Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)

Сообщений 61 страница 77 из 77

61

Во славу Божию и на пользу ближнего !
27 Сентября  -Память:

Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня
http://s02.radikal.ru/i175/0909/3b/67ea5877688a.jpg

Тропарь праздника, глас 1
Спаси, Господи, люди Твоя/ и благослови достояние Твое,/ победы на сопротивныя даруя// и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

Кондак праздника, глас 4
Вознесыйся на Крест волею,/ тезоименитому Твоему новому жительству/ щедроты Твоя даруй, Христе Боже,/ возвесели нас силою Твоею,/ победы дая нам на сопостаты,/ пособие имущим Твое оружие мира,// непобедимую победу.

Величание
Величаем Тя,/ Живодавче Христе,/ и чтим Крест Твой святый,/ имже нас спасл еси// от работы вражия.

Задостойник, глас 8
Величай, душе моя,// Пречестный Крест Господень. Таин еси, Богородице, рай,/ невозделанно возрастивший Христа,/ Имже крестное живоносное на земли насадися Древо./ Тем, ныне возносиму,// покланяющеся Ему, Тя величаем.

АКАФИСТ КРЕСТУ ГОСПОДНЮ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=4#p10382

Невольно приходят на ум слова святителя Иоанна Златоуста: "Ныне радость на небе и на земле, ибо светоносный и Животворящий Крест Христов является миру, демоны бегут от него, недуги исцеляются им, мрачная тьма прогоняется, и все концы земли просвещаются".
Когда в Риме царствовал Максенций, то он причинял народу много зла, преследуя и мучая не только христиан, но убивая и язычников, разграблял их имущества и жил порочно, оскорбляя благородные семьи. Он был тягостен и гнусен всему Риму, по причине своих жестокостей и развращенной жизни. Поэтому римляне тайно послали царю Константину, находившемуся тогда с матерью своею в Британии, прошение, умоляя его придти и избавить их от сего мучителя. Константин сначала написал к Максенцию, дружески увещевая его прекратить свои мучительства. Но Максенций не только не послушал его и не исправился, но стал еще хуже, и поднял оружие против самого Константина, не желая, чтобы он был соравным ему царем. Тогда как Константина избрало на царский престол всё войско, Максенций взошел на престол самовластно. Народ не любил его, и только некоторые вельможи, коим он обещал большие дары и многие почести, изъявили желание на его избрание; Константин же был провозглашен царем по всеобщему согласию.

Услыхав, что Максенций не исправляется, но усиливается в своей злобе, Константин собрал войско и пошел на него войною. Видя, что сила войска его не велика, принимая при сем в соображение и злые козни Максенция, он начал сомневаться в своем успехе. Он знал, что Максенций много проливал человеческой крови для совершения волхвований и заклал в жертву бесам много отроков, девиц и жен, зачавших во чреве своем, чтобы умилостивить тем ложных богов своих, на которых надеялся. Зная, что Максенцию помогает и сила бесовская, Константин начал молиться Единому владычествующему над небом и землею Богу, Коего почитает весь род христианский, и умолял даровать ему знамение победы над мучителем. И когда он таким образом усердно молился, в полдень явилось ему на небе изображение Креста Господня, в виде звезды сиявшее сильнее солнечного света; на нем была надпись: сим побеждай. Это чудесное явление видели все воины, среди коих был и полководец Артемий (который после был замучен за Христа при Юлиане), и пришли в удивление. Большинство же из них устрашились: у язычников изображение креста было знаком злополучия и смерти, так как на кресте умирали присужденные к смертной казни разбойники и злодеи; посему воины боялись, что война их будет несчастна. Сам царь Константин находился в великом смущении. Но ему ночью явился во сне Сам Христос Господь, и снова показал явившееся днем знамение честного креста, сказав ему:

– Сделай подобие знамения сего, и повели носить пред полками, – и тогда победишь не только Максенция, но и всех врагов твоих.

Царь поведал приближенным видение свое и, призвав искусных мастеров золотых дел, повелел им сделать честный крест Господень, по подобию явившегося знамения, из золота, бисера и драгоценных камней. При этом и всем воинам своим он повелел изображать знамение креста на всём оружии, на шлемах и щитах.

Злочестивый Максенций, прослышав о походе Константина в Италию на Рим, смело выступил с римскими войсками против великого Константина. Константин приказал носить пред полками своих воинов честной крест. Когда они сошлись с Максенцием и вступили в битву, то Максенций силою честного креста был побежден, и множество воинов его было умерщвлено, сам же он обратился в бегство. Гонимый царем Константином, он переправлялся через реку Тибр мостом, который сам построил; но в это время мост силою Божией разрушился, и жалкий мучитель потонул в реке с своими войсками подобно древнему фараону, и наполнилась река всадниками, конями и оружием. Константин Великий победоносно вошел в Рим, и весь народ радостно встретил его с великими почестями. Царь же воссылал величайшую благодарность Богу, даровавшему ему победу над мучителем силою честного и животворящего креста, а в память той преславной победы поставил среди Рима на высоком каменном столбе крест, на котором написал: "Сим спасительным знамением град сей освобожден от ига мучителя".

В другой раз Константин пошел войною на византийцев, небольшой город которых – Византию основал, назвав своим именем, некий грек Визас во времена Манассии, царя иудейского. Дважды побежденный ими, Константин находился в великой печали. По наступлении вечера, возведши очи свои на небо, он увидел сложенное письмо, на котором было написано: "Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня" (Пс.49:19). Устрашенный, он снова возвел очи на небо, и увидел как прежде крест на небе, изображенный звездами, и вокруг его надписание: "В сем знамении победишь". После сего, когда в битве был предносим крест, Константин сражался со скифами на реке Дунае, опять явилось на небе сие спасительное оружие, и снова, как и прежде, Константин одержал победу.

Уразумев из сего силу Распятого на кресте Христа и уверовав, что Он есть Единый истинный Бог, Константин крестился во имя Его вместе с достохвальною матерью своею Еленою, которую, по ее великому благочестию, послал в Иерусалим с большим богатством для обретения честного креста Господня. Царица Елена, отправившись в Иерусалим, обошла святые места, очистила их от идольского осквернения и изнесла на свет многие мощи святых. Патриархом в Иерусалиме был тогда Макарий, который встретил царицу с подобающими почестями. Блаженная царица Елена, желая найти скрытый иудеями животворящий крест Господень, призвала всех иудеев и просила их, чтобы они показали ей место, где скрыт честный Крест Господень. Когда же они стали отрекаться, что не знают, царица Елена угрожала им мучениями и смертью. Тогда они показали ей некоего старца, по имени Иуду, говоря, что он может показать царице то, чего она ищет, потому что он – сын уважаемого пророка.

Несмотря на продолжительные истязания, Иуда отказывался поведать о месте, где скрыть крест Господень. Тогда царица Елена приказала ввергнуть его в глубокий ров. Пробыв в нем некоторое время, Иуда, наконец, обещал сказать о том, что знает о зарытом в землю Кресте Христовом. тогда вывели его из рва и, по его указанию, пришли на место, где был большой холм из земли и камней, на котором царь римский Адриан уже построил храм в честь языческой богини Венеры (Греко-римская "богиня"любви, красоты, сладострастия и нечистых похотей. Пещера гроба Господня, за два до сего столетия, была завалена по приказанию римского императора Адриана, с целью сделать неузнаваемым совершенно самое место распятия и погребения Христа. Это было в 119 году по Р. Хр ) и поставил в нем идола. Иуда показал, что здесь именно скрыт Крест Христов.

Царица Елена повелела разрушить идольский храм, землю же и камни рассыпать и раскопать. По совершении патриархом Макарием на месте том молитвы, разлилось в воздухе благоухание, и тотчас, по направлению к востоку, были обретены Гроб Христов и Лобное место, и близ его нашли зарытыми три креста, а потом и гвозди, коими был пригвожден ко кресту Господь. Когда же не могли определить, какой из найденных крестов – Крест Христов, случилось, что в то время вынесли некоего мертвеца для погребения. Тогда патриарх Макарий приказал носильщикам остановиться, и кресты были возлагаемы по очереди на мертвеца. Когда был возложен на него Крест Христов, мертвец тотчас воскрес и, силою божественного Креста Господня, встал живым. Царица, с радостью приняв честный крест, поклонилась ему и облобызала его, – также и все бывшие с нею начальники и вельможи воинские и гражданские. Некоторые в то время, по причине тесноты, не имели возможности увидеть и облобызать святой Крест, и просили, чтобы по крайней мере издали показали бы его им. Тогда Макарий, патриарх Иерусалимский, став на возвышеннейшем месте, воздвигая Крест, показывал его народу.

А народ восклицал:

– Господи, помилуй!

Отсюда и получил свое начало праздник Воздвижения честного Креста Господня.

Царица сохранила у себя часть честного древа Креста Господня, также и гвозди, а крест, вложив в серебряный ковчег, отдала патриарху Макарию на сохранение для будущих поколений. Иуда, со множеством евреев, уверовал во Христа и крестился и был во святом крещении наречен Кириаком; впоследствии он был патриархом Иерусалимским и скончался, пострадав за Христа при Юлиане Отступнике. А святая царица Елена повелела сооружать в Иерусалиме по святым местам церкви и прежде всего повелела построить церковь Воскресения Господа нашего Иисуса Христа, где были обретены гроб Христов и честный Крест. Потом она приказала соорудить храм в Гефсимании, где находился гроб Пречистой Богородицы во имя честного Ее успения. После того благочестивая царица создала еще восемнадцать церквей и, украсив их различными драгоценностями и одарив всем потребным, возвратилась в Византию, взяв с собою часть животворящего древа Креста Господня и гвозди, которыми было пригвождено некогда тело Христово.

Блаженный царь Константин положил животворящее древо в золотом ковчеге, а из гвоздей Господних один был брошен святой Еленою в Адриатическое море, когда она возвращалась в Царьград, для утишения поднявшейся сильной бури и морского волнения, другой – царь вковал в шлем свой, третий приковал к удилам в уздечке своего коня, во исполнения прореченного пророкам Захариею: "В то время даже на конских уборах будет [начертано]: "Святыня Господу"" (Зах.14:20), а четвертый гвоздь царица Елена отдала на сохранение ближайшим царским советникам.

По возвращении святой Елены из Иерусалима в Византию, христолюбивый царь Константин соорудил три больших креста по числу явленных ему в войнах: одного в Риме, когда потопил Максенция, другого в Византии, когда взял ее, третьего – когда победил на реке Дунае скифов. Соответственно сим трем победам, он соорудил из драгоценных веществ три честных креста, и написал на них золотыми письменами следующие слова: IS XS NIKA, т.е. Иисус Христос победил. Свидетельствуя пред всеми свою ревность по благочестии и показывая, что он победил врагов силою креста, царь поставил один крест на возвышенном месте на восточной торговой площади, другой крест на верху пурпурной колонны римской на  главной городской площади, третий на прекрасном мраморном помосте на хлебном рынке, где совершалось ради святого Креста Христова много чудес и знамений. Многие свидетельствуют, что ангел Господень сходил с небес на то место ночью в светозарном сиянии и, обходя, кадил честной крест, воспевая сладкогласно трисвятую песнь, после чего снова восходил на небо. Это бывало трижды в год: в сентябре месяце в ночь на Воздвижение честного Креста Христова, второй раз 7 мая в ночь на воспоминание явления Креста Господня на небесах, и третий раз в великий пост святой Четыредесятницы в крестопоклонную неделю. И многие из благоговейных людей, живущих праведно и свято, видели сие схождение ангела и слышали его пение, и потом о сем поведали и другим.

Следует теперь вспомнить и о том, как честное и животворящее древо Креста Господня некогда было похищено персами и потом снова возвращено в Иерусалим к радости верующих.

В царствование византийского царя Фоки, Хозрой, царь персидский, покорив Египет, Африку и Палестину, взял Иерусалим, причем убил много христиан. Похитив при сем и различные сокровища церковные и утварь, он в числе других взял и сие многоценное сокровище – древо животворящего Креста Господня и унес его в Персию. По прошествии некоторого времени, по смерти царя Фоки, на престол его вступил Ираклий, который, хотя и пытался победить Хозроя, однако сам много раз был побежден им и потому просил мира, но не получал его от надменного врага. Тогда, находясь в великой печали, император стал искать помощи от Бога: он повелел всем верующим совершать молитвы, бдения посты, дабы Господь избавил их от врага, который в своей гордости похвалялся истребить всех христиан и хулил имя Господне, и чтобы враги не могли сказать: "Рука (т.е. сила) наша крепка и боги наши сильны", – но чтобы познали язычники, что един есть истинный Бог, крепости и силе Коего никто не может противостоять. И сам царь молился со слезами и усердно постился. Потом, собрав всех воинов и вооружившись силою Креста, в надежде на помощь Божию, Ираклий пошел на персов войною и в сражении с Хозроем победил его и обратил в бегство, после чего в продолжение семи лет опустошал персидское царство, завоевывая города и селения и одерживая победы над многочисленными полками Хозроя. Наконец Хозрой, не имея более возможности сопротивляться греческим войскам, бежал из своей земли и, при переправе чрез реку Тигр, сделал младшего своего сына Медарса своим соправителем. Возбужденный этим, старший сын его Сироес замыслил убить вместе и отца и брата, что вскоре и исполнил. После этого Сироес, оставшись наследником и владетелем Персидского царства, отправил посольство к греческому царю Ираклию, с прошениями и многочисленными дарами, изъявляя пред ним покорность и прося его прекратить свою опустошительную войну. Тогда царь Ираклий, заключив с царем персидским мир, взял с собою и животворящее древо Креста Господня, похищенное Хозроем из Иерусалима и находившееся в пленении у персов в продолжение четырнадцати лет. И возвратился царь греческий со многими приобретениями, радуясь и прославляя Бога за Его великую помощь.

Достигнув Иерусалима, царь возложил честное древо на рамена свои, для того чтобы отнести на прежнее его место, и нес его, будучи облечен в царскую порфиру, украшенную золотом и драгоценными камнями, с царским венцом на голове. Тогда совершилось великое чудо: царь внезапно остановился во вратах, коими входили на Лобное место, и к удивлению всех не мог ступить с честным древом Креста Христова ни шагу. Захария же, патриарх Константинопольский, вместе со всеми жителями Иерусалима, вышел навстречу царю с ветвями и финиками до самой Елеонской горы, и шел вместе с царем. И вот он видит светоносного ангела Божия, стоящего в тех вратах и возбраняющего вход.

И сказал ему ангел:

Не таковым образом нес сюда древо крестное Творец наш, каким вы несете его.

Видя и слыша то, патриарх вострепетал и обратившись к царю сказал:

– Знай, царь, что невозможно одетому в богатые одежды и украшенному царскими украшениями нести древо сие святое, которое нес обнищавший ради нас Христос в состоянии уничижения; если хочешь внести его, подражай Его нищете.
Тогда благочестивый царь Ираклий снял с себя пурпуровую порфиру и облекся в простую и бедную одежду, и понес честное древо святого Креста уже без всякого препятствия, идя босыми ногами, – внес его в церковь на то самое место, откуда оно взято было Хозроем, царем персидским, и снова поставил там крестное древо.

И была великая радость и веселие у верующих по причине возвращения Креста Господня, и они ликовали (подобно тому, как некогда израильтяне радовались возвращению от филистимлян Ковчега завета) (1Цар., гл. 7), воздавая хвалу Распятому на кресте Христу, Царю славы, и поклоняясь подножию Его святого Креста. Да будет и от нас Ему честь, слава и поклонение, ныне и во веки веков, аминь.(по изложению свт.Димитрия Ростовского)

[color=green]Слово о Кресте.

О треблаженное древо,
на немже распяся Христос
Царь и Господь!

В этих кратких словах церковной песни - и похвала святому кресту и объяснение того чудесного факта, что крест, орудие позорнейшей казни, стал нашим украшением, стал честен, треблажен, что вместо того, чтобы навлечь на Распятого проклятие, ибо сказано в Священном Писании: "Проклят всяк, висяй на древе," крест сам освятился и стал орудием и символом благословения.

В Риме распинали только рабов; раб же там за человека не считался: провинившегося раба, без всякого суда или обращения к властям, хозяин его просто бросал в бассейн на съедение муренам.

В Римских провинциях подвергали казни распятием только бунтовщиков и разбойников. И вдруг в том же Риме, на арене Колизея, на той самой арене, песок которой пропитан кровью христианских мучеников, воздвигается крест с надписью: "Ave сruх, unica spes nostra" (Хвала Кресту, единственной надежде нашей!).

Что же случилось, чтобы могла произойти такая чудесная метаморфоза?!

Крест освятился распятием и смертью на нем Иисуса Христа Сына Божия. И то, что было дотоле ужасом, позором и мукой, стало достолюбезным, почитаемым, похваляемым, вожделенным, благоговейно целуемым.

Вслушайтесь в стихиры и тропари, которыми церковь ублажает честный крест! Чувствуется, что эти слова могли быть впервые сказаны только в Иерусалиме, только у подлинного древа креста Господня. Это значит, что церковь Христова от седой древности, можно сказать, с первого дня своего бытия, уже любила и почитала крест Господень. Эта любовь передалась и нам. И удивительное дело! Мы даже внешне, в самой манере нашего почитания Креста похожи на первохристиан. Паломница в Палестину конца IV в. - испанская монахиня Сильвия - описывает, как тогда целовали крест Господень: "Проходит народ один за другим; все - наклоняясь и касаясь Креста сначала лбом, потом глазами и, поцеловав Крест, проходят"...

О том, что Крест когда-то станет знаком победы и спасения, мы находим упоминания, как бы предвозвестия, еще в Ветхом Завете. Так Моисей во время битвы иудеев с амаликитянами стоял на вершине холма и когда он поднимал руки свои (крестообразно), то одолевал Израиль, а когда опускал, - то Амалик, так что для окончательной победы Аарон и Ор поддерживали руки его до захождения солнца (Исход, 17:11).

Крест есть знак-знамение нашего спасения. У пророка Иезекииля есть такое место в его книге (гл. 9, ст. 46): показал ему Господь в видении гибель Иерусалима за его отступление от Бога. Послал Господь ангела и сказал: "Пройди посреди города и на челах людей скорбящих и воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак." А другим ангелам сказал: "идите и поражайте без жалости и без пощады старца, юношу, деву и младенца, бейте до смерти, но не троньте ни одного человека, на котором знак."

Что это за знак? Это - буква "тау," которая писалась - Т, т.е. приблизительно так, как изображают Голгофский крест некоторые ученые археологи. Итак, в этой гибели иерусалимлян были пощажены имевшие на челах своих знак креста. Так и мы с вами в минуту опасности прежде всего касаемся чела нашего, совершая крестное знамение. И оно подлинно есть сила Божия, спасающая человека.

Есть у древнего историка христианской церкви Феодорита Кирского такое сказание об Юлиане Отступнике: "Наконец, Юлиан нашел человека, который обещал ему предсказать, что будет с ним в жизни. Приведши Юлиана в одно идольское капище, тот человек начал вызывать лукавых демонов. Когда же демоны явились в обыкновенном своем виде, ужас невольно сообщился Юлиану и заставил его положить на челе крестное знамение. Увидев это знамение Христовой победы и собственного поражения, демоны мгновенно исчезли. Волшебник узнал о причине их бегства и стал укорять Юлиана. Юлиан признался ему в своем испуге и при этом выразил изумление, как велика сила Креста, если демоны не устояли пред его изображением."

Но знамение Креста и стихиями повелевает! Об этом свидетельствует следующий рассказ из жития святого Саввы Освященного.

"Случилось там одному брату, имевшему пекарское послушание в хлебопекарне, промокнуть под дождем; стояла же зима, и солнца не было. Не имевший где просушить свои одежды, вложил он их в хлебопекарную печь поверх дров и забыл. Вскоре же пришли братия печь хлебы и разожгли огонь, не зная, что пекарь положил в ней сушить свои одежды. Когда же дрова взялись огнем, вспомнил пекарь о одеждах своих и очень печалился о них. Был там и блаженный Савва, который увидев скорбь собрата, ознаменовав себя крестным знамением, вошел в горящую печь. И о чудо! Отрок Савва любви ради к брату (и ограждаемый силой крестного знамения), вышел неврежденно из раскаленной печи, неся в руках своих одежды собрата-пекаря, нигде не поврежденный огнем. Видя сие чудо, братия пришли в благоговейный ужас" (Житие святого Саввы, 5 декабря).

Итак, други-братия, с верою да изображаем на себе крестное знамение, дабы и нам оно было во спасение от опасностей и победой над лукавыми демонами.

Непобедимая и непостижимая и божественная сила честного и животворящего Креста, не остави нас, грешных!
(Отец Виктор Ильенко)

Воздвижение Креста Господня.
Праздник Воздвижения Креста, отмечаемый сегодня Православной Церковью, раскрывает самую суть ее веры. "Мы проповедуем Христа распятого" – так кратко сформулировал апостольское благовестие святой Павел, один из первых великих проповедников Слова о Кресте.

У истоков праздника, как обычно, стоит конкретное историческое событие. В 326 году святая Елена, мать первого императора-христианина Константина Великого, отправилась в Иерусалим на поиски подлинного Креста, на котором был распят Иисус Христос. Задача была нелегкой. За два с половиной века до этого древний город был разрушен римскими войсками при подавлении иудейского восстания. Однако, как гласит предание, раскопки оказались успешными. Под языческим храмом Венеры, построенном на Голгофе при императоре Адриане, были обнаружены места распятия и погребения Иисуса, которые и поныне привлекают множество паломников со всего христианского мира. Наконец из земли извлекли деревянный Крест, бывший орудием казни Христа.

Над пещерой Гроба Господня впоследствии была построена церковь. На ее освящение собрались многочисленные богомольцы. Конечно, все хотели поклониться обретенной святыне. И ради тех, кто не мог протиснуться сквозь толпу, епископ Макарий высоко поднимал ("воздвигал") крест над головами молящихся. Отсюда и название праздника, а также обычай накануне вечером выносить изображение Креста Господня на середину храма, а в соборных церквах еще и торжественно воздвигать его на все четыре стороны света, после чего верующие преклоняют колени и целуют крест при пении древнего гимна, величественного в своей суровой простоте: "Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим".

Крест стал главным символом христианства. Им украшаются купола храмов и одежды священнослужителей, он изображается на всех священных предметах. И каждый православный христианин носит крест на груди, а обращаясь в молитве к Богу, осеняет себя крестным знамением. Это означает: мы – последователи Распятого. Именно Его, и никого иного, мы признаем нашим Господом и Владыкой. Мы хотим, чтобы Ему принадлежала вся наша жизнь.

Крест – символ жертвенной любви Христовой. "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин. XV, 13). Он полюбил нас до конца, до смерти. Полюбил так, как мы, к сожалению, слишком редко любим друг друга. Мы даже называем любовью что-то совсем другое – жажду обладания или признания, а вовсе не жертвы ради того, кого любишь. "Любовь не ищет своего",- писал апостол Павел. А нам порою и представить себе трудно, что можно жить как-то иначе, чем по пошлой поговорке: "Ты – мне, я – тебе".

Перед казнью на Голгофе Христос дал нам Свою новую заповедь: "Как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою".

Вот к чему обязывает нас тот крестик, который мы носим на сердце. Непобедимой победой назван крест в одном из церковных песнопений. Потому что нет на свете ничего сильнее, чем настоящая любовь. Даже когда она совсем беззащитна и одинока. Как Христос на Кресте.
(Протоиерей Николай Балашов)

Тремя или Четырьмя Гвоздями было Прибито Тело Христово?

Издавна распятия православное и католическое отличаются тем, что ноги Христовы на православном распятии имеют более естественную позу и прибиты двумя гвоздями, а на католическом - одним. А как же были они пригвождены на самом деле? и откуда пошла католическая традиция?

Римский обычай распятия состоял в том, что осужденный на мучительную смерть на кресте был прибиваем двумя гвоздями в руки и двумя - в ноги. В комедии Плавта "Мостеллария" один из персонажей говорит: "Дам золотой талант тому, кто первый поднимется на крест с тем, чтобы его прибили двумя гвоздями в руки и двумя в ноги."

Древнехристианские писатели свидетельствуют, что тело Христово было пригвождено четырьмя гвоздями. У святого Киприана Карфагенского (250 г.) говорится, что гвоздями были пронзены святые ноги Христовы. Также и Феофан в своей хронике утверждает, что святая Елена нашла вместе с крестом Господним доску с надписью и 4 гвоздя. Святой Григорий Турский (538-594) такими словами подтверждает это обще христианское верование: "Что было четыре Господних гвоздя, вот чем можно объяснить: два были вбиты в руки и два в ноги."

Теперь, если мы обратимся к изображением распятия, находимым в катакомбах, то и здесь мы увидим подтверждение этого мнения. Древнейшее распятие относится к 7-му веку и находится в катакомбах святого Валентина под Римом. На нем фигура Христа облечена в длинную тунику, ноги и руки прибиты четырьмя гвоздями. И как замечает римский археолог О. Марукки: "Это число гвоздей соответствует древней традиции."

От последующих веков 8-го и 9-го остались два изображения Христа распятого в подземных римских церквах. На одном - распятие аналогично тому, что находится в катакомбах святого Валентина, а на другом тело Христово прикрыто лишь опоясанием. Однако же в обоих случаях видны четыре гвоздя.

Если мы вглядимся в распятия 7-9 вв., то нас поразит царственное спокойствие и тела Христова и в особенности Его лика. Руки растянуты под прямым углом к телу; тела, покрытого туникой, совсем не видно; нет напряжения в ногах; вся фигура Распятого как бы не имеет веса. У художника совсем не чувствуется желания изобразить страдание или поразить зрителя знанием анатомии человеческого тела, или еще - растрогать его и вызвать сочувствие к Распятому. Пред тайной страданий Богочеловека останавливался тогдашний художник в благоговейном молчании и страхе. И то, что он осмеливался изобразить, было в совершенном соответствии с евангельской историей, краткой, простой и трогательной. Эта художественная традиция не удержалась на Западе, где уже, начиная с 12-го века стали появляться распятия, в которых художник старался изобразить муку страждущего на кресте Спасителя в чертах Его лица и в позе тела. И с того же времени вошло в обычай представлять распятие Христа с тремя гвоздями, т.е. ноги прибиты одним гвоздем. И это, по мнению проф. Марукки, было сделано для того, чтобы дать телу более художественную позу, способную растрогать верующих.

На востоке же первохристианская традиция удержалась даже до сего дня. Православная душа, созерцая своего Спасителя и Господа, пригвожденным ко кресту, всецело погружается в тайну вольного распятия и смерти Начальника жизни, и для нее достаточно одного слова, одного намека, чтобы углубиться в эту тайну и пережить ее. Всякое излишне реальное Внешнее впечатление, возбуждающее чувствительность, могло бы только помешать духовному переживанию.

Вглядитесь в православное распятие! Тело - в спокойном положении, голова - в естественном наклоне; нет потоков крови из ран, нет следов бичевания, нет муки ни в лице, ни в членах тела. Если все это было на Голгофе, и видевшие "позор сей" уходили оттуда, бия себя в грудь, то нам для сокрушения сердечного уже не нужно этого видеть.

Православное распятие, как мы сказали выше, и в 20 в. остается в гармоническом соответствии с простотой евангельского рассказа о крестных страданиях Спасителя нашего. И потому его действие на душу так сильно.
(Отец Виктор Ильенко)

Там и любовь.
В христианском фольклоре есть притча о том, как одному человеку показалась тяжела его участь и он обратился к Богу с просьбой ее облегчить.

- Что ж, – был ему ответ, – выбирай сам крест себе по силам.

Человек увидел перед собой множество крестов разных размеров и выбрал тот, который показался ему самым удобным для несения.

- Хорошо, – услышал он, – но это же и есть тот самый крест, который ты несешь.

Эту историю рассказывают иногда священники и в своих проповедях, посвященных празднованию Воздвижения Креста. Такой уж это праздник, что уместно задуматься о своей сугубо частной судьбе. Что тебе суждено? В чем смысл тех или иных жизненных испытаний? И что вообще считать испытанием, а что – подарком судьбы? Ведь грань между ними не так уж очевидна, как может показаться.

Один из современных иерархов Русской Церкви так об этом сказал: "Крест болезни, бедности, страдания и уничижения – это понятия привычные, да и история нашего Отечества дает тому обильные подтверждения. Но часто ли мы осознаем, что богатство, внешняя красота, здоровье и высокое общественное положение – это также крестные испытания для тех, на кого они возложены?"

Да уж, если бы осознавали, то не рвались во власть правдами и неправдами. Для кого власть – крест, а для кого – кормушка. И самая большая жертва, которую можно при этом себе позволить, это снять прилюдно "мигалку" со своей служебной машины в предвкушении аплодисментов от благодарного народа. Только аплодисментов не слышно. Ведь притвориться, что несешь крест, даже если он невидим, – невозможно. Как ни парадоксально, но это – очевидно.

Праздник такой – весь из парадоксов. И само событие, которое легло в его основу, таково. На иконах, посвященных Воздвижению Креста, изображают, как правило, императора Константина Великого, его мать Елену и епископа Макария. Но был еще один немаловажный персонаж этой истории. Когда по просьбе императора Константина Елена прибыла в Иерусалим, чтобы отыскать Крест, на котором распяли Христа, никто не мог указать место пребывания Креста. Никто, кроме престарелого еврея по имени Иуда, который знал об этом из семейного предания. Однако открывать тайну он ни за что не хотел. Елена приказала пытать Иуду – тот век тоже был жесток. После немалых истязаний старик все-таки открыл тайну. Крест достали. И вскоре епископ Макарий его торжественно водрузил для всеобщего обозрения. Так вот сам Иуда после этого принял христианство и с именем Кириак стал епископом Иерусалима. Метаморфоза, случившаяся с ним, абсолютно созвучна сути крестной истории. Ведь Воздвижение Креста перевернуло и весь мир, а не только старого Иуду. Империя, которая три века преследовала христиан, стала тогда столпом христианства. А сам Крест из орудия казни и символа позора превратился в знак радости и надежды.

Как говорил об этом русский святой Иоанн Кронштадтский:
"Крест без любви нельзя мыслить и представлять: где крест, там и любовь; в церкви вы везде и на всем видите кресты для того, чтобы все напоминало вам, что вы в храме Бога любви, в храме Любви, распятой за нас".

Чтимая святыня.
Мы являемся свидетелями возрождения на Руси православной веры, строительства и реставрации храмов, возвращения утраченных и появления новых святынь. Этот рассказ посвящен особому роду почитаемых православных святынь – кресту-мощевику.

Историческая справка. Крест-мощевик – крест, в древо которого помещены частицы мощей святых. Соединение мощей с орудием спасения человеческого рода свидетельствует о том, что человек, служивший Христу в продолжение своей земной жизни, и по отшествии в вечность остаётся в единении с Ним не только своим духом, но и телом. (Мощи – от слав. мошть т.е. сила; останки умерших святых. Буквально – силы, способные творить чудеса).

Кресты-мощевики появились на Руси в древности. Поначалу это были нательные кресты – энколпионы (греч. – находящийся на груди), наперсник. Это небольшое изображение креста, Богородицы, святых, носимое верующими на груди. В энколпион полагали мощи святых, просфору в честь Богородицы. В последнем случае энколпион называли панагия и панагиара. Энколпионы существовали в средние века у русских и греков.

В Православной энциклопедии (том Русская Православная Церковь./ Русское церковное искусство X-XX вв./ IV. Церковное искусство малых форм X-XX вв. М.,2000) читаем: с домонгольского времени известны кресты-тельники небольшого размера, предназначенные для ношения под одеждой; наперсные кресты; кресты-энколпионы, содержащие частицы святых мощей; кресты напрестольные, воздвизальные, запрестольные выносные и др. Наперсные мощевики-энколпионы появились не позднее IV в. и первоначально имели форму ящичка-ковчега. Крупные наперсные кресты-мощевики в XVII-XVIII вв. носили монахи.

Напрестольные кресты, как явствует из их названия, полагаются на престолах, в них вкладывались святые мощи. Напрестольные кресты могли также служить в качестве воздвизальных в праздник Воздвижения Креста Господня; если в храме имелся особый воздвизальный крест, он хранился в ризнице. Воздвизальные кресты с частицей Истинного Креста Христова (Крестного Древа) или святыми мощами исполнялись из дерева и покрывались богатыми окладами с лицевыми изображениями, выполненными в разных техниках. Одним из древнейших русских крестов такого типа был крест прп. Евфросинии Полоцкой в золотом окладе с перегородчатыми эмалями (мастер Лазарь Богша, 1161 г., пропал в 40-х гг. ХХ в.).

В культурном слое средневековой крепости Москвы были найдены нательные кресты двух типов – это небольшие крестики из металла и камня и крупные кресты- энколпионы (вместилища для мощей).

Вкладная книга монастыря Муромского Спасского монастыря повествует о кресте, хранившемся в обители: "Лета 7201 (1693) марта построенъ сей крестъ Господень с мошми Спасова монастыря что во граде Муроме вкладчика стольника Василия Ивановича Черткова при архимандрите Аврааме."

Епископ Новосибирский и Бердский Сергий (Соколов; + 2000) в своей книге "Правдой будет сказать" пишет:

"Русская Православная Церковь с древних времен свято почитала множество честных останков Богом прославленных людей. Подтверждение тому – обилие крестов-мощевиков и ковчежцев как в монастырях, так и во многих храмах Руси. Благочестивая традиция прошлых лет заставляла православного человека буквально искать подобные святыни везде и припадать к ним, подобно тому, как к живительным источникам влаги стремится и утоляет жажду уставший путник".

* * *

Сейчас на наших глазах Церкви возвращается многое из утраченного в безбожное лихолетье.
Древний крест с частицей мощей святого великомученика целителя Пантелеимона появился недавно в Спасо-Преображенском Валаамском монастыре. Эта святыня XIV века, родовая реликвия бояр Hащокиных, была подарена к пятнадцатилетию обители московским благотворителем.

В монастырь во имя Святых Царственных Страстотерпцев, возведенный в урочище Ганина Яма, на месте уничтожения останков Царственных Страстотерпцев, был недавно передан чудотворный Крест-мощевик с частицами мощей сорока угодников Божиих. Это – семейная святыня Царского Дома.

Традиции возрождаются, несколько лет назад в Никольском храме Петропавловска-Камчатского был сооружен крест, в котором помещены частицы мощей более 60-ти православных святых.

* * *

Три года назад появился крест-мощевик и в Успенском храме на Малой Охте в Петербурге. Эта святыня – позолоченный крест предположительно XVIII века, подаренный храму благотворителем, – содержит частицы мощей 37 почитаемых православных святых:
пророка Иоанна Предтечи, Крестителя Господня;
свв. Евангелистов Матфея, Марка и Луки;
пророка Даниила;
св.Лазаря Четверодневного;
апостола Андрея Первозванного;
брата Божия Иакова, апостола от 70-ти;
апостола Филиппа от 12-ти;
апостола Варфоломея от 12-ти;
свщмч. Варнавы (Иосифа), апостола от 70-ти, епископа Медиоланского, Кипрского;
апостола Иасона от 70-ти;
первомученика Стефана, апостола от 70-ти;
сщмч. Игнатия Богоносца, епископа Антиохийского;
свт.Спиридона, епископа Тримифунского Чудотворца;
вмч. Георгия Победоносца;
вмч.Димитрия Солунского Мироточивого;
вмч.Феодора Стратилата;
вмч. Евстафия Плакиды;
свт. Василия Амасийского;
свт. Кирилла, архиепископа Александрийского;
прп. Пимена Великого, Египетского;
прп. Илариона Великого;
свт. Григория Акрагантийского;
сщмч. Акепсима, епископа Наессонского, Арбельского, Персидского;
сщмч. Анфима, епископа Никомидийского;
мч. Феодота Анкирского, корчемника;
равноап. царя Константина;
равноап. вел. кн. Владимира;
св. блгв. кн. Александра Невского;
св. блгв.кн. Даниила Московского;
прп. Саввы Сторожевского, игумена Звенигородского;
свт. Гурия, архиепископа Казанского и Свияжского;
св.Пафнутия, епископа Боровского;
св.Варсонофия, еп. Тверского;
св.Игнатия, епископа Ростовского;
св.Исайи, епископа Ростовского.

Крест-мощевик находится в специально изготовленном аналое, и каждый верующий может помолиться перед ним и приложиться к этой святыне, испрашивая у Господа сил и помощи по молитвам сих святых угодников Божиих.
Обращаясь к прихожанам перед чтимой святыней, настоятель Успенского храма протоиерей Александр Пашков сказал:
- Обратим свой молитвенный взор ко Кресту и к тем святым, которые во время земного странствия сораспялись Христу каждый в своем подвиге веры. Кто-то из них нес апостольское служение, кто-то мученическое, кто-то святительское, кто-то преподобническое. Испросим же себе молитвенную помощь перед сим святым Крестом и святыми мощами.
(Успенский храм на Малой Охте: Санкт-Петербург, Малоохтинский пр., д.52. тел. 528-11-50.
Подготовила М.Михайлова
)

Господи ,Боже наш Иисусе Христе помилуй нас грешных !!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

+1

62

.............................продолжение от 27 сентября
Преставление свт. Иоанна Златоуста (407).
http://s48.radikal.ru/i122/0909/94/d61aadb1e061.jpg
Святитель Иоанн Златоуст скончался 14 сентября 407 года, но, ради праздника Воздвижения Животворящего Креста Господня, память святителя перенесена на 13 ноября. 27 января совершается память перенесения святых мощей святителя Иоанна Златоуста из Коман в Константинополь и 30 января - празднование Собору трех Вселенских Учителей и Святителей.

Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, один из трех Вселенских святителей ( вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом ), родился в Антиохии ок. 347 года, в семье военачальника. Его отец, Секунд, умер вскоре после рождения сына. Мать святого Иоанна, Анфуса, оставшись в двадцать лет вдовой, не стала более выходить замуж и отдала все силы воспитанию сына в правилах христианского благочестия. Юноша учился у лучших философов и риторов. Но, пренебрегая суетными знаниями язычников, будущий святитель рано обратился к углубленному изучению Священного Писания и молитвенному созерцанию. Святитель Мелетий, епископ Антиохийский (память 12 февраля), полюбивший Иоанна, как сына, наставил его в вере и в 367 году крестил. Через три года святой Иоанн был поставлен во чтеца. После того, как святитель Мелетий был отправлен в ссылку императором Валентом в 372 году, Иоанн совместно с Феодором (впоследствии - епископом Мопсуетским) учился у опытных наставников подвижнической жизни, пресвитеров Флавиана и Диодора Тарсийского. Особенное влияние на юношу оказал высокообразованный Диодор. Когда скончалась мать Иоанна, он принял иночество, которое называл "истинной философией". Вскоре Иоанна и Феодора сочли достойными кандидатами для занятия епископских кафедр, и друзья решили удалиться в пустыню, избегая назначения. Однако святой Иоанн, сам уклонившись из смирения от архиерейского сана, тайно содействовал посвящению Василия. В это время святой Иоанн написал "Шесть слов о священстве", великое творение православного пастырского Богословия. Четыре года провел святой в трудах пустыннического жительства, подвизаясь под руководством опытного духовного наставника. Здесь были им написаны три книги "Против вооружающихся на ищущих монашества" и сочинение "Сравнение инока с царем" ("Сравнение власти, богатства и преимуществ царских с истинным и христианским любомудрием монашеской жизни"), проникнутые высоким представлением о достоинстве иноческого звания. Два года святой соблюдал полное безмолвие, находясь в уединенной пещере. Для восстановления здоровья Иоанн должен был возвратиться в Антиохию. В 381 году святой епископ Мелетий Антиохийский посвятил его во диакона. Последующие годы были посвящены работе над новыми богословскими творениями: "О Провидении" ("К Стагирию подвижнику"), "Книга о девстве", "К молодой вдове" (два слова), "Книга о святом Вавиле и против Юлиана и язычников".

В 386 году святой Иоанн был хиротонисан епископом Антиохийским Флавианом во пресвитера. На него возложили обязанность проповедовать Слово Божие. Святой Иоанн оказался блестящим проповедником, и за редкий дар Богодохновенного слова получил от паствы наименование "Златоуст". Двенадцать лет святой, при стечении толп народа, обычно дважды в неделю, а иногда - каждодневно, проповедовал в храме, глубоко потрясая сердца слушателей.

В пастырской ревности о наилучшем усвоении христианами Священного Писания святой Иоанн обращается к священной герменевтике - науке о толковании Слова Божия. Среди его экзегетических творений - толкования на целые книги Священного Писания (Бытия, Псалтирь, Евангелия от Матфея и Иоанна, Послания апостола Павла) и множество бесед на отдельные тексты святой Библии, а также поучения на праздники, в похвалу святых и слова апологетические (против аномеев, иудействующих и язычников). Иоанн-пресвитер ревностно исполнял заповедь попечения о бедных: при нем Антиохийская Церковь питала каждый день до 3000 дев и вдовиц, не считая заключенных, странников и больных.

В начале Великого поста 388 года святитель начал толкование книги Бытия. За Четыредесятницу он произнес 32 беседы. На Страстной седмице говорил о предателе и о Кресте, на Пасхальной седмице и до Пятидесятницы ежедневно прихожане наставлялись его пастырским словом. Толкование книги Бытия было закончено в конце октября. С Пасхи следующего года святой начал изъяснение Евангелия от Иоанна, а в конце 389 года перешел к Евангелию от Матфея. В 391 году антиохийские христиане слушали его толкование на Послания святого апостола Павла к Римлянам и к Коринфянам. С 393 года он обратился к Посланиям к Галатам, Ефесянам, Тимофею, Титу и псалмам. В беседе на Послание к Ефесянам святой Иоанн обличал антиохийский раскол: "Говорю и свидетельствую, что раздирать Церковь не менее значит, как и впадать в ересь. Церковь есть дом Отца Небесного, Единое Тело и Единый Дух".

Росла слава святого проповедника, и в 397 году, по преставлении Константинопольского архиепископа Нектария, преемника святителя Григория Богослова, он был вызван из Антиохии для поставления на Константинопольскую кафедру. В столице святой архипастырь не мог проповедовать так часто, как в Антиохии. Множество дел ожидало решения святителя, он начал с главного - с духовного совершенствования священства. И здесь лучшим примером был он сам. Средства, которые предназначались для архиепископа, святой обратил на содержание нескольких больниц и двух гостиниц для паломников. Архипастырь довольствовался скудной пищей, отказывался от приглашений на обеды. Ревность святителя к утверждению христианской веры распространялась не только на жителей Константинополя, но и на Фракию, включая славян и готов, Малую Азию и Понтийскую область. Им был поставлен епископ для Церкви Боспора, находившейся в Крыму. В Финикию, Персию, к скифам для обращения ко Христу язычников святой Иоанн направлял ревностных миссионеров, писал послания в Сирию, чтобы вернуть Церкви маркионитов, и добился этого. Храня единство Церкви, святой не позволил могущественному готскому военачальнику, диктовавшему свои условия императору, открыть в Константинополе арианский храм. Много трудов положил святитель на устроение благолепного Богослужения: составил чин Литургии, ввел антифонное пение за всенощным бдением, написал несколько молитв чина елеосвящения. Распущенность столичных нравов, особенно императорского двора, нашла в лице святителя нелицеприятного обличителя. Когда императрица Евдоксия распорядилась о конфискации последней собственности у вдовы и детей опального вельможи, святой встал на их защиту. Гордая императрица не уступила и затаила гнев на архипастыря. Ненависть Евдоксии к святителю разгорелась с новой силой, когда недоброжелатели сказали ей, будто святитель в своем поучении о суетных женщинах имел в виду ее. Суд, составленный из иерархов, справедливо обличаемых ранее Златоустом: Феофила Александрийского, Севериана, Гевальского епископа, незадолго перед тем изгнанного из столицы за беспорядки, и других - постановил низложить святого Иоанна и за оскорбление императрицы предать казни. Император заменил казнь изгнанием. У храма толпился возбужденный народ, решивший защищать своего пастыря. Святитель, чтобы избежать волнений, сам отдал себя в руки властей. Той же ночью в Константинополе произошло землетрясение. Дворец содрогнулся. Испуганная Евдоксия просила императора срочно вернуть святого и немедля послала письмо изгнанному пастырю, умоляя его вернуться. И вновь в столичном храме святитель в краткой речи благословляет Господа "за все пути Его". Клеветники бежали в Александрию. Но уже через два месяца новый донос пробуждает гнев Евдоксии. В марте 404 года состоялся неправедный Собор, постановивший изгнать святого Иоанна. По удалении его из столицы, пожар обратил в пепел храм Святой Софии и здание сената. Вскоре последовали опустошительные набеги варваров, а в октябре 404 года умерла Евдоксия. Даже язычники видели в этих событиях небесное наказание за неправедное осуждение угодника Божия.

Находясь в Армении, святитель еще более старался укрепить своих духовных чад. В многочисленных письмах (их сохранилось 245) епископам Азии, Африки, Европы и особенно своим друзьям в Константинополе святой Иоанн утешал страдающих, наставлял и поддерживал своих приверженцев. Зимой 406 года святитель Иоанн был болезнью прикован к постели. Но враги его не унимались. Из столицы пришел приказ перевести святого Иоанна в глухой Питиус (в Абхазии). Истощенный болезнями святитель в сопровождении конвоя три месяца в дождь и зной совершал свой последний переход. В Команах силы оставили его. У склепа святого Василиска (память 22 мая), утешенный явлением мученика ("Не унывай, брат Иоанн! Завтра мы будем вместе"), причастившись Святых Тайн, вселенский святитель со словами "Слава Богу за всё!" отошел к Господу 14 сентября 407 года. Святые мощи Иоанна Златоуста торжественно были перенесены в Константинополь в 438 году. Ученик святого Иоанна, преподобный Исидор Пелусиотский (память 4 февраля), писал: "Дом Давидов укрепляется, а дом Саулов слабеет, как ты видишь: он победил бурю жизни и переселился в Небесный покой".
АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p2013

Святый угодниче Иоанне ,моли Бога о нас грешных !!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

новомученники:

Свщмч. Иоанна Ильинского пресвитера (1918),

расстрелянного в селе Шереметьево-Никольское Симбирской губернии, где он служил, в ходе массовых убийств духовенства и верующих.

Свщмч. Николая Скворцова пресвитера (1937),

расстрелянного на Бутовском полигоне.

Леснинской (1683) иконы Божией Матери.
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib2418.jpg

Чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Находилась в с. Лесне Константиновского уезда Седлецкой губернии, в церкви открытой в 1885 г. православной женской общины. ИКОНА была обнаружена в праздник Воздвижения Креста Господня в 1683 году пастухом в ветвях грушевого дерева и перенесена в ближайшую православную церковь деревни Буковичей, недалеко от села Лесны. От нее начали совершаться многие чудотворения, что привлекло к ней большое число богомольцев. Когда слава о чудесно явившейся иконе разнеслась по всей окрестности, то католическое духовенство решило использовать икону для распространения католичества. Они силой отняли икону у жителей Буковичей в 1686 году и поставили в Леснинском костеле. В начале XVIII века монахи католического ордена основали в Лесне большой костел и монастырь, в котором находилась чудотворная икона. В 1863 году монахи ордена приняли участие в польском восстании, и, по распоряжению русского правительства, монастырь был закрыт и обращен в православный приход. Вскоре икона была возвращена православным после воссоединения холмских униатов с Православною Церковью. На Леснинской иконе изображение Божией Матери и Богомладенца Иисуса вырезано рельефом на темно-красном овальном камне.

Пресвятая Богородица ,укрой нас грешных Покровом Свом ! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
Среди Великого поста предлагается поклонению Честный Крест, чтобы воодушевить постных тружеников к терпеливому несению поднятого ими ига до конца; а в сентябре для чего это делается? Так случилось? Но у промыслительной Премудрости, все устраивающей, нет случаев. Вот это для чего: в сентябре убираются с поля, по крайней мере у нас. Итак, чтоб одни из христиан в чувстве довольства не сказали: "душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись!", а другие от скудости не пали в духе, представляется очам всех воздвигаемый крест, напоминая первым, что опора благобытия не имение, а христианское внутреннее крестоношение, когда внешнее, по благости Божией, слагается, внушая вторым в терпении стяжать души свои, воодушевляя на то уверенностью, что со креста идут прямо в рай; посему, одни да терпят, чая, что идут углажденным путем в Царство Небесное, а другие да вкушают внешних утешений со страхом, как бы не заключить себе вход на небо.
*****************************************************************************************************************************************
Крест приведет нас к воскресению
"Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим!"

Нет ни одной жизни человеческой, которая прошла без испытаний, без борьбы, без горя. И никто из нас не может ожидать, что это нас минует. Все силы души нашей должны не только принимать испытания и покоряться им, не только терпеть все, посылаемое Господом, но и поклоняться кресту, т.е. нести его с любовью, взирая на крест Спасителя, через который мы получили искупление.
Когда раздается эта церковная песнь, мне кажется, что все мы, смиренно преклоняясь перед крестом, должны принимать его всецело в настоящем, в будущем, во всем, что Господь предназначил нам перенести. И, неся свой крест безропотно, будем помнить, что за ним последовало Воскресение Христово, величайшая радость, какую возвещает нам Евангелие. Крест поведет и нас к победе, к воскресению наших охладевающих чувств и слабых дремлющих сил.

исторические события дня:
В 1815 г. после падения империи Наполеона по инициативе Александра I был образован "священный Союз" - объединение монархов России, Австро-Венгрии и Германии для взаимопомощи в борьбе против всех проявлений революционного духа; монархи взаимно обязались пребывать в вечном мире, а поданными управлять, "как отцы семейств". На практике – не без влияния австрийского дипломата Меттерниха – союзные государства начали вмешиваться во внутренние дела отдельных государств

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

+1

63

Во славу Божию и на пользу ближнего !
28 Сентября  -Память:

Попразднство Воздвижения Креста Господня.
Попразднство - дни после праздника, в которые на богослужении употребляются молитвословия и песнопения, посвященные данному празднику. П Последний день попразднства называют отданием праздника.

Вмч. Никиты (ок. 372).
http://s51.radikal.ru/i132/0909/b6/572996e782cd.jpg

Когда честный и животворящий крест Господень, сие знамение победы, был вознесен высоко над миром, то соименный победе, святой Никита, пришел под его сень. Накануне сего дня мы праздновали Воздвижение святого Креста, сию непобедимую для мира победу, а ныне ублажаем святого Никиту, имя коего означает победитель. Сей добрый воин Иисуса Христа стал под крестом, как бы под знаменем, чтобы вести брань против врагов святого Креста, в честь Распятого на нем. Один воинствует за царя земного, другой за свою жизнь и суетную славу, – иной за временные богатства, а святой Никита воинствовал за Единого Господа своего Иисуса Христа, Который есть Царь всякого создания и наша слава и никогда не иссякающее богатство. А где и каким образом сей воин подвизался за Христа, – об этом повествуют следующее.

Когда в царствование святого равноапостольного царя Константина Великого святая вера начала распространяться по всей вселенной, тогда и готской стране, по ту сторону реки Истра (Дуная) воссияло, как свет во тьме, святое благочестие. В той стране был рожден, крещен и получил воспитание святой Никита. Готский епископ Феофил, принимавший участие на первом Никейском соборе, исповедавший догматы православной веры и подписавший определения собора - просветил Никиту светом веры и крестил его во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Спустя немного времени, древний завистник -  диавол, не вынося того, что святая вера Христова распространяется и число христиан всё более и более увеличивается, воздвиг в сей варварской земле, омраченной идолослужением, борьбу и сильное гонение против исповедующих имя Христа и верующих в Господа. Дух злобы внушил князю той страны, по имени Фанариху, убивать христиан и истребить с земли своей даже память о них. В то время произошло у готов разделение и междоусобная брань. Они разделились на две части: одна часть имела вождем своим некоего Фритигерна, а другою руководил жестокий мучитель Афанарих. Когда сии единоплеменники сошлись друг с другом на бой и произошло великое кровопролитие, Афанарих, имевший больше силы и храбрости, одолел и победил своего противника и обратил его войско в бегство. Побежденный Фритигерн бежал в Грецию, где искал помощи у христоненавистного царя Валента; император приказал всему войску, бывшему во Фракии, идти на помощь Фритигерну. После сего Фритигерн, со всеми оставшимися своими воинами и с собранным во Фракии греческим войском, выступил против своего соперника. Переходя через реку Истр (Дунай), он приказал сделать изображение святого креста и носить сие изображение пред своими полками. Так он напал на Афанариха. Произошло ужасное сражение, но христиане с помощью креста одолели Афанариха и победили всё его войско: одних убили, других взяли в плен, так что сам он с небольшой дружиной едва успел убежать. С того времени христианская православная вера всё более и более стала распространяться среди готов, ибо многие, увидев непреодолимую силу креста, проявившуюся в битве, уверовали в Распятого на кресте Господа.

Когда умер епископ Феофил, на его кафедру вступил Урфил, муж благоразумный и благочестивый. Он изобрел для готов письмена и перевел с греческого языка на готский много книг, так что святая вера христианская распространялась среди готов с каждым днем всё более и более. Утверждению там веры во Христа способствовал своим рвением и святой Никита, один из благороднейших и славнейших лиц той земли. Своим благочестием и боговдохновенными словами он многих привел ко Христу.

Спустя некоторое время, нечестивый Афанарих снова возвратился к себе на родину. Достигнув власти и силы, он, научаемый бесом, воздвиг в своей области страшное гонение на христиан, старался отмстить за свое унижение, так как он был побежден и посрамлен христианами в битве.

Тогда святой Никита, распаляемый ревностью к Богу, вышел на борьбу с обоими врагами, невидимым и видимым: борьбу против невидимого врага он вел, обращая неверных в истинную веру и предуготовляя верующих к мученическому подвигу; борьбу же с видимым врагом он вел, обличая мучителя Афанариха и укоряя его за его безбожие и бесчеловечность, за то что он предавал множество верующих различным мукам; таким образом святой Никита победил обоих: и диавола попрал, и суровость мучителя преодолел. Различные муки, коими у доброго страдальца Христова хотели вынудить отречение от Христа, были бессильны, и сам мучитель был в недоумении, почему он, при всем своем могуществе, не мог преклонить к своему злочестию одного раба Христова, твердого в своем исповедании подобно крепкому и непоколебимому столпу.

Что же задумал тогда беззаконный? Он задумал уничтожить огнем того, кого не мог убить многими ранами, истязанием плоти и раздроблением членов. Но чего же достиг нечестивый? Он более сам себя сжег своею яростью, чем мученика - пламенем: святой Никита, хотя и находился в огне, однако тело его не сгорело от огня, душа же его возродилась для новой вечной бессмертной жизни. Между тем мучитель и без огня сгорел от своего безбожия: он омертвел своею душою и тело свое предуготовил в ад. Так святой Никита воинствовал за Христа под знамением креста и показал себя победителем; не только по имени, но и на самом деле он был таковым.

Тело святого, неповрежденное огнем, оставалось без погребения и лежало, будучи брошено с бесчестием. В то время проживал там одни благочестивый христианин, по имени Мариан. Сей муж был родом из Киликийской страны, из города Мопсуестии. По некоторому делу своему он пришел в готскую землю, и здесь остановился на довольно продолжительное время. Мариан познакомился со святым Никитою и приобрел его дружбу и любовь; в особенности же он возлюбил его тогда, когда увидел, что святой подвижник стоял за святую веру Христову даже до готовности пролить за нее кровь свою. И вот, когда тело святого лежало не погребенным, Мариан задумал, как бы ему взять тело возлюбленного своего друга и мученика христова и отнести в свою родную страну. Но он боялся привести в исполнение свое намерение, из страха пред князем, приказавшим, чтобы никто не смел погребать тела мученика. Тогда Мариан задумал тайно ночью взять его.

При наступлении ночи, Мариан готов был выйти на задуманное дело; но ночь была темной и дождливой, так что ему трудно было идти. Мариан был сильно опечален этим, ибо он не видел, куда идти и где найти отыскиваемое тело мученика. Когда он сильно скорбел о сем, Бог всяких утешений, некогда указавший волхвам звездою путь в Вифлеем (Мф.2:2), утешил и Мариана в скорби и указал ему благоприятный путь к обретению тела святого: Он послал некую небесную силу в виде звезды, которая, воссияв пред Марианом, повела его, куда было нужно. Сия звезда предшествовала пред Марианом и разгоняла ночной мрак; он же с радостью следовал за нею. Достигнув того места, где находилось тело святого, звезда остановилась над ним. Тогда Мариан, обвив тело мученика чистой плащаницей, понес его в дом, где проживал.

Так Мариан получил искомое сокровище. Скрыв его на время у себя в жилище с большим тщанием, он вскоре после сего возвратился в отечество и принес с собою тело святого мученика. Пришедши в город Мопсуестию, Мариан с честью похоронил его в своем доме.

Бог ниспослал благословение дому Мариана ради страстотерпца Своего, святого Никиты, как некогда Он благословил многими богатствами дом Пентефрия ради Иосифа (Быт.39:5) и дом Аведдаров ради Кивота Завета (2Цар.6:11). Дом Мариана стал изобиловать большим богатством: и вещественным, и духовным, ибо от гроба святого подавалось много даров всем нуждающимся и ниспосылалось болящим много исцелений. Весь город и окрестные жители собирались ко гробу святого, так что дом Мариана не мог вместить всех собиравшихся сюда верующих; посему все решили построить церковь во имя святого Никиты и положить там мощи мученика. Принявшись со рвением за сие дело, верующие в скором времени воздвигли храм. По окончании строения, когда храм был украшен с подобающим благолепием, гроб святого мученика открыли и, взяв ковчег, понесли его в новосозданную церковь и здесь погребли в земле. Только одному Мариану удалось взять, на благословение своему дому от мощей святого, один перст, который он и хранил у себя с благоговением; более никто не мог взять ни одной частицы от мощей святого Никиты.

Однажды блаженный Авксентий, епископ Мопсуестийский, создав церковь в честь святых мучеников Тараха, Прова и Андроника, отправил послание в город Аназарву1, где почивали мощи сих трех святых; в своем послании он просил граждан Аназарвы дать некоторую часть мощей святых мучеников для вновь выстроенного храма. Тогда граждане Аназарвы просили Авксентия, чтобы он взамен дал им некоторую часть мощей святого Никиты на благословение их городу. Желая исполнить их просьбу, епископ приказал открыть гроб святого мученика Никиты. И вот, без всякой видимой причины, мраморный камень, бывший на гробе святого, распался на две половины. Один из присутствовавших здесь дерзновенно коснулся своей рукой святых мощей, но тотчас же рука его высохла, а на него самого напал ужас. В то же время раздался с неба сильный удар грома и блеснула яркая молния; все пришли в страх. Тогда епископ понял, что Бог не благословляет раздроблять мощи святого, и раскаялся в своем намерении. Взяв за иссохшую руку человека, дерзко прикоснувшегося к мощам святого, он снова дотронулся ею до мощей и стал молиться:

- О, святой мученик Христов Никита! Тебе более подобает исцелять, чем вредить, ибо ты благ и подражаешь Всеблагому Господу, и если ты скоро наказал сего человека, то не еще ли скорее помилуешь его.

Лишь только епископ произнес сии слова, тотчас исцелела высохшая рука того человека, и все удивлялись чудесам святого мученика Никита и прославляли Бога. Не осмеливаясь уже более касаться мощей угодника Божия, епископ, совершив над ними благоговейное пение, снова с честью закрыл его гробницу, славя Отца и Сына и Святого Духа, Единого в Троице Бога, Коему подобает всякая слава, честь и поклонение во веки. Аминь.

Тропарь,глас 4
Мученик Твой, Господи, Никита/ во страдании своем венец прият нетленный от Тебе, Бога нашего:/ имеяй бо крепость Твою,/ мучителей низложи,/ сокруши и демонов немощныя дерзости./ Того молитвами// спаси души наша.
Кондак,глас 2
Прелести посек державу стоянием твоим/ и победы приим венец во страдальчествех твоих,/ со Ангелы, славне, радуешися,/ Никито тезоименитe,// с ними Христа Бога моля непрестанно о всех нас.
АКАФИСТ   http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … tavelikys/

Обретение мощей свт. Акакия исповедника, еп. Мелитинского (III)
Святой угодник Божий Акакий был уроженец армянского города Мелитины и происходил от благочестивых и богобоязненных родителей, которые, не имея детей, молитвою и постом испросили себе у Бога сей благословенный плод. Воспитав сына в учении книжном, родители отвели его к епископу того города и отдали на служение Богу, ибо так обещали, когда просили у Бога себе дитя.

Епископом города Мелитины тогда был блаженный Отрий. Это был тот самый Отрий, который на втором Вселенском Соборе святых отцов, собранном в царствование Феодосия Великого против духоборца Македония, из числа ста пятидесяти отцов был особенно твердым поборником благочестия. Вместе со святым Григорием Богословом и с другими ревнителями и защитниками православия, он крепко защищал его и ратовал против ереси. Такому-то благочестивому мужу, святому Отрию, и был поручен родителями блаженный отрок Акакий.

Святой епископ Отрий, провидя в отроке божественную благодать, поставил его в церковные клирики. Акакий же возрастал от силы в силу, преуспевая в добродетелях, ревностно исполняя церковные труды, совершенствуясь в добродетели и святости, стараясь быть каждому полезным. У него учился наукам и преподобный Евфимий Великий, будучи отроком. Но святой Акакий был учителем не детей только, но и взрослых, назидая всех, и словом, и примером своей добродетельной жизни, особенно когда достиг священнического сана и обязан был заботиться о спасении, порученных ему, душ человеческих. Как избранный сосуд Святого Духа, он был в свое время возведен в архиерейский сан, как вполне этого достойный. Когда святой Отрий, епископ Мелитинский, перешел из сей жизни ко Господу, то вместо него всеми единогласно был избран блаженный Акакий и по чину возведен на святительский престол, как горящая свеча, поставленная в золотом подсвечнике для просвещения всей вселенной (Мф.5:15-16). Епископ сей так угодил Богу и был столь велик по своей святости, что сподобился дара чудотворения. Мы расскажем здесь в кратких словах некоторые из многих чудес его.

Однажды случилась великая засуха, вследствие чего ожидался сильный голод. Весь народ был в большой скорби. Святитель Христов вместе с голодающим народом пошел к церкви святого великомученика Евстафия, находившейся за городом, и там умолял Христова мученика, вместе с ними помолиться Господу и испросить у Него дождь для насыщения иссохшей земли. Потом он поставил неподалеку от церкви на возвышенном и открытом месте жертвенник и Божественный престол, и начал здесь совершать бескровную жертву, со слезами молясь Господу. При сем преподобный не растворил в святой чаше вино водою, как обыкновенно это совершается, но устремив свой ум к Богу, усердно молился, дабы Сам Бог послал воду свыше и сею дождевою водой растворил в чаше вино, а вместе с тем напоил бы и иссохшую землю. И молитва святого так была сильна и действенна, что тотчас пошел сильный дождь, который не только растворил в чаше вино, но достаточно напитал и землю. Печаль всех людей, бывших там, превратилась в радость, и все прославляли и благодарили Бога. В этот год был обильный урожай плодов, по молитвам угодника Божия Акакия.

В той же стране была одна многоводная река, весьма часто выходившая из своих берегов и затоплявшая окрестные селения. Однажды эта река так необычно разлилась, что даже большие здания, бывшие невдалеке от нее, были совершенно затоплены ею, а некоторые даже были разрушены; час от часу разливаясь все более и более, река эта угрожала затопить множество окрестных жилищ. Тогда святитель Христов Акакий, видя, что люди весьма страдают от сего наводнения, подошел к реке и сотворив молитву к Богу, положил не далеко от берега камень, причем запретил реке переходить положенный им предел. Тотчас же вода вошла в свои берега; несмотря на то, что воды в ней значительно прибыло, так как русло ее сделалось уже, река эта не выступала из берегов далее того камня, которым, как бы каким препятствием, святитель заключил реку в ее берегах.

В восемнадцати стадиях6 от упомянутого города было одно место, принадлежавшее грекам и называвшееся Миасина, красивое и ровное. Среди этого места тянулась большая равнина, через которую по направлению к востоку протекала быстрая и чистая река, называвшаяся Азор или Азур; эта река протекала через несколько озер. На самом же красивом и высоком месте там находилось идольское капище, окруженное садом из плодовых деревьев, орошаемом водами одного из озер реки Азура. Это место было осквернено бесовскими мерзостями, так как здесь часто собирались греки, поклонявшиеся идолам, и приносили своим богам нечестивые жертвы.

Святой Акакий, возревновав о Христе, захотел очистить это место и освятить для прославления на нем Истинного Бога. Для этого дела ему пришлось весьма много потрудиться, ибо языческие жрецы сильно противились его намерению, не отдавая своего идоложертвенного места. И когда святой стал строить там церковь, во имя Пресвятой Богородицы, то те злые люди всячески препятствовали ему в этом: то, что выстроено было верующими за день, ночью нечестивыми идолопоклонниками было разрушаемо. Но святой угодник Христов Акакий, вооружившись против них молитвою, победил врагов своих. Он, с Божией помощью, разрушил идольское капище и построил храм в честь Божией Матери. Освятив сей храм, он сделал обиталищем святых Ангелов то место, которое прежде служило жилищем бесов, и устроил обитель при храме Пресвятой Богородицы для жития добродетельных иноков. Таким образом, там, где прежде совершались кровавые нечестивые жертвы диаволу, теперь стала приноситься бескровная чистая жертва Истинному Богу и каждодневные славословия и молитвы. По благодати Пречистой Богоматери и по молитвам чудотворца Акакия на этом месте совершались чудеса, видя которые, греки оставляли свое нечестие и обращались к вере во Христа Бога. Вспомним одно из бывших там преславных чудес.

Случилось, что строители упомянутой церкви, по нерадению своему, непрочно устроили церковный свод, и когда святитель Христов Акакий совершал в алтаре Божественную службу, свод этот наклонился вовнутрь церкви и уже был готов упасть туда. Видя это, весь бывший в церкви народ в беспорядке начал выходить из храма; святитель же воззвал:

- Господь - крепость жизни моей: кого мне страшиться? (Пс.26:1).

И тотчас было удержано падение свода церковного, и он, по молитве святого, как бы повис в воздухе, поддерживаемый молитвою святого как бы каким твердым основанием. И так было до тех пор, пока святитель совершил всю службу и вышел со своим клиром из церкви. Лишь только он вышел оттуда, свод с великим грохотом упал на землю, не причинив никому вреда.

Однажды в другом храме, в селении, называемом Самурия, тот же добрый пастырь словесных овец предлагал духовную пищу своему стаду, проповедуя слово Божие. Во время его беседы с народом, множество бывших там ласточек своим громким криком заглушали голос святого и мешали народу слышать слова его, так что иногда почти совсем не было слышно слов, исходивших из богоглаголивых уст епископа. Тогда, остановившись на короткое время среди беседы к людям, святой обратился к ласточкам и повелел всем им именем Создателя умолкнуть и прекратить свой крик. И тотчас ласточки умолкли, будучи не в состоянии произнести ни одного звука, и совершенно улетели оттуда, оставив свои гнезда. С того времени ласточки не вили там гнезд, и если какая-либо из них случайно прилетала к тому храму, то не могла здесь щебетать, но как немая, немного полетав около храма, улетала оттуда, как бы кем гонимая.

Неподалеку от города у святого Акакия был дом, в котором он жил еще до принятия епископского сана. Когда же он вступил на святительский престол, то обратил дом свой в больницу и убежище для нищих и убогих. Святитель часто навещал свою больницу, принося больным необходимое и сам прислуживая им. Однажды, придя к больным во время жатвы, он спросил их, всем ли они довольны и нет ли у них в чем-нибудь недостатка. Они ответили, что у них всего в изобилии, и что только одно их мучает, это - множество мух, которые причиняют им большие страдания, садясь на их язвы и струпья и больно кусая их тела. Святой тотчас помолился Богу, прогнал оттуда молитвою мух, и повелел мухам не являться туда более никогда. И так было до самой кончины угодника Божия: с того времени в том дому не видно было ни одной мухи. Таково чудо, которое сей дивный муж сотворил по благодати Божией.

Подобным же образом он повелел жабам, сильно кричавшим в озере и раздражавшим слух больных, умолкнуть. Спустя же немного времени он помиловал жаб и снова разрешил их от молчания, но только не всецело. Ибо он дозволил им издавать свой крик тихо, а не так громко, как они кричали раньше. В безводном месте святитель извел из сухого камня источник студеной воды и напоил жаждущих; многими и иными чудесными действиями удивил мир сей великий чудотворец.

Святой Акакий присутствовал на третьем Вселенском Соборе, бывшем в городе Ефесе в царствование императора Феодосия Младшего. Там вместе со святым Кириллом, патриархом александрийским и с другими святыми отцами, Акакий низложил нечестивого Нестория, патриарха цареградскаго, хулителя Пречистой Девы Богородицы, и предал его анафеме. Святой Акакий был любим и восхваляем всеми святыми отцами и пользовался уважением самого императора.

Мудро управляя Церковью Христовою долгое время и сотворив множество чудес, святой Акакий мирно отошел ко Господу. Честное тело его было погребено рядом с телом святого мученика Полиевкта. С ним он предстоит ныне Господу и с ликом прочих святых прославляет Отца и Сына и Святого Духа, Единого Бога, всею тварью прославляемого вечно. Аминь.

Мчч. Максима, Феодота, Асклиады (Асклипиодоты) (305-311)
Святые мученики Максим и Асклиада жили в царствование нечестивого Максимиана в Мизии, в городе Маркианополе. Они были известны своим благочестием и многих научили истинной вере и приводили к святому крещению. Узнав о сем, Тирис, фракийский правитель, прибывший в то время в Маркианополь, повелел взять их на суд. После продолжительной беседы с Максимом о вере, мучитель приказал четырем человекам бить его по всему телу; потом, после исповедания веры во Христа Асклиадою, и ее велел бить подошвами. Тогда выступил благочестивый Феодот и обличил бесчеловечие мучителя; за сие он был повешен на дереве и строган по телу. Через 13 дней, Тирис, прибыв в Адрианополь, подверг всех троих мучеников, приведенных в тот же город, новым ранам, сожигая их раскаленными медными пластинками, так что тела их растоплялись; но голос с неба утешил и ободрил их. После нескольких дней темничного заключения, их предали в цирке зверям при многочисленном стечении народа. Но медведица, выпущенная на Максима и Феодота, ласкалась к ним, а бык, к которому привязали Асклиаду, остановился как бы связанный и не двинулся с места. Раздраженный правитель отправился со святыми мучениками в Филиппополь и, не достигши еще сего города, в селе Салтис, после новых убеждений отречься от Христа, повелел отсечь им головы. Немного спустя после сего мучитель, сидя на судилище, поражен был молниею.

Мч. Порфирия (361)
Однажды праздновался день рождения императора Юлиана Отступника. Порфирий, как лицедей, должен был в театре насмеяться и надругаться над христианами. В ту минуту, как он с сею целью погрузился в воду и воскликнул: "Крещается Порфирий во имя Отца и Сына и Святого Духа", – он внезапно уверовал в истинного Бога и, выйдя из воды, начал открыто исповедовать Христа. За сие он был предан на страдания и усечен мечом.

Обретение мощей первомч. архидиакона Стефана (415).
http://s04.radikal.ru/i177/0909/15/5643314dbd30.jpg

Святой Стефан происходил из евреев, живших за границей, то есть вне Святой Земли. Такие евреи назывались эллинистами, так как в них чувствовалось влияние греческой культуры, доминировавшей в Римской империи.

После сошествия Святого Духа на апостолов Церковь стала быстро расти, и возникла необходимость заботиться о сиротах, вдовах и бедных вообще, принявших крещение. Апостол Стефан был родственником Савла, впоследствии первоверховного апостола Павла. О нем повествует книга Деяний апостольских. Между христианами из стран языческих, верующими рассеяния, возник ропот. Они жаловались, что призреваемые христианами в Иерусалиме их вдовы-старицы плохо содержатся и терпят во всем недостаток. Тогда апостолы, собрав верующих, объявили, что им, благовестникам, не подобает оставлять служение Слову Божию для заботы о трапезе вдовиц - следует избрать семь человек, исполненных Духа Святаго и мудрости. Это предложение всем понравилось. Апостолы поставили во диаконы семь испытанных, добродетельных мужей, и Стефан, благовестник великой веры и силы духовной, был из них первый, почему и назван архидиаконом.Посвятив этих семерых в диаконы («диакон» значит «помощник», «служитель»), апостолы сделали их своими ближайшими помощниками.
На избранных возложили обязанности не только казначеев общины и помощников вдовиц и бедняков - они вместе с апостолами участвовали в распространении Евангелия. Стефан называемый архидьяконом, т.е. первым дьяконом,особенно выделялся среди других; он с дерзновением проповедовал Христа и Его именем совершал великие знамения и чудеса. Все это возбуждало против архидиакона злобу и ярость фанатичных иудеев. Они искали случая посрамить его и при всяком удобном случае вступали с ним в публичные состязания о предметах веры.

Но сами терпели при этом поражение: просвещаемый Духом Святым, Стефан говорил неотразимо убедительно, так что иудеи со стыдом прекращали спор.

Тогда в озлоблении они возбудили против него народ, схватили и привели на суд архиереев и старейшин; при этом представили лжесвидетелей, которые упрекали Стефана в хулении закона Моисеева и храма Иерусалимского. Обвинение было тяжкое. Взоры всех невольно обратились в сторону подсудимого. Благодать Божия, которою полна была душа Стефана, в эту минуту отразилась на лице его небесным светом; он смотрел, как ангел. Первосвященник потребовал объяснений.

Стефан отвечал вдохновенной речью, в которой с силою обличал неверующих иудеев. «Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами! вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы, - вы, которые приняли закон при служении ангелов и не сохранили».

После этих слов Стефан уже не мог ожидать себе пощады от озлобленных иудеев. Они рвались сердцами от злобы, слушая его, и скрежетали на него зубами. Тогда Господь благоволил подкрепить мужество апостола небесным видением. «Вот, - громко воскликнул Стефан пред свирепевшими злобою врагами, - я вижу небеса отверстые и Сына человеческого, стоящего одесную Бога!» После этого иудеи уже не сдерживали своей ярости. Закричав громкими голосами, затыкая уши, они единодушно устремились на него. Как бы богохульника, его привели за город, в долину Иосафатову, лежащую между горой Елеонской и Иерусалимом, и начали побивать каменьями. Чтобы верхняя одежда не мешала сильней бросать каменья в первомученика Христова, убийцы сняли ее и отдали стеречь юноше Савлу. Этот будущий первоверховный апостол Христов Павел, тогда еще ревнуя ветхому закону, всей душой ненавидел христиан и поощрял убийц на казнь своего родственника, архидиакона Стефана.

В отдалении на горе Елеонской стояла на камне Пречистая Матерь Божия с апостолом Иоанном Богословом и, взирая на мученическую кончину Стефана, прилежно молила о нем Сына Своего - Господа Иисуса Христа, чтобы Он укрепил мученика в терпении и принял душу его с миром и любовью. Осыпаемый градом каменьев, Стефан зрел в небесах взирающего на кончину его Господа и предал себя воле Божией. Наконец пришла минута смерти. В ужасном страдании, весь обагренный кровью, Стефан произнес: «Господи Иисусе! Приими дух мой!» и, преклонив колена, громогласно вознес последнее моление об убийцах: «Господи! не вмени им греха сего!» С этими словами на устах он предал святую душу свою Богу. Апостол и архидиакон Стефан первый приял мученический венец за Христа, почему и назван первомучеником.

Убийцы Стефана бросили тело его на съедение зверям и птицам, и весь день и ночь оно лежало непогребенным. Но на вторую ночь славный законоучитель еврейский Гамалиил, который сам с сыном Авивом уверовал во Христа и потом проповедовал Его, как апостол, послал верных людей тайно взять мощи Стефана, и, отнеся их в село свое Кафар-Гамал, недалеко от Иерусалима, с честью предал погребению, положив в пещере в собственном новом гробе.

В IV веке нетленные мощи святого первомученика Стефана были обретены. Вот как это произошло. Однажды пресвитеру Лукиану явился в сонном видении благолепный муж, назвавший себя Гамалиилом, и повелел ему испросить у архиепископа Иерусалимского Иоанна благословение на открытие находящихся в земле мощей первомученика Христова Стефана, его, Гамалиила, с сыном Авивом и Никодима. Лукиан, проснувшись, не решился следовать этому видению, не зная, от Бога ли оно. Пресвитер пребывал в посте и молитве, ожидая указания свыше.

Гамалиил снова явился во сне Лукиану, упрекая за промедление. Так продолжалось до трех раз. Тогда пресвитер поверил видению и, возблагодарив Бога, отправился в Иерусалим к архиепископу Иоанну. Архиепископ прослезился от радости и благословил Лукиана на поиски... Как только открыт был гроб первомученика Стефана, земля потряслась, послышалось ангельское пение и благоухание наполнило всю пещеру. Собралось множество народа - и все больные от мощей Стефана получали исцеление. Святыню с честью доставили в Иерусалим.

Обретение мощей Стефана празднуется 15 (28) сентября.

Прошли годы. Из Константинополя в Иерусалим прибыл благочестивый муж, по имени Александр, служивший в царском синклите, с женой своей Иулианией, на поклонение святым местам. Здесь он и умер, и перед кончиной завещал жене положить его тело в ковчеге, по всему подобном раке Стефана, к которому он имел горячую веру, и поместить его рядом с ковчегом первомученика. Иулиания исполнила завещание мужа, но впоследствии замыслила возвратиться в Константинополь.

Не желая расставаться с дорогим для нее прахом, она испросила у императора позволение перевезти тело мужа с собою в Константинополь. Но по воле Божией ошиблась. Во время путешествия из Иерусалима в Константинополь многие знамения и чудеса открыли Иулиании, что она везет не тело мужа, а мощи Стефана; однако благочестивая женщина усмотрела в этом Промысел Господень. Когда она плыла на корабле, поднялась страшная буря, угрожая потопить его. В это время зримо для всех явился Стефан и сказал: «Не бойтесь: я с вами». Святой сделался невидим, и буря прекратилась. Ночью над мощами Стефана являлся необыкновенный свет, из ковчега исходило благоухание. Во время путешествия от мощей угодника Божия совершились многие исцеления.

В Константинополе Иулиания немедленно сообщила императору и патриарху о случившемся. Все исполнились радости. Патриарх со всем клиром, сопровождаемый громадными толпами народа, отправились к пристани, в сретение мощей первомученика Христова. С честью изнесли святыню с корабля, возложили на колесницу царскую и повезли к царским палатам с пением псалмов и песнопений церковных, причем от нетленных мощей произошли многочисленные исцеления и чудеса. Во время этого торжественного шествия святой Стефан чудесно указал место, где должны быть положены его мощи - там император и повелел поставить каменную обширную церковь в его честь.

Свт. Иосифа, еп. Алавердского (570)
Святой блаженный авва Иосиф Алавердский был учеником и сподвижником святого Иоанна Зедазенского (пом. 7 мая), который в VI веке в сопровождении двенадцати сирийских отцов прибыл в Грузию для укрепления христианства.

Блаженный авва Иосиф по благословению своего наставника - Иоанна Зедазенского обосновался в Алаверди (Восточная Грузия). В то время это место было пустынным и бесплодным. Ставшему отшельником и подвизавшемуся среди диких животных преподобному Иосифу Господь послал вельможу, в сопровождении многочисленной свиты охотившегося в этой долине. Увидев святого, он сразу же догадался, что перед ним стоял богоносный муж и, спешившись, с поклоном предстал перед ним, облобызал его и смиренно спросил, кто он и с какой целью прибыл в это пустынное место.

Преподобный с Помощью Божьей внушил вельможе любовь и неукротимое желание познания Истины. Тот дал авве Иосифу обет воздвигнуть храм в Алавердской пустыне и исполнил обещание: заложил фундамент Алавердского монастыря. Преподобный был рад исполнению богоугодного дела.

Вскоре население узнало о пребывании в Алаверди святого старца. Толпы народа устремились туда, чтобы своими глазами увидеть его и услышать назидания и проповеди старца. Благодаря его неустанной деятельности, в этом краю искоренилось неверие и утвердилось богослужение. Многие из тех, кого привлекала жизнь монаха-пустынника, безграничная любовь и чудотворения старца, оставались с ним. Постепенно число пустынников увеличилось настолько, что образовалась большая община. Авва Иосиф Алавердский был первым настоятелем этой братии.

Изнеможенный от долгих подвигов и трудов святой Иосиф предчувствуя приближение кончины, подготовился для преставления перед Господом Богом, созвал учеников, благословил, дал наставления, назначил нового настоятеля и спокойно отошел к Господу.

Ученики с почестями похоронили авву Иосифа в Алавердском храме, построенном им самим. На могиле преподобного старца происходят множество чудотворений.

Прп. Филофея пресвитера, в Малой Азии (X).
Преподобный Филофей был родом из селения, называвшегося Муравьевым (Мравино). Достигши совершенного возраста, он вступил в брак и имел детей. Затем он удостоился получить священный сан. С того времени святой непрестанно постился и молился. За свою святую жизнь он удостоился дара чудотворения и совершил именем Христовым много чудес: так, он преложил воду в вино, одним словом сдвинул с места скалу и соделал многие другие чудеса. В то же время он творил дела любви христианской: питал голодных и помогал нуждающимся. После многих трудов и подвигов мирно почил о Господе. Когда прошел год после его кончины, и верующие хотели перенести его мощи на другое место, тогда святой, как бы живой, протянул руки и, взяв за плечи двух иереев, которые несли его тело, встал и сделал три шага. Его снова положили на том же месте, где его святые мощи стали источать обильное миро.

Память святого мученика Папия (III -IV)
Святой Папий пострадал в царствование Максимиана, при игемоне Магне, в стране Ликаонской. Его много и различно мучили: сокрушили ему челюсти и ланиты, повесили его и строгали когтями; затем обули его в железные сапоги с гвоздями и заставили идти в них пешком. В таких мучениях он предал дух свой Господу.

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

+1

64

...............................продолжение от 28 сентября
новомученики :

Сщмч. Иоанна пресвитера (1937).
Как и миллионы людей моего поколения, я была воспитана в безбожии и с детских лет ничего не знала ни о Боге, ни о церкви, ни о необходимости исповедования своих грехов, ни о блаженной возможности приобщаться Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа. Ко крещению я пришла самостоятельно, на третьем десятке лет, когда уже успела натворить много непоправимого, а ангела, который хранил бы меня с младенчества, не имела. Я верю, что пришла в православие по молитвам моего прадеда протоиерея Иоанна Ильинского, иных объяснений этому чудеснейшему событию не нахожу...

Имя Иоанн было в традициях нашего рода и передавалось от отца к сыну. Корни рода уходят в неизведанную глубь. Известно лишь, что с начала ХIХ века фамилия Ильинских священствовала в Паловском приходе Олонецкой епархии Вытегорского уезда. Однажды сюда, в северные земли, пришли из далекого Херсона два монаха – неведомо в каком столетии, при каком государе или в правление какого князя. И до того им полюбилось пустынное место близ небольшого озерца, что они пожелали устроить здесь церковь во имя Николая Угодника, икону которого принесли с собой из далекой Византии. Один из иноков ушел в Новгород к архиепископу просить разрешения на устроение в избранной местности церкви и там скончался, другой тоже в скором времени предал дух Господу. Местные жители знали про их замысел и устроили церковь во имя святителя Николая, где поставили принесенную с юга святую икону. Говорили, что эта икона чудотворная, что одним приложением уст она в состоянии вызвать веру в нечувственном сердце. Самый невнимательный прихожанин не мог оставаться равнодушным, входя в храм, не мог не обратиться к Чудотворцу.

На паперти этого храма стоял старинный святой крест. Его прошлое тоже простирается на несколько веков. Существует предание, что те два монаха, которые принесли сюда икону, в первую же ночь воцарения в пустыни подверглись нападению медведя и в память избавления от него водрузили этот крест большого размера. Перед ним-то в пасхальную ночь мои прадеды и возглашали радостную песнь: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ!»

Уединенный, спрятанный в лесах, как бы удалившийся от мира, Паловский приход располагался в 174 верстах от Вытегры и в шестидесяти от Каргополя. К сожалению, время не сохранило для нас небольшого живописного озерца среди дремучего векового бора с двумя церквями на невысоком берегу – на его месте теперь осушенное болото. Огонь уничтожил и храмы с их святынями, а «русский бунт, бессмысленный и беспощадный», пресек священническую традицию рода...

В 1814 году сюда на священническую вакансию был назначен протоиерей Иоанн Ильинский. В 1831 году у него родился сын, тоже Иоанн, который также становится священником и наследует приход. Его супругой стала священническая дочь Параскева, от которой он имел двух сыновей: Стефана (1862-1921 гг.) и Иоанна, моего прадеда (1869-1937 гг.). Через два года после рождения сына Параскева Иосифовна Ильинская скончалась. Ее похоронили близ алтаря церкви того же Паловского прихода, где лежат все мои предки. Кончина прапрабабушки произошла 2 марта ст. ст. , а через 82 года, день в день, на белый свет появилась я...

Братья Ильинские тоже становятся священниками. Стефан долгие годы будет протоиереем моштинской церкви, а Иоанн наследует Павловский приход. Впрочем, начинал мой прадед в Петрозаводске, центре епархии. В 1895 году он стал диаконом и очень скоро – священником. 8 мая, в день ангела, отслужил свою первую в жизни литургию в архиерейской церкви. За месяц до этого он женился на Анастасии Степановне Азадановой, дочери священника села Юргилицы. Анастасия Степановна родила ему 13 детей, старший из которых стал моим дедом.

Когда отец Иоанн-старший вышел за штат, прадед заступил на его место в Паловском приходе, где верой и правдой служил более двадцати лет. В 1917 году его произвели в протоиереи и назначили настоятелем Христорождественского собора Каргополя, одного из первых городских храмов, современника Вологодской Софии. Одновременно он был епархиальным миссионером и благочинным Каргопольского края. На этом месте и застала его революция...

В «Месяцеслов», доставшийся мне от прадеда отца Иоанна, вклеен пожелтевший от времени листочек. Чернила почти выцвели, но еще можно разобрать:«16 ст. ст. с. Вызеро. Уважаемому протоиерею Иоанну имею сообщить. Ваш брат, о. протоиерей Стефан, скончался 10 июля утром в 3-м часу от тяжелой и продолжительной болезни. Погребение 13 июля после литургии совершено пятью иереями при большом стечении народа. Покойный от истощения неузнаваемый. По слухам и заверениям его духовника о.Николая Петрова, о.Стефан готовился к смерти как к жизненному подвигу и был спокоен и сознателен. В добрую память о друге почившем сообщаю Вам. Примите почтение. Доброжелатель ваш – вызерский свящ. Александр».

Сбоку рукой прадеда приписано:«1921 г. 10 июля, в третьем часу утра, умер в Моште брат мой протоиерей Стефан Иванович Ильинский, род. 24 окт. 1862, именины 28 окт., рукоположен во священники авг. 1885».

Это не страшные сказки, это действительно было – когда люди лежали в гробу неузнаваемыми от истощения, но к смерти готовились как к жизненному подвигу. Нашему циничному времени трудно поверить в искренность подобного умоустроения, и все-таки это правда. Это корень, откуда возрос русский народ!

Сколько их было, новомучеников Российских, кто исчислит, кто даст ответ? То, что мы сегодня имеем как данность – Церковь, преизобильную таинствами, свободу быть похороненным по-христиански, – этих благ деды были лишены, и это ощущалось ими как лишение жизни. И если не погибла еще окончательно богохранимая страна Россия, то только молитвами новомучеников и исповедников наших, которым выпало пополнить число душ, убиенных за слово Божие: иных питательных источников жизни на сегодняшний день у народа нет.

В конце 20-х годов семья Ильинских переехала в деревню Константиновку на железнодорожной станции Горелово (Гатчина), а оттуда в Ленинград, где прадед несколько лет был настоятелем церкви Благовещения Пресвятой Богородицы, что на Васильевском острове. Рядом, по адресу 8-я линия, дом 59, кв. 2, поселилась его многочисленная семья.

Эта церковь – один из старейших храмов града на Неве, единственный трехэтажный, самый многопрестольный храм города. По данным 1917 года, здесь было 7 престолов. В ХVIII в. прихожанином церкви был М.В.Ломоносов. С историей Благовещенской церкви, где служил протоиерей Иоанн, связаны имена двух ярких представителей русского благочестия. Самый первый престол храма освятил в 1762 году промыслительно оказавшийся в ту пору в Петербурге епископ Тихон, известный впоследствии как задонский чудотворец, доблестный подвижник Русской Православной Церкви, выдающийся иерарх и богослов.

Мало кто знает, что именно здесь, на территории, принадлежащей Благовещенской церкви, первоначально располагался первый санкт-петербургский женский монастырь, учрежденный в 1845 году по благоволению императора Николая I – Воскресенский Новодевичий монастырь. Первыми насельницами обители стали несколько монахинь из Горицкого Вознесенского монастыря во главе с подвижницей благочестия игуменьей Феофанией. После перевода монастыря на Московскую дорогу в 1854 г. Благовещенский храм вновь стал приходским.

Протоиерей Иоанн Ильинский приносил здесь Бескровную Жертву до 1934 года, когда церковь была закрыта и осквернена. После этого его перевели в Троице-Петровский собор на Петроградской стороне. Этот собор был задуман Петром I еще в 1703 г. при закладке Санкт-Петербурга. Государь особенно любил этот храм, каждое воскресенье посещал его, пел на клиросе и даже выходил читать Апостол. Здесь совершались все благодарственные молебны по случаю побед и других важнейших событий, праздновались Полтавская победа, Ништадтский мир.

В 1937 году протоиерей Иоанн Ильинский был арестован, а Троице-Петровский собор взорван большевиками. В настоящее время на этом месте разбит большой зеленый сквер.

Записка на деревеДа где ж она?...
Пред храмом мы стояли,
А нынче даже храма не найду.
«Вы, гражданин, кого-то потеряли?» –
«Да, Родину. В семнадцатом году».
Где храм стоял – теперь пестрят киоски.
Все дорогое заросло быльем.
В глазах туман, но это только слезки,
А слезы мы еще в аду прольем!
                                                           (Евгений Санин)
* * *

Многие годы наша семья не знала, где и как погиб прадед Иоанн. В 1991 году на запрос о его судьбе ФСБ ответило, что «служитель религиозного культа И.И.Ильинский осужден «тройкой» по статье 59, пункт 10 и приговорен к расстрелу.». Дата знаменательная – в этот день Святая Церковь празднует память исповедника православия преп. Феодора Студита.

Через некоторое время имя прадеда промелькнуло в газете «Вечерний Ленинград» в списке мучеников, чей прах покоится в Левашовской пустоши. Пустошью называется место, где в пустыне спасались древние отшельники, – там ничего нет, только пустошь. И вот холодным зимним днем я отправилась в санкт-петербургский пригород Левашово. Думала, погуляю по улочкам, постою под деревом, почитаю кафизму за упокой убиенного батюшки Иоанна – он спит вечным сном где-то рядом. Господь примет.

Заметенный сугробами полустанок. В воздухе кружатся мохнатые хлопья снега. Очень тихо, чистый, пронзительный воздух. Наверное, такая же плотная, насыщенная тишина стояла на севере в Олонецком крае, где несколько столетий священнодействовал род Ильинских.

– Где-то здесь хоронили репрессированных? – неуверенно обращаюсь я к пристанционным рабочим в оранжевых жилетах.

– Это там, – ничуть не удивляются они и показывают, – вон автобусная остановка, доезжайте до конца поселка, там забор, сами увидите.

Зато удивляюсь я: неужели скорбное место как-то обозначено? Что там – крест, обелиск?

Когда одноэтажные улочки кончились, автобус затормозил около мрачного бора с громадными корабельными соснами. За горизонт тянется ядовито-зеленый забор. Небольшая калиточка с надписью: «Левашевское мемориальное кладбище». Пожилой человек с умным лицом расчищает лопатой пушистую белую дорожку. Он в валенках, телогрейке, ватном треухе – наверное, сторож. Он и я, больше никого, снежный покров, мягко устилающий тропинки, не тронут ничьими следами. В глаза сразу бросается памятник – увенчанная крестом деревянная часовня без стен, внутри колокол. Углубляюсь в бор.

Господи, что это? Глазам своим не верю: везде таблички – и дорогие, заказанные в бюро ритуальных услуг, и простенькие, картонные. Мраморные, выгравированные, выжженные по дереву, просто листочки, переписанные от руки – самые разные. Все эти надписи привязаны, прикручены, пришпилены к стволам деревьев, к веткам, пням. Это имена похороненных здесь жертв, надгробные надписи, стихи, обращения к убиенным, даже письма к ним. Так почтены люди, которых родственники и друзья отыскали в Левашовской пустоши. Живые, как смогли, увековечили их память.

Сами захоронения, по-видимому, располагаются между сосен, на полянках – там прогалины, чернеет земля, будто усопшие из-под земли взывают к живущим. Они еще не потеряли надежды докричаться до нас. Зимний саван оттаивает от их неугасшего дыхания: не случайно говорят, что на могилах замученных земля «дышит». Брожу по тропинкам – имена, имена, имена. Помяни, Господи, всех здесь почивающих во Царствие Твоем!

Вынимаю из сумки прозрачный пакетик, вырываю листок из блокнота и, наклонившись к пеньку, крупными буквами пишу: «Протоиерей Иоанн Ильинский, 1868-1937. Упокой, Господи, его душу в селениях праведных». Заталкиваю под веревочку к корявому замшелому стволу рядом с чьим-то именем. Отныне и душа моего прадеда здесь наравне со всеми – может, и за нее кто-нибудь помолится.

Простите, батюшка, что я шла к вам так долго. Я думала, где покоится ваше замученное тело: на Соловках ли, в Сибири? Оказывается, более полувека вы спите вечным сном близ города, где жили последние годы.

Левашовская пустошьКолокол. Спаситель. Тишина...
Пустошь Левашовская и я.
А в снегу – цветы, цветы, цветы
И кресты. Поклонные кресты...

Год 37-й – холодный год.
Кто под пули, кто на эшафот...
Убивали зверски, не щадили,
В братские могилы хоронили.

Убивали. А за что, скажите?
Может, здесь на это есть ответы?
Холодно, как будто бы живые
Люди здесь висят, а не портреты...

Кто мне даст ответ на все вопросы?
Может, тот поэт русоволосый?
Кто он и откуда? Неизвестен.
На снегу чернеет только крестик.

Нам не воскресить всех здесь убитых.
И не плакать нам у плит гранитных.
Со стволов деревьев, как живые,
Смотрят фотографии немые.

Много лет хранила тайну пустошь.
Плачьте, люди, не скрывайте слезы!
Высоко поднялись к небу ели,
Чуть пониже стройные березы.

...Уводила в лес меня аллея,
Выплакалась, слезы не жалея.
                            (Екатерина Спасова, с.Горицы)

На одной из полянок – деревянный аналой. Устроив на нем Псалтирь, делаю то, чего давно просила душа: читаю кафизму «Блаженны непорочны», поминая на «славах» убиенного протоиерея Иоанна и всех здесь лежащих православных христиан.

Тихий скрип снега: за спиной вырастает сторож, крестится, кланяется. «Хотите посмотреть наш музей?» – предлагает он, когда кафизма дочитана. Мы проходим в маленькую комнатку, здесь помещены материалы, собранные о Левашовском кладбище Ленинградским отделением «Мемориала».

– Мы тогда пацанами были, жили в нашем поселке и не знали, что здесь под боком творится, – вспоминает сторож. – Взрослые говорили, какой-то закрытый объект, но мы догадывались: что-то здесь не так. Что там производят, кто там работает? Почему снаружи нет охраны? Если тюрьма, то где колючая проволока, где часовые на вышках? Почему внутри забора одни цепные псы бегают и не лают, а только рычат? Ночью подъезжали машины, разгружали секретную продукцию, да так быстро, бесшумно – ни громогласных грузчиков, ни грохота. Мы, мальчики, зачитывались книжками про приключения, но перед тайной этого забора останавливались озадаченные – разгадать ее было невозможно, а родители и учителя, словно сговорившись, молчали. Левашовская пустошь, дремучий лес площадью более 40 квадратных метров, – одно из крупных тайных захоронений 1937-45 гг. После войны сюда уже никого не привозили.

Летом 1937 года был издан приказ наркома внутренних дел Ежова, согласно которому в Ленинградской области (тогда в нее входили территории Новгородской, Псковской, Мурманской и часть Вологодской областей) создается «Особая тройка» для непосредственного руководства операцией. Индивидуальных дел тогда не было, истреблялись целые слои населения – по национальности, по анкетному признаку, по роду занятий. До конца 1937 года области был дан план: 4 тысячи людей осудить по первой категории, т.е. расстрелять, 10 тысяч во второй – отправить в лагеря. Этот план выполнили в первые два месяца. Убиенных надо было где-то погребать.

Здесь, в музее, на витрине представлена копия документа «об отводе части земель Парголовской дачи и комендатуры НКВД для спецназначений от 25 февраля 1938 г. (с грифом «Не подлежит оглашению»). Так было положено начало Левашовскому тайному кладбищу НКВД-КГБ СССР.

В 1989 году скорбный могильник был обнаружен общественностью. По воспоминаниям свидетелей, осужденных расстреливали на станциях «Ковалево» и «Бернгардовка», сюда же переправляли лишь мертвые тела. Официально считается, что в эти годы расстрелянных хоронили только в Левашово, но есть сведения, что до 1941 года использовалось местечко под Токсовом, именуемое Койранкангас.

Если расстреливали в тюрьмах, то хоронили на городских кладбищах – Преображенском, Богословском. Ни одно из предполагаемых мест массовых захоронений пока не исследовано, только Левашовское, в братских могилах которого обрели покой около сорока тысяч невинно убиенных.

В 1994 году мой двоюродный дядя, сын среднего сына о.Иоанна, подал прошение на имя митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна:

«Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Иоанну, Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому, от Ильинского Игоря Николаевича

ПРОШЕНИЕ.

Прошу разрешить отпевание (заочное) по священническому чину невинно убиенного деда моего протоиерея о.Иоанна (Ильинского Ивана Ивановича) за счет церкви и Вашего благословения отпеть его в церкви Серафимовского кладбища о.Василия с последующим захоронением праха на этом же кладбище. Отец Василий – духовный наставник моего сына Виктора. Мой дед был расстрелян в 1937 году в Левашовской пустоши, в настоящее время реабилитирован. Ранее я подавал прошение на имя епископа Симеона Преосвященнейшего за разрешением простого отпевания, резолюция была положительной. 11 октября 1994 г.».

На это прошение владыка Иоанн собственноручно наложил резолюцию: «Отпевание по священническому чину благословляю совершить о.протоиерею Василию Ермакову. Все расходы возложить на Серафимовский приход. 13 апреля 1995 год. Митрополит Иоанн Санкт-Петербургский и Ладожский».

Вечная память вам, дорогой батюшка!
(правнучка А.ИЛЬИНСКАЯ)

Прмц. Евдокии( Ткаченко ) (1918).
одной из первых жертв репрессий, последовавших за октябрьским переворотом 1917 года, стала  инокиня   Евдокия  (  Ткаченко  ). Она была помощницей экономки Верненского Иверско-Серафимовского монастыря и являлась сподвижницей и духовной дочерью отца Серафима, которого часто навещала в скиту на Мохнатой сопке и в Аксайском ущелье. Свою кровь за Христа она пролила 15 / 28 сентября 1918 года – через 12 дней после убийства в г. Верном священномученика Пимена, епископа Ве-рененского и Семиреченского.
         О последнем посещении  инокиней   Евдокией  отца Серафима осенью 1918 года вспоминает монахиня Магдалина (Халина):
         «Отец Серафим служил в то утро на Медео Литургию. Мать  Евдокия  пришла к нему исповедаться и причаститься, но забылась и съела головку мака, что рос у нас в цветнике. Отец Серафим принял у нее исповедь, но причащать не стал: «Нельзя, зачем ты маковку ела?» – и отпустил в монастырь. Как сокрушался он после: «Если бы я знал, что ее убьют, конечно, причастил бы ее».
         Анастасия Нагибина, слышала от своей тетки,  инокини  Феодоры (Буханцовой), такое повествование:
         «Вечером в монастырь пришли люди с винтовками, требуя выдать им генеральскую дочь – игумению монастыря Евфросинию. Напугались сестры, спрятали мать Евфросинию в амбаре за мешками с мукой. Красноармейцы, поискав, и не найдя игумению, арестовали  инокиню   Евдокию  и монахиню Анимаису и расстреляли их. Матери  Евдокии  пулей пробило голову и снесло нижнюю часть лица. Мать Анимаиса была ранена в плечо и вскоре поправилась в одной из городских больниц».
         Насельницам Иверско-Серафимовского монастыря красноармейцы разрешили забрать и похоронить  инокиню   Евдокию  . Матушка Феодора, близкая подруга инокини  Евдокии  , увидев ее обезображенное от выстрела лицо, была потрясена и заболела на этой почве, потому что окровавленное и изувеченное лицо всегда стояло у нее перед глазами. Мать  Евдокия  явилась ей во сне и сказала: «Феодора, что ты плачешь, чего боишься? Не плачь, ты же видишь, что я такая, какая была» После этого сна матушка Феодора перестала видеть обезображенное лицо и успокоилась.
          Инокиню   Евдокию  сестры похоронили на кладбище близ монастыря.
         В 1921 году монастырь был закрыт, на территории кладбища со временем был построен военный завод.
Свидетельства о расстреле  инокини   Евдокии  (  Ткаченко  ) и монахини Анимаисы (Затыльниковой) отражены в материалах уголовного дела «по обвинению Петра Красникова в расстреле монахини Юлианы Семеновны Затыльниковой».
         Родной племянник монахини Анимаисы (Затыльниковой) Николай Затыльников, являвшийся командующим Северным фронтом Семиречья, узнав о случившемся, заключил в тюрьму совершавшего расстрел его тетки солдата отряда Кихтенко Петра Красникова.
         «Солдат отряда Кихтенко Петр Красников, – говорится в документах, – возвращаясь с Северного фронта, из села Гавриловки Талды-Курганской области, не доезжая 13-и верст до г. Верного заехал, чтобы напить-ся чая, на монастырскую заимку, что располагалась на Семипалатинском тракте, на холодном ключе. В это время на заимке находились две насельницы Верненского Иверско-Серафимовского монастыря –  инокиня   Евдокия  (  Ткаченко  ) и монахиня Анимаиса (Юлия Семеновна Затыльникова). Кроме них на заимке были арен-довавшие за зерно (хотя зерна они монастырю не дали, «так как самим было мало») часть монастырской земли крестьяне, которые пожаловались Петру Красникову на монашек.
         Сущность жалобы состояла в том, что монашки якобы говорили крестьянам, что «…вашей советской власти мы не признаем и ей не подчиняемся. […] Какая это власть, когда [при ней] творят насилия, разбой, мошенничество. Будем признавать только старую [власть]». Один из свидетелей от  Евдокии  слышал: «Появ-ляются какие-то антихристы-большевики». […]  Евдокия  говорила: «Умрем за старую власть».
         У монашек висели портреты бывшего Государя, убранные цветами. […] У монашек было 4-5 патронов и при первом восстании казаков на просьбу крестьян с их заимки отдать им [крестьянам] патроны, монашки сказали: «Вы мошенники» и патроны не отдали. При наступлении казаков крестьяне с заимки бежали, и каза-ки поставили на заимки свой пост. Монашки патроны отдали казакам».
         Красников ответил крестьянам, что сейчас ему разбираться некогда, напился чаю и уехал. Приехав в Верный, он доложил о жалобе на монахинь начальнику отряда Кихтенко, который послал его разобраться с этим делом, командировав с ним еще несколько человек. Они приехали на заимку, но монахинь там не нашли. Кихтенко приказал ехать в монастырь и привести [оттуда] четырех монахинь. Красников поехал и арестовал одну монахиню Анимаису.  Инокини   Евдокии  в монастыре не застал – она ушла за дровами. Монахиню Ани-маису он посадил на гауптвахту. Ее допрашивал Кихтенко, а потом передал Красникову, что «…с такими сведениями нечего было водить!» Кихтенко вновь послал Красникова в монастырь за  инокиней   Евдокией  , где опять ответили, что ее нет. Кихтенко снова вернул его в монастырь с требованием выдать монашку. «В мона-стыре на предложенное мною требованию, – рассказывал Красников, – монашку выдали. Я доставил ее в штаб Кихтенко, а наутро кто-то из товарищей ее расстрелял. Перед расстрелом я товарищам объяснил, в чем она обвиняется и что подлежит расстрелу. Перед расстрелом она помолилась Богу. В казарме было человек 150 и кто выстрелил в нее, я не знаю.
         Я поехал на гауптвахту к Затыльниковой, но ее там не оказалось. Я бросился ее разыскивать, и по дороге встретил товарища Ломанова, который мне сказал: «Не в милиции ли она находится?», где я ее и нашел. Со мной был еще товарищ, у него была винтовка, а у меня была только шашка. Я по своему мнению определил, что монахини должны быть расстреляны. Выведя из карцера, я расстрелял Затыльникову. Я был в это время выпившим».
         В деле имеются показания монахини Анимаисы:
         «Красников приезжал к нам в монастырь, напился чая и уехал. Затем приехал еще раз. Я Красникову поставила самовар, и после чая он объявил мне, что я арестована. Проходя мимо церкви, я зашла в нее, помолилась и пошла с ним, дойдя до тюрьмы. Красников стал меня допрашивать, и я ему объявила, что ввиду краж на заимке нам дали два ружья и три пачки патронов, они лежали в столе. Приходили казаки, пригрозили смертью и, отыскав, забрали патроны. Ружья мы сдали при первом восстании, полагая, что их нам вернут, потому и патроны оставили. Никакого у нас дознания не производили».
         Свидетели по этому делу рассказывали следующее:
         «В конце сентября Красников с несколькими солдатами по приказу Кихтенко поехал разобрать дело мо-нашек по обвинению в контрреволюции, и если они окажутся виновными, то – расстрелять. Контрреволю-ционеров Кихтенко приказывал расстреливать.
         Утром Кихтенко встретил Красникова и спросил его: «Как, управился с монашками?» На что Красников ответил: «Пока нет». Кихтенко сказал: «Немедленно решить».
         Другой свидетель:
         «Я был адъютантом у Кихтенко. Слышал лично, как он послал Красникова на расследование дела. На-сколько помню, было постановлено расстрелять монашек. Постановление исходило по инициативе Кихтенко. Монашки были признаны контрреволюционерами за укрывательство и передачу патронов. На монашек жало-вались жители. Расстреливать монашек Кихтенко приказал в канцелярии, и я сам это слышал».
         Другой свидетель:
         «В 5 утра мне дали по телефону знать, что при милиции произведен расстрел. Я сейчас же поехал туда и вместе со следователем мы пошли к казармам отряда Кихтенко. Возле казармы лежала убитая монашка Дуня. Было много пьяных солдат».
         Другой свидетель:
         «Я с товарищем сидел у ворот милиции. Подошли двое – один незнакомый, а другой – Красников, у первого была винтовка. Красников спросил: «Как дела?» Я ответил: «Ничего, а ваши?» На что он ответил: «Почин есть, одна готова» и прошли в ограду милиции, куда пошли и мы. Красников прошел с канцелярию, его това-рищ остался во дворе. Затем Красников вывел арестованную за что-то Затыльникову и предложил ее расстре-лять своему товарищу, который отказался, говоря: «Она невинна и я не могу». Тогда Красников сам взял вин-товку и выстрелил в нее. Когда она падала, то ноги у нее подогнулись, и их выправил ей Васильев. Красников тут же говорил: «Кто будет поминать – и того расстреляю, вы знаете, я – комиссар смерти». Он был полупья-ный и ничего не говорил о причинах расстрела». [ЦГАРК, фонд ¹ 348 «с», опись 1 «е», дело 274.]

Сщмчч. Андрея (Ковалева) (1921),
Священник Андрей Филиппович Ковалев родился 12 Августа 1871 года в стланце Кореновской Кубанской области от благочестивых родителей христиан. Отец его принадлежал к мещанскому сословию города Екатеринодара. В 1892 году Андрей окончил Ставропольскую духовную семинарию в ней полный курс по первому разряду.

Преосвященным Евгением 24 июня 1892 года определен псаломщиком в Петропавловскую церковь станицы Платнировской Кубанской области. 12 Апреля 1895 года выл переведен в Космодамиановскую церковь села благодарного ставропольской губернии владыкой Агафодором. Этот же Архиерей и рукоположил Андрея Ковалева 15 июля 1896 года в сан диакона, а через 5 дней в священника и направил в Казанскую церковь села Удельного Ставропольской губернии. С поступлением на приход отец Андрей плодотворно заведовал и преподавал в одноклассной церковно -приходской школе. Он оказывал спасительное влияние не только на верных чад Русской православной Церкви, но и на иноверцев.

14 июля 1898 года им присоединена к православию из раскола Австрийского толка одна семья из пяти душ.

14 июля 1901 года был приглашен и утвержден в должности члена Александровского отделения Ставропольского училищного Совета. Определением епархиального начальства.

13 марта 1904 года награжден набедренником.

По рапорту освобожден от занимаемой должности 17 февраля 1906 года с выражением ему благодарности от имени отделения. 27 сентября 1907 года утвержден в должности окружного миссионера 12-го благочиния.

2 Апреля 1908 года за отлично - усердную службу награжден бархатной скуфьей.

Высокопреосвященный Агафодор 6 ноября 1909 года переводит отца Андрея в Вознесенскую церковь станицы Кущевской Кубанской области.

С сентября 1910 года отец Андрей преподавал закон Божий в женской одноклассной школе Министерства народного просвещения.

6 мая 1913 года был награжден камилавкой.

С 1 сентября 1913 года - утвержден законоучителем мужской одноклассной школы Министерства народного образования, преобразованной с 1 сентября 1915 года в двуклассное училище.

В 1916 году Священный Синод наградил его крестом, как особым знаком церковного отличия.

Клировая ведомость Вознесенской церкви за 1916 год повествует о том, что: Священник Андрей Филиппович Ковалев... Недвижимого имущества не имеет. В походах против неприятеля и в самых сражениях не был, за штатом или Без места не был. В семействе у него жена Антонина Аристархова, родилась 26 февраля 1875 года, и дети: Валентина - родилась 23 июня 1898 года, обучается на средства отца в Новочеркасске на Высших женских сельскохозяйственных курсах; Евгений - родился 28 января 1900 года, обучается на средства отца в Ставропольской духовной семинарии. Поведение отличное. После государственного переворота 1917 года, численность действующих храмов катастрофически сокращалась, поэтому батюшка в сентябре 1918 года выл переведен в Краснодар членом правления свечного завода.

21 сентября 1921 года в дом к отцу Андрею ворвались чекисты и арестовали его, предъявив обвинение в поджоге свечного завода и агитации против Советской власти. В ходе расследования вину отца Андрея чекистам не удалось доказать. А на вопрос о Патриархе Тихоне он решительно ответил: воззваний Патриарха Тихона я не читал и не знаю их - Для меня, как для священника, всякая власть безразлична. Патриарха Тихона я признаю и считаю главою Русской Церкви. Думаю, что патриарх Тихон как глава Церкви обязан защищать её и думаю, что он прав в своем воззвании, но думаю, что это относится не к власти вообще, а к единичным случаям злоупотребления и оскорбления чувств верующих тогда Коллегия Кубано-Черноморской ЧК от 23 сентября 1921 года постановила: Принимая во внимание тревожный момент в связи с нападением банд на станицу Донскую, и предположением напасть на город Краснодар и для поддержания общей политической ситуации в городе как элемент враждебный Советской власти Расстрелять. Дело прекратить и сдать в архив.
Отца Андрея увили. Но его трагически Оборвавшаяся жизнь явилась примером исповедничества для многих верующих на Кубани.
(Председатель комиссии по канонизации
по Екатеридарской и Кубанской Епархии
протоиерей Сергий Токарь)

свщм.Григория Конокотина (1921),
Григорий родился 1 апреля 1869 года в семье священника села Новоегорлыкское Савропольской губернии. В 1892 году закончил курс Ставропольской духовной семинарии по второму разряду.

Резолюцией Преосвященного Евгения определен законоучителем в село Тахтинское в Ставропольской губернии.

До 1894 года занимал должность законоучителя.

Преосвященным Агафадором рукоположен в сан священника и прикреплен к Покровской церкви села Медведского Ставропольской губернии в 1894 года где был законоучителем церковно-приходской школы по 15 октября 1897 года.

По прошению перемещен на штатное священническое место в село Молдавское Кубанской области, где состоял законоучителем и заведующим церковно-приходскими Молдавской и Русской школами и законоучителем в Молдавском министерском училище.

Назначен членом Темрюкского отделения училищного Совета в 1898 году.

Священник Григорий Яковлевич Конокотин был награжден фиолетовою скуфьей в 1908 году.

Награжден камилавкою 6 мая 1914 года.

Имел медаль в память царствования императора Александра III. Награжден орденом Св. Анны за труды по школьному делу в 1913г. Имел медаль в память 25-летия церковно-приходских школ. Имел медаль в память 300-летия царствования Дома Романовых. Имел темно-бронзовую медаль «За труды по первой всеобщей переписи населения 1897 года» на ленте трех государственных цветов.

Отец Григорий был женат на Елене Стефановне 1875 г.р. У них были дети: Анна-1900 г.р., Борис-1901 г.р.. Лидия-1904 г.р., Иаков-1904 г.р. и Надежда-1908 г.р.

8 сентября 1921г. у себя дома в г. Краснодаре, был арестован отец Григорий «за бегство от Советской Власти».

23 сентября было проведено распорядительное заседание Коллегии Кубано-Черноморской ЧК, на котором было заслушано дело по обвинению Конокотина Григория Яковлевича в бегстве от Советской Власти.

Комиссия постановила: считать факт преступления доказанным и как врага трудового народа РАССТРЕЛЯТЬ.

согласно постановлению Коллегии Кубанской ЧК от 23 сентября по делу 5316 применении высшей меры наказания расстрела на священника Конокотина Григория Яковлевича приведен в исполнение в присутствии членов Коллегии Кубанской ЧК.

(Председатель комиссии по канонизации
по Екатеридарской и Кубанской Епархии
протоиерей Сергий Токарь
)

свщм.Григория Троицкого (1921),
Священник Григорий Троицкий родился 1 октября 1870 г. Из духовного звания. Окончил курс Ставропольской духовной семинарии в 1892 году.

Определен псаломщиком к станице Пашковской Кубанской области 22 июля 1892.

В 1894 году законоучителем к Троицкой церкви станице Должанской Кубанской области.

20 августа 1895 года - рукоположен в сан диакона.

В 1896 году - в сан священника.

17 июля 1896 года назначен священником к Покровской церкви Села Сандаты Ставропольской губернии.

28 августа 1903 года -  перемещен к Михаило-Архангельской церкви села Александровского Ставропольской губернии.

19 апреля 1904 года в Троицкую церковь станицы Должанской Кубанской области.

13 мая 1913 года был назначен в Вознесенскую церковь станицы Пашковской Кубанской области.

Состоял в должностях: учителя церковной школы станицы Должанской с 24 августа 1894 года по 22 июля 1896 года; заведующего и законоучителя двух церковных школ села Сандаты Ставропольской губернии с 22 июля 1896 года по 1 сентября 1903 года; законоучителя министерских училищ села Александровского Ставропольской губернии - двухклассного и двух одноклассных - с 1 сентября 1903 года по 19 апреля 1904 года; заведующего и законоучителя церковных школ станицы Должанской - мужской и женской - с 19 апреля 1904 года по 15 июля 1909 года; законоучителя Должанского министерского училища для иногородних с 15 сентября 1904 года но 1 сентября 1913 года; законоучителя Вознесенской церковной школы станицы Пашковской с 30 мая 1913 года по 9 декабря 1914 года; противобуддийского миссионера в 4-м благочинническом округе Ставропольской губернии с 28 октября 1898 года по 17 января 1901 года; противосектантского миссионера в том же округе с 17 января 1897 года по 28 августа 1903 года; члена и делопроизводителя Александровского отделения Ставропольского епархиального училищного совета с 23 октября 1903 года по 19 апреля 1904 года: духовного следователя в 5-м благочинническом округе Кубанской области с 10 декабря 1906 года по 23 сентября 1913 года; депутата от духовенства 5-го округа Кубанской области на окружные и епархиальные съезды с 7 сентября 1911 года по 15 июля 1913 года. Состоит в должностях: заведующего Пашковской Вознесенской церковной школой с 30 мая 1913 года: законоучителя Пашковского 3-его двухклассного училища с 12 октябряи1913 года: законоучителя Пашковского одноклассного женского училища с 1 сентября 1913 года; члена ревизионного комитета Екатеринодарского епархиального женского училища с 26 ноября 1913 года: участкового попечителя Екатеринодарского комитета попечительства о народной трезвости с 9 сентября 1913 года.

Взысканиям не подвергался, под следствием и судом не состоял. За штатом не был.

Жена - Антонина Кирилловна родилась 24 июня 1871 г. Дети - Максим, родился 18 января 1898 г.; Николай родился 11 мая 1902 г.; Иван - родился 13 ноября 1904 г.; Василий -родился 19 марта 1907 г.

Награжден: набедренником 13 марта 1904 года; скуфьей 18 марта 1909 года.

Имел: письменное выражение благодарности Ейского отделения Ставропольского епархиального училищного совета от 26 июня 1906 года № 293 за выдающееся усердие и ревностные труды на школьном поприще; свидетельство Главного управления Российского общества Красного Креста от 31 октября 1907 года № 47182 о выдаче ему Высочайше утвержденной 19 января 1906 года медали Красного Креста в намять участия в деятельности общества во время русско-японской войны 1904-1905 годов; свидетельство Ставропольской духовной консистории от 15 октября 1916 года № 40869 на право ношения высочайше учрежденной в память 300-летнего царствования Дома Романовых светло-бронзовой медали.

Арестован 15 сентября 1921 года. Комиссаром Кубанской ЧК на квартире.

Предъявлено ему обвинение в связи с высланными в концлагерь и контрреволюционной агитацией с мерой пресечения - заключение под стражу в тюрьму Кубанской ЧК, где он содержался до расстрела, к которому он был приговорен Распорядительным заседанием Коллегии Кубано-Черноморской ЧК от 23 сентября 1921 г.

28 сентября 1921 г. в два часа ночи  о. Григорий Троицкий был расстрелян.

(Председатель комиссии по канонизации
по Екатеридарской и Кубанской Епархии
протоиерей Сергий Токарь)

свщм.Иоанна Яковлева (1921).
Священник Иоанн Иоаннович Яковлев, родился 11 ноября 1866 года. Воспитывался в крестьянской семье села Ново - Егорлыкское Медвежинского района Ставропольской губернии. Иоанн Иоаннович окончил курс в Ставропольской духовной семинарии со званием студента.

Преосвященным Владимиром, бывшим Епископом Ставропольским, определен псаломщиком к Николаевскому храму церкви города Ейска на штатное место.

Преосвященным Евгением епископом Ставропольским и Екатеринодарским, по прошению, определен на дьяконское место в церкви ст. Бриньковской. Затем епископом Евгением рукоположен в сан священника, им же определен на священническое место к Богословской церкви станицы Новониколаевской.

С 1 ноября 1891 г. по 10 декабря 1899 г. преподавал Закон Божий в Новониколаевском станичном училище.

Преосвященным Агафодором переведен в Даниловский храм г. Ставрополя и утвержден в должности законоучителя 2-го городского училища г.Ставрополя.

Затем переведен в Дмитриевскую церковь г. Екатеринодара.

С сентября 1903 г. по сентябрь 1909 г. состоял законоучителем Екатеринодарского епархиального женского училища.

Съездом духовенства Екатеринодарского училищного округа в 1908 г., избран членом совета Екатеринодарского епархиального женского училища на два года.

В 1907 г. съездом духовенства г. Екатеринодара, избран депутатом от городского благочиния на три года.

Распоряжением епархиального начальства назначен представителем от духовенства в Екатеринодарскую городскую Думу на четыре года (1912-1916 гг.).

Определением епархиального начальства от 27 августа 1915 г. назначен депутатом в Екатеринодарское городское по налогу с недвижимости имений присутствие - на пять лет.

Батюшка Иоанн был прекрасным семьянином. Его жена Елена Петровна родилась 20 мая 1872 г.; дети: Вера - родилась в 1872 г., Лариса - в 1898 г., Владимир - в 1904 г.. Александр - в 1911г.

28 марта 1898 г. Преосвященным Агафодором награжден набедренником, в 1908 г. 20 марта им же награжден скуфьею, а в 1910 г. определением Св. Синода от 30 марта награжден камилавкой.

Получил бронзовую медаль за перепись населения в 1897 г. и серебряную - в память императора Александра III.

Получил свидетельство от Ставропольской духовной консистории от 12 октября 1913 г. на право на ношение на груди бронзовой медали в память 300-летия дома Романовых.

Определением Ставропольского епархиального училищного совета от 18 ноября 1913 г. ему была выражена благодарность с внесением в формуляр за усердно-ревностное и внимательное отношение к заведуемой им церковно-приходской школе.

Определением Св. Синода награжден золотым наперсным крестом от 6 мая 1914 г.

Его жизнь круто перевернула октябрьская революция 1917 г. Арестовали батюшку ночью 16 сентября 1921 года.

Были представлены материалы связи о.Иоанна с высланными священниками. На предъявленные обвинения о.Иоанн ответил, что контрреволюционной пропагандой не занимался. С высланным священником имел переписку, отправив ему одно письмо в концлагерь.

В защиту О.Иоанна поднялся практически весь приход Дмитриевской церкви г.Краснодара. Верующие не боясь ничего отправили письмо в защиту своего пастыря! Они писали, что, "по долгу совести считаем себя обязанными заявить, что священник Иоанн Яковлев проживая рядом более 20 лет нам близко и хорошо известен, как человек всегда относящийся с любовью к людям, будучи его духовным пастырем на пути добра, совести и чести. Он сеял доброе и разумное и полезные наставления в духе христианства". Прихожане будучи твердо уверенными в невиновности о.Иоанна перед народом, властью, законом просят поспешить с разбором дела и освободить его приняв во внимание "наши простые от народа слова и освободить нами всеми любимого и уважаемого пастыря".

Своим ходатайством Полномочный представитель Кубанского Епархиального Архиерея удостоверяет, что Протоиерей Иоанн Яковлев ни против советской власти, ни против прихода ни в чем предосудительном замечен не был.

Несмотря на положительные отзывы прихожан и Епархиального начальства ЧК торопилось, и уже 23 сентября было вынесено решение тройки о высшей мере наказания - РАССТРЕЛ,  приговор был приведен в исполнение. Погребен в безвестной могиле в г.Краснодаре.
(Председатель комиссии по канонизации
по Екатеридарской и Кубанской Епархии
протоиерей Сергий Токарь
)

0

65

.....................продолжение от 28 сентября
новомученики:

Прп. архимандрита Игнатия (Бирюкова) исп. (1932),
http://s40.radikal.ru/i087/0909/83/1c9a453e8ab8.jpg

Преподобноисповедник Игнатий (в миру Иван Адрианович Бирюков) родился 25 мая 1865 года в городе Бирюче Острогожского округа Воронежской губернии в семье крестьян Адриана Павловича и Екатерины Николаевны Бирюковых. Кроме крестьянских работ, Адриан Павлович хорошо знал кузнечное ремесло. Иван обучался в Бирючском городском училище. Здесь он участвовал в хоре и здесь полюбил пение, особенно церковное. Бирюковы были прихожанами Успенской церкви, где церковным хором управлял старший брат Ивана, Михаил. В этом же хоре пел и сам Иван и еще четверо его братьев. Церковное пение оказало огромное благодатно-воспитующее влияние на Ивана, который от природы был мальчиком шаловливым. Но постепенно чтение церковных книг, и особенно житий святых, склонило его к мысли об иночестве. Мать, души не чаявшая в своем сыне, из всех детей особенно выделявшая и любившая Ивана, которого она ласково называла касатиком, просила его не уезжать далеко, а пойти в ближайший к городу Бирючу Валуйский монастырь.1
     9 октября 1878 года, когда Ивану было тринадцать лет, родители, помолившись, благословили его поступить в монастырь. В то время наместником Валуйского монастыря был архимандрит Игнатий (Алексеевский), он взял мальчика к себе келейником. Послушание ему было дано клиросное — он ходил каждый день в церковь на правый клирос читать и петь. Настоятель и братия полюбили молодого послушника за его кроткое и благонравное поведение, а также за искусное пение и чтение. Когда скончался в монастыре регент, настоятель благословил управлять монастырским хором Ивана.
     При монастыре была школа для детей-сирот, находившаяся в подмонастырской слободке. Монастырь бесплатно одевал, кормил и обучал детей. Для них было отведено особое помещение вблизи монастыря. Дети участвовали и в монастырском хоре. Правый клирос состоял из двадцати человек: басы и тенора набирались из монашествующей братии, а дисканты и альты из детей монастырской школы.
     Став регентом, Иван принялся за изучение теории вокальной и инструментальной музыки, научился играть на скрипке и на фисгармонии; игра его на этих инструментах хотя и не была профессиональной, но вполне достаточной для изучения вокала. В 1888 году он издал нотный сборник — догматики восьми гласов знаменного распева. Было у него несколько произведений собственного сочинения, но Иван по смирению не стал их издавать, и они все остались в рукописи. Будучи страстным любителем церковного пения, он с необыкновенным рвением исполнял послушание монастырского регента, за что стал получать выговоры от настоятеля, так как эта ревность не по разуму в исполнении монастырского послушания привела к печальным последствиям: Иван заболел туберкулезом, и у него открылось кровотечение. Настоятель пригласил из Валуек врача и просил его взяться за лечение регента. Врач посоветовал длительный отпуск. Архимандрит Игнатий благословил послушника отправиться в семимесячный отпуск, который ему должно было провести в путешествии по святым местам и Афону.
     В январе 1894 года Иван отправился в Киев, где прожил неделю, молясь у киевских святынь. В Киеве он получил заграничный паспорт для проследования в Иерусалим, на Афон и обратно в Киев и по железной дороге проехал в Одессу, где сел вместе с другими паломниками на пароход, плывший на Святую Землю. От Одессы до Яффы пароход шел две недели. Первая остановка была в Константинополе, где пароход простоял двое суток. Больше всего послушника, да и всех паломников, в Константинополе поразил храм Святой Софии. Дорогой останавливались в Пиреях, Смирне, Александрии и в Бейруте. Из Яффы по узкоколейной железной дороге проехали в Иерусалим, куда прибыли 22 февраля. Паломников разместили в гостиницах, которые назывались в то время Русскими постройками.
     Отдохнув от трудного и долгого пути, Иван вместе с другими паломниками первым делом поклонился Гробу Господню, святой Голгофе, а затем принял благословение у Иерусалимского Патриарха Герасима. На другой день караван русских паломников в числе около четырехсот человек, оберегаемый от кочевых бедуинов стражей Миссии, отправился по святым местам: в Вифлеем, к Мамврийскому дубу в Хеврон, в Горняя, к Сорокадневной горе, в Иерихон, к реке Иордан, в Назарет, Тивериаду, на Фаворскую гору, в Кану Галилейскую, в город Наин, в Самарию и ко всем тем местам, которые упоминаются в Священном Писании. Это путешествие заняло три недели. Вернувшись в Иерусалим, они около недели отдыхали, а затем пошли помолиться у святых мест Иерусалима: на горе Елеонской, в Гефсимании, у Овчей купели. Побывали в древней обители преподобного Саввы Освященного, в Омаровой мечети, стоящей на месте Соломонова храма, в армянских и католических храмах и монастырях. Так дожили до Страстной седмицы. В Великий Четверг Иван пошел в Троицкий храм Русской миссии причаститься Святых Христовых Таин. В этот день он также застал литургию в греческом храме Воскресения, которую служил Патриарх Герасим. Патриарх совершал и обряд омовения ног под открытым небом на площади с южной стороны Воскресенского храма в сослужении греческого и русского духовенства при многочисленном стечении православных паломников самых разных национальностей: греков, русских, арабов, болгар, сербов и других. На утреню и литургию в Великую Субботу Иван пошел в греческий храм Воскресения. Здесь же он встретил и великий праздник Воскресения Христова. Служил Патриарх Герасим вместе с многочисленным православным духовенством, принадлежавшим к самым разным национальным церквам. Литургия закончилась в пять часов утра. Душа молодого паломника была полна благодарности Богу. Пожалуй, еще никогда его переживания не были столь сильны и глубоки. Неизреченное духовное утешение получил он в этот незабвенный день Пасхи Христовой.
     В два часа пополудни Патриарх Герасим в присутствии синодальных архиереев в патриаршей резиденции христосовался со всем православным духовенством и народом; затем отслужил великую вечерню.
     Пасхальную седмицу Иван употребил для того, чтобы поклониться в последний раз святым местам Иерусалима, так как понимал, что вряд ли Господь сподобит его вновь побывать здесь. На Светлой седмице он еще раз причастился Святых Таин. В Фомино воскресенье он принял благословение у Патриарха Герасима и вместе с другими паломниками выехал в Яффу; через пять дней пароход доставил их на святую гору Афон.
     На Афоне Иван пробыл три месяца, проживая в разных русских монастырях и проходя в них различные послушания: он пел, переписывал ноты и делал многое другое, исключая чтение при богослужении. Вблизи берегов Афона он вместе с афонскими монахами попал в шторм. Буря была такая, что они едва не погибли. Все усилия управиться с баркасом оказывались тщетны. Он в любую минуту мог потерпеть крушение. Только от Бога можно было ждать помощи. Иван со слезами взмолился ко Господу, чтобы Он извел их из этой беды; молились и другие. Господь внял их молитве, баркас остался цел, но впоследствии одно воспоминание о пережитой буре приводило Ивана в содрогание.
     После праздника святого великомученика и целителя Пантелеимона Иван вместе с другими паломниками отправился с Афона в Россию, куда прибыл 5 августа. Праздник Успения Божией Матери он провел в Почаевской Лавре, а 25 августа вернулся в начальный пункт своего путешествия — Киево-Печерскую Лавру. Здесь в конторе Палестинского общества он оставил проездной билет общества от Киева по святым местам, на Афон и обратно, который обошелся ему в тридцать семь рублей пятьдесят копеек.
     Помолясь у киевских святынь, Иван отправился в Валуйский монастырь и был встречен здесь с радостью настоятелем и братией. Путешествие чрезвычайно благотворно сказалось на состоянии его здоровья, на родину он вернулся бодрым и полным сил. Настоятель, зная о пристрастии юноши к монастырскому хору и опасаясь, как бы он вновь не расстроил свое здоровье, совершенно освободил его от клиросного послушания, благословив быть регентом ученика Ивана, инока Никифора (Шацкого), а Ивана сначала назначил помощником повара, потом помощником трапезного, потом благословил его быть звонарем, а затем снова своим келейником и учителем монастырской школы грамоты.
     В 1896 году Иван был официально зачислен в число послушников монастыря. 20 декабря 1897 года на тридцать третьем году жизни Иван был пострижен настоятелем, архимандритом Игнатием, в монашество с наречением ему имени Игнатий. В 1898 году епископ Иосиф (Соколов) рукоположил его в Алексеевском монастыре в сан иеродиакона. Через два года епископ Воронежский Анастасий (Добрадин) рукоположил его в Воронежском Митрофаньевском монастыре в сан иеромонаха. С этого времени по благословению настоятеля он снова стал управлять монастырским хором.
     В 1900 году настоятелю монастыря архимандриту Игнатию исполнилось семьдесят семь лет, ему все труднее становилось управлять монастырем, и епархиальное начальство назначило иеромонаха Игнатия помощником настоятеля.
     В 1908 году вследствие повторного ухудшения здоровья иеромонах Игнатий с разрешения настоятеля и епархиального начальства был отпущен в путешествие по святым местам России. Он побывал в Троице-Сергиевой и Александро-Невской Лаврах и в Валаамском монастыре. Восстановив силы, он через полтора месяца вернулся в родной монастырь. В 1910 году здоровье его снова расстроилось, врачи, лечившие его в Валуйках, посоветовали ему отправиться в путешествие, и настоятель благословил поехать на Кавказ. Иеромонах Игнатий побывал на Новом Афоне, в Сухум-Кале, в Команах, в Новороссийске и Краснодаре.
     3 февраля 1912 года скончался архимандрит Игнатий, и иеромонах Игнатий был избран братией настоятелем Валуйского монастыря. Епархиальное начальство утвердило этот выбор, и 19 апреля 1912 года он был возведен в сан игумена, а впоследствии — архимандрита. Теперь то, что отцу Игнатию приходилось делать в течение двенадцати лет как помощнику, он стал делать как настоятель. Уже во времена гонений на Церковь, когда монастырь был закрыт, желая, чтобы сохранились о монастыре достоверные сведения, он кратко записал его историю.
     «Валуйский монастырь основан в 1615 году старцем Корнилием и его сподвижниками, имена коих неизвестны, — писал отец Игнатий. — Сей монастырь отстоит от города Валуек в трех верстах и расположен на весьма хорошем месте на полуострове. С восточной стороны монастырь окаймлен рощами, где протекает река Валуй, а с западной стороны — рекой Оскол, за которой тянутся цепи гор с вековыми лесами, откуда открывается чудная панорама окрестностей города Валуек и самого монастыря.
     Монастырю принадлежало сто десятин леса с рощами и восемьдесят десятин луга. В реках братия ловила рыбу. Настоятельствовал в Валуйском монастыре последние пятьдесят лет архимандрит Игнатий (Алексеевский). Скончался он на девяностом году жизни и был погребен в ограде монастыря близ алтаря Успенского храма. Погребение совершали Задонский архимандрит Александр и ключарь архиепископа Анастасия, протоиерей Григорий Алферов, протоиереи и священники разных селений Валуйского уезда, сердечно и глубоко почитавшие почившего старца за его благочестивую жизнь, вместе с монастырской братией, со множеством богомольцев из примыкающих к монастырю селений и разной беднотой, для которой покойный старец был всегдашним кормильцем и помощником в их житейских нуждах. При своей кончине старец и мне, его преемнику, завещал никогда не оставлять всех в нуждах сущих: странников, нищих и убогих, что я, по завету моего покойного старца и духовного воспитателя, всегда старался исполнять в точности, до тех пор, пока сам волею судеб Божиих не сделался странником.
     Братии в монастыре было около ста человек на разных монастырских послушаниях. Двенадцать иеромонахов, шесть иеродиаконов, четыре иеросхимонаха: Феоктист, Филипп, Иоасаф, другой Феоктист — очень хорошей жизни. Два схимонаха истинной монашеской жизни — Пахомий и Антоний — да будет им Царствие Небесное!
     В монастыре были мастерские: сапожная, портняжная, столярная, кузнечная, слесарная. Водяная и паровая мельницы. Два сада. Свечной восковой завод. Хлебня, поварня, общая для всей братии трапеза, не исключая и настоятеля. Экономический двор для рабочей братии, здесь же было помещение для мойки и просушки белья и тому подобное.
     У монастыря было восемь лошадей, хорошие огороды, хлебопашеской земли не было. Было до двадцати дойных коров, кроме яловых и подростков с телятками. Была хорошая пасека — до трехсот колод. Была в монастыре живописная мастерская и иконная лавочка. Всякий из братии, не исключая и настоятеля, обязан был по мере своих сил трудиться на общую пользу в положенное время и час, за что каждый был одет, обут, накормлен и напоен. Был свой монастырский фельдшер, аптека и приемный покой для больных, временами наезжал доктор из Валуек — для освидетельствования больных и надлежащих указаний фельдшеру.
     Храмов в монастыре было три: Успенский, Николаевский и Трапезный. Братия монастыря ежедневно посещала службу в храме. Те из братии, которые были приурочены к послушаниям в мастерских, отстояв в церкви полунощницу, прикладывались к святым иконам и, приняв благословение настоятеля, уходили на свое послушание, где и трудились до завтрака, а потом и до обеденного времени, то есть до двенадцати часов дня, а клиросная братия, то есть певцы и чтецы, вместе со священнослужащей братией и старцами, уже не способными к труду, оставались в храме.
     Утреня в монастыре начиналась в три часа пополуночи, затем ранняя обедня и молебен с акафистом чередному святому, после молебна служилась поздняя литургия, которая оканчивалась в двенадцать часов дня; затем — звон на общую трапезу... После обеда отдых до двух часов пополудни.
     В два часа дня все расходятся по послушаниям до шести часов вечера. В четыре часа пополудни звон к вечерне, к которой отправляется клиросная братия и священнослужители; вечерня оканчивается около семи часов вечера. В восемь часов — звон на ужин... После ужина читалось общее монашеское правило, состоявшее из трех канонов с акафистами; после него пелись всей братией крестные стихиры, во время пения которых братия прикладывалась ко кресту. Затем, приняв благословение у настоятеля, братия расходилась по кельям на ночной отдых до трех часов утра.
     Воскресные и праздничные богослужения начинались всенощным бдением в шесть часов вечера, которое заканчивалось около двенадцати часов ночи. Ранняя воскресная литургия начиналась в пять часов утра, поздняя в девять часов и оканчивалась в двенадцать часов дня. После службы был обед и затем отдых до вечерни.
     Настоятель монастыря архимандрит Игнатий (Алексеевский) строго придерживался данного церковного устава и вообще держал братию строго. Примеру его следовал и архимандрит Игнатий (Бирюков)».
     Во время Первой мировой войны, когда многие мужчины из окружавших монастырь селений ушли на фронт, отец Игнатий предложил взять на монастырское обеспечение их семьи. Монастырь регулярно снабжал их одеждой, обувью, продуктами и деньгами во все время войны, и эти семьи не чувствовали ни в чем недостатка, имея от монастыря Божие благословение, нравственную поддержку и материальную помощь. Когда после первых боев раненые воины заполнили госпитали, монастырь предложил принять их после оказания необходимой врачебной помощи в госпитале к себе, расположив в монастырских гостиницах и обеспечив бесплатной трапезой.
     После отречения Государя от престола и образования временного правительства в монастыре был произведен обыск, а настоятель арестован. Под арестом отца Игнатия продержали неделю, но поскольку ничего предосудительного в монастыре не нашли, он был отпущен на свободу.
     После захвата власти в стране большевиками, в марте 1918 года архимандрит Игнатий был вызван в Валуйский исполком к председателю Рындину, который потребовал, чтобы наутро была доставлена на нужды советской власти вся монастырская наличность. Власти потребовали, чтобы монастырь выплатил восемьсот тысяч рублей контрибуции, а братия — десять тысяч рублей. Отцу архимандриту был вручен мандат для объявления братии решения советской власти, а также вместе с ним в монастырь был отправлен представитель власти, который должен был повсюду сопровождать настоятеля и участвовать в подсчете всех монастырских сумм.
     По возвращении в обитель отец Игнатий вызвал братию в настоятельские покои, объявил о решении советской власти и сказал: «Боголюбивые мои братия! Слово Божие учит нас: всякая душа властем да повинуется; несть власти не от Бога, и противящиеся власти — Божию велению противятся. Посему, во исполнение приказа власти, мы должны сию же минуту приступить к учету всей монастырской наличности, также и нашей братской суммы при участии здесь перед нами предстоящего представителя власти и, по учете суммы, должны доставить ее полностью в исполнительный комитет».
     Монахи выразили свое согласие, после чего избранные от братии вместе с архимандритом Игнатием и представителем власти приступили к учету монастырских средств, которых в сумме оказалось всего десять тысяч сто пять рублей. Утром следующего дня все было представлено настоятелем в Валуйский исполком.
     Однако нападения на монастырь и преследования монахов после этого не прекратились. Через три дня после этих событий было совершено нападение на обитель. Часов в десять вечера группа из тридцати вооруженных людей ворвалась в монастырь и приступила к поискам, как они говорили, оружия и золота. Обыск был начат с кельи настоятеля, а затем обыскали кельи всей братии, но ничего не нашли. Озлобленные бесполезностью поисков, они, угрожая оружием, запретили монахам выходить из келий, потребовали открыть собор и привели туда отца Игнатия. Отец Игнатий стал на колени и молился, а разбойники, приставив два револьвера к его голове, требовали, чтобы он сказал, где спрятано монастырское золото.
     В монастыре не было никогда золотых вещей, и лишь некоторые богослужебные сосуды были серебряными. Все деньги уже были взяты властями. Разъяренные молчанием настоятеля, нападавшие стали стрелять над его головой. Затем вывели архимандрита Игнатия на паперть, раздели и оставив стоять на морозе, отправились обыскивать номера монастырской гостиницы, забрав из церковных кружек несколько найденных копеек. Юноша-послушник под угрозой расправы принес последнюю выручку от продажи свечей, которой набралось пятьдесят два рубля. В два часа ночи нападавшие, забрав деньги, покинули монастырь.
     В 1924 году власти закрыли монастырь. Отец Игнатий уехал в город Бирюч, где некоторое время жил у родственников. Но долго ли проживешь в родном доме после сорока лет жизни в монастыре? В 1925 году в Воронеж прибыл великий святитель и подвижник, любимый и чтимый народом, архиепископ Петр (Зверев)2. 4 января 1926 года архимандрит Игнатий приехал в Воронеж. Но к служению он приступил не сразу: заболев тифом, он пролежал в болезни более двух месяцев. Архиепископ Петр назначил его на место, которое наиболее соответствовало дарованиям отца Игнатия и намерениям владыки привлечь народ к участию в богослужении: он поставил его руководить церковным народным хором.
     Летом 1929 года архимандрит Игнатий попросил отпуск ввиду пошатнувшегося здоровья. Получив отпуск, он отправился в город Задонск, где остановился у своей племянницы, и прожил здесь около двух недель. Из Задонска отец Игнатий решил поехать в Киев, чтобы помолиться у киевских святынь, но, словно предчувствуя свой близкий арест, сперва задумал посетить все те места, с которыми была связана его жизнь. Он приехал в Валуйки и остановился у своего племянника. Прожил он здесь два дня и оба дня надолго уходил молиться к стенам монастыря, в котором прошли его отрочество, юность и зрелая жизнь и где он учился христианскому благочестию. Затем отец Игнатий поехал в Киев, где, остановившись у знакомых, прожил три дня, осматривая храмы и молясь у киевских святынь.
     После возвращения в Воронеж отец Игнатий прослужил неделю и подал прошение об увольнении его на покой.
     В начале 1930 года ОГПУ открыло против воронежского духовенства следственное дело. Среди многих других был арестован и архимандрит Игнатий. Пасху 1930 года он встретил в тюрьме. Вместе с ним в камере были священники, монахи и миряне, и в частности протоиерей Александр Архангельский3 и священник Феодор Яковлев4. Начиная с Великого Четверга Страстной седмицы они совершали богослужение утром и вечером — по тем немногим книгам, которые были с ними в тюрьме, и по памяти. Священнический крест из кипариса был только у протоиерея Александра Архангельского. Служащий священник надевал этот крест, епитрахиль, в качестве которой служило полотенце, и начинали служить. В Великую Субботу с воли передали парчовую епитрахиль, и был отслужен водосвятный молебен, в конце которого один из священников, обращаясь к узникам камеры, сказал:
     — Поздравляю вас с наступающим праздником Пасхи и желаю всем вам встретить его в добром здравии. Вам, братья-иереи, желаю и в дальнейшем быть твердыми защитниками веры православной, а вы, — обратился он к заключенным крестьянам, — должны приобщиться Святых Таин, потому что никто из нас не знает, когда наступит наша смерть; здесь есть много священников, у которых вы можете исповедаться.
     Вечером в субботу были освящены куличи, и затем до двенадцати часов ночи узники читали по очереди Деяния апостолов. Удалось достать масло и устроить лампаду. В двенадцать часов ночи пропели «Христос воскресе» и стали укладываться спать. Пасхальную службу отслужили в воскресенье утром после поверки. Вся камера причащалась. После службы прикладывались ко кресту, который держал архимандрит Игнатий, христосовались и получали кусочек освященного кулича. В субботу и воскресенье священники получили передачи, которые были распределены между всеми узниками камеры. Таким же порядком прошла служба и на второй день Пасхи.
     Архимандрит Игнатий был обвинен в том, что он являлся «фактическим руководителем монашества Центральной Черноземной области, через которое вел среди верующей массы антиколхозную и антисоветскую агитацию». Отец Игнатий виновным себя не признал. 28 июля 1930 года на заседании Коллегии ОГПУ слушалось «дело», по которому обвинялось тридцать восемь человек, в том числе и архимандрит Игнатий. Он был приговорен к десяти годам заключения в концлагерь. Через год Коллеги ОГПУ изменила приговор, постановив выслать его на весь оставшийся срок в Северный край. Архимандриту Игнатию было тогда шестьдесят шесть лет. Условия ссылки оказались непосильными для тяжело больного архимандрита, и через полтора года, 27 сентября 1932 года, на праздник Воздвижения Креста Господня, преподобноисповедник Игнатий скончался.
(Воронежский вестник церковного единения. Воронеж, 1918 г., № 18. Протопресвитер М. Польский. Новые мученики Российские. Т.2. Джорданвилл, 1957 г. Архив УФСБ РФ по Воронежской обл. Арх. № П-24705.)

Свщмч. Димитрия Игнатенко пресвитера (1935)
скончавшегося в тюремной больнице.

Свщмчч. Иоанна Бороздина и Петра Петрикова пресвитеров (1937),
расстрелянных в Бутово.

Свщмч. Николая Цветкова диакона (1937).
Священномученик протодиакон Николай Цветков родился в 1879 году в селе Никольское Московской губернии в семье диакона. В 1900 году закончил Вифанскую Духовную Семинарию, женился на девице - сироте Анне, и был рукоположен во диакона к собору в городе Волоколамске. Начав служить в соборе, отец Николай взял к себе в дом престарелых родителей. Отец его страдал от винопития, и после его смерти молодой протодиакон полностью посвятил свою жизнь молитве и делам милосердия. На колокольне он устроил себе келлию для уединенной молитвы. Все, что у него было, отец Николай без раздумий раздавал нуждающимся. Подвижническая жизнь, глубокое смирение, многочисленные дела милосердия, творимые отцом диаконом, а также случаи его прозорливости и молитвенной помощи, приводили к нему многих людей.

В 1918 году новая власть арестовала отца Николая. Священнослужителя приговорили к принудительным работам - заставили чистить уборные в городе, запрягая его вместо лошади, чтобы он вез через весь город бочку с нечистотами. Большевикам хотелось таким образом опозорить того, кого народ почитал как святого.

С 1923 по 1929 год отец Николай провел в Лефортовской тюрьме в Москве. Два года из этих шести лет он просидел в одиночной камере. Во время заключения отца Николая власти отобрали у его семьи дом. После освобождения он все время переезжал с места на место. В 1931 году его снова арестовали. Отвечая на вопросы следователя, отец Николай сказал: "Разбирая настоящее положение в стране, можно отметить два признака пришествия антихриста на землю. Первый - это появление ненависти друг к другу. Второй признак - совершенно пропала любовь друг к другу". Три года отец Николай провел в Мариинских лагерях. Почти все три года заключения он оставался без лагерного пайка, нередко у него отнимали скудный лагерный обед, оставляя его ни с чем. Он все это смиренно переносил и говорил в этих случаях: "Я могу терпеть, а они - нет". После освобождения в 1934 году отец Николай уже не имел места службы, и жил в разных местах по знакомым. В 1937 году его арестовали и приговорили к расстрелу. Обвинения в антисоветской агитации отец Николай не признал. 27 сентября 1937 года в группе приговоренных его вывезли из Таганской тюрьмы на Бутовский полигон. Там он был расстрелян и захоронен в общей могильной яме.

Свщмч. Иакова Леоновича пресвитера (1937),
расстрелянного в Смоленске.

прмц. Марии и мц. Людмилы (1937)
расстрелянных в Лисьей балке в Чимкенте.

Новоникитской иконы Божией Матери (372).
http://i074.radikal.ru/0909/f5/e622a580f92f.jpg
  Новоникитская икона - это один из самых древних образов Божией Матери. Икона явилась святому мученику Никите в IV веке. Память святого мученика Никиты празднуется в день явления иконы.
             Родом он был готт и распространял христианскую веру среди своего народа. Когда к власти пришел язычник Атанарик, христиан стали жестоко преследовать. Святой Никита, бесстрашно обличавший тирана, был сожжен.
             Однажды святой Никита, будучи еще некрещеным, увидел во сне Отрока, державшего в Своей руке крест. Проснувшись, он стал размышлять, что означает это видение. И вдруг на груди у себя увидел образ Богородицы с Предвечным Младенцем, стоящим на коленях у Матери и держащим в руке крест. “Это же самое изображение я видел во сне!” - воскликнул пораженный юноша. Явление иконы произвело на него такое впечатление, что он немедленно принял святое крещение.
             Когда мученика вели на казнь, образ был у него под одеждой, на груди. Тело святого и икона Богородицы после сожжения остались неповрежденными.
             В России список с чудотворной Новоникитской иконы Божией матери находился в Москве в придворном соборе во имя Всемилостивого Спаса, у Никитских ворот.

Матерь Божия моли о нас грешных Сына Своего и Бога нашего !Покрой нас Покровом Своим! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 6, 2-10; Мк. 7, 14-24). "Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство". Тут перечислены ходячие грехи, но и все другие, большие и малые, исходят из сердца, и вид в каком они исходят - помышление злое. Первое семя зла впадает на мысль сделать то и то. Отчего и как впадает? Часть этих впадений можно объяснить известными законами сочетаний и сцеплений идей и образов, но только часть. Другая значительнейшая часть происходит от самодвижного раздражения страстей. Когда страсть живет в сердце, то не может не потребовать удовлетворения. Это требование обнаруживается позывом на то и другое; с позывом же соединен предмет тот или другой. Отсюда мысль: "а вот что надо сделать". Тут то же происходит, что, например, при голоде: почувствовавший голод, чувствует позыв на пищу; с позывом вспадает на мысль и самая пища; отсюда - достать то или это и съесть. Третья, может быть, более объемистая часть исходит от нечистых сил. Ими переполнен воздух, и они стаями шныряют около людей, и всякий по роду своему рассевает вокруг себя воздействие на соприкосновенные лица. Злое летит от них, как искры от раскаленного железа. Где удобоприемлемость там внедряется искра, а с нею и мысль о злом деле. Этим, а не другим чем либо, можно объяснить неизвестно почему зарождающиеся помышления злые, среди занятий решительно не сродных с ними. Но эта разность причин не делает разности в том, как поступать с помышлениями злыми. Закон один: пришло злое помышление - отбрось и делу конец. Не отбросишь в первую минуту, во вторую труднее будет, в третью еще труднее, а тут и не заметишь, как родится сочувствие, желание и решение и средства явятся. . . вот грех и под руками. Первое противление злым помышлениям - трезвение и бодрствование с молитвою.

*****************************************************************************************************************************************
Цель жизни
"Которого не видев, любите"
(1 Пет. 1, 8)

Хотелось бы понять, в чем состоит цель христианской жизни? В глубоком смысле цель эта состоит в тесном общении с Господом Иисусом, "Которого не видев, любите". Воля Господня нам известна, мы знаем Его, хотя и не видим.
Первым последствием такого общения будет, несомненно, полное воцарение нашего Царя и Бога в нашей душе, там, где дотоле преобладало наше себялюбие. Затем уже естественно должно явиться отвращение от всякого, даже малейшего греха, стремление узнать и проникнуться сознанием наших грехов и уничтожить в себе корень зла силою духа Божия.
Только тогда цель наша будет достигнута, когда мы будем ходить с Господом постоянно, пребывать в Нем каждый час, и Он и слово Его пребудет в нас. Надо любить Его всем нашим сердцем, всем разумением нашим, и ближнего нашего, как самого себя. И не на словах только, не по букве закона, а всеми силами нашей души.
Насколько мы были рабами греха, когда наша воля была греховной, настолько мы должны сделаться рабами Христа, подчинив Ему каждую мысль, каждое движение внутренней нашей жизни и приняв на себя добровольно полное подчинение Его воле.
Во внешней жизни цель наша, без сомнения, есть та же, и стремление к ней должно быть также всецело и постоянно. Выбор между злом и добром должен быть решительный, бесповоротный. Надо твердо решиться никогда не раздражаться, никогда не допускать в себе легкомысленного отношения к нарушению заповеди, строго относясь к каждой нечистоте и неправде. Никогда не уклоняться от исполнения воли Его и не отрекаться от имени Его.
Пусть во всех вопросах нравственной жизни запечатлеется в нас это строгое, непреклонное отрицание всякого зла. Верующий себе не принадлежит, он "куплен дорогой ценой", и ясная цель перед ним: твердо и неуклонно идти вслед за возлюбленным Господом, невзирая ни на какие препятствия.

исторические события дня:
В 1485 г. Тверское княжество присоединено к Московскому Государству

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ : http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

66

Во славу Божию и на пользу ближнего !

29 Сентября  -Память:

Вмц. Евфимии всехвальной (304).и с нею Мчч. Виктора и Сосфена
http://i021.radikal.ru/0909/d6/9a9d61212b8e.jpg

В царствование нечестивого Диоклитиана, Халкидоном управлял поставленный им проконсул Приск. Намереваясь устроить праздник в честь языческого бога Арея, коему в Халкидоне был посвящен храм и в нем поставлено его изображение, Приск послал от себя указ во все окрестные города и селения, повелевая именем царским, чтобы все собрались в Халкидон на праздник и чтобы каждый, сообразно с своим состоянием, приносил жертвы Арею. В указе своем Приск угрожал великими муками тем, кто не послушает его повеления и не явится на праздник, для которого он назначил девятый день со дня издания указа. И вот, когда наступил назначенный для бесовского праздника день, собралось в Халкидон великое множество народа вместе с животными, приведенными для принесения в жертву, и все начали праздничное ликование, принося в жертву овец и волов и поклоняясь бездушному истукану или, лучше сказать, бесу, в нем обитавшему. Тогда христиане тех мест, гнушаясь сим богомерзким праздником и боясь грозного гнева проконсула, стали скрываться и, собираясь в тайных местах, совершали служение истинному Богу, Господу нашему Иисусу Христу. Мучитель между тем повелел сделать строгий розыск, не противится ли кто его повелению, нет ли людей, не поклоняющихся идолу Арея. И найдено было, что противятся мучителю христиане, ибо они не слушали повеления проконсула и не воздавали бесу той чести, каковая подобает только одному истинному Богу. Мучитель же, разгневанный тем, что христиане не слушают его, повелел отыскивать их и предавать на мучения.

В то время в одном тайном месте скрывалось сорок девять христиан, совершая молитвы; между ними была прекрасная девица по имени Евфимия, благородного происхождения, дочь Филофрона сенатора и супруги его Феодоросии, людей благочестивых. Мучителю донесено было о тех скрывающихся христианах, и он повелел всех их взять и представить к нему на суд. Тотчас свирепые его слуги с оружием в руках устремились, как звери на добычу, на собранное Христово словесное стадо. Дом, где верующие тайно служили Богу, окружили они со всех сторон, чтобы никто не мог убежать; выломав двери, они стали без милосердия вытаскивать христиан вон по одиночке и, взяв всех, с бесчестием и насмешками повели к проконсулу. Влекомые, как овцы на заклание, святые смиренные рабы Христовы стали пред гордым мучителем, будучи готовы страдать за своего Господа даже до пролития крови.

Увидев их, гордый властитель сказал:

– Вы ли противитесь велению царскому и нашему, уничижая жертвоприношение, совершаемое в честь великого бога Арея?

Христиане ответили:

– Повелению царскому или твоему, проконсул, – если оно не будет противно Небесному Богу, – без сомнения нужно повиноваться; если же оно противно Богу, то не только должно не повиноваться, но даже и сопротивляться. Если бы повелевали нам то, в чем мы обязаны повиноваться властям, то мы воздали бы кесарево кесарю (Мф.22:20). Но так как ваше повеление богопротивно и богомерзко, ибо вы повелеваете почитать тварь вместо Творца, и заставляете поклониться и принести жертву бесу, а не Богу Вышнему, то сего повеления вашего мы никогда не исполним, ибо мы – истинные поклонники живущего на небесах истинного Бога.

Тогда мучитель, отверзши лживые уста свои и изострив как бритву свой льстивый язык, обратился к ним с хитросплетенною речью, стараясь обещанием даров и почестей отклонить с прямого пути к погибельному идолослужению тех, коих Господь "стяжал честною Своею кровию". В то же время проконсул угрожал им страшными мучениями, если они не захотят исполнить того, что он им советует и повелевает.

Святые же отвечали:

– Дары и почести твои, проконсул, кои ты нам обещаешь, мы давно уже отвергли от себя, возненавидели и признали "тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса"6 (Филип.3:8), ибо имеем блага небесные, которые больше и лучше земных благ. Земные блага – временны и непостоянны, небесные же – вечны и неизменны (2Кор.4:18); страшных мучений, коими ты нам угрожаешь, мы не только не боимся, но даже весьма желаем их претерпеть, Дабы проявилась в нас сила и крепость Бога нашего, которой вы могли бы подивиться и, познав немощь ваших скверных богов, устыдиться. Но для чего еще продолжать наше препирательство на словах? Начинай то, что ты замыслил сделать, и убедишься, что в нас будет гораздо больше твердости в терпении, чем у тебя усердия к мучительству.

Тогда мучитель начал их истязать различными пытками. И святые целых девятнадцать дней подвергались различным мучениям, всякий день получая новые раны и вынося голод и жажду. С ними была святая дева Евфимия, юная и прекрасная; ободряя ее, они говорили:

– Подвизайся, дева, ради Жениха Небесного, подвизайся угодить Ему страданием, подвизайся встретить Его с мудрыми девами, чтобы Он возлюбил тебя, как невесту Свою, и ввел тебя в Свой чертог.

Затем в двадцатый день они были представлены на суд, где проконсул спросил их:

– Может быть,. наученные страданиями, вы захотите теперь оказать повиновение нашему указу?

Тогда святые мученики, вместе со святою Евфимиею, сказали в ответ:

– Не надейся, проконсул, совратить нас с прямого пути: скорее ты сможешь перевернуть горы на земле и подвинуть звезды на небе, чем отторгнуть наши сердца от истинного Бога.

Раздраженный сими словами, мучитель повелел долго быть их по лицу; потом, видя, что сие не имеет успеха, решил послать их к царю, а пока повелел заключить их в темницу. Когда их повели туда, проконсул увидел святую Евфимию, девицу юную и прекрасную, сиявшую в лике святых мучеников как луна между звездами, и подобно волку похитил сию овцу из стада Христова. Она же, возведя очи и руки к небу, воскликнула:

– Не оставь меня, вселюбезнейший мой Жених, Иисус Христос, ибо я на Тебя надеюсь; не выдай зверям душу, любящую Тебя и исповедующую Твое святое имя; не дай врагу моему порадоваться надо мною; укрепи меня, немощную рабу Твою, да не одолеет меня беззаконие.

Желая обратить ее к своему безбожию, мучитель изобретал всякие средства, чтобы прельстить ее, ласковыми словами, подарками и различными обещаниями уловляя ее девическое сердце.

Но она с твердостью говорила:

– Не думай, мучитель, что ты легко можешь хитрыми уговорами склонить мою слабость к твоему нечестию и беззаконию; ибо хотя и женщина я по природе, немощна по плоти и молода летами, но сердце мое всё-таки тверже, чем твое, и сила моей веры гораздо крепче вашей храбрости; кроме того, по милости Христа моего, я имею разум больший, чем все ваши языческие витии, с которыми вы считаете себя мудрыми, будучи на самом деле безумнее всех невежд, так как не хотите познать истинного Бога, почитая беса за бога. Итак, ты не прельстишь меня хитрыми словами, как прельстил некогда змей праматерь нашу, не сделаешь мне сладким сей горький мир с его наслаждениями, которые я почитаю за горечь ради сладчайшего Иисуса моего, и не победишь "силы, совершающейся в немощи" (2Кор.12:9), как бы ни были сильны твои нападения. Ибо я надеюсь на Христа Моего, что Он не оставит меня и не отнимет от меня Свою крепкую руку помощи, доколе гордая глава беса не будет попрана ногами жены.

Тогда мучитель, посрамленный таким ответом святой Евфимии, весьма разгневался и, переменив на ярость свою мерзкую любовь, которую доселе ей оказывал, велел приготовить колесо для пытки, со множеством острых ножей. Когда служителя привязывали к сему колесу святую деву, она оградила себя крестным знамением. И начали вертеть колесо, причем тело мученицы стало отрезываться кусками, а суставы раздроблялись.

Она же усердно молилась Богу.

– Господи Иисусе Христе, – взывала святая дева, – просвещение души моей, источник жизни, подающий спасение надеющимся на Тебя! Приди ныне на помощь мне, дабы все узнали, что Ты – единый Бог и твердое упование для тех, кто на Тебя надеется, – "не приключится тебе зло, и язва не приблизится к жилищу твоему" (Пс.90:9-10).

Когда она помолилась, колесо внезапно стало и служители упали обессиленные, ибо ангел Божий, явившись, сломал коловорот и, сняв с колеса святую девицу, исцелил ее раны и возвратил здравие. Она же, сойдя с колеса целой и здоровою, радостно воспела, благодаря Бога и прославляя всемогущую Его силу.

Увидев то, мучитель и все бывшие там, пришли в недоумение и много дивились сему чуду. Впрочем, где злоба ослепила душевные очи, там не могло принести никакой пользы столь великое чудо; они не были в состоянии познать крепкую руку истинного Бога: "огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули" (Ис.6:10), и чудесное знамение сие сочли делом волшебства.

После сего мучитель повелел в особой печи развести большой огонь и бросить туда святую. В то время, как разжигали печь и в ней уже разгоралось сильное пламя, святая мученица снова предалась молитве, которая некогда как броня защитила трех отроков в печи огненной; огню вещественному святая дева противопоставила огонь усердной любви к Богу и, возведя очи на небо, говорила:

– Боже, живущий на высоте и призирающий на смиренного (Ис.33:5; Пс.137:6)! Ты в Вавилоне трех отроков, ради закона Твоего преданны огню, сохранил чрез ангела Твоего святого целыми и неврежденными от огня и послал им росу с неба: будь же помощником и мне, рабе Твоей, так как я подвизаюсь, Христе мой, ради Твоей славы!

Так сказала она и, оградив себя как оружием крестным знамением, стояла, спокойно ожидая, чтобы ее бросили в огонь.

Тогда два воина, Виктор и Сосфен, которые должны были бросить мученицу в печь, увидели дивное явление, показавшееся в огне; перед ними явились ангелы Божии, которые разметывали в печи огонь и воспрещали касаться невесты Христовой. Увидев сие чудо, они сказали мучителю:

– Не посмеем мы, проконсул, прикоснуться к сей святой деве нашими скверными руками и бросить ее в огонь, если даже ты велишь отсечь нам головы, ибо мы зрим удивительное чудо, которого твои глаза не видят. И лучше терпеть нам твою ярость, чем гнев тех светоносных мужей, которые грозят нам из пламени огненного.

Услышав сие, мучитель разгневался на них; подумав, что они – христиане и потому именно не хотят бросить девицу в печь, он велел заключить их в узы, а свое приказание относительно Евфимии поручил исполнить двум другим воинам, из коих один назывался Кесарь, а другой – Варий. Сии последние, схватив деву, бросили ее в печь, но тотчас из печи вырвалось сильное пламя и, устремившись на воинов, бросивших в печь девицу, сожгло их на том же месте в пепел, а прочих служителей заставило бежать. Святая же, ликуя посреди печи, как бы в светлом чертоге и прохладной росе, пела песнь трех отроков: "Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, и хвальный и превозносимый вовеки" (Дан.3:52). И совершилось дивное чудо: огонь не прикоснулся к ней, даже не тронул одежд ее, ибо Сам Жених ее нетленный, Христос Господь, тайно сошел в печь к святой невесте Своей и оросил ее небесною прохладой. Когда печь погасла, святая вышла цела и здорова, чем всех привела в изумление.. Не зная, что предпринять, мучитель велел бросить ее в темницу, говоря себе: "Ночью придумаю, что сделать с этою волшебницей". Потом, призвав к себе Виктора и Сосфена, обрушился на них со всею яростью и обещал погубить их, если они не поклонятся идолам.

Они же отвечали:

– До сих пор мы заблуждались, не ведая истины; ныне мы познали Единого Бога, создавшего небо и землю: Ему мы веруем и поклоняемся, твоих же богов, которым и мы прежде поклонялись, не ведая, что нас обольщают бесы, отныне уже почитать не будем. Делай с нами, что хочешь: в твоих руках – тела наши, а души – под защитою Божией.

И осудил их мучитель на растерзание зверям. Когда же святые шли на то место, где должны были их растерзать звери, то молились усердно Богу, чтобы Он умилосердился над ними и, простив им грехи, совершенные в то время, когда они пребывали в заблуждении и неверии, ввел их души туда, где пребывают верующие в Него. И тотчас раздался с неба Божественный голос, призывавший их к упокоению; услышав его, они с радостью предали свои души в руки Божии. Звери же не коснулись их тел, которые и были потом тайно погребены верующими.

Когда прошла ночь и наступило утро. мучитель сел на судейское место, и святую Евфимию вывели из темницы; идя на суд, она с весельем воспевала:

"Боже! Новую песнь воспою Тебе" (Пс.143:9). Я буду прославлять Тебя, Господь, сила моя! Воспою Тебя среди народов и прославлю имя Твое, ибо Ты един – истинный Бог и нет другого Бога, кроме Тебя.

Так воспевая, пришла она на суд. Здесь ее долго допрашивали, истязали и принуждали к принесению жертвы. Когда она всё-таки отказалась повиноваться, то мучитель, убедившись в ее непреклонности, велел повесить и строгать ее тело острыми ножами. Однако и после сего мучения она силою Божиею оказалась невредимою. Затем, выкопав глубокий ров и наполнив его водою, поместили в нем бесчисленное множество змей, ехидн, морских ядовитых гадов и всяких гадов, земных и живущих в воде; когда ров был наполнен ими, мучитель повелел бросить туда святую Евфимию.

Она же, осеняя себя крестным знамением, говорила:

– Свет мой, Иисус Христос! Ты в утробе водного зверя сохранил невредимым Иону, Ты избавил Даниила от уст львов; сохрани и меня крепкою Твоею рукою, да прославится во мне святое имя Твое.

С сими словами она бросилась в ров, змеи же гады, приблизившись к ней, не сделали ей никакого вреда, но, казалось, заботились о ней, ибо носили ее на себе, не давая потонуть во глубине рва, наполненного водою: святая дева из него вышла, по милости Божией, без всякого вреда для себя. Мучитель уже приходил в совершенное недоумение, не зная, что еще делать с нею. Желая всё-таки ее погубить и думая, что волшебство, которым, по его мнению, владела святая, преодолевает только явные опасности, а не тайные замыслы, повелел он выкопать другой ров и наполнить его острыми копьями, мечами ножами, воткнувши всё это оружие на дне рва остриями кверху, а снаружи прикрыв его немного сучьями и землею. Потом он повелел мученице перейти чрез тот ров, рассчитывая, что она, ничего не зная, упадет на воткнутое острое оружие и умрет от ран. Но святая перешла легко, как птица, перелетающая чрез сети; некоторые же язычники, не зная о том рве, упали в него и погибли. Увидя сие, мучитель был поражен стыдом, и исполнились здесь слова Писания: "рыл ров, и выкопал его, и упал в яму, которую приготовил" (Пс.7:16).

Святая же хвалила Бога, воспевая:

"Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его?" (Пс.105:2), ибо мучимую рабу Твою ты сохранил невредимою от ран, спас от огня, защитил от зверей, воды и колеса и вывел изо рва. И ныне, Господи, избави душу мою от руки того, кто искони был врагом всех послушных Тебе; "Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай" (Пс.24:7), но каплями крови Твоей, пролитой за меня, очисти скверну плоти и духа моего, ибо Ты очищение, освящение и просвещение рабов Твоих (Евр.1:3; Лк.2:32).

Проконсул попытался еще раз прельстить ее ласковыми словами.

– Не бесчести – сказал он – рода твоего, не губи цвета юности твоей и не обрекай себя на смертью Почти великого Арея, и ты будешь всеми нами почитаема, хвалима и награждена великою славою и богатством.

Он говорил и многое другое, чтобы прельстить  ее, но она смеялась над ним и называла безумным.

Тогда он снова начал ее мучить и, жестоко избив палками, велел перепилить ее острою пилою; но пила не могла нанести никакого вреда ее святому телу. Потом он повелел жарить ее на раскаленной сковороде, но сковорода охладела, ибо ангелы пребывали с невестою Христовою, сохраняя ее во всех мучениях. Наконец, проконсул осудил Евфимию на съедение зверям.

Когда святую вели к цирк, где ее должны были растерзать звери, она молилась, чтобы Господь послал конец ее мучению, принял душу ее в Свои руки и повелел ей из многострадального тела перейти в желанную страну.

– Господи сил! – говорила она. – Ты явил на мне Твою непобедимую силу и неодоленную десницу, Ты показал немощь бесов и безумие мучителя, а меня поставил выше всех мучений. Как попустил Ты убиение и пролитие крови бывших до меня мучеников, так ныне приими и мою жертву, принесенную Тебе от души сокрушенной и смиренного духа, и упокой душу мою в селениях святых и в лике мучеников, "яко благословен еси во веки".

Когда св. Евфимия окончила свою молитву, на нее были выпущены звери – львы и медведи, но они, приблизившись к ней, лизали ей ноги. Одна только медведица нанесла ей небольшую рану, из которой потекла кровь; в это время послышался голос с неба, призывавший ее в горние обители, и тотчас она предала дух свой Господу, ради Коего со всею преданностью пострадала. И потряслась земля и город заколебался, стены разрушались, храмы падали и всеми овладел великий ужас. Когда же все в страхе убежали из цирка, святое тело мученицы осталось простертым на земле.

Родители Евфимии взяли свою святую дочь и с почестями погребли ее близ города на расстоянии одного поприща. Они благодарили Бога, радуясь, что сподобились быть родителями такой дочери, которая чрез пролитие крови своей сделалась невестою небесного Жениха, Христа и Царя всех, Коему честь и слава со Отцом и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь. (по изложению свт.Димитрия Ростовского )
Тропарь ,глас 4
Агница Твоя, Иисусе, Евфимия/ зовет велиим гласом:/ Тебе, Женише мой, люблю,/ и Тебе ищущи страдальчествую,/ и сраспинаюся, и спогребаюся Крещению Твоему,/ и стражду Тебе ради,/ яко да царствую в Тебе,/ и умираю за Тя, да и живу с Тобою;/ но яко жертву непорочную приими мя,/ с любовию пожершуюся Тебе.// Тоя молитвами, яко Милостив, спаси души наша.
Кондак, глас 4:
Во страдальчестве твоем добре подвизалася еси, и по смерти нас освящаеши чудес точеньми, всехвальная: темже твое успение святое поем, верою притекающе в божественный храм твой, да избавимся недугов душевных, и чудес благодать почерпем.

Мц. Севастианы (ок. 86-96)
Святая Севастиана жила в царствование Домициана и была ученицей Ап. Павла. Игемон Георгий велел схватить ее в городе Маркианополе. Ее били и бросили в раскаленную печь, но она осталась там невредимою. Потом ее повели в Ираклию, где она повешена была на дереве, после чего ее бросили на съедение зверям. Мученица осталась непоколебима в своей вере. Тогда правитель отдал ее на съедение зверям. Господь и там хранил святую мученицу, и звери не тронули ее. Тогда по приказу правителя святая Севастиана была обезглавлена ,при этом вместо крови из нее истекло молоко.Тело ее, брошенное в море, было отнесено Ангелами на остров Родос (во Фракии, на Мраморном море). (Свт. Димитрий Ростовский)

Мц. Мелитины (ок. 138-161)
http://s44.radikal.ru/i103/0909/1a/8c7e4820f097.jpg

Святая мученица Мелитина жила в городе Маркианополе в правление императора Антонина Пия (138 - 161). Она была ревностной христианкой, и Господь благословил ее даром чудотворения. Силой молитвы она сокрушила идолов Аполлона и Геркулеса.

Ее пламенная проповедь обратила многих язычников ко Христу; в числе обращенных была и супруга начальника города Маркианополя. Когда правитель узнал об этом, он судил святую Мелитину, и по его приговору она была обезглавлена. Возвращавшийся в свое отечество македонянин Акакий благоговейно взял тело святой Мелитины с намерением похоронить мученицу в Македонии. Однако во время плавания Акакий заболел и умер.

Корабль остановился у острова Лемнос, где было предано погребению тело святой мученицы Мелитины; рядом с ее могилой похоронили и Акакия..

Прп. Дорофея, пустынника Египетского (IV)
Преподобный Дорофей происходил из Фиваиды и имел пребывание в пустыне близ Александрии, на месте, называвшемся "Келлиями отшельническими". Палладий, епископ Еленопольский, бывший в юности своей самовидцем его постнических трудов, повествует о нем следующее.

Шестьдесят лет пребывал старец в одной пещере, проводя весьма суровое житие; он каждый день во время полуденного зноя, бродя около моря, собирал камни и созидал из них келлии, отдавая их тем, кто не мог сооружать их. Я же, говорит Палладий, однажды сказал ему:

– Для чего ты, отче, в такой старости мучишь свое тело в лютом зное?

А он отвечал мне:

– Для того, чтобы не оно меня мучило, но я бы замучил его.

Ел он каждый день в меру, лишь сухой хлеб и немного пустынной зелени, один раз в день, также в меру вкушал и воды. Бог свидетель, что никто не видел его ни ложившимся на рогоже, ни спящим; в продолжение ночи он сидя плел корзины из финиковых ветвей и, продавая их, на то покупал себе пищу. И подумал я, не при мне ли только живет он столь сурово, и, желая узнать о всей его жизни, вопрошал многих учеников его, всегда ли так строго его житие. И поведали мне, что он из детства ведет такую жизнь, и по своему обычаю никогда не спал, разве лишь, делая что-нибудь или вкушая пищу, смежал иногда очи, так что много раз и хлеб выпадал из его уст во время еды. Когда же мы однажды принуждали его хотя немного поспать на рогоже, он, как бы пожалев нас, сказал нам:

Если вы когда-нибудь уговорите уснуть ангела, то уговорите и меня.

В некоторый же день он послал меня – повествует Палладий – около девятого часа к своему колодезю, чтобы я принес к его трапезе небольшой сосуд воды. И вот прилучилось, что когда я приступил к колодезю и нагнулся, то увидел в нем аспида, – и из страха совсем не почерпнул воды, но, побежав, возвратился к нему, возвестив о виденном и говоря:

– Погибли мы, отче, ибо я видел аспида в колодезе.

Преподобный же, немного улыбнувшись и покачав головою, сказал мне:

– Если бы диавол захотел во все колодези и во все источники водные ввергнуть ехидн, аспидов и других ядовитых гадов, то ты никогда бы не пил воды и умер бы от жажды.

Сказав сие, он встал и сам пошел к колодезю и, почерпнув воды, знаменовал ее крестным знамением, и вкусил от нее, говоря:

– Где крест, там совсем не вредит бесовская сила
Преподобный Дорофей мирно скончался в преклонном возрасте.

Мчч. братьев Иосифа и Исаака Грузинских (808)
Cвятые мученики Исаак и Иосиф, родные братья, родились в городе Феодосиополе, или Карну (нынешний Эрзерум). Отец их был знатный мусульманин, а мать - христианка, добрая и благочестивая женщина, тайно воспитавшая этих двух сыновей и еще одного, старшего, неизвестного по имени, в христианской вере.  Достигнув зрелого возраста, все три брата, из которых один Иосиф был женат, пожелали удалиться от своего родителя - магометанина, чтобы беспрепятственно исповедовать веру в Господа Иисуса Христа. Они обратились с письмом к императору Никифору I (802 - 811), прося его позволения переселиться в Константинополь и поступить на службу при его дворе. Получив благоприятный ответ христианского государя, братья стали собираться в дорогу. Старший в скором времени отправился в Константинополь, а Иосиф и Исаак были задержаны по приказу эмира г. Феодосиополя. На вопрос о причине их переселения в Константинополь, братья ответили, ко всеобщему изумлению присутствовавших, в том числе их отца, что они христиане с самого рождения и поэтому бегут от нечестивых, желая свободно исповедовать свою веру. Никакие уговоры и угрозы не поколебали мужественных исповедников. Созвав совет вельмож, эмир вынес братьям смертный приговор. На месте казни, преклонив колени, святые Исаак и Иосиф вознесли молитву ко Господу, после чего палач отсек их честные главы. Это совершилось в 808 году. На непогребенные тела святых мучеников ночью спустился необыкновенно светлый столп света и стал над ними. Пораженные этим знамением, магометане просили на следующий день христиан города предать святые тела мучеников погребению. На месте погребения святых впоследствии был построен храм и освящен во Имя Пресвятой Троицы.

Мц. Людмилы, кн. Чешской (927).
http://s42.radikal.ru/i095/0909/78/80bb0e0e5a13.jpg

Блаженная Людмила была родом из Сербии, дочь сербского князя. Ее отдали в замужество чешскому князю Боривою. В то время чешский народ еще не был крещен; сам князь Боривой и его молодая супруга были язычниками. После своего брака они уверовали во Христа и крестились во имя Отца и Сына и Святого Духа; построили церкви и поставили при них священников. У них были три сына и одна дочь. Тридцати шести лет от роду Боривой умер. Блаженная Людмила переносила свою печаль с полною преданностью воле Божией и всё свое имущество раздавала нищим. Сын ее Вратислав вступил на престол после отца своего, и правил своим народом тридцать три года, после чего также скончался. Власть взял в свои руки Вячеслав, внук Людмилы. Тогда мать Вячеслава возненавидела свекровь свою Людмилу и всячески старалась погубить ее. Узнав о сем, Людмила удалилась в город Течин. Сноха ее подговорила двух бояр и послала их в Течин, чтобы убить блаженную Людмилу. Эти два злодея, пришедши туда, собрали вокруг себя многих других подобных себе злых людей. Когда настал вечер, они окружили двор и самый дворец, де находилась блаженная Людмила, разломали двери и вошли внутрь дворца. Схватив св. княгиню, они набросили веревку на ее шею и удавили ее. Таковым образом блаженная Людмила, угодив Богу, пострадала мученически; это случилось в субботу, в первом часу ночи; ей было тогда от роду шестьдесят один год. Бог прославил многими чудесами место ее погребения (она погребена была не в церкви, а под городскою стеною): каждую ночь над тем местом являлись горящие свечи; один слепец прозрел, когда прикоснулся земли с могилы св. Людмилы. Услышав о таковых чудесных знамениях, внук ее Вячеслав совершил перенесение ее мощей в город Прагу и положил их в церкви св. Георгия, где и ныне они источают много знамений и чудес. Окаянная же мать Вячеслава погибла злою смертью*
______*Блаженная Людмила, супруга христианского князя Чехии Боривоя, жила в конце IX и начале X века. Она была бабкою св. князя Вячеслава (926-935 гг., сын герцога Вратислава и язычницы Драгомиры: был святой жизни, любим народом и по смерти стал почитаться патроном страны); святое крещение приняла вместе с своим супругом от св. равноапостольного Мефодия, бывшего тогда архиепископом соседственной с Богемией Моравии; по смерти супруга, живя в столице Чехии Праге, тщательно воспитывала в истинах веры внука своего кн. Вячеслава. Мученическую кончину св. Людмила прияла по наветам невестки своей Драгомиры, возвратившейся к язычеству, в 927 году. При гробнице ее совершались знамения и чудеса; молва о них понудила князя Вячеслава торжественно перенести нетленное тело ее в Прагу в сооруженную его отцом церковь св. великомученика Георгия. Вскоре после сего она была канонизирована и с тех пор считается покровительницею Чехии.


Свт. Киприана, митр. Московского, всея России чудотворца (1406)

http://i082.radikal.ru/0909/7d/01d482b063c2.jpg

Киприан Московский, митрополит (ск. 1406), серб по происхождению, подвизался на Афоне. Своей благочестивой жизнью и образованием он обратил на себя внимание Константинопольского патр. Филофея, который в 1373 послал его в Литву и на Русь для примирения литовских и тверских князей со свт. Алексием. Тогда же Киприан участвовал в прославлении литовских (виленских) мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. В 1375, когда возобновилась вражда Литвы и Москвы, литовские князья просили патриарха поставить им митрополитом Киприана. Патр. Филофей рукоположил Киприана в митрополита Киевского, Русского и Литовского с тем, чтобы по смерти свт. Алексия он объединил обе части митрополии. Заняв в 1390 Московскую кафедру, свт. Киприан проявил себя мудрым блюстителем Церкви Божией, ревнителем государственного единства всей Русской земли. Человек высокой книжной культуры, знаток устава, святитель особенно заботился об упорядочении богослужения и иноческой жизни. Он рассылал по епархиям различные чинопоследования и уставные записки, исправлял в богослужебных книгах замеченные ошибки, перевел с греческого языка богослужебник, составлял жития святых, наставления по богослужебной практике, переписывал святоотеческие творения. В то время, при отсутствии книгопечатания, эта работа была настоящим подвигом. В 1472, при постройке нового Кремлевского Успенского собора, были обретены нетленными мощи трех святителей, митрополитов Киевских и всея Руси чудотворцев: Киприана, Фотия и Ионы.

Преемником святителя Алексия на Всероссийской кафедре стал святитель Московский Киприан, всея России чудотворец, возглавлявший Русскую Церковь с 1376 по 1406 год.

Он родился около 1330 года в Болгарии, в городе Тырново, где и начал свой монашеский путь, впоследствии продолженный им в Константинополе и на Афоне. В Византии высокообразованный и смиренный монах был замечен Патриархом Константинопольским Филофеем и стал его доверенным лицом - “ближним монахом”. Около 1373 года он был послан Патриархом в Литву и на Русь для примирения литовских и тверского князей с митрополитом Алексием. Эту сложную миссию, столь важную для православного единства, будущий святитель успешно выполнил и, оставаясь в Литве, был ревностным хранителем православной веры и истинным просветителем края, стяжав высочайший авторитет у его князей и жителей. В 1374 году по его инициативе произошло прославление литовских мучеников-христиан Антония, Иоанна и Евстафия и перенесение их мощей.

В 1375 году возобновилась вражда Литвы и Москвы. Литовский князь Ольгерд потребовал от Константинопольского Патриарха рукоположить отца Киприана в митрополита Литовского, угрожая стать католиком, если Западная Русь и Литва не приобретут отдельного митрополита. Чтобы сохранить Литву в лоне Православия и, с другой стороны, сберечь единство Русской Церкви, которое немыслимо было без единого управления, Патриарх Филофей предпринял сложный ход: хиротонисал Киприана в митрополита “Киевского, Русского и Литовского” с тем, чтобы по смерти святителя Алексия святитель Киприан объединил обе части митрополии, став митрополитом Киевским и всея Руси. 2 декабря 1375 г. Киприан был возведен в сан, прибыл в Киев и в течение двух лет спокойно правил церковными делами Западной Руси и Литвы.

После того как 12 февраля 1378 года преставился святитель Алексий, митрополит Киприан попытался вступить на объединенный престол, согласно благословению и воле Вселенского Патриарха. Но великий князь Димитрий Иоаннович, озабоченный более проблемами внутри Великой Руси и, до Куликовской битвы, далекий от идеи объединения всех русских княжеств, не желал в ту пору принять ставленника Константинополя, а выдвинул кандидатом на престол митрополита Московского своего духовника. У самой Москвы митрополита Киприана схватили по повелению князя; он провел ночь в заточении, а потом был выдворен.

О многих скорбях, которые он претерпел от великого князя, святитель Киприан рассказывал в посланиях к преподобному Сергию Радонежскому и его племяннику, игумену Симоновского монастыря преподобному Феодору, с которыми у него сложились глубокие духовные связи; оба поддерживали его кандидатуру на митрополичью кафедру. С глубоким смирением переносил святитель Киприан выпавшие на его долю гонения и испытания, продолжая рассматривать московского великого князя как князя Всероссийского и молясь о нем, его семье и всем его народе - своей русской пастве.

Несколько лет длились нестроения с наследованием Всероссийского престола: дальность пути до Константинополя, где утверждался и поставлялся глава Русской Церкви, неожиданные события, политические интересы различных группировок - по Божьему попущению отодвигали окончательное, канонически ясное и твердое решение вопроса. Но все эти годы святитель Киприан в смиренном величии нес духовный крест своего первосвятительства и оставался молитвенником и предстателем за Всероссийскую паству. Высокообразованный, книжный, монашеского устроения души человек, не политикан, он не затевал интриг, но ни на минуту не допускал мысли об отступлении от принятого послушания; на Руси он был не наемником, но истинным пастырем. Он осознавал свой крест наследника первопрестольников Российских, и это выразилось в глубоком молитвенном почитании им святителя Петра.

После Куликовской битвы и гибели Мамая, весной 1381 года, князь Димитрий Донской вызвал святителя Киприана из Киева в Москву. Вскоре последовали новые скорби и искушения: нашествие Тохтамыша, гонения со стороны князя, деятельность митрополита Пимена (митрополия оказалась поделенной по границе ордынских владений). Лишь в марте 1390 года митрополит Киприан снова был встречен новым Московским князем Василием Димитриевичем и после 14 лет искушений занял Всероссийский митрополичий престол.

Летом 1395 года к Москве приблизилось войско Тамерлана. Митрополит Киприан объявил всенародный пост и благословил перенесение из Владимира в Москву крестным ходом чудотворной Владимирской иконы Божией Матери. Москва была чудесным образом спасена, и святитель Киприан установил ежегодное празднование сретения иконы 26 августа, основав на том месте церковь и Сретенский монастырь.

Церковно-политическая программа святителя определялась принципом единства Русской Церкви, который он соблюдал до конца своей жизни. Он способствовал сплочению русских княжеств вокруг нового политического центра - Москвы - и повышению авторитета Московских князей, что сильно укрепило Русское государство.

Огромен вклад святителя Киприана в книжное дело на Руси. Высокообразованный митрополит был усердным переписчиком, искусным переводчиком, редактором, одаренным писателем и реформатором литературного языка. Он уделял большое внимание “исправлением книжным”, стремясь внести порядок и единство в язык русской книжности и правописание. Он работал над совершенствованием церковного Устава и литургических текстов, саморучно переписал Псалтирь, Служебник, Требник, “Лествицу” Иоанна Лествичника. Он - автор жития святителя Петра и службы ему, а также поучений и посланий. Большая часть этих трудов проделана в подмосковной резиденции митрополита - селе Голенищеве, облюбованном им еще в первые годы его пребывания в Московском княжестве за тишину и безмятежность, к которым он так стремился.

При святителе Киприане на Русском Севере было основано множество монастырей, развивалось церковное строительство, расписывались церкви по всей Руси. На его правление приходится русский период творчества Феофана Грека и начало творческого пути преподобного Андрея Рублева. При нем же была проведена реформа русского церковного пения и музыкальной нотации. С ним связывают и переход Руси с “мартовского” года на “сентябрьский”.

Преуспевая в богоугодных подвигах, митрополит Киприан достиг глубокой старости и занемог, пребывая в своем селе Голенищеве. За четыре дня до кончины он написал прощальную грамоту, “многаго любомудрия и Божественнаго разума исполнену”, в которой прощал и благословлял всех верующих и сам просил у них прощения, завещая прочесть ее над его гробом перед народом.

Святитель Киприан скончался в ночь на 16 сентября 1406 года. Тело его было перенесено из Голенищева в Москву и предано земле в Успенском соборе Кремля. Святые мощи его были обретены при перестройке собора 27 мая 1472 года и покоятся рядом с мощами святителя Московского Фотия, бывшего преемником святителя Киприана в управлении Русской Церковью.

+1

67

...........................продолжение от 29 сентября
Прп. Кукши Одесского, исп. (1964)
http://s58.radikal.ru/i159/0909/7b/a3dce845a1f4.jpg

    Всемилостивый Господь, “иже всем человеком хощет спастися и в разум истины приити” (I Тим. 2, 4), никогда не оставляет без духовного окормления ищущих вечного спасения. Не оставляет Он таковых и в последнее время, перед кончиной веков, и посылает на обширную ниву Христову искусных делателей — благодатных и духоносных старцев.
     Православная Церковь во всю историю своего бытия славилась подвижниками благочестия, старцами-руководителями в духовной жизни, святыми людьми. Одним из светильников веры во тьме богоотступничества, духовного оскудения и невежества XX столетия был преподобный и духоносный отец схиигумен Кукша (Величко).

     Преподобный Кукша родился 12 января (25 н. ст.) 1875 г. в с. Арбузинка Херсонского района Николаевской губернии в семье благочестивых и христолюбивых родителей Кирилла и Харитины и наречен был во святом крещении Косьмою. В семье было еще два сына — Федор и Иоанн, и дочь Мария. Родился и возрастал Косьма в те благословенные времена, когда люд православный, подъяв на себя терпеливый труд, ходил пешком на богомолье и к Киево-Печерским святым, и в лавру преподобного Сергия Радонежского, и на далекий север — в Валаамскую и Соловецкую обители, и на поклонение ко Гробу Господню во святую Землю.
     Преподобный был избран Богом еще от рождения своего. Родительница его Харитина в юности своей желала быть монахиней, но родители благословили ее на замужество. Харитина молилась Богу, чтобы хоть один из чад ее сподобился подвизаться в иноческом чине.

     На святой Руси был благочестивый обычай: если кто из детей посвящал себя иноческой жизни, родители почитали это за особую честь, это было знаком особой милости Божией. На посвятившего себя монашеству смотрели как на молитвенника за весь род.
     Благодаря богобоязненному и воздержному образу жизни своих родителей Косьма с детства всей душой устремился к Богу, к святой жизни. Он с малых лет возлюбил молитву и уединение, избегал игр, увеселений, в свободное время читал св. Евангелие. Особую любовь боголюбивый отрок имел к храму Божию и богослужению.
     Еще с юности у преподобного было сострадание к людям, особенно к больным, страждущим. За это враг спасения человеческого всю жизнь ополчался на него. Характерно следующее событие отроческих его лет. У Косьмы был двоюродный брат, одержимый нечистым духом. Косьма поехал с ним к одному старцу, изгонявшему бесов. Старец исцелил юношу, а Косьме сказал: “За то только, что ты привез его ко мне, враг будет мстить тебе — ты будешь гоним всю жизнь”.
     Косьма всем сердцем стремился к монашеской жизни. Словно за благословением Божиим на последующий жизненный путь, Косьма отправляется в 1895 году с паломниками в Святую Землю.
     Прожив в Иерусалиме полгода, осмотрев в Палестине все святые места, Косьма на обратном пути посещает гору Афон. Здесь встрепенулась его душа, здесь он особенно воспылал желанием подвизаться в монашестве. Царица Небесная призывала его в Свой земной удел — святой Афон на служение Богу.
     Перед отъездом паломники направились к настоятелю русского Свято-Пантелеимонова монастыря за благословением в путь. Подошедши к настоятелю, Косьма сказал: “Отче, я очень хочу здесь остаться, но прежде мне надо поехать домой и получить благословение родителей”. “Ну, хорошо, поезжай, через год приедешь”, — напутствовал его настоятель и одарил (по обычаю, как и всех) иконочкой святого великомученика Пантелеймона — небесного покровителя русского монастыря на Афоне. Эту иконочку о. Кукша вставил в киот и хранил всю жизнь до самой своей кончины.

     По возвращении в Россию Косьма посетил киевского старца Иону, известного всем своей прозорливостью и чудотворениями. Старец принимал людей во дворе Ионовской обители, всем раздавая благословение. Приближался в очереди со всеми и Косьма, с замиранием сердца думая: “А вдруг старец не благословит меня на Афон?”. Неожиданно отец Иона сам подошел к Косьме, коснулся его головы крестом и сказал: “Благословляю тебя в монастырь! Будешь жить на Афоне!”.
     Харитина с величайшей радостью и благодарением Богу восприняла известие о решении сына. После долгих слезных молитв Косьмы, многих уговоров супруги и родных отпустил сына на Афон и отец: “Пусть едет, Бог его благословит!” Напутствуя в дорогу, Харитина благословила Косьму Казанской иконой Божией Матери в небольшом старинном деревянном киоте, с которой преподобный не расставался всю свою жизнь, и которая положена была ему во гроб после кончины.
     В 1896 году Косьма прибывает на Афон и поступает послушником в русский Свято-Пателеимоновский монастырь. Стараясь во всем по жизни уподобиться древним отцам-подвижникам, он ревностно исполнял возложенное на него настоятелем монастыря послушание просфорника.
     В 1897 году мать Косьмы Харитина направлялась в паломничество во Святую Землю. Когда корабль с путешественниками сделал остановку у берегов Афона, Харитина письменно испросила благословение у настоятеля монастыря посетить Святую Землю и Косьме. Отечески любивший Косьму настоятель благословил его в поездку. Так блаженная родительница, вознося благодарение Богу, увидела еще раз свое богоизбранное чадо.
     В Иерусалиме с Косьмою произошло два чудесных события, которые предзнаменовали дальнейшую жизнь преподобного. Когда путешествующие были у Силоамской купели, произошло следующее. Существовал обычай погружаться в воду Силоамской купели всем паломникам, особенно бесплодным женщинам. Той из них, кто первой успеет погрузиться в воду, Господь даровал чадородие. Находясь у Силоамской купели, Косьма близко стоял возле источника. Кто-то нечаянно задел его, и отрок в одежде неожиданно упал первым в воду купели, и таким образом вышел из воды весь мокрый. Люди стали смеяться, говоря, что у него теперь будет много детей. Но слова эти оказались пророческими, ибо у преподобного впоследствии действительно было множество духовных чад. Когда же паломники были в храме Воскресения Христова, они очень хотели помазаться елеем из лампад, горевших при Гробе Господнем. Тогда Ангел Господень, незримо опрокинув среднюю лампаду, излил на Косьму весь елей. Люди быстро окружили Косьму и, собирая руками стекающий по его одежде елей, благоговейно помазывались им. Сие событие предзнаменовало то, что впоследствии благодать Божия, обильно почивающая на преподобном, будет через него неоскудно подаваться людям.

     Через год после приезда из Иерусалима на Афон Господь благоизволяет Косьме еще раз быть во Святом Граде. Он направляется туда уже на полтора года нести в порядке очередности послушание у Гроба Господня.
     Вернувшись на Афон, Косьма был назначен на послушание гостинника в странноприимную для паломников, в которой подвизался 11 лет. Прилежно исполняя его столь долгое время, Косьма стяжал благодушное терпение и истинное смирение.
     Вскоре послушник Косьма был пострижен в рясофор с именем Константин, а 23 марта 1904 года — в монашество, и наречен Ксенофонтом.
     Духовным отцом Ксенофонта был духоносный старец подвижник о. Мелхиседек, который подвизался отшельником в горах. У него Ксенофонт постигал основы духовной и монашеской жизни, обучался, как вести внутреннюю брань с духами злобы, овладевал правильными понятиями об аскетическом образе жизни в монашестве. Впоследствии преподобный вспоминал о своей жизни в то время: “До 12 ночи на послушании, а в 1-м часу ночи бежал в пустынь к старцу Мелхиседеку учиться молиться”.
     Отец Мелхиседек был монахом высокой духовной жизни. Однажды, стоя на молитве, старец и его духовный сын услышали в ночной тишине приближение свадебного кортежа: топот конских копыт, игру на гармошке, веселое пение, хохот, свист...

     — Отче, откуда здесь свадьба?
     — Это гости едут, надо их встретить.

     Старец взял крест, святую воду, четки и, выйдя из келии, окропил вокруг нее святой водой. Читая крещенский тропарь, он на все стороны осенил крестом — сразу сделалось тихо, как будто и не было никакого шума. Видимо, старцу эти явления были обычны и нисколько не смущали его.
     Под его мудрым окормлением и монах Ксенофонт в недолгое время сподобился стяжать все добродетели иноческие и преуспел в духовном делании. Несмотря на то, что Ксенофонт был внешне малограмотным человеком, едва умел читать и писать, святое Евангелие и Псалтирь он знал наизусть, службу церковную совершал на память, никогда не ошибаясь. Изъяснение Священного Писания он знал от просвещения его Духом Святым и по трудам святых отцов, чтение которых всегда очень внимательно слушал и запоминал. Он отличался истинным христианским смирением, которое редко кто может стяжать в течение всей своей жизни, и за которое Дух Святой вселяется в человека и освещает его Божественной благодатью, делая его жилищем Своим.
     Приведя Своего избранника в духовное совершенство, Господь уготовляет Ксенофонту жребий служения страждущему миру. В 1912-1913 гг. на Афонской горе возникла на самое короткое время так называемая “имябожническая” или “имяславническая” ересь — смута. Безусловно, о. Ксенофонт никакого отношения не имел к этой ереси, но греческие власти, боясь распространения смуты, потребовали выезда с Афона многих ни в чем не повинных русских монахов, в том числе и о. Ксенофонта.
     Накануне отъезда о. Ксенофонт побежал в пустыньку к своему духовному отцу и сказал:

     — Отче, я никуда не поеду! Вот лягу под лодку или под камень и умру здесь, на Афоне!
     — Нет, чадо, — возразил старец, — так Богу угодно, чтобы ты жил в России, там надо спасать людей. — Затем вывел его из келии и спросил: — Хочешь увидеть, как стихии покоряются человеку?
     —  Хочу, отче.
     — Тогда смотри. — Старец перекрестил темное ночное небо и оно стало светлым, перекрестил еще раз — оно как береста свернулось, и о. Ксенофонт увидел Господа во всей славе и в окружении сонма ангелов и всех святых. Что они видели, слышали и что им было возвещено, батюшка Кукша, рассказывая об этом впоследствии, не поведал. А тогда он закрыл лицо руками, упал на землю и закричал:

     — Отче, мне страшно!

     Через некоторое мгновение старей произнес:

     — Вставай, не бойся.

     Отец Кукша поднялся с земли — небо было обычным, на нем по-прежнему мерцали звезды. Так батюшка, уезжая с Афона, был утешен и удостоен Божественных откровений.

     В 1913 году афонский монах Ксенофонт становится насельником Киево-Печерской Свято-Успенской лавры. Во время первой мировой войны он разделил печали и скорби военного времени, молитвами и трудами служа отечеству. В 1914 г. о. Ксенофонт на 10 месяцев вместе с другими монахами был направлен на нелегкое послушание “брата милосердия” в санитарный поезд, ходивший по линии “Киев-Львов”. В это время проявились в нем редкие душевные качества и добродетели: терпение, сострадание и любовь в служении тяжелобольным и раненым.
     По окончании этого времени о. Ксенофонт возвратился в лавру. Своим усердным служением Богу, любовью к Нему и ближним, смирением и послушанием о. Ксенофонт снискал всеобщее уважение среди братьев, служа для них примером в монашеском делании. О. Ксенофонт нес послушание в Дальних Пещерах; заправлял и зажигал лампады перед святыми мощами, переоблачал святые мощи, следил за чистотой и порядком.
     “Мне очень хотелось принять схиму, — рассказывал он, — но по молодости лет (40 с небольшим) мне отказывали в моем желании. И вот однажды ночью я переоблачал мощи в Дальних Пещерах. Дойдя до святых мощей схимника Силуана, я переодел их, взял на свои руки и, стоя на коленях перед его ракой, стал усердно ему молиться, чтобы угодник Божий помог мне сподобиться пострижения в схиму”. И так, стоя на коленях и держа на руках святые мощи, он под утро заснул.

     Прошли годы. В 56 лет он неожиданно тяжело заболел, как думали, безнадежно. Решено было немедленно постричь умирающего в схиму. 8 апреля 1931 года при пострижении в схиму нарекли ему имя священномученика Кукши, мощи которого находятся в Ближних Пещерах. Конечно, душа преподобного и тогда уже была готова ко вселению в небесные обители, но Господь продлил дни его земной жизни для служения людям во спасение их. После пострига о. Кукша стал поправляться и вскоре совсем выздоровел.
     Однажды из Полтавы в Киево-Печерскую лавру прибыл ее бывший насельник, престарелый митрополит Серафим, чтобы посетить любимую обитель и проститься с ней прежде своей кончины. Пробыв несколько дней в лавре, он собрался уезжать. Все братия, прощаясь, стали подходить к владыке под его благословение. Святитель, изнемогая от старости, благословлял всех, сидя в храме. Следом за другими подошел и о. Кукша. Когда они по-иерейски облобызались, прозорливый митрополит Серафим воскликнул: “О, старец, тебе давно в этих пещерах место уготовано!”
     С 1917 года для святой Православной Церкви и всего народа наступило время огненных испытаний. Эти испытания всецело разделил со своим народом и преподобный Кукша.
     3 апреля 1934 года отец Кукша был рукоположен в сан иеродиакона, а 3 мая того же года — в сан иеромонаха. После того, как Киево-Печерскую лавру закрыли, батюшка служил до 1938 года в Киеве, в церкви на Воскресенской Слободке. Надо было иметь великое мужество, чтобы служить священником в то время. С 1938 года для батюшки Кукши начался тяжелый восьмилетний исповеднический подвиг — его как “служителя культа” приговаривают к 5 годам лагерей в г. Вильма Молотовской области, а после отбытия этого срока — к 3 годам ссылки.
     Так в возрасте 63 лет отец Кукша оказался на изнурительных лесоповалочных работах. Труд был очень тяжелым, особенно в зимнее время, в лютые морозы. Работали по 14 часов в сутки, получая очень скудную и плохую пищу. Но всегда содержа в своей памяти, что “многими скорбями подобает нам внити в Царство Небесное” (Деян. 14, 22), что “недостойны страсти нынешнего времени к хотящей славе явитися в нас” (Рим. 8, 18), батюшка, споспешествуемый благодатью Божией, не только терпеливо и благодушно сносил мучительную жизнь в заключении, но всегда духовно укреплял окружающих.

     Господь, взирая на мужество исповедников, вот как однажды явно для всех утешил и укрепил присных Своих в терпении и уповании. Вместе с о. Кукшей в лагере содержалось много духовенства и иночествующих, как монахов, так и монахинь. В то время Киевским епископом был преосвященный Антоний, который хорошо знал о. Кукшу и почитал его. Однажды о. Кукша, будучи в заключении, получил от преосвященного Антония посылку, в которую владыка вместе с сухариками умудрился положить сто частиц просушеных запасных святых Даров. Проверяющие не обнаружили святые Дары или сочли их за сухари.
     “Но разве мог я один потреблять святые Дары, когда многие священники, монахи и монахини, долгие годы находясь в заключении, были лишены этого утешения? — рассказывал впоследствии батюшка. — Я сказал некоторым священникам что получил святые Дары. Верующие с большой осторожностью оповестили “своих”, чтобы те в назначенный день в определенном месте незаметно для конвоя готовы были принять святое Причастие. Мы сделали из полотенцев епитрахили, нарисовав на них карандашом кресты. Прочитав молитвы, благословили и одели на себя, спрятав под верхнюю одежду. Священники укрылись в кустарнике. Монахи и монахини по одному, по одной подбегали к нам, мы быстро накрывали их епитрахилями-полотенцами, прощая и отпуская грехи. Так в одно утро по дороге на работу причастилось сразу сто человек. Как они радовались и благодарили Бога за Его великую милость!”

     Как-то батюшка тяжело заболел. Его положили в больницу, он был близок к смерти. Но Господь явно хранил угодника Своего и воздвиг от одра смертного. “Не умру, но жив буду и повем дела Господня” (Пс. 117, 17), — преисполнялось благодарением сердце исповедника Христова.
     Батюшка вспоминал: “Это было на Пасху. Я был такой слабый и голодный, — ветром качало. А солнышко светит, птички поют, снег уже начал таять. Я иду по зоне вдоль колючей проволоки, есть нестерпимо хочется, а за проволокой повара носят из кухни в столовую для охранников на головах противни с пирогами. Над ними вороны летают. Я взмолился: “Ворон, ворон, ты питал пророка Илию в пустыне, принеси и мне кусочек пирога”. Вдруг слышу над головой: “Кар-р-р!”,— и к ногам упал пирог, — это ворон стащил его с противня у повара. Я поднял пирог со снега, со слезами возблагодарил Бога и утолил голод”.
     Весной 1943 года, по окончании срока заключения, на праздник святого великомученника Георгия Победоносца о. Кукшу освободили, и он отправился в ссылку в Соликамскую область, в деревню близ г. Кунгура. Взяв благословение у епископа в г. Соликамске, он часто совершал богослужения в соседнем селе. Как к светильнику, в ночи зажженному, стекались к нему люди.
     Так в труде, в терпении, в деннонощной молитве старец подвизался до своего освобождения. В 1947 году окончилось время ссылки. Завершился восьмилетний исповеднический подвиг. За все это время ничто не отлучило старца от “любве Божия” (Рим. 8, 39), и он, как доблестный воин Христов, увенчанный исповедническим венцом, вышел победителем в сей страшной брани.

     В 1947 году о. Кукша вернулся в Киево-Печерскую лавру и был с великой радостью принят братией. Нес он послушание свечника в Ближних Пещерах.
     На о. Кукшу, искусного и опытного в духовной жизни, эапечатлевшего верность Христу различными испытаниями, предочищенного несением скорбей, лишений н гонений, Господь возлагает подвиг служения страждущему человечеству путем духовного окормления людей — старчество. Безбожие, маловерие, нужда, горе, греховное пленение приводили к преподобному людей в те минуты, когда испытания достигали наибольшей остроты и становились невыносимыми, когда иссякала надежда. И старец оказывался тем несокрушимым камнем истинной веры, непоколебимого упования на Бога, о который бессильно разбивались пенящиеся волны многовидного зла. Через старца, испытанного в горниле всевозможных искушений, люди начинали трудный, узкий, но истинный путь спасения. Ведает только Господь, скольким он помогал и скольких обнимал всепрощающей и всепокрывающей любовью, которая так привлекала людей, стремящихся к нему со всех концов страны. Как за полвека до этого в Иерусалиме паломники окружили Косьму и старались с его головы и одежды взять чудесно излившийся из лампады елей, чтобы помазаться им, так и к отцу Кукше в страждущей земле нашей шла нескончаемая вереница людей, ждущих Божией помощи и благодати, изливавшихся через молитвы, духовные советы и наставления святого подвижника.
     Молитвою, терпением и состраданием, добрым словом к духовным советом старец отвращал от безбожия и греха и обращал к Богу, вразумляя закоснелых в неверии, укрепляя маловерных, ободряя малодушных и ропщущих, смягчая ожесточенных, умиротворяя и утешая отчаявшихся, пробуждая спящих в греховном сне, дремлющих в забвении и нерадении.
     Старец никогда не осуждал согрешающих и не сторонился их, а наоборот, всегда с состраданием принимал их. Говорил: “Я сам грешный и грешных люблю. Нет человека на земле, который бы не согрешил. Един Господь без греха, а мы все грешные”. Исповедь всю жизнь была его основным послушанием, и все стремились у него исповедаться и получить душеспасительные советы и назидание.

     Старец Кукша имел от Бога дар духовного рассуждения и различения помыслов. Он был великим прозорливцем. Ему были открыты даже самые сокровенные чувства, которые люди едва могли понять сами, а он понимал и объяснял, от кого они и откуда. Многие шли к нему, чтобы рассказать о своих скорбях и спросить совета, а он, не дожидаясь объяснений, уже встречал их с нужным ответом и духовным советом. Еще, было, у дверей стоят, а он уже каждого по имени называет, хотя видит их в первый раз в жизни. Господь ему открывал.
     Богоборческую власть раздражала и страшила жизнь угодника Божия. Он был постоянно преследуем и гоним. В 1951 году отца Кукшу из Киева переводят в Почаевскую Свято-Успенскую лавру. Пресвятая Богородица, Которую всю жизнь так любил преподобный, принимает избранника Своего здесь, где Она чудесно явилась в древности.
     В Почаеве старец нес послушание киотного у чудотворной иконы, когда к ней прикладывались монахи и богомольцы. Кроме этого, о. Кукша должен был исповедовать людей. Свои обязанности он исполнял с отеческой заботой о всех приходящих, тонко и любовно обличая их пороки, прозорливо предостерегая от духовных падений и предстоящих бед.
     Все, кто приезжал в Почаевскую лавру, старались обязательно попасть на исповедь к о. Кукше. Люди в храме сотнями стояли в очереди к нему. Многих принимал он и в своей келии, не жалея себя и почти без отдыха проводя целые дни, несмотря на преклонный возраст и старческие болезни.
     Какую всенародную любовь имел старец, видно из следующего. Он, по афонскому обычаю, всю жизнь обувался только в сапоги. От долгих и многих подвигов у него на ногах были глубокие венозные раны. Однажды, когда он стоял у чудотворной иконы Божией Матери, у него на ноге лопнула вена, и сапог наполнился кровью. Его увели в келию, уложили в постель. Пришел знаменитый своими исцелениями игумен Иосиф (в схиме Амфилохий), осмотрел ногу и сказал: “Собирайся, отец, домой” (то есть умирать), и ушел. Все монахи и миряне горячо со слезами молились Матери Божией о даровании здравия дорогому и любимому старцу. Через неделю игумен Иосиф опять пришел к о. Кукше, осмотрел почти зажившую рану на ноге и в изумлении воскликнул: “Вымолили чада духовные!”
     В течение трех лет о. Кукша ежедневно совершал раннюю литургию в Пещерном храме, за исключением редких дней болезни. Во время литургии, стоя у престола, он весь преображался, становился каким-то светлым, “воздушным”. Как познавшему Бога Духом Святым преподобному Силуану Афонскому хотелось, чтобы все люди познали Бога, так и старец Кукша, некогда подвизавшийся в одно время с преподобным на Горе Афон, очень желал, чтобы ищущие милости и благости Божией познали, как благ Господь и как неизъяснимо благостно быть с Ним.
     Одна духовная дочь старца поведала, что ей очень хотелось узнать, как себя чувствует он во время Божественной литургии. Старцу это было открыто Богом. “Однажды, войдя в Пещерный храм, когда о. Кукша служил в нем Божественную литургию, — рассказывала она, — я сразу почувствовала сильную близость души к Богу, как будто вокруг никого не было, а только Бог и я. Каждый возглас о. Кукши возносил мою душу “горе”, и преисполнял ее такой благодатью, как будто я стояла на небе перед лицом Самого Бога. На душе было по-детски чисто, необыкновенно светло, легко и радостно. Ни одна посторонняя мысль не беспокоила меня и не отвлекала от Бога. В таком состоянии я находилась до конца литургии. После литургии все ждали, когда о. Кукша выйдет из алтаря, чтобы взять у него благословение. Подошла и я к своему духовному отцу. Он благословил меня и, крепко взяв обе мои руки, повел за собой, внимательно с улыбкой вглядываясь в мои глаза, вернее, через глаза в душу, как бы стараясь рассмотреть, в каком она состоянии после такой чистой молитвы. Я поняла, что батюшка дал мне возможность пережить такое же святое блаженство, в каком он сам всегда пребывал во время Божественной литургии”.
     А другая раба Божия рассказывала, что однажды она видела в алтаре Пещерного храма во время совершения Божественной литургии отцом Кукшей благолепного мужа, сослужащего ему. И когда она сообщила об этом о. Кукше, последний сказал, что это был преподобный Иов Почаевский, который всегда служил вместе с ним, и строго приказал никому не открывать этой тайны до самой его смерти.
     “Иногда он благословлял, — говорила она, — положив обе ладони своих рук крестообразно на мою голову, читая про себя молитву, и я преисполнялась необыкновенной радости и безграничной любви к Богу с неудержимым желанием “разрешитися” (от бренного тела) и со Христом быта. Все земные муки казались ничто по сравнению с этой всепоглощающей любовью. В таком состоянии я пребывала дня по три”. Так о. Кукша укреплял веру новоначальной.

     Здесь, в Почаевской лавре, через старца Кукшу приходили к вере бывшие богоборцы, находили раскаяние сектанты, облекались в ангельский образ (монашество) многие словесные овцы стада Христова — духовные чада старца. Всем им он находил определение в жизни.
     Братия лавры с любовью относилась к старцу, но ненавистник всякого добра, лукавый враг спасения посеял зависть и злобу в одном из них. На преподобном, всю жизнь терпевшем человеческую зависть и недоброжелательство, вполне исполнились слова Священного Писания: “Несть пророк без чести, токмо во отечествии своем, и в дому своем” (Мф. 13, 57). Старец благодушно и терпеливо переносил чинимые препятствия к духовному руководству людей. В период с марта по апрель 1957 года церковное священноначалие определяет ему пребывать в затворе “для совершенствования аскетической жизни и несения высшего схимнического подвига”, и в конце апреля 1957 года старца на страстной седмице Великого поста переводят в Крещатицкий Свято-Иоанно-Богословский монастырь Черновицкой епархии.
     В небольшом Иоанно-Богословском монастыре было очень тихо и просто. Приход старца Кукши в эту обитель был для нее благотворным — ожила духовная жизнь братии. Как за пастырем спешат овцы, куда бы он ни направлялся, так и за добрым пастырем — старцем Кукшей сюда, в тихую обитель апостола любви устремились духовные чада, а за ними — народ Божий. Целыми днями по горной тропе, как трудолюбивые муравьи, тянулись вереницей богомольцы — одни в гору, другие навстречу. В основном на средства, передаваемые о. Кукше, которые он сразу отдавал в монастырь, увеличились постройки и строения в обители. Сам он, несмотря на старческую слабость, чувствовал здесь себя хорошо. Он часто повторял: “Здесь я дома, здесь я на Афоне! Вон внизу сады цветут, точно маслины на Афоне. Здесь Афон!” И действительно, чувствовалась особая благодать Божия в этой святой обители, где люди получали утешение и исцеление по молитвам о. Кукши, на котором почивала благодать древних отцев.

     К концу своей жизни старец снова претерпел много зла, скорбей и преследований от богоборческой власти. Враг рода человеческого не терпит благостояния и благоденствия святой Церкви. Так диавол в начале 60-х годов воздвигает на Церковь новую волну гонений. Стараниями новых богоборцев-правителей закрывались храмы, обители, духовные школы. Святой апостол Павел говорит, что все “хотящии благочестно жити о Христе Иисусе, гоними будут” (2 Тим. 3, 12). У безбожной власти лютую ненависть вызывали духовный авторитет, всеобщее почитание и народная любовь, какими обладал старец Кукша.
     Незадолго до расформирования монастыря во время Божественной литургии о. Кукша находился в алтаре Покровского храма. Вдруг на жертвенник с подсвечника упала свеча, загорелись покровцы и воздух, которыми были накрыты потир и дискос. Огонь тут же загасили, а о. Кукша сказал: “Враг и отсюда меня выживает”, что вскоре и сбылось.
     В 1960 году закрыли Черновицкий женский монастырь. Монахинь перевели в мужской Иоанно-Богословский монастырь в с. Крещатик, а монахов отправили в Почаевскую лавру. Настоятеля архимандрита Михаила (в схиме Митрофана) назначили на приход недалеко от села Крещатик, а о. Кукшу — в Одесский Свято-Успенский мужской монастырь.
     19 июля I960 года старец прибывает в Одесский Свято-Успенский монастырь, где проводит последние 4 года своей страдальческой подвижнической жизни. Но “любящим Бога вся поспешествует во благое” (Рим. 8, 28). Перемещения из монастыря в монастырь для старца были лишь “демонов немощными дерзостями”. Господь злобу демонов и тщетные усилия богоборцев обратил во благо для спасения душ человеческих. Благодаря перемещениям батюшки по разным монастырям овцы стада Христова всего юга страны окормлялись у благодатного старца.

     В Свято-Успенском монастыре старца Кукшу с любовью встретили насельники обители. Ему определено было послушание исповедовать людей и помогать вынимать частицы из просфор во время совершения проскомидии.
     Всей душой желая “приметатися в дому Бога” (Пс. 83, 11), батюшка любил храм Божий и стремился всегда бывать на монастырских богослужениях. Старец вставал рано утром, читал свое молитвенное правило, старался причащаться каждый день. Он любил литургисать, причем любил особенно раннюю литургию, говоря, что ранняя литургия для подвижников, а поздняя для постников. К святой Чаше старец не разрешал подходить с деньгами, чтобы “не уподобиться Иуде”. Так же и священникам запрещал с деньгами в кармане стоять у престола и совершать Божественную литургию. Ежедневно идя в храм, старец под одежду надевал свою афонскую власяницу из белого конского волоса, который больно колол все тело.
     Келия старца в монастырском корпусе примыкала прямо к Свято-Никольской церкви. С ним поселили и послушника келейника, но старец, несмотря на немощи своего преклонного возраста, не пользовался посторонней помощью и говорил: “Мы сами себе послушники до самой смерти”.
     Несмотря на запрет властей посещать святого старца, люди и здесь не лишились его духовного окормления. Отца Кукшу очень любил святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий I. Еще будучи в Иоанно-Богословском монастыре, старец, бывало, садясь пить чай, возьмет в руку портрет святейшего Алексия I, поцелует его и скажет: “Мы со святейшим чай пьем”. Слова его исполнились, когда он жил в Одесском монастыре. Сюда каждый год летом приезжал патриарх Алексий I, который всегда приглашал благодатного старца “на чашку чая”, любил беседовать с ним, спрашивал, как было в Иерусалиме и на Афоне в старое доброе время.
     Сокровенна, сокрыта от мира духовная жизнь схимника. Преподобный любил ночную молитву. Служа страждущему человечеству, он, углубившись в себя, во внутреннюю клеть своего сердца (Мф. 6, 6) как в пустыню, жил напряженной внутренней жизнью, предстоя всегда Богу, по реченному пророком: “Очи мои выну ко Господу” (Пс. 24, 15).
     В последний год жизни батюшки святейший патриарх Алексий 1 благословил ему приехать в Свято-Троицкую Сергиеву лавру на праздник обретения святых мощей преподобного Сергия Радонежского. По окончании праздничной литургии, когда батюшка вышел из Свято-Троицкого храма, его обступили со всех сторон, испрашивая благословения. Он долго благословлял людей на все стороны и смиренно просил отпустить его. Но народ не отпускал старца. Только после долгого времени он, наконец, с помощью других монахов с трудом добрался до келии.
     День жизни старца Кукши уже клонился к вечеру. Однажды он с радостным лицом сказал своей духовной дочери: “Матерь Божия хочет взять меня к Себе”. Игумения святой горы Афон и всех монашествующих — Пресвятая Богородица, призвавшая преподобного в монашество, призывала теперь его к Себе от земных трудов и скорбей.

     В октябре 1964 года старец, упав, сломал бедро. Пролежав в таком состоянии на холодной сырой земле, он простудился и заболел воспалением легких. Он никогда не принимал лекарств, называя врачебницей святую Церковь. Даже страдая в предсмертной болезни, он также отказался от всякой врачебной помощи, полагая в Господе Боге Единого помощника и покровителя, причащаясь каждый день святых Христовых Тайн.
     Блаженный подвижник предвидел свою кончину. Духовная дочь старца схимонахиня А. вспоминает: “Батюшка иногда говорил: “90 лет — Кукши нет. Хоронить-то как будут, быстро-быстро, возьмут лопаточки и закопают”. И действительно, его слова исполнились в точности. Он упокоился в 2 часа ночи, а в 2 часа пополудни этого же дня над могильным холмиком возвышался уже крест. Скончался, когда ему было около 90 лет”.
     Власти, боясь большого стечения народа, препятствовали тому, чтобы батюшку погребли в монастыре, а требовали совершить погребение на его родине. Но наместник монастыря, вразумленный Богом, мудро ответил: “У монаха родина - монастырь”. Власти дали срок на погребение 2 часа. Весь Церковный мир был настолько обеспокоен этими обстоятельствами, что святейший патриарх Алексий I с тревогой запрашивал — почему так поступили с останками старца Кукши?
     Так, пройдя земное поприще, претерпев все искушения воздохнув из глубины души своей: “обратися, душе моя, в покой твой, яко Господь благодействова тя” (Пс. 114, 6) преподобный Кукша 11 (24) декабря 1964 года преставился ко Господу, в селения “идеже все праведнии почивают”, вознося там молитвы о всех, прибегающих к его молитвенному предстательству.

     Старец Кукша принадлежит к тем отечественным праведникам, которые в последние века подобно Серафиму Саровскому, Оптинским и Глинским старцам служением Богу светили миру светом любви, терпения и сострадания.
     Преподобный был очень кротким и смиренным. Ни перед кем не заискивал, не человекоугодничал. Он не боялся обличить грешника, невзирая на чин и сан, делая это тонко, с любовью к образу Божию, с целью пробудить его совесть и подвигнуть на покаяние.
     Бывало, старец идет через храм на исповедь — народу много, все проходы заполнены, — и никогда не попросит пропустить его, а остановится позади всех и ждет, когда можно будет пройти, не расталкивая и не беспокоя людей.
     Преподобный имел искреннее смиренномудрие. Он избегал славы человеческой и даже боялся ее, памятуя сказанное псалмопевцем и пророком: “Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу, о милости Твоей и истине Твоей” (Пс. 113, 9). Поэтому добрые дела совершал незаметно, очень не любил тщеславия, всегда старался оградить или избавить от него своих духовных чад.
     Преподобный советовал все новые вещи и продукты освящать святой водой, перед сном окроплять келию (комнату). Утром, выходя из келий, он всегда окроплял себя святой водой.
     Все жизненные испытания преподобный побеждал воспоминанием искупления рода человеческого Спасителем и живоносным Воскресением Его. Своей духовной дочери монахине В. он говорил: “Когда тебя куда повезут — не скорби, но духом всегда стой у Гроба Господня, вот как Кукша: я и в тюрьме, и в ссылке был, а духом всегда стою у Гроба Господня!”
     Отец Кукша явился воистину блаженным. Последовательно пройдя по лестнице евангельских заповедей блаженства, деятельно запечатлев верность и любовь ко Христу Господу исповедническим подвигом, он взошел на вершину сей лестницы, и ныне мзда его “велика на небесах” (Мф. 5, 12).

     Народ Божий, безошибочно чувствуя душою доброго пастыря, всегда называл на Руси благодатных подвижников словом “батюшка”. Такие старцы, как отец Кукша, могли “немощи немощных носити” (Рим. 15, 1) и тако исполнили “Закон Христов” (Гал. 6, 2). Преподобный ежедневно причащался святых Христовых Таин и указывал, что причастие — это Пасха, благословляя после причащения читать пасхальный канон.
     О преподобном говорили: “С ним было легко”. Это происходило оттого, что блаженный подвижник стяжал мир души и святость жизни. Образ батюшки Кукши близок к образу преподобного Серафима Саровского. Серафим Саровский говорил одному из монахов: “Стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя”. Вокруг старца Кукши, стяжавшего этот “дух мирен”, воистину спасались тысячи людей, ибо душевный мир с Богом есть плод Духа Святого, о чем свидетельствует святой апостол Павел, говоря: “Плод же духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание” (Гал. 5, 22, 23).
     Преподобный Кукша имел великую любовь и сострадание к людям. Святой апостол Павел пишет, что “любы николиже отпадает” (I Кор. 13. 8). Поэтому старец говорил, уповая на милость Божию к нему в жизни будущего века, чтобы после кончины его приходили на могилку и все ему, как живому, говорили, изливая печали и нужды. И действительно, всякий, приходящий с верою к месту его земного упокоения, всегда получал утешение, вразумление, облегчение и исцеление от болезни по его богоугодным молитвам и предстательству.
     Отец Кукша жил и действовал в духе и силе оптинских старцев, будучи с ними благословен от Бога дарованиями прозорливости, врачевания, исцеления душевных и телесных недугов и высочайшего призвания в деле домостроительства спасения мира — старческого окормления душ человеческих. О нем можно вполне сказать, что он пришел в меру святых отцов.
     Поучения произносил он краткие, но заключавшие в себе все, что каждому вопрошающему необходимо ко спасению. А это невозможно без ведения воли Божией. Поэтому говорил старец не от человеческой мудрости, а при содействии благодати Святого Духа, просвещающего его.
     Преподобный несомненно имел дар прозорливости. Однажды один генерал, переодевшись в штатскую одежду, приехал в Почаевскую лавру и смотрел с любопытством, как исповедует преподобный. Старец подозвал его к себе и беседовал с ним некоторое время. Отошел от старца генерал очень бледный, крайне взволнованный и потрясенный, спрашивая: “Что это за человек? Откуда он все знает? Он обличил всю мою жизнь!”
     Когда преподобный был в Иоанно-Богословском монастыре, он послал свою духовную дочь В. посмотреть место, где можно построить большой корпус для множества монахов. Она пошла и по молитвам старца нашла хорошее место на горе, прямо над монастырем. Вернувшейся В. старец сказал, что там будет большой монашеский корпус, и что он должен приготовить место. Предсказание его начало сбываться спустя 30 лет; после открытия и возвращения монастыря новое поколение монахов, не знавшее старца и его предсказание, начало строительство храма и монашеского корпуса на том самом месте, о котором шла речь.

     В городе П. жили духовные чада старца - И. с молодой дочерью М. Года через полтора М. решила выйти замуж и спрашивала через свою подруг, старца о венчальной одежде. Старец ответил: “Никогда М. замуж не выйдет!” Пришедшая сказала, что у молодых уже все готово к свадьбе, осталось только сшить венчальное платье и после Пасхи они будут венчаться. Но старец снова уверенно повторил: “М. никогда замуж не выйдет”. За неделю до свадьбы у М. вдруг начались эпилептические припадки (чего раньше с ней не наблюдалось), и испуганный жених немедленно уехал домой. Через несколько лет М. приняла монашество с именем Галина, а ее мать - с именем Василиса.
     К старцу часто приезжала его духовная дочь Е. Она была научным работником - химиком, а ее муж - горным инженером, крупным специалистом по горным породам. Муж был некрещен, и она очень скорбела об этом и даже хотела разойтись с ним, но старец велел ей терпеть и молиться, уверяя, что ее муж будет христианином. Уже после смерти старца она поехала в Псково-Печерскую обитель и уговорила мужа проводить ее туда. В Печерском монастыре есть Богозданные пещеры, где погребают усопших монахов. Е. Предложила мужу посмотреть на гробы, которые здесь по обычаю не закапывают, а ставят один на другой в пещерах. Когда муж Е. увидел своды пещер, он, как горный инженер, был поражен тем, что сыпучий песчаник не осыпается, держится как камень и обвалов не происходит. На него такое явное чудо произвело необыкновенное впечатление. Он понял, что песок держится только силой Божией, и пожелал немедленно креститься, а потом повенчался с женой, и по-детски был предан Богу и духовным отцам.
     Одна женщина приехала к старцу со своей скорбью: в молодости ее выдали замуж в старообрядческую семью, детей ее крестили старообрядческие священники, и она считала, что это крещение недействительно. Она хотела узнать у старца, как ей теперь перекрестить своих взрослых детей. Со слезам подошла к двери келии преподобного (в Почаеве), а он выходит ей навстречу, благословляет и, не дав вымолвить ни слова, говорит: “Не плачь! Крещенные твои дети, крещенные!”
     Раба Божия В., жительница г. Одессы, рассказывала, что однажды к ней приехала на время внучка ее сестры, девочка лет 15. Вдруг через два дня В. получает телеграмму от своей сестры (бабушки той девочки), чтобы девочка немедленно возвращалась домой. Удивленная и встревоженная В. с телеграммой поспешила к преподобному узнать причину вызова девочки. На ее вопрос старец смиренно сказал: “Я не прозорливый”. Но В. продолжала просить об ответе. Тогда старец стал рассказывать В., что родители девочки (племянник В. с супругой) поехали ловить рыбу и, как выразился старец, “к рыбам попали”, то есть погибли в воде, и добавил, что племянницу обнаружат в воде через пять дней, а племянника через девять, причем назвал их по именам, никогда их не зная. Впоследствии все подтвердилось так, как об этом рассказывал старец.
     Как-то старец стоял, окруженный народом. К ним приближался молодой человек, у которого была супруга и двое детей. Вдруг батюшка позвал его: “Иеромонах!” Тот, протиснувшись через людей, сказал, что женат и у него двое детей, но батюшка снова назвал его иеромонахом и просил благословения. Впоследствии, когда супруга упокоилась и дети определились в жизни, этот человек стал иеромонахом.
     Одна благочестивая девица просила батюшку благословить ее на монашество, но старец благословил ее на замужество. Велел ей ехать домой, сказав, что там ее ждет семинарист, и Господь благословил ее многочадием — было у нее семеро детей.
     Батюшка как-то сказал настоятелю архимандриту Михаилу: “Возьмем сумочки и поедем в Почаев умирать”. После расформирования монастыря о. Михаил был назначен на приход. Вскоре он собрался съездить в Почаевскую лавру, взял сумку и приехал в Почаев. Вечером ему стало плохо, его постригли в схиму, назвали Митрофаном, и он скончался. (О. Михаил был настоятелем Крещатицкого Свято-Иоанно-Богословского монастыря).
     Духовная дочь старца Т., однажды придя к нему, застала его расстроенным и скорбным. Т. спросила причину такого его настроения. Старец печально ответил: “Брат умер, умер брат...”, и стал собираться в храм. После литургии, встретив Т., старец сказал: “Сейчас в алтаре мне подали телеграмму — умер мой брат” (Иоанн). А сам еще до получения телеграммы знал об этом. Он духовными очами прозрел кончину своего родного брата и печалился о нем.

     Схимонахиня А. вспоминает: “В 1961 году я хотела поступить в женский монастырь, но в то время войти в число насельниц обители было очень тяжело, препятствовали власти. Я устроилась на работу в трапезную Одесской Духовной семинарии. Жила на квартире. Очень хотела быть духовным чадом о. Кукши. Узнала, где живет батюшка. Подошла к двери келии и стала стучать. Долго дверь не открывалась, я уже думала, что не примет меня старец. Но потом, открыв дверь, я увидела батюшку, стоявшего перед иконами. Старец, ранее не знавший меня, сказал: “Иди, мое чадо духовное, иди”. Он принял меня в свои духовные чада, дал советы, наставления, благословил в праздничные дни причащаться. Однажды в праздник св. апостола Иоанна Богослова, отстояв раннюю литургию, я не причастилась святых Тайн, так как не готовилась. После службы увидела батюшку, благословляющего народ. Я тоже подхожу под благословение, но он не благословил и сурово сказал: “Ты что сегодня не причащалась? Что, за ручку надо водить?”. Этим он обличил меня за непослушание и показал свою прозорливость, ведь он не видел, кто подходил к святой Чаше. Я попросила прощения, и старец благословил вычитать правило ко причащению и причаститься за поздней литургией”.
     “Я по какому-то делу зашла к нему, — продолжает матушка А., — а он говорит, что напротив Свято-Никольского храма сидит человек полный, в шляпе, такой голодный, голодный, и чтобы я ему передала пищи. Я вышла с едой, и действительно, напротив Свято-Никольской церкви сидит тучный мужчина в шляпе. Я подошла и сказала, что батюшка Кукша передал ему еду. Он удивился этому, заплакал и сказал, что он действительно три дня уже ничего не ел и так обессилел, что не может подняться со скамейки. Оказывается, у этого человека на вокзале украли вещи и деньги. Стыдно было ему просить, и он находился в сильном унынии. Долго удивлялся он прозорливости старца.
     Помню старец говорит мне: “Спаси Господи, что ты меня развязала”. Я долго не могла понять этих слов. И только намного позже поняла их смысл. Когда батюшку положили во гроб, я завязала ему голову бинтом, чтобы уста были сомкнуты, но погребали настолько спешно, что только перед выходом из храма я вспомнила, что нужно снять повязку. Обратилась к наместнику монастыря, он благословил, и я развязала. Вот так сбылись слова преподобного.
     Батюшка говорил: “Не будут пускать, а ты через забор — и у Кукши”. И действительно, после похорон кладбище было закрыто, калитка была на замке. Я вспомнила предсказание и благословение старца, и приходила к нему на могилку, перелезая через ограждение”.

     Монахиня М. рассказывала, что однажды, когда она была на братском кладбище мужского монастыря в Одессе, туда пришел старец Кукша и, подойдя к одному месту, сказал ей: “Вот здесь будут копать мне могилу, но лежать я здесь не буду, на этом месте зарыт гроб, а мне сделают рядом подкоп в земле (он указал место севернее того, где будет выкопана могила) и там поставят мой гроб”. Так и случилось. Когда умер старец, на предсказанном месте выкопали могилу, но на дне ее оказался чей-то гроб, захороненный ранее. Чтобы не копать другую могилу решили сделать подкоп с северной стороны могилы и туда поставили гроб старца.
     Преподобный Кукша имел дар молитвы, хотя по смирению скрывал это от окружающих.
     В монастыре был послушник. Он нес послушание дворника, заметал территорию монастыря. Когда ему надоело это занятие, он попросил отца Кукшу: “Батюшка, помолитесь, чтобы дождь пошел и смыл землю”.
     “Хорошо, помолюсь”. Часа через два на безоблачном небе появились тучи, полил проливной дождь, смывая весь сор с земли, и послушник отдыхал в тот день...
     Преподобный всегда пребывал в молитвенном общении со святыми. Однажды спрашивают его: “Не скучно Вам одному, батюшка?” Он бодро отвечает: “А я не один, нас четверо: Косьма, Константин, Ксенофонт и Кукша” (все его небесные покровители).
     Старец имел непрестанную молитву.

     Божий дар врачевания и исцеления душевных и телесных недугов действовал в преподобном как при жизни его, так и после его кончины. Многих он исцелял своей молитвой. Раба Божия А. заболела раком: на лбу появилась, все увеличиваясь, злокачественная синяя опухоль. Женщину направили на операцию, и она, уже в отчаянии, приехала к старцу. Отец Кукша не велел ей делать операцию, поисповедал, причастил, дал ей металлический крестик, который велел все время прижимать к опухоли, что она и делала. Побыв у батюшки дня 4 и ежедневно причащаясь, она с матерью поехала домой. Крестик она прижимала ко лбу всю дорогу и вскоре обнаружила, что половина опухоли исчезла, на ее месте осталась белая пустая кожа. Дома, недели через две, пропала и вторая половина опухоли, лоб побелел, очистился, не осталось и следов от рака.
     Одну из своих духовных чад преподобный исцелил от душевной болезни, мучившей ее в течение месяца, — заочно, прочитав ее письмо с просьбой помолиться о ней. После получения старцем ее письма она стала совершенно здорова.
     Все случаи исцелений старцем больных и недужных невозможно описать и перечислить, так как он совершал их почти ежедневно в течение десятилетий.
     “Осенью 1993 года, — вспоминает одна его духовная дочь, — я пошла к могилке отца Кукши и увидела там много людей, которые приехали из Молдавии. Они рассказали, что одна женщина была тяжело больна желудком. Взяв землю с могилки старца, она приложила ее к животу и заснула. Проснувшись, она почувствовала себя исцеленной”. Так же исцелилась раковая больная, жительница г. Одессы семидесятидвухлетняя М.
     Есть многочисленные свидетельства того, как после натирания землей с могилки преподобного больных мест на теле с нарывами, ранами, опухолями, или при помазывании елеем из лампады на его могилке, раны исцелялись и очищались.

     С течением времени не исчезает живая память о старце Кукше, не уменьшается любовь к незабвенному духовному отцу и пастырю. Всегда ощущается его духовная близость ко всем, оставшимся в сем бренном мире, его неиссякаемая молитвенная помощь.
     В святости старца были убеждены и удостоверены люди еще при его жизни. Это явствует и из блаженной кончины его. Поэтому народ Божий глубоко верует, что в отце Кукше он обрел скорого помощника и молитвенника.
     Всю жизнь свою служа людям, преподобный Кукша и сейчас пребывает в молитвенном предстательстве за мир пред престолом Божиим, славя Отца и Сына и Святого Духа, единого в Троице Бога. Ему же подобает слава, честь и поклонение, ныне и присно, и во веки веков. Аминь

Тропарь, глас 4
От юности мир суемудренный и лукавый оставил еси, Божественною свыше просветився благодатию, преподобне, многим терпением во временней жизни подвиг совершил еси, темже источаеши чудес благодать всем с верою приходящим к раце мощей твоих, Кукшо, преблаженне отче наш.
Кондак, глас 8
Подвижника благочестия искусна, новаго исповедника веры отеческия преподобнаго Кукшу верно вси ублажим, яко пастыря истиннаго, старца благостнаго, иноков наставника, утешителя малодушных, целителя недужных, и по кончине показующаго светлость жития своего. И днесь в память его притекше, радостно возопием: яко имея дерзновение к Богу, многообразных нас избави обстояний, да зовем ти: радуйся, утверждение людем православным.
.
Преподобный отче наш, Кукшо, моли Бога о нас!
АКАФИСТ  http://orda2000.narod.ru/sobor/text/kuksha.htm
Житие по рассказу монахини Варвары,г. Почаев. http://www.kotlovka.ru/index.php?option … amp;id=195

+1

68

...............продолжение от 29 сентября
новомученики :
Свщмч. Григория Раевского пресвитера (1937),
http://i023.radikal.ru/0909/41/4b63b623413e.jpg ...http://s54.radikal.ru/i144/0909/5f/f1dacaea0459.jpg (справа)
    Священномученик Григорий Раевский родился в 1888 г. в селе Завидово Тверской губернии, в семье дьякона. После окончания Московской Духовной семинарии он женился на дочери священника Лидии Беляевой и был рукоположен в сан священника к Успенскому храму своего родного села.
http://i002.radikal.ru/0909/f9/119f4c78964d.jpg в семинарии
             Все силы молодой священник отдавал храму и прихожанам, и его матушка была ему во всем помощницей. Единственное, что несколько омрачало жизнь супругов, это то, что у них не было детей. В 1913 г. в селе почти одновременно умерли муж и жена, сиротами остались трое детей, и отец Григорий с матушкой взяли к себе одну из девочек, Анну, которой было тогда восемь лет. Они воспитывали ее как свою, и впоследствии, когда у них в 1922 г. родилась дочь Нина, супруги не делали между детьми никакой разницы, и сами девочки относились друг к другу как родные сестры.
               В первый раз о. Григория арестовали в 1927 году. Он был заключен в Бутырскую тюрьму и обвинен в том, что он будто бы распространял ложные слухи, но на следствии выяснилась полная невиновность священника, и власти вынуждены были через два месяца его освободить.
     В конце 1929 года, одновременно с коллективизацией, началось гонение на Православную Церковь. В Завидово приехали молодые коммунисты, уполномоченные из города, чтобы помочь объединять крестьянские хозяйства в колхозы.
     В субботу 8 февраля на общем сходе крестьян председатель Завидовского сельсовета объявил, что на воскресенье, 9 февраля, назначается демонстрация, призванная показать превосходство коллективного хозяйства над единоличным. Были собраны подводы, украшены красными лентами лошади, чтобы проехать по соседним деревням и показать, что завидовские крестьяне почти все вступили в колхоз. К назначенному времени, одиннадцати часам дня, около избы-читальни собралась незначительная группа крестьян. Организаторы демонстрации решили, что с таким количеством народа ехать нельзя, и ждали еще два часа. Но и тогда народа не набралось. Тут кто-то из присутствующих сказал, что это потому нет народа, что все люди в храме, где идет торжественная служба.
     Услышав об этом, секретарь комсомольской ячейки отрядил пойти в храм двух комсомольцев, чтобы узнать, что там происходит. Войдя, они увидели, что идет служба и храм полон народа. Устроители демонстрации решили, что она не удалась из-за богослужения, и агитационное мероприятие было отменено.
     В храме в тот день собралось около шестисот человек и больше половины было причастников. Молебен служил протоиерей Григорий Раевский, литургию — священник Николай Дмитров. Пока о. Григорий служил молебен, о. Николай исповедовал причастников, когда о. Николай стал служить литургию, исповедовать стал о. Григорий. Из-за того, что было столько причастников, служба затянулась до трех часов дня.
     Одного этого факта было для ОГПУ достаточно, чтобы уже на следующий день начать расследование с целью непременно арестовать хотя бы одного из священников. Прежде всего сотрудники ОГПУ выяснили, что наибольшим авторитетом и любовью у прихожан и вообще жителей Завидова и окрестных деревень пользуется о. Григорий. И началось расследование его церковной деятельности. Были вызваны комсомольцы, члены бригады по коллективизации, председатель Завидовского сельсовета и местный работник политпросвета (избач). Вот некоторые из показаний, которые они дали: «Раевского хорошо знаю. Последний зачастую говорит проповеди в церкви, в особенности в престольные праздники, в Троицу, Петров день, в Успенье и Михайлов день. Начинает проповедь на тему праздника и кончает: "Время, верующие, теперь пришло тяжелое, отец с сыном, брат с братом не уживаются вместе и восстают друг на друга. Идет сейчас гонение на религию". Кроме того, также Раевский говорил, то есть сопоставлял евангельское учение с настоящим моментом: "Почему отец с сыном не уживаются? Так как отец верит в Бога, а сын нет". И призывал верующих еще сильнее веровать в Бога и не поддаваться вражьему учению».
     «Попы наши завидовские очень хитрые и умные по-своему. Для того чтобы не отобрали у них церковь, они собирали среди крестьян деревень подписи, дескать, собрав большое количество подписей, можем отстоять от возможного отбора церковь».
     «Демонстрация была сорвана благодаря поповской и кулацкой агитации. По имеющимся сведениям, священник Григорий Раевский в церкви произнес проповедь. Привел пример: "Братья, когда тонет корабль, то команда спасается, но капитан должен погибнуть". Из слов Раевского видно, что он до тех пор будет бороться с советской властью, пока не погибнет. А поэтому считаю дальнейшее пребывание попов в Завидове безусловно опасным для строительства коллективизации».
     В самый день ареста о. Григория, 14 августа 1930 года, ОГПУ вызвало на допрос председателя сельсовета, который высказал свое категорическое суждение о необходимости ареста священника: «В декабре 1929 года Раевский приходил ко мне в сельсовет за разрешением на хождение по домам для совершения Рождественского служения. Тогда я, как председатель, ему не разрешил, и он сказал, что ваша задача задушить религию... К Раевскому часто приезжают неизвестно откуда священники и под видом службы проводят какие-то совещания. Я полагаю, что Раевский является первым контрреволюционером, который организовывает массу при помощи церкви».
     Местный избач показал: «Священник села Завидова Раевский действительно является организатором масс на срыв всех мероприятий партии и советской власти».
     Из верующих ОГПУ вызвало старосту храма, который, отвечая на вопросы следователя, не предполагал, что они задаются с единственной целью арестовать священника, и не стал читать протокол допроса, то, как записал следователь его показания: «Я церковным старостой нашей завидовской церкви был примерно двенадцать лет... Своих священников, Раевского и Дмитрова, хорошо знаю. Больше всего говорит проповеди благочинный Григорий Григорьевич Раевский. Он говорит проповеди в престольные праздники, на Троицу, Ильин день, Успенье, Михайлов день. В эти дни в церкви бывает очень много народа. Любимые его проповеди — о блудном сыне, о страданиях Иисуса Христа. Заканчивал призывом к верующим, чтобы они своих детей воспитывали в духе Божьем, остерегались антихриста и дьявольского учения, не верили ему и не поддавались обману, ибо рассуждение о том, что Бога нет, исходит из уст злого человека... Проповедь священника Григория Раевского настолько действовала, что многие, выходя из церкви, плакали».
     14 августа сотрудники ОГПУ пришли с обыском и арестовали священника. До того времени у о. Григория уже несколько раз были обыски, кончавшиеся конфискацией и без того скудного имущества. Когда-то они с матушкой имели хозяйство, держали кур, корову, был сад, огород, в доме стояла фисгармония. К тридцатому году ничего не осталось, все было конфисковано как уплата налога, включая фисгармонию, которую взял местный клуб. У о. Григория остались лишь небольшой шкаф с посудой, сундук и узкие деревенские половички. Сотрудники ОГПУ в очередной раз перевернули все вещи в поисках ценностей, хотели обыскать постель дочери священника, которая во время обыска безмятежно спала, но другая дочь, Анна, не позволила тревожить ребенка, и те отступились.
     Первое время после ареста о. Григория держали в Завидове, а потом под конвоем отправили в Тверскую тюрьму. Вызвали для допроса о. Николая Дмитрова и спросили об арестованном священнике. Отец Николай, хорошо зная лукавство гонителей, настоял на том, чтобы записать ответ собственноручно:
     — Священник Григорий Григорьевич Раевский ничего против советской власти не проявлял и недовольства мне не высказывал.
     — За что же и когда он подвергался аресту? — спросил следователь.
     — Аресту он подвергался Клинскими органами, просидел он шестьдесят два дня; возвратившись, за что сидел, не сказал. Больше мне ничего о нем не известно. Какие еще слова он говорит в проповедях, кроме хороших, мне не известно.
     Снова вызвали в ОГПУ старосту храма. То, что был арестован столь уважаемый священник, поразило его. Увидев, как ОГПУ расправляется с невиновными и ищет лишь повода, чтобы закрыть храм, он ответил:
     — Я служу церковным старостой более десяти лет и знаю священника Раевского как человека, который не стоит ни за, ни против советской власти. Затрагивает ли Раевский в проповедях вопросы политики, я не знаю, так как приходится все время стоять за свечным ящиком. Церковь наша большая, и все, что он говорит, мне не слышно. По приходу мне с ним ходить не случалось, и как он ведет себя среди крестьян, мне не известно.
     21 августа вызвали на допрос о. Григория. На вопросы следователя он ответил:
     — Проповеди в прошлом году в церкви говорил редко, иногда в двунадесятые праздники, в текущем году я проповеди говорил постом. Проповеди были чисто религиозного содержания, я политики не касался и даже намеков не делал... Против коллективизации никогда не выступал. 9 февраля 1930 года участия в организации торжественного служения в церкви не принимал и не служил, а прибыл в церковь в девять часов утра и стал служить молебны после утрени. В это время народу было около шестисот человек, из них исповедников было около трехсот человек. Меня удивляет по настоящее время, чем вызвано такое посещение церкви... В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. Больше показать ничего не имею и считаю показания на меня ложью.
     5 января 1931 года Тройка ОГПУ приговорила священника к пяти годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Отца Григория отправили на каторжные работы, на строительство Беломорско-Балтийского канала в Вологодскую область, неподалеку от города Вычегды. Теперь между близкими осталась только письменная связь и редкие свидания; на одно из них Лидия Васильевна поехала вместе с дочерью Ниной, которой было тогда десять лет. Их поселили за пределами лагеря в большом сером бараке; о. Григорий приходил к ним на свидания вечером после работы и каждый раз приносил свой паек — налитую в глубокую миску похлебку.
     В одном из писем в лагерь Лидия Васильевна писала ему: «...По обыкновению пишу опять вечером, время около восьми часов, Нина сидит в зале... а я на своем местечке сижу... Что-то сегодня весь день настроение гадкое, не знаю, чем объяснить, да все взятое вместе, и жизнь несладкая, и недостатки во всем так в минорное настроение налаживают, плюс ко всему сегодня получила из ВЦИКа ответ на свое заявление — ходатайство о восстановлении в правах; конечно тоже "отклонить", дальше уже ехать некуда, надежда рухнула, но что же поделаешь. Сегодня, Гриша, сдала тебе небольшую посылочку, что уже могла, маслица немного... Из всех твоих и своих поклонниц никого давно не вижу... хотя теперь времени свободного мало у них, все работают в колхозе, с полевыми работами покончили, сейчас пилка дров... Нынешний день не особо приятный был случай. В ночь — обнаружили утром, часов в десять — лезли в храм, но войти не пришлось, подпилили решетку, продавили два стекла, а войти не дали... Милый Гриша, в посылочке я послала тебе немного гороху, но не знаю, есть у вас где сварить, а потом не знаю, хорошо разваривается или нет, потом Нина положила один платочек, свое рукоделие, только не успела его выстирать... Сейчас уложила своих спать, а сама села докончить тебе письмо, на ночь читали с Ниной, она лежит, читаю я, не пишу что, но ты, верно, знаешь, не один раз мы с ней эту книгу прочитываем».
     Отца Григория освободили из заключения в начале 1934 года, и он вернулся в Завидово и стал служить в храме. Жить было трудно, он продал дом колхозу, а сам жил с семьей сначала в доме о. Николая Дмитрова, а потом снял квартиру у одной доброй женщины неподалеку от храма. Впоследствии, когда дочь Нина осталась одна, то проданный еще при родителях дом дал ей возможность получить образование в школе, так как колхоз в течение нескольких лет выплачивал сироте небольшими суммами за этот дом.
     12 мая 1935 года от скоротечной чахотки умерла супруга о. Григория. В конце зимы, придя в храм во время уборки, она пожалела труд убиравших, разулась, оттого простудилась и через три месяца скончалась. Дочь Нина осталась на попечении отца и крестного, священника Николая Дмитрова. Первые четыре класса она училась в Завидове, но в пятый класс ее не взяли из-за того, что она дочь священника, и она снова поступила в четвертый, окончила его, но ее снова не приняли в пятый, и она поступила в школу в соседнем селе в Спас-Заулке — это была уже Московская область. Пятый и шестой класс Нина проучилась там, а седьмой оканчивала снова в Завидове. Семь классов она окончила весной 1937 года. Училась она хорошо, и о. Григорий, просмотрев аттестат, похвалил ее и сказал: «Дочка, надо учиться обязательно, я не знаю, что со мной будет, но ты обязательно учись». Она исполнила завет отца, окончила полиграфический институт, занимала большую должность, но никогда не скрывала, что ее отец священник. И молитвами отца-мученика Господь управлял ее путь во благое, она никогда и ни в чем не чувствовала, что чем-то обделена из-за того, что у нее отец — священник гонимой Церкви.
     Отец Григорий был нрава кроткого, открытого, никогда ни на кого не повышал голоса, не исключая и дочь, даже когда она показывала свое непослушание. Захочет она пойти к соседской девочке, своей подружке, под двунадесятый праздник или в воскресенье, а о. Григорий скажет:
     — Нет, ты никуда не пойдешь сегодня.
     — Папа, я пойду, — скажет дочь.
     — Нет, ты никуда не пойдешь.
     — А я пойду.
     — Нет, не пойдешь.
     — Нет, пойду.
     И он тогда скажет:
     — Ну, иди.
     Но так скажет, что она уже никуда не пойдет, а только ждет удобного момента, чтобы попросить прощения.
     Летом 1936 года председатель областной комиссии по культам предложил благочинному Завидовского района собрать духовенство и обсудить проект сталинской конституции. Из священников пришли только двое, и одним из них был о. Григорий. Уяснив, что именно позвали его обсуждать, о. Григорий от обсуждения отказался, сказав, что поскольку он лишен как священник гражданских прав, то и обсуждать проект конституции не может. На этом собрание трех священников закончилось, и никто бы о нем не помянул, если бы через год не нахлынули новые гонения.
     Отец Григорий был арестован 30 июля 1937 года. В то время, когда сотрудники НКВД пришли к нему в дом, он был в лесу, куда часто ходил собирать грибы и ягоды. Вернулся он домой, а здесь в очередной раз идет обыск, но брать было нечего, взяли лишь письмо священника Александра Преображенского, которого, после выхода того из заключения, приютил о. Григорий. Отец Александр писал ему: «Вас искренне и сердечно, дорогой батюшка, благодарю за Вашу помощь и приют; не забуду никогда Вашего доброго, братского отношения и отзывчивости».
     На следующий день после ареста следователь Завидовского НКВД Шевелев допросил священника.
     — Признаете ли себя виновным в предъявленном вам обвинении? — спросил он.
     — Виновным в предъявленном мне обвинении себя не признаю, так как я никакой агитации, направленной на опошление, как вы утверждаете, мероприятий советской власти и партии, среди населения не проводил, — ответил священник.
     — Скажите, как часто в церкви села Завидова вы или Дмитров произносите проповеди?
     — Я лично говорил проповеди Великим постом с половины марта по 1 мая 1937 года.
     — Расскажите, о чем вы говорили в своих проповедях верующим?
     — В проповедях я говорил о значении исповеди, приготовлении к ней и о причащении.
     — Скажите, какие вы проводили сборы среди верующих, на какие цели и сколько собрали средств?
     — Сборы проводятся церковным старостой путем хождения с тарелкой; из общих сборов церковный совет или староста передают мне, я в свою очередь пересылаю по назначению — архиерею на содержание патриархии, епархиального управления, на приготовление мира.
     — Расскажите о составе церковного совета церкви села Завидова.
     — Членов церковного совета я не знаю, знаю только председателя церковного совета — церковного старосту Василия Григорьевича Голенкова, уроженца села Завидова.
     Основания для обвинения, как часто бывало в подобных случаях, не находилось, и тогда стали вызывать на допрос прихожан. Среди других вызвали и старосту храма Василия Голенкова.
     — Скажите, вы знаете Григория Григорьевича Раевского? — спросил следователь.
     — Григория Григорьевича Раевского, священника церкви села Завидова, я знаю лет двадцать. Встречался с ним в церкви, на улице, иногда он бывал у меня дома, пили чай.
     — Скажите, о чем вы разговаривали с Раевским при встречах?
     — Мы с ним разговаривали о жизни, говорили о делах общины верующих. По вопросу посещения верующими церкви Раевский говорил, что люди верующие и желающие посещать церковь не могут прийти, так как связаны с работой в колхозе, а если бы был выходной день в воскресенье, молящихся было бы больше. Кроме того, Раевский говорил мне, что нужно веровать в Бога и надеяться на Бога.
     — Скажите, как часто Раевский произносил проповеди в церкви и что он говорил в своих проповедях?
     — Проповеди в церкви Раевский говорил нечасто, в проповедях он говорил о значении праздника, а также говорил, что нужно веровать в Бога и надеяться на Бога.
     Стали вызывать на допросы соседей священника, но и они показали, что хорошо знают о. Григория как человека лояльного к государственной власти. Была вызвана жена благочинного о. Сергия Мазурова, которую следователь спросил:
     — Скажите, какие вам известны факты контрреволюционных высказываний Раевского?
     — Летом 1936 года моему мужу как благочинному было предложено обсудить с духовенством проект сталинской конституции. Мой муж разослал повестки о явке всем священникам благочиния. По повесткам из всех явились Дмитров и Раевский. От обсуждения проекта конституции Раевский отказался, говоря, что конституция нам, священнослужителям, ничего не дает. Все доводы мужа он не принял к сведению, заявив, что, если вам это нужно, вы и обсуждайте, пишите, что вам угодно.
     Прихожане и многие жители Завидова искренне любили о. Григория, и даже из тюремщиков находились те, кто ему сочувствовал. Благодаря им он смог в течение некоторого времени передавать близким коротенькие записки. 4 августа он писал о. Николаю Дмитрову, его супруге Екатерине, дочери Нине и хозяйке квартиры Марии: «Дорогие о. Николай, Екатерина Николаевна, Нина, Мария Егоровна и прочие и прочие, все, кто мне дорог и меня помнит. Здравствуйте. Ваши любовь и память и молитвы обо мне глубоко меня трогают и дают мне силы и покой переносить испытание, которое меня ожидает. Обвинение 58-10, а в чем, пока еще не знаю; мне не представили ни одного факта — жду каждый день. Надеюсь, что вы все не оставите моей Нины и замените ей маму и отца в мое отсутствие и тем самым снимите мою тревогу о ней. Чтобы получить свидание и сдать передачу в Калинине — нужно получить разрешение у следователя Шевелева на станции Завидово или у начальника НКВД Глебова. Но это между прочим. Пока будет идти следствие — не разрешается никакой переписки».
     На следующий день следователь снова допросил священника.
     — Следствие располагает материалами о вашей контрреволюционной деятельности, настаивает на искренних показаниях. Скажите, намерены ли вы давать искренние показания о вашей контрреволюционной деятельности?
     — Еще раз говорю, что я никакой контрреволюционной деятельностью не занимался.
     — Следствие располагает материалами, что вы в целях контрреволюционной агитации опошляли законы советской республики по вопросу служителей религиозного культа. Вы говорили, что если нас задумают посадить, то посадят и найдут материалы для обвинения, несмотря ни на какие законы. Подтверждаете ли вы это?
     — Смысл вопроса мне понятен и знаком, я мог сказать это только кому-либо из близких людей, но со своей стороны это высказывание контрреволюционной агитацией не считаю.
     — Скажите, каковы ваши взгляды и мнения по вопросу проекта сталинской конституции?
     — По вопросу обсуждения проекта сталинской конституции по предложению представителей культкомиссии Калининского облисполкома все духовенство района должно было собраться у благочинного Мазурова и обсудить проект, но явились лишь я и Дмитров. Я говорил, что, поскольку мы лишены избирательных прав, обсуждать этот проект не можем. Таким образом, вопрос остался открытым.
     — Следствие располагает данными, что вы высказывали свои недовольства колхозным строем, говорили, что колхозники хотят ходить в церковь, но не могут, ибо не имеют дней отдыха.
     — Это я отрицаю.
     В этот день он написал родным: «Дорогая Нина, долго, долго мне не придется тебе писать. На какой срок я попаду — сейчас не знаю, но придется тебе жить одной. Постарайся быть паинькой — следи за собой, грубить не надо, за своими словами следи. Учиться старайся — это тебе пригодится на всю твою жизнь. Советов как отца Николая, Екатерины Николаевны и Марии Егоровны слушайся — худого, плохого они никогда тебе не пожелают. Будь сама со всеми хороша — и к тебе все будут относиться так же. Теперь я тебе напишу, когда попаду в лагерь.
     10—30 вечера. Как бы мне хотелось, дочка родная, с тобой поговорить... Вспоминаю всех вас, родных и дорогих мне: хотя я и готовился мыслью к разлуке с вами, но она все-таки тяжела мне. Утешаю себя надеждою, что так угодно Богу, чтобы жить мне опять вдали от вас. Он, благий, посылает испытание — даст и силы перенести его...
     Так что обо мне не беспокойтесь. Я предлагаю такой план свидания, когда узнается день отправки — поезда в 10 – 50 утра и 1 час – 50 дня — Нина с кем-нибудь пусть возьмут билеты до Калинина, пусть садятся в тот же вагон, и я надеюсь, что мы будем иметь возможность говорить всю дорогу, о дне отправки вам как-нибудь сообщат. Если удастся, было бы хорошо. Отправка должна быть на днях, приходите каждый день к означенным поездам — и все будет хорошо. А теперь простите меня, кого я чем обидел, прошу ваших молитв о мне, грешном, чтобы Господь дал силы вторично перенести испытание.
     Крепко всех целую — всем мой привет и душевное спокойствие».

     Незадолго перед отправкой в Тверскую тюрьму о. Григорий написал дочери: «7.8.37. 7-30 утра. Дорогая Нина, на сколько теперь придется нам с тобой расстаться, я сейчас еще не знаю, но надеюсь — кого я просил, заменят тебе отца и мать. Старайся учиться — приложи все усилия, чтобы тебе из отличниц не выходить, слушайся, что тебе будут советовать, плохого совета из означенных лиц никто тебе не даст... Маму помни — меня не забывай... Веди себя хорошо, если я узнаю противное, мне будет очень тяжело...»
     Отца Григория отправили в Тверскую тюрьму, и близким не удалось увидеться с ним, но и из тюрьмы приходили сведения, что он жив, и однажды сообщили, когда и как можно его увидеть.
     Дочь Нина и матушка о. Николая, Екатерина, приехали в Тверь, добрались в указанное время до здания, в котором размещалось управление НКВД; у подъезда стояла машина для перевозки заключенных. Они остановились вдали, на противоположной стороне улицы, и видели, как из подъезда в сопровождении конвоя вышел о. Григорий. Он не глядел на другую сторону улицы, не оглядывался по сторонам и не увидел их. Это стало последним свиданием.
     28 сентября был день рождения о. Григория, ему исполнилось сорок девять лет. На следующий день Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Протоиерей Григорий Раевский был расстрелян сразу после объявления приговора, 29 сентября 1937 года.
     До сих пор среди завидовских прихожан сохраняется память о священномученике Григории — его служении, попечении о душах, его милосердии и мученической кончине. Священномученик был погребен в братской могиле на одном из кладбищ Твери; точное место погребения остается неизвестным..
(Игумен Дамаскин (Орловский)

Свщмч. Сергия Лосева пресвитера (1942),
ГодРождения=1893 ДеньРождения=20 МесяцРождения=9 МестоРождения=Московская губ., Виноградовский р., с.Ванилово
Родился в семье псаломщика.В течение двух с половиной месяцев после окончания Семинарии служил псаломщиком,после чего был рукоположен в сан диакона.позже Был рукоположен в сан священника вскоре после рукоположения во диакона.После этого служил священником.ОбвинениеПриОсуждении="а/с деятельность, к/р агитация, высказывания против Советской власти и Конституции" Приговор=10 лет ИТЛ
О.Сергию
вменяли в обвинение посещение им благочинного о.Владимира Воздвиженского. Обвиняли также в "сборе средств среди рабочих завода и колхозников на содержание себя".О.Сергий признал, что организовывал сбор средств - только не для себя, а на нужды храма.Его обвиняли также в том, что он "умышленно устраивал богослужения в уборочную кампанию, чтобы сорвать работу в колхозе". О.Сергий признал, что "богослужения в церкви в уборочную кампанию устраивал, но в этом с моей стороны никакого умысла не было". Виновным в к/р деятельности и а/с агитации о.Сергий себя не признал.В феврале 1938г. жена о.Сергия Варвара Ивановна также была арестована и вскоре расстреляна за то, что якобы "после ареста мужа среди населения вела к/р деятельность".ПричинаСмерти о. Сергия =умер в ИТЛ  МестоСмерти=Азербайджан, г.Баку, ИТЛ близ города
(Выписка из журнала заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 мая 2003 года под председательством Патриарха Алексия II. )

Перенесение мощей прав. Алексия Мечёва, Московского (2001).
http://i079.radikal.ru/0909/a5/cabab68516d5.jpg

  Московский старец, в миру отец Алексий Мечев, родился 17 марта 1859 года в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора.

    Отец его, Алексей Иванович Мечев, сын протоиерея Коломенского уезда, в детстве был спасен от смерти на морозе в холодную зимнюю ночь святителем Филаретом, митрополитом Московским и Коломенским. В числе мальчиков из семей духовенства Московской епархии, отобранных по критерию достаточной музыкальности, он был привезен поздним вечером в Троицкий переулок на митрополичье подворье. Когда дети ужинали, владыка митрополит вдруг встревожился, быстро оделся и вышел осмотреть прибывший обоз. В одних санях он обнаружил спящего мальчика, оставленного там по недосмотру. Увидев в этом Промысл Божий, митрополит Филарет отметил особым вниманием и попечением спасенного им ребенка, постоянно заботился о нем, а в дальнейшем и о его семье.

    Рождение отца Алексия произошло при знаменательных обстоятельствах. Мать его, Александра Дмитриевна, при наступлении родов почувствовала себя плохо. Роды были трудные, очень затянулись, и жизнь матери и ребенка оказалась в опасности.

    В большом горе Алексей Иванович поехал помолиться в Алексеевский монастырь, где по случаю престольного праздника служил митрополит Филарет. Пройдя в алтарь, он тихо встал в стороне, но от взора владыки не укрылось горе любимого регента. "Ты сегодня такой печальный, что у тебя?", - спросил он. - "Ваше Высокопреосвященство, жена в родах умирает". Святитель молитвенно осенил себя крестным знамением. - "Помолимся вместе... Бог милостив, все будет хорошо", - сказал он; потом подал ему просфору со словами: "Родится мальчик, назови его Алексеем, в честь празднуемого нами сегодня святого Алексия, человека Божия".

    Алексей Иванович ободрился, отстоял Литургию и, окрыленный надеждой, поехал домой. В дверях его встретили радостью: родился мальчик. Всю жизнь отец Алексий с благоговением вспоминал о самоотверженном поступке матери, которая взяла к себе свою сестру с тремя детьми после смерти ее мужа, несмотря на то, что и самим было тесно с тремя своими детьми - сыновьями Алексеем и Тихоном и дочерью Варварой. Для детей пришлось соорудить полати.

    Среди родных и двоюродных братьев и сестер Леня, как звали Алексея в семье, выделялся мягкосердечием, тихим, миролюбивым характером. Он не любил ссор, хотел, чтобы всем было хорошо; любил развеселить, утешить, пошутить. Все это выходило у него благочестиво. В гостях, в разгар игр в детских комнатах, Леня вдруг становился серьезен, быстро удалялся и прятался, замыкаясь в себе от шумного веселья. Окружающие прозвали его за это "блаженный Алешенька". Учился Алексей Мечев в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии. Он был старательным, исполнительным, готовым на всякую услугу. Оканчивая семинарию, так и не имел своего угла, столь необходимого для занятий. Чтобы готовить уроки, часто приходилось вставать ночью. Вместе со многими товарищами по классу Алексей Мечев имел желание поступить в университет и сделаться врачом. Но мать решительно воспротивилась этому, желая иметь в нем молитвенника. "Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником", - заявила она с твердостью.

    Тяжело было Алексею оставить свою мечту: деятельность врача представлялась ему наиболее плодотворной в служении людям. Со слезами прощался он с друзьями, но пойти против воли матери, которую так уважал и любил, он не мог. Впоследствии батюшка понял, что обрел свое истинное призвание, и был очень благодарен матери. По окончании семинарии Алексей Мечев был 14 октября 1880 года определен псаломщиком Знаменской церкви Пречистенского сорока на Знаменке. Здесь ему суждено было пройти тяжелое испытание.

    Настоятель храма был человек крутого характера, неоправданно придирчивый. Он требовал от псаломщика выполнения и таких обязанностей, которые лежали на стороже, обходился грубо, даже бил, случалось, и кочергой замахивался. Младший брат Тихон, посещая Алексея, нередко заставал его в слезах. За беззащитного псаломщика вступался иногда диакон, а тот все сносил безропотно, не высказывая жалоб, не прося о переводе в другой храм. И впоследствии благодарил Господа, что он дал ему пройти такую школу, а настоятеля отца Георгия вспоминал как своего учителя. Уже будучи священником, отец Алексий, услышав о смерти отца Георгия, пришел на отпевание, со слезами благодарности и любви провожал его до могилы, к удивлению тех, кто знал отношение к нему почившего.

    Потом отец Алексий говорил: когда люди указывают на недостатки, которые мы сами за собой не замечаем, они помогают нам бороться со своим "яшой". Два у нас врага: "окаяшка" и "яшка" - батюшка называл так самолюбие, человеческое "я", тотчас заявляющее о своих правах, когда его кто волей или неволей задевает и ущемляет. "Таких людей надо любить как благодетелей", - учил он в дальнейшем своих духовных детей.

    В 1884 году Алексий Мечев женился на дочери псаломщика восемнадцатилетней Анне Петровне Молчановой. В том же году, 18 ноября, был рукоположен епископом Можайским Мисаилом во диакона. Сделавшись служителем алтаря, диакон Алексий испытывал пламенную ревность о Господе, а внешне проявлял величайшую простоту, смирение и кротость. Брак его был счастливым. Анна любила мужа и сочувствовала ему во всем. Но она страдала тяжелым заболеванием сердца, и здоровье ее стало предметом его постоянных забот. В жене отец Алексий видел друга и первого помощника на своем пути ко Христу, он дорожил дружескими замечаниями жены и слушал их так, как иной слушает своего старца; тотчас стремился исправлять замеченные ею недостатки.

    В семье родились дети: Александра (1888), Анна (1890), Алексей (1891), умерший на первом году жизни, Сергей (1892) и Ольга (1896).

    19 марта 1893 года диакон Алексий Мечев был рукоположен епископом Нестором, управляющим московским Новоспасским монастырем, во священника к церкви Николая Чудотворца в Кленниках Сретенского сорока. Хиротония состоялась в Заиконоспасском монастыре. Церковь Николая Чудотворца в Кленниках на Маросейке была маленькой, и приход ее был очень мал. В непосредственной близости высились большие, хорошо посещаемые храмы.

    Став настоятелем одноштатной церкви Святителя Николая, отец Алексий ввел в своем храме ежедневное богослужение, в то время как обычно в малых московских храмах оно совершалось лишь два-три раза в седмицу.

    Приходил батюшка в храм почти с пяти часов утра, сам и отпирал его. Благоговейно приложившись к чудотворной Феодоровской иконе Божией Матери и другим образам, он, не дожидаясь никого из причта, готовил все необходимое для Евхаристии, совершал проскомидию. Когда же подходил установленный час, начинал утреню, за которой нередко сам читал и пел; далее следовала Литургия. "Восемь лет служил я Литургию каждый день при пустом храме, - рассказывал впоследствии батюшка. - Один протоиерей говорил мне: "Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят. Заходил в церковь - пусто... Ничего у тебя не выйдет, понапрасну звонишь"". Но отец Алексий этим не смущался и продолжал служить. По действовавшему тогда обычаю москвичи говели раз в году Великим постом. В храме же "Николы-Кленники" на улице Маросейке можно было в любой день исповедаться и причаститься. Со временем это стало в Москве известно. Описан случай, когда стоявшему на посту городовому показалось подозрительным поведение неизвестной женщины в очень ранний час на берегу Москвы-реки. Подойдя, он узнал, что женщина пришла в отчаяние от тягот жизни, хотела утопиться. Он убедил ее оставить это намерение и пойти на Маросейку к отцу Алексию. Скорбящие, обремененные горестями жизни, опустившиеся люди потянулись в этот храм. От них пошла молва про его доброго настоятеля.

    Жизнь духовенства многочисленных малых приходов того времени была материально тяжела, плохими часто бывали и бытовые условия. Маленький деревянный домик, в котором помещалась семья отца Алексия, был ветхим, полусгнившим; стоявшие вплотную соседние двухэтажные дома затеняли окна. В дождливое время ручьи, сбегая вниз с Покровки и Маросейки, текли во двор храма и в подвал домика, в квартире всегда было сыро. Матушка Анна Петровна тяжело болела. У нее началась сердечная водянка с большими отеками и мучительной одышкой. Скончалась Анна Петровна 29 августа 1902 года в день усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

    В то время очень близкая отцу Алексию купеческая семья (Алексей и Клавдия Беловы) пригласила к себе домой приехавшего в Москву праведного отца Иоанна Кронштадтского, с которым находилась в контакте по делам благотворительности. Сделано же это было для встречи с ним отца Алексия. "Вы пришли разделить со мной мое горе?", - спросил отец Алексий, когда вошел отец Иоанн. - "Не горе твое я пришел разделить, а радость, - ответил отец Иоанн. - Тебя посещает Господь. Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить. Ты радуешься на свои скорби и думаешь: нет на свете горя больше твоего... А ты будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя, и тогда увидишь, что твое несчастье незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет".

    Благодать Божия, обильно почивающая на Кронштадтском пастыре, по-новому осветила жизненный путь отца Алексия. Указанное ему он принял как возложенное на него послушание. К восприятию благодати старчества он был, несомненно, подготовлен многими годами поистине подвижнической жизни. Искавших в маросейском храме помощи, надломленных тяжелыми обстоятельствами, взаимной неприязнью, погрязших во грехах, забывших о Боге отец Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. В душу их вселялись радость и мир Христов, проявлялась надежда на милость Божию, на возможность обновления души, проявляемая по отношению к ним любовь, вызывала у каждого ощущение, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили.

    Отец Алексий получил от Бога благодатный дар прозорливости. Приходившие к нему могли видеть, что ему известна вся их жизнь, как ее внешние события, так и их душевные устремления, мысли. Раскрывал он себя людям в разной степени. По своему глубокому смирению всегда стремился не показывать полноты этого дара. О каких-либо подробностях, деталях еще неизвестной собеседнику ситуации он обычно говорил не напрямик, а якобы рассказывая об имевшем недавно место аналогичном случае. Указание, как поступить в конкретном деле, батюшка высказывал только раз. Если пришедший возражал, настаивал на своем, то отец Алексий устранялся от дальнейшего разговора, не объяснял, к чему приведет неразумное желание, даже не повторял первоначально сказанного. Мог иногда дать и требуемое от него благословение. Лицам же, пришедшим с покаянным чувством и преисполненным доверия, он оказывал молитвенную помощь, предстательствуя за них перед Господом об избавлении от трудностей и бед.

    В нижнем жилом этаже храма батюшка открыл начальную церковно-приходскую школу, а также устроил приют для сирот и детей неимущих родителей. Дети осваивали там и полезные для них ремесла. В течение 13-ти лет отец Алексий преподавал детям Закон Божий в частной женской гимназии Е.В. Винклер. Благословив на писание икон свою духовную дочь Марию, пришедшую к нему в храм девочкой-подростком вскоре после смерти отца, батюшка способствовал этим возрождению в дальнейшем древнерусской иконописи, которая находилась в забвении несколько столетий, уступив место живописи.

    Богослужения в храме отец Алексий стал совершать в ту пору не только утром, но и вечером (вечерню и утреню). Проповеди батюшки были просты, искренни, они не отличались красноречием. То, что он говорил, трогало сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни. Он не пользовался ораторскими приемами, сосредоточивал внимание слушателей на евангельских событиях, житии святых, сам оставаясь полностью в тени.

    Когда его спрашивали, как наладить жизнь прихода, он отвечал: "Молиться!". Призывал своих духовных чад молиться за панихидами: "Еще раз ты войдешь в соприкосновение с усопшими... Когда предстанешь перед Богом, все они воздвигнут за тебя руки, и ты спасешься". Число молящихся в храме все увеличивалось. Особенно после 1917 года, когда отошедшие от Церкви, испытав многочисленные беды, устремились в храмы в надежде на помощь Божию. После закрытия Кремля часть прихожан и певчих Чудова монастыря перешла по благословению владыки Арсения (Жадановского) в храм отца Алексия. Появилось немало молодежи, студентов, которые увидели, что революция вместо обещанных благ принесла новые бедствия, и теперь стремились постичь законы духовной жизни.

    В эти годы начали служить на Маросейке получившие образование ревностные молодые священники и диаконы, в их числе сын отца Алексия отец Сергий Мечев, рукоположенный во иерея в Великий четверток 1919 года. Они помогали и в проведении лекций, бесед, в организации курсов по изучению богослужения. Но нагрузка на отца Алексия все возрастала. Слишком многие желали получить его благословение на какое-либо дело, выслушать его совет. Батюшке приходилось и раньше принимать часть приходящих в своей квартире в домике причта, построенном перед Первой мировой войной известным издателем И.Д. Сытиным. Теперь же можно было видеть нескончаемые очереди у дверей домика, летом приезжие оставались ночевать во дворе храма.

    Истинными духовными друзьями отца Алексия были современные ему оптинские подвижники - старец иеросхимонах Анатолий (Потапов) и скитоначальник игумен Феодосий. Отец Анатолий приезжавших к нему москвичей направлял к отцу Алексию. Старец Нектарий говорил кому-то: "Зачем вы ездите к нам? У вас есть отец Алексий". Отец Феодосий, приехав как-то в Москву, посетил маросейский храм. Был за богослужением, видел, как идут вереницы исповедников, как истово и долго проходит служба, подробно совершается поминовение, как много людей ожидает приема. И сказал отцу Алексию: "На все это дело, которое вы делаете один, у нас бы в Оптиной несколько человек понадобилось. Одному это сверх сил. Господь вам помогает".

    Святейший Патриарх Тихон, который всегда считался с отзывом батюшки в случаях хиротонии, предложил ему взять на себя труд по объединению московского духовенства. Заседания проходили в Храме Христа Спасителя, но по условиям того времени вскоре были прекращены. Отношение духовенства к батюшке было весьма различно. Многие признавали, его авторитет, часть пастырей была его духовными детьми и последователями, но немало было и тех, кто критиковал его.

    Старец отмечал: “Много нужно понести скорбей, чтобы научиться молиться. Сердце пастыря должно расшириться настолько, чтобы оно могло вместить в себя всех нуждающихся в нём”.

     Епископ Арсений говорил: “Но если молитва бодрит и освежает человека, то принятие на себя страданий ближних сокрушает сердце пастыря, делает его физически больным”. Батюшка о. Алексий стал страдать той болезнью сердца, от которой впоследствии скончался... Наступил 1923 год. Батюшке становилось всё хуже. Жалко было смотреть, как он задыхается от мучительной одышки... Все кто видели Батюшку в эту зиму, замечали, что он был каким-то особенно светлым, светился каким-то особым, духовным, неземным, нетленным светом, в котором сочеталась такая же неземная, тихая радость.

     - Батюшка, как тяжело думать, что вас не будет.

     - Глупыш, я всегда с Вами буду...

     Другой своей духовной дочери он незадолго до смерти сказал:

     - Молись за меня, а я – за тебя, любовь по смерти не умирает. И если я обрету дерзновение перед Богом, за всех буду молить Бога, чтобы вы все там были со мной.В последних числах мая по новому стилю 1923 года отец Алексий поехал, как и в прошлые годы, отдыхать в Верею, отдаленный городок Московской области, где у него был маленький домик. Перед отъездом служил в маросейском храме свою последнюю Литургию, прощался с духовными детьми, уходя, простился с храмом. Скончался отец Алексий в пятницу 9/22 июня 1923 года. Последний вечер он был радостен, ласков со всеми, вспоминал отсутствующих, особенно внука Алешу.

     Из воспоминаний духовной дочери старца: “Подле него была Нина. Она со скорбью и беспокойством наклонилась к нему. Батюшка взял её голову обеими руками и прижал к груди... В эту минуту она услышала в его груди сильный звук как бы лопнувшей пружины. Батюшкины руки ослабели и упали. Глаза закрылись навсегда. Это была пятница 9/22 июня 1922 года”.
    Гроб с телом отца Алексия был доставлен в храм Николая Чудотворца в Кленниках на лошади в среду 14/27 июня в девятом часу утра. Церковные общины Москвы во главе со своими пастырями приходили одна за другой петь панихиды и прощаться с почившим. Это длилось до самого утра следующего дня, чтобы дать возможность всем пришедшим помолиться. Служили вечером две заупокойные всенощные: одну в церкви и другую во дворе. Литургию и отпевание совершал во главе сонма духовенства архиепископ Феодор (Поздеевский), настоятель Данилова монастыря, - об этом просил в своем письме незадолго до смерти отец Алексий. Владыка Феодор находился тогда в тюрьме, но 7/20 июня был освобожден и смог исполнить желание батюшки.

    Всю дорогу до кладбища пелись пасхальные песнопения. Проводить отца Алексия в последний путь прибыл на Лазаревское кладбище Святейший Патриарх Тихон, только что освобожденный из заключения. Он был восторженно встречен толпами народа. Исполнились пророческие слова батюшки: "Когда я умру - всем будет радость". Литию служил архимандрит Анемподист. Святейший благословил опускаемый в могилу гроб, первый бросил на него горсть земли.

    Через десять лет в связи с закрытием Лазаревского кладбища останки отца Алексия и его жены были перенесены 15/28 сентября 1933 года на кладбище "Введенские горы", именуемое в народе Немецким. Тело отца Алексия было в ту пору нетленным. Лишь на одной из ног нарушился голеностопный сустав и отделилась стопа. Все последующие десятилетия могила отца Алексия была, по свидетельству администрации кладбища, самой посещаемой. Благодаря рассказам о полученной помощи, а позднее и публикациям, множество людей узнали об отце Алексии и, прося его заступничества в своих бедах и трудных житейских обстоятельствах, бывали утешены батюшкой.

    Имеется множество свидетельств благодатной помощи в различных нуждах по молитвам к старцу. Много таких случаев было отмечено при восстановлении храма на Маросейке. В дни памяти батюшки несколько раз неожиданно приходила помощь в оформлении документов, в срочных делах по ремонтным работам в храме и церковном домике.

    ***

    На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года старец в миру протоиерей Алексий Мечев был причислен к лику святых Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.

    В 2001 году в центре Москвы прошел многотысячный крестный ход, сопровождавший перенесение святых мощей из Новоспасского монастыря в храм святителя Николая на Маросейке. Перед началом торжественного шествия Святейший Патриарх Алексий совершил молебен у ворот Новоспасского монастыря, и затем крестный ход, в котором участвовали архиереи, московское духовенство, верующие, отправился в путь. По дороге на улицах города к шествию присоединялось множество людей, которых, по данным ГУВД Москвы, насчитывалось не менее восьми тысяч человек.

    Напутствуя участников крестного хода, Святейший Патриарх напомнил, что старец Алексий был причислен к лику святых на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года. "Старшее поколение москвичей помнит молитвенный подвиг старца, который в суровые годы, годы стояния за веру, многих верующих утешил, ободрил, помог перенести испытания. Почитание старца продолжалось и после его кончины", - сказал Предстоятель.

    Мощи святого были перенесены в Никольскую церковь на Маросейке, где протоиерей Алексий Мечев служил 31 год: с 1892 по 1923. Затем Святейший Патриарх Алексий совершил здесь праздничную Литургию. Поздравив москвичей с духовным торжеством, Патриарх особо отметил дар старца откликаться на чужую боль и страдания, и воспринимать их как свои собственные. "За этот подвиг, - отметил Предстоятель Русской Церкви, - Алексий Мечев получил от Бога дар прозорливости, когда ему открывалась жизнь человека, обращавщегося к старцу".

    Многочисленная община храма на Маросейке сохранила высокую духовную жизнь и после кончины в 1923 году своего духовника. Среди "маросейцев" были талантливые иконописцы и писатели. Благодаря их ученикам и потомкам храм, возвращенный 10 лет назад, был быстро возрожден. Стараниями общины изготовлен тонкой работы каменный иконостас, расписаны стены.

    ***
    Из воспоминаний духовного сына старца Алексия: “Слишком запечатлелся перед нами образ о. Алексия. Нельзя забыть ни его светящихся приветом, небольших, но глядевших проникновенно голубых глаз, ни его чисто русского, родного благостно улыбающегося лица, на котором было написано столько доброты и душевной теплоты, что казалось их с избытком хватило бы на всех, кто имел счастье видеться и встречаться с ним. После большого семейного горя – потери близкого человека – я поспешил на Маросейку. Своим чутким сердцем о. Алексий понял всю глубину моей скорби и утешил без всяких слов одним лишь благостным видом. По окончании панихиды, у меня в порыве благодарности, невольно вырвалось: “Добрый Батюшка!”.

     У одной женщины, проживавшей в Туле, без вести пропал сын, ей посоветовали съездить в церковь “Николы в Клённиках” к старцу. Женщина приехала в Москву, пришла в церковь, и очень удивилась, когда после литургии услышала слова старца, протягивающего ей крест через головы шедших впереди неё людей:

     - Молись как за живого.

     Удивлению женщины не было предела, ведь священник впервые видел её, и не мог знать о её горе. А позже, при личной встрече, старец Алексий сказал:

     - Вот тут на днях была у меня мать: всё о сыне беспокоится, а он преспокойно служит в Софии на табачной фабрике.

     Затем благословил женщину и подарил бумажную иконку со словами:

     - Ну, Бог благословит.

     Позже стало известно, что вскоре женщина получила от сына из Болгарии письмо, в котором он сообщил, что работает в Софии на табачной фабрике.

     Очевидцы вспоминали, как однажды в храм вошёл пьяный, “оборванный, весь трясущийся человек” и обратился к старцу Алексию:

     - Я совсем погиб, спился. Погибла душа моя... спаси... помоги мне...

     Старец подошёл к несчастному совсем близко, с любовью взглянул в его глаза, положил руку на плечо и сказал:

     - Голубчик, пора нам с тобой перестать винцо-то пить.

     - Помогите, Батюшка, помолитесь!

     Старец Алексий взял страждущего за правую руку и повёл к алтарю, торжественно раскрыл царские ворота и, поставив его рядом с собой на амвоне, начал молебен. После молебна старец Алексий трижды осенил несчастного, дал ему просфору и трижды поцеловал его. Спустя некоторое время в храм к свечному ящику подошёл прилично одетый мужчина и выразил желание отслужить благодарственный молебен. Увидев старца, мужчина бросился с рыданием к его ногам. Старец узнал в нём того несчастного и воскликнул: Василий, да ты ли это?

     Василий рассказал, как по молитве старца бросил пить, был принят на “хорошее место”.

Воспоминания :
     Из воспоминаний духовной дочери старца:

     - Никогда Батюшка не требовал к себе внимания, каких-либо знаков почтения и не только не требовал, но и сторонился их... В 1920 году чудовские сёстры подняли вопрос о награде о. Алексию. В марте 1923 года исполнилось 30 лет служения его в сане священника... Настал день, когда Батюшка был вызван на патриаршую службу и награждён крестом... Вечером все собрались на вечернее богослужение и с волнением ждали, когда придёт Батюшка... После краткого молебна он обратился к народу... Закрывая лицо руками, он говорил о своём недостоинстве. Его слово было всенародным потрясающим исповеданием своего ничтожества, своей полной во всём недостаточности, негодности и слабости. Казалось, что этот крест с камушками совсем задавил его. К слёзной, потрясающей всех исповеди Батюшка с глубоким смирением поклонился до земли, прося у всех прощения.

     Из воспоминаний монахини Иулиании:

     - Батюшка, особенно за богослужением, как бы светился каким–то особым, ни с чем не сравнимым внутренним светом. Обилие благодати, почивавшей на нём, иногда для некоторых проявлялась и вовне: он стоял на воздухе и из глаз его как бы сыпались искры. Когда одна из верующих простодушно рассказала ему, каким она его видела, он ответил: “Никому не говори об этом до самой моей смерти. Тебе надо было видеть меня грешного, по Божиему милосердию, в духе. Помни: это – только любовь и милосердие Божие ко мне, грешному”.

*******************
    Из духовных советов святого Алексия Мечева.

    - Гнать нехорошие мысли надо. Как только начнутся мысли нехорошие, если одна, начинай молиться, а если не одна, бери какую-нибудь книгу серьезную или начинай какое-нибудь дело.

    - Поставь строгий порядок у себя во всем: такое-то время - заниматься, в такое-то - читать и т. д. Если пойти нужно куда, отчего не пойти, почитать - отчего не почитать, а так чтобы во всем был порядок.

    - Когда видишь, что около тебя человек унывает, тогда надо взять себя в руки, быть веселым, ободрить другого, а если идет все гладко, то надо говорить о серьезном, а не болтать; вообще заботиться о пользе других и делать все на пользу другим; и не только дела так располагать, но и слова; если, например, видишь, что все говорят, ну, давай, мол, я и скажу, а это что же? Прежде чем сказать, нужно подумать, Христа можно вспомнить, как бы Он тут поступил, и потом, как совесть твоя говорит, так и делать и говорить; вот и будет золотая середина.

    - "Иисусова молитва" - серьезное дело. Надо постоянно иметь пред собой Господа, как бы ты находишься перед каким-нибудь важным лицом, и быть как бы в постоянной беседе с Ним. Тут уж у тебя будет состояние приподнятое.

(Патриархия.ru / По материалам журнала Московские епархиальные ведомости)

Молите Бога о нас грешных святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

+1

69

Икона Божией Матери, именуемая "Призри на смирение"
http://i023.radikal.ru/0909/2b/280ccb270a53.jpg

Икона Божией Матери, именуемая "Призри на смирение", явилась в 1420 году в Псковской земле, на озере Каменном. 16 сентября того же года она была перенесена в Псков и поставлена в соборном храме.В Псковской летописи встречается упоминание об этом образе:

“В лето 6934 (1426), тоя же осени, бысть знамение от иконы святыя Богородицы, на Камене озере, у Василя у двора: шла кровь из правого ока, и на место капала, где стояла, и на пути шла кровь, как везли от иконы в убрус, как в Псков провадили икону Пречистыя, месяца сентября в 16, на память святыя великомученицы Евфимии”.

Икона была перевезена в Псков и хранилась в соборном Троицком храме. В память этого перенесения, празднование в честь иконы было установлено 16/29 сентября.

Древний образ “Призри на смирение” не дошел до наших дней. В XIX веке уже не встречается упоминаний о древней иконе, находившейся в Троицком соборе, и, возможно, погибшей во время одного из стихийных бедствий.

Списков иконы “Призри на смирение” известно немного. Один из них конца XVII в. находится и поныне в Киевском Флоровском Вознесенском женском монастыре. Второй — икона Божией Матери “Призри на смирение” — украшает в настоящее время главный храм в Киевском Свято-Введенском мужском монастыре. В память этого перенесения чудотворной иконы было установлено празднование.
Образ сей иконы в Сретенском храме являлся келейной иконой старца Архимандрита Иоанна (Крестьянкина). После его преставления эта икона из кельи старца была перенесена в Сретенский храм.
Летом 1993 года на стекле иконы изнутри появилась небольшая муть. Все думали, что-то произошло с самой иконой, решили отдать ее в реставрацию. И вот когда сняли раму со стеклом ( их-то зачем нести в реставрацию) то увидели на стекле... отпечаток точно такой же иконы.
Киевские ученые, проведя исследование, пришли к выводу, что изображение является нерукотворным, при этом не смогли дать научного объяснения случившемуся чуду.

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib3656.jpg

Приказом Священного Синода Украинской Православной Церкви от 22 ноября 1995 года святой образ Божьей Матери «Призри на смирение» был признан чудотворным.

Ризы таких икон по давней традиции украшали ценным металлом и драгоценными камнями. Поэтому в 1996 году святой лик Богородицы был оправлен в драгоценную ризу, которая, по мнению специалистов, имеет высокую художественную ценность.

История, о которой я поведу речь, из области чудесных. Как хорошо, что посылаются нам такие истории, и как хорошо, что у нас есть возможность о них поведать.

Славный своей историей Псков и «матерь городов русских» Киев друг от друга неблизко. Но так уж случилось: оказались они связаны прочными духовными нитями, для которых, как известно, расстояние не помеха. На озере Каменном под Псковом в 1420 году была явлена икона со странным, на первый взгляд, названием «Призри на смирение». Чуть позже ее перенесли в Псков, и с тех пор день перенесения иконы — 16 сентября (ст.ст.) — празднуется как день ее памяти. Божья Матерь изображена на иконе сидящей. На голове корона. В правой руке скипетр. Левой Она поддерживает Богомладенца. А Сам Богомладенец не сидит, как очень часто изображается на иконах, а стоит на коленях Матери. При этом правой рукой прикасается к Ее ланите, а левой держит шар — символ власти над миром. Долго находилась эта чудная икона в соборном храме Пскова и еще бы находилась, да только подоспел черный 1917 год... Куда девалась потом икона, сказать трудно. Только лет двести назад был сделан с нее список небольшой — 110 на 70 см, и попал этот список в Киевский Введенский храм. Как только богоборческие годы пришли, одна монахиня по имени Феодора стала хранить эту икону у себя, как благословил ее духовный отец Борис Квасницкий. Самого-то его в 1931 году расстреляли. И вот в Киеве вновь открывается Введенский храм. И вот «Призри на смирение» возвращается обратно. Начинается новая жизнь древней иконы. И, как оказалось, жизнь удивительная, необычная. Вот что рассказывает настоятель храма игумен Дамиан:

— Летом 1993 года на стекле иконы изнутри появилась небольшая муть. Все думали, что-то произошло с самой иконой, решили отдать ее в реставрацию. И вот когда сняли раму со стеклом (их-то зачем нести в реставрацию), то увидели на стекле... отпечаток точно такой же иконы.

А вот что рассказал заместитель старосты прихода Максим Парамонов:

— Как сейчас помню, было 1 августа 1993 года, воскресенье. Я и два моих товарища, Юрий и Алексей, осторожно вынимали икону из киота, из-под стекла, под которым она находилась. Смотрю: на стекле какой-то отпечаток. Я испугался: вдруг повредили икону. А потом присмотрелся: Матерь Божия чудесным образом отобразилась на стекле...

Что же это за чудо такое? Чудо и чудо. Прихожане Введенского храма с великой благодарностью приняли это событие.

— Конечно, чудо. Великая Божья милость к нам, к нашему храму, прихожанам. Мы что, мы обычной христианской жизнью живем, но икону «Призри на смирение» у нас очень любят. Скольким она помогла, скольких исцелила, не знаю, но идут к ней постоянно, припадают с надеждой. Разве можно зафиксировать все чудеса, не каждый станет рассказывать, афишировать. Получив исцеление, многие благодарят Божью Матерь, дарят что-нибудь к иконе или просто с благодарностью молятся. О чуде или исцелении узнают самые близкие. Приходит, например, человек, заказывает благодарственный молебен перед иконой «Призри на смирение». Мы спрашиваем: «По какой причине?» — «Поблагодарить хочу Божью Матерь за милость, которую на оказала». — «А какую милость?» — «Да я об этом говорить не буду...» Не станешь ведь пытать человека: расскажи да расскажи. Стекло, на котором отобразилась Божья Матерь, теперь выносится на поклонение верующим. Одержимые нечистым духом люди с трудом приближаются к этому стеклу. Кажется, внешне люди нормальные, а, подходя к стеклу, они начинают кричать, бросаться в сторону, без помощи постороннего приложиться к стеклу не могут. Так что, та благодатная сила, которой обладают икона и стекло, реальна и действительна.

Это слова отца Дамиана.

— А что скажут ученые, как они объяснят необычное явление в Введенском храме?

— Надо сказать, что киевские ученые очень заинтересовались чудом. Вот что сказал один из них, заведующий кафедрой Киевского политехнического института, доктор технических наук Антон Сильвестров:

— Подобные события поднимают дух нашего народа, который долгое время был оторван от своих религиозных традиций. Положительные результаты исследований могут способствовать восстановлению этих традиций. Если исследования подтвердят нерукотворность изображения, а значит, подлинность чуда, то люди пойдут сюда большими толпами на поклонение и получат реальную возможность восстановить свои отношения с Богом.

И началась кропотливая исследовательская работа. Конечно, ученые в большинстве своем скептики. И здесь первое, что им хотелось выяснить, нет ли на стекле следов кисти или напылений. Заведующий лабораторией лазерных методов исследования Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз Юрий Попов и другие ученые с благословения отца Дамиана приступили к исследованию иконы и ее отпечатка на стекле. Используется ультрафиолетовое излучение, берутся соскобы красок, сравниваются под микроскопом, анализируются на современных микроспектрометрических приборах. Всякая фальсификация была исключена. И вот икону вернули на прежнее место, установили новое стекло. Верующие вновь выстроились к ней на поклонение, а ученые тем временем занялись подведением итогов исследования. Вывод один: изображение на стекле нерукотворное. А вот каким образом оно произошло?.. И опять ученые стараются все добросовестно разложить по полочкам. Юрий Попов придерживается такого мнения:

— Я провел химический анализ красочных слоев иконы, частицы краски брались как с самой иконы, так и со стекла. Совпадение морфологических признаков на стекле и на иконе свидетельствует о том, что данные участки находились в близком контакте и от этого произошло прилипание. Когда стекло снималось, то частицы остались на стекле.

Пусть так. Но кто явился источником этого явления? В результате какого «спускового крючка» оно произошло?

Вот что говорит художник-реставратор Сергей Кулаков:

— Мне кажется, надо разделить исследование этого феномена на две части. Наше исследование — это механическая часть. В результате каких-то физических процессов возникло изображение. Вне всяких сомнений, все исследования проведены на высочайшем уровне. Другой вопрос — кто явился источником этого дела? Икона находится в храме, она называется «Призри на смирение». Богоматерь наблюдает за своими смиренными чадами. Для прихожан это большая святыня, и мне кажется, все понимают, что есть вещи, которые невыразимы на языке рациональной науки.

Многие ученые отмечали и другое. Если бы имела место, говоря языком специалистов, диффузия вещества краски, если бы изображение с иконы просто механическим образом перенеслось на стекло, оно бы распределилось по стеклу равномерным слоем. А мы видим четкое изображение иконы. Божья Матерь, корона, скипетр... Давайте прислушаемся к словам кандидата биологических наук Тамилы Решетниковой:

— Я убеждена, что чудотворность икон — это реальность. Они, действительно, как бы оживают иногда, от них исходит энергия, как от святых мощей. Эта энергия и могла спровоцировать подобную диффузию. Когда я впервые увидела исследуемое изображение, у меня дыхание остановилось... Я немного занималась вопросами Туринской Плащаницы. Могу сказать: это аналог Туринской Плащаницы.

Икона «Призри на смирение» явила чудо, перед которым неверующему человеку можно и растеряться. Но растерянность не так страшна, она естественна, когда человек сталкивается с непонятным, таинственным, чудесным. Более страшна поспешность отмахнуться от чуда: да полноте, мы взрослые люди... Наша непомерная гордыня не позволяет нам опуститься даже до растерянности. И мы торопимся объяснить необъяснимое, постичь непостижимое. Хорошо, что этого апломба не было у киевских ученых. Они взвесили все «за» и «против», они досконально изучили непонятное им явление. И, может быть, не случайно здесь оказалась икона «Призри на смирение»? Божья Матерь призывает к смирению нас — горделивых, всезнающих, образованных. «Не торопитесь, — говорит Она нам, — возгордиться живостью своего ума и широким диапазоном ваших знаний. Есть то, что нельзя постичь. А только — принять сердцем. Смиренным сердцем, обязательно смиренным. Призри на смирение»...

Нерукотворный образ Божьей Матери на стекле по-прежнему в Введенском храме. Сколько радости и утешения посылает он православным людям. А сама икона оказалась под новым стеклом. До срока... прошло не так много времени, и отец Дамиан вновь приглашает в храм ученых. На новом стекле, (а оно теперь на приличном расстоянии от самой иконы), вновь появилось... изображение Божьей Матери. Пречистая Дева укрепляет тех, кому недостаточно убедительным показалось первое чудо. Вот оно вам — второе, только уверуйте, только не прячьте сердце ваше под жестким панцирем всезнайства и цинизма, ничего не стоят они рядом с чудом.

Вот еще один нерукотворный образ появился в Введенском храме города Киева. Церковная история знает несколько нерукотворных образов. Первый из них – Нерукотворный Спас — Эдесский образ Иисуса Христа. Когда ученые начинали свои исследования, один из них сказал замечательные слова:

— Совершая этим экспериментом грех неверия, мне бы очень хотелось, чтобы его результатами усилилась вера.

Да, народу в Введенском храме прибавилось. Приходят, вглядываются, удивляются, прикладываются, молятся и просят.

— Вот ведь какие удивительные события посылает вашему храму Божья Матерь, отец Дамиан...

Когда праведный Иаков был взят на небо и ходил по Царству Небесному, он созерцал, где живут святители, мученики, кто какие наследовал блаженства. Когда он все осмотрел, то спросил Ангела: «Скажи, а где же Божья Матерь?» Ангел ответил ему: «Ее здесь нет. Она среди многострадального народа». Может быть, этим чудом Божья Матерь напомнила, что Она всегда с нами, среди нас.

Как не согласиться со словами батюшки. И добавить-то к ним нечего.

reshma.com.ru

(Всеукраинский журнал «Мгарскій колоколъ»
№ 68, сентябрь 2008
)

– В Киеве на Днепре женщина с дочкой катались в лодке. Мама отвлеклась и не заметила, как ребёнок упал в воду. Когда она спохватилась, девочки уже не было видно. Женщина взмолилась Божией Матери, и в водах реки, как на стекле, отобразилась икона «Призри на смирение». Богородица подняла малышку со дна, и та была спасена.

Однажды после молитвы перед иконой глухонемая девочка заговорила. Удивлённая бабушка стала расспрашивать её, как это произошло. – «Тётя на меня подула», – сказала внучка, указывая на чу­десный образ Богоматери.

Был случай исцеления молодой женщины, заболевшей гепатитом во время беременности. Врачи говорили, что болезнь губительно скажется на здоровье младенца, и требовали сделать аборт. Но женщина побоялась взять на себя грех, совершить убийство собственного ребёнка. Три дня она молилась перед образом Богородицы, прося о помощи. Повторные анализы показали отсутствие в крови вируса гепатита. Родившаяся девочка была совершенно здорова.

Но самое главное – икона несёт душевное врачевание, многим людям она помогла вернуться в храм, к посещению служб, к Исповеди и Причастию.
 
Еще об иконе   http://www.pravmir.ru/article_1542.html
АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p707

Владычице Преблагословенная возьми нас грешных под Свой Покров Святый! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

((Еф. 1, 1-9; Мк. 7, 24-30). Что подвигло сирофиникиянку придти к Господу и быть столь неотступною в прошении? Сложившийся образ убеждений; убеждена была, что Спаситель силен исцелить дочь ее и пришла к Нему; убеждена была, что Он не оставит без удовлетворения прошения ее, и не переставала просить. Убеждения - итог всей жизни, воспитания, ходячих мыслей, впечатлений от окружающего, от встречаемых учений и разнообразных случаев и занятий в жизни. Под действием всего этого работает мысль и доходит до известных убеждений. При этом надо иметь во внимании, что всюду есть и отовсюду теснится в душу человека истина Божия. Истина лежит в сердце человека; истина Божия отпечатлена на всех тварях; есть истина Божия в обычаях и нравах человека; есть она и в учениях больше или меньше. Но всюду же есть и ложь. Кто от истины, тот собирает истину и полон убеждений истинных, спасительных. А кто не от истины, тот собирает ложь и полон убеждений ложных, заблуждений пагубных. От человека ли быть от истины и не от истины - всякий разбери сам, а между тем суд Божий всех ожидает. . .
******************************************************************************************************************************************
Верен Бог
  "Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил"
(1 Кор. 10, 13)
Помните, что "верен Бог" и что Он "при искушении дает и облегчение так, чтобы вы могли перенести" (1 Кор. 10, 13). Но, прося Господа: "не введи нас во искушение", - мы допускаем возможность этого искушения, могущего всегда нас постигнуть. Искушая нас, Господь в то же время является нам во всем Своем могуществе. "Сами в себе имеем приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых" (2 Кор. 1, 9),- говорит апостол.
Случается, что к нашей вере, надежде, любви и даже к радости служения нашего примешивается доля себялюбия. Эта доля, как бы она ни была ничтожна, должна быть истреблена вполне, пока ничего своего не останется в нас, и один Господь сделается для нас "всяческая во всех".
Итак, "бегайте идолослужения" (1 Кор. 1, 14). В чем же заключается это идолослужение? В том, когда мы, выпуская из виду единственную, настоящую причину, управляющую всем, т.е. волю Божию, придаем значение причинам второстепенным, человеческим.
Видя одного Господа перед собою, не ожидая помощи ниоткуда, надеясь на Него одного, сделаемся новою тварью. Он воскресит в нас все погибшее, все умершее, и мы почувствуем, что "прежнее прошло, теперь все новое". Взирайте на Иисуса, слушайте слово Его, благодарите Его за те искушения, которые дают вам более полное познание Его благости. Ожидайте от Него ежедневно хлеба насущного.
Уповайте на Него даже и тогда, когда Он вам кажется далек, недостижим, когда ваш путь тяжек": когда испытания как бы превышают ваши силы. Учитесь тогда идти терпеливо по путям Господним, помня, что "верен Бог" и что Его непобедимая сила будет действовать в вашей немощи, в вашей нищете.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ  : http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

+1

70

Во славу Божию и на пользу ближнего !

30 Сентября  -Память: .

Мцц. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии (ок. 137).
http://s61.radikal.ru/i173/0909/ac/36528d7f690a.jpg



В царствование императора Адриана жила в Риме вдова, родом итальянка, по имени София, что в переводе значит премудрость. Она была христианка, и сообразно своему имени, жизнь свою вела благоразумно – по той премудрости, которую восхваляет Апостол Иаков, говоря: "мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов"1 (Иак.3:17). Сия премудрая София, живя в честном супружестве, родила трех дочерей, коим нарекла имена, соответствующие трем христианским добродетелям: первую дочь назвала она Верою, вторую – Надеждою, а третью – Любовью. Да и что иное могло произойти от премудрости христианской, как не Богу угодные добродетели? Вскоре после рождения третьей дочери София лишилась супруга. Оставшись вдовой, она продолжала жить благочестиво, угождая Богу молитвою, постом и милостынею; дочерей же своих она воспитывала так, как может сделать это премудрая мать: она старалась их приучить проявлять и в жизни те христианские добродетели, имена коих они носили.

По мере того как дети росли, возрастали в них и добродетели. Они хорошо уже знали пророческие и апостольские книги, привыкли внимать поучениям наставников, прилежно занимались чтением, были усердны в молитве и в домашних трудах. Повинуясь святой и богомудрой матери своей, они преуспевали во всем и восходили от силы в силу. А так как они были чрезвычайно красивы и благоразумны, то на них вскоре все начали обращать внимание.

Слух об их премудрости и красоте распространился по всему Риму. Услыхал о них и начальник области Антиох и пожелал их видеть. Как только он увидел их, тотчас же убедился, что они – христиански; ибо они не желали скрывать своей веры во Христа, не сомневались в надежде на Него и не ослабевали в своей любви к Нему, но открыто пред всеми прославляли Христа Господа, гнушаясь богомерзкими идолами языческими.

О всём этом Антиох известил царя Адриана, и тот не замедлил сейчас же послать слуг своих с тем, чтобы они привели девиц к нему. Исполняя царское повеление, слуги отправились в дом Софии и когда пришли к ней, то увидали, что она занимается поучением дочерей своих. Слуги объявили ей, что царь зовет к себе ее вместе с дочерьми. Уразумев, с какою целью зовет их царь, они все обратились к Богу с такою молитвою:

– Всесильный Боже, сотвори с нами по Твоей святой воле; не оставь нас, но пошли нам Твою святую помощь, чтобы сердце наше не устрашилось гордого мучителя, чтобы не убоялись мы страшных его мучений, и не пришли в ужас от смерти; пусть ничто не отторгнет нас от Тебя, Бога нашего.

Сотворив молитву и поклонившись Господу Богу, все четверо – мать и дочери, взяв друг друга за руки подобно сплетенному венку, пошли к царю и, часто взирая на небо. с сердечным воздыханием и тайною молитвою вручали себя помощи Того, Кто повелел не бояться "убивающих тело, души же не могущих убить" (Мф.10:28). Когда подошли они к царскому дворцу, то осенили себя крестным знамением, говоря:

– Помоги нам, Боже, Спаситель наш, прославления ради Твоего святого Имени.

Их ввели во дворец, и они предстали пред царем, который горделиво восседал на своем троне. Увидев царя, они воздали ему подобающую честь, но стояли пред ним без всякой боязни, без всякого изменения в лице, с мужеством в сердце и смотрели на всех веселым взором, как будто бы они призваны были на пир; с такою радостью явились они к царю на истязание за Господа своего.

Видя их благородные, светлые и бесстрашные лица, царь стал спрашивать, какого они рода, как из зовут и какова их вера. Будучи премудрою, мать отвечала так благоразумно, что все присутствующие, слушая ее ответы, дивились такому ее разуму. Упомянув кратко о своем происхождении и имени, София начала говорить о Христе, Коего происхождение разъяснить никто не может2, но Имени Коего должен поклоняться всякий род3. Она открыто исповедала свою веру в Иисуса Христа, Сына Божия и, назвавши себя Его рабою, прославляла Его Имя.

– Я христианка, – говорила она, – вот то драгоценное имя, коим я могу похвалиться.

При этом она сказала, что и дочерей своих обручила она Христу, дабы нетленную свою чистоту они сохранили для нетленного Жениха – Сына Божия.

Тогда царь, увидав пред собою столь мудрую женщину, но не желая вступать с ней в продолжительную беседу и судить ее, отложил это дело до другого времени. Он послал Софию вместе с дочерьми к одной знатной женщине, по имени Палладии, поручив ей наблюдать за ними, а через три дня представить их к нему на суд.

Живя в доме Палладии и имея в своем распоряжении не мало времени для научения своих дочерей, София утверждала их в вере день и ночь, поучая вдохновенными от Бога словами.

– Дочери мои возлюбленные, – говорила она, – ныне время вашего подвига, ныне настал день уневещения вашего бессмертному Жениху, теперь-то вы сообразно именам вашим должны показать веру твердую, надежду несомненную, любовь нелицемерную и вечную. Настал час торжества вашего, когда мученическим венцом вы будете венчаться с прелюбезным Женихом своим и с великой радостью войдете в пресветлый Его чертог. Дочери мои, ради сей чести Христовой не жалейте юной вашей плоти; не жалейте красоты вашей и молодости, ради Краснейшего добротою более сыновей человеческих, и ради жизни вечной не скорбите о том, что лишитесь сей жизни временной. Ибо ваш небесный Возлюбленный, Иисус Христос, есть вечное здравие, несказанная красота и жизнь нескончаемая. И когда тела ваши ради Него будут замучены до смерти, Он облечет их в нетление и раны ваши сделает светлыми, как звезды на небе. Когда красота ваша будет чрез муки за Него отнята от вас, Он украсит вас небесною красотою, коей глаз человеческий никогда не видел. Когда же лишитесь вы временной жизни, положив души за Господа своего, то Он наградит вас жизнью бесконечною, в коей прославит вас во веки пред Отцом Своим небесным и пред Его святыми ангелами, и все небесные силы нарекут вас невестами и исповедницами Христовыми. Вас восхвалят все преподобные, о вас возвеселятся мудрые девы и примут вас в свое общение. Дочери мои дорогие! не давайте соблазнить себя прелестями вражьими: ибо, как я думаю, царь будет расточать вам ласки и сулить большие дары, предлагая вам славу, богатство и честь, всю красоту и сладость сего тленного и суетного мира; но вы не возжелайте ничего подобного, ибо всё сие, как дым исчезает, как пыль ветром разметается и как цвет и трава засыхает и обращается в землю. Не устрашайтесь, когда увидите лютые мучения, ибо, пострадав немного, вы победите врага и восторжествуете на веки. Верую в Бога моего Иисуса Христа, верую, что Он не оставит вас страждущих во имя Его, ибо Он Сам сказал: "Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя" (Ис.49:15), неотступно Он пребудет с вами во всех ваших муках, взирая на ваши подвиги, укрепляя немощи ваши и уготовляя вам в награду венец нетленный. О, дочери мои прекрасные! вспомните мои болезни при рождении вашем, вспомните труды мои, в коих я вскормила вас, вспомните слова мои, какими я учила вас страху Божию, и утешьте мать вашу в ее старости вашим добрым и мужественным исповеданием веры во Христа. Для меня будет торжество и радость, и честь, и слава среди всех верующих, если удостоюсь я именоваться матерью мучениц, если я увижу ваше доблестное за Христа терпение, твердое исповедание Его Святого Имени и смерть за Него. Тогда душа моя возвеселится, и дух мой возрадуется, и старость моя подкрепится. тогда и вы будете воистину моими дочерьми, если, послушав наставления своей матери, будете стоять за Господа своего до крови и умрете за Него с усердием.

Выслушав с умилением такое наставление своей матери, девицы испытывали сладость в сердце и радовались духом, ожидая времени мучения как брачного часа. Ибо будучи святыми ветвями от святого корня, они желали всею душою того, к чему наставляла их премудрая их мать София. Они принимали к сердцу все ее слова и приготовляли себя к подвигу мученичества, как будто собирались в светлый чертог, ограждая себя верою, укрепляясь надеждою, и возжигая в себе огонь любви ко Господу. Ободряя и утверждая друг друга, они обещали матери своей все ее душеполезные советы осуществить с помощью Христа на самом деле.

Когда настал третий день, они приведены были к беззаконному царю на суд. Думая, что они легко могут послушаться его соблазнительных слов, царь начал так говорить к ним:

– Дети! Видя вашу красоту и щадя вашу молодость, я советую вам, как отец: поклонитесь богам, властителям вселенной; и если вы послушаете меня и исполните то, что вам приказано, то я назову вас своими детьми. Я призову начальников и правителей и всех моих советников и при них объявлю вас своими дочерьми, и вы от всех будете пользоваться похвалою и почетом. А если вы не послушаете и не исполните моего повеления, то причините себе великое зло, и старость матери своей огорчите, и сами погибнете в то время, когда бы могли более всего веселиться, живя беспечно и весело. Ибо предам я вас лютой смерти и, раздробив члены тела вашего, брошу их на съедение псам и будете вы попираемы всеми. Итак для вашего же собственного блага послушайте меня: ибо я люблю вас и не только не хочу губить красоты вашей и лишить вас сей жизни, но желал бы стать для вас отцом.

Но девы святые единогласно и единодушно отвечали ему:

– Отец наш – Бог, на небесах живущий. Он промышляет о нас и нашей жизни и милует наши души; мы хотим быть Им любимыми и желаем называться Его истинными детьми. Поклоняясь Ему и храня Его повеления и заповеди, на твоих богов плюем, а твоей угрозы не боимся, ибо мы того только и желаем, чтобы страдать и переносить горькие мучения ради сладчайшего Иисуса Христа, Бога нашего.

Услыхав от них такой ответ, царь спросил мать Софию, как зовут ее дочерей и сколько им лет.

Святая София отвечала:

– Имя первой моей дочери Вера, и ей двенадцать лет; вторая – Надежда – имеет десять лет, а третья – Любовь, коей всего девять лет.

Царь был весьма удивлен, что при таком юном возрасте они обладают мужеством и разумом и могут так отвечать ему. Он начал снова принуждать каждую из них к нечестию своему и сначала обратился к старшей сестре Вере, говоря:

– Принести жертву великой богине Артемиде.

Но Вера отказалась. Тогда царь велел раздеть ее до нага и бить ее. Мучители, нанося ей удары без всякого милосердия, говорили:

– Пожри великой богине Артемиде.

Но она молча терпела страдания, как будто били не по ее телу, а по чужому. Не достигнув никакого успеха, мучитель повелел отрезать ее девические сосцы. Но из ран вместо крови потекло молоко. Все смотревшие на мучение Веры дивились сему чуду и терпению мученицы. И, покачивая головами, втайне укоряли царя за его безумие и жестокость, говоря:

– Чем эта красивая девица согрешила, и за что так страдает? О, горе безумию царя и его зверской жестокости, бесчеловечно губящей не только старцев, но даже и малых детей.

После сего была принесена железная решетка и поставлена на сильном огне. Когда она раскалилась, как горячий угол. и от нее летели искры, то положили на нее святую девицу Веру. Два часа лежала она на сей решетке и, взывая ко Господу своему, нимало не опалилась, что всех привело в изумление. Затем она была посажена в котел, стоящий на огне и наполненный кипящей смолою и маслом, но и в нем осталась невредимою, и сидя в нем, как бы в прохладной воде, воспевала Бога. Мучитель, не зная, что еще сделать с нею, чем бы он мог ее отвратить от веры Христовой, приговорил ее к усечению мечом.

Услыхав сей приговор, святая Вера исполнилась радости и сказала матери своей:

– Помолись за меня, мать моя, чтобы мне окончить шествие мое, дойти до желанного конца, увидеть возлюбленного Господа и Спасителя моего и насладиться лицезрением Его Божества.

А сестрам сказала:

– Помните, любезные мои сестры, Кому мы дали обет, Кому уневестились; вы знаете, что мы запечатлены святым крестом Господа нашего и вечно должны служить Ему; посему претерпим до конца. Одна и та же мать родила нас, одна воспитала и научила нас, посему и мы должны принять одинаковую кончину; как единоутробные сестры, мы должны иметь одну волю. Пусть буду я для вас примером, дабы и вы шли за мною к призывающему нас Жениху нашему.

После сего она поцеловала свою мать, потом, обнявши сестер, также целовала их и пошла под меч. Мать же нисколько не скорбела о дочери своей, ибо любовь к Богу победила в ней сердечную печаль и материнскую жалость к детям. она о том только сокрушалась и заботилась, как бы какая-либо из ее дочерей не устрашилась мук и не отступила бы от Господа своего.

И сказала она Вере:

– Я тебя родила, дочь моя, и из-за тебя претерпела болезни. Но ты воздаешь мне за сие благом, умирая за имя Христово и проливая за Него ту самую кровь, которую приняла в моей утробе. Иди к Нему, возлюбленная моя, и обагренная своею кровию, как бы облеченная в багряницу, предстань прекрасною пред очами Жениха твоего, помяни пред ним убогую мать твою и помолись Ему о своих сестрах, чтобы и тех укрепил Он в том же терпении, какое проявляешь ты.

После сего св. Вера усечена была в честную главу и отошла к Главе своей Христу Богу. Мать же, обняв многострадальное тело ее и целуя его, радовалась и славила Христа Бога, принявшего дочь ее Веру в небесный Свой чертог.

Тогда нечестивый царь поставил пред собой другую сестру Надежду и сказал ей:

– Любезное дитя! Прими мой совет: я говорю это, любя темя так же, как отец, – поклонись великой Артемиде, чтобы не погибнуть и тебе, как погибла твоя старшая сестра. Ты видела ее страшные муки, видела ее тяжкую смерть, неужели и ты захочешь так же страдать. Поверь мне, дитя мое, что я жалею твою молодость; если бы ты послушала моего приказания, я объявил бы тебя своею дочерью.

Святая Надежда отвечала:

– Царь! Разве я не сестра той, которую ты умертвил? Разве я не от одной с нею матери родилась? Не тем же ли молоком я вскормлена и не то же ли получила я крещение, как и святая сестра моя? Я росла вместе с нею и от одних и тех же книг и от одного наставления матери научилась познавать Бога и Господа нашего Иисуса Христа, веровать в Него и Ему одному поклоняться. Не думай, царь, чтобы я поступала и думала иначе, и желала не того же, чего и сестра моя Вера; нет, я хочу идти по ее следам. Не медли и не старайся разубеждать меня многими словами, но лучше приступи к самому делу и ты увидишь мое единомыслие с сестрою.

Услыхав такой ответ, царь предал ее на мучение.

Раздев ее до нага, как и Веру, слуги царские долго били ее без всякой жалости, – до тех пор пока не устали. Но она молчала, как бы совсем не чувствуя никакой боли, и только смотрела на мать свою блаженную Софию, которая стояла тут, мужественно взирая на страдания своей дочери и моля Бога о том, чтобы Он даровал ей крепкое терпение.

По повелению беззаконного царя св. Надежда брошена была в огонь и, оставшись невредимою подобно трем отрокам, прославляла Бога. После сего она было повешена и ее строгали железными когтями: тело ее падало кусками и кровь лилась потоком, но от ран исходило чудное благоухание, а на лице ее, светлом и сияющем благодатью Св. Духа, была улыбка. Св. Надежда стыдила еще мучителя в том, что он не в силах победить терпение такой малолетней отроковицы.

– Христос моя помощь, – говорила она, – и я не только не боясь муки, но желаю ее как сладости райской: так приятны для меня страдания за Христа. Тебя же, мучитель, ожидает мука в геенне огненной вместе с бесами, коих ты почитаешь за богов.

Такая речь еще больше раздражила мучителя, и он приказал наполнить котел смолою и маслом, – поджечь его и бросить в него святую. Но когда хотели бросить святую в кипящий котел, он немедленно как воск растопился, а смола и масло разлились и опалили всех окружающих. Так чудодейственная сила Божия не оставляла св. Надежду.

Гордый мучитель, видя всё сие, не хотел познать истинного Бога, ибо сердце его было омрачено прелестью бесовскою и пагубным заблуждением. Но, осмеянный малою отроковицею, он испытывал великий стыд. Не желая долее переносить такой позор, он осудил, наконец, святую на усечение мечом. Отроковица, услыхав о приближении своей кончины, с радостью подошла к матери и сказала:

– Мать моя! Да будет с тобою мир, будь здрава и поминай дочь свою.

Мать же, обняв, целовала ее, говоря:

– Дочь моя Надежда! Благословенна ты от Господа Бога Вышнего за то, что на Него надеешься и ради Него не жалеешь пролить свою кровь; иди к сестре твоей Вере и вместе с нею предстань к твоему Возлюбленному.

Надежда целовалась также с сестрою своею Любовью, смотревшею на ее мучения, и сказала ей:

– Не оставайся здесь и ты, сестра, предстанем вместе пред Святою Троицею.

Сказав сие, она подошла к бездыханному телу сестры своей Веры и, с любовию обняв его, по свойственной природе человеческой жалости, хотела плакать, но по любви ко Христу переменила слезы на радость. После сего, преклонив свою главу, св. Надежда была усечена мечом.

Взяв тело ее, мать прославляла Бога, радуясь мужеству дочерей своих, и побуждала к таковому же терпению своими сладкими словами и мудрыми увещаниями и младшую свою дочь.

Мучитель же призвал третью отроковицу Любовь и старался ласками склонить ее, как и первых двух сестер к тому, чтобы она отступила от Распятого и поклонилась Артемиде. Но напрасны были старания обольстителя. Ибо кому же так твердо пострадать за Своего возлюбленного Господа, как не Любви, так как и в Писании сказано: "крепка, как смерть, любовь… Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее" (Песн.8:6-7).

Не угасили в сей отроковице огня любви к Богу многие воды мирских соблазнов, не потопили ее реки бед и страданий; ее великая любовь особенно ясно видна была из того, что она готова была положить душу свою за своего Возлюбленного, Господа Иисуса Христа, а ведь, нет большей любви, как положить душу свою за друзей (Иоан.15:13).

Мучитель, видя, что ничего нельзя сделать ласками, решил предать на страдания и Любовь, думая разными мучениями отвлечь ее от любви ко Христу, но она отвечала, по Апостолу:

– Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Рим.8:15).

Мучитель приказал, растянув ее по колесу, бить палкой. А растянута она была так, что члены тела ее отделялись от составов своих и она, будучи ударяема палкою, покрылась как багряницею кровию, которою напоялась и земля, как бы от дождя.

Потом была разожжена печь. Указывая на нее, мучитель говорил святой:

– Девица! Скажи хоть только, что велика – богиня Артемида, и я отпущу тебя, а если не скажешь сего, то сейчас же сгоришь в этой разожженной печи.

Но святая отвечала:

– Велик Бог мой Иисус Христос, Артемида же и ты с нею погибнете!

Мучитель, разгневанный такими словами, повелел предстоящим тотчас же ввергнуть ее в печь.

Но святая, не дожидаясь того, чтобы кто бросил ее в печь, сама поспешила войти в нее и, будучи невредимой, ходила по средине ее, как бы в прохладном месте, поя и благословляя Бога , и радовалась.

В то же время из печи вылетело пламя на неверных, окружающих печь, и некоторых пожгло в пепел, а иных опалило и, достигнув до царя, обожгло и его, так что он далеко бежал.

В печи той были видны и другие сияющие светом лица, которые ликовали вместе с мученицей. И превозносилось имя Христово, а нечестивые были посрамлены.

Когда погасла печь, мученица, прекрасная невеста Христова, вышла из нее здравою и веселою, как из чертога.

Тогда мучители, по повелению царя, провертели члены ее железными буравами, но Бог подкреплял святую Своею помощью и в этих муках, так что и от них она не умерла.

Кто бы мог претерпеть таковые мучения и не умер бы мгновенно?!

Однако возлюбленный Жених, Иисус Христос, подкреплял святую, чтобы как можно более посрамить нечестивых, а ей воздать большую награду, и чтобы крепкая сила Божия прославилась в немощном сосуде человеческом.

Разболевшийся от ожога мучитель повелел, наконец, усекнуть святую мечом.

Она же, услыхав о сем, радовалась и говорила:

– Господи Иисусе Христе, возлюбивший рабу Твою Любовь, – пою и благословляю многопетое имя Твое за то, что вчиняешь меня вместе с сестрами, сподобив и меня претерпеть за имя Твое то же, что и они претерпели.

Мать ее св. София, не переставая, молилась Богу о младшей дочери своей, чтобы Он даровал ей терпение до конца и говорила ей:

– Третья моя ветвь, чадо мое возлюбленное, подвизайся до конца. ты идешь добрым путем и для тебя сплетен уже венец и отверзся уготованный чертог, Жених уже ожидает тебя, взирая с высоты на твой подвиг, чтобы, когда ты преклонишь под меч свою голову, взять твою чистую и непорочную душу в свои объятия и упокоить тебя с сестрами твоими. Помяните и меня, мать вашу, в Царстве Жениха своего, чтобы он оказал милость и мне и не лишил меня участвовать и пребывать с вами в славе Его святой.

И тотчас св. Любовь была усечена мечом.

Мать, приняв ее тело, положила его в дорогой гроб вместе с телами святых Веры и Надежды и, украсив тела их как должно, поставила гроб на погребальную колесницу, отвезла их из города на некоторое расстояние и с честью похоронила дочерей на высоком холме, плача от радости. Находясь на могиле их три дня, она усердно молилась Богу и сама почила о Господе. Верующие погребли ее там же вместе с дочерьми. Таким образом и она не лишилась с ними участия в Царстве небесном и мученического венчания, потому что если не телом, то сердцем своим и она страдала за Христа.

Так премудрая София и жизнь свою окончила премудро, принеся в Дар Святой Троице трех добродетельных дочерей своих Веру, Надежду и Любовь.

О, святая и праведная София! Какая женщина спаслась чрез чадородие4 так, как ты, родившая таких детей, кои уневестились Спасителю и, пострадав за Него, ныне с Ним царствуют и прославляются? Поистине ты мать, достойная удивления и доброй памяти; так как, смотря на страшные, тяжкие муки и смерть возлюбленных своих чад, ты не только не скорбела, как свойственно матери, но, утешаемая благодатью Божиею, больше радовалась, сама научила и умоляла дочерей не жалеть временной жизни и без пощады пролить кровь свою за Христа Господа.

Наслаждаясь ныне зрением пресветлого Его лика вместе со святыми твоими дочерьми, пошли и нам премудрость, чтобы мы, сохранив добродетели веры, надежды и любви, сподобились предстать Пресвятой, Несозданной и Животворящей Троице и славить Ее во веки веков. Аминь. (по изл.свт Димитрия Ростовского)

Кондак, глас 1:

Софии честныя священнейшыя ветви, Вера, и Надежда, и Любовь показавшеся, мудрость обуиша еллинскую5 благодатию: и пострадавше, и победоносицы явившеся, венцем нетленным от всех Владыки увязошася.

АКАФИСТ  http://www.kazan.eparhia.ru/bogoslugeni … matihsofa/
________________________________________________________________________
1 Апостол сравнивает мудрость земную, мирскую с мудростью, которая свыше, т.е. нисходящею от Бога и указывает свойства последней: она свободна от всякой греховности и страстности, миролюбива, любит мир сама и любит умиротворять всякую вражду; чтобы не нарушать мира, она сама кротко переносит всякие несправедливости; в ней отсутствует страсть к спорам и прениям и даже в других стремится она подавить эту страсть покорностью (послушлива), она полна милосердия и добрых дел.
2 Род Его кто изъяснит? – сказано в кн. прор. Исаии (53:8); т. е. происхождение или рождение Иисуса Христа (Его предвечное рождение от Бога Отца и временное – от Пресвятой Девы Марии) никто не в силах достойно изобразить. Эта великая тайна не вполне открыта даже ангелам (см. 1Пет.1:12).
3 См. Филип.2:10. Здесь разумеется имя Сына Божия, вследствие коего Христу должны поклоняться все роды существ, небесных и земных, и даже обитателей преисподней, злых духов.
4 Рождение детей в болезнях было наказанием для женщин за грехопадение Евы, но в этом же заключается и условие их спасения. Посему ап. Павел говорит: "спасется (жена) через чадородие" (1Тим.2:15), впрочем, "если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием". Такова и была св. София.
5 Т.е. мудрость языческую обратили в безумие. Ср. Ис.33:18 и 1Кор.1:20; 3:16.

Мцц. Феодотии (ок. 230)
В то время как в Риме царствовал Александр Север, послан был в Каппадокию игемон Симвликий. Ему донесли о некоей христианке Феодотии, которая происходила из Понтийской страны и была весьма богата. Долго увещевал ее игемон отречься от веры Христовой, но без успеха. Тогда ее повесили и начали строгать ее тело. Она претерпевала это мучение, славя Бога и как будто не чувствуя своих страданий. После сего наложили на нее оковы и отвели в темницу. По прошествии восьми дней, темница сама собою отверзлась. Увидев сие, сторожа испугались и побежали рассказать о сем Симвликию; но он не поверил им и повелел привести святую к себе. Когда он увидал, что она совершенно невредима от ран, хотя и с некоторыми следами бывших страданий, – спросил ее:

– Кто ты?

Святая отвечала ему:

– Твой ум помрачился; а сели бы ты был трезв, то конечно узнал бы, что я – Феодотия.

Тогда Симвликий приказал бросить святую в разожженную печь. Внезапно из сей печи вышел огонь и попалил семьдесят человек; остальные же, бывшие около печи, закрыли ее отверстие и бежали. Игемон послал двух жрецов идольских с некоторыми другими, чтобы развеять пепел от тела св. Мученицы. Когда открыли печь, из нее вышло пламя и пожгло жрецов, а остальные посланные увидали, что святая сидит среди печи между двумя юношами в белых одеждах и поет; сие видение так устрашило их, что они упали как мертвые. Святая вышла из печи, радуясь и воспевая Бога. Ее снова посадили в темницу, потому что Симвликий намеревался идти в Византию и хотел вести за собою святую мученицу в оковах. По возвращении оттуда, находясь в Анкире, игемон опять потребовал к себе святую на суд и сказал ей:

– Если ты не послушаешь меня и не принесешь жертвы богам, я прикажу положить тебя на раскаленное железо.

Она ответила ему:

Если Ливисий Дорофей взойдет со мною на сковороду и если огонь не коснется его, то я принесу жертву богам.

Симвликий согласился на это, и Дорофей взошел на раскаленный железный лист, но тотчас же сгорел, а святая мученица осталась невредимою. Игемон недоумевал, что ему делать, а затем приказал связать св. мученицу и вести в Никею. Здесь ввел он ее в идольское капище, дабы принудить принести идолам жертву. Она помолилась, и внезапно все идолы пали на землю и разбились. Все видевшие это пришли в ужас. Сильно разгневанный таким поруганием идолов, игемон повелел четырем воинам растянуть святую и перепилить ее пилою. Но пила притупилась, и слуги изнемогли, святая же опять осталась невредимою и славила Бога. Симвликий тогда повелел отсечь ей главу мечом, и чрез такую казнь св. Феодотия удостоилась венца мученического.

Мцц. Агафоклии(ок. 230)
Святая Агафоклия была рабою некоего христианина Николая. Жена его Павлина, которая держалась ереси Ария(Арий, александрийский священник, отрицал предвечное существование Сына Божия, равенство и единосущие с Богом Отцом, утверждая, что Сын Божий не рожден прежде век Богом Отцом, а сотворен. Ересь эта осуждена на 1 Вселенском Никейском соборе в 325 году.) , в продолжение восьми лет много мучила Агафоклию, принуждая ее оставить православную веру и принять еретическое учение: иногда била ее по шее камнями, иногда заставляла ходить босыми ногами по острым камням, однажды сокрушила ей ребра железным молотком и, наконец, отрезала язык. Святая мученица не склонялась на увещания своей госпожи и посему была заключена в темницу и томима голодом. Но, по Божию устроению, птицы приносили ей небольшие древесные плоды. Наконец, госпожа умертвила ее железным ломом.

Мучеников Пелия и Нила, епископов Египетских, Зинона пресвитера, Патермуфия, Илии и иных 151 (ок. 310)
Святые мученики Пелий, Нил, епископы Египетские, пресвитер Зинон, Патермуфий, Илия и другие мученики числом 151 пострадали при императоре Максимиане Галерии (305 - 311). Большинство из них были египтяне, были среди них и палестинцы. Правитель Палестины Фирмилиан захватил 156 христиан. Святым мученикам выкололи глаза, подрезали на ногах жилы и подвергли всяческим иным пыткам. 100 мучеников были обезглавлены, остальные сожжены

Свт. Иоакима, патриарха Александрийского (+ 1567).
Добродетельный и мудрый святитель Иоаким был избран патриархом Александрийским в возрасте 38 лет, в 1487 году.

Когда Египет был занят турецким султаном Селимом I (1512-1520), святитель Иоаким испросил гарантию закрепившую все патриаршие привилегии. Он поддерживал связь с царским двором России, откуда получал денежную помощь для поддержания патриаршего престола. По почину Константинопольского Собора 1544 года, патриарха Иоаким установил порядок, по которому все последующие архиепископы Синайские должны быть назначаемы патриархом Иерусалимским.

Скончался святитель Иоаким в 1567 году, в возрасте 119 лет.

Святитель Иоаким был прославлен Александрийской Православной Церковью, после чего, решением Священного Синода от 7 мая 2003 года, его память была внесена в диптих святых Русской Православной Церкви.

0

71

.................продолжение от 30 сентября
новомученики :

Прпмчч. Павла (Моисеева) архимандрита, Никодима (Щапкова) и Серафима (Кулакова) (1918),и купца Павла Ганичева
Настоятель монастыря архимандрит Павел, в миру Иван Яковлевич Моисеев, родился 16 февраля 1849 года в деревне Дресвищи Грязовецкого уезда Вологодской губернии в крестьянской семье. Грамоте обучался самостоятельно, по Псалтири. Любил читать жития святых, деревенских игр сторонился.

Решение принять монашество Иван принял в зрелом возрасте, когда уже минуло тридцать. Накануне Великого поста 19 марта 1880 г. Иван был определен послушником Павло-Обнорского монастыря, близ того места, где он родился и где бывал неоднократно.

Пройдя полугодовое послушание, 9 октября, в день празднования местночтимой Корсунской иконы Божией Матери, он принял монашество с именем Павел. Через месяц, 16 ноября, его рукоположили во иеродиакона, а 24 июня 1881 года – во иеромонаха. В 1887 году по поручению епархиального начальства о.Павел полгода управлял Павло-Обнорским монастырем, был его казначеем. В 1890 году он оказался в Устюге, став сначала настоятелем Николаево-Прилуцкого монастыря, а затем благочинным монастырей Велико-Устюгского викариатства.

Много забот и стараний положил он на спасение вверенных ему насельников. 24 июня 1898 года епископ Велико-Устюгский Гавриил возвел иеромонаха Павла в сан игумена и вручил ему посох. 13 марта 1902 года игумен Павел становится настоятелем Коряжемского Николаевского монастыря. Отныне и до смерти местом его служения будет эта обитель. Для братии, терпящей всякие нестроения, он стал крепкой нравственной опорой. Словом утешения, ободрением и вразумлением поддерживал каждого, и особенно слабых духом, помогал им приблизиться к Богу.

Декрет новой власти, отделивший Церковь от государства, обеспокоил о.Павла. По этому поводу к нему прибыл из Сольвычегодска уже бывший на покое архимандрит Введенского монастыря Феодосий – убеленный сединами 76-летний архимандрит.

А тревожиться было от чего. Уже и сюда докатились известия о расстрелах церквей Московского Кремля, о разграблении Александро-Невской лавры, об избиении монахов и убийстве большевиками Киевского митрополита Владимира...

* * *

Архимандрит Феодосий, в миру Феодор Соболев, родился 11 сентября 1842 года. Его отец – священник Жаровской Петропавловской церкви Вельского уезда Вологодской губернии Дормидонт Соболев – был сыном священника, матушка Ольга Алексеевна – дочерью дьякона.

Федор рос в семье, где свято хранили православные традиции. В основу воспитания детей были положены молитва и труд. Когда старший брат Константин поступил в Вологодскую Духовную семинарию, Феодор уже не сомневался, что последует его примеру, и после окончания Духовного училища стал семинаристом.

В 1864 году, окончив Вологодскую Духовную семинарию, Феодор обзавелся семьей и в том же году был рукоположен во священника в Тотемской городской Успенской церкви. В 1869 году назначен на должность учителя латинского языка в Тотемское Духовное училище и должность исполнял столь исправно, что ревизор Св. Синода, инспектировавший Духовное училище в 1875 году, объявил ему одобрение за успешное преподавание. В марте 1876 года его определили членом духовно-училищного правления и делопроизводителем, а вскоре и священником тотемской тюремной церкви.

Вскоре о. Феодора постигло тяжкое горе – скончалась жена. Овдовев, он всего себя отдает на служение Богу. 3 ноября 1879 года его причислили к братству Тотемского Спасо-Суморина монастыря. Через год утвердили казначеем. 6 марта 1881 года в этом же монастыре о.Феодор принимает иноческий постриг с именем Феодосий.

С 1885 года иеромонах Феодосий последовательно назначается настоятелем сначала Вологодского Спасо-Прилуцкого, затем Кадниковского Дионисие-Глушицкого монастыря той же губернии, с возведением в сан игумена. Но бремя должности стало тяготить его, и о.Феодосий вскоре подал прошение об освобождении его от должности. Он просит возвратить его в Спасо-Суморин монастырь.

Просьба была удовлетворена: в декабре 1889 г. он возвращается в родную обитель, где через год был определен на должность духовника братии. В 1892 году он назначается законоучителем Тотемской Спасо-Суморинской церковно-приходской школы. В просвещении отец Феодосий видел путь спасения людей, он понимал, как не хватает простому народу знаний о вере. Уже в следующем году труды игумена в Спасо-Суморинской школе были замечены – отец Феодосий «награжден от Святейшего Синода книгой – Святой Библией».

В 1896 году в его жизни начинается новая полоса перемещений – сначала на должность настоятеля в Грязовецкий Арсениево-Комельский монастырь, затем – духовником Устюгского духовного училища, Михаило-Архангельского и Иоанно-Предтеченского монастырей, далее – настоятелем Устюгского Николаево-Прилуцкого монастыря, и, наконец, в сентябре 1907 года игумен Феодосий становится настоятелем Сольвычегодского Введенского монастыря. В ноябре того же года он возведен в сан архимандрита. 13 сентября 1916 года архимандрит Феодосий в силу преклонных лет и слабости здоровья по собственному прошению уволен на покой. Впрочем, он не отошел от дел братии, вносил свою посильную лепту в укрепление обители. В августе 1918 года он отправился в Коряжемский монастырь, чтобы обсудить происходящие в стране перемены…

* * *

Иеромонах Никодим
, принимавший активное участие в возрождении Коряжемского Николаевского монастыря, родился в Вологодской губернии 20 октября 1852 года в семье устюжского мещанина Константина Ивановича Щапкова и жены его Татьяны Львовны. При рождении был наречен Николаем. На 21-м году, покинув отчий дом, Николай отправился в один из отдаленных в Вологодской губернии Троицкий Стефано-Ульяновский монастырь.

Почти десять лет он проходил послушание и готовился к монашескому подвигу. Через шесть лет Николай был посвящен в стихарь, затем в 1883 году стал послушником монастыря. В монастыре Николаю определили послушание сапожное, которое он исполнял с присущей ему добросовестностью. 7 августа 1886 г. он принял постриг с именем Никодим. Спустя год его рукоположили во иеродиакона, а 25 мая 1896 года, в день памяти апостола и евангелиста Марка, – во иеромонаха. Было ему 44 года.

Через год указом Великоустюжского духовного правления о.Никодим был перемещен в Коряжемский монастырь. Своим примерным поведением и полезной пастырской службой о.Никодим снискал уважение насельников. В 1903 году его утверждают в должностях казначея, духовника и благочинного монастыря.

* * *

Иеромонах Серафим (в миру Николай) прибыл в Николаевский Коряжемский монастырь 30 лет от роду в 1904 году, будучи послушником Николаевского Прилуцкого монастыря. Родился он в семье крестьянина Костромской губернии Галичского уезда Якова Кулакова. С малых лет прилепился к церкви. Здесь обучился чтению и письму. А когда у мальчика обнаружился хороший голос, клиросное послушание стало для него основным занятием, которое исполнял он с радостью. В двадцать четыре года с благословения отца ушел в монастырь.

С 1898 года Николай стал трудиться в Прилуцком монастыре, через год был определен его послушником. Пять лет пребывал он в этом монастыре, неся клиросное и келейное послушания, а затем был перемещен в Николаевский Коряжемский монастырь, где 14 марта 1904 года принял постриг с именем Серафим. Через два года его рукоположили во иеродиакона, 1 июля 1907 года – во иеромонаха. Отец Серафим отдавал всего себя служению Богу и иного пути для себя не представлял.

* * *

Отягощенный семейными невзгодами, к тому времени уже два месяца пребывал в Коряжемском монастыре архангельский купец Павел Ганичев. Он родился в 1855 году, был выходцем из мещанского сословия. Владел в Архангельске двумя двухэтажными деревянными домами, в одном из которых проживал с женой Марией Андриановной и шестью детьми. Там же была размещена его лавка.

Старший сын Александр в годы Первой мировой войны служил в действующей армии. В бою он был тяжело ранен, на лечение был доставлен в госпиталь С.-Петербурга, где умер в марте 1915 года. Павел Яковлевич привез тело сына в Архангельск и похоронил его на Соломбальском кладбище. Его детей – Александра и Зою – взял на свое попечение. Жена Павла Яковлевича не вынесла горя и вскоре умерла. Овдовев, он приехал в монастырь, чтобы обрести душевный покой.

* * *

Октябрь 1917 года нарушил установленный в обители порядок. С некоторых пор в монастыре поселился представитель новой власти, именуемый комендантом монастыря. О своих полномочиях он не распространялся, в жизнь обители особо не вмешивался. 27 сентября 1918 года, в день Воздвижения Креста Господня, в монастыре было праздничное богослужение. После службы присутствующие ждали напутственного слова настоятеля. Архимандрит Павел понимал, что в нынешнее смутное время их обитель, как и другие, ожидают тяжкие испытания. И они пришли.

23 сентября 1918 года в Сольвычегодскую ЧК поступило заявление от неграмотного гражданина дер. Нарадцева Великоустюжского уезда, что в Яренском уезде на берегу реки Черны в лесных избушках охотников и лесопромышленников «проживают какие-то богатые люди, по-видимому скрываются буржуи». Кроме того, он сообщил, что в Коряжемском монастыре, где ему пришлось заночевать, также имелись «такие сомнительные типы, от чего-то укрывающиеся». Это заявление и послужило поводом для поездки властей в Николаевский Коряжемский монастырь.

30 сентября в монастырь нагрянули военком и члены Сольвычегодской чрезвычайной комиссии.

Как стали разворачиваться события, свидетельствует имеющаяся в деле выписка из журнала этой комиссии. В ней указано, что «по приезде в монастырь чрезвычайная комиссия требовала администрацию монастыря выдать все тайники, в том числе деньги и т.п. На что администрация оказала сопротивление и своим сопротивлением выразила неподчинение существующей власти...»

В чем конкретно выразилось сопротивление администрации монастыря, не указано. Коменданту монастыря поручили допросить администрацию монастыря. Протоколов допроса как таковых в деле не имеется, как нет в деле и сведений о допрошенных. На одном листе комендант уместил показания всех пятерых обвиняемых.

Какие вопросы им задавались, в протоколе не указано. Записано в нем следующее:

«архимандрита Николо-Коряжемского монастыря Павла ответ: “На все вопросы игумен Павел отвечал отрицательно, говоря, что больше ничего не находится в монастыре”;

иеромонаха Никодима ответ: “Тоже ни в чем не сознавался. На все вопросы отвечал отрицательно”;

иеромонаха Серафима ответ: “Тоже ни в чем не признается, говоря, что ничем не заведовал”;

архимандрита Феодосия ответ: “В монастырские дела не вмешивался и жил отдельно”.

Допрос архангельского гражданина Ганичева, ответ: “С монастырем общего ничего не имел, жил здесь только около двух месяцев, в монастырские дела не вмешивался”».

Чтобы учинить расправу, Сольвычегодская ЧК причислила к администрации Николаевского Коряжемского монастыря не занимавшегося его хозяйственной деятельностью иеромонаха Серафима, находившегося на покое архимандрита Сольвычегодского Введенского монастыря Феодосия, архангельского гражданина Ганичева.

Далее из выписки следует, что «обвиняемых в неподчинении советской власти, упомянутых в настоящем постановлении лиц, которые являются главарями противной банды, архимандрита Павла, архимандрита Феодосия, иеромонахов Серафима, Никодима и архангельского купца Ганичева – расстрелять».
Причина расстрела не указана. В ту пору духовенство часто расстреливали за то, что не отдали церковного имущества. Но убранство церквей Коряжемского монастыря, облачения и церковная утварь новую власть не интересовали, ей нужны были только деньги, пожертвованные на содержание обители. При обыске, как их ни искали, не нашли. Как ни терзали старцев, добиться от них ничего не смогли.

И так велико было желание сломить их монашеский дух, так сильна злоба, что, не дождавшись утверждения принятого решения, с арестованными немедленно расправились.

В 2 часа пополудни 30 сентября 1918 года по дороге из Коряжемского монастыря на одном из пустынных островов по реке Вычегде были расстреляны: на 77-м году жизни архимандрит Сольвычегодского монастыря на покое Феодосий (Соболев), на 70-м году жизни архимандрит Коряжемского монастыря Павел (Моисеев), иеромонахи этого же монастыря 65-летний Никодим (Щапков), 45-летний Серафим (Кулаков) и житель Архангельска, 64-летний Павел Ганичев. http://www.rusvera.mrezha.ru/533/12.htm

Прпмц. Ирины (Фроловой) (1931),
Преподобномученица Ирина родилась в 1899 году в селе Левино Медынского уезда Калужской губернии в семье крестьянина Федора Фролова. До 25 лет она проживала с родителями и занималась сельским хозяйством.
В 1924 году она поступила послушницей в Спасо-Бородинский женский монастырь Можайского уезда Московской губернии. После упразднения монастыря послушница Ирина осталась трудиться в Бородинской сельскохозяйственной коммуне, которую образовали сестры на территории закрытой обители.
В конце 1920-х годов власти приняли решение разогнать все трудовые коммуны, организованные при монастырях. В 1928 году, когда власти распускали Бородинскую монастырскую коммуну, монахини поручили послушнице Ирине не уходить из монастыря, а жить в нем, как бы стеречь монастырь. Будучи глубоко церковным человеком, послушница Ирина приняла это послушание. Все сестры расселились в близлежащих селениях, устроившись при храмах псаломщицами или сторожами. Украдкой некоторые монахини приносили ей продукты, но поскольку все жили в большой нужде, то помощь эта была весьма скудной и недостаточной.
Один свидетель впоследствии рассказал на следствии о послушнице Ирине, что когда ее «попытались выселить из квартиры, то она с одной иконкой забралась на чердак и там жила. При выселении с чердака она с одной иконкой перебралась зимой в совершенно холодный сарай и, невзирая на такие лишения, все-таки жила в монастыре до ареста и информировала монашек и священника Бородинского монастыря о состоянии монастыря и коммуны, обо всех непорядках и случаях. При обращении к ней членов правления и других Фролова ничего никогда не отвечала и не хотела отвечать».
Вместо прежней трудовой общины власти организовали новую — из местных крестьян, но в нее Ирина не вступила. Несколько раз ее ловили и выгоняли, но каждый раз она снова возвращалась обратно. Видя ее непреклонность, послушницу Ирину оставили в покое, а иногда даже стали поручать какую-либо работу, за которую давали ей продукты или деньги. Если за них надо было расписываться, послушница Ирина отказывалась, искренно считая, что поскольку государство преследовало православную веру и Церковь, то есть прониклось антихристовым духом, то ставить свою подпись под любыми документами этого государства — значит участвовать в его антицерковной деятельности.
19 мая 1931 года власти арестовали послушницу Ирину, а вместе с ней еще 14 монахинь и священника Бородинского монастыря, обвинив их в сопротивлении мероприятиям советской власти на селе. Все они были заключены в Можайскую тюрьму.
24 мая следователь вызвал ее на допрос, где предъявил обвинение «в антисоветской деятельности и распространении слухов о войне». Давать какие-либо показания, подписывать протокол допроса и другие документы послушница Ирина наотрез отказалась.
10 июня 1931 года тройка ОГПУ приговорила послушницу Ирину к трем годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Находясь в Можайской тюрьме, Ирина заболела туберкулезом легких, поэтому была помещена в тюремную больницу.
30 сентября 1931 года послушница Ирина (Фролова) скончалась в больнице и была погребена в безвестной могиле.

Мч. Иоанна Короткова (1941).
http://i013.radikal.ru/0909/89/1129fdaaaeb2.jpg
Мученик Иоанн Петрович Коротков принадлежит к тому немногому числу мирян Русской Православной Церкви, которые в условиях безбожного государства стали исповедниками Истины Христовой и свидетельствовали свою веру даже до смерти. Иоанн Петрович родился в 1885 году в Ярославской губернии в крестьянской семье. В колхоз он не вступил и вел единоличное хозяйство. Большую семью Коротковых, в которой было шестеро детей, в 1935 году обложили непомерным налогом, а за неуплату изъяли весь скот и имущество крестьянского хозяйства, оставив семью без средств к существованию. Летом 1936 года Иоанн Петрович смог устроиться рабочим при Масальской больнице, но через несколько месяцев он был уволен за проповедь христианской веры. Он хорошо знал Священное Писание, и, имея силу духа, объединял вокруг себя верующих людей, привлекая их своей горячей проповедью верности Христу. В 1937 году его арестовали и приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. 30 сентября 1941 года мученик Иоанн Коротков погиб в Каргопольлаге в Архангельской области вследствие раздробления черепа.По заключению лагерного врача, “смерть наступила от раздробления черепа циркулярной пилой, сильного кровоизлияния в мозг”.

Прпмц. Александры (Хворостянниковой) (1943).
Преподобномученица Александра родилась 20 апреля 1886 года в селе Сьяново Серпуховского уезда Московской губернии в благочестивой семье крестьянина Семена Хворостянникова, прислуживавшего при храме.

В 1896 году неподалеку от деревни Лукониной в Медынском уезде в тридцати верстах от Калуги стараниями иеросхимонаха Калужского Лаврентьева монастыря Герасима была устроена женская община. Во главе общины была поставлена настоятельница, и в общину потянулись девушки из окружающих деревень. Там бывали и знакомые Александры; они рассказали ей, что община им понравилась, и настоятельница принимает к себе желающих подвизаться девушек.

В 1915 году Александра поступила в общину послушницей и жила в ней до 1918 года. Затем она прожила два года дома, в родном в селе, и переехала в Серпухов, где работала прислугой у состоятельных людей, в 1925 году она устроилась на текстильную фабрику.

В 1937 году правительство издало негласное распоряжение об аресте всех монахов и монахинь, послушников и послушниц закрытых монастырей. 15 и 16 февраля 1938 года были допрошены дежурные свидетельницы, работавшие вместе с Александрой на фабрике, которые подтвердили, что она действительно жила в монастыре, а, кроме того, ведет агитацию против советской власти среди рабочих в общежитии и является противницей государственных займов.

Послушница Александра была арестована 21 февраля 1938 года и заключена в серпуховскую тюрьму. Сразу же следователями были устроены очные ставки послушницы со свидетелями, на которых она отвергла даваемые теми показания, и затем в тот же день была допрошена сама.

Подтвердив, что она действительно жила в монастыре и до сего времени остается при религиозных убеждениях, Александра сказала, что рабочим фабрики она говорила, что при царе рабочим жилось в материальном отношении лучше, что при советской власти ничего нет, что коммунисты говорят, что Бога нет, но им не надо верить, Бог есть, а коммунисты будут гореть в адском огне; коммунисты закрывают церкви и сажают священников в тюрьмы, и нужно бы защищать священников. В день ареста послушницы следствие было закончено, и дело было отправлено на решение тройки.

Тройка НКВД рассмотрела дело послушницы только 7 июня 1938 года и приговорила ее к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в Бамлаг. Послушница Александра Хворостянникова скончалась в заключении в Хабаровском крае 30 сентября 1943 года и была погребена в безвестной могиле. (Выписка из журнала заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 11 апреля 2006г. )

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

72

..........................продолжение от 30 сентября
Цареградская икона Божией Матери
http://s16.radikal.ru/i190/0909/08/cfed44dff837.jpg

Чудотворная икона Цареградская явилась в 1071 году. Других сказаний о ней не имеется. Список с нес находится в Елеазаровском монастыре под Псковом. Празднование Цареградской иконе Божией Матери 25 апреля совершается в честь местночтимой иконы, находившейся в Москве, в Успенской церкви на Малой Дмитровке. Изображение этого образа отлично от Цареградской иконы Пресвятой Богородицы, празднество которой 17 сентября, хотя она и является списком с нее.
Тропарь
Возсия нам, яко солнце светозарное от востока в велелепии./ Твоя, Владычице, икона,/ озаряющи чудес сиянием преславно всех, приходящих к ней с верою и любовию/ и молящихся усердно к Твоему, еже о Сыне Твоем и Бозе, величию./ Слава Богу, Евфосином сию давшему нам!/ Слава Приведшему ю от Царьграда!/ Слава Дающему тою всем исцеления.

Макарьевская икона Божией Матери "Одигитрия"
http://i074.radikal.ru/0909/87/ddc55f03a165.jpg
Икона из Макарьевского монастыря
Макарьевская икона Божией Матери "Одигитрия" явилась в княжение Василия Васильевича Темного (1425 - 1462) преподобному Макарию Унженскому, чудотворцу, подвизавшемуся на пустынных берегах реки Унжи.

17 сентября 1442 года около трех часов утра, когда преподобный Макарий оканчивал свое обычное утреннее акафистное пение Пресвятой Богородице, келлию его вдруг озарил неведомый свет. Преподобный смутился духом и стал усерднее молиться. За стенами келлии он услышал ангельское пение: "Радуйся, Благодатная Мати Неневестная!" Со страхом и изумлением вышел преподобный из своей келлии и на северо-западном небосклоне увидел икону Богоматери, окруженную светозарным сиянием. Икона приближалась к келлии подвижника. Преподобный с радостным трепетом пал на землю и воскликнул: "Радуйся, Мати Божия! Радуйся, приснотекущий Источниче, спасение миру показующий и всей Галичской стране твердое ограждение и заступление!" Он с благоговением взял икону и поставил в своей келлии, почему она и стала называться "Келейною". Позже ученики преподобного дали ей наименование "Макарьевской". На месте явления святой иконы позже был основан монастырь, также названный Макарьевским. С иконы Божией Матери Макарьевской был сделан список, который прославился, как и подлинная икона.Эта чудотворная икона Пресвятой Богородицы находилась в Унженском Макарьевом монастыре Костромской губернииОна ознаменовала себя многими чудесами. По молитве пред нею получали исцеление расслабленные, бесноватые и другие больные. Икона два раза во время пожаров в монастыре бывших в 1629 - 1690 годах, чудесным образом оставалась невредимою. По молитве пред нею в 1831 прекращена была сильная холера. В Троицком Макарьевом Желтоводском монастыре находился еще чудотворный список с Макарьевской «Одигитрии». Он написан учениками преподобного. По молитве пред сею иконою совершилось немало исцелений разных больных.

Матерь Божия ,моли Бога о нас грешных http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Еф. 1, 7-17; Мк. 8, 1-10). Насытив четыре тысячи семью хлебами, Господь "тотчас восшед в лодку, прибыл в пределы Далмануфские", как будто ничего особенного не сделано. Таково истинное доброделание - делать и делать, не обращая внимание на сделанное, и всегда забывая задняя, простираться впредняя. У исполненных доброты это бывает как бы естественно. Как богатырь поднимает большие тяжести, не замечая того, а малосильный и малую тяжесть подняв, не может этого забыть; так сильный добротой всякое добро делает без напряжения, только бы случай; а скудный добротою без напряжения не может обойтись: оно и памятно ему, и он все на него посматривает, все озирается. Доброе сердце жаждет доброделания, и не бывает довольно, когда не наделает добра вдоволь, как не бывает сыт человек, пока не наестся. Как здесь, пока чувствуется голод, помнится обед, а когда голод утолен, то все забыто. Так и у истинно доброго помнится доброе дело, пока еще не сделано, а когда сделано, то и забыто.
******************************************************************************************************************************************
Устоит ли твоя любовь?
  "Любовь все переносит"
(1 Кор. 13, 7)
Поразительно, что в своей хвалебной песне любви ап. Павел воспевает то, от чего воздерживается любовь. Он начинает словами: "Любовь долготерпит" - и кончает: "Любовь все переносит". В сущности, это почти одно и то же. Но нам казалось бы естественнее говорить о том, что любовь может совершить, а не о том, что она может перенести. Отчего не воспеть ее громкие подвиги, одолеваемые ею препятствия, чудеса, которые она творит? Но все-таки прав был ап. Павел.
В темном, незаметном, трудовом пути заключается величие подвига, а трудовой путь любви есть долготерпение. В минуту увлечения, в минуту воодушевления мы готовы на всякую жертву. Но не в чаду восторженного возбуждения пробный камень любви. Истинная любовь докажет свою силу в обыденной жизни, не замеченная никем: в горячих, незримых слезах, в жертве, принесенной в уединении, после жестокой душевной борьбы.
Устоит ли твоя любовь против мелких, ежедневных раздражений? Устоишь ли ты, видя себя непонятым, несправедливо осужденным? Устоишь ли, не получая ответа, встречая одно молчаливое нерасположение? Устоишь ли в полном одиночестве, отвергнутый всеми? Если и тогда твоя любовь не умрет, то действительно она достойна хвалебной песни ап. Павла.

исторические события дня:
В 1773 г. был обнародован манифест самозванца Е. Пугачева, назвавшимся "императором Петром III". Начало Пугачевского бунта (1773-1775)
В 1820 г. родился историк, археолог Иван Егорович Забелин (ум. 31 декабря 1908 г.)
В 1918 г. был убит писатель-публицист Михаил Осипович Меньшиков (род. 23 сентября 1859 г.)

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

73

день от 5 сентября!!!!

5 Сентября  -Память:

Отдание праздника Успения Пресвятой Богородицы.

Мч. Луппа (ок. 306).
http://s57.radikal.ru/i158/1009/0b/e6aeee79187f.jpg

Святой мученик Лупп жил в царствование императора Аврелиана1 и был рабом некоего господина, свободен же во Христе Господе (ср. 1Кор.7:22), в Коего он уверовал; преисполнившись благочестивой ревности, святой Лупп разбил бездушных еллинских идолов, а иных потопил в глубине морской. Увидав сие, нечестивые идолопоклонники, преисполнившись ярости, устремились на святого с обнаженными мечами, намереваясь рассечь его на части, но пришли в безумие и посекали друг друга; святой же, пребывая невредимым посреди язычников, проповедовал им слово Божие, будучи преисполнен веры, премудрости и благодати Божией. Несмотря на все усилия, нечестивые не могли взять святого, ибо им препятствовала в сем сила Христова, не допускавшая их даже приблизиться к мученику Христову; посему, нечестивые, стоя вдали, натянули луки свои и начали пускать в святого стрелы, но вместо мученика поражали стрелами друг друга; святой же Лупп, стоя как мишень для стрельбы (место прицела) посреди всех, не только не был умерщвлен стрелою, но даже не был и ранен. А так как мученик Христов еще не был крещен и весьма желал святого крещения, дабы не умереть от рук мучителей не христианином, то помолился о сем Господу; и тотчас с неба пролилась на него вода. Таким образом святой мученик Христов восприял свыше божественное крещение, в присутствии всех еллинов, смотревших на него и весьма удивлявшихся всему происходившему.

После этого святой Лупп добровольно предал себя, как агнец непорочный, на заклание в руки нечестивых; сии же, взяв святого, повели его к игемону. Игемон пытался сначала ласками убедить раба Христова отступить от Господа своего и поклониться идолам; однако не возмог прельстить святого; тогда игемон приказал бить святого палками без милосердия; после сего игемон предал святого иным мучениям, но так как не мог преодолеть непобедимого раба Христова, то осудил его на усечение мечом.

Таким образом святой мученик Лупп, преклонив под меч главу свою, положил душу свою за Христа, Господа своего2, и был похоронен верующими с приличными почестями; от гроба же его подавались врачевания всех недугов и болезней, ради святых молитв его и по благодати Господа нашего Иисуса Христа.
_____________________________________________________________
1 Император Аврелиан царствовал с 270 г. по 275 г.
2 Кончина святого мученик Луппа последовала ок. 275 г.

Сщмч. Иринея, еп. Лионского (202).
Святой Ириней, епископ лионский, принадлежит к числу замечательнейших отцов и учителей Церкви. Он жил и подвизался во II в., посвятив всю жизнь свою борьбе с гностицизмом1. Значение его для христианской Церкви II в. можно сравнивать с значением святого Афанасия Великого2 для христианской церкви IV в. И тот и другой одинаково, и по преимуществу являются в своей жизни и деятельности защитниками чистого, неповрежденного церковного учения против ложных еретических учений своего времени, – святой Ириней – против гностицизма; святой Афанасий – против арианства3.

Святой Ириней происходил из Малой Азии; его родиною был город Смирна; с юных лет Ириней изучил основательно всю эллинскую мудрость; он был хорошо знаком с греческою поэзиею, философиею и прочими эллинскими науками.

Однако святой Ириней не увлекся лжеименным мирским знанием. Услыхав о духовной мудрости, – премудрости христианской, Ириней пожелал восприять ее всем сердцем своим; теперь он уже пожелал поучаться только сей истинной душеспасительной мудрости, мирскую же мудрость – эллинскую вменял ни во что.

В истинах веры христианской святой Ириней первоначально был наставлен святым Поликарпом, епископом смирнским. Сей святой Поликарп был учеником святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова4 и им самим был поставлен на епископский престол города Смирны. Святой Поликарп5 весьма много потрудился на пользу Церкви Христовой, ибо он заботился не только о своей пастве смирнской, но писал послания и соседним церквам. По свидетельству блаженного Иеронима6, Поликарп был "вождем всей Азии в христианстве".

Учеником-то сего славного Поликарпа и был святой Ириней; услышав из уст святого Поликарпа душеспасительное учение христианское, Ириней возлюбил его более всякой светской науки; сделавшись учеником Поликарпа, святой Ириней стал как бы учеником Самого Христа, ибо со всем усердием воспринимал умом своим истины веры христианской и отдал всего себя на служение Богу. Так как Поликарп был учеником святого Апостола и Евангелиста Иоанна богослова, то он передавал святому Иринею всё то, что слышал сам от святых Апостолов, бывших самовидцами и слугами Христовыми. Ириней запечатлевал всё сие в уме своем, записывая всё на сердце своем, как на некоей хартии.

Святой Ириней был рукоположен святым Поликарпом в сан пресвитера и был послан им в Галлию для проповедования здесь Слова Божия.

Епископом в Лионе в то время был святой Пофин, запечатлевший впоследствии свою проповедь мученичеством за имя Христово. Прибыв в галльский город Лион, святой Ириней начал усердно трудиться, помогая святому Пофину в его архипастырских трудах.

В это время в Лионе было поднято жестокое гонение на христиан со стороны язычников, и святой Ириней явил себя мужественным защитником христиан и твердым столпом Церкви. Отсюда святой Ириней был послан епископом Пофином в Рим, дабы отвезти послание исповедников к епископу Елевферию7.

Возвратясь из Рима, святой Ириней после мученической кончины святого Пофина8 воспринял в свое управление престол архиерейский.

Святой Ириней был добрым пастырем для лионских граждан в самые тяжелые для них времена, ибо тогда Церковь Христова обуревалась многими бедами: нечестивые идолопоклонники подняли тогда жестокое гонение на христиан и, кроме того, безбожные еретики начали сеять смуты и несогласия в Церкви Божией.

Святой Ириней терпеливо переносил ради имени Христова все притеснения и неприятности, наносившиеся ему идолопоклонниками, на еретиков же он грозно вооружился своим словом и писаниями. Архипастырская деятельность святого Иринея не ограничивалась Лионом, всех граждан которого Ириней обратил в христианство, но простиралась и на всю галлию. Святой Ириней поддерживал самые живые сношения с церковью римскою, а также и с церквами малоазийскими, что свидетельствуется его посланиями к римским пресвитерам Флорину и Власту, а также посланиями к римскому и малоазийским епископам во время споров о праздновании Пасхи, возникших при папе Викторе I9. Святой Ириней всегда старался примирять враждующих и несогласных. Так например, когда упомянутый папа римский Виктор I своею неразумною настойчивостью грозил произвести разделение среди восточных и западных христиан из-за разногласия во взглядах на время празднования Пасхи, святой Ириней своим влиянием успел предотвратить разделение и примирил несогласных.

Великую ревность проявил святой Ириней и в обличении современных ему еретических лжеучений. Он написал много сочинений, в которых дерзновенно обличал заблуждения еретиков и раскрывал истины христианского вероучения. Из всех его сочинений наиболее замечательно сочинение, озаглавленное "Против ересей"10. Это сочинение святой Ириней начал писать по просьбе одного друга своего с целью опровержения ереси валентиниан11, сильно распространявших тогда свое лжеучение не только в Риме, но и в Галлии. Затем, желая показать ложность и сущность валентиновой ереси, лишь повторявшей предшествующие заблуждения еретиков, святой Ириней описал древнейшие ереси, появлявшиеся ранее и вступавшие в борьбу с христианством; и истинно-христианскою мудростью Ириней опровергал все заблуждения еретиков и раскрывал единственно спасительное учение – христианское.

Главным основанием, на котором зиждется всё христианское вероучение, "столпом и утверждением Церкви"12, – по выражению святого Иринея, – служат четыре новозаветных Евангелия, написанные учениками и самовидцами Господа. Эти Евангелия, – рассуждает Ириней, – суть следующие: Евангелие Матфея, написанное на еврейском языке, Евангелие Марка, – ученика Апостола Петра, Евангелие Луки, – спутника святого Апостола Павла, и Евангелие возлюбленного ученика Господня Иоанна, написанное им во время пребывания его в Малой Азии, в Ефесе. Таким образом подлинно-апостольских Евангелий, достоверных и непогрешимых, существует в Церкви только четыре; и "невозможно, – рассуждает святой Ириней, чтобы Евангелий было больше или меньше, чем сколько их существует в Церкви"13. – Последователи же (еретика) Валентина, – продолжает он, – без всякого страха предлагают свои сочинения и хвалятся, что имеют больше Евангелий, чем сколько их есть. Они дошли до такой дерзости, что свое недавнее сочинение озаглавливают "Евангелием истины", хотя оно ни в чем не согласно с Евангелиями Апостолов. Ибо если предлагаемое ими евангелие истинно, а между тем вовсе не сходно с теми, которые нам преданы Апостолами, то желающие могут узнать, как самые писания показывают, – что оно не есть преданное Апостолами Евангелие истины14. – А что те Евангелия суть истинные и достоверные, святой Ириней доказывает следующим образом. Евангелий должно быть четыре, уже по тому одному, что существует лишь четыре страны земли; затем четверичное число Евангелий должно было соответствовать, по рассуждению святого Иринея, четырем заветам, которые даны были Богом человечеству, – завету, данному при Адаме до потопа, завету, данному после потопа при Ное, – законодательству при Моисее и, наконец, четвертому и последнему завету – христианскому, содержащему в себе все остальные заветы15. наконец, самое главное доказательство именно четверичного числа Евангелий, а не большего или меньшего, святой Ириней видит в соответствии Евангелий четырем апокалипсическим животным, – херувимам, на которых от вечности восседает "всё устрояющее и всё содержащее Слово"16. Сила этого доказательства состоит в том, что Евангелие должно служить выражением четырех видов или образов деятельности Сына Божия, на которые указывается в Апокалипсисе17 под символом четырех животных – херувимов. Первое животное, как повествуется в Апокалипсисе, – подобно льву и указывает на предвечное господство и царскую власть бога Слова; это же самое выражает собою и Евангелие Иоанна, описывая вечное и славное рождение Сына от Отца, как Бога от Бога: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Иоан.1:1-2). Второе животное подобно тельцу и означает первосвященнической служение Господа нашего Иисуса Христа; на это же самое служение, по рассуждению святого Иринея, указывает и Евангелие Луки; оно начинается рассказом о священнике Захарии, приносящем Богу жертву; это значит, что Агнец, предопределенный от вечности для заклания за грехи мира, явился в мир, дабы принести Богу искупительную жертву за грехи людские. Третье животное, на котором восседало Слово, имело лицо человека и указывало на явление Сына Божия в образе и виде человеческом; и Евангелие Матфея тоже главным образом возвещает о человечестве Иисуса Христа, представляя Его Сыном Иосифа и Марии. – Наконец, четвертое животное подобно орлу летящему и указывает на присутствие в Церкви Духа Святого, ниспосланного Богом Отцом ради искупительных заслуг Сына Божия; присутствие же Духа Святого выражает, по рассуждению святого Иринея, и Евангелие от Марка, написанное в форме сжатого и как бы сокращенного рассказа, потому что таков именно пророческий дух. "Таким образом, – заключает святой Ириней, – какова деятельность Сына Божия, таков и вид животных, и каков вид животных, таков характер Евангелия. Четверовидны животные, четверовидно и Евангелие, четверовидна и деятельность Господа18". Полное соответствие Евангелий четырем образам деятельности или служения Господа нашего Иисуса Христа составляет, таким образом, несомненное доказательство их подлинно апостольского происхождения, их истинности и достоверности; все другие евангелия, выдаваемые истинные, – не подлинны и недостоверны, – потому что подлинных Евангелий может быть только четыре, ни больше, ни меньше.

Святой Ириней особенно порицал еретиков, отрицавших единство существа Божия. Еретик Маркион ошибочно утверждал два противоположные действия в боге, выразившиеся в двух заветах, – Ветхом и Новом; он утверждал, что существуют два бога, – один наказывающий и карающий, а другой – только милующий.

Обличая это лжеучение, святой Ириней говорил, что такое представление несогласно с самым понятием о Боге. Истинный Бог, – рассуждает святой Ириней, – не может быть ни исключительно наказывающим и карающим, без любви и благости, ни исключительно благим и милосердым, без правосудия и суда, потому что как любовь, так и правосудие принадлежат Богу существенно и необходимо. Одно из существеннейших свойств Божиих, – рассуждает святой Ириней, – есть премудрость. Если Бог премудр, значит он обладает способностью определять и решать. следовательно и судить; а если судить, значит каждому воздает по делам его, то есть или наказывает или награждает19.

Одно из главных доказательств, на котором Маркион основывал свою теорию противоположности между ветхозаветным и новозаветным домостроительством, – между Ветхим и Новым заветом, состояло в том, что действия Божии в Ветхом завете были будто бы противоположны действиям Бога в завете Новом; Бог в Ветхом завете является как бы только Богом суда и правды, – рассуждал Маркион, – Бог в Новом завете является как бы исключительно Богом любви и благости.

В своих сочинениях святой Ириней опровергал это нечестивое заблуждение Маркиона и раскрывал ту мысль, что как Ветхий, так и Новый завет составляют одно неразрывное целое. Приписывать Богу в Ветхом завете одно только правосудие, а в Новом завете только одну всеобъемлющую любовь, значит, по рассуждению святого Иринея, не знать и не понимать духа и смысла ни того, ни другого завета. Бог строго наказывает в Ветхом завете, но Он еще строже будет наказывать и наказывает в завете Новом. Христианство – совершеннее иудейства, Новый завет шире и полнее Ветхого завета; на этом основании и требования христианства должны быть гораздо строже; чем требования иудейства. В иудействе дано было меньше средств для исполнения божественного закона, в христианстве дано их гораздо больше, – в христианстве сообщены все благодатные дары и силы для исполнения божественного закона; вследствие этого и всякое нарушение и неисполнение этого закона в христианстве должно наказываться гораздо сильнее, чем в иудействе. – "В Новом завете, – рассуждает святой Ириней, – насколько увеличилась наша вера в Бога (т.е. раскрылась шире), настолько же увеличились и требования относительно образа жизни, – нам заповедано воздерживаться не только от худых дел, но даже и от худых помышлений, от праздных разговоров, от легкомысленных слов и пустых речей; в этой же мере увеличилось и наказание тем, которые не веруют в Слово и презирают Его пришествие"20. В иудействе, по тому самому, что оно не совершеннее христианства, наказания Божии, по рассуждению святого Иринея, были "умеренными", и как бы временными наказаниями; а в христианстве. так как оно выше и совершеннее иудейства, эти наказания гораздо строже и уже не временные только, а вечные21.

Таким образом, как в Ветхом завете, так и в Новом, Бог одинаково являет Себя Существом и наказывающим и любвеобильным; и там и здесь, Он и награждает и наказывает, и милует и карает. И это – один и тот же Бог истинный, всемогущий и всесовершенный.

Обличая Маркиона и прочих, ему подобных, еретиков, святой Ириней подробно раскрывает в своих сочинениях смысл и значение Ветхого завета.

Ветхозаветный закон, по рассуждению святого Иринея, заключает в себе две стороны: внешнюю, обрядовую, и внутреннюю, нравственно-духовную. Внешняя сторона закона имела только относительное и временное значение: те обрядовые предписания и установления, которыми была окружена вся жизнь ветхозаветного человека, и которые держали его по игом рабства, по взгляду святого Иринея, имели смысл только по отношению к иудеям, и были в руках Промысла Божия только необходимым средством для нравственно-религиозного воспитания еврейского народа; евреев нужно было держать под игом рабства, – "по грубости и непокорности их сердца", – рассуждает святой Ириней, и "по всегдашней склонности их возвращаться к идолам и лить себе золотых тельцов"22. С наступлением же Нового завета обрядовые предписания Моисеева закона оказались совершенно ненужными и излишними, потому что человек стал теперь в другие отношения к Богу, в отношения близкие, сыновние, и сделался способным исполнять повеления Божии свободно и непринужденно, без особых подробных внешних предписаний. Дух рабства в отношениях человека к Богу в Ветхом завете, и дух сыновства в Новом завете, по рассуждению святого Иринея, нисколько не противоречат друг другу. Изменение духа рабства на дух свободы и сыновства указывает только на строгую постепенность и последовательность, и на премудрую целесообразность в истории божественного домостроительства и в нравственно-религиозном воспитании людей. Один и тот же Бог воспитывал известным образом древнее человечество, и воспитывает совсем другим образом новое человечество. – "Бог всё делает мерою и в порядке, – рассуждает святой Ириней, – и нет у Него ничего неизмеренного, потому что нет ничего беспорядочного"23.

Как необходимое воспитательное средство в руках Божественного завета, оказалось ненужным и излишним и поэтому отменено, – внешняя сторона Моисеева закона была в то же время, по рассуждению святого Иринея, пророчеством о будущих временах Мессии, и имела прообразовательное значение. И с этой стороны, отменение обрядового закона Моисеева опять естественно и необходимо, и нисколько не доказывает противоположности между Ветхим и Новым заветом. Но что особенно говорит против теории Маркиона, – так это отношение Спасителя в внутренней, нравственной стороне ветхозаветного закона; Спаситель, – рассуждает святой Ириней, – не отменил это стороны, а только "восполнил и распространил ее"24. Главнейшею нравственною заповедью Моисеева закона была любовь к Богу и ближнему; Спаситель не отменяет этой заповеди, а напротив, утверждает и уясняет ее, как основную заповедь новозаветного закона. Нравственное учение Евангелия и вообще Нового завета выше и совершеннее нравственного ветхозаветного учения, – но главная основа того и другого одна и та же; отсюда и Виновник того и другого нравственного учения – один и тот же.

Итак, – по рассуждению святого Иринея, – между Ветхим и Новым заветом нет ни малейшей противоположности, и оба они суть творения одного и того же истинного и высочайшего Бога, устроявшего дело спасения людей в строгой постепенности и последовательности, по премудрому плану, начертанному от вечности; отсюда понятно само собою, что и ветхозаветные писания, в которых выражается воля и домостроительство Божие о спасении людей, так же богодухновенны и спасительны, как и новозаветные писания, в которых изображается самое совершение и усвоение спасения. "Один и тот же Дух Божий, – рассуждает святой Ириней, – Который чрез пророков возвещал, каково имело быть пришествие Господа, а посредством старцев25 хорошо истолковал то, что было сказано пророками, – Он же и чрез Апостолов проповедовал, что пришла полнота времен усыновления и приблизилось Царство небесное"26.

По учению святого Иринея, Бог есть Господь всего в самом широком смысле этого слова. Только Он один есть Владыка и Господь всего, и другого равного или подобного Ему Владыки и Господа нет и быть не может, "потому что, – рассуждает святой Ириней, – тот, кто имеет кого-либо выше себя или равного себе, уже не может называться ни Богом, ни Царем великим"27. Только один Бог, как Господь всего, – безраздельно обладает верховною властью и могуществом над всем; всё остальное, что существует, сотворено Им и содержится Его властью.

Обличая еретиков, святой Ириней рассуждал и об источниках святой веры христианской. В кратких словах его рассуждения состояли в следующем.

Священное Писание как Ветхого, так и Нового завета, – несомненно имеет Божественно происхождение, ибо оно написано под особым духовным озарением Духа Божия на писателей священных книг. Сей Святой Дух действовал как через пророков, так и чрез Апостолов. Священное Писание есть первый и самый главный источник веры и религиозного знания, – истинный и непогрешимый и для всех обязательны. Правильное и безошибочное разумение Писания возможно только при руководстве святой вселенской Церкви, и в ней только одной можно найти истину. Такое же Божественное происхождение, как и Писание, имеет и священное Предание, – которое, поэтому, составляет другой источник веры и религиозного знания, точно также истинный и непогрешимый и для всех обязательный, как и Священное Писание, единственною хранительницею подлинно апостольского Предания может быть только вселенская Церковь, в лице ее предстоятелей. – "Всякий, кто желает знать истину, – рассуждает святой Ириней, – должен обратиться к Церкви, потому что Апостолы только ей одной сообщили божественную истину, и, как богач в сокровищницу, положили в нее всё, что относится к истине. Только Церковь есть дверь жизни"28. И, в частности, по учению святого Иринея, только пастыри Церкви, законно рукоположенные, суть истинные учители и хранители истины, заключенной в Церкви.

Такое значение Церкви, как единственно непогрешимой хранительницы и носительницы подлинно-апостольского предания, святой Ириней основывает на постоянном присутствии в ней Духа Святого, и на постоянном действии в ней божественных даров и сил. Дух Божий, по учению святого Иринея, существует в Церкви с самого ее основания. Он есть как бы жизнь и душа Церкви; Он движет и управляет ею точно так же, как душа движет и управляет членами нашего тела. В Церкви положены Богом все необходимые служения, – апостольство, пророчество, учительство, – при помощи которых содевается спасение наше.

В силу постоянного и непосредственного присутствия в Церкви Духа Божия, Церковь никогда не может погрешать или заблуждаться. Отсюда божественная истина, заключенная в ней апостолами, устно или письменно, всегда останется в ней одною и тою же, такою же чистою и божественною истиною, какою была она и при Апостолах, – потому что одни и тот же Дух Святой действовал и в Апостолах, действует и теперь в Церкви, в лице их преемников. Преемство апостольского звания, рассуждает святой Ириней, сохраняется в Церкви повсюду и непрерывно, а вместе с ним и апостольское предание сохраняется в его чистом и неповрежденном виде. – "Вообще, – замечает святой Ириней, – Церковь, хотя и рассеяна по всему миру, но, в силу присутствия в ней одного и того же Духа Божия в силу непрерывности в ней одного и того же апостольского звания, она сохраняет повсюду одно и то же учение. Она одинаково верует, имея как бы одну душу и одно сердце, одинаково проповедует, учит и передает, имея как бы одни уста. Одинаково веруют и имеют одно и то же предание церкви и в Германии, и Испании, и Галлии, и на Востоке, в Египте и Ливии. Как солнце одно и то же во всем мире, так и проповедь истины сияет и всех просвещает одна и та же во всей Церкви"29.

Так поучая и наставляя всех, святой Ириней спас многих от языческого идолопоклонения и от еретического заблуждения; многих христиан наставил он на пусть спасения, а иных укрепил к мученическому подвигу. Наконец, и сам пострадал за имя Христово, в царствование императора Севира30. За исповедание Евангелия святой Ириней был усечен во главу и восприял, таким образом, славный венец мученичества во Царствии Господа нашего Иисуса Христа31.

_____________________________________________________________________

1 Гностицизм – общее название многих еретических лжеучений, появлявшихся в течение первых двух веков христианской эры. Гностицизм был сильно распространен и имел многих приверженцев в разных странах. Различается гносис египетский, сиро-халдейский и малоазийский. Представителями египетского гносиса были: Керинф (современник св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова), Валентин и Василид; сиро-халдейский гносис поддерживали последователи Симона волхва и Менандра; малоазийский гносис поддерживали еретики Кедрон и Маркион. Гностики строго различали божественное, – духовное, – и мирское, – плотское – бытие; при этом все гностические системы отвергали самую возможность общения между абсолютным (всесовершенным) бытием и относительным бытием (т. е. бытием мира). Неизбежным последствием безусловного разделения между божественным и мирским, духовным и плотским, в области практической явилось разделение духа и плоти. Гностики отрицали божественное откровение и объясняли все истины христианского вероучения одними усилиями разума.

2 Память его празднуется 2 мая и 13 января (там же и житие его).

3 Родоначальником арианской ереси был александрийский пресвитер Арий. Он отрицал единосущие Сына Божия с Богом Отцом, почитал Иисуса Христа творением и проч. Ересь Ария подверглась решительному осуждению на первом (325 г.) и втором (381 г.) Вселенских соборах, причем был составлен собравшимися отцами Символ. В V в. арианство почти не имело последователей в римской империи, но возродилось в Германии среди готов, бургундов, вандалов и лангобардов, где существовало до VII в.

4 Память его 26 сентября.

5 Святой Поликарп скончался мученически в 169 г. Описание его мученичества, помещенное в "Окружном послании Смирнской церкви к другим церквам", представляет трогательную картину древнехристианского благочестия и мужественного исповедания имени Христова. Большая честь этого послания сохранилась в "Церковной Истории" Евсевия. – Из многих сочинений святого Поликарпа сохранилось (в латинском переводе) "Послание к филиппийцам"; в этом сочинении Поликарп излагает основы христианского веро– и нравоучения, предостерегает от еретиков, излагает обязанности пресвитеров и диаконов, юношей и дев и т.п. Кроме того известны (на латинском языке) несколько "Ответов" Поликарпа, содержащих в себе изъяснение некоторых изречений Господа нашего Иисуса Христа. По свидетельству блаженного Иеронима святому Поликарпу принадлежит также сочинение против еретика Евиона; кроме того Поликарпу приписывается также послание к Афинской церкви и сочинение "Учение".

6 Блаженный Иероним – один из величайших учителей Западной Церкви (330-419 гг.); родом славянин (из г. Стридона в Далмации), Иероним получил в Риме блестящее для своего времени образование; в 373 году он отправился на восток, предварительно приняв крещение; за свою благочестивую жизнь Иероним был рукоположен в сан пресвитера. – Блаженный Иероним написал очень много сочинений по разным вопросам богословского знания. Сочинения блаженного Иеронима делятся на четыре главных группы: 2) истолковательные, 2) догматические, 3) нравоучительные и 4) исторические. Важнейший труд блаженного Иеронима – перевод священного Писания, известный под именем Вульгаты. Кроме того из сочинений Иеронима заслуживают особенного внимания: "Хроника", "Жизнеописание отцов", "О знаменитых мужах", "Мартиролог" и др. Число всех сочинений блаженного Иеронима, не считая мелких писем, доходит до 180-ти.

7 В этом послании святой Ириней восхваляется как усерднейший ревнитель христианской веры.

8 Мученическая кончина святого Пофина последовала ок. 177 г.

9 Виктор I занимал папский престол с 187 г. по 200 г.

10 Точное заглавие этого сочинения: "Обличение и опровержение лжеименного знания. Это сочинение написано было на греческом языке, но от первоначального текста сохранились лишь отрывки у восточных церковных писателей. Названное сочинение делится на 5 книг и принадлежит к числу замечательнейших полемических сочинений.

11 Эти еретики получили такое название от имени своего главного основателя, – Валента.

12 "Против ересей", кн. III, гл. 11.

13 Там же, кн. III, гл. 11.

14 Там же.

15 Там же.

16 Там же.

17 Откр., гл. 4.

18 "Против ересей", кн. III, гл. 11.

19 "Против ересей", кн. III, гл. 25.

20 "Против ересей", кн. I, гл. 27; ср. кн. III, гл. 25; кн. IV, гл. 28 и 40.

21 "Против ересей", кн. IV, гл. 28.

22 "Против ересей", кн. IV, гл. 14 и 15.

23 Там же, кн. IV, гл. 4.

24 Там же, кн. IV, гл. 12 и 13..

25 Разумеются семьдесят толковников.

26 "Против ересей", кн. III, гл. 21.

27 Там же, кн. II, гл. 30.

28 Там же, кн. III, гл. 4.

29 Там же, кн. I, гл. 10.

30 Император Севир царствовал с 193 г. по 211 г. – Кончина святого священномученика Иринея последовала в 202 году.

31 Кроме сочинения "Против ересей" ("Обличение и опровержение лжеименного знания") святому Иринею принадлежит еще много сочинений, дошедших до нас, впрочем, в небольших отрывках. Так ему принадлежат: "Послание к римскому епископу Виктору" (по вопросу о времени празднования Пасхи), "О единоначалии, или о том, что Бог не есть виновник зла", "Об осмерице" (т.е. эонов; – имеется в виду опровержение гностического учения об эонах, как источниках жизни). Собрано еще около 50 небольших отрывков, надписанных именем святого Иринея, но подлинность их еще не доказана.

Прпп. Евтихия (ок. 540) и Флорентия (547).
В пределах нурсийской страны проживали вместе во святом иноческом образе два мужа, проводившие отшельническую пустынную жизнь; одного из них звали Евтихием, а другого Флорентием. Евтихий, возгреваемый теплотою духовной ревности, заботился не только о своем спасении, но и о спасении других и всячески старался привести ко Господу всех своими душеспасительными поучениями и наставлениями; Флорентий же, по простоте своей, помышлял лишь о себе одном, проводя в молитвах всю жизнь свою.

Невдалеке от места обитания сих святых Евтихия и Флорентия находился монастырь; случилось, что в этом монастыре умер авва1; монахи, собравшись вместе, пришли к Евтихию и начали просить его быть аввою в их монастыре. Внимая их просьбе, Евтихий пошел к ним и принял начальство над монастырем, друга же своего Флорентия оставил одного подвизаться на том отшельническом месте, дабы не опустела церковь, которую они там имели (церковь та была весьма невеликой).

Оставшись один, Флорентий начал молиться со усердием к Богу, прося Его помочь ему одному беспрепятственно подвизаться в том уединенном месте.

Вслед затем как-то раз совершив обычные молитвы и выйдя из храма, Флорентий увидал медведя, стоявшего у дверей храма, преклонившего голову свою к земле и не обнаруживавшего ни в чем своего зверского нрава, напротив показывавшего кротостию своею, что он был послан к святому Флорентию от Бога для услуг и для работы. Поняв это, святой раб Божий Флорентий возблагодарил Бога, пославшего ему такого сожителя. Флорентий имел при своей келлии пять овец; не зная, кто бы мог пасти и охранять их, Флорентий приказал медведю, сказав:

– Иди, выгони овец сих на пастбище, и паси их; около же шестого часа возвратись вместе с ними.

И всегда зверь поступал так, приняв на себя порученное ему попечение об овцах; таким образом тот, кто привык всегда вкушать добычу, растерзав ее, пас овец, томясь голодом и препобеждая свой естественный нрав.

Когда человек Божий хотел поститься до часа девятого, то приказывал медведю придти с овцами к девятому часу; и поступал так зверь. Когда же не намеревался поститься до часа девятого, но изъявлял желание вкушать пищу в шестом часу, в тот час возвращался и медведь; одним словом, зверь повиновался всякому приказанию человека Божия и никогда не ошибался, – не приходил никогда к девятому часу, когда ему было повелено придти к шестому, и наоборот, ни разу не приходил к шестому часу, когда было приказано придти к девятому. Ибо Сам Бог вразумил того зверя, коего отдал в подчинение угоднику Своему, и научил его понимать приказание старца и исполнять его волю.

После того как зверь служил старцу долгое время, по всей стране той начала распространяться молва о человеке Божием Флорентии, ибо все удивлялись тому дивному делу, видя, что зверь пас овец и служил старцу.

Между тем древний враг диавол возбудил некоторых к зависти; ибо диавол, видя добродетельных людей, сияющих своею славою, уловляет завистью тех, кои развращены нравом и житием, и увлекает их в погибель. И вот, по наущению диавола, четыре монаха, – ученики святого Евтихия, – весьма позавидовали Флорентию, так как их учитель не творил знамений; а между тем один лишь Флорентий (рассуждали завистники), оставленный их учителем в пустынной келлии, так прославился. Питая такие мысли, те четыре ученика пришли к Флорентию и, притаившись в том месте, на которое медведь выгонял овец для пастьбы, убили медведя. так как медведь не возвратился к старцу в тот час, в который ему повелено было возвратиться, то старец был в смущении; подождав до вечера, но не дождавшись ни зверя, ни овец, старец начал печалиться о том, что медведь, которого он по простоте своей привык называть братом, не возвратился к нему.

На другой день утром Флорентий отправился на поле, дабы искать зверя, а также и овец; увидя медведя убитым, старец весьма опечалился. Рассмотрев внимательно и поняв, кем был убит зверь, старец начал плакать; плакал он впрочем не столько о смерти медведя, сколько о погибельной злобе тех четырех братий, и горько рыдал.

Когда авва Евтихий узнал о печали и скорби Флорентиевой, позвал его к себе и начал его утешать. Человек же Божий в присутствии аввы, с глубоко опечаленным лицом, сказал:

– Я надеюсь на Всемогущего Бога, что те, кои убили медведя, не причинившего никому никакого зла, получат еще в настоящей жизни пред глазами всех наказание от Господа.

Лишь только угодник Божий успел сказать эти слова, как за ними последовало и самое дело; ибо внезапно те четыре монаха были поражены от Господа страшною проказою, так что сгнили все члены их, и они умерли в той болезни.

После того, как случилось всё это, человек Божий Флорентий пришел в великий страх, что проклял братий тех, и никогда в продолжении всей жизни своей не переставал рыдать о братиях тех, себя же называл их жестоким убийцею.

Всё сие сотворил всемогущий Бог для того, чтобы тот простой и добродетельный муж будучи обижен, никогда более не проклинал никого устами своими.

Сей богоугодный муж сотворил и еще другое дивное дело. Когда об нем всюду пронеслась молва, к нему пришел издалека некоторый диакон, дабы сподобиться его молитв и благословения. Увидав кругом келлии его весьма много змей и разного рода гадов, диакон весьма испугался и воскликнул, сказав:

– Раб Божий! Помолись обо мне!

В то время воздух был очень чист и ясен, так как освещался сиянием солнца. Флорентий, выйдя из келлии и став на земле, устремил очи свои на небо и поднял руки свои вверх, молясь, дабы Господь изгнал оттуда тех гадов средствами, какими Ему Самому было ведомо. И тотчас послышался гром, явилась молния и побил тот гром вместе с молниею всех змей, обитавших на месте том. Увидав всё сие, человек Божий Флорентий, снова подняв очи на небо, сказал:

– Вот Ты, Господи, побил змей сих: но кто же возьмет их отсюда?

И тотчас после слов его прилетело великое множество птиц, числом столько, сколько было избиенных гадов; и каждая птица взяла по одной змее, отнесла далеко и бросила там; таким образом было очищено от гадов то место, на котором жил преподобный.

Пожив в течении всех дней своих в великом богоугождении, святой Флорентий отошел к жизни нескончаемой2.

Подобно сему преподобный Евтихий пас вверенную ему паству в течение многих лет; наставив многих на путь к небесному Царствию и руководив многих ко спасению, святой преставился ко Господу3. И тот, кто при жизни своей не творил чудес, явился чудотворцем по преставлении своем; ибо от одежды, оставшейся после смерти святого, подавались исцеления больным, страдавшим различными недугами. Так прославил Господь раба Своего.

Когда случалось бездождие и земля страдала от засухи, то жители страны той, собравшись вместе, брали одежду преподобного Евтихия, приносили ее в церковь и, совершив молитву Господу, проходили с нею через селения, нивы и сады; и тотчас ниспосылался от Господа дождь, увлажнявший и насыщавший землю4. Этим ясно всем показывалось, насколько велика была при жизни внутренняя сила душевной добродетели того, кого одно внешнее одеяние, приносимое пред Господа, уже отвращало гнев Господень.

Так прославлялся Бог обоими угодниками Своими тогда, и ныне ради них же прославляется от нас рабов Своих, – и будет прославляем в бесконечные веки. Аминь.
____________________________________________________________________
1 Авва – начальник, настоятель монастыря.
2 Кончина святого Флорентия последовала в 547 г.
3 Святой Евтихий скончался ок. 540 г.
4 Описываемое событие случилось в 1492 г.

Свт. Каллиника, патриарха Константинопольского (705)
Святой Каллиник первоначально был священником и сосудохранителем Влахернского1 храма во имя Пресвятой Богородицы. Когда же патриарх Павел отошел ко Господу, святой Каллиник был возведен на патриаршеский престол. Это было в царствование Юстиниана II2, – царя злонравного и не богобоязненного, который притеснял весьма многих (христиан), не уважал духовного чина и не чтил храмов Божиих.

Сей царь строил для себя большой и прекрасный дворец, который хотел назвать своим именем. По близости от того дворца находился храм, воздвигнутый во имя Пресвятой Богородицы; храм сей назывался митрополичьим. Так как одну из стен дворца, строившегося по приказанию императора Юстиниана, нужно было вести мимо упомянутого храма, то император задумал разрушить его, дабы храм не был помехой воздвигаемому дворцу, тем более, что именно на том самом месте должны были быть построены ступени и крыльцо перед входом во дворец. Император приказал патриарху преподать молитву благословения для разборки упомянутого храма. Но патриарх воспротивился царю, сказав:

– Я не имею молитвы на разорение храма; напротив того, у меня есть молитвы на основание и созидание храма, ибо Бог сотворил мир для бытия, а не для разрушения.

Тогда посланники царя начали с силою упрашивать патриарха и даже принуждать его исполнить повеление императора. Он же, прослезившись, воскликнул:

– Слава Тебе, Христе, терпящему всё!

И тотчас храм разрушился.

Спустя непродолжительное время, по праведному суду Божию, и самого царя постигло разорение: ибо он был с бесчестием изгнан из своего царства, а выстроенный им дворец стал жилищем других. Совершилось всё это таким образом.

Когда император узнал, что жители Константинополя ропщут на него, так как не любили его за частые притеснения и за беззаконную жизнь его, и услышал, что в городе все дурно отзываются о нем, то преисполнился гнева и ярости на весь город; потом приказал патрицию3 и воеводе Стефану, мужу жестокому, без милосердия проливавшему кровь человеческую, родом персу, скрытно от всех приготовить вооруженных воинов и в ближайшую ночь неожиданно напасть на благороднейших граждан и умертвить их всех без пощады.

В то время в Константинополе проживал воевода Леонтий, подвизавшийся на Востоке. Сей воевода не один раз выказывал большую храбрость на войне и победил много полков неприятельских; но вместо почести и похвалы был заключен царем на три года в темницу. В это время он только что был освобожден от темничного заключения.

Сей Леонтий, узнав о жестоком и неправедном умысле и приказании императора, рассказал тайно обо всем некоторым из своих верных друзей. Они передали то же самое и таким же путем другим своим друзьям, и таким образом к позднему вечеру все они собрались вместе в значительном числе. Дабы предупредить имевшее начаться ночью неправедное избиение граждан, все они, вооружившись, отправились в царский дворец. Увидя, что царь спит, воины взяли его и связали. Тотчас же Леонтий открыл все темницы, вывел оттуда всех заключенных, вооружил их и послал их по всему городу. Сии ходили по городу и восклицали:

– Христиане! Соберитесь все ко храму святой Софии, так как царь Юстиниан побежден и связан.

Услыхав об этом, все отправились в храм с великою радостью, говоря:

– "Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный!" (Пс.117:24)

Когда наступил день, Леонтий вывел царя, связанного, на то место, где обычно бывало конское ристание4; в присутствии всего народа, собравшегося к тому месту, он отрезал нос царю и отправил его в Херсонес5 в заточение; с тех пор Юстиниан и был прозван "Корконосым"6. Жители же Константинополя тотчас провозгласили царем Леонтия; на царство венчал его святейший патриарх Каллиник.

Леонтий пробыл на царстве три года; потом он был изгнан с царства воеводою Апсимаром, коего воины избрали в императоры и назвали Тиверием III7. Апсимар, взяв Леонтия, отправил его на заточение в монастырь  далматский; Апсимар царствовал семь лет.

В это время Юстиниан Корконос бежал из Херсонеса от заточения и направился сначала к хазарам, а потом к болгарам; собрав у болгар большую воинскую силу, Юстиниан направился к Константинополю и остановился у Золотых ворот8. Численность его войска была столь велика, что оно доходило до Влахерны. Юстиниан стоял здесь три дня и предлагал жителям Константинополя снова принять его к себе на царство; но жители Константинополя выразили ему порицание и брань.

Между тем Апсимар, испугавшись Юстиниана, пришедшего на него с великим войском, убежал в Аполлонию9. Тогда Юстиниан отправил послов к святейшему патриарху Каллинику и ко всему синклиту10, умоляя принять его и клятвенно обещая никому не причинить никакой обиды.

Патриарх и синклит, после совещания, предложили Юстиниану облобызать честный крест Господень, святой Евангелие и Пречистые тайны Тела и Крови Христовых, дабы лобзанием сим он подтвердил свою клятву, – именно, чтобы не мстить никому за свое прежнее изгнание. Юстиниан подтвердил таким образом клятву свою.

Тогда жители Константинополя открыли для него городские ворота и приняли его с честью. Царь же, войдя с воинами в город и получив царство, тотчас же нарушил свою клятву, окаянный, и начал умерщвлять многих из лиц, состоявших в синклите, а также и прочих именитых граждан. Потом приказал привести из обители далматской Леонтия, изгнавшего его; также его воины взяли и Апсимара в Аполлонии, и привели к нему; он приказал обоих, связанных, провести с бесчестием среди города. Потом повелел привести их к себе на место конского ристалища; когда они были приведены и брошены у его ног, он наступил ногами на шеи их и попирал главы их, воины же его громогласно взывали:

– "На аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона" (Пс.90:13).

Осмеяв и поругавшись над ними, Юстиниан приказал обезглавить их.

Но этого мало: Юстиниан наполнил кровью весь город, не пощадив и народа. Потом, взяв святейшего патриарха Каллиника, выколол ему глаза, отрезал нос и язык и послал на заточение в Рим, приказав его здесь замуровать в стене каменной.

Повеление царское было исполнено, и святого Каллиника замуровали в стене. Но через сорок дней заграждение отпало, и святой Каллиник оказался еще жив, хотя едва дышал. Через четыре дня святой отошел ко Господу11.

В это время папе римскому Иоанну VI12 в сонном видении явились святые верховные Апостолы Петр и Павел13 и повелели похоронить с честью тело святого патриарха Каллиника в их апостольской церкви. Папа исполнил приказание святых Апостолов.

Клятвопреступник же и мучитель, император Юстиниан Корконос не избежал праведного суда Божия. Не вынося его бесчеловечных притеснений, граждане и военачальники составили против него заговор и, выбрав удобное время, напали на него и отсекли ему голову.

Так погиб нечестивый злою смертью; святитель же Христов Каллиник сподобился венца мученического во Царствии Господа нашего Иисуса Христа.
________________________________________________________________-
1 Влахерна – местность в Константинополе, находившаяся в западном углу города; славилась своими святынями. Здесь находилась упоминаемая в житии церковь, выстроенная во имя Пресвятой Богородицы императором Львом Великим (457 г. – 474 г.), при котором была положена в эту церковь честная риза Пречистой Девы Богородицы, принесенная из Палестины; память этого события празднуется св. Церковью 2 июля (под сим числом можно читать и повествование о сказанном событии). – Впоследствии эта церковь сгорела; ныне виднеются только малые остатки ее.
2 Император Юстиниан II царствовал с 685 г. по 695 г.; потом вторично с 705 г. по 711 г.
3 Патрициями в древности назывались люди благородного происхождения; им обычно поручались важнейшие государственные должности.
4 Конский бег.
5 Херсонес или Херсон (древнерус. Корсунь) – древнее название теперешнего полуострова – Крыма.
6 По переводу с греч – "с отрезанным носом".
7 Император Тиверий III Апсимар царствовал с 698 г. по 705 г.
8 Местность в Константинополе.
9 С именем Аполлонии известно несколько древнегреческих городов. В данном случае разумеется, вероятно, Аполлония, находившаяся в Иллирии.
10 Синклит – совет, составлявшийся из старейших, почетнейших граждан (и представителей высшей духовной власти).
11 Кончина святого Каллиника последовала в 705 г.
12 Иоанн VI занимал папский престол с 701 г. по 705 г.
13 Память св. первоверховных Апостолов Петра и Павла празднуется св. Церковью 29 июня.

новомученники:

!!!!!5 сентября 1918 года Совет народных комиссаров издал декрет о «красном терроре», это дало повод к убийствам множества новомучеников Русской Православной Церкви. В нашей Санкт-Петербургской епархии в один из ближайших воскресных дней после 5 сентября в месте упокоения множества мучеников и исповедников – на Ржевском полигоне – служится панихида.

Сщмчч. Ефрема, еп. Селенгинского, Иоанна пресвитера и мч. Николая (1918). Сщмчч. Павла и Иоанна пресвитеров (1937).

Священномученик Ефрем, епископ Селенгинский (в миру Епифаний Андреевич Кузнецов) родился в 1876 году в семье забайкальских казаков. Епифаний рано осиротел, был пастухом в своём селе. На сироту-мальчика обратил внимание местный священник, сделал чтецом в церкви, отправил в Читинское духовное училище, а затем в Иркутскую Духовную Семинарию.

В 1898 году Епифаний окончил Иркутскую Духовную Семинарию и принял священство. После кончины жены в 1903 году он оканчивает Казанскую Духовную Академию и в 1904 году получает назначение в Забайкальскую Духовную Миссию в Чите. Отец Ефрем обратил ко Христу многих монголов, бурят и корейцев, которые его полюбили за горячую вдохновенную проповедь. В 1909 году он возводится в сан архимандрита.

20 ноября 1916 года отец Ефрем хиротонисается в епископа Селенгинского, викария Забайкальского и в 1917-1918 годах принимает участие в деятельности Поместного Собора Русской Православной Церкви.

20 мая (2 июня) 1918 года Владыку арестовали в Москве на квартире у священномученика протоиерея Иоанна Восторгова и заключили вместе с ним в Бутырскую тюрьму. Владыка и отец Иоанн были расстреляны 23 августа (5 сентября н. ст.) 1918 года. Святитель был захоронен на Братском кладбище в Москве, которое снесли в конце 20-х годов.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

0

74

...............................продолжение от 5 сентября:...........


Священномученик Иоанн (Восторгов) родился в 1864 году в станице Кавказская Кубанской области в семье священника.

В возрасте 25 лет он был рукоположен во священника Михайло-Архангельской церкви села Кирпильское Кубанской области. При первом своем служении он сказал, как страшно ему, совсем еще юному, стоять в священнических одеждах перед людьми, убеленными сединами, учить и управлять каждую вверенную ему душу к Царствию Небесному.

Молодому пастырю предстояло священство в необычайно трудных условиях: большую часть населения составляли раскольники, около ста лет здесь не было православного священника. Надо было сначала создать и духовно воспитать приход. Но даже сам храм батюшке пришлось устраивать самому. Отец Иоанн на свои собственные деньги открыл церковноприходскую школу. В результате его деятельности более ста старообрядцев села воссоединились с Православной Церковью. Всего год отец Иоанн оставался приходским священником, после чего его призвало духовное начальство преподавать и служить в разных учебных заведениях.

В декабре 1900-го года Святейший Синод утвердил отца Иоанна в должности наблюдателя школ Грузинской епархии с возведением в сан протоиерея.

Особо значимым в жизни отца Иоанна был день 25 января 1906 года. Указом Святейшего Синода он был назначен на должность проповедника-миссионера. Протоиерею Иоанну было тогда 42 года. Последние двенадцать лет жизни были отданы отцом Иоанном Восторговым святому делу миссионерского служения. К этим годам относится его сближение и дружеское общение со святым праведным Иоанном Кронштадтским. Известен отзыв Иоанна Кронштадтского о нем, записанный в дневнике его духовной дочери: «Похвалил священника Восторгова, сказав, что это дивный человек, обладающий необыкновенным красноречием, что это Златоуст, что он может великую пользу принести России».

Отец Иоанн Восторгов с тревожным вниманием следил за деятельностью в России социалистов и за успехами их пропаганды. Никто из церковных писателей того времени не посвятил столько усилий раскрытию богоборческой природы социализма и коммунизма. Отец Иоанн указывал, что социализм пытается приобрести все внешние черты религии и стать на место христианства. «Раз социализм отрицает Бога, душу, бессмертие, свободу духовную в человеке, правила нравственности, то он должен обратиться к единственному средству воздействия на человека – к насилию», – предсказывал в своих трудах будущий священномученик.

В конце 1909 года Государь Николай Александрович поручил отцу Иоанну совершить поездку по восьми переселенческим епархиям для определения порядка открытия в них новых приходов и школ, построения церквей и школьных зданий. Святейший Синод поручил отцу Иоанну также обозрение состояния дел Пекинской духовной миссии в Китае и рассмотрение вопроса о епархиальном управлении церквами Северной Манчжурии. Кроме того, Совет Православного Миссионерского общества поручил ему ознакомиться с состоянием миссионерского дела в Японии и Корее.

В 1910 году отец Иоанн предпринял еще одну поездку для изучения духовных нужд переселенцев. На этот раз он объехал Туркестан от персидской границы до северных пределов Сырдарьинской области.

По возвращении в Москву неутомимый миссионер участвовал в организации Высших Богословских женских курсов в Москве. Митрополит Владимир (Богоявленский) назначил его руководителем этих курсов. С 1910 года отец Иоанн руководит и первыми Миссионерскими курсами.

В 1911 году протоиерей Иоанн Восторгов организовал покупку участка земли в Италии в городе Бари – для русских богомольцев, дабы они могли иметь пристанище, приехав к мощам великого Святителя и Чудотворца Николая.

В 1913 году протоиерей Иоанн Восторгов был назначен настоятелем Покровского собора на рву (Собора Василия Блаженного), для него это стало одним из самых важных событий в жизни.

Революционную смуту 1917 года протоиерей Иоанн встретил, когда ему было 53 года. Первые вести из Петрограда о начале событий, закончившихся Февральской революцией, отец Иоанн воспринял крайне тревожно: «Неужели "времена исполнились"? Чудилось мне, что Москва не спит, а чует день расплаты за грехи свои и грехи отцов... Что камень уже сорвался с горы, и только Творец один может сдержать падение его на виновные и невиновные головы...», – писал он в то время.

Протоиерей Иоанн был арестован ЧК 31 мая 1918 года и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. В тюрьме одною из самых тяжёлых обязанностей заключённых было закапывание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребения жертв следующего расстрела. Работа эта происходила изо дня в день. Заключённых вывозили на грузовике под надзором вооружённой стражи к Ходынскому полю, иногда на Ваганьковское кладбище, надзиратель отмерял широкую, в рост человека, канаву, длина которой определяла число намеченных жертв. Выкапывали могилы на несколько десятков человек.

В начале июня 1918 года протоиерей Иоанн обратился к начальнику Бутырской тюрьмы с просьбой разрешить ему совершить богослужение в тюремной церкви. Заявление было передано в ЧК, откуда последовал ответ: «Применить высшую меру наказания».

Следственная комиссия Революционного Трибунала при ВЦИКе постановила ликвидировать дело отца Иоанна во внесудебном порядке. Протоиерей Иоанн Восторгов был расстрелян 5 сентября 1918 года и погребен на Ходынском поле в Москве.

Очевидцы рассказывали: «По просьбе отца Иоанна палачи разрешили всем осужденным помолиться и попрощаться друг с другом. Все встали на колени, а затем все простились друг с другом. Первым к могиле бодро подошел протоирей Иоанн Восторгов, сказавший перед тем несколько слов остальным, приглашая всех с верою в милосердие Божие и скорое возрождение Родины принести последнюю искупительную жертву. "Я готов", – сказал он, обращаясь к конвою. Все встали на указанные места. Палач подошел к нему со спины вплотную, взял его левую руку, вывернул за поясницу и, приставив к затылку револьвер, выстрелил, одновременно толкнув отца Иоанна в могилу.

Николай Юрьевич Варжанский с 1907 года преподавал в Московской Духовной Академии курс словесности, а также занимал должность епархиального миссионера-проповедника. На этом поприще его талант миссионера раскрылся особенно ярко, им написано более 30 богословско-миссионерских и противосектантских сочинений. Большой вклад Варжанский внес в разоблачение толстовства. С 1914 года он трудился в Санкт-Петербурге, в должности коллежского секретаря в канцелярии Обер-Прокурора Святейшего Синода. Николай Юрьевич Варжанский участвовал в работе Священного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 годов. Он был арестован на квартире протоиерея Иоанна Восторгова и проходил по его делу. 5 сентября 1918 года он был расстрелян на Калитниковском кладбище в Москве. Выдающийся русский миссионер претерпел мученичество за Христа в возрасте 37 лет.

  Священник Павел Игнатьевич Гайдай родился в 1896 году в Румынии в г. Галаце.
      В дальнейшем Павел Гайдай жил в Молдавии, окончил Духовную семинарию.
    В юные годы Павел Гайдай пользовался духовными советами и наставлениями святого праведного протоиерея Иоанна Кронштадтского. Кронштадтский пастырь завещал Павлу после своей кончины перейти под духовное руководство к одесскому протоиерею Ионе Атаманскому 1, с которым сам поддерживал дружеские отношения и имел глубокое духовное общение. «Поезжай к протоиерею Ионе в Одессу и следуй по его стопам», — было сказано отцом Иоанном. Павел выполнил это благословение, приехал в Одессу, где окормлялся у отца Ионы и служил псаломщиком в одном из городских храмов.
      Духовные чада отца Павла сохранили в своей памяти обстоятельства его женитьбы. Имея желание всецело посвятить себя на служение Богу, он был намерен принять монашество. Но отец Иона на монашество его не благословил, а подыскал Павлу невесту — благочестивую девицу из дворянского рода по имени Капитолина Дмитриевна, которой в ту пору было уже около 50-и лет (а Павлу немногим больше 20-и), обвенчал их, но жить благословил как брат с сестрой. В дальнейшем отец Павел никогда об этом не сожалел, был благодарен отцу Ионе и своим чадам говорил: «Любите и жалейте матушку, я ею прикрываюсь». Отец Павел с матушкой взяли на воспитание двух девочек — Стешу и Веру.
      Вскоре после женитьбы Павел был посвящен в сан диакона, затем в сан иерея и начал свое служение в Петропавловской церкви г. Одессы. Во время церковных расколов был предан Патриарху Тихону.
      Отец Павел сразу привлек к себе сердца православных одесситов. Он часто служил, говорил прекрасные проповеди, а главное — имел то, чем отличались его духовные наставники — святые праведные отец Иоанн и отец Иона — горячую, живую веру, безграничную любовь к людям, неутомимое трудолюбие. Он самоотверженно приносил себя в жертву ради спасения Христова стада. И люди потянулись к этому молодому, но умудренному Духом Святым иерею.
      Духовное влияние отца Павла на народ не могло остаться незамеченным местными властями. Вскоре он был выселен из Одессы на дальний хутор, а затем в село Капаклиевка Тараса Шевченковского района Одесского округа, где продолжал служить Богу и ближним. Ежедневно он совершал Божественную Литургию, служил молебны о болящих, отчитывал бесноватых. И в Капаклиевку со всех близлежащих городов и весей съезжались болящие и страждущие от нечистых духов. Храм был переполнен, люди получали исцеления по молитвам отца Павла.
      Матушка Капитолина Дмитриевна была верной его спутницей.
      Но служение отца Павла не могло остаться незамеченным богоборческими властями. 30 апреля 1929 года Одесским Окружным отделом ГПУ отец Павел был арестован «за занятие врачеванием, совершение обманных действий с целью возбуждения суеверия для извлечения личной выгоды и ведения к/р деятельности» и решением ОСО при Коллегии ОГПУ УССР от 30 июня 1929 года «подвергнут административному выселению в г. Туруханск Красноярского края сроком на 3 года».
      В ссылку за ним поехала матушка Капитолина и многие его духовные чада, человек около двадцати. Ехали не только одинокие, но и целыми семьями. Стеша и Вера, приемные дочери отца Павла, также поехали в ссылку.
      В Туруханске был сильный голод, страдали от комаров. Домик, где жил Батюшка, был расположен под кручей на берегу Енисея. Члены общины зарабатывали себе на пропитание тем, что собирали и продавали дикий лук, обжигали известь. Мужчины нанимались валить лес, женщины — стирать белье, чтобы как-то помочь Батюшке и выжить самим. Но, бывало, по неделям ничего не ели, а Господь всех хранил молитвами отца Павла.
      После освобождения, в 1933 году отец Павел переехал в г. Ленинград, где служил в Георгиевской церкви.
      Но вскоре он был вновь арестован «за принадлежность к Союзу Михаила Архангела» и посажен в тюрьму «Кресты». К нему в одиночную камеру подселили буйного больного, бесноватого. Думали, что для Батюшки это будет пыткой, а бесноватый, зайдя в камеру, успокоился. Батюшка за него помолился и исцелил его. На допросах отец Павел отрицал свою принадлежность к политическим партиям.
      В том же 1933 году, осужден Ленинградским НКВД по ст. 58-10 и снова выслан на 3 года в Туруханский край. Но отец Павел тяжело заболел и в связи с этим в 1934 году был переведен в г. Акмолинск.
      В Акмолинск за Батюшкой снова поехали матушка Капитолина, приемные дочери и духовные чада. Здесь они построили низенький домик из самана, где собирались для молитвы.
      17 октября 1935 года отца Павла вновь арестовали. Некоторое время он находился в акмолинской тюрьме. Там он заболел и лежал в тюремном лазарете. Когда наступил Рождественский пост, Батюшка старался не нарушать его. За это над ним издевались и насильно пытались заставить есть скоромную пищу.
      Отцу Павлу было предъявлено обвинение по ст. 58-10, 11. Отрицая свою виновность по этой статье, отец Павел объявил голодовку, добиваясь освобождения из тюрьмы. Тогда в его доме и в домах его духовных чад были произведены обыски, при которых конфисковано большое количество чая (304 плитки по 250 гр., и 195 плиток по 50 гр.), что дало повод обвинить отца Павла и всю общину в том, что он «…организовал поездки за чаем в Одессу и Красноярск с целью его реализации на базаре г. Акмолинска», т. е. в спекуляции. Были арестованы некоторые из членов общины, но, за неимением доказательств, вскоре освобождены. Отец Павел отрицал обвинение в спекуляции.
      22 января 1936 года Акмолинским нарсудом отец Павел был осужден по ст. 107 УК к 10 годам лагерей. Отбывать наказание Батюшку направили в Карлаг НКВД.
      Здесь, как показывают материалы уголовного дела, отец Павел 14 апреля 1937 года совершил побег из 5-го Нуринского отделения и 15 апреля был задержан на Джайла. Причину побега отец Павел объяснял тем, что его грозились убить ограбившие его рецидивисты за то, что он написал в ??? часть заявление по этому поводу.
      15 апреля отец Павел был посажен за побег на 5 месяцев в ШИЗО, где объявил голодовку, добиваясь этим освобождения из ШИЗО, и был намерен не прекращать голодовку до удовлетворения требования. В его камере был произведен обыск, при котором «…у голодающего Гайдая … под койкой найден глиняный кувшин с портвейном, емк. 0,5 литра, чайная чашка, полная варенья (вишневого), сушки, конфеты, всего 1 кг». Отец Павел дал объяснение, что этими продуктами он не пользовался и «…даже требовал врача для освидетельствования на предмет установления — принимал ли он пищу».
      31 июля 1937 года отец Павел был направлен на командировку Караган, где уже не мог выходить на работу по болезни. Тюремное начальство, ссылаясь на показания очевидцев, обвинило его в искусственном поднятии себе температуры для невыхода на работу: «…брал немного хлеба и большую дозу соли, проглатывал и натирал себе под мышками, поднимал температуру, и получал освобождение от работы».
      Отец Павел требовал очной ставки с теми, кто так говорит.
      В августе 1937 года отец Павел был вновь арестован. Его обвинили в том, что «среди заключенных систематически вел к/р агитацию, высказывался против вождей партии и правительства, искусственно поднимал себе температуру для невыхода на работу». Отец Павел виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал.
      31 августа 1937 года заключением тройки УНКВД по Карагандинской области священник Павел Гайдай был приговорен к расстрелу.
      Приговор приведен в исполнение 5 сентября 1937 года.
      Место захоронения неизвестно.
      Священник Павел Гайдай реабилитирован согласно закону Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» от 14 апреля 1993 года.

Воспоминания духовных чад

      Заикина (Левицкая) Прасковья Григорьевна. (Родилась в 1912 году в с. Гребенники Одесской области):
      «О батюшке Павле я услышала, когда мне было 20 лет. Тогда много говорили в народе о том, что появился такой прозорливый Батюшка, которых многих исцеляет, и ехали к нему все из близлежащих городов и селений. Я уговаривала своих родителей, чтобы и меня отпустили съездить к Батюшке в село Капаклиевку. В 1933 году я в числе прочих женщин из нашего поселка поехала к Батюшке. Но когда мы приехали в Капаклиевку, то узнали, что Батюшки уже нет в селе. А через год услышали, что он находится в ссылке в Казахстане, и что матушка Капитолина с Батюшкиными духовными чадами собираются ехать к нему. Я твердо решила ехать вместе с ними.
      В это время матушка Капитолина получает письмо от отца Павла, где он пишет: «Матушка, я Вас жду. Пусть и Паша с Вами едет. Мы будем жить, где одни пески и много волков». Среди желающих ехать в Акмолинск я была одна с этим именем. А впоследствии и второе предсказание сбылось, но коснулось оно только меня. В 1941 году я попала в трудармию, в Джезказганскую область, поселок Изотас, где работала поваром на шахтах. Там, действительно, были одни пески и множество волков, которые зимой заглядывали к нам в окна.
      А тогда, в августе 1934 года, я в первый раз приехала к Батюшке. Батюшка расспросил меня, сколько мне лет, откуда я родом. Следом за мной приехал с Украины мой отец и помог построить Батюшке маленький саманный домик. Батюшка говорил: «Георгий, строй, здесь со временем монахини будут жить». И после ареста отца Павла в домике жили духовные дочери отца Павла, которых преподобный Севастиан Карагандинский в монашество посвятил. Здесь они доживали свои дни и умерли в этом домике, который и сейчас стоит (ул. Иманова, 56).
      Батюшка просил моего отца остаться в Акмолинске, но отец отказался, сказал: «Лучше я умру с холода и голода дома, но в Акмолинске не останусь». Так и вышло. Во время сильного голода на Украине в 1935 году отец умер.
      Возле Батюшки всегда было очень много народа. В основном это были приезжие из Одесской области — девушки, парни и семейные люди. Все жили по квартирам, а молиться собирались в Батюшкином доме. Отец Павел придерживался строгого устава. Вставал очень рано и перед чтением утренних молитв совершал 1000 Иисусовых молитв с земными поклонами. Он стоял впереди, мы стояли за ним и едва успевали класть поклоны. Сначала 800 поклонов полагали, немного передохнув, еще 200. Затем читали утренние молитвы и служили Литургию. Также и вечером — после Иисусовых молитв читали вечерние молитвы и отходили ко сну. Во время молитвы мы плотно закрывали окна и двери.
      Также и посты держали очень строго. Великим постом на первой, крестопоклонной и страстной седмицах пищу не вкушали. Но если кто не мог этого выдержать, Батюшка благословлял заварить отруби или сварить картошку в мундире. Молиться с Батюшкой было легко, от поклонов мы не уставали и есть не хотелось. Все старались придерживаться этих правил.
      В Акмолинске к отцу Павлу часто приходила женщина по имени Евдокия. Благочестивые жители Акмолинска, зная, что она близка к Батюшке, и желая поддержать ссыльного священника, давали ей для него деньги. Но Евдокия, поддавшись бесовскому искушению, не отдавала деньги общине, а складывала их в мешочек. Батюшка провидел, что христианская душа может погибнуть, и обличил Евдокию. Однажды, после молитвы, когда все сели около Батюшки, он сказал: «Евдокия, ты знаешь, что Иуда ходил за Господом, но предал Его? У него тоже был мешочек с серебряными монетами. Высыпай, что у тебя там в мешочке». Евдокия покраснела, но поднялась, достала мешочек и перед всеми высыпала из него на стол серебряные монеты. Так Батюшка мог врачевать душевные недуги.
      Часто жарким степным летом всей общиной ходили купаться на реку Ишим (мужчины купались отдельно от женщин). Однажды Юра Рыбаченко не захотел идти купаться со всеми. Батюшке говорят: «Юра не пошел с нами». А Батюшка сказал: «Скоро Юра совсем от нас отойдет». И вправду, Юра вскоре скоропостижно скончался. Так сбылись Батюшкины слова.
      Первый раз я прожила у Батюшки почти год и поехала домой в Одессу. Немного побыла у родителей и получила от Батюшки письмо: «Дочка, приезжай, сам Святитель Николай тебя зовет». Письмо это пришло как раз на праздник Святителя Николая. И я снова приехала к Батюшке в Акмолинск.
      Уезжать из Акмолинска отец Павел никого не благословлял. Один раз я Батюшке говорю:
      — Батюшка, если Вас не станет, я снова поеду в Одессу, здесь жить не буду.
      Он отвечает:
      — А какой здесь город будет большой, да еще монастырь откроется!
      — Что Вы! Здесь кругом только степь да землянки!
      А он снова:
      — И трамваи ходить будут! Ваше место только здесь!
      Я даже с места соскочила:
      — Неправда, — говорю, — Батюшка! Какие здесь могут быть трамваи, когда на весь город три автомобиля! (Ездили тогда на верблюдах и на лошадях). А за монастырь и слушать не хочу, это Вы и вовсе преувеличиваете!
      Это было сказано в 1935 году. А когда в городе пустили первый троллейбус, а потом в 1970 году и монастырь открыли в честь иконы Божией Матери «Взыскание Погибших», я вспоминала тогда Батюшкины слова.
      Еще Батюшка говорил нам, что придет время, когда церкви и монастыри снова будут строить. Мы спросили: «А кто будет строить?» Он ответил: «Кто ломал, тот и будет строить».
      В 1936 году отца Павла арестовали и посадили в Акмолинскую тюрьму. К нему с передачей пошла Анна Левицкая (сейчас монахиня Евдокия). Батюшка через нее передал мне записку, где он писал: «Родная моя дочь Паша, … я очень рад, что ты меня никогда не оставляешь, помнишь меня. Я тебя не оставлю и всегда буду помнить. Берегись, не поддавайся никакому соблазну, стой твердо, как орел. За маму ты скорбишь, что мама все время больная. Бог благословил ей подвиг болезни, жизнь ее увенчается мученическим венцом. Благословение Параскеве, Анне. Простите меня. С праздником вас, будьте в мире, дети мои». Я в то время была домработницей у одного судьи. Он вольно со мной обращался и я, получив записку с предупреждением беречься от соблазна, сразу от него ушла. А маме моей Господь вскоре дал христианскую кончину.
      Когда Батюшку осудили к 10 годам лагерей, духовные чада остались в Акмолинске ждать его возвращения. В Долинку ему посылали посылки с продуктами. После 1937 года посылки стали возвращаться назад с надписью «След потерялся», но все же Батюшку продолжали ждать.
      В 1947 году, когда истек срок его заключения, а он не возвращался из лагерей, Анна Рыбаченко поехала в Караганду к старцу Севастиану, спросить — как нам молиться за отца Павла: о упокоении, или о здравии. Старец Севастиан благословил ее пожить 3 дня в Караганде, а через 3 дня сказал: «Молитесь за упокой. Отец Павел умер насильственной смертью».
      Когда мы узнали об этом, то поехали в Караганду взять благословение у батюшки Севастиана на отъезд на родину в Одессу. Но отец Севастиан сказал: «Нет вам благословения отсюда уезжать». И так, по молитвам этих двух старцев, мы остались жить в Акмолинске».

      Монахиня Евдокия (Левицкая):
      «Родом мы из села Гребенник Одесской области. В 20-х годах вся Одесская область говорила, что в селе Капаклиевка служит замечательный Ботюшка, который исцеляет недужных и отчитывает бесноватых. Поскольку мама моя была очень больна — все тело ее было покрыто струпьями, то отец решил повезти ее к Батюшке. Подъехав к храму, они увидели множество народа. Вокруг храма стояли подводы, на которых привезли больных. Женщины на улице готовили обед для приезжих, а в переполненном храме молодой священник служил молебен. Затем, освятив воду, он стал окроплять ею народ, подходивший прикладываться ко кресту. К Батюшке подводили бесноватых, и бесы кричали: «Не уйдем!» А Батюшка осенял их крестом и спокойно говорил: «Уйдете!» Один одержимый вскрикнул и упал, как мертвый. Его подняли, унесли, а он, полежав, встал здоровым. И родители рассказывали, что там было много тяжело больных, которые получали исцеления по молитвам отца Павла. Мама моя тоже исцелилась. Три раза она посещала Капаклиевку, молилась, обтиралась святой водой, и после третьего посещения исчезли все ее струпья.
      Насколько духовные чада любили Батюшку и были преданы ему, можно судить по жизни монахини Аллы (Анны Ивановны Рыбаченко, родилась в 1894 году в с. Копиевка Одесской области).
      Анна Рыбачено была молодой, замужней, но бездетной женщиной. По вероисповеданию она была католичкой, но муж ее Кирилл был православным. В 20-е годы Анна тоже прослышала о Батюшке и решила съездить, повидать его. Муж одобрил это намерение, и она поехала. Знакомство с Батюшкой резко переменило ее жизнь. Она перешла в Православие и стала духовной дочерью отца Павла.
      Однажды, приехав к Батюшке, она ослушалась его, за что подверглась сильнейшему бесовскому нападению, стала как одержимая. Дали знать ее мужу. Муж приехал, посмотрел на ее чудачества и очень расстроился. Но Батюшка усердно молился и через несколько дней бес из нее вышел.
      Муж увез Анну домой и строго запретил ей ездить к Батюшке. Но Анна очень тянулась к нему и решилась на отчаянный поступок — разделась до нага и в таком виде стала бегать по селу. Селяне поймали ее, отдали мужу. Муж решил, что Анна снова беснуется, сам отвез ее к Батюшке и оставил там на исцеление.
      Анна Рыбаченко, оставшись при Батюшке, часто по его поручениям ездила в разные местности. Так, однажды, она ехала на поезде из Одессы в Киев. Рядом с ней сидели две женщины, которые горячо спорили между собой. Одна из них хулила Бога, а другая что было сил Бога защищала. А Анна всю дорогу слушала их и молчала.
      Когда она возвратилась к Батюшке, он ее накормил, а потом сказал: «Как тебе не стыдно! Бедная женщина, как она Бога защищала, из сил выбивалась, а ты молчала и не могла ее поддержать!»
      Вспоминают еще такой случай. Как-то, находясь на праздник Успения Божией Матери в г. Киеве, Батюшка сказал Анне Рыбаченко и Марии:
      — Сходите на Днепр и наберите рыбы.
      — Как мы, Батюшка, наберем, и чем?
      Он говорит:
      — Руками.
      Ради послушания взяли две корзины и пошли к берегу. А там выкинуло на мель множество рыбы. Руками набрали полные корзины.
      Прошла неделя. Анна Рыбаченко просит:
      — Батюшка, благословите сходить на берег, рыбы набрать.
      Он говорит:
      — Сходите, посмотрите.
      Обрадовались, взяли корзины побольше и пошли. Пришли к берегу, а там ни одной рыбки нет. Посмотрели и пошли назад.
      Вскоре отца Павла арестовали и выслали в Туруханск, а затем в Акмолинск. Анна последовала за ним. Мужу она написала в письме, что больше к нему не вернется. Муж, узнав об этом, сильно заскорбел. Но Батюшка написал ему: «Ты не беспокойся, у тебя родится девочка, будешь ее воспитывать». Так и вышло. Муж женился второй раз, у него родилась девочка. Батюшка в письме поздравил его. А Анна навсегда осталась в Акмолинске.
      Потом преподобный Севастиан постриг ее в монашество с именем Алла и скончалась она в Батюшкином домике в возрасте 84-х лет.
______________________
1. Святой праведный протоиерей Иона Одесский канонизирован для местного почитания Синодом Украинской Православной Церкви в 1995 году

Священномученик Иоанн родился в 1885 году в селе Герасимово Шаблыкинской волости Орловской губернии в семье крестьянина Федора Карабанова. В 1905 году по окончании Карачевской учительской семинарии Иван Федорович поступил на должность народного учителя и был учителем и заведующим училища министерства народного просвещения в селе Знаменское Болховского уезда Орловской губернии. В 1915 году он был мобилизован на военную службу и служил в 203-м пехотном полку. 1 января 1916 года Иван Федорович был отправлен учиться в Александровское военное училище и по окончании его, 1 мая 1916 года, был назначен командиром взвода — сначала в учебную команду, а затем в качестве командира роты был отправлен на позиции воюющей армии под город Двинск.

Демобилизовавшись в 1917 году, он вернулся домой и работал учителем. В 1918 году Иван Федорович был направлен в город Орел на курсы по подготовке учителей в высшие начальные училища. В 1919 году он был призван в Красную армию, в которой служил в должности командира взвода и командира роты 2-го инженерного военно-рабочего батальона в городах Орле, Николаеве и Очакове. В 1921 году он демобилизовался и снова стал работать учителем. В 1922 году Иван Федорович был рукоположен во священника ко храму в селе Гнездилово Знаменской волости Орловской губернии. Через некоторое время он был направлен служить в храм в село Хотьково Шаблыкинского района Орловской области.

В конце двадцатых – начале тридцатых годов властями было принято решение о закрытии храмов под тем предлогом, что они мешают созданию колхозов. Объясняя необходимость репрессий, сотрудники ОГПУ писали: «В Брянский оперативный сектор поступили сведения о том, что в селе Хотьково Шаблыкинского района поп Карабанов и кулаки организовали вокруг себя группу из социально чуждых советскому государству лиц — кулаков и бывших торговцев и, собираясь в квартире попа, критикуют проводимые мероприятия советской власти и намечают свои действия по срыву последних, проводя систематическую контрреволюционную деятельность. Группа поставила себе задачей непримиримую борьбу с “безбожной советской властью”, взятие под свое влияние основной части крестьянства — середняков-бедняков, используя при этом религиозные предрассудки. Конкретные факты контрреволюционной деятельности группировки сводились к возбуждению недовольства и противодействия проводящимся мероприятиям советской власти, в особенности по религиозным вопросам».

6 января 1932 года ОГПУ арестовало отца Иоанна и членов церковного совета. Допрошенный на следующий день, священник ответил: «Во все время своей жизнедеятельности при существующей советской власти, при которой я и в должности народного учителя, и в должности командира взвода и роты в Красной армии защищал умом, словом, действием — грудью и штыком интересы пролетариата в войнах 1919–1921 годов против врагов — Деникина и Врангеля, я и в настоящем своем положении служу народу и его благосостоянию и благоустройству и содействую его благополучию в укреплении и расширении социалистического строя советской власти. Пребывая среди народа земледельческого, интересы коего связаны с единоличным пользованием земли и единоличием своего хозяйства, я по возможности растолковывал, указывая на выгоду коллективизации. Но народ, не видя еще благоустроенных колхозов, не решается в своей массе в селе Хотьково идти в колхоз. Отсутствие до сих пор благоустроенных по хозяйственному состоянию вокруг села Хотьково колхозов является главным тормозом того, что крестьяне-землеробы села Хотьково до сего времени не организовали еще колхозного хозяйства. И середняки, и бедняки все желают видеть своими глазами благоустроенный вокруг себя колхоз. “Тогда и мы, — говорят хотьковцы, — все пойдем в него”. Что же касается мнения о поступлении в колхоз отдельных лиц, то таковые мотивируют нерасположение идти в колхоз, во-первых, тем, что еще пока нет при селе Хотьково организованного хозяйства, что не видят они благоустройства и в расположенных вокруг села колхозах, во-вторых, говорят они, пусть желающие организовывать колхоз покажут на опыте хорошую благоустроенную жизнь крестьян-землеробов, тогда и мы пойдем в колхоз».

21 января состоялся второй и последний допрос священника, на котором отец Иоанн показал: «По существу предъявленного мне обвинения в возглавлении контрреволюционной церковнической кулацкой группировки и проведении систематической агитации против проводящихся хозяйственных политических кампаний виновным себя частично признаю, но дополняю, в чем конкретно признаю свою частичную виновность. Иногда в сторожке церкви — моей квартире мы собирались для обсуждения вопросов ремонта церкви, ограды и других хозяйственных нужд и дел по церкви. Присутствовали я, ктитор, председатель церковного совета, псаломщик, монахиня и кто еще, я сейчас не помню. Заседания церковного совета мы ни разу не устраивали. На подобных собраниях мы иногда обсуждали вопрос о налоге на церковь, политические вопросы, как, например, о колхозном строительстве. Эти собрания происходили, кроме моей квартиры, в доме ктитора, в церкви после службы. Конкретно указать время и место я сейчас затрудняюсь и не могу припомнить. По вопросу ремонта мы говорили, что сейчас трудно достать необходимые материалы, их почти нет нигде, а если есть, то стоят очень дорого, надо искать выход, а иначе могут закрыть церковь. По колхозному вопросу что говорилось, я никак не могу припомнить. Наш приход охватывает деревни Мешково, Околенки, Башкарево и Хотьково. Я на религиозные праздники бывал там с молебнами, в подобных хождениях принимали участие я, ктитор, псаломщик, монахиня и председатель церковного совета. Во время хождения с молебнами в домах мы политических разговоров не касались и нигде не говорили о колхозном строительстве и других мероприятиях советской власти. В церкви после службы ктитором неоднократно делались извещения о получении новых налогов; выражений его, то есть конкретных слов, сейчас не помню. Я лично о налоге не говорил. Иногда мне верующие задавали вопросы о вступлении в колхоз, на что я им отвечал: “Надо идти”. Подобные вопросы мне задавались в домах, где я был с молебнами, и в сторожке. Указанных мне конкретных фактов антисоветских разговоров с моей стороны не было. Со стороны же арестованных вместе со мной, о их мнениях и разговорах, касающихся мероприятий власти, я сказать ничего не могу».

28 февраля 1932 года тройка ОГПУ приговорила священника к восьми годам заключения в концлагерь. Отец Иоанн был отправлен в Темниковский исправительно-трудовой лагерь в Мордовии.

В 1937 году были заведены новые дела на священнослужителей, находящихся в заключении. 25 августа в поселке Явас, где располагался 3-й отдел Темниковских лагерей, сотрудниками НКВД была составлена справка на отца Иоанна на основании показаний лжесвидетелей, причем сам обвиняемый на допросы не вызывался, ему уже только перед расстрелом было объявлено, к чему он приговорен. 30 августа тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Священник Иоанн Карабанов был расстрелян 5 сентября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле.

_____________________________
[1] Архив УФСБ РФ по Орловской обл. Арх. № 9658-П.

Архив УФСБ РФ по Республике Мордовии. Арх. № 8027-С.

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(2 Кор. 8, 7-15; Мк. 3, 6-12). Господь людям и бесам запрещал хвалить Его, когда был на земле, но требовал, чтоб веровали в Него и исполняли заповеди Божии. Тот же закон у Господа и теперь, тот же будет и на суде: "Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного" (Мф. 7, 21). Оттого в церкви начинают петь: "слава в вышних Богу", а к концу доходят до "исцели душу мою. . . научи мя творити волю Твою". Без этого никакой цены не имеет хвала Богу. Да она тогда и не бывает исходящею из души, а только возносимого языком с чужих слов, потому Господь и не обращает на нее внимания. Надо так устроить, чтобы другие видели дела наши и хвалили Господа, чтобы жизнь наша была хвалою Богу, ибо Он делающий все во всех, только не мешай; к Нему и хвала за дела восходит. Всякому надо стать благоуханием Христовым, тогда и без хвалы будет непрестанное славословие Господу. Цветок розы не издает голоса, а благоухание его далеко расходится молча; так надо жить и всем христианам.

***************************************************************************************************************************************
С кем поведешься...

  "Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы"
(1 Кор. 15, 33)

Это изречение апостола Павла, повторяемое так часто, сделалось почти пословицей, и многие забыли о его происхождении. Уже в Ветхом Завете мы находим ту же мысль в притче Соломона. "Обращающийся с мудрыми будет мудр; а кто дружится с глупыми, развратится" (Притч. 13, 20).
Не всегда от нас зависит выбирать общество, в котором мы вращаемся. Иногда жизнь сводит нас с людьми против нашей воли, и, подобно Лоту, мы мучаемся зрелищем недостойных дел. Что делать, когда жизненные обстоятельства ставят молодежь в сообщество дурных товарищей? Юноша должен избегать не только разврата, но и легкомыслия. В свете часто все понятия и взгляды до того фальшивы, что молодежь, невольно подчиняясь им, незаметно даже для себя, изменяет постепенно своим высоким идеалам, своим благородным стремлениям. Она перестает возмущаться злом и уже не преклоняется перед добром так горячо, как бывало.
Дурным обществом можно также назвать дурные книги, которых, увы, так много в наше время. В них как бы изощряются рисовать зло в самых привлекательных красках и, приучая воображение ко всему дурному, оскверняют первобытную свежесть юношеского ума.
Есть еще одно дурное общество, которое преследует нас даже в одиночестве: это общество дурных мыслей, которыми дух зла искушает нас подобно тому, как он искушал Христа в пустыне. Я ненавижу этот внутренний голос, я его страшусь и не могу от него избавиться, я его гоню от себя всеми силами, а он все возвращается.
Боже, Ты, Который победил сатану, избавь и меня от зла! Защити меня Твоею любовью, укрепи Твоею силою, победи и уничтожь всю скверну души моей Твоею победою!

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=25#p35040
Слава Богу за все!

0

75

Во славу Божию и на пользу ближнего !

20 Сентября  -Память: .

Предпразднство Рождества Пресвятой Богородицы.

Прмч. Макария Каневского, архим. Овручского, Переяславского (1678)
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib253.jpg

Преподобномученик Макарий Каневский жил в XVII веке. Это было тяжелейшее время для православных людей Западной Руси. Жизненный подвиг, совершенный преподобномучеником, был подвигом защиты православной веры в условиях неравной изнурительной борьбы, когда защищать можно было только будущее Русской Православной Церкви, поскольку то, что сохранялось от проносящегося урагана унии, сносилось татарскими набегами.

Святой Макарий родился в 1605 году в городе Овруче, на Волыни, в знатной семье Токаревских, известных ревнителей Православия. Родители воспитали мальчика в страхе Божием, любви к молитве и храму. В 1614—1620 гг. святой обучался при Успенском Овручском монастыре и по смерти родителей, «Спаса Христа измлада возлюбивши», стал иноком этого монастыря, начав свое служение с меньшего монастырского чина — послушника. Молитва и чтение святоотеческих творений стали любимым замятием постриженного молодого инока.

В 1625 году инок Макарий, с благословения архимандрита, оставляет Успенский монастырь и направляется к епископу Пинскому Авраамию, который определяет его в Купятичский (Купятицкий) Пинский монастырь. Там преподобный настолько прославился подвижнической, добродетельной жизнью, что вскоре (в 1630 году) был рукоположен епископом Лазарем (Барановичем) в сан иеродиакона, а через два года — в иеромонаха.

Слава об образцовом монашеском житии иеромонаха Макария распространилась за пределы Купятичского монастыря, и в 1637 году братия Симоновского Брестского монастыря обратилась с просьбой к игумену Купятичского монастыря Илариону (Денисевичу) отпустить к ним в настоятели святого Макария. Но иеромонах Макарий был необходим и купятичскому игумену, и в том же году он послал его к Киевскому митрополиту Петру Могиле для вручения собранных братией денег на перестройку Киевского Софийского храма и для испрошения помощи на постройку и обновление разрушившейся монастырской церкви. Увидя в иеромонахе Макарии преданного сына Церкви Божией, митрополит выдал ему универсальный лист для сбора пожертвований, а в 1638 году назначил его настоятелем Каменецкого Воскресенского монастыря (Гродненская область). До ограбления и захвата монастыря униатами в 1642 году преподобный Макарий руководил братией этого монастыря. В суровое время братия Купятичского монастыря призвали в игумены преподобного Макария, который удерживал этот монастырь до 1656 года. С 1656 по 1659 гг. преподобный Макарий возглавлял Пинский монастырь. В 1660 году в сане архимандрита, «ко спасению вечному православные люди приводя», святой Макарий руководил братией родного Овручского Успенского монастыря.

Это было тяжелое время для православных христиан Западной Руси. Католическая Польша старалась навязать православному народу унию и латинство. Более девяти лет продолжалась непрерывная борьба с латино-поляками в Овруче. Униаты и монахи-доминиканцы неоднократно нападали на обитель преподобного, грабили церковное имущество, наносили побои и оскорбления братии. Но угодник Божий Макарий не падал духом и ободрял братию надеждой на небесное заступничество. «Повторяйте, повторяйте чаще слова пророка Давида, — говорил он, — Господь просвещение мое и Спаситель мой! Кого убоюся?.. Аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю» (Пс. 26, 1—3). И сердца иноков укреплялись твердой верой и надеждой на Всесильного Бога.

Во время нападения на обитель в 1671 году униаты призывали святого Макария перейти в унию, но «веры православныя неустрашимый защитниче» мужественно отвечал: «Какое общение возможно для нас с вами? Вы оставили правила Вселенских Соборов, приняли предания лжи и вместо того, чтобы быть под Главою Церкви Иисусом Христом, преклонились перед земным властителем — римским папой». Разъяренные поляки, подстрекаемые иезуитами, разорили город и обитель и разогнали всех иноков. Преподобный Макарий покинул монастырь, в котором не осталось ни одного монаха, и отправился для духовных подвигов в Киево-Печерскую лавру. Здесь он провел в подвигах два года. Но такой ревностный защитник Православия нужен был не только в Киеве. Митрополит Киевский Иосиф (Нелюбович-Тукальский) назначил архимандрита Макария настоятелем Каневского монастыря. Там угодник Божий, муж высокой праведной и духовной жизни, поучая всех «истинней вере и житию богоугодному», прославился многими чудесами и благодатным даром прозрения. Множество убогих, бедных, больных и скорбящих людей приходили к нему в обитель, где получали духовный совет и исцеление.

Однажды святой Макарий исцелил ослепшего жителя города Канева. «Веруй и молись Тому, Кто дал зрение слепому, — сказал он, — иди к навечерию Богоявления Господня и молись». Во время богослужения, когда преподобный читал слова молитвы на освящение воды: «Велий еси Господи и чудна дела Твоя», слепой увидел мелькнувший возле глаз луч света и внезапно прозрел. В благодарность Богу исцелившийся построил храм в честь святого Богоявления. Известен случай, когда преподобный Макарий «ленивого и неблагонравного сына жены благочестивыя» добрым советом и молитвой обратил к покаянию. «Читай одну молитву “Отче наш”, — говорил преподобный юноше, — и в ней найдешь все — и свет богопознания, уроки для жизни, и утешение, и силу для духа; прочесть эту молитву со вниманием, думаю не тяжело». Молитва так понравилась юноше, что он стал часто читать ее и вскоре стал честным и добродетельным человеком.

За два года до блаженной кончины преподобный Макарий предсказал о разорении Канева и своем страдальческом завершении жизни. Он неустанно призывал твердо и безбоязненно исповедовать святое Православие: «Приять венец нетленный нельзя иначе, — говорил святой, — как совершая законно подвиг свой. Да не отступят православные от святой веры, но да стремятся с терпением на предстоящий подвиг, памятуя непрестанно Господа Иисуса».

В 1672 году в Каневском монастыре нашел приют сын Богдана Хмельницкого Юрий. Гетман Дорошенко, ходатайствовавший перед митрополитом Иосифом о назначении преподобномученика Макария, неоднократно посещал Каневского настоятеля и в 1675 году перешел в русское подданство, отказавшись от подданства Турции, по-видимому, не без совета преподобномученика Макария.

4 сентября 1678 года турки и татары напали на Канев и ворвались в монастырь. С крестом в руках преподобный бесстрашно встретил варваров на паперти храма. Татары стали жестоко бить его, требовали указать, где спрятано монастырское золото и имущество. «Мое золото на Небе, а не на земле», — отвечай святой старец. Нечестивые захватчики стали избивать его палками, ломали руки и ноги железными орудиями и сдирали с него кожу. Но святой Макарий, призывая Сладчайшего Иисуса, терпеливо переносил мучения. «Стопы моя направи на путь мирен, к Тебе, Боже, — восклицал он, — ибо сего желает и в сем скончавается душа моя».

Через два дня (7 сентября 1678 года) мучители отсекли преподобному Макарию голову и бросили тело на площади. Христиане тайно ночью внесли святого в монастырскую церковь. Но враги подожгли храм, и все скрывавшиеся в нем погибли от огня и дыма. Когда захватчики ушли из монастыря, то уцелевшие жители города нашли тело преподобномученика нетленным. Словно живой, в одной власянице, с крестом на груди и с крестом в руках лежал преподобный. 8 сентября 1678 года христиане погребли его святые мощи под жертвенником храма.

В 1688 году при перестройке монастырской церкви был открыт гроб преподобного и в нем обнаружено его нетленное благоухающее тело. В связи с опасностью нападения на Каневскую обитель 13 мая 1688 года святые мощи были перенесены в новопостроенный храм Михайловского Переяславского монастыря, а после его закрытия почивали с 4 августа 1786 года в Переяславском Вознесенском монастыре Полтавской губернии.

В 1942 году мощи были перенесены в Троицкую церковь города Черкассы, а с 1965 года находилисьв храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы того же города. с 2000 года мощи преподобного покоятся в   Свято - Михайловском соборе г. Черкассы.

Память преподобномученика Макария совершается дважды: 7/20 сентября — в день преставления и 13/26 мая — в день перенесения святых мощей.

Тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневского
глас 4

Христу, нас ради с Небес сошедшему,/ последовал еси в подвизех твоих,/ Макарие, отче наш./ Егоже моли о нас, ублажающих тя,/ прощение прегрешений даровати нам,/ любовию же и смирением сердца наша озарити/ и спасти души наша.

Ин тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневского
глас 4

Божественным желанием весь сам себе от юнаго возраста Господеви возложив,/ явился еси светильник светлый граду твоему,/ поучая всех истинней вере и житию богоугодному,/ священно-мучениче Макарие, Овручская похвало./ Сего ради, яко агнец непорочный, гонимый от распрелюбивых врагов,/ возшел еси во обитель Каневскую,/ идеже, яко пастырь добрый, душу твою положил еси за овцы твоя./ И ныне ко всечестней раце многоцелебных мощей твоих/ мы, грешнии, со умилением притекающе,/ дар исцеления приемлем, многострадальне:/ ты бо присно источаеши болящим здравие, печальным утешение/ и всем, чтущим тя, всякое исполнявши требование,/ моляся Христу Богу спастися душам нашим.

Ин тропарь преподобномученика Макария, архимандрита Каневского
глас 8

Ко всечестней раце многоцелебных мощей твоих,/ преподобномучениче Макарие,/ мы, грешнии, притекающе, дар исцеления приемлем:/ ты бо присно источаеши болящим здравие, печальным утешение/ и всех, чтущих тя, всякое исполнявши требование,/ молящеся Христу Богу спастися душам нашим.

Кондак преподобномученика Макария, архимандрита Каневского
глас 4

Нетленною красотою смиреннаго жития твоего/ Бога на земли прославил еси/ и Божественный веры чистоту/ сохраняти люди научил еси,/ страдальческими же подвиги кончину прием,/ от Бога прославлен явился еси,/ преподобномучениче Макарие, отче наш.

Ин кондак преподобномученика Макария, архимандрита Каневского
глас 2

Постническое и равноангельное житие твое/ страдальческими уяснил еси подвиги/ и Ангелом совсельник, Богоблаженне, явился еси, Макарие,/ с нимиже Христу Богу моляся не престай/ о всех нас.

АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p12243

Мч. Созонта (ок. 304).
Максимиан1, правитель Киликии, распространяя по повелению царскому, нечестивое идольское многобожие, пришел в город Помпеополь и, празднуя тамошнему золотому идолу, принес много жертв. Там находился в это время один юноша, родом из Ликаонии2, по имени Созонт, по вере христианин, добрый нравом и исполненный благих дел, ибо в законе Господнем поучался он день и ночь. Он пас стада бессловесных овец, но в то же время наставлял и словесных овец Христовых на добрую пажить. Где бы ни был он с овцами, везде собирались к нему другие пастухи, юноши и мужи; а он учил их познанию Единого Бога, и многих привел к святому крещению, ибо была на нем благодать Духа Святого. Раз, пася овец при источнике, у которого стоял большой дуб, Созонт уснул сладким сном и увидел божественное видение, призывавшее его к подвигу мученическому и возвещавшее, что место то принесет пользу многим, ибо освятится свыше сходящею благодатью, и многие найдут на нем спасение и прославят Святую Троицу. Встав от сна, этот добрый пастырь поручил овец другим и, оставив на том месте свой лук и три стрелы, для памяти себе, отправился в город Помпеополь. Там увидел он нечестие умножившимся, веру же святую попранною, и восскорбел он о том сердцем своим. Войдя в капище, где стоял золотой идол, он отломал у него руку и, раздробив ее, раздал нищим. Отнятие от идола золотой руки вызвало великое смятение в городе, и многие были допрашиваемы и мучимы. Но святой Созонт, не желая, чтобы кто-либо другой пострадал за него, сам пришел к правителю Максимиану и объявил, что он виновник того дела. "Я взял руку бога вашего, – сказал он, – раздробил ее и раздал золото нуждающимся". Когда стали его допрашивать, как осмелился он так поступить и нанести бесчестие богу их, отняв и сокрушив руку его, он отвечал:

Я сделал это для того, чтобы видеть бессилие вашего бога. Ибо, когда я отнимал у него руку, он не оказал мне сопротивления, ничего не сказал, не обнаружил боли, не испустил стона. В самом деле, будучи немым и безумным, мог ли он сопротивляться? Если бы он был истинным Богом и живым, то противостал бы мне и не позволил бы мне причинить себе зла. Я же, зная, что это – идол, а не бог, раздробил руку его, и даже всего его хотел раздробить, чтобы не покланялись вы изделию рук человеческих, которое, хотя имеет и очи, и уши, и уста, и руки, и ноги, однако не видит, не слышит, не говорит, не осязает, не ходит, и ни в чем не может помочь себе, когда его бьют или раздробляют на части.

Правитель, услыхав это, повелел мучить Созонта без милости. Сначала его повесили на дерево и стали строгать по ребрам железными когтями, потом обули его в железные сапоги с острыми внутри их гвоздями и водили по городу; святой, ходя в них, славил Бога, Потом снова повесили его н а дереве и сильно били железными палками, так что не только тело, но и кости его были раздроблены. В этих мучениях святой предал дух свой Богу3. Увидав, что он уже умер, мучители, снявши тело его с дерева, развели, по повелению правителя, сильный огнь, чтобы сжечь тело, в опасении, чтобы оно не сделалось предметом почитания верующих. И когда это многострадальное тело ввергли в огонь, то внезапно заблистала молния, загремел гром и выпал обильный дождь с градом, так что огонь тотчас угас; бывшие же там люди от страха убежали и, и тело святого осталось целым. По наступлении ночи, верующие хотели взять святые мощи его и не могли, так как была великая тьма, и они сильно скобели о том. Но вот в полночь свет с неба осиял мощи, и верующие, взяв их, погребли с честью От гроба мученика истекало много чудес, и не только от гроба, но и от источника, протекавшего под дубом, где святой некогда во время сна имел видение, подавались благодатью Христовою и молитвами святого мученика различные исцеления болящим. Поэтому впоследствии там была создана церковь во имя его, для прославления в ней Истинного Бога, в Троице Единого. Слава Господу во веки, аминь.

Кондак святого, глас 2:

Истиннаго и богомудраго мученика, страдальца благочестия искуснаго, сошедшеся днесь, велегласно восхвалим Созонта таинника благодати, исцелений дателя богатейшаго: молит бо Христа Бога о всех нас.
_______________________________________________________________________
1 В некоторых древних месяцесловах (имп. Василия и других) вместо "Максимиан" стоит "Максим". Полагают, что это был Нумерий Максим, состоявший правителем Киликии в 304 г.
2 В месяцеслове имп. Василия место рождения мученика Созонта названо Ликиею, в Прологе, как и в Четьих-Минеях, Ликаонией; по актам мученическим это – Киликия. где был приморский город Помпеополь, в древности Солы.
3 По греческому синаксарю святогорца Никодима страдания и смерть св. мученика Созонта последовали в 288 году. По другим известиям, это происходило около 304 года.

Свт. Иоанна, архиеп. Новгородского (1186).
http://s006.radikal.ru/i215/1009/8f/7b252457c690.jpg

Новый чудотворец российский, святой Иоанн родился в великом Новгороде. Родители его – Николай и Христина – были люди благочестивые. Посему как он, так и брат его – Гавриил, оба они были воспитаны в страхе Божием. С малого возраста святой Иоанн посвятил себя Богу и вел добродетельную жизнь; когда же он достиг совершеннолетия, то был рукоположен в пресвитера к церкви священномученика Власия. Новопоставленный иерей с еще большим усердием стал служить Господу, неукоснительно и строго соблюдая все заповеди Божии. Между тем родители святого Иоанна умерли. И прежде он любил безмолвную тихую жизнь, даже намеревался принять иноческое пострижение; теперь же, посоветовавшись с братом своим Гавриилом, святой Иоанн решил создать новый монастырь на средства, оставленные родителями. Сначала они построили деревянную церковь во имя Пречистой Богоматери в память преславного Ее Благовещения и основали монастырь; затем замыслили они воздвигнуть и каменную церковь. С нетерпением начали братья приводить в исполнение свое благое намерение: стали со тщанием строить каменную церковь и уже довели ее до половины, но вынуждены были остановиться: средства их истощились; сильно опечалились этим блаженный Иоанн и брат его Гавриил, велико было огорчение их. И вот, находясь в таком затруднительном положении, но в то же время питая твердую веру и великое усердие к Пречистой Богородице, они обратились с молитвою к сей скорой помощнице и утешительнице всех, находящихся в скорби:

– Владычице наша! – молились братья – Ты знаешь нашу веру и любовь к Сыну Твоему и Богу нашему; Ты видишь наше усердие, с коим мы обращаемся к Тебе, Госпоже нашей; молим Тебя, помоги нам достроить сей храм; всю надежду нашу мы возлагаем на Тебя, Богоматерь, не оставь нас рабов Твоих, Владычице, и не посрами нас: мы начали строить сей храм, но кончить его сооружение без Твоей помощи мы не можем.

Так молились они Богородице и изливали пред Ней свое горе. Их усердная просьба была услышана. Царица Небесная явилась им в сонном видении и сказала:

– Для чего вы, возлюбленные Мною рабы Божии, впадаете в такую печаль и предаетесь такому сетованию о том, что создание храма замедлилось; не оставлю Я моления вашего, ибо вижу вашу веру и любовь: в скором времени у вас будут средства, коих не только будет довольно для сооружения храма, но даже останется излишек; только не оставляйте благого дела и не охладевайте в вере.

Видение сие, коего удостоились оба брата, придало им силы и бодрости; восстав от сна, они исполнились великой радости. После утрени братья рассказали друг другу о том, что видели, и надежда их окрепла еще более. По Божию смотрению, они в тот же день ранним утром вышли из монастыря, и вдруг видят пред воротами монастырскими красивого коня, на котором была надета узда, обложенная золотом; тем же металлом было оковано и седло; конь стоял тихо и неподвижно, всадника же, коему бы мог он принадлежать, не было. Братья сильно дивились красоте и богатому убранству коня; долго ожидали они, не придет ли откуда хозяин его. Однако никто не появлялся, а конь неподвижно стоял на том же самом месте. Тогда они подошли к нему ближе и увидели, что по обеим сторонам седла висят два туго набитые мешка. Уразумев, что сие ниспослано им свыше, они сняли с коня мешки, и тотчас конь стал невидим. Братья развязали мешки и нашли в одном до самого верха золото, другой же был наполнен серебром. Удивившись такому попечению о них Божию и Пресвятой Владычицы, они стали воссылать горячие благодарственные молитвы. Скоро, с Божиею помощью, окончили они церковь и благолепно ее украсили; затем купили они много сел, для содержания монастыря, и, несмотря на то, у них осталось еще немало денег, которые они и отдали игумену и братии. В сем монастыре и сами они приняли иноческое пострижение, причем Иоанн был наречен Илиею, а Гавриил – Григорием; богоугодно проходила жизнь их в посте и молитвах, исполненная различных иноческих трудов и подвигов.

Когда скончался святой архиепископ Новгородский Аркадий, блаженный Илия был вытребован из монастыря и, против воли, возведен на архиепископский престол. Считая себя недостойным такого сана, Илия отрекался от него, но руководимые Самим Богом князь с мирскими и духовными начальниками и все граждане Новгородские единогласно избрали Илию на архипастырство: ибо он был угоден Богу и людям. Усердными мольбами и просьбами все убеждали смиренного инока вступить на престол архиепископский, все требовали сего. Наконец, против своего желания, он повиновался воле граждан и рукоположен был в архиепископа Новгородского святейшим Иоанном, Киевским и всея России митрополитом. Он верно пас стадо Христовых овец, живя в святости и праведности1. ВО время его архиепископства князь Суздальский Роман вместе со многими другими князьями земли русской, в числе семидесяти двух, восстали против великого Новгорода, задумав разорить его, а своих единокровных и единоверных братий пленить и предать смерти. С большим войском они пришли к городу и, расположившись вокруг, в течение трех дней сильно теснили его. Граждане увидев большое число осаждавших, упали духом; силы их истощались, сильно скорбели и смущались они, ни откуда не ожидали помощи, – только у Бога просили милости и надеялись на молитвы своего святого архиерея. Последний же, как истинно добрый пастырь, видя приблизившихся волков, готовых расхитить его стадо, стал на страже, неусыпающим оком взирая к Богу и святыми молитвами своими, как стенами, защищая город. Когда в третью ночь он, по своему обычаю , стоял на молитве перед иконою Господа Иисуса Христа и со слезами просил Владыку об избавлении города, то услышал голос, говорящий ему:

– Иди в церковь Господа Иисуса Христа, что на Ильинской улице, возьми образ Пречистой Богородицы и вынеси его на городские стены против врагов; тотчас тогда увидишь спасение городу.

Услышав сии слова, Илия исполнился неизреченной радости и провел всю ту ночь без сна; утром же он созвал всех и рассказал о случившемся. Слыша то, люди прославляли Бога и Пречистую Его Богоматерь и, как бы получив некоторую помощь, воспрянули духом; архиепископ же послал своего протодиакона с клиром, приказав им принести к себе честную ту икону, а сам с освященным собором начал совершать молебное пение в великой церкви во имя Софии – Божией Премудрости. Посланные, дойдя до церкви Спасовой, где находилась чудотворная икона Пресвятой Богородицы, сперва, по обычаю, поклонились ей, потом хотели взять образ, но не смогли даже и с места сдвинуть его; сколько раз они ни пытались поднять икону, всё-таки это  им не удавалось. Тогда они возвратились к архиепископу и поведали ему о том чудном явлении. Взяв всех с собою, архиепископ отправился в Спасову церковь; придя туда, он пал на колени пред иконою Владычицы и молился так:

– О премилостивая Госпоже, Дево Богородице, Ты – упование, надежда и заступница нашему городу, Ты – стена, покров и прибежище всех христиан, посему и мы грешные надеемся на Тебя; молись, Госпоже, Сыну Твоему и Богу нашему за город наш, не предай нас в руки врагов за грехи наши, но услыши плач и воздыхание людей Твоих, пощади нас, как некогда пощадил ниневитян Сын твой за их покаяние, яви и на нас свою милость, Владычице.

Окончив свою молитву, святитель начал молебен, – и когда клирики воспели кондак "Предстательство христиан непостыдное", внезапно честная икона Пречистой Богородицы двинулась сама собою. Весь народ, видя такое поразительное чудо, единогласно воскликнул: "Господи, помилуй!" А святейший архиепископ, взяв в руки честную икону и, благоговейно облобызав ее, отправился с народом, совершая молебное пение, поднял икону на городскую стену и поставил ее против врагов. В то время неприятели стали всё сильнее теснить город, выпуская на него тучу стрел. И вот, Пресвятая Богородица отвратила лик свой от неприятелей и простерла взоры на город, что было явным знаком великого милосердия Владычицы, являемого людям, бедствующим в осаде. Архиепископ, взглянув на святую икону, увидел на очах Богоматери слезы; взяв свою фелонь, он стал собирать в нее каплющие с иконы слезы, возгласив:

– О, преславное чудо – от дерева сухого истекают слезы! Сим Ты, Царице, даешь нам знамение, что со слезами молишься Сыну Твоему и Богу нашему об избавлении города.

И весь народ, видя Пресвятую Богородицу, проливающую слезы, возопил к Богу с рыданием и сердечным умилением. Внезапно на неприятелей напал страх, тьма покрыла их, гнев Божий привел их в смятение, и они начали убивать друг друга. Заметив смятение врагов, жители Новгорода отворили городские ворота и с оружием в руках своих устремились на противников; одних из них они посекли мечами, других живыми взяли в плен, и так, с помощью Пресвятой Богородицы, победили все полки вражеские. С этого времени святитель Божий Илия установил в великом Новгороде торжественный праздник предивного Знамения Пресвятой Богородицы и назвал день тот днем избавления и днем наказания, ибо, по молитвам Пресвятой Богородицы, Бог послал избавление гражданам и наказание тем, которые дерзновенно восстали на своих единоплеменных и единоверных братьев и произвели междоусобную брань. С того времени великий Новгород, управляемый своим добрым пастырем, пользовался полным миром и глубокой тишиной. Занимая в течение нескольких лет архиепископский престол, блаженный Илия, в ревностной заботе о большем прославлении святого имени Божия, построил прекрасные церкви; число всех воздвигнутых им храмов простиралось до семи.

