Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)

Сообщений 1 страница 30 из 77

1

Во славу Божию и на пользу ближним !

1 Сентября  -Память:

Мч. Андрея Стратилата и с ним 2593 мучеников (284-305)
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib405.jpg

Нечестивый Максимиан, управляя восточною частью римской империи, воздвиг повсеместное гонение на христиан. (Здесь разумеется не соправитель Диоклитиана Максимиан Геркул, а Максимиан Галерий, зять Диоклитиана и соправитель его на востоке римской империи. Он внушил Диоклитиану мысль издать общий закон против христиан, вследствие которого и началось повсеместное преследование их.) В это время в Сирии находился один военачальник, по имени Антиох, человек жестокого характера и ревностнейший служитель идолов, дышавший угрозами и казнями на верующих во Христа. Ему поручена была императором власть над всею Сириею и дано было повеление подвергать пытками и казни христиан, для чего предоставлено было в его распоряжение значительное число тысяченачальников с подчиненными им римскими войсками. В числе других тысяченачальников, как благоухающий цветок лилии среди терновника, под властью Антиоха был последователь Христа Андрей, который содержал первоначально святую веру во Христа втайне, а потом, когда наступило время, явил и ее всему миру, открыто пред всеми исповедав имя Христово. Хотя он и не был еще крещен, но с твердою верою питал в сердце своем и горячую любовь ко Христу, уклоняясь от всякого дела, неугодного Богу, и ревностно совершая дела, согласные с волею Божиею. За такое благочестие Бог даровал ему необыкновенное мужество и храбрость в битвах, так что по храбрости и мужеству не было равного ему во всем римском войске. Не раз он одерживал блестящие победы над врагами и пользовался среди воинов большею славою и почетом, чем прочие полководцы.
Однажды значительные силы персидского войска, возбуждая против Антиоха войну, сделали внезапное нападение на Сирию. Вследствие неожиданности нападения персов Антиох был в большой тревоге. Но вспомнив о доблестном тысяченачальнике Андрее, он поспешно призвал его к себе, поручил ему вместо себя главное начальство над войском и, наименовав его Стратилатом, то есть старшим начальником над военачальниками, повелел выступить с войсками против напавших на страну врагов и остановить их движение, причем сказал ему:
– Твое мужество и храбрость твоя на войне известны не только мне, но о них хорошо знает и сам император; вот почему я и почтил тебя таким высоким званием. Итак, я поручаю тебе эту неожиданно возникшую войну. Возьми войско, начальствуй над ним вместо меня и постарайся еще больше увеличить ту славу, которую имеешь.
Приняв такое поручение, воин Христов святой Андрей не ради своей личной славы, но ради славы имени Иисуса Христа желал выступить против врагов с подобающею доблестью, но, уподобляясь древнему Гедеону (Суд.7:1) из многочисленного римского войска он выбрал себе для войны только небольшое число воинов, хорошо зная изречение святого царя Давида, что Господь "не на силу коня смотрит Он, не к быстроте ног человеческих благоволит, – благоволит Господь к боящимся Его, к уповающим на милость Его" (Пс.146:10-11). Выбор святого Андрея пал на тех, коих указала ему благодать Божия таинственным действием вдохновения на сердце его, и выступил с ними против врагов. Увидев весьма значительные силы противников, которые, как саранча, напали на сирийскую область, святой Андрей стал укреплять своих воинов для мужественной борьбы, чтобы они при малочисленности своей не устрашились многочисленного персидского войска, и так как все воины его поклонялись идолам и ни один из них не был еще христианином, то он предложил им познать единого, всемогущего и в войнах страшного Бога, оказывающего всесильную помощь верующим в Него. Он сказал им:
– Братья и друзья мои! теперь вы на деле можете убедиться, что языческие боги – бесы. Будучи сами бессильными, они никому и помочь не в состоянии, но есть единый истинный Бог, Которому я служу, Который сотворил небо и землю. Он – всемогущ, и всем, кто призывает Его, Он посылает скорую помощь: делает таких сильными на войне и врагов обращает пред ними в бегство. Вот, как вы и видите, против нас идут многочисленные полки врагов, которые по своей многочисленности гораздо сильнее нас, но если вы отвергнете ваших суетных богов и вместе со мною призовете единого истинного Бога, то вы тотчас же увидите, что враги исчезнут пред вами подобно тому, как исчезает какой-нибудь дым или пыль.
Когда святой сказал это, все бывшие с ним воины поверили словам его и, призвав на помощь Христа Бога, смело бросились на врагов. Произошла жаркая битва, и воины святого Андрея одержали блестящую победу, так как по вере и молитвам святого в помощь им явилась свыше невидимая сила, которая навела страх на войска персов и привела их в расстройство, и они, отступив, обратились в бегство, а войско римское, предводительствуемое святым Андреем, преследуя их, мечами своими посекало головы персов, как посекают серпом колосья. Таким образом, и произошла при помощи силы Христовой славная победа римлян над персами. Когда враги были прогнаны, то все воины, бывшие с святым Андреем, при виде такой неожиданной победы, одержанной при помощи Христа, уверовали в Него, а святой Андрей стал, насколько мог, утверждать их в вере, разъясняя им правые пути, приводящие ко спасению. Торжественно возвратясь с войны, святой Андрей и его воины, увенчанные славою, вступили в город Антиохию.
Между тем некоторые из завистливых военачальников, завидуя доблести и славе святого Андрея, донесли на него Антиоху, сообщив ему, что стратилат Андрей чтит распятого Бога. Услышав это, Антиох пришел в сильный гнев и послал к нему некоторых начальствующих мужей из военного звания узнать от него, справедливо ли то, что о нем говорят. Узнавши, что всё это действительно справедливо, Антиох отправил снова послов к Андрею отчасти с увещаниями, а отчасти с угрозами и напоминанием ему о своей нетерпимости к христианам и, наконец, велел посланным сказать ему:
– Ты хорошо знаешь, какой мучительной казни я предал сына Полиевктова, Евфимия, и вместе с ним многих других последователей христианской веры. Никого из них я не пощадил. На что же после этого рассчитываешь ты и на что надеешься, воздавая божеское почитание Человеку, Который был распят на кресте?
Когда посланные от Антиоха пришли с таким поручением к святому и передали ему эти слова, то он сказал им в ответ:
– Слова Антиоха более ободряют меня нежели устрашают: ибо если те, о которых он напоминает мне, будучи преданы жестоким мучениям, стали его победителями и в венцах мучеников предстали Христу Богу, то почему же и мне не быть верным рабом моего Иисуса Христа, чтобы вместе с ними, пострадавшими за Него прежде меня, удостоиться наследия в царстве Его?
После того как посланные сообщили Антиоху этот ответ святого Андрея он исполнился ярости и послал к святому воинов с приказанием связать и привести его к себе. Севши на судейское место, он велел святому Андрею открыто пред всеми объявить, желает ли он подчиниться царскому повелению или намерен служить своему Богу. Тогда святой, стоя на этом нечестивом судилище, пред лицом ангелов и людей громким голосом смело исповедал Христа истинным Богом, а себя рабом Его. После этого мучитель немедленно приказал принести медное ложе и сильно раскалить его, дабы жечь на нем Христова воина. Когда ложе было раскалено до того, что от него отскакивали искры, то Антиох сказал мученику:
– Андрей, ты много потрудился на воинской службе, посему следует тебе после стольких трудов отдохнуть на этом ложе.
Святой мученик, не ожидая пока палачи возьмут его, немедленно же сам снял с себя одежды, поспешно взошел на ложе и, легши протянулся на нем, как бы на мягкой постели, мужественно перенося жжение своего тела. Ощущая сначала боль, он стал молиться Христу Богу, чтобы Он ниспослал ему скорую помощь, и действительно огонь, по повелению Божию, немедленно потерял свою силу и не мог вредить телу мученика. В то же время Антиох повелел схватить и некоторых других мужей из числа воинов Андрея и, приказав прибить гвоздями руки их крестообразно к деревам, состоящим из четырех частей, с насмешкой спрашивал их, приятно ли им это? Считая такое страдание за Христа весьма приятным для себя, они сказали:
– О если бы мы удостоились быть подражателями Христа, нашего Господа, распятого на древе крестном!

После этого мучитель снова обратился к святому Андрею и спросил его, достаточно ли он наказан огненным жжением и не желает ли отречься от Христа и обратиться к почитанию богов. На это мученик ответил, что желает терпеть до конца, потому что конец венчает всякое начатое дело; ибо от Христа Бога получает награду не тот, кто хорошо начал свой подвиг, но тот, кто хорошо окончил его. Посему мучитель Антиох повелел снять святого Андрея с медного ложа, а его товарищей освободить от дерев и бросить в темницу, как бы для того, чтобы дать им время на размышление, пока не согласятся обратиться к богам, а на самом деле для того, чтобы сообщить о них императору, так как он не решался без ведома и согласия последнего предать казни такого доблестного и сановного мужа, как Андрей, и его товарищей. Император Максимиан, получив и прочитав донесение Антиоха, нашел небезопасным открыто казнить смертью такого знаменитого воина и вместе с ним других воинов, оказавших такое необыкновенное мужество: не произошло бы от этого волнения и мятежа в войске и не возникла бы из-за них новая война. В ответ он написал Антиоху письма, в котором повелел отпустить Андрея и его дружину, освободив их от заключения и казни, но в то же время дал Антиоху тайное повеление, чтобы он после освобождения Андрея и его товарищей, подождав немного времени, искусно нашел за ними какое-нибудь другое преступление и казнил их смертью, если они упорно останутся христианами, как бы не за веру, и притом, чтобы брал из для казни по одному. Получив от императора такое повеление, Антиох немедленно же освободил святого Андрея и его товарищей от оков и темниц и отпустил их на свободу, причем повелел им оставаться в том же звании, в каком они были и прежде.
Между тем воин Христов, святой Андрей, узнав по откровению Божию о таком коварном замысле нечестивцев, тайно от Антиоха вместе со всеми воинами, уверовавшими во Христа (а их было 2593 человека) ушел в киликийский город Тарс(Город Тарс был родиной св. Ап. Павла.) к епископу этого города Петру для принятия от него святого крещения, так как никто из воинов его и сам он не был еще крещен. Спустя несколько времени Антиох узнав об уходе святого Андрея и его дружины в киликийскую область, исполнилися страшной ярости и гнева и, посоветовавшись с близкими к себе лицами, послал правителю Киликии Селевку письмо, в котором писал:
– Я знаю, что ты слышал об Андрее, который был тысяченачальником в императорских войсках. Ныне он не только сам впал в безумие, не повинуясь повелениям императора, но и многих из воинов обратил к тому же безумию и, как мы слышали, бежал с своими единомышленниками в киликийскую область. Почему, во исполнение повеления императора, прикажи схватить Андрея и всех, кто находится с ним, и, связав, пришли их к нам. Если же они вздумают оказать сопротивление или бежать, то прикажи вооруженным воинам избить их.
Селевк, получив от Антиоха такое письмо, немедленно разослал во все местности Киликии послов разведать об Андрее и находящихся с ним воинах и, узнав, что он находится в Тарсе, сам с войском отправился туда. В это время святой Андрей, провидя духом, что волки идут уже на стадо Христово, просил тарсийского епископа, блаженного Петра и другого епископа из города Вереи, по имени Нона, случайно находившегося тогда в Тарсе, немедленно же совершить над ним и его воинами святое крещение, и епископы тотчас же крестили святого Андрея и всю дружину его.
Приняв святое крещение, святой Андрей с своими сподвижниками ушел из Тарса в местность, называемую Таксаниты не потому, что боялся смерти, которой, напротив, очень желал ради Христа, но исполняя повеление Господа своего, выраженное в словах: "когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой" (Мф.10:23). Вскоре после этого Селевк с вооруженными как на войну воинами прибыл в Тарс. Не найдя там Андрея с его дружиною, он встревожился и даже изменился от гнева в лице, а потом, исполнившись страшной ярости, отправился в погоню за стадом Христовым. Между тем святые из вышесказанного места пошли в пределы Армении в горы, называемые Таврос, а Селевк повсюду гнался за ними вслед, стараясь настигнуть их, чтобы предать избиению. Проходя на этих горах различные местности, святые пришли в одно тесное место, со всех сторон окруженное отвесными подобно стенам скалами, на которое можно было войти чрез единственный проход, как чрез ворота в город. Здесь святой Андрей остановился с своею дружиною и стал ожидать своих убийц, так как это именно место было предуказано ему Богом для мученической кончины его и его сподвижников. Святой Андрей обратился тут к своей дружине с такими словами:
Друзья, братья и дети мои, "ныне время благоприятное, ныне день спасения" (2Кор.6:2; Ис.49:8); будем же единодушно и твердо стоять в любви Божией, как повелел наш Господь, и не станем поднимать рук наших на преследующих нас, но поднимем их к Богу с молитвою благодарения за то, что Он дал нам дожить до сего времени, когда мы получим наследие со всеми святыми, пострадавшими за Него. Итак будем молиться Ему, как молился святой первомученик Стефан, когда иудеи побивали его камнями, говоря: "Господи Иисусе Христе, приими (Деян.7:59) души рабов Твоих, которые мы предаем в руки Твои".
Сказав такие слова дружине своей, святой Андрей, став посреди нее и, подняв руки и обратив взор свой к небу, начал молиться, говоря:

– Господи, Господи, великий и всесильный! услышь молитву грешного и недостойного раба Твоего и всех, находящихся со мною, непорочно сохранивших святую веру в Тебя, приими с миром наши души, покрой их Твоим милосердием и удостой райских обителей. Владыко! молимся Тебе еще и о тех, которые будут почитать нашу память. Исполняй все приводящие ко спасению прошения их и ради молитвы нашей будь им помощником во всех их нуждах. А на месте сем, где будет пролита за Тебя наша смиренная кровь, пусть будут источник, подающий исцеления и прогоняющий нечистых духов. Всех же тех, кто будет приходить сюда, сохраняй от всяких бедствий и подавай им душевное и телесное здравие, чтобы на месте сем прославлялось пресвятое Твое имя, Отца и Сына и Святого Духа.
В то время как святой Андрей и бывшие с ним молились так Богу, их настиг Селевк со своими воинами. Обнажив мечи и заскрежетав зубами, они как звери бросились на стадо Христово. Святые же воины Христовы, хотя как храбрые и опытные в бою и могли бы защитить себя, в этом тесном месте с одним только проходом, от рук убийц, но, подражая Господу своему, как незлобивые агнцы отдались убийцам своим на заклание. Преклонив колена, они протянули выи свои под мечи, и воины Селевка, без милосердия посекая их, в короткое время всех перебили. И пролилась кровь святых, как вода, ручьем текущая из этого места, души же их с торжеством вошли в радость Господа своего.
Святые пострадали в 19 день месяца августа, в воскресный день во втором часу дня и на том месте, где пролилась их мученическая кровь, немедленно вытек источник ключевой и целебной воды.
Избиение святых видели скрывавшиеся на одной скале вышеупомянутые епископы, Петр из Тарса киликийского и Нон из города Вереи, ибо они со своими клириками издали следовали за ними, желая видеть их кончину. Когда Селевк после избиения святых мучеников пошел со своими воинами обратно домой, эти епископы с клириками своими подошли к телам мучеников и плакали над ними, а потом, приготовив их к погребению, с честью похоронили на том же месте. Видели они и источник, вытекший по молитве святых мучеников и, попивши из него воды, узнали о целебности ее, ибо один из клириков, бывший с епископами, долгое время страдал от нечистого духа, но когда напился из этого источника, то нечистый дух немедленно оставил его. После погребения святых епископ Петр не возвратился в Тарс, так как Селевк стал искать его, чтобы предать смерти, но со всеми бывшими с ним пошел в Исаврию.
Между тем окрестные жители, узнав о целебном источнике, стали приходить к нему и приносили своих больных. Они пили воду, мылись ею и получали исцеление от всяких болезней по молитвам святого страстотерпца Андрея и пострадавших с ним святых мучеников и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцом и Святым Духом да будет честь и слава ныне, всегда и во веки веков. Аминь. ( по изложению Димитрия Ростовского)
Тропарь, глас 5:
Земнаго сана славу оставив, и небесное царство наследовал еси, кровными каплями, яко пречудным камением нетленныя венцы украсил еси, и ко Христу привел еси собор страстотерпец, с лики ангельскими в невечернем свете назаходимаго солнца Христа обрел еси, святе Андрее Стратилате: Егоже моли с пострадавшими с тобою присно, да спасет душы наша.
Кондак, глас 2:
В молитвах Господеви предстоя, якоже звезда солнцу предтекий, и желаемое сокровище Царствия узрел еси, радости неизреченныя исполняяся, безсмертному Царю в безконечныя веки, от ангел безпрестани хвалимому поеши, Андрее Стратилате: с нимиже молися непрестанно о всех нас.

Мчч. Тимофея, Агапия и Феклы (304-306).
Славный мученик Тимофей был родом из палестинского города Газы (Газа расположена на берегу Средиземного моря. В древности она была одним из пяти известнейших филистимских городов и служила пределом хананеев на юге Палестины. В Новом Завете о Газе упоминается только в истории обращения Ефиопской царицы Кандакии (Деян.8:26). С IV века Газа была уже христианским городом, а в VII в. покорена магометанами). Так как он вызывал удивление своею жизнию и даром слова, то и поставлен был учителем Христовой веры. Он схвачен был в Газе и, представ пред правителем города Урбаном, на допросе объявил себя христианином, причем проповедал о любви Христовой к людям, о Его пришествии на землю и воплощении. За это его подвергли разнообразным мучениям, но он остался непреклонным в вере. Брошенный после сего в огонь, он скончался. В то же самое время в том же городе святые Агапий и Фекла были подвергнуты жестоким мучениям, и так как и после этого еще держались веры во Христа, то были брошены на растерзание зверям, от чего и скончались, воспринявши небесные венцы.(По месяцеслову Вершинского, святой Тимофей сожжен, святая Фекла растерзана зверями, а святой Агапий брошен в море.)

Свт. Питирима, еп. Великопермского (1456).
Святитель Питирим, епископ Великопермский, был избран и посвящен на Пермскую кафедру после страдальческой кончины святителя Пермского Герасима († после 1441 г., память 24 января). До того святитель Питирим в сане архимандрита настоятельствовал в Чудовом монастыре. Позже он стал известен как составитель канона святителю Алексию, Митрополиту Московскому (память 12 февраля), и собиратель сведений о его житии. Прибыв на кафедру, святитель Питирим прежде всего занялся установлением дружественных отношений между зырянами и вогулами. Он рассылал увещательные грамоты и послания, стремясь оградить зырян от грабежа. Однако предводитель вогулов Асыка, пользуясь княжескими раздорами и удаленностью кафедры от столицы, разорял христианские селения и убивал беззащитный народ. Новгородские владельцы земель на реках Выге и Двине, терпевшие убытки от беспрестанного разбоя, в 1445 году пошли против вогулов и взяли Асыку в плен. Коварный язычник клялся в дружественном отношении к Перми и обещал не тревожить более христиан. Отпущенный на свободу, Асыка стал выжидать удобного момента, чтобы напасть на Усть-Вымь, с целью убить святителя Питирима, которому приписывал свое поражение от новгородцев. За это время святитель Питирим дважды был в Москве: в 1447 году для составления соборного послания князю Димитрию Шемяке, изменившему клятвенным договорам (предполагают, что составителем грамоты был святитель Питирим), и в 1448 году при поставлении на Московскую митрополию святителя Ионы (память 31 марта). Воспользовавшись отсутствием святителя, Асыка снова напал на ближайшие к Печоре зырянские поселения, убивая и грабя жителей. Не только зыряне, но и вогулы, кочевавшие по притокам Печоры, убедились в истине проповеди святителя Питирима и начали принимать Крещение. Озлобленный этим, Асыка совершил новое злодеяние. 19 августа 1456 года он убил святителя Питирима, когда тот совершал освящение воды на мысе, образуемом слиянием рек Ваги и Вычегды. Тело святителя оставалось в течение 40 дней в гробе на месте кончины (так как ждали ответ на печальное известие о его преставлении), и, несмотря на знойное время, тление не коснулось его. Святитель был погребен в Усть-Вымском кафедральном Благовещенском соборе возле своего предшественника, святителя Герасима. Память преставления его была внесена в устав уже в 1522 году. А с 1607 года была установлена общая память (29 января) трем Великопермским святителям: Герасиму, Питириму и Ионе, преемственно сменившим друг друга на Усть-Вымской кафедре.

Прп Феофана, новоявленного чудотворца (XV)
Родом из Янины, подвизался в иночестве, мирно преставился в Македонии, в XV веке. Мощи его, ознаменованные многими чудотворениями, покоятся в г. Наусе.

новомученики:
Св. Николая Лебедева исп., пресвитера (1933).

http://s42.radikal.ru/i096/0908/a5/bdcbf07ef87f.jpg
Священноисповедник Николай родился в 1869 году в селе Бережаи Бежецкого уезда Тверской губернии в семье пономаря Василия Лебедева. Семья была из бедных, и весь курс Тверской Духовной семинарии Николай обучался за казенный счет. В 1893 году он с отличием окончил семинарию, и начальство как одному из лучших учеников предложило ему продолжить за казенный счет образование в Духовной академии. Но Николай отказался от этого предложения и поступил псаломщиком в храм в селе, где он родился и где служил когда-то его отец. Здесь он пробыл полгода и в 1894 году был рукоположен в сан священника ко храму Казанской иконы Божией Матери в селе Власьево, расположенном в нескольких верстах от Твери.
Село Власьево — одно из старинных сел Тверской губернии. Первое письменное упоминание о нем относится к середине XVII века. Здесь в то время действовал деревянный храм в честь святителя Николая чудотворца, прихожанами храма тогда были семьи местных землевладельцев — Бабарыкины, Угрюмовы — и жившие здесь крестьяне. Во время польско-литовского нашествия местное население стало участником военных действий, храм опустел и в конце концов разрушился. Около пятидесяти лет в селе не было храма, и только в 1732 году владельцы села обратились к архиепископу Тверскому Феофилакту (Лопатинскому) с просьбой благословить их на строительство нового деревянного храма в память Казанской иконы Божией Матери, которая явилась заступницей русского народа в смутное время. Храм был построен, но через некоторое время также пришел в негодность. В 1779 году помещица села Власьево получила разрешение епископа Тверского Арсения (Верещагина) на строительство каменного храма во имя Казанской иконы Божией Матери с приделом Николая чудотворца. Началось строительство храма, и в 1781 году придел во имя Николая чудотворца был освящен, но затем строительство растянулось на двадцать лет, так как благотворительница уехала из Власьева, а ее зять растрачивал деньги, предназначенные для строительства церкви. В результате храм был полностью выстроен и освящен только в 1799 году.
Сразу же после начала служения в Казанском храме отец Николай стал принимать деятельные меры по воспитанию прихожан в духе православной нравственности и по искоренению пороков. 22 октября 1897 года им было открыто Общество трезвости во имя Казанской иконы Божией Матери, которое было утверждено, как официально действующее, министром внутренних дел 28 января 1899 года.
Впоследствии в своих объяснениях следователям во время заключения в 1929 году отец Николай писал: «...Я родился в деревне и детство свое провел среди простого народа. Испытавши и нужду и горе, я близко принимал к сердцу нужды и бедность народные. Еще на школьной скамье у меня созрело решение отдать все свои силы на служение темной, забитой, бесправной и бедной деревне... Мне думалось, что нужно прежде всего внести лучи света и знания в темную деревню, нужно поднять ее экономическое положение, — и народ сам завоюет себе и права и свободу. В этих видах я отказался от Духовной академии, куда меня посылали как лучшего ученика, и решил идти в священники и именно в деревню — и я пошел.
Вся моя жизнь в деревне была посвящена осуществлению моей мечты — служению простому народу.
Когда я поступил в 1894 году во Власьево священником, в приходе моем было два кабака, две пивных и мелочная лавка одного кулака и ни одной школы; дети оставались неграмотными, учиться негде было. Можно по этому судить, что представлял из себя мой приход. Народ костенел в невежестве, предавался пьянству, а вместе с этим хозяйство в деревне падало, росла бедность и преступность. Бедняцкая часть населения была в кабале у местного кулака Баскакова, который в деревне Пасынково имел кабак и мелочную лавку, под большие проценты ссужал бедняков семенами, овсом, товарами из своей лавки и в своем кабаке иногда в долг спаивал народ. К нему неслись под заклад сбруя, одежда и другая утварь крестьянская, особенно страдала женская половина. Я решил бороться со всеми этими темными сторонами деревенской жизни и во что бы то ни стало вырвать народ из их цепких лап.
На первом же году своего служения в приходе мне с громадными усилиями удалось построить во Власьеве земскую школу, потом добился закрытия кабаков и пивных, угрозой уйти даже из прихода добился приговора от крестьян на то, что и впредь кабаков и пивных у себя они не будут открывать. Немалых усилий мне стоило выжить из деревни и кулака Баскакова. Все, что мной было пережито в этой борьбе с кулаками и кабаками, не опишешь. В 1904 году мне удалось построить вторую образцовую земскую школу в деревне Большой Перемерке. Обе школы существуют и до сих пор. Еще в начале своего служения в приходе тем обстоятельством, что как-то не взял с одного крестьянина платы за требы и дал кому-то почитать Некрасова, я возбудил против себя подозрение в глазах епархиального начальства и был отдан как неблагонадежный под надзор местного благочинного. А устройством именно земских школ, а не церковноприходских, я навлек на себя уже неприязнь со стороны епархиальной власти. А моя борьба с кабаками и пивными, борьба с кулаками и их приспешниками, возбудили против меня с их стороны уже открытую злобу, мне грозили даже убийством. Но я продолжал свою деятельность в приходе и даже решился перенести эту борьбу с недугами деревни за пределы прихода. Для большего успеха в борьбе с великим социальным злом — пьянством народным — мной в 1897 году было организовано Власьевское Общество трезвости, которое широко потом развило свою деятельность, открывая свои отделения в губернии, устраивая дешевые столовые, чайные, при них библиотеки и читальни, устраивая при них музыкальные вечера, концерты, спектакли, чтения с картинами, елки, кино и другие разумные развлечения для народа, в целях отвлечения его от пьянства, причем библиотеки и читальни никогда не носили узкого, одностороннего характера. В библиотеки и читальни выписывались не только духовные или специальные о пьянстве книги и журналы, но и вообще литература в широком смысле этого слова…
В 1901 году мной был устроен приют для алкоголиков с мастерскими: столярной, шорной, сапожной, переплетной, швейной, кузнечной и сельским хозяйством для тех из алкоголиков, которые не знали никакого ремесла, при этом в приют я отдал... и свой скот, и сельскохозяйственный инвентарь. В приюте проживало одновременно до сорока семи человек, работа в мастерских была сдельная, пациенты приюта получали готовый стол, одежду, обувь, а остальной заработок выдавался им при выходе из приюта. Цель приюта была дать возможность ослабевшим, опустившимся людям выдержать себя, освободиться от своего недуга, подняться на ноги и начать новую жизнь. Приют существовал пять лет. Сколько неприятностей, тревог и забот доставили мне эти алкоголики, этот приют...
В 1907 году мной был открыт приют для беспризорных детей, детей, покинутых своими родителями, детей алкоголиков, детей с улицы. В приюте детей было до тридцати семи человек, в возрасте от пяти до двенадцати лет. Для детей была открыта особая школа, некоторые мастерские и велось сельское хозяйство. Пожар в приюте осенью 1909 года, истребивший два сарая с запасами хлеба и сена, и отсутствие средств принудили в 1910 или в 1911 году приют закрыть.
В своей деятельности в деревне я старался поднять ее экономическое положение и всячески способствовать улучшению сельского хозяйства в крестьянстве, и в этих видах я устраивал чтения для народа... беседы по сельскому хозяйству, убеждал крестьян вводить травосеяние; даже для общества деревни Пасынково, когда было трудно добиться единогласия на засев поля клевером под предлогом отсутствия средств, я приобрел клевер в долг под свою личную ответственность и поля засеял клевером. Граждане потом оценили всю пользу травосеяния, и последнее стало быстро распространяться и по другим селениям; также убеждал крестьян приобретать сельскохозяйственные орудия и машины, развивать садоводство. Для более успешного достижения этих целей по моей инициативе было открыто Власьевское Кредитное товарищество, которое потом охватило 33 селения с количеством 800 с лишком членов; товарищество под моим председательством работало 11 лет; оно снабжало бедняков деньгами, приобретало для крестьян лучшие семена ржи, овса, льна, приобретало сельскохозяйственные орудия, выписывало из разных питомников яблони и другой посадочный материал и все это распространяло среди населения по своей цене. Причем мной безвозмездно выполнялась большая часть этой работы и бесплатно предоставлялось товариществу и помещение, и отопление, и освещение.
В 1914 году по моей инициативе и при моем непосредственном участии (я был при постройке и выработке кирпича и рабочим, и инженером, и мастером) был для товарищества выстроен бетонный дом 25x25 аршин, который существует и поныне. Общие собрания за такую мою самоотверженную работу в товариществе не раз протокольно выражали мне благодарность. Я был также и первым проводником кооперативной идеи в округе. Местные общества потребителей открывались по моей инициативе и работали при моем участии.
Вот вкратце моя жизнь и деятельность в приходе. Понятно, что такая моя общественная деятельность не могла встретить сочувствие со стороны тогдашнего гражданского начальства. Я считался в его глазах неблагонадежным, и моя деятельность была взята под подозрение. Вот почему, когда были выборы в 3-ю Государственную Думу от духовенства и моя кандидатура на уездном съезде прошла большинством голосов, я по требованию бывшего губернатора Бюнтинга, переданного мне через архиепископа Антония, "как человек неблагонадежный", вынужден был снять свою кандидатуру. По распоряжению епархиального начальства я состоял членом уездного и губернского попечительств народной трезвости, но моя правдивая речь на одном из заседаний попечительства, в присутствии губернатора, о том, что правительство в борьбе с пьянством не вполне искренне, что те меры, которые выдвигаются правительством в этой борьбе в виде учреждений попечительств, являются лишь жалким паллиативом, ширмой и целей не достигают, что правительство слишком слабо борется с шинкарством и не помогает почти нам, отдельным борцам, что я испытал на своем опыте... навлекла на меня гнев губернатора, и я был немедленно уволен от членов уездного и губернского попечительств о народной трезвости, а издаваемый мной противоалкогольный журнал, выписываемый до того для чайных и читален попечительств по губернии, был изъят из библиотек и запрещен для выписки. В 1912 году в апреле за статьи против казенной продажи питий, против монополий и другие статьи в журнале я был вызван губернатором и мне пригрозили высылкой из губернии и закрытием журнала, и только заступничество тогдашнего архиепископа Антония, ценившего мою деятельность по борьбе с пьянством, спасло меня от высылки, а журнал от его закрытия. По предложению архиепископа в виде компромисса над журналом была учреждена негласная цензура, и цензором был назначен бывший инспектор семинарии... которому с тех пор предварительно, до печати, и представлялся журнал для просмотра...»
Для епархиального начальства церковная деятельность, которую вел священник, виделась настолько значительной, что отчет о ней включался в отчет о епархиальной деятельности перед Святейшим Синодом, а сведения о деятельности отца Николая печатались в «Тверских епархиальных ведомостях» для духовенства епархии, чтобы вдохновить и других священников на пастырский подвиг служения народу.
Благочинный в отчете на имя архиепископа Тверского и Кашинского Димитрия (Самбикина) в 1903 году писал: «Власьевское Общество трезвенников продолжает свою деятельность, привлекая все большее и большее число членов, которых возросло свыше 10000. При чайной этого Общества, в доме Жуковых, в кануны дней воскресных и праздничных совершаются всенощные бдения председателем Общества священником села Власьева Николаем Лебедевым; им же или под его наблюдением ведутся беседы религиозно-нравственного содержания; читаются книги такого же содержания, иллюстрируемые нередко световыми картинами. В настоящее время это Общество, получив от Тверского губернского попечительства о народной трезвости 4000 рублей, устроило приют для алкоголиков, в котором занимаются разными мастерствами давшие обет трезвости. Этот приют освящен Вашим Высокопреосвященством 22 октября 1902 года, и с этого дня начат прием и занятия трезвенников...»
В отчете за 1904 год о состоянии епархии говорилось: «Кроме приходских попечительств и братств существует 8 обществ трезвости, из коих особенной плодотворной деятельностью отличается Власьевское Общество в Тверском уезде. При этом Обществе существует 6 отделений, открытых вследствие ходатайства пред правлением Общества местных священников и местного населения, а именно: в селе Бакланове Кашинского уезда, в селе Высоком того же уезда, в селе Локотцах Новоторжского уезда и в селе Белом Бежецкого уезда. Число членов Власьевского Общества в отчетном году превысило 17000 человек...»
В 1906 году священник Николай Лебедев был награжден камилавкой.
Во время революционных беспорядков в 1905 году отец Николай не оставил свою паству на расхищение злым волкам — социалистам и революционерам, но, узнав, что 25 ноября в селе Эммаус, расположенном неподалеку от Власьева, состоится митинг, на котором собирались присутствовать прихожане Казанского храма, отправился туда. Вот как он описывает эти события в показаниях, данных полицейскому приставу: «...О предстоящем в Эммаусе митинге я узнал только накануне его от одного крестьянина, присланного самими крестьянами села Эммаус и передавшего просьбу от них, чтобы я приехал на митинг и разъяснил бы крестьянам многое для них не понятное из того, что совершалось кругом их в то время. Я решил ехать; прибыл в Эммаус около 12 часов дня 25 ноября, народу еще не было, мне сообщили, что ждут ораторов из Твери. Многие крестьяне меня просили возразить ораторам, если будут смущать крестьян, так как сами они не сумеют, да и боятся.
Через какой-нибудь час собрался народ из окрестных деревень, явились наконец и ораторы. Приехало их четверо, в числе их были: студент Н. К. Скобников, сын Эммаусовского священника, родственник его жены (брат) Исполатовский, родственник Вячеслав, кажется Покровский, и четвертый мне совершенно не известный. Выступал с речами все время только один последний, остальные молчали. Речь свою оратор начал с того, что появление среди слушателей духовных лиц его удивляет, что духовенство обыкновенно, когда они где-либо появляются, скрывается и молчит, когда они говорят, от духовенства можно слышать было только их такой призыв: "бей студентов, бей интеллигенцию".
Я возражал тем, что такое огульное обвинение духовенства не справедливо, может быть и бывали такие печальные случаи призыва, но большинство духовенства всегда действовало и действует в духе христианской любви, во всяком случае, подобного призыва к избиению, наверно, ни прихожане села Эммауса не слыхали от своего священника, ни мои прихожане не слыхали от меня. Оратор, поддерживаемый своими товарищами, не хотел мне дать свободы слова, но крестьяне требовали, чтобы мне эта свобода была дана.
Оратор исходным пунктом своей речи взял смету государственного прихода и расхода за 1904 год, много говорил о статьях расхода на войну, на содержание армии, чиновников и указывал на отсутствие школ, на обременительность налогов и тому подобное. Говорил много о начале освободительного движения, говорил о манифесте, о реакции, о том, что манифест остался только на бумаге, убеждал крестьян не верить в Государственную Думу, что народ сам должен встать во главе страны и взять в свои руки власть, что эта власть не спадет с неба, что народ должен завоевать путем борьбы эту власть, убеждал крестьян, что эта борьба по местам уже началась и идет с успехом, что войска по местам переходят на сторону крестьян (причем факты действительности извращались), и в конце концов призывал народ к вооружению.
Мне приходилось несколько раз возражать оратору, указывать на извращение фактов и неправильное их толкование. По поводу армии мной говорено было, что нельзя за армией признать только того отрицательного значения, на какое указывает оратор: я указывал на историю нашей Родины, указывал, как росло и крепло русское государство, и армия играла в этом росте великое значение. Я указывал на 12-й год, я указывал, что без армии немыслимы ни слава, ни могущество России, я указывал, что никакая милиция народная не заменит постоянной армии. Японская война ясно нам доказала, какие требования в нынешнее время предъявляются к армии, какими знаниями должен обладать каждый солдат, что, конечно, немыслимо, если постоянная армия будет заменена народной милицией. Относительно податей мною было говорено, что виды государственной подати не так велики, как их представил оратор, земский сбор в иных местах превышает сбор государственный... говорил, что нельзя не сознаться, что платежи — это бремя для крестьян, и справедливое и равномерное распределение их между всем населением русского государства — есть задача всех лучших людей и самого правительства. Оратором были предъявлены разные требования для крестьян и рабочих: чтобы было бесплатное обучение, были повсюду школы, больницы, богадельни, страхование рабочих, помощь со стороны правительства в самом широком размере во время неурожая, и был поставлен вопрос: вот требуйте от правительства и то, и се, и третье — где же правительство возьмет денег? Говорилось мной, что прекращение платежей в настоящее время было бы прямым преступлением перед Родиной и поставило бы нашу Родину, и без того переживающую тяжелое время и несущую большие расходы, в безвыходное положение, за которое придется расплачиваться таким же крестьянам, прекращение платить подати остановило бы сразу жизнь великой монархии, каковой является наше государство; указывал, что платить-то все-таки придется, и крестьяне только неплатежом и следованием советам оратора наживают на свои головы новые неисчислимые беды.
По поводу манифеста мною было говорено, что никто не виноват, что манифест и возвещенные им свободы русские люди поняли по-своему, поняли как произвол, как свободу делать то, что хочется. Указывалось на факты безобразий молодежи в разных местах. По поводу народного представительства говорилось, что о чем же оратор спорит, ведь высочайшею волей государя, выраженной в манифесте 17 октября, народ и призывается к управлению русской землей через своих выборных, в Государственную Думу и войдут свободно избранные от народа, которые и будут вместе с государем с помощью Божией устраивать жизнь русского народа на новых началах... И наша обязанность всеми силами стараться помочь нашему государю в его святом намерении и выборе честных, правдивых людей, преданных родине и государю, облегчить его заботу о благе российской земли.
Говорил по поводу призыва оратора к вооружению: против кого мы будем вооружаться-то? Неужели против лиц, исполняющих волю государя? Этот призыв я считаю верхом безумия, и лицам, призывающим к вооруженному восстанию, место не здесь, не среди нас, понимающих всю нелепость вооруженного восстания, — а в доме умалишенных. Говорил прямо: ну вооружайтесь — как же посмотрит правительство на вас тогда, конечно, как на бунтовщиков и пришлет к вам войска для усмирения. Что вы сделаете со своими ухватами, вилами, револьверами против пушек? Хотите вы устлать улицу своими трупами, но подумайте, у вас есть дети, у вас есть жены, на кого они останутся. Врут вам, что солдаты в вас стрелять не будут. Если и в некоторых местах солдаты и бунтовали, то малая часть их, и притом под влиянием агитаторов. Вы слышали, чем кончились волнения эти в Кронштадте, Севастополе и тому подобном? Нет, всякий солдат всегда будет служить верой и правдой помазаннику Божию, своему государю, своей отчизне, своей вере православной, за защиту их всегда готов проливать свою кровь. Убеждал не особенно верить всяким посулам непризванных спасателей России и своей преданностью вере Христовой, своему государю, своей родине, исполнением своих прямых обязанностей помочь царю в его трудных делах управления землей и оправдать то доверие, которое государь оказал всем нам своим манифестом.
После речей под руководством агитаторов пели революционные песни. Речей после меня не произносили, лишь оратор был спрошен, будут ли еще говориться речи, и получен ответ, что нет. Ораторы оставили Эммаус раньше меня. Общее мнение было не в пользу ораторов... Общее мнение крестьян было таково: потерпели неудачу, какие это ораторы. Крестьянами была мне выражена глубокая благодарность. В моем приходе ораторов совсем не являлось. Хотя была слабая попытка один раз в школе, во время чтения, но ораторы тут потерпели полное поражение, и народ их попросил замолчать. То доверие, которое существует между мной и крестьянами, не делает благоприятной почвы для происков ораторов, этих непризванных радетелей русского народа...»
В начале XX века быстрыми темпами стало развиваться обнищание русской деревни. В результате этого многие крестьяне направляли своих малолетних детей в Санкт-Петербург, где они попадали в руки мастеров, которые вместе с обучением ремеслам обучали их порокам, и в результате губили их и как будущих мастеров, и как здоровых людей. Пьянство и пороки стали приобретать среди народа все больший масштаб; появлялось все больше детей, лишенных родителей или чьи родители безнадежно погрязли в пороках. Столкнувшись с массой бездомных детей, отец Николай не мог пройти мимо них; христианский пастырь, он не мог не протянуть им руку помощи, и в 1907 году он принял решение организовать детский приют. С этой целью он составил воззвание, которое представил архиепископу Тверскому Алексию (Опоцкому). 12 октября 1907 года владыка написал: «С сердечным удовольствием разделяю добрую мысль и желанное для города Твери дело призрения нищих детей. Усерднейше прошу все приходские советы, состоящие при церквах города Твери, принять участие в сем святом деле... Воззвание это напечатать и в Епархиальных ведомостях, и в особой брошюре...»
26 декабря 1908 года состоялось заседание епархиального съезда, на котором один из депутатов предложил прийти на помощь детскому приюту Власьевского Общества трезвости, который пострадал от пожара. По благословению архиепископа в «Тверских епархиальных ведомостях» в экстренном порядке было отпечатано воззвание о помощи с приложением подписных листов для сбора пожертвований, как среди духовенства, так и прихожан. Воззвание было составлено священником Николаем Лебедевым.
Одним из главных недостатков тогдашнего общества была его малопросвещенность. Все просвещение народа было сосредоточено только в Церкви и около Церкви. Но как только крестьянин отходил от Церкви, переставал посещать храм, интересоваться духовным, он тут же оказывался окруженным беспросветной тьмой. Если он был грамотен, то оказывался перед морем литературы, обучающей страстям и имеющей разрушительный характер как по отношению к человеческой личности, так по отношению к государству и социальным институтам. Чтобы хоть как-то содействовать просвещению народа, и в особенности крестьян, отец Николай основал в 1909 году журнал «К Свету», который издавался им до революции 1917 года, прекратившей всякую церковную и культурную деятельность в издательском деле.
15 декабря 1913 года, в значительной степени усилиями отца Николая, в Тверской епархии состоялось открытие Епархиального Общества борьбы с народным пьянством.
Понимая, насколько зависит материальное положение крестьян от природных условий, отец Николай часто устраивал беседы с ними на сельскохозяйственные темы, он убеждал крестьян улучшать обработку земли, а также следить за тем, чтобы почва не истощалась, убеждал приобретать современные сельско-хозяйственные машины и инвентарь, с помощью которых можно свой труд сделать и производительней и легче. Для практического осуществления этих задач священник учредил Власьевское Кредитное товарищество, которое своей деятельностью охватывало 33 селения с 800 жителями. Товарищество проработало одиннадцать лет, все это время снабжая бедняков деньгами, приобретая для крестьян лучшие сорта посевных материалов, сельскохозяйственные машины, выписывая из питомников плодовые культуры. Все это Товарищество распространяло среди крестьян по недорогим ценам. В 1914 году для Товарищества был выстроен отдельный каменный дом.
Когда начались гонения от безбожной власти на Русскую Православную Церковь, отец Николай ни в чем не изменил своим принципам, не изменил и своей ревности о спасении душ вверенных ему Богом православных. Вот как описывает он свою жизнь после большевистского переворота во время ареста и допросов в 1929 году.
19 августа 1929 года власти арестовали отца Николая по обвинению в том, что он, используя свое положение священника, с церковного амвона будто бы вел агитацию, направленную во вред советской власти. Например, в 1928 году во время престольных праздников говорил в проповеди крестьянам, что большевики разорили страну, притесняют крестьян и всеми средствами отвращают их от религии. «Осенью 1928 года, — говорилось в постановлении о привлечении священника к ответственности, — в деревне Никифоровской близ села Власьево произошло убийство. Из-за семейных неурядиц была убита крестьянка Наумова своей родственницей (золовкой), девушкой Марией Наумовой. Это обстоятельство было использовано Лебедевым, и он, отпевая убитую, над открытым гробом произнес проповедь в присутствии около 50 крестьян, в которой сказал: "Вот до чего доводит нашу молодежь культурно-просветительная работа и наш клуб, благодаря им, наша молодежь так опускается, что идет на убийство", что "в клубах и красных уголках лишь один разврат, и это происходит потому, что наша молодежь отошла от Бога". В текущем году, вследствие расширения совхоза Власьево, земля, принадлежавшая Лебедеву, подлежала передаче совхозу. Лебедев обратился в праздник Преображения к крестьянам с проповедью, где сказал, что советская власть отбирает у него землю и он просит крестьян помочь ему, чтобы земля осталась в его пользовании». Отец Николай был обвинен также в сотрудничестве с жандармским управлением во время революционного движения в 1905 году, будто бы он «вел активную борьбу с революционным движением путем разъяснения крестьянам царских манифестов в монархическом духе, предупреждения крестьян против активных выступлений против царского правительства, выступлений на митинге против выдвигаемых мероприятий революционного характера, не допускал организации крестьянского митинга во Власьевской школе».
Отвечая на все эти обвинения, отец Николай написал в своем объяснении следователям: «Мне предъявляется обвинение в том, что я будто имел связи с царской охранкой, был ее агентом, служил у нее на службе, узнавал, где устраивались митинги, выслеживал ораторов и потом выдавал их правительству. Обвинение слишком для меня тяжелое, чудовищное и до глубины души меня возмущающее, как несправедливое и совершенно не соответствующее действительности. Я решительно заявляю, что никогда я связей с царской охранкой не имел, в услужении у нее не был никогда и шпионажем никогда не занимался и не мог заниматься, так как это противоречило и моим убеждениям, и моей деятельности, и тем взаимоотношениям, которые у меня установились с самого начала моего служения в приходе вплоть до самой революции с гражданской властью и ее представителями... Эти взаимоотношения совершенно исключали всякую возможность не только какой-либо связи с царской охранкой или службы в ней, но исключали даже возможность и самой мысли о том... На митинге в 1905 году я лишь был в селе Эммаусе и выступал на нем с единственной целью — предотвратить возможность кровавой расправы полиции с беззащитным населением и избавить деревню от тех ужасных последствий, которые неизбежно бы обрушились на население в случае подобного столкновения... Население понимало меня и выразило благодарность за то, что страсти тогда не разгорелись и митинг окончился сравнительно спокойно. Письменные мои показания на имя пристава Тверского уезда об означенном митинге исходили не из моей инициативы, совсем не по моему плану, не добровольно и вовсе не с целью шпионажа, а были вынужденными, вызванными официальным допросом со стороны полиции (а не жандармерии), пристава, приехавшего для допроса ко мне на дом... По крайней мере, ни при аресте 1918 года, ни при аресте 1921 года о контрреволюционных каких-либо с моей стороны выступлениях и разговора не было... В церкви в своих проповедях тем политических я не касался и каких-либо контрреволюционных выступлений не делал.
По поводу убийства Наумовой своей снохи. Да, это было зверское, кошмарное убийство. Молодая девушка, едва достигшая 18-ти лет, комсомолка или бывшая пред тем комсомолка, после спектакля в местном клубе, чуть ли не участница спектакля, после обычных танцев идет домой и зверски убивает свою спящую сноху — мать трех или четырех малолетних (одного из них грудного) детей, порезав ей горло и нанеся ей несколько тяжелых ран. Говоря об этом убийстве, я между прочим высказал такую мысль, что некоторая ответственность за этот поступок ложится и на местную ячейку молодежи, что она больше внимания и забот уделяет на устройство спектаклей, танцев и увеселений, чем серьезной и нужной работе — такому воспитанию молодежи, которое бы исключало возможность среди молодежи подобных кошмарных фактов, как это зверское убийство. Через несколько дней после этого мне пришлось вести на эту тему более подробный разговор на мельнице с представителем ячейки... Я высказал такую мысль, что на партийной молодежи, как на передовой, в частности на местной ячейке комсомола, лежит великая задача — подготовка и перевоспитание современной молодежи для предстоящего социалистического переустройства страны, подготовка кадров нужных для этого работников, — работа слишком серьезная, ответственная, требующая потому особенного внимания и напряжения сил. Было время, когда воспитание молодежи лежало отчасти на нас, теперь мы сошли со сцены, эти обязанности перешли теперь к вам, комсомолу; на вас устремлены взоры всей страны, вы являетесь цементом для будущего строительства, поэтому нужно и более строгое, внимательное отношение к себе, нужна серьезная умственная работа над собой, больше уделять внимание книге, а между тем книги даже партийной литературы молодежью не читаются или мало читаются, и книги в библиотеке лежат неразрезанными (ведь этого факта, что молодежь мало уделяет внимания книге, отрицать и ячейка не будет), чему я был сам свидетелем. Нельзя же ограничивать и сводить работу ячейки к устройству лишь спектаклей, танцев и других увеселений. Нужно принять все меры к тому, чтобы между молодежью было меньше случаев пьянства, хулиганства, поножовщины, что подобными поступками партийная молодежь кладет пятно на всю партию... Вот краткое содержание моего разговора... Не отсюда ли и обвинение меня в том, что я не советовал брать книги из библиотеки при местной избе-читальне, не произошла ли тут простая путаница или простая перефразировка моих слов о том, что молодежь вообще мало читает, даже партийную литературу. Никаких выступлений против читальни при клубе я не делал. По просьбе отдельных лиц из крестьян, не молодежи, а людей семейных, я выдавал книги для прочтения из своей библиотеки этой зимой...
Теперь о собраниях и моем участии в них. В конце июня сего года мне пришлось бывать на собраниях в деревне Большой Перемерке, Никифоровской и в конце июля или начале августа в деревне Малой Перемерке и вот по каким обстоятельствам. В начале июня сего года в целях расширения местного совхоза "Власьево" у меня проектом землеустроителя произведено было изъятие земли надельной, сада и даже усадьбы, с обязательством снести дом и постройки в полуторагодовалый срок, а для дома в саду и построек в нем срок этот даже 1 октября сего года. Земля, которой я пользовался, расположена среди земель совхоза. При изъятии земли мне не отводилось ни другого какого-либо земельного участка, ни даже усадьбы, где бы я мог построиться. Земля отбиралась тотчас же, по проекту землеустроителя, и мне предоставлялось лишь то, что я засадил и засеял. Я в течение тридцатипятилетней жизни во Власьеве все время занимался сельским хозяйством и обрабатывал землю своими руками. Сад разведен мной лично еще в 1904 году на совершенно бросовом участке и возделывался мной и моей семьей... Сад отходит безвозмездно в совхоз, мне не предоставлено даже права взять что-нибудь из насаждений сада, хотя я весной этого года посадил пять штук яблонь. Положение мое и моей семьи оказалось крайне тяжелым и совершенно безвыходным. Я обжаловал этот проект землеустроителя в уездном землеуправлении и обратился к местному населению, чтобы оно подтвердило такие факты: что я занимался сельским хозяйством в течение 35 лет, сад лично разводил и обрабатывал его своими трудами, при участии всех членов своей семьи, что был не только служителем культа, но и общественником и кое-что делал для народа и местного населения, и поддержали мое ходатайство пред земельными органами или о сохранении за мной сада или части его, или, наконец, какого-нибудь небольшого участка земельного в другом каком-нибудь месте для постройки. На собраниях обсуждалось только мое экономическое положение и положение моей семьи в тесной связи с вопросом об изъятии у меня земли, и разговоры с крестьянами не выходили из пределов этого круга. Население составило приговоры и выслало своих представителей ко дню разбора дела и поддерживало мое ходатайство о сохранении за мной сада или части его, или предоставлении мне небольшого участка в другом каком-либо месте для постройки...
Во время нахождения отца Николая в тюрьме прихожане селений Пасынкова, Никифоровской, Перемерок, Иенева, Кольцова выступили в защиту своего пастыря. Они писали в заявлении к властям: «Священник Николай Васильевич Лебедев во время своего 35-летнего служения в нашем приходе проявил себя с хорошей стороны. Он никогда не был корыстолюбив. Никогда не назначал определенной платы за требы, а удовлетворялся тем, что дают ему, и не требовал от тех, кто не давал ничего. Всегда был добр и отзывчив к чужому горю. Во время своей 35-летней пастырской деятельности он проявил себя как общественный деятель; борясь с грубостью, хулиганством и пьянством, закрыл существовавшие у нас кабаки, открыл вместо них две школы, устраивал чайные с читальнями, литературными чтениями и туманными картинами. Открыл Общество трезвости, спасая людей от погибели и разврата. Те средства, которые получал от трезвенников, он не брал себе, а вкладывал их на другое полезное общественное дело: детский приют, основанный им на 40 человек беспризорных детей, детей алкоголиков и беднейшего населения. Кроме того, он пытался обратить на честную трудолюбивую дорогу людей, сбившихся с пути, поддавшихся пьянству, привлекая их к трудовой и честной жизни, устраивал им разные мастерские: швейные, сапожные, корзинные, где были руководители-специалисты. Кроме того, он организовал кредитное товарищество, обслуживающее 33 деревни, распространяющее семена, земледельческие орудия, плодовые деревья, привлекая население к ведению культурного хозяйства. Всю свою жизнь в нашем приходе он отдавал всего себя народу, борясь с грубостью, невежеством, темнотой, пьянством и хулиганством. Он не занимался какой-либо провокацией и пропагандой против советской власти, не выступал ни на каком собрании. Он никогда не был врагом народа, а был всегда другом его, полезным и ценным членом общества, а посему мы, прихожане села Власьево и граждане селений Пасынкова, Никифоровской, Перемерок, Иенева, Кольцова, ходатайствуем перед ОГПУ о его освобождении».
Власти не вняли прошению народа, и 3 ноября 1929 года священник был приговорен к трем годам заключения в Соловецкий концлагерь, где он пробыл до 9 августа 1931 года, а затем был выслан в город Мезень Архангельской области. В июле 1932 года отца Николая перевели в Архангельск, а затем выслали в Усть-Куломский район в село Керчёмья Коми области. 19 августа 1932 года окончился срок ссылки священника. Для выезда с места ссылки требовалось согласие местного ОГПУ, но оно не было дано, и священник еще на год остался в Керчёмье. Дочь отца Николая добилась встречи с членом Верховного суда РСФСР Аароном Сольцем и изложила ему, кто был ее отец и суть своей просьбы. На заявлении, поданном дочерью, он наложил резолюцию об освобождении священника. В заключение встречи она спросила его: «Могу ли я узнать о результатах своего ходатайства и когда?» —«Ваш отец приедет к вам, вы и узнаете»,— ответил тот.
Летом 1933 года положение священника сильно ухудшилось. Посылки, которые посылала дочь, из-за дальности расстояния и затрудненности в средствах сообщения доходили не регулярно и со значительным опозданием. Здоровье отца Николая в это время сильно пошатнулось, и он стал быстро слабеть. Дочь священника снова написала письмо Сольцу, закончив его словами: «Буду верить, что вы при всей своей важной работе сдержите свое честное и стойкое слово коммуниста, и я дождусь, что мой отец действительно приедет ко мне».
Однако, несмотря на все обещания властей, он так и не вернулся домой. Священник Николай Лебедев умер в ссылке в селе Керчёмья Усть-Куломского района Коми области 1 сентября 1933 года и был погребен на деревенском кладбище в безвестной ныне могиле.
После ареста отца Николая храм в селе Власьево был закрыт, вновь он был открыт лишь в 1989 году. Это был первый храм в Тверской епархии, в котором возобновилось богослужение после нескольких десятилетий гонений на Русскую Православную Церковь.
Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif....

+1

2

..............продолжение от 1 сентября
Донской иконы Божией Матери (1591).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib2851.jpg

Об этой иконе повествуется следующее.
Икона Божией Матери, получившая название Донской, по преданию была написана Феофаном Греком. Икона Донская впрямую связана с героической победой русских войск в Куликовском сражении и с именем князя Дмитрия Иоанновича Донского (1363-1387). К сражению с Мамаевыми полчищами русские войска очень хорошо готовились, великий князь сумел объединить силы, к нему стекались отряды с разных мест Руси.  Икона существовала уже во второй половине XIV века, находилась первоначально в Донской области в церкви Благовещения, в каком-то Сиротином городке и уже тогда была очень чтима в среде православных. Из Сиротина городка взяли этот образ донские казаки в свой стан, когда, по просьбе великого князя Московского Димитрия Донского, шли на помощь ему против грозных полчищ татарских и их грозного предводителя Мамая в 1380 году.Пришли под его знамена  донские казаки,  с иконой Богоматери, взятой из Благовещенской церкви городка Сипотина. Образ водрузили на древке как хоругвь и во все продолжение битвы он пребывал среди русского войска. После победы над неприятелем казаки принесли икону в дар великому князю Дмитрию Иоанновичу, который перенес её в Успенский собор города Коломны. В 1550-1560 годах икону поставили в Благовещенском соборе московского Кремля. В память о победе на берегах Дона она получила название Донской.
В 1591 году России угрожала великая опасность: шведы наступали на Новгород, и его обороняла большая часть русского воинства, а в это время крымские татары подошли к Москве и остановились на Воробьёвых горах.
Не надеясь на человеческие силы, царь Феодор Иоаннович молил о помощи Царицу Небесную. Вокруг Москвы епископом Суздальским Иовом был совершен крестный ход с Донской иконой Пресвятой Богородицы.
Накануне битвы икона была поставлена в походной церкви во имя преподобного Сергия Радонежского посреди войска, готовящего к сражению. Царь всю ночь молился Заступнице о победе над врагами, и Она обещала ему Свою помощь.
Устрашенные невидимой силой, татары бежали, оставив на поле боя убитых и раненых. В благодарность Пресвятой Богородице за Её милость, явленную чрез Донскую икону, в 1592 году на том месте, где она стояла среди воинов, был основан Донской монастырь, в котором и поставили чудотворную икону (затем там был помещён список, а сам первообраз возвратили в Благовещенский собор Кремля). Тогда же было установлено совершать 19 августа (1 сентября) празднование в честь Донской иконы Божией Матери с крестным ходом из Успенского собора в Донской монастырь.
С 1919 года чудотворная икона храниться в Третьяковской галерее. Чтимые списки находятся в Малом Донском соборе Донского монастыря и в храме Ризоположения в Москве.По установившейся традиции, в Малом соборе в честь Донской иконы Божией Матери раз в четыре года Святейший Патриарх Московский и всея Руси совершает чин варения святого мира.
***Чему поучает нас нынешний праздник в честь Донской иконы Божией Матери?
Тому, во-первых, чтобы никогда не терять веры на спасение Отечества, каким бы искушениям и бедствиям судьбам Всевышнего ни угодно было подвергнуть его. Премудрость Божия любит народы, ей угодные, равно как и людей, ей любезных, искушать бедствиями, дабы тем более очистить, укрепить и возвысить их. Народ российский, как показывает история его, есть один из таковых народов. Сколько раз приближался он, по-видимому, к концу своего существования, и всегда воскресал со славою! И всегда, при этом воскресении, являлись с своим заступлением, как ангелы Божии, святые чудотворцы российские; являлась Сама Матерь Божия. После сего можно ли терять какую-либо надежду на спасение Отечества?
Поучает, во-вторых, настоящий день всех нас силе усердных молитв пред Богом, а особенно молитв святых за нас. Без молитв земных не были бы услышаны и молитвы небесные; равно как без небесных не были бы, конечно, приняты молитвы земные. Поэтому во всех трудных обстоятельствах Отечества нашего, или наших собственных, молитва должна быть первым и последним средством ко спасению: молясь сами, мы должны призывать на молитву угодников Божиих, памятуя, что много может молитва праведного (Иак. 5, 16). Тем паче должны мы прибегать под покров Преблагословенной Девы, Которая всегда была и пребудет утешительницею всех, притекающих с верой к Ее заступлению. Но кто желает удостоиться благодатного покрова Ее, должен вознести к Ней, вместе с молитвой, если не добрые дела свои, то, по крайней мере, живую веру, смирение и покаяние. Это последний урок для всех нас от настоящего празднества нашего! Аминь.
(Протоиерей Григорий Дьяченко)
Тропарь,глас 4
Заступнице верных Преблагая и Скорая,/ Пречистая Богородице Дево!/ Молим Тя пред святым и чудотворным образом Твоим,/ да, якоже древле от него заступление Твое/ граду Москве даровала еси,/ тако и ныне нас от всяких бед и напастей милостивно избави// и спаси души наша, яко Милосердая.
Кондак,глас 8
Взбранной Воеводе победительная,/ яко избавльшеся от злых,/ благодарственная восписуем Ти, раби Твои, Богородице,/ но, яко имущая державу непобедимую,/ от всяких нас бед свободи, да зовем Ти:// радуйся, Невесто Неневестная.
АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p320

Моли Бога о нас грешных ,Пречистая Богоматерь ! Укрой нас покровом Своим !http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Исторические знаменательные события дня:
В 1700 г. началась продолжительная Северная война (1700-1721 гг.) за выход России к Балтийскому морю
В 2004 г. в Североосетинском гор. Беслане бандиты захватили в заложники учеников и учителей школы №1

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(2 Кор. 7, 1-10; Мк. 1, 29-35). "Утром, встав весьма рано, вышел и удалился в пустынное место, и там молился". Вот урок рано вставать и первые часы дня посвящать на молитву, в уединении. Душа, обновленная сном, бывает свежа, легка и способна к проникновению, как свежий утренний воздух; потому сама собою просится, чтоб пустили ее туда, где вся ее отрада, перед лицо Отца небесного, в сообщество ангелов и святых. В это время удобнее ей это делать, чем после, когда уж налягут на нее заботы дня. Все Господь устраивает. Надо от Него принять благословение на дела, вразумление нужное и подкрепление необходимое. И спеши пораньше, пока ничто не мешает, наедине вознестись к Господу умом и сердцем и исповедать Ему нужды свои, намерения свои, и испросить Его помощь. Настроившись молитвою и богомыслием, с первых минут дня, целый день потом проведешь в благоговеинстве и страхе Божием, с мыслями собранными. Отсюда - осмотрительность, степенность и стройность в делах и взаимных отношениях. Это награда за труд, на который понудишь себя в утреннем уединении. Это и для житейских людей, стало быть, мера благоразумия, а не что-либо чуждое их целям.
******************************************************************************************************************************************
Милость Божия
  "Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему"
(Быт. 32, 10)
Не все теперь кажется нам милостью, но оно окажется таковою, когда мы оглянемся назад на все прожитые бури и скорби, разбившие некогда наш корабль. "Недостоин я всех милостей Твоих", - сказал Иаков, когда шел навстречу Исаву .Но прежде, чем встретиться с братом, ему надлежало принять благословение от Самого Господа.
Господь встретился с Иаковом, коснулся его, сокрушил его силою любви Своей и потом, благословив его, дал ему обновление и власть: "Отныне имя тебе Израиль... и человеков одолевать будешь".
Предоставьте Господу распоряжаться вами. Дайте Ему волю полную, безусловную. Не указывайте Ему путь, передайте себя беззащитными Его хранению. Скажите Ему безбоязненно: "Отдаю Тебе все и всего себя нераздельно и безвозвратно!"
Господь милостив, знаю, Он любит нас настолько сильно, что не может отпустить нас и не может оставить нас без скорби, потому что она влечет нас к Нему; не может избавить нас от слез, потому что это та вода, по которой нам надо ступать. Скажите же вместе с Господом вашим: "Не моя воля, а Твоя да будет".Слава Господу нашему во веки!

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ : АРХИВ  (Апостольское и Евангельское чтение этого дня)
Слава Богу за все!

0

3

Во славу Божию и на пользу ближним !

2 Сентября  -Память:

Прор. Самуила (XI до Р.Х.).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1079.jpg

До начала царей у израильтян, в то время, когда народом Божиим управляли еще судьи, жил человек по имени Елкана. Он происходил из племени Левиина и проживал в уделе Ефремовом, в городе, называемом Рамаф (Рама) и расположенном на горе, именуемой Спера. Впоследствии это город назван был Армафемом и Аримафеей, откуда потом был родом Иосиф, предавший погребению пречистое тело Господа нашего Иисуса Христа. Елкана имел двух жен. Имя одной было Анна, а другой - Феннана. У Феннаны рождались дети, а Анна была неплодна. Елкана, однако, любил Анну больше Феннаны, вследствие чего Феннана ненавидела Анну и часто оскорбляла ее. Смущаемая своею ненавистницею, Анна скорбела о своем бесчадии и от скорби плакала. Елкана ежегодно в великие праздники ходил с обеими своими женами в Силом (так называлась гора и город) для принесения жертвы и молитвы Господу Богу Саваофу, ибо до построения храма в Иерусалиме там находился храм и ковчег Божий и туда приходили все племена Израилевы на поклонение Богу. В то время священником и вместе судией израильским был некто, именем Илий, у которого было два сына, Офни и Финеес.

Однажды Елкана, пришедши с женами своими в Силом и принесши жертву Богу, дал из принесенного в жертву часть Феннане и особую часть каждому из детей ее, Анне же - только одну часть, так как у нее детей не было. Тут Феннана стала насмехаться над нею и упрекать ее. Анна была очень огорчена и упреками Феннаны, и неплодством своим. она плакала, не вкушала пищи и от сильной скорби, что Господь заключил ее утробу, не дал ей детей и чрез то сделал ее для Феннаны предметом поношения, пришла в изнеможение. Тогда муж ее Елкана сказал ей:

- Анна, что с тобою? Что ты плачешь, почему не вкушаешь пищи и зачем столь сильною скорбью иссушаешь сердце свое? не лучше ли я для тебя десяти детей?

Но Анна не имела сил утешиться. По окончании трапезы она встала и пошла в Силом, в храм Господень Священник Илий сидел в это время на своем священническом месте у порога дверей храма Господня. Став перед храмом, Анна поклонилась Господу и стала плакать от скорби сердца своего. Она начала молиться, говоря в тайне:

- Адонаи Господи Саваоф! если Ты милостиво призришь на смирение рабы Твоей и, вспомнив обо мне, дашь рабе Твоей дитя мужского пола, то я принесу его Тебе в дар, чтобы оно служило Тебе во все дни жизни своей. Оно не будет пить вина и никакого опьяняющего напитка, и бритва (как это в обычае у назореев) не коснется головы его.

В то время, как Анна полилась так пред Господом и надолго продолжила свою молитву, священник Илий смотрел на уста ее. Так как она говорила в сердце своем и уста ее только двигались, а голоса ее не было слышно, то Илий счел ее пьяною и сказал ей:

- До каких пор в пьяном виде ты будешь оставаться здесь? Удались от места Господня и протрезвись.

- Нет, господин, – отвечала ему Анна, – я не пьяна, но я - женщина, удрученная тяжкою скорбью. Я не пила вина и никакого другого опьяняющего напитка; я излила душу мою пред Господом. Не дай же рабы твоей дочерям Израилевым в насмешку, ибо от великой горести и скорби моей я говорила доселе.

Тогда Илий сказал ей на ее слова:

- Иди с миром. Бог Израилев да исполнит всякое прошение твое, какое ты просила у Него.

- Я, раба твоя, – сказала Анна, – нашла милость в очах твоих.

После сего Анна возвратилась к мужу своему, ела с ним и пила, и лицо ее на было уже печально, как прежде. На другой день, вставши рано и поклонившись Господу, они возвратились в дом свой. И призрел Господь на смирение Анны, услышал молитву ее и разрешил ее неплодие. Анна зачала и, когда исполнилось время, родила сына и дала ему имя Самуил, что значит испрошенный у Богу.

Вскоре приблизился праздник, в который муж Анны по обычаю своему ходил со всем своим семейством к Господу в Силом принести жертвы и молитвы свои Богу и отдать десятину от плода земли своей. Анна сказала мужу:

- Теперь я не пойду с тобою в Силом, но останусь дома, пока не вскормлю младенца, а когда он будет отнят от груди, тогда пойду явиться лицу Господню и исполню обет, который дала Господу: пусть останется сын мой навсегда для служения Ему.

Муж ответил ей:

- Делай, что угодно тебе, и пусть исполнит Господь слово твое, вышедшее из уст твоих. Анна оставалась дома и не ходила в Силом к Господу три года, пока не отняла от груди младенца Самуила, потому что у еврейских матерей было в обычае кормить младенца грудью три года.

После того, как Самуил был отнят от груди, Анна вместе с ним и с мужем своим пошла в Силом. Они повели для жертвы трех тельцов и понесли три меры пшеничной муки и мех вина и вошли в дом Господень в Силоме и дитя с ними. Анна принесла дитя в дар Господу, как обещала, и, отдавая его священнику Илии, говорила:

- Я - та самая женщина, которую три года тому назад ты видел здесь молившеюся Господу о разрешении неплодства. Господь исполнили прошение мое и дал мне это дитя, которого я просила у Него. Теперь я отдаю его Господу, чтобы оно служило Ему во все дни жизни своей.

С такими словами Анна отдала в руки священника дитя свое и поклонилась Господу, а ее муж Елкана вручил ему для жертвы принесенные дары (1Цар., 1 гл.) Тут Анна исполнилась пророческого духа и воспела, говоря:

- Утвердилось сердце мое в Господу и вознеслась сила моя в богу моем, – и прочие слова, которые теперь часто поются в церкви (1Цар.2:1-10).

Совершив свои благодарственные жертвы и молитвы, Елкана и Анна возвратились домой, а трехлетнего отрока Самуила оставили Господу у священника Илии, так как не пожелали уже взять к себе того, кого однажды вручили Богу. И с того времени отрок воспитывался при храме Божием, учился грамоте и служению при святыне Божией под наблюдением Илии. Мать, часто приходя в Силом с дарами для Бога, приносила одежды своему сыну и радовалась о нем, видя его возрастающим и священнической льняной одежде совершающим служение в храме Господнем. Священник Илий любил его, замечая его усердие в служении и провидя в нем данное Богом дарование. И благословил Илий родителей Самуила и сказал Елкане:

- Да даст тебе Господь детей от меня вместо Самуила, которого вы принесли в дар Господу.

После сего Господь снова ниспослал милость Анне, и она стала рождать сыновей и дочерей, а Самуил в это время возрастал не только телом, но и разумом и был в благоволении у Господа и у людей.

Священник Илий был стар, а сыновья его, Офни и Финеес, были люди порочные. Как и сыновья беззаконников, они не знали Бога и не соблюдали священнического долга. Они причиняли обиды приносящим жертвы, отбирая себе лучшие части и допуская поругания над женщинами, приходившими для молитвы в храм Господень. И был от них соблазн и обида всему Израилю, потому что они совершали и многие другие несправедливости. Об этом слышал отец их Илий и не наказывал их побоями и отлучением; он только словами уговаривал их прекратить дурные поступки, но они его не слушали. И разгневался Господь не только на порочных сыновей, но и на отца их за то, что он не наказывал их надлежащим образом за их преступления, хотя сам и был непорочен. И захотел Господь погубить Илия и сыновей его со всем домом их и послал сперва к Илию одного неизвестного пророка сказать ему:

- Я избрал дом отца твоего из всех домов израильских для служения Мне в храме Моем, но ты пренебрег честью, которую Я дал тебе, и оказал предпочтение сыновьям твоим предо Мною, ибо попускал им совершать предо Мною беззакония. Посему Я отниму эту честь от дома твоего, ибо только прославляющих Меня Я прославлю, а бесславящие Меня будут посрамлены. Вот наступают дни, в которые Я истреблю потомство твое и потомство дома отца твоего. Знамением же наступающего на дом твой наказания будет для тебя то, что оба сына твои в один день вместе умрут от меча. И вместо них Я поставлю священника, верного Мне, который всё будет совершать по сердцу Моему (1Цар.2:10-36).

Такое пророчество было Илию в то время, когда Самуил был еще малолетним отроком, но и после этого пророчества Илий не постарался обуздать сыновей своих действительным наказанием, но продолжал вразумлять их только словами, и развращенные сыновья не боялись своего отца. А Бог, всё больше и больше прогневляемый, приближал наказание и вторично предсказал его Илию чрез Самуила следующим образом.

Когда Самуилу было уже двенадцать лет и он служил Господу при священнике Илии, случилось, что Илий в одну ночь почивал на особом своем месте в притворе, бывшем при храме Господнем, и глаза его начали смежаться сном, а Самуил спал в храме Господнем, где находился ковчег Божий, и светильник еще горел. И воззвал Господь со стороны внутренней завесы, говоря:

- Самуил, Самуил!

Самуил, тотчас же проснувшись, отвечал:

- Вот я!

И побежал к Илию и сказал:

- Вот я! ты звал меня.

Но Илий сказал:

- Я не звал тебя, сын мой! пойди назад и ложись.

Самуил пошел и лег. Но Господь вторично воззвал к нему:

- Самуил, Самуил!

Самуил встал, побежал к Илию и во второй раз сказал:

- Вот я! ты звал меня.

Но священник сказал:

- Я не звал тебя, сын мой! пойди назад, ложись.

Самуил не знал еще в то время голоса Господа, потому что не было ему откровения Божия.

И воззвал Господь к Самуилу еще в третий раз. Он, быстро встав, пошел в третий раз к Илию и сказал:

- Вот я! ты звал меня.

Тогда понял Илий, что Господь зовет отрока, и сказал:

- Пойди назад, сын мой, и ложись, и когда зовущий еще позовет тебя, ты скажи:

- Говори, Господи, ибо слышит раб Твой.

Самуил пошел и лег на месте своем. И пришел Господь, став вблизи, и воззвал, как в первый, во второй и в третий раз, говоря:

- Самуил, Самуил!

Самуил, проснувшись и быстро встав, сказал:

- Говори, Господи, ибо слышит раб Твой.

Господь сказал Самуилу:

- Вот Я сделаю дело во Израиле, о котором кто услышит, у того зазвенит в обоих ушах. В тот день Я исполню над Илием всё то, что Я говорил о доме его. Я начну и окончу. Я объявил ему, что накажу дом его на веки за то преступление, что он знал, как нечестиво поступают сыновья его, и не обуздывал их.

Эти слова Господни Самуил слушал с трепетом и, когда окончилось явление Господа, он опять уснул и спал до утра. Вставши утром, он отворил двери храма Господня и боялся открыть это видение господину своему, священнику Илию. Но Илий позвал Самуила и сказал:

- Сын мой, Самуил! что говорил тебе Господь? Прошу тебя, не скрой от меня.

И с клятвою потребовал Илий от отрока Самуила не скрывать от него ни одного из слов Божиих. Тогда Самуил рассказал ему всё, что слышал. Священник Илий со смирением сказал:

- Как угодно Господу моему, пусть так и сотворит.

Но Илий не имел уже сил обуздать и исправить сыновей своих, потому что был уже очень стар, и сыновья совершенно не боялись его. А Самуил день ото дня всё возрастал и укреплялся духом и благодать Божия умножалась в нем. С ним был Господь, и он говорил слова пророческие, и ни одно из его слов не оставалось не исполнившимся. И понял весь народ израильский, что Самуил - пророк Господень (1Цар., гл. 3).

По прошествии некоторого времени пришло наказание Божие на дом Илия, а вместе с тем и на весь израильский народ, потому что прогневили Бога не только сыновья Илия, но и израильтяне. Хотя и не все они, но многие из них, приобретши от язычников навык к идолопоклонству, не оставляли его и, служа истинному Богу, в то же время приносили и жертвы идолам и тем разгневали Бога своего. Но долготерпеливый Бог терпел грехи народа, пока не оскорбили Его сыновья Илия, которые были священниками и правителями народа израильского. А когда они своими беззакониями возбудили Бога к гневу и наказанию, тогда праведный Судия и Мздовоздаятель, вспомнив и грехи народа, наказал всех вместе, потому что вместе с начальствующими Бог подвергает наказанию и подчиненных. И не так скоро грехи народа возбуждают разгневанного Бога к наказанию, как грехи тех, кого поставил Он начальниками и правителями народа.

Филистимляне пошли войною на израильтян и израильтяне были побеждены филистимлянами, и из войска израильского пало убитыми четыре тысячи человек. И сказали друг другу старейшины израильские:

- За что поразил нас сегодня господь пред иноплеменниками? Возьмем из Силома ковчег Господа Бога нашего и принесем в наш стан. Пусть он пребывает среди нас во время войны нашей с филистимлянами и спасет нас от руки врагов наших.

Решив так, они послали в Силом и взяли оттуда ковчег Бога, сидящего на херувимах, а при ковчеге Божием были оба сына Илия, Офни и Финеес. Когда ковчег Господень прибыл в стан, весь Израиль от радости поднял такой сильный крик, что стонала земля. Филистимляне услышали этот крик и сказали:

- От чего такие громкие восклицания в стане еврейском?

И узнали филистимляне, что ковчег Господень прибыл в стан Израильский. Они устрашились и сказали:

- Бог пришел к ним в стан воевать с нами. Горе нам! Кто избавит нас от руки Его? Ибо Он поразил египтян всякими казнями. Но укрепимся, мужи филистимские, и будем мужественно сражаться с евреями, чтобы нам не быть в порабощении у них, как они у нас.

Ободряя друг друга такими словами, филистимляне мужественно стали против евреев. Произошла война и великая битва с обеих сторон, и филистимляне вместо того, чтобы быть побежденными, победили евреев. Так как Бог был разгневан, то не оказала помощи святыня, ибо куда приходит наказание Божие, там оно не щадит и самой святыни. Филистимляне одолели израильтян, убили тридцать тысяч воинов их, взяли в плен ковчег Божий и убили бывших при нем обоих сыновей Илия. Таким образом, по слову Божию, оба вместе пали они от меча.

Так Бог наказывает подчиненных за грехи начальников и за порочные поступки служащих алтарю попускает нечестивым расхищать святые алтари и приводить в запустение храмы Свои. Сыновья Илия, бывшие вместо престарелого отца своего священниками, судиями и правителями всего Израиля, главным образом прогневали Бога своими беззакониями, а между тем весь Израиль подвергся за них наказанию от Бога и ковчег Господень предан был в нечестивые руки иноплеменников.

Когда войско израильское было таким образом побеждено, один человек из племени Вениаминова, по имени Иеминей, убежав с места сражения, в разорванных одеждах и с прахом на голове пришел в Силом и объявил в городе о поражении израильского войска, и весь город восстенал громким плачем. Илий сидел в это время на седалище своем у дверей храма Господня, и сердце его трепетало за ковчег Божий. Услышав звуки народного вопля, он спросил бывших при нем:

- От чего такой шум?

Тогда тот человек, который прибежал из стана, пришел к Илию и сказал:

- Я прибежал с поля сражения.

Илий спросил его:

- Что произошло там, сын мой?

- Израильтяне, – ответил он, – побеждены филистимлянами и бежали от них; произошло великое поражение народа, оба сына твои убиты, и ковчег взят.

Илий, когда услышал о взятии ковчега Божия, тотчас же упал с своего места навзничь, сломал себе хребет и умер, так как был стар и тяжел, будучи девяносто восьми лет (1Цар., гл. 4).

Между тем филистимляне после поражения израильского войска взяли ковчег Божий и, торжествуя и тщеславясь, что взяли в плен святыню Израиля, принесли его в главный город свой Азот, внесли в храм нечистого бога своего Дагона и поставили его вместе со своим идолом. Но, вошедши на другой день утром в храм Дагона, они нашли бога своего на земле, лежащим ниц пред ковчегом Божиим. Они подняли его с земли и поставили на свое место. Но когда, на следующий день, утром, они снова вошли в храм, то нашли Дагона не только лежащим пред ковчегом Божиим, а и разбитым: голова его и обе ступни ног лежали отсеченные, каждая особо, на пороге, а обе ладони рук его - при дверях; осталось только туловище Дагона. Сила Божия, бывшая с ковчегом, наказала так не одного только филистимского бога, но и всех филистимлян и землю их. От малого до большого она поразила их необыкновенною болезнью с гнойными наростами в тайных местах тела. и многие умирали, а кто оставался в живых, те страдали от страшных ран и так сильно кричали от невыносимой боли, что их крик доходил до неба (1Цар., гл. 5). Кроме того страна наполнилась мышами, которые всё поедали, и земля стала смрадною от множества мышей. Филистимляне поняли тогда, что Бог израильский наказывает их за Свой ковчег, взятый ими в плен и против своего желания отправили его обратно к израильтянам с золотыми дарами, как о том подробно написано в первой книге Царств (6 гл.). Мы же возвратимся к повествованию о святом пророке Самуиле.

По окончании вышеописанной войны и после смерти священника и судии израильского Илия, израильтяне 20 лет были под игом филистимского рабства, находясь во власти своих врагов и платя им дань. Но спустя 20 лет, Бог призрел на бедствие народа Своего, угнетаемого филистимлянами, и когда, сжалившись над ним, пожелал избавить Израиль от власти его врагов, то сперва воздвиг среди него проповедника покаяния, верного раба и священника Своего, пророка Самуила. Ибо не хотел Бог иначе помиловать народ Свой, как после того, когда он раскается. И святой Самуил стал проповедовать всем племенам израильским, говоря:

- Если вы всем сердцем вашим обращаетесь к Господу, то удалите из среды вашей иноземных богов и дубравы Астарты1 и устремите сердца ваши к Господу и служите Ему Одному, и Он избавит вас от руки филистимлян.

Народ послушал слов Самуила и поверил ему, так как знал его с детства его, а также - и то, что его слова пророческие всегда исполнялись. И удалили сыны Израилевы иноземных богов, Ваала2 и дубравы Астарты и стали служить одному Господу, а святой Самуил, как пророк и священник Божий, был у них судьею и правителем. И повелел святой Самуил всему Израилю собраться к нему в город Массифу на высокую гору, чтобы совершить там всенародную покаянную молитву Богу. Когда же народ израильский собрался к пророку Божию Самуилу и молился, постясь и исповедуя грехи свои и говоря: "Согрешили мы пред Господом", а святой Самуил, как священник Божий, приносил Богу жертву о прощении грехов народа, тогда филистимляне, услышав о собрании народа израильского и подумав, что они готовятся идти против них войною, вооружившись в большом числе, неожиданно напали на израильтян, намереваясь совершенно истребить их. Израильтяне, услышав, что враги их приближаются с целью напасть на них, сильно испугались и сказали пророку Божию Самуилу:

- Не переставай взывать о нас Господу Богу нашему, чтобы Он спас нас от руки филистимлян.

Но святой ободрял их, чтобы они не страшились, а только молились Богу и надеялись на Него, и сам, принося жертву, усердно молился о них. И услышал Господь молитву Самуила. Не окончил он еще жертвоприношения, как подошли филистимляне, чтобы воевать с израильтянами, но Господь возгремел в тот день сильным громом над филистимлянами и навел на них страшные громовые удары и молнию: они пришли в ужас и были поражены пред Израилем. Тогда наступили израильтяне из города Массифы и погнались вслед за врагами своими и, преследуя поражали их до места под Вефхором3 и, по молитвам святого угодника Божия Самуила и вследствие раскаяния своего, при помощи Божией, совершенно разбили своих рабов.

Так усмирил Господь филистимлян пред народом Своим, и не стали они более ходить в пределы Израилевы во все дни Самуила и, кроме того, те города, которые они отняли у израильтян, опять отдали им назад. И был мир среди народа Божия во всё то время, когда судьей и правителем над ним был святой Самуил, который достойно правил всем Израилем. Он ходил по городам, исправлял всё, что требовало исправления, и совершал суд справедливо и бескорыстно, так как ни от кого не принимал подарков, и судил, не обращая внимания на лица судившихся. Потом он возвращался в Армафем (Раму), так как там был дом его, там он судил народ и там построил жертвенник Господу (1Цар., 7 гл.).

Пребыв много лет судьею Израиля, свято Самуил состарился и поставил вместо себя судьями народа двух сыновей своих, Иоиля и Авию. Но сыновья его не захотели ходить путями его: они уклонились в корысть и стали брать подарки от приходивших судиться к ним, судили по дарам и совершали суд несправедливый. Посему старейшины израильские, собравшись, пришли к святому Самуилу и сказали ему:

- Вот ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими. Итак, поставь над нами царя, чтобы он судил и управлял нами, как у других народов.

Эти слова старейшин не понравились Самуилу, так как не просили они, чтобы он наказал сыновей своих или отнял у них власть судей, что с готовностью он сделал бы, но чтобы поставил им царя, а народ настаивал, говоря:

- Дай нам царя, чтобы он судил нас.

Тогда Самуил помолился Господу, и Господь сказал ему:

- Послушай голоса людей сих и сделай им так, как они просят, ибо не тебя они отвергли, но Меня, чтобы я не царствовал над ними. Однако объяви им о правах царя, который будет царствовать у них.

И сказал Самуил народу:

- Израильтяне! знайте, как будет властвовать над вами царь, которого вы просите. Он возьмет сыновей ваших и сделает их своими слугами: возложит на них оружие, посадит на коней, повелит им бегать пред колесницами своими и поставит их у себя тысяченачальниками и сотниками. Кроме того он обратит их на рабов своих: сделает их пахарями полей своих, жнецами нив своих, собирателями винограда в виноградниках своих и исполнителями всяких потребных для него работ. И дочерей ваших возьмет, чтобы они составляли масти, варили кушанья и пекли хлебы. И поля ваши, и виноградные и масличные сады, и всё, что есть лучшего у вас, он возьмет и отдаст слугам своим, а какие останутся у вас посевы, виноградники и нивы, на те наложит он десятину, так что из того, что останется у вас, вы будете давать ему десятую часть. Равным образом рабов и рабынь ваших и лучший скот ваш он отберет у вас для себя, и вы будете рабами его. И в те дни восстенаете вы, обремененные царем вашим, но не будет Господь отвечать вам, потому что вы сами пожелали себе царя.

Когда святой Самуил говорил это, народ не хотел слушать слов его, но кричал ему, говоря:

- Хотим мы царя, чтобы быть и нам, как прочие народы. Пусть судит нас царь наш и выходит впереди нас на войну против врагов наших.

После этого святой Самуил повелел народу разойтись по домам, доколе Бог не укажет для него человека, достойного быть царем (1Цар, гл. 8).

В племени Вениаминовом, в городе, называемом Гаваа (Гиве) был человек по имени Кис. У него был сын, по имени Саул, высокий ростом и красивый, и не было среди израильтян виднее его. Пропали у Киса ослицы, и послал Кис сына своего Саула со слугою искать их. Разыскивая ослиц, они прошли по всем местам и не нашли. И вот подошли они к горе, называемой Сифа, где находился город Армафем (Рама), родина и место жительства святого Самуила. И сказал Саул слуге своему:

- Возвратимся домой к отцу, ибо отец, я думаю, не столько беспокоится об ослицах, сколько о нас.

Но слуга сказал ему:

- Вот в этом городе есть человек Божий, прозорливый. Тем, кто приходит к нему, он предсказывает будущее. Пойдем и мы к нему; может быть, и нам скажет он, где найти ослиц.

И пошли они к человеку Божию, а Господь еще до этого открыл святому Самуилу всё о Сауле и повелел, чтобы он помазал его на царство. Святой Самуил, увидев сына Кисова, Саула, ласково встретил его и велел ему не беспокоиться об ослицах, потому что они уже нашлись, и дал ему приют у себя на тот день и ночь. На другой день утром, отпуская от себя Саула, Самуил, взяв сосуд с елеем, возлил елей на его голову, поцеловал его и сказал:

- Вот Господь помазал тебя в цари над народом Своим. Теперь ты будешь царствовать над народом Господним и спасешь его от руки окружающих его врагов.

Это помазание совершено было тайно, как пророчество о будущем царствовании Саула. И сказал святой Самуил помазанному Саулу всё, что должно было произойти на пути его, сказав:

- Вот тебе знамение, что Господь помазал тебя в цари. Когда ты пойдешь теперь от меня, то встретишь двух человек близ гроба Рахили в пределах Вениаминовых в Целуахе, быстро идущих; они скажут тебе: "Нашлись ослицы, которых ты ходил искать, и вот отец твой забыл об ослицах и очень беспокоится об вас". Ушедши от этих двух человек, когда прийдешь к дубраве Фаворской, то встретишь там трех человек, идущих к Богу в Вефиль с приношениями для жертв, – одного, ведущего трех козлят, другого, несущего три мешка хлебов, и третьего, несущего мех вина. Они будут приветствовать тебя и дадут тебе два хлеба. Потом ты взойдешь на холм Божий и встретишь сонм пророков. И найдет на тебя Дух Господень и будешь с ними пророчествовать. Когда эти знамения увидишь сбывшимися согласно с словами моими, то знай, что с тобою - Бог.

Когда Саул ушел от святого Самуила, то всё произошло на пути так, как сказал ему пророк.

После сего святой Самуил повелел всему народу собраться к Господу в город Массифу, сам пришел туда и сказал израильтянам:

- Так говорит Господь Бог Израилев: Я вывел отцов ваших из земли египетской и избавил вас от руки фараона и от всех царей, угнетавших вас, а вы теперь отвергли Бога вашего, Который спасает вас от всяких бедствий, и потребовали царя, чтобы он был поставлен над вами. Итак, пусть будет по желанию вашему.

Сказавши это, Самуил поставил пред Господом все племена израильские по коленам их и стал бросать жребий, из какого племени избирать царя; жребий пал на племя Вениаминово. Потом опять стали бросать жребий на известных в этом племени мужей, и жребий пал на Саула, сына Кисова. начали искать среди себя Саула и не находили, потому что он скрылся в одном доме, считая себя недостойным такой высокой чести и избегая ее, но Господь открыл его. Тогда некоторые из народа вместе с Самуилом пошли и взяли его оттуда и поставили среди народного собрания. Он ростом был выше всего народа. И сказал Самуил всему народу:

- Видите ли, кого избрал Господь. Подобного ему нет ни одного среди вас.

Весь народ обрадовался и воскликнул:

- Да живет царь!

И изложил Самуил народу законы касательно царя, написал эти законы в книгу и положил пред Господом. Однако тогда не вполне утвердилась еще царская власть Саула, так как были недовольные и несогласные. Самуил отпустил народ, и каждый пошел к себе домой. Пошел также в свой дом в город Гаваа (Гиву) и Саул и с ним пошли храбрые, сердца которых Господь расположил к Саулу, а противники его сказали:

- Разве может сей избавить нас от руки врагов наших?

И презрели они его и не поднесли ему даров, но Саул показал вид, что не слышит пренебрежительных слов их (1Цар.9-10).

Прошло около одного месяца после этого, и Аммонитский царь Наас с громадным войском пришел к городу в уделе Манассиином, называемому Иавис Галаадский, и осадил его со всех сторон. Осажденные жители города, видя большое войско Нааса, сказали ему:

- Заключи с нами союз, и мы будем служить тебе.

Но Наас им ответил:

- Я заключу с вами союз, но с тем, чтобы выколоть у каждого из вас правый глаз и тем положить бесчестие на всего Израиля.

Тогда жители города послали к Саулу, прося его помочь им и освободить их от осады. Саул немедленно же отправил послов во все области израильские, быстро собрал значительное войско и, взяв с собою святого пророка Самуила, внезапно подошел к Наасу. Утром, очень рано он напал на него, разбил и рассеял его войско и убил его самого. Тогда Израильтяне сказали пророку Самуилу:

- Кто говорил, что Саул не царствовал над нами? Дайте нам этих людей, и мы умертвим их.

Но Саул сказал:

- Пусть в сей день ни один человек не умрет из-за меня, потому что сегодня Господь совершил спасение во Израиле.

А святой Самуил сказал:

- Пойдем в Галгал и обновим там царство.

И пошел весь народ, и Самуил при всем народе помазал там Саула на царство пред Господом в Галгале. И принесли там мирные жертвы пред Господом и весьма веселились там Саул и все Израильтяне (1Цар., гл. 11).

В это время, когда израильтяне радовались о новопоставленном царе своем, с которым одержали столь славную победу над аммонитянами, святой Самуил сказал им:

- Вот я послушался голоса вашего во всем, что вы говорили мне, и поставил над вами царя, и вот царь ходит теперь пред вами от юности моей и до сего дня. Итак, скажите теперь пред Богом и пред помазанником Его, царем вашим взял ли я у кого-нибудь из вас вола или осла или что-либо другое? Причинил ли я кому обиду и притеснение или взял из чьих-нибудь рук плату и какой-либо подарок? Свидетельствуйте на меня, и я возвращу вам.

Народ отвечал ему:

- Ничем ты не обидел нас и не притеснял нас, не брал силою и не взимал от нас ни платы, ни каких-либо подарков.

После сего Самуил сказал:

- В этот день свидетель - Господь и помазанник Его, царь ваш, что вы не имеете за мною никакого проступка, из-за которого могли бы требовать царя, так как Сам Господь был Царем вашим и правил вами чрез различных судей, спасая вас от руки врагов ваших. Знайте же, что великий грех совершили вы пред Господом, потому что просили себе царя. Вот сейчас вы увидите знамение (1Цар, гл. 12).

Сказав эти слова, Самуил стал молиться Господу. Стояло время жатвы и был ясный и сухой день Вдруг загремел сильный гром, засверкала страшная молния, появились тучи и потек проливной дождь. Весь народ пришел в большой страх от Господа и Самуила и сказал пророку:

- Помолись Господу Богу твоему о рабах твоих, чтобы не умереть нам, ибо видим мы, что ко всем нашим грехам мы прибавили еще грех, прося себе царя.

И ответил святой Самуил народу:

- Не бойтесь, Господь не оставит народа Своего. Оставайтесь при вашем царе, но служите Господу всем сердцем вашим и исполняйте волю Его вы и царь ваш, а я не перестану молиться о вас Господу; только бойтесь Его и истинно служите Ему, помня все чудеса и благодеяния, которые Он совершил для вас. Если же станете делать зло, то погибнете вместе с царем вашим. Сказав всё это народу, святой Самуил оставил власть судии и занимался одним только священническим служением.

Царствуя над Израилем, Саул с течением времени стал развращаться, прогневляя Бога, и осмеливался присваивать себе права священнического звания, – приносить Богу жертву без священника Божия Самуила. К тому же он оказался и непослушным повелению Божию. Ибо устами пророка Своего Самуила повелел ему Господь пойти и истребить амаликитян за давнее их злое дело, – за то, что когда народ Израильский шел по пустыне из Египта в землю обетованную, они сделали ему большое препятствие на пути. Повелел же Господь, сказав так:

- Не давай пощады никому из них, но предай смерти всё от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овец и от верблюда до осла.

Царь Саул, собрав из израильтян большое войско, пошел в страну амаликитян, разбил их войска и, овладев их страною, захватил живым царя их. Весь народ амаликитский: старых и малых, мужчин и женщин он истребил мечом, а царя из пощадил. Кроме того, всё лучшее из стад амаликитских он и воины его взяли себе, истребив только худшее и малозначущее. Они разграбили также для себя и всё лучшее имущество амаликитян, не исполняя повеления Господня, чтобы ничему не давать пощады и ничего не брать себе, но всё предавать уничтожению

И было такое слово Господа к Самуилу пророку:

- Жалею, что поставил Я Саула царем, ибо он отвратился от Меня и слова Моего не исполнил.

И опечалился Самуил о Сауле и взывал к Господу всю ночь, молясь о нем. Встав рано утром, Самуил пошел навстречу израильтянам, возвращавшимся с войны, и встретил Саула в Галгале. Увидев святого Самуила, Саул сказал ему:

- Благословен ты у Господа, ибо я исполнил всё, что сказал мне чрез тебя Господь.

Но Самуил сказал:

- А что это за блеяние овец в ушах моих и мычание волов, которое я слышу?

Саул ответил:

- Я привел их от амаликитян. Какие оказались лучшими, тех народ пощадил и собрал их, а какие были хуже, тех истребил.

И сказал ему святой Самуил:

- Зачем ты не послушал голоса Господня во всём, что Он говорил тебе, бросился на добычу и сделал зло пред очами Господа?

Тогда Саул ответил Самуилу:

- Я послушался голоса Господня и сделал так, как Он повелел мне. Я истребил амаликитян, взял царя их и привел живого, а народ взял добычу из стад, – лучших овец и буйволов, – для всесожжения и принесения жертвы Господу Богу.

Святой Самуил отвечал Саулу:

- Неужели угодны Господу всесожжения и жертвы ваши? Не лучше ли было исполнить повеление Господне? Ибо послушание гораздо угоднее Богу всех жертв и тука овнов. Непокорность повелению Божию есть такой же грех, как и волшебство, и нарушение заповеди Господней есть то же, что и идолопоклонство. И так как ты отверг слово Господа, то отвергнет посему и тебя Господь, и не будет царствовать дом твой во Израиле.

Саул сказал:

- Согрешил я, ибо преступил повеление Господа и слова твои, но я убоялся народа и послушал голоса его. Но, прошу тебя, снизойди ко греху моему и возвратись со мною к жертвам, чтобы мне поклониться Господу Богу на глазах твоих.

На святой Самуил обратился, чтобы уйти от него, а Саул схватился за край одежды его и разодрал ее, увлекая к себе человека Божия. Тогда святой сказал ему:

- Ныне отторг Господь царство израильское от тебя и отдал его ближнему твоему, лучшему тебя.

Саул сказал Самуилу:

- Я согрешил пред Господом, но не унижай меня теперь пред старейшинами израильскими и пред народом моим и воротись со мною, чтобы я поклонился Господу Богу твоему.

Самуил возвратился с Саулом, и они поклонились Господу. И сказал святой Самуил:

- Приведите ко мне сюда Агага, царя Амаликитского.

Агаг, дрожащий, пришел к нему и сказал:

- О, как горька смерть!

Святой Самуил сказал ему:

- Как меч твой лишал жен детей их, так мать твоя между женами пусть лишена будет сына.

И разрубил Самуил Агага пред Господом в Галгале, не потому, чтобы поступал мучительски, но чтобы исполнить повеление Господне. После сего Самуил ушел в Армафем (Раму), а Саул отправился в дом свой в Гаваю (Гиву). И не видался более святой Самуил с царем Саулом до дня смерти своей, но скорбел о нем, сожалея о его погибели (1Цар., гл. 15).

По прошествии некоторого времени сказал Господь Самуилу:

- Доколе ты будешь скорбеть о Сауле, которого Я отверг, чтобы он не был царем над Израилем? Наполни рог твой елеем и иди в Вифлеем к Иессею, ибо между сыновьями его Я нашел достойного быть царем.

Самуил ответил Господу:

- Как я пойду? Саул услышит и убьет меня.

Тогда Господь сказал:

- Возьми из стада телицу и, приведя ее в Вифлеем, скажи, что пришел принести жертву Господу. И пригласи к жертве Иессея и сыновей его. Я укажу тебе, что делать, и ты помажешь Мне того, о котором Я скажу тебе.

И сделал Самуил так, как сказал ему Господь, и пришел в Вифлеем. Его пришествием старейшины города приведены были в страх, вышли к нему навстречу и сказали:

- О, прозорливец! мирен ли приход твой?

Самуил ответил:

- Мирен. Я пришел принести жертву Господу. Освятитесь воздержанием и молитвою и приходите ко мне, и я совершу жертвоприношение.

Совершив жертвоприношение, святой Самуил пришел в дом Иессея и повелел ему подвести к нему по одному сыновей своих. Иессей подвел к пророку старшего сына своего, Елиава. И спросил пророк Господа, молясь Ему про себя, не этот ли предназначен Им в цари? Господь сказал Самуилу:

- Не смотри на вид его и на высоту роста его, потому что Я отринул его. Ибо, не на лицо смотря, Я сужу. Человек смотрит на лицо, а Бог смотрит на сердце.

Тогда призвал Иессей Аминадава и подвел его к Самуилу. Пророк сказал:

- И этого не избрал Господь.

Потом привел Иессей Самму, и сказал Самуил: "И сего не избрал Господь".

Так подводил Иессей к Самуилу семерых сыновей своих. И сказал Самуил Иессею:

- Это все уже сыновья твои?

Иессей ответил:

- Есть еще один, младший. Он пасет овец в поле.

Самуил сказал:

- Пошли и пусть приведут его, ибо мы не сядем обедать, пока он не придет сюда.

Иессей послал, и привели Давида. Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом. И сказал Господь Самуилу:

- Встань и помажь его, ибо это - он.

Самуил взял тогда рог с елеем и помазал Давида среди братьев его. И почил Дух Господень на Давиде с того дня и после. После сего Самуил встал и пошел в Армафем (Раму) в дом свой (1Цар.16:1-13).

Окончив дни жизни своей, Самуил, уже в старости, опочил сном смерти. И собрались все израильтяне и плакали по нем и похоронили его в доме его в Армафеме (Раме) (1Цар.25:1).

Сего святого пророка Самуила Иисус, сын Сирахов, превозносит, хвалою говоря:

- Возлюбленный Господом Своим пророк Господень Самуил учредил царство и помазал царей (Саула и Давида) над народом своим. Он судил народ по закону Господню и (по молитвам его) Господь призирал на Иакова. По вере своей он был дознан истинным пророком. Он воззвал к всемогущему Господу, когда отовсюду теснили его враги, и Господь возгремел с неба; в сильном шуме слышным Он сделал голос Свой и истребил вождей тирских и всех князей филистимских. Еще прежде времени кончины своей (Самуил) свидетельствовался пред Господом и помазанником Его, что из имущества даже до обуви ни от кого ничего не взял, и ни один человек не укорил его. Он пророчествовал и после смерти своей и предсказал царю (Саулу) кончину его, и в пророчестве возвысил из земли голос свой, что беззаконный народ истребится (Сирах.46:16-23).

Вот что говорит о Самуиле Сирах. Мы же, грешные, надеясь по молитвам сего святого угодника Божия получить прощения грехов и спасение, будем прославлять Отца и Сына и Святого Духа, Единого в Троице Бога, ныне всегда и во веки веков. Аминь.
Тропарь,глас 2
Дар многочестен дан бысть неплодней утробе/ и принесен в жертву, яко всесожжение благоприятно, Господеви своему,/ послужив Тому в преподобии и правде,/ тем тя почитаем, пророче Божий Самуиле,// яко молитвенника о душах наших.
Кондак, глас 8:
Яко многочестный дар, прежде зачатия вдан Богу, и измлада тому яко ангел послужил еси всеблаженне, и сподобился еси предбудущая вещати. Темже вопием ти: радуйся пророче Божий Самуиле, архиерею великий.

Мчч. Севира и Мемнона и с ними 37-ми мучеников: Ориона, Антилина, Молия, Евдемона, Силуана, Савина, Евстафия, Стратона и Восвы Византийцев, Тимофея, Палмата, Места, Никона, Дифила, Дометиана, Максима, Неофита, Виктора, Рина, Саторнина, Епафродита, Керкана, Гая, Зотика, Кронина, Анфона, Ора, Зоила, Тиранна, Агафона, Пансфена, Ахиллеса, Панфирия, Хрисанфа, Афинодора, Пантолеона, Феосевия и Генефлия Филиппопольских (304)
В тот же день память святых мучеников: Севира, родом из Фракии, и Мемнона сотника, и с ними тридцати семи мучеников, пострадавших за Христа в Филиппополе, от игемона Апелиана. Севир был подвергнуть строганию железом, затем на его персты были надеты раскаленные перстни, потом он был опоясан железным поясом, раскаленным на огне, и, наконец, был усечен во главу. Сотник Мемнон был растянут на двух столбах и предан мучению, причем мучители вырезали у него из кожи три ремня с головы до ног; затем мучители отсекли руки и ноги у Мемнона и прочих тридцати семи мучеников, разожгли великую пещь и бросили всех страдальцев Христовых в огонь. Так окончили страдания свои святые страстотерпцы

Свт. Иерофея Венгерского (X) и св. Стефана I, короля Венгрии (1038).
Святой праведный венгерский король Стефан Первый, канонизированный Константинопольским патриархатом, включен в месяцеслов (список чтимых святых) Русской православной церкви.Святой Стефан - первый король и просветитель Венгрии - умер в 1038 году, до разделения Церкви на Православную и Католическую, произошедшего в 1054 году. Поэтому он почитается обеими конфессиями, в том числе верующими епархии РПЦ в Венгрии.святитель Туркии Иерофей и святой праведный Стефан I, король Венгрии.
Двое из этих святых связаны с Венгрией. Мало кто знает, что семена истинной веры посеяли на венгерской земле православные византийцы. В 953 году венгерский князь Булчу, прибыв в Константинополь, крестился, причем восприемником его был император Константин Багрянородный. Чуть позже другой венгерский князь – Дюла прибыл в Константинополь для крещения. Он взял с собой монаха Иерофея, знаменитого своим благочестием. Патриарх Феофилакт рукоположил его во епископа Туркии (так византийцы называли земли венгров), где святитель Иерофей многих привел к свету христианской веры. Хотя усилиями короля Иштвана венгерская Церковь была переподчинена папе Римскому, с которым и разделила последствия его отпадения от православной веры, епархия Константинопольского Патриархата действовала в Венгрии до XII века.Иерофей Туркийский (X в.), Венгерский, епископ, святитель.
Ранний епископ подвизавшийся в Венгрии, который был направлен туда из Константинополя по обращении Восточно-Венгерского князя в Христианство после посещения Царьграда в 948 году. Будучи хиротонисан архипастырем "Туркийским" - т.е. "Венгерским", - он проповедовал среди местного населения. Благодаря его трудам Православие обрело здесь последователей и даже после массового обращения к римо-католицизму, обусловленному западной ориентацией королей, сохранялось в восточных пределах Венгрии еще около двух веков.
А святой Стефан жил с 975 по 1038 годы. Он был первым королем Венгрии, принял крещение в 995 году. Вступив на царство в 997 году, энергично боролся с остатками язычества в стране, вел благочестивую жизнь, благодаря чему уже через несколько лет после смерти стал почитаться святым на Западе. Частица мощей святого благоверного Стефана есть в мощевике храма Христа Спасителя в Москве.
Оба святых почитаются и в епархии Московского Патриархата в Венгрии. Отрадно, что Православная Церковь почтила память древних подвижников и миссионеров, а также поддержала тем самым венгерскую православную общину, напомнив о православных корнях этой европейской страны.

Лукий Кипрский (+310), сенатор, мученик.
За исповедание веры во Христа был усечен мечом на острове Крите в 310 году.

новомученики:
свщм Владимир (Четверин) 1918
http://www.srn.ru/ordis/cetverin_big.jpg

Всеблагой и Всемилостивый Господь с первых веков бытия Своей Церкви поставил ее на драгоценной крови добровольных страдальцев, пожелавших скорее лишиться жизни, нежели отказаться от Христа и тем самым потерять душу свою для Жизни Вечной. Невидимые нашим телесным очам они и по сей день являются теплыми и скорыми молитвенниками за нас, грешных, независимо от того, сколько времени прошло с момента блаженной кончины их.

Тем более возгорается сердце молитвой к новомученикам российским, так как жили они совсем незадолго до нас, но имели столь великую духовную силу, что жизни своей не пожалели отдать за Христа. Много мучеников было среди мирян, монахов и священников. Одним из священномучеников, пострадавших в начале ХХ века за веру Христову в годы жестоких гонений на Церковь был и священник Владимир Четверин.

Священномученик Владимир Четверин родился в 1894 году, в селе Барахман-Гарт Ардатовского уезда Симбирской губернии в простой, благочестивой семье.

С юности возлюбил он путь учительства и возжелал всем сердцем нести людям свет Христовой веры.

Первоначально он состоял учителем школы грамоты, затем семь лет пробыл учителем церковно-приходской школы в селе Кутьеве Карсунского уезда, а по достижении 29 лет, пламенея любовью ко Господу и желая все силы свои положить на служение Ему, подал прошение о рукоположении в священный сан в Симбирскую испытательную комиссию. Отметив смирение и крепость веры молодого подвижника, епархиальное начальство определило Владимира Четверина на должность псаломщика поначалу в селе Юлеве Карсунского уезда, а затем в Большой Рязани, Вырыпаевке и Сурском Остроге.

Желая быть примером своим ученикам в знании и исполнении Христовых заповедей и чувствуя безграничную ответственность за них пред Господом, Владимир Четверин поступил на миссионерские курсы в Казанскую Духовную Академию. Успешно окончив курсы, Владимир в возрасте 36 лет был рукоположен в сан священника к церкви села Сырятино Ардатовского уезда и успевал не только исправно служить Господу, совершая церковные таинства и исправляя необходимые людям требы, но и учительствовать в местной церковноприходской школе, будучи также законоучителем в школе соседнего села.

Божия благодать сохраняла и питала священника, подавая силы для несения многочисленных послушаний и обязанностей. Везде он был примером "словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою" (1 Тим. 4,12). Слова эти, изображенные на иерейском кресте, словно отпечатались на скрижалях сердца святого Владимира. Окормляя своих прихожан, не забывал он и о семье. К 1915 году у отца Владимира с матушкой Марией было 11 детей, трое из которых умерли в младенческом возрасте. Прочих же детей батюшка с матушкой воспитали достойно: продолжая путь отца, многие из них подвизались на ниве учительства, а трое его сыновей также приняли мученическую кончину, будучи расстрелянными.

После с. Сырятино отец Владимир служил в Христо-Рождественской церкви села Барахман-Гарт. Самой почитаемой иконой в этой церкви была Казанская икона Божией Матери, перед которой пастырь усердно и слезно молился о всей своей пастве.

Терпя житейские скорби, славя Господа за радости, подаваемые за неутомимое радение в стяжании добродетелей, укрепляя страждущих, помогая нищим, проходил славный путь своей земной жизни иерей Владимир.
Но наступила година великой смуты на Руси. Не видно было ни конца, ни края неправедным деяниям: безбожники разрушали церкви, расхищали церковное имущество, употребляли иконы и священные предметы для светских нужд. Брат восстал на брата, и множество мучеников и исповедников Христовых мучением и даже смертью своей засвидетельствовали верность ко Господу.

Пострадал за Христа и отец Владимир, показав нам, грешным, силу веры Божиих угодников, которая во дни гонений не оскудевает, но более возвеличивается, питаемая любовью и ревностью о Господе.В то время у людей без суда и следствия отбирали хлеб, обрекая их на голодную смерть, поэтому прихожане Христо-Рождественской церкви без сомнения доверили хранение зерна своему любимому батюшке Владимиру. Он же, возлюбя ближних своих, как себя, по заповеди Господней и по стремлению чистого своего сердца, отнесся к сему поручению со всею ответственностью и тщанием. Когда же некоторые из сельчан захотели изъять весь хлеб в обмен на фальшивые деньги, отец Владимир разгадал этот лукавый заговор и встал на защиту прихожан, не побоявшись обидчиков.

Тогда гонители, потеряв стыд и совесть, потребовали от святого нарушить тайну исповеди и выдать метрические книги. Однако бесстрашный иерей предпочел претерпеть муки, нежели нарушить священническую присягу и выдать церковное достояние. Тогда появились лжесвидетели, которые не постыдились свидетельствовать против своего священника. Обвинили батюшку "в неисполнении предписания советской власти о передаче метрических книг, в разрухе финансового состояния в стране и в не сдаче имеющегося огнестрельного оружия", а жителей села обманом вынудили искать себе другого священника.

19 августа 1918 года иерей Владимир в последний раз отслужил Божественную литургию, после чего гонители веры Христовой арестовали невинного священника, не предъявив ему какого-либо обвинения. Ненавистникам Имени Христова не нужно было никаких поводов, кроме верности Богу, чтобы осудить христианина на страдания и даже на смерть.
С этого дня начались честные страдания священника: его изнуряли допросами, пытаясь заставить отречься от веры Христовой, обвиняли в "пропаганде против советской власти". Но страстотерпец, чуждый всякой политике, с честью отвечал клеветникам, что служение священника заключается не в противлении земной власти, а в том, чтобы воля Божия была "яко на небеси и на земли".

Клевету и арест батюшка, по смирению своему, принял безропотно и даже с радостью, а жители Барахман-Гарта, оставшиеся без пастырского попечения, памятуя о том, что Богу все возможно, укрепляли отца Владимира своими непрестанными молитвами и просили снять арест с приходского священника. Вступился за невинного страдальца и благочинный Ардатовского уезда отец Константин Беневоленский.

Однако гонители были неумолимы, и достойный пастырь был осужден на смерть. В час ночи 1 сентября ст. ст. 1918 года отец Владимир был выведен на расстрел. Ободряемый и укрепляемый Святым Духом Утешителем, он как смиренный агнец претерпел все страдания без ропота и сподобился мученической кончины.

За свои честные страдания священномученик Владимир сподобился стояния одесную престола Господня, явное свидетельство чему его пречестные мощи, чудесным образом сохранившиеся нетленными в могиле, сквозь которую протекал холодный ключ. Нетленными остались и нательный крестик, и Святое Евангелие, вложенное в руку святого.

Учительствуя и направляя людей на путь Истины при жизни, святой священномученик Владимир и поныне не забывает о своей земной пастве. Земля же Мордовская, обрела неусыпного молитвенника и смиренного заступника за нас, грешных.
Тропарь глас 1-й:
Царство Небесное паче земных красот возжелев, / добрым подвигом Христу подвизался еси./ И безбожное веление мужественне отринув, / сугубую благодать от Господа Сил приял еси. / Сего ради усердно тебе вопием: // моли о нас Христа Бога, отче Владимире, священномучениче.
Кондак, глас 3-й:
Безбожному велению не повинулся еси / и мирския вся соблазны отринув / даже до лютых страданий и смерти Христу верен пребыл еси / и лику мученическому сочетался, отче Владимире! / И ныне паствы твоея пение прими: / испроси нам у Христа Бога грехов оставление // и велию милость.

Святые угодники Божии  молите Бога о нас грешных!

Исторические собятия дня:
В 1909 г. закладка Государева Феодоровского Собора в Царском Селе и его торжественное освящение в 1912 г
В 1598 г. воевода А. Воейков разгромил хана Кучума. Полное покорение Сибири
В 1945 г. после подписания Акта о безоговорочной капитуляции, Японии запрещено иметь свои вооруженные силы, а юг Сахалина и Курильские острова переданы СССР

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 3, 23-4, 5; Мк. 6, 30-45). "И бежали туда пешие из всех городов. . . и собрались к Нему", - это в пустыню Вифсаидскую, где совершено чудное насыщение пяти тысяч пятью хлебами и двумя рыбами. Что же влекло народ к Господу? Сочувствие к Божественному. Божество Господа, сокрытое под покровом человеческого естества, являет себя в слове, деле, взоре и во всем, что видно было в Господе. Проявления Божества пробуждали сокрытое в сердце чувство Божества и через него влекли к Господу. Удержать такое движение никто не властен, не только сторонний, но и сам чувствующий его, потому что оно глубже и сильнее всяких других движений. То же Божественное, проявляемое потом Спасителем, влекло к Нему людей всякого языка, иже под небесем. То же действовалось во всей истории Церкви и действуется до сих пор. Малый след Божественного влечет к себе. Что же следует из этого повсюдного и всевременного опыта стремлений нашего духа к Божественному? То, что Божественное, что сверхъестественное, что и Божество, источник его. Это стремление лежит в основе нашего духа и составляет его природу, как это может всякий видеть из умовых, эстетических и деятельных забот наших. Но в природе не может быть лжи и обмана; следовательно, нет их и в этом стремлении к Божеству. Отсюда выходит, что Бог и Божественное есть, и что естественники, отвергающие сверхъестественное, идут против естества духа человеческого.
******************************************************************************************************************************************
Повели мне
"Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде"
(Мф. 14, 28)
Вот как вступает человек на чудесный, непостижимый путь веры. Сперва должно быть повеление от Него: "Повели мне". Да, и мы имеем Его повеление - жить по духу. Приняли ли мы решимость его исполнить и вступить на этот путь? Вот безопасный путь и верная цель. Лежит ли перед нами жизнь или смерть, деятельность или страдание, лишь бы путь лежал прямо к Нему, вот что важно.
Многие умирающие, быть может, в эту минуту взывают к Иисусу через темные глубокие воды: "Повели мне придти к Тебе по воде". И он отвечает: "Иди". Итак, смотри, чтобы тебе идти по Его повелению и прямо к Нему. И тогда не бойся, если придется поставить ноги на то, что, по-видимому, не может поддержать их, где нет, как кажется, почвы.
Придется вступить на неверный путь, ходить по воде, по волнам подвижным, над бездной, готовой поглотить нас. Это испытали многие; они знают, что значит вступать по слезным водам, не ведая, куда идешь. Не смотри вниз, не смотри на шаткую, колеблющуюся почву, а взирай на Начальника и Совершителя веры Иисуса.
Какое блаженство после долгого пути по бурным волнам земным стать наконец твердо на "стеклянном море" (Откр. 15, 2) небесном! Чистая гладкая поверхность не омрачится отражением нашего образа, греховная тень не ляжет на безмятежные воды, ибо мы сами будем непорочны, на веки избавлены от греха.
"Иди!" - говорит Иисус Петру. Не взывает ли к нам и ныне это же слово "Иди"? Оно взывает с каждой страницы Священного Писания, из уст прославленных святых, прежде всего, из уст Самого Христа. И даже если Он отнимает у нас лодку нашу, потому что мы за нее держались и не хотели ее оставить, чтобы идти к Нему, - пойдем за Ним.
Господи, Ты взываешь: "Иди!" Путь неясен, вода глубока, почва колеблется под ногами, но не могу устоять против Твоего призыва: иду, да исполнится Твоя воля и овладеет мною Твоя любовь! Слава Тебе во веки!

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ : http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=24#p34904
Слава Богу за все!

0

4

Во славу Божию и на пользу ближним

3 Сентября  -Память:

Ап. от 70-ти Фаддея (ок. 44)
http://s61.radikal.ru/i171/0909/31/63aaf353b409.jpg

Святой Апостол Фаддей происходил из города Эдесса1; родом он был еврей и в совершенстве знал Священное Писание Ветхого Завета. Во дни святого Иоанна Крестителя святой Фаддей пришел в Иерусалим; услышав здесь проповедь Предтечи Господня и увидав ангельскую жизнь его, Фаддей весьма изумился и принял крещение от Иоанна Предтечи. Вскоре после того святой Фаддей увидел Господа нашего Иисуса Христа, пребывавшего во плоти и обитавшего среди людей, услышал также учение Его и увидел дивные чудеса, совершенные Господом нашим Иисусом Христом, и последовал за Ним. Святой Фаддей был принят Господом и причтен к сонму семидесяти Апостолов (меньших), о которых сказано в Евангелии: "избрал Господь и других семьдесят учеников, и послал их по два пред лицем Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти" (Лк.10:1).

В числе сих-то семидесяти Апостолов был воспоминаемый ныне святой Апостол Фаддей. Отправляя сих Апостолов на проповедь Евангелия, Господь сказал им:

– Жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою. Идите; Я посылаю вас, как агнцев среди волков. Не берите ни мешка, ни сумы, ни обуви, и никого на дороге не приветствуйте. В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему. И если нет, то к вам возвратится. В доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть: ибо трудящийся достоин награды за труды свои: не переходите из дома в дом. И если придете в какой город, и примут вас; ешьте, что вам предложат. И исцеляйте находящихся в нем больных, и говорите им: приблизилось к вам Царствие Божие. Если же придете в какой город, и не примут вас, то, вышедши на улицу, скажите: и прах, прилипший к нам от вашего города, отрясаем вам; однако ж знайте, что приблизилось к вам Царствие Божие… Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня, отвергается Пославшего Меня (Лк. 10:2-16).

Семьдесят учеников отправились на проповедь Евангелия с великою радостью и проповедовали слово Господне. Потом возвратились ко Господу и возвестили Ему, что и бесы повиновались им ради имени Его.

После вольного страдания, смерти, тридневного воскресения и вознесения на небо Господа нашего Иисуса Христа, святые Апостолы разошлись для проповеди Евангелия по всей вселенной; святой Апостол Фаддей был послан Господом для проповеди Евангелия в город Эдессу; ибо Господь наш Иисус Христос еще до вольного страдания Своего обещал прислать сюда одного из числа Своих святых Апостолов. Правителем города сего был князь Авгарь и вот сему-то Авгарю Господь и обещал прислать Своего Апостола.

Сей Авгарь был одержим неисцельною болезнью, – проказою. Услыхав о дивных чудесах, творимых Господом Иисусам Христом, Авгарь весьма пожелал видеть Его, слышать Его учение и исцелиться силою Его от своей тяжкой болезни. Но не дерзая надеяться на то, что Господь Иисус Христос придет к нему Сам, Авгарь послал к Господу некоего искусного иконописца и поручил ему изобразить красками лицо Господа. При этом Авгарь отправил к Господу послание, в котором писал о том, что он слышал о Господе и Его дивных чудесах, как Он без всяких врачебных снадобий и растений исцелял болезни, давал зрение слепым, хождение хромым, исцелял прокаженных, изгонял из людей духов нечистых, врачевал одним словом Своим расслабленных, лежащих долгое время на одре болезни, и воскрешал мертвых.

– Слыша о Тебе всё это, – писал Авгарь, – я думаю о Тебе одно из двух: или Ты Сам Бог, сошедший с неба, или Ты Сын Божий, так как Ты творишь весьма удивительные и преславные чудеса. Посему я пишу тебе сие послание мое смиренное, дабы Ты потрудился придти ко мне и исцелил бы меня от моей неизлечимой болезни, которой я страдаю уже много лет2…

Господь наш Иисус Христос, видя веру и упование князя Авгаря, послал к нему нерукотворное изображение Пречистого Лица Своего, а также написал и послание, в котором говорил так:

– Блажен ты, Авгарь, не видевший Меня, но уверовавший в Меня, ибо о Мне написано, что видящие Меня не явят веры; не видящие же уверуют в Меня и наследуют жизнь вечную. Ты пишешь ко Мне, чтобы Я пришел к тебе, но Мне подобает совершить то, ради чего Я послан, и по совершении возвратиться к Пославшему Меня Отцу. И когда Я буду вознесен к Нему, тогда пошлю к Тебе одного из учеников Моих, который, совершенно исцелив тебя от твоей болезни, подаст тебе и находящимся с тобою, жизнь вечную.

Князь Авгарь, получив сие послание и увидя нерукотворный образ Господа нашего Иисуса Христа, преисполнился великой радости. Облобызав с любовью послание и поклонившись образу Христову, Авгарь вскоре же получил значительное облегчение от своей болезни, потому что лишь только незначительная часть проказы осталась на лице его.

Для окончательного уврачевания Авгаря от болезни и был послан Господом, согласно Его обещанию, святой Апостол Фаддей, которые исцелил Авгаря уже вполне, не только телом, но и душою, как об этом и будет сказано ниже.

Когда святой Апостол Фаддей пришел в город Эдессу, то не открылся сразу князю Авгарю, а вошел сначала в дом одного знакомого ему еврея, по имени Товия. Пребывая у сего еврея, святой Фаддей чудесно творил многоразличные исцеления силою Христовою, исцеляя всевозможные болезни возложением рук и призыванием имени Господа нашего Иисуса Христа.

Весть о святом Фаддее вскоре же распространилась по всему городу, и жители города того начали приносить к святому Апостолу многих больных; видя быстрое исцеление их, все весьма дивились.

Спустя некоторое время было донесено князю Авгарю, что неизвестный муж, пришедший из Иерусалима, творит многие чудеса именем Христовым.

Тотчас же Авгарь вспомнил об обещании Христовом прислать к нему одного из учеников Своих и подумал про себя, – не тот ли пришел, кого обещал прислать Господь. Потом приказал позвать Товию и сказал ему:

– Я слышал, что в доме твоем обитает какой-то муж, пришедший из Иерусалима; говорят, что муж этот исцеляет болезни именем Иисуса Христа.

Товия отвечал:

– Да, действительно так; совершенно верно сказал ты, господин, что тот муж, который проживает у меня, творит много чудес именем Господа Иисуса Христа.

Тогда князь сказал:

– Приведи его ко мне.

Товия отправился к святому Фаддею и сказал ему:

-Меня призывал к себе князь города сего и приказал мне привести тебя к нему, чтобы ты исцелил его от болезни, которою он страдает.

Святой Фаддей отвечал:

– Воистину я послан к нему.

На другой день рано утром оба отправились к князю; между тем у князя уже собрались все вельможи и советники.

Когда святой Апостол Фаддей входил во двери княжеских палат, князь посмотрел на него и заметил, что лицо Апостола осиявалось каким-то необычным светом. Авгарь пришел в ужас, встал с своего места и поклонился до земли Апостолу Христову.

Между тем все, бывшие там, весьма изумились сему поступку князя, недоумевая, ради чего князь поклонился простому человеку, так как не видали того дивного сияния, которое исходило от лица Апостола Христова.

Потом князь спросил святого Фаддея:

– Ты ли ученик Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Который обещал послать мне одного из Своих учеников, дабы совершенно исцелить меня от недуга моего и даровать мне, равно как и всем близким моим, жизнь вечную?

Апостол Христов отвечал:

– Так как ты явил великое упование ко Господу моему Иисусу Христу, то я и послан Им к тебе; и если вера твоя увеличится еще более, то будет исполнено всё, чего ты ни пожелаешь по вере твоей.

Авгарь отвечал:

– Я столь горячо веровал в Него (Господа Иисуса, что намеревался собрать войско и идти войной на иудеев, распявших Господа, дабы отомстить им за их жестокость и злобу и дабы окончательно истребить их; но мне воспрепятствовали в этом власти римские, коим подчинена страна наша.

Святой Фаддей сказал:

– Господь и Бог наш Иисус Христос совершенно не нуждался в помощи человеческой во время Своего страдания от завистливых и жестокосердых иудеев; ибо Он Сам мог, если бы пожелал, явить легионы ангелов; но, исполняя волю Отца, Господь наш пострадал ради спасения мира; исполнив же волю Отца Своего, Он взошел к Нему на небеса со славою и воссел одесную Его; Господь наш не нуждается в том, чтобы кто-либо отомстил за Него врагам Его, ибо Сам имеет власть над всеми; Он Сам будет некогда судить живых и мертвых и воздаст каждому по делам его.

Святой Апостол Фаддей говорил князю Авгарю и всем тем, кто был вместе с ним, многое и другое о Господе нашем Иисусе Христе; потом, доведя его до полнейшей веры в Господа, крестил его.

Тотчас же после крещения Авгарь получил исцеление от проказы. Следует заметить, что после первого исцеления3, у Авгаря еще оставалось лицо в проказе, а сначала он был поражен проказою по всему телу своему. Когда принесено было к нему письмо (послание) Христово и нерукотворный образ пресвятого Лица Христова, тога впервые Авгарь был исцелен, – его тело очистилось от проказы, и только небольшая честь его тела, по Божию усмотрению, именно лицо, оставалось еще не исцеленным до прибытия Апостола.

Вместе с тем произошло и другое исцеление не тела только, но и души, после прибытия Апостола по святом крещении; ибо из святой купели князь Авгарь вышел совершенно здравым.

И не только князь Авгарь крестился после проповеди Апостола; крестились все, проживавшие в доме его, также крестились и все те, кто видел чудеса, совершенные Апостолом, а также и те, кто был исцелен Апостолом от болезней.

После того святой Апостол Фаддей приказал князю собрать всех горожан, дабы и они могли слышать слово Божие.

Утром следующего дня собрался весь народ. Апостол Христов, став на высоком месте, начал благовествовать всему народу об едином Богу, сотворившем небо и землю, и всё, видимое и невидимое всемогущею силою Своею; святой Апостол Фаддей поведал народу и о том, как Господь наш Иисус Христос сошел с небес на землю, неизреченно воплотившись ради спасения людей, как Он пострадал волею, воскрес, вознесся на небеса и приготовил для добродетельных вечную награду на небесах, для злых же нескончаемые муки в аде. Поведал святой Апостол и о всех прочих тайнах Божия домостроительства в подробных речах.

Весь народ, слушавший Апостола, явил веру словам его, так как видел и чудеса, совершенные Апостолом: все видели исцеленным князя своего и многих других, одержимых ранее различными болезнями; все начали прославлять Господа и стали просить крещения у Апостола.

Таким образом город Эдесса был просвещен святою верою во имя Господа нашего Иисуса Христа и святым крещением; после сего здесь начали строиться храмы, и были поставлены пресвитеры руковозложением Апостольским.

Князь Авгарь весьма желал отблагодарить Апостола Христова чем-либо за свое чудесное исцеление, посему он предлагал ему много золота, но святой не принял ничего, сказав:

– Если мы оставили свое собственное, то как пожелаем получить и приобрести что-либо от других?

После того как святой Апостол Фаддей утвердил в Эдессе святую веру и благочестие и направил всё ко благу, он отправился в Месопотамию4; здесь он просветил многих, обратив ко Христу, и создал храмы; святой Апостол прошел по многим сирийским городам, подвизаясь во благовестии имени Христова. Потом пришел в финикийский город Бейрут5; проповедав здесь имя Христово и крестив многих, святой Апостол Фаддей почил здесь с миром о Господе6.

Следует заметить, что воспоминаемы ныне святой Апостол Фаддей есть иное лицо от святого Апостола Иуды Фаддея, называемого Леввеем, Апостола из двенадцати, память коего празднуется в девятнадцатый день месяца июня (под сим числом можно читать и житие его. В Прологе под нынешним числом над синаксарем воспоминаемому ныне святому Апостолу Фаддею есть такая надпись: "Память святого Апостола Фаддея, что и Леввей". Однако следует заметить, что прозвище "Леввей" должно усвоять не сему святому Фаддею, но иному, Апостолу из двенадцати, как об этом упоминается и в Евангелии Матфея (10:3).

Более подробно говорит об этом Никифор Каллист7, древний греческий церковный историк, в 40-ой главе второй книги своей Истории. Именно Никифор Каллист говорит следующее: "Святой Иуда, не Искариот, но иной, коему усвоялось два наименования: Фаддей и Леввей, сын Иосифа, брат Иакова, сверженного с крыши храма8, первоначально благовествовал Евангелие в Иудее и Галилее, в Самарии и Идумее, а также и в аравийских городах, в сирийских и месопотамских странах, потом прибыл во Эдессу, город Авгаря, где ранее благовествовал имя Христово иной Фаддей, Апостол из семидесяти, и здесь восполнил всё то, что не было окончено тем Фаддеем"9.

Так говорит Никифор Каллист о сих двух Фаддеях: одного он именует (из числа двенадцати Апостолов) Леввеем, а другого же (воспоминаемого ныне), – из числа семидесяти Апостолов, – только Фаддеем, а не Леввеем.

Следует заметить также, что и святой Апостол и Евангелист Матфей называется у некоторых Евангелистов Леввеем.

Кондак, глас 4:

Яко звезду пресветлую церковь тя стяжа, апостоле Фаддее, чудесы твоими всегда просвещаема: спаси верою чтущыя память твою.

_____________________________

1 Эдесса, нынешняя Урфа, – город на севере Месопотамии, на реке Евфрате, с 137 года до Р. Хр. главный город вновь образованного Озроенского или Эдесского государства; в 217 г. по Р. Хр. Здесь был превращен римлянами в восточную колонию. – В Эдессе в IV веке св. Ефремом Сириным была основана богословская школа, в V веке склонившаяся к несторианству, в пользу которого особенно много действовал учитель Эдесской школы пресвитер Ива. В 614 г. Эдесса была покорена арабскими калифами; в 1098 г. ей овладел граф Балдуин, сделавший ее главным городом княжества эдесского; в 1144 г. она была покорена турками и с этого времени переходила из рук в руки, пока в 1637 г. окончательно не подпала под власть Турции.

2 Более подробно об этом можно читать выше, под 16 числом сего же месяца.

3 См. там же.

4 Месопотамия – каменистая и песчаная страна, находившаяся между реками Тигром и Евфратом и простиравшаяся от Армении на севере до Персидского залива на юге.

5 Бейрут – главный город Ливана. В древности Бейрут был финикийской гаванью и носил название Беритос. Египетский король Тутмозис II завоевал этот город, а Антиох III отнял его у Птоломеев. В 140 г. до Р. Хр. Бейрут был разрушен сирийцем Диотосом Трифоном, но при императоре Августе был снова восстановлен Агриппой и обращен в колонию для римских ветеранов. При позднейших императорах Бейрут славился своей высшей школой риторики, поэтики и в особенности права.

6 Кончина св. Апостола Фаддея последовала ок. 44 года. – Есть известие о посольстве Нарсеса, царя ассирийского, к Авгарю, князю эдесскому, с просьбою или прислать к нему святого Апостола Фаддея, или написать ему (Нарсесу) о чудесах, сотворенных сим Апостолом. В ответ на эту просьбу Нарсеса Авгарь сообщил ему о чудесах Апостола Фаддея.

7 Никифор Каллист – известнейший церковный историк XIV века, монах Софийского монастыря в Константинополе. Его "Церковная История" (в 18 книгах) доведена до кончины византийского императора Фоки (ок. 611 г.).

8 Св. Апостол Иаков, брат Господень, сын праведного Иосифа Обручника и брат Иуды, Симона (или Симеона) и Иосии (или Иосифа). По церковному преданию он сопутствовал своему отцу и Пресвятой Деве во Египет и отличался строгим исполнением закона, почему и прозван был "праведным". Уверовав в Иисуса Христа как Сына Божия уже после Его крестной смерти, он удостоился узреть Его по воскресении (Гал.1:18-19). Св. Апостол Иаков был Самим Господом поставлен во епископа иерусалимского; он был, по выражению Апостола Павла, столпом Церкви (Гал.2:9); ап. Иаков председательствовал на Иерусалимском апостольском соборе (Деян.15:13), Св. Апостол Иаков пользовался глубоким уважением не только у христиан, но и среди иудеев; скончался мученически (ок. 63 г.) во дни праздника Пятидесятницы, будучи низвергнут за всенародное исповедание имени Христова с крыши храма; перед кончиной он молился за своих убийц. Память св. Апостола Иакова совершается 23 октября, 4 января (в соборе 70 Апостолов) и в неделю по Рождестве Христове.

9 Есть известие, что святой Апостол Иуда проповедовал христианство и в Персии, оттуда и написал свое соборное послание. Поводом к написанию сего послания послужило то обстоятельство, что в общество верующих вкрались нечестивые люди, которые обращали благодать Божию в случаи к беззаконию и под видом свободы христианской дозволяли себе всякие греховные дела. В этом послании содержится частью учение догматическое: о таинстве Св. Троицы, о воплощении Иисуса Христа, о различии ангелов добрых и злых и о будущем Страшном Суде; содержится также и нравственное учение: увещание избегать нечистоты греховной, плотской, хулы, гордости, непослушания и прочих пороков; Апостол увещает всех быть постоянными в обязанностях и должностях своих, – в вере, молитве, в любви, увещает печься об обращении заблудших и сохранять себя от еретиков.(по изложению Димитрия Ростовского)

Мц. Вассы и чад ее, мчч. Феогния, Агапия и Писта (305-311)
Святая мученица Васса жила в царствование императора Максимиана1 в городе Едессе2; соединившись брачными узами с некоторым жрецом идольским, по имени Валерием, она родила трех сыновей: Феогния, Агапия и Писта и воспитала их в благочестии христианском, так как была христианкой (она получила познание о святой вере христианской от своих родителей). Будучи оклеветана мужем своим, она должна была предстать судии языческому, которому и исповедала себя христианкой; посему она была заключена в темницу вместе с чадами своими. Потом святая Васса была выведена на судилищное место; при этом на ее глазах сыновья были преданы различным мучениям: сначала был повешен и подвергнут строганию Феогний; потом был предан биению другой сын ее Агапий; сему Агапию мучители сняли кожу с головы до груди, но он молчал и не проронил ни одного слова; затем был предан различным мучениям и третий сын ее. Мать, взирая на страдания детей своих, укрепляла их и молитвенно увещевала мужественно перенести подвиг свой. И все сии три отрока, мужественно вытерпев все возлагавшиеся на них мучения, одновременно были усечены мечом.

Васса, мать их, возрадовалась, предпослав ко Христу возлюбленных детей своих; потом снова была подвергнута темничному заключению; при сем она была томима голодом, но получала пищу от ангела, чем укреплялась к еще большим страданиям. Потом, согласно приказанию мучителя, она была отведена в Македонию и понуждаема здесь к мерзкому жертвоприношению; однако не послушалась мучителей, за что была брошена сначала в воду, потом в огонь; после сего была подвергнута биению камнями. но осталась невредимой посреди всех мучений. Когда она была отведена в идольское капище, то взяла кумир бога Зевса3, бросила его на землю и разбила. Потом святая Васса была отдана на съедение зверям, но осталась невредимой посреди них. Тогда мучители бросили ее в море на тридцать поприщ от берега. И видели все, смотревшие издалека на святую, как три светлых мужа, сиявшие ярче солнца, повели святую в корабль и посадили ее на престоле. Спустя восемь дней после сего, святая Васса явилась воинам на некоем остове, называющемся Геллеспонтом; когда об этом узнал игемон македонский, по имени Филипп, то написал к управителю кизикской страны (геллеспонтской епархии), о том, чтобы взять мученицу; сей, взяв святую, принуждал ее к идольскому жертвоприношению. Но, увидав, что святая оставалась непреклонной, приказал связать ей назади руки и бить ее без милосердия по всему телу; наконец, приказал усечь честную главу ее. так предала святая мученица Васса святую душу свою в руки Христа Бога, Коему воссылается слава ныне, всегда и в бесконечные веки. Аминь4.
_____
1 Император Максимиан управлял восточною половиною Римской империи с 305 г. по 311 г.
2 Городе Эдесса находился в Македонии.
3 Зевс – верховный бог древнегреческой религии, считавшийся родоначальником прочих богов.
4 Кончина святой мученицы Вассы и чад ее последовала в нач. IV века. В Халкидоне около 450 года существовал храм, построенный в честь святой мученицы Вассы.

Прп. Аврамия Смоленского (до 1224).
http://s43.radikal.ru/i101/0909/53/035d69b7eb97.jpg

Преподобный Авраамий Смоленский, проповедник покаяния и грядущего Страшного Суда, родился в середине ХII в. в Смоленске от богатых родителей, которые до него имели 12 дочерей и молили Бога о сыне. С детства он рос в страхе Божием, часто посещал церковь и имел возможность учиться по книгам. Родители надеялись, что их единственный сын вступит в брак и продолжит знатный род, но он искал другой жизни. По смерти родителей, раздав все имущество монастырям, церквам и бедным, преподобный ходил по городу в рубище, моля Бога указать путь спасения. Он принял постриг в монастыре Пресвятой Богородицы, который стоял в пяти верстах от Смоленска, на месте Селище. Проходя в нем различные послушания, преподобный усердно занимался списыванием и собиранием книг, черпая из них духовное богатство. Смоленский князь Роман Ростиславич († 1170) завел в городе училище, в котором учились не только по славянским, но и по греческим и латинским книгам. У самого князя было большое собрание книг, которым пользовался преподобный Авраамий. Более 30 лет подвизался он в обители, когда игумен убедил его принять в 1198 г. сан пресвитера. Каждый день он совершал Божественную литургию и исполнял послушание духовника не только для братии, но и для мирян. Вскоре преподобный стал широко известен. Это возбудило зависть братии, а затем и игумена, и через 5 лет преподобный вынужден был перейти в Крестовоздвиженский монастырь в самом Смоленске. На пожертвования богомольцев он украшал соборный храм бедного монастыря иконами, завесами и свечами. Сам он написал две иконы на темы, которые более всего занимали его: на одной изобразил Страшный Суд, а на другой - истязания на мытарствах. Сухой и бледный от крайних трудов, подвижник был похож в священных одеждах на святителя Василия Великого. Святой был строг и к себе, и к духовным детям. Он неустанно проповедовал в церкви и приходящим в его келлию, беседуя равно с богатыми и бедными. Городская знать и духовенство требовали у епископа Игнатия предать преподобного суду, обвиняя его в прельщении женщин и переманивании духовных детей. Но страшнее были обвинения его в еретичестве и чтении запрещенных книг. За это предлагали утопить или сжечь подвижника. На суде князя и епископа преподобный отвел все лживые обвинения, но, несмотря на это, ему запретили священнодействовать и перевели в прежний монастырь в честь Пресвятой Богородицы. Страшная засуха была Божиим наказанием за неправедный суд, и лишь когда святитель Игнатий попросил прощения у преподобного Авраамия и разрешил ему служить и проповедовать, дождь напоил Смоленскую землю. Святитель Игнатий построил новый монастырь в честь Положения ризы Пресвятой Богородицы и поручил в нем настоятельство преподобному Авраамию, а сам, оставив по старости епархию, поселился в нем. Много было желавших поступить под руководство преподобного Авраамия, но он принимал их весьма разборчиво и после больших испытаний, так что в его монастыре у него было только 17 братий. Преподобный Авраамий после смерти святителя Игнатия, бывшего его духовным другом, более прежнего внушал братии помнить о смерти и молиться день и ночь о том, чтобы не быть осужденными на Суде Божием. Скончался преподобный Авраамий до 1224 г., пожив в иночестве 50 лет. Уже в конце ХIII в. ему была составлена служба, совместная с учеником преподобным Ефремом. Страшное монголо-татарское нашествие, бывшее наказанием Божиим за грехи, не только не заглушило памяти преподобного Авраамия Смоленского, но напомнило людям его призыв к покаянию и памятованию Страшного Суда.

Прп. Марфы Дивеевской (1829).
http://i043.radikal.ru/0909/93/01dd0d7d7ca7.jpg

Преподобная мать наша Марфа (в миру Мария Семеновна Милюкова) родилась в 1810 году 10/23 февраля, в семье крестьян Нижегородской губернии Ардатовского уезда, деревни Погиблово (ныне Малиновка). Семейство Милюковых, праведной и богоугодной жизни, было близко к старцу Серафиму Саровскому. Помимо Марии, в нем было еще двое старших детей — сестра Прасковья Семеновна и брат Иван Семенович.
Эта деревня вместе с прилегающими к ней были удельными — принадлежали не барину-помещику, а казне. Земля им была нарезана отдельно, но была неплодородной, так как черноземные участки захватили соседи-помещики. Крестьяне жили очень бедно, с детства приходилось много работать и в поле, и ухаживать за скотиной.
По благословению преподобного Серафима Прасковья Семеновна поступила в общину преподобной матушки Александры, первоначальницы Дивеевской обители, и была высокой духовной жизни.
Когда Марии исполнилось 13 лет, она вместе с сестрой Прасковьей в первый раз пришла к батюшке Серафиму. Это случилось 21 ноября 1823 года в день Введения во храм Пресвятой Богородицы. Как рассказывала Прасковья Семеновна, Мария «увязалась за нею», и так обе они пришли в Саров.
Великий старец, провидя, что девочка Мария есть избранный сосуд благодати Божией, не позволил ей возвратиться домой, а приказал оставаться в общине. Таким образом, 13-летняя Мария Семеновна подступила в число избранных Серафимовых сирот, в общину матушки Александры, начальницей которой в то время была старица Ксения Михайловна Кочеулова, которую батюшка Серафим называл «огненный столп от земли до неба» и «терпуг духовный» за ее праведную жизнь. Мария же, эта необыкновенная, невиданная доселе отроковица, ни с кем не сравнимая, ангелоподобная, дитя Божие, с ранних лет начала вести подвижническую жизнь, превосходя по суровости подвиге даже сестер общины, отличавшихся строгостью жизни, начиная с самой начальницы Ксении Михайловны. Непрестанная молитва была ее пищей, и только на необходимые вопросы она отвечала с небесной кротостью. Она была почти молчальница, и батюшка Серафим особенно нежно и исключительно любил ее, посвящая во все откровения свои, будущую славу обители и другие великие духовные тайны, зало ведуя не говорить о том до времени, что и выполняла она свято, невзирая на просьбы и мольбы окружающих сестер и родных. Когда она возвращалась от преподобного Серафима, то вся сияла неизреченной радостью.
Вскоре после поступления Марии в общину при Казанской церкви Царица Небесная благоволила создать рядом с этой общиной новую, с которой и началось создание обетованной Царицей Небесной матушке Александре обители.
Как известно, с 1825 года к о. Серафиму начали ходить за благословением сперва сестры, а потом и сама добродетельная начальница Дивеевской общины, Ксения Михайловна, которая, конечно, глубоко уважала и высоко почитала о. Серафима, но, однако, она не согласилась изменить устав своей общины, который казался тяжелым как о. Серафиму, так и всем спасавшимся в общине сестрам. Число сестер настолько увеличилось в общине, что требовалось распространить их владения, но это было невозможно ни в ту, ни в другую сторону. Батюшка Серафим призвал к себе Ксению Михайловну и стал говаривать ее заменить тяжелый Саровский устав более легким, но она и слышать не хотела. «Послушайся меня, радость моя!» — говорил о. Серафим. Но непоколебимая старица, наконец, ответила ему: «Нет, батюшка, пусть будет по-старому, нас уже устроил отец строитель Пахомий!» Тогда о. Серафим отпустил начальницу Дивеевской общины, успокоенный, что заповеданное ему великой старицей матерью Александрой более не лежит на его совести или же что не пришел тому еще час воли Божией. Но в этом же году, 25 ноября, в день святых угодников Божиих Климента, папы Римского, и Петра Александрийского, пробираясь, по обычаю, сквозь чащи леса по берегу реки Саровки к своей дальней пустыньке, увидел преподобный Серафим Божию Матерь и стоявших позади Нее двух апостолов: Петра и Иоанна Богослова. Царица Небесная, ударив землю жезлом так, что искипел из земли источник фонтаном светлой воды, сказала ему: «Зачем ты хочешь оставить заповедь рабы моей Агафьи — монахини Александры? Ксению с сестрами ее оставь, а заповедь сей рабы Моей не только не оставляй, но и потщись вполне исполнить ее: ибо по воле Моей она дала тебе оную. А Я укажу тебе другое место, тоже в селе Дивееве, и на нем устрой эту обетованную Мною обитель Мою. А в память обетования, данного ей Мною, возьми с места кончины ее из общины Ксении восемь сестер».

И сказала ему по именам, которых именно взять. Через две недели после этого явления Царицы Небесной, а именно 9 декабря 1825 года Мария вместе с еще одной сестрой пришла к преподобному Серафиму, и батюшка объявил им, что они должны с ним идти в ту же дальнюю пустыньку. Придя туда и зайдя в хижину, о. Серафим подал сестрам две зажженные восковые свечи из взятых с собою по его приказанию вместе с елеем и сухарями, и велел стать Марии с правой стороны Распятия, висевшего на стене, а Прасковье Степановне (так звали другую сестру) — с левой. Так они стояли более часа с зажженными свечами, а о. Серафим все время молился, стоя посередине. Помолясь, он приложился к Распятию и им велел помолиться и приложиться. Так перед началом основания новой общины Преподобный совершил это таинственное моление с сестрами, которых избрала Матерь Божия на особое служение Ей и обители.
В течение четырех лет подвизалась Мария, помогая преподобному Серафиму и сестрам в устроении новой общины. Вместе с ним и другими сестрами она заготавливала столбы и лес для мельницы,
которую благословила построить на месте основания новой общины Матерь Божия; носила камни для строительства церкви Рождества Пресвятой Богородицы; молола муку и выполняла другие послушания, никогда при этом не оставляя сердечной молитвы, «молча вознося свой горящий дух ко Господу».

Эта чудная отроковица была наделена от Господа весьма редким даром чистой и непрестанной молитвы. Во всем всегда она была руководствуема самим преподобным Серафимом. Как пример ее безусловного послушания, рассказывали, что раз при вопросе родной сестры ее Прасковьи Семеновны о каком-то Саровском монахе, она удивленно и ребячески невинно спросила: «А какие видом-то монахи, Параша, на батюшку, что ли, похожи?» Удивленная в свою очередь вопросом сестры, Прасковья Семеновна ответила ей: «Ведь ты так часто ходишь в Саров, разве не видела, что спрашиваешь?» — «Нет, Парашенька,— сказала смиренно Мария Семеновна,— ведь я ничего не вижу и не знаю; батюшка Серафим мне приказал никогда не глядеть на них, и я так повязываю платок на глаза, чтобы только видеть у себя под ногами дорогу».
Вот какова была эта ребенок-подвижник, про жившая в обители всего шесть лет и в 19 лет от рождения мирно и тихо отошедшая ко Господу.
21 августа 1829 года Дивеевская обитель лиши лась этой чудной, святой жизни отроковицы, Марии Семеновны Милюковой, схимонахини Марфы. Предузнав духом час ее кончины, преподобный Серафим вдруг заплакал и с величайшей скорбью сказал о. Павлу, своему соседу по келлии: «Павел! А ведь Мария-то отошла, и так мне ее жаль, так жаль, что, видишь, все плачу!»
Батюшка Серафим пожелал ей дать от себя гроб дубовый, круглый, выдолбленный. За ним поехала Прасковья Семеновна с еще одной Дивеевской сестрой Акулиной Васильевной. Прасковья Семеновна была сильно огорчена, и батюшка принял ее отечески, обласкал и приободрил. Затем, сложив вместе руки Прасковьи Семеновны и Акулины Васильевны, он им сказал: «Вы будете теперь родные сестры, а я ваш отец, духом вас породил! Мария же схимонахиня Марфа, я ее посхимил! У нее все есть: схима и мантия и камилавочка моя, во всем этом ее и положите! А вы не унывайте, матушка,— произнес о.Серафим, обратясь к Прасковье Семеновне,— ее душа в Царствии Небесном и близ Святыя Троицы у Престола Божия, и весь род ваш по ней спасен будет!»
Кроме того, батюшка Серафим дал 25 рублей на расходы по похоронам и 25 рублей меди для того, чтобы оделить всех сестер и мирских, кто бы ни находился при погребении ее, по 3 коп. каждому. Дал также два полотенца за престол, колоток желтых свеч на сорокоуст, чтобы день и ночь горели бы в церкви, а ко гробу рублевую желтую свечу, и на похороны белых двадцатикопеечных свеч с полпуда.

Таким образом, по благословению преподобного Серафима, положили Марию Семеновну, схимонахиню Марфу в гроб: в двух свитках (рубашках), в бумажном подряснике, подпоясанную шерстяной черной покромкой, сверх сего в черной с белыми крестами схиме и длинной мантии. На голову надели зеленую бархатную, вышитую золотом шапочку, сверх нее камилавку батюшки Серафима и, наконец, еще повязали большим драдедамовым темно-синим платком с кисточками. В руках — кожаные четочки. Все эти вещи дал ей о. Серафим из своих рук, приказав всегда в них ходить к причастию Святых Тайн, что в точности и исполнялось Мариею каждый двунадесятый праздник и все четыре поста.
Преподобный Серафим всех, кто только приходил в эти дни к нему, посылал в Дивеево на похороны Марии Семеновны. Так, ничего не знавшим о том сестрам, работавшим на Сатисе (лесная местность на берегу реки Сатис), Варваре Ильинишне с прочими, старец сказал: «Радости вы мои! Скоре, скорее грядите в Дивеев: там отошла ко Господу великая раба Божия Мария!» Сестры не могли понять, какая Мария могла скончаться, и удивились, найдя Марию Семеновну в гробу. Также Екатерину Егоровну и Анну Алексеевну, собиравших ягоды в Саровском лесу, и других он посылал скорее домой, говоря, что кто будет на погребении Марии Семеновны, тот получит отпущение грехов. Даже Саровских монахов и целую толпу народа, шедшую к нему, о. Серафим посылал на погребение, приказывая мирским девицам и сестрам приодеться, расчесать волосы свои и припасть ко гробу ее!
Во время отпевания старица Прасковья Семеновна, родная сестра покойной схимонахини Марфы, явно увидела в царских дверях Царицу Небесную и Марию Семеновну, стоящих на воздухе. Придя от восторга в исступление, она громко закричала на всю церковь: «Царица, не остави нас!» Вдруг она стала юродствовать, пророчествовать, говорить окружающим необыкновенные вещи, раздавать все носимые на себе одежды, потом сразу сильно ослабела. Бесы закликали, зашумели и стали кричать.

Это происшествие сильно повлияло на собравшихся. Когда старица Акулина Васильевна после похорон поспешила к батюшке Серафиму и передала ему случившееся, то он произнес: «Это, матушка, Господь и Царица Небесная захотели прославить мать нашу Марфу и госпожу Марию. А если бы я, убогий Серафим, был бы на погребении ее, то от духа ее было бы многим исцеление!»
Затем прибыл к батюшке родной брат Марии Семеновны, Иван, который также ездил на похороны сестры и спросил: «Выздоровеет ли заболевшая после видения Прасковья Семеновна? » Зорко осмотрев знакомого ему Ивана Семеновича, батюшка вдруг сказал: «Да разве ты брат Марии?» — «Да, батюшка»,— ответил он. И еще раз вторично глядя на него, спросил батюшка: «Ты родной брат Марии?» — «Да, батюшка»,— опять ответил Иван Семенович. После этого старец долго-долго думал и, еще пристально взглянув на стоящего перед ним Ивана, вдруг сделался так радостен и светел, что от лица его как бы исходили лучи солнечные, и Иван должен был закрываться от о. Серафима, не будучи в состоянии смотреть на него. Затем Батюшка воскликнул: «Вот, радость моя! Какой она милости сподобилась от Господа! В Царствии Небесном у Престола Божия, близ Царицы Небесной со святыми девами предстоит! Она за весь ваш род молитвенница! Она схимонахиня Марфа, я ее постриг. Бывая в Дивееве, никогда не проходи мимо, а припадай к могилке, говоря: «Госпоже и мати наша Марфо, помяни нас у Престола Божия во Царствии Небесном!» Преподобный Серафим так пробеседовал часа три с Иваном Семеновичем.
После этого о. Серафим вызвал к себе церковницу, сестру Ксению Васильевну Путкову (впоследствии монахиня Капитолина), которой он всегда приказывал записывать разные имена для поминовения, и сказал ей: «Во, матушка, запиши ты ее, Марию-то, монахинею, потому что она своими делами и молитвами убогого Серафима там удостоилась схимы! Молитесь же и вы все о ней как о схимонахине Марфе!»
По свидетельству сестер и лиц, близких к Дивееву, Мария Семеновна была высокого роста и привлекательной наружности; продолговатое, белое и свежее лицо, голубые глаза, густые, светлорусые брови и такие же волосы. Ее похоронили с распущенными волосами. Она покоится по левую сторону матушки Александры, первоначальницы Казанской общинки. В рассказах стариц о Марии Семеновне сохранилось немногое. Так, Мария Иларионовна (монахиня Мелитина) свидетельствует следующее: «Живя в миру и слыша от всех о батюшке Серафиме,— повествует она,— я пожелала быть в Сарове и принять его благословение. Первым делом, как пришла в Саров, пошла к батюшке в его пустыньку; он сам вышел ко мне навстречу, благословил и с улыбкой говорит: «Ты, матушка, знаешь ли Марию Семеновну?» — «Знаю,— говорю,— батюшка; она через три двора живет от нас». «Вот, матушка,— продолжал Батюшка,— я тебе про нее скажу, как она ревнива была к трудам. Когда в Дивееве строили церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы, то девушки сами носили камушки, кто по два, кто по три, а она-то,матушка, наберет пять или шесть камешков-то и с молитвой на устах, молча, возносила свой горящий дух ко Господу! Скоро с больным животиком и преставилась Богу!»

Старшая сестра в Мельничной общине Прасковья Степановна, рассказывая, как страшно было ослушаться батюшку Серафима, вспоминала, как однажды батюшка приказал ей, чтобы она приехала с отроковицей Марией Семеновной на двух лошадях за бревнами. Они поехали прямо к батюшке в лес, где он их уже дожидался и приготовил на каждую лошадь по два тоненьких бревнышка. Думая, что все четыре бревна может свезти одна лошадь, сестры переложили дорогою эти бревнышки на одну, а на другую лошадь взвалили большое, толстое бревно. Но лишь тронулись они с места, как лошадь эта упала, захрипела, начала околевать. Сознавая себя виновными, что они поступили против благословения батюшки, они, тут же упав на колени, в слезах заочно стали просить прощения, а затем скинули толстое бревно и разложили бревнышки по-прежнему. Лошадь сама вскочила и так скоро побежала, что они едва-едва могли догнать ее.
До нас дошли через поколения Дивеевских сестер слова схимонахини Марфы, записанные старицей Иустинией Ивановной (впоследствии монахиня Илария), из рукописной страницы, найденной в келии схимонахини Маргариты Лахтионовой.
«Схимонахиня Мария Семеновна вывела меня к церкви Казанской и, показывая на все это место, говорила (предвидя свою раннюю кончину) мне и другим сестрам: «Вот, помните, церковь эта будет наша и священники тут жить не будут, приходская же церковь будет выстроена на другом месте, там будут жить и священники, а тут будет, как говорит батюшка Серафим, Лавра, а где Канавка, там будет Киновия.

«Все это место освящено подвигами матушки Агафии Семеновны, а какой, радость моя, собор-то это будет, наподобие Иерусалимского, и в этот храм войдет и теперешняя-то церковь и останется лишь как ядрышком!» Землю с обеих сторон нашей Рождественской церкви приказывал загородить Батюшка, говоря: «Тут стопочки Царицы Небесной, эта земля святая. Матерь Божия обходила Свою церковь! Не ходите по этой земле, матушка, а загородите ее, и ни даже скотинке не дозволяйте ходить тут. А травку-то полите, да и то к себе в обитель уносите с этого места, а так не кидайте, травка-то святая, тут стопочки Царицы Небесной прошли!» Вот поэтому-то и загорожено у нас это с обеих сторон Рождественской церкви место и мы все это храним всегда».
Та же старица вспоминала, что «покойную нашу Марию Семеновну, высокой жизни, особо против всех любил батюшка Серафим. Он говорил и предсказывал ей об обители многое, по большей части запрещая кому-либо рассказывать, но некоторое завещал ей помнить и передать мне грешнице. По благословению же батюшки Серафима говорила она мне: «Батюшка Серафим сказал, что кладбищенская церковь у нас будет во имя Преображения Господня, запомни!» А я на это возразила ей, что ведь на кладбищах, кажется, всегда строятся церкви Всем святым. «Так,— ответила она,— но батюшка Серафим сказал, что престол Всех святых будет еще ранее устроен». (Впоследствии предсказание сбылось, ибо в 1847 году в церкви в честь Тихвинской иконы Божией Матери был устроен придел Всех святых, а кладбищенская церковь построилась уже после, в 1855 году во имя Преображения Господня). А о стесненных средствах обители всегда ей говаривал батюшка: «Убогий Серафим мог бы обогатить вас, но это не полезно; я мог бы и золу превратить в злато, но не хочу; у вас многое не умножится, а малое не умалится! В последнее время будет у вас и изобилие во всем, но тогда уже будет и конец всему!»
Девятнадцатилетняя подвижница схимонахиня Марфа, преставившаяся ко Господу, была назначена, по словам преподобного Серафима, начальницей над Дивеевскими сиротами в Царствии Небесном, в обители Божией Матери, о чем Преподобный так сказал старице Евдокии Ефремовне: «У Господа 12-ть Апостолов, у Царицы Небесной 12-ть дев, так и вас 12-ть у меня. Как Господь избрал Екатерину мученицу Себе в невесты, так и я из 12-ти дев избрал себе в невесты в будущем — Марию. И там она над вами будет старшей!»

Также преподобный Серафим сказал о том, что со временем мощи Марии Семеновны — схимонахини Марфы — будут почивать открыто в обители, ибо она так угодила Господу, что удостоилась нетления! При этом батюшка Серафим замечал: «Во, матушка, как важно послушание! Вот Мария-то на что молчалива была и токмо от радости, любя обитель, преступила заповедь мою и рассказала малое, а все же за то при вскрытии мощей ее в будущем предадутся тлению одни только уста ее!»
Впоследствии Прасковья Семеновна, сестра преподобной Марфы, по выбору сестер некоторое время была начальницей Мельничной общины. В конце жизни, в смутные для обители времена 1862 года она стала юродствовать, на что благословлял ее прп. Серафим, говоря: «Ты, радость моя, превыше меня!» Тогда же она удостоилась видения Божией Матери вместе с прп. Серафимом. Царица Небесная ей наказала: «Ты выправь дела Моей обители, настой в правде, обличи!» Как ни отказывалась Прасковья.Семеновна, ссылаясь на свою неграмотность, Богоматерь трижды повторила ей Свое приказание!
За послушание Царице Небесной и батюшке Серафиму она безбоязненно обличала творивших дела неправды в обители, начиная с архиерея, и по дару прозорливости предсказала дальнейший ход событий и восстановление справедливости. По предсказанию прп. Серафима она вскоре после этого мирно скончалась 1/14 июня 1862 года в праздник Вознесения Господня, после соборования, причащения Святых Тайн и прочтения над нею отходной.
Брат их, Иван Семенович, также окончил жизнь в монашеском чине в Саровской пустыни. Имея послушание привратника в Сарове он рассказывал: «Будучи мирским крестьянином, я часто работал у батюшки Серафима, и много-много чудного он мне предсказывал о Дивееве и всегда говорил: «Если кто моих сирот-девушек обидит, тот велие получит от Господа наказание; а кто заступит за них и в нужде защитит и поможет, изольется на того велия милость Божия свыше. Кто даже сердцем воздохнет да пожалеет их, и того Господь наградит. И скажу тебе, батюшка, помни: счастлив всяк, кто у убогого Серафима в Дивееве пробудет сутки, от утра и до утра, ибо Матерь Божия, Царица Небесная, каждые сутки посещает Дивеево!» Помня заповедь батюшкину,— добавлял привратник,— я всегда это говорил и всем говорю».
Три его дочери потом поступили в Дивеевскую общину. Одна из них, Елена Ивановна, вышла замуж за духовного друга прп. Серафима Н.А. Мотовилова и была для обители благодетельницей и «великой госпожой», как называл ее еще в детстве батюшка Серафим, приказывая сестер кланяться ей, маленькой девочке, в ноги. Елена Ивановна была единственной из присутствовавших на погребении прп. Серафима в 1832 г. и доживших до его прославления в 1903 г. Овдовев, последние годы жизни она жила в Дивеево. Умерла Елена Ивановна в преклонных годах в 1910 г., перед смертью была тайно пострижена в монашество.
В монастыре было много сестер из рода Милюковых вплоть до его закрытия в 1927 г.
После возобновления монастыря Господь дивно отметил день памяти святой преподобной схимонахини Марфы освящением Преображенского собора. Построенный в 1917 г. и не освященный, разоренный в годы советской власти собор был передан восстанавливающемуся монастырю в 1991 г. До 1998 г. собор реставрировался, освящение его непреднамеренно совпало с днем блаженной кончины святой.
По воспоминаниям монахини Дивеевского монастыря Серафимы Булгаковой, до разгона обители в 1927 г. хранился портрет схимонахини Марфы, написанный сестрами сразу же после ее смерти. По свидетельству протоиерея Стефана Ляшевского, кроме этого портрета, был написан его матушкой (Капитолиной Захаровной Ляшевской, впоследствии мон. Мария) житийный образ схим. Марфы со следующими клеймами: схим. Марфа носит кирпичи наверх строящейся Рождественской церкви; батюшка Серафим постригает ее в схиму; батюшка Серафим с ней и с Прасковьей Семеновной молится с зажженными свечами о Дивееве; восхождение души схим. Марфы к Престолу Божию; Царица Небесная и схим. Марфа в видении в церкви; три святые могилки. В настоящее время местонахождение портрета схим. Марфы неизвестно, житийный образ находится за границей.
В 2000 г. схимонахиня Марфа причислена к лику местночтимых святых Нижегородской епархии, и ныне ее мощи почивают в храме Рождества Богородицы в Серафимо-Дивеевском монастыре.
Молитвами сей преподобной отроковицы Господь да помилует нас. Аминь.

Тропарь, глас 2:
Равноангельное житие стяжавшая, "дивная отроковице" и собеседнице Преподобнаго Серафима, Госпоже и мати наша Марфо, ныне в нетленных мощах почиваеши и у Престола Божия предстоиши, моли о нас Милостиваго Бога Небеснаго, Дивеева начальнице.
Кондак, глас 8:
Небесною Кротостию, молчанием и неземною радостию исполнилася еси, юная и невиданная доселе в Дивееве отроковице, преподобная мати наша Марфо, в великую схиму от преподобнаго Серафима облеченная, тем же водворилася еси с мудрыми девами в небесном чертозе и со Ангелы Всецарю непрестанно предстоиши.

Прп. Аврамия трудолюбивого, Печерского (XII-XIII).
На старинной иконе Печерских чудотворцев Антониевой пещеры преп. Аврамий назван игуменом; точно с тем же саном известен он в ркп. святцах. Если так, то он в 1396 г. похоронил подле гроба Феодосиева кн. Скиригайла - Иоанна, убиенного слугами в Вышгороде. У Кальнофойского преп. Аврамий трудолюбивый почивает в пещерной трапезе. Это дает право положить, что препод. Аврамий последнее время жизни своей подвизался в пещере и здесь после молитвы трудился над приготовлением всего нужного для пещерной братии, чем и заслужил название трудолюбивого.

новомученики:
Сщмч. Александра пресвитера (1918)

Родился в 1858 г., Ярославская губ.; священник. Проживал: Ярославская обл., Ярославский р-н, с. Рязанино.
Арестован 25 августа 1918 г.
Приговор: ВМН Расстрелян 3 сентября 1918 г. Реабилитирован 5 марта 1993 г.

(Источник: Книга памяти Ярославской обл.)

Свщмч. Павла Ягодинского пресвитера (1937),
МестоРождения=Симбирская губ., Ардатовский у., с.Сайгуши (ныне Республика Мордовия, Чамзинский р.)
священник .Родился в семье псаломщика местной церкви.
О.Павел был человеком трудолюбивым, добрым, предельно честным. Он не стремился скрывать свои мысли по поводу происходящего в послереволюционные годы. Он говорил о том, что его тревожило, именно поэтому его имя попало в списки участников "контрреволюционного кулацкого восстания", вспыхнувшего в уезде в 1919г. О.Павел старательно исполнял свой священнический долг: крестил новорожденных, венчал, отпевал. Многих он побуждал к активной деятельности, многих воодушевлял теплым одобрением, слабых - поддерживал, обиженных защищал. В 1930г. церковь в с.Шугурово
была закрыта, а о.Павел был арестован.Жена у о.Павла к этому времени умерла, и он жил поочередно у своих сыновей.Каждый из них уже определил свой путь и устроился в новой жизни. Однажды у о.Павла состоялся разговор с председателем сельсовета, который советовал священнику "оставить свое ремесло, отказаться от сана и поступить куда-нибудь на определенную работу". Но о.Павел на это ответил: "Нет, я не отказывался и не думал отказываться от сана священника. Делать это мне не позволяют мои религиозные убеждения, умру в сане священника" В 1937 г ,в  доме у о.Павла был произведен обыск, но ничего обнаружено не было. Обвинение При Осуждении="принимал активное участие в организации контрреволюционного кулацкого восстания
и призывал население к терактам над коммунистами"  СтатьяОбвинения=ст.58-10 ч.1 УК РСФСР
Приговор=высшая мера наказания - расстрел.  На допросе о.Павел подтвердил свои слова, что не намерен снимать с себя сан, и заявил, что "хотя я и убежденный верующий, но антисоветской агитации нигде не проводил". Виновным себя не призналВ период следствия содержался под стражей в КПЗ Большеберезниковском РО НКВД. Затем был переведен в Саранскую тюрьму.

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(1 Кор. 1, 26-29; Мф. 20, 29-34). Два слепца Иерихонские вопиют, и Господь возвращает им зрение. Но разве только эти одни слепцы были в местах тех? Конечно, нет. Отчего же эти получили прозрение, а другие нет? Оттого, что не вопияли: а не вопияли оттого, что не имели упования; упования же не имели оттого, что не угождали Богу; Богу не угождали оттого, что мало веровали. К кому придет настоящая вера, тот в ту же минуту начнет угождать Богу; а с угождением Богу начнет входить и упование; а от всего этого - молитва, вынуждающая всякую помощь свыше. Таким уж отказа не бывает. Да они и просить умеют, и верно знают, что просить должно, и меру прошения понимают, и неотступность терпеливую в молитве держат. Все это непременно надо, чтобы иметь успех; сама по себе молитва слабокрыла.
******************************************************************************************************************************************
Горе превратится в радость
  "Здоров ли ребенок? - Она сказала: Здоров"
(4 Цар. 4, 26)
Этот ответ Сонамитянки, у которой только что умер единственный сын, поражает нас своею несообразностью, и мы недоумеваем, есть ли это выражение ее непоколебимой веры в пророка Елисея, или же горькая насмешка отчаяния при виде разбитых надежд?
Как бы то ни было, но и мы, верующие христиане, могли бы сказать то же самое, если бы, отводя наш взор от земных страданий и невзгод, чаще возносили его к небу, где найдем всегда утешение и успокоение.
Это не избавляет нас от земных страданий. Несправедливости и неправды людские продолжают существовать даже и тогда, когда мы можем сказать нашим врагам, как Иосиф сказал своим братьям: "Вот, вы умышляли против меня зло, но Бог обратил это в добро" (Быт. 50, 20).
Точно так же и горе, причиняемое нам различными испытаниями, продолжает быть горем и тогда, когда мы признаем, что оно послано свыше. Наши страдания не уменьшаются, а становятся полезнее для нашей души, когда мы твердо убеждены, что "любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу" (Рим. 8, 28).
Мы не должны отчаиваться даже и тогда, когда сердечная боль отнимает у нас всякую надежду, всякую силу: воля Божия и тогда совершается в нас, нередко против нашей собственной воли. Даже в ту минуту, когда мы, как Сонамитянка, видим перед собой лишь один бездыханный труп, жизнь, быть может, возвращается к нему без нашего ведома; Господь обращает наши слезы в удобрение внутренней нашей почвы, и горе наше превратится в радость, которую мы, быть может, вполне поймем и оценим лишь в загробной жизни.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ
Слава Богу за все!

0

5

Во славу Божию и на пользу ближним

4 Сентября  -Память:

Грузинской иконы Божией Матери (1650).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib165.jpg
На севере России протекает река Пинега, впадающая в реку Двину; по берегам реки Пинеги расположено много селений; к этой реке примыкает большая и высокая гора, именуемая Черною; гора эта тянется до самого Океана (Северного Ледовитого) и имеет в длину около пятисот поприщ; ранее она была пуста и не заселена людьми.

По некоему откровению Божию на горе той был построен в 7111 году от сотворения мира (в 1603 году от Р. Хр.) монастырь во имя Пресвятой Богородицы; монастырь сей был построен неким иереем той страны по имени Мироном, – бывшим впоследствии игуменом того монастыря.

Следует заметить, что в царствование благоверного царя и великого князя Михаила Феодоривича1 персидский шах Аббас2 покорил под свою власть Иверию3; найдя здесь многоцелебную ризу Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, он взял ее; в это время персы взяли в Иверии много и других святынь и честных икон и отнесли всё в Персию, не ради почитания (ибо были язычниками), но для продажи русским купцам; ибо русских купцов в это время было очень много в Персии, и персы знали, что они воздавали почести и поклонялись святым иконам. В числе этих купцов был некто, по имени Стефан из русского города Ярославля; сей Стефан был управителем имения гражданина города Ярославля, по имени Георгия. К сему-то Стефану некий перс и принес икону Пресвятой Богородицы, украшенную серебром и золотом, и предлагал ему купить ее. Благочестивый муж тот с великой радостью купил у перса ту честную икону.

В то самое время, когда он покупал сию икону в Персии, упомянутый выше господин его Георгий, живший в городе Ярославле, имел сонное видение, причем слышал такие слова:

– Управитель твоего имения, проживающий в Персии, приобрел тебе бисер драгоценный; и когда он принесет тебе его, то ты отправь его в пределы области Двинской, на Черную гору.

Действительно, спустя некоторое время из Персии прибыл упомянутый Стефан, управитель имения Георгиева, и принес Георгию честную икону Пресвятой Богородицы, которую он купил в Персии. Георгий с радостью принял святыню и, вспомнив видение, сказал:

– Это и есть поистине бесценный бисер, о коем мне было сказано в сонном видении.

В скором же времени после сего, согласно повелению Божию, Георгий отправился в пределы Двинской области и пришел к упомянутому выше монастырю Черногорскому4 с тою честною иконою (икона сия была названа Грузинской потому, что была взята из страны Иверской или Грузинской). Георгий принес в дар монастырю много золота, серебра, церковной утвари и книг богослужебных5.

В то время, когда в монастырь сей была принесена честная икона Богоматери, игумен и братия совершали в храме всенощное бдение; некий монах той обители, по имени Питирим, слепой и глухой уже много лет, находившийся во время служения в монастырской больнице, вышел в сени пред келлиею своею, дабы помолиться Богу. В то время как он молился, неожиданно великий свет осиял его, так что он весьма испугался, ибо уже много лет не видал света (по причине слепоты); Питирим принял сие за бесовское обольщение; потом осенил себя знамением честного креста и поднял очи свои на ту великую гору, после чего увидел на ней свет, подобный лучам солнечным; затем, сотворив молитву, тотчас начал видеть очами и слышать ушами. После утреннего славословия Питирим пришел к игумену и поведал ему, а также и братии, о полученном им исцелении от слепоты и глухоты; и все, бывшие там, прославили Бога.

Когда благочестивый муж тот Георгий (бывший в то время там), услышал о сем преславном чуде, то построил красивый храм в монастыре том во славу Пресвятой Богородицы. И тогда начали совершаться многоразличные чудеса от той святой иконы; подавались исцеления многим больным; так например, благодать Пресвятой Богородицы исцелила некую женщину, по имени Неонилу, бывшую в расслаблении; была исцелена также и другая женщина, по имени Феодосия, страдавшая очами. Пресвятая Богородица явила помощь Свою некоему человеку, по имени Кодрату, одержимому беснованием и гонимому бесами по пустыне в течении десяти недель, – ничего не евшему и не пившему; Богоматерь, явившись ему, укрепила его, указала ему путь к дому его родителей и повелела придти в Свою обитель к чудотворной иконе, обещая даровать ему полное исцеление от болезни, кое и подала действительно. По заступлению Матери Божией был спасен от потопления некий человек, по имени Иоанн, занимавшийся ловлею рыбы и утопавший на озере; кроме сего Богоматерь явилась еще иному человеку, по имени Павлу, жившему в стране приморской и одержимому желудочною болезнью в течении целого года; явившись сему Павлу, Матерь Божия научила его божественному Писанию и исцелила его от болезни. Точно также Богоматерь исцеляла и от многих других неизлечимых болезней и недугов, как то: от болезней желудка, опухолей тела, различных глазных и зубных болезней; исцеляла также одержимых нечистыми духами и доныне являет чудодейственную силу Свою исцелением от различных болезней6. И не только там, но и в Москве совершаются многие чудеса от списка с той честной иконы, который находится в храме Святой Троицы.

Список же с иконы был сделан по следующему поводу.

В 1654 году чудотворная Грузинская икона Богоматери была принесена из Черногорского или Красногорского монастыря в Москву для поновления живописи и была поставлена, как полагают, или в Троицкой, в Никитниках, церкви. или в доме одного из прихожан сей церкви. На первой неделе Великого поста того же года иеромонах Макарий, по просьбе некоего ремесленника Гавриила Евдокимова, имевшего тяжко больного сына, принес эту икону к нему в дом для молебствия, и болящий получил исцеление. В благодарность а исцеление Гавриил Евдокимов и соорудил список с чудотворной иконы Грузинской, который поставил в Троицкой, близ Варварских ворот, церкви.

Чудеса от сей икону совершаются и поныне, и она пользуется усердным молитвенным почитанием среди жителей города Москвы7.

Сии чудеса подавались всем, приходившим с верою и совершались во славу Господа нашего Иисуса Христа, прославляемого вместе со Отцом и Святым Духом, ныне, всегда и в бесконечные веки. Аминь.
________________________________________________________________
1 Михаил Феодорович царствовал с 1613 г. по 1645 г.
2 В 1622 г.
3 Нынешняя Грузия.
4 Или Красногорскому.
5 Грузинская икона Богоматери принесена была в Черногорский (или Красногорский) монастырь в 1629 г.
6 В царствование Алексея Михайловича (1645-1676 гг.) чудотворная Грузинская икона Богоматери была носима в Сибирь на реку Лену и во внутренние города России: Устюг, Вологду, Переяславль Залесский и Москву. – Чудесные знамения милости Царицы небесной не перестают совершаться от Грузинской иконы и до настоящего времени. Так, в 1897 году (17 июня) была исцелена при этой иконе от крайне тяжелой и опасной болезни жена священника села Шуйского, тотемского уезда, вологодской губернии.
7 Более подробно о чудесных знамениях, явленных при сей иконе, можно читать в упомянутой книге: Слава Богоматери (стр. 590-591).

[align=center]Мчч. Агафоника, Зотика, Феопрепия (Боголепа), Акиндина, Севериана и прочих (305-311).
http://s001.radikal.ru/i193/1009/9e/0c66aae6310b.jpgМч. Агафоник Никомидийский
Мученик Христов Агафоник жил в Никомидии1 в царствование императора Максимиана2; он отвращал еллинов от поклонения идолам и приводил их ко Христу; на мучения  он взят был комитом3 Евтолмием. Когда этот комит, посланный императором в понтийскую страну для мучения христиан, плывя на корабле, прибыл на место, называемое Карпин, то нашел там святого Зотика вместе с учениками, исповедовавших Христа; учеников его комит Евтолмий осудил на смерть крестную, святого же Зотика он взял с собою. Возвратившись в Никомидию, он взял некоего Прнципса, наученного святой вере христианской святым Агафоником; связав его, вместе с Агафоником, Зотиком и прочими христианами, среди коих были Феопрепий, Аниндин и Севириан, повел всех во Фракию, куда прибыл и сам император, дабы здесь предать всех мучениям. Когда святые находились в стране, называемой Потама, комит предал смерти святого Зотика, Феопрепия и Акиндина, ибо они уже не могли идти по причине ранее полученных ран и язв; пришедши же в окрестности Халкидона4, комит предал смерти святого Севириана, дерзновенно исповедавшего Христа; прочих же мучеников, вместе со святым Агафоником, повел в Византию и здесь некоторое время мучил их; потом прибыл вместе с ними в Слимврию, на место, называвшееся Аммус, – ибо здесь пребывал Максимиан; здесь святой мученик Агафоник, а также и все христиане, приведенные с ним из Никомидии, были в последний раз истязаны и мучены, после чего были осуждены на смерть и усечены, пострадав за имя Христа, Бога нашего5.

Кондак, глас 1:
Звание благое стяжав богомудре, мужей лукавых отвратился еси веры, не убоявся мук Агафониче славне. Темже благим был еси наследник, и приял еси со страждущими с тобою достойныя венцы.
____________________________________________________________
1Никомидия – город в северо-восточном углу залива, образуемого Мраморным морем. Он был построен в 264 г. до Р. Хр. и свое имя получил от вифинского царя Никомеда I. На месте древней Никомидии находится теперь город Исмид.
2 Максимиан Геркул, носивший титул Августа, был соправителем Диоклитиана и управлял западною половиною римской империи с 285 г. по 305 г.
3 Комит – царский телохранитель, сборщик податей в царскую казну, градоначальник; в данному случае под словом комит разумеются градоначальники.
4 Халкидон или, правильнее, Калхедон – первоначально мегарская колония на берегу Мраморного моря. При христианских императорах Халкидон был столицей малоазийской области Вифинии. В истории христианской Церкви Халкидон замечателен как место IV Вселенского собора, созванного в 451 г. императором Маркианом.
5 Кончина святых мучеников последовала в кон. III в. или нач. IV в.


Прп. Исаакия I Оптинского (1894)

http://i007.radikal.ru/0910/b2/405bdc7d7fe0.jpg
Предки преподобного Исаакия (в миру Ивана Ивановича Антимонова) происходили из именитого зажиточного купеческого рода города Курска и имели звание почетных граждан.
Семья Антимоновых придерживалась самого строгого и сурового патриархального образа жизни старого русского купечества.
Иван Иванович, родившийся в 1810 году 31 мая, был пятым и вместе последним ребенком от первого брака его отца Ивана Васильевича с Анной Пузановой. Благочестивый дед Ивана Ивановича был особенно расположен к своему маленькому внуку и часто брал его с собой в храм Божий, куда имел обыкновение ходить ежедневно к утрене и обедне. Отец Ивана Ивановича унаследовал добродетели своего родителя. Сохранилось известие о путешествии его в Киев в 1809 году к старцу иеромонаху отцу Парфению, который, говорят, при входе приветствовал его словами: "Блаженно чрево, родившее монаха".
Иван Иванович еще в ранней юности отличался скромностью, любил уединение и старался уклоняться от товарищеских игр и увеселений. Молчаливость, не позволявшая ему сказать пустого слова, не мешала, однако, подчас проявляться его природной веселости.
Простота при ясном уме давала Ивану Ивановичу возможность быть в самых близких отношениях с простым народом, с которым он имел дело, когда по достижении зрелого возраста начал помогать отцу в его торговых занятиях.

Твердость его характера выразилась особенно в мужественном перенесении всяких лишений и подвигов во имя религиозных целей в продолжение девятнадцати лет до поступления в монастырь. Сохранилось предание, что он в то время, ежедневно становясь на молитву, полагал по тысяче поклонов. Но воздержание свое и подвиги он старался тщательно скрывать от домашних и успевал в этом.
Послушание воле родительской было у него всегда на первом плане. При нарождавшемся желании удалиться от мирских соблазнов, не скоро, впрочем, Иван Иванович последовал влечению своего сердца. Препятствием к тому служило для молодого человека то, что родителем его возложены были теперь на него все хозяйственные дела. Так он колебался до 36-летнего возраста и ожидал особенного указания Промысла Божия.
Таким указанием он счел неудачное свое сватовство. Неоднократно родитель Ивана Ивановича предлагал ему вступить в брак. Находились и невесты, но каждый раз сватовство его, по некоторым причинам, расстраивалось. После этого он уже окончательно решился привести в исполнение свое заветное решение идти в монастырь.
Нужно заметить, что незадолго перед тем старший брат его Михаил Иванович уже вступил в монашество в знаменитую своими духовно опытными старцами Оптину пустынь. С тех пор как Михаил Иванович устроился в Оптиной, Иван Иванович, посещая брата, имел случай лично познакомиться с ее великими старцами. Глубокое впечатление произвела на него прозорливость старца Льва. Старец, выслушав его с отеческой любовью, очень утешил своей беседой и, отпуская, предсказал, что со временем и он будет в монашестве. Такое же расположение было у него и к настоятелю преподобному Моисею и братскому духовнику преподобному Макарию, с которым Иван Иванович был даже в переписке. Старцы, в свою очередь, питали к Ивану Ивановичу любовь за его доверие к ним и простоту.

В 1847 году, когда родитель послал Ивана Ивановича по торговым делам на Украину, последний, исполнив возложенное на него поручение, решился уже бесповоротно бежать в Оптину пустынь, и таким образом сразу порвал привязанность к родным. Написав письмо к родителю с известием о своем решении, он отправился в Оптину. Как гром поразила Ивана Васильевича весть о решении сына.
Прибыв в Оптину, Иван Иванович не застал в ней более ни своего брата (он был переведен в то время в Тихонову пустынь, а затем перешел в Киево-Печерскую Лавру, где в сане архимандрита и наместника Лавры и почил о Господе), ни первого своего старца преподобного Льва, скончавшегося 11 октября 1841 года. Обителью управлял преподобный Моисей. По совету преподобного Макария и с позволения отца игумена Иван Иванович поступил первоначально в скит.
Молодого послушника Иоанна поместили сначала на пасеке и, по монастырскому обыкновению, назначили ему послушание печь хлебы, которое он выполнял с ревностью около года, затем некоторое время был поваром.

Прожив в скиту с год, он по совету старца Макария и даже с ним вместе отправился к Курск для испрошения у своего отца прощения в самовольном поступке. По молитвам старца и при его содействии Господь помог восстановить мирные отношения между родителем и сыном. Новоначальный послушник не забывал и внутреннего своего устроения, неопустительно посещал все службы Божии, отправлявшиеся в скиту, и делал это с таким усердием, что всегда являлся первым и уходил последним, сохраняя свойственное ему молчание до начала правила или церковной службы, возгревая дух свой молитвой.
Не без искушений, конечно, жил молодой подвижник в скитском безмолвии. Сам он рассказывал, что исконный враг рода человеческого сильно возмущал его душу помыслами — оставить святую обитель.
Вместе с усердной молитвой молодому подвижнику помогало низлагать хитрости врага непрестанное откровение помыслов старцу. Смиряя дух, молодой подвижник непрестанно порабощал ему тело, удручая его подвигами поста.
Обстановка его кельи отличалась необыкновенной простотой. Даже сколько-нибудь ценных икон у него в келье не было.
В 1854 году, 5 октября, он принял постриг в мантию, а вместе и новое имя Исаакий. С этого времени он оставил даже невинные шутки, к которым имел способность по своему природному остроумию и которыми прежде любил иногда увеселять братию, и вообще заметно уклонялся от всяких излишних бесед. Смиренный подвижник, думавший лишь о спасении души своей, всеми силами старался избегать славы мира сего, уклоняясь даже от принятия сана священства, и только по убеждению своего духовного отца, старца Макария, против воли, со слезами согласился на посвящение. Вследствие чего и рукоположен был сначала в иеродиакона, в 1855 году 19 июня, а затем и во иеромонаха, 8 июля 1858 года.

В 1860 году старец отец Макарий, предвидя близкую кончину настоятеля Оптиной пустыни преподобного Моисея и сам чувствуя оскудение сил телесных, отправился в Москву к митрополиту Филарету. Милостиво принятый митрополитом преподобный Макарий между прочим выразил ему желание, чтобы место настоятеля в Оптиной пустыни, по кончине преподобного Моисея, занял скитский иеромонах Исаакий, описав при этом его нравственный облик. Владыка вполне одобрил мнение старца Макария.
В конце 1860 года, 7 сентября, великий старец отец Макарий после долгих трудов и подвигов в Бозе почил, оставив преподобного Исаакия на попечение своего присного ученика и преемника великого старца Амвросия.
Два года спустя после кончины старца Макария, в 1862 году, скончался и преподобный Моисей, и преподобному Исаакию пришлось заместить его в управлении обителью. Трудно было смиренному подвижнику, любителю безмолвия, проводившему большую часть времени в чтении творений святых отцов-подвижников, принять на себя бремя правления обителью, сопряженное с постоянными заботами и пребыванием в молитве.
В 1864 году, 8 сентября, он был возведен архиепископом Григорием в сан игумена.
Оптинский настоятель преподобный Исаакий говорил: "Я принял обитель с одним гривенником". Действительно, по кончине нестяжательного преподобного Моисея в денежном его ящике нашли наличных денег только один гривенник – он завалился где-то в трещине.
Первые дни начальства были тяжелым испытанием для преподобного Исаакия и послужили к утверждению его веры в Промысл Божий о святой обители. Приходилось ему нередко плакать о невозможности содержать братию, но вдруг известие об уплате долгов ее и еще о завещании одного благочестивого жертвователя в ее пользу пятнадцати тысяч рублей рассеяли его печаль. С тех пор преподобный Исаакий уже не переставал возлагать упование свое на Господа и нужд материальных более не встречал, ибо доходы монастырские видимо стали увеличиваться и уже не прекращались почти во все время его управления обителью. Причиной тому был великий старец Оптиной пустыни преподобный Амвросий, к которому во множестве стекались посетители со всех концов России и несли в обитель посильные жертвы. И еще другой старец, тогдашний скитоначальник преподобный Иларион, имевший много духовных детей, из коих некоторые были весьма состоятельны, также немало помогал настоятелю в материальном отношении.

Прежде всего преподобный Исаакий занялся достройкой неоконченного храма во имя Всех Святых, что на новом кладбище. Затем, в конце 1860-х годов, он в Казанском соборе вновь устроил иконостас, а в Введенском перестроил старый и сделал новые полы. Впоследствии он значительно расширил Казанский собор. Вся стенная живопись в обоих храмах, как и в верхних ярусах обоих иконостасов, была произведена вновь.
В 1874 году по завещанию скитоначальника, преподобного Илариона, скончавшегося в 1873 году, преподобный Исаакий на пожертвованные деньги выстроил вне монастырских стен большое здание для больницы, с церковью во имя Святого Илариона Великого. При больнице имелась аптека, снабженная всеми необходимыми медицинскими средствами, для общего бесплатного пользования братии и посетителей обители, находящаяся под непосредственным ведением врачей из числа братий.
Преподобным Исаакием затем докончена была постройка водопровода и воздвигнуты здания новой гостиницы, хлебной, настоятельской кухни, братской, прачечной; переделаны булочная, братский корпус против Казанского собора, настоятельские покои, скотный двор и старые гостиницы по обеим сторонам святых ворот. При нем же в скиту устроен был придел во имя преподобного Макария Египетского, в память почившего старца отца Макария, и приобретен большой колокол в семьсот пятьдесят пудов. Преподобный Исаакий на пожертвованные в обитель деньги позаботился обеспечить ее строевым лесом и топливом, в которых Оптина пустынь очень нуждалась.
Тогда же преподобный Исаакий пришел к мысли о необходимости устроить в монастыре собственный свечной завод, который начал действовать с 1865 года.

К чести преподобного Исаакия относится и то еще, что он поощрял усердие отца казначея Флавиана разводить в обители сады и огороды. В отношении же письмоводства главным помощником преподобного Исаакия был его письмоводитель иеромонах отец Макарий (Струков), впоследствии архимандрит, настоятель можайского Лужецкого монастыря. Таким образом, деятельность преподобного Исаакия на пользу святой обители с внешней стороны почти не отличалась от деятельности предшественника его, преподобного Моисея.
Но если преподобный Исаакий обращал такое большое внимание на внешнее благоустройство монастыря, то тем большее попечение имел он о внутреннем благоустроении насельников его, которое после преподобного Моисея было в цветущем состоянии, причем духовные силы преимущественно сосредоточены были в скиту, откуда, как светлое солнце, сияло самое старчество, столь прославившее Оптину пустынь. Здесь во главе духовных подвижников стоял великий ученик блаженного старца Макария — старец отец Амвросий.
Преподобный Амвросий вполне заменил для преподобного Исаакия его духовного отца и руководителя, покойного старца Макария. Мир и согласие, царствовавшие в обители, свидетельствовали о благотворном влиянии, которое имело старчество среди ее сынов, насаждая в них добродетели любви и послушания.

Если кто-либо изъявлял свое неудовольствие тяжестью или неудобством порученного ему послушания и роптал на монастырские порядки, преподобный Исаакий обыкновенно отвечал: "Брат! Возьми мои ключи и начальствуй, а я пойду исполнять твое послушание" — и таким образом усовещивал и вразумлял непокорного.
Простота обращения преподобного Исаакия с братиями была поразительна. Вне начальственных отношений он считал всех как бы равными себе. Впрочем, особенной любви к кому-либо старался не выказывать, дабы не возбудить зависти в других, а отличаемого брата не привести в гордость. Оценивая столь мудрое и любвеобильное отношение к себе старца-настоятеля, братия, в свою очередь, питала к нему нелицемерную любовь и уважение как к строгому начальнику и любвеобильному отцу, называя его в домашних беседах не иначе как "дедушкой". Многие признавали силу действенности его слова, по которой иноки, входя к нему часто очень расстроенными, выходили вполне покойными, забыв все свои скорби. "Какие у нас скорби? — говорил при этом преподобный Исаакий. – У нас не скорби, а скорбишки. Вот в миру так скорби: жена, дети, обо всем забота, а у нас что? Полно Бога гневить, надо только благодарить Его – живем на всем готовом".
При приеме в монастырь желавшего поступить в число братства преподобный Исаакий руководствовался обычаем, установившимся еще при преподобном Моисее, по которому они принимались по благословению старца и с согласия настоятеля. Относясь с искренним расположением к каждому сыну обители как своему чаду духовному, преподобный Исаакий не делал резких сословных различий, хотя и снисходил по возможности к немощам брата и старался с каждым поступать сообразно его духовному устроению и даже мирским привычкам. Впрочем, при случае он не стеснялся делать всем замечания и выговоры, иногда в довольно резкой форме.

При постриге в монашество или посвящении в священный сан преподобный Исаакий опять руководствовался советами старца, без которого не приступал никогда ни к какому важному делу по обители.
Оптина пустынь, прославленная старчеством, привлекала в недра свои толпы богомольцев разных состояний. И если старец Амвросий с христианской любовью относился ко всем посетителям: утешал скорбящих, наставлял сомневавшихся в вере, разрешал житейские недоумения и вообще старался благотворить всякому нуждающемуся, то настоятель преподобный Исаакий, со своей стороны, заботился о том, чтобы доставлять старцу всевозможные удобства для его многотрудного и многополезного служения людям. С этой целью для лучшего помещения посетителей он выстроил новую гостиницу, переделал старые, снабдив их возможными удобствами.
Дабы успокоить монахинь из разных монастырей, находившихся под духовным руководством старца и во множестве посещавших обитель, преподобный Исаакий прибавил лишний корпус к бывшим прежде и благословлял им жить по нескольку дней безвозмездно. Для странников, убогих и неимущих преподобный построил особое здание странноприимной, где, по его распоряжению, кормили их каждую субботу человек по триста, раздавая при этом милостыню.

Когда по воскресным, великим праздникам и торжественным дням преподобный Исаакий совершал Божественную службу, сослужившие с ним замечали, что во время главных моментов богослужения он исполнялся чувством особенного благоговения, причем голос его от умиления прерывался.
В одежде преподобный Исаакий не отличался от прочей братии. Простой поношенный подрясник, в который он обыкновенно всегда одет был дома, мухояровая ряса и такая же мантия, в которой ходил для служения служб церковных, были обычным его одеянием. Сам чинил себе носки.
В пище преподобный Исаакий был очень воздержен, не допуская себе послабления. Он всегда ходил вместе с братиями в общую трапезу.
Посты он соблюдал очень строго. Сохраняя обычную свою молчаливость, преподобный Исаакий не нарушал ее даже и при многолюдных собраниях. Так, однажды в присутствии архиерея на обеде в Шамордине, когда он по своему обыкновению молчал, владыка предложил ему принять участие в беседе. Он же ответствовал, что принимает участие тем, что слушает других, ибо надо же кому-нибудь исполнять и эту обязанность.
Каждую субботу накануне служения он, по обычаю, отправлялся для исповеди в скит и здесь, сидя в приемной старца – преподобного Амвросия вместе с другими посетителями, смиренно дожидался очереди, которая иногда доходила до него нескоро. Не изменил он своему обыкновению и после кончины уважаемого старца, продолжая, несмотря на ослабление своих телесных сил, аккуратно посещать его преемника преподобного Иосифа, хотя он был из числа постриженников преподобного. Только незадолго до кончины, когда уже силы совсем стали оставлять его, он стал приглашать нового старца к себе. Каждое важное монастырское дело преподобный Исаакий решал не иначе как с советом старца, отсекая при этом собственную волю. Таким глубоким смирением преподобный Исаакий подавал пример братии.

Нестяжательность преподобного особенно выказалась после блаженной его кончины: от него ничего не осталось, тогда как он в свое время был человек богатый и имел свои порядочные средства.
Кроме общего благотворения нищим от обители, преподобный Исаакий и сам от себя раздавал щедрую милостыню, стараясь всячески утаить свое доброе дело.
Вполне отрекшись от мира и всех его прелестей, преподобный Исаакий относился к наградам и повышениям совершенно равнодушно, и даже иногда уклонялся от них.
Здоровье его начало понемногу надламываться. Он пожелал келейно принять пострижение в схиму, которое и совершил над ним братский духовник, скитоначальник преподобный Анатолий.
Искушаемый тяжкими скорбями, твердый подвижник благодушным терпением их приготовлялся в последние годы к переселению в вечность, и лишь за год до кончины, вполне успокоенный, в мире доживал дни своего земного странствования.
Последнее его наставление ко всем вообще братиям, из которых многие спрашивали его: "Как, батюшка, жить после вас?" – было следующее: "Живите по совести и просите помощи у Царицы Небесной, и все будет хорошо". Многие из прощавшихся с ним плакали. 20 августа с преподобным Исаакием случился удар, и с этих пор он уже не мог говорить. 22 августа 1894 года преподобный Исаакий мирно почил о Господе, в глубокой старости, 85 лет от роду. (Из книги "Преподобные старцы Оптиной пустыни")

Сщмч. Афанасия еп. Тарса Киликийского (270-275), прп. Анфусы (ок. 298) и слуг ее, мчч. Харисима и Неофита (270-275).
Святая Анфуса, дочь богатых жителей города Селевкии, приняв крещение, подвизалась 23 года в пустыне. Афанасий, епископ Тарса киликийского, крестивший святую Анфусу, был усечен мечом в царствование Аврелиана (270-275 гг.); тою же смертью скончались Харисим с Неофитом, крестившиеся вместе со своею госпожою. Святая Анфуса преставилась в мире, спустя долгое время после их мученической кончины (более 20 лет).


Мц. Евлалии девы (ок. 303).

В царствование языческих императоров, когда вся вселенная была омрачена еллинским безбожием, в испанском городе Баркиноне1 проживала некая девица, по имени Евлалия, – дочь христианских родителей. Сия от младенческих лет своих возлюбила Господа нашего Иисуса Христа всем сердцем своим; обитала же она вместе с родителями своими в селении, находившемся в довольно значительном расстоянии от города. Родители весьма любили Евлалию за ее кротость, смирение и ум, превышавший года ее; Евлалия была научена книгам, и у нее было одно твердое намерение – служить Господу своим девством непорочным. И упражнялась святая в чтении книг, и в славословии Бога днем и ночью, обитая в особой келлии вместе со своими сверстницами.

Когда Евлалии исполнилось четырнадцать лет, император Диоклитиан2 поднял жестокое гонение на христиан. В город Баркинон прибыл игемон Дакиан; сей принес здесь мерзкие жертвы нечестивым богам своим, потом начал отыскивать христиан, дабы принудить их воскурить фимиам идолам. Вследствие этого в городе было великое смятение, так как христиане были насильственно извлекаемы из домов своих и принуждаемы мучениями к идолопоклонству; обо всём этом вскоре же стало известно и по всем окрестным селениям.

Когда девица Евлалия услыхала обо всем этом, то преисполнилась великой духовной радости и с веселым лицом сказала:

– Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе! Слава пресвятому имени Твоему, ибо я получила то, чего добивалась. Я верую в Тебя, Владыко мой, что при Твоей помощи исполнится желание сердца моего.

Когда родители Евлалии, а также и девицы, бывшие при ней, услышали эти слова святой, то не понимали, о чем говорит она, спрашивали ее, – что за причина веселия ее, что она получила и чего она желает. Но она ничего не сказала им, тая в душе свои намерения. И удивлялись все, ибо святая имела обычай не утаивать ничего, что она уразумевала относительно святой веры, но насколько сама постигала в книгах, будучи просвещаема благодатиею Божиею, настолько все пересказывала всем на пользу, почему все и любили ее, как свою душу. Не сказала же тогда о мыслях своих Евлалия для того, чтобы не встретить препятствия своим намерениям со стороны отца и матери, чрезвычайно любивших ее.

Когда наступила ночь и все спали (и уже было первое пение петухов), святая девица вышла тайно из дома своего, причем никто не заметил ее ухода, – и направилась к городу, вся охваченная любовью к небесному Жениху своему Христу Господу, имея твердое намерение положить за Него душу свою. И это ночное путешествие не казалось ей страшным, как это обычно бывает для всех юных отроковиц, боящихся выйти ночью из дома своего; всё упование возложив на Бога и твердо намереваясь умереть за Него, святая пренебрегала ночною темнотой, не смущалась привидениями ночными, ни зверями, переходившими ей путь; но подобно оленю, стремящемуся к источникам водным, устремлялась и сия по каменистой дороге  ногами босыми, не привыкшими к такой суровой дороге.

Святая Евлалия пришла в город уже днем. Проходя чрез ворота городские, она услышала зов глашатаев, призывавших народ к позорищу. Она устремилась к месту позорища того, находившемуся в середине города: здесь увидела святая игемона Дакиана, сидевшего на высоком судилищном месте. Пробиваясь с усилием сквозь народ, святая предстала пред игемона и громким голосом сказала:

– Неправедный судия, восседающий на высоком престоле и не боящийся Бога, пребывающего выше всех. Для того ли восседаешь ты здесь, чтобы губить неповинных людей, которых создал Бог по образу Своему и по подобию Своему, дабы они служили Ему; Ты увлекаешь их к служению сатане и предаешь смерти тех, кто не слушается тебя.

Игемон, удивившись столь великой дерзости юной девицы, сказал:

– Кто ты, осмелившаяся явиться пред судилище наше без зова, произносящая в лицо нам укоризненные слова и противящаяся царскому приказанию?

Святая же с великим дерзновением отвечала:

– Я – Евлалия, раба Господа Иисуса Христа, Который есть Царь царствующих и Господь господствующих; уповая на Него, я не постыдилась самовольно придти и обличить тебя. Для чего ты поступаешь столь неразумно, презирая Бога, Который сотворил всё: небо, землю, море и всё, что на них и в них; зачем покланяешься ты диаволу, да, коме того, принуждаешь и людей, служащих Богу истинному, различными мучениями к поклонению идолам, которые – не боги, но бесы; с ними и вы все, поклоняющиеся им, будете преданы огню вечному.

Игемон, преисполнившись гнева, тотчас приказал бить по спине обнаженную девицу без милосердия палками дубовыми. И когда Евлалия была побиваема, то игемон сказал:

– Окаянная девица! Где же Бог твой? Посему Он не спасает тебя от этих побоев; и для чего ты настолько обезумела., что дерзаешь говорить о деле, не касающемся тебя? Признайся же, что ты сделала это по неопытности, не зная, сколь велика власть судии; тогда ты получишь прощение; ибо и мне жаль тебя, такую юную, красивую и благородную девицу, предавать столь жестоким побоям.

Святая же отвечала на это:

– Я посмеваюсь над тобой, ибо ты советуешь мне солгать, что будто бы я по неведению дерзнула пойти на мучения за Бога моего, и что, будто бы я не знала, как велика власть твоя. Кто не знает, что власть каждого деспота бывает временна; подобно тому как человек ныне живет, а на другой день умирает, так власть его изменчива. Власть же Господа моего Иисуса Христа бесконечна, ибо и Сам Он вечен. Я не желаю лгать, ибо страшусь Владыки моего, Который предаст геенне огненной, на сожжение, всех лжецов и беззаконников; моя же девическая юность еще более украсится и мое благородство еще более увеличиться, если я приму страдания ради Господа моего. Знай же, мучитель, что я не чувствую боли от причиняемых мне страдания, благодаря защищению Христа, Владыки моего, Который осудит тебя по делам твоим в день Страшного суда на вечные муки.

От этих слов мученицы, игемон разгневался еще более и приказал повесить святую на мучилищном, крестообразно составленном, древе, и железными гребнями строгать ее чистое девическое тело, пока не будет снята с нее вся кожа. Святая же посреди тех страданий взывала к Богу, говоря так:

– Господи, Иисусе Христе! Услыши меня, недостойную рабу Твою, и прости согрешения мои! Укрепи меня посреди мучений, которые я принимаю за имя Твое святое, дабы был постыжен диавол вместе со слугами своими.

Игемон же сказал ей:

– Где Тот, к Коему ты вопиешь? Лучше послушай меня, безумная и окаянная отроковица, и принеси жертву богам: тогда ты будешь оставлена в живых; ибо вот уже приближается смерть твоя и нет никого, кто бы мог тебя избавить.

Святая же Евлалия отвечала ему:

– Да не будет тебе никакого блага, святотатец, бесноватый, преисполненный пагубы человек! Ф я тем более не отступлю от Бога моего, ибо Тот, к коему я взываю, обретается здесь; но ты не видишь Его, по причине своей нечистоты, так как ты недостоин Его видеть; Он укрепляет меня, так что я вменяю ни во что муки, которые ты осмеливаешься наносить мне.

Тогда игемон приказал опалять святую зажженными свечами, приказав жечь ее до тех пор, пока она не умрет.

Будучи опаляема, мученица преисполнилась радости и громогласно изрекла слова псалма: "Вот, Бог помощник мой; Господь подкрепляет душу мою. Он воздаст за зло врагам моим; истиною Твоею истреби их. Я усердно принесу Тебе жертву, прославлю имя Твое, Господи, ибо оно благо, ибо Ты избавил меня от всех бед" (Пс.53:6-9).

В то время как святая молилась в таких словах, огонь от свечей обратился на слуг и сильно обжег лица их, так что они пали на землю. Когда святая увидела сие, то возвела очи свои на небо и еще громче сказала:

– Господи Иисусе Христе! Услыши молитву мою, и яви на мне милосердие Твое; сопричти меня ко избранным Твоим для успокоения в жизни вечной: "покажи на мне знамение во благо, да видят ненавидящие меня и устыдятся" (Пс.85:17); верующие же в Тебя пусть прославят силу Твою.

Помолившись в таких словах, святая предала дух свой Богу3; и видели все голубицу белую, как снег, вылетевшую из уст ее и устремившуюся на небеса; все, видевшие сие, весьма изумились; христиане же (коих среди народа было много), радовались, что сподобились иметь и из своего города ходатаицу ко Господу на небесах.

Когда игемон увидел, что мученица уже умерла, то весьма устыдился, будучи побежден юною девицею и, с гневом встав с судилищного места, отправился к себе в дом. Игемон приказал оставить тело мученицы висящим на том мучилищном дереве и поставил стражей, дабы никто не мог снять оттуда тела мученицы; игемон сказал, – пусть она висит на дереве до тех пор, пока ее не съедят птицы и не растащат костей ее.

Когда же игемон отошел, а тело святой всё еще висело на древе, внезапно нисшел с облака снег и покрыл честное тело святой мученицы, как одеждою белою; на стражей же напал страх; отступив от того места, они наблюдали издалека, ужасаясь всему бывшему.

Между тем обо всём узнали родители святой: ибо они, встав утром и не видя у себя дома своей любимой дочери, были в великом смущении и начали всюду искать ее. Уже около полудня они узнали, что дочь их умерла за исповедание имени Христова и еще висит на мучилищном древе; тогда они поспешили в город с горькими слезами. Увидав святую мертвой, растянутою крестообразно на древе, покрытою снегом, родители ее весьма плакали, сокрушались и рыдали слезами горькими; но вместе с тем они и радовались, что любезная дочь их восприняла венец мученический и вошла в чертог Жениха небесного. Они намеревались взять тело мученицы Христовой к себе, но не были допущены к нему стражей; смотря на святую издалека, они плакали, а вместе и веселились духом.

На третий день некоторые благочестивые мужи ночью взяли честное тело святой мученицы (стражи не заметили сего) и обвили его чистою плащаницею с ароматами в присутствии родителей ее, которые слезами омывали тело дорогой дочери своей. Святой же Филикс (впоследствии пострадавший за исповедание имени Христова)4, взирая на лицо умершей мученицы, со слезами радости сказал:

– Госпожа Евлалия! Ты раньше нас сподобилась получить венец мученический!

Когда Филикс говорил эти слова, лицо девицы, бывшее мертвым уже три дня, улыбнулось, как живое, посмотрев на него; после сего все, бывшие там, начали петь слова псалма: "Взывают [праведные], и Господь слышит, и от всех скорбей их избавляет их" (Пс.33:18).

И похоронили тело святой мученицы Евлалии с честью, прославляя Бога Отца, и Единородного Сына Его, Господа Иисуса Христа, и Святого Духа, Единого Бога в Троице, Царство Которого бесконечно и пребывает во веки веков. Аминь.
_______________________________________________________________
1 Ныне Барселона.
2 Император Диоклитиан царствовал с 284 г. по 305 г.
3 Кончина святой мученицы Евлалии последовала ок. 303 г.
4 Память святого Филикса празднуется св. Церковью 22 августа.

Сщмч. Горазда, еп. Богемского и Мораво-Силезского (1942).
Священномученик Горазд, в миру Матей Павлик, родился в семье образованного крестьянина Яна Павлика и его супруги Анны, рожденной Велчиковой, в селе Груба Врбка (Южная Моравия) 26 мая 1879 года. Родители его были католиками.
      Казалось бы, ничто в его жизни не предвещало исхода из лона католической церкви: после окончания начальной школы он учился в католической гимназии, в 1898 году поступил на римо-католический богословский факультет университета в Оломоуце. В 1902 году Матей Павлик окончил богословский факультет по первому разряду и 5 июля в Оломоуцком католическом соборе святого Вацлава был рукоположен в сан священника и назначен на приход в Карловичах, а потом в Брумовице.
     Решительная перемена в религиозном мировоззрении о. Матея произошла во время нападения Австро-Венгрии на Сербию. В отличие от большей части католического духовенства, он осуждал агрессию Австро-Венгрии и Германии против Сербии и начал издавать журнал "Право народа", в котором публиковались статьи, призывающие к реформации римо-католической церкви.
      После окончания войны, когда в национальной и религиозной жизни Чехословакии совершались большие перемены, о. Матей тяжело заболел, он почти лишился зрения. Ему пришлось долгое время пролежать в больнице, что и послужило причиной его ухода на пенсию, несмотря на молодой возраст.
      В это время религиозная ситуация в Чехословакии была весьма благоприятна для Православия. Теперь, после развала Австро-Венгрии, классический, ортодоксальный католицизм воспринимался многими чехами и словаками как религия австрийских завоевателей. Около полумиллиона католиков выходят из римо-католической церкви и создают церковь национальную. С этим движением о. Матей не мог согласиться полностью, поскольку оно было лишено иерархии и связи со Вселенской Церковью. И в нем созрело решение выступить для просвещения народа в духе Православия.
      11 октября 1920 года Матей Павлик официально выходит из римо-католической церкви и становится во главе Православного религиозного объединительного движения. Он присоединяется к возникшей в этот период Чехословацкой национальной церкви с намерением защищать в ней православное направление и способствовать ее присоединению к Православной Церкви. Но трудиться о. Матею было нелегко, ибо либеральное крыло движения было очень сильно.
      Благодаря усилиям о. Матея, I собор Чехословацкой церкви принимает православную этику и вероучение. На II соборе (29 августа 1921 года) было окончательно принято решение, что вероучение Церкви должно быть православным, были признаны постановления семи Вселенских соборов. На этом соборе уже присутствовал и экзарх Сербской Православной Церкви епископ Досифей, чем и было положено начало каноническому общению. Второй собор вынес также решение, что название Церкви будет "Чехословацкая Церковь Православная". 21 сентября 1921 года о. Матей на Фрушкой Горе в Лавре Крушедол постригается в монашество с именем Горазда (ученика свв. Кирилла и Мефодия). 22 сентября 1921 года в монастыре Гргетек иеромонах Горазд был возведен в сан игумена. Вечером того же дня епископом Досифеем в монастыре Хопово он был возведен в сан архимандрита. 25 сентября 1921 года в соборе святого Михаила архимандрит Горазд был рукоположен во епископа. Хиротонию совершали Святейший патриарх Димитрий, предстоятель Сербской Церкви, митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Варнава, епископ Досифей, епископ Иосиф в присутствии всех архиереев Сербской Церкви.
      Торжество Православия продолжалось недолго. Радикалистов устраивало разрушение католицизма, но не устраивало укрепление Православия. Через некоторое время после возвращения епископа Горазда из Америки, куда он ездил для окормления своих соотечественников, радикалисты во главе с Карлом Фарским начали борьбу против догматов и устройства Православной Церкви.
      Сторонники Фарского выпустили в свет некий "Чехословацкий катехизис" еретического содержания. В "катехизисе" говорилось, что нет Единого Бога в Трех Лицах и Бог - это "живой закон мира". Иисус Христос - "не является Сыном Божиим, Спасителем, но только пророком". Фарский и Калоус ставили в "катехизисе" Иисуса Христа в один ряд с Моисеем, Сократом, Магометом, Зороастрой, Буддой, Конфуцием. По учению тогдашних раскольников, Дух Святый - это только Божие воодушевление в человеке.
     Владыка Горазд, раскрывая еретическое содержание "катехизиса", пишет: "...в целом тон книги не сходен ни с Евангелием, ни со взглядами первых христиан, ни с постановлениями Вселенских Соборов, ни с вероучением... Христос рассматривается в книге односторонне и не полностью, без внимания к Благодати Божьей... Без Благодати перестает существовать христианство, оно тогда остается только этикой... Достаточно ли... только этики и может ли только этика нас удовлетворить, освятить и спасти, - остается вопросом, на который я отвечаю отрицательно. "Чехословацкий катехизис" наносит вред нашему делу как внутри, так и вне церкви...".
      Владыка Горазд почти два года вел борьбу с радикалистами, стараясь защитить от ереси верующих Чехословацкой Церкви Православной, но силы были явно неравны.
      21 июля 1924 года епископ Горазд выходит из Чехословацкой Церкви Православной. И в этот же день она перестала существовать как Церковь и начала функционировать как религиозная организация, называющая себя Чехословацкой Церковью, украшенная титулами как епископа, так и патриарха, но не имеющая Благодати Божией, ибо решением своего "собора" 31 августа 1924 года восприняла за официальное учение ересь "Чехословацкого катехизиса".
      По благословению Сербской Церкви и под ее юрисдикцией владыка Горазд организовал Чешскую Православную Церковь на положении епархии Сербской Православной Церкви. После этого владыка Горазд интенсивно занялся строительством новой Церкви. Он поставил перед собой цель, чтобы в каждом приходе были собственный храм и церковный дом. В течение каждого года строилось по одному храму. Большим его помощником в этом деле был протоиерей Всеволод Коломацкий, впоследствии архимандрит Андрей. Владыка не только руководил постройкой храмов для своих приходов, но и сам работал вместе с прихожанами. Большую помощь он оказывал тайно. Под руководством святителя Горазда с 1928-го по 1942 год включительно было построено и освящено 14 храмов. Однако нельзя думать, что владыка не встречался с препятствиями на своем пути. В отчете, посланном Сербскому Патриарху Варнаве, владыка пишет о яростной пропаганде против Православия со стороны тогдашнего президента Т. Г. Масарика, политических партий, Чехословацкой Церкви, католиков и т. д.
      Владыка Горазд был епископом-миссионером: приезжая в какой-либо приход, жил там по нескольку месяцев, посещал каждую православную семью. Наряду с религиозно-просветительской деятельностью, владыка занимался много и литературным трудом. Он составил, в частности, "Сборник молитв и литургических песнопений Православной Церкви". При составлении сборника владыка использовал русский распев первого, третьего, четвертого, шестого гласов, а также и семи гласов прокимнов. Святитель, в целях быстрого усвоения пения по сборнику, сам ездил по приходам и учил народ церковному пению.
      В 1938 году Чехословакия пала жертвой Мюнхенского сговора западных держав. Часть ее была оккупирована немцами. В своих проповедях, письмах и статьях епископ Горазд призывает всех верующих к исполнению своих христианских и патриотических обязанностей.
      15 марта 1939 года Чехословакия окончательно потеряла свою независимость. Немцы создали из Словакии "самостоятельную" республику, а в Чехии и Моравии образовали так называемый протекторат. Для Чешской Православной Церкви и для всего народа началось время тяжких испытаний. Епископ Горазд и в дни оккупации не оставляет своей миссионерской, научно-литературной и патриотической деятельности. Тогда же владыка начал писать "Жития святых". Уже во время оккупации, по благословению святителя Горазда, началось строительство храма Святой Троицы в селе Челеховице-на-Гане.
      27 мая 1942 года в Праге был убит палач чешского народа обер-группенфюрер СС Р. Гейдрих. Совершившие нападение парашютисты укрылись в крипте православного кафедрального храма святых Кирилла и Мефодия в Праге, что на Рессловой улице. Эта деталь исключительно важна: ведь гестапо не делало особой разницы между бойцами Сопротивления и теми, кто, пусть даже случайно, оказывал им содействие. С одинаковой жестокостью преследовали всех. В июне 1942 года под ударом оказалась Чешская Православная Церковь. Отвел этот удар владыка Горазд (Павлик), епископ Чешский и Моравско-Силезский.
      8 июня 1942 года, через 12 дней после убийства Гейдриха, немцы, получив информацию от парашютиста Чурды, оказавшегося предателем, окружили храм святых Кирилла и Мефодия в Праге и взяли его штурмом. Владыка Горазд в это время находился в Германии вместе с владыкой Антонием (Храповицким). С юридической точки зрения это было безусловное алиби. Но не собственная безопасность волновала владыку. Он срочно возвратился в Чехию, дабы не пострадала от кровавых гонений Церковь, и взял всю ответственность за происшедшее на себя.
      В четверг 25 июня 1942 года, в 5 часов утра, гестапо арестовало владыку Горазда. В тюремном заключении он находился с 25 июня по 4 сентября 1942 года. В течение этого времени он был подвергнут тяжелым мучительным допросам. Его увозили в 22 часа, а возвращался он в пять часов утра. Днем владыке не давали отдыха. Когда заключенные получали пищу, тюремщик часто отталкивал епископа ногой и оставлял без еды. Жизнь святителя Горазда была полна страданий и завершилась мученичеством за Христа.
      Военный трибунал приговорил епископа Горазда, а с ним протоиерея Вячеслава Чикла, иерея, доктора богословия Владимира Петржка и мирянина Яна Соневенда к смертной казни. 4 сентября 1942 года они были расстреляны в Праге.
     
     * * *
     В воскресенье 5 сентября 1987 года в кафедральном храме святого Горазда в городе Оломоуце при большом стечении народа, в присутствии всех членов Святейшего Синода Православной Церкви Чехословакии во главе с Блаженнейшим митрополитом Дорофеем и архиереев Константинопольского патриархата, Русской и Сербской Православных Церквей, состоялось прославление в лике святых священномученика Горазда, епископа Чешского и Моравско-Силезского.
     
     Память святого Горазда празднуется 22 августа/4 сентября.
     
     Тропарь, глас 4
     
     Возбранный воеводо православных и Моравской церкви учителю, богомудрый пастырей первоначальниче, святый отче наш Горазде, моли Христа Бога спастися душам нашим
     
     Кондак (перевод с чешского языка)
     
     Отразивши еретичествующих полки, устоял если в правде, яко крепкий адамант, твоему же родному народу указал еси путь спасения - Православие.
      Благочестно поживши, учителю Евангелия, архипастырю и пастырю, принял еси мученический венец от Христа Спасителя.
      Мучениче, святителю, отче наш Горазде, моли о всех нас в Царствии Божием.
     
     Молитва (перевод с чешского языка)
     
     О, священная главо, предивный архипастырю и Христов мучениче, отче Горазде, к тебе прибегаем, грешнии, и просим тя, яко отца, чада своя любящаго: насади в сердца наша любовь к Богу и людем, какую ты явил еси, положивши живот твой за други твоя.
      Научи нас тебе следовати, Бога и ближних любити, заповеди Божиим творити, во еже нам истинно чадами Божиими быти.
      Призри милостиво на всякую душу христианскую, милости и помощи Божией требующую. Буди немощей наших врач, в печалех утешитель, от всех бед и нужд свободитель, да твоими святыми молитвами сподобимся и мы, грешнии, спасение вечное улучити и Царствие Небесное наследовати.
      Святый отче Горазде, верный слуго Христов и мучениче, не отвращай лица твоего от прошений и упований наших, помози нам милостиво и днесь и защити нас, да и мы прославим и благословим человеколюбие Божие, дивно чрез святых Его деемое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
     
      ОБ АВТОРЕ ЖИТИЯ
     Схиархимандрит Кирилл, настоятель Монастыря священ-номученика Горазда II в Грубе Врбке, кандидат богословия, родился 15 апреля 1927 года в г. Оломоуце в семье православных христиан Ярослава и Марии Поспишиловых. С юношеских лет вступил на монашеский путь, дважды постриженник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. В 1950 году был пострижен в монахи с именем Кирилл в честь святого равноапостольного Кирилла, учителя Словенского, а в 1997 году (13 апреля) принял Великую схиму с именем Кирилл в честь преподобного Кирилла Белоезерского; приложил много усилий для сбора пожертвований на строительство храма, а затем монастыря на родине священномуч
еника Горазда в селе Груба Врбка. Первая служба там была совершена 4 сентября 1992 года, в день памяти святого, положившего живот свой за паству.
     http://www.srpska.ru/article.php?nid=126

новомученников:

Сщмчч. Макария, еп. Орловского, Иоанна и Алексия пресвитеров (1918).

Священномученик Макарий (Гневушев), епископ Орловский и Севский родился в 1858 году. Имел высшее богословское образование, служил священником. Он сталь известен как духовный и национальный деятель в бытность Киевским епархиальным миссионером. Поэтому после того, как он овдовел, ему предложили хиротонию в епископа Вяземского, которая и состоялась в январе 1917 года. Прибыв в Вязьму, Владыка поселился в древнем Свято-Духовском монастыре. Однако, уже с мая того же года Святитель по требованию революционных элементов, был отправлен на покой, как «несоответствующий духу времени».

Летом 1918 года в монастырь явился большевицкий отряд и арестовал Святителя. Когда к нему в камеру на следующий день пришёл его келейник, то он видел на лице и теле Владыки следы побоев и издевательств, сам он был острижен, без бороды, в солдатском одеянии.

4 (17 н. ст.) сентября 1918 года Святителя в составе группы из 14-ти человек вывезли в пустынное место под Смоленском и построили спиной к свежевырытой могиле. Убивали по очереди, подходя вплотную и приставляя винтовку ко лбу. Владыка был последний, он молился с чётками в руках и благословил каждого: «С миром отыди». Когда дошла его очередь, у красноармейца дрогнула рука. Увидев страх в глазах палача, Владыка сказал: «Сын мой, да не смущается сердце твоё и Твори волю пославшего тебя». Вскоре этот красноармеец, простой крестьянин, оказался в больнице для душевнобольных. Каждую ночь он видел во сне убитого Святителя, благословляющего его. «Я так понимаю, что убили мы святого человека. Иначе как он мог узнать, что у меня захолонуло сердце? А ведь он узнал и благословил из жалости и теперь из жалости является ко мне, благословляет, как бы говоря, что не сердится. Но я-то знаю, что моему греху нет прощения. Божий свет мне стал не мил, жить я недостоин и не хочу», — так говорил этот несчастный, совершивший убийство Святителя.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Сщмчч. Феодора, еп. Пензенского и с ним Василия и Гавриила пресвитеров (1937).
Феодор (в миру Владимир Алексеевич Смирнов) (17 января 1891, село Козловка (ныне Лопатинского района Пензенской области) — 4 сентября 1937, Пенза) — епископ Пензенский. Причислен к лику святых Русской православной церкви в 2000 году.Родился в семье псаломщика. Окончил Саратовскую духовную семинарию, Казанскую духовную академию (1916 год) со степенью кандидата богословия.
В 1916-1918 годах — преподаватель истории и других предметов в средних учебных заведениях города Вольска Саратовской губернии.
В 1918-1919 годах работал в различных учреждениях в городе Саратове.
В 1919-1920 годах служил в Красной армии инструктором школьного отдела и политотдела Донской Северо-Кавказской дивизии.
В 1921 году — инструктор дошкольного воспитания в саратовском РУПВОДе.
4 октября 1921 года рукоположен во иерея. Был осужден в 1924 году на один год, в 1929 году — на три года высылки в город Нарым. После освобождения — священник в селе Никольском Кузнецкого района Пензенской области.

В 1934 года пострижен в монашество, в апреле 1935 года переехал в Пензу.С 23 сентября 1935 года — епископ Пензенский. 18 октября 1936 года был арестован. Обвинён в организации из репрессированных советской властью элементов контрреволюционной группы с целью ведения агитации среди населения, направленной на свержение советской власти и установления в стране фашистской диктатуры. На допросах держался стойко и категорически отрицал свою вину. Приговорён к смертной казни и расстрелян.

В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви был причислен к лику святых для общецерковного почитания в Соборе новомучеников и исповедников Российских. Вместе с ним канонизированы расстрелянные в тот же день:
священник Гавриил Иванович Архангельский (1890-1937), исполнявший обязанности псаломщика в Митрофановской церкви города Пензы.
священник Василий Сергеевич Смирнов (1889-1937), работавший на момент ареста дезинфектором пензенского бактериологического института.

Сщмчч. Иоанна, еп. Великолукского, Алексия, архиеп. Омского, Александра, Михаила и Феодора пресвитеров, прмчч. Илариона, Иоанна и Иерофея (1937).
Священномученик Иоанн, епископ Великолукский и Торопецкий (в миру Иван Ефимович Троянский) родился в 1862 году в селе Ново-Клинском Воронежской губернии в семье священника. Окончил Тамбовскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника.

В 1922 году, после смерти жены, отец Иоанн был рукоположен обновленцами во епископа. Через 2 года он прервал отношения с обновленцами, за что был запрещен ими в священнослужении.

