Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)

Сообщений 31 страница 60 из 77

31

Во славу Божию и на пользу ближним !

15 Сентября  -Память:

Мч. Маманта, отца его Феодота и матери Руфины (III)
http://s39.radikal.ru/i083/0909/5b/6dc7ce7c5147.jpg .....http://i021.radikal.ru/0909/d6/158af2a22b26.jpg

Святой мученик Христов Мамант родился в Пафлагонии1. Родители его – Феодот и Руффина – были люди знатные: оба они происходили из рода патрициев2, были в чести, богаты и сияли благочестием. они не могли долго скрывать в себе своей веры во Христа и горячей любви к Нему, открыто пред всеми исповедали свое благочестие и многих обратили ко Христу. Посему на них донесли Александру, наместнику города Гангры3. Наместнику же сему дано было от царя повеление – всевозможными мерами распространять и утверждать почитание языческих богов, христиан же и всех, кто не повинуется сему царскому повелению, мучить и убивать.

Призвав Феодота к себе на суд, Александр стал принуждать его принести жертву идолам. Но Феодот даже и слышать не хотел того, что говорил ему наместник. Александр, хотя и готов был тотчас же предать на мучение ослушника, однако удержался от сего, вследствие знатного происхождения Феодота; ибо не имел он права бесчестить и мучить потомков патрициев, без особого на то царского дозволения. Посему Александр отослал Феодота в Кесарию Каппадокийскую4, к правителю Фавсту. Сей же правитель насколько был усерден в своем безбожном нечестии, настолько был жесток в отношении к христианам. Увидев Феодота, Фавст тотчас же заключил его в темницу. Последовала за мужем своим и жена Феодота, блаженная Руффина, хотя и была в это время беременна: она вместе с ним пошла в темницу и здесь претерпевала страдания за Христа. Феодот знал немощь тела своего и видел лютую жестокость мучителя, но желал лучше умереть, нежели погрешить в чем-либо против благочестия. Боясь же, что не хватит у него сил перенести предстоящие тяжкие мучения, он обратился с усердною молитвою к Господу.

– Господи, Боже сил, – молился Феодот, – Отче возлюбленного Сына Твоего! Благословляю и прославляю Тебя за то, что сподобил меня быть вверженным в темницу сию за имя Твое. Но молю Тебя, Господи: Ты ведаешь немощь мою, приими же душ мой в этой темнице, да не похвалится о мне враг мой.

Бог, Который "создал сердца всех… и вникает во все дела" (Пс.32:15), услышал верного раба Своего и вскоре послал ему блаженную кончину; изведя душу его из темницы тела, Он вселил ее в светлые обители небесные. Жена же Феодота, блаженная Руффина, претерпевая в темнице нужду и страдания и объятая великою скорбию по своем муже, преждевременно родила сына. Взирая на новорожденного и на бездыханное тело своего мужа, она с сокрушением и слезами молилась Богу:

– Боже, создавый человека и из ребра его сотворивый жену, повели, да и я пойду тем же путем, коим пошел муж мой, и, разрешив меня от сего кратковременного жития, приими в вечные Твои обители! Рожденного же младенца Ты Сам воспитай, как ведаешь! Будь для него отцом и матерью и хранителем жизни его!

Взывая так в свое печали к Богу, сия честная и святая жена была Им услышана и разрешена от уз тела, и отошла на вечную свободу, предав душу свою в руки господа. Младенец же остался живым посреди мертвых своих родителей.

Тогда "храняй младенцы Господь" (Пс.114:5) благоизволил открыть о случившемся одной знатной и благочестивой женщине, по имени Аммии, жившей в Кесарии. В сонном видении Он чрез Своего Ангела повелел ей испросить у правителя тела святых, преставившихся в темнице и с честию их похоронить; младенца же взять к себе и воспитать его вместо сына. Проснувшись, Аммия поспешила исполнить, что повелел ей Господь, и стала просить у правителя позволения взять из темницы тела умерших узников. Бог преклонил на милость жестокое сердце правителя и тот не воспрепятствовал желанию почтенной женщины. И вот Аммия, войдя в темницу, обрела тела обоих узников, лежащих рядом, а посреди них – красивого и радостного младенца. Взявши тела святых, она с честию похоронила их в своем саду, а младенца взяла к себе. Она была бездетная вдова и целомудренно проводила жизнь свою. Полюбив младенца, как своего сына, она воспитывала его по-христиански.

Младенец возрастал, но до пяти лет ничего не говорил. Первое же слово, какое он сказал Аммии, ставшей для него как бы второй матерью, было "мамма" (греч. сосцы или мать.), и от этого слова был назван Мамантом. Аммия отдала его учиться грамоте, и о н вскоре настолько превзошел своих сверстников, что все дивились его разуму.

Тогда в Риме царствовал нечестивый Аврелиан5. Он принуждал всех поклоняться идолам, и не только взрослых мужей и жен, но и малых отроков, причем на детей обращал даже особенное свое внимание, надеясь, что они, как малолетние и неразумные, легко могут быть прельщены и направлены на всякое злое дело. К тому же нечестивый царь думал, что дети, с юных лет привыкнув вкушать жертвенное мясо, под старость сделаются более усердными идолопоклонниками. Посему различными ласками он приводил их к своему нечестию Многие из отроков и даже юноше действительно поддавались прельщению и повиновались воле царской. Но те, кто были товарищами Маманта по школе, следуя его наставлениям, не исполняли царских повелений. Ибо Мамант, в юных летах имея "мудрость", которая  "есть седина для людей, и беспорочную жизнь — возраст старости" (Прем.Сол.4:9), доказывал товарищам своим ничтожество языческих богов, бездушных и бессильных, и поучал их познавать Единого истинного Бога – Коего почитал Сам – и приносить Ему духовную жертву – дух сокрушенный и смиренное сердце (Пс.50:19).

В то время был прислан от царя в Кесарию на место Фавста другой правитель, по имени Демокрит. Он был великим ревнителем своей нечестивой и безбожной веры и как бы дышал гонением и убийством на христиан. Ему донесли о Маманте, что тот не только сам не кланяется богам, но и других отроков, с ним учащихся, развращает и научает христианской вере. Маманту в то время шел пятнадцатый год от рождения. Он был уже снова сиротой, так как вторая мать его – Аммия, оставив приемному сыну своему – св. Маманту, как единственному наследнику, большое имущество, отошла к небесному богатству, уготованному любящим Бога.

Демокрит, услыхав о Маманте, послал за ним и, когда его привели, прежде всего спросил, христианин ли он, и правда ли, что он не только сам не поклоняется богам, но и развращает своих товарищей, научая их не повиноваться царскому повелению?

Юный Мамант, как совершенный и зрелый муж, безбоязненно отвечал:

– Я тот самый, кто за ничто считает вашу мудрость. Вы совратились с правого пути и блуждаете в такой тьме, что даже смотреть не можете на свет истины; оставив истинного и живого Бога, вы приступили к бесам и кланяетесь бездушным и глухим идолам. Я же от Христа моего никогда не отступлю и стараюсь всех, кого только могу, обращать к Нему.

Изумленный таким дерзновенным ответом Маманта, Демокрит разгневался и приказал немедленно вести его в храм скверного их бога Сераписа6 и там силою заставить принести жертву идолу. Мамант же, нисколько не боясь гнева правителя, спокойно возразил ему:

– Не должно тебе оскорблять меня: я – сын родителей, происходивших из знатного сенаторского рода.

Тогда Демокрит спросил предстоящих о происхождении Маманта и, узнав, что он родом от древних римских сановников, и что Аммия, знатная и богатая женщина, воспитала его и сделала наследником своего богатого имущества, не решился предавать его мукам, ибо и в самом деле не имел на то права. Посему, возложив на него железные оковы, отослал его к царю Аврелиану, бывшему тогда в городе Эгах7 и в письме объяснил ему всё, что касается Маманта. Царь, получив письмо Демокрита и прочитав его, тотчас приказал привести к себе юного Маманта. Когда мученик предстал пред ним, царь всячески стал склонять его к своему нечестию, то угрозами, то ласками, обещая дары и почести, и говорил:

– Прекрасный юноша, если ты приступишь к великому Серапису и принесешь ему жертву, то будешь жить с нами во дворце, по-царски будешь воспитан, и все тебя будут почитать и восхвалять, и воистину счастлив будешь; если же не послушаешь меня, то жестоко погибнешь.

Но юный Мамант мужественно отвечал ему:

– О, царь! Да не будет того, чтобы я поклонился бездушным идолам, коих вы почитаете как богов. Сколь безумны вы, кланяясь дереву и бесчувственному камню, а не Богу Живому! Перестань обольщать меня льстивыми словами, ибо когда ты думаешь, что оказываешь мне благодеяния, на самом деле мучаешь, а когда мучаешь, то оказываешь тем благодеяние. Знай же, что все обещанные тобою мне благодеяния, дары и почести сделались бы для меня тяжкими муками, если бы я возлюбил их вместо Христа, а тяжкие муки, которым ты обещаешь предать меня ради имени Христа, будут для мне великим благодеянием, ибо смерть за Христа моего для меня дороже всяких почестей и стяжаний.

Так бесстрашно говорил пред царем св. Мамант, в юношеском теле имея разум и сердце возрастного мужа: ибо сила Божия и малого отрока может явить непреодолимым Голиафом8, "из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу" (Пс.8:3) и малолетнее дитя умудрит настолько, что оно будет понимать лучше старцев. Всё сие и исполнилось на юном Маманте: не убедили его слова царя беззаконного, не прельстили дары, не устрашили мучения, кои он принял с большею радостью, чем великие почести.

Разгневанный мучитель тотчас же приказал быть его без пощады. Но св. Мамант переносил мучения с таким терпением, как будто бы не чувствовал никакой боли.

Царь говорил ему:

– Обещай только, что принесешь жертву богам, – и тотчас будешь освобожден от мучения.

Мученик же отвечал:

– Ни сердцем, ни устами не отрекусь я от Бога и Царя моего – Иисуса Христа, хотя бы и в десять тысяч раз больше нанесли мне ран; раны эти соединяют меня с возлюбленным Господом моим, и я желаю, чтобы не уставали руки моих мучителей, ибо чем больше они бьют меня, тем больше доставляют мне благ у подвигоположника Христа.

Аврелиан, видя, что Мамант нимало не страшится страданий, приказал опалить тело его свечами. Но огонь, как бы устыдясь тела мученика, не прикоснулся к нему, а обратился на лица мучителей. И возгорел царь гневом и воспламенел яростью сильнее, чем мученик Христов огнем вещественным: ибо насколько тот не обращал внимания на огонь, настолько сердце мучителя воспламенялось. И приказал царь побить св. Маманта камнями. Но сие страдание для мученик, объятого любовью ко Христу, было так приятно, как будто бы кто осыпал его благовонными цветами. Тогда царь, видя, что ничем не может добиться успеха, осудил мученика на смерть и повелел бросить его в море. Привязав на шею его тяжелый свинец, слуги царские повели его к морю. Но и здесь не оставил Господь раба Своего, "ибо Ангелам Своим заповедает о тебе – охранять тебя" (Пс.90:11). На пути к морю явился Ангел Господень, блестящий как молния. Увидев его, слуги оставили св. Маманта и со страхом бежали назад. Ангел же, взяв мученика, отвязал свинец и, приведя на высокую гору у пустыне, близ Кесарии, повелел ему жить там.

Житие в пустыне св. Мамант начал постом. На горе той он постился сорок дней и сорок ночей и явился как бы второй Моисей (Исх.24:18), коему в руки дан был новый закон: ибо сошел к нему с неба голос и жезл. Приняв сей жезл, Мамант, по повелению свыше, ударил им в землю, и тотчас из глубины земли явилось Евангелие. После сего построил он небольшую церковь и молился в ней, читая святое Евангелие. По повелению Божию, к св. Маманту собирались из той пустыни звери, как овцы к пастырю, и как будто существа разумные слушали его и повиновались ему. Пищею ему служило молоко диких зверей, из коего он изготовлял сыр, – и не только для себя, но и для бедных: ибо, наготовив много сыру, он носил его в город Кесарию и раздавал бедным.

Вскоре по всей Кесарии распространился слух о Маманте. Тогда Александр, – не тот, о коем было упомянуто выше, но другой, – поставленный в то время наместником в Каппадокии, человек жестокий и очень злой, узнав всё о Маманте, счел его за чародея и послал воинов на конях в пустыню разыскать его и привести к себе. Сойдя с горы, св. Мамант сам встретил всадников и спросил, кого они ищут. Те, думая, что это пастух, пасущий на горе своих овец, отвечали:

– Мы ищем Маманта, который живет где-то в этой пустыне; не знаешь ли ты его, где он?

– Зачем вы ищете его? – спросил их Мамант.

Воины отвечали:

– На него донесли наместнику, что он чародей, и вот наместник послал нас взять его для мучения.

Тогда Мамант сказал им:

– Я расскажу вам, друзья мои, о нем, но прежде войдите в хижину мою и, отдохнув немного от труда, подкрепитесь пищею.

Воины пошли с ним в его жилище, и он предложил им сыру. Когда они стали есть, пришли лани и дикие козы, кои привыкли, чтобы их доил святой подвижник. Мамант надоил молока и предложил воинам пить, а сам стал на молитву. И стало собираться еще больше зверей. Увидав их, воины испугались и, бросив пищу, пришли к Маманту. Он успокоил их, а затем объявил, что он есть тот самый Мамант, коего они ищут. Тогда они сказали ему:

– Если сам ты желаешь идти к наместнику, то иди с нами; если же не хочешь, то отпусти нас одних, ибо мы не смеем вести тебя. Но просим тебя, чтобы звери не трогали нас.

Успокоив воинов, Мамант велел идти им вперед.

– Идите, – сказал он, – сначала вы, а я пойду вслед за вами один.

Удалившись оттуда, воины ожидали пришествия Маманта у городских ворот, ибо вполне верили словам такого дивного мужа и даже подумать не могли о нем что-нибудь дурное. Мамант же, взяв с собою льва, пошел вслед за воинами. Когда он вошел в городские ворота, лев остался за городом; воины же, взявши Маманта, представили его к наместнику Александру.

Наместник, увидев святого, тотчас начал допрашивать его:

– Ты ли тот самый чародей, о котором я слышал? – сказал он.

Святой же отвечал:

– Я раб Иисуса Христа, посылающего спасение всем верующим в Него и исполняющим волю Его, волхвов же и чародеев предающего вечному огню. Скажи мне: зачем ты призвал меня к себе?

– Затем, – отвечал наместник, – что не ведаю, какими волхвованиями и чарами ты настолько укротил диких и лютых зверей, что живешь посреди них и, как я слышал, повелеваешь ими, как будто существами разумными.

Св. Мамант и на это сказал:

– Кто служит Богу Единому, Живому и Истинному, тот никак не согласится жить с идолопоклонниками и злодеями. Посему и я пожелал лучше жить со зверями в пустыне, нежели с вами в селениях грешников. Ибо звери укрощаются и повинуются мне вовсе не волхвованием, как ты думаешь, – я даже и не знаю, в чем состоит волхвование, – но хотя они и неразумные существа, однако умеют бояться Бога и почитают рабов Его. Вы же гораздо неразумнее зверей, ибо не почитаете истинного Бога и бесчестите рабов Его, без милосердия их муча и убивая.

Наместник пришел в ярость, услышав такие слова, и тотчас приказал повесить св. мученика, бить и строгать железными когтями тело его. Но мученик, хотя и сильно был уязвляем, переносил сие с таким мужеством, как будто бы не чувствовал никакого страдания: он ни вскрикнул, ни застонал, и только с умилением возводя очи свои на небо, оттуда ожидал помощи, каковую действительно и получил: ибо внезапно был к нему с неба голос, глаголющий:

– Крепись и мужайся, Мамант!

Голос это слышали многие из предстоящих здесь верующих и еще более утвердились в своей вере. Святой же Мамант, совершенно укрепленный тем голосом, нисколько не думал о муках. Долго мучили святого, строгая его тело; наконец бросили его в темницу на время, пока приготовят печь, в коей задумал сжечь его наместник. В темнице сидело до сорока других узников. Когда они изнемогли от голода и жажды, св. Мамант помолился – и вот, чрез оконце влетел в темницу голубь, держа во рту пищу, светлую, как бисер, и слаще меду; положив ее пред св. Мамантом, голубь вылетел вон. Пища та для всех узников умножилась, как некогда умножились в пустыне малые хлебы для множества народа (Мф.14:19-20). Вкусив этой чудесной пищи, узники подкрепились. И снова, по молитве святого Маманта, в полночь открылись двери темницы, и все узники вышли; остался только один св. Мамант. Когда же сильно разгорелась печь, мученик был выведен из темницы, и все узники вышли; остался только один св. Мамант. Когда же сильно разгорелась печь, мученик был выведен из темницы и ввержен в эту огненную печь. Но Бог, некогда оросивший пещь Вавилонскую для трех отроков (Дан.3:8), и для Маманта оросил огонь и посреди горящего пламени соделал рабу Своему прохладу. Мученик, воспевая и славя в той печи Бога, пробыл в ней три дня, пока печь совершенно не остыла и уголья не обратились в пепел. Чрез три дня наместник, увидев, что Мамант еще жив, изумился и сказал:

– Ужели так велика сила чародея сего, что даже огонь не может его касаться?

Многие же из народа, увидав, что огонь нимало не коснулся святого и не сделал ему вреда, познали истинного Бога и, приписывая Ему Единому чудо сие, прославляли силу Его.

Безумный же наместник не восхотел, однако, познать всемогущего Бога, но, изведя мученика из печи и видя, что огонь не повредил ему, приписал это чародейству и многие хулы говорил на истину. Наконец он осудил мученика на съедение зверям. Привели святого в цирк9 и выпустили на него голодную медведицу; но она, приблизившись, поклонилась святому и лежала у ног его, обнимая стопы его. Потом выпустили леопарда, но и тот с кротостью обнял шею его, целовал лицо и облизывал пот с чела его. В это время прибежал лев – тот самый, который пришел со святым из пустыни, и, вскочив в цирк, проговорил к святому человеческим голосом (ибо Бог, в явление всемогущей Своей силы, открыл уста зверю, как некогда ослице Валаамовой, следующие слова:

– Ты – пастырь мой, который пас меня на горе!

И, проговорив сие, тотчас бросился на народ, которого там было бесчисленное множество, и еллинов и иудеев, и взрослых и детей. По воле Божией, двери цирка заперлись сами собой, и растерзал там зверь множество народа, так что едва спасся сам наместник: весьма немногие из бывших в цирке избежали ярости льва, который хватал и терзал всех с лютостью. Но святой укротил льва и отослал его в пустыню. Наместник же, снова схватив святого, продержал его некоторое время в темнице и, выведя вторично в цирк, выпустил на него самого свирепого льва. Но и сей лев, мгновенно став кротким, лежал у ног святого. Видя сие, народ от гнева скрежетал зубами на святого и кричал наместнику:

– Уведи льва, а мы этого чародея побьем камнями!

И стали бросать камни в мученика. Один же из языческих жрецов, по повелению мучителя, сильно ударил святого трезубцем в чрево и рассек его, так что из чрева выпали все внутренности. Подобрав их и держа собственными руками, св. Мамант пошел вон из города. Кровь его, истекающую как воду, одна из верующих женщин собирала в сосуд. Пройдя около 200 саженей, св. Мамант обрел в каменной скале пещеру и уснул в ней. Здесь он услышал голос с неба, призывающий его в горние селения, и с радостью предал дух свой в руки Господа, за Коего усердно пострадал10.

Так св. Мамант приял венец мученический. Святые мощи его были погребены верующими на месте кончины, и там совершались многие исцеления и чудеса, как это ясно видно из слов св. Василия Великого, который в своей проповеди к народу, на память св. мученика Маманта, говорит:

– Поминайте святого мученика – те, кто видел его в видении, кто из живущих на сем месте имеет его помощником, кому из призывающих имя его он помог самым делом, кого из заблудших в жизни наставил, кого от недугов исцелил, чьих детей, уже умерших, снова возвратил к жизни, чью жизнь продолжил, – все, собравшись воедино, принесите хвалу мученику.

Когда Юлиан Отступник11, еще будучи в молодых летах и желая оставить по себе памятник благочестия (хотя уже и в то время был волком в овечьей шкуре), начал строить в честь св. мученика Маманта над его гробницею великолепную церковь (делал же это не по благочестию, а из тщеславия и лицемерия), тогда воистину можно было видеть преславное чудо. Ибо что днем созидалось, то в ночь разрушалось: поставленные столбы обращались в груду; одни из камней не могли как следует держаться в стене, другие делались твердыми, так что нельзя было тесать их; иные – в прах рассыпались; цемент же и кирпичи каждое утро находили как бы рассыпанными от ветра и развеянными с своего места. И это было обличением зловерия Юлиана и знамением его будущего гонения на церковь Божию. Таковое чудо совершалось при гробе святого: ибо не желал святой, чтобы в честь его была построена церковь для тех, коим в скором времени предстояло гонение за истинную веру.

Молитвами, Господи, мученика Твоего Маманта сотвори с нами знамение во благо и избави нас от гонящих нас, да славим Тя со Отцом и Святым Духом во веки, аминь.
Кондак, глас 3:
Жезлом святе, от Бога тебе данным, люди твоя упаси на пажитех живоносных: звери же невидимыя и неукротимыя сокруши под ноги тя поющих: яко вси, иже в бедах, предстателя тя тепла Маманте, имут.
___________________________________________________________________
1 Пафлагония – провинция Римской империи, находившаяся на юге Малой Азии.
2 Высшее сословие в Римской империи, соответствующее нашему родовитому дворянству, называлось патрициями.
3 Гангра – главный город Пафлагонии.
4 Имя Кесарии носили несколько городов. Кесария, главный город Римской провинции Каппадокия, был впоследствии разрушен землетрясением.
5 Император Аврелиан царствовал с 270 по 275 гг.
6 Серапис – языческое божество, изображавшееся в виде мужчины на троне, со скипетром в руках и орлом у ног; на голове – корзина, символ обилия. Оно олицетворяло собою мужественную и производительную силу природы. Во времена мч. Маманта почитание этого идола в Римской империи было особенно распространено.
7 Город Эги находился в провинции Киликии, в Малой Азии, при Исском заливе.
8 Голиаф – известный библейский великан, филистимлянин, считавшийся непобедимым и павший в единоборстве с Давидом (1Цар., 17 гл.).
9 Цирком называлась площадь, огороженная рядом скамей или стеною Там происходили состязания бойцов между собою и со зверями. На эту площадь или арену бросали и христиан и потом выпускали сюда хищных зверей, которые содержались при цирке в особых клетках.
10  Мамант скончался в 275 г.
11 Император Юлиан царствовал с 361 по 363 гг. Сделавшись императором, он отступил от христианской веры и поставил задачею своей жизни восстановление язычества. Посему он и называется Отступником.

Прп. Иоанна постника, патриарха Константинопольского (595)
http://i039.radikal.ru/0909/0a/9022478e9dd8.jpg

Святитель Иоанн родился в Константинополе1; подвизался он при царях: Юстине2, Тиверии3 и Мавриикии4. Первоначально он был золотых дел мастером; по своей добродетельной жизни был муж благочестивый, нищелюбивый, страннолюбивый и богобоязненный.

Поселив у себя в доме палестинского монаха, именем Евсевия, Иоанн жил вместе с ним. Однажды, когда они шли вместе, инок сей находился по правую сторону Иоанна. Вдруг слышит он, что кто-то незнакомый ему говорит: "не следует тебе, отче, идти по правую сторону великого". Это было предзнаменованием Божиим об Иоанне, что ему будет вверено великое архиерейское служение. Услышав сие, монах рассказал о том блаженному Евтихия, патриарху Константинопольскому5, который стал увещевать Иоанна принять пострижение, так как считал его достойным быть в церковном причте.

И вот, в церкви святого Лаврентия, во время стояния на молитве, св. Иоанну последовало следующее откровение: в алтаре он увидел множество святых, и все они надевали на себя белые и блестящие одежды и пели прекрасные песнопения. Потом из алтаря вышел какой-то человек с сосудом, из которого цедро подавал милостыню многим собравшимся нищим; однако сосуд не пустел. Когда один из нищих воскликнул от тесноты: "Господи помилуй, доколе не опустеет сосуд сей!" – сосуд тотчас же сделался пуст. Сие откровение заставило преподобного задуматься и он дивился видению, которое предзнаменовало, как его будущий сан, так и его великую щедрость к нищим.

По прошествии некоторого времени, умер Константинопольский патриарх Евтихий и, Божиим изволением, Иоанн, как достойный, был избран и назначен для рукоположения, но не соглашался, пока не увидел следующего грозного видения: с одной стороны было видно море, поднимающееся до небес, и страшная огненная печь; с другой же стороны – множество ангелов, говорящих ему: "ты не принимаешь престола? – Пусть будут другой, но ты от всех нас будешь наказан". После того как ангелы с угрозой сказали сие Иоанну, он, хотя и против желания, повиновался и был поставлен патриархом Константинопольским. В сем сане проводил он постническую и добродетельную жизнь до самой смерти своей, как о том свидетельствуют чудеса его. Великое волнение морское он утишил молитвою и крестным знамением. Одного слепца, именем Иоанна, из Газы6, соделал зрячим, положив на глаза его часть Тела Христова с словами: "Исцеливший слепого от рождения, Тот да исцелит тебя", – и слепой тотчас прозрел.

Однажды, по Божию попущению, был большой мор в Константинополе. Преподобный молился, чтобы Бог отвратил праведный гнев Свой. Одному из верных своих слуг он приказал взять два сосуда, – один полный мелких камней, а другой пустой, стать на весь день к месту, где приносили умерших, и считать их, перелагая камни из полного сосуда в пустой. Сосчитав, слуга нашел в первый день пронесенных мертвецов триста двадцать три и возвестил о том святому. Святой же Иоанн предсказал, что мор прекратится; это и стало сбываться с каждым днем, потому что на второй день стоящий и считающий слуга нашел пронесенных мертвецов менее, в третий день – еще менее, в воскресенье же, по предсказанию святого и по молитвам его, мор окончательно прекратился.

Воздержание святого Иоанна было таково, что шесть дней он не вкушал никакой пищи, в седьмой же – вкушал немного огородных плодов: или дыни, или винограда, или смоквы. Так питался он во всё время своего святительства. Спал он весьма мало, да и то сидя; при этом он привязывал небольшую веревку к свече, и ставил кадку с водою, чтобы, когда свеча догорит и веревка упадет в кадку, происходил шум и, таким образом, пробуждал бы его. В молитвах святой пребывал постоянно, и в подвигах многих боролся со страстями. Многократно он обращал вспять нашествие иноплеменников и избавлял от погибели город своими молитвами и постом; паству свою соблюл от врагов видимых и невидимых; был весьма милостив, отец сиротам, нищим кормилец, обидимым защитник, ревнитель по Боге, искоренитель всякой злобы. Однажды в пятницу святому было возвещено, что на другой день будет конское состязание: была же тогда суббота Пятидесятницы. И отвечал святой: "конское состязание в святую Пятидесятницу да не будет", и, пав на колена, молился Богу, чтобы, ради страха и для разрушения такого дела, явилось какое-нибудь знамение. И вот, – когда все собрались на место, где обычно происходили состязания, и когда состязания начались, – внезапно сделалась сильная буря, гром и молния, пошел дождь и большой град, так что все от страха разбежались с зрелища.

Преподобный имел власть изгонять и нечистых духов. Так, одна жена, имевшая бесноватого мужа, повела его к одному пустыннику, но он сказал ей: "Иди к святейшему Иоанну, патриарху Константинопольскому, – тот исцелит твоего мужа". Исполнив сие, жена получила просимое, и вместе с мужем, исцеленным молитвами преподобного, пошла с радостью домой. И вообще многие больные получали исцеления от святого. У многих женщин по его молитвам, разрешалось неплодие.

Так мудро упасши словесное стадо, преподобный в маститой старости достиг блаженной кончины и перешел от земли в небесные селения7. Когда тело святого лежало уже мертвым, к нему пришел для прощания известный начальник области Нил и, преклонившись, поцеловал его. Святой же, будучи мертвым, на виду и к удивлению всех, прошептал начальнику области Нилу несколько слов на ухо, которых тот никому не сказал. Похоронили св. Иоанна внутри алтаря св. Апостолов, как достойного такой чести, прославляя и благословляя дивного во святых Бога – Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.
_______________________________________________________________________
1 Константинополь – столица Византийской империи, ныне Стамбул; основана Константином Великим в 326 г. по Р. Х., на месте прежнего незначительного городка Византии.
2 Юстин II младший – восточно-римский император, царствовал 565-578 гг.
3 Тиверий – преемник Юстина II; царствовал 578-582 гг.
4 Преемник Тиверия; царствовал 582-602 гг.
5 Евтихий был патриархом в первый раз 552-565; затем патриархом был после него в продолжение 5 лет Иоанн III Схоластик; потом Евтихий снова был возведен на патриаршество и патриаршествовал до самой смерти своей, последовавшей в 582 г., когда был возведен на его место св. Иоанн IV Постник.
6 Газа расположена на берегу Средиземного моря; в древности была одним из пяти известнейших Филистимских городов и служила пределом хананеев на юге Палестины. В Новом Завете о Газе упоминается только в истории обращения вельможи Ефиопской царицы Кандакии (Деян.8:25). С IV века Газа была уже христианским городом, а в VII веке покорена магометанами.
7 Это было 2 сентября 595 года по Р.Х.

Прпп. Антония (1073) и Феодосия (1074) Печерских.
http://s40.radikal.ru/i087/0909/48/33bcc8900e83.jpg...http://i074.radikal.ru/0909/33/5288684e0921.jpg

Основатель Киево-Печерской лавры святой Антоний родился в начале XI века в городе Любече (вблизи Чернигова) и в крещении был назван Антипой. С юных лет он почувствовал влечение к высшей духовной жизни и по внушению свыше решился идти на Афон. В одной из Афонских обителей он принял постриг и начал уединенную жизнь в пещере близ этого монастыря, которую до сих пор показывают. Когда он приобрел в своих подвигах духовную опытность, игумен дал ему послушание, чтобы он шел на Русь и насадил иночество в этой новопросвещенной христианской стране. Антоний повиновался. Когда преподобный Антоний пришел в Киев, здесь было уже несколько монастырей, основанных по желанию князей греками. Но святой Антоний не избрал ни одного из них, поселился в двухсаженной пещере, выкопанной пресвитером Иларионом. Это было в 1051 г. Здесь святой Антоний продолжал подвиги строгой иноческой жизни, которыми славился на Афоне: пищей его были черный хлеб через день и вода в крайне умеренном количестве. Вскоре слава о нем разнеслась не только по Киеву, но и по другим русским городам. Многие приходили к нему за духовным советом и благословением. Некоторые стали проситься к нему на жительство. Первым был принят некто Никон, саном иерей, вторым преподобный Феодосий.

Преподобный Феодосий провел свою молодость в Курске, где жили его родители. С ранних лет он обнаружил благочестивое настроение духа: каждый день он бывал в храме, прилежно читал слово Божие, отличался скромностью, смирением и другими добрыми качествами. Узнав, что в храме иногда не служат литургию из-за недостатка просфор, он решил сам заняться этим делом: покупал пшеницу, своими руками молол и испеченные просфоры приносил в церковь.

За эти подвиги он терпел много неприятностей от матери, которая горячо его любила, но не сочувствовала его стремлениям. Услышав однажды в церкви слова Господни: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, недостоин Меня» (Матф. 10, 37), он решился оставить и мать (отец уже умер), и родной город и явился в Киев к преподобному Антонию. «Видишь ли чадо, — спросил его Антоний, — что пещера моя скромна и тесна?» — «Сам Бог привел меня к тебе, — ответил Феодосий, — буду исполнять то, что ты мне повелишь».

Преподобный Антоний Киево-Печерский родился в 983 году недалеко от Чернигова, в местечке Любече. С юных лет имея страх Божий, он желал облечься в иноческий образ. Придя в возраст, он отправился странствовать и, достигнув Афона, возгорелся желанием подражать подвигам его святых насельников. Приняв здесь постриг, юный инок во всем благоугождал Богу и, подвизаясь на пути добродетели, особенно преуспевал в покорности и послушании, так что все монахи радовались, глядя на его святую жизнь.

Прозирая в Антонии великого будущего подвижника, игумен, по внушению от Бога, отправил его на родину, сказав: "Антоний! Пора тебе и других руководить во святой жизни. Возвратись в свою Русскую землю, да будет на тебе благословение Святой Афонской Горы, от тебя произойдет множество иноков".

Вернувшись на Русь, Антоний начал обходить монастыри на Киевщине, но нигде не нашел такой строгой жизни, к которой он привык на Афоне.

По смотрению Божию, на одном из холмов Киевских, на крутом берегу Днепра, напоминавшем ему любимый Афон, в лесу, близ села Берестово, он увидел пещеру, выкопанную священником Иларионом (впоследствии святой Митрополит Киевский; память 21 октября). Он стал подвизаться там в молитве, посте, бдении и труде, вкушая через день немного пищи, иногда не ел по неделе. Люди начали приходить к подвижнику за благословением, советом, а иные решались навсегда остаться со святым. В числе первых учеников преподобного Антония был святой Никон, который в 1032 году постриг пришедшего в обитель преподобного Феодосия Печерского († 1074; память 3 мая).

Святая жизнь Преподобного Антония озарила всю Русскую землю красотой монашеского подвига. Святой Антоний стремившихся к иночеству принимал с любовью. После наставлений, как должно следовать за Христом, он повелевал блаженному Никону постригать желающих. Когда около Преподобного собралось 12 человек братии, общими усилиями была выкопана большая пещера и в ней устроена церковь и келлии для иноков. Святой Антоний, поставив над братией игуменом блаженного Варлаама, сам удалился из обители и, выкопав себе новую пещеру, затворился в ней. Но и там, около места его уединения, вскоре начали селиться иноки. Так образовались Ближний и Дальний пещерные монастыри. Впоследствии над Дальней пещерой была выстроена иноками небольшая деревянная церковь в честь Успения Божией Матери.

Волею князя Изяслава игумен Варлаам удалился в Димитриевский монастырь. Благословением преподобного Антония и с общего согласия братии, на игуменство был избран кроткий и смиренный Феодосий. К тому времени число братии уже достигло ста человек. Великий киевский князь Изяслав († 1078) подарил инокам гору, на которой был выстроен большой храм и келлии, а вокруг поставлен частокол. Так образовалась славная обитель, которая была названа Печерской, как основанная над пещерами. Ведя рассказ об этом, летописец замечает, что хотя и существуют многие монастыри, устроенные богатством царей и бояр, однако они не могут сравниться с теми, которые строятся молитвами святых, их слезами, пощением и бдением. Так и преподобный Антоний не имел золота, но своими трудами возрастил обитель, несравнимую с другими, которая явилась первым духовным центром Руси.
За святую жизнь Бог прославил преподобного Антония даром прозрения и чудотворений. Особенно это проявилось при построении им великой Печерской церкви. Сама Пресвятая Богородица предстала ему и преподобному Феодосию во Влахернском храме, куда они чудесно явились, были восхищены, не отлучаясь от Печерского монастыря. Получив от Матери Божией золото, святые наняли мастеров-каменщиков, которые, по повелению Царицы Небесной, пошли в Русскую землю для построения храма в Печерской обители. При этом явлении Матерь Божия предсказала близкую смерть преподобного Антония, которая последовала на 90-м году его жизни 7 мая 1073 года. Мощи преподобного Антония, по Божию смотрению, остаются сокрытыми.
Когда число сподвижников преп. Антония возросло до 12, он удалился на соседнюю гору, вырыл себе здесь пещеру и стал подвизаться в затворе. Феодосий остался на прежнем месте; скоро он был избран братией во игумена и начал стараться об учреждении правильного общежития по уставу цареградского Студийского монастыря. Главные черты учрежденного им общежития были следующие: все имущество у братии должно быть общее, время проводилось в непрестанных трудах; труды разделялись по силе каждого игуменом; каждое дело начиналось молитвой и благосло-вением старшего; помыслы открывались игумену, который был истинным руководителем всех ко спасению. Преподобный Феодосий часто обходил кельи и наблюдал, нет ли у кого чего лишнего, и чем занимается братия. Часто и ночью он приходил к двери келий и, если слышал разговор двух или трех иноков, сошедшихся вместе, то ударял жезлом в дверь, а утром обличал виновных. Сам преподобный был во всем примером для братии: носил воду, рубил дрова, работал в пекарне, носил самую простую одежду, прежде всех приходил в церковь, и на монастырские работы. Кроме аскетических подвигов, преп. Феодосий отличался великим милосердием к бедным и любовью к духовному просвещению и старался расположить к ним и свою братию. В обители он устроил особый дом для жительства нищих, слепых, хромых, расслабленных и на содержание их уделял десятую долю монастырских доходов.

Кроме того, каждую субботу отсылал целый воз хлеба заключенным в темницах. Из сочинений преподобного Феодосия известны: два поучения к народу, десять поучений к инокам, два послания к великому князю Изяславу и две молитвы.Основанная преподобным Антонием и устроенная преподобным Феодосием Киево-Печерская обитель сделалась образцом для других монастырей и имела великое значение для развития Русской церкви. Из ее стен выходили знаменитые архипастыри, ревностные проповедники веры и замечательные писатели. Из святителей, постриженников Киево-Печерской обители, особенно известны святые Леонтий и Исаия (епископы Ростовские), Нифонт (епископ Новгородский). преподобный Кукша (просветитель вятичей), писатели преп. Нестор Летописец и Симон.

также смотреть ранее житие от 27 августа (день памяти)  ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА !!! (август)
Тропарь,глас 4
Звезды мысленныя,/ просиявшия на тверди Церковней,/ иноков Российских основание,/ песньми, людие, почтим,/ радостныя похвалы сим воздающе,/ радуйтеся, преблаженнии отцы, Антоние со Феодосием богомудрым,// присно молящиися о возследствующих и чтущих память вашу.
Кондак,глас 8
Двоицу великих отец и правило иноков светлое,/ умныя зари, онебесившия Российскую Церковь,/ кто по достоянию хвалами воспоет?/ Тии бо Престолу Божию предстоят./ Но яко имущии дерзновение к Святей Троице,/ Антоние преблаженне и Феодосие приснопамятне,/ молитеся о молебная вам приносящих// и любовию песньми вас ублажающих.

АКАФИСТ  http://www.kazan.eparhia.ru/bogoslugeni … iypesesie/

Мчч. 3628 в Никомидии (III-IV).
В царствование римских императоров Диоклитиана и Максимиана пострадало за Христа в Никомидии. 3618 мучеников, пришедших из Александрии. По убиении святого Петра, архиепископа Александрийского, убийцы его уверовали в Господа со всеми своими домашними и со многими другими, желавшими умереть за Христа. Взяв с собою жен и детей и всех ближних, они добровольно пошли в Никомидию на мучение за Христа и явились к царю, восклицая: "Мы – христиане!" Услыхав это, Диоклитиан пришел в смущение и сначала посредством ласкательств увещевал их отречься Распятого, но когда они не повиновались, повелел воинам усечь их пред собою мечами и тела их бросить в горные пропасти. Спустя много лет, честные мощи их были обретены по причине последовавших чудес святых мучеников...........................

+2

32

.................................продолжение от 15 сентября
новомученики:

Священномученик Варсонофий (Лебедев), епископ Кирилловский, викарий Новгородской епархии, (1918).и с ним свщмч. Иоанна Иванова пресвитера, прпмц. Серафимы (Сулимовой) игумении и мчч. Анатолия Барашкова, Николая Бурлакова, Михаила Трубникова и Филиппа Марышева (1918).
http://i002.radikal.ru/0909/1c/9d2a12e7bb25.jpg

    Священномученик Варсонофий (в миру Василий Павлович Лебедев) родился в 1871 году в селе Старухино Беланинской волости Боровичского уезда Новгородской губернии в семье псаломщика. В семье было восемь детей. Отец святителя, Павел Михайлович Лебедев, умер, когда Василию было всего семь лет, а старшему ребенку исполнилось четырнадцать. Мать сирот, Аграфена Ивановна, осталась без средств к существованию и уже на следующий день после смерти мужа не знала бы, чем накормить детей, если бы некий добрый человек не прислал голодной семье мешок ржаной муки.1
     Отроку Василию рано пришлось познакомиться с нуждой и горем и испытать лишения. Из-за крайней бедности семьи Василий был зачислен в Боровичское духовное училище на казенный счет. Мать не имела материальной возможности помогать сыну, казенное содержание не всегда было достаточным, и здесь будущему священноиноку поневоле пришлось сурово поститься по сравнению со своими более обеспеченными товарищами. Утром перед занятиями ему зачастую приходилось ограничиваться куском хлеба и чашкой холодной воды и после этой скромной трапезы садиться за уроки. Эти обстоятельства не пробудили в его сердце зависти, но приучили к воздержанию, закалили волю и воспитали в нем чувство милосердия и сострадательность к людям.
     С детства мальчик был счастливо избавлен от мирских увлечений, и не было для него большего счастья чем посещение вместе с матерью, в числе других паломников из простого русского народа, старцев. Они часто ходили в расположенную недалеко от родного села пустыньку, которую народ называл «Забудущие родители». Место это находилось в глухом сосновом бору, в котором от давних времен осталась часовня в честь святой великомученицы Параскевы, а около нее старое кладбище с могилами людей, чьи имена уже были забыты. Во второй половине XIX столетия в этом уединенном месте поселился пустынник по имени Петр, которого паломники ласково называли Петруша. Его строгая жизнь для многих служила примером. Народ любил приходить сюда, чтобы помолиться вместе с ним в часовне перед образом великомученицы Параскевы, попросить у подвижника совета, рассказать о своих бедах и нуждах. Эти путешествия, молитва среди густого бора, беседы с пустынником произвели на мальчика глубокое впечатление и нашли благодарный отклик впоследствии. Когда подвижник в начале XX века почил, люди стали ходить на его могилу, и всегда к этому месту была проложена тропка.
     По окончании училища Василий поступил в Новгородскую Духовную семинарию. Привычка к труду и усердным занятиям, приобретенная в училище, много облегчила ему трудность обучения в семинарии. Он и здесь был огражден Богом от всех увлечений юности, нисколько не затрагивавших его душу. За кроткий и смиренный нрав, за характер, в котором совершенно отсутствовали грубость и задиристость, товарищи по семинарии полюбили юношу, ласково и уважительно называя его по имени и фамилии: Вася Лебедев.
     Большое влияние на семинариста и на избрание им будущего миссионерского поприща оказал преподаватель по истории раскола, священник Димитрий Сперовский, который в то время, когда Василий учился в 5-м классе, принял монашеский постриг2. Все свободные от занятий часы Василий Лебедев отдавал чтению старопечатной литературы и к концу 5-го класса значительно превосходил сверстников-семинаристов знаниями по предмету раскола. Оживлению интереса к этому предмету служило и то, что отец Димитрий приглашал к участию в классных собеседованиях бывших старообрядческих деятелей.
     Перейдя в последний класс семинарии, Василий не только не оставил изучение старообрядчества, но еще более усилил свои труды в этом направлении, и в то время, когда товарищи переживали увлечение светской художественной литературой, он проводил ночи, изучая содержание толстых кожаных фолиантов старопечатных сборников. Когда в классе устраивалось учебное состязание между защитниками православия и старообрядчества, он иногда брал на себя защиту позиции старообрядцев и выполнял ее с таким успехом, что, к огорчению остальных, они оказывались несостоятельными в защите позиций православных. На выпускном экзамене его, как выдающегося ученика, в течение сорока пяти минут экзаменовал архиепископ Новгородский и Старорусский Феогност (Лебедев), который нашел успехи Василия в области знания раскола настолько значительными, что благословил отправить его на лето в Москву к архимандриту Павлу Прусскому, настоятелю Московского Никольского единоверческого монастыря, с целью подготовки Василия к миссионерской деятельности. По возвращении в Новгород он сразу был назначен на должность помощника епархиального миссионера. В его ведении тогда находились три уезда — Крестецкий, Валдайский и Демянский.
     1 апреля 1895 года Василий Лебедев принял монашеский постриг с наречением ему имени Варсонофий. Постриг состоялся в Сретенском храме Антониева Дымского монастыря в Великую субботу и произвел на многих глубокое впечатление, тем более что постриги выпускников семинарии были в то время явлением не частым. По окончании литургии настоятель монастыря архимандрит Михаил (Темнорусов) вручил юного инока старцу Антонию, который обратился к нему со словом, оказавшимся в некоторой степени пророческим. «В знаменательные дни совершилось твое пострижение, — сказал отец Антоний. — И сие не без воли Божией. Ты избрал путь, по которому шел на земле Сам Спаситель; ты избрал путь, по которому Он завещал идти Своим апостолам, путь самоотверженного, бескорыстного благовествования слова Божия. Великий, но не легкий это путь: не розами и цветами он усеян; не богатство, довольство и почести ожидают тебя. С посохом в руках, с сумою за плечами ты должен ходить по лицу земли, как ходили святые апостолы. Не встретишь ты на этом пути так называемого семейного счастья, и не будет у тебя мирного постоянного семейного уголка. Бедная курная изба крестьянина, постоялый двор — вот что ждет тебя. Но этого мало. Лишения и скорби, беды и напасти предстоят тебе. Твое слово назидания и научения, проникнутое одною правдою и любовию, не всегда будут воспринимать твои слушатели, и глагол твой будет часто возвращаться "тощ". Всегда найдутся люди, которые самые святые твои намерения будут истолковывать превратно. Немало встретишь других неожиданных скорбей; может быть, настанет время — и тебя будут изгонять люди из селений, осыпая упреками и порицая жестокими словами; а может быть, даже возьмутся за каменья... Но не малодушествуй, — не скорби тогда, брат Варсонофий. Не падай беспомощно под тяжестью креста, какой ты подъял на свои рамена. Неси его смело, как ты несешь его сейчас. Знай, что не тебе одному тяжелый в удел достался крест... Люди брали камни, чтобы побить благовестников Евангелия, или наносили им тяжкие удары, так что те в изнеможении падали на землю. О темницах и бичеваниях не говорю. А последняя участь их? Некоторые из них умерли на кресте, другие были усечены мечом, третьи замучены. За что все это? Припомни и жизнь других угодников Божиих. Не широким путем и они шли, не радость и веселие, а скорби тяжелые и печали горькие мы видели в их жизни. И так, брат, пред тобою, как живые, восстают сотни и тысячи угодников Божиих. И видишь ты здесь, что ни один из них не пал под тяжестью креста, ни один не бежал постыдно с поля брани. Не падай и ты и не возвращайся с ратного поля. Господь, дававший силы бороться с врагами Своим возлюбленным чадам, даст эти силы и тебе... Крестом было спасено грешное человечество, крестом был побежден языческий мир, крестом побеждаются народы и теперь. Крест давал людям силы восходить на костры и сгорать здесь с молитвою на устах о своих врагах...»
     9 апреля 1895 года монах Варсонофий был рукоположен во иеродиакона, а 30 июля того же года — во иеромонаха и назначен на должность миссионера тех же уездов.
     С этого времени начался период всецелого служения отца Варсонофия миссионерскому делу. Многочисленные раскольничьи селения были разбросаны друг от друга на сотни верст, отсутствие дорог составляло существенное препятствие к частому посещению их миссионерами, но иеромонах Варсонофий, наметив для себя, какие селения сколько раз он должен посетить, неизменно старался поставленные задачи выполнить. И это очень скоро стало приносить плоды. Стал сходить на нет фанатизм приверженцев раскола, пробудился интерес к местным памятникам православной старины, участились случаи присоединения раскольников к православию. Кроме проведения общих бесед, отец Варсонофий, заходя в дома раскольников, беседовал с ними лично, раздавал брошюры. В 1903 году, благодаря усилиям отца Варсонофия, почти все население деревни Ровно Быстробережского прихода Старорусского уезда присоединилось к православию.
     В 1908 году в Новгороде были учреждены религиозно-нравственные чтения, которые стали проводиться регулярно в течение всего года два раза в месяц по воскресеньям, а во время Великого поста — каждое воскресенье. Чтение состояло из двух бесед. Частыми участниками религиозно-нравственных чтений были епископ Тихвинский Андроник (Никольский)3, иеромонах Петр (Зверев)4 и епархиальный миссионер иеромонах Варсонофий. Новгородцы с интересом встретили начинание, и этот интерес не ослабевал во все время чтений. Зал всегда был переполнен слушателями.
     Указом Святейшего Синода от 10 февраля 1909 года иеромонах Варсонофий был утвержден в должности епархиального миссионера-проповедника с возведением в сан архимандрита. В том же году архимандрит Варсонофий издал книгу «Беседы с новгородскими сектантами пашковцами-баптистами», которая была рекомендована епархиальным начальством как руководство для духовенства при ведении бесед с сектантами, а для мирян как просветительская литература, могущая оградить их от увлечения сектантскими лжеучениями.
     Благодаря усердным трудам архимандрита Варсонофия миссионерское дело в Новгородской епархии настолько расширилось, что потребовало постоянно действующих миссионерских курсов. В 1911 году епархиальное начальство распорядилось, чтобы приходские священники представили отчеты о религиозно-нравственном состоянии своих приходов. После ознакомления с ними епархиальные миссионеры организовали курсы для священнослужителей, на которых они делились со слушателями опытом противоатеистической, противосектантской полемики и указывали меры и средства к христианскому просвещению народа, к поднятию нравственного уровня и упорядочению приходской жизни, к проведению начал православной веры в жизнь личную, семейную и приходскую. Такие же курсы стали устраиваться и для благочестивых мирян. В качестве образца проведения такого рода курсов был дан пример деятельности архимандрита Варсонофия в Горнецком уезде. Архимандрит Варсонофий представил слушателям подробные сведения и материалы против раскола, который был широко распространен в этом уезде. С этого времени миссионерские курсы, в которых неизменно участвовал архимандрит Варсонофий, стали устраиваться почти во всех уездах епархии. В 1912 году такие курсы были проведены в Валдайском Иверском монастыре для духовенства Валдайского, Демянского и Крестецкого уездов, в городах — Новгороде, Тихвине, Боровичах и Череповце, на станции Малая Вишера. На курсы часть священников вызывалась в обязательном порядке, невызванные священнослужители, а также миряне могли участвовать в занятиях по своему желанию. В программу курсов входили сектоведение, расколоведение, теория и практика живой проповеди.
     4 сентября 1912 года в Новгородской епархии состоялся первый миссионерский съезд, и с этого времени такие съезды стали для епархии постоянным явлением. 17 декабря 1913 года миссионерский съезд прошел в городе Тихвине, после его окончания в течение трех дней работали миссионерские курсы. На съезде обсуждались письменные и устные доклады священников, а также описанные в них проблемы, связанные с религиозно-нравственным состоянием прихожан, были высказаны некоторые важные пожелания, священники-миссионеры давали полезные советы и указания. На последовавших после съезда курсах читались лекции по вопросам сектантства, раскола и неверия, а после лекций миссионеры до позднего вечера отвечали на вопросы участников курсов. В особенности привлекали всех лекции и беседы архимандрита Варсонофия, и в конце курсов один из священников от лица слушателей поблагодарил его за интересные, простые, сердечные и жизненные лекции.
     Вот как описывает миссионерские труды и личность отца Варсонофия один из его современников: «К обращению уклоняющихся от спасительного пути были направлены его труды. С этой же целью он стремился и к расширению своего миссионерского опыта участием в миссионерских всероссийских съездах: Казанском в 1897 году, Киевском в 1908 году и единоверческом Петроградском в 1912 году. Отец Варсонофий вынесенные отсюда познания ценил не как средство одолеть противника в споре, а как средство с большим умением и сильнее влиять и на старообрядцев, изводя их из тьмы неведения, и на колеблющихся православных, укрепляя их в вере отцов. Во имя евангельского совета миссионерам быть мудрым, как змея, и простым, подобно голубю, отец Варсонофий поревновал и сумел попасть даже на первый поморский старообрядческий всероссийский собор в Москве в 1909 году и вынес оттуда много полезного для своего дела.
     Если по своему душевному складу отец Варсонофий с самого начала деятельности был достаточно близок и понятен народу, среди которого жил и работал, то с течением времени эта близость увеличилась, он сроднился с народом, научившись ценить и понимать душу народную. Нужно было слышать его рассказы по возвращении из миссионерских поездок: это было точное воспроизведение жизни с ее характерными штрихами, даже обычный разговорный язык отца Варсонофия получил оттенок народной речи, а в случае нужды, например на беседах, он научился говорить подлинным языком своих слушателей и даже слушательниц. В этом понимании души народной и любви к ней кроется секрет возраставшего уважения к миссионеру даже среди врагов Церкви. Прекрасно изучив чин единоверческого служения, его напевы и произношение, отец Варсонофий побеждал врагов их собственным оружием, привлекая на эти служения многих поклонников старой веры. Он никогда не позволял себе, подобно некоторым, не в меру ретивым миссионерам, издеваться над народным невежеством, так как среди тьмы народной способен был видеть жгучий интерес к вопросам веры и человеческого спасения. Поэтому он относился к беседам и собеседникам всегда серьезно и выработал тот способ ведения бесед, который создавал в слушателях чувства не злорадного торжества у одних и оскорбления и обиды у других, а сокрушение о заблуждении братьев у одних, желание возвратить их к свету познания Христова и сознание своей неправоты или, по крайней мере, сомнения в своей правоте у других. Так велось дело у него в течение всех 22 лет его миссионерства».
     Успехи отца Варсонофия по просвещению народа и обращению к православной вере сектантов и неверующих были столь велики, что епархиальное начальство одобрило участие в собеседованиях начетчиков разных толков православных священников с тем, чтобы в этих случаях непременно бы приглашался и отец Варсонофий как тончайший знаток всех старообрядческих толков.
     Архимандрит Варсонофий был строителем многих единоверческих храмов, где после освящения он торжественно и истово совершал богослужение по древним книгам, что явилось действенной проповедью и призывом к старообрядцам присоединиться к православию. Отец Варсонофий был также строителем и устроителем скита на месте пустыньки «Забудущие родители», который был затем приписан к Новгородскому Антониеву монастырю. Стараниями архимандрита Варсонофия в течение нескольких лет здесь были воздвигнуты два храма — святой великомученицы Параскевы и преподобного Антония Римлянина. После постройки храмов и учреждения скита число паломников сюда еще более увеличилось.
     В дни празднования памяти святой великомученицы Параскевы народ собирался в таком количестве, что храмы не могли вместить всех, и всенощное бдение совершалось под открытым небом.
     Памятуя, в каких условиях материальной нужды ему пришлось учиться в семинарии, отец Варсонофий помогал бедным семинаристам, а когда началась Первая мировая война, он стал постоянным жертвователем на нужды раненых и семьям лиц, призванных на войну.
     Видя подвижническое служение архимандрита Варсонофия, новгородский архипастырь попытался добиться назначения его одним из Новгородских викариев. Архимандрит Варсонофий относился к этим попыткам и «предложениям со свойственным ему смирением, ни разу ни одного шага он не сделал, чтобы ускорить получение кафедры, все предоставляя воле Божией и усмотрению высшей церковной власти, но когда заботами Новгородского архиепископа Арсения (Стадницкого) ему была приуготовлена Кирилловская кафедра, отец Варсонофий увидел в этом явление милости Божией к себе: этим назначением он не отрывался от любимого миссионерского дела, оставленного за ним в порядке руководства и направления, и от родного хорошо знакомого Новгородского края; он увидел для себя в новом назначении новую и более широкую возможность продолжать трудиться на духовную пользу и православных, и старообрядцев Новгородской епархии...»
     7 января 1917 года состоялось наречение и на следующий день хиротония архимандрита Варсонофия во епископа Кирилловского, викария Новгородской епархии. Во время наречения во епископа архимандрит Варсонофий в своем слове сказал: «Знаю я хорошо, как высоко смотрит верующая паства на своего святителя, но вместе с тем по своему миссионерскому опыту я прекрасно знаю и то, как враги Церкви Христовой и как многие из немощных членов Церкви зорко следят за всяким поступком, за всяким словом устно, а особенно в печати сказанным от епископа, как они зорко следят даже за всяким движением архипастырей церковных и как враги Церкви Христовой подмеченные за кем-либо из святителей немощи и грехи — это личное пятно — пытаются перенести на всю Церковь Христову, со злорадством кричат всем: "вот как ваша Церковь делает!" — и тем производят смущение даже среди верующих членов Церкви; при этой мысли, сознавая свои немощи и грехи и взирая на высоту святительского служения, страх и трепет смущает душу мою... смущает, но не приводит в отчаяние, ибо на одни свои силы я никогда ни в чем не надеялся и не надеюсь, "человек бо есмь". Так и при исполнении возлагаемых на меня святительских обязанностей — этих добрых дел, на свои собственные силы я не надеюсь, а и тут положусь на милосердие и помощь Божию...»
     До конца января епископ Варсонофий служил в храмах Новгорода, а затем уехал в Кириллов. С этого времени начался новый и последний период его миссионерской и религиозно-просветительской деятельности, во время которого он проводил суровую, аскетическую жизнь подвижника и посещал с проповедью храмы и обители викариатства. Известие о его предстоящем служении в том или ином приходе собирало множество верующих, желавших услышать благодатное слово полюбившегося им архипастыря.
     При наступлении смутного времени, сначала после отречения от престола государя Николая II, а затем после захвата власти большевиками, епископ неустанно призывал народ к вере, к жизни в Церкви, звал народ, как детей, так и взрослых, учиться истинам веры в храме Божием, указывая на предосудительность изгнания Закона Божия из школ. Видя все ухудшающееся положение православных, он открыл в Кириллове Братство православных жен и мужей. Основные положения Братства были таковы: «Братство Кирилло-Белозерского монастыря имеет целью: поднятие религиозного духа и нравственности среди народа; сохранение чистоты веры православной; охрану православных церковных святынь и церковного имущества как достояния всего православно верующего народа, в частности, охрану местной святыни — Кирилло-Белозерского монастыря.
     Для осуществления этих целей Братство устраивает религиозно-нравственные чтения и беседы; заботится о религиозно-нравственном обучении и воспитании подрастающего поколения; употребляет согласно духу Евангелия все меры морального воздействия для заступления гонимой Церкви Христовой; занимается делами благотворительности; наблюдает за сохранностью старинных храмов, икон, церковной утвари и принимает меры против их порчи и истребления; оказывает поддержку сродным по цели организациям; привлекает в число своих членов истинных сынов святой Православной Церкви путем распространения своих идей, в целях согласованности».
     В двадцати километрах от Кирилло-Белозерского монастыря расположен Ферапонтов монастырь, основанный другом преподобного Кирилла преподобным Ферапонтом. Вследствие антицерковных указов Екатерины II монастырь был упразднен и обращен в приходскую церковь. Только в начале XX века было получено разрешение на открытие в Ферапонтове женской монашеской обители. Основательница Леушинского монастыря игумения Таисия (Солопова) предложила сестрам, кто возымеет такое желание, идти в Ферапонтово. Среди других пошла монахиня Серафима (Сулимова), будущая игумения монастыря.
     Игумения Серафима (в миру Елизавета Николаевна Сулимова) родилась в 1858 году в городе Устюжне Череповецкого уезда Новгородской губернии. В 1874 году она поступила в Леушинский монастырь и через десять лет была определена в число послушниц. 14 февраля 1901 года она была пострижена в монашество с именем Серафима. В 1902 году монахиня Серафима была назначена казначеей Леушинского монастыря, а 2 июля 1906 года — игуменией Ферапонтова монастыря. Она отличалась рассудительностью, с насельницами монастыря была ласкова, по обстоятельствам и строга, стараясь жизнь в монастыре устраивать в соответствии с монастырским уставом.
     В конце января 1918 года был опубликован декрет советской власти об отделении Церкви от государства и переходе всего церковного имущества в собственность государства. 27 февраля приходской совет Ферапонтова монастыря при участии членов Ферапонтовского исполнительного комитета произвел опись имущества. 8 апреля 1918 года приходской совет постановил, что «все дела, касающиеся прихода и монастыря, должны решаться непременно через приходской совет... и никаких лиц, как частных, так и официальных, приезжающих в приходской Ферапонтов монастырь как для осмотра, так и других целей, без уполномоченных приходского церковного совета не допускать».
     В начале мая 1918 года Кирилловский исполком постановил заново произвести опись ризниц и всего церковного имущества во всех монастырях Кирилловского уезда. В воскресенье 6 мая игумения Серафима попросила монастырского священника Иоанна Иванова5 объявить прихожанам о приезде комиссии. По окончании литургии священник сказал:
     — Православные! Сегодня или завтра к нам приедут какие-то люди производить опись монастырского имущества, но опись уже была произведена советом; допускать или не допускать их — ваше дело, но в случае, если будут обижать церковь и сестер, — защитите.
     — Делать опись больше не надо, не дадим; оповестите нас или звоните, когда приедут, мы все придем и не дадим, — заявили прихожане.
     В тот день всенощная началась как обычно в шесть часов вечера; в седьмом часу прибыли четверо членов комиссии, которые разместились в корпусе для приезжих. Сразу потребовав к себе игумению, они заявили ей, что приехали описывать имущество.
     — Против описи ничего не имею, — ответила игумения, — но должна уведомить председателя приходского совета и уполномоченных.
     Члены комиссии согласились приступить к описи на другой день с утра. Игумения послала за председателем приходского совета Кочуровым. Не успел он прийти, как перед монастырем стали собираться крестьяне, не согласные с действиями комиссии.
     Игумения, выйдя к ним, попыталась их успокоить:
     — Комиссия только снимет копию с нашей описи и завтра же уедет.
     — Не допустим до описи! Не допустим их ночевать при монастыре! — кричали крестьяне.
     Поднялся шум. Крестьяне начали выгонять из монастыря членов комиссии, и кому досталось кулаком, кому поленом.
     В храме в это время шла служба. Глухо доносился снаружи шум, но отец Иоанн продолжал служить. Видя, однако, что богомольцы увлечены наружным шумом, священник громко сказал:
     — У Бога — вечность, у Бога — красота! А весь этот шум, все это — временное и преходящее.
     Служба подошла к концу. Тем временем трое членов комиссии бежали, вслед им было сделано крестьянами несколько выстрелов — для устрашения. Четвертый был схвачен толпой, которая намеревалась расправиться с ним.
     Отец Иоанн вышел на паперть храма и, видя, что над схваченным собираются учинить самосуд, вступился за него — и толпа отпустила пленника.
     В тот же день члены Ферапонтовского исполкома позвонили в Кирилловский совет депутатов и сообщили, что изгнание из монастыря комиссии явилось результатом агитации против советской власти священника.
     9 мая, после службы, треб и крестного хода в соседнюю деревню Емишево отец Иоанн вернулся домой в Ферапонтово только к вечеру. И сразу же был арестован отрядом вооруженных с ног до головы красногвардейцев. Большей частью это были уроженцы села Ферапонтова, бежавшие с фронта дезертиры. Теперь они припомнили священнику, как еще осенью 1917 года он обличал их в проповеди за трусость, сказав, что они бегут с фронта, как зайцы. При аресте они нарочито торопили священника, несколько раз ударили его, не разрешили одеться теплей, и он вышел из дома в легкой рясе, с наперсным крестом.
     Отец Иоанн благословил красногвардейцев и сел в телегу. Конвоиры расположились по краям, направив на него кто пистолет, кто винтовку. Дорогой ему предложили отречься от Бога, обещая в этом случае оставить в живых, но священник отказался и был заключен в Кирилловскую тюрьму. Его обвинили в том, что он призывал народ к расправе с комиссией.
     Сразу же после ареста отца Иоанна благочинный, священник Александр Фомин, поставил в известность о происшедшем епископа Варсонофия. Владыка велел расследовать обстоятельства дела. В результате расследования выяснилась полная невиновность священника. Отец Александр по совету епископа подал заявление в Кирилловский исполком и привел результаты дознания, на основании которых отца Иоанна должно было освободить. Ознакомившись с заявлением, власти на следующий день нарядили формальное следствие, препроводив отца Иоанна из Кирилловской тюрьмы в Череповецкую. Приехавшая в Ферапонтово от Кирилловского совета депутатов следственная комиссия отвергла показания всех, кто свидетельствовал в пользу отца Иоанна, под тем предлогом, что священник писал им из тюрьмы письма, которые были обнаружены чекистами, и писавшие ему на этом основании сочтены соучастниками. Следственная комиссия интересовалась только мнением тех, кто был настроен против Церкви и желал закрытия храма и монастыря.
     Благочинный решил обратиться с просьбой о помощи к прихожанам. В воскресенье 13 мая он рассказал им о происшедших событиях и попросил заступиться за священника. Но страх перед террором большевиков парализовал волю жителей, и они отказались заступиться за пастыря. Только через месяц, когда страх отошел, они стали осознавать бесчестность своего поступка, так как оказались виновными в выдаче ни в чем не повинного пастыря без малейшей попытки вступиться за него перед советской властью.
     На Троицу, 10 июня, священник Александр Фомин подал прихожанам текст прошения об освобождении отца Иоанна, который успели подписать две тысячи прихожан; дойдя до подмонастырской слободы, прошение попало в руки крестьянина-безбожника и было им уничтожено. Через некоторое время составили новое прошение об освобождении священника. Его подписали сотни прихожан, и 1 июля оно было отправлено в Череповецкий революционный трибунал,sup>6.
     12 мая игумению Ферапонтова монастыря Серафиму вызвали в Кирилловский исполком для допроса и подвергли аресту в городе Кириллове. Ее обвинили в подстрекательстве к возмущению крестьян. Накануне ее отъезда в Кириллов к ней явились около сорока крестьян из двух деревень и потребовали ключи от всех монастырских кладовых для осмотра продовольственных запасов. Игумения отдала им ключи, и они, возглавляемые комиссаром, пошли осматривать. Нашли шестнадцать мешков овса и пятнадцать мешков ржи, которые и забрали.
     На другой день огромная толпа народа собралась к монастырю, и началось его разграбление: ходили по кельям, забирали не только муку, но и сухари, взламывали сундуки, крали деньги, домашнюю утварь, оскорбляли сестер, угрожали их разогнать. Грабеж продолжался два дня; грабили жители Ферапонтова и ближайших деревень.
     29 мая грабеж повторился. Было взято около ста пудов муки, а насельницам приказали выселяться. В монастыре осталось восемь сестер для ухода за огородами, скотом и гостиницей. Хлеба не было оставлено совсем.
     14 сентября, в субботу, епископ Варсонофий и археолог Александр Иванович Анисимов были в Горицком монастыре, где они осматривали местные древности. Епископ торопился вернуться в тот же день в Кирилло-Белозерский монастырь, так как непременно хотел молиться за всенощной, чтобы на другой день служить литургию.
     На обратном пути из Гориц в Кириллов епископ беседовал с Александром Ивановичем. Так проехали три версты, осталось еще четыре. Вдруг за Богатыревским полем появилась подвода почтаря, который вез двух красногвардейцев. Они уже побывали в Кирилло-Белозерском монастыре, но узнав, что епископ уехал, оставили здесь отряд красногвардейцев, а сами отправились в Горицы.
     При приближении экипажа епископа красногвардейцы соскочили с подводы. Один из них подошел к епископу и спросил:
     — Вы Варсонофий?
     — Я, — ответил владыка.
     После этих слов красногвардеец сел в экипаж рядом с кучером, лицом к епископу, а другой примостился сзади, за поднятым верхом экипажа. Наступило тягостное молчание. Так некоторое время и ехали молча. Наконец епископ спросил сидевшего напротив красногвардейца:
     — Вы комиссар будете?
     — Нет, я инструктор Красной гвардии, — ответил тот.
     И затем снова наступило молчание, которое прервал владыка:
     — За что же вы меня арестовали?
     — Вот бумага, — односложно ответил красногвардеец и протянул бумагу.
     Епископ Варсонофий и Александр Анисимов прочли: «Епископа Варсонофия предписывается арестовать и доставить в тюрьму». Анисимов вполголоса стал успокаивать владыку, обращая его внимание на то, что аресты в наше время стали обычным делом. Владыка заметил:
     — Если и расстреляют, то что же сделаешь.
     Когда приблизились к городу, верх экипажа опустили. Инструктор сел на козлы лицом к лошади, второй красногвардеец поместился на откинутый верх. Картина едущего под конвоем епископа вселяла в души встречных тревогу. Дети, видя епископа в таком положении, крестились.
     — Эва, крестятся! — по-бесовски засмеялся сидевший на задке красногвардеец.
     Так они подъехали к Святым воротам монастыря. Епископ сказал своему спутнику:
     — Вы здесь сойдите.
     Выходя из экипажа, тот предложил прислать епископу белье или пищу, но владыка на это сказал:
     — Пришлите духовника, иеромонаха Адриана.
     Здесь красногвардейцы потребовали, чтобы епископ вышел из экипажа. Владыка, сойдя на землю, помолился, повернувшись к стоявшей у Святых ворот часовне, затем обратился взором к городскому собору, а затем под конвоем красногвардейцев по грязной дороге пешком пошел к тюрьме, которая находилась в полуверсте от монастыря. Здесь, в тюрьме, он встретил игумению Серафиму и других арестованных. Узники говорили, что время сейчас таково, что их арест может кончиться расстрелом. Епископ на это ответил:
     — Я не боюсь насильственной смерти, но я не смею думать, чтобы Господь нашел меня достойным мученической кончины.
     Всю эту ночь епископ провел на молитве. Одни говорили, что он пел псалмы, другие, что совершал всенощную.
     На следующий день, в воскресенье, 15 сентября, около пяти часов утра епископа Варсонофия, игумению Серафиму и четырех мирян вывели из тюрьмы и повели по направлению к Горицам. Вместе с епископом и игуменией были приговорены к расстрелу: Николай Бурлаков, Анатолий Барашков, Михаил Трубников и Филипп Марышев7. Их сопровождал отряд палачей из двадцати человек.
     В монастыре начиналась ранняя литургия. Епископ попросил разрешения зайти в монастырь, чтобы приобщиться Святых Таин, но ему было в этом отказано. Недалеко от Кирилло-Белозерского монастыря, по дороге к Горицам, находилось подворье Филипповой Ирапской Красноборской пустыни. Над входом в подворье, с наружной стороны, помещалась икона святого Филиппа Ирапского. Епископ, проходя мимо, хотел перекреститься, но конвоир ударил его по руке прикладом ружья. Епископ ускорил шаг, и конвойные стали насмешливо его останавливать:
     — Не торопись, успеешь попасть в Царство Небесное!
     Шли по древней, времен преподобного Кирилла, дороге; впереди — епископ Варсонофий в клобуке, с посохом в руке; почти вровень с ним, чуть отступя, игумения Серафима, за ними — миряне. Епископ шел уверенно, твердо, зная, что наступил час решительный, смертный, час разрешения от земных уз для бытия со Христом. Игумения шла не вполне еще веря, что их будут казнить без суда, она полагала, что ведут в Горицы, чтобы посадить на пароход.
     Старая Горицкая дорога проходила рядом с монастырем по берегу Сиверского озера. Медленно шли узники, сопровождаемые конвоем. Благодатная молитвенная тишина, мир Христов сходил в души. Потянулась слева кромка воды. Так дошли до верстового столба, на котором было обозначено, что до Гориц от этого места пять верст, а до Кириллова две. Здесь каратели приказали остановиться и свернуть с дороги направо. Теперь сомнений не оставалось — ведут расстреливать.
     — Вот и наша Голгофа, — сказал святитель, приблизившись к месту казни.
     Игумения покачнулась, епископ протянул руку, поддержал ее и сказал:
     — Матушка, приободрись! Ты — лицо духовное, нам надо на смерть идти, не боясь, как на брачный пир, с веселием. Наступит время, когда нам с тобой завидовать будут.
     Слабость прошла, и она спокойно, с миром душевным пошла к месту казни. Один из приговоренных стал резко говорить по адресу тех, кто осудил их на смерть, но святитель остановил его:
     — По примеру Спасителя нам нужно всем все простить; в иную жизнь мы должны перейти в мире со всеми.
     Приговоренные были поставлены лицом к горе Золотухе, спиной к Кирилло-Белозерскому монастырю. Епископ стоял между игуменией Серафимой справа и Михаилом Трубниковым слева.
     В конце каждого дня после повечерия игумения Серафима просила у сестер прощения, земно кланялась им и говорила: «Простите меня, окаянную». Теперь она, обратившись к убийцам, тихо сказала:
     — Простите меня, окаянную.
     Карателям послышалось, что это их она назвала окаянными, и они выстрелили и убили ее. Затем раздались один за другим пять залпов, и все были убиты, только владыка продолжал стоять и молиться с воздетыми к небу руками; он читал отходную, и когда закончил ее, то произнес: «аминь», и услышал, как один из палачей закричал:
     — Да опусти ты руки!
     — Я кончил, — сказал святитель, — кончайте и вы.
     С этими словами он повернулся лицом к обители, благословил ее и опустил руки. После этого последовал выстрел в упор, и епископ упал мертвым.
     Могилу для убитых предложили копать купцам. Владыка после расстрела лежал на спине, с закрытыми глазами; руки и ноги вытянуты и прикрыты одеждою; на голове клобук; на груди видна цепочка от панагии.
     В могилу тела мучеников опускались с великой осторожностью и бережностью. Ближе к монастырю положили тело епископа, затем Николая Бурлакова, за ним — игумении Серафимы; в ногах — тела Анатолия Барашкова и Филиппа Марышева.
     Когда на рассвете 15 сентября жители услышали выстрелы, то многие устремились к месту казни. Красногвардейцы, попадавшиеся им по дороге, говорили с насмешкой:
     — Бегите, бегите! Ваш воскрес! Через три года мощами объявится!
     В этот же день братия монастыря во главе с наместником, игуменом Феодоритом, обратилась к властям с ходатайством о разрешении перенести тело епископа в монастырь. Власти разрешили выкопать тело епископа в ночь на 16 сентября между четырьмя и шестью часами утра. Монахи раскопали могилу и начали поднимать тело владыки. Но тут вмешались красногвардейцы, стали стрелять в воздух и требовать, чтобы могила была зарыта. Монахи показали письменное разрешение на перенесение тела преосвященного в монастырь, подписанное председателем местного исполкома Волковым.
     — Мы всех волков перестреляем, — заявили красногвардейцы. — Что нам исполнительный комитет!
     Могила по их требованию была вновь зарыта. Днем, однако, братия монастыря снова получила разрешение в ночь на 17 сентября между тремя и шестью часами утра выкопать тело епископа Варсонофия, а также игумении Серафимы и Николая Бурлакова. Но и на этот раз в пять часов утра на место расстрела явились представители властей и предъявили монахам письменное распоряжение, запрещающее переносить тела. Монахам пришлось снова зарыть могилу. В тот же день вечером при закрытых вратах обители проживавший в монастыре на покое епископ Мисаил (Крылов) совершил заочное отпевание убиенных.
     На следующий день после расстрела епископа Варсонофия наместник Кирилло-Белозерского монастыря игумен Феодорит послал епископу Тихвинскому Алексию (Симанскому), викарию Новгородской епархии, телеграмму, в которой сообщал о происшедшем. Епископа Алексия в этот момент в городе не было, и епархиальный совет Новгородской епархии отправил ответную телеграмму игумену Феодориту: «Испросите тело владыки, перенесите в храм и ожидайте распоряжений; донесите подробно об обстоятельствах».
     По возвращении епископа Алексия в Новгород, 20 сентября, состоялось заседание епархиального совета, на котором было принято решение послать в город Кириллов эконома архиерейского дома члена епархиального совета Владимира Финикова и одобрено обращение епископа Алексия в Новгородский епархиальный совет. Он писал в нем: «Совершилась воля Божия о Преосвященном Епископе Варсонофии. В награду за его благочестивую жизнь, за его усердие и твердость в несении иноческого подвига, за его кротость и незлобие и вместе ревность о Церкви Христовой дана ему от Господа величайшая награда еще здесь, на земле, — удостоиться части избранных и сподобиться венца мученического. Житие его было честно и успение со святыми.
     Преклонимся пред неисповедимыми судьбами Божиими и, скорбя об утрате приснопамятного Владыки, возблагодарим Бога за то, что и в наши дни, в назидание нам, Он воздвигает светильников веры и благочестия. Новгородскую церковь, коей ведом многолетний служебный подвиг усопшего святителя Варсонофия, в единении со своим Архипастырем, призывающим к молитве об упокоении души мужественно, даже до крови, по завету Господню, скончавшего жизнь свою на свещнице Церкви Христовой, призываю к молитвенному поминовению святителя-страстотерпца. Имя его да запечатлеется во всех синодиках церквей и монастырей Новгородской епархии, дабы навсегда о нем приносилась бескровная Жертва. А ныне, в течение сорока дней, надлежит поминать его ежедневно на всех литургиях в особых заупокойных ектениях, а в положенное время, после литургии, совершать о нем заупокойные литии. Взирая на скончание жительства его, да подражаем вере его».
     23 сентября, на девятый день мученической кончины преосвященного Варсонофия, в новгородском Софийском соборе была отслужена заупокойная литургия. Перед панихидой епископ Алексий обратился к молящимся со словом, посвященным памяти святителя-мученика.
     В тот же день Владимир Фиников прибыл в Кириллов и был принят председателем исполнительного комитета Волковым.
     — Я приехал из Новгорода, чтобы выяснить возможность погребения преосвященного Варсонофия и приезда для этого в Кириллов из Новгорода преосвященного Алексия.
     — На это я могу дать вам ответ через день, в среду утром. Вечером у нас будет заседание комитета, а утром я и скажу вам.
     — До среды мне не хотелось бы ждать. Ваше мнение каково? Будет разрешено погребение тела владыки в монастыре?
     — Мое мнение ничего не значит.
     — Но а всё же?
     — Сам лично в исполнительном комитете я стою за разрешение делать с телом что угодно. Покойный был страшен, пока был жив, а мертвый он уже не страшен нам. Но другие члены комитета смотрят на дело иначе. И они запретили откапывать тело покойного.
     — Но как вы думаете — теперь разрешат откопать тело?
     — О, на это нет надежды, потому что в этом смысле существует постановление, утвержденное высшей инстанцией.
     — Скажите, за что постигла преосвященного такая участь?
     — Расстрел владыки совершен карательным Череповецким отрядом, который явился с готовым приказом. Насколько я слышал, владыке ставят в вину основание им при монастыре братства.
     25 сентября Владимир Фиников посетил начальника Череповецкого исполнительного комитета Тимохина.
     — Я прибыл из Новгорода для выяснения возможности погребения тела преосвященного епископа Кирилловского Варсонофия в монастыре.
     — Как?! Разрешить вам перенести тело в монастырь? Никогда! Вы его еще мощами захотите сделать! — и с этими словами председатель исполкома повернулся и вышел.
     Священник Ферапонтова монастыря Иоанн Иванов был расстрелян через несколько дней после расстрела епископа и игумении, 19 сентября.
     Место погребения мучеников долгое время было почитаемо православными, которые в течение многих лет приходили сюда молиться, прибегая к молитвенному предстательству мучеников. В 1960-х годах власти, видя, что почитание памяти мучеников, несмотря на все гонения, не уменьшается, уничтожили все признаки могилы, возведя на этом месте хозяйственные постройки. 17 декабря 1998 года на месте расстрела мучеников был установлен крест.

полное Житие можно почитать тут  http://www.ferapontovo.ru/index.php3?id=21

1 Использованы материалы: Протоиерей Валентин Парамонов, Александр Грошев, Анна М., инокиня Александра (Орлакова), Наталия Орлакова. Новгородские епархиальные ведомости. 1895 - 1918. Прибавление к Церковным ведомостям. СПб., 1917. Газ. «София». 1993. № 8. РГИА. Ф. 833, оп. 1, ед. хр. 26, ГАРФ. Ф.550, оп. 1, д. 117, ГАНО. Ф. 480, оп. 1, ед. хр. 4941
2 Впоследствии архиепископ Старорусский Димитрий. Скончался в 1921 году.
3 Священномученик Андроник (Никольский), архиепископ Пермский и Кунгурский. Память 7/20 июня.
4 Священномученик Петр (Зверев), архиепископ Воронежский. Память 25 января/7 февраля и 4/17 июня (обретение мощей).
5 Священник Иоанн Федорович Иванов родился в 1864 году. Служил в Ферапонтовом монастыре с 1904 года.
6    В Череповецкий Революционный Трибунал
     Прихожан граждан Ферапонтовского
     прихода Кирилловского уезда
Заявление
     Мы, прихожане Ферапонтовской церкви, православные христиане, заявляем, что арестованный 9/22 мая Советскою властию священник Иоанн Иванов арестован невинно, по недоразумению: как в храме, так и на улице 6/19 мая собравшихся прихожан он не возбуждал к насилиям против Комиссии, производившей опись церковного имущества; в храме он обязан был объявить прихожанам о приезде Комиссии, так как ранее нами же об этом было сделано постановление 11 марта и 8 апреля, а на улице он, напротив, уговаривал толпу не делать никаких насилий членам Комиссии.
     А потому, выражая свое горькое сожаление о происшедшем от нас печальном для отца Иоанна Иванова случае, мы, верующие, просим Революционный Трибунал немедленно освободить невинно арестованного священника Иоанна Иванова и считать его оправданным.
     (Следуют подписи прихожан 12 деревень Ферапонтовского прихода.)
7 Николай Игнатьевич Бурлаков родился в 1889 году в городе Кириллове; до захвата власти большевиками был гласным Кирилловской городской Думы.
Анатолий Андреевич Барашков родился в 1870 году в деревне Гридино Ферапонтовской волости Кирилловского уезда в крестьянской семье и сам крестьянствовал.
Михаил Дормидонтович Трубников родился в 1855 году. Капитан 2-го ранга в отставке; до большевистского переворота занимал должность мирового судьи и возглавлял местное земство.
Филипп Кириллович Марышев родился в 1864 году в селе Малино Кирилловской волости; был купцом.
Игумен Дамаскин (Орловский)

Священномученик Николай Бирюков (1920).
Священномученик Николай Бирюков служил священником в родном поселке Каменский Завод в Пермской губернии. Он учил своих прихожан не поддаваться революционным страстям, больше молиться и уповать на Бога. Несмотря на запреты местных властей, он продолжал совершать богослужения, крестные ходы, посещал со святыми иконами дома прихожан. Своего сына отец Николай благословил служить в Белой армии. В 1919 году священника арестовали органы ЧК. При обыске у отца Николая было найдено его письмо к сыну, в котором священномученик писал: «Здравствуй, милый! Как здравствуешь и бьешь ли краснотряпичников, воров и жуликов? Я слышал, ты берешь на поруки незнакомых тебе лиц. Поберегись, брат! Милосердие - вещь хорошая и для тебя обязательная, но только там, где злодеяние преступника касается только тебя, … но не там, где вред творится обществу... Припомни обличения Христа книжникам и фарисеям, которых Он, Всемилосердный, гневно величает змиями, порождениями ехидны за то, что они сбивали с пути истины весь еврейский народ... Он же употребляет насилие при изгнании торговцев из храма, опять таки, оберегая весь народ...». На основании этого письма отца Николая обвинили в «погромной антисоветской и антисемитской агитации» и приговорили к расстрелу. Кроме письма, привлекли также показания свидетелей, о том, что в проповеди отец Николай говорил: «Берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» - говорит Евангелие, - «Саддукеи учили, что нет воскресения из мертвых. Ныне враги народа говорят на митингах то же самое: нет воскресения из мертвых, нет рая и ада, нет Бога». Священник предостерег посещать такие митинги во избежание соблазнов и искушений. Когда следователь на допросе попросил священника объяснить, кого он подразумевает под врагами народа, отец Николай ответил: «Всех людей, которые идут против Христианской Церкви, я называю врагами народа». Поводом к приговору был также отказ отца Николая отпеть красноармейца.
Поводом для обвинения о.Николая в антисемитизме, кроме письма его к сыну,
послужила его проповедь сказанная на Евангельские слова:
  "Берегитесь закваски фарисейской и саддукейской" (Мф.16,6).
После толкования и объяснения Евангельского текста о.Николай добавил:
   "Саддукеи учили, что нет воскресения из мертвых. Ныне враги народа говорят
    на митингах то же самое: нет воскресения из мертвых, нет рая и ада, нет Бога".
В заключение батюшка предостерег своих чад о том, что не стоит посещать такие
митинги во избежание соблазнов и искушений.
Когда следователь на допросе попросил о.Николая объяснить, кого он подразумевает
под врагами народа, о.Николай сообщил следующее:
    "Всех людей, которые идут против Христианской Церкви, я называю врагами народа,
     ...В своей проповеди я указывал, что враги народа не только иудеи, но все те,
     кто идет против Христианской Церкви"
.
Одним из обвинений о.Николая был его отказ во время гражданской войны
отпеть красноармейца. Свой отказ он мотивировал так:
    "Смерть его никем не засвидетельствована. Кроме того, я не приходской священник,
    а монастырский. Таковых же лиц я считаю отлученными от Церкви за те выступления,
    кощунства, избиения священников, осквернения храмов, что делали красноармейцы
    в прошлом году". При этом о.Николай сослался на решения Поместного Собора,
    поддержавшего обращение Патриарха Тихона от 19 января 1919г., призвавшего
    воюющих к покаянию:
        "Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы... Властью, данной
        нам от Бога, запрещаем вам приступать к Таинам Христовым, анафемствуем вас!
        Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать
        с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: "измите злого
        от вас самих"".

Хотя убитый красноармеец и принадлежал по рождению к Православной церкви, но
участие в братоубийственной междоусобице, в попрании святынь, в кровавых расправах
подводили его под анафематствания Церковного Поместного собора. Отказавшись отпеть
красноармейца, о.Николай не нарушил никаких канонических правил На допросе священник сказал, что хотя убитый красноармеец и принадлежал по рождению к Православной церкви, но участие в братоубийственной междоусобице, в попрании святынь, в кровавых расправах подводили его под анафематствования Церковного Поместного собора. 15 сентября 1920 года священномученик Николай Бирюков был расстрелян Екатеринбургской ЧК.

Свщмч. Дамаскина (Цедрика) , еп. Стародубского,и с ним Евфимия, Иоанна, Иоанна, Владимира, Виктора, Василия, Феодота, Петра, Стефана пресвитеров и прмц. Ксении (1937). Сщмч. Германа, еп. Вязниковского, Стефана пресвитера и мч. Павла (1937).
http://i057.radikal.ru/0909/d0/80437b3e1e46.jpg

Священномученик Дамаскни (Цедрик) - Епископ Глуховский, викарий Черниговской епархии (в миру Дмитрий Дмитриевич Цедрик). Родился в 1877 году в городе Маяки Одесского уезда Херсонской губернии в семье почтового чиновника. Димитрий окончил Духовную Семинарию, затем Владивостокский сельскохозяйственный институт со специальностью агронома, и Казанский институт восточных языков. Вскоре он принял монашеский постриг с именем Дамаскин и поступил служить миссионером при Пекинской Духовной Миссии. В 1914—1917 находился в отряде Красного Креста на Кавказском фронте (куда был направлен по собственной просьбе), затем — насельник Киевского Михайловского монастыря. Учился в Киевской духовной академии (не закончил из-за революции).

В 1918 году в Орловской губернии его арестовали и приговорили к «высшей мере наказания», но расстрела ему удалось избежать. В это же время был расстрелян его брат священник Николай за бесстрашное обличение большевиков.

Некоторое время отец Дамаскин проживал в Киевском Михайловском монастыре, являясь епархиальным миссионером и слушателем Киевской Духовной Академии. В 1919 году он был возведён в сан иеромонаха архиепископом Симферопольским и Таврическим Димитрием (князь Абашидзе). В 1920 году отца Дамаскина назначают настоятелем Балаклавского Георгиевского монастыря в Крыму с возведением в сан архимандрита. Вскоре, в том же году он опять был арестован вместе с Владыкой Димитрием, но через несколько месяцев был освобождён и выслан из Крыма.

Отец Дамаскин успешно боролся с обновленчеством. 14 сентября 1923 года он был хиротонисан лично Патриархом Тихоном в епископа Стародубского, и с этого времени управлял также Черниговской епархией и Глуховским викариатством. После неоднократных арестов в эти годы Владыка был так измучен заточением и допросами, что на всенощной вынужден был помазать народ сидя. В алтаре с ним случались сердечные приступы, но на следующий день он снова служил, видя в богослужении свою единственную радость. В 1924 году Владыка высылается властями в Харьков, а с сентября 1925 года живёт в Даниловом монастыре в Москве без права выезда. Но уже в ноябре 1925 года Святитель был арестован вновь по делу священномученика митрополита Петра (Полянского, память 27 сентября). По постановлению Г.П.У. (от 8 мая 1926 года) Владыка был приговорён к трём годам ссылки в Туруханский край, но до августа 1926 года содержался в Бутырской тюрьме в столице, затем жил в Красноярске и посёлке Полой Красноярского края (за Северным Полярным кругом). Здесь ему пригодилась должность агронома, которую он получил в молодости - завёл огород, спасаясь выращенной им самим зеленью от цинги.

Крохотный, полуразрушенный домик он вместе с келейником исправил сам. Здесь его застало известие об издании в 1927 году митрополитом Сергием «Декларации». Владыка был так потрясён его содержанием, что пишет около 150 писем по этому поводу, отправив с ними своего келейника-связника.

Зимой 1928 года, когда мимо Полой везут митрополита Кирилла (Смирнова), происходить встреча двух будущих священномучеников, которые после непродолжительной беседы стали друзьями.

О своём пребывании в тюрьмах Владыка не рассказывал, отвечая на вопросы так: «А что же, там люди хорошие, я и сейчас готов опять, туда», - считая, как и многие архиереи, что на свободе в это время было нравственно хуже, чем в заключении.

После освобождения в ноябре 1928 года, Владыка был принят в Москве митрополитом Сергием, после чего сразу отделился от него, примкнув первоначально к «даниловской» группе. Владыка обратился к митрополиту Сергию с резким посланием, обличая его призыв выражать «благодарность к Советскому правительству за... внимание к духовным нуждам Православного населения»: «За что благодарить? - вопрошает Святитель. - За неисчислимые страдания последних лет? За храмы, попираемые отступниками? За то, что погасла лампада преподобного Сергия? За то, что драгоценные для миллионов верующих останки преподобного Серафима, а ещё ранее - останки святых Феодосия, Митрофана, Тихона и Иоасафа подверглись неимоверному кощунству? За то, что замолчали колокола Кремля? За кровь митрополита Вениамина и других убиенных? За что?».

Владыка поселился в Стародубе, и предлагаемых ему назначений не принимал. Оттуда он послал летом 1929 года преданного человека к митрополиту Петру (Полянскому, память 27 сентября), находящемуся в ссылке в посёлке Хэ. Он просил у Святителя, как у законного Главы Церкви разъяснения многих вопросов церковной жизни и передал Владыке письма митрополита Кирилла (Смирнова) и других архиереев к митрополиту Сергию по поводу его Декларации.

Для митрополита Петра многое, сообщённое Владыкой, было новостью, он передал ответ только на словах, но слова его, по свидетельству посланца, совпадали со словами самого Владыки. Через этого посланного митрополит Пётр устно передал следующее: «1. Вы, епископы, должны сместить митр. Сергия. 2. Поминать митр. Сергия за богослужением не благословляю» (см. жур. «Русский Пастырь». № 19. II-1994. С. 79-80).

В письме к митрополиту Кириллу Владыка так оценивал сложившуюся ситуацию: «Совершается Суд Божий над Церковью и народом Русским... Совершается отбор тех истинных Воинов Христовых, кои только и смогут... противостоять самому Зверю. Времена же приблизились, несомненно, апокалиптические... Все наши усилия теперь должны быть направлены на установление прочных связей между пастырями и пасомыми... и по возможности исправить совершённый грех путём противодействия злу до готовности даже кровью смыть грех свой...».

В своих посланиях к верующим Владыка отмечал упорство, с каким митрополит Сергий продолжал игнорировать мнение подавляющего числа иерархов и церковного народа, несогласных с его курсом. Даже когда стало очевидно, что курс легализации церковной администрации провалился, митрополит отказывался признать свою ошибку. «Неисчислимы, бесконечно тягостны внутренние последствия Декларации - этой продажи первородства Истины за чечевичную похлёбку лживых и неосуществимых благ», - писал Владыка.

В 1929 году он сблизился с киевскими сторонниками священномученика митрополита Иосифа (Петровых, память 7 ноября) и архиепископом Димитрием (Любимовым, память 4 мая), с которым вёл переписку. В том же году он отказался от предложения митрополита Серафима (Чичагова) быть его помощником, потому что «как и раньше, не хочет никаких Сергиевских предложений».

К этому времени у Владыки ясно созревает мысль, он повторяет в своих письмах и посланиях: «христианство на Руси должно уйти в подполье». Влияние на широкие народные массы стало невозможно. Нужно спасать малое стадо. Масса же будет что всё-таки где-то есть «прибежище отвергнутой миром Правды, где мерцает Свет Невечерний». «Без суесловия и громких фраз, - писал Владыка, - создайте сначала малое ядро из немногих людей, жаждущих Христа, которые готовы претворять Евангельский идеал в своей жизни. Объединяйтесь для благодатного руководства вокруг достойных пастырей, и давайте каждый в отдельности и все вместе приготовимся для ещё более верного служения Христу... Несколько людей, объединенных такой жизнью, уже есть малая Церковь, Тело Христово, в котором обитает Его Дух и Любовь».

Вновь Владыка был арестован в ноябре 1929 года по доносу Стародубского благочинного и по постановлению Г.П.У. приговорён к 10 годам лагерей.

В июне 1930 года Владыка был отправлен в заключение на Соловки, откуда был освобождён в 1933 году. После освобождения он возглавлял ряд иосифлянских общин на Украине и в самой России, назначал благочинных в Киеве и Вятской епархии, собирая малое стадо. Хотя Владыка перешёл на нелегальное положение, он не снимал рясы, не стриг бороды и волос.

Снова Святитель был арестован в сентябре 1934 года в Херсоне и по постановлению Н.К.В.Д. приговорён к 3 годам ссылки в Северный край, где окормлял духовных чад недавно скончавшегося священномученика епископа Виктора (Островидова).

В одном из писем Владыка сообщал своим чадам о позиции митрополита Петра (Полянского) так: «Извещаю вас, что дедушка Пётр предложил митрополиту Сергию распустить незаконный Синод свой, изменить своё поведение и принести покаяние перед Церковью и собратьями» (это письмо из следственного дела епископа Дамаскина, л. 55). Когда на допросах Владыку спросили, какой церковной ориентации он держится, то после заявления, что он не признаёт митрополита Сергия законным предстоятелем Церкви, он услышал такое замечание чекиста-следователя: «Пока вы не перестанете так рассуждать, не перестанут создаваться контрреволюционные дела против вас».

В июне 1935 года Владыка написал послание к иосифлянским священникам с указанием о необходимости полного перехода на нелегальное положение Церкви. Святителя, находящегося в ссылке в Архангельске, вновь арестовали в начале 1936 года и по постановлению Н.К.В.Д. приговорили к заключению в лагеря.

В заключении в Карагандинском лагере (Казахстан) он работал бухгалтером. В это время уже были запрещены и посылки заключённым и переписка с ними. Владыку с разными этапами переводили с места на место. Отстающих по дороге пристреливали: Святитель, чтобы спасти от этого своего друга-соузника, священника Иоанна, донёс его на себе до стоянки. По постановлению Тройки У.Н.К.В.Д. по Карагандинской области (от 10.09.1937) Святитель был приговорён к расстрелу. Принял мученическую кончину, 2 / 15 сентября 1937 года в Караганде.

В 1981 году Епископ Дамаскин (Цедрик) был прославлен Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ) в лике Священномучеников. Память в неделю Новомучеников.

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif....................

+1

33

..................................продолжение от 15 сентября
Калужской иконы Божией Матери (1771).
http://cs302814.userapi.com/v302814423/3c28/KsHIgKbPPCo.jpg

Явление чудотворной иконы Божьей Матери Калужской произошло в 1748 году в сельце Тинькове в доме Василия Кондратьевича Хитрово. Две дворовые девушки перебирали на чердаке старые вещи. Отличавшаяся несдержанным нравом Евдокия позволяла себе резкие, и даже непристойные речи. В это время среди вещей был случайно обнаружен большой сверток сурового холста. На холсте было изображение женщины в темном одеянии с книгой в руках. Приняв изображение за портрет монахини, благоразумная девушка пригрозила Евдокии гневом игуменьи, та ответила бранью и плюнула на лик. Тотчас же с ней случился припадок, и она упала без чувств.

Следующую ночь родителям Евдокии явилась Царица Небесная. Она открыла им, что это над Ней кощунственно надругалась их дочь, и повелела им совершить молебен перед поруганной иконой, а больную окропить освященной на молебне водой. После службы Евдокия выздоровела, и помещик Хитрово, взяв чудотворную икону в дом, открыл ее для почитания, где от нее обильно источались исцеления прибегающим к ней с верой.

В последствии икону перенесли в приходской храм, в честь Рождества Пресвятой Богородицы в Калужке (сейчас п. Ждамирово г. Калуги). Там произошли чудесные исцеления от болезней, в том числе спасение Калуги от моровой язвы в 1771 году, после того как архимандрит Лаврентий, в монашестве Никодим, принес туда икону. С 1918 года чудотворная Калужская икона Божией Матери находилась в г. Калуге в музее. В послевоенные годы икона была возвращена Церкви и ныне находится в Георгиевском кафедральном соборе.

Первое празднование этой иконе Божьей Матери совершается 18 июля, в память избавления от холеры (1748 год). Второе празднование - 2 сентября в воспоминание избавления от чумы (1771 год).

Третье празднование совершается 12 октября, когда вспоминается избавление от французов. В критический момент Калужское духовенство не осталось чуждым служению родине. Оно высоко несло в это время свое призвание и принимало деятельное участие в событиях. Несмотря на свою бедность и скудность средств, духовенство (церквей было около 600) также внесло свою лепту - пожертвовало 10 тыс. руб. и разные серебряные и золотые вещи. Среди общей паники в церквах по-прежнему не прекращалось богослужение.По распоряжению преосв. Евлампия по епархии ежедневно совершалось соборное молебствие с крестным ходом вокруг сел и городов с призывами о небесной помощи. А пред иконою Калужской Божией Матери, принесенной в Калугу, молебны пелись и ночью. Когда Калужское ополчение было готово к выступлению, еп. Евлампий привел ополченцев к присяге, произнес напутственную речь и вручил начальнику ополчения г.л. Шепелеву хоругвь с изображением Калужской Божией Матери и прав. Лаврентия.

В 1812 году Калужская икона была перенесена для безопасности в город Ефремов Тульской губернии. Пленные французы признавались, что видели ее в Калуге и под Малоярославцем, когда они терпели поражение, стоящей на воздухе и окруженной светоносными мужами. Во время таких явлений всегда побеждали русские войска. Окруженной небесными силами, стоящей на воздухе, ее видела крестьянка графа Разумовского Параскева Алексеева. Об этом событии сообщили императору Александру I. По его повелению и благословению Св. Синода установлено празднество в честь этой иконы.

В память избавления Калуги от грозившей ей опасности ежегодно совершается по почину еп. Евлампия крестный ход с образом Калужской Божией Матери 12 октября в день Малоярославецкой битвы.

Четвертое празднование - в первое воскресенье Петрова поста.

Двести пятьдесят лет назад явилась чудотворная Калужская икона Божией Матери, став неоскудеваемым источником чудес. О них необходимо возвещать миру, особенно в наше сложное время, когда человек, изнемогая под тяжестью напастей и бед, всуе мятется, ищет утешения в развлечениях и удовольствиях, и забывает, что близ него есть истинный благодатный источник утешения - Пресвятая Богородица, непостыдная пред Богом ходатаица.

Всякую стрелу отразить, всякую рану исцелить, всякую печаль утолить может Царица Небесная. Надо только с верою и усердием повергаться пред чудотворным Ее образом.

Ты приступаешь к совершению какого-либо дела - не забывай, что аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии (Пс. 126. 1); начинай же с молитвы к Преблагословенной Владычице, да благословит Она твой труд и увенчает успехом твои благие дела и предприятия.

У тебя дети достигли школьного возраста и начали поступать в учебные заведения - молись же Богоматери, чтобы Она просветила их ум и облегчила их учебные труды.

Ты отправляешься в дальний путь - молись Матери Божией, да будет Она твоею путеводительницею, да избавит от врагов видимых и невидимых и всяких несчастных приключений. Недаром святая Церковь величает Матерь Божию Наставницей и Путеводительницей. Помощницей обидимых и Надеждой ненадежных, заступницей убогих и утешением печальных, кормительницей алчущих и одеянием нагих, целительницей больных и спасением грешных, поможением и заступлением всех христиан.

Станем же молить Пресвятую Богородицу, чтобы Она не отказала нам в своей материнской помощи, чтобы каждому из нас исходатайствовала у Бога дар коемуждо благопотре6ен. Вполне счастливых людей нет на земле; все мы, по грехам нашим, живем не без скорбей, а многие и с великим горем. Когда скорби болезненно сжимают сердце, так что мы не можем ни приостановить, ни ослабить их, когда нет мира в костях наших от лица грех наших, тогда воззрим на лик Пресвятой Богородицы и скажем так: Пресвятая Владычица Богородице! Ты видишь мою немощь и беспомощность; зриши мою беду, зриши мою скорбь; буди мне Матерью и Покровительницей; не презри ищущего Твоей помощи и не отрини меня грешного. Сама поддержи, защити, вразуми и научи, что ми подобает творити. Потщися, погибаем, Владычице, от множества прегрешений. Не отврати Твоя рабы тщи, Тя бо едину надежду имамы.
(по изложению святителя Димитрия Ростовского )

Случаи чудесной помощи, явленной через чудотворную икону отдельным лицам
    «Хотящи возгрети в сердцах людей страны Калужския любовь к иконе Твоея, Заступнице наша, токи чудес изливаеши от Твоея иконы: молитвою бо к Тебе возносимою глухому внезапу слух даровася; ослепшему зрение открыся; разслабленному крепость возвратися; здравие душею страждущей и бесом одержимей дадеся; люте болящей и врачами оставленней житие во здравии на многая лета продолжися; темже и мы, с любовию к иконе Твоея припадающе и прославляюще Бога, вопием Ему: Аллилуиа».
     Неоскудевающую милость источает Пречистая Богородица от Своей чудотворной Калужской иконы: скорбящим Она дарует радость, обидимым — заступление, больным — исцеление, сирым — утешение и всех осеняет своим честным омофором. Собранные нами свидетельства не полны, но и они показывают, какая благодать и какая чудесная помощь даруется каждому, с верою прибегающему к этой дивной иконе.
     По перенесении чудотворной иконы в храм села Калужка Богоматерь явилась в Калуге одному старцу, у которого сын был покрыт язвами и три года лежал без движения. Богоматерь повелела старцу пойти помолиться в село Калужку, обещая исцеление его больному сыну. Старец не знал, где находится село Калужка, поэтому, предполагая, что оно далеко, заготовил на дорогу большое количество сухарей. Вышедши за город, он узнал путь в Калужку и пришел в нее, ведомый Богородицей, в тот же день.
     Вошедши в храм, он пал перед чудотворной иконою и со слезами просил обещанного. Молитва веры была услышана: возвратясь домой, он нашел сына своего здоровым.
     Вскоре после этого Богоматерь явилась калужскому мещанину Ивану Дмитриевичу Воробьеву, скорбевшему о том, что из многих рождавшихся у него детей никто не оставался в живых. Богоматерь повелела ему и жене его сходить для молитвы пред Ее чудотворной иконою, что на реке Калужке, обещая утешение в скорби. Воробьев с женою немедленно отправились в путь, но, обойдя несколько церквей по реке Калужке, не нашли чудотворной иконы и со скорбью возвратились домой. Богоматерь вторично явилась Воробьеву и объявила, что эта икона находится в храме Рождества Богородицы. Воробьев и его жена немедленно отправились в указанное место и успели придти в храм к Литургии. Вошедши в церковь, Воробьев тотчас узнал на чудотворной иконе являвшуюся ему Богоматерь. Усердна была их молитва, и Господь услышал ее. Вскоре у них родилась дочь Анна. Памятуя чудеснее явление и милость Богоматери, Воробьев до самой своей кончины ежегодно ходил на Калужку и каждый год принимал чудотворную икону в свой дом.
     Другой калужский житель, Петелин, много лет лежал в совершенном расслаблении. Узнав о чудотворениях от новоявленной иконы Божией Матери, он пожелал вознести пред нею свою молитву. С трудом принесли его на одре в Калужку, к храму Рождества Богородицы. Четыре человека на холстах внесли его в церковь. Во время молебна больной стал укрепляться: сначала он получил возможность сотворить крестное знамение, потом сел, затем встал на ноги и, наконец, с помощью посоха смог выйти на своих ногах из церкви. Через некоторое время он совершенно выздоровел. В благодарность за это чудесное исцеление Петелин за свой счет украсил чудотворную икону серебряным окладом.
     Слава о чудесах от иконы Богоматери стала привлекать все большее число людей. В 1753 году прибыл в Калужку некто Мясоедов с женою и пятилетним сыном Николаем (впоследствии генералом от инфантерии), который еще на втором году от рождения потерял зрение. Родители усердно молились пред чудотворной иконою, и Богоматерь услышала их молитву: по выходе из храма как бы чешуя спала с глаз отрока, и он увидел свет Божий.
     Именитый помещик из города Новосильска, услышав о чудесах от новоявленной иконы, прибыл в село Калужку. Находясь там, он жил у приходского диакона Иакова Иванова, а уезжая, не расплатился с ним за припасы, которые брал для себя, своей прислуги и лошадей. Возвратившись домой, он нашел своих домашних пораженными слепотою. В следующую же ночь ему явилась Богоматерь и объявила, что это — наказание за его дерзость в отношении диакона Иванова. Помещик раскаялся, повинился перед диаконом, вернул ему долг, и пораженные слепотою прозрели.
     Одному смоленскому помещику, семь лет бывшему в расслаблении, явилась во сне Богоматерь и сказала: «Если хочешь исцеления, ступай к чудотворной иконе в Калужку». Помещик немедленно отправился в путь, нашел Калужку и три дня неотступно молился пред чудотворною иконою. Еще во время молитвы он почувствовал, что силы его укрепляются; возвратившись же домой совершенно выздоровел. Подобное чудо произошло и с гражданином Калуги Петром Ивановичем Фурсовым.
     В 1782 году помещика из Алексина Федора Ивановича Исакова, лежавшего девять лет в расслаблении, без всякого движения, повезли для совета с врачами в Калугу. Путешествие это было так тягостно для него, что он в два дня едва проехал 40 верст. На третий день, приближаясь к Калуге, он увидел с дороги главы Калуженской церкви. Бывший с Исаковым майор Колюбякин, слышавший прежде о чудесах от явленной иконы Божией Матери, предложил больному заехать в Калужку. Больной согласился, и лишь только приказал свернуть с большой дороги, как тотчас же почувствовал некоторое облегчение. Чем ближе подъезжали они к Калужке, тем все более чувствовал Исаков восстановление своих сил. Когда же подъехали к храму, то он смог уже с помощью других вылезти из коляски, встать на ноги, войти в храм и стоять во все время молебна. После молебна сам вышел из храма и не поехал в Калугу, а отправился, славя Бога и Его Пречистую Матерь, обратно в Алексин, где вскоре совсем выздоровел. Подобным же образом получил исцеление отправившийся на богомолье в Калужку бывший в расслаблении калужский гражданин Гавриил Акимович Бутнев.
     В 1791 году Царица Небесная три раза являлась одной женщине по имени Христина, жившей при Лужецком монастыре близ Можайска, повелевая ей немедленно прекратить знакомство с женщиною неодобрительного поведения. Когда в последнее явление Христина спросила явившуюся, кто она, повелевающая ей, Богоматерь озарила келлию Христины небесным светом и назвала себя хранительницею города Калуги. Христина, прервав связь с недоброю подругой, постриглась в монашество в Московском Никитском монастыре под именем Магдалины, и затем из Москвы каждый год приходила и Калужку к иконе явившейся ей Богоматери.
     Некая помещица Мария Кар изнемогала от продолжительной болезни. Врачи не могли ее вылечить и не оставили никакой надежды. Она была обречена. Когда же в ее дом была принесена из села Калужки чудотворная икона и поставлена над главою больной, то она через некоторое время совершенно выздоровела.
     В селе Згомонях Медынского уезда одна девица, Евдокия Федорова, целый год была одержима лихорадкой. Однажды в сонном видении явилась ей Богоматерь и сказала: «Отныне ты будешь здоровой». Пробудившись от сна и чувствуя себя здоровой, Евдокия поспешила в приходской храм, но, к прискорбию своему, не нашла там образа Явившейся ей. После этого Богоматерь второй раз явилась Федоровой во сне и повелела идти для принесения благодарения в село Калужку, что та и исполнила.
     В 1810 году была привезена в Калужку к чудотворной иконе Богоматери бывшая долгое время в болезни дочь тульского помещика Ивана Михайловича Желябовского, Наталья. Во время чтения Евангелия у больной, в присутствии многих, спала со всего языка кожа, и она сделалась совершенно здоровой. Подобным же образом во время богослужения в Калуженском храме получили исцеление от своих недугов притекавшие с порою к чудотворной иконе Богоматери девица Варвара Михайловна Данилова, дворянка из города Тулы, и крестьянка Тульской губернии Мария Афанасьева.
     Жены калужских граждан, Матрона Ивановна Токарева и Анна Петровна Щеглова, за сомнение в цельбоносности чудотворной иконы Богоматери были наказаны тяжкою болезнью. Когда же они раскаялись, то получили исцеление.
     Крестьянка деревни Анишиной Веневского уезда Мелания Иванова несколько лет была одержима злым духом. Однажды она увидела во сне Богоматерь, которая приказала ей идти в Калужку для поклонения чудотворной иконе. Расспросив, где находится село Калужка, Иванова немедленно отправилась в путь. Когда она приблизилась к Калуженскому храму, дух поверг ее на землю и, после страшного истязания, вышел. Войдя в храм, Иванова была уже здорова и благодарила Бога и его Пречистую Матерь за свое спасение.
     Тульская помещица Вера Ивановна Данилова от продолжительной болезни так ослабела, что едва могла двигаться. Однажды ей явилась во сне Богоматерь и повелела идти пешком в село Калужку. Данилова, по слабости сил, сочла это для себя невозможным. Богоматерь второй раз явилась больной и повторила повеление. Домашние посоветовали ей принести икону Божией Матери из ближайшей церкви и отслужить молебен. Так больная и сделала. Но в следующую ночь Богоматерь в третий раз явилась ей и повелела неотложно идти в указанное место, обещай показать ей славу Божию еще в пути. Обнадеженная этим обетованием, больная отправилась в путь и в первый день едва прошла три версты. На другой день, к своему удивлению, она почувствовала прилив сил, смогла идти быстрее, и чем дальше шла, тем более укреплялась. Когда через несколько дней она пришла в Калужку, ей оставалось только благодарить Богоматерь за исцеление от болезни.
     Некая жиздринская мещанка Устинья Федорова, предавшись пьянству, расточила все свое имение, и хотя сознавала гибельные последствия этой страсти, но преодолеть ее не могла. Однажды, будучи в Калуге, она во время крестного хода обратилась с молитвою о помощи к чудотворной иконе Божией Матери. Богоматерь услышала ее, и Федорова укрепилась против пагубной страсти.
     Дочь калужского гражданина, девица Елизавета Ивановна Фалеева, пять лет бывшая в совершенном расслаблении, была принесена в село Калужку и по молитве принесших ее получила полное исцеление. После этого Фалеева долгое время жила неотлучно в селе Калужке, пребывая в молитве пред чудотворной иконою.
     Алексинский помещик Александр Гаврилович Павлов, будучи в тяжкой болезни, приехал в село Калужку. Здесь, по молитве пред чудотворной иконою, в первую же ночь почувствовал облегчение. Возвратившись домой, он совершенно выздоровел, и в память своего чудесного исцеления поставил у себя в доме список с чудотворной иконы.
     28 августа 1868 года опасно заболел оптинский старец Амвросий. Игумен Исаакий по просьбе духовных чад Старца послал в Калуженку монаха с просьбой к тамошнему священнику привезти в монастырь известную святыню — чудотворную Калужскую икону Божией Матери, чтобы всем вместе помолиться перед нею об исцелении Старца. Святую икону не замедлили привезти и в келии старца отслужен был молебен с акафистом Царице Небесной, а затем и келейное бдение. После сего, хотя еще некоторое время и страдал Старец, но уже оживилась надежда на милость и помощь Матери Божией, которая и не посрамила уповавших на Нее.
     В 1899 году жена коллежского асессора Зинаида Александровна Чуфаровская в результате осложнения после перенесенной операции была обречена на смерть. Никакой надежды на выздоровление не оставалось. Одно только упование не оставляло ее во все время болезни — небесная помощь. Зная о великих чудесах, источаемых от чудотворной иконы Калужской Божией Матери, они с мужем послали на место явления этой святой иконы в село Калужку телеграмму с просьбой помолиться о больной. И вот там, где уже не было места никакой человеческой помощи, Царица Небесная явила дивное чудо: больная тотчас почувствовала ослабление в своей болезни. Постепенно к ней стали возвращаться силы, организм ее как бы обновился. В благодарность Царице Небесной за Ее чудесную помощь они с мужем ходатайствовали о принесении в город Боровск сей чудотворной иконы.
     Много, конечно, было и других случаев чудесной помощи Пресвятой Богородицы, подаваемых Ею через Свою святую икону, которые пока остаются неизвестными. О неисчислимых избавлениях от бед и исцелениях от болезней свидетельствует множество людей, из разных мест ежегодно стекающихся к чудотворной иконе с мольбами и воздыханиями, и Заступница усердная не оставляет без утешения благоговейных и богобоязненных чад своих.

Случаи чудесной помощи, явленной через чудотворную икону Калужской земле
     Время показало, что Божественное провидение даровало чудотворную Калужскую икону именно тогда, когда необходимо было укрепить ослабевшую веру граждан, воспламенить их молитву и утешить их в скорбях и печали. Вскоре после явления иконы для Калужской земли наступили тяжелые времена: то появлялись губительные болезни — чума, моровая язва, холера (последняя даже неоднократно), то было грозное нашествие иноплеменников. В эти трудные времена сбылось слово Богоматери, что Она будет ходатайствовать, по воле Сына Своего, за град и землю Калужскую. Находясь в тяжелых обстоятельствах, жители Калуги и ее окрестностей только в молитве пред этой иконой находили себе отраду и утешение, избавлялись от всех бед и зол. При каждом грозном событии они приносили святую чудотворную икону Богоматери в град свой, совершали пред нею усердные моления, обходили с нею стены и стогны града, возлагая все свое упование на Пречистую Владычицу, как на Взбранную Воеводу, и надежда их не оставалась тщетною: Пресвятая Богородица невидимо являлась им на помощь и избавляла в годину искушения от губительных болезней и от нашествия иноплеменников.
     В 1771 году Богоматерь через Свою святую икону проявила благодатную силу в спасении города Калуги от моровой язвы. Жестокая чума опустошала Калугу и окрестные города. Смерть нещадно похищала свои жертвы, вымирали целые семейства, оставались пустыми целые дома, ежедневно умирали сотни людей. Эпидемия имела характер ужасной внезапности: шел ли кто, стоял ли, сидел ли — вдруг падал и умирал в муках. Ни врачи своею заботливостью, ни правительство своими предостережениями, ни собственная осторожность — ничто не могло удержать развивающейся заразы, она требовала все новых и новых жертв. Еще и сейчас сохранились курганы, где погребена масса умерших от чумы.
     Ужас объял всех от мала до велика. Устрашенные эпидемией жители Калуги просили благословения архимандрита Лаврентьева монастыря Никодима принести из села Калужки чудотворную икону Божией Матери. Святую икону принесли, обошли с нею крестным ходом все улицы города и совершили пред нею всенародный молебен. В посте и плаче три дня носили граждане икону вокруг города, припадая к чудотворному образу со слезами и мольбами о помощи. Просьба их была исполнена: губительная язва заступлением Пречистой Богородицы прекратилась.
     В воспоминание этого чудесного избавления от жестокой чумы было установлено ежегодно 2/15 сентября совершать празднование Калужской иконе Божией Матери с крестным ходом вокруг города.
     Милости Пресвятой Владычицы были неисчислимы, щедроты неоскудеваемы. В 1812 году опасность разрушения и пленения грозила Калуге во время нашествия полчищ Наполеона, которые уже были и пределах Калужской области. Святитель Евлампий, молившийся перед Калужской иконой об избавлении от нашествия врагов, принял весть, что вражеское войско потерпело поражение па реке Чернушке. Битва шла также на полях Тарутинских и под Малоярославцем. Поразив здесь нашу рать, враг вынудил ее отойти к Калуге. В посте и плаче жители города молились пред чудотворной иконою Калужскою об избавлении от предстоящей беды, с благоговением совершили крестный ход вокруг города с этой иконою. Заступлением Богородицы французы неожиданно свернули с Калужской дороги и пошли на Гжатск — по пути, который сами же разорили и опустошили, и тем погубили свое войско. Пленные свидетельствовали, что на них внезапно напал страх и трепет, так как они увидели стоящую на воздухе близ села Тарутино Калужскую икону Пречистой Богородицы, окруженную светоносными мужами (они узнали ее, увидев в плену ее изображение) и услышали Ее повеление идти к Гжатску. Так, без пролития крови, Матерь Божия даровала победу православным воинам.
     Видеть эту икону на воздухе, окруженную небесными силами, удостоилась также крестьянка графа Разумовского Параскева Алексеева. Об этих видениях доложено было императору Александру I. По его повелению и по благословению Святейшего Синода было установлено совершать ежегодно 12/25 октября празднование чудотворной Калужской иконе с крестным ходом вокруг города в память избавления города Калуги от нашествия французов.
     По общему верованию в чудесную помощь Богоматери через посредство Ее чудотворной иконы, она ежегодно была износима из села Калужки в ближние пределы.
     В Летописи Оптиной Пустыни говорится о том, что Калужская икона ежегодно была приносима из Калуги в святую обитель. Торжественная встреча иконы происходила у реки Жиздры. При звоне Оптинских колоколов из соборного храма выходил крестный ход во главе с Настоятелем и монастырскою и скитскою братией. На пароме с противоположного берега чудотворная икона как бы шествовала к насельникам обители. После краткого молитвословия крестный ход направлялся в собор монастыря, где тотчас начиналась торжественная служба. В течение дня икона обносилась по келлиям монастырской братии, а затем, по обычаю, чудотворный образ Царицы Небесной на руках скитская братия торжественно, с пением молитвословий, приносила в скит, в Иоанно-Предтеченский храм. После молебна с акафистом пред святою иконой вся братия с благоговением принимала ее по своим келлиям. Перед поздней Литургией икону возвращали в монастырь, где после службы при колокольном звоне торжественно совершался крестный ход, в котором вместе с монастырскими святынями участвовала и Калужская чудотворная икона. Большой чудотворный образ, несомый братией на носилках, высоко парил над головами молящихся, будто этому торжественному и победному шествию соприсутствовала Сама Высочайшая Виновница торжества. Преблагая Заступница рода христианского — Царица Небесная, любвеобильно зовя всех идти с Собою к Сыну Своему Сладчайшему, нетленному наследию блаженства нескончаемого, всех спасая и покрывая благодатию и Матерним Своим Покровом. После водосвятного молебна у Амвросиевского колодца, что у скитских врат, чудотворную икону провожали до границы монастырских владений, где передавали козельскому духовенству и многочисленным горожанам.
     В 1892 году свирепствовала вокруг Калужской губернии холера. По постановлению городской думы для избавления жителей от опасности этой эпидемии совершен был крестный ход вокруг всего города с иконой Калужской Божией Матери. И в то время как в смежных губерниях была большая смертность, в Калужской были только единичные случаи заболевания.
     18 июля 1893 года, как и год назад, совершалось принесение в Калугу чудотворной иконы Калужской Божией Матери и общественное моление с крестным ходом вокруг города об ограждении жителей его от холеры. Во всех Калужских городских церквах совершалось торжественное богослужение со службой Пресвятой Богородице и присоединением на ектениях прошения об избавлении от смертоносной заразы. 20 июля по окончании поздней Литургии начался крестный ход с чудотворною иконой. В это время на восточной окраине города начался страшный пожар, который истребил множество домов, принадлежавших большей частью бедному люду. Яростная стихия огня, раздуваемого ветром, грозила опустошить и центральные части города. Видя это, городской голова и некоторые из граждан просили Архипастыря направить крестный ход с чудотворною иконой к месту пожарища. Здесь Владыка лично отслужил молебен с водосвятием перед иконою Царицы Небесной и по окончании молебствия окропил дома святой водою. И Царица Небесная вняла слезным просьбам молившихся о прекращении случившегося бедствия. Проявив великую милость, Она явилась необоримою стеной, оградившей город от дальнейшего распространения страшного пожара. Ветер укротился и переменил направление; огненная сила стала угасать, и пожар был потушен. После молебствия на пожаре чудотворная икона была отнесена обратно в Калужку в сопровождении массы народа.
     Эпидемия холеры в окружающих губерниях не прекращалась, и в 1894 году был совершен третий крестный ход вокруг города с чудотворной иконой Калужской Божией Матери. И снова Матерь Божия оградила Калужскую землю от этой страшной беды.
     В 1895 году вся юго-западная часть Жиздринского уезда подверглась неурожаю. Кроме того, стали известны случаи заболевания холерой в соседнем Брянском уезде, где на заводах и в лесах работали жители села Овсорок. На общественном сходе крестьяне Овсорокской волости выразили единодушное желание помолиться пред чудотворным образом Богоматери во всех селениях, составляющих приход села Овсорок. И вот ниспослано было всем прихожанам села небесное, святое утешение — встретить пречистый лик Богоматери. Ровно в четыре часа пополудни торжественный звон возвестил всем, что святая икона Царицы Небесной недалеко от села. Причт с крестным ходом вышел навстречу святыне. Местные священники, сделав земной поклон, благоговейно стали вынимать святую икону из экипажа, в котором она следовала. Все присутствующие также сделали глубокий земной поклон. После краткого молебна Богородице, при пении тропаря, крестный ход направился к храму, убранному и освещенному по этому случаю как в праздник Пасхи. В пять часов заблаговестили ко всенощному бдению, которое местные священники совершали соборне, в сослужении священников села Калужки и села Песочни. На другой день с такою же торжественностью совершена была и Божественная Литургия, на которой, по заамвонной молитве, священником Михаилом Извековым было сказано приблизительно следующее краткое поучение: «Откуду Мне сие, да прииде Мати Господа Моего ко Мне?» — Так некогда воскликнула святая праведная Елисавета, встречая родственницу свою, пречистую Богоматерь, которая пришла навестить ее. Так и мы, братие, в чувстве глубокого благоговения и искренней сердечной радости из глубины благодарного сердца должны взывать: откуда нам это, что Сама Царица Небесная пришла к нам? Откуда нам это, что Сама Матерь Божия в сем святом и чудотворном Ее образе пребывает теперь с нами и среди нас? Велико торжество ныне у нас, велика радость наша! О, как нужно это высоко ценить и как горячо благодарить Господа и Его Пречистую Матерь за Ее великую любовь к нам грешным! Имея вокруг себя такое множество свидетельств о чудесах и знамениях от иконы Богоматери Калужской, с терпением будем проходить предлежащее нам поприще. Пусть не страшит нас никакая напасть, никакое злое обстояние, ибо мы имеем за себя непостыдную пред Богом ходатаицу, Пресвятую Богородицу, источающую нам неоскудную благодать от своей чудотворной иконы. Но чтобы сподобиться нам получить милость, помощь и заступление от сей святой иконы, для этого от каждого из нас требуется не только твердая и несомненная вера в помощь Богоматери и в Ее чудодейственную силу, но и крайнее смирение, ибо только на смиренных призирает Пречистая Богоматерь. К Ней же вси возопием: “Падшим возстание, скорбящим радование, заблудшим наставнице, болящим посещение и исцеление и всем христианом спасение, соблюди нас, Госпоже, вопиющих и чтущих Твоея святыя иконы явление, избави нас от всякаго злаго обстояния».
     Священная Гостья пробыла в приходе села Овсорок целых десять дней. Это были дни великих празднеств. Все работы были оставлены; обычная деревенская жизнь с ее заботами и нуждами как бы прекратилась. Все жили одним желанием ближе находиться к святыне и чаще видеть лик Богоматери. Утром 19 ноября, после того, как Священная Гостья посетила все дома прихожан, с торжественным крестным ходом всем селом провожали Ее из своего храма и из пределов прихода. Долго с непокрытыми головами, устремив взоры в сторону удаляющейся кареты с иконой Богоматери, стояла толпа прихожан и долго руки их поднимались, творя крестное знамение, и уста творили последнюю молитву, пока не скрылась наконец из виду Великая Гостья.
     Заступлением Богоматери чрез Ее явленную икону Калужская губерния была избавлена от страшного бича человечества — холеры, которая свирепствовала почти во всех губерниях Европейской части России. Только один город Боровск в пределах Калужской области после явления чудотворной иконы Богоматери оставался долгое время без благодатного посещения этой святыни, что объяснялось влиянием преобладавшего там раскола, пустившего глубокие корни в этом городе. Известно, что по учению раскольников со времени патриарха Никона в греко-российской церкви не может быть ни новоявленных святых мощей угодников Божиих, ни явленных и чудотворных икон. Поэтому икона Калужской Божией Матери, явленная в 1748 году, не могла, по мнению раскольников, почитаться чудотворной.
     10/23 сентября 1899 года, после чудесного исцеления жены коллежского асессора города Боровска Чуфаровской и, несомненно, не без воли Царицы Небесной святая икона Калужской Божией Матери с разрешения епископа Калужского и Боровского Макария впервые была принесена в Боровск. Лишь только ступила святая икона на землю Боровскую, как огромные толпы народа, пришедшего еще с вечера из окрестных селений, устремились к ней с молитвой и со слезами. Из ближайших сельских церквей подошли крестные ходы. Открылось воистину царское шествие. Со всех сторон на расстоянии 11 верст толпами сбегался к святой иконе народ, крича и взывая: «Матушка наша! Заступница! Царица Небесная!» Множество было при пути различных недужных и одержимых от духов нечистых, все они издавали стоны и крики, и многие исцелялись. Когда шествие приблизилось к обители преподобного Пафнутия, там уже стояла несметная толпа народа, пришедшего из Боровска, и среди этой массы людей было множество раскольников, усердно возлагающих на себя крестное знамение и поклоняющихся святой иконе. После краткого молебствия у стен обители тронулись со святой иконой ко граду и вот — весь град изыде в сретение чудотворного образа Богоматери. Всех привела Матерь Божия к своему чудотворному образу! По просьбе Боровской городской думы, целиком состоявшей из раскольников-старообрядцев, было совершено торжественное молебствие перед иконой Пречистой Богоматери на городской площади. Некоторые из видных купцов-раскольников пожелали принять святую икону в свой дом и просили отслужить перед нею молебен. Так и раскольников-старообрядцев обратила на благой путь Пресвятая Богородица, посрамив прелесть раскола. Поистине это было несением Небесного света во тьму раскола! Все увидели и убедились, что подлинно с этим образом благодать и сила Божией Матери.
     В 1900 году на Калужской земле более месяца продолжалось безведрие. Не прекращающиеся дожди не давали ни пожать посеянное, ни собрать пожатое, лишали возможности учинить посев и на год будущий. Безведрие угрожало великим бедствием — голодом. После всенародного молебствия перед чудотворным образом Богородицы Господь, по заступлению и ходатайству Владычицы, призрел с высоты небесной на смирение раб Своих и внял их молитвам: наступили ясные, безоблачные дни, засияло солнце и истомленные люди вновь ощутили его живительную силу. Град и веси вновь были избавлены от угрожавшей им беды. Пресвятая Богородица, явившая в оплот и ограждение земли Калужской Свою цельбоносную икону, дарует утешение от этой святыни в многоразличных нуждах и обстояниях.
     Празднование в честь этого чудотворного образа совершается четырежды в году. Первое празднование 18/31 июля — в память избавления от холеры (1748 г). Второе празднования 2/15 сентября — в воспоминание избавления от чумы (1771 г). Третье празднование 12/25 октября — в вспоминание избавления Калужской земли от французов (1812 г). Четвертое — в первое воскресение Петрова поста.

К Богородице прилежно ныне притецем...

     Двести пятьдесят лет назад явилась чудотворная Калужская икона Божией Матери, став неоскудеваемым источником чудес. О них необходимо возвещать миру, особенно в наше сложное время, когда человек, изнемогая под тяжестью напастей и бед, всуе мятется, ищет утешения в развлечениях и удовольствиях, и забывает, что близ него есть истинный благодатный источник утешения — Пресвятая Богородица, непостыдная пред Богом ходатаица. Всякую стрелу отразить, всякую рану исцелить, всякую печаль утолить может Царица Небесная. Надо только с верою и усердием повергаться пред чудотворным Ее образом.
    Ты приступаешь к совершению какого-либо дела — не забывай, что аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии (Пс. 126. 1); начинай же с молитвы к Преблагословенной Владычице, да благословит Она твой труд и увенчает успехом твои благие дела и предприятия.
     У тебя дети достигли школьного возраста и начали поступать в учебные заведения — молись же Богоматери, чтобы Она просветила их ум и облегчила их учебные труды. Ты отправляешься в дальний путь — молись Матери Божией, да будет Она твоею путеводительницею, да избавит от врагов видимых и невидимых и всяких несчастных приключений. Недаром святая Церковь величает Матерь Божию Наставницей и Путеводительницей. Помощницей обидимых и надеждой ненадежных, заступницей убогих и утешением печальных, кормительницей алчущих и одеянием нагих, целительницей больных и спасением грешных, поможением и заступлением всех христиан.
     Станем же молить Пресвятую Богородицу, чтобы Она не отказала нам в своей материнской помощи, чтобы каждому из нас исходатайствовала у Бога дар коемуждо благопотре6ен. Вполне счастливых людей нет на земле; все мы, по грехам нашим, живем не без скорбей, а многие и с великим горем. Когда скорби болезненно сжимают сердце, так что мы не можем ни приостановить, ни ослабить их, когда нет мира в костях наших от лица грех наших, тогда воззрим на лик Пресвятой Богородицы и скажем так: Пресвятая Владычица Богородице! Ты видишь мою немощь и беспомощность; зриши мою беду, зриши мою скорбь; буди мне Матерью и Покровительницей; не презри ищущего Твоей помощи и не отрини меня грешного. Сама поддержи, защити, вразуми и научи, что ми подобает творити. Потщися, погибаем, Владычице, от множества прегрешений. Не отврати Твоя рабы тщи, Тя бо едину надежду имамы.
http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p12029
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 1, 1-10. 20-2, 5; Мк. 5, 1-20). "Легион имя мне, потому что нас много". Духи не телесны, потому места собою не наполняют и не занимают, подобно телам. Этим объясняется физическая возможность пребывания многих духов в одном человеке. Возможность нравственная со стороны духов понятна из их безнравственности или отсутствия всяких нравственных начал, а со стороны человека - из многостороннего соприкосновения душевным строем своим к мрачной области нечистых сил. Но этим объясняется только возможность; действительность же вселения бесов подлежит условиям, которых определить не имеем возможности. Можем только сказать, что вселение духов не всегда бывает видимым, не всегда обнаруживается известными действиями бесноватых. Есть вселение духов необнаруживаемое, скрытное; есть также власть духов над умами, помимо тела, когда они водят их, как хотят, через страсти, в них действующие; люди же думают, что они все сами действуют, будучи посмешищем нечистых сил. Как же быть? Будь настоящим христианином, и никакая вражеская сила не одолеет тебя.
******************************************************************************************************************************************
Я с вами...
"И се, Я с вами во все дни до скончания века"
(Мф. 28, 20)
Какое глубокое значение имеют эти слова! Заметьте, Христос не говорит, что Он был или будет с нами, но что Он с нами всегда. Случается нам не сознавать Его присутствие, наш взор подчас отуманен слезами и ослеплен ложным блеском светской мишуры. Наконец, когда чаша наших страданий переполнена, нам мнится, что Господь оставил нас.
Сам Спаситель испытал это чувство отчаяния, страдая на кресте. Но тем не менее Господь всегда и везде неизменно с нами, жалея нас, заботясь о нас постоянно, выжидая минуту, когда мы, подобно ученикам на дороге в Эммаус или Марии, плачущей у пустой могилы, очнемся для радостного сознания Его присутствия.
Будем всегда помнить эти слова: "во все дни". В зимние, безотрадные дни, когда нас окружают грозные тучи, в дни болезни и страдания, в дни искушения и испытания, точно так же, как в самые радостные дни нашей жизни, когда небо ясно над нами и душа наша полна ликования. Самые близкие друзья могут удаляться от нас, но Господь всегда близок к призывающим Его. Он проходит с нами по глубоким волнам и песчаной пустыне. Он стоит рядом с нами на краю пропасти. С Ним мы не одни и, приучая себя постепенно к этой мысли, мы уже никогда не почувствуем себя одинокими. Запечатлеем же глубоко в нашем сердце слова эти: "Я с вами всегда, до скончания века".
Слава тебе Господи! вечная Слава Тебе!

исторические события дня:
В 1793 г. по ходатайству старцев преп. Серафим Саровский был рукоположен во иеромонаха (был монахом с 18 августа 1786 г., иеродиаконом с 1787 г.)
В 1909 г. закладка Государева Феодоровского Собора в Царском Cеле и его торжественное освящение (1912 г.)
В 1812 г. Наполеон вошел в Москву

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

+1

34

Во славу Божию и на пользу ближнего !
16 Сентября  -Память:

Сщмч. Анфима, еп. Никомидийского, и с ним мчч. Феофила диакона, Дорофея, Мардония, Мигдония, Петра, Индиса, Горгония, Зинона, Домны девы и Евфимия (302)
http://s44.radikal.ru/i105/0909/6c/60c7ebfff480.jpg

Святой Анфим родился в городе Никомидии1. Еще в юных летах он проявлял в себе навыки уже совершенного мужа и отличался незлобием. Возрастая телом, возрастал он и духом. Достигнув совершеннолетия, он изо всех стал выделяться добродетельною жизнью; и в те годы человеческой жизни, когда страсти обыкновенно произрастают в человеке, как бы плевелы в пшенице, Анфим был уже образцом безстрастия. Плоть его была умерщвлена в своих греховных вожделениях, дух его исполнен был смирения. Всякого рода зависть, гневливость и леность он совсем искоренил в своей душу, не давая и телу пресыщаться объедением и пьянством. Своим примером он, напротив, показывал: воздержание во всём, любовь и мир со всеми, благоразумие и усердное попечение о славе Божией. За такую благочестивую и добродетельную жизнь, он был в непродолжительном времени удостоен священнического сана. В этом сане Анфим всем сердцем прилежал богомысленной молитве и душеполезным трудам, словом и делом наставляя всех спасительному пути добродетели. Когда скончался архипастырь Никомидийской церкви святой Кирилл, на его место был возведен Анфим. Избрание его во епископа, как мужа того достойного, было засвидетельствовано свыше: во время его посвящения небесный свет облистал церковь и был слышен свыше некий Божественный глас. Приняв на себя управление Никомидийскою церковью, святой Анфим, как искусный кормчий во время бури, соблюл ее, как бы невредимый от потопления корабль. Ибо если многие христиане и бывали потопляемы в море за Христа, но за то они не погрязли в злочестии: ни потопила их в себе буря идолопоклонения, ни пожрала их глубина преисподнего ада, но наставлением и управлением святого архипастыря своего Анфима они достигли тихого и не бурного пристанища небесного. Этот добрый пастырь Христов привел к Богу в венцах мученических почти всё свое словесное стадо. Когда идолопоклонники открыли великое гонение по всему востоку на христиан, а в особенности в Никомидии, – где тогда жили злочестивые цари Диоклитиан и Максимиан2, – святой Анфим наставлял и укреплял всех верующих к мученическому подвигу.

– Ныне, – говорил он, – подобает нам показать себя истинными христианами, ныне – время подвига, ныне тот, кто действительно воин Иисуса Христа, да выступит мужественно для борьбы. Здесь нам предстоит пострадать лишь немного за много пострадавшего ради нас Христа; исповедуем Его здесь пред людьми, дабы там Он исповедал нас пред Отцом Своим Небесным. Здесь пред людьми Его прославим, дабы там Он прославил нас пред Ангелами Своими. Итак прославим Бога в телах наших, предав себя на мучения; умрем временною смертью, чтобы быть живыми вечно, не убоимся мучителей убивающих. Ибо если они и убьют нас, то будут виновниками нашего будущего блаженства: усеченную главу десница Подвигоположника нашего увенчает венцом нетленным; раздробленные члены просветятся, как солнце, в царствии Его; нанесенные раны умножат нам вечное воздаяние; кровавые мучения введут нас в чертог Жениха Небесного. Будем же готовы пролить даже кровь свою, будем зрелищем поношения и уничижения пред взорам и ангелов и человеков.

Укрепляемые таковыми и подобными словами святого, весьма многие верующие мужественно предавали сами себя на тяжкие муки за Сладчайшего Иисуса, Господа Своего. Один христианин из особенно пламенеющих верою, ревнуя по Боге, решился на такой смелый поступок. Когда был прочитан в Никомидии написанный на хартии царский указ об умерщвлении христиан и потом прибить на видном месте к стене, – он, выступив пред всеми, исповедал Христа и, сорвав со стены этот указ, разорвал его, громко обличая языческое злочестие, – и, таким образом, явился первым мучеником в Никомидии.

После этого, весьма многие из вельмож и из придворных начальствующих лиц начали явно исповедовать Христа, провозглашая себя христианами: таковыми были Дорофей, Мардоний, Мигдоний, Петр, Индис, Горгоний3 с прочею многочисленною дружиною; все они добровольно предавали себя на мучения за Христа, и многие из них были погублены мучителями посредством различных казней.

В то же самое время, к тягостнейшей скорби христиан, присоединилось еще следующее обстоятельство. Неизвестно отчего зажглись царские палаты, и большая часть их сгорела. Злочестивые язычники оклеветали христиан, говоря, будто они по ненависти подожгли царский дворец. Тогда ярость царя достигла до крайней степени и, став лютее дикого зверя, он истреблял христиан в великом множестве, осуждая их то на усечение мечом, то на сожжение огнем. Несмотря на всё это, верующие, видя мученическую смерть единоверных своих братий и зная, что и им предлежит такая же, разжегшись Божественною любовью, предавали себя мучителям на сожжение огнем, как будто в какое-либо приятное и прохладное место. А остальные многочисленные христиане были связаны мучителями, посажены на лодки и потоплены в морской глубине. По неукротимой своей ярости царь повелел потоплять не только живых, но выкапывать из земли и бросать в море ранее того погребенные тела святых мучеников, чтобы не почитали их оставшиеся в живых христиане. Столь жестоко было гонение, во время коего святой Анфим был разыскиваем, "как агнец на заклание" (Ис.53:7). Прежде, чем растерзать пастыря, волки устремились на его стадо; но Божий Промысл и Покров хранили его в одном селении, называемом Семана, для того, чтобы он прежде привел к Богу своих словесных овец, а потом и сам отошел к Нему, запечатлев излиянием своей крови веру церкви Никомидийской. Тогда же в церкви, в день Рождества Христова, сожжено было до двадцати тысяч святых мучеников4, а остальные из паствы святого Анфима были заключены в темницы. Святой же своими частыми письменными посланиями, которые тайно отправлял к христианам, учил их и утверждал в вере; так что хотя и не был с ними телом, по воле Божией, быв удален от них на время, но духом своим соприсутствовал с ними в темницах, своими посланиями доставляя им пищу духовную. Овцы явно, а пастырь их тайно боролись с волками, и святой скрывался, не мучений боясь, но для того, чтобы учением и молитвою утвердить слабейших в вере, укрепить немощнейших, боязливых сделать мужественными, доколе всех представить Христу, а потом уже и самого себя предать на те же мучения.

Один из верующих, укрепленный святым Анфимом, по имени Зинон, воин по должности, изобличил пред всеми царя Максимиана в злочестии следующим образом. В Никомидии, близ цирка, находился храм языческой богини Цереры5. Однажды Максимиан с своими воинами и всем народом приносил идолу этой богини обильную жертву. Зинон же, во время этого нечестивого праздника, став на возвышенном месте, громко воскликнул:

– Обольщаешься ты, царь, поклоняясь бездушному камню и немому дереву, ибо это обман бесов, приводящий к погибели их поклонников. Познай, Максимиан, истину, и свои телесные очи, вместе с духовными, обрати к небу: воззри, и из рассмотрения сего пресветлого творения уразумей о его Создателе, каков Он – Творец. Познай сие из наблюдения над тварями; научись чтить Сего Бога, Который благоволит не к крови закалаемых и сжигаемых в удушливом дыме бессловесных животных, но к чистым душам и чистому сердцу разумного создания.

Услышав это, Максимиан повелел схватить Зинона и за таковые дерзновенные слова к царю бить камнями в лицо и уста. Мучители выбили ему зубы, растерзали лицо его, стерли его язык, исповедующий Христа, и, наконец, едва живого извели из города, и отсекли, по повелению царскому, святую его главу.

В это время святой Анфим из своего местожительства, где он скрывался, послал диакона с своими письмами к находившемуся в темнице Дорофею и к другим, заключенным с ним за Христа, увещевая их к терпению, дабы они с радостью готовы были умереть за Жизнодавца – Господа. Нечестивые схватили сего диакона и представили его с письмами святого Анфима царю Максимиану. Царь прочел эти письма, и нашел написанное в них неприятным для себя: в письмах заключалось сердечное приветствие святого мученикам, усердное сострадание о них, отеческое наставление к ним, пастырское учение, святительское благословение на подвиг мученический и укрепление к ниспровержению идолов. Сильно разгневавшись на всё сие, царь повелел вывести всех мучеников из темницы и представить к нему на суд. Бросив на них надменный и зверский взор, он долго укорял их. Потом велел прочитать послания святого Анфима, в укор и обличение их.

– Вы веруете обманчивым басням этого злого человека, – говорил он, – и слушаете его развращенное учение, а не царское повеление!

Верующие, слыша читаемое послание, глубоко радовались и, проливая слезы от радости, приветствовали стоявшего в отдалении диакона Анфимова светлым взором, радостным лицом и преклоненною головою; слова же святого Анфима, которые были читаны для укорения их, они слагали в сердце своем.

Тогда царь сказал диакону:

– Скажи нам, откуда ты пришел? Кто дал тебе эти, развращающие народ, послания? И где скрывается тот, кто послал тебя?

Диакон, раскрыв уста, исполненные благодати, начал говорить следующее:

– Тот, кто посылает сии послания, есть пастырь. Но так как он находится далеко от своего стада, то письмами наставляет его и возбуждает к благочестию; особенно же, когда он услышит про нашествие многих волков на стадо словесное, тогда громко извещает овец, что они должны делать. Возвещает же он им от Пастыреначальника следующие слова: "не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить" (Мф.10:28). Я принес это послание сему Христову стаду, чтобы сообщить им его содержание; но где ныне находится пославший его, – о том не скажу, ибо было бы великим безумием, если бы я стал предателем пастыря моего, от которого всем приносится великая польза, который и без моего извещения о нем, скоро будет явлен, ибо "не может укрыться город, стоящий на верху горы" (Мф.5:14).

Разгневанный этими мужественными словами, мучитель осудил святого диакона, имя которому было Феофан, на смерть. Прежде всего у него отрезали язык, столь благодатно вещавший, а потом убили его, побивая камнями и пронзая стрелами. После сего царь приказал, посредством разнообразных мучительных казней, умертвить и представленных на суд мучеников: святому Дорофею усекнуть голову, Мардония сжечь на костре, Мигдония живым бросить в яму и засыпать землею, Горгония, Индиса и Петра утопить в море, повесив на шею их жерновный камень, и всех прочих погубить посредством многих других казней. Таким образом, все они различными путями смерти преставились ко Господу. Тела мучеников, которые были прошены в море, рыбаки потом изловили сетями, и одна девица, по имени Домна, погребла их. Узнав об этом, язычники усекли ее мечом, в то время когда она молилась над мощами святых мучеников. В то же время и Евфимий, который своею проповедью обратил многих к исповеданию Христа и мученическому подвигу, там же в Никомидии, после различных мучений, принял кончину мученическую, будучи усечен мечом. После всего этого, приспело время пострадать за исповедание Иисуса Христа и святому Анфиму.

Когда он скрывался в вышеупомянутом селении Семане и тайно сеял слово Божие и умножал веру во Христа, Максимиан проведал о нем и немедленно послал двадцать воинов, чтобы схватить его. Достигнув этого селения, они встретили здесь святого Анфима и его же самого спрашивали:

– Где находится Анфим, учитель христианский?

Встретив воинов, Анфим повел их в свою хижину и сказал:

– Я сообщу вам об Анфиме и предам его в ваши руки, но только отдохните немного от пути.

Затем он предложил им вкусить пищи и устроил им посильную трапезу, радушно угощая их. После сего святой открылся пред ними, что он – Анфим.

– Я, – сказал он, – тот, которого вы ищете; возьмите же меня и ведите к пославшему вас.

Услыхав это, воины изумились и стыдились поднять взоры на почтенные седины Анфима, потому что видели его сердечный прием и приветливое угощение. И вот они стали рассуждать между собою о том, что они должны повести сего невинного и доброго человека не для благополучия его в сей жизни, а к мучителю, на крайнюю скорбь и имеющую последовать после лютых мучений очевидную смерть. Им стало жаль Анфима, и стыдно пред ним, и сказали они святому:

– Не возьмем мы тебя с собою, но советуем тебе скрыться; а мы скажем пред Максимианом, что везде, в окрестностях Никомидии, мы искали Анфима и нигде его не нашли.

Но Анфим ревностно сохранял заповеди Господни и посему убеждал их говорить правду, так как не желал, чтобы ради его говорили ложь, и притом стремился пострадать и умереть за Христа; посему он пошел вместе с ними. По пути он проповедовал им слово Божие, уча их вере в Господа нашего Иисуса Христа. Не без следа падало это сеянное Анфимом себя слова Божия, но попало на добрую землю: оно вкоренилось в сердца воинов, процвело там и возросло к усовершению их в вере. Когда они достигли реки, Анфим сотворил о них молитву и крестил их во имя Отца и Сына и Святого Духа. Потом они опять отправились в путь, ведя душеполезную беседу, пока не достигли Никомидии. Когда Анфим вошел в город, о нем было возвещено Максимиану, – и тот повелел связанным представить его к себе.

И вот святой представ пред мучителем со связанными позади руками: ибо, во свидетельство истины, так именно должно было ему явиться пред судилищем нечестивых язычников связанным, как бы злодею; но он был свободен душою и обратил ее к небу, откуда ждал помощи. Мучитель приказал принести все орудия, употреблявшиеся при мучениях, чтобы, прежде всего, устрашить Анфима одним видом их, рассчитывая, что святой, убоявшись их, согласится исполнить волю царскую. Потом начали спрашивать его:

– Ты ли тот Анфим, который, заблуждаясь относительно одного простого человек, по имени Христа, приводишь в то же заблуждение и простой народ, обманывая его и возбуждая противиться нашему царскому повелению, а наших богов бесчисленными ругательствами хуля и укоряя?

Анфим же, посмеявшись над принесенными орудиями мучений и над словами царскими, сказал:

– Знай, царь, что я совсем бы не отвечал на это твой вопрос, если бы не советовал мне того Божественный Апостол, наставляющий нас быть готовыми "всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ" (1Пет.3:15), ибо обещал Бог дать "уста и премудрость, которой не возмогут противоречить ни противостоять все, противящиеся" нам (Лк.21:15). И я первый насмеялся над вашими идолами, которых вы называете богами; теперь же я смеюсь над твоим великим безумием, что ты надеялся отторгнуть меня от Создателя моего, Который и тебя, неблагодарное создание, почтил Своим образом. За что ты меня привел связанным на свой суд и положил пред моими глазами орудия мучений? Не хочешь ли ты ими устрашить меня, чтобы я, убоявшись, повиновался твоему безбожному повелению? Но этим ты не в состоянии устрашить того, кто сам желает умереть за Господа своего. Предлагай это вниманию тех, которые малодушны и трусливы, для которых сия временная жизнь представляется великим утешением, а потеря временной жизни – великою скорбью: устрашай их, а не меня. Для меня же сие бренное тело и сия временная жизнь суть как бы тяжкие узы и темница, не позволяющие моей душе перейти к вожделенному Богу; твои же угрозы, казни мучения для меня тем приятнее всякого земного наслаждения, что за ними последует смерть, которая, освободив меня от телесных уз, переселит туда, куда устремлено всё мое желание.

После того, как святой произнес сии слова, мучитель повелел бить его камнями по шее. Анфим же, с благодарностью принимая эти побои, как начало страданий за Христа и основание венцов мученических, желал еще больших страданий, желая наследовать высшее воздаяние и, то насмехаясь и поругаясь над мучителем, то приводя его в сильнейший гнев, чтобы повелел мучить его тягчайшими страданиями, повторял грозное пророческое слово: "Боги, которые не сотворили неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес" (Иер.10:11).

Сии слова пронзили сердце мучителя яростью, и он повелел раскаленными острыми железными кольями насквозь просверлить ноги священномученика. Но и сие мучение было для святого радостью, ибо он, радуясь, прославлял Бога, сподобившего его терпеть за имя Господа Иисуса Христа таковые страдания. Потом Максимиан повелел положить по земле острые черепки, возложить на них страдальца нагим и в таком состоянии бить еще сильнее палками, чтобы сердце его пронзала сугубая боль: сверху от биения палками, снизу от острых черепков. Но святой и тогда не отчаялся в своей победе над мучителем, воспевая: "Благодарю Тя, Господи, Царю веков, "ибо Ты препоясал меня силою для войны и низложил под ноги мои восставших на меня; Ты обратил ко мне тыл врагов моих, и я истребляю ненавидящих меня" (Пс.17:40-41).

Тогда мучитель изобрел иную муку: раскалив медные сапоги, надели их на ноги Анфима. Но Божественная благодать свыше осенила страдальца, укрепляя его в страданиях, и он слышал голос, обещавший ему вскоре венец небесный, и сей голос исполнил сердце его блаженством. От сего Божественного утешения святой начал явно пред всеми не обращать внимания на мучения, и лицо его озарилось небесною радостью, как будто он не претерпевал никакого страдания. При виде этого, мучитель изумлялся и говорил про святого Анфима, что он – волхв и посредством какого-то волшебства превозмогает огненную силу жжения. Стали спрашивать его: почему он, находясь в таких мучениях, радуется?

– Потому я так радуюсь, – отвечал святой, – что настоящие страдания служат мне твердым упованием обещанных благ, в скором же времени я препобежду твою надменную гордыню и докажу, что твои боги много беспомощнее сил человеческих, и ты будешь каяться о злобе своей во веки, но без пользы, – и не прежде отойдешь из сей жизни, чем будешь осужден на вечную погибель.

Еще более раздраженный сими словами, мучитель приказал привязать святого к колесу и привести ось колеса вместе с ним во вращательное движение, причем тело его жечь огнем. Но когда слуги начали исполнять царское повеление, привязал Анфима к колесу и стали разводить под ним огонь, то они сами внезапно упали как бы мертвыми. Колесо остановилось, и огонь устремился на них и опалил их, и они после поведали мучителю следующее:

– Когда мы начали вращать колесо и поджигать привязанного к нему, около нас появились три светоносных мужа и сказали: "Не бойся, раб Божий Анфим!" Когда же они обратили взор свой на нас, напал страх на нас, и огонь под колесом обратился на наши лица и попалил нас.

Услыхав это, мучитель был поражен, но всё сие приписал волхвованию. После того святого Анфима сняли с колеса, и царь угрожал ему усечением меча, если он не принесет жертвы идолам. Мученик же, услыхав о том, что ему предстоит усечение мечом, возрадовался и усердно молил Бога, да даст ему скорее отойти к своему стаду, восшедшему к небу путем мученичества прежде него, дабы и он мог сказать: "Вот я и дети, которых дал мне Господь" (Ис.8:18).

Но злочестивый царь предварительно повелел ввергнуть святого в темницу и связать железными цепями. Когда Анфима вели в темницу, то он славил и благословлял Бога за всё. – И вот внезапно озарил его с неба свет, цепи его расторглись, а слуги, ведущие его, пали на землю от страха. Но Анфим, подняв их, велел исполнить то, что им было приказано. Дошедши до темницы, святой вошел в нее и остался в ней среди заключенных там злодеев и разбойников; но он радовался, как будто был введен на пир, или брачное торжество. Предложив узникам духовную пищу слова Божия и представив им питие благочестия, он приобрел их Христу и присоединил к Его святой церкви, научив вере и добрым делам; там же в темнице он возродил их водою святого крещения. И стала та темница светлою церковью, исполненной даров Духа Святого, где верующие днем и ночью приносили Богу жертву хваления.

Узнав об этом, Максимиан повелел привести к нему святого Анфима и старался ласкательствами склонить его к поклонению языческим богам, обещая сделать его первым из жрецов идольских. Но Анфим с обычным своим дерзновением отвечал царю:

– Я и прежде твоих слов – высший посреди Божиих иереев священник6; священник же я Пастыреначальника Христа, Который в плоть мою облекся, и ко мне, ради меня, снисшел с небес. Он послужил пред Богом Отцом искупительною жертвою за людей, умер на кресте, был погребен и через три дня воскрес, и вознесся со славою на небеса, возводя туда всех верующих в Него. Его я священник и потому себя самого приношу Ему в жертву живую. А ваши жречество, и жертвы, и мнимые боги суть тьма и пойдут во тьму вечную.

Услыхав это, мучитель осудил Анфима на смерть. И пошел святой к смерти, исполненный небесной радости.

– Ныне, – говорил он, – время моего веселия, ныне исполнение моего желания, ныне отверзается мне дверь вечной жизни, да, изшедши от тела, вниду ко Господу, и насыщуся, внегда явится предо мною слава Его.

Достигнув места казни, где он чрез временную смерть имел перейти в нескончаемую жизнь, святитель испросил себе время для молитвы и, помолившись, склонил святую свою главу под секиру, которою и был он, согласно повелению царя, усечен, и так приял конец мученичества своего за Христа, сентября 3-го дня. Когда наступил вечер, некоторые из верующих тайно пришли на место казни, взяли с собою многострадальное тело святого Анфима и с честью погребли его, прославляя Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, Единого Бога, Которому – слава во веки, аминь7.
Тропарь,глас 4
И нравом причастник,/ и престолом наместник апостолом быв,/ деяние обрел еси, богодухновенне,/ в видения восход:/ сего ради, слово истины исправляя,/ и веры ради пострадал еси даже до крове,/ священномучениче Анфиме,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим.
Кондак, глас 4:
Во священницех благочестно пожив, и мучения путь скончав, идольская угасил еси служения, поборник быв твоему стаду богомудре. Темже тя и почитаем ныне, тайно вопиюще: от бед избави нас твоими молитвами, приснопамятне Анфиме.
_______________________________________________________________
1 Никомидия – столица восточной империи, резиденция императора Диоклитиана, великолепный город в области Вифинии на берегу Пропонтиды (Мраморного моря), в северо-западной части Малой Азии.
2 Здесь разумеется не соцарствовавший соправитель Диоклитиану Максимиан, а зять первого – Максимиан Галерий, соправитель первого на востоке римской империи, и после его преемник (305-311 гг.). Гонение на христиан при Диоклитиане началось в 303 г. Причиною гонения был Галерий, убедивший Диоклитиана издать общий закон против христиан. Закон предписывал – христианские храмы разрушать, сожигать книги св. Писания и лишать христиан всех гражданских прав и должностей. Гонения при Диоклитиане отличались, во первых, жестокостью мучений, во-вторых, обилием числа мучеников, умерщвляемых зараз от 10 до 100 и более в один день.
3 Дорофей – препозит (чиновник); Петр и Горгоний – сановники двора. Мощи Горгония перенесены в Рим. Мигдоний носит название по месту происхождения: Мигдонский, т.е. Фригийский или Масийский (в западной и северо-западной части Малой Азии). Индис – евнух. См. о них далее в этом же житии.
4 Память св. двадцати тысяч мучеников в Никомидии и между ними мчч.: Зинона, Дорофея, Гликерии, Феофила, Петра, Мардония, Мигдония, Индиса, Горгония, Евфимия и мц.: Агафии, Домны и Феофилы, совершается 28 декабря.
5 Церера или Деметра – римская и греческая богиня плодородия, земледелия и брака. Безнравственные обряды в честь этой богини особенно были распространены во Фригии, лежавшей рядом с Вифинией.
6 Т.е. епископ.
7 Мученическая кончина св. Анфима должна быть отнесена к 303 году: в этом году Диоклитиан велел сжечь в Никомидии храм со всеми бывшими там христианами, издал указ, воспрещавший христианам собираться для богослужения и потом другой указ, повелевавший заключать епископов, пресвитеров и диаконов в темницы и требовать от них принесения жертвы языческим богам, в случае же отказа – пытать и убивать. – Византийский император Юстиниан (527-565 гг.) построил в честь священномученика Анфима великолепный храм на берегу Золотого Рога, украсив его мрамором и золотом. Император Лев Великий создал ему храм близ Ксиропирка. В X веке глава св. Анфима находилась в Никомидии, где от нее происходило много чудес и постоянно произрастали власы на ней.

Св. Фивы диаконисы (I).
http://i081.radikal.ru/0909/d2/7e29dc43a959.jpg

Святая Фива диакониса Коринфская (I) упоминается святым апостолом Павлом. В Послании к римлянам (16:1-2) он просил: «Представляю вам Фиву, сестру нашу, диакониссу церкви Кенхрейской. Примите ее для Господа, как прилично святым, и помогите ей, в чем она будет иметь нужду у вас, ибо и она была помощницею многим и мне самому».
Последних слов оказалось достаточно, чтобы особо почитать Фиву. «Диаконисой», «служительницей» она была на заре истории Церкви, когда все было проще и непосредственнее, чем сейчас, когда «служение» было прежде всего помощью лично кому-то, не адресованным всем «вообще» подвигом пастырства, иночества, мученичества, богословствования. Святым, видимо, только и можно стать, если дело любого размера совершать как служение не только Троице, Истине, человечеству, но - конкретным людям и хотя бы одному человеку обязательно лично.

О диаконисах:
Диаконисса — особая категория женщин в восточной церкви IV-VIII веков, принявших посвящение и несших определенные церковные обязанности, но не принимавших участия в совершении таинств. Институт диаконисс существовал недолго и исчез после распространения женского монашества.

К функциям диаконисс относилось:

• приготовление женщин к крещению;
• оказание помощи священнослужителям при самом крещении женщин;
• дела милосердия - посещение больных и бедных;
• размещение входящих в храм женщин по порядку и наблюдение за их поведением во время богослужения.

Из постановлений Первого и Четвертого Вселенских соборов можно увидеть, что диакониссы делились на два разряда:

• Диаконисы рукоположенные, которые прислуживали в храмах при богослужении;
К рукоположению допускались жешщины, достигшие сорока лет (15 правило IV Вселенского собора) и после тщательного испытания. Если же после рукоположения диаконисса вступала в брак, то она и ее супруг подвергались анафеме.(отлучение от Церкви)
• Диаконисы по одеянию, которые занимались делами милосердия. Согласно 19-го правила Никейского собора женщинам, посвятившим себя служению церкви по достижении 25 лет благославлялось носить особую одежду. Однако до 40-летнего возраста они могли оставаться в доме родителей.

К диакониссам по одеянию можно причислить сестер Марфо-Мариинской Обители Милосердия, основанной святой преподобномученицей Великой княгиней Елизаветой в 1909 году. Елизавета Федоровна была сторонницей возрождения в своей обители чина диаконис — служительниц церкви первых веков, которые в первые века христианства поставлялись через рукоположение, участвовали в совершении литургии, примерно в той роли, в какой сейчас служат иподиаконы, занимались катехизацией женщин, помогали при крещении женщин, служили больным. Вопрос о восстановлении института диаконисс обсуждался на Поместном Соборе РПЦ 1917—1918 гг.

Ряд диаконисс древней церкви причислен к лику святых:
• Фива, диаконисcа церкви Кенхрейской: упоминается в послании апостола Павла к Римлянам (Рим. 16:1). Память совершается 16 сентября (3 сентября по старому стилю);
• Олимпиада, диаконисса Константинопольская: её высоко ценил Иоанн Златоуст, за преданность к которому она пострадала и умерла в заточении в 409 году. Память совершается 7 августа (25 июля по старому стилю). см. Жития СВЯТЫХ от 7 августа ..
(krotov.info; days.pravoslavie.ru; ru.wikipedia.org).

Мц. Василиссы Никомидийской (309)
http://i025.radikal.ru/0909/c7/9f70a944a815.jpg

В царствование нечестивого римского императора Диоклитиана едва ли в каком другом городе было пролито столько мученической крови, как в Никомидии: в нем такое множество верующих было убиваемо за Христа, что только за один месяц принявших мученическую кончину насчитывалось до семнадцати тысяч, кроме двадцати тысяч, сожженных в церкви в день Рождества Христова. И такое неповинное убиение верующих в это жестокое гонение продолжалось не один месяц, а долгое время. Кто же в состоянии исчислить всех погибших за сие время христиан, кроме только единого Бога, исчисляющего и множество звезд! В Никомидии же пострадала и св. мученица Василиса. Слава всесильному Богу, проявляющему свою великую силу не только в людях взрослых, но и малых детях! Святой мученице было всего девять лет, когда ее привели на суд к игемону, или правителю Никомидии, Александру, пред которым эта мученица отроковица, непорочная невеста Небесного Жениха, так смело исповедала Христа, что все были удивлены благоразумию и свободному разговору ее с мучителем, с которым она вела спор о вере Христовой, как вполне совершенный муж. Правитель надеялся склонить ее к почитанию своих богов ласками и обещаниями, но святая оставалась непреклонною; тогда правитель повелел бить ее по лицу: святая отроковица возблагодарила за сие Бога. Правитель приказал тогда снять с нее одежды и бить ее розгами: она воздала за сие еще большее благодарение Господу. Это привело правителя в ярость, и он повелел бить ее еще сильнее; когда же всё тело ее покрылось как бы сплошною язвою, она воскликнула: "Боже, благодарю Тебя за всё сие". Тогда правитель приказал, провертев ей голени, повесит ее вниз головою и на разведенный под нею огонь бросать смолу, серу, масло и олово, в уверенности, что она скоро испустит дух от тяжких страданий и смрадного дыма; но святая и при этих мучениях, как в райской прохладе, не переставала воспевать хвалу Господу. Видя, что святая относится с пренебрежением к изобретаемым им мучениям, правитель приказал бросить ее в разожженную печь. Оградивши себя знамением честного креста, св. Василиса вошла в пламень и долго оставалась в нем без всякого вреда. Все присутствующие были объяты ужасом и с недоумением смотрели на столь чудесное видение. Тогда, выведши ее из печи, выпустили на нее двух львов, чтобы растерзали ее; но святая, помолившись, осталась невредимою: молитва отроковицы, подобно тому, как некогда молитва Даниила пророка, заградила уста львов (Дан., 6 гл.). Ужас объял тогда самого правителя Александра, который, пробыв долгое время как бы в исступлении, наконец воскликнул: "Это судьбы Божии!" Засим, припав к ногам св. мученицы, он воззвал: "Помилуй меня, слуга небесного царя и Бога, и прости за все мучения; помолись Богу твоему, чтобы не погубил меня Господь за тебя, ибо отныне и я верую в Него". Тогда св. мученица, громогласно прославив милосердного Господа, просветившего слепоту правителя и открывшего ему познание истины, повелела епископу Антонину разъяснить Александру истинную веру и, научивши ей, крестить его. Все бывшие там христиане искренне радовались обращению правителя Александра, который, по крещении, принес покаяние в своем прежнем нечестии и причиненных им христианам мучениях и молил святую Василису, чтобы испросила ему прощение у Господа. По ходатайству и молитвам святой мученицы, правитель Александр, вполне уверовав, в скором времени преставился, исполненный истинного покаяния, и погребен был христианами с честью; святая же, после погребения его, удалилась из города на расстояние трех поприщ (около 4 км). Здесь, почувствовав жажду и найдя камень, святая стала на него и обратилась с молитвою к Господу, и тотчас из камня потекла вода. Утолив жажду, она отошла немного от этого места и, став с молитвою на колени, предала дух свой Богу. Узнав об этом, епископ Антонин пришел туда и похоронил святую близ того камня, из которого, по молитве ее, появилась вода. По молитвам святой мученицы, излей, Господи, и на нас Свою великую и богатую милость, Аминь.

Свт. Иоанникия II, патриарха Сербского (1349).
Семена христианской веры на территорию современной Сербии принесли святые апостолы. Предание свидетельствует, что здесь трудился святой апостол Андрей, который мученически скончался в Ахаии. Святой апостол Павел во время второго и третьего миссионерских путешествий прошел со словом благовестия по восточной и южной части Балканского полуострова, а «в Далмацию, —как свидетельствует сербский историк д-р Душан Л. Кашич, —послал своего ученика Тита и ему, как и многим общинам в Македонии и Греции, писал послания, чтобы он продвинул распространение христианства в той области»

В IV веке здесь находились Сирмийская митрополия и Салонийская архиепископия. Первое массовое крещение сербов, поселившихся на Балканском полуострове, произошло при византийском императоре Ираклии (610-641). В 869 году по просьбе князя Мунтимира византийский император Василий Македонянин прислал к сербам греческих священников.

Автокефальной Сербская Церковь стала в 1219 году. Небесным покровителем Сербской Церкви является святой Савва Сербский (+1236), первый Архиепископ Сербской Автокефальной Церкви. Патриаршество установлено в 1346 году, первый Патриарх Сербский Иоанникий (+1354) прославлен Сербской Церковью в лике святых. Патриарх Иоанникий участвовал в составлении «Законника» — известного в истории Сербии сборника законов. Свт.Иоанникий был родом из Призрена и какое-то время служил начальником дворовой канцелярии при короле Душане. В 1338 г. он был избран архиепископом, а в 1346 г. возведен в достоинство Патриарха Сербского. Затем, с 1339 г., управлял Церковью в сане архиепископа. В 1346 г. Собор всех сербских архипастырей, на котором присутствовал и патриарх Болгарский по желанию короля Душана избрал архиепископа Иоанникия патриархом Сербской Православной Церкви. Участвовал в составлении «Законника» царя Душана.  погребен в Печской обители.

Сщмч. Аристиона, еп. Александрии Сирийской.
Сей св. Аристион был епископом Александрии приморской, находившейся между городами Иссом и Антиохиею, в Сирии. Он ревностно проповедовал о Христе и Его спасительных страданиях, смерти и воскресении, а также поучал народ о том, что все на земле тленно и скоропреходяще, а вечны и нетленны только будущие небесные блага. За таковое учение он был приведен на суд к правителю города Александрии и, после того, как исповедал Христа истинным Богом, осужден был на сожжение, и в сем мученическом подвиге окончил свою блаженную жизнь.

+2

35

................................продолжение от 16 сентября

Прп. Феоктиста, спостника Евфимия Великого (467).
http://s46.radikal.ru/i114/0909/8d/06249c2f66c7.jpg

Преподобный Евфимий происходил родом из города Мелитины, в Армении, близ Евфрата [1]. Родители его Павел и Дионисия, оба христиане, происходили из знатного рода и были украшены добродетелями. В течение многих лет они были бесплодны и бездетны, о чем они глубоко скорбели. Посещая находившуюся вблизи от города церковь святого мученика Полиевкта [2], они всегда молились Богу, чтобы разрешилось их бесчадие. И вот, когда они в одну ночь пребывали в усердной молитве, последовало им некое божественное видение, и они услышали:

- Утешьтесь, ибо Бог дарует вам сына, тезоименитого утешению [3], потому что при рождении его Бог подаст утешение церквам Своим.

После этого видения Дионисия зачала сына, которого еще до рождения родители его обещали посвятить Богу. И вот родился у них сын, и они нарекли его Евфимием. В то время на востоке, царствовал Валент, а на западе племянник его Грациан [4]. Для церквей Христовых, смущаемых арианами, не было еще мира и тишины. Начиная со времени царствования Констанция, сына Константинова, до самой смерти Валента, православные, в течение почти сорока лет, терпели преследования и насилия. Когда же родился Святой Евфимий, все, скорби святых церквей превратились в утешение и радость: не исполнилось еще пяти месяцев после рождения Евфимия, как нечестивый император Валент был побежден варварами, опустошавшими Фракию и, во время бегства, скрывшись в одном селении, близ Адрианополя [5], в сарае, сгорел. Таким образом, сей нечестивец ужасно погиб от огня временного, который был для него как бы преддверием огня вечного. С погибелью этого нечестивого царя, погибла и вся сила арианская, и вскоре, со вступлением на царство Феодосия Великого [6], для святых церквей наступили тишина и мир.

По прошествии довольно непродолжительного времени, отец Евфимия скончался. Дионисия же, исполняя обет свой, привела отрока Евфимия к брату своему, пресвитеру Евдоксию, который был духовным отцом епископа Мелитинской церкви Отрия [7], посвящая сына своего, как некогда Анна - Самуила, Богу (1Цар.1). Евдоксий же привел отрока к епископу и поведал ему все о нем: как после некоего божественного явления и гласа он был дарован неплодным родителям, ради усердной их о том молитвы, и что он еще до рождения был обещан на служение Господу. Епископ Отрий, услыхав это и удивившись поведанному, сказал:

- Воистину Дух Божий почивает на сем ребенке.

Приняв отрока к себе вместо сына, Отрий тщательно заботился об его обучении, поручив это дело двум учителям из клириков, Акакий и Синодию [8], мужам благоразумным и добродетельным, из которых каждый впоследствии, в свое время, был епископом той же Мелитинской церкви. Когда блаженный Евфимий хорошо изучил божественные книги, епископ поставил его в чтеца, а мать его, блаженную Дионисию, с непрестанным усердием служившую Богу, посвятил в Диаконисы своей церкви. Затем, Святой Евфимий, с юности известный своею добродетельною жизнью и непорочным девством, прошедший все низшие церковные степени и бывший уже иноком, посвящен был в сан пресвитера. Вместе с тем ему поручено было, хотя он и не хотел начальствования, и попечение о монастырях, находившихся в том городе, так как он с детства весьма возлюбил иночество и безмолвие. Посему преподобный Евфимий часто пребывал в монастыре святого мученика Полиевкта, отстоявшем в некотором отдалении от города. В дни же святой четыредесятницы он удалялся в одну пустынную гору и там предавался безмолвию среди подвигов и трудов, известных единому Богу. Сознавая же, что настоятельство и управление монастырей препятствуют его безмолвно, вместе с тем избегая славы человеческой, преподобный, на двадцатом году своей жизни, тайно ушел в Иерусалим [9]. Поклонившись честному кресту и гробу Христову и прочим святым местам, он посетил святых отцов, живших в окрестной пустыне, и, рассмотрев житие и добродетель каждого, потщился к подражание им. Потом он пришел в лавру Фаранскую [10], отстоявшую от святого града в расстоянии шести поприщ, и, нашедши вне монастыря одну пустую келью в уединенном месте, поселился в ней, не имея совсем ничего; обучившись плетению корзин, он питался от труда рук своих. И так, освободившись от всякой земной заботы, он имел лишь одно попечение - как угодить Богу.

Был у святого Евфимия сосед и друг, преподобный Феоктист, с которым он соединился такою духовною любовью, что оба имели одну волю, одно стремление к Богу, один общий подвиг. Они передавали друг другу свои мысли, и каждый из них как бы заключен был в душе другого: чего бы один ни пожелал, к тому и другой стремился, как будто в двух темах была одна душа. Ежегодно после восьмого дня святых Богоявлений Евфимий и Феоктист удалялись в пустыню Кутиллийскую [11] и там пребывали до недели Цветоносной [12], тело изнуряя постом и трудами, душу же питая духовною пищею. Потом они возвращались каждый в свою келью с обильным богатством добродетелей, которое они и приносили Воскресшему Христу. Проживая, таким образом, в Фаранской лавре, преподобный Евфимий однажды вместе с блаженным Феоктистом в обычное время удалился в Кутиллийскую пустыню [13]. Проходя по пустыне, они пришли к одному утесу, около которого был расположен дикий овраг, в глубине которого протекал поток; на север от потока, на утесе находилась пещера, в которой жили звери, и в которую можно было лишь с трудом пробраться по стене. Обрадовавшись, как будто место это было приуготовано им Самим Богом, они поселились там, питаясь растущими кругом травами и в лавру уже не возвратились.

По прошествии некоторого времени, когда Бог благоизволил явить преподобных для пользы верующих, то, по его устроению, некоторые пастухи из Лазарии [14] привели стада свои к этому потоку. И когда они подняли взоры свои вверх на гору к пещере, то заметили неожиданно двух мужей, ходивших по утесу, и, испугавшись, обратились в бегство. Отцы же кротким голосом кричали им вслед:

- Не бойтесь, братия, не бойтесь: ибо и мы - люди, но ради грехов наших живем в этом месте.

Тогда пастухи, ободрившись, пришли к ним и вошли в пещеру; не найдя там ничего потребного для земной жизни, они изумились и потом возвратились домой, рассказав о преподобных своим домашним. после того к преподобным Евфимий и Феоктисту начали приходить жители Лазарии, принося им необходимое для житейских потребностей. Между тем и фаранские отцы, заметив, что преподобные не возвращаются, долгое время искали их по пустыне, пока не узнали, где они находятся, и, после того как нашли их, стали их часто посещать. Потом некоторые пожелали поселиться вместе с ними; первыми, пришедшими к преподобным Евфимий и Феоктисту и не возвратившимися в лавру, были Марин и Лука [15]. Потом стали стекаться и другие, ибо слава о преподобном Евфимий в непродолжительное время распространилась повсюду, и многие стали стремиться узреть его и подвизаться под его руководством. Он же, принимая приходивших, поручал их руководству друга своего, блаженного Феоктиста, ибо сам возлюбил более всего уединение. В скором времени в пустыне была устроена киновия [16], а пещера была обращена в церковь. Преподобный Евфимий был духовным врачом всех: каждый из братий раскрывал пред ним свою совесть, исповедуя свои помышления; он же, обладая большою духовною опытностью, наставлял каждого с пользою, поучая и увещевая, отечески наказывая и утешая. Ко всем же братиям преподобный Евфимий говорил:

- Братия! для чего вы вышли из мира, над тем и подвизайтесь, и не нерадите о своем спасении, но ежечасно бодрствуйте, по слову Господа: "бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение" (Мф.26:41); прежде всего, знайте, что отрекающимся от мира и желающим проводить иноческую жизнь должно не иметь собственной воли, но блюсти всегда послушайте и смиренномудрие, а в уме иметь память смертную и час судный, бояться огня вечного и желать славы царства небесного.

И еще говорил, что инокам должно, при внутреннем Богомыслии, трудиться и телесно, особенно юным, для телесного удручения, дабы плоть повиновалась духу, быть подражателями апостола Павла, который трудился день и ночь, не только избегая праздности, но служа и себе, и другим, как сам он говорит: "нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии" (Деян.20:34). Ибо если миряне подъемлют столь многие труды и страдают, непрестанно работая, чтобы прокормить жен своих и детей, и от того же труда приносят жертвы Богу, творят милостыню и платят подати: то не мы ли, тем паче, должны трудиться на необходимую телесную потребу, дабы избежать праздности и не поедать чужих трудов, по заповеди апостола (2Фес.3:10).

Так преподобный отец наш Евфимий, наставляя братию, побуждал их к трудолюбию. Он заповедовал не разговаривать, ни в церкви во время богослужения, ни на трапезе - во время еды братии, но повсюду хранить молчание, внимая слову Божьему. Когда он видел кого-либо из братий, особенно юных, хотевшего поститься более прочей братии, то не одобрял этого и не допускал, чтобы брат следовал своей воле, но требовал, чтобы он соблюдал общее со всеми время воздержания и время трапезования; преподобный наставлял, чтобы брат ел на трапезе с воздержанием, не пресыщая чрева, но вкушая менее, чем оно требует, дабы, таким образом, скрыть свое постничество, не разглашая о нем открыто, а тайно вооружившись против возрастающих страстей. Просвещаемые такими наставлениями и поучениями преподобного Евфимия, братия подвизались и приносили плод, достойный своего звания.

Теперь надлежит нам сказать об Аспевете и Теревоне, начальниках сарацинских, о том, как они были обращены Евфимием к Богу.

Жил в Персии один еллин, по имени Аспевет, имевший юного сына Теревона, который был поражен бесом, вследствие чего вся правая сторона его, от головы до ног иссохла; и никто не мог его вылечить, хотя к нему приводили многих опытнейших врачей. Потом Аспевет вместе со своим больным сыном переселился в Аравию. Это произошло следующим образом. В начале поднятого тогда в Персии магами [17] гонения на христиан, в конце царствования Издегерда [18], всем военачальникам, среди которых был и Аспевет, было приказано тщательно стеречь все дороги, так чтобы ни один из христиан не мог убежать из Персии к грекам. Тогда Аспевет, видя столь великую злобу против ни в чем неповинных христиан, сжалился над ними и не только не препятствовал бежать им из земле персидской, но и сам, насколько мог, помогал им, защищая от опасностей и смерти. Вследствие сего, он был оклеветан неверными пред царем Издегердом. Боясь мучений, Аспевет, взяв своего сына, имущество и всех домашних, поспешно бежал из Персии в пределы греческого царства. Царь же греческий, приняв его, вручил ему начальство над сарацинами, жившими под властью греков в Аравии. Когда Аспевет поселился там, сын его Теревон увидел в сонном видении преподобного Евфимия, обещавшего ему выздоровление, если обратится к Христу. Проснувшись, Теревон рассказал отцу о своем сновидении; тот же немедленно взял отрока, и, в сопровождении множества слуг, пришел к монастырю преподобных Евфимия и Феоктиста. Братия, увидев множество сарацин, испугались. Блаженный же Феоктист, вышедши к сарацинам, спросил их:

- Чего вы здесь ищете?

Они отвечали:

- Раба Божьего Евфимия ищем.

Феоктист сказал им:

- Здесь живет тот, кого вы ищете, но до субботы он ни с кем не видится, потому что безмолвствует.

Аспевет же, взяв за руку Феоктиста, показал ему на своего больного сына и приказал ему самому рассказать все о себе.

Отрок начал говорить:

- Я год тому назад получил эту язву в Персии и, испытав на себе врачебное искусство врачей и волшебные заклинания магов, не получил никакой пользы, но еще более заболел. Придя же сюда в Аравийскую страну и не чувствуя никакого облегчения, я в одну из ночей, лежа на своем одре, размышлял о том, получу ли я когда нибудь исцеление, и говорил сам с собою: "О Теревон! где же врачебное искусство эллинов и персов? где волхования и чары? где сила наших идолов, и какая от них польза? где выдумки звездочетов и басни нашего учения и бесполезные призывания наших богов? По истине все это - только мечтания достойные смеха, ибо совершенно не помогает никому, бес соизволения единого истинного Бога". Рассуждая так, я обратился к молитве и со слезами молился, говоря: "Боже великий и страшный, сотворивший небо и землю, если помилуешь меня, и избавишь от сей лютой болезни, то я буду христианином, оставив все беззакония и заблуждения эллинской веры". Так помолившись, я уснул и увидел во сне некоего инока с проседью и большою бородою; он сказал мне: "Чем ты страдаешь?" Когда я показал ему свою болезнь, он мне сказал: "Исполнишь ли то, что обещал Богу?" Я отвечал: "Исполню, если освобожусь от этой болезни". Тогда старец сказал мне: "Я - Евфимий, живущий в восточной пустыне, в расстоянии десяти поприщ от Иерусалима, недалеко от пути, ведущего в Иерихон. Итак, если хочешь исцелиться, - приди ко мне, и Бог чрез меня исцелит тебя". Обо всем этом, что я видел и слышал во сне, я рассказал своему отцу, - и вот мы пришли сюда по повелению явившегося мне в видении. Молим тебя, покажи нам того врача, Богом явленного.

Блаженный Феоктист пошел и поведал великому Евфимий о всем, что слышал. Тот же, рассудив, что неуместно противиться Божьему повелению, вышел из своего безмолвия и, пришедши к больному, помолился о нем Богу, ознаменовал его крестным знамением, - и тотчас Теревон выздоровел, как будто никогда и не болел. Варвары, пораженные столь внезапным исцелением Теревона, уверовали во Христа, и все, пав ниц на землю, просили крестить их. Евфимий же чудотворец, видя, что они от всей души уверовали в Бога, совершил над ними оглашение и крестил сначала - Аспевета, которого наименовал Петром [19], после него Марина, брата жены Аспевета, потом Теревона, а также всех, с ним пришедших сарацин. Продержав их у себя сорок дней, преподобный просветил их словом Божьим и, утвердив в вере, отпустил в их отечество. Марин же, дядя Теревона, не ушел из монастыря, но принял в нем пострижение и пребывал здесь до самой своей кончины; он много угодил Богу и был игуменом обители той после преподобного Феоктиста, как о том будет видно из дальнейшего. Что же касается значительного имения его, которое он принес в дар монастырю, то оно частью роздано было нищим, частью истрачено на построение и расширение монастыря.

Между тем, после того как молва о чудесном исцелении Теревона повсюду распространилась, к блаженному Евфимий, врачу безмездному, отовсюду стало стекаться множество больных, и все скоро получали исцеление и возвращались здоровыми. Вследствие сего, имя святого прославилось не только в Палестине, но и по окрестным областям. Преподобный же, видя, что нарушается его безмолвие, скорбел и тужил о том, что многие приходят и прославляют его, памятуя о прежнем своем безмолвии и помышляя тайно уйти в пустыню, называемую Рува [20]. Блаженный Феоктист, узнав об этом, возвестил братии. И вот все, собравшись, пришли и пали к ногам преподобного Евфимия, умоляя его со слезами не оставлять их сирыми. Он же, желая утешить их, обещался сначала не удаляться оттуда, но, по прошествии немногих дней, побуждаемый желанием пребывать в непрестанном безмолвии и будучи не в силах более терпеть мирскую молву, ночью тайно вышел из монастыря, взяв с собою одного ученика Дометиана, добродетельной жизни, происходившего родом, как и преподобный, из Мелитины, и пошел в Руву. Проходя по южной пустыне около Мертвого моря, он взошел на высокую гору, отделенную от других гор, называемую Марда [21], и, нашедши на ней колодезь с водою и развалившуюся хижину, перестроил ее и поселился там и прожил несколько времени, питаясь пустынными травами. Потом преподобный ушел в пустыню Зиф, расположенную близ селения Аристовулгады [22], желая увидеть там пещеру, в которой некогда скрывался Давид, убегая от Саула. Увидев то место, преподобный Евфимий устроил там монастырь.

Поводом к построению монастыря послужило следующее. Сын старейшины селения Аристовултады был одержим нечистым духом и с воплем громко призывал имя Евфимия, ибо так невидимо повелел ему Бог. Отец же юноши и родственники тщательно расспрашивали повсюду о Евфимии, кто он и где находится. Узнав, что он пребывает между Капарварихом [23] и Аристовулиадой в Давидовой пещере, отец больного привел к нему бесноватого сына. Как только последний увидел святого, бес тотчас поверг его на землю и вышел из него. Когда весть о чуде распространилась, то пришли к святому многие из окрестных селений и выстроили ему монастырь. Собрались братия около него, и Бог посылал им пищу. Святой обратил там многих, принадлежавших к манихейской ереси, в православие, убедив их предать проклятию ересеначальника Манеса. Потом, чувствуя беспокойство от множества приходивших посетителей, сказал ученику своему Дометиану:

- Пойдем, чадо, и посетим преподобного Феоктиста и братию.

И они пошли. Приближаясь к киновии, преподобный Евфимий нашел на горе место, которое ему понравилось, и на котором впоследствии возникла его лавра: место это было ровное, уединенное, и воздух был здоровый. И остановился он там в попавшейся небольшой пещере, где впоследствии, по преставлении его, было погребено тело его [24]. Блаженный Феоктист, узнав, о приходе преподобного Евфимия, поспешно вышел приветствовать его и молил его придти на жительство в свое место в киновии вместе с братиею. Но Евфимий не согласился и лишь обещался по всем воскресеньям приходить на церковное богослужение. Аспевет, он же и Петр, услышав, что преподобный Евфимий возвратился в свое место, возрадовался и пришел к нему с множеством сарацин с женами и детьми и просил его сказать им слово спасения. Старец же, преподав им поучение, обратил ко Христу всех пришедших с Аспеветом; приведши их в нижний монастырь, он просветил их святым крещением и пробыл с ними семь дней, поучая и утверждая их в вере. После этого, стремясь к безмолвию, он возвратился в свою пещеру.

Аспевет Петр, видя, что старец не имеет кельи, но живет в небольшой пещере, призвал каменщиков и соорудил святому три кельи, небольшую церковь и пекарню; потом он сделал двуустый водоем и удовлетворил преподобного всем необходимым, дабы он ни в чем не испытывал лишений. Новокрещенные сарацины не хотели более отлучаться от преподобного, но, желая всегда насыщаться его поучениями, просили святого позволить им жить близ него. Но Евфимий не согласился на это, боясь, что тогда совершенно нарушится его безмолвие, но, приведши их на другое удобное место, велел им построить для себя келью и церковь, и назначил для них пресвитеров и диаконов. С каждым днем собрание их умножалось, ибо приходило много сарацин, которые принимали святое крещение. Преподобный часто посещал их, поучая слову Божьему. Когда селение их стало представлять как бы большой город, преподобный обратился к патриарху иерусалимскому Ювеналию [25] с просьбой посвятить Петра, отца Теревонова, в епископы для новопросвещенных сарацин. И был поставлен Петр в епископы, удовлетворяя духовным нуждам множества сарацин, принявших святую веру.

Преподобный Евфимий не хотел иметь сожителей на том месте, где безмолвствовал и потому не устраивал ни киновии, ни лавры, но отсылал приходивших к нему для пострижения в нижний монастырь к преподобному Феоктисту; также если кто приносил ему что-либо для телесных потребностей, - все то отсылал в монастырь Феоктистов. Когда же Бог благо изволил заселить то место многими иноками, то повелел великому Евфимию в видении, чтобы не отгонял приходящих к нему ради спасения. Однажды к нему пришли три брата по плоти, родом каппадокийцы, воспитанные в Сирии: Косма, Хрисипп и Гавриил; они горели духом к духовному совершенствованию. Но старец не хотел принять их, частью потому, что любил свое безмолвие, частью потому, что они были молоды, особенно же потому, что младший из братьев Гавриил от чрева матери был скопцом и очень юн, а лицом походил на женщину. Тогда ночью последовало преподобному некоторое божественное явление, в котором к нему был голос:

- Прими этих братьев, потому что Бог послал их и впредь не отклоняй никого, хотящего спастись.

Тогда Святой принял их и сказал старейшему из них Косме:

- Вот я принимаю вас, как повелел мне то Бог; сделай же и ты, что я прикажу: не позволяй младшему брату выходить из кельи, чтобы никто из прочих братий его не видал: ибо не подобает жить в лавре женскому лицу, дабы не поднялась против кого-либо вражья брань.

Потом Святой предрек ему то, что имеет последовать.

- Как я полагаю, - сказал он, - ты недолго пробудешь здесь: ибо Бог хочет вручить тебе епископство в скифопольской церкви [26].

Предсказание это впоследствии действительно сбылось.

После этого преподобный начал принимать всех приходящих. Так он принял Домнина, родом из Антиохии [27], племянника Иоанна, архиепископа антиохийского [28]; принял и трех других братьев мелитинцев, племянников того Синодия, который вместе с Акакием был учителем Евфимия, по имени Стефана, Андрея и Гайана, затем Иоанна, пресвитера раифского [29], Анатолия и Фалассия, также Кириона из Тивериады [30], пресвитера церкви святого мученика Василия в Скифополе; приняв всех их, он, повелел епископу Петру сделать им небольшие кельи и украсить церковь со всевозможным благолепием. Таким образом, он устроил лавру, по образцу Фаранской. И пришел в лавру патриарх иерусалимский Ювеналий со святым Пассарионом [31], бывшим тогда хор епископом [32], и Исихием [33], пресвитером и учителем церковным, и освятил лаврскую церковь [34]. Евфимию было в то время пятьдесят два года от рода. Поставил патриарх и двух Диаконов для лавры Дометиана и Домнина; пресвитерами же были Иоанн и Кирион. Радовался духом великий Евфимий об освящении своей лавры, особенно же о том, что увиделся с патриархом, преосвященным Пассарионом и Исихием богословом, которые оба были преславными светильниками. Но Святой Пассарион почил, когда не исполнилось еще семи месяцев после этого, находясь в глубокой старости.

В первый год по освящении лавры, когда братия вместе с преподобным Евфимием находились в великом стеснении относительно телесных потреб, на первое время был поставлен экономом Дометиан [35]. Случилось однажды, что толпа армян, шедших из святого града к Иордану, свернула с пути вправо и пришла в лавру, ибо Бог так устроил, дабы добродетель и вера Великого отца просияла еще более. Их было не менее четырехсот человек. Увидев их и заметив, что они голодны, преподобный призвал эконома Дометиана и сказал:

- Предложи этим людям поесть.

Дометиан же отвечал:

- Отче! келарь [36] не имеет чем насытить десять человек: откуда же я возьму хлебов для такого множества народа?

Святой, исполненный пророческой благодати, сказал:

- Ступай и исполни, что я повелеваю тебе, ибо Дух Святой говорит, что люди эти будут есть досыта, и нам останется пища в изобилии.

Дометиан, пойдя в хлебню, где лежало немного хлебов, не мог отворить дверей, потому что Божье благословение наполнило келью до верха. Призвав некоторых из братий, он с помощью их вышиб дверь, и хлебы посыпались из кельи. Тоже благословение произошло и с вином и елеем, ибо сосуды внезапно все наполнились. И ели все и насытились. В течение целых трех месяцев не могли вставить дверь на свое место по причине преизобилия хлебов: хлебы не умалялись, как некогда не оскудевали у страннолюбивой вдовицы в Сарепте Сидонской водонос муки и чванец елея (3Цар.17:14) [37]. Дометиан, удивившись тому чуду, бросился к ногам учителя, прося прощения. Старец же, вразумив его, преподал поучение о страннолюбии и надежде на Бога.

С того времени лавра стала умножаться, благословляться всяким изобилием и расширяться зданиями келий; и совершалась в церкви каждодневно Божественная служба. Эконом вынужден был для потреб монастырских приобретать скот ради служения братии. В лавре был некий брат, родом из Асии [38], по имени Авксентий, весьма пригодный для этой монастырской службы. Эконом просил его стеречь и пасти лошаков и ослов монастырских, но он не послушался. Тогда эконом обратился к пресвитерам Иоанну и Кириону и вместе с ними упрашивал Авксентия взять на себя эту службу; но тот не послушался и их. По наступлении субботы, когда явилась возможность беседовать с великим Евфимием о монастырских делах, эконом поведал преподобному о непослушании Авксентия. Преподобный, призвав Авксентия, сказал ему:

- Послушай нас, чадо, и прими возлагаемое на тебя послушание.

Тот же отвечал:

- Не могу, честный отче, - мне препятствуют исполнить это три причины: первая - это то, что я - иноплеменник и не могу говорить на местном языке; вторая - страх греховного падения; третья - что, имея попечение о скоте, я уже не буду в состоянии сидеть в келью в Богомыслии и безмолвствовать.

Великий Евфимий сказал на это:

- Молим Бога, чтобы ты не получил никакого вереда от всего того, ибо Бог знает, что ради страха пред Ним ты служишь рабам его. Послушай Господа, глаголющего: "Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить" (Мф.20:28) и еще: "не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца" (Иоан.6:30).

Но и после таких увещаний преподобного Авксентий ожесточился и не послушался. Тогда преподобный, разгневавшись, сказал:

- Мы, чадо, советуем тебе, что для тебя полезно, а ты не слушаешь; увидишь, какова награда за неповиновение.

И тотчас Авксентий упал на землю в припадке беснования, трепеща и трясясь; присутствовавшие же отцы просили за него святого, и тот, едва умоленный, поднял его и, знаменовав знамением креста, исцелил. Пришедши в себя, Авксентий, припав к ногам святого, просил прощения. Святой сказал ему:

- Послушание есть великая добродетель, ибо Бог послушания требует паче, нежели жертвы; прослушание же соделывает смерть.

Потом, сотворив об Авксентии молитву, преподобный Евфимий благословил его и сказал:

- "Ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже" (Иоан.6:14).

После этого Авксентий принял возложенное на него послушание и с усердием стал исполнять его.

Два брата, Марон и Климатий, обременяясь суровою жизнью в лавре, сговорились ночью бежать и когда уже приготовились к тому, намерение их стало известным преподобному Евфимий: он узрел в видении дьявола, набрасывающего на них узду и влекущего в смертоносные сети. Тотчас же призвав их, преподобный обратился к ним с продолжительною беседою, поучая о терпении, убеждая и наставляя их оставить свое пагубное намерение. Говорил он о том, что должно тщательно блюсти себя: Адам, будучи в раю, преступил заповедь Божью; Иов же соблюл ее, сидя на гноище. К этому увещанию он прибавил и следующее:

- Не должно нам допускать лукавых помыслов, вселяющих в нас печаль или ненависть к месту, в котором живем, или к сожителям; не должно слушать помыслов, советующих перейти на другое место; но нам необходимо ежечасно быть трезвыми и отвращать ум свой от козней бесовских, дабы с переходом нашим не разрушилось наше правило, ибо дерево, часто пересаживаемое, не приносит плода. Если кто захочет сотворить что либо хорошее на месте, где живет, и не сможет, то пусть не думает, что он в состоянии управить это в другом: ибо доброе дело достигается не местом, а изволением и верою. Выслушайте один рассказ, который я слышал от египетских иноков. Один брат жил в Египте в киновии и часто гневался и волновался, и бранные слова были постоянно на его устах; пришедши в уныние, он ушел из монастыря и поселился в уединении, полагая, что если ему не с кем будет беседовать, то освободится от своей привычки гневаться. В один День, когда он, ради некоей потребы, налил сосуд воды, тот опрокинулся; он наполнил его во второй раз, но сосуд опять опрокинулся; тоже случилось и в третий раз. Брат, будучи обольщены бесом, разгневался на сосуд и, схватив, разбил его.

Когда Святой Евфимий говорил это, Климатий рассмеялся. Старец же, взглянув на него, сказал:

- Не прельщен ли и ты, брат, бесом, что безумно смеешься? Разве ты не слышал, что Господь смеющихся считает отверженными, а плачущих ублажает?

Сказав это, преподобный отворотился от Климатия и пошел в свою внутреннюю келью. Климатий же тотчас пал ниц, объятый трепетом, ибо на него напал какой-то страх и ужас. В то время находился там Дометиан; он собрал некоторых из отцов и, вошедши к преподобному, просил простить Климатия.

Вняв им, Святой вышел и поднял лежащего и знамением креста уврачевал его, при чем сказал:

- Впредь внимай себе и не пренебрегай наставлениями отцов, принимая их как бы Божьи слова, и сделайся весь оком, как мы слышали о херувимах. Тщательно соблюдай себя отовсюду, ибо ты ходишь посреди сетей.

Так наказав брата и наставив обоих, сговорившихся бежать, преподобный отпустил их в свои келью утвержденными.

В те времена был собран в Ефесе на нечестивого Нестория третий вселенский собор [39]. Тогда пришел из Мелитины в Палестину для поклонения вышеупомянутый Синодий, который, вместе с Акакием, во время юности преподобного, был его учителем. Имея в лавре Евфимия трех вышеназванных племянников: Стефана, Андрее и Гайана, Синодий пришел туда и, облобызав преподобного Евфимия, рассказал ему о нечестивой ереси Нестория, который, по попущению Божью, был некоторое время патриархом Константинопольским и возмутил своими лжеучениями всю вселенную; рассказал ему о ревности в православии - блаженного Кирилла, архиепископа александрийского [40], и Акакия, епископа Мелитинского, бывшего некогда учителем его. И радовался за них преподобный. Петру, некогда именовавшемуся Аспеветом, а в то время бывшему уже епископом сарацинским, который, вместе с другими палестинскими епископами отправлялся на собор Ефесский, преподобный повелел держаться учения Кирилла и Акакия и всячески их защищать. По окончании собора и низложении Нестория, Петр, возвратившись, подробно рассказал старцу обо всем, происходившем на собор; старец радовался об утверждении православия, но скорбел об Иоанне, архиепископе антиохийском, который, будучи православным, защищал Нестория.

Диакон Домнин, скорбя о дяде своем, просил Великого отца отпустить его в Антиохию для исправления своего дяди. Но святой сказал ему:

- Не ходи, чадо: если останешься на том месте, на которое призван, и не послушаешь помысла, хотящего отторгнуть тебя от пустыни, то преуспеешь в добродетели и прославишься о Бог; если же прослушаешь меня и пойдешь, то примешь престол дяди твоего, но не на пользу, и не долго будешь почитаться на нем, ибо он вскоре будет отнят у тебя злыми людьми.

Но Домнин, не послушав заповеди отца своего, пошел бес его благословения в Антиохию, - и сбылось на нем все, предсказанное святым [41]; впоследствии он возвратился к старцу, плача и каясь, и удивляясь прозорливости святого.

О сем преподобном отце нашем Евфимий преподобный Кириак отшельник [42], ученик его, свидетельствует следующее: "никогда мы не видали его вкушающим, кроме субботы и воскресенья, ни беседующим с кем-либо, за исключением великой необходимости, ни спящим его на боку, но иногда лишь дремлющим сидя; иногда же он брался обеими руками за веревку, протянутую в углу его келью и так, по телесной необходимости, немного спал, следуя изречению Великого Арсения [43] о сне: "гряди, злой раб!" Ибо он подражал в житии своем тому преподобному Арсению и с услаждением слушал о нем от приходивших из Египта братий".

Некий Анастасий, сосудохранитель церкви святого Воскресения [44], желал видеть Великого Евфимия и, вместе с друзьями своими, клириками иерусалимскими, пошел в его лавру. Преподобный Евфимий, провидя духом их пришествие, призвал лаврского эконома Хрисиппа и сказал ему:

- Приготовься к принятию гостей, ибо вот идет патриарх иерусалимский.

Когда гости пришли, преподобный принял Анастасия, как патриарха, и беседовал с ним, как с патриархом. Все присутствовавшие удивились; эконом же Хрисипп, подошедши, сказал на ухо старцу:

- Честный отче, здесь нет патриарха; это - Анастасий сосудохранитель.

Святой, удивившись, сказал:

- Верь мне, чадо, что доселе я видел его облеченным в патриаршие одежды. И воистину я не обманулся: ибо что Бог предопределил, то так и сотворит.

Сие слово преподобного было сказано во всеуслышание и сбылось в свое время, когда Анастасий был поставлен патриархом [45].

Вышеупомянутый Теревон, сын епископа Петра, называемого Аспевета, взяв жену из своего рода и долгое время пожив с ней, не имел детей, так как она была бесплодна. Приведя ее к чудотворцу Евфимию, он молил его, говоря:

- Знаю, отче, что Бог послушает молитвы твоей, ибо Он творит волю боящихся его. Итак, умоляю твою святыню: помолись за нас Человеколюбцу Богу, да дарует нам чадо.

Святой знаменовал его и жену трижды знамением святого креста и сказал им:

- Се Бог дарует вам чадородие, и вы будете иметь трех сыновей.

Был некий брат в лавре, по имени Емилиан, который однажды ночью, на рассвете воскресенья, от бесовского наваждения возгорался плотскою страстью и смущался нечистыми помыслами, чувствуя в сердце вожделение греха. Случайно преподобный Евфимий, идя к утрене в церковь, проходил мимо того места, где стоял брат, смущенный похотением; обоняя смрад блудного беса и уразумев происходящее, Святой сказал:

- Да запретит тебе Бог, проклятый нечистый духи.

И тотчас брать упал на землю, изрыгая пену и беснуясь. Собрались братия, принесена была свеча, - и сказал преподобный братии:

- Видите ли брата сего? от юности своей доселе он жил добродетельно, в чистоте телесной; ныне же, когда он ненадолго увлекся плотскою похотью и помышлял с вожделением и услаждался нечистыми теми помыслами, им овладел бес. Получим же и мы наставление из таковой его скорби, и пусть каждый знает, что если кто, хотя и не прикасается к чужому телу и не творит нечистого греха, но умом любодействует, увлекаясь нечистыми помыслами, удерживая их, соизволяя на них и услаждаясь ими, - тот - блудник, и бес им обладает.

К этому старец присоединил еще следующее повествование:

- Послушайте, братия, - сказал он, - повествование, которое рассказали мне некоторые египетские отцы об одном брате, которого все считали святым, но сердцем прогневлял Бога, увлекаясь нечестивыми помыслами и любодействуя умом. Когда он приблизился к кончине, пришел туда некий прозорливый старец и услышал о нем, что он болен при смерти, и нашел всех жителей плачущими и говорящими: "если скончается сей Святой, то нам уже нет надежды на спасение, потому что все мы спасаемся его молитвами". Услышав это, прозорливый старец с поспешностью пошел к больному, желая получить благословение от этого мнимого святого, и, приблизившись к жилищу его, увидел множество народа со свечами, иереев и диаконов, ожидающих епископа к торжественному погребению того святого. Войдя в горницу, старец застал его еще дышащим и, воззрев душевными очами, увидел беса, держащего трезубец; пронзив им сердце умирающего, бес со многими муками извлекал душу его. При этом Святой услышал голос с неба, глаголющий: "как не упокоила меня душа его ни один день, так и ты непрестанно мучь его и исторгай из него его душу". Итак, тот брат скончался в муках, ибо сверху он казался святым, внутри же сердца прогневлял Бога". "Внимая сему, братия, - продолжал преподобный Евфимий, - тщательно оберегайтесь от помыслов, оскверняющих душу: ибо во время разлучения души с телом воспримут одинаковое мучение мечтающие о блуде, как и творящие грех тот. Но помолимся о брате сем Емилиане Богу, наказующему его, но не предающему смерти, да освободить его от беса и плотских страстей.

Когда Святой помолился, вышел бес, вопия: "я - дух любодеяния" и наполнил все место смрадом как бы от сжигаемой серы. С тех пор Емилиан освободился от нечистых похотений и сделался избранным сосудом Божьим.

В то время наступило бездождье, и была великая засуха, и исполнилось слово Писания: "И небеса твои, которые над головою твоею, сделаются медью, и земля под тобою железом" (Втор.28:23). И были все, по причине засухи, в великой скорби. Братия с преподобным Феоктистом просили преподобного Евфимия помолиться Богу и испросить дождь, ибо они знали, сколь действенна его молитва пред Богом; но он не соглашался. Наступил праздник Богоявления Господня и приблизился день, в который Святой обычно до самой цветной недели уходил в пустыню. В обитель собралось множество народа из святого града и окрестных селений, нося крест и взывая: "Господи помилуй!" И пришли к великому Евфимию, не давая ему уйти в пустыню, пока не умолит Бога, да ниспошлет дождь. Услышав вопли, преподобный вышел к ним и сказал:

- Что ищете у человека - грешника? я, чада, не имею дерзновения молиться о сем Богу, ибо я грешен и паче иных имею нужду в его милосердии, особенно в сие настоящее время гнева его. Грехи наши разделяют нас от Него, омрачили мы его образ, осквернили церковь его, работая похотям и различными, страстям, живем в лихоимстве и зависти и достойны ненависти, так как ненавидим друг друга; сего ради Он навел на нас казнь сию, чтобы, вразумленные ею, мы покаялись; когда же мы исправим себя покаянием, тогда Он услышит нас, ибо писано: "Близок Господь ко всем призывающим Его в истине" (Пс.144:18).

Когда Святой говорил так к народу, все как бы одними устами взывали:

- Ты сам, отче, помолись за нас; веруем мы, что Бог услышит молитву твою, ибо Он творит волю боящихся его.

Умоленный этими словами, преподобный, взяв бывших с ним отцов, пошел в церковь, повелев молиться и народу. Повергшись ниц в церкви, он со слезами молил Бога помиловать творение свое и посетить землю милостью и щедротами и напоить ее дождем. Когда он молился, внезапно подул южный ветер, небо покрылось облаками, загремел гром и пролился большой дождь. Тогда Святой, восстав и окончив молитву, вышел и сказал народу:

- Вот Бог услышал молитвы ваши, Он благословит лето это пред прочими годами. Посему потщитесь и вы угодить добрыми делами Богу, сотворившему с вами милость.

С этими словами преподобный отпустил народ. И продолжал дождь ливмя лить в продолжение многих дней, так что Святой не мог по обычаю своему уйти в великую пустыню. И лето это благословилось изобилием плодов земных пред прочими годами согласно слову святого.

На семьдесят пятом году жизни преподобного Евфимия был четвертый Вселенский собор в Халкидоне против Диоскора, нечестивого патриарха александрийского [46]. На соборе присутствовали и некоторые из учеников преподобного, удостоившиеся епископского сана: Стефан, епископ Иамнии [47], и Иоанн, епископ сарацинский, преемник Петра Аспевета; записав определения Халкидонского собора, они сообщили их своему авва, святому Евфимий. Он принял исповедание веры, изложенное на Халкидонском соборе, и признал его православным, - и быстро пронеслась молва по всей пустыне Палестинской и между всеми иноками, из которых многие веровали неправославно, что великий Евфимий последует Халкидонскому собору. В то время пришел в Палестину некий еретик Феодосий, по образу - инок, на самом же деле нечестивец, исполненный лжеучения Евтихия; он произносил хулы на Святой Халкидонский собор, утверждал, что будто бы на нем был отвергнут догмат православной веры и восстановлено Несториево лжеучение, и распространял многие другие непристойные и ложные речи. В Палестине находилась тогда царица Евдокия, супруга благочестивого царя Феодосия Младшего [48]; по смерти своего мужа она проживала в святых местах. И вот тот вышеупомянутый еретик Феодосий сначала увлек к отвержению Халкидонского собора царицу Евдокию; потом заразил своей ересью многих пустынных отцов и сделал их своими единомышленниками. Затем, он с множеством прельщенных иноков, поднял возмущение против патриарха Ювеналия: он настойчиво убеждал его отвергнуть постановления Халкидонского собора; когда же тот отказался, его свергли с патриаршего престола, - и ушел Ювеналий в Константинополь к царю Маркиану [49]. Феодосий же, опираясь на содействие царицы Евдокию и силу ослепленных ересью иноков, ему помогающих, взошел на патриарший престол [50] и много зла причинял православным; епископов и клириков, не хотевших иметь с ним общения, одних низвергал, других мучил и убивал, и уже всех палестинских иноков увлек вслед за собою, кроме тех, которые были в монастырях Евфимия: имея пред глазами пример отца своего - Великого Евфимия, они твердо стояли в православии. Лжепатриарх Феодосий употреблял много стараний привести преподобного Евфимий к общению с собой, непрестанно посылая к нему, умоляя и угрожая и всеми способами стараясь уловить его в свою ересь. Но преподобный не был уловлен вражьими сетями и не поколебался от его лукавства, как бы крепкий столб и стена неподвижная. Обременяясь каждый день присылаемыми коварными просьбами Феодосия, он созвал братию и, заповедав им тщательно остерегаться ересей и твердо держаться православия, удалился в великую пустыню. Многие из братий поступили так же, избегая притеснений со стороны еретиков, и, подражая отцу своему, ушли в пустыню.

В это время в пустыне иорданской [51] был некий отшельник, пришедший незадолго пред тем из Ликии [52], по имени Герасим [53]; он прошел все правила иноческого жития и с успехом боролся против нечистых духов. Но, побеждая и прогоняя бесов невидимых, он был уловлен и прельщен видимыми бесами - еретиками, ибо впал в Евтихиеву ересь. Услышав же о преподобном Евфимий, слава о добродетельной жизни которого распространялась повсюду, Герасим пошел к нему в пустыню Рува, где он тогда пребывал. Увидав его, он получил от него большую духовную пользу; пробыв с преподобным Евфимием долгое время, Герасим, насыщаясь полезными беседами от его сладкоречивого языка и наставлениями о православии, отверг лжеучение еретическое и обратился к православной вере и глубоко каялся в своем прежнем заблуждении.

Смятение, произведенное еретиками в Палестине через Феодосия, продолжалось целый год. Потом пришло от благочестивого царя Маркиана повеление схватить лжепатриарха Феодосия, дабы он принял суд и наказание по делам своим; он же, узнав об этом, бежал на гору Синайскую [54] и скрылся - неизвестно куда. Тогда преподобный Евфимий возвратился из пустыни в лавру свою.

Когда преподобный совершал однажды божественную литургию, Теревон сарацин и евнух Гавриил, брат Хрисиппов, во время Три святой песни, видели огонь, сошедший с неба и окруживший святого, и стоял преподобный пред Божественною трапезою в столпе огненном до самого окончания службы. И сам преподобный иногда передавал некоторым из братии, что он часто видел Ангела, совершающего с ним литургию. Имел он и тот дар, что по внешнему виду прозревал внутренние движения духа и узнавал помышления человеческие, злые и добрые. Когда братия причащались Божественных Тайн, он видел, кто с какою душою причащается: иных видел он посвящающимися от причащения, кои приступали достойно: других же - помрачившимися, с лицом как бы умерших, так как они дерзали недостойно. Посему преподобный непрестанно поучал всех апостольскими словами:

- Внимайте тщательно, братие, как вы приступаете к причащению: "Да испытывает же себя каждый из вас, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе" (1Кор.11:28-29), ибо сия святыня приуготовлена для святых, а не для оскверненных, - и если вы имеете чистую совесть, то "кто обращал взор к Нему, те просвещались, и лица их не постыдятся" (ПС.33:6).

Когда святейший Ювеналий снова занял свой престол и стал исправлять возникшее в церкви беспорядки, царица Евдокия, увлеченная вышеупомянутым Феодосием в Евтихиеву ересь, колебалась в мыслях, не зная, какого держаться исповедания, и послала в Антиохию к преподобному Симеону Столпнику [55], прося у него полезного совета и наставления. Он же написал ей следующее:

- Знай, что дьявол, видя богатство твоих добродетелей, просил, "чтобы сеять" тебя "как пшеницу" (Лк.22:31), и чрез того губителя Феодосия растлил твою боголюбивую душу; но дерзай: ибо не оскудела вера твоя. Я же весьма удивляюсь тому, что, имея источника вблизи, пренебрегаешь им, и тщилась почерпнуть той же воды издалека: ты имеешь там богоносного Евфимия, следуй его учению, - и спасешься.

Получив от преподобного Симеона такое послание, царица немедленно стала расспрашивать о преподобном Евфимии. Узнав же, что он никогда из пустыни не выходит в город, она задумала выстроить столп в восточной пустыне, на высоком холме, в расстоянии тридцати стадий от лавры Евфимиевой [56], чтобы иметь возможность там часто видеть преподобного и услаждаться его поучениями; выстроив столп тот, она поселилась в нем в уединении. Она послала к преподобному Евфимию вышеупомянутого Анастасия, бывшего тогда хор епископом после Пассариона, и Косму крестохранителя, умоляя, чтобы он позволил ей видеться с ним; они же, пришедши, не нашли его в лавре, ибо он давно уже ушел в Руву. Взяв с собою преподобного Феоктиста, они пошли с ним в ту пустыню и, нашедши его, много умоляли идти к царице, спасти ее заблудившуюся душу, - и лишь с трудом убедили старца идти к ней. Увидев Великого Евфимия, царица весьма обрадовалась и, припав к его честным ногам, сказала.

- Ныне я узнала, что Бог воззрел на мое недостоинство.

Старец же, достаточно наставив ее касательно православия, завещал держаться святых четырех вселенских соборов: Никейского, собравшегося против Ария, Константинопольского - против Македония, Ефесского - на Нестория и Халкидонского - на Диоскора и Евтихия, и повелел примириться с патриархом Ювеналием, с которым она прежде боролась; сказав много другого на пользу ее, он благословил ее и, помолившись о ней, ушел. Царица же приняла его слова, так как бы они были произнесены из уст Божьих, и постаралась исполнить их на деле; тотчас пойдя в Святой град для примирения с святейшим Ювеналием и явно отвергнув ересь, она вошла в общение с православною Церковью. Увидев это, весьма многие из мирян и иноков, которые были прельщены Феодосием, по примеру царицы, обратились к православии.

На восемьдесят втором году жизни Евфимия [57], пришел в лавру его блаженный Савва, бывший еще юным [58]; старец, приняв его, отослал его в нижний монастырь к преподобному Феоктисту и предсказывал о нем, что в скором времени он просияет в иноческом житии более других, что и сбылось, как это видно из жития преподобного Саввы. еще пришли тогда к преподобному Евфимий Мартирий, каппадокиец родом, и Илья родом араб. По убиению царя Маркиана, Тимофей Елур [59] поднял в Египте смятение и мятеж, во время которого был убить и Святейший Протерий, патриарх александрийский [60]; не вынося сего мятежа, Мартирий и Кия ушли из Египта и притекли к великому Евфимий, как к небурному пристанищу. Преподобный оказывал им любовь и почтение: он провидел, что оба в свое время будут занимать престол апостола Иакова, брата Господня, в Иерусалим [61]. Он брал их с собою и в пустыню Кутиллийскую, и в Рувийскую, вместе со святым Герасимом, и там пребывал с ними, по обычаю своему, до недели ваш; каждый воскресный День преподобный совершал Божественную литургию, и великие те отцы причащались из его рук Пречистых Тайн.

Вскоре после того, в царствование христолюбивого Льва [62], вступившего на престол после Маркиана, святейший патриарх Ювеналий умер [63]. По его смерти, общим советом всех единодушно избран был Анастасий [64], бывший прежде сосудохранителем и хор епископом. И исполнилось пророчество преподобного Евфимия, которое он изрек, когда посетил его Анастасий, и Святой прозорливыми очами увидел его в патриаршей одежде. Вспомнив об этом, Анастасий послал к святому честных клириков, со следующими словами: "вот, отче, ныне исполнилось твое пророчество: умоляю тебя, позволь мне придти к тебе - приветствовать твою святыню".

Преподобный Евфимий отвечал на это так:

- Я всегда желаю видеть ваше святительство и получать пользу от беседы вашей; но так как первый приход ваш к моей худости был тихий и имел мало спутников, а нынешний ваш сан требует, чтобы с вами шло множество сопровождающих, то, посему, приход вашего блаженства превосходит мои немощные силы. Итак, прошу вашу святыню не трудиться шествовать к моему смирению. Если же изволишь придти, то я приму с радостью, но тогда я буду должен и других приходящих принимать, и потому мне будет невозможно оставаться на этом месте, вследствие беспокойства от многих приходящих.

Услышав об этом и размыслив в душе, патриарх сказал себе: "если я пойду, то оскорблю старца. Итак, не пойду". Однако спустя несколько времени, вызванный нуждою, он ходил к преподобному и виделся с ним, о чем речь после.

Блаженная же царица Евдокия создала много церквей и такое множество монастырей богаделен и странноприимниц, что трудно их и перечислить. При созданной ею церкви святого Петра, отстоявшей от лавры Евфимиевой приблизительно в двадцати стадиях, она повелела сделать большой и глубокий водоем для приходящих. В дни Пятидесятницы она сама пришла туда посмотреть на работу и послала к преподобному, прося его придти к ней, дабы она сподобилась его молитвы и благословения и насладилась его поучением; при этом она еще хотела дать святому пожертвование на общие потребности лавры. Великий же Евфимий отвечал к ней чрез посланных:

- Не ожидай еще увидать меня в плоти. Ты же, чадо, к чему заботишься о многом? я думаю, что ты до наступления зимы отойдешь к Богу. Посему потрудись этим летом приготовиться к исходу, а пока еще ты в плоти, не старайся помнить меня, ни письменно, ни бес писания, ни о подаянии нам чего-либо, ни о взимании. Но когда отойдешь к Владыке всех, то там вспомни меня, дабы и меня принял с миром, когда восхотеть человеколюбие его.

Услышав это, блаженная Евдокия весьма воскорбила, в особенности при словах: "не старайся помнить меня ни письменно, ни без писания", ибо она хотела оставить ему по завещанию много дохода. Поспешно придя в Святой град Иерусалим, она передала патриарху Анастасий слова Евфимия. В то время царица сооружала церковь во имя святого первомученика Стефана, и, когда храм был еще не окончен, повелела освятить его 15 июля, отделив ему большие доходы. Потом она обошла все; церкви, ею созданные, присутствуя при их освящении и отделяя для каждой достаточное количество доходов. По истечении четырех месяцев по освящении церквей, благочестивая царица Евдокия предала душу свою в руки Божьи [65].

В девятидесятый год жизни Великого Евфимия, преподобный Феоктист заболел тяжкою болезнью. Преподобный Евфимий пришел посетить болящего Феоктиста и дать ему последнее целование и пробыл в монастыре том несколько дней, ожидая кончины друга и спостника своего, чтобы предать тело его погребению; в той болезни блаженный Феоктист скончался 3-го сентября [66]. Патриарх Анастасий, узнав о кончине Феоктиста и о том, что Святой Евфимий находится там, поспешно пошел с клиром своим, под тем предлогом, что хочет предать погребению блаженного Феоктиста, но более ради того, чтобы видеть и целовать святого Евфимия. Увидав его, патриарх взял его за руки и облобызал, говоря:

- Давно я хотел облобызать сии святые руки, и вот ныне сподобил меня Бог. И теперь прошу тебя, честный отче, помолись о мне Господу, чтобы исполнившееся на мне твое пророчество сохранилось до конца; ты же часто пиши мне, наставляя меня управлять Христовой Церковью, ибо я вижу в тебе действие даров Божьих, и на себе испытал их силу.

Святой же со смирением сказал:

- Прости меня, Святой владыка, прошу твое блаженство воспоминать обо мне в молитвах твоих к Богу.

Предав вместе погребению честное тело преподобного Феоктиста и насладившись беседой друг с другом, они разошлись.

Игуменом Феоктистовой киновии был поставлен Марин, дядя Теревонов, муж богоугодный; но, спустя два года, он скончался, и преподобный Евфимий, пришедши, похоронил его близ преподобного Феоктиста; на место же Марина поставил игуменом Лонгина, мужа добродетельного. С этим Лонгином однажды, в январе месяце, пришел в лавру к преподобному Евфимий блаженный Савва, чтобы проводить его, уходившего в великую пустыню. Видя готовность Саввы, Евфимий взял его с собою на подвиги пустыннические. Когда они ходили в Руве по местам безводным, Савва сильно возжаждал от труда и не мог идти далее, потому что изнемог от жажды. Тогда преподобный Евфимий, сжалившись над ним, молитвою извел воду из сухой земле, как о том написано в житии преподобного Саввы.

После многих и бесчисленных своих трудов, преподобный Евфимий приблизился к блаженной кончине своей, которую провидел по Божественному откровенно. В один год, когда наступило время его обычного удаления в пустыню, в восьмой День праздника Богоявления Господня, т. е. января 14-го, братия, собравшись, пришли к преподобному, одни - желая проводить его, другие - ожидая идти с ним; среди них были Мартирий и Кия, пришедшие из Нитрии. Видя, что преподобный не приготовляется в путь и не делает никаких распоряжений относительно того, кто из братии пойдет с ним и кто останется в лавре, они спросили его:

- Разве ты завтра не уходишь, честный отче, в пустыню?

Святой отвечал:

- Эту неделю я остаюсь с вами в лавре, в субботу же в полночь расстанусь с вами.

Святой сказал это, предсказывая братиям время своего отшествия к Богу, но они его не поняли. На третий день, 17-го января, наступила память преподобного отца нашего Антония Великого, и Святой Евфимий приказал, чтобы в церкви совершено было всенощное бдение. По совершении бдения, созвав пресвитеров лаврских к алтарю, преподобный сказал им:

- Отныне, братия, я не совершу с вами ни одного бдения, ибо зовет уже меня Бог из временной сей жизни. Посему пришлите ко мне Дометиана, а утром пусть соберутся сюда все братия.

Услышав это, пресвитеры зарыдали, и немедленно стало известно братиям сказанное великим Евфимием. Утром все собрались к преподобному, и он начал говорить им так:

- Отцы и братия мои и чада, возлюбленные о Господе, я отправляюсь в путь отцов моих, вы же, если любите меня, блюдите заповеди мои: более всего приобретайте чистую любовь, которая есть союз совершенства. И как невозможно есть хлеб без соли, так невозможно управить добродетель без любви, ибо всякая добродетель оказывается крепкой и постоянной - любовью и смирением: смирение возносит радеющего о нем на высоту добродетелей, а любовь крепко держит и не допускает с высоты той упасть вниз: ибо "любовь никогда не перестает" (1Кор.13:8), и что любовь выше смирения, - это ясно из примера Самого Господа нашего, ибо, ради Своей любви к нам, Он добровольно смирился и стал человеком, как и мы. Посему мы должны непрестанно исповедоваться ему и воссылать хвалы, в особенности же мы, отрешившиеся от сего мятежного мира. Каждый из вас да внимает себе, братия, и да соблюдает в чистоте тело и душу. Обычных собраний церковных никогда не оставляйте, все предания и уставы монастырские тщательно сохраняйте, бедствующим в напастях по силе помогайте. если кто из братий борется с нечистыми помыслами, того непрестанно наставляйте, поучайте, утверждайте, дабы непреткновен был он дьяволом и не пал бы. Сию же последнюю присоединяю вам заповедь: ворота монастырские пусть никогда не будут заперты для приходящих, но да будут всегда открыты для странников, и самая кровля да будет у вас общая со странниками, и все, что имеете, предлагайте нуждающимся. И тогда свыше вам от Бога будет подаваться изобильное благословение.

Заповедав все это братиям, преподобный Евфимий спросил их, кого после него желают иметь своим пастырем. Они же единогласно назвали Дометиана. Но Святой сказал:

- Это невозможно, ибо Дометиан после меня недолго останется в жизни сей, но в седьмой день пойдет за мною.

Пораженные таковым дерзновенным и ясным пророчеством святого, братия избрали Илью, родом происходившего из Иерихона, эконома нижнего монастыря [67]. Евфимий, обратившись к нему, сказал:

- Вот все отцы выбрали тебя пастырем себе и наставником: посему внимай себе и всему стаду твоему.

Преподав ему много наставлений и поучив его относительно руководства братиями, преподобный предрек о некоторых обстоятельствах, имеющих совершиться в его монастырях по его смерти; потом сказал следующее последнее слово:

- Если я обращу дерзновение пред Богом, прежде всего, буду просить у Него благодати, да буду с вами духом всегда с желающими подвизаться здесь после вас до Века.

Сказав это, преподобный отпустил всех, кроме Дометиана. Он пробыл внутри алтаря три дня и с миром почил в ночь субботнюю и был причтен к своим отцам, прожив на земле девяносто семь лет. Это было 20-го января [68]. Немедленно весть о кончине преподобного Евфимия разнеслась по всей Палестине, и стеклись из всех монастырей и пустынь иноки, среди которых был и великий Герасим, и собралось великое множество народа. Прибыл и святейший патриарх Анастасий со всем клиром своим. По причине множества народа невозможно было предать погребению честного тела преподобного до девятого часа, пока, наконец, воины, по повелению патриарха, не отогнали народ, - и тело святого было торжественно погребено. Все плакали о разлуке с ним; особенно неутешно плакали о нем пришедшие из Нитрии Мартирий и Илия, которые впоследствии занимали патриарший престол в Иерусалиме, согласно пророчеству святого: ибо после Анастасия вступил на престол Мартирий, после Мартирия был Саллюстий, а после него Илья [69], как о том пишется в житии преподобного Саввы. Блаженный же Дометиан, ученик Великого Евфимия, не отходил от гроба аввы своего шесть дней и ночей; при наступлении же седьмого дня, явился ему ночью в видении Святой Евфимий, радостный, с светлым лицом, и сказал ему:

- Гряди к уготованному тебе покою, ибо умолен Владыка Христос, чтобы ты был со мной.

Исполнившись неизреченной радости, Дометиан возвестил о том братиям и, пришедши с весельем в церковь, предал дух свой Господу, и погребен был при гробе отца своего. По преставлении преподобного отца нашего Евфимия, при гробе его совершалось много чудес и подавались исцеления [70] во славу Бога во святых Своих прославляемого, Отца и Сына и святого Духа. Аминь. (по изложению святителя Димитрия Ростовского )

Тропарь, глас 4:
Веселися пустыня нераждающая, блалгодушествуй неболящая, яко умножи тебе чада муж желаний духовных, благочестием насадив, воздержанием воспитав в добродетелей совершенство. Того молитвами Христе Боже, умири живот наш.

Кондак, глас 8:
В честнем рождестве твоем радость тварь обрете, и в божественней памяти твоей преподобне, благодушие прият многих твоих чудес: от нихже подаждь богатно в душы наша, и очисти грехов скверны, яко да поем: аллилуиа...................

+1

36

.....................продолжение от 16 сентября

Блж. Иоанна Власатого, Ростовского чудотворца (1580).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1321.jpg

Блаженный Иоанн жил в городе Ростове во дни царя Ивана Васильевича Грозного. Откуда он был родом, неизвестно. В Ростове он жил в образе юродивого Христа-ради, не имел постоянного пристанища и только иногда заходил для отдыха к одной благочестивой вдове и к своему духовному отцу, всехсвятскому священнику Петру. Во дни его находился в Ростове и беседовал с ним, как и с знаменитым Борисоглебским подвижником святым Иринархом, блаженный юродивый Иоанн, по прозванию Большой Колпак, ушедший потом в Москву и погребенный здесь у Покрова на рву.

Блаженный Иоанн Ростовский всегда носил с собою и читал пергаменную книгу - Псалтирь на латинском языке. Неизвестно, когда и где он изучил сей язык.

Кончина блаженного Иоанна последовала 3 сентября 1580 года. Тело его, заботами упомянутой благочестивой вдовы и духовного отца его священника Петра, погребено было подле церкви святого Власия за алтарем. Погребение сопровождалось знамениями: поднялась сильная буря, засверкали молнии и загремел гром.

По преставлении блаженного, многие стали приходить ко гробу его, пели в церкви молебны Господу Богу, Пресвятой Богородице и Предтече Иоанну, просили святить, воду и пили ее, смешивая с песком от гробницы блаженного Иоанна, иные мазали ею свое болящее тело и по своей вере получали исцеление от различных болезней.

Слыша о чудесах при гробе блаженного Иоанна, Ростовский митрополит Кирилл , удрученный старостью и пораженный тяжкою болезнью, не владея рукою и ногою, повелел нести себя во Власьевскую церковь к образу святого Иоанна и ко гробу блаженного Иоанна Власатого. Во время молебна, при чтении святого Евангелия, больной святитель сразу почувствовал исцеление от болезни, стал владеть рукою, так что получил возможность вновь священнодействовать и править Ростовскою митрополиею, и прожил еще год и пять месяцев .

При гробе блаженного Иоанна совершалось много чудесных исцелений с верою притекавших больных. Чудеса сии записывались и о них сообщалось царю Михаилу Феодоровичу.

Одним благочестивым купцом, видевшим над собою и над домом своим милость Божию и многие исцеления, над гробом блаженного поставлена была церковь.

В настоящее время мощи блаженного Иоанна почивают под спудом за левым клиросом в каменной церкви Толгской иконы Божией Матери с приделом во имя святого Иоанна Предтечи и священномученика Власия, построенной в 18 столетии.

При гробнице издавна находится большой кипарисный крест блаженного и пергаменная Псалтирь, писанная красивым готическим письмом. В одной из записей в рукописи значится, что святитель Димитрий Ростовский, обозревая по вступлении на Ростовскую митрополию в 1702 году Ростовские храмы, остановил свое внимание на сей Псалтири, заметил ее ветхость, повелел вновь переплести и хранить по прежнему на гробе блаженного. Другая запись на латинском языке гласит: "с величайшим почтением держал я эту книгу в своей руке и целовал. Нил, архиепископ Ярославский. Мая 14 дня, 1856 года" .

древнерусская литература. Юродивые.
В лета благочестивого государя царя и великого князя Ивана Василевича всеа Русии и при его царских детях царевичах Иванне и Феодоре Ивановичех всеа Русии 7079 года откудуж прииде Бог весть в Ростов прииде муж добророден и благозрачен, и благолепием украшен и кротостию, и смиренномудрием преисполнен. Власы имея темнорус, браду немалу, на власяницы ж имея милоть по-иночески. Пристанища ж не име нигде, кроме церковных притворов и папертей, идеж изволи. Моление же его… день и нощь греческим речением… ради ж некия нужды прибегая к некоей вдовице, да ко отцу своему духовному ко всесвяцкому священнику Петру, зовомый Иоанн Власатый.

В та же лета бе в Ростове Иван Болшей Колпак, и той многа знамения и чюдеса сотваряет, прорицая многим, и архиепископу Евфимию, и збысться, и отиде в царствующий град Москву, и чюдодействуя много, и почи о Господе у Покрова Святыя Богородицы на рву.

В та же времена бе в Ростове Христа ради юродивый Третьяк, имя ж бе Артемей, и той бе во единой срачице зиму и лето, и все бегал, прибегал к Вознесению Господню и к Сидору чюдотворцу, и той многа чюдеса творил и обявлял. Некогда ж ему бывшу два дни и зело печальну, ни яде, ни пит, ни с кем глагола. В третий ж день нача по всему граду бегая вопити: стреляй, вешай, скачи, пей, умывайся, ложися. В третий же день с Москвы ведомо, государь царь Иван Васильевич бояр своих ближних и дьяков казнил многими муками двесте человек. Пища же его – бежучи, ухватит полуденежной колачь, и ухватит зубы своими, и держа в зубах, весь колачь исчиплет и розмечет, а что в роте, то была у него пища, и преставися без мене, положен на монастыре у Вознесения Господня против гроба Исидора чюдотворца, и на нем цка подписана.

Святый же Иоанн Власатый преставися в лето 7089-го сентября в 3 день, по повелению же его по трех днех вдовицею и отцом духовным погребен за градом у священномученика Власия за олтарем. И быша знамения велия и чюдеса многа, и громи и молнии, и пожжение домом и церквам. По преставлении же его вернии приходяще ко гробу его и доднесь, молебная совершающе к Богу и ко пречистой Богородице, и ко Иванну Предтече честнаго его собора, и пев молебен, и воду святив, и от гроба его приим персти, и положив во святую воду, и болящему дающе пити, и по всему телу его мажуще, и здрави отхождаху в домы своя. И святую воду и персть в домех своих болящим подающе пити, истирахуся, и здра(ви) бываху, не токмо человеци, но и скоти.

Ащели коему болящему по трех днех облегчения Господь не подаст, да посему уразумевают, и душа своя устрояют, и житие свое исправляют, к вечному блаженьству прелагаются.

Чудо 1-е

Некогда же ростовскому митрополиту Кирилу в старости своей от многаго труда и подвига и всенощнаго стояния и соборнаго пения, и коленнаго ради поклонения, впаде в недуг и отяся рука и нога, и всею плотию ослабе, ничим же не владе, и с места на место не можи преходити, но ни двигнутися, но точию в креслех его и в церковь приношаху. И многое время не литоргисаше, и отчаяся своего святительского престола, и ожидаше собе сего света к Богу отшествия, молитва же его к Богу от уст безпрестанно изходяща, и ко пречистой Богородице, и на помощь призывая ростовских чюдотворцов, да бы Господь Бог подал ему разрешение от недуга. И многое время пребысть в том недузе, и не презре Господь моления его, и внезапу возвещено бысть ему митрополиту о сем блаженнем Иванне Власатом, по многонародному же речению, о милостивом Иванне, како многонародное множество приходяще ко гробу его, и молящеся Господеви, пречистой Его Богоматери и крестителю Господню Иванну Предтечи честнаго его святаго собора, поют молебны и воду святую пив, и от гроба его взяв персти, и во святую воду влагающе, приобщаются, и всю плоть свою со святою водою стирают, и исцеление приемлют от Господа.

Митрополит же сие слышав от многих, зело порадовася, и повеле себе нести ко образу Иванна Предтечи и ко гробу Иванна Блаженнаго, и гда достигох и узре образ Спасов и пречистыя Богородицы и Иванна Предтечи, и гроб блаженнаго Иванна Власатого, нача молебная творити к Богу (сле)зы точа, яко струя, прося милости о исцелении. И егда нача чести святое Евангелие, и в той час митрополит пременися от недуга, и нача в себе всем владети. И вси людие видев, радующеся, хвалу воздая Христу Богу нашему и пречистой Богородице, и Предтечи Иванну, и блаженному Иванну Власатому и отиде от гроба здрав, радуяся. Видев же во граде вси люди митрополита здрава, хвалу воздаяху Богу нашему и Пречистой Богородице и Иванну Предтечи, и угоднику их блаженному Иванну, и проводив до кельи, и благословение получив, отиде в домы своя, радуяся. И нача литоргисати митрополит, якоже бе и прежде, и поживе едино лето и месяца шесть, и служа литоргию, отиде ко Господу.

Чудо 2-е

Царскаго дворцоваго села Поречья крестьянина Михаила (…) жена именем Агрепена впаде в недуг, язык и рука отяся, и многи дни пребысть в той болезни. И слышах о сем блаженном Иванне, яко мнози к нему приходяще болезнении, и здрави отходят, языку ж ея отнюдь не могий проглаголати, токмо слышанна е помаванием руки. Родители ж ея уразумеваху, яко в град повеле себя вести. Во граде же помаванием по церквам. И дойде до церкви святого Власия. И узре гроб блаженнаго Иванна, и повеле молебен пети Иванну Предтечи. И кончав молебная, и взем иерей от гроба святаго перьсти, и вложи ю во святую воду, и повеле ей пити, она же со тщанием выпи. И пад ко гробу, лежа на долг час плачася. И внезапу воскрича велиим гласом: святый Иванне, помози ми. И абие язык ея разрешися, и рука бысть здрава, якоже и другая. И всем бысть радость ту предстоящим, приимши исцеление и славя Бога и угодника его блаженнаго Иванна, и пойде в путь свой, радуяся.

Чудо 3-е

Града Ростова некая жена Анна Божиим посещением всеми составы разболеся, не можи ничим двигнути, и бе год, и нога ея прикорчися к седалищу. Плотию же оздраве, и ползаше по земли, и Христовым именем питаяся, ко гробу ж блаженнаго Иванна приползаше, и моляся, прося от Бога милости исцеления. Некогда ж приползше к заутрени, и седе близ гроба святаго Иванна, и моляся пилежно, плачющеся, и егда нача пети славословие, таже вдова Анна возопи велиим гласом, и лежа на земли, и превратися, нога же ея распростирашеся и скорчевашеся, и бысть безгласна мног час, и помалу аки от сна возбудися, и воста на ногу здрава. Она же вопияше и призывая угодника Христова Иванна блаженнаго, и получив исцеление от Бога, поиде в дом свой, радуяся и славяще Господа и угодника его Иванна блаженнаго .

Чудо 4-е

Града Ростова Богоявленскаго монастыря и чудотворца Авраамия крестьянин Второв игольник, заняся у него горло и не могий проглаголати и от того недуга бе на нем пухота велия, глава же его бысть аки пузырь, вся обтекла и весь бе раизслаблен, и приведоша его ужики ко гробу Иoaннa блаженнаго, и повеле молебен пети Иоанну Предтече и отпев молебен иерей святою водою главу и его окропив и от гроба взем персти и вложив во снятую воду и дата ему питии, испившу же ему и воскашлявшуся и вельми воскричавшу и из горла и изо уст его рыгнул злосмраден гной яко яицо на землю, ту же предстоящим многим дивящимся такой великой болезни и Божию чудеси, той же человек приим исцеление от Бога отыде в дом свой радуяся, славя Бога и угодника Его блаженнаго Иоанна.

Поведано же бысть ведущими яко и при благочестивом царе Феодоре Иоановиче всея России о многих чудесех возвещено бысть во дворце священника Максима челобитною.

Да при Царе Государе и Великом Князе Михаиле Феодоровиче всея России возвещено бысть священником же Иоанном о многих чудесех бывших у гроба святаго челобитною же и выписка у подячего есть де; митрополит же в Pостове сказывают слыша таковая Божия чудеса и угодника Eго повеле чтобы иерей писал Государю.

Гость Михаило Гурьев видeв милость Божию над собой и надо всем домом своим исцеления многая над гробом Иоанна блаженнаго церковь Власия поставил и всем устроил.

Чудо 5-е.

О чудесех же Божиих и Пречистыя Богородицы и великаго Иоанна и блаженнаго Иoaннa власатаго поведа Богоявленскаго монастыря и чудотворца Авраамия старец Мануил Светиков со ста пятаго году, егда сочетася законному браку и бяху по 149 год находящия нань тяжкия скорби и лютыя болезни смертныя, на него и на жену его и на дети и на рабы его, и на работницы, огневицы, гнетеницы, трясавицы, нутреницы, главныя, зу6ныя и кровоточивыя и скорчевныя и многия болезни находящия притекаху, и привожаху и приношаху яко мертвыя ко святей церкви священномученника Власия и ко гробу блаженнаго Иоанна власатаго его самого, и ту к Богу и Богородице и ко Иоанну Предтечи молебная совершив и. святую воду пив и от гроба Иоанна власатаго персти взяв и в той же сосуд соединив и пив всю свою скорбь вытре и здрави отхождаху в домы своя, славя Бога и пречистую Богородицу и крестителя Господня Иоанна и угодника их Иoaннa блаженнаго власатаго. И бе ту чудес 35; аще же по триех днех коему не будет облегчения и той да сподобляется ко гробу.

Чудо 6-е.

Ныне же аз окаянный калугер поведаю Божия чyдeca, восприяв мнишеский чин два года, и: за злая своя согрешения многи болезни приях молитвами чудотворца Авраамия исцелевал; прииде; же на мя скорбь, из утробы устами кровь пойде, яко же кто кровь пущает из под рожка, и о сем молих чудотворца Авраамия и. помилован бых отбольшой крови, но токмо с храхотиною по временам кровь шла и потом по мале время мину и паки по прежнему кровь из уст пойде и аз помолихся чудотворцу Авраамию и вниде ми в помысл той Иоанн власатый яко в миpе многа исцеления от святыя воды и от персти его приимаху и посла к священнику Власьевскому на молебен и повеле петь и принести к сeбе со святою водою и с перстию сосуд месяца Июля в 11 день и Власьевской священник Иоанн прииде ко мне со святою водою и с перстию и прочитав тропарь и кондак Предтечи Иoaнну и пив воду и утробу свою тря, и преста кровь молитвами блаженнаго Иоаннаа власатаго, и оздраве в той час.

Чудо 7-е.

Июля в 11 день привезен бысть ко мне в келлию при смерти племянник мой Петр Яковлев сын Парфенев, лихорадкою одержим; только душа, в нем, повеле ему у чудотворца, Авраамия; молебен петь, а ко Иоанну власатому ехать де невозможно и обещася впредь и повезен в судне еле жив дом свой и на пути бысть облегчение, потом же приехав ко мне и благодарив Бога яко есть облегчение болезни его и поуправяся в доме своем буду де милости просить у чудотворца Авраамия и у Иоанна блаженнаго.

Чудо 8-е.

Того же дни известил Петра царевича игумен Леонтий: 157 года скорбел трясавицею больше полугода и молебен пев и терся здрав бысть и после того начат литургисати и письмо дал своею рукою.

Чудо 9-е.

Гордеев Калистрат Алексеев обдержим бысть болезнию велиею лет седмь и милостию великаго Бога и угодника Его Иоанна власатого здрав бысть.

Чудо 10-е.

Было исцеление ноября в 21 день от Иоанна власатого девице Матроне Трясловой, очима не видела, и молитвами святаго получила исцеленiе.

Чудо 11-е.

Ростовскаго уезда великаго Государя дворцоваго села Великаго церкви Рождества Богородицы, попов сын Анисим волею Божиею очима заскорбел года с полтора; и того села священник Иоанн отец его родной и с женою своею и с ним, Анисимом сыном своим обещался помолитися к чудотворцу Иоанну милостивому Ростовскому чудотворцу и во 171-м году маия в 23 день приходили в Ростов помолитися к чудотворцу Иоанну милостивому и от того времени святыми его молитвами очима исцелен бысть и писание он Анисим своею рукою дал.

+1

37

.....................продолжение от 16 сентября

новомученики:
Сщмч. Пимена, еп. Верненского,
http://i065.radikal.ru/0909/a1/c40defb27b39.jpg

Священномученик Пимен, епископ Семиреченский и Верненский (в миру Пётр Захарьевич Белоликов) родился 5 ноября 1879 года в селе Васильевское Череповецкого уезда Новгородской губернии в большой благочестивой семье священника Захария Ивановича и его супруги Марии Ивановны Орнатской — дочери священника Иоанна Орнатского. Известные санкт-петербургские священники Философ и Иоанн Орнатские приходились ему двоюродными братьями. Через отца Иоанна Пётр Белоликов находился в свойском родстве с великим кронштадтским пастырем — святым праведным Иоанном Кронштадтским.

Окружение святого батюшки, жившее яркой церковно-общественной жизнью, и сам он были той средой, в которой духовно формировался будущий священномученик. Митрополит Новгородский Арсений говорил о Петре как о воспитаннике Кронштадтского пастыря.

В 1900 году по окончании Новгородской Духовной семинарии, Пётр продолжил обучение в Киевской Духовной Академии, которую закончил в числе лучших в 1904 году. В его дипломном сочинении «Отношенье Вселенских Соборов к творениям Церковных Писателей» исследовался догматический вклад святоотеческой литературы в деятельности семи Вселенских Соборов.

Ещё студентом 7 августа 1903 года он принял монашеский постриг с именем Пимен в честь Киево-Печерского преподобного Пимена Многоболезненного, что в Ближних пещерах.

Духовный отец — митрополит Киевский и Галицкий Флавиан (Городецкий) — благословил его на миссионерские труды. 3 июня 1904 года иеродиакона Пимена рукополагают в иеромонаха с назначением в Урмийскую Православную Духовную миссию на Северо-Западе Персии (в городе Урмия). Перед отъездом в Урмию отец Пимен познакомился в Санкт-Петербурге с бывшим начальником миссии епископом Гдовским Кириллом (Смирновым, память 7 ноября), который пользовался особой любовью и уважением святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Миссионерскому служению было отдано в общей сложности девять лет из недолгой жизни епископа. Миссионер по призванию, он скоро овладел древнесирийским и новосирийским языками, тюркскими наречиями и проповедовал среди сирийских несториан, перешедших в Православие, защищал их интересы перед персидскими властями, преподавал в училище при миссии, находя время и для научных трудов, переводов раннехристианских сирийских текстов, издавал миссийский журнал «Православная Урмия».

В 1911 году игумен Пимен назначается на должность ректора Ардонской Духовной семинарии Владикавказской епархии с возведением по должности в сан архимандрита. В Ардоне в течении года он трудился над духовным просвещением осетин. Однако сожаление об уходе из Урмийской миссии побуждает отца Петра просить начальство вернуть его обратно. В это время отец Пимен начинает свою переписку с известным миссионером, Святителем Николаем (Касаткиным, память 3 февраля), трудившимся в далёкой Японии. Просьба была удовлетворена, и два последующих года служения в должности помощника начальника миссии были отмечены расцветом его миссионерского таланта. Начало Первой мировой войны остановило дело дальнейшего присоединения к Православию сирийцев.

С 1914 года отец Пимен служит в Перми в должности ректора Пермской Духовной семинарии, где становится сподвижником и надёжной опорой во всех начинаниях пламенного поборника Православия, будущего священномученика архиепископа Пермского Андроника (память 7 июня), который надеялся видеть отца Пимена своим викарием.

В одном из пермских выступлений архимандрит Пимен прозорливо предостерегал: «Берегите своё драгоценное достояние — веру Православную и ея священныя воспоминания... Иначе вы воспитаете в народе не душу кроткую и терпеливую, а душу зверя, который принесёт неисчислимые беды и себе и вам». Отец Пимен также руководил трезвенническим движением в городе.

6 августа 1916 года в Петрограде состоялась его епископская хиротония с назначением на приграничную Салмасскую кафедру в Персии. Преосвященный Андроник подарил ему свою панагию, с которой епископ Пимен не расставался последующие два года жизни.

В хронике проводов Владыки Пимена из Перми, на которые пришла вся православная Пермь, указывалось: «Он был истинным пастырем, был безсребреником, помогал направо и налево». Когда Владыка поднялся в поезд, народ, стоявший на перроне, обнажил головы. В оставшиеся минуты люди пели церковные песнопения.

Третий приезд в Урмию уже в качестве епископа принёс много скорбей: обнищание миссии, её вынужденное бездействие в помощи голодающим от неурожая, интриги инославных миссий. Это положение вызывало скорбь в сердце Владыки. Тем не менее командующий Урмийским отрядом отмечал благотворное воздействие епископа на дух русских воинов.

Через год Владыку по его просьбе отозвали из Персии. Последовало его назначение викарием Туркестанским в город Верный (ныне Алма-Ата) на вновь созданную кафедру Семиреченскую и Верненскую. В свой кафедральный город Верный, центр Семиреченской области, Владыка прибыл 11 октября 1917 года.

Там 38-летний епископ возобновил народные чтения и беседы, объясняя присутствующим на них современное положение в России. Владыка давал весьма сдержанные оценки Февральской революции, а с приходом к власти большевиков деятельный, умный, промонархически настроенный архипастырь был обречён на гибель. По воспоминаниям самих большевиков народ шёл к нему с утра до вечера. Его авторитет был так велик, что «соввласть» серьёзно опасалась «двоевластия» в Семиреченске. Миротворческими усилиями он мешал политике разжигания классовой розни между казачеством и крестьянством, осудил декрет о гражданском браке, добивался сохранения преподавания в школах Закона Божия. Часто он занимался в своём доме с детьми, организовал детский духовный кружок. Летом 1918 года Владыка воспрепятствовал изъятию церковных ценностей из кафедрального собора.

Неся ответственность перед Богом за весь народ Семиречья, Святитель утешал и напутствовал раненых и той, и другой стороны в начавшейся гражданской войне. Но на страницах издававшейся в Китае, в Кульдже, и нелегально распространявшейся по Семиречью газеты «Свободное слово» он давал христианскую оценку творившемуся новыми властями беззаконию, поддерживал Белое движение и призывал к участию в его рядах. Об этом же он говорил и в открытых проповедях, призывая народ молиться «об избавлении от супостата».

Уже в августе 1918 года ему стало известно о расстреле Государя и он с амвона Архиерейской церкви осудил это злодеяние. При этом он оставался в Верном в фактическом одиночестве в своём противлении разгулу зла. Цельность и чистота его натуры, твёрдая воля, интеллект ученого, соседствовавшие с привычкой к физическому труду и восприимчивостью к прекрасному, талант оратора при полном отсутствии притязания на внешнее самоутверждение, аскетический образ жизни человека, привыкшего к походной жизни рядом с офицерами Кавказского фронта — всё это говорило о глубине духа Святителя.

Обстоятельства гибели Владыки таковы. Накануне ареста он вёл в своём доме занятия детского духовного кружка. Вечером, 3 (16 н. ст.) сентября 1918 года, в его покои ворвались красноармейцы из карательного отряда Мамонтова, отозванного с Семиреченского фронта специально для ареста Владыки. Оскорбляя и унижая Святителя, они потребовали ехать с ними. После раздумий Владыка подчинился. Его посадили на тачанку и увезли в загородную рощу Баума. Даже бойцы карательного отряда, вызванного в Верный для «наведения революционного порядка», долго не решались выстрелить в Святителя. Убил же Владыку выстрелом в упор известный в городе бандит, служивший в городской милиции, и, упав с лошади, здесь же сломал ногу.

Духовенство, которому Владыка велел звонить в колокола в случае долгого своего отсутствия, чтобы поднять народ — не выполнило просьбы своего Архипастыря. Согласившись ехать с красноармейцами, Владыка сознательно пошёл на великую жертву: он отдавал свою жизнь для того, чтобы расправа над ним стала сигналом православному народу явить свою сплочённость и силу. Только напрасно слух его ловил звуки набата: духовенство приняло решение не звонить, приводя один довод малодушнее другого...

Но известно то, что в городе был митинг с требованием выдать тело убитого и демонстрация протеста, которую разогнали с помощью оружия. Только на следующий день дети, ходившие в рощу за орехами, увидели на поляне убитого епископа. Тело Владыки верующими было глубокой ночью тайно погребено в парке рядом с кафедральным собором в старом семейном склепе Семиреченского генерал-губернатора. На месте, где после расстрела лежало тело Владыки, ещё недавно был виден ровный прямоугольник — размером с человека — красного мха. Такого нигде больше нет во всей старинной роще. Теперь здесь стоит гранитный обелиск.

Рядом с кафедральным собором, недалеко от тайного захоронения святых останков, в 1999 году заложен храм-крестильня имени священномученика Пимена.

Канонизован как местночтимый святой Алма-Атинской епархии Русской Православной Церкви 12 октября 1997 года. Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания

Свщмчч. Василия Колмыкова, Владимира Дмитриевского пресвитеров, прпмч. Мелетия (Голоколосова) (1918).
http://s54.radikal.ru/i143/0909/f9/b937759cbe38.jpg

    Иерей Василий Колмыков родился в 1866 году в купеческой семье. 2 января 1913 года поступил на службу в Омскую епархию в должности псаломщика к церкви села Южно-Подольского Тюкалинского уезда. 20 января того же года рукоположен в сан диакона. Со 2 февраля 1914 года служил диаконом в церкви села Черновинского Змеиногорского уезда. 12 марта 1914 года перемещен к церкви села Чернолучинского Тюкалинского уезда.
         В 1916 году был рукоположен в сан иерея и назначен настоятелем церкви селения Мещанского Джаркентского уезда Семиреченской области. Его приход составляли также жители близлежащих переселенческих поселков: Каркара, Владиславское, Ново – Киевское и Охотничье.
         В июле - сентябре 1916 года в Семиречье произошел киргизский мятеж, жертвами которого стали тысячи мирных жителей. Мятежниками были сожжены и разграблены десятки крестьянских селений. В августе 1916 года отряды киргизов, покончив с районом Иссык-Кульского озера, направились к востоку от Пржевальска и 12 августа напали на русские селения Джаркентского уезда. Иерей Василий, спасая от рук мятежников своих прихожан, проявил настоящий героизм.
         В письме Преосвященному Иннокентию (Пустынскому), епископу Туркестанскому и Ташкентскому, он так описывал эти события:
         «В течение двух месяцев было слышно, что местные нации: киргизы, сарты и таранчи хотят громить и избивать русских жителей, и что будто бы для этого приготовляют холодное оружие. Так как официальных данных не было, то русские не придавали особого значения этим слухам и продолжали спокойно заниматься полевыми и домашними работами. Не подозревая погрома, я с семьей, т.е. женой и ребенком, 11 августа уехал на Каркаралинскую ярмарку, находившуюся в 27 верстах от моего прихода. В этот день не происходило ничего подозрительного, но на другой день утром в 4-5 часов я был разбужен криками: «Батюшка, спасайтесь, киргизы окружают нас. Всех убьют и перережут». Когда я, одевшись, вышел на улицу, то действительно увидел массу вооруженных людей на лошадях, с криками и гиканьем спускавшихся с окружающих гор (приблизительно десять тысяч). Поднялся страшный переполох: крик и плач женщин и детей, бестолковая беготня, но, благодаря распорядительности ротмистра Михаила Кравченко, все успокоилось, и нападение легко было отражено. Сразу были приняты меры к вывозу хлебных продуктов в склады для содержания народа. Вывоз продуктов был возложен на меня, и потому я не смог ранее вечера попросить Кравченко оказать помощь жителям моего прихода.
         Когда все успокоилось, я стал усиленно просить господина Кравченко отпустить хотя бы 10-15 солдат для поездки в селение Мещанское, чтобы предотвратить погром. Просьба моя была удовлетворена, и на другой день утром отряд в количестве 30 человек выступил верхами, имея задачей спасти жителей моего прихода. Начальником отряда был назначен прапорщик Фома Рыскин. Все расстояние от ярмарки до первого поселения моего прихода с. Таврического пришлось ехать карьером. Около 9 часов утра отряд прибыл в поселок, где не оказалось ни одного жителя. Поселок был разграблен и объят пламенем. Отрядом было обнаружено и убито 20 киргизов - мародеров. После отправки донесения в Каркару о случившемся, отряд поскакал в пос. Владиславский, находящийся в шести верстах от Таврического. Здесь выяснилось, что жители этих двух поселков, соединившись и устроив баррикаду из телег, борон и других сельскохозяйственных орудий, сами вели перестрелку с нападавшими киргизами. Отряд помог крестьянам отразить нападение и после небольшой передышки двинулся в пос. Мещанский.
         По дороге в Мещанский находился пос. Чулак, где было 8-9 дворов баптистов. Но заезжать туда не было нужды, т.к., со слов одного человека, там все было сожжено, и жители перебиты. Дорога проходила ущельем, и потому, во избежание нападения, пришлось ехать окружным путем (горами). Спустя 3-4 часа, солдаты, спустившись с гор, увидели, что Мещанское горит. До поселка было 12 верст, дорогой отряду приходилось задерживаться для отражения нападений киргизов, и лишь спустя 2-3 часа отряд стал приближаться к селу. К сожалению, въехать в село не было возможности, т.к. увидев приближающихся солдат, киргизы бросились наутек, и отряду пришлось гнаться за ними по горам. Пока отряд преследовал разбойников, я поспешил в селение и был встречен жителями со слезами радости на глазах. Все от малого до старика спешили ко мне за благословением и, плача, благодарили за помощь. Поплакав вместе с ними и благословив всех, я стал расспрашивать о происшедшем. Мне рассказали, что, увидев приближающихся киргизов, крестьяне собрались в один дом и стали отстреливаться. Так как ружей, пороху и вообще снарядов у них не было, а что было, все использовали, то им осталось лишь предать себя на волю Божию. Дом был уже окружен со всех сторон, кругом полыхало пламя, дети и женщины плакали и молились Богу, ожидая смерти, как вдруг киргизы, осаждавшие их, бросились бежать. Жители были крайне удивлены. Лишь, когда услышали выстрелы, поняли, что пришла помощь. Стоило опоздать отряду на 10-15 минут, и все было бы кончено. К счастью, убитых оказалось лишь двое и четверо раненых. Успокоив людей, я бросился к молитвенному дому, но… опоздал. Молитвенный дом был разграблен и горел изнутри. Я позвал людей, мы кинулись гасить пожар, и дом был спасен от окончательного разрушения. Все, что можно было спасти, я уложил в разбитый сундук и отвез потом в г. Пржевальск.
         Когда я пришел к своему дому, то увидел только дымящиеся головешки, все добро сгорело. Церковные книги, документы, деньги либо погибли в огне, либо были похищены. Остался я с семьей в том, что на нас было одето: на мне драный подрясник с летней ряской, а у жены – рваное платье и пальтишко. Сколько слез и жалоб…. Не дай Бог слышать никому».
         После 1916 года священник Василий Колмыков служил в станице Подгорненская. Старостой церкви этого села был потомственный казак родом из Омской губернии Зосима Фунтиков. После присоединения Туркестанского края к России на плодородные земли края началось переселение крестьян, а на его рубежи - казачьих полков. Зосима Фунтиков приехал в Семиречье вместе со своими земляками казаками Снегиным и Веригиным. Проехав со своими семьями на обозах по киргизским степям полтора месяца и прибыв в столицу г. Верный, они получили от генерал-губернатора направление в станицу Иссык, что в 70-ти километрах от Верного. Станица была уже заселена казаками и показалась переселенцам слишком многолюдной. Тогда они, испросив разрешения у начальства края, двинулись на освоение новых земель в сторону границы с Китаем в Джаркентский уезд. Там, в 20-ти километрах от станции Чунжа, Зосима и его спутники облюбовали удобное для земледелия и пчеловодства место у подножия Тянь-Шанских гор. На берегу речки Киргизсай была основана новая казачья станица, названная Подгорненской.
         Со временем сюда стали переселяться земляки основателей станицы и, когда поселение разрослось, благочестивые жители построили в ней церковь. Церковным старостой был избран самый уважаемый в станице человек Зосима Фунтиков, который отличался честностью, трудолюбием и благоговением к Церкви Божией. О духовной настроенности его говорит следующий обычай, которого по достижении преклонных лет придерживались Зосима и его супруга. Памятуя о смерти, Зосима приготовил для себя и своей жены два гроба, которые стояли на чердаке дома. Каждую осень, собрав новый урожай, супруги засыпали эти гробы пшеницей, а дожив благополучно до Пасхи, раздавали эту пшеницу бедным жителям станицы. И своих детей Зосима воспитывал в духе смирения и исполнения христианских заповедей.
         О том, в каком году был построен в станице Подгорненской первый храм, и кто был первым священником, сведений не сохранилось. Известно лишь, что после киргизского мятежа 1916 года, когда в селе Мещанском был осквернен и разграблен православный храм, дома сожжены, а жители эвакуированы, священник Василий Колмыков был переведен на новое место служения – в станицу Подгорненскую Джаркентского уезда.
         В 1918 году, когда в Семиречье утверждалась новая власть, в Подгорненскую вошел отряд красноармейцев. Первым комиссары арестовали отца Василия, затем пришли к церковному старосте Зосиме Фунтикову и устроили у него обыск. Забрали церковное вино и деньги, а его самого арестовали. Затем были арестованы еще 13 православных христиан. Всех их вывели за село на кладбище и расстреляли из пулемета. Перед расстрелом мучеников избивали, некоторым надели на голову мешки. Хоронить мучеников красноармейцы не разрешили. На горе напротив кладбища поставили пулемет и никого не подпускали к расстрелянным. Ночью селяне – казаки, среди которых были и сыновья Зосимы, тайком пришли на кладбище и стали копать общую могилу. Пулеметчик, слыша звуки, доносившиеся с кладбища, время от времени давал пулеметные очереди, прочесывая кладбище и прилегающую местность. Выкопав могилу, казаки положили в нее иерея Василия, старосту Зосиму и 13 убиенных сельчан. На протяжении более восьми десятилетий за могилой ухаживали местные жители. Со временем здесь была поставлена небольшая часовня, в которой горела неугасимая лампада. Часто, особенно в поминальные дни, к могиле мучеников приходили их земляки, молились, возжигали свечи. Несмотря на то, что в годы Великой Отечественной войны, часовенку разобрали на дрова крестьяне – уйгуры, поселившиеся в этой местности (большинство русских с течением времени покинули бывшую станицу и возвратились в Россию), память о мучениках сохранилась до нашего времени. Могила их, обнесенная простой деревянной оградкой и увенчанная ветхим деревянным крестом, на протяжении многих лет не переставала быть местом почитания. Обретение мощей святых мучеников состоялось 26 апреля 2002 года.
(Настоятель храма игумен Вианор Иванов)

Свщмчч. Сергия Феноменова( 1918)
«Протоиерей  Сергий  Васильевич  Феноменов  служил в Крепостной церкви г.Усть-Каменогорска и был войсковым священником располагавшегося в крепости военного гарнизона.

В 1918 году, когда в г.Усть-Каменогорске власть была на некоторое время захвачена большевиками, протоиерей  Сергий   Феноменов  был расстрелян ими на глазах у своей семьи (жены и троих сыновей).

Это происходило на расположенном напротив крепости Комендантском острове, где отец  Сергий  проживал со своей семьей. К телу мученика приставили охрану, которая не разрешала к нему подходить. Через трое суток тело отца  Сергия тайно от семьи увезли в неизвестном направлении».

Свщмчч. Филиппа Шацкого (1918)
Семиреченская о., Копальский у., станица Сарканд ,протоиерей
Должность=преподаватель миссионерской школы
ГодОкончанияСлужения=1918
ПричинаСмерти=убит
МестоСмерти=Семиреченская о., Копальский у., станица Сарканд
Был убит в станице Сарканд в здании школы, которое было сожжено большевиками.
Обуглившиеся кости священника были найдены и похоронены

       

Свщмчч. Василия и Парфения Красивских пресвитеров (1919),
братьев-священников. Отец Василий служил в Петропавловской церкви в городе Верном (ныне Алма-Ата), а отец Парфений – в том же городе в храме Казанской иконы Божией Матери. Они были убиты в один день бойцами ворвавшегося в город красного отряда. Отец Василий был избит, затем привязан к хвосту лошади и так умучен до смерти. Отец Парфений был сожжен на паперти своего храма.

Свщмчч. Андрея Дальникова и Феофана Соколова пресвитеров (1920).
Священномученик Андрей Дальников служил в станице Надеждинской Верненского уезда. Священномученик Феофан Соколов - митрофорный протоиерей, инспектор церковно-приходских школ Семиреченской области.

Свщмчч. Владимира Садовского и Михаила Сушкова пресвитеров (1921).

Свщмч. Николая Сущевского пресвитера (1923).

Свщмч. Евфимия Круговых пресвитера и с ним 4-х мучеников (1924).
Отец Евфимий служил в Казанской церкви города Верного, вместе с 4 мирянами он был повешен по обвинению в верности Патриарху Тихону.

Свщмч. Романа Марченко пресвитера (1929),
который был убит при закрытии храма в станице Надеждинской. Казаки станицы Надеждинской активно сопротивлялись закрытию храма, в станицу была введена конная милиция, несколько десятков прихожан было арестовано, а священник убит.

Свщмчч. Алексия Зиновьева и Илии Бажанова пресвитеров (1937),
расстрелянных на Бутовском полигоне.

Свщмч. Петра Сорокина диакона (1953).
Отец Петр Сорокин был рукоположен в сан диакона в 1925 году в Звенигороде, служил в Московских храмах – Сорока мучеников и на Даниловском кладбище. В 1937 году был арестован, приговорен к 10 годам лагерей. В 1947 году вернулся в Москву, и обратился в Синод с просьбой дать ему место диакона. Его направили в город Славянск Сталинской области, затем он нашел место певчего в Богоявленском соборе города Вышний Волочек. Здесь в 1949 году его арестовали за «участие в деятельности группы церковников». И выслали на поселение в Казахстан. Там его снова арестовали и приговорили к 10 годам лишения свободы. Диакон Петр Сорокин погиб в лагере в Иркутской области в 1953 году

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

+1

38

....................продолжение от 16 сентября

Писидийской иконы Божией Матери (608).
http://s45.radikal.ru/i108/0909/05/cf53d92a7d29.jpg

Прославилась чудесами в городе Созополе. Сведений о ее происхождении не имеется. В посланиях об иконопочитании Германа, Патриарха Константинопольского, прочитанных на VII Вселенском Соборе, На Седьмом Вселенском соборе, обличившем ересь иконоборцев, упоминается «древняя икона Пренепорочной Девы Богоматери, находящаяся в Созополе Писидийском и источающая миро из руки изображенной»Чудотворения, происходившие от иконы, относятся к VI веку.

В Малой Азии в писидийском городе Созополе в шестом столетии славилась великими чудесами икона Божией Матери, источавшая миро. До нас дошли сведения о ней от лиц современных чудесам ее, живших в разных местах. Св. Евтихий, патриарх Константинопольский, память которого празднуется церковью 6-го апреля, будучи сослан в город Амасию, совершал там чудеса между 565-577 годами. Очевидец этих чудес, пресвитер Евстафий, описавший жизнь Евтихия вскоре после кончины его, так описывает первое чудо патриарха: "была в Амасии пара, соединенная законным браком; она была несчастлива в отношении к деторождению. Дети у них рождались мертвыми и вместо радости родителям причиняли скорбь.

Приходят они к блаженному (патриарху) и просят его молитвы о том, чтобы рождаемые ими дети жили. Помолившись о них, он помазал их обоих св. елеем частию от честного креста, частию же истекающим от святой иконы Пречистой Госпожи нашей Богородицы и Приснодевы Марии в Созополе , произнося слова: во имя Господа нашего Иисуса Христа; так он, обыкновенно, делал над каждым приходящим больным. Сотворив молитву и помолчав, он, как бы исполненный некоторой Божественной благодати, говорит: назовите дитя, которое родится, Петром и будет жить, ибо жена уже была беременна. Находясь при этом, я (то есть, пресвитер Евстафий) спросил: а если родится девочка, как ее назвать? Нет! отвечал он, пусть назовут Петром и жив будет.

Радуясь о сказанном и как бы нося уже в объятиях еще не рожденное дитя, они возвратились в дом свой. По наступлении времени родился у них сын, как предвидел и предсказал им раб Божий. При крещении они назвали дитя Петром. После того у них родился другой сын и он, по совету патриарха, назван Иоанном. "Дети стали возрастать и разнеслось это по всему городу и все славили Бога".

Другой также достоверный свидетель великого чуда - это Елевсий, ученик дивного между подвижниками преподобного Феодора Сикеота, епископа Анастасиупольского. Св. Феодор около 600 года, бывши в Царьграде, возвращался нарочито через город Созополь для поклонения этой иконе. "Взошедши в честный храм Пресвятой Богородицы Марии, где истекает Божественною силою миро, и, простерши руки в молитве наподобие креста, он устремил очи свои к дивной иконе и вот елей, Божиим изволением исторгшись, пал на очи его и оросил их. Поэтому все, видевшие это Божественное знамение, сказали: воистину велик этот раб Божий" . В восьмом веке, в начале гонения, воздвигнутого императором Львом Исавром на св. иконы, св. Герман, патриарх Константинопольский, в послании к Фоме, епископу Клавдиопольскому, в защиту св. икон, между прочим, написал: "главное же то, что через различные иконы Бог совершал чудеса, о которых многие жаждут многое рассказывать, например, подавал исцеление болящим, что мы и сами испытали. Замечательнее же всего то, что никакого возражения, ни сомнения не встречается против того, что находящаяся в Писидийском Созополе икона Всенепорочной Богородицы из своей длани изливала струю мира. Об этом чуде свидетельствуют многие". Это послание читано на Седьмом Вселенском Соборе .
Богоматерь изображена с Богомладенцем на левой руке, правой рукой Она благословляет.
Пресвятая Владычице ! моли Сына Своего и Бога нашего о нас грешных  !Укрой покровом своим ,Пречистым! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 2, 6-10; Мк. 5, 22-24. 35-6, 1). Воскресив дочь Иаира, Господь "строго приказал" родителям ее, "чтобы никто об этом не знал". Этим нам указано: не ищи славы и уха твоего не изощряй на слышание похвал людских, хоть дела твои такого рода, что их укрыть нельзя. Делай, что заставляет тебя делать страх Божий и совесть, а к говору людскому будь таков, как бы совсем его не было. И за душою смотри: коль скоро она мало-мальски склоняется на эту сторону, возвращай ее к своему чину. Желание, чтоб люди узнали, вызывается желанием похвалы. Когда будет похвала, тогда цель является достигнутою; а это подрывает энергию и пресекает похвальную деятельность, следовательно, и продолжение похвалы. Выходит, что желающий. чтобы люди знали его добрые дела, - сам себе изменник. Что люди хвалят доброе, они дело делают - ибо что хорошо, того как не хвалить? - но ты этого не имей в мысли, и не ожидай, и не ищи. Поблажишь себе в этом - совсем испортишься. Одна поблажка повлечет к другой. Учащение дел одинаковых обратится в нрав, и будешь хвалолюбец. А когда дойдешь до этого, тогда уж не все дела твои будут похвальны, и хваление сократится. За недостатком стороннего хваления, начнется самовосхваление, которое Господь назвал трублением перед собою. Это еще хуже. Душа становится тогда мелочною, гоняется за одной мишурой, и истинного добра не жди уж от нее.
******************************************************************************************************************************************
Научись ждать

  "Стойте!" - "Скажи сынам Израилевым, чтобы они шли"
(Исх. 14, 13, 15)

Пока мы не научились "стоять" на месте, когда того требует Господь, мы не сумеем и идти вперед, следуя Его зову. Если мы решились Ему служить, Он научит нас отдыхать на пути, стоять на месте или же двигаться шаг за шагом вперед, согласно Его воле. Для нас всего труднее бывает покоряться воле Божьей, выжидая Его указания. Мы бы предпочли всякую деятельность такому вынужденному отдыху. Мария избрала "благую часть", сидя у ног Спасителя и слушая слово Его, но часто такое созерцательное положение не соответствует нашим потребностям. Мы рвемся вперед, нас тянет на живое поприще, на широкое поле деятельности, нам претит то, по-видимому, бесцветное прозябание, каким нам представляется наша скромная жизнь.
Быть может, и теперь вы еще в ожидании указания Божия. Не унывайте! "Благ Господь к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его. Благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Господа" (Плач Иер. 3, 25-26). Вас тяготит это ожидание? Да, пока вы не отдадитесь всецело Ему, пока не покоритесь, не примиритесь вполне и бесповоротно вашей участи. Но с той минуты, когда вы отдадите все в Его руки, предоставляя Ему управлять вами помимо вас самих и принимая Его волю беспрекословно в вашем сердце, поверьте, в душе вашей водворится мир невозмутимый, тот мир, который превыше всякого разумения.
Господь требует и ожидает от вас прежде всего полного отречения от своей воли, от всего своего, тогда, может быть, будет обращено и к вам повеление, чтобы вы шли, и та деятельность, которую вы искали с таким трудом, окажется рядом с вами. Вы увидите ясный путь перед собою, вам уже не нужно будет ничего искать, ничего придумывать, вы будете идти вперед под сенью крыл Его, во свете лица Его. "Через реку перешли стопами; там веселились мы о Нем" (Пс. 65, 6).
Душа тревожная, беспокойная, суетливая - успокойся, потерпи, утихни, доверься Господу и убедись, что Его цели достигаются всегда, что для Него нет ничего невозможного, "ибо от века не слыхали, не внимали ухом и никакой глаз не видал другого Бога, кроме Тебя, Который столько сделал бы для надеющихся на Него" (Ис. 64, 4).

история дня:
В 1832 г. Николай Александрович Мотовилов (1809-1879) больным привезен в Саров (3-5 сентября 1832 г.), где сподобился последней своей беседе с преподобным Серафимом Саровским.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ!

0

39

Во славу Божию и на пользу ближнего !
17 Сентября  -Память:

Пророка Боговидца Моисея (1531 до Р.Х.)
http://s47.radikal.ru/i117/0909/a0/c5d85cf60712.jpg

По смерти Иосифа, – потомство Иакова, отца его, в продолжение нескольких сот лет1 настолько размножилось в земле египетской, что вся она переполнилась израильтянами, и во время войны они одни могли выставить до шестисот тысяч человек войска. Тогда царь египетский стал опасаться, как бы народ израильский не соединился с неприятелями Египта и, желая свободы, не вооружился бы против него. Он приставил к израильтянам особых надзирателей, коим было вменено в обязанность изнурять их тяжкими работами. С особенною жестокостью мучили они израильтян, принуждая обрабатывать землю, делать кирпичи и строить города, как ради тщеславия, так, в особенности, для того, чтобы скорее истребить еврейский народ. Но чем более они озлоблялись против израильтян и изнуряли их, тем более те размножались: ибо они не могли сократить числа людей, коих размножить и возвеличить угодно было Самому Богу. И хотя царь дал тайное повеление повивальным бабкам, чтобы они, при самом рождении, умерщвляли еврейских младенцев мужского пола; но те, боясь Бога, щадили их. Тогда царь издал по всей египетской земле бесчеловечное повеление, по которому всякий, заметивший еврейского младенца мужского пола, должен был бросать его в реку (Исх., гл. 1).

В то время жил там некий муж, по имени Амрам из колена Левиина, имевший жену из того же колена, по имени Иохаведу; у них до сего времени родились сын Аарон и дочь Мариам2. В то самое лютое время, когда новорожденные младенцы еврейские были истребляемы, у них родился второй сын; дитя было так прекрасно, что мать, зная зверский закон об умерщвлении всех новорожденных еврейских младенцев, скорбела о младенце и решилась скрыть его у себя, что и делала в продолжение трех месяцев. Но потом, так как она не могла больше скрывать младенца, то взяла корзинку, осмолила ее, положила в ней дитя и поставила в тростнике у берега реки. Сестра младенца стала в отдалении наблюдать, что с ним будет (Исх.2:2). И вышла дочь фараонова3 на реку4 купаться, а прислужницы ее ходили по берегу реки. Она увидела корзинку среди тростника, и послала рабыню свою взять ее. Открыв корзинку и видя в ней плачущего младенца, она сжалилась над ним и сказала: "Это из еврейских детей". Царевна захотела усыновить младенца и найти ему кормилицу из евреек. По сказаниям Иосифа Флавия5, приводили к найденному младенцу много кормилиц еврейских, но тот не принимал от них молока. Тогда Мариам, сестра Моисеева, осмелилась подойти к дочери фараоновой и сказала ей:

– Не сходит ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из евреек, чтобы она вскормила тебе младенца?

Дочь фараонова отвечала ей "Сходи", – и та привела к ней свою мать. И сказала ей дочь фараона:

– Возьми младенца и вскорми его: я дам тебе за это плату.

Иохаведа взяла младенца, и тот прильнул к ней, чувствуя в ней свою мать. она кормила его в своем доме; когда же младенец вырос, она привела его к дочери фараоновой, которая усыновила его и нарекла имя ему: Моисей, "потому что, – говорила она, – я из воды взяла его" (имя это по-египетски означает воду) (Исх.2:7-10).

В некоторых древних сказаниях6 повествуется, будто однажды дочь фараонова принесла Моисея к своему отцу, и тот, играя с ним, возложил на его голову венец царский, на котором было небольшое изваяние идола; Моисей же, сорвав венец с головы, бросил его на землю и попрал его своими ногами. Языческий жрец, который получил предсказание от волхвов7, что когда родится у израильтян вождь, то Египет претерпит много казней, советовал фараону убить младенца, чтобы он, возросши, не причинил какого-либо бедствия их стране. Но, по благоизволению и устроению Божию, другие восстали против сего, говоря, что младенец сделал это не умышленно, по неведению. Для испытания его младенческого неведения принесли горячих угольев, и он брал их и влагал в свои уста, отчего опалил свой язык и, вследствие этого, сделался косноязычным.

Когда Моисей пришел в возраст, дочь царская приставила к нему избраннейших мудрецов египетских для обучения его всей премудрости египетской, и он был силен в словах и делах, превзошедши в непродолжительное время своих учителей и сделавшись любимцем царя и всех ближайших его сановников (Деян.7:21-22). Когда же он узнал о своем происхождении, что он – израильтянин, и познал Единого Бога, сущего на небесах Создателя вселенной, в Коего веровал его народ, то стал гнушаться египетского языческого нечестия (Евр.22:24-26).

Некоторые историки пишут8, что когда ефиопляне воевали против Египта, то Моисей, достигший уже зрелого возраста, был избран египтянами в военачальники и, благодаря своему мужеству, поразил неприятелей. Однако, царь египетский, вместо благодарности, еще более возненавидел его, потому что некоторые из египетских жрецов в своем волхвовании пророчествовали, что Моисей в будущем наведет бедствия на Египет, и советовали царю убить его, Под влиянием их внушений, царь действительно замыслил убить Моисея, но не приступал к этому тотчас же, не желая оскорбить свою дочь, и надеясь найти за ним какую-либо вину или дождаться более удобного времени.

Случилось, что Моисей пошел к своим соотечественникам, сынам Израилевым, и осматривая тяжкие работы их, увидел, что египтянин бьет одного еврея. Заметив, что около того места нет никого постороннего, он убил египтянина и скрыл тело его в песке. На другой день он опять вышел и увидев двух ссорящихся евреев, сказал тому, кто начал ссору:

– Зачем ты бьешь ближнего своего?

А тот сказал:

– Кто поставил тебя начальником и судьею над нами? Не думаешь ли убить и меня, как убил вчера египтянина?

Моисей, услыхав это, испугался и сказал себе:

– Вероятно, все узнали об этом деле.

Фараон же, услышав об этом, хотел убить Моисея; но Моисей бежал от фараона и остановился в земле Мадиамской (Исх.2:11-15).

Утомившись от дальнего пути, Моисей сел у колодезя. И вот пришли к колодезю семь дочерей священника Мадиамского Иофора9, которые пасли стада отца своего. Они стали наполнять корыта водою, чтобы напоить овец. Но пришли пастухи других стад и отогнали их. Тогда Моисей встал и защитил девиц, начерпал им воды и напоил овец их.

Девицы, возвратившись домой, рассказали отцу своему, что какой-то египтянин защитил их от пастухов и даже начерпал им воды и напоил овец их. Иофор поспешил пригласить к себе Моисея, принял его в дом и потом отдал в замужество ему дочь Сепфору, от которой Моисей имел двух сыновей. Первого он назвал Рисамом, "потому что, – говорил он, – я стал пришельцем в чужой земле", а второго – Элиезером, сказав: А"Бог отца моего был мне помощником и избавил меня от руки фараона" (Исх.2:16-22).

Спустя долгое время, умер царь египетский. И восстенали сыны Израилевы от работы, и вопль их о тяжком иге восшел к Богу. И услышал Бог стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом. И призрел Бог на сынов человеческих, и восхотел освободить их (Исх.2:23-25).

Моисей пас овец у Иофора, тестя своего. Однажды он провел стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией Хориву10. И вот явился ему Ангел Господень в огненном пламени из среды тернового куста11, и увидел Моисей, что терновый куст горит огнем, но не сгорает.

Моисей сказал:

– Пойду, посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает?

Господь же воззвал к нему из среды куста:

– Моисей, Моисей!

Он отвечал:

– Вот я, Господи!

И сказал ему Бог:

– Не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место на котором ты стоишь, есть земля святая.

И прибавил при сем:

– Я – Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова.

Моисей закрыл лицо свое, потому что боялся воззреть на Бога.

- Я, – говорил Господь Моисею, – увидел страдание народа Моего в Египте, вопль от приставников его, и знаю скорби его. И иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей и ввести его в землю плодоносную и пространную, в землю хананеев, хеттеев, амореев, гергесеев, ферезеев, евеев и иевусеев, в землю текущую млеком м медом12. И вот, уже дошел до Меня вопль сынов Израилевых, и Я вижу угнетение, каким угнетают их египтяне. Итак пойди: Я пошлю тебя к фараону, и ты выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых.

Моисей сказал Богу:

– Кто я, чтобы мне идти к фараону и вывести из Египта сынов Израилевых?

– Я буду с тобою, – отвечал ему Бог, – и вот тебе знамение, что Я послал тебя: когда ты выведешь народ Мой из Египта, вы совершите служение Богу на сей горе.

Моисей сказал Богу:

– Вот я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?

– Я есмь Сущий13, – отвечал Бог Моисею, – так скажи сынам Израилевым: Господь Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака, и Бог Иакова14 послал меня к вам. Вот имя Мое на веки и памятование о Мне из рода в род. Пойди, собери старейшин Израилевых, и скажи им: Господь Бог отцов ваших явился мне и сказал: Я посетил вас… И выведу вас от угнетения египетского, и они послушают тебя, и вы пойдете к царю египетскому, и скажете ему: Иегова, Бог еврейский, призвал нас. Итак отпусти нас в пустыню, на три дня пути, чтобы принести жертву Господу Богу нашему. – Но Я знаю, что царь египетский не позволит вам идти. Тогда Я поражу Египет чудесами: и фараон принужден будет отпустить вас.

– А если они не поверят мне, – возразил Моисей, – и не послушают голоса моего и скажут: Господь не являлся тебе?

Господь сказал: "Что это у тебя в руке?

Он отвечал: "Посох".

Господь сказал: "Брось его на землю".

Моисей бросил, и посох превратился в змея. Моисей побежал от него, но Бог повелел ему взять змея за хвост, и змей стал снова жезлом в его руках.

Господь сказал:

– Вот тебе знамение для того, чтобы поверили тебе, что явился тебе Господь, Бог отцов их. А если не поверят и сему, то сделай еще вот что: положи себе руку за пазуху.

Моисей положил руку за пазуху, потом вынул, и увидал, что она побелела от проказы15, как снег. Господь велел положить ему опять руку за пазуху, и она снова стала здоровою.

– Если не поверят и сему чуду, – сказал Господь, – то возьми воды из реки и вылей на сушу, и вода сделается на суше кровью.

Моисей опять стал просить , чтобы Бог не посылал его, ибо он не речист и косноязычен.

Господь сказал:

– А кто дал уста человеку? Кто делает немым или глухим, или зрячим, или слепым? Не Я ли, Господь Бог? И так пойди, и Я буду при устах твоих и научу тебя, что тебе говорить.

Моисей продолжал отказываться и просил послать вместо него кого-либо более способного. Тогда Господь разгневался на Моисея и сказал:

– Разве нет у тебя Аарона брата? Я знаю, что он может говорить вместо тебя. И вот он выйдет навстречу к тебе, и свидание с тобою обрадует его. Ты будешь ему говорить и влагать слова Мои в уста его, а Я буду при устах твоих и при устах его и буду учить вас, что вам делать. И будет говорить он вместо тебя к народу и будет твоими устами, а ты будешь ему вместо бога. И жезл сей (который был обращен в змея) возьми в руку твою: им ты будешь творить знамения16.

После сего Моисей возвратился к Иофору и сказал ему: "Я пойду в Египет к братьям своим, посмотрю, живы ли еще они".

– Иди с миром, – отвечал Иофор.

И пошел Моисей в Египет без страха, ибо тот царь, который хотел его убить, и все искавшие его погибели уже умерли. Навстречу Моисею, по повелению Божию, вышел Аарон, который с радостью облобызал его. Моисей передал Аарону все слова Господни. Пришедши в Египет, они собрали всех старейшин Израилевых и поведали им все слова, которые говорил Господь Моисею, а Моисей сотворил пред глазам их знамения и чудеса. Израильтяне поверили им и возрадовались, что Бог посетил сынов Израилевых и призрел на их страдание.

После сего Моисей и Аарон пришли к фараону и сказали ему:

– Так говорит Господь Бог Израилев: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне праздник в пустыне.

Но фараон сказал:

– Кто такой Бог Израилев, чтобы я послушался голоса Его? Не знаю Господа, и израильтян я не отпущу. И вы, Моисей и Аарон, к чему отвлекаете народ от работ? Ступайте каждый на свою работу.

И немедленно дал повеление приставникам над евреями еще более угнетать их тяжкою работою и не давать им впредь соломы для делания кирпичей, которую с той поры они должны собирать сами, но при этом урочного числа кирпичей у них не убавляли.

– Евреи, – говорил царь, – праздны; потому и кричат: мы пойдем, принесем жертву Богу нашему.

После сего евреев стали угнетать еще более. Отыскивая сами себе материал, они не успевали приготовить положенного для них на каждый день числа кирпичей; за это били еврейских надзирателей и не принимали от них никаких объяснений, и те возопили против Моисея и Аарона, говоря: "Суди вас Господь за то, что вы сделали нас ненавистными пред фараоном и рабами его и дали в руки им оружие, чтобы убить нас.

Моисей обратился к Господу и сказал:

– Господи! Для чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей, для чего послал меня? Ибо с того времени, как я пришел к фараону и стал говорить именем Твоим, он начал хуже поступать с народом.

Господь отвечал Моисею:

– Теперь увидишь ты, что Я сделаю с фараоном: по действию руки крепкой, он отпустит сынов Израилевых, даже выгонит их из земли своей. Скажи им: Я, Господь, выведу вас из-под ига египтян, и спасу вас, соделаю вас Своим народом и буду вам Богом, и введу вас в ту землю, которую Я клялся дать Аврааму, Исааку и Иакову, и дам вам ее в наследие.

Моисей пересказал слова сии сынам Израилевым, но они, по своему малодушию и тяжести работ, не поверили Моисею. Тогда Господь повелел Моисею идти к фараону и сказать, чтобы он отпустил сынов Израилевых из земли своей. Моисей отвечал, что если уже сыны Израилевы не слушают его, то как же послушает его фараон, когда и речь у него, Моисея, невнятна.

На сие Господь отвечал ему:

– Я поставил тебя как бы божеством фараону, а Аарон, брат твой, будет у тебя пророком. Ты будешь говорить ему всё, что Я повелю тебе, а брат твой будет говорить фараону, чтобы он отпустил израильтян. Но Я допущу, чтобы фараон выказал свое упорство во всей силе, и не слушал вас. За это Я простру руку Мою на Египет и произведу над ним грозный суд посредством чудесных казней; тогда узнают все египтяне, что Я – Бог! И выведу сынов Израилевых из среды их. А если фараон потребует от вас доказательства, то ты вели Аарону бросить жезл, – и жезл сделается змеем.

Ободренные Самим Богом, Моисей с Аароном снова предстали пред фараоном и его слугами и сделали, как повелел им Господь. Аарон поверг пред фараоном жезл свой, и жезл сделался змеем. Фараон призвал мудрецов египетских и чародеев, и те сделали то же своими чарами; но жезл Ааронов поглотил их жезлы. И ожесточилось сердце фараона, и он не послушал их, как и предрекал Господь, и не восхотел отпустить евреев. Тогда по повелению, Божию, Моисей и Аарон начали наводить казни на землю египетскую17.

На другой день Аарон по повелению Моисееву взяв жезл свой, ударил им по воде речной в присутствии фараона и рабов его, и вся вода в реке превратилась в кровь; рыба в реке вымерла, и воссмердела река, и египтяне не могли пить воды из реки. Второй казнью были жабы18: Аарон простер руку на воды египетские, и извел из них жаб, которые проникли в дома, в спальни, на постели, в печи и квашни, и на царя, и на рабов, и на людей его, и нигде никому не давали покоя. И покрылась вся земля египетская жабами, а когда они по повелению Моисееву вымерли, египтяне собрали их в груды, и воссмердела вся земля от вымерших и сгнивших жаб. Третьею казнью были скнипы на людях и на скоте, на фараоне и доме его и на рабах его, и почва земли египетской вся стала наполненной скнипами19. Четвертою казнью были песьи мухи20. Пятою казнью была весьма тяжкая язва на скоте по всей земле египетской. Шестой казнью были гнойные воспалительные нарывы на людях и на скоте. Седьмою казнью был град и огонь между градом21, и град тот побил всё, что только было под открытым небом: и траву, и деревья, и скот, и людей. Восьмой казнью были саранча и гусеницы22, которые пожрали всю египетскую растительность. Девятой казнью была трехдневная тьма по всей земле египетской, настолько густая, что и при огне не было света, так что никто не мог видеть друг друга в продолжение трех дней, и никто в это время не вставал с своего одра. Десятой и последней казнью была смерть первенцев египетских.

И все казни сии из коих ни одна нисколько не вредила израильтянам, а только египтянам, были наводимы Богом чрез Моисея и Аарона за то, что фараон не хотел отпустить людей Божиих в пустыню для служения Богу; ибо, хотя он и несколько раз обещался отпустить их из страха пред казнью, но когда казнь ослабевала, то снова ожесточался и таким образом не отпускал их до десятой казни. Перед десятою же казнью сыны Израилевы, сообразно с тем, как заповедал им Моисей, выпросили у египтян серебряные и золотые сосуды и дорогие одежды, сколько могли унести с собою.

Потом Моисей установил сынам Израилевым, в память исхода  их из Египта, праздник Пасхи, по повелению Господню. Господь сказал Моисею и Аарону:

– Этот месяц23 пусть будет у вас первым в году. Скажите всему обществу сынов Израилевых, чтобы в девятый день этого месяца каждое семейство отделило у себя из стада по одному агнцу. Агнец должен быть без порока, мужского пола, однолетний. И пусть хранят его у вас до четырнадцатого дня сего месяца. Тогда вечером пусть заколют агнца в каждом семействе. Потом пусть кровью его помажут оба косяка и перекладину в тех домах, в которых соберутся есть агнца. Есть же мясо его надобно не сваренным в воде, а испеченным на огне, с пресным хлебом и горькими травами. До утра не оставляйте ничего от него и костей не раздробляйте, а что останется, сожгите огнем. Ешьте с поспешностью, препоясавшись и обувшись, и с посохами в руках. Это – Пасха Господня24. Я пройду в ночь сию по земле египетской, и поражу всякого первенца у египтян, от человека до скота, а когда у вас увижу кровь на домах, – пройду мимо вас и не дам губителю войти в дома ваши для поражения. И да будет день сей памятен, и празднуйте в оный праздник Господу во все роды ваши, как установление вечное25.

Согласно повелению Божию в каждом семействе Израиля был отделен и приготовлен к назначенному времени агнец. У всех сынов Израилевых двери были помазаны кровью и заперты; никто не выходил из них до утра. В полночь ангел погубляющий прошел по Египту и поразил всех первенцев египетских, от первенца фараонова до первенца узника, заключенного в темнице, и всех первородных до скота. У евреев же всё было цело.

Ночью встал фараон, и все его рабы, и все египтяне, и раздался великий вопль по всей земле египетской, ибо не было дома, где не было бы мертвеца. Тотчас же фараон призвал к себе Моисея и Аарона и сказал:

– Встаньте, выйдите из среды народа моего, вы и все сыны Израилевы, и пойдите совершите служение Господу Богу вашему, как говорили вы; возьмите мелкий и крупный скот. Идите, и благословите меня.

Египтяне стали понуждать израильтян, чтобы они скорее вышли из земли их, ибо, говорили они, мы иначе умрем все из-за них.

И понес народ израильский тесто свое, прежде нежели оно вскисло; квашни их, завязанные в одеждах, были на плечах их, ибо они, понуждаемые египтянами, не могли успеть приготовить в путь брашна. Они вышли с серебром, золотом и драгоценностями; с ними вышло также много пришельцев, мелкого и крупного скота. Число всех пеших мужей, кроме домочадцев и других пришельцев, достигало 600 000 человек. Моисей взял с собой кости Иосифа, который умер в Египте и пред смертью, пророчественным духом провидя будущее, заклял сынов Израилевых, говоря: "Посетит вас Бог, и вы с собою вынесите кости мои отсюда" (Быт. 50:24-25).

Господь Бог шел пред израильтянами: светя им днем в столпе облачном, а ночью в столпе огненном, дабы идти им днем и ночью. Не отлучался столп днем и столп огненный ночью от лица всего народа (Исх.13:16-32).

Когда царю египетскому было возвещено, что народ израильский бежал, – обратилось сердце его и рабов его против народа сего, и они сказали: "Что мы сделали? Зачем отпустили израильтян, чтобы они не работали нам?" Фараон запряг колесницу свою, и народ свой взял с собою, шестьсот колесниц отборных и все прочие колесницы египетские, и начальников над всеми ними. Они погнались за израильтянами и настигли их, когда они стояли станом при море26, но не могли напасть на них: Ангел Божий, шедший пред станом сынов Израилевых, пошел позади их, вошел в средину между станом египетским и между станом сынов Израилевых, и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не приблизились они друг к другу. Моисей простер руку свою на море, и Господь погнал море сильным восточным ветром, продолжавшимся всю ночь, и сделал море сушею, и воды расступились. Израильтяне пошли чрез море по суше; воды же были им стеною по правую и по левую сторону. Египтяне погнались за ними, и вошли в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его. После того как израильтяне были проведены чрез море, Моисей по повелению Божию простер руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место, а египтяне бежали на встречу воде. И потопил Господь египтян среди моря: возвратившаяся вода покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море, так что не осталось ни одного из них. И избавил Господь в день тот израильтян из рук египтян, коих увидели они мертвыми на берегу моря, так что не осталось ни одного из них. И избавил Господь в день тот израильтян из рук египтян, коих увидели они мертвыми на берегу моря, выбросившего их тела на сушу. Тогда израильтяне увидели в происшедшем руку великую, которую явил Господь над египтянами, и убоялся народ Господа и поверил Ему и рабу Его Моисею (Исх., гл. 14). Моисей и сыны Израилевы, радуясь и торжествуя, воспели благодарственную песнь Господу:

– "Пою Господу, ибо Он высоко превознесся; коня и всадника его ввергнул в море…"27 (Исх.15:1-18).

И Мариам сестра Моисея и Аарона, собравши жен израильских, водила с ними хоры, взяв в руку свою тимпан28; все они ударяли в тимпаны и под ее руководством пели ту же песнь.

После сего Моисей повел израильтян от Чермного моря29, и они вступили в пустыню Сур30; и шли они три дня по пустыне и не находили воды. Когда же пришли они в Мерру и нашли там источник, то не могли пить воды из него, ибо вода была горька. И возроптал народ на Моисея, говоря: "Что нам пить?" Моисей возопил к Господу, и Господь указал ему дерево; он бросил его в воду, – и вода сделалась сладкою31. И руководил Моисей израильтянами во время их путешествий по различным пустыням в продолжение сорока лет, испрашивая им от Бога всё благопотребное. Когда они возроптали на Моисея и Аарона из-за пищи, вспоминая мясо, которое ели в Египте, – Моисей умолил Бога, и Господь одождил их манною и послал им перепелов досыта32. Эту манну ели израильтяне сорок лет в аравийской пустыне, пока не вошли в пределы обетованной им ханаанской земли. Когда они возроптали из-за жажды, Моисей извел им воду из камня: он ударил жезлом в камень, и истек источник воды33. Когда на израильтян сделали нападение амаликитяне, Моисей воздвиг на молитве руки свои к Богу, и израильтяне стали одолевать и побеждать врагов, войска которых и истребили мечом совершенно34. И сколько раз они ни прогневляли Бога в пустыне, – всякий раз Моисей умолял за них Господа, Который хотел истребить их, если бы Моисей, избранный Его, не стал пред Ним, чтобы отвратить ярость Его, да не погубит их!

Между тем Иофор, тесть Моисеев, услышав, что сделал Бог для Моисея и народа израильского при исходе их из Египта, взял Сепфору, жену Моисееву, и обоих сыновей его и отправился с ними к горе Хориву, у которой израильтяне расположились своими шатрами. Моисей вышел к нему навстречу и после взаимного приветствия рассказал ему о всем, что сделал Господь с фараоном и со всеми египтянами за Израиля, и о всех трудностях, кои встретили их на пути. Иофор радовался, слыша о благодеяниях, которые Бог явил Израилю, прославил Бога, избавившего свой народ из-под власти египтян, исповедал пред всеми, что Господь велик, паче всех богов, и принес Ему жертвы.

На другой день Моисей сел судить народ, народ стоял пред ним с утра до вечера.

Видя сие, Иофор заметил Моисей, что он напрасно утруждает так себя и народ, ибо ему одному слишком тяжело это дело.

– Послушай слов моих, – говорил Иофор, – будь для народа посредником пред Богом и представляй Богу дела его; научай сынов Израилевых уставам Божиим и законам Его, указывай им путь Его, по которому они должны идти, и дела, которые они должны делать; и выбери себе людей способных, боящихся Бога, людей правдивых, ненавидящих корысть, и поставь их над народом тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками, и десятоначальниками, и письмоводителями; пусть они судят народ во всякое время и о всяком важном деле доносят тебе, а все малые дела судят сами: и будет тебе легче, и они вместе с тобой понесут бремя.

Моисей послушался тестя своего, после чего Иофор вскоре простился с ним и возвратился в землю свою (Исх., гл. 18).

В самое новолуние третьего месяца по исходе израильтян из Египта пришли они в пустыню Синайскую и расположились станом против горы. Моисей взошел на Синай35, и Господь воззвал к нему с горы, повелев возвестить израильтянам от Своего имени: "Вы видели, что Я сделал с египтянами, и как Я носил вас, как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим избранным народом пред всеми другими, и будете у Меня царством священным и народом святым.

Народ изъявил готовность исполнить всё, что ни повелит Бог. Тогда Господь повелел Моисею освятить народ и двухдневным очищением приготовить его к третьему дню. На третий день, с утра послышались громы, стали сверкать молнии, и густая тьма обложила гору; раздавался трубный звук, который становился сильнее и сильнее. Весь народ трепетал. И повел его Моисей из стана в сретение Господу; все остановились у подошвы горы, Гора со всех сторон окружена была чертою, переступать которую было запрещено под страхом смерти. Народ видел, что гора Синай с самых оснований своих колеблется, и от него восходит дым, как бы от печи; потому что на него в густом облаке и в огне сошел Господь. Моисей же и Аарон по повелению Божию стали на горе в виду народа (Исх.19:3-25).

Тогда весь народ услышал голос Иеговы:

"Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно. Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни всякий] скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его. Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе. Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего" (Исх.20:2-17; Втор.5:5).

После сего старейшины Израилевы выступили пред Моисеем, и сказали:

– Вот, Бог показал нам славу Свою, мы слышали и голос его из среды огня… Мы чувствуем, что невозможно никакому смертному существу слышать Бога присноживущего, как слышим мы, и остаться в живых. Лучше приступи ты, и слушай всё, что скажет тебе Бог наш, и пересказывай нам: мы будем слушать и исполнять.

– Не бойтесь, – сказал Моисей, – Бог испытывает вас, чтобы, наведя на вас страх Свой, удержать вас от преступления заповедей Своих.

Потом Моисей вступил в мрак, ознаменованный ближайшим присутствием Иеговы, и там принял от Него различные законы, относившиеся к церковному и гражданскому благоустройству народа Божия и, сошедши с горы, передал всё, сказанное Господом, народу и записал всё это в книгу. На другой день утром Моисей соорудил под горою жертвенник из земли и поставил около него двенадцать камней, по числу двенадцати колен Израилевых и принес Богу всесожжения и благодарственные жертвы из закланных тельцов и козлов, от лица всего народа, который обещал при сем исполнять всё, что повелел Господь (Втор.5:23-31; Исх.20:18-21; 24:1-11). Потом Господь сказал Моисею:

– Взойди ко Мне на гору и будь там, и дам тебе скрижали каменные36, и закон, и заповеди, которые Я написал для научения народа.

Моисей с помощником своим в деле служения, Иисусом, сыном Навина37, взошел на Синай, и покрыло облако гору, и слава Господня осенила ее, и покрывало Синай облако в продолжение шести дней, а в седьмой Господь воззвал к Моисею, и тот взошел на самую вершину, где пребывал сорок дней и сорок ночей. В сие время он получил наставление, каким образом устроить скинию или походный храм, в котором народ должен приносить жертвы и возносить молитвы к Богу. По окончании сорока дней Господь дал ему две скрижали, на которых перстом Божиим начертаны были все те десять заповедей, которые Господь изрек вслух всего народа (Исх.24:12-18, 31; Втор.9:9-11).

Между тем народ, видя, что Моисей долго не сходит с горы, собрался к Аарону и потребовал, чтобы он сделал им бога, который бы шел пред ними, "потому что, – говорили они, – с Моисеем что-нибудь случилось". Они принесли ему золотые серьги своих жен и дочерей, и Аарон сделал им из золота изображение тельца. Народ говорил: "Вот бог, который вывел нас из земли египетской". И на другой день на жертвеннике пред тельцом принесли жертвы, стали пить, есть и играть38. И разгневался на них Бог, и сказал Он Моисею, что сей жестоковыйный народ, которого извел Он из Египта, совратился с пути, преступил заповеди Божии и поклоняется ложному богу. Моисей стал молиться за народ, и Бог внял его ходатайству. Спустившись к подошве горы, Моисей и Иисус Навин увидали тельца и пляски. Моисей воспламенился гневом и, бросив скрижали, разбил их под горою в виду всего народа. Потом взял тельца, которого они сделали, разбил его и стер в пыль, которую высыпал в текущий с коры поток, и, в посрамление рукотворенному божеству, заставил израильтян пить ту воду. Аарон, в ответ на упреки Моисея, извинял себя необузданностью и упорством буйного народа, и Моисей увидел, что народу нечем оправдать себя. Он стал в воротах стана и воскликнул:

– Кто остался верным Господу, – иди ко мне!

И собрались к нему все сыны Левиины. Моисей повелел каждому из них пройти с мечом по стану и обратно, и убивать всякого, кто встретится. И пали до трех тысяч человек из числа виновных (Исх.32:1-29; Втор.9:12-17, 21).

На другой день Моисей опять взошел на гору, повергся пред Богом и, постясь сорок дней и ночей, умолял за грех народа, говоря:

– Если Ты не простишь греха их, то изгладь и меня из Твоей книги, в которую вписаны у тебя предназначенные для вечного блаженства.

Господь отвечал, что изгладит из книги Своей согрешивших пред Ним, и, повелевая Моисею вести народ в обетованную землю, дал знать, что не будет уже сопутствовать ему особенным благоволением. Народ, услышав сию угрозу, зарыдал, и все возложили на себя покаянные одежды. Моисей усугубил молитвы, и Бог возвратил израильтянам Свое благоволение.

После сего Моисей был удостоен на Синае видеть славу Господню.

– Лица Моего, – сказал ему Господь, – нельзя тебе видеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых. Но Я проведу пред тобою всю славу Мою и возглашу имя: Иегова… Когда же будет проходит слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду. И когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а Лицо Мое не будет видимо тебе.

При сем Моисей получил повеление написать слова завета в книгу и принял опять скрижали, на которых Бог снова начертал те же десять заповедей, которые были записаны на прежних.

Созерцание славы Божией оставило след на лице Моисея. Когда он сошел с горы, Аарон и все израильтяне боялись подойти к нему, видя, как сияет лицо его. Моисей подозвал их и сообщил им всё, что заповедал ему Бог. После сего он положил себе на лице покрывало, которое снимал только тогда, когда предстоял пред Богом (Исх.32:30-33; 33:1-6, 12-23; 34:1-8, 10-18, 22-24, 26-35; Втор.9:18-19, 10:1-4; 2Кор.3:13).

Моисей объявил сынам Израилевым волю Божию о скинии и приступил к ее сооружению, поручив его указанным Богом художникам, по образцу, виденному им на Синае, во время сорокадневного на нем пребывания. Израильтяне же приносили щедрые пожертвования золотом, серебром, медью, шерстью, виссоном, кожами, деревьями, ароматами, драгоценными камнями и всем, кто чем мог. Когда скиния была готова и освящена со всеми принадлежностями елеем помазания, облако покрыло ее и наполнило всю скинию, так что сам Моисей не мог войти в нее. И поставил Моисей внутри скинии кивот завета, окованный золотом39, в который вложил золотую стамну с манной40, жезл Ааронов процветший41 и скрижали завета, а над кивотом поставил изображение двух золотых херувимов42 и устроил всё необходимое для жертвоприношений и всесожжений. Потом Моисей установил для израильтян праздники и новомесячия43 и поставил им священников и левитов, избрав для служения Богу, по Его повелению, всё колено Левиино и отдав его в распоряжение Аарона и сыновей его44.

Много иных знамений и чудес сотворил раб Божий Моисей, много приложил попечений об израильтянах, много дал им законов и разумных распоряжений; обо всём этом сообщается в написанных им в священных книгах: в книге Исхода, Левит, Числ и Второзакония; в сих книгах подробно описывается его житие и труды, которые он подъял на себя во время управления сынами Израилевыми.

Когда израильтяне пришли к горе Аморейской в Кадис-Варни45, Моисей сказал им, что земля, которую Господь отдал им в наследие, теперь перед ними; но израильтяне пожелали послать прежде соглядатаев осмотреть землю, и по повелению Божию Моисей выбрал из начальников Израилевых по одному человеку от каждого колена, в том числе и Иисуса Навина, для обозрения земли Ханаанской. Возвратившись, посланные рассказали, что земля та обильна плодами, пажитями, скотом и пчелами, но некоторые из них испугались жителей той страны, отличавшихся необыкновенным ростом и силою, и советовали израильтянам возвратиться в Египет, чтобы не погибнуть от амореев; Иисуса же Навина и других, которые убеждали идти в ту прекрасную землю, израильтяне хотели побить камнями. Но Бог, по молитве Моисея, простил израильтянам грех их, а виновные в возмущении были поражены внезапною смертью (Числ.13 и 14; Втор.1:19-46).

В дальнейшем пути сыны Израилевы показали опять малодушие свое, и стали жаловаться и роптать на Бога. Тогда Господь послал ядовитых змей, жала коих были смертоносны, и умерло от них много сынов Израилевых. Народ смирился и каялся в том, что согрешил против Бога и возроптал на Моисея. Тогда Моисей помолился, чтобы Господь отогнал от них змей, и Господь сказал ему: "Сделай змея и повесь его на шест: тогда, кто бы ни был уязвлен, пусть только взглянет на него – и останется жив". Моисей повесил на шесте медное изображение змея, после чего все уязвленные, кто с верою взирал на сие изображение, оставались невредимыми46.

Так руководил Моисей народом израильским по пути в землю ханаанскую, спасая его своими молитвами и чудесами от различных бедствий и наказаний Божиих.

Моисею самому было определено умереть вне земли обетованной. Когда приблизилось время его кончины, Господь предвозвестил ему о скором его преставлении и сказал:

– Взойди на гору Аварим47, которая находится в земле моавитской, против Иерихона, и посмотри на землю ханаанскую, которую Я даю во владение сынам Израилевым, и умри на горе той, и приложись к народу твоему, как умер Аарон, брат твой, на горе Ор48, и приложился к народу своему, за то, что вы согрешили против Меня среди сынов Израилевых при водах Меривы в Кадисе, в пустыне Син, за то, что не явили святости Моей среди сынов Израилевых; пред собою ты увидишь землю, которую Я даю сынам Израилевым, но сам не войдешь туда (Втор.31:14-30; гл. 32 и 33).

Пред своею смертью Моисей благословил сынов Израилевых, каждое колено особо, пророчествуя о будущих судьбах их (Втор.3:23-28; Числ.27:12-23). После сего но повелению Божию он взошел на гору, и показал ему Господь всю землю Галаадскую до Дана, и всю землю Неффалимову, и всю землю Ефремову и Манассиину, и всю землю Иудину, даже до самого Западного моря и полуденной страны и равнины долины Иерихона, города пальм, до Сигора49. И умер там Моисей, раб Господень, в земле моавитской, по слову Господню. Тело его погребли в долине земли моавитской против Веф-Фегора50, и никто никогда не узнал места погребения его. Моисею было сто двадцать лет, когда он умер; но зрение его не притупилось, и крепость в нем не истощилась. Израильтяне почтили кончину Моисея тридцатидневным плачем. И не было более у израильтян пророка такого, как Моисей, которого Господь знал лицом к лицу, по всем знамениям и чудесам, совершенным им пред глазами всего Израиля (Втор.34:1-12).

Молитвами святого пророка Моисея да избавит Господь и нас от всякой скорби, и да вселит нас в вечные селения, изведя из Египта – многобедственного мира сего! Аминь.
Тропарь, глас 2:
На высоту добродетелей возшел еси пророче Моисее, и сего ради сподобился еси видети славу Божию: скрижали благодатныя закона прият, и начертаний благодать в себе нося, и пророков был еси честная похвала, и благочестия великое таинство.
Кондак, глас 2:
Лик пророческий, с Моисеем и Аароном, веселием днесь веселится, яко конец пророчествия их на нас исполнися: днесь сияет крест, имже нас спасл еси. Тех молитвами Христе Боже помилуй нас.
____________________________________________________________

1 Смерть патриарха Иосифа следует относить приблизительно к 1923 году до Р. Хр. Пребывание израильтян в Египте продолжалось около 398 лет, начиная с переселения туда Иакова с его семейством.
2 Амрам, происходил из колена Левия (сына патриарха Иакова) и был сыном Каафа, сына Левия (Исх.6:20; Числ.3:29; 26:58-59). Иохаведа была дочь Левия (Исх.6:20; Числ.26:59).
3 Т.е. дочь царя египетского. Цари египетские назывались фараонами.
4 Здесь разумеется Нил, – величайшая река земного шара. Длину Нила полагают в 6000 верст; протекает он на северо-востоке Африки, начиная от Эфиопии и впадает в Средиземное море.
5 Иосиф Флавий, еврейский историк (родился в 37 году по Р. Хр.), автор "Иудейских древностей", где он передает некоторые сказания о Моисее, коих нет в священных библейских книгах.
6 Сказание об этом передается Георгием Кедрином, византийским писателем конца XI или начала XII в., автором т.н. "Исторического синопсиса", или собрания летописных сказаний от сотворения мира до 1059 года по Р. Хр.
7 Под именем волхвов в древности разумелись люди мудрые, обладавшие высокими и обширными знаниями, особенно знаниями о тайных силах природы, светилах небесных, священных письменах и т.п. Они наблюдали естественные явления, толковали сны, предсказывали будущее; они были большею частью вместе с тем и жрецами, и пользовались великим уважением при дворах царских и в народе. Таковы были в особенности волхвы египетские.
8 Иосиф Флавий в "Древностях Иудейских", кн. 2, гл. 10.
9 Мадианитяне, или Мадиамитяне, были потомками Мадиама, четвертого сына Авраама от Хеттуры; это был многочисленный народ разных Аравийских племен, который вел кочующий образ жизни. Мадиамская земля, где они имели главное местопребывание, представляла из себя пустынную местность при Еланитском заливе Чермного (Красного) моря, по восточной стороне его, в Аравии. Как потомок Мадиама, сына Авраама, Иофор и его семейство были чтителями истинного Бога.
10 Хорив – гора в пустыне Аравийской, западная возвышенность того же горного хребта, восточную часть которой составляет Синай.
11 По-славянски: Купина – тернистая акация Аравийского полуострова, особенно обильно растущая при горах Хориве и Синае, представляющая собою небольшой кустарник с острыми колючками. Явившаяся Моисею горящая, но не сгорающая купина, прообразовала собою, по учения св. Церкви, Богоматерь – Деву, пребывшую нетленною по воплощении и рождении от Нее Сына Божия.
12 Под землею ханаанскою в некоторых местах разумеются обширные земли, лежащие на западе Азии по восточному побережью Средиземного моря – в частности земля по эту сторону Иордана, Финикия и земли филистимлян, причем от земли ханаанской отличается страна заиорданская. В новейшее время под землею ханаанскою разумеется обыкновенно вся Обетованная земля, – все земли, занимаемые израильтянами по обе стороны Иордана. Ханаанская земля отличалась необыкновенным плодородием, обилием пастбищ, удобных для скотоводства, и в этом смысле называется в Писании землею текущею млеком и медом. Хананеи – это первоначальные жители земли ханаанской, потомки Ханаана, сына Хамова, разделившиеся на 11 колен, из которых пять: евеи, иевусеи, амореи, гергесеи и хеттеи жили в той стране, которую после заняли израильтяне, или в собственном смысле землю Обетованную. Евеи, многочисленное племя ханаанское, обитали в средине земли ханаанской и частью на юге; амореи, – наиболее сильное при Моисее племя ханаанское, – широко распространились и в самой земле ханаанской, по эту сторону Иордана, занимали середину этой земли и гору аморейскую и распространились далеко, и на север и на юг; хеттеи обитали в нагорных странах около амореев и были также племенем сильным и многочисленным; иевусеи во времена Моисея занимали южную часть земли Обетованной; гергесеи обитали на западе Иордана. Ферезеи были народом, принадлежавшим к древним, природным обитателям Палестины, и не происходили из ханаанского племени; жили, главным образом, в середине Палестины, или земли ханаанской.
13 Сущий, или по еврейский Иегова, – одно из имен Божиих, которым выражается самобытность, вечность и неизменяемость Существа Божия.
14 Избравши Авраама для сохранения веры на земле и заключивши завет Свой с ним, Бог повторил потом обетования Свои Исааку и Иакову. Отсюда патриархи эти часто поставляются в Св. Писании вместе, не только как родоначальники народа еврейского, но и как преемники и хранители Божественных заветов и обетований, как великие подвижники веры и благочестия, и как ходатаи и заступники пред Богом, свое верою и добродетелями приобретшие особенную благодать у Бога. Посему имена их повторяются и упоминаются в Св. Писании и при явлениях и откровениях людям Божиим, причем Бог в этом смысле называется Богом Авраама, Исаака и Иакова.
15 Проказа – это самая страшная и отвратительная, заразная болезнь; она господствует преимущественно в странах с жарким климатом, особенно в Египте, Палестину, Сирии, Аравии, Индии и вообще на востоке. При развитии этой болезни кожа делается бедой, потом пухнет, сохнет, покрывается струпами и язвами с отвратительным запахом, далее отпадают члены тела, и по большей части в конце концов пораженные этою болезнью умирают в страшных мучениях.
16 О явлении Бога Моисею и о призвании последнего см. Исх., гл. 3, гл. 4, ст. 1-17.
17 О казнях египетских см. Исх., гл. 7-12.
18 Род больших бесхвостых лягушек. Сами по себе жабы безвредны и не опасны, но очень гадки и отвратительны; мириадами покрывая нередко землю Египетскую и наполняя болота, каналы Нила, поля и дворы и вползая в дома, спальни, на постели, в печи и квашни, они делались настоящею язвою для жителей.
19 Под скнипами большинство толкователей разумеет здесь комаров, которых на востоке и вообще в теплых странах, особенно близ рек, бывает бесчисленное множество, так что они нередко являются бичом страны. По другим толкованиям, это – разного рода паразиты человеческие и скотские.
20 Песьи мухи – род язвительных мух или насекомых, будто бы особенно вредных для собак. Но здесь Еврейское слово, заменяющее это выражение, означает собственно смесь, множество, и потому здесь нужно разуметь множество вредных насекомых вообще.
21 Некоторые разумеют под седьмою казнью – хамсин, южный палящий ветер, приносящий на Египет из пустыни целые груды песка, нередко соединяющийся с опустошительными грозами и в то же время сильным градом. Хамсин сопровождается страшными бедствиями для обитателей Египта.
22 Саранча – насекомое, принадлежащее к разряду прыгающих и травоядных. Отличается свое прожорливостью, и потому считается одним из самых ужаснейших бичей Божиих на Востоке. Она прилетает всегда тучами с восточным ветром, на своем пути пожирает всю растительность, и ничто не может противостоять ей, пока тот же ветер не загонит ее в море, где она и гибнет. Писание часто указывает на саранчу, как на особенное орудие Божьего гнева. – Гусеница – один из видов саранчи в своей личинке, до развития у нее крыльев.
23 По-еврейски – месяц Авив, или Нисан, соответствующий второй половине нашего марта и первой – апреля.
(по изложению святителя Димитрия Ростовского )....................................

0

40

......................................продолжение от 17 сентября
Сщмч. Вавилы, еп. Великой Антиохии, и с ним трех отроков: Урвана, Прилидиана, Епполония и матери их Христодулы (251)
http://i023.radikal.ru/0909/d1/8699c29ba7c9.jpg

Злочестивый царь Нумериан1 во время своего пребывания в городе Антиохии устроил большое празднество в честь идолов. В числе жертв, принесенных идолам, была пролита и невинная кровь маленького отрока, сына царского, коего Нумериан взял себе в залог твердого и ненарушимого мира с одним чужеземным царем. С этим царем некогда он вел войну, и так как они не могли одолеть друг друга, то заключили между собою мир, утвердили его взаимными клятвами и стали друзьями. В удостоверение же непреложного мира и дружбы чужеземный царь отдал Нумериану, на его попечение, маленького своего сына с тем, чтобы он заменил ему отца и воспитал его как свое родное дитя. С лестью приняв сего царского отрока, Нумериан вскоре проявил бесчеловечную жестокость: он нарушил мир с царем, пренебрег своею клятвою, презрел дружбу и собственною рукою заколол царского сына в капище мерзостных богов своих.

В то время архипастырем Антиохийской церкви был святой и богобоязненный епископ Вавила. Избранный по указанию Божественного Промысла на престол архиерейский, святой Вавила "был образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте" (1Тим.4:12). В то время как совершали идольский праздник и бесчеловечное убийство, епископ, собрав всех христиан, находившихся в Антиохии, в святой храм, приносил там бескровную жертву Богу истинному, молясь о своем словесном стаде, чтобы не расхитили его душепагубные волки; при этом он поучал своих словесных овец быть твердыми в вере и не отпадать от церкви во время бедствий. Возвращаясь с мерзкого и человекоубийственного жертвоприношения, нечестивый царь направился к христианскому храму, желая видеть совершение Божественных Таин и своим входом во храм грозя осквернить святыню Господню. Услыхав, что нечестивый царь со всем своим синклитом идет в церковь, ревнитель славы Божией, великий святитель Вавила, оставив Божественный алтарь и, выйдя царю навстречу, остановился в церковных дверях. При приближении царя к храму, святитель громким голосом воскликнул:

– Не должно тебе, царю идолопоклоннику, входить в святыню Бога Живого и осквернять ее своим присутствием.

Обличая и укоряя царя за его идолопоклонническое нечестие, святой Вавила дерзновенно препятствовал царю и не допускал его войти в церковь. И когда царь подошел еще ближе к церковным дверям, святой Вавила, приложив свою правую руку к груди царя, оттолкнул его от храма Божия, так что царь возвратился назад с великим стыдом. Так как с ним были слуги и войско, то он хотел силою войти в церковь, но Божественная сила, действовавшая чрез святого Вавилу, не попустила нечестивцу коснуться даже порога церковного: слова Вавилы были страшны для безбожника, как слова ангела. К тому же, в виду большого стечения народа и многочисленности верующих, царь опасался, как бы не произошли распри и возмущение. Посему он, молча подавив досаду, разгневанный возвратился в свои палаты. Но на другой день он повелел предать церковь огню, и, потребовав святителя к себе, стал упрекать его за дерзкий поступок.

– О, несчастнейший из всех смертных! – говорил царь. – На кого ты надеялся, когда осмелился сопротивляться моей державной власти и воспретить мне вход в церковь? Разве ты не знаешь, какое великое зло досаждать царю и какие казни угрожают тому, кто дерзнет обесчестить личность царя?

Святой Вавила на это безбоязненно отвечал:

– Я не смотрю на царя земного и не стыжусь его лица, но взираю на Царя Небесного и на Него уповаю. Я страшусь Того, Кто поставил меня пастырем Своих овец и повелевает мне стеречь их от нападений волка и не допускать, чтобы зверь входил в стадо. Не царю я досадил, так как знаю, что такая дерзость равносильна сумасшествию, но удержал того, кто хотел своим входом оскорбить святыню Божию и осквернить ее. Посему по справедливости тебе следовало бы воздать мне благодарность за то, что  я удержал тебя от такого злого намерения: исполнив его, ты совершенно погубил бы себя, так как бесконечно оскорбил бы своего Создателя, отпасть от Коего злее всякой смерти.

– Приличнее было бы тебе, – говорил Нумериан, – раскаяться во вчерашней твоей дерзости против нас и просить прощения, а ты и теперь еще нам досаждаешь.

– Не должно нам, христианам, – отвечал Вавила, – никого из людей ни укорять, никому ни досаждать. Не досаждаем мы и тебе: ибо не должно бесчестить создание Божие, сотворенное по образу Божию и по подобию. Однако, если кто восстает на Бога и наносит оскорбление Его святыне, тот не только не достоин почтения, но вполне справедливо его возненавидеть, как врага Господня, по слову Давида: "мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя? Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне" (Пс.138:21-22).

– Оставь свое многоглаголание, – сказал ему царь, – и послушай нас: если ты хочешь избавиться от казни за свое преступление и получить прощение, то принеси жертву нашим богам и поклонись им.

– За порученное мне стадо, – отвечал святитель, – я готов перенести всякое страдание и даже умереть.

И немного помолчав, сказал:

– Я не могу отречься от Бога моего и служить ложным богам, о беззакониях коих стыдно и подумать.

– Снова говорю тебе, – сказал царь, – оставь свое многоглаголание и принеси жертву богам. Если же не исполнишь сего, то моя власть так же зло погубит тебя, как зол ты сам.

Вавила отвечал:

– У меня было желание избавить тебя от мрака, тебя окружающего, чтобы ты мог избежать нескончаемых мучений, а ты и себе приготовляешь еще большие муки, и других к ним призываешь. Истинно говорю тебе: не можешь ты избежать рук Бога Живого.

Тогда мучитель притворился кротким и стал спокойно спрашивать святого Вавилу:

– Можешь ли ты, – сказал он, – объяснить нам, что такое Бог?

Вавила отвечал:

– Существа Божия постигнуть невозможно, хотя бы ты употребил для сего всё старание; ибо Бог есть вечно сущий Царь и Творец всего, неизреченный, непостижимый, не подлежащий испытанию умом человеческим, начало и сила всего. Он сотворил ангелов и архангелов и все другие бесплотные существа; после них – Он создал человека и даровал ему бесчисленные блага, поставил его царем на земле, по подобию того, как Он Сам царствует на небесах, и поместил его в раю. Для того же, чтобы человек понял свое высокое назначение и имел признак того, насколько он выше животных, Бог привел их к нему и повелел дать имена им. Бог создал человеку помощницу и удостоил его наслаждаться беседою с Собою. Неблагодарный человек презрел своего Создателя и с пренебрежением отнесся к Его заповедям, а врага своего не сделавшего ему никогда никакого добра и только польстившего ему, послушал. Поверив льстивым его речам, он праведным судом Божиим был изгнан из рая. Но незлобивый и благий Бог, хотя и отогнал человека от Себя, однако непрестанно ему благодетельствует, явно показывая, что , не смотря на наши бесчисленные прегрешения, не хочет Он нашей погибели, но всячески устрояет наше спасение.

Слушая такие речи, Нумериан не мог их понять. Да и как могла уразуметь их его душа, не знавшая благодати, не наставленная в учении веры? Однако, из стыда пред стоящими вокруг, что не заметили они его непонимание, он сделал вид, будто всё, что говорил Вавила, он вполне уразумел, и похвалил его, как человека рассуждающего вполне хорошо. Затем снова спросил его:

– А что такое человек?

– Человек, – отвечал Вавила, – существо земное и смертное, но выше всех смертных животных; кроткое, любезное своим ближним, хотя мы и сделались лютыми друг к другу больше, чем звери.

Удивляясь речам Вавилы, но вместе с тем и сам продолжая притворяться мудрым, Нумериан клялся своими богами, что Вавила говорит истину и засвидетельствует свою мудрость, если только принесет жертву богам.

– Одного только и недостает Вавиле, – говорил царь, – чтобы он воздал честь богам нашим. Невозможно, чтобы такой премудрый человек мог бесчестить богов и осмелился говорить против них.

И ласково посмотрев на Вавилу, сказал ему:

– О, премудрый старец! Принеси жертву богам и тотчас же я буду считать тебя как бы отцом своим. Клянусь богами, что не лгу и награжу тебя многими имениями в моем царстве.

И разными ласками, обещанием больших почестей и богатства, нечестивый царь старался прельстить сего праведного мужа. Но истинный исповедник Христов остался непоколебим в своей вере. На льстивые слова мучителя он отвечал:

– Начало и основание всякого блага есть благочестие: без него все обещаемые мне тобою блага суть только нищета, крайнее огорчение и лишение и того, что я имею.

Убедившись, что святого Вавилу невозможно склонить к злочестию, Нумериан снова пришел в ярость и приказал своему военачальнику Викторину надеть тяжелые цепи на шею и на ноги святителя и водить его по городу, чтобы опозорить его пред всеми. Беззаконник питал надежду, что почтенный сей муж, пользующийся славой и уважением от всех, устыдится такого бесчестия и согласится исполнить нечестивое желание царя. Когда же надели на святого цепи, царь стал насмехаться над ним:

– Бог мне свидетель, – говорил он, – что тебе, Вавила, хорошо ходить в этих цепях: они вполне приличны твоей старости.

– О, царь, – отвечал святитель, – ты на смех говоришь эти слова, я же тебе скажу истину: цепи сии для меня так же почетны, как для тебя твой царский венец, и страдания за Христа так же для меня приятны, как приятна тебе твоя царская власть; смерть же за бессмертного Царя так же для меня желательна, как для тебя твоя жизнь.

При святом Вавиле были три отрока, родные братья. Они были юны по летам, но зрелы умом, и духовно воспитавший их Вавила считал их как бы своими детьми. Следуя за своим учителем, они не оставили его и тогда, когда он был закован в цепи. Взглянув на них, царь сказал святому:

– Я думаю, Вавила, что дети сии, называя тебя учителем, только увеличивают твою гордость, и из-за них ты остаешься непреклонным в своем противлении нашей воле.

– Если ты, – отвечал ему святитель, – пожелаешь спросить сих детей, то увидишь, что они разумнее тебя самого, и узнаешь, что это – семена моего учения.

– Чьи же эти дети? – спросил царь.

– Это мои духовные дети, – отвечал Вавила, – я возродил их благовествованием, вскормил поучением, возрастил наставлениями, и вот в малом теле пред тобою великие мужи и совершенные христиане. Испытай и увидишь.

Царь велел отвести Вавилу на площадь и заключить его в темницу; отроков же призвал к себе и, прежде всего, спросил их, есть ли у них мать.

– И мать, и отец, и учитель для нас – Вавила, – отвечали дети. – Мы возлюбили его больше, чем мать: та только родила нас, а он научает нас разуму и благочестию и заботясь о наших душах, возводит нас к высоким добродетелям.

Но царь приказал тотчас отыскать и привести к нему мать сих отроков. Когда же привели ее, царь спросил, как ее зовут, и действительно ли она мать этих детей.

Она отвечала:

– Имя мое – Христодула; дети сии действительно мои. Я принесла их, как начатки моих болезней, в дар Богу и надеюсь, что премудрый Вавила, попечению коего я поручила моих детей, перенесет их в небесную сокровищницу.

Нумериан разгневался и повелел бить благочестивую мать по щекам, говоря ей:

– Не говори так дерзко с царем.

Дети же, видя как бьют их мать, говорили:

– Царь обезумел: бьет мать за то, что она говорит  истину.

После сего царь стал спрашивать детей, как их зовут и сколько им лет.

Они сказали, что первый из них двенадцати лет от роду и называется Урваном, второму – Прилидиану – девять лет, а третьему, по имени Епполонию, семь лет.

Мучитель прельщал их ласковыми речами и дарами, убеждая поклониться идолам. Но они единогласно отвечали:

– Мы христиане и не подобает нам кланяться идолам. Нас научили ведать Единого Бога, Того, Кто сотворил небо и землю. Ему мы и поклоняемся, а не бесам.

После многих ласкательств увидев, что дети непреклонны, мучитель повелел бить их, нанося им раны по числу лет каждого из них. Итак, первому отроку нанесли двенадцать жестоких ран, другому – девять, а третьему – семь. Дети мужественно терпели страдания и сожалели только о том, что не имеют больше лет, чтобы больше получить ран за Христа.

– Если вы решили даже убить нас, – говорили они, – мы не поклонимся ложным богам: Единому Богу, Господу Иисусу Христу, мы служим.

Отпустив их мать и удалив самих детей в другое место, царь опять вызвал к себе Вавилу.

– Вот, – сказал он – дети твои уже поклонились нашим богам, подобает и тебе немедля самому поклониться.

– От отца лжи, диавола, научились и вы лгать, – отвечал царю Вавила, – знаю я, что невозможно ни прельщением, ни муками отторгнуть детей от Христа: ибо я хорошо научил их почитать Единого Истинного Бога и веровать в Него.

Тогда царь велел повесить и Вавилу и детей на дереве и жечь их огнем.

Вавила, возведя очи к небу, помолился Богу, чтобы послал Он малым сим детям крепость Свою и даровал им непреодолимое терпение в предстоящих муках. А их самих увещевал мужественно переносить страдания, обещая им великую награду от Христа. Доблестно переносили страдания незлобивые дети вместе со своим учителем, и помощь Божия укрепляла их в терпении.

Приказав снять страдальцев с дерева и заключить Вавилу в цепях в одном доме, неподалеку от места мучений, мучитель решил еще раз прельстить детей лаской. Он называл их своими детьми, благонравными и прекрасными отроками, дарил им золото и серебро. Но они в один голос говорили ему:

– Лукавый льстец! Для чего ты раскидываешь перед нами многосплетенную сеть твоих прельщений? Неужели ты думаешь уловить нас так же, как птиц? Будь уверен, что не будешь иметь никакого успеха, хотя бы ты приложил всё свое старание; ибо нас охраняет и покрывает сила Христа, – и Его силою твоя сеть вскоре будет уничтожена, а мы получим избавление.

Затем отроки воскликнули:

– О, матерь наша, благочестие, не отвергнемся мы от тебя! О, возлюбленный наш учитель, Вавила, будем верны твоему учению! Ибо не только один сей царь, но если бы здесь находились многие и лютейшие цари и мучители, и те не могли бы нас отторгнуть от Бога нашего.

Святой Вавила, заключенный неподалеку, услыхав сии речи своих учеников, возрадовался радостью несказанною и возблагодарил Бога, из уст детей совершающего Себе хвалу.

Вскоре царь повелел привести к себе и Вавилу и сказал ему:

– Не твои ли это, Вавила, родные дети? Я думаю, что они родились от тебя, ибо своим злонравием они весьма на тебя похожи.

– Воистину, – отвечал святой, – сии отроки – мои дети, но не по плоти, а по духу: ибо я до сего времени не искушен плотским похотением и супружеской жизни не испытал.

– Непокорный Вавила! – сказал царь – для чего ты до сего времени пребываешь в своем жестокосердии, мучаешь себя и нас? Принеси скорее жертву богам, чтобы и нам более не утруждать себя, и тебе с детьми твоими избавиться от мучений и удостоиться почестей и даров от нас. Какая для тебя польза добровольно предавать себя и малых сих детей на мучение и смерть? Не подобает ли тебе, как мудрому наставнику, заботиться о детях так же, как о собственной своей жизни, чтобы они не погибали безвременно, и быстро завянув, не скончались в самом расцвете юности?

Но богомудрый Вавила возразил:

– Не подобает ли тебе, царь, иметь попечение о своем царстве, вооружаться против врагов и с ними воевать, а не нас неповинных мучить? Ты же, бросив все земные заботы, устремился на нас и, забыв о врагах, пленяющих страну, воюешь с нами и нас преследуешь. И всё сие ты делаешь не для какой-либо пользы твоему царству, а только для того, чтобы угодить твоей звероподобной ярости и свирепому нраву.

Приведенный сими словами в бешенство, царь осудил и Вавилу и детей на смерть. Воины повели святых к месту усечения, а Вавила в это время воспевал слова Давида:

– "Возвратись, душа моя, в покой твой, ибо Господь облагодетельствовал тебя" (Пс.114:6).

Достигнув места, где святым назначено было положить свои головы за Христа, Вавила, поставив пред собою отроков, подвел под меч сначала их. Он боялся, как бы кто-нибудь из них, оставшись после него, не убоялся смерти и не отступил от господа. Посему он вперед посылал на небо отроков и утешал их, поучая не страшиться усечения мечом, потому что они получат от Христа жизнь вечную. Когда же отроки прияли смерть от меча, Вавила с радостью воскликнул:

– "Вот я и дети мои, которых дал мне Господь" (Ис.8:18).

После сего он и сам подклонил шею свою под меч. При сем он завещал тем, кто будет погребать его тело, положить вместе с ним в гроб и цепи и оковы:

– Пусть будут они, – сказал он, – украшением тела моего.

Усеченный во главу, отошел святой Вавила в вышние селения, и предстал с детьми своими пред Отцом Небесным. Честное тело его было погребено вместе с веригами, как то сам он заповедал, умирая; с ним были погребены и святые три младенца.

По прошествии многих лет после сего, царь Констанций2, сын Константина Великого, сделал соправителем своего царства Галлия, брата Юлиана, сына своего дяди3 (ибо своих детей он не имел). Каллий, по прибытии своем в Антиохию, перенес мощи святого Вавилы и пострадавших с ним трех отроков в предместье Антиохии, называемое Дафна. О месте том повествуют, что оно получило свое наименование от некоей девицы Дафны, которая там скрывалась от Аполлона4, как о том говорится в греческих языческих сказках. Это место весьма красиво, обсажено кипарисными деревьями и окружено рощами других высоких деревьев, занимало обширное пространство, отличалось плодородием и имело быстротечный источник воды. Посреди Дафны возвышался идольский храм, в коем находился художественно изваянный идол бога Аполлона. Идол сей давал ответы вопрошавшим его, ибо в нем скрывался бес5. Сюда сходились язычники, приносили идолу жертвы и совершали разные нечестивые игры и беззакония. Вышеупомянутый Галлий, бывший благочестивым христианином и старавшийся отвращать язычников от их беззаконий, хотел разорить находившийся в Дафне идольский храм, но побоялся как бы из-за этого не поднялся среди греков мятеж, потому что там было еще много язычников, готовых даже умереть за скверных своих богов. Посему Галлий соорудил там небольшую церковь и, как уже сказано, перенес в нее мощи святого Вавилы и трех отроков, положив их в большом каменном ковчеге. Он надеялся, что нечестивцы, собираясь на то место, мало-помалу станут обращаться ко Христу, видя чудотворения, истекающие от мощей святых. После убиения Галлия и смерти Констанция воцарился Юлиан Отступник6. Во время похода своего на Персов, он посетил Антиохию и зашел в храм Аполлона. Совершив пред его идолом жертвоприношение, Юлиан вопросил его относительно того, победит ли он персов. Но идол не отвечал ему, потому что с того времени, как в Дафну были перенесены мощи святого Вавилы, бес исчез и идол замолк, не отвечая ни на один вопрос. Узнав о том от жрецов Аполлоновых, Юлиан повелел "галилеянам" взять оттуда каменный ковчег с мощами святых. Антиохийские христиане собрались все от малого до великого и с псалмами и песнопениями перенесли мощи святого Вавилы и трех отроков в город. Окружив со всех сторон ковчег, христиане воспевали: "да постыдятся все служащие истуканам, хвалящиеся идолами" (Пс.96:7). Лишь только мощи святых были перенесены из Дафны в город, на храм Аполлонов с неба ниспал огонь и истребил его вместе с идолом. Так посрамлены были нечестивые; верующие же возрадовались и восхвалили Бога. Слава Господу во веки. Аминь.
_________________________________________________________
1 Римский император, царствовал с 283 до 284 гг.
2 Римский император, второй сын Константина Великого, царствовал с 337 до 361 г.
3 Юлия Констанция, брата Константина Великого. Эти соправители назывались цезарями.
4 Аполлон – бог древних греков и римлян, почитался богом света, в особенности солнечного, также умственного просвещения, поэзии и музыки, богом прорицателем, врачевателем болезней и хранителем всякого гражданского порядка.
5 Т.е. здесь находился так называемый оракул, место, где, по верованиям древних греков и римлян, боги шумом листьев священных деревьев, журчанием воды и т.д., предсказывали людям будущее. Предсказания эти имели характер темных изречений, а истолкователями их являлись жрецы, который ради своих выгод поддерживали в народе грубые суеверия и заблуждения.
6 Юлиан Флавий, римский император, наименованный Отступником.
7 Галилеянами именовались последователи Христа, Коего называли "Иисусом Галилеянином" (Мф.26:69), потому что детство и отрочество Свое Он провел в Назарете, незначительном городе Галилеи.
Тропарь ,глас 4
И нравом причастник,/ и престолом наместник апостолом быв,/ деяние обрел еси, богодухновенне,/ в видения восход:/ сего ради, слово истины исправляя,/ и веры ради пострадал еси даже до крове,/ священномучениче Вавило,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим.
Кондак ,глас 8
Яко благочестия проповедника и страдальцев утверждение,/ Церковь славит тя, Вавило славне, освещаема днесь;/ но, яко имея дерзновение ко Господу,/ в мире совершеннем величающия и восхваляющия тя сохранити// Христу молися, о многострадальне.

Прмч. Парфения, игумена Кизилташского (1867).
http://s44.radikal.ru/i103/0909/9c/c2a2241b018e.jpg

Преподобномученик Парфений родился в 1815 г. в Елисаветграде. 23 декабря 1845 г. он принял монашеский постриг и 8 апреля 1846 г. был рукоположен во иеромонаха. С июля 1848 г. отец Парфений - благочинный Корсунского монастыря в Херсоне, позже - эконом в Херсонском архиерейском доме. В 1852 г. на Тенгинском укреплении Черноморской береговой охраны отец Парфений отличился своим инженерным талантом, предложив легчайший способ подъема затонувших грузов. Специальная комиссия одобрила изобретение, и было предписано устраивать подобные машины для портовых надобностей. За новое изобретение по подъему затонувших кораблей отец Парфений получил благодарность от контрадмирала Черноморского флота. Во время Крымской войны 1853-1856 гг. при обстреле Новороссийска неприятельскими судами с 28 февраля по 4 марта 1855 г. отец Парфений перед лицом смертельной опасности неотлучно исповедовал и причащал раненых воинов, отпевал погибших.

За личное мужество и незаурядные изобретения иеромонах Парфений был награжден 20 марта 1857 г. наперсным крестом от Св. Синода, а 7 апреля возведен в сан игумена. Отец Парфений имел также бронзовый крест в память о Крымской войне, медаль и крест, учрежденный для служивших в Кавказской армии.

20 августа 1858 г. игумен Парфений был назначен настоятелем Кизилташской киновии Таврической епархии. В VIII в. здесь располагалась летняя резиденция святителя-исповедника Стефана, архиепископа Сурожского, но со временем это святое место пришло в запустение. С присущими ему энергией и талантом, с ревностью о славе Божией отец Парфений стал устраивать и преображать древнюю обитель. Все современники отмечали его удивительные и разнообразные способности, организаторский и хозяйственно-административный талант, неиссякаемую творческую энергию, благодаря которой ему удалось сделать то, что за всю историю монастыря никому более не удавалось. Из абсолютной разрухи и нищеты, без посторонней помощи (и даже сочувствия), при фактической неграмотности насельников киновии он смог добиться результата, заставившего ценить, уважать и любить игумена во всей округе, прислушиваться к его советам, искать его общества. Мужественный и бодрый, пребывая в постоянной молитве, он не был подавлен неприглядной обстановкой полной неустроенности, а господствовал над нею. Там, где безвременно гибнет или безвестно чахнет посредственный или слабохарактерный человек, игумен Парфений был победителем и устроителем.

Аскет и подвижник, он влиял на пасомых собственным примером. С решительной настойчивостью, не только в монастыре, но и в округе игумен Парфений поднимал до себя всех, не соглашаясь ни с какой безнравственностью и низостью. Его, бескорыстного, по-отцовски заботливого, любили все. Духовный авторитет игумена неуклонно рос и укреплялся, становясь духовно-нравственным ориентиром для окружающих. Малейшее событие в жизни пасомых находило отклик в его пастырском сердце, освящалось его молитвой и согревалось любовью.

По выражению Апостола, он был "всем все". С молитвой на устах игумен работал от зари до зари, горсть монахов подражала ему. Будучи бессребреником, он запрещал братии просить подаяние, и рабочих нанимать было не на что. В Кизилташской киновии до игумена Парфения была только пещера с целебным источником да две-три плетеные мазанки. Его трудами были проложены дороги, разбиты сады и виноградники. Из пещерки в скале вырос целый скит с двумя гостиницами и каменной церковью. Богомольцы хлынули в Кизилташскую киновию.

Но были и скорби. С 1863 г. начались первые, ставшие роковыми, столкновения с местными татарами, которые без зазрения совести вырубали лес и выпасали скот на монастырской земле. Объясниться с ними отцу Парфению не удалось ни на бытовом, ни на административном уровне. Обладая прямым и цельным характером, игумен говорил и действовал исходя только из христианской совести, не прикрытой декором так называемого и всеми почитаемого здравого смысла. Не имея сил разорвать круговую поруку и бюрократический формализм на месте, он обращался к начальнику Таврической губернии, но безуспешно. Не видя для себя препятствий, удостоверившись в безнаказанности, татары продолжали свои набеги и грабежи. Однажды они жестоко избили священника, заставшего их на очередном воровстве.

Игумен Парфений не терял надежды урезонить и усовестить разгулявшихся татар. Но одно преступление нередко порождает и следующее. Не желая более терпеть свидетеля и обличителя своих преступлений, четверо татар, один из них был софта (ученый, готовящийся стать муллой), решились убить игумена. Устроив засаду возле дороги, они поджидали его несколько дней. Злодеяние совершилось, когда священник 4 сентября, в канун отдания Успения, возвращался верхом из Судака в монастырь, торопясь к службе. Тремя выстрелами злодеи убили отца Парфения и, чтобы скрыть следы преступления, сожгли его, а лошадь, зарезав, закопали в лесу. Разбивая кости дрючьями, татары жгли тело игумена Парфения с пяти вечера до двух часов ночи. Преступление так и осталось бы не раскрытым, если бы не свидетели, случайно оказавшиеся на месте преступления. Их тоже хотели убить, но они были мусульманами, и злодеи не решились поднять руку на единоверцев. Обличаемые совестью и не желая попасть в число подозреваемых, очевидцы рассказали о жестоком преступлении, на месте которого и было найдено пепелище с останками игумена Парфения. Мощи были бережно собраны и торжественно погребены по благословению епископа Таврического Алексия собором духовенства недалеко от монастыря 2 декабря 1866 г.

Архиерейский собор Русской Православной Церкви в августе 2000 г. причислил игумена Парфения к лику святых и тем самым призвал его к новому служению уже в качестве небесного человека. Память преподобномученика празднуется 22 августа/4 сентября.

Преподобномучениче Парфение, моли Бога о нас!

Обретение мощей свт. Иоасафа, еп. Белгородского (1911).
http://i033.radikal.ru/0909/c3/f0dc71b8fe4e.jpg

Святитель Иоасаф родился в Прилуках Полтавской губернии, 8 сентября 1705 года, на праздник Рождества Пресвятой Богородицы. При Крещении назван Иоакимом. Он происходил из древнего благочестивого малороссийского рода Горленковых. В 1712 году 7-летнего Иоакима отец отдал в Киевскую духовную академию. В стенах академии он ощутил влечение к монашеской жизни. В течение 7 лет испытывал себя будущий святитель и, наконец, открылся родителям. Долго мать с отцом упрашивали сына-первенца не принимать монашеский постриг. Но в 1725 году он тайно от них принял рясофор с именем Иларион в Киевском Межигорском монастыре, а 21 ноября 1727 года был пострижен в мантию с именем Иоасаф в Киево-Братском монастыре. Это событие совпало с завершением обучения в духовной академии. Через год инок Иоасаф был хиротонисан архиепископом Варлаамом Вонатовичем в сан иеродиакона. Его оставили преподавателем в Киевской духовной академии. После смерти преосвященного Варлаама Киевской кафедрой стал управлять архиепископ Рафаил Заборовский. Архиепископ Рафаил обратил внимание на выдающиеся способности молодого подвижника и привлек его для более широкого служения Церкви. Ему было поручено ответственное послушание в должности экзаменатора при Киевской архиепископии. В ноябре 1734 года архиепископ Рафаил посвятил иеродиакона Иоасафа в сан иеромонаха и перевел из училищного Братского монастыря в Киево-Софийский архиерейский дом. Одновременно он был назначен членом Киевской духовной консистории. Исполняя должность экзаменатора, он приложил много усилий к исправлению нравственных недостатков приходского духовенства. Консисторская должность святителя была прекрасной школой для его организаторских способностей. В это время он хорошо изучил нужды священнослужителей, достоинства и недостатки епархии. Здесь ясно определилась всесторонность деловых качеств Иоасафа, сочетающаяся с большими внутренними подвигами. Он быстро восходил по лествице духовного совершенства, о чем свидетельствует сохранившееся его произведение "Брань седми честных добродетелей с седми грехами смертными".

24 июня 1737 года иеромонах Иоасаф был назначен настоятелем Свято-Преображенского Мгарского монастыря с возведением в сан игумена. В своем монастыре все силы игумен полагал на благоустройство обители, в прошлом бывшей оплотом православия в борьбе с унией. В монастыре находились мощи святителя Афанасия, патриарха Константинопольского, Лубенского чудотворца (память 2 мая). Несколько раз патриарх Афанасий являлся игумену Иоасафу, свидетельствуя о своем покровительстве.

В 1744 году митрополит Рафаил возвел игумена Иоасафа в сан архимандрита. В конце того же года он был вызван в Москву и вскоре распоряжением Святейшего Синода назначен наместником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. В обители Преподобного Сергия он также самоотверженно исполнял послушания Церкви (в те годы требовалось много сил для восстановления монастыря после пожара).

2 июня 1748 года в Петропавловском соборе Петербурга архимандрит Иоасаф был хиротонисан во епископа Белгородского. Вступив на архиерейскую кафедру, святитель Иоасаф строго следил за благочестием и состоянием храмов, за правильностью совершения Богослужения и особенно нравственностью паствы. Большое внимание святитель уделял образованию духовенства, правильному соблюдению ими устава и церковных традиций. Как и прежде, святитель Иоасаф все силы отдавал архипастырскому служению, не щадя своего здоровья. Своему келейнику Стефану, накануне преставления, святитель запретил домогаться священного сана и предупредил, что в случае непослушания его постигнет безвременная кончина. Другому келейнику, Василию, святитель указал, что он будет диаконом, а сана священника никогда не достигнет. И это предсказание впоследствии исполнилось. 10 декабря 1754 года святитель преставился. Прославление святителя Иоасафа в лике святых состоялось 4 сентября 1911 года.
Тропарь ,глас 3
Святителю, Христу Богу возлюбленне,/ правило веры и образ милосердия людем был еси,/ бдением же, постом и молитвою,/ яко светильник пресветлый, просиял еси/ и прославлен от Бога явился еси:/ телом убо в нетлении почивая,/ духом же Престолу Божию предстоя,/ чудеса преславная источаеши./ Моли Христа Бога,/ да утвердит нас в Православии и благочестии// и спасет души наша.
Кондак,глас 8
Многоразличныя подвиги жития твоего кто исповесть?/ Многообразныя милости Божия, тобою явленныя, кто исчислит?/ Дерзновение же твое у Пречистыя Богородицы и Всещедраго Бога добре ведуще,/ во умилении сердечнем зовем ти:/ не лиши и нас твоея помощи и заступления,// святителю Христов и чудотворче Иоасафе.
полное житие с акафистом Святителю   http://www.favor.csn.ru/iosaf.html

0

41

.................................продолжение от 17 сентября
Второе обретение мощей святителя Митрофана, епископа Воронежского (1989) и Собор Воронежских святых.
http://i021.radikal.ru/0909/ed/a18009b15404.jpg

Святитель Митрофан, епископ Воронежский, в миру Михаил, родился 8 ноября 1623 года. В синодике, принадлежавшем святителю, перечень имен начинается с лиц, облеченных в священнический сан, и это дает основание полагать, что он родился в семье потомственных священников. Из Духовного завещания святителя Митрофана известно, что он "родился от благочестивых родителей и воспитан ими в непорочном благочестии Восточной Церкви, в православной вере". До сорокалетнего возраста святитель жил в миру: был женат, имел сына Иоанна и служил приходским священником. Местом пастырской деятельности иерея Михаила было село Сидоровское, расположенное у реки Молохты, притока Тезы, впадающей в Клязьму, недалеко от города Шуи (ныне Владимирская область).

Лишившись супруги, священник Михаил принял постриг с именем Митрофан в Золотниковской пустыни в 1663 году. В синодике обители запись рода святителя Митрофана начинается словами: "род черного священника Митрофана Сидоровского". Через три года иноческой жизни иеромонах Митрофан избран во игумена Яхромской Косминой обители. Этим монастырем он управлял 10 лет, проявив себя усердным настоятелем. Его заботами здесь воздвигнут храм в честь Нерукотворного Образа Всемилостивого Спаса.

Патриарх Иоаким (1674 - 1690), узнав о высоком благочестии святого Митрофана, возвел его в 1675 году в сан архимандрита знаменитого в то время Макариево-Унженского монастыря. Там попечением святого был сооружен храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы с трапезной и колокольней. На Московском Соборе 1681 - 1682 годов в числе мер для борьбы со старообрядческим расколом и в целях улучшения христианского просвещения среди православного населения было решено увеличить число епархий и открыть новые кафедры: Воронежскую, Тамбовскую, Холмогорскую и Великоустюжскую. Святой Митрофан был вызван в столицу и 2 апреля 1682 года посвящен во епископа Воронежского патриархом Иоакимом и шестнадцатью архипастырями.

Начало епископского служения святителя Митрофана совпало с тяжким для Руси временем смут и церковного раскола. По прибытии в Воронеж святитель прежде всего разослал пастырям своей епархии Окружное послание, в котором призывал своих пасомых к нравственному исправлению. "Честные иереи Бога Вышняго! - писал святитель. - Вожди стада Христова! Вы должны иметь светлые умные очи, просвещенные светом разумения, чтобы вести других по правому пути. По слову Господа, вы должны быть самым светом: "вы есте свет миру" (Мф. 5, 14)... Христос Спаситель, вручая паству апостолу Своему, трижды сказал ему: паси, как бы внушая тем, что три есть различные образа пасения: слово учения, молитва при пособии Святых Таин и пример жизни. Действуйте и вы всеми тремя способами: подавайте пример доброй жизни, учите людей своих и молитесь о них, укрепляя их Святыми Тайнами; наипаче же неверных просвещайте святым Крещением, а согрешивших приводите к покаянию. Будьте внимательны к болящим, чтобы не отошли от сей жизни без причащения Святых Тайн и помазания святым елеем".

Святитель Митрофан начал архипастырскую деятельность с постройки нового кафедрального собора в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, взамен ветхого деревянного храма. В 1692 году собор с приделами во имя Архистратига Михаила и Святителя Николая был освящен. Во время 20-летнего святительства святителя Митрофана количество храмов в епархии возросло с 182 до 239, было основано 2 монастыря: Вознесенский Коротоякский и Троицкий Битюгский. В существовавших монастырях он заботился об искоренении нестроений и беспорядков и утверждении строгой жизни по иноческому уставу.

Первый Воронежский святитель ревностно заботился о нуждах паствы. Он утешал бедных и богатых, был покровителем вдов и сирот, заступником обиженных. Его дом служил гостиницей для странников и лечебницей для больных. Молился святитель не только о живых, но и об усопших христианах, и особенно о воинах, павших за Отечество, вписывая их имена в синодик. Поминая их за проскомидией, святитель Митрофан говорил: "Аще праведна душа, то большей части сподоблена бывает, аще ли грешна, то будет причастница милости Божией".

Известно о большой дружбе святителя Митрофана с святителем Питиримом, епископом Тамбовским (память 28 июля). Они не только поддерживали переписку, но и встречались для духовных бесед. История основания близ Тамбова Трегуляевского Иоанно-Предтеченского монастыря связана с дружбой святителей. 15 сентября 1688 года святитель Митрофан посетил святителя Питирима. Втроем (с ними был священник Василий) они совершили прогулку в места уединенных молитв Тамбовского архипастыря и избрали место для будущей обители.

Святитель Митрофан, как человек высокого патриотизма, своим нравственным авторитетом, милосердием и молитвами содействовал преобразованиям Петра I, необходимость и цель которых хорошо понимал. При постройке в Воронеже флота для похода на Азов святитель Митрофан убеждал народ всемерно помогать Петру I. Это было особенно важно, ибо многие считали устройство флота делом бесполезным. Святитель не ограничивался только советами царю, но оказывал и материальную поддержку государственной казне, нуждавшейся в деньгах для строительства флота, и отдавал все свои средства, сознавая, что они идут на благо Родины.

Патриотические чувства святителя соединялись в его душе с непоколебимой верой и строгостью православных убеждений, ради которых он не боялся навлечь на себя царский гнев. Так, святитель отказался идти во дворец к Петру I, потому что там стояли статуи языческих богов, и хотя за ослушание царской воли святителю грозила опала, он остался непреклонен. Петр приказал убрать статуи и с того времени проникся еще большим уважением к святителю.

Скончался святитель Митрофан в 1703 году в глубокой старости, приняв перед смертью схиму с именем Макарий. Погребение совершено было 4 декабря. Царь Петр I сам нес гроб святителя от собора до усыпальницы. Прощаясь, он сказал: "Не осталось у меня больше такого святого старца. Ему же буди вечная память". Одним из замечательных памятников жизни и деятельности святителя Митрофана является его Духовное завещание. В нем говорится: "Судьбами Божиими дошел я до состарения и ныне изнемогаю естественной моею силою. Сего ради судил я написать сие последнее мое писание... Когда душа моя грешная разрешится от союза плоти, вручаю ее благоутробию Премудрого Бога, ее создавшего, да приимет ее милостиво, как дело рук Своих, а кости грешные предаю матери всех, чая оттуда воскресения мертвых". Далее, обращаясь к пастырям и пасомым, святитель говорит: "Простец согрешивший за одну только свою душу даст ответ Богу, а иереи будут истязаны за многих, как нерадевшие о овцах, с которых собирали млеко и волну (шерсть)... Для всякого человека таково правило мудрых мужей: употреби труд, храни мерность - богат будеши; воздержно пий, мало яждь - здрав будеши; твори благо, бегай злаго - спасен будеши". Память святителю Митрофану установлена в 1832 году.Таким образом, новое поколение жителей Воронежа, хотя и не было знакомо со святителем, но также благоговейно почитало его память. Уверенность в святости святителя Митрофана утверждалась нетлением его мощей, освидетельствованных при неоднократном перенесении их из одного храма в другой.

Со временем желающих почтить память святителя сильно увеличилось, стало больше и благодатных знамений. В связи с этим Святейший Синод предписал наблюдать за благодатными дарами, получаемыми у гроба святителя Митрофана. В 1831 г. по освидетельствовании нетленного тела святителя Преосвященный Антоний вместе с членами комиссии Святейшего Синода архиепископом Ярославским Евгением и архимандритом Спасо-Андрониевского Московского монастыря Гермогеном убедились в чудодейственном ходатайстве святителя Митрофана у Престола Божия. Святейший Синод вынес решение о причтении святителя Митрофана к лику святых. С тех пор Русская Церковь совершает память святителя дважды в год: 23 ноября по старому стилю – в день преставления и 7 августа по старому стилю (20 августа) – в день прославления.
Полное житие от 20 августа (день памяти ) ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА !!! (август)
АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=4#p9714

Мц. Ермионии, дщери ап. Филиппа диакона (ок. 117)
Св. Апостол Филипп, крестивший вельможу Эфиопской царицы Кандакии (Деян.8:26-40), имел четырех дочерей, о коих св. Евангелист Лука замечает, что они были пророчицами и девами (Деян.21:9). Из них Ермиония и Евтихия отправились в Асию1, ища св. Иоанна Богослова, но нашли его, ибо Господь "преложил"2 его, как некогда Еноха (Быт.5:24) и Илию (4Цар.2:11). И встретили они Петрония, ученика Ап. Павла, и сделались его ученицами, подражая и житию его. Святая Ермиония искусна была во врачебном художестве, и поэтому к ней стало приходить много христиан, и всех она врачевала силою Христовою. В то время император Траян3 шел войною на персов. Когда ему донесли, что Ермиония – христианка, он велел привести ее к себе и ласково начал беседовать с ней, желая прельстить ее и отвратить от Христа. Но она не склонилась на его увещания. Тогда царь велел долгое время бить ее по лицу. Святая удостоилась среди такого мучения утешительного видения: она узрела Господа, сидящего на престоле судейском, похожего лицом на Петрония, беседующего с нею и укрепляющего ее, и радостно терпела свои страдания. Убедившись в ее твердости, царь отпустил ее. Она устроила гостиницу, в которой принимала больных, врачуя их душевно и телесно, в продолжение всего царствования Траяна. Преемник его, Адриан, снова велел привести ее к себе на суд и за ее твердое исповедание Христа Спасителя приказал бить ее без пощады. Она же с молитвою на устах терпела это страдание. Когда слуги бившие святую изнемогли, царь велел другим слугам пронзить ступни ее ног длинными гвоздями. И сие мучение святая терпела, воссылая хвалу Богу. Затем бросили ее в котел с кипящею смолою, с оловом и серою. Находясь в этом котле, св. Ермиония возвела очи на небо, помолилась и тотчас огонь угас, олово разлилось, и святая осталась невредимой. Адриан приказал еще сильнее разжечь котел, чтобы погубить в нем св. мученицу. Но, к великому удивлению всех, она стояла в котле точно среди росы. Удивился царь такому чуду и, встав с престола своего, коснулся рукою котла, желая удостовериться, не остыл ли он. И вот кожа руки его и ногти сильно опалились. "Велик Бог христианский!" – воскликнула святая. Мучитель приказал тогда раскалить сковороду и положить на нее обнаженную святую мученицу. Но ангел Господень разбросал угли и опалил ими многих, стоявших вокруг сковороды. Святая же, стоя на ней, как на зеленеющей траве, воспевала и славила Господа. Устрашился царь, видя преславное сие чудо, и велел снять ее со сковороды. Тогда св. мученица сделала вид, что желает принести жертву богу Геркулесу4. Царь с радостью повел ее в идольское капище. Она помолилась Богу истинному, и вдруг послышался сильный гром, и все идолы в капище упали и разбились. Сильно разгневался царь и велел вывести Ермионию за город и отсечь ей главу. Двое слуг, Феодул и Тимофей, взяли св. мученицу и вывели ее за город. Прежде чем казнить ее, они устремились было к ней, желая произвести над ней насилие, но внезапно высохли у них руки. Тогда они уверовали в Господа нашего Иисуса Христа, припали к ногам св. мученицы и просили помолиться за них, чтобы Господь призвал их к Себе прежде нее, – что по ее молитве и совершилось После сего святая помолилась и за себя и мирно скончалась на том месте. Некоторые благоговейные христиане взяли их мощи и положили в Ефесе, в честном месте, славя Бога5.
_________________________________________________________________________
1 Асия – провинция Римской империи, на западе Малоазийского полуострова, с главным городом Ефесом.
2 Т.е. взял его живым на небо.
3 Траян, римский император, царствовал с 98 по 117 г.
4 Геркулес – герой древнегреческих преданий, олицетворявший собою физическую силу человека и впоследствии почитаемый древними греками как один из наиболее излюбленных богов.
5 Кончина св. мученицы последовала около 117 г. по Р. Хр. В жизнеописании мц. Миропии при императоре Декии, в половине II века, говорится, что св. Миропия имела особенное усердие к гробу св. Ермионии в Ефесе и от мощей ее не иссякало целебное миро.

Мчч. Феодора, Миана, Иулиана и Киона (305-311).
Сии святые мученики жили в царствование Максимиана и были родом из селения Кандавлы. За исповедание Христа их схватили и предали разным мучениям. Сначала их тела так сильно строгали, что кости их обнажились. Затем их заперли в очень жарко натопленную баню, двери которой запечатали царским перстнем, чтобы святые мученики не могли из нее выйти. Но ангел Божий воззвал их, и они вышли невредимыми, при запечатанных дверях. Воины взяли их и повели вон из города. По просьбе святых, им дано было время для молитвы. Они долго молились и благодарили Бога за то, что Он сподобил их претерпеть за Христа мучения. После сего их тела рассечены были на части, колена их были раздроблены, и наконец их самих бросили в огонь, где они с радостью предали души своих Господу.

Мч. Вавилы Никомидийского и с ним 84-х отроков (IV).
В то время как император Максимиан жил в Никомидии для преследования христиан, многие из них скрывались от гонителей. И вот царю было донесено, что в одном сокровенном месте находится один старец, по имени Вавила, который учит детей почитать не языческих богов, но распятого Христа. Тотчас посланы были воины и привели св. Вавилу и учеников его к царю, который спросил его: "Почему ты, старец, не только сам прельщаешься, почитая распятого от иудеев человека и не поклоняясь нашим богам, но и научаешь тому же несмысленных детей?" Св. Вавила ответил царю: "Языческие боги суть бесы, а наш Бог сотворил небо и землю. Ты, царь, и все твои приближенные слепы, потому что вы не видите истины". Максимиан приказал четырем воинам быть святого по лицу, по ребрам и по коленам. Во время своих страданий, когда всё тело его обагрилось кровью, св. Вавила возопил ко Господу: "Благодарю Тебя, Господи, что Ты соделал меня, старого и немощного, молодым и крепким, – крепче самого царя!" Максимиан велел быть его по плечам и по ногам камнями. Затем, по сокрушении всех его членов, надели ему на шею тяжелое бремя, забили ноги его в железные оковы и заключили его в темницу. После того привели к царю малолетних учеников святого, числом восемьдесят четыре, мальчиков и девочек. Царь начал ласково уговаривать их поклониться идолам. Они же ничего ему не отвечали, но часто взглядывали друг на друга. Видя, что они молчат, Максимиан отделил из них десять, которые были постарше, и сказал им: "Вот, вы умнее других; итак, послушайте меня и принесите жертву богам, и за то вы будете жить у меня во дворце и получите от меня много богатых даров". Тогда двое из них, Аммоний и Донат, ответили ему: "Мы – христиане и не приносим жертв немым и глухим бесам". Царь приказал их быть. Во время биения они непрестанно повторяли: "Мы христиане и не служим богам твоим". Царь начал затем уговаривать прочих детей, но они твердо исповедовали свою веру и отказались приносить жертву идолам. Видя, что детей нельзя уговорить, царь приказал бросить их в тюрьму, а учителя их повесить и бить железными прутьями. Когда и эти все мучения не привели их к отречению от Христа, то над святыми детьми и их учителем произнесен был смертный приговор, коим они осуждены были на усечение мечом. Шествуя с учениками своими на казнь, св. Вавила пел: "Вот я и дети, которых дал мне Бог!" По достижении ими места казни, сначала казнен был св. Вавила, а потом и все дети, ученики его. Верующие пришли ночью и, взявши их мощи на корабль, привезли их в Византию и положили в трех ковчегах, восхваляя и благодаря Бога. (Свт. Димитрий Ростовский )

0

42

......................продолжение от 17 сентября
новомученики :
Свщмч. Григория (Лебедева), еп. Шлиссельбургского, (1937).
http://i035.radikal.ru/0909/89/54e98a370b6b.jpg

Епископ Григорий (Александр Алексеевич Лебедев) родился в Коломне Московской губернии 12 (24) ноября 1878 г. Отец его, Алексей Михайлович Лебедев, был священником при Коломенском Успенском Брусенском женском монастыре.

Коломна — родина высокопреосвященного митрополита Московского Филарета (Дроздова). Неоднократно посещая ее, митрополит оказывал сильное и благодатное влияние на местное духовенство. Он прививал ему строгую церковность, пастырскую ревность и смирение, воспитав целую школу истинных пастырей. О священниках филаретовской школы шла добрая слава как о достойных высокого звания пастырях. К этой школе и принадлежал отец будущего епископа Григория.

Мать его, Мария Федоровна, дочь священника, была добрая, очень религиозная женщина, весьма церковная, и эту церковность она старалась привить своим детям. К сожалению, она скончалась молодой, в 1885 г., оставив восемь детей возрастом от полутора до 16 лет. Тем не менее матерью были уже заложены первые семена веры и молитвы. Дальнейшее воспитание детей полностью взял на себя отец, который стремился внушить им страх Божий и желание исполнять заповеди.

Занятый службами и другими пастырскими делами, о.Алексий отправлял Александра и других младших детей в монашеские кельи, где они находились весь день под присмотром монахинь. Отрок Александр заметно выделялся среди прочих детей. Так, монахиня, наблюдавшая за ним, часто говорила: «Этот будет архиереем». И действительно, еще до поступления в школу мальчик проявлял особую любовь к молитве: он с радостью посещал продолжительные монастырские службы, простаивал их от начала до конца.

Начальное образование Александр получил в Коломенском Духовном училище, где обнаружились его блестящие способности. Ежегодно он получал награды за отличные успехи и примерное поведение. Его не интересовали игры и забавы, все свободное время он тратил на чтение книг.

После окончания училища юноша поступил в местную Духовную семинарию, выделяясь и здесь своей серьезностью и способностями. Ректор семинарии назначил его уставщиком и канонистом до самого конца обучения. Выполнение этих обязанностей способствовало сближению Александра с благодатной силой богослужения, под влиянием которой возрастала его церковная настроенность.

Дома, в летние каникулы, он любил уединяться для молитв и попросил для этой цели у отца нежилое помещение, отделав его собственноручно. В воскресные дни он неукоснительно посещал богослужения в храме женского монастыря.

Семинаристы относились к Александру с почтением и любовью, как к серьезному и внимательному товарищу. Он сам был общителен со всеми однокашниками, но наиболее близок с группой студентов, склонных к глубокому освоению религиозно-философских проблем. Серьезность и некоторая замкнутость были отличительными чертами будущего владыки.

Летний отдых он любил проводить в дальних прогулках, которые почти всегда совершал в одиночестве. Ежегодно Александр ходил из Москвы в Троице-Сергиеву лавру, из Коломны — в Голутвин монастырь, Спасский мужской монастырь Рязанской губернии и т.д. Все это создавало в нем определенный настрой и тягу к жизни в одиночестве.

В 1898 году юноша окончил семинарию и решил готовиться к экзаменам в Московскую Духовную Академию. С этой целью по благословению своего отца он поступил послушником Бобренев монастырь, в километре от Коломны. Летом все иноки монастыря занимались сельскохозяйственными работами и для совершения служб оставались одни престарелые монахи. Молодой послушник был назначен им в помощь и с радостью принял это полушание: первым приходил в церковь, принимая участие в чтении и пении всех богослужений — вечерни, утрени, литургии, а в свободное время усиленно готовился к экзаменам.

Экзамены в Духовную Академию начались с письменной работы. Хотя Александр выполнил ее, он находился в страшном душевном смятении, ибо считал себя недостаточно подготовленным. Внушив это себе, он прервал экзамены и вернулся в Коломну, чтобы через некоторое время отправиться в Казань и поступить в число послушников Спасского монастыря и одновременно — вольнослушателем в Казанскую Духовную Академию. Успешно выдержав вступительные экзамены, он был в 1899 году принят в число студентов Академии и окончил ее в 1903 году по первому разряду.

Высокопреосвященный Антоний (Храповицкий), ректор Академии, с любовью относился к талантливому студенту, направляя его на монашеский путь. Но не пришло еще время... Будущий епископ принял назначение Священного Синода на место преподавателя гомилетики и литургики в Симбирскую Духовную семинарию.

Серьезными и увлеченными уроками молодой педагог быстро привлек внимание учащихся к гомилетике. Он неустанно руководил кружками, где студенты учились составлять планы и конспекты проповедей на самые разнообразные темы. Он учил будущих пастырей произносить проповеди-импровизации. Призывал их к вдохновенному пастырскому служению во имя спасения человеческих душ. Наряду с чтением святых отцов Александр Алексеевич советовал читать также русскую классическую литературу, считая это необходимым для церковного проповедника.

Проработав в Симбирске четыре года, Александр Алексеевич почувствовал тягу к более углубленным занятиям богословием, для чего нужны были книжные сокровищницы. С этой целью он переезжает в Москву, где снова отдается педагогической работе в Кадетском корпусе и в 3-й гимназии, а позже в Николаевском Сиротском институте.

В это время в его жизни произошло событие, вызвавшее сильное душевное потрясение. Он решил вступить в брак с одной из своих бывших учениц. Хотя девушка с симпатией относилась к нему, ее родители, купцы, не дали своего согласия, желая выдать за человека из своего сословия. Александр Алексеевич, прибегнув даже к помощи своего отца, со всей присущей ему энергией пытался склонить родителей невесты, но они были непреклонны.

Потрясенный происшедшим, молодой человек еще больше замкнулся в себе, расценив случившееся как Промысл Божий, направляющий его на другой жизненный путь.

В 1918 году Сиротский институт был расформирован, и Александр Алексеевич оставил педагогическую деятельность, поступив на место начальника отдела в Лесном управлении. Однако природная религиозность и потребность в сосредоточенной молитве склоняли его к иному пути, и через два года он, оставив гражданскую службу, принимает монашество.

Это произошло в 1921 году, незадолго до праздника Рождества Христова, в Зосимовской пустыни Владимирской губернии, где епископ Варфоломей (Ремов) постриг его в монахи с именем Григорий. Здесь же прошли первые месяцы послушания нового инока под руководством старца Митрофана.

Дальнейшее послушание он нес в Московском Даниловом монастыре у старого церковного канониста, магистра богословия, епископа Волоколамского Феодора (Поздеевского). В обители инок Григорий был посвящен в иеродиакона, иеромонаха, а позднее получил сан архимандрита. Три года, проведенные в Даниловом монастыре, были наилучшей подготовкой к епископскому служению.

Действительно, когда понадобилось избрать епископа на викарную Шлиссельбургскую кафедру, где нужен был строго церковный и высокообразованный кандидат, выбор пал на архимандрита Григория. Святейший Патриарх Тихон с любовью совершил 19 ноября (2 декабря) 1923 года его хиротонию в Москве, назначив одновременно наместником Александро-Невской Лавры. В памяти современников остались знаменательные слова Патриарха при назначении нового викария: «Посылаю вам жемчужину». Вскоре владыка Григорий прибыл в Петроград.

Его служение началось в нелегкое для Церкви время. Церковный корабль потрясали многие раскольнические движения, в первую очередь — обновленчество. Требовалось сохранить чистоту Православия и пламенным пастырским горением явить всем животворящую силу Духа Святого. Исполняя эту миссию, епископ Григорий был на высоте своего святительского служения.

Проникновенные, благоговейные службы и блестящий дар проповедника снискали ему огромную популярность и глубокую любовь петроградской паствы. В личном общении владыка был удивительно мягок и снисходителен к людям. Он мог терпеливо выслушивать самые разнообразные мнения по церковным вопросам, как бы абсурдны они ни были, и с любовью отмечал любую оригинальную мысль. Но зато он был тверд и непоколебим, отстаивая чистоту Православия. Он требовал от своих пасомых строгого выполнения всех церковных уставов и постановлений.

Шел трудный для Церкви период, когда окончательно назрел конфликт между митрополитом Сергием и митрополитом Иосифом. Во время своего служения в Петрограде владыка Григорий был особенно близок с так называемым иосифлянским духовенством. Не приняв политики митрополита Сергия, он, однако, формально не присоединился к митрополиту Иосифу, избрав уход на покой. За пять лет своего служения на кафедре епископ Григорий трижды подвергался арестам по ложным наветам.

Уехав из Ленинграда в 1928 году, владыка поселился сперва в родной Коломне, а затем в Кашине, где жил до своего ареста летом 1937 года, после чего , мученически закончившим свою жизнь в застенках ГУЛАГа

Каков бы ни был конец его земной жизни, епископ Григорий принадлежит к лику новомучеников и исповедников Христовых, явивших великую славу Православной Церкви в тяжкие для нее времена жестоких гонений и испытаний. (Протоиерей КОНСТАНТИН ЛЕБЕДЕВ)

Свщмчч. Павла Васильевского, Иоанна Ромашкина, Николая Сретенского, Николая Лебедева, Иоанна Василевского, Николая Хвощева, Александра Никольского, Петра Лебединского и Михаила Богородского пресвитеров, прпмч. Стефана Кускова, мчч. Василия Ежова, Петра Лонскова, Стефана Митюшкина и Александра Блохина (1937).

Священномученик Павел http://s56.radikal.ru/i152/0909/1a/17ba0328d398.jpg
родился 22 июня 1881 года в селе Карабузино Кесовогорского уезда Тверской губернии в семье церковнослужителя Ивана Васильевского. Семья была большая, девять человек детей. Отец Павла умер, когда ему исполнилось пять лет, и его взял на воспитание дядя. Павел окончил духовное училище. В 1916 году он был призван в армию и служил до 1918 года в 177-м запасном пехотном полку, расквартированном в Новгороде. После демобилизации вернулся на родину и служил в храме псаломщиком, затем женился и был рукоположен в сан священника ко храму в селе Хобоцкое. Жена о. Павла, Анна Михеевна Михеева, была дочерью благочестивых крестьян, которые имели тринадцать детей и воспитывали еще одного приемного. Желая помочь о. Павлу, тесть купил для его семьи дом. У о. Павла с матушкой родилось пятеро детей, но все они умирали в раннем возрасте, и жива осталась только младшая дочь Тамара. Впоследствии священник служил в Никольском храме села Добрынине Максатихинского района. Хотя его служение там было непродолжительным, прихожане успели полюбить своего пастыря.

В 1937 году о. Павел был арестован. В России в это время было фактически установлено военное положение, когда аресту подвергалось множество невиновных людей; дела велись зачастую не местными сотрудниками, а военнослужащими войск НКВД, которые производили аресты, вели следствие и участвовали в расстрелах.

Отца Павла арестовали 6 августа в шесть часов вечера. Он только что вернулся с женой и дочерью из леса, где они собирали грибы и ягоды на зиму. Пришло трое сотрудников НКВД. Перевернули весь дом, но ничего не взяли. Жене и дочери, несмотря на просьбы, не разрешили проводить священника до околицы. Повели пешком, попутно производя аресты в других селах. Дошли до села Дымцево, где арестовали глубокого старца, священника Михаила Косухина, который не мог идти; здесь всех арестованных погрузили в машину и повезли в тюрьму.

Следствие по делу о. Павла продолжалось всего четыре дня. Два дня следователь допрашивал крестьян добрынинского прихода, некоторые из которых уже сами были арестованы. На третий день, 9 августа, следователь допросил священника.

— Расскажите о вашей антисоветской и контрреволюционной деятельности.

— Антисоветской и контрреволюционной деятельностью не занимался.

— Как вы рассматриваете факт хождения по домам и сбора подписей для хождения с иконой в период весеннего сева?

— Факт срыва сева я отрицаю, если и был, так только в деревне Ду-бищи, так как мне там были разрешены хождения утром, и в некоторых домах колхозников остались взрослые, хотя о том, чтобы они остались, я их не просил.

— Расскажите о вашей связи с Воиновым Василием Федосеевичем.

— Он мой прихожанин, его дети пели в церкви.

— Какие разговоры вы вели в церкви по вопросам войны и ваши взгляды на будущую войну?

— Разговоров о войне в церкви я никогда не вел. Я думаю, что войны у нас скоро не будет, в чем я убеждён, хотя я об этом никому не говорил.

На следующий день, 10 августа, не выезжая из села, лейтенант войск НКВД закончил следствие, посчитав, что, несмотря на то что священник не признал себя виновным, его виновность в антигосударственной деятельности доказана, и передал дело в Тройку НКВД, которая 13 сентября постановила священника расстрелять. Священник Павел Васильевский был расстрелян через несколько дней, 17 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Иоанн родился 18 марта 1869 года в Краснохолмской слободе Весьегонского уезда Тверской губернии в семье псаломщика Николая Василевского. По окончании Тверской Духовной семинарии был рукоположен в сан священника и служил в соборе города Весьегонска.

После прихода к власти безбожников о. Иоанн в 1922 году был арестован, обвинен в сопротивлении изъятию церковных ценностей и приговорен к одному году заключения. Священник подал на кассацию, которая была удовлетворена; он был освобожден и вернулся в собор в Весьегонске, тем он служил до февраля 1924 года, затем перешел в храм села Селихова, где прослужил до октября 1926 года и был назначен в Воскресенскую церковь поселка Селижарово.

В Воскресенском храме служило тогда три священника, но, пожалуй, самым деятельным из них был о. Иоанн. Это и явилось причиной преследований. 15 июля 1927 года он был арестован и заключён в Осташковскую тюрьму. Следователь на допросе спросил, говорил ли священник об атеистическом воспитании детей, кого он поминал за богослужениями в качестве правящего епископа и ходил ли с молебнами по приходу. Священник ответил:

— Я действительно говорил на тему христианского воспитания детей своими родителями, но что касается недопущения детей в общественные организации, например пионеров и комсомола, мною это не говорилось, как не говорилось и об отдельных представителях советской власти. Могу сказать, что в произносимых мною проповедях я политики не касался и говорил то, что разрешено конституцией. 21 ноября 1926 года я ходил по приходу по случаю праздника Михайлова дня, причем я из Селижарова ушёл без иконы, но один из граждан деревни Никвы привёз икону Архистратига Михаила (откуда привёз, не знаю), и я служил с этой иконой в нескольких домах, но когда мне псаломщик сказал, что с иконой нельзя ходить, так как есть запрещение местной власти, я тогда дальше в деревню Лупаны пошел без иконы. Что касается правящего архиерея, то я, как и двое других священников в храме, поминаю митрополита Серафима (Александрова), хотя тот и был привлечен в тот момент к ответственности.

Чтобы собрать обвинительный материал, следователь стал вызывать свидетелей, которые, впрочем, почти все были немногословны. Диакон Воскресенской церкви Михаил Штерин, отвечая на вопросы, сказал:

— С Василевским в разговоре не сталкивался, суждений о войне, партии и власти не помню. Василевский, будучи на Пасху в деревне Захарово, спросил окружающих его детей: «Есть ли у вас кресты?» И добавил: «Если нет, то скажите родителям, чтобы они вам купили кресты». Священник Николай Рождественский дал такие показания:

— Василевский при мне только один раз коснулся общественных организаций в проповеди во время храмового праздника в декабре месяце 1926 года в присутствии 200-300 человек, где он сказал: «Воспитание детей зависит от родителей, от последних зависит, чтобы дети не стали безбожниками, не стали пионерами и комсомольцами». Как-то лично мне Василевский говорил: «Я, ходя по приходу, проверял, есть ли кресты у молодежи, я требовал, чтобы все надели кресты». Это он делает в деревнях своего прихода.

Протоиерей Петр Зверев, которому было шестьдесят девять лет, сказал:

— Василевский в своей проповеди 19 декабря 1926 года в Воскресенском храме в поселке Селижарово говорил, предостерегая родителей: «Не пускайте детей в школы, где с них снимают кресты». В данной проповеди Василевский коснулся пионерства и комсомола и дал совет родителям не пускать детей в эти учреждения, но за слабостью памяти точную фразировку проповеди не помню. Мне Василевский говорил, что в Михайлов день разрешения на хождение с иконой по приходу не было, но он ходил.

Опросив духовенство, следователь стал вызывать на допросы мирян, начав с председателя церковного совета Ивана Анишина, который показал:

— Об отношении Василевского к власти и партии ничего не знаю и в его проповедях агитации против власти и партии не слышал; по моему мнению, Василевский к партии и власти относится хорошо, также и в частных разговорах я агитации не замечал.

Житель Селижарова Иван Травкин сказал:

— Василевского знаю как своего священника, но в разговорах с ним на политические темы не сталкивался, его мнения о власти и партии не знаю, его проповедей, направленных против власти, не слышал, потому что в церкви бываю редко.

11 августа следователь предъявил священнику обвинение, в котором было сказано, что он «изобличается в том, что, будучи враждебно настроен к советской власти, распространял среди несознательных слоев населения контрреволюционные и провокационные слухи. В церкви с амвона произносил контрреволюционные проповеди, предлагал своим прихожанам не пускать детей в школы, так как в таковых в настоящее время ничего хорошего не преподают. Закон Божий не преподают... своими действиями создавал среди населения панику и возбуждал недоверие к советской власти».

Но и самим следователям доказательность обвинения показалась, по-видимому, не вполне достаточной, и они снова приступили к допросам свидетелей, вызвав на этот раз инструктора уездного исполкома, члена коммунистической партии Василия Шустрова, который показал:

— Приблизительно в ноябре месяце 1926 года я был в отпуске и проводил таковой у своего тестя гражданина Мосягина Георгия Тихоновича в деревне Селижаровской волости, где мне местные крестьяне говорили, что в Селижарово приехал какой-то новый поп, который, проходя по приходу, и в частности в деревне Мосягино, носил с собой маленькие крестики на лентах, и в домах после служения молебнов этот поп проверял, у всех ли детей имеются кресты, и если креста не оказывалось, то он без разговоров надевал крест, говоря, что кто не носит крестов, тот будет наказан Богом, при этом он не спрашивал согласия родителей, и имелись случаи, когда дети крестьян убегали от этого священника, когда он насильно хотел надевать на них кресты. Такое принудительное надевание крестов носило массовый характер, и, конечно, за каждый крест он получал с крестьян деньги. Впоследствии, как я выяснил, это был священник Селижаровской церкви Иван Василевский. По данному делу может дать показания гражданин деревни Мосягино Алексей Павлов.

Вызвали Павлова, он об о. Иоанне сказал:

— В Пасху, в 1927 году, детям и молодежи говорил: «Я сам сидел три года, крест носить надо» — и при этом предлагал крест, давая его каждому, кто хотел, бесплатно. Его политических выпадов против власти не слышал.

Снова стали вызывать священников. Священник Петр Зверев сказал:

— В праздник 19 декабря 1926 года в Воскресенском храме поселка Селижарова при стечении народа священник Василевский в своей проповеди говорил, обращаясь к родителям: «Не пускайте своих детей в школы, там с них снимают кресты», и намекал на то, что там учат не тому, чему нужно, но иное в его проповеди проскальзывало очень осторожно, далее Василевский, касаясь комсомола и пионеров, говорил: «Не пускайте в эти учреждения» — и намекал, что в этих организациях детей развращают; в своих разговорах Василевский не только давал совет родителям, но и запугивал их тем, что за допущение детей в пионеры и комсомол они понесут кару перед Богом.

Следователь вызвал для повторного допроса и псаломщика Александра Анишина. Мы уже не узнаем, как в действительности рассказывали эти люди об о. Иоанне, вероятно, не так грубо, как получилось в записи следователя, который по-своему, в силу своей заинтересованности, изложил их показания, отображавшие его попечение о пастве, и особенно о тех семьях, где было много детей, подвергавшихся насилию безбожного образования. Но свидетели согласились с такой записью следователя, поставив ней свою подпись. Псаломщик показал:

— Я был с Василевским в Пасху 1927 года в деревне Лупаны у гражданина Шустрова. Василевский, увидя в доме на одной стене иконы, а на другой портреты Ленина и других вождей революции, обратившись к Шустрову, сказал: «Что это за безобразие, порочите Бога. К Троице я приду, уберите эту нечисть». Это было сказано в присутствии нескольких человек, которые возмутились предложением Василевского и посоветовали подать Шустрову заявление на Василевского соответствующим властям. Василевский, будучи в деревнях, в каждый свой приход смотрел, есть ли у детей кресты, и если не находил крестов, то заставлял их надевать, причем часто высказывал мысль родителям о том, что, не надевая знамение Божие на ребенка, они его пускают в разврат, за это они ответят перед судом Божиим.

24 августа, прежде чем вынести окончательное решение по делу арестованного священника, его допросил уполномоченный тверского секретного отдела ОГПУ, пытаясь все же выяснить, что тот говорил в проповедях на службах. Отец Иоанн ответил:

— 19 декабря 1926 года после церковной службы — литургии, по заведенной традиции, я говорил проповедь на тему «Повинуйтесь наставникам вашим, которые бдят о душах». В проповеди указывал на святителя Николая чудотворца как на ревнителя благочестия и укрепителя православия, обличителя нечестия Ария. Просил верующих быть верными православию и преданными Церкви, детей своих воспитывать в духе веры и православия. Отрицательное же отношение к вере и Церкви приведет детей к пионерству и комсомольству. На Пасху 1927 года с молебнами я был не только в деревне Лупаны, но и еще в пятнадцати деревнях. Был ли разговор во время этого хождения о портретах вождей, висящих на стенах в доме некоторых прихожан, и, в частности, в доме Шустрова, я не помню.

Это было за год до наступления массовых гонений на Православную Церковь, и следствие постановило, что, поскольку виновность священника не доказана, дело следует прекратить, а священника освободить из тюрьмы.

Отец Иоанн вернулся к служению в храме. В 1930-х годах он служил в Бежецке в Благовещенской церкви, православную общину которой составляли монахини бывшего здесь еще недавно монастыря. Здесь он встретил 1937 год, который мало кому из духовенства удалось пережить. Отец Иоанн был арестован в ночь с 14 на 15 августа, в тот же день допрошен и заключён в Бежецкую тюрьму. Отец Иоанн на допросах держался с достоинством и спокойствием, не соглашаясь с тем, как следователь хотел интерпретировать те или иные события. Следователь спросил:

— Расскажите следствию, что вам известно о проводимых епископом Григорием Козыревым собраниях и вечеринках духовенства, где и по какому поводу они имели место, кто на них присутствовал.

— Собрания духовенства созывались епископом Григорием, и впоследствии это было заведено как правило по случаю именин епископа, десятилетия его епископства и престольных праздников. Собрания имели место на квартире у епископа и в церковной сторожке.

— Следствию известно, что на указанных выше собраниях произносились антисоветские речи. Расскажите, кто и как выступал на этих собраниях.

— Никаких антисоветских выступлении и бесед на указанных выше собраниях не было. На собраниях произносились приветствия по адресу епископа.

— Как вы лично реагировали на закрытие советскими властями в Бежецке церквей и снятие колоколов?

— Я лично скорбел о закрытии церквей и снятии колоколов, однако с решениями местных властей о закрытии церквей примирялся.

Следователь стоял на своём и на допросе через два дня спрашивал:

— Следствию известно, что вы являетесь активным членом созданной епископом Григорием Козыревым контрреволюционной группировки духовенства, проводившей под благовидными предлогами собрания с контрреволюционными целями. Вы признаете себя виновным?

— Нет, я не признаю себя виновным, ибо я ни в какой контрреволюционной группировке духовенства не состоял и о существовании таковой не знаю.

— Что вам известно об антисоветских выступлениях отдельных членов контрреволюционной группировки на контрреволюционных собраниях духовенства, в частности, о выступлениях диакона Кладовского, бывшего генерала Тюрина и других.

— Лично мне никогда не приходилось быть свидетелем или участником контрреволюционных выступлений и высказываний на собраниях духовенства.

— Почему вы скрыли от следствия тот факт, что в 1934 году вы были под следствием по обвинению в антисоветских разговорах?

— Да, я действительно находился под следствием, но не по делу об антисоветских разговорах, а в связи с арестом и преданием суду Сергия Кордюкова, священника города Бежецка.

— Следствию известно, что вы однажды, спрашивая Василия Покровского о причинах прекращения посещений контр-революционных собраний духовенства, высказали мысль, не является ли он шпионом НКВД. Вы подтверждаете этот факт?

— Нет, такого разговора у меня с Покровским не было, возможно, я запамятовал.

Заканчивая через несколько дней следствие, следователь еще раз вызвал на допрос священника; на поставленный вопрос, признает ли он себя виновным, о. Иоанн ответил:

— Виновным себя в том, что я состоял в контрреволюционной группировке духовенства и занимался антисоветской агитацией, не признаю. Все мои предыдущие показания считаю правильными и дополнить их чем-либо не могу.

В составленном через два дня обвинительном заключении следователь написал: «...На протяжении ряда лет на территории города Бежецка существовала и проводила свою контрреволюционную и антисоветскую работу группировка церковников... Контрреволюционная группировка церковников путем проведения нелегальных собраний местного духовенства и бывших людей, чтения проповедей и отдельных бесед проводила среди населения контрреволюционную агитацию, направленную на организацию сопротивления населения закрытию церквей и снятию колоколов, срыв коллективизации в районе, распространение провокационных слухов о войне, клевету на сталинскую конституцию и сеяние террористических настроений.

Материалами следствия установлено, что обвиняемый Василевский Иван Николаевич вместе с контрреволюционно настроенным духовенством города Бежецка состоял активным членом контрреволюционной группировки бежецкого духовенства...

Среди населения через проповеди в церквях и беседы проводил антисоветскую агитацию...

Привлеченный в качестве обвиняемого, Василевский Иван Николаевич виновным себя не признал...

Следственное дело по обвинению Василевского Ивана Николаевича направить на рассмотрение Тройки УНКВД по Калининской области...».

Через три недели после последнего допроса, 13 сентября, Тройка НКВД постановила расстрелять священника. Священник Иоанн Василевский был расстрелян 17 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Николай (Лебедев) родился в 1867 году в селе Лощемли Вышневолоцкого уезда Тверской губернии в семье священника Андрея Лебедева. По окончании Тверской Духовной семинарии он был рукоположен в сан священника. В тридцатых годах о. Николай служил в храме села Русская Кошева Краснохолмского района. Имел семью — жену, Прасковью Ивановну, двух сыновей и двух дочерей, но к началу тридцатых годов дети выросли и разъехались по другим городам. Чтобы не повредить им, о. Николай почти не переписывался с ними и адреса их скрывал от посторонних, говоря, что связи с ними не поддерживает. Даже супруга его жила не вместе с ним в селе, где он служил, а в Бежецке. Самому священнику в 1937 году исполнилось семьдесят лет, и можно было надеяться, что власти, учитывая возраст, не арестуют его. Однако для ареста и мученической кончины во время гонений ограничений в возрасте нет.

Отец Николай был арестован 8 августа 1937 года и заключен в Бежецкую тюрьму. Через три дня следователь допросил священника.

— Следствию известно, что вы являлись участником проводимых епископом Григорием Козыревым антисоветских собраний духовенства. Расскажите следствию, что вам известно об этих собраниях, и о вашем участии в них.

— Мне лично пришлось за все время быть один раз на именинах епископа. Мы, священники, оживленно беседовали по разным вопросам, однако, произносились ли антисоветские речи, сказать не могу, так как не помню.

— Расскажите следствию о характере ваших бесед у Фунтикова в 1934 году.

— В 1934 году после церковного обхода по селу Узуниха Бежецкого района я со своим псаломщиком Ильей Ивановичем Фунтиковым зашёл к нему. В беседе я сообщил как новость об убийстве Кирова. Причем подробностей разговора о Кирове не помню. Говорил я и об открытии советскими властями широкой продажи хлеба, причем высказал предположение, что несознательное население быстро разберёт в запас хлеб и его снова временно не будет. Других разговоров я не вёл. Ко мне как к священнику часто обращались верующие с жалобами на отсутствие хлеба в деревне и магазинах, на тяжесть налогов, интересовались, будет ли война и что пишут о ней в газетах. По всем этим жалобам я высказывал обращавшимся ко мне сочувствие и соболезнование и давал пояснения, что хлеба нет, потому что часть хлеба отправили в Испанию, а часть ушла на Красную Армию и подготовку к войне. По вопросу войны я говорил, что война против СССР готовится, но когда она будет, по газетам ничего не известно. Жалоб на колхозы ко мне не поступало.

— Что вам известно об антисоветской деятельности других участников собраний духовенства?

— Об антисоветской деятельности других участников собраний духовенства мне ничего не известно.

Допросы на этом не закончились, и 15 августа о. Николай снова был вызван к следователю.

— Как вы реагировали на закрытие советскими властями в городе Бежецке церквей?

—Я лично в душе был недоволен закрытием церквей, но никаких препятствий или действий, направленных к недопущению закрытия, не предпринимал.

— Расскажите следствию о контрреволюционных высказываниях и выступлениях, которые имели место на проводимых епископом Козыревым антисоветских собраниях духовенства.

— Мне о таковых ничего не известно и слышать не приходилось.

— Следствием установлено, что вы являлись участником контрреволюционной группировки духовенства... Вы признаёте себя виновным в этом и что можете показать по существу?

— В контрреволюционной группировке я не состоял, о таковой не слышал и не знаю. Антисоветской агитацией не занимался.

Следователи НКВД были недовольны ответами престарелого священника, его отказом подписывать лжесвидетельства и снова, и снова допрашивали. Наконец 17 августа состоялся последний допрос. На вопросы следователя священник вновь повторил:

— Дополнить чем-либо свои предыдущие показания не могу, виновным себя в принадлежности к контрреволюционной группировке не признаю и антисоветской агитацией не занимался.

13 сентября Тройка НКВД приговорила о. Николая к расстрелу. Священник Николай Лебедев был расстрелян 17 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Николай (Сретенский)  родился 15 апреля 1867 года в селе Толстиково Бежецкого уезда Тверской губернии в семье священника Алексея Ивановича Сретенского. Когда Николаю исполнилось десять лет, родители отдали его учиться в Бежецкое духовное училище, окончив которое он поступил в Тверскую Духовную семинарию. Пройдя курс семинарии, Николай Алексеевич полгода работал учителем в земской школе, затем был переведен на должность духовного надзирателя, в коей проработал несколько месяцев. В 1890 году, когда ему исполнилось двадцать три года, Николай Алексеевич был рукоположен в сан священника ко храму Бежецкого Благовещенского монастыря, в котором прослужил до своего ареста в 1937 году. С 1906 года о. Николай состоял действительным членом Тверского Православного миссионерского общества. С 1910 года —член благотворительного общества во имя святой великомученицы Варвары для вспомоществования бедным воспитанницам Тверского епархиального женского училища. В 1915 году за двадцатилетнее преподавание Закона Божьего в различных школах о. Николай был награжден орденом Анны III степени.

В семье о. Николая было двое детей — сын и дочь. Сын Владимир родился в 1895 году. Поступил в Екатеринославский горный институт, но окончить успел только два курса, так как началась Первая мировая война и он был направлен в Петергофскую школу прапорщиков, а затем на германский фронт. В связи с большевистской революцией и развалом фронта, летом 1918 года он вернулся к родителям в Бежецк, но вскоре уехал в Екатеринослав, откуда с отступавшей белой армией попал за границу. Некоторое время жил в Польше и работал механиком на заводе, а затем уехал во Францию и окончил в Париже физико-математический институт и горную академию.

Прослужив несколько лет в Бежецком монастыре, о. Николай стал пользоваться большой любовью и уважением прихожан. Несмотря на беспощадные гонения двадцатых годов, в Бежецке при монастыре еще в середине тридцатых годов жили около пятидесяти монахинь. Из монастырских зданий они были изгнаны, жили по частным квартирам, но по-прежнему собирались в храме, отправляли монастырские службы и держались монашеского образа жизни. Когда власти в городе попытались закрыть все храмы, монахини воспротивились этому и начали собирать подписи верующих жителей города под прошением не закрывать храмы.

Отец Николай был арестован сразу же после начала гонений лета-осени 1937 года — 5 августа, и в тот же день был допрошен. Следователь, в поисках обвинения, спрашивал о деталях биографии священника, о его родственниках, о находящемся за границей сыне. Допросы шли каждый день, беспрерывно. Затем был составлен протокол. Следователь спрашивал:

— Расскажите, как вы лично реагировали на закрытие бежецкими властями Введенской церкви.

— Я считал это мероприятие бежецких властей неверным. Хотя церковь и не обслуживалась мною, я все же осуждал священников Введенской церкви и церковный совет за то, что они допустили закрытие властями этой церкви. Я полагал, что они боятся репрессий со стороны советской власти.

— Были ли случаи, когда верующие обращались к вам с жалобами и осуждениями отдельных мероприятий советской власти?

— Нет, таких случаев не было, несмотря на то, что я пользуюсь у них большим доверием и авторитетом. Правда, был случай, когда пятьдесят моих монахинь обратились ко мне с жалобой, что органы власти обложили их большим налогом за кустарную выделку одеял без патента. Я оказал им содействие в обжаловании.

10 августа был составлен очередной протокол допроса:

— Следствию известно, что на созываемых епископом Григорием Козыревым антисоветских собраниях духовенства вы произносили антисоветские речи. Что вы можете показать по существу?

— Я отрицаю, что на указанных выше собраниях духовенства я произносил якобы антисоветские речи.

— Скажите, до приезда Козырева в Бежецк вы собирались на собрания духовенства?

— Нет, до приезда епископа Козырева в Бежецк собраний духовенства никогда не проводилось, они установились как правило лишь с приездом епископа.

— Скажите, в читаемых вами в церкви проповедях вы упоминали о бесах, кого вы понимали под бесами?

— Да, я действительно упоминал в своих проповедях о бесах, призывая верующих не верить бесам, не поддаваться их соблазнам. Под бесами я понимал тех бесов, о коих сказано в Евангелии.

— Скажите, в какой плоскости у вас был разговор с Василием Ливановым об убийстве товарища Кирова?

— Был ли у меня с Ливановым разговор на данную тему, сказать не могу, так как не помню.

— Вы использовали своих монашек в собирании подписей за недопущение закрытия церкви?

— Нет. Я знал, что государство все равно не пойдет навстречу нашему ходатайству о недопущении закрытия церкви.

— Скажите, какого характера у вас был разговор с Иваном Докучаевым по заметке в газете «Знамя коммуны»?

— Незадолго до ареста меня и Докучаева последний пришел ко мне. Я ему показал статью в газете «Знамя коммуны», где священники назывались врагами народа и говорилось об усилении антирелигиозной пропаганды. Мы с Докучаевым возмущались тем, что в печати нас называют врагами народа, и пришли к выводу, что антирелигиозная пропаганда местных властей, по-видимому, должна выразиться в арестах и высылках священников.

14 августа был проведен очередной допрос. Следователь спрашивал:

— Следствию известно, что вы занимались религиозной обработкой молодежи. Что вы можете рассказать по существу?

— Что вовлечением молодежи в церковь я не занимался.

— Признаете ли вы себя виновным в том, что, присутствуя на антисоветских собраниях духовенства, устраиваемых епископом Козыревым, вы произносили антисоветские речи и занимались антисоветской агитацией?

— Присутствуя на всех собраниях духовенства города, созываемых епископом Козыревым, я антисоветских речей не произносил и антисоветской агитацией не занимался.

19 августа состоялся последний допрос:

— Следствию известно, что вы предупреждали всех участников контрреволюционных собраний духовенства о соблюдении ими конспирации в целях избежания подозрений НКВД. Вы подтверждаете это?

— Нет, таких случаев не было.

— Вы признаете себя виновным в том, что являлись участником контрреволюционной группировки духовенства, возглавляемой епископом Григорием Козыревым, и проводили антисоветскую агитацию?

— Нет, не признаю.

13 сентября Тройка НКВД приговорила о. Николая к расстрелу. Священник Николай Сретенский был расстрелян 17 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Михаил (Богородский)  родился 19 сентября 1878 года в селе Молоково Тверской губернии. Его отец, Николай Богородский, был письмоводителем в имении помещика. По окончании Тверской Духовной семинарии Михаил Николаевич был рукоположен в сан священника и служил в храмах Тверской епархии. За безупречное исполнение пастырских обязанностей в апреле 1922 года о. Михаил был награжден Святейшим Патриархом Тихоном наперсным крестом и саном протоиерея.

Безбожное государство беспощадно боролось с Церковью, обвиняя одних священнослужителей и православных мирян в политических преступлениях против государства, других — в неуплате непомерно высоких налогов. Любой представитель властей от любого священника мог потребовать заплатить огромную сумму. И поскольку чаще всего этих денег взять было неоткуда, то священника арестовывали, рассчитывая при этом закрыть и храм.

Ревностная деятельность о. Михаила вскоре была замечена властями, и в январе 1930 года он был арестован и обвинен в том, что «в декабре 1929 года уклонился от выполнения вторичных заданий по хлебозаготовкам, установленных для него комиссией содействия по хлебозаготовкам». Суд приговорил священника к одному году лишения свободы и штрафу в размере четырёх тысяч рублей. Но поскольку таких средств у него не было, не в силах он был выплатить и меньшую сумму налога, то суд постановил описать его имущество. Причем, желая отнять у прихожан добросовестного и уважаемого ими пастыря, суд постановил: «Ввиду его социальной опасности для данной местности, применить к нему ссылку из пределов Московской области сроком на пять лет с обязательным поселением в отдалённых местностях, установленных НКЮ и НКВД».

Через год о. Михаил был освобожден и вернулся в Тверскую епархию. По благословению архиепископа Тверского священномученика Фаддея он был направлен служить в Скорбященский храм села Селец Максатихинского района с назначением быть благочинным 11-го благочиннического округа. За ревностное пастырское служение протоиерей Михаил в апреле 1932 года был награжден палицею.

Как многие священники, побывавшие в заключении, о. Михаил держался осторожно, воздерживаясь говорить на политические темы. Но когда началось новое гонение на Православную Церковь, никакое благоразумие не могло оградить от ареста. Сотрудники НКВД вызвали запуганных лжесвидетелей, и хотя те не могли сказать об о. Михаиле ничего порочащего, но все, что они говорили, оформлялось как ценные свидетельства. «В последних числах июля 1937 года возле церковной ограды при встрече с отцом Михаилом на мой вопрос, как живется, отец Михаил Богородский ответил: "Живу ничего. Верующих увеличивается, тяга к церкви все больше и больше"». Эти сведения позволили следователю написать впоследствии, что контрреволюционная деятельность священника подтверждается свидетельскими показаниями и другими данными. В качестве свидетеля вызвали одного из жителей дома, где поселился о. Михаил, который показал, что тот говорил: «До революции было к священникам уважение, новая конституция дает возможность церковного служения, дает права священнику как и остальным членам общества, и он, о. Михаил, никогда не бросит священническое служение».

8 августа 1937 года власти арестовали о. Михаила. При обыске забрали церковные документы, обратив особенное внимание на то, что ему благословляется быть духовником благочиния для духовенства и членов их семей. Поэтому первый вопрос сразу же после ареста священника был — какую организационную работу поручает о. Михаилу архиепископ Фаддей.

— В 1933-36-м годах я вел учет и исповедь духовенства и их семей в своем благочинии, — ответил священник.

— Следствию известно, что вы по возвращении из ссылки вели контрреволюционную и антисоветскую агитацию.

— Контрреволюционной и антисоветской работы я нигде и никогда не вел. Я иногда говорил, что раньше было уважение к нам, священникам, а сейчас смеются и презирают.

— Следствию известно, что вы критиковали сводки о событиях в Испании, опубликованные в «Правде», доказывая, что они неправильны, так как освещаются только потери мятежников.

— По этому вопросу я ничего не могу сказать, но ход событий в Испании мне известен, так как я регулярно читаю газету «Правда».

На этом допрос был окончен. 13 сентября Тройка НКВД приговорила о. Михаила к расстрелу. Протоиерей Михаил Богородский был расстрелян через несколько дней, 17 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Преподобномученик Стефан (в миру Степан Иванович Кусков) родился 10 декабря 1870 года в городе Вышнем Волочке Тверской губернии в семье владельца токарной мастерской. Окончив школу, Степан поступил в монастырь, где нёс послушание певчего. В 1898 году он принял иноческий постриг.

Гражданская смута, начавшаяся после революции 1917 года, застала Степана в городе Петропавловске. Отрезанный от Тверской епархии линией фронта, он устроился в храме псаломщиком. Город захватывали то красные, то белые; некоторые священники уходили с отступавшими частями белых, другие принимали мученическую кончину от рук большевиков; священников стало не хватать, и монах Стефан был рукоположен в сан иеромонаха. После ухода белых из Петропавловска он перебрался сначала на Кубань, а затем вернулся на родину, в Тверскую епархию, где был направлен служить в храм села Никольского Белоомутовского района.

С течением времени власти все усиливали преследования верующих и духовенства. В 1934 году после Пасхи о. Стефан по обыкновению ходил по домам верующих крестьян с молебнами. До этого власти не возражали, но на этот раз сельсовет пригрозил священнику: если он будет ходить по домам, они арестуют его.

В 1936 году советская власть начала новое гонение, направленное сугубо против Православной Церкви. Многие архиереи и духовенство были лишены регистрации, и тем самым им было запрещено служить в храмах под угрозой немедленного ареста. Потерял место в храме и о. Стефан.

Он был арестован одним из первых после того, как государство приняло решение об истреблении православных священников. На следующий день после его ареста, 7 августа 1937 года, следователь допросил хозяйку дома, у которой о. Стефан снимал комнату. Она сказала, что слышала от священника, как он жаловался на современную жизнь, говоря, что власти вздеваются над народом, заставляя его работать день и ночь, хуже чем на барщине.

Вторым и последним в качестве свидетеля был допрошен председатель сельсовета, на территории которого располагался храм, где служил о. Стефан. Тот показал, что о. Стефан ходил по домам в религиозные праздники, хотя ему это делать было запрещено; неизвестно, что он говорил, посещая крестьян, но можно предположить, что он вёл среди них антисоветскую агитацию, так как политические кампании в деревне удаётся проводить с большим трудом.

После этого следователь допросил священника.

— Следствию известно, что вы вели контрреволюционную деятельность, возбуждали верующих против советской власти, — сказал он.

— Контрреволюционной деятельностью я не занимался, — ответил священник.

— Следствие располагает материалами, что вы ходили по дворам населения под видом совершения религиозных обрядов и вели антисоветскую агитацию о скорой войне и падении советской власти.

— По дворам верующих я действительно ходил для совершения религиозных обрядов, за что меня председатель сельсовета задержал и запретил ходить, но агитации против советской власти я не вёл и в этом виновным себя не признаю.

— Следствие располагает данными, что вы знаете о наличии контрреволюционной организации, руководимой бывшими помещиками. Предлагаю дать по этому вопросу откровенные показания.

— Сведения о наличии контрреволюционной организации мне неизвестны, а также никаких помещиков я не знаю.

В тот же день следователь составил обвинительное заключение, в котором писал, что священник «ведет повстанческую агитацию, систематически ведет антисоветскую агитацию среди колхозников о скорой войне и гибели советской власти».

13 сентября Тройка НКВД приговорила иеромонаха Стефана к расстрелу. Он был расстрелян 17 сентября 1937 года.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания. (Иеромонах Дамаскин (Орловский) Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия.)

Мч. Елена (Чернова), (1943).
мученица. 28 января (8 февраля) (в составе Собора новомучеников), 4 (17) сентября

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

43

..........................продолжение от 17 сентября
Иконы Божией Матери, именуемой "Неопалимая Купина" (1680).
http://s51.radikal.ru/i131/0909/01/f7417e0eb744.jpg


В основе изображения «Неопалимой Купины» — библейский рассказ о явлении пророку Моисею на горе Хорив (Синай) горящей, но не сгорающей купины (куста), истолкованный богословами как прообраз Богоматери.
Сюжет иконы основывается на явлении Бога Саваофа пророку Моисею в горящем кусте (Исх.3:1-5), переосмыслен как прообраз воплощения Сына Божиего, и выразился в изображении Богородицы - как один из важнейших ветхозаветных символов Богоматери. Тот самый неопалимый куст с трудом, но можно увидеть в правой руке Богородицы; там же есть камень, лествица, и гора с Небесным Иерусалимом, за стенами которого изображен Христос в царской короне. Здесь использовано сразу несколько ветхозаветных образов, почти все они раскрываются далее в сюжетах, представленных по краям иконы. О изображении камня и горы: существует икона "Богоматерь гора нерукосечная" (происходит из того же иконостаса Спасо-Преображенского монастыря, что и показанная ниже икона) это восходит к истолкованию пророком Даниилом сна Навуходоносора (Дан.2:27-45) и пророчеством Аввакума о горе, с которой "грядет Господь" (Авв.3:3) и псалмами Давида, напр.: "что вы завистливо смотрите, горы высокие, на гору, на которой Бог благоволит обитать и будет Господь обитать вечно?" (Пс.67:17). Кстати, на свитке у Младенца надпись: "Аз есмь прежде Авраама", что как раз имеет отношение к затронутой нами теме. Вернемся к иконе "Неопалимая Купина", снова к Соловецкому варианту - как к наиболее четкому и подробному. Изображения облаков на мафории Богородицы (и лествица) напоминают нам об Акафисте Пресвятой Богородице: "Радуйся, покрове миру, ширший облака" (икос 4); "Радуйся, лествица небесная, Еюже сниде Бог, Радуйся, мосте, переводяй сущих от земли на небо" (икос 2). Аллегорические изображения ветров на ее челе и плечах также восходят к псалмам песнопевца Давида: "устрояешь над водами горние чертоги Твои, делаешь облака Твоею колесницею, шествуешь на крыльях ветра (Пс.103:3). В этом же псалме далее: "Ты творишь ангелами Твоими духов, служителями Твоими - огонь пылающий" (Пс.103:4)
Два перекрещивающиеся ромба образуют восьмиконечную звезду. Именно из-за этой сложной графической композиции икона отнесена в один ряд с иконой "Всевидящее Око", но символика здесь иная, восходящая, кроме лучей славы, к образу Несгораемого куста (ромб синего или зеленого цвета). Естественно, что красный цвет здесь – цвет Божественного огня. Снова наблюдаем смешение двух цветов, ассоциирующееся с хвалением "Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим".

Ангелы, ближайшие к Богородице – властители стихий (бури, снега, ветра, дождя, огня, молнии, града, тьмы и т.п.). У них в руках обычно изображаются чаши с водой, снегом, градом, разные символические фигурки. Другой ряд ангелов - символизируют собой дары Святаго Духа: "И произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастет от корня его; и почиет на нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела (Ис.11:1-3). (Этот же сюжет - отрасль от корня Иессеева - на полях иконы).

Если подробнее - Дух Господень коленопреклонен с изображением оплечного Христа в короне, Дух Премудрости - с вратами в руках, Дух Разума – рукой указует на венчающую корону, Дух Крепости - с мечом в руке, одет в доспехи, Дух Совета (озарения) - держит две чаши с белым и красным огнем; рядом Дух Благоденствия с дарами урожая, и Духи Ведения и Благочестия изображаются внизу, "поближе к земле".
В других иконах встречаются изображения бесплотных сил и святых. В руках архангела Михаила (евр. "кто как Бог") - жезл, Гавриил (сила Божия) держит ветвь, Рафаил (исцеление Божие) - с алавастровым сосудом, Уриил (Бог - мой свет) - с огненным мечом, Салафиил (молитва к Богу) - с кадилом, Варахиил (благословение Божие) - с виноградной гроздью. Седьмой архангел - Иегудиил (хвала Божия), а восьмой - Иеремиил (высота Божия).

Сюжеты на полях иконы.

Иессей (или древо Иессеево - как родословная Иисуса Христа)…
Пророк Исайя предсказывал о том, что Господь наш Иисус Христос, а также и Пречистая Матерь Его, произойдут от рода Давидова: "изыдет жезл из корене Иессеова, и цвет от корене его взыдет, и почиет на нем Дух Божий" (Ис..11:1-2; ср.53:2). Под словом "жезл" св. Церковь разумеет Деву Mapию. "Тя жезл Исаия именова, от негоже прозябе нам красный цвет Христос Бог". Выражение: "корень Иессеов" (евр.: пень, обрубок), дает мысль об униженном состоянии Давидова рода в то время, когда происходит из него жезл - Дева Мария.
В углах композиции - видения пророков: в левом верхнем - Моисею Неопалимой Купины в виде Богоматери Знамение в горящем кусте… Боговидец Моисей зрел образ Божией Матери в купине горевшей, но не сгоравшей. Купина, объятая огнем, оставалась невредимою: так и Дева, по рождестве Спасителя, не утратила Своего девства. "Образ чистаго рождества Твоего огнепалимая купина показа неопальная". "Якоже купина не сгараше опаляема: тако Дева родила еси и Дева пребыла еси". Св. Отец Григорий Нисский говорит: "что там (т.е. в Ветхом Завете) предъизображалось пламенем и купиною, то, с течением времени, ясно открылось в тайне Девы; как там купина горит и не сгорает: так и здесь (т.е. в Новом Завете) Дева рождает свет и пребывает нетленна".

По этой причине Св. Церковь именует Богоматерь "неопалимою купиною", а христианское искусство нередко изображает Ее окруженною огненным сиянием.

В правом верхнем углу - видение Исайе Серафима с горящим углем в щипцах… Св. Церковь говорит, что "сей огнь есть не вещественный, но божественный, яко просвещающая во тьме сущих и к разуму Божественному всех наставляющая". Разсеяв мрак неверия и распространив свет истиннаго Богознания, Богородица явилась пламенем, наставляющим сущия во тьме", "вводящим в высшую жизнь человечество".

Внизу - слева видение Иезекиилю затворенных врат… Пророк Иезекииль говорит: "обрати мя (Господь) на путь врат святых внешних, зрящих на востоки: и сия бяху затворенна, и рече Господь ко мне: сия врата заключенна будут, и не отверзутся, и никтоже пройдет ими; яко Господь Бог Израилев внидет ими, и будут заключенна" (44:1-3). Врата, обращенныя на восток, которыми проходит один Господь - по толкованию Св. Церкви и св. Отцев - Пречистая Дева Богородица. "Иезекииль Тя дверь зрит заключенну, Дево, еюже пройде Иисус". "Дверь Божию провиде Тя Пророк, еюже Сам пройде Един, якоже весть, Дево Пречистая”. “Яко виде Тя древле, Чистая, Пренепорочная, Пророк врата зрящая к свету незаходимому, a6иe Тя позна Божие жилище". Под образом этих врат, пребывших заключенными до прошествия и по прошествии ими Господа, разумеется приснодевство Богоматери; причину же того, что они обращены на восток, надобно видеть в назначении их для входа Господа Иисуса Христа, который называется в Св, Писании "востоком". "Ныне устроены - говорит св. Иоанн Дамаскин - святыя врата со стороны востока, чрез которыя Христос внидет и изыдет - и врата сии будут заключенны".

Справа - Иакову - лествицы с ангелами. На пути в Месопотамию, в Вефиле, патриарх Иаков имел таинственное видение, в котором показана ему лествица, утверждавшаяся на земле и верхом своим достигавшая неба (Быт. 28, 12). Эта лествица изображала Пресвятую Деву. "Радуйся - поет Ей св. Церковь - лествице высокая, юже Иаков вид". "Тебе мысленную и одушевленную лествицу, на нейже Бог наш утвердися, еюже к небеси обретохом восхождение, песньми, Богородице, величаем". И в других местах св. Церковь называет Богородицу "лествицею, возвысившею всех от земли благодатию, - лествицею небесною, еюже сниде Бог". "Господь - говорит св. Иоанн Дамаскин - соорудил Себе одушевленную лествицу, которой основание утверждено на земле, а верх касается самаго неба и на которой утверждается Бог. Лествица духовная, т.е. Дева, утверждена на земле: потому что Она родилась на земли; глава Ея касалась неба: потому что глава Ея был Бог и Отец. Ангелы на лествице восходят и низходят, потому что в молитвах неусыпающая Богородица велит Ангелам, да с Нею вместе непрестанно помогают людем и восходя возносят к Богу молитвы молящихся, а низходя приносят от Бога людем помощь и дарования".

Внизу иконы изображается сцена погребения пророка Моисея.
"И умер там Моисей, раб Господень, в земле Моавитской, по слову Господню; и погребен на долине в земле Моавитской против Беф-Фегора, и никто не знает места погребения его даже до сего дня (Втор.34:5-6).

Согласно Мф.23:29, поклонение мертвым суть язычество. Бог намеренно оставил могилу Моисея неизвестной. Иисус тоже хочет, чтобы Его Церковь больше внимания уделяла живым людям, служению во славу Царства Божьего и воскресению из мертвых.

По преданию, икона  была принесена в Москву палестинскими иноками в 1390 году, а написана на камне той скалы, где Моисей видел таинственный куст. Празднование ей установлено также 4/17 сентября, в день памяти Святой пророка Моисея, называемого Боговидцем, потому что удостоился видеть Бога на горе Синае. Моисей вывел евреев из Египта и тем избавил их от рабства фараонова; он получил для них 10 заповедей от Самого Бога на горе Синайской и, по внушению Божию, написал законы и всем этим прообразовал собою Иисуса Христа, Спасителя людей от рабства диаволу и новозаветного Законодателя. Моисей сотворил много чудес для еврейского народа. Он предсказал о явлении Спасителя под видом пророка, подобного себе (Второз. 18, 18), почему и называется пророком. Жизнь и деятельность Моисея известна из Священной истории. Родился он в то время, когда фараон, царь Египетский, издал указ бросать в реку Нил всякое новорожденное еврейское дитя мужского пола, но, по судьбам Божиим, был спасен и воспитан при дворе царском. Раз заступившись за еврея, которого обижал египтянин, Моисей убил египтянина и принужден был бежать в другую землю, Аравию. Там 40 лет жил у тестя своего, священника Иофора, и пас стада его. Здесь Господь, явившись Моисею в горевшем, но не сгоравшем терновом кусте (Непалимой Купине), послал его освободить евреев от рабства в Египте, выведя их оттуда. При помощи Божией, Моисей совершил это дело. Перевел евреев через Чермное (Красное) море. После того как Моисей получил скрижали с 10 заповедями, он, по указанию Божию, устроил первый Божий храм, скинию. Моисей довел евреев до земли Обетованной, но Бог не судил ему ввести их в самую землю. Бог лишил его этого счастия за то, что он, к соблазну других, не точно исполнил повеление Божие: изводя воду из камня, вместо того, чтобы извести словом, ударил жезлом по камню и еще выразил при этом сомнение словами: «Непокорные, разве изведем мы вам воду из скалы?» Умер Моисей на границе земли Обетованной, на горе Навав, лишь взглянув на нее отсюда. Умер 120 лет от роду в 1531 году до Рождества Христова. Место могилы его оставалось неизвестным — чтобы евреи, склонные ко многобожию, не могли поклоняться ему как Богу. Моисей написал пять первых священных книг: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Икона эта празднуется еще в 6-ю неделю по Пасхе. Название иконы Божией Матери “Неопалимая Купина” произошло от видения Моисеем горевшей и не сгоревшей купины (куста терновника), которое изображало Приснодевство Богородицы, и на этой иконе Пресвятая Богородица обыкновенно изображается окруженною пламенем.

Первая икона “Неопалимой Купины” была привезена на Русь из Синая палестинскими старцами в 1390. Иконе приписывается чудодейственная сила защиты от огня “огненного опаления”. На Синае поют службу иконе во время сильных гроз; в России обносили икону во время пожаров, предохраняя соседние здания от огня.

Появление “Неопалимой Купины” в Москве связано со следующим преданием: стремянный конюх царя Феодора Алексеевича Димитрий Колошин, человек богатый, особенно уважал икону Богоматери “Неопалимой Купины”, стоявшую в святых сенях при царской Грановитой палате, и каждый раз, когда приходил во дворец и уходил, усердно молился пред нею; наконец он пожелал построить во имя ее храм по следующему случаю. Однажды подпав невинно гневу царя и не надеясь оправдаться пред ним, Колошин с еще большим усердием начал молиться пред иконою “Неопалимой Купины”, прося Царицу Небесную защитить его; молитва была скоро услышана. Царю Феодору Алексеевичу во сне явилась Богоматерь и объявила конюшего невинным; царь велел исследовать дело Колошина и, найдя его невинным, освободил от суда и возвратил свое прежнее расположение к нему. В благодарность своей Избавительнице Колошин выпросил у царя икону “Неопалимой Купины”, построил во имя ее храм, который и доселе находится на том же месте. Построение храма относится к 1680. Предание прибавляет и другие случаи, относящиеся к славе этой иконы. 1) Когда в Москве был сильный пожар, эту икону обносили вокруг домов прихожан Неопалимовской церкви, и те все уцелели от огня. Вообще живущие в этом приходе замечают, что в нем бывают очень редко пожары, да и те очень незначительны, несмотря на то что это место застроено преимущественно частыми деревянными домами, — и это приписывают особенному покровительству Богоматери. 2) Покойный протоиерей Новодевичьего монастыря, находящегося недалеко от Неопалимовской церкви, Введенский, лично сообщил одному из священнослужителей этой церкви следующее: “В 1812, когда Москва была занята французскими войсками, оставшись один в монастыре, я был однажды испуган неожиданным приходом польского солдата, который, отдавая мне серебряную ризу с иконы, просил возвратить ее в ту церковь, где она была похищена, и прибавил к этому, что с того времени, как он снял ее, его мучит сильная тоска”. Эту ризу по выходе из Москвы французов протоиерей возвратил в Неопалимовскую церковь.

Одна из наиболее древних икон «Неопалимой Купины» находилась в кремлевской Благовещенской церкви.
В г. Славянске Харьковской епархии, в Троицкой церкви имеется чудотворная икона “Неопалимая Купина”. Она написана по следующему случаю. В 1820-21 в этом городе происходили частые пожары от поджогов. Приняты были все меры к открытию поджигателей, но злодея не могли найти. В это время одной старушке Бельницкой, которая первая пострадала от пожара, кто-то, явившись во сне, сказал, что если будет написан образ “Неопалимой Купины” и будет совершено пред ним молебствие, то пожары прекратятся. Старушка открыла свой сон городскому протоиерею. Образ был написан, и после молебствия пред ним в этот же день была открыта виновница пожаров — малоумная девица Мавра, которая тотчас созналась, и пожары прекратились.

Моли Бога о нас грешных ,Пресвятая ! Укрой Своим покровом ! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p568

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Кор. 4, 1-5; Мф. 23, 1-12). "Больший из вас да будет вам слуга". Большество измеряется, по слову Господа, не родом, не властью, не мерою способностей и способов, а умением устраивать благо для других. Кто неутомимее и шире действует в этом роде, тот и больший. Как в семье набольший, становясь набольшим, берет к сердцу заботу о всем семействе и в том честь и преимущество свое поставляет, чтоб всех упокоить, сделать так, чтоб всем было хорошо: так и в обществе христианском, хотящий быть набольшим должен принять на себя полное попечение о христианском удобстве всех в том круге, в котором находится, и в том роде деятельности, какую он себе избрал. Лучше же: брось всякую мысль о большестве, а прими сердечную заботу о том, чтобы сколько можно более послужить во благо окружающих тебя, и будешь больший перед очами Божиими, а может быть, и в сознании людей. Когда бы все набольшие сделали этот закон Христов законом своей совести, какое пошло бы тотчас благоденствие и довольство среди нас! Но то горе, что большество скоро у нас обращается на служение себе и своим интересам и сопровождается всегда почти требованием услуг себе, вместо служения другим; совесть же успокаивается исправностью ведения официальных дел. Оттого много набольших, а благо не спеется среди нас, и все добрые учреждения не приносят того добра, какое от них ожидается.
******************************************************************************************************************************************
Страдание "вне врат""
"Иисус пострадал вне врат. Итак, выйдем к Нему за стан, нося Его поругание"
(Евр. 13, 12, 13)
Бывают страдания двоякого рода. Некоторые страдания лежат прямо на нашем пути и входят в круг нашей обыденной жизни. Мы с ними свыклись, они не удивляют нас. Но бывают и такие горести, такие скорби, которые нам кажутся сверх наших сил, которые как бы вне врат, и им труднее покориться.
Когда такого рода испытания выпадают на нашу долю, нам кажется, что судьба к нам несправедлива, что мы могли бы терпеливо перенести всякое другое горе, но страдания "вне врат" представляются нам непосильными, они возмущают и оскорбляют нас.
Однако тот, кто написал эти слова, хотел нам принести особое утешение, хотел сказать, что наша скорбь "вне врат" подобна скорби Христа; Он ими зовет нас в минуты уныния в сад Гефсиманский, в котором мы видим Страдальца "вне врат".
В этом саду, во время величайшей предсмертной тоски, Сын Божий не нес еще на Себе открытой раны. Он как будто бездействовал, не принимая участия в борьбе. Он терпел беспрекословно несправедливые упреки. Людям могло казаться, что жизнь Его бесполезна и не нужна никому. Однако великое служение Его в эти минуты, Его заслуга перед людьми не может ни с чем сравниться. В этом саду Он совершил подвиг непостижимый, исполинский! Там, в Гефсиманском саду, во время кажущегося бездействия, была одержана величайшая в мире победа. В ту ночь, в которую Он был предан, унижен, отвержен, поруган людьми, слава Его достигла высшей степени. И вы, страдающие "вне врат", уединитесь с Ним в Гефсимании, ищите там утешения вашей скорби. Ободритесь, воспряньте душою при мысли о тех торжественных минутах, когда Сам Сын Божий был "послушен даже до смерти, и смерти крестной" (Флп. 2, 8).

исторические события дня:
В 1530 г. прошло крещение в Троицкой обители княжича Иоанна Васильевича – будущего первовенчанного Русского Царя и Великого Князя Иоанна IV Грозного. Младенца крестил управлявший в то время Троицкой обителью игумен Иоасаф (Скрипицын) - впоследствии митрополит Московский. Восприемники от купели: Кассиан Босой (старец Иосифова монастыря), преподобный Даниил игумен Переяславский и Иов Курцев (старец Троицкого монастыря)
В 1832 г. Николай Александрович Мотовилов (1809-1879) получил от преп. Серафима заповедь служить Божией Матери и Ее Дивеевской обители, назначен питателем обители в присутствии двух сестер Мельничной общины
В 1855 г. умер государственный деятель в области народного просвещения, президент Российской Академии, граф Сергей Семенович Уваров (род. 25 августа 1786 г.), выдвинувший триаду "Православие, Самодержавие, Народность"
В 1911 г. произошло обретение мощей свт. Иоасафа, еп. Белгородского

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

44

Во славу Божию и на пользу ближнего !
18 Сентября  -Память:

Прор. Захарии и прав. Елисаветы, родителей св. Иоанна Предтечи (I).
http://s55.radikal.ru/i148/0909/78/9492ff9db19e.jpg...http://i073.radikal.ru/0909/60/a0240cd8097e.jpg

Святой пророк Захария, священник из потомства Ифамара, сына Ааронова, имел жену Елисавету, которая также была из рода Ааронова и доводилась сестрой Анне, матери Пресвятой Богородицы. Святое Евангелие свидетельствует о Захарии и Елисавете, что они были украшены всеми добродетелями, непорочно проходя свое жизненное поприще. Святой Апостол и Евангелист Лука говорит о них: "оба они были праведны пред Богом, поступая по всем заповедям и уставам Господним беспорочно" (Лк.1:6). Что житие их было действительно благочестиво, о сем свидетельствует также и святая их отрасль, честный и славный пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн. В Писании сказано: "по плодам их узнаете их" (Мф.7:16): плод от доброго дерева действительно не может быть дурным, ибо, как говорит то же Писание: "если корень свят, то и ветви" (Рим.11:16). Посему и святая ветвь – Иоанн могла произойти только от святого корня.

Св. Захария, отец Предтечи, священствовал в Иерусалиме в царствование Ирода1. Он был из дневной чреды Авиевой, то есть из рода Авии, очередь которого приходилась в восьмую седмицу.

О сих чредах повествуется следующее.

Царь Давид, видя, что род Аарона стал очень многочислен, так что не было никакой возможности всем вместе совершать служение в храме, разделил потомков Аарона на двадцать четыре чреды или лика, чтобы они, один за другим, справляя каждый свою седмицу, совершали службы в храме. Во всякой отдельной чреде царь избрал одного честнейшего мужа и сделал его начальником лика, так что каждая чреда имела своего главного священника, в чреде же было более пяти тысяч священников. Для того чтобы не было между главными священниками спора о том, кому из них с своим ликом служить первую седмицу, кому вторую, кому третью и т.д. до двадцать четвертой, они бросили жребий и по жребию сделали распределение, и такой раз установленной очереди они держались до наступления новой благодати, так что потомки каждого священника соблюдали свою очередь по жребию, который выпал их предку. Восьмой жребий выпал священнику Авии (1Пар.24:10), в числе потомков коего был также и святой Захария; поэтому-то он и отправлял в течение восьмой седмицы службу в храме вместе со всей своей чредой, ибо он был главным над остальными священниками своего ряда.

Однажды Захарии, – когда он, соблюдая очередь свою, служил пред Богом, – по обычаю священников, нужно было войти в храм Господень для каждения; было же в то время на молитве множество народа. Войдя во святилище, Захария заметил ангела Господня, стоящего по правую сторону кадильного алтаря. При виде ангела Захарию объял страх; но посланник Божий успокоил его, сказав: "Не бойся, Захария". И утешил он праведного священника, возвестив, что молитва его благоприятна богу; внимая ей, Господь дарует ему милость: Он благословил жену его Елисавету, разрешая несмотря на ее престарелый возраст узы ее неплодства, и она родит сына, тезоименитого благодати Иоанна2, который своим рождением принесет радость не только родителям, но и множеству людей: "Многие, – прибавил ангел, – возрадуются рождению его". Возвестил ангел Захария также и о том, что сын его будет велик пред Господом не телом, но духом; он будет постником и будет вести такую воздержную жизнь, как никто другой; и действительно, таково же о нем было и свидетельство Самого Сына Божия: "ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет" (Лк.7:33). Ангел предсказал, что еще во чреве матери Иоанн исполнится Духа Святого и многих из сыновей израильских обратит к истинному Господу Богу, что он будет Христовым Предтечей в духе и силе пророка Илии3 и приготовит народ к принятию Господа Спасителя.

Услыша всё сие, Захария был удивлен и поражен, так что не решался верить сказанному; странным казалось ему сие потому, что Елисавета была неплодна, и оба они были уже преклонного возраста. И сказал он ангелу:

– Как мне поверить сему: ведь я уже стар, состарилась также и жена моя, которая никогда не имела детей?

Тогда ангел ответил ему:

– Я – Гавриил, предстоящий пред Богом; я послан сказать и благовестить тебе сие. И за то, что не поверил ты моим словам, ты будешь нем и не скажешь ни одного слова до тех пор, пока всё сие исполнится.

Так как Захария в беседе с ангелом замедлил в алтаре, то народ, бывший в церкви, дивился сему. Выйдя к народу, Захария принужден был знаками показывать, что он стал нем; тогда присутствовавшие поняли, что ему в алтаре было видение.

Окончив свою очередь, Захария возвратился в дом свой, находившийся в горной стране, в Хевроне, городе Иудове. Этот город был одним из тех, которые даны были по жребию потомкам Иуды и предназначены для жительства священникам4.

Когда исполнилось возвещенное ангелом, и бывшая дотоле неплодной Елисавета родила Иоанна, – имя сие Захария написал на поданной ему дощечке, – отверзлись уста Захарии, язык его разрешился, и он стал говорить, благословляя Бога. Исполнившись Святого Духа, он начал пророчествовать, говоря: "благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему, и воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока Своего, как возвестил устами бывших от века святых пророков Своих, что спасет нас от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас; сотворит милость с отцами нашими и помянет святой завет Свой, клятву, которою клялся Он Аврааму, отцу нашему, дать нам, небоязненно, по избавлении от руки врагов наших, служить Ему в святости и правде пред Ним, во все дни жизни нашей. И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа приготовить пути Ему, дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их, по благоутробному милосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше, просветить сидящих во тьме и тени смертной, направить ноги наши на путь мира" (Лк.1:68-79).

Но вот наступило время, когда родился Господь наш Иисус Христос в Вифлееме, и волхвы, пришедшие с востока по видению чудесной звезды, возвестили Ироду о новорожденном Царе. Тогда Ирод, послав в Вифлеем воинов, чтобы они избили всех детей, приказал умертвить и сына Захарии, о коем много слышал. Ироду известно было всё случившееся во время рождения Иоанна; так как все события, коими сопровождалось рождение Иоанново, вызывали страх и изумление среди окрестных жителей. Все иудеи говорили о сих чудесных событиях; молва дошла и до Ирода. Все слушавшие слагали в сердце своем происшедшее и говорили: "что будет младенец сей?" (Лк.1:66). Ирод, вспомнив теперь об Иоанне, подумал: "Не сей ли будет царем иудейским?" Задумав умертвить его, царь отдельно послал в дом Захарии убийц, но посланные не нашли святого Иоанна. Ибо, когда началось безбожное избиение детей в Вифлееме, стоны и вопль были услышаны в Хевроне, городе Иудове, где жили священники, так как он находился на недалеком расстоянии от Вифлеема; скоро узнали в Хевроне конечно и о причине такого вопля. Тогда святая Елисавета, взяв сына своего, отрока Иоанна, коему тогда было уже полтора года – бежала с ним в горы. А святой Захария в то время находился в Иерусалиме, отправляя обычную службу по порядку чреды своей. Скрываясь в горах, Елисавета со слезами молилась Богу, чтобы Он защитил ее и ее сына. Увидав с горы воинов, кои тщательно разыскивали беглецов и уже были недалеко, она в ужасе возопила к ближайшей каменной горе: "Гора Божия, приими мать с сыном!" Гора тотчас расступилась, заключила их в себе, и таким образом они укрылись от настигавших их убийц. Не найдя тех, кого искали, посланные ни с чем возвратились к царю. Тогда Ирод послал к Захарии в храм приказание, чтобы он отдал ему сына своего Иоанна.

– Я служу ныне Господу Богу Израилеву, – отвечал на сие святой Захария, – и не знаю, где теперь находится сын мой.

Разгневанный Ирод вторично послал к нему и приказал убить самого Захарию, если он не отдаст своего сына. Свирепые убийцы устремились как звери, стараясь немедленно исполнить повеление царя, и с яростью закричали священнику Божию:

– Где скрыл ты своего сына? Отдай нам его, ибо так повелел царь; если же не дашь сына своего, то сам погибнешь лютою смертью.

На сие святой Захария отвечал:

– Тело мое вы убьете, а душу мою восприимет Господь.

Тогда убийцы бросились на Захарию и между церковью и алтарем убили его, как повелел им царь; пролившаяся же кровь святого сгустилась на мраморе и отвердела как камень во свидетельство и вечное осуждение Ироду; а Елисавета, хранимая Богом, с своим сыном пребывала в расступившейся горе. Божиим повелением устроилась для них там пещера, открылся источник воды, а над пещерою выросла финиковая пальма, на коей явились плоды в изобилии. Когда мать с сыном хотели есть, дерево склонялось, подавая в пищу плоды свои, а затем снова выпрямлялось.

Спустя сорок дней после убиения Захарии, святая Елисавета, мать Предтечи, преставилась в той пещере, а святой Иоанн был питаем ангелом до совершенного возраста и храним в пустынях до дня явления своего к израильтянам.

АКАФИСТ  АКАФИСТЫ !!!

Тропарь святому Захарии, глас 4:
Священства одеждею обложен премудре, по закону Божию всесожжения приятна священнолепно приносил еси Захарие, и был еси светильник и зритель тайных, знамения в тебе благодати нося явственно всемудре: и мечем убиен быв в храме Божии, Христов пророче с Предтечею моли, спастися душам нашым.
Кондак, глас 3:
Пророк днесь и священник Вышняго, Захария предложи, Предтечев родитель, трапезу своея памяти, верныя питая, питие бо правды всем растворив: сего ради скончавается, яко божественный таинник Божия благодати.
Кондак святей Елисавете, глас 4:
Яко лука полна, свет правды от мысленнаго солнца Мессии прияла еси, и во всех заповедех Господних с Захарием ходила еси боговозлюбленная Елисавето: достойными убо тя песньми ублажающе, всещедраго света просвещающаго всех Господа величаем.
___________________________________________________________________
1 Ирод, называемый в истории Великим, сын Антипатра, царя иудеев, сначала был правителем Галилеи, но при первом римском императоре Октавие Августе, еще до воцарения его, в 40 г. до Р.Х., получил титул иудейского царя и управлял всей Иудеей, которая тогда была подчинена Римскому государству.
2 Слово "Иоанн" с греч. означает "благодать Божия"; (греч. ф-ма [Иоаннес] евр. имени Иоханан, "Яхве милостив").
3 Т.е. с тою же несокрушимою ревностью и нравственным могуществом, с какими некогда действовал великий ревнитель по Боге пророк Илия.
4 Иис.Нав.21:13; 1Пар.6:65. Хеврон был одним из древнейших городов земли ханаанской. Он существует и доселе и имеет до десяти тысяч жителей, которые занимаются торговлею, хлебопашеством, разведением фруктовых садов и виноделием. город лежит на тысячу футов выше Иерусалима в глубокой и узкой долине, с обеих сторон окруженной горами, в богато возделанной и плодоносной местности. Все окрестности города покрыты масличными, гранатовыми, фиговыми, фисташковыми деревьями; особенно же славится Хеврон большими и превосходными виноградниками.

мощи Святого Захария-оказывается в Венеции.
http://www.vsetsaritsa.ru/uploads/art0.504604751.428504.jpg
Венеция. Церковь святого праведного Захария.

http://www.vsetsaritsa.ru/uploads/ozvjat_201113470.658912.JPG
Вход в храм св.Захария

http://www.vsetsaritsa.ru/uploads/ozvjat_149933830.068141.JPG
Плащаница Спасителя при входе в храм св.Захария

http://www.vsetsaritsa.ru/uploads/art3.442055054.338608.jpg
Мощи св. Афанасия. Мощи св.Афанасия полностью, но без главы. В Венецию попали в XVI веке из захваченного турками Константинополя. Они были выкрадены по совету одного греческого архиерея, имя которого неизвестно.

Мощи св.праведного Захария.(снизу) Мощи святого праведного Захарии, отца Иоанна Предтечи, были подарены императором Ираклием в VII веке.

****
На заре новозаветной истории на месте будущего поселения Айн-Карем жили праведные Захария и его жена Елисавета; здесь у них родился и рос сын — тот, кто последним среди пророков возвестил миру о явлении Спасителя, — Иоанн Креститель; здесь в гостях у Захарии и Елисаветы около трех месяцев прожила Пресвятая Богородица. Обо всех этих событиях подробно повествует евангелист Лука. Вот как он описывает посещение Богоматерью Елисаветы, приходившейся ей родственницей: «Встав же Мария во дни сии, с поспешностью пошла в нагорную страну, в город Иудин, и вошла в дом Захарии, и приветствовала Елисавету. Когда Елисавета услышала приветствие Марии, взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась Святого Духа, и воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне? Ибо когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем. И блаженна Уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа. И сказала Мария: величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем, что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его; и милость Его в роды родов к боящимся Его; явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их; низложил сильных с престолов, и вознес смиренных; алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем; воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость, как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века. Пребыла же Мария с нею около трех месяцев и возвратилась в дом свой».
(Журнал «Горненский монастырь» (Иерусалим)).
http://img-fotki.yandex.ru/get/4208/serg65kaluga.14/0_3b6c6_4960d033_XL.jpg

Прмч. Афанасия Брестского (1648).
http://s04.radikal.ru/i177/0909/fe/eda1f8ec3e7d.jpg

Преподобномученик Афанасий родился около 1595-1600 года в небогатой православной семье, вероятно, обедневшего шляхтича (судя по тому, что служил будущий игумен учителем при дворе магната). Возможно, он был из семьи городского ремесленника — как сам на то указывает в мемуарах, называя себя «нендзым Человеком, простым, гарбарчиком, калугером убогим». Как это часто бывает, у нас нет сведений ни о месте рождения, ни о мирском имени святого; неизвестно также, чем является имя «Филиппович» — фамилией или отчеством.

Вероятно, начальные знания Афанасий получил в одной из братских школ, где, наученные греческому и церковнославянскому языку, слову Божию и святоотеческим творениям, готовились высокообразованные люди, могущие противостоять униатскому насилию и католическому прозелитизму. Но образование, полученное в братском училище, не вполне удовлетворяло любознательного юношу, и он прошел обучение в Виленской иезуитской коллегии, куда принимались молодые люди всех христианских конфессий.

Службу свою в качестве домашнего наставника молодой ученый начал в домах православной и католической шляхты, но в 1620 году жизнь его попала в иное русло: Филипповича, положительно зарекомендовавшего себя богатыми знаниями, благонравием и бесспорном педагогическим талантом, пригласил гетман Лев Сапега, канцлер Великого княжества Литовского. Гетман поручил ему вопитание некоего «Дмитровича», представленного Афанасию русским царевичем Иоанном — якобы племянником умершего в 1598 году Феодора Иоанновича, внуком Иоанна IV Грозного от его младшего сына Димитрия, под именем которого в 1604-1612 годах выступало несколько самозванцев. Одним из таких «претендентов» и был представлен отец ученика Афанасия, которого поляки готовили на российский престол: Димитрий-Михаил Луба, убитый в Москве во время мятежа против ополчения Лжедмитрия I. Жена Михаила Лубы Мария умерла в заключении, а малолетнего сына взял некто Войцех Белинский, который привез дитя в Польшу и выдавал за сына Димитрия и Марины Мнишек, на самом деле повешенного. Обо всем этом было объявлено на сейме перед королем, поручившим воспитание Ивана Димитриевича Льву Сапеге. Тот назначил содержание «царевичу» в шесть тысяч злотых в год из доходов Бреста и Брестского повета.

Семь лег служил Афанасий «инспектором» лжецаревича, приходя постепенно к уверенности, что этот «некий царевич московский», «некий Луба», «и сам о себе не знающий , что он такое», является очередным самозванцем. Уверенность эта с течением времени усиливалась, особенно когда содержание Лубы уменьшилось до сотни злотых в год, а у самого гетмана Сапеги как-то вырвалось: «Кто его знает, кто он есть!»

Став невольным соучастником политической интриги против Московского государя, известного защитника Православия Михаила Федоровича Романова, сына русского патриарха Филарета, Филиппович в 1627 году оставил двор канцлера и удалился в келию Виленского Свято-Духова монастыря, где вскоре принял постриг от наместника Иосифа Бобриковича. В скором времени по его благословению Афанасий прошел послушание в Кутеинском монастыре под Оршей, основанном недавно, в 1623 году Богданом Стеткевичем и супругою его Еленой Соломерецкой (В. Зверинский. Материалы для историко-топографического исследования. СПб. 1892 С. 172), а затем — в Межигорской обители под Киевом, у игумена Комментария (упоминается под 1627 годом) и брата Киевского митрополита Иова Борецкого — Самуила. Впрочем, уже в 1632 году Межигорский игумен отпустил Афанасия в Вильну, где тот был рукоположен в сан иеромонаха.

В следующем году Афанасий вновь покинул монастырь Святого Духа и направился в качестве наместника игумена Леонтия Шитика в Дубойнский монастырь под Пинском, также подначаленный виленской монашеской обители, где и провел в заботах о братии, постах и молитвах три года.

В 1636 году ярый сторонник католического прозелитизма Альбрехт Радзивилл, нарушая изданные королем Владиславом IV «Статьи успокоения», силой изгнал из Дубойнского монастыря православных насельников, чтобы передать обитель иезуитам, которые незадолго до того стараниями того же Альбрехта обосновались в Пинске. Афанасий, будучи не в силах противостоять магнату и удержать монастырь, составил жалобу с повествованием об учиненном беззаконии, но этот письменный протест, подписанный множеством православных, не принес положительных результатов.

Изгнанный из святой обители, Афанасий Филиппович пришел в Купятицкий монастырь к игумену Иллариону Денисовичу. Обитель эта была основана в 1628 году вдовою брестского каштеляна Григория Войны Аполлонией и ее сыном Василием Коптем при чудодейственной иконе Божией Матери, написанной внутри креста, некогда сожженной татарами, а после чудесно явившейся посреди пламени. Здесь, под святым покровом «малой размерами, но великой чудесами» иконы, и проживал блаженный Афанасий в сердечной дружбе с иноком Макарием Токаревским.

Этот Макарий в 1637 году привез от митрополита Петра Могилы универсал, позволяющий сбор «ялмужны» — подаяния на восстановление Купятицкой монастырской церкви. И вот, по совету братии монастыря и благословению игумена, в ноябре 1637 года Афанасий Филиппович отправился собирать пожертвования. Для этого он решился на достаточно смелые действия: направило Москву, чтобы, собирая пожертвования, искать защиты Православия у Московского царя. Незадолго перед дорогой ему было видение, которого сподобился и игумен обители: в пылающей печи горел король Сигизмунд, папский нунций и гетман Сапега. Это видение Афанасий счел благим предзнаменованием скорого торжества Православия. Непосредственно же перед уходом в Московию Афанасий, молясь в церковном притворе, видел сквозь окошко икону Богородицы и услышал какой-то шум и голос от иконы «Иду и Я с тобою! », а после заметил и умершего за несколько лет перед тем диакона Неемию, промолвившего: «Иду и я при Госпоже моей!» Так, заручившись обетованием чудесного покровительства Пресвятой Богородицы, простившись с братией и получив благословение игумена, Афанасий отправился в путь.

Прибыв в Слуцк, он встретился с неожиданными трудностям: архимандрит Самуил Шитик отнял у него митрополичий универсал по той причине, что Филиппович не имел права делать сборы на территории, не относящейся к Луцкой епархии. Когда же в конце января 1638 года конфликт был разрешен, Афанасий со своим спутником Волковицким направился в Кутейно просить игумена Иоиля Труцевича, связанного с наиболее известными представителями рос-сийского духовенства, посодействовать в переходе границы в Московию (над границей был усилен надзор из-за того, что казаки, опасаясь расправы после недавнего бунта, бежали из Речи Посполитой в Россию).

Взяв у игумена Иоиля рекомендательные письма «карточек, сведочных о себе», — Филиппович направился в Копысь, Могилев, Шклов и вновь возвратился в Кутеинский монастырь, где наместник Иосиф Сурта рекомендовал пробраться в Московское царство через Трубчевск. Сбившись с дороги и едва не утонув и Днепре, ограбленные и избитые на одном из постоялых дворов, путешественники добрались, наконец, до Трубчевска. Однако и здесь их ждала неудача; князь Трубецкой категорически отказался выдать им пропуск, подозревая в них лазутчиков.

Вынужденный возвратиться, Афанасий посетил по дороге Човский монастырь, где один из старцев посоветовал ему сделал попытку перейти границу в районе Новгород-Северского при содействии тамошнего воеводы Петра Песечинского. Паломник с благодарностью принял добрый совет и пересек границу у села Шепелево.

Однако на этом не закончились трудности Афанасия: по пути в Москву у него произошла размолвка с послушником Онисимом, потерявшим надежду добиться поставленной цели.

Наконец, ходоки пришли к вратам столицы. В Москве они остановились в Замоскворечье, на Ордынке, где в марте 1638 года Афанасий составил записку царю, излагая свою миссию и историю путешествия в виде дневника. В этой записке Афанасий показал бедственное положение Православной Церкви в Речи Посполитой развернув картину насилий и надругательств над Православием, умолял Российского государя заступиться за русскую веру. Он также советовал царю сделать на воинских хоругвях изображение Купятицкой Божией Матери, с помощью которой удалось совершить столь трудное и небезопасное путешествие. Записка эта вместе с изображением чудотворного образа была передана царю. В итоге Афанасий был принят в Посольской избе, где, видимо рассказал и о готовящемся самозванце. Уже в следующем году в Польшу была послана комиссия во главе с боярином Иваном Плакидиным для выявления самозванцев; донесение главы комиссии подтвердило сведения Афанасия (Памятники русской старины. СПб. 1885. Т.8).

В цветоносное, Вербное воскресенье Афанасий покинул Москву с щедрыми пожертвованиями для Купятицкой церкви, 16 июня прибыл в Вильну, а в июле достиг пределов родной обители.

В 1640 году братия Брестского Симеонова монастыря, лишившаяся игумена, послала в Купятицы прошение благословить к ним игуменом Афанасия Филипповича либо Макария Токаревского. Выбор пал на Афанасия, который направился в Брест. Здесь он оказался в самом центре борьбы Православия с унией, ибо Брест был городом, в котором появилось на свет и как нигде больше распространилось «греко-католичество». Еще ранее все 10 православных храмов города были превращены в униатские, и только в 1632 году православному братству удалось возвратить храм во имя Симеона Столпника с монастырем при нем, а в 1633 — церковь в честь Рождества Богородицы.

Униаты, однако, не прекратили своих посягательств, и вскоре игумену Афанасию пришлось разыскивать «фундации» на православные храмы: было найдено и занесено в городские книги магде-бургии шесть документов XV века, относящихся к брестскому Никольскому братству, объединявшему монастыри Рождества Богородицы и Симеона Столпника. Найденные игуменом документы давали основания к юридическому оформлению прав Рождество-Богородичного братства, и брестский подвижник отправился в сентябре 1641 года в Варшаву на сейм, где получил 13 октября королевский привилей, подтверждавший права братчиков и позволяющий приобрести в Бресте место для постройки братского дома.

Но привилей этот надлежало ратифицировать у канцлера Альбрехта Радзивилла и подканцлера Тризны, которые отказались, даже за 30 талеров, которые мог предложить им игумен, заверить привилей своими печатями, ссылаясь на то, что «под клятвою запрещено им от святого отца папежа, чтобы более уж вера греческая здесь не множилась». Не смогли помочь игумену Брестскому и собранные на сейме православные епископы, опасавшиеся, что в борьбе за меньшее можно потерять большее, вызвав волну новых преследований со стороны властей. Игумен Афанасий, однако, укрепленный в правоте своего дела благословением чудотворной иконы, вновь сделал попытку заверить данный привилей, — и вновь безуспешно. Тогда он явился на сейм и обратился непосредственно к королю с официальной жалобой — «супликой», — требуя, «чтобы вера правдивая греческая основательно была успокоена, а уния проклятая уничтожена и в ничто обращена», угрожая монарху Божией карой, если он не обуздает диктат Костела.

Обличение это, произнесенное 10 марта 1643 года, привело короля и сейм в сильнейшее раздражение. Игумена Афанасия арестовали и заключили вместе с соратником его диаконом Леонтием в доме королевского привратника Яна Железовского на несколько недель — до сеймового разъезда. Лишенный возможности разьяснить причины своего выступления, игумен Брестский возложил на себя подвиг добровольного юродства, и 25 марта, на празднование Благовещения Пресвятой Богородицы, бежал из-под стражи и, встав на улице в каптуре и параманте, бия себя посохом в грудь, принародно произнес проклятие унии.

Вскоре он был схвачен и вновь заключен под стражу, а после окончания сейма предан церковному суду. Суд, для успокоения властей, временно лишил его иерейского и игуменского сана и отправил в Киев на завершительное разбирательство консистории. В ожидании окончательного постановления суда преподобный Афанасий подготовил объяснительную записку на латыни, ибо предполагался приезд правительственного обвинителя. Вдали от раздраженной Варшавы и верховных властей суд, проходивший под председательст-вом ректора Киево-Могилянской коллегии Иннокентия Гизеля, постановил, что Афанасий уже искупил свой «грех» заключением, и поэтому ему предоставляется свобода и возвращается священнический сан. Митрополит Петр Могила подтвердил это решение и 20 июня отправил преподобного в монастырь Симеона Столпника с посланием, в котором предписывалось быть более осторожным и сдержанным в церковных делах.

Так преподобный Афанасий возвратился в Брест, где и прожил «в покое время немалое». Покой этот был весьма относительным, ибо не прекращались непрерывные нападения на обитель иезуитских студентов и униатских священников, оскорблявших и даже избивавших православных иноков.

Рассчитывая получить поддержку у новогородского воеводы Николая Сапеги, считавшегося патроном Симеонова монастыря, и в уповании на то, что он поможет исхлопотать охранную грамоту для православных берестейцев, преподобный Афанасий отправился в Краков, занимаясь одновременно сбором пожертвований для своей обители. К сожалению, поддержки вельможного воеводы найти не удалось, и преподобный направился к московскому послу князю Львову, проживавшему в то время в Кракове и занимавшемуся расследованием о самозванцах. Встретившись с ним, Афанасий рассказал о своем путешествии в Москву, а также сообщил множество фактов о Яне-Фавстине Лубе[1], предъявив одно из его последних посланий, определенные фрагменты которого давали основания возбудить против самозванца судебное расследование.

Вызванный из Кракова в Варшаву письмом варшавского юриста Зычевского, который сообщал 3 мая 1644 года, что его усилиями грамота, порученная Афанасием к заверению у канцлера, уже снабжена необходимыми печатями, и требовал выкупить привилей за шесть тысяч злотых, преподобный Афанасий безотлагательно направился в столицу. Но, когда при проверке оказалось, что привилей не внесен в королевскую метрику и, следовательно, не имеет законной силы, игумен отказался выкупить фиктивный документ.

Вернувшись в Брест из Варшавы, преподобный Афанасий заказал в бернардинском монастыре копию Купятицкой иконы и поместил ее в своей келии; вдохновленный этим образом, он приступил к сложению новой публичной жалобы, с которой рассчитывал выступить на сейме 1645 года. Для этого же он подготовил несколько десятков копий рукописной «Истории путешествия в Москву» с изображением Купятицкой иконы Божией Матери.

Планам Афанасия не суждено было сбыться: за несколько недель до открытия сейма, летом 1645 года он был арестован и под конвоем отправлен в Варшаву в качестве заложника за увезенного в Москву Лубу. Несмотря на ежедневные допросы и пытки, ободряемый своими последователями, о чем свидетельствует, к примеру, письмо некоего Михаила от 1 июня, игумен Брестский не прекратил публичной полемической деятельности и написал «Новины», в которых поместил свой собственный духовный стих, самостоятельно положенный на музыку:

На протяжении полугода создавал неутомимый воин Христов целый ряд статей, названия которых говорят за себя: «Фундамент беспорядка Костела Римского», «Совет набожный», «О фундаменте церковном», «Приготовление на суд». Составил он и прошение королю Владиславу, поданное 29 июня 1645 года. Не зная о судьбе этого послания, игумен написал еще одну, третью «суплику» которая была подана одним из сторонников преподобного в королевскую карету во время выезда монарха.

Суплика эта обратила на себя внимание короля, но просьба об освобождении не имела никаких последствий, несмотря даже на то что 23 июля посол Гавриил Стемпковский уговорил нового Российского государя Алексия выпустить Лубу под поручительство короля и панов. Впрочем, когда королю попытались передать статью игумена Брестского «Приготовление на суд», тот, воскликнув «не надо, не надо уже ничего; сказал его выпустить!», не захотел принять игумена.

Вместе с тем, король Владислав предложил митрополиту Петру Могиле вызвать к себе преподобного Афанасия и поступить с ним так, как сочтет нужным. Но в то же время тюремные власти подстрекали узника к побегу, чтобы получить формальное основание для его убийства. Игумен не поддался на эту провокацию, терпеливо ожидал «порядного из тюрьмы выпущения» особенно когда возник слух, что его согласился выслушать сам король. Видимо, позже сенаторы все же убедили монарха не встречаться с лишенным свободы Брестским игуменом.

3 ноября 1645 года преподобный Афанасий в сопровождении конвоя был отправлен в Киев, где пребывал в келии Печерского монастыря. Здесь он «для ведомости людям православным» трудился над соединением всех своих трудов в единое произведение — «Диариуш». 14 сентября 1646года, стремясь вновь заявить о своей невиновности и правоте, преподобный вновь решился на это в образе юродивого Печерской монасырской церкви. Объясняя позднее это действие, он написал «Причины поступку моего таковые в церкве святой Печаро-Киевской чудотворной на Воздвижение Честного Креста року 1646» — статью, ставшую последней в его жизни.

Спустя три с половиной месяца после упомянутых событий, 1 января 1647 года скончался митрополит Петр Могила. На погребение митрополита приехали все православные епископы Речи Посполитой, среди которых был и Луцкий иерарх Афанасий Пузына. Уезжая, он взял с собой преподобного игумена Брестского в качестве духовного лица, принадлежащего к его епархии и после настойчивых прошений брестских братчиков отправил игумена в его монастырь.

Но недолгими были мирные времена. В марте 1648 года началось восстание, во главе которого стоял Богдан Хмельницкий; еще через месяц умер король Владислав. В это время в Речи Посполитой начали действовать чрезвычайные — каптуровые — суды, и 1 июля 1648 года капитан королевской гвардии Шумский сделал донос на преподобного Афанасия, которого арестовали сразу после Божественной литургии в Рождество-Богородичной церкви.

Обвинитель докладывал суду о пересылке игуменом неких посланий и пороха казакам Богдана. Преподобный опротестовал это заявление, потребовав предоставления свидетельских показаний со стороны обвинения. Обыск, проведенный в монастыре, не дал результатов. Когда об этом было доложено инспектору-обвинителю, тот в сердцах проговорился: «Ей же, чтоб вас поубивало, что не подбросили какого ворка пороха и не сказали, будто здесь у чернецов нашли!» Впрочем, неспособные доказать собственную клевету, обвинители выдвинули другое, главное свое обвинение, и по нему решили, наконец, расправиться с праведником, который «унию святую оскорблял и проклинал».

Понимая, что ищут лишь повода к его убийству, преподобный Афанасий заявил судьям: «Затем ли, милостивые Панове, приказали мне в себя придти, что я оскорблял и проклинал унию вашу? — Так я на сейме в Варшаве пред королем... и сенатом его пресветлым говорил и всегда всюду говорил по воле Божией. И перед вами теперь утверждаю: проклята уния ваша...»

После недолгого совещания судьи объявили игумена заслуживающим смертной казни. До получения из Варшавы окончательной санкции преподобный Афанасий, закованный в колодки, был посажен в цейхгауз. Когда же в Брест приехал католический луцкий бискуп Гембицкий и канцлер Литовского княжества Альбрехт Радзивилл, не сломленный игумен и в их присутствии заявил, что уния проклята Богом. На это бискуп ответил: «Будешь язык свой завтра перед собой в руках палача видеть!»

В ночь на 5 сентября в камеру Афанасия был послан студент-иезуит, чтобы сделать последнюю попытку склонить к измене Православию непоколебимого игумена. Попытка эта не имела успеха, и тогда с мученика сняли колодки и повели к брестскому воеводе Масальскому, который в раздражении бросил: «Имеете уже его в своих руках, делайте же с ним, что хотите!»

Из обоза воеводы гайдуки привели мученика в соседний бор у села Гершановичи, начали пытать его огнем принуждая отречься от Православия, а после приказали одному из них застрелить преподобного. Этот гайдук, который рассказал позже о гибели мученика людям, и среди них — автору повести об убиении преподобномученика, «видя, что это духовник и добрый его знакомый, сначала попросил у него прощения и благословения, а потом в лоб ему выстрелил и убил... покойный же, уже простреленный двумя пулями в лоб навылет, еще, опершись на сосну, стоял некоторое время в своей силе, так что приказали столкнуть его в ту яму. Но и там он сам повернулся лицом вверх, руки на груди накрест сложил и ноги вытянул...»

Лишь 1 мая, через восемь месяцу после этого злодейства какой-то мальчик семи или восьми лет показал симеоновской братии место, где лежало тело игумена. Земля в том месте не была освящена и принадлежала иезуитам. Монахи выкопали тело и, испросив позволения у полковника Фелициана Тышкевича, перенесли останки преподобномученика в монастырь, где погребли в храме Симеона Столпника «на правом клиросе в склепике».

Нетленные мощи игумена Афанасия, положенные в медной раке, привлекали множество богомольцев, так что и само существование монастыря, весьма бедного со дня его основания, поддерживалось преимущественно доходами от молебных песнопений у мощей, прославленных чудотворениями.

Уже спустя десять лет после мученической кончины Брестского игумена 5 января 1658 года Киево-Печерский архимандрит Иннокентий Гизель и Лещинский игумен Иосиф Нелюбович-Тукальский доложили царю Алексею Михайловичу, что над мощами преподобного мученика Афанасия неоднократно сиял чудесный свет.

Память о святом мученике с тех пор сохраняется в народной памяти. Вскоре после кончины было написано сказание о гибели его и сложено церковное песнопение в его честь; существует также тропарь и кондак, написанные архимандритом Маркианом 30 августа 1819 года. Когда было установлено официальное празднованне — неизвестно, однако Афанасий Брестский именуется преподобным мучеником, причисленным к лику киевских святых, еще в «Истории об унии» святителя Георгия Конисского.

8 ноября 1815 года при пожаре в Симеоновской церкви расплавилась медная рака с мощами святого Афанасия, и уже на следующий день священник Самуил Лисовский нашел частицы мощей мученика и положил их на оловянном блюде под алтарем монастырской трапезной церкви. В 1823 году при принятии церковного имущества новым настоятелем Автономом подлинность их была засвидетельствована присяжными показаниями семи брестских жителей, присутствовавших при собирании частиц мощей после пожара. Вскоре Минский архиепископ Антоний по просьбе Автонома распорядился «положить мощи в ковчег и хранить оные в церкви с благоприличием».

20 сентября 1893 года был возведен храм во имя святого преподобномученика Афанасия Брестского в Гродненском Борисоглебском монастыре, а осенью следующего года частица его святых мощей была перенесена в Леснинский женский монастырь.

Господь прославил многочисленными чудотворениями останки Своего угодника. В ноябре 1856 года помещик Поливанов, возвращавшийся из-за границы, был вынужден остановиться в Бресте по причине неожиданной болезни своего десятилетнего сына. Когда мальчик был уже при смерти, отец просил священника принести ковчежец с мощами преподобного Афанасия. Когда умирающий ребенок прикоснулся к святым мощам — он полностью исцелился. Тогда же святыня была положена в позолоченную раку, а в 1894 году над ней была изготовлена сень с изображением святого Афанасия. Еще одно чудо — исцеление смертельно больного протоиерея Василия Соловьевича — произошло 14 мая 1860 года.

Духовный подвиг угодника Божия засвидетельствован в надписи над его гробом:

О матко моя Церкви Православна,
В которой правдиве мешкает Бог здавна!
Тобем помогал речью и словами
Я, Афанасий. И всеми силами,
А найвенцей о том своего стараня
3 Боскогом, власне, чинил розскозаня,
Абы не была унея проклятая
Тут, толко ты одна, Церкви святая!
Тепер мусилем юж так уступити,
О кривду твою будучи забитый
От рук шляхетских под час козаччизни
В Берестю Литовском, на своей отчизни.
Пред се ты, Церкви, туши добре собе!
Бог еще будет Сам помочен тобе!
Найзрит з Своей святой столици
До тебе, бедной, скажоной винници.
Хто в сердцу имя Христово меть буде,
Того Он в Царствии Своем не забуде.
Он ми дал, жем стал в Вилни законником,
Тут игуменом, а впред священником.
Тот же ми казал и тепер знать давати,
Же юж пришол час Сион ратовати. Аминь.

Мчч. Фифаила и сестры его Фивеи (Вивеи) (98-138)
Сии святые мученики с дерзновением пред всеми исповедовали Христа истинного Бога, Творца и Промыслителя всего, а идолов называли глухими истуканами. Многих обратили они к истинной вере. Язычники взяли их и много мучили. Наконец, св. Фифаил был повешен на дереве и распилен пилою, а сестру его Фивею умертвили ударом копья в шею. Они оба предали свои святые и блаженные души в руки Божии, с хвалебною молитвою на устах.

Мц. Раисы (Ираиды) (ок. 308).
http://i013.radikal.ru/0909/ca/b01d8ee13928.jpg

Святая мученица Ираида жила в Александрии. Однажды, подойдя к источнику, чтобы почерпнуть воды, она увидела корабль у берега, на котором находилось множество мужчин, женщин, священнослужителей и иноков, заключенных в оковы за исповедание Христовой веры. Отбросив водонос, святая добровольно присоединилась к узникам Христовым, и на нее наложили оковы. Когда корабль прибыл в египетский город Антиполь, святая Ираида первая претерпела жестокие истязания и была усечена мечом. Вслед за ней остальные мученики кровью запечатлели свое исповедание веры во Христа.

Мчч. Иувентина и Максима воинов (361-363)

Святые мученики Иувентин и Максим воины пострадали при римском императоре Юлиане Отступнике, при котором они состояли в должности щитоносцев. Однажды Юлиан, придя в Антиохию, окропил идоложертвенною водою все продаваемые на рынке снеди и пития, желая таким образом сделать христиан участниками нечестивых своих жертв. В то время сии два раба Христовы, присутствуя на одном пиршестве с другими воинами, со скорбью беседовали с ними о беззаконии царя и повторяли слова святых трех отроков, некогда сказанные в Вавилоне: "И предал нас в руки врагов беззаконных, ненавистнейших отступников, и царю неправосудному и злейшему на всей земле" (Дан.3:32).

Один из пировавших передал наутро сии слова царю.

Тогда царь призвал святых воинов и спросил:

– Что вы говорили вчера на пиру?

Они отвечали истину и, повторяя те же самые слова, обличали царя и укоряли в беззаконном отступничестве.
Царь, пришедший в ярость, сначала велел беспощадно бить их и бросить в темницу; потом в полночь послал в темницу палача, который и умертвил их среди темничного мрака.

Мчч. Урвана, Феодора и Медимна и с ними 77-ми мужей от церковного чина, в Никомидии пострадавших (370).
В царствование злочестивого Валента, ариане в Царьграде имели великую силу и распространили свою власть, так как царь, ослепленный той же ересью, помогал им. Подняв гонение на православных христиан, они изгнали епископа Евагрия сильно притесняли верующих: одних они били, других ввергали в темницы, у третьих разграбляли имения, словом всячески угнетали их. Сильно скорбя об этом, верующие тайно собравшись решили послать к царю, который тогда находился в Никомидии, просьбу, чтобы он, если нельзя совсем избавить их от ариан, по крайней мере, велел бы ослабить притеснение их, чтобы люди не погибли до конца. Для сего дела они избрали до семидесяти достойных мужей духовного чина, крепких в вере, сильных в слове, отличающихся своим разумом, во главе с Урваном, Феодором и Медимном. Отправившись в путь, они достигли Никомидии и, став перед царем, усердно просили его, чтобы он помиловал их и защитил от рук арианских. Сильно разъярился на них царь, однако не показал вида, что он гневается, но тайно отослал их к епарху  Модесту, приказав ему, чтобы он схватил и предал их смерти. Епарх, схватив их, боялся однако явно пред всеми казнить их и, чтобы не было в народе толков, приказал посадить их всех на корабль и распустить слух, что схваченных отправляют на заточение; а между тем он научил корабельщиков, чтобы они, когда будут посреди моря, сошли в лодку и подожгли бы корабль с семьюдесятью мужами, что те и исполнили: приплыв в Астакийскую пучину, они зажгли корабль со святыми мучениками, спустившись сами заранее в лодку, которая была для того приготовлена, и вернулись к епарху, сообщая ему о кончине тех мужей. Как свеча загорелся корабль и быстро плыл по морю, так как его гнал ветер; охваченное пламенем плывшее судно достигло до места, известного под именем Дакидис; пристав здесь, корабль сгорел до конца, испуская от сгорающих телес святых мучеников дым, подобный кадильному дыму, поднимающемуся к Богу. Так скончались святые, и сбылось на них слово Писания: (Пс.65:12). Сожженные на воде огнем, святые муже сии вселились в небесном покоище, где, предстоя пред престолом Владыки, молятся о нас; тех молитвами, Господи, подай и нам получить жизнь вечную. Аминь.

Мч. Авдия (Авида) в Персии (V)
Сей святой мученик жил и пострадал в Персии. За то, что он своим учением многих приводил к вере во Христа, начальник волхвов велел взять его и принудить поклониться солнцу и огню и отречься от Христа. За свое твердое исповедание истинного Бога он претерпел биение по чреслам терновыми палками, покрытыми острыми колючками. Четыре воина так долго его били, что его замертво унесли в свой дом, где он вскоре предал Богу свою святую и блаженную душу, славя и благодаря Его, и радуясь, что сподобился пострадать за имя Господа нашего Иисуса Христа.

Празднование святому Апостолу Петру, в Афире
О сем храме св. Ап. Петра упоминается в житии св. Евтихия, патриарха Цареградского (6 апреля), где говорится, что, пред избранием сего патриарха в 552 году, царю Юстиниану было видение, которое он с клятвою открыл другим: во сне он увидал себя в церкви св. Ап. Петра в Афире, ему явился сам св. Апостол и, указав на св. Евтихия, сказал: "Сей да будет поставлен вам во епископа".

Мч. Сарвила.(II)
Святой Сарвил, живший в царствование императора Траяна , был сначала идольским жрецом в Едесе , а затем, наученный одним благочестивым христианским епископом, крестился вместе с сестрою своею Вевеею. Обвиненный пред князем Едесским в исповедании христианской веры, он предстал на суд и был бит палками. Так как святой с великою силою изобличал князя и доказывал суетность языческих богов, то разъяренный князь до семи раз приказывал поднимать его на дыбу, и каждый раз при этом его били воловьими жилами, строгали железными гребнями и палили свечами. Но святой обратился к Богу и молился, и Господь Сил облегчал его болезни. Мучитель, видя доблестное терпение святого, приказал забивать ему гвозди в голову, чем привел всех в ужас. Тогда Вевея, сестра святого, исповедала, что и она – христианка, и была подвергнута истязаниям и заключена в темницу. С святого Сарвила была содрана кожа, и однако он еще дышал. Тогда им обоим были отсечены головы . Верующие, взяв тела их, предали земле.

0

45

Блгв. кн. Глеба, во св. Крещении Давида (1015)
http://i036.radikal.ru/0909/6f/5b4810ba4f53.jpg
Страстотерпцы Борис и Глеб
Брат святого князя Глеба Святополк обманом вызвал его из Мурома, послав ему сказать: "Отец твой при смерти и зовет тебя". В то время Святополк уже умертвил брата Глебова, св. Бориса, и стал замышлять и убийство св. Глеба1. Он имел нечестивое намерение убить всех своих братьев, чтобы взять всю власть в свои руки, но концом сего злодеяния была вечная мука, по слову пророка: "нечестивый уловлен делами рук своих" (Пс.9:17). В то время, как князь Глеб был уже на пути в Киев и находился близ Смоленска, на Смядыне2, настигли его окаянные убийцы, посланные Святополком, по злобе своей подобные свирепым зверям. Святой Глеб ждал от них приветствия, но они замышляли на его жизнь и неожиданно окружили его со всех сторон. Затем повар св. Глеба, родом торчин3, зарезал господина своего ножом, месяца сентября в пятый день4. Его тело было брошено в пустом месте. Но Господь Бог не оставил Своего раба, но прославил его, как некогда и св. первомученика Стефана5: иногда над местом, где лежало тело св. князя, виден был огненный столп, иногда же являлись горящие свечи, или слышалось ангельское пение. Видевшие эти знамения возвестили о них в городе, жители которого взяли тело святого и перенесли в Вышгород6. ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ОТ 6 АВГУСТА  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=17#p97
_АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p12129
_________________________________________________________________
1 Глеб – младший сын св. равноапостольного князя Владимира Великого, от христианского супружества его с греческою царевною Анною. Был князем древнего Мурома, центра северной ростово-суздальской области (ныне довольно незначительный уездный город Владимирской губ.). Борис – родной брат св. Глеба от той же матери, князь Ростовский (Ростов – ныне уездный город Ярославской губернии); братоубийственно умерщвлен подкупленными убийцами, вскоре по смерти Владимира в 1015 году, на реке Альте, где стоял станом, возвращаясь с похода на печенегов. Святополк – сын Владимира от вдовы брата его Ярополка; за свое злодеяние остался в истории с именем "Окаянного" По убиении Бориса и Глеба, он был побежден Ярославом Мудрым, изгнавшим его и Киева, бежал в Польшу и впоследствии погиб "злою смертью" в пустыне между Польшею и Богемиею.
2 Смядынь – маленький приток Днепра, при Смоленске.
3 Торки – один из кочевых народов азиатского происхождения в древней удельно-вечевой Руси обитали преимущественно на юго-западе ее.
4 Кончина св. благоверного князя Глеба последовала в 1015 году. Во св. крещении Глеб именовался Давидом.
5 О прославлении честных мощей святого первомученика Стефана в Четьих Минеях, между прочим, повествуется: "Ночью над мощами святого являлся свет, и сильное благоухание исходило от ковчега (раки мощей) и воздухе слышалось ангельское пение". См. 2 августа.
6 Вышгород – древний и прежде значительный русский город, в 15 верстах от Киева вверх по Днепру; служил сильным укреплением для Киева с севера и был излюбленным городом великих Киевских князей, особенно Владимира Великого. – В Вышгород мощи св. князя Глеба были перенесены и положены вместе с мощами св. князя Бориса в княжение в Киеве Ярослава Мудрого в 1019 году. В 102 году в честь свв. князей установлено празднество. Мощи их утрачены во время нашествия на Киев Батыя, хана монгольского, в 1240 году.

новомученики:
Сщмч. Алексия, архиеп. Великоустюжского, мч. Евфимия (1937).
http://i057.radikal.ru/0909/3d/c777e830bd8d.jpg

Священномученик Алексий (в миру Петр Филиппович Бельковский) родился в 1842 году в селе Рождествино Каширского уезда Тульской губернии в семье священника Филиппа Евфимовича Бельковского. Священник Филипп Бельковский (1813-1878) был сыном пономаря из села Белькова Московской губернии; он служил более сорока лет на одном месте, в храме села Рождествино. Интересны воспоминания о нем, из которых становится ясно, в какой обстановке провел свое детство архиепископ Алексий. Семья священника Филиппа была бедная, и, как вспоминают знавшие его, «в жизни своей Филипп Евфимович не испытал и не знал, что такое роскошь, или богатство, или слава — не любил он этого и не искал в жизни. Нужда с самого детства приучила его к умеренности, а умеренность зато не допустила его испытать и понести то тяжелое иго, которое зовется бедностью.

С первых дней поступления на должность священника скудость средств, которая была общим делом многих священников, выпала и на его долю. Но он и со скудными средствами скоро сроднился. И без того по воспитанию воздержанный — приучил себя к бережливости и крайне умеренному образу жизни. С удивительным умением он и малым пользовался так, что не имел ни в чем недостатка, не испытал, не встречал, как он сам передавал, того, что называется нуждою. Сообразуясь со своими небольшими средствами, он не заводил ни веселых кружков, ни изысканных пиршеств. За удовольствиями самыми обычными в жизни ему некогда было гоняться, он всецело предавался исполнению того, что служило и ему и обществу на пользу. Никакие развлечения не в состоянии были поколебать или отклонить его от исполнения долга христианского, семейного и пастырского. При многотрудном и многосложном образе сельской жизни он сумел совместить исполнение обязанностей и христианина, и семьянина, и пастыря, и сельского хозяина, которые при всем своем разнообразии легко гармонировали в нем, одно другому не препятствуя, а, напротив, одно другим разумно поддерживаясь. При всей многосложности, разнохарактерности занятий сельскохозяйственных, потребностей семейных и обязанностей пастырских он обладал удивительным умением ничего не опустить и исполнить все вовремя.

В округе своем он десять лет нес должность благочинного, около двадцати лет был духовным отцом своих собратий и эту должность, по их избранию, исполнял до последней минуты своей жизни. Храм был для него и утехою и отрадою от мирских забот и был в свою очередь предметом многих его забот и трудов. Можно сказать, что его трудами храм в селе Рождествине пересоздан и доведен до соответствующего святыне благолепия.

Насколько он заботился о благолепии внешнего храма, настолько же и даже более заботился о благолепии внутреннего храма своих пасомых, вверенных ему Богом. Не щадил он и в этом отношении ни труда, ни времени, иногда столь дорогого для него как семьянина, как хозяина, лишь бы только принести пользу своей пастве, уничтожить тот или другой недостаток, замеченный в целом обществе или в отдельных лицах. Не опускал ни одного случая, чтобы не вразумить или не обличить невежду или не посоветовать, чтобы он возвратился с пути заблуждения. Все, что только доброго он сам знал, всегда старался передать и духовным чадам своим, в непросвещенных сердцах старался возжечь тот свет, который необходим каждому христианину, возгреть ту теплоту веры, которой сам пламенел к Промыслителю; всеми мерами стремился в пасомых возбудить ту любовь к Богу и закону Его, которая и самому ему была присуща.

В 1864 году Петр Филиппович окончил Тульскую Духовную семинарию. В 1867 году он был рукоположен в сан священника и служил в Михайловской церкви при Михайловском детском приюте в городе Туле, а с 1886 года — в тульской Александро-Невской церкви. В 1874 году отец Петр был назначен законоучителем в школу мещанского общества. При архиерейском служении в кафедральном соборе именно ему чаще других поручалось говорить проповеди. Он устраивал и сам активно участвовал во внебогослужебных религиозных беседах и чтениях. В 1890 году священник Петр был награжден наперсным крестом.

Много усилий употребил священник на устроение приходской школы, в которой училось в то время восемьдесят детей. Кроме обычных предметов ученики обучались также церковному чтению и пению. Во время некоторых праздников дети целиком исполняли все песнопения литургии. Ученики по очереди читали шестопсалмие и часы, были хорошо обучены богослужебному уставу и сами находили в книгах необходимые тексты.

В 1891 году Тульскую губернию вследствие неурожая поразил голод. Некоторые из крестьянских семейств, чьи дети обучались в школе, остались без средств к пропитанию. Родители не могли дать детям в школу даже куска хлеба. Был случай, когда мать покинула дом, только бы не видеть вернувшегося из школы голодного сына, накормить которого ей было нечем. Видя такое положение, священник Петр при поддержке приходского совета организовал помощь голодающим детям. В устроенной при храме богадельне стал ежедневно готовиться горячий завтрак для учеников — детей беднейших родителей.

В 1892 году за самоотверженную школьную деятельность отец Петр был награжден наперсным крестом с украшениями. В грамоте прихожан, сопровождавшей преподнесение креста, говорилось: «Многоуважаемый и добрый наш пастырь... Непродолжительно служение Ваше в нашем приходском храме, но велики и обильны плоды его. Самым лучшим тому свидетельством могут служить эти дети, сегодня впервые выпускаемые в жизнь, нашей школы, Вашими заботами основанной и Вашими же неусыпными трудами поддерживаемой. Эти дети, из коих многие по крайней бедности едва ли бы увидали когда свет учения, теперь, благодаря Вам, вступают в жизнь с твердыми основами христианского знания и нравственности. Всё это мы видим и на себе ежедневно испытываем действие Вашей доброты, оценивать же это не в нашей власти, пусть за это вознаградит Вас Тот, Кто обильно излил на Вас благодать Свою».

Храм, в котором служил священник Петр, был выстроен в 1881 году на средства, пожертвованные тульским купцом Евфимием Кучиным; благотворитель завещал выстроить храм в память освобождения крестьян от крепостной зависимости во имя святого благоверного князя Александра Невского, имя которого носил царь-освободитель Александр II. Ко времени начала служения здесь священника Петра храм еще не был благоукрашен, не был расписан, не хватало икон для иконостаса, но все это ревностный священник восполнил. Храм был выстроен на окраине города, где проживало беднейшее население. Но именно здесь образовался крепкий приход, который, несмотря на скудость средств, создал такие благотворительные учреждения, каких не было и в состоятельных приходах города — богадельню и школу. При проведении ревизий церковноприходских школ школа при Александро-Невском храме получала от проверяющих неизменно высокую оценку в постановке преподавания Закона Божия и за успехи учеников в освоении изучаемых предметов.

Со временем все более расширялся круг деятельности отца Петра, и в 1896 году при Александро-Невской церкви была открыта бесплатная народная библиотека-читальня в помещении местной церковноприходской школы.

3 февраля 1897 года отец Петр за особо усердное исполнение обязанностей по обучению в народных школах был награжден орденом святой Анны III степени. 9 апреля того же года он был возведен в сан протоиерея. В том же году он овдовел и был пострижен в монашество с именем Алексий.

14 марта 1898 года иеромонах Алексий был назначен настоятелем Старорусского Спасо-Преображенского монастыря с возведением в сан архимандрита.

5 сентября 1904 года архимандрит Алексий был хиротонисан во епископа Великоустюжского, викария Вологодской епархии. 28 сентября он прибыл в Великий Устюг. Этот город всегда славился обилием храмов, которые и доныне украшают его, свидетельствуя о ревности в вере и благочестии наших предков. Настоятель городского собора протоиерей Василий Поляков обратился к епископу с речью, где довольно точно охарактеризовал некоторые черты жизни города. «Преосвященный владыка! — начал свою речь настоятель. — Встреча нового архипастыря, представляющая не редкость для губернских городов, и для нас, устюжан, жителей уездного города — не новость, ибо за шестнадцать лет своего существования Велико-устюжское викариатство в лице Вашего преосвященства встречает уже шестого своего архипастыря. Такое довольно частое преемство владык наших, мало благотворное для архипастырской их деятельности, могло, думается мне, возбудить и в тебе, преосвященнейший владыка, некоторые недоуменные вопросы относительно нашей страны, нашего града и вверенной тебе паствы. Как уроженец северного края и в течение шестнадцати лет служитель алтаря Господня в граде сем, я могу свидетельствовать, владыка, что страна наша действительно холодная, но сердца наши горячи и способны отзываться на все доброе и святое и проникаться любовью к своим архипастырям. Наша страна, удаленная от центров высокого образования и большими пространствами, и неудобством путей сообщения, не лишена однако же собственных рассадников просвещения; в ней по числу жителей немало учебных заведений и средних и низших, и мужских и женских; а главное — град наш изобилует благоустроенными храмами, этими рассадниками "на всё полезного благочестия" (1 Тим. 4,8) в таком количестве, которое вполне приличествовало бы и городу губернскому. Это обилие и благоустройство святых храмов уже само собою свидетельствует о религиозном настроении и добром нравственном направлении обитателей этого града».

Насущной потребностью стало в то время образование народа, и в этой связи почти во всех епархиях стали устраиваться педагогические курсы для учащих в церковноприходских школах. Летом 1908 года такие курсы были устроены в Великом Устюге для учащихся церковноприходских школ Устюжского викариатства. Открывая курсы, епископ Алексий «указал на цель прибытия сюда учителей — расширить свои познания, усовершенствоваться в учительской практике, продолжить свое образование. Это дело полезное и похвальное, — так приблизительно говорил владыка, — еще ветхозаветный богодухновенный мудрец сказал: "блажен человек, иже обрете премудрость". Но истинная мудрость состоит в развитии не одного только ума, но и сердца, не в накоплении только знаний, но в приобретении добродетелей; человек умный, но порочный, многознающий, но гордый, как всем известно, не пользуется любовью окружающих и не может принести большой пользы, особенно в учебном деле. Заботясь же о приобретении этой именно истинной мудрости, и помолимся Господу Богу, чтобы Он помог вам в этом благом деле, ради которого вы собрались сюда».

Как и в то время, когда владыка был в Туле, так и теперь, став архиереем, он проявлял особое попечение о народном образовании. При епископе Алексии было выстроено женское епархиальное училище, в деятельности которого владыка принимал постоянное участие. Во время служения епископа Алексия в Великом Устюге было построено и освящено несколько храмов, один из последних в 1916 году — храм во имя святителя Митрофана, Воронежского чудотворца, выстроенный при Великоустюжском тюремном замке, в котором суждено было умереть владыке через двадцать один год.

12 октября 1916 года по постановлению Святейшего Синода викарий Великоустюжский стал именоваться епископом Великоустюжским и Усть-вымским. В начале двадцатых годов епископ Алексий был возведен в сан архиепископа. 30 июля 1923 года архиепископ Алексий вступил в управление Великоустюжской епархией, которая к этому времени стала самостоятельной.

В 1924 году в возрасте восьмидесяти двух лет архиепископ Алексий был уволен на покой. Живя в Великом Устюге при храме преподобного Симеона Столпника, он каждый день совершал литургию. После закрытия этого храма архиепископ стал служить в храмах преподобного Сергия Радонежского и великомученика Димитрия Солунского в Дымковской слободе. Поселившись в церковной сторожке, владыка служил ежедневно, начиная богослужение в четыре часа утра при немногих молящихся. Так продолжалось до начала 1937 года, когда ему по немощи стало трудно передвигаться, и он мог ходить только пользуясь помощью живших при нем монахинь.

Архиепископ Алексий (Бельковский) был арестован осенью 1937 года, когда ему было девяносто пять лет. Он не мог выйти из дома по приказу сотрудников НКВД, и они вынесли его сами на простыне. После короткого пребывания в тюрьме архиепископ Алексий в ноябре 1937 года скончался и был погребен на городском кладбище.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.
(Игумен Дамаскин. "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия".)

Молите Господа о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(2 Кор. 1, 21-2, 4; Мф. 22, 1-14). Царь устраивает брачный пир для своего сына, посылает за званными однажды, посылает дважды, нейдут из-за житейских забот: тот занялся хозяйством, тот торговлею. Сделано новое приглашение в других сферах, и брачная палата наполнилась возлежащими. Между ними оказался один не одетый по брачному, и потому извержен. Смысл притчи ясен. Пир брачный - Царство Небесное; приглашение - проповедь Евангелия; отказавшиеся - совсем не уверовавшие; не одетый по брачному - уверовавший, но не живший по вере. К какому разряду кто из нас относится, сам всякий разбери. Что мы званные, это ясно, но верующие ли? Ведь можно быть и среди верующих, под общим их именем, без веры. Иной совсем не думает о вере, словно нет ее; иной кое-что ведает о ней и из нее и доволен; иной криво толкует веру; иной совсем враждебно относится к ней, а все числятся в кругу христиан, хоть у них ровно ничего нет христианского. Если ты веруешь, - разбери, сообразны ли с верою чувства твои, дела твои, - одеяние души, ради которых Бог видит тебя брачно или небрачно одетым. Можно знать веру хорошо и ревновать по ней, а в жизни работать страстям, одеваться, то есть, в срамную одежду души грехолюбивой. У таких на словах одно, а в сердце другое; на языке: "Господи, Господи!", а внутри: "имей мя отреченна". Рассуждайте же о себе, в вере ли вы и в брачной ли вы одежде добродетелей, или в срамных рубищах грехов и страстей.
******************************************************************************************************************************************
Божие утешение
"Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем же утешением, которым Бог утешает нас самих"
(2 Кор. 1, 3, 4)
Многочисленны и разнообразны способы, которыми "Бог всякого утешения" утешает нас. Иногда какое-нибудь слово из Священного Писания вдруг осветит наш ум и сердце, как светлый солнечный луч, пробивающийся сквозь тучи. Это слово долго звучит в нашем сердце, ободряя, просветляя наши мрачные мысли. Иногда участие ближнего, теплое слово, выказанная нам любовь согревают нашу душу, мнившую себя одинокой и покинутой всеми. И любовь эта является нам прообразом той вечной любви, которая окружает нас с самого нашего рождения и до смертного часа.
Нет такой скорби, в которую Господь не вливает хотя бы малую долю утешения. Он не сразу отнимет боль от нашего сердца - она нужна и полезна нам, но Он облегчает ее Своим присутствием. Будем только стараться ловить эти светлые лучи, проникающие к нам. И не будем погружаться всецело в наше горе, не будем унывать настолько, чтобы не заметить луч света, пробивающийся сквозь тучи. Невольно спрашиваем мы себя иногда: зачем нужна сердечная наша боль, поражающая все наше существо, почему все, что составляло наше счастье, что наполняло нашу жизнь, мало-помалу исчезает, оставляя нас одинокими, разбитыми! Не будем допускать такого вопроса, а будем искать глубокую цель всего случившегося в этих словах апостола: "Чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби".
Неужели мы не найдем облегчения в этой мысли? Горе было бы невыносимо при сознании, что оно бесполезно, не нужно, и потому не спрашивай никогда, почему? Та школа терпения и скорби, через которую ты проходишь, имеет свое особое назначение, и, быть может, придет время, когда Господь сподобит тебя утешить страждущего брата тем утешением, которое ты приобрел собственным опытом.
Когда перед тобою раскроется бездна чужого страдания, ты будешь иметь возможность облегчить его тем самым, что облегчило и твою бесконечную скорбь, в которой тебя не оставил Господь.
Долготерпение Спасителя неисчерпаемо. Он терпит нас годами, Он не перестает следить за нами шаг за шагом, готов прощать наши слабости и отступления. И среди глубочайшего мрака, среди самого тернистого пути "Отец милосердия и Бог всякого утешения... утешает нас самих".

исторические события дня:
День тезоименитства Ея Императорского Величества Елизаветы Петровны
День тезоименитства Ея Императорского Величества Елизаветы Алексеевны
В 1831 г. Николай Александрович Мотовилов (1809-1879) пребывал в Саровской пустыни (5-9 сентября 1831 г.), где он был исцелен батюшкой Серафимом
В 1745 г. родился полководец, генерал-фельдмаршал светл. Князь Михаил Илларионович Кутузов (ум. 16 апреля 1813 г.)
В 1809 г. был заключен Фридрихсгамский мир со Швецией, завершивший последнюю русско-шведскую войну 1801-1809 гг. Финляндия перешла "в собственность и державное обладание Империи Российской"

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ :  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

46

Во славу Божию и на пользу ближнего !

19 Сентября  -Память: .

Воспоминание чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хонех (Колоссах) (IV)
http://s40.radikal.ru/i087/0909/82/2c303c36f2bb.jpg

Во Фригийском городе Колоссах1, близ города Иераполя2, над источником чудотворной воды стоял храм святого архистратига Михаила. От воды сего источника больные получали много исцелений, – даже больше, чем в купальне Силоамской3. В ту купальню только однажды в год сходил Ангел Господень и возмущал воду, здесь же всегда пребывала благодать чиноначальника ангелов. Там бывал здоров только тот, кто первый входил в купальню по возмущении воды, а здесь – все приходившие с верою, первые и последние, становились здоровыми. Там были необходимы притворы для пребывания больных, подолгу ожидавших исцеления, так как иные едва только чрез 38 лет получали здравие, – здесь же, в один день, или в один час, больной становился здоровым. О происхождении сего источника повествуют так.

Когда вся вселенная была помрачена тьмою языческого многобожия и люди покланялись твари, а не Творцу, – в то время в Иераполе язычники почитали громадную и страшную ехидну4, и вся страна, ослепленная бесовским прельщением, поклонялась ей. Нечестивые построили в честь этой ехидны храм, где и содержали ее и, принося ей многие и различные жертвы, кормили эту ядовитую и вредившую многим ехидну. Единый истинный бог, желая просветить мир светом Своего познания и наставить заблудших людей на истинный путь, послал во все земли святых Своих учеников и Апостолов проповедовать Евангелие всем людям. Двое из Апостолов – святой Иоанн Богослов и св. Филипп, – придя один в Ефес5, а другой в Иераполь, трудились там в благовествовании Христовом. В это время в Ефесе находился чудный храм и идол известной языческой богини Артемиды6. Вооружившись духовным мечом, – словом Божиим, на служителей и поклонников сей богини, св. Иоанн Богослов победил их: силою имени Христова он разрушил храм и превратил в прах идола, и чрез сие привел весь город ко святой вере. После разрушения идола Артемиды, св. Иоанн богослов пошел из Ефеса в Иераполь на помощь к сотруднику своему, св. Апостолу Филиппу; там же находились в то время св. Апостол Варфоломей и сестра Филиппа Мариамия. Вместе с ними св. Иоанн Богослов и послужил делу спасения людей. Сначала они вооружились против ехидны, коей безумные люди приносили жертвы, почитая сию тварь за Бога. Своими молитвами они убили эту ехидну, а поклоняющихся ей обратили к Единому Истинному Богу, сотворившему небо и землю. Ставши на некотором месте, называемом "Херотопа", они пророчествовали, что на нем воссияет благодать Божия, что сие место будет посещать Воевода небесных сил, св. архистратиг Михаил, и что здесь будут совершаться чудеса. Всё сие вскоре и сбылось. Когда св. Иоанн Богослов отправился на проповедь Евангелия в другие города, а св. Апостол Филипп пострадал от нечестивых, Варфоломей же и Мариамия также разошлись в другие страны, – тогда на том месте, по пророчеству святого Апостола, появилась чудотворная вода. Так исполнились слова Писания: "Пробьются воды в пустыне, и в степи – потоки. И превратится призрак вод в озеро, и жаждущая земля – в источники вод; в жилище шакалов, где они покоятся, будет место для тростника и камыша. И будет там большая дорога, и путь по ней назовется путем святым"7 (Ис.35:6-8.). К сему источнику стали приходить не только верующие, но и неверующие, ибо совершавшиеся там чудеса, как громогласная труба, призывали сюда всех; и все пившие и умывавшиеся из сего источника исцелялись от своих недугов и многие, получив здравие, крестились во имя Св. Троицы.

В это время в Лаодикии8 жил один еллин, у которого единственная дочь была нема от рождения. Отец ее очень скорбел о сем и прилагал много старания к исцелению ее немоты, но, ничего не достигнув в этом, пришел в глубокое уныние. В одну ночь, уснув на своей постели, он узрел в видении ангела Божия, сияющего как солнце. Сие видение было ему не потому, что он был того достоин, но чтобы чрез то он пришел к познанию истины и привел бы с собою и других к Богу. Увидав ангела, он испугался, но в то же время услыхал от него такие слова:

– Если хочешь, чтобы разрешился язык у твоей дочери, то приведи ее к моему источнику, находящемуся в "Херотопе", близ Иераполя, – напои ее водой из сего источника, и тогда увидишь славу Божию.

Проснувшись, человек сей удивлялся виденному и, поверив сказанным ему словам, тотчас же взял дочь и поспешил к чудотворной воде. Там он нашел множество людей, черпающих сию воду, крещающихся в ней и получающих исцеления от своих болезней. Он спросил их:

– Кого призываете вы, омываясь этой водой?

Те ответили ему:

– Мы призываем имя Отца и Сына и Св. Духа, призываем в помощь и святого архистратига Михаила.

Тогда человек тот, возведя очи свои к небу и воздев руки, сказал:

– Отче и Сыне и Святый Душе, – Боже христианский, – помилуй нас! Святый Михаиле, слуга Божий, помоги и исцели дочь мою!

При сем он почерпнул воды из источника и влил ее с верою в уста дочери; тотчас же связанный немотою язык ее разрешился на славословие Божие, и она ясно проговорила:

– Боже христианский, помилуй меня! Святый Михаиле, помоги мне!

Все бывшие там удивлялись силе Божие и, прославляя Св. Троицу, величали помощь святого архистратига Михаила. Еллин же тот, видя, что дочь его исцелилась, чрезвычайно обрадовался и немедля крестился вместе со своею дочерью и всеми домашними своими, пришедшими с ним. В знак своей благодарности он построил над чудотворным источником прекрасную церковь во имя святого архистратига Михаила, Воеводы небесных сил. С великим благолепием украсив сию церковь и не мало помолившись в ней, еллин тот возвратился к себе домой.

В 90-й год от построения сей церкви пришел туда из Иераполя десятилетний отрок, по имени Архипп; родители его были ревностными христианами и воспитали сына в благочестии. Архипп стал жить при церкви св. архистратига Михаила, исполняя при ней пономарскую службу. Отрок сей начал руководствоваться в своей жизни таким правилом: с того времени, как он поселился при той церкви, служа Богу, он ничего не внушал из мирских кушаний и питий: ни мяса, ни вина, даже хлеба он не ел, но питался одною пустынною зеленью, которую сам собирал и варил; пищу принимал он один раз в неделю и то без соли, питием же для него служило лишь незначительное количество воды. Чрез такое воздержание сей отрок умертвил свою плоть, и в таких добродетелях неизменно пребывал от юности до самой старости, всею душою приобщаясь Богу и уподобляясь житию бесплотных. Одежда его была очень бедна: он имел только два вретища9, из которых одно носил на теле, а другим покрывал свою постель, устланную острыми камнями. Он покрывал ее вретищем для того, чтобы входившие в его жилище не видали, что он спит на острых камнях; изголовьем же для него служил небольшой мешок, наполненный тернием. Такова была постель сего блаженного подвижника. Сон же и отдых его состоял в следующем: когда он чувствовал потребность во сне, то ложился на камнях и остром тернии, – так что это было скорее бодрствование, чем сон, и отдых его был более мучением, чем покоем. Ибо какой отдых для тела – лежать на твердых камнях, и что за сон, когда голова почивает на остром терновнике? Каждый год Архипп переменял свою одежду: тем вретищем, которое носил на теле, он покрывал свою постель, а которое было на постели, он надевал на себя; по прошествии года он опять переменял те вретища. Так, не имея покоя ни днем, ни ночью, он умерщвлял свое тело и соблюдал свою душу от сетей вражиих. Проходя столь тесный и прискорбный путь жизни, блаженный Архипп, взывая к Богу, молился:

– Не попусти мне, Господи, порадоваться на земле суетною радостью, да не увидят глаза мои никаких благо мира сего, и пусть не будет для меня никакой отрады в сей временной жизни. Исполни, Господи, очи мои слез духовных, дай сокрушение в сердце моем, и благоустрой пути мои, дабы мне до конца дней моих умерщвлять плоть мою и поработить ее духу. Какую пользу принесет мне сия бренная плоть моя, созданная из земли? Она, как цветок, утром расцветает, вечером же засыхает! Но дай мне, Господи, усердно трудиться над тем, что полезно для души и для жизни вечной.

Так молясь и так поучаясь, блаженный Архипп стал уподобляться ангелу Божию, проводящему небесное житие на земле. И не о своем только спасении заботился святой, но и о спасении других, ибо многих неверных обратил он ко Христу и крестил их. Нечестивые еллины, видя всё это, завидовали блаженному Архиппу и, не терпя преславных чудес, являемых от святого источника, возненавидели жившего там сего праведного мужа. Часто они нападали на св. Архиппа, терзали его за волосы и за бороду и, повалив на землю, топтали ногами и, после различных истязаний, выгоняли оттуда. Но, будучи тверд духом подобно адаманту10, блаженный Архипп всё сие мужественно претерпевал от идолопоклонников и не отступал от святого храма, служа Богу в святости и незлобии своего сердца и заботясь о спасении душ человеческих.

Однажды нечестивые еллины, собравшись во множестве, говорили между собой:

– Если мы не засыплем землею сей источник и не убьем того человека, одетого в рубище, то все боги наши будут совершенно унижены из-за исцеляющихся там.

Вслед затем они пошли, чтобы засыпать землею чудотворную воду и убить неповинного человека – блаженного Архиппа. Подойдя к святому месту с двух сторон, – одни из них устремились к церкви и к источнику, а другие поспешили к жилищу блаженного Архиппа, чтобы убить его. Но Господь, пекущийся о судьбе праведных и не дающий их в руки грешников, сохранил Своего раба от тех убийц: внезапно у них омертвели руки, так что они не могли ими и дотронуться до преподобного. От воды же явилось необыкновенное чудо: как только нечестивые приблизились к источнику, тотчас вышел из воды огненный пламень и, устремившись на беззаконных, отогнал их далеко от источника; таким образом беззаконники сии бежали со стыдом от источника и от преподобного Архиппа, не причинив ему никакого зла. Однако, они не вразумились сим чудом: скрежеща зубами, они не переставали хвалиться, что погубят тот источник и церковь, и служителя церковного. На том месте была река, по имени Хрисос, протекавшая по левую сторону церкви. Беззаконники задумали пустить ее на святое место, чтобы святой источник, смешавшись с речной водой, потерял свою чудотворную силу. Но когда они начали приводить в исполнение злой умысел свой и направили течение реки к источнику, чтобы она затопила его, тогда река, по повелению Божию, дала своим струям иное течение и потекла по правую сторону церкви. И опять нечестивые со стыдом возвратились домой.

Были там еще две другие реки, протекавшие с востока и приближавшиеся к тому святому месту на расстоянии трех стадий; имя одной реки Ликокапер, а другой – Куфос. Обе эти реки, встретившись у подошвы большой горы, соединялись вместе и, направляясь в правую сторону, протекали в Ликийскую страну11. Вселукавый диавол внушил нечестивым людям злой умысел: он научил их пустить воды обеих тех рек на чудотворное место, вследствие чего должен был разрушиться храм святого архистратига Михаила, а вода должна была залить св. источник и потопить св. Архиппа. Местность же сия была очень удобна для направления туда воды, ибо реки выходили с вершины горы, а церковь была в самом низу. Сговорившись, нечестивые пришли в великом множестве изо всех городов в селение Лаодикию и отправились к церкви. Близ церковного алтаря находился огромный камень; от сего камня они начали копать глубокий и широкий ров вплоть до той горы, под которой реки соединялись вместе. Затем они прокопали с великим трудом ров, по которому вода могла быть пущена на церковь, и запрудили те реки, чтобы накопилось больше воды; десять дней трудились нечестивые в этом суетном деле. Видя сие дело нечестивых, преподобный Архипп пал в церкви на землю и со слезами молился Богу, призывая в помощь скорого предстателя св. архистратига Михаила, чтобы он сохранил святое место от потопления и не дал порадоваться врагам, старающимся погубить святыню Господню.

– Не отойду от сего места, – говорил блаженный Архипп, – не уйду из церкви, но даже и умру здесь, если Господь попустит потопить сие святое место.

По прошествии десяти дней, когда вода сильно поднялась, нечестивые раскопали то место, по которому вода должна была устремиться по приготовленному для нее пути и пустили реки на святой храм в первом часу ночи; сами же отошли оттуда и стали на высоком месте с левой стороны, желая видеть потопление святого места. Тогда вода, устремившись вниз, зашумела, как гром. Преподобный Архипп, находясь в церкви на молитве, услыхал шум от воды и еще усерднее стал молиться Богу и св. архистратигу Михаилу, чтобы не было потоплено сие святое место и не возвеселились, но посрамились нечестивые враги; имя же Господне да прославится, и да возвеличится ангельская сила и заступничество. И воспел он псалом Давидов:

"Возвышают реки, Господи, возвышают реки голос свой, возвышают реки волны свои. Но паче шума вод многих, сильных волн морских, силен в вышних Господь. Откровения Твои несомненно верны. Дому Твоему, Господи, принадлежит святость на долгие дни" (Пс.92:3-5).

Когда воспевал сие блаженный Архипп, то услышал голос, повелевающий ему выйти из церкви. Выйдя из церкви, он увидел великого предстателя и хранителя рода христианского – святого архистратига Михаила, в образе прекрасного и пресветлого мужа, как некогда он явился пророку Даниилу (Дан., гл. 10). Блаженный Архипп, не будучи в состоянии смотреть на него, от страха упал на землю.

Архангел же сказал ему:

– Не бойся, – встань, подойди ко мне сюда и увидишь силу Божию на сих водах.

Блаженный Архипп встал и, подойдя со страхом к воеводе сил небесных, остановился по повелению его на левой стороне; при сем он увидал огненный столп, поднимавшийся от земли до неба. Когда же вода подошла близко, Архистратиг поднял правую руку и, изобразив крестное знамение на поверхности воды, сказал:

– Остановитесь там!

И тотчас же воды обратились назад. Так исполнились слова пророческие: "Видели Тебя воды и убоялись" (Пс.76:17). Реки стали, как каменная стена, и поднялись в вышину, подобно высокой горе. Вслед за сим архистратиг, повернувшись к храму, ударил жезлом в огромный камень, находившийся около алтаря, и начертал на нем крестное знамение. Тотчас послышался великий гром, земля затряслась и камень разделился надвое, образовав в себе громадное ущелье. При сем архангел Михаил произнес следующие слова:

– Да уничтожится здесь всякая сопротивная сила и да получат здесь избавление от всяких зол все приходящие сюда с верою!

Сказав сие, он велел Архиппу перейти на правую сторону. Когда преподобный перешел туда, то святой Михаил громогласно возгласил водам:

– Войдите в сие ущелье!

И тотчас воды с шумом потекли в каменную расселину и с тех пор постоянно текли сим путем сквозь камень. Враги, стоявшие на левой стороне и ожидавшие увидеть потопление святого храма, от страха окаменели. Сохранивши от потопления свой храм и преподобного Архиппа, святой архистратиг Михаил взошел на небо, и блаженный Архипп возблагодарил Бога за то преславное чудо прославлял великого хранителя, архистратига Михаила, за его великое заступление. Тогда все противники устыдились, у верующих же была великая радость, и они, приходя к ангельскому храму и чудесному источнику, вместе с преподобным Архиппом воздавали хвалу Богу. С того времени постановили праздновать тот день, в который совершилось чудо чрез явление ангела. Преподобный Архипп прожил много лет на том месте, усердно работая Богу, и скончался в мире, будучи 70-ти лет от рождения своего. Верующие погребли его на том же самом месте, которое за вышеупомянутое чудо названо "Хони", т.е. погружение12, потому что там воды погрузились в камень.

Следует также упомянуть и о других чудесах святого архистратига Михаила, благодетеля христианскому роду.

Между Адриатическим морем и горою, называемою Гарган13, есть город Сипонт, отстоящий от горы за 12 тысяч стоп14. В том городе был один богатый человек, стада которого паслись под горою Гарган. Однажды у него пропал один вол, отставший от стада. Долго отыскивал он со своими рабами этого вола и наконец нашел его на вершине горы у дверей одной пещеры. Разгневанный и усталый от поисков, человек тот взял лук и стрелу и пустил ее в своего вола с тем, чтобы убить его. Внезапно стрела, обернувшись назад, поразила стрелявшего. Бывшие с ним, видя то, убоялись и, не смея приблизиться к той пещере, возвратились в город и рассказали том о случившемся. Узнав об этом, епископ того города обратился с молитвой к Богу, прося Его открыть ему тайну сию И вот явился ему в видении архангел Михаил и возвестил, что он избрал то место себе, хранит его и желает  часто посещать его и помогать людям, приходящим туда с молитвою. Епископ возвестил о сем видении людям и предписал всему городу трехдневный пост, после которого пошел вместе с клиром своим и со всем народом к той горе. Поднявшись на нее, они нашли в камне пещеру с тесным входом и не осмелились войту внутрь, но совершили моление перед дверью. С тех пор туда часто стали приходить люди и молиться там Богу и святому архистратигу Михаилу.

Однажды неаполитане15, будучи еще неверующими, собравши свои войска, неожиданно подошли к городу Сипонту с тем, чтобы взять его и разорить. Граждане были в великом страхе. Тогда епископ заповедал жителям того города трехдневный пост и молитвы об избавлении от окружающих их врагов. Перед наступлением дня, назначенного врагами для окончательного разорения города, воевода сил небесных, св. архистратиг Михаил, явился в видении епископу и сказал:

– Завтра в 4 часу дня вели своим гражданам вооружиться и выйти из города против врагов, а я приду на помощь вам.

Проснувшись, епископ сказал о сем видении всем людям и весьма обрадовал их предреченной Богом победой над язычниками. Когда же наступил 4-й час дня, послышался сильный гром и, поднявши глаза, все увидали облако, сходящее на гору Гарган. В то же время появились, как некогда на Синае (Исх., гл. 19(, огонь, дым, молния и гром, так что вся гора заколебалась и покрылась облаками. Враги, увидав сие, устрашились и обратились в бегство; граждане же, уразумев, что на помощь им пришел благой хранитель и скорый заступник их св. архангел Михаил со своими небесными воинами, открыли городские ворота и погнались за врагами, поражая их, как стебли; они преследовали их сзади, святой же архистратиг Михаил поражал их с высоты громом и молнией; умерших в тот день от грома и молнии было 600 человек. Граждане Сипонта преследовали врагов до Неаполя и, с помощью воеводы небесных сил победив их, с торжеством возвратились в свой город. С того времени неаполитане, познавши крепкую десницу Всесильного Бога, приняли святую веру. Сипонтийские же граждане, собравшись все с епископом и с клиром, пошли к горе, на которой было грозное явление, желая воздать там благодарение Богу и помощнику своему, святому архистратигу Михаилу в всем небесным силам. Когда они приблизились к дверям той пещеры, то нашли на мраморе след небольшой человеческой ноги, так же хорошо оттиснутый, как бы на болотистой земле. Тогда сказали они между собою:

– Вот, по истине святой архистратиг Михаил оставил здесь знак своего посещения, ибо он сам здесь был, избавляя нас от врагов наших.

Поклонившись, они целовали тот след и, совершивши молебное пение, радовались, что имеют такого хранителя и заступника себе, и воздавали благодарение Богу. На том месте они решили выстроить церковь во имя святого архистратига Михаила. Когда они приступили к постройке, то архистратиг Михаил опять явился епископу и сказал:

– Не следует вам заботиться о церковном здании: я без вашего труда приготовил там себе храм, только войдите в него. Ты же на другой день соверши в нем святую литургию и причасти верующих Св. Божественных Таин.

После сего видения епископ повелел всем людям приготовиться к причащению Св. Таин и пошел вместе с ними, совершая молебные пения. Когда они пришли на то святое место, где отобразились на мраморе святые стопы, то нашли в камне вытесанную небольшую церковь, в виде пещеры; стены у нее были не гладкие, вышина же ее была различна: в одном месте можно было достать головой, а другом невозможно было и рукой достать. – Из сего стало понятно людям, что Бог ищет в церкви не камней драгоценных, а чистого сердца. Престол в сей церкви был покрыт пурпуровым покрывалом; епископ совершил на сем престоле святую литургию и причастил верующих Пречистых Таин. В алтаре же на северной стороне сверху стала истекать вода – чистая, вкусная, очень светлая и чудотворная, вкушая которую все болящие, по причащении Святых Таин, получали исцеление, и многие иные бесчисленные чудеса совершались в той церкви по молитвам св. архистратига Михаила. Епископ выстроил при церкви келлии и поместил там священников, диаконов, певцов и чтецов. чтобы в ней ежедневно была отправляема церковная служба во славу Богу и в честь св. архистратига Михаила.

Упомянем еще о чуде, бывшем на Афонской горе16. ВО времена благочестивых болгарских царей жил один богатый и знатный человек, по имени Дохиар. Некогда он, желая благоугодить Богу, пожелал быть иноком. Взяв много золота, пошел он на святую гору посетить тамошние монастыри и поискать себе удобного для поселения места. Обойдя многие монастыри и раздав много милостыни, он вышел из лавры блаженного Афанасия и направился от Солуни17 по берегу моря. Здесь он нашел очень красивое место с вкусной водой и богатой растительностью; жителей на этом месте еще никого не было. Место сие ему очень понравилось, и он задумал здесь поселиться и выстроить монастырь. Усердно взявшись за дело, он вскоре привел в исполнение свое желание. Сначала он выстроил прекрасную церковь во имя святителя Николая, а потом устроил монастырь и оградил его каменными стенами. Приведя всё сие в надлежащий порядок, сам он принял в том монастыре иноческий образ. Но при множестве построек, золота его оказалось недостаточно, так что он не мог украсить церковь с подобающим благолепием. Возложив надежду на помощь Божию, он говорил:

– Если Господь Бог захочет прославить сие место, то Сам Он промыслит об украшении церкви; да будет Его воля!

Против святой горы есть остров, называемый Луг, находящийся на расстоянии одного дня морского пути; там жили пастухи и пасли скот, ибо то место было очень удобно для пастбищ. На этом острове был поставлен в необитаемом месте высокий каменный столб; на столбе стоял каменный идол, на котором было написано по-гречески: "Всякий ударивший меня вверх найдет множество золота". Многие пытались узнавать: правда ли это, – и били по голове идола, но ничего не находили. Случилось же в то время одному юноше, близ означенного столба, пасти волов; юноша был очень разумен и грамотен. Прочитав надпись, сделанную на столбе, он ударил идола по голове, как то делали и другие, чтобы найти золото, – однако ничего не нашел. Потом он подумал, что, быть может, золото зарыто в земле и, при захождении солнца, заметил, где кончается на земле тень от этого столба и в том месте, где кончалась тень от головы идола, он начал копать землю, ища сокровища, но и здесь ничего не нашел. Когда же взошло солнце, он опять стал смотреть, где кончается тень от столба, и там стал копать. Когда он копал, то услыхал на том месте какой-то звук и, поняв, что на этом месте скрыто сокровище, стал еще усерднее копать и дорылся до жерновного камня, настолько большого, что ему невозможно было и поднять его. Протяну руку сквозь скважину камня, он нашел там много золота и в раздумье не знал, что ему с ним делать.

– Если я кому-нибудь расскажу о золоте, – думал он, – то как бы меня не убили из-за него.

Бог же, внимая молитвам вышеупомянутого старца, заботившегося об украшении святого храма, внушил юноше, чтобы он шел на святую гору в одни из монастырей и рассказал бы игумену о найденном сокровище. Юноша так и сделал. Взяв несколько золотых монет в удостоверение своей находки, он пришел в селение, лежавшее близ моря и нанял там человека, который бы перевез его к святой горе. По усмотрению Божию, он остановился в пристани вышеупомянутого, вновь выстроенного монастыря, названного по имени его строителя Дохиар. Перевозчик возвратился в свое селение, а юноша пошел в тот монастырь. Увидав там игумена, он рассказал ему подробно о найденном им сокровище. Игумен уразумел в этом дело Божие; он позвал трех иноков и, передав им слышанное от юноши, послал их вместе с ним, чтобы они принесли найденное золото в монастырь. Иноки поспешно отправились на лодке и приплыв к острову, дошли до того столба, около которого было зарыто золото. Когда они отвалили жерновный камень, то под ним нашли котел, полный золота, и весьма обрадовались. Но исконный враг рода человеческого, ненавистник всего доброго, диавол, вложил одному из этих иноков неприязненную мысль, и тот сказал другому иноку:

– Брат, какая нужда нам нести сие золото к игумену! Бог послал его нам: на это золото мы сами построим себе жилища и воздвигнем монастырь.

Когда же другой возразил ему: "Как мы скроем это золото?" – то он отвечал:

– Всё это в нашей воле: мы можем бросить сего юношу в море, и тогда против нас не будет никаких свидетелей.

Сговорившись так, они сказали о том третьему иноку; но тот, будучи богобоязненным, сказал:

– Нет, братия, не смейте этого делать: не губите отрока, а вместе и свои души из-за золота.

Но они, не слушая его увещания, стали принуждать его быть единомысленным с ними, и наконец сказали:

– Если ты не будешь с нами заодно, то мы и тебя погубим вместе с отроком.

Брат, видя их непреодолимое злое намерение, устрашился, чтобы они и его не погубили, и сказал:

– Если вы так решили, то делайте, как хотите; я же клянусь именем Божиим, что никому о сем не расскажу и не потребую от вас золота.

Итак, утвердив свое слово клятвою, он молчал. Они же, взяв золото и тот камень, которым золото было прикрыто, внесли его в лодку и, сев в нее вместе с отроком, поплыли к монастырю. Когда они были на глубоком месте, то напали на отрока и начали привязывать ему на шею камень. Отрок, поняв, что они хотят с ним делать, начал с плачем и рыдание умолять их, чтобы они не губили его, но безуспешно: нечестивые те черноризцы, имея окаменелое сердце и златолюбивую душу, не убоялись Бога, не умилились слезами отрока и не послушали его смиренной мольбы; схватив отрока, они бросили его с камнем в глубину моря, и он тотчас же пошел ко дну. Была же ночь, когда происходило это злодеяние. Милосердый Бог, взиравший с высоты на горькое рыдание отрока и видевший неповинное его утопление, послал хранителя рода человеческого святого архистратига Михаила, чтобы он взял утопленного со дна моря и принес бы его живым в церковь. Так сие и совершилось. Внезапно отрок оказался близ св. трапезы с камнем, повешенным на его шее. Когда наступило время служения утрени, то екклисиарх18 вошел в церковь, чтобы зажечь свечи и начать звонить к утреннему богослужению. В сие время он услыхал в алтаре человеческий голос и стон; он очень испугался и пошел рассказать о сем игумену. Игумен назвал его трусливым и малодушным и велел ему опять идти в церковь. Придя туда вторично, он опять услыхал тот же голос и снова возвратился к игумену. Тогда игумен сам пошел с ним в церковь и, услыхав голос, вошел в алтарь; там он нашел отрока, лежавшего близ св. трапезы с привязанным к его шее камнем; с одежды же его текла морская вода. Игумен узнал отрока и спросил:

– Что случилось с тобою, сын мой, и как ты попал сюда?

Отрок как бы пробудился от сна и сказал:

– Те лукавые иноки, которых ты послал со мною за найденным золотом, привязав этот камень на мою шею, выбросили меня в море. Погрузившись на дно, я увидал двух мужей, сиявших как солнце, и услыхал их беседу между собою; один говорил другому: "Архангел Михаил! принеси сего отрока в монастырь Дохиар!" Выслушав сие, я пришел в беспамятство, и не знаю, как очутился здесь.

Услыхав рассказ отрока, игумен удивился и прославил Бога, творящего дивные и преславные чудеса. Потом он сказал отроку:

– Останься, сын мой, на этом месте до утра, пока не будет обличена злоба.

Затем вышел оттуда и, затворив церковь, наказал екклисиарху, чтобы он никому не рассказывал о сем, утреню же игумен велел служить в притворе. При сем он прибавил екклисиарху:

– Если кто скажет: почему не в церкви, а в притворе поется утреня? – то отвечай, что так велел настоятель.

С наступлением утра, убийцы те подошли к монастырю, а золото они спрятали в другом месте. Увидав их, игумен вместе с прочими братиями, вышел к ним навстречу и спросил:

– Посему вчера вы пошли четверо, а теперь возвращаетесь трое? – где же четвертый?

Они на это с гневом отвечали:

– Отче, отрок обманул и тебя и нас, сказав, что нашел золото; ничего он не мог показать нам, ибо и сам ничего не знает и со стыда куда-то скрылся; мы долго искали его, но не могли найти и одни возвратились к тебе.

Игумен, сказав на это: "Да будет воля Божия", – пошел с ними в монастырь. Приведя их в церковь, где лежал юноша, с одежды которого еще текла вода, он показал им его и спросил:

– А сей кто такой?

Увидав юношу, они пришли в ужас, и стояли, как окаменелые: долго они не могли ничего ответить, но наконец, хотя и против воли, признались в своем злодеянии и рассказали, где они скрыли найденное золото. Тогда игумен послал более верных братий, и они принесли найденное золото в монастырь. Слух о чудесном сем событии прошел по всей святой горе: иноки изо всех монастырей сошлись, чтобы видеть сие преславное чудо. Составив собор, они переименовали ту церковь во имя святого архистратига Михаила, а во имя святителя Николая Чудотворца выстроили другую церковь. Тех двух лукавых убийц прокляли и выгнали из обители, третьего же инока, который не соглашался на потопление отрока и отказался от злодеяния, признали невиновным. Избавленный от потопления отрок облекся в иноческий образ и стал добрым подвижником и строгим иноком. После сего игумен на принесенное ему золото благолепно украсил церковь и выстроил вновь весьма красивый притвор; камень же, с которым было известно всем явленное чудо. Когда игумен преставился, то вместо него был поставлен игуменом избавившийся от потопления инок. Прожив богоугодно, и он перешел ко Господу, носимый руками св. архистратига Михаила, как прежде перенесен был им же из моря в церковь.

За всё сие прославим Отца, Сына и Святого Духа, и возвеличим во веки св. архистратига Михаила.

Тропарь архистратигу, глас 4:
Небесных воинств архистратиже, молим тя присно мы недостойнии, да твоими молитвами оградиши нас кровом крил невещественныя твоея славы, сохраняя нас припадающих прилежно, и вопиющих: от бед избави нас, яко чиноначальник вышних сил.
Кодак, глас 2:
Архистратиже Божий, служителю божественныя славы, ангелов начальниче, и человеков наставниче, полезное нам проси, и велию милость, яко безплотных Архистратиг.

АКАФИСТ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p1892
_____________________________________________________________________________
1 Колоссы – город в юго-западной части Фригии, при реке Ликусе, близ Лаодикии и Иераполя. В 10 год царствования Нерона (64 по Р.Х.) Колоссы были разрушены землетрясением; после снова были выстроены, но уже никогда не достигали прежней славы. Впоследствии назывался Хоны. Нине это небольшая деревенька на одном из скатов горы Хонас, при которой сохранились еще развалины древнего города Колоссы. Одно из посланий Ап. Павла написано к жителям этого города. – Церковь св. Архистратига Михаила с древних времен существовала в этом городе.
2 Иераполь (с греч. священный город) – город в Малой Азии, во Фригии. Он стоял недалеко от г. Колоссы и Лаодикия, почти при соединении рек Меандра и Ликуса. Новейшее название города: Рамбук-Калеси (город хлопчатой бумаги). Иераполь некогда имел епископа, присутствовавшего на первом Никейском соборе в 325 г. В Иераполе, между прочим, как видим из предлагаемого здесь повествования, учил и мученически скончался св. Ап. Филипп.
3 Силоам – источник или водоем Силоамский, и устроенная при нем купальня Силоамская находились на юго-восточной стороне Иерусалима при подошве гор Сион и Мориа. Об источнике Силоамском в Св. Писании упоминается 3 или у раза, и между прочим у евангелистов Иоанна и Луки. (См. Иоан.5:5 и 9:7-11; Лк.13:4).
4 Ехидна – ядовитая змея, величиною около 12 футов и более. Уязвление ее очень опасно и большинстве случаев оканчивается скорою и неизбежною смертью В Св. Писании змеи вообще представляются страшными и опасными животными, с которыми человек постоянно должен жить во вражде. Они служат образом всего того, что, по природе своей, причиняет вред и погибель (Еккл.10:11; Притч.21:31-33; Мф.7:10).
5 Ефес, при Эгейском море, был важный торговый город в Малой Азии.
6 Артемида – иначе Диана – известная языческая богиня у греков, олицетворяла собою луну и считалась покровительницею лесов и охоты. Служение этой богине отправлялось с большим великолепием и блеском; особенно чтили ее в г. Ефесе.
7 В этом месте прор. Исаия указывает на те великие последствия, которыми будет сопровождаться пришествие в мир Спасителя. тогда "целыми потоками потечет (пробьется) вода в пустыне, и поэтому в земле сухой появится дебрь или долина", и тогда "безводная местность превратится в озера и на земле сухой появится источник воды: (так что) там будут веселиться птицы, там будет расти тростник и будут луга".
8 Лаодикия – главный город Фригии, на юго-западе ее, недалеко от города Колосс, при реке Ликусе. Церковь Лаодикийская была одна из семи знаменитых Малоазийских церквей, упоминаемых в Апокалипсисе. В церковной истории Лаодикия известна по бывшему там собору (около 365 г.), оставившему подробные правила касательно порядка Богослужения, нравственного поведения клира и мирян, и различных заблуждений того времени.
9 Вретище – мешок из дерюги или веретья, – рубище, власяница.
10 Адамант (алмаз) – камень, имеющий такую крепость, что чертит прочие камни, сам не получая от того вреда. Это название в церковной литературе придается многим отцам и учителям Церкви, прославившимися твердостью своей веры или характера.
11 Ликия – провинция Малой Азии. Она граничит к северу с Писидиею, к востоку – с Памфилиею, к югу – с Памфилийским или вообще с Средиземным морем, к западу с Кариею. Из городов Ликии в Св. Писании упоминаются Патара и Миры. В Патаре ненадолго останавливался Ап. Павел, возвращаясь после третьего своего путешествия в Иерусалим (Деян.21:1). Города Патара и Миры особенно известны верующим по истории святителя Николая, архиепископа Мирликийского. Патара Ликийская была его родиной, а в Мирах он был епископом.
12 "Хонас" (греч.) – отверстие, впадина, расселина.
13 Гарган – известковая гора на восточном берегу Средней Италии. гора Гарган упоминается у древних дохристианских писателей: Страбона, Мелы, Виргилия и др.
14 Стопа – мера расстояния; по нашему около 4 вершков. 12000 стоп составляют около 2-х верст.
15 Т.е. жителя Неаполя. Неаполь, главный город провинции Итальянского королевства с тем же названием, расположен по северному берегу Неаполитанского залива.
16 Афонская гора – узкий гористый полуостров, вдающийся в Архипелаг. Афонская гора (иначе Афон) – одно из наиболее чтимых святых мест восточного православного мира и ежегодно посещается тысячами богомольцев. В настоящее время на Афоне расположены 20 больших монастырей, несколько скитов и множество отдельных келлий.
17 Солунь (иначе Фессалоники) – столица одной из областей Македонии. В Солуни Апостол Павел проповедовал Евангелие; два из его посланий написаны для жителей означенной области и города.
18 Екклисиарх (греч. начальник храма), обязан был наблюдать за церковным зданием и чистотой в нем, а также порядком богослужения в монастыре, по указаниям церковного Устава.

Мчч. Евдоксия, Зинона и Макария и с ними 1104 воинов (311-312).
Святой Евдоксий жил в царствование Диоклетиана, жестокого гонителя Церкви Божией. Этот император издал нечестивое повеление, запрещающее в его империи поклоняться Единому Истинному Богу и требующее воздавать честь, подобающую Богу, немым бездушным идолам. По обнародовании этого повеления многие из верующих бежали в пустыни и горы, предпочитая лучше жить там со зверями, нежели в городах с беззаконными людьми. Точно так же множество из сановных и знатных людей оставили свои должности и жилища и скрывались в неизвестных местах. Одним из таких был и воинский начальник Евдоксий, верный раб Иисуса Христа; он, оставив свою должность, скрылся с женой и детьми от нечестивых, чтобы избежать царского гнева. Между тем его всюду искали воины, посланные правителем Мелитины, пред которым святой Евдоксий был оклеветан. В одном месте воины, встретив Евдоксия, одетого в бедную одежду, спросили, не знает ли он, где находится начальник войска Евдоксий.
     Святой, уразумев, что его ищут для предания на мучение, сказал им:
     — Пойдемте ко мне в дом, вкусите моего хлеба и отдохните от дороги, — и тогда я покажу вам Евдоксия, ибо я знаю, где он скрывается со своими домашними.
     Воины согласились и пошли к святому мученику.
     Евдоксий, приняв их, хорошо угостил и потом объявил им, что он — тот самый, кого они ищут.
     Воины, удивленные таким поступком святого, отвечали:
     — Ради твоего благодеяния не возьмем тебя, а пославшему нас скажем, что долго искали, но не нашли тебя; ты же скройся, чтобы кто другой не узнал и не объявил о тебе.
     Воины уже собирались уйти, но святой удержал их, говоря:
     — Подождите меня, братия, и я пойду с вами; не подобает мне больше скрываться, ибо Сам Бог зовет меня на мученический подвиг, чтобы и я был исповедником и свидетельствовал о Его святом имени. А если бы хотел Бог, чтобы я не был открыт, то не только вы не встретили бы меня на пути, но даже и не были бы посланы искать меня и мне бы не пришлось встретиться с вами: все случившееся есть знамение Божьего благоволения, чтобы я пострадал за Него даже до пролития крови.
     Потом, призвав свою супругу по имени Василисса, детей, домашних и друзей, Евдоксий сказал им:
     — Было время, когда я скрывался, теперь же время открыться и добровольно отдаться в руки мучителей за Иисуса Христа, Который Сам отдал Себя на страдания за нас; и вот я иду, и как восхотел Господь мой, так и устроит со мной и поможет мне, вас же я оставляю под Его защитой.
     Затем сделав разные распоряжения по дому, святой дал наставления детям своим и рабам, как им жить без него добродетельно, в страхе и любви Божьей, а супруге своей завещал не плакать и не сетовать, когда она услышит о его смерти, но проводить тот день в большой радости и веселье, благодаря Бога, что Он сподобил Своего раба мученического венца.
     Простившись с домашними и надев приличную своему сану одежду, оружие и воинский пояс, как подобало одеваться начальнику войска, святой оставил свой дом, жену и детей, рабов, друзей и все свое имение, покидая все ради любви к Господу своему.
     Трогательна была эта разлука, когда жена мужа, дети отца, друзья любимого друга лишались! Горько все плакали, расставаясь с ним, ибо знали, что ему уже к ним не вернуться. Одно лишь служило утешением в их печали — это то, что Евдоксий хочет страдать за Христа, быть победоносным мучеником и в мученическом венце предстать перед Христом, Господом своим.
     Так распростившись со всеми своими, блаженный Евдоксий отправился в путь с воинами, Василисса же, супруга его, следовала за ним издалека, желая видеть его страдания. С ней шли и два любимых друга Евдоксия Зинон и Макарий, которым также уготован был от Господа мученический венец.
     Когда блаженный Евдоксий был приведен к правителю, этот последний, благосклонно приветствовав его, сказал:
     — Мы призвали тебя, чтобы ты исполнил царское повеление и принес жертвы богам, которым подобает кланяться, более же всего отцу всех богов великому Зевсу и солнцеподобному Аполлону и возлюбленной богине Артемиде1.
     Святой Евдоксий отвечал:
     —Я знаю, что надо приносить жертву Единому, в трех Лицах прославляемому, Богу, создавшему мир и дарующему жизнь и спасение. Ему я и принесу жертву хвалы, а не тем, коих ты называешь богами, тогда как они — деревья и камни и нисколько не отличаются от какой бы то ни было бездушной вещи.
     Правитель снова сказал Евдоксию:
     — Я повелеваю тебе воздать должную честь богам; ты же, как я вижу, не только Богов презираешь, но самого царя считаешь ни во что. Слышал я, что ты какую-то новую веру вводишь и многих совращаешь в нее.
     Говоря так, правитель посмотрел на множество стоящих около воинов и с гневом сказал:
     — Всякий, кто не исполняет царского повеления, будет лишен воинской одежды, как недостойный носить ее; и пусть он знает, что от него будет отнята честь воинского звания.
     Так говорил беззаконный правитель, желая пристыдить святого Евдоксия, ибо он надеялся, что еще не найдется никого противящегося царскому повелению, и Евдоксий один останется непокорным, а посему из стыда послушается царского повеления, чтобы не лишиться чести своего звания. Но вместо этого мучитель сам был посрамлен. Еще во время его речи святой Евдоксий снял с себя пояс, бывший знаком начальнической власти, и бросил его в лицо правителю. Видя это, многие воины, в числе тысячи ста четырех, бывшие тайными христианами, возгоревшись ревностью о Боге, сделали то же самое, что и начальник Евдоксий: снявши воинские знаки, бросили их к правителю, будучи готовы лишиться и самого тела, положив души свои за имя Иисуса Христа.
     Мучитель, увидав такое множество исповедников Христовых, неожиданно открывшихся, пришел в смущение и, прекратив испытание их, тотчас послал к царю Диоклетиану известие о случившемся, прося распоряжения, как ему поступить. Царь вскоре прислал ему в ответ такой приказ: начальников подвергнуть жестоким пыткам, низших же оставить в покое.
     Получив царское повеление, правитель сел на судилище, велел привести к себе Евдоксия, как главного военачальника, и стал опять говорить ему:
     — Советую тебе, Евдоксий, оставить твое злое прекословие и безумное сопротивление и добровольно принести жертву богам; если же ты не согласишься, то должен будешь сделать это против воли, принужденный к тому сильными муками.
     При этом правитель начал пересчитывать заточения, страшные темницы, раны, строгание тела, пытку огнем и прочие жестокие мучения, наводившие ужас при одном только упоминании.
     Мученик отвечал:
     — Ты насмехаешься, правитель, говоря мне это. Я считаю твои муки детским пугалом, ибо я надеюсь на будущее воздаяние, которое получу от щедрого подвигоположника Христа. Боюсь я не того огня, о котором ты упомянул, но того, который никогда не угасает, и скрежета зубов и прочих лютых мук, которые уготованы ослушникам Бога истинного и отвергающим Его. Твои же мучения в сравнении с ними — детские игрушки, а огонь, которым ты мне угрожаешь, холоднее воды по сравнению с огнем геенским...— Меч твой, — продолжал святой, — будет мне ключом от дверей желанного края, где вместо этого видимого, скоро заходящего солнца я увижу свет незаходимый и немерцающий и вместо временных благ наследую блага вечные. Да будет тебе известно, что я не поклонюсь вашим богам, так как великое безумие — почитать за богов деревья, камни, золото и серебро, обделанные рукою художника.
     Слыша такой ответ святого, правитель сказал ему:
     — В безумном ответе твоем виновата моя снисходительность, с которой я позволяю тебе так дерзко бесчестить богов, царя и меня; свое бесчестие я еще могу перенести, но бесчестие богов и царя больше невозможно терпеть.
     После этого правитель велел растянуть святого за руки и за ноги и бить немилосердно твердым ремнем, потом повесить и строгать его тело острыми железными орудиями. После этих мучений святого бросили в темницу.
     По прошествии нескольких дней снова привели его на допрос, причем мучитель нашел Евдоксия столь же непоколебимым в вере, как и раньше, подобно несокрушимому столбу и неприступному городу; посему он повелел бить мученика железными прутьями по шее и вывернуть из суставов все его члены, каковое мучение было тяжелее самой смерти. После этого мучитель осудил Евдоксия на усечение мечом.
     В то время, когда вели святого на место казни, святой мученик так молился: «Боже, призревший на жертвы Авеля и Авраама, милостиво принявший долготерпение многих мучеников, призри милосердым Твоим оком и на мою жертву и не отвергни моей крови, которую я с теплотою душевною от любящего сердца приношу Тебе.
     Молясь так, Евдоксий увидал свою супругу, которая с плачем следовала за ним, и спросил ее, сделано ли все так, как он заповедал, и велел ей только по усекновении его взять его тело и похоронить на месте называемом Амимна; потом снова дал ей наставление — не плакать о его смерти, но почтить день тот светлой одеждой и украситься разными драгоценностями.
     Увидав затем друга своего Зинона, плачущего о нем, Евдоксий и ему сказал:
     — Возлюбленный Зинон, не плачь: Бог, Которому мы служим, не разлучит нас, но как бы в одной ладье мы переплывем вместе в жизнь вечную.
     Эти слова так сильно подействовали на Зинона, что он начал громко восклицать:
     — И я — христианин, и я исповедую Христа и хочу умереть за Него.
     Тотчас он был схвачен нечестивыми слугами, и о нем было доложено правителю. Последний повелел и его вместе с Евдоксием казнить мечом. Когда их привели на место казни, то сначала был усечен мечом Зинон, в то время как Евдоксий молился о нем; так предпослав друга своего на небо, Евдоксий преклонил голову под меч и принял блаженную кончину.
     Вместе с ними были усечены и другие мученики, с дерзновением исповедавшие Христа, и тела их брошены были без погребения. Василисса же, супруга Евдоксия, взяв безбоязненно тело его, с честью погребла на том месте, на каком он сам указал.
     За такой поступок она была схвачена и приведена к правителю, пред которым ясно исповедовала Бога и ругала идолов и почитателей их, желая тем же путем мучения скорее последовать за мужем к Господу.
     Однако мучитель сказал ей:
     — Знаю, что ты желала бы пойти за твоим мужем, чтобы иметь похвалу от галилеян (т.е. христиан), но хотя ты и достойна смерти, я не умерщвлю тебя.
     Василисса на это сказала мучителю:
     — Господь мой Иисус Христос ведает это мое желание и примет его вместо самого дела; если я и не буду замучена тобою, все же не лишусь блаженства с мужем моим у Господа Бога.
     После таких слов правитель прогнал ее от себя. Спустя семь дней явился ей во сне святой Евдоксий и сказал:
     — Скажи нашему другу и домоправителю Макарию, чтобы он шел на судилище и последовал нашему примеру; мы его ждем.
     Лишь только Василисса сказала об этом видении Макарию, он тотчас отправился к правителю и объявил себя христианином и учеником Евдоксия. Правитель, увидав его и услыхав от него столь смелое исповедание, повелел и ему отрубить голову мечом2.
     Так и Макарий отошел за Евдоксием и Зиноном к доброму подвигоположнику Христу, Господу нашему. Угодила Ему и Василисса, скончавшись в истинной вере, и предстала среди сонма святых перед престолом славы Божьей, прославляя Отца и Сына и Святого Духа во веки. Аминь.
     Прим.
1 Зевс или Юпитер почитался у греков и римлян главным божеством, отцом богов и людей, повелителем неба и земли, грома и молнии, ветров и дождей.
2 Мученическая кончина святого Евдоксия, Зинона и Макария последовала в 311 году. В Константинополе префектом (начальником города), в царствование Константина Великого, был построен храм в честь святого мученика Евдоксия.

(Свт. Димитрий Ростовский)

Мчч. Ромила и с ним 11000 воинов (ок. 107-115).
Святой Ромил жил в царствование императора Траяна1 и был первым вельможею во всем царском доме.

Случилось, что Траян, находясь со множеством своего войска в восточных странах, для покорения себе иверов, савроматов, арабов и других народов2, вздумал пересчитать своих воинов, и нашел среди воинских полков одиннадцать тысяч человек, исповедовавших Христа и отвергавших поклонение идолам. Всех их Траян с позором отослал в Армению, надеясь, что это заставит их отречься от Христа и принести жертвы идолам, и они снова вернутся в свое воинское звание и получат прежнюю воинскую честь.

Тогда Ромил, как военачальник, пришел к царю и укорял его в безбожии и безрассудстве, в том, что он, вышедши на войну, сам уменьшает свое войско; себя же Ромил исповедовал христианином, готовым умереть за имя Иисуса Христа, Господа своего.

Траян сильно разгневался на святого, повелел его жестоко бить и осудил на смерть. Тогда же усечена была честная глава святого мученика3. Посланные в заточение христиане также были умерщвлены разными способами: девять тысяч из них были распяты в пустыне около горы Арарат в Армении, остальные же умерли в других мучениях.
_________________________________________________________________________
1 Траян – римский император, царствовал с 98 по 117 г. по Р.Х. Один из лучших римских императоров. Однако и он преследовал христиан и издал два закона, немало повлиявшие на начало открытых гонений на христиан: один из них запрещал всякие тайные собрания, вторым – узаконялось предавать казни все, оказавших упорное нежелание принести жертву языческим богам, по причине исповедания христианской веры.
2 Иверы – нынешние грузины. Савроматы или сарматы жили по соседству с иверами от Кавказа и Каспийского моря и далее на восток; арабы – на Аравийском полуострове.
3 Блаженная кончина святого мученика последовала около 107 года или 115 года, в то время когда император Траян находился со своими войсками на востоке.

Прп. Архиппа (IV).
Преподобный Архипп, сын благочестивых христиан из города Иераполя, в возрасте 10 лет пришел на поклонение в храм Святого Архистратига Михаила и остался при храме навсегда исполнять пономарское служение. Он вел суровый, аскетический образ жизни, пребывая постоянно в посте и молитвах; многих язычников, приходивших ко святому источнику, он убедил принять святое Крещение, оставить языческое нечестие, обратившись к Единому Истинному Богу и Спасителю Иисусу Христу. Упорные язычники во главе с идольскими жрецами неоднократно покушались убить святого Архиппа, но Господь каждый раз спасал его из их рук. Наконец, язычники задумали уничтожить храм и одновременно погубить и Архиппа, затопив местность, где стоял храм и где истекал целебный источник. Видя приготовления к этому злодеянию, святой Архипп твердо решил не покидать святое место и усердно молился Богу и Архистратигу Михаилу о сохранении храма и источника. Господь услышал его молитву, и святой сделался свидетелем великого чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хонех (IV) Чудесно избавленный от смерти, святой Архипп прожил неотлучно при храме до маститой старости и мирно скончался 70-ти лет от роду. Христиане похоронили святого в Хонех, на месте его подвигов.

Мчч. Кириака, Фавста пресвитера, Авива диакона и с ним 11-ти мучеников (ок. 250).
Сии святые мученики пострадали при императоре Декие1, в Александрии2, в то же гонение, во время которого замучены были св. Фабиан3, папа римский, и св. Александр Александрийский4. Их привели к правителю города Валерию, и они за свое твердое исповедание имени Христова и за смелое обличение идольской лести и суеты были усечены мечом. С ними убиты были еще 11 мучеников. Некоторые александрийские христиане взяли их мощи и благоговейно положили в своем городе, во славу истинного Бога нашего Христа.
_______________________________________________________________________
1 Декий – жестокий гонитель христиан; царствовал с 249 по 251 г.
2 Александрия – знаменитый по своей образованности, политическому значению и торговле город, основанный Александром Великим в Египте около 333 г. до Р.Х.
3 Св. Фабиан – папа римский в 236-250 гг.
4 Св. Александр – патриарх Александрийский в 212-250 гг.

Сщмч. Кирилла, еп. Гортинского (III-IV).
http://s40.radikal.ru/i087/0909/b6/eed59837b7b0.jpg

Сей блаженный Кирилл жил в царствование императора Максимиана, при игемоне (правителе) Агриппине. Украшенный всеми добродетелями, прожил он всего девяносто пять лет. Однажды отправился он, в сопровождении двух своих слуг, Феофана и Феоктириста, в один монастырь. По дороге туда он увидел, как язычники приносили в жертву идолам волов и овец; вздохнул он о таком безумии и обличил идолопоклонников. За это они схватили его и посадили в темницу. Когда святой Кирилл в полночь молился здесь Богу, то услышал такой небесный голос: "Кирилл, иди в Рим!" На следующее утро двери темницы оказались открытыми, а все идолы вокруг лежали разбитыми. Св. Кирилл дошел до монастыря и здесь увидел в видении преподобного Филоксена, который сказал ему: "Ты получишь два венца, – один святительский, а другой мученический". Затем святой пошел в Рим и здесь утвердил верующих своею проповедью. Когда началось гонение, он вознамерился идти в Иерусалим. По дороге туда, на острове Малеоне, явился ему муж в белых одеждах и повелел ему не миновать острова Крита, что он и исполнил. В городе Критском Гортине его поставили епископам; ему было тогда шестьдесят лет от роду. Когда снова началось гонение на христиан, святителя повели на суд к игемону (правителю), который стал уговаривать его отречься от Христа, и так как св. исповедник не захотел склониться на его увещания, то осужден был на усечение мечом. Тогда ложили в уста его конские удила и, посадивши на повозку (так как он не мог от старости ходить), повезли его. Когда довезли его до места, называемого Ракса, с неба послышался голос: "Доселе!" Повозка остановилась, и святому усечена была глава.

Прп. Давида (VI).
Святой и преподобный Давид был прежде разбойником и, живя в пустыне Ермопольской1, причинял много зла, многих убивал и был так злобен и жесток, как никто другой. Под своим начальством он имел человек более тридцати, разбойничавших вместе с ним. Однажды, сидя с ними на горе, раздумался он о своей жизни и вспомнив, сколько зол и бедствий причинил он людям, весьма убоялся Бога. Оставив всех бывших с ним разбойников, он пошел в монастырь.

Когда Давид постучался в ворота, вышел привратник и сказал ему:

– Чего ты хочешь?

Давид ответил:

– Хочу быть черноризцем.

Привратник пошел и поведал о нем игумену. Игумен вышел к нему, но видя, что он человек старый, сказал:

– Не можешь ты быть здесь, потому что братия много трудятся и живут великом воздержании; ты же иного нрава и заповедей монастырских не можешь исполнить.

Давид продолжал умолять принять его в монастырь.

– Всё, – что прикажете мне, сделаю, – говорил он, – только примите меня.

Игумен отказывался, говоря:

– Не можешь ты жить с нами.

Тогда Давид сказал игумену:

– Знай, отче, что я – Давид, начальник разбойников; пришел же к вам для того, чтобы оплакивать грехи мои. Если же ты не захочешь принять меня, то клятвенно обещаю вам, что пойду обратно, приведу с собой своих разбойников и всех вас перебью и разорю монастырь ваш.

Услышав это, игумен принял Давида в монастырь и постриг его в иноческий чин. И начал Давид подвизаться в воздержании и обучать себя смирению. В скором времени он превзошел добродетелями прочих черноризцев в монастыре и служил всем на пользу своим житием и словом.

Однажды, когда Давид сидел в келлии, ему явился архангел Гавриил, говоря ему:

Давид, Господь простил грехи твои, и будешь ты отныне творить чудеса.

Давид отвечал ангелу:

– Не могу поверить, что так скоро простил мне Господь грехи мои, ибо они весьма тяжки и многочисленнее песка морского.

Архангел сказал ему:

Я – Гавриил архангел, который не пощадил и Захарию2, когда тот не поверил словам моим, но связал язык его в наказание, чтобы он уверовал сказанному мною. Тебя ли пощажу? Итак, отныне будешь нем!

Давид поклонился и сказал ангелу:

– Когда я был разбойником, творил беззаконные дела и много проливал крови, тогда ты мне не связывал языка, не возносившего славы Богу. А теперь, когда я восхотел служить Господу и приносить Ему хвалу, ты связываешь язык мой, чтобы не произносить мне слов!

Тогда ангел сказал:

– Говори, но только тогда, когда славишь Бога и молишься Ему во время правила, а всё остальное время да будешь безмолвен!

Так наказав его, Ангел отошел от него. Давид воздал благодарение Богу о прощении согрешений своих. После сего он благодатью Божиею сотворил много чудес: слепым возвращал зрение, восставлял хромых, исцелял бесноватых. Воспевал он песнопения Богу в церкви на молитве, но никаких других слов произнести не мог. Прожив таким образом много лет всем в назидание, он преставился ко Господу3, и ныне, предстоя Ему, немолчно молится о нас.

Молитвами его да получим и мы милость Господа. Аминь.
_________________________________________________________________________
1 Пустыня Ермопольская находилась в Египте и получила свое наименование от древнеегипетского города Ермополя.
2 Здесь разумеется священник Захария, отец св. Иоанна Предтечи. См. Лк.1:11-22.
3 Жил и скончался в VI в.

+1

47

...............ПРОДОЛЖЕНИЕ....

Собор новомучеников и исповедников Казахстанских.
http://imglink.ru/pictures/18-09-10/b6e5ea3d6bd0510314a35da705c7217d.jpg

ОБРАЩЕНИЕ
Главы Митрополичьего Округа в Республике Казахстан,
Митрополита Астанайского и Казахстанского Александра
к архипастырям, пастырям и всем верным чадам
Православной Церкви Казахстана
в день празднования Собора новомучеников и исповедников,
в земле Казахстанской просиявших
ПОЛНЫЙ СПИСОК ИМЕН (147) http://nikolski.kz/list.htm

Всечестные архипастыри, дорогие отцы, братья и сестры!

ХХ век – период небывалых в истории гонений на Русскую Православную Церковь.  Гонения, начавшись с конца 1917 года, приняли массовый и ожесточенный характер уже в 1918 году, когда был принят декрет об отделении Церкви от государства, поставивший Церковь в бесправное положение. Системные жесточайшие гонения на верующих длились в течение всего советского периода, т.е. семидесяти лет. Но это же время явило миру сонм мучеников, исповедников и подвижников благочестия, которые воплотили своей жизнью высочайший нравственный идеал христианства и дали нам образец нравственного совершенства, мужества, незамутненного видения вечного смысла жизни. Их жизнь, их твердое стояние за веру явились «солью земли» (Мф.5, 13) и «светом миру» (Мф.5, 14), помогли Церкви пройти этот исторический отрезок времени.

Большевистский террор в Казахстане коснулся, прежде всего, верующих людей, первым мучеником из числа которых стал епископ Вернеский и Семиреченский Пимен (Белоликов; †16.09.1918). В те же лихие годы были уничтожены самые авторитетные и ревностные труженики на ниве Христовой. Подверглись осквернению и разрушению материальные памятники христианской культуры: монастыри, храмы, часовни, церковные школы и библиотеки. В период изъятия церковных ценностей безвозвратно утрачены прекрасные образцы православного искусства: богослужебные сосуды, чудотворные иконы, древние книги, облачения священнослужителей.

Нескончаемыми эшелонами были вывезены в Казахстан лучшие люди из всех республик СССР, среди которых – множество духовенства, монашествующих и мирян. Пройдя все круги ГУЛАГа, претерпев страшные мучения, они взошли на Небо.

Для тех же, кто не был убит, Казахстан стал второй родиной. Преподобный Севастиан Карагандинский, святитель Николай Алма-Атинский и старец-митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов; †4.09.1975) полюбили эту землю и остались здесь служить Богу и людям.

Все мученики и исповедники Казахстана ХХ века – это неувядающая слава Церкви Христовой, это та духовная основа, на которой возрождается ныне церковная жизнь во всей полноте: строятся храмы, осуществляется миссионерское, молодежное, социальное, тюремное служение.

Мученики и исповедники Казахстана ХХ века – это наше благодатное духовное наследие, которое мы призваны творчески использовать, полагая все свои силы на сохранение и укрепление мира и духовного согласия на благословенной земле Казахстана, принявшей и согревшей в безвременье гонимых жестокой рукой безбожников представителей разных народов и вероисповеданий.

В этот святой и радостный день нашего праздника в южную столицу Казахстана прибыли Преосвященные архипастыри из ближнего и дальнего зарубежья, чтобы свидетельствовать всему миру о том, что, несмотря на политические границы, духовные связи святого Православия нерасторжимы никакими человеческими силами, что нас всех, живущих в разных странах и на разных континентах, соединяет единая истинная вера, несокрушимая надежда и любовь Христова.

Ныне сонм мучеников, страстотерпцев, исповедников Казахстанских, известных и неизвестных, предстоит Престолу Божию и молится за нас, за землю Казахстанскую, чтобы Господь благословил нас миром и благополучием.

Святии новомученицы и исповедницы земли Казахстанстей, молите Бога о нас!

ГЛАВА МИТРОПОЛИЧЬЕГО ОКРУГА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН
МИТРОПОЛИТ АСТАНАЙСКИЙ И КАЗАХСТАНСКИЙ,
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ОТДЕЛА ПО ДЕЛАМ МОЛОДЕЖИ
МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА
http://www.mitropolia.kz/arhipastyr/pos … ovisp.html

НОВОМУЧЕННИКИ:

Свщмч. Димитрия Спасского пресвитера (1918).

Священномученик Димитрий Спасский родился в 1877 году в Вологодской губернии, в Усть-Сысольском уезде, в селении Койгородок в семье священника Вассиана Дмитриевича Спасского. Закончив Духовную Семинарию, Дмитрий Вассианович стал работать законоучителем в земском училище, учителем пения в церковно-приходской школе, и служить псаломщиком в Троицком соборе города Усть-Сысольска. Женившись на дочери священника Анне Ивановне Покровской, Дмитрий Вассианович был рукоположен в сан священника, в их семье родилось четверо детей. Служить отец Дмитрий стал в Спасской церкви села Усть-Нем. Его прихожане были по национальности коми, плохо понимающие церковнославянский язык богослужения. Отец Дмитрий ежедневно произносил проповеди на зырянском языке, и священника за это очень любили. Он также продолжал работать учителем в нескольких школах и был депутатом округа по следственным и хозяйственным делам.

В 1918 году из Усть-Сысольска в Троице-Печорск по приказу ЧК был направлен карательный отряд красноармейцев. Он поднимался по реке Вычегде на пароходе с названием «Доброжелатель». Отряд остановился в селе Усть-Нем 15 сентября. Начался погром, пьяные красноармейцы врывались в дома, грабили, тут и там раздавалась стрельба. Отец Дмитрий, как обычно, отправился в церковь совершать вечернее богослужение. После службы он прочел проповедь для зырян, которые всегда наполняли его храм, чтобы послушать наставления священника. В тот день отец Дмитрий сказал, что этим бесчинствам скоро будет положен конец и Бог всем воздаст по заслугам.

Во время проповеди в храм вошли солдаты, которые не знали зырянского языка, они подошли к отцу Дмитрию и приказали объявить народу, что пришла Советская власть, и если ей не будут подчиняться, то будет плохо. Священник им ничего не ответил. Молча собрался и вышел из церкви.

Поздно вечером в его дом ворвались несколько солдат. Главный из них громко приказал: «Одевайся, поп!». Другие стали все кругом переворачивать. Матушка Анна бросилась к отцу Дмитрию со словами: «На кого ты нас оставляешь!».

«Бог вас не оставит», - были его последние слова.

На следующий день к осиротевшей семье священника вновь явились красноармейцы и велели освободить дом, оставив в нем и все свое имущество. Анна Ивановна, в чем была, собрала четверых детей, и они вышли на улицу.

Отец Дмитрий был доставлен на пароход и привязан к корме. Красный отряд двинулся дальше по реке. В пути священника пытали и допрашивали. Также по дороге составили обвинение: «произносит проповеди против Советской власти, называя ее властью грабительской». Командир карательного отряда Мандельбаум впоследствии послал донесение в город Котлас о том, что «заседание Усть-Сысольской ЧК [состоявшееся прямо на пароходе] решило: приговорить священника Спасского к расстрелу, что и было немедленно приведено в исполнение».

Расстреляли отца Дмитрия Спасского на четвертый день после ареста, казнь производили в районе села Помоздино.

Местные крестьяне рассказали дочери священника о его последних днях: «Красноармейцы все время били его нагайками – за то, что он не отрекся от веры Христовой, а он называл их слугами сатаны. Пароход остановили под утро на безлюдном месте. На опушке леса велели батюшке выкопать себе могилу. Да, видать, не глубоко смог он выкопать... Когда расстреляли его и забросали яму песком, дождь, ливший целый день, размыл песок, и кисть руки торчала из могилы...». Через три дня после расстрела матушка Анна вместе с жителями соседних сел перевезла тело мужа в село Помоздино, где отец Дмитрий был похоронен на местном кладбище. Отпевание совершил настоятель Помоздинской Богородице-Рождественской церкви отец Алексий Тюрнин (впоследствии также расстрелянный). На могиле новомученика установили крест, только побоялись на кресте написать его имя.

Впоследствии на территории этого старого кладбища, находившегося в центре села, было построено здание райисполкома.

Свщмч. Константина Богословского пресвитера (1937).
Священномученик протоиерей Константин Богословский родился в 1871 году в селе Борисоглебском Вологодской губернии в семье священника. Окончил Вологодскую Духовную Семинарию и Казанскую Духовную Академию, и в 1895 году был рукоположен в сан священника. Всю жизнь отец Константин преподавал: в епархиальном женском училище в Вологде, в духовном училище в Усть-Сысольске, где он был учителем русского и церковно-славянского языка, чистописания и арифметики, в Вологодской Духовной Семинарии, в которой он был назначен преподавателем на кафедре истории церковного раскола. В 1917 году священник Константин Богословский был участником Всероссийского Собора духовенства и мирян в Москве. И после участвовал в Священном Соборе Российской Православной Церкви 1917-1918 годов. В 1921 году отец Константин был арестован вместе с архиепископом Великоустюжским Алексием (Бельковским) и двумя другими членами епархиального совета по обвинению в организации "незаконного" сбора средств на церковь. Его приговорили к 5 годам лишения свободы, но вскоре освободили по амнистии. Отец Константин продолжил служение в городе Великий Устюг. В следующем году его снова арестовали и приговорили к 2 годам заключения в Архангельском концлагере. В обвинительном заключении сказано, что священник Богословский «тормозил исследование иконных риз... следствием чего было волнение среди устюжских граждан... Такое его поведение указывает на сторонника "Тихоновщины" открыто ставшей на сторону контрреволюции». С 1923 по 1925 год отец Константин находился в Соловецком лагере, а потом – в ссылке в Архангельске. Вернувшись из ссылки, он служил в Вологодских храмах и был председателем Вологодского епархиального совета. Последний раз протоиерей Константин Богословский был арестован в Вологде в июле 1937 года. В обвинении сказано, что он «проводил активную контрреволюционную деятельность, распространял провокационные слухи, пропагандировал фашизм, … собирал сведения о закрытых церквях и репрессированных служителях культа, о чем информировал митрополита Сергия. По его инициативе была написана клеветническая в антисоветском духе жалоба во ВЦИК РСФСР о якобы незаконном закрытии Богородского кладбища». Священномученика приговорили к смерти и расстреляли 20 сентября 1937 года в Вологде.

Свщмчч. Иоанна Павловского и Всеволода Потемкинского пресвитеров (1937).
РЕПРЕССИРОВАННОЕ ПРАВОСЛАВНОЕ ДУХОВЕНСТВО КОМИ КРАЯ

Киево-Братской иконы Божией Матери (1654).
http://i053.radikal.ru/1005/71/d5daffdceb3d.jpg

Киево-Братская икона Божией Матери прежде была местной в Борисоглебской церкви в городе Вышгороде, где она чудесно явилась в 1654 году. В 1662 году, во время войны России с Польшей (1659 - 1667), городу был нанесен большой урон от воевавших на стороне поляков крымских татар. Храм святых страстотерпцев Бориса и Глеба был разорен и поруган. Однако Промысл Божий сохранил чудотворную икону Божией Матери, которую своевременно вынесли из храма и пустили по Днепру, а мощи святых сокрыли под спудом. Река вынесла икону к берегу Подола в Киеве, где она была с радостью принята православными и с подобающими почестями перенесена в Братский монастырь. Там она и оставалась в течение долгого времени. В описи церковного имущества Киево-Братского монастыря, сделанной в 1807 году, приводится ее описание. Существовала `Песнь о чудотворной Киево-Братской иконе Богоматери`, составленная вскоре после 1692 года.

Празднование Братской иконе совершается четыре раза в году: мая 10 (23 н. ст.), июня 2 (15 н. ст.), сентября 6 (19 н. ст.) и переходящий день празднования на пятой неделе Великого поста в субботу Акафиста, Похвала Пресвятой Богородицы.
Предание прибавляет к этому рассказу следующую подробность.

Один татарин заметил икону в реке и решил воспользоваться ей для переправы, но едва он коснулся ее, как икона сама поплыла, притом очень быстро и остановилась против Братского монастыря. Татарин, боясь утонуть, отчаянно вопил, на его крики вышли братия из монастыря и направили к нему лодку. Впоследствии спасенный татарин крестился и принял постриг в Киево-Братском монастыре. Подлинник иконы до нашего времени не сохранился, точный список с нее находится ныне в Киевском монастыре Покрова Божией Матери.

И вот теперь подлинник иконы найден! В музее Русского искусства была найдена древнейшая Киевская святыня икона Божией Матери Киево-Братская.
http://s48.radikal.ru/i121/1005/17/686f26323a06.jpg
Год назад, в ноябре был освящен храм в с.Горенка (практически рядом с Киевом) в честь иконы Божией Матери Киево-Братская.

С 17 века почитание Киево-Братской иконы Божий Матери было велико в среде простого народа, мещан, ремесленников, жителей Подола, Кожемяк и других ремесленных районов Киева.

Подоляне ни одно важное дело не начинали без молитвы пред Братским образом. Торговые сделки (Братский монастырь находился как раз на одной из самых бойких торговых площадей Киева Александровской, или известной под именем «Контрактовой»), сватовство и заключение брачных контрактов, спорные вопросы, тяжбы, все это решалось пред Братским образом Божией Матери.

Ряд литературных произведений украинских классиков красочно изобразили влияние Братской иконы на жизнь и быт киевлян в ХІХ веке .

У Михаила Старицкого, не менее известного украинского драмматурга, в комедии «За двумя зайцами» есть так же упоминания о Киево-Братской иконе:

«Голохвастый: Вы не верите? Так знайте же, что я решительно никого не любил, не люблю и не полюблю, окромя вас!... Да если б я любил так Братскую икону, то меня б ангелы взяли живым на небо!».

И далее читаем:

«Секлета: Да вы брешете! Присягните мне хоть на Братской!

Голохвастый: Пусть меня покарают все Печерские святые! Пусть меня большой Лаврский колокол покроет, когда брешу!

Секлета: Нет, таки присягните на коленях перед Братской!

Голохвастый (в сторону): От не отвяжусь! (Становится на колени.) Ну, пусть меня побьет Братская Божия Матерь, когда брешу!

Секлета: Ну, теперь верю, теперь верю!».


Арапетской икон Божией Матери.
http://s001.radikal.ru/i195/1009/8c/67b09cd2e06f.jpg

[Аравийская, «О, Всепетая Мати»] (празд. 6 сент.), относится к числу наиболее древних явленных икон Богоматери. Достоверных сведений об А. и. не сохранилось. Согласно преданию, время явления иконы связывают с проповедью в I в. ап. Фомой евангельского учения в Индии (Поселянин. С. 567). По др. версии, икона явилась в нач. IV в., в 301 (Там же) или 322 г. (Ровинский. С. 675).

Иконографический тип А. и.- Одигитрия Аристеруса (Младенец Христос на левой руке Богоматери), Младенец облачен в красные одежды, верхняя часть туловища обнажена, обе ножки не прикрыты (в нек-рых изображениях видна только пятка правой ноги). Отличительными особенностями иконографии являются изображенные на мафории в местах звезд головки ангелов в медальонах, вписанный в кайму текст последнего икоса акафиста Божией Матери («О, Всепетая Мати»), украшенная изображениями облаков ткань мафория. Перечисленные признаки встречаются как вместе (иконы 1-й пол.- сер. XIX в. (Музей СПбДА), 2-й трети XIX в. (ГНИИР), 2-й пол. XIX в. (ЦАК МДА)), так и отдельно; на иконе кон. XIX в. (Частное собр. Москва) - в правой руке Младенца свиток.

Прорись с А. и. приводится под 6 сент. в Сийском иконописном подлиннике посл. четв. XVII в., упоминание о ней содержится также в Клинцовском подлиннике кон. XVIII в.

А. и. представлена в своде чудотворных икон Божией Матери на гравюрах нач. XVIII в. работы Г. П. Тепчегорского и на иконах XVIII - нач. XX в., напр. на вологодской иконе кон. XVIII - нач. XIX в. (ЧерМО), «Успение Богородицы и свод чудотворных икон Богоматери» XIX в. (ГТГ), иконе кон. XIX - нач. XX в. (ЦАК МДА). Иконография этих памятников отличается от традиционной, в частности, Младенец Христос изображен сидящим на правой руке Божией Матери, отсутствуют характерные изображения на мафории.

Согласно архиеп. Сергию (Спасскому), празднование А. и. не было отмечено в греч. и рус. месяцесловах (Месяцеслов. Т. 2. С. 274, Т. 3. С. 658), в т. ч. в офиц. календарях РПЦ XIX в. В совр. календаре РПЦ празднование А. и. указано и совершается 6 сент.

Владычице Преблагословенная! моли Бога о нас грешных!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 1, 1-12; Лк. 24, 36-53). Силу Вознесения Господня св. Павел выражает так: "восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам" (Еф. 4, 8). Удовлетворив правде Божией, Господь отверз для нас все сокровища благости Божией. Это и есть плен, или добыча вследствие победы. Начало раздаяния этой добычи человекам есть сошествие Святого Духа, Который, сошедши единожды, всегда пребывает в Церкви и каждому подает что кому потребно, беря все из того же единожды плененного плена. Приди всякий и бери. Но заготовь сокровище-хранительницу - чистое сердце; имей руки, чем брать - веру неразмышляющую, и приступи исканием уповающим и неотступно молящимся.
*************************************************************************************************************************************
Печаль обратится в радость

"Как утешает кого-либо мать его, так утешу Я вас"

(Ис. 66, 13)

В любви матери, столь естественной, столь знакомой каждому из нас, Господь олицетворяет для нас любовь Свою ко всему человечеству В Своей бесконечной любви "Он печется о нас" (1 Пет. 5, 7), и в этом самом попечении Он посылает нам скорби и испытания. Какая любящая мать не принуждает себя иногда огорчать своего ребенка, подвергая его наказанию или лишая удовольствия, когда она знает, что такое лишение должно послужить ему в пользу? Ребенок плачет, его маленькое горе кажется ему невыносимым, несправедливым, и сердце матери болит при виде этого горя, но, имея в виду благо ребенка, которое для нее дороже всего на свете, она тверда в проведении своих мер.
Как часто в нашем горе мы бываем похожи на безрассудных детей! Мы плачем безутешно, нам кажется, что посланное нам страшное испытание могло бы миновать нас, что оно выше наших сил, и мы не сознаем того высшего блага, которое им приобретаем для вечности. Наверное, любящий Господь в Своем бесконечном милосердии жалеет нас не меньше, чем самая нежная мать. Несомненно, и для нас придет час, когда "печаль наша обратится в радость" (Ин. 16, 20). Мы поймем тогда, что временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас" (Рим. 8, 18).

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ :  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … =13#p12171
Слава Богу за все!

0

48

Во славу Божию и на пользу ближнего !

20 Сентября  -Память: далее за этот день смотреть тут :  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=3#p12242


Во славу Божию и на пользу ближнего !

21 Сентября  -Память:

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib280.jpg

РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ
Тропарь праздника, глас 4
Рождество Твое, Богородице Дево,/ радость возвести всей вселенней:/ из Тебе бо возсия Солнце Правды, Христос Бог наш,/ и, разрушив клятву, даде благословение,// и, упразднив смерть, дарова нам живот вечный.

Кондак праздника, глас 4
Иоаким и Анна поношения безчадства/ и Адам и Ева от тли смертныя свободистася, Пречистая,/ во святем рождестве Твоем./ То празднуют и людие Твои,/ вины прегрешений избавльшеся,/ внегда звати Ти:// неплоды раждает Богородицу и Питательницу Жизни нашея.

Величание
Величаем Тя,/ Пресвятая Дево,/ и чтим святых Твоих родителей,/ и всеславное славим// рождество Твое.

Задостойник, глас 8
Величай, душе моя,// преславное рождество Божия Матере. Чужде матерем девство,/ и странно девам деторождение:/ на Тебе, Богородице, обоя устроишася./ Тем Тя, вся племена земная,// непрестанно величаем.

АКАФИСТ РОЖДЕСТВУ   http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=29#p608

Господь, на небесах живущий, восхотев явиться на земле и пожить с человеками, прежде уготовал на ней место селения славы Своей – Пречистую Свою Матерь: ибо в обычае у царей, когда они хотят придти в какой-либо город, предуготовлять себе в нем для пребывания палату. И как палаты земных царей созидаются искуснейшими мастерами из драгоценнейших предметов, на возвышеннейшем месте, прекраснее и обширнее всех иных жилищ человеческих, так имела создаться и палата славы Царя Небесного. В Ветхом Завете, когда Бог восхотел жить в Иерусалиме, Соломон1 создал Ему храм (3Цар., гл. 5-7; 2Пар., гл. 2-4) чрез искуснейшего строителя Хирама2, который был исполнен художества, разума и знания на всякое дело. Создал же Соломон храм из драгоценнейших веществ, из превосходного камня (3Цар.5:17-18), из благовонных деревьев: кедра и кипариса (2Цар.6:9-10), привозимых с Ливана3, и из чистого золота, на возвышеннейшем месте, на горе Мориа4. Храм был тем прекраснее, что на стенах его были еще изваяны изображения херувимов, различных деревьев и плодов (3Цар.6:18-35; 7:18-22, 29-42). Пространством храм был столь велик, что в нем могло вместиться без тесноты всё множество людей израильских, и снизошла на него слава Господня во огне и облаке (3Цар.8:10-11). Однако храм сей был недостаточен для вмещения в себе Невместимого Бога. Соломон создал Ему храм, но Вышний не в рукотворенных храмах живет. "Какой дом созиждете Мне,  – говорит Господь, – или какое место для покоя Моего?" (Деян.7:49). И вот Бог благоизволил, чтобы в начале новозаветной благодати был создан нерукотворенный храм – Пречистая, Преблагословенная Дева Мария. Каким же строителем создан был храм тот? Воистину – премудрейшим, самою Премудростью Божиею, как говорит Писание: "Премудрость построила себе дом" (Притч.9:1), а всё сотворенное Премудростью Божиею прекрасно и совершенно. А поелику Премудрость Божия создала одушевленную палату Слова, – посему создался совершенный храм для совершенного Бога, пресветлая палата для пресветлого Царя, пречистый и неоскверненный чертог для пречистого и нескверного Жениха, непорочное селение для непорочного Агнца. Сему – верный свидетель на небе, говорящий к Ней: "Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!" (Песн.Песн.4:7). И святой Дамаскин пишет: "Вся – чертог Духа, вся – град Божий, море благодатей, вся – добра, вся – ближняя Богу" (Слово 1 на Рождество Пресвятой Богородицы).

Из каких же веществ создалась сия палата? Воистину – из драгоценнейших: ибо произошла, как от драгоценного камня, из царского рода, от Давида, который вложенным в пращу камнем, прообразовавшим камень – Христа, поразил Голиафа5 (1Цар.17:39-51); и, как из благовонных деревьев кедра и кипариса, Дева Богородица родилась из рода архиерейского, приносящего благовонные жертвы Богу. Отец ее святой праведный Иоаким был сыном Варлафира, ведущего свое происхождение от сына Давидова Нафана, а мать ее, святая праведная Анна, была дочерью священника Матфана из племени Ааронова; таким образом, Пречистая Дева по отцу была рода царского, а по матери – архиерейского. О, из сколь драгоценнейших веществ, – разумею пречестнейшее происхождение, – создалась Царю славы одушевленная палата! И как в Соломоновом храме каменные и деревянные здания приобретали особенную ценность от чистого золота, которым были позолочены; так в рождестве Пресвятой Богородицы благородства царского и архиерейского происхождения еще более заслужило почтения от целомудрия святых Ее родителей, которое дороже, "нежели от золота: она дороже драгоценных камней; и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею" (Притч.3:15). Ибо Пресвятая Дева родилась от целомудренных родителей, что выше всякого благородства. О сем святой Дамаскин, обращаясь к святым праведным Богоотцам говорит так:

"О блаженные супруги, Иоаким и Анна! Воистину по плоду чрева вашего вы явились непорочными, по слову Господню: "По плодам их узнаете их" (Мф.7:16, 20). Вы устроили свою жизнь, как благоугодно Богу и как достойно сие Рожденной от вас. Ибо, живя целомудренно и праведно, вы произрастили сокровище девства, – разумею Деву: прежде рождества Деву, в рождестве Деву, по рождестве Деву, и всегда Деву, единую приснодевствующую и умом, и душою, и телом. Подобало же, чтобы девство, от целомудрия рожденное, было принесено плотию Самому Единородному Свету. О, двоица чистейших словесных горлиц, Иоаким и Анна! Вы, соблюв целомудренно закон природы, божественно сподобились сверхъестественных дарований, и родили миру Деву Божию Матерь. Вы, благочестиво и праведно пожив в человеческом естестве, произвели Дщерь высшую ангелов и ныне владычествующую над ангелами. О, прекраснейшая и сладчайшая Дщерь! О, крин, выросший посреди терния от благороднейшего царского корня! Тобою обогатилось царство священства"6. Сими словами святой Дамаскин ясно показывает, от каковых родителей рождена Божия Матерь, из сколь драгоценнейших веществ устроена палата Царя Небесного.

На каком же месте была устроена сия одушевленная палата? Воистину – на высочайшем, ибо Церковь дает о ней следующее свидетельство: "истинно вышши всех еси Дево чистая"7; но выше – не местом, а добродетелями и высотою Божиих дарований. Местом же, где родилась преблагословенная Дева, был небольшой город в земле Галилейской, называемый Назаретом, зависевший от большого города Капернаума8, и жители его были презираемы, почему и о Христе было сказано: "из Назарета может ли быть что доброе?" (Иоан.1:46). Но Господь, "Который, обитая на высоте, 6 приклоняется, чтобы призирать на небо и на землю" (Пс.112:5-6), благоизволил, чтобы Его Пречистая Матерь была рождена не в Капернауме, в своей гордыне до неба вознесшемся, а в смиренном Назарете, "ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом" (Лк.16:15), а презираемое и уничижаемое ими высоко и драгоценно у Него. Самое имя Назарета при сем изображает высоту добродетелей Пречистой Девы. Ибо как в Своем рождестве Господь чрез Вифлеем, что значит: "дом хлеба"9, тайно прообразовал то, что Он есть хлеб, сшедший с неба10 для оживотворения и укрепления людей: так и в рождестве Пречистой Своей Матери Он чрез Назарет изображает возвышенные предметы; ибо наименование "Назарет" означает цветущее, огражденное, увенчанное и сокровенное место11: и всё сие ясно предъизображает Пресвятую Деву. Она есть цвет, прозябший от неплодной и застарелой утробы сухого дерева, цвет неувядаемый, присноцветущий девством, цвет благоухающий, родящий благоухание Единого Царя, – цвет, приносящий плод – Христа Бога Господа, единственное яблоко благовонное. Она освящена благодатью нашедшего на Нее и осенившего Ее Святого Духа и есть святейшая всех святых, как родившая "всех святых святейшее слово"12. Она исключена из числа грешных земнородных, как чистая и непорочная, и не только Сама чужда греха, но и грешников отводит от беззаконий, как и взывает к ней Церковь: "радуйся, скверных изымающая дел"13. Она увенчана славою и честью: увенчана славою, ибо произросла из царского корня; увенчана честью, потому что произошла из племени архиерейского. Увенчана славою, потому что произошла от целомудренных родителей; увенчана честью, потому что почтена благовещением и служением архангела. Увенчана славою, как Матерь Божия; ибо что может быть славнее того, как родит Бога? Увенчана честью, как Приснодева; ибо что может быть почетнее, как пребыть  и по рождестве девою? Увенчана славою, "славнейшая серафим", как серафимски возлюбившая Бога. Увенчана честью, "честнейшая херувим"14, как превзошедшая херувимов мудростью и познанием Божества: "слава и честь и мир всякому, делающему доброе" (Рим.2:10), говорит Апостол. Но найдется ли кто из земнородных более добродетельный, чем Пречистая Дева? Она сохранила все заповеди Господни, исполняла всю волю Господа, все наставления Его соблюла, все слова Его сокрыла в сердце Своем, оказала ближним все дела милосердия. Посему достойно Она увенчана, как творящая всеблагое. Она же есть и некое хранилище; ибо сохраняла сокровище своего девического целомудрия столь тщательно, что даже ангелу не хотела вверить оное, потому что, увидев ангела, Она смутилась от слов его и размышляла, что бы значило сие приветствие (Лк.1:29). Всё сие Назарет прообразовал в Пречистой Деве своим наименованием. И кто не скажет, как высоко воздвиглась та палата Христова по добродетелям и дарованиям Божиим? Она высока, ибо дарована с неба, хотя родилась на земле от земнородных; – с неба, ибо, как говорят некоторые из богопросвещенных мужей, архангел Гавриил, благовестивший Захарии о рождении Иоанновом, благовестил Иоакиму и Анне о зачатии Пресвятой Богородицы и принес с неба Ей преблагословенное имя, говоря неплодной матери: "Анна, Анна! родишь ты Дочь преблагословенную, и наречется имя Ей: Мария". Итак Она, без сомнения, может быть названа градом святым, Иерусалимом новым, сходящим с неба от Бога (Откр.21:2), скиниею Божиею. Высока сия Божия скиния, ибо, родив Царя Христа, она возвысилась паче серафимов. О, высота, неудобовосходимая для человеческих помыслов!

А какова красота той мысленной Христовой палаты, – о сем послушай того же сладкоглаголивого Иоанна Дамаскина, вещающего о Ней следующее: "Она принесена Богу, Царю всех, одеянная благолепием добродетелей, как бы золотою ризою, украшенная благодатью Духа Святого, и слава Ее внутри Нее: ибо как для всякой жены слава ее – муж, приходящий отвне, так слава Богородицы внутри Ее, т.е. плод чрева Ее"15. И еще Дамаскин говорит, обращаясь к Ней: "О, Дево Богоблагодатная, святая Церковь Божия, которую духовно создал оный сотворивший мир Соломон (Премудрый Творец мира) и вселился в Нее! Не золотом, не бездушными камнями украшена Она, но, вместо золота, сияет Духом, вместо дорогих камней имеет многоценный бисер – Христа16. Таково украшение той палаты, гораздо прекраснее бывшего в храме Соломоновом, в котором были изображены подобия херувимов, деревьев и цветов. Но и в сей одушевленной Церкви, в Пречистой Деве, ясно виден образ херувимский; ибо своим херувимским житием Она не только сравнялась с херувимами, но и превзошла их. Если Церковь обыкла иных святых называть херувимами, воспевая: "что вас наречем святии; херувимы, яко на вас почил есть Христос"17, то тем паче Дева Богородица есть херувим, ибо в Ней Христос почил телом Своим, и на пречистых руках Ее Бог воссел, как на престоле: Дева стала престолом херувимским. Она имеет в Себе подобия и деревьев благоплодовитых, духовно соделавшись маслиною плодовитою в дому Божием и цветущим фиником (Пс.55:10), почему ныне и именуется садом живоносным, когда Церковь воспевает: "от неплоднаго корене сад живоносен израсти нам, Матерь Свою, иже чудес Бог"18. Всё сие говорится о красоте Ее духовной. Но Она не была лишена и красоты телесной, как о том свидетельствуют многие учители церковные, что во всей подсолнечной не было и не будет такой прекрасной девы, какова была Дева Богородица, узрев Которую, святой Дионисий Ареопагит19 хотел бы наречь Богом, если бы не знал Бога, от Нее рожденного. Ибо Божественная благодать, коей Она была исполнена внутри, просиявала и на Ее пресветлом лице. Таковую предуготовал себе палату на земле Царь Небесный, – палату прекрасную душою и телом, "приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего" (Откр.21:2), – притом палату пространную: "чрево Ее пространнее небес содела"20, и вместился в Ней "невместимый Христос Бог".

Палаты царские обыкновенно строятся обширными, так чтобы они могли вместить не только царя, но и множество предстоящих слуг и приходящих к нему отовсюду людей. Обширное селение Слова, Пречистая Дева, пространно не только для Бога Слова, как Царя, но и для нас, притекающих рабов Божиих в Нее вселяющемуся: Бога вмещает во утробе, нас же в Своем благоутробии. Избранный сосуд Божий, святой Апостол Павел, движимый любовью, говорил к своим возлюбленным чадам: "сердце наше расширено.  Вам не тесно в нас" (2Кор.6:11-12). Но у кого из святых может найтись столь пространное благоутробие, как Мариино и Богу благоутробие? Здесь вмещается и целомудренный, и грешному здесь не тесно. Кающийся имеет в Ней свое место, и для отчаявшихся и некающихся Она есть невозбранное пристанище, подобно тому, как Ноев ковчег служил пристанищем не только чистым, но и нечистым животным. В благоутробии Ее без тесноты вмещаются все скорбящие, обидимые, алчущие, странствующие, обуреваемые, больные: ибо не может не быть милосердной та утроба, которая родила нам благого Бога. Палаты царей земных охраняет много вооруженной стражи, которая не всякого, желающего войти в них, впускает, но удерживает, внимательно расследуя, откуда и зачем идет. А одушевленная палата Христова, хотя и окружена херувимами и серафимами и бесчисленными ликами ангелов и всех святых, но, тем не менее, в двери Ее благоутробного милосердия никто не препятствует войти, если бы кто сего пожелал: ни стражи не отталкивают, ни воины не отгоняют и не расследуют, зачем кто идет, но всякий входит в них беспрепятственно с молением и приемлет дар по благопотребному прошению.

Итак, будем прибегать к милосердию Рожденной от неплодной утробы с таковым приветствием:

Радуйся, всенепорочная палата Царя всех! Радуйся, селение Бога и Слова, Коему со Отцом и Святым Духом, и Тебе, Дочери Отца, Матери Сына, Невесте Святого Духа, да будет от нас смертных честь и слава во веки. Аминь.

________________________________________________________________________

1 Соломон – израильский царь, младший сын и преемник царя – псалмопевца Давида, царствовал с великою славою с 993 по 953 год до Р.Х. Он укрепил границы государства, подавил внутренние смуты, завел оживленную торговлю с соседними государствами. Век Соломона был самым блестящим для наук и искусств. Слава о его богатствах и еще более о его мудрости распространилась далеко за пределы царства израильского. Имя Соломона стало впоследствии синонимом мудреца. Боговдохновенные писания его (книга Притчей, Екклесиаст, Песнь Песней) навсегда останутся училищем мудрости и добродетели для всех людей. – Конец жизни Соломона был омрачен его падением; но при самом закате дней своих он познал суету всего земного.
2 С именем Хирама в библейской истории известны два лица, оба имевшие ближайшее отношение к построению храма Иерусалимского: 1) Тирский царь, находившийся в дружеских отношениях с Соломоном, прославивший себя замечательными постройками; он присылал Соломону кедры и кипарисы, плотников и мастеров для постройки храма, и 2) Тирский зодчий, про проекту которого были сделаны сосуды для храма Соломонова. Здесь естественнее разуметь сего последнего. Он владел искусством и умением производить всякие изделия – из золота, серебра, меди и железа, и из камней и дерев, и из пряжи, и виссона, и багряницы. См. 3Цар.7:13-40 и 2Пар.2:13-14; 4:11, 16.
3 Ливан – горный хребет в северных пределах Палестины на границе между Иудеею и Сириею, отделяет от последней Финикию, по всему протяжению которой он тянется; славится своими прекрасными деревьями, особенно кедровыми, кипарисовыми и дубовыми.
4 Мориа – гора подле Иерусалима. Гора эта представляет один из холмов, на которых построен Иерусалим; лежит к северо-востоку от Сиона.
5 В сем событии свв. отцы: Ефрем Сирин, Августин и др. видят прообразовательные по отношению ко Христу черты: Давид умертвил Голиафа камнем, брошенным из пращи – "в образе Христа; Голиаф – в образе диавола: диавол был поражен глаголом Божиим и смирением, наконец на Голгофе был сокрушен в конец".
6 Слово св. Иоанна Дамаскина на Рождество Пресвятой Богородицы.
7 Из службы на Введение Пресвятой Богородицы. Канон, ирмос 9.
8 Капернаум – город на северо-западном берегу Геннисаретского озера или Тивериадского моря, принадлежащий к Галилее, на границе между коленами Неффалимовым и Завулоновым. Он лежал на мысе, недалеко от впадения Иордана в море. ВО время земной жизни Спасителя Капернаум отличался цветущим благосостоянием и богатством. В войнах с римлянами Капернаум был совершенно разорен, и ныне остаются здесь только несколько рыбачьих хижин и одни жалкие развалины.
9 Вифлеем – небольшой, незначительный городок в колене Иудином, недалеко от Иерусалима, около 2 часов пути к югу, названный так, вероятно, по плодородию земли, – место Рождества Христова.
10 По слову Самого Спасителя, который говорил о себе: "Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек" (Иоан.6:51).
11 Назарет, в переводе с еврейского, может означать или отпрыск, отрасль, ветвь, кустарник, или огражденное, сокровенное место.
12 Акафист Пресвятой Богородице, кондак 13.
13 Акафист, икос 5.
14 Из молитвы Богородице "Достойно есть".
15 Слово на Рождество Богородицы.
16 Там же.
17 Октоих, мученичен на стиховне в пяток, гл. 8.
18 Служба на Рождество Богородицы, 1 стихира на "Господи воззвах".
19 Дионисий Ареопагит – член Ареопага Афинского, обращенный к христианству ап. Павлом (Деян.17:34); был первым епископом Афинским и писал послания ко многим лицам и церквам. Свое служение он запечатлел мученическою кончиною около 96 г. в царствование Домициана. Память его 3 октября.
20 Литургия св. Василия Великого, из песн. "О тебе радуется".

Проповедь протоиерея Вячеслава Резникова

О двуедином служении

Почти на все Богородичные праздники на литургии читается Евангелие, которое на первый взгляд не имеет прямого отношения к Божией Матери. Читается о том, как Господь однажды был в доме женщины по имени Марфа, и как сестра ее Мария "села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении". А в конце этого чтения присоединяется отрывок из другой главы, где упоминается о Божией Матери, но вроде бы даже и не к славе Ее. Там Господь, по-видимому, не одобрил восклицание некоей женщины: "Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие"!

Но тексты эти глубоко не случайны. В Марфе и Марии воплотились два пути, которые всегда стояли перед человеком в христианском обществе: либо трудиться в миру во славу Божию, либо всецело посвятить себя Богу. И на том и на другом пути можно спастись. Но и для Марфы, и для Марии есть опасность - считать свой путь единственным угодным Богу. Причем, увидеть и оценить духовное не каждому дано, и чаша весов человеческой славы обычно склоняется в сторону внешнего. Укорила именно Марфа Марию, сказав: "Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить"? И поэтому Господь укорил именно Марфу: "Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно. Мария же избрала благую часть, которая не отнимется от нее". До этого Господь ничего не говорил Марфе, не осуждал ее трудов. И несомненно, если бы Мария укорила Марфу, дескать, скажи ей, Господи, пусть все бросит и тоже посидит послушает, - то Господь и ее укорил бы, мол, ты сидишь, а она трудится...

А Пресвятая Дева Мария сподобилась послужить и Человечеству Иисуса Христа: носить Его во чреве, питать грудью, одевать, готовить Ему еду. И Она же с самого начала молитвенно и созерцательно предстояла пред Его Божеством. А для нашего спасения одинаково необходимы: и спасающее Божество Господа Иисуса, и Его жертвенное Человечество. И возражая женщине, возвеличившей только чрево и сосцы, Господь вовсе не уничижил этого. Он просто уравновесил весы, положив на другую чашу: "Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его". И то, что сказала женщина, и то, что сказал Господь, - всецело относится к Пресвятой Деве, ибо Она с самого начала "сохраняла все слова сии в сердце Своем" (Лк. 2, 52).

И как Господь подчеркивает не увиденное людьми, точно так же и Сама Мария, когда пришла к Елизавете и услышала восторженную похвалу Себе как Божией избраннице, - в ответ воспела хвалу Богу, избравшему Ее: "Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Бозе Спасе Моем!.."

И вот сегодня мы празднуем Ее рождение, появление на свет Той, Которая одна только во всем мире смогла соединить в Себе два великих, ни для кого более не совместимых служения, Божественное и Человеческое. Как и Сам Господь Иисус Христос, рожденный Ею, Один только во всем мире соединил в Себе Бога и Человека.

Иконы Софии, Премудрости Божией (Киевской).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1144.jpg
Икона Софии, Премудрости Божией (Киевская), занимает особое место в Русской Православной Церкви. На иконе изображена Божия Матерь и воплотившаяся из Нее Ипостасная Премудрость - Сын Божий. Под Премудростью, или Софией, разумеется Сын Божий, о Котором в Книге Притчей Соломоновых сказано: "Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь" (9, 1), В этих словах содержится указание на Христа, Сына Божия, Который в посланиях апостольских именуется "Божиею Премудростью" (1 Кор. 1, 30), а в слове "Дом" содержится указание на Пресвятую Деву Марию, от Которой воплотился Сын Божий. Изображение иконы свидетельствует об исполнении пророчества. На иконе Софии Киевской изображен храм и стоящая в нем Богоматерь в хитоне, с покрывалом на голове, под сенью, поддерживаемой семью столпами. Руки и ладони Ее распростерты, а стопы утверждены на серповидной луне. Божия Матерь держит Предвечного Младенца, благословляющего правой рукой, в левой руке Младенца держава. На карнизе сени начертаны слова из Книги Притчей: "Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь". Над сенью изображен Бог Отец и Бог Дух Святый. Из уст Бога Отца исходят слова: "Аз утвердих стопы Ея". По обе стороны изображены семь Архангелов с распростертыми крыльями, держащих знаки Своего служения в руках: с правой стороны - Михаил с пламенным мечом Уриил - с молнией, опущенной вниз, Рафаил - с алавастром мира; с левой стороны - Гавриил с цветком лилии, Селафиил - с четками, Иегудиил - с царской короной и Варахиил - с цветами на белом плате. Под облаком с серповидной луной, служащей подножием Богоматери, изображен амвон с семью ступенями (изображающий Церковь Божию на земле), со стоящими на них ветхозаветными тайнозрителями воплощения Премудрости - праотцами и пророками. На каждой из семи ступеней амвона надписи: вера, надежда, любовь, чистота, смирение, благость, слава. Семь ступеней амвона утверждаются на семи столпах, на которых начертаны взятые из Апокалипсиса изображения и их объяснения.

Чтимых икон Рождества Богородицы: Сямской (1524), Глинской (XVI), Лукиановской (XVI), Исааковской (1659). Икон Божией Матери: Курской-Коренной "Знамение" (1295), Почаевской (1559), Домницкой (1696), Холмской и Леснинской.
Сямская икона Божией Матери находилась в Сямском Вологодском монастыре, основанном в XVI веке. В 1542 году во время пожара, происшедшего в монастыре, была спасена только одна чудотворная икона. После пожара монастырь был восстановлен. В 1770 году в обители построена церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы и в ней поставлена эта чудотворная икона Божией Матери.

Глинская икона Рождества Пресвятой Богородицы явилась в XVI в. в Глинской пустыни, Курской области. Пустынь основана в 1648 году и получила свое название от бояр Глинских.

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Глинской
глас 4

Днесь благовернии людие, осеняемии святым Богоматери образом, во умилении глаголем: Владычице, помози рабом Твоим в напастех, скорбех и болезнех, обременены бо грехми многими, и избави ны от всякаго зла, молящи Сына Твоего, Христа Бога нашего, спасти души наша.
Кондак Божией Матери пред иконой Ее Глинской
глас 8

Аще и многажды икона Твоя, Богородице, уносима бысть с места явления, обаче чудесне в пустыню возвращашеся, отонудуже всем
верным подает благо потребное.

Лукиановская икона Рождества Богородицы - из храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы в селе Игнатьевском. В 1594 году трижды оказывалась в пустынном месте Поковитино-Раменье, недалеко от села. Священник Григорий, посоветовавшись с прихожанами, испросил у патриарха Иова благословение перенести храм на место явлений иконы. Вместе с перенесенной церковью переселился и священник.
Во время польско-литовского нашествия церковь была разграблена. В 1640 году в Раменье пришел инок Лукиан из Угличского монастыря и нашел в запущенной церкви две иконы, оставшиеся невредимыми: храмовую, в честь Рождества Пресвятой Богородицы, и Запрестольную - Смоленскую. В честь явленной чудотворной иконы был выстроен новый храм, основана Лукиановская обитель

Исааковская икона Рождества Пресвятой Богородицы явилась в 1659 году неподалеку от села Исаакиевского. Крестьяне хотели перенести икону в свое село, но не смогли. Тогда они обратились к священнику, и он, облачившись, в сопровождении причта и народа, со священными хоругвями отправился на место явления образа Божией Матери. От иконы, находившейся в ветвях ивы исходил необычайный свет, подобный солнечному. После молебного пения священник благоговейно снял икону с дерева и перенес в село Исаакиевское в приходский храм. На следующий день иконы в храме не оказалось. Она была на том месте, где ее впервые нашли. На месте явления чудотворной иконы построили часовню, вокруг которой постепенно образовался скит. С благословения святителя Ионы, митрополита Ярославского и Ростовского, в 1662 году на месте часовни был построен деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. В 1758 году вместо деревянного был построен каменный храм, в который и перенесли этот образ.

Курская икона Знамение Божией Матери - одна из древнейших икон Русской Церкви. В XIII веке, во время татарского нашествия, когда все Русское государство испытывало величайшее бедствие, город Курск, разоренный полчищами Батыя, пришел в запустение. Однажды в окрестностях города один охотник заметил лежавшую у корней дерева икону, обращенную ликом к земле. Охотник поднял ее и увидел, что изображение иконы подобно иконе "Знамение" Новгородской. Одновременно с явлением этой иконы совершилось и первое чудо. Как только охотник поднял святую икону с земли, тотчас на месте, где лежала икона, с силой забил источник чистой воды. Это произошло 8 сентября 1295 года. Охотник не решился оставить икону в лесу и построил на месте обретения небольшую деревянную часовню, и в ней поставил новоявленный образ Богоматери. Вскоре об этом узнали жители города Рыльска, расположенного неподалеку, и стали посещать место явления для поклонения новой святыне.
http://days.pravoslavie.ru/Images/is2366.jpg
Икону перенесли в Рыльск и поставили в новом храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Но икона пробыла там недолго, чудесным образом она исчезла и возвратилась на прежнее место явления. Жители Рыльска неоднократно брали ее и относили в город, но икона непостижимым образом возвращалась на прежнее место. Тогда все поняли, что Богоматерь благоволит к месту явления Своего образа. Особая помощь Божией Матери через эту икону связана с важными событиями в истории России: освободительной войной русского народа во время польско-литовского нашествия 1612 года и Отечественной войной 1812 года. С иконы было сделано несколько списков, которые также прославились.

Почаевская икона Божией Матери находится в Почаевской обители. На горе, где сейчас расположен монастырь, поселились два инока в 1340 году. Один инок после молитвы пошел к вершине горы и, вдруг, увидел Божию Матерь, стоявшую на камне и окруженную пламенем. Он позвал брата посмотреть на чудо. Третьим свидетелем видения был пастух Иоанн Босой. Он взбежал на гору, и они втроем прославили Бога. На камне, где стояла Пресвятая Богородица, навсегда остался отпечаток Ее правой стопы
В 1559 году Константинопольский митрополит Неофит, проезжая через Волынь, посетил жившую в имении Орля, недалеко от Почаева, дворянку Анну Гойскую. В благословение он оставил Анне привезенную из Константинополя икону Богородицы. Стали замечать, что от иконы исходит сияние. Когда перед иконой исцелился брат Анны Филипп, она передала в 1597 г. чудотворный образ инокам, поселившимся на Почаевской горе. Святой образ был поставлен в храм, воздвигнутый в честь Успения Божией Матери. Позже там основан монастырь, на содержание которого Анна Гойская передала большие средства.
Чудотворная икона стала называться Почаевской. Среди многих свидетельств о помощи Царицы Небесной известно следующее.
Икона Божией Матери Почаевская
http://days.pravoslavie.ru/Images/is2466.jpg
Монах Почаевского монастыря был захвачен в плен татарами, Находясь в неволе, он вспоминал Почаевскую обитель, ее святыни, Богослужения, песнопения. Особенно тосковал инок при наступлений праздника Успения Пресвятой Богородицы и слезно молил Божию Матерь об избавлении из плена. И вот, по молитвам Пресвятой Девы, однажды исчезли стены темницы, а инок оказался у стен Почаевской обители.
Празднование Почаевской иконе совершается также в пятницу на Светлой седмице и 23 июля.

Домницкая икона Божией Матери явилась в 1696 году на берегу реки Домницы в Черниговской епархии, недалеко от города Березны. На месте явления иконы был основан монастырь, в котором находился чудотворный образ. В 1771 году жители города молились перед святой иконой и были избавлены от чумы заступничеством Божией Матери.

Холмская икона Божией Матери, по преданию, записанному епископом Иаковом Сушею, была написана Евангелистом Лукой и привезена в Россию из Греции при равноапостольном князе Владимире, который после Крещения получил в дар из Константинополя много икон. Холмский образ Божией Матери изображен на кипарисовой доске. В 1261 году, во время нашествия татарских полчищ, город Холм был разграблен, икона Божией Матери также пострадала: драгоценный оклад был снят, живопись испорчена, а сама икона выброшена. Через сто лет святая икона была найдена и торжественно поставлена в Холмском соборе. На иконе остались две глубокие раны: одна на левом плече Божией Матери, другая - на Ее правой руке. Сохранилось предание, что нечестивые татары, ограбившие и повредившие святой образ, были тогда же наказаны: они лишились зрения, и лица у них перекосились. Сказание о чудесных знамениях, совершившихся от иконы Божией Матери Холмской, описаны в книге архимандрита Иоанникия (Голятовского) "Новое Небо".

Леснинская икона Божией Матери была обнаружена в праздник Воздвижения Креста Господня в 1683 году пастухом в ветвях грушевого дерева и перенесена в ближайшую православную церковь деревни Буковичей, недалеко от села Лесны. Когда слава о чудесно явившейся иконе разнеслась по всей окрестности, то католическое духовенство решило использовать икону для распространения католичества. Они силой отняли икону у жителей Буковичей в 1686 году и поставили в Леснинском костеле. В начале XVIII века монахи католического ордена основали в Лесне большой костел и монастырь, в котором находилась чудотворная икона. В 1863 году монахи ордена приняли участие в польском восстании, и, по распоряжению русского правительства, монастырь был закрыт и обращен в православный приход. От иконы совершалось множество чудотворений. Празднование Леснинской иконе Божией Матери совершается также 8 сентября и в День Святой Троицы.
http://days.pravoslavie.ru/Images/is2418.jpg

0

49

////////продолжение от 21 сентября

Прпп. Иоанна (1957) и Георгия (1962), исповедников.
Жизнь преподобных Иоанна и Георгия связана с монастырем Бетания в Грузии, существующем со времен царицы Тамары и носящем имя Вифании - местности близ Иерусалима. Преподобный Иоанн (Майсурадзе) родился в Южной Осетии, и поселился в древнем монастыре Бетания еще подростком. Затем несколько лет жил на Святой горе Афон, откуда вернулся в Грузию уже в сане иеромонаха. В 20-е годы преподобный Иоанн стал настоятелем Батанийской обители. В 1921 году в обители оставалось всего лишь двое иноков. Однажды в монастырь пришли два вооруженных чекиста и объявили монахам, что их немедленно вызывают в Тбилиси. По дороге чекисты расстреляли монахов, отец Иоанн чудом остался жив - пуля прошла сквозь грудь и его выходили монахини соседнего монастыря. Отец Иоанн вернулся в Бетанию и уже больше никогда не покидал обители.

В 1924 году в монастырь пришел монах Георгий (Мхеидзе). Он был выходцем из обедневшего княжеского рода. В юные годы, почувствовав призвание к монашеству, он оставил учебу в военном училище в Петербурге и некоторое время вел отшельнический образ жизни. Преподобный Георгий прославился даром милосердия и нестяжательности, если он встречал нищего, то снимал с себя одежду и отдавал ему. А если это была его последняя одежда, то он одевался в мешковину. До своего прихода в Бетанию, отец Георгий жил в Хирском монастыре, который был закрыт в 1924 году. Два брата Георгия были коммунистами, один из них - Петр - был заместителем Берии. Желая отвратить юного монаха от целомудренной жизни, однажды братья заперли Георгия в комнате вместе с распутной женщиной. Однако Георгий все время простоял в углу комнаты лицом к стене, читая молитвы. Оба брата преподобного Георгия погибли 38-м году: младший брат Иван застрелился, а Петра расстреляли вместе с женой.

Во время коммунистических гонений благодаря преподобным Иоанну и Георгию Бетания долгие годы оставалась монашеской обителью - оба они прожили в стенах монастыря до самой кончины. Официально они числились "сторожами памятника архитектуры", а монастырь считался недействующим, однако в храме висели иконы, горели лампады, совершались богослужения, крестные ходы, здесь крестили и венчали. Преподобный Иоанн преставился в 1957 году, а преподобный Георгий в 1962 году, приняв за пять лет до кончины великую схиму с именем Иоанн. Оба старца похоронены в Бетании.


АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ
http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77

0

50

Во славу Божию и на пользу ближнего !

22 Сентября  -Память:

Праведных Богоотец Иоакима и Анны
http://s54.radikal.ru/i143/1009/2c/2e9fd40634f4.jpg

Святой праведный Иоаким происходил из колена Иудина, из дома царя Давида. Родословие его таково: у сына Давида Нафана родился сын Левий, Левий родил Мелхию и Панфира, Панфир родил Варпафира, Варпафир же родил Иоакима, отца Божией Матери.

Святой Иоаким жил в городе Назарете Галилейском и имел жену по имени Анну из колена Левиина, из рода Ааронова, дочь священника Матфана, жившего пред царствованием Ирода, сына Антипатра. Сей священник Матфан имел женою Марию, из колена Иудина, из города Вифлеема и трех дочерей: Марию, Совию и Анну. Из них первою вышла замуж Мария в Вифлеем и родила Саломию; потом вышла замуж Совия, также в Вифлеем и родила Елисавету, мать Иоанна Предтечи; третья же, как мы уже сказали, мать Пресвятой Богородицы, отдана была замуж за Иоакима в страну Галилейскую, в город Назарет. Супруги сии, Иоаким и Анна, происходя из знатного рода, поучались в законе Господнем и были праведны пред Богом. Имея богатства вещественное, они не были лишены и богатства духовного. Украшенные всеми добродетелями, они беспорочно соблюдали все заповеди закона Божия. На каждый праздник благочестивые супруги отделяли от своего имущества две части, – одну отдавали на церковные потребности, а другую раздавали нищим.

Своею праведною жизнью Иоаким и Анна так угодили Богу, что Он сподобил их быть родителями Пресвятой Девы, предизбранной Матери Господа. Из этого одного уже видно, что их жизнь была свята, богоугодна и чиста, так как у них родилась Дщерь, Святейшая все святых, угодившая Богу больше всех, и херувимов Честнейшая. В то время на земле не было более угодных Богу людей, нежели Иоаким и Анна, по непорочной их жизни. Хотя в то время можно было найти и многих живущих праведно и угождающих Богу, но эти двое превзошли всех своими добродетелями и явились пред Богом самыми достойными того, чтобы от них родилась Божия Матерь. Такая милость им не была бы дарована Богом, если бы они действительно не превосходили всех праведностью и святостью. Но как Сам Господь имел воплотиться от Пресвятой и Пречистой Матери, так подобало и Матери Божией произойти от святых и чистых родителей. Подобно тому как земные цари имеют свои порфиры, сделанные не из простой материи, а из златотканной, так и Небесный Царь восхотел иметь Пречистою Своею Матерью, в плоть Которой как в царскую порфиру, Ему должно было облечься, рожденную не от обыкновенных невоздержных родителей, как бы из простой материи, но от целомудренных и святых, как бы из материи златотканной, прообразом чего служила ветхозаветная скиния, которую Бог велел Моисею сделать из багряной и червленой материи и из виссона (Исх.27:16). Скиния эта прообразовала Деву Марию, вселившийся в Которую Бог имел "с человеки пожити" как написано: "се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними" (Откр.21:3). Багряная и червленая материя и виссон, из которых была сделана скиния, прообразовали родителей Божией Матери, Которая произошла и родилась от целомудрия и воздержания, как бы от багряной и червленой одежды, и совершенства их в исполнении всех заповедей Господних, как бы от виссона.

Но сии святые супруги, по Божию изволению, долгое время были бездетны, – дабы в самом зачатии и рождении такой дочери была явлена и сила Божией благодати, и честь Рожденной и достоинство родителей; ибо неплодной и состарившейся женщине родить иначе невозможно, как по силе благодати Божией: здесь действует уже не природа, но Бог, побеждающий законы природы и уничтожающий узы неплодия. Родиться от неплодных и престарелых родителей – большая честь и для самой рожденной, потому что она рождается того не от невоздержных родителей, но от воздержных и престарелых, каковыми были Иоаким и Анна, которые пятьдесят лет жили в супружестве и не имели детей. Наконец чрез таковое рождение открывается достоинство и самих родителей, так как они после долгого неплодства родили радость всему миру, чем уподобились святому патриарху Аврааму и благочестивой супруге его Сарре, родившим, по обетованию Божию, Исаака в старости (Быт.21:2). Однако, без сомнения, можно сказать, что рождество Богородицы выше рождения Авраамом и Саррою Исаака. Насколько сама рожденная Дева Мария выше и более достойна почести, нежели Исаак, настолько больше и выше достоинство Иоакима и Анны, нежели Авраама и Сарры. Этого достоинства они не сразу достигли, но только усердным постом и молитвами, в душевной горести и в сердечной скорби умолили о сем Бога: и скорбь их обратилась в радость, а бесчестие их явилось предвестником великой чести, и усердное прошение руководителем к получению благ, и молитва – лучшей ходатаицей.

Иоаким и Анна долгое время скорбели и плакали, что у них нет детей. Однажды Иоаким в большой праздник приносил в Иерусалимском храме дары Господу Богу; вместе с Иоакимом и все израильтяне приносили свои дары в жертву Богу. Бывший в то время первосвященник Иссахар не захотел принять даров Иоакима, потому что он был бездетным.

"Не должно, – говорил он, – принимать от тебя дары, потому что ты не имеешь детей, а следовательно и благословения Божия: наверное, у тебя есть какие-нибудь тайные грехи".

Также и один еврей из колена Рувимова, вместе с прочими приносивший свои дары, укорял Иоакима, говоря:

– Зачем ты хочешь прежде меня принести жертвы Богу? Разве ты не знаешь, что ты недостоин приносить дары вместе с нами, ибо ты не оставишь в Израиле потомства1?

Укоры сии очень опечалили Иоакима, и он в сильно скорби ушел из храма Божия посрамленным и униженным, и праздник для него обратился в печаль, а праздничная радость сменилась скорбью. Глубоко скорбя, он не возвратился домой, но ушел в пустыню к пастухам, пасшим его стада, и там плакал о неплодстве своем и о поношении и укорах, сделанных ему. Вспомнив про Авраама, праотца своего, которому уже в преклонном возрасте Бог даровал сына, Иоаким стал усердно молить Господа, чтобы Он и его сподобил такого же благоволения, услыхал бы его молитву, помиловал бы и отнял от него поношение со стороны людей, даровав в старости плод его супружеству, как некогда Аврааму.

– Да буду я, – молился он, – иметь возможность именоваться отцом ребенка, а не бездетным и отверженным от Бога терпеть укоры от людей!

К сей молитве Иоаким присоединил пост и сорок дней не вкушал хлеба.

– Не буду есть, – говорил он, – и в дом свое не возвращусь; пусть слезы мои будут мне пищею, а пустыня сия домом, до тех пор пока не услышит и не отнимет от меня поношение Господь Бог Израилев.

Точно также и жена его, будучи дома и услыхав, что первосвященник не хотел принять их дары, укоряя в неплодстве, и что муж ее от великой скорби удалился в пустыню, плакала неутешными слезами.

– Теперь, – говорила она, – я несчастнее всех: Богом отвержена, у людей в поношении и мужем оставлена! О чем плакать теперь: о вдовстве ли своем, или о бесчадии, о сиротстве своем или о том, что не удостоилась называться матерью?!

Так горько плакала она все те дни.

Рабыня Анны, по имени Юдифь, старалась ее утешить, но не могла: ибо кто может утешить ту, печаль которой глубока, как море?

Однажды Анна печальная пошла в свой сад, села под лавровым деревом, вздохнула из глубины сердца и, возведя свои глаза, полные слез к небу, увидала на дереве птичье гнездо с маленькими птенцами. Зрелище сие причинило ей еще большую скорбь, и она с плачем начала взывать:

– Горе мне бездетной! Должно быть, я самая грешная среди всех дщерей Израилевых, что одна пред всеми женами так унижена. Все носят плод своего чрева на своих руках, – все утешаются своими детьми: я же одна чужда сей радости. Горе мне! Дары всех принимаются в храме Божием, и за чадородие им оказывают уважение: я же одна отвержена от храма Господа моего. Горе мне! Кому я уподоблюсь? Ни птицам небесным, ни зверям земным: ибо и те приносят Тебе, Господи Боже, плод свой, я же одна неплодна. даже с землею я не могу сравнить себя: ибо она прозябает и выращивает семена и, принося плоды, благословляет Тебя, Небесного Отца: я же одна бесплодна на земле. Увы мне, Господи, Господи! Я одна, грешная, лишена потомства. Ты, Который даровал некогда Сарре в глубокой старости сына Исаака (Быт.21:1-8), Ты, Который отверз утробу Анны, матери Твоего пророка Самуила (1Цар.1:20), призри ныне на меня и услыши молитвы мои. Господи Саваоф! Ты знаешь поношение бездетства: прекрати печаль сердца моего и отверзи мою утробу и меня неплодную соделав плодоносною, дабы рожденное мною мы принесли Тебе в дар, благословляя, воспевая и согласно прославляя Твое милосердие.

Когда Анна с плачем и рыданием так восклицала, явился ей ангел Господень и сказал:

– Анна, Анна! Услышана твоя молитва, воздыхания твои прошли сквозь облака, слезы твои явились пред Богом, и ты зачнешь и родишь Дщерь преблагословенную; чрез Нее получат благословение все племена земные и будет даровано всему миру спасение; имя ей будет Мария.

Услышав ангельские слова, Анна поклонилась Богу и сказала:

– Жив Господь Бог, если родится у меня дитя – я отдам его на служение Богу. Пусть он служит Ему и прославляет святое имя Божие день и ночь во всё время своей жизни.

После сего, исполнившись неизреченной радости, святая Анна быстро пошла в Иерусалим, чтобы там с молитвою воздать благодарение Богу за Его милостивое посещение.

В то же самое время Ангел явился и Иоакиму в пустыне и сказал:

– Иоаким, Иоаким! Услышал Бог молитву твою и благоволит даровать тебе благодать Свою: жена твоя Анна зачнет и родит тебе дщерь, рождение которой будет радостью для всего мира. И вот тебе знамение, что я благовествую тебе истину: иди в Иерусалим к храму Божию и там, у золотых ворот, найдешь свою супругу Анну, которой я возвестил то же самое.

Иоаким, удивленный таким ангельским благовестием, славословя Бога и благодаря Его сердцем и устами за великое милосердие, с радостью и веселием поспешно отправился в Иерусалимский храм. Там, как и возвестил ему ангел, он нашел у золотых ворот Анну, молящуюся Богу, и рассказал ей об ангельском благовестии. Также и она поведала ему о том, что видела и слышала ангела, возвестившего о рождении у нее дочери. Тогда Иоаким и Анна прославили Бога, сотворившего им такую великую милость и, поклонившись Ему в святом храме, возвратились в свой дом.

И зачала святая Анна в девятый день декабря месяца, а восьмого сентября у ней родилась дочь, пречистая и Преблагословенная Дева Мария, начало и ходатаица нашего спасения, о рождестве Коей возрадовались и небо и земля. Иоаким по случаю Ее рождения принес Богу великие дары, жертвы и всесожжения, и получил благословение первосвященника, священников, левитов и всех людей за то, что сподобился благословения Божия. Потом он устроил в доме своем обильную трапезу, и все с веселием прославляли Бога.

Подрастающую Деву Марию родителя Ее берегли, как зеницу ока, ведая, по особенному откровению Божию, что Она будет светом всему миру и обновлением естества человеческого. Посему они воспитывали Ее с такою тщательною осмотрительностью, какая подобала Той, Которая имела быть Матерью Спасителя нашего. Они любили Ее не только как дочь, столь долгое время ожидаемую, но и почитали, как госпожу свою, помня ангельские слова, сказанные о Ней, и провидя духом, что должно над Ней совершиться. Она же, исполненная Божественной благодати, таинственно обогащала тою же благодатью и своих родителей. Подобно тому как солнце своими лучами освещает звезды небесные, уделяя им частицы своего света, так и богоизбранная Мария, как солнце, озаряла лучами данной ей благодати Иоакима и Анну, так что и они были исполнены Духа Божия, и твердо веровали в исполнение ангельских слов.

Когда отроковице Марии исполнилось три года, родители ввели Ее со славою в храм Господень, сопровождая с возженными светильниками, и посвятили Ее на служение Богу, как то обещали. По прошествии нескольких лет после введения Марии во храм, святой Иоаким умер, восьмидесяти лет от рождения. Святая Анна, оставшись вдовою, покинула Назарет и пришла в Иерусалим, где пребывала около своей Пресвятой Дочери, молясь беспрестанно в храме Божием. Прожив в Иерусалиме два года, она почила о Господе, имея 79 лет от рождения2.

О, сколь благословенны вы, святые родители, Иоаким и Анна, ради Преблагословенной вашей Дочери!

Сугубо благословенны вы ради Сына Ее, Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого получили благословение все народы и племена земные! Справедливо вас святая Церковь наименовала Богоотцами3, ибо мы знаем, что от Пресвятой вашей Дочери родился Бог. ныне предстоя Ему близко на небе, молитесь, да уделится и нам хотя некая часть вашей радости нескончаемой. Аминь.


Тропарь, глас 1:

Иже в законней благодати праведни бывше, младенца богоданнаго породиша нам, Иоаким и Анна: темже днесь светло тожествует, весело празднующи, божественная церковь честную вашу память, славящи Бога, воздвигшаго рог спасения нам в дому Давидове.

Кондак, глас 2:

Радуется ныне Анна, неплодства разрешившися соуз, и питает Пречистую, созывающи вся воспети, даровавшаго от чрева ея человеком едину Матерь и неискусомужную.

АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p2836
_______________________________________________________________________
1 Еще патриархам израильского народа неоднократно было дано Богом обетование о размножении потомства их; поэтому израильтяне на многочисленное потомство смотрели как на высшее счастье и благословение Божие. С другой стороны, по древнему обетованию Божию, израильтяне надеялись в своем потомстве обрести обетованное Богом "Семя жены" – Мессию. Вот почему бесчадие считалось у евреев тяжким несчастьем и наказанием Божиим за грехи, и на людей, не имеющих детей, евреи смотрели как на великих грешников.
2 Память преставления праведной Анны церковь совершает 25 июля.
3 Церковь ежедневно по окончании божественных служб, на отпусте, испрашивает исходящим из храма помилование и спасение от Господа молитвами Богородицы и св. праведных Богоотец Иоакима и Анны, и ежегодно совершает память их на другой день Рождества Богородицы, ибо после праздника Рождеству Богоматери прилично славить и св. Ее родителей.

Мч. Севериана (320).
В царствование злочестивого царя Ликиния, в то время, как Агриколаем, правителем Севастии1, были взяты и посажены в темницу сорок святых мучеников, – в области той жил некий муж, по имени Севириан, знатного рода по происхождению.

Севириан был христианином. Часто посещая в темнице сорок мучеников, он укреплял их к страдальческому подвигу за имя Христово; и они так возгорелись любовью к своему Господу, что даже холодное Севастийское озеро не могло угасить в них сей божественной любви; вставши по повелению беззаконного правителя в воды озера, они единодушно исповедовали пред своим мучителем имя Иисуса Христа и здесь скончались мученическою смертью2.

После страдания Севастийских мучеников, – когда на место Агриколая, тем же нечестивым царем Ликинием, назначен был Лисий, человек лютый и жестокий, как дикий зверь истреблявший верующих и проливавший христианскую кровь, – настало время и святому Севириану выступить на тот же подвиг и на ту же борьбу, к каким он и других возбуждал своим словом.

К правителю области явились клеветники и стали говорить ему:

– Честь великих богов наших умаляется в сем городе чрез Севириана: он не только сам не чтит и не поклоняется им, но и многим другим советует бесчестить и уничижать их. Веруя сам в Распятого, он и других учит той же вере, и уже не мало людей отторглось вслед его, так что если ты не погубишь его, – то скоро весь город последует его вере: и разгневаются боги на наш город и оставят его своею милостью, да и царь, когда услышит об этом, не пощадит нас.

Выслушав сие, правитель Лисий послал своих слуг схватить Севириана и привести его к себе. Воин же Христов, не дожидаясь посланных, пока они придут и возьмут его, предварив их приход, пошел сам и, представ пред Лисием, мужественно и дерзновенно говорил ему:

– Или недостаточно тебе, правитель, одной только твоей погибели, что ты хочешь и наши души погубить и, как некое приобретение, предать их во власть бесов? Но знай, что ты попал здесь на людей мужественных, а не на малодушных и боязливых, ибо мне, как говорит мой божественный учитель Павел, "жизнь – Христос, и смерть – приобретение" (Фил.1:21).

Правитель Лисий, выслушав эти слова, немного помолчал; а потом, взглянув на стоявших пред ним слуг и указав рукою на Севириана, сказал им с яростью:

– Возьмите и бейте его суровыми жилами, – пусть он научится, с каким смирением нужно говорить с правителем.

Когда святого стали мучить, он радовался, что сподобился пострадать за Христа, и воспевал псаломские слова, которые были ему как бы отрадою в его страданиях: "На хребте моем орали оратаи, проводили длинные борозды свои"3 (Пс.128:3).

Мучитель, видя, что слуги его уже утомились, а на лице мученика – та же просветленность и мужество, велел перестать его быть, а затем, обратившись к нему, сказал:

– Вот, теперь ты по ранам своим можешь познать, что Христос твоей не приносит тебе ни радости, ни благополучия в жизни.

Мученик отвечал:

– Если бы твои душевные очи не были помрачены тьмою безбожия, тогда бы я мог открыть тебе, сколь много благ мои страдания исходатайствует мне у Христа. Но теперь, при твоем нечестии, чего я могу достигнуть, как бы зажигая свечу пред слепым и воспевая песнь пред глухим? О, судя! Если бы ты не был так слеп и глух, ты бы познал благодать Христову и ту силу, которая укрепляет меня.

Сии и многие другие слова святого мученика привели правителя еще в больший гнев. Повесив мученика на дереве, он велел строгать тело его железными когтями. Святой же Севириан, среди своих лютых страданий, так молился Богу:

– Иисусе Христе" Ты, некогда повешенный на кресте, низложивший гордыню вражию и даже до ныне прославляемый за все Свои дивные дела, прииди и помоги мне и сокруши силу всезлобного мучителя, растерзанные члены мои исцели и дай мне доблестно совершить подвиг мученический!

И переменялись слуги, мучившие святого; наконец, долго промучив его, повели по приказанию правителя в темницу. Идя к темнице, святой мученик показал себя красноречивым оратором и, как бы не чувствуя своих страданий, хвалился подъятыми за Христа ранами. Когда шел он среди города, то, указывая на свои язвы, со светлым лицом, сладостными устами так говорил, обращаясь ко множеству смотревшего на него народа:

– О, люди, посмотрите на меня и уразумейте, в каком блаженстве я сегодня нахожусь! Вы, я думаю, считаете меня теперь самым несчастным и беднейшим человеком, так как я лишился не только временной своей чести и богатства, но даже и самого здоровья. А между тем я ныне счастливее всех вас. Ибо раны мои, приятые за имя Христа, дороже для меня всякой земной радости; кровь, пролитая мною, и обагрение ею драгоценнее царской багряницы; самое же страдание за моего Господа несравненно приятнее для меня всех ваших земных утех, которые вы так любите. А высокий сан мой и богатство – что они были, как не суета и прах и прелесть мира сего, которые я оттрясаю как грязь от ног своих, восходя в высшее мученическое достоинство и приемля богатство неоскудеваемое? Для меня именоваться мучеником – славнее всякого царского сана, лишение же богатства ради Христа драгоценнее сокровищ всех земных царей. Да и самое здоровье, крепость и красота, которыми я прежде обладал, что есть иное, как не болезнь, слабость и безобразие? Если бы члены моего тела не были ныне уязвляемы за Христа, и не обагрялись кровью, то они не были бы моими членами, но были бы только узами и темницею для моей души; а теперь, когда они терзаются за Христа, они поистине суть мои уды. Ныне, когда плоть моя умерщвляется, она здорова и крепка; со мною красота моя, даже и теперь, – когда я не имею человеческого вида и представляю как бы единую язву, ибо и Христос был уязвляем с главы до ног. "Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его" (Кол.1:24). Вы же, взирая на мои раны, помышляйте о воздаянии за них: ни умом постигнуть, ни словом высказать нельзя тех благ, кои Царь бессмертный и ныне дает страждущим за Него, и на небе уготовляет им для вечного блаженства. Уже одно то, чтобы страдать за Христа, есть наслаждение, а умереть за Него еще вожделеннее. О, други! Если здесь есть кто из наших, если кто из верных рабов Христовых находится среди сего народа неверного, то, взирая на меня, как я страдаю, укрепляйте свое сердце, мужайтесь и будьте неустрашимы. Да не отторгнет вас от пресладкого имени Иисуса Христа ни единая мука: да не устрашит вас ни сечение мечей, ни разжжение печей, ни ярость зверей! Да не прельстит вас ни ласкание мучителя, ни обещание им даров и санов. Всё это поперите ногами, как сор, чтобы воцариться со Христом.

В то время, как Севириан говорил так, за ним следовало много народа. Слушая его, народ проводил святого мученика до самой темницы. Вверженный в нее, воин Христов ликовал, как светлом чертоге, и лобызал то место, где заключены были сорок святых мучеников, к которым он прежде часто приходил беседовать. В темнице он пробыл пять дней, а потом снова был приведен на суд.

Лисий на суде, подобно волку в овечьей шкуре, стал как бы соболезновать святому и так начал ему лукаво говорить:

– Видят все боги, Севириан, как я сожалею тебя, и весьма удивляюсь, как ты, человек такой видный, благообразный и почтенный, самовольно лишаешься сего радостного мира. Я похвалил бы твою крепость и мужество, но только если бы ты направил их против врагов; бороться же с железом и огнем, со зверями и камнями и так губить себя есть поистине дело безумное. И вот, сила твоя уже сокрушена и тело растерзано.

Говоря так, беззаконный мучитель хотел лукавством прельстить истинного раба Христова, но тот мужественно отвечал:

– Не щади тела моего, покрытого ранами, но увеличь еще более мои страдания. Не только бей меня и строгай мое тело, но и метай на меня камни, жги огнем и делай всё, что только хочешь и можешь. Ты никогда не отвратишь меня от моего Господа. Скорее ты утомишься, терзая меня, нежели я страдая за имя Христово.

Тогда мучитель, оставив лукавство, предался обычной своей ярости и повелел бить святого Севириана в уста камнями, приговаривая при этом:

– Не носи имени Христа на языке твоем и не докучай ушам правителей воспоминанием сего имени.

Святой мученик устами, – уже разбитыми от ударов, – отвечал мучителю:

– Несчастный, если ты устроил в душе твой жилище для бесов, то, конечно, и слух твой уже не может сносить имени Христа!

Лисий повелел снова повесить мученика на дереве и строгать его железными когтями. Севириан, жестоко мучимый, произнес:

– Одну только язву я считаю жестокою – ту, которая отлучает от Христа: все же сии раны скорее для меня наслаждение, чем страдание, так как, отрешая меня от всего земного, они соединяют меня со Христом.

И сказал ему снова правитель:

– Севириан, принеси жертву богам, и ты освободишься от муки.

На это воин Христов ничего не отвечал ему; он только тихо сказал:

– "Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас" (Рим.8:18).

Лисий, считая оскорблением для себя то, что мученик ничего не ответил на его слова, изобрел для него новое мучение: снявши святого с дерева, повели его к городской стене и, привязав тяжелые камни – один на шею, а другой на ноги, а тело опоясав веревкою, свесили его высоко со стены.

Так вися, святой предал свою праведную душу в руки Подвигоположника – Христа Господа своего5; некоторые из христиан, снявши ночью со стены его честное тело, понесли к месту прежнего жительства мученика. Когда они, неся его благоговейно с пением псалмов, приближались к тому селению, где был дом Севириана, все почти жители вышли к сретению святых мощей: старые и юные – все одинаково спешили, перегоняя друг друга и этим самым стараясь как бы предвосхитить благословение от многострадального угодника Божия. только жена одного из рабов Севириана осталась дома, плача над телом своего мужа: он только что умер и лежал еще дома не погребенным. И рыдала она над ним, говоря ему как живому:

– Вот, господин наш приближается к дому, и все вышли встречать его, один только ты не вышел, да я из-за тебя. Итак, встань навстречу господину своему.

Только что она проговорила это, мертвый тотчас встал как бы от сна, пошел навстречу к несущим святые мощи и, припавши к нем, с радостью лобызал тело господина своего. Люди же все, видя, что умерший, с принесением святого тела в их селение, воскрес, пораженные сим чудом, прославили Господа и стали еще с большим усердием лобызать честные мощи.

Относительно погребения тела святого мученика у жителей того селения возникло несогласие: одни хотели похоронить его на одном месте, другие на ином. На мощах Севириана лежал венок, сплетенный из красивых цветов; вдруг, неизвестно откуда появился орел и схватил этот венок; отлетев немного, орел снова опустился на землю Все, видевшие это, пошли по полету орла и когда подошли к нему, он медленно полетел далее с венком; народ тоже пошел за ним. И таким образом орел довел благочестивых жителей до ближайшей пустыни, и здесь, сев на одну высокую, красивую гору и положив на ней венок, скрылся с глаз. Народ, найдя венок мученика на горе, решил, что Господь благоволил на ней упокоить святое тело Севириана, и, взявши мощи, с подобающею честью погребли на той горе; и совершались при гробе мученика Христова многие исцеления6.

Вышеупомянутый же раб, воскресший при перенесении святых мощей Севириана, прожил еще пятнадцать лет, постоянно находясь при гробнице своего господина.

За всё сие да будет слава Богу, в Троице Единому: Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков! Аминь.
________________________________________________________________________
1 Севастия – город в Армении.
2 Мученики Севастийские пострадали в 320 г. Память их 9 марта. В житии их повествуется, что они за непреклонное исповедание веры были мучимы, затем осуждены были пробыть ночь в озере, покрывшемся льдом, при северном пронзительном ветре, и на другой день после новых тяжких мучений сожжены.
3 Пророческое слово разумеет здесь бичи и язвы, какие злочестивыми мучителями наложены на победоносных мучеников.
4 Смысл выражения тот, что св. мученик, подобно ап. Павлу, чувствуя еще в своей плоти недостаток страданий и скорбей, какие перенес Христос, ищет случая восполнить оный, и радуется, что нашел такой случай в страданиях за исповедание имени Христова.
5 Мученическая кончина Севириана последовала в 320 году, в одно гонение с 40 мучениками Севастийскими, но только спустя полгода.
6 Перенесение св. мощей мученика последовало чрез 15 лет по его кончине.

Прп. Иосифа, игумена Волоцкого, чудотворца (1515).
http://s03.radikal.ru/i176/0910/3c/8c6544418241.jpg
Преподобный Иосиф Волоцкий (в миру Иоанн Санин) родился в семье вотчинника, владельца села Язвище Волоколамского княжества. Точная дата рождения преподобного не установлена, но большинство источников указывает 1439/1440 годы. Прадед Иосифа — Саня (основатель фамилии) был родом из Литвы. О родителях преподобного Иосифа Иоанне и Марии известий почти не сохранилось, за исключением сведений о том, что они умерли в монашестве. Кроме преподобного Иосифа у них было еще три сына: Вассиан, Акакий и Елеазар. Вассиан и Акакий приняли монашеский постриг. Впоследствии Вассиан стал архиепископом Ростовским.

В возрасте семи лет отрок Иоанн был отдан в обучение старцу Волоколамского Крестовоздвиженского монастыря Арсению. За два года он изучил Священное Писание и стал чтецом в монастырской церкви. В двадцать лет Иоанн посетил Тверской Саввин монастырь, где познакомился с духовным наставником Варсонофием, и «мудре последуя совету и благословению прозорливаго и святаго старца Варсонофия, пришел еси в обитель преподобнаго Пафнутия и того умолил еси прияти тя в послушание» (Кондак 4).

В Боровском монастыре преподобный Пафнутий постриг юношу в иночество с именем Иосиф. Восемнадцать лет провел преподобный Иосиф под руководством святого подвижника. По преставлении своего учителя он был назначен игуменом Боровского монастыря, которым управлял около двух лет. В этой обители он ввел общежительный устав, что вызвало недовольство некоторых иноков. Преподобный Иосиф вынужден был покинуть обитель и отправился в паломничество по Русским святыням. Так он оказался в Кирилло-Белозерском монастыре. Здесь он еще более укрепился в желании создать новое монашеское общежитие. Из Кирилло-Белозерского монастыря он удалился в Волоколамские пределы, где в 1479 году при слиянии рек Струги и Сестры в лесу основал обитель Успения Пресвятой Богородицы. В своем монастыре преподобный Иосиф ввел самое строгое общежитие и составил для него собственный устав, значительная часть которого взята из Устава преп. Нила Сорского. Преподобный Иосиф воспитал целую школу иноков-подвижников. Многие постриженики Иосифо-Волоколамского монастыря были архипастырями и занимали важнейшие кафедры Русской Церкви: митрополиты Московские и всея Руси Даниил (+ 1539) и святой Макарий (+ 1563), архиепископ Вассиан Ростовский (+ 1515), епископы Симеон Суздальский (+ 1515), Досифей Крутицкий (+ 1544), Савва Крутицкий, по прозванию Черный, Акакий Тверской, Вассиан Коломенский, святители Казанские Гурий (+ 1563) и Герман (+ 1567), святитель Варсонофий, епископ Тверской (+ 1576).

В трудное для Русской Церкви время Господь воздвиг преподобного как ревностного поборника Православия на борьбу с ересями и церковными несогласиями. Возвещено ему было Богом противостоять распространенной ереси тех лет – «лжеучению жидовствующих» – и создать первый свод русского православного богословия, великую книгу «Просветитель», состоящую из 16-ти «слов». Памятником канонических трудов игумена Волоцкого является в значительной степени и «Сводная Кормчая» - огромный свод канонических правил Православной Церкви, начатый преподобным Иосифом и завершенный митрополитом Макарием.На церковных Соборах 1490 и 1504 годов преподобный Иосиф выступил с обличением ереси жидовствующих, возникшей в Новгороде. Он решительно добивался осуждения упорствующих отступников. Кроме основного его сочинения «Просветитель», направленного против этой ереси, перу святого принадлежат также 24 послания к различным лицам, краткая и пространная редакции монастырского «Устава».

Преподобный Иосиф преставился 9 сентября 1515 года и был погребен близ алтаря Успенского храма своей обители. Собором 1578 года преподобный Иосиф был причислен Церковью к местночтимым святым, а в 1591 году — к общерусским.

Преподобный Иосиф известен не только как ревнитель чистоты Православия, но и как сторонник сильной миссионерской Церкви. Возглавляемый им Иосифо-Волоцкий монастырь стал при преподобном общенациональным центром образования и социальной помощи для тысяч людей.

Название главного труда преп. Иосифа - "Просветитель"  актуально для нашей церковной жизни, как никогда.

Тропарь Иосифу, игумену Волоцкому,
Яко постников удобрение и отцев красоту, /
милости подателя, рассуждения светильника, /
вси вернии, сошедшеся, восхвалим /
кротости учителя и ересей посрамителя, /
премудраго Иосифа, Российскую звезду, /
молящася Господу /
помиловатися душам нашим.
АКАФИСТ  http://kazan.eparhia.ru/bogoslugenie/ak … sifvoloiy/

+1

51

.................продолжение от 22 сентября....

Обретение и перенесение мощей свт. Феодосия, архиеп. Черниговского (1896).
http://s005.radikal.ru/i211/1002/2a/23584312d57d.jpg
Святой Феодосий, архиепископ Черниговский, по происхождению своему, принадлежал к заднепровской дворянской фамилии Углицких1. Отец Феодосия, по имени Никита, был священником в Малороссии, мать называлась Мариею. Родители воспитывали своего сына в страхе Божием и христианском благочестии; под влиянием их наставлений, он еще с самых юных лет получил задатки того благочестия, которым украшалась вся его последующая жизнь. По природе кроткий, послушной и впечатлительной, Феодосий с юных лет горел пламенною любовью к Богу и усердием к храму Божию. Получив первоначальное обучение в семье и там научившись читать и писать, Феодосий был отдан затем отцом для дальнейшего образования в Киево-Братскую Богоявленскую школу2. Здесь, под влиянием и руководством благочестивых наставников, упражняясь в изучении Священного Писания и святоотеческих творений, святой стремился по ним устроять и свою жизнь; здесь он возрастал и укреплялся духом в познании истин православной веры и в подвигах благочестия. И еще здесь, во время обучения в школе, в юном Феодосии возникло стремление подражать, по мере сил, равноангельному житию преподобных Антония и Феодосия и других подвижников Печерских, - этих великих молитвенников и небесных покровителей древлепрестольного Киева, под благодатным осенением которых он жил и воспитывался, и нетленные, прославленные мощи которых он постоянно зрел пред собою. В свободные от занятий часы любимыми занятиями Феодосия были молитва, богомыслие и чтение слова Божия. Здесь же святой Феодосий хорошо ознакомился с церковным партесным пением, в певческой школе, устроенной преосвященным Лазарем Барановичем. Вообще, Киево-Братская Богоявленская школа, основанная для поддержания и защиты православной веры против нападений польско-католического духовенства и иезуитов3, вела всё преподавание в строго-православном христианском духе, которым проникались и молодые души питомцев ее; имела среди наставников своих истинных светил православного духовного просвещения. Несомненно, что и святой Феодосий получил там высшее и лучшее по тому времени образование, которое должно было содействовать полному развитию всех богато одаренных способностей души ого.

Вскоре же по окончании воспитания в Киево-Братской Богоявленской школе, Феодосий принял монашество, к чему еще в школе стремилась пламенно жаждавшая духовных подвигов душа ого. И вот, в молодых летах, этот истинной подвижник Христов вменяет ни во что все блага мира сего, оставляет многомятежный, суетный мир и принимает иноческий постриг в Киево-Печерской лавре с именем Феодосия, в честь великого подвижника Киево-Печерского и первооснователя общежительного иноческого жития в России - преподобного Феодосия, которого он так благоговейно почитал и к молитвенному предстательству которого он так часто обращался еще во время своего обучения в Киеве. С этого времени начинается строго-подвижническая жизнь Феодосия, в скором же времени стяжавшая ему известность не только в иноческом мире, но и среди мирян.

Смирение и примерная жизнь юного подвижника обратила на себя внимание бывшего тогда киевского митрополита Дионисия4 (Валабана), которой поставил его архидиаконом Киево-Софийского собора, где он многочестно потрудился до удаления из Киева митрополита Дионисия, после чего был назначен наместником митрополичьего кафедрального дома. Но, нарушаемая мирскою суетою, жизнь в Киеве не могла удовлетворять внутреннему влечению скромного инока к безмолвию и желанию его пребывать в постоянном молитвенном общении с Богом. Посему святой Феодосий, влекомый любовью к подвигам благочестия и иноческого безмолвия, вскоре оставил Киев и поселился в отдаленном, небольшом Крупицком Батуринском монастыре5, издавна славившемся строгостью иноческой жизни, где был посвящен в сан иеромонаха. Но как ни скрывался образованной, благочестивый и деятельный инок от мира, он все-таки не мог остаться незамеченным со стороны высшего духовного начальства. Святой Феодосий подвизался в Крупицком монастыре недолго; он резко выделялся из среды прочей братии своею духовною мудростью и строго-подвижническою, добродетельною жизнью, почему чрез непродолжительное время был назначен игуменом Корсунского монастыря, киевской епархии. Новое назначение святителя Феодосия удовлетворяло его внутренним влечениям. Корсунский монастырь6, находившийся на острове реки Роси, вдали от мирских жилищ, в живописной местности, вполне соответствовал стремлению святого к уединению и подвигам благочестия вдали от мирской суеты. И сам он здесь служил высоким примером для монашествующей братии по своей благочестивой, истинно-подвижнической жизни и проявил мудрую способность к управлению монастырем. Поэтому вскоре же потом он был переведен в настоятели знаменитого Киевского Выдубицкого монастыря7. Эта древняя обитель незадолго перед тем была в руках униатов и поляков-католиков и разорена ими. Большая часть иноков рассеялась, ибо никому не хотелось идти на житье в разоренную обитель; монастырские здания были в упадке, некоторые монастырские земли несправедливо захвачены у обители. Вообще монастырь нуждался и во внутреннем, и во внешнем благоустройстве, и нужно было много сил и уменья, чтобы восстановить его в прежнем виде. Но Феодосий не пал духом и, с помощью Божией, успешно исполнил свое дело и привёл знаменитую древнюю обитель в прежнее благолепие и благоустройство. Он исходатайствовал у гетмана Малороссии укрепление земли в разных урочищах и позволения у царя чрез каждые пять лет присылать в Москву своих чернецов для сбора подаяния и испрошения царской милости, что они и получали в щедрых размерах. В тоже время он возобновил монастырские здания и храмы, и вообще восстановил внешнее благоустройство обители; особенно заботился он о благочинии и благолепии богослужения в монастыре: хорошо знакомой с церковным пением, святой Феодосий образовал в своей обители такой прекрасный хор, что он славился не только в Киеве и во всей Малороссии, но стал известен и в Москве, почему Феодосий, по запросу из Москвы, посылал туда певчих в качестве устроителей там пения. Но еще более достойны внимания труды этого истинного подвижника Христова по восстановлению иноческого благочиния и упорядочению внутренней жизни Выдубицкого монастыря. Ревностно исполняя обязанности иноческого звания, он служил для иноков высоким примером строгой подвижнической жизни, привлекая в свою обитель множество ищущих спасения. В тоже время, желая еще более внедрить в иноках Выдубицкой обители дух истинного подвижничества, святитель устроил на монастырской земле, в мозырском уезде8, небольшой скит для тех из братии, которые искали полного уединения и суровых аскетических подвигов.

Хотя вслед за тем, по слову Спасителя: "В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир" (Иоан.16:33), святой Феодосий, сей верной делатель вертограда Христова, из-за клеветы и зависти человеческой, претерпел много несправедливых огорчений и скорбей9, - но его подвижническая жизнь и мудрое руководительство иноками заслужили ему всеобщее уважение киевлян. В особенности же отличал святого Феодосия своим благорасположением и вниманием тогдашний местоблюститель киевской митрополии, архиепископ черниговский Лазарь Баранович10, бывший ранее его учителем и ректором по Киево-Богоявленской Братской школе. В одном из писем, относящихся к этому времени, преосвященный Лазарь пророчески высказывает свое желание, чтобы "имя его (Феодосия) написано было на небесах ". Как местоблюститель Шевской митрополии, святитель Лазарь назначил Феодосия, бывшего тогда еще Выдубицким архимандритом, своим наместником по митрополии11. Потом, когда Малороссиею был избран киевским митрополитом епископ луцкий Гедеон12, то Лазарем Барановичем с просьбою об утверждении выбора, вместе еще с одним почтенным игуменом, был послан Феодосий, как человек, много послуживший малороссийской Церкви13. Этим святитель Лазарь и другие духовные и светские чины Малороссии хотели, явным образом, выставить Феодосия, как человека особенно достойного и способного к высшей должности. Тогда же, в Москве, святой Феодосий исходатайствовал царскую грамату о дозволении Выдубицкому монастырю присылать в Москву для сбора подаяний. С этого времени, при всяком представляющемся случае, обращались к Феодосию Углицкому, как достойному занять высшее место. Так, по смерти митрополита киевского Гедеона, Феодосий был одним из кандидатов на кафедру киевской митрополии. Еще ранее, по воле и желанию преосвященного Лазаря Барановича, возвратившегося из Киева в Чернигов к делам своей епархии, он был вызван в Чернигов и определен архимандритом Черниговского Елецкого монастыря14 на место скончавшегося настоятеля этой обители, знаменитого Иоанникия Голятовского15.

Елецкий монастырь в то время был весьма беден и скуден. Имений и духовных хозяйственных статей было мало, и вообще иноки терпели большую нужду в содержании. Новой настоятель деятельно принялся за устроение вверенной ему обители. Сразу же по вступлении в свои обязанности, он вошел к гетману Малороссии Мазепе16 с представлением, что "Елецкая обитель скудна запасами хлебными и особенно дровами, так что жить с братиею трудно, а помочь нечем, так как во владении архимандрии мало подданных ", - и Мазепа, вообще не отличавшийся щедростью по отношению к духовным лицам и обителям, исполнил просьбу святого Феодосия, из особенного уважения к нему, и отдал во владение монастырю село Мощонку. Также и других, обладавших достатками, уважение к Феодосию побуждало благотворить Елецкому монастырю. Таким образом при святом Феодосии, в продолжение двух трех лет, Елецкая обитель достигла благосостояния, вполне обеспечивавшего ее существование. Заботясь о внешнем благоустроении обители, святой Феодосий не менее того заботился о ее внутреннем благосостоянии, об утверждении и поддержании в ней истинно монашеской жизни. В этом отношении уже самые личные его подвиги служили высоко-поучительным примером для елецкой братии в прохождении иноческой жизни.

Среди этих и иных трудов монастырских, Феодосий был в тоже время деятельным помощником архиепископа Лазаря в деле проповедничества и, по желанию архипастыря, заведывал еще экономическими и частью епархиальными делами его архиерейского дома. С течением времени преосвященной Лазарь увидел, что архимандрит Феодосий Углицкий благоразумно и мудро ведет порученное ему дело, и вполне убедился, что он может быть ему наилучшим помощником по управлению Черниговскою епархиею, а потому, с согласия гетмана Малороссии, предложил ему отправиться в Москву к патриарху Адриану17 с просьбою определить его своим помощником. Это было в 1691 году. В Москве давно уже слышали о добродетельной жизни и духовной мудрости Феодосия, а потому патриарх охотно исполнил желание уважаемого всеми престарелого святителя Черниговского, причем уведомил об этом гетмана Малороссии своею святительскою граматою, в которой с похвалою отзывался о святом Феодосии.

Но эта помощь была не достаточна для кончающего дни свои старца-святителя. Исполненный признательности к Феодосию за ревностное участие его в управлении паствою, преосвященный Лазарь пожелал еще при жизни своей видеть Феодосия в сане святительском, чтобы приготовить в нем достойного себе преемника.

В 1692 году он с гетманом обратились в Москву с письменными прошениями к царям Иоанну и Петру Алексеевичам и к патриарху Адриану о возведении архимандрита Елецкого Феодосия Углицкого в сан архиепископа18, при чем оба они от своего имени свидетельствовали, что, "пречестной архимандрит - муж благий, украшенной добродетелями монашеской жизни, которую ведет с молодых лет; опытен в управлении монастырями, исполнен страха Божия и духовной мудрости, просвещен, весьма усерден к церковному благолепию, способен управлять домом кафедры и Черниговскою епархиею". Ходатайство уважаемого старца-святителя было уважено, и в том же году Феодосий отправился в Москву для хиротонии. Здесь 11-го сентября было совершено наречение его в епископа, а 18-го того же месяца он был хвиротонисан во архиепископа. Новопосвященный архиепископ пробыл в Москве около двух месяцев, по желанию патриарха, относившегося с уважением к святителю Феодосию и воспользовавшегося удобным случаем задержать его в Москве для бесед и совместного совершения Богослужения.

Велика была радость престарелого архипастыря Черниговского Лазаря Барановича, когда он увидел своего возлюбленного помощника в святительском сане. Глубоко обрадована была этим и паства, благоговейно любившая и уважавшая святителя Феодосия. Таким образом, Черниговская Церковь осчастливлена была управлением двух знаменитых иерархов - столпов православия, умолявших милосердие Божие о мире всего мира и о благосостоянии своей богоспасаемой паствы. Между тем Феодосий и в святительском сане, помогая преосвященному Лазарю, а часто и совсем заменяя ого, сохранял к нему беспредельную любовь и преданность сына, оказывая полное послушание своему благодетелю, ничего не предпринимая без согласия первосвятителя черниговского, стараясь в делах управления паствою поступать по его указанию и изволению.

Но не долго судил Господь двум великим, знаменитым столпам православия вместе стоять на страже паствы черниговской. 3-го сентября 1693-го года великий старец-архипастырь тихо и мирно скончался после 36-летного управления черниговскою епархиею. Святитель Феодосий торжественно похоронил его, совместно со всем черниговским и из других мест прибывшим духовенством в Черниговском Борисоглебском кафедральном соборе, за левым клиросом.

Прежде, чем уведомить царя и патриарха о кончине преосвященного Лазаря, святитель Феодосий отправился к гетману Малороссии известить его о печальном событии. Вместе с ним он отправил иеромонаха Пахомия и некоторых других лиц в Москву с донесением царю и патриарху о кончине и погребении преосвященного Лазаря, при чем гетман писал, что он имел сетование и печаль о преставлении Лазаря, а ныне находит утешение и отраду, что, по кончине ого, в неотложном времени тот архиерейский престол восприял преосвященной Феодосий Углицкий, которой своими добродетелями может украсить церковь и искусным благорассмотрением устроить дела правления церковного.

В ответ царь писал, что он будет оказывать Феодосию такую же царскую милость, какою пользовался преосвященной Лазарь; патриарх же писал гетману, что рукоположение архиепископа Феодосия при жизни архиепископа Лазаря он относит к особенному Промыслу Божию, благодеющему черниговской пастве, и просил гетмана, как сына Церкви, помогать преосвященному Феодосию в его заботах о святой Церкви. В то же время патриарх прислал "напрестольную" грамату для окончательного утверждения святителя Феодосия на черниговской кафедре в качестве самостоятельного архипастыря, где, между прочим, отзывается о нем, как о муже добродетельном, с юных лет украшенном иноческим житием в добродетелях и искусном в управлении честными обителями, полном страха Божия и разумения духовного, любителе премудрости, усерднейшем радетеле церковного благолепия, вполне по справедливости заслужившем управление домом и епархией черниговской.

Оставшись единоличным архипастырем черниговским, святитель Феодосий о отеческою ревностью заботился о благосостоянии своей паствы, причем еще более, чем прежде, проявлял, воочию всех, святость жизни, искреннюю любовь к подвижничеству, христианское милосердие и любовь ко всем обращавшимся к нему. Своими добрыми делами и христианскими добродетелями он светил не только для паствы черниговской, но и далеко за пределами ее.

В самой Москве уже давно имя его произносилось с особым уважением, так как он своею духовною мудростью и нравственными достоинствами выделялся из среды всех русских иерархов того времени. Благоустрояя дела церкви черниговской, святитель Феодосий в самом себе являл для пасомых образец глубокой веры в промысл Божий, усердия к молитве и церковному богослужению, кроткой снисходительности к немощам ближних и участливости к их нуждам, почему и приобрел единодушную беспритворную любовь и уважение паствы. До последних минут своей жизни, он, как истинной воин и подвижник Христов, подвизался во славу святой православной веры и во благо своих ближних. Согласно словам Апостола, он "духом пламенея; Господу" (Римл.12:11) служил; и для всех окружавших был "светильник, горящий и светящий" (Иоан. 6:35).

Паства черниговская сознавала, что ее архипастырь, святитель Феодосий, - истинной раб Божий, верный строитель в дому Божием, страж церкви бдительный, труженик неусыпный, молитвенник и предстатель за всех пред Господом благонадежный. Особенно привлекал к себе святитель сердца всех своих судом - справедливым и милостивым и был сострадателен к беспомощным и сирым, для которых со тщанием отыскивал требуемое правдою, а также щедрою, в духе евангельском, благотворительностью и христианским милосердием.

Вообще это был один из таких общественных деятелей, какие бывают только в Царстве Христовом, которые, успевают сделать для общего блага гораздо более, чем великие и сильные мира сего. "Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе" (Рим.12:16).

С самым тщательным усердием заботился святитель Феодосий об усилении в своей пастве любви к житию подвижническому, которое он так возлюбил с самых юных лет своих, и высокий образец которого являл всем в себе самом. С этою целью он усердно старался не только поддерживать существовавшие ранее в его епархии монастыри, но и основывать новые иноческие обители. Так, он основал девичий так называемый Печеникский монастырь19. Наилучшим памятником отеческой заботливости святого Феодосия о благоустроении иноческих обителей служит его святительская благословенная грамата, данная инокиням Печеникского монастыря. Благословляя с любовью отца новосозидаемую обитель, святитель заповедует инокиням "добродетель смирения и всецелого послушания" своей настоятельнице, как источник мира и залог его, святительского, и Божия благословения.

Вслед затем, по благословению святителя, основан был еще другой монастырь, в двух верстах от города Любеча20. В то же время, наравне с заботами о развитии подвижничества и устроении иноческих обителей в черниговской епархии, святитель Феодосий ревностно заботился о созидании и благоукрашении храмов Божиих21. Заботясь о нравственном благосостоянии своей епархии, он главное внимание обращал на духовенство, стараясь выбирать на священнослужительские места лиц достойных и способных и всеми мерами усиливать пастырски-просветительную деятельность приходского духовенства.

Много также потрудился святитель Феодосий за время своего управления черниговской епархией и для дела православия в

Малороссии, для отпора в ней пагубному польскому униато-католическому влиянию и укреплению здесь русской народности. Немало также принес он русскому государству пользы тем, что всегда умел, благодаря своему нравственному влиянию, красноречию и христианскому миролюбию, успокаивать вспышки горячих своевольных украинцев и тем охранять государство от вредных и опасных волнений.

Но недолго сиял святитель Феодосий на кафедре Черниговской. Только около 8 лет прожил он в Чернигове: до 5 лет архимандритом Елецким, 3 года 4 месяца архиепископом, причем самостоятельно управлял паствою, по кончине преосвященного Лазаря Барановича, около двух лет. Предчувствуя свою близкую кончину, святитель вызвал к себе в Чернигов наместника Брянского Свенского монастыря, иеромонаха Иоанна Максимовича22, и в половине 1695 года посвятил его в архимандрита Елецкого монастыря, которым до того времени не переставал управлять сам, готовя в новом архимандрите достойного преемника себе по кафедре. Вскоре после этого великий светильник церкви Русской угас. Кончина святителя Феодосия последовала 5-го февраля 1696 года. Горько оплакиваемый осиротевшею паствою, святитель Феодосий был погребен в Черниговском кафедральном Борисоглебском монастыре за правым клиросом.

Окончив чреду своего земного служения, святитель Феодосий не оставил своей паствы, возлегши нетленным своим телом в кафедральном храме, и с самых первых дней по своем преставлении не оставил своим благословением всех, прибегавших к его помощи, низводя благодать Божию в обильных чудесных исцелениях ищущим его молитвенного пред Богом предстательства. Ряд чудесных проявлений благодати Божией, явленных молитвенным предстательством святого Феодосия открылся вскоре же после его блаженной кончины благодатным исцелением от тяжкой болезни его преемника по черниговской кафедре, преосвященного архиепископа Иоанна Максимовича. Преосвященной Иоанн тяжко заболел горячкою; болезнь быстро усиливалась, явился бред. Вдруг, в самом разгаре болезни, преосвященной призывает к себе келейника и делает распоряжение немедленно отправить в его покоях вечерню и прочесть для него служебное правило, а на утро приготовить всё для его служения в храме. Окружавшие больного архипастыря подумали, что он бредит, но принуждены были уступить его настоятельному требованию и исполнить его желание. На другой день, к удивлению всех, преосвященной, совершенно здоровой, отслужил божественную литургию. Потом он объявил окружавшим, что накануне ему являлся святитель Феодосий и сказал : "служи завтра и будешь здоров". В благодарность за свое мгновенное, чудесное исцеление от тяжкой болезни, преосвященной архиепископ Иоанн Максимович тогда же составил в честь угодника Божия написанную по тогдашнему обычаю стихами "похвалу"23, в которой называет его "земным ангелом и святым, пребывающим в Серафимской пастве". По его распоряжению, над гробом святителя Феодосия была устроена тогда в фундаменте Борисоглебского соборного храма каменная пещера со входом в нее по витой лестнице.

Поразительное чудо исцеления преосвященного Иоанна Максимовича послужило началом чествования святителя Феодосия, как благодатного чудотворца и угодника Божия. С течением времени, это чествование распространилось далеко за пределами Черниговской губернии, вследствие новых обильных проявлений благодати Божией от целебных мощей святителя Феодосия. Эти чудеса были тем очевиднее и разительнее, что часто сопровождались явлениями святителя Феодосия болящим во сне, причем он приказывал молиться, поститься, отслужить молебен и т. д., обещая исцеление; иногда же он при этом наставлял, вразумлял и отечески упрекал обращавшихся к нему, в чем либо согрешивших. Так, одному немому святитель является в сонном видении и говорит : "иди в собор и справь молебен, и будешь здоров". На другой день немой, к изумлению своему, начал говорить, а затем, увидев в соборе портрет святителя, узнал в нем явившегося ему во сне угодника Божия. "Благословляю и прощаю", - говорит святитель священнику, исповедывавшему во сне пред ним свои грехи и молившемуся об исцелении сына, при чем обещает исцелить младенца, которой на другой день и выздоровел. Женщине, в тяжких страданиях призывавшей святителя на помощь и с плачем молившейся ему во святую четыредесятницу, он говорит, кротко укоряя и увещевая: "ты не говела, это нехорошо. Ты недостойна будешь вкусить пасхи. Постарайся причаститься в великую субботу". Другой женщине, со слезами молившейся Богу и призывавшей святителя помолиться о выздоровлении ее мужа, чудотворец ласково говорит, утешая ее и обнадеживая: "не плачь, я умолю Бога, и муж твой будет здоров". И вскоре после этого муж ее, страдавший от мучительной болезни около года, совершенно выздоровел. Святитель является к одной больной, призывавшей его, и говорит ей только одно слово: "успокойся", - и ее нравственные страдания окончательно прекращаются. Трудно перечислить все дивные исцеления, совершенные молитвенным предстательством святителя Феодосия: достаточно сказать. что со всех концов Русской земли они стали привлекать к его гробу многочисленные толпы богомольцев.

Впервые тело святителя Феодосия было обретено нетленным чрез 76 лет после его блаженного преставления 14-го февраля 1772 года, когда оно, по благословению местного епископа Феофила, переложено было в новой деревянной гроб, причем первой кипарисовой гроб угодника Божия был роздан по частям богомольцам. С начала прошлого столетия благоговейное чествование святителя Феодосия Углицкого, как благодатного чудотворца, особенно усиливается. Молва о нем и о чудотворениях, истекающих от его мощей, в это время распространяется уже далеко за пределы Черниговской губернии, среди православных различного звания и состояния. В 1824 году при гробе святителя Феодосия совершилось исцеление от тяжкой болезни черниговского купца-раскольника Горбунова, которой вслед за этим перешел в православие и в память чудесного исцеления своего соорудил на собственные средства новый гроб для нетленных мощей святителя. С течением времени при кафедральном соборе, мало-помалу, стали вестись более или менее правильные и постоянные записи о бываемых от мощей святителя Феодосия исцелениях, достаточно проверенных и удостоверенных. С 1850 года при соборе Черниговском ведется уже постоянно подробная летопись о чудесах по молитвам к святому Феодосию, а также и в некоторых других местах.

Между тем, постоянное обильное стечение богомольцев ко гробу с мощами святителя Феодосия, при тесноте и неудобности входа к нему, понудили в 1856 году пристроить с южной стороны к передней части притвора Борисоглебского собора полукруглый придел с удобной лестницей, а самую пещеру расширить и сделать светлой.

К концу истекшего столетия имя святителя Феодосия, как великого угодника Божия, защитника от бед и напастей, избавителя от всякого злого обстояния и теплого молитвенника пред Богом, известно было по всей России, и, хотя при гробе святителя совершались лишь панихиды, но в народе ему воздавалось почитание, как бы уже прославленному святому. Почитание народом святителя Феодосия, как святого, многочисленные случаи чудесного исцеления от его нетленных мощей обратили на себя внимание и гражданской власти, что и выразилось во всеподданнейшем докладе черниговского губернатора за 1889 год, а этот доклад в свою очередь обратил на себя внимание в Боге почившего Государя Императора Александра Александровича. В виду сего, Св. Синод нашел благовременным приступить к удостоверению о нетлении тела почившего святителя и о чудесных явлениях, совершающихся при гробе его24. Тело святителя, несмотря на почти 200-летнее пребывание в пещере, не отличающейся притом сухостью, оказалось нетленным; вместе с тем было обследовано надлежащим образом много случаев чудесных исцелений чрез молитвенное призывание святого Феодосия, засвидетельствованных под присягою самими исцеленными, их сродниками и очевидцами25. В виду сего Св. Синод определил - "во блаженной памяти почившего Феодосия, архиепископа Черниговского, причислить к лику святых, благодатиею Божиею прославленное и нетленное тело его признать святыми мощами" и совершить их торжественное открытие, на что и не замедлило последовать согласие Государя Императора Николая Александровича.

Торжественное открытие мощей святителя Феодосия последовало 9-го сентября 1896 года. Оно было совершено высокопреосвященным митрополитом киевским Иоанникием, в сослужении шести архиереев и сонма архимандритов и игуменов и прочего духовенства. Мощи угодника Божия были перенесены при этом из Борисоглебского собора в Спасо-Преображенский и переложены в новой кипарисной гроб и новую драгоценную серебряную раку; здесь, под сению со множеством лампад, они положены были на правой стороне собора, где ныне и почивают. Все дни торжества прославления новоявленного угодника Божия громадные, полуторастотысячное стечение народа переполняло город, с горячими мольбами обращаясь к святителю Феодосию, испрашивая его молитв пред Богом и спеша приложиться к его святым, нетленным мощам. Торжество прославления ознаменовано было многочисленными дивными исцелениями и произвело глубокое впечатление не только на православных, но и на раскольников. Слава Богу, дивному во святых Своих!

Тропарь, глас 4:
Преудобрен во архиереех, святителю Феодосие, был еси светило своему стаду, таже преставился еси в вечныя обители: умоли у престола Царя славы избавитися нам от находящих на ны зол и спастися душам нашым, святе, молитвами твоими.

Кондак, глас 4:
Пастырей начальнику Христу трудился еси, святителю Феодосие, на пожити духовней, питая словесныя твоя овцы, и приял еси от Христа Спаса целебный дар целити от немощи телесныя и душевня всякаго с верою приходящаго к целебным твоим мощем. Моли, святе, о призывающих имя твое от наветов вражиих спастися душам нашым.
________________________________________________________________________
1 По преданию, эта фамилия была присвоена одному из предков святителя Феодосия за оказанное отличие при отражении неприятеля от г. Углича.
2 Это - знаменитая старейшая в России школа, основание которой восходит к концу XVI века; ныне - киевская духовная академия, помещающаяся в Братском монастыре, на Подоле, в Киеве.
3 Киево-Братская Богоявленская школа, служа главным рассадником просвещения для всей южной православной России, в тоже время выпустила из своих стен немало знаменитых борцов за православную веру в пределах южно-русской Церкви, подвергавшейся непрестанным нападениям врагов - католиков и единомышленных с ними униатов, которые, презрев православную веру, признали над собою главенство папы, и еще более коварных иезуитов, монахов католического ордена, поставившего себе целью какими бы то ни было средствами утверждать всюду католичество и главенство пап.
4 Митрополит Дионисий управлял киевскою митрополиею всего не более полугода. Он был назначен на митрополию в феврале 1658 года и удалился из Киева в июле 1658 года, хотя номинально продолжал числиться киевским митрополитом.
5 Близ местечка Батурина, ныне - в Черниговской губернии, в 30 верстах от г. Конотопа; основан в XVI веке.
6 В коневском уезде, киевской губернии. - Св. Феодосий был назначен игуменом Корсунского монастыря около 1661 года.
7 Это было в 1664 году. Киево-Выдубицкий монастырь был одним из древнейших и важнейших монастырей киевской епархии; основан в конце XI столетия; в начале XVII ст., во время польского владычества, в нем была водворена уния, но потом он снова возвращен под ведомство киевского митрополита; ныне -второклассный мужской монастырь.
8 Минской губернии. Там был остров "Михайловщина", принадлежавший Киево-Выдубицкому монастырю, где в 1680 году и был основан и устроен св. Феодосием небольшой скиток, наместником которого был назначен один из строгих подвижников Выдубицкого монастыря, иеромонах Иов Опалинский.
9 Особенно много пришлось пострадать св. Феодосию, по проискам Мефодия, епископа мстиславского и оршанского, претендовавшего на Киевский митрополичий престол, и, из -за своих целей, оклеветавшего святителя вместе с настоятелями других киевских монастырей в политических ингригах и измене московскому правительству; но правда немедленно восторжествовала, и невинность Феодосия тогда же была явно доказана.
10 Лазарь Баранович - ректор Киево-Богоявленской Братской школы, с 1657 года архиепископ черниговский, видной политический и литературной деятель южной России, проповедник и полемист против католиков н униатов; был очень уважаем современниками; св. Димитрий Ростовский называет его "великим столпом Церкви".
11 В то время митрополия киевская довольно долго оставалась праздной, из-за политических смут, вследствие чего временно управление ею и было поручено наиболее уважаемому архипастырю южной России, каковым и был Лазарь Баранович.
12 Гедеон (Святополк -Четвертинский) - епископ Луцкий, с 1686 - киевский митрополит, скончался в 1690 году, известен граматами и посланиями к разным духовным лицам.
13 Святой Феодосий, как одно из самых почетных духовных лиц, был представителем посольства, которое собор, избиравший митрополита, отправлял в 1685 г. к новоизбранному с оповещением об избрании и с приглашением принять престол киевской митрополии. В том же году "пречестной" и "в церкви малороссийской заслуженной" игумен Феодосий вместе с переяславским игуменом Иеронимом Дубиною был послан к царям Иоанну и Петру Алексеевичам и патриарху Иоакиму с просьбою об утверждении избранного Малороссией митрополита. Нужно заметить, что в Москву в то время из Малороссии отправляли избранных людей не только с тем, чтобы они доставили туда то или другое прошение и явились при случае ходатаями по этим прошениям, но и с той целью, чтобы выставить их пред царем и патриархом, как лиц способных и предназначаемых к высшим должностям. Так смотрели на это и в Москве, и там оба представителя посольства, игумены - Выдубицкий и Переяславский, были приняты, как "люди заслуженные малороссийской церкви". Результатом этого посольства было великое дело присоединения южно-русской Церкви к московскому патриаршеству.
14 Елецкий Успенский первоклассной монастырь в Чернигове основан в 1060 году великим князем черниговским Святославом Ярославичем.
15 Иоанникий Голятовский - знаменитый южно-русский проповедник и писатель-полемист XVII в., сначала ректор киево-могилянской коллегии и затем архимандрит Черниговского Елецкого монастыря.
16 Иван Мазепа - гетман малороссийский с 1687 года по 1709 год, когда он изменил Петру Великому и России, перешедши на сторону шведского короля Карла XII; в том же году он умер.
17 Адриан - последний (10-й по счету) патриарх всероссийский, управлял Церковью с 1690-1700 г.
18 Что касается того, что Феодосий сразу был возведен в сан архиепископа, то это объясняется тем, что большим московским собором 1667 года была учреждена в Чернигове именно архиепископия, и кафедра черниговская тогда же была поставлена первою между другими архиепископиями Русской церкви.
19 Монастырь был построен вдовой стародубецкого полковника Мариею Сулимовой на купленной ею вместе с покойным мужем земле, называемой "Печеники"; откуда монастырь и получил свое наименование; ныне не существует.
20 Любеч - ныне торговое населенное местечко городнянского уезда черниговской губернии, в 52 верстах от Чернигова.
21 Так, им был освящен величественный храм в честь Святой Троицы возле Ильинского монастыря, и храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы в Домницком мужском монастыре (в 35 верстах от Чернигова).
22 Иоанн Максимович - впоследствии митрополит Тобольский и всей Сибири, где много потрудился в деле распространения христианства среди инородцев; скончался в 1716 году. Память его местно чтится с благоговением, как угодника Божия.
23 "Похвала" эта написана под живописным изображением святителя Феодосия в Борисоглебском Черниговском соборе, над входом в каменную палатку, где почивали мощи святителя.
24 Обследование производили высокопреосвященный Иоанникий, митрополит Киевский, вместе с местным епископом Антонием, с ректором Черниговской семинарии, протоиереем - членом Киевской духовной консистории и двух протоиереев из местного соборного причта.
25 Таких случаев обследовано 49.

в доработке!

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ  http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77

0

52

Во славу Божию и на пользу ближнего !

23 Сентября  -Память:

Мцц. Минодоры, Митродоры и Нимфодоры (305-311).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib3527.jpg

Три девы - Минодора, Митродора и Нимфодора - принесли себя в дар Пресвятой Троице. Иные приносят дары Богу от своего имения, - подобно тому как некогда три восточных царя принесли Ему золото, ладан и смирну 1 (см. Мф.2:11); девы же святые принесли Богу дары от внутренних своих сокровищ. Они принесли Ему вместо золота свои души, искупленные не тленным золотом, а честною кровию непорочного Агнца 2 (см. 1Пет.1:19); вместо ладана принесли чистую совесть, говоря вместе с Апостолом: "Ибо мы Христово благоухание" 3 (2Кор.2:15); вместо смирны принесли в дар Господу самое тело, отдавши его еще в непорочном девстве на раны за Христа. Святые девы твердо были убеждены в том, что Господь требует не временного богатства нашего, но нас самих, как некогда сказал Давид: "Ты - Господь мой; блага мои Тебе не нужны" (Пс.15:2). Поэтому они и принесли в жертву Богу самих себя, как это ясно видно из святой их жизни и мужественных страданий.

Святые девы родились в Вифинии 4. Сестры по плоти, они остались сестрами и по духу: ибо единодушно предпочли лучше служить Богу, нежели быть рабынями мира и всей его суеты. Желая же вместе с душою и тело сохранить не оскверненным и в совершенной чистоте соединиться с чистым Женихом своим, Христом Господом, святые девы последовали Его призыву: "И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас" (2Кор.6:17). Всего более возлюбив девическую чистоту и зная, как трудно сохранить эту чистоту среди народа, склонного к любодеянию и непрестанному греху, святые девы оставили людское общество и, отстранив себя от всего мира, поселились в уединенном месте. Подобно тому как воды речные, впадающие в море, лишь только сольются с морскими водами, тотчас теряют свою сладость и становятся солеными, - и чистота душевная, пребывая среди мира, не может не заразиться его сластолюбием. Так дочь Иакова, Дина, сохраняла свою девическую чистоту, пока не отдала себя в языческий город Сихем; но как только познакомилась с жившими в том городе дочерьми и вступила с ними в общение, тотчас погубила свое девство 5. Мир сей с своими тремя дочерьми - похотью плоти, похотью очей и гордостью житейскою 6 (см. 1Иоан.2:16) - тот же Сихем и ни о чем другом не заботится, как только причинять вред тем, кто питает к нему любовь, как смола чернит прикасающихся к ней, так и мир делает почитателей своих скверными и нечистыми. Блажен посему тот, кто избегает мира, чтобы не запятнать себя его нечистотою; блаженны и сии три девы, бежавшие от мира и от злых его дочерей. Не очернили святых дев мирские скверны, и они остались чистыми, как белые голубки, летая на крыльях добродетели и Боговидения по горам и пустыням и желая найти приют, как в гнезде, в любви Божественной. Так у пустынников, живущих вне суетного мира, бывает одно только непрестанное стремление к Богу.

Для своего местопребывания святые девы избрали один высокий и пустынный холм, находившийся в двух поприщах 7 от теплых источников в Пифиях 8. Поселившись здесь, они обрели тихое пристанище и надежный покой и проводили свою жизнь в посте и непрестанных молитвах. Святые девы скрыли свою девическую чистоту от взоров людских в пустыне и вознесли чистоту сию на высокий холм, чтобы ее видели ангелы; они взошли на самую вершину горы, чтобы, отряхнувши прах земной, удобнее приблизиться к небу. О том, как добродетельна была их жизнь, можно судить по самому месту их пребывания. Ибо что означает пустыня, как не отвержение всего и уединение? о чем свидетельствует высокий холм, как не о Богомыслии? что знаменуют теплые воды, при коих поселились святые девы, как не сердечную их теплоту к Богу? Как израильтяне, избавившись от рабства египетского, должны были пройти пустыню 9; так святые девы, вышедши из мира, возлюбили пустынную жизнь. Как Моисей, взойдя на гору, узрел Бога (см.Исх.34:4, 6); так и они, обитая на высоком холме и возводя очи свои к Господу, ясно созерцали Его своим умственным взором. Как в пустыне из камня, от удара в него жезлом, истекали воды (Числ.20:2-11); так от смиряющих ударов в грудь лились из очей святых дев потоки слез. И эти горячие слезы такую имели силу, какой не было какой не было у источников теплых вод: воды могли омыть только телесную нечистоту, а слезы очищали душевные пороки и делали душу белее снега. Но что было и очищать слезами у тех, которые, очистив себя от всякой скверны, и телесной и душевной (1 Кор. 7:1), жили на земле, как ангелы? Если в чьем-либо сердце и могут зародиться слезы от воспоминания о множестве грехов, то в этих чистых девах плач происходил только от любви к Богу. Ибо где любовь к Богу горит пламенным огнем, там не могут не быть потоки слез. Такова сила этого огня, что когда он возгорится, как в печи, в чьем-либо сердце, то насколько будет разрастаться пламя, настолько увеличится и роса: ибо сколь велика любовь, столь велико и умиление. Слезы рождаются от любви: потому и о Христе, когда Он прослезился над Лазарем умершим, говорили: "смотри, как он любил его" (Ин. 11:36). Святые девы плакали, совершая свои молитвы и размышляя о Боге: ибо они любили своего Господа и желали насытиться Его лицезрением; со слезами они ожидали того времени, когда увидят возлюбленного Жениха Небесного. Каждая из них повторяла слова Давида: "Когда прийду и явлюсь пред лице Божие; были слезы Мои Мне хлебом день и ночь" (Пс. 41:3-4) 10. И день и ночь мы плачем о том, говорили святые девы, что так долго не настает то время, когда мы явимся пред лицом Сладчайшего Жениха нашего Иисуса Христа, насытиться видением Которого мы также сильно желаем, как олень жаждет источников воды (Пс. 41:1).

Но "не может укрыться город, стоящий на верху горы" (Мф. 5:14) 11; так и святые девы, хотя своею особенною жизнью совершенно отстранили себя от мира, были явлены людям Самим Богом. Чудесные исцеления больных, совершавшиеся по молитвам святых дев, как громогласные трубы, пронесли о них весть по всей стране. Тогда царствовал злочестивый Максимиан, а страной Вифинийской управлял князь Фронтон. Услышав о святых девах, князь повелел схватить их и привести к нему. Христовы агницы, которым и звери пустынные не причинили никакого вреда, были взяты людьми зверообразными и зверонравными и приведены к мучителю. Как три ангела, стали три девицы на суде нечестивцев. Им должно было бы предстоять Самому в Троице славимому Богу, а не грешным людям, не достойным даже взирать на лица святых дев, сиявшие ангельской красотой и благодатью Святого Духа. Сам мучитель удивлялся, как такая красота, какой он никогда не видел и в царских дворцах, могла сохраниться в пустыне. Ибо, хотя тело святых дев было совершенно изнурено от поста и многих подвигов, но лица их не только не утратили своей девственной красоты, но еще более просияли ею. Где сердце было полно духовной радостью и весельем, там не могла увянуть красота лица: веселое сердце, говорится в Св. Писании, делает лице веселое (Притч. 15:13). Есть и в воздержании нечто такое, что, вместо изнурения, придает лицам человеческим красоту; так некогда Даниил и с ним три отрока, хотя жили в посте и в воздержании, но красотой своей выделялись из всех отроков царских (Дан. 1:5-16). То же было и со святыми девами, и красота этих цветов пустыни, дочерей Божиих, превосходившая всякую красоту дочерей мирских, была непостижима для ума человеческого.

Князь прежде всего спросил святых дев, как их зовут и откуда они родом.

Они отвечали, что по имени Христа они называются христианками, а при святом крещении даны им имена - Минодора, Митродора и Нимфодора, что они родные сестры и родились в этой же стране Вифинийской.

Князь продолжал речь свою и, надеясь ласками привести святых дев к своему злочестию, сказал им:

- Прекрасные девы! Великие боги наши возлюбили вас и почтили такою красотою; они готовы еще почтить вас и большим богатством, только вы воздайте им честь и вместе с нами поклонитесь им и принесите им жертву; я же воздам вам хвалу перед царем. И когда увидит вас царь, возлюбит вас и почтит многими дарами, выдаст вас замуж за великих сановников, и вы, больше чем другие жены, будете наслаждаться честью, славой и богатством.

Тогда старшая сестра, Минодора, сказала:

- Бог сотворил нас по Своему образу и подобию; Ему мы поклоняемся, а о иных богах мы не хотим и слышать; дары же ваши и почести так же нужны нам, как нужен кому-либо сор, ногами попираемый. Ты обещаешь нам от твоего царя благородных мужей, но кто же может быть лучше Господа нашего Иисуса Христа, Которому мы с верой уневестили себя? С Ним мы вступили в чистое супружество, к Нему прилепились душой, с Ним соединились в любви; Он - наша честь, слава, Богатство, и никто, не только ты и твой царь, весь мир этот не в силах разлучить нас.

Митродора, вторая сестра, сказала:

- "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (Мф. 16:26). Что такое для нас мир этот против возлюбленного Жениха и Господа нашего? То же, что грязь против золота, тьма против солнца, желчь против меда. Ужели же мы ради суетного мира изменим Господу в любви и погубим свои души? Никогда!

- Много вы говорите, - сказал мучитель, - потому что не видели мучений, не приняли ран; иначе вы будете говорить, когда узнаете их.

- Ужели ты думаешь, - смело отвечала младшая сестра, Нимфодора, - устрашить нас мучениями и жестокими ранами? Собери сюда со всей вселенной орудия мучений, мечи, колья, когти железные, призови со всего света всех мучителей, соедини вместе всевозможные мучения и предай им наше слабое тело; увидишь ты, что скорее сокрушатся все те орудия, у всех мучителей устанут руки и все виды мучений твоих истощатся, нежели мы отвергнемся от Христа нашего: горькие муки за Него для нас будут сладким раем, а смерть временная - вечной жизнью.

Но князь продолжал их убеждать.

- Советую я вам, - говорил он, - как отец: послушайте меня, дети, и принесите жертву нашим богам. Вы - родные сестры: не захотите же вы видеть друг друга в стыде, бесчестии и муках, не захотите видеть вашу красоту увядающей. Не правду ли говорю я? Разве не на пользу вам мои слова? Поистине даю я вам отеческий совет, потому что не желаю видеть вас обнаженными, битыми, терзаемыми и раздробляемыми на части. Исполните же мою волю, чтобы не только у меня, но и у царя могли вы приобрести благоволение и, получив все блага, прожить всю жизнь в благополучии. Если же вы не послушаете меня теперь, то тотчас же будете преданы горьким мучениям и тяжким болезням, и красота ваша погибнет.

- Судья! - сказала Минодора, - нам неприятны твои ласкательства, и угрозы твои нам не страшны: мы знаем, что наслаждаться вместе с вами богатством, славою и всеми временными удовольствиями - это то же, что приготовлять себе вечную горесть в аду, терпеть же за Христа временные мучения - значит заслужить вечную радость на небесах. То благополучие, какое ты нам обещаешь, непостоянно; мучения, какими ты грозишь нам, временные; мучения же, уготованные нашим Владыкой тем, кто ненавидит Его, вечны, и множество милости, хранимой Им для любящих Его, бесконечно. Мы не желаем ваших скоропреходящих благ и временных мучений ваших не боимся; страшимся же мук адских и стремимся к благам небесным, потому что они вечны. Но самое главное - так как мы любим Христа, Жениха нашего, то единодушно желаем за Него умереть, и умереть вместе, чтобы видно было, что мы сестры еще более по духу, нежели по телу. Как одна утроба произвела нас в мир, так пусть и одна смерть изведет нас из мира этого, пусть один чертог Спасов примет нас и там пребудем во веки.

После этих слов она возвела очи свои на небо и сказала:

- Иисусе Христе, Боже наш! Мы не отвергаемся от Тебя перед людьми, не отвергнись и Ты от нас пред Отцом Твоим Небесным.

И снова, обратясь к мучителю, стала говорить:

- Мучай же нас, судья! Уязвляй ранами то тело, которое кажется тебе прекрасным; для тела нашего не может быть лучшего украшения - ни золота, ни жемчуга, ни многоценных одежд, чем раны за Христа нашего, каковые мы давно желаем принять.

- Ты - старшая по возрасту и по разуму, - сказал ей князь, - и должна бы других учить повиноваться велениям царским и нашим; а ты и сама не слушаешь и их развращаешь. Умоляю тебя: послушай же меня, исполни, что я тебе повелеваю, поклонись богам, чтобы и сестры твои, следуя твоему примеру, сделали то же.

- Напрасно ты трудишься, князь, - отвечала святая, - напрасно стараешься отлучить нас от Христа и склонить нас к поклонению идолам, которых вы называете богами. Ни я, ни сестры мои, не сделаем сего: ибо у нас одна душа, одна мысль, одно сердце, любящее Христа. Поэтому советую тебе не тратить более слов, а испытать нас самым делом: бей нас, секи, жги, раздробляй на части; тогда увидишь, послушаем ли мы твоего безбожного повеления. Христовы - мы, и умереть за Христа готовы.

Выслушав такую речь, князь Фронтон пришел в ярость и весь свой гнев излил на Минодору. Удалив двух младших сестер, он приказал раздеть Минодору донага и бить ее. Четыре палача стали бить святую, а глашатай в это время восклицал: "воздай честь богам и хвалу царю и не оскорбляй наших законов.

Два часа били святую Минодору. Наконец, мучитель сказал ей:

- Принеси же богам жертву.

- Ничего другого я и не делаю, - отвечала мученица, - как только приношу жертву. Разве ты не видишь, что я всю себя принесла в жертву Богу моему?

Тогда мучитель приказал слугам бить святую Минодору еще сильнее. И били ее по всему телу немилосердно, сокрушая суставы, ломая кости и раздробляя тело. Но святая дева, объятая пламенной любовью и стремлением к бессмертному своему Жениху, доблестно терпела муки, как бы не чувствуя боли.

Наконец, она воскликнула из глубины сердца:

- Господи Иисусе Христе, веселье мое и любовь моего сердца, к Тебе прибегаю; надежда моя, молю Тебя: прими с миром душу мою.

С этою молитвой святая испустила дух и отошла к своему возлюбленному Жениху, вместо многоценных украшений вся покрытая ранами.

Спустя четыре дня мучитель призвал на суд Митродору и Нимфодору и приказал принести и положить у ног их мертвое тело старшей их сестры. Честное тело святой Минодоры лежало нагое, без всякого покрова; оно с ног до головы было покрыто ранами, все суставы были сокрушены. Такое зрелище у всех вызвало глубокое сострадание. Мучитель как бы хотел сказать юным девам: "видите, что стало с вашей сестрой, то же будет и с вами"; он надеялся, что, при виде тела своей сестры, с такой жестокостью замученной, девы устрашатся и исполнят его волю. Все предстоящие, смотря на истерзанное мертвое тело, не могли заглушить в себе естественной жалости и не скрывали слез своих: один только мучитель был тверд, как камень, и только еще более ожесточался. Хотя сама природа и любовь к своей сестре побуждали и святых дев, Митродору и Нимфодору, к слезам, но еще большая любовь к Христу удерживала их от плача. У них была твердая надежда, что их сестра уже наслаждается весельем в чертоге своего Жениха и ждет, что и они, украшенные такими же ранами, поспешат предстать перед лицом всевожделенного Господа. Посему, взирая на лежащее пред ними святое тело, они говорили:

- Благословенна ты, сестра и матерь наша: ты удостоилась мученического венца и вошла в чертог Жениха твоего. Помолись же преблагому Господу, Коего ты ныне видишь, чтобы Он теперь же повелел и нам прийти к Нему твоим путем, удостоил нас поклониться Ему, Великому Богу, насладиться любовью Его и вечным с Ним весельем. А вы, мучители, для чего медлите и не убиваете нас? Зачем лишаете участи нашей возлюбленной сестры? Почему тотчас не подносите нам смертную чашу, коей мы жаждем, как сладчайшего питья? Вот, кости наши готовы на раздробление, ребра готовы на жжение, тело наше - на растерзание, глава - на отсечение, сердце - на мужественное терпение. Начинайте же свое дело, не ждите от нас более ничего: мы не преклоним колен пред ложными богами. Вы видите, как мы усердно желаем смерти. Чего же вы еще хотите? Умереть вместе с сестрой нашей за Христа Господа, Жениха нашего прелюбезного - вот наше единственное желание.

Судья видел, как они бесстрашны, и верил, что их желание смерти за Христа непреклонно, однако все еще старался ласками привести их к единомыслию с ним и с лукавством продолжал уговаривать их.

Но сестры отвечали:

- Когда же ты перестанешь, окаянный мучитель, противиться нашему твердому решению? ты знаешь, что мы от одного корня ветви, что мы родные сестры: будь же уверен, что мы и мысль одну имеем. Ты мог уразуметь это от той же замученной тобою сестры нашей. Если она, не имея пред глазами своими ни одного примера мужества в страдании, проявила такое непобедимое терпение; то что же должны сделать мы, при виде нашей сестры, подавшей нам собою пример? Разве ты не видишь, как она, хотя и лежит с сомкнутыми устами, своими открытыми ранами поучает нас и увещевает к страдальческому подвигу? Нет, мы не разлучимся с нею, не разорвем родственного нашего союза, но умрем за Христа так же, как и она умерла. Отрекаемся от богатств, вами обещанных; отрекаемся от славы и от всего, что из земли и в землю снова возвратится; отрекаемся от смертных женихов, так как имеем Нетленного: Его только Одного мы любим, и Ему, вместо приданого, приносит нашу смерть, чтобы сподобиться бессмертия в вечном, чистом и святом Его чертоге.

Потеряв тогда всякую надежду, мучитель пришел в страшную ярость и, удалив младшую сестру, велел повесить Митродору и опалять ее тело свечами. Так мучили Митродору в продолжение двух часов. Претерпевая мучение, святая возводила свои очи к Единому возлюбленному Жениху своему, за Которого она страдала, прося у Него помощи. Ее сняли с дерева опаленную, как уголь, но мучитель велел сильно бить ее железными жезлами, сокрушая все ее члены. В таких мучениях святая Митродора, призывая Господа, предала в Его руки чистую свою душу.

Когда она скончалась, привели и третью агницу Христову, Нимфодору, чтобы она увидела мертвые тела своих двух сестер и, устрашившись их жестокой смерти, отреклась от Христа.

Князь стал с лукавством говорить ей:

- Прекрасная дева! Твоей красоте я изумляюсь больше, чем красоте других, и сожалею о твоей молодости. Клянусь богами, что я полюбил тебя, как родную дочь. Поклонись только богам, и тотчас же заслужишь у царя великое благоволение: он наградит тебя имением и осыплет почестями. Если же не сделаешь этого, так же погибнешь, как и твои сестры, которых тела перед тобой.

Слова эти, как ветер, пронеслись мимо ушей святой девы: она не только не внимала им, но с пренебрежением отзывалась об идолах и идолопоклонниках и, как Давид, говорила: "Идолы - серебро и золото, дело рук человеческих: подобны им да будут двигающие их и все, надеющиеся на них" (Пс. 113:12, 16) 12.

Беззаконник, видя, что словами он не добьется успеха, велел повесить ее нагую и строгать ее тело железными когтями. Она же в таких муках не проявила ни малейшего нетерпения, не испустила ни крика, ни стона, и только, возведя свои очи на небо, безмолвно двигала своими устами, что было знакомее усердной молитвы. И когда глашатай восклицал: "принеси жертву богам, и будешь освобождена от мучений", святая говорила:

- Я принесла себя в жертву Богу моему; страдание за Него мне сладость, а смерть - приобретение.

Наконец, мучитель велел бить ее железными жезлами до смерти, и святая Нимфодора была убита за исповедание Иисуса Христа.

Так троица дев прославила своей страдальческой кончиной Пресвятую Троицу.

Мучитель, однако, не удовольствовался страданиями девиц, но и на мертвых даже излил свою неукротимую ярость. Он повелел развести большой костер и ввергнуть в него тела святых мучениц. Как только это было исполнено, вдруг с великим громом ниспал с неба огонь и мгновенно попалил князя Фронтона и всех его слуг, мучивших святых дев. На разведенный же костер пролился великий дождь и угасил огонь. Взяв тела святых, неповрежденные пламенем, верующие с честью предали их погребению, положив их близ теплых вод в одном гробе. Так тех, кого родила одна утроба, принял один гроб, чтобы неразлучные при жизни были бы вместе и по смерти. Сестры на земле, они остались сестрами и на небе, сестры - во гробе, сестры - и в чертоге Жениха своего. Над их телами соорудили во имя их храм 13, и исцеления от их мощей истекали, как реки, в славу Пресвятой Троицы и в память святых трех дев, по молитвам которых и мы да сподобимся узреть Отца и Сына и Святого Духа, Единого Бога. Слава Ему во веки. Аминь. (по изложению свт.Димитрия Ростовского)

Кондак, глас 4:
За Троицу терпеливно страдальчествовавшыя, многокозненнаго врага победисте, братски облекшееся Духом: темже водвористеся с пятьми девами14 в небеснем страстотерпцы чертозе, и со ангелы Всецарю в веселии непрестанно предстоите.
________________________________
1 Волхвы были родом из Персии и принадлежали к почетному сословию мудрых и ученых людей. По преданию, они были народными вождями и потому здесь названы царями.
2 Состояние людей до обращения их ко Христу Апостол сравнивает с состоянием рабства. От рабства можно было освободиться выкупом; от рабства же греху и суетной жизни искупила нас кровь непорочного Христа, называемого в Св. Писании Агнцем.
3 Познание об Иисусе Христе, распространяемое в мире проповедью о Нем, Ап. Павел сравнивает с благоуханием мира. Как в Ветхом Завете сосуды священные и служители скинии, помазываемые миром, распространяли вокруг себя благоухание, так в Новом Завете апостолы, будучи как бы сосудами благовоннейшего мира - познания Христа, были исполнены благоухания и, проповедуя о Христе, распространяли это благоухание повсюду.
4 Вифиния была в то время северо-западной провинцией Малой Азии; она лежит по берегам Черного моря, Босфора и Константинопольского пролива.
5 О Дине упоминается в книге Бытия: 30:21; 34:1; 48:15. Во время пребывания Иакова в стране Сихемской, Дина из любопытства пошла посмотреть на тамошних девиц. В это время сын Сихемского князя, плененный ее красотою, самовольно похитив ее, увел к себе и обесчестил.
6 Апостол увещевал христиан не любить мира и не прилепляться к нему. В мире действуют три страсти - похоть плоти, похоть очей и похоть ума или гордость житейская.
7 Два поприща - около 3 км.
8 Так называлась местность близ города Никомидии. Впоследствии здесь имп. Юстиниан (527-565) построил дворец, больницу и храм во имя архангела Михаила.
9 История странствования евреев по пустыне аравийской изложена в книге Числ. 11:21.
10 Т.е. слезы мои сделались для меня как бы всегдашнею пищею. См. Пс.41:3-4.
11 Слова Спасителя, сказанные Им Апостолам (Мф.5:14). Это значит, что душа, украшенная добродетелями, приблизившаяся к Богу, не может укрыться от внимательных очей.
12 Идолы - дело рук человеческих, и сами идолопоклонники делаются подобными идолам, - лишенными ума, бесчувственными, как и их идолы.
13 В честь святых мучениц есть служба, канон составлен преподобным Иосифом песнописцем (ум. 883 г.).
14 Здесь, очевидно, разумеются те пять мудрых дев, о которых говорится в притче Спасителя (Мф.25:1-13).

Апп. от 70-ти Апеллия, Лукия и Климента (I)
Святой Апостол Апеллий был епископом в Смирне 1; о нем упоминает Апостол Павел в послании к Римлянам (16:10). Святой Лука (Лукий) - о коем свидетельствует Ап. Павел также в послании к Римлянам (15:21), был епископом в Лаодикии Сирской 2. Святой Климент, о котором Ап. Павел упоминает в послании к Филиппийцам (4:2), был епископом в Сардике 3.
____________________________________
1 Смирна - знаменитый торговый город Ионии, в восточном берегу Эгейского моря (или Архипелага), верстах в 56 от Ефеса, при устье реки Мелес, один из древнейших городов Малой Азии; церковь насаждена была в Смирне св. Апостолом Иоанном Богословом. Смирна в настоящее время принадлежит туркам, но и доселе там сохраняется и процветает православная христианская вера. Город остается и теперь одним из самых цветущих и очень населенных городов империи.
2 Лаодикия Сирская - главный некогда город Фригии, на юго-западе ее, в Малой Азии, при реке Ликус; славился широкой торговлей. В настоящее время только одни развалины на одном невысоком холме при опустошенно селении Эски-Гассара служат памятником этого древнего города.
3 Сардика - древний Сардис, или Сарды, богатый город Лидии, в северо-западной части Малой Азии, бывший некогда столицею и резиденциею известного своим богатством царя Креза; во времена апостольские был еще значительным городом; рано возникла там и христианская церковь. В X в. Сардика азиатским завоевателем Тамерланом была разрушена до основания. теперь здесь - лишь ничтожная деревенька, и только развалины свидетельствуют о прошлом величии этого города.

Мч. Варипсава (II).
Сей святой получил от одного пустынника кровь, истекшую из пречистого ребра Господа нашего Иисуса Христа, и совершал ею много исцелений. Язычники ночью убили св. Варипсава , а великое сокровище, кровь Христова, была сохранена его учениками.

Блгв. царицы греческой Пульхерии (453).
http://s02.radikal.ru/i175/0909/0d/36bd3c4635e2.jpg

Греческий император Аркадий 1, умирая, оставил после себя восьмилетнего сына Феодосия и трех дочерей - Пульхерию, Аркадию и Марину. Пульхерия, бывшая по годам старше брата, отличалась разумом и скромностью. То был великий дар Божественного Промысла греческому царству - в помощь юному Феодосию и в защиту православия от нападений еретиков 2. Мудрая не по годам, она принята была братом в соцарствование и получила титул Августы 3. Ей было 16 лет, когда, достигши власти, она начала управлять греческой империей не с разумением жены, а с мудростью мужа, вызывая удивление всего тогдашнего мира: так дано было ей от Бога за чистоту ее жизни. Ибо по любви своей к Богу, а также заботясь о мире и спокойствии своих подданных, она отказалась от замужества, чтобы не было каких-либо раздоров между ее мужем и братом, и, обручив себя Богу, до смерти пребывала в девстве: а в знак поручения своего девства Богу устроила в соборной 4 церкви св. престол из золота и драгоценных камней, дивной работы и многоценный. Сестер своих она также убеждала хранить девство, и они дали Богу обет хранить девическую чистоту до самой кончины своей и жили вместе с ней в посте и молитвах, повинуясь ей не только как старшей сестре, но и как матери и царице.

Пульхерия была вместо матери и брату своему, императору Феодосию, и всячески заботилась о нем, научая его страху Божьему. Хорошо зная греческий и латинский языки, она сама была его учительницей и учила его не только книгам, но и благонравию; она давала ему наставления в том, каков он должен быть в беседе, как должен вообще держать себя, как наказывать и миловать виновных, словом - учила его всему тому, что необходимо для доброго правителя. И доброе семя пало не на худую землю, ибо он во всем слушался ее; и полученное им доброе воспитание привело к тому, что, достигши зрелого возраста, он более других царей быль добр, кроток, терпелив, незлобив, мудр, рассудителен и милосерд; но, кроме воспитания, и молитвы святой Пульхерии помогали ему в жизни. Она устроила благолепный храм во имя Пречистой Богородицы во Влахернах 5 и многие другие церкви и монастыри, и раздавала обильную милостыню нищим. Ее заботами греческое царство пребывало, кроме внутренних еретических волнений, в мире и тишине.

Когда Феодосию пошел двадцатый год и настало время ему вступить в супружество, блаженная Пульхерия озабочена была приисканием ему достойной жены. В это время из Афин 6 прибыла в Царьград одна девица, по имени Афинаида, языческой веры, прекрасная собой, скромная и разумная, дочь славного философа 7 Афинского Леонтия, наученная отцом астрономии, геометрии и всякой еллинской 8 мудрости и превосходившая разумом многих мудрецов. В Царьград явилась она по следующему поводу. Отец, умирая, разделил все свое достояние между двумя сыновьями своими Валерием и Аэцием, а ей не оставил ничего, кроме нескольких золотых монет; когда же родственники и соседи спрашивали его, что он оставляет своей дочери, Леонтий отвечал: "Довольно с нее ее красоты и мудрости".

По смерти отца два брата разделили между собою все отцовское имущество, а сестре не дали ничего: с жалобой на братьев она и явилась в Константинополь. Увидев ее, святая Пульхерия обратила внимание на ее красоту, благонравие и ум и решила женить на ней брата. Но сначала она привела ее к вере Христовой и приблизила ее к себе, как родную дочь, и только тогда уже как достойную брака с царем выдала за Феодосия. В св. крещении ей было дано имя Евдокии. От брака ее с Феодосием родилась дочь Евдокия, бывшая впоследствии замужем за Римским императором Валентинианом III 9.

В царствование императоров Феодосия и Валентиниана 10 стараниями блаженной Пульхерии был собран Ш Вселенский Собор в Ефесе против нечестивого Нестория 11. Пульхерия имела великую ревность по благочестию и своими увещаниями обратила брата, который начал было увлекаться ересью и отдаляться от истинного учения, и утвердила его в православии, за что и почтена была многими похвалами от святых отцов. Но прошло несколько лет, и враг рода человеческого, не желая более терпеть ударов, наносимых ереси святой Пульхерией, вооружился против нее и замыслил удалить ее от царского престола и от власти, что и удалось ему на некоторое время, так как Бог попускает иногда, чтобы святые угодники подвергались искушениям. Искушение святой Пульхерии началось следующим образом. У императора Феодосия был один евнух 12 по имени Хрисафий, любимец и советник императора, человек лукавый, злобный и сребролюбивый. Он враждебно относился к патриарху Флавиану 13, преемнику святого Прокла. Флавиан был вполне достоин патриаршества за свое благочестие и безукоризненную жизнь, а Хрисафий был еретик 14 и потому не сочувствовал оставлению Флавиана в патриархи. Желая возвести на Флавиана какое-нибудь обвинение, Хрисафий потребовал от него, чтобы он поднес императору какой-либо дар "на благословение", как новопоставленный святитель. Флавиан, приказав изготовить несколько хлебов из чистой муки, отправил их во дворец; но Хрисафий не принял их, говоря, что "на благословение" патриарх должен прислать не хлебы, а золото. Патриарх через посланных ответил: "Хрисафий хорошо знает, что церковное золото и серебро - Божие, и никому не может быть отдано, кроме разве нищих".

Этим он еще более вооружил против себя Хрисафия, который стал изыскивать способ погубить патриарха, но, видя, что блаженная Пульхерия по благочестию своему сильно держит сторону патриарха, которому поэтому трудно было причинить какое-либо зло, он стал строить новые козни и против нее: он начал сеять раздор между ней и царицею Евдокией, всякими способами стараясь нарушить их взаимную любовь.

Между тем произошло следующее событие. У императора Феодосия был обычай подписывать бумаги, не читая, что в них написано. Пульхерия, по своей всегдашней заботе о нем, пожелала исправить его и от этого недостатка: заготовивши грамоту от лица императора, в которой говорилось, что император, по просьбе Пульхерии, отдает ей в рабство свою жену и объявляет, что с этого времени он уже не имеет над Евдокиею никакой власти, - поднесла эту грамоту Феодосию для подписи. Тот, по своему обычаю не прочитав грамоты и не зная, что в ней написано, приложил к ней свою руку. Пульхерия, взявши грамоту, пригласила к себе во дворец императрицу Евдокию и приятной беседой и почтительным обхождением задерживала ее у себя долгое время, а когда император прислал за супругою, не пустила ее; вторичному посланному Пульхерия с улыбкой отвечала:

- Пусть император знает, что он уже не имеет власти над своей супругой, ибо он отдал мне ее в рабство и подтвердил это своим императорским указом.

После того она сама отправилась к брату и сказала ему:

- Смотри, как дурно поступаешь ты, когда подписываешь бумаги, не читая их, - и показала ему тот указ.

Такой своей находчивостью она заставила императора быть с того времени осмотрительнее - рассматривать и читать бумаги, которые ему приходилось подписывать.

Узнав об этом, лукавый Хрисафий явился к императрице Евдокии и сказал ей:

- Смотри, что делает с тобой Пульхерия, как она унижает тебя: хочет иметь тебя своей рабой; долго ли ты будешь терпеть от нее? Разве ты не такая же царица, как и она? Разве ты не ближе всех к царю, будучи с ним единым телом?

Такими и подобными им речами он вызвал в Евдокии гнев на Пульхерию, и она стала настраивать мужа, чтобы тот, отняв у сестры власть, царствовал один. Научаемый женой и Хрисафием, царь, хотя и готов был сделать по их желанию, но стыдился подвергнуть бесчестию свою сестру и учительницу, старшую его годами. Поэтому Евдокия и Хрисафий стали просить патриарха, чтобы он убедил Пульхерию, когда она явится в храм, принять на себя звание диакониссы, ввиду ее чистой и святой жизни. В то время был обычай: девиц и вдов, известных чистотой жизни, понуждать, хотя бы и против их желания, к служению в диакониссах; именно через это враги святой Пульхерии надеялись удалить ее от власти 15. Патриарх тайно известил ее об их происках. Но Пульхерия, поняв умысел брата и видя вражду к себе со стороны Евдокии и Хрисафия, сама оставила царскую власть, ушла со служившими ей девицами из дворца в уединенную местность и там в молчании проводила благочестивую жизнь.

Между тем еретик Хрисафий, выждав удобное время для осуществления своих злобных замыслов, восстановил царя против патриарха. И вот, для церкви Божией наступило время смут, ибо в отсутствие Пульхерии, защитницы благочестия, еретики стали действовать без всякой боязни, пока Бог не открыл духовные очи царя, так что он, наконец, сознал свое заблуждение, убедился в несправедливости гнева своей супруги на святую Пульхерию и понял злобу Хрисафия.

Однажды императору Феодосию принесли яблоко, чрезвычайно красивое и необыкновенно большое. Подивившись его красоте и величине, он отослал его своей супруге, а та, подержав его у себя, не съела сама, а послала сенатору Павлину, любимцу царя, бывшему в то время больным. Павлин, ничего не зная, послал яблоко царю. Получив яблоко, царь узнал его, отправился к царице и спросил ее:

- Где яблоко, которое я прислал тебе? Она, не зная, что то яблоко опять попало в руки мужа, отвечала:

- Я его съела.

Тогда царь, показав ей яблоко, спросил:

- А это что?

Он страшно разгневался на жену и всячески поносил ее, думая, что она прелюбодействует с Павлином. Последнего император отправил в ссылку в Каппадокию38, а жене запретил показываться на глаза. Но вместе с тем он пришел в сильный гнев и на Хрисафия, так как узнал, что он был причиной многих зол. Сначала царь отнял у Хрисафия имение, а потом осудил в ссылку. Сам Бог наказал Хрисафия за безвинное оскорбление святой Пульхерии. Плывя в ссылку на корабле, Хрисафий утонул в море, а неповинный ни в чем Павлин, находясь в ссылке, был по повелению императора усечен мечом. Впоследствии сама Евдокия, умирая, с клятвой засвидетельствовала невинность Павлина и свою собственную. Однако Бог попустил приключиться с ними такому несчастию - Павлину во спасение души, а царице в наказание. Царица, услышав о смерти Павлина, чрезвычайно опечалилась тем, что из-за нее неповинно погиб столь благоразумный и целомудренный человек, и стала просить у мужа позволения поклониться св. местам. Получив позволение, она отправилась в Иерусалим и там раздала богатую милостыню, соорудила многие храмы и устроила монастыри. В Иерусалиме она оставалась долгое время, пока усиленными просьбами не смягчила гнев супруга и не примирилась со святой Пульхерией, которой, в знак мира и ненарушимой любви, она послала образ Пречистой Богородицы, писанный, по преданию, святым евангелистом Лукой.

После того как императрица Евдокия отправилась в Иерусалим, Феодосии обратился к святой Пульхерии с просьбой возвратиться опять на царство; но она не пожелала этого, предпочитая уединенное служение Единому Богу владычествованию над многими странами. Тогда царь вторично умолял ее возвратиться во дворец и разделить с ним управление царством, и не прекращал своих просьб до тех пор, пока не достиг просимого: святая Пульхерия с великими почестями возвратилась в свой царский дворец. И опять прекратилась буря, вызванная ересью, и утихли смуты: в церкви настала тишина, и греческая империя наслаждалась миром. По прошествии довольно продолжительного времени возвратилась из Иерусалима и императрица Евдокия, принеся с собой руку святого первомученика Стефана. Когда Евдокия по пути внесла ее в Халкидон 16, святой Стефан ночью явился Пульхерии и сказал:

- Вот, ты получила желаемое, ибо я уже пришел в Халкидон.

Встав на утро, Пульхерия вместе с Феодосием отправилась в сретение руке святого первомученика; здесь же они с любовью приняли и императрицу Евдокию.

На 42-м году от роду император Феодосии заболел и, чувствуя приближение смерти, поведал святой Пульхерии об откровении, бывшем ему в Ефесе в церкви святого Иоанна Богослова. Когда он стоял там на молитве, ему было открыто, что после его смерти преемником его будет воин Маркиан. Поэтому Феодосий просил Пульхерию содействовать Маркиану в достижении престола.

Маркиан был родом из Фракии 17, сын воина и сам храбрый воин, человек зрелых лет, разумный и доброго нрава. Предызбранный свыше на царство от юности, он чудесно храним был от смерти. Однажды, идя в Филиппополь 18, он нашел на пути труп человека, недавно убитого, и остановился над ним, растроганный жалостью к убитому. Желая сотворить дело милосердия - предать мертвого погребению, - он начал копать для этого яму; и вот, проходившие тем же путем увидели Мармана, погребающего мертвеца; думая, что он совершил убийство, они схватили его и, приведя в город, предали суду. Так как не было никого, кто бы засвидетельствовал о его невиновности, а собственным его оправданиям не дали веры, то он, как убийца, был осужден на смерть. Когда уже готовы были приступить к его казни, в это самое время Божественным откровением указан был действительный убийца. Последний восприял по делам своим, а Маркиан был с честью отпущен. Затем он служил в греческом войске под начальством Аспара. Во время войны с вандалами 19, когда последние одолели греков и многих взяли в плен, вместе с другими был взят также Маркиан и приведен к вождю вандалов Гизериху. Однажды Гизерих, желая посмотреть на пленников, взошел в полдень в сильный жар на возвышенное место и увидел издалека Маркиана, спящего на земле, а над ним орел, спустившись, устроил как бы палатку, простерши крылья и прикрывая его от солнечных лучей. Видя то, Гизерих уразумел будущее своего пленника и, призвав его к себе и расспросив его об имени и происхождении, сказал:

- Если хочешь быть жив, цел и свободен, поклянись мне, что, когда ты взойдешь на царский престол, никогда не будешь воевать с вандалами, но будешь жить с нами в мире.

Маркиан поклялся в том, чего желал Гизерих, и был с честью отпущен на родину.

Возвратившись из плена, Маркиан опять занял видное место в греческом войске. Однажды, во время похода греков против персов, Маркиан на пути разболелся и остался в одном Ликийском городе - Сидине; здесь его приняли в свой дом добрые люди - два брата Татиан и Иулиан, которые, весьма полюбив его, тщательно заботились о его здоровье. Вскоре же по выздоровлении его оба брата отправились вместе с ним охотиться на птиц. Когда наступил полдень и солнечный жар усилился, они легли отдохнуть и заснули. Прежде всех проснулся Татиан и так же, как некогда Гизерих, увидел большого орла, парящего над сонным Маркианом, осеняющего его простертыми крыльями и заслоняющего от солнечного жара. Увидев это, Татиан разбудил младшего брата своего Иулиана, и оба они дивились чудесному явлению. Когда затем встал и Маркиан, орел улетел, а братья предсказывали Маркиану, что он будет царем, и спрашивали, какую окажет он им благодарность и милость, когда воцарится. Он сказал им:

- Если предсказание ваше сбудется, то вы будете мне вместо отца.

После того Маркиан начал приобретать все большую и большую славу, ибо Сам Бог прославлял мужа, которого избрал по сердцу своему. Между тем скончался благочестивый император Феодосии Младший, а супруга его Евдокия опять удалилась в Иерусалим и там, прожив благочестиво несколько лет, тоже скончалась и погребена была в созданной ею церкви святого первомученика Стефана. По смерти Феодосия, святая Пульхерия, согласившись с придворными и военачальниками, избрала на царство Маркиана, как мужа достойного и угодного Богу. Воцарившись, Маркиан вызвал ко двору двух вышеупомянутых братьев Татиана и Иулиана и, почтив их высокими званиями, поставил правителями - одного Фракии, другого – Ликии 20. Также исполнил он свою клятву Гизериху, сохранив с ним мир ненарушимый до конца царствования. По воцарении Маркиана святая Пульхерия пожелала было снова возвратиться в свое уединение, но новоизбранный царь и весь синклит просили ее не оставлять их, а помочь управлять царством, так как она премудра и опытна в делах правления; но это было возможно для нее не иначе, как сделавшись супругой императора. Она указывала им на обещанное ею Богу девство, которое она должна хранить до смерти. Но и Маркиан объявил, что он также дал Богу обет хранить чистоту. Тогда ради нужд святой Церкви, смущаемой размножившимися еретиками, святая Пульхерия согласилась вступить в супружество с Маркианом, с тем, однако, чтобы ей до конца жизни остаться девственною, ибо этого требовали и данное Богу обещание, и природное целомудрие обоих супругов, и далеко уже немолодые лета их: ей был тогда 51 год, да и император был уже немолод. Таким образом Пульхерия называлась женой его, а на самом деле была не женой, а сестрой, соцарствующей ему и правящей с великой пользой для всей Церкви Божьей и для всего царства; точно так же и Маркиан назывался ее мужем, а на самом деле был ей не мужем, а братом, соцарствующим ей, как царской дочери, унаследовавшей престол своего отца. Итак, в то время можно было видеть на греческом престоле как бы царствующую девственную чистоту, ибо царствовали и царь, чистый душою и телом, и царица - дева, хранящая себя непорочною.

О, девственное супружество, мало где виденное или слышанное! Да дивится этому мир, полный нечистых похотей! Да стыдятся люди, служащие плотским страстям и наслаждениям, слыша о таком супружестве этой благочестивой царской четы, которое уподобилось ангельской чистоте!

Заботами святой царицы, кроме вышеупомянутого собора в Ефесе, созван был собор святых отцов в Халкидоне против нечестивого Диоскора и архимандрита Евтихия 21. Она всеми силами отстаивала православие, так что некоторые писатели ей именно приписывают защиту веры на обоих этих соборах.

Такая ревность Пульхерии по благочестии и ее великая мудрость происходили оттого, что Дух Святой обитал в ее душе и чистом сердце, как в Своем святом храме, и наполнял ее Своими великими дарами.

Прожив 54 года и раздав все свое имение церквам, монастырям и нищим, святая Пульхерия преставилась к Господу, Которому послужила всем своим сердцем 22.

Ее молитвами, Господи, не лиши и нас Царствия Твоего небесного. Аминь.
________________________________________
1 Царствовал с 395 по 408 г.
2 Несториан и евтихиан, о них смотри ниже.
3 Титул этот перешел к христианским греческим императорам от языческих римских, которые все назывались, в прибавление к собственному имени, Августами - в честь первого римского императора, носившего это имя; отсюда наше слово "Августейший".
4 Т.е. в патриаршей.
5 Местность в Константинополе.
6 Город в Греции, теперь столица.
7 Философ - мудрец.
8 Еллинский - греческий; иногда это слово значит языческий; ко времени Рождества Христова греки были самым образованным народом древности.
9 Царствовал с 423 по 455 г.
10 Здесь разумеется Валентиниан III, современник Феодосия II.
11 Феодосий сделал было Нестория архиепископом Константинопольским.
12 Евнух с греч. языка значит "хранитель постели"; так назывались в Византии особые придворные чиновники, заведовавшие царскою спальнею; вместе с тем обычно это были самые приближенные к царю лица.
13 Св. Флавиан патриаршествовал с 447 по 449 г.
14 Хрисафий был евтихианин.
15 Диаконисса - с греч. языка значит служительница. Учреждение диаконисс восходит ко временам апостольским (см. Рим.16:1). На должность диаконисс избирались пожилые (не моложе 40 лет) девственницы или вдовы. Обязанностью их было наблюдать за благочинием и порядком среди женщин во время богослужения, наставлять женщин, обращающихся в христианство, - как те должны держать себя при крещении, прислуживать при крещении женщин епископу и, вместо него, совершать помазание частей тела, кроме чела и т.д. Относительно диаконисс есть несколько канонических постановлений, а именно: IV всел. 15, VI всел. 14 и Вас.Вел. 44. - Диаконисса, вступившая в брак, подлежала анафеме вместе с мужем; таким образом, св. Пульхерии, в случае вступления ее в диакониссы, совершенно закрывался путь к царскому престолу.
16 Город в Малой Азии, на берегу Константинопольского пролива (на другой стороне против него - Константинополь).
17 Область в Византийской империи в северо-восточной части Балканского полуострова.
18 Город в западной части Фракии.
19 Вандалы - народ, живший сначала в южной Испании, а потом в северной Африке; принадлежали к германскому племени и во времена св. Пульхерии исповедовали арианство.
20 Область Византийской империи на юго-западе Малой Азии.
21 Диоскор, патриарх Александрийский, и Евтихий учили, что в Иисусе Христе - одна Божественная природа, ибо человечество в Нем было поглощено Божеством, одна Божественная природа, ибо человечество в Нем было поглощено Божеством. Последователи их назывались евтихианами или монофизитами (от греческих слов, означающих "один" и "природа"). IV Вселенский Халкидонский собор был к 451 году.
22 Кончина св. царицы Пульхерии последовала в 453 г. - Память ее вскоре после кончины стал праздновать царь Лев (457-474 г.).

Свтт. Петра и Павла, епископов Никейских (IX).
Святители Петр и Павел были епископами в Никее. Святой Петр защищал православную веру против иконоборцев при царе Льве Исаврянине (813 - 820) и претерпел за это страдания. Он скончался не ранее 823 года. Известны четыре письма святого Феодора Студита к святителю Петру, написанные в 816 - 823 гг.
О житии Павла, епископа Никейского, сведений не сохранилось. В первый раз его имя встречается в так называемом "Петровом" греческом Прологе XI века.

Прп. Павла Послушливого, Печерского (XIII-XIV)
http://s51.radikal.ru/i131/0909/5f/60073e2a8460.jpg...http://s51.radikal.ru/i131/0909/7e/c12bd6780b49.jpg

Подвизался в Дальних пещерах в Киеве в XIII-XIV вв. По принятии иноческого образа в Печерском монастыре преподобный безропотно проходил самые тяжелые послушания, на которые его посылал настоятель. Он никогда не бывал празден и, когда не нес монастырское послушание, молол зерно на жернове, изнуряя свое тело этой тяжкой работой и храня непрестанную внутреннюю молитву.По результатам антропологических исследований преставился в возрасте 30-35 лет. Его мощи покоятся в Дальних пещерах.

Тропарь ,глас 3:
Послушанию Христову подражавый, /
и Имени Его ради во всяком послушании, терпеливне, даже до смерти, Павле всечестне, потрудивыйся, /
мзду же ныне послушания своего трудолюбно от Господа прием, /
к Нему всегда молися о нас, поющих тя.

Память святых Трех жен, обретенных в пустынной горе
Епископ Монемвасийский  Павел поведал следующее сказание.

Когда я был мирянином, то был послан на Восток для собирания царской дани. По пути я увидал пустынный монастырь и пожелал войти в него. Навстречу мне вышел из монастыря игумен с братиею, и мы после взаимных приветствий присели на монастырском дворе, где был разбит фруктовый сад. И вот, мы видим, что к деревьям прилетают птицы, отламывают ветки с плодами и быстро улетают.

Я спросил игумена:

- Отчего птицы не едят здесь же, на месте, плодов, а уносят их вместе с ветками?

Игумен отвечал:

- Вот уже одиннадцатый год, как эти птицы делают так.

Тогда я, как бы по откровению от Бога, высказал, что где-нибудь в близлежащих горах находятся подвижники или подвижницы Божии, и им-то, по повелению Господа, птицы носят эти плоды. В то время, как я говорил это прилетел ворон и отломил ветку с плодом. Тогда я предложил игумену пойти за птицею, и мы последовали за вороном, который летел пред нами с плодом: но вот ворон взлетел н холм и опустился, положив ветку на землю. Когда мы стали подниматься на холм, то ворон вновь взял ветку и полетел в глубокое, как пропасть, ущелье, откуда вслед затем и вылетел, но уже без ветки. Тогда и мы подошли к тому ущелью и бросили туда камень. Вдруг до нас донесся оттуда голос:

- Если вы - христиане, не убивайте нас.

Мы спросили:

- Кто вы такие?

Они отвечали:

- Если вы желаете видеть нас, то бросьте нам три одежды, ибо мы - женщины и наги, и тогда идите возле горы и найдете там узкую тропу, которая и приведет к нам.

Тогда три монаха из сопровождавшей нас братии сняли с себя одежду и завернув в нее камни, бросили ту одежду к ним вниз; сами же мы, спустившись с холма, нашли, как нам было сказано, тесный проход, по которому едва можно было пройти, и этим путем достигли ущелья, где находились три святые женщины. При встрече с нами, женщины поклонились до земли; мы же, сотворив молитву, сели; села также и одна из женщин, а другие две остались стоять. Тогда игумен обратисля к сидевшей женщине с вопросом:

- Откуда ты и как пришла в такое место?

Вопрошаемая отвечала:

- Я из Константинополя, где была замужем за царедворцем; но муж мой умер в молодых летах, а я осталась вдовою двадцати с небольшим лет, опалкивая как свое вдовство, так и бездестность. По прошествии нескольких дней, один вельможа, услыхав о мне, прислал своих рабов, желая силою взять меня к себе, и посланные требовали, чтобы я немедленно шла к их господину. Тогда я, вознеся молитву к Господу моему Иисусу Христу, дабы Он избавил меня от того человека, желавшего насилием растлить мою душу и тело, сказала рабам: "неужели вы сомневаетесь, что я с радостью пошла бы к вашему столь важному господину? Но в настоящее время я одержима женской болезнью и нечиста от постоянного кровотечения. Подождите немного, пока я оправлюсь от болезни и очищусь, и тогда я с радостью отправлюсь к вашему господину". Выслушав меня, посланные ушли, говоря: "хорошо, наш господин подождет тебя до 40 дней". По уходе их я отпустила на волю рабов и рабынь, оделив их золотом, и оставила при себе лишь двух, которых вы видите здесь, раздав все свое имущество нищим. Затем я пригласила к себе родственника своего, человека богобоязненного, и под страшной клятвой взяла с него слово, чтобы он распродал мои поместья и дома и вырученные суммы раздал нищим. Вслед затем ночью я взяла с собою этих двух служанок, ныне же сестер моих, и села с ними в корабль, на котором по указанию Божьему и прибыла на это место, и вот идет уже одиннадцатый год, как мы не видали ни одного человеческого лица, кроме вас сегодня. Одежды же наши, по прошествии года, обветшав, спали с нас.

Игумен спросил ее:

- Откуда вы достаете себе пропитание?

Святая жена ответила:

- Благой и человеколюбивый Бог наш, питавший Свой народ в пустыне в течение сорока лет, посылает и нам, недостойным рабыням Своим, пищу. Ежедневно, по Его Божественному промыслу, птицы приносят нам пищу в несравненно большем количестве, чем нам потребно. Тот же преблагой Господь покрывает нас нагих и согревает нас Своею благодатью, так как мы не Боимся ни стужи - зимой, ни зноя - летом, но живем, как в раю, постоянно прославляя Святую Троицу.

Подивившись слышанному, игумен сказал:

- Если позволишь, госпожа, я пошлю одного из братии в монастырь за пищею - и подкрепимся с вами.

Но святая жена отвечала:

- Лучше прикажи, чтобы пришел священник и, совершив здесь святую литургию, сподобил нас причащения пречистых Таин Христовых, ибо с тех пор, как вышли мы из города, мы лишены причащения.

Игумен точась же отправил монаха в монастырь за священником и пищей. Пришедший священник совершил литургию, и затем причастилась Пречистых Таин прежде сама госпожа, а потом и рабыни ее. После того, вкусив с нами пищи, заканчивает свой рассказ епископ Павел, святая жена обратилась к игумену с просьбой пробыть у них три дня, на что игумен отвечал согласием. Тогда блаженная жена, вставши, сотворила усердную молитву и предала дух свой Богу. Мы же со слезами пропели надгробные песнопения и затем похоронили ее. На другой день вторая женщина, помолившись, мирно также преставилась, а на третий день и - третья женщина. Похоронив их, мы возвратились в монастырь, славя Христа Бога нашего, творящего во святых Своих преславные знамения и чудеса. Ему подобает честь и поклонение во веки. Аминь.

Прп. кн. Андрея, в иночестве Иоасафа, Спасокубенского (1453).
http://i077.radikal.ru/0909/42/06665de04bdf.jpg...http://i072.radikal.ru/0909/91/c9a628b27d37.jpg

Преподобный Иоасаф происходил из княжеского рода. Родители его — владетельный князь Димитрий Васильевич Заозерский Меньшой (+ 1299; память 19 сентября/2 октября) и княгиня Мария. Удел князя Димитрия, небольшой и очень богатый, Заозерье находился на северо-восточном берегу Кубенского озера, близ устья реки Кубины, впадающей в озеро. Столица Заозерского княжества представляла собою усадьбу князя на левом берегу Кубины с церковью во имя св. вмч. Димитрия Солунского, которую построил вероятно сам князь Димитрий Васильевич в честь своего небесного покровителя, да деревню Чирково, которая была приходом при этом храме. Несколько деревень составляли весь удел заозерского князя. И князь, и княгиня были очень благочестивы. Особенно почитали они иноческий чин. Обладая небольшими средствами, они тратили их на устройство монастырей. В соседстве с их княжеством на небольшом островке Кубенского озера стоял древний Спасо-Каменный монастырь. Когда из этого монастыря вышли два основателя новых обителей в окрестностях Кубенского озера — преподобные Дионисий Глушицкий (память 1/14 июня) и Александр Куштский (память 9/22 июня), князь Димитрий и его супруга содействовали и помогали подвижникам в устроении их пустынных обителей. К прп. Дионисию на реку Глушицу князь послал плотников и обильную милостыню, пожертвовал монастырю села и деревни. Княгиня Мария также благотворила прп. Александру, жертвовала в храм монастыря иконы и книги, братии посылала припасы, а по кончине князя Димитрия дала обители деревню на помин его души.

У князя Димитрия Васильевича было три сына — Симеон, Феодор, Андрей — и одна дочь — София. Княжич Андрей, в иночестве Иоасаф, был самым младшим в семье. Когда он родился, точно не известно.

В 1429 г. князь Димитрий Васильевич Заозерский был убит в Ярославле казанскими татарами во время их набега на приволжские города. Княжич Андрей был в то время, вероятно, грудным ребенком. Благочестивая мать его княгиня Мария занялась воспитанием своих детей. Семи лет Андрея начали обучать грамоте. Учился он охотно, с любовью погружался в глубину Божественных Писаний, как дорогой бисер собирал богооткровенные слова Писания и слагал в своем младенческом сердце. Первых детей своих княгиня Мария успела устроить. Старший ее сын Симеон был женат, дочь София Димитриевна выдана замуж за князя звенигородского Димитрия Шемяку. Феодор же и Андрей женаты не были.

Но вскоре благочестивая княгиня скончалась. Впавши в недуг, она послала к прп. Александру Куштскому просить его молитв о выздоровлении. Но преподобный сказал, что княгиня скончается от этой болезни, и советовал ей по-христиански приготовится к смерти. По смерти матери князь Андрей остался круглым сиротой. Тогда над осиротелой семьей князя заозерского стряслась новая беда. Муж Софии Димитриевны князь Димитрий Георгиевич Шемяка затеял усобицу с великим князем московским Василием Васильевичем Темным. Когда московский князь, ослепленный Шемякой, вернул себе великокняжеский стол, он отдал княжество Заозерское двум князьям — Михаилу Андреевичу верейскому и Ивану Андреевичу можайскому. Таким образом дети заозерского князя лишились своего удела и перестали быть владетельными князьями.

Раннее сиротство, лишение, хотя и небольшое, княжеского удела, благочестивое воспитание в особенном почтении к иноческому званию — все это привело богобоязненного юношу князя Андрея Димитриевича к сознанию тленности и временности всего земного — всего того, к чему стремятся, чего ищут, чем живут мирские люди. Соседний Каменный монастырь на уединенном маленьком острове Кубенского озера показался юноше-князю тихой пристанью, в которой он мог отдохнуть от суеты, невзгод и обид мирской жизни. И вот, имея за 20 лет от роду, князь Андрей приходит в монастырь (в 1452 г.) и просит игумена Кассиана удостоить его иноческого образа. Но игумен был не рад приходу молодого князя. Его просьба о принятии в монастырь привела игумена в страх и трепет, потому что он боялся гнева великого князя московского, неприязненно относившегося к князьям заозерским, родственникам Шемяки. Однако усиленные моления князя Андрея склонили Кассиана на согласие. Он изобразил князю всю скудость монастырского жития, всю трудность иноческого подвига; лишь когда эти речи не разубедили князя в его намерении, игумен постриг его в монашество и нарек Иоасафом, вероятно, в честь св. Иоасафа царевича, который также происходил из владетельного рода и оставил мир ради Христа, — почему впоследствии и преподобный Иоасаф в Спасо-Каменном монастыре именовался «Иоасафом-царевичем». Новопостриженного инока игумен передал в послушание и для руководства в монашеской жизни опытному старцу Григорию.

Прп. Иоасаф отличался полным послушанием не только игумену и своему старцу, но и прочим братиям, смирением сердца, постничеством, душевным умилением, усердием в молитве келейной и благоговейным стоянием в церкви во время богослужения; любил читать книги, особенно о житиях преподобных отцов. Преподобный преуспевал в добродетелях: был украшен благою кротостью и разумною простотою. Он оставил всякую печаль о земном, об одном только заботясь — об угождении Богу. С братией он встречался лишь на молитве. Все в монастыре удивлялись его добродетелям. Местом своих подвигов прп. Иоасаф был очень доволен. Спасо-Каменный монастырь стоит на острове Кубенского озера и водою, как стенами, огражден от соблазнов и печалей мира. Святой радовался такому местоположению обители и восклицал: «Се покой! Зде вселюся».

Старец прп. Иоасафа, как добрый кормчий, вел своего послушника вперед по пути добродетели, но вскоре преставился к вечной жизни. Несмотря
на юность свою, прп. Иоасаф достиг высших степеней совершенства, и Господь удостоил его Своего явления. Сидя раз в келлии, прп. Иоасаф пел псалмы Давида; тогда явился ему Господь наш Иисус Христос и сказал: «Мир тебе, возлюбленный угодник Мой!» Преподобный исполнился страха и трепета
и спросил: «Какая причина явлению Твоему, Господи Человеколюбче?» — «Видишь ли эту окрестную пустыню, — изрек ему Господь, — ради тебя всю ее наполню пустынниками, славящими имя Мое». Преподробный спросил Господа, какое более действительное оружие против врага нашего спасения, и узнал, что действительнее всего исполнение заповедей Божиих.

Но диавол не оставляет в покое истинных угодников Божиих. Много раз духи злобы вооружались на преподобного Иоасафа, но молитвою он отгонял их, а игумен, по смерти старца, постоянно направлял и руководил юного подвижника.

Однажды приехал в обитель родной дядя преподобного, князь ржевский Борис Васильевич, он привез прп. Иоасафу деньги для раздачи инокам.
Но подвижник отказался принять их и сказал князю: «Инокам нет нужды
в золоте и серебре. Мы живем в пустыне и никто из пустынников не примет
от тебя даже малого. Но не скорби, Бог примет твой дар, если принесенные деньги раздашь нищим и нуждающимся, сиротам и вдовицам, которых так много по городам». Князь Борис Васильевич поступил по совету прп. Иоасафа.

Не довольствуясь обычными иноческими подвигами, преподобный решил жить в безмолвии, то есть затворился в своей келлии, так что не видел лица человеческого и не вел бесед с людьми. Мысль его непрестанно устремлена была теперь к горнему. Став на молитву, он, как на крыльях, возносился духом своим на небо и сподобился предвкушения райского блаженства. В последнее время своей жизни преподобный достиг крайней степени поста и воздержания: по воскресным дням он причащался Святых Христовых Таин и после постился целую седмицу.

От великого воздержания и трудов прп. Иоасаф, еще юный подвижник, изнемог телесными силами и впал в болезнь. Благодаря Бога за посланную болезнь, терпеливо переносил он ее и, чуждаясь общения с людьми, пребывал в молитве и богомыслии. Но когда преподобный почувствовал приближение своей кончины, он призвал к себе игумена и всю братию. Умоляя, он просил их о том, о чем постоянно заботился и раньше, чтобы общежительный устав нерушимо соблюдался в обители. После того, получив некоторое облегчение своей болезни, преподобный принимал участие в общей молитве братии.
В праздник Рождества Пресвятой Богородицы (8/21 сентября) он велел вести себя в церковь к литургии, причастился за нею Святых Таин, получил благословение и прощение от братии, был опять отведен в келлию и положен на одр. Снова подвижник впал в немощь, так что игумен и братия, приходя у нему
и видя его страдания, очень скорбели. На смертном одре своем преподобный продолжил увещевать и утешать скорбящих об нем иноков, наставлял их избегать всяких споров и несогласий. Приходившие к нему монахи целовали его со слезами и просили у него последнего благословения, и святой сам всех лобызал и у всех просил благословения и молитв. Наступило 10 сентября — день кончины преподобного. Когда братия собрались к нему, он велел начать правило и по совершении его встал с постели, взял кадильницу с фимиамом
и велел игумену покадить святые иконы и всю братию. Затем он сотворил молитву Господу и Богоматери, изливая в ней свои прошения не о себе только, но и о всей обители, в которой подвизался добрым подвигом, о ее духовном процветании. По окончании молитвы преподобный опять возлег на одр
и молился о своем исхождении, нимало не печалясь, а более радуясь в надежде на будущее блаженство, и с молитвой на устах тихо скончался. Лицо его было светло, как будто он не умер, но уснул. Игумен и вся братия скорбели и рыдали. Положив святое тело подвижника на одр, они понесли его на своих главах
в церковь, совершили надгробное пение и погребли его в Успенской (тогда еще деревянной) церкви, на правой стороне. Пять лет подвизался преподобный в Спасо-Каменном монастыре. Он пришел в обитель в 1452 г., следовательно, кончина его последовала в 1457 г.

Вскоре по преставлении прп. Иоасафа начались чудеса при его гробе. Уже из первых богомольцев, стекавшихся в обитель по преставлении преподобного, многие больные выздоровели. Исцеления неоскудно изливались и после. Особенно много больных лихорадкой получили здесь исцеление. Местное празднование прп. Иоасафу установлено было вскоре после его кончины.
Тропарь, глас 2

Яко древо насажденно при водах воздержания, струями слез твоих напаяем, преподобне отче Иоасафе, сеяв бо слезами, в радости жнеши добродетельныя рукояти. Тем Великий Мздовоздаятель в житницах небесных тя сокровище положи, но поминай чтущих любовию пресветлую память твою, моли Святую Троицу, преподобне Иоасафе, спастися душам нашим.

Ин тропарь, глас 2

Насажденный при водах воздержания, струями слез твоих напаяем, яко леторасль живоносная в вертограде Церкве Божия процвел еси, блаженне Иоасафе, плоды добродетелей возращая и души верующих питая. Темже и Христос в небесныя страны тя пресели. Но поминай нас, любовию святую твою память чтущих, благоверне княже, и моли Пресвятую Троицу во еже спастися душам нашим.

Кондак, глас 4

Явися велие солнце Христове Церкви, просвещая тех житием своим, всечестне, яко черпалом златым от кладезя неископаннаго, чудеса почерпл еси от источника неистощимаго, на успение свое пришел еси, всеблаженне Иоасафе, ныне всем даеши грехом прощение.

+1

53

новомученики:
Свщмчч. Исмаила Кудрявцева, Евгения Попова, Иоанна Софронова, Константина Колпецкого, Петра Григорьева, Василия Малинина, Глеба Апухтина, Василия Максимова, Иоанна Попова, Петра Юркова, Николая Павлинова, Палладия Попова пресвитеров, прпмчч. иеромонаха Мелетия (Федюнева) и архимандрита Гавриила (Яцика), мч. Симеона Туркина, мц. Татианы Гримблит (1937).

http://www.fond.ru/userfiles/person/854/1284826388.pdf Свщмчч. Исмаил Кудрявцев
http://www.fond.ru/userfiles/person/861/1284828610.pdf Свщмчч.Иоанн Софронов
http://www.fond.ru/userfiles/person/853/1284834524.pdf Свщмчч.Константин Колпецкий
http://www.fond.ru/userfiles/person/856/1284809029.pdf Свщмчч.Василий (Малинин)
http://www.fond.ru/userfiles/person/855/1267131891.pdf  Свщмчч.Василий (Максимов)
http://www.fond.ru/userfiles/person/865/1267892037.pdf Свщмчч.Петр (Юрков)и мученикСимеон (Туркин)
http://www.fond.ru/userfiles/person/857/1284988385.pdf Свщмчч.Николай (Павлинов)
http://www.fond.ru/userfiles/person/852/1284988813.pdf Мученица Татиана (Гримблит)

Свщмч. Уара (Шмарина), еп. Липецкого (1938).
http://s48.radikal.ru/i119/0909/9a/cec42e5b8ec7.jpg
Священномученик Уар (в миру Петр Алексеевич Шмарин) родился 11 октября 1880 года в селе Ново-Ситовка Тамбовской губернии в бедной крестьянской семье Алексея и Марфы Шмариных. У них было тринадцать детей, но до взрослого возраста дожили только Петр и его сестра. Отец умер рано, и Марфе Филатьевне одной пришлось растить и воспитывать детей. Петр с шести лет помогал матери по хозяйству. Первым его делом было пасти гусей.

В храме села Ново-Ситовка служил молодой священник; его жена была дочерью священника того же прихода, который после рукоположения зятя на этот приход ушел по старости и нездоровью за штат, оставшись жить в том же селе. Этот священник стал присматриваться к сыну вдовы и, найдя его не по возрасту развитым, посоветовал Марфе Филатьевне отдать его осенью в школу. Та возразила, что в школу ему нечего надеть. Священник взял все расходы по образованию мальчика на себя, и Петр благополучно окончил четырехгодичную сельскую школу, причем по всем предметам неизменно имел отличные оценки.

После того как школа была окончена, священник призвал его к себе и сказал: «Петруша, если ты мне дашь слово, что ты будешь священником, я займусь твоим образованием. Я помогу тебе окончить гимназию и семинарию». Петр дал слово, и священник, выступив усердным ходатаем за мальчика, определил его на казенный счет — сначала в гимназию в Тамбове, а затем в церковно-учительскую семинарию, находившуюся в селе Ново-Александровка Козловского уезда Тамбовской губернии.

По окончании семинарии Петр Алексеевич стал работать учителем. Чтобы исполнить данное священнику слово и быть рукоположенным в священнический сан, надо было сначала жениться, и он посватался к девице Клавдии. Она только что окончила гимназию, и ей исполнилось 16 лет. Ее семья была старинного рода, из донского казачества, и мать, Анна Ивановна Стрельникова, ни за что не хотела отдавать дочь за выходца из бедной крестьянской семьи. Все братья Анны Ивановны жили в то время в городе Лебедяни Тамбовской губернии и принадлежали к купцам третьей гильдии.

Петр Алексеевич оказался однако настойчивым женихом и в конце концов уговорил Анну Ивановну согласиться на брак дочери. Они обвенчались, и вскоре вслед за этим, 21 марта 1904 года, он был рукоположен в сан диакона и направлен служить в Саратовскую епархию. Здесь у диакона Петра и Клавдии Георгиевны родилось трое детей — две дочери, Мария и Клавдия, и сын Николай.

В феврале 1910 года священноначалие предложило диакону Петру отправиться для служения или в Америку, или в Финляндию. Он выбрал служение в Америке, но этому решению воспротивилась Анна Ивановна, а также брат и сестра жены, мотивируя свое нежелание отпускать Клавдию дальностью Америки, тем, что, расставшись, они могли уже во всю жизнь не увидеться. Отец Петр подчинился желанию родственников, сообщив священноначалию, что готов ехать служить в Финляндию.

28 октября 1910 года диакон Петр был рукоположен в сан священника ко храму, расположенному на острове Манчинсаари [*] на Ладожском озере. И окончив учебное заведение, отец Петр не считал полученное им образование достаточным и всю жизнь занимался самообразованием. Он собрал дома большую библиотеку, в которую входили как книги духовного содержания, так и светские книги. Он знал все религиозно-философские течения того времени и был сведущ в вопросах, которые горячо обсуждались тогда в образованном обществе. Отец Петр хорошо был осведомлен и о том, что происходит в России и в остальном мире. У него были обширные познания в области медицины и собрана большая библиотека по специальным медицинским вопросам. Он никогда не обращался к помощи врачей и своих детей лечил сам, за исключением случаев чрезвычайных, когда требовалось хирургическое вмешательство. К нему за медицинской помощью обращались крестьяне всех окрестных селений. Прихожане уважали его и любили. Будучи сам выходцем из семьи бедных крестьян, он ощущал их особенно близкими, и крестьяне в свою очередь относились к нему как к народному пастырю.

Приход находился неподалеку от Валаамского монастыря, и к отцу Петру часто приезжали монахи монастыря, которые останавливались у него в доме. Отец Петр был человеком открытым, общительным и с каждым мог найти общий язык. В его доме всегда кто-нибудь жил, и за стол никогда не садились одной только своей семьей, но всегда были гости.

Дом принадлежал приходу; он был вместительным, и места хватало для всех. В то время когда священник служил в Манчинсаари, у него родилось еще трое сыновей. Затем отца Петра перевели в храм в селе Мустамяги неподалеку от Выборга.

Через некоторое время в Финляндию переехали родственники Клавдии Георгиевны: ее мать, сестра с мужем и брат, Николай Георгиевич, который стал директором гимназии в Выборге. В 1914 году он был призван в армию, ему было присвоено офицерское звание, и он был откомандирован в часть, стоявшую в Выборге. После февральской революции в частях начались беспорядки. Однажды, когда он был на квартире в Выборге, к нему прибежал его денщик и сказал: «Николай Георгиевич, немедленно уезжай. Солдаты взбунтовались и сейчас заявили, что будут ходить по квартирам и резать офицеров». Николай Георгиевич собрался и выехал в Мустамяги к отцу Петру. Здесь он женился на дочери купца из Мустамяги.

После революции Финляндия отделилась от России, и отец Петр с семьей и все их родственники выехали в Петроград. Из вещей взяли только самое необходимое для детей. Отец Петр отвез жену с детьми в село Ново-Ситовка к своей матери, а сам остался в Петрограде.

Николай Георгиевич с женой уехал в Липецк, где устроился преподавателем в одно из учебных заведений. Когда началась гражданская война, он был мобилизован в Красную армию и служил в ней офицером. Николай Георгиевич был участником боев на Дону, и однажды, когда пришлось неподалеку от Ново-Ситовки форсировать реку Дон, он провалился под лед вместе с лошадью. Ему удалось вместе с лошадью выплыть. Однако сушиться было негде, так как пришлось сразу же вступить в бой. Был в то время довольно сильный мороз, вся одежда на нем замерзла, он простудился, попал в госпиталь, и там выяснилось, что он болен туберкулезом легких. После установления диагноза он уехал в Петроград.

В 1918 году дети священника в Ново-Ситовке заболели тифом, а когда выздоровели, заболела Клавдия Георгиевна. Болезнь развилась столь стремительно, что, несмотря на посланную в Петроград телеграмму о ее болезни, отец Петр добрался до Ново-Ситовки, когда жену его уже похоронили. Сюда приехали и все родственники Клавдии Георгиевны, нужно было решать, что делать с шестью сиротами, кому и как помогать их воспитывать. В Петроград отцу Петру взять их было нельзя, потому что там был в это время голод. Пятерых детей взяла к себе в Лебедянь бабушка Анна Ивановна Стрельникова, а дочь Клавдию взяли родственники из Липецка.

В Лебедяни они поселились у брата Анны Ивановны, который был когда-то купцом. До революции у него был большой каменный дом, магазины и он вел довольно большую торговлю. После революции часть дома отобрали, отобрали магазин, но у него еще оставалась в ту пору часть дома и при нем маленькая лавочка.

Вскоре к ним из Петрограда приехал отец Петр. Ему дали приход в десяти километрах от города Лебедяни, в селе Тютчево. В состав прихода входили, кроме того, два больших селения — Куликово и Новодворское. Отец Петр снял для себя и семьи квартиру в доме вдовы священника, который служил до него на этом приходе. Хозяйка оставила себе одну большую комнату, а отцу Петру отдала три комнаты. Прихожане подарили семье священника корову, стали помогать продуктами. Они в это время могли считать себя вполне обеспеченными. Здесь отца Петра несколько раз арестовывали, но аресты были кратковременными — подержат сколько-то дней и отпустят. Главной темой бесед при арестах было требование снять сан, на что священник всегда отвечал категоричным отказом.

В 1922 году образовался обновленческий раскол: обновленцы при поддержке властей стали захватывать храмы. Церковное управление было нарушено, многие приходы утратили связь с епархиальными архиереями, которые или были арестованы, или находились из-за препятствий, чинимых властями, на значительном расстоянии, лишенные права покидать город. Собравшиеся на съезд представители духовенства и мирян Лебедянского уезда Тамбовской епархии постановили уполномочить священника Петра Шмарина подать прошение Патриарху Тихону, касающееся этого вопроса.

В своем прошении Патриарху от 2 августа 1923 года отец Петр писал: «Духовенство и жители Лебедянского уезда, оставшиеся верными историческим религиозно-нравственным началам и укладу Православной Церкви, не имеют фактически своего законного епископа и чувствуют себя в духовном отношении в настоящее время крайне сиротливо. Они не знают, как и куда им обращаться в своих неотложных церковноприходских нуждах. Является крайняя необходимость в своем епископе, который объединил и вдохновил бы разрозненных пастырей и успокоил бы мятущихся пасомых. Но до разрешения этого вопроса в законном порядке следовало бы теперь же временно подчинить в каноническом отношении лебедянскую церковь Елецкому епископу Николаю (Никольскому)... Об изложенном почтительнейше прошу письменной резолюции Вашего Святейшества, каковая и послужит нам исходным руководящим началом в предстоящей громадной созидательной работе на благо Святой Православной Русской Церкви».

В ответе Патриарх благословил временно по всем вопросам обращаться к епископу Козловскому, викарию Тамбовской епархии, Димитрию (Добросердову).

В 1924 году в дом к отцу Петру ночью с обыском пришли сотрудники ОГПУ. Вся семья поднялась, пятеро детей выстроились в коридоре. Один из сотрудников ОГПУ многозначительно оглядел их и затем сказал священнику: «А вам придется с нами проехать». Отец Петр был заключен в тюрьму в городе Лебедяни.

Допросы были долгими, но допрашивали вежливо, стараясь более убедить, нежели запугать угрозами, так как следователи уже вполне разобрались, что угрозы в данном случае приведут скорее к обратному результату. На допросах сотрудники ОГПУ предлагали ему снять сан — это было самое главное для них. «У вас большая семья, вам будет очень трудно в новых условиях, — говорили они, — снимите сан. Вы человек высокообразованный, нам такие люди нужны. Мы строим сейчас новое государство, и нам нужны образованные люди. Мы вам дадим хорошую, престижную работу, квартиру, обеспечим вас всем, у вас не будет никаких забот. Единственной помехой, чтобы все это вы получили, является ваш сан. Снимите его — и вы все получите».

На все эти уговоры и приводимые ими аргументы отец Петр всегда и неизменно отвечал: «Того, чего вы от меня добиваетесь, — этого вы никогда не добьетесь. Уж я такой человек: во что верую — тому никогда не изменю, так что напрасны все ваши усилия». Столкнувшись с непреклонной волей доброжелательного и миролюбиво настроенного священника и учитывая, возможно, что он выходец из бедного крестьянского сословия, власти и на этот раз освободили его.

После ареста священника трех его сыновей взял к себе в Петроград Николай Георгиевич, устроившийся там преподавателем. Старший сын Николай остался жить в селе Тютчево. Когда священноначалие предложило отцу Петру принять епископский сан, он посоветовал Николаю рукоположиться в сан священника ко храму в селе Тютчево, где его все хорошо знали, чтобы храм не остался без священника. Николай согласился, был рукоположен и стал служить в селе Тютчево. Вскоре он получил через прихожан известие, что власти готовятся его арестовать. Некоторые из прихожан предложили ему на время покинуть село. Он тайно вместе с семьей уехал и вскоре получил назначение в храм в селе Каменка.

20 августа 1926 года священник Петр Шмарин по предварительном пострижении в монашество с именем Уар был хиротонисан во епископа Липецкого. Епархия в то время включала приходы Липецкого, Боринского, Нижне-Студенецкого, Краснинского, Лебедянского и Трубетчинского районов. Сначала он служил в городе Липецке в Христорождественском соборе, а после его закрытия в 1931 году — в Успенской церкви. Епископ Уар стал непоколебимым оплотом православия в Липецком крае и непримиримым борцом с обновленчеством.

В 1932 году власти арестовали сына епископа, священника Николая Шмарина. В тюрьме ему предложили снять сан, но он отказался и был приговорен к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере в Сибири. Он писал оттуда, чтобы за него не беспокоились, его положение значительно лучше, чем у многих других, так как он работает не на общих работах, а счетоводом. Его семья в это время уехала в Борисоглебск, где они купили маленький домик. Когда отец Николай вернулся из заключения, власти предупредили его, что, как только он начнет служить в храме, они тут же его арестуют. Священник поехал к епископу Уару и сказал ему, что священный сан он снимать не хочет, но и служить, ввиду всех угроз, не может. После разговора с епископом он устроился учеником в часовую мастерскую, а затем стал работать в ней часовым мастером.

Все три сына епископа, жившие в Петрограде, заболели туберкулезом. Владыка забрал их к себе в Липецк и, будучи знаком с лучшими врачами того времени и сам обладая немалыми познаниями в области медицины, предпринял немалые усилия для излечения детей от болезни. Но Господу было угодно иное, и трое сыновей епископа один за другим умерли в Липецке.

Архипастырская деятельность епископа, его верность православию, известность среди верующих все более беспокоили власти, и они стали искать повод избавиться от него.

Во время Великого поста в первых числах апреля 1935 года стало известно, что власти имеют намерение послать 10 апреля бригаду рабочих для снятия колоколов с Христорождественской церкви в селе Студенки. На рассвете этого дня староста храма Акулина Ивановна Титова пришла к церковному сторожу и предупредила, что в этот день приедет бригада по сбору металлолома, и попросила не давать снимать колокола. После этого она обошла с таким же предупреждением верующих женщин, а затем, взяв ключи от храма, уехала в Липецк к епископу Уару. Пришедшая в этот день бригада рабочих, найдя двери храма запертыми, отбыла восвояси, а староста, встретившись с епископом, сообщила ему, что имеет намерение ехать в Воронеж с жалобой на незаконные действия местных властей. Владыка ответил, что ее поездка окажется безрезультатной, что если власти решили снять колокола, то они их снимут. А власть что в Липецке, что в Воронеже — одна и та же.

Акулина Ивановна послушалась совета владыки и вернулась домой. 19 апреля к вечеру снова прибыла бригада рабочих. На этот раз ключи от храма были у сторожа, он отдал их, и рабочие приступили к снятию колоколов. Но поскольку время было позднее и уже стемнело, они успели лишь оторвать язык у большого колокола и сбросить его на землю. Ночью староста уговорила деревенских мужиков поднять язык на колокольню, что те и сделали.

Рано утром бригада из четырех рабочих, приступившая к сбрасыванию колоколов, обнаружила, что язык большого колокола возвращен на свое место. Рабочие стали сбрасывать колокола, начав с меньших. Тем временем около колокольни собралось около пятидесяти женщин, которые стали шумно протестовать и кричать, но поскольку это не помогало, то они разобрали инструменты, и работы из-за этого и на этот раз пришлось прекратить. Спустившись с колокольни, рабочие столкнулись с толпой женщин, которые кричали, называя их кровопийцами. Те проследовали в сельсовет и вызвали оттуда по телефону милицию. Вскоре приехали два конных милиционера с винтовками и стали угрожать женщинам расправой и применением оружия.

Затем в течение месяца власти арестовали священника, диакона, старосту храма и наиболее активных прихожан. Все они были заключены в тюрьму в городе Липецке. Оставшийся на свободе священник согласился лжесвидетельствовать против епископа Уара и арестованного собрата-священника. Под давлением следователей, сбитый с толку лжесвидетельствами, согласился давать показания против епископа и арестованный пастырь. На основании этих свидетельств 8 июня 1935 года владыка был арестован и заключен в тюрьму в городе Липецке. На следующий день после ареста следователь вызвал его на допрос и спросил:

— Что вам известно о массовом антисоветском выступлении женщин села Студенки, имевшем место 19–20 апреля 1935 года на почве снятия колоколов в студеновской церкви?

— Не помню какого числа, в апреле 1935 года, во время службы в монастырской церкви мне прислуживали в церкви дети из села Студенки и рассказали о том, что в село Студенки приехали снимать колокола, но сбежался народ и разогнал их, а веревки, которыми должны были снимать колокола, растащили. После этого через несколько дней ко мне на квартиру пришла церковная староста села Студенки, которая сказала, что просит моего благословения на ее поездку в Воронеж жаловаться на местную власть и просить о том, чтобы снятие колоколов запретили. Я старался ее от поездки отсоветовать, говоря, что она будет безрезультатной, что если решено снять колокола, то их все равно снимут. И благословения ей на поездку не дал. Через несколько дней в монастырской церкви я слышал, что староста храма и с ней еще несколько человек арестованы.

Допросы продолжались в течение трех недель. На одном из последних допросов следователь спросил владыку:

— Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении?

— Виновным себя я не признаю. Никогда я агитации против советской власти и ее мероприятий не вел. Также никакого участия в выступлении женщин, не дававших снимать в селе Студенки колокола, не принимал.

— Какого содержания у вас были разговоры о коллективизации в период 1930–1931 годов с Софийским?

— В период 1930 и 1931 года у меня на квартире священник Софийский никогда не бывал и разговоров с ним о коллективизации я не вел. Никогда в разговорах с ним я отрицательно о коллективизации не высказывался. Зимой 1933–1934 года Софийский у меня на квартире бывал несколько раз. Был ли у меня с ним в то время разговор о недостатке хлеба, я не помню, но полагаю, что не был. О том же, что советская власть своими колхозами расстроила земледелие, что в колхозах принудительный труд, от которого нечего ждать, — я не говорил.

25 июня 1935 года следователи устроили очную ставку епископа со священником Константином Софийским. Священник сказал:

— Я у епископа Шмарина по роду своей службы бывал неоднократно. В разговорах он затрагивал вопросы коллективизации. В частности, в период 1930–1931 годов, когда проводилась в деревне коллективизация, Шмарин в разговорах со мной высказывал свое отрицательное отношение к колхозам, говоря, что коллективизация проводится насильственно, что крестьяне идти в колхоз не хотят, что от колхозов крестьянин будет голодать, и поэтому советская власть не удержится. Примерно в 1933 году, когда я был у Шмарина на квартире, он меня спросил, как я обхожусь с хлебом. Я ответил, что покупаю у крестьян на рынке. Шмарин стал мне говорить, что нужно запастись хлебом, потому что весной будет голод, так как земледелие расстраивается от коллективизации.

Следователь спросил, согласен ли епископ с показаниями священника. Владыка ответил:

— В первой половине 1934 года Софийский у меня на квартире ни разу не был. Разговоров о коллективизации я с ним никогда не вел, за исключением единственного случая в мае 1935 года. После моей поездки в Елец у меня на квартире был Софийский и интересовался моей поездкой и, в частности, спрашивал, освободили ли арестованных в Ельце архиепископа и священников, также спросил, как там колхозы. Я сказал, что арестованное духовенство пока сидит, а говоря о колхозах, я привел такой пример. У меня недавно был старик крестьянин из села Куймани, который имеет записавшегося в колхоз сына (как его зовут, я не знаю), и спросил меня, можно ли иметь общение с сыном-колхозником, так как колхозникам нельзя ходить в церковь. Я ему на это ответил, что с сыном связи порывать не надо, и что никто не запрещает ходить колхозникам в церковь, и что работать верующему человеку вместе с неверующим не грех. Софийскому я еще говорил, что благосостояние колхозника зависит от того, что, если люди не ленятся, а работают, они имеют хлеб.

— Я категорически подтверждаю, что у Шмарина я бывал неоднократно и до первой половины 1934 года, — сказал отец Константин. — Так, например, в январе 1933 года я был у Шмарина на квартире по вопросу венчания разведенных. После приезда Шмарина из Ельца я был у него на квартире и спрашивал о положении арестованного духовенства. О колхозах у нас с ним возник разговор в связи с тем, что Шмарин ездил в Елец освящать церковь, ранее занятую под ссыпку хлеба. Я спросил, будем ли мы освящать церкви, ранее занятые колхозным хлебом. На это он ответил утвердительно. Разговор перешел на колхозы, и Шмарин пересказал изложенный им выше случай со стариком из Куймани. Шмарин, в частности, говорил в тот раз, что где труд организован в колхозе, там есть и хлеб.

— Был ли у меня в январе 1933 года Софийский, я не помню. Возможно и был, но разговоров с ним я вести не мог, так как если он и был, то в течение нескольких минут — подписать резолюцию о разрешении брака, — возразил владыка.

Затем был произведен целый ряд очных ставок епископа со священником Христорождественской церкви села Студенки Кириллом Сурниным, который на очной ставке сказал:

— В период уборочной кампании 1934 года стоял вопрос об использовании студеновской церкви под ссыпку хлеба. Когда я был в доме епископа Шмарина, где я вставлял в окна стекла, Шмарин мне говорил, что плохо поступают миряне Преображенской церкви, отдав храм под ссыпку хлеба, что они тем самым подают плохой пример другим храмам. Кроме того, Шмарин велел передать Софийскому и Исаеву, чтобы мы все вместе убедили Акулину Ивановну Титову не давать студеновскую церковь под ссыпку хлеба. Этот разговор я передал Софийскому, Исаеву и Титовой.

— Сурнин у меня в доме в это время был, стекла вставлял. Какой у меня с ним был разговор, я сейчас не помню. Допускаю, что такой разговор с Сурниным, как это он показывает, о недаче церквей под ссыпку хлеба мог быть, — сказал владыка.

— 7 января сего года Шмарин, Софийский, Исаев и я были в доме Акулины Ивановны Титовой. Шмарин рассказывал, что в одном из сел Трубетчинского района власть хотела снять колокола, но собравшиеся женщины не допустили снятия и даже избили агента ОГПУ, — сказал отец Кирилл.

— Я подтверждаю это показание Сурнина как правильное, за исключением того, что я якобы говорил, что избили агента ОГПУ. Я говорил, что женщины стащили его с лошади, а не избили, — поправил владыка.

Далее была проведена очная ставка между священниками Софийским и Сурниным, которые уже друг перед другом в присутствии следователя подтвердили свои показания, касающиеся епископа Уара, необходимые следствию, чтобы иметь возможность судить владыку в областном суде, где предполагалась процедура заседания и прения сторон.

11 сентября 1935 года в городе Липецке состоялось заседание выездной сессии специальной коллегии Воронежского областного суда. На суде владыка Уар сказал: «Виновным в предъявленном мне обвинении не признаю и поясняю: в доме Титовой 7 января 1935 года я был, но никакой контрреволюционной агитации среди присутствующих не вел. В 1934 году Сурнину о том, что плохо поступают верующие села Студенок, отдав церковь под хлеб, я не говорил. Почему это он говорит, я не знаю».

В тот же день епископу был прочитан приговор: восемь лет тюремного заключения.

После суда было разрешено свидание с родственниками, и к владыке пришли его дети. За время тюремного заключения и следствия владыка стал выглядеть значительно старше своих лет. Но он был спокоен, как будто новые обстоятельства и предстоящий срок заключения его почти не касались. «Не плачьте и не переживайте, — сказал он детям. — Живите, как жили. Живите честно. За меня не мстите. Главное — прожить жизнь достойно».

На следующий день владыку этапом отправили в тюрьму в город Мичуринск Тамбовской области, где он пробыл до марта 1936 года, а затем был отправлен в Карагандинские лагеря, куда прибыл 8 февраля 1937 года. Из лагеря он писал письма родным. Писал, что живет, слава Богу, жаловаться не на что. И физический труд на пользу. Ему приходится дороги мостить. Что касается пищи, то это щи да каша, самая наша крестьянская пища.

В те же годы был арестован староста липецкого собора, который попал в тот же лагерь, что и владыка. Он писал родным: «Владыке приходится сейчас очень тяжело. Он больной и немощный, а его заставляют тяжело работать. Но вы его все знаете, он никогда не унывает, сам крепится и нас всех поддерживает».

Врачами после проведения медицинского обследования у владыки были обнаружены миокардит и пляска святого Витта. Из-за тяжелых болезней епископа перевели на должность счетовода. Все это время владыка содержался в бараке, где в основном были осужденные по политическим статьям. Но в 1938 году его перевели на участок под названием Меркеле и поместили в барак, где были собраны одни уголовники. 23 сентября 1938 года они убили владыку. Епископ Уар (Шмарин) был погребен на кладбище Самарского отделения Карагандинского лагеря; ныне это село Самарка Мичуринского района Карагандинской области. (Игумен Дамаскин (Орловский), 2002)

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 4, 8-21; Мк. 6, 45-53). "Ободритесь; это Я, не бойтесь". Вот опора упования нашего! Какая бы беда и скорбь ни была, вспомни, что Господь близ, и воодушевись мужественным терпением. Как тогда Он вдруг предстал апостолам, бедствовавшим на море, так и тебе, бедствующему, внезапно явит помощь Свою и заступление. Он везде есть и всегда готов с Своим покровом. Стань только и ты с Ним или перед Ним верою, молитвою, упованием и преданностью в волю Его святую. Произойдет сочетание духа с Господом, а отсюда уже всякое благо. Впрочем, это не то значит, чтоб уж тотчас пошло и достоинство, и слава, и честь, и тому подобное. Внешнее может оставаться как есть, а прибудет мужественное и благодушное пребывание в том порядке событий, какой Господу угодно будет определить для кого. А это и есть главное, чего искать должно всякому бедствующему. Счастье внутри, а не вне. Внутреннее же облаженствование всегда есть у того, кто в живом союзе с Господом.
******************************************************************************************************************************************
Бодрствуй!
"Бодрствуй и утверждай прочее, близкое к смерти"
(Откр. 3, 2)
Когда горе ваше готово обратиться в отчаяние, в безутешную скорбь по потерянному, вспомните о том, что вы еще имеете. Память об умерших не должна изгладиться из нашего сердца, любовь к ним не должна прекратиться, но память эта превращается в любовь к живущим и поощряет нас служить им, вспоминая умерших.
Когда мы теряем наших близких, почти неизбежно является чувство сожаления и раскаяния в том, что при жизни мы не довольно их ценили, не довольно любили, не довольно ласкали, нам больно сознаться, что мы не отдали им всего, что могли, и теперь уже загладить этого нельзя! Но не следует слишком предаваться этому чувству, оно должно служить нам уроком в дальнейшей жизни.
Вспоминая все упущенное нами в прошедшем, мы с большим усердием будем действовать в настоящем, и тогда сожаления наши не будут бесплодны, они превратятся в живую силу, в любовь, горящую желанием отдать себя на служение оставшимся.
Вы, быть может, потеряли много? Но вы еще остались нужны многим. Сколько слез можете еще осушить, сколько страданий облегчить, сколько одиноких сердец согреть вашею любовью. "Приходит ночь, когда никто не может делать" (Ин. 9, 4). Делайте же, пока есть день, - и "утверждайте прочее".

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ : http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

54

Во славу Божию и на пользу ближнего !

24 Сентября  -Память: .

Прп. Феодоры Александрийской ,подвизавшейся в мужском образе (474-491).
"Очи Господа в десять тысяч крат светлее солнца, и взирают на все пути человеческие, и проникают в места сокровенные. Ему известно было все прежде, нежели сотворено было" (Сирах.23:27-29).

Не знала сей истины Феодора, знатная женщина, жившая в Алексадрии 1. Она поверила врагу – диаволу, тайно внушавшему и убеждавшему, будто грех, сотворенный во тьме, – грех, коего не видит солнце, не будет узнан Богом. Но когда она по собственному опыту уразумела, что перед Богом ничто не может утаиться, о, сколь великое покаяние проявила тогда она!

Честно живя в супружестве с своим мужем, Феодора впала в такое искушение. Один богатый человек, молодой и легкомысленный, побуждаемый диаволом, возымел на нее вожделение и всячески старался склонить ее к прелюбодеянию: посылал ей ценные подарки, обещал еще более дорогие, прельщал и словами. Но не будучи в состоянии сам что-либо сделать, он нанял одну искусительницу – волшебницу, чтобы она прельщала целомудренную Феодору, склоняя ее к замышленному им злому делу. И вот эта искусительница, имея пособником сатану, улучила удобное время и стала говорить Феодоре и от юноше.

Феодора же сказала:

– О, если бы мне избавиться от сего человека, который уже давно беспокоит меня! Если я послушаюсь его, то само солнце, светящее на нас, будет пред Богом свидетелем греха моего!

– В таком случае, – посоветовала соблазнительница, – когда зайдет солнце и настанет темная ночь, ты в сокровенном месте исполни желание юноши, и никто не узнает дела вашего и не будет свидетеля пред Богом, ибо ночь глубока и тьма всё покроет.

Феодора сказала:

– О, хорошо было бы, если бы Бог не узнал греха, творимого ночью!

– Так и будет, – отвечала искусительница, – ибо Бог видит только те грехи, которые освещает солнце, а то, что делается во тьме, как Он может видеть?

Феодора, как женщина молодая, простодушная и неопытная, поддалась таким прельщениям искусительницы; много помогло и бесовское искушение, ибо сила его велика, природа же наша склонна к страстям и сила наша немощна. Итак, Феодора послушалась лукавого совета и совершила во тьме ночной беззаконие. Но с появлением утренней зари, в сердце ее немедленно воссиял свет милосердия Божия: ибо, сознавши грех свой, она стала сокрушаться, бить себя по лицу, рвать волосы, стала стыдиться самой себя, сама себе стала противна. Так милосердие Божие, не хотящее смерти грешника, ради прежнего ее целомудрия, подвигло ее к скорому покаянию и исправлению; ибо Бог попускает иногда человека на некоторое падение, дабы человек восставши проявил еще больший подвиг и исправление, и еще большее усердие к Богу, прощающему грехи.

Сожалея и плача о содеянном грехе, Феодора старалась хоть немного успокоить себя, думая:

– Не ведает Бог греха моего; впрочем, если и не ведает, то и тогда стыд мне и горе.

Стараясь успокоить скорбь свою, Феодора пошла в один женский монастырь к игумении, с которой была знакома. Видя ее скорбное лицо, игумения спросила:

– Что за печаль у тебя, дочь моя? Не обидел ли тебя муж?

Феодора отвечала:

– Нет, госпожа; но я сама не знаю, отчего у меня скорбит сердце.

Игумения, желая ее утешить, по внушению Духа Божия начала с нею душеполезную беседу и стала читать божественные книги. Когда же она читала одно слово (поучение, то дошла до такого изречения евангельского: "Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы. Посему, что вы сказали в темноте, то услышится во свете; и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях" (Лк.12:2-3; Мф.10:26).

Слыша сии евангельские слова, Феодора ударила себя в грудь, воскликнув:

– Горе мне, окаянной! Погибла я ныне, обманулась, думая, что Бог не узнает греха моего.

И начала бить себя, плача и рыдая.

Тогда игумения поняла, что с Феодорой случилось грехопадение, и стала расспрашивать ее, что именно случилось с нею?

Феодора же, от слез едва говоря, рассказала игумении всё подробно, и упав к ногам ее, воскликнула:

– Помилуй, госпожа, меня погибшую и научи, что мне делать? можно ли мне спастись или я уже на веки погибла? надеяться ли мне ан милосердие Божие, или же отчаяться?

Игумения начала ей говорить:

– Нехорошо сделала ты, дочь моя, послушав врага; неправильно ты мыслила, думая утаиться перед Богом, – Который испытует сердца и утробы, Который издалека ведает помышления человеческие, и несоделанное видит оком Своим: ни ночь, никакое сокровенное и темное место не может укрыть грешника от Его всевидящего ока. Нехорошо сделала ты, дочь моя: и Бога прогневала, и верности мужу не сохранила, и тело свое осквернила, и душе своей повредила. Зачем ты не сказала мне об этом прежде, когда была прельщаема, дабы я помогла тебе и научила бы тебя, как остеречься сетей вражиих? Но так как сие с тобой уже случилось, то по крайней мере теперь исправься и припади к милосердию Божию, молясь с сокрушением, да простит Он тебе грех твой. Не отчаивайся, дочь моя: хотя ты и великий грех соделала, однако милосердие Божие – еще больше, и не т греха, побеждающего человеколюбие Божие; только ты ободрить, и спасешься.

Говоря ей сии и подобные слова, игумения вразумила, научила ее и наставила на путь покаяния, вместе же и успокоила ее, поведая о милосердии Божием и о неизреченной Его благости, с коей готов Он принимать кающихся и прощать согрешающих. Напомнила ей и об евангельской жене грешнице, которая омыла слезами ноги Христовы и отерла их власами главы своей, и получила от Бога прощение грехов своих.

Феодора, выслушав все слова доброй наставницы и сложивши оные в сердце своем, сказала:

– Верую Богу моему, госпожа, и отселе не буду делать такого греха, да и о содеянном уже, насколько буду в состоянии, позабочусь.

Получив нескорое утешение своему сердцу, возвратилась она в дом своей. Но так как совесть обличала ее, то она стыдилась смотреть прямо в лицо мужу своему и помышляла о том, как бы ей умилостивить Боа: она хотела, было, поступить в женский монастырь, но знала, что муж не позволит ей. И вот, чтобы скрыться от мужа своего и от всех знакомых, она придумала следующее.

Когда муже ее по какому-то делу отлучился из дому, она поздно вечером, остригши свои волосы, оделась в мужскую одежду и, предавши себя в волю Божию, тайно оставила дом и пошла быстро, как птица, вылетевшая из сети. Дойдя до некоторого пустынного монастыря, называемого "Октодекат" 2, отстоявшего от города в восемнадцати верстах, она постучала в ворота и, увидев привратника, сказала:

– Окажи любовь, отче: поди, скажи игумену, чтобы он принял в монастырь меня, грешного человека, ибо я хочу каяться в злых делах своих, и посему пришел суда, да омою ваши святые ноги и буду день и ночь служить вам во всем, что мне прикажете.

Привратник пошел и доложил игумену. Игумен же сказал:

– Испытать надо, – Бог ли наставил его придти к нам? Итак, не давай ему ответа до утра и не пускай в монастырь; если он не уйдет, но останется терпеливо при дверях монастырских, ожидая помилования, тогда мы узнаем, что истинно и с усердием пришел он служить Богу.

Привратник так и сделал, и не обращал на Феодору внимания, презирая, как раба непотребного. Она же сидела около врат и плакала. Наступила ночь, и стали ходить мимо звери (ибо пустыня та была полна зверей); но Феодора благодатью Божией осталась невредимою, вооружившись, как бы щитом, крестным знамением и молитвою.

По утру привратник, посмотрев в оконце, увидал, что Феодора сидит около врат, и сказал:

– Чего ты ждешь здесь? Не примем тебя, ибо ты нам не годишься.

Она же отвечала:

– Если бы мне пришлось умереть здесь при вратах, не уйду, доколе вы не смилуетесь надо мною и не примете меня в монастырь.

Тогда привратник, видя ее терпение и смирение, отворил врата и ввел ее к игумену. Игумен спросил ее: откуда она, как ее зовут, и зачем пришла? Она же отвечала:

– Из Александрии, отче, имя мое – Феодор, исполнен я грехов и беззакония; но, пришед в себя и познав свои прегрешения, захотел принести покаяние: и вот пришел к вашей святыне, да приимете меня в чин свой и спасете погибающего грешника. Итак, прими меня, отче, как Господь принял разбойника, мытаря и блудного сына.

Тогда игумен стал указывать ей на монастырские труды и подвиги и сказал:

– Не будешь ты в силах, чадо, переносить сие, ибо вижу, что ты юн и воспитан в мирских удовольствиях; монастырь же наш не имеет никакой утехи, чин наш требует трудного жития и пребывание с нами – великого воздержания и поста. Братия наши в послушании несут великие труды, не оставляя и церковного правила, как то: полунощницы и утрени, часов и вечерни и многих келейных молитв и поклонов, а также частых всенощных стояний на молитве. Ты же привык к покою плоти и нельзя тебе с нами нести тяготу иноческого подвига. Хотя и вижу я, что ты с усердием пришел, однако боюсь, чтобы ты не переменил намерения своего, ибо многие часто начинают доброе дело с усердием, но скоро, не выдержав, оставляют доброе начинание и становятся самыми ленивыми. Итак, советую тебе возвратиться в мир, и Бог да устроит спасение твое, как Ему будет угодно.

Тогда Феодора, припадши к ногам игумена, со слезами сказала:

– Не отринь меня, отче, от святой вашей обители, не лиши меня ангелоподобного сожительства с вами, не гони меня в мир, из которого я бегу, как иудеи из Египта, и никогда больше не возвращусь. Не смущайся моею юностью, ибо святыми вашими молитвами я привыкну ко всякому воздержанию и, при помощи Божией, буду нести все труды и всё, что прикажете мне, буду делать с усердием и старанием, – только примите меня, желающего каяться во грехах своих.

Уступив таким ее мольбам, игумен принял ее и повелел проходить все монастырские послушания. Итак, стала жить между мужами жена во образе и под именем мужа и никто не знал тайны сей, кроме одного Бога. И кто может поведать о многотрудном житии ее? Видели братья труд ее в послушании, терпение в воздержании, смирение в повиновении, – сокровенные же и тайные подвиги ее, всенощные молитвы ее, сердечные воздыхания, слезы, коленопреклонения, воздеяния рук видел только Сам Бог: и днем и ночью прибегала она к милосердию Его, как некогда блудница, омывшая слезами ноги Господни. И было покаяние ее более, нежели содеянный грех: ибо она смирением умертвила все свои страсти и похоти, уничижила себя пред всеми, свою волю победила самоотвержением, и стала как бы ангелом во плоти. Тело ее, некогда оскверненное, теперь же очищенное подвигами покаяния и обильными слезами, стало святым храмом Божиим, обиталищем Св. Духа.

По прошествии восьми лет, случился в монастыре недостаток в масле, и Феодора была послана с верблюдами в город Александрию купить масла. Между тем муж ее, не зная, куда удалилась жена его, и что случилось с нею, долго искал ее. Не находя ее, он день и ночь сетовал, и прилежно молился Богу, чтобы Он открыл ему, где находится его жена. И вот однажды ночью увидал он ангела, который возвестил ему:

– Не печалься о жене своей, ибо она работает Богу посреди слуг Его. Если же хочешь увидать ее, ступай поутру и стань при церкви св. Петра, – там ты ее увидишь: ибо кто пройдет мимо церкви и будет приветствовать тебя, тот и есть твоя жена.

Обрадовался муж Феодоры такому ангельскому видению, известившему его о жене и о том, как он ее увидит. Рано утром он поспешил к церкви св. Петра и, став там, начал глядеть направо и налево, ожидая увидать то, чего желал. В это время прошла с верблюдами блаженная Феодора, одетая в мужское монашеское одеяние; муж не узнал ее, да и нельзя было узнать ее: с одной стороны – вследствие мужской одежды, с другой – вследствие перемены в лице; некогда она была прекрасна лицом, но от поста и подвигов иноческих увяла красота ее. Феодора же, издали узнавши его, незаметно прослезилась, и сказала в себе:

– О, горе мне, грешнице! За грех против своего мужа лишилась я милости Божией!

Проходя же мимо него, она поклонилась ему и сказала:

– Добрый день, господин!

И он также поклонился ей, сказав:

– Будь здрав, отче!

И так они разошлись. Простояв едва не весь день, муж Феодоры возвратился домой, скорбя, что не получил того, чего желал, и видение ангельское считая за обман. Дома он снова стал молиться со слезами:

– Господи! Ты видишь скорбь мою, услыши молитву мою и открой мне, жива ли жена моя, или нет? На добром ли пути она находится или на злом?

И вот в другую ночь он снова видит в видении ангела говорящего:

– О чем ты плачешь? Разве не видел ты жены своей вчера, как я сказал тебе?

Он сказал:

– Не видал, господин мой.

Ангел же сказал:

– Разве я не говорил тебе, что тот, кто, проходя мимо, поклонится тебе и будет приветствовать тебя, – тот и есть жена твоя?

Тогда муж, поняв, что видел жену свою, но не узнал ее, благодарил Боа, что жена его жива и служит Богу; надеялся он и сам спастись молитвами ее. И блаженная Феодора благодарила Бога, что она видела муже и что муж не узнал ее. Возвратившись же в монастырь, она прилежала спасению своему, постясь сначала один день, потом по два, далее – по три и по четыре дня; иногда же целую неделю пребывала она без пищи, прилежно молясь о прещении своего греха.

Близ того монастыря было озеро, где жил зверь – крокодил 3, который часто выходил из озера и пожирал проходящих мимо людей и скот. Епарх 4 Григорий, назначенный царем Зиноном 5 править городом Александрией, на проходящей мимо озера дороге поставил стражу, чтобы никто не проходил тою дорогой. Желая узнать благодать Божию, обитающую в Феодоре, игумен призвал ее и сказал:

– Брат Феодор, нам нужна вода; возьми водонос, пойди, почерпни воды из озера и принеси мне.

Феодора, как добрый послушник, взявши водонос, пошла. Стража, встретившая ее, сказала:

– Не ходи сюда, отче, за водой, ибо тебя зверь растерзает.

Она же возразила:

– Отец мой игумен послал меня, и я должен исполнить то, что приказано.

Когда она пришла на берег озера, вышел крокодил, и понес ее на своей спине на средину озера. Когда же она почерпнула воды, зверь снова принес ее на берег. Она закляла зверя, дабы с того времени он никому не делал вреда, – и тотчас зверь оказался мертвым. Стража, увидав такое чудо, возвестила игумену и епарху, и все прославляли Бога. Братия же удивлялись, что зверь не сделал никакого вреда блаженной и похваляли силу послушания.

Но некоторые из братии, подстрекаемые диаволом (ибо никто не свободен от вражеских искушений), не поверили случившемуся и начали ненавидеть Феодору, говоря:

– Вот мы столько лет прожили в монастыре и чудес не творим, а он только вчера пришел и уже чудодействует; не хочет ли быть больше нас? Не волшебством ли каким он умертвил зверя?

В нескольких верстах от сей обители стоял, в глубокой пустыне, другой монастырь. Ненавистники, написав тайно от своего игумена на имя того монастыря грамоту и, придя поздно вечером к келлии блаженной Феодоры, сказали ей:

– Брат Феодор, игумен приказывает тебе отнести эту грамоту скорее в тот монастырь.

Феодора вставши, взяла грамоту и ночью пошла в монастырь. А ненавистники сделали это для того, чтобы она на дороге была растерзана зверями, ибо там было бесчисленное множество зверей 6, и потому никому нельзя было ночью пройти тем путем. Ненавистники так рассуждали между собою:

– Посмотрим, возвратится ли цел сей святоша, коему повинуются звери?

Когда Феодора шла тем путем, встретился с ней громадный зверь и, поклонившись ей, повернул назад и пошел впереди нее, провожая до монастырских врат. Толкнул зверь во врата; отворил их привратник, и святая Феодора пошла с грамотою к игумену. Но так как привратник не затворил врат, то зверь вошел в монастырь и, схватив привратника, начал терзать его.

Привратник возопил:

– Горе, горе, помогите мне!

Все пробудились от того крика. Узнав о случившемся, святая воротилась из келлии игумена и подола к терзаемому зверем брату. Схватив зверя за горло, она освободила привратника и сказала зверю:

– Как ты дерзнул напасть на образ Божий и хотел умертвить его? Умри же сам.

И тотчас пал зверь к ногам Феодоры и издох. Брата же, истерзанного зверем, она помазала елеем, с призыванием имени Христова, осенила раны его крестным знамением и соделала здравым и невредимым. Видя совершившееся чудо, все поклонились блаженной и прославляли Бога, покорившего диких зверей рабу своему Феодору. Будучи же отпущена из того монастыря, Феодора очень рано возвратилась в свой монастырь и, пришедши, никому не поведала, где она была и что сделала.

На другой день пришли иноки в тот монастырь с каким-то приношением и рассказав случившееся игумену и всей братии, кланялись игумену, благодаря, что ученик его Феодор избавил привратника от зубов зверя и исцелил его от ран, и самого зверя умертвил. Слыша это, игумен и все иноки очень удивлялись. Отпустив пришедшую братию, игумен собрал всех иноков и спрашивал их:

– Кто посылал брата Феодора в тот монастырь?

Все отказались, говоря:

– Не знаем.

Спросил игумен и Феодору, говоря:

– Кто тебя, брат, посылал ночью в монастырь тот?

Не желая открыть своих ненавистников, посылавших ее, Феодора сказала игумену:

– Прости меня, отче! вздремнул я в келлии и не помню, кто подошел, приказывая мне твоим именем поскорее нести грамоту к тому игумену, и я пошел, исполняя послушание.

Тогда ненавистники, познав благодать Божию в блаженной Феодоре, стали раскаиваться в злобе своей и, припав к ней, просили прощения. Она же, будучи незлобива, нисколько за то на них не гневалась, даже никому не рассказала про них, а напротив – себя уничижала, как грешную и недостойную любви братии.

Однажды, когда Феодора исполняла свое послушание, явился ей бес, говоря с гневом:

– Ты, скверная прелюбодейка, бросившая своего мужа, на меня ли вооружаться пришла сюда? Всю свою силу употреблю я, чтобы заставить тебя отречься не только от иночества, но и от веры в Распятого, и бежать от места сего! И не думай, что меня нет здесь, ибо я не оставлю тебя в покое, пока не запутаю в сети ноги твои и не ввергну тебя в яму, коей ты не ожидаешь.

Феодора же, осенив себя крестным знамением, сказала:

– Бог да сокрушит силу твою, диавол!

И бес стал невидим.

Спустя некоторое время, блаженная Феодора снова была послана с верблюдами в город Александрию купить для нужд монастыря пшеницы.

Отпуская ее в путь, игумен сказал:

– Если, чадо, ты запоздаешь в дороге, то сверни к монастырю Енатскому, и там переночуй с верблюдами (ибо был на пути там близ города монастырь, называемый "Енат" 7).

Отправившись, Феодора действительно запоздала в дороге и, согласно повелению игумена, зашла в Енатский монастырь и, поклонившись игумену сей обители, просила благословения дать отдохнуть верблюдам, пока не наступит день. Игумен дал ей место в гостинице, где был загон для верблюдов. В это время находилась в гостинице немолодых уже лет девица, дочь того игумена, пришедшая поклониться отцу своему и навестить его. Видя молодого инока (т.е. блаженную Феодору), девица, по наущению диавольскому, почувствовала к нему вожделение, пришла ночью к Феодоре, спавшей около верблюдов, и не зная, что это женщина, начала с бесстыдством к ней приставать и склонять ко греху. Но Феодора сказала:

– Отойди от меня, сестра, ибо я не привык к такому делу; к тому же, я имею в себе злого духа и боюсь, как бы он не убил тебя.

Удалившись со стыдом, девица нашла другого гостя, с коим сотворила беззаконие и зачала во чреве. Между тем Феодора, когда наступил день, отправилась в город и, исполнив послушание, возвратилась в свой монастырь и продолжала подвиги для своего спасения. Через шесть месяцев открылось, что девица беременна и домашние стали бить ее и допрашивать: кто ее сделал такою? Она же, по наущению диавола, обвинила блаженную Феодору, говоря:

– Октодекатский монах Феодор, идя в город с верблюдами, ночевал в гостинице, ночью пришел ко мне, и я зачала от него.

Услышав это, отец ее, игумен Енатский, послал своих иноков в монастырь Октодекат с жалобою игумену, что его инок обесчестил девицу.

Игумен, призвав Феодору, спросил ее:

– Слышишь, что говорят люди эти про тебя, рассказывая, будто ты обесчестил девицу и она теперь беременна?

Феодора отвечала:

– Прости меня, отче, но Бог свидетель, что я в сем неповинен.

Игумен, зная чистую, ангелоподобную жизнь брата Феодора, не поверил тому, что рассказывали о нем иноки. Когда же та девица родила сына, енатские иноки пришли в монастырь Октодекатский и бросили дитя среди монастыря, укоряя живущих там братий и говоря:

– Воспитывайте вашего младенца!

Тогда игумен, увидав младенца, поверил, что действительно было так, как рассказывали и очень разгневался на неповинную и чистую душою и телом Феодору. Собрав братию и призвав Феодору, он спросил ее:

– Скажи нам, окаянный, что это сделал ты? Навел ты бесчести на монастырь наш и поругание на наш иноческий чин! Не убоялся ты Бога. Мы считали тебя как бы ангелом, а ты оказался сообщником бесов. Итак, сознайся в своем беззаконии.

Блаженная же Феодора, дивясь случившейся напасти, со смирением сказала:

– Простите меня, отцы святые, грешен я!

Посоветовавшись между собою, иноки изгнали ее из монастыря с бесчестием и побоями, отдав ей младенца. так велико было дивное терпение блаженной! Одним своим словом она могла бы доказать свою невинность, но не желая открыть тайны, что она – женщина, приняла она на себя чужой грех, как возмездие за свое прежнее преступление. Взявши младенца, она села у монастырский врат, рыдая, как Адам, изгнанный из рая. Против монастыря устроила она для младенца маленькую хижинку и, выпрашивая у пастухов молока, в продолжение целых семи лет питала им младенца; сама же она терпела и голод, и жажду, и наготу, и холод, и зной, употребляя для питья морскую воду и питаясь дикими травами.

Не перенося такого терпения, диавол задумал прельстить Феодору иным образом: он принял вид ее мужа и войдя в хижину, где она сидела с младенцем, сказал:

– Здесь ли ты, госпожа моя? Столько лет я тружусь, со слезами отыскивая тебя, а ты и не думаешь о мне, госпожа моя? Не знаешь ли, что ради тебя я оставил отца и матерь, а ты бросила меня? Кто склонил тебя придти на место сие? Где цвет лица твоего? Зачем ты так изнурила себя? Итак, приди, возлюбленная моя, пойдем в дом наш. Ибо если ты хочешь, то можешь соблюдать целомудрие и дома: я не буду препятствовать тебе. Вспомни любовь мою, госпожа, и иди со мною в дом наш.

Блаженная не узнала, что это бес, но подумала, что это действительно ее муж, и сказала ему:

– Нельзя мне возвратиться к тебе в мир, из которого я бежала греха моего ради; боюсь, да не впаду в большие грехи.

Когда же она подняла руку свою с крестным знамением на молитву, тотчас бес стал невидим. Тогда блаженная познала, что это был диавол и сказала:

– Едва не прельстил ты меня, диавол.

Она раскаивалась, что вступила в беседу с диаволом, и с того времени стала тщательнее беречь себя от бесовских козней. Но диавол не переставал вооружаться против Феодоры. Вот собрал он множество бесов, кои, приняв вид разных зверей, напали на нее, крича человеческим голосом:

– Растерзаем прелюбодейку сию!

Феодора же, перекрестившись, сказала: "Обступили меня, окружили меня, но именем Господним я низложил их" (Пс.117:11), и бесы тотчас исчезли. Потом диавол, желая прельстить ее сребролюбием, показал ей множество золота и людей, собирающих его, – но и это всё от крестного знамения исчезло.

Затем диавол принял вид князя; и множество всадников, впереди его, прошли мимо хижины Феодоры и кричали:

– Князь едет, князь едет!

Потом они сказали Феодоре:

– Поклонись князю.

Она же ответила:

– Я кланяюсь Единому Богу.

Тогда они, вытащив ее из хижины, насильно повели к начальнику тьмы (Бог попустил им прикоснуться к святой, дабы она была искушена, "как золото в горниле" (Пс.3:6) и принуждали поклониться ему. Но она не восхотела, говоря:

– Я Господу Богу моему покланяюсь и Ему Единому служу.

Тогда бесы стали бить ее без пощады и, оставив едва живою, ушли. Пастухи же, придя к Феодоре, нашли ее лежащею как мертвую и, думая, что она умерла, принесли ее в хижину и там положили. Возвестили о том и в монастыре, говоря:

– Инок ваш Феодор умер; возьмите тело его и похороните.

Игумен с братией пришел в хижину Феодоры и, заметив, что душа ее еще в ней, сказал:

– Оставьте его, ибо он будет жив.

И возвратились они в монастырь. Феодора же, придя в полночь в себя, стала плакать и бить себя в грудь, восклицая:

– Горе мне грешной, горе мне беспомощной! О, как казнит меня Бог за грехи мои.

И, подняв руки к небу, гласом великим возопила:

– Боже милосердый, избавь меня от руки диавола и прости мне прегрешения мои!

Ночевавшие близ того места пастухи, услыхав, что блаженная Феодора, которую они считали мертвою, молится, удивились тому, что она еще жива, и прославили Бога.

После сего игумен приказал взять от нее младенца в монастырь, чему Феодора очень обрадовалась, ибо освободилась от труда и заботы о воспитании младенца. Сама же она продолжала скитаться по пустыне. Тело ее почернело от холода и зноя, очи ее потускнели от горьких слез, и жила она со зверями, которые, как овцы, повиновались ей и были кротки.

Еще раз покусился на нее диавол. Увидав ее сильно алчущею, он явился ей во образе воина, принесшего хорошую пищу, и сказал:

– Князь, который тебя бил, теперь раскаивается в этом и прислал тебе сию пищу, прося простить его и принять ее от него.

Феодора же, познав прелесть бесовскую , осенила себя крестным знамением и сказала:

– Бог да уничтожит и разрушит коварство твое, враг! Бог – мой помощник, и не прельстишь ты меня.

С того времени перестал диавол искушать ее.

По прошествии семи лет такого многотрудного жития Феодоры, сжалились иноки и пришли к игумену, говоря:

– Помилуй, отче, брата Феодора, ибо он уже совершил покаяние за грех свой; прости его и прими в монастырь.

Игумен же отвечал:

– Брат Феодор, Бог простил тебе грех, который ты сотворил. Живи с нами в монастыре и подвизайся; никуда не выходи больше из монастыря, чтобы опять диавол не ввергнул тебя в искушение; воспитывай и сына твоего, дабы он был ревнителем твоих подвигов.

И дал ей игумен келлию, освободив от всяких монастырских трудов, чтобы она спокойно молилась Богу и отдохнула бы после столь великих трудов. И ожила Феодора в той келлии два года с мнимым сыном своим Феодором, уча его грамоте и страху Божию, а также – смирению, послушанию и другим иноческим добродетелям.

В одно лето была большая засуха, так что высохли в монастыре колодцы, иссякли и озера. Тогда сказал игумен некоторым братьям:

– Никто другой не умолит Бога, чтобы Он дал нам воды, как только отец Феодор, ибо великой благодати Божией исполнен он.

Призвав к себе блаженную, игумен сказал:

– Отец Феодор, возьми сосуд и почерпни нам воды из колодца.

Колодезь же был сух и не имел ни одной капли воды.

– Благослови, отче! – сказала Феодора, и пошла к колодцу.

Опустив в колодезь сосуд, она наполнила его чистой водой и принесла игумену с братией: видя сие, все дивились. Тотчас пошли они к колодцу, в коем давно уже высохла вода и, заглянув, увидели, что он полон воды, и прославили Бога. Было же воды той довольно для всякой монастырской нужды, до тех пор пока не пошел дождь и не наполнил водою все высохшие водоемы.

Блаженная Феодора, будучи смиренна духом, говорила братии:

– Не ради меня совершилось сие, но ради пославшего меня отца нашего игумена, который имеет твердую, непоколебимую веру в Бога, – а я лишь исполнил то, что приказано мне, надеясь на молитвы отца нашего.

И продолжала жить Феодора в келлии своей, молясь Богу и воспитывая мнимого своего сына.

В один вечер, взяв с собою на виду у всех отрока, Феодора заперлась с ним в келлии и начала поучать его. Игумен же, по внушению Божию, послал некоторых из братий незаметно послушать у келлии, о чем беседует она с отроком своим. Феодора, прижав отрока к груди своей и обнявши, целовала его, говоря:

– Сын мой возлюбленный! Время мое настало, конец мой пришел и я отхожу от тебя; ты же не плачь о мне и не говори себе: "Я – сирота", – ибо имеешь ты отцом Бога, покрывающего тебя благодатью Своею, Коему и я (если обрящу дерзновение пред Ним) буду молиться о тебе. Выслушай последние слова мои и запечатлей их в сердце своем: возлюби Бога больше всякой твари и больше самого себя, прилепись к Нему всем сердцем, не переставай славословить Его и молиться Ему устами и сердцем, языком и умом. Правила общего никогда не оставляй, но с прочею братией ходи в церковь: к часам – первому, третьему, шестому и девятому, к вечерне, полунощнице и утрене. Все молитвы твои да будут соединены с сокрушением сердечным, со слезами и воздыханием. Плачь пред Богом каждый день, да сподобишься вечного утешения. Слушайся игумена и братию, откажись от воли своей, храни незлобие отныне и до конца жизни своей; загради молчанием уста свои; старайся, чтобы не осудить кого-нибудь и не посмеяться чужому греху видя же согрешающего, помолись о нем Единому безгрешному Богу, да справит его, а тебя да избавит от грехопадений и искушений вражиих. Ничего не говори ни праздного, ни скверного, ни хульного: да не изыдет из уст твоих такое слово, за которое пришлось бы тебе дать ответ в день суда; будь кроток и смирен сердцем, всех почитай за отцов и благодетелей своих, а себя считай ниже всех. Если услышишь, что кто-нибудь из братии болен, не поленись посетить его и с усердием послужи ему, и всякое возложенное на тебя послушание исполняй без ропота. Нищету и нестяжание люби так, как бы многоценное сокровище. Вспоминай жизнь мою, как я с тобою скиталась: что приобрела я в хижине моей пред оградою монастырскою? яства ли или одежды? утварь ли или какое сокровище? Ничего иного, как только Бога. Ибо что для человека важнее Бога и Божественной любви Его? Он есть сокровище наше, Он – богатство, Он – пища и питие, Он – одежда и покров, Он – здравие наше и крепость, Он – веселие и радость, Он – надежда и упование наше; Его потщись стяжать, сын мой. Если ты стяжешь Его, – довольно с тебя, и возвеселишься о Нем более, нежели в том случае, когда бы приобрел весь мир. Старайся сохранить чистоту свою: как ныне ты чист телом и душою, так пребывай и до конца жизни своей. Блюди себя, чадо мое, чтобы не оскорбить Духа Божия и не удалить его от себя сластолюбием и плотоугодием. Умертви уды свои, не давай покоя и послабления телу своему: как осла непокорного, смиряй его голодом, жаждою, работою и ранами, пока не представишь Христу душу свою, как чистую невесту. Соблюдай себя тщательно от бесовских козней, трезвись и бодрствуй: ибо диавол не дремлет, ища поглотить всякого, служащего Богу. От сего-то врага да защитит тебя помощь Божия! Также, чадо мое, твори и обо мне поминовение, да обрящу милость у праведного Судии, который будет судить не только явные грехи, но и тайные, и к Которому я ныне отхожу.

Отрок же, будучи разумным, сказал:

– Неужели, отче мой, ты уходишь от меня, оставляя меня сиротою? Что я буду делать без тебя? Увы мне, бедному! Горе мне, сироте, что лишаюсь я тебя, добрый отец мой!

Феодора же, утешая его, сказала:

– Ведь, я говорил тебе, чтобы ты не называл себя сиротою, потому что ты имеешь Бога хранителем твоим, пекущимся о тебе: Он будет для тебя отцом и матерью, учителем и наставником, покровителем и руководителем ко спасению.

После сего Феодора встала и со слезами начала молиться, говоря:

– Боже, ведый грехи мои и покаяние! Ты знаешь печаль сердца моего, – знаешь, как я непрестанно сокрушалась о том, что прогневала Тебя, Господи! Ты знаешь труды мои, коими я смиряла грешное тело мое, – за то, что дерзнула сделать беззаконие и огорчить благость Твою, Ты знаешь печаль души моей, знаешь, что душа моя, с того времени, как я сознала грех свой, во всё время не переставала сетовать и горько скорбеть о том, что прогневала Тебя. Итак, услыши ныне стенание мое, вонми молитве моей, виждь, как воск, тающее сердце мое, испытай его, воззри на слезы мои и помилуй окаянную душу мою! Остави беззакония мои, прости грехи мои, не помяни злых дел моих: "По милости Твоей вспомни меня Ты, ради благости Твоей, Господи!" (Пс.24:7). Приими покаяние мое. приими молитву и рыдание мое, приими же и душу мою!

Так она долго молилась, и не всё можно было расслышать из того, что она говорила, – слышны были только плач ее и биение в перси. Плакал вместе с нею и отрок, рыдая о сиротстве своем. Она снова утешала его и опять молилась. Наконец, она с радостью сказала:

– Благодарю Тебя, премилосердного Творца моего, что Ты услышал и помиловал меня и избавил душу мою от смерти и очи мои от слез.

Произнеся и другие благодарственные слова и возвеселившись духом, Феодора умолкла. Можно было подумать, что она предала душу свою святую в руки Господа своего, ибо уже более не слышно было ее слов, только слышно было, как плакал отрок. В тот час стали благовестить к утрене. Иноки слышавшие всё, что говорила Феодора, пошли к игумену и всё рассказали ему. Игумен же, выслушав рассказ их, начал со слезами говорить:

– Я, чада мои, в ночь сию видел видение, будто два светоносных мужа, явившись, повели меня на высоту небесную, откуда дошел до меня голос, говорящий: "Прииди и посмотри, какие блага уготовал Я невесте моей Феодоре". И увидел я светоносный рай, красоту и великолепие коего нельзя описать. Явившиеся мужи, введя меня внутрь рая, показали мне чертоги и в нем приготовленный золотой одр, и ангел, стоя при нем, охранял его. Спросил я ведущих меня: "Для кого приготовлены чертог сей и одр?" И они сказали мне: "Погоди немного, и узришь славу Божию". Вскоре я увидел чины ангельские, мучеников и преподобных, идущих с приятным пением, сладости коего нельзя и поведать; посреди их я увидел прекрасную жену, в великой славе; приведя в чертог, ее посадили на одре, воспевая пресладкие песни; я же с благоговением поклонился честной жене той. И сказал мне ангел: "Знаешь ли, кто это?" Я отвечал: "Не знаю, господин мой". Он же сказал мне: "Это инок твой, Феодор; по природе своей он был женщиной, мужем же он был только по виду. Пожив немного в супружестве, Феодора ради Бога оставила мир и трудилась в вашем монастыре и, будучи оклеветана за родившую младенца девицу, не открыла, что она – женщина; как будто бы настоящий отец она приняла младенца и вырастила его. Будучи же изгнана из вашего монастыря, она много пострадала, питаясь травою и водой морскою, терпя холод, зной и нищету и перенося многие напасти от бесов. За всё сие так возвеличил ее милосердый Бог: ибо Он возлюбил ее, как невесту Свою и сделал ее наследницею Царствия Своего со всеми святыми". Услышав сие, я начал плакать, что не знал тайны сей и, поверив лжи, оскорбил святую, изгнав ее с бесчестием из монастыря; во время плача я проснулся. Итак, чада мои, в настоящее время сердце мое исполнено радости и печали. Радуюсь, что сподобился видеть преславное видение, коего око человеческое не видело, и слышать пресладкие звуки святых песней, коих ухо не слышало; скорблю же и плачу, что не знали мы рабы Божией и возлюбленной невесты Его, живущей между нами, и, не ведая, долгое время оскорбляли ее.

После сего игумен, собрав братию, пошел к келлии блаженной Феодоры и, толкнув в дверь, сказал:

– Отче Феодор, благослови!

Но ответа не было, ибо Феодора преставилась уже ко Господу. Отрок же, плача над нею, уснул, и едва могли разбудить его. Войдя в келлию, братия увидели блаженную Феодору, лежащую на земле; руки ее были сложены на груди и очи закрыты, лицо же ее сияло красотою, как лицо ангельское. Когда стали готовить к погребению честное ее тело, открыл игумен перси ее, иссохшие от продолжительного поста; и все узнали, что то была женщина. Игумен повелел братии, чтобы они никому не открывали тайны сей, пока не будут приглашены те, кои оклеветали преподобную в бесчестии девицы, и послал братию к Енатскому игумену, говоря:

– Молим любовь твою, отче: приди к нам с своею братиею, ибо сегодня у нас великий праздник и мы хотим, чтобы и ты праздновал с нами.

И пришел игумен енатский, вместе со своими иноками; и привели его к святому телу блаженной Феодоры, говоря:

– Отче, муж дочери твоей умер.

Показав ему тело преподобной, спросили:

– Не это ли Феодор?

И сказал енатский игумен:

– Действительно, это он.

Спросили и пришедших с ним монахов, говоря:

– Знаете ли вы его?

Те сказали:

– И хорошо знаем: это лживый брат Феодор, осквернивший девицу; да воздаст ему Бог по делам его!

Тогда Октодекатский игумен открыл перси ее и, показав женские сосцы ее, сказал:

– Мужское ли сие тело? Да, отцы ошиблись мы: мы думали, что это мужчина, а на самом деле то была женщина; изменивши внешний вид и приняв мужское имя, она как ангел жила среди нас грешников, не знавших тайны сей, и многие напасти претерпела от нас. Ныне же кончина ее показала, чем она была и что есть, ибо она праведна и преподобна и Христу Богу нашему угодна, так как я видел ее веселящеюся в небесном чертоге во славе и свете великом с ликами ангельскими и со всеми святыми.

Тогда все предстоявшие ужаснулись и удивились сей великой тайне; оклеветавшие же ее в грехе, в коем она была неповинна, весьма устыдились, и все много плакали, восклицая:

– Горе нам, что мы столь долго оскорбляли рабу Божию!

И, припадая к святым мощам ее, со слезами говорили:

– Прости нам, раба Божия, что мы в неведении согрешили против тебя!

После сего явился ангел Божий Октодекатскому игумену, говоря:

– Возьми коня и отправляйся к городу и, кого встретишь первого, того возьми и приведи сюда.

Игумен тотчас отправился, и, увидав на дороге идущего навстречу ему человека, спросил его:

– Куда ты идешь?

Тот отвечал:

– Я слышал, что в каком-то монастыре умерла жена моя, и иду, чтобы увидеть ее.

Игумен, взяв с собою человека сего и посадив его на коня, возвратился в монастырь и привел его к святому телу преподобной. Увидав Феодору, муж ее начал горько и безутешно рыдать пред мощами ее. – Бесчисленный сонм иноков, живущих окрест Октодекатского монастыря, услышав о всем случившемся, собрался со свечами и кадилами и обрядивши святое тело преподобной Феодоры, с честью похоронили его в монастыре, в коем она добре подвизалась. И светло праздновали в течение многих дней, прославляя Христа Бога и величая возлюбленную невесту Его – преподобную Феодору. Муж же ее, после ее погребения, испросил себе келлию, в коей жила жена его, или, лучше сказать, невеста Христова, и, постригшись в иноки, подвизался в ней в посте, молитве и слезах, поминая подвиги преподобной Феодоры, и, спустя немного времени, отошел ко Господу. А отрок Феодор, коего преподобная имела вместо сына, унаследовал нрав, подвиги, и всё добродетельное житие мнимого отца своего, или – лучше сказать – матери своей, преподобной Феодоры. Он достиг такого совершенства, что по смерти игумена всеми иноками был избран на его место, был добрым отцом, наставляющим чад своих на путь спасения, и сам тем же путем пошел в след преподобной Феодоры и водворился с нею в обителях небесных.

Молитвами святых Твоих, Господи, не лиши и нас небесного Царствия Твоего. Аминь.

Кондак, глас 2:

Тело твое постами изнуривши, бденными молитвами Творца умолила еси о гресе твоем, яко да приимеши совершенное прощение: и прияла еси оставление, путь покаяния показавши.
________________________________
1  Александрия – знаменитый город, основанный Александром Великим около 333 года до Р. Х. на мысе, выдающемся в южный берег Средиземного моря (несколько южнее нынешнего города того же наименования); был некогда центром науки и первым торговым городом на земле; в начале IV века стал центром христианства и резиденцией патриарха.
2 Октодека – с греч. значит восемнадцать. Отсюда монастырь и получил свое наименование. Нужно заметить, что в первые века Египет славился подвижничеством иноческим, которое там первоначально и возникло, и изобиловал иноческими обителями, как то явствует и из дальнейшего повествования настоящего жития, почему некоторые монастыри и получали наименование по расстоянию своему от ближайшего более или менее крупного центра.
3 Громадное ящерообразное пресмыкающееся с окостенелыми кожаными щитами на спине, громадною пастью и острыми громадными зубами. Крокодилы пожирают не только крупных рыб, падаль, но даже животных и людей. Величайшая река в мире – Нил, орошающая весь Египет, изобиловала ими и они приносили весьма значительный вред. Несмотря на это, древние египтяне обоготворяли их и часто содержали в прудах, где их кормили мясом животных и людей. Поэтому появление этого речного гада в озере неудивительно, равно как и то, что власти, быть может, из боязни язычников, которых было еще много в Александрии, не решались изловить и уничтожить это опасное животное. Под озером можно предполагать озеро Мореотис, или Мариут, отстоявшее недалеко и от Александрии и от Нила, куда крокодил мог отсюда и сам довольно легко переползти.
4 Правитель области в греко-римской империи.
5 Византийский император, царствовал с 474 по 491 год.
6 Пустыни египетские, как и вообще африканские, особенно изобилуют множеством свирепых львов. Под именем зверя, о котором повествуется далее, следует разуметь льва.
7 Вероятно около самого города, – даже, как показывает греческое наименование монастыря, в расстоянии одной версты.

0

55

....................продолжение от 24 сентября
Перенесение мощей прпп. Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев
http://s54.radikal.ru/i146/0909/99/1feb2972e89c.jpg

В Софийской летописи сказано: "Лета 6671 (1163) обретены быша мощи и перенесены преподобных отец наших Сергия и Германа Валаамских, Новгородских чудотворцев при архиепископе Новгородском Иоанне". Но тогда страна, где лежит остров Валаам, не принадлежала России, и Иоанн не был еще епископом, так как он был хиротонисан в 1165 г. Сочинитель Истории Российской Иерархии считает свидетельство Софийской летописи или вовсе несправедливым, или заключает, что писец обманулся в имени Иоанна, вставив его не в том месте и веке, а надлежало бы вписать архиепископа Иоанна II, жившего в конце XIV и начале XV века, что согласно и со временем присоединения Карелии к Российскому владению. В Новгородской Софийской библиотеке, на доске древней рукописной книги, содержащей правила Свв. Отец и Седьми Соборов, находится записка со следующими словами: "В лето 6837 (1329) нача жити на острове Валаамском, озере Ладожском, старец Сергий". По другим запискам значится, что к основателю Валаамской обители пришел на сожительство прп. Герман в 1393 г. Посему и можно предположить основание монастыря в XIV веке. Шведский полководец Иаков Понтус Делагарди разорил Валаамский и Коневский монастыри. Монахи перенесли мощи своих пустынноначальников в Староладожский Никольский монастырь, а сами разошлись. По Нейштатскому мирному договору 1721 г. эта земля была возвращена России, но еще в 1718 году монахи Кирилло-Белоезерского монастыря начали возобновлять Валаамскую обитель. В 1754 г. она сгорела, но вновь была отстроена. В ризнице монастыря, довольно богатого приношениями благочестивых государей и частных лиц, находится весьма любопытная реликвия, парчовая риза раба Божия Димитрия. Этот Димитрий - спаситель России, князь Пожарский. В кленовой монастырской роще показывают могилу короля Шведского Магнуса, который якобы занесен был на остров Валаамский бурею и скончался там монахом. Но Магнус утонул в 1372 году, переезжая на лодке чрез Болмефиордский залив, при Лундгольме.

Радуйся, дивный остров Валаам, веселися, богоизбранное селение, яко небом и землею сегодня прославляются отцы твои, Сергий и Герман. Сегодняшний праздник есть воистину торжество евангельской истины и веры. Сегодня церковным гласом мы призываемся вникнуть любящим и молящимся сердцем в сокровенную в Боге жизнь и подвиг истинных послушников Евангелия Христова.

Во святых Божиих можно различить два измерения: первое – это их земная жизнь, с рядом исторических данных и событий. В этом отношении жизнь преподобных Сергия и Германа крайне бедна, ибо, в силу неоднократных разрушений обители, не дошло до нас почти никаких исторических сведений о них. Но есть более глубокая, таинственная сфера – это житие святых, то есть сокровенная жизнь их в Боге, действия и чудеса, выявленные Духом Святым в бытии Церкви и в сознании верующих. И в этом смысле вся жизнь Валаамской обители есть светлое и велегласное свидетельство об истинности и подлинном величии смиренных рабов Божиих Сергия и Германа. И мы верою и любовию собраны здесь в память их, ощущаем чувством сердца сильнее всех внешних доказательств, что они живы в Боге, в Духе Святом любят нас и молятся о нас, милостивно принимают наши молитвы и, как и древле, осеняют нас отеческим своим благословением.

Воистину дивное дело сила Божия: много веков тому назад они здесь совершали свой подвиг, в безвестности, ведомые единому Богу, они шли путем жертвенной любви, путем умирания ради Христа и братии. И по слову Господа: "Зерно пшенично, аще умрет, мног плод сотворит". Они принесли Богу богатейший урожай чад духовных, и жертвой их любви, жертвой их слез и болезней сердечных, жертвой их постнических потов и кровей мученических доселе живоносно благоухает место сие и таинственно исполняет нас веселия и вдохновенной радости идти тем же путем – путем смиренного плача, покаяния и послушания, даже до смерти. Поэтому, возлюбленные братия, живущие на святом месте сем, призванные Промыслом Божиим стать сынами и наследниками преподобных отцов наших Сергия и Германа, да не уничижим великую жертву их своим нерадением.

Исторические сведения о преподобных Сергии и Германе Валаамских

Основатели Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, преподобные Сергий и Герман, согласно церковному преданию, были греческими священноиноками, пришедшими в X веке во владения Великого Новгорода вместе с первыми православными миссионерами. Исторические сведения об основателях Валаамского монастыря скудны. Не раз во времена вражеских нашествий (XII, XVII века) монастырь переживал опустошение, на долгие десятилетия прерывалось здесь иноческое служение. Во времена нашествий уничтожались церковные памятники, монастырские святыни, не раз были сожжены и разграблены богатейшие монастырские библиотека и хранилище рукописей. Утрачено и житие преподобных Сергия и Германа Валаамских. В XVI веке уже уже были утрачены многие исторические документы, об этом свидетельствует древний синодик Валаамского монастыря, после разорения обители в 1611 году хранившийся в Староладожском Васильевском монастыре. Этот синодик является единственным историческим документом, написанным на Валааме, в котором отражено подлинное знание о первоначальниках обители. В синодике в списке игуменов упоминаются преподобные Сергий и Герман1.

Свидетельством иноческого подвига Преподобных стали церковное предание и древние летописные памятники. Смысл иноческого жития преподобных Сергия и Германа состоял в просвещении светом Христовой веры языческих карельских племен, в утверждении Православия на Севере Руси, в основании монашеской обители, которая стала оплотом Православия в ранние века христианского просвещения. Древние новгородские летописи сообщают об обретении мощей преподобных Сергия и Германа и перенесении их в Новгород во время нашествия шведов в 1163-1164годах1. "В лето 1163. О архиепископе Иоанне. Поставиша Великому Новуграду архиепископа Иоанна Перваго, а преж были епископы. Того же лета обретены быша мощи и перенесены преподобных отец наших Сергия и Германа Валамских, Новгородских чудотворцев при архиепископе Новгородском Иоанне..."2. Именно тогда состоялось местное прославление основателей Валаамского монастыря и было положено начало церковному почитанию преподобных Сергия и Германа, в пределах Новгородской епархии.

Именно тогда состоялось местное прославление основателей Валаамского монастыря и было положено начало церковному почитанию преподобных Сергия и Германа в пределах Новгородской епархии. Свидетельством их церковного почитания является наличие их в соборе Новгородских святых, упоминания в службе "Всем русским святым", составленной в XVIII веке, а также прориси и иконописный подлинник XVIII века. Текст подлинника гласит: "Сергий подобием сед, брада Александра Свирскаго, ризы преподобническия, схима на плечах"3. Герман сед, брада покороче Влаасиевы, ризы преподобническия, схима на плечах"4. "Сергий сед, брада аки у Александры Свирскаго, ризы преподобническия, на плечах схима. Герман сед, брада аки у Кирилла Белоезерскаго, риза преподобническая, на плечах схима5".

В начале XVIII века были известны иконы преподобных Сергия и Германа6. Напоминание об утраченном житии Преподобных, встречается в многочисленных списках "Валаамской беседы", памятника церковной публицистики XVI-XVII веков. Зачало "Беседы", несомненно, является отрывком из сентябрьских Миней, где повествуется о перенесении мощей преподобных Сергия и Германа (Карельских чудотворцев) из Новгорода в монастырь Всемилостивого Спаса по утишении военной опасности, по-видимому, в 1182 г., что подтверждается - новгородскими летописными источниками7. Первоначальное место подвигов преподобных Сергия и Германа указывается на Святом острове. Так говорит предание известное при игумене Ефреме во второй половине XVIII века8. Также данный факт подтверждает и шведский атлас, в котором на карте острова Валаама Святой остров именуется как Vanho Valamo - Старый Валаам, и на этом острове указан крест.

В грамоте Новгородского митрополита Варлаама, от 27 мая 1592 года, излагаются некоторые правила Валаамского общежития: "Жить по чину монастырскому благочинно, смирно, безмятежно, по преданию отеческому и по закону преподобных Валаамских первоначальников Сергия и Германа - общежительством. Закон и начало, изстари положенные в Валаамском монастыре, не разорять, но сохранить со всяким благоговением. Жить в согласии всей братии и слугам вкупе, единомысленно и меж себя в послушании. Монастырское содевать по совету, с сбора всей братии; без братского собора не должны действовать ни старец, ни слуга. Общину соблюдать по прежнему: платье и обувь давать по старине, из монастырской казны как братиям, так и слугам. Казначея во всяком обиходе: приходе и расходе, считать в правду по спискам"9.

Чрезвычайно широкое распространение "Валаамской беседы", известной во множестве списков XVI, XVII, XVIII веков, свидетельствует о высоком духовном авторитете основателей Валаамского монастыря, так как именно их духовными устами изложена позиция нестяжателей в известной церковной полемике XVI века.

В 1611 году монастырь был разорен шведами, и на острове жили шведские колонисты. В 1685 году в царствование Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, шведы захотели откопать мощи преподобных и надругаться над ними, но Господь молитвами преподобных вскоре послал на них великий недуг и расслабление членов, поэтому они устрашились и над мощами их устроили часовню.

В этом же году архимандрит Тихвинского монастыря Макарий повергнул на имя Российских самодержцев следующие прошение: "Милостивые Государи и Великие Князи Иоанн Алексеивич, Петр Алексеевич, всея Великия и малыя и белыя России Самодерджцы, пожалуйте нас богомольцев своих; не дайте, великие государи, тех святых Германа и Сергия Валааских, паче же и Российских древних, преславных чудотворцев их мощем у проклятых лютор в поругании быть: повелите, государи, те святые мощи с того Валаамского острова от их лютерского поругания пренести в свое царское богомолие монастырь, дабы оне, проклятые люторы, тем не возносилися и святым нашим поругания не чинили, и за сие бы от окрестных государств, которые ныне состоят в благочестии и содержат закон греческий, поношения и укоризны не было; паче же премудрый Господь Бог, за сие люторам на святыя наша попущение, на нас праведного своего гнева не послал. Воистину великие Государи, тии Святые Герман и Сергий, Валаамские чюдотворцы, преславные, еще живи быша, и тогда прорицаху настоящая, будущая, яже о сем, великиие Государи, сотворите прилежное радение, дабы тех святых Германа и Сергия Валаамских, паче же Российских православных чудотворцев, много чудесныя их мощи от проклятых лютор в поругании не были. За сие же вашу государскую благую ревность и за прилежное тех святых Германа и Сергия чудотворцев о вас молитвы, подаст вам Господь Бог милость Свою и покорит вам вся враги, возстающия на Православную нашу Христианскую веру под ноги ваша, о сем молим вас милостивых и премилостивых великих государей. Мы богомольцы ваши, и милости просим великие Государи Цари смилуйтесь".

В 1764 году капитан Яков Яковлевич Мордвинов посетил Валаамский монастырь. В своих записках он описывает Святой остров, место первоначальных подвигов преподобных Сергия и Германа: "К святому острову пристали с западной стороны, а в других местах пристать невозможно, понеже все каменные горы на утес, а где пристали на берегу крест деревянный и - восход на гору весьма крут. В половине горы часовня деревянная и в ней образы. Часовня поставлена и образы написаны при игумене Ефреме. Позади той часовни пещера в каменной горе, где Перподобные спасались. Проход во оную тесен, и проходили на коленях. Вшед в пещеру, можно стоять двум человекам. В оной стоит деревянный небольшой крест и лежат небольшие два камня, а над входом в оную пещеру висят отломившиеся от горы каменья, и некоторые лежат при входе, и видно, что упали с верха и расшиблись. По выходе из пещеры восходили на самую высоту горы и проход весьма крутой, и над проходом висят каменья и деревья. Взошед на гору, площадь которой вся заросши лесом, и погуляв на той горе спустились к своему судну. Святой остров от Валаамского отделяется проливом широтою на одну версту"10.

В 1755 году игуменом Ефремом был выстроен новый деревянный соборный храм, в котором имелся придел преподобных Сергия и Германа. Тот же путешественник Мордвинов так описывает сам монастырь: "Монастырь построен на горе каменной, церкви, колокольня и ограда деревянные. И всему оному монастырю взят план, и на плане означено: Соборная церковь Преображения Господня, в ней приделы: с южной стороны - святых апостолов Петра и Павла, с северной - святого апостола Иоанна Богослова, вверху с юга святого апостола Андрея Первозванного, с северу святых праведных Захарии и Елисаветы, внизу с южной стороны - преподобных отец Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, где и мощи преп. под спудом, а сверху сделаны раки, и на раки их положены живописные их образы"11.

К 28 июня 1789 года был выстроен освящен новый соборный храм преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев, казначеем Иннокентием с братией, где мощи их почивают под спудом. В 1817 году архимандритом Коневского монастыря Илларионом была составлена служба преподобным Сергию и Герману, валаамским чудотворцам, и напечатана в Синодальной типографии с приложением поучительного слова на память их.

В 1819 году, 20 октября, Святейшим Синодом было предписано общероссийское почитание Валаамских угодников и определены дни церковного празднования их памяти 28 июня (11июля н.ст.) и 11 сентября (24 сентября. н.ст.).

Мощи преподобных Сергия и Германа и ныне почивают под спудом в Спасо-Преображенском Соборе Валаамского монастыря. Свидетельством благодатной молитвенной помощи Преподобных являются многочисленные чудеса, явленные по вере просящих и молящихся.

Основатели монастыря преподобные Сергий и Герман, Валаамские чудотворцы, не оставили нам своего жития, которое несомненно существовало, сохранились лишь краткие упоминания в летописях и древних рукописях. Но преподобные Сергий и Герман никогда не оставляли своего братства. Они продолжают свидетельствовать на протяжении тысячи лет свое незримое присутствие, охраняя своим молитвенным предстательством Валаамскую обитель. Свидетельством их богоугодной жизни стало множество чудес и исцелений, подающихся по вере просящих о молитвенном предстательстве преподобных Сергия и Германа, которые продолжаются и в настоящее время.

В монастырском архиве, находящемся ныне в Финляндии, в Ново-Валаамском монастыре, сохранился сборник "Чудеса преподобных Сергия и Германа". Составлен он был по благословению игумена Дамаскина, выдержки из него приводим далее.

Великие угодники Божии преподобные Сергий и Герман и по своем успении продолжают подавать исцеления и творят многие чудеса, которые обильно изливаются от их цельбоносных мощей всем с верой к ним приходящим.

Предание о Святых мощах.

Есть в Валаамской обители предание идущее от старцев, современных игумену Назарию, что когда сей благочестивый Настоятель созидал Соборный Преображения Господня храм на Валааме, то при рытии под основание его рвов видимы были гробницы Преподобных Сергия и Германа, стоящие в склепе прикрытом каменною плитою. Богомудрый игумен несмотря на общее желание открыть сию Святыню, немедленно при себе велел заложить камнем, отверстие, чрез которое она была видима и запретил даже об этом говорить; а между тем изустно сообщил о сем открытии Высокопреосвещенному Гавриилу, Митрополиту Новгородскому и С. Петербургскому и Святитель одобрил такое его распоряжение.

Следующее обстоятельство объясняет, почему так поступил старец Назарий, и как глубока была его духовная опытность. Игумен Ионофан управляя Валаамскою обителью сказывал некоторым из своих приближенных, что знавши от очевидцев, как несомненную истину помянутый случай, он сделавшись Игуменом возымел дерзостную мысль извлечь из недр земных богохранимые телеса Валаамских чудотворцев. Для исполнения сего пригласил некоторых из братии и тайною глухою полночь, пришли к месту покоища Святых мощей, разобрали уже каменный свод над могилою Угодников Божиих и готовы были поднять плиту, покрывающую гробницы; но едва коснулись ея; пламень огненный наполнил могилу и остановил неугодна Господу предприятие.

Игумен и его сотрудники в благоговейном ужасе пали ниц и с чистосердечным расскаянием молили преподобных Сергия и Германа о помиловании, огнь небесный пощадил дерзостных, они уложив камни разобранного свода на плиту, вышли из могилы невредимы и долгое время случившееся хранили в молчании.

В таком виде оставалась верхняя часть могилы до игумена Дамаскина, который при поправке наружной раки, заметил беспорядочное положение камней, приказал оные вынуть, а вместо их посыпать белым песком. Один из трудившихся в сем деле сказывал, что над могилою лежит каменная ровная плита длиною около четырех, а шириною до трех аршин и котопая находится под самым тем местом, где в соборе стоит серебряная рака.

Явления Преподобных сомневающимся инокам.

1. При игумене Пафнутии стоящий у раки преподобных Сергия и Германа монах К. часто мысленно сомневался и смущался таким помышлением, что здесь ли, под спудом, обретаются мощи первоначальников нашей святой обители и чудотворцев Сергия и Германа, или где-нибудь в ином месте? "Угодники Христовы!, - часто говорил он, - хотя бы мне, грешному, во сне увидеть Вас. Ведь вот, я нахожусь постоянно у Вашей святой раки, а сомнение не оставляет меня, маловерного!

И вот, богоносные Отцы наши благоволили его утешить и успокоить его сомнение. "Однажды",- говорил он, - помню это было в декабре месяце, - пришел я, по своему обычаю, раньше, чтобы привести все в порядок, к вечерне. Отворив церковь, подошел к раке и по обычаю, совершенно спокойно, ни о чем особенно не думая, стал кое-что делать и убирать. Вижу, лампада над ракой ясно горит. Тут мне пришла мысль в голову и явилось желание приложиться к Преподобным. Не стал я обходить, как полагается, раку, а где стоял, на левой стороне, то и стал прикладываться: сначала к преподобному Герману, и только что вступил на ступени, как вижу ясно: в ногах у раки, с правой стороны, у аналоя, стоит схимник в полной схиме. Со мной что-то произошло непостижимое и никогда мною не испытанное. При полном мире сердечном и спокойствии я почувствовал, что словно я без тела стал: сделался каким-то особенным, легким. Приложившись к преподобному Герману, иду на правую сторону раки, и когда стал прикладываться к преподобному Сергию, - то увидел тоже, и на левой стороне, в ногах у раки стоит другой схимник. Тогда я, приложившись к преподобному Сергию, встал перед ракою, и вот уже ясно вижу двух светолепных старцев-схимников, стоящих молча по бокам раки: причем преподобный Сергий как бы шевелился, или поправлял свою схиму и мантию. Малое освещение от лампады не позволяло мне рассмотреть тогда тонкости - черты их лица, но все-таки в общем видны были их бороды, очертание лица, носа и схимническое одеяние. В это время я, находясь в каком-то неизреченном благоговейном духовном чувстве, подумал: "Неужели же я вижу Вас, Преподобные Отцы наши Сергие и Германе! Господи, помилуй! Что же это такое?! Старцы Божии! Земнии Ангели и Божии человеки!", - воскликнул я и в радостном чувстве, от избытка духовной радости и зримого видения, упал на колени и в порыве чувств с благоговением положил земной поклон угодникам Божиим. Когда же я поднялся на ноги, то Преподобные скрылись из моих глаз и стали невидимы. Не скоро я мог прийти в себя, настолько это сильно потрясло и поразило меня. Но когда я понял и убедился, что я, недостойный, сподобился видеть своих Преподобных Отцов Сергия и Германа, тогда умилилось мое сердце и слезы ручьем пролились из глаз моих. И я плакал несколько дней. Конечно, я старался скрыть свои слезы от братии, и никому в то время ни слова не проронил о своем видении, а сам с тех пор сердечно уверовал, что угодники Божии тут же обретаются, и еще сильнее любовью привязался к ним.

2. Поведал нам монах Х., что когда он жил еще в новоначалии, то часто слышал среди молодых братий такие слова, что, дескать, наши преподобные отцы Сергий и Герман находятся не здесь, где стоит их рака, а где-нибудь в другом месте, а здесь, в соборе, их рака находится только для воспоминания о них и сами-то они еще неизвестно где положены.

Вот, наслушавшись таких речей, однажды я, стоя в церкви на хорах во время всенощной, когда читали кафизмы, стал об этом размышлять и, как бы соглашаясь с прочими, подумал: "А кто знает, может быть и в самом деле преподобных-то здесь нет? Ведь Валаам-то велик! Они, может, где-нибудь и в другом месте положены? Но только что я успел это подумать, как в душе моей внезапно произошло какое-то изменение. Внезапно мое сердце умягчилось. Пришло некое Божественное умиление: пролились слезы из моих глаз и душа моя исполнилась каким-то дивным духовным чувством. Взглянув на иконостас, я узрел с правой стороны, у колонны, преподобных отцов наших Сергия и Германа, стоящих по обеим сторонам иконы Божией Матери, висящей на колонне, именуемой Валаамской. Одеты они были в мантии и полное схимническое одеяние. На схимах были видны кресты и можно было прочитать слова: "Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный" и т.д. В руках они держали свитки. Лица их были постнические. Глаза чудные, голубые. Настолько вид их был дивный и божественный, что, кажется, глаз бы от них не отвел. Они смотрели внимательно на братию, как бы следя и наблюдая за ними. Я глядел на них, у меня слезы лились из глаз, а душа как-то неизреченно радовалась и утешалась и горела любовью ко Господу и угодникам Его. От избытка своей радости, желая поделиться ею со стоящим рядом со мною иноком, я хотел показать ему виденное мною. Но только что успел я это подумать, как видение кончилось и преподобные стали невидимы. По-прежнему висела на колонне только икона Царицы Небесной.

После этого видения у меня все помыслы и сомнения о местонахождении наших преподобных совершенно исчезли и я твердо уверовал, что именно здесь, а не в ином месте находятся угодники Сергий и Герман. Здесь они почивают своими нетленными и многоцелебными мощами, духом будучи вне всего видимого и земного. Уверовал я, что они молятся за братию и помогают всем с верою и любовью припадающим к их честной раке, облегчая их скорби и нужды и врачуя немощи и неисцелимые болезни.

3. Случилось мне, говорил монах Калист, слышать рассказ схимонаха Порфирия, как Господь сподобил его видеть преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев. Накануне памяти перенесения честных мощей угодников Божиих, благоговейный старец Порфирий во время всенощного бдения в храме Преподобных, где почивают их нетленные мощи, стоял в проходе за алтарем подле окна, напротив самого Престола, на аршине не более расстоянием от него. Вдруг видит, во время величания, по обе стороны престола Божия, двух светообразных старцев в схимах. Лучезарное сияние разливалось от них и озаряло священнослужителей и молящихся! При каждом возгласе священнослужителей: "Ублажаем вас, Преподобные Отцы наши Сергие и Германе!", - старцы благословляли всех. По прочтении же святого Евангелия, оба вышли царскими вратами из алтаря и, еще раз благословив предстоящих, стали невидимы.

Явление Преподобных схимонаху Иоанну.

Схимонах отец Иоанн поведал нам о себе следующее истинное событие, приведшее его в монастырь. "Когда я еще жил в миру и о монашестве и о монастырях не имел совершенно никакого понятия и помышления, так как жизнь проводил светскую, рассеянную, к религиозным вопросам был равнодушен, холоден, и вообще духовным ничем не интересовался. Но Всеблагий Господь, не хотящий смерти грешника, коснулся Своею благодатью и моего холодного и жестокого сердца, и я, совершенно переменив жизнь свою, начал искренно молиться Богу; ходить в церковь; подавать посильно милостыню; соблюдать посты; читать Святое Евангелие, и вообще стал верующим человеком. Тогда ненавидящий добро - диавол, напал на меня сильнейшей духовною бранью, чрез хульные и всевозможно греховные помыслы, приводя меня в страшное смущение, иной раз доходящее до легкого отчаяния. Не имея совершенно никакого понятия, как в этой невидимой брани надо сражаться с врагом и отражать его, я страдал, мучился; иной раз мне настолько становилось трудно, что я даже выбегал из дома на улицу в ужасе и страхе. Усердно я молился Богу об избавлении меня от этой ужасной греховной брани, умоляя Его избавить меня от этого страдания. И вот, Всемилостивый Господь, внял моей, хотя и немощной, но усердной молитве, и Божественною Своею благодатью чудесно освободил меня от этой бесовской брани чрез Своих угодников, Преподобных Сергия и Германа, в обители которых впоследствии я удостоился принять святую схиму и жить до конца своей земной жизни.

Однажды, не помню, в какой праздник, я, по своему обычаю сходив к ранней литургии и возвратясь по окончании ее домой, попив чайку, намеревался сходить и к поздней литургии, но так как было еще рано, то я на краткое время, не раздеваясь, прилег отдохнуть и, сейчас же задремав, вижу такой сон - ясный. Подходят ко мне два светолепных старца в схимническом одеянии: первый - держал в своих руках Чашу и лжицу, а второй -- какой-то бархатный покров, хорошенько я не мог рассмотреть, какой это был покров. Первый, подойдя ко мне, молча дал мне три раза лжицей из Чаши Святое Причастие, а второй покрыл мою голову покровом, держимым в своих руках. После этого я, сразу же проснувшись, ощутил в своей душе великую радость и глубокий мир душевный. Греховной брани в моей душе и следа не осталось, и я сердечно возблагодарил Всещедрого Господа за Его великую ко мне, грешному, явленную милость. "И кто же эти святые старцы?", - многократно задавая себе вопрос, думал я. И вот, по прошествии нескольких лет, когда я, промыслом Божиим, приехал на Валаам, то, подойдя к раке мощей Преподобных Отцев наших Сергия и Германа, Валаамских Чудотворцев, я сразу же узнал, что именно они-то ко мне и являлись. Когда же я жил в г. Баку, на Кавказе, они-то именно меня, по милосердию Божию, избавили от греховной душевной бури и таинственно призвали в свою св. обитель, где, по дивному промыслу Божию, доживаю я свой век, и уже сам я стал схимником и насельником святой Валаамской Обители".

Случаи спасения от потопления.

1. Ризничий Валаамского монастыря иеромонах Агафангел с чувством благодарности к угодникам Божиим Сергию и Герману за их покровительство и спасение от потопления, рассказал о себе следующее: "В 1865 году, будучи еще мирянином, шел я из Кронштадта в Ораниенбаум. Была осень, и лед настолько был тонок, что едва держал человека. Со мной было еще семь человек. Когда мы прошли версты четыре, лед начал проваливаться, на моих глазах товарищи скрывались под водой и тонули. Помню, как один, прося о помощи, обещал отдать, не оставляя себе ни копейки, все свои деньги - 200 рублей. На его слова никто не обратил внимания, и он, как и другие, с раздирающими душу воплями ушёл на дно. Остался только я, ползя по проламывающемуся льду.

Предвидя неизбежную гибель, стал взывать к угодникам Божиим Сергию и Герману, Валаамским чудотворцам, прося их помощи, и обещался, если они спасут меня, поставить им две по полтиннику свечки, и самого себя посвятить на служение Господу в их святой обители.

В таких чувствах и молитвах к угодникам Божиим я, уже не помню как, очутился на берегу в городе Ораниенбауме. Приехав в Петербург, немедленно пошел в Валаамскую часовню и исполнил обещание - поставил преподобным Сергию и Герману две свечки, а вскоре, на другой же год, и самого себя посвятил на служение Господу в их святой Валаамской обители".

2. В Выборгской губернии крестьянин Матвей Петров, осенью 1850 года накануне праздника святителя Николая Чудотворца, был застигнут с товарищами на рыбной ловле в Ладожском озере, недалеко от острова Мегорки, страшной бурей. Время было ночное, и погода час от часу ухудшалась. Гибель, казалось, была уже неизбежна. Матвей молитвенно призвал в помощь преподобных Сергия и Германа обещая, что, если избавится от погибели, полгода будет трудиться в их святой обители бесплатно, и молитва его была услышана. Заступлением Валаамских чудотворцев Господь спас утопающих, они без вреда для себя были вынесены ветром к Сердобольскому берегу.

3. Осенью 1849 года судно купца Пикеева было застигнуто на Ладожском озере бурей и разбито. Находившийся на нем житель Выборгской губернии Евдоким Филиппов успел ухватиться за один из обломков, и трое суток его носило по озеру. Не видя ниоткуда помощи, Евдоким молил о спасении преподобных Сергия и Германа. Угодники Божии вняли молитве утопающего: Евдокима выбросило на берег около Обженского погоста в Олонецком уезде. Он был совершенно здоров, лишь на следующий день обнаружилась на всем теле опухоль, но и та спустя две недели исчезла. 25 марта 1852 года Евдоким пришел в обитель воздать благодарение Валаамским чудотворцам за их помощь и поведал братии о своем спасении.

Прп. Силуана Афонского (1938).
http://s54.radikal.ru/i146/0909/d7/b1aeef72b599.jpg

Преподобный Силуан Афонский (мирское имя - Симеон) родился в 1866 году в Тамбовской губернии Лебединского уезда Шовской волости в селе Шовском в благочестивой семье крестьянина Иоанна Антонова.

Родители его были трудолюбивыми, кроткими и от природы мудрыми, хотя и неграмотными. Большая и дружная семья, вспоминал впоследствии старец, жила бедно, однако нуждающимся в помощи никогда не отказывала, порой делясь с ними последним. Особенно радушно в семье принимали странников. Отец беседовал с ними о Боге и христианской жизни, и эти беседы производили сильное впечатление на восприимчивую душу отрока.

С детства Симеон трудился вместе со старшими, в меру сил помогая отцу в поле и братьям на строительных работах в помещичьем имении. По этой причине, видимо, он вынужден был оставить сельскую школу, проучившись в ней только две зимы. Но стремлении к знаниям (которое характеризовало его отца, "томившегося своею темнотою") было присуще преподобному всегда.

Жизнь набожной семьи Антоновых неразрывно связана с храмом, посещение которого прививало Симеону с младенчества чувство благоговения перед словом Божиим, воспитывало его в духе христианского смирения и других добродетелей. В храме он постигал церковную грамоту, учился сосредоточенной молитве, внимал чтению "Житий святых". Спустя несколько лет юноша, возлюбив Господа всей душой, пожелал удалиться в монастырь и принять постриг в Печерской Лавре. Его стремление, однако, не встретило поддержку отца, который настоял на том, чтобы сын сначала поступил на воинскую службу и лишь после ее прохождения решил, кем ему быть.

Повинуясь родительскому слову, Симеон вернулся к своей обычной жизни. Было ему в ту пору девятнадцать лет. Благочестивое намерение вскоре оставило его, и он, подобно многим своим сверстникам, поддался соблазнам мира. Молодой, красивый, сильный, а к тому времени уже и зажиточный, он наслаждался жизнью и в шумной суете мира начал было забывать первый зов Божий к иноческому служению.

Но Господь уберег его от погружения в греховную пучину, вновь призвав уйти от мирской суеты и вступить на путь монашества. Произошло это, по свидетельству старца, при следующих обстоятельствах: однажды, вернувшись домой с гулянья, он задремал и в тонком сне, глядя на себя как бы со стороны, увидел, как в него проникает "злосмрадный змий". Почувствовав отвращение, он проснулся и в момент пробуждения услышал произнесенные Самой Пресвятой Богородицей слова: "Ты проглотил змия во сне и тебе противно; так и Мне нехорошо смотреть на то, что ты делаешь".

Осознав свои грехи, юноша горячо раскаялся в них перед Господом и возблагодарил Божью Матерь за явленную к нему доброту. Это событие имело решающее значение для выбора дальнейшего пути. К нему вновь вернулось желание посвятить свою жизнь Богу.

Воинскую службу Симеон проходил в Санкт-Петербурге. Был он воином исполнительным, в поведении примерным, в отношениях с товарищами по службе верным, за что его любили сослуживцы. В армии с особой силой проявился дар его мудрого совета, следуя которому, многие обрели душевный покои и благополучие. Уйдя на службу с живой верой и глубоким покаянным чувством, Симеон никогда не забывал о Боге. К тому времени чудесным образом определилось и место его будущих монашеских подвигов - Святая Гора Афон, куда он был "от мрака греховного к свету Истины Христовой Самой Пречистой призван". Он часто думал об иноческой жизни и, желая хоть как-то помочь насельникам монастыря, несколько раз посылал на Афон накопленные деньги. О внутреннем состоянии преподобного в тот период красноречиво свидетельствуют слова его сослуживцев: "А он умом на Афоне и на Страшном Суде".

Незадолго до окончания воинской службы Симеон решает испросить молитв и благословения отца Иоанна Кронштадтского - святого праведного Иоанна. Не застав его, он оставляет записку со словами "Батюшка, хочу пойти в монахи; помолитесь, чтобы мир меня не задержал". В казарме он уже на следующий день почувствовал вокруг себя "адское пламя", которое "гудело" с тех пор не переставая повсюду, где бы он ни находился.

Много лет спустя в записках преподобного прочтут: "О великий отец Иоанн, молитвенник наш! Благодарю я Бога, что видел тебя, благодарю и тебя пастырь добрый и святой, ибо ради твоих молитв я расстался с миром и пришел на Гору Афонскую, где увидел великую милость от Бога".

Всего одну неделю Симеон пробыл дома. Собрав подарки для монастыря и необходимое в дорогу, он попрощался со всеми и отправился на Афон. Осенью 1892 года преподобный прибыл на Святую Гору и был принят послушником в Русский Пантелеймонов монастырь в пору расцвета этой обители.

Жизнь старца в монастыре была проста, доступна и внешне ничем не примечательна: сначала его послушанием была тяжелая работа на мельнице, на смену которой пришел хлопотливый труд эконома, заведование мастерскими, продовольственным складом, а на склоне лет - торговой лавкой.

Пройдя путь начальных иноческих испытаний, он в 1896 году был пострижен в мантию с именем Силуан, а в 1911 году - в схиму с оставлением прежнего имени.

Своих учеников преподобный не имел и в послушании у какого-либо определенного старца не находился. "Трудно жить без старца, - говорил он впоследствии. - Неопытная душа не разумеет воли Божией, и много скорбей перенесет она прежде, чем научится смирению". Сам он, подобно большинству монахов, воспитывался в атмосфере общей для иноков Афона духовной традиции проводя, как того требовал многовековой уклад жизни в обители, дни в непрестанной Иисусовой молитве, длительных богослужениях в храме, постах и бдениях, частой исповеди и Причащении Святых Христовых Тайн, чтении духовных книг и труде.

С первого и до последнего дня преподобный явил собой образ совершенного послушания; для него игумен, духовник и просто старший брат - добрые наставники. Если монахи и миряне, считал он, будут слушать духовников и пастырей своих без их осуждения, без возражения и без внутреннего сопротивления, то и они сами не лишатся спасения, и во всей Церкви будет полнота жизни.

Прожив сорок шесть лет в обители с общежительным уставом, подвижник никогда не стремился к уходу в затвор или к удалению в пустынь, считая, что без благоволения Божия они сами по себе являются лишь вспомогательными средствами, а не целью христианской жизни. В то же время он был далек и от мирских интересов. А постоянно находясь среди людей, старец хранил ум и сердце от посторонних помыслов, очищал их от страстей для молитвенного предстояния Богу, утверждая, что это самый короткий путь ко спасению. Он не искал мученичества, но всей своей жизнью повторил аскетический опыт отцов Церкви - известных подвижников благочестия. Каким был этот путь для преподобного?

По афонскому обычаю, новоначального послушника вводили в жизнь монастыря исповедью. Испытав в Таинстве Покаяния радость очищения и освобождения от тяготивших его грехов, Симеон, однако, сразу же подвергся нападению помыслов о возвращении в мир и женитьбе. Сознание того, что он снова опечалил Божию Матерь, потрясло послушника, открыло ему, что, и здесь, на Святой Горе, как казалось, в пристани спасения, возможны искушения и даже погибель. Отрезвленный своим духовным падением, он стал много и усердно молиться, прибегая преимущественно к Иисусовой молитве, которая вскоре вошла в его саде и стала сама совершаться в нем непрестанно. Этот дар был получен преподобным от Пресвятой Богородицы по сокрушенной молитве перед Ее образом и явился прочной основой его духовной жизни.

Послушник Симеон продолжал подвиг бдения, поста и сердечной молитвы, но не покидала его и духовная борьба с новыми искушениями - тщеславием и гордостью. Они, не давая душе возможности "вступить на путь веры", то возносили Симеона "на Небо", вызывая в нем чувство якобы собственной непогрешимости "Ты теперь святой", то низвергали долу, казалось, уже в вечную гибель, говоря ему: "Ты не спасешься". Диавольские нападения все возрастали, привнося чувство богооставленности, доводя Симеона до отчаяния. И когда он посчитал, что "Бога умолить возможно". Господь непостижимо явился послушнику во время вечерни в храме пророка Божия Илии и духом ввел его в Небесную обитель. В тот момент, по свидетельству старца, он всем своим существом почувствовал, как благодать "мученичества" наполнила его и он познал Господа Духом Святым. С тех пор все происходящее в мире он рассматривал лишь в соотношении с опытом души, познавшей своего Творца. "Иное дело веровать в Бога, - говорил он, - и иное знать Бога".

Явление Господа Иисуса Христа принесло послушнику радость Пасхи, Воскресения, ощущение перехода от мрака духовной смерти к неизъяснимому свету жизни. Однажды познав Духом Святым Божественную любовь, он начинает несравненно глубже и острее переживать потерю благодати: "Кто потерял ее, тот неутомимо день и ночь ищет ее и влечется к ней. Она теряется нами за гордость и тщеславие, за неприязнь к брату, за осуждение брата, за зависть, она оставляет нас за блудную мысль, за пристрастие к земным вещам, за все сие уходит благодать, и опустошенная и унылая душа скучает тогда о Боге, как скучал отец наш Адам по изгнании из рая".

Старец Силуан часто вспоминает иноческое служение преподобного Серафима Саровского, чудотворца, душа которого, познав Господа, неудержимо стремилась к новым подвигам ради стяжания благодати. "Познавшая Бога душа, - запишет преподобный Силуан позднее, - ничем не может удовлетвориться на земле, но все стремится ко Господу и кричит, как малое дитя, потерявшее мать: скучает душа моя по Тебе и слезно ищу Тебя".

Как обретается и удерживается благодать, почему и за что оставляет она душу верующего человека, - эти вопросы становятся важнейшими в жизни подвижника.

Постоянно пребывая в подвиге, он воздерживался во всем и от всего, что могло бы мешать стяжанию благодати: спал мало, урывками, до двух часов в сутки, сидя на табурете, не делал послаблений в посте и ограничивал себя в еде, советуя обращавшимся к нему "кушать столько, чтобы после принятия пищи хотелось молиться"; отсекал свою волю, считая, что это приносит "пользу большую" для души. Она тоскует, молится, плачет, пребывая в борьбе, чтобы удержать благодать, но Божественный свет, если и возвращается, то ненадолго, а затем, как прежде, снова оставляет послушника. "За то страдаем мы, - пояснял старец, - что не имеем смирения. В смиренной душе живет Дух Святой, и Он дает душе свободу, мир, любовь, блаженство". Стяжать смиренный дух "это великая наука, которую скоро не одолеешь".

Прошло 15 лет со дня явления преподобному Господа. Его ум вновь омрачается диавольскими нападениями и потерей мира души. Со временем эти страдания усиливаются мучительными борениями с бесами, по ночам отрывавшими его от непрестанной внутренней молитвы. О том, какую душевную боль ему пришлось претерпеть при этом, подвижник говорил так впоследствии: "Если бы Господь не дал мне вначале познать, как много Он любит человека, то я и одной такой ночи не вынес бы, а их у меня было множество".

В одну из таких ночей, когда, несмотря на все старания, молитва не приходила к преподобному, он с сокрушением в сердце воззвал: "Господи. Ты видишь, что я хочу молиться Тебе чистым умом, но бесы не дают мне. Научи меня, что должен я делать, чтобы они не мешали мне?" "Гордые всегда так страдают от бесов", - был ему ответ. "Господи, научи меня, что должен я делать, чтобы смирилась моя душа?" И снова в сердце прозвучал ответа Бога: "Держи ум твой во аде и не отчаивайся". По словам старца. Господь пожалел его и Сам научил, каким образом душа должна смиряться и становиться неприступной для врагов: при приближении греховных помыслов она признает себя достойной вечной муки и нисходит во ад, чтобы силою адского пламени выжечь в себе действие всякой страсти и с чистой молитвой обратиться к Господу, уповая на спасительное действие любви Христовой и тем самым избегая отчаяния. "И этим,-говорил преподобный, - побеждаются враги, а когда я умом выхожу из огня, то помыслы снова приобретают силу". Эта способность возобновлять в себе подлинное переживание адских страданий ради очищения души от страстей с тех пор не покидала его".

Дарованное Господом откровение явилось для монаха Силуана не только чрезвычайно важным практическим указанием, но и положило начало новому этапу в его духовной жизни. Постепенно в молитве подвижника начинает преобладать скорбь о мире, не ведающем Бога. Как объяснял старец, люди забыли Господа, сотворившего их, и ищут своей свободы, не понимая, что вне истинного Источника жизни ее нет и быть не может. Свобода только в Господе, Который по милости Своей дает прибегающим к Нему благодать Святого Духа. В Нем, Святом Духе, в Его познании содержится освобождение от рабства греха и страха смерти.

Он учит любви Важней и дает душе силу жалеть даже идущих греховным путем. "Где нет любви к врагам и грешникам, там нет Духа Господня". (Речь идет о врагах веры Христовой. Сам старец делил людей не на врагов и друзей, а на познавших Бога и не познавших Его.)

Подлинно по-христиански спасти ближнего можно только любовью. В любви ко всем людям преподобный видел уподобление Господу Иисусу Христу, который "руки распростер на Кресте", чтобы всех собрать. Любовь Христова не может претерпеть ничьей гибели и в своей заботе о спасении всех объемлет не только мир ныне живущих на земле, но и уже умерших и сошедших в самый ад. И если ликует и радуется душа при спасении людей, то столь же сильно планет и молится она, видя обратное - их гибель.

"Молиться за людей - это кровь проливать", - говорил преподобный. И он жил страданиями всего мира, забывая самого себя, и не было конца его молитве, призывавшей все народы Земли познать Господа Духом Святым. По глубокому убеждению старца, если бы это совершилось и люди, оставив свои увлечения, всей душой устремились бы к Богу, то изменилось бы лицо Земли и судьбы всех людей и весь мир преобразились бы "в один час".

Вся жизнь его была сердечной молитвой "до великих слез", исключительно высоким подвигом любви к Господу. "Мир стоит молитвою, - утверждал преподобный, - а когда ослабнет молитва, тогда мир погибнет". В этой молитвенной устремленности он достиг такого внутреннего состояния, при котором провидел происходящее и прозревал будущее человека, открывая глубокие тайны его души и призывая всех вступить на путь спасительного покаяния. Непрестанная молитва не оставляла подвижника до последнего часа его земных странствий.

11/24 сентября 1938 года старец схимонах Силуан мирно скончался. Он явил своей подвижнической жизнью пример кротости, смирения и любви к ближним.

Спустя пятьдесят лет, в год празднования 1000-летия Крещения Руси, Священный Синод Константинопольской Православной Церкви причислил блаженного старца к лику святых.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II имя преподобного Силуана Афонского внесено в месяцеслов Русской Православной Церкви под 11/24 сентября. Однако задолго до официальной канонизации для поклонения честной главе преподобного, покоящейся в Покровском храме святогорской Пантелеимоновой обители, приезжало немало паломников с верой в его молитвенное предстательство перед Господом.

Врачуют души верующих и писания подвижника о сущности христианской жизни и монашеского делания, переведенные на многие языки и получившие большую известность за глубокую духовность и мудрость содержащегося в них слова. Его слово - простое и доброе, но чтобы следовать ему, необходимо вступить на путь самоотречения и всецелого послушания воле Божией, каким прошел и сам святой старец. Будучи нашим современником, сыном Российской земли и Церкви Русской, он свидетельствовал о спасительности евангельской истины, преподанной всем нам Господом нашим Иисусом Христом, о высоком значении учения Православной Церкви, подтверждая тем самым, что в мире преходящих ценностей неизменными и подлинно ценными для всех времен являются лишь нравственные, духовные основания жизни человека.
Тропарь,глас 2
Серафимския любве ко Господу пламенный ревнителю/ и Иеремии, о народе плачущему,/ усердный подражателю,/ всеблаженне отче Силуане,/ ты бо, зову Матере Господа Сил внемляй,/ змия греховнаго мужемудренно изрыгнул еси/ и в Гору Афонскую от суеты мира удалился еси,/ идеже в трудех и молитвах со слезами/ благодать Святаго Духа обильно стяжав,/ еюже сердца наша воспламени/ и с тобою умильно взывати укрепи:/ Господи мой, Жизне моя и Радосте Святая,// спаси мир и нас от всяких лютых.
Кондак,глас 2
Смиренномудрия исповедниче предивный/ и человеколюбия Духом Святым согреваемая доброто,/ Богу возлюбленне Силуане,/ о подвизе твоем Церковь Российская радуется,/ иноцы же Горы Афонския и вси христианстии людие,/ веселящеся, сыновнею любовию к Богу устремляются./ Егоже моли о нас, равноангельне боговедче,// во еже спастися нам, в горении любве тебе подражающим.
полное житие   http://silouan.narod.ru/
АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … p=5#p12405

Мчч. Димитрия, Еванфии, жены его, и Димитриана, сына их (I)
Святой мученик Димитрий был князем и правителем города Скепсии в Геллеспонте. В его город пришел с проповедью Евангелия святой Корнилий Сотник (память 13 сентября), первый язычник, обращенный ко Христу апостолом Петром. Святой Корнилий посеял христианство среди многих жителей Скепсии, и за это язычники, схватив его, привели на суд к правителю Димитрию, который безуспешно принуждал святого отречься от Христа и, наконец, подверг его истязаниям. Святой Корнилий мужественно терпел мучения, убеждая правителя оставить языческие заблуждения и обратиться к истинной вере во Христа. Приведенный в идольский храм, святой Корнилий молитвой сокрушил капище и стоявших в нем идолов. Убежденный в истинности христианства проповедью святого и его чудесами, правитель Димитрий сам уверовал во Христа и принял святое Крещение со всей семьей. За исповедание Христа язычники бросили всю новообращенную семью в темницу и уморили голодом.

Мц. Ии (362-364)
http://i043.radikal.ru/0909/35/d4dce90ffeeb.jpg

Мы расскажем вам историю об одной девушке, которая  отдала свою жизнь за веру во Христа. У нее удивительное имя, ныне редко встречающееся, - Ия, что в переводе с греческого означает "Фиалка". В северной части Месопотамии, у реки Тигра, на пограничной черте между Римской империей и Персией, стоял город-крепость Бет-Забди. Он был обнесен высокими зубчатыми стенами, небольшие башни его были снабжены военными машинами. Во второй половине IV века, в последние годы царствования императора Констанция, у одного из жителей Бет-Забди, Арпократа, была единственная дочь, которую он при крещении назвал Евдокией. Арпократ, как человек глубоко верующий, желал, чтобы его дочь снискала милость и благоволение пред лицом Господа, в знак чего он и дал ей имя "благоволение" - Евдокия. Евдокия лишилась матери вскоре после рождения. Отец поручил ее надзору и заботам одной благочестивой женщины, но и сам наблюдал за воспитанием дочери, руководя ее к правде и добру. Он внушал ей любовь к родине и с удовольствием видел, что эта любовь, глубоко вложенная в ее природу, еще с детства крепко привилась в душе девочки. Но еще сильнее внедрилась в сердце ее любовь ко Христу и к ближним. Великой радостью отца было видеть, как она с каждым годом сознательнее и полнее любит сердцем и мыслью, а не устами лишь, своего Господа Иисуса Христа и "меньшую братию Его" (Мф. 25, 40). Евдокия была так сердечна, дышала такой светлой красотой, что, казалось, разливала вокруг себя какой-то дивный аромат. Вместе с тем она была так проста и скромна в отношении к людям, что походила на скромную, простую фиалку, распространяющую в тиши свой дивный аромат. За эту лучезарную, безмятежную красоту души и за это кроткое благоухание чистоты, пронизанное радостью и веявшее миром, ее прозвали Ия (т.е. Фиалка). IV век был веком тяжким для Месопотамии. В 360 году христианской эры персидский царь Сапор II Долговечный вероломно напал с громадным войском на страну и, в частности, на крепость Бет-Забди. Сапор разрушил и разграбил город и, после беспощадной резни, увел девять тысяч человек с собою в плен. В числе пленных находились: Арпократ, Ия, архиепископ Илиодор и два престарелых пресвитера-сирийца. Наконец они достигли Сузианы1, где им предстояло жить в неволе. Пленные были в отчаянии, и только одна Ия радовалась. Она нашла себе поприще, на котором могла широко осуществить свое заветное пламенное желание проповедовать Христа. С горячим усердием и любовью Ия вела свое дело между женщинами Персии и многих обратила к истинной вере. Но проповедь Христа в языческой Персии была опасным делом. Мужья обращенных пожаловались жрецам-магам, что Ия отвлекает от них жен, которые перестали также почитать отеческих богов. Жрецы-огнепоклонники встревожились, опасаясь за свою власть и доходы. Они донесли о проповеди девушки-христианки царю в Ктесифон2. Сапор вызвал двух верховных магов и дал им такой приказ: "Если пленница Ия поклоняется нашим богам, если она почитает солнце, огонь и воду; если она не оказывает презрения к моей власти, то пусть живет по- прежнему в Сузиане. Но если нет, то замучьте ее всякого рода пытками. Предоставляю ее в вашу волю; вы изобретательны: делайте же с ней, что хотите!". Жрецы велели схватить Ию и привести к ним на допрос... Был летний день, один из тех дней, которые бывают полны удивительной прелести и очарования, и которыми природа как бы дает человеку усладить взор пред наступлением дождей и холодов. В одном саду, примыкавшем к небольшому дому, собрались персидские женщины и девушки. Ия стояла посреди персиянок, внимательно слушавших ее слова. Было тихо... Не слышно было ни движения водной зыби, ни шелеста ветерка в листве, ни вздохов женщин. Только раздавался голос Ии, полный неотразимой власти. Глаза ее сверкали, щеки горели, вокруг высокого чела вились волосы. В эти минуты она казалась каким-то бесплотным существом и была действительно "выше мира и страстей"... "Как вы счастливы, - говорила она, - вы захотели познать истину, вы поняли заповедь Божию, вы с сердечным желанием восприняли веру, - и эта вера во Христа Бога вошла в сердца ваши и внедрилась в них. Вы знаете теперь достаточно, чтобы видеть единое на потребу... Веруйте же, веруйте! - горячо воскликнула Ия, - веруйте во Христа несомненно, пламенно, без колебаний и отступлений. Кто медлит и раздумывает - тот раб мира, а не Христа! Вы же идите ко Христу с безграничной верой - и она спасет вас от бед многих, и усладит на светлых пажитях рая! Что может поколебать веру? Какое сомненье дерзнет ее коснуться? Пусть в вас ничто не может уменьшить веры: ни невзгоды, ни беды, ни скорби, ни муки! Пусть теснят, гонят, преследуют вас правды ради - страдайте, но стойте твердо в исповедании святого имени Христова. Не уступайте немощи тела, не покоряйтесь слабости духа, не глядите ни направо, ни налево!.. Вера не знает страха, она многоочита и видит наперед все опасности и препоны… Возлюбленные сестры мои, - продолжала Ия, и голос ее был полон искренности и внутренней силы убеждения, - возлюбленные! Если постигнет вас какое-нибудь земное горе, или придет час исповедать свою веру, не лгите на Бога и на себя, не отказывайтесь от веры, не отрекайтесь от веры, не отрекайтесь от Христа! Он сокрушил жало смерти. Он открыл нам вход на небо. Он даровал нам вечную жизнь! Что бы ни пришлось вам вынести, не отрекайтесь от Христа! За муки он наградит вас воздаянием, какого не выскажет человеческий язык. Он примет вас в общение с Собой в Своем нетленном вечном Царстве". Ее речь прервал звон оружия и чьи-то грубые голоса. Из-за деревьев показались солдаты... - Ия, пойдем ко мне, - воскликнула одна из персиянок, - я укрою тебя, и никто тебя не тронет у меня. И она, крепко сжав руку Ии, тянула ее за собой. - Пойдем ко мне, пойдем ко мне, - шептали другие женщины. И каждая из них хотела увести ее с собой. - Ия, пока есть время, ради нас, скройся, не оставляй нас... Как мы будем без тебя жить? Мы погибнем! - Не гневи Бога, - остановила ее Ия, - вы теперь не одни, Христос теперь с вами! Мне не страшно оставить вас. Да я и не оставлю вас - я буду жить с вами в вере вашей! Если я останусь, то сберегу ли вас? - Ия отстранила женщин и пошла навстречу солдатам, которые объявили ей: - Архимаги, по повелению могущественного, великого Сапора-Сасаниды (да живет он вовек), царя царей, царя Ариев и Неариев, царя Персии, Мидии, Армении, Балха и Сузианы, приказали взять тебя и отвести в царскую резиденцию. Ия покорно дала себя связать и увести. Ее привели в столицу Персии, Ктесифон, и заключили там в тюрьму. Через несколько дней Ия приведена была к верховным жрецам. На базаре Ктесифона под роскошным балдахином приготовлен был высокий помост с сидениями для жрецов. Прибыв сюда, небрежно воссели они на своих местах, окидывая гордым взглядом собравшуюся толпу народа. Ия спокойно и достойно стояла перед ступенями судилища. Первый вопрос, обращенный к ней, был таков: - Ты - христианка?
- Я - христианка, - спокойно ответила Ия. Жрецы были удивлены благородством, красотой и прямотой ее. Но гордость и ослепление своею мудростью пересилили, и они заносчиво и презрительно смотрели на девушку. Поверх своих ярких одежд из плотной шелковой материи они облечены были в красные мантии. Их смуглые лица были суровы и резки и носили на себе печать сухости и надменности.
- Ты повинна смерти, - сказал один из верховных жрецов - Адерфер, - потому что поклоняешься Христу.
- Я, с помощью Христа Бога, - радостно сказала Ия, - только способствовала людям прийти к Нему, старалась указать им этот путь. Теперь они счастливы… Они веруют во Христа, и над ними совершено святое крещение. Гнев и злоба охватили жрецов, они пришли в неистовство и воскликнули:
- Ты достойна неслыханной казни, и мы изобретем для тебя такие муки, что содрогнется сам свирепый Ангро-Майнью!3
И пытка началась. Ию обложили во весь рост сделанными из тростника острыми лучинами и начали стягивать и скручивать ее тонкими веревками так сильно, что лучины впивались в тело... Потом они стали за концы вытаскивать лучины из ее тела! Ни стона, ни возгласа, ни вздоха не вылетело из груди Ии. Какая же непонятная, неведомая сила давала мученице возможность переносить такие страдания и держала крепко нить ее жизни?! - Вера, неотразимая, непреодолимая, несокрушимая вера! Ия молчала, взгляд ее был направлен к небу. Мучители продолжали свою сатанинскую работу. Наконец, Ия упала...
Она лежала в крови, как мертвая. Кровь текла из нее ручьями, кости и внутренности обнажились. В таком положении провела она десять дней, а потом снова начались допросы и муки. Но на этот раз ненадолго. Жрецы поняли, что им не осилить "слабую" девушку; по их знаку воин взмахнул мечом - и голова Ии скатилась на землю.
И тут совершилось нечто совершенно неожиданное: на залитом кровью месте, где лежала мученица, мгновенно выросло множество фиалок. Они, казалось, жили, а не просто цвели, и окружающий воздух трепетал дыханием их аромата. При виде чуда народ заволновался, и многие прославили Бога христиан. Архимаги растерялись и не знали, что делать. Но из крови мученицы выросло и иное семя. Одна из персиянок подошла к жрецам и сказала: - Ни один зверь не стал бы так кровожадно мучить человека, как вы мучили Ию. Я - христианка и презираю ваших бездушных богов. Адерфер сделал знак рукой, и один из солдат отсек голову исповеднице. Но вслед за ней вышла другая… Увидев все происходящее, жрецы просто сбежали, пытаясь, правда, сохранить важный вид. После бегства жрецов народ продолжал волноваться. Фиалки, как очевидное в данную минуту доказательство всемогущества Божия, цвели, разливая дивное благоухание... Христиане выкупили у стражи тело Ии и унесли его. Они чувствовали невыразимую отраду, навеваемую запахом фиалок. "Мученица Ия, - говорили они, - походила на фиалку не по одному имени, она выдохнула из себя аромат благоухающих фиалок"..

Прп. Евфросина (IX)
http://s58.radikal.ru/i162/0909/fd/eddc14b8cfe1.jpg

Преподобный Евфросин  происходил от незнатных родителей, но своими добродетелями превзошел и всех благородных по происхождению. Многие при знатности своего рода не имеют никаких добродетелей, и посему впадают в глубину ада. Напротив нередко люди простого происхождения, при своем благодетельном смирении, возносятся в рай Божий. Так и сей преподобный Евфросин был узрен в видении находящимся в раю, который он и наследовал своим святым житием.

В монастыре Евфросин служил братии в поварне, и служил не как людям, но как бы Богу, – в великом смирении и повиновении. Трудясь день и ночь на послушании, он никогда не оставлял молитвы и поста. Терпение его было изумительно: ибо он претерпевал большие неприятности, поношения, поругания и частые досаждения. Возжигая в поварне огонь вещественный, он распалялся духовным огнем любви к Богу, и к Нему пламенело сердце его. Приготовляя пищу братии, он своим добродетельным житием уготовлял себе трапезу в Царствии Божием, дабы насытиться там небесным блаженством с теми, о которых сказано: "блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием" (Лк.14:15). Он служил Господу втайне, дабы воздано ему было явно, как это действительно и исполнилось.

Вот каким образом показал Господь то, чего заслужил раб Его Евфросин.

Некий иерей, живший в одном монастыре с Евфросином, всегда молил Бога показать ему в чувственном виде те будущие блага, которые уготованы любящим его. И вот в одну ночь он имел такое видение: ему представилось, что он стоит в раю, со страхом и радостью созерцая его неизреченную красоту; там он увидал повара своего монастыря Евфросина.

Приблизившись к нему, иерей спросил:

– Брат Евфросин, – что это? Неужели это рай?

Евфросин отвечал:

– Да, отче, это рай.

Иерей опять вопросил его:

– А ты как здесь?

Евфросин отвечал:

– По великой милости Божией я поселился здесь жить, ибо сия есть обитель избранных Божиих.

Иерей спросил:

– Имеешь ли ты какую-нибудь власть над этими красотами?

Евфросин отвечал:

– Сколько могу, столько и даю из того, что видишь.

Иерей сказал:

– Не можешь ли и мне дать что нибудь из сих благ?

Евфросин отвечал:

– По благодати Бога моего, возьми, что хочешь.

Тогда иерей, указав рукою на яблоки, попросил их. Евфросин, сорвав три яблока, положил их иерею в платок, говоря:

– Возьми то, чего просил, и насладись.

В это время начали ударять в церковное било к утрене. Иерей, проснувшись и придя в себя, счел виденное за сон, но, протянув руку к платку, нашел в нем те яблоки, которые получил в видении от Евфросина, и ощутил неизреченное благоухание от них и посему находился в изумлении. Встав с постели и положив на нее яблоки, он пошел в церковь и увидел там Евфросина стоящим на утренней службе. Подойдя к нему, иерей клятвенно упрашивал его открыть ему, где он был в нынешнюю ночь.

Евфросин отвечал:

– Прости меня, отче, в нынешнюю ночь я был там, где ты меня видел.

Иерей сказал:

– Потому-то я и заклял тебя объявить дела Божии, чтобы ты не утаил правды.

Тогда смиренномудрый Евфросин сказал:

– Ты, отче, просил у Господа показать тебе в чувственном виде воздаяния избранникам Его, и Господь благоизволил твоему преподобию показать сие чрез меня, худого и недостойного, и вот ты увидел меня в раю Бога моего.

Иерей спросил:

– А что ты дал мне, отче, в раю, когда я просил у тебя?

Евфросин отвечал:

– Я дал тебе три яблока – те самые, которые ты положил в келлии своей на одре, но прости меня, отче, ибо я червь есмь, а не человек.

По окончании утрени, иерей собрал братию и, показав ей три райских яблока, подробно рассказал то, что видел. Тогда все ощутили от тех яблок неизреченное благоухание и радость духовную и в умилении дивились тому, о чем поведал иерей. Они пошли в поварню к Евфросину, дабы поклониться рабу Божию, но уже не нашли его, ибо он вышел из церкви и скрылся, избегая славы человеческой, и никак не могли его найти. А куда именно он скрылся, – об этом нет нужды много допытываться: ибо если для него был открыт рай, то куда же он мог скрыться? Яблоки те братия разделили между собою и раздавали многим на благословение, в особенности же – для исцеления: ибо больные, вкушавшие от них, исцелялись от своих болезней. И много пользы все получили от такого дара святого Евфросина и, сохраняя описанное дивное видение не только на хартиях, но и в сердцах своих, стремились к великим подвигам и благоугождали Богу.

Молитвами преподобного Евфросина да сподобит Господь и нас райских обителей! Аминь.

Мчч. Диодора и Дидима, Сирских.
Сии святые мученики были из Лаодикии Сирской. Исповедуя Христову веру, они учили о Христе язычников и многих из них обращали и крестили. За это привели их к правителю Лаодикийскому на суд, и здесь они смело исповедовали Христа. Их предали страшным мучениям, но они не отреклись от Христа, бесстрашно обличали идольскую лесть и укоряли правителя за то, что он, оставив истинного Бога, покланяется ложным богам. С молитвой на устах предали они среди мучений души свои Господу. (по изложению свт.Димитрия Ростовского)

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

+1

56

....................................продолжение от 24 сентября
новомученики :
Свщмчч. Николая Подьякова и Виктора (фамилия которого неизвестна) пресвитеров (1918).
http://s45.radikal.ru/i107/0909/f6/8e6aa7de1527.jpg

ГодРождения=1867
протоиерей
Родился в семье священника,В 1918г. о.Николай был вдов. У него было (пятеро сыновей и две дочери).
В 1918 году отец Николай Подьяков прочел с амвона послание Патриарха Тихона; мужественное, обличающее грех и призывающее к покаянию слово Патриарха-исповедника раздражило воинствующих безбожников, и прихожане, опасаясь нападений на храм и беспокоясь за жизнь священника, установили в храме постоянное дежурство.

24 сентября 1918 года протоиерей Николай совершил отпевание прихожанина и пошел вместе с родственниками почившего на кладбище. К концу панихиды на кладбище прибежала прислуживавшая при храме монахиня, одетая на этот раз не в монашеское, а в мирское:

— Отец Николай, скорее прячься. Сегодня тебя приедут расстреливать.

Отец Николай улыбнулся и, обратив внимание на ее непривычный наряд, сказал:

— Ты что меня в одной юбке-то прибежала спасать?

Карательный отряд явился в село после полудня. Все были с красными бантами, в одинаковых кумачовых рубахах.

— Где священник? — спрашивали каратели.

Никто не хотел указывать.

— Ну что ж, если не появится, возьмем младшего сына, — пригрозили они.

Узнав об этом, отец Николай пришел домой и собрал детей для последней беседы. Священник учил их, как несмотря на все тяготы настоящей жизни сохранить веру в Бога, остаться верными Церкви, не отступить от исполнения заповедей, даже если всё вокруг к тому понуждает. Он был безмятежно спокоен и в наставлениях и советах входил во все подробности их дальнейшей жизни: как детям жить одним, так как матери, рано умершей, они лишились давно. Во время беседы в дом ворвались каратели.

— Никому не выходить! — приказали они.

Обрадованные, что нашли священника, они стали в него стрелять и, увидев, что ранили, покинули дом.

— Ну слава Богу! — с облегчением вздохнул отец Николай и перекрестился.

Неясно было домашним, надолго ли ушли палачи, вернутся ли. Сын побежал за врачом. Врач пришел сразу, но не успел он перевязать рану, как в дом снова ворвались каратели.

— Ты зачем здесь? — с гневом приступили они к врачу.

— Я врач и обязан прийти к больному.
— Убирайся отсюда сейчас же! Чтобы сию минуту тебя здесь не было! Мы сами понесем его в «больницу», — кричали каратели, указывая на носилки, которые принесли с собой.

Детям запретили сопровождать отца.

«Больница» оказалась рядом — это был покосный луг возле речки. Положив отца Николая около ямы, они стали мучить его. Кто стрелял, кто колол, вонзая в тело, вынимая и снова вонзая штык. Впоследствии при осмотре тела, выяснилось, что кроме огнестрельных ран ему было нанесено одиннадцать ран штыковых.

Тело убитого священника сбросили в яму, но зарывать не стали. В это время в сельсовете сидел задержанный карателями священник из соседнего прихода, отец Виктор.
Его подвели к яме и велели отпевать замученного священника. Когда отпевание подошло к концу один из палачей выстрелом в затылок убил отца Виктора

Весной приехали сыновья отца Виктора и вместе с детьми отца Николая выпросили у властей разрешение похоронить священников на кладбище. Тело отца Виктора сыновья увезли в приход, где он служил, а отец Николай Подьяков был похоронен на кладбище в Подосиновце.

В тридцатых годах большая часть жителей села Подосиновец была выселена в Сибирь, а сюда поселены сосланные из южных областей России крестьяне, а также освободившиеся из соседних концлагерей уголовники — и место захоронения мучеников было утрачено. (Архив УФСБ РФ по Москве и Московской обл. Арх. № П–13541. )

Свщмч. Карпа Эльба пресвитера (1937).
http://s56.radikal.ru/i154/0909/7f/a4d62fe56098.jpg..http://s14.radikal.ru/i187/0909/43/2969c2caf774.jpg

Священномученик Карп родился 5 февраля 1869 года в деревне Оло Феллинского уезда Лифляндской губернии, в семье эстонца-хуторянина. По достижении отроческого возраста он был определен своим родителем в Прибалтийскую учительскую семинарию, находившуюся в то время в Гольдингене (ныне это латвийский город Кулдига). Выбор педагогического учебного заведения оказался удачным, ибо, как оказалось впоследствии, он полностью соответствовал жизненному предназначению и склонностям отца Карпа. Всю свою жизнь до революции он всецело отдавал служению Церкви и школьной деятельности.

Свой самостоятельный жизненный путь он начал с Георгиевской церкви г. Балтийский Порт (ныне г. Палдиски, пригород Таллинна). Окончив в 1889 году Прибалтийскую учительскую семинарию со званием учителя начальной школы, Карп Эльб был назначен 3 октября правящим архиереем Рижской епархии псаломщиком к Георгиевской церкви. Так как до революции в число непременных обязанностей церковного причетника входила еще и учительская деятельность, то Карл Эльб, наряду с прохождением должности псаломщика, тогда же начал преподавать Закон Божий в церковно-приходском училище.

Через шесть с половиной лет в жизни псаломщика Карпа Эльба произошла серьезная перемена: 14 января 1896 года он был рукоположен в сан диакона. Первые полгода, до середины июня месяца, он продолжал свое служение в Георгиевской церкви, осваиваясь, с новой для себя ролью священнослужителя.

Епархиальное начальство, пошедшее на неординарный для того времени шаг — на хиротонию лица, не получившего духовного образования, сделало это с особой целью и не без основательной причины. В 1895 году игуменья Варвара (Блохина), настоятельница Пюхтицкой обители, начала строить в монастыре церковно-приходскую школу на 85 детей с намерением открыть ее к началу следующего учебного года. Параллельно с построением здания школы м. Варвара приискивала подходящий штат для будущего учебного заведения. Тут-то и был ей порекомендован на должность законоучителя Карп Эльб, к тому времени проявивший себя как способный и отличившийся законоучитель, обладающий «добрыми душевными качествами». Немаловажно было и то, что диакон Карп, как эстонец по национальности, владел местным языком. Вероятно, лучшей кандидатуры, чем Карп Эльб, которая соответствовала бы этому назначению и вполне удовлетворила бы игуменью, для такого дела не нашлось. А поскольку такой оплачиваемой единицы, как псаломщик, монастырю по штату не положено, то и пришлось определить найденного кандидата в учители на вакансию диакона. Поэтому 28 июня 1896 года, по окончании учебного года, Карп Эльб, рукоположенный в том же году в диаконский сан, был перемещен на штатное диаконское место с назначением на должность законоучителя в новооткрывшейся школе обители. Три года он провел здесь, участвуя в монастырских богослужениях и преподавая Закон Божий в Пюхтицком двухклассном церковно-приходском училище.

И здесь он проявил и зарекомендовал себя с самой положительной стороны. Ибо 14 декабря 1899 года он был переведен и столицу России Санкт-Петербург и определен на только что открывшуюся вакансию диакона к эстонскому приходу, возглавляемому священником Павлом Кульбушем. Без сомнения, это назначение явилось для отца Карпа таким повышением, о котором скромный эстонский диакон-законоучитель, выходец из глухой эстонской провинции, и помышлять не мог. Следует добавить еще, что отец Павел Кульбуш, благочинный эстонских приходов Санкт-Петербургской губернии, был человеком весьма разборчивым и избирательным в вопросе подбора церковных кадров. Тот факт, что Пюхтицкий диакон, не имевший духовного образования, был приглашен им для служения в столичный приход, говорил об о. Карпе как о человеке незаурядных личностных качеств.

По приезде в город, отец Карп незамедлительно подключается ко всем сферам жизни эстонской православной общины и становится незаменимым помощником отцу Павлу Кульбушу и его многосторонней деятельности по воцерковлению и религиозному окормлению эстонской диаспоры столицы в Петербургской губернии.

Преподавательская деятельность отца Карпа в Петербурге не ограничивалась рамками эстонской православной общины. Довольно быстро его педагогический талант был замечен епархиальным начальством. На следующий год по приезде в столицу он был утвержден законоучителем четырехклассного Коломенского женского начального училища, а еще через год, в сентябре 1902 года, назначен учителем Закона Божия двухклассного Коломенского училища. Тогда же, в 1902 году, диакон Карп «за труды по народному образованию высочайше награжден серебряной медалью с надписью "За усердие" для ношения на груди на Александровской ленте». В 1911 году он был удостоен еще одной награды за свою педагогическую деятельность — ордена св. Анны 3-й степени, а в 1914 году получил приглашение преподавать в одно из самых привилегированных заведений Петербурга — в образцовый приют барона Штиглица.

В 1903 году состоялась закладка Свято-Исидоровской церкви, построение которой было одной из главных забот эстонского братства. Вдохновителем и деятельным исполнителем идеи возведения храма стал глава эстонского прихода отец Павел Кульбуш. Диакон Карп, один из преданных его помощников, оказывал ему посильную поддержку в трудах по постройке церкви. 25 февраля 1903 года он был избран членом и делопроизводителем комиссии по построению Исидоровской церкви и оставался им до освящения храма, состоявшегося 23 сентября 1907 года. Фактически он, в силу обстоятельств, оставался главным распорядителем всех строительных работ. Во время длительных отлучек настоятеля эстонского прихода о. Павла о. Карп являлся доверенным лицом последнего и нес полноту ответственности за возведение здания храма и церковного дома при нем. Уезжая из города, о. настоятель целиком и полностью полагался на исполнительность, расторопность и трудолюбие своего диакона, не сомневаясь в том, что он справится лучше других с возникающими проблемами. Говоря о дореволюционном периоде жизни отца Карпа, следует упомянуть и о лекторской работе, которую он проводил в рамках эстонского Исидоровского братства.

В 1917 году православный приход эстонцев в Санкт-Петербурге остался без настоятеля. О. Павел Кульбуш — строитель храма и первый его настоятель — по возведении его 31 декабря в сан епископа отбыл в Рижскую епархию, на новое место своего служения. За день до этого события, 30 декабря, состоялось собрание прихода Исидоровской церкви, на котором было принято решение просить Петроградского митрополита Вениамина рукоположить диакона Карпа Эльба во иереи с оставлением его в Исидоровской церкви вторым священником. Третьего января последовала положительная резолюция правящего архиерея, и через 5 дней о. Карп был рукоположен священномучеником Вениамином, митрополитом Петроградским, во пресвитера. Наступал новый этап в жизни о. Карпа — период пастырских трудов, который продлился без малого двадцать лет и завершился мученической кончиной.

Безусловно, священническая хиротония означала для о. Карпа оставление любимого им преподавательского дела, к которому за 28 лет он привязался всей душой. Но без долгих колебаний он подчинился решению приходского совета и оказался прав: через некоторое время большевистским декретом Церковь была отделена от школы.

Послереволюционный период жизни Исидоровского прихода, как и многих приходов Русской Церкви, известен мало.

К 1922 году существенно изменился состав прихожан Исидоровской церкви. В послереволюционные годы она окормляла преимущественно православных христиан русской национальности. Почти все эстонцы, проживавшие в столице, уехали на родину по причине прихода большевиков к власти. Какое-то время в приходе, несмотря на декрет об отделении школы от Церкви, продолжалась работа по просвещению детей светом Христовой Истины. Отец Карп явился организатором и руководителем детского кружка, напоминавшего наши современные воскресные школы. В этом кружке, включавшем в себя более трехсот детей, устраивались рождественские елки и другие праздники церковного года, преподавался Закон Божий, организовывались паломничества по святым местам, проводились религиозно-нравственные беседы, при кружке был создан детский хор для участия в богослужениях. Однако продолжалась деятельность этого кружка очень недолго, всего несколько лет. В протоколах заседания приходского совета от 1927 года упоминаний о кружке уже нет.

В двадцатые годы трехэтажный церковный дом, пристроенный к зданию Исидоровского храма, играл немаловажную роль в епархиальной жизни города. В это время здесь размещалось Богословско-Пастырское училище, в котором обучалось около 50 человек. Оно было единственным православным духовным учебным заведением не только в Петроградской, но и во всех северных епархиях, не прекращавшим своей деятельности во время обновленчества. А в 1925 году в этом же доме при Исидоровской церкви нашли себе приют Высшие богословские курсы, где преподавали именитые профессора дореволюционных Духовных Школ, такие, как П. П. Мироносицкий, А. А. Дмитриевский и другие. Отец Карп, приобретший опыт ведения хозяйственных работ еще при постройке Исидоровской церкви, был назначен экономом этих курсов и за добросовестное исполнение этих обязанностей был удостоен сана протоиерея.

Говоря об этом времени, следует сказать и о том, что Исидоровский приход был одним из немногих приходов города, не уклонившимся в обновленчество и сохранившим в те непростые годы чистоту веры. (Данные исследователей о количестве таких приходов разнятся, по подсчету М. В. Шкаровского 5 церквей из 123 не признали обновленческого ВЦУ). 25 марта 1923 года на общем собрании члены прихода одобрили позицию протоиерея Александра Пакляра и священника Карпа Эльба, выступивших в поддержку Патриаршей Церкви.

До 1935 года отец Карп продолжал свое служение в Исидоровской церкви. В феврале этого года храм был закрыт. Протоиерей Карп Эльб был переведен сначала в Князь-Владимирский собор, а в конце 1936 года определен настоятелем церкви Казанской иконы Богоматери на Красненьком кладбище. Это было последнее место его служения: в ночь с 27 на 28 августа 1937 года он был арестован. Отец Карп не только категорически отказался признавать вину в контрреволюционной деятельности и подписывать протоколы. Он отказался вообще от какого бы то ни было контакта со следственными органами и на все вопросы оперуполномоченного отвечал односложным отрицанием. Почти две недели, с применением мер физического воздействия, протомили его в камере, прежде чем вызвали на допрос, оказавшийся единственным. Слишком ясна была непреклонность арестованного.

В тот же день, 8 сентября, к делу отца Карпа были приобщены два документа с фиктивными обличающими показаниями свидетелей, а днем позже он был приговорен к высшей мере наказания-расстрелу. Через две недели, 24 сентября, этот приговор, увенчавший мученика небесной славой, карательные органы привели в исполнение.
(На основе книги: Нестор (Кумыш), иером. Новомученики Санкт-Петербургской епархии. – СПб.: Сатисъ, Держава, 2003.)
Тропарь , глас 4:
Простотою и незлобием просветися житие твое,/ утверди бо тя Христос Бог на камени заповедий Своих./ Сего ради во дни смуты правоверие сохранил еси/ и в мучении мужество обрел еси,/ терпением душу свою стяжав,/ священномучениче Карпе,/ во Царствии Небеснем со всеми святыми водворяешися.

Свщмч. Николая Широгорова диакона (1942).
http://s41.radikal.ru/i093/0909/f4/e13658ea5e24.jpg

Священномученик Николай свой земной путь начал в семье диакона Николаевской церкви в селе Никольском-Здехово Ивановской волости Богородского уезда (ныне Щелковского района Московской области) Дмитрия Ивановича Широгорова и жены его матушки Марии Ивановны из семьи Горских, духовного сословия.

Он родился  9 (22) ноября 1904 г. в с. Здехово Богородского уезда (теперь – в Щелковском районе) и 11 ноября был крещен в самой старинной церкви края во имя св. Николая Чудотворца (освящена в 1699 г.) священником Николаем Петропавловским, и наречен был Николаем. Восприемниками от купели были - заштатный священник соседнего села Трубино Иоанн Адрианович Успенский и бабушка новорожденного вдова священника из с. Жегалова Анна Ивановна Широгорова.

Род его издавна связан с духовным сословием. Дед его Иван Николаевич Широгоров (4.1.1851-1889) был священником Никольской церкви с. Жегалова Осеевской волости того же уезда и похоронен там у церкви.

Вероятно, отец направил учиться Николая в духовное училище. В 1919 г. семья переезжает в село Богослово Щелковской волости Московского уезда, куда глава семьи был назначен священником Казанской церкви. Отец Дмитрий своим мягким пастырским характером снискал в те трудные для церкви годы большое уважение односельчан. Несмотря на перемены властей и открытый антицерковный настрой Советской власти Николай продолжил учебу.

Николай Широгоров начал службу диаконом в Троицкой церкви села Ольявидово Дмитровского района и после закрытия храма был переведен в с. Ямкино Ногинского района. Там он и был арестован 26 ноября НКВД с обвинением в срыве предвыборного собрания в клубе, который занял одно из помещений церковного комплекса. И вот постановление Священного Синода внесла ясность - диакон погиб в лагерях НКВД за Веру и Христа 24 сентября 1942 г.

26 декабря 2003 г. Священный Синод под председательством Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ, заслушав доклад Преосвященного митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Синодальной Комиссии по канонизации святых, о материалах, поступивших в Комиссию, касающихся прославления новомучеников и исповедников Российских, пострадавших в различных епархиях Русской Православной Церкви, постановил:

1. Включить в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века имена подвижников, материалы о которых представлены: ... от Московской епархии... диакона Николая (Широгорова; 1904 - 24 сентября 1942).

2. Сообщить имена этих святых Предстоятелям братских Поместных Православных Церквей для включения их в святцы.

По церковной традиции память священномученика Николая совершается в день его смерти - 11 (24) сентября, а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских - 25 января (7 февраля), если этот день совпадает с воскресным днем, а если этот день не совпадает с воскресным днем, то в ближайшее воскресенье после 25 января (7 февраля). В этом году исполняется 100 лет со дня его рождения.

Давление со стороны властей и закрытие Никольской церкви в с. Богослове в 1939 г., арест сына и предрешение его гибели подломили и его отца - о. Дмитрия. Он скончался в 1939 г. Потомки новомученика живут в Дмитровском районе Московской области .Родственники знали, что семья Николая Широгорова его осталась где-то под Дмитровом, у него было 2 дочерей и сын Виктор. Начался следующий этап поисков. Путь лежал в Центральное адресное бюро Московского региона в Москве на ул. Краснопролетарской. И хотя у нас были неполные данные, но отыскался след сына, Виктора Николаевича. Он жил в фабричном поселке на ст. Турист Дмитровского района, но, к сожалению, умер 8 лет назад. Я написал письмо, там по старому адресу жила его семья. В один из выходных я оказался у них в гостях.

Мое сообщение оказалось для них полной неожиданностью. До этого они ничего не знали о судьбе Николая Дмитриевича, дети при аресте были маленькие в 2-4 годика, а третья родилась уже после ареста.

Только лет через 10 после действительной гибели о. Николая Ногинский ЗАГС прислал в Богослово на адрес его родителей Свидетельство о его смерти «от пеллагры» 21 августа 1943 г. с прочерком места смерти. В бумаге дата смерти значительно изменена от реальной даты (24.9.1942). Запуганные советской властью богословцы ответили почтальону, что в селе таких нет, а отец его, Дмитрий Николаевич давно умер, и вернули письмо почтальону. Но кто-то из родственников проговорился о письме, дошла весть и до жены о. Николая, жившей у своих родителей в с. Ольявидове. Она собралась и поехала в Ногинск, где ей «повторно» выдали эту фальшивую справку. Но это был уже документ и спасение для детей «врага народа» и их анкет, которые они должны были заполнять в отделах кадров.

По семейным рассказам аресту в Ямкино предшествовала продолжительная служба о. Николая диаконом в Ольявидове, где был потом арестован священник и церковь закрыта, а о. Николая, который и не думал менять свою Веру и Священную миссию служения Богу, назначили в Ямкино, где была действующая еще церковь.

Там он и был арестован. А семья вернулась в Ольявидово, где жили родители жены, и для нее начались страдные годы горечи и неизвестности, и клеймо семьи «врага народа».

Сегодня Троицкая церковь в Ольявидове еще не вступила в этап возрождения, но уже создана община, на празднике приезжают с походным алтарем священники из Духовной академии Сергиевого Посада и тогда снова у стен полуразрушенного Советами храма слышится проповедь во имя Божия.

Я взял и фотографию сына о. Николая Виктора Николаевича, передовика производства, шофера, у которого так характерны генные признаки Широгоровых - бровастые яркие глаза, как и на портрете его деда о. Дмитрия (Дмитрия Ивановича), подготовленного мною для книжки о селе Богослове. Теперь в эту книжку вписывается и яркие страницы жизни страстотерпца и новомученика о. Николая.

Еще предстоит узнать подробности его ареста (известен № следственного дела) и обстоятельства его гибели, разыскать его семейные фотографии. Нам передали одну единственную фотографию, которую трудно отнести к портретам. Говорят, что у кого-то хранится его фотография с женой. Ведь живы еще две его дочери.

Собираемые материалы будут переданы и в комиссию Синода, и в Ямкино, и в Ольявидово, и в Никольский храм с. Здехово (где о. Николай был крещен), и в Казанскую церквь с. Богослова, где служил его отец и где прошла юность будущего святого, и в Никольский храм с. Жегалова, где служил его дед, который покоится на прицерковном кладбище.

Недавно узнал, что кроме о. Николая Священным Синодом причислены были к Собору новомучеников протоиерей Николай Покровский (1890-1937), который служил в той же церкви Рождества Христова села Ямкино Ногинