а когда, как тебе известно, я раз взялся за сие управление, то многое, чтобы не сказать все, при наших кровавых трудах получило надлежащее исправление, так как с согласия государя были устранены огромные, неуместные и чужие долги; ведь я решился и выгнать из священных оград иудейских гарпий, и предлоги 2 экзархов сдержать. Ты почти один, почтеннейший, сочувствовал моим трудам; но помешали законные архиереи, клирики и архонты того престола. Они убоялись, чтобы при каком-либо обстоятельстве или каким-либо способом евреи не уничтожили благорасположение к нам государя и всего царского двора, и тогда останки Церкви вынуждены будут выплатить лающим весь долг; и вследствие такого опасения они нас заставили добровольно отклониться от царского повеления и выдачею части долга, по желанию иудеев (ведь им-то больше всего должна Церковь), — сразу избавить церковную общину от всецелого долга.

Но этим улажением дел пренебрегли те архиереи, несмотря на то, что они действовали принудительно и [175] обещали привести дела к концу (а это и сделалось поводом к нашему отъезду, ибо я слабо заботился пособить в бедственном положении вещей, вследствие противодействия получавших благодеяние); а от пренебрежения уладить дело со стороны тех лиц, кому меньше всех надлежало этим пренебрегать, теперь эти безумцы могут незаметно проникать в дела и под предлогом экзархий поглощать и разорять жатву Церкви Божией, которая чересчур бедствует. Но необходимо мужественно переносить, а не вдруг отпрыгнуть от Церкви посредством отставки, как это тебе вздумалось; ибо будет с Богом и вскоре будет конец бедствиям, ибо невозможно, чтобы напасти продолжались бесконечно.

Итак, не унывай и не поддавайся жестокому давлению бесчеловечного и злокозненного попа Андрея. Поучись у меня, и ныне много терпящего от беззаконного Лаврентия, возбудившего против меня вражду патриарха Антиохийского Иоакима, который противодействует уставам Божиим и увлекает за собою и святейшего Иерусалимского патриарха Софрония. Ибо он нарочно побывал там для того, чтобы и беззаконствующего архиерея Кипрского, собором отрешенного — оправдать, и Лаврентия, беззаконно рукоположенного, совсем безумно признать невиновным; посему мы, подвизаясь за правду и справедливость и ограждая себя Божиим законом, нисколько не подчинились их безрассудному суждению. Но Лаврентий убежал с двумя священниками, похитив с собою подложный череп, соперничествующий со священным шлемом патриарха Александрийского; это придумал безумец для прикрытия своего беззакония. Не знаю, попустит ли и это Бог преподобнейшим отцам, чтобы их беззаконный епископ [176] сделал новшество относительно священного облачения, между тем как он и обычного-то облачения не достоин.

Суждение же патриарха Антюхийского о главе закона, нами опровергнутое, было официально отвергнуто.

Вот что мы тебе объяснили по нашим делам. Ты же, за смертью того, кто почти против нашей воли удерживал за собою великого Илию, подворье сего престола, передай оное святому логофету, для осуществления этого права, опираясь на поддержку честных архонтов. Господь с вами.
7107 г. (= 1599), текущего Метагатниона 6-то, в Египте.

7. Паисию, митрополиту Родскому (Родосскому).

Священнейший митрополит Родский (Родосский), ипертим и экзарх островов Кикладских, дражайший брат и сослужитель о Господе, и благочестивейшие клирики и честные архонты той же святой Церкви, сыны о Господе возлюбленные, благодать вам и мир и милость от Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Мы полагаем, что вам известно, что святой монастырь Великого Илии был посвящен всесвятейшему престолу великой Церкви Александрийцев оными приснопамятными государями, и что оный был поводом к немалым убыткам и расходам, в особенности когда треблаженный Господин Сильвестр, наш отец о Господе, патриаршествовавший до нас, прибыв к вам на остров Род (Родос) и пригласив окрестных архиереев, пожелал возвести на высоту архиерейства нас, отказывавшихся от столь обременительного [177] дела. Тогда-то он много издержал денег, предприняв увенчать всю окружность монастыря твердыми стенами и возобновить и самый монастырь, который впоследствии времени, по упорству священника господина Константина, передал святой логофет тому, которому мы уступили, и он владел до сегодня, обязываясь признавать сей евангельский престол, как владычный, не только поминовением, но и посредством малого взноса вином, чего он нисколько не исполнил. Но так как священник Константин скончался, то мы опять означенный монастырь и все его имущества, как священные, так и пожертвованные и движимые и недвижимые, настоящие и будущие, опять отдаем с Богом вышереченному ученейшему логофету священнику Господину Георгию, сыну во Святом Духе нашей мерности. Итак мы просим вас содействовать исполнению сего нашего добровольного и благотворительного деяния, а задерживающих, или противоречащих или вредящих, если они не подчинятся и не уступят нашим приказаниям и не угомонятся, накажите отлучением и изгнанием из Христовой Церкви, пока они не исправятся и не сообразятся с правдой, Сия же бумага да останется у означенного святого логофета в его обеспечение, благодать же Господа буди с вами.
Июля 26-го 7107 г., в Египте (1599).

8. Паисию, митрополиту Родскому (Родосскому).

Когда начало дела негодное, тогда и все дело по большей части обыкновенно бывает негодным. Это мы видим и в нынешнем деле. Когда Дзиана [178] бракосочетала не по возрасту дочь свою с Мануилом, сыном Антонины (ведь ей было всего восемь лет, а в этом возрасте и договор о помолвке есть самый беззаконный), тогда за бесчинным началом последовало бесчинство всего дела доныне. Зять, не будучи в состоянии или же божеским приговором не допускаемый совокупиться с беззаконно с ним соединенною, увы, стал неистовствовать со свекровью! Если это верно, то достойно наказания. Итак, представь эти лица пред свое священное судилище и разведи беззаконно соединенных, пресекая тем дурное действие, совершившегося зла и угрожающих бедствий. Господь с тобою.
1600 г. в Египте.((пер. Г. С. Дестуниса)
Текст воспроизведен по изданию: Павла Агиопостолита, митрополита Родского, описание Святой горы Синайской и ее окрестностей в стихах, написанное между 1577 и 1592 г. // Православный палестинский сборник. Вып. 35. СПб. 1892
)

Вмц. Хрисы (Златы) (прославление 1912).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/26/d2/d23b20ebc060c22f91e64a74d96d5c2f.jpg
(Меглинская) [болг. Злата Мъгленска; греч. Χρυσῆ] († 13.10.1795), болг. вмц. (пам. 13 окт., 18 окт.). О мученической кончине З. М. сообщает краткое Житие, составленное на греч. языке в 1799 г. прп. Никодимом Святогорцем со слов протоигум. афонского мон-ря Ставроникита Тимофея, свидетеля мучений святой. З. М. жила в с. Слатина (ныне Хриси, ном Пелла, Греция), которое находилось на территории Могленской епархии, в бедной семье, имела 3 сестер. Отличалась красотой, благочестием и целомудрием. Один турок похитил ее и вместе с друзьями склонял перейти в ислам, обещая на ней жениться. Когда девушка не поддалась на уговоры, они призвали на помощь тур. женщин, но и тем не удалось убедить ее отказаться от своей веры. Турки привели родителей и сестер З. М. и под угрозой жестокого наказания потребовали, чтобы они повлияли на нее. Но их мольбы не поколебали девушку, она отвернулась от родных. Тогда иноверцы подвергли мученицу истязаниям: 3 месяца ежедневно избивали палками, вырезали из ее кожи ремни, развешивая их перед ней для устрашения, прижигали лицо раскаленной кочергой. Узнав о том, что в селе находится протоигум. Тимофей, З. М. через некоего христианина передала ему просьбу помолиться, чтобы она достойно претерпела все мучения. После жестоких истязаний турки повесили ее тело на груше и, состязаясь друг с другом, иссекли его саблями. Христиане тайно погребли святую.

З. М. почитается православными в Греции и особенно в Македонии и Юж. Болгарии. На иконах она обычно изображена красивой девушкой в национальном болгарском или македонском свадебном наряде.
(Материал из Православной Энциклопедии под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. )

0

78

..................продолжение от 26 октября

новомученики:

Свщмч. Иннокентия Кикина  (1937)и Свщмч. Николая Ермолова пресвитеров  Новосибирских (1937).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/26/c6/c6cf7a40720d9498f4ad4a65aca7a01d.jpgИннокентий Кикин
Священномученик Иннокентий родился 12 февраля 1878 года в селе Ушковское-Чумаково Каннского уезда Томской губернии в семье священника Арсения Кикина.

    После окончания в 1899 году Томской Духовной семинарии Иннокентий Кикин 18 августа 1900 года был определен во псаломщики. 3 декабря 1902 года он был назначен учителем подготовительных классов Томского духовного училища.

    21 сентября 1910 года он был рукоположен во священника к Никольской церкви села Нижне-Каменское Барнаульского уезда (ныне Ордынского района Новосибирской области), где прослужил до своего ареста в 1937 году.

    Сотрудники НКВД летом 1937 года арестовали группу духовенства Ордынского благочиния. Отец Иннокентий был арестован 28 июля 1937 года и заключен сначала в камеру предварительного заключения при Ордынском отделении милиции, а потом переведен в тюрьму в городе Новосибирске.

    — Скажите, к какому церковному течению вы принадлежите? — спросил следователь.

    — Я принадлежу к Тихоновскому староцерковному течению.

    — Назовите с кем из священнослужителей вы имеете близкие связи.

    — Близкие связи я имел со следующими священнослужителями: благочинным Николаем Ермоловым...

    — При каких обстоятельствах вы с ними познакомились?

    —... со священником Николаем Ермоловым я познакомился в 1924 году в тот момент, когда был разлад в Ордынском приходе. Он меня считал примкнувшим к обновленческому течению и по этому вопросу приезжал в село Каменку для установления моего церковного течения. С тех пор я с ним и знаком. С 1924 года я с ним встречался довольно часто...

    — Следствием установлено, что вы проводили собрание в церкви 27 июня сего года с церковным активом с целью срыва антирелигиозной беседы, проводимой сельским активом.

    — После службы собрались в сторожке с вопросом о ремонте церкви. В этот же день проводилась антирелигиозная беседа. Ко мне пришла старушка Аполлинария Синицына и сказала, что будут закрывать церковь, а потому и делают антирелигиозную беседу. Я пояснил, что это против религии и вам на этом собрании будут говорить, что Бога нет. Ввиду того, что времени больше не было, я сказал им: «Ступайте с Богом на беседу».

    — 30 июня бригада колхозников производила ремонт церкви. Сколько человек работало?

    — Работа по ремонту церкви проходила недели три, в среднем на каждый день приходило работать человека по четыре, был день, 30 июня, работало человек девять, работали люди и из соседних деревень.

    — Было ли постановление граждан о закрытии церкви?

    — Постановление 90 процентов граждан о закрытии церкви было зимой примерно в декабре 1936 — феврале 1937 года в момент переписи.

    — Почему церковь все же после этого не была закрыта?

    — Я думаю, что церковь не закрыли и не отобрали потому, что нужно было ее отремонтировать, а средств на ремонт сельсовет не имел и надеялся на средства церковного совета, а после ремонта, сделанного церковным советом, отобрать. Недостаток средств у сельсовета характеризуется тем, что клуб находится в запущенном состоянии. Мой арест был необходим, потому что без меня легче отобрать церковь, так как теперь среди верующих не осталось человека, знающего законы. А для этого и меня арестовали.

    — Вы были против закрытия церкви?

    — Совершенно верно. Я был против закрытия церкви и положил много сил для этого. Я старался произвести ремонт и говорил своему церковному совету о том, что, если придет из краевого исполкома отношение о закрытии, то можно еще ходатайствовать перед ВЦИКом, ну а если из ВЦИКа придет постановление о закрытии, то уже больше ходатайствовать не перед кем...

    — Расскажите об активных членах вашей общины и как она организовалась?

    — В начале 1936 года по требованию районного исполкома нужно было представить список верующих. После богослужения я объявил молящимся, что, если кто желает быть членом религиозной общины, заявите о своем желании лично мне, или подайте заявление. Таким образом в деревнях Каменке, Хмелевке и Лесной были собраны подписи 300 верующих. Кроме этого существует двадцатка, которая следит за порядком и имуществом в церкви...

    — Выходит, вы работу проводили хорошо?

    — Да, с ними заниматься приходилось много и часто проводить беседы на религиозные темы...

    — Следствию известно, что вы на основе религиозных убеждений в церкви распространяли контрреволюционные листовки и прокламации. Вы признаете это?

    — Не помню в каком году, было это в Николин день 9 мая, в церкви после окончания богослужения я вышел давать народу целовать крест. Вдруг выходит незнакомый молодой человек и начинает громко читать какую-то контрреволюционную листовку, якобы найденную в Иерусалиме, написанную золотыми буквами. После этого я обратился к народу и сказал, чтобы его не слушали, и сразу же его удалили.

    — Следствием установлено, что вы являетесь активным участником контрреволюционной повстанческой организации. Дайте показания по данному вопросу, — потребовал следователь.

    — Участником контрреволюционного движения я не состою и не состоял, и никто меня в контрреволюционную организацию не вербовал.

    — Следствию известно, что вы вовлечены в контрреволюционную повстанческую организацию благочинным Ермоловым.

    — Я благочинным Ермоловым в контрреволюционную повстанческую организацию вовлечен не был.

    — Вы изобличаетесь показаниями обвиняемого по вашему делу священником...

    — С ним я знаком мало...

    — Вам дается очная ставка с обвиняемым по вашему делу.

    Был приглашен лжесвидетель. Его показания отец Иннокентий не подтвердил. 20 сентября состоялся последний допрос.

    — Вы признаете себя виновным в предъявленном вам обвинении?

    — Виновным в предъявленном мне обвинении себя не признаю и больше по делу показать ничего не могу.

Свщмч. Николай Ермолов
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/10/26/d8/d804595c53ff23f393e5897bd2be7e94.jpg
Священномученик Николай родился 11 ноября 1874 года в селе Секретарка Бугульминского уезда Самарской губернии в семье псаломщика Алексея Ермолова.

Поступив в Самарскую Духовную семинарию, Николай Ермолов окончил ее в 1897 году и был определен псаломщиком и учителем в городе Бугульме. В 1900 году он был рукоположен во священника и служил сначала в Белебесском уезде Уфимской губернии, а в 1906 году был переведен в село Бойки Бирского уезда той же губернии.

После революционных событий 1917 года в стране началась гражданская война. В 1919 году вместе с отступающей Белой армией отец Николай вместе с семьей отправился в Сибирь. В 1920 году он был определен на служение в храм в селе Доронино Барнаульского уезда. В 1924 году отец Николай был назначен настоятелем Никольской церкви села Ордынского Новосибирской епархии. В этом храме отец Николай прослужил до дня своего ареста в 1937 году. В 1928 году отец Николай был удостоен сана протоиерея.

За усердное служение Церкви Христовой и мужественное противостояние обновленческому расколу священноначалие назначило его благочинным Ордынского округа.

Во время очередной волны беспощадных гонений на Русскую Православную Церковь протоиерей Николай Ермолов был арестован 27 июля 1937 года и заключен сначала в камеру предварительного заключения при Ордынском отделении милиции, а потом переведен в тюрьму в городе Новосибирске.
— К какому церковному течению вы принадлежите? — спросил следователь.

— Я принадлежу к староцерковному течению, во главе руководства которого стоит по Западно-Сибирскому краю архиепископ Сергий (Васильков). По СССР течение староцерковников возглавляет Московский и Коломенский митрополит Сергий (Страгородский).
— Перечислите ваших близких знакомых из церковнослужителей.

— Имею близких знакомых из служителей культа: священника села Каменка Иннокентия Кикина, священника Усть-Алеусской церкви Павлова и священника Верх-Алеусской церкви Григория Косырева. В городе Новосибирске знаком с архиепископом Сергием (Васильковым), его секретарем священником Александром Аристовым...
— При каких обстоятельствах вы с ними познакомились?

— Священника Иннокентия Кикина знаю с 1924 года с момента моего вступления в обязанности священника, я сделал к нему визит, потом он ко мне. Он часто бывает в Ордынске по церковным делам и заходит ко мне. Я его также посещаю два-три раза в год...
— Следствию известно, что вы в 1920 году за контрреволюционную повстанческую деятельность были арестованы. Дайте показания по данному вопросу.

  — В 1920 году в районе села Колывань началось восстание, направленное к свержению советской власти. Я в это время был в селе Доронино в ста сорока километрах от Колывани. В этом контрреволюционном восстании против советской власти я участия не принимал, но арестован был, а за что, для меня не было известно. Все время ареста я был болен и находился в больнице без допроса и был освобожден.

— Следствию известно, что вы привлекались за противодействие мероприятиям советского правительства.

    — В 1933 году Ордынским сельсоветом был наложен на меня налог. Я должен был в трехдневный срок сдать государству сто килограмм мяса. Но я этого не выполнил и меня арестовали, просидел два месяца и был освобожден...

    — Следствию известно, что в 1919 году вы бежали с колчаковскими войсками при их отступлении. Дайте показания.

    — Из села Бойково Бойкинского района Башкирской республики я действительно выехал в момент отступления колчаковских войск, боясь того, чтобы партизанские отряды не причинили мне и моей семье насилия, и прибыл в город Новосибирск в последних числах ноября 1919 года. Дальше я отступать не стал, потому что в городе Новосибирске жил в это время мой брат...

    — Следствием установлено, что вы являетесь руководителем контрреволюционной повстанческой организации, созданной вами из числа церковников в Ордынском районе. Дайте показания по этому вопросу.

    — Руководителем повстанческой контрреволюционной организации я не состоял и даже об этой организации ничего не знал и не слышал и контрреволюционной деятельностью никогда не занимался.

    — Вы врете. Следствие требует от вас правдивых показаний.

    — Я следствию даю правдивые показания.

    — В контрреволюционной деятельности и создании контрреволюционной повстанческой организации из числа церковников вы изобличаетесь свидетельскими показаниями.

    — Повстанческой контрреволюционной организации я; никакой не знаю и поэтому изобличающих свидетельских показаний в отношении меня быть не может, и прошу вызвать тех свидетелей, которые меня могут изобличить в контрреволюционной деятельности.

    Через два дня допрос был продолжен. Следователь зачитал отцу Николаю лжесвидетельства против него одного из арестованных вместе с ним священников, которого он хорошо знал. Но и это не сломило отца Николая.

    Между лжесвидетелем и отцом Николаем на следующий день была устроена очная ставка, на которой отец Николай не признал возводимой на него лжесвидетелем и следователем клеветы. Отец Николай не отрицал, что встречался со лжесвидетелем, разговаривал с ним о тяжелом положении духовенства при советской власти и «выражал свое недовольство местными органами советской власти, которые искривляют советские законы».

   Существование контрреволюционной организации, в создании которой обвинялся отец Николай, а также обвинение в распространении листовок антисоветского содержания он категорически отверг.

    Через два дня, 20 сентября, отцу Николаю была устроена очная ставка со свидетельницей, которая оговорила его в том, что он якобы готовил поджог паровой мельницы в колхозе «Сибирское Красное Знамя» и начальной школы в деревне Ирменка. Эти показания лжесвидетельницы отец Николай также категорически отверг. В этот же день состоялся еще один допрос.

    — Вы признаете себя виновным в предъявленном вам обвинении? — закончил допрос следователь.

    — Виновным себя в предъявленном мне обвинении совершенно не признаю.
1 октября 1937 года Тройка НКВД приговорила обоих священников к расстрелу.

    Протоиерей Николай Ермолов и священник Иннокентий Кикин были расстреляны 26 октября 1937 года в Новосибирске и погребены в общей безвестной могиле.
    Память священномучеников Николая и Иннокентия совершается в день их мученической кончины 13 (26) октября, а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских 25 января (7 февраля), если этот день совпадет с воскресным днем, а если этот день не совпадет с воскресным днем, то в ближайшее воскресенье после 25 января (7 февраля), а также 10 (23) июня вдень празднования Собора Сибирских святых.
(Источники, использованные при соcтавлении жития:
1. Архив УФСБ по НСО. Д. № 7649. Постановлением Президиума Новосибирского областного суда от 2 августа 1958 года Постановление тройки У НКВД от 1 октября 1937 года было отменено и дело в отношении протоиерея Николая Ермолова и священника Иннокентия Кикина прекращено за отсутствием состава преступления.  2. ГАНО. Ф. Р-1206, оп. 1, дд. 148, 149.3. ГАНО. Ф. Р-1978. оп.1, д. 13.)

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

из истории дня :
В 1866 г. обручение Наследника Цесаревича Великого Князя Александра Александровича и благоверной Великой Княгини Марии Феодоровны, родителей святого царя Николая II
В 1928 г. кончина Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны, жены Александра III, матери святого Царя Николая II
В 1795 г. состоялась Конвенция о третьем "разделе Речи Посполитой" к России присоединена Курляндия, возвращены Западная Белоруссия и части Левобережной Украины
***********************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Лк. 8, 22-25). Садясь в лодку, чтоб переплыть на другую сторону озера, думали ли апостолы, что встретят бурю и подвергнут жизнь свою опасности? Между тем, вдруг поднялась буря и они не чаяли уже остаться живыми. Таков путь жизни нашей! Не знаешь, как и откуда налетит беда, могущая уничтожить нас. То воздух, то вода, то огонь, то зверь, то человек, то птица, то дом, словом, всеокружающее вдруг может превратиться в орудие смерти нашей. Отсюда закон: живи так, чтоб каждую минуту быть готовым встретиться со смертью и небоязненно вступить в ее область. Сию минуту жив ты, а кто знает, будешь ли жив в следующую? По этой мысли и держи себя. Делать все делай, что следует по порядкам жизни твоей, но никак не забывай, что можешь тотчас переселиться в страну, откуда нет возврата. Непамятование о сем не отдалит определенного часа, и намеренное изгнание из мысли этого решительного переворота не умалит вечного значения того, что будет с нами после него. Предав жизнь свою и все в руки Божии, час за часом проводи с мыслью, что каждый из них час последний. В жизни от этого умалится число пустых утех, а в смерти неисчетно будет вознаграждено это лишение радостью, которой ничего нет равного в радостях жизни.
************************************************************************************************************************************
Везде можно работать на ниве Христовой
  "Павел принимал всех, приходящих к нему, проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе"
(Деян. 28, 30, 31)

Эти слова бросают последний взгляд на жизнь апостола Павла. Он является перед нами в заточении, но, однако, принимающий всех приходящих к нему. Многие обращались к нему со своими заботами, вопросами, сомнениями, находя у него всегда радушный прием. Люди с мягким сердцем, с широкою, всеобъемлющею любовью, естественно, привлекают к себе всех обремененных грехом или горем, все души, жаждущие припасть к источнику воды живой. Таков был Павел. И, без сомнения, он умел ободрять всех и давать людям то, чего они искали, выслушивая их терпеливо и сочувствуя им. Замечательно, какого рода помощь расточал апостол Павел. Он говорил о Христе, он проповедывал Царствие Божие, насыщая их голод хлебом небесным.
Он указывал на Христа, от Которого одного может прийти помощь и успокоение. Мы в себе не имеем чем помочь или утешить ближних, мы только можем указать на нашего Спасителя. Эти дни заточения апостола Павла оказались самыми плодотворными в его жизни, хотя казалось, что он был обречен на бездействие, И мы, когда прикованы к одному месту болезнью или обстоятельствами, не будем падать духом. И тут, в кажущемся бездействии, к которому, быть может, нас призывает Господь, мы можем принести много пользы ближнему, можем поработать на ниве Христовой
.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

79

Во славу Божию и на пользу ближнего !
27 Октября  -Память:

Мчч. Назария, Гервасия, Протасия, Келсия (54-68).
http://s61.radikal.ru/i174/0910/e1/36fcd608bacb.jpg
Святой Назарий родился в Риме; отец его был еврей, а матерь, по имени Перпетуя, – христианкою: святое крещение она приняла от самого апостола Петра. Придя в отроческий возраст, Назарий долго размышлял, какой держаться ему веры – отцовой или матерней. Наконец он решил быть подражателем своей святой матери, молитва коей много способствовала его просвещению, – и был крещен епископом Лином1.

Когда святой Назарий достиг совершенного возраста, то оказался совершенным и в добродетелях: усердно служа Господу, он заботился не о своем только спасении, но и о спасении других, ибо многих неверующих обратил ко Христу. Но скоро Назарий ушел из Рима; он взял от своих родителей приходившуюся ему часть имения, и стал там благодетельствовать неимущим; придя же в Медиолан, он раздал там все, что имел, творя милостыню убогим и служа своим имением узникам, страдавшим за Христа.

Тогда, в царствование нечестивого Нерона2, было великое гонение на христиан, и многие исповедники Христовы были содержимы в оковах и мучимы; святой Назарий, служа им, утверждал их в вере и укреплял на мученический подвиг. В это время правителем Анулином были взяты и заключены в темницу некие святые мученики Гервасий и Протасий. Святой Назарий часто приходил к ним и утешал их своею благочестивою беседою: он весьма полюбил их, ибо видел, что они исполнены Божественной любви и пламенно желают положить души за Господа, положившего за нас душу Свою на кресте. Назарий питал к ним такую любовь,  что не хотел разлучаться с ними, и предпочел вместе с ними пострадать и умереть. Правителю той области скоро сделалось известным о Назарии, что он, посещая заключенных в темнице узников, приносит им все необходимое и утверждает их в христианской вере. Посему он повелел взять Назария и привести к нему; на суде он прежде всего спросил его, кто он и откуда. Узнав, что Назарий по происхождению – римлянин, по вере же – христианин, Анулин убеждал его не отвергаться отеческих богов, которых римляне из древности почитают жертвами и поклонением. Святой же не только не хотел слушать его советов, но и говорил ему совершенно противное, порицая его ложных богов и исповедуя Единого Истинного Бога, Иисуса Христа. Тогда правитель повелел бить его в уста. Но святой не переставал мужественно говорить и обличать нечестие его. После того правитель еще более разгневался и повелел бить мученика палками, потом с бесчестием изгнал его из города. Блаженный Назарий, будучи изгнан, радовался, что сподобился принять раны за Христа и, как изгнанный правды ради, вспоминал слова Христовы: «блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня» (Мф.5:11). Он скорбел только о том, что разлучился с  своими возлюбленными друзьями,  Гервасием  и Протасием, вместе с которыми желал и умереть. Это его желание Господь исполнил впоследствии, а в то время ему должно было еще в иной стране послужить спасению людей и отвратить многих от заблуждения. В следующую же ночь явилась ему в видении блаженная матерь его, повелевая ему идти в Галлию и там трудиться в благовествовании Христовом. Встав, он пошел, по указанию своей матери, в ту страну и, проповедуя Христа, просвещал там светом веры людей, сидящих во тьме и сени смертной3. Когда святой Назарий был в городе, называемом Мелия4, он взял здесь от некоторой благородной и верующей женщины трехлетнего отрока, по имени Кельсия, крестил его и воспитал в благочестии. Отрок возрастал летами и разумом, исполняясь Божией благодати; когда же он пришел в возраст, то последовал за своим учителем, святым Назарием, учась от него высшей премудрости и слагая в своем сердце его Боговдохновенные слова и отеческое поучение. Отрок был настолько мудрым о Христе, что сравнялся с своим учителем, и равно с ним служил спасению людей; проповедуя Христа, он вместе с Назарием терпел гонения и мучения, впоследствии же сподобился и одинакового с ним мученического венца.

Диновий, правитель той страны, узнав, что Назарий распространяет христианство по многим городам, тотчас же взял его вместе с Кельсием и обоих заключил, после побоев, в темницу, намереваясь предать их по утру всевозможным мучениям. При наступлении утра, жена правителя, увидев, как Кельсия, красивого отрока, вели на казнь, сжалилась над ним и, припадши к своему мужу, умоляла его, чтобы он помиловал отрока и отпустил его, вместе с учителем его Назарием; своею неотступною мольбой она до тех пор не оставляла правителя, пока не упросила его отпустить обоих на свободу. Отпуская их, правитель сказал:

– Ходатайство жены моей освобождает вас от всякого мучения.

Но святые мученики скорбели о том, что не достигли желаемого мученического венца и не окончили земного поприща, чтобы разрешиться от тела и жить со Христом5. По дороге оттуда, они пришли в город Тимир6 и, по обыкновению распространяя там Евангельское учение, приобрели Христу много душ.

Но диавол, не вынося того, возбудил гнев идолопоклонников; восстав на святого Назария и Кельсия, нечестивые взяли их и отослали к своему лютому царю Нерону. Святые, став пред царем, исповедали Творца Христа Бога, за что Назария повергли на землю и попирали ногами, Кельсия же били розгами. Принуждаемые к принесению жертвы богам, они ниспровергли словом своим идолов их на землю, и были за то отданы на съедение зверям; но звери не причинили им вреда. Потом они были ввержены в море, но пошли по водам, как по ровному полю. Увидев это, слуги царя уверовали во Христа; приняв крещение от святого Назария, они оставили царский двор и, удалившись от мирского мятежа, стали служить Христу.

Святой же Назарий пошел с своим учеником, святым Кельсием, снова в Медиолан и нашел святых мучеников Гервасия и Протасия еще живыми, но томившимися в темнице. Когда он стал проповедовать Евангелие в Медиолане, то опять был взят правителем Анулином. Анулин спросил его, где он был до того времени. Узнав, что он был в руках самого Нерона, правитель подивился, каким образом он освободился из рук его живым и здоровым, ибо знал, что Нерон – царь жестокий и бесчеловечный, что он беспощадно убивает не только виновных, но и невинных. Правитель принуждал Назария, чтобы он приступил и поклонился богам их; но тот не только не захотел сделать сего, но и стал хулить их. Тогда Анулин повелел бить его в уста, и святой, приняв с учеником своим Кельсием много побоев, был ввергнут в темницу – к святым Гервасию и Протасию. Назарий очень радовался, что сподобился увидеть своих возлюбленных друзей и терпеть заключение за Христа вместе с ними в, одной темнице.

В то время правитель Анулин известил письмом царя Нерона о Назарии. Царь, услышав, что Назарий жив, весьма разгневался на тех слуг, которым было приказано потопить его в морской глубине. Он долго искал их, чтобы погубить, – думая, что они отпустили Назария, – но не нашел; ибо они уже бежали от мира и добровольно посвятили себя на святое служение Христу. Царь написал правителю Анулину, чтобы он тотчас же умертвил Назария. Анулин, получив царское письмо, вывел из темницы святого Назария с учеником его, святым Кельсием, и усек мечом их честные главы.

Один из верующих, живший в городском предместье, взяв тайно святые мощи их, внес их в свой дом. В то время у него лежала на одре расслабленная дочь, которая, когда внесли в дом мощи святых мучеников, тотчас же встала с одра здоровой, как бы никогда и не болела. Хозяин дома, вместе с своими домашними, весьма возрадовался сему, и предал тела мучеников честному погребению в своем саду.

Вскоре по усекновении святых мучеников Назария и Кельсия, пришел в город военачальник Астазий, шедший на войну против Моравов7. Жрецы идольские научили его, дабы он умертвил оставшихся в темнице святых мучеников Гервасия и Протасия, и Гервасий был избит оловянными прутьями, и скоро скончался; Протасий же окончил мученический подвиг через усекновение главы мечом. Христианин Филипп, взяв вместе с своим сыном тела их, предал их погребению в своем доме.

Мощи всех четырех мучеников, Назария и Кельсия, Гервасия и Протасия, оставались скрытыми в земле, под спудом8, и никто не знал о сем до самого времени святого Амвросия, епископа Медиоланского. Мощи Гервасия и Протасия он обрел, по откровению Божию, в царствование Феодосия Великого, мощи же Назария и Кельсия – в царствование Аркадия и Гонория9.

Об обретении мощей Назария и Кельсия пресвитер Павлин вспоминает в житии святого Амвросия так:

– Мощи святого мученика Назария, найденные вне города в саду, Амвросий принес тотчас же в храм святых апостолов. Мы видели во гробе, в котором лежали мощи мученика, кровь как бы только сейчас истекшую; голова с волосами и бородой так сохранилась, что как бы только теперь была положена во гроб, а лицо было так светло, что, казалось, только что омыто. И какое же в этом чудо – если Сам Господь ранее обещал в Евангелии, что «и волос с головы вашей не пропадет» (Лк.21:18)10? Мы в это время почувствовали благоухание, превосходившее все ароматы. Подняв мощи мученика и возложив их на колесницу, мы с святым Амвросием, тотчас же начали искать мощи мученика Кельсия. От владельцев того сада мы узнали, что ему завещано было предками никогда не оставлять этого места по той причине, что в нем скрыты великие сокровища. И подлинно там находились такие сокровища, которых «ни моль, ни ржа не истребляют, ни воры не подкапывают и не крадут»11 (Мф.6:19).

Так говорит пресвитер Павлин о мощах Назария и Кельсия. О мощах же Гервасия и Протасия имеется такая запись святого Амвросия.

«Амвросий, раб Христов, братьям, находящимся во всей Италии, – желаю вечного спасения в Господе.

Божественное Писание называет должником того, кто, получив что-либо туне12 от Господа, не дает этого другим; ибо он как бы крадет нечто у церкви, когда утаивает то, что может быть полезным для других. Посему Давид сказал: «Правды Твоей не скрывал в сердце моем, возвещал верность Твою и спасение Твое, не утаивал милости Твоей и истины Твоей пред собранием великим». И как бы желая воздаяния за это дело, присовокупил: «Не удерживай, Господи, щедрот Твоих от меня» (Пс.39:11-12). Он как бы так сказал: как я дал возможность другим найти милость, так и Ты не удали Своей милости от меня.

Но зачем нам делать это предисловие? возвещу вам, благочестиво мудрствующим о Господе и верующим, и призову вас к радости по поводу обретения святых мощей.

В минувшую святую четыредесятницу, когда, по милости Божией, я был в числе постящихся и молящихся, стоял я раз ночью на молитве.

И вот я впал в такое состояние, что хотя и не спал, но и не чувствовал ничего. И видел я двух юношей в белых одеждах, поднявших вверх свои руки и молящихся; одержимый дремотой, я не мог говорить с ними. Когда я пришел в себя, они стали невидимы.

И молил я милосердого Господа, чтобы, если это – бесовское обольщение, Он удалил его от меня; если же здесь сокрыта какая-либо истина, то – чтобы яснее показал ее мне.

Для получения просимого у Господа, я усилил пост и во вторую ночь, во время пения петухов, видел то же, что и в первый раз: тих же юношей молящихся со мною.

В третью ночь, когда моя плоть, ослабев от поста, не могла уже предаться сну, юноши снова явились ко мне; в это время я не спал и лишь только всему этому изумлялся. С ними был и третий благолепный муж, похожий на святого апостола Павла, – как он изображается на иконе; он один только говорил со мной, а те молчали.

Говорил же он так:

Это – те, которые, послушав моих слов, презрели мир и богатство и последовали за Господом нашим Иисусом Христом, не ища ничего земного или плотского; пробыв здесь в Медиолане десять лет в служении Богу, они сподобились быть мучениками Христовыми; тела их ты найдешь лежащими во гробе в земле на том месте, где стоишь и молишься; изнеси их из земли и устрой храм во имя их.

Я спросил об именах их, и он мне отвечал:

– Ты найдешь возле глав их книжку, в которой написано об их рождении и кончине.

Созвав братию и епископов и передав им о виденном, я начал прежде всего сам копать, епископы же помогали мне. И мы нашли, как поведал святой Павел, гроб, в котором увидели тела святых, как бы только теперь погребенные и издающие прекрасное благоухание.

При главах их мы нашли книжку, в которой все по порядку написано так:– Я, раб Христов Филипп, взял тела сих святых в свой дом и предал их погребению. Матерью их была Валерия, отцом – Виталий; они родили сих сыновей близнецами и назвали одного Протасием, а другого Гервасием. Виталий был воином и жил в Медиолане, служа тайно с своею супругою Богу. Когда он был с судьею Павлином в городе Равенне13, там узнали, что он – христианин. Преданный мучениям, он не отвергся Христа; его ввергли в глубокий ров, били  сверху  камнями,  и, заживо  погребенный,   он скончался.

Супруга его, узнав о смерти своего мужа, пошла за телом его, чтобы предать его погребению в своем доме, в утешение вдовства своего.

Но Равенские граждане, которые были христианами, воспрепятствовали ей взять тело ее мужа: они радовались такому сокровищу и оставили тело святого, чтобы он был для них заступником.

Не получив желаемого, Валерия возвращалась в Медиолан и на пути в одном селении, попала на богомерзкий праздник нечестивых людей, приносивших жертвы своему скверному богу Сильвану14. Идолопоклонники, угощая, по своему обыкновению, странников идоложертвенным мясом, пригласили и шедшую своим путем Валерию вкусить от этого мяса. Но она возгнушалась такою скверною, и, не желая вкушать от бесовской жертвы, исповедала себя христианкою. Нечестивые, придя в ярость, били ее беспощадно палками, так что она была доведена своими спутниками едва живою в Медиолан.

Придя в свой дом и дав наставление в истинной вере сыновьям своим Гервасию и Протасию, она предала на третий день свою душу в руки Божии. Когда Гервасий и Протасий остались сиротами после своих родителей, сподобившихся мученических венцов, то продали дом и имущество свое, роздали все убогим и освободили рабов; сами же, заключившись в одной хижине, усердно предавались в течение десяти лет молитве, посту и чтению божественных книг. На одиннадцатый год, заключенные правителем Анулином в темницу, они пострадали за Христа. Когда военачальник Астазий шел из Медиолана на войну против Моравов, то идольские жрецы, зайдя вперед, встретили его на пути и сказали:

– Если хочешь возвратиться к царю с победой, то заставь Гервасия и Протасия принести жертву богам, ибо боги разгневались на то, что эти два человека презирают их, и уже не хотят давать нам ответов на наши вопросы.

Услыхав об этом, Астазий вывел святых из темницы, поставил пред собой и сказал:

– Приказываю вам, чтобы вы не оскорбляли наших богов, но принесли  им  с честью жертвы, да благополучен  будет наш путь.

Гервасий сказал:

– Победы над врагами ты должен просить у Самого Всемогущего Бога, а не у тех идолов, которые не видят, не слышат, не говорят и не имеют дыхания.

Тогда Астазий повелел бить Гервасия оловянными прутьями до тих пор, пока он не умрет, и святой Гервасий от этих побоев скончался.

Приказав вынести его тело, Астазий сказал Протасию:

– Несчастный!   пощади   свою  жизнь,   не   будь   безумным, подобно своему брату.

Протасий отвечал:

– Не знаю, кто из нас несчастен: я ли, который не боюсь тебя, или ты, который боишься меня.

Астазий сказал:

– Как! я боюсь тебя, несчастный?

Святой сказал:

-Ты боишься, чтобы я не оскорбил тебя, не принеся жертвы идолам; если бы не боялся, то и не принуждал бы меня к жертве. Я же тебя не боюсь и презираю твои угрозы; идолов твоих я считаю за ничто, и покланяюсь только Единому Богу, царствующему на небе.

Тогда Астазий повелел бить его палками, и долго били здесь святого мученика; когда же он был поднят с земли, Астазий сказал:– Несчастный! зачем ты так горд и непокорен? Неужели хочешь погибнуть так же, как и твой брат?

Протасий отвечал:

– Я не гневаюсь на тебя, Астазий, ибо вижу слепоту твоих очей: твое неверие не позволяет тебе видеть того, что – Божие. Господь мой не поносил Своих распинателей, но молился за них, сказав, что они и сами не знают – что творят. И ты не знаешь – что делаешь, посему я и жалею тебя. Однако, делай что начал, чтобы я мог ныне узреть, вместе с своим возлюбленным братом, своего Спасителя.

Тогда Астазий повелел усечь его мечем. Когда это произошло, я, раб  Христов Филипп, вместе с своим сыном, взял тайно ночью тела их в свой дом, о чем знал только Бог, и предал их погребению в этом мраморном гробе. Верую, что, по их молитвам, и я получу милость от Господа нашего Иисуса Христа, Который со Отцем и Святым Духом живет и царствует во веки.

Когда эти святые мощи были вынесены из земли, больные стали получать исцеление, бесы были изгоняемы из людей, слепые прозревали. Тот же святой Амвросий упоминает, что в их городе был один всем известный слепец, по имени Севир; лишь только он прикоснулся к краю одежд, бывших на мощах святых, то тотчас же прозрел15.

Молитвами святых Твоих, Господи, просвети наши душевные очи, дабы мы могли ходить во свете Лица Твоего и о имени Твоем возрадовались во веки16. Аминь.

Кондак, глас 2:
Светильницы светлии явльшеся, божественнии мученицы, тварь светом чудес озаряете, недугов разрешающе глубокую нощь всегда и Христу единому Богу молящеся непрестанно о всех нас.
_______________________________________________________________________
1 Св. епископ Лин был первым епископом Римской церкви непосредственно после   св. апостола   Петра;   принадлежал   к   лику 70   апостолов. Память   его   совершается 5-го ноября и 1-го января вместе с другими апостолами.
2 Нерон (54-68 гг. по Р. Хр.) – один из наиболее  жестоких, тщеславных и развратных римских императоров. Им было воздвигнуто первое в Риме гонение на христиан, во время которого пострадали апостолы Петр и Павел.
3 Т.е. – людей не знавших Истинного Бога и погибавших духовно. Образ речи заимствован из кн. Исх. 9:2; ср. Мф.4:16.
4 Мелия или Кимелла – один из галльских городов, близ нынешней Ниццы, на юге Франции.
5 Выражение заимствовано из посл. к Филипп, гл. 1, ст. 23.
6 Тимир – иначе Трир, многолюдный, цветущий город в северной Галлии.
7 Моравы – славянское племя, живущее теперь в пределах Австро-Венгрии.
8 Т.е. – под сокрытием, в сокровенном месте.
9 Аркадий – сын и преемник Феодосия Великого, управлявший восточной поло-виной империи (395-408 гг.). Гонорий также сын и преемник Феодосия Великого управлявший западной половиной империи (395-422 гг.).
10 Лк. 21:18. В этих словах Иисус Христос дал апостолам и всем вообще исповедникам христианской веры обетование об особом промышлении о них Божием.
11 Эти слова были сказаны Иисусом Христом о вечных и нетленных благах небесных (Мф.6:19), которые христианин должен приуготовлять себе добродетельною жизнью.
12 Туне – даром, бесплатно, без особой заслуги (ср. Мф.10:8).
13 Город с гаванью при Адриатическом море, находился на северо-восточном берегу Апеннинского полуострова. Император Август сильно укрепил его, и он считался оплотом Италии. Императоры, начиная с Гонория, имели здесь свое местопребывание. Равенна существует доселе и представляет главный цветущий город Итальянской области того же имени.
14 Сильван почитался у римлян как бог лесов,  – откуда и самое наименование его, – полей и стад. Этому богу посвящались три статуи, одна у дома, другая среди поля и третья на месте владения, почему, можно думать, Валерия и не могла миновать праздничного сборища в честь этого бога.
15 Обретение мощей свв. мучеников было в июне 395 или 396 года.
16 Ср. слова Псалма 88:16.

Прп. Параскевы Сербской (XI).
http://s46.radikal.ru/i113/0910/d2/cb503fd77afd.jpg
Святая Параскева1 родилась в Сербии, вблизи города Каллиократия, в селении Епиват2. Родители ее были благочестивые люди: они неуклонно исполняли все заповеди Божии и славились всюду своими благотворениями и милостынями. Кроме дочери Параскевы был у них сын. Его отдали они в училище, а дочь воспитывалась в доме своих благочестивых родителей. Брат Параскевы, когда достаточно научен был Священному Писанию, с согласия родителей, принял пострижение под именем Евфимия. Евфимий впоследствии был епископом в Мадите3, где прославился добродетельною жизнью и при жизни и по смерти сотворил множество преславных чудес.

По смерти своих родителей Параскева стала проводить жизнь, полную скорбей и лишений. Подражая усердно жизни святых, она умерщвляла постом и бдением свое тело и порабощала его духу. Воспламеняясь Божественным желанием жить для Господа, Параскева не пожелала долго жить в многомятежном мире сем, но, покинув все мирское, скрылась от мира и, достигнув пустыни Иорданской4, стала проводить здесь равноангельскую жизнь. Подражая Боговидцу пророку Илии и Иоанну Крестителю, она питалась только пустынными злаками, употребляя их притом лишь в малом количестве, и то по закате солнца. Постепенно истаевая, то от жара, то от холода, она обращала свои взоры только к Единому Богу, могущему спасти смиренных сердцем «от вихря, от бури» (Пс.54:9). Кто в состоянии поведать о том, сколько слез пролила преподобная? Кто расскажет о частых и неумолкаемых стенаниях ее? Кто подробно передаст об ее коленопреклонениях непрестанных и различных подвигах телесных? Один Всевидящий Бог взирал на подвиги преподобной. У нее не было там забот о мирской суете: она заботилась только лишь об очищении души, об ответе на будущем суде и встрече с Небесным Женихом. «Тебе, женише мой, ищу» – говорила преподобная Параскева и постоянно держала в уме изречение из книги Песни песней: «Скажи мне, ты, которого любит душа моя» (Песн.1:6).Она о том больше всего заботилась, как бы украсить свой светильник и вместе с мудрыми девами выйти на встречу Небесному Жениху, услышать сладкий Его глас и насладиться лицезрением красоты Его. «Когда приду и явлюсь пред лице Божие!» (Пс.41:3) – непрестанно говорила святая.

Когда, таким образом, преподобная Параскева пребывала в пустыне, лукавый враг позавидовал ее добродетелям и пытался мечтаниями и призраками устрашить ее. Многократно превращаясь в различных зверей, он устремлялся на святую, дабы создать для нее препятствие на пути подвигов. Но добрая Христова невеста Параскева «Всевышнего избрал ты прибежищем твоим» (Пс.90:9) и при Его помощи, – знамением святого креста Его, – отгоняла врагов и разрывала, как бы паутину, все козни диавола, и совершенно низложила его. Святая, при своей женской природе, имела поистине мужской разум и победила диавола, как Давид – Голиафа. Украсив свою душу такими подвигами и добродетелями, Параскева сделалась возлюбленной невестой Христовой, так что на ней исполнилось пророческое слово: «И возжелает Царь красоты твоей» (Пс.44:12). Итак Сей Царь вселился в нее со Отцом и Святым Духом и пребывал в ней, как и в святой Своей церкви, ибо святая Параскева, сохранив свою душу от греха и осквернения, соделалась церковью Живого Бога.

Однажды ночью Параскева, после долговременного уже пребывания в пустыне, по обыкновению своему, с умилением простирая руки к небу, стояла на молитве. Внезапно, в образе пресветлого юноши, она увидела ангела Божия, который, подойдя к ней, сказал:

– Оставь пустыню и возвратись в свое отечество, ибо там подобает тебе оставить тело на земле, а душою прейти ко Господу.

Преподобная, проникнув в смысл видения, уразумела, что в нем сказывается Божие повеление; она радовалась тому, что близко время разрешения ее от тела, но ей жаль было расставаться с пустынным уединением, – ибо ничто так не очищает души и не приближает ее к Первообразу, как пустыня и безмолвие. Однако, повинуясь воле небесной, преподобная оставила пустыню и отправилась в отечество.

Прибыв в царствующий град Константинополь, она вошла там в прекрасный храм Премудрости Божией, равно также побывала и во Влахернской церкви и, поклонившись пред чудотворной иконой Богоматери, пошла на свою родину в Епиват, где прожила некоторое время, не изменяя своего обычного пустынного подвига, – поста и молитв. Когда же наступило время ее отшествия к Богу, Параскева помолилась усердно о самой себе и обо всем мире и во время молитвы предала Богу свою блаженную душу. Тело ее было погребено верующими, по христианскому обычаю, но не на общем кладбище, – как тело странницы, никому не сказавшей о себе, откуда она5.

Бог, восхотевший прославить Свою угодницу, по прошествии многих лет, открыл мощи ее при следующих обстоятельствах.

Близ того места, где была погребена преподобная, в подвигах безмолвия на столпе подвизался некий столпник. Случилось что туда же было выброшено волнами тело какого-то корабельщика, заболевшего во время плавания тяжкой болезнью и скончавшегося. От трупа сего начал исходить удушливый смрад, так что по той дороге невозможно было и проходить; смрада сего не мог стерпеть даже и столпник, подвизавшийся около того места, и он принужден был сойти со столпа. Посему он приказал выкопать глубокую яму и закопать в ней смердящий труп. Когда рабочие копали яму, то, по Божественному смотрению, они обрели лежащее в земле нетленное тело и сильно удивились сему. Но так как рабочие были люди неопытные и несведущие, то на случившееся не обратили никакого внимания, как на малозначительное и ничтожное дело. Они рассуждали так между собою:

– Если бы сие тело было святое, то Бог открыл бы его посредством каких-либо чудес.

С сими мыслями они вновь засыпали нетленное тело землею, бросив туда же и смрадный труп, а затем ушли домой. С наступлением ночи, один из них, некто Георгий, человек благочестивый, молился Богу в своем доме. Заснув под утро, он увидал во сне некую царицу, сидящею на пресветлом престоле, а кругом нее стоит великое множество светлых воинов. Объятый страхом и, будучи не в силах взирать на сие царское величие и славу, Георгий упал на землю. Тогда один из светлых воинов, взяв Георгия за руку, поднял его и сказал:

– Георгий! Зачем вы так презрели тело преподобной Параскевы и вместе с ним похоронили смердящий труп? Немедленно возьмите тело преподобной и положите  его в достойном месте, ибо восхотел Бог прославить на земле рабу Свою.

Также и та светлая царица сказала ему:

– Поспеши вынуть мои мощи и положить их в достойном месте, потому что я не могу больше терпеть смрада от того трупа. Ибо я человек, и родина моя Епиват, где ныне и вы живете.

Тою же ночью было такое же видение и одной благочестивой женщине, по имени Евфимии. По утру они оба рассказали всем о том, что увидели. Услышав сие, благочестивый народ отправился с возжженными свечами к мощам преподобной Параскевы и, с благоговением вынув их из земли, радовался как бы о некоем многоценном сокровище. Святые мощи с торжеством положены были в церкви святых и всехвальных апостолов Петра и Павла, в селении Епиват, где, по молитвам святой Параскевы, от ее мощей подавались многие исцеления болящим: слепые прозревали, хромые начинали ходить и все недужные и бесноватые получали здравие.

В 1238 году, во время владычества крестоносцев (католиков) в Царьграде, благочестивейший Иоанн Асень6, король Болгарский и Сербский, получил известие о месте, где почивают святые мощи преподобной Параскевы. Тогда он поручил блаженному Марку, – бывшему тогда митрополитом Переяслава Болгарского, – со многими епископами и священниками, перенести те честные мощи в престольный город Болгарской земли – Тернов7. Там св. мощи были с почетом положены в придворной церкви, где, нетленно почивая, источали различные исцеления всем, с верою к ним притекающим.

По прошествии значительного времени, по Божию попущению, мусульмане постепенно завоевали всю Греческую империю, а вместе с ней покорили и царства Болгарское и Сербское. Сие завоевание происходило, в XIV веки, во времена турецкого султана Баязета8. Когда султан Баязет взял Болгарский город Тернов, то все церковные драгоценности и царские украшения были разграблены. Тогда святые мощи Параскевы, одетые в одно рубище, были перенесены в Валахию9. По завоевании Турками и Валахии, в 1396 году, святые мощи, по ходатайству Сербской царицы Милицы пред султаном, перенесены в Сербию в Белград10.

В 1521 году султан Сулейман II-й11, взяв Белград, похитил оттуда также честные мощи преподобной Параскевы; привезя затем в Константинополь, он поставил их здесь в своих палатах. Но многоценное сие сокровище не затерялось и здесь, ибо многочисленные чудеса от мощей преподобной способствовали к прославлению ее не только у христиан, но даже и среди мусульман. Последние, смутившись сим обстоятельством и убоявшись, как бы вера в чудодейственную силу мощей святой Параскевы не распространилась еще шире, – а больше всего по усердию и заботливости христиан, – передали сии святые мощи Константинопольским христианам, а те с честью положили их в патриаршей церкви.

В 1641 году благочестивый Василий-Лупул12, воевода и господарь Молдавский, получив известие о том, что в Константинопольской патриаршей церкви находятся мощи святой Параскевы, усердно желал, чтобы они были перенесены оттуда с честью в его славный господарский округ. Его желанию споспешествовал прославляемый во святых Своих Господь, желавший и в Молдавии прославить преподобную Параскеву. Тогда Константинопольский патриарх Парфений13, с согласия всего своего освященного собора и соизволения иных честнейших патриархов, отправил честные мощи преподобной Параскевы благочестивому государю, воеводе Василию, в первопрестольный город его, Яссы14. Здесь, в храме трех святителей, с великими почестями, при большом веселии и радости жителей всей Молдавии, святые мощи и были положены в 1641-м году по Рождестве Христовом, октября 14-го дня15.

Тропарь, глас 4:
Пустынное и безмолвное житие возлюбивши, и во след Христа Жениха твоего усердно потекши, и Того благое иго во юности твоей вземши, крестным знамением к мысленным врагом мужески вооружившися, постническими подвиги, постом и молитвами и слезными каплями, углие страстей угасила еси, достославная Параскево: и ныне в небеснем чертозе с мудрыми девами предстоящи Христу, моли о нас, почитающих честную память твою.

Кондак, глас 6:
Святую вси заступницу сущым в бедах, благочестно воспоим Параскеву всечестную: та бо житие оставльши тленное, и нетлеемое прият во веки. Сего ради славу обрете, чудес благодать, Божиим велением.

________________________________________________________________________
1 Мирское имя Параскевы было – Петка. В Петке-Параскеве рано открылось пламенное желание жить для Господа. Слова Евангелия: «кто хочет идти за Мною, отвергнись себя» (Мрк. 8:34), слышанные Параскевою в храме, как стрела пронзили ее сердце, и она, при выходе из храма, отдала богатое свое платье встретившемуся бедняку, выменяв на его лохмотья. Через несколько времени Параскева опять отдала свою одежду нищенке и потом не один раз повторяла то же самое. Ее бранили за это, но она отвечала, что иначе не может жить.
2 Епиват (Пиват, Турецкий Баядос) – местечко, на взморье, между Селимвриею и Константинополем.
3 Мадит – морская гавань в Херсонесе Фракийском.
4 По сведениям, собранным святогорцем Никодимом, Параскева, прежде чем удалилась в Иорданскую пустыню, в Палестине, посетила Царьград и обошла святые места его; здесь выслушивала она наставления ревностных подвижников. По их совету она поселилась в предместье Ираклийском при уединенном храме Покрова Богоматери, где провела в молитвах, посте и слезах пять лет. А затем, исполняя давнее желание свое, она отправилась в Палестину и, поклонившись св. местам, освященным жизнью Спасителя, осталась жить в Иорданской пустыне.
5 Это было в первой половине ХI-го столетия.
6 Иоанн Асан или Асень 2-й, сын Асеня 1-го (царствов. с 1221 по 1241 г.) – знаменитейший из государей Болгарского царства; он прославил и просветил Болгарское царство больше всех царей, прежде него бывших; построил много монастырей и украсил их золотом и драгоценными камнями; все церкви он одарил многими дарами, а духовенство их наградил великими почестями, Иоанн Асень был любим не только своими болгарами, но и греками.
7 Тернов – главный город Болгарии, на реке Етре или Янтре, впадающей в р. Дунай, – ныне Тырново.
8 Баязет I, турецкий султан, вступил на престол в 1389 году. Воспользовавшись раздорами между Византийским императором Иоанном, и сыном его Андроником, Баязет поставил Византийскую империю в полную от себя зависимость; он завоевал Болгарию, Македонию, Фессалию и многие другие земли. В 1402 г. Баязет был взят в плен монгольским завоевателем Тамерланом, где и умер в 1403 г.
9 Валахия – юго-западная часть нынешнего Румынского королевства.
10 Белград, главный город Сербского королевства, в месте соединения р. Дуная с р. Савою.
11 Царствование   Сулеймана  II-го   заключает   собою   период  расцвета турецкого могущества. Турки чтят в нем величайшего из своих государей.
12 Василий-Лупул – господарь (т.е. государь) молдавский, с 1634 по 1654 г.
13 Парфений I – патриарх Константинопольский, с 1639 по 1644 г.
14 Яссы – главный город Молдавии, одного из придунайских княжеств, составляющих в настоящее время вместе с Валахией королевство Румынию.
15 Там святые мощи пребывают и ныне.

Сщмч. Сильвана, пресвитера Газского (IV).
Происходил из окрестностей города Газы. В миру Сильван был воином. Принял священство, а потом был рукоположен во епископа Газского. Святой Сильван многих язычников обратил к вере во Христа.

Во время гонения на христиан императора Диоклетиана он был приведен на суд в город Кесарию, подвергнут пытке, мужественно перенес ее и был приговорен к тяжелым работам в медных рудниках в палестинском городе Фена. На этой работе святой епископ дошел до крайнего изнеможения, но, всегда бодрый духом, неустанно проповедовал Христа всем окружающим. Это вызвало ненависть язычников, которые отрубили ему голову. Такую же смерть приняли с ним и еще 40 святых мучеников-воинов, которые по слову епископа уверовали во Христа. Смерть их последовала в 311 году

Прп. Николы Святоши (Святослава), кн. Черниговского, Печерского чудотворца (1143).
http://s14.radikal.ru/i187/0910/f5/e3f375bfc421.jpg
«Проходит образ мира сего... Владычество переходит от народа к народу... Господь низвергает престолы властителей и посаждает кротких на место их» (1Кор.7:31; Сирах.10:8,17).  первый русский князь, принявший иночество,
Благоверный князь Никола1 с самой ранней юности своей уразумел эту непрочность скоропреходящего владычества на земле. Он ясно видел, что только на небе существует царство непреходящее, вечно пребывающее, исполненное тех неизреченных вечных благ, кои уготовал Господь для любящих Его. Посему он – подобно тому, как некогда индийский царевич Иоасаф2, – оставил славу и богатство, почесть и власть своего временного, земного княжения ради вечного, небесного царствия и, пришед в Печерский монастырь, облекся во святой иноческий чин3. В иночестве блаженный Никола так просиял святостью своей жизни, что все, видя добрые его дела, усердно прославляли за него Господа. И, прежде всего, преуспевал он в послушании. Сначала святой Никола работал на братию в поварне; здесь он своими руками рубил дрова и смиренно носил их с берега на своих плечах, неленостно исполняя и все остальное, что было необходимо для приготовления пищи. Он уже много потрудился, когда узнали о его подвигах братья его Изяслав и Владимир; они стали удерживать его от такой работы. Но сей истинный послушник выпросил у них со слезами, чтобы они позволили ему еще один год в поварне поработать для братии. И вот он здесь с полным старанием и усердием прослужил братии в течение целых трех лет. После сего он как человек испытанный и ко всему способный, был приставлен стеречь монастырские ворота, и в этом послушании, никуда кроме церкви не отходя, он также пробыл три года. Оттуда он был приставлен прислуживать при братской трапезе; и это послушание он проходил с усердием и таким старанием, что пользовался расположением всей братии.

Пройдя, таким образом, благочинно все эти степени послушания, он по разрешению игумена и всей братии принял на себя подвиг безмолвия, дабы в тишине заботиться о своем спасении. Исполняя сие послушание, он своими руками устроил при келлии сад, и в продолжение всех лет иноческой жизни его никогда не видали без дела; он всегда имел в руках своих какую-нибудь работу, а на устах непрерывно сию молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя!» Он никогда ничего не вкушал, кроме общей монастырской пищи на трапезе, и то в небольшом количестве. Если ему, против его желания, как князю, приходилось получать что-либо от близких ему, тогда он все это немедленно раздавал на нужды странников, нищих и на строение церковное, так что на средства его в церковь приобретено было много книг.

Сей блаженный князь, еще во время владения своим княжеством, имел при себе очень искусного врача по имени – Петра, сирийца родом, который пришел с ним и в монастырь. Врач этот, видя добровольную нищету своего господина, оставил его и проживал в Киеве, врачуя там многих. Впрочем, он неоднократно приходил к блаженному и, видя его в великих лишениях и безмерном посте, служащим в кухне и стражем у ворот монастырских, так увещавал оставить сей образ жизни:

– Князь, тебе следует позаботиться о своем здоровье, дабы тебе непомерным трудом и воздержанием не ослабить совсем своей плоти, ибо, если ты изнеможешь, для тебя станет неудобоносимым иго, которое ты Христа ради пожелал взять на себя. Ведь, Бог не ищет поста или подвига выше сил, но только чистого и смиренного сердца. Ты работаешь на иноков, как купленный раб; ведь, к такой нужде ты не привык, да это и недостойно тебя, так как ты князь. Для твоих благородных братьев Владимира и Изяслава твоя нищета есть скорбь и великое уничижение, так как от столь великой славы и почести ты дошел до таких лишений, что умерщвляешь свое тело и из-за недостаточной пищи впадаешь в недуги. Ты прежде питался вкусными плодами, а теперь подверг себя тяжким лишениям, вкушая сырую зелень и сухой хлеб. Но берегись, как бы тебе совершенно не заболеть, и тогда ты, не имея более сил, лишишься жизни, и я не в состоянии буду помочь тебе; итак, ты готовишь своим братьям плач неутешный. Вот и бояре, некогда служившие тебе и благодаря тебе прежде знатные, – и те, потеряв свои надежды, сожалеют о тебе и пребывают в большом унынии. Но они устроили себе большие дома и теперь живут в них, а ты не имеешь, где главы преклонить, и сидишь то при мусорных кучах, то в поварне, то при вратах. Кто из Русских князей поступал так? Уже не блаженный ли отец твой Давид, или приснопамятный твой дед Святослав? Да и из бояр никто не пожелал бы такой бесславной жизни, кроме одного Варлаама4, бывшего здесь игуменом.

Итак, если ты не послушаешь моего  совета, – то преждевременно умрешь.

Подобные слова врач Петр, научаемый братьями святого Николы, часто говорил ему, когда сидел с ним то в поварне, то при воротах.

Блаженный всегда на это отвечал ему:

Брат Петр! Часто думая о спасении души своей, я решил, что не должно щадить плоти, дабы она не вступала в борьбу с духом и не возбуждала в душе моей брани. Утомляемая же подвигом воздержания, она смиряется, но не изнемогает; а если бы и изнемогла, то ведь апостол сказал: «сила моя в немощи совершается» (2Кор.2:5). И еще: «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим.8:12). Бог желает смиренного и чистого сердца, но его не может быть без поста и подвига, потому что пост – матерь целомудрия и чистоты. И еще сказано: «Он смирил сердце их работами» (Пс.106:12). Я благодарю Бога за то, что Он освободил меня от мирских забот и соделал меня рабом для Своих рабов, – сих блаженных черноризцев; ведь я, будучи князем, под видом работы для них, работаю для Царя царей. Братья же мои пусть заботятся о себе самих: «каждый понесет свое бремя» (Гал.6:6). Довольно с них моего наследия, которое я для того оставил вместе с земным княжением, чтобы получить наследие в царствии небесном: «для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Филип.3:8). К чему же ты угрожаешь мне смертью, укоряешь в моей нищете и в воздержании от излишних яств? Ведь, и ты, когда лечишь телесную болезнь, не повелеваешь ли больному быть воздержным, а некоторых яств и совсем избегать? А мне таким же способом нужно врачевать недуги душевные. Если я и умру телесно, то ведь мне «смерть» Христа ради «приобретение» (Филип.1:21). Если же я сижу при мусорных кучах, – то почему ты меня считаешь хуже бояр? ведь, мне надлежит царствовать с Иовом, о котором сказано, что он был знаменитее всех сынов востока (Иов.1:3).

Если сего не делал раньше меня ни один из Русских князей, то я, последуя Царю Небесному, положу начало; может быть, с сего времени кто-нибудь и станет подражать мне, последуя моему примеру. Наконец, вместе с научающими тебя советую заботиться более о себе самом!

Многократно происходило также и следующее. Когда сей блаженный князь, утомившись в подвиге послушания, впадал в болезнь, тогда врач Петр, узнав об этом, немедленно приготовлял ему лекарства, нужные при той или другой болезни. Но князь всегда до прибытия врача с лекарством, Божиею помощью, делался здоровым и никогда не дозволял лечить себя.

Однажды пришлось и самому врачу тому заболеть. Блаженный послал к нему сказать:

Если ты не станешь пить лекарства, то скоро выздоровеешь, а если меня не послушаешь, то долго будешь страдать.

Но врач не послушался и выпил свое лекарство и, желая излечиться от болезни, едва не лишился жизни, хотя потом и был исцелен по молитве святого. Когда тот же врач вскоре снова заболел, блаженный велел передать ему то же самое:

– Если не будешь лечиться, – выздоровеешь на третий день.

Будучи наказан за первое ослушание, на этот раз врач послушался блаженного и, по слову его, на третий день выздоровел. Блаженный Никола в то же время оканчивал свое послушание монастырского привратника; позвав выздоровевшего врача, он сказал ему:

– Петр! тебе подобает постричься в иноческий образ и, вместо меня, потрудиться в сем монастыре для Господа и Его Пречистой Матери, потому что я по истечении трех месяцев отойду от сего мира.

Врач Петр, услышав сие, пал ему в ноги и возопил, обливаясь слезами:

– Увы мне, господин мой, благодетель мой, драгоценная жизнь моя! Кто примет меня, когда я приду сюда? Кто накормит сирых и убогих, кто заступится за обижаемых, кто окажет милость многим, требующим помощи? Не говорил ли я тебе, князь, что ты скоро доставишь неутешный плач своим братьям? не говорил ли тебе: князь, побереги свою жизнь, ибо ты для многих можешь быть полезен, и в жизни твоей – жизнь многих людей. Не ты ли меня исцелил силою Божиею и своею молитвою? Куда же ты, добрый пастырь, уходишь? Если ты сам, исцелитель мой, захворал, то расскажи мне, твоему рабу, о своей болезни, и если я не вылечу тебя, то пускай за твою жизнь и за твою душу будет моя жизнь и моя душа. Не отходи от меня в молчании, господин мой, но скажи мне, откуда пришла тебе такая весть? Если от людей, то я отдам за тебя мою жизнь, а если Господь возвещает тебе сие, то моли Его, чтобы мне умереть вместо тебя. Если ты меня оставишь, то где мне сесть и плакать о своей потере, у сей ли мусорной кучи, где ты так часто сиживал, – но и сюда меня не пустят. И буду ли я иметь возможность получить что-нибудь в наследство из твоего имения, когда ты сам наг? Разве вот сии заплатанные рубища, которые на тебе? Но и в тех ты, отходя от мира, будешь положен. Даруй, по крайней мере, мне – подобно тому, как древле Илия Елисею милость – твою молитву, дабы мне разделить ею глубину сердечную и воды моей жизни5 и пройти до места дальнего крова, в дом Божий, куда желаешь ты теперь отойти. И зверь, ведь, по заходе солнца понимает, что ему надобно пойти и лечь в свое логовище, но я не знаю, куда пойду по отшествии твоем. И птица «И птичка находит себе жилье, и ласточка гнездо себе, где положить птенцов своих» (Пс.83:4), ты же шесть лет проживаешь в монастыре и не нашел себе места: где же ты меня оставишь?

Подняв плачущего врача, блаженный сказал ему: – Петр! Не сетуй: «Лучше уповать на Господа, нежели надеяться на князей» (Пс.117:9). Господь знает, как сохранить Свою тварь, которую Сам создал. Он позаботится накормить алчущих, заступится за бедных и спасет находящихся в напастях, и для тебя будет прибежищем. Братья же мои по плоти пусть не обо мне, но о себе и о своих делах, в плачевной юдоли мира сего, плачут, дабы получить утешение и блаженство в будущем. Я не нуждаюсь, ради временной жизни, во врачевании, потому что я уже давно умер для всего временного: «Мертвые не оживут» (Ис.26:14) (говоря по естеству), как говорит Исаия.

Сказав сие, блаженный Никола Святоша вместе с врачом отправился к пещере и приготовил себе там место для могилы. При этом он сказал врачу:

– Кто из нас больше любит сие место?

Петр с плачем отвечал:

– Я знаю,  что если ты пожелаешь, то   умолишь  Господа, чтобы еще пожить тебе, а меня положи здесь.

Блаженный сказал ему:

– Пусть будет так, как ты желаешь, если так угодно Господу. Итак, помолимся Ему оба,  но только в иноческом чине.

Тогда, по совету блаженного, врач постригся в иноческий чин и пробыл в течение трех месяцев на молитве, беспрестанно, день и ночь, проливая слезы.

Однажды блаженный Никола сказал ему:

– Брат Петр, желаешь ли, чтобы я взял тебя с собою? Он, как и прежде, с плачем на это ответил ему:

– Я желаю, чтобы ты позволил мне умереть за тебя, а ты оставайся здесь и молись за меня.

Блаженный сказал ему:

– Брат, дерзай и будь готов, потому что, по желанию твоему, в третий день отойдешь из сей жизни.

Когда наступило предуказанное время, Петр, причастившись святых и животворящих Христовых Таин, возлег на одр и предал дух свой в руце Господу. По смерти врача, блаженный князь Никола Святоша подвизался еще [b]тридцать лет, не выходя из монастыря и, достигнув, согласно прозвищу, совершенства в святой жизни, преставился в вечную жизнь к Святейшему всех святых Царю смирения – Иисусу6. В день кончины сего святого князя едва ли не весь город Киев собрался, воздавая ему последнее целование и испрашивая с обильными слезами молитв его.[/b]

Особенно плакали братья блаженного, Изяслав и Владимир. Изяслав обратился к игумену монастыря с просьбою, чтобы он отдал ему на благословение и утешение крест умершего, подушку и скамью, на которой он совершал коленопреклонение. игумен, отдавая их ему, сказал:

По вере твоей, да получишь от сих вещей помощь в том, чего ты желаешь.

Изяслав, приняв сии предметы с великим благоговением прислал в монастырь много золота, чтобы недаром получить эти вещи брата.

Сей самый Изяслав однажды жестоко расхворался и даже не надеялся встать с одра. В это время при нем находились жена, дети и все бояре. Так прошло некоторое время; потом больной, несколько оправившись, поднялся и попросил выпить воды из Печерского колодца. Но скоро он опять лишился языка и после сего не мог уже ничего проговорить. Послали в Печерский монастырь и взяли там в сосуде воды, которою пред тем обмыли гроб преподобного Феодосия. Игумен передал и власяницу преподобного Николы Святоши, чтобы в нее одели тело его. И еще не вернулся посланный с водой и власяницей, как князь Изяслав проговорил:

–  Скорее идите на встречу преподобным отцам Феодосию и Николе за город.

Когда с власяницею и водою вошел посланный, князь снова воскликнул:

– Никола, Никола Святоша!

Ему дали выпить той воды, одели во власяницу и он скоро стал здоров, и все прославляли Бога и Его угодников.

С тех пор Изяслав всегда надевал на себя сию власяницу, когда заболевал, и немедленно становился здоровым. Кроме того, он всегда имел на себе эту власяницу, когда шел на войну, и таким образом оставался невредимым. Один раз согрешив, он не решился надеть ее на себя и в тот раз был убит на войне; однако он еще заранее приказал похоронить себя в ней.

Так и мы, надеясь на молитвы сего преподобного князя, о спасении которого мы имеем очевидное известие, да сподобимся силою его молитв получить исцеление от всяких болезней и язв, как временных, так и вечных, – по благодати Царя смирения, а вместе и Царя славы Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Емуже слава с Богом Отцом и святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Святослав Святоша (названный так за свое благочестие) при крещении был назван Панкратием, а в иночестве Николаем. Он был сыном Черниговского князя Давида Святославича и внуком Киевского и Черниговского князя Святослава Ярославича,  основавшего святую, Богом созданную, Печерскую церковь.
2 Память его 19 ноября. Он был сыном Индийского царя Авенира; память его тогда же.
3 Это было в 1107 году.
4 Варлаам был первым игуменом Киево-Печерского монастыря; он   был сыном первого Киевского боярина Иоанна; память его 19 ноября
5 Т. е. рассеять тоску сердечную и печаль в жизни. Выражение   взято для   соответствия с известною историей из жизни пророка Елисея.
6 Это было 14 октября   1143 года. Мощи преп. Николы  Святоши нетленно  почивают в пещере преподобного Антония.

+1

80

................................продолжение от 27 октября

новомученики:
Свщмч. Михаила Лекторского пресвитера (1921).
Память 14 октября и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Родился 9 ноября 1872 года, в семье кубанского священника.

Поступил и успешно закончил курс Ставропольской духовной семинарии со званием студента в 1892 году. Был рукоположен Преосвященным Евгением и определен но дьяконо-учительское место в станицу Динскую, где состоял учителем одноклассной церковно-приходской школы.

В августе 1893 года был рукоположен во иереи и определен в село Благодатное, где состоял заведующим и законоучителем одноклассной церковноприходской школы до февраля 1896 года. Позже, согласно прошению переведен в станину Воронежскую, где состоял заведующим и законоучителем двухклассного мужского и одноклассного женского министерских училищ. С 13 мая 1906 года перемещен согласно прошению к Андреевской церкви станицы Новотиторовской. Состоял настоятелем местной приходской церкви и был духовником окружного духовенства второго округа с 5 апреля 1913 года.

Отец Михаил был прекрасным семьянином. Его жена Екатерина Владимировна (1872 года рождения), родила ему 4-х детей: Александра (1895 г), Надежду (1898г), Ольгу (1905 г), Владимира (1910 г).

Протоиерей Михаил Лекторский за пастырское усердие был отмечен следующими наградами: набедренником в 1900 году, скуфьей в 1905 году. Отец Михаил также имел архипастырское благословение с выдачей грамоты по представлению училищного Совета за труды я заботы по открытию библиотеки-читальни при церковноприходской школе на изысканные и местные средства 1908 года. В 1910 году 6 мая он получает в награду камилавку.

Отец Михаил принимал участие в первой всеобщей переписи населения Российской империи в качестве заведующего переписным участком, за что был удостоен Его Императорского Величества благодарности, в чем имел уведомление Министра внутренних дел от 1 августа 1897 года № 6644 и бронзовую медаль со свидетельством от 29 августа 1897 года.

В ночь с 25 на 26 сентября 1921 года в станице Новотиторовской первой кавбригадой Чонгарской кавдивизии Буденного, протоиерей Михаил Лекторский был арестован по обвинению в контрреволюционной агитации, и привезен со многими арестованными казаками в станицу Брюховецкую во особый отдел 9-ой большевистской армии. Здесь полтора месяца заключенные жили в нечеловеческих условиях, спали на соломе и были изъедены блохами и вшами, так что случайно увидевший о. Михаила, которому было 49 лет, нашли его крайне исхудавшим, еле ходившим стариком. Приговор тройки особого отдела кавдивизии Буденного был коротким - расстрел.

Когда группу заложников из 40 человек раздели до исподнего, казаки стали просить - «Батюшка поисповедуй нас». Батюшка исповедал и отпустил их грехи, сказав: «А кровью Вы приобщитесь своею, и теперь простите меня, в чем я повинен». Когда же он стал служить молебен, их стали бить прикладами, особенно сильно били о. Михаила. Затем связали им руки, бросили в телеги и повезли за станицу в глиняный карьер. Лежавший с о. Михаилом казак Мамонтов сумел развязать себе руки и развязал их о. Михаилу. «А теперь давай бежать» - шепнул казак. Но батюшка ответил: «Благословляю тебя бежать, а я уже не в силах». Казак бежал. Когда большевики среди приговоренных к расстрелу нашли развязанными руки только у священника, подвергли его страшным истязаниям. Его пытали, кололи глаза, нос и губы и изнемогающего спросили: " Скажи, патлатый поп, что нет Бога". На что слабеющий о.Михаил произнес: "Бог был, есть и будет".

27 октября 1921 года в 10 часов вечера всех заложников расстреляли, и среди горы трупов выделялось своим изуродованным видом тело о. Михаила. Были люди которые это все видели.

Причислен к лику святых новомучеников на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 г..(Православная Кубань http://orthodoxkuban.com.ru/2006/10/18/ … skijj.html )

Свщмч. Петра Лебедева пресвитера (1937).
Протоиерей  Петр   Лебедев  родился в 1889 году в городе Галиче в семье учителя Галичского духовного училища. Воспитывался будущий священномученик в строго христианском духе - в простоте, покорности, воздержании и смирении.

В 1909 году он окончил Костромскую семинарию, в 1910 году был рукоположен в сан диакона, а в 1911 году - в сан священника. В этом же году он был назначен вторым священником храма пророка Илии в селе Родники.

Приехав в Родники, молодой пастырь вместе с семьёй поселился в церковной сторожке. Он удивлял прихожан бескорыстием, аскетизмом и человечностью. Родниковцы не раз говорили ему: " Отец  Петр  , не подобает людям Вашего сана жить в такой бедности", а он отвечал: "Люди моего сана не должны отличаться богатством от обычных рабов Божиих". Он не брал с прихожан денег за требы, а те в ответ, сговорившись, бесплатно выстроили для священника новый дом.

После революции 1917 года о.  Петр  выступил как противник богоборческой власти, и с 1918 года и до самой его кончины за ним шла слежка.

В 1921 году о.  Петра  возводят в сан протоиерея и назначают настоятелем Ильинского храма в Родниках. Трудами нового настоятеля была создана приходская библиотека, он собирал детей для занятий по "Закону Божию", на его проповеди в церковь собирались жители не только Родников, но и жители окрестных сёл и деревень.

В 1932 году протоирея  Петра  арестовывают, а его жену и пятерых детей выгоняют из дома. Два с половиной года родниковский настоятель работал в совхозе под городом Иваново, постоянно подвергаясь насмешкам, издевательствам и оскорблениям. Выйдя из заключения, о.  Петр  ещё более ревностно взялся за пастырский труд. В 1937 году в ночь с 7 на 8 октября, протоиерей  Петр  и служащие с ним вторым священником о. Николай Розонов были арестованы и отправлены в тюрьму в город Иваново. Там им было предложено отречься от сана и тем самым предать Спасителя. Священники решительно отказались, причём до нас дошли слова о.  Петра  : «Кто служит Богу Единому, Живому и Истинному, тот никогда не согласится предать свою паству и жить со злодеями».

За эти слова он был жестоко избит и беспомощный брошен в камеру. В заключении о.  Петр  сумел сохранить душевный мир. Предчувствуя близкую кончину, он передал последние указания своей семье.

Утром 27 октября оба священника были расстреляны во дворе Ивановской тюрьмы. Место захоронения о.  Петра  неизвестно.

Родниковский православный народ свято чтит память протоиерея  Петра   Лебедева  , к нему обращаются с молитвой как к заступнику и ходатаю перед Богом.

Прпмч. игумена Максимилиана (Марченко) (1938).
http://i015.radikal.ru/0910/2b/3a6cdca0faf2.jpg
Преподобномученик игумен Максимилиан (Марченко) был выходцем из казаков, его отец был священником. Будущий преподобномученик принял постриг в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. В 1914 году иеромонах Максимилиан был командирован в действующую армию. По отзывам протопресвитера Георгия Шавельского, отец Максимилиан был простой, неученый, но добрый, сердечный, услужливый и при том со всеми ласковый и словоохотливый, он скоро стал общим любимцем: и больных и врачебного персонала военного лазарета, где нес свое служение. В 1915 году он вернулся в Лавру, которую после революции превратили в музей. Иеромонах Максимилиан стал работать в нем сторожем. Одновременно он был назначен на должность уставщика Троицкого собора, а позднее был возведен в сан игумена. Арестовали отца Максимилиана в 1928 году как "бывшего монаха, не сочувствующего социалистическому строительству". В начале заключения он находился в Бутырской тюрьме, а оттуда был отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения. После отбытия 3-х летнего срока игумен Максимилиан стал служить в Кукуевской церкви города Загорска. Здесь он был арестован в 1935 году. Арестовано было сразу несколько священнослужителей по обвинению в создании "контрреволюционной монархической группировки духовенства и церковников". В предъявленном обвинении говорилось, что отец Максимилиан "во время империалистической войны служил попом в ставке бывшего царя Николая II-го", арестованных обвинили в том, что они "...распространяли ложные слухи о якобы проводимом гонении на верующих в СССР, призывали верующих объединиться и встать на защиту православной церкви…". Отца Максимилиана приговорили к 3 годам ссылки в Казахстан. В ссылке он был арестован в 1937 году и приговорен к 10 годам лагерей. Почти сразу по прибытии в исправительно-трудовой лагерь в поселке Чемолган в Алма-Атинской области преподобномученик Максимилиан (Марченко) скончался. http://www.grad-petrov.ru/calendar.phtm … amp;id=352

Тропарь глас 4
Мученицы Твои, Господи,/ во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего:/ имуще бо крепость Твою,/ мучителей низложиша,/ сокрушиша и демонов немощныя дерзости.// Тех молитвами спаси души наша.

Кондак 2
Светильницы светлии явльшеся,/ Божественнии мученицы,/ тварь светом чудес озаряете,/ недугов разрешающе глубокую нощь всегда/ и Христу Единому Богу молящеся// непрестанно о всех нас.

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Яхромской иконы Божией Матери (XV).
http://i072.radikal.ru/0910/a7/a10b26b62016.jpg
Елеу́са (греч. Ελεούσα — милующая от έλεος — сострадание, сочувствие), Элеуса, Умиление — один из основных типов изображения Божией Матери в русской иконописи. Богородица изображена с Младенцем Христом, сидящим на Её руке и прижимающимся щекой к Её щеке. На иконах Богородицы Елеусы между Марией (символом и идеалом рода человеческого) и Богом-Сыном нет расстояния, их любовь безгранична. Икона прообразует крестную жертву Христа Спасителя как высшее выражение любви Бога к людям.

В греческом искусстве данный иконографический тип именовался чаще Гликофилуса (греч. Γλυκυφιλουσα — сладко любящая), что иногда переводят как Сладколобзающая или Сладкое лобзанье.

Можно перечислить следующие чтимые иконы Богородицы, относимые к типу Елеуса: Владимирская, Донская, Феодоровская, Ярославская, Почаевская, Жировицкая, Гребневская, Ахренская, Взыскание погибших, Дегтярёвская икона и др.

К сокращённому, оплечному варианту Елеусы (в большинстве случаев изображение Богородицы поясное) относится Корсунская икона. В византийской стенной росписи также можно встретить ростовые изображения Богородицы, близкие типу Елеусы.

Разновидностью икон Богородицы Елеусы считают иконографический тип «Взыграние Младенца», особенностью которой является касание ручкой Младенца лика Богородицы. К данному типу относятся такие иконы, как: Киккская (Киккотисса) или Яхромская.

Эта икона явилась в 1482 году 14 октября (ст. ст.) благочестивому отроку Косьме, сопутствовавшему одному больному. Однажды остановились они на пути при потоке реки Яхромы, и больной, утомлённый дорогой, погрузился в крепкий сон. Внезапно Косьма увидел необычайный свет и услышал голос: "Внемли и разумей глаголы жизни, яви житие благоугодное и пожелай радости праведных, да насладишься вечных благ". Косьма увидел, что лучи света исходили от иконы Успения Богородицы, явившейся ему на дереве. Отрок благоговейно взял святую икону и поднёс болящему, который немедленно получил исцеление. Следуя небесному внушению, Косьма тайно удалился от исцелённого, которому уже был не нужен, и пришёл в Киев, в Печерскую обитель, где находился подлинник обретённой им иконы. Здесь Косьма принял монашеское пострижение и после многих лет, проведённых в иноческих подвигах, по тайному внушению Божию удалился из Киева, взяв с собою икону, на то место, где она явилась ему. Здесь построил он церковь во имя Успения и, поставив в ней Яхромскую икону, сам поселился при церкви, при которой образовалась обитель Костмина.

Перед Яхромской иконой Божией Матери молятся при различных тяжелых обстоятельствах и болезнях.

Пресвятая Владычице моя, Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от мене, смиреннаго и окаяннаго раба Твоего, уныние, забвение, неразумие, нерадение, и вся скверная, лукавая и хульная помышления от окаяннаго моего сердца и от помраченнаго ума моего; и погаси пламень страстей моих, яко нищ есмь и окаянен. И избави мя от многих и лютых воспоминаний и предприятий, от всех действ злых свободи мя. Яко благословенна еси от всех родов, и славится пречестное имя Твое во веки веков. Аминь.http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

***********************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Кол. 1, 13-23; Лк. 8, 22-25). Садясь в лодку, чтоб переплыть на другую сторону озера, думали ли апостолы, что встретят бурю и подвергнут жизнь свою опасности? Между тем, вдруг поднялась буря и они не чаяли уже остаться живыми. Таков путь жизни нашей! Не знаешь, как и откуда налетит беда, могущая уничтожить нас. То воздух, то вода, то огонь, то зверь, то человек, то птица, то дом, словом, всеокружающее вдруг может превратиться в орудие смерти нашей. Отсюда закон: живи так, чтоб каждую минуту быть готовым встретиться со смертью и небоязненно вступить в ее область. Сию минуту жив ты, а кто знает, будешь ли жив в следующую? По этой мысли и держи себя. Делать все делай, что следует по порядкам жизни твоей, но никак не забывай, что можешь тотчас переселиться в страну, откуда нет возврата. Непамятование о сем не отдалит определенного часа, и намеренное изгнание из мысли этого решительного переворота не умалит вечного значения того, что будет с нами после него. Предав жизнь свою и все в руки Божии, час за часом проводи с мыслью, что каждый из них час последний. В жизни от этого умалится число пустых утех, а в смерти неисчетно будет вознаграждено это лишение радостью, которой ничего нет равного в радостях жизни.
************************************************************************************************************************************
Смири свою волю
"Терпением вашим спасайте души ваши"
(Лк. 21, 19)

Терпение, заставляя нас вполне отказаться от себя, требует большой силы воли. Чем менее наружного блеска в этом тайном подвиге терпения, чем меньше оно замечено и оценено людьми, тем больше нам надо решимости и усердия, чтобы его исполнить. И тогда-то этот подвиг, эта жертва будет принята и вознаграждена Отцем нашим Небесным.
Вся жизнь состоит из отречения от своей воли, чтобы шаг за шагом следовать воле нашего Учителя. Цель жизни не всегда в совершении подвига. Она подчас состоит в полном бездействии, когда Господь избирает этот путь для нашего очищения. Трудно покориться такому уделу, когда душа наша горит желанием действовать, но надо уметь нести безропотно и это испытание, сознавая, что Господь призывает нас этим путем. "То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет" (1 Кор. 15, 36). И нам, чтобы жить, надо умереть для себя, надо в постоянном послушании этому закону умирать ежедневно, отдавая все, смиряя нашу волю пред волею Всевышнего.

АПОСТОЛЬСКОЕ И  ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … =14#p14698
Слава Богу за все!

0

81

Во славу Божию и на пользу ближнего !
28 Октября  -Память:

Иконы Божией Матери "Спорительница хлебов" (XIX).
http://i056.radikal.ru/0910/fb/6cf8ff7833b1.jpg


Икона Божией Матери, именуемая "Спорительница хлебов", написана по благословению старца Введенской Оптиной пустыни иеросхимонаха Амвросия (23.XI. 1812 - 10.X.1891). Отец Амвросий, великий русский подвижник XIX века, пламенел детской верой к Божией Матери. Он особенно чтил все Богородичные праздники и в эти дни усугублял молитву. Иконой "Спорительница хлебов" отец Амвросий благословил основанную им недалеко от Оптиной пустыни Шамординскую женскую обитель в честь Казанской иконы Божией Матери.В 1890 году настоятельница Болховского женского монастыря игумения Илария прислала старцу Амвросию Оптинскому икону Богоматери нового написания: Владычица мира изображена сидящей на облаках с под нятыми в благословляющем движении руками. Внизу - сжатое поле, а на нем среди цветов и травы снопы ржи. Поле со снопами было написано по совету старца Амвросия.
Старец дал новой иконе знаменательное имя -"Спорительница хлебов" и в последний год своей жизни раздавал и рассылал снимки с этой иконы многим своим почитателям из мирян. Незадолго до своей кончины Оптинский старец для пения акафиста пред этой иконой составил особый припев к общему Богородичному акафисту: "Радуйся, Благодатная, Гоподь с Тобою! Подаждь и нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое!" Великие милости дарует Царица Небесная по молитвам пред иконой Своей "Спорительница хлебов", питая нуждающихся, предотвращая засуху, гибель хлебов.
На этой иконе Божия Матерь изображена сидящей на облаках. Ее руки распростерты на благословение. Внизу - сжатое поле, а на нем среди трав и цветов стоят и лежат снопы ржи. Старец Амвросий сам указал день празднества - 15 октября и назвал образ "Спорительница хлебов", указывая этим, что Пресвятая Богородица - "Помощница людям в их трудах по снисканию хлеба насущного". День погребения старца Амвросия в Шамординской обители пришелся как раз на 15 октября - день празднества иконы. Первое чудо от святой иконы засвидетельствовано в 1891 году, когда во всей России был голод из-за неурожая, а в Калужской области и на полях Шамординской обители хлеб родился. В 1892 году, уже после кончины старца Амвросия, его послушник Иван Федорович Черепанов послал список с иконы в Пятницкую женскую обитель Воронежской области. В той местности была засуха и угрожал голод, но вскоре после того, как перед иконой "Спорительница хлебов" был отслужен молебен, пошел дождь и засуха прекратилась.Святая икона «Спорительница хлебов» и ее списки почитаются и доныне. Молитва Божией Матери перед иконой Ее «Спорительница хлебов» помогает в бедности, житейских нуждах и снискании насущного хлеба.

*«Радуйся, Благодатная!»

Особенное благоговение имел старец Амвросий к Божией Матери как к единой всемощной Заступнице рода христианского перед Ее Сыном. В 1890 г. прислана была ему настоятельницей Болховского женского монастыря игуменьей Иларией особенная икона Божией Матери. Царица Небесная представлена сидящей на облаках. Руки Ее простерты на благословение. А внизу, среди травы и цветов, стоят и лежат ржаные снопы, написанные по желанию старца Амвросия, который и дал этой иконе наименование «Спорительницы хлебов». Горячие молитвы возносил старец перед этой иконой; учил и понуждал молиться перед нею и собранных им в общине духовных чад своих.

В последний же год своей жизни он делал снимки с этой иконы и раздавал и рассылал многим и из посторонних своих почитателей. А незадолго до последней своей болезни в честь этой иконы он составил особый припев к обычному Богородичному акафисту: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Подаждь и нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое». Припев этот сестры Шамординской обители пели по благословению старца, когда в келии его читался акафист Божией Матери. Празднование этой иконе старец заповедал своим чадам духовным 15 октября.
В 2000 г. в Оптиной пустыни был освящен храм в честь иконы «Спорительница хлебов». Это первый в России храм, посвященный этой иконе Божией Матери.

Тропарь Иконе Божией Матери «Спорительница хлебов»
Пречистая Дево Марие, Мати Царя небеси и земли, /
благоутробно призираеши на любящих Сына Твоего, Христа Бога нашего, /
и труждающихся во имя Его вечнаго ради спасения, /
и подаеши им вся обильно к наслаждению. /
Спорительнице сущи хлебов им, /
избавляя их всякия нужды и утеснения, /
и устрояя им, рабом Твоим сущим, избавление вечныя муки и жизнь вечную.

Радуйся, Благодатная, Гоподь с Тобою! Подаждь и нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Прп. Евфимия Нового, Солунского (889)
Преподобный Евфимий, в мире Никита, родился в 824 г. в селении Опсо, близ города Анкиры, что в Галатии1. Родители Никиты, Епифаний и Анна, были людьми богатыми и вместе с тем очень благочестивыми, так что служили живым примером не только для сограждан, но и для всех жителей окрестных стран. Они были сострадательны, кротки, страннолюбивы и милостивы к бедным и вообще отличались всеми христианскими добродетелями. Происходя от таких благочестивых родителей, Никита от самого рождения исполнился благодати Святого Духа и посему еще в самых юных летах был кроток, честен, послушен и покорен родителям; он удалялся также от обычных игр и любил часто посещать церковное богослужение. Когда Никите шел только еще седьмой год от рождения, отец его умер. На попечении матери, кроме Никиты, остались еще две дочери — Мария и Епифания. В скором времени Никита, с самого детства обнаруживавший разум не по летам, стал ревностным помощником матери во всех заботах ее по дому и о семействе. Подчиняясь постановлениям о военной службе, мать Никиты должна была вписать его в воинские списки. Однако Никита, служа и воином, был для матери опорою во всех отношениях: сыном, помощником и защитником во всех ее семейных и домашних заботах. Престарелая мать Никиты, желая облегчить обязанности, лежавшие на ней по дому, поспешила выбрать ему достойную невесту. По смотрению Божию, скоро нашла она разумную и скромную девицу, по имени Евфросинию, происходившую от богатых и славных родителей; с нею-то и сочетался браком Никита. Через несколько времени Бог благословил брачный союз их рождением дочери, названной во святом крещении Анастасиею. После сего Никита, считая родившееся дитя достаточным утешением и для матери своей и для жены, решился оставить семью и посвятить себя всецело служению Богу на иноческом пути. Оправданием покинуть семью для него являлось и то, что замужняя сестра его, Мария, жила в собственном их отеческом доме и таким образом должна была остаться помощницей матери.
     14 сентября — праздник Воздвижения — было последним днем, проведенным Никитою в кругу родной семьи. На другой день, — в день памяти тезоименного ему святого мученика Никиты, он оставил свою семью навсегда, сказав, будто идет посмотреть пасшегося в долине своего коня. И долго осиротевшая семья не знала действительной причины оставления Никитою отеческого дома.
     Между тем Никита, обойдя многие места и посетив многих подвижников, достиг, наконец, неприступных высот Олимпа2, где в то время был славен своими подвигами преподобный Иоанникий Великий3.
     Однажды к сему великому подвижнику собралась большая толпа, жаждущая слышать от него слово назидания. Среди сей толпы, затерявшись в ней, стоял и юный Никита. Прозрел Богоносный отец Иоанникий горячее желание Никиты иноческой жизни, его будущую славу и преуспеяние в добродетели и пожелал явить перед всеми скрывавшуюся в нем до того времени добродетель.
     — Кто это такой, что в образе мирском так смело обходится с другими? — притворно спросил Иоанникий собравшихся к нему иноков.
     — Не знаем, — ответили ему они.
     — Этот юноша — дурной человек: он — человекоубийца, — воскликнул с притворным гневом Иоанникий, — возьмите его и свяжите.
     С удивлением смотрели иноки на юношу и наперерыв спрашивали: подлинно ли он убийца? А юноша, еще прежде иночества стяжавший послушание и смирение, во всеуслышание объявлял себя действительным убийцею, достойным тяжкого наказания и готов был с охотою принять возлагаемые на него узы.
     — Оставьте, — остановил иноков старец, — я обвинил его перед вами, как убийцу, только для испытания. Если и в юности, и в мире, еще не испытав нашего жития, он ради послушания признал себя виновным в таком преступлении, то каковых добродетелей он ни совершит, когда сделается иноком!
     Выслушав сие, смиренный Никита ушел от святого Иоанникия. Он понял, что если он останется вблизи Иоанникия, среди его иноков, то не избежит той славы, которую он так ненавидел еще в детстве своем и, спасаясь от которой, бежал из родного своего селения. Другой старец Иоанн, живший далеко от Иоанникия, с радостию принял пришедшего к нему Никиту и, преподав ему уроки о подвигах иноческого жития, вскоре же облек его в ангельский образ, назвав его при пострижении Евфеимием.
     Пробыв у Иоанна довольно продолжительное время и научившись от него скитскому безмолвию и подвижничеству, Евфимий, по приказанию своего учителя, ушел в киновию4 Писсадинон, чтобы в ней научиться от старцев подвигам киновийного иночества. Игумен той обители, Николай, с великим благоразумием управлявший своей киновией, приняв нового ученика, назначил ему сперва самые низкие послушания. Евфимий не возроптал на сие, хотя сии послушания и были сопряжены с великими трудами: он счел их за истинное врачевство для своего юного тела. Помыслы об оставленных им: супруге, родственниках и богатстве, — уже не раз волновали его душу, но, неся сии послушания, Евфимий мог утешать себя словами Спасителя: «Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф 19,29; 10,37). Когда же Евфимию случалось принимать оскорбления и поругания, — что неразлучно было с прохождением низких послушаний, — то он безропотно и с радостию сносил их. Через такое послушание, смирение и труд, Евфимий достиг, наконец, того, что в нем умолкли все злые страсти.
     Укрепившись в добродетелях киновийной жизни, Евфимий решил отправиться в пустыню, чтобы там в безмолвии достигнуть еще большей близости к Богу. Оставался еще не пройденным путь строгого безмолвия. Далеко в сие время разносилась слава об Афонских подвижниках, и к ним то решил теперь отправиться Евфимий. Свое намерение он открыл одному из великих подвижников Олимпа, старцу Феодору. Благословил святой старец ревностного инока на новый путь и, зная, что старца Иоанна, от которого Евфимий восприял свое первое пострижение, уже нет в живых, облек его в великий ангельский образ5. Спустя восемь дней после сего Евфимий был уже готов в путь, чтобы оставить Олимп после пятнадцатилетнего пребывания на нем. Нашелся ему и спутник — инок Феостирикт, так же, как и он, жаждавший высших подвигов иночества.
     Путь с Олимпа на Афон проходил мимо Никомидии. Прибыв в Никомидию, Евфимий был утешен радостным известием, что живы все присные его, некогда оставленные им в отчем доме. Желая облегчить их скорбь о разлуке с ним, он послал им святой крест и наказал посланному передать им, что уже нет более у них родственника Никиты, а есть инок Евфимий, который советует и им последовать его примеру. Плакали сначала родственницы, получив от него такое известие, но так как велика была любовь их к нему, то они впоследствии, укрепленные помощию свыше, решились и сами последовать примеру Евфимия. Кроме дочери преподобного, которая в сие время вышла замуж, все они сделались инокинями.
     Прибыв на Афон, Евфимий ревностно стал исполнять устав тамошней монастырской жизни. Так как Феостирикт, не перенося тяготы и злострадания строгой безмолвной жизни, возвратился на Олимп, то святой Евфимий на подвижническом своем поприще соединился с неким, еще до него подвизавшимся на Афоне, иноком Иосифом. Но вскоре младший оказался учителем старшего: «Брат! Так как мы, будучи в чести, по словам Давида6, преступлением заповедей уподобились несмысленным скотам и лишились своего благородства, то сочтем самих себя за скотов и в течение сорока дней будем питаться одною травою, поникши к земле как животные. Может быть, очистившись через сие, мы опять получим свою по образу Божию и по подобию красоту».
     Вот, что услышал от Евфимия Иосиф.
     Иосиф согласился с этим предложением, и оба они провели сорок дней, терпя жажду, холод, голод и жар. Едва была пройдена сия новая ступень Лествицы христианских добродетелей, как святой Евфимий снова предложил своему сподвижнику следующее: «Оставим теперь, добрый Иосиф, злострадание жития беспокровного — заключимся в какой-нибудь пещере и будем оставаться в ней неведомыми от всех других, находящихся здесь иноков; положим самим себе в закон, — как бы он нисшел к нам от Бога, — чтобы ни тот ни другой из нас не выходил из пещеры, прежде окончания трех лет. Если же кто из нас в течение сих трех лет умрет, то будет воистину блажен, как человек до конца жизни сохранивший размышление о смерти, и гробом для него да будет сия самая пещера. А когда, по изволению Божию, оба мы пребудем живы, умрут, по крайней мере, насколько сие возможно, наши страсти и плотские пожелания, и мы изменимся к лучшему».
     Иосиф принял и сие предложение. Подвижники нашли для себя пещеру, заключились в ней, и едва-едва поддерживали свое существование скудною растительною пищею, состоявшею из росших близ пещеры желудей и каштанов. Вся жизнь их была исполнена величайших подвигов, каковы были: всенощные стояния, непрерывный пост, постоянные коленопреклонения, спанье на голой земле, провождение времени в пещере без возжжения огня. Строго сохраняя между собою молчание, они если и нарушали его иногда, то разве только беседами о молитве и других душеполезных предметах. Через год у подвижников не было даже и ветхого рубища, которое могло бы защитить их от множества разного рода насекомых, причинявших нестерпимое беспокойство их телу. Это были, в полном смысле слова, мученики без гонений. Однако сподвижнику Евфимия через год оказалось не по силам нести далее добровольно принятый им на себя крест страданий. Ослабев силами, он оставил Евфимия. Это был уже второй инок, которому оказалось не по силам соревновать подвигам Евфимия. Но сам Евфимий после сего лишь усилил свои подвиги. Много искушений ему пришлось перенести здесь со стороны злого духа. По действию его, сначала на Евфимия напала тоска и скорбь по удалившемся брате, потом — боязнь уединения, наконец, его часто стали возмущать горделивые помыслы о высоте пройденного им иноческого пути. Но все сии, а также многие другие искушения были побеждены Евфимием.
     Окончив по обету трехгодичный срок своего пребывания в пещере, Евфимий оставил ее. А за пещерою уже давно его ожидали многие подвижники, слышавшие о нем от Иосифа и желавшие подражать ему. Преподав им наставления, Евфимий отправился опять на Олимп, куда звал его прийти облекший его в великую схиму старец Феодор, чтобы вместе с ним отправиться на Афон. Просьба старца была исполнена, и на Афоне около одра Феодора, так как он от долгого подвижничества был слаб и бессилен, Евфимию суждено было выполнить новый подвиг — подвиг служения, по заповеди Спасителя, больным и немощным. Он сам выстроил для Феодора новую келию и с великим усердием служил ему в ней. Сие продолжалось до тех пор, пока больной старец, нестерпимо страдая от жестоких болезней, не отбыл в Солунь, чтобы обратиться там к врачебной помощи. Там он и обрел себе вечное упокоение.
     Любовь к почившему подвигла Евфимия идти в Солунь для поклонения его гробу. Почти весь Солунский народ, давно уже слышавший о добродетелях Евфимия и узнавший теперь об его прибытии, вышел к нему навстречу, чтобы приветствовать его и получить от него благословение. Но недолго пробыл Евфимий в Солуни. Жизнь в городе отвлекала его от безмолвия. Он вышел из Солуни и подобно Симеону Столпнику7 взошел на столп, находившийся недалеко от города. С этого столпа Евфимий учил всех приходивших к нему. Пробыл он на столпе довольно продолжительное время, наставляя к жизни добродетельной и врачуя от неизлечимых болезней. Но потом он снова пожелал по-прежнему только безмолвствовать на Афоне, так как стечение к нему множества благочестивого народа сильно тяготило смиренного столпника. Расставаясь с Солунью, Евфимий принял, по совету Солунского архиепископа Феодора, рукоположение в диакона, чтобы иметь возможность самому, — посредством «Запасных Даров», — приобщаться в пустыне Пречистых Христовых Тайн8.
     Но на Афоне Евфимий пробыл недолго, ибо не нашел здесь желаемого безмолвия. Новые подвижники густо заселили прежнюю пустыню. Узнав о появлении среди них «освященного» подвижника и почитая его, как первенствующего среди них, они стали часто посещать его. Тогда Евфимий избрал для себя новое убежище — необитаемый остров, называемый «Новых», куда он удалился вместе с двумя другими единомысленными ему иноками: Симеоном и Иоанном Кодовым. По Божию попущению напали на этот остров сарацины. Приплыв на двух кораблях, они пленили иноков и хотели увезти их с собою. Пользуясь попутным ветром, варвары с радостию подняли паруса своих кораблей и пустились в дальнейший путь. Но непродолжительна была их радость. Корабль, на котором находились пленники, вдруг стал среди моря и никак не мог сдвинуться с места, тогда как другой плыл вполне свободно. Один из варваров понял истинную причину остановки корабля и сказал своим товарищам:
     — Неужели мы столь неразумны, что не в силах понять, что это случилось с нами за причиненное насилие рабам Божиим? Если не хотим погрузиться в море, давайте скорее освободим их!
     Товарищи его тотчас согласились: все они пали к ногам святых пленников и просили у них прощения, которое тотчас же и получили. После сего неподвижный дотоле корабль снялся с места сам собою, и вскоре уже был у только что опустошенного острова. Три жителя его вновь получили свободу. И просили они у варваров возвратить им хотя и ничтожные их вещи, но для них, как пустынножителей, крайне необходимые. Жестокие варвары, перед этим только что наказанные перстом Божиим, не вняли их просьбе. И опять им суждено было за сие испытать на себе всю силу карающей десницы Божией. Когда они были уже среди моря, внезапно подул противный ветер и вновь пригнал их корабли к только что покинутому острову. Теперь они уже не могли более отказывать преподобным в их просьбах. Лишь один из варваров, раздосадованный возвращением назад отнятого, схватил Иоанна Колова и беспощадно бил его, пока не был остановлен товарищами. Присутствовавший при сем святой Евфимий только кротко заметил:
     — Арабы! Если бы вы освободили нас без обиды, то мирно бы достигли отечества, а теперь, нанеся обиду брату, вы причинили тем оскорбление Богу и скоро узнаете, как велико сие зло.
     Недолго пришлось ждать варварам исполнения сего проречения. В море их ждало новое несчастие: на них напали римские военные корабли и отвели в плен именно тот самый корабль, на котором находился обидчик преподобных; другой же корабль, сверх всякого ожидания, спасся. Так прославлены были и среди нечестивых варваров три великие мужа, всю жизнь свою прославлявшие Бога.
     Помнили сии мужи заповедь Господа, запрещающую искушать Бога и повелевающую избегать опасных мест (Мф 10,23), и посему, подвергшись раз опасности на своем новом местожительстве, решились оставить его. Но и Афон, куда они опять переселились, теперь уже не представлял из себя безопасного места. Знали варвары о его теперешнем населении и посему делали частые на него нападения. Уже многие из Афонских иноков были пленены ими. По этой причине три новых переселенца на Афон решились разойтись все по другим, более безопасным, местам. Преподобный Иоанн поселился в так называемой Сидирокавсии, преподобный Симеон удалился в Элладу9, а преподобный Евфимий перешел во Врастаму. Здесь суждено ему было опять встретиться с своим прежним сподвижником — преподобным Иосифом. Кроме того, много собралось и иных братьев о Господе, пожелавших поселиться около Евфимия. Евфимий построил им келии, а сам поселился один во рву. Преподобный Евфимий иногда оставлял свой ров и посещал братию, а иногда, ревнуя о безмолвии, восходил на высоты Афона и там, беседуя в молитвах с Богом, до того очистил свой ум и сердце, что сподобился Божественных видений и откровений. И слышал он там однажды голос, говоривший ему:
     — Евфимий! Иди в Солунь: там в горах, к востоку от города, ты найдешь вершину, называемую Перистера, с источником воды и увидишь там храм святого апостола Андрея Первозванного, — прежнее благолепие которого превращено теперь в овчарню, — очисти сие место и устрой на нем монастырь: здесь найдут для себя спасение многие. Я помогу тебе во всем. Тебе не следует оставаться долее в пустыне в борьбе с демонами, ибо они удалились от тебя, давно побежденные твоею добродетелию.
     Исполняя Божественное повеление, преподобный оставил вершины Афона, и, взяв с собой двоих иноков — Игнатия и Ефрема, отправился с ними с Афона в Солунь. На сей раз Солунь встретила его «как сошедшего с небес ангела». Разузнав о месте, называемом Перистера, Евфимий взял проводников и отправился с ними на указанную ему гору, где и нашел действительно овчарню. Открытые ему свыше признаки указывали, что именно здесь нужно искать развалин прежнего храма, но никто из местных жителей ничего не знал об этом храме. Местные христиане давно имели здесь овчарню, совсем и не помышляя о том, что оскорбляют ею местную святыню. Горько плакал преподобный, видя такое попрание святыни. Начатые им раскопки вскоре же обнаружили все основание храма. Тогда местное население, пораженное таким необычайным даром прозорливости пришедшего к ним старца, с охотою взяло на себя расходы по восстановлению забытого храма. Этим оно хотело как бы загладить грех своего прежнего равнодушия к нему. Так воздвигнут был храм святого апостола Андрея, с приделами: с правой стороны — в честь святого Иоанна Предтечи, а с левой — во имя Евфимия Великого. Но, прежде чем были окончены работы по постройке храма, много трудов и горя пришлось вынести самому преподобному. По злоумышлению демонов, то опрокинулись леса, окружавшие здание, то обрушилась только что выведенная левая сторона его. При таких несчастьях нелегко было преподобному убеждать строителей продолжать начатую постройку. Проводя ночи в молитвах, днем он не отлучался от рабочих, подавая им пример своими собственными работами. Наконец, в 863 году, храм был окончен, при нем же, по желанию местного населения, вскоре возник и монастырь, прославившийся впоследствии множеством бывших в нем иноков. Знал преподобный, что многих влечет сюда далеко распространившийся слух о происшедшем здесь чуде, и посему сильно опасался за то, как бы новопостриженные иноки, привлеченные сюда лишь этим слухом и не испытавшие еще сил своих, не оказались неспособными к прохождению многотрудного иноческого жития. Вследствие сего он преподал много поучений этим новоначальным инокам, говорил им об опасностях инокам от диавола, указывал средства для избежания этих опасностей, прославлял святость труда, осуждал пороки и призывал к добродетелям.
     — Братие! — поучал иноков преп. Евфимий, — враг наш диавол, по Писанию, как лев, рыкая ходит, чтобы поглотить кого-либо нерадящего о своем спасении: посему будем трезвиться и бодрствовать (ср. 1 Пет 5,8). Если мы отреклись от мира, то отсечем пожелания плоти; если мы распяли плоть свою и облеклись в смерть Господню, то да не увлекаемся удовольствиями плотскими и да ходим духом; если для Царствия Небесного облеклись мы в ангельский образ, то и жить должны, как ангелы; если мы действительно любим Господа, то должны хранить Его заповеди. Будем работать своими руками, ибо от праздности и лености мы изнемогаем и ослабеваем для добрых дел, — и тогда бесплодие и оскудение бывает необходимым нашим уделом: «Расстраивающий дом свой получит в удел ветер» (Притч 11,29), говорит Премудрый; а апостол Павел говорит: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ест» (2 СОЛ 3,10). Храните смирение, любовь, послушание к предстоятелю, имейте к нему веру и ничего не скрывайте от него: исповедуйте ему ваши помыслы, и таким образом очищайте ваше сердце и ум, ибо сие есть путь спасения.
     Слушая Евфимия, иноки его обители говорили, что Сам Дух Святой вдохнул в него Божественную благодать, как вдохнул ее в святых апостолов. В числе сих новоначальных иноков был и Василий, впоследствии архиепископ Солунский, благодаря трудам которого сохранилась до нашего времени память о подвигах преподобного Евфимия. Он рассказывает о той Божественной ревности, которою горели поощряемые святым пастырем иноки новой обители. Так, например, когда в обитель их случайно попала одна еретическая книга, то они тотчас же сожгли ее.
     За свою благочестивую жизнь Евфимий сподобился дара прозрения будущего и дара чудотворений. Так, вышеупомянутый Василий рассказывает о себе, что ему самим преподобным Евфимием было предречено его епископское звание. На третий день после его пострижения преподобный приходит к нему в церковь, где он должен был пробыть как новопостриженный семь дней, и говорит: «Василий! Хотя я и недостоин светосияния или дара прозорливости, но так как ты и прочие для пользы души притекли под руководство моего недостоинства, то Всеблагий Бог благоволил даровать и мне некую каплю благодати, чтобы, провидев имеющее случиться с вами, я мог говорить вам полезное ко спасению. Итак знай, что ты, по любви к наукам, скоро удалишься из монастыря и будешь епископом: но и тогда поминай меня, как отца твоего, и обитель нашу, и братию».
     Из жития преподобного, составленного архиепископом Василием, ясно видно, как он любил и благоговел перед памятью того, чьи подвиги и чудеса, виденные им, он описывал. Вот некоторые из виденных и передаваемых им чудес, совершенных преподобным Евфимием. Однажды, когда Василий вместе с другим братом Иоанном, именуемым безмолвником, был в пустынном месте, и им угрожала смерть от голода и утомления, к ним внезапно явился преподобный и принесенною им пищею настолько подкрепил их силы, что они могли продолжать свой путь далее. В другой раз тот же Василий вместе с преподобным были далеко от обители, и преподобный вдруг объявил ему, что сейчас из обители удаляются два брата, Иоанн и Антоний, вследствие ссоры, происшедшей между ними и остальною братиею. В Солуне Евфимий, когда подвизался на столпе, изгнал из одного человека злого беса. Много и других чудес совершил святой Евфимий, одни из которых видел сам описатель его жития, Василий, о других же он слышал от посторонних лиц.
     Много иноков приняло пострижение от преподобного. Многих и мирских людей он увлек своими подвигами и чудесами на путь иночества. Много новых монастырей возникло его старанием и заботами на Олимпе, Афоне и в Солуни.
     Наконец, через сорок два года после оставления отеческого дома, Евфимию привелось, к своему утешению, постричь в иночество и своих родственников, к чему он звал их еще будучи в Никомидии, когда впервые шел на Афон с Олимпа. Он был как бы второй Иосиф — столь же чистый в своем житии, столь же прославленный после перенесенных им трудов и бедствий, и лишь через сорок два года узнанный своими присными, сознавшими наконец суету мира сего и решившимися принять иноческий образ. Родственников своих он взял в свою обитель, а для родственниц построил новый женский монастырь на купленном им для того месте. Начальницею над сим монастырем была поставлена сестра преподобного, названная во святой схиме Евфимиею. Поручив обе сии обители попечению Солунского митрополита Мефодия и преподав им наставления, преподобный опять взошел для безмолвия на прежний свой столп вблизи Солуни. Обрести же вечный покой от жития временного Господь привел преподобного вблизи тех самых высот Афона, где едва ли не более всего было совершено им подвигов.
     Предузнав день своего успения, святой Евфимий 7 мая, в память перенесения мощей святого Евфимия Великого10, призвал к себе на трапезу братию ближайших к нему Афонских монастырей и, отпраздновав с ними этот день, простился с ними; на другой день, никому ничего не говоря, он взял для служения себе только одного инока Георгия и удалился с ним с Афона в одно уединенное место, на так называемый «Священный остров». На этом острове он подвизался около 5 месяцев в одной, найденной им, пещере и, наконец, почти безболезненно почил — 15 октября 889 года. Господь судил ему безболезненно оставить свое бренное отечество за все те муки, кои пришлось испытать его юному сердцу, когда он покидал отчий дом, где жил, всех любя, и сам всеми любимый.
     Спустя два года иноки Перистеры пожелали перенести к себе тело почившего угодника Божия, дабы иметь в нем своего заступника за обитель даже и по смерти. С этой целью они послали на Священный остров иеромонаха Власия и инока Павла. Посланные ими, прибыв туда, нашли тело святого Евфимия лежащим в той самой пещере, где он почил. Тление совершенно не коснулось его тела, хотя оно и лежало там очень долго. 13 января следующего года святые мощи преподобного перенесены были в город Солунь или Фессалонику, где почивают и ныне11. Молитвами преподобного и Богоносного отца нашего Евфимия, да избавимся и мы все от недугов душевных и телесных, и да сподобимся Царствия небесного о Христе Иисусе, Господе нашем, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцом и Святым Духом, во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 8:
     В тебе, отче, известно спасеся еже по образу: приим бо крест, последовал еси Христу, и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней. Темже и со ангелы срадуется, преподобне Евфимие, дух твой.

Кондак, глас 2:
     Волнений множества невлажно преходя, безплотныя враги струями слез твоих крепко погрузил еси, Богомудре Евфимие, преподобне, и чудес дар прием, исцеляеши страсти всякия: моли непрестанно о всех нас.

Величание
     Ублажаем тя, преподобне отче Евфимие, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.
________________________
1 Галатия — небольшая гористая, но плодородная провинция Малой Азии, лежащая между Фригией, Вифинией, Понтом и Каппадокией. Название получила от галатов — воинственных племен галльского или кельтического происхождения. Анкира был один из замечательных городов Галатии.
2 Олимп — гора в Малой Азии, на границе между Фригией в Вифинией.
3 Преп. Иоанникий Великий подвизался на горе Олимпе в половине IХ века. Прославился даром пророчества, предсказав окончание иконоборства и свою смерть. Память его празднуется 4/17 ноября.
4 Киновиями называются общежительные монастыри, в которых братия не только стол, но и одежду и т. п. получают от монастыря, по распоряжению настоятеля, а с своей стороны весь свой труд и его плоды предоставляют обязательно на общую потребу монастыря.
5 Т.е. великую схиму.
6 И человек в чести не пребудет, он уподобится животным, которые погибают (Пс 48, ст. 18).
7 Память его праздуется 1/14 сентября.
8 Т.е., так как непосвященным не позволено брать Христовы Тайны своими руками, то святой Евфимий принял диаконское рукоположение, чтобы ему можно было самому приобщаться в пустыне Запасными Дарами.
9 Т.е. Грецию.
10 Преподобный Евфимий Великий подвизался в V веке; память его празднуется 20 января/2 февраля. — В отличие от Евфимия Великого, преподобный Евфимий Солунский называется «Новым».
11 Посему преп. Евфимий Новый и называется Солунским или Фессалоникийским, хотя отечество его было селение Опсо, находившееся в далеком расстоянии от Солуни, тем более, что город Солунь пользовался покровительством и заступничеством преп. Евфимия, как при жизни его, так и по кончине, и в нем совершалось много чудес от св. мощей преподобного.
(Свт. Димитрий Ростовский)

Прмч. Лукиана, пресвитера Антиохийского (312).
Святой Лукиан происходил от благочестивых родителей из города Самосат1, в Сирии. На двенадцатом году своего возраста Лукиан осиротел и все, оставшееся ему после родителей, имущество роздал бедным; сам же отправился в город Эдессу к исповеднику Макарию и, под руководством его, с ревностью принялся за изучение Священного Писания. При этом Лукиан проводил строго подвижническую жизнь. Он никогда не пил вина, а только воду, пища же его состояла из сухого хлеба с водой, но и ту он принимал один раз в день, а иногда и целую неделю ничего не вкушал2. За свою строго благочестивую жизнь, а также и за ревностное распространение слова Божия между иудеями и язычниками, Лукиан был посвящен в сан пресвитера Антиохийского. Здесь Лукиан устроил училище, собрал множество учеников и сталь наставником премудрости книжной и духовной: он научил разумению Божественного Писания и наставлял вместе с тем к добродетельной жизни3. В это время Лукиан присоединил к своим занятиям исправления текста Священного Писания, сильно попорченного еретиками с злою целью. Ради этого полезного труда Лукиан предварительно изучил еврейский язык4.

Когда же слава о добродетелях Лукиана распространилась повсюду, то о нем узнал злочестивый царь Максимиан Галерий. Желая искоренить и уничтожить в восточных странах святую веру, Максимиан мучил и убивал множество христиан, в особенности же премудрых и знаменитых учителей христианских. Беззаконник думал, что если он низвергнет сии столпы церковные, тогда скорее разрушится и сама Христова Церковь. В то время он уже убил святого Анфима Никомидийского и святого Петра Александрийского5. Услышав же о святом Лукиане, он повелел отыскать его и привести на мучение. Тогда один священник, живший в Антиохии, по имени Панкратий – последователь ереси Савеллия, – сказал посланным от царя, где пребывает Лукиан. Панкратий уже давно завидовал доброй славе Лукиана и, как Иуда, предал на смерть невинного. После сего святой Лукиан был взять нечестивыми и отведен на мучение в Никомидию6.

В то время лютый мучитель так разъярился на христиан, что убивал, как второй Ирод, и малых христианских детей. Желая осквернить детей идоложертвенными снедями, он повелел насильно класть эти яства в рот им; они же, вразумленные Святым Духом, не хотели брать их, и за то были убиваемы.

Случилось тут же быть двум благородным отрокам – родным братьям; они, будучи научены родителями, а более Богом, сильно гнушались идолопоклонством. Мучитель, призвав юношей к себе, стал прельщать их ласковыми словами и соблазнять сладкими снедями идольских жертв, желая чрез сие сделать их участниками бесовских скверн. Юноши же, отталкивая снеди, говорили:

– Родители завещали нам не вкушать сих снедей, ибо если кто вкусит их, тот прогневает Христа.

За сие мучитель повелел бить их без пощады розгами; юноши же, подобно зрелым мужам, с великим терпением переносили истязания. Тогда один из приближенных к царю сказал:

– Большой стыд, если малые дети, недавно вышедшие из пелен, победят своим терпением римского царя. Дай, великий царь, мне этих детей, и я их научу почитать богов.

Царь отдал ему сих детей. Он тотчас же обрил головы им и, намазав крепкою горчицей, запер их в горячую баню; от этого головы детей разгорелись подобно пламени, как будто пораженные молнией; оба брата в этом мучении и скончались. Сначала упал мертвым младший, а старший, увидав своего умершего брата, воскликнул:

– Победил ты, брат мой, победил; Бог тебе помощник! После сего, целуя тело умершего брата, и он предал дух свой. – Сие было в Никомидии, куда вели на мучение святого Лукиана.

В Каппадокии, которая находилась на пути в Никомидию, Лукиан увидал воинов, из страха мучений отвергшихся Христа. Лукиан стал наставлять их к терпеливому перенесению мучений и сказал:

– О, какой стыд вам и срам! Вы, как воины, всегда жертвуете на войне здоровьем своим за царя земного и временного, и полагаете души свои за него, а между тем не хотите мужественно восстать за Небесного Вечного Царя-Христа, и не только щадите себя, но и отвергаетесь Его! Рассудите: какая вам польза слушаться царя земного? И размыслите в то же время от чего отказываетесь вы, преслушав повеление Царя Небесного? Ради суетной чести и славы вы предаете себя в такую погибель; ради же Господа своего, пролиявшего за нас кровь Свою и уготовившего рабам Своим неизреченные блага, вы не хотите терпеть временных мук, чтобы на веки воцариться с Ним. Постыдитесь малых детей и немощных женщин, оказавшихся мужественнее вас: ибо они доблестно став за своего Господа, оказались как бы крепкими мужами, а вы, убоявшись мук, сделались – как женщины и малые дети. Что будет с вами, когда Христос призовет вас на суд Свой?

Услышав сие, воины опять обратились ко Христу с покаянием и пошли на мучение, исповедуя сердцем и устами святое имя Господа Иисуса Христа. И было тогда замучено за Христа около сорока воинов. Так, святой Лукиан своим сладкоглаголивым и исполненным Божественной благодати языком опять обратил ко Христу отпавших от Него и укрепил их к мученическому подвигу.

Когда же Лукиана привели в Никомидию, то он нашел там многих известных ему христиан и учеников своих, которые, боясь гонения, были в великом страхе. Некоторые из них скрывались, а другие хотели отречься от христианства, боясь лютых мучений и смерти. Святой Лукиан силою своего слова возбудил их мужество и сделал их твердыми в вере, дабы не бояться им убивающих тело, а не душу (Мф.10:28).

Рассказывают, что одну девицу, по имени Пелагию, ученицу Лукиана, отыскивали на мучение за веру во Христа; боясь, чтобы не погубили ее девства, девица бросилась с высокого окна и, упавши, разбилась и умерла; верующие почтили ее, как мученицу7.

Так как Максимиан слышал, что у Лукиана такое приятное лицо и он так увлекательно беседует, что всякий, смотрящий на него и слушающий его, непременно делается христианином, то царь боялся, чтобы и ему не сделаться христианином, если он будет сам лично беседовать с Лукианом. Посему, когда Лукиана привели к царю, то он стал беседовать с ним в некотором отдалении, чрез завесу8. Сначала он обещал Лукиану многие дары и почести; когда же святой засмеялся на его льстивые и лукавые слова, тогда Максимиан начал угрожать ему новыми мучениями. Лукиан нисколько не устрашился его угроз; его посадили в темницу, в которой он претерпел многие и различные страдания. Там его связали веревками, били острыми камнями и долго томили голодом и жаждою. Между многими мучениями было одно и такое: отторгли из суставов все члены его тела и положили спиной на острых черепках, на которых он и лежал 14 дней. Когда же наступил праздник Богоявления Господня, то святой пожелал, чтобы ему и всем находившимся с ним христианам дозволено было причаститься святых Христовых Таин. Он помолился Богу, дабы получить желаемое, и Бог устроил так, что, по недосмотру стражи, некоторые из верующих собрались к Лукиану в темницу и принесли хлеб и вино. Тогда святой Лукиан сказал ученикам своим и всем христианам, находившимся в темнице:

– Встаньте вокруг меня и будьте церковью, ибо я верую, что церковь живая лучше и благоприятнее для Бога, чем построенная из дерева или камня.

Когда затем все обступили Лукиана, он сказал:

– Совершим литургию и причастимся Божественных Таин. Тогда ученики спросили его:

– Где же мы, отче, положим хлеб для совершения святых Таин? – У нас нет здесь стола.

Он же, возлежа связанный, лицом кверху, сказал:

– Положите у меня на груди, и будет живой престол Живому Богу.

Так, в темнице, на груди святого, совершилась Божественная литургия, со всеми надлежащими молитвами – по чину, как подобает, – и все сподобились причаститься святых Божественных Таин.

Утром царь послал слуг узнать: жив ли еще Лукиан? Когда же слуги входили в темничные двери, святой Лукиан, увидав их, три раза воскликнул:

– Я – христианин!

И с этими словами он предал дух свой в руки Христа, Бога своего9.

Слуги, придя к Максимиану, рассказали, что Лукиан уже умер. Тогда царь повелел бросить тело мученика в море; слуги так и сделали: привязав камень к многострадальному телу святого Лукиана, они бросили его в морскую пучину, и оно оставалось в море тридцать дней.

После сего мученик явился одному из своих учеников, по имени Гликерию, повелевая ему идти на морской берег и, взяв тело его, предать погребению. Гликерий пошел с другими христианами на берег искать тело святого; и вот они увидали в море дельфинов, несших на себе нетленное тело мученика; подплыв к берегу, они положили его на сухом месте. Тогда верующие с радостью взяли тело святого мученика и похоронили с честью.

Много лет спустя, святая равноапостольная царица Елена, мать Константина Великого, построила над гробом святого мученика Лукиана церковь10 во славу Богу, в Троице Единому, Ему же и ныне от нас да будет слава, честь и поклонение во веки веков. Аминь.

Тропарь ,глас 4
Воздержанием постничества и мучения кровию/ ты, стяжав венец неувядаемый, священномучениче Лукиане,/ Антиохийская похвало,/ о нас моли Христа Бога,// творящих святую память твою.


Кондак, глас 2:

В пощении первее просиявшаго, и во страдании второе светяща, вси, яко светило пресветлейшее, Лукиана песньми славно почтим, молящаго непрестанно о всех нас.
________________________________________________________________________
1 Самосаты – главный город Сирийской провинции Коммагены, на западном берегу реки Евфрата; в настоящее время называется Самсат.
2 За свою благочестивую жизнь Лукиан, как повествует его житие, был удостоен особенного дара Божественной благодати, так что когда ходил по городу, то некоторые видели его, а другим он был невидим (Пролог 15 октября).
3 Здесь он занимался также перепискою книг Священного Писания, в чем достиг большого искусства; этим трудом Лукиан питал и себя, и нищих.
4 Самым знаменитым ученым трудом Лукиана был пересмотр и исправление греческого текста Библии. Блаженный Иероним пишет: «Лукиан, муж знаменитейший, пресвитер церкви Антиохийской, столько трудился над Св. Писанием, что доселе некоторые экземпляры называются Лукиановыми». Св. Лукиан нашел в священном тексте ошибки, внесенные не только временем, но и людьми злонамеренными, и потому решился употребить труды и сведения свои на то, чтобы передать Церкви текст исправнейший. Св. Афанасий говорит так о трудах св. Лукиана: «Лукиан рассмотрел прежние переводы и еврейские книги и обращал тщательное внимание на то, чего недоставало, или что было лишним, и все исправил в своем месте». Труд св. Лукиана, в предохранение от врагов веры, во время исповеднического подвига его, сохранен был в стене, где ящик с рукописью залит был известью и здесь найден был при императоре Константине Великом. С сего времени перевод, пересмотренный св. Лукианом, начал входить во всеобщее употребление.
5 Память св. Анфима совершается 3 сентября, а св. Петра Александрийского – 26 ноября.
6 В 308 году, при императоре Диоклитиане, Лукиан был в числе исповедников веры в Никомидии, где тогда было сильное гонение на христиан; оттуда он извещал Антиохийскую Церковь о мученической кончине св. Анфима Никомидийского; но в этот раз он был, сверх чаяния, освобожден и возвратился в Антиохию, где и продолжал свою прежнюю христианскую деятельность.
7 Память ее 8 октября.
8 Церковный историк Евсевий писал, что св. Лукиан, представленный к императору Максимиану за веру, возвестил небесное Царствие Христово сначала словом чрез Апологию, потом и делами. Говоря в своей Апологии о Воскресении Христовом, Лукиан пишет: «Воспользуюсь свидетельством самого места, где сие случилось: само место соглашается со мною. Голгофская гора, рассевшаяся под славою Креста, та пещера, которая по отверстии входов преисподней, снова возвратила одушевленное Тело, чтобы более светлым вознеслось Оно на небо... Привожу вам во свидетели самое небо, которое, узрев, что делают нечестивые на земле, в полдень сокрыло свет свой. Поищите в ваших летописях и вы найдете, что при Пилате, когда страдал Христос, день прерывался солнечным затмением». – Кроме этих трудов, св. Лукиан оставил после себя Символ веры во Св. Троицу.
9 Св. Лукиан скончался в 312 году по Р. Хр., 7 января, как сие видно из слова св. Иоанна Златоуста на день памяти его: «Итак, вчера Господь наш крестился водою, а ныне раб Его крещается кровию». В греческой церкви день памяти св. Лукиана впоследствии перенесли на 15-е октября, отделив 7-е января для празднования Собору св. Иоанна Предтечи.
10 Этот великолепный храм был сооружен св. равноапостольною царицею Еленою в 326 году (в Вифинии, в городе Дрепане, названном в честь св. царицы Елены – Еленополем). При римском императоре, Карле Великом, св. мощи Лукиана перенесены из Еленополя в г. Арль, во Францию.

Мчч. Сарвила и Вевеи Едесских (ок. 98-117).
Святой Сарвил, живший в царствование императора Траяна, был сначала идольским жрецом в Едесе, а затем, наученный одним благочестивым христианским епископом, крестился вместе с сестрою своею Вевеею. Обвиненный пред князем Едесским в исповедании христианской веры, он предстал на суд и был бит палками. Так как святой с великою силою изобличал князя и доказывал суетность языческих богов, то разъяренный князь до семи раз приказывал поднимать его на дыбу, и каждый раз при этом его били воловьими жилами, строгали железными гребнями и палили свечами. Но святой обратился к Богу и молился, и Господь Сил облегчал его болезни. Мучитель, видя доблестное терпение святого, приказал забивать ему гвозди в голову, чем привел всех в ужас. Тогда Вевея, сестра святого, исповедала, что и она – христианка, и была подвергнута истязаниям и заключена в темницу. С святого Сарвила была содрана кожа, и однако он еще дышал. Тогда им обоим были отсечены головы. Верующие, взяв тела их, предали земле.

Свт. Савина, еп. Катанского (760)
Блаженный Савин за свои великие добродетели и благоразумие, был избран на епископское служение в Катане; но потом оставил мирскую суету ради добродетели безмолвия и столь ревностно подвизался на пути к совершенству, предавшись бдению и посту, что еще при жизни сподобился дара чудотворения и прорицания. Многих он убедил оставить мир и служить только Христу. Скончался он в мире, предав дух Господу, а честное тело родной ему земле.

Сщмч. Лукиана Печерского (1243)
http://s55.radikal.ru/i150/0910/b3/114e71a063f0.jpg
Память 15 октября, в Соборе преподобных отцев Киево-Печерских Дальних Пещер (28 августа) и в Соборе всех преподобных отцов Киево-Печерских.
На одной древней доске с иконой святого написано, что Лукиан священномученик пострадал от Батыя около 1243 года; более ничего о нем не известно. Мощи его почивают в Феодосиевых (Дальних) пещерах.

0

82

....................продолжение от 28 октября

Свт. Иоанна, еп. Суздальского (1373).
http://s45.radikal.ru/i109/0910/f7/2bc96adfc97f.jpg
Для сего преподобного отца нашего, преславного и твердого наставника, епископа Иоанна, горний Иерусалим был как бы родиной и отечеством, ибо, по житию своему, святой мог быть назван земным ангелом и небесным человеком.

О месте рождения святого – город то был или весь – о родителях его, обучении грамоте и о времени принятия им иночества, – сведений не сохранилось. Известно лишь, что святой Иоанн пребывал в некоей обители, где, в исполнении порученных ему служб, отличался послушанием к игумену и братии, изнуряя тело свое великим воздержанием, побеждая страсти и наветы бесовские. И был он любим и славим иноками обители и игуменом, так как являл собою образ всех добродетелей, согласно словам апостола Павла: «плод же духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание: на таковых несть закона» (Гал.5:22-23), и по Псалмопевцу: «Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем. Блаженны хранящие откровения Его, всем сердцем ищущие Его. Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его» (Пс. 118:1-2; 111:1-2).

Игумен монастыря того, муж опытный в иноческом жительстве, руководил блаженного Иоанна и учил его уставу иноческому, наставляя его иметь страх Божий пред очами своими, не пренебрегать убогими, не возноситься видением, но всегда пребывать в смиренномудрии, не унывать в скорбях; но мужественно переносить их и не жаловаться на случающиеся напасти. Ибо, по внушению Святого Духа, игумен предвидел, что блаженному Иоанну предстоит принять епископский престол и благоверно пасти Христову паству.

Принимая духовные поучения игумена, блаженный исполнял их еще с большим тщанием, подобно плодородной земле, сторицею возрастающей посеянные семена. Постился же он так, что принимал пищу лишь через два дня на третий, а иногда не ел и всю неделю и кроме воды, ничего не пил. Усердно изучал он святые книги, читал их без всяких сомнений и с умилением толковал себе сказанное в них, обливая слезами власяной стихарь свой. И такие слезы даровал ему Господь, что без них он не мог ни хлеба вкусить, ни проговорить слова, всегда имея мысль о смирении, по слову апостола: «Господь гордым противится, смиренным же дает благодать» (Иак.4:6; ср. 1Пет.5:5).

В то время великим князем Суздальским был Борис Константинович2. По смотрению Божию, блаженный Иоанн, за великую добродетель, смирение и благоуспешное прохождение иноческого жития, был поставлен патриархом Цареградским во епископа городов Суздаля, Нижнего Новгорода и Городца. Вручив блаженному Иоанну паству, патриарх отпустил его с миром в город Суздаль.

Когда епископ приблизился к городу, на встречу ему вышел благоверный великий князь Борис Константинович, в сопровождении сановников. Встретить епископа вышел также священный собор, иноки, весь клир с крестами и множество народа, мужи и жены, старцы, юноши и дети. Когда епископ был близ городских ворот, весь народ окружил его; преклоняясь пред ним, верующие принимали от святого благословение и целовали ноги его, воспевая с радостными слезами молебные песнопения. Святой же Иоанн повелел народу часто взывать: «Господи помилуй» и, воздев руки к небу, стал молиться:

– Владыко Господи, Иисусе Христе, Боже наш, Царь царствующих и Господь господствующих, Создатель всей твари видимой и невидимой, Безначального Отца соприсносущный и собезначальный Сын! Нищий и убогий, дерзаю я призывать чудное, страшное и святое имя Твое. Тебя, неизреченного Света, призываю я, облеченный немощною плотью, которую восприял Ты, нашего ради спасения. Не отвергни убогой молитвы моей, спаси город сей, в коем благодать Твоя назначила пребывать моему смирению. Спаси всякий город и всякую страну от губительного голода, землетрясения, потопа, огня и меча, от нашествия иноплеменников и междоусобной брани, ибо милостив Ты, и Тебе славу воссылаем во веки веков.

Окончив молитву, святитель сказал:

– Мир всем.

Народ ответил: «аминь».

Затем все отправились в город, славя Бога. Окончив молебные песнопения, епископ Иоанн вошел в церковь Пресвятой и Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, честного славного Ее Рождества3. Часть народа вошли с епископом в церковь, на Божественную литургию, другие же, не вместившиеся в церкви, стояли вокруг нее, принося благодарение Богу за то, что Он даровал им столь чудного и святого епископа. Когда Божественная литургия была совершена, благоверный князь Борис Константинович и бывшие с ним, удостоились чудного видения. Они увидели, что на святителя сошла Божественная благодать, в виде света великого, и осенила его. Приняв от рук епископа просфору, благоверный князь Борис Константинович и граждане воссылали славу Христу   Богу, целовали   блаженного   Иоанна  и удалились каждый в дом свой.

На другое утро, в воскресение, блаженный Иоанн, совершив богослужение, был посажен на святительское, седалище. Он преподал мир верному стаду и исполнил сердца всех духовным веселием. Епископ принимал всех собравшихся с утешительными словами; и было слово его, по апостолу «приправлено солью» (Кол.4:6), и напояло оно сердца, как река медоточивая. Собрав в одно из воскресений всех граждан, епископ обратился к ним с следующим духовным поучением:

– Страшно мне, братие, ибо сан святительский превышает мои силы; ужасаюсь я, думая о кончине моей и размышляя о величии порученного мне дела, ибо я вижу себя недостойным сана святительского. Но Господь поставил меня пастырем словесного Своего стада и привел меня на сие служение известными Ему лишь судьбами, которые – «бездна великая» (Пс.35:7). Посему было бы для меня преступлением молчать, и я должен считать себя не наемником, но пастырем. Молю вас, братие, крепко стоять и держаться правой веры, отвращаться всякой нечистоты, блуда, лжи, воровства, зависти, клеветы и идолослужения, устраняться от всякой ереси и всякого зла, часто посещать святые Божии церкви и соблюдать справедливость. Ибо апостол сказал: «никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1Кор.3:11). Положено же сие основание чрез святых апостолов и святых Богоносных отец; оно есть православная вера, проповеданная, утвержденная и изъясненная святыми вселенскими соборами. На сем основании веры следует полагать нам, по апостолу, золото, серебро и драгоценные камни4 – просто сказать: создать на основании сем дела благие. Ибо жизнь вне правой веры к Богу – жизнь непросвещенная, и вера без благих дел не может довести нас к Богу. Следует соблюдать и то и другое, чтобы быть вполне Божиим человеком и чтобы жизнь наша не страдала недостатками, ибо апостол сказал, что спасает лишь «вера, действующая любовью» (Гал.5:6).

Вскоре по вступлении на кафедру, Иоанн, по повелению благоверного великого князя Бориса, отправился обозреть город и обойти внутри и окрест его со священным собором и клириками, с крестами и иконами, воспевая молебные песнопения Господу. И приступил к нему благоверный великий князь Борис Константинович, с прочими вельможами, князьями и боярами, прося у него благословения. Епископ благословил их. Тогда великий князь дал ему пятьсот златников и сказал:

– Тебе, владыко, как новопоставленному и вновь пришедшему, много предстоит ныне раздать церковным обнищавшим чадам. Прими на сие приношение наше.

Иоанн же не согласился принять его. Тогда снова великий князь сказал ему:

– Прими, о пречестный отче, сие малое приношение своего сына.

Видя его ревность, преподобный принял дар и вручил золото слугам для раздачи, благоверному же князю сказал словами псалмопевца:

– «Да даст тебе по сердцу твоему и все намерения твои да исполнит. Да воспомянет все жертвоприношения твои и всесожжение твое да соделает тучным» (Пс.19:5, 4).

Обойдя город, епископ со священным собором, клириками, с князьями, вельможами и народом вошел во святую церковь Пречистой Богородицы и отслужил здесь Божественную литургию и молебен. По окончании богослужения, князь обедал в трапезе епископа и всему народу велел предложить хлебы. Насытившись, все разошлись, каждый в дом свой.

Епископ Иоанн ревностно предался духовным делам, уча и наказуя, утверждая и утешая; щедро помогал он бедным, и на деле являл всем образ и устав благочестивого жития. Найдя, что доходы по епископии слишком обильны, Иоанн велел часть их уделить на больницу, которую он благоустроил, поручив ее надзору двух благоговейных иереев, чтобы они заботились о снабжении ее всем необходимым. Епископ часто посещал больных и доставлял им все необходимое, заботясь об их исцелении. Поучая их духовными словами, он укреплял их, ибо, слушая его душеполезные речи, они забывали свои страдания. Пребывая во епископии, полагал он, по евангельскому слову, душу свою за овец паствы своей (Иоан.10:11) и с любовью заботился о спасении всех. Невозможно достойным образом поведать о трудах, кои исполнил сей верный раб Божий. Воссылал он моления к Богу; на молитве же стоял он – непоколебимый как бы вылитый из меди образ. Был он молчалив и кроток, никогда не гневался, питал неизмеримую любовь – одинаково к знатным и простым людям, отвращался от тщеславия и лукавства. Кроме сих добродетелей, обладал он даром учительства и слова, так что многие приходили к нему за наставлением не только из Суздаля, но и от других окрестных городов5. Не витиевато говорил святитель, но назидательно, обращая всех к покаянию. Богатых учил он не величаться богатством и не уповать на мимотекущее богатство; вдовиц – прилежать посту и воздержанию и избегать украшения в одежде.

Получив от святого духовные дары и пользу для души своей, наставленные им уходили в домы свои, благодаря Бога за такового пастыря. Многие же из них отрекались от мира и принимали иноческий образ.

Однажды блаженный Иоанн по своему обычному правилу стоял на молитве пред образом Матери Господа Иисуса Христа и, часто взирая на икону, так молился:

– О, Пресвятая Госпоже Богородице, заступница крепкая и помощница роду человеческому, будь нам ходатаицею пред Сыном Своим, чтобы Он призрел с высоты на город сей и обитель сию.

Отпев благодарственный канон Пресвятой Богородице и совершив правило, блаженный Иоанн сел, чтобы отдохнуть. Но в это время пришел к нему благочестивый князь Борис Константинович. Приняв от святого благословение и помолившись, стал он беседовать с ним наедине о пользе душевной. Полный благочестивых мыслей, князь исповедал ему такое свое благое намерение:

– Благослови меня, отче святой, и помолись прилежно Господу Богу, чтобы Он, ради святых молитв твоих, сподобил меня получить желаемое. В державе нашей, в городе Суздале, нет общежительной иноческой обители. Если бы Господь помог мне, твоим молением, создать каменную церковь во имя Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, честного Его Преображения, и при ней воздвигнуть обитель. Таково мое сердечное желание. Благослови меня, отче, и умоли о сем Бога. Я же, молитвами твоими, отправлюсь в Нижний Новгород, в обитель Печерскую великого преподобного отца Дионисия6. Там я попрошу его дать мне одного из учеников его, кто был бы искусен в создании храма Божия и в устроении монастыря. Святой Иоанн сказал:

– О, князь великий, доброго дела желаешь ты – Господь Бог да будет помощником тебе и правителем твоего душеполезного начинания и да охранит путь твой.

Сотворив молитву за князя, епископ благословил его, дал ему духовное о Христе целование и отпустил его с миром. Благочестивый же князь Борис возрадовался радостью великою и отправился в Нижний Новгород, в честную обитель Вознесения Господа нашего Иисуса Христа, к преподобному отцу Дионисию, которого он и ранее посещал, ради его молитвы и благословения. Любя сию обитель Печерскую, князь снабжал ее всем необходимым. Братии в то время было в ней 780 человек.

Прибыв в монастырь, князь Борис уединился в келлию с преподобным Дионисием, долго с ним беседовал о пользе душевной и рассказал ему о святом епископе Иоанне и о житии его, как он призревает убогих, посещает больных и помогает вдовицам, и как он благословил его построить общий монастырь на собрание иноческого жительства. Поклонившись преподобному Дионисию до земли, князь сказал:

– Благослови меня, отче, и дай мне из обители одного из учеников твоих, который был бы искусен в построении монастыря, чтобы не возвратиться мне в Суздаль без исполнения желания моего.

Преподобный же Дионисий возблагодарил за все Бога, воздал Ему хвалу за неизреченное Его милосердие и сказал:

– О, князь, ты устрояешь благое дело. Господь наш, Иисус Христос, да поможет твоему душеполезному начинанию и да наставит тебя в твоем стремлении к благочестию, ибо «всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов» (Иак.1:17).

Сотворив молитву, преподобный Дионисий благословил князя и, обещав все, чего тот просил, отпустил его с миром. Благочестивый князь Борис Константинович исполнился радости и веселия, ибо Господь сподобил его получить желаемое, и отправился в обратный путь, в город Суздаль. В то же время велел он возить камень и известь на создание обители.

Преподобный же Дионисий, по просьбе князя, избрал из братии своего монастыря благопослушливого ученика, именем Евфимия7, и, сотворив молитву, послал его в город Суздаль.

– О, чадо, – сказал преподобный Евфимию, – не унывай в скорбях, Господь тебе помощник и руководитель во всяком благом деле; иди в богоспасаемый город Суздаль. Там, в преславном храме Пресвятой Богородицы, ты увидишь священного епископа Иоанна.

Тогда блаженный Евфимий был еще молод летами, но духовною мудростью превосходил старцев, украшенных многолетними сединами. Было ему всего 36 лет. Приняв от преподобного Дионисия молитву, как копие острое против видимых и невидимых врагов, Евфимий пошел на запад от обители.

И дал ему Господь силы совершить свой путь легко и без замедления и скоро он достиг города Суздаля. Увидев чудный и прекрасный храм во имя Божией Матери, Евфимий вошел в него и поклонился пред святыми иконами Господа нашего Иисуса Христа, Пречистой Его Матери и всех святых. Совершив метание пред епископом Иоанном, он просил его о благословении и молитве. Иоанн благословил Евфимия, дал ему о Христе целование и ввел его в епископские палаты.

Здесь он много беседовал с Евфимием о пользе душевной; по беседе же они вознесли Господу всенощную молитву, чтобы Он послал им в помощь ангела, наставника верного. Когда занялась заря, святой Иоанн, совершив обычные утренние песнопения и преподав мир, облобызал Евфимия и отпустил его.

На другой день, в воскресенье, по окончании утрени и Божественной литургии, епископ Иоанн снова позвал Евфимия для духовной беседы.

Узнав о прибытии великого князя Бориса Константиновича в Суздаль, Евфимий пошел к нему. Князь был весьма рад его посещению, принял его с великой честью и сказал ему, что желал его прихода, «как лань желает к потокам воды» (Пс.41:2).

После долгой беседы пошли они к преосвященному епископу Иоанну и вкусили хлеба на трапезе его. Князь Борис Константинович поведал блаженному Иоанну все по ряду о преподобном Дионисии Печерском, о житии его, великих трудах и подвигах.

Иоанн сказал на сие:

– О, князь, без колебания и сомнений исполняй то, что начал, по слову апостола: «кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией» (1Тим.3:5). Благому началу должно ожидать от Бога и благопотребного конца. Ты, ведь, уже принял благословение и молитву от честного и святолепного старца, преподобного Дионисия, и ныне он послал к тебе благопослушливого своего ученика, трудоположника и постника, сего Евфимия, который, по благодати Божией, может дело твое начать и совершить и быть в сих подвигах о Христе образцом для других людей.

Тогда князь встал с места своего и поклонился епископу до земли, прося его пойти с ним и Евфимием на место будущего монастыря, где им укажет Господь: И пошли они на изыскание места сего, со всем священным собором и клиром, с крестами и иконами, воспевая молебные песни. С ними пошли сановники, князья и бояре, и множество народа, мужи, жены и дети. На пути полагали пред Иоанном расслабленных, прося у него исцеления. Святой возносил о исцелении их тайную молитву к Богу, возлагал на них крест и руки свои и окроплял их святою водою – и с того часа прекращалась болезнь их, и целовали они ноги святого, благодаря Бога. Весь народ был объят великой радостью, все изумлялись и говорили, что святитель подобен святому Григорию, епископу Акрагантийской церкви8.

Так шли, окруженные народом, великий князь, святой Иоанн и блаженный Евфимий, воспевая молебные песнопения. Наставляемые Богом, вышли они за город, обозрели окрест града на все четыре стороны, и пошли на северную сторону, вверх по реке, называемой Каменка, на которой был построен их город. Здесь, близ города, на берегу реки на высокой горе нашли они место, прекрасное видом и удобное для построения монастыря, и избрали его для сей цели. Святой Иоанн благословил и освятил со всем собором место сие и вознес ко Господу молитву:

– Господи Боже наш, Ты пролил кровь Свою во обновление святой Твоей Церкви; смиренно молимся Тебе ныне, положи благодать Святого Духа в основание храму, который будет создан Тебе на сем месте. Да будет он жилищем славы Твоей, да будет прославлено с ним величие Твое псалмами и песнопениями, и да получат молящиеся в нем от Тебя блага, коими исполнены небеса и земля. Спаси их, охрани от бед в будущем и сподоби славы Твоей.

По молитве святой Иоанн водрузил крест честный на поставление престола. благочестивый же великий князь взял своими руками лопату и стал копать ров для основания церкви. Сие было в 1352 году.

Помощью Божиею, была воздвигнута прекрасная каменная церковь, во имя Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, честного и Боголепного Его Преображения. И всячески ее украсил благоверный великий князь, Святой же Иоанн поставил архимандритом блаженного Евфимия и повелел ему священнодействовать в митре, с палицею и с рипидами. Князь Борис Константинович даровал блаженному Евфимию все, что требуется для строения монастырского. Так начал устраиваться общежительный монастырь. В скором времени число братии в нем достигло до 300 человек.

В день честного праздника Преображения Господа нашего Иисуса Христа блаженный архимандрит Евфимий с прочими постниками и искусными иноками пришел из монастыря в епископский дом, к святителю Иоанну. И просили они святого, чтобы он отслужил у них в обители Божественную литургию. Получив согласие, архимандрит Евфимий тотчас возвратился в монастырь и вышел со всеми братиями на встречу епископу. Облобызав блаженного Евфимия, великий Иоанн вошел в церковь с ним и с прочими иноками, отраслями винограда Христова и овцами духовными, воспевая молебные песнопения. Во время литургии в церковь Преображения Господа нашего Иисуса Христа пришел благоверный великий князь Борис Константинович и увидел здесь чудное видение. Ему казалось, что с епископом служил облеченный в светлые ризы муж, сияющий образ коего был страшен и несказанен. По окончании литургии, улучив время, князь приступил к святому Иоанну и, поклонившись ему до земли, просил епископа объяснить виденное им. Епископ, не желая открывать тайны сей, сказал князю:

– О, князь, что ты видишь чудесного в том, что я служил Божественную литургию с добрым пастырем двора сего духовного словесных овец. С нами были здесь лишь священноиноки, которых твое величество знает; другого же священника с нами не было.

Но князь продолжал умолять святого Иоанна, чтобы тот объяснил ему видение. Тогда святой сказал ему:

– Если Бог открыл тебе видение, я ли могу сие утаить? – То был ангел Господень, который не только ныне, но и всегда, посещением Божиим, сослужил мне недостойному. Но не рассказывай никому о виденном тобою, пока я жив.

Так говорил святой, ибо не любил он, смиренный, чтобы дела его добрые и мзда, принимаемая им от Бога, были ведомы другим людям. И когда его вопрошали, какая добродетель высшая, он отвечал: «творимая тайно».

Блаженный Евфимий с братиею умолил благоверного князя и святого епископа Иоанна, чтобы они удостоили трапезу своим участием. Когда трапеза была приготовлена, все они воздали Господу благодарение и, насытившись, стали вести духовную беседу. Тогда, по желанию великого князя и по прошению архимандрита Евфимия и бывших с ним иноков, блаженный Иоанн произнес слово учительное: – Отцы и братия, не подобало бы мне, недостойному и немощному, поучать вас о душевной пользе. Всем ведомо, что всякому желающему спастись следует прежде всего  соблюдать веру и вести жизнь сообразно с нею. Ибо жизнь воздержная, но без правой веры, не принесет пользы; также и вера без благих дел не может приблизить нас к Господу. Но для совершенства следует, чтобы было и то и другое.  Вера же должна  быть «действующая любовью» (Гал.5:6).   Любовь – начало всех добродетелей, все они произошли от нее. Следует нам удаляться от злых дел и держаться добрых, помышляя о том лишь, что достойно небес. Следует нам, согласно Христову Евангелию, жить в смирении, послушании, в чистоте, воздержании от телесных наслаждений, в любви, милосердии, человеколюбии и в страхе Божием по слову:  «трепещет от страха Твоего плоть моя, и судов Твоих я боюсь» (Пс.118:120). Не следует нам пропускать времени для своего исправления; мы не знаем, что принесет нам  завтрашний  день,  ибо, задумав  многое, часто на другой день мы ничего из задуманного не достигаем. Итак, если мы будем удаляться от зла и возревнуем указанным добродетелям, то спасемся и, шествуя узким и прискорбным путем, достигнем Царствия небесного.

По окончании беседы сей, святой Иоанн удалился к себе в дом епископский. Видя чистое житие его, диавол, искони приносящий вред роду человеческому, воздвиг брань на праведного. Диакон преподобного, именем Елевферий, с некоторыми церковниками уговорил некую любодеицу, обещав ей много серебра, и стали они искать удобного случая, чтобы оклеветать епископа перед князем. Они возбудили народ и, придя в епископский дом, изгнали святителя Иоанна с бесчестием и поруганием из города. Он же, памятуя незлобие своего владыки Иисуса Христа, ничего не сказал против их ожесточенного нападения, но, выходя из города, обратился лицом на восток и, воздвигнув руки свои к небу, молился Богу о ненавидящих его, говоря:

– Господи! Не вмени им сего в грех.

И тотчас, когда молитва еще была на устах его, гнев Господень поразил церковников, объял их страх и трепет, тьма покрыла их; они совершенно ослепли и нуждались в вежде. Видя сие, народ пал к ногам святого и с воплем и слезами просил прощенья. Святой простил их и благословил. Каясь в грехе своем, Елевферий со слезами припал к ногам Иоанна, говоря:

– Помилуй меня, раб Божий, и прости мне, смиренному, беззаконный и преступный замысел мой против тебя. Жив Господь Бог мой, не отступлю я от святых ног твоих, пока ты не обещаешь прощения в беззаконном моем замысле. Не поминай сделанного мною зла, отче преподобный.

И долгое время повторял сие преподобному Елевферий. Блаженный же Иоанн отвечал:

– О,   человек,   не  мы   должны   обещать   прощение,   как думаешь  ты, но только Один Милосердый  Бог может прощать.   Исцеляет   язвы   душ  наших   Тот,   Кто   претерпел ради  нас  страдания.   Он дарует нам прощение в  прегрешениях наших и очистит нас, ибо Он взял на себя грехи мира.

Подняв Елевферия с земли, Иоанн сказал ему:

– Господь, чадо, простит тебя.

Святой помолился пред всем народом за согрешившего Елевферия, и за церковников, совращенных им, и осенил их крестным знамением. Они тотчас прозрели. Ужаснулись все люди и прославили Бога, творящего дивные чудеса святыми Своими.

На месте чуда, совершенного святым Иоанном, суздальские граждане задумали создать церковь во имя чуда святого архистратига Божия Михаила в Хонех, ибо чудо было совершено епископом в день празднования чуда архистратига Михаила. По благословению святителя Иоанна вскоре была создана сия церковь и граждане отделили для церкви часть своих земель и назвали их, по имени святителя, селом Ивановским9.

Однажды к святому Иоанну пришел благоверный князь Андрей, брат великого князя Бориса Константиновича. После обычного благословения и молитвы, князь сказал епископу:

– О,  святой  угодник  Божий,  хочу   я  просить  тебя   об одном благодеянии.

Добрый же тот пастырь отвечал:

– Ничто тебе не возбраняется.

– Желаю я, чтобы ты дал мне благословение на создание монастыря   инокиням, – ибо   чудо   случилось   со   мною.   Плыли мы однажды по Волге от Нижнего Новгорода, и вот на реке поднялся такой  сильный  ветер, что  от множества великих волн ладьи начали сокрушаться, и всем угрожала смерть. Тогда плаватели стали молить Бога; с ними и я молился, чтобы Господь избавил нас от угрожающего несчастья. И дал я обет Богу построить церковь во имя Пресвятой Богородицы, в честь и славу Ее Покрова, и устроить монастырь, на жилище и покой инокиням. Тотчас прекратилось на реке волнение и настала тишина. Ныне время исполнить обет мой.

Епископ ответил на это:

– Не препятствую в твоем желании.

Благоверный князь сказал:

– Пошлем за преподобным отцом, архимандритом Евфимием, и попросим у него места, на берегу реки, где удобно было бы построить монастырь.

Посоветовавшись, они послали за архимандритом. Тот пришел, поклонился им и спросил:

– Зачем вы звали меня, господа мои? Для  чего  надобно было мни придти к вам?

Они сказали:

– Дай нам место, длиною и шириною в 7 саженей; ибо, с Божиею помощью, хотим мы построить монастырь на той реке, где витаешь ты, пастырь добрый и делатель Христова винограда.

Князь поведал ему о случившемся с ним на Волге и обет свой, – как он обещал устроить монастырь на жительство инокиням. Блаженный же Евфимий сказал:

– О, князь!  Господня земля и   концы ее. Если   Богу  сие угодно – да будет  благословенно  место,  которое  ты требуешь для создания монастыря.

Князь поклонился блаженному Евфимию и дал ему в монастырь обильную милостыню. Затем, он избрал место на реке Каменке, против монастыря преподобного Евфимия. Здесь, с Божиею помощью, была построена деревянная церковь, во имя Пречистой Богородицы, в память славного Ее Покрова и устроена обитель10. Сие было в 1364 году. Старейшинство в обители епископ Иоанн вручил племяннице блаженного Евфимия, которую он перевел сюда из лавры святого великомученика Александра, находившейся в том же городе Суздале, на горе11. Спустя некоторое время, обитель посетил епископ Иоанн, похвалил и благословил ее и, поучив о пользе душевной, удалился в дом свой.

Так заботился святитель Иоанн о своем духовном стаде, приводя его на пажить духовную. И просиял сей святитель как звезда не только в Суздале, но и в дальних странах. Правя Богоугодно своею о Христе паствою, достиг он святолепной старости.

Оставив престол епископский12, удалился он в Боголюбскую обитель Пресвятой Богородицы13, где постригся в схиму и жил в непрестанном безмолвии.

Когда приблизилось время его блаженной кончины, святой Иоанн заболел, но ненадолго. В час разлучения с телом он причастился святых и пречистых Таин Тела и Крови Иисуса Христа, Господа нашего, и почил о Господе в 1373 году, октября месяца в 15-й день. Святые мощи его с песнопениями были перенесены в город Суздаль.

Когда в Суздале узнали о преставлении святого Иоанна, епископ Дионисий и прочие духовного и мирского звания люди вышли из города со свечами и кадилами на встречу мощам святого. Встретив их благоговейно, с честью положили их в соборной церкви Рождества Пресвятой Богородицы, на правой стороне, где они почивают под спудом нетленными и доныне, помогая и исцеляя приходящих с верою, во славу Христа Бога нашего, Ему же слава во веки.

В 1743 году, 27 октября, в день памяти святого мученика Нестора, при гробе святого Иоанна совершилось чудо.

После обычного благовеста к утрени, за три часа до рассвета, перед самым концом полунощницы, когда церковный сторож вышел из соборной церкви Рождества Богородицы, чтобы дать знак к звону, в церковь вошел человек босой и в одном распахнутом кафтане. Тотчас он устремился за правый столп, к ракам святых чудотворцев Иоанна и Феодора, епископов Суздальских, и воскликнул:

– Святителю, отче Иоанне, угодник Христов, помилуй меня. Затем он, рыдая, пал ниц.

Слыша необычный вопль пришельца, бывшие в храме священнослужители подошли к нему, подняли с земли и стали спрашивать, кто он, и какая причина вопля его. Он же со слезами поведал следующее:

– Зовут меня  Иваном  Васильевым Жинкиным, я из посада сего города; с марта месяца одержим я тяжелою болезнью – правая рука и левая нога отнялись у меня и язык перестал двигаться; ничего я не мог ясно сказать в то время; произнося глухие и неясные звуки, я давал знаки левою рукою. Вечером сего дня, лежа на одре моем, я начал плакать, поминая свои грехи, коими я прогневал Господа Бога. И стал я в уме моем призывать на помощь Матерь Божию, святая икона Коей была близ одра моего, и вместе с нею угодников Божиих, святителей и чудотворцев Иоанна и Феодора, епископов Суздальских, и преподобного чудотворца Сергия, игумена Радонежского. Все домашние мои в то время спали, ибо была уже глубокая ночь. Во время плача моего увидел я, что в комнате, где я лежал, воссиял свет. И вот явился муж, облеченный в светлую одежду. Став близ одра моего, он воздвиг руки свои к небу и молился:

– Милосердый Господи, помилуй создание Твое.

Слыша сие, я перестал ощущать в себе болезнь, и дерзнул вопросить явившегося:

– Кто ты, святой Божий.

Он же ответил:

– Я Иоанн, епископ Суздальский; иди в соборную церковь, где лежат мои мощи, и там получишь полное исцеление болезни твоей.

Я хотел припасть к честным и святым его ногам, но он тотчас стал невидим, исчез и свет, сиявший в жилище. Встав с одра, на коем лежал восемь месяцев, я почувствовал себя здоровым и тотчас пошел в соборную церковь, воздавая Божию угоднику благодарение.

Выслушав слова исцеленного, изумленные священнослужители послали церковного сторожа в дом его, бывший близ Васильевского монастыря, известить о происшедшем его домашних. Домашние исцеленного были весьма изумлены, не найдя его дома. Вскоре в соборную церковь пришли мать и жена его, принесли ему обычную одежду и возвестили находившимся там, что сей Иван действительно был одержим тяжкою болезнью, и что они не знают, как он исцелился. Падши ниц у святых мощей угодника Божия, они воздали с теплыми слезами великое благодарение святителю чудотворцу Иоанну и, отслужив молебен, удалились в дом свой.

Исцеленный же не пошел с ними, но пробыл три дня у соборной церкви, слушая со слезами пение церковное. Спустя три дня он очистил себя таинством покаяния пред отцом своим духовным, священником Васильевского монастыря, и, причастившись в монастыре Тела и Крови Христовых, удалился в дом свой, радуясь, славя и благодаря Бога и величая заступление и помощь великого святителя и чудотворца Иоанна, епископа Суздальского. Писание о сем чуде засвидетельствовал Иван подписью исцелевшей правой руки своей, с ним засвидетельствовали чудо и присутствовавшие тогда в храме священнослужители.

Тропарь Иоанну, еп. Суздальскому:
Управляя Церковь Божию Соборную и Апостольскую, / соблюдая заповеди Божия, / вельми добре упас стадо словесных овец; / зломысленным церковником молитвою своею прозрети повеле, / и научи, якоже прежде святый Леонтий, / поспешник спасению Русския земли, учитель Ростовский, / прежде связа и паки благослови; / тако святый епископ Суждальский, / напастем, притекающим к тебе, избавниче, чудотворче Иоанне, / моли Христа Бога спастися душам нашим.
________________________________________________________________________
1 Изложено на основании жития, составленного во второй четверти XVII века иноком Спасского Евфимиева монастыря Григорием, который пользовался местными преданиями и письменными источниками.
2 Борис – праправнук Андрея, сына св. Александра Невского.
3 Церковь сия построена в первые времена христианства в Суздале и перестраивалась несколько раз. Каменная церковь была заложена в 1221 году великим князем Георгием Всеволодовичем, обновлена в 1528 году. В церкви находятся раки с нетленными мощами святителей и чудотворцев Иоанна и Феодора, епископов суздальских. В алтаре церкви, за жертвенником, стоит крест, в подножии коего в серебряном ковчеге имеется часть животворящего древа Креста Господня. В церкви находится чудотворный образ Пресвятой Богородицы Одигитрии, именуемой Смоленскою. Образ сей был перенесен сюда во время епископства святого Иоанна из Городца.
4 1 Посл. к Коринфянам гл. 3, ст. 12.
5 Есть известия, что святой Иоанн усердно сеял семя слова Божия между мордвою, которая частью была покорена отцом великого князя Бориса, Константином.
6 Святой Дионисий Суздальский – основатель Печерского монастыря, в 5 верстах от Нижнего Новгорода. Святой Алексий митрополит поставил его во епископа Суздаля (первый или второй епископ после святого Иоанна). От патриарха Константинопольского святой Дионисий был посвящен во архиепископа и чрез два года в митрополита Киевского. Скончался в 1384 году; память его празднуется 26 июня.
7 Преподобный Евфимий, первый архимандрит созданного им Спасо-Евфимиевского монастыря в Суздале, преставился в 1406 году. Память его празднуется 1 апреля.
8 Святой Григорий, епископ города Агригента в Сицилии, прославился  таким обилием даров духовных, что одним прикосновением руки исцелял болезни. Память его празднуется 23 ноября.
9 На покрове, положенном на гроб святого Иоанна, в 1578 году княгинею Евпраксиею, супругою удельного князя Владимира Андреевича, вышит тропарь, в коем сказано: «Злоумышленным церковником молитвою скоро прозрети повеле и научи, яко же прежде св. Леонтий, – связа и паки благослови».
10 Преподобный Евфимий предсказал славу сей обители. Здесь впоследствии приняла пострижение супруга великого князя всея России Василия Иоанновича, Соломония, нареченная в иночестве Софиею. Пробыв в монастыре 17 лет, она скончалась в 1542 году, декабря 16. Мощи ее лежат в раке под спудом, под папертью Покровской церкви.
11 Девичий монастырь св. мученика Александра, по преданию основанный св. Александром Невским, в честь тезоименного ему святого.
12 После смерти князя Андрея Константиновича в 1365 году открылись сильные споры между братьями его, князьями Борисом и Дмитрием. Тогда Суздаль, Нижний Новгород и Городец были причислены к митрополичьей кафедре.
13 Близ города Владимира.
(по изл .свят.Димитрия Ростовского)

новомученики:

Свщмч. Симеона Конюхова пресвитера (1918),
Родился в 1853 году.
Служил в единоверческой церкви села Воробьево (Воробьи) Оханского уезда Пермской губернии.
27 сентября 1918 года после жестоких пыток и издевательств расстрелян.
Канонизирован 20 августа 2000 Архиерейским Собором Русской Православной Церкви
http://hl.mailru.su/cached?url=http%3A/ … ;d=6516018

Сщмч. Димитрия Касаткина пресвитера (1942).
ГодРождения=1884 .День смерти -28.10.1942 ДатаКанонизации=20061226
КемКанонизирован=Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г. Священный Синод,
Определение от 26 декабря 2006г.ПояснениеДатыПамяти=день мученической кончины (1942г.) 
Выписка из журнала заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 26
декабря 2006г.

Свт. Афанасия (Сахарова) исп., еп. Ковровского (1962).
http://s57.radikal.ru/i158/0910/b8/0cb6d8fc009d.jpg
Родился в 1887 году в селе Паревка Кирсановского уезда Тамбовской губернии в семье делопроизводителя гимназии.
Родился будущий епископ Афанасий (Сергей Григорьевич Сахаров) 2 июля (ст. ст.) 1887 года, в праздник Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне.

Родители Сергия, Григорий и Матрона, жили во Владимире. Отец, уроженец Суздаля, был надворным советником, мать происходила из крестьян. Их доброта и благочестие стали благодатной почвой, на которой взрастали духовные дарования их единственного сына. Нареченный в честь печальника земли Русской Преподобного Сергия Радонежского, будущий владыка глубоко воспринял беззаветную любовь к Церкви и Отечеству, которая так отличала Преподобного.

Детские и юношеские годы Сергия Сахарова прошли в древнем и святом граде Владимире-на-Клязьме.

Трудности и испытания в жизни Сергия начались с малолетства, став той жизненной средой, в которой он духовно мужал. Отца мальчик лишился в раннем возрасте, но в матери своей нашёл всё, что нужно было для достойного вхождения в жизнь. Она желала видеть его в монашеском, чине, и за это Сергий был признателен ей всю жизнь.

Сергий охотно ходил в приходскую церковь, никогда не тяготился продолжительностью церковных служб. Богослужение как высшая степень молитвы было главной любовью будущего владыки. Он с детства предощущал себя служителем Церкви и даже сверстникам своим дерзновенно говорил, что будет архиереем.

Благочестивый отрок легко выучился рукоделию, мог шить и вышивать даже церковные облачения. Это очень пригодилось ему в дальнейшем, во время ссылок и лагерей, когда он шил облачения и ризы для икон. Однажды владыка изготовил даже специальный походный антиминс, на котором литургисал для заключённых.

Начальное учение давалось отроку Сергию нелегко, но он не ослабевал в прилежании, и Господь щедро благословил Своего будущего служителя и исповедника. Владимирскую духовную семинарию, а затем и Московскую духовную академию он, неожиданно для всех, окончил весьма успешно. Впрочем, это не изменило его скромного и смиренного отношения к людям.

Особенно серьёзно будущий владыка углубился в вопросы литургики и агиологии. В богослужении находил он для себя особое богословие, будучи очень внимательным к тексту богослужебных книг. На полях личных богослужебных книг владыки можно найти множество примечаний, уточнений, разъяснений особо трудных слов.

Еще в Шуйском духовном училище Сергий Сахаров пишет свой первый литургический гимн — тропарь чтимой Шуйско-Смоленской иконе Божией Матери. Академическое его сочинение «Настроение верующей души по Триоди постной» уже свидетельствует о большой осведомленности автора в вопросах церковной гимнологии, которая осталась для него одним из главных увлечений на всю жизнь.

Первым учителем и духовным наставником Сергия был архиепископ Владимирский Николай (Налимов), оставивший по себе благоговейную память. Следующим педагогом стал известный богослов и строгий аскет, ректор Московской духовной академии епископ Феодор (Поздеевский), который и постриг его в храме Покрова Божией Матери с именем Афанасий, в честь Патриарха Цареградского. От руки владыки Феодора монах Афанасий получает посвящение сначала во иеродиакона, а потом и в иеромонаха. Но именно монашеский постриг владыка Афанасий ценил каким-то особым образом...

Церковные послушания владыки Афанасия начались с Полтавской духовной семинарии, где его сразу заметили как талантливого преподавателя. Но в полную силу учёного-богослова владыка вошёл в родной Владимирской семинарии, проявив себя убеждённым и вдохновенным благовестником слова Божия. Его вводят в Епархиальный совет, возлагают ответственность за состояние проповеди на приходах епархии. Он же заведует беседами и чтениями при Успенском кафедральном соборе, освещая многие злободневные вопросы тогдашнего времени.

Иеромонаху Афанасию было тридцать лет, когда в России произошла революция. В это время начали часто собираться так называемые «епархиальные съезды», на которых поднимали голову люди, враждебные вековым православным устоям русской жизни. Всё это требовало строгой церковной оценки и должного отпора.

В лавру Преподобного Сергия в 1917 году съехались представители всех российских мужских монастырей. На этом съезде иеромонах Афанасий (Сахаров) избирается членом исторического Поместного Собора Русской Церкви 1917-18 годов, где работает в отделе по богослужебным вопросам.

В это же время он начинает работу над знаменитой службой Всем святым, в земле Российской просиявшим, ставшей замечательным литургическим памятником его любви к нашей Святой Церкви. Иеромонаху Афанасию принадлежала мысль избрать для стихир на «Господи, воззвах» по одной стихире из Общей Минеи каждому лику святых, а в каноне расположить святых по областям. Каждая песнь канона завершалась, также по его идее, тропарем иконе Божией Матери, наиболее чтимой в этой области. Рассматривавший новую службу член Синода митрополит Сергий (Страгородский) внёс в неё составленный им самим тропарь «Яко же плод красный...». Подготовленный первый вариант службы рассматривал затем и Святейший Патриарх Тихон.

Революция пронеслась по России, как смерч, пролила море христианской крови. Новая власть начала грубое глумление над мощами святых угодников Божиих, истребление духовенства и разорение православных храмов. Верующий народ видел в непрекращающихся бедствиях в нашем Отечестве, гонениях на Церковь Христову исполнение грозных пророчеств о гибели Русского Царства, превращение его «в сброд иноверцев, стремящихся истребить друг друга» (святой праведный Иоанн Кронштадтский, слово 14 мая 1907 года).

В 1919 году в ходе антирелигиозной кампании началось глумление над тем, что особенно дорого Православию, — нетленными останками святых угодников. Во Владимире, как и в других русских городах, в агитационных целях прошла так называемая демонстрация вскрытых мощей народу: их выставляли на всеобщее обозрение в обнажённом виде. Чтобы пресечь надругательство, владимирское духовенство под руководством иеромонаха Афанасия, члена епархиального совета, установило в Успенском соборе дежурство. В храме стояли столы, на которых лежали святые мощи. Первые дежурные — иеромонах Афанасий и псаломщик Александр Потапов — ожидали народ, толпившийся у дверей храма. Когда открылись двери, иеромонах Афанасий провозгласил: «Благословен Бог наш...», в ответ ему раздалось: «Аминь» — и начался молебен Владимирским угодникам. Входящие люди благоговейно крестились, клали поклоны и ставили у мощей свечи. Так предполагаемое поругание святынь превратилось в торжественное прославление.

Вскоре Священноначалие ставит ревностного пастыря на ответственное место: его (уже в сане архимандрита) назначают наместником двух древних монастырей епархии — Боголюбского и владимирского Рождества Пресвятой Богородицы.

Важнейшим и переломным событием в жизни владыки Афанасия стало поставление его из архимандритов во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии. Произошло это в Нижнем Новгороде в день памяти преподобного Сампсона Странноприимца, 10 июля 1921 года. Возглавил хиротонию митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), будущий Патриарх Московский и всея Руси.

Главной заботой и болью святительского подвига владыки Афанасия было не противодействие властей, не разруха и даже не закрытие храмов и монастырей, а появление внутри Церкви нового раскола, известного под именем «обновленчества».

Семена обновленчества как раскольнического течения, призванного реформировать Российскую Православную Церковь, были посеяны задолго до октябрьского переворота. До революции псевдоправославные новации проникли в стены духовных школ, религиозно-философских обществ и были уделом некоторой части интеллигентствующего духовенства. Революционные власти использовали реформаторские идеи для раскола Церкви, но опирались они не на интеллигентствующее меньшинство, а на огромную массу конформистов и маловеров внутри церковной ограды, усвоивших в прежние времена почитание всякой власти кесаря — и самодержавной, и большевистской.

Противостояние святителя Афанасия обновленческому расколу — это не столько борьба с еретическими убеждениями, сколько обличение иудина греха — отступничества от Церкви Христовой, предательства её святителей, пастырей и мирян в руки палачей.

Святитель Афанасий объяснял своей, пастве, что раскольники, восставшие против канонического епископата, возглавляемого Патриархом Тихоном, не имеют права совершать Таинства, а потому храмы, в которых они совершают богослужения, безблагодатны. Он заново освящал осквернённые раскольниками церкви, увещевал отступников приносить покаяние вместе с приходом, обличая тех, кто не раскаялся. Запрещая общаться с обновленцами, чтобы усрамить их, он при этом просил не питать к ним злобы за захват ими православных святынь, так как святые, как говорил Преосвященный, всегда бывают духом только с православными.

Первый арест святителя произошел 30 марта 1922 года. Он положил начало многолетним тюремным мытарствам владыки Афанасия. Но, как это ни покажется странным, положение заключенного владыка считал более лёгким, чем положение тех, кто, оставаясь на воле, терпел бесчисленные притеснения от обновленцев. Он даже называл тюрьму «изолятором от обновленческой эпидемии». Путь владыки по тюрьмам и ссылкам был нескончаемым и изнурительным: тюрьмы: владимирская, Таганская в Москве, Зырянская, туруханская, лагеря: Соловецкий, Беломоро-Балтийский, Онежский, Мариинские в Кемеровской области, Темниковские в Мордовии...

9 ноября 1951 года окончился последний срок лагерных мытарств шестидесятичетырехлетнего святителя. Но и после этого его держали в полной неизвестности о дальнейшей судьбе, а затем в принудительном порядке поместили в дом инвалидов на станции Потьма (в Мордовии), где режим почти не отличался от лагерного.

Архипастыря могли арестовать прямо в дороге, как случилось однажды при объезде им Юрьев-Польского уезда. В 1937-38 годах его неоднократно, арестовав, готовили к немедленному расстрелу.

В начале Великой Отечественной войны владыку отправили в Онежские лагеря Архангельской области пешим этапом, причём свои вещи заключённые несли на себе. В результате тяжёлой дороги и голода владыка так ослабел, что всерьёз готовился к смерти...

Онежские лагеря сменились бессрочной ссылкой в Омской области. В одном из совхозов возле городка Голышманово владыка работал ночным сторожем на огородах. Затем был переселен в город Ишим, где жил на средства, присылаемые друзьями и духовными чадами.

Зимой 1942 года епископа Афанасия неожиданно этапировали в Москву. Следствие длилось полгода. Допрашивали около 30 раз, обычно ночами. Обычно допрос шёл часа четыре, но однажды продолжался целых девять часов. Иногда за четыре часа допроса мог быть написан всего один лист протокола, а иногда — больше десяти листов... Ни разу на допросах владыка не только никого не выдал, но и не совершил самооговора.

Но вот объявлен приговор: 8 лет заключения в Мариинских лагерях Кемеровской области, прославившихся своей жестокостью. Работы для «идейных врагов соввласти» назначались самые тяжёлые и грязные.

Летом 1946 года владыка был вновь этапирован в Москву для нового следствия по ложному доносу. Но вскоре доносчик отказался от своих показаний, и Преосвященного отправили в Темниковские лагеря Мордовии отбывать срок до конца. Физически он был уже слаб и мог заниматься только плетением лаптей. Через два года владыку отправили в Дубровлаг (в той же Мордовии), где по возрасту и состоянию здоровья он уже не работал.

Однако ни при каких обстоятельствах владыка не терял веры в Бога и чувства великой к Нему благодарности. Еле живой после пыток, сдерживая стон, святитель часто говорил близким людям: «Давайте помолимся, похвалим Бога!» И первым запевал: «Хвалите имя Господне». И пение это его оживляло. Вновь пришедших узников владыка ободрял: «Не падай духом. Господь сподобил тебя, по Своей великой милости, немного за Него пострадать. Благодари Бога за это!»

Лагерные работы были всегда изнурительными, а часто и опасными. Однажды владыку Афанасия назначили инкассатором, чем он очень тяготился. Вскоре у него похитили тысячу рублей, о чём пришлось доложить начальству как о собственной недостаче. Не разбираясь в деле, власти тут же наложили на заключенного тяжёлые взыскания...

На Соловках владыка Афанасий заразился тифом. Ему угрожала смерть, но Господь явно хранил Своего страдальца, и владыка выжил буквально чудом.

Но при этом постоянном утомлении владыка видел духовную пользу — возможность проявить силу своей веры. Он неизменно держался устава Святой Церкви, никогда не прерывал молитвенного правила, молясь не только келейно, но и в обществе своих сокамерников. Даже в лагере он строго держал посты, находя возможность готовить постную пищу.

С окружающими владыка держался просто и задушевно, находил возможность духовно утешать тех, кто «с воли» обращался к нему за поддержкой. Никогда нельзя было увидеть его праздным: то он работал над литургическими заметками, то украшал бисером бумажные иконки святых, то ухаживал за больными.

7 марта 1955 года епископа Афанасия освободили из Потьминского инвалидного дома, который своим лагерным режимом окончательно подорвал его здоровье. Вначале владыка поселяется в городе Тутаеве (Романов-Борисоглебск) Ярославской области, но затем выбирает для места жительства поселок Петушки Владимирской области.

Хотя с этого времени владыка формально был на свободе, власти всячески сковывали его действия. В Петушках, например, ему разрешали совершать богослужения только при закрытых дверях храма и без архиерейских регалий.

В 1957 году прокуратура Владимирской области вновь рассмотрела дело 1936 года, по которому проходил владыка Афанасий. Владыка был допрошен на дому, приведённые им в свою защиту доводы не были признаны убедительными. Реабилитации не состоялось...

Утешением для владыки были богослужения в Троице-Сергиевой лавре — ведь он, помня свой монашеский постриг в её стенах, всегда считал себя в числе её братии. Несколько раз владыка сослужил Святейшему Патриарху Алексию (Симанскому), а 12 марта 1959 года участвовал в хиротонии архимандрита Никона (Лысенко) во епископа Уфимского.

На одном из богослужений владыки Афанасия молящиеся заметили, что во время Евхаристического канона он ходил над полом храма, его как будто плавно выносила из алтаря какая-то волна...

Владыка Афанасий тяжело переживал новый этап либеральных гонений на Церковь в период «оттепели», умножал молитвы русским святым и Матери Божией — Покровительнице Руси. Он даже свой уход на покой стал рассматривать как уклонение от борьбы с наступающим злом и хотел просить назначения викарным епископом, но подорванное здоровье не позволило продолжить общественное служение. Как бы тяжела ни была жизнь владыки Афанасия, он никогда не унывал. Напротив, в тюрьмах, лагерях, ссылках он преисполнялся какой-то удивительной энергии, находя спасительные для души занятия. Именно там, в застенках, возникла удивительная в литургическом смысле служба Всем русским святым. Она получила свою законченность после обсуждения с иерархами, которые были заключены вместе с владыкой Афанасием.

Одним из иерархов был и архиепископ Тверской Фаддей, прославленный Церковью как священномученик. И вот 10 ноября 1922 года в 172-й камере Владимирской тюрьмы впервые было совершено празднование Всем русским святым по исправленной службе.

Смерть матери побудила владыку не только к горячим сыновним молитвам о ней, но и к написанию фундаментального труда «О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви», который был высоко оценен митрополитом Кириллом (Смирновым).

В августе 1941 года Преосвященный Афанасий составил «Молебное пение об Отечестве», исполненное глубокого покаяния и необычайной молитвенной силы, обнимающее все стороны жизни нашего Отечества. В периоды заключений владыкой были составлены молебные пения «О сущих в скорбях и различных обстояниях», «О врагах, ненавидящих и обидящих нас», «О сущих в темницах и заточении», «Благодарение о получении милостыни», «О прекращении войн и о мире всего мира»...

Святитель Афанасий поистине пел Богу «дондеже есмь» (Пс. 45, 1), пел даже во вратах смерти, и Господь сохранил Своего служителя для любимых им Церкви и Отечества.

Годы исповедничества веры Христовой в лагерях и тюрьмах, как бы ни были они тяжелы и ужасны, стали на жизненном пути владыки Афанасия не потерей, а приобретением. Они стяжали его смиренной душе тот благодатный свет духа, которого так недостает миру. На этот внутренний свет сразу со всех сторон потянулись люди, каждый со своими наболевшими жизненными вопросами. И люди эти встречались с человеком чистой души, наполненной непрестанной молитвой.

Никто никогда не слышал от владыки ни слова ропота на тюремное прошлое. Каждого пришедшего встречал он незлобием, добротой, участием и любовью. Он делился с каждым своим богатым жизненным опытом, раскрывал смысл Евангелия и житий святых угодников Божиих, помогал пастырям приводить пасомых к истинному покаянию.

Святитель любил в жизни всё прекрасное, видя в нем отблеск вечности, и умел находить это прекрасное повсюду. Живя в Петушках, владыка получал до 800 писем в год, поддерживая переписку со многими бывшими соузниками, скорби которых переживал как свои. К Рождеству и Пасхе он посылал по 30-40 посылок нуждающимся в помощи и утешении.

Духовные дети владыки Афанасия вспоминают, как он был прост и внимателен в общении, как ценил самую малую услугу, за которую всегда старался отблагодарить.

Живя скромно, он почти не обращал внимания на внешность людей. Не любил славу и честь людскую, учил творить добро только во славу Божию, чтобы не лишиться будущего воздаяния. Наставлял, что таланты — это дар Божий и ими нельзя гордиться.

Однажды на вопрос «Как спастись?» он ответил: «Самое главное — это вера. Без веры никакие самые лучшие дела не спасительны, потому что вера — фундамент всего. А второе — это покаяние. Третье — молитва, четвертое — добрые дела. И хуже всякого греха — отчаяние». К покаянию владыка учил прибегать как можно чаще, сразу, как только осознается грех, — очищать душу слезами покаяния.

Молитва заполняла всю жизнь святителя и была такой живой и сильной, что молящиеся с ним отрешались от всего земного. И многие по его молитве получали скорую помощь. Владыка часто говорил, что в трудных случаях жизни надо молитвенно прибегать к тому святому, чьё имя ты носишь. Молитвенному обращению к нашим заступникам — святым Православной Церкви — он вообще придавал особое значение. Прозорливость свою владыка скрывал, обнаруживая её в исключительных случаях и только ради пользы ближних, к нуждам которых никогда не оставался равнодушным и чьи немощи нёс так терпеливо...

Еще в августе 1962 года владыка Афанасий начал говорить, что ему пора умирать. Когда однажды ему ответили, что близкие чада не перенесут разлуки с ним, он строго заметил: «Разве можно так привязываться к человеку? Этим мы нарушаем свою любовь ко Господу. Не одни ведь, а с Господом остаетесь».

За несколько дней до блаженной кончины владыки Афанасия из Лавры приехали наместник архимандрит Пимен, благочинный архимандрит Феодорит и духовник игумен Кирилл, что очень обрадовало Преосвященного. Это был канун пятидесятилетия его монашеского пострига. В самый день, в четверг, владыка был особенно благостным, благословляя всех присутствующих.

Но вот приблизилась смерть. Владыка уже не мог говорить, погруженный в молитву. Однако в пятницу вечером он тихо сказал в последний раз: «Молитва вас всех спасет!» Затем написал рукой на одеяле: «Спаси, Господи!»

В воскресенье 28 октября 1962 года, на память святителя Иоанна Суздальского святитель тихо предал свой дух Богу. Он предсказал этот день и час заранее...
Житие по книге: Житие святителя Афанасия, епископа Ковровского, исповедника и песнописца. М.: «Отчий дом», 2000. С. 3-21.
Его Книга "Молитва всех вас спасет"  http://www.krotov.info/acts/20/1950/saharov_00.htm

Молите Бога о нас грешных ,все ныне поминаемые Угодники Божии!!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(Лк. 9, 12-18). Чудное насыщение народа в пустыне - образ насыщения верующих во св. причащение Пречистым Телом и Пречистой Кровью Господа. Господь сидит особо; народ рассажен рядами; апостолы посредствуют, получают хлеб и раздают. Так и ныне: верующие все разделены на группы - малые частные церкви, в которых Господь, невидимо присутствуя, раздает Свое Тело и Кровь, через апостольских преемников. Как тогда апостолами, так теперь преемниками их говорит Он: "вы дайте им есть". Как тогда, так и теперь народ верующий неотступно предстоит Господу в посте, слушании слова и молитвенном взыскании исцеления от грехов, когда готовится приступить к Божественным Тайнам. Так предначатое в явлении Господа таинство продолжается доселе и будет продолжаться до скончания века. И в будущем веке будет своего рода причащение, ибо Господь обещает дать вкусить от манны сокровенные и от древа животного (Апок. 2, 7 и 17). И в земном раю, для прародителей устроено было свое таинственное причащение - вкушение от древа жизни; в ветхозаветной же церкви образ его - вкушение пасхального агнца. Таким образом, таинственное причащение началось с родом человеческим, было и будет с ним во веки вечные, в разных видах, но одном значении - приискреннего общения с Господом; ибо "в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков" (Ин. 1, 4). Созданным по образу Божию и надлежит быть в таком общении с Тем, "Который есть сияние славы и образ ипостаси Отчей" (Евр. 1, 3).
***********************************************************************************************************************************
Лето Господне

  "Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым - прозрение, отпустить измученных на свободу. Проповедывать лето Господне благоприятное"
(Лк. 4, 18, 19; Ис. 61, 1, 2)

И до сего дня служители Христа посылаются Им с тою же вестью всему человечеству. Приняв от Него эту проповедь, они должны также "Проповедывать лето Господне благоприятное".
Господь в Своем милосердии не громит угрозами отступивших от Него грешников, а посылает им слова любви и прощения, открывая перед ними путь к небу Двери рая широко раскрываются для всякого кающегося нелицемерно. Может войти и нищий, богатство там не требуется. Может войти и неученый наравне с самым просвещенным, если только он научился любить своего Спасителя и уповать на Него. Но это еще не все, проповедь обращается и к "сокрушенным сердцем"; много их на этой несчастной земле. И не перечислить все множество причин, сокрушающих сердца людей в течение их жизни.
Знаешь ли ты, читающий эти строки, что значит сокрушенное сердце? Твоя скорбь из таких ли, которую не может утешить ни одно человеческое слово? Твоя рана из тех ли, которым нет исцеления? Жив Тот, Кто сказал: "Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас" (Мф. 11, 28). "Я с тобою, не смущайся, ибо Я Бог твой: говорю тебе, не бойся, Я помогаю тебе!" (Ис. 41, 10, 13). Жив Спаситель, "взявший на Себя наши немощи и понесший наши болезни" (Ис. 53, 4)! Он может тебя утешить, дать тебе, слепому, прозреть - отпустить тебя "измученного на свободу".
Но есть еще другого рода скорби - скорби о грехе, когда совесть пробуждается в нас. Царь Давид испытал это, апостол Павел также, и все искренно кающиеся знают эту гнетущую скорбь. Господь один может дать нам почувствовать весь ужас нашего греха, и тогда-то, дав нам понять, что в себе мы не найдем избавления от этого зла, Он указывает нам на единственный источник исцеления. Мы понимаем, что для каждого из нас есть прощение и примирение через кровь Иисуса Христа. Для нас пришел и пострадал Он. Нам возвещен мир - "дальним и близким" (Ефес. 2, 1), у нас есть любящий Отец Небесный. "Се Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира" (Ин. 1, 29), Он берет и твой грех, грех каждого, грядущего к Нему с полною верою; Он - Бог любви, готовый быть твоим утешением, твоей опорой, твоим прибежищем навек.
Далее: "проповедывать пленным - освобождение, отпустить измученных на свободу". Всех нас, порабощенных греху, опутанных, быть может, и бессознательно, цепями злого духа, пришел освободить Сын Божий и вырвать из власти сатаны. "Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете" (Ин. 8, 36). И если мы не всегда сознаем эту безграничную свободу, возвышающую нас над всеми земными мелочами и дрязгами, то не обратится ли и к нам упрек апостола Иакова: "не имеете, потому что не просите" (Иак. 4, 2). Просите, просите горячо, неотступно, чтобы Господь излил на вас богатые дары Святаго Духа. "Дарую им благословение, и дождь буду ниспосылать в свое время; это будут дожди благословения" (Иезек. 34, 26).
Да исполнится слово это в наши дни. "Господи, научи нас молиться!" (Лк. 11, 1). И не будем ограничивать молитву нашу узкими человеческими понятиями, а будем просить о ниспослании нам благодати. Когда благодать эта проникнет глубоко в нашу душу, тогда мы почувствуем, что действительно свободны и всецело принадлежим Христу.

из истории дня:
В 1700 г. скончался последний (до соборного Патриарха - Святейшего Синода) Патриарх Московский и Всея Руси Андриан

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

83

Во славу Божию и на пользу ближнего !
29 Октября  -Память: .

Мч. Лонгина сотника, иже при Кресте Господни (I).

http://s47.radikal.ru/i115/0910/7b/7f5f805e2858.jpg

Когда Господь наш Иисус Христос, по неизреченной Своей милости, благоволил спасти нас от погибели Своим вольным страданием, крестом, смертью и воскресением, тогда один сотник, по имени Лонгин, родом из Каппадокии, находясь под властью Пилата, был приставлен со своими воинами служить при страдании и распятии Иисуса Христа. Увидав чудеса, бывшие при кресте Христовом: землетрясение, затмение солнца, открывшиеся гробы и восставших из них мертвецов и распадение камней, сотник Лонгин исповедал, что Христос есть Сын Божий. О сем событии Божественный евангелист Матфей так говорит: "Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий" (Мф.27:54. Ср. Мрк.15:39 и Лк.23:47). Так свидетельствует об уверовавшем во Христа сотнике Лонгине Божественное Евангелие. Предание же церковное к засвидетельствованному в Евангелии прибавляет, что Лонгин был тот воин, который пронзил ребра распятому Господу Иисусу Христу, и от истекшей крови и воды получил исцеление больных глаз своих. Тот же Лонгин был и в числе стражей, приставленных Пилатом к Животворящему телу Иисуса Христа, лежавшему во гробе. Когда же Господь преславно воскрес от гроба и Своим чудным восстанием навел на стражу ужас1, тогда Лонгин и два воина окончательно уверовали во Христа, и сделались проповедниками Воскресения Христова, – ибо они возвестили Пилату и архиереям обо всем происшедшем. Архиереи и старейшины, устроив совещание, дали воинам довольно денег, чтобы они утаили о воскресении Христовом и сказали, что ученики Христа, пришедши ночью, украли Его, когда они спали (Мф.28:11-13). Однако Лонгин денег не взял и утаить чуда не захотел, но еще усерднее стал свидетельствовать о нем, и свидетельство его было истинно. Посему Пилат и все иудейское сонмище возненавидели Лонгина, и весь гнев свой, который они прежде имели на Христа, обратили теперь на Лонгина. Лонгин открыто проповедовал о Христе, что Он есть Истинный Бог, и что он, Лонгин, был самовидцем животворящей смерти Его и воскресения. За сие свидетельство Лонгин подвергся ненависти и гонению со стороны врагов Иисуса Христа, которые стали изыскивать причину, чтобы погубить его, но, не находя за ним вины, не решались, потому что Лонгин был старейший из воинов, человек честный и известный самому кесарю. Когда же Лонгин узнал об их злом намерении, то восхотел лучше быть отверженным от них и остаться со Христом, чем жить в селениях Иудейских. Он оставил свой воинский сан, одежду и пояс и, взяв двоих друзей своих, которые имели такую же ревность по Христе, уклонился от народного общения и посвятил себя на служение Единому Богу. Приняв крещение от святых апостолов, Лонгин в скором времени оставил Иерусалим и пошел со своими друзьями в Каппадокию; там он стал проповедником и апостолом Христовым, и многих обратил от заблуждения к Богу. Затем, оставив город, Лонгин стал жить в селении своего отца, проводя безмолвную жизнь – в посте и молитвах.

Вскоре сделалось известным всему собранию иудейскому в Иерусалиме, что Лонгин распространяет свое учение по всей Каппадокии и проповедует о воскресении Христовом. Тогда архиереи и старейшины иудейские, исполненные зависти и гнева, пошли к Пилату со многими дарами и стали просить его отправить послание кесарю в Рим с извещением о том, что Лонгин отвергнул от себя воинский сан, отказался от подчинения римской власти и возмущает в Каппадокии народ, проповедуя им о другом царе. Пилат, приняв дары, согласился на просьбу иудеев и отправил к кесарю Тиверию2 послание, заключающее в себе сильную клевету на Лонгина. Вместе с этим письмом Пилата, евреи послали от себя много золота кесарю и тем самым купили смерть святому Лонгину: ибо вскоре от кесаря Тиверия пришло повеление предать Лонгина смерти, как противника кесарю. Пилат тотчас же послал воинов в Каппадокию, чтобы отсечь голову Лонгина и принести ее в Иерусалим для удостоверения еврейского сонмища в смерти Лонгина. По просьбе иудеев Пилат повелел также убить и тех двух воинов, которые вместе с Лонгином оставили воинский сан и там же в Каппадокии с ним вместе проповедовали Христа.

Когда посланные дошли до страны Каппадокийской, то стали усердно расспрашивать о Лонгине, где он живет; узнав, что он пребывает в селении своего отца, они поспешили туда, стараясь показать, что отыскивают Лонгина не на убиение, а как бы для оказания ему некоторой почести. Они боялись, чтобы Лонгин не избежал их рук и чтобы им не возвратиться к пославшим их ни с чем; посему-то они и хотели тайно схватить его.

Между тем святой Лонгин, по откровению Божию, узнал о готовившемся ему венце мученическом. Он вышел сам навстречу посланным от Пилата и любезно приветствовал их. Те же, не зная его, спрашивали:

– Где Лонгин, который некогда был сотником?

– Зачем вам его нужно? – спросил их с своей стороны Лонгин.

– Мы слышали, – отвечали воины, – что он человек добрый, и хотим посетить его; мы воины, а он был сотником воинов, – поэтому мы и хотим видеть его.

Тогда Лонгин сказал:

– Прошу вас, господа мои, зайдите ко мне в дом и отдохните немного с дороги, а я извещу Лонгина о вас, ибо я знаю, где он живет, и тогда он сам придет к вам, так как живет недалеко отсюда.

Воины зашли к Лонгину, и, он предложил им обильное угощение. Когда же настал вечер и воины сильно развеселились от вина, то они рассказали Лонгину, зачем они посланы. Но предварительно просили его и взяли с него клятву, что он никому не передаст этой тайны; воины боялись, чтобы кто-нибудь не рассказал Лонгину и чтобы он не убежал от них; при этом они сказали ему:

– Мы посланы отсечь головы Лонгину и двоим друзьям его, ибо такое пришло повеление к Пилату от кесаря.

Лонгин, услыхав, что и друзей его ищут умертвить, послал за ними скорее, приглашая их к себе; сам же не хотел сказать воинам, – пока не придут его друзья, – что он и есть сам Лонгин. Когда воины уснули, Лонгин стал на молитву, и всю ту ночь усердно молился Богу, приготовляясь к смерти. С наступлением утра, воины, торопясь отправиться в путь, просили Лонгина указать им того, кого они ищут. Тогда Лонгин сказал им:

– Подождите немного, господа мои, – я послал за ним, и он немедленно придет к вам: поверьте мне, что тот, которого вы ищете, сам предаст себя в руки ваши, – только немного подождите.

Затем Лонгин узнал, что друзья его идут: тотчас он вышел к ним на встречу и, поцеловав, обнял их и сказал:

– Радуйтесь, рабы Христовы, мои же соратники, радуйтесь вместе со мною, ибо приблизилось веселие наше, – наступило время разрешения нашего от плотских уз; вот теперь мы вместе предстанем Господу нашему Иисусу Христу. Мы видели Его страдающим, распятым, погребенным и воскресшим со славою; теперь же увидим сидящим одесную Бога, и насытимся лицезрением славы Его.

Сказав сие своим друзьям, Лонгин рассказал им, что от Пилата и синедриона иудейского пришли воины, чтобы умертвить их за свидетельство о воскресении Христовом. Услыхав сие, они возрадовались, что сподобятся быть причастниками венца мученического и скоро предстанут Господу своему, Коего они возлюбили от всей души. Приведя, затем, своих друзей к воинам, Лонгин сказал:

– Вот вам Лонгин и два друга его! Я – Лонгин, которого вы ищете; сии же – два мои друга, со мной вместе видевшие воскресение Христово и уверовавшие; делайте с нами, что вам повелено пославшими вас.

Услышав сие, воины изумились и сначала не поверили, что перед ними сам Лонгин; затем, удостоверившись в истине сего, они устыдились и не желали умерщвлять своего благодетеля. Но Лонгин понуждал исполнить повеленное, сказав при сем:

– Вы ничем не можете лучше отблагодарить меня за мою любовь к вам, как послать меня к Господу моему, Коего я давно желаю видеть.

Облекшись затем в белые погребальные ризы и указав рукою на близ лежащий холм, Лонгин повелел домашним своим похоронить там тело его и двух друзей своих. После сего, помолившись и отдав всем последнее целование, Лонгин и два друга его3 преклонили под меч главы свои. Воины, усекнув их, взяли с собой главу святого Лонгина и ушли; тела же святых были погребены с честью на том месте, которое указал сам святой Лонгин.

Придя в Иерусалим, воины принесли туда честную главу святого Лонгина и отдали ее Пилату для удостоверения его и всего сонмища иудейского в убиении Лонгина. Пилат и иудеи, увидав главу святого, повелели бросить ее за городом, и она долго лежала там вместе с сором, пока не была засыпана пылью.

Господь же "хранит все кости" (Пс.33:21) угодников Своих, сохранил в целости и главу святого Лонгина, находившуюся в сору.

И когда Господь захотел прославить Своего раба на земле пред людьми, которого уже прославил на небе пред ангелами, то открыл главу святого таким образом. Одна женщина, христианка, вдова из Каппадокии, ослепла обоими глазами и долго искала помощи от врачей, но не получала. После сего она вздумала пойти в Иерусалим – поклониться святым местам и искать там помощи Божией ослепшим своим глазам. Взяв своего единственного сына, она отправилась с ним в путь. Но дойдя до святых мест, сын ее заболел и чрез несколько дней умер; вдова та была горько опечалена смертью сына: она плакала о двойной потере, ибо лишилась и очей и сына, который был как бы светом для ее очей и проводником для нее. И вот, когда вдова та горько и неутешно плакала, ей явился в видении святой Лонгин и утешил ее, обещав ей, что она увидит своего сына в небесной славе и получит свет очам своим. Он рассказал ей все о себе: как он был при страдании, распятии, погребении и воскресении Христовом, как, затем, проповедовал в Каппадокии Христа и пострадал за Него со своими друзьями. При этом он повелел ей идти за город и найти там его главу, лежащую в сору и засыпанную пылью.

– Тебе предназначено, – сказал при сем святой Лонгин, – обрести ее для твоего исцеления.

Утешившись от печали, вдова встала и попросила проводить ее за город; когда же туда вели, она сказала провожавшим ее:

– Где увидите большую кучу наметенного сора, там меня и поставьте.

Они так и сделали. Найдя большое количество наметенного сора, они привели ее туда, и она начала своими руками разгребать сор и раскапывать пыль: хотя она и ничего не видала глазами, но имела великую веру словам, сказанным ей в видении святым Лонгином. И тотчас же, по усмотрению Божию, она получила то, чего искала и внезапно увидела свет солнечный; ибо глаза ее открылись и она увидела главу святого, лежащую в пыли. Вдова та обрадовалась не столько тому, что увидала свет солнечный, сколько тому, что нашла главу святого, благодаря которой получила прозрение. И прославляла она Бога и величала раба Его – святого Лонгина.

Взяв и облобызав главу святого, женщина с радостью понесла ее в свой дом; омыла ее, помазала благовонными мазями, и так возрадовалась о нахождении сего духовного сокровища, что забыла печаль свою об умершем сыне. В следующую ночь святой Лонгин опять явился ей в великом свете, ввел сына ее к ней, в блестящей брачной одежде, и любезно и отечески обняв его, сказал вдове:

– Смотри, жена, на своего сына, о котором ты печалишься и плачешь: вот, какая честь и слава ему, – смотри на него и утешайся. Бог причислил его к небесным чинам, которые находятся во Царствии Его. Я же теперь взял его от Спасителя, и он никогда не будет удален от меня. Вот, возьми мою главу и тело своего сына, и похорони их в одном ковчеге, и не плачь о своем единственном сыне, и да не смущается сердце твое, ибо великая слава, радость и нескончаемое веселие дано ему от Бога4.

Когда женщина услыхала сие, то поспешно встала и положила главу мученика в один ковчег с телом своего умершего сына и затем возвратилась к себе домой, прославляя и восхваляя Бога. Достигнув своего отечества, она похоронила на честном месте тело своего сына и главу мученика, помыслив так при сем:

– Теперь я знаю, что "любящим Бога, призванным по [Его] изволению, все содействует ко благу" (Рим.8:28): я искала исцеления очам телесным, а нашла вместе с тем и исцеление очам душевным. Я была одержима скорбью о смерти моего сына, теперь же имею его на небе, предстоящим Богу во славе, с пророками и мучениками; с ними он всегда радуется и с Лонгином в Царствии Христовом носит крест – знамение победы, посреди ангелов, и как ученик Лонгина радостно воспевает: "воистинну Божий Сын сей бе" и есть и будет. Царство Его – Царство всех веков и владычество Его во всяком роде и роде. Слава Ему во веки. Аминь5.

Тропарь,глас 4
Мученик Твой, Господи, Лонгин,/ во страдании своем венец прият нетленный от Тебе, Бога нашего:/ имеяй бо крепость Твою,/ мучителей низложи,/ сокруши и демонов немощныя дерзости./ Того молитвами// спаси души наша.

Кондак, глас 4:
Весело возрадовася церковь, в память днесь приснопамятнаго страдальца Лонгина, взывающи: ты моя держава, Христе, и утверждение.
________________________________________________________________________

1 О сем событии евангелист так говорит: "Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем... устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые" (Мф.28:2, 4).
2 Тиверий царствовал с 14 по 37 г. При нем распят Господь Иисус Христос.
3 По древним известиям, это были Исавр и Афродисий; память их 19 апреля.
4 О чудесах от мощей св. Лонгина говорит прп. Феофан в службе мученику (см. Минею октябрь, 16-е число).– Честная рука св. Лонгина Сотника находится в Риме, в Ватиканского соборе апостола Петра.
5 Писателем жития святого Лонгина был св. Исихий, пресвитер Иерусалимский († 434 г.), который нашел акты мученика в библиотеке св. Воскресения и по ним составил свое описание, из которого видно, что мученик усекнут 16 октября.
(по изл.свят.Димитрия Ростовского)

Прп. Лонгина, вратаря Печерского (XIII-XIV)
http://s45.radikal.ru/i108/0910/42/af8910676592.jpg
Преподобный отец наш Лонгин славился великим послушанием и святостью жизни. Усердно охраняя монастырские ворота, он всецело внимал движениям своего сердца. По его заботливости никакой враг не входил в святую обитель; тем более не входила в его сердце никакая суетная мысль или страсть. От врат земных он обращал душевное свое око к вратам небесным, к Царствию Божию, помышляя о том, как войти в него. Чтобы войти в небо, необходимо стяжать теснейшее единение с Господом, Который сказал: Аз есмь дверь; Мною аще кто внидет, спасется (Ин. 10, 9). Это Божественное общение со Христом имел преподобный Лонгин. Благодать Божия, сущая в нем, обнаруживалась разными дарованиями и действиями духовными. Преподобный отец являл в себе дар прозорливости; ибо духовным своим оком видел дела и мысли входящих во святую обитель и исходящих из нее. Одобряя добродетельных в их добрых предприятиях и делах он возбуждал в них ревность к добродетельной жизни.

   А обличая грешников в их грехах и угрожая им судом Божиим за неисправление, он приводил их к покаянию. В глубокой старости он переселился ко Господу. Память его празднуется 16 октября.

Надпись на пещерной доске гласит: «…свято и праведно проходя монастырское послушание, сицеваго от Всеведца Бога сподобился дара чудотворения, яко ведал приходящих в монастырь и исходящих мысли сокровенныя…»
http://s51.radikal.ru/i133/0910/af/0c064dc27437.jpg
Мощи его почивают в Дальних (Феодосиевых) пещерах, при выходе уже из означенных пещер в входную (в пещере же) часовню. Память его совершается совместно с преподобными Дальних пещер 10 сентября, особо 29 октября, ради дня его тезоименитства, и во 2-ю Неделю Великого поста.

Тропарь Лонгину, вратарю Печерскому, в Дальних пещерах
Преподобне и Богоблаженне отче Лонгине, /
врат монастырских опасный хранителю, /
опаснейший же и неусыпный своих чувствий /
от всякаго мирскаго суетствия затворителю, /
моли нарекшаго Себе дверь Господа Славы, /
да отверзет нам дверь милости Своея.
(http://www.aksobor.ru/zhitya11.php)

Преподобные Иоанн и Лонгин Яренгские (1544-1545).
http://i055.radikal.ru/0910/19/9701d4ff2600.jpg
   О жизни этих святых не известно практически ничего. Они были простыми послушниками (даже не монахами, а "бельцами" ) Соловецкого монастыря1. Произошло это в ту пору, когда настоятелем Соловецкой обители был игумен Филипп (Колычев), впоследствии Московский митрополит, принявший мученическую смерть при царе Иване Грозном. "Проводя жизнь в строгом посте и внимании к своей совести, они были усердными исполнителями воли своего игумена". Грамоте не учились. Слыли людьми простыми, но глубоко верующими. Внутренняя жизнь их осталась тайной даже для их современников и собратий по монастырю.

Послушания, которые они выполняли в Соловецком монастыре, были "чернорабочими", связанными с физическим трудом: строительством, перевозкой по морю в обитель различных необходимых туда грузов.

В 1561 году, возвращаясь в монастырь на судах, нагруженных строительными материалами для обители, преподобные Иоанн и Лонгин попали в бурю и утонули. Тела их были найдены на побережье не тленными, в 120 верстах от монастыря, и похоронены в селении Яренге. От мощей их стали совершаться чудеса.   В 1625 году инок Илия Телов донес патриарху Филарету о чудесах, совершающихся при мощах праведников. Вследствие сего Новгородским митрополитом Макарием предписано произвести на месте точное исследование о чудесах святых Иоанна и Лонгина. Разыскание оправдало донесение инока Илии. Слава чудес, совершавшихся при мощах, привлекла к ним несколько иноков, которые построили себе келлии и положили основание обители. над могилами их построили часовню, а впоследствии - храм в честь святителя Николая Чудотворца. При церкви этой образовался небольшой мужской монастырь. "В 1635 г. Яренгский монастырь со всеми землями и угодьями селения Яренги, по ходатайству патриарха Иоасафа, грамотою царя Михаила Федоровича, отдан был в ведение Соловецкого монастыря". Именно с этим, а также с тем, что "яренгские чудотворцы Иоанн и Лонгин труждалися в древние лета в Соловецком монастыре", было связано то, что в первой половине XVII века в Яренгской обители был построен храм в честь преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев. При этом "в 1638 г. состоялось торжественное перенесение мощей угодников Божиих из старой Никольской церкви во вновь созданный в Яренге храм во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких". На левой стороне храма были положены мощи Лонгина. На правой - Иоанна.

В 1764 г. Яренгский монастырь был закрыт. А церковь в честь преподобных Зосимы и Савватия стала приходским храмом. В церковном календаре на 1998 год, изданном Соловецким монастырем, сообщалось следующее: "В настоящее время мы не располагаем какими-либо сведениями о дальнейшей судьбе святых мощей Иоанна и Лонгина Яренгских, Соловецких чудотворцев".

Тропарь общий преподобным Иоанну и Лонгину, Яренгским
Тропарь, глас 8:
     Яко звезды многосветлыя, от юности возсиявше, освятили есте сердца верных пренесением честных мощей ваших, добродетельми чудес ваших, во плоти, яко бо ангели на земли, показастеся, пощением насаждени бысте, яко древо при водах воздержания, напоени струями слез ваших, и скверну омысте, сего ради явистеся приятелище Божия Духа, Иоанне и Лонгине, молите Христа Бога спастися душам нашим
_______________________________________
1 Соловецкий первоклассный ставропигиальный монастырь находится на крайнем севере, на Соловецком острове Белого моря, в 306 верстах от Архангельска; существует с XV в. и с самого первого времени своего существования прославился строгою подвижническою жизнью своих иноков. В продолжение своего восемнадцатилетнего управления Соловецкой обителью, святой Филипп совершенно обновил ее: соорудил в ней две каменные церкви — Успения Пресвятой Богородицы и Преображения Господня, завел колокола вместо бил и клепал (металлических досок, употреблявшихся для созывания братии на богослужения), воздвиг для братии двух- и трехэтажные келии и больницу; умножил и улучшил соляные варницы — главный источник содержания обители — устроил водяные мельницы, завел скотный двор и оленей, соединил озера каналами и осушил болота, сделал просеки в лесах и проложил дороги. В сане игумена Филипп сделался снова известным великому князю Иоанну Васильевичу и заслужил его расположение. Царь пожаловал ему грамоты на разные волости, села и другие владения, подарил ему богатые ризы, шитые жемчугом, и два покрова на раки угодников Соловецких Зосимы и Савватия, а впоследствии прислал тысячу рублей на построение Преображенского храма, два колокола, два золотых креста с драгоценными камнями и жемчугом и новые жалованные грамоты для подтверждения разных льгот обители. Память 9/22 января, 3/16 июля (перенесение мощей) и 5/18 октября в соборе 5 свтт.
(Троицкий патерик)

СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНОЙ КНЯГИНИ Евпраксии Псковской (1243г)
http://i045.radikal.ru/0910/59/affb6dda846f.jpg
Святая благоверная княгиня Евпраксия Псковская, в миру Евфросиния, дочь полоцкого князя Рогволода Борисовича и тетка святого благоверного князя Довмонта-Тимофея (память 20 мая/2 июня), была женой псковского князя Ярослава Владимировича. Князь Ярослав, думая жить счастливо между немцами, бежал из Пскова в Ливонию и женился там на немке. Вместе с немецкими рыцарями он не раз нападал на русские земли, в 1231 году захватил Изборск. После ухода мужа Евфросиния обратилась к подвигам благочестия. В 1243 г. она построила на берегу реки Великой монастырь во имя святого Иоанна Предтечи и стала его первой игуменией. Приглашенная в Ливонию для свидания с бывшим мужем в городе Оденпе (Медвежья Голова), была убита 8 мая 1243 г. пасынком, вероятно, сыном Ярослава от немки. Летописи не говорят, почему она была умерщвлена. Преосвященный Филарет по­лагает, что мученическая смерть Евпраксии была делом жадного до корысти немецкого папизма, изливавшего месть свою над нею за неудачи Ярослава и за свое собственное бесславие, присоединяя к тому еще то, что смерть праведницы последовала на другом году после знаменитой победы святого благоверного князя Александра Невского над немцами. Память ее местно чтится в Пскове 16 октября. Через десять дней после смерти святой Евпраксии над ее гробом совершилось чудо: от иконы Спасителя двенадцать дней истекало миро. Икона была названа «Спаситель Мироточивый». Лик праведной княгини сохранился на двух иконах. На одной она изображена молящейся со святым апостолом Андреем Первозванным. Другая икона с ее изображением находилась рядом с чудотворной иконой Спасителя.

0

84

................ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 29 ОКТЯБРЯ

новомученики:

Св. Георгия Троицкого исп., пресвитера (1931),
http://i065.radikal.ru/0910/de/68707caed068.jpg
Священноисповедник Георгий Александрович Троицкий родился в 1873 году в деревне Дакищи Коломенского уезда Московской губернии. Окончил Московскую Духовную семинарию и учительствовал в церковно-приходской школе Николо-Угрешского монастыря. В 1898 году рукоположен во священника. Отец Георгий до 1903 года служил в различных селах Серпуховского района Московской области.

В 1903 году священноначалие назначило его в Спасский храм села Рай-Семеновское Серпуховского района. Каменная церковь в этом селе строилась за два периода с 1765 по 1783 год, нижний придел был посвящен святителю Дмитрию Ростовскому. В Спасском храме священник Георгий Троицкий прослужил до 1930 года и был последним в нем настоятелем. После ссылки священника храм был закрыт и разорен. Богослужения возобновились в нем в 90-х годах XX века.

Жители сел Рай-Семеновское, Станково и ряда других, входивших в приход Спасского храма, в 1929 году приняли решение о закрытии церкви. 18-летний комсомолец, председатель кружка местных безбожников, на заседании сельсовета поставил вопрос о вовлечении крестьянства в союз безбожников. Тогда же и был поставлен вопрос о закрытии церкви.

На Рождество Христово 1930 года сельсовет запретил отцу Георгию ходить по домам прихожан. «На рождественские праздники, — как рассказал впоследствии отец Георгий на допросе, — после службы я сообщил своим верующим о том, что есть слухи о закрытии храма, а также сообщил им, что есть постановление сельсовета, чтобы я на праздниках не ходил по приходу. Означенное сообщение я делал, чтобы поставить верующих в известность. Также мною было сказано о налогах, которые наложили на церковь, и как нужно поступить, так как в церкви денег нет. На мои сообщения верующие мне сказали, что как же могут закрыть церковь, когда есть верующие... просили меня, чтобы я ходил по приходу. Но боясь, чтобы не получилось какой неприятности, я их просил, чтобы они написали заявление. Здесь же заявление было написано и подписано верующими».

В этих действиях священника власти увидели антисоветское выступление и начали расследование обстоятельств случившегося.

Председатель Рай-Семеновского сельсовета, вызванный 22 января на допрос, засвидетельствовал, что «со стороны нашего священника антисоветских выступлений не наблюдалось».

Несколько свидетелей сказали, что отец Георгий призывал оказать сопротивление намерениям власти закрыть в селе храм. На допросе отец Георгий виновным себя не признал, заявив, что «антисоветской деятельности не вел».

2 февраля 1930 года священник Георгий Троицкий был арестован и заключен в Серпуховский исправительно-трудовой дом.

В результате расследования было составлено обвинительное заключение, в котором вина священника была сформулирована так: «в январе 1930 года священник Троицкий в Рай-Семеновской церкви с амвона произнес речь, в которой жаловался на плохое житье, что церковь задавили налогами и т.д. Зажигательные слова Троицкого настолько подействовали на присутствующих, что последние учинили шум и делали всевозможные выкрики против отдельных представителей власти. Ввиду того, что по делу не собрано достаточно доказательств для предания виновного суду, дальнейшее следствие прекратить, но принимая во внимание усилившуюся активность и сопротивление классовых врагов и социальную опасность обвиняемого, в порядке постановления ВЦИК от 20 марта 1924 года объявленного в приказе ОПТУ №142 от 2 апреля 1929 года дело по обвинению Троицкого Георгия Александровича направить в Особое Совещание при коллегии ОПТУ для внесудебного разбирательства».

23 февраля 1930 года был вынесен приговор: выслать через ОПТУ в северный край на три года.

После этапа в августе 1930 года отец Георгий вместе со священником Александром Державиным, также высланным ОГПУ в северный край, поселились на жительство в деревне Усть (верст 35 от Усть-Цильмы).

По приезде оказалось, что храма в селе нет, живут раскольники старообрядцы. Квартира, в которой поселились священники, приглянулась местному учителю, поэтому духовенство заставили с нее съехать и искать новую.

Работать устроиться было негде, тяжелую физическую работу по возрасту отец Георгий выполнять не мог. Жили в большой нужде и тесноте. Порой есть было совсем нечего. На присылаемые деньги купить что-либо было негде.

6 августа 1931 года отец Георгий заболел. Прошло несколько дней, болезнь усилилась: открылась сильная рвота, боль в животе. Отец Георгий перестал есть и пить. В таком состоянии он пролежал несколько дней. Отец Георгий медленно угасал и 29 октября 1931 года он умер, предположительно от брюшного тифа.

Похоронили его селе Усть. Все время болезни за ним ухаживал священник Александр Державин, который и позаботился о его погребении. Чтоб рассчитаться за гроб пришлось продать местным жителям подрясник и сапоги отца Георгия. Отец Александр отпевал его, в дни памяти ходил служить панихиду на его могилу. Место погребения священноисповедника Георгия теперь неизвестно.

Память священноисповедника Георгия совершается в день его кончины 16 (29) октября, а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских 25 января (7 февраля), если этот день совпадет с воскресным днем, а если этот день не совпадет с воскресным днем, то в ближайшее воскресенье после 25 января (7 февраля).

(Источники, использованные при составлении жития:
1. ГАРФ. Ф. 10035. Д. № 49451.
2. Дневник священника Державина Александра Сергеевича (1930-1933). Рукопись.
26 ноября (9 декабря).
)

Свщмч. Евгения Елховского пресвитера (1937),
http://i081.radikal.ru/0910/c9/c0b2a7de2402.jpg
Андреевич Елховский (26.02.1869, с. Пустоша Судогодского у. Владимирской губ., ныне Шатурского р-на Московской обл.- 29.10.1937, Ярославль), сщмч. (пам. 16 окт., в Соборе Ростово-Ярославских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских), митрофорный прот. Из семьи псаломщика. В возрасте 5 лет лишился матери, воспитывался няней Матреной Прокофьевной. Окончил Владимирское ДУ (1885) и Владимирскую ДС (1891). В 1891-1895 гг. был учителем в народной школе при Уршельской хрустальной фабрике (территория совр. пос. Уршельский Гусь-Хрустального р-на Владимирской обл.).

19 нояб. 1895 г. рукоположен во диакона, 21 нояб.- во иерея к храмам в Рыбной слободе г. Переславля-Залесского - Введенскому и Сорокасвятскому (во имя Сорока мучеников Севастийских), находившимся по обеим берегам устья р. Трубеж. Был законоучителем в местных церковноприходских школах, а также членом уездного отделения Владимирского епархиального училищного совета. С окт. 1907 г. Е. по ходатайству игумении служил в переславль-залесском во имя свт. Николая Чудотворца жен. мон-ре и был законоучителем в монастырской церковноприходской школе. В 1920 г. был арестован, но вскоре отпущен. В 1923 г., после закрытия монастыря, служил в ставшем приходским Благовещенском храме бывш. Никольского монастыря, а с апр. 1924 г.- одновременно в Спасо-Преображенском соборе Переславля-Залесского. После их закрытия служил в ц. во имя митр. Петра. В июле 1924 г. Патриархом св. Тихоном посвящен в сан протоиерея, позднее награжден митрой. Е. был знатоком и любителем церковного пения, во всех храмах, где служил, создавал прекрасные церковные хоры. Еще семинаристом в родном с. Пустоша он, обучив крестьян пению, составил церковный хор.
http://s15.radikal.ru/i188/0910/da/c945c6b6a862.jpgПоследний настоятель Никольского собора
протоиерей Евгений Елховский с сестрами обители
и воспитанницами приюта (примерно 1915 год)

В сент. 1930 г. был арестован, находился в тюрьме г. Александрова, в декабре того же года освобожден. 18 окт. 1937 г. Переславским райотделом НКВД арестован по делу благочинного г. Переславля-Залесского прот. Л. И. Гиляревского. Был отправлен в тюрьму в Ярославль.Обвинительное заключение гласило, что отец Евгений проводит «антисоветскую обработку пионеров, защищает врагов народа, допускает высказывания повстанческого и террористического настроения в отношении коммунистов». Вины своей отец Евгений не признал. 27 октября 1937 года в возрасте шестидесяти восьми лет он был приговорен к расстрелу. Через два дня приговор привели в исполнение Места расстрела и погребения Е. точно неизвестны, скорее всего они находятся близ дер. Селифонтово Ярославского р-на. Прославлен Архиерейским юбилейным Собором РПЦ 2000 г. (Православная Энциклопедия под ред. Патриарха Кирилла)

Свщмч. Алексия Никонова пресвитера (1938),
Священномученик Алексий родился 15 октября 1881 года в Москве. Отец его Михаил Никонов работал землемером. В 1902 году Алексей Михайлович окончил Московское коммерческое училище и с 1903 года служил в армии. В 1905 году Алексей Никонов оставил службу и поступил в Московскую Духовную академию, которую окончил в 1910 году.

С 1911 по 1914 год Алексей Михайлович был учителем в городе Данкове Рязанской губернии. С началом Первой мировой войны он был призван в армию и служил в Могилевской губернии прапорщиком в 11-ой Сибирской стрелковой дивизии 43-го Сибирского стрелкового полка. В 1917 году его перевели в 712-й полк, который располагался в Пинских болотах.

С декабря 1917 года по июль 1918 года Алексей Никонов командовал взводом караульной роты в городе Данкове и был помощником военного руководителя. С 1918 года Алексей Михайлович возобновил учительскую деятельность. В 1921 году он стал псаломщиком и через год, в конце августа 1922 года, был рукоположен во священника и служил в Успенской церкви подмосковного города Клин.

В мае 1922 года возник обновленческий раскол. Епископ Клинский Иннокентий (Летяев) признал незаконное обновленческое ВЦУ и тем самым уклонился в раскол. На его место Патриархом Тихоном был назначен епископ Гавриил, который выступил против раскола и антицерковной деятельности его представителей. В этом ему помогал благочинный города Клин священник Алексий Воробьев. Священник Алексий Никонов вместе со священником Алексием Воробьевым были арестованы 26 сентября 1924 года по обвинению в том, что они "без разрешения местной власти устроили в церкви города Клина собрание верующих, на котором произносили агитационные речи о гонении советской властью православия".