В начале 1925 года он принес покаяние, был принят в сущем сане и назначен викарием Омской епархии. Через 7 лет епископ Иоанн был назначен на кафедру в Рыбинск. Но власти не простили ему ухода от обновленцев, и вскоре после назначения он был арестован и приговорен к трем годам ссылки. По возвращении из ссылки он был назначен епископом Великолукским и Торопецким и поселился в городе Торопце Тверской области. Получив с большим трудом от гражданских властей регистрацию и разрешение на богослужение в храмах города, он старался служить как можно чаще, за каждым богослужением обращаясь к молящимся с проповедью.

Недоброжелатели доносили в НКВД, что он в своих проповедях говорит о несомненном бытии Бога, о том, насколько большое значение имеют в нашей жизни святость и святые, а также чудотворные иконы. Но мало этого, он заманивает в церковь гостинцами и печеньем детей. Так, например, в Вознесенской церкви – он посреди храма раздавал детям конфеты и пряники.

23 июля 1937 года епископ Великолукский и Торопецкий Иоанн был арестован и заключен в Торопецкую тюрьму.

– Следствие располагает документами, что вы у себя на дому исполняете религиозные обряды. Вы подтверждаете данные следствия? – допрашивал владыку следователь.

– Да, подтверждаю, я действительно допустил однажды по усопшему отслужить панихиду в своем доме. Кроме этого, я регулярно у себя на квартире проводил вечерние и утренние службы, – ответил епископ.

– Ваши взгляды на обновленчество? – допытывался следователь.

– По каноническим правилам обновленчество – это ересь, зародилось оно давно и Православная Церковь с ним борется, – отвечал святитель.

Допрос продолжался:

– Следствие располагает данными, что вы как епископ с целью привлечения к церкви людей детского возраста практиковали в своей деятельности раздачу конфет и печенья детям, находясь в церкви и на улице. Вы эти данные подтверждаете?

– Да, признаю, – отвечал владыка, – что я иногда раздавал детям конфеты, печенье, находясь в церкви и на улице. В основе при этом у меня была жалость к детям; как нищему каждый православный подает копеечку, так и детям, я считаю, нужно оказывать внимание и заботу.

На следствие вызывались свидетели – из тех, кто готов был лжесвидетельствовать против епископа. Они показали: «Троянский, посещая церковь, произносит проповеди контрреволюционного содержания; так, в начале июля 1937 года, Троянский, будучи в Вознесенской церкви, говорил: "Апостол Павел страдал за веру христианскую, и ему были не страшны ни пытки, ни казни, а мы изменяем вере, боясь репрессий". Троянский систематически ведет борьбу с обновленчеством, в результате тринадцать священников перешло в тихоновскую ориентацию. В мае месяце, будучи в гостях у гражданина Федорова, Троянский критиковал современные моды в СССР и говорил, что эти моды неизбежно приведут к вырождению юношества» - писалось в доносе.

В справке, составленной по требованию НКВД, председатель Торопецкого горсовета написал, что епископ принимал активное участие в ходатайстве об открытии закрытых церквей города Торопца.

31 августа Тройка НКВД приговорила преосвященного Иоанна к расстрелу. Епископ Иоанн (Троянский) был расстрелян в тюрьме, ночью, 4 сентября 1937 года.

0

6

.......................продолжение от 4 сентября

в г. Чимкенте 23 июня 1937 года  в этот и следующий день УНКВД Южно-Казахстанской области КазССР были арестованы 19 человек. Гонители инициировали «Дело об организации контрреволюционного центра церковников», во главе которого якобы стоял святой священномученик Кирилл (Смирнов), митрополит Казанский и Свияжский. В числе арестованных были митрополит Кирилл, митрополит Иосиф, епископ Евгений, архиепископ Омский Алексий (Орлов), схиархимандрит Елевферий (Печенников), протоиерей Владимир Смирнов, протоиерей Николай Толгский, иеромонах Иоанн (Лаба), иеромонах Иларион (Цуриков) и его брат монах Иоанн, священник Василий Климов, священник Стефан Медведь, игумения Ева (Павлова), монахиня Евдокия (Перевозникова), монахиня Мария (Рыкова), миряне Фeoдop Захаров, Вера Горбунова, Людмила Петрова, а также обновленческий лжеепископ Михаил (Николаев). Богоборцы раздуют впоследствие «дело» святого Кирилла и его сострадальцев: до глубокой осени 1937 года по обвинению в причастности к якобы раскрытому НКВД «Всероссийскому контрреволюционному центру» было привлечено к уголовной ответственности в общей сложности 64 человека, большая часть которых была приговорена к смертной казни.
Алексий (Орлов) (1862 - 1937), архиепископ Омский, священномученик.

Память 22 августа и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

В миру Алексей Степанович Орлов, родился 8 февраля 1862 года, в городе Самаре в бедной семье псаломщика. Семья была глубоко верующей.

Окончил Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

16 августа 1895 года рукоположен в сан священника, и состоял на службе в разных храмах города Самары, а затем в сане протоиерея, - в Самарском кафедральном соборе.

В 1922 году овдовел, и в том же году принял монашество.

9 июня 1923 года состоялась его хиротония во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии [1].

В конце 1923 года уклонился в обновленчество и был назначен обновленческим епископом Бугурусланским, с правом временного управления Самарской епархией.

В 1924 году в Самарском кафедральном соборе всенародно принес покаяние за уклонение в обновленчество, и был снова принят в общиние Русской Православной Церковью в сущем сане.

В 1924 году назначен епископом Курганским, викарием Тобольской епархии.

16 сентября 1927 года назначен епископом Мамалыжским, викарием Сарапульской (Ижевской) епархии.

11 февраля 1931 г. назначен епископом Енотаевским, викарием Астраханской епархии.

По воспоминаниям А.И. Кузнецова, епископ Алексий (Орлов), прибыл в Астрахань в сентябре 1930 года, после ареста временно Управляющего Астраханской епархией епископа Вольского Андрея (Комарова). Фактически все время, пока епископ Андрей находился под стражей, до февраля 1931 года, на епископа Алексия легло бремя управления епархиальными делами.

Епископ Алексий был скромным, обаятельным человеком и за это он пользовался всеобщей любовью верующих. В обхождении он был очень прост, вел аскетический образ жизни, ежедневно служил в храме, главным образом в храме Князя-Владимира, около которого он жил в доме на улице Радищева, 38. Верующие старались приглашать его и в другие приходские храмы, где он любил служить по престольным праздникам.

Сохранилось описание внешности епископа: высокий рост, пышная, буквально до пояса, борода, белое румяное лицо с добрыми глазами и милой выразительной улыбкой.

Однажды, в канун праздника Сретения Господня, произошел такой случай. Епископа Алексия пригласили служить всенощную в Тихвинской церкви. Он приехал, прихожане встретили его, и служба началась. Вскоре сюда же в церковь прибыл епископ Андрей (Комаров), утром освобожденный из тюрьмы. Он, никем не встреченный, прошел в алтарь. Что произошло в алтаре неизвестно, но только на литургию вышел епископ Андрей. В церкви поднялся шум, были слышны голоса: «Где епископ Алексий?» Верующие подступили к епископу Андрею и стали требовать его удаления, желая, чтобы службу продолжил епископ Алексий. Владыка Андрей хотел, что-то сказать, но во всеобщем гвалте его не было слышно. Служба была сорвана. Естественно, что этот самый случай никак не мог способствовать хорошим отношениям между епископами. Владыка Алексий остался в Астрахани на положении викарного архиерея, но служить ему удавалось изредка и только в Князь-Владимирском храме.

В апреле 1931 года, епископ Алексей был удален из города. Только в 1933 году, из письма самого владыки, астраханцы узнали, что же произошло:

"Как-то я купил, - писал епископ Алексей, - стопу почтовой бумаги, каждый лист которой был украшен жирной типографической печатью: "Религия - орудие угнетения трудящихся масс". Этот лозунг я искусно переделал, и у меня получилось: "Религия - орудие утешения трудящихся масс". В такой переделке бумага и защеголяла по свету, в моей деловой корреспонденции. Кому - то показалось это вольностью, и я оказался в Сызрани".

5 июня 1931 года был назначен епископом Сызранским, викарием Самарской епархии, но и здесь он пробыл недолго. Почти тут же его выслали в Сибирь, в Омск.

24 августа 1931 года он был назначен епископом Омским.

11 августа 1933 года был возведен в сан архиепископа.

24 апреля 1935 года был арестован на основании справки, составленной СПО УНКВД по Омской области, в которой говорится:

"По имеющимся в нашем распоряжении данным, проживающий в гор. Омске архиепископ ОРЛОВ Алексей Михайлович - 73 г., будучи враждебно настроен по отношению к существующему строю, сгруппировал вокруг себя единомышленников из Тихоновского духовенства и беглых людей, наиболее активными участниками являются: Топорнин Дмитрий Алексеевич, 64 л., священник Ильинской церкви; Зайцев Петр Прокопьевич - 65 л., дьякон Ильинской церкви; Перепелкин Ефим Артемович - 55 л., бывший миссионер; Жарков Николай Иванович - 50 л., бывший кулак.

Данная группа во главе с архиепископом Орловым А. на протяжении нескольких лет систематически занималась ведением антисоветской агитации, направленной против политики партии и Соввласти, распространяя провокационные слухи о предстоящей войне и неизбежности гибели Советской власти...

В связи с закрытием в г.Омске Знаменской церкви Тихоновской ориентации архиепископ Орлов под видом своих именин созвал у себя на квартире нелегальное сборище - сторонников, на котором выступал перед присутствовавшими с агитационной речью, призывая помолиться, чтобы избавить Церковь и страну от бед и напастей.

На основании вышеизложенного... арестовать по данному делу лиц... и привлечь к ответственности по ст.58-10-11 УК РСФСР..."

Через месяц с небольшим список обвиняемых пополнился бывшим священником Валерианом Михайловичем Сапожниковым, омским священником Петром Александровичем Кузнецовым и священником Степаном Авксентьевичем Шалыгиным все по той же статье. Так в недрах НКВД была сформирована группа "церковников-вредителей"

На допросах, которые продолжались до 10 июля 1935 г., владыка держался с достоинством, показал себя человеком честным, бесстрашным, полностью доверяющим своему ближайшему окружению. Из материалов допросов выяснилось, что владыка разъяснял пастве пагубность раскола и обновленчества, оказывал материальную помощь ссыльному и репрессированному духовенству, содействовал бежавшим из ссылки священнослужителям, беспокоился о материальных нуждах вверенной ему паствы, остро реагировал на взрыв в г. Омске Ильинской церкви.

10 июля 1935 г. было составлено обвинительное заключение, в котором значилось

"...ОРЛОВ Алексей Степанович, 1862г.р., ОБВИНЯЕТСЯ в том, что:

возглавлял к-р пораженческую группу духовенства Тихоновской ориентации. Сам распространял провокационные слухи о скорой предстоящей войне Японии с СССР и неизбежности гибели Сов. власти, обрабатывал верующих в пользу Японии, доказывая, что она является защитницей христианства;
распространял провокационные слухи, что в случае войны Красная Армия восстанет;
в связи с убийством Кирова говорил, что "много пострадало невинных".

22 июля 1935 г. дело было передано на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР.

25 октября 1935 года архиеп. Алексий был осужден по ст.58-10, 58-11 УК РСФСР за "участие в контрреволюционной группе" и приговорен к 5 годам ссылки, в Казахстан.

23 декабря 1936 года он прибыл в г. Мирзоян (современный Тараз). Здесь архиепископ Алексей помогал организовывать «староцерковническую» (принадлежащую к Патриаршей Церкви) общину, составлял списки ее членов, писал заявление в райисполком и давал советы по регистрации общины. Несмотря на запреты властей, по просьбам верующих совершал требы.

15 мая 1937 года был арестован Мирзоянским РО НКВД по обвинению в участии в «контрреволюционной организации церковников», и заключен в тюрьму г. Мирзоян.

Проходил по одному делу с расстрелянными в г.Чимкенте митрополитами Кириллом (Смирновым), Иосифом (Петровых) и другими священнослужителями и мирянами.

В обвинительном заключении по данному делу, вынесенном 23 августа 1937 г., владыка Алексий обвинялся в том,

"что на территории Южно-Казахстанской области Каз. ССР, отбывающими административную ссылку бывшими видными церковниками Смирновым К.И., Петровых И. и Кобрановым Е. был организован контрреволюционный центр, куда вошли значительные по количеству кадры церковников, монахов, попов, кулаков и офицеров. В основу центр ставил своей задачей организацию всех к/р сил церковников в строго законспирированное подполье для активного повстанческого выступления против советской власти в момент ожидающейся интервенции против СССР, установления Патриаршества и главы Церкви над государственной властью. С этой целью среди руководящего состава главой Русской Церкви было решено считать Смирнова Константина и о чем были поставлены в известность некоторые к/р формирования к/р организации. В разных населенных пунктах СССР, вплоть до рабочих центров, на фабриках были организованы рабочие общины, тайные монастыри, где под руководством епископов, попов и монахов проводились вербовки новых членов в к/р организацию, проводились пострижения...

Руководители центра на условные адреса регулярно получали денежную помощь из разных мест СССР от своих филиалов, которыми на местах по установке центра проводились тайные сборы средств среди верующих..."

Кроме общего обвинения было поставлено в вину:

"Орлов Алексей - организатор новых нелегальных общин в Манкенте и Мирзояне. Являлся организатором к/р ячеек, связистом между архиепископом Ташкентским Борисом Шипулиным и Иосифом Петровых. Вел к/р агитацию о скором падении Мадрида и высказывал пораженческие настроения".

На допросах владыка Алексий не отрицал, что "помогал, как духовное лицо оформить религиозную общину староцековническую, технически составлял списки лиц, входящих в общину, писал заявление в райисполком и безграмотным давал советы как нужно идти в райисполком регистрировать общину"; не отрицал, что "имел связь с архиепископом Борисом Шипулиным, который управляет Ташкентской епархией, у него состоял на учете, как служитель религиозного культа, т.к. каждый служитель религиозного культа по правилам староцерковным должен стать на учет, где бы он не находился...". Но на вопросы о его антисоветской и к/р деятельно отвечал: "Никакой а/с деятельностью я не занимался". При предъявлении обвинения заявил: "Виновным себя не признаю ни в чем".

Протокол последнего допроса занял две строчки:

"Вопрос: Вы являетесь членом к/р организации церковников и должны признаться, рассказать откровенно и подробно о своей к/р деятельности.

Ответ: От откровенных показаний отказывается, заявляет, что не знает"

26 августа 1937 года тройкой при УНКВД по Южно-Казахстанской обл. был осужден по ст.58-10,58-11 УК РСФСР за "антисоветскую деятельность" и приговорен к расстрелу.

4 сентября 1937 года был расстрелян близ города Чимкента, у Лисьей балки. В настоящее время место захоронения неизвестно.

5 июля 1958 года Президиумом Южно-Казахстанского областного суда был реабилитирован по 1937 году.

22 июня 1989 года Прокуратурой Омской обл. был реабилитирован по 1935 году.

Канонизирован на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года.
Игумен Иосиф (Марьян). Житие священномученика Алексия (Орлова)

Священномученик Александр  (Ратьковский) родился в 1870 году в селе Опросьево Ново-Ржевского уезда Псковской губернии в семье диакона Матфея Ратьковского. В 1891 году он окончил Духовную семинарию и был рукоположен в сан диакона, а в 1897 году принял сан священника. В 1906 году о. Александр был назначен в один из храмов города Торопца, где прослужил всю жизнь до своей мученической кончины.

19 марта 1931 года о. Александр был арестован в числе других православных, среди которых были епископ Великолукский Тихон (Рождественский), священники, диаконы, монахи и православные миряне, которых власти объединили в организацию, дав ей название «Усиление христианского движения».

2 апреля следователь допросил священника. На его вопросы о. Александр ответил: «Родители мои были из духовных. Отец был диаконом в Ново-Ржевском уезде, где и умер. В Торопец я приехал в 1906 году, где и служу по настоящее время. Семья у меня — восемь человек. Три сына: Анатолий служит священником в погосте Севастьянове Торопецкого уезда, ныне выслан ОГПУ, Николай — в Кременчуге, но где работает, мне неизвестно, Владимир служит в совхозе в Боровичском уезде Новгородской губернии. Четыре дочери служат на советских работах.

Священнослужителей, а также монахинь города Торопца я знаю, они сейчас арестованы, но других назвать имена и фамилии затрудняюсь. Знакомства особенного ни с кем никогда не вел, так как живу на окраине города, но по делу ко мне все же приходили. Больше сказать ничего не могу».

Отец Александр был приговорен к трем годам ссылки в Казахстан, по окончании которой в 1934 году вернулся в Торопец и стал служить в той же церкви. С его возвращением в храм церковная жизнь оживилась. Прихожане видели в вернувшемся к ним священнике исповедника святой Православной веры. Отец Александр наладил в храме уставное богослужение, монахини пели на клиросе, одну из монахинь он назначил старостой. Этого было уже достаточно для ареста.

НКВД арестовал о. Александра 23 июля 1937 года и заключил в Торопецкую тюрьму; на следующий день следователь допросил его.

— Каковы ваши взаимоотношения с епископом Иоанном Троянским и другими священниками?

— Взаимоотношения у меня с епископом нормальные, он был у меня на квартире, был и я у него на квартире по вопросам религиозного характера.

— Вам известно, что епископ Троянский, находясь в церкви, где вы служите священником, раздавал детям конфеты с целью вербовки молящихся?

— Да, признаю, что в церкви, где я являюсь священником, епископ раздавал детям конфеты, но я... не считаю это ненормальным явлением...

— Произносил ли проповеди епископ Троянский, находясь в церкви, в которой вы состоите священником?

— Да, проповеди епископа были обычным явлением, какого они были содержания, я затрудняюсь сказать, так как я в это время потреблял Святые Дары.

31 августа Тройка НКВД приговорила о. Александра к расстрелу. Священник Александр Ратьковский был расстрелян 4 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

Священномученик Михаил (Люберцев) родился 21 октября 1883 года в городе Осташкове в семье портного Сергея Люберцева. Окончил духовное училище и с 1901 по 1907 год был учителем в 4-й приходской школе в родном городе. Решив избрать для себя новое, сугубо церковное поприще, он в 1907 году поступил псаломщиком в Преображенскую церковь города Осташкова.

В 1912 году Михаил Сергеевич был рукоположен в сан диакона к одному из храмов города Старицы и прослужил здесь до 1918 года, когда, вернувшись в Осташков, стал служить в Знаменском монастыре. Нападение большевиков на Нилову пустынь, изъятие церковных ценностей из храмов Осташкова — все эти события прошли перед глазами диакона Михаила.

В конце двадцатых годов усилилось гонение на Православную Церковь. В 1931 году ОГПУ арестовало епископа Великолукского Тихона (Рождественского) и вместе с ним духовенство Великих Лук, Торопца, Осташкова, насельников Ниловой пустыни, многих монахинь и послушниц, всего — сто девяносто одного человека: девяносто девять священноиноков и монахов, двадцать пять — белых священников и диаконов и шестьдесят семь мирян — из крестьян, офицеров царской армии и дворян. Диакона Михаила арестовали 19 марта 1931 года. Арестованных обвиняли в том, что они, вопреки распоряжению советских властей, закрывших все монастыри в области, организовали нелегальный монастырь, который высоким идеалом христианского подвига стал привлекать многих мирян, а также и в том, что они организовали кружки для школьников для изучения Закона Божьего, создали сестричества, которые действовали в Великих Луках, Торопце и Осташкове, причем среди членов сестричеств широко распространялась богословская литература. Желая придать обвинениям политический характер, власти заявили, что их религиозная деятельность привела к развалу колхозов в этих районах.

Диакон Михаил был приговорен к трем годам ссылки в Северный край. Тюремное заключение и ссылка не сломили его дух, но, наоборот, укрепили в нём веру и упование на Бога. Несмотря на то что у него была большая семья — три сына и две дочери (младшим детям было шесть и десять лет), он был полон решимости служить Богу и святой Православной Церкви до конца.

Из ссылки он вернулся в 1934 году и был рукоположен в сан священника к Успенской церкви в селе Щучье Осташковского района, где прослужил до мученической кончины в 1937 году.

Власти пытались ограничить благодатное влияние Церкви только стенами храма, всячески препятствуя священнику ходить с молебнами по дальним деревням своего прихода, исповедовать и причащать тех, кто не мог дойти до храма. Однако всех таковых о. Михаил посещал, ходил по деревням с крестными ходами и служил молебны в домах и в полях. Для своих духовных детей, прихожан, он был подлинным пастырем и душепопечительным отцом. Но не желая, чтобы его упрекали в том, что он действует, не попытавшись получить разрешение исполкома, он шел испрашивать его к властям, но почти всегда получал отказ.

18 июня верующие одной из деревень прихода обратились в сельсовет за разрешением на службу молебнов в их домах и на крестный ход с иконами в день Троицы. Сельсовет в этой просьбе верующих отказал. 22 июля о. Михаила вызвали в правление колхоза, где председатель сельсовета в присутствии колхозников стал предлагать священнику подписаться на заём.

— Подписаться на заём — это дело хорошее, — ответил священник. — Но вот мне хлеба в кооперативном магазине не продают. Мне не разрешают ходить по приходу с молебнами. А кроме того, я и так плачу очень большой налог... Но все же, я подпишусь на заём, но с условием, если вы мне разрешите совершать богослужения в домах. Например, 2 августа, на Ильин день, в деревне Лукьянове.

— Хорошо, — ответил председатель сельсовета, — пусть желающие граждане подадут по этому вопросу заявление, и сельсовет его разберет.

В тот же вечер о. Михаил позвал к себе одного из членов двадцатки и сказал:

— Представляется возможность снова просить о разрешении служить молебны по домам и о крестном ходе с иконами на Ильин день, но для этого нужно, чтобы верующие подали заявление в сельсовет. Когда придешь в сельсовет, то скажи, что если они разрешат служение молебнов, то все верующие подпишутся на заём.

Заявление было написано, подписи собраны, и все документы поданы уже на следующий день, 23 июля, но сельсовет в просьбе отказал. На другой день сотрудник НКВД подал документы на арест священника. В них он писал: «Являясь контрреволюционно настроенным, Люберцев проводил контрреволюционную агитацию, направленную к срыву проводимых мероприятий в деревне, выступил с агитацией против займа, агитируя колхозников подписываться на заём в том случае, если сельский совет разрешит совершать богослужение с хождением с иконами по деревням».

В тот же день о. Михаил был арестован и заключен в Осташковскую тюрьму. В качестве вещественных доказательств его преступлений из его дома были взяты книга сочинений святого праведного Иоанна Кронштадтского и двенадцать иллюстраций к Священной истории.

На следующий день следователь НКВД допросил священника. Отец Михаил держался в тюрьме и на допросах бесстрашно и свободно и на вопрос следователя, признает ли он себя виновным, ответил, что никоим образом не признает. Был вызван один из членов сельсовета, который показал: «Мне известно, что Люберцев говорил, что нужно добиться, чтобы сельсовет считался с верующими и что верующие должны крепко стоять за веру». Вызвали члена двадцатки, ходившего в сельсовет, который сказал: «Люберцев часто призывал верующих стоять за веру и защищать Церковь от нападок. По вопросу о положении с колхозами Люберцев часто говорил, что не надо терпеть и ждать, когда изменится жизнь к лучшему. Помню, что однажды, примерно в конце апреля месяца сего года, перед Пасхой, на заданный Люберцеву вопрос о войне, он пояснил, что война скоро будет, а кто победит — фашисты или СССР, сказать трудно, так как победа СССР над фашистами будет зависеть от того, как крестьяне пойдут защищать СССР».

Один из колхозников, вызванный на допрос, показал: «В июне месяце стояла большая засуха и не было дождя. Люберцев стал вести работу среди верующих, обрабатывая их в контрреволюционном духе и заявляя, что нужно добиться разрешения организовать по деревням ход с иконами и просить Господа Бога, как говорил Люберцев, о послании дождя. Сельсовет, конечно, в этом отказал. Тогда Люберцев повел контрреволюционную агитацию, говоря, что нет дождя потому, что прогневали Господа Бога, и что за попирание веры будут все жестоко наказаны. Помню, что мне пришлось случайно услышать, как Люберцев среди верующих по вопросу о войне говорил, что скоро будет война и что в этой войне много погибнет людей».

31 августа Тройка НКВД приговорила о. Михаила к расстрелу. Священник Михаил Люберцев был расстрелян 4 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".
Тверь, Издательство "Булат", т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

прпмчч. Иларион (Цуриков)
Год рождения 1856
День рождения 8
Месяц рождения 4
Место рождения Воронежская губ., Острожский у., с.Кривополяны
иеромонах
Родился в крестьянской семье.брат монахини
Магдалина (Цурикова Наталия Федоровна)
В 1913г. был вывезен с Афона по делу имябожников, был судим, как написал
о.Иларион в анкете, "Трибуналом военно-полевого суда и приговорен к смертной
казни за Имя Божие, освобожден за недоказанностью"После 1924г. переехал на хутор Соленый, где проживал вместе с афонским монахом
о.Иоанном (Лаба)
Был арестован вместе с о.Иоанном (Лаба) по обвинению в том, что "шли против советской власти и
держались за старое"
Статья ст.58-10 УК РСФСР
Приговор=3 года ссылки в Нарымский край
После освобождения из первой ссылки о.Иларион поселился вместе о.Иоанном (Лаба)
в горах на пасеке
Был арестован вместе с о.Иоанном (Лаба) и им было предъявлено то же обвинение,
что и при первом аресте
Статья ст.58-10 УК РСФСР
Приговор=3 года ссылки в г.Кзыл-Орда
После освобождения из второй ссылки поселился в г.Мирзояне, куда к нему
позднее приехали его сестры монахини Магдалина и Гавриила. Туда приехал из
ссылки и о.Иоанн (Лаба), с которым они совершали регулярно богослужения.
Свидетель по делу иеромонаха о.Илариона говорил, что познакомился с ним в
1936г. Он ему рассказал, что "он монах с Афона, проживает в Мирзояне и как
ушел с Афона 20 лет скитался и его преследуют за "Имя Божие", когда они были
на Афоне, то раскололись на имяславцев и имяборцев и он является имяславцем,
дал мне одну книгу об этой секте почитать и других религиозных течениях,
говорил, что вот прочтешь, узнаешь, за что мы боремся и за что другие борются.
После этого я к нему еще два раза приходил, вели беседы о религиозных
течениях. Цуриков в своих беседах защищал Патриарха Тихона. что он пошел
правее и что православная вера должна восстановиться сама по себе независимо
от религиозных течений, вера ослабла и сейчас гонятся только за наживой... Я
ему иногда приносил хлеб. Он спрашивал меня как идут дела в общине
обновленческой, я ему говорил. что ничего, после этого он говорил мне: "Ну,
молись. Пришло время обуздать народ, вот эта власть истинная и обуздает".
Иеромонахов Илариона и Иоанна до сего дня помнят и почитают православные в
г.Таразе. По воспоминаниям жительницы г.Тараза: "В г.Мирзояне в 1930-е годы
было много ссыльных, не имевших крыши над головой и мои родители Иоанн и
Татиана, будучи глубоко религиозными людьми и желая угодить Богу, принимали их
в своем доме. Мама молилась Богу, чтобы в дом хоть бы однажды пришли
священники или монашествующие. Однажды в ворота постучали, она открыла и
увидела двоих монахов. Они сказали ей: "Татьянушка, ты нас звала, мы пришли к
тебе". Это были сосланные в Мирзоян афонские монахи Иларион и Иоанн. и они
остановились у нас. Это было в 1936г. У о.Илариона и о.Иоанна был антиминс и
они тайно служили в нашем доме Литургию. Потом отец построил во дворе келью для
о.Илариона и он весь Великий пост провел в затворе, вкушая в день одну
просфору с водой. Спал он на полу на оленьей шкурке. Отец хотел поставить ему
кровать с матрасом, но о.Иларион сказал: "Я буду спать на мягком и на молитву
просплю". К о.Илариону иногда приходила родная сестра Наталия... Про старцев
скоро узнали многие горожане и стали приходить к ним за молитвой и советом, но
они принимали не всех. Отслужив Литургию на Троицу (20.0671937г.) они сказали:
"Последний раз мы у Вас служили. Скоро нас арестуют и расстреляют". Мама
говорила: "Отец Иларион, мы Вас спрячем или увезем куда-нибудь". "Нет, -
говорит, - не надо. Мы хотим получить мученические венцы..."
26/08/1937
Обвинение "участие в к/р организации, руководитель тайного монастыря, пораженческая
агитация"
Статья ст.58-10,58-11 УК РСФСР
Приговор=высшая мера наказания - расстрел
Групповое дело "Дело архиепископа Алексия (Орлова) и др. г.Чимкент, 1937г."
На следствии не признал себя виновным в участии в контрреволюционной
организации.
23 августа 1937г. по делу N723, по обвинению митрополита Кирилла (Смирнова),
митрополита Иосифа (Петровых), архиепископа Алексия (Орлова) и других было
вынесено обвинительное заключение, в котором кроме стандартных обвинений в
контрреволюционной деятельности, было обвинение: "Цуриков Иларион и Лаба Иван -
руководители тайного монастыря в Мирзояне, находились под руководством
Кобранова и Кирилла Смирнова. Вели к/р агитацию о скором падении советской
власти и восстановлении буржуазного строя, производили тайное пострижение в
тайное монашество"
расстрел
Место Южно-Казахстанская обл., г.Чимкент, Лисья балка
Место захоронения Южно-Казахстанская обл., г.Чимкент, Лисья балка
В настоящее время место захоронения неизвестно
канонизирован Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

Использованы материалы: Архив ДКНБ по Южно-Казахстанской обл. Д.02455.

Преподобномученик иеромонах Иерофей (Глазков)
Год рождения 1889
День рождения 27
Месяц рождения 10
Место рождения Вологодская губ., Вологодский у., Лежская вол., д.Панкратово
иеромонах
Родился в крестьянской семье. Окончил курс земского начального училища
Должность=послушник (с 1914г.)
Год начала 1908
Год окончания 1919
Когда Никандру исполнилось 19 лет, он поступил в число братии Павло-Обнорского
монастыря. В обители проходил послушание хлебопека и пономаря
монах
Иерофей
1919
Место Вологодская губ., Грязовецкий у,. Ростиловская вол., Троицкий Павло-Обнорский монастырь
Был пострижен в мантию с именем Иерофей (освященный Богом) в память
священномученика Иерофея, епископа Афинского
иеродиакон
1920
Место Вологодская губ., Грязовецкий у,. Ростиловская вол., Троицкий Павло-Обнорский монастырь
Кто рукоположил архиепископ Вологодский Александр (Трапицын
Должность=ризничий с 1921г. по 1924г.
Год начала 1920
Год окончания 1925
Тяжело переживал монах разорение и закрытие монастыря:
     "Но вот появились недобрые люди,
     Разрушили этот прекрасный цветник,
     Все вырвано с корнем насильственно грубо,
     И вот, как сиротка, обитель стоит", - писал он в одним из своих
стихотворений
иеромонах
1925
День 25
Месяц 5
Место Ярославская о., г.Любим
Кто рукоположил епископ Любимский Сергий (Мельников)
В 1925г. перемещен в Ярославскую епархию и рукополежен в иеромонаха
иеромонах
Должность=настоятель
Год начала 1925
Год окончания 1930
././1930
Обвинение "антисоветская деятельность"
Статья ст.58-10 УК РСФСР
Приговор=5 лет концлагерей
ИТЛ
Год начала 1930
Год окончания 1935
Срок наказания отбыл
Ярославская о., г.Любим, кладбищенская церковь Введения Пресвятой Богородицы
иеромонах
Год начала 1935
Месяц начала 3
Год окончания 1937
После возвращения из лагеря был определен митрополитом Ярославским и
Даниловским Павлом (Борисовским) на прежнее место служения. Отец Иерофей,
будучи истинным пастырем и монахом - воином Христовым, "был верен до смерти"
(Откр. 2,26). В проповедях он открыто обличал безбожную власть, пророчески
предрекая ее конец, грядущую войну. Он уделял много внимания молодежи,
призывал верующих сплотиться вокруг Церкви, прославлял новомучеников, убиенных
безбожной властью.
Ярославская о., г.Любим
Год ареста 1937
День ареста 28
Месяц ареста 7
При допросах от о.Иерофея требовали показаний о знакомом духовенстве. Дать их
иеромонах категорически отказался
тройка при УНКВД СССР по Ярославской обл.
19/08/1937
Обвинение "активный участник контрреволюционной группы, распространял слухи о войне,
гибели соввласти, вел к/р агитацию среди верующих, восхвалял врагов народа и
троцкистов"
Статья ст.58-10 УК РСФСР
Приговор=высшая мера наказания - расстрел
Виновным себя признал, но, как записано в обвинительном заключении, "пояснить
отдельные факты и выдать соучастников отказался"
1937
День 4
Месяц 9
расстрел
Место Ярославль
Место захоронения неизвестно
канонизирован Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, 13-16 августа 2000г.

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Кор. 4, 17-5, 5; Мф. 24, 1-13). "По причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь". Любовь уничтожается беззакониями; чем больше грехов, тем меньше любви. Где все грехи, там не ищи любви. Стало быть, кто взыщет распространения любви и сокращения не-любви, тот должен позаботиться об умалении грехов и сокращении области грехолюбия. Вот настоящее начало гуманности! Приняв его, надо принять и все способы, какими можно противодействовать греху. Грехи во вне плод внутренней греховности. Внутренняя же греховность вся коренится на эгоизме с его исчадиями. Следовательно, гуманистам надо в закон себе взять такие порядки, какими подавляется эгоизм, а эгоизм сильнее всего подавляется недаванием себе воли. Не давай себе воли и скоро одолеешь эгоизм. Напротив, какие хочешь употреблять средства против эгоизма, ничего не сделаешь с ним, если будешь давать свободу воле. Отсюда следует, где ищут волюшки во всем, там ищут расширения эгоизма и иссякновения любви, ищут большего зла. А между тем, таков дух нынешнего времени - и зло растет.

****************************************************************************************************************************************
Ты куплен дорогой ценой

  "И сосуд развалился"
(Иерем. 18, 4)

Возлюбленный брат или сестра, так ли это? Развалился ли сосуд - негоден он? Нет, он не выброшен вон руками Горшечника! Он держал сосуд в Своей руке, уж это одно должно нас утешить. В нашей немощи, в нашей скорби, в неизвестности, окружающей нас, все же мы все время находимся в руках Того, Кто ошибиться не может.
Всякий другой бросил бы развалившийся сосуд как ненужный, но Горшечник этого не сделает. У Него есть Свое, тайное назначение и для развалившегося сосуда - назначение любви и милосердия, которого он должен достигнуть. "Положись на Господа и надейся на Него" (Пс. 36, 7). Если ты как будто и никому не нужен, в Его глазах ты "куплен дорогой ценой" - ты Ему дорог! Оттого Он и трудится над тобою постоянно. Своею рукой, Своими путями тебя очищает, испытует, усовершенствует.
Мы не можем знать теперь Его намерения и Его цели относительно нас, но "Он опять сделал другой сосуд, какой Ему угодно было сделать" (Иерем. 18, 4). Сосуд упраздненный Он назначает для Своего употребления. Он наполнит его Своею славой для временной и для вечной жизни. Его божественный образ будет отражаться в этом сосуде навеки. Не дивны ли пути Его!
Бросимся же израненные, разбитые к Его ногам, прося Его исполнить над нами Свою святую волю, какова бы она ни была! В Его руках мы всегда будем в безопасности. Пусть бушуют над нами волны житейские, пусть свирепствуют бури и невзгоды. "Твердого духом Ты хранишь в совершенном мире, ибо на Тебя уповает он" (Ис. 26, 3). Да укрепит нас эта мысль в настоящем и в будущем.

из истории:
В 1883 г. во Франции (близ Парижа) умер писатель Иван Сергеевич Тургенев (род. 28 октября 1818 г.), похоронен в Петербурге
В 1943 г. состоялась встреча Сталина с тремя высшими иерархами Русской Православной Церкви, обозначившая поворот в церковной политике советского государства
В 1951 г. в Сан-Франциске началась конференция, завершившаяся (8 сентября) подписанием мирного договора западных держав с Японией
и ее отказом от всяких претензий на Курильские острова, Южный Сахалин и др. территорий, доставшихся ей по Портсмутскому миру 1905 года

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … =12#p11614
Слава Богу за все!

0

7

Во славу Божию и на пользу ближнего !

5 Сентября  -Память: СМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ!!!!   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=3#p11669




6 Сентября  -Память:

Сщмч. Евтихия, ученика ап. Иоанна Богослова (I).
Святой Евтихий происходил из города Севастополя (С именем Севастополя (или Севастии) известно в древности несколько городов; какой именно Севастополь разумеется в данном случае, – неизвестно.). Услыхав о благовестии имени Христова, он оставил своих родителей и друзей и пришел к возлюбленному ученику и Апостолу Иоанну Богослову; всюду следуя за ним и подражая его житию, святой Евтихий поучался от него премудрости божественной и почерпал от него, как от источника, благодать Божию. Преисполнившись ревности апостольской, святой Евтихий мужественно искоренял обольщение бесовское. Встретив святого Апостола Павла, Евтихий стал его спутником и много потрудился вместе с ним, проповедуя Евангелие и мужественно перенося все злоключения; посему сей святой Евтихий и считается учеником того и другого, – и Евангелиста Иоанна Богослова и святого Апостола Павла.
Сей Евтихий сопричислен также к числу меньших Апостолов и именуется Апостолом, хотя и не обретается в числе семидесяти Апостолов; почтен же он наименованием Апостола потому, что потрудился со старейшими Апостолами, благовествуя имя Господа нашего Иисуса Христа, а также и потому, что сими старейшими Апостолами был поставлен в епископа для служения слову (проповеди) и приношения жертвы, и, наконец, потому, что с проповедью имени Христова прошел многие страны и притом не только вместе с прочими Апостолами, но и один. Впрочем, он проповедовал Евангелие не один, так как всегда имел своим спутником ангела Божия, который укреплял его и предсказывал ему обо всём, имевшем с ним случиться. Сей Апостол Христов всюду переносил с терпением и заключение темничное, и побои, страдая мужественно за Господа своего.
Однажды, когда святой Евтихий был заключен в темницу и томим голодом долгое время, ему был послан с неба хлеб от Бога; этот хлеб был принесен невидимою рукою; вкусив сего хлеба, Апостол Христов настолько укрепился, что вменял ни во что все мучения, коим его предавали.
В другой раз, когда он был повешен нагим на мучилищном дереве и был терзаем железными орудиями, от чистого тела его истекло с кровью благовонное миро и наполнило воздух благоуханием.
Потом, когда святой Апостол был брошен в горящий костер, внезапно послышался гром с неба, затем нисшел большой дождь вместе со снегом (градом) и погасил огонь, а святой остался живым и невредимым и прославил Господа.
Святой отдан был также на съедение зверям, но они сделались кроткими, как овцы, при виде его; но что всего замечательнее: лев, выпущенный на него, говоря человеческим голосом, прославил во всеуслышание величие Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа и весьма изумил и даже привел в ужас всех, смотревших на зрелище.
Но что удивительного? Тот, Кто мог в древности открыть уста Валаамовой ослице (Числ.22:28-31), так что она изрекла по человечески, разве не мог открыть уста льва, чтобы он проглаголал человеческим языком, на обличение и постыжение нечестивых и на прославление всемогущей силы Своей? Один и Тот же Господь присутствовал и чудодействовал и здесь, и там.
Что касается того, как святой Апостол Евтихий окончил свой подвиг, то известно, что он был приведен связанным из Ефеса в свое отечество Севастополь и здесь скончался. Служба же, положенная ему в Минее, упоминает о роде смерти его, именно: он был усечен мечом во святую главу, которую Боги и увенчал благолепным венцом победы (по изложению Димитрия Ростовского)
Кондак, глас 3:
Апостолов сопрестольник, и святителей красота быв Евтихе, мученически прославился еси, просиял еси яко солнце, всех просвещая, и разорил еси безбожия нощь глубокую. Сего ради тя почитаем, яко божественнаго воистинну священнотаинника Христова.
Тропарь,глас 4
И нравом причастник,/ и престолом наместник апостолом быв,/ деяние обрел еси, богодохновенне,/ в видения восход,/ сего ради, слово истины исправляя,/ и веры ради пострадал еси даже до крове,/ священномучениче Евтихе,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим.

Перенесение мощей свт. Петра, митр. Московского, всея России чудотворца (1479).
http://i068.radikal.ru/0909/01/6efaf081c236.jpg
Святитель Петр родился около 1260 г. в знатной боярской семье, на Волыни. Перед его рождением мать его увидела во сне, что она держит на руках агнца, а между рогами его растет дерево, покрытое цветами, плодами и горящими свечами. Семи лет дитя начало учиться грамоте, но вначале безуспешно, пока наконец во сне неизвестный не коснулся его уст. После этого сна он стал хорошо учиться.
В 12 лет будущий святитель поступил в монастырь. Руководился он «Лествицей» прп. Иоанна и особенно прилежал к смирению и послушанию. Начало его иноческого пути было очень трудным: он исполнял тяжелые работы на кухне, обрабатывал землю, мыл братские власяницы. В то же время он изучил иконопись.
По довольном испытании старец его благословил ему поселиться на безмолвии на берегу реки Рати, где он создал Преображенский монастырь.
Монастырь этот посетил митрополит Киевский и Владимирский Максим (память его 6 дек.), и игумен Петр поднес ему икону Богоматери своего письма, именуемую Петровской, хранившуюся до наших дней в Успенском Кремлевском соборе в Москве. Сохранились и другие иконы его письма.
По кончине митрополита Максима возник вопрос, кому быть митрополитом Российским: галицко-волынский князь Юрий Львович послал в Царьград ставиться своего избранника — игумена Ратского монастыря Петра, а вел. князь тверской и владимирский — тверского игумена Геронтия. Игумен Петр прибыл первым, а игумена Геронтия задержала буря. Во время ее явилась ему Богородица и сказала, что митрополитом должен быть Петр. То же самое было открыто и Патриарху Афанасию. Митрополит Петр получил титул Киевского, но Киев лежал в развалинах, и он, подобно своему предшественнику, перенес свою кафедру во Владимир.
В самом начале своего служения святителю Петру пришлось пережить большие скорби: на севере были недовольны поставлением южнорусского игумена и на него были возведены тяжкие обвинения. Дело это разбиралось на Соборе и окончилось полным оправданием нового митрополита и посрамлением его недругов. Но святитель Петр отнесся к ним с такой любовью, что сразу же завоевал всеобщее уважение.
Кроткий и мягкий, когда дело касалось лично его, святитель Петр был строг в церковном управлении. Для блага своей паствы он совершил большое путешествие по всей Руси; он был и в Золотой Орде, где добился разных льгот для духовенства. В его время среди язычников-татар стало распространяться магометанство: эту веру принял сам хан Узбек. Один из проповедников ислама, называвший себя Сеидом, тоже потомком Магомета, появился среди русских. Святитель Петр лично выступил против него и победил его силой своего слова. Больше всего огорчали святителя раздоры между князьями. Всячески старался он умиротворить их. Раз он приехал для этого в Брянск и чуть не был убит. Но тяжелее всего для него была распря князя Михаила Ярославича тверского (память его 22 нояб.) с племянником его, князем Георгием Данииловичем московским, по проискам которого у князя был отнят его титул, а сам он был убит.
Однако же святитель провидел, что объединит Русь Москва. Он часто посещал этот небольшой и незначительный тогда еще городок. Местный князь Георгий Даниилович постоянно отлучался и поручал правление брату своему, князю Иоанну, прозванному народом за его нищелюбие Калитой (калита — кожаный мешок для денег). С этим князем митрополит Петр очень сблизился, часто беседовал с ним о церковных делах, о будущем Москвы и предсказал ему грядущее величие его рода. Он хотел перенести свою кафедру в Москву, где князь Иоанн построил для его временных посещений дом; но для этого нужно было сперва воздвигнуть кафедральный собор, и, по мысли митрополита, в 1326 г. был заложен в Московском Кремле Успенский собор. В основании его, у жертвенника, святитель устроил для себя гроб.
После этого князь Иоанн увидел во сне необычайно высокую гору, покрытую снегом; снег этот быстро растаял, а потом исчезла и гора. Святитель объяснил князю, что растаявший снег предвозвещает его близкую кончину, а гора — самого князя. Было и откровение свыше самому святителю о его близкой кончине, но не известно какое.
Вскоре после этого он скончался на молитве во время вечерни — 21 декабря 1326 г.
Князя в это время в городе не было. Когда он вернулся, тело почившего было перенесено священниками в Успенский собор и там погребено при громадном стечении народа. Во время этого шествия один инославный христианин увидел, что святитель сидит в гробу и благословляет народ на обе стороны. Исцеления начались тотчас же.
Через год (1327) Успенский собор был закончен и освящен. Новый митрополит Феогност был во всем верен памяти и заветам почившего. Он остался жить в Москве, непрестанно молясь у гроба его, и сам был свидетелем многих чудес. Обо всем этом он донес Вселенскому Патриарху и получил повеление причислить новоявленного чудотворца к лику святых. Святые мощи святителя Петра трижды обретались нетленными: в 1382 г., во время нашествия хана Тохтамыша, когда гроб его обгорел; в 1477 г., когда обрушились стены собора, и в 1479 г., когда Успенский собор был вновь воздвигнут в настоящем его виде итальянским зодчим Аристотелем Фиораванти. Через два года строившийся храм обрушился. Мощи святителя были засыпаны, но не повредились. Великий князь Московский Иоанн III вызвал из Италии выдающегося зодчего Аристотеля Фиоравенсти, под руководством которого 17 апреля 1475 года был заложен новый Успенский собор. Мощи святителя Петра были на время поставлены в храме во имя преподобного Иоанна Лествичника (по другим источниками — под Ивановскую колокольню). 12 августа 1479 года новый Успенский собор был освящен. 24 августа честные мощи святителя Петра митрополитом Геронтием (1473-1489) с епископами, великим князем Иоанном Васильевичем (1440-1505) и его сыном Иоанном (1458-1490) были торжественно перенесены в новый собор и поставлены на прежнем месте. В этот день было установлено празднование в честь перенесения мощей святителя Петра, Московского и всея России чудотворца (прежнее празднование 1 июля было отменено).
Сохранились два поучения святителя Петра к пастве, касающиеся семейной жизни. Житие святителя Петра было написано преосвященным Прохором, епископом Ростовским, рукоположенным самим святителем, а также митрополитом Киприаном.
(Монахиня Таисия. Русские Святые)
Честное тело св. Петра митрополита по преставлении его положено было в Московском соборном храме Успения Богородицы, близ св. жертвенника, - на месте, самим святителем приготовленном. Гроб свято-почившего со дня преставления его сделался прибежищем для верующих; к раке св. Петра православные христиане притекали для молитв, с благоговением лобызали ее и получали благодатную помощь. В 1380 году св. Петр митрополит в ночь пред битвою Донскою явился и видим был на воздухе с златым жезлом, которым поражал врагов отечества. В таком же виде явился св. Петр в 1395 году и претил нападать на Москву Тамерлану. По сим явлениям для защищения отечества от врагов св. Петр в Русских летописях называется заступником Русской земли. Цари и патриархи в грамотах своих называли св. Петра великим чудотворцем. Слава сего первого из митрополитов московских чудотворца распространилась уже во всех концах России, когда честные и многоцелебные мощи его, по случаю построения в Москве нового обширнейшего Успенского, вместо ветхого храма, 146 лет стоявшего, в XV столетии обретены были нетленными. В 1472 году, по воле великого князя Иоанна III Васильевича и по благословению Московского митрополита Филиппа, с благоговением открыли надгробницу св. Петра митрополита, и св. мощи его, по словам летописи, «яко свет сияху», а гроб в котором они почивали, распался от огня, в пожар во время взятия Москвы Тохтамышем; при сем случае Тохтамыш раскрыл гроб св. Петра, чая нечто сокровенно в нем. По устроению в новосозидаемом храме кивота для мощей святителя был совершен и навсегда установлен праздник перенесения честных мощей, иже во святых отца нашего Петра митрополита и чудотворца всея России.
По случаю же падения новосозидаемого храма, в котором мощи святителя находились, они вторично перенесены были в 1475 году на время в церковь Иоанна Лествичника, и по совершенном сооружении Успенского собора, в 1479 году в третий раз перенесены сюда и положены под спудом. После этого перенесения мощей св. Петра, праздник перенесения их установлен в 24 день августа.
По установлении сего праздника Пахомий Сербянин, инок Троицкого Сергиева монастыря, по поручению начальства в конце ХV века написал два канона на перенесение мощей святителя Петра.
В 1547 году, после пожара, истребившего в Москве почти все кремлевские здания и разрушившего кровли и паперти Успенского собора, мощи св. Петра перенесены были в Чудов монастырь и по возобновлении собора положены в нем в новую золотую раку, устроенную Иоанном Васильевичем IV в 1555 году по случаю рождения у него царевича Иоанна.
В святцах наших, напечатанных в Москве 1648 г., под 4 числом августа замечено: «святитель Петр митрополит явился благочестивой царице Анастасии, не повелевая никому же гроб свой раскрывати никогда, и повеле ей своею печатию раку свою запечатлети, и того дня установиша праздник сей праздновати».
Во время обладания Москвы Поляками золотая рака святого Петра митрополита рассечена была на части, которые разделены между святотатцами. Мощи положены были под спудом в новую деревянную раку, окованную серебром. Из патриаршего устава видно, что на праздник святителя Петра 1679 - 1684 годов приносили в Успенский собор часть мощей его от патриарха и клали на налой или на гробницу святителя. До 1812 года они лежали под спудом запечатанные и запертые. Наполеон расторгнул гробницу, вероятно с таким же святотатственным умыслом, как и Тохтамыш. С дозволения Святейшего Синода преосвященный Августин Московский торжественно открыл святые мощи Петра митрополита, при освящении первой придельной церкви Успенского собора, где они почивают.
Церковь в своих песнопениях день перенесения мощей святителя Петра называет всечестным праздником, веселящим императора и люди. «Яко врача преизрядна и источника чудесам обильна, днесь сошедшеся любовию духовные твоя чада в перенесение честных мощей твоих, архиерея Петра, молим тя: моли Христа Бога, даровати честным твоим перенесением императору нашему на враги победительная».
По явлении и перенесении мощей святого Петра митрополита летописи называют его новым чудотворцем и показывают в православных возрастающее к нему благоговение. Пред гробом его цари молятся с подданными при венчании своем на царство; во дни бедствий православные христиане и цари прибегают к чудотворцу с молитвою о помощи и заступлении, как к великому светильнику и хранителю Церкви и отечества. Все предметы, бывшие у св. Петра митрополита, как-то: крест, коим некогда благословил он Иоанна Калиту, саккос, иконы, панагия и архипастырский жезл или посох, по преставлению святителя сделались священными и высокими памятниками для православных христиан.
( по изложению Филарета Черниговского)
Тропарь,глас 4
Наста днесь всечестный праздник/ пренесения честных мощей твоих, святителю Петре,/ веселя изрядно твое стадо,/ и верное отечество, и люди,/ о нихже не оскудевай, моляся Христу Богу,/ еже от Него дарованней ти пастве сохранитися от враг ненаветованней// и спастися душам нашим.
Кондак,глас 8
Яко врача преизрядна и источника чудесем обильна,/ днесь сошедшеся любовию, духовная твоя чада,/ в пренесение честных мощей твоих,/ архиерею Петре, молим тя:/ моли Христа Бога даровати честным твоим пренесением/ верному воинству нашему на враги победительная,/ да твоими к Богу молитвами находящих зол избавльшеся,/ радостною душею и веселием сердца/ благодарная ти воспоем, глаголюще:// радуйся, отче Петре, архиереев и всея Российския земли удобрение.

Мч. Татиона (305).
Сей святой мученик был родом из Мантинея, находившегося в Клавдиопольской митрополии и Гонориадской епархии(Мантиней и Клавдиополь находились в Гонориадской области северо-западной малоазийской римской провинции Вифинии. Митрополиями у греков назывались главные города провинций, а епархиями – города провинциальных областей. Мантиней в административном отношении находился под властью Клавдиопольского игемона и Гонориадского епарха.). Схваченный язычниками за то, что веровал во Христа, он приведен был в город Клавдиополь к правителю города Урбану и на допросе объявил себя христианином, за что и заключен был в темницу. После сего он был подвергнуть вторичному допросу и так как неизменно пребывал в Христовой вере, то его сперва избили палками, а потом стали строгать по телу железными орудиями, после чего снова избили и стали влачить по городу. Достигши городских ворот, святой мученик оградил себя знамением креста и в это время услышал свыше голос, который благовествовал ему радостное будущее, после чего предал дух свой Господу

Мц. Сиры, девы Персидской (558)
При царе персидском Хосрое Старшем, в двадцать восьмой год царствования его, в Персии явилась, как некий чистейший жемчуг в море, святая девица Сира, просиявшая красотою веры христианской и прославившаяся великими страдальческими подвигами за имя Христово.
Святая Сира родилась в городе, называвшемся Керх-Селевкия, и происходила из нечестивого рода. Отцом ее был жрец идольский, весьма уважаемый (язычниками) волхв; он был долгое время судиею и начальником сонма волхвов и жрецов персидских; он хорошо знал учение древнейшего архиволхва Зороастра, первого знатока астрологии (звездочетной науки) в Персии. Сей волхв, отец святой девицы Сиры, весьма ненавидел христиан и весьма опасался того, как бы его дочь не узнала о христианстве и не познакомилась бы с христианскими девицами. Ибо тогда в Персии было весьма много христиан (как и вообще их было весьма много по всей Азии под властью агарян), несмотря на то, что их весьма притесняли и преследовали. По этой причине(желая предохранить Сиру от христианского влияния), отец и отдал ее по смерти матери в другой город, называвшийся Фарсом (в этом городе весьма сильно распространено было волшебство) к некоей родственнице своей женщине-волшебнице, дабы она воспитала ее в нечестивых обычаях языческих.
Когда отроковица начала приходить в разумение, то была обучена волшебству и посвящена мерзкому идольскому служению, именно: ей поручено было совершать бесам некие тайные жертвы, называвшиеся язычниками "Иасф" и считавшиеся ими за чистые жертвоприношения.
Всё это говорится о святой девице Сире для того, чтобы было известно, в каком помрачении и обольщении бесовском находилась она и от сколь великой тьмы она перешла к свету познания веры истинной, избежав сетей диавольских.
Когда Сира пришла уже в совершенный возраст и основательно изучила всё волшебное искусство, – ибо уже служила мерзким богам персидским в сане жрицы, – путь спасения устроился так.
По промышлению и изволению Божию, она познакомилась с некоторыми бедными христианскими женщинами и от них услышала впервые о Христе Господе, Боге истинном; потом она начала подробнее расспрашивать их о христианской вере, о ее догматах и о всем учении христианском, а также и о жизни христиан; и всё то, что слышала от них, взвешивала в уме своем, сравнивая веру христианскую с персидскою и находя между тою и другою великое различие. Ибо всё то, что относилось до персидской веры, она начала считать ложным и мерзким, всё же, касавшееся веры христианской, – праведным и чистым; тогда у нее явилось твердое намерение оставить нечестие персидское и присоединиться к христианам. Желая еще более основательно ознакомиться с христианским благочестием, она начала тайно приходить в храмы христианские, слушала там чтение и пение церковное и поучения от слова Божия и внимательно присматривалась к благочинному и благоговейному совершению служб церковных. Мало-помалу она весьма полюбила веру христианскую, и ей понравился образ жизни христиан. Тогда она начала осторожно подражать христианам пощением и умерщвлением тела своего. Ей было уже восемнадцать лет от роду, и она более всего опасалась того, как бы ее не отдали в замужество и не обременили бы ум ее житейскими попечениями. Посему она не показывалась на глаза людей (язычников), не водила знакомства с славными и богатыми девицами и женщинами персидскими, но избегала их, сторонясь беседы и трубы с ними; к христианским же девицам и женам часто приходила и беседовала с ними о рождении Христа от Пречистой Девы, о всех чудесах Его, о Его вольном страдании и смерти, о Его воскресении и вознесении с полотью на небеса, о будущем страшном суде, о воздаянии праведным и о муках грешников. Всему, что слышала от христианских девиц, она веровала без сомнения, запечатлевая всё, сказанное ими, в сердце своем, умиляясь душою и возгораясь всё более и более любовью ко Господу. Она запиралась в своей комнате, читала христианские книги, привыкала к молитве и псалмопению и молилась единому истинному христианскому Богу, посыпая пеплом главу свою. Так долгое время подвизалась она, храня втайне веру христианскую. Ибо она боялась отца своего и прочих волхвов, и кроме того думала, что для спасения достаточно и втайне веровать во Христа: еще не уразумела она апостольского слова: "сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению" (Рим.10:10).
Спустя довольно продолжительное время Сира впала в некую болезнь; однако не искала врачевства в волшебстве, как это было в обычае у тех нечестивых, но обратилась сердцем своим ко Господу. Страдая телом, она пришла к храму христианскому и начала упрашивать пресвитера дать ей хотя немного праха церковного, надеясь получить от того праха исцеление. Но пресвитер отвергнул ее, как нечестивую, сказав:
– Какое общение может быть между тобою, неверующей, и верующими? Что общего между тобою, идолослужительницею, и храмом христианским?
Она не прогневалась на это, зная сама о своем недостоинстве, но умолчала и прикоснулась с верою к одежде иерея, как некогда кровоточивая женщина прикоснулась к одежде Христовой (Мф.9:20-22), – и тотчас получила исцеление от недуга своего; потом возвратилась здоровой домой, так что все удивлялись столь скорому выздоровлению ее.
После сего святая девица Сира подумала про себя так: если такова сила служителей Христовых, то во сколько раз всесильнее Сам Христос, – и весьма пожелала познать совершеннее веру христианскую, думая, каким бы образом сподобиться святого крещения.
диавол, завидующий всему доброму, заметив в блаженной девице Сире начатки святой веры, вознамерился воспрепятствовать ей; посему он явился ей ночью в гневном виде и начал обличать ее за то, что она, оставив родные обычаи, обратилась в болезни к помощи христиан и прикоснулась к одежде христианского священника.
Блаженная же девица, поняв, что то было бесовское обольщение, осенила себя знамением креста, как была научена христианами, и, преклонив колена, начала читать девятидесятый псалом Давидов: "живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится" (Пс.90:1), весь до конца.
Диавол после сего исчез на непродолжительное время, но после прочтения псалма явился снова и сказал девице то же самое с гневом.
И снова девица преклонила колена свои к Богу и начала читать тот же псалом.
Снова диавол исчез на непродолжительное время, но потом опять возвратился и дерзнул сказать девице:
– Я – бог, обитающий в вышних, под защитою коего все пребывают; и тебе (продолжал он) следует прибегнуть ко мне, а не к христианам, обольщающим тебя.
Святая девица, трижды поклонившись с молитвою, начала с усердием просить Христа Бога открыть ей истину и отогнать от нее всякое обольщение.
И тотчас силою Божиею искуситель был отогнан от святой; но в уме ее, как след от обольщения бесовского, осталось сомнение. Уразумев, что это сомнение было от бесовского наваждения, Сира с теплым сердцем обратилась к Богу, каясь со слезами и исповедуя Ему свою немощь.
В следующую ночь святая утешена была Богом в видении сонном, предзнаменовавшем ее мученичество.
Ей казалось, что она стоит на некоем высоком месте, выше священников, и держит в руках своих святой потир, наполненный кровью Христовою; сей потир она показывала народу, причем два диакона кадили, стоя по ту и другую сторону от нее. Это видение знаменовало собою то, что святой предстояло испить чашу страдания за имя Христово в присутствии народа, который будет смотреть на позорище; высокое же место, на коем она стояла, знаменовало собою высокую честь мучеником того, что страдание ее было благоприятно Богу, как жертва и фимиам, и что страданием тем облагоухается вся Церковь Христова.
После того видения, святая начала проводить строго-подвижническое житие о Боге. Вскоре же ее братья и родственники узнали, что она сочувствовала вере христианской: ибо видели, что она и телом изменилась, и лицом была бледна от воздержания и поста, почти ни с кем не разговаривала, но запиралась в комнате своей и пребывала в молчании, перестала приносить жертвы богам и оставила службы, обычно совершавшиеся у язычников. Видя это, они опечалились и начали просить мачеху уговорить девицу оставить такую жизнь и не отступать от служения отеческим богам, дабы не опорочить род их и не навлечь гнева царского на весь дом их. Мачеха же, будучи научаема тем, кто прельстил в древности, приняв подобие змеи, Еву в раю, – приступила наедине к той блаженной девице, с радостным и веселым лицом, и начала говорить ей о себе, что и она исповедует ту же веру христианскую, но втайне хранит ее и служит Христу. Мачеха советовала ей втайне не отступать от Христа, но явно для всех совершать обычное жреческое служение идолам, дабы все, видя, что она служит богам, престали подозревать ее в принадлежности к христианству.
– Поступая так, – говорила обольстительница, – ты и Христа не прогневаешь (ибо Он довольствуется и тем, если кто служит Ему втайне) и отца и братий твоих не раздражишь, и избежишь лютых мук, которые неминуемо постигнут тебя, если ты не послушаешь совета моего. Подумай, как ты, юная девица, немощная телом, вытерпишь побои, раны, терзание плоти, жжение на огне, и прочие муки; неужели ты не опасаешься того, что, не вынеся страданий, ты против воли своей отречешься от Христа? Тогда ты сделаешь большой и непростительный грех. Гораздо лучше для тебя служить Христу втайне, а явно показывать притворно, что ты будто бы служишь богам. Это не будет вменено тебе в грех.
Это и многое другое, подобное сему, говорила ежедневно мачеха девице Сире и склонила сердце ее к своему совету: "худые сообщества развращают добрые нравы" (1Кор.15:33), – говорит Писание.
Однако Господь не попустил рабе Своей погрязнуть в обольщении том, как в некоей бездне, но снова подкрепил ее новыми откровениями.
Прошло после того четыре месяца; наступил великий пост, – святая четыредесятница, и святая девица пожелала подвизаться тайно в пощении и молитве. Когда святая начала поститься, то увидала (в сонном видении) своих братьев погруженными в гной и тину, также увидала и отца лежавшим на некоем грязном одре; посмотрев же на другую сторону, увидела чертог и одр высокий и красивый, блистающий дивным светом; видела также и много светлых лиц, призывавших ее в тот чертог.
После того видения, она пробудилась от сна и рано утром отправилась в храм христианский; придя к епископу Иоанну, она рассказала ему всё подробно о себе, как она исцелилась от болезни своей прикосновением к одежде иерея, какие видения были ей от Господа, и начала просить епископа сподобить ее святого крещения.
Епископ, услыхав обо всём, рассказанном ему девицею, возрадовался духом о девице, поняв, что она была призываема Богом к спасению. Однако, приняв во внимание тогдашнее суровое время, не сподобил ее крещения, так как знал, что она происходила из весьма знатного рода и имела очень уважаемого (язычниками) отца; знал также и о непримиримой ненависти, которую питали все волхвы к верным; он боялся раздражить язычником, дабы они не пришли в ярость от крещения той девицы, не уговорили бы царя поднять гонение на Церковь Христову, и не разогнали бы духовных овец Христовых своею яростью, будучи жестоки, как волки. Кроме того, епископ опасался и за девицу, боясь, как бы она, испугавшись гнева родителей и устрашась мучений, не отверглась бы от Христа и дабы через то не была поругана благодать святого крещения. Посему епископ советовал блаженной девице первоначально исповедать Христа пред отцом своим, братьями и родственниками и всеми домашними своими. Если бы оказалось, что она в состоянии вытерпеть страдания, которые могли причинить святой ее родственники, то она могла бы быть непоколебимою до конца в исповедании имени Христова; и тогда она будет сподоблена святого крещения. Дав такой совет девице, епископ отпустил ее с миром.Девица отошла от епископа весьма опечаленною, так как ее желание не было исполнено; она смущалась в мыслях, ибо находилась между любовью и страхом, – горела любовью ко Христу, но в то же время боялась мучений; посему она умолчала из страха.
Спустя некоторое время святая девица снова имела сонное видение, именно, она увидела ангела Божия, державшего в руках железную палку и ударившего ее этою палкою; при этом ангел вопросил ее:
– Где твое обещание? ведь, ты обещалась верно служить истинному Богу и крепко стоять за святое имя Его против нечестивых.
Пробудившись от сна и видения сего, девица пришла в великий ужас.
Когда наступило утро, она была позвана к мачехе своей. Мачеха приказала ей совершить утреннее жертвенное служение богам, по обычаю. Уже горя ревностью по Христе Боге, Сира намеревалась явно исповедать имя Христово и отречься от волшебства и идолослужения пред всеми; однако притворно показала в тот час послушание матери своей и, взяв орудия жреческого служения по чину диавольскому, согласно преданиям Зороастра, подошла к жертвеннику; но в это время увидела себя осиянною как бы неким светом божественным. Укрепившись в сердце своем и изгнав страх из души своей, святая разбила пред глазами всех те жреческие орудия, плюнула на огонь (который персы почитали божеством), затушила его, разрушила алтарь и громогласно воскликнула:
– Я – христианка! Я отвергаю служение идолам, порицаю все скверные волшебные дела бесовские, попираю ложных богов и алтари нечестивые, верую же во Единого истинного Бога христианского, и иду к храму христианскому.
Братья с мачехою, а также и все, бывшие в доме и слышавшие всё, сказанное девицею, взяли ее, удержали и заключили в комнате, дабы она не вышла оттуда; потом поставили стражей охранять девицу (отца тогда дома не случилось). Блаженная же начала просить их призвать отца ее, дабы исповедать имя Христово и пред ним, хотя бы и была предана им на мучения; ибо она не желала более таить веру свою во Христа, но желала явно показать ее всем, не страшась никаких мучений.
Между тем в это время к девице пришли ее родственники и знакомые и начали со слезами увещевать ее оставить такое дело и не печалить отца и братий, не бесчестить рода своего и не отдавать себя самовольно на лютые мучения; но святая даже и слышать не хотела сих лукавых увещаний.
Когда пришел отец и увидел, что его волшебный огонь, который он почитал за бога, был потушен, алтарь опрокинут, орудия жреческого служения были сокрушены, когда услыхал также, что дочь его Сира громогласно прославляла имя Христово, то исполнился великой ярости и, схватив ее, начал быть ее своими руками без милости, и бил ее до тех пор, пока не изнемог сам. Потом начал со слезами увещевать ее и ласкать, говоря с ней милостиво и дружелюбно; однако не имел никакого успеха. Несмотря на то. что отец предавал ее многим мучениям, заключал ее в узы, запирал в темном месте, и морил голодом и жаждою, и причинял много побоев; иногда же или сам, или через родственников своих ласково упрашивал ее обратиться к отеческим богам и жреческому служению, – истинная раба Христова пребывала твердою, как адамант, и была непоколебима, как столп, в исповедании пресвятого имени Господа нашего Иисуса Христа.
Когда отец убедился в непоколебимом сочувствии Сиры к вере христианской, а также и в том, что девицу невозможно было отвратить от христианства никоим способом, он пошел и рассказал обо всем Мавиптису, который считался у персов начальником волхвов. Мавиптис же, собрав всех  жрецов и волхвов из соседних городов, воссел вместе с ними у храма бога их – огня, и приказал представить пред судилище свое девицу Христову. Собралось туда много народу; среди народа немало было и христиан, пришедших видеть подвиг девицы Сиры; ибо всем уже было известно об ее обращении и о страданиях, причиненных ей отцом.
Мавиптис начал допытываться от девицы, почему она отвергла отеческих богов и отеческие предания и приняла иную веру. девица отвечала на это так:
– Ни один человек, имеющий здравый разум, не будет уподобляться неразумным животным, идущим во след рождших их, – неведомо куда, но пойдет тем путем, который он найдет лучшим; ни один рассудительный человек не пойдет за отцами и праотцами своими, увлекающими его в заблуждении своем в погибель. Подобно сему и я, увидя, что вера христианская была несравненно лучше отеческого нечестия, избрала лучшее и отвергла худшее.
Мавиптис с гневом сказал:
– Многие мучения ожидают тебя, девица, если ты не послушаешь нас.
Сира, положив руку себе на шею, с великим дерзновением сказала:
– Отсеки сию; это в твоей власти, – говорю тебе раз навсегда.
Мавиптис после сего много раз спрашивал ее, но она ничего не отвечала ему, а читала про себя псалмы Давидовы, которых язычники не разумели.
Мавиптис наконец спросил окружающих:
– что она говорит?
Но никто не знал того, что говорила она. И лишь только один из бывших там (язычников) сказал:
– Она читает христианские молитвы.
Мавиптис тотчас приказал позвать епископа христианского, дабы узнать, христианские ли слова говорила девица.
Епископ пришел в великом страхе, боясь власти волхвов. Мученица посмотрела на него. Заметив, что он в страхе, девица громко сказала ему:
– Не бойся, отче, но вспомни слова Писания: "буду говорить об откровениях Твоих пред царями и не постыжусь" (Пс.118:46). И еще: "и не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить" (Мф.10:28).
Когда епископ был спрошен о словах, сказанных девицею, то удостоверил, что действительно то были слова христиан.
Мавиптис, разгневавшись на девицу, приказал быть ее по устам. После сего он то говорил ей с лестью, то угрожал мучениями, но не успел ни в чем, и был посрамлен пред христианами, которые присутствовали здесь и смотрели на всё происходившее.
Потом Мавиптис приказал некоторое время содержать девицу в доме отца ее, не желая теперь же возвещать о девице царю, дабы не обесчестить знатный род ее; при этом Мавиптис дал совет отцу девицы, скорее ласками, чем угрозами убедить девицу отступить от христианства. И возвратилась мученица домой, радуясь и славя Бога за то, что сподобилась пострадать за имя Христово пред князем, судьями и всем народом.
В то время, когда девица была в доме отца ее, Господь утешал и укреплял рабу Свою новыми откровениями; ибо она часть видела ангелов, которые учили ее, как отвечать нечестивым судьям. Иногда ей являлись Моисей, Илия, Петр Апостол и другие святые, как об этом повествуется в более пространном сказании о страдании святой девицы Сиры.
Между тем отец девицы всячески старался отвратить ее от Христа, но не мог победить ее твердости, и посему опять возвестил об упорстве девицы Мавиптису и всему сонмищу волхвов.
В то время случайно прибыл в тот город некий вельможа, состоявший в верховном совете при царе, по имени Дар; оба эти вельможи, Дар и Мавиптис, находились вместе в то время, кода им пришлось выслушать отца девицы, жаловавшегося на дочь свою, а также и оговорившего христиан в том, что они будто бы возмутились против него и хотели побить его камнями.
Вельможа Дар послал к девице нескольких именитых мужей, приказав им спросить святую, почему она оставила волшебную мудрость и жреческое служение и уклонилась к христианской вере? При этом Дар приказал посланным увещевать девицу ласковыми словами, обещая ей царские дары; а если бы она не послушала их, приказал им сказать девице, что ее ожидают лютые мучения.
Когда посланные пришли к девице и начали расспрашивать ее обо всем, говоря с ней ласково и любезно, девица отвечала:
– Я хотела сама идти к тому, кто вас послал, дабы сказать ему о моей вере во Христа: но так как ко мне пришли вы, то слушайте: я приняла христианскую веру потому, что я уразумела ее истинность и правоту, так как эта вера признает Творцом всего единого Бога, всесильного и бессмертного; волшебство же ваше и служение идолам я возненавидела потому, что вы признаете многих богов, но боги эти бездушны и ничтожны, Скажите же тому, кто вас послал: смотри, не измени своему обещанию, но на самом деле предай меня на мучения согласно тому, как ты обещал, ибо я готова пострадать и даже умереть за Христа, Бога моего.
Услыхав такой ответ девицы, вельможа Дар преисполнились гнева и приказал взять девицу из дома отца и перевести в темницу; затем, связав железными цепями по рукам и ногам, заключили ее в тесном и мрачном помещении и не давали ей ни хлеба, ни воды.
И пребыла святая в заключении темничном три дня и три ночи, не будучи в состоянии двинуться, как по причине тяжелых железных цепей, коими она была связана, так и по причине тесноты помещения.
Спустя три дня девица была выведена из заключения. Тогда язычники спросили ее: довольно ли для нее сего наказания и не желает ли она обратиться к исповедания богов отеческих и к признанию отеческих законов.
Девица оставалась непреклонной в вере Христовой.
Тогда язычники снова произвели суд над нею и постановили бросить ее в некий глубокий ров, темный, смрадный и мерзкий, связав при этом святую очень тяжелыми железными узами. Когда возлагали на девицу узы, хотели сковать вериги гвоздями, но гвозди не входили в приготовленные для них места; были призваны многие кузнецы, но не успели ни в чем. Мученица сотворила крестное знамение на гвоздях и веригах, и тотчас гвозди сами собою расположились на своих местах. Однако враги Христовы, ослепленные злобою, не уразумели чудесной силы креста святого и без милосердия сковали святую, нагнув голову ее к ногам: потом бросили в ров.
Христос Господь, не оставляющий любящих Его, тотчас послал рабе Своей, находившейся в том рву, утешение; ибо ее озарил там свет небесный, оковы железные разрешились сами собою и спали со святой, смрад превратился в благоухание; мученица пребывала во рву, как в чертоге, радуясь и прославляя Бога.
Между тем, христиане, бывшие в том городе, собравшись вместе с епископам своим в храме, начали со слезами молиться к Богу о мученице Сире, дабы Он помог ей доблестно совершить подвиг свой.
И пребывала мученица в том рву пятнадцать дней, так что никто не думал, чтобы она могла остаться живой по причине великого смрада и голода, а также и по причине тяжести оков, на нее возложенных.
Между тем в то время случилась засуха, от продолжительного бездождия, и народ говорил, что это гнев Божий покарал всех засухою и голодом за невинные страдания девицы Сиры.
Спустя пятнадцать дней нечестивые судьи узнали, что девица Сира оставалась жива во рву и что она освободилась от оков. Все пришли в великое изумление. Святую перевели из рва опять в народную темницу.
Лишь только мученица была выведена из рва, тотчас пролил с неба на землю обильный дождь, который и оросил землю в избытке; и говорили в народе, что Бог послал этот дождь ради девицы Сиры, выведенной из рва.
Господь дал рабе Своей и дар чудотворения, так что она могла исцелять болезни и изгонять бесов; ко святой, находившейся в темнице, приходили весьма многие, желая получить от нее исцеление; и все те, кои прикасались к ее одежде, или только к ее оковам, получали исцеление от недугов своих; бесы же не терпели приближения к ней.
Спустя некоторое время наступил праздник, учрежденный в честь святых мучеников, ранее пострадавших в Персии; этот праздник совершался лишь один раз в году в храме, находившемся вне города; мученица пожелала быть на том всенародном праздновании и на том всенощном пении; ибо некий боголюбивый христианин дал сторожам золото и поручился им сам за мученицу, дабы ее отпустили из темницы, обещаясь обратно возвратить ее в темницу утром следующего дня.
Святая была отпущена из темницы; при этом она переменила одежду свою, дабы язычники не узнали ее; придя к храму, она встала в углу притвора и слушала пение церковное.
Случайно оказалась в том праздничном собрании некоторая бесноватая женщина; лишь только женщина та подошла к святой девице Сире, тотчас бес, находившийся в женщине той, громко воззвал, говоря, что мученица Сира пришла в храм и может изгнать его. И когда все, бывшие там, начали искать святую мученицу по храму, она тотчас ушла оттуда и пришла в темницу.
Так боялись ее бесы, что даже не могли приближаться к ней.
В одну из следующих ночей святая девица Сира снова была отпущена на поруки из темницы, за вознаграждение стражи; тогда она пошла к епископу и приняла от него святое крещение в храме, находившемся в городе.
После всего этого Мавиптис, и прочие бывшие с ним судьи и волхвы, решили послать мученицу к царю, так как не могли никоим способом отвратить ее от исповедания веры христианской. Отправляя девицу к царю, судьи те положили на шее мученицы печать, согласно обычаю своему, дабы не представлена была какая другая женщина вместо девицы Сиры; печать же та была такого рода, что ее нельзя было никоим способом снять с шеи святой мученицы, разве только вместе с головой.
Взяв святую, воины повели ее в город, называвшийся Алиаком, ибо царь находился в то время там; воины передали мученицу начальнику города вместе с письменным сообщением о вине мученицы, и о том, коего она рода и какие мучения она претерпела.
Начальник города (епарх) сначала приступил к увещанию святой ласковыми словами, затем начал угрожать муками, уговаривая девицу обратиться к прежней вере и делам (т.е. к вере и жизни языческой); но увидав, что она его не слушалась, приказал снять с нее одежды, одеть ее в некое жалкое рубище и отдал ее под наблюдение иудеев, зная, что иудеи были врагами христиан.
Иудеи, взяв святую, связанную железными оковами, заключили ее в тесном помещении, в пищу же ей давали очень небольшой кусок ячменного хлеба, дабы она не умерла от голода; при этом каждый день укоряли ее бранными словами, хулили также и Христа, говоря:
– Где же рассказанная о тебе басня, что сами узы спадают с тебя, с твоей шеи, рук и ног? Посмотрим ныне, как спадут узы!
Однажды, когда иудеи в таких словах посмеявались над святой, она, подняв к небу очи свои, вздохнула и в глубине сердца своего помолилась ко Господу; и тотчас перед глазами иудеев узы ее спали и с шеи, и с рук, и с ног ее, так что иудеи весьма дивились.
Святая пребывала у иудеев одиннадцать дней, потом епарх снова приказал привести ее к начальнику волхвов, бывшему при царе, пересказав ему о девице всё то, что ему было известно.
Начальник волхвов, приказав представить себе девицу, спросил ее:
– Ради чего ты отвергла веру нашу? ведь, нашу веру хранят с честью и цари, и князи, наша вера распространилась повсюду и владеет всеми и обогащает тех, кто хранит ее; и ради чего ты присоединилась к христианам, – людям бесчестным, бедным и всеми презираемым и ненавидимым.
Девица отвечала с дерзновением:
– Где ныне венцы ваших умерших царей? где слава князей? всё это погибло; цари и князи, подобно траве, расцвели на непродолжительное время, но потом увяли и унаследовали смерть вечную, так как не познали Бога истинного, Творца всего и не почтили Владыку жизни и смерти, но поклонялись творению как божеству, почитая огонь, воду, солнце, луну и звезды. Христиане же за те страдания, которые они претерпевают от вас в настоящей жизни, получат жизнь вечную; а за временное бесчестие они наследуют славу небесную.
Начальник волхвов пришел в ярость от таких слов девицы; потом начал подробно расспрашивать ее, где она была ранее. Узнав, сколь великие мучения она вынесла, а также узнав и о ее тяжком темничном заключении, услышав также и о том, что святая находилась под наблюдением иудеев, он приказал отдать ее опять иудеям, и велел им наблюдать тщательно, чтобы никто из христиан не приходил к девице.
Взяв святую, иудеи без милосердия начали мучить ее, терзая ее различными муками в продолжение трех дней.
Когда один сановник царский, коему было поручено наблюдать за всеми темницами и за всеми узниками, услышал о мученице, то взял ее от иудеев и поместил в свою темницу. Поступил же так сей муж ради прибытка, так как у христиан был обычай покупать себе золотом и серебром у темничных стражей право входа в темницу, к узникам, страдавшим за имя Христово.
В то время, когда мученица находилась в темнице, некоторые христиане, получив за деньги право входа в темницу, пришли к святой девице Сире, дабы навестить ее. Увидав, что она была крепко связана оковами железными и лежала на голой земле, они принесли ей и устроили постель, дабы хотя сколько-нибудь облегчить ее великие муки. Но один из темничных стражей придя к мученице, сбросил ее с постели и причинил ей сильную боль, по причине тяжеловесности  возложенных на мученицу оков. И тотчас те узы железные разрешились сами собою и спали с мученицы, так что все, бывшие там, весьма изумлялись всему происшедшему.
В те дни царь пожелал идти из того города в другой город, называвшийся Ресанкусадон; с ним пошли и все вельможи персидские, а также и начальник волхвов. Следом за ними поведена была и святая мученица Сира (будучи связанной), а также и все прочие узники; в продолжение всего пути, святая мученица молилась ко господу, воспевая псалмы Давидовы. Воины, ведшие святую, много раз требовали от нее, чтобы она умолкла; по этой причине возлагали на нее еще более тяжелые оковы; но она не переставала воспевать и благодарить Бога.
Когда пришли на место, называвшееся Карс, начальник волхвов вместе с прочими судьями приказал представить святую на допрос и спросил ее:
– Ты имела вполне достаточно времени для размышления; скажи же нам, что ты избираешь: согласна ли ты возвратиться к первоначальному служению богам и остаться в живых, или ты желаешь умереть в христианстве?
Святая отвечала:
– Что я могу еще избирать кроме того, что я уже избрала раз навсегда? Ведь, я говорила много раз, что я христианка, раба Господа моего Иисуса Христа: Его я люблю, Ему я служу и за Него я желаю умереть.
Начальник волхвов сказал:
– Скажи нам слова мудрости волшебной, коим ты первоначально была обучена.
Святая же начала громогласно вещать слова молитвы к Богу из псалмов Давидовых.
Начальник волхвов весьма разгневался и приказал разорвать одежды ее и представить к себе на допрос обнаженною; потом спросил:
– Неужели ты не чувствуешь сейчас никакого стыда?
Святая отвечала:
– Ради чего мне стыдиться? я не грабительница, не блудница; я не сделала никому никакого зла; хотя вы и лишили меня одежды внешней, но я имею одеяние пресветлое, нетленное, вечное на небеси, которое уготовал для меня Господь мой, ради Коего я и обнажена ныне.
В то время, когда святая говорила эти слова, князь страны хузаинской, восседавший вместе с волхвом, сказал:
– Она беснуется.
но святая отвечала:
– Не я бесноватая, а ты бесноват, ибо ты служишь бесам; если желаешь, я положу знамение креста на челе твоем, тогда из тебя выйдет бес, и просветятся душевные очи твои, так что ты познаешь истину.
Тогда все, бывшие там, громогласно воззвали:– Она повинна смерти, ибо хулит богов наших, унижает царя и говорит дерзости князьям.
Тогда судьи присудили ее к смерти и снова наложили печать на ее выю, дабы по чьему-либо ухищрению не была умерщвлена другая женщина вместо нее. Уже намеревались в тот же день отвести ее на убиение. Но некоторые из судей советовали отсрочить смерть ее на непродолжительное время, говоря, что не следовало бы ее умерщвлять на том месте, так как там было много христиан и посему мог подняться мятеж и ропот ради ее смерти. По этой причине умерщвление мученицы Христовой было отложено, и судьи отдали святую опять старшему блюстителю над темницами; приняв мученицу, сей блюститель над темницами повелел связать ее а заключить в одном помещении с прочими темничными узниками.
После сего царь направился оттуда в город, называвшийся Вефармаис, и здесь остановился на некоторое время. Сюда же была приведена и святая мученица и заключена в темницу. В темнице мученица заболела весьма сильно, так что уже ожидала смерти; тогда мученица Христова начала молиться ко Господу со слезами, прося не дать ей умереть здесь, но сподобить ее венца мученического и кончины посреди страданий. Бог услышал молитву рабы Своей и даровал ей здравие.
Тогда один из стражей темничных, возбуждаемый диаволом к плотскому греху, стал просить своего начальника разрешить ему совершить блудодейственное поругание над узницею (святою девицею Сирою).
Получив разрешение от начальника стражей, язычник приступил к невесте Христовой, горя нечистою похотью. Но Господь, охраняющий рабу Свою, невидимо поразил у того стража очи, уши и язык, так что он стал слепым, глухим и немым, и, пав ниц на землю, начал издавать неистовый вопль.
Начальник стражей, увидя всё это, вместо того, чтобы прийти в ужас, познать силу Божию и наказать стража того за дерзость, сам замыслил совершить беззаконие, горя страстью к святой девице
Святая сказала ему:
– Я обручена Царю небесному и Он не попустит осквернить девственницу и невесту Свою.
Но начальник стражей не слушал ее. Однако, когда он хотел бесстыдно приблизиться к девице, тотчас ангел Божий поразил его, и он упал на землю как мертвый. Пришли слуги и унесли его оттуда; он не скоро пришел в себя, но и после такового наказания Божия, раб сатаны остался неисправимым. Преисполнившись ярости, он замыслил тотчас же погубить мученицу, ибо ему было приказано предать мученицу какому-либо роду смерти. Сей нечестивец не пожелал умертвить святую мечом, но замыслил удавить ее вервием. Призвав кузнеца, он приказал ему снять с мученицы оковы железные.
Святая же девица сказала начальнику над стражами:
– Кузнец здесь не нужен.
Сказав эти слова, она сама сняла оковы с выи, рук и ног своих. И удивлялись все, смотревшие на сие, однако не познали силы Божией.
Тогда начальник стражей темничных приказал опять связать руки мученицы Христовой, дабы она не оказала сопротивления во время казни. Но мученица снова сказала ему:
– Оставь суетные советы твои, ибо я сама по своей собственной воле отдам себя на смерть за Бога моего, так что даже не пошевелю рукою.
Тогда нечестивые обвязали выю мученицы вервием и начали затягивать петлю. Когда святая была уже при смерти, они несколько ослабили вервие и сказали ей:
– Если отречешься от христианской веры, оставим тебя в живых.
Но мученица отвечала им:
– Делайте то, что вам приказано.
Они снова начали душить, но опять ослабили вервие и спросили:
– Не желаешь ли отречься от Христа, дабы остаться в живых?
Но святая мученица, желая умереть за Христа, снова повелела им делать то, что приказано. Тогда мучители с силою потянули вервие с обеих сторон, пока не умертвили святую мученицу.
Так скончалась святая мученица девица Сира, пострадав за Христа, Господа своего
Честное тело ее мучители решили не предавать погребению, но отдать на сьедение псам. Посему они взяли из темницы тело мученицы, отнесли его в дом, собрали сюда множество псов и, заперев ворота, бросили псам на съедение тело мученицы. Но псы не прикоснулись к нему, и ночью язычники выбросили из того дома тело мученицы. Христиане города того, узнав о страдальческой кончине мученицы Христовой, внимательно наблюдали за тем, что будут делать мучители. Когда тело мученицы Христовой было выброшено, христиане взяли его и похоронили с честью, славя Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого Бога в Троице, Коему воссылается и от нас честь и слава, ныне, всегда и в бесконечные веки. Аминь.
(Кончина святой мученицы Сиры последовала в 558 г. Вскоре же после кончины святой мученицы Сиры начала страдальческий подвиг за исповедание имени Христова ее родственница, святая Мария (по-персидски Голиндуха); страдания ее начались при том же царе Хозрое I, но продолжались и при другом царе с именем Хозроя, – внуке первого, – именно, – при Хозрое II Парвезе (590 г. – 628 г.). – Память св. Марии Голиндухи 12 июля.)

Прп. Георгия Лимниота (ок. 716).
Преподобный Георгий Лимниот жил в VIII в. и был иноком Олимпийской обители близ Константинополя. Пострадал за почитание икон при императоре-иконоборце Льве Исавре. Ему опалили голову и отрезали нос. Скончался преподобный Георгий около 716 г.

0

8

.................продолжение от 6 го сентября
Равноап. Космы Этолийского (1779)
http://i005.radikal.ru/0909/f6/44d0fe7180f2.jpg......http://i050.radikal.ru/0909/3d/c17a2e12dd37.jpg
Косма, этот воистину человек Божий, тезоименитый миру, вселенной, красоте (по-гречески Косма – от «Космос» – мир, вселенная, красота), учитель и проповедник святого Евангелия, родился в 1714 году в маленькой этолийской деревушки, именуемой Мегало Дендро (Великое Древо). О родителях Констаса (имя Космы до пострига) известно немного. Оба они были ткачами. Отца зовут Димитрий, он происходил из деревни Грамено, мать родом из селения Влахохори. Из-за преследования турецких властей они вынуждены были бежать из Эпира и обосновались в Этолии в 1700 году. Там у них родилось двое детей: Косма и его старший брат Хрисанф. Хрисанф впоследствии стал известным историческим и церковным деятелем, немало сделавшим для возрождения православия в греческих землях. Дети благочестивых родителей, были взращены и воспитаны ими в поучении и страхе Господнем. Когда Косме исполнилось двадцать лет, а может быть, и более, он начал учиться грамматике по Апостолу, под руководством некоего иеродиакона Анании, прозванного «Дервишем».
         До времени эта сокровищница Православия была сокрыта в священной обители святого Филофея на Святой Горе Афон, где вызрел дух Космы для совершения величайшего христианского подвига.
         Затем он отправился в Ватопедскую школу, которая процветала тогда и была в великой славе. Окончив курс грамматики, он постиг и логику.
         Затем Констас отправился оттуда в обитель святого Филофея, где был пострижен в монахи и в трудах монашеской жизни подвизался с великим тщанием. А когда обитель стала нуждаться в священстве, он, после сильнейших убеждений и молитв отцов, был рукоположен в иеромонаха.
         Итак, в этот страшный период истории Православной Церкви Косма жил в пустынном месте на Афоне. Как прекрасно проходили там дни жизни Космы! Псалмопения, бдения, чтение Писания и творений святых отцов, аскетизм и суровые подвиги, – все это создавало тот благодатный духовный климат, ту идеальную атмосферу, которая напоминала вершину Фаворской горы. В продолжение почти двух десятилетий Косма поучался у мудрых наставников аскетической жизни, молился, очищал свое сердце, окрылялся божественной любовью и там мог бы с миром предать свою душу Творцу и Создателю всех. Он находился вдали от нищеты мира, вдали от бури, бушевавшей в православных городах и селах.
         Но как бы далеко от нее он ни был, до его слуха, однако, донеслись печальные вести о том, что ежедневно повсюду, и особенно в Македонии, Эпире и Албании, сатана наносит огромный вред Православию, что ежедневно православные христиане изменяют своей вере, попирают святой Крест Господень и поклоняются полумесяцу Магомета.
         Видя такое положение, он не мог оставаться равнодушным. Горячо любя свою родину, он страдал и проливал горячие слезы. В своем одиночестве он размышлял: «Косма! Народ гибнет, а ты пребываешь в покое? Возьми апостольский жезл, иди и проповедуй величие распятого и воскресшего Господа! Утешь народ Эллады!»
         Теперь преподобный Косма вышел в Гефсиманский сад жизни, будучи призванным принять на себя весь груз апостольского служения миру.
         В возрасте сорока пяти лет, когда благодатию Божиею дух его возмужал, Косма, посоветовавшись с духоносными отцами, покинул Святую Гору и отправился в Константинополь, где посетил патриарха Серафима II (1757–1761). Патриарх преподал ему благословение проповедовать.
         Имя его стало легендой. В семидесятых годах XIX века один афинский журнал рассказал о том, как некий писатель посетил приют для престарелых в Янине и спросил столетнего старика, что из всего услышанного и увиденного им за его долгую жизнь произвело на него самое яркое впечатление. И старик ответил: «Когда я немного послушал проповедь отца Космы и поцеловал его руку».
         О, скольким Эллада обязана этому святому мужу! Если бы люди поняли и осознали величие того дела, которое осуществил для греков преподобномученик равноапостольный Косма, то, несомненно, 24 августа, день его мученической кончины, праздновалось бы не только в Иоаннии, но и по всей Элладе, чтобы таким образом обратить умы и сердца молодого поколения к мрачным временам турецкого владычества, когда Элладу спасла – да, именно спасла – светоносная ряса смиренных иеромонахов, которые, не имея никакого вещественного достояния, творили чудеса, ибо обладали всем, в сердце своем нося бесценный бисер – Христа!
         Он был послан на проповедь в эпоху, когда порабощенному греческому народу грозила страшная опасность исламизации. Благодаря его неустанному труду и борьбе, в Албании, которая в древности называлась древней Иллирией, в частности, в Северном Эпире более двухсот тысяч душ остались верными православной вере. Проповедь его укоренилась в душах, и никакая сила не могла ее вырвать.

Проповедь и Наставления.
То, о чем говорил апостол Павел себе самому и другим апостолам: «Я веровал, потому и говорил» (2 Кор. 4, 13), – в полной мере осуществил в жизни святой Косма.
         Свою веру прп. Косма проповедовал с удивительной простотой. Он говорил так просто, что его мог понять даже ребенок. В то же время он проповедовал с рассуждением. Проповедовал со слезами. Проповедовал под сенью креста. Он раздроблял духовный хлеб на малые части и раздавал их всем, подобно тому, как иерей лжицей преподает Божественное Причастие – честное Тело и Кровь Господни.
         С прп. Космой были сорок или пятьдесят священников, которые всюду следовали за ним, и когда он намеревался направиться из одного места в другое, то прежде всего благословлял христиан исповедаться, поговеть и сотворить всенощное бдение со множеством зажженных свечей. Для этого у него были специально изготовлены деревянные свещницы, вмещающие по сто свечей каждая (он разбирал их и уносил с собой). Затем, раздав свечи народу, он призывал священников, и они служили полиелей и помазывали всех христиан. В заключение он говорил слово. Поскольку за ним следовало множество народа, две или три тысячи, вечерами, по распоряжению прп. Космы, приготавливалось множество мешков с хлебом и котлов с вареной пшеницей, которые потом выносили на дорогу, где должен был проходить народ, все брали от них и поминали живых и усопших.
         Святой Косма обошел почти все Додеканесские острова, затем направился проповедовать в Фессалоники и Верию. Обойдя почти всю Македонию, он подошел к пределам Химарры, Акарнании, Этолии, дошел до Арты и Превезы, оттуда отплыл во Святую Мавру и на Кефалинию, и всюду, куда бы ни пришел преблаженный, собиралось великое множество христиан, которые с благоговением внимали благодатной силе его слов, отчего многие получили исправление и великую душевную пользу.
         Его вдохновенное слово возносило души от земли к небу. «Животные, скотина»,– так назывались христиане на турецком языке. Так на христиан смотрели и таким образом, и даже хуже того, с ними обращались скверные их завоеватели. «Нет,– взывал проповедник Христов,– нет, воистину вы не хуже их, ни вы, ни жены ваши, ни ваши дети. Вы – чада Божии. Вы сотворены для великого и высокого. Душа самого скромного человека создана для веры, для святого Крещения и прочих Таинств, и для благих дел, чтобы просветиться, как солнце, больше солнца,– чтобы стать невестой Христа».
         Святой Косма как проповедник не довольствовался только словом, обращенным к тысячам слушателей. Святой Косма учил, сколько мог, и каждого человека в отдельности. Во время своих апостольских путешествий он завязывал общение с самыми разными людьми, заводил беседы и с нищими, и с богатыми, и с князьями, и властителями того времени, и даже с иноверцами – с одной-единственной целью – просветить и спасти, извлечь из тьмы и привести в чудный свет всякую душу.
         Однажды в диких горах Вувуси он встретил шайку разбойников, наводивших страх на окрестных жителей. Главарь и прочие «лихие люди» подошли к нему и поцеловали его руку – такое благоговение вызвал он в этих диких натурах. И наставил их как подобает. Разбойники растрогались, – и вот результат: они оставили оружие, причем одни ушли в монастырь, оплакивая совершенные ими злодеяния, другие же отправились в город и жили там мирно среди христиан, которых раньше грабили. Бывший же главарь сделался одним из самых полезных людей своего края.
         Чего только не сделал для своего народа сей доброполезный человек! Во дворцах турецких беев и пашей служили горничными христианки, которые кормили грудью детей тиранов и находились в опасности быть соблазненными, впасть в разврат и распутство и совершенно погибнуть. Святой Косма смог убедить многих турок, чтобы они удалили от себя этих женщин. Он говорил им, что своим развратом и осквернением себя связью с женщинами чужой веры они навлекут на свой род гнев небес, и он будет стерт с лица земли. «Где,– вопрошал он,– древняя ваша слава? Не те ли вы, которые вместе с Сулейманом дошли до Биенниса? Вас унизил и погубил ваш разврат. Покайтесь, прогоните христианских женщин». А христианам он внушал, что не подобает их женам вскармливать турецких детей, чтобы не пострадать так же, как пострадала курица в басне Эзопа, которая высидела яйца змеи. По словам историка Зотоса-Молоттоса, автора «Словаря всех святых», благодаря святому Косме 1500 кормилиц или нянь-христианок, которые служили во дворцах пашей и беев, были освобождены и благодарили святого за свое освобождение.
         В большинстве селений Эпира, Македонии и Албании не было купелей, и крещение младенцев совершалось не по полному чину, за что на клир и народ ложилась большая ответственность. Возмущенный этим святой Косма убедил своих богатых соотечественников из Константинополя, Янины и других городов Греции пожертвовать средства на купели, и в эти селения было отправлено более четырех тысяч медных купелей на вечный помин жертвователей и ради того, чтобы дети христиан принимали Таинство Крещения как подобает.
         Косма также просил состоятельных людей закупить святоотеческие книги и сборники христианских поучений, четки, нательные крестики, платки. Книги он раздавал в дар тем, кто был грамотен, или тому, кто обещал научиться читать; платки же – более сорока тысяч – дарил женщинам, чтобы они покрывали ими свои головы. Четки же и крестики – более пятисот тысяч – давал простому народу, чтобы он молился о прощении грехов людей, пожертвовавших эти подарки.
         Святой Косма также заботился и о сиротах, изголодавшихся, голых, жалких, во множестве бродивших по улицам городов и сел, чьи отцы геройски погибли от рук тиранов. Блаженный горячо призывал христиан из зажиточных семей, а также бездетных взять одного или двоих осиротевших детей, и тогда благословение Божие обильно будет изливаться на их дома. И любовь нежного отца сотворила чудо: сколько детей было спасено!
         Переходя из села в село, святой с глубочайшей скорбью отмечал, что греческих школ в них не существует: почти все христиане, мужчины и женщины, были неграмотными, и в каждой деревне даже умевшие читать и писать считали по пальцам одной руки.
         С какою горячностью говорил он о значении грамотности, о необходимости ее и о воспитании того нового поколения, которое впоследствии и совершило чудо восстания* 1821 года!
         «Открывайте школы,– призывал он повсюду,– учитесь, братья мои, обучайтесь грамоте, как только можете. И если вы не научите родителей, то научите детей, чтобы они хорошо знали греческий язык, ибо это язык нашей Церкви. Если ты, брат мой, не будешь знать греческого языка, то не сможешь понять, о чем говорит наша Церковь. Лучше деревне иметь греческую школу, нежели родники и реки. И если дитя твое научится грамоте, тогда по праву будет называться человеком. Школа открывает церкви, школа открывает монастыри».
Не отдаляйтесь от Христа и Церкви
          "Когда слышите звон колокола, спешите в церковь, внимательно слушайте службу. И втолкуйте своим детям, насколько можете, не грешить, ходить в церковь, чтобы быть под благословением Божиим и жить, преуспевая. Тот же, кто, слыша звон колокола, не идет в церковь, захлебнется в грехах, как в водах потопа. Знайте, что церковное било ведет свое происхождение от того била, которым Ной сзывал зверей в свой ковчег. Церковь символизирует Ноев ковчег, и тот, кто не пойдет в нее, захлебнется в водах греха.
         Церковь подобна источнику, который поит всех жаждущих, и поэтому священники должны служить ежедневно, чтобы Христос благословил страну и жителей ее и уберег их от всякой скорби и напасти. "

Благодаря святому было основано двести десять бесплатных греческих школ, а также начала действовать тысяча других начальных школ, в которых греческие дети обучались чтению и письму, и для сидящих в непроглядной тьме воссиял свет христианского просвещения. Дети учились читать по Священному Писанию, и таким образом укреплялись в вере и благочестии, наставлялись в добродетельной жизни и примерном поведении.
         Где же нашел святой такие громадные средства, которые требовались для создания стольких школ? Апостол-проповедник во время своих путешествий видел, что состоятельные женщины любят роскошь, одеваются в шелковые платья, украшают себя перстнями, браслетами, серьгами, цепочками, а на голове носят ленты из золотых монет. Суетное щегольство! Своею проповедью о роскоши он убедил христианок все эти ненужные сокровища – золото, серебро, драгоценные камни – жертвовать для народа, для создания греческих школ. И они жертвовали! Так он собрал сокровища, которые явились первоосновой для создания специальной казны милосердия.
         Своею горячей и пламенной проповедью он добился упразднения базаров по воскресным дням и перенесения торговли на субботу, к великому недовольству иудеев, которые смертельно его возненавидели. Он учил, что нет дня более великого, чем день воскресный, и обличал осквернителей сего святого дня.
         Он учил трудиться. Желал, чтобы все православные христиане любили труд, любили в поте лица возделывать землю, в особенности же сажать деревья. Он говорил кратко и образно: «Кому не любо дерево и злак, тот будет жить на свете, как бедняк». Благодаря настоятельным советам святого, тысячи диких деревьев были привиты и стали приносить плоды.

Чудеса и Пророчества
Причин столь сильного воздействия преподобного Космы на души людей нельзя понять в полной мере, если не принять во внимание того, что значительно способствовало удивительному успеху всей его апостольской деятельности, о чем упоминается в конце Евангелия от Марка: “А они пошли и проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями” (Мк. 16, 20). И проповедь святого Космы сопровождали чудесные знамения. Ибо он обладал не только божественным даром слова, но и дарами чудотворения и прозрения грядущего.
         На острове, где проповедовал Косма жил один бедный портной, у которого долгое время правая рука была сухой и неподвижной. И вот он пришел ко святому и молил его об исцелении. Святой же сказал, что он должен прийти на проповедь и тогда Бог его помилует. Бедняк послушался и на следующий день после того, как услышал поучение святого, оказался исцеленным!
         В Кефалинии есть одно селение, называемое Куруни. Проходя через это селение в летнее время, святой возжаждал в пути и попросил, чтобы ему дали напиться из пересохшего колодца, расположенного неподалеку. Ему сказали, что колодец давно иссяк, однако за послушание пошли и почерпнули из глубины воду, полную земли и грязи, и принесли ему. Поднеся воду к устам, он отпил немного – и с тех пор удивительным образом в этом пересохшем колодце всегда била ключом чистая вода, и всегда – и зимой, и летом – он был полон, и эта вода исцеляла от многих недугов.
         Поскольку церковь иной раз не могла вместить огромного количества народа, святой по необходимости проповедовал вне ее, на открытом воздухе. Обычно он просил прежде всего сделать большой деревянный крест и водрузить его там, где намеревался остановиться для поучения. Потом, прислонив к древу креста скамью, которую, как говорят, ему сделал в форме кафедры Курт-паша, и, поднявшись на нее, учил, и после поучения разбирал эту скамью и переносил ее с собою туда, куда направлялся. А крест оставался там на память о его проповеди.
         На тех местах, где были воздвигнуты эти кресты, Господь совершал многие чудеса. Вот почему посреди рыночной площади в Аргостолионе (город на острове Кефалиния), где святой поставил такой крест, чудесным образом забил источник воды, который, кажется, и до сего времени не иссяк.
         Главные аги (офицерский титул в Османской империи) из г. Фильятеса ехали, чтобы увидеть святого Косму и услышать его поучение. И поскольку было лето, остановились на ночлег прямо в поле и около пяти часов утра увидели небесный свет, подобный облаку, который осенял то место, где остановился святой, о чем они и поведали христианам. Поэтому утром они испросили благословения святого от всего своего сердца, а не только на словах.
         Другой турецкий офицер из Кавэи страдал тяжкой болезнью мочезадержания. Прослышав о прп. Косме, он послал к нему своего слугу, прося прийти к нему и помолиться о нем, надеясь, что Господь его исцелит. Святой не захотел прийти, называя себя грешником. Офицер снова послал своего раба с сосудом воды, прося святого ее благословить. Тогда, видя, что турок не лишен страха Божия, святой приказал ему выполнить два условия: не пить водку и раздать десятую часть своего имения нищим. И после того, как тот обещал все исполнить, благословил воду. Сотворив многую милостыню, больной начал употреблять воду и в четыре дня совершенно исцелился.
         Около Фанари, в местности, называемой Лакуриси, один местный турецкий начальник, увидев крест, который, по своему обыкновению, оставил здесь святой Косма, когда проповедовал, взял его и принес к себе домой, чтобы сделать две подпорки для своей деревянной кровати. Но внезапно – о чудо! – произошло как бы ужасное землетрясение, и, не в силах устоять на ногах, он упал и долго катался по земле с пеной у рта и скрежеща зубами, как безумный. Потом его подняли двое турок, проезжавших мимо, он пришел в себя и понял, что его постиг гнев Божий за дерзость – за то, что он выкопал и взял честный крест. И тогда он отнес его и установил на том месте, где он был прежде, и каждый день приходил и лобызал его с великим благоговением. И когда в другой раз через это место проходил святой учитель, турок бросился перед ним на колени и откровенно рассказал об этом чуде, смиренно прося прощения.
         Святой повсюду, куда бы ни приходил, учил христиан по воскресным дням не устраивать ярмарок, но ходить в церковь на Божественную Литургию и внимать слову Божию. А тех, кто ему не повиновался в этом, Господь наказывал. Так, в месте под названием Халкиадес у одного торговца вследствие того, что он ослушался и дерзнул торговать в воскресенье, тотчас же отсохла правая рука. Он побежал к святому и испросил у него прощения за свое прегрешение и вскоре исцелился.

Мученическая кончина.
Святой Косма не раз ясно открывал в своих проповедях, что призван на проповедь Евангелия Самим Иисусом Христом и ради любви Его ему предстоит пролить свою кровь. В конце концов его пророчество сбылось.
         Сей апостол-наставник учил христиан вести себя по-христиански и хранить истину, а также доверие к властям, которых им послал Бог. Это слышали из его уст и албанцы, спускавшиеся на равнины, где он проповедовал.
         И некоторые доброжелательные турки так же с сочувствием прислу-шивались к его святому учению.
         Все называли его человеком Божиим. К нему благоволил и сам Курт-паша, высший правитель Албании, имеющий резиденцию в Берате. Он слушал дивную речь Космы, сидя прямо перед ним. По его приказанию даже была сделана и обшита бархатом кафедра, о которой мы упомянули выше.
         Но иудеи, жившие в Янине, не терпя проповедания веры и Евангелия Иисуса Христа, пришли и сказали паше, что святой Косма якобы был подослан из Москвы с целью убедить подданных турецкой империи перейти на сторону России.
         Однако Божий Промысел тогда сохранил его от смерти, хотя единству христиан был причинен значительный урон.
         С тех пор святой Косма стал разоблачать коварство и ненависть, которую питали к христианам иудеи. Доведенные обличениями святого до крайнего ожесточения, они пришли к Курт-паше, дали ему много денег, чтобы он лишил святого жизни.
         И как когда-то Ирод слушал богодухновенные слова Иоанна Предтечи, так и Курт-паша до времени слушал сладкозвучные слова святого Космы. И как Ирод, уступив требованиям бесстыдной Иродиады, приказал убить святого Иоанна, так и Курт-паша, уступив требованиям иудеев, дышащих злобой на святого за его обличительную проповедь, и получив от них достаточно серебра, посоветовавшись со своим Ходжой приказал убить святого Косму.
         Святой имел обычай, куда бы ни пришел для поучения, прежде всего испрашивать разрешение у местного архиерея или его наместников, а также посылать кого-нибудь из христиан к иноземным властям, чтобы они испросили такое же разрешение и у них, и таким образом проповедовал открыто.
         Итак, прибыв в одно албанское селение, он получил такое разрешение от архиерея. При поисках же иноземных властей он узнал, что тем краем управляет Курт-паша, который живет на расстоянии 12 часов ходьбы. Узнав же, что Ходжа этого Паши живет поблизости, он решил сам лично пойти к Ходже для большей надежности.
         Ходжа задержал святого, сказав, что у него имеется приказ Курт-паши препроводить его для беседы. Тут понял благословенный учитель, что его хотят умертвить. Тогда прославил и возблагодарил он Владыку Христа, что Тот удостаивает его завершить путь апостольской проповеди мученической кончиной. И, обернувшись к сопровождавшим его монахам, сказал им псаломски: «Мы прошли огонь и воду, и Ты извел нас в покой» (Пс. 65, 12). И всю ночь он славил в псалмах Господа, не показывая ни малейшего признака печали, но лицо его было особенно радостным, как будто он шел на торжественный пир.
         Утром привели коней, делая вид, что хотят отвезти Косму к Курт-паше. Святого взяли, посадили на коня и поехали. Когда отъехали уже далеко, напали с саблями на переводчика и на всех остальных, кто сопровождал учителя. Коней их отогнали и полтора часа ехали одни по дороге к реке. Затем его подвели к широкой реке, и, заставив спешиться, объявили приказ Курт-паши о его убиении.
         Святой с радостью принял этот приговор и, преклонив колена, стал молиться Господу, благодаря и славя Его, ибо ради любви Христовой приносил он в жертву свою жизнь, как того всегда желала его душа. После этого, поднявшись с колен, он осенил крестом четыре стороны света и помолился о том, чтобы все христиане хранили заповеди Божии.
         Палачи посадили его возле дерева и хотели связать ему руки. Но святой не позволил им сделать этого, говоря, что не будет сопротивляться, и сложил руки крестообразно. Затем варвары накинули ему на шею веревку, и лишь только она затянулась, тотчас отлетел божественный его дух на небеса. Было же ему шестьдесят пять лет.
         Так сподобился преблаженный Косма получить от Господа двойной венец: и как равноапостольный, и как преподобномученик.
         Палачи, обнажив честное его тело, потащили его к реке и бросили в воду, привязав к шее большой камень. Христиане же, узнав об этом, тотчас поспешили туда, чтобы извлечь тело, но не смогли его найти ни с помощью неводов, ни другими способами.
         Через три дня один благоговейный иерей, отец Марк, войдя в лодку-однодеревку и сотворив крестное знамение, начал его искать и тотчас же увидел тело святого, плывущее поверх воды и стоящее прямо, как живое. Он тотчас устремился к святому и, обхватив его руками, извлек из воды; и как только он его поднял, из медоточивых уст святого в реку вытекло много крови. Облачив его в рясу, он принес честное тело в верхний храм Богородицы и похоронил его с честью в церкви Введения в селении Коликонтаси, при архиерейском правлении Иоасафа Велеградского, который сам лично присутствовал при погребении святого.
         После же кончины святого произошло следующее. Курт-паша раскаялся в том, что обманул и ради пустой выгоды убил такого святого человека, и приказал своему Ходже отпустить бывших с ним монахов, заключенных в темнице, чтобы они отправились в вышеупомянутый храм Богородицы и пребывали там. Они же, придя, обрели тело святого погребенным и, желая убедиться, что это действительно преп. Косма, вместе с другими священниками и мирянами открыли честные останки. И, несмотря на то, что те три дня пребывали в водах реки, подобно тому, как Иона три дня пребывал во чреве китовом, в них не было ни малейшего изменения или зловония, но от них исходило благоухание, и, казалось, будто святой спит. И облобызав благоговейно его тело, снова погребли на том же месте, где позже был воздвигнут Божий храм, освященный в честь святого Космы.
         Воздвигнут же храм был с помощью визиря Али-паши Тепеленского, которому прп. Косма предсказал победу над Курт-пашой и великое возвышение. Али-паша считал преподобного Косму поистине человеком Божиим, и после исполнения пророчества он призвал владыку Иоасафа Велеградского, и приказал построить монастырь и совершить перенесение мощей святого.
         Некоторым из своих учеников святой Косма явил знамения, указывая, что частицы мощей должны быть разнесены по разным местам. И благодаря этому многие болящие получили исцеления. Многие бесплодные женщины с благоговением и верой в течение сорока дней брали землю с могилы святого и получали просимое, а именно рождали детей благодатию Божией и молитвами святого преподобномученика Космы, предстательством которого да сподобимся и мы узреть Царствие Небесное. Аминь.

Прп. Арсения Комельского (1550).
http://s60.radikal.ru/i168/0909/2c/454459e32a10.jpg
Комельский лес, простиравшийся по южной окраине Вологодской страны на сотни верст и служивший жилищем диких зверей и притоном разбойников, издавна казался какой-то обетованной страной любителям безмолвия, стремив­шихся сюда со всех сторон. Монашеский топор в продолжение двух веков то там, то инде не переставал рубить вековые сосны и ели, пролагая новые пути и обращая в иноческие обители берлоги медведей и становища разбойников. По течению одной только незначительной речки Нурмы было несколько иноческих обителей, а сколько было рассеяно пустынь и уединенных келлий по громадному пространству этого леса! Там, в непроходимых чащах леса, за мхами и болотами жили люди, проникнутые древним христианским духом и составлявшие свой особый мир. Это не был мир ангельский, потому что подвижники были люди, но это не был и мир человеческий, потому что
в подвижниках почти ничего не оставалось человеческого. Распять плоть со страстьми и похотьми, стать выше самих себя, выше своей чувственности было их единственной целью, к которой они стремились и для достижения которой они не щадили никаких усилий. Их снедало желание Божества, стремление к вечной Красоте, пламенная любовь к вечному Свету и Жизни, чего мы, огрубевшие от земных помыслов, не понимаем и понять не можем и чего они ничем не могли насытить. Высокая и святая любовь к Божественному раскрывала им в труженической их жизни такой источник блаженства, что они желали бы до бесконечности увеличивать свои труды и подвиги, если бы то было возможно. Отшельники на самом деле показали, какую чудную силу имеет природа наша, какая власть и могущество заключены в душе и теле человека, когда он весь проникается силой благодати. И как благотворно было для Вологодской страны влияние на нее этого чудного мира, как много комельские пустынножители способствовали утверждению в ней веры и благочестия! Комельский лес был светом для окрестных жителей, колыбелью и рассадником иночества, воспитавшим в себе целый сонм великих сподвижников и основателей монастырей.
Среди этого светлого сонма святых мужей, подвизавшихся в Комельском лесу, телеса их в мире погребена быша, а имена их живут в роды. Премудрость их поведят людие, и похвалу исповесть церковь (Сир. 44; 13—14), преподобный Арсений был уже последним по времени, основавшим в лесу новые обители. Замечательно то, что колонизация Комельского леса как началась, так и окончилась выходцами из Сергиевой лавры, принесшими на место своих подвигов благословение великого аввы.
Преподобный Арсений родился в Москве в последней половине XV веха, но в котором именно году — неизвестно, по происхождению был из рода бояр Сахарусовых. Он рано начал тяготиться шумом столицы и почувствовал отвращение к мирской жизни, хотя по правам рождения мог иметь в ней большие успехи, приобрести честь и богатство. Его юное сердце, еще не связанное никакими житейскими узами, свободное от всех мирских пристрастий, горело любовью к одному Богу, стремилось всецело посвятить себя на служение Ему. И обитель Св. Троицы, прославленная подвигами своего основателя преподобного Сергия, уже причисленного тогда к лику святых, представлялась ему лучшим для того местом, поэтому юный боярин и принял в ней иноческое пострижение.
Нелегка была жизнь для молодых и новоначальных иноков в многолюдной обители Сергиевой. Кроме строгого исполнения обязательного для всех повседневного монашеского правила, каждый инок должен был пройти длинный ряд различных послушаний, начиная с самых низших и трудных: службы на скотном дворе, в монастырских огородах и полях, привратником, в поварне и на хлебне, в братской трапезе и церкви. При этом инок совершенно отрекался от своей воли и подчинял себя воле старца-наставника, пока наконец достигал права пользоваться услугами других в тишине своей келлии.
Молодой инок Арсений совершенно предал себя иноческим трудам, со всем усердием и с юношеским жаром он начал проходить монастырские послушания: в числе первых приходил в церковь и всегда первым являлся на послушаниях, охотно исполняя и то, чего не успевали или не хотели сделать другие, по своему смирению считая себя последним в обители и слугою всех. Трудами и постом изнуряя тело и умерщвляя страсти, он в то же время старался укреплять душу свою молит­вою, чтением душеполезных книг и переписыванием их, то для своего монастыря, то для других церквей. Как драгоценный памятник его трудов, доныне сохранилось в его обители Евангелие, написанное им в Сергиевом монастыре в 1506 году, на котором можно прочитать такую смиренную надпись: «Писал Евангелие миогогрешный чернец Арсеньишко Сахарусов». Такая примерная, труженическая жизнь и высокие добродетели не могли не снискать ему всеобщей любви и уважения. И когда в 1525 году, в сентябре месяце, игумен Порфирий отказался от управления монастырем, все братия единогласно избрали преподобного Арсения на его место как самого достойного. Но это избрание, лестное для других, показалось смиренному подвижнику тяжелым бременем, которое он согласился принять на себя только из послушания, ради моления и ради слез братии. В сане игумена богатого монастыря Арсений не изменил своей любви к нищете и посту и честь игуменства своего поставлял в том только, чтобы служить всем и трудиться более других. Отечески заботясь о довольстве и успокоении братии, преподобный Арсений забывал о самом себе и не замечал того, что одежда его покрыта заплатами и хуже всех, даже тогда, когда встречал и принимал приходивших в монастырь князей и бояр. «Что это значит, что игумен ваш ходит в такой худой одежде?» — спрашивал братию великий князь Василий Иоаннович, увидевши Арсения во время посещения обители едва не в рубище. «Наставник наш — истинный раб Божий и живет
в Боге; он думает только о том, как бы оставить нас и удалиться в пустыню на безмолвие», — сказали в ответ братия и просили великого князя, чтобы убедил их игумена остаться с ними. Василию Иоанновичу и самому было жаль, если обитель лишится такого настоятеля, поэтому он стал просить преподобного Арсения остаться в обители, на что тот и согласился, постыдившись огорчить отказом высокого посетителя, хотя и сильно желал удалиться в пустыню.
В то время многие окрестные монастыри и пустыни были подчинены Троицкому монастырю и игумен Троицкий наблюдал за их хозяйством и образом жизни братии. Преподобный Арсений и эту обязанность старался исполнять
в точности. Несмотря на то, что многолюдство его собственного монастыря требовало неусыпных трудов и надзора со стороны игумена, он находил еще время посещать и эти монастыри, чтобы лично наблюдать за ними и собственным примером руководить братию. Особенно он любил посещать обитель современника Сергия преподобного Стефана Махрищского, находившуюся
в 35-ти верстах от Троицкой, чтобы в ее пустынном безмолвии хотя несколько успокоиться и приобрести новые силы к прохождению своей многотрудной должности. Там однажды махрищский игумен Иона объявил ему, что благоговейный инок Герман, уже столетний старец, вышедши ночью из своей келлии, увидел огонь, горящий под древесными ветвями над местом погребения преподобного Стефана, и тогда, ужаснувшись необычайности явления, поспешил сказать ему о том, что и он сам из окна своей келлии увидел тот огонь, как бы луч света, сиявший от могилы Стефана. Преподобный Арсений, приняв это за знамение благодати Божией, дарованной преподобному Стефану, приказал поставить над его могилой гробницу, осенять ее покровом и возжечь пред ней большую свечу, затем, совершив соборне Божественную литургию, установил, чтобы с тех пор ежегодно праздновалась в обители память преподобного.
Если бы преподобный Арсений не был возведен на высокую степень игумена и оставался по-прежнему в числе братства, не обращая на себя особенного внимания других, то, может быть, он и не подумал бы никогда оставить Троицкую обитель, в которой принял иноческое пострижение, дал обещание пребы­вать до смерти и провел уже столько лет. Но начальство над братией, неизбежные отношения с богатыми и сильными мира, всеобщий почет и уважение, оказываемое ему, как преемнику Сергиеву, лежало тяжелым бременем на смиренной душе подвижника. Часто вспоминал он о своей прежней жизни, когда ничем не развлекаемый и заботясь только о самом себе, он мог всецело предаваться богомыслию, любовь к пустыни и безмолвию начала возгораться в его сердце все более и более, пока наконец преподобный, будучи не в силах проти­виться влечению своего сердца и зная, что великий князь и все братия не согласятся отпустить его, решился тайно оставить свое место и удалиться в незнакомые места, чтобы в уединении всецело посвятить себя на служение единому Богу.
Наслышавшись о неизмеримых лесах севера и зная, что еще при преподобном Сергии и с его благословения из Троицкого монастыря ушли туда некоторые и основали там собственные монастыри и пустыни, преподобный Арсений в 1527 (или в 1529) году вышел из монастыря и направил свой путь в эту сторону, для него совершенно неизвестную. Он обошел много лесов и пустынных дебрей, ища для себя удобного места, и наконец, руководимый Промыслом, достиг Вологодской страны. Здесь, незадолго пред тем временем (около 1525 года),
в расстоянии 40 верст к северо-западу от г. Вологды, в верховьях малой речки Бабайки явилась чудотворная икона Божией Матери Одигитрии. Услышав об этом новом знамении милосердия Божия, преподобный Арсений пошел в то пустынное место, где явилась икона, и, соорудив себе малую келлию, стал подвизаться в ней в посте и молитве. Но со времени явления св. иконы пустынное место перестало быть безмолвным от множества приходивших туда богомольцев, поэтому, пробыв здесь несколько времени, он оставил свою келлию в основание будущей Мяслянской пустыни и снова пошел странствовать по болотам и дебрям Комельского леса, усердно прося Господа, чтобы Он Сам указал ему место для жительства.
И через некоторое время в густой чаще леса, у слияния речек Лежа и Кохтыш, в 40 верстах от Вологды, с его плеч сорвало ношу. Преподобный присел отдохнуть и вдруг увидел необыкновенный свет, озаривший окрестность. Уразумев от­кровение Божие, святой Арсений на месте явления света построил себе небольшую келлию и начал подвизаться в посте и молитве, дни проводя в труде, а ночи — в бдении. Он думал, что зашел в такую лесную глушь,
в которой никто уже его не потревожит и не нарушит его безмолвия, но видно нет на земле такого места, где бы искушение не могло постигнуть человека. «Видевше себе беси поругани бываемы от блаженнаго Арсения и изгоними от места того святаго, воздвигоша брань на него и многа искушения и досаждения святый претерпе от них», — говорит описатель его жития. Не возмогши победить подвижника сами, невидимые враги насылали на него видимых в лице окрестных жителей, возбуждая в них зависть и гнев против святого. Крестьяне, ходившие сюда то для рубки леса, то для звериной и рыбной ловли, сочли себе помехой уединенную келлию пустынника, опасаясь, чтобы со временем она не разрослась в монастырское общежитие и не овладела окрестными землями. Чтобы изгнать его из пустыни и удержать за собой землю, они стали наносить преподобному различные обиды и притеснения. Смиренный старец противопоставлял им сначала христианское терпение и кротость, стараясь победить их злобу своей лю­бовью; потом, когда притеснения сделались слишком часты и невыносимы, так что однажды злые люди, пришедши в келлию и не заставши в ней самого Арсения, убили жившего с ним келейного его старца, тогда он, по слову апостола, дал место гневу (Рим. 12, 19) и, оставивши Комельскую пустыню, удалился оттуда верст за тридцать в дикий Шилегонский лес, на речку Шингор. Полное уединение этого места вполне соответствовало сердечному влечению святого Арсения служить Господу в безвестной пустыни. И, прилагая труды к трудам и подвиги к подвигам, блаженный подвижник, как огнем, горел любовью к Богу, вперив к небу ум свой. Но сколько ни нравилась ему эта уединенная жизнь и как он ни рад был своему безмолвию, оно скоро должно было пре­кратиться.
Господь, не желая доле оставлять светильника Своего как бы под спудом, восхотел, чтобы это духовное сокровище обогатило и других и чтобы подвиги его послужили примером и назиданием для многих. Крестьянин Алексей Охотин один раз пришел в Шилегонский лес с собаками ловить зверей, и собаки отбежали от него, и он, отыскивая их, нечаянно набрел на келлию отшельника. Старец принял его с отеческой любовью и стал спрашивать у него, как он нашел его келлию, так как преподобный до него не видел в лесу ни одного человека и не знал, далеко ли находятся селения. Когда охотник рассказал ему подробно обо всем, то преподобный, видя в нем человека простого и доброго, долго беседовал с ним, поучая страху Божию, и, отпуская, он велел ему искать собак по речке Шингоре на мысу Кривике и при этом сказал: «Там найдешь их с большой добычей». Удивился охотник прозорливости старца, когда в самом деле нашел своих собак с добычей именно на том месте, где сказал ему преподобный. Добычей, пойманной собаками была дорогой цены лисица, с которой охотник тотчас же возвратился к келлии старца и просил его принять ее в дар, но старец отказался от подарка и посоветовал жертво­вателю употребить цену ее на милостыню. Через этого охотника келлия Арсения сделалась известной и один за другим стали приходить к нему из окрестности для духовных бесед монахи и миряне. Старец всех принимал с отеческой любовью, поучал всем сердцем любить Господа, пролившего за нас кровь Свою на кресте, и ближних как самих себя. Когда некоторые из посетителей, желая постоянно иметь его своим наставником и руководителем в духовной жизни, стали принимать от него пострижение и селиться близ его келлии, преподобный Арсений водрузил крест и построил часовню для общей молитвы. Таким образом в дремучем Шилегонском лесу составилось братство любителей безмолвия и основалась пустыня, известная впоследствии под названием Александро-Коровиной (позднее Троицкая пустынская церковь).
Уже около семи лет преподобный Арсений подвизался в Шилегонском лесу, довольный его безмолвием, как в 1538 году казанские татары неожиданно вторглись в Вологодские пределы, сжигая селения, а беззащитных жителей грабя, убивая и уводя некоторых с собою в неволю. Ужас распространился
в стране, и жители, чтобы спастись от смерти, толпами бежали из селений
в Шилегонский лес, где находилась пустыня преподобного, думая найти себе защиту в неприступности места, удаленного от дорог. Варвары хотели было проникнуть и туда вслед за бежавшими жителями, но были удержаны Промыслом по молитвам человека Божия, так что все те, которые искали себе убежища
в его пустыни, остались невредимы. После ухода татар многие из жителей
не захотели более возвратиться на пепелища своих жилищ и поселились со своими семействами близ келлии отшельников, вследствие чего любимое преподобным безмолвие было нарушено близостью мирского шумного селения. Тогда Арсению пришла мысль опять идти в Комельский лес на прежнее свое место, и когда он объявил о своем намерении жившим с ним пустынникам, то один из учеников его, инок Герасим, не захотевши разлучиться со своим наставником, пожелал отправиться с ним.
Еще в 1530 году великим князем была выдана преподобному Арсению жалованная грамота, которой строго запрещалось всем около пустыни его
в Комельском лесу на речке Кохтыше во все стороны на две версты рубить лес, ставить новые поселения, заниматься звероловством и обращать в свое владение землю или лес. Но, испытавши после того столько притеснений и обид, препо­добный Арсений решился снова идти в Москву искать защиты от своеволия грубых людей и в 1539 году получил новую грамоту с большими правами и наделом земли уже на пять верст. Тогда, поручивши управление Шилегонской пустыней одному из своих учеников, преподобный Арсений с Герасимом отправился в Комельский лес, водворился на своем прежнем месте и стал рубить лес, расчищать и приготовлять землю под поля и огороды для будущей обители. Труд шел успешно, ибо препятствий со стороны жителей теперь уже не было. Но когда пустынники завели несколько голов рогатого скота, то стали их обижать медведи, чем причиняли подвижникам постоянный труд и беспокойство. Однажды, когда медведь напал на корову, прозорливый старец молитвой остановил и связал зверя, приказавши своему ученику идти и наказать его, чтобы он более не тревожил их. Герасим пошел и начал сечь зверя лозой, и медведь не только не рассвирепел и не бросился на него, но, как бы сознавая свою вину, поклонился ему до земли и ушел на свое место. С того времени звери перестали нападать на монастырский скот. Такова была вера и сила молитвы старца и истинно детская простота и послушание ученика!
Когда рядом с отшельником стали селиться иноки, преподобный Арсений по благословению епископа Вологодского Алексия (1525—1543) построил храм, который был освящен 2 июля 1541 года в честь Положения ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне. Так возникла Комельская Ризоположенская обитель. Преподобный Арсений не жалел ни сил, ни времени, чтобы наставить иноков и приходивших посе­лян истинам православной веры и правилам христианской жизни. Он часто сам ходил в селение, на покосы и проповедовал слово Божие. Не забывал святой Арсений и Шилегонской обители, которую также нередко посещал и назидал братию.
Преподобный Арсений не любил лжи и обличал людей, допускавших обман. Однажды крестьяне близлежащего села испросили у преподобного разрешение на ловлю рыбы в пределах монастырского участка в реке Леже. Старец, благо­словив их, сказал, чтобы в случае хорошего улова они принесли часть рыбы в монастырь. По молитве преподобного улов был хороший, но рыбаки скрыли лучшую долю. Преподобный Арсений обличил их лукавство, и рыбаки принесли искреннее покаяние. Особенно строг был преподобный к тем, кто нарушал воскресные дни и оскорблял их святость работой на пользу своего дома. Однажды одна крестьянка в воскресный день вышла в поле жать. В то время преподобный находился в этом селе и, узнав об этом, велел ей прекратить работу и помолиться Богу. Крестьянка сначала послушалась, а затем вновь пошла в поле. Тогда по молитве праведника поднялся ветер и разметал все снопы непослушной женщины.
В служении Богу и ближним, в труде и молитве прошла жизнь преподобного Арсения. Достигнув старости и 45 лет проведя в иноческих подвигах, он почувствовал упадок телесных сил и, ожидая близкой кончины, отказался от управления монастырём. Ученика своего Герасима он благословил быть его строителем, а сам затворился в келье и начал готовиться к смерти. Когда болезнь усилилась до того, что он не мог уже выходить из кельи, он приказал собрать к себе всю братию и со смертного одра преподал им последнее наставление. Со слезами просил и молил их после смерти его любить друг к друга, исполнять весь церковный и монастырский устав по отеческому преданию. Тихо предал дух свой преподобный Арсений Богу 24 августа 1550 года.
Вскоре после преставления его Господь Бог прославил своего угодника, и гроб его стал источником исцелений. К сожалению первоначальное, подробное описание жизни и чудес его для нас навсегда утрачено в пожаре 1596 года, когда трапезная Сергиевская церковь совсем находившимся в ней имуществом вспыхнула огнём. В рукописной книге: "служба и чудеса преподобного Арсения", пожертвованной в монастырь в 1660 году, начиная с 1602 по 1657 год, записано 17 чудес. Приведём здесь некоторые из них.
Боярский сын Василий Максимов Скорпиев, имевший поместья на Комёле, неподалёку от обители преподобного Арсения, взят был в плен и уведен в Литву. Находясь долгое время в неволе, он призывал на помощь Арсения и обещался постричься в его обители, если Бог молитвами его даст ему возможность возвратиться в отечество. Постоянно тоскуя о домашних и родине, он впал в тяжкую болезнь, но и тогда не переставал просить и надеяться на помощь преподобного. Преподобный Арсений однажды ночью явился ему во сне и указал ему путь для бегства, сказал ему: встань Василий и поди в путь свой". Тотчас же пробудившись ото сна, Василий почувствовал себя совершенно здоровым и немедленно отправился в указанный ему путь через сырое болото. Во время пути, когда литовцам случалось догонять беглеца или встречаться с ним, он начинал призывать преподобного Арсения и проходил незамеченный ими. Достигнув благополучно своей родины, он пришёл в монастырь и припадая к гробу преподобного, объявил игумену и братии о своем чудесном избавлении от болезни и от плена молитвами Арсения.
В праздник Божьей Матери (2 июля 1639 года) приведён был в монастырь отрок Иоанн Михайлов Синборовский, одержимый лютой болезнью, когда его приложили к гробу преподобного, он тотчас же стал здоровым.
Комельский помещик боярский сын Порфирий Васильев Скорпиев полтора месяца был нездоров правой рукой так, что не только что-нибудь взять ей не мог, но даже и перекреститься. Обратившись за помощью к врачам и не получив от них никакой пользы, он вспомнил о чудесах, совершавшихся при гробе преподобного. Придя в монастырь, припал к его гробу и после совершения о нём молебного пения рука его стала здоровой, как и другая.
Арсениев монастырь имел 237 душ крестьян, по штатам 1764 года он оставлен в III классе с игуменским настоятельством.
Описание многочисленных чудес, входившее
в житие преподобного, сгорело во время пожара в 1596 году. Позднее житие было восстановлено в кратком виде по сохранившимся записям иноком обители Иоанном.
Через 100 лет игумен Комельского монастыря Иоасаф (1656—1665) построил на месте прежнего храма новый, каменный, с двумя приделами: во имя преподобного Сергия Радонежского и преподобного Арсения — над местом его погребения. Позднее над мощами преподобного была устроена гробница.

0

9

...........................ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 6 СЕНТЯБРЯ
Собор Московских святых (а также на 5 сентября)
http://s49.radikal.ru/i123/0909/bf/02d5a1a3ccdf.jpg
Через всю историю земли Московской красной нитью проходят жития святых - великих князей и патриархов, являющихся хранителями первопрестольной, помогавших ей в самые, казалось бы, безысходные времена не только выстоять против политических и стихийных ненастий, но и приукрашаться не переставая.
Иностранцы, путешествующие по допетровской России с удивлением отмечали самоотверженную религиозность, набожность москвичей - их долгое стояние на службах, продолжавшихся по нескольку часов, истовость в соблюдении постов, щедрые пожертвования "на храм". Немудрено, что Русская земля со времени своего Крещения произрастила множество духовных плодов - святых подвижников, угодивших Богу своими подвигами и благочестивой жизнью.
В отличие от киевских святых, обязанных поклонением прежде всего своим личным достоинствам, безупречному поведению и силе духа (Борис и Глеб, святые Антоний и Феодосий, печерские монахи), московские святые возвышаются главным образом своими державными добродетелями, работе на Московское государство.
Святой благоверный князь Даниил Московский
Небесный хозяин Москвы - так называют православные жители столицы первого Московского Князя Даниила. После кончины великого русского правителя благоверного Александра Невского, младший сын его - Даниил Александрович - получил в удел град Москву, тогда маленький провинциальный город. Он же первым и возвысил будущую столицу России, украсив ее многими новыми зданиями, храмами, монастырями. После него Москва стала заметным и крепким городом, известным уже по всей Руси Святой. Поэтому, князь Даниил может считаться не только родоначальником князей Московских, но и зачинателем грядущего мощного Русского государства.
Подобно своему славному отцу, князь Даниил отличался воинской удалью и храбростью. И подобно ему удостоился святости. Гораздо чаще, чем подвигами, он восхищал народ свой умением умиротворять людей, пресекать пагубную междоусобицу, побеждать чаще не оружием, а христианским смирением. Сыновья Александра Невского враждовали между собой, деля власть на Руси. Лишь благодаря миротворчеству Даниила, на съезде 1295 года в Дмитрове они, наконец, помирились.
В честь своего небесного покровителя, святого Даниила Столпника им была сооружена на берегу Москвы деревянная церковь, вокруг которой вскоре зародился и мгновенно возрос Свято-Данилов монастырь. Князь содержал первую московскую обитель полностью за свои деньги, выделил ей луга и земли, крестьянские дворы и рыбные ловли. Здесь была собрана первая московская библиотека. Кроме Свято-Данилова князь возвел Богоявленский монастырь, храм Преображения Господня на Боровицком холме, а на Крутицах - Архиерейский дом и храм Петра и Павла. Но именно в Свято-Даниловом монастыре князь Даниил Александрович принял схиму незадолго до своей кончины.
Святитель Петр, митрополит Московский
Нелегка была ноша Московских правителей в эти трудные, полные лишений и опасностей годы. Но всегда бок о бок с Московскими князьями труждались на пользу отечеству духовные отцы русского народа - Московские митрополиты. Они жили в годины татарского ига, нашествия западных иноплеменников, иноверцев, великих междоусобных смут, являя нам пример любви к родине. Во многом земля российская обязана этим самоотверженным людям, и православные жители Москвы всегда чтили и чтут их, как небесных покровителей города Москвы и молитвенников за наше Отечество.
Первый из них - Святитель Петр, родителям которого еще до его рождения была предсказана стезя святости для их сына, в 12-летнем возрасте, успешно изучив книжные науки, поступил в монастырь, где с ревностью исполнял послушания и немало времени уделял изучению Священного Писания и иконописи.
Вскоре за добродетельную подвижническую жизнь Петр был рукоположен в сан иеромонаха, и спустя несколько лет подвизался в уединении на реке Рате, а впоследствии стал игуменом выросшего здесь Новодворского монастыря.
О кротком и добродетельном игумене-подвижнике стало известно далеко за пределами обители, а по кончине Владимирского митрополита Максима Бог избрал для окормления Русской Церкви святого Петра.
Много трудностей испытал Первосвятитель в первые годы управления Русской митрополией. В страдавшей под татарским игом Русской земле не было твердого порядка, и святителю Петру приходилось часто менять места своего пребывания. Живя сначала в Киеве, потом во Владимире, митрополит часто бывал и живал подолгу в Москве, благодаря чему у него завязалась тесная дружба с Иваном Калитой. В августе 1326 года Петр благословил московского князя заложить соборный храм Успения в Московском Кремле. А в 1325 году митрополичья кафедра была перенесена из Владимира в Москву, что имело большое значение для всей Русской Земли.
Много сил потратил святитель на усмирение вражды между русскими князьями и поддержание мирных отношений с татарскими правителями. Еще в 1312 году совершил он поездку в Орду, где получил от хана Узбека грамоту, охранявшую права русского духовенства. А позже Петр пророчески предсказал освобождение от татарского ига и будущее возвышение Москвы как центра всей России. Здесь же, в Москве, скончался он 21 декабря 1326 года. По его смерти у гроба святителя князья целовали крест в знак верности великому князю Московскому. Как особо чтимый покровитель Москвы святитель призывался в свидетели при составлении государственных договоров, ни одно значительное государственное начинание не обходилось без молитвы у гроба святителя Петра.
Святитель Феогност, митрополит Московский

Преемник Петра Феогност также избрал Москву для митрополичьей кафедры, поселился на митрополичьем подворье в Москве, у гроба Петра. Здесь, управляя паствой, стал советником московских князей, стремясь укрепить город как центр единодержавия на Руси. Святитель восстановил многие храмы после страшного пожара 1343 года, опустошившего Москву, а в 1353 году скончался.
Святитель Алексий, митрополит Московский
Еще при жизни Феогност выбрал себе преемника - Владимирского епископа Алексия - и очень благоволил ему. Будущий митрополит уже в детстве понял свою богоизбранность, рано обнаружил склонность к духовной жизни и монашеским подвигам. К 15 годам он постригся в монастырь, руководимый замечательным подвижником старцем Стефаном - братом Сергия Радонежского. Однако судьба готовила ему другие подвиги - служение во имя отечества.
Это было тяжелое для страны время. Русская Церковь раздираема была великими распрями, в частности из-за претензий митрополита Литвы и Волыни Романа. Желая положить конец смутам, святитель Алексий отправился в Константинополь к Вселенскому Патриарху. Патриарх Каллист посвятил его в архиепископа Киевского. В дальнейшем святителю пришлось принять участие в продолжительной и упорной церковно-политической борьбе, которая привела к прискорбному разделению Русской митрополии.
Несмотря на все смуты, святитель всячески заботился о своей пастве, о строительстве монастырей, о благоустройстве монашеской жизни, устроил три монастыря в Москве - Чудов, Спасский Андроников и Алексеевский.
Сыграл митрополит и немалую роль в отношениях с Золотой Ордой. В в 1357 году он совершил поездку в ханскую ставку Джанибека, где он чудным образом исцелил царицу Тайдулу, страдающую слепотой. Надо сказать, что святителя с почестями встретили в ставке хана - их владычества очень уважали наших митрополитов, почитая их и даже освобождая от всяческих пошлин. В знак благодарности Джанибек подарил митрополиту Алексию свой конюшенный двор в Московском Кремле, а также святитель получил от хана ярлык с освобождением Русской церкви от даней и поборов.
Святой благоверный князь Дмитрий Донской
Когда скончался великий князь Иоанн Иоаннович, митрополит взял под свою опеку его малолетнего сына Димитрия - будущего великого правителя московского княжества и победителя Золотой Орды Дмитрия Донского. Радея о государстве, святой владыка немало потрудился, чтобы примирить и смирить строптивых князей, не желавших признавать власть Москвы. Димитрий Донской первый из великих князей московских ясно и определенно заявил о стремлении к государственному единодержавию.
Спустя три года после кончины митрополита войска святого благоверного князя одержали историческую победу на Куликовом поле, приведшую к росту могущества Московского княжества.
О детстве будущего великого князя, сына Иоанна Красного и великой княгини Александры известно совсем немного. "Воспитан же был он в благочестии и славе, с наставлениями душеполезными, - говорится в "Слове о житии..." Димитрия Иоанновича, - и с младенческих лет возлюбил Бога. Еще юн был он годами, но духовным предавался делам, праздных бесед не вел, и непристойных слов не любил, и злонравных людей избегал, а с добродетельными всегда беседовал ".Это не удивительно, ведь детство будущего воителя прошло под влиянием его воспитателя, долгие годы заменявшего ему отца, благодаря чему с самого начала жизни великий князь был приобщен к среде русского подвижничества, впитал в себя православный дух русского народа. Немало сделал для юного князя и другой русский подвижник - преподобный Сергий Радонежский, наставлявший его в духовных и телесных подвигах.
Великий князь-отрок постигал науку московской политики, заключавшейся в сочетании силы и милосердия. С его именем связано строительство целого ряда новых монастырей и храмов, в том числе Николо-Угрешский монастырь под Москвой и церковь Всех святых на Кулишках в Москве, а также каменный Успенский собор Симонова московского монастыря.
Князь привык действовать в уповании на единого Бога, - и потому, имея Бога своим Помощником, он оказался в силах выступить против Орды. Под влиянием Церкви в его душе сформировалась и укрепилась идея единой Русской земли. Противостояние татарам мыслилось ему не одинокой оппозицией Московского княжества, но отпором со стороны союза всех русских уделов, стремившихся не только освободить свою родную землю, но и защитить веру.
Под руководством митрополита и преподобного Сергия князь постепенно приобретал ту особую мудрость государственного правителя, которую современники связывали с его личностью. Москва возвышалась. Она укрепила союз и с Суздалем, завершившийся в 1366 г. браком великого князя Димитрия и суздальской княжны Евдокии Димитриевны.
Преподобная Евфросиния, в миру Евдокия
Семейная жизнь великокняжеской четы проходила под духовным руководством наставников - святых митрополита Алексия и Сергия Радонежского, который крестил двух сыновей Димитрия и Евдокии. Восприемником других был преподобный Димитрий Прилуцкий.
Святая княгиня была строительницей храмов и монастырей в Москве и в Переяславле-Залесском, городе-резиденции Великого Князя. В Кремле она основала Вознесенский женский монастырь, а в память Куликовской битвы заложила церковь Рождества Богородицы. В 1395 году, при нашествии Тамерлана на южные границы Руси, по ее совету, была принесена в Москву Владимирская икона Божией Матери, чудесно защитившая Русскую землю. Втайне предаваясь подвигу поста, княгиня под пышными княжескими одеждами носила вериги. По ее указанию был написан знаменитый образ Архистратига Михаила, ставший впоследствии храмовой иконой Архангельского собора Кремля.
Воспитав пятерых сыновей (шестой умер в младенчестве), после кончины Дмитрия Ивановича, горько оплакав любимого мужа, княгиня приняла постриг в основанном ею монастыре с именем Евфросиния. В молитве и подвиге свершив остаток своего жизненного пути, она, так же как и ее супруг - освободитель, удостоилась святости.
Святитель Фотий, митрополит Московский
Не успела еще русская земля избавиться от грабительских набегов татар, когда в начале XV века юго-западные епархии Русской церкви оказались под все возрастающим влиянием католической Польши. В то время многотрудная ноша Предстоятеля Русской Церкви лежала на святителе Фотии. 22 года подвизался он на этом посту. В тяжелых условиях войн, междоусобных браней, грабительских набегов татар он сумел высоко поднять духовное значение и благолепие храмов Московской кафедры. Благосостояние Церкви позволяло святителю Фотию оказывать большую помощь оскудевшему Константинопольскому Патриархату, укреплять международное значение Русской Православной Церкви и Русского государства. Враги Православия не раз пытались воспрепятствовать церковно-патриотическому служению Фотия: хан Едыгей, разоривший за два года до того Русскую землю, предпринял новый поход с целью захвата в плен самого митрополита. Но Бог сохранил праведника: накануне захвата Владимира, не подозревая об опасности, святитель выехал в загородный Святоозерский монастырь.
Святитель Иона, митрополит Московский
Однажды Фотий посетил Симонов монастырь и пожелал после молебна благословить иноков, исполнявших разные послушания. В пекарне он увидел уснувшего от многих трудов Иону, бывшего иноком многие годы с 12-летнего возраста, благословил спящего и предсказал присутствующим, что этот инок станет великим святителем Русской Церкви.
Предсказание святителя Фотия исполнилось. Через несколько лет Иона был поставлен епископом Рязанским и Муромским, а после смерти Фотия Собор русских иерархов избрал Иону митрополитом Московским и всея Руси. Посвящение его, по благословению Патриарха Константинопольского Григория III, было впервые совершено русскими архиереями в Москве
За труды на благо Церкви святой Иона удостоился от Бога дара чудотворений и прозорливости. Самым значительным чудом следует считать спасение Москвы от татар и прекращение в ней пожара по молитве угодника. В 1451 г. татары неожиданно подступили к Москве и готовились напасть на город, но после совершения митрополитом крестного хода по стенам города, в рядах татар произошло неожиданное смятение, и они в страхе и панике обратились в бегство.
Святитель Макарий, митрополит Московский
В 1542 году в Русской Церкви встал вопрос об избрании на Московскую кафедру нового митрополита. Промыслом Божиим выбор пал на Новгородского владыку Макария, которому было тогда около 60 лет.
XVI век был веком расцвета Русского государства. Россия была единственной православной страной, над которой не тяготело иноземное иго. И вот в 1547 году в Москве, оплоте православия, впервые в истории состоялось царское венчание Московского государя - Ивана IV, которое совершил святитель Макарий. Событие это имело особое значение, так как оно было совершено в Москве, а не в Константинополе, и совершилось митрополитом, а не патриархом. Теперь православные всего мира с надеждой и упованием взирали на единственного в мире православного царя.
Вскоре митрополит Макарий благословил царя идти на Казань и предсказал ему грядущую победу и одоление. Позднее в память об этом событии был построен в Москве собор Покрова на Рву, известный ныне как храм святого Василия Блаженного. Глава Русской Церкви сам освятил этот дивный собор, жемчужину русской архитектуры. Святитель созывает в Москве два Собора, которые по праву остались в истории Русской Церкви с именем Макарьевских. На них решался вопрос прославления русских святых - митрополита Ионы, благоверных князей Александра Невского, Всеволода Псковского, Михаила Тверского; преподобных Пафнутия Боровского, Макария Калязинского, Александра Свирского, Никона Радонежского, Саввы Сторожевского, что вызвало большой духовный подъем в русском обществе.
В начале 1551 года митрополитом был создан Стоглав - сборник решений церковного собора - ставшего одним из памятников средневековой русской литературы. В нем рассматривались самые различные вопросы, касающиеся внешности христианина и его поведения и благочестия, церковного благочиния и дисциплины, иконописи и духовного просвещения.
Святитель Макарий внес огромный вклад в развитие древнерусской письменности - он поставил целью собрать вообще всю "чтомую" на Руси духовную литературу. Это начинание получило в истории именование Великие Макарьевские Четьи Минеи.
По его инициативе был создан первый систематический труд по русской истории - "Книга степенная царского родословия". Святитель Макарий стал покровителем печатного дела на Руси, при нем в Русском государстве впервые начинается печатание книг. С его благословения печатаются знаменитые "Апостол" и "Часослов" Ивана Федорова.
О высоте его духовной жизни свидетельствуют и случаи прозорливости. Он предсказал взятие русскими войсками Казани и Полоцка. Известно, что митрополит провидел грядущие бедствия Русской земли, которые принесла ей опричнина, учрежденная царем вскоре после его блаженной кончины.
Смелость и самоотверженность митрополита также внушала уважение. Это он во время великого пожара в Москве в 1547 чуть не задохнулся от дыма, когда выносил из огня образ Богородицы, написанный чудотворцем Петром. Не раз приходилось ему вступать в спор с грозным царем Иваном IV, что было не менее опасно, чем спорить с пламенем.
Блаженный Василий
Современником святителя Макария был удивительный святой, которого москвичи называли нагоходцем,- Василий Блаженный.
Согласно церковному преданию, Василий Блаженный родился в декабре 1468 года на паперти подмосковного Елоховского храма в честь Владимирской иконы Божией Матери, где мать его Анна горячо молилась.
В 16 лет Василий пришел в Москву и начал трудный подвиг юродства: в лютый мороз и палящий зной он ходил нагим и босым по московским улицам, обличая неправду, совершая странные для окружающих поступки - то опрокинет лоток с калачами, то прольет кувшин с квасом - и терпя за это побои. Но потом оказывалось, что и калачи испечены дурно, и квас негоден.
Много чудес совершал святой Василий. Проповедуя милосердие, помогал тем, кто стыдился просить милостыню. За ним была и слава предсказателя будущего. В 1547 году он предсказал великий пожар Москвы. Святой Василий горячо молился перед Владимирской иконой Божией Матери об избавлении Москвы от нашествия иноплеменных, когда хан Гирей подступал к столице Руси.
Для него не было лицеприятия - он осуждал тех, кто вел себя недостойно христианского звания, и предсказывал милость от Господа тем, кто основывал свою жизнь на христианских духовных ценностях. Доставалось от него и царю Иоанну Грозному за его неблагочестивые поступки. Тем не менее, царь очень почитал святого и благоволил ему. Когда Блаженный Василий скончался, его отпевал сам митрополит Макарий, а царь Иоанн Грозный нес на руках его святые останки.
Святитель Филипп, Митрополит Московский
Большое влияние на царя Иоанна Грозного оказывал и еще один московский святой - преемник митрополита Макария - Филипп. Происходил он из знатного рода Колычевых, которым благоволил отец тогда еще отрока Иоанна, Великий князь Василий III. Это давало ему возможность сделать карьеру на поприще государственного служения. Но с детства тяготившийся суетностью мирской жизни, в 30-летнем возрасте будущий святитель, в миру - Феодор, в тайне от родных ушел в Соловецкий монастырь.
Он выполнял самые тяжелые послушания: рубил дрова, копал землю, работал на мельнице, в монастырской кузнице, любил подолгу удаляться для молитвенного уединения, а впоследствии стал игуменом обители.
Но Господь готовил святого угодника для иного служения и иного подвига. В Москве о соловецком отшельнике вспомнил любивший его когда-то в отроческие годы Иоанн Грозный. Царь надеялся, что найдет в святителе Филиппе верного сподвижника, духовника и советника, который по высоте монашеской жизни ничего общего не будет иметь с мятежным боярством. Святость митрополита, по мнению Грозного, должна была одним кротким духовным веянием укротить нечестие и злобу, гнездившуюся в Боярской думе. Выбор первосвятителя Русской Церкви казался ему наилучшим.
Святитель долго отказывался возложить на себя великое бремя предстоятеля Русской Церкви. Духовной близости с Иоанном он не чувствовал. Он пытался убедить царя уничтожить опричнину, Грозный же старался доказать ему ее государственную необходимость. Наконец, Грозный царь и святой митрополит пришли к уговору, чтобы святому Филиппу не вмешиваться в дела опричнины и государственного управления, не уходить с митрополии в случаях, если царь не сможет исполнить его пожеланий, быть опорой и советником царя, как были опорой московских государей прежние митрополиты. 25 июля 1566 года свершилось посвящение святого Филиппа на кафедру Московских Святителей, к сонму которых предстояло ему вскоре присоединиться.
Святитель Филипп не раз решался противостать Грозному. Он не раз выступал против обилия казней, количество которых все возрастало, и беззаконий опричников. После того, как митрополит открыто стал порицать царя и его свиту, участь святителя-исповедника была решена. Над Митрополитом Филиппом был устроен соборный суд в присутствии поредевшей Боярской думы, потом его долго томили в подвалах московских монастырей. Наконец, отвезли в заточение в Тверской Отрочь монастырь. Там год спустя святитель принял мученическую кончину от руки Малюты Скуратова.
Святитель Иов, патриарх Московский
Разделавшись с неугодным духовником, Иоанн Васильевич вскоре обратил свое благосклонное внимание на инока Старицкого Успенского монастыря Иова, который вскоре был возведен в сан архимандрита, а в 1587 году, уже после смерти монарха сделался митрополитом Московским.
При царствующем боярине Борисе Годунове московский митрополит Иов был возведен в сан патриарха. До тех пор Русская Православная Церковь была лишь митрополией (отделением) Вселенской Константинопольской патриархии, несмотря на то, что уже почти полторы сотни лет после падения Константинополя фактически являлась автокефальной (самоуправляемой). Теперь же возведение русского митрополита в сан патриарха повысило значимость Русской Церкви: Москва - столица самого крупного православного государства - становится одним из столпов православия в мире.
В смутное время Патриарх Иов, будучи уже старым и больным, обличал беглого монаха Григория Отрепьева, обманщика и самозванца, выдававшего себя за убиенного царевича Дмитрия, а позже и предал анафеме Лжедимитрия и поддерживающих его изменников. После кончины Годунова, когда в Москве вспыхнул бунт, и город был сдан самозванцу и полякам, Патриарх отказался присягнуть Лжедимитрию и был низложен. Слуги Лжедимитрия ворвались в Успенский собор Кремля, чтобы убить патриарха. Святитель молился в это время перед Владимирской иконой Божией Матери. Сторонники самозванца сорвали с патриарха архиерейское облачение и не дали окончить Литургию. Он претерпел множество поношений и был сослан в Старицкий Успенский монастырь.
Священномученик Ермоген, Патриарх Московский
В конце дней своих святитель Иов благословил на патриаршество митрополита Ермогена. Патриарх происходил из донских казаков, был священником в городе Казани, после принял монашество и стал архимандритом. В 1589 г. был посвящен в архиерейский сан на казанскую кафедру и стал первым Казанским митрополитом.
Деятельность Патриарха Ермогена совпала с трудным для Русского государства периодом - нашествием самозванца Лжедмитрия и польского короля Сигизмунда III. В 1605 году святой Ермоген имел мужество оказать сопротивление Лжедмитрию I по вопросу о его браке с Мариной Мнишек и за свою твердость подвергся опале. После смерти Лжедмитрия царь Василий Иванович Шуйский в 1606 году собрал в Москве собор русских епископов, которые избрали Ермогена Казанского на патриаршую кафедру. Святитель все свои силы посвятил служению Церкви и Отечеству. С особым вдохновением противостоял святитель изменникам и врагам Отечества, желавшим ввести в России униатство и католичество и искоренить Православие. Грамоты, рассылавшиеся Патриархом Ермогеном по городам и селам, возбуждали русский народ к освобождению Москвы от врагов и избранию законного русского царя. Москвичи подняли восстание, в ответ на которое поляки подожгли город, а сами укрепились в Кремле. Совместно с русскими изменниками они насильно свели святого Ермогена с Патриаршего престола и заключили в Чудовом монастыре. Уже из заточения священномученик Ермоген обратился с последним посланием к русскому народу, благословляя освободительную войну против завоевателей.
Русские полки очистили Москву от поляков 22 октября 1612 г. Но тот, кто подготовил это торжество, не дожил до этой радости - в феврале того же года святейший Патриарх Ермоген скончался мученической смертью от голода.
Святитель Филарет, Митрополит Московский и Коломенский
Прошло более 200 лет. Уже отгремела гроза 1812 года, отбушевали страшные Московские пожары. Россия жила бурной жизнью XIX века. За это время Петром Первым было отменено патриаршество, что не лучшим образом сказалось на Православной Церкви. Русское православие, оскудевшее святостью и еще более мудростью, было раздираемо всевозможными ересями, росшими в первую очередь в среде русской интеллигенции, которой недоставало по-настоящему просвященных пастырей. В августе 1826 года в день своей коронации царь Николай I возвел в сан Митрополита Московского архиепископа Филарета (Дроздова), прошедшего к этому времени нелегкий путь от семинариста до высшего церковного иерарха. Человек этот, помимо аскетических свойств своей натуры, достойной своих древних предшественников, обладал еще и незаурядным умом, высокой образованностью, а также удивительнейшим даром красноречия. В историю нашего православного государства он вошел, прежде всего, как автор множества трудов по богословию, по которым и по сей день сверяют свой жизненный и духовный путь миряне и священнослужители.
Многие его проповеди переведены на разные языки мира. А главным его трудом был перевод на русский язык Священного Писания Ветхого и Нового Завета. В истории России он оставил след не только как истый поборник решения многих общецерковных вопросов той эпохи, но и как участник подготовки манифеста об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Неоценима его роль в создании храма Христа Спасителя, на строительство которого он внес немало своих личных средств. Именно он произвел выбор сюжетов для горельефов, ему принадлежит идея создания главного иконостаса в форме часовни.
Вся его долгая жизнь - пример служения своему Отечеству. Деятельность на педагогическом, научном, административном поприще, отстаивание интересов Церкви перед светской властью снискали митрополиту Филарету славу ревнителя православной государственности в те сложные годы.
Святитель Тихон, патриарх Московский
Однако приближалось еще более страшное время - 1917 год. Когда, казалось, не выстоит православная вера, когда у людей исчезала последняя надежда, появляется, словно Божий посланник, Первосвятитель Тихон, чтобы святым Патриархом-мучеником.
Родившийся в благочестивой семье священника с патриархальным укладом, Василий Иванович Белавин был одним из лучших учеников в семинарии. Кротость, смирение, целомудрие, удивительная врожденная простота, так прежде присущая русскому народу, - все это сделало Василия любимцем товарищей-студентов, которые, шутя, однако из уважения, называли его Патриархом. В те времена не могло и в голову прийти, что это шуточное прозвище окажется пророческим. Предрек святителю его высокий пост и сам Иоанн Кронштадтский.
В 23 года ставший кандидатом богословия, будущий верховный пастырь прошел трудный жизненный путь, - возглавлял многие епархии, повсюду завоевывая безграничную народную любовь.
Вскоре после февральской революции архиепископ Тихон был избран на Московскую кафедру, и сразу же начал подготовку Поместного Собора, которые не собирались уже более 200 лет. Собор этот, после долгих дебатов постановил возродить патриаршество. "У нас больше нет Царя, которого мы любили, - говорил народ, - а потому мы хотим Патриарха".
Жребий пал на Московского митрополита Тихона. Невозможно представить сегодня всю тяжесть ответственности, которая легла на плечи нового Патриарха. Он оказался единственным законно избранным вождем народа, и народ необыкновенно любил и чтил своего архипастыря: проводимые им службы собирали толпы народа. Для подъема в народе религиозного чувства по его благословению устраивались грандиозные крестные ходы, в которых неизменно принимал участие Святейший. Безбоязненно служил он в храмах Москвы, Петрограда, Ярославля и других городов, укрепляя духовную паству.
Почти сразу после Октябрьской революции отношения государственной власти и предстоятеля Русской Православной Церкви приобрели характер острого конфликта, так как уже первые декреты советской власти коренным образом ломали и церковную, и народную жизнь.
Начались расстрелы духовенства. После попытки новых властей вооруженного захвата Александро-Невской и Почаевской Лавры Патриарх Тихон выпустил послание, в котором он выступил против осквернения святынь и гонения на церковнослужителей и простых верующих мирян. И хотя в послании речь шла лишь об отдельных "безумцах" и советская власть прямо не называлась, послание было воспринято как анафема советской власти.
Позже патриарх выступал против организованного Наркоматом вскрытия и ликвидации мощей во всероссийском масштабе, против закрытия монастырей, и власти обвинили его в пособничестве белому движению и в контрреволюционности. Его неоднократно заключали под домашний арест по обвинению в призывах к свержению советской власти.
Но патриарх продолжал бороться. Когда был опубликован декрет об изъятии церковных ценностей, положивший начало ограблению православных храмов и монастырей России, он расценил это действо, как "акт святотатства", за что и был арестован. Массовое народное сопротивление изъятию святынь повсюду было беспощадно подавлено. Суды, открытые процессы над "церковниками", расстрелы прокатились по всей России. Верховный архипастырь был объявлен контрреволюционером, белогвардейцем и содержался под стражей.
Через некоторое время ради облегчения положения Церкви патриарх подписал известное "покаянное" заявление, запомнившееся словами: "... я отныне советской власти не враг". Но вопреки надеждам чекистов, любовь народная к Патриарху Тихону не только не поколебалась в связи с его "отступлением", но стала еще больше. Он уповал на доверие народа, и народ действительно верил ему. Его поддержка верующему народу многим помогла не потерять веру и укрепиться в ней. Спустя много лет его имя было прославлено в сонме сотен российских исповедников и новомучеников, пострадавших в эти трудные для России и православия годы. Большинство из них - священнослужители, на плечи которых лег нелегкий труд пастырей в нелегкое время.
Алексий Мечев, Московский старец
Незадолго до смерти Святитель Тихон участвовал в погребении московского старца Алексея Мечева. Простой священник, отец Алексий оказал не меньше духовной помощи москвичам, чем сам Владыка. И пользовался любовью и покровительством не только мирян, но и высшего церковного руководства.
Еще отец его, Алексей Иванович Мечев, регент кафедрального хора, в детстве был спасен от смерти на морозе в холодную зимнюю ночь святителем Филаретом, митрополитом Московским и Коломенским. После митрополит постоянно заботился о мальчике, а в дальнейшем и о его семье. Это именно он дал сыну своего любимца имя в честь святого Алексия, человека Божия.
Рос Алексий в обстановке радушного гостеприимства и хлебосольства, выделялся среди родных мягкосердечием, тихим, миролюбивым характером. Еще в детстве за необычайную для его возраста серьезность и благочестие его прозвали "блаженный Алешенька".
В семинарию пошел по горячему желанию матери. Вскоре по ее окончании он был рукоположен во священника к церкви Николая Чудотворца в Кленниках, став вскоре ее настоятелем. Доставшийся ему храм был самым маленьким в округе и малопосещаемым. Зачастую служил батюшка литургии в одиночестве. Однако совершал богослужение ежедневно, а не 2-3 раза в неделю, как обычно в московских храмах, и первым ввел обычай причащаться ежедневно, а не раз в году, Великим постом, как это было принято среди москвичей.
Работал отец Алексий не покладая рук, в очень тяжелых условиях, но каждого приходящего встречал с любовью и безграничной добротой. Вскоре молва про доброго батюшку разошлась по всей столице и ее окрестностям. Скорбящие, обремененные горестями жизни, опустившиеся люди потянулись в этот храм. Особенно число прихожан выросло после 1917 года, когда отошедшие от Церкви, испытав многочисленные беды, устремились в храмы в надежде на помощь Божию. После закрытия Кремля в храм отца Алексия перешла часть прихожан Чудова монастыря. Появилось немало молодежи, студентов, которые увидели, что революция вместо обещанных благ принесла новые бедствия, и теперь стремились постичь законы духовной жизни.
На духовный подвиг отца Алексия благословил сам Иоанн Кронштадский, приезжавший в Москву в 1902 году. Истинными духовными друзьями отца Алексия были современные ему оптинские подвижники старец Анатолий и игумен Феодосий. Отец Анатолий приезжавших к нему москвичей направлял в Кленники: "Зачем вы ездите к нам? У вас есть отец Алексий".
Да и сам святейший патриарх доверял и благоволил московскому старцу. Недаром, сам приехал проводить его в последний путь.
Блаженная Матрона Московская
В трудное время Москву всегда оберегали святые покровители. Тогда, когда, казалось бы - помощи ждать неоткуда, - Господь посылал жителям столицы небесного заступника.
Вот и всего через два года по смерти московского "Доброго Пастыря" - отца Алексия Мечева, - в 1925 году здесь поселилась святая блаженная Матрона, которая до самой смерти не оставила столицу, несмотря на трудности с жильем. Часто меняла она квартиры, приходилось жить ей на Ульяновской, Пятницкой улице, в Сокольниках, в Вишняковском переулке, у Никитских ворот, в Петровско-Разумовском, гостила у племянника в Сергиевом Посаде, в Царицыно, на Арбате - в Староконюшенном переулке, зачастую в плохих условиях. Несколько раз чудом избегала ареста за то, что проживала без прописки. Но не роптала святая, и не уезжала, - знала, что нужна здесь.
В этом огромном столичном городе было множество несчастных, потерянных, отпавших от веры, духовно больных людей с отравленным сознанием. Живя около трех десятилетий в Москве, она совершала то духовно-молитвенное служение, которое многих отвратило от гибели и привело ко спасению.
Подвиг Матроны заключался в великом терпении, идущем от чистоты сердца и горячей любви к Богу. Именно о таком терпении, которое будет спасать христиан в последние времена, пророчествовали святые отцы Церкви. Как настоящая подвижница, блаженная учила не словами, а всей своей жизнью. Слепая телесно, она учила и продолжает учить истинному духовному зрению. Не имевшая возможности ходить, она учила и учит идти по трудному пути спасения.
Массовое отпадение людей от Церкви, воинствующее богоборчество, нарастание отчуждения и злобы между людьми, отвержение миллионами традиционной веры и греховная жизнь без покаяния привели многих к тяжким духовным последствиям. Матрона это хорошо понимала и чувствовала.
Своим близким матушка сочувствовала: "Как мне вас жаль, доживете до последних времен. Жизнь будет хуже и хуже. Тяжкая. Придет время, когда перед вами положат крест и хлеб, и скажут - выбирайте!" "Мы выберем крест, - отвечали они, - а как же тогда можно жить будет?" "А мы помолимся, возьмем земельки, скатаем шарики, помолимся Богу, съедим и сыты будем!"
Похоже, время выбора настало. Не легче, чем во времена красного террора жить сейчас православным людям, тяжелы посылаемые нам искушения. Беззаконие, разврат, убийства, жажда наживы становятся нормой. Но как всегда, в самые трудные для Москвы годы Бог протягивает к нам руки, посылая благодать. Поэтому именно в последнее десятилетие стали вновь открываться закрытые и строиться новые храмы, возрождаться монастыри. И как знать, возможно, по молитвам нашим пошлет господь нам святых помощников в нашей нелегкой, полной искушений жизни.
Матронушка часто повторяла: "Если народ теряет веру в Бога, то его постигают бедствия, а если не кается, то гибнет и исчезает с лица земли. Сколько народов исчезло, а Россия существовала и будет существовать. Молитесь, просите, кайтесь! Господь вас не оставит и сохранит землю нашу!". Блаженная очень любила Москву, говорила, что "это святой город, сердце России". Недаром и на гербе города изображен святой Георгий Победоносец - святой покровитель столицы. И пока охраняет он Москву, не переведутся святые земли московской.

0

10

........................продолжение от 6 го сентября
Прп. Аристоклия, старца Московского (1918)
http://i008.radikal.ru/0909/57/eed020854246.jpg
         Неисповедимы пути Господни... Иногда нам кажется, что сами мы их выбираем. Однако сами мы можем лишь отклоняться от предначертанного нам Господом да слепо тыкаться не туда, чтобы потом удивляться и своему неразумию и необъяснимому упорству в нем. Сколько шишек набьем, сколько нагрешим, прежде чем прийдем к пониманию истинности евангельского слова и необходимости следовать ему...
Но, слава Всевышнему, рождаются среди нас и такие, кому с детства путеводной звездой светит Божий Промысел, кому с ранних лет внятно Слово Его и открыт тайный для многих смысл нашего бытия. Как волхвы, они радостно идут за Звездой Вифлеемской, чтобы в конце пути поклониться и принести дары своего подвижничества Господу Богу нашему. Тому Единому Бессмертному, Кто без устали взывает к нам о спасении, опамятовании, Кто, и на кресте пригвожденный, молил Вседержителя простить распявшим Его, ибо не ведают, что творят (Лк. 23, 34), Кто и поныне прощает нам такое, что, кажется, и простить-то нельзя.
Призванные Господом - те, духовные очи которых никогда не застилала пелена суетности и невежества, кто рано познал радость молитвенного общения с Ним, полны неизбывной любви к нам и готовы с улыбкой нести не только свой судьбоносный крест, но стараются подставить свое плечо и под наш всякий раз, когда мы прибегаем к ним за помощью, жалуясь на непосильную тяжесть своего. Часто обремененные многими болезнями и бесконечными искушениями, познавшие смысл безропотного несения тяжких страданий, когда мы и от легких-то стремимся убежать, они - столпы веры христианской, ради молитв которых Творец все еще продляет нам дни для покаяния - они, сочувствуя духовной и телесной немощи нашей, воссылают свои молитвы за нас, и Господь дарует нам исцеление, помогает избежать козней лукавого, срывает морок с глаз наших, чтобы открылась нам бездна, на краю которой мы оказались благодаря своеволию и слепоте.
В этой жизни подвижники Божии служат для нас неопровержимым доказательством и свидетельством неиссякаемого милосердия Создателя к нам, Его вездеприсутствия и непоколебимой правды Его обетовании. По молитвам праведников Творец являет нам Свою Силу, через них мы получаем вразумление и укрепление в вере, и даже, несмотря на недостоинство наше, они вымаливают нам спасение и жизнь вечную.
Богата такими угодниками Божиими Церковь Православная. И среди них сейчас на Небе без устали молится о нас великий старец земли Русской, афонский подвижник и московский чудотворец, иеросхимонах Аристоклий. О его мирской жизни до нас дошли немногие свидетельства. Да и что в этом удивительного? Монахи редко о себе говорят. Принимая ангельский образ во время пострига, монах отрекается от своей прошлой жизни и вместе с новым именем обретает иную судьбу, в которой не важно, кто, где, когда тебя родил, важно, когда ты родился для духовной жизни и как в ней преуспел.
Батюшка Аристоклий не искал земной славы и поэтому не любил рассказывать о себе. По отрывочным сведениям, родился он на Урале в простой крестьянской семье, предположительно в 1838 году. Родители его, благочестивые христиане Михаил и Матрона, нарекли чадо Алексеем. Потеряв отца еще во младенчестве, Алексей рано познал нужду. Но еще раньше мать, как истинная христианка, научила его молитве и рассказала, как могла, сыну о Боге, Царице Небесной, святых и Ангелах Его, ввела в тот единственно важный для спасения нашей души мир, который и избрал для себя будущий угодник Божий. Несчастье, случившееся с ним в отрочестве, лишь утвердило Алексея в правильности избранного им пути. Лет десяти он тяжко заболел, в результате чего у него отнялись ноги. Моля святителя Николая о предстательстве пред Господом об исцелении сына, Матрона дала обет уйти в монастырь, как только сын войдет в иноческий возраст, и в этой жизни с ним больше не встречаться. А кто не знает на Руси святителя Николая, Чудотворца и первого помощника всем скорбящим, с верою притекающим к нему? Знала и Матрона. Поэтому и возложила на него все свои надежды. И она не обманулась. Внял Господь заступничеству Своего святого Угодника, истовой вере и молитвам любящей матери будущего Своего подвижника. В день празднования Церковью святителя, 6/19 декабря, Бог исцелил Алексея.
Ему не исполнилось и восемнадцати, когда их с матерью земные пути разошлись: Матрона приняла постриг здесь, в России, а Алексей отправился на остров монахов - Святую Гору Афон, где бессменной Игуменьей и Вратарницей была, есть и всегда будет Сама Богородица. Это Она, по воле Божьей прибыв сюда на корабле, разрушила идольские капища силой Слова Сына Своего и положила начало монашеству, запретив женщине ступать на берег Святого острова.
Более четверти века подвизался в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Святой Горе Афон отец Аристоклий, а именно так в честь Кипрского священномученика пресвитера Аристоклия Саламинского нарекли при постриге послушника Алексея. И хоть до нас и не дошли свидетельства того, как дались ему эти годы, но можно с уверенностью сказать, что путь к Господу легким и простым не бывает. Из святоотеческой литературы мы знаем, как труден монашеский подвиг, сколько искушений каждую минуту готовит лукавый, только бы изъять молитву из ангельских уст монаха, посеять сомнение в его сердце, опорочить молитвенника в глазах братии, заставить роптать и отказаться от избранного пути, чтобы в конце концов погубить его бессмертную душу. И человеку не выстоять в этой борьбе, если бы не благодатная помощь Всевышнего, готового каждый миг прийти к нам на помощь. Известно, что одно упоминание имени Его обращает в бегство бесовские полчища. Однако об этом периоде афонского подвижника мы можем лишь догадываться и дорисовывать, читая путевые заметки паломников, посещавших в те годы монастырь на Святом острове.
В середине 1880-х годов мы встречаем иеромонаха Аристоклия в Москве, на Большой Полянке, где в то время размещалось подворье Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря. Десять лет он возглавлял подворье и был настоятелем часовни святого великомученика Пантелеимона, возведенной напротив церкви Владимирской иконы Божией Матери, что на Никольской улице у Китайгородской стены. Этот участок под часовню пожертвовал тульский купец Иван Иванович Сушкин, родной брат отца Макария - настоятеля Пантелеимонова монастыря на Святой Горе. Часовня, вторая по счету (первая, небольшая, не вмещавшая уже всех желающих, была устроена десятью годами раньше при Богоявленском монастыре на той же, Никольской улице), была воздвигнута на пожертвования москвичей и освящена епископом Можайским Мисаилом 2 июня 1883 года. Говорят, она была красива и величественна. К сожалению, до нас дошли только снимки этой чудесной часовни, да описания ее архитектурных и художественных достоинств - после революции ее постигла участь многих наших духовных ценностей, от которых не осталось камня на камне.
Газеты тех лет писали, что новая часовня богата привезенными с Афона реликвиями: здесь были и распятие Христово, и ковчег со святыми мощами, и чудотворные иконы Спасителя , великомученика Пантелеймона и Божией Матери: Тихвинская, «Скоропослушница»  и Иверская . Часовня стала центром празднования памяти целителя. В день 27 июля, когда весь православный мир воздает должное памяти святого великомученика, каждый год Никольская улица наполнялась нескончаемым потоком богомольцев, следовавших крестным ходом за мощами целителя, переносимыми из старой часовни у Богоявленского монастыря в новую. Чтобы все молящиеся смогли приложиться к чудотворным иконам, их выносили в этот день под особо устроенный шатер. У этих святынь неоднократно отмечались исцеления - так Господь являл Свою милость тем, кто с верою искал Ее.
Но не одни только святыни привлекали в афонскую часовню москвичей. Искавшие Слово Божие услышали проникновенное пастырское слово, почувствовали в иеромонахе Аристоклие доброго и Богом вдохновенного наставника и потянулись к батюшке за духовным окормлением. Никому не отказывал добрый пастырь. Познав на своем опыте нужду, он не мог оставаться равнодушным к отчаянию бедности и, как святой праведный Иоанн Кронштадский, передавал пожертвования одних на нужды других, оплачивал обучение детей из неимущих семей, помогал, как святитель Николай Чудотворец, выдать невест замуж, устраивал жизни многих людей, вразумлял, наставлял, молился за своих чад, всем сердцем и душой желая им спасения.
За годы пастырского служения в Москве много сил приложил отец Аристоклий, чтобы приблизить далекий Афон к Москве. Страницы издаваемого подворьем журнала «Душеполезный Собеседник» с 1888 по 1918 год, то есть 30 лет, рассказывали о жизни русских монахов на греческом острове, каждый выпуск сообщал о том, чем живет Пантелеимонов монастырь, знакомил с жизнеописаниями афонских подвижников, святоотеческими толкованиями Священного Писания, письмами старцев к своим духовным чадам, мудрыми мыслями святых отцов и, конечно, об исцелениях от чудотворных икон, происходивших как на Афоне, так и в России от привозимых сюда хлопотами батюшки святынь, которые он заказывал для православных монастырей и храмов Московской епархии. И наши соотечественники не оставались в долгу у острова монахов - они щедро благотворили Русику: на их деньги афонские монастыри восстанавливали обветшавшие и пострадавшие от пожаров постройки, возводили новые храмы в честь почитаемых на Руси святых, приобретали необходимую утварь. А на московском подворье Афона все шире разворачивалась книгоиздательская деятельность: духовная литература с абрисом Святой Горы все больше пользовалась спросом. Мы видим, что батюшка Аристоклий внес неоценимый вклад в создание нерушимого моста, соединившего Святую Русь со Святым Афоном. Благодаря его просветительской деятельности русские монастыри на греческом острове, страдавшие малочисленностью братии, стали быстро пополняться новыми молитвенниками за землю Русскую, новыми столпами веры христианской, среди которых был и будущий великий старец Силуан, автор известных духовных поучений.
Но разве мог такое пережить лукавый? Он давно уже сбился с ног, не зная, как унять этот неиссякаемый источник Божественной любви и добра, так щедро изливавшийся на москвичей, укрепляя в них веру в Сотворившего вся и желание следовать Ему. Поэтому и посеял нечистый зависть в сердцах сослуживавших батюшке. И полетели письма на Святой Афон, жалобы в Святейший Синод: «Уберите от нас нашего настоятеля, он расхищает монастырское достояние, разоряет подворье...» И батюшке пришлось покинуть Москву и уехать в родную обитель. Это случилось в 1894 году, вскоре после того, как на колокольне Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря зазвонил колокол весом более 818 пудов - подарок самарского купца И. М. Плешакова, отлитый на Московском колокололитейном заводе Андрея Самгина. Перед отливкой на заводе отец Аристоклий служил молебен, а приглашенные им прихожане бросали в форму серебряные монеты. Колокол вышел на славу. Надпись на нем гласит: «Отлит сей колокол в России, в городе Москве, в царствование Государя императора Александра III в память чудесного спасения жизни Его с Августейшим семейством 1888 г. октября 17 дня».
И снова мы можем лишь догадываться о том, как прошли еще пятнадцать лет монашества афонского подвижника в Пантелеимоновой обители. Из сообщений все того же «Душеполезного Собеседника» можно узнать, что отца Аристоклия избрали казначеем (вот вам и «расхититель»!) и духовником монастыря, а в 1909 году имя иеросхимонаха Аристоклия (значит, он уже принял схиму, которая венчает высокий духовный подвиг) стояло первым в списке кандидатов в наместники настоятеля монастыря. Жребий тогда выпал другому, но это вовсе не умаляет заслуг батюшки перед Господом, даровавшим ему многие дары, и прозорливость, и молитвенное дерзновение, и неизреченную богодухновенную мудрость - такими дарами бывают украшены лишь Божественные старцы. Это венец земной жизни во Христе. И не случайно жребий выпал тогда другому - Творец уготовил старцу Аристоклию иной жребий - он должен был снова вернуться в Россию пастырем и настоятелем Афонского подворья. Так решил собор духовников Свято-Пантелеимонова монастыря, назидаемый своей бессменной Игуменьей.
В то время старцу Аристоклию было уже за семьдесят. Он страдал от многочисленных болезней и нуждался в преданном ему человеке. В последние годы своего пребывания в обители он сблизился с послушником Ипатием Ставровым, которого благословил уйти на Афон его духовник - знаменитый в те поры московский батюшка Валентин Амфитеатров . Матерь Божия указала старцу, что именно Ипатия он должен взять келейником и ехать с ним в Москву.
Когда батюшка сообщил свое решение собору духовников, те поначалу было не согласились: зачем брать послушника, когда можно выбрать проверенного не одним годом испытаний монаха? Однако батюшка настаивал, и по его просьбе послушника Ипатия Ставрова постригли в монахи с именем Исайя, рукоположили и благословили отправляться в Москву помогать батюшке. И действительно, отец Исайя стал не только келейником старца, а что называется, его правой рукой - секретарем, незаменимым помощником во всех делах подворья. Девять лет, до самой смерти иеросхимонаха Аристоклия, был рядом с ним отец Исайя. Эти годы духовного общения с избранником Божиим сформировали новый светильник православной веры - будущего знаменитого старца Исайю , заслуживающего отдельного рассказа.
Вернувшегося в 1909 году батюшку встречали цветами и счастливыми улыбками тысячи православных, в чьи души, как в благодатный чернозем, упало пастырское слово отца Аристоклия и возросло в них древом желания жить не по своей воле, а под его духовным окормлением. Все годы после отъезда батюшки они писали в Синод и на Афон письма, умоляя вернуть им доброго пастыря, чудесно устроившего жизни многих. И теперь они были несказанно рады долгожданной встрече с очень дорогим им человеком.
А батюшка не знал, радоваться ему или огорчаться. Конечно, такой трогательный прием свидетельсвовал о том, как нужен он москвичам, как ждут они его духовных советов и наставлений. Его огорчало другое - то запустение, которое царило на подворье. Ведь с его отъездом люди перестали в таком количестве посещать часовню, и казна опустела, не на что было ремонтировать здания, и нынешний вид подворья не очень-то радовал старца. Работы предстояло много, а силы-то уже не те. Большая издательская деятельность требовала новых складских помещений. И мы знаем, что батюшка писал в марте 1912 года ходатайство в Святейший Синод: «Обитель наша для поддержания православной веры и религиозных чувств в народе издает духовно-нравственные книги и листки , но склада, удобного для книг, у нас не имеется, почему книги сложены в ветхих деревянных складах и подвальных помещениях, отчего подвергаются порче... Мы имеем крайнюю нужду в построении каменного здания, более удобного и безопасного... Также имеем с Высочайшего разрешения приют для увечных воинов на 8 кроватей, который находится в ветхом помещении, что также вынуждает нас к построению нового здания как для приюта, так и для живущей на Полянке братии и прислуги, ибо, где теперь живет братия, помещение требует большого ремонта для безопасного в них житья».
Разрешение было получено, и подворье стало строиться. К концу батюшкиной жизни на Б. Полянке выросли два трехэтажных здания: одно для книг, в другом же разместились монастырские службы и богоугодные заведения, а на третьем этаже в одной из угловых комнат батюшка устроил домовую церковь в честь особо почитаемой и любимой им иконы Божией Матери «Скоропослушницы». Правда, ему самому послужить в ней не пришлось: ее освятили 30 сентября/13 октября 1918 года, а батюшки не стало месяцем раньше - 26 августа/8 сентября, в день Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Афонская игумения и в этом проявила заботу о своем молитвеннике, взяв душу его на Небеса в праздник Своей иконы - широко почитаемой на Руси святыни.
Но прежде чем перейти к этому событию, хотелось бы рассказать о том пастырском окормлении, которым наградил Господь москвичей в те мятежные годы, прислав в Россию Своего избранника, увенчанного редкими дарами. Хорошо знали в Москве и далеко за ее пределами о даре старца Аристоклия изгонять бесов, исцелять, предвидеть будущее и даже воскрешать силою Слова Божия. Об этом оставлено немало свидетельств. Вот некоторые из них.
Старец Даниил из Донского монастыря недавно вспоминал такой случай воскрешения мертвой девочки, о котором он слышал еще от старца Исайи - очевидца чуда. Так вот, однажды к старцу Аристоклию пришла женщина, неся на руках мертвую девочку. Она рассказала, что приехали они из Рязани, так как были наслышаны о чудесах старца. Она везла ему свою больную доченьку в надежде, что батюшка исцелит ее. Но в дороге девочка скончалась. И теперь мать умоляла старца оживить дитя. Она не сомневалась в силе молитвенного предстательства старца пред Господом и с верою ждала от батюшки чуда. И чудо свершилось: по молитвам старца Аристоклия девочка ожила и исцелилась от болезни. Трудно описать состояние матери, пережившей утрату и счастье обретения своего дитя живым. Она прижимала к себе ожившую дочку и не могла найти слов благодарности, а лишь повторяла: «Дай Бог вам здоровья, батюшка, дай Бог вам здоровья!»
Рассказ монахини Евфимии: «Часто к батюшке Аристоклию в часовню приводили одержимых. И когда он их отчитывал, а потом помазывал маслицем, они и визжали, и гавкали, и скулили, а иных прямо выкручивало и трясло - видеть это было страшно. А батюшка приказывал бесам уйти, и они слушались его. Однажды притащили к нему одержимую бесами женщину. Она так сопротивлялась, что двое крепких мужчин с трудом могли удержать ее и то только потому, что связали ее веревкой, которую она все порывалась сорвать с себя. Когда ее поставили перед старцем, он так строго на нее посмотрел и говорит: «Тебе кто разрешил в нее входить, а?» И тут одержимая каким-то тоненьким, визгливым голоском, как бы даже не она сама, ответила: «Я не входил в нее. Она сама, она сама! Она соблудила с кузнецом, имея законного мужа... И я имел право в нее войти!» По молитвам старца Господь на глазах у всех исцелил эту женщину. Вот какой был у старца дар - бесы его боялись. Да... А вот еще какой случай был с одной моей знакомой, жившей у Хитрова рынка. Не ладилась у нее жизнь, а однажды так припекло, что решила она утопиться. Побежала она на мост и уже хотела броситься в Москва-реку, как вдруг какая-то сила отбросила ее назад. Рядом никого не было, но на нее напал неизъяснимый страх, и ей захотелось поскорее уйти от того места, да и решимость свести счеты с жизнью куда-то пропала. Долго ей не давал покоя охвативший ее на мосту в ту ночь страх. Ей посоветовали пойти к старцу Аристоклию - уж он-то все знает. И она пришла к батюшке, рассказала ему все, как было. А старец выслушал и говорит: «Божия Сила тебя оттолкнула. Ты хоть женщина и распутная, да за твою доброту, что и есть ты одна не сядешь и кружки воды одна не выпьешь, - вот за это тебя Господь и помиловал». Эти слова старца перевернули в ней душу. И знаете, ведь исправилась она, стала к старцу ходить за советом. Здесь мы с нею и познакомились. Вот как бывает. Всяк по-своему к Богу-то приходит».
А вот какой случай был в семье Бусориных. Рассказывали, как в их любимого дедушку бес вселился и в короткий срок так его извел, что из жизнерадостного и вполне здорового человека он на глазах у всех превратился в дряхлого старика. «Бабушка все надеялась, что врачи помогут - возила его от одного светила к другому, да толку не было: таял дед, как свечка. Однажды бабушка с дедушкой ехали в трамвае мимо храма Христа Спасителя. И подошел к ним незнакомый мужчина о чем-то спросить, а потом и говорит: «А чем болеет ваш папа?» Когда бабушка ему все объяснила, что не папа это, а муж ее любимый и по годам далеко еще не старик, незнакомец посоветовал им обратиться к старцу Аристоклию, что в часовне целителя Пантелеимона, рассказав о батюшке много чудесного. Дедушка и слышать ничего не хотел: из ласкового, спокойного он вдруг превратился в бранчливого и даже агрессивного, чего за ним раньше никто и никогда не замечал. Но все-таки бабушку он очень любил, и ей удалось его уговорить поехать в часовню. Всю дорогу он молчал, а на пороге часовни наотрез отказался идти. Пришлось всем семейством насильно тащить его к батюшке. Когда старец строго посмотрел на дедушку, дед весь застрясся, побледнел, да как закричит: «Я сейчас как выскочу и улечу в форточку!» Батюшка Аристоклий помолился, помазал деда маслицем, и вскоре дедушка мой совсем выздоровел».
Матушка Варвара (Цветкова) была духовным чадом отца Аристоклия, в 1922 году чудом уехала из революционной России в Иерусалим, как ей и предсказывал батюшка, поступила в монастырь, что в святой Гефсимании, и стала помощницей игумений Марии. Вот что она поведала своим близким знакомым, а те нам: «По молитвам афонского старца Божия Аристоклия в Пантелеимоновой часовне на Никольской совершалось много чудес, исцелений больных и несчастных одержимых. Батюшка принимал и на Большой Полянке -Афонском подворье, бесконечных посетителей, жаждавших его духовных советов и руководства.
С моей семьей батюшку связывала многолетняя дружба, милостью Божиею, и все, что он говорил, непременно сбывалось. Он очень любил моих родителей, и был духовником мамы. Я часто ходила к батюшке, так как после революции мой отец то и дело был в тюрьме, иногда подолгу. И батюшка всегда утешал нас, молился и говорил, что будет. Так и выходило, хотя объяснить это было невозможно. Однажды, когда и брат и отец находились на Лубянке и не было никакой надежды на то, что выйдут они оттуда живыми, и мне было невыносимо тяжело, батюшка вдруг весело сказал: «А вы уедете в другие страны, и открыто». Я просто оторопела: «Да ведь нет никакой возможности!» - «А вам будет».
Как было в это поверить? Говорил он об этом в 1918 году, незадолго до своей смерти, а случилось, все по его слову в 1922 году: брат неожиданно и необъяснимо вышел из тюрьмы с предписанием высылки за границу, через несколько дней и отца отпустили без всякой видимой причины. Мы ничего не понимали, но однако вместе с профессорами, которых революционеры за ненадобностью высылали за границу, и нас отправили в Германию.
Воистину это было для нас чудом. Дорогого батюшки с нами уже не было. Я часто с болью вспоминала, как за 10 дней до его кончины я была у него и он как-то особенно тепло меня благословил: «Прощай, чадушко, прощай...» Помню, как-то в разговоре о судьбе России после революции я ему сказала, что надеюсь на Белую Армию, которая тогда образовалась. «Нет, не надейся, -сказал батюшка, - потому что дух не тот». Спрашивала я его о войне, которая тогда еще не закончилась, а он ответил: «А еще и другая будет... И ты узнаешь о ней в той стране, где будешь тогда... Что оружие немецкое бряцает на границе России». Так и случилось. В «Palestinian Post» в Иерусалиме мы именно эти слова и прочитали. Конечно, по-английски. Батюшка дальше сказал так: «Только ты не радуйся еще. Многие русские подумают, что немцы избавят Россию от большевистской власти, но это не так. Немцы, правда, войдут в Россию и много что сделают, но они уйдут, так как еще не время будет спасения. Это будет потом, потом...» Помню, еще раньше он говорил, что я не доживу до этого времени. А Россия еще будет спасена. Много страданий, много мучений предстоит. Вся Россия сделается тюрьмой, говорил он, и надо будет умолять Господа о прощении. Каяться в грехах и бояться творить и малейший грех. Надо всеми силами стараться творить добро, хотя бы самое малое: «Ведь и крыло мухи имеет вес, - говорил батюшка, - а у Бога весы точные. И когда малейшее на чаше добра перевесит, тогда и явит Бог милость Свою над Россией». Вот как он сказал, а не иначе...»
Даже о том, что он будет похоронен на Даниловском кладбище, батюшка знал заранее. Это видно из рассказа духовной дочери отца Аристоклия, А. П. Солнцевой, которая очень хотела, чтобы старец навестил ее дома. Когда она отважилась, наконец, его об этом попросить, батюшка ей ласково ответил: «Чадо мое возлюбленное, скоро, скоро я к тебе приду. Приду навсегда». Когда вскоре батюшка умер, так и не побывав у нее в гостях, она отказывалась в это поверить, так как старец никогда никого не обманывал. А жила она в Духовском переулке, рядом с Даниловским кладбищем, и всегда спрашивала, завидя похоронную процессию, кого хоронят. И однажды услышала: «Великого старца, иеросхимонаха Аристоклия». Потрясенная, выронив ведра, она шла, плача, за батюшкиным гробом и все повторяла: «Прости! Прости, батюшка, что я тебе, глупая, не поверила...» Эти похороны состоялись в 1922 году, тогда как умер афонский подвижник 26 августа 1918 года. Так что же случилось? Почему старцу пришлось сменить место своего захоронения?
После успения иеросхимонаха Аристоклия отпевали сразу три московских владыки: епископ Арсений, епископ Трифон (Туркестанов) и епископ Иоасаф, настоятель Богоявленского монастыря, исполнявший в то время обязанности митрополита Московского. Многие пришли проститься с батюшкой, оплакивая потерю великого духовного наставника и помощника в юдоли плачевной. В мраморном склепе полуподвала-усыпальницы подворья положили его расставшееся с земными страданиями тело, украсив парчой и негасимыми светильниками и лампадами место упокоения афонского подвижника и московского чудотворца.
Однако недолго пришлось старцу покоиться в усыпальнице. По советским декретам все монастырские владения после революции подлежали национализации, а домовые церкви - ликвидации. И на подворье началось не пойми что. Вместо службы - обыски, аресты, конфискации. Греческий консул в Москве обратился к новым властям в сентябре 1918 года с обращением: «Греческое королевство удостоверяет, что подворье Свято-Пантелеимонова монастыря на Б. Полянке есть имущество Греческого королевства». Но никакие обращения не могли остановить разгула безбожников. В январе 1919 года они арестовали настоятеля Пантелеимоновой часовни иеромонаха Макария, а в 1921 году - иеромонаха Феофана. Икону целителя Пантелеимона запретили выносить для совершения молебнов. Храм, книжный склад и усыпальница были обысканы, все, представлявшее материальную ценность, конфисковано, помещения опечатаны Московской ЧК, по распоряжению которой золоченый иконостас был распилен, выброшен во двор и сожжен вместе с духовными книгами, к которым она не скрывала свою лютую ненависть.
Чего еще было дожидаться от опьяненных своеволием безумцев? Кто мог поручиться, что и тело батюшки не постигнет та же участь? Что он не станет объектом их гнусных издевательств? Поэтому духовные чада старца с братией подворья вынесли гроб с нетленным телом иеросхимонаха Аристоклия из усыпальницы, погрузили на телегу и повезли на Даниловское кладбище. Конечно, хоронили тихо, чтобы не привлекать внимания власть имущих и не накликать еще какой беды на батюшку. Однако голуби, которых старец при жизни любил кормить и о чем-то с ними ласково разговаривать, слетелись со всех сторон огромной стаей и, кружась, образовали в небе живой крест, как бы осеняя им избранника Божия и любимого кормильца и охраняя сим Христовым знамением его последний путь. До самой могилы, рассказывал старец Даниил, живой голубиный крест сопровождал батюшку. Говорят, и сейчас они слетаются на его могилку, едва над ней зазвучат заупокойные песнопения... А ведь тех голубей, которых кормил старец, давным-давно уже нет. Значит, это Дух Святый их направляет. Не зря же Дух Святый на иконах изображают в виде голубине. А на иконах нет ничего случайного.
Прошло 80 лет со дня блаженной кончины старца Аристоклия. Сколько поколений сменилось! Ушли те, кто лично знал батюшку. Ho приходят к нему новые люди, и великий старец всем помогает, утешает, вразумляет - никого не оставляет без внимания. И мы, неисповедимыми путями попавшие к нему на могилку, мы, еще недавно ничего о нем не слышавшие, чувствуем на себе его неизбывную любовь к нам, беспечным, его сердечную о нас молитву, его бесконечное желание спасти нас, живых. И понимаешь, что это и по его святым молитвам Господь еще длит дни наши, все ждет нашего покаяния. И наша бессмертная душа невольно взывает к заступничеству за нас великого старца земли Русской перед Творцом: Отче Аристоклие, моли Бога о нас!
Благодарная за помощь (чудесное избавление от смерти), полученную по молитвам старца Аристоклия в январе 1998 года, раба Божия Анна Андронова
+ + +
(Жизнеописание старца Аристоклия приводится по изданию "Старец иеросхимонах Аристоклий" храма иконы Божией Матери "Всех скорбящих радость", 1998 г).
         "Чада мои возлюбленные! Все бы претерпел ради вас - пусть Господь вас спасет! Только бы вас к Нему привести! Только бы Вы спаслись! Нет у меня большей заботы, как только привести вас ко Господу и нет серьезнее дела, как спасение души"...
Отец Аристоклий

Тропарь, глас 4-й:
Процвел еси яко финикс на святей горе Афонстей/ и яко кедр на земли русстей умножился еси,/ Духа Святаго стяжав чистотою богоугоднаго жития/ и мир Христов воцарися в душе твоей,/ преподобне отче Аристоклие,/ моли Христа Бога/ спастися душам нашим.
Кондак, глас 8-й:
Новою звездою на небе церковнем возсиял еси,/ прошед путь многотруднаго монашеского жития,/ подвигами добродетелей венцы нетленныя обрел еси,/ и поприще послушания во граде Москве мужественне скончал еси. / Темже и Христос Бог даром чудес обогати тя,/ преподобне отче Аристоклие,/ Афонская похвало и земли российския украшение,/ поминай нас, чтущих святую память твою

АКАФИСТ   http://mission-center.com/inside.html?p … 0113413415

новомученики:
Прмч. Серафима (Шахмуть) архимандрит (1946).
http://i080.radikal.ru/0909/94/d46bf88f133c.jpg
Преподобномученик Серафим (Шахмуть) родился в 1901 году в деревне Подлесье в Минской области, в многодетной семье крестьян-бедняков. После революции, в возрасте 21-го года, он поступил в Жировицкий Свято-Успенский монастырь в Гродненской области, где принял монашеский постриг. В монастыре он нес послушание регента, и вскоре был рукоположен в иеромонаха. Отец Серафим был наделен даром проповеди, для сбора средств на ремонт монастыря он устраивал многолюдные крестные ходы с Жировицкой Чудотворной иконой. В 1939 году отец Серафим был рукоположен в сан игумена и затем – архимандрита.
В августе 1943 года архимандриту Серафиму была поручена организация приходской жизни на оккупированной немцами территории Белоруссии. Он покинул Жировицкий монастырь и вместе со священником Григорием Кударенко выехал в сторону Минска. Они посетили ряд селений в Минской области, где в недавнем прошлом действовали церкви, совершали богослужения, осматривали сохранившиеся церкви, крестили детей, отпевали умерших.
В Минске архимандрит Серафим служил в Преображенской церкви, затем он посетил Витебск, некоторое время служил в Гомеле в Петропавловском соборе. В результате этой поездки в годы войны было открыто 74 храма.
Везде, где побывал отец Серафим, он собирал материалы о тех преследованиях, которым подвергалась Православная Церковь в Белоруссии в довоенные годы. К этому времени на всей территории Восточной Белоруссии не было ни одного епископа, был только один действующий храм; духовенство в большинстве своем было арестовано, многие расстреляны; церкви превращены в клубы, театры, амбары, или разрушены; почти все церковное имущество разгромлено и уничтожено. Отец Серафим писал в своем отчете, что народ радуется открытию церквей. В поездке отец Серафим смертельно заболел, у него открылся абцесс, так что он едва мог передвигаться. Однажды, когда начался авиационный налет, отец Серафим услышал голос, повелевший ему покинуть спальню и позвать с собой отца Григория. Отец Серафим с трудом добрался до кухни, и тут же в дом, где он находился, попала бомба. Один из осколков вскрыл абцесс отца Серафима, гной вытек, и отец Серафим вскоре поправился.
В Минске архимандрит Серафим принял на себя попечение над больницами, инвалидными домами и детскими приютами. Его можно было часто видеть посещающим людей, обездоленных войной. В июне 1944 года отец Серафим и отец Григорий выехали в Гродно. Они ходили по лазаретам: проповедывали, причащали раненных. Там обоих миссионеров арестовали по обвинению в «пособничестве немецким оккупантам». Из Гродно их перевезли в Минскую тюрьму. На допросах осужденные держались с мужеством истинных Христовых пастырей. Архимандрит Серафим на вопрос: что он говорил во время проповедей, когда ездил по Белоруссии? - сказал, что часто обращался к народу примерно со следующими словами: «Нехорошо, что ваши отцы и матери умирали без напутствия Святых Тайн и хоронились без священника, а дети росли не крещеные и не венчались». Следствие длилось 10 месяцев, к осужденным применялись пытки. В 1945 году отца Серафима отправили в концлагерь в Горьковской области. Приблизительно через год после вынесения приговора архимандрит Серафим скончался при невыясненных обстоятельствах в тюрьме НКВД.

Молите Господа о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Икона Божией Матери Петровская
http://s58.radikal.ru/i160/0909/6e/431f16d4b7de.jpg
Петровская - чудотворная икона Пресвятой Богородицы - находится в московском Успенском соборе и названа так потому, что в 1307 написана св. митр. Петром Московским, когда он был еще игуменом на Волыни. Она еще при жизни сего святителя ознаменовала себя чудотворениями. При возвращении митр. Максима из Владимира Петр с братией своей обители, принимая благословение от него, поднес ему в дар написанную им икону Пресвятой Богородицы; святитель с радостью принял святую икону, украсил ее золотом и драгоценными камнями и до конца жизни хранил ее в своей келье. По кончине митр. Максима некто игумен Геронтий хотел хитростью захватить сан святителя и, взяв с собой святительскую утварь, жезл и Петровскую икону, отправился в Царьград с единомысленными ему церковными сановниками. Тогда князь Галицкий Юрий просил блж. игумена Петра поспешить в Царь-град, чтобы помешать обману. Петр послушно предпринял дальний путь и прибыл в Царьград. Блж. патр. Афанасий принял его с радостью и, по внушению Духа Святого, посвятил в сан митрополита всей России.
Когда же Геронтий подплывал к Царьграду, то поднялась страшная буря и корабль его был задержан. Ночью во время бури явилась Пресвятая Богородица и сказала: “Не на тебя возложится сан святительский, но тот, кто написал Мой образ, Петр Ратский, возведен будет на верховный престол митрополии Русской и украсит его и упасет людей своих, за которых Сын и Бог Мой Иисус пролил кровь Свою”. Когда после прекращения бури Геронтий прибыл в Царьград, то принужден был рассказать свое сонное видение. Тогда патриарх взял у него святительскую утварь и честную икону и, передав святителю Петру, сказал: “Прими святой Богородичный образ, который ты написал своими руками, ибо его ради воздала тебе дар Сама Владычица, предсказав о тебе”. В 1325 перемещена была митрополия из Владимира в Москву, и Петровская икона перенесена была сюда митр. Петром и поставлена в Успенском соборе. В 1613 вместе с Феодоровскою иконою она была при избрании на всероссийский престол юного царя Михаила Феодоровича. Во Владимире в соборе находится чудотворная Владимирская икона Божией Матери, которая написана также святителем Петром. Она есть подобие Петровской в Москве
Явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию Радонежскому
Однажды глубокой ночью преподобный Сергий (1314- 1392) читал акафист Божией Матери. Совершив обычное правило, он сел немного отдохнуть, но вдруг сказал своему келейнику, преподобному Михею: «Бодрствуй, чадо. К нам будет чудесное посещение». Едва он произнес эти слова, как был услышан голос: «Пречистая грядет». Преподобный Сергий поспешил из кельи в сени, и внезапно его осиял яркий свет, сильнее солнечного. Он увидел блистающую в неизреченной славе Божию Матерь, сопровождаемую апостолами Петром и Иоанном. Не в силах вынести чудного света, преподобный Сергий благоговейно склонился перед Божией Матерью, и Она сказала ему: «Не бойся, избранниче Мой! Я пришла посетить тебя. Не скорби более об учениках своих и об этом месте, молитва твоя услышана. Отныне всем будет изобиловать твое жительство, и не только в дни твоей жизни, но и после твоего отшествия к Богу. Я же никогда не оставлю места сего Своим попечением». Сказав это, Божия Матерь стала невидима. Явление Божией Матери в кельи преподобного Сергия было в одну из пятниц Рождественского поста 1385 г.
Троицкий инок Амвросий (середина XV в.) воспроизвел икону явления Божией Матери преподобному Сергию в резьбе по дереву. В память посещения Божией Матери в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры по пятницам читается акафист Пресвятой Богородице, а особая служба в честь явления Божией Матери совершается в обители 24 августа ст. ст., на второй день отдания праздника Успения Пресвятой Богородицы

Молите Бога о нас грешных ,Пречистая Матерь Божия и все угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
**********************************************************************************************************************************

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 4, 28-5, 10; Мк. 6, 54-7, 8). Господь укоряет фарисеев не за внешние, заведенные у них порядки и правила поведения, а за пристрастие к ним, за то, что они остановились на одном внешнем почитании Бога, не заботясь о том, что на сердце. Без внешнего нельзя. Самое высокое внутреннее требует внешнего как выражения и как облачения своего. На деле оно и не бывает никогда одно, а всегда в союзе с внешним; только в ложных теориях отделяют их. Но опять же очевидно, что одно внешнее - ничто; цена его от присутствия в нем внутреннего, так что коль скоро этого нет, то хоть и не будь. Между тем, мы падки на внешность и видимость, в которых воображается внутреннее и в которых оно принимает определенную форму до того, что исполнив внешнее мы остаемся покойны, не думая о том, бывает ли тут внутреннее или нет. А так как внутреннее труднее, чем внешнее, то очень натурально застрять на последнем, не простираясь к первому. Как же быть? Надо править собою, и иметь в виду внутреннее, всегда к нему напрягаться сквозь внешнее, и при внешнем считать дело делом только тогда, когда в нем внутреннее сочетается со внешним. Другого способа нет. Внимание к себе, трезвение и бодрствование - это единственные рычаги для поднятия дебелого и падкого на дольное естества нашего. Замечательно, у кого есть внутреннее, тот никогда внешнего не оставляет, хотя цены особенной ему не придает.
******************************************************************************************************************************************
Обещания Божии
  "Вот, награда Его с Ним и воздаяние Его пред лицем Его"
(Ис. 40, 10)
То же слово повторяется ясновидцем Иоанном в его Откровении, когда он слышал от Самого Господа: "Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его" (Откр. 22, 12).
Это обещание Господа есть ответ тем, кого вводят в заблуждение кажущиеся несправедливости на земле, где так часто зло как бы торжествует над добром.
Но мы знаем, что грядет Господь, - "и награда Его с Ним"; и есть у нас еще лучшие обещания. Предоставим Господу воздаяние за дела каждого. Он уже здесь, на земле, часто дает предвкушать его. Если бы мы могли проникнуть в тайники совести наших ближних, мы бы убедились, что Господь действительно воздает каждому по делам его.
В ту минуту, когда, по-видимому, мы беспечно предаемся "греховному наслаждению" (Евр. 11, 25), неопределенная и томительная тоска шевелится в глубине нашего сердца и предвещает нам о неизбежном наказании Божьем за наши дела. Это Господь приближается, и "воздаяние Его пред лицем Его".
И здесь, на земле, Господь дает иногда предвкушать вечное блаженство, и дает даром, не принимая ничего от нас взамен, как и даром, не за наши заслуги, ведет нас в Царствие Небесное.
Служба Господу приносит уже с собою награду, потому что, служа Ему, мы находим Его Самого.
Пусть смысл слов, сказанных отцем старшему сыну в евангельской притче, будет нам понятнее, чем ему: "Сын мой, ты всегда со мною, и все мое - твое" (Лк. 15, 31), ведь его награда была велика: не есть ли это высшее блаженство - быть всегда с ним?
Апостол Павел говорит: "Господь ищущим Его воздает". Да, Он дает Себя Самого тем, кто Его находит, "награда Его с Ним" (Евр. 11, 6), ибо Он Сам есть высшая награда наша.Ему же слава ,честь и поклонение во веки веков !

из истории:
В 1612 г. войска князя Пожарского одержали победу над поляками под Москвой

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … =12#p11674
Слава Богу за все!

0

11

Во славу Божию и на пользу ближнего !

7 Сентября  -Память:

Перенесение мощей ап. Варфоломея (VI)
http://s56.radikal.ru/i154/0909/06/42ba610917e2.jpg

Святой апостол Варфоломей родом из Каны Галилейской, из числа 12-ти апостолов Христовых. После Сошествия Святого Духа в день Пятидесятницы ему и апостолу Филиппу (память 14 ноября) выпал жребий проповеди Евангелия в Сирии и Малой Азии. Благовествуя, они то расходились по разным городам, то сходились вновь. Святому апостолу Филиппу сопутствовала сестра, дева Мариамна. Проходя города Сирии и Мизии, они перенесли много скорбей и напастей, их побивали камнями, заключали в темницы. В одном из селений они встретились с апостолом Иоанном Богословом и вместе отправились во Фригию. В городе Иераполе силой своих молитв они уничтожили громадную ехидну, которой язычники покланялись как божеству. Святые апостолы Варфоломей и Филипп с сестрой свою проповедь подтверждали многими знамениями.
В Иераполе жил человек, по имени Стахий, бывший 40 лет слепым. Когда он получил исцеление, то уверовал во Христа и крестился. Молва об этом разнеслась по городу, и к дому, где жили апостолы, стеклось множество народа. Больные и бесноватые освобождались от своих недугов, многие крестились. Начальник города приказал схватить проповедников и бросить в темницу, а дом Стахия сжечь. На суде языческие жрецы выступили с жалобой, что чужестранцы отвращают народ от поклонения отечественным богам. Считая, что волшебная сила заключается в одежде апостолов, правитель приказал сорвать её. Дева Мариамна предстала в их глазах, как огненный факел, и никто не смел коснуться ее. Святых приговорили к распятию. Апостол Филипп был вознесен на крест вниз головой. Началось землетрясение, разверзшаяся земля поглотила правителя города, жрецов и множество народа. Прочие испугались и бросились снимать Апостолов с креста. Так как апостол Варфоломей был подвешен невысоко, то его сняли скоро. Апостол же Филипп умер. Поставив Стахия епископом Иераполя, апостол Варфоломей и блаженная Мариамна оставили этот город.
Благовествуя Слово Божие, Мариамна пошла в Ликаонию, где мирно скончалась (память ее 17 февраля). Апостол Варфоломей отправился в Индию, там перевел с еврейского на местный язык Евангелие от Матфея и обратил ко Христу много язычников. Он посетил также Великую Армению (страна между рекой Курой и верховьями рек Тигра и Евфрата), где сотворил многие чудеса и исцелил одержимую бесом дочь царя Полимия. В благодарность царь послал апостолу дары, но тот отказался принять их, сказав, что ищет только спасения душ человеческих. Тогда Полимий с царицей, исцеленной царевной и многими приближенными приняли Крещение. Их примеру последовали жители десяти городов Великой Армении. По проискам языческих жрецов, брат царя Астиаг схватил Апостола в городе Альбане (ныне город Баку) и распял вниз головой. Но он и с креста не переставал возвещать людям благую весть о Христе Спасителе. Тогда, по приказу Астиага, содрали с Апостола кожу и отсекли главу. Верующие положили его останки в оловянную раку и погребли. Около 508 года святые мощи апостола Варфоломея перенесли в Месопотамию, в город Дары. Когда в 574 году городом завладели персы, христиане взяли мощи Апостола и удалились к берегам Черного моря. Но так как их настигли враги, они были вынуждены опустить раку в море. Силою Божией рака чудесно приплыла к острову Липару. В IX веке, после взятия острова арабами, святые мощи были перенесены в Неаполитанский город Беневент, а в Х веке часть их перенесена в Рим.
О святом апостоле Варфоломее упоминается в житии Иосифа песнописца (+ 883, память 4 апреля). Получив от одного человека часть мощей апостола Варфоломея, преподобный Иосиф принес их в свою обитель близ Константинополя и построил во имя Апостола церковь, в которой положил часть его мощей. Преподобный Иосиф горел желанием составить в честь святого хвалебные песнопения и усердно молил Бога даровать ему способность к составлению их. В день памяти апостола Варфоломея преподобный Иосиф увидел его в алтаре. Тот подозвал Иосифа, взял с престола святое Евангелие и возложил ему на грудь со словами: "Да благословит тебя Господь, песнопения твои да усладят вселенную". С того времени преподобный Иосиф начал писать гимны и каноны и украсил ими не только праздник Апостола, но и дни памяти многих других святых, составив около 300 канонов. Святители Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский, Епифаний Кипрской и некоторые другие учители Церкви считают апостола Варфоломея за одно лицо с Нафанаилом (Ин. 1, 45 - 51; Ин. 21, 2).

После страдальческой кончины святого Апостола Варфоломея, которую он восприял за Христа от нечестивых в армянском городе Албане, верные приняли честное тело святого Апостола и положили его в том же городе в оловянном ковчеге; и начали совершаться чудеса от мощей Апостола, ибо болящим подавалось от них исцеление; по сей причине многие из неверных обращались ко Христу. Слуги же диавола, жрецы нечестивые и жестокие, услыхав о тех чудесах и даже видя их очами своими, не только не познавали силы Божией, но ожесточались в сердцах своих и возненавидели честные мощи Апостола. Дойдя до крайней степени вражды и ярости, сии слуги диавола взяли упомянутый оловянный ковчег с мощами и бросили его в море, намереваясь потопить его во глубине морской. Кроме того сии нечестивцы бросили в море и еще четыре ковчега с мощами других святых мучеников, и именно, как полагают: Папиана, Лукиана, Григория и Акакия. Но вместо того, чтобы потонуть в пучине морской, сии ковчеги плавали наподобие лодок по поверхности моря, нося в себе бесценные сокровища. Ковчег Апостола Варфоломея, хотя и был оловянным, но не потонул в воде; напротив, сверх природы оказался чрезвычайно легким и носился по морю посреди прочих ковчегов мученических, как корабль, управляемый Богом Всесильным; ибо два ковчега находились по правую сторону его и два по левую, ради чести апостольской.
Плавая чудесным образом по морю, упомянутые ковчеги приплыли к Босфору Фракийскому в Пропонтиде, затем проплыли через Геллеспонтский пролив, переплыли через моря Эгейское и Ионийское, и достигли до Сицилии; оставив Сиракузы по левую сторону, направились к западу и приплыли к острову Липаре. Здесь ковчег Апостолов пристал к берегу; ковчеги же прочих святых мучеников, проводив Апостола до Липары, оставили его здесь и разделились, направившись каждый, по Божественному изволению, в свою сторону. Папианов ковчег поплыл в Сицилию, Лукианов в Мессинию, Григориев в Калабрию, Акакиев в город Аскалус; обо всём этом было откровение от Бога епископу острова Липары Агафону.
Сей епископ пришел с клиром и народом на берег морской и, найдя здесь ковчег с мощами Апостола, преисполнился радости вместе с прочими и сказал:
– Откуда пришло к тебе, о Липара, такое бесценное богатство; поистине ты ныне возвеличился и прославился; ликуй и радуйся, принимая руками своими посетившего тебя сего великого твоего заступника и ходатая к Богу и воскликни к нему: благо пришел ты к нам , Апостол Господень!
Все удивлялись тому, каким образом оловянный ковчег с мощами святого Апостола, не только не потонул в воде, но оказался легче ладьи и переплыл столь далекий путь морской, руководимый, очевидно, не силою человеческою, но силою Божиею. И прославляли все величие Божие.
Посем, взяв святой ковчег с мощами Апостола, понесли его с пением псалмов тожественно в церковь; и истекло миро от святых мощей Апостола; сим миром подавалось врачевание болезням неисцельным
Сии честные мощи Апостола Христова находились на том острове долгое время, даже до времен царствования Феофила иконоборца. В царствование же сего Феофила, по попущению Божию за грехи людские, агаряне взяли в плен остров Липару. Правитель города Беневента, князь Сикард, давно уже слышавший о чудесах Апостола Христова, воспламенился теплою верою к святому; посему, позвав из города Амалфии моряков и обещав вознаградить их в достаточной степени, он уговорил их отплыть на корабле на остров Липару и оттуда привезти к нему мощи святого Апостола Варфоломея, как некое драгоценное сокровище. Сии мужи отплыли на корабле, приплыли к острову Липаре, взяли оттуда столь желанное сокровище духовное и возвратились к своим. И лишь только князь Сикард услышал о приближающихся к нему мощах святого, вышел с епископом и многими людьми на кораблях в море для встречи; честные мощи Апостола Христова были приняты с радостью; потом их внесли с честью в город Беневент и положили в Великой церкви, торжественно отпраздновав сие событие. С того времени было установлено празднество в честь перенесения честных мощей святого Апостола Варфоломея, в двадцать пятый день месяца августа(ст.ст) От сих честных мощей подавались одержимым различными болезнями исцеления, по молитвам Апостола Варфоломея и по благодати Господа нашего Иисуса Христа
Кондак, глас 4:
Явился еси велие солнце Церкви,/ учений сиянием/ и чудесы страшными/ просвещая поющия тя, Варфоломее,// Господень апостоле.

Ап. от 70-ти Тита, еп. Критского (I).
Святой Апостол Тит был родом из Крита и происходил от родителей, хотя и благородных (ибо они вели свое родство от Мироя, царя критского), но не правоверных – язычников, придерживавшихся идолопоклоннического нечестия. Тит и сам первоначально служил тому же нечестию и выказал в юных годах большую ревность в изучении наук еллинских: он с усердием изучал сочинения древних философов и стихотворцев, как например Гомера и прочих. Несмотря на это Тит проводил жизнь незлобивую и целомудренную; хотя он и не знал Бога истинного, однако соблюдал в непорочности девственную чистоту тела своего, как впоследствии свидетельствовал о нем святой Игнатий Богоносец в своем послании к филадельфийцам, называя Тита девственником; Того Самого Бога, Коего Тит не знал верою, он чтил добрыми делами своими, и был Ему угоден.
Когда Титу исполнилось двадцать лет от рождения, он услышал голос, нисходивший к нему с неба и говоривший:
– Тит! Тебе следует уйти отсюда и спасти твою душу, ибо учение еллинское не ведет ко спасению.

После того, как Тит услышал этот голос, он восхотел слышать его и во второй раз; ибо он знал, что иногда бывают гласы и внушения от идолов. Теперь Тит уже не хотел веровать в идолов, так как начал познавать обольщение бесовское (коему поддаются все, поклоняющиеся идолам); и прожил там еще один год.Потом было ему во сне повеление от Бога – прочесть еврейские книги; и после того сонного видения Тит начал искать книги еврейские. Найдя книгу святого пророка Исаии (Исаия – величайший из ветхозаветных пророков; происходил из царского рода, жил и пророчествовал в Иерусалиме, во времена царей иудейских: Озии, Иоафама, Ахаза и Езекии. Пророчества Исаии, относящиеся к Иисусу Христу, настолько ясны и определенны, что пророка Исаию называют "ветхозаветным евангелистом",) Тит раскрыл ее и остановился на главе сорок первой, которая начинается так: "Умолкните предо Мною, острова, и народы да обновят свои силы" (Ис.41:1). Читая главу эту, Тит встретил в ней некоторые слова, которые, как ему казалось, Сам Бог изрекал сердцу его, именно: "ты Мой раб, Я избрал тебя и не отвергну тебя:  не бойся, ибо Я с тобою"; не прельщайся, "ибо Я Бог твой" (41:9-10). И еще: "Я Господь, Бог твой; держу тебя за правую руку твою" (41:13). В конце же главы прочитал об идольском обольщении, – именно: "не было никого, и между ними не нашлось советника, чтоб Я мог спросить их, и они дали ответ. Вот, все они ничто, ничтожны и дела их; ветер и пустота истуканы их" (Ис.41:28-29).
Эти и другие слова книги пророческой были для Тита как бы ключом, открывшим двери ума его к познанию единого истинного Бога и вместе с тем к уразумению идольского обольщения и заблуждения языческого; и того времени Тит воспламенился сердцем к Богу, Коего почитали евреи.
В это время на острове Крите (где проживал Тит) распространился слух о Христе, – Боге, явившемся во плоти, проживавшем среди людей в Иерусалиме и совершавшем дивные и несказанные чудеса; ибо слава о Нем проходила по всем концам земли. Анфипат (Т.е. правитель.) Крита, приходившийся Титу дядей по матери, посоветовавшись с именитыми мужами, послал в Иерусалим своего племянника, сего благоразумного и любознательного Тита с тем, чтобы он хорошенько выслушал и уразумел то, что говорилось из уст Христовых, и побеседовал с Ним; таким образом, Тит мог возвестить самым подробным образом своим соотечественникам всё то, что сам узнал бы о Христе.
Тит отправился в Иерусалим; увидав Владыку Христа, он поклонился Ему и следовал за Ним и учениками Его, смешиваясь с народом, во множестве ходившем за Господом; таким образом Тит был самовидцем многих чудес, совершенных Христом, и видел спасительное страдание Господа, уверился также и в воскресении Его. После же вознесения Господня, когда Дух Святой сошел на Апостолов в виде языков огненных, так что Апостолы начали говорить на разных языках, Тит слышал беседу Апостолов, говоривших и по-критски, и весьма изумлялся, как об этом написано и в книге Деяний Апостольских: "пришельцы критяне (среди них был и Тит) и аравитяне", удивляясь, друг другу говорили: "слышим их нашими языками говорящих о великих делах Божиих" (Деян.2:10-11). Впоследствии Тит пересказал обо всём этом в отечестве своем Крите.
Блаженный Тит принял участие и в служении апостольском; когда дверь веры была открыта и для язычников (Деян.14:27) и были крещены сотник Корнилий, а потом и прочие еллины, тогда и Тит, происходя от язычников необрезанных, принял крещение от святого Апостола Павла, ранее называвшегося Савлом. Хотя Тит и уверовал во Христа, но, пока не крестился, Апостолы не принимали его в первенствующую церковь, так как вообще не принимали необрезанных; Тит же не хотел исполнять ветхозаветного обряда обрезания; однако иудеи, уверовавшие во Христа, требовали первоначально от всех язычников исполнения сего обряда, говоря, что без обрезания никто не может получить спасения, как об этом написано и в книге Деяний апостольских: Некоторые, пришедшие из Иудеи, учили братьев: "если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись" (Деян.15:1). Таковые роптали и на святого первоверховного Апостола Петра за крещение сотника Корнилия и вступили в спор с ним (Апостолом Петром), говоря ему, что он пошел в дом мужей необрезанных и ел с ними. Когда же святые Апостолы на соборе рассмотрели это вопрос, то постановили не принуждать язычников обрезываться; тогда и Тит блаженный пришел ко крещению, так как никто не принуждал его к обрезанию, о чем упоминает и Апостол Павел в послании к Галатам, говоря: "но они и Тита, бывшего со мною, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться" (Гал.2:3).
После крещения Тит был уполномочен прочими главными Апостолами к служению апостольскому и сопричтен к числу семидесяти меньших Апостолов; Тит послан был вместе с Апостолом Павлом, на проповедь Слова Божия, к язычникам; и Тит постоянно следовал за Павлом святым и не только как ученик за учителем, но и как сын, следующий за возлюбленным отцом. Ибо Павел называет его своим сыном, как это можно видеть из послания его к Титу: "Титу, истинному сыну по общей вере: благодать, милость" (Тит.1:4). Ходил же святой Тит иногда вместе с Апостолом Павлом, иногда же был посылаем им проповедовать самостоятельно; так, например, он был послан Павлом в Далмацию, о чем упоминает Павел в послании к Тимофею, говоря: "Тит в Далматию" (2Тим.4:10), т.е. был послан мною на проповедь Евангелия в города далматские. Иногда святой Апостол Павел посылал Тита со своими апостольскими посланиями, как например к Коринфянам, коим он говорит: "я упросил Тита и послал с ним одного из братьев" (2Кор.12:18). Говорит еще: "мы просили Тита, чтобы он, как начал, так и окончил" (2Кор.8:8). И еще: "благодарение Богу, вложившему в сердце Титово такое усердие к вам" (2Кор.8:16). Несомненно, Павел питал к Титу великую любовь духовную о Христе, так как он называет его то сыном, то братом своим, а когда он замедлил, уйдя от Павла, то сей последний скорбел о нем, говоря о себе: "придя в Троаду для благовествования о Христе, хотя мне и отверста была дверь Господом, я не имел покоя духу моему, потому что не нашел там брата моего Тита" (2Кор.2:12-13). И насколько великий Апостол скорбел без Тита, настолько утешался его присутствием, ибо говорит: "Бог, утешающий смиренных, утешил нас прибытием Тита" (2Кор.7:6). И еще говорит: "обрадованы мы радостью Тита" (2Кор.7:13).
Проходя по многим странам с благовестием имени Христова святые Апостолы пришли в Крит, отечество Тита. Анфипатом же тогда в Крите был Рустил, муж сестры Тита; услыхав проповедь апостольскую о Христе Боге, он первоначально посмеялся ей; но когда умерший его сын, воскрешен был Апостолом Павлом, то Рустил уверовал во Христа и принял святое крещение со всем домом своим; вместе с тем приняли святую веру и крещение и многие из числа прочих неверных, обитавших на острове том. Святой же Павел поставил блаженного Тита епископом острова Крита и прочих близлежащих островов и, поручив ему новопросвещенных христиан, оставил его там; сам же отравился в другие страны проповедовать имя Христово язычникам. Придя в Никополь, святой Павел написал послание Титу, в коем поучал его благому управлению (паствой): "для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал" (Тит.1:5). Объясняя эти слова апостольские, святой Златоуст говорит: "Тит был более искусным из числа всех, бывших с Павлом; ибо, если бы он не был искусным, Павел не поручил бы ему всего острова, не повелел бы окончит недоконченное, не подчинил бы суду его епископов, если бы не надеялся на сего мужа (Тита)".
Когда Павел задержался в Никополе, то снова призывал к себе Тита, говоря в своем послании к нему: "когда пришлю к тебе Артему или Тихика, поспеши придти ко мне в Никополь, ибо я положил там провести зиму" (Тит.3:12). И пришел к нему святой Тит в Никополь; побыв вместе с ним непродолжительное время, Тит снова был послан им в Крит.
После этого святой Павел был взят в Иерусалиме, заключен в оковы и послан в Рим. Тит, услыхав обо всём этом, прошел в Рим, дабы видеть страдальческий подвиг своего учителя. Тит пробыл в Риме до кончины святого Апостола Павла; по усечении честной главы Апостола (что было сделано по приказанию Нерона, Тит предал погребению честное тело Апостола и снова возвратился к своей пастве, в Крит; престол святительства своего Тит имел в одном из лучших критских городов, называвшемся Гортиной; Тит трудился непрестанно, обращая ко Христу еллинов от заблуждения их, поучая их и утверждая веру их чудесами.
Следует заметить, что на острове том был идол почитаемой язычниками богини Дианы;(Диана считалась у древних греков богинею охоты и вообще покровительницею природы.) на поклонение сему идолу приходило много еллинов, которые приносили также и жертвы. Однажды святой Тит пришел на то место собрания нечестивых и начал говорить им слово Божие, увещевая их обратиться к истинному Богу, познав обольщение идольское. Но так как народ не слушал слов его, то святой Тит помолился Богу, и тотчас идол тот упал и рассыпался в прах. Тогда все, бывшие там, пришли в ужас, и уверовало во Христа в день тот пятьсот человек. Точно также, когда, по приказанию императора римского, на острове Крите строился большой храм идольский в честь мерзкого бога Зевса(Зевс считался у греков главным божеством, – родоначальником всех прочих людей и богов.), – и уже заканчивался постройкой, – Апостол Христов Тит, проходя мимо того места, помолился Богу истинному, и внезапно храм тот упал и разрушился до основания. Видя такое чудо, многие еллины обратились ко Христу и построили прекрасную церковь во имя Господа Иисуса Христа, Бога истинного.
Просветив остров Крит и окрестные страны светом веры святой, Апостол Тит достиг глубокой старости; он преставился ко Господу, имея от роду девяносто четыре года. При кончине его пришли с неба ангелы, дабы взять душу его; и просветилось лицо его, как солнце. Ибо чья жизнь была светом миру, того и смерть была почтена осиянием света от Господа нашего Иисуса Христа.
Кондак, глас 2:
Павлов явився собеседник, Апостоле, с сим нам слово предвозвестил еси божественныя благодати, тайноглагольниче Тите приснопамятне. Сего ради вопием ти: не престай моляся о всех нас.
Тропарь,глас 3
Апостоли святии,/ молите Милостиваго Бога,/ да прегрешений оставление// подаст душам нашим.

Свтт. Варсиса и Евлогия, епископов Едесских, и Протогена, еп. Каррийского, исп (IV)
После многих гонений на христиан, поднятых нечестивыми идолопоклонническими царями и мучителями, Церковь Христова получила свободу во дни великого царя Константина и начала процветать в мире и тишине; однако на нее было воздвигнуто новое гонение по действу диавола, но уже не от идолопоклонников, а от христиан зловерных, уклонившихся в еретичество. По кончине императора Константина – богохульная ересь Ариева (Родоначальником арианской ереси был пресвитер александрийский Арий. Он отрицал единосущие Сына Божия с Богом Отцом, почитал Иисуса Христа творением и не признавал за Ним божественных совершенств, – всемогущества, всеведения и проч. Ересь Ария подверглась решительному осуждению на первом (325 г.) и втором (381 г.) Вселенском соборах.) весьма усилилась, сначала в царствование Констанция, сына Константинова, а потом в царствование Валента; ибо тот и другой придерживались ереси Ариевой и каждый, в свое царствование, весьма притеснял Церковь Христову.
В царствование Валента, когда правоверные архиереи изгонялись с престолов своих, а на их места поставлялись еретики, в городе Едессе был епископом Варсис, – муж правоверный и святой, имевший дар исцелять всякие болезни в людях; сей Варсис с усердием противостал ереси Ариевой. Злочестивый царь Валентин, не терпя сего святого мужа, изгнал его с престола и послал в заточение, первоначально на остров Арад; но услыхав, что там ко святому епископу Варсису приходят многие из народа и слушают его правоверное учение, Валент переслал его оттуда в Оксиринф, город египетский. Но когда святой прославился и здесь чудесами и учительством своим, то Валент снова переслал его в еще более отдаленный город, по имени Фенон, находившийся близ обитания варваров; здесь и скончался святитель и исповедник Христов блаженною кончиною; оставшийся же после него одр (постель) на острове Раде подавал исцеление недугам; все, страдавшие какими бы то ни было болезнями, возлегая на тот одр, становились здоровыми и освобождались от духов нечистых.
Изгнав сего святого архиерея с престола церкви едесской, нечестивый царь возвел вместе него волка, – именем и нравом;  ибо того суетного архиерея звали Лупусом, что значит "волк". И таким образом вместо истинного пастыря в стадо Христово вошел волк хищный в овчей одежде архиерейства.
Правоверный же народ едесский не хотел вступать в общение с тем лжепастырем, еретиком, как мерзости запустения (Мф.24:15), настоятельствовавшем на месте святом, – в церкви; посему правоверные граждане города того выходили из города в поле, собирались на открытом месте и совершали здесь служение Богу, как в храме; ибо ни один храм не был отдан в распоряжение правоверных, но все храмы были затворены для них и всеми славнейшими храмами завладели ариане, согласно приказанию царскому.
Случилось однажды, что сам царь, направляясь из Антиохии, пришел в Едессу; узнав, что правоверные (христиане) гнушаются нечестия арианского и не хотят иметь общения с упомянутым епископам, но бегут от него и собираются вне города для молитвы, – царь разгневался на епарха едесского, по имени Модеста, за то, что он позволял народу поступать так, и ударил по ланите епарха; потом приказал ему приготовить вооруженных воинов; затем повелел епарху, выведши этих воинов на место молитвенного собрания народного, посечь и предать смерти христиан и разогнать их.
Епарх, хотя и получил внушение от царя, но, щадя неповинный народ, известил тайно правоверных, чтобы они на другой день не выходили из города и не собирались на обычную молитву и служение, так как царь, по гневу своему, приказал вывести на христиан вооруженных воинов, чтобы их умертвить. Правоверные же, услыхав об этом, вместо того, чтобы убояться, преисполнились еще большей ревности, и, встав рано утром, вышли за город вместе с женами и детьми своими; христиане направились к обычному месту собрания своего, намереваясь положить там за Христа души свои. Епарх же, исполняя приказание царское, утром следующего дня отправился с вооруженными воинами к тому месту, выступив как бы на войну. И когда он был у ворот городских, то увидал некую женщину, вышедшую из дома своего, не затворившую за собою дверей, одевшуюся наскоро (не принарядившуюся), несшую с собою малого отрока; женщина та плакала и старалась обогнать его воинов; направляясь за город. Епарх приказал взять ее и привести к себе. Остановившись на дороге, епарх начал допрос, сказав:
– Несчастная женщина! Куда ты спешишь в cтоль ранний час и почему ты так торопишься?
Женщина отвечала:
– Я спешу на поле, где собираются христиане.
Епарх отвечал:
– Разве ты не слыхала, что епарх намеревается придти туда с воинами и побить всех, кого он найдет там?
Женщина отвечала:
– Да, я слышала об этом; потому-то я и тороплюсь, дабы вместе с ними (христианами) умереть ради имени Христова.
Епарх снова спросил:
– Для чего же ты взяла с собой сего отрока?
Женщина отвечала на это:
– Я хочу, чтобы и отрок сей вместе со мною сподобился венца мученического.
Услыхав об этом, епарх изумился такой ревности христиан и готовности их умереть за веру и приказал воинам возвратиться обратно; затем пошел к царю и сказал ему:
– Если прикажешь мне умереть, – я готов; но я не могу исполнить приказания, данного тобою мне.
Потом епарх рассказал царю о женщине с ребенком, сказав о том, с каким усердием она спешила за город в поле, дабы сподобиться смерти мученической, чего желала она и для себя, и для ребенка; затем епарх возвестил царю и о готовности всего народа принять смерть, ибо все христиане с женами и детьми были готовы умереть за исповедание веры своей во Христа.
– И невозможно, – прибавил епарх, – принудить народ едесский к общению в вере с епископам, если бы даже и всех граждан предать смерти; но какая может быть польза от этого? ибо они за свой мужественный страдальческий подвиг прославятся среди всех христиан, на нашу же долю останется стыд и вечное посмеяние.
Говоря так, епарх отклонил царя от избиения народа: царь приказал не притеснять народ, повелев брать на истязание лишь иереев, диаконов и прочих клириков, не желавших иметь общения с епископам арианским.
После этого епарх позвал к себе весь духовный чин едесский, содержавший правоверие, начал с кротостью увещевать всех повиноваться приказанию царскому и предлагал войти в общение с епископам, именуемым Лупусом. Епарх сказал при этом:
– Верхом безумия является то, что вы, представляя из себя небольшое число людей, не слушаете приказания царского и противитесь ему, в то время как он владеет многими странами.
Когда епарх говорил это, все молчали. Потом епарх, обратившись к старейшему пресвитеру, по имени Евлогию, находившемуся уже в летах преклонных, спросил его:
– Почему ты не отвечаешь мне?
Евлогий ответил:
– Я не отвечаю тебе потому, что ты говоришь всем сообща; по этой причине я не хочу предварять ответом своим всех прочих. Но если ты спросишь только меня одного о чем-либо, тогда я тебе отвечу.
Епарх спросил:
– Почему ты не причащаешься с царем?
Блаженный же Евлогий, осмеивая вопрос еретика, ответил:
– Разве царь принял сан пресвитерства, чтобы мне причащаться вместе с ним?
Епарх, преисполнившись гнева, укорил святого старца и сказал:
– О безумный! Почему ты чуждаешься веры царевой и не входишь в общение с теми, кто входит в общение с царем?
Тогда все, вместе со святым старцем Евлогием, исповедали свою веру православную во Христа, Бога истинного, соестественного и соприсносущного Отцу, и выразили готовность положить души свои за сие исповедание.
После сего епарх по повелению царскому взял восемьдесят мужей духовного чина. заключил их в оковы и послал на заточение во Фракию.
И когда сии исповедники Христовы были отводимы во изгнание, отовсюду из городов и селений навстречу им выходил народ, оказывал им почести и снабжал их всем необходимым. Узнав об этом, еретики послали в скором времени сообщить царю, сказав, что вместо бесчестия изгоняемым оказывается великая честь.
Тогда царь приказал разделить упомянутых христиан по двое и велел послать всех в разные страны, кого во Фракию, кого в Аравию, кого в Египет, – и в прочие страны. Блаженный же старец Евлогий, а вместе с ним и другой честный пресвитер, по имени Протоген, были отведены в фиваидский город Антиной, где христиан было немного, еллинов же, покланявшихся идолам, было бесчисленное множество. Здесь святые пребыли не малое время, исцеляли различные болезни в людях призыванием имени Иисуса Христа и обратили к вере христианской многих язычников, сподобив их святого крещения.
Когда нечестивый царь Валент погиб, и скипетр восточного царства принял благочестивый Феодосий, ересь арианская устыдилась и стихла и сила и власть еретиков, преследовавших Церковь Христову, изнемогла; исповедники Христовы, бывшие в изгнании (именно те из них, кто еще не отошел ко Господу, но оказался в живых), получили свободу и возвратились каждый в отечество свое: архиереи православные снова получили свои престолы. Тогда и упомянутые два святых пресвитера Евлогий и Протоген возвратились из заточения в Едессу; а христиане правоверные отняли у ариан свои церкви; так как святой Варсис уже отошел ко Господу во изгнании, то Евлогий был поставлен епископом городу Едессе; Протоген же был поставлен епископом в месопотамский город Каррию. Сии святые Евлогии и Протоген украшали оба Церковь Христову словом и житием до дня кончины своей. Мы же о всех тех славим Христа Бога, Спасителя нашего, со Отцом и Святым Духом славимого во веки. Аминь.

Свт. Мины, Патриарха Константинопольского (552).
В царствование Юстиниана святой Мина был пресвитером и питателем странников в Странноприимнице святого Сампсона. После того как патриарх Анфим был низложен с престола за еретическое мудрствование, святой Мина как муж правоверный, проводивший святую жизнь и достойный посему высокого сана, был возведен на патриаршество святым Агапитом, папою римским, пришедшим в то время в Константинополь.
Во время патриаршества святого Мины в городе Константинополе случилось такое чудо:
Некоторый отрок еврейский вошел вместе с детьми христианскими в храм, во время причащения пречистых Таин Тела и Крови Христовых; сей отрок, приступив к Тайнам вместе с прочими детьми, принял причащение. Когда отрок пришел домой, отец спросил его, где он был и почему запоздал? Он же, как дитя, рассказал ему всю правду, – сказал, что был в храме христианском и принял причащение христианское. Услышав об этом, отец еврей весьма разгневался, и, взяв ребенка, бросил его в разожженную печь, при помощи которой выделывал стекло (так как был делателем стекла); но жене своей не сказал ничего.Между тем мать с плачем искала всюду своего сына и звала его по имени; на третий день поисков она подошла к разожженной печи, и ребенок откликнулся на зов ее; тогда она с большим трудом извлекла его оттуда и спросила:

– Каким образом и почему ты, находясь в таком огне, не сгорел и всё еще жив?
Отрок же рассказал ей следующее:
– Ко мне часто приходила некая Жена пресветлая, охлаждала огонь и давала мне воду; Она и пищу приносила мне, когда я был голоден.

В скором времени весть о сем чуде прошла по всему городу; об этом чуде уведал царь Юстиниан и святой патриарх Мина. После сего упомянутого отрока крестили вместе с матерью, отца же того отрока, пришедшего в ожесточение и не пожелавшего креститься, царь предал суду, как детоубийцу, и приказал казнить смертью.
Святой Мина пас Церковь Христову шестнадцать лет и потом преставился ко Господу.

новомученики:
Прмч. Моисея (Кожина) (1931).

Преоподобномученик Моисей (Кожин) родился в 1868 году, Смолоду он решил посвятить жизнь Богу – ушел на Соловки, где принял монашеский постриг в Спасо-Преображенском  Соловецком  монастыре. В 1896 году он был рукоположен в иеромонаха и служил в Соловецком монастыре вплоть до его закрытия в 1924 году. В 1926 году он приехал в родное село Оленица в Мурманской области и стал служить там в церкви Рождества Иоанна Предтечи. В 1931 году, зимой, отец Моисей (Кожин) вместе с церковным старостой Петром Егоровичем Кожиным и псаломщиком Федором Климентьевичем Кожиным ходили по селу и собирали подписи против закрытия церкви. В селе проживали в основном рыбаки, староста устраивал у себя дома обеды для односельчан, где обсуждались приходские дела. Вскоре отца Моисея, церковного старосту и псаломщика арестовали по обвинению в срыве колхозного собрания, так как якобы вместо собрания рыбаки пошли на обед к старосте. Было заведено групповое дело, отца Моисея приговорили к 3 годам ссылки. Преподобномученик Моисей (Кожин) скончался от цинги 7 сентября 1931 года в Ленинграде, в тюремной больнице.

Свщмч. Владимира Мощанского пресвитера (1938).
http://i030.radikal.ru/0909/e3/bd1e6f646143.jpg

Священномученик Владимир Мощанский родился 15 июня 1866 года в селе Заборовье Есеновского уезда Тверской губернии в семье священника Димитрия Мощанского. Мать его, Анна, рано осталась вдовой; будучи очень набожной, она кормила бедных и нищих, и когда она умерла, все они пришли хоронить её — только тогда многие увидели, сколь многим она благодетельствовала.
После окончания Тверской Духовной Семинарии, Владимир Димитриевич женился на дочери священника Иоанна Димитриевского — Евдокии, и вскоре был рукоположен в сан диакона ко храму в селе Рогачеве Ржевского уезда. В их семье родилась дочь и три сына. При рождении четвёртого ребёнка Евдокия Ивановна умерла. Отец Владимир остался с маленькими детьми, воспитывать которых ему помогала незамужняя сестра Евдокии, Александра Ивановна.
Через некоторое время, диакона Владимира рукоположили в сан иерея Успенского храма в селе Спасском, Кашинского уезда. Здесь батюшка служил до 1924 года, до самого закрытия храма большевиками.
Перед закрытием было совершено последнее богослужение: храм был полон молящимися, все стояли на коленях, многие плакали. До ближайшего города Кашина священника провожал весь приход — шли пешком тридцать километров. Отец Владимир поселился в Вышнем Волочке в доме своего отца, который к тому времени уже умер. Служил батюшка в зимнем соборе. Несмотря на усилившиеся гонения, служб он не прекратил, по городу же ходил в рясе, проповедуя Слово Божие своим облачением. В свободное время он занимался воспитанием и образованием своей внучки Ольги, обучая её всем предметам по старым дореволюционным учебникам, но прежде всего обучил молитвам.
Когда в школе стали проверять её знания, то приняли Ольгу сразу в пятый класс. Ребёнок всё воспринимал с детской простотой и наивностью. Однажды в школе ей велели выучить частушку: «Нынче в церковь не ходила и не каялась попу, я такого крокодила даже видеть не хочу». Придя домой, она с детским простодушием прочла эту частушку дедушке. Александра Ивановна только ахнула и сказала: «Да что же это такое?». А отец Владимир промолчал, внимательно посмотрел на внучку и сказал: «А ты подумала, Оля, что твой дедушка — священник?». И такое раскаяние у неё было, что она упала на колени и попросила прощения.
Здоровье батюшки слабело и он уже не всегда мог служить Литургию, но приходил в храм молиться, крестил младенцев, служил панихиды на Пятницком кладбище. На это кладбище он приходил во все родительские субботы, здесь в Ильинской церкви служил когда-то его отец и за алтарём этой церкви было семейное захоронение Мощанских. Но прежде чем пришли сюда, батюшка шёл в другое место кладбища, где тогда не было захоронений, служил панихиду и молился там, как будто ему было открыто, что не в родовой, а в тюремной могиле ему суждено быть погребённым.
13 февраля 1938 года, несмотря на почтенный старческий возраст (отцу Владимиру шёл семьдесят второй год), батюшку арестовали. Отца Владимира обвиняли в проведении антисоветской агитации. Опросив «дежурных свидетелей» следователь стал допрашивать старца. Батюшка виновным себя в антисоветской агитации не признал и из всех свидетельских показаний подтвердил только свой разговор с учениками восьмых-девятых классов, который состоялся в ноябре 1937 года. Отец Владимир сказал тогда: «Учёный Павлов перед смертью завещал, чтобы имеющиеся церковные здания не ломать и не занимать под музеи, вот видите, и учёные идут за религией».
В конце апреля было составлено обвинительное заключение. 27 июня 1938 года состоялся суд. Отец Владимир, выслушав все выдвинутые против него обвинения, возразил, что если когда что и говорил, то не с целью агитации.
Судьи вынесли приговор — семь лет заключения с последующим поражением в избирательных правах на три года. Батюшка подал жалобу, прося пересмотреть приговор. На время пересмотра приговора отца Владимира поместили в Вышневолоцкую тюрьму. Камеры здесь были переполнены, заключённым почти круглосуточно приходилось стоять, даже на полу не было места прилечь, доходило до того, что когда надзиратель открывал дверь, то люди непроизвольно вываливались в коридор.
Батюшка в тюрьме строго постился и почти все посылки, которые ему передавала Александра Ивановна, раздавал сокамерникам. Здоровье его всё ухудшалось, тюремная администрация не принимала никаких мер, в конце концов заключённые в камере возмутились, стали стучать в железную дверь и кричать: «За что вы мучаете старого священника? В чём он виноват? Мы тоже верим в Бога». Однако тюремные власти не улучшали положения священника, он по-прежнему оставался в общей камере. Не вынеся тяжёлых условий заключения, протоиерей Владимир Мощанский скончался 25 августа (7 сентября н. ст.) 1938 года.
Заключённые сами сделали гроб. Батюшку одели в чистое бельё, которое он хранил в тюрьме на случай смерти. Гроб поставили на телегу и повезли на Пятницкое кладбище мимо дома священника. Александра Ивановна не знала о его смерти, и ещё несколько дней носила в тюрьму передачи. После смерти отца Владимира, его образ стал являться начальнику хозяйственной части тюрьмы. Куда бы он ни шёл, чтобы он ни делал, перед его взором стоял старый священник. Это продолжалось и ночью. На рассвете девятого дня с момента кончины отца Владимира, едва рассеялись сумерки, он пошёл по улице в сторону кладбища. Не зная, где жил батюшка и его близкие, но непроизвольно, по внушению Божию, он остановился перед домом священника и постучал в окно. Александра Ивановна открыла форточку и спросила, что ему нужно. «Выйдите, оденьтесь, ваш дедушка умер, я покажу вам могилу». Он отвёл её на кладбище и показал могилу отца Владимира. Была она на месте, где ещё при жизни батюшка служил панихиды. Впоследствии на этом месте был поставлен крест и погребены сын и дочь священника — Владимир и Ольга.
6 (19 н. ст.) сентября 1999 года канонизован как местночтимый святой Тверской епархии. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Молите Бога о нас грешных святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(Мк. З, 20-27). "Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то". Пока внутри качествует единомыслие лукавства греховного, крепко бывает в нас царство тьмы и греха; но когда благодать Божия плененную грехом часть духа привлечет к себе, освободив ее из плена, тогда происходит внутри разделение: грех на одной стороне, добро на другой. Коль скоро, вследствие этого возбуждения, сознанием и свободою человек сочетается с добром, грех теряет всякую опору и идет к разложению. Постоянство в принятом добром намерении и терпение в трудах по нему, совсем расстраивают грех и истребляют. Тогда начинается царство добра внутри, и стоит, пока не вкрадется какое-либо злое помышление и, привлекши к себе произволение, не произведет снова разделения. Дай только ход зародившемуся греховному побуждению, сочетайся с ним и произведи его в дело - опять начнет добро слабеть, а зло расти, пока совсем его не истребит. Это почти непрерывная история внутренней жизни у тех, которые слабосерды и не имеют твердого нрава.
*****************************************************************************************************************************************
Утешение
  "Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Господь"
(Ис. 40, 1)
Как отрадно звучит слово утешения! Как прислушиваются к нему страдальцы! Как необходимо утешение в этом скорбном мире! В приведенных словах оно относится к пленникам. Много таких и в наше время: скитальцев, изнывающих на чужбине, далеко от родного крова и родной любви. Много пленников, которых сковало горе, сковал грех или нужда безысходная, томятся в своей беспомощности, бедности, порочности, безнадежности. И вот раздается Божественный глас: "Утешайте, утешайте народ Мой!"
Но какое же это утешение? Иные люди думают, что оно похоже на обыденное, человеческое утешение: пожалеть, поплакать со страдальцами, побыть около них в самую горькую минуту, вот и все. Но Божие утешение иное. Он участие и сострадание Свое проявляет тем, что разбивает оковы, освобождает душу, избавляет ее от греха, снимает с нее бремя и делает ее победительницей над скорбью и испытанием.
Утешение Божие имеет в себе силу, которая сокрушает по-видимому несокрушимое, но и восстанавливает развалины души и жизни. Никакой плен не устоит против всемогущих лучей этого утешения - самые яркие звезды его сияют в самой мрачной темнице, и нет ни одного пленника; в сердце которого не стучалась бы утешающая любовь Божия. Коему слава во веки!

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ :   АРХИВ  (Апостольское и Евангельское чтение этого дня)
Исторические события дня:
В 1530 г. родился Царь Иван Васильевич IV Грозный
В 1916 г. Русские войска форсировали Дунай и вторглись на территорию Болгарии
В 1805 г. Русская армия М. Кутузова выступила из Радзивиллова в Австрию для совместных действий против Наполеона. В Богенхаузене Наполеон заключил союз с Баварией
Слава Богу за все!

0

12

Во славу Божию и на пользу ближнего !

8 Сентября  -Память:

Мчч. Адриана и Наталии и прочих 23, с ними пострадавших (305-311).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib3272.jpg

Великий гонитель Церкви Христовой нечестивый царь Максимиан, преследуя и умерщвляя повсюду множество христиан, прибыл в город Никомидию. Войдя в идольское капище, царь совершил поклонение скверным своим богам, пав ниц пред идолами на землю, и, при участии всех жителей города, принес мерзостные жертвы. Вслед за тем он приказал отыскивать христиан и предавать их на мучения. Особенными наказаниями угрожал царь тем, кто вздумал бы скрывать христиан. Напротив тем, кто, узнав, где скрывается христианин, донесет о нем, или же, найдя такового, сам представит на суд, царь обещал награды и почести. Посему стали выдавать друг друга на смерть: сосед - соседа, ближний - ближнего своего; кто из-за боязни грозного повеления царя, кто из-за наград.
Некоторые из нечестивых донесли военачальнику своему о том, что в одной пещере скрываются христиане и поют в ней всю ночь и молятся Богу своему. Немедленно были отправлены воины, которые пришли в пещеру и захватили всех бывших в ней христиан, числом двадцать три человека. Сковав железными цепями, отправили их в город для представления царю.
В то время царь проезжал на колеснице в идольское капище для принесения жертв. Встретив его на пути, воины, ведшие связанных христиан, закричали ему:
- Царь! Вот - противники твоему повелению и хулители наших великих богов.
Повелев остановить колесницу и, подозвав к себе поближе тех узников, царь спросил их, откуда они.
- Мы родились в этой стране, а по вере мы христиане, – ответили они.
- Разве вы не слыхали, – продолжал царь, – какие мучения ожидают тех, кто именует себя христианами?
- Слышали мы, – отвечали святые, – и смеялись над безумием твоим и над самим сатаною, действующим в сынах, неверующих в Бога, над коими ты - начальник!
Разгневанный царь воскликнул:
- О, окаянные! Как осмеливаетесь вы называть меня безумцем и смеяться надо мною? Клянусь великими богами, что я в лютейших мучениях сотру ваши тела!
- Растяните их и бейте палками без всякой пощады, – приказал он воинам, – и мы посмотрим тогда, придет ли их Бог к ним на помощь и освободит ли их из рук моих?
И мученики жестоко были биты воинами. Когда были мучеников, они говорили царю:
- Враг Божий! Поставь над нами еще хоть троих мучителей; сколько бы ты их ни звал и каких бы мук ни выдумывал, знай, что этим ты только приумножишь нам венцы.
- О, окаяннейшие из людей! - воскликнул царь. - Я сниму с вас ваши головы и вы ли ожидаете венцов на них?.. отвергните суетную веру свою и не губите себя за свое безумие!
Мученики отвечали:
- Тебя погубит Бог за то, что ты неповинно мучаешь Его рабов, не сотворивших никакого зла!
Тогда царь приказал воинам:
- Бейте их камнями по устам!
Схвативши поспешно в руки камни, слуги начали ими бить мучеников по устам, но не столько наносили вред им, сколько себе, так как до того обезумели, что этими самыми камнями сокрушали друг другу челюсти.
А святые говорили мучителю Максимиану:
- Беззаконник и богоненавистник! Ты без милости бьешь нас, ни в чем не повинных пред тобою, убьет же и тебя Ангел Божий и погубит весь нечестивый твой дом. Ты не можешь насытиться муками, коими мучаешь нас в продолжении стольких часов и с такою жестокостью, а тебя самого ожидают несравненно большие муки; очевидно ты не подумал о том, что мы имеем одинаковое с тобою тело, с тою лишь разницею, что твое - скверно и нечисто, а наше - очищено и освящено святым крещением.
Разгневанный еще более такими словами, мучитель Максимиан воскликнул:
- Клянусь великими богами, что я повелю отрезать у вас ваши языки, чтобы и другие, смотря на вас, научились не противоречить господам своим!
Мученики Христовы отвечали:
- Послушай, нечестивый мучитель! Если ты ненавидишь и мучаешь тех рабов, которые противятся своим земным господам, то зачем же ты принуждаешь нас противиться Господу Богу нашему? Или ты хочешь, чтобы и нас постигли те же муки, которые уготованы тебе?
- А скажите, – спросил мучитель, – какие муки уготованы мне?
- То, что уготовал Бог диаволу и ангелам его, – отвечали святые, – уготовал Он и вам, сосудам диавола; а именно: неугасимый огонь, червь неусыпающий, непрестанное мучение, вечную казнь, адскую погибель, тьму кромешную, где - плач и скрежет зубов и многие другие неисчислимые муки.
- Клянусь, отрежу у вас языки! - воскликнул мучитель.
- Безумец! - отвечали святые, – если ты отрежешь у нас те органы, коими прославляем мы Бога, то наши воздыхания еще легче дойдут до него и наши сердца еще сильнее возопиют к Нему, а изливаемая тобою наша кровь, как труба, возвысит свой голос к Владыке о том, что мы страдаем неповинно.
Услыхав такой ответ святых, нечестивый царь повелел заковать их в железные цепи и посадить в темницу, а имена и речи их записать в судебные книги.
Когда святых ввели в судебную палату, чтобы записать имена их, один из начальников оной, муж знатный, по имени Адриан, державшийся еллинского нечестия,(Т.е. греко-римской религии.) будучи свидетелем терпеливого и мужествнного страдания оных мучеников, приступив к ним, спросил их:
- Заклинаю вас Богом вашим, Коего ради вы так страдаете, - скажите мне по совести, какую награду ожидаете вы от Бога вашего за такие мучения? Думаю я, что вы надеетесь получить от Него нечто великое и чудное.
Святые мученики отвечали ему:
- Мы своими устами не можем выразить тебе, и ты слухом своим не можешь вместить, ни умом постигнуть тех радостей и преславных почестей, которые мы ожидаем получить от Владыки нашего, Праведного Воздаятеля.
- А из законодательных, пророческих и других книг вам не известно ли что об этом? - спросил Адриан.
И сами пророки, - отвечали святые, - не могли в совершенстве постигнуть умом тех вечных благ, так как они были такие же люди, как и мы; хотя они угождали Богу благою верою и добрыми делами и говорили то, что внушал им Дух Святой, но об оной славе и воздаяниях, которые мы ожидаем получить, в Писании говорится: "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (1Кор.2:9).
Услыхав такие слова, Адриан вышел на средину и сказал писцам, записывавшим имена мучеников:
- Запишите и мое имя с этими святыми, так как и я - христианин и вместе с ними умру за Христа Бога!
Писцы тотчас же отправились к царю и возвестили ему о том, что Адриан объявил себя христианином и просит их записать и его имя в число осужденных.
Услыхав об этом, царь удивился и разгневался и, призвав тотчас же к себе Адриана, спросил его:- Ты лишился разумения, Адриан? Или и ты также хочешь злой погибели?
- Нет, - отвечал он, - я не лишился разума, а , напротив, от великого безумия пришел в здравый разум.
- Не рассуждай, воскликнул царь, а лучше проси прощения, сознайся пред всеми, что ты согрешил и вычеркни свое имя из списка осужденных.
- С этих пор, - отвечал Адриан, - я начну умолять истинного Бога о том, чтобы Он простил мне мои грехи, которые я совершил, будучи язычником.
Разгневанный такими словами Адриана, царь Максимиан повелел тогда и его заковать в железные цепи и заключить в темницу вместе с теми мучениками, назначив день, когда предаст всех их на мучение.
Один из слуг Адриана, пибежав поспешно в его дом, возвестил госпоже своей Наталии, жене Адриановой, о том, что господина его заковали в цепи и отправили в темницу.
Услыхав о сем, Наталия пришла в великий ужас, горько, горько заплакала и, разорвав на себе одежды, спросила слугу:
- За какую же вину господина моего посадили в темницу?
- Будучи свидетелем того, - ответил слуга, - как некоторых людей мучили за имя какого-то Христа и за то, что не послушались царского повеления, не отреклись от своей веры и не принесли жертвы богам, господин наш просил писцов, чтобы и его имя они записали в число осужденных на смерть, так как хочет умереть вместе с ними.
- А ты не знаешь ли точнее, за что мучили тех мужей? - опять спросила слугу Наталия.
- Я же сказал тебе, - отвечал слуга, - что их мучли за некоего Христа и за то, что они не послушались царского повеления поклониться богам.
Тогда Наталия весьма возврадовалась духом, перестала плакать, сбросила с себя разорванные одежды и, надев самые лучшие, отправилась в темницу.
Дочь верующих в Бога и святых родителей, Наталия боялась ранее открыть кому-либо свою веру во Христа, которую хранила тайно, так как видела, какому лютому гонению и мучению подвергаются христиане со стороны нечестивых; теперь же, услыхав о том, что муж ее верует во Христа и записан в число осужденных на мучение, и она твердо решила объявить себя христианкой.

Войдя в темницу, блаженная Наталия припала к ногам мужа своего и, облобызав его оковы, сказала:
- Блажен ты, господин мой, Адриан, так как нашел такое сокровище, которого не наследовал от своих родителей: "тако бо благословится человек бояйся Бога". Поистине, господин мой, ты теперь в таких юных летах своею верою во Христа собрал такое богатство, какого не приобрел бы даже и на старости лет, оставаясь в еллинском заблуждении. Теперь без печали пойдешь ты в будущую жизнь и найдешь такое сокровище, которого не получат там те, которые собирают себе большое богатство и приобретают имения. Там уже не будет им времени на то, чтобы приобретать что-либо, или давать взаймы, или самим от кого занять, когда никто не может избавить от вечной смерти во аде и от мук геенских; там никто не поможет друг другу - ни отец сыну, ни мать дочери, ни великое земное богатство - собравшему его, ни рабы - господину своему, но каждый понесет свое наказание. Твои же все добродетели, господин мой, пойдут с тобою ко Христу, чтобы воспринять тебе от Него блаженство, уготованное любящим Его. Иди же к Нему с дерзновением, не боясь будущего наказания; ведь, ты уже теперь победил и огонь неугасимый и прочие муки. Молю же тебя, господин мой, твердо пребыть в том звании в которое ты призван Божиим милосердием. Да не возвратит тебя с оного доброго пути ни сожаление о юной красоте, ни любовь к родным, ни друзья, ни богатство, ни рабы, ни рабыни, ничто земное: всё это придет в ветхость и истлеет; но имей пред очами своими только то одно, что - вечно, и не взирай на тленные и временные блага мира сего. Не увлекайся льстивыми словами сродников и друзей твоих, чтобы не отвлекли они тебя от веры своим луквым советом. Возненавидь их ласки, отвергни их советы и не слушай обманчивых слов их; взярай только на одних, находящихся с тобою, святых мучеников, их словам внимай, их терпению подражай без всякого колебания. Не бойся ярости мучителя и различных его мук, всё это скоро окончится, а от Христа на небе Его рабам, страждущим за Него, будет вечная награда.
Сказав это, Наталия умолкла. Был уже вечер.
Адриан сказал ей:
- Теперь ступай домой, сестра моя, и спи спокойно, а когда я узнаю о времени, в какое нас выведут на мучение, я извещу тебя, чтобы тебе придти и видеть нашу кончину.
Встав от ног Адриана, Наталия подходила к каждому из двадцати трех узников и, припадая к ним, лобызала оковы их, говоря:
- Рабы Христовы! Молю вас, утверждайте сию Христову овцу; советуйте ему претерпеть до конца, указуя ему на будущее воздаяние, уготованное верным, приносящим кровь свою Христу Богу, подобно вам, принесшим Ему кровь свою, за каковое страдание ваше вы получите в награду вечное спасение. Присоедините и его душу к душам своим и будьте ему отцами вместо плотских родителей, которые были нечестивыми; укрепите его вашим святым советом в том, чтобы он, веруя несомненно, совершил страдальческий свой подвиг.
Сказав это, Наталия снова обратилась к Адриану, находившемуся в самой глубине темницы:
- Смотри, господин мой, – сказала она, – не щади своей молодости и красоты телесной: бренное тело будет пищею червей. Не помышляй ты об имении своем, о золоте и серебре, так как всё сие не принесет пользы на Страшном суде. Там никто никакими дарами не может искупить души своей от вечной погибели, так как никто не примет даров; только одни добрые дела святых душ примет Бог вместо даров.
Сказв это, Наталия ушла домой.
По прошествии нескольких дней Адриан, услыхав, что царь хочет уже вывести его вместе с прочими узниками на суд и мучение, обратился к святым мученикам с такою просьбою:
- Господа мои! - сказал он, – с вашего благословения мне нужно сходить в свой дом и позвать рабу вашу, а мою сестру Наталию затем, чтобы видеть ей наше страдание, так как я обещался позвать ее в час, назначенный для оного.
Святые дали ему свое благословение и поручились за него; Адриан, заплатив темничным стражам, отправился.
Один из горожан, увидев его идущим домой, поспешно прибежал к Наталии и возвестил ей, что муж ее освобожден от оков и подходит к дому.
Услыхав о сем, Наталия не поверила и сказала:
- Кто же мог освободить его? Не может быть, чтобы муж мой разлучился со святыми мучениками.
Во время разговора пришел также один из слуг и сказал:
- Знаешь ли, госпожа, что господин наш освобожден и подходит близко к дому?
Думая, что он отвергся Христа и за то освобожден, Наталия пришла в великую скорбь и горько зарыдала, а увидав в оконо, что он уже близко подходит к дому, бросив из рук свою работу, поспешно встала и, затворив двери, ромко сказала:
- Отойди от меня, отступник от Бога, обманувший Господа своего! Не могу я беседовать с отвергшимся от Боа и не стану слушать лживых слов. О, безбожник и окаяннейший человек! Кто побудил тебя взяться за дело, которого не мог довести до конца? Кто разлучил тебя со святыми? Кто соблазнил тебя удалится от содружества с оными? Что обратило тебя в бегство еще до выхода на брань? Ты не увидел еще врага, а бросил уже свое оружие; на тебя не выпущена еще стрела, а ты уже уязвлен! Удивилась я, думая, может ли быть что доброго от безбожного рода и нечестивого города? Может ли быть принесена чистая жертва Богу от потомка мучителя? Будет ли благоуханным для Вышнего кадило со стороны тех, кои проливают кровь неповинную? И что делать мне, окаянной, вышедшей замуж за сего нечестивца? Не удостоилась я звания супруги мученика, напротив сделалось я женою отступника; кратковременна была моя радость и перешла она в вечное поношение; была мне на некоторое время похвала среди жен, а теперь я буду иметь пред ними непрестанный стыд!
Блаженный Адриан, стоя за дверями и слушая слова Наталии, радовался душою и укреплялся на подвиг, горя еще большим желанием исполнить то, что обещал Христу Богу. Он удивлялся таковым словам молодой жены, недавно встпившей с ним в брак, так как прошло всего лишь тринадцать месяцев со дня их венчания.
Видя великую скорбь жены своей, Адриан, стуча в двери, начал просить ее, гворя:
- Отвори же мне, госпожа моя, Наталия! Не убежал я от мучений, как ты думаешь; нет, не мог я так поступить. Я пришел взять тебя с собою, как обещал, чтобы тебе видеть нашу кончину.
Не веря его словам, Наталия с упреком продолжала говорить ему:
- Вот как обманывает меня преступник, вот как лжет второй Иуда! Отойди от меня, чтобы не убить мне тебя!..
И не отпирала дверей.
- Отвори же скорее, – просил Адриан, – а то я уйду не увидев тебя и ты будешь скорбеть о том, так как мне нужно скорее возвратиться. За меня поручились святые мученики, и, если я не приду в назначенный срок, и о мне спросят начальники, а меня не будет, то святые мученики кроме своих мук должны будут понести таковые и за меня; но могут ли они понести мучения и за меня, когда они и так уже едва живы?
Услыхав это, Наталия тотчас с радостью отворила двери, и оба они припали друг к другу в объятия.
- Блаженна ты жена! - сказал Адриан. - Ты одна познала Бога, чтобы спасти мужа своего! Поистине, ты супруга, любящая мужа! Венцом за то будет тебе блаженство, так как ты, хотя и не терпишь сама мук, но соболезнуешь страданию мучеников своим участием.
Взяв жену свою, Адриан отправился вместе с нею.
Дорогою он спросил ее:
- А как же мы поступим с своим именьем?
Наталия отвечала:
- Оставь, господин мой попечение о земном, чтобы не совратило оно ума твоего; заботься и помышляй единственно о том, чтобы совершить тебе подвиг, на который ты призван. Забудь о всём мирском, тленном и душевредном, позаботься лучше о том, чтобы видеть и получить вечные блага, уготованные тебе и тем святым, с коими идешь путем Господним.
Войдя в темницу, раба Божия Наталия припала к святым мученикам и, лобызая оковы их, видела при этом, что раны их уже загноились и из них падали черви, а от тяжести железных оков, коими они были связаны, телесные составы их отпадали друг от друга. Наклонившись, она отирала гной от ран их. Потом немедленно послала она своих служанок принести из дома хорошего полотна и перевязок. Когда всё это было принесено, Наталия своими руками перевязывала раны страдальцев и, насколько могла, облегчала их нестерпимые страдания, прислуживая в темнице семь дней до самого изведения их на суд.
Когда настал день суда, царь Максимиан воссел на судилище и повелел привести к себе узников. Слуги тотчас же отправились в темницу объявить им царское повеление. Увидев, что они так изнемогли телом от тяжких ран, что и ходить даже не могут, слуги повлекли всех мучеников, как трупы скотов, связанных одною цепью; Адриана же вели позади всех, связав ему руки назади.
Когда они подходили к судилищу, было возвещено царю, что узники приведены.
- Ведите, – приказал царь, – сюда всех вместе, чтобы они видели мучение друг друга; ведите же их нагими, приготовленными к мучению.
Начальник темницы доложил царю:
- Царь! Те, кои были мучены раньше, не могут быть приведены сюда на испытание. Повели привести одного Адриана, так как он еще бодр и здрав телом и может понести различные мучения; тела же других загноились, сквозь раны их виднеются кости и, если начать их мучить снова, они, пожалуй, тотчас же умрут, не перенеся многих мук, им уготованных. Мы же не хотим того, чтобы умерли они от кратковременного мучения, как мало виновные, но дай им некоторое время на то, чтобы они выздоровели и поокрепли, чтобы понести им потом множайшия мучения за свои беззакония.
Тогда царь приказал ввести одного Адриана.
Раздев Адриана донага, слуги дали ему при этом и орудия казни, чтобы он нес их сам своими руками.
Святые мученики сказали ему:
- Блажен ты, Адриан, что сподобился понести крест свой и последовать Христу! Смотри же, не страшись, не возвращайся назад и не теряй своей награды; остерегайся того, чтобы не украл сокровища твоего диавол; не бойся видимых мук, но взирай на будущее воздаяние: смело приступи и посрами мучителя! Знай: "нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас" (Рим 8:18), которую мы надеемся получить по милости Господней.
Блаженная Наталия также сказала ему:
- Обратись, господин мой, умом своим к одному только Богу, и пусть сердце твое не страшится ничего! Мал труд, но покой бесконечен, кратковременно страдание, но слава мученическая вечна; потерпишь немного болезней и вскоре будешь радоваться с ангелами. Если ты, служа земному царю, заботился о собирании малых податей, не щадил своего здоровья и готов был умереть на войне, то не с большим ли мужеством теперь надлежит тебе понести всякие мучения и умереть за Царя Небесного, с Коим сам воцаришься!
Когда привели Адриана к нечестивому царю Максимиану, он, взглянув на него, спросил:
- Ужели ты пребываешь еще в своем безумии и хочешь мучением окончить жизнь свою?
- Я уже прежде говорил тебе, - отвечал Адриан, - что я не обезумел, но образумился и готов умереть в сей жизни!
Царь спросил:
- Не принесешь ли ты жертвы и не поклонишься ли богам, подобно тому, как я и все, которые со мною, кланяемся им и приносим жертвы?
- Безумец, - отвечал Адриан, - заблуждаясь сам, зачем же ты и других вводишь в то же заблуждение? Ты ведь не только себя самого подвергаешь погибели, но и весь народ, который слушает тебя, увлекаешь в ту же погибель, советуя и принуждая поклоняться бездушным истуканам, оставив истинного Бога, Творца неба и земли!
- Так ты считаешь наших великих богов малыми? - спросил царь.
- Я, - отвечал Адриан, - не называю их ни малыми, ни великими, ибо они - ничто.
Разгневанный мучитель приказал тогда жестоко бить его палками.
Блаженная Наталия, услыхав, что ее мужа начали бить, известила о том святых мучеников, сказав:
- Господин мой начал страдать!
Святые тотчас же начали молиться за него Богу, чтобы Он укрепил его в муках.
Царь же повелел мучителям приговаривать: "Не хули богов!"
Когда мученика били, он говорил царю:
- Если я мучаюсь за то, что хулю богов, которые не суть боги, то какое же мучение ожидает тебя за хулу Бога Живого и истинного?
- Ты научился говорить так дерзко, вероятно, у этих льстецов? - спросил царь.
Мученик отвечал:
- Зачем ты называешь льстецами наставников на спасение и вождей к вечной жизни? Вы большие обманщики, увлекающие людей в погибель!
Разгневанный Максимиан повелел четверым сильным слугам жестоко бить мученика толстыми кольями.
И когда били Адриана, он говорил:
- Чем более ты, мучитель, изобретешь мне мучений, тем больше исходатайствуешь мне за них венцов!
А блаженная Наталия о всем, что спрашивал царь и что отвечал ему Адриан, передавала святым мученикам.
- Пощади хоть юность свою, - продолжал увещевать мучитель, - и призови богов! Зачем тебе так напрасно и добровольно погибать? Мои боги - велики, и я весьма сожалею о тебе, видя, как тяжко ты мучаешься и как гибнет твоя красота!
- Я щажу себя, - отвечал мученик, - чтобы не погибнуть мне до конца!
- Призови же богов, - упрашивал мучитель, - они помилуют тебя, а я возвращу тебе прежний твой чин. Не должно сравнивать тебя с теми, которые находились с тобою в узах, так как ты человек благородный, сын знатных родителей и хотя молод, но достоин великих почестей; те же узники - бедняки, низкого происхождения и глупые невежды!
- Я знаю, - отвечал мученик, - что тебе известен мой род и происхождение; но если бы ты знал род тех святых и богатое наследие, которого ожидают они, ты бы один из первых припал к их ногам и просил их помолиться о себе и своими же руками уничтожил бы своих бездушных богов!
Разгневавшись еще сильнее, мучитель приказал четверым сильным слугам бить мученика по чреву.

И они били святого до тех пор, пока не прорвалось чрево и из него начали выпадать внутренности. Видя это, мучитель повелел перестать бить.
Блаженный Адриан был молод и нежен телом: ему было лишь двадцать восемь лет от роду.
- Видишь ли, - обратился к нему царь, - как я щажу тебя! Ты хоть одним словом призови богов и тотчас же они будут милостивы к тебе; а я призову врачей, чтобы они залечили твои раны, и сегодня же ты будешь находиться в моем царском дворце!
- Если ты обещаешь мне уход за мною врачей, - отвечал мученик, - и почет в твоем дворце и говоришь, что твои боги будут милостивы ко мне, то все-таки пусть они своими устами скажут мне, что они хотят дать мне, пусть скажут, какое благодеяние обещают они мне! И когда я услышу их слова, то принесу им жертвы и поклонюсь, как ты того желаешь!
- Не могут говорить они! - отвечал царь.
- А если они не могут говорить, - сказал мученик, - то зачем же и поклоняться им, немым и бездушным?
Во гневе и ярости мучитель повелел опять связать святого мученика с прочими узниками и заключить их в темницу, назначив день, когда выведет их на суд.
Тогда воины, взяв святых мучеников, одних повлекли, других, изнемогших от телесных страданий и не могущих ходить, несли на руках, а святого Адриана вели и снова заключили в темницу.
Блаженная Наталия ободряла его и утешала и, обняв, говорила:
- Блажен ты, господин мой, что сподобился участи святых мучеников! Блажен ты, свет очей моих, так как страдаешь ради Пострадавшего за тебя! Вот ты теперь идешь видеть славу Его и быть общником оной, ибо общник Его страданий будет причастником и славы Его.
Во время сего разговора Наталия отирала кровь его и помазывала ею свое тело.

А святые мученики весьма радовались мужественному терпению Адриана и, приступив к нему, лобызали его, говоря: "Мир тебе, брат".
А те, которые не могли ходить от тяжести ран, лежали на полу и ползком приближались к нему, чтобы лобызать его, и все говорили ему:
- Радуйся о Господе, возлюбленный брат, так как имя твое написано с прославленными рабами Божиими!
- Радуйтесь и вы, рабы Христовы, - отвечал Адриан, - вы получите венцы за вашу заботу обо мне! Молитесь же за меня ко Господу, чтобы Он укрепил меня, весьма изнемогшего телом, и чтобы восстающий на меня враг - диавол - ничего не мог сделать со мною!
- Уповай на Бога, - сказали святые. - Сатана не одолеет тебя: ты далеко отогнал его своим страданием. Мы сначала боялись за тебя, думая, что ты, как человек, будешь немощен, а теперь, видя твое крепкое терпение, мы более уже не сомневаемся в тебе и веруем, что при Божией помощи враг ничего не может сделать с тобою; поэтому не бойся: с тобою - Христос, Победитель диавола!
Вместе со святою Наталиею были и другие благочестивые жены, которые прислуживали святым, прикладывая к их ранам целебные лекарства и делая им перевязки, разделив при этом между собою мучеников так, чтобы каждая могла послужить своему всяким за ним уходом.
Узнав о том, что многие благочестивые женщины приходят в темницу и прислуживают узникам, прикладывая к их ранам лекарства, нечестивый царь запретил их допускать туда к узникам.
Видя, что женщинам нельзя было более приходить к мученикам, святая Наталия остригла на голове своей волосы, переоделась в мужское платье и, войдя в темницу в образе мужчины, одна прислуживала не только мужу своему, святому Адриану, но и всем прочим святым мученикам.
Перевязав раны мучеников, она села у ног Адриана и говорила:
- Молю тебя, господин мой, помнить наш союз и мое присутствие при тебе во время твоего страдания и желание тебе венцов; помолись ко Господу нашему Иисусу Христу, чтобы Он взял и меня с собою, чтобы, как жили мы с тобою вместе в этой многоскорбной и исполненной грехов жизни, так неразлучно пребыли и в оной блаженной жизни. Молю тебя, господин, когда предстанешь ты Христу Господу, принеси Ему первую о мне молитву; верю я, что все, о чем ни попросишь ты, даст тебе Господь, ибо молитва твоя любезна Ему и приятно прошение твое. Но ты знаешь нечестие граждан сих и безбожие царя, и я боюсь того, как бы не принудили меня выйти замуж за другого, нечестивца и язычника; тогда осквернится ложе мое и расторгнется союз наш. Молю тебя, соблюди супругу свою, как учит апостол, дай мне в награду за мое целомудрие умереть с тобою!
Сказав это, она встала и снова служила святым, подавая им пищу и питие, омывая и перевязывая их раны.
Благочестивые женщины, узнав, что Наталия в мужском одеянии служит святым, по ее примеру, также остригли волосы на головах своих и, одевшись в мужские одежды, по-прежнему входили в темницу и служили святым.
Когда нечестивому царю стало известно о том, что сделали женщины, а также и о том, что узники весьма изнемогли от гнойных ран и едва живы, он повелел принести к ним в темницу наковальню и железный молот, чтобы перебить мученикам голени и руки, сказав при этом:
- Пусть умрут они не обычною для людей насильственною смертью!
И когда мучители и убийцы-слуги принесли в темницу железную наковальню и молот, Наталия, увидав это и узнав причину их прихода, встретила их с мольбою о том, чтобы они начали с Адриана, так как она боялась, чтобы муж ее, видя лютое мучение и кончину других мучеников, не устрашился.
Мучители послушали Наталию и приступили сначала к Адриану.
А Наталия, подняв ноги мужа своего, положила их на наковальню; мучители сильным ударом молота по ногам мученика перебили ему голени и отбили ноги.
- Умоляю тебя, господин мой, раб Христов, - сказала Наталия, - пока ты еще жив, протяни руку свою, чтобы отбили ее и ты тогда сравняешься с прочими святыми мучениками, которые более пострадали, нежели ты!
Святой Адриан протянул к ней свою руку, а она, взяв ее, положила на наковальню. Мучитель, ударив сильно по руке молотом, отсек ее и тотчас святой Адриан предал душу свою в руце Божии от великих страданий.

Умертвив святого Адриана, мучители пошли с молотом и наковальнею к прочим мученикам, но они сами клали свои ноги и руки на наковальню и говорили:
- Господи, приими души наши!
После сего нечестивый царь повелел сжечь тела мучеников, чтобы христиане не могли взять их.
Услыхав о сем повелении царя, блаженная Наталия тайно взяла руку мужа своего и скрыла ее у себя, чтобы она не была сожжена.
Когда слуги мучителя разожгли печь и выносили тела святых мучеников из темницы на сожжение, святая Наталия и прочие благочестивые жены следовали за ними и собирали мученическую кровь в свои дорогие одежды и повязки и, храня у себя, мазали ею свои тела. Кроме того, они скупили за деньги у слуг даже и их одежды, обагренные кровью мучеников.
Когда тела святых были брошены в печь, женщины со слезами воскликнули:
- Помяните нас, господа наши, в вечном покое вашем!
А святая Наталия подбежала уже к печи, чтобы броситься в огонь, желая принести себя вместе с мужем в жертву Богу, но была удержана от этого.
Вдруг загремел страшный гром, засверкала молния и пошел сильный дождь, который затопил все места водою и погасил самую печь. Объятые страхом, нечестивые мучители бежали, а многие из них на дороге падали мертвыми, поражаемые молниею.
Когда слуги мучителя разбежались, находившиеся там верные мужи вместе со святою Наталиею и прочими женами вынули из печи тела святых мучеников целыми, нисколько неповрежденными от огня, так что даже и волоса на них не обгорели.
Один благочестивый муж с своею женою, припадая к Наталии, начал просить ее и прочую братию, говоря так:
- Мы живем на краю города в уединенном месте; мы гнушаемся безбожия и не можем больше смотреть на то жестокое кровопролитие, которое творит нечестивый царь и поэтому не хотим более пребывать здесь и переселяемся в Византию. Дайте нам тела святых мучеников, мы перенесем их на корабль, увезем их отсюда с собою и там сохраним их до смерти нечестивого царя Максимиана; по смерти же его, если будем живы, мы возвратимся и привезем тела святых опять сюда, чтобы они были почитаемы всеми. Если же они ныне останутся здесь, то царь опять велит их сжечь и вы будете предателями тел, которые сохранил Бог от сожжения посредством дождя.
Все согласились и перенесли тела мучеников на корабль, чтобы отправить их в Византию; а ветер к отплытию корабля был благоприятен.
Между тем святая Наталия жила в своем доме, имея у себя руку любезного своего супруга, святого Адриана, которую она, помазав драгоценным миром и обвив порфиром, положила в изголовье своей постели, чего никто не знал из ее домашних.
Спустя несколько времени один знатный муж, саном тысяченачальник, пожелал жениться на Наталии, так как она была молода, красива собой и богата. Он просил царя, чтобы тот позволил ему взять за себя замуж жену Адрианову и царь согласился на этот брак. Жених немедленно же послал к Наталии знатных женщин с предложением своей руки. Но Наталия сказала им:
- Я рада вести, что такой муж хочет взять меня замуж; но прошу вас подождать до трех дней, чтобы приготовиться мне, так как я никак не ожидала, чтобы кто захотел так скоро сочетаться со мною браком.
Говоря это, блаженная Наталия замыслила бежать туда, куда были увезены тела мучеников.
Отпустив к тысяченачальнику присланных к ней женщин и обнадежив их, сама она, войдя в спальню свою, где хранилась рука святого Адриана, и павши на землю, с плачем воззывала ко Господу:
- Господи Боже наш, Боже скорбящих и сокрушенных сердцем, призри на меня, рабу Твою, и не допусти, чтобы осквернилось ложе мученика твоего Адриана. Не забудь, Владыка, страданий раба Твоего, которые он претерпел ради святого Твоего имени! Милостивый Господи! Помяни преломление голений и отсечение рук его и прочих рабов Твоих, претерпевших ради Тебя, и да не напрасны будут их страдания. Помилуй ради их и меня и не допусти до сожительства с Твоими врагами. Ты, избавивший от огня святых оных, избавь и меня от намерения скверного человека!
Во время сей молитвы Наталия от изнурения и печали задремала и уснула тонким сном, и вот, в сонном видении ей явился один из святых мучеников и сказал:
- Мир тебе, раба Христова, Наталия! Верь, что Бог не презрел тебя и мы также не забыли твоих трудов, которые ты понесла своим уходом за нами во время заключения нашего в темнице; представь пред лицо Христа, мы молим Его о том, чтобы Он повелел и тебе поскорее придти к нам.
Блаженная же Наталия спросила его:
- А скажи мне, святой мученик, предстал ли с вами Христу Господу господин мой Адриан?
Мученик отвечал:
- Он прежде нас предстал пред Владыкою! А ты ступай и немедленно сядь на корабль и плыви туда, где находятся наши тела; там явится тебе Господь и приведет тебя к нам!
Пробудившись от сна, святая Наталия тотчас же покинула все и, взяв одну только руку святого Адриана, вышла из дома и, подойдя к берегу морскому, увидала корабль, как бы нарочито ее ожидающий и готовый отплыть в Византию. Войдя в оный, она увидала на нем людей обоего пола и всех христиан, бежавших от мучения нечестивого царя Максимиана, и воздала славу Богу.
Тысяченачальник же, узнав об отъезде Наталии, выпросил у царя на помощь воинов и, сев на другой корабль, погнался за нею. Когда корабль его отплыл от берега на тысячу стадий, подул на море противный ветер, который погнал корабль назад к берегу на то место, откуда он отплыл, и причинил ему большой вред, так что многие из бывших на корабле потонули. А христианский корабль, на котором была святая Наталия, плыл без всякой опасности. В полночь явился им диавол, как бы плывущий на корабле с востока, имея при себе людей наподобие моряков; диавол спросил христианских корабельщиков как бы голосом кормчего:
- Вы откуда и куда держите путь?
Те отвечали:
- Мы из Никомидии, плывем в Византию.
Враг сказал им:
- Вы сбились с прямого пути, поверните корабль на левую сторону.
Говоря так, диавол хотел их обмануть и утопить. Христиане, поверив лживому совету и думая, что, встретившиеся им, действительно плывут с востока, начали направлять паруса и корабль налево; но вдруг явился им святой мученик Адриан, сиявший светом, и закричал громким голосом:
- Плывите по предпринятому пути и не слушайте слов врага, наверно приготовляющего вам погибель.
Сказав так, мученик, казалось, пошел вперед по водам, а диавол исчез вместе с своим кораблем.
Блаженная Наталия, встав, увидела святого Адриана, идущего впереди корабля и воскликнула:
- Вот мой господин!
И тотчас святой стал невидим.

Подул благоприятный ветер. Путешественники прибыли в Византию до рассвета и пристали к берегу, на котором вблизи находился храм, где были положены тела святых мучеников, и с радостью высадились.
Придя в храм к телам святых мучеников, святая Наталия с несказанною радостью припала к ним, лобызая их и проливая от радости слезы; приложив руку святого Адриана к его телу, она преклонила колена и долго молилась. Потом после продолжительной молитвы она встала и облобызала находящихся на оном месте братьев и сестер, так как там собралось много верных христиан, которые приняли ее с радостью, ввели ее внутрь дома и стали просить ее немного отдохнуть, так как видели, что она очень изнемогла от морского плавания. Когда она крепко заснула, ей явился во сне святой Адриан и сказал ей:
- Хорошо, что ты пришла сюда, раба Христова и дочь мученическая: приди в покой свой, уготованный тебе от Господа, приди и восприми должную тебе награду!

Встав от сна, святая Наталия рассказала свой сон находившимся при ней христианам и просила их помолиться о ней. После этого она уснула снова. Верующие чрез час пришли разбудить ее, но нашли ее уже скончавшеюся, ибо ее святая душа отошла в вечный покой ко Господу. Так, вскоре после страданий святых мучеников, и святая Наталия окончила свой мученический подвиг, хотя и без пролития крови. Много она спострадала святым мученикам, служила им в темнице и смотрела на их страдания, а также покинула ради целомудрия и дом свой и отечество, и в лике мучеников предстала пред Христом, Спасителем нашим, Коему со Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.
Тропарь, глас 4:
Мученицы Твои, Господи, во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе Бога нашего: имуще бо крепость Твою мучителей низложиша, сокрушиша и демонов немощныя дерзости, тех молитвами спаси души наша.
Кондак, глас 4:
Жены богомудрыя божественныя словеса, в сердце положив Адриане мучениче Христов, к мучениям усердно устремился еси, с супругою венец прием.

АКАФИСТ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p11727

Прп. Адриана Ондрусовского (1549).
http://i071.radikal.ru/0909/71/7e3b4120bb8c.jpg

Преподобный Адриан Ондрусовский (в миру дворянин Андрей Завалишин), владелец богатого имения (Андреевщины) в 9 верстах от монастыря преподобного Александра Свирского († 30 августа 1533).был царедворцем вел. князя Иоанна III Васильевича. Он жил в своей родовой отчине в Обонежскои. Пятине близ Ладожского озера, управляя этим краем.  Во время охоты на оленя в 1493 году он случайно встретил преподобного Александра Свирского и после этого часто приходил к нему слушать наставления.
В житии преп. Александра Свирского, по описанию ученика его, читаем следующее: в 9 верстах от места подвигов преп. Александра, жил в своей отчине дворянин Андрей Завалишин, охотник до звериной ловли. Однажды в самом разгаре охоты Андрей увидал оленя и бросился догонять его; охотник мчался с такою быстротою, что далеко оставил за собою товарищей охоты, и все-таки олень исчез из глаз его. Завалишин вместо того увидел пред собою хижину и следы пустынника, в таком диком месте, где, казалось, никогда не ступала нога человеческая. Он постучался у хижины и пред ним явился труженик, изнуренный постом и подвигами, в ветхой одежде. Повесть подвижника о дивной своей жизни произвела на Андрея глубокое впечатление. Это было в 1493 г. Завалишин после того часто приходил к преп. Александру (это был он) слушать наставления его и доставлял хлеб сподвижникам его. Из бесед с отшельником познав сладость пустынной жизни, Завалишин решился следовать примеру жизни его. Одно из селений Камепунской волости поныне называется Андреевщиною: но Завалишин оставил богатое имение свое и удалился в Валаамскую пустынь; здесь принял он иночество с именем Адриана и провел здесь несколько лет в подвигах общежития. Потом, по благословению преп. Александра, избрал для пребывания своего уединенное место на полуострове, на берегу Ладожского озера. К нему собрались ученики и последователи. В пустыне построен был храм в честь святителя Николая, - Завалишин известен был в Москве, и великий князь Василий (+ 1534 г.) пожаловал грамотою милостыню из своей казны инокам Адриановой пустыни, повелевая вперед выдавать то же, «переступая чрез два года, безволокитно» и вместе запретил наместникам брать пошлины с монастырских ловцов и тоней. По местному преданию, Адриан встретился на своем пути с такими людьми, которые грозили не только существованию обители, но и жизни пустынников. Встреча довольно обыкновенная в то время: но чем кончилась она? В дремучем лесу острова Сала (дебрь), напротив Адриановой пустыни, укрывался недобрый человек Ондрус, с шайкою подобных себе, живший на счет пловцов Ладожского озера. Близкое соседство пустынника, начавшего собирать к себе других, тревожило атамана разбойников; он объявил, чтобы пустынники добровольно оставили остров, иначе будет им худо. Скорбно было Адриану расстаться с пустынным местом, особенно потому, что великий наставник его благословил ему здесь жить. Он умолял разбойника предоставить это место мирным труженикам; не имея у себя денег, чтобы предложить выкуп за место, Адриан обещал атаману ходатайствовать за него пред Богом - и советовал ему расстаться с худым ремеслом. Разбойник смеялся над словами пустынника. Долго упрашивал Адриан разбойника и с горькими слезами; наконец атаман смягчился и сказал: живите. На каменистом мысу Ладожского озера, называющемся поныне Сторожевским, тогда же жил другой разбойник с шайкою, сторожа пловцов. Завидуя счастью Адрианова соседа, он старался захватить и истребить его. Случилось, что оба атамана, разъезжая с шайками для промысла, встретились и между ними завязалась битва. Жильцы Сала были побеждены и скованный предводитель их брошен был в лодку врага своего. Несчастный знал, что после страшных истязаний ожидает его смерть; он вспомнил советы пустынника, горькое раскаяние проникло в душу его и - вот он видит пред собою Адриана. «По милосердию Господа, для Которого просили у тебя пощады пустынному братству, ты свободен», сказал явившийся и исчез; атаман увидал себя без оков, на берегу, и никого подле себя. Пораженный до глубины души, пришел он в обитель и нашел Адриана и подвижников его на псалмопении. Оказалось, что Адриан не выходил из обители. Атаман пал к ногам настоятеля и просил научить его путям спасения. Оставленный в обители, он здесь и кончил жизнь свою, в тихом покаянии. И соперник его по ремеслу, по молитвам старца Адриана, наконец пришел в себя. Почувствовав пагубу своей жизни, он на месте разбойничьего притона основал обитель молитвы и подвизался в ней с именем инока Киприана. Новою жизнью своею, благотворительною для многих, блаж. Киприан не только привел в забвение у современников прежние недобрые дела свои, но пользовался уважением их; а Господь благий и милостивый, за подвиги искреннего самоотречения, прославил почившего подвижника чудесами. Так благотворна была жизнь преп. Адриана для глухого края. В 1546 г. царь Иоанн Васильевич повелел грамотою Новгородским властям «с Рождества Христова, с году на год, ругу вместо милостыни давать: игумену (Ондрусовскому) 5 коробей ржи, 5 коробей овса, да два пуда соли, да гривну Новгородскую денег; на 12 братов, на брата по 2 коробьи ржи, по 2 коробьи овса, да по пуду соли, да по 2 алтына денег; да Пречистой и Николе чудотворцу 2 пуда меда на канун и по 2 пуда воска на свечи, да 5 коробей пшеницы на просвиры». Основатель Адриановой пустыни столько известен был по святости жизни, что он и Григорий Пельшемский воспринимали от св. крещения дочь царя Иоанна Анну. Это было в августе 1549 г. - Когда св. старец возвращался из Москвы в свою обитель и уже недалеко был от нее, близ селения Обжи злые люди напали на него и убили; злодеи надеялись найти у него деньги и не нашли ничего. Братья долго ждали своего настоятеля и уже не знали, после долгого ожидания, что о нем думать? Спустя два года в одну ночь, в сонном видении, является преподобный нескольким из старцев Ондрусовой пустыни, рассказывает им о страдальческой кончине своей, указывает место, где злодеи скрыли тело, и повелевает перенесть его в обитель. - На другой день, 17 мая, иноки обрели в болоте нетленное тело страстотерпца и предали земле подле стены церкви св. Николая. Так вся жизнь преп. Адриана была преимущественно борьбою против злых людей и Господь увенчал его венцом мученика. Потому не диво, что скоро стали чтить память его августа 26, а 17 мая перенесение мощей его. В акте 1659 г. сказано: «милостью преподобного отца нашего начальника игумена Адриана - дан вклад в дом Пречистой Богородицы и чудотворцу Адриану». Император Александр, осматривая (1819 г.) губернии, пожелал поклониться преподобномученику Адриану, взял в проводника крестьянина и без свиты отправился к гробу святого; здесь долго молился он со слезами и потом прислал сосуды и книги для храма. - В 1828 г. мощи преподобного перенесены в новый каменный храм - Введения Богоматери во храм.
Mонастырь, основанный прп. Адрианом в 1520 г., в своей истории имел как страницы расцвета, так и горечь забвения. В 1716 г. он даже был упразднен из штатов, как и многие другие заброшенные или малочисленные в то время монастыри и пустыни.
В конце XVIII столетия обитель начал возрождать валаамский игумен Иннокентий, который был дважды чудесным образом спасен на Ладожском озере молитвами прп. Адриана. В 1816 г. монастырь был вновь восстановлен в штатах. Обитель обрела новую жизнь. Увеличилось число братии. Через три года Император Александр I, проезжая по Олонецкой губернии, посетил монастырь, где со слезами молился у раки преподобного, и потом прислал многие сосуды и книги для храма. В 1828 г. святые мощи прп. Адриана Ондрусовского были торжественно перенесены в заново выстроенную каменную церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, где и положены под спудом. Место мученической кончины прп. Адриана в с. Обжа было отмечено братией деревянным крестом. В 1873 г. по молитвам прп. Адриана местные жители чудесным образом были избавлены от сибирской язвы. В память об этом избавлении и в благодарность преподобному, на месте его мученической кончины в 1882–1883 гг. была построена часовня с колокольней.
***Во время Второй Мировой войны Карелия была оккупирована финнами. В 1944 году на Карельском фронте началось большое наступление советских войск. В районе села Обжи велись сильные обстрелы из «катюш» и артиллерии. Финны к началу наступления оставили деревню. Но советские артиллеристы этого не знали. Разрывавшиеся поблизости от деревенских домов снаряды страшно грохотали, все затянуло гарью и дымом. Жители деревни, в страхе бежавшие из своих домов, вместе с домашним скотом залегли в глубокой канаве у реки. Чья-то корова, испугавшись стрельбы, выскочила из укрытия и увязла в болотистом месте у речки Обжанки. Но никто, из страха погибнуть, не решался помочь ей выбраться, пока не прекратился обстрел и не подошли передовые советские части. Только тогда жители села вышли из своего укрытия.
Передовые части пошли вперед, а через деревню потянулась вереница «катюш». Артиллерийский капитан подошел к селянам и стал всматриваться в их лица, как будто разыскивая кого-то. Осмотрев внимательно всех жителей, он спросил: «А где старичок, весь белый, с бородой?» Ему ответили, что в деревне такого нет. Тогда капитан рассказал, что, обстреливая район наступления, они направили «катюшу» также и на деревню. Вдруг из клубов дыма со стороны деревни появился бородатый старик, поднял руку, останавливая стрельбу, и сказал: «Здесь только мирные жители». Капитан хотел расспросить старика, кинулся к нему, а тот словно в дыму растаял. Выслушав рассказ капитана, жительница села Обжи Настя Бибикова вышла вперед и сказала, что это их спас святой Адриан Ондрусовский, небесный покровитель тех северных мест.

0

13

................продолжение от 8 сентября
Блж. Марии Дивеевской (1931)
http://cs9558.vkontakte.ru/u37105972/-14/x_c040cc6c.jpg
блаженных Дивеевских Пелагии, Параскевы, Марии.
Мария Захаровна Федина родилась в селе Голеткове Елатемского уезда Тамбовской губернии. Впоследствии ее спрашивали, почему она называется Ивановна. «Это мы все, блаженные, Ивановны по Иоанну Предтече»,— отвечала она.
Родители ее Захар и Пелагея Федйны умерли, когда ей едва минуло тринадцать лет. Первым умер отец. После смерти мужа Пелагея поселилась с Машей в семье старшего сына. Но здесь им не было житья от невестки, и они переселились в баньку. Мария с детства отличалась беспокойным характером и многими странностями, часто ходила в церковь, была молчалива и одинока, никогда ни с кем не играла, не веселилась, не занималась нарядами, всегда была одета в рваное, кем-нибудь брошенное платье.

Господь особенно о ней промышлял, зная ее будущую ревность по Богу, и она часто во время работ видела перед глазами Серафимо-Дивеевский монастырь, хотя там никогда не бывала.

Через год по смерти отца умерла мать. Тут ей совсем житья не стало от родных.

Однажды летом несколько женщин и девушек собрались идти в Саров, Мария отпросилась пойти с ними. Домой она уже не вернулась. Не имея постоянного пристанища, она странствовала между Саровом, Дивеевом и Ардатовом — голодная, полунагая, гонимая.

Ходила она, не разбирая погоды, зимой и летом, в стужу и жару, в полую воду и в дождливую осень одинаково — в лаптях, часто рваных, без онуч. Однажды шла в Саров на Страстной неделе в самую распутицу по колено в воде, перемешанной с грязью и снегом; ее нагнал мужик на телеге, пожалел и позвал подвезти, она отказалась. Летом Мария, видимо, жила в лесу, потому что, когда она приходила в Дивеево, то тело ее было сплошь усеяно клещами, и многие из ранок уже нарывали.

Чаще всего бывала она в Серафимо-Дивеевском монастыре; некоторые сестры любили ее, чувствуя в ней необыкновенного человека; давали чистую и крепкую одежду вместо лохмотьев, но через несколько дней Мария вновь приходила во всем рваном и грязном, искусанная собаками и побитая злыми людьми. Иные монахини не понимали ее подвига, не любили и гнали, ходили жаловаться на нее уряднику, чтобы он данной ему властью освободил их от этой «нищенки», вшивой и грубой. Урядник ее забирал, но сделать ничего не мог, потому как она представлялась совершенной дурочкой, и он отпускал ее. Мария снова шла к людям и часто, как бы ругаясь, обличала их в тайных грехах, за что многие особенно ее не любили.

Никто никогда не слыхал от нее ни жалобы, ни стона, ни уныния, ни раздражительности или сетования на человеческую несправедливость. И Сам Господь за ее богоугодную жизнь и величайшее смирение и терпение прославил ее среди жителей. Начали они замечать: что она скажет или о чем предупредит, то сбывается, и у кого остановится, те получают благодать от Бога.

У одной женщины, Пелагеи, было двенадцать детей, и все они умирали в возрасте до пяти лет. В первые годы ее замужества, когда у нее умерло двое детей, Мария Ивановна пришла к ним в село, подошла к окнам ее дома и запела: «Курочка-мохноножка, народи детей немножко».

Окружившие ее женщины говорят ей:

— У нее нет совсем детей. А она им отвечает:

— Нет, у нее много.

Они настаивают на своем:

— Да нет у ней никого.

Тогда Мария Ивановна им пояснила:

— У Господа места много.

Однажды говорит она одной женщине:

— Ступай, ступай скорее, Нучарово горит.

А женщина была из Рузанова. Пришла в Рузаново, все на месте, ничего не случилось; встала в недоумении, а в это время закричали: «Горим». И все Рузаново выгорело с конца до конца.

Духовное окормление Мария Ивановна получала у блаженной Прасковьи Ивановны, с которой приходила советоваться. Сама Прасковья Ивановна, предчувствуя кончину, говорила близким: «Я еще сижу за станом, а другая уже снует, она еще ходит, а потом сядет»,— а Марии Ивановне, благословив ее остаться в монастыре, сказала: «Только в мое кресло не садись» (В келье блаженной Паши Мария Ивановна прожила всего два года).

В самый день смерти блаженной Пашеньки Саровской вышло у Марии Ивановны небольшое искушение. Раздосадованные ее странностями, монахини выгнали ее из монастыря, не велев вовсе сюда являться, а иначе они прибегнут к помощи полиции.

Ничего на это не сказала блаженная, повернулась и ушла.

Перед внесением в церковь гроба с телом блаженной Паши в монастырь приехал крестьянин и говорит:

— Какую рабу Божию прогнали вы из монастыря, она мне сейчас всю мою жизнь сказала и все мои грехи. Верните ее в монастырь, иначе потеряете навсегда.

За Марией Ивановной тотчас отправили посыльных. Она себя не заставила ждать и вернулась в монастырь в то время, когда Прасковья Ивановна лежала в гробу в церкви. Блаженная вошла и, оборотясь к старшей ризничей монахине Зиновии, сказала:

— Ты меня, смотри, так же положи, вот как Пашу.

Та рассердилась на нее, как она смеет себя сравнивать с Пашей, и дерзко ей на это ответила.

Мария Ивановна ничего не сказала.

Блаженная Мария Дивеевская

С тех пор она окончательно поселилась в Дивееве. Сначала она жила у монахини Марии, а затем игумения дала ей отдельную комнату. Комната была холодная и сырая, особенно полом, в ней блаженная прожила почти восемь лет; здесь она окончательно лишилась ног и приобрела сильнейший ревматизм во всем теле.

Почти с первого года ее жизни в монастыре к ней в послушницы приставили Пашу (в монашестве Дорофею), которая поначалу не любила Марию Ивановну и пошла к ней служить за послушание. Мария же Ивановна еще прежде говорила, что к ней служить приведут Пашу.

Сильно скорбела Паша, видя, как постепенно Мария Ивановна наживает мучительную болезнь и лишается ног, но сделать ничего не могла.

Лишь тогда, когда народу, приходящего к блаженной, стало столько, что невозможно было поместиться в тесной комнате, игумения разрешила перевести ее в домик Паши Саровской.

Домик этот стоял у самых ворот, и советские власти, видя большое стечение людей, воздвигли гонение на блаженную, так что в конце концов ее перевели в отдельную комнату при богадельне, где она прожила до закрытия монастыря.

Блаженная Мария Ивановна говорила быстро и много, иногда очень складно и даже стихами и сильно ругалась, в особенности после 1917 года. Она так ругалась, что монахини, чтобы не слышать, выходили на улицу. Келейница Прасковьи Ивановны Дуня как-то спросила ее:

— Мария Ивановна, почему ты так ругаешься. Маменька так не ругалась.

— Хорошо ей было блажить при Николае, а поблажи-ка при советской власти.

Не довольно было блаженной подвигов предыдущей скитальческой жизни, болезней, молитвы, приема народа. Однажды послушница Марии Ивановны мать Дорофея ушла в кладовую за молоком, довольно далеко от кельи старицы, а самовар горячий подала на стол. Возвращается и слышит неистовый крик Марии Ивановны: «Караул!»

Растерянная послушница сначала ничего не поняла, а потом так и осела от ужаса. Мария Ивановна в ее отсутствие решила налить себе чаю и открыла кран, а завернуть не сумела, и вода лилась ей в колени до прихода матери Дорофеи. Обварилась она до костей, сначала весь перед и ноги, а между ног все сплошь покрылось волдырями, потом прорвалось и начало мокнуть.

Случилось это в самую жару, в июне месяце. Дорофея боялась, что в оголенном и незаживающем мясе заведутся черви, но Господь хранил Свою избранницу, и каким чудом она поправилась, знает только Бог. Не вставая с постели, она мочилась под себя, все у ней прело, лежала она без клеенки, поднимать ее и переменять под ней было трудно, и все же она выздоровела.

В другой раз до изнеможения устала Дорофея, всю ночь поднимая Марию Ивановну и все на минуточку; под утро до такой степени она ослабела, что говорит: «Как хочешь, Мария Ивановна, не могу встать, что хочешь делай».

Мария Ивановна притихла, и вдруг просыпается Дорофея от страшного грохота: блаженная сама решила слезть, да не в ту сторону поднялась в темноте, упала рукой на стол и сломала ее в кисти. Кричала: «Караул!», но не захотела призвать доктора завязать руку в лубок, а положила ее на подушку и пролежала шесть месяцев в одном положении, не вставая и не поворачиваясь. Опять мочилась под себя, потому что много пила и почти ничего не ела. Сделались у нее пролежни такие, что оголились кости и мясо висело клочьями. И опять все мучения перенесла Мария Ивановна безропотно, и только через полгода рука начала срастаться и срослась неправильно, что видно на некоторых фотографиях.

Однажды мать Дорофея захотела посчитать, сколько раз Мария Ивановна поднимается за ночь. Для этого она положила дощечку и мел, еще с вечера поставила первую палочку и легла спать, ничего о своем замысле не сказав блаженной.

Под утро она проснулась и удивилась, что это Мария Ивановна не встает и ее не зовет. Подошла к ней, а она не спит, смеется и вся лежит, как в болоте, по ворот обмочившись, и говорит:

— Вот я ни разу не встала.

Мать Дорофея упала блаженной в ноги:

— Прости меня, Христа ради, мамушка, никогда больше не буду считать и любопытствовать о тебе и о твоих делах. Тех, кто жил с Марией Ивановной, она приучала к подвигу, и за послушание и за молитвы блаженной подвиг становился посильным. Так, матери Дорофее блаженная не давала спать, кроме как на одном боку, и если та ложилась на другой бок, она на нее кричала. Сама Мария Ивановна расщипывала у себя место на ноге до крови и не давала ему заживать.

Истинная подвижница и богоугодный человек, она имела дар исцеления и прозорливости.

Исцелила женщине по имени Елена глаз, помазав его маслом из лампады.

У одной монахини была экзема на руках. Три года ее лечили лучшие доктора в Москве и в Нижнем — не было улучшения. Все руки покрылись ранами. Ею овладело такое уныние, что она хотела уже уходить из монастыря. Она пошла к Марии Ивановне. Та предложила помазать маслом из лампады;

монахиня испугалась, потому что врачи запретили касаться руками масла и воды. Но за веру к блаженной согласилась, и после двух раз с кожи исчезли и самые следы от ран.
http://s46.radikal.ru/i113/0909/3d/0a6274daab48.jpg Блаженная Мария Дивеевская

Пришел однажды к Марии Ивановне мужичок—в отчаянии, как теперь жить, разорили вконец. Она говорит: «Ставь маслобойку». Он послушался, занялся этим делом и поправил свои дела.

О Нижегородском архиепископе Евдокиме (Мещерякове), обновленце, блаженная еще до его отступничества говорила:

— Красная свеча, красный архиерей.

И даже песню о нем сложила: «Как по улице, по нашей Евдоким идет с Парашей, порты синие худые, ноги длинные срамные».

Один владыка решил зайти к блаженной из любопытства, не веря в ее прозорливость.

Только он собрался войти, как Мария Ивановна закричала:

— Ой, Дорофея, сади, сади меня скорее на судно.

Села, стала браниться, ворчать, жаловаться на болезнь.

Владыка пришел в ужас от такого приема и молча ушел.

В пути с ним сделалось расстройство желудка, он болел всю дорогу, стонал и жаловался.

Схимнице Анатолии (Якубович) блаженная за четыре года до ее выхода из затвора кричала:

— Схимница-свинница, вон из затвора.

Она была в затворе по благословению о. Анатолия (схимника Василия Саровского), но ей стала являться умершая сестра. Мать Анатолия напугалась, вышла из затвора и стала ходить в церковь. Мария Ивановна говорила: «Ее бесы гонят из затвора, а не я».

Пришел однажды к Марии Ивановне мальчик, она сказала:

— Вот пришел поп Алексей.

Впоследствии он действительно стал Саровским иеромонахом о. Алексеем. Он очень чтил ее и часто к ней ходил. И вот однажды пришел, сел и молчит. А она говорит:

— Я вон мяса не ем, стала есть капусту да огурцы с квасом и стала здоровее.

Он ответил: «Хорошо».

Он понял, что это о том, как он, боясь разболеться, стал было есть мясо. С тех пор бросил.

Отцу Евгению Мария Ивановна сказала, что его будут рукополагать в Сарове. Он ей очень верил и всем заранее об этом рассказал. А его вдруг вызывают в Дивеево. Келейница блаженной мать Дорофея заволновалась, и ему неприятно. Рукополагали его в Дивееве. Дорофея сказала об этом Марии Ивановне, а та смеется и говорит:

— Тебе в рот что ли класть? Чем тут не Саров? Сама келья Преподобного и все вещи его тут.

Однажды приехала к блаженной некая барыня из Мурома. Как только вошла она, Мария Ивановна говорит:

— Барыня, а куришь, как мужик.

Та действительно курила двадцать пять лет и вдруг заплакала и говорит:

— Никак не могу бросить, курю и по ночам, и перед обедней.

— Возьми, Дорофея, у нее табак и брось в печь.

Та взяла изящный портсигар и спички и все это бросила в печь.

Через месяц мать Дорофея получила от нее письмо и платье, сшитое в благодарность. Писала она, что о курении даже и не думает, все как рукой сняло.

Римма Ивановна Долганова страдала беснованием; оно выражалось в том, что она падала перед святыней и не могла причаститься. Стала она проситься у блаженной поступить в монастырь.

— Ну, куда там такие нужны...

— А я поправлюсь? — с надеждой спросила Римма Ивановна.

— Перед смертью будешь свободна.

И этой же ночью она заболела скарлатиной и сама пошла в больницу, сказав, что уже больше не вернется. Она скончалась, незадолго до смерти исцелившись от беснования.

Пошла однажды Вера Ловзанская (впоследствии инокиня Серафима) к Марии Ивановне проситься в монастырь. Та увидев ее, закричала:

— Не надо! Не надо ее! Не надо!

А потом рассмеялась и говорит:

— Ты же будешь на старости лет отца покоить. Иди к владыке Варнаве, он тебя устроит.

Впоследствии вышло так, что инокине Серафиме пришлось до самой смерти покоить своего духовного отца — епископа Варнаву (Беляева).

В монастыре жил юродивый Онисим. Он был очень дружен с блаженной Марией Ивановной. Бывало, сойдутся они и всё поют: «Со святыми упокой».

Онисим всю жизнь прожил в монастыре и уже называл себя в женском роде: она. Когда государь Николай Александрович приезжал на открытие мощей преподобного Серафима, то народу было столько, что пришлось на время закрыть ворота. А Онисим остался за воротами и кричит: «Ой, я наша, я наша, пустите, я наша».

Однажды Мария Ивановна говорит Вере Ловзанской:

— Вот, Ониська увезет мою девчонку далеко-далеко.

Только тогда, когда епископ Варнава сам примет подвиг юродства, и она уедет за ним в Сибирь, только тогда станет понятно, о чем говорила блаженная Мария Ивановна.

Перед тем как поехать в Среднюю Азию, Вера Ловзанская отправилась к Марии Ивановне — проститься и взять благословение. Дивеевский монастырь был закрыт, и Мария Ивановна жила в селе.

Вера сошла рано утром в Арзамасе, надо было идти шестьдесят километров до Дивеева. Был декабрь, холодно. Вышла она на дорогу, видит, мужичок едет на розвальнях. Остановился:

— Вы куда?

— Я в Дивеево.

— Хорошо, я вас подвезу.

Доехали до села Круглые Паны. Здесь трактир. Возчик пошел закусить и изрядно выпил. В пути его развезло, сани постоянно съезжали с дороги и увязали в снегу, но лошадь как-то сама собой выбиралась и, наконец, остановилась у дома, где жила Мария Ивановна.

Был час ночи. Мужик проснулся и стал изо всей силы стучать в окно. Монашки открыли. Рассказывают. Все это время блаженная бушевала, стучала по столу и кричала:

— Пьяный мужик девчонку везет! Пьяный мужик девчонку везет!

— Да какой пьяный мужик, какую девчонку? — пытались понять монахини. А блаженная только кричала:

— Пьяный мужик девчонку везет!

Однажды пришла к Марии Ивановне интеллигентная дама с двумя мальчиками. Блаженная сейчас же закричала:

— Дорофея, Дорофея, давай два креста, надень на них.

Дорофея говорит:

— Зачем им кресты, они сегодня причастники. А Мария Ивановна знай скандалит, кричит:

— Кресты, кресты им надень.

Дорофея вынесла два креста, расстегнула детям курточки, крестов и в правду не оказалось.

Дама очень смутилась, когда Дорофея спросила ее:

— Как же вы причащали их без крестов? Та в ответ пробормотала, что в дорогу сняла их, а то они будут детей беспокоить.

Вслед за ней пришла схимница.

— Зачем надела схиму, сними, сними, надень платочек и лапти, да крест надень на нее,— говорит Мария Ивановна. С трепетом мать Дорофея подошла к ней: оказалось, что она без креста. Сказала, что в дороге потеряла.

Епископ Зиновий (Дроздов) спросил Марию Ивановну:

— Я кто?

— Ты поп, а митрополит Сергий — архиерей.

— А где мне дадут кафедру, в Тамбове?

— Нет, в Череватове .

У Арцыбушевых была очень породистая телка, и вот она за лето не огулялась, и следовательно, семья должна быть весь год без молока, а у них малые дети, средств никаких, и они задумали продать ее и купить другую и пошли к Марии Ивановне за благословением.

— Благослови, Мария Иванова, корову продать.

— Зачем?

— Да она нестельная, куда ее нам.

— Нет,— отвечает Мария Ивановна, — стельная, стельная, говорю вам, грех вам будет, если продадите, детей голодными оставите.

Пришли домой в недоумении, позвали опытную деревенскую женщину, чтобы она осмотрела корову. Та признала, что корова нестельная.

Арцыбушевы опять пошли к Марии Ивановне и говорят:

— Корова нестельная, баба говорит. Мария Ивановна заволновалась, закричала.

— Стельная, говорю вам, стельная.

Даже побила их.

Но они не послушались и повели корову на базар, им за нее предложили десять рублей. Оскорбились они и не продали, но для себя телку все-таки присмотрели и дали задаток десять рублей.

А Мария Ивановна все одно — ругает их, кричит, бранит. И что же? Позвали фельдшера, и он нашел, что корова действительно стельная. Прибежали они к Марии Ивановне и в ноги ей:

— Прости нас, Мария Ивановна, что нам теперь делать с телушкой, ведь мы за нее десять рублей задатка дали.

— Отдайте телушку, и пусть задаток пропадет.

Они так и сделали.

31 декабря 1926 года, под новый 1927 год, блаженная сказала: «Старушки умирать будут... Какой год наступает, какой тяжелый год — уже Илья и Енох по земле ходят...». И, правда, с 1 января две недели все время покойницы были, и даже не по одной в день.

В неделю мытаря и фарисея приехали начальники разгонять Саров, и это длилось до четвертой недели Великого поста.

Выгонять монахов было трудно. У них были почти у всех отдельные кельи с отдельными входами и по нескольку ключей. Сегодня выгонят монаха, а он завтра придет и запрется. Служба в церкви еще шла. Наконец в понедельник на Крестопоклонной неделе приехало много начальства — собрали всю святыню: чудотворную икону Живоносный источник, гроб-колоду, в котором мощи преподобного Серафима пролежали в земле семьдесят лет, кипарисовый гроб, из которого вынули мощи преподобного Серафима, и другие святыни. Все это сложили вместе, устроили костер и сожгли.

Мощи преподобного Серафима сложили в синий просфорный ящик и запечатали его. Люди разделились на четыре партии и на санях поехали все в разные стороны, желая скрыть, куда увезут мощи. Ящик с мощами повезли на Арзамас через село Онучино, где остановились ночевать и покормить лошадей. Когда тройка с мощами въехала в село Кременки, на колокольне ударили в набат. Мощи везли прямо в Москву.

После разорения монастыря служба в Сарове прекратилась, и монахи разошлись кто куда.

После Пасхи власти явились в Дивеево.

По всему монастырю устроен был обыск, описывали казенные и проверяли личные вещи. В эти тяжелые дни Соня Булгакова (впоследствии монахиня Серафима) пошла к Марии Ивановне. Та сидела спокойная, безмятежная.

— Мария Ивановна, поживем ли мы еще спокойно?

— Поживем.

— Сколько?

— Три месяца.

Начальство уехало. Все пошло своим чередом. Прожили так ровно три месяца, и под Рождество Пресвятой Богородицы, 7/20 сентября 1927 года, всем предложили покинуть монастырь.

По благословению епископа Варнавы блаженной Марии Ивановне была построена келья в селе Пузо. Туда ее отвезли сразу же после закрытия монастыря; руководила устройством Марии Ивановны Валентина Долганова и дело поставила так, что никому не стало доступа к блаженной.

В Пузе Мария Ивановна пробыла около трех месяцев.

Когда игумения Александра поселилась в Муроме, к ней приехала мать Дорофея.

— Зачем ты Марию Ивановну в мир отдала? Бери обратно, — сказала ей игумения.

Та поехала за ней.

— Мария Ивановна, поедешь со мной?

— Поеду.

Положили ее на возок, укрыли красным одеялом и привезли в Елизарово. Здесь она прожила до весны, а весной перевезли ее в Дивеево, сначала к глухонемым брату с сестрой, а в 1930 году на хутор возле села Починок и, наконец, в Череватово, где она и скончалась 26 августа/8 сентября 1931 года.

Многим Мария Ивановна говорила об их будущей жизни. Кто-то сказал блаженной:

— Ты все говоришь, Мария Ивановна, монастырь! Не будет монастыря!

— Будет! Будет! Будет! — и даже застучала изо всей силы по столику.

Она всегда по нему так стучала, что разбивала руку, и ей подкладывали под руку подушку, чтобы не так было больно.

Всем сестрам в будущем монастыре она назначала послушания: кому сено сгребать, кому канавку чистить, кому что, а Соне Булгаковой никогда ничего не говорила. И та однажды спросила:

— Мария Ивановна, а я доживу до монастыря?

— Доживешь, — ответила она тихо и крепко сжала ей руку, до боли придавив к столику .

Перед смертью Мария Ивановна всем близким к ней сестрам сказала, сколько они по ней до сорокового дня прочитают кафизм. Все это исполнилось в точности, а Соне Булгаковой сказала, когда та была у нее в последний раз в октябре 1930 года: «А ты обо мне ни одной кафизмы не прочитаешь». Она, действительно, ничего не прочитала, но вспомнила об этом уже на сороковой день.  (http://www.ioannpredtecha.ru/docs/37.htm)

новомученики
Свщмч. Петра Иовлева пресвитера (1918).

ГодРождения=1875 ,иерей .Пермская губ., г.Невьянск, Преображенский собор .Был расстрелян в собственном доме.

Св. Георгия Коссова исп., пресвитера (1928).
http://s60.radikal.ru/i170/0909/61/39988deeb4dc.jpg

     Священноисповедник протоиерей Георгий Алексеевич Коссов родился 4 апреля 1855 г. в селе Андросово Дмитровского уезда Орловской губернии в семье священника и получил имя в честь Великомученика Георгия Победоносца, весьма почитаемого на Руси. Дети Коссовых были крещены в церкви Рождества Пресвятой Богородицы (не сохранилась). Константин Алексеевич Коссов, вероятно, младший брат о. Георгия (он родился в с. Андросово в 1872 г.) впоследствии служил священником в Волхове. Рядом с церковью, на самом высоком и красивом месте села, стоял дом Коссовых. Святыней храма была Казанская икона Божией Матери, явленная 300 лет назад в лесу при колодце. В память явления этой иконы на крестный ход собирались ежегодно более тысячи паломников, перед ней служили молебен. Казанский образ о. Георгий особо чтил всю жизнь.
     Стремление к праведности, которое Георгий наблюдал в родной семье, сформировало его характер. С ранних лет он полюбил храм Божий и службу, чтение житий Святых. Родители стремились дать Георгию духовное образование: после сельской школы он поступил в Орловскую семинарию, где выделялся душевной чистотой, смирением, любовью к ближним. Георгий внимательно изучал Священное Писание и труды Святых Отцов.
     По окончании семинарии Георгий Коссов 5 лет учительствовал на своей родине, в одной из земских школ Дмитровского уезда.  К своей работе молодой учитель относился как к порученной ему Богом миссии просвещать и наставлять юные сердца к исполнению заповедей Господних. Уроки, к которым Георгий Алексеевич готовился с особой тщательностью, были как бы малыми проповедями. На экзаменах он получал награды за своих учеников, в которых замечались богобоязненность, примерная дисциплина и развитые практические навыки. Особенно ярко проявился его педагоги­ческий талант, когда Георгий Коссов стал заведовать школой.
     Свободное время Георгий проводил в храме. Настало время готовиться к принятию священного сана, еще более обратила его к такому решению серьезная болезнь. Георгий Алексеевич сочетался браком с благочестивой дочерью священника Елецкого уезда Александрой Моисеевной Зерновой. С детства Александра с матерью часто ходила пешком на поклонение мощам Свят. Тихона Задонского. Еще во время учебы в Орловском епархиальном училище она потеряла отца и, оставшись без средств, поступила учительницей в село.
     В 1884 г. Георгий Коссов был рукоположен во священника и назначен на беднейший приход Орловской епархии - село Спас-Чекряк Болховского уезда. Оно располагается к северу от древнего града Болхова, в ту пору украшенного 28 храмами, на стыке Орловской, Калужской и Тульской губерний - говорили, что в Чекряке «три земли сходятся» и петух на три губернии кричит.
     Название «Спас-Чекряк» соединяет татарское слово, означающее «непроходимое урочище», и посвящение сельского храма Преображению Господ ню. По древнему преданию, там находилось языческое капище, а первая христианская церковь, построенная на его месте, ушла под землю. Самое раннее упоминание о селе встречается в 1647 г., когда Русь только преодолела разорение Смуты. Тогда уже была здесь Спасо-Преображенская церковь.
     Собираясь к месту служения, о. Георгий представлял свою скромную жизнь в труде и молитве, в стороне от суеты мира. Помолившись усердно Спасителю и Пречистой Божией Матери, о. Георгий, хотя и изнуренный недугом, отправился в Спас-Чекряк, памятуя Евангельские слова «Иже хощет по Мне идти, да отвержется себе и возьмет крест свой и по Мне грядет» (Марк. 8, 34).
     Бедственное положение прихода из 14 дворов ужаснуло нового священника, ему стало понятно, почему здесь не держался причт. В двух верстах от деревни стояла ветхая деревянная церковь, построенная в XVIII веке помещиком приходской деревни Сиголаево Спесивцевым, с приделом Св. Архангела Михаила. Во время службы зимой в ней даже замерзали Святые Дары. Сердца сельчан были далеки от Церкви и от Бога. И молодой свя­щенник решил обратиться к великому Оптинскому подвижнику благочестия, известному всей России - о. Амвросию, с надеждой, что тот благословит его перейти на другой приход.
     У кельи старца толпился народ, ожидавший его выхода. О. Георгий стоял в толпе, далеко от дверей. Когда наконец старец появился, то внимательно взглянул на собравшихся и внезапно призвал к себе о. Георгия, незнакомого ему. О. Амвросий заговорил: - Ты, иерей, что там такое задумал? Приход бросать? А ты знаешь, кто иереев-то ставит? А ты бросать?! Храм, вишь, у него стар, заваливаться стал. А ты строй новый, да большой, каменный, да теплый, да полы в нем чтоб были деревянные: больных привозить будут, так им чтоб тепло было. Ступай, иерей, домой, ступай, да дурь-то из головы выкинь! Помни: храм-то, храм-то строй, как я тебе сказываю. Ступай, иерей, Бог тебя благословит!
Хотя и недоумевал о. Георгий, но повеление прозорливого старца воспринял как указание свыше и продолжил свое служение на прежнем месте. Ему пришлось преодолеть сильные искушения: одолевала беспросветная тоска, являлись во сне бесы и угрожали сжить со света, если он не покинет приход. В ужасе о. Георгий кинулся вновь к о. Амвросию. Ничего не расспрашивал старец, а сразу, как увидел, сказал:
-      Ну, чего испугался, иерей? Он один, а вас
двое!
-      Как же это так, батюшка?
-      Христос Бог, да ты - вот и выходит двое!
А враг-то - он один. Ступай домой, ничего вперед
не бойся.
И еще Преподобный старец повторил:
-   Да храм-то, храм-то большой каменный, да
чтоб теплый, не забудь строить! Бог тебя благо­
словит.
     Устами старца вещал сам Господь. Проявилась сила молитвы Преп. Амвросия. О. Георгию показалось, что у него гора свалилась с плеч. Свое служение в церкви продолжил он с радостью. Сияние его веры, необыкновенное усердие священника стали привлекать в храм прихожан. Угодник Божий быстро стал известен за пределами Болховского края, по словам Писания: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят отца вашего, иже на небесах» (Матф. 5, 16).
     Народ во множестве стекался в Спас-Чекряк, благоговейно внимал словам пастыря, который благодетельствовал и малым, и великим, всех принимал с радостью, как родных. Толпы сопровождали о. Георгия. Люди ловили его участливые улыбки, заботливый взор. Они ощущали, что здесь их объединяет искренняя любовь и отеческое попечение пастыря. Многих дивный пастырь обратил на путь добра. Его слово ярко напоминало о часе смертном, и человек не мог не проникнуться упованием на вечное блаженство и страхом погибели нераскаянных грешников.
     Литургия в храме совершалась в воскресные и праздничные дни. 22 октября, в день Казанской иконы Божией Матери, о. Георгий служил особенно долго и усердно. Навсегда оставалась в сердце людей, побывавших на богослужениях в Спас-Чекряке, память о духовной радости, которую даровала Царица Небесная через Свою чудотворную икону. Службы здесь отличались не только торжественностью. Было видно, что благодатный мир и невозмутимая тишина наполняли его душу. Слезно молил он простить все прегрешения кающихся, с душевным трепетом и особенно ясно читал слова благовестия Христова, ревностным исполнителем которых был сам.
     В будни отец Георгии привык обходиться без помощников: сам подметал сор, наливал масло в лампады, ставил и зажигал свечи. Служил каждый день молебны - обычно от девяти до часу; около десяти часов, по примеру Оптиной пустыни, читал канон Богородице.
     О. Георгий молился так проникновенно, с такой верой, что из глаз прихожан текли слезы. Канон о. Георгий прерывал трижды, брал лампаду от образа Божией Матери, затем от икон Спасителя, Св. Николая Чудотворца и крестообразно помазывал у молящихся чело и руки.
     «- Молитва терпкая, - говорит о. Георгий перед иконой Божией Матери. - Стена неколебимая... -И только заносит руку, чтобы перекреститься, - все уж в церкви, как один человек, крестятся. Склонит голову - все склоняют. Он подходит к каждому в церкви («Никого не пропустит, никого два раза не помажет!» - удивляются потом) и каждого спрашивает, как его звать. Так обойдет он во время службы много раз - то, чтобы помазать, то с Евангелием, то с крестом. И так с ходом службы все больше и больше сживается народ со священником», - так описывал службу в Чекряке М.М. Пришвин. И дома, и в церкви у о. Георгия он отмечал «простоту и отсутствие всяких традиционных благолепных приемов», отсутствие кликушества и юродства.
     О. Георгий любил каждого богомольца благословлять Евангелием, давая его целовать и затем возлагал на голову. Восходил на амвон и размашисто крестом осенял всю церковь. Во время водосвятия ту воду, что приносили люди, выливал в общую медную посудину, погружал в нее копие, используемое при совершении литургии, делал им в воде троекратное крестное знамение, и раздавал людям воду, стоя против отверстых царских врат. После службы сам подходил к каждому молящемуся, давал целовать крест. Благословлял: «Во имя Отца, Сына и Святого Духа. В час добрый!». На просьбу помолиться священник отвечал:
-   Помолюсь, Бог поможет, у Него милости много.
Люди благодарили за Святую воду. Некоторых
батюшка поправлял:
     -   Что воду моей зовешь? Не моя она, а Святая. Самим Богом через меня, грешного, освященная. Господь через нее по вере помогает людям в болезнях.
После, тут же, не выходя из церкви, иногда часов до семи-восьми вечера давал советы. Час отдыхал и вечером принимал у себя - двери дома священника были в любое время открыты. «Священник Коссов ни днем, ни ночью не знает покоя. Изо дня в день, с раннего утра до глубокой ночи он подвигом добрым подвизается», - писал один из инспекторов.
     -   Молитва чудеса творит, - говорил о. Георгий. - Она и день растягивает. 24 часа в сутках - это общее время для всех, но у каждого оно течет по-разному. У кого медленно, и он все успевает, а у кого так летит, что он дня не замечает. Возьми те себе за правило, чтобы молитва была важнее всех ваших дел, и молитесь. Тогда и будете все и везде успевать.
     Со всех сторон шли к батюшке за советом люди разных званий и состояния, пола и возраста. Приезжие не только получали кров: батюшка приходил к ним, отвечал на множество вопросов, вместе они вкушали трапезу. Те, кто не находили места в странноприимном доме, ночевали прямо на телегах или под ними, и здесь о. Георгий проведывал их. Кто искал духовного утешения, кто - наставления, как вести жизнь, кто просил благословения для устройства домашних дел. Замечательны были его практические советы по хозяйству. При этом о. Георгий напоминал, чтобы в земных временных заботах не забыли настоящую цель жизни человека.
     Сомневающейся в вере молодой женщине-дворянке о. Георгий говорил: «Ты не Достоевский, не Соловьев, не Мережковский. Ходи в церковь, при­слушивайся к словам священника, а главное - к Евангельскому чтению, да было бы хорошо, если бы вы оба с мужем хотя бы по одной главе прочитывали ежедневно. Ведь в нем звучат слова нашего Господа. Приобщайся Святых Тайн — и все твои душевные муки и страдания сами собой отойдут от тебя и жизнь потечет более радостно и спокойно. Сначала все будешь делать очень механически, как школьник выполняет уроки, а там все это войдет в глубину души, и ты станешь верующим человеком. Встретясь с тяжелым и плохим, надейся на Господа Бога, на Его заботу о нас, и все это «плохое» оставит тебя. За «хорошее» благодари Бога. В Евангелии все есть - и как жить, и как поступать, и у тебя глаза откроются».
     Попечительность и любовь его изумляли всех. Бывало, люди не понимали, зачем к священнику обращаются по пустякам, к примеру, о болезнях и пропажах скотины, кур. А он подсказывал, как избавиться от напасти - например, покурить ладаном, возжечь свечу, и потом пояснял, что у этого человека и такие заботы не мелочные - все в мире имеет свою цену и свои последствия. Не было вопроса, на который бы он не отвечал с добротой и сердечным участием. В народе считали - если батюшка помолится, Господь обязательно исполнит его прошение. В газетах того времени писали, что в Волхове «без совета, благословения батюшки редко кто женится, выходит замуж, или открывает какое-либо предприятие. Его посредничества ищут люди, у которых расстроилась или разбита семейная жизнь, к нему обращаются больные, одержимые различными недугами, как-то: припадками, алкоголизмом и т.п.».
     О. Георгий ничего не приписывал себе, а только вразумившему его Господу, отличался истинным христианским смирением, всегда называл себя многогрешным: «Господь и через недостойных священников помогает по вере». Он умел показать немощи человеческие, научить, как избавляться от вражеских искушений. Бывало, заговорит с человеком о. Георгий и после нескольких слов разрешит все недоумения, умиротворит и утешит. За богоугодные дела, смирение, чистое сердце Господь наградил о. Георгия даром прозорливости. Господь внимал молитвам праведника, открывал ему сердца людей, и тот как бы читал в них все сокровенные мысли и желания.
     Дар прозрения проявлялся в нем дивным образом: например, о. Георгий открывал многие подробности жизни приходящих к нему, знал содержание нераспечатанных писем. Сергею Нилусу о. Георгий не дал благословения на продажу имения бельгийской акционерной компании, которая хотела на этом месте устроить кирпичный завод. Как показало время, сделка оказалась авантюрой, что провидел о. Георгий. «Тайна моей души читалась им, как в открытой книге, и речь простая, исполненная теплоты и ласковой задушевности, лилась целительным бальзамом, врачуя незажившие раны, бодря мою усталую душу», - свидетельствовал писатель. В духовных беседах облегчая горе, о. Георгий наставлял выбрать спасительный путь. И трепетно благодарил Всеблагого за то, что Он сподобил утереть слезы на глазах несчастных.
     Одной Болховской мещанке, оставшейся вдовой с малыми детьми, он- вручил 20 рублей и наказал: «Купи корову - молоком детишек корми, а осталь­ное продавай - вот и сыта будешь». Корова стоила до ста рублей, и женщина отошла в печали. Но, когда она подходила к Болхову, навстречу ей попался мужик с коровой, продававший ее за те самые 20 рублей. Прознав об этом, завистливая соседка, имевшая корову, ринулась к батюшке с той же мольбой и получила 18 рублей. Вернулась домой - а корова издохла. Бросилась она назад, покаялась и батюшка простил ее: «Ступай, говорит, да вперед людям не завидуй, а на деньги, которые тебе дал, купишь себе новую корову». Так и случилось.
     Своим любящим сердцем он видел грехи приходящих к нему и, случалось, употреблял сильное врачевание. Так, одной женщине вручил яйцо с наказом съесть его, а когда она вновь приехала пожаловаться, что яйцо тухлое, он обличил ее в продаже людям несвежего мяса. Другой женщине о. Георгий истолковал причину немоты ее детей: отправил послушать в рощу пение птиц. И там женщина вспомнила свой детский грех, когда она вырывала язычки у птенцов.
     Батюшка говорил, что дети болеют за грехи родителей и призывал каяться в сокрытых прегрешениях. Иных оставлял на исповедь после службы, неустанно напоминая: «Не льстите себе, ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни пьяницы Царствия Божия не наследуют» (I Кор. 6, 9-10). Доводя до каждого особые советы, батюшка преподавал и общее правило:
     - Не живите умом, а живите сердцем. Ум наш лукавый куда угодно нас заведет. Не ищите выгоду в жизни и не мечтайте о легкой и красивой жизни - это все уловки лукавого врага. Всегда помните, что все наслаждения и удовольствия, коими враг прельщает нас, быстротечны и губят нашу душу. Не отвергайте жизнь вечную ради сиюминутного благополучия и благоденствия. Не стремитесь к славе и почестям, все это проходит бесследно, как дым. А стремитесь молитвами и своими делами расположить к себе Бога. Всегда помните о Нем во всех своих делах, намерениях и поступках.
     По данной благодати Божией о. Георгий  возложил на себя тяжелый подвиг исцелений душ и телес страждущих, умолял Господа изменить суд над грешниками за их раскаяние. Почти каждый день к нему привозили больных, в том числе бесноватых, которые ужасно мучились, неистовствовали, кричали, особенно во время Херувимской, иногда повергались к ногам священника, иной раз их не могли занести в церковь. И батюшка молился, окроплял Святой водой, благодатной силой усмирял беса и помогал завести человека в храм.
    Иногда он прямо на улице, на телегах причащал и исцелял больных. Сам о. Георгий особенно благоговейно относился к причастию, строго соблюдал посты. Он исцелял кровоточивых и страдающих пьянством, по его молитвам исчезали опухоли, спадала лихорадка. Были случаи, когда люди поднимались буквально со смертного ложа. Не раз к батюшке подносили расслабленных, а из Спас-Чекряка они шли бодро, на своих ногах. Для тяжко страждущих подвижник открыл в Спас-Чекряке больницу. Ежедневно он в ней совершал «обходы», излечивал тех, кого родные уже не чаяли увидеть здоровыми. В Спас-Чекряке помогала больным и вода из святого колодца, которой обязательно запасались все паломники. Колодец под деревянной крышей находился в «ровочке» - неглубокой балке, где протекал ручей. Одну женщину о. Георгий вылечил от «трясучей болезни» и благословил каждый день читать покаянные молитвы и пить святую воду. О. Георгий призывал не отказываться и от врачебной помощи - верить докторам, соглашаться на операции.
     Случалось так, что иные поступали вопреки благословению батюшки или обращались к самозванным «целителям». Так, одна женщина из любопыт­ства пошла на встречу со «знаменитым» колдуном. И хотя она отказалась принимать наговоренную им воду, но несчастия стали преследовать и ее, и ее семью. И освободиться от искушения они смогли только с помощью молитв батюшки, который строго увещевал: - Будешь знать, как смотреть на нечестивого!
     Всегда оказывались удачны благословленные им браки. Пару вдовцов о. Георгий наставил жениться не текущим, а следующим мясоедом. Те же поторопились со свадьбой и, приехав с венчания, застали вместо своего дома одни головешки. Некая женщина из Омска не получила благословения на предстоявший, казалось бы, счастливый брак. Не послушав о. Георгия, она обвенчалась, и муж через два месяца утонул. Другая же пара - Василий и Анна Фокины - прожили счастливую жизнь по благословению батюшки, при том, что Анна имела двоих детей от первого брака и была старше на 17 лет. Заботясь о чистоте нравов, о. Георгий стремился рассказать о святости брачного союза, необходимости перед таким серьезнейшим шагом получше узнать жениху и невесте будущих родственников, состояние их хозяйства.
     Люди приходили, чтобы удостовериться в подлинности происходящих в Спас-Чекряке чудес. Так же чудно было и зримое преображение тамошнего края усилиями великого благоустроителя Орловской земли, который из нищеты воздвиг рукотворные памятники славы Господней, не имея на то ни средств, ни надлежащих условий. И здесь руководила им горячая любовь к дому Божию. «Сила Божия в немощи нашей совершается, - говорил батюшка. - Пока человек рассчитывает на свои силы, до тех пор нет проявления споспешествующей силы Божией. А вот оставили тебя твои силы, ближние твои отступили от тебя, нет спасающего: тут-то и возопи с верой и смирением!

0

14

Сщмч. Виктора пресвитера, мчч. Димитрия, Петра и св. Романа исп., пресвитера (1937).
http://s53.radikal.ru/i142/0909/00/0a1fca7ba09c.jpg

      Священноисповедник Роман родился 1 октября 1874 года в местечке Замостье Холмской губернии в многодетной семье учителя прогимназии Ивана Иосифовича Медведя.
       Роман учился в Холмской Духовной семинарии в то время, когда ректором ее был архимандрит Тихон (Белавин), будущий патриарх, оказывавший ему впоследствии свое покровительство и помощь. По окончании семинарии в 1892 году Роман поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию. Во время обучения в академии Роман Иванович стал духовным сыном святого праведного Иоанна Кронштадтского. Духовное окормление его оказало большое влияние на Романа Ивановича — став пастырем, он центром своей деятельности сделал литургическое служение, и бывали годы, когда он служил ежедневно.
        В 1897 году, по окончании академии со степенью кандидата богословия, Роман Иванович был назначен помощником инспектора, затем инспектором Виленской Духовной семинарии. 7 января 1901 года по благословению святого праведного Иоанна Кронштадтского он сочетался браком с Анной Николаевной Невзоровой, дочерью священника, служившего в Новгородской епархии.
        3 марта 1901 года епископ Черниговский и Нежинский Антоний (Соколов) рукоположил Романа Ивановича Медведя в сан священника ко храму Воздвижения Креста Господня, находившемуся в имении помещика Неплюева.
• Протоиерей Роман. Севастополь. 1915 г.

        В 1902 году отец Роман получил назначение в храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины в Санкт-Петербурге. Молодой священник посвятил себя приходской деятельности, и эти несколько лет напряженной жизни сказались на состоянии здоровья: он и его жена заболели туберкулезом, и дальнейшее пребывание в петербургском климате было сочтено врачами опасным для них. Но была и иная причина отъезда отца Романа из столицы. В 1907 году на квартиру к нему пришел Григорий Распутин, и отец Роман, будучи человеком прямым, счел нужным в лицо высказать пришедшему свое мнение о нем. Через две недели последовал указ Святейшего Синода о переводе отца Романа полковым священником в город Томашов-Польский, на границу Польши с Германией.
        Через несколько месяцев отец Роман был назначен в Севастополь настоятелем Свято-Владимирского адмиралтейского собора и благочинным береговых команд Черноморского флота.

       После Февральской революции 1917 года был организован солдатско-матросский революционный комитет, который в декабре 1917 года постановил арестовать и расстрелять протоиерея Романа, но из-за того, что священник был весьма известен, очень любим народом и отсутствие его на рождественском богослужении могло вызвать возмущение верующих, решили исполнение постановления отложить до Святок. Один из матросов предупредил супругу священника о готовящейся расправе, и она купила билет на поезд, который отходил в самый день Рождества Христова. Отслужив праздничную службу, отец Роман, не заходя домой, отправился на вокзал. Благополучно добравшись до Москвы, он направился к патриарху Московскому и всея Руси святителю Тихону, который благословил его служить в московских храмах.
        В мае 1918 года ВЧК арестовала настоятеля храма Василия Блаженного протоиерея Иоанна Восторгова, и в сентябре того же года он был расстрелян. Патриарх Тихон назначил настоятелем храма протоиерея Романа. В то время там была большая община, и отец Роман с усердием поддержал дело, начатое его предшественником.
        25 февраля 1919 года власти закрыли храм Василия Блаженного, и патриарх Тихон назначил протоиерея Романа настоятелем храма святителя Алексия, митрополита Московского, в Глинищевском переулке. Во время кампании по изъятию церковных ценностей в 1922 году представители властей забрали из храма почти все сосуды, необходимые для совершения Литургии. Были оставлены одна серебряная позолоченная чаша, дискос, лжица и маленький серебряный крест. В том же году, восполняя утраченное, община приобрела деревянный потир со вставленным в него стеклянным стаканом.
        Еще в самом начале церковной деятельности отца Романа в Москве власти не раз его арестовывали, впервые — в 1919 году. Во время одного из арестов его допрашивал председатель ВЧК Дзержинский, который предложил священнику покинуть Советскую Россию и уехать на родину, в бывшую Холмскую губернию, которая отошла к Польше. Священник отказался и убедил представителя власти, что его отношение к советскому государству вполне лояльное.

       В 1919 году по благословению Святейшего патриарха протоиерей Роман организовал Братство ревнителей православия в честь святителя Алексия, митрополита Московского. С этого времени для отца Романа начался особый период жизни — духовного окормления, воспитания прихожан в духе Православия. Многие духовные чада протоиерея Романа нашли путь к Церкви и обрели твердую почву под ногами. Автор книги “Оптина пустынь и ее время” Иван Михайлович Концевич, состоявший в братстве, вспоминал: “В этот год благодаря мудрому руководству Святейшего патриарха Тихона церковная жизнь в Москве чрезвычайно оживилась. Москва покрылась сетью братств, кружков и союзов, так как патриарх отменил границы приходов и разрешил образование междуприходских братств. Я принимал близкое участие в братстве святителя Алексия, митрополита Московского, во главе которого стоял протоиерей Роман Медведь. К братству были приписаны еще несколько приходских церквей в разных концах Москвы, где вели работу члены братства. В самом храме братства ежедневно совершалась ранняя Литургия, и ее можно было посещать еще до работы. По вечерам совершались богослужения и проводились духовные беседы. Члены братства старались ежемесячно приступать ко Святому Причастию. Я имел возможность посвящать свои силы работе в братстве, а потому это время принесло мне громадную духовную пользу, здесь я окреп духовно и начал жить в ограде Православной Церкви”.
    Воспоминания современников сохранили детали жизни братства: “Шли 1919—1921 годы и все, что с ними было связано: голод, холод, безработица, темнота на улицах — полное неустройство жизни, а в храме святителя Алексия в Глинищевском переулке шла глубокая интенсивная жизнь, налаживавшаяся отцом Романом Медведем. Богослужения в храме святителя Алексия совершались ежедневно утром и вечером, а по четвергам ночью — полунощница с пением “Се Жених грядет в полунощи”. По воскресеньям утром и вечером после богослужений объяснялось Святое Евангелие, читалась святоотеческая литература, проводились беседы, в которых разъяснялся смысл православного богослужения. Каждый из присутствующих мог задать вопрос и сам поделиться своими мыслями, после всех говорил отец Роман. Он призывал к решительному покаянию за всю жизнь, сознательному отношению к обетам святого крещения, обращению к Христу как к своему личному Спасителю. Отец Роман вводил нас в спасительное лоно Православной Церкви.
        В храме все делалось бесплатно, трудами преданных Богу людей: мыли полы, зажигали паникадила, лампады, звонили на колокольне, продавали свечи, читали каноны, шестопсалмие и прочее, пели, регентовали — все это делали члены братства. Отец Роман в храме святителя Алексия воплотил в жизнь все, что так долго носил в своем сердце.
        Давшие обет послушания приносили ежедневное исповедание своих помыслов и деяний через дневники, которые передавались батюшке раз в неделю, и получали в ответ наставления по всем вопросам. Шла кропотливая работа каждого человека над собственной душой.
        В то время в Церкви большим авторитетом пользовался старец протоиерей Алексий Мечёв. Он очень уважал отца Романа за его ревностную углубленную работу, а когда сам лично побывал в храме святителя Алексия, то сказал отцу Роману: “У тебя стационар, а у меня только амбулатория”.

       Первое время отец Роман служил в храме один и весь труд богослужения, окормления паствы нес сам. В 1921 году Святейший патриарх Тихон рукоположил в сан священника Петра Степановича Степанова, духовного сына отца Романа, назначив отца Петра вторым священником. Другим помощником протоиерея Романа стал регент храма Сергей Владимирович Веселов, который также был рукоположен в сан священника.
        В 1927 году была опубликована декларация митрополита Сергия, по поводу которой в церковной среде возникли разногласия. Протоиерей Роман счел нужным написать письмо к священнослужителям и мирянам, в котором увещевал не разрывать канонических отношений с митрополитом Сергием и не становиться жертвой козней врага нашего спасения.

        В 1930 году власти выселили священника из церковной квартиры. Стараниями духовных детей была выстроена небольшая дача в деревне Ольгино вблизи станции Железнодорожная, неподалеку от Москвы. К этому времени жизнь в приходе, которым руководил протоиерей Роман, стала весьма заметным явлением. ОГПУ установило усиленный надзор за храмом святителя Алексия. Среди членов общины оказались люди, которые были сломлены угрозами сотрудников ОГПУ и согласились давать любые показания.
        Власти приступили к проведению очередной кампании по закрытию храмов. Отец Роман чувствовал, что на этот раз арест его не минует. Своих духовных детей он предупредил о предстоящих испытаниях. Прихожане настолько любили своего пастыря, что никто не захотел перейти в другой храм.
        На следующий день после праздника Сретения Господня, 16 февраля 1931 года, ОГПУ арестовало протоиерея Романа и около 30 членов братства. Вскоре после ареста священника храм был закрыт и разрушен. Сразу же после ареста начались допросы. Арестованные держались мужественно, показав себя твердыми в вере и благородными в ответах. 

У властей не было никаких данных о контрреволюционной деятельности священника, и на допросах следователи не спрашивали о характере его проповедей или бесед. Арест отца Романа обосновывался тем фактом, что священник, несмотря на гонения на Церковь и вопреки очевидно враждебному отношению властей к Православию, проводил активную церковную деятельность, воспитывая прихожан своего храма в церковном духе, научая их быть сознательными последователями Христа и просвещенными исповедниками веры. Отец Роман и арестованные члены общины были заключены в Бутырскую тюрьму. Следствие было завершено через два месяца. 26 апреля 1931 года было составлено обвинительное заключение, в котором отец Роман и прихожане храма святителя Алексия обвинялись в том, что они являлись “членами контрреволюционной организации... Участниками организации проводились нелегальные собрания под руководством Медведя, на которых велась работа по воспитанию членов организации в антисоветском духе. Участниками организации были в большинстве советские служащие; некоторые из них занимали большие должности в советских учреждениях. Кроме того, из числа особо активных участников организации Р.И.Медведь организовал орден “тайных монахов”. Участники ордена, как правило, должны были выполнять все поручения своего руководителя. Самый факт монашества тщательно скрывался. Участники ордена продолжали оставаться на советской службе и носить светскую одежду. Р.И.Медведь обвиняется в том, что он организовал и руководил контрреволюционной организацией”.
        Некоторые духовные дети отца Романа обвинялись в том, что они были “активными членами контрреволюционной организации тайных монахов”, а все остальные — в том, что “они были активными участниками контрреволюционной организации “Братство ревнителей православия”, посещали нелегальные собрания и вели антисоветскую агитацию”.
        30 апреля 1931 года 24 члена общины храма святителя Алексия были приговорены Коллегией ОГПУ к различным срокам заключения и ссылки; 10 мая того же года протоиерей Роман был осужден к 10 годам заключения в концлагерь.

Протоиерей Роман был этапирован в город Кемь, в Первое отделение Соловецкого лагеря. С этого времени между ним и его духовными детьми в течение многих лет существовала лишь переписка, которая велась через его дочь Ирину.
• Письмо протоиерея Романа из лагеря

        “Хочу и надеюсь еще пожить, но мои болезни и старость постоянно напоминают об очень возможной смерти здесь. О смерти заключенных учреждение родных вообще не извещает, а оставшиеся от умерших вещи хранятся шесть месяцев, по истечении срока хранения поступают в продажу. В случае моей смерти пришли заявление в управление по месту смерти о твоих правах на наследство оставшихся вещей, и проси об отправке их по твоему адресу наложенным платежом... Рад я всякой строчке, но прошу всех пишущих мне помнить мой принцип: никому не делать никогда (не только физического, но и духовного) насилия, а потому прошу не писать о других никаких подробностей, только с их согласия.
        Сколько мне надо сухарей, денег и прочего? Стараюсь по одежке протягивать ножки, и, чтобы на случай болезни оставался какой-либо запас, но иногда при болезни и слабости нужно побольше, да и делиться-то кое с кем необходимо. Помню, что ваши ресурсы очень неважные, сыты ли вы хотя бы с мамой, одеты ли, имеете ли комнату и прочее?.. Не огорчайся, что пишу о возможности моей близкой смерти, благоразумие требует подготовиться к концу, хотя я и верю, что доживу и до воли. Прошу всех не забывать меня, а я стараюсь помнить всех. По-прежнему ни на кого здесь не имею неудовольствия, всем доволен. Если имею претензии, то только к самому себе, и постоянно требую от себя стремиться непрерывно к совершенству.
        ...Видно, такова воля Божия, чтобы нам терпеть отсутствие взаимного единения. Внутреннее-то через Бога для нас не закрыто, надо только в себе уничтожить всякое семя разделения, помня, что воля Христова — в том, чтобы ученики Его были едины и во взаимной любви. Всякое разделение между близкими моими для моего сердца очень тягостно.
        Взаимная любовь должна учить покрывать даже различные свидетельства совести, и любовь всегда должна ставиться выше личного знания. Разделение, но не рассечение; разделение, но не в основном, которое у всех едино, а посему разделения временны и преодолимы... Иной раз жить мне очень трудно, бороться за жизнь мне помогает моя любовь и привязанность к вам и моя ненасыщенная вера в необходимость исполнения обетований еще здесь, на земле. Если бы не моя любовь к вам, я бы спокойно смотрел, как догорает свеча моей жизни, и удовлетворился бы тем, что Бог мой судил мне быть исповедником...
        Провидению угодно, чтобы мы это все испытали, чтобы и опытнее быть, а может быть, подобно Лазарю на гноище, здесь страдаем, чтобы там радоваться, здесь за грехи получить возмездие, чтобы там от него свободными быть и просто перейти на лоно Авраамово. Если так, да будет имя Господне благословенно, потому что самые тяжкие здешние условия несравнимы с ужасными муками ада. Так говорил, например, преподобный Серафим, которому было дано испытать муки ада очень недолго. А вообще об аде я часто вспоминаю, и часто приходится говорить себе по опыту, что сами люди друг для друга и для себя здесь еще устраивают ад. Нередко побаиваюсь, что я плохо прохожу свою новую школу, потому что не всегда тишина и радость наполняют душу, а нередко шум и суета, спешка и уныние закрадываются в сердце, заполняют его, и не скоро дождешься изгнания их или ухода их. Но когда нет их, хорошо. Ведь Бога нигде, никто и никакими условиями не может отнять от меня. А если Он со мною, что для меня все внешние тягости?! Что моя нищета и бессилие?! Когда в Нем бесконечное море силы и богатства. Он — мое бытие, Он — моя жизнь и сознание. В Нем я всех нахожу, до всех достигаю, всем владею. Прошу не унывать тебя и всех. Прошу молиться о себе, о мне и обо всех. А в молитвах чаще и чаще я вспоминаю слова Иоанна Златоуста и Василия Великого о том, что надо не о маленьком просить, а дерзать молиться о великом, а также и о непрестанности в молитве. Чаще и чаще останавливаюсь на своих грехах, больше и больше познаю свои немощи духовные и ничтожество, прошу о прощении согрешений и очищении моего сердца от всякой скверны, потому что в чистоте сердца — ключ ко всем духовным благам...

       Школа моя — слава Богу, прохожу ее по-прежнему; если на свободе у меня не хватало детального послушания и самоотречения в мелочах, то теперь этих условий с избытком, обо всем, до всякой пустяковины включительно, приходится спрашиваться, иначе неладно получается. Это нисколько не трудно, а поношений и укорений очень и очень достаточно. Все это приучает и к терпению, и к смирению, и к послушанию, а от них на душе становится все тише и тише...
        Учусь по-прежнему жить настоящим, ни к чему не привязываясь (пользуясь миром сим, как бы не пользуясь им). Условия постоянно напоминают о том, что мы странники в этой жизни, которые должны быть готовы каждый момент и с места тронуться, и попасть домой, за пределы этой жизни. К этим мыслям особенно располагает наблюдение над нашим братом инвалидом — и при нашем передвижении с места на место, и особенно при оставлении этой жизни, что наблюдать приходится нередко: ведь все-то мы — одною ногою в могиле, долго ли и другой? Чуть побольше усилий или ухудшение условий — и... конец... Я как-то особенно ярко ощутил, что всякие обстоятельства в жизни — и происшествия, и испытания, и неожиданности — дело второстепенное. Основа — это постоянная связь с Единым и Вечным. Есть она, тогда все происходящее, хотя бы и самое тяжелое, можно переносить равнодушно или, вернее, покойно. Главное-то ведь имеется, а все прочее преходящее. В Главном же и Едином, как в Полноте, все есть, и все в Нем, а посему никакие утраты этой жизни не страшны...
        Многое увидел я, многому научился, во внешнем я уже не такой беспомощный, как ранее, многое сам научился делать. А вам всем хотел бы сказать, хотя и ранее писал об этом, как важно, живя на свободе, приучать себя к жестокому житию и всяким лишениям, чтобы, когда придут тяжелые обстоятельства, все переносить с мужеством и полным самообладанием. Чувства. Как они разоряют нас, если не находятся в полном подчинении разуму! Когда догорают силы, видишь, как много их истрачено напрасно... Чувства — огонь души — надо хранить только для первостепенного, а ко всему прочему надо научиться относиться спокойно, почти безразлично (покупающе, яко не приобретающе, пользующеся миром сим, яко не пользующеся). Эту мораль прописываю прежде всего себе и требую, чтобы у меня было именно такое отношение к моим внешним обстоятельствам, и в частности к моему заключению...
        Условия, условия... Как зависит от них личность человеческая! Как сама по себе она слаба в немощах, в старости! Это время снова чаще меня посещали мысли о смерти. Конечно, она уже не за горами, я уже докатился до пределов жизни, а все же хочется кончить свои дни не здесь, не на чужбине, а среди родных. Но будет так, как распорядится Провидение, и приму безропотно то, что Оно пошлет... Я ублажаю того нищего, о котором пишет Димитрий Ростовский: старый, больной, в рубище, в холоде и голоде, он был всегда счастливым. Я верю этому, он не имел никакого своего личного имущества и не был к нему прикован. С этой точки зрения и для меня благо, когда здесь расхищали неоднократно мое имущество, но зато я делался свободным от его хранения...

        Очень жалко мне злых, потому что от злобы плохо и хуже самому злецу. Что он носит в себе? Какую беду? И разве с ней он может быть покойным и счастливым? Конечно, нет. Гложет и сушит его злобность... Кроме злых, есть много измученных и изможденных. Все нуждаются в утешении и поддержке, но почти никто не в силах дать их другому, потому что сам удручен и изможден... Здесь грустная картина, здесь редко кто делится тем, что получает, с другими, потому что самому не хватает или только в обрез. Все это, вместе взятое, наполняет душу скорбью и ощущением крайнего одиночества...
        Что же касается амнистии, то я лишен возможности о ней ходатайствовать, потому что это ходатайство означало бы признать себя виновным по примененной ко мне статье 58-й, пункты 10, 11. Но виновным я себя признать не могу, потому что эта статья политическая, а я в области политической против советской власти нисколько не виновен. Смело говорю: наоборот, моя позиция относительно советской власти всегда была максимумом благожелательности... Я постоянно стоял за мирный договор церковников с советской властью и сознательно принял и защищал примирительную политику митрополита Сергия, за что также перенес немало, а посему мне не в чем признавать себя виновным. Я виновен лишь в том, что я верующий, но и эта вина отпадает, поскольку Конституция СССР признает свободу религий. А посему осуждение меня по 58-й статье есть чистое недоразумение. Я могу ходатайствовать только о пересмотре моего дела, доселе я этого не сделал по своим болезням, из-за крайней перегруженности работой, которые не оставляли мне ни времени, ни сил для написания этого ходатайства, а также из-за ожидания освобождения по инвалидности...
        Еще не прошло и месяца, как я пережил четыре переброски, я не задаюсь вопросом, почему и для чего все это, и говорю себе постоянно, раз так происходит, значит, так и нужно и все происходящее есть самое лучшее для меня в настоящее время. А посему какие-либо колебания, недоумения, огорчения неуместны. Ведь весь секрет жизни — в том, чтобы все совершалось не по моей мелкой воле и не по моему жалкому умишку. Единая Премудрая и Благая Воля должна царить во всем, а наше дело — не мешать ей осуществляться и в нас, и через нас. Прочее все понятно. Завтра кончаются четыре года моего заключения, кто бы мог думать, что я их переживу, а вот пережил и, если говорить о своей воле, еще хочу жить, дожить до освобождения и повидать всех вас, может быть, и пожить с вами. Впрочем, оговариваюсь, и этого я желаю, как писал вам не раз, для оправдания своей веры и славы Всевышнего...
        Какая мудрость — уметь отходить от своего “я” и опираться на “Я” Великое, Единое. Всем этого желаю, особенно в эти дни. Что бы ни было, а вечность за нами и в этой жизни, и в будущей. Временные страдания неизбежны для находящихся в странствовании. Но, кроме страданий, сколько еще и здесь радостей и счастья! Посему пусть течет поток моей жизни так, как течет теперь. Все равно к чему-либо придет. Сохранялся бы покой духа”.

       26 июля 1936 года окончился срок заключения, протоиерей Роман был освобожден из лагеря и поселился в окрестностях Волоколамска, затем его перевезли под Москву, в поселок Валентиновка, к духовной дочери Маргарите Евгеньевне Ветелевой. Здесь отец Роман прожил три месяца. Но туберкулез, которым он болел еще в молодости, за время его заключения усилился настолько, что стал угрожать его жизни, а здешний климат оказался неподходящим для такого рода больного.
        Один из соузников — друзей священника позвал его к себе в город Черкассы Харьковской области, куда отец Роман и переехал. Здесь он прожил несколько месяцев, но здоровье его ухудшалось. 25 мая 1937 года отец Роман оступился на крыльце домика и сломал пораженную туберкулезом ногу, что до конца жизни лишило его возможности передвигаться самостоятельно.
        Его жена Анна Николаевна подыскивала место, где отец Роман мог бы поселиться. С помощью протоиерея Зосимы Трубачева такое место было найдено в Малоярославце, где отец Зосима после возвращения из концлагеря был благочинным и служил в Казанском храме. Анна Николаевна перевезла отца Романа в Малоярославец.
        Почти сразу же по поселении в Малоярославце протоиерей Роман, несмотря на болезнь, стал служить Литургию, которая была для него великим утешением.
        27 июля его духовная дочь записала в дневнике, что батюшка говорил ей: “Я хотел бы достичь чистоты в молитве полной, чтобы она зажигалась сразу как пламя и была бы чистой, но сейчас такие боли у меня, что я молюсь с перерывами. Боли останавливают молитву, не дают покоя. Иисусова же молитва по милости Божией всегда со мною непрестанно. Литургия — это моя единственная услада и утешение. Я не могу без нее жить”. На следующий день “после утренних молитв и Литургии батюшка просил отложить еду и чаепитие, ему хотелось побыть в тишине и молчании. Днем батюшка сказал, что сегодня после литургии чувствовал себя особенно хорошо, радостно и покойно”.

        Летом 1937 года гонения на Церковь усилились, и власти приняли решение о массовом аресте священнослужителей. В июле двое сотрудников НКВД пришли в дом к протоиерею Роману и предъявили Анне Николаевне ордер на арест мужа. В это время у отца Романа открылось легочное кровотечение, и Анна Николаевна сказала им: “Вы видите, он умирает. Ну, берите, мне еще лучше будет, не надо будет его хоронить”.
        Сотрудники НКВД посмотрели на священника, и один из них недовольно пробормотал: “Там своих покойников хватает”. И они развернулись и ушли.
Вскоре состояние здоровья протоиерея Романа ухудшилось настолько, что он уже не мог совершать Литургию. Накануне праздника Преображения Господня, 18 августа, он попросил призвать к нему протоиерея Зосиму, чтобы исповедаться и причаститься Святых Христовых Таин. Когда тот пришел, батюшка долго исповедовался и горько плакал, затем приобщился Святых Христовых Таин и, со слезами поблагодарив отца Зосиму, поцеловал его руку. Во все последующие дни протоиерей Зосима ежедневно причащал отца Романа.
        6 сентября протоиерей Роман сказал ухаживавшей за ним духовной дочери: “Смерть на расстоянии двух дней, и тогда конец. Остались последние денечки. Я поставлен Господом быть ответчиком — и буду, как пример для других”. В этот же день отец Роман продиктовал Анне Николаевне письмо духовным детям: “Дорогие духовные дети мои! Я тяжко болен, и дни мои сочтены. Христиане перед смертью прощаются и примиряются друг с другом. Прошу простить меня во всем, в чем я согрешил перед вами: делом, словом, помышлением. Со своей стороны во всем, в чем вы согрешили против меня, я властию, мне данной от Господа нашего Иисуса Христа, прощаю и разрешаю во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Недостойный протоиерей Роман Медведь”.
        Ночью отец Роман сказал: “Свет Божественный здесь... — и указал рукою вверх. — Расчеты сводятся к концу... Давайте скорее кончать...” В 4 часа отец Роман успокоился и сказал: “Слава Богу, хорошо!..”
        8 сентября, в шесть часов утра, пришел протоиерей Зосима; отец Роман причастился и успокоился. Весь день он лежал, почти не шевелясь, с закрытыми глазами. Около 5 часов вечера он открыл глаза, протянул обе руки вперед, и его лицо озарилось сердечной и кроткой улыбкой. Затем он откинулся на подушку и впал в полузабытье. Вскоре у него стали холодеть руки и ноги. Одна из его духовных дочерей стала читать молитвы на исход души. Отец Роман открыл глаза и посмотрел высоко вверх, потом повел глазами направо и склонил голову к плечу. Затем вздохнул еще несколько раз, и в 7 часов вечера 8 сентября 1937 года душа священноисповедника отошла ко Господу. Протоиерей Роман был погребен на городском кладбище в Малоярославце.

       3 августа 1999 года по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II были обретены мощи священноисповедника Романа и перенесены в Москву, в храм Покрова Божией Матери на Лыщиковой горе.

       Еще при жизни священноисповедника были случаи, когда люди по его молитвам получали исцеления. Весной 1932 года тяжело заболела духовная дочь отца Романа Ксения Александровна Калошина, которой было тогда 25лет. Врачи поставили диагноз: воспаление подъязычной железы. В течение пяти суток она не могла ни есть, ни пить, температура держалась все время около 40 градусов. Шею раздуло, и она стала шире головы, язык опух и стал синим; врач, чтобы как-то облегчить страдания, капал на язык воду. Ксения Александровна почувствовала, что умирает, и послала своей матери Марии Яковлевне записку, прося ее прийти проститься. Но ее не пустили в палату, опасаясь, что заболевание инфекционное, и заведующий больницей сказал: “Если Николай Александрович Семашко подпишет разрешение, то я пущу”. В тот же день Мария Яковлевна нашла доктора Семашко и рассказала ему об умирающей дочери, он тут же написал записку, чтобы ее немедленно пропустили. Все это время Мария Яковлевна обращалась с молитвенной просьбой к отцу Роману. Придя к дочери, она застала ее выздоравливающей. Ксения Александровна рассказала, что в предыдущую ночь ей явился отец Роман. Он шел по воздуху в священническом облачении красного цвета с чашей в руках. Приблизившись, он благословил ее и причастил Святых Таин. С этого времени к ней стали возвращаться силы, и она выздоровела. (Православный церковный календарь за 2005 год. Издание Соловецкой обители.)

МОЛИТЕ БОГА О НАС СВЯТЫЕ УГОДНИКИ БОЖИИ!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

15

Сретение Владимирской иконы Пресвятой Богородицы (1395).
http://s13.radikal.ru/i186/0909/83/96d814ccfdae.jpg

Владимирская икона Божией Матери написана Евангелистом Лукой на доске от стола, за которым трапезовал Спаситель с Пречистой Матерью и праведным Иосифом. Божия Матерь, увидев этот образ, произнесла: "Отныне ублажат Меня все роды. Благодать Рождшегося от Меня и Моя с этой иконой да будет".


В 1131 году икона была прислана на Русь из Константинополя святому князю Мстиславу († 1132, память 15 апреля) и была поставлена в Девичьем монастыре Вышгорода - древнего удельного города святой равноапостольной великой княгини Ольги.
Сын Юрия Долгорукого святой Андрей Боголюбский в 1155 году принес икону во Владимир и поместил в воздвигнутом им знаменитом Успенском соборе. С того времени икона получила именование Владимирской. В 1395 году икону впервые принесли в Москву. Так благословением Божией Матери скрепились духовные узы Византии и Руси - через Киев, Владимир и Москву.
Владимирской иконе Пресвятой Богородицы празднование бывает несколько раз в году (21 мая, 23 июня, 26 августа). Наиболее торжественное празднование совершается 26 августа, установленное в честь сретения Владимирской иконы при перенесении ее из Владимира в Москву. В 1395 году страшный завоеватель хан Тамерлан (Темир-Аксак) достиг пределов рязанских, взял город Елец и, направляясь к Москве, приблизился к берегам Дона. Великий князь Василий Димитриевич вышел с войском к Коломне и остановился на берегу Оки. Он молился святителям Московским и преподобному Сергию о избавлении Отечества и написал митрополиту Московскому, святителю Киприану (память 16 сентября), чтобы наступивший Успенский пост был посвящен усердным молитвам о помиловании и покаянию. Во Владимир, где находилась прославленная чудотворная икона, было послано духовенство. После литургии и молебна в праздник Успения Пресвятой Богородицы духовенство приняло икону и с крестным ходом понесло ее к Москве. Бесчисленное множество народа по обеим сторонам дороги, стоя на коленях, молило: "Матерь Божия, спаси землю Русскую!" В тот самый час, когда жители Москвы встречали икону на Кучковом поле, Тамерлан дремал в своем шатре. Вдруг он увидел во сне великую гору, с вершины которой к нему шли святители с золотыми жезлами, а над ними в лучезарном сиянии явилась Величавая Жена. Она повелела ему оставить пределы России. Проснувшись в трепете, Тамерлан спросил о значении видения. Знающие ответили, что сияющая Жена есть Матерь Божия, великая Защитница христиан. Тогда Тамерлан дал приказ полкам идти обратно. В память чудесного избавления Русской земли от Тамерлана на Кучковом поле, где была встречена икона, построили Сретенский монастырь, а на 26 августа было установлено всероссийское празднование в честь сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы.

Пред Владимирской иконой Матери Божией свершились важнейшие события русской церковной истории: избрание и поставление святителя Ионы - Предстоятеля Автокефальной Русской Церкви (1448 г.), святителя Иова - первого Патриарха Московского и всея Руси (1589 г.), Святейшего Патриарха Тихона (1917 г.). В день празднования в честь Владимирской иконы Божией Матери совершена интронизация Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена - 21 мая/3 июня 1971 г.

Исторические дни 21 мая, 23 июня и 26 августа, связанные с этой святой иконой, стали памятными днями Русской Православной Церкви.
В княжение благоверного великого князя Василия Дмитриевича5, при святейшем митрополите Киприане6, случилось нашествие на землю Российскую агарянского царя (завоевателя монгольского) Тамерлана; сей Тамерлан, поднявшись с востока с великим воинством, покорил много стран и, наконец, приблизился к пределам страны Российской. Подойдя к границам области Рязанской, Тамерлан взял город Елец, пленил князя елецкого и умертвил многих христиан; ибо был ненавистником и грозным преследователем христиан. Тамерлан похвалялся опустошить всю землю российскую и искоренить веру христианскую; сей опустошитель направил путь свой к городу Москве, намереваясь его разрушить.

Когда великий князь Василий Дмитриевич услышал об этом, то собрал своих воинов и направился к городу Коломне. Отправившись отсюда, он остановился на берегу реки Оки и ополчился здесь против неприятеля; Тамерлан же простоял на одном месте пятнадцать дней. Когда великий князь (и все воины христианские) узнал о великой силе нечестивого царя, пришедшего в Россию с многочисленным войском, услышал также и о его злом намерении, то вместе с воинами поднял к небу руки свои и помолился со слезами к Господу и к Пречистой Матери Божией, прося об избавлении от того безбожного агарянина: великий князь призывал на помощь угодников Божиих, святых иерархов Петра и Алексия, преподобного Сергия и прочих российских чудотворцев.

Одновременно с тем великий князь попросил отца своего духовного, преосвященного митрополита Киприана, объявить народу пост с молитвою; великий князь просил также митрополита взять из города Владимира чудотворную икону Матери Божией и принести эту икону в Москву для защиты престольного города российского. Святитель Божий Киприан и ранее помышлял принести в Москву упомянутую честную икону Матери Божией; когда же получил повеление от князя, тогда со усердием возблагодарил Бога за то, что Он вложил в сердце великого князя ту же мысль; единомыслие с великим князем святейший митрополит принял за знамение Божия благоволения и соизволения на то, чтобы чудотворная икона Богоматери была принесена в Москву.

В скором времени после сего митрополит послал во Владимир нарочитых мужей чина духовного, дабы взять там честную икону Богоматери; собрав весь чин духовный и множество народа, святейший митрополит соборно принес молебствие о победе над врагами и заповедал всем пост с молитвою, сам же не отходил от церкви, совершая службы днем и ночью и молясь со слезами о великом князе, о воинах его и о всех православных христианах.

Когда честная икона, взятая в городе Владимире, приближалась к городу Москве, в пятнадцатый день месяца августа, в праздник Успения Пресвятая Богородицы, навстречу ей вышел преосвященный митрополит с прочим чином духовным и со множеством народа. Увидав ту святую икону, все пали на землю и поклонились ей как Самой Пречистой Матери Божией, пришедшей к ним, и с великою радостью приняли ее; взирая на сию икону, все проливали слезы со умилением и молились Богоматери об избавлении от нашествия агарян.

Общая усердная молитва не была напрасною: в тот же день, в который честная икона Пресвятой Богородицы была принесена в Москву, нечестивый царь агарянский Тамерлан пришел в ужас, быв испуган страшным видением во сне, и побежал обратно со всем войском своим, хотя никто его не преследовал.

Видение же было ему такое: он увидал пред собою высокую гору, с верха которой шли святители на него, неся в руках золотые жезлы и угрожая ему; над святителями сими Тамерлан видел в воздухе необычайный свет; видел он также и Царицу некую, стоявшую среди тех святителей в несказанной славе, облеченную в ризу багряную и сиявшую молниеносными лучами ярче солнца. Кругом сей Царицы находилось бесчисленное множество вооруженных воинов, служивших Ей и как бы приготовившихся на войну. Руки Царицы были простерты к небу - Она как бы молилась. Тамерлану казалось, что Царица сия угрожала ему, повелевая отойти от пределов земли Российской и как бы приказывая воинству Своему устремиться на него.

От сего страшного видения Тамерлан пришел в ужас; встав с постели своей, он в страхе закричал:

- Горе мне, ибо я видел страшное зрелище!

И трепетал несчастный, сотрясаясь и стеная, и находился как бы в исступлении.

Спустя некоторое время Тамерлан пришел в себя, позвал князей и военачальников своих и рассказал им все, что видел, трясясь от страха.

Они же, выслушав рассказ Тамерлана и увидав, что он трясся от страха, пришли также в ужас и, недоумевая, спрашивали друг друга:

- Что же будет теперь?

Некоторые же говорили:

- Виденная Царица есть Матерь Бога христианского, Господа Иисуса Христа; несомненно, Она намерена защитить христиан, ибо Она их Помощница и Заступница.

Тамерлан сказал:

- Если христиане имеют такую Помощницу, то мы понапрасну вооружились на них; мы трудимся суетно; ибо если Она пошлет только одного из числа предстоящих Ей, то Она победит нас всех, так что мы не найдем и места, куда мы могли бы убежать.

Таким образом тот нечестивый царь со всем своим воинством агарянским возвратился обратно, убежав со стыдом, ибо агарянам казалось, что многие полки воинов из земли Российской преследовали их; придя от сего в страх и трепет, агаряне давили друг друга, бросали оружие свое и оставляли свою добычу, а также и все, взятое в плен.

Так дарована была православным христианам победа над врагами без боя и поражение без пролития крови, по молитвам Пресвятой Девы Богородицы.

Сие нашествие Тамерлана вместе с агарянами и чудесное изгнание его из пределов земли Российской совершилось в 6903 году от сотворения мира7; с того времени в царствующем городе Москве был установлен праздник в честь сретения иконы Пресвятой Девы Богородицы, именуемой Владимирской8, в незабвенное и благодарственное воспоминание чудесного избавления от агарян, дарованного по заступлению Матери Божией. Да будет и от нас воссылаться всегда Матери Божией вместе с родившимся от Нее Христом Богом честь, слава и поклонение ныне и в бесконечные веки. Аминь.
Тропарь, глас 4:
Днесь светло красуется славнейший град Москва, яко зарю солнечную восприимши, владычице, чудотворную Твою икону, к нейже ныне мы притекающее и молящеся Тебе взываем сице: О пречудная Владычице Богородице, молися из Тебе воплощенному Христу Богу нашему, да избавит град сей, и вся грады и страны христианския невредимы от всех навет вражиих, и спасет душы наша, яко милосерд.
Кондак, глас 8:
Взбранной воеводе победительная яко избавльшеся от злых пришествием Твоего честнаго образа, Владычице Богородице, светло сотворяем празднество сретения Твоего, и обычно зовем ти: радуйся Невесто Неневестная.
АКАФИСТ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p479

Псково-Печерской именуемой "Умиление", иконы Божией Матери (1524).
http://s53.radikal.ru/i142/0909/05/8e3a8dddd795.jpg

в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре совершается празднование Псково-Печерской иконе Божией Матери «Умиление» в память об избавлении Пскова, Острова, Полоцка, Санкт-Петербурга от нашествия наполеоновских войск в 1812 году. Как сообщили в монастыре,  два чтимых списка с этой чудотворной иконы хранятся в главном приделе Успенского собора.

Икона «Умиление» написана иеромонахом Арсением с Владимирского образа Божией Матери. В Печерскую обитель она принесена в игуменство преподобного Корнилия. принесена в Псково-Печерскую обитель псковскими купцами Василием и Феодором около 1521 года. Особенно прославилась чудесными исцелениями в 1524 году

При царе Феодоре Иоанновиче в память о чудесном избавлении в 1581 году города Пскова от осады войск польского короля Стефана Батория икону украсили жемчугом, алмазами, изумрудами, яхонтами и аметистами. Тогда чудотворные иконы Божией Матери «Успениe» и «Умиление» были посланы к защитникам Пскова. Неприятель за пять месяцев осады тридцать раз штурмовал Псковский кремль, но города так и не взял. В память этого события каждый год в седьмую Неделю по Пасхе чудотворную икону «Умиление» носили крестным ходом из Псково-Печерского монастыря в Псков.

В 1997 году традиция крестного хода в седьмую Неделю по Пасхе была возобновлена, только теперь икону носят внутри обители - из Успенского в Михайловский храм и обратно. Такой же крестный ход совершается и осенью, 7/20 октября, на праздник самой иконы.
АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p11729

МАТЕРЬ БОЖИЯ СОХРАНИ НАС ГРЕШНЫХ ПОД ПОКРОВОМ СВОИМ!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(2 Кор. 10, 7-18; Мк. 3, 28-35). "Кто будет хулить Духа Святого, тому не будет прощения вовек". Долго ли попасть в этот страшный грех? Очень не долго; ибо вот какие этого рода грехи: "многое и безмерное упование на благодать Божию; отчаяние или ненадеяние на Божие благоутробие; противоречие явной и утвержденной истине и отвержение православной христианской веры. Иные к этому присоединяют зависть к духовным дарам, которые получает от Бога ближний; упорство в грехе и состарение в злобе; нерадение о покаянии до отшествия от жизни сей" (Правосл. испов. ч. З, вопр. 38). Вот сколько путей! Зайди в который-нибудь из них, уж трудно будет воротиться, так и понесет тебя к пропасти поглощающей. Противление истине начинается малыми сомнениями, возбужденными словом или писанием злым. Оставь их без внимания и врачевания, они заведут к неверию и упорству в нем. До отчаяния тоже доходят незаметно: покаюсь - говорят, и грешат. Так несколько раз; потом, видя, что покаяние не приходит, говорят в себе: так тому и быть, не совладаешь с собою, и предаются греху в полную власть. Собирается бездна грехов, а при этом допускается и бездна противлений явным влечениям Божией благодати. Когда в этом виде придет человек к мысли исправиться, множество грехов подавляет его, а противление благодати отнимает смелость приступить к Господу, и решает: "вящая вина моя, еже оставитися мне". Вот и отчаяние! Берегись начатков неверия и грехолюбия и не попадешь в эту бездну.
******************************************************************************************************************************************
Вифлеемская звезда
"Звезда шла перед ними"
(Мф. 2, 9)
Где же была звезда, пока они оставались во граде Ирода? Неужели она перестала сиять на небе и погасла в ту минуту, как довела их до дворца великого царя?
Нет, звезда оставалась там же, но они потеряли ее из виду. Она была заслонена славою человеческою, высокими зданиями обширного города. Волхвы перестали видеть чудное небесное знамение, которое вело их, когда оно омрачилось мирскою, житейскою тенью. Когда же они вновь оставили за собою все земное, звезда снова явилась им. Она их ждала на чистом небесном своде, и когда их глаза отвернулись от греховного мира, их снова озарило свыше тихое сияние.
Так же бывает, подчас, и с тобою, душа моя. Раздаются твои отчаянные вопли об исчезновении Вифлеемской звезды, тогда как ты сама от нее отвернулась. Звезда осталась на своем месте, но ты потеряла небо из виду. Все суетное, все мирское, земное отуманило твой взор и омрачило славу прежних дней.
Поднимись же выше, и звезда снова воссияет для тебя во всем своем блеске. Чудный свет на востоке будет тебе возвращен, и ты снова познаешь славу, явившуюся тебе в дни твоей юности. Твоя звезда тебя ждет, чтобы вести к яслям Божественного Младенца, и когда ты достигнешь смирения, проявленного в Вифлееме, ты обратишься сама в младенца и будешь иметь сердце ребенка и мудрость зрелости.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:    http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=25#p35179
Исторические события:
В 1395 г. Великая Княгиня Евдокия Московская (супруга св. Великого Князя Димитрия Донского) с сыновьями, митрополитом, духовенством, боярами и множеством собравшихся жителей Москвы встретили чудотворную икону Богоматери на Кучковом поле, которую по совету своей матери Великий Князь Василий Димитриевич повелел перенести из Владимира в Москву. В тот же день и час непобедимый завоеватель Тамерлан, наступавший на Москву, увидел в сонном видении светозарную Жену, окруженную сиянием и множеством молниеносных воинов, грозно устремившихся вперед. Тогда по совету своих наставников Тамерлан отдал приказ своим войскам повернуть от границ Руси
День тезоименитства Царицы Натальи Кирилловны, матери Императора Петра Великого
В 1812 г. произошло Бородинское сражение
В 1859 г. генералом А.И.Барятинским был взят аул Гуниб и пленен вождь кавказских горцев имам Шамиль
В 1870 г. родился писатель Александр Иванович Куприн (умер 25 августа 1938 г.)
В 1914 г. погиб штабс-капитан П.Н. Нестеров, который впервые в истории авиации, в воздушном бою, тараном сбил вражеский самолет
В 1919 г. родился старец архимандрит Кирилл (Павлов)

Слава Богу за все!

0

16

Во славу Божию и на пользу ближним !

9 Сентября  -Память:

Прп. Пимена Великого (ок. 450)
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1988.jpg

Преподобный Пимен был родом египтянин; вместе с своими двумя младшими братьями он ушел в один из общежительных монастырей египетских; здесь вместе с братьями он принял образ иноческий.
Спустя несколько лет после этого, мать сих братьев, по чувству естественной любви матери к детям, отправилась к ним, желая видеть их; однако не могла их видеть и потому встала около храма, в ожидании их прихода в храм на молитву. Когда они направлялись к храму, мать подошла к ним, но они побежали от нее назад, и, войдя в келлию, закрыли от нее двери; подойдя к дверям, она начала стучать и призывать сыновей своих, стоя вне келлии и плача со умилением. Но иноки не только не открывали дверей келлии, но даже ничего не отвечали. Между тем в то время, когда та женщина плакала долгое время, стоя у дверей келлии, авва Анувий, услышав обо всём, вошел иными дверями к инокам и сказал Пимену:

– Что же мы сделаем с этою старицею? Вот она уже долгое время горько плачет, не отходя отсюда.

Тогда Пимен, встав, подошел к дверям и спросил:

– О чем ты плачешь, старица?

Она же, услышав его голос, но не видя его самого, так как двери были затворены, сказала:

– Я хочу видеть вас, дети мои! Не моими ли сосцами я питала вас? Не я ли вырастила вас? И вот ныне я нахожусь уже в преклонных летах; я весьма страдаю сердцем, слыша голос детей своих, но не видя их. Я весьма хочу видеть вас, дети мои, прежде, нежели умру.

Пимен сказал:

Где желаешь ты видеть нас: здесь, или в той, будущей жизни?
Она отвечала:

– Увижу ли я вас там, чада мои, если не буду видеть здесь?

Пимен отвечал:

– Если ты благодушно потерпишь и не увидишь нас здесь, то мы надеемся, что, по человеколюбию Божию, ты непременно увидишь нас там.
Внимая тому, что было сказано, она ответила:

– Действительно, я предпочитаю видеть вас там, нежели здесь.

Потом отошла с великою надеждою, весьма радуясь, ибо желала видеть детей своих лучше в будущей жизни, нежели в жизни временной.

Блаженный Пимен, проводя дни и годы в трудах постнических и непрестанно пребывая в молитвах, преуспевал в добродетелях иноческих и, при помощи Божией, мужественно ополчился на невидимого супостата; он умерщвлял свою плоть, воевавшую на дух, истощал ее, как некоего пленника, великими трудами и покорял ее на служение духу; таким образом, он восшел на вершину бесстрастия и стал славнейшим из всех пустынных отцов, как наиболее совершенный в добродетелях.

Спустя некоторое время правитель страны той пожелал видеть преподобного отца нашего Пимена и послал к нему вестника с просьбою дозволить ему придти к преподобному. Старец же весьма опечалился, размышляя в себе так:

– Если вельможи будут приходить ко мне, дабы оказать мне честь, то и из народа многие будут приходить ко мне и беспокоить меня; они помешают моему безмолвию, и я лишусь благодати смирения, которую я при помощи Божией стяжал с юности великими трудами; тогда я легко могу впасть в гордость.

Рассудив в себе так, преподобный отказался видеть князя и просил его через того же вестника не приходить к нему, – так как, – сказал преподобный, он не увидит его; напротив, отгонит его с места того.

Услыхав такой ответ, князь весьма опечалился и сказал:

– Это за грехи мои я не удостоился видеть человека Божия.

Однако весьма желая видеть как-нибудь святого старца, придумал такую хитрость: взял, как бы за некоторый проступок, сына сестры старца и заключил его в темницу, надеясь, что старец будет ходатайствовать пред ним за своего племянника; таким путем думал он увидать святого. Посему князь сказал своим слугам:

– Если придет авва Пимен, то тотчас же выпущу юношу на свободу; а если не придет, – то не оставлю без наказания провинившегося: ибо проступок его весьма велик.

Когда мать юноши (сестра Пимена) услышала об этом, то тотчас же отправилась в пустыню к брату; придя к его отшельнической келлии, она начала стучать в дверь, слезно моля его пойти к князю и походатайствовать за ее сына, дабы он был освобожден.

Старец же не только не отрыл ей двери, но ничего не ответил.

Однако сестра долгое время продолжала со слезами упрашивать старца, стуча в дверь; но так как она не получила ответа, то начала с укоризнами и гневом говорить старцу:

– Немилосердный, бесчувственный, жестокий, безбожный и зверонравный! Неужели тебя не трогают слезы мои? Ведь сын мой, который у меня только один, находится в смертной опасности!

Старец же послал ученика сказать ей:

– Иди отсюда: Пимен не имеет детей и потому он не печалится.

Сестра возвратилась с горьким плачем, укоряя брата.

Когда князь услышал обо всём происшедшем, то сказал своим друзьям:

– Скажите старцу, – пусть напишет ко мне письмо с ходатайством об освобождении, и тогда я отпущу из темницы племянника его.

И многие советовали старцу написать письмо князю. Старец написал так:

– Прикажи властию своею хорошенько исследовать преступление провинившегося юноши, и если будет найдено что-либо достойное смерти, то пусть он умрет, дабы временною казнию избегнуть мук вечных; если же провинившийся не окажется достойным смерти, то, наказав его, как требует закон, отпусти.

Когда князь прочитал такое послание старца, то удивился уму и добродетели мужа, поняв, что то был истинный угодник Божий; князь отпустил юношу; преподобный же Пимен, избегая скитался по разным странам долгое время. Потом поселился снова в египетской пустыне и пребывал в ней до старости, угождая Богу трудами постническими; и многих иноков отцом был сей святой Пимен.

Поучая учеников своих смиренномудрию, так как и сам был смиренномудр, преподобный приводил ученикам в образец сказание о некоем старце (быть может, о себе самом), говоря так:

– Еще не так давно один монах египтянин жил близ Царьграда на некоем пустынном месте, имея небольшую келлию. Случилось один раз проходить местом тем благочестивому царю Феодосию (Младшему3); услышав об иноке, жившем там, царь оставил всех своих спутников и, приняв вид одного из простых воинов, направился к дверям келлии старца. Когда царь постучал в двери, инок открыл келлию, но не узнал в пришедшем царя, а принял его за простого воина. Сотворив молитву, оба сели. Потом царь спросил:

– Как подвизаются отцы, обитающие в Египте?

– Все молят Бога о спасении нашем.

Осмотрев кругом всю келлию старца, царь не нашел в ней ничего, кроме корзины, висевшей на стене, а в ней немного сухого хлеба; потом сказал старцу:

– Отче! Благослови меня вкусить немного.

И тотчас старец налил воду в сосуд, насыпал соли и положил куски сухого хлеба; и ели оба вместе; затем старец принес кувшин с водою и дал пить царю. После трапезы царь спросил старца:

– Знаешь ли ты, кто я?

Он отвечал:

– Не знаю, господин, Бог знает тебя.

Тогда старец сказал ему:

– Я – царь Феодосий.

И тотчас старец поклонился ему.

Потом царь сказал:

– Блаженны вы, иноки, так как вы свободны от забот суетного мира сего и проводите жизнь безмолвную, заботясь лишь о том, как получить жизнь небесную, вечную и блага небесные. Воистину говорю тебе, что я, рожденный в своем царстве и сейчас состоящий царем, никогда не вкушал с такою сладостью хлеба и не пил воды, как ныне вкусил и пил с большим удовольствием.

Старец же отвечал:

– Это потому, что мы, монахи, вкушаем пищу с молитвою и благословением; по этой причине и самая простая пища бывает вкусною. В ваших же домах приготовление кушаний совершается без молитвы, но со многими ссорами и разговорами праздными; по сей причине ваша пища не получает благословения, которое могло бы усладить ее.

Воздав целование старцу, царь отошел оттуда и с тех пор весьма почитал того монаха.

Между тем старец, боясь погибельного самопревозношения и гордости, дабы не потерять дара смирения своего из-за почитания людского и дабы не лишиться благодати Божией, встав, бежал оттуда и потом опять пришел в Египет.

Такое сказание поведал ученикам своим святой Пимен, желая научить их смирению; этим сказанием святой Пимен хотел научить учеников своих уклоняться от суетных похвал и почестей, которые приносят инокам не пользу, а вред.

Святой Пимен поучал учеников своих и прочим добродетелям; наставления его были всегда действительными, ибо он мог всякого научить пути спасительному; подобно тому как жизнью своею он являл равноангельский образец добродетели, так и слово его было всем на пользу. И приходили к нему не только новоначальные, но и состарившиеся в подвигах иноческих и спрашивали его о том, что полезно для спасения души; все, приходившие к преподобному, получали от него богомудрые и богодухновенные ответы в назидание душ своих; ответы те записывались некими в Отеческие книги.(Священное Предание) Некоторые из этих ответов припомним здесь.

Некто спросил авву Пимена, говоря так:

– Если я увижу брата моего, согрешившего, должен ли я скрыть грех его?

Пимен отвечал:

Если мы скроем грехи братьев наших, то и Бог скроет грехи наши.

Некоторый брат сказал авве Пимену:

– Отче! Я нахожусь в смущении и думаю уйти отсюда.

Старец сказал:

– По какой причине ты хочешь уйти отсюда?

Брат отвечал:

– Я слышу дурные речи об одном из числа здесь живущих братий и соблазняюсь.

Старец сказал:

– То, что ты слышал, неправда.

Брат ответил:

– Воистину, отче, то было правдой, потому что передавший мне о том заслуживает всякого вероятия.

Но старец сказал:

– Нет, передавший тебе не заслуживает веры, ибо, если бы он заслуживал веры, то не передал бы тебе то. Но ты никогда не верь тому, что говорят тебе, если сам не видел того; ибо и Бог, услышав вопль Содомский, не удостоверился, пока не сошел Сам, дабы видеть всё очами Своими: "и сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма; сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю" (Быт.18:20-21).

Брат сказал на это:

– И я, отче, своими собственными глазами видел, как брат тот творил грех.

Услышав это, старец посмотрел на землю; потом, взяв с земли небольшой сучок, сказал брату:

– Что это?

Брат отвечал:

– Это сучок.

Потом старец посмотрел на верх постройки и, указав на бревно, на котором покоилась крыша здания, спросил:

– А это что?

Брат отвечал:

– Это бревно.

И сказал старец брату:

Запомни же в сердце своем, что грехи твои подобны сему бревну, грех же брата, о котором ты говоришь, подобен сему сучку; тогда ты никогда не будешь приходить в смущение и соблазн.
Эти слова святого Пимена слышал авва Сисой, бывший тогда у него: весьма удивившись слышанному, он сказал святому Пимену:

– Как восхвалить тебя, авва Пимен! Поистине слова твои преисполнены благодати и славы, как некий камень драгоценный!

Тогда авва Пимен сказал:

– Сказано: свидетельствуй лишь о том, что видели очи твои. Но я говорю вам, что если вы увидите что и очами своими, не давайте тому веры.
И потом рассказал такой случай.

Некий брат был осмеян бесом таковым призраком: он видел иного брата, творившего грех с женщиною; брат смутился в мыслях и был обуреваем похотью. Подойдя, он толкнул их ногою своею, сказав:

– Оставьте; для чего вы согрешаете?

Но оказалось, что то были снопы пшеницы, а не люди.

Посему, – заключил Пимен, – говорю вам: не давайте веры и тому, что видите очами своими.

Авва Анувий сказал святому Пимену:

– Но какой ответ ты дал бы Богу, если бы ты видел грешника и не обличил бы его?

Пимен сказал на это:

– Я сказал бы Богу так: Господи! Ты повелел: "вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего" (Мф.7:5). Я исполнил повеление Твое.
Потом некий брат спросил авву Пимена, сказав так:

– Отче! Я совершил тяжкий грех. Я хочу провести в покаянии три года. Но достаточно ли трех лет для покаяния?

Старец отвечал:

– Этого много.

Тогда брат сказал:

– Итак ты приказываешь каяться только один год?

На это старец отвечал:

– И этого много.

Когда об этом услышали другие братья, то сказали:

– Следовательно каяться следует не более сорока дней?

Но старец на это сказал:

– И этого много.

И потом прибавил:

– Я думаю, что, если человек покается от всего сердца своего и положит твердое намерение более не возвращаться ко греху, то Бог примет и трехдневное покаяние его.

Иной брат спросил авву Пимена, сказав так:

– Как должно жить человеку?

Старец отвечал:

– Из примера Даниила мы видим, что его не могли оклеветать ни в чем, кроме того, что он служил Господу Богу своему.

Этими словами святой дал понять, что человеку должно жить так, чтобы вся жизнь его была ничем иным, как только служением Господу Богу.

Другой инок спросил:

– Каким образом уберечься мне от козней врага?

Отвечал отец:

– Когда котел, разжигаемый снизу, кипит, то ни муха, ни какое другое насекомое не может коснуться его; когда же он остынет, то на него садятся и мухи, и насекомые. Подобно сему и к иноку, со усердием подвизающемуся в делах добродетели, враг не смеет приступить и увлечь его в свои сети; к человеку же, проводящему жизнь в беспечности и лености, враг приступает с легкостью и увлекает ко греху, как хочет.

Некто спросил старца о том, как можно избавиться от навязывающихся уму злых помыслов. Старец отвечал на это:

– Случай этот подобен человеку, имеющему по левую сторону от себя огонь, а по правую сосуд с водою; если человек загорится от огня, то возьмет воду из сосуда и загасит огонь. Огонь – это помыслы злые, которые враг нашего спасения влагает в сердце человеку, как искру в некую храмину, дабы человек распалился пожеланием греховным; вода же – это молитвенное устремление человеком себя к Богу.

Опять спросил старца Пимена авва Аммон о помыслах злых, исходящих от сердца, и о суетных пожеланиях. И отвечал старец от святого Писания, сказав так:

– Какую славу может получить топор, без секущего им? И может ли хвалиться пила, не имея работника? Так и ты не посылай на помощь злым помыслам своего соизволения, и все эти помыслы рассеются.

Авва Иосиф спросил авву Пимена о посте, сказав так:

– Как подобает поститься?

Старец отвечал:

– Я каждодневно вкушаю немного пищи, не насыщаясь вполне.

Авва Иосиф спросил:

– А когда ты был юношей, то не постился ли ты по два дня?

Отвечал Пимен:

– Поистине постился и не только по два дня, но и по три, и по целой неделе; но святые отцы, испытавшие то и другое, нашли, что лучше вкушать каждодневно, но понемногу; ибо это царский путь (ко спасению), более легкий и удобный, дабы не превозносился ум.

Игумен монастыря Великого спросил авву Пимена, сказав так:

– Каким образом я могу стяжать умиление?

Старец отвечал:

– Разве может быть умиление в том сердце, которое помышляет о сырах, сосудах с маслом и иных житейских делах?

Иной спросил старца:

– Что лучше: говорить, или молчать?

Старец отвечал:

– Кто говорит Бога ради, тот хорошо делает; также и тот, кто молчит Бога ради, хорошо поступает.

Такие мудрые ответы давал старец на вопросы; кроме того в Отечниках находятся многие мудрые изречения святого Пимена. Вот некоторые из них.

Авва Пимен говорил:

– Когда человек намеревается строить дом, то собирает многие предметы, из которых можно построить дом; подобно сему и мы легко созиждем в себе дом духовный, если возьмем по небольшой частице от каждой добродетели.

Сказал еще:

– Человеку необходимо соблюдать три главных правила: бояться Бога, часто молиться и творить добро ближнему.

Говорил также авва Пимен:

– Нестяжание, терпение и рассудительность – вот три основы иноческого жития; ибо написано: если бы нашлись в ней сии три мужа: "Ной, Даниил и Иов, — то они праведностью своею спасли бы только свои души" (Иез.14:14). Ной – образец нестяжательности, Иов – терпения, Даниил же рассудительности; если в иноке окажутся сии три добродетели, то Бог, спасающий Его, возобитает в нем.

Говорил еще старец:

– Если инок возненавидит два предмета, то может быть свободным от соблазнов мира сего.

Брат спросил старца:

– Какие же это предметы?

На это старец ответил:

– Покой плоти и тщеславие.

Потом старец сказал:

– В Евангелии написано: "имеющий одежду, пусть продаст ее и купит нож" (Лк.22:36); это значит: имеющий покой плоти своей, пусть оставит его и начнет проводить жизнь суровую, вступив на путь тесный.

Потом еще сказал:

Когда Давид боролся со львом или медведем, то умерщвлял зверя, взяв его за гортань (1Цар.17:34-35); подобно сему и мы с Божиею помощью победим льва, – диавола и медведя, – плоть нашу, если наложим узду воздержания на гортань и чрево наше.

Еще старец сказал:

– Если бы Навузардан, – начальник над поварами царя вавилонского, не пришел в Иерусалим, храм Господень не был бы сожжен; подобно сему и в нас не воспалится огонь вожделения греховного, а также и ум наш, борющийся со врагом, никогда не потерпит поражения, – если мы не будем преданы объедению и неге.

Говорил еще старец:

– Подобно тому, как пчелы бегут от дыма, позволяя людям пользоваться сладкими плодами их работы, так покоем тела отгоняется от души нашей страх Господень и она (душа лишается всякого доброго дела.

Затем еще сказал:

– Подобно тому, как всякий оруженосец царский стоит близ царя, будучи всегда готовым к защите его, так и душе нашей должно быть всегда готовой на борьбу с бесом блудодеяния.

Однажды авва Пимен услышал о брате некоем, постившемся по шести дней и вкушавшему немного пищи только на седьмой день, но вместе с тем гневавшемся на брата своего, Авва Пимен сказал о таковом:

– Научился поститься шесть дней, а от гнева не может воздержаться и один день.

Пресвитер одного монастыря, услыхав о неких братиях, ходивших часто в город, мывшихся в бане, не прилежавших к спасению своему, – разгневался на них и, придя в монастырь, снял с них одеяние монашеское; но потом раскаялся, пошел к авве Пимену и рассказал ему о всем, что он сделал с теми братьями. Старец же сказал ему:

– Не имеешь ли и ты в себе чего-либо от ветхого человека; или, быть может, ты окончательно совлекся его?

Пресвитер услышав от старца такие слова, умилился, призвал тех братий, которых огорчил, раскаялся им и снова облек их в одеяние монашеское.

Однажды пришел к авве Пимену авва Исаак и, увидав, что он возливал на ноги свои небольшое количество воды, сказал ему:

– Как жестоко иные удручают тело свое!

Старец же сказал ему:

– Мы не научены быть телоубийцами.

И потом сказал:

– Бывает иногда, что человек кажется молчащим: но если сердце его осуждает других, то он говорит всегда. И есть такие, которые с утра до вечера говорят языком, но в то же время соблюдают молчание (ибо не осуждающий ближнего – то же, что молчащий).

Авва Иосиф рассказал, повествуя так:

– Когда однажды мы сидели у аввы Пимена, среди нас был юный брат Агафон; желая что-то сказать сему Агафону, старец (Пимен) назвал его аввою, сказав так:

– Авва Агафон.

Но мы сказали старцу:

– Этот брат еще юн; почему ты называешь его аввою?

Старец же отвечал:

– Уста его молчаливые заставляют меня называть его аввою.

Потом говорил еще авва Пимен:

– Брат, находящийся вместе с ближним своим, должен уподобиться истукану каменному; будучи обижаем, он не должен гневаться; будучи хвалим, он не должен превозноситься.

Еще сказал:

– Злом никогда не победить зла; если кто-либо причиняет  тебе зло, то окажи таковому добро; тогда твоя добродетель препобедит его злобу.

Этой добродетели (как и другим добродетелям) преподобный Пимен поучал и самым делом; ибо до его прибытия из скита в Египет, в Египте жил некий старец, почитаемый всеми. Когда на то место пришел авва Пимен, то многие, оставив того старца, начали приходит к Пимену; по сей причине тот старец начал гневаться на пришедшего авву (Пимена), стал завидовать ему и говорить о нем дурное. Когда авва Пимен услыхал об этом, то опечалился и сказал своим братиям:

– Что теперь делать нам, ибо люди эти повергли нас в скорбь, оставив столь святого и добродетельного старца и прийдя к нам, незначащим ничего? Каким образом мы устраним гнев великого отца того? Приготовим немного пищи, возьмем немного вина, пойдем к старцу, вкусим с ним; бить может таким образом мы умилостивим сердце его.

Взяв немного пищи и вина, они отправились к тому старцу и постучали в двери келлии его. Ученик того старца, услышав стук, спросил:

– Кто это?

Ему ответили:

– Скажи авве твоему, что Пимен с братиею своею пришел, дабы принять от твоего аввы благословение.

Ученик пошел и рассказал об этом старцу. Старец же, выслушав сказал:

– Пойди и скажи им: идите отсюда, ибо у меня нет времени видеть вас.

Когда ученик сказал так пришедшим, то сии последние ответили ему:

– Мы не уйдем отсюда до тех пор, пока не сподобимся поклониться старцу.

И стояли на зное солнечном при дверях келлии.

Видя смирение и терпение пришедших, старец умилился, открыл им двери и принял их с лобзанием; севши, все беседовали с любовью и вкусили принесенного. Потом старец тот сказал:

– Поистине не только справедливо то, что я слышал о вас, но я вижу в вас добрые дела во сто крат большие.

С того времени старец стал миролюбиво относиться к авве Пимену.

Так умел преподобный Пимен устранят злобу враждующего на него  и давал пример этого другим.

Преподобный Пимен умел врачевать иных и молчанием своим, как словом.

Однажды пресвитеры страны той посетили монастырь, в котором пребывал преподобный; авва Анувий, желая хотя несколько угостить их, вошел к преподобному Пимену и сказал ему об этом. Однако Пимен не дал ответа, но пребывал в молчании долгое время; и отошел от него авва Анувий с печалью.

Потом братия, бывшие у него, спросили его (авву Пимена):

– Почему ты не дал ответа авве Анувию?

Старец же отвечал им:

– Я не имел для сего орудия (т.е. языка); ибо я мертв; мертвый же не говорит; посему не считайте меня пребывающим с вами.

Так поступил старец для того, чтобы его не звали к тем новопришедшим братиям на трапезу; ибо о нем повествуют и сие, что, когда братия призывали его вкусить вместе с ними пищу, он шел с плачем, как бы нехотя; ибо не желал насыщать чрева своего, но вместе с тем не хотел ослушаться братий, дабы не огорчить их.

Некий инок, услышав о добродетельном житии преподобного Пимена, пришел к нему из далекой страны, дабы видеть его и поучиться от него; старец принял инока с честью; облобызав друг друга, сели; инок начал беседовать со старцем от божественного Писания, о вещах трудноуразумеваемых, о которых говорится в Писании, и о предметах небесных. Отец же Пимен, отвернув лицо свое, молчал и не давал никакого ответа пришельцу. Инок тот долгое время говорил от Писания, но не получал ответа от старца, ибо он молчал; потом инок вышел из келлии с печалью и сказал ученику старца:

– Понапрасну я предпринял столь великий и трудный путь: я пришел сюда ради него (аввы Пимена), но он не сказал мне ни одного слова.

Потом, войдя к старцу, тот ученик сказал ему:

– Отче! Ради тебя пришел сей честный муж, славный среди иноков страны своей: почему же ты не сказал ему ничего?

Старец отвечал:

– Он от вышних, – и говорить о предметах небесных, а я от нижних, – и могу говорить только о земном. Если бы брат, пришедший к нам, говорил о душевных страстях, о плотских немощах, то я отвечал бы ему; а так как он говорит о предметах небесных, то о них я ничего не могу сказать.

Ученик, выйдя от старца, пошел к тому иноку и сказал ему:

– Знай, отче, что старец неохотно беседует от божественного Писания, но если кто-либо начинает говорить с ним о страстях душевных, тогда старец отвечает.

Умилившись, инок тот вошел к старцу и спросил его:

– Авво! Что делать мне, ибо я во власти страстей?

Тогда, посмотрев на него с радостным лицом, старец сказал:

– Хорошо сделал ты, что пришел; теперь я открою уста свои и наполню их благими речами.

И беседовал с ним достаточное время о том, как побеждать восстающие на нас похоти. Весьма насладившись богодухновенными словами старца, инок тот возблагодарил Бога за то, что Он сподобил его видеть такового старца и слышать его беседу; и возвратился к своим, радуясь, что получил великую пользу для души.

Потом иной инок, авва Исаак, пришел к отцу Пимену и нашел его сидящим молча и как бы находящимся в исступлении. Подождав достаточное время, но не видя, чтобы старец пришел в себя, инок тот сделал земной поклон старцу, сказав:

– Скажи мне, отче, где был ты умом своим?

Он же, был вынужден на ответ усиленною просьбою, ответил:

– Мой ум был там, где плакала Пречистая Дева Мария Богородица, стоя при кресте; и я хотел бы так всегда плакать.

Таковой великий в отцах, преподобный Пимен, изучивший всякую добродетель, приносивший пользу всем как житием, так и словом своим, имел столь великое смирение во уме своем, что часто со вздохом говорил:

– Я буду брошен на то место, куда будет брошен сатана!

Однако Господь вознес смиренного раба Своего в места, где пребывают святые ангелы, в селения праведных и преподобных; Господь вселил его, после земной, исполненной многих лет жизни, в обители небесные, где лета не кончаются; там все святые, предстоя престолу славы Божией, всегда славят Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого Бога в Троице, Которому и от нас, грешных, воссылается слава, ныне, всегда и в бесконечные веки. Аминь.
Тропарь, глас 8:
Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Пимене отче наш, моли Христа Бога, спастися душам нашым.
Кондак, глас 4:
Светлых подвиг твоих, преподобне отче, наста днесь святая память твоя, душы благочестивых веселящи, Пимене богомудре, отче наш преподобне.

Свт. Осии исп., еп. Кордувийского (359)
Сей преподобный, удалившись от мирских удовольствий и, украсив себя всякими добродетелями, поставлен был на кафедру епископа города Кордубы. Святитель Осия исповедник более 60-ти лет был епископом в городе Кордова (Испания) в IV веке. Святой благоверный царь Константин Великий (306-337) глубоко почитал его и сделал приближенным советником. Святитель настоял, чтобы святой Константин созвал I Вселенский Собор в Никее в 325 году, Ревнуя о православной вере, он отправился на первый вселенский Собор, чтобы обличить безумие Ария и уничтожить его душевредную ересь , и первый подписался под определениями Вселенского  Собора, когда все собрались на этот Собор, то он своими обличениями досаждал Арию и многим другим. По прошествию времени ,После того, как православные епископы были удалены сыном императора Константина , арианином Констанцием со своих кафедр за то, что не принимали участия в изгнании Афанасия Великого (архиепископ александрийский, славный защитник православного учения о Сыне Божием против лжеучения Ария) и не стали причастными лжеучению Ария, то и он был сослан в ссылку, где, перенесши множество страданий, скончался . (Преподобный Осия в 355 году был сослан императором Констанцием за защиту св. Афанасия в Сирмий. Угрозами, темницею и насилиями он принужден был подписать арианское исповедание 2-го Сирмийского собора 357 года и, возвращенный затем в Кордову, скончался в 359 г.,  но перед смертью предал арианство снова анафеме.)

Свт. Ливерия исп. папы Римского (366)
Святой Ливерий вступил на престол епископский поле папы Иулия. С самого начала своего правления он был ревностным поборником православия и постоянным защитником святого Афанасия александрийского, боровшегося против ариан. Император Констанция (склонившийся на сторону ариан) ни угрозами, ни ласками, ни через своих приближенных, ни сам лично не мог принудить святого Ливерия к осуждению святого Афанасия, следовательно, и православия; за такую твердость в православии Ливерий был отправлен в ссылку в Берию, – во Фракию. Но когда император Констанций был в Риме, народ, уважавший и любивший своего архипастыря, испросил у императора возвращение папы Ливерия в Рим. Однако прежде возвращения в Рим Ливерий был вызван на третий сирмийский собор (полуарианский), где принужден был подписаться под определением сего собора. После сего только, получив позволение возвратиться в Рим, Ливерий возвратился туда после двухлетней ссылки. Но потом Ливерий принес глубокое раскаяние в своем поступке (выразившемся в подписании определения третьего сирмийского полуарианского собора), по примеру святого Апостола Петра, который искренним раскаянием загладил свое отречение от Господа. В Риме Ливерий много потрудился  для утверждения Православия. Скончался мирно в 366 г.

Прп. Пимена Палестинского (ок. 602)
Святые отцы Софроний и Иоанн записали о сем святом Пимене в своей книге* так:   (* Разумеется Лимонарь (или Лук духовный), т.е. собрание назидательных рассказов о подвигах отшельников (гл. 167).
– Авва Агафоник, игумен лавры преподобного отца нашего Саввы ( Обитель св. Саввы основана преподобным Саввою Освященным в VI в. Обитель эта замечательна как колыбель иерусалимского устава, принятого потом всеми палестинскими монастырями. Иерусалимский устав был также принят потом почти повсеместно и у нас на Руси с XIV века.), поведал нам, – повествуют они, – следующее:
– Я шел, – рассказывал авва Агафоник, – однажды в пустыню Руву к авве Пимену, жившему в пещере и питавшемуся кореньями. Найдя его, я поведал ему о мыслях своих и, так как был уже вечер, то он оставил меня одного на ночь в пещере, а сам ушел в другую пещеру. В эту ночь было очень холодно, и я очень страдал от стужи. Утром следующего дня старец пришел ко мне и спросил меня:
– Как провел эту ночь ты, сын мой?
– Я, – повествует авва Агафоник, – отвечал ему:
– Прости меня, отче! Всю эту ночь я очень страдал от холода.
Он же сказал мне:
– Говорю тебе правду, сын мой, – я нисколько не пострадал от холода.
– Услышав это (рассказывает Агафоник), я весьма удивился, так как старец был нагим; потом спросил его, сказав так:
– Яви любовь мне, отче, – расскажи, почему ты не пострадал от холода, будучи нагим?
И отвечал мне старец:
– Пришел лев, лег около меня и согрел тело мое; однако знай, сын мой, что я буду съеден зверями.
Тогда я спросил его:
– По какой причине ты, отче, будешь съеден зверями?
На это старец ответил мне:
– Когда я жил в мире на родине моей (оба они происходили из Галатии, то я был пастухом овец; однажды, когда я пас овец, мимо моего стада проходил некоторый муж; мои псы напали на него и растерзали. Я мог спасти его от псов, но не сделал этого. И узнал я, по откровению Божию, что и я должен умереть такою же смертью, – именно буду растерзан зверями.
Об этом рассказал преподобный Пимен авве Агафонику; и действительно случилось так, как сказал он; ибо спустя три года стало известно, что пустынножитель Пимен был съеден зверями. Душа же его святая сопричтена к лику отцов преподобных по милосердию Господа нашего Иисуса Христа, Коему воссылается слава вечно.

Прпп. сщмч. Кукши и ученика его мч. Никона и прп. Пимена постника, Печерских (после 1114).
http://s11.radikal.ru/i184/0909/2b/6152fa11560f.jpg

Не место многим словам там, где дела представляют ясное свидетельство, как это можно сказать о сих блаженных; ибо блаженный священномученик Кукша, – один из отцов святого печерского монастыря, – был всем известен, так как крестил вятичей, – помраченных ранее неверием, и просветил многих верою. Вятичи, среди которых проповедовал и принял кончину преподобный священномученик Кукша, жили по реке Оке, занимали местность Орловской и Калужской областей. Они были язычниками. Преподобный Нестор Летописец (память 27 октября), описывая вятичей, возмущался их гнусными обычаями и добавлял, что они так живут "даже и до нынешнего дня", оставаясь незнакомыми с Законом Божиим и творя свой закон. Преподобный священномученик Кукша проповедовал у вятичей во времена святителя Феоктиста, епископа Черниговского (1113-1123; память 5 августа)
Святой Кукша сотворил много преславных чудес, – изгонял бесов, низвел дождь с неба, осушил озеро, сотворил много и других удивительных чудес. Наконец, после многих мучений был усечен неверными (вятичами-язычниками ) вместе с учеником своим.
В то же время в печерском монастыре подвизался блаженный Пимен постник, угождая Богу; за свое великое пощение и труды он получил от Бога столь великий дар, что прославился не только исцелением больных, но и предвидением будущего и совершающегося в отдаленных и неизвестных местах. Сей святой Пимен исцелял многих болящих, пророчествовал многое и предузнал о своем отшествии ко Господу за два года до кончины. Святой Пимен, прозрев усечение блаженного Кукши, находившегося вдали от него, громогласно возгласил среди церкви печерской:
– Брат наш Кукша в нынешний день умерщвлен!
Сказав сие, Пимен преставился в один день с святым Кукшею и учеником его.
Таким образом сии трое вместе получили тройственную радость, которую око не видело, ухо не слышало и которая не восходила на сердце человеку (ср. 1Кор.2:9); сию радость приготовил Бог, Единый в Троице, для всех, любящих Его: Ему воссылается слава, ныне, всегда и в бесконечные веки. Аминь.
Тропарь Кукше, сщмч. и Пимену постнику, Печерским, в Ближних пещерах
Мученическою кровию, священне Кукше, /
в проповеди Евангелия со учеником ти, блаженным Никоном, честне украсивыйся, /
и Пимене, в постничестве светозарно просиявый, /
в един день и час внидосте в свет незаходимый, /
идеже молитеся Господеви, /
да подаст нам велию милость.

Прп. Саввы Венефальского. Мц. Анфисы Новой.
Преподобный Савва, жил в Венефалех. Местность сия и время жизни преподобного Саввы неизвестны.
  Святая мученица Анфиса, за исповедание имени Христова была брошенна  в колодезь. Время ее подвигов и место ее кончины неизвестны.
......

0

17

.....................продолжение от 9 сентября
новомученики:
Свщмч. Михаила Воскресенского пресвитера и с ним 28-ми мучеников (1918)

Где изобилует грех, там преизобилует благодать," говорит слово Божие. Когда-то село Бортсурманы, расположенное в Нижегородской епархии, называлось Никольским. Но с XVII века, как повествует предание, прилепилась к его жителям кличка: басурманы. В те времена управляющий имением был человек жестокий. И вот два брата сговорились его убить. Управляющего почитали в селе колдуном, и кто-то сказал братьям, что нельзя убить колдуна, как только в Пасхальную ночь, между заутреней и обедней, и ничем иным, как задней осью колеса телеги.
     И сговорились они совершить это дело в ближайшую Пасху. За добрым делом находишься, а худое само при дороге лежит. Пришла светозарная Пасхальная ночь. Братья притаились на паперти и ждали выхода управляющего. И только он вышел — ударили его в темноте, но удар получился слабым.
     В смертельном страхе управляющий бросился бежать. Братья догнали его и убили.
     Мигом разнеслась весть по селу. Перед обедней, когда крестьяне собрались, барин их укорил: «Басурманы! В светлое Христово Воскресенье, когда мы говорим «Христос воскрес», вы человека убили... Басурманин — и тот того не сделает, что вы сделали!..»
     С той поры и стало село так называться, но смягченно, как бы и не о том — Бортсурманы.
     Говорят, впрочем, что жители его некогда занимались бортничеством — отсюда и название.
     Здесь затеплился и запылал пламенем божественной любви и благодати великий подвижник веры и благочестия священник Алексей Бортсурманский, по молитвам которого многие и до сего дня получают исцеления.
     Здесь в 1918 году мученически окончил свои дни священник Михаил Воскресенский.
     Священник Михаил Григорьевич Воскресенский родился в 1883 году в селе Теплый Стан в семье станового пристава Григория Дмитриевича Воскресенского. Дед о. Михаила был настоятелем храма в селе Порецком и преподавал Закон Божий в школе. Здесь учился будущий тесть о. Михаила Иван Данилович. Однажды уже после смерти, о. Дмитрий явился ему. Иван Данилович почел это явление за особое предзнаменование, и когда много лет спустя, внук о. Дмитрия — Михаил попросил в жены его дочь Марию, он без раздумий согласился.
http://s52.radikal.ru/i138/0909/e1/04240ab55c41.jpgсвященник Михаил с семьей
     В Бортсурманах о. Михаил служил с 1910 года. Прихожане любили его за доброту, благочестие и за безупречное исполнение пастырских обязанностей.
     Пришел 1917 год — начало открытого гонения на Церковь. За полгода своего жестокого правления большевики враждебно настроили против себя население страны. Повсюду поднимались восстания. Летом 1918 года по реке Суре отступала группа войск Колчака. Жители города Курмыша подняли восстание, чтобы или освободиться от большевистского плена, или присоединиться к отступавшим войскам.
     Восстание возглавил директор местного банка Совернин. Горожане разоружили стоявшую в городе красноармейскую роту, посадили солдат под замок, строго приказав случившимся тут жителям села Бортсурманы Николаю Мигунову и Николаю Небасову стеречь пленников, не давая им ни есть, ни пить, но те кормили и поили их, почти ни в чем не стесняя.
     Карательный отряд, выступивший на подавление сопротивления, почти весь состоял из латышей. Возглавлял его некий Гарин, выходец из дворян Нижегородской губернии. Где бы ни проходил он, повсюду мучили и убивали священников!
     По Бортсурманам пронесся слух, что каратели всех истребят. Поплыл, как призыв, как погребальный звон, голос колокола. Это звонил крестьянин по прозвищу Еленя, который умел и любил звонить.
     И колокол был здесь особый, крестьянский, отлитый на их средства; привезли они его сюда сами, впрягаясь в упряжь, не доверяя церковного дела бессловесным животным; была установлена очередность, и крестьяне менялись, чтобы всем досталось везти звонкого проповедника.
     И теперь стоял на колокольне Еленя, звонил и звонил — и разносился округ звон сильный, набатный. С тревогой слушали люди безвременный звон.
     Отца Михаила в это время в селе не было, он уехал в соседнюю Козловку причащать старика.
     Отряд карателей расположился на горе против села. Они тоже слушали этот звон, чувствуя, что никак он не может подавать свой голос за них, иноверцев и безбожников. И выставили они против села орудие, намереваясь сжечь Бортсурманы.
     Так бы оно, вероятно, и произошло, если бы в плен к ним не попал почтальон.
     — Бортсурманы окопаны? — спросил его Гарин.
     — Никаких окопов нет, — ответил тот.
     — Нет, врешь, окопаны!— наступал Гарин.
     — Да нет никаких окопов,— настаивал почтальон.
     Наконец решили послать двух разведчиков. На самом въезде в село встретили мужика, который мирно пахал землю.
     Как расположить мужика, красноармейцы знали, сами были когда-то крестьянами. Один впряг в крестьянский плуг свою лошадь и начал пахать, другой расспрашивал о жителях села, кто где живет и как пройти. Составился целый список. Каратели той же ночью въехали в село и приступили к арестам.
     Арестованных сводили в здание волостного правления.
     Поздно ночью о. Михаил возвращался домой. На окраине села путь ему преградили каратели.
     — Кто идет?
     — Священник,— ответил о. Михаил.
     Этого было достаточно.
     — Давай убьем его,— услышал о. Михаил.
     — Успеем еще,— ответил другой. Его пропустили, и он поехал домой.
     А в это же самое время другие каратели пришли к нему в дом, чтобы арестовать его, но не застали и ушли.
     Войдя в дом, понял священник, какой ему готовится жребий, но бежать не стал.
     Вскоре пришли арестовать его.
     Матушка пошла за ними, чтобы передать чапан для тепла.
     — Ему и без чапана будет жарко,— ответили ей.
     Решение уже было принято — всех арестованных казнить; всю ночь их избивали. С особенной жестокостью мучили о. Михаила.
     Вины за о. Михаилом не было, и мучители обвиняли его в том, что он велел звонить в колокол и ждал с радостью отряд Колчака.
     Вместе со священником был арестован чтец Евлампий Павлович Николаев. Родом с Ильиной горы, некоторое время он был писарем в соседнем селе и приходился родственником о. Михаилу. Когда-то о. Михаил пригласил его в Бортсурманы церковным чтецом, теперь он разделил с ним мученическую кончину.
     Среди крестьян были арестованы Николай Мигунов и Николай Небасов.
     Чтобы не вызвать среди жителей села возмущение, палачи объявили, что все арестованные будут отправлены в Курмыш для суда. Однако страстотерпцы знали об уготованной им участи и готовились к смерти, каясь и исповедуясь.
     27 августа/9 сентября перед полуднем колонна из тридцати человек в сопровождении карателей двинулась по Курмышской дороге.
     Отец Михаил шел впереди и громко пел погребальные песнопения, а вместе с ним прихожане.
     Так прошли пять километров и дошли до овражного места, называвшегося Степанихой. Здесь всем было велено выстроиться в один ряд, палачи встали напротив.
     Отец Михаил опустился на колени и с воздетыми руками молился Богу. Ни одна из шестнадцати попавших в него пуль не смогла оборвать его жизнь. Это было явным знамением чуда, и тогда один из палачей подошел к священномученику и заколол его в сердце штыком.
     Из тридцати человек только один остался в живых — Иван Петрович Курепин. Он и рассказал о подробностях мученической кончины священника, церковного чтеца и двадцати семи крестьян.

     После убийства каратели послали одного из местных жителей в Бортсурманы сказать, чтобы забирали тела или закапывали здесь — все должны быть похоронены к вечеру. Крестьяне приехали на подводах и забрали всех, а на месте расстрела поставили крест с надписью.
     Вечером все убитые были похоронены в пяти братских могилах. У трех из них не было в селе родственников, и гробы сделать им не успели. Это — священномученик Михаил, чтец Евлампий и волостной писарь.
     Гробом священномученику послужили гробы его прихожан, на которые он был положен и которыми окружен — Николая Мигунова, Николая Небасова, Николая Мигунова другого и раба Божия, имя которого неизвестно.
     Дом священника был карателями разграблен. Вскоре после мученической кончины мужа матушка написала властям в Москву, спрашивая, за что убили ее мужа-священника. Из Москвы пришел ответ, что муж ее пострадал безвинно.
     Но не насытились убийцы этими жертвами и жаждали новых.

Свщмч. Стефана Немкова пресвитера и с ним 18-ти мучеников (1918).
     Священник Стефан Немков, друг священномученика Михаила, служил в селе Деяново, неподалеку от Бортсурман.
     Остановившись в селе, каратели Гарина избирали жертвы, хотя и не было здесь участников крестьянского сопротивления.
     За день до мученической кончины о. Стефана к нему в дом явились двое красноармейцев. Священник принял их с любовью и накормил обедом.
     Во время обеда стали они уговаривать священника:
     — Батюшка, скройся куда-нибудь, а то вас всех расстреляют.
     Ничто не дрогнуло в душе священника. С просветленным лицом он встал из-за стола и, широким жестом показав на пятиглавый храм Святой Троицы, сказал:
     — Вон, видите, Троица. Я от нее никуда не пойду. Господь наш Иисус Христос не прятался и не скрывался, и я не буду.
     К вечеру он был арестован, а с ним восемнадцать крестьян. Матушка его, Анна, собрала в дорогу котомку, но он ничего не взял.
     Арестованных привели в здание школы и долго били. Особенно жестоко избивали и глумились над священником, которому перед казнью остригли волосы.
     В воскресенье после полудня крестьян и священника вывели из Деянова и повели в сторону села Мальцева.
     Дойдя до оврага, палачи приказали арестованным выстроиться в ряд и затем расстреляли из пулемета.
     Отца Стефана казнили отдельно — выстрелом в голову. Но он не был убит, и убийца заколол его штыком.
     Все страстотерпцы были похоронены в общих могилах, кроме священника, который был погребен отдельно в центре кладбища.
     На третий день Евгения Федоровна Хорина собрала верующих девушек, и они, взяв короб, пошли на место расстрела, чтобы собрать мученическую кровь и частицы. Затем сложили все найденное в короб, вырыли на месте убиения яму и вложили туда короб с останками.
     Впоследствии на этом месте был поставлен крест и служились панихиды.
     Начальник отряда Гарин вскоре был убит самими карателями.
     Священник Владимир Карпинский поступил служить в село Деяново после кончины о. Стефана.
     На Пасху 1923 года местный коммунист Голопупов, по прозвищу Васька-татарин, задумал дерзкое убийство священника.
     До начала крестного хода, когда все были в храме, он прокрался на колокольню и здесь затаился, ожидая полуночи.
     В церкви кончилась вечерня. Крестный ход, освещаемый сотнями горящих свечей, начал свой обход вокруг храма, и понеслось над ним стройное пение «Воскресение Твое Христе Спасе, Ангели поют на Небесех...»
     Светлая лента плывет, приближается, достигает входа в храм и останавливается: двери затворены.
     «...И нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити»,— поет хор.
     «Слава святей и единосущней, и животворящей, и нераздельней Троице...» — слышит убийца ясный возглас о. Владимира.
     — Христос воскресе!— возгласил громко священник.
     Звук ответа смешался с громом выстрела.
     «Воистину воскресе!» — священноисповедник услышал уже не от своих прихожан, не в земной церкви, а в церкви небесной, с Ангелами, поющими Воскресение Христово на небесах.
     Отец Сергий был последним священником, служившим в селе Деяново перед закрытием храма в 1937 году. Это был еще молодой священник родом из Сергача.
     Во время гонений в тридцатых годах власти отобрали у него дом и выгнали с семьей на улицу. Они поселились в сторожке, но и оттуда их выгнали, и вскоре о. Сергия арестовали.
     Вместе с о. Сергием был арестован псаломщик Иоанн Осипович Тарутанов. Оба они исповедниками скончались в заключении.
     После кончины бортсурманского священника о. Михаила церковным старостой в храме, стал Алексей Михайлович Мигунов. У него была жена Ирина. Эта богобоязненная женщина в годы самых лютых гонений проповедовала слово Божие.
     В середине тридцатых годов перед Пасхой в Бортсурманах был арестован священник.
     Прихожане отправились в село Майданы просить священника отслужить у них Пасхальную службу. В Майданах в то время было два священника — о. Григорий и о. Вячеслав Леонтьев, только что вернувшийся из заключения. Один из священников согласился. Надо было теперь добиваться разрешения местных властей.
     Сельсовет, зная, что церковная касса пуста, потребовал за разрешение Пасхальной службы триста рублей, а иначе служить не давал.
     В селе жила Мария Шипилова, дочь помещика, а теперь из беднейших в селе, она жила с дочерью, и все ее состояние составляла корова, которая кормила их в эти голодные годы. Узнав, что сельсовет за Пасхальную службу требует денег, она продала корову и отдала деньги.
     Власти разрешили службу в храме, но Марию арестовали и выслали в Караганду, где она вскоре тяжело заболела и скончалась.
     После ареста Марии был арестован староста храма Алексей и его жена Ирина. Оба скончались в заключении.
(Составлено по воспоминаниям Ивана Тюрина, Василия Иванова, Дмитрия и Евгения Хориных, Анны Челеевой. Еженедельник ВЧК.)

Свщмчч. Иоанна Смирнова пресвитера (1937).
http://s47.radikal.ru/i117/0909/ad/59827a9cbbea.jpg

Священномученик Иоанн родился 20 марта 1873 года в селе Высоком Михайловского уезда Рязанской губернии в семье псаломщика Алексия Смирнова, все пятеро сыновей которого стали священниками.

Иван Алексеевич окончил Рязанскую Духовную семинарию и в 1904 году был рукоположен во священника к Зарайскому Никольскому собору. В Зарайске отец Иоанн поселился с семьей в деревянном доме на территории городского кремля. В соборе в то время находилась знаменитая чудотворная икона Николы Зарайского. Прославленная многочисленными чудесами, она привлекала к себе множество богомольцев со всех концов России. В храм стекались щедрые пожертвования благодарных почитателей великого угодника Божия. Здесь хранились старинные рукописные и старопечатные богослужебные книги, серебряная и золотая утварь — вклады великих князей, знатных воевод и бояр. В теплое время года отец Иоанн служил в летнем Никольском соборе, в холодное — в зимнем Иоанно-Предтеченском храме. На торжественные богослужения собиралось до тысячи богомольцев. Отец Иоанн, явивший себя ревностным пастырем, был назначен настоятелем Никольского собора, возведен в сан протоиерея, назначен благочинным церквей Зарайского округа и награжден в 1930 году митрой.

В 1922 году из церквей города были изъяты многие ценные вещи и иконы. Некоторые из них тогда удалось спасти от уничтожения. По предложению директора краеведческого музея и члена церковного совета И. П. Перлова часть драгоценной церковной утвари и древние рукописные печатные книги были переданы на хранение в музей.

В 1928 году по распоряжению властей были закрыты Никольский собор и Иоанно-Предтеченская церковь. Протоиерей Иоанн был назначен служить в Спасо-Преображенскую церковь в том же городе, и стал хлопотать об открытии собора, начав сбор подписей верующих под ходатайством об оставлении собора в качестве действующей церкви. Власти эти хлопоты священника и прихожан представили в обвинительном заключении таким образом: «В Коломенский окружной отдел ОГПУ поступили сведения о том, что группировка церковников, бывших людей и торговцев распространяла среди населения города и деревни контрреволюционные слухи о скорой гибели советской власти и подготовляла массовое выступление против закрытия собора.
Контрреволюционная деятельность вышеуказанной группы берет свое начало с момента закрытия собора в городе Зарайске. Вопрос закрытия собора обсуждался на всех собраниях предприятий, и было вынесено решение ходатайствовать перед высшей властью о предоставлении собора под клуб. Просьба рабочих ВЦИКом была удовлетворена, и собор подлежал изъятию.
Незначительная отсталая часть рабочих в связи с закрытием собора стала проявлять недовольство властью. Этим моментом воспользовались церковники, повели среди верующих антисоветскую агитацию за удержание собора. По инициативе попа Смирнова несколько раз созывался церковный совет. Еще не имея точных сведений о его закрытии, решили на первом собрании верующих общины, в которую входили исключительно бывшие люди, бывшие и настоящие торговцы города Зарайска, женщины и мужчины окружающих деревень престарелых возрастов, сделать информацию.
Сделав информацию о предполагаемом закрытии собора, вышеупомянутая группа стала проводить закрытую контрреволюционную агитацию среди городского и деревенского населения, например: в мае 1928 года по инициативе попа Смирнова и церковного совета в соборе была проведена антисоветская агитация за удержание собора путем бесплатной раздачи портретов Николая Чудотворца, с указанием, сколько лет иконе и сколько времени она находится в соборе.
Для лучшей агитации среди населения в летние месяцы 1928 года по инициативе попа Смирнова и членов церковного совета соборная икона чудотворца Николая носилась по всем деревням бывшего Зарайского уезда с совершением богослужений, где поп Смирнов говорил: "Чудотворная икона Николая святая, ее нужно чтить, она творит чудеса". Об этом же он неоднократно говорил в соборе во время проповеди. Такая агитация среди населения проводилась до 1929 года.
В феврале 1929 года вопрос о закрытии собора ВЦИКом был решен окончательно в пользу рабочих. Узнав об этом из газет, церковники повели открытую контрреволюционную агитацию среди населения, для чего созвали собрание членов общины (присутствовало до ста человек), на котором объявили верующим решение ВЦИКа, что собор подлежит закрытию и обратились с воззванием ко всем присутствующим принять активное участие в недопущении закрытия собора путем агитации среди рабочих и крестьян, призывать их к защите собора и даче своих подписей, заявляя: "Чем больше будет подписей, тем больше будем иметь шансов на выигрыш, так как высшая власть с этим посчитается и оставит собор за нами".
Эта агитация среди несознательной отсталой части рабочих и крестьян нашла свое отражение. В результате этой агитации община, насчитывающая в себе около ста пятидесяти членов, возросла в несколько раз».

В феврале 1930 года сотрудники ОГПУ арестовали протоиерея Иоанна Смирнова и вместе с ним членов церковной общины, всего одиннадцать человек. Все они были заключены в тюрьму в городе Коломне. На допросе следователи стали спрашивать священника о его отношении к советской власти и к закрытию ею собора. Причем вопросы были поставлены так, что и положительными ответами и отрицательными следователи могли воспользоваться для обвинения священника, и потому отец Иоанн решил отвечать как можно более уклончиво.

«С июня 1904 года я проживаю в городе Зарайске беспрерывно, — сказал священник, — и выполняю обязанности священнослужителя Спасо-Преображенской церкви. В 1917 году и по настоящее время к партийным течениям не примыкал и никакого участия в их работе не принимал. Происхожу из духовного звания, из имущества ничего никогда не имел, кроме домашней обстановки и одежды.

В религиозном отношении я примыкаю к староцерковникам (тихоновцам). К изъятию церковных ценностей в 1922 году отношусь безразлично — не был за то, чтобы церковные ценности были изъяты, и не был за то, чтобы их оставляли. К закрытию собора в Зарайске я также относился безразлично. К советским мероприятиям отношусь сочувственно, так как это вызывается ходом исторических моментов, и против таких мероприятий я не шел и считаю их вполне нужными и необходимыми. Против мероприятий советской власти я никогда не шел и контрреволюционных агитаций не проводил. Виновным себя я ни в чем не признаю».

30 апреля 1930 года Тройка ОГПУ приговорила протоиерея Иоанна к трем годам ссылки в Северный край.

После ареста священника власти в Никольском соборе сначала разместили музейную экспозицию, но затем бесценная церковная утварь и древние рукописи были вывезены и в храме разместился архив НКВД. Иоанно-Предтеченская церковь была обращена в кинотеатр.
Жена священника, Зинаида Ивановна, с пятью детьми была выселена из церковного дома. Первое время они скитались по городу, находя лишь временное пристанище. Она просила милостыню, а дети, чтобы выжить, выполняли самые разные работы. Однажды утром Зинаида Ивановна открыла дверь и увидела на пороге узелок с продуктами, к которому не было приложено никакой записки. То же самое повторилось и на второй день, и на третий, и в последующие дни, до тех пор, пока одной из дочерей не удалось получить постоянную работу, что несколько облегчило их положение. Им так и не удалось узнать, кто был их благодетелем, но Зинаида Ивановна всегда считала, что это помощь угодника Божия святителя Николая.

По возвращении из ссылки отец Иоанн был назначен настоятелем Спасо-Преображенского храма в Зарайске. В 1937 году усилились гонения на Русскую Православную Церковь. По требованию властей секретные осведомители стали собирать сведения о возвратившихся из ссылки священниках. Один из них писал об отце Иоанне, будто тот в разговоре с ним говорил: «Всему тому, что пишут в советской печати, верить нельзя. Советская власть только что и живет за счет обмана, иначе ее давно бы свергли. Кричат, что народу весело и хорошо живется, а в магазинах в городе сахара нет, тогда как в старое время им скот кормили. На что только смотрит народ, ведь это нужно иметь адское терпение, чтобы переносить такие муки и терзания, неужели они не образумятся?»

«11 августа в Спасской церкви в Зарайске состоялась так называемая торжественная служба, на которую собралось шесть попов, — писал осведомитель. — До начала службы Смирнов, обращаясь к попам, сказал: "Советская власть опять возвращается к арестам 1930 года; в городе Москве арестовали архиерея Иоанна и много священников. Вот вам и конституция, вот вам и неприкосновенность личности... мы репрессий бояться не должны, а должны стоять твердо на своем посту"».

В середине августа 1937 года следователь допросил лжесвидетелей, которые подписали показания, им составленные. 20 августа сотрудники НКВД арестовали отца Иоанна, и он был заключен в одну из тюрем Коломенского района. Его обвинили в том, что он «высказывает гнусную контрреволюционного характера клевету на советскую власть, призывает население при выборах в советы голосовать против коммунистов, высказывает пораженческие настроения против советской власти, террористические настроения против коммунистов». Во время допроса следователь сказал отцу Иоанну:

— Следствию известно, что вы среди населения города Зарайска вели контрреволюционную работу, доказывали, что в Советском Союзе жизнь тяжела...

— Верующие сами неоднократно обращались ко мне с жалобами на тяжелую жизнь. Я верующим разъяснял, что они терпят все муки и тяжести сами от себя и что Господь Бог послал им это для испытания, как православным, — ответил священник.

— Следствию известно, что вы 11 августа 1937 года в помещении Спасской церкви говорили присутствующим о репрессиях в городе Москве против духовенства в связи с предстоящими выборами в советы. Признаете это?

— Действительно, 11 августа в Спасской церкви я говорил присутствовавшему духовенству, что в городе Москве начались аресты духовенства, в частности арестован протоиерей Лебедев, и говорил, что опять начались аресты, как в 1930 году. Этим самым я хотел предупредить духовенство, чтобы они были осторожнее.

— Следствию известно, что вы среди населения города распространяли гнусную контрреволюционную клевету на советскую печать. Признаете вы это?

— Нет, это я отрицаю. Я говорил лишь о репрессиях против духовенства и тяжелой жизни населения.

— Вы намерены дать откровенные показания по существу предъявленного вам обвинения в контрреволюционной агитации и выказывании повстанческих и террористических настроений?

— Нет, виновным себя в этом я не признаю. Я лишь рассказывал в кругу зарайского духовенства об аресте ряда священников и утверждал, что советская власть и коммунисты опять начали гонения на Церковь, на нас, ее служителей.

На этом допросы были окончены, и священник был перевезен в Москву в одну из тюрем НКВД. 8 сентября Тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Протоиерей Иоанн Смирнов был расстрелян на следующий день, 9 сентября 1937 года, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Свщмч. Иоанна Лебедева пресвитера  (1937).
http://s52.radikal.ru/i136/0909/05/cb929f659aae.jpg

Священномученик Иоанн родился 9 октября 1869 года в селе Воронцово Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье псаломщика Федора Лебедева. После окончания Рязанской Духовной семинарии в 1892 году он был назначен законоучителем в Пажинскую церковно-приходскую школу Егорьевского уезда. В 1896 году Иван Федорович женился на дочери бывшего настоятеля храма в честь Рождества Христова села Поповичи (впоследствии Пронюхлово) Зарайского уезда Рязанской губернии священника Мартина Сампсоновича Липягова Надежде.

Вскоре епископ Михайловский Полиевкт рукоположил Иоанна Лебедева во священника к этому храму. Церковь в селе существовала с XVI века. К началу XIX века здание храма сильно обветшало. По преданию крестьянами села чудесным образом был обретен крест. Это было истолковано как повеление возобновить церковь. В 1839 году большая каменная Христорождественская церковь с приделом в честь святителя Николая была освящена. Обнаруженный чудотворный крест хранили в храме на святом престоле, а у крестьян утвердился благочестивый обычай совершать молебны Животворящему Кресту Христову. В села Пронюхлово отец Иоанн также преподавал Закон Божий в местной церковно-приходской школе, а также в Секиринском, а затем Мендюкинском земских училищах.

В 1910 году зарайское духовенство избрало отца Иоанна членом Правления Зарайского духовного училища. За усердное многолетнее служение Церкви отец Иоанн был удостоен сана протоиерея. С приходом к власти большевиков начались гонения на Русскую Православную Церковь. Предчувствуя надвигающиеся тяжелые испытания для верующих отец Иоанн часто повторял своим духовным чадам: «Только не отрекайтесь!». Безбожная власть обложила его большим налогом. Денег у общины не было. Чтобы храм не закрыли, отец Иоанн ходил по селу и сам собирал пожертвования верующих для уплаты налога. 31 декабря 1929 года помощник прокурора Коломенского округа «за производство сборов с граждан» предложил начать уголовное дело в отношении отца Иоанна. Вызванные свидетели подтвердили факт сбора. Нашлись лжесвидетели, которые оговорили священника в проводимой им антисоветской агитации.
Священник Селезнев, вызванный в качестве свидетеля, дал такие показания следователю: «к числу реакционно-монархического духовенства я отношу своего коллегу, арестованного по моему делу священника Лебедева, имевшего крепкое хозяйство, человека близкого к Рязанскому епископу Борису, долго и упорно боровшегося с советской властью, а Лебедев был его последователем».

Вместе с другими священниками Зарайского района протоиерей Иоанн Лебедев был арестован и заключен в тюрьму в Коломне. 4 января 1930 года он был допрошен и дал следующие показания:

- С благочинным протоиереем Петром Успенским как с соседом нахожусь в дружеских отношениях, я изредка бываю у него. Отчетов о состоянии своего прихода я ему не посылал со дня революции. Циркуляров умершего епископа Бориса (Соколова) я от Успенского не получал, только читал у него на дому, каковые, по моему мнению, антисоветского ничего не имели, - сказал священник следователю.

3 февраля 1930 года тройка ОГПУ приговорила протоиерея Иоанна к трем годам ссылки в северный край. По отбытии ссылки отец Иоанн вновь стал служить в храме в селе Пронюхлово. 30 ноября 1933 года протоиерей Иоанн был назначен исполнять священнические обязанности и в храме Рождества Богородицы в селе Радушино, где до него служил его друг протоиерей Петр Успенский. Таким образом он стал окормлять приходы двух храмов. Накануне праздника Рождества Христова в декабре 1936 года отец Иоанн обратился к председателю сельсовета за разрешением совершить по просьбам верующих в праздник Рождества молебны в домах колхозников. Сославшись на имеющиеся в округе случаи эпидемических заболеваний, председатель сельсовета в просьбе священнику отказал. В августе 1937 года председатель сельсовета был допрошен в качестве свидетеля следователем НКВД. На допросе он рассказал, что священник в ответ на отказ, прозвучавший с его стороны, сказал: «советские законы издаются для того, чтобы затемнять головы народу, в законе пишут о свободном вероисповедании, а в действительности этого нет и православных под видом всевозможных причин лишают права на отправление религиозных треб. Народ требует, чтобы я ходил с молебнами по домам православных. Я должен вас предупредить, что вы этим самым ставите себя против населения, я все им расскажу, как вы нас притесняете. Я с молебнами как ходил, так и буду ходить. Против народа вы бессильны, народ идет и пойдет за нами, вы только и держитесь за счет насилия, которому неизбежно придет конец. За ваши бесчинства придется расплачиваться». Действительно, поп Лебедев по домам нашего селения с молебнами ходил и говорил: «Я как пастырь свой долг перед вами выполняю честно, несмотря ни на какие противодействия и кары власти, мы уверены в том, что этой антихристовой власти придет конец, терпению народа тоже настанет конец, они за все и за нас мучеников расплатятся».

В разгар очередных гонений на Русскую Православную Церковь протоиерей Иоанн Лебедев был арестован и 20 августа 1937 года заключен в одну из тюрем Коломенского района.

- Следствию известно, что вы, посещая граждан, вели контрреволюционную агитацию. Признаете ли вы это? — спросил следователь во время допроса.
- Посещая граждан я говорил среди колхозников, что в колхозе работать тяжело, так как колхозники работают без перерыва.
- Следствию так же известно, что вы призывали население организоваться и выступить против советской власти. Признаете ли вы это?
- Нет я это отрицаю, так как этого я не говорил.

29 августа отца Иоанна допросил следователь одной из московских тюрем, куда его перевели из Коломны.
- Когда вы вернулись из ссылки?
- В 1933 году, срок ссылки отбыл полностью.
- Вы обвиняетесь в распространении среди крестьян антисоветской агитации. Признаете себя виновным?
- Нет не признаю.
- Вы были у председателя сельсовета в декабре 1936 года, по какому вопросу вы ходили к нему?
- Я ходил к нему по вопросу разрешения ходить с молебнами по домам крестьян в связи с праздником Рождества Христова.
- Что вы говорили председателю, после отказа вам хождения по домам?
- Он мне отказал в хождении и я ему на это ничего не ответил.

8 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу.
Протоиерей Иоанн Лебедев был расстрелян 9 сентября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в общей безызвестной могиле.
После ареста отца Иоанна храм в селе закрыли. Когда об этом стало известно, люди забрали иконы, что смогли, по домам. Прихожанка Пелагия Костюхина бережно хранила у себя дома храмовую икону Божией Матери «Взыскание погибших» и чудотворный напрестольный крест. В 1960-х годах она передала эти святыни в Благовещенскую церковь города Зарайска. (Были верны до смерти... : Книга памяти новомучеников и исповедников Рязанских/ Историко-архивный отдел Рязанской епархии, - Рязань. -2002 Т. 1 / Гл. ред. митр, Симон (Новиков). - 418 с,: портр, фото, факс 3000 экз)

прпмч.Мефодий (Иванов) (1937).
http://i052.radikal.ru/0909/2d/998190760368.jpg

Преподобномученик Мефодий (в миру Николай Михайлович Иванов) родился в 1899 году в городе Симбирске в семье священника. Окончил церковноприходскую школу. По окончании духовного училища в городе Алатыре он поступил в Симбирскую Духовную семинарию, окончить которую не успел из-за государственного переворота, происшедшего в России; завершал образование он уже в советской школе. С 1920 года Николай Михайлович стал работать преподавателем в городе Саранске, а с 1921 года — в городе Пензе, в художественно-техническом училище.

В том же году он переехал в Москву и стал здесь преподавать в одной из высших школ. Однако преподавание в советской школе по программе, одним из главных и обязательных предметов которой стало безбожие, было несовместимо с религиозными убеждениями глубоко верующего человека, и в 1923 году он ушел из школы и поступил послушником в Покровский монастырь в Москве, где в том же году был пострижен в мантию с именем Мефодий и рукоположен в сан иеродиакона. Здесь он познакомился с епископом Алатырским, викарием Симбирской епархии, Гурием (Степановым), который когда-то был настоятелем этого монастыря, а ныне жил в нем, так как ему был запрещен выезд из Москвы; с ним отец Мефодий поддерживал близкие отношения в течение всей жизни.

В 1925 году иеродиакон Мефодий был рукоположен в сан иеромонаха. В 1929 году монастырь был закрыт, и иеромонах Мефодий перешел служить в храм Иерусалимской иконы Божией Матери за Покровской заставой.

В 1929 году власти арестовали его, обвинив в контрреволюционной деятельности. На вопрос следователя о его отношении к советской власти отец Мефодий ответил: «Я не доволен советской властью по причине закрытия ею учебных духовных заведений, запрещения духовной литературы, закрытия церквей и вообще сурового отношения к духовенству и верующим».
Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Мефодия к трем годам ссылки, которую он был отправлен отбывать в Пинежский район Архангельской области.

Вернувшись из ссылки в 1933 году, он поселился в городе Кашире, так как в Москве ему жить запретили. Из Каширы отец Мефодий переехал в село Суково Каширского района, где стал служить в храме; здесь вокруг него собралась небольшая монашеская община.

В 1936 году иеромонах Мефодий был возведен в сан игумена, о чем он сообщил епископу Гурию, находившемуся в то время в ссылке. В ответ владыка поздравил его с наградой и написал: «...Но так как тебе игуменствовать (за неимением монашеской братии) не над кем, то придется заняться усиленным игуменствованием над самим собой, то есть трезвением над своим сердцем и всей вообще своей жизнью, чего я от души молитвенно и желаю».

Начиная новое беспощадное гонение, Сталин 3 июля 1937 года распорядился, чтобы главы областей в течение пяти дней представили ему списки всех подлежащих аресту и расстрелу «в порядке административного проведения их дел через Тройки».

Одними из первых, кто подлежал уничтожению, стали священнослужители. 26 июля руководство НКВД по Московской области отправило распоряжение начальнику Каширского районного отделения НКВД, требуя немедленного ареста игумена Мефодия. Причем предполагалось только в процессе следствия доказать его контрреволюционную деятельность, а также его связи «с антисоветским элементом из числа церковников», проживающих в Каширском районе и в Москве.

28 июля власти арестовали отца Мефодия и стали допрашивать о его знакомствах. Отец Мефодий назвал монахинь, с которыми он познакомился в ссылке и которые теперь прислуживали при храме, и монахиню, у которой он жил некоторое время, когда вернулся из ссылки, а также сказал, что знаком с диаконом, служившим в Кашире. На вопрос о том, вели ли они антисоветские разговоры, отец Мефодий ответил отрицательно.

10 августа были допрошены монахиня, хозяйка дома в Кашире, где он некоторое время жил, и диакон. Хозяйка свидетельствовала, что отец Мефодий устроил в ее доме монастырские порядки, поскольку в доме проживало несколько монахинь, от которых он требовал выполнения монастырского устава. Допрошенный следователем диакон сказал, что 2 июля он ехал в поезде вместе с игуменом Мефодием в Москву, и на вопрос диакона, как он живет, отец Мефодий ответил, что устроился очень хорошо, так как место попалось глухое, и народ очень верующий, и он сам находится в очень хороших отношениях с председателем сельсовета. Сначала председатель относилась к нему настороженно, думая, что он красный, но затем увидела, что отец Мефодий подлинный служитель Бога, и с тех пор стала своим человеком и уже не скрывала, что она и сама человек верующий и ей самой не нравится эта власть, что приходится до времени играть эту роль. Затем свидетель стал рассказывать о контрреволюционных и антисоветских высказываниях игумена.

После этих показаний следователь снова допросил отца Мефодия и спросил, какая антисоветская деятельность проводится группой монашек, которых знает игумен.

— Мне ничего об этом неизвестно, — ответил отец Мефодий.

Допросы продолжались в течение месяца. На последнем допросе, 31 августа, следователь сказал:

— Вы изобличены следствием в том, что проявляли контрреволюционное враждебное отношение к руководителям ВКП(б) и членам советского правительства. Вы признаете себя в этом виновным?

— Нет, не признаю, — ответил отец Мефодий.

— Вы признаете, что до последнего времени были террористически настроены?

— Нет, этого я также не признаю.

8 сентября 1937 года Тройка НКВД приговорила отца Мефодия к расстрелу, и он был перевезен в Москву в тюрьму НКВД. Игумен Мефодий (Иванов) был расстрелян 9 сентября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. (ЦА ФСБ РФ. Арх. № Н-6656. Т. 5.)

Свщмч. Александра Цицерова пресвитера (1939).
http://s39.radikal.ru/i086/0909/dd/0624dfd7d650.jpg

Священномученик Александр Цицеров родился 25 августа 1884 г. в селе Поводимово Симбирской губернии в семье крестьянина. Окончил Апшаровскую церковно-учительскую семинарию и до 1908 г. был учителем в церковноприходской школе в селе Ольховка.
Как многие учителя тех лет, он увлёкся революционными идеями и даже вступил в партию социал-демократов. В его обязанности входило распространение прокламаций среди солдат местной воинской части. В 1906 г. социал-демократическая партия была разгромлена. Революционные события, разгул безбожия и связанная с ним безнравственность заставили его глубже задуматься о причинах происходящего и сделать выводы.
В 1908 году он поступил учителем-регентом в двухклассную Княжухинскую церковноприходскую школу в Симбирской губернии. В 1913-14 гг. учился на пастырско-миссионерских курсах в Москве, и 20 апреля 1914 г. был рукоположен во священника к Владимирской церкви села Осташева Бронницкого уезда и назначен миссионером. В том же году отец Александр организовал религиозно-нравственные чтения для рабочих Садковской мануфактуры, а в селе Осташево – кооперативное общество, которое сам возглавлял.
В 1916 г. батюшку перевели в церковь села Никольское Звенигородского уезда. В 1926 г. он был награжден наперсным крестом, а в 1932-м – возведён в сан протоиерея и назначен благочинным.
Протоиерей Александр был выдающимся проповедником; послушать его приходили из самых дальних деревень. К проповедям он готовился тщательно, посвящая этому иногда по три-четыре часа. Отец Александр любил свой приход и паства в ответ любила его. Все знали, что их священника можно позвать соборовать и причастить больного в любое время и в любую погоду. 
Большое значение батюшка придавал труду, не любил праздности, которую считал причиной многих пороков. Он летом вставал в четыре утра и шёл вместе с сыновьями косить. С детьми отец Александр был ласков и внимателен, но был строг ко всяким отступлениям от христианских заповедей. Придавая большое значение молитве, он в наставление детям говорил: «Если будете усердно молиться Господу Богу и Его святым, то всегда получите помощь от них. Надо искренне верить, соблюдать заповеди Божии, и тогда получите помощь». И в этом дети убеждались на опыте. Одному из сыновей супруга священника, прежде его ухода на фронт во время Великой Отечественной войны, дала крестик отца Александра; перед каждым фронтовым заданием он усердно молился; ему пришлось участвовать в горячих боях, когда шинель оказывалась разорванной в клочья осколками снарядов и мин, но ни один осколок по его горячей вере и по молитвам мученика-отца его не задел.
В 1937 г. батюшка возглавил приход Преображенского храма в селе Большие Вяземы. Меньше года он прослужил в этом храме, когда поднявшийся вихрь безбожных гонений принялся уничтожать до конца православие.
В ноябре отца Александра арестовали. Следствие длилось всего один день.
–  С кем вы поддерживаете связь? – спросил его следователь.
–  Как благочинный округа я имею связь со священниками…, – ответил отец Александр и перечислил имена подчиненного ему духовенства.
– Вы обвиняетесь в проведении контрреволюционной деятельности, направленной против советской власти, требую от вас откровенных показаний по существу предъявленного вам обвинения!
Виновным в контрреволюционной деятельности он себя не признал. Его приговорили к десяти годам заключения в ИТЛ и отправили в город Свободный Хабаровского края, в Амурский железнодорожный лагерь НКВД.
1 сентября 1939 г. супруга священника и его дети направили письмо начальнику НКВД Берии с просьбой пересмотреть дело отца Александра. Со своей стороны, еще раньше, отец Александр подал заявление о пересмотре дела. Снова были допрошены те же свидетели; от некоторых, ранее данных ими показаний, они отказались, и следователь 10 ноября предложил приговор отменить и священника освободить. Другой следователь, рассмотрев дело, предложил приговор всего лишь изменить. 13 февраля 1940 г. следственная часть управления НКВД по Московской области постановила заменить наказание на пять лет ссылки в Красноярский край. Но было уже поздно.
Протоиерей Александр Цицеров скончался 9 сентября 1939 г. в Буреинском ИТЛ на станции Известковая и был погребен в безвестной могиле.

Благовестник» №8-2009.)

Свщмч. Владимира Соколова пресвитера (1940).
http://s44.radikal.ru/i106/0909/db/5f9d8f9b120a.jpg

Родился 12 июля 1883 года в селе Александрове Звенигородского уезда Московской губернии в семье священника Ивана Георгиевича Соколова.

В 1898 году Владимир окончил Заиконоспасское духовное училище, а в 1904 году — Московскую духовную семинарию и с 1907 г. в течение многих лет служил псаломщиком в Пименовской церкви, что в Сущеве в Москве. Имел детей: Бориса, Георгия и Николая.

В 1924 году отец Владимир был рукоположен во священника к этой церкви и служил здесь до времени захвата ее обновленцами. За время служения здесь отец Владимир был возведен в сан протоиерея и награжден крестом с украшениями. После того, как храм к немалой скорби всех православных был захвачен обновленцами, протоиерей Владимир был назначен священником в московский Петропавловский храм у Яузских ворот, а 26 февраля 1937 года был переведен служить в храм Покрова Божией Матери на Лыщиковой горе.

Прихожане и священники Пименовской церкви не примирились с захватом храма обновленцами и стали ходатайствовать перед властями о его возвращении. 11 марта 1937 года перед Пименовским храмом собралось множество православных, требовавших возвращения храма, что было с раздражением отмечено властями, и 20 апреля 1937 года отец Владимир был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму.

— Ваша роль в массовом выступлении ваших прихожан в церкви Пимена, имевшем место 11 марта 1937 года? — спросил священника следователь.
— Массовое выступление моих прихожан действительно имело место, но я в нем никакого участия не принимал. Это выступление было организовано с целью возвратить нам церковь Пимена, которая незадолго до этого была передана обновленцам, - ответил отец Владимир.
— Были ли у вас разговоры со своими прихожанами о необходимости проведения кампании с требованием возвращения вам церкви Пимена, переданной обновленцам?
Да, такие разговоры у меня с моими прихожанами действительно имели место и, когда они ставили передо мной вопрос о необходимости добиться возвращения нам от обновленцев церкви Пимена, то я им говорил, что, по-видимому, это будет лишняя трата времени, так как не было еще ни одного случая, когда бы отнятые у нас церкви и переданные обновленцам, были возвращены нам обратно, но все же, несмотря на это, я им советовал, что, если они хотят добиться возвращения нам церкви, то пусть добиваются законным путем через Моссовет.
— Следствие располагает данными, что по вашему наущению ваши прихожане распространяли разные провокационные антисоветские слухи, приведшие к массовому выступлению церковников 11 марта 1937 года. Вы подтверждаете это?
— Моими прихожанами действительно распространялись разные провокационные слухи, сводившиеся к тому, чтобы во что бы то ни стало отнять обратно церковь Пимена у обновленцев. В конечном итоге это привело к массовому выступлению, но на это я лично никого не наущал и не подстрекал и, когда меня спрашивали, что же делать, чтобы возвратить храм, то я им только говорил, что надо действовать организованно и законным путем через Моссовет.
— Как была претворена в жизнь ваша установка о необходимости организованного требования возвращения вам церкви Пимена?
— По данному мной совету были организованы две делегации, одна из мужчин, другая из женщин, которые организованно ходили в Моссовет с заявлениями, требуя возвращения церкви. Каких результатов добились эти делегации, мне до настоящего времени неизвестно.
— Признаете ли себя виновным в предъявленном вам обвинении?
— Признаю то, что действительно вокруг меня группировались церковники, но эту группировку церковников контрреволюционной я не считаю. В антисоветской деятельности виновным себя не признаю.

Вызванный в качестве свидетеля клирик Пименовской церкви Михаил Толузаков показал, что

священник Владимир Соколов «по отношению к советской власти настроен крайне враждебно... По своим политическим убеждениям Соколов является заядлым монархистом. Наиболее заметной его антисоветской деятельностью была деятельность среди детей школьного возраста... Дело доходило до того, что перед началом каждого учебного года Соколов собирал учеников в церковь и служил специальные молебны. Кроме того, мне лично известно, что Соколов ходил по квартирам и тайно преподавал ученикам Закон Божий... В выступлении церковников, имевшем место 11 марта 1937 года, Соколов играл одну из главенствующих ролей. Еще задолго до этого выступления церковников он подговаривал последних, во что бы то ни стало добиться отнятия церкви от обновленцев... собирать подписи и ходатайствовать перед советскими органами...»

В обвинительном заключении, подписанном 26 мая 1937 года начальником Московского управления НКВД Радзивиловским, следователи писали:
«в своей повседневной практической контрреволюционной деятельности обвиняемый Соколов обрабатывал детей школьного возраста в контрреволюционном церковном духе, всячески их запугивая. Устраивал в церкви специальные молебны, приуроченные к началу и окончанию учебного года, на которые через родителей привлекал большое количество школьников. Кроме того, Соколов ходил по квартирам и тайно преподавал школьникам Закон Божий».

2 июня 1937 года Особое Совещание при НКВД приговорило отца Владимира к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен этапом в Ухтпечлаг НКВД в город Чибью, но здесь он пробыл недолго и был отправлен дальше на север, в Воркутинский исправительно-трудовой лагерь, куда прибыл 22 июня 1937 года.

Cкончался в Воркутинском лагере 9 сентября 1940 года в день празднования памяти преподобного Пимена Великого — престольный праздник храма, в котором отец Владимир прослужил почти всю свою жизнь.
Канонизирован как месточтимый святой Московской епархии 28 февраля 2004 г., а как общецерковный - 20 апреля 2005 г.

Тропарь, глас 3
Церкве Русския столпе непоколебимый / благочестия правило, / жития Евангельскаго образе, / священномучениче Владимире, / Христа ради пострадавый даже до крове, / Его же моли усердно, / яко Начальника и совершителя спасения, / Русь Святую утвердити в Православии / до скончания века.

Св. Димитрия Крючкова исп., пресвитера (1952)
http://i079.radikal.ru/0909/72/36165ff3a569.jpghttp://s06.radikal.ru/i179/0909/95/96d89dd2a6ac.jpghttp://i068.radikal.ru/0909/9c/7c910cc716bf.jpg
Священноисповедник Димитрий родился 10 сентября 1874 года в селе Ляховка Глуховского уезда Черниговской губернии в семье крестьян Ивана и Евдокии Крючковых.
     В 1882 году вместе с другими малоземельными крестьянами семья Крючковых выехала в Омскую губернию и поселилась в деревне Рождественка неподалеку от города Татарска. Но восьмилетний Дмитрий не поехал с родителями: в день их отъезда он убежал и спрятался. Для того, чтобы прокормиться, он устроился работать к помещику Ратченко в село Зарудское ухаживать за пчелами и проработал там около пяти лет.
     В тринадцать лет Дмитрий перешел работать к помещику Трофименко в город Глухов, где обучился садоводству. У этого помещика он пробыл около шести лет и девятнадцатилетним юношей в 1893 году из Глухова выехал в Москву, где предполагал учиться.
     Так как средств к существованию у него не было, он был вынужден их зарабатывать и с этой целью устроился в церковный хор. К 1908 году он поступил псаломщиком в храм села Краскова под Москвой. В этом же году он женился на Анастасии Семеновне, родом из Смоленской губернии. Брак их оказался бездетным. Псаломщиком Дмитрий Иванович прослужил семь лет. В 1915 году его рукоположили во диакона к той же церкви.
     В 1917 году отца Димитрия перевели в Москву в церковь Воздвижения на Вражке (на Плющихе). Лето 1918 года стало памятным для него — тогда он обрел своего духовного отца. Случилось так, что в церковь Воздвижения приехал отпеть свою племянницу священник Владимир Богданов. Отец Димитрий сослужил с ним как диакон. По ходу богослужения отец Владимир сделал ему несколько замечаний. Это первое краткое молитвенное общение с отцом Владимиром произвело на отца Димитрия очень глубокое впечатление. По окончании отпевания отец Димитрий попросил разрешения бывать на квартире у отца Владимира, чтобы поучиться проведению богослужения и не делать впредь ошибок. Отец Владимир дал согласие, и очень скоро отец Димитрий стал его регулярным посетителем, а впоследствии и духовным сыном.
     В 1920 году отец Димитрий был рукоположен во иерея к тому же храму, в котором служил диаконом. В 1922 году, по ходатайству клира церкви во имя преподобного Саввы Освященного (в Саввинском переулке), отец Димитрий был переведен туда. Это был год, в который проводилось изъятие церковных ценностей. Массовые аресты коснулись и клира церкви преподобного Саввы: было арестовано все ее духовенство, в том числе и отец Димитрий. Священнослужителей обвинили в антисоветских действиях, выразившихся в чтении с амвона воззвания Святейшего Патриарха Тихона. Отец Димитрий был приговорен к трем годам исправительно-трудовых лагерей. Имея навык работы с восьмилетнего возраста, в заключении он занимался сапожным ремеслом и пчеловодством. Из тюрьмы он был освобожден досрочно — в 1924 году.
     В 1925 году, совершая панихиду по протоиерею Алексию Мечеву, он познакомился с его сыном — священником Сергием Мечевым, впоследствии засвидетельствовавшим верность Христу мученическим подвигом.
     В 1927 году из-за неурядиц со старостой храма отец Димитрий был уволен за штат. Отец Димитрий тяжело заболел, и болел в течение года.
     В 1928–1929 годах отец Димитрий был приглашен неофициально «временно послужить» внештатным священником в церковь во имя святых мучеников и бессребреников Кира и Иоанна, что на Солянке (Сербское подворье).
     В ноябре 1931 года скончался протоиерей Владимир Богданов. Отец Димитрий отпевал его и ездил на кладбище служить панихиды. В такое тяжелое время, накануне новых испытаний, он потерял духовного отца.
     5 мая 1932 года отец Димитрий был арестован вторично. Отец Димитрий вместе с другими арестованными священниками содержался в Бутырской тюрьме. Он оказался привлеченным к следствию по делу епископа Дмитровского Серафима (Звездинского). Виновным себя он не признал. «Политических взглядов, — сказал он, отвечая на вопросы следователя, — не имею. Почти ни с кем не знаком, интересуюсь только внутренней жизнью».
     Согласно приговору Особого Совещания при Коллегии ОГПУ СССР от 7 июля 1932 года отец Димитрий был на три года выслан этапом в Западную Сибирь, в село Тимск Нарымского края. После отбытия срока, в 1935 году, он поселился в городе Гжатске и устроился работать лесорубом.
     С начала нового периода репрессий в конце 1937 года шестидесятитрехлетним старцем отец Димитрий переехал ближе к Москве — в поселок Томилино Московской области. Здесь он сам построил на заработанные деньги дом в семь квадратных метров, который знакомые называли сарайчиком, и устроился работать садовником при детском саде. В Москве жили его духовные дети и друзья; с риском быть арестованным принимал теперь отец Димитрий на свои плечи их духовное окормление. Он регулярно бывал в Москве и поселках Подмосковья, на квартирах и дачах служил литургию, исповедовал и причащал, крестил, отпевал. Репрессии этого периода чудом не коснулись его. Господь хранил его.
     В 1941 году при наступлении немцев на Москву детский сад, в котором работал отец Димитрий, эвакуировался из Томилина, но директор сада не предложила отцу Димитрию поехать с ними, хотя он желал этого.
     Во время войны на месте прежнего хозяйства разместились военные госпитали, при которых отец Димитрий был оставлен садовником. Он выращивал рассаду капусты, помидоры, свеклу, морковь и цветы. Когда госпиталь выехал из Томилина, он был оставлен садовником при детских яслях завода Семашко.
     Новая волна арестов началась в 1946 году. Отец Димитрий никогда бы не был найден, если бы не был предан теми, ради которых рисковал жизнью в 1937–1939 годах.
     Он был в третий раз арестован 17 мая 1946 года в возрасте семидесяти двух лет и заключен во Внутреннюю тюрьму МГБ СССР. Здесь ему пришлось убедиться в том, что почти все знакомые ему арестованные отцы, братья и чада его предали. Например, одна из духовных дочерей отца Димитрия сообщила следствию: «...священник Димитрий, начиная с 1936 по 1941 год включительно, систематически проводил нелегальные богослужения».
     Другая рассказывала: «...в 1945-1946 годах я с Крючковым встречалась у нашей знакомой, где также исповедовалась и причащалась. Последний раз это имело место в марте...»
     Во всех случаях, при самых убедительных показаниях, когда следствие уже считало его «изобличенным», отец Димитрий неизменно говорил, что он обвинения не подтверждает: «Я все это отрицаю». На вопросы о целях приезда к нему посетителей отвечал: за семенами для огорода, за цветами... О целях своих приездов в Москву говорил: «По хозяйственным делам... в связи с необходимостью отремонтировать имевшийся у меня примус, других разговоров не было... я заходил на квартиру, чтобы она оказала мне помощь получить куст смородины у ее знакомого...»
     Следствию не удалось запутать его сетью повторяющихся вопросов. За время заключения ему пришлось пережить двадцать допросов, длившихся от двух до восьми часов. «Я никогда не признаюсь в каких-либо политических преступлениях», — сказал он на одном из последних допросов.
     К моменту подписания обвинительного заключения он был переведен в Лефортовскую тюрьму. 30 сентября 1946 года отец Димитрий был приговорен к пяти годам ссылки.
     Священник Димитрий Крючков скончался в ссылке 9 сентября 1952 года и был погребен в ныне безвестной могиле в окрестностях города Абакана.

     (За Христа пострадавшие: Гонения на Русскую Православную Церковь, 1917–1956.
Биографический справочник. ПСТБИ. М., 1997. ЦА ФСБ РФ. Д. № Р-39811, д. № Н-18691.)

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(2 Кор. 11, 5-21; Мк. 4, 1-9). "Вот, вышел сеятель сеять". С тех пор, как вышел этот сеятель на сеяние, он не перестает сеять. Сначала сам лично сеял, потом через апостолов, а наконец через Божественные писания и богомудрых учителей. И доселе всюду сеется слово истины Божией. Будь только готов явить себя благою землею, непременно засеменишься; засеменное же Бог возрастит. Как же представить из себя благую землю? Вниманием и изучением слова Божия, сочувствием и любовью к нему и готовностью тотчас приводить в дело то, что узнаешь. При таком настроении, ни одно слово не ляжет поверх души, а всякое войдет внутрь. Сочетавшись там с родными ему стихиями духа, оно пустит корни и даст росток. Питаясь потом - свыше наитиями духовными, а снизу желаниями благими и трудами, оно возрастет в древо, даст цвет и плод. Сам Бог устроил так вокруг нас, и потому нельзя не удивляться нашему бесплодию. А все от невнимания и нерадения.
******************************************************************************************************************************************
Дух животворит
"Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением"
(Колос. 4, 2)
Для того, чтобы следовать примеру Спасителя и жить по слову Его, надо прислушиваться к Его голосу в нашей душе, к голосу Святого Его Духа в нас. Духом Своим Святым Бог подчас призывает нас, увещевает, утешает, возрождает. Дух Святой один может научить нас истинному, сердечному сокрушению, вере живой, миру невозмутимому. В непрестанном тесном единении со Христом мы учимся любить, в Нем мы понимаем всю тщету земного счастья, в Нем, среди борьбы и испытания, нам открываются чудные сокровища духовного утешения.
Следуя Его указаниям, мы следуем за Самим Христом, одним словом, "Дух животворит"; в Нем истинная жизнь! Блаженна душа, заглушающая в себе все земные звуки для того, чтобы внимать лишь Его божественному голосу. Блажен прислушивающийся к этому голосу, вкусивший и видевший, "яко благ Господь". Блаженны те, которые научились жить внутренней, духовной жизнью, которые научились молиться! Молитва, от нее все исходит, и к ней мы возвращаемся непрестанно, в ней вся сила, ею держится все, снова и снова будем прибегать к ней.
Будем постоянны в молитве, и все препятствия, весь окружающий нас мрак, все наши сомнения исчезнут. Будем молиться, и Сам Христос научит нас следовать за Ним, нести крест наш, отвергнуться себя; сделавшись истинными и верными Его учениками, будем молиться, и мы победим! Горе имеем сердца! Господи, прими и в эту минуту сердца наши, взывающие к Тебе, очисти их, недостойных, Твоею благодатью, посвяти их Себе и научи нас верить Тебе одному, Тебя любить, на Тебя лишь надеяться. И пусть запечатлеется в нашей душе Твое слово: "Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" Слава Тебе во веки!

Исторические   события дня:
В 1666 г. родился Царь Иоанн V Алексеевич в Москве, сын Царя Алексия Михайловича и Царицы Марии Ильиничны Милославской
Преставление Царицы Евдокии Феодоровны Лопухиной, супруги Царя Петра I (монахини Елены)
В 1855 г.  после героической обороны Севастополя, длившейся почти год, его защитники вынуждены были покинуть город

Апостольское и евангельское чтение дня: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=25#p35233

CЛАВА БОГУ ЗА ВСЁ!

Отредактировано р.Б Анна (2009-09-09 03:40:15)

+1

18

Во славу Божию и на пользу ближним

10 Сентября  -Память:

Обретение мощей прп. Иова Почаевского (1659)
http://i018.radikal.ru/0909/64/69824721b4ea.jpg

Преподобный Иов Почаевский родился в 1551 г. на Покутье в Галичине (ныне: Львовская обл. неподалёку от г. Коломыя) в благочестивой семье Ивана и Агафьи Железо. Согласно Житию преподобного, написанного преп. Досифеем, известно, что в возрасте 10 лет Иван Железо пришёл в Угорецкий Спасо-Преображенский монастырь в Карпатах, где через два года был облечён в малую схиму с именем Иова в честь праотца Иова Многострадального. Много позднее (очевидно, незадолго перед кончиною) преподобный принял и великую схиму (точная дата неизвестна). При новом пострижении ему вернулось первоначальное имя — Иоанн, но в Почаевской традиции и в святцах он так и остался Иовом, с чем, очевидно, связывалось его глубочайшее смирение и долготерпение, оставившее значительный след в судьбах западнорусской святости (не даром его память наравне с преставлением и перенесением мощей празднуется также и в день памяти прав. Иова Многострадального — 19 мая нов. ст.).

В возрасте 30 лет преподобный Иов принял священный сан. Услышав о добродетелях Угорецкого иеромонаха, воевода Киевский князь Константин Константинович Острожский, известный своим покровительством православному просвещению на Волыни, пригласил преп. Иова в свой патрональный Дубенский монастырь (г. Дубно), где преподобный был вскоре поставлен игуменом. С Дубенским монастырем преподобного Иова связали без малого 20 лет настоятельства.

В 1604 г., тяготясь игуменством в благоустроенном патрональном монастыре, преподобный оставил его. Стремясь к отшельническим подвигам, он переселяется на гору Почаевскую, где издавна селились многочисленные безмолвия рачители.

Значение преп. Иова для обители Почаевской было в чем-то схожим со значением преп. Феодосия (†1074) для обители Печерской. Дело в том, что иноки Почаевские подвизались до того времени в значительной мере именно согласно традиции пустынножительства — идоритмии. Этот тип монашества был распространен в первые века христианства на заре появления монашества и впоследствии бытовал на Афоне наравне с общежительным уставом — киновии. Именно с Афона пустынножительство было принесено в древний Киев преподобным Антонием Печерским (†1073). Но у Волынской земли были свои устойчивые связи с Афоном, откуда на протяжении многих столетий черпались духовные идеалы монашеского подвига. Почаевское предание (правда, весьма позднее — XVIII в.) говорит именно об афонских корнях монашеской жизни на горе Почаевской, возводя её к началу ХІІІ столетия. Согласно этому преданию, основоположником Почаевского монастыря был некий афонский чернец Мефодий, к которому впоследствии стали стекаться монахи из разрушенного Батыевым нашествием Киево-Печерского монастыря. Так или иначе, жизнеустроение Почаевской обители до преподобного Иова действительно было в большей степени пустынническим. История не сохранила даже имен Почаевских настоятелей, так как афонская идиоритмия не обязательно предполагала привычного для нас типа монастыря с настоятелем во главе. Преподобный Иов был в сущности первым настоятелем Почаевского монастыря, преобразовав его в киновию по примеру прочих западнорусских монастырей, основанных на монашеских принципах св. Василия Великого (†379) и Студийского общежительного устава.

По смерти князя Константина Острожского (†1608) и главной благотворительницы Почаевского монастыря княгини Анны Гойской (†1617) у монастыря появилось немало завистников. Так, уже внук княгини Анны — протестант Андрей Фирлей, воевода Бельский, стремился всячески наложить руку на владения монастыря, пожалованные согласно тестамента Анной Гойской в вечное владение. Несмотря на строгие санкции завещания, он отобрал земли вокруг монастыря, в частности те, на которых располагался монастырский колодец и пруд, обеспечивавший монастырь водой. Тогда преподобный Иов благословил выкопать колодец прямо на горе, что снижало вероятность обнаружения воды почти до минимума. Однако по молитвам святого вода показалась уже на глубине 46 метров. Этим колодцем монастырь пользуется и до сего дня. В конце концов, после многолетних тяжб монастырю все же удалось выиграть судебный процесс о монастырских угодьях, и в 1647 г. Андрей Фирлей вынужден был признать безрезультатность своих посягательств и подписать мировую с Почаевскими иноками.

В этом также прослеживается некое сходство двух великих строителей — Феодосия Печерского и Иова Почаевского: оба они активно участвовали в общественной жизни своего времени, если этого требовал их пастырский долг и игуменское послушание. Причем преп. Иов самолично являлся на все судебные прения по вопросу земельных притязаний, не гнушаясь судебной волокиты, поскольку в этом заключалась защита юридических интересов монастыря, в котором подвизалось собранное им словесное стадо. Однако вне юридической сферы преподобный являл свою крайнюю снисходительность к человеческим немощам. К примеру, однажды, когда он застал в монастырской житнице человека, воровавшего зерно, то не только не воспрепятствовал ему в этом, но и сам помог взвалить на плечи мешок с краденым, лишь напомнив о страхе Божьем и конечном ответе за содеянное.

Благодаря подвигам и неустанным стараниям преподобного Иова в Почаеве были открыты школа и типография. Немало изданий особо важных в условиях католической экспансии в Западной Руси увидели свет в собственной типографии Почаевского монастыря, учреждённой попечением преп. Иова. Доныне на улицах Почаева шумят трехсотлетние липы, посаженные преп. Иовом, а зеркальная вода выкопанного им колодца, что на вершине горы, и пруда у её подножия и теперь свидетельствуют о великих трудах, положенных им на благо Почаевской обители.

Незадолго до смерти преподобный успел обнести монастырь оборонной стеной. Через четверть века во время Збаражской войны 1675 г., когда 50-тыс. отряд турок и татар осаждал монастырь, именно на этой стене явилось чудесное предстательство монастырю и всем в нём укрывавшимся от вражеского набега Царицы Небесной с распростертым омофором в руках, небесными ангелами и сопровождавшим Её преподобным Иовом, умолявшем Богородицу: «да не предаст в неволю монастыря сего».

Несомненно, судебные тяжбы и публичные попечения о вверенном ему монастыре были лишь эпизодом в жизни великого подвижника. Главное, чем и преп. Феодосий, и преп. Иов благоустраивали и созидали свои обители, была глубокая сердечная молитва, настолько глубокая, что творить её преподобные удалялись в глубокую пещеру, пребывая в ней многие дни и даже недели. При чём пещерка преп. Иова на горе Почаевской была настолько узкой и крохотной, что до сего дня пролезть в неё может лишь человек достаточно худого телосложения. Да и тому порой не хватает дерзновения пробраться в место, где преподобным было пролито столько сердечных слёз «о мире, во зле лежащем», как выразился преп. Досифей в житии.

Несмотря на свои молитвенные подвиги и строжайший пост, преп. Иов прожил долгую жизнь и почил 10 ноября 1651 г. в возрасте 100 лет. За два года до смерти преподобный назначил себе преемника, им стал будущий жизнеописатель преп. Иова — игумен Досифей. Даже в день своей кончины преподобный отслужил Божественную литургию и мирно, безо всякой болезни, отошел ко Господу.

Семь лет и 9 месяцев пролежало в земле его тело после погребения. Хотя в сущности погребено оно было ещё при жизни в той тесной Почаевской пещерке, словно во гробе, для страстей и суеты мира сего. 28 августа 1659 г. митр. Киевский Дионисий (Балобан) возглавил торжественное обретение нетленных мощей преподобного, на которых остались заметны даже язвы на ногах после отёков от длительного молитвенного стояния. Житие преп. Иова почти ничего не сообщает об этих язвах. Но весьма вероятно, что усвоение за преподобным имени Иова в честь прав. Иова Многострадального, которое он носил, будучи в малой схиме, непосредственно связано именно с величайшим терпением преподобного многих болезней при соблюдении им глубочайшего смирения и столпнического молитвенного стояния. Тогда же мощи преп. Иова были перенесены на поклонение богомольцам в воздвигнутую незадолго перед тем Троицкую церковь (1641–47).
Мощи преподобного были открыты в 1659 году после трехкратного его явления митрополиту Киевскому Дионисию. Вскоре после этого в обитель приехала на богомолье Ева Домашевская. Ночью она увидела, что в Троицкой церкви сияет свет и услышала пение. Служанка ее, девица Анна, пошла узнать, какое служение совершается, и к своему ужасу увидела, что церковные двери открыты, а посреди церкви, между двумя ангелами, молится в необычайно светлом одеянии преп. Иов. Обратившись к девице, он приказал ей позвать игумена Досифея, в это время безнадежно больного, и дал ей для него плат, омоченный в миро. Больной, получив этот плат, помазался им и получил исцеление.

В 1675 г. татары осадили Почаевский монастырь. На третий день осады, во время чтения акафиста, над монастырем явилась Сама Царица Небесная. Татары пробовали пускать стрелы в небесное явление, но стрелы возвращались назад и поражали их самих. Тогда татары бежали.

В 1721 г. Почаевским монастырем завладели униаты. Чудотворную икону Божией Матери они чтили, но доступ к мощам преподобного для верующих закрыли. Однако же через 20 лет чудеса преподобного заставили их допустить к ним верующих.

В 1831 г. униаты были воссоединены с Православной Церковью. Мощи преподобного были вновь торжественно открыты, а Почаевский монастырь объявлен Лаврой.

Поучение преп. Иова о Божестве Иисуса Христа

    Помянем Иону, который был в морской глубине, во чреве китовом, три дня и три ночи, прообразуя спасительное воскресение, как сказал Господь в Евангелии книжникам и фарисеям, когда они говорили Ему: Учителю, хощем от Тебе знамение видети. Он же отвещав рече им: род лукав и прелюбодей знамения ищет, и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Якоже б о бе Иона во чреве китове три дни и три нощи: тако будет и Сын человеческий в сердцы земли три дни и три нощи. Мужие Ниневитстии востанут на суд с родом сим и осудят его, яко покаяшася проповедию Иониною: и се боле Ионы зде (Мф. 12, 38-41). А что повелено Аврааму идти три дня до горы, на которой он имел принести жертву, и это прообразовало тридневное воскресение Господне.
    Итак, после распятия Господня апостолы издалека смотрели по направлению к гробу, где лежало тело Иисусово, но твердо ожидали воскресения, а в третий день нашли, что Христос воскрес. Как Авраам шел три дня до горы, видел ее и шел: так и ученики Господни, подходя ко гробу, ожидали воскресения.
    А что сказал пророк Исаия - вземлется от земли живот Его (Ис. 53, 8); то это предзнаменовало то, что не без тела Господь воскрес, и что Он с телом восшел ко Отцу Своему, где был и прежде. А что Иаков сказал Иуде, что от колена Иудина произошел Христос, то есть летораслъ, то это собственно он предрек о Богородице, а выражением: уснул ecu яко лев, предрек о распятии на кресте и о том, что тело Его лежало во гробе. Он сказал: яко скимен; кто возбудит Его (Быт. 49, 9)? Ибо великий патриарх Иаков знал, что Господь наш Иисус Христос воскреснет из гроба, и потому не умолчал о сем, но предрек, сказавши: яко скимен; кто возбудит Его? И Он пострадал распятие, тридневно почивал во гробе, а потом и воскрес. Итак, поелику знал патриарх Иаков, что все это Он совершит добровольно, то потому и сказал: яко скимен; кто возбудит Его?
    Итак, скимном он назвал Сына Божия, проповедал Его. А сказавши - кто возбудит его? - он здесь проповедал и все добровольныя деяния Его, а не так, как говорят еретики ариане и псы-лютеране.
    Так же говорит и Валаам, сын Веоров, когда его призвал царь Валак, сын Сепфоров, чтобы проклясть Израиля, говоря: и возвысится паче Гога царство, и возрастет царство Его. Бог изведе его из Египта, якоже слава единорога ему: пояст языки и враг своих, и толщи их измождит, и стрелами своими устрелит врага. Возлег почи яко лев, и яко скимен: кто возбудит Его? благословящии тя благословени и проклинающий Тя прокляти (Числ. 24, 7-9). Слышал ли ты это слово, - ты, исполненный неверия жидовин, - как оный Валаам предрек о единородном Сыне Божием, назвав его единорогом? Ибо это страшно и весьма удивительно; ибо Он рожден, а не сотворен, и не имеет ни начала, ни конца. И обладает, - говорит (Валаам), - языки многими, и возвысится, - сказано, - паче Гога царство Его. Посмотри и убедись, что Он есть Господь и Спаситель, исповедуемый нами, и царству Его нет конца. Возлег бо, - сказано, - почи яко лев, и яко скимен; кто возбудит Его?
    Убедись же, что и все Его деяния добровольны. Ибо все Он пострадал добровольно, и из гроба восстал Своею силою, - и, как сказано, - благословящии Его благословени, и проклинающии Его проклянутся. Итак, поэтому не обольщайтесь вы, окаянные иудеи!   
АКАФИСТ  http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … iovposaiy/

Собор преподобных отцов Киево-Печерских, в Дальних пещерах (прп. Феодосия) почивающих.
http://i041.radikal.ru/0909/35/685303a0818e.jpg

В 1013 г. на берегу Днепра около Киева, на Берестовой горе, среди дремучего леса одиноко поселился для отшельнических подвигов прибывший со святой Афонской горы преподобный Антоний. Подвизался он здесь по афонскому примеру все время в посте, молитве, бдении и труде. Но вскоре слава о дивных подвигах небывалого отшельника распространилась по окрестностям, и к нему стали стекаться жаждущие духовной пищи.

Некоторые решались и совсем остаться здесь. Первым поселился преподобный Никон, затем пришел преподобный Феодосий. Преподобный Никон постригал приходивших в иноческий чин, и они селились вместе со своим наставником. Соединенными силами всех подвижников был выведен под землею общий длинный ход, а по сторонам его каждый инок выкапывал для себя небольшую келью, в которой можно было стоять и сидеть. Под землей была устроена церковь и трапезная. В этих подземных пещерах, при скудном освещении, иноки возносили к небесам неустанные молитвы за еще тогда языческую Русь, для христианского просвещения и возрождения которой необходимы были именно такие доблестные подвижники.

Смиренный Антоний, отказавшийся от игуменства, дал его преподобному Варлааму (его сменил преподобный Феодосий), а сам уединенно подвизался неподалеку от прежнего места, называемого пещерами Дальними (Феодосиевыми). Там он выкопал себе новую пещеру, которая ныне называется Антониевой (Ближней). Уже в конце своей жизни святой подвижник имел великое утешение видеть, как по указанию свыше, прибывшими из Константинополя опытными зодчими была заложена великая каменная церковь знаменитой Киево-Печерской Лавры, первая из почти двух десятков замечательных церквей, построенных впоследствии.

«Много монастырей, — пишет преподобный Нестор Летописец, — поставлено от князей, от бояр и от богатства, но не таковы они, каковы поставленные слезами, пощением и молитвою. Антоний не имел ни золота, ни серебра, а все стяжал слезами и постом».

Ближние и Дальние пещеры, построенные очень запутанно и сложно, служат местом почивания нетленных мощей святых угодников. В Ближних пещерах находится около 73-х мощей и 30-ти мироточивых глав; в Дальних — 45 мощей и около 30 мироточивых глав.

Собор преподобных отцов Киево-Печерских, в Дальних пещерах почивающих, празднуется 10 сентября. Кроме того, во вторую неделю Великого поста празднуется общая память всему собору преподобных отцов Киево- Печерских.

В число этих преподобных отцов входят иноки, совершавшие свой духовный подвиг в разные периоды времени — с XI по XV вв. О каждом из них не сохранилось подробных житийных сведений, за исключением имени, времени несения подвигов и указания о том, на какой стези тот или иной инок нес духовные труды и подвиги. В общем списке празднуемых 28 августа/10 сентября преподобных отцов Киево-Печерских Церковь чтит память следующих подвижников:

прп. Феодосия Печерского - кенотаф (+ 1074, память 3 мая, 14 августа)
святого младенца, за Христа от Ирода убиенного (часть мощей) (I в., память 29 декабря)
прп. Илариона схимника (+ 1066, память 21 октября)
свт. Амфилохия, еп. Владимиро-Волынского (+ 1122, память 10 октября)
прп. Пимена постника (+ 1141, память 7 августа)
прп. Евфросинии, игум. Полоцкой (частица мощей) (+ 1173, память 23 мая)
прп. Пафнутия затворника (XII в., память 15 февраля)
прп. Пиора затворника (XII-XIII вв., память 4 октября)
прп. Памвы затворника (+ 1241, память 18 июля)
сщмч. Лукиана (+ ок. 1243, память 15 октября)
прп. Аммона затворника (XIII в., память 4 октября)
прп. Анатолия затворника (XIII в., память 3 июля)
прп. Афанасия затворника (XIII в., память 2 декабря)
прп. Мардария затворника (XIII в., память 13 декабря)
прп. Панкратия затворника (XIII в., память 9 февраля)
прп. Сисоя схимника (XIII в., память 6 июля)
прп. Софрония затворника (XIII в., память 11 мая)
прп. Феодора Молчаливого (XIII в., память 17 февраля)
прп. Агафона чудотворца (XIII-XIV вв., память 20 февраля)
прп. Захарии постника (XIII-XIV вв., память 24 марта)
прп. Лаврентия затворника (XIII-XIV вв., память 20 января)
прп. Лонгина, вратаря Печерского (XIII-XIV вв., память 16 октября)
прп. Макария диакона (XIII-XIV вв., 19 января)
прп. Мартирия затворника (XIII-XIV вв., память 25 октября)
прп. Моисея чудотворца (XIII-XIV вв., память 28 июля)
прп. Павла Послушливого (XIII-XIV вв., память 10 сентября)
прп. Силуана схимника (XIII-XIV вв., память 10 июня)
прп. Арсения Трудолюбивого (XIV в., память 8 мая)
прп. Ахилы диакона (XIV в., память 4 января)
прп. Вениамина (XIV в., память 13 октября)
св. отрока Геронтия канонарха (XIV в., память 1 апреля)
прп. Григория затворника (XIV в., память 8 января)
прп. Евфимия схимника (XIV в., память 20 января)
прп. Зинона постника (XIV в., память 30 января)
прп. Иосифа Многоболезненного (XIV в., память 4 апреля)
прп. Ипатия целебника (XIV в., память 31 марта)
св. отрока Леонтия канонарха (XIV в., память 18 июня)
прп. Мартирия диакона (XIV в., память 25 октября)
прп. Меркурия постника (XIV в., память 24 ноября)
прп. Нестора Некнижного (XIV в., память 28 октября)
прп. Паисия (XIV в., память 19 июля)
прп. Руфа затворника (XIV в., память 8 апреля)
прп. Тита воина (XIV в., память 27 февраля)
прп. Игнатия, архим. Печерского (+ 1435, память 20 декабря)
прп. Феофила, еп. Новгородского (+ 1482, память 26 октября)
прп. Феодора, князя Острожского (+ ок. 1483, память 11 августа)
прп. Дионисия затворника (XV в., память 3 октября)
свт. Павла, митр. Тобольского (+ 1770, память 4 ноября)
свт. Филарета, митр. Киевского (+ 1857, память 21 декабря)
сщмч. Владимира, митр. Киевского (+ 1918, память 25 января)
прп. Кассиана затворника (27 февраля)
святые мироточивые главы.
(По материалам сайта Свято-Никольского собора)
Тропарь,глас 4
Мысленное солнце и светлую луну,/ первоначальных Печерских,/ со всем собором преподобных днесь почтим,/ тии бо, церковную твердь озаряюще,/ просвещают во тьме страстей бедствующих,/ и подают от Христа Бога молитвами своими помощь во всех скорбех,// и душам нашим просят избавления.
Кондак,глас 8
Избраннии от всех родов угодницы Божии,/ святии преподобнии Печерстии,/ на сих горах добродетельми просиявшии,/ вас земля не потаила есть,/ но Небо отверзеся вам и райское селение./ Темже мы похвальныя песни Богу, прославльшему вас,/ в памяти вашей приносим;/ вы же, яко имущии дерзновение,/ ваш собор почитающих от всех бед молитвами вашими заступайте,// яко заступницы наши и к Богу ходатаи.


Прп. Моисея Мурина (ок. 400)
http://i043.radikal.ru/0909/01/4f2146ca868d.jpg

В странах египетских проживал некий разбойник, по имени Моисей, родом мурин,(т.е эфиоп) лицом мрачный; первоначально он был рабом некоего славного, господина, но по причине убийства, совершенного Моисеем, был прогнан тем господином и присоединился к разбойникам; сии же последние, видя, что он был силен и обладал суровым характером, избрали его своим атаманом (вождем). Сие повествуется о святом Моисее ради того, чтобы было видно его исправление и чтобы было известно, каким образом Моисей от такой дурной жизни пришел к раскаянию и богоугождению; ибо грехи святых (ранее бывшие) не утаиваются, ради прославления милосердия Божия, которое отделяет честное от недостойного и из грешников творит праведников.

Совершая разбой, Моисей вместе с товарищами производил много хищений, кровопролитий, творил много иных мерзких беззаконий и преступлений; своею жестокостью Моисей прославился среди всех, ибо все боялись его. Из числа дел его разбойнических следует упомянуть о сем:

Моисей питал злобу на одного пастуха, пасшего овец, за то, что сей пастух со своими псами (охранявшими стадо) воспрепятствовал некогда Моисею совершить злодеяние; увидав однажды, что тот пастух пас овец по ту сторону реки Нила, Моисей замыслил его убить. Река Нил была переполнена водой (по случаю разлива); Моисей, связавши свою одежду, привязал ее к голове, взял в уста меч и отправился в плавание по этой великой реке. Упомянутый пастух, увидав Моисея еще издали, когда он переплывал реку, оставил овец и убежал с того места: Моисей же, переплыв реку, но не найдя пастуха, умертвил четырех крупнейших ягнят, потом связал веревкою сих ягнят и затем обратно переплыл реку Нил, взяв с собою ягнят; очистив сих ягнят от шкуры, Моисей съел мясо их (бывшее очень вкусным), а шкуру продал и на вырученные деньги выпил вина.

Долгое время Моисей проводил жизнь в таких греховных делах; но однажды случайно он пришел в сознание, ибо Бог умилосердился над ним и призвал его к покаянию, так как Преблагий и Человеколюбивый Владыка не ищет погибели грешников, но ожидает их обращения ко спасению. Сей грешник умилился сердцем, раскаялся в своих злодеяниях, оставил разбой и своих товарищей, пошел в пустынный монастырь и предал себя в повиновение и послушание игумену и братиям, более же всего Самому Богу; Моисей пролил много слез и днем и ночью, каясь о содеянных ранее грехах своих; все, поручаемые ему, работы и послушания, он исполнял неленостно, и был славным иноком.

Спустя некоторое время Моисей ушел в отшельническую келлию; здесь он жил один, помышляя о Боге и очищая теплым покаянием свои беззакония, совершенные прежде.

Когда Моисей проводил такую покаянную жизнь, на него, находившегося в келлии, напали четыре разбойника, не знавшие, что то был Моисей. Он же, будучи только один, поборол их, связал и, взяв их на плечи как связки снопов, принес в монастырь к церкви, сказав братиям:

– Что посоветуете вы сделать мне с ними? Я не должен никого обижать, но они пришли ко мне, и я взял их.

Отцы приказали ему развязать тех разбойников и отпустить их на свободу, сказав:

– Мы никого не должны убивать.

Разбойники же, поняв, что то был Моисей, ранее бывший их начальником, удивились такой перемене жизни его и прославили Бога, сами же умилились, пришли в страх Божий и, покаявшись, стали славными иноками.

И не только эти четыре, но и другие разбойники, услышав о своем вожде Моисее, – что он покаялся и стал иноком, – также оставили разбой и все греховные дела и стали добродетельными иноками.

Итак Моисей пребывал в трудах покаяния. Первоначально его обуревали греховными помышлениями бесы блудодеяния, разжигая похоть его и увлекая его к прежней блудодейственной жизни, как он сам потом рассказывал братиям, говоря так:

– Я претерпел столь великие неприятности, борясь с вожделениями плотскими, что едва не нарушил обета иноческого.

Отправившись к авве Исидору пресвитеру, в скит, он поведал ему о своих страданиях от похоти плотской. И сказал ему святой Исидор:

– Не смущайся, брат! Ты еще новоначален (т.е. только лишь начал подвизаться), и потому бесы с ожесточением нападают на тебя, думая найти в тебе прежний нрав; для отогнания их советую тебе соблюдать повседневный пост и воздержание и не насыщать вполне чрева своего. Подобно тому, как пес, привыкший грызть кости, выбрасываемые мясоторговцем, – не уходить до тех пор, пока место торговли не закроется; но когда торговля прекращена и нет уже никого, кто мог бы бросить псу что-либо для съедения, тогда он, истомившись голодом, отходит от места того; так и бес блудодеяния находится вблизи человека, питающегося до пресыщения. Но если ты будешь постоянно соблюдать пост и воздержание, умерщвляя члены свои земные и заграждая дверь пресыщения пощением. не допуская войти в себя пресыщению, разжигающему греховные вожделения, тогда бес, как бы истомившись от голода, отойдет от тебя с печалию.

Раб Божий Моисей, отправившись в келлию свою, затворился в ней и пробыл в повседневном пощении, вкушая очень немного хлеба вечером после захода солнца; весьма много Моисей трудился в рукоделании, пятьдесят раз в течении дня вставал на молитву, совершая ее с коленопреклонением.

Однако несмотря на то, что Моисей томил тело свое трудами и пощением, плотское вожделение, влекущее ко греху, не исчезало в нем. Тогда он опять пошел к авве Исидору и сказал ему:

– Отче! Я не могу быть в келлии моей, ибо меня обуревают страсти плотские.

Блаженный же Исидор, взяв его, повел в верхнее отделение своей келлии и сказал ему:

– Посмотри на запад!

Моисей посмотрел и увидал множество страшных демонов, суетившихся и приготовлявшихся к борьбе.

Потом авва Исидор сказал:

– Теперь обратись к востоку  и посмотри.

Посмотрев на восток, Моисей увидел бесчисленное множество святых светоносных ангелов, также приготовлявшихся к борьбе.

И сказал святой Исидор Моисею:

Те, кто на западе, поднимают брань на святых Божиих, а те, кто на востоке, посылаются от Господа на помощь благим подвижникам. Знай же, что помогающих нам больше, нежели тех, кто восстает на нас.

Моисей, будучи укреплен таким видением и словами старца, возвратился в келлию свою и снова начал упражняться в обычном пощении и трудах молитвенных.

Однако и после этого брань не оставляла его; напротив, Моисей начал страдать еще более от врага, будучи разжигаем мечтаниями сонными. Посему, встав, он пошел к иному святому старцу, весьма опытному, и сказал ему:

– Что делать мне, авво? Сонные видения помрачают ум мой, разжигая мою плоть, услаждая страсть и возбуждая меня к первоначальному греховному образу жизни, смущая меня привидениями?

Старец отвечал ему:

– Ты потому страдаешь, перенося то мерзкое наваждение, что не соблюдаешь ума своего от сладострастных мечтаний. Сделай же так, как я говорю тебе: посвяти себя бдению, мало-помалу привыкни к нему и молись с бодростью; тогда ты освободишься от той брани.

Моисей принял такой добрый совет от опытного святого наставника, возвратился в келлию и начал обучаться всенощному бдению (т.е. бодрствованию молитвенному в течение всей ночи); он стоял посреди келлии всю ночь и не преклонял колен в молитве, дабы не предаться сну, но стоял прямо, не смыкая очей своих.

Святой пробыл в таком подвиге шесть лет; но и таким способом он не мог избавиться от плотского вожделения, воюющего на дух; ибо Бог попустил так для того, чтобы преподобный, вы искушен как золото в горниле, получил бы славный венец с прочими страдальцами.

Спустя некоторое время мужественный инок измыслил новый тяжелый подвиг: выходя ночью из келлии своей, он обходил отшельнические келлии старцев пустынных и, взяв водоносы, оказывавшиеся свободными при келлиях, приносил воду, причем старцы не знали об этом (вода находилась в отдалении от места того). Некоторые из старцев имели свои келлии за два поприща2 от воды, другие за три, четыре и даже более; были и такие, которые совершенно не могли сами приносить себе воду за глубокою старостью; таковым Моисей каждую ночь наполнял водою сосуды. Таковой подвиг святого Моисея был ненавистен диаволу. По попущению Божию, диавол причинил святому Моисею такую неприятность:

Однажды ночью блаженный тот трудолюбец наклонился в колодезь с сосудом некоего старца, намереваясь почерпнуть воду; в это время диавол ударил его с большою силою некоторым древом по спине; старец упал без чувств и лежал как мертвый.

Утром следующего дня, к тому колодцу пришли монахи, дабы взять здесь воды, и увидели Моисея, лежавшего полумертвым. Монахи пошли к великому скитскому авве Исидору и рассказали ему обо всём; он же, придя с братиею, взял Моисея и принес к храму. И был недужен Моисей, как расслабленный, и страдал так, что едва выздоровел через год.

Потом сказал ему авва Исидор:

– Брат Моисей! Не увеличивай своей брани с бесами сверх сил, ибо и дерзновении необходимо хранить меру.

Непобедимый воин Христов Моисей отвечал на это:

– Я не окончу борьбы до тех пор, пока мерзкие мечтания сонные не оставят меня.

Тогда авва Исидор сказал ему:

– Во имя Господа нашего Иисуса Христа, вот уже ныне оставляют тебя эти вожделения плотские; теперь ты будешь в мире; приступи же с дерзновением и причастись Божественных Таин Тела и Крови Христовых. Знай, что такая тяжелая брань плотская была попущена тебе ради того, чтобы ты не возгордился в уме своем, будто бы ты своими пощениями и подвигами преодолел страсти, и дабы ты, возгордившись, не погиб.

Услышав эти слова, Моисей причастился Таин Божественных, ушел в келлию свою и подвизался уже в мире, будучи свободен от ранее бывших обуреваний и проводя строгое постническое безмолвное житие.

Спустя некоторое время Моисей был спрошен о том: беспокоят ли его страсти? Моисей отвечал:

– С того времени как служитель Христов Исидор помолился обо мне, я уже не страдаю от плотского вожделения.

После столь великих искушений блаженный Моисей получил мир (душевный), по милосердию Божию и проводил с того времени уже без искушений плотских жизнь свою; вместе с тем он получил от Бога великую власть над бесами, так что презирал их, как насекомых; и исполнился святой благодати Духа Святого, и был славен среди подвижников.

Так как святой Моисей прославился своим добродетельным житием, то о нем узнал и князь (правитель) страны той; сей последний отправился в скит, желая видеть авву Моисея. Старец был извещен о том, что князь намеревался придти к нему, дабы видеть его (Моисея); но Моисей, выйдя из келлии, замыслил убежать в болото и тростник; слуги же, бывшие вместе с князем, встретили его и спросили:

– Где находится келлия аввы Моисея?

Он сказал им:

– Что вам нужно от него? Старец тот неразумен, весьма лжив и проводить жизнь греховную.

Они же, услышав эти слова, изумились и прошли мимо. И когда пришли к храму, то князь сказал клирикам:

– Я слышал об авве Моисее и пришел принять благословение от него; но нас встретил некий монах, шедший в Египет, и когда мы спросили его о том, где живет авва Моисей, то он охулил Моисея, назвав его старцем неразумным, лживым и проводящим греховную жизнь.

Услышав это, клирики весьма опечалились и спросили:

– Каков из себя был тот старец, который произнес сии хуления на святого мужа?

Они ответили:

– Это был старец высокий, мрачный лицом, в худой одежде.

Клирики сказали:

– Поистине тот и был аввою Моисеем; но так как он не пожелал показать вам себя, не пожелал также и принимать почестей от вас, то сказал вам о себе дурное, как бы о ком другом.

Получив многую пользу (душевную), князь ушел, прославив Бога.

Так избегал преподобный Моисей славы и почестей людских и чуждался беседы с приходившими к нему мирянами, хотя был гостеприимен, ибо принимал с любовью всех, приходивших к нему, странствующих братий, как о страннолюбии его записано в Отечнике.

Однажды всем отцам пустынножительным было дано в скиту такое повеление:

– Поститесь всю неделю эту и учините Пасху.

Случайно некоторые странствующие братья пришли к Моисею из Египта; старец приготовил для них немного вареной пищи; но когда его соседи увидали дым, то сказали клирикам:

– Моисей нарушил повеление и варит себе пищу.

Но клирики сказали:

– Обличим его тогда, когда он придет в собрание (ибо все знали о постнических подвигах Моисея).

Когда наступила суббота, Моисей пришел в храм к пению соборному; и сказали ему в присутствии всех клириков:

– Отче Моисей! Ты нарушил заповедь человеческую, но исполнил заповедь Божию.

Повествуется также в житии преподобного Арсения3:

Некоторый брат пришел издалека в скит для того, чтобы видеть преподобного Арсения; будучи приведен к Арсению, брат тот видел его, но не сподобился слышать слов его; ибо старец (Арсений) сидел молча, глядя на землю.

После того странствующий инок начал упрашивать брата привести его к Моисею, бывшему разбойником до пострижения в иночество. Брат согласился исполнить его просьбу и повел его к преподобному Моисею.

Когда они пришли к Моисею, то сей последний принял их с радостью, предложил им отдохнуть и подкрепиться пищею и, оказав им большую любовь, отпустил их от себя.

Дорогою скитский брат сказал пришельцу:

– Вот ты видал и отца Арсения, и отца Моисея. Кто из них лучше, по твоему мнению?

Брат отвечал на это:

– Лучший из них тот, кто принял нас с любовью.

– Один инок, узнав об этом, стал молиться к Богу, говоря так:

– Господи! Скажи мне, кто из них более совершен и заслуживает большей благодати Твоей: тот ли кто скрывается от людей, ради Тебя, или тот, кто принимает всех, также ради Тебя?

Этот инок в ответ на молитву свою имел следующее видение: ему представились два корабля, плывшие по какой-то очень большой реке; в одном корабле находился преподобный Арсений, и Дух Божий управлял кораблем его, соблюдая его в великой тишине; в другом был преподобный Моисей; кораблем же его управляли ангелы Божии, влагавшие мед в уста Моисея.

Проведя долгое время в трудах постнических, преподобный Моисей был сподоблен сана пресвитерского, по некоему откровению Божию; и когда был произведен в первую степень священническую, то был облечен в стихарь; при этом епископ сказал ему:

– Вот авва Моисей ныне весь бел.

Моисей же сказал епископу:

– Владыко! Что делает священником: внешнее или внутреннее (т.е. как бы сказал так: "Одежда ли, покрывающая извне человека, делает его достойным священства или внутренние добродетели?").

Епископ же, желая искусить Моисея, дабы увериться в том, действительно ли он – раб Христов, имеющий добродетели внутри души своей, сказал клирикам:

– Когда Моисей войдет в алтарь, изгоните его; потом идите за ним и слушайте, что он будет говорить.

Клирики так и сделали: изгнали Моисея из алтаря, сказав:

– Выйди вон, мурин!

Он же, выйдя и став в отдельном месте, начал укорять себя, говоря:

– Хорошо поступили с тобою, пес, хорошо поступили с тобою, мракообразный эфиоп; ибо ты недостоин, и как ты осмеливаешься войти в святое место; ты не человек: как же осмеливаешься ты подходить к людям и служителям Божиим?

Услышав эти слова святого, клирики возвестили о них епископу; тогда епископ приказал снова позвать Моисея в алтарь и хиротонисал его в сан пресвитера. Потом спросил его, сказав:

– Что думал ты, отче, тогда, когда, быв изгнан, ты был возвращен снова?

Моисей отвечал:

– Я сравнивал себя со псом, который, будучи изгнан, бежит, будучи же призываем обратно, возвращается быстро.

И сказал епископ:

– Поистине этот человек достоин божественной благодати; ибо Бог дает благодать смиренным.

Подобное же испытание было с сим отцом и ранее, когда он был еще новоначальным; ибо когда братия были все в сборе в скиту, отцы пожелали искусить смирение Моисея и начали уничижать его, говоря:

– Для чего этот эфиоп ходит посреди нас?

Он же, слышав это, молчал.

Когда братия думали расходиться, то спросили его, сказав:

– Отец Моисей! Смутился ты или нет?

Он отвечал им словом псалма: "Я потрясен и не могу говорить" (Пс.76:5) (т.е. я переношу уничижение молча).

Приняв на себя сан пресвитера, преподобный Моисей подвизался еще пятнадцать лет, имея от рождения семьдесят пять лет; собрав кругом себя семьдесят пять учеников, он скончался мученически4 таким образом:

Однажды, находясь среди братий, он сказал:

– Вот варвары придут в скит, дабы посечь монахов; встаньте и бегите отсюда.

Братия же сказали ему:

– Посему же ты, отче, не бежишь отсюда?

Но он сказал им:

– Я уже много лет ожидаю того времени, когда на мне исполнится слово Владыки моего, Господа Иисуса Христа, сказавшего: "все, взявшие меч, от меча и погибнут" (Мф.26:52).

На это братия сказали ему:

– И мы не побежим, но умрем с тобою!

Но он ответил им:

– Я в этом не нуждаюсь; пусть каждый поступает так, как находит лучшим.

Тогда братия убежали с места того, и только семь иноков остались при преподобном. Спустя некоторое время старец сказал им:

– Варвары уже близко!

Один из упомянутых семи иноков, испугавшись, убежал из келлии и скрылся в некоем месте. Варвары, войдя в келлию, умертвили святого Моисея и находившихся с ним шесть иноков. Спасшийся же от смерти инок, находясь в потаенном месте, видел небо отверстым и семь пресветлых венцов нисходивших с неба.

После того, как варвары ушли, инок сей возвратился в келлию и нашел Моисея и прочих иноков умерщвленными; тела их оказались лежавшими в крови; увидав сие, инок тот начал плакать; потом пришли остальные братия и с плачем похоронили умерщвленных иноков.

Так окончилась жизнь преподобного отца нашего Моисея Мурина, из разбойников сделавшегося иноком и искренним раскаянием угодившего Богу, так что ему, как мученику, отверзен был не только рай, но и самое небо, и он был украшен венцом славы. По молитвам его да наставит и нас на истинный путь покаяния и да сподобит и нас Царствия небесного Человеколюбный Владыка Христос, Бог наш, Коему со Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава, ныне, всегда и в бесконечные веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:
Пустынный житель, и в телеси ангел, и чудотворец явился еси богоносе отче наш Моисее: постом, бдением, молитвою, небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и душы верою притекающих ти. Слава давшему тебе крепость: слава венчавшему тя: слава действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 4:
Мурины заушив, и лица демонов поплевав, мысленно просиял еси якоже солнце светло, светом жития твоего и учением наставляя душы наша.

Прп. Саввы Крыпецкого, Псковского (1495).
http://i037.radikal.ru/0909/13/3c7844aff0b0.jpg...http://s44.radikal.ru/i105/0909/2b/07d6e72c3d43.jpg

Преподобный отец наш Савва родился не в Русский земле. Некоторые полагают, что пришел он из Сербской земли в богохранимый град Псков, другие же — что от горы Афонской. Сперва он поселился на Снетной горе в Богородичной обители, близ Пскова, затем перешел в более уединенное место на речку Толву, в обитель преподобного Евфросина (память 15/28 мая). Преподобный Евфросин принял его, поручив исполнять обязанности монастырского слуги. Инок Савва исполнял эти обязанности ревностно и со смирением. Спустя немного времени возгорелось в Савве пламенное желание послужить Единому Богу в безмолвии пустынном и, испросив благословения у великого Евфросина, он ушел в Крыпецкую пустынь, за 15 верст от Толвы, и поселился один при небольшом озере в непроходимом лесу. Пищей отшельника были хлеб и вода, а в среду и пятницу он ничего не вкушал. В отшельнической жизни он много претерпел от нечистых духов, но всегда побеждал их молитвой. Утвердившись на пустынном холме, преподобный соорудил небольшую церковь во имя
св. евангелиста Иоанна Богослова, ибо начали уже стекаться к нему из Пскова и окрестных мест ученики, привлекаемые молвою о его святой жизни. Имя блаженного Саввы было у всех на устах: одни восхваляли его высокое смирение, нестяжательный нрав и трудолюбный подвиг, других же привлекала к нему сладость его учения, и так собрались к нему на сожительство иноки.

Всех с любовью принимал преподобный Савва. Князья, посадники, бояре и благочестивые люди города Пскова стали приходить к нему за духовным советом, и всех отпускал он с назиданием, поучая их воздерживаться от лености и неправды, от зависти и клеветы и пребывать в чистоте телесной, по слову апостола, что всякий грех есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела (1 Кор. 6, 18), потому все нечисто живущие, если не покаются, осуждены будут на вечные муки. Наипаче заповедовал иметь всем любовь и братолюбие искреннее между собою, ибо, по выражению апостольскому, любовь милосердствует, не завидует, не превозносится, не бесчинствует, не ищет своего,
не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все любит, всему верит, всего надеется, все терпит, любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 4—8).

Богатых он поучал милостыне, напоминая им сказанное в Писании, что дом милостивых не оскудеет; судьям внушал праведный суд, чтобы не обижали братию, ибо они имеют Судию на небесах и той же мерой возмерится им. Таким образом устроил он спасение многих душ, и некоторые из приходивших к нему не хотели более возвращаться в мир. Посадники же и бояре начали давать имущества для сооружения обители, но игуменом преподобный отказался быть и поручил управление иноку Кассиану.

В обители с самого начала было введено строгое общежитие. И тогда, когда собралось довольно братии и средств, в келлии самого преподобного не было ничего, кроме двух икон, мантии и рогожки, на которую он ложился отдыхать. Той же нищете он обучал братию. Преподобный заповедал им возделывать землю своими руками. Он говорил: «К чему называем мы древних подвижников своими отцами, когда не живем их жизнью, как следует детям. Они, бездомные, нищии, проводили время в вертепах, в пустынях и для Господа со всей твердостью покоряли свою плоть духу, не знали покоя ни днем, ни ночью. Возлюбленные дети благого Господа, не звуками только и одеждою будем показывать любовь нашу к Нему, а делами: любовью друг ко другу, слезами, постом, всяким воздержанием, как совершали это древние отцы».

К строгому старцу приходили многие из Пскова, которых он исцелял и увещевал, но ни от кого не принимал даров. Однажды псковский князь Ярослав Васильевич Оболенский, который часто посещал обитель, приехал к святому вместе с больной супругой. Преподобный Савва послал сказать ему: «Старец, грешный Савва, говорит тебе, князь, не вступай в обитель с княгиней; у нас здесь такое правило — жены не должны входить в обитель; если преступишь отеческую заповедь, княгиня твоя не получит исцеления». Князь просил прощения, что по незнанию хотел нарушить устав. Преподобный Савва вместе с братией вышел за ворота и отслужил молебен. Княгиня исцелела. И благодарный князь построил через мхи и болота к обители мост длиной в 1400 сажен и по его ходатайству в 1487 году Псков получил грамоту на землю для обители.

Преподобный Савва прожил много лет и в 1495 году, 28 августа, отошел ко Господу. Но и после своей кончины преподобный Савва не оставил обители, а много раз оказывал защиту. Однажды ночью к монастырю подошли разбойники, но они увидели благолепного старца с жезлом в руке, который грозно велел им покаяться. Наутро узнали, что в монастыре такого старца не было, и поняли, что это явился им преподобный Савва. Предводитель разбойников покаялся игумену и остался жить в монастыре.

Преподобный Савва был высок ростом, с бородой седой, как снег, круглой, густой и не очень долгой. В таком виде он явился в середине XVI века иноку Исаии, указав, где находятся его нетленные мощи. Тогда же, в 1555 году, по просьбе крыпецкой братии псковский священник Василий написал житие преподобного Саввы и ему было установлено празднование
Тропарь,глас 7
От мирскаго жития изшед,/ отвержением же мира Христу последовал еси/ и, в пустыни вселься,/ равноангельное житие пожил еси,/ отонудуже, веселяся, прешел еси к Небесным чертогом,/ и ныне, со Ангелы Владычню Престолу предстоя,/ поминай нас, чад своих,/ яже собрал еси, Богомудре,/ да радостию от души вопием:/ радуйся, Савво,// отче преблаженнейший.
Кондак,глас 1
Возсия от пустыни славному граду Пскову/ новое светлое солнце,/ чудес лучами всех озаряющее/ и благодатне согревающее,/ тьму же всяких искушений и наветов/ и хлад греховный отженяющее./ Приидите убо, празднующе блаженную память/ сего светильника нашего, воспоим:/ слава Богу, тако промышляющему о нас,/ слава угоднику Его, сохраняющу нас!/ Ты же, преподобне отче Савво,/ о иже твою присно память почитающих/ моли Христа Бога,// яко да милостив будет нам и в День судный.

АКАФИСТ   http://our-pravoslavie.narod.ru/lib_acaf_184.htm

Мц. Шушаники, кн. Ранской (V).
http://s49.radikal.ru/i125/0909/ff/6d8d9473b672.jpg

Великомученица Шушаника, княгиня Ранская, была дочерью известного армянского военачальника Вардана. Настоящее ее имя - Вардандухт, в честь отца, а ласкательное - Шушаника. С детских лет святая Шушаника отличалась Богобоязненностью и благочестием.

Она вышла замуж за питиахша Варскена, который, изменив Христу, стал вероотступником. В восьмой год правления шаха Пероза Варскен отправился в Ктезифон, где была резиденция персидского шаха, и стал маздеистом, т.е. огнепоклонником, чтобы угодить шаху. Узнав об этом по возвращении мужа, святая Шушаника не пожелала продолжать супружеской жизни с отступником от Бога. Она оставила дворец и стала жить в небольшой келлии, недалеко от дворцовой церкви. Духовник царицы Яков Цуртавели повествует, что святая царица, узнав о намерении мужа прибегнуть к силе, исполнилась решимости твердо стоять в вере, несмотря ни на какие уговоры, угрозы и мучения. Отвергнув домогательства Варскена, она 8 января 469 года была подвергнута им избиению и закована в кандалы, а 14 апреля 469 года заключена в темницу крепости, где находилась шесть с половиной лет. "Шесть лет она пробыла в заключении и украсилась добродетелями: постом, бодрствованием, стоянием на ногах, неослабными поклонами и непрерывным чтением книг. Она сделалась духовной цевницей, освящающей и украшающей темницу". К темнице приходило много страждущих, "при этом каждый, по молитвам блаженной Шушаники, получал от человеколюбивого Бога то, в чем он нуждался: бездетные - детей, больные - исцеление, слепые - прозрение". Тем временем Варскен обратил в огнепоклонство детей святой Шушаники, которые переставали навещать заключенную мать. На седьмом году заточения у святой Шушаники открылись на ногах и теле язвы. Джоджик, брат питиахша Варскена, узнав, что блаженная Шушаника приближается к смерти, проник в темницу вместе со своей женой и детьми и просил у святой Шушаники: "Прости нам вину нашу и благослови нас". Святая Шушаника простила и благословила, сказав: "Вся здешняя жизнь мимолетна и непостоянна, как цветок полевой; кто посеял, тот и пожал; кто расточил для нищих, тот собрал; кто пожертвует собой, тот обретет...".

Накануне блаженной кончины святой мученицы ее навестили в темнице Католикос-Архиепископ Грузии Самуил I, епископ Иоанн и духовник мученицы Яков Цуртавели (в течение всех шести лет он постоянно навещал и утешал заключенную). Придворный епископ Афоц (Фотий) причастил святую Шушанику. Ее последними словами были: "Благословен Господь Бог мой, ибо с миром и легла и заснула". Кончина блаженной мученицы наступила 17 октября, в праздник мучеников бессребреников Космы и Дамиана, и именно в этот день древняя Церковь праздновала ее память.

Мощи святой мученицы Шушаники покоились вначале в храме города Цортага. Цортагский храм через некоторое время перешел в ведение армянского епископа - монофизита, и Католикос-Архиепископ Грузии Самуил IV перенес святые мощи Шушаники в город Тбилиси, где они были положены в 586 году в приделе Метехской церкви, с южной стороны алтаря. Вероятно, в связи с этим память святой Шушаники была перенесена с 17 октября на 28 августа.

0

19

Прав. Анны пророчицы, дщери Фануилевой, встретившей Господа Иисуса Христа в храме Иерусалимском (I).
http://s39.radikal.ru/i083/0909/ba/6d2365c3c781.jpg...http://s56.radikal.ru/i152/0909/13/658c6e575737.jpg

Святая и праведная Анна происходила из колена Асирова и была дочерью Фануиловою. Как показывает самое имя ее (Анна с еврейского значит "милостивая") она была женщиною добродетельною. За свою благочестивую жизнь Анна была наделена даром пророческим. Достигши глубокой старости, она, по слову Евангелия, "не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь" (Лк.2:37).

Святая Анна принадлежала к числу тех благочестивых иудеянок, которые с нетерпением ожидали пришествия Мессии, – сюда был принесен Младенец Христос Иосифом и Мариею, дабы совершить над Ним законный обряд. В это время Симеон Богоприимец взял Младенца Иисуса на руки и произнес свое дивное пророчество о Нем, сказав так:

– "Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему с миром; ибо видели очи мои спасение Твое, Которое Ты уготовал пред лицом всех народов, Свет к просвещению язычников, и славу народа Твоего Израиля" (Лк.2:29-32).

Затем Симеон, обратившись к Матери Господа, изрек Ей сие пророчество:

– "Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий (и Тебе Самой оружие пройдет душу), да откроются помышления многих сердец" (Лк.2:34-35).
Праведный Симеон Богоприимец был, по свидетельству святого евангелиста Луки, одним из избранников Божиих, ожидавших утешения Израилева, и Дух Святой пребывал на нем (Лк. 2, 25). Ему было возвещено от Бога, что он не умрет до того времени, пока в мир не придет обещанный Мессия - Христос Господь.

Древние историки сообщают, что египетский царь Птоломей II Филадельф (285 - 247 до Рождества Христова) пожелал пополнить свою знаменитую александрийскую библиотеку текстами Священных книг. Он пригласил из Иерусалима книжников. Синедрион послал своих мудрецов. Среди 72 ученых прибывших в Александрию для перевода Священного Писания на греческий язык, был приглашен и праведный Симеон. (Работа была выполнена и получила название "Перевод 72-х толковников". Именно с него в дальнейшем Ветхий Завет был переведен на славянский язык для Болгарской, Сербской и Русской Православных Церквей.) Праведный Симеон переводил книгу пророка Исаии. Прочтя в подлиннике слова "Се, Дева во чреве приимет и родит Сына" (Ис. 7, 14), он решил, что слово "Дева" здесь употреблено ошибочно, вместо слова "Жена", и хотел исправить текст. В этот момент ему явился Ангел и удержал его руку, говоря: "Имей веру написанным словам, ты сам убедишься, что они исполнятся, ибо не вкусишь смерти, доколе не увидишь Христа Господа, Который родится от Чистой и Пренепорочной Девы".

С того дня праведный Симеон стал ожидать пришествия Обетованного Мессии .

И вот однажды праведный Симеон, ведомый Духом Божиим, пришел в Иерусалимский храм. Это было в тот самый день (сороковой по Рождестве Христовом), когда Пречистая Дева Мария и Ее Обручник Иосиф пришли туда, чтобы совершить обряд, положенный по иудейскому закону, - представить пред Господом своего Божественного Первенца и принести положенную жертву.

Как только праведный Симеон увидел пришедших. Дух Святой открыл ему, что Богомладенец, Которого держала Пречистая Дева Мария, и есть ожидаемый Мессия, Спаситель мира. Старец принял на свои руки Младенца Христа и произнес свои пророческие слова: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех людей. Свет к просвещению язычников и славу людей Твоих Израиля". Он благословил Пречистую Деву и праведного Иосифа и, обращаясь к Богородице, сказал: "Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, - И Тебе Самой оружие пройдет душу, - да откроются помышления многих сердец" (Лк. 2, 22 - 35).

http://s52.radikal.ru/i135/0909/46/798bf3a93f48.jpg картина Рембрандта
Далее святой евангелист повествует: "Тут была также Анна пророчица, дочь Фануилова, от колена Асирова, достигшая глубокой старости, прожив с мужем от девства своего семь лет, вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь. И она в то время, подойдя, славила Господа и пророчествовала о Нем всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме" (Лк. 2, 36 - 38).

О святом и праведном Симеоне Богоприимце известно, что он скончался, прожив 360 лет. В VI веке святые мощи его были перенесены в Константинополь. В 1200 году его гроб видел русский паломник святитель Антоний, будущий архиепископ Новгородский (1212 - 1220; + 1232; память 8 октября).

Итак ,в святые торжественные минуты принесения Господа ншего в Церковь была в храме и святая праведная пророчица Анна. Ей в это время было уже восемьдесят четыре года. Таким образом на закате жизни своей она имела счастье видеть Младенца Иисуса. Теперь уже она могла умереть спокойно.

Выслушав пророчество Симеоново о Христе, она вместе с Симеоном славила Господа и говорила о Нем всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме.

Пророчицы Твоея Анны память, Господи, празднующе, / той Тя молим: / спаси души наша.

    Кондак, глас 4:
Просветившееся духом чистое твое сердце,/ пророчества бысть светлейшего приятелище: / зриши бо яко настоящая далече сущая. / Сего ради тя почитаем, / пророчице блаженная, Анно славная.

новомученики:
Прпмчч. Казанских архимандрита Сергия (Зайцева), иеромонаха Лаврентия (Никитина), иеромонаха Серафима (Кузьмина), иеродиакона Феодосия (Александрова), монаха Леонтия (Карягина), монаха Стефана, послушников: Георгия (Тимофеева), Илариона (Правдина), Иоанна (Сретенского) и Сергия (Галина) (1918)
http://i069.radikal.ru/0909/0f/76fc1e2f8da5.jpg

До революции на окраине Казани возвышался древний Зилантов монастырь, насельники которого под духовным водительством благочестивого и образованного архимандрита Сергия вели тихую и строгую иноческую жизнь. Настоятель сей обители, как благочинный II округа монастырей, был известен своим умением умиротворять возникающие в разных монастырях раздоры и нестроения, и справедливо их разрешать. Жизнью, исполненной православного аскетического и молитвенного делания, и своими высокими нравственными достоинствами архимандрит Сергий снискал среди монашествующих и среди казанцев любовь, уважение и авторитет непререкаемый.

Казанский Успенский Зилантов общежительный монастырь был основан царем Иоанном Васильевичем Грозным по взятии Казани в 1552 году, сперва - на последнем уступе Зилантовой (с татарского - Змеиной) горы, в 2 верстах от городской крепости, на левом берегу реки Казанки, где была последняя ставка и походная церковь государя, и где после битвы были погребены русские воины, павшие при взятии Казани. Но когда в 1559 году весенняя вода разнесла ограду и келии и повредила государеву церковь, то царь Иоанн Васильевич, узнав о неудобстве места, потопляемого весенней водой, повелел по просьбе Святителя Гурия - первого Архиепископа Казанского - перенести обитель на самую вершину горы.

В обители находилось три каменные церкви. Первая - соборная, в честь Успения Пресвятой Богородицы; вторая - во имя Всех Святых с приделом Свв. Апостолов Петра и Павла, где находилась древняя икона Смоленской Божией Матери и почитаемый большой иконописный образ мученика Иоанна Казанского, погребенного, по преданию, на месте Зилантова монастыря. В 1912 году храм сей, инициативою архимандрита Сергия, был украшен фресковой живописью в русском стиле, иконостас вновь отреставрирован и вызолочен, и устроено два киота для икон древнего новгородского письма - Св. Николая Чудотворца и Ярославских чудотворцев.

Третья церковь, подле восточной монастырской стены, была освящена во имя Св. Алексия митрополита Московского. Помимо этих трех церквей к монастырю была приписана и церковь в честь Нерукотворного Образа Спасителя, устроенная на памятнике, воздвигнутом над общею могилою православных воинов, павших при взятии Казани в 1552 году, и освященная в 1832 году архиепископом Филаретом. В сей церкви священнослужителями святой обители неопустительно в субботние, воскресные дни и Двунадесятые праздники совершались литургии, весьма любимые казанцами за благолепное и полноуставное служение. Иеромонахами же Зилантова монастыря совершались и панихиды с литиями в склепе над останками погребенных воинов.

Имела обитель и церковно-приходскую школу, находившуюся подле Зилантовой горы вне стен монастыря и помещавшуюся в одноэтажном деревянном здании на каменном фундаменте. В школе училось около сорока мальчиков, из коих до половины - чуваши, жившие в помещении школы на полном иждивении обители. Школа была освящена и открыта 17 сентября 1909 года попечением архиепископа Казанского Никанора (Каменского) и усердием настоятеля Зилантова монастыря архимандрита Сергия.

Сама обитель по штату 1764 года была отнесена к III классу, в каковом состояла до 1836 года, когда была возведена во II класс. С 1906 года монастырь стал общежительным.

К середине 1918 года в обители проживало одиннадцать монашествующих во главе с архимандритом Сергием. Сам архимандрит Сергий (в миру Иоанн Зайцев), родился в 1863 году в г.Гатчина, в семье чиновника Х класса. Окончив курс наук в Гатчинском Императорском Николаевском Институте и движимый стремлением к уединенной жизни и иноческому подвигу, Иоанн определяется в сентябре 1891 года послушником Ниловой пустыни Тверской епархии с послушанием быть помощником учителя Ниловой церковно-приходской школы. Это послушание Иоанн исполняет до сентября 1893 года, когда 25 числа принимает монашеский постриг с именем Сергий. В сан иеродиакона Сергий был рукоположен в июне 1894 года, а еще через два года - 24 мая 1896 г - в сан иеромонаха.

Прибывший в 1896 году на Тверскую кафедру епископ Димитрий (Самбикин), выдающийся церковный деятель, историк и духовный писатель, вскоре приметил образованного иеромонаха, и 14 марта 1900 года назначил его на должность казначея Новоторжского Борисоглебского монастыря, а уже 1 июля перевел о.Сергия на должность эконома Архиерейского Дома. С 13 августа 1904 года владыка Димитрий поручил иеромонаху Сергию временное исполнение обязанностей благочинного монастырей I-го округа.

При переводе в 1905 году архиепископа Димитрия на Казанскую кафедру, иеромонаху Сергию владыкой Димитрием было предложено также перебраться в Казанскую епархию. Не желая расставаться с любимым архипастырем, иеромонах Сергий с радостью дал свое согласие, и 2 апреля 1905 года был зачислен в число братии Архиерейского Дома. 11 мая того же года в возрасте 42 лет иеромонах Сергий был возведен в сан игумена, а 8 августа утвержден в должности эконома.

Однако, городская суета тяготила сердце игумена Сергия, искавшего иноческой уединенной жизни. Видя это, Архиепископ Димитрий 1 сентября 1906 года назначил игумена Сергия настоятелем Свияжской Макарьевской пустыни. Это был небольшой заштатный монастырь недалеко от Свияжска, основание которого церковным преданием связывалось с именем преподобного Макария Желтоводского и его учеников. Но братии в монастыре насчитывалось немного и своею славой, состояние хозяйственных дел, числом паломников пустынь не могла, конечно, сравниться с близлежащим Свияжским Успенским монастырем. Но именно о таком месте - удаленным от мирских соблазнов - мечтал о.Сергий, и теперь с радостью и усердием принялся за благоустроение святой обители.

Указом Казанской Духовной консистории в январе 1908 года игумен Сергий был назначен благочинным II округа монастырей Казанской епархии (каковые обязанности нес до самой своей мученической кончины). Это было последнее назначение, подписанное архиепископом Димитрием. 17 марта 1908 года владыка Димитрий тихо почил о Господе. Архимандрит Сергий, как и многие казанцы, тяжело переживал кончину любимого архипастыря, так много и славно потрудившегося на ниве церковного просвещения и христианской науки.

Вновь прибывший на Казанскую кафедру архиепископ Никанор (Каменский), также как и владыка Димитрий привлекавший к себе ученое монашество, обратил внимание на образованного игумена Макарьевского монастыря, и 28 мая 1908 года игумен Сергий был возведен в сан архимандрита. А уже в января 1909 года архимандрит Сергий переводится архиепископом Никанором из небольшой Макарьевской пустыни на должность настоятеля древнего Успенского Зилантова монастыря близ Казани. К тому времени Зилантов монастырь сильно нуждался в добром духовном окормлении, благоустройстве и неотложном строительстве. Сей крест нелегкого настоятельского служения архимандрит Сергий нес до самого сентября 1918 года, когда по воле Божией был призван к мученическому свидетельствованию о Христе даже до смерти.

Обитель архимандриту Сергию от прежних настоятелей досталась с весьма расстроенным хозяйством, посему период его настоятельства с первых же месяцев был отмечен строительством, заботами по восстановлению благополучного существования монастыря и приведением храмов обители в благолепный вид. Не хватало монастырю и положенного ему по штату числа братии, посему новому настоятелю пришлось ходатайствовать перед Духовной Консисторией о переводе в Зилантов монастырь согласных на подобный перевод иноков из Макарьевской пустыни (откуда был перемещен сам архимандрит Сергий) и Михаило-Архангельского черемисского монастыря.

Так, из Макарьевской пустыни в Зилантов монастырь прибыл монах Леонтий (в миру - Лаврентий Карягин, 1870 г.р.), родом из крестьян Казанской губернии, прежде бывший послушником в Раифском монастыре (с 1901 по февраль 1907 года). В монашество он был пострижен 20 декабря 1909 года, через шесть месяцев после своего перевода из Макарьевской пустыни в Зилантов монастырь.

С Михаило-Архангельским монастырем был связан иеромонах Лаврентий (в миру - Леонтий Никитин, 1872 г.р.). Родом чувашин из крестьян Ядринского уезда Казанской губернии, в возрасте 23 лет он поступил в черемисский монастырь, где в августе 1902 года был пострижен в монашество, а в октябре 1907 года - рукоположен во иеродиакона. Уже в Зилантове монастыре (куда, по благословению архиепископа Никанора, приехал в феврале 1908 года) иеродиакон Лаврентий 22 марта 1909 года рукополагается во иеромонаха, а с апреля того же года допускается ко временному исправлению обязанностей казначея. Духовная Консистория в сентябре 1909 года назначает иеромонаха Лаврентия заведующим Аштавай-Нырской Николаевской черемисской общины (монастыря), но - аскетичный и болезненный, ищущий не славы, но спасения, иеромонах Лаврентий отказывается от сего назначения, опасаясь, что по немощи своей не сумеет достойно управлять обителью. Оставшись в Зилантовом монастыре, иеромонах Лаврентий был утвержден в должности казначея, каковую исполнял с 1 февраля 1910 года до последних своих земных дней.

Духовником братии Зилантова монастыря был благообразный старец, 65-летний иеромонах Иосиф (в миру - Иоанн Тюрин). Выходец из крестьян Казанского уезда, Иосиф поступил в Свияжский Успенский монастырь в 1892 году 39 лет, где в марте 1893 года был пострижен в монашество, а 30 марта 1894 года рукоположен в иеродиакона. Иосиф был перемещен в Казанский Архиерейский Дом в ноябре 1894 года и в октябре 1899 года рукоположен во иеромонаха, с последующим назначением в мае 1901 года на должность казначея. В 1903 году иеромонах Иосиф был перемещен в Харьковский Архиерейский Дом на должность эконома. По прошествию четырех лет, по собственному прошению, он был вновь причислен к Казанской епархии и в ноябре 1907 года переведен в Зилантов монастырь. Здесь, ввиду опытности и благонравности, иеромонах Иосиф был утвержден на должности: ризничего (с февраля 1908), благочинного (с 15 мая того же года) и духовника. По мере того, как число братии святой обители пополнялось, отпала необходимость совмещать в одном лице столько обязанностей и Указом Казанской Духовной Консистории от 25 сентября 1910 года иеромонах Иосиф, исполнявший послушания: духовника, ризничего и благочинного, был оставлен при должности духовника. Православная аскеза и молитвенная жизнь старца Иосифа, опыт в постижении сложной природы человеческой души, действенная исповедь приходящих к покаянию, все это сделало его весьма почитаемым среди казанских духовников, признанием чего стало назначение его в ноябре 1911 года духовником Казанской Духовной Академии.

К 1918 году в обители оставался всего один иеродиакон - Феодосий (в миру - Федор Александров, 1864 г.р.). Родом он был из крестьян Казанской губернии. Поступив в Зилантов монастырь еще в 1904 году, он был пострижен в монашество архимандритом Сергием в августе 1910 года и им же рукоположен в иеродиакона 24 декабря 1910 года.

Перевороты 1917-го и изменения в положении Церкви 1918-го годов не обошли и Зилантов монастырь: земли, угодья были отняты, многие из послушников призваны в армию, так что и ранее небогатая послушниками Зилантова обитель осталась почти и вовсе без таковых. Так, к середине 1918 года число послушников было всего 4 при семи монашествующих, тогда как еще в 1917 году это соотношение было соответственно 15 к 12 .

Сам архимандрит Сергий был вынужден обратиться в июле 1918 года в Епархиальный Совет со следующей просьбой:

“Вследствие крайнего недостатка в священнослужителях, кои вместе с исполнением очередного служения исполняют и послушания послушников, поют и читают на клиросе, ибо последних в вверением мне монастыре почти совсем не имеется, покорнейше ходатайствую пред Епархиальным начальством о перемещении иеромонаха Михаило-Архангельского монастыря Серафима в вверенный мне Зилантов монастырь, тем более, что последнему, как видно из прилагаемого при сем прошения, тяжело и невыносимо стало жить в Михаило-Архангельском монастыре из-за племенной розни”.

Действительно, сии смутные времена ознаменовались не только походами против Церкви, но и, увы, многочисленными размежеваниями на национальной почве внутри самой Церкви. Прошение иеромонаха Серафима на имя архимандрита Сергия было следующим:

“В настоящее тревожное время в Михаило-Архангельском черемисском монастыре, в коем в очень значительном количестве преобладают черемисы, образовалась племенная рознь между черемисами и чувашами, почему последним жизнь становится невыносимою, не желая наводить на больший грех и неприятности, я, как чувашин, считаю более благопристойным и разумным уйти из Михаило-Архангельского Черемисского монастыря, в нем прожил 16 лет. А потому прошу Вас, Ваше Высокопреподобие, хлопотать пред Епархиальным начальством о перемещении меня в вверенный Вам Успенский Зилантов монастырь. Иеромонах Михаило-Архангельского Черемисского монастыря Серафим” .

Датировано сие прошение 14 июлем 1918 года.

Рассмотрев рапорт архимандрита Сергия и прошение иеромонаха Серафима, Епархиальный Совет постановил: “Перевести иеромонаха Михаило-Архангельского монастыря Серафима, согласно его просьбы и рапорта настоятеля Успенского Зилантова монастыря Архимандрита Сергия в Успенский Зилантов монастырь”.

Однако, на решении Епархиального Совета стоит резолюция митрополита Иакова: “Зилантов монастырь занимается для военных целей народною армией, а потому и наличному составу иноков приходится искать себе другое место жительства. О перемещении сюда кого-либо со стороны теперь не может быть речи”.

Митрополит Иаков, всегда отрицательно относившийся к переводам монашествующих из одного монастыря в другой, в данном случае указывал на то, что Народная армия заняла Зилантову обитель, ввиду “выгодного военно-стратегического положения” того места, на котором находился монастырь. Однако, как это будет видно из последнего дошедшего до нас рапорта архимандрита Сергия в Епархиальный Совет, иеромонах Серафим все-таки был причислен к братии Зилантова монастыря.

Иеромонах Серафим (в миру - Семен Кузьмин, 1870 г.р.), чувашин, родом из крестьян Козьмодемьянского уезда Казанской губернии, окончил курс сельской школы, в Михаило-Архангельский монастырь поступил 25 марта 1903 года (в великий праздник Благовещения Пресвятой Богородицы). Был пострижен в рясофор в декабре 1904 года, а в монашество - 7 апреля 1907 года. Во иеродиакона монах Серафим был рукоположен 20 июля 1910 года, а еще через три года был рукоположен во иеромонаха. В 1914 году иеромонах Серафим был призван на военную службу и исполнял обязанности пастыря при полевом подвижном госпитале. Бессмысленная война, кровь, стоны умирающих, их отчаянье и страх перед лицом смерти, все это неимоверно тяжелым грузом ложилось на сердце о.Серафима, и он всей душой отдавался заботам военного пастыря, стремясь утешить страждущих, ободрить словом надежды раненных, отсечь последние сомнения и исповедать умирающих. Попечение о душевном мире живых, покалеченных войною, и о православном погребении мертвых, скончавшихся от ран - это ли не тяжкий крест?

По возвращению с фронта, иеромонах Серафим был награжден набедренником и назначен исполняющим должность ризничего монастыря в 1916 году. Как отмечалось во всех ведомостях и справках об иеромонахе Серафиме, “поведения очень хорошего, под судом не был, вдов”.

К середине 1918 года число братии Зилантова монастыря насчитывало всего 11 человек (считая и четырех послушников): архимандрит Сергий, иеромонахи Лаврентий, Иосиф и Серафим, иеродиакон Феодосий, монахи Леонтий и Стефан, послушники Георгий Тимофеев (38 лет, чувашин, находившийся при обители с 9 октября 1909 года, обучения домашнего), Сергий Галин, Иоанн Сретенский (исполнявший обязанности псаломщика) и Илларион Правдин.

Когда в августе 1918 года Казань была занята белочехами, то на Зилантовой горе (господствующая высота!), почти перед входом в обитель, белочехами были установлены два орудия, из которых обстреливались миноносцы Раскольникова, бомбардировавшие древний город. Военные действия, проходившие в непосредственной близости от стен святой обители, не могли не сказаться на нормальном ходе монастырской жизни, и без того нарушенной декретами советской власти. Посему, сразу по занятию белочехами Казани, 11 августа в Епархиальный Совет поступает от архимандрита Сергия следующее прошение:

“Вследствие занятия вверенного мнем монастыря военною властию, которая, признавая местоположение монастыря очень выгодным в стратегическом отношении, решила основать здесь базу для производства военных операций, имею честь просить Епархиальный Совет разместить братию монастыря временно по монастырям г. Казани, а именно: казначея Иеромонаха Лаврентия, Иеромонаха Серафима и послушника Егора Тимофеева в Спасский монастырь, Иеродиакона Феодосия, монаха Леонтия и послушника Сергия Галина в Ивановский монастырь, послушника-псаломщика Ивана Сретенского в Ивановский монастырь. Для охраны монастыря остаются на месте Иеромонах Иосиф, монах Стефан, послушник Илларион Правдин. Настоятель Казанского Успенского Зилантова монастыря Архимандрит Сергий”.

На сем прошении стоит резолюция митрополита Иакова: “Временно разместить согласно просьбе о. Арх. Сергия братию Зилантова монастыря по Каз. монастырям”.

В ночь на 10 сентября н.ст. белочехи оставили Казань, вместе с ними ушло почти 60 тысяч горожан, в том числе немало духовенства. Все были напуганы слухами о красном терроре. Свою кафедру покинул престарелый митрополит Иаков и викарный епископ Борис, ушло едва ли не все приходское духовенство и многим подобное бегство, действительно, спасло жизнь. Прочнее всех привязанными к своим местам оказались иноки, оставшиеся в обителях и готовые пострадать за веру Христову. Те из насельников Зилантова монастыря, кто вынужден был временно разместиться в других монастырях, еще накануне ухода белочехов вернулись в пределы родной обители.

Рано утром 10 сентября красноармейцы ворвались в слободу. Оставшийся один у пулемета юный офицер лейб-гвардии Конного Полка - Михаил Михайлович Догель (сын известного профессора международного права М.И. Догеля) - стрелял по наступающим в покинутый город цепям и погиб, заколотый у своего пулемета. Это одиночное сопротивление еще более озлобило красноармейцев, они ворвались в святую обитель, начали мародерствовать, ища тех, на ком могли бы выместить злобу. За неимением белочехов, солдаты решили отомстить беззащитным инокам обители, у стен которой были установлены орудия, в чем красноармейцами виделась злонамеренность и контрреволюционность.

Насельники монастыря в это время собрались в трапезной после последней в своей земной жизни литургии. В день сей праздновалась память преподобного Моисея Мурина и по монастырскому уставу полагалось за трапезой читать житие чтимого в этот день праведника. Преподобный Моисей, родом из Эфиопии, раб знатного человека, был прогнан за худое поведение и сделался предводителем разбойников. Однако благодать Божия коснулась сердца грешника и он, раскаявшись, удалился в один из Египетских монастырей, где долгие годы провел в посте, молитве и борьбе с плотскими искушениями, пока, наконец, не одолел греховных помыслов и не удостоился за святую жизнь саном пресвитерским. Скончался же преподобный Моисей около 400 года мученической смертью: вместе с шестью верными учениками он был зверски убит напавшими на обитель варварами...

Спустя 1500 с небольшим лет в Казанский Успенский Зилантов монастырь пришли другие варвары, они вытолкали насельников обители из трапезной, выстроили всю братию у стены монастырского двора и залпами из винтовок расстреляли всех иноков во главе с архимандритом Сергием. Земля Зилантова монастыря, на которой в XVI веке пролилась кровь св.Иоанна, мученика Казанского, вновь обагрилась христианской кровью, теперь уже в веке XX-м.

Когда каратели ушли, из-под бездыханных тел своих собратьев выбрался престарелый иеромонах Иосиф, при первых выстрелах потерявший сознание. Увидев, что все прочие монахи убиты и помочь он никому уже не сможет, о.Иосиф побрел в город, где нашел приют в Иоанно-Предтеченском монастыре у игумена Ефрема...

По причине отсутствия митрополита и викарных епископов в управление епархией вступил молодой 32-летний архимандрит Спасо-Преображенского монастыря Иоасаф (Удалов), который узнав от старца Иосифа о происшедшем в Зилантовом монастыре, дабы не подвергнуть кого другого возможным репрессиям от безбожной власти, сам произвел чин отпевания и погребения убиенного архимандрита Сергия и иже с ним убиенных иноков Зилантова монастыря.

Сам иеромонах Иосиф скончался год спустя в Иоанно-Предтеченском монастыре, но до того он подробно и не единожды рассказывал о страшном мученическом конце братии Зилантовой обители. После случившейся трагедии он почти оглох и говорил: “мне все кажется, что у меня в ухе осталась часть мозга того брата, что упал с разбитым черепом на меня, чью кровь отмывал я с лица, перед тем как покинуть опустелую обитель”. Сей старец часто служил обедню в приютившем его монастыре, приучая и паству поминать “убиенных архимандрита Сергия с братией Зилантова монастыря”, что и ныне мы делаем, вспоминая о новых мучениках Зилантовских и о кротком, смиренном старце Иосифе, которому Господь не дал уготованного всей братии мученического венца для того только, чтобы поведал он Церкви Православной о мучениках Зилантовой обители, память о которых бережно сохранялась церковным преданием.

Свщмч. Николая Георгиевского пресвитера (1931).
    Священномученик Николай родился в 1865 году в селе Коломенское Нагатинской волости Московского уезда Московской губернии в семье священника Сергия Георгиевского. По окончании в 1886 году Московской Духовной семинарии он был рукоположен в священника и служил в храмах Московской епархии. В начале ХХ столетия он служил в Космо-Дамианском храме в поселке Болшево Мытищинской волости Московского уезда. Храм был выстроен в конце XVIII столетия. В 1900 году стараниями отца Николая и местных благотворителей был достроен южный придел в честь Казанской иконы Божией Матери. Отец Николай был возведен в сан протоиерея и долгое время, включая и время гонений от безбожных властей, был  благочинным храмов Мытищинского района.

    В начале 1930 года безбожникам удалось добиться закрытия Космо-Дамианского храма, но верующие не согласились с этим и направили к властям ходоков с ходатайством об открытии храма. С просьбой воспрепятствовать уничтожению храма обратился к верующим и отец Николай, и 15 апреля 1930 года  храм вновь был открыт и приведен в порядок после разгрома.

    В отместку представители власти стали собирать сведения о священнике для его ареста. Дежурные свидетели дали следователям необходимые показания, сказав, что священник обращался с амвона к верующим женщинам, сообщал, что власти хотят закрыть храм, и просил повлиять на своих мужей, хотя бы те были и коммунисты. Во время праздника Пасхи в 1931 году отец Николай, поздравляя верующих, сказал, что, слава Богу, дождались, наверное, больше так не придется встречать, потому что коммунисты жмут.

    »В апреле 1930 года, – показала одна из дежурных свидетельниц, –  я была командирована ячейкой ВКП (б) фабрики «1 мая» в церковь села Болшево, где во время проповеди священник данной церкви Георгиевский говорил о рождении Христа, куда вклеивал антисоветскую агитацию; например, касаясь рождения Христа, зацепил словом, что вот Иисус Христос крестился и всем нам это завещал, ну, а сейчас люди не стали это признавать, не стали крестить детей… «

    Протоиерей Николай был арестован 14 июля 1931 года и заключен в тюремную камеру при Мытищинском ОГПУ. 26 июля он был допрошен. На все вопросы следователя отец Николай категорично ответил: „В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю и показания давать отказываюсь“.

    28 июля тройка ОГПУ приговорила священника к тем годам ссылки в Казахстан. Протоиерей Николай Георгиевский скончался 10 сентября 1931 года в пересыльной тюрьме в Алма-Ате. Узнав о его смерти, дочь стала хлопотать  о выдаче ей свидетельства о смерти отца, чтобы вступить в права наследства домом. В ответ на это тройка ОГПУ в дополнение к приговору о ссылке отца Николая постановила конфисковать и оставшийся после его смерти дом.

    Празднование его памяти совершается в день кончины – 10 сентября.

Свщмч. Василия Сокольского пресвитера (1937).
Священномученик протоиерей Василий Сокольский происходил из Симбирской губернии. Окончил Казанскую Духовную Академию и был рукоположен во иерея в Благовещенской церкви на Васильевском острове в Петрограде. Здесь он прослужил до 1923 года, когда его арестовали по доносу и отправили в ссылку. Как пишет архимандрит Феодосий (Алмазов):
"В августе-декабре 1922г. шли
переговоры с вождями "отщепенцев-живцов" и обновленцев всех видов и толков,
на которые они тогда все поделились..
. Нас, защитников Патриаршей Церкви, они
считали и называли автономистами, а себя - правящей церковью. В виду
общего врага (атеизм в форме коммунизма) Патриаршая церковь добросовестно шла
к объединению с отколовшимися от нее церковными группами, но, конечно, под
условием принятия ими всей догмы, морали и каноники без изменения
"
. В
переговорах участвовал и о.Сокольский. "Хотя собрание приняло примирительную
точку зрения, но объединения не состоялось. Все наши члены согласительной
комиссии пошли в ссылку... После ссылки наших отцов в согласительной
комиссии, повелась борьба по всей России между отщепенцами и Патриархией не
на жизнь, а на смерть.
Все фиговые листочки с обновленцев были сброшены.
Ясно, что наши сосланы по ихнему доносу"
По возвращении отец Василий служил в Афонской церкви Новодевичьего монастыря в Ленинграде. В 1929 году его вновь арестовали, по возвращении из второй ссылки протоиерей Василий Сокольский стал служить церкви св. ап. Матфея и в Афонской церкви бывшего Новодевичьего монастыря. В 1935 году его приговорили уже не к стандартным 3 годам ссылки, а к 5-ти, как «социально опасного элемента и священника-тихоновца»Был арестован Атсабарским РО
НКВД по обвинению "в проведении среди населения к/р агитации пораженческого характера и не прекращении выполнения религиозных обрядов". На допросе на требование следователя - рассказать о своей к/р деятельности - о.Василий ответил: "Никакой к/р деятельности я не вел и не занимался. Поставленные вопросы признаю ложью. Показывать отказываюсь. Больше по существу дела показать ничего не могу". В ссылке в Казахстане священномученика Василий Сокольского приговорили к расстрелу. Он принял мученический венец 10 сентября 1937 года.

Молите Господа о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(1 Кор. 2, 6-9; Мф. 22, 15-22). "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу"; отдай всякому свое. Отсюда закон: не одною стороною угождай Богу, а всякою, какою угождать можешь и должен; всякую силу свою и всякий способ свой обращай на служение Богу. Сказав: отдавай кесарево кесарю, Господь показал, что такое действование угодно Ему. Если под кесаревым будешь разуметь все вообще порядки земной жизни, необходимые и существенные, а под Божиими - все порядки Богом учрежденной Церкви, то отсюда выйдет, что все пути жизни нашей переполнены способами ко спасению. Внимай только и успевай всем пользоваться и всюду действовать сообразно с Божиею волею, так как хочет от тебя Бог, - спасение у тебя под руками. Можешь так устроиться, что ни шаг, то дело угодное Богу, и следовательно, шаг ко спасению, ибо путь спасения есть шествие путем воли Божией. Ходи в присутствии Божием, внимай, рассуждай и, не жалея себя, приступай тотчас к делу, на какое укажет тебе в ту пору совесть.
******************************************************************************************************************************************
Дары

"Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, но Господь один и тот же"
(1 Кор. 12, 4)
Птицы небесные славят Бога своим пением; полевые цветы возносят к небу благоухание, как фимиам хвалебный; деревья осыпают землю своими плодами, облака орошают ее благотворным дождем, звезды озаряют ночную тьму своим чудным сиянием; вся природа служит Творцу и славословит Его.
Так и среди нас, слуг Христовых на земле, каждый имеет свое назначение. Один трудится над пропитанием многочисленной семьи, другой отдает свои силы и способности общественному делу, третий, обессиленный болезнью, является молчаливым примером терпения и покорности. Кому дан дар слова, кому талант писателя, иной одарен чудным голосом, другому дано сидеть в немом благоговении у ног Христа, внимая Его словам, прикладывая жаждущие уста к источнику воды живой.
Дары, полученные нами, очень различны, но каждый из нас должен служить Господу именно тем даром, который он получил свыше, как бы ни был он скромен и незаметен. Не будем же терять время в бесполезном старании произвести из себя то, что нам не дано, но, довольствуясь каждый полученным от Господа даром, будем непрестанно развивать его во славу Божию. И в конце нашей жизни, Бог даст, и мы услышим слова Спасителя: "Хорошо, добрый и верный раб, - в малом ты был верен, над многим тебя поставлю, войди в радость Господина твоего" (Мф. 25, 23).

исторические собятия дня:
В 1849 г. умер Великий Князь Михаил Павлович, четвертый сын Императора Павла I и Императрицы Марии Феодоровны, в Варшаве
В 1862 г. родился Сергей Александрович Нилус

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

20

Во славу Божию и на пользу ближним !

11 Сентября  -Память:  Поминовение усопших воинов.

Усекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

http://i004.radikal.ru/0909/27/d871ef83b5cd.jpg...http://i013.radikal.ru/0909/4b/421d8383bea6.jpg

Тропарь Предтечи, глас 2
Память праведнаго с похвалами,/ тебе же довлеет свидетельство Господне, Предтече:/ показал бо ся еси воистинну и пророков честнейший,/ яко и в струях крестити сподобился еси Проповеданнаго./ Темже за истину пострадав, радуяся,/ благовестил еси и сущим во аде Бога, явльшагося плотию,/ вземлющаго грех мира// и подающаго нам велию милость.

Кондак Предтечи, глас 5
Предтечево славное усекновение/ смотрение бысть некое Божественное,/ да и сущим во аде Спасово проповесть пришествие./ Да рыдает убо Иродия,/ беззаконное убийство испросивши:/ не закон бо Божий, ни живый век возлюби,// но притворный, привременный.

Величание
Величаем тя,/ Крестителю Спасов Иоанне,/ и почитаем вси/ честныя твоея главы// усекновение.
[/color]

АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p489

Святому Иоанну, Предтече Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, подобало предварить смертью свое, как рождение Господа, так и смерть Его; и, подобно тому, как на земле он проповедал о пришествии Господа, сказав: "идет за мною Сильнейший меня" (Мрк.1:7): так и находившимся в аду душам праотцов святых он должен был проповедать пришествие Господа; ибо Предтеча Иоанн должен был сказать здесь, что уже явился ожидаемый в мире Мессия. И подобно тому, как Господь наш Иисус Христос пострадал за грехи людские, так и Предтеча Его предполучил страдальческую смерть по причине беззакония Иродова. Случилось же сие так:

Ирод, называемый Антипой, сын старейшего Ирода, избившего младенцев вифлеемских, - злая отрасль от злого корня, имевший в своей власти Галилею, первоначально женился на дочери Арефы, царя аравийского; он прожил с нею немало времени. Но потом, будучи пленен красотою Иродиады, жены Филиппа, брата своего, сблизился с нею, ибо она соизволяла похоти его; по требованию сей любодейцы, он прогнал от себя первую законную жену свою и женился на жене брата своего, противно закону; ибо если бы и умер брат его, он не мог бы взять его жены, так как оставалась бы в живых дочь брата, рожденная от той жены; закон же повелевал брать жену умершего брата (вдову) только тогда, когда умерший брат не оставлял после себя детей*.
____*Древний, унаследованный от предков, обычай ужичества у евреев, состоял в следующем, по описанию книги Второзакония: "Если братья живут вместе и один из них умрет, не имея у себя сына, то жена умершего не должна выходить на сторону за человека чужого, но деверь ее должен войти к ней и взять ее себе в жену, и жить с нею, — и первенец, которого она родит, останется с именем брата его умершего, чтоб имя его не изгладилось в Израиле. Если же он не захочет взять невестку свою, то невестка его пойдет к воротам, к старейшинам, и скажет: "деверь мой отказывается восставить имя брата своего в Израиле, не хочет жениться на мне"; тогда старейшины города его должны призвать его и уговаривать его, и если он станет и скажет: "не хочу взять ее", тогда невестка его пусть пойдет к нему в глазах старейшин, и снимет сапог его с ноги его, и плюнет в лице его, и скажет: "так поступают с человеком, который не созидает дома брату своему [у Израиля]"; и нарекут ему имя в Израиле: дом разутого" (Втор.25:5-10). Обычай ужичества, получивший у евреев начало ранее времени патриарха Иакова, существовал и у моавитян; он был известен также и другим восточным народам, как например персам и др. Происхождение его объясняют различно; но скорее всего объяснения его следует искать в сильном желании восточных народов иметь детей с целью увековечения своего рода и своего имени в потомстве.
Достоверно сообщают, что Ирод отнял жену у Филиппа, брата своего, еще тогда, когда он был жив; таким образом он сотворил великое беззаконие, как хищник, прелюбодей и кровосмеситель.

Видя такое беззаконие, учиненное Иродом, ревнитель закона Божия, обличитель грехов человеческих и проповедник покаяния, - святой Иоанн Креститель не умолчал, но пред лицом всех обличал Ирода, как прелюбодея и грабителя, отнявшего жену у брата своего, и говорил ему:

- Не должно тебе иметь жену Филиппа, брата твоего.

Ирод же, не вынося обличения, приказал заключить Иоанна в темницу, обложив его оковами; особенно гневалась на святого жена Ирода, Иродиада, и весьма желала смерти его, но не могла его умертвить, ибо сам Ирод оберегал узника от убийственного намерения жены своей. Ирод считал Иоанна мужем праведным и святым; ранее он со сладостью слушал его и, внимая словам его, творил много добра; посему Ирод боялся отдать Иоанна на смерть. Однако он боялся не столько Бога, сколько людей, как говорит Евангелист Матфей: "и хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка" (Мф.14:5); Ирод боялся, как бы народ не восстал на него и не поднял мятежа; по сей-то причине он не осмеливался предать явно на смерть пророка и Крестителя Господня, всеми любимого и почитаемого, но только томил его в темничном заключении, желая заградить не умолкавшие уста своего обличителя.

Святой Иоанн в темнице пробыл долгое время; его ученики собирались к нему; Иоанн часто поучал их добродетельной жизни, согласно закону Божию, и возвещал им об уже пришедшем в мир Мессии, к Коему он и посылал их, как об этом сказано и в Евангелии: "Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?" (Иоан.11:2-3). Он посылал вопросить не потому, что сам не знал; ибо как он мог не знать Того, Кого сам крестил и над Кем он видел Духа Святого, сошедшего с небес, относительно Которого слышал и голос Отца, свидетельствовавшего, и на Которого, наконец, сам указывал перстом, говоря:

- "Вот Агнец Божий" (Иоан.1:36).

Иоанн посылал учеников своих вопросить Господа для того, чтобы ученики его своими очами увидели славные чудеса, которые творил Господь и дабы окончательно убедились в том, что Он (Иисус Христос) пришел спасти род человеческий.

Спустя некоторое время наступил день, в который Ирод имел обыкновение совершать празднование своего рождения. Собрав всех князей своих, воевод, старейшин и тетрархов Галилеи, Ирод устроил для них великое пиршество (Мрк.6:21). Во время этого пиршества дочь Иродиады Саломия плясала и своею пляскою весьма угодила Ироду и возлежавшим вместе с ним; по научению своей жестокой матери она попросила у Ирода главу святого Иоанна Крестителя и получила просимое, ибо Ирод поклялся ей дать всё, что бы она ни попросила, хотя бы даже полцарства его. Окаянный не пожелал нарушить клятву свою, не пожелал огорчить мерзкую мать плясавицы, но забыл о том страже, в силу которого он не решался до сих пор умертвить Иоанна, забыл также и о святой жизни его и, как упившийся вином, распалился намерением пролить кровь неповинную И тотчас он послал палача в темницу, приказав усечь главу Иоанна и принести ее на блюде.
Таким образом Предтеча Христов, за обличение беззаконного сожительства Ирода и Иродиадою, был усечен в темнице, уже поздно ночью; ибо то мерзостное пиршество святым Евангелистом Марком названо вечерей: "делал пир (говорит Евангелист) вельможам своим" (Мрк.6:21); эта вечеря затянулась далеко за полночь, и когда все уже сильно упились вином и достаточное время утешались пляскою упомянутой бесстыдной девицы, тогда-то и было учинено то неправедное убийство. И принесена была глава святого Иоанна на блюде посреди пиршества, причем кровь еще капала и (как сообщают некоторые) глава изрекала те же обличительные слова и после усечения, сказав Ироду:

- Не должно тебе иметь жену Филиппа, брата твоего.

О, сколь великий страх объял тогда всех, возлежавших и предстоявших на вечери той, когда все увидели человеческую голову, как пищу, носимою на блюде, источавшую кровь, и, кроме того, движущею устами и изрекавшею слова; и сию главу плясавица взяла дерзкими руками своими и отнесла к матери своей. Иродиада же, взяв ее, проколола иглою язык, обличавший беззакония ее; посмеявшись достаточное время, Иродиада не позволила похоронить главу Иоанна Вместе с телом, ибо боялась, как бы Иоанн не воскрес, если глава его будет присоединена к телу, и тогда не начал бы снова обличать ее и Ирода. Тело святого Предтечи ученики его в ту же ночь взяли из темницы и похоронили в Севастии; главу же Крестителя Иродиада закопала в земле, у себя во дворце, на некоем бесчестном и потаенном месте. Относительно того, каким образом оттуда была взята глава Крестителя, написано под двадцать четвертым числом февраля, когда празднуется Обретение сей честной главы.

После умерщвления святого славного Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, окаянный Ирод совершил и другое, не меньшее, злодеяние; ибо он посмеялся над Господом нашим Иисусом Христом во время вольного Его страдания за нас, как о том повествует святой Евангелист Лука: "Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату" (Лк.23:11).

Однако мщение Божие не замедлило совершиться над пророкоубийцею и поругателем Христа; ибо, с одной стороны, кровь Иоаннова вопияла на Ирода к Богу, как некогда кровь Авелева на Каина (Быт.4:1-16); с другой стороны, иные беззакония Ирода (особенно поругательство над Господом нашим Иисусом Христом) навлекали на него праведную казнь Божию; и действительно спустя непродолжительное время Ирод лишился царства и жизни вместе с Иродиадой и плясавицей. Ибо Арефа, царь аравийский, мстя за бесчестие и поругание над его дочерью, собрал воинов и пошел с ними на Ирода; точно также и Ирод, собрав своих воинов, вышел на борьбу с Арефой. Произошла жаркая схватка воинов с той и другой стороны; воины Арефы победили воинов Иродовых; Ирод понес сильное поражение; почти все воины его были побиты, и сам он спасся с большим трудом. После этого Ирод лишен был своей власти и всех своих богатств кесарем римским и был послан на заточение с прелюбодейцею и дочерью ее первоначально в Лион, город галльский, потом был переслан оттуда в Илерду, город испанский, и здесь окончил жизнь свою в лишениях и бедствиях; но ранее своей смерти он видел смерть плясавицы, своей дочери, которая погибла таким образом:

Как-то раз зимою она пожелала перейти ради какой-то потребности реку, по имени Сикорис; когда она шла, лед подломился под нею и она упала в воду, погрузившись до шеи. По правосудию Божию, лед сдавил шею ее, так что она висела телом в воде, имея голову над льдом; и подобно тому, как некогда она плясала ногами по земле, так и на сей раз она не доставала ногами до земли, но только производила в воде беспомощные движения, как пляшущая, причем быстрое течение реки колебало ее; однако никто  не мог оказать ей помощи; и до того времени висела окаянная в воде в таком положении, пока острый лед не перерезал шеи ее. Мерзкий труп ее, занесенный водою под лед, не был найден, глава же ее была принесена к Ироду и Иродиаде как некогда глава Предтечева, но только была отсечена не мече, а льдом. Так наказало правосудие Божие плясавицу, которая повинна была в усечении честной главы святого Иоанна.

После сего погиб "с шумом" и беззаконный убийца Ирод с мерзкою Иродиадою; ибо повествуют, что они были пожраны живыми землею.

Святой же Иоанн, как при жизни своей, так и после кончины был Предтечею Христу Господу. Ибо предварив сошествие Господа в ад, он благовествовал находившимся в аду Бога, явившегося во плоти, и порадовал святых праотцев; с ними он был изведен из ада, после разрушения его по воскресении Христовом, и сподобился многих венцов в Царствии небесном, как девственник, как пустынножитель, как учитель и проповедник покаяния, как пророк, как Предтеча и Креститель и как мученик. По молитвам его да наставит и нас на путь истинного покаяния и да сподобит нас Царствия небесного Христос, милосердый Господь и Бог наш, Коему воссылается слава со Отцом и Святым Духом вечно. Аминь. (по изложению Д.Ростовского)

Слово святого Иоанна Златоуста на день усекновения главы святого Предтечи Господня Иоанна
Снова Иродиада беснуется, снова смущается, снова пляшет, снова требует у Ирода беззаконного усечения главы Иоанна Крестителя.*
____* В этом слове святой Иоанн Златоуст строго обличает так называемых "злых женщин", т.е. женщин, дошедших в жизни до крайней степени зла и преступления. Особенно горячо восстает святой Иоанн Златоуст против тех женщин, по вине которых пострадали праведные и благочестивые люди. Но, как замечает и сам Иоанн Златоуст (в сем слове), кроме "злых", порочных женщин есть и добродетельные женщины; которых можно только восхвалять (что он и делает в конце слова). Таким образом святой Иоанн Златоуст восстает не против природы женской вообще, а против дурных проявлений в жизни этой природы
Опять Иезавель** умышляет восхитить виноградник Навуфеев*** и умышляет изгнать в горы святого Илию(славнейший из ветхозаветных пророков). И не все, слышавшие голос Евангелия, изумитесь вместе со мною дерзновению Иоаннову, неразумию Иродову и звероподобному неистовствованию безбожных женщин. Ибо что мы слышали? "Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу" (Мрк.6:17). За что? "За Иродиаду, жену Филиппа, брата своего".
____**Иезавель - жена израильского царя Ахава, отличавшаяся крайним нечестием и распутною жизнью. Слепо подчиняясь ее влиянию, Ахав превзошел нечестием всех своих предшественников и предался самому постыдному идолопоклонству. Он построил в Самарии храм Ваалу, насадил священные рощи, позволил Иезавели воздвигнуть алтари божествам Тирским и Сидонским (3Цар.16:31-33). Иезавель содержала четыреста ложных пророков, которые питались от ее стола (3Цар.18:19).
____***Навуфей - благочестивый израильтянин из Изрееля; он не захотел продать Ахаву своего виноградника, примыкавшего к двору царя; за это Навуфей, по наущению Иезавели, был публично оклеветан в богохульстве и измене и побит камнями (более подробно см 3 кн. Царств, 21 глава).

Кто в достаточной мере обличить безумие Иродово, проявившееся по причине его чрезмерной женоугодливости? Или кто опишет неслыханную дерзость злых женщин? Кажется мне, что в поднебесной нет такого зверя, который был бы подобен злой жене (ныне я говорю лишь о злой женщине, а не о доброй и целомудренной, ибо знаю, что есть много женщин кротких и благонравных, о добродетельной жизни которых будет упомянуто впоследствии, к пользе и для подражания добродетельным, дабы мы возлюбили то, что добро и честно). Ни один зверь в мире не похож на злую женщину. Что может быть опаснее змеи из числа пресмыкающихся? Также ничто; однако лев и змий питают менее злобы, нежели женщина (злая), как подтверждает мои слова и мудрейший Соломон, говоря: "лучше жить в земле пустынной, нежели с женою сварливою и сердитою" (Прит.21:19; ср. Сирах.25:18). Пусть не подумает никто, что пророк изрекал сие, посмеяваясь (над женщиною): самые дела удостоверяют с точностью то же самое: Даниила во рву львы устыдились; праведного же Навуфея умертвила Иезавель. Кит сохранил невредимым Иону во чреве: Далида же, остригши и связавши Самсона, предала его иноплеменникам. Змии, аспиды и гадюки убоялись Иоанна в пустыне: Иродиада же усекла его на вечери. Вороны питали Илию на горе: Иезавель же устремлялась убить его после того как он благодействовал, низведши дождь. Вот что она говорила ему:

- Если ты Илия, то я - Иезавель; пусть сотворят со мною боги (что хотят), и пусть увеличат возмездие мне, если завтра в сей же час твоя душа не будет умерщвлена (ср. 3Цар.19:2).

И убоялся Илия, и ушел ради спасения души своей, и скрылся в пустыне, идя сорок дней, и начал искать смерти себе, сказав:

- Господи, Боже! Достаточно для меня (страданий сих): возьми от меня мою душу, ибо я нисколько не лучше отцов моих!

О горе! Пророк Илия испугался женщины; убоялся женщины тот, кто носил в себе дождь вселенной над язычниками, кто свел с неба огонь, кто молитвою воздвиг мертвого. Да, действительно, убоялся. Ибо никакая злоба не может быть сравнена со злобою злой женщины. Мои слова подтверждает и книга Премудрости, говоря: "нет головы ядовитее головы змеиной" (Сирах.25:17) и нет злобы более злобы женской!

О зло диавольское и острейшее оружие!

Издревле в раю диавол уязвил Адама женщиною, женщиною кротчайшего Давида склонил к обманному убийству Урии, женщиною склонил к преступлению мудрейшего Соломона, женщиною мужественнейшего Самсона ослепил, по вине женщины умертвил сыновей священника Илии, по вине женщины заключил в оковах в темницу благороднейшего Иосифа, по вине женщины предал на усечение Иоанна, - светильника всего мира.

Да, что говорю я о людях (вообще)? По вине женщины диавол и святых отвлекал от добродетелей; он (диавол) женщиною всех посекает, всех убивает, всех порочит, всех уничижает; ибо женщина бесстыдная никого не щадит, священников не чтит, левита не стыдится, пророка не стесняется. О зло, злейшее всякого зла, женщина злая! Если она бедна, богатеет злобою; если же имеет богатство, способствующее ее лукавству, то это вдвойне пагубно. Женщина нетерпеливое животное, неисцельный недуг, неукротимый зверь. Я видел и аспидов неукротимых укрощенными, и львов, и единорогов и медведей прирученными; женщина же злая и, будучи обличаема, гневается, и будучи усовещеваема с ласкою, превозносится. Если муж ее облечен властью начальственною, то она и днем и ночью развращает его речами, побуждая к злодейству, как Иродиада Ирода; если же она имеет бедного мужа, то побуждает его к гневу и брани. Если она вдова, то самолично бесчестит всех; ибо не обуздывает языка своего страхом Господним, не взирает на будущий суд, не уповает на Бога, не хранит законов любви. Злой женщине ничего не стоит предать смерти своего мужа. Ибо жена праведного Иова советовала ему отдать себя на смерть через хуление (Бога), говоря:

- Скажи некое слово ко Господу, и умри (Иов.2:9).

О нрав лукавый! О намерение неблагочестное! Жена Иова не явила милосердия, видя своего мужа, страдавшего утробою по причине тяжелой болезни, подобно углю распространяющему искры, - видя всё тело его покрытым язвами и снедаемым червями; не склонилась к милосердию, видя его скорченным, весьма болезненным и крайне страдавшим, испускавшим сквозь болезненно отверстые уста учащенные дыхания. Не смягчилась сердцем, видя ходившего некогда в царской порфире, ныне лежащим на гноище, обнаженного телом. Не вспомнила прежнего обычного нежного супружеского отношения, не вспомнила о том, сколь много славы и добра получила она от него ранее. Но что говорит она:

- Скажи некое слово ко Господу, и умри.

О милость женщины! О средство к врачеванию скорбей! О узаконение любви супружеской! Разве он (т.е. муж) когда-либо говорил тебе, бывшей в болезни, такие слова? Не молитвами ли своими и делами благими он излечивал тебя от болезней? Разве не достаточно было для него и сего временного наказания, что ты испрашиваешь для него вечное мучение через хуление (Господа)? Или ты не знаешь, что всякий грех отпустится людям, хуление же, - грех против Духа Святого, - не отпустится им ни в сей жизни, ни в будущей? (Мф.12:31)

Желаешь видеть иную (женщину), подобную сей своим лукавством? Посмотри на Далиду, которая, связав сильного Самсона, предала его иноплеменникам (Суд.16:6); она предала иноплеменникам своего супруга, которого любила, ласкала, которому говорила, что любила его больше чем себя. Того, кого вчера любила, ныне обольщает, кого вчера согревала лобзанием, ныне, обольщая, предает смерти. Разве он был не красив? Кто был красивее его тогда, когда, нося на голове семь кос (Суд. 16:13-14), он являл образ седмосветлой благодати? Разве он не был мужествен? Но кто был мужественнее его тогда, когда он один поборол в пути страшного льва и одною лишь челюстью ослиною побил тысячу иноплеменников? Но, может быть, он не был добродетелен? Нет, он был добродетелен настолько, что, ощутив некогда жажду, он помолился о воде (о ниспослании ему от Бога воды), и из держимой им в руках мертвой челюсти истекла вода, которою он утолил жажду. И вот такого прекрасного, такого мужественного, такого добродетельного мужа, собственная жена, как врага, связала и отдала в руки неприятелей. Но каким образом женщина возмогла победить такого сильного? По причине свойственной мужчинам доброты: ибо, лишив его ночью тайны его силы, она связала его нагого крепким вервием. Посему мудрость (Божественная) повелевает тебе: "от лежащей на лоне твоем стереги двери уст твоих" (Мих.7:5).

Какое животное, скажи мне, могло помыслить таковое на сродный себе мужеский пол? Какая змея намеревается погубить своего сожителя? Какая львица отдаст на заколение своего льва? Ты видишь, что справедливо изрекает Книга премудрости, говоря, что "нет головы ядовитее головы змеиной" (Сирах.25:17), и нет злобы более злобы женской!

Скажу прямо: тот, кто имеет злую жену, пусть знает, что он имеет возмездие своим беззакониям. Дабы слово сие было не бездоказательным, слушай Премудрость, изрекающую, что злая жена посылается беззаконному мужу за его дурные дела (Сирах.25:22-29).

Доселе мы говорили о злой женщине, и здесь окончим сию речь. Подобает теперь воспомянуть и добрых женщин, в особенности ради тех, кто присутствует здесь.

Почему же сии женщины называются добрыми? Потому, что когда видят добродетели, угодные Богу, творимые иными, то радуются о них, как о своих, и труды тех усвояют себе, как награду за добродетель.

Добродетельною и нищелюбивою женщиною была соманитянка, которая, испросив согласие мужа, устроила для Елисея место обитания, дабы он мог иметь у нее отдых (4Цар.4:9-10; ср. Лк.4:25-26); она устроила для него постель, светильник и трапезу; постель не была лишена одеяния, но была снабжена приличным пророка убранством; светильник был не без света, но с елеем, горящим и светящим; трапеза была не без хлеба, но преисполнена пищи.

Точно также кто скажет что дурное относительно той убогой вдовицы, которая принимала пророка Илию? Она не имела многих пенязей, но явила богатство благорасположения. У нее не было ни пшеницы, ни вина, ни иного чего из числа предметов земных; у нее не было поля, засеянного пшеницею, которое приносило бы ей хлебные злаки; виноградник не родил для нее сладостного гроздия; растения не рождали для нее сладких овощей. Каким же образом она могла принимать и питать пророка? Хотя она не имела даже и пяди земли для обработки, не имела также виноградника и на локоть (т.е. площадью, или объемом), но всегда во время жатвы ходила по меже и, наклонившись к земле, собирала колосья, падавшие из-под серпов жнущих; таким образом она на каждый год запасала для себя необходимое количество пищи. К сей-то вдовице пришел Илия во время голода, когда вся земля истаявала от бездождия, когда небо разоралось, воздух раскалился, облака заключились; когда не было ни злака, ни цветка, ни отпрыска растения, ни дыхания влажного ветра, орошавшего и поднимавшего рост молодых колосьев; когда реки иссохли, источники, питавшие реки, исчезли от зноя, а море стало весьма соленым, ибо пресные воды не попадали в него по причине того, что дождь и потоки иссякли. Тогда-то пришел Илия к убогой вдовице. Но вы знаете, как страдает вдовица и во время хорошего урожая. Однако пророк оставил богатых, имевших обильные запасы хлеба, и, сойдя с горы, пришел к сей вдовице. Но почему Илия, низведший с неба огонь своим словом, не низвел себе хлебов? Может быть потому, что не мог? Нет, мог, но не сделал так. Почему же? Дабы не лишить плодов нищелюбия вдовицу, и дабы увеличить благословением сосуд с мукою и небольшой запас масла. Ибо пророк пришел не столько с целью напитаться, сколько с целью напитать убогую и сделать явным скрытую в сердце ее добродетель и благорасположение. Так творит Бог: ибо, будучи в состоянии питать всех рабов Своих, бывших вместе с Ним в мире, Он требует подаяния, дабы обнаружить благорасположенные сердца делами их нищелюбия. И когда уже не бывает никого, кто мог бы напитать их (рабов Своих), тогда Он питает их или птицами, как Илию на горе, или чужестранным пророкам, как Даниила во рву, или зверем морским, как Иону китом, или Сам от Себя посылает пищу, как отцам нашим в пустыне; ибо, когда у них не было ничего, что бы они могли взять (себе для питания), тогда Он ниспослал им с неба манну и источил из камня воду. Но когда святые Его живут в миру с прочими людьми, то Бог удерживает десницу Свою, хотя и видит их скорбными; оставляет их, дабы вознаградить благодатию тех, кто пожелает благотворить им; ибо через сие могли бы получить спасение многие.

Итак Илия пришел к вдовице, у которой не было ничего, кроме горсти муки, которой ей могло хватить разве только на один обед для нее и для детей ее. Что же говорит ей пророк?

- Принеси мне немного воды в сосуде, дабы я мог напиться.

Когда она пошла за водой, то он сказал в след ее:

- Принеси мне также в руке твоей и хлеба печеного.

Она сказала о том, чего не имела, но то, что имела, не утаила, а объявила, сказав:

- Жив Господь! Разве есть у меня где хлеб в потаенном месте? У меня нет ничего кроме горсти муки и небольшого количества масла в сосуде.

Замечательно уже то, что несмотря на такую скудость, она не утаила бывшего у ней небольшого остатка пищи. Как много ныне таковых, которые, имея много золота и серебра, не делятся с друзьями своими, когда те просит у них? Даже и тогда, когда их упрашивают с любовью, они говорят, что не имеют ничего, не желая давать; но если, после долгих просьб склонятся к тому, чтобы дать кому-либо взаймы, тогда берут с тех, кому дают, расписку, более прочную, чем железо, связывают подписью руку принимающую, в присутствии свидетелей и поручителей. Но та вдовица по одному слову не отреклась от горсти муки.

Что же сказал ей пророк?

- Поспеши и приготовь опресноки, прежде всего для меня, потом же для тебя и для детей твоих.

Сие слово пророческое было испытанием, - было испытанием сердца, было испытанием благорасположения. Сердце блаженной вдовицы находилось как бы в тисках, будучи в недоумении, что предпочесть, любовь ли к своим детям, или нищелюбие к пророку? И предпочла вдовица лучше обидеть себя и детей своих, пророка же принять, ибо знала, что "кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка" (Мф.10:41); и напоивший чашею студеной воды во имя ученика, не потеряет награды своей (Мф.10:42).

Но почему же пророк сказал: "Поспеши!" Разве он был настолько голоден, что нуждался в особенном усердии вдовицы? Нет, ни в каком случае, но он таинственно знаменовал сим, что благое дело должно творить с усердием и радостью, а не с печалью и тоскою: "ибо доброхотно дающего любит Бог" (2Кор.9:7).

- Поспеши и приготовь, прежде всего для меня, потом же для тебя и для детей твоих.

"Поспеши", - подобно тому, как Авраам, когда к нему пришли ангелы, поспешил к волам и заколол тельца, дабы принять Агнца (Быт.18:6); также подобно тому, как Сарра поспешила к опреснокам, дабы получить хлеб, сокрытый в небесах.

Поспеши и поступи так, как Авраам с жертвами Богу; не тебе первой и потом мне, как поступили: Каин, Офни и Финеес, сыновья священника Илия, которые уничижали Бога, взимая в свою пользу начатки даров, приносимых Богу.

Вдовица исполнила приказание пророка с усердием.

Пророк же, приняв хлеб, хотя малый, но поданный с великим усердием, вкусил от него и наполнил благами дом ее, ибо он сказал:

- Не оскудеет горсть муки в водоносе, и масло в сосуде, до тех пор, пока Господь не пошлет дождя на землю.
Но почему, - до того времени (когда будет ниспослан дождь)?

Дабы таинственно показать, что ветхий закон оканчивается тогда, когда явилась новая благодать, как дождь с неба.

И действительно случилось так, как сказал пророк.

Видишь ли, как добрые женщины получили плоды нищелюбия? Ибо благие труды дают благие плоды и не истлевающий корень целомудрия.

Вы, женщины, слышали о делах злых женщин и о добродетели благих; одних возлюбите, других же сторонитесь; тем подражайте, других же избегайте, дабы, следуя пути благих (женщин), вы были бы сопричислены к лику святых, о Христе Иисусе, Господе нашем, Коему подобает слава и держава вечно. Аминь.

Проповедь митрополита Антония Сурожского.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Мы привыкли в нашей жизни, что во всякой нужде, по поводу всякого случая мы обращаемся к Богу за Его помощью. И на каждый наш зов, на каждый крик тоски, страдания, страха, мы ожидаем, что Господь вступится за нас, защитит, утешит. И мы знаем, что Он делает это постоянно, и что предельную Свою заботу о нас он явил, став Человеком и умерев за нас и ради нас.

Но иногда бывает в жизни нашего мира, что Бог обращается за помощью к человеку. И это бывает постоянно, но часто еле заметно, или вовсе остается нами незамеченным. Постоянно Бог обращается к каждому из нас, прося, моля, уговаривая быть в этом мире, который Он так возлюбил, что жизнь за него положил, быть Его присутствием, быть Его живой заботой, зрячей, добродействующей, внимательной.

Он нам говорит, что бы мы ни сделали доброго для какого бы то ни было человека – для Него сделали, призывая этим нас как бы быть на Его месте.

А порой Он некоторых людей зовет к более личному служению Ему. В Ветхом Завете мы читаем о пророках. Пророк Амос говорит, что пророк – это человек, с которым Бог делится мыслями Своими. Но и не только мыслями, но и Своим делом.

Помните пророка Исаию, который в видении видел Господа, озирающегося и говорящего, кого послать Мне? И пророк встал и сказал: меня, Господи.

Но вот среди пророков, среди людей, которые Богу послужили сердцем неразделенным, всей большой силой души, есть один, память которого мы совершаем сегодня, и которого Христос назвал величайшим, среди рожденных на земле.

И действительно, когда вдумаешься в его судьбу, кажется, нет судьбы более величественной и более трагичной. Вся судьба его была в том, как бы, чтобы не быть. Для того, чтобы в сознании и в видении людей возрос Единственный, Который есть Господь.

Вспомните первое, что говорится о нем в Евангелии от Марка: он – глас, вопиющий в пустыне. Он – только голос, он настолько уже неотличим от своего служения, что он стал только Божиим голосом, только благовестником. Словно его как человека плоти и крови, человека, который может тосковать, и страдать, и молиться, искать, и стоять, в конечном итоге, перед грядущей смертью, словно этого человека нет. Он и его призвание – одно и то же. Он – голос Господень, звучащий, гремящий среди пустыни людской, той пустыни, где души пусты, потому что вокруг Иоанна были люди, а пустыня от этого оставалась неизменной.

И дальше, Сам Господь говорит о нем в Евангелии, что он – друг жениха. Друг, который так сильно, так крепко любит жениха и невесту, что он способен, забыв себя, служить их любви. И служить тем, чтобы никогда не оказаться лишним, никогда не быть там и тогда, когда он не нужен. Он – друг, который способен защитить любовь жениха и невесты, и остаться вне, хранителем тайны и любви.

Тут тоже великая тайна человека, который способен, как бы, не стать, для того, чтобы что-то большее, нежели он, было. Дальше говорит он о себе по отношению к Господу: Мне надо умаляться, сходить на "нет", для того чтобы Он возрос. Надо, чтобы обо мне забыли, а помнили только о Нем, чтобы мои ученики от меня отвернулись и ушли, как Андрей и Иоанн на берегу Иордана, и последовали неразделенным сердцем за Ним только. Я живу лишь для того, чтобы меня не стало.

И последнее. Страшный образ Иоанна, когда он уже был в темнице, когда вокруг него суживалось кольцо смерти, когда у него уже не было выхода, когда это колоссально великая душа заколебалась.

Шла на него смерть, кончалась жизнь, в которой у него не было ничего своего. В прошлом был только подвиг отречения от себя, а впереди мрак. И в тот момент, когда заколебался в нем дух, послал он учеников спросить у Христа: Ты ли Тот, Которого мы ожидали. Если Тот, то стоило в юных летах заживо умереть. Если Тот, то стоило умаляться из года в год, чтобы его забыли, и только образ Грядущего возрастал в глазах людей. Если Тот, тогда стоило теперь умирать уже последним умиранием, потому что все, для чего он жил, исполнено и совершено.

Но вдруг Он не Тот? Тогда потеряно все, погублена юность, погублена зрелых лет величайшая сила, все погублено, все бессмысленно. И еще страшнее, что случилось это, поскольку Бог будто обманул. Бог, призвавший его в пустыню, Бог, отведший его от людей, Бог, вдохновивший его на подвиг самоумирания.

Неужели Бог обманул, и жизнь прошла, и возврата нет? И вот, послав учеников ко Христу с вопросом, Ты ли Тот, он не получает ответа прямого, решающего. Христос не отвечает ему: Да, Я – Тот, иди с миром. Он только дает пророку ответ другого пророка о том, что слепые прозревают, что хромые ходят, что мертвые воскресают, что нищие благовествуют. Он дает ответ из Исаии, но Своих слов не прибавляет. Ничего, кроме одного грозного предупреждения: Блажен тот, кто не соблазнится о Мне. Пойдите, скажите Иоанну. И этот ответ достиг Иоанна в предсмертном его ожидании: Верь до конца, верь, не требуя ни знамения, ни свидетельств, ни доказательств. Верь, потому что услышал ты внутри, в глубинах души твоей глас Господень, повелевающий творить дело пророка.

Другие могут каким-то образом опереться на Господа в их порой величайшем подвиге. Иоанна же Бог поддерживал только тем, что повелел ему быть Предтечей, и для того явить предельную веру, уверенность в вещах невидимых.

И вот почему дух захватывает, когда мы думаем о нем. И вот почему, когда мы думаем о подвиге, которому предела нет, мы вспоминаем Иоанна. Вот почему из тех, которые родились на земле рождением естественным и возносились чудесно благодатью, он из всех – самый великий.

Сегодня мы празднуем день Усекновения его главы. Празднуем. Слово праздновать мы привыкли понимать, как радость. Но оно значит оставаться без дела. И без дела можно остаться, потому что захлестнет душу радость и уже не до обычных дел.

А может случиться, что руки опустились от горя и ужаса. И вот таков сегодняшний праздник. За что возьмешься перед лицом того, о чем мы слышали сегодня в Евангелии? И в этот день, когда перед величием и ужасом этой судьбы опускаются руки, церковь призывает нас молиться о тех, которые тоже в ужасе и трепете и недоумении, а иногда в отчаянии умирали. Умирали на поле битвы, умирали в застенках, умирали одинокой смертью человека.

После того, как вы приложитесь ко кресту, мы помолимся о всех тех, кто на поле брани жизнь положил, чтобы другие жили, склонились к земле, чтобы воспрянул другой. Вспомним тех, кто не только в наше время, а из тысячелетия в тысячелетие погибали страшной смертью, потому что они умели любить, или потому что другие любить не умели. Вспомним всех, потому что всех объемлет Господня любовь. И за всех предстоит, молясь, великий Иоанн, который прошел до конца через всю трагедию жертвы умирания и смерти без единого слова утешения, а только по властному повелению Божию: верь до конца и будь верен до конца. Аминь.

Святый Пророче, Крестителю и Предтече Иоане ,моли Бога о нас грешных! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Слово святителя Феофана Затворника

Святитель Феофан Затворник в 19 веке писал в толковании Евангельского чтения на этот день: «Дошел слух о делах Господа до Ирода; он при этом тотчас и заключил: это Иоанн воскрес. Мало ли что можно было при этом подумать! А между тем он ни о ком не подумал, как только об Иоанне. Кто же это дал такое направление его мыслям? Совесть. От нее не спрячешь бессовестных дел, суда ее ничем нельзя поправить. Обезглавливая Иоанна, Ирод присваивал себе право на то, и другие не отрицали такого права, а совесть заговорила свое, и речей ее не мог он заглушить ничем. Вот ему и видится Иоанн. Сколько знаем мы подобных сказаний, что совесть преследует грешника и живописует ему предмет и дело греха так, что он видит их даже вне! Стало быть, есть в нас голос, который мы должны признать не нашим голосом. Чьим же? Божиим. От кого естество наше, от того и голос. Если он Божий, то должно его слушать, ибо тварь не смеет поперечить Творцу. Голос этот говорит, что есть Бог, что мы от Него состоим в полной зависимости и потому не можем не питать в себе благоговейного страха Божия; имея же его, мы должны исполнять волю Божию, которую совесть и указывает. Все это составляет слово Божие, написанное в естестве нашем, читаемое и предлагаемое нам, и мы видим, что люди всех времен и всех стран слышат это слово и внимают ему. Повсюду веруют в Бога, повсюду слушают совесть и чают будущей жизни. Это только ныне как-то в моду вошло не признавать этих истин. Так поступают натуралисты (по-русски – естественники); значит, естественники проповедуют противоестественное учение».

******************************************************************************************************************************************
Божественная любовь
  "Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него"
(1 Ин. 4, 9)

В тюрьме, в подземелье, в темном, сыром углу вырос плющ. Ни одна капля дождя или росы никогда не орошала его. Тщедушные, полусухие листья впивали в себя лишь гнилую влагу подземелья. Но с наступлением лета солнечный луч стал проникать и в это мрачное место заточения. И каждый день, в продолжение одного часа, этот луч согревал бедное, погибающее растение.
И вот жизнь стала просыпаться в нем, корни ожили, листья стали подыматься к свету; пожелтелый ствол наполнился свежим соком; пошли новые ростки. И тоненькая ветка, постепенно подымаясь все выше вдоль стены, достигла наконец узенького окна и, пробившись сквозь железную решетку наружу, на волю, целый день уже могла пользоваться живительными лучами солнца. Ветка эта росла и росла, пока не покрыла густою зеленью всю наружную стену тюрьмы, придавая красу и свежесть мрачному зданию.
Так бывает и с душой человеческой, заточенной во мраке греха и разврата. Когда луч божественной любви, проникая в нее, коснется ожесточенного сердца, в душе пробуждается радостный трепет, она оживает и растет, впивая в себя благотворный луч божественного света, и возрождается к новой жизни. Она, как ожившая ветка, одевается прекрасной свежей листвой и наконец приносит плоды праведности, во славу Божию.
Человеческая мудрость стоит высоко в истории народов. Но никакая философия не может воскресить мертвую душу. Наука в наши дни творит чудеса: все препятствия в природе уничтожаются, расстояния уж не существуют, под землею и под водами пробиваются пути. Через неизмеримые пространства ведутся переговоры. Небесные светила вычисляются и вымеряются с математической точностью. Но и самая точная наука не может разрешить великий вопрос жизни и смерти. Еще менее может она вернуть угасшую жизнь. Один Христос дает жизнь, "чтобы имели жизнь с избытком" (Ин. 10, 10).
Его слово, Его Дух обновляет, оживляет омертвевшую душу, в Нем одном спасение и пробуждение от греховного сна, ибо "верующий в Него имеет жизнь вечную" (Ин. 6, 40).слава Ему со Отцем и Духом Святым во веки!!!

Исторические события дня:
В 1769 г. во время войны России с Турцией и Польшей, в царствование Императрицы Екатерины II Великой, был установлен День памяти православных воинов, за Веру, Царя и Отечество на поле брани убиенных. Cовершается поминовение всех православных воинов, за Веру, Царя и Отечество на поле брани убиенных. Как говорится в Чине поминовения, «сей день в рассуждении пострадавшего за истину Предтечи Господня, есть приличный, дабы в оный всеобщую Богу молитву принести и о подобнострадающих и о положивших живот свой за веру и отечество»
В 1790 г. контр-адмирал Ф.Ф.Ушаков одержал победу над турецким флотом у мыса Тендра (в Черном море), чем сорвал высадку турецкого десанта в Крыму
В 2001 г. в Нью-Йорке самолеты врезались в башни-близнецы торгового центра. США объявили войну "международному терроризму"

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ : http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=25#p35319
Слава Богу за все!

0

21

Во славу Божию и на пользу ближним !

12 Сентября  -Память:

Прп. Александра Свирского (1533).
http://scorcher.ru/art/mist/miracle_argument/miracle_argument1/asvi0000.jpg

Преподобный Александр Свирский родился 15 июня 1448 года в семье крестьян приладожского села Мандеры на реке Оять (притоке реки Свирь) Стефана и Василиссы (Вассы). Стефан и Василисса имели двух взрослых детей, но им очень хотелось иметь еще сына, и они молили об этом Бога. Однажды во время молитвы благочестивые супруги услышали голос свыше: «Радуйтеся, доброе супружество... имате родити сына... в рождестве его утешение Церквам Своим подати имать Бог». День рождения святого совпал с днем памяти пророка Амоса, имя которого и нарекли мальчику при крещении.

Когда Амос подрос, родители отдали его учиться грамоте, но учение давалось отроку с трудом. Тяжело переживая это, Амос часто молил Бога о помощи. Однажды он отправился в близлежащий Острожский Введенский монастырь и стал горячо молиться перед иконой Божией Матери. Во время молитвы отрок услышал голос: «Восстани, не бойся; а еже просил еси, имаши восприяти».
С тех пор Амос стал преуспевать в учении и вскоре опередил своих сверстников.Обрадованный отрок встал и пришел к отцу своему. Отец и мать заметили его душевную радость и предугадали, что она происходила от проявления к нему милости Божией и, думая так, благодарили за это Бога. Блаженный же отрок с этого времени стал оказывать быстрые успехи в учении, причем внимательно слушал чтение Божественных книг и во всем повиновался своим родителям. В то же время он соблюдал такой строгий пост, что только раз в день употреблял в пищу один хлеб и то в меру, по ночам же спал очень мало. Родители отрока приходили от этого в изумление, и мать, увещевая его, однажды сказала ему:

- Сын мой! Зачем ты так изнуряешь себя? Принимай пищу вместе с нами и спи, как и мы. Но отрок ответил на это матери:

- Для чего ты, мать моя, говоришь мне это, отклоняя меня от приятного мне воздержания? Ведь в Писании сказано, что пища и питие не приблизят нас к Богу (1Кор. 8:8). Оставь меня поступать так, как я начал.

Удивляясь такому мудрому ответу сына, и особенно видя, что к такому подвигу у него есть искреннее желание, мать сказала ему:

- Как хочешь поступать, сын мой, так и поступай.

Но дивный отрок чувствовал более влечения к подвигам, нежели к видимым благам; обилие имущества считал тенью и на все, что есть человеческого на земле, смотрел, как на суетное и ничтожное.

Он был всегда послушен и кроток, избегал игр и смеха, носил самую простую одежду и рано начал укреплять свою душу постом, чем вызвал беспокойство матери. Когда Амос вырос, родители хотели женить его, но он пожелал посвятить свою жизнь служению Богу. После знакомства с валаамскими монахами юношей овладело неодолимое желание уйти на Валаам. В 19 лет он тайно покинул родительский дом и отправился в дальний путь. Дойдя до реки Свири, Амос переправился на другой берег и прошел еще шесть верст. Ночь застала его на берегу тихого лесного озера. Долго пребывая в ночной молитве, юноша услышал голос, который повелел ему идти на Валаам в обитель Всемилостивого Спаса, через некоторое время вернуться на это место и основать здесь обитель. На избранное Богом место сошел небесный свет. Утром Амос продолжил свой путь. Долго пробирался он по лесным дебрям без дороги и очень утомился. Вдруг он увидел путника, который сказал, что идет на Валаам и знает туда дорогу. Они пошли вместе и через некоторое время достигли Валаамского Спасо-Преображенского монастыря. Воздав хвалу Богу у ворот обители, Амос хотел выразить благодарность своему спутнику, но тот внезапно исчез. Тогда Амос понял, что это был Ангел Божий.

Семь лет пребывал Амос послушником в Спасо-Преображенском монастыре, дни проводя в трудах, а ночи — в молитвах. Иногда он обнажался до пояса и молился всю ночь в лесу, весь покрытый комарами и мошками. Когда родители узнали о местонахождении сына, отец приехал в обитель. Амос не хотел выйти к нему, сказав, что умер для мира. И только по просьбе игумена побеседовал
с отцом, который хотел уговорить сына вернуться домой, однако после отказа сына покинул обитель в гневе. Уединившись в своей келлии, Амос стал усердно молиться о родителях, и по его молитве благодать Божия сошла на Стефана. Вернувшись домой, он принял постриг в Введенском монастыре с именем Сергий. Также и мать Амоса постриглась с именем Варвара.

26 августа 1474 года Амос принял иноческий постриг с именем Александр и удалился на уединенный остров, впоследствии названный Святым. Там он обнаружил пещеру и подвизался в ней еще семь лет. Далеко разнеслась слава о его подвигах. Желая избегнуть людской молвы, преподобный Александр решил удалиться в неведомые леса, но по просьбе игумена остался. В 1485 году во время ночной молитвы перед иконой Пресвятой Богородицы в келлии святого воссиял свет, и он услышал голос, повелевавший ему возвратиться на прежде указанное место. В окно преподобный увидел как бы перст, указующий
в сторону Святого озера. Узнав о видении, игумен благословил преподобного Александра в путь.

На берегу Святого озера, в 36-ти верстах от нынешнего г. Олонца и в 6-ти верстах от реки Свирь, преподобный Александр построил малую келлию,
в которой прожил семь лет, не видя человеческого лица, не вкушая хлеба и питаясь лишь плодами леса. За это время святой отшельник претерпел немало лишений от холода, голода, болезней и диавольских искушений, но Господь не оставлял подвижника Своими неизреченными милостями. Однажды, когда преподобный был тяжело болен и не мог даже приподнять голову с земли, он лежа напевал псалмы. Вдруг предстал пред ним «преславный муж», положил руку на больное место, осенил его крестным знамением и исцелил праведника. В другой раз, когда преподобный шел за водой и громко пел молитвы, он услышал голос, предрекавший приход к нему множества людей, которых надлежало принять и наставить.

В 1493 году на жилище отшельника во время охоты набрел боярин Андрей Завалишин. Он очень обрадовался этой встрече, так как давно хотел посетить место, над которым неоднократно видел «овогда яко столп стоящ, овогда же яко лучу Божественную сияющую, а иногда дым светел от земли к высоте восходящ». С того времени Андрей Завалишин стал часто посещать святого отшельника, а затем по его совету принял постриг на Валааме с именем Адриан. Впоследствии он основал на восточном берегу Ладожского озера Ондрусовский монастырь и прославился обращением на путь покаяния многих разбойников. От разбойников же преподобный Адриан Ондрусовский принял мученическую кончину (+1549; память 26 августа/8 сентября и 17/30 мая).Его житие http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=30#p442

Известие о духовных подвигах преподобного Александра широко распространилось, к нему стали стекаться иноки. Пришел к святому подвижнику и его брат Иоанн, который через некоторое время скончался. Иноки расчищали лес, благо­устраивали пашню, сеяли хлеб, которым кормились сами и подавали просящим. Преподобный Александр из любви к безмолвию уединился от братии и устроил себе «отходную пустынь» в 130-ти саженях от прежнего места,
у озера Рощинского. Там на него вооружились бесы: они являлись ему в образе зверей, змей, пытались запугать святого, понуждали бежать. Но молитва праведника, «яко пламень огненный, от уст его исхождаху и вся бесовская немощнейшая ополчения попали и к тому невидими быша». В пустыни преподобному явился Ангел, напомнил прежние Божественные видения и предсказал основание на этом месте обители с храмом во имя Святой Троицы.

В 1508 году, на 23-м году пребывания преподобного Александра в заповедном месте, ему было явление Живоначальной Троицы. Преподобный молился ночью в пустыни. Вдруг воссиял сильный свет, и святой увидел вошедших к нему Трех Мужей, облаченных в светлые белые одежды. Освященные небесной славой, Они сияли чистотой ярче солнца. Каждый из Них держал в Своей руке жезл. Преподобный получил повеление возвести храм и устроить обитель во имя Святой Троицы. «Я оставляю тебе мир и мир Мой подам тебе», — сказал Господь преподобному. И тотчас святой подвижник увидел Господа Иисуса Христа с простертыми крылами, словно по земле ходящего, и Он стал невидим.

После этого видения преподобный Александр стал размышлять, на каком месте соорудить храм. Ангел Божий указал ему место. В том же году была построена деревянная церковь во имя Живоначальной Троицы, а в 1526 году на ее месте был воздвигнут каменный храм. Сразу после построения деревянной церкви братия стали уговаривать преподобного принять священство. Смиренный старец отказывался, но братия обратились за помощью к архиепископу Новгородскому святителю Серапиону (+1516; память 16/29 марта). В том же году преподобный Александр посетил Новгород, где получил посвящение от святителя Серапиона. Вскоре братия умолили преподобного принять игуменство.

Став игуменом, преподобный Александр стяжал еще большее смирение и кротость. Он спал на полу, одежды носил в заплатах, сам готовил пищу и замешивал тесто, испекал хлеб. Однажды не хватило дров, и эконом просил игумена послать в лес тех иноков, кто в то время был празден. «Я празден», — сказал преподобный и пошел рубить дрова. Ночами, когда братия спали, святой игумен приходил в помещение, где мололи хлеб жерновами, и молол за других. Обходя келлии и слыша суетные разговоры, он тихонько стучал в дверь и уходил, а утром наставлял братию. Вскоре Свирская обитель прославилась строгостью жизни иноков. Несколько учеников преподобного Александра стали основателями новых монастырей.

В конце жизни преподобный пожелал построить каменный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Из Москвы были приглашены мастера. Когда заложили основание храма, то на месте алтаря преподобному явилась Божия Матерь с Младенцем в окружении множества Ангелов. Царица Небесная обещала исполнить молитвы праведника об учениках и обители. «И не только при животе твоем, — сказала Она, — но и по отшествии твоем неотступной буду от обители твоея, потребная неоскудне и снабдевающи и покрывающи». При этом преподобный узрел множество иноков, которые впоследствии подвизались в его обители.

Перед кончиной преподобный Александр Свирский изволил завещать братии предать его тело погребению в болотистом месте. Но братия не согласились. Тогда он просил, чтобы его тело погребли не в обители, а в «отходной пустыни». Преставился преподобный Александр 30 августа 1533 года 85-летнем старцем.

В житии преподобного Александра рассказывается о множестве чудес, совершенных по его молитвам. Он имел дар исцелять больных и возвещать будущее. В 1545 году ученик и преемник преподобного Александра Иродион по повелению архиепископа Новгородского Феодосия составил житие святого. Через два года началось местное празднование памяти преподобного и была составлена ему служба. 17 апреля 1641 года честные мощи подвижника чудесным образам были обретены нетленными и положены в Преображенском храме с приделом во имя преподобного Александра Свирского. В том же году началось общецерковное почитание святого: 30 августа/12 сентября — день преставления и 17/30 апреля — день прославления. В благочестивом народном сознании преподобный Александр Свирский почитается «новозаветным Авраамом», ибо удостоился явления Святой Троицы в виде Трех Ангелов.

Александро-Свирский монастырь стал одной из наиболее значительных обителей на севере Руси, духовно-просветительным центром для всего Олонецкого края. Сам г. Олонец был основан в 1647 году на средства Александро-Свирского монастыря, при непосредственном участии его братии. Большую помощь оказал монастырь в 1703 году при основании Санкт-Петербурга. Обитель, основанная преподобным Александром Свирским, имела исключительно важное значение для сохранения целостности Русской державы и неприкосновенности ее границ на севере. Во время нашествия Литвы, в период Северной войны со шведами, во время Отечественной войны 1812 года обитель вносила огромные денежные средства и продовольственные припасы «на ратных людей» и вообще «на государево дело». В обители хранились списки с грамот царей Михаила Феодоровича, Иоанна Грозного, Феодора Иоанновича, Василия Иоанновича Шуйского, Алексия Михайловича, Петра Великого, а также множество присланных ими для нужд монастырской братии церковных облачений и священных сосудов.
обретение мощей Александра Свирского ПЕРВОЕ http://www.chudesnoe.ru/svirskiy/pervoeobretenie.php
ВТОРОЕ http://www.chudesnoe.ru/svirskiy/obretenie.php
http://imglink.ru/pictures/11-09-10/c900ee51836da84ec1c0a3f0590b5c76.jpg
Духовным залогом процветания и благополучия русского Севера являлись тесные молитвенные связи между Александро-Свирским монастырем и другими православными обителями русского Севера, такими, например, как Валаамский и Соловецкий монастыри.

СВЕДЕНИЯ ОБ УЧЕНИКАХ ПРЕПОДОБНОГО АЛЕКСАНДРА СВИРСКОГО

(память 30 августа/12 сентября)

Целый сонм учеников наставил и воспитал преподобный Александр Свирский, как и завещала ему Матерь Божия. Это — преподобные Игнатий Островский (XVI в.), Леонид Островский (XVI в.), Корнилий Островский (XVI в.), Дионисий Островский (XVI в.), Афанасий Островский (XVI в.), Феодор Островский (XVI в.), Ферапонт Островский (XVI в.). Кроме этих святых, известны ученики и собеседники преподобного Александра Свирского, имеющие отдельные дни памяти: преподобный Афанасий Сяндемский (XVI в.; память 18/31 янва­ря), преподобный Геннадий Важеозерский (+8 января 1516 г.; память 9/22 февраля), преподобный Макарий Оредежский (+1532; память 9/22 августа), преподобный Адриан Ондру­совский (+26 августа 1549 г.; память 17/30 мая), преподобный Никифор Важеозерский (+1557; память 9\22 февраля), преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский (+1565; память 23 января/5 февраля).

ЧУДЕСА ПО МОЛИТВАМ И ИСЦЕЛЕНИЕ ОТ МОЩЕЙ http://www.chudesnoe.ru/svirskiy.php
АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p11901

Свтт. Александра (340) ,Иоанна (595) и Павла Нового (784), патриархов Константинопольских
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1634.jpg[/url] ...http://s60.radikal.ru/i167/0909/c5/669975b53978.jpg

Александр Константинопольский..........................................Иоанн Постник Царьградский
Святой Александр был архиереем (хорепископом-  "Хорепископ "- сельский епископ, - епископ селений, прилежащих городу.) при святейшем Митрофане, первом патриархе константинопольском; сей Александр был преукрашен всякими добродетелями. Когда был созван первый Вселенский собор в Никее, то на собор послан был как ревностный поборник благочестия Александр, ибо патриарх Митрофан не мог быть на соборе по причине своей старости, а также и по причине недугов телесных. Занимая место патриарха на сем соборе (т.е. будучи его представителем и заместителем), Александр ревностно защищал веру православную против злочестивого Ария. Когда заседания собора окончились, и Александр уже возвращался в Константинополь, блаженному Митрофану явился ангел Господень: сей ангел возвестил Митрофану о близости его кончины и повелел назначить после себя патриархом Александра. Ангел сказал Митрофану:

- Через десять дней ты примешь венец от Бога; престол же патриаршеский пусть примет после тебя твой сослужитель Александр.

Благочестивый царь Константин вместе со многими отцами пришел к святейшему патриарху Митрофану, лежавшему уже на одре смерти. Когда Константин спросил его, кому бы он благословил передать престол патриаршеский после его смерти, то святой Митрофан ответил на это:

- Господь открыл мне, что после меня престол примет сослужитель мой Александр, поистине достойный избрания и дара Духа Святого.

Так и совершилось.

После того как святейший патриарх Митрофан отошел ко Господу, патриархом константинопольским был поставлен Александр, который с усердием пас словесное стадо Христово, отгоняя волков, - еретиков и еллинов, ибо не только с арианами, но и с философами еллинскими (Александру) пришлось вести великую борьбу.

Так однажды некоторые из числа еллинских философов осмелились, подойдя к царю, обличить его в том, что он, отвергнув древнюю веру отцов, а также и законы римские и греческие, принял некую новую веру и новые законы, что вело, как говорили сии философы, не к укреплению, а к разрушению царства. Философы просили царя разрешить им вступить в прение о вере с епископом Александром. Царь разрешил это прение. Святитель Божий Александр, хотя и не был обучен еллинской философии, однако, преисполненный Духа Святого, не отказался от прения.

Когда философы собрались в большом числе и изъявили желание все одновременно вступить в прение с христианским епископом, то святитель предложил им избрать из своей среды одного, более мудрого и красноречивого философа, и поручить ему вести прение; остальные же философы могли слушать прение.

- Невозможно, - рассуждал святой Александр, - одному человеку переговорить вас всех, кричащих и возглашающих.

Философы выбрали из своей среды одного, коего считали более мудрым, и представили его святителю, а сами приготовились слушать со вниманием. Начиная прение, святейший патриарх Александр сказал тому философу:

- Именем Господа моего Иисуса Христа повелеваю тебе умолкнуть!

И тотчас у философа отнялся язык и он стал немым, так что не мог сказать ни одного слова.

Тогда, всё собрание философов пришло в страх и стыд, так что одни из них бежали с позором, а другие уверовали во Христа. Философ же, лишившийся дара слова, дал знаками понять, что он признает как свое заблуждение, так и правоту веры христианской; потом он припал к ногам святителя; и тотчас освободился язык его от немоты: он начал во всеуслышание прославлять Господа нашего Иисуса Христа, после чего был крещен вместе с прочими друзьями своими.

По сему случаю царь и все верующие возрадовались, и прославляли все Бога, даровавшего столь чудесную силу угоднику Своему.

Сей святой Александр потом умертвил своею молитвою и злочестивого Ария.

Еретик Арий, спустя несколько лет после первого Вселенского собора, был призван в Константинополь; здесь он обольстил, по своему лукавству, благочестивого царя Константина так. Константин спросил его: так ли он верует, как заповедали веровать святые отцы на соборе Никейском,т.е на  Вселенском соборе ? Арий же, держа на груди у себя хартию с написанием своего зловерия, ударил себя рукою в грудь и сказал:

- Я так верую!

Таким образом сей еретик, по видимому выражал согласие с верованием, утвержденным в Никее, но в уме своем говорил, что веровал так, как написал своею рукою, каковая запись и находилась у него на груди. И клялся нечестивый пред царем, говоря, что "веровал так".

Не подозревая о таком лукавстве, царь поверил словам Ария и послал его к святейшему патриарху Александру, повелев ему принять в общение церковное Ария, как православного; при этом назначен был и воскресный день, в который Ария должно было ввести в храм для общения с верными.(т.е православными)
Однако святой Александр отказывался принять в общение Ария, как основателя ереси.

Между тем суббота проходила и наступало воскресенье. В ночь на воскресенье архиерей Божий повергся на молитву в алтаре пред престолом. Со слезами молил он Бога взять душу его из тела, лишь бы не видеть ему того дня, в который Арий притупит к общению церковному и к причащению святых Таин; или же, по милосердию к Церкви Своей, истребит Ария из среды живых.

Святой Александр молился так всю ночь; наступило утро и приближалось время литургии. Из палат царских Арий вышел с великою гордостию, направившись к храму; он был окружен царскими сановниками, сочувствовавшими его ереси, и множеством оруженосцев.

Когда Арий подошел к тому месту, которое называлось "Торжищем Константиновым" (здесь стоял мраморный столп, имевший на себе изваяние царя), то его охватил великий страх от угрызавшей его совести; по причине страха Арий почувствовал необходимость в удовлетворении потребности телесной, и начал искать некоего скрытого места. Неподалеку оттуда находилось общее народное место; войдя туда, Арий был неожиданно поражен лютою болезнью внутренности, и разверзлась утроба у нечестивого, как у Иуды (Мф.27:1), так что все внутренности вышли из него.

Так ужасно погиб еретик.

Стоявшие поблизости и ожидавшие выхода Ария, видя, что он долго не выходит, сами вошли к нему, и нашли его мертвым, лежавшим в гное и в крови. И тотчас по городу прошло известие о страшной неожиданной смерти еретика Ария; еретики были посрамлены, православные же весьма радовались, что Христос, Бог истинный, явил мщение Своему врагу и хулителю; наипаче же воздавал благодарение Христу Богу святейший патриарх Александр, благодаря Бога за то, что Он явил милосердие Церкви Своей и спас ее от того лютого волка.

Благочестивый царь Константин Великий, узнав о такой смерти Ариевой, еще более укрепился в благочестивой вере и уже до самой кончины своей защищал догматы собора Никейского.

Такую силу пред Богом имела праведная молитва великого архиерея Божия Александра. Подобно острому оружию, она умертвила врага Божия и доставила торжество Церкви православной; о сем впоследствии упоминал святой Григорий Богослов в своем слове к цареградцам, отзываясь с одобрением и похвалою об Александре, говоря так:

- Поистине скажу вам: вы - ученики славного Александра, ревностного поборника и проповедника Святой Троицы, который и словом и делом вооружился против еретического заблуждения. Вы помните о его равноапостольной молитве, которою он уничтожил начальника и руководителя еретиков на месте, которого был достоин нечестивейший язык, дабы позором воздать за позор и дабы бесчестною смертью, посланною по заслугам, было бы обличено на веки смертоносное зло еретичества, погубившего много душ.

Это слово говорил святой Григорий на похвалу святого Александра и на посрамление нечестивого Ария, почему и упомянул о смерти Ариевой, случившейся в бесчестном месте, по молитвам Александра; ибо, подобно тому как Арий оскорблял Сына Божия, хуля Его Божество, равносильное и соприсносущное Богу Отцу, так и сам принял смерть бесчестную; таким образом за оскорбление было отомщено оскорблением.

Святой Александр пас Церковь Христову достаточное число лет, пока не достиг глубокой старости. Когда он уже был при смерти, его словесные овцы обступили одр пастыря своего и спросили его:

- На кого оставляешь ты нас, своих детей, отче? Кого ты поставишь вместо себя нашим пастырем; кто бы мог, идя по стопам твоим, твердо управлять Церковью?

Александр, указав на двух честных мужей, - именно на Павла пресвитера и на Македония диакона, сказал в ответ:

- Если вы желаете иметь пастыря разумного и украшенного добродетелями, то выберите себе Павла; если же хотите иметь пастыря только благовидного, сияющего внешнею красотою, то изберите Македония.

Сказав сие, святейший патриарх Александр преставился ко Господу, имея от рождения своего девяносто восемь лет. После него престол восприял святой Павел, первый патриарх константинопольский с сим именем (память его 6 ноября).

Святой Иоанн, прозванный Каппадоксом, ибо он был родом из Каппадокии, воспринял престол константинопольского патриаршества после неправоверного Тимофея, в конец царствования еретика Анастасия. Избран об был против своего желания (ибо не хотел принимать сей высокий сан), и был возведен на престол патриаршеский скорее народом правоверным, нежели властью царскою. Иоанн не имел покоя от нечестивого царя (Анастасия) до дня смерти его, будучи ненавидим им и преследуем; ибо сей царь защищал ересь Севера, псевдопатриарха антиохийского, противника собора святых отцов, бывшего в Халкидоне (IV Вселенского). Сей еретик Север, следуя учению Диоскора и Евтихия, отлученных на том соборе и преданных анафеме, признавал лишь одно естество в Лице Господа нашего Иисуса Христа: он утверждал, что Слово и плоть в воплощении слились в одно естество, и не признавал в едином Лице Христовом двух естеств, как научили веровать святые отцы и как и ныне, богословствуя, Церковь воспевает: "естеством Бог сый, и естеством быв человек нас ради: не во двою лицу разделяемый, но во двою естеству неслитно познаваемый". Упомянутый суемудренный противник православия ошибочно утверждал, что Божество Святой Троицы страдало на кресте вместе с человечеством Христовым; по сей причине он прибавлял к пению Трисвятого такие слова: "распныйся за ны, помилуй нас".

От сего окаянного Севера возникла ересь акефалов, то есть безглавых, названных так потому, что они не признавали власти епископов православных над подчиненными им церквами, подобно тому как глава начальствует над прочими членами; но каждый из них считал себя начальником и учителем, согласно собственному умствованию. После того, как неправоверные епископы и пресвитеры, защищавшие сие лжеучение, умерли, среди тех еретиков не совершалось по обычному церковному чину ни крещения, ни божественной литургии; причащались же они приготовленным заранее и долго сохраняемым агнцем, собираясь во дни святой Пасхи и раздробляя агнец на маленькие частицы. Тогда каждый из сих еретиков избирал для себя веру, какую хотел; самовольно приняв власть учительства, они учили и других, проповедуя им свое лжеучение. Посему от сих еретиков расплодилось весьма много ересей, противоречивших одна другой; об этих еретиках упоминает греческий церковный историк Никифор Каллист, в восемнадцатой книге, в главе сорок пятой, замечая так:

- К числу таковых еретиков принадлежал злочестивый царь Анастасий, который много повредил Церкви Божией, изгоняя православных архиереев с их престолов; сей царь пожелал изгнать и святого Иоанна, патриарха константинопольского, но суд Божий постиг еретика, и жизнь его была пресечена смертью.

Не излишне было бы упомянуть здесь и о смерти сего нечестивого царя, случившейся при таких обстоятельствах.

За несколько дней до своей кончины, сей царь видел во сне некоего страшного мужа, подобно Судии восседавшего со славою на высоком престоле, причем ему предстояли многие. Сей Судия держал в руке Своей книгу; раскрыв эту книгу, он нашел в ней имя Анастасия и, показав сие Анастасию царю, сказал:

- Я хотел дозволить тебе пожить большее время, но по причине твоего нечестия Я изглажу из жизни твоей четырнадцать лет.

Сказав так, Судия изгладил написанное в книге; царь же, будучи объят страхом и трепетом, встал с тревогою от сна, позвал одного из ближайших советников своих, по имени Аманта, во всём согласного с ним (а также согласного и сего еретическим мудрствованием), и пересказал ему с печалью о том сонном видении. Амант, выслушав царя и придя в ужас от его рассказа, сказал:

- В эту ночь и я имел страшное видение: мне представилось, что я стоял близ твоего лица царского, как бы слуга, но подошла большая свинья, схватила меня за верхнюю одежду и, бросив меня на землю, съела.

Пересказывая друг другу о таких страшных снах и приходя от сего в ужас, они позвали некоего волхва, по имени Прокла, и рассказали ему сны свои, дабы он истолковал их. Он сказал им, что они оба скоро умрут.

И действительно в скором времени во дворец царский ударила молния и убила царя. Так погиб нечестивый злою смертью.
По кончине царя Анастасия на престол царский был избран Иустин, муж благочестивый и праведный. Амант же и прочие нечестивцы, споспешествовавшие злым делам Анастасия и притеснявшие верных, были преданы, по суду праведному, смерти. Таким образом сбылись на Анастасии и на Аменте их сонные видения.

После погибели сих врагов, наступили мир и спокойствие в Церкви Христовой и среди ее пастырей. Святейший патриарх Иоанн вместе с новоизбранным благочестивым царем Иустином и со всем правоверным народом возрадовались освобождению Церкви святой от ига мучителей и воспели в храме благодарственные пения. В скором же времени после сего они (царь и патриарх) созвали ближайших епископов (числом сорок) на поместный собор и предали анафеме Севера, лжепатриарха антиохийского и всех единомышленников его, а вместе с тем утвердили и восхвалили четвертый Вселенский собор, бывший в Халкидоне.

Остальные дни жизни своей святой Иоанн прожил в мире церковном, со усердием пася вверенное ему стадо и угождая Богу; пробыв на престоле три года, Иоанн с миром отошел ко Господу.

Святой Павел, почитаемый ныне, - четвертый константинопольский патриарх того же имени, был родом из Кипра; престол патриаршеский он воспринял после Никиты, еретика иконоборца (Иконоборческая ересь появилась в VIII в. Иконоборцы неразумно смешивали иконопочитание с идолопоклонством. Самыми рьяными поборниками иконоборчества были императоры: Лев III Исаврянин (717-741 гг.) и Константин V Копроним (741-775 гг.). Эта ересь была осуждена на VII Вселенском соборе, происходившем в 787 г. в городе Никее.), в царствование Льва, сына Копронимова. О сем святом Павле упоминается в жизнеописании святого Тарасия.

Павел был муж добродетельный и благочестивый, но слишком слабовольный и боязливый, ибо, видя великие мучения за святые иконы, которые принимали многие правоверные от нечестивого царя, он утаивал благочестие свое и вступал в общение с еретиками, хотя и не хотел того. По смерти того нечестивого царя он хотел восстановить благочестивый обычай поклонения святым иконам, но не мог сего сделать, ибо не имел себе помощника; между тем иконоборчество сильно укрепилось во всем городе, а также и в окрестных странах. По сей причине Павел был весьма опечален; видя, что на успех надеяться трудно, он решил оставить престол патриаршества своего, на коем он пробыл не более четырех лет; заболев, он тайно ушел из дома патриаршеского в монастырь святого Флора, где принял на себя святую схиму.

Скоро всюду знали о сем, и все были в великом удивлении.

Царица Ирина весьма опечалилась по сему случаю, узнав, что патриарх поступил так, никому ничего не сказав. Ирина пришла к нему с сыном, царем Константином, и спросила его:

- Отче? Что ты сделал и по какой причине ты поступил так?

Павел же отвечал на это:

- Сей святой образ схимнический побудила принять меня болезнь и ожидание близкой смерти, но более всего побудили меня оставить престол патриаршеский церковные смуты и раздоры; ибо Церковь страдает, будучи возмущаема ересью иконоборческою; по причине долгого нечестивого мудрствования еретиков, Церковь получила сильную рану, и я, окаянный, трижды уже одобрял ту ересь рукою моею и моею подписью; я не только не избежал сетей зловерия, но я погряз в них и языком и рукою моею, о чем ныне весьма скорблю; но всего более уязвляет и отягощает мою душу то, что я вижу, как все страны, подчиненные вашей власти, храня твердо православное исповедание веры, пребывая в православном учении и веселясь, чуждаются церкви нашей и гонят нас, как чуждых овец, от себя, как стада Христова. По сей причине я не желаю быть пастырем еретическому собранию и предпочитаю лучше быть во гробе, нежели подлежать анафеме от святой четверицы престолов апостольских ( Разумеются патриаршеские престолы: константинопольский, римский, антиохийский и александрийский.). Но так как Бог дал в руки ваши власть скипетра, дабы вы имели царское попечение о христианском стаде, рассеянном по поднебесной, то обратите свое внимание на скорбь Матери вашей, - Церкви, и не допустите ей пребывать более в неутешной печали, но всячески позаботьтесь о том, чтобы она опять приняла прежнее свое благолепие. Не дозволяйте более мерзкой ереси, подобно некоей свинье, вышедшей с поля, опустошать и разорять виноград Христов в ваше благоверное царствование; не дозволяйте ереси осквернять виноград Христов нечестивым мудрствованием. Вы имеете искусного делателя, который может возделать гроздь истинного исповедания, выработав его в божественном точиле единой Церкви. Сей делатель наполнит чашу премудрости и приготовит для народа благочестивого питие православного мудрования.
Спросили его:

- Отче? О ком ты говоришь это?

Он отвечал:

- Я говорю о Тарасии, первом советнике вашем царском; я знаю, что он достоин быть управителем Церкви, так как он может жезлом разума своего отогнать еретическое суесловие и упасти разумно словесное стадо Христово, собрав его за единой оградой правоверия.

Услыхав такие слова от патриарха Павла, благочестивая царица Ирина и сын ее, царь Константин, отошли со скорбью. Павел же, обратившись к некоторым вельможам, оставшимся у него, сказал им:

- О, как бы хотел я не быть на том престоле в то время, когда Церковь была в смятении от еретиков, осужденных вселенскими престолами. Если не будет созван седьмой Вселенский собор и если не будет осуждена ересь иконоборческая, вы не будете спасены.
Вельможи сказали ему:

- Для чего же ты при поставлении в патриархи, дал письменное одобрение иконоборчеству?

Отвечал Павел:

- Так как я дал тогда подпись, то теперь я каюсь в сем и боюсь наказания от Бога за то, что молчал тогда страха ради и не говорил вам истины. Ныне же я каюсь, и говорю, что вы не можете надеяться на спасение, если пребудете в том еретическом мудрствовании.
Спустя несколько дней после сего патриарх почил с миром. С того времени граждане в Константинополе начали свободно и безбоязненно беседовать и препираться с еретиками о святых иконах в защиту которых никто не дерзал со времени Льва Исавра открыть уст своих.

Уведав всё сие о воспоминаемых ныне трех святителях: Александре, Иоанне и Павле, прославим Единого в Троице Бога, Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.
Кондак, глас 8:
Христовою любовию распалаеми славнии, и ярем его приемшии крест честный, подражатели того жития явистеся, и божественныя славы его причастницы бысте, Александре богомудре со Иоанном чудным и Павлом славным. Темже престолу Его предстояще, прилежно молитеся за души наша. (ПО ИЗЛОЖЕНИЮ дИМИТРИЯ рОСТОВСКОГО)

0

22

..........................ПРОДОЛЖЕНИЕ............
Перенесение мощей блгв. кн. Александра Невского (1724).
http://artnow.ru/img/250000/250030.jpg

Святой благоверный великий князь Александр Ярославич родился в 1219 году, 30 мая, в городе Преяславле2.

Отец Александра Ярославича, великий князь Ярослав Всеволодович, по отзывам его современников, был кроткий, милостивый, благочестивый, всеми любимый князь. Мать благоверного Александра, благоверная княгиня Феодосия, своим благочестием и подвижничеством еще при жизни своей приобрела и от современников имя святой княгини3. Под надзором благочестивых, нежно любивших его родителей и проходили детские годы жизни благоверного князя Александра.

По тогдашнему обычаю его рано начали учить, и так как при воспитании больше всего заботились тогда о развитии в душе ребенка страха Божия и благочестия, то и учили благоверного князя прежде всего священным книгам - Евангелию, Псалтири, любимой в святой Руси священной книге, в мудрых словах которой наши благочестивые князья искали и находили себе утешение в самые тяжелые минуты своей жизни, когда ни от кого, кроме Господа, нельзя было ожидать ни помощи, ни утешения.

Господь с детских дней готовил в благоверном князе Александре светильник, горящий верою добродетелями. По свидетельству древнего описателя жизни благоверного князя, никогда он не предавался детским забавам и развлечениям. Любимым его занятием было чтение священных книг, любимым отдыхом - пламенная молитва к Господу, пример которой он постоянно наблюдал в лице своей благочестивой матери. Пением церковных песнопений услаждал он свою душу, постом и воздержанием укреплял и развивал свои телесные силы.

На ряду с книжным обучением в княжеской древнерусской семье много внимания обращалось и на воспитание физическое: на развитие силы и ловкости, уменья владеть мечом и копьем, ездит на коне и т.п., так как князь должен был быть опытным не только в подвигах духовных, но и в подвигах ратных, должен быть не только воином Христовым, но и воином земным, уметь защитить святую Церковь и силою слова и, когда это требовалось, силою меча. И благоверный князь Александр, непобедимый витязь, как называли его современники, в совершенстве усвоил эту сторону княжеского воспитания и для своих соратников был не только руководителем, но и образцом ратной доблести.

Рано начинали подготовлять юных князей и к предстоявшей им правительственной деятельности. И здесь для благоверного Александра высоким примером и образцом для подражания мог служить его знаменитый отец, этот, - по отзыву современников, - страдалец за русскую землю, положивший душу свою за вверенную ему Богом в управление страну.

Но недолго благоверному князю Александру пришлось жить под родительским кровом и попечением; очень рано пришлось ему вступить на самостоятельный жизненный путь.

Богатый в то время Великий Новгород, владевший почти всем теперешним севером Руси, "вольный" город, сам предписывавший себе законы и порядки, сам выбиравший себе князей и удалявший их, - предложил княжеский стол отцу благоверного князя Александра Ярославу. Ярослав Всеволодович принял это предложение; но он не мог примириться с тем подчиненным положением, в каком находился князь у новгородцев. В 1228 году, разгневавшись на новгородцев за их непокорность, Ярослав Всеволодович удалился в свой Переяславль, оставив в Новгороде, на попечении доверенных своих бояр, двух малолетних своих сыновей Феодора и Александра. 5 июня 1233 года совершенно неожиданно скончался старший из княжичей, в то время как шли приготовления к его свадьбе, и благоверный князь Александр остался одиноким в чужом для него городе.

Нелегко было его положение здесь. С одной стороны, свободолюбивые новгородцы хотели, чтобы молодой князь не выходил из-под их воли, послушно исполнял их желания, считался с их вольностями и обычаями. С другой стороны, твердый в своих стремлениях, Ярослав Всеволодович требовал от сына идти тою же дорогою, какою шел он, заботиться о возвышении в Новгороде княжеской власти, не считаясь с вспышками недовольства этим новгородцев. Сколько от юного князя требовалось твердости воли, осторожности и в то же время уменья обращаться с людьми, снисходительно относиться к их взглядам и привычкам, чтобы, выполняя план отца, привлечь к себе доверие и любовь новгородцев, не хотевших поступиться чем-либо из своих вольностей. Он жил здесь как бы между двух огней, всегда настороже, успешно обходя все трудности. Им доволен был отец; его полюбили новгородцы, называли его "наш князь" и гордились тем, что у них княжит Александр, которого каждая русская область хотела бы видеть своим князем.

Не одним умом и мудрым управлением привлекал к себе умы и сердца новгородцев благоверный князь Александр. Привлекали их к святому князю и его редкие душевные качества, а также, наряду с духовною красотою, необычайная красота телесная, которая поражала всех, кто хоть раз видел благоверного князя. О том неотразимом впечатлении, которое производил благоверный князь Александр своею внешностью, в древнем его житии сохранилось следующее известие.

В Новгород прибыл один из немецких рыцарей, по имени Андриаш. Пораженный дивною красотою благоверного князя Александра, он, по возвращении на родину, в следующих словах передавал своим соотечественникам свои впечатления: "Я прошел многие страны, видел много людей, но ни среди царей, ни среди князей я не встретил ни одного, который мог бы сравняться с князем Александром".

Такое же впечатление произвел величественный образ благоверного князя Александра и на страшного завоевателя Руси - Батыя. Что же касается русских людей, современников святого Александра, то они, описывая внешний вид своего князя, подобно немецкому рыцарю, не могли подыскать сравнений из современной жизни. По красоте они сравнивали благоверного князя с патриархом Иосифом, которого фараон поставил начальником над всею Египетскою страною, по силе - с ветхозаветным судиею Самсоном, по уму - с царем Соломоном, по мужеству и военным доблестям - с древним римским императором Веспасианом4.

Когда благоверный князь говорил с народом или отдавал приказания своим воинам, то, замечает современник - описатель жития князя, его голос звучал как труба.

Но еще больше привлекал к себе благоверный князь своею духовною красотою, которая современникам его казалась такою же необычайною, как и красота телесная. "Он был милостив паче меры", - заметил летописец.

Милосердие представляло собою отличительную, наследственную черту в княжеской семье благоверного князя Александра. Ею отличались его родители, Ярослав и Феодосия, ею стяжал себе общую любовь дядя благоверного Александра, великий князь Владимирский Юрий Всеволодович, ее заповедал предок святого Александра, великий князь Киевский Владимир Всеволодович Мономах, великий древнерусский милостивец, привлекавший к себе всех своею щедростью и готовностью помочь каждому нуждавшемуся.

События новгородские, при которых проходила юность благоверного князя Александра, особенно должны были содействовать развитию в святом князе этой унаследованной им от предков черты. Богатый торговый Новгород, вследствие не вполне благоприятных почвенных условий для земледелия, нередко страдал от недорода и бесхлебья. В такое время цена на хлеб страшно поднималась, и бедному люду иной раз угрожала голодная смерть. Подобное несчастие и произошло в первые годы жизни благоверногокнязя Александра в Новгороде.

В 1230 г., вследствие раннего мороза, в Новгородской области погибли все озимые посевы. Подвоза хлеба не было, так как и в других местах Руси был недород хлеба. Незначительную помощь новгородцы могли получить от западных своих соседей, немецких купцов, с которыми Новгород вел широкую торговлю. Но того, что могли доставить иностранные купцы, было слишком мало. За недостатком хлеба начали есть мох, липовую и сосновую кору, желуди, потом принялись за конину, собак и кошек, но и этой пищи не хватало. Множество непогребенных трупов людей, умерших от голода, валялось по улицам; некому было позаботиться о их погребении, каждый жил под страхом такой же ужасной смерти. Голод, казалось, заглушал в сердцах людей все человеческие чувства. Брат брату, отец сыну, мать дочери отказывали в куске хлеба. Родители продавали детей в рабство, только бы добыть себе этот несчастный кусок. Наконец, обезумев от голода и отчаяния, начали есть человеческие трупы, а некоторые доходили до такого неистовства, что нападали на живых людей, убивали их и поедали. Дороги и улицы опустели, каждый боялся выходить или выезжатьиз дома. Никакие казни не останавливали пойманных и уличенных; голод пересиливал страх наказания и смерти. Всякий гражданский порядок приходил в разрушение: начались грабежи, поджоги жилищ, с целью отыскать как-нибудь запасы хлеба, началась братоубийственная резня. Благоверный князь Александр, тогда почти еще ребенок, переживал вместе с новгородцами все эти ужасы, и нужно представить, как они повлияли на его впечатлительную детскую душу. Но это несчастие не было единственным. Не один раз повторялись, в меньшей лишь степени, такие же бедствия и позднее; напоминая собою пережитое, они вселяли страх и за будущее.

В благоверном князе эти несчастия бедного люда вызывали к нему особую жалость. По свидетельству древнего жизнеописания, Александр Ярославич был истинным другом всех нуждающихся и обездоленных, отцом вдовицам и сиротам, питателем нищих и убогих. Памятуя заповедь Спасителя не собирать себе сокровищ на земле, он щедро оделял нуждающихся, и из княжеского дома никто не уходил неудовлетворенным в своей просьбе.

Наряду с страшными бедствиями Божьего наказания благоверному князю Александру, живяв Новгороде, приходилось много наблюдать и бедствий, происходивших от человеческого произвола и несправедливости.

Свободный город, так дороживший своею вольностью, не всегда и не ко всем был одинаково справедлив и заботлив. В народных собраниях, на которых решались все государственные дела, нередко под влиянием богатых людей проходили такие постановления, которые тяжело отзывались на судьбе людей бедных и справедливо вызывали с их стороны ропот и недовольство. Обиженные не всегда могли найти защиту у людей, стоявших у власти, так как обычно эта власть, приводившая в исполнение постановления народных собраний, принадлежала тем же богатым людям. И нередко недовольство переходило в открытое возмущение; враждующие стороны жестоко расправлялись с теми, кто казался им главным виновником; на Волховском мосту5 происходили ужасные зрелища: живых людей сбрасывали в реку, и только голос новгородского святителя, призывавший забыть вражду и злобу, очистить себя молитвою от братской крови, останавливал эту братоубийственную вражду. Новгородский князь не мог в таких случаях предпринять что-либо для успокоения города, он вынужден был оставаться сторонним зрителем происходивших ужасов, так как его вмешательство вместо успокоения могло бы вызвать еще большее раздражения. По новгородским взглядам, не дело князя - вмешиваться во внутренние новгородские дела.

Бывали затем случаи, когда повод к народным волнениям подавали и сами князья и особенно их бояре и дружинники, не всегда справедливо относившиеся к местному населению. Много заботился благоверный князь Александр о том, чтобы его подчиненные в своих отношениях к населению не подавали никаких поводов к недовольству или жалобам. Мудрые советы давал он своим дружинникам о том, как нужно им пользоваться своею властью.

"От Бога, - говорил он, - получили мы власть над людьми Божиими и в страшный день суда Божия должны будем отдать отчет в пользовании этою властью. Оградив себя страхом Божиим, помня этот день всеобщего воздаяния каждому по делам его, со всею справедливостью производите суды; не смотрите на лица и положения тяжущихся, будьте одинаково внимательны как к богатому, так и к бедному. Наказывая виновных, не будьте жестоки, соразмеряйте милостью наказание. Ничего не делайте под влиянием гнева, раздражения и зависти. Не забывайте нуждающихся, помогайте всем, творите "нещадную" милостыню, чтобы и себе заслужить милость Божию".

Несомненно, что благоверный князь Александр не ограничивался лишь подобными наставлениями, но, помня завет мудрого своего предка, Владимира Мономаха, советовавшего князю во все вникать самому, не поручать делать другим того, что сам можешь и должен сделать, внимательно следил за действиями своих приближенных. И благодаря этому почти никогда не нарушались мир и согласие между князем и новгородцами, ни разу не высказано было со стороны последних упрека князю или его дружинникам. "Князь наш без греха" - вот отзыв новгородцев о святом Александре. Этот отзыв они повторяли и в такие минуты, когда, под влиянием недоброжелателей, обычное согласие готово было по-видимому рушиться, когда, забывая о заслугах князя, виновники раздора готовы были сказать обычные в таких случаях слова: "Ты, князь, сам по себе, а мы сами по себе", то есть больше нам не нужен, иди, куда хочешь.

Но не с одними трудными условиями новгородской жизни приходилось иметь дело благоверному князю Александру. В годы его юности Господь ниспослал великое испытание и всей Русской земле. Еще в 1223 г. на юге России появился страшный завоеватель, никому до того времени не известный, - татары. Южнорусские князья потерпели от татар страшное поражение на берегах речки Калки6, от которого, по словам современников, на целые 200 лет печальна стала Русская земля. Но победитель, как бы удовольствовавшись этою победою, не продолжал своего наступательного движения, оставил на время Русь в покое. На северо-востоке Руси не обратили должного внимания на грядущую беду, не думали о том, что страшный враг может появиться опять. Среди князей шли раздоры, которые еще более ослабляли Русь. И вот, когда через 14 лет после Калкского погрома снова в пределах Руси появились татары, они не встретили на своем опустошительном пути почти никакого отпора. Предводитель татар Батый, переправившись с своими ордами через Каму и Волгу, опустошал одно за другим русские княжества. Рязань, Москва и стольный град тогдашней северо-восточной Руси Владимир представляли собою одни развалины. Великий князь Юрий Всеволодович попытался было остановить татар, дал им битву на реке Сити7, но потерпел поражение и сам погиб в этой несчастной битве.

Разорив другие встретившиеся на их пути города, татары подвигались к Новгороду. Но, замечает современник этих страшных событий, молитвами новгородских святителей, князей и преподобных Господь защитил Великий Новгород и новгородского князя: не дойдя 100 верст до Новгорода, татары поворотили на юг, пошли разрушать матерь русских городов - стольный град Киев.

Со времени этого нашествия начался в русской истории тяжелый период, известный под именем татарского ига. Великокняжеский престол занял отец благоверного князя Александра Ярослав Всеволодович. Приехав во Владимир, столицу тогдашней Руси, он нашел здесь лишь развалины и трупы. Началась неутомимая деятельность князя: очищен был город от трупов, возвращено и успокоено разбежавшееся население, восстановлен порядок. Но полного спокойствия не было, так как никто не знал, что предпримет грозный завоеватель, чем закончит он свой разрушительный набег. Боялись всюду нового нападения хана на Русь и повторения прежних ужасов. Население было так напугано, что, по словам современника, заслышав лишь одно слово "татары", каждый бежал, куда придется, не зная, куда бежит.

Ярослав Всеволодович для успокоения народа и для того, чтобы выяснить, какие отношения будут у хана к России, поехал в Орду просить милости у Батыя. Много трудов, огорчений и унижений пришлось пережить и испытать благоверному князю за это путешествие, чтобы склонить на милость грозного хана. Но Ярослав Всеволодович сумел расположить к себе Батыя. Современник летописец сообщает даже, что в Татарской Орде с честью приняли русского князя и, отпуская его на Русь, передали ему верховную власть над всеми русскими князьями.

Русские люди могли теперь несколько успокоиться от пережитых ужасов и от тревожных мыслей о будущем. Правда, татары потребовали от русских поголовной, очень тяжелой дани и беспрекословного исполнения всех их требований, но они не беспокоили их своими набегами, жили вдали от них8, оставили неприкосновенными порядок русской государственной жизни и, что особенно было важно, русскую веру, эту основу гражданского порядка древней Руси и залога ее будущего возрождения - освобождения от тяжелого ига.

Проживая в Новгороде, вдали от татар, благоверный князь Александр Ярославич не принимал ближайшего участия в деятельности своего отца по восстановлению порядка в северо-восточной Руси. Да об этом и некогда было ему подумать. Одновременно с тем, как северо-восточной Руси грозила гибель от татар, северо-западным русским городам - Великому Новгороду и Пскову угрожал не менее опасный враг - шведы, немцы и литовцы.

Пользуясь разгромом Руси татарами, невозможностью со стороны великого князя подать помощь новгородцам и псковичам, они усилили свой натиск на пограничные русские города и надеялись без особых усилий подчинить их своей власти.

Страшная опасность угрожала русскому северо-западу. Дело шло здесь не только о возможности утратить свою политическую самостоятельность, оказаться оторванными от Русской земли, но утратить и веру православную. Западный враг делал дерзкое покушение на эту вековую русскую святыню, которой не тронул даже языческий завоеватель. Уже давно со стороны пап раздавался призыв о необходимости бороться против "схизматиков"9 силою меча, потоками крови привести их в подчинение папе и католической церкви. Татарский погром представлялся для этого, по-видимому, очень благоприятным временем, и неудивительно, если призыв к борьбе против православия стал настойчивее раздаваться со стороны высшего представителя католической церкви и внимательнее выслушивался некоторыми из его духовных чад. Но в лице благоверного князя Александра Ярославича Господь воздвиг такого могущественного, непобедимого защитника православной веры, против которого ничего не могли сделать католики.

Благоверный князь Александр предвидел неизбежность борьбы и подготовлялся к ней. В 1239 г. он женился на дочери Полоцкого князя Брячислава, одного из окраинных русских князей, которому еще больше, чем Новгороду, угрожали католики. В лице своего тестя Александр Ярославич приобрел таким образом надежного, хотя и не сильного союзника. Венчание князя происходило в Торопце10, брачные пиры - в Торжке и Новгороде. И как только окончились брачные торжества, благоверный князь Александр тотчас принялся за важное дело - устройство укреплений на границах новгородско-псковских земель, откуда можно было прежде всего ожидать нападений. На реке Шелони был построен ряд крепостей. Но неприятель не дал закончить эти подготовительные работы по укреплению новгородско-псковских границ. Через четыре года после Батыева нашествия началась упорная борьба с западным врагом, не прекращавшаяся в продолжение почти всей жизни благоверного князя Александра Ярославича. Первыми начали борьбу шведы.

В то время на шведском престоле был королем Эрих. Ближайший родственник короля - Биргер, отважный рыцарь и полководец, прославившийся уже своими смелыми набегами на теперешнюю Финляндию и пограничные с нею новгородские владения, рассчитывал после бездетного Эриха занять шведский престол. Новыми победами он хотел снискать себе народную любовь и, подстрекаемый папою, начал войну против Руси. С большим отрядом войска, в состав которого входили, кроме шведов, норвежцы и финны, сопровождаемый католическими епископами, Биргер в 1240 г. неожиданно для русских появился на устье реки Ижоры11 и послал в Новгород дерзкий вызов благоверному князю Александру: "Я уже в твоей земле, опустошаю ее и хочу взять в плен и тебя. Если можешь мне сопротивляться - сопротивляйся". Биргер был убежден в невозможности сопротивления со стороны благоверного князя Александра и заранее уже торжествовал победу. И действительно, его нападение было неожиданным для новгородцев, застало их неподготовленными к отпору. Жалостно было видеть, замечает современник, что великий князь Ярослав не мог узнать о беде, угрожавшей его сыну, и вовремя помочь ему, и что Александр Ярославич не мог предупредить об опасности отца. Новгородское войско не было собрано. У Александра Ярославича была лишь небольшая дружина, которую он наскоро пополнил новгородцами. Но он не испугался дерзкого вызова врага. Против него он искал защиты и помощи прежде всего у Бога. В новгородском храме святой Софии, Премудрости Божией, с пламенною, слезною молитвою о помощи обратился благоверный князь к Господу, прося Его рассудить его спор с гордым врагом, не предать достояния Своего в руки нечестивых.

- Боже праведный, великий, превечный и всемогущий, - молитвенно взывал благоверный князь Александр. - Ты сотворил небо и землю, установил пределы владений народам и повелел жить, не переступая в чужие владения. Малому стаду верных Твоих Ты дал надежду, чтобы не бояться нападающих на них. Призри и ныне, прещедрый Владыка, услышь гордые слова врага этого, похваляющегося разорить святую Церковь Твою, истребить веру православную, пролить неповинную кровь христианскую. Рассуди мой спор с ним. Восстань на помощь и защити нас, чтобы не смели сказать враги наши: "Где их Бог?" На Тебя, Господи, уповаем и Тебе воссылаем славу ныне и присно и во веки веков.

С такою же пламенною молитвою обратился затем благоверный князь к Заступнице рода христианского, Победительной Воеводе, Божией Матери, и к святым покровителям веры православной и небесным предстателям и молитвенникам за святую Русь - благоверным князьям Владимиру, Борису и Глебу, а также новгородским святителям и преподобным.

По окончании молитвы благоверный князь принял благословение от новгородского владыки Серапиона, велел своим приближенным одарить нищих и попросить у них молитв, а сам вышел к своей дружине, смущавшейся своею малочисленностью, чтобы подкрепить ее на предстоящий подвиг. "Не в силе Бог, а в правде", - такими словами ободрил благоверный вождь своих сподвижников. Затем с этою горстью храбрецов он быстро направился навстречу врагу, и здесь, на берегу реки Невы, в знаменательный для Руси день блаженной памяти ее просветителя, благоверного князя Владимира (15 июля) произошла знаменитая битва, за которую Александр Ярославич получил название Невского.

Чтобы подкрепить защитников православной веры на предстоявший им подвиг, Господь даровал им чудесное предзнаменование.

В войске благоверного Александра был один ижорянин Пелгусий, во святом крещении Филипп, которому Александр Ярославич вручил ночную стражу, как опытному воину, хорошо знавшему местность. Среди своих соплеменников, державшихся язычества, христианин Пелгусий отличался благочестивою жизнью: он проводил время в молитве, трудах и постных подвигах; и Господь удостоил этого благочестивого воина следующего чудесного видения.

При восходе солнца Пелгусий услышал со стороны реки шум от приближающегося судна и, думая, что это враг, удвоил свою бдительность. Гребцы покрыты были как бы мглою, скрывавшею их лица. Видны были только два витязя, стоявшие в лодке. Светлые лица их и одежды показались как бы знакомыми Пелгусию; и вдруг он услышал голос, подтвердивший его предположение, рассеявший все его сомнения, радостью наполнившими его душу. Старший из витязей, обращаясь к младшему, сказал: "Брат Глеб, прикажи грести быстрее, поспешим на помощь сроднику нашему Александру Ярославичу". Это были преподобные страстотерпцы, благоверные князья Борис и Глеб, которых молитвенно призывал на помощь благоверный князь Александр.

Пелгусий поспешил рассказать виденное князю. Ободренный этим чудесным предзнаменованием, Александр Ярославич в тот же день напал на врага. Шведы не ожидали нападения, не думали, что противник так близко, не знали его числа и силы. Упорная битва продолжалась с утра до вечера.

Одушевляемая своим вождем, дружина благоверного князя оказала чудеса храбрости, приводила в изумление врагов. Сам Александр Ярославич был все время во главе сражающихся; он нанес рану в лицо предводителю шведов. Один из дружинников подрубил шатер Биргера; другой, увлеченный битвою, взбежал на шведский корабль, продолжая наносить своим мечом страшные удары растерявшимся от неожиданности и страха врагам. Разбитые на всех пунктах, потеряв храбрейших из своих товарищей, шведы, несмотря на численный свой перевес над русским войском, не посмели возобновить сражение, остаться до утра на поле битвы. Наполнив две ямы трупами павших в сражении, захватив с собою на суда более знатных из убитых, они в ту же ночь поспешили удалиться от негостеприимных для них берегов Невы. Урон со стороны русских был незначительный: убито было всего двадцать человек, в том числе один из шести наиболее отличившихся в битве воинов - Ратмир.

Но не одною храбростью дружины и ее вождя была приобретена эта славная Невская победа. Господь, ободривший русских воинов чудесным видением до начала битвы, ниспослал Свою помощь и во время ее. На другой день участники битвы с удивлением увидели множество неприятельских трупов по другую сторону реки Ижоры, почти в непроходимом месте, куда не заходил ни один из русских воинов во время сражения. Ангелы Божии невидимо помогали горсти защитников святой веры против врагов, хуливших ее.

Принеся благодарение Господу за Его чудесную помощь и за одержанную победу, с великою славою возвратился благоверный князь Александр в Новгород, восторженно приветствуемый новгородцами.

Никогда не забывала святая Русь этого славного подвига святого князя и его дружины, молитвенно вспоминала имена павших в битве воинов и навсегда сохранила за благоверным князем Александром наименование Невского. Долго помнили о своем поражении и враги. Но новгородцы, которые особенно должны бы были дорожить этим подвигом своего князя, по-видимому, скоро о нем забыли. Прошла опасность, и вскоре они рассорились с князем. Александр Ярославич оставил Новгород и ушел в Переяславль. Скоро новгородцам пришлось раскаяться в своем неблагодарном поступке.

Услышав о неладах в Новгороде и об отъезде из города святого Александра, Ливонские немцы решили воспользоваться этим и напали на Псков12. Взяв пограничную псковскую крепость Изборск, немцы подступили затем к Пскову. Псковичи не могли выдержать осады, тем более, что среди них нашелся один изменник, который тайно впустил немцев в город. Священный град святой Ольги сделался теперь немецким владением. Были поставлены немцами наместники в городе; вслед за установлением немецких порядков нужно было ожидать и перемены веры: немцы решили открыть в Пскове католическую епископию.

Но опасность грозила не одному Пскову: немцы шли и на Новгород. Захватив зимою новгородскую Водскую пятину13, они построили здесь крепость Копорье, взяли Тесов, в тридцати верстах от Новгорода производили грабежи и убийства, забирали в плен и отправляли пленников в Ливонию. В Новгороде на всех напал страх, прекратилась торговля, ждали осады города, но отсутствие руководителя и вождя делало то, что к защите города готовились очень плохо. Тогда новгородцы и вспомнили о своем знаменитом князе, раскаялись в нанесенной ими святому Александру обиде и решили во что бы то ни стало упросить его вернуться в Новгород. С этою целью во Владимир было отправлено новгородцами к великому князю Ярославу Всеволодовичу посольство, чтобы он отпустил в Новгород благоверного князя Александра.

Ярослав отправил в Новгород войско с сыном своим Андреем. Но новгородцам нужен был не Андрей, а Александр; они видели, что только он может избавить их от постигшей беды, и потому поспешили отправить к великому князю новое посольство, во главе с архиепископом, вторично просить на княжение Александра Ярославича. Милостивый князь не вспомнил нанесенной ему новгородцами обиды, поспешил туда, где так нуждались в нем. С его приездом в Новгороде все изменилось: быстро и успешно подготовлялись к борьбе с подступавшим к городу врагом, ко всем вернулась вера в успех и воодушевление на новые подвиги с своим героем - князем. Закончив приготовления к войне, Александр Ярославич с новгородскими и низовскими полками направился освобождать Псков. Немцы были изгнаны из Пскова, и псковичи радостно встретили своего избавителя.

Но благоверный князь не ограничился лишь изгнанием немцев из Пскова. Нужно было упрочить покой на северо-западе Руси, проучить врага и предупредить возможность с его стороны новых нападений. Благоверный князь решил наказать немцев за их нападения и грабежи наступательным движением на их же владения.

Подкрепив себя молитвою в храме Святой Троицы, перед ракою мощей благоверного своего сродника Псковского князя Всеволода Мстиславича, напутствуемый молитвами и благопожеланиями псковичей, Александр Ярославич направился с своими полками в Ливонию. Немцы не ожидали такого быстрого нападения и не могли оказать сопротивления: Ливония была опустошена русскими войсками. На обратном пути из Ливонии в Псков благоверный князь остановился на берегу Чудского озера и здесь 5 апреля 1242 г. произошла знаменитая битва с немецкими рыцарями, известная в истории под именем Ледового побоища14.

Многочисленное войско рыцарей уверено было в победе. "Пойдем, возьмем в плен русского князя Александра; славяне должны быть нашими рабами", - хвастливо говорили рыцари. Но, надеясь на помощь Божию и веря в святость и правоту защищаемого им дела, благоверный князь не убоялся этих хвастливых слов. Не смутила его и первая неудача в столкновении с рыцарями. Легкие передовые отряды, посланные благоверным князем следить за движением неприятеля, наткнулись на главные немецкие силы и были разбиты. Часть их попала в плен, другая прибежала к князю с печальным известием о постигшей неудаче. Тогда благоверный князь остановил свои войска на льду Чудского озера возле урочища Воронья камня на Узмени15 и здесь начал готовиться к решительной битве.

Число его воинов пополнилось свежими силами из новгородцев, но и теперь, по сравнению с рыцарским войском, оно было слишком мало. Зато эта малочисленность возмещалась воодушевлением воинов, их безбоязненною готовностью положить свои головы за правое дело и за любимого князя. Вождю не нужно было подкреплять ратный дух воинов; все сознавали важность предстоящего события и самоотверженно шли на битву с гордым врагом. "О дорогой и честный наш княже! Пришло время, мы все положим за тебя свои головы", - такие воодушевленные возгласы неслись из рядов русских воинов.

Рыцари первые начали сражение. Закованные с головы до ног в железные латы, двинулись они на русское войско, чтобы раздавить его своею многочисленностью. Но здесь они встретили такой мужественный отпор, что были поражены. Вместо ожидаемого расстройства или даже бегства врага, они с ужасом увидели, как ряды русских плотнее смыкались, образуя собою как бы живую стену. Рыцари были смущены и остановились. Тогда благоверный князь Александр, заметив смущение врага, искусно совершил с частью своих полков обходное движение и напал с той стороны, откуда рыцари совершенно не ожидали нападение. Произошла ужасная сеча. Страшный шум от ударов мечей по щитам и шлемам, от треска ломавшихся копий, стоны сраженных и утопавших не давали возможности вождям руководить сражением, отдавать приказания войску. Правильного боя не было. Чувствуя свое поражение, рыцари напрягали все свои силы, чтобы только пробиться через окружавшие их кольцом русские полки и избежать плена. Но и это не удалось. Лед на озере покрылся кровью и во многих местах не выдерживал, проваливался, увлекая за собою и бойцов, и их оружие. До позднего вечера продолжалась битва. Потери рыцарей были громадны. Оставшиеся в живых искали спасения в бегстве, но русские настигали их и убивали. На протяжении семи верст озеро покрылось трупами. Много рыцарей было взято в плен, еще более погибло, и от недавно столь грозного и многочисленного ополчения не осталось почти ничего.

Торжественно возвращались в Псков победители во главе со своим вождем. Близ коня благоверного князя шло пятьдесят знатнейших рыцарей, позади русского войска - множество простых пленных. Радостно встретили псковичи своего избавителя.

"Господь, пособивший кроткому Давиду победить иноплеменников, помог и благоверному князю нашему освободить град Псков от иноязычников и иноплеменников", - всюду раздавался этот радостный возглас.

Всюду были общая радость и ликование; все сознавали, как важна была эта победа, какую услугу оказал благоверный князь окраинному русскому городу, для которого не по силам было защищать свою самостоятельность от нападений многочисленных врагов. Никогда псковичи не должны были забыть этого подвига святого князя Александра Ярославича. "О невегласы псковичи! Если забудете великого князя Александра Ярославича или отступите от него или от детей его и от рода его, то уподобитесь евреям, которых Господь освободил из рабства Египетского, питал в пустыне крастелями, а они Его забыли", - говорит современник-летописец, заканчивая описание этой славной победы. Этими словами он как бы хочет предостеречь псковичей от поступка их старших братьев - новгородцев, которые так скоро забыли о невской победе и обнаружили не только свою неблагодарность, но и неуменье понять и оценить подвиг своего знаменитого князя.

Торжественно отпраздновав освобождение Пскова, благоверный князь Александр Ярославич со своими полками поспешил в Новгород, где его встретили с неменьшим восторгом и радостию, как и в Пскове.

Долго помнили в обоих русских окраинных городах о славной победе на Чудском озере и еще в конце XVI в. не переставали молитвенно вспоминать имена воинов, павших в этой битве. Далеко разнеслась слава победителя. На берегах Варяжского, Черного и Каспийского морей, в Риме и в далекой Азии, замечает современник-биограф благоверного князя, передавали о славных победах Александра Ярославича.

В то время, как на Руси торжественно праздновали победу, в Ливонии весть о разгроме рыцарского ополчения быстро разнеслась и навела на всех ужас. Немцы со дня на день ожидали, что благоверный князь Александр не замедлит с своими полками явиться к столице Ливонии - Риге, и не надеялись своими силами отразить нападение Русского князя, защитить свою новую столицу. Магистр (начальник) Немецкого Ордена поспешил отправить посольство к датскому королю и просил у него помощи против новгородского князя.

Но благоверный князь Александр вовсе не думал и не хотел завоеваний. Окончив свое славное дело, освободив Новгород и Псков от угрожавшей им беды, он уехал в свой Переяславль. Тогда немцы, услыхав об отъезде из Новгорода князя, поспешили прислать туда своих послов и просили о заключении мира и о размене пленниками. Они отказывались от всех своих завоеваний, готовы были уступить новгородцам часть своих пограничных к Новгородской земле владений, только бы склонить новгородцев к миру; и мир был заключен "на всей новгородской воле", то есть на тех условиях, которые предложили сами новгородцы.

Так закончилась борьба со шведами и немцами.

Для русских Невская и Чудская победы имели огромное значение. Теперь не страшна была угроза иноземцев завладеть окраинными русскими городами, подчинить их своей власти и принудить русских людей переменить на католичество святую православную веру. Сам Бог рассудил вековой спор, оградил наше отечество от козней латинян, указал предел распространению немецкого владычества, мощною рукою Своего угодника, благоверного князя Александра, грозно предостерег не вторгаться в чужие пределы и не посягать на русскую святыню - православную веру. Великую услугу оказал святой Руси ее защитник, благоверный, "непобедимый" - как назвали его современники - князь Александр Ярославич, и никогда святая Русь не забывала и не забудет этого великого земного подвига его.

Два сильных западных врага были побеждены и не казались уже столь грозными, как это было раньше. Но появился новый, правда не столь опасный, зато более свирепый враг - литовцы, от опустошительных набегов которых страдали юго-западные границы Новгородских и Псковских владений.

По восточному побережью Балтийского моря, на равнине между устьями рек Вислы и Западной Двины, уже несколько веков жило близкое нам и по происхождению и по языку литовское племя. Бедное и неразвитое умственно, оно на первых порах столкновений своих с славянами должно было признать их превосходство, подчинилось окраинным русским князьям и платило им дань. Литовцы в это время были разделены на отдельные племена, враждовавшие нередко одно с другим и не имевшие государственного устройства и порядка. Но в начале XIII в. под влиянием постоянных нападений рыцарей Немецкого Ордена разрозненные дотоле литовские племена начали объединяться. Среди литовцев появились воинственные князья, приобретавшие все большую власть и влияние в стране. Литовские князья сначала боролись в союзе с русскими князьями против общего их врага - немцев, но затем стали нападать и на своих союзников. Небольшими отрядами на своих выносливых и быстрых конях они делали набеги на русские пограничные волости, производили опустошения и убийства. Население окраинных новгородских и псковских городов и сел жило под постоянным страхом неожиданных литовских нападений, а так как новгородцы и псковичи, занятые, преимущественно, борьбою с немцами и шведами, держали у себя главным образом тяжеловооруженное войско и очень мало легкого, подвижного войска - стрелков, то и не могли оборонять пограничные с Литвою владения. Защитником и здесь явился благоверный князь Александр.

Летом в достопамятный год Ледового побоища получены были в Новгороде известия о хищнических набегах литовцев, и тогда же благоверный князь начал с ними борьбу. За один поход ему удалось рассеять до семи неприятельских отрядов, действовавших отдельно друг от друга в разных местностях. Много предводителей литовских отрядов было избито полками благоверного князя или взято в плен. Теперь литовцы начали, как говорит современник этих событий - летописец, бояться имени князя Александра, но не хотели прекратить своих хищнических набегов.

В 1245 г. они опустошили окрестности Торжка и Бежецка и с захваченною добычею и пленниками собирались уже возвратиться на родину. Но под стенами Торопца были настигнуты соединенными силами новоторжцев, тверичей и дмитровцев и, потерпев поражение в открытом поле, засели в Торопце. Тогда на защиту древнего Торопца, удела князя Мстислава Мстиславича Удалого, поспешил благоверный князь Александр с своею небольшою дружиною и новгородцами. В первый же день осады Торопец был взят войсками благоверного князя. Литовцы бросились бежать из города, но были настигнуты дружиною Александра Ярославича и дорого расплатились за свои набеги. Восемь предводителей их пало в битве; оставшиеся в живых, побросав награбленную добычу, спаслись бегством.

Но благоверный князь Александр не ограничился этою победою. Чтобы проучить дерзкого врага и обезопасить русские границы от дальнейших литовских набегов и опустошений, он, несмотря на нежелание новгородцев сопровождать его в дальнейший поход, с одною своею маленькою дружиною погнался за врагами. Возле озера Живца он настиг беглецов и истребил их всех до последнего человека. Затем направился в Витебск, где княжил тесть его Брячислав, и после непродолжительного отдыха снова двинулся на литовцев, уже в их владения, разбил новое их ополчение близ Усвята и навел такой страх на врагов, что они долгое время не осмеливались нападать на русские владения.

Так доблестно охранял свой северо-западный удел благоверный князь Александр Ярославич. Своею необыкновенною храбростью и воинскими дарованиями он сумел даже в такое тяжелое для древней Руси время, как первые годы татарского ига16, не только защитить древнерусские северо-западные области, но и совершенно обезопасить их и в то же время доказать западному врагу, что и сраженная татарами Русь в состоянии защитить свою самостоятельность и свою веру.

Не в одной только Новгородско-Псковской земле радовались победам благоверного князя. Весть о них разносилась по всей тогдашней Руси, ободряла русских людей в годину тяжелых испытаний, взоры всех останавливались на князе-герое, вселявшем надежду на лучшее будущее. Северо-восточная Русь, томившаяся под властью татар, не менее Новгорода хотела видеть у себя на великокняжеском престоле благоверного князя Александра и способна была лучше новгородцев оценить его деятельность.

События 1246 г. прекратили на время деятельность благоверного князя Александра на северо-западе Руси, отозвав его на северо-восток. В этом году мученически скончался в Орде отец благоверного князя Александра - великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович17. По древнерусскому порядку право на великокняжеский престол принадлежало брату покойного князя - Святославу Всеволодовичу. Но теперь верховная власть и право раздавать княжеские столы принадлежали уже татарам, и, чтобы получить утверждение хана, Святослав должен был лично побывать в Орде. В том же году направились в Орду на поклон хану и племянники Святослава - Андрей и Александр Ярославичи.

Слух о храбром новгородском князе и о его знаменитых победах достиг и до хана. Батый хотел видеть благоверного князя, о котором так много говорили, и потребовал от него немедленно явиться в Орду.

"Мне Бог покорил многие народы, ужели ты один не хочешь покориться? Если хочешь сберечь свою землю, приходи ко мне на поклон", - велел передать Александру Ярославичу Батый.

Нельзя было ослушаться этого приказания грозного властелина, и благоверный князь поспешил отправиться в далекий путь.

Неизвестно было, что его там ждало. Его отца приняли там с честью, но этот почетный прием был куплен ценою целого ряда унижений и оскорблений. Князей заставляли проходить через очистительные огни, кланяться кусту, теням умерших ханов и т. п. Не все из русских князей соглашались исполнить эти унизительные для христианина требования и за свою непокорность платились жизнью. Пример русского князя-мученика Михаила Ярославича Черниговского, несомненно, хорошо был известен благоверному князю Александру. Но в то же время пример его отца показывал, что и послушание, исполнение всех ханских требований не всегда спасали. Ярослава Всеволодовича, с почетом принятого в первый приезд его в Орду, татары отравили, когда он приехал во второй раз. И благоверный князь Александр решил отказаться исполнить языческие обряды, хотя бы этот отказ стоил ему жизни. Мужественный защитник православной веры, из млада избранный Господом сосуд благочестия, мог ли он поступить иначе!

Напутствованный святыми дарами и благословением архиепископа направился он из Новгорода в Орду.

Когда благоверный князь прибыл в Орду и когда, перед представлением хану, ему велели исполнить обычные у татар обряды, он отказался исполнить это приказание. "Я христианин, - сказал он, - и мне не подобает кланяться твари. Я поклоняюсь Отцу и Сыну и Святому Духу, Богу единому, в Троице славимому, создавшему небо, землю и все, что в них". Спокойный, твердый ответ святого князя поразил придворных хана; но еще более они были удивлены, когда Батый, услышав о нежелании Александра Ярославича исполнить татарские обряды, вместо обычного в таких случаях распоряжения "Смерть ослушнику", приказал не принуждать более святого и поскорее привести его к нему.

"Царь, - обратился к хану благоверный князь, преклоняясь перед ним, - я кланяюсь тебе, потому что Бог почтил тебя царством, но твари я не стану кланяться. Я служу единому Богу, Его чту и Ему поклоняюсь".

Батый долго любовался прекрасным, мужественным лицом Александра Ярославича и, наконец, обратившись к окружавшим его придворным, сказал: "Правду мне говорили о нем: нет князя ему равного". Также почетно был принят благоверный князь и ханшею.

Батый не был самостоятельным властелином, он считался лишь наместником великого хана, жившего в Кара-Коруме, в горной окраине азиатской пустыни Гоби, расположенной за Байкалом. Поклонившись ближайшему своему властелину - Ордынскому хану, русские князья должны были отправиться и на поклон к верховному владыке монголов, в отдаленную его столицу. Этот далекий, крайне трудный путь должен был, по приказанию Батыя, совершить и благоверный князь Александр Ярославич18.

Он был милостиво принят повелителем Азии и некоторое время прожил в столице монголов, внимательно изучая характер этих властителей Руси. Только уже в 1250 г. Александр Ярославич и его брат Андрей вернулись на Русь. Хан дал Андрею великокняжеский престол, а за Александром Ярославичем оставил Киев и Новгород. Но Киев, матерь русских городов, древнейшая столица Руси, после татарского разгрома представлял собою одни развалины. Население Киевской области разбежалось от татар частью на юго-запад, в теперешнюю Галицию, частью на северо-восток, во Владимирскую Русь. Александру Ярославичу здесь нечего было делать, и потому, пробыв несколько времени во Владимире, он вернулся в Великий Новгород.

С радостью встретили его новгородцы; но радость эта вскоре омрачена была печалью и тревогою: благоверный князь, утомленный тяжелым путешествием и тем, что пришлось ему пережить в Орде, опасно занемог. С тревожным участием следили новгородцы за ходом болезни своего князя, с утра до вечера храмы были переполнены народом, горячо молившимся о выздоровлении благоверного князя. И Господь не отверг народной молитвы: благоверный князь оправился от тяжелого недуга.

Новгородцы наслаждались теперь миром. Их западные соседи, помня знаменитые победы Александра Ярославича, не смели повторять своих нападений и только норвежцы изредка делали набеги на пограничные новгородские владения. Благоверный князь хотел обезопасить свой удел и от норвежских нападений, он хотел привлечь норвежцев к союзу с новгородцами. С этою целью к норвежскому королю Гакону было отправлено посольство, которому одновременно с этим было поручено предложить королю вступить в родственные связи с Александром Ярославичем - отдать свою дочь Христину замуж за сына Александра, Василия.

Предположенный брак не состоялся, но главная цель посольства была достигнута: норвежский король в свою очередь прислал в Новгород послов для заключения договора с новгородцами, и с этого времени норвежские набеги прекратились. Вскоре после заключения этого договора Александр Ярославич навсегда уже оставил новгородский княжеский стол.

Андрей Ярославич, получивший великое княжение, не имел ни той осторожности, ни правительственной мудрости, которыми отличался его старший брат. Он мало занимался управлением, большую часть времени проводил в разного рода развлечениях, окружил себя неопытными советниками и не сумел ужиться с татарами. В Орде смотрели на него, как на непокорного князя, и преемник Батыя Сартак решил наказать русского князя. Он отправил против него свои полчища под начальством Неврюя. Андрей Ярославич, как только заслышал о приближении татар, бежал из Владимира сначала в Новгород, а затем, когда новгородцы отказались его принять, в Швецию19. За неосторожные действия великого князя приходилось расплачиваться населению. На защиту его и явился благоверный князь Александр.

Чтобы избавить родину от татарского опустошения, Александр Ярославич направился в Орду и не только успел укротить гнев хана и таким образом остановить начавшееся на Руси кровопролитие, но и получил от хана ярлык на великое княжение. С этого времени и начинается подвижническое служение благоверного князя родине, все свои силы посвятившего на то, чтобы облегчить тяжесть татарского ига.

Александр Ярославич не щадил средств своей княжеской казны на выкуп пленных, которых массами уводили татары в Орду. Заботился он и о том, чтобы остававшиеся в плену не лишены были главного утешения в своем горе - молитвы и богослужения. Вместе с митрополитом Кириллом он выхлопотал у хана разрешение на устройство в столице Орды - Сарае - русской епархии.

Но не одни пленники нуждались в заботах благоверного князя. После Неврюева нашествия Северо-восточная Русь снова была опустошена, и благоверный князь Александр спешил восстановить разрушенные храмы, собрать разбежавшихся людей, помочь им устроиться на разоренных пепелищах. Как отец, замечает современник святого князя, заботился он о народе; и благодаря этим заботам в великом княжестве мало-помалу устанавливались спокойствие и порядок. Благоверный князь хотел не только успокоить население, но и облегчить его тяжелое положение, ослабить, сколько возможно, самое иго татарское.

Не изменив русского государственного строя, сохранив неприкосновенными святую веру и церковное устройство, татары обложили за это Русь тяжелою данью. Они брали все лучшее и ценное и в своих требованиях не соображались с тем, в состоянии ли их данники платить налоги в том размере, в каком от них требовали. Татары брали поголовную дань, не различая богатых и бедных; несостоятельных данников они без всякой жалости забирали в Орду и обращали в рабство.......

0

23

............продолжение от 12 сентября 

В 1257 г., с целью точнее определить доходы, какие можно получать с Руси, татары прислали своих чиновников исчислить всех русских людей. Великий князь хорошо понимал, что как бы ни была тяжела эта мера, необходимо подчиниться, чтобы не вызвать сопротивлением еще худшего со стороны татар. Но не все так думали.

По настоянию князя во Владимиро-суздальской Руси исчисление произошло спокойно, и Александр поспешил в Орду, чтобы склонить на милость хана, довольного послушанием русских людей и их князя. Но в Орде решено было подвести под число и Великий Новгород, где особенно сильно была развита ненависть к поработителям Руси. Зная о таком возбуждении новгородцев, великий князь с тяжелою, озабоченною думою возвращался на родину. И его опасения оправдались.

Как только в Новгороде услышали о готовящейся переписи, в народе началось брожение, начали устраивать вечевые собрания и постановили скорее умереть, чем подчиниться ханскому требованию. Новгородцы не хотели согласиться на перечисление и потому, что Новгород не был завоеван татарами, и многим казалось, что уже поэтому татары не имеют права распоряжаться над областью святой Софии так, как хотят. "Умрем за святую Софию и за домы ангельские (св. обители)", - раздавались клики на улицах города, и горожане готовились к восстанию.

Александр Ярославич, чтобы предотвратить от Новгорода страшную татарскую месть, поспешил сюда. Он надеялся, что новгородцы послушают его благоразумного совета. Но еще до приезда князя в городе начались несогласия: в то время, как чернь хотела бороться против татар, богатые люди предпочитали уплатить требуемую дань, чтобы не раздражать и татар, и великого князя. Александр Ярославич воспользовался этим и своею твердостью успел склонить новгородцев на перепись. Однако появление татарских чиновников и злоупотребления, которые происходили во время переписи не только от татар, но и от зажиточных новгородцев, снова возбудили движение в Новгороде. Сторону волновавшихся принял на этот раз и новгородский князь Василий Александрович, но, боясь отца, он убежал в Псков.

Благоверный князь Александр приказал схватить непокорного сына и, лишив его новгородского княжения, отправил в Суздальскую Русь. Были строго наказаны и зачинщики мятежа, а так как и после этих строгих мер новгородцы не хотели успокоиться и согласиться на ханские требования, то благоверный князь Александр вместе с татарами немедленно оставил Новгород, предоставляя самим новгородцам считаться с гневом хана. Отъезд великого князя подействовал сильнее всяких убеждений: новгородцы смирились, приняли ханских чиновников, и таким образом разгром Новгорода татарами был предупрежден.

Но прошло с небольшим два года, и снова на Руси начались волнения против татарских сборщиков дани, угрожавшие перейти в открытый мятеж и охватить почти все города северо-восточной Руси. Поводом к этим волнениям послужили следующие обстоятельства.

Новый хан - Берке - ввиду злоупотреблений, какие допускались сборщиками дани, утайки собранной ими суммы, передал ее сбор на откуп хивинским купцам или бессерменам. Последние, естественно, в целях наживы собирали гораздо больше той суммы, какую они уплатили хану, и допускали еще большие притеснения населения, по сравнению с прежними татарскими