Первая церковь, которую он создал еще до своего пострижения в иноки, была в честь Благовещения Пресвятой Богородицы; вторая, в память Богоявления Господня, была построена уже во время его святительства; третья – во имя святого пророка Илии, четвертая – преподобного Феодора, игумена Студийского; пятая – святых трех отроков: Анании, Азарии, Мисаила и святого пророка Даниила; шестая – святого праведного Лазаря четверодневного; седьмая была посвящена святому чудотворцу Николаю.

Воздвигая церкви, Илия прославился и своей благочестивою жизнью: он был весьма милостив ко всем, отличался необычайной кротостью и нелицемерной любовью; был он как бы солнцем в Церкви Христовой, разливая свет добрыми своими делами, прогоняя мрак злодеяния и сокрушая главу князя тьмы – диавола, который всегда питает вражду и завидует спасению человеков; имел также святой Илия такую власть над нечистыми духами, что своим словом мог связывать их, о чем свидетельствует следующая дивная повесть.

Однажды святитель, по своему обыкновению, в полночь стоял в своей келлии на молитве. Бес, желая устрашить святого, вошел в рукомойник, который висел в его келлии и, возмущая воду, стал производить шум. Святитель, поняв, что  сие – дело диавола, подошел к сосуду и осенил его крестным знамением, и так запрещением своим связал беса в умывальнике, что тот томился там долгое время, не будучи в состоянии выйти оттуда; наконец, не вынося более муки, так как сила крестного знамения палила его, бес начал вопить человеческим голосом.

– О горе мне! сила креста жжет меня, не могу более терпеть я такого страдания, отпусти меня скорее, святой угодник Божий.

Илия же спросил:

– Кто ты и как вошел сюда?

Диавол отвечал:

– Я лукавый бес и пришел смутить тебя, ибо я думал, что ты, как человек, устрашишься и перестанешь молиться; но ты заключил меня в этом сосуде, и теперь я сильно мучаюсь. Горе мне, что я прельстился и вошел сюда. Пусти меня, раб Божий; отныне никогда не буду я приходить сюда.

Так бес вопил долгое время.

Наконец святитель сказал:

– За твою бесстыдную дерзость повелеваю тебе сею ночью отнести меня в Иерусалим и поставить у храма, где находится Гроб Господень; из Иерусалима тотчас же ты должен обратно перенести меня сюда в мою келлию в ту же самую ночь, и тогда я отпущу тебя. Бес всячески обещался исполнить волю святого, лишь бы только блаженный выпустил его из сосуда. Святитель выпустил его со словами:

– Превратись в оседланного коня и стань перед келлиею моею.

Подобно тьме вышел бес из сосуда и обратился, по повелению святителя, в коня. Блаженный Илия, выйдя из келлии, сел на беса, и в ту же ночь очутился в святом городе Иерусалиме, близ храма святого Воскресения, где находился Гроб Господень Здесь угодник Божий запретил бесу отходить от того места; и бес стоял, словно прикованный, не имея силы сдвинуться с места, до тех пор, пока Илия не совершил поклонения Гробу Господню и честному древу святого Креста. Подойдя к храму, святитель преклонил колена пред дверями и стал молиться; вдруг запертые двери отверзлись сами собою, а у Гроба Господня зажглись свечи и лампады. Архиепископ, вознося Богу благодарственные молитвы и проливая слезы, поклонился Гробу Господню и благоговейно облобызал его; также поклонился он и животворящему древу, всем святым иконам и местам. Исполнив свое желание, он вышел из храма и снова двери церковные затворились сами собой; бес же стоял на том месте, где ему было повелено, в виде оседланной лошади; сев на него, Иоанн опять в ту же ночь прибыл в великий Новгород и очутился в своей келлии. Уходя от святителя, бес умолял его не говорить никому, как он служил ему, как был связан клятвой, как повиновался он, словно пленник.

– Если же ты расскажешь кому-либо, – прибавил нечистый дух, – как ты ездил на мне, то не перестану я строить против тебя козни и наведу на тебя сильное искушение.

Так грозил бес, а святитель осенил себя крестным знамением, и тотчас исчез от него бес, словно дым.

В одно время святой Иоанн вел духовную беседу с честными мужами: с игуменами, священниками и благочестивыми гражданами; он рассказывал жития святых, говорил много о душеполезных подвигах и, между прочим, сообщил и то, что с ним было, – а именно о своей поездке в Иерусалим; рассказывая же, он не называл самого себя, а как будто говорил о ком-либо другом.

– Я, – сказал он, – знаю такого человека, который в одну ночь из Новгорода достиг до Иерусалима; поклонившись Гробу Господню и животворящему древу Креста Господня, он снова в ту же самую ночь вернулся в великий Новгород; во время своего путешествия он ездил на бесе, которого связал своим запрещением, сделав его как бы пленником своим.

Слушатели сильно удивлялись сему рассказу святого, а диавол скрежетал зубами своими на архиепископа, говоря:

– Так как ты рассказал тайну, то наведу на тебя такое искушение, что будешь ты осужден всеми своими гражданами, как блудник.

И с того времени бес, Божиим попущением, начал действительно строить свои коварные козни святителю, стараясь лишить его доброго имени. Он показывал людям, которые во множестве приходили к Иоанну просить благословения, в келлии святого разные видения: то женскую обувь, то ожерелья, то какие-либо женские одежды. Приходящие к архиепископу люди, видя сие, соблазнялись, и стали думать о святом, не держит ли он блудницу в своей келлии; сильно смущались они тем и, толкуя между собою о виденном, говорили друг с другом:

– Человеку-блуднику недостойно занимать апостольский престол.

Когда однажды народ собрался и пошел к келлии святого, бес превратился в девицу, которая побежала перед народом, как бы удаляясь из келлии блаженного. Видевшие сие закричали и погнались было за девице, чтобы схватить ее, но бес убежал за келлию святого и стал невидим. Услышав народный крик и шум, святитель вышел из келлии и спросил собравшихся:

– Что такое случилось, дети мои? о чем вы шумите?

Они закричали на него, стали бранить и укорять его, как блудника, схватили его, стали насмехаться над ним и, не зная, как далее поступить с ним, они стали толковать между собой:

– Отвезем его на реку и посадим на плот, чтобы он выплыл из города по реке.

Посоветовавшись, они повели святого и целомудренного архиерея Божия к большому мосту на реке Волхове и посадили святителя на плот. Так сбылось слово лукавого диавола, который, хвалясь, говорил:

– Наведу на тебя такое искушение, что осужден будешь всеми, как блудник.

Теперь, видя такое поругание святого, сильно радовался лукавый враг рода человеческого, но, по Божиему промышлению, невинность праведного победила и посрамила коварного врага; ибо когда святого посадили на плот, последний поплыл не вниз по течению, но вверх, против течения, несмотря на то, что у большого моста течение воды было очень сильное, и никто не влек плоть, но сам он плыл по воле Божией и направлялся к монастырю святого Георгия, который находился на расстоянии трех поприщ от города. Видя такое чудо, люди ужаснулись; позабыв о злобе, они разрывали свои одежды и с плачем говорили:

– Согрешили мы и неправедное дело сотворили, ибо мы, овцы, осудили невинно тебя, нашего пастыря.

Идя по берегу, они молили святителя, чтобы он простил их прегрешения и возвратился на свой престол.

– Прости нам, отец, – кричали они, – в неведении мы согрешили против тебя, не помяни злобы нашей и не оставляй чад своих.

Также и весь клир, забегая вперед и земно кланяясь блаженному, с рыданием умолял его возвратиться на свой престол. Архиепископ же, как первомученик Стефан, молился за обидевших его, говоря:

– Господи, не вмени им сего во грех!

Пристав к берегу за пол поприща2 от вышеупомянутого монастыря, он спустился с плота и вышел на берег. Народ же, припадая к нему с плачем, просил прощения, и было великое ликование, когда святитель даровал им прощение; еще сильнее радовались они тому, что Господь открыл неповинное и чистое его житие. Незлобивый пастырь, всем даровав прощение, рассказал, как он побывал в Иерусалиме, как ездил на бесе, и как диавол старался устрашить его. Все, слыша сие, прославляли Бога.

Итак святитель возвратился на престол свой с великою честью и славою и стал поучать людей:

– Чада, с осмотрительностью делайте всякое дело, чтобы диавол не прельстил вас, чтобы добродетель ваше не была омрачена злым делом и не прогневать бы вам Владыку Господа.

После всего описанного, святитель жил недолгое время. Узнав о приближении своей кончины, он отложил свой архиерейский омофор и принял схиму, причем дано было ему имя Иоанна, которое он носил до своего пострижения в иноки. В сем ангельском образе он с миро преставился ко Господу3. Тело его было погребено в храме Софии – Премудрости Божией4. После него на престол архипастырский был возведен родной его брат Григорий, который также верно пас словесное стадо.

Богу нашему слава ныне и присно и во веки веков! Аминь.

Тропарь, глас 8:
Днесь светло красуется славнейший великий Новград, имея мощы твоя в себе, святителю Иоанне, яко солнечныя лучы испущающия и подающыя исцеления притекающым с верою к раце мощей твоих. Молися Христу Богу избавити град сей невредимь от варварского пленения, и междоусобныя брани, и огненнаго запаления, святителю богомудре и чудоносче, небесный человече и земный ангеле: да сошедшеся любовию в память твою, светло празднуем в песнех и пениих радующеся, и Христа славяще, тебе таковую благодать даровавшаго исцелений, и великому Новуграду заступление и утверждение.

Кондак, глас 4:
Возвеселися явленно честная церковь Христова, в память днесь принословущаго святителя Иоанна, от великаго Новаграда возсиявшаго, и всю страну удивившаго преславными чудодеянии, и всеми добродетельми украсившагося: и по преставлении бо честное тело его обретеся нетленно, источающее велия чудеса. Темже зовем ему: о всеблаженне, моли Христа Бога непрестанно о всех нас.
______________________________________________________________________
1 Есть известие, что Иоанн принимал участие в одном из соборов, где он "великие исправления показал".
2 Иначе на 345 сажени, или на 2/3 версты с небольшим.
3 7 сентября 1186 г.
4 В 1439 году, во время архиепископства Евфимия, обретены были мощи св. Иоанна. С течением времени граждане позабыли о святом архиепископе, не знали даже и гробницы его. В этом же году небольшой камень в притворе Софийского храма оторвался с своего места и упал на гробницу преподобного, так что большая каменная надгробная плита разбилась. Это показалось удивительным; потому сняли разбившуюся плиту и под нею обрели нетленные мощи сего угодника Божия; но никто не знал, как зовут сего подвижника. Тогда Иоанн сам явился во сне архиепископу Евфимию и назвал себя. С того времени и началось местное почитание святого Иоанна; общее же празднование памяти сего подвижника было установлено митрополитом Макарием в 1547 г.

Прп.Макария Оптинского (1860),
http://s44.radikal.ru/i104/0910/5e/0d0de4169a27.jpg

Михаил Николаевич Иванов - таково мирское имя преподобного Макария. Он родился 20 ноября 1788 года в семье орловских дворян, рос тихим, болезненным мальчиком. Любил книги, музыку, уединение. Он рано лишился матери, которая любила его и выделяла среди других детей: "Чувствует мое сердце, что из этого ребенка выйдет что-то необыкновенное".

После кончины обоих родителей Михаил, поделив наследство между братьями, оставил службу в финансовом ведомстве и поселился в своем поместье. Однако мирская жизнь его не интересовала.

В 1810 году Михаил отправился на богомолье в Площанскую Пустынь и в мир уже не вернулся. В этой Пустыни преп. Макарий встретился со старцем Афанасием, учеником старца Паисия (Величковского), и обрел в его лице чуткого духовного наставника. Как ближайший ученик преп. Паисия, старец Афанасий занимался исследованием и переводами святоотеческой литературы. Привезя из Молдавии много текстов, он приобщил к этому важному труду своего ученика, преп. Макария. Позднее, уже в Оптиной, куда преп. Макарий перешел в 1834 году, он продолжил труд, начатый его учителем. Его духовным наставником в Оптиной стал преп. Лев, которому преп. Макарий полностью вверял свою волю, не дерзая предпринимать что-либо без его благословения. Благодаря преп. старцу Макарию были изданы собранные в Оптиной рукописи и переводы преп. Паисия (Величковского). Большую помощь в этом ему оказывали духовные чада - супруги Киреевские. Под влиянием преп. Макария возникла целая школа издателей и переводчиков духовной литературы, в которой так нуждалась православная Россия, укрепилась связь между Оптинским старчеством и русской интеллигенцией. На исповедь и благословение к преп. Макарию приезжали А. К. Толстой и И. С. Хомяков, Н. В Гоголь и А. Н. Муравьев.

Семь лет преп. старцы Лев и Макарий руководили духовной жизнью братии и многих тысяч людей. Известен такой случай: к преп. Макарию привели одного бесноватого, который ничего ранее о старце не знал и никогда его не видел. Бесноватый, бросившись к приближающемуся старцу с криком: "Макарий идет, Макарий идет!" - ударил его по щеке. Преподобный тут же подставил другую щеку, а больной рухнул на пол без чувств. Очнулся он исцеленным. Бес не смог перенести великого смирения старца.

Даровал Господь преп. Макарию и дар духовного рассуждения. Каждому приходящему к нему на откровение своей совести он подавал врачество, приличное немощи. Его смиренное слово было и словом действенным, словом со властию, ибо оно заставляло повиноваться и верить неверующего. Смирение проявлялось во внешности преподобного, в виде его одежды, в каждом движении. Лицо его было светло от постоянной Иисусовой молитвы, творимой им, оно сияло духовной радостью и любовью к ближнему.

За два года до своей кончины преп. Макарий принял великую схиму. До самой смерти преподобный принимал духовных чад и паломников, наставляя и благословляя их.

7/20 сентября 1860 года, через час после принятия Святых Христовых Тайн, преподобный отец наш Макарий мирно отошел ко Господу.

Советы преподобного
Макария (Иванова)

На вопрос ваш, в чем состоит счастливая жизнь, в блеске ли, славе и богатстве, или в тихой, мирной, семейной жизни, скажу, что я согласен с последним, да еще прибавлю: жизнь, проходимая с чистой совестью и со смирением, доставляет мир, спокойствие и истинное счастье. А богатство, честь, слава и высокое достоинство нередко бывают причиною многих грехов, и не доставляют счастья.

Люди большею частью желают и ищут благоденствия в сей жизни, а скорбей стараются избегать. И кажется, что это очень хорошо и приятно, но всегдашнее благоденствие и счастье человеку вредит. Он впадает в различные страсти и грехи и прогневляет Господа, а проходящие скорбную жизнь более приближаются ко Господу и удобнее получают спасение, потому Господь отрадную жизнь назвал пространным путем: широкие врата и пространный путь вводят в пагубу и многие идут им (Мф. 7:13), а скорбную жизнь назвал: узкий путь и тесные врата ведущие в жизнь вечную, и немногие находят их (Мф. 7:14). Итак, по любви своей к нам Господь, провидя могущую быть пользу, кто того достоин, многих сводит с пространного пути, а поставляет на узкий и прискорбный путь, чтобы терпением болезней и скорбей устроить их спасение и даровать жизнь вечную.

...Вам хочется не только быть хорошею и ничего не иметь худого, но и видеть себя таковою. Желание похвально, а чтобы видеть свои добрые качества, это уже есть пища самолюбию. Если бы даже мы во всем поступали верно и правильно, все равно должны считать себя негодными рабами. Мы же, во всем будучи неисправны, не должны и в мыслях считать себя хорошими. Потому и смущаемся, вместо того, чтобы смириться. Потому нам Бог и не подает силы к исполнению, чтобы мы не возносились, а смирялись и приобрели бы залог смирения. И когда оно будет у нас, то и добродетели будут у нас тверды и оно не попустит нам возноситься.

Мы, скудоумные, думая устроить свое состояние, печалимся, суетимся, лишаем себя покоя, исполняем оставление долга веры за суетами, для того, чтобы оставить детям хорошее имение. Но знаем ли мы, послужит ли оно им пользою? Глупому сыну не в помощь богатство - оно только послужило ему поводом к худой нравственности. Надобно позаботиться оставить детям добрый пример своей жизни и воспитать их в страхе Божием и в заповедях Его, это их главное богатство. Когда будем искать Царства Божия и правды Его, и здешнее и нужное все нам приложится (Мф. 6:33). Вы скажете: нельзя этого сделать; нынче свет требует не этого, но другого! Хорошо; но вы родили детей для этого света ли только, а не для будущей жизни? Утешайте себя словом Божиим: если мир вас ненавидит, знайте, что Мене прежде вас возненавидел (Ин. 15:18), а мудрование плотское - вражда к Богу: закону Божию не покоряется, да и не может (Рим. 8:7). Не желайте быть детям вашим славы мира, но чтоб были добрые люди, покорные дети, а когда Бог устроит,- добрые супруги, нежные родители, попечительные о подвластных, любовные ко всем и к врагам снисходительные.

...Вы имеете желание приблизить себя к Богу и получить спасение. В этом состоит весь долг каждого христианина, но сие совершается через исполнение заповедей Божиих, которые состоят все в любви к Богу и ближнему и простираются до любви к врагам. Читайте Евангелие, там найдете путь, истину и живот, сохраняйте Православную веру и уставы Святой Церкви, поучайтесь в писаниях церковных пастырей и учителей и соображайте жизнь свою по их учениям. Но одни правила молитвенные не могут нам принести пользы... советую стараться сколько можно обращать внимание ваше на дела любви к ближним: в отношении к матушке вашей, супруге и детям, стремитесь о воспитании их в Православной вере и доброй нравственности. Св. Апостол Павел, исчисляя разные виды добродетелей и подвигов самоотвержения, говорит: "если сотворю то и другое, а любви не имею, ни какой пользы не имею."

0

76

..................продолжение от 20 сентября...........

Апп. от 70-ти Евода (66). и Онисифора (после 67).

Святой Евод, один из семидесяти Апостолов, был первым после святого Апостола Петра епископом в великой Антиохии и великим проповедником Слова Божия. О нем упоминает святой Игнатий Богоносец1 в своем послании к Антиохийцам в таких словах: "Поминайте блаженного отца вашего Евода, который был поставлен вам от Апостолов первым пастырем; будьте истинными его сыновьями, а не прелюбодеями, чтобы отец не стыдился вас". Сей святой Евод написал о Пресвятой Деве, что она пятнадцати лет от рождения родила Спаса мира Христа. "Трех лет, – пишет он, – она введена была в храм Господень, где и пребывала одиннадцать лет; когда же исполнилось ей двенадцать лет, она была отдана священниками Иосифу, чтобы он охранял ее. У него она пробыла четыре месяца, когда получила от ангела радостное благовестие и в конце пятнадцатилетнего возраста родила свет миру – Христа". Кроме сего святой Евод оставил много других полезных сочинений, но все они погибли в те многобедственные времена, когда Церковь Божия подвергалась гонениям, и посему до нашего времени не дошли. В настоящее время известна лишь книга под названием "Светило", о которой, впрочем, есть упоминание только у древнего историка Никифора2. О самом святом Еводе встречается известие в римских мартирологах3, где говорится, что он пролил свою кровь за Христа и скончался мученическою смертью. Некоторые утверждают, что святой пострадал в Антиохии при императоре Веспасиане4. В то время, говорят они, в одном городе было произведено неким иудеянином, по имени Антиохом, большое волнение; изменив своей вере, он стал приносить жертвы идолам, причем многие иудеи были убиты за не поклонение идолам. Тогда весьма многие иудеи приняли христианскую веру и епископам своим имели блаженного Евода, который, как начальник и пастырь их, был в скором времени умерщвлен5.

Святой Онисифор
принадлежал также к лику семидесяти Апостолов. О нем Апостол Павел в послании к Тимофею говорит: "Да даст Господь милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил меня и не стыдился уз моих, но, быв в Риме, с великим тщанием искал меня и нашел. Да даст ему Господь обрести милость у Господа в оный день; а сколько он служил мне в Ефесе, ты лучше знаешь" (2Тим.1:16-18). Сей Онисифор мыл епископам в Колофоне6 и пострадал за веру, приняв мученическую смерть. Об его мученичестве свидетельствуют мученические акты, в которых повествуется, что святой Онисифор после многих мучений был растерзан дикими лошадьми и вместе с Еводом водворился в сонме исповедников Божиих в небесных селениях.

_______________________________________________________________________
1 Сей святой Игнатий Богоносец, ученик Евангелиста Иоанна Богослова, с 68 года по Рождестве Христове был епископам Антиохийским, скончался мученическою смертью в гонение императора Траяна в 107 году. Он написал сем догматических посланий к разным христианским церквам.
2 Никифор Каллист.
3 Мартирологи, или мученические акты – это сборник древнейших известий о страданиях мучеников. Началом и первыми основаниями мученических актов являются известия о допросах, осуждении и казни мучеников языческим начальством. Со времени гонения римского императора Деция Траяна (250 года по Р.Х.) стали вести в Риме и в других местностях формальные церковные акты о судьбе мучеников, но от них до нас дошли лишь незначительные отрывки.
4 Веспасиана – римский император, царствовал с 70-го по 79 год по Р.Х.
5 Блаженная кончина святого Евода последовала в 66 году по Р.Х.
6 Колофон – древний город Лидии, в северо-западной части Малой Азии. В недавнее время открыты развалины этого города.
7 Киринея – главный город области того же названия – находился в Ливии, на северном берегу Африки, на запад от Египта. Это был великолепнейший и богатейший город в северной Африке. В настоящее время от него остались одни развалины.

Мч. Евпсихия (II).
Святой Евпсихий родился и получил воспитание в Кесарии Каппадокийской. В царствование императора Адриана1 на него был сделан донос, что он не чтит языческих богов, а почитает Христа. Вследствие доноса Евпсихий был взят правителем Каппадокии и подвергнут пыткам: тело его строгали железными когтями до тех пор, пока не обнажились ребра. После мучений святого Евпсихия еле живого бросили в темницу. Здесь он обратился к Господу с усердной молитвой, и во время сей молитвы явился ангел и прикосновением своим исцелил раны мученика.

Вскоре после сего святой Евпсихий был выпущен из темницы на свободу. Освобождение сие совершилось по произволению Божию для того, чтобы богатство, коим обладал Евпсихий, не доставалось людям нечестивым, но роздано было бы бедным. И действительно св. Евпсихий всё свое имение, собранное еще его прадедами, раздал нищим и убогим, причем некоторую часть отдал врагам своим, кои оклеветали его, и таким образом виновников своих страданий почтил дарами, как бы своих благодетелей.

Впоследствии, когда Кесарией правил князь Саприкий, святой Евпсихий снова был схвачен. Его повесили и долго строгали, после чего он принял мученическую кончину чрез усечение мечом. Рассказывают, что из язв его тела вместо крови истекли молоко и вода.
________________________________________________________________________
1 Адриан – римский император, царствовал с 117 по 138 год по Р.Х. Он хотя и не воздвигал на христиан особого продолжительного гонения, однако при нем пострадало много мучеников христианских, и сам он имел склонность к суеверию и таинственным учениям языческим.

Прп. Луки (после 975).
Преподобный Лука был третьим святым игуменом (с 975 года) Спасовой обители, называвшейся "Глубокие реки" (близ Константинополя, в Кифском заливе). Первым святым игуменом был преподобный Василий (скончался в начале IX века, память его в Греческой Церкви 1 июля), второй святой игумен - -преподобный Игнатий (ок. 963 - 975; память 27 сентября). Обитель славилась особо строгой подвижнической жизнью ее насельников. Скончался преподобный Лука в конце Х века.

Прпп. Александра Пересвета и Андрея Осляби (1380).
http://s52.radikal.ru/i137/1009/cd/48c17eba4c67.jpg

(...)в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове, где покоятся под спудом  мощи двух героев Куликовской битвы - монахов Александра Пересвета и Андрея Осляби, посланных преподобным Сергием на Куликовскую битву. Здесь же, возле храма, были похоронены многие князья и бояре и лучшие воины из дружины Дмитрия Донского, павшие во время этого сражения.

Как известно, именно Александр Пересвет совершил один из главных в этой битве подвигов, встретившись перед началом боя в поединке со знаменитым ордынским воином Челубем (Челубеем). В этом поединке оба воина погибли, однако победа осталась за Пересветом. Он остался в седле, и конь смог довезти его до русских войск, тогда как Челубей оказался выбитым из седла.(...)
http://s43.radikal.ru/i100/1009/10/69a4d2e67a05.jpg мощи
Более же всего величается Отечество наше за великий сонм людей Божиих, соработавших Христу на ниве богоугодной жизни, сынов света духовного. Здесь святители святии и князи благоверные, блаженные юродивые и праведные миряне, преподобные воздержники и мученики безстрашные, и даже монахи-воины, соединившие в своем житии последние два подвига воедино, став преподобномучениками. Имена их светятся на скрижалях родной истории ярко, подобно двум неугасимым лампадам над их священными гробами: это Александр (Пересвет) и Андрей (Ослябя). Для них уже загорелся и невечереющий день в вечном царствии Христовом. И тут, на Поле на Куликовом, свершился их последний подвиг, к которому они шли всю свою жизнь.

Оба они происходили из знатного рода бояр Брянского княжества. О Пересвете говорится в самом древнем литературном памятнике — ”Задонщине” — вполне определенно, что он был ”бряньский боярин”. Об Ослябе мы узнаем только из ”Сказания о Мамаевом побоище” — о том, что он был Любутским боярином (г. Любутск территориально входил в Брянское княжество). Существует предположение, что он также был родом из Брянска; в одном месте даже сказано об обоих: ”брянские бояре”.

С детских лет, трудясь и молясь, они проходили суровую школу мужества. Будущие избранницы воспитывались в благочестии как воины Царя Небесного и воины царя земного, призванные защищать Родину и Веру отеческую.

Долго ль или не так уж чтоб очень было их странствие по бушующему житейскому морю — нам того не ведомо. В давние времена люди жили гораздо проще и чище и не думали, как сделать себе имя, оставив подробности своей жизни. Доподлинно же о святых монахах-воинах можно сказать с некоторыми подробностями и вкраплением редких фактов очень кратко: рождение — воспитание — служба — монашество — битва — смерть и венец всего: рождение в жизнь вечную — спасение души и ожидание воскресения во Царствии Любви, Света и Правды, чтобы вместе с Господем быть.

Пройдя положенное житейское поприще, обремененное ранами душевными и телесными, два брата решили спасать свои души, избрав путь иноческий.

Существует предание, согласно которому Александр (Пересвет) принял монашеский постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре, что на реке Устье среди величавой красоты сосновых боров. Обитель была по благословению Сергия Радонежского в 1363 году.

Впоследствии эти два воина оказались во обители Живоначальной Троицы. Стоит только догадываться, как Пересвет и Ослябя перешли в Троице-Сергиев монастырь. Ясно достоверно только то, что когда князь Дмитрий (будущий Донской) в 1380 г. приехал за благословением на битву к преподобному Сергию, они были уже его послушниками. И самое главное: это все было промыслительно и неслучайно.

Великое испытание выпало на долю русского народа в тринадцатом-четырнадцатом веках. Грозной тучей надвинулись полки ордынские. Было же татей и разбойников несметное количество. Множайшие и страшнейшие потери понесла земля родная под ярмом иноплеменным, ”языком незнаемым”. На Руси же тогда царствовала междоусобица...

”Попущением Божиим за грехи наши и по наваждению диавольскому” поднялся с восточной стороны богомерзкий Мамай со своими клевретами, нечестивец и иконоборец, злой христианский укоритель. Устроил он соглашение с Литвою и прочими душегубцами; собрал не одну, а целых 9 орд да три царства, а князей с ним 73... да прибыли 2 алпаута (алпаут — вельможа, феодал) великих с двумя своими отрядами. Были с ним крамольники черкасы, ясы, буртасы... и даже ”братья” по вере католики-фряги.

В те времена витал в воздухе миф о непобедимости ордынских воинов. Ходили слухи о том, что одолеть их в честном бою было невозможно, ибо будто бы они владели некоей мистической силою. И чтобы превозмочь их коварство, одних физических данных было недостаточно. Нужна была великая сила духа, нужна была помощь Свыше. Поэтому усердный молитвенниче пред Господем Сергие богоносный, узнав волю Божию, решился послать на битву духоносных монахов. Нужно было воодушевить русское воинство.

Был у прегордого Мамая любимый батыр по имени Челубей, родом печенег. Сила его была подобна силе древнего гиганта-филистимлянина Голиафа; ”пять сажен высота его, а трех сажен ширина его”. Был Челубей не простым воином. Существовала секта воинов; исповеданием ее являлось одно из древнейших буддийских верований, именуемое ”бон(г)-по”. Это верование — древнее поклонение космосу, и не просто планетам, стихиям и эфиру, но духам-богам, обитающим в них; согласно же Божественного Откровения “вси бози язык бесове”. Челубей был самой высокой степени посвящения в бон. По сказанию, он был непобедим: 300 боев, и во всех “враг” был повержен! Поэтому с ним мог справиться не просто ратник, но воинъ Христов, облеченный духовною, Божией силою. В этом состоит сакральный мотив посыла именно монахов-воинов.

Князь великий Димитрий очень опечалился и вместе с братом своим Володимиром Андреевичем и князьями русскими направил стопы свои к Живоначальной Троице за благословением великого Сергия на правое дело.

Помолившись за Божественной Литургиею, преподобный старец окропил священною водою его со всем христианским воинством, благословил великого князя крестом святым и сказал ему: ”Иди, господин, помянув Бога; Господь Бог да будет тебе помощником и заступником”. А тайно предсказал ему: ”Погубишь супостатов своих, как должно твоему царству…... Только мужайся и крепись и призывай Бога на помощь”.

И сказал ему князь великий: ”Дай мне из своего полка двух воинов, Александра Пересвета и брата его Андрея Ослебяту, и ты с нами вместе поборешься”. Преподобный Сергий тут же повелел старцам Александру и Андрею готовиться. Они были весьма немолоды, но сильные, зрелые и умудренные духовно и в воинском искусстве. Известна была эта двоица как великие и знаменитые наездники в ратные времена: Андрей сотню гнал, а Александр двести гнал, когда сражались. Были они в миру известными витязями в сражениях.

Монахи сделали по слову игумена своего. И дал им Сергий ”вместо тленного оружие нетленное: Крест Христов нашит на схимах. И повелел им вместо шеломов возложить на себя”, и отдал их в помощь великому князю, промолвив: ”Вот тебе мои воины, а за тебя, государь, поборники”. Напоследок сказал им угодник Божий: ”Мир вам, братья мои, пострадайте как добрые воины Христовы!” И всему православному войску дает он Христово знамение, мир и благословение.

Князь же великий Дмитрий Иванович возвеселился сердцем, но не сказал никому об этом. Святой старец напутствовал его: ”Иди ко граду Москве!” И пошел он, взяв, как некое сокровище некрадомое, благословение от старца. Так Пересвет и Ослябя оказались в русском войске, не по своей воле токмо, а по Промыслу Небесному, Божией воле, ибо святые старцы, как духоносные пророки, от себя ничего никогда не делают.

Но устремим свой взгляд непосредственно к легендарному событию, которое произошло на вельми обширном Поле Куликовом между речками Непрядвою и Доном.

Отливали начищенные кольчуги. Окрест доносился храп и ржание понукаемых животных, слышались клики всадников, рвущихся в бой...

Вот уже первые полки идут. Передовой светлый полк ведут князья Смоленские Димитрий Всеволодович да брат его Володимир Всеволодович, у которого в строю и был Пересвет. Справа ведет полк Микула Васильевич с коломенцами, а слева ведет полк Тимофей Волуевич с костромичами…... Темные полчища врага ползут как тень с обеих сторон; от множества войска нет им места, где расступитися. Нашей рати гораздо меньше.

Уже близко сходятся сильные полки... Выехал злой печенег из великого полку татарского, показывая свое мужество на виду у всех. Злодей грозно потрясал оружием пред русскими рядами, и был он всем страшен зело, и никтоже смеяше противу его изыти. Тогда убо преподобнаго игумена Сергия Радонежскаго усердный его послушник инок Пересветъ начат глаголати великому князю и всем князем: ”Ничтоже о сем смущайтеся: велий Богъ нашъ и велия крепость его. Азъ хощу Божиею помощию, и Пречистыя его Матере, и всехъ святыхъ Его, и преподобнаго игумена Сергия молитвами с ним видетися”.

Чернеца Пересвета на место суда (поединка) привели, и сказал он великому князю Димитрию: ”Лучше нам убитыми быть, чем полоненными быть погаными”. Смерть или свободная от богоборческой клики Родина! Лучше умереть во имя вечной жизни, чем влачить жалкое существование под непосильным бременем целому православному народу.

И сказал далее Александр: ”Хорошо бы, брат, в то время старому помолодеть, а молодому чести добыть, удалым плеч испытать”.

И такожде брат его Ослябя чернец говорил: ”Брат Пересвет, уже вижу на теле твоем раны, уже голове твоей лететь на траву ковыль, а сыну моему Якову на ковыли зеленой лежать на Поле Куликовом за веру христианскую и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича”.

Был же сей хоробрый Пересвет, егда в мире бе, славный богатырь, ”велию силу и крепость имея, величеством и широтою всех превзыде, и смыслен зело к воиньственному делу и наряду”, то есть слыл умеющим уставлять полки.

И тако по повелению преподобнаго игумена Сергия возложи на себя святую схиму, матерчатый шелом ангельского образа с нашитыми на нем оружием спасения с голгофами, и знаменася святым крестом, и окропися священною водою, и простися у духовнаго отца, таже у великаго князя, и у всех князей, и у всего христианскаго воинства, и у брата своего Осляби. И возплака князь великий, и все князи, и все воинство великим плачем, со многими слезами глаголюще: “Помози ему, Боже, молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых, якоже древле Давиду на Голиафа”. И поиде инок Пересвет противу татарскаго богатыря Темирь-мурзы, и ударишася крепко, толико громко и сильно, яко земле потрястися, и спадоша оба на землю мертви, и ту конец прияша оба; сице же и кони их в том часе мертви быша.

...И сшиблись после поединка смертного сыновья Руси с сильною ратью басурманскою. Ударились копьями гибельными о доспехи железные, загремели мечи булатные, словно молнии сверкая; великий стук и свист от летящего града стрел поглотили тишину. Белая ковыль-трава обагрилась чермною живительною влагою, окрасившись цветом мученичества честных воинов русския земли, цветом победным сил добра над силами зла.

Древний бытописатель горестно замечает: “Бысть брань крепкая и сеча зла зело, и лияшеся кровь, аки вода, и падоша мертвых множество безчисленно от обоих сил... И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружием убивахуся, но сами себя биюще, и под конскими ногами умираху, от великия тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликове, между Дону и Мечи, множества ради многих сил сошедшеся”.

После битвы Димитрий, прозванный Донским, стал обходить Великое Поле, засеянное телесами его дорогих соратников и политое русскою кровию, на котором взошла Первая Великая Слава Руси. Даже деревья от великия печали преклонилися. Увидев Пересвета монаха и тут же поблизости лежащего знаменитого богатыря Григория Капустина, великий князь обратился к ним и промолвил: “Видите, братья, своего зачинателя, ибо этот Александр Пересвет, пособник наш, благословлен был игуменом Сергием и победил великого, сильного, злого татарина, от которого многие люди испили бы смертную чашу”.

Русь одолела могущественных варваров и поверила безповоротно в свои силы. Пусть знают и окончательно запомнят в с е интервенты-агрессоры: “Кто поднимет меч, тот мечем и падет” безславно. Летописец восклицает: “Возвысил Бог род христианский, а поганых уничижил и посрамил их суровство”. Имена красных воинов земли Русския Небесный Воеводо в лепоту облекл еси; имена двух из них — Александра (Пересвета) и Андрея (Осляби) с того времени прославляются как имена местночтимых святых Радонежских.

Восемь дней “стояли на костях”; хоронили героев за Веру и Отечество живот (жизнь) свой положивших. Срубили церковку Рождества Богородицы над братской могилой у р. Непрядвы. А Пересвета и Ослябю схоронили не здесь, а в Старом Симоновом монастыре близ Москвы. Тут же, по преданию, упокоились до светлого Второго славного Пришествия Христова и 40 ближайших бояр князя Димитрия...

Ушли на битву москвичи, белозерцы, ростовчане, суздальцы, владимирцы, костромичи, дмитровцы..., а вернулись единым русским народом!

Димитрий Донской пробыл на Москве четыре дня и затем направил стопы свои к Живоначальной Троице, к отцу Сергию. Преподобный встретил его со крестами близ монастыря и изрек: “Радуйся, господин князь великий, и веселись твое христолюбивое войско!” И вопросил его о своих любимцах. Великий же князь отвечал ему: “Твоими, отче, любимцами, а моими служебниками победил своих врагов. Твой, отче, вооружитель, названный Пересвет, победил подобного себе. А если бы, отче, не твой вооружитель, то пришлось бы, отче, многим христианам от того пить горькую чашу!”

Отслужили поминальную Великую Панихиду о всех убиенных, и с тех пор названная Димитриевскою родительская суббота стала служиться в Церкви из года в год “покуда стоит Росия”.

При захоронении воинов Великий князь со всем воинством громким голосом провозгласили “им вечную память с плачем и со слезами многими”. Склонив голову перед свежими могилами лучших сынов Отечества, Димитрий Иванович сказал вещие слова: “Да будет вечная память всем вам, братья и друзья, православные христиане, пострадавшие за православную веру и за все христианство между Доном и Мечей. Это место суждено вам Богом! Простите меня и благословите в этом веке и в будущем и помолитесь за нас, ибо вы увенчаны нетленными венцами от Христа Бога”.

Присоединим и мы свои воздыхания к этим глаголам.

Простите и благословите нас, святии поборники Земли Русския Александре и Андрее. Молите Бога о нас грешных.

Прп. Серапиона Спасоелезаровского, Псковского (1480).
Преподобный Серапион родился в 90-х годах XIV века в семье благочестивых родителей. Родиной его был город Юрьев, или Дерпт, который в то время находился во власти немцев.

Тяжело жилось немногочисленным православным русским в Юрьеве среди иноверного немецкого населения. Русские люди населяли особую часть города, носившую название «Русского конца». Здесь был храм во имя свт. Николая
и св. вмч. Георгия, и родители прп. Серапиона принадлежали к его приходу.

Много приходилось переносить православным жителям от немцев-латинян, желавших привлечь их к своей вере. Там, где не имела успеха лесть, пускались в ход угрозы, принуждения и даже побои. Боясь преследований и мучений, некоторые из православных отступали в латинство, другие, желая сохранить отеческую веру, переселялись из Юрьева в пределы Русской земли.

Но прп. Серапион не обращал внимания на угрозы иноверцев и явился пламенным исповедником святой веры, ревностным обличителем латинян. Хорошо зная слово Божие и творения святых отцов, преподобный часто вступал в споры с латинянами и побеждал их, обличая в неправоте веры, в отступлении от древних святых уставов Вселенской Церкви. Всегда готовый пострадать
за веру, ревностный ее поборник много перенес тяжких бесчестий и скорбей, но всегда был непоколебим и благодарил Господа, не оставлявшего его Своей благодатной помощью.

Когда прп. Серапиону было около 35 лет от роду, он принужден был оставить родной город, так как немцы, грозившими ему тяжкими побоями, решили
в конце концов насильно привлечь его к своей вере. Он переселился в Псковскую область, в пустыню при речке Толве, где тогда подвизался прп. Евфросин (память 15/28 мая). Неизвестно, где принял прп. Серапион монашеское пострижение, но только в пустыню он явился уже иноком. Прп. Евфросин подвизался тогда в полном уединении и принял пришельца с радостью. Но Серапиону, не искусившемуся в монашеском житии, подвиги отшельника показались очень тяжелыми, и он хотел уйти из Толвской пустыни. Видя его колебания, прп. Евфросин усердно просил своего сожителя пребывать с ним в непроходимой пустыне до конца жизни, но Серапион не соглашался. И говорил ему святой: «Брат! Великую скорбь причиняет мне уход твой и очень не хотел бы я разлучиться с тобой».

Слезы и мольбы не помогли, не помогла любовь, которую опытный в духовной жизни подвижник оказал своему начинающему сподвижнику. Серапион взял необходимые припасы для пути и, простившись с прп. Евфросином, ушел от него. Однако Господь немедленно вразумил прп. Серапиона и возвратил его в сожительство прп. Евфросина. Близ места их подвигов протекал небольшой ручей, заросший кустарником. Прп. Серапиону надо было перейти через него. И вот, рубя кустарник топором, чтобы проложить себе путь, он сильно рассек колено левой ноги. Нужда теперь заставила его вернуться к прп. Евфросину
и просить прощения. «Прости меня, отче, ради Бога, — говорил прп. Серапион, — ибо согрешил я пред тобою уходом своим. И тут Господь явно наказал меня. Но святые молитвы твои снова привлекли меня к тебе. Теперь же не отойду я от тебя, пока не умру на этом святом месте».

Незлобиво и кротко принял раскаявшегося брата св. Евфросин и только заметил ему тихо: «О, брат! Это происходит от нашего маловерия». Затем утешил больного, простил его и скоро исцелил от раны.

С этого времени прп. Серапион начал вести трудную жизнь пустынника, разделяя нужды, лишения и подвиги своего учителя, прп. Евфросина. 55 лет подвизались они вместе, до самой кончины прп. Серапиона, который умер раньше прп. Евфросина.

В Толвской пустыне вырос большой монастырь, который подвижники устраивали общими трудами, в монастыре этом было много усердных подвижников. Но прп. Серапион едва ли не был усерднее всех из братии прп. Евфросина.
На каждую монастырскую работу он приходил раньше всех и оставлял ее последним. Он помогал своему учителю в управлении братией и в устройстве монастыря.

Непрестанными трудами, воздержанием и добродетелями прп. Серапион превосходил в обители всех братий, являясь для них образцом послушания
и иноческих добродетелей. Когда кто-нибудь из иноков оскорблял его, незлобивый подвижник все претерпевал со смирением и сам же первый просил прощения у обидчика. «Прости меня, раб Божий, прости меня, грешного», — говорил он при этом.

Друг, сподвижник и ученик прп. Евфросина, он ежедневно открывал учителю свои помыслы, как больной показывает врачу свои раны. Все уставы и иноческие правила, которые вводил св. Евфросин, твердо и строго соблюдал прп. Серапион. Дорожа каждой свободной минутой, он уходил в свою келлию и предавался молитве, пению псалмов или чтению Божественного Писания. Случалось, что
в монастырь приходили христолюбцы, городские благотворители, и после общей трапезы устраивалась беседа, в которой принимали участие вместе с прп. Евфросином и остальные братия. Но св. Серапион, любя подвиг уединения и молчания, тотчас после трапезы уходил в свою келлию, самую худшую, самую темную в монастыре, в которой ничего не было кроме святых икон. Здесь он слезно молился о всех требующих Божией помощи и благотворителях святой обители. Изнуряя плоть свою, преподобный не довольствовался келейными подвигами, но часто по ночам выходил на болотные места или на источник
к часовне и здесь, полуобнажившись, предавал плоть свою на съедение комарам и оводам.

Строго соблюдая устав своего учителя, данный Трехсвятительской обители, прп. Серапион никогда не пропускал Божественной службы; ранее всех из братии приходил в храм и последним оставлял его. Особенно любил он молитву церковную и предпочитал ее келейной. Преподобный говорил обыкновенно: «Двенадцать псалмов, пропетых в келлии, не могут равняться единожды пропетой в храме краткой молитве: “Господи, помилуй!”».

Отрекшись от всех благ земных, изнуряя воздержанием плоть свою, преподобный Серапион не только никогда не принимал сладкой или вкусной пищи, но и скудную пищу употреблял лишь в той мере, сколько требовалось ее для поддержания жизни. Одеждой подвижника было ветхое, разодранное рубище, едва прикрывавшее его наготу. И до тех пор носил он это рубище, пока оно, совершенно истлевши, не спадало с его плеч. Чтобы не видеть своего тела, святой никогда не обнажал его и не только не ходил в баню, но даже и
не умывал водою лица и рук. В свою келлию преподобный никогда не допускал женщин, и если случалось где-нибудь встречаться с ними, он не смотрел
на них, не разговаривал, старался скорее уйти, чтобы и мыслью не согрешить пред Богом. Так поступал он, в строгости исполняя предписания устава
прп. Евфросина.

От непрерывных подвигов и воздержания преподобный однажды тяжело заболел и целых 12 дней находился между жизнью и смертью. Но от тяжелых страданий чудесно его избавил явившийся ему прп. Онуфрий (память
12/25 июня), во имя которого был устроен придел в монастырском храме.
«Я пришел к тебе, чадо, на помощь, чтобы ты еще более утвердился в подвигах и делах Божиих», — сказал явившийся чудотворец исцеленному.

После чудесного избавления от болезни прп. Серапион еще с большим рвением стал подвизаться в молитве, воздержании и борьбе с греховной плотью.

Ради великих подвигов своих преподобный еще при жизни удостоился
от Господа дара прозрения и чудотворений. Однажды, незадолго до своей кончины, в 1479 г., во время церковной службы св. Серапион с громким плачем и рыданиями молился перед чудотворным образом Божией Матери. Удивленные братия по окончании службы спросили преподобного: «Отче, о чем ты так горько плакал пред иконой Пречистой Богоматери?» Он отвечал: «О душе моей, не уготованной к исходу от тела, и о том еще, что в годину моей кончины сильный враг из Ливонии (немцы) с многочисленной ратью подступит к Пскову». И потом в утешение братии прибавил: «Молитесь и уповайте на милость Божию! Господь святых ради молитв Пречистой Своей Матери и Псковских чудотворцев умилосердится над градом благоверной княгини Ольги и сохранит его, а святая обитель эта неприкосновенна будет».

Пророчество преподобного сбылось. Со стотысячной ратью, как раз в год кончины преподобного, к Пскову подступили немцы и хотели взять его.
Но псковичи, воодушевленные чудесным явлением святого князя Довмонта
(+ 1299; память 20 мая/2 июня), разбили их, и город остался цел.

Несколько ранее, в 1476 г., один латыш-крестьянин, по имени Отто, или Антоний, у которого сильно и долго болели от гнойной раны ноги, был привезен родственниками в Спасо-Елеазаровскую обитель. Увидев прп. Серапиона, выходящего из церкви, больной попросил у него исцеления. Но святой молча прошел в свою келлию. Веруя в силу преподобного, Антоний взял снег от его следов, стал примачивать им свои раны и тотчас же почувствовал облегчение от болезни. Когда Антоний явился благодарить святого за чудесное исцеление от раны, подвижник смиренно сказал ему: «Чадо, Бог исцелил тебя за святые молитвы Пречистой Своей Матери, а не я грешный».

8 сентября 1480 г. после непродолжительной болезни прп. Серапион скончался на 90-м году своей жизни и был погребен своим учителем прп. Евфросином.
От подвигов воздержания и тяжких трудов тело преподобного представляло из себя одни кости и кожу. Ветхое рубище и власяницу подвижника после смерти его никто не хотел взять себе. Не только братия, но даже и нищие не дотронулись до этих одежд, когда они были оставлены за монастырской оградой.

И после кончины своей, как и при жизни, прп. Серапион по воле Божией совершил много чудес, являясь скорым помощником и врачом недугов телесных и душевных для притекающих к нему с верою больных и скорбящих.

Один псковский мальчик Павел совершенно ослеп. Однажды его родители в день памяти прп. Серапиона привели мальчика в монастырскую церковь.
За службой больной задремал и увидел, что какой-то благообразный старец, — это был прп. Серапион, — коснулся его очей своей рукой. Павел тотчас получил исцеление и, проснувшись от этого прикосновения, стал видеть.

Одна женщина из Иван-города, по имени Мелания, не любимая своим мужем, часто терпела от него побои. Несчастная женщина хотела покончить жизнь самоубийством. В отчаянии она готова была броситься в прорубь, как вдруг явился прп. Серапион и удержал ее за руку с такими словами: «Зачем ты хочешь погубить жизнь свою? Молись прп. Серапиону Толвскому и иди в свой дом с радостью. Отселе муж будет любить тебя, а ты не ропщи на него и
не бранись с ним». Так случилось все по словам преподобного.

Больным лихорадкой, параличом и другим недужным прп. Серапион
по молитве их подавал чудесную помощь.

Мощи прп. Серапиона почивают под спудом в Спасо-Елеазаровской обители. Память его празднуется местно дважды в год: вместе с памятью прп. Евфросина — 15/28 мая и отдельно — в день блаженной кончины

Тропарь, глас 8

Изрядством жития чистоту девства приим, Серапионе, и вся красная мира сего возненавидев, Христа единаго возлюбил еси. Сего ради во внутреннюю пустыню вселився и со зверьми живый, весь Христов спостник и друг Евфросина учителя твоего был еси: темже и молим тя: поминай нас чтущих святую память твою, да зовем ти: радуйся, пустынная похвало, преподобне отче наш.

Кондак, глас 4

От высокоумия искус приим смиренномудрия, благодатию Божиею явился еси рачитель богоносне Серапионе. Желанием бо Божественныя любве вжигаемь, житейския молвы оставль, ревнитель учителю твоему Евфросину был еси, безмолвием и жестоким пребыванием последуя Христу: бдением же и молитвою и постом образ был еси спостником твоим: ныне же молися Господеви, богоблаженне, спастися душам нашим.

+1

77

......................продолжение от 20 сентября.............

новомученники:
Свщмчч. Петра Снежицкого пресвитера        и Александра Медведева диакона (1918).
1918. День 7. Месяц 9 расстрел. Место Пермская губ., ст.Егоршино.             диакон Иоанно-Предтеченской церкви с.Больше-Трифоновского Ирбитского  уезда                 

Свщмч. Михаила Тихоницкого пресвитера (1918).

Священномученик протоиерей Михаил Тихоницкий родился в 1846 году в Вятской губернии, отец его был псаломщиком, а дед - диаконом в Спасской церкви села Ошеть.

Став священником, отец Михаил стал служить в Вятской губернии, а затем служил в городе Орлове. В сентябре 1918 года протоиерея Михаила, которому было 72 года, арестовала ЧК. Отец Михаил говорил: "Я уверен, что меня освободят, ибо я все время учил народ только добру, а не плохому". Чрезвычайная комиссия при Совете Народных Комиссаров 19 сентября допросила отца Михаила, а 20 числа его расстреляли. Его вели на расстрел через весь город. По дороге он молился: "Господи, прости их, они не знают, что делают". Он был одет в рясу, которую потом снял и бросил знакомой прихожанке, с просьбой передать домой. Его привели на кладбище. Заставили копать могилу. Старец трудился из последних сил, но выкопал не глубоко. Конвоиры сказали: хватит. Отец Михаил попросил помолиться. После молитвы повернулся к конвоирам и стал ждать. Прогремели выстрелы. Он упал в могилу, которую быстро стали засыпать землей.

Дети священномученика Михаила много послужили для Русской Церкви. Двое сыновей его стали иерархами.

Старший сын - отец Вениамин (Тихоницкий) был рукоположен во епископа Кировского и Слободского в 1942 году и скончался в 1957 году в городе Кирове.

Второй сын священномученика - епископ Владимир (Тихоницкий) участвовал в работе Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-18 года. В 20-х годах по приглашению митрополита Евлогия (Георгиевского) переехал во Францию и стал архиепископом города Ниццы. В течение 20 лет он управлял приходами юга Франции и Италии, с 1946 года являлся ректором Свято-Сергиевского Богословского института в Париже, в 1947 году стал митрополитом и экзархом Вселенского Патриарха. Скончался в 1959 году, и был похоронен на кладбище Сент-Женевьев де Буа.

Младший сын священномученика - Елпидифор, был председателем правления Русского просветительного общества в Риге, известным педагогом, автором учебников, участником Русского Студенческого Христианского Движения в Прибалтике, он был приговорен к расстрелу в 1940 году, не дожив до исполнения приговора он скончался в тюремной камере.

Свщмч. Евгения (Зернова), митр. Горьковского,
Священномученик Евгений, митрополит Нижегородский (в миру Семён Алексеевич Зернов) родился в 1877 году в Московской губернии, в семье диакона. После окончания Московской Духовной Академии, уже будучи иеромонахом, он был назначен преподавателем сектоведения Черниговской Духовной семинарии.

С 1906 года он стал ректором Иркутской Духовной семинарии в сане архимандрита. В то время в семинарии царило крайнее раздражение воспитанников против своего начальства. Отец Евгений сумел привести в порядок расстроенное смутой 1905 года учебное заведение, действуя без всякого применения репрессивных мер и заслужив общее доверие и любовь. Он имел замечательный дар проповедника, поэтому проводимые им по воскресным дням беседы в семинарском храме охотно посещали и учащиеся, и интеллигенция, и народ.

В 1913 году состоялась епископская хиротония архимандрита Евгения. Вскоре он был назначен на Приамурскую и Благовещенскую кафедру. В 1917-1918 годах он участвовал в работе Священного Собора Русской Православной Церкви.

В 1923 году, после всенощной, накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы, владыка Евгений был арестован в Благовещенске. На защиту своего архипастыря встал весь город, чекисты вынуждены были вызвать пожарную команду, чтобы разгонять толпу, обливая ее холодной водой. Владыку освободили. Патриарх Тихон возвел его в сан архиепископа и включил в состав Священного Синода.

Через год архимандрита Евгения вновь арестовали и отправили в Соловецкий лагерь. На Соловках он был признан старшим среди епископов. В июле 1926 года он принимал участие в составлении «Соловецкого послания» - обращения православных епископов, находящихся в заключении, к советскому правительству. В этом обращении в твердой форме настаивается на свободе Церкви от вмешательства государства, а также свидетельствуется о существовании гонений на Церковь.

Когда архиепископ Евгений находился в ссылке в округе Коми, митрополит Сергий (Страгородский) выпустил Декларацию о лояльности Церкви к советской власти. Владыка Евгений не отделился от митрополита Сергия и признавал Заместителя Патриаршего Местоблюстителя законным преемником священномученика митрополита Петра (Полянского).

Владыка Евгений был строгий постник и, невзирая на условия лагерной жизни, никогда не вкушал мяса, а также рыбы, если она предлагалась в неположенное время. Житейски был глубоко мудр, всегда тактичен и спокоен. Пастырям делал замечания всегда наедине в мягкой форме.

После освобождения в 1929 году он проживал в городе Котельнич Нижегородского края. Незадолго до мученической кончины архиепископ Евгений был назначен на Нижегородскую кафедру.

В 1935 году, после пасхальной службы, совпавшей с празднованием 1 мая, митрополит Нижегородский Евгений собрался ехать домой. Близкие стали ему предлагать задержаться, пока пройдут участники демонстрации. «Что нам бояться, — ответил владыка, — надо Бога бояться». И поехал домой по улицам в клобуке. За это его и арестовали, обвинив «в антисоветской агитации», и приговорили к трём годам заключения в Карагандинском лагере. В лагере он занимался заготовкой льда, затем прополкой на аграрном отделении лагеря. В лагерном деле епископа написано: «Качество работы хорошее, норму выполняет на 100%, очень добросовестный, исполнительный».

На втором году заключения тройка при НКВД по Карагандинской области пересмотрела дело митрополита Евгения (Зернова). Он был арестован в лагере вместе с группой находившихся там же священнослужителей. Новое обвинение было сделано на основании того, что, находясь в лагере, он «совершал нелегальные моления, распространял акафисты, служил панихиды по расстрелянным, в письмах из лагеря подписывался "митрополит", чем показывал, что он якобы имеет право на звание митрополита, находясь в лагере» - сказано в обвинительном заключении. По обвинению в контрреволюционной пропаганде священномученик Евгений (Зернов) был расстрелян 20 сентября 1937 года.

и с ним свщмч. Стефана Крейдича пресвитера и прпмчч. игумена Евгения (Выжвы), игумена Николая (Ащепьева) и иеромонаха Пахомия (Ионова) (1937).

Свщмчч. Григория Аверина, Василия Сунгурова пресвитеров (1937).
Священномученик иерей Григорий Аверин родился 24 января 1889 года в селе Покровское Юрьевецкого уезда Костромской губернии в крестьянской семье. В 1910 году Григорий окончил учительскую семинарию и поступил учителем в церковно-приходскую школу города Кологрив Костромской губернии. С 1917 до 1918 года являлся председателем уездной земской управы. В марте 1918 года Аверин был арестован, как член партии эсеров, по обвинению в «организации крестьянского восстания» и провёл в заключении 4 месяца. В тюрьме он становится убеждённым христианином и после освобождения выходит из партии эсеров.

В 1920 году Григорий Иванович работает в библиотеке Костромского педагогического института, а затем поступает в этот институт. В 1921 году рукоположен во иерея архиепископом Севастианом (Вести) и служил (как целибатный священник) в Костроме. Затем до 1929 года отец Григорий служит в церкви села Ильинское (рядом с Макарьевским монастырём).

В августе 1929 года батюшка был арестован и заключён в тюрьму. Ему было предъявлено обвинение в «антисоветской агитации» и в начале 1930 года вынесен приговор —5 лет лагерей.

После освобождения отец Григорий служил в Симеоновском храме Пучежского района Ивановской области. Но в сентябре 1935 года его снова арестовали и заключили в тюрьму города Кинешмы. Он был приговорён к трём годам лагерей и этапирован в лагерь около города Темиртау (Казахстан).

Держался батюшка в лагере с большим достоинством. Он не старался быть незаметным, напротив, всякому при встрече с ним было ясно, что перед ним священник. В бараке батюшка открыто молился, беседовал с заключёнными, читал им вслух молитвы, Евангелие, убеждал их не оставлять веру в Бога.

В 1937 году, в лагере, батюшка был арестован по обвинению в «религиозной работе среди заключенных». Семь дней он находился в камере смертников, зная о вынесенном ему приговоре, а 7 (20 н. ст.) сентября 1937 года отец Григорий был расстрелян.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Василий родился 20 марта 1876 года в селе Спасское Рузского
уезда Московской губернии в семье псаломщика Арсения Сунгурова. По
окончании Волоколамского духовного училища, Василий в 1898 году был
назначен псаломщиком к Николаевской церкви в селе Амельфино
Волоколамского уезда. В 1910 году он стал служить псаломщиком в Николаевской
церкви в селе Жегалово Богородского уезда, в 1915 году был рукоположен во
диакона к этой церкви, а в 1919 году – во священника к Марие-Магдалинской
церкви в селе Улиткино Богородского уезда.
В 1935 году отец Василий был назначен служить в Богоявленскую церковь в селе
Брыково Истринского района; в 1936 году он был награжден наперсным крестом.
Отца Василия арестовали 28 августа 1937 года и заключили в Таганскую тюрьму в
Москве. Два дежурных свидетеля дали против священника соответствующие
показания, затем был допрошен отец Василий. Выслушав лжесвидетельства,
священник не подтвердил их. Заканчивая допрос, следователь еще раз спросил:
– Вы признаете себя виновным в том, что до последнего времени вели
контрреволюционную деятельность?
– Нет, не признаю, – ответил священник.
19 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу.
Священник Василий Сунгуров был расстрелян на следующий день, 20 сентября
1937 года, и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под
Москвой.
Составитель игумен Дамаскин (Орловский)
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века
Московской епархии. Дополнительный том 4»
Тверь, 2006 год, стр. 167-169.

Прпмч. архимандрита Льва (Егорова) (1937).
Преподобномученик архимандрит Лев (Егоров) родился в 1898 году в Новгородской губернии. Отец его был владельцем артели ломовых извозчиков, после смерти родителей его с двумя братьями воспитывал дядя - заведующий Александро-Невским рынком в Санкт-Петербурге. Один из братьев (Гурий) стал впоследствии митрополитом: Минским, затем - Ленинградским, и наконец - Симферопольским. Будущий архимандрит Лев, а в миру Леонид Егоров, закончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета и поступил в Санкт-Петербургская Духовную Академию, в которой проучился до 1918 года, весной которого Академия была закрыта. Монашеский постриг братья Егоровы приняли вместе в 1915 году, вместе они стали духовными сыновьями иеросхимонаха Серафима (Муравьева), будущего Вырицкого старца. До 1922 года также вместе они подвизались в Александро-Невской лавре. Иеромонах Лев был одним из руководителей Петроградских православных братств. В связи с этим он был арестован в 1922 году и отправлен в ссылку. В 1924 году отец Лев вернулся в Ленинград. Был возведен в сан архимандрита и преподавал в Богословско-Пастырском училище, а также вновь занялся делами Александро-Невского братства. С 1926 года архимандрит Лев являлся настоятелем собора Феодоровской иконы Божией Матери на Полтавской улице. В 1927 году он был вновь арестован, но почти через год освобожден. Архимандрит Лев пробыл настоятелем Феодоровского собора до 1932 года, преподавал русскую литературу на богословских курсах, совершил более 20 монашеских постригов, переписывался с митрополитом Иосифом (Петровых), отстаивая правильность церковной политики митрополита Сергия (Страгородского). В 1932 году было арестовано более 40 членов Александро-Невского братства, в их числе и отец Лев. Он получил 10 лет лагерей. Сначала он поступил в Сиблаг, затем был переведен в Новокузнецк, там приговорен к увеличению срока и посажен в штрафной изолятор. В 1936 году его вернули в Сиблаг, а в 1937 году, в ряду массовых лагерных зачисток, приговорили к расстрелу. На последнем допросе архимандрит Лев сказал: "Виновным себя я не признаю. И хотя я по убеждениям являюсь антисоветским человеком, но контрреволюционной агитации среди лагерников я не проводил. Я являюсь глубоко религиозным человеком, посвятившим всю свою жизнь служению Богу, и целью моей жизни является пропаганда религии в массах. Я ее вел, веду и вести буду".

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Мк. 6, 1-7). "Откуда у Него это? что за премудрость дана Ему?" Так говорили назаретяне о Господе, знавшие прежнюю, незнатную Его жизнь. То же бывает со всеми, которые истинно последуют Господу. Кто строго держится пути Господня, тот после трудов, когда преодолеет все неправое в себе, изменяется весь, во всем своем составе: и взор, и походка, и речь, и держание себя - все носит печать особенной стройности и достоинства, хотя бы являющийся таким прежде был из самого низкого состояния и нисколько не образован. И приходится слышать: откуда у него это? Если же телесное и видимое так преобразуется, то что сказать о внутреннем и душевном, которое непосредственнее и ближе подлежит действию претворяющей благодати, и в отношении к которому внешнее служит только выражением и последствием? Как светлы о всем мысли, точны и определенны! Как верно суждение о сущем и бывающем! Взгляд его на все выше философского! А намерения, а действия, а предприятия? Все чисто, свято отсвечивается небесною светлостью. Это поистине новый человек! Образования не получил, в академиях лекций не слушал, и воспитания никакого не имел, а является благовоспитаннейшим и премудрым. Внимание к себе, труд чад собою, молитва и к Богу приближение все переделали благодатью Божиею, а как, никто этого не видит. Оттого и вопрос: "откуда у него это?"

(Мк. 6, 7-13). Господь, посылая на проповедь св. апостолов, повелел им ничего не иметь при себе. Одна одежда на плечах, сандалии на ногах, посох в руках - и все тут. И попечения ни о чем не иметь, вступая в труд этот словно они были всесторонне обеспечены. И действительно, апостолы были вполне обеспечены, без всякого внешнего обеспечения. Как же это устраивалось? Совершенною преданностью их в волю Божию; потому-то Господь так и устраивал, чтоб они не имели ни в чем нужд. Подвигал сердца слушавших проповедь, и те питали и покоили проповедников. Но апостолы не имели этого в виду и не ожидали ничего, а все предавали Господу. Оттого терпеливо сносили и если что встречалось неприятное. Одна у них была забота - проповедывать, и одна печаль, если не слушали проповеди. Отсюда чистота, независимость, и многоплодность проповедания. И ныне бы так надобно, но немощь наша требует внешнего обеспечения, без которого мы и шагу не сделаем. Это, однако же, не укор нынешним нашим апостолам. Вначале они точно опираются на это обеспечение, но потом оно исчезает из головы, и они самым трудом своим возводятся в состояние богопреданности, с которого момента, надо полагать, и начинается настоящая плодоносность проповеди. Богопреданность высшая степень нравственного совершенства, и не вдруг до него доходят, как только познают цену его. Оно само приходит после трудов над собою.

*************************************************************************************************************************************

Забывая о себе

"Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне"
(Ин. 15, 4)

Никакой человек не может достигнуть величия сам по себе, он становится великим лишь по отношению к другой жизни, лишь "теряя свою жизнь, чтобы сберечь ее" (Мф. 10, 39).
В чем заключается величие патриотизма, филантропии? В том, что ни то, ни другое не вмещает отдельных личностей, все поглощено любовью ко всему человечеству, личность человека исчезает в одном общем деле. Действительно, каждый из нас только начинает жить тогда, когда он умирает для себя. "Ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе". Одно самозабвение не возвышает душу. Мы часто говорим о том, что надо себя забыть, но вопрос в том, каким образом мы этого достигнем? Хотим ли мы забыть о себе, умирая или рождаясь к новой жизни?
Можно забыть о себе и о своем горе, одурманив себя наркозом, но это не что иное, как яд, и в таком средстве одно малодушие. Но есть самозабвение, есть уничтожение боли, достигаемое только живой силой, силой любви, которая заставляет нас, забывая о себе, помнить лишь о других.
Душа моя, прилепись к лозе, войди всецело в другую жизнь, в Его жизнь, сделайся членом Его тела, проникнись Его духом. Пусть молитва Господня сделается твоею молитвою, молись, чтобы святилось имя Его, чтобы совершалась воля Его, чтобы водворилось Царство Его, чтобы человечество было избавлено от лукавого, чтобы грех был побежден силою любви. Тогда, забывая о себе, в постоянном созерцании Христа Спасителя, ты достигнешь того блаженства, которое приготовил Господь любящим Его.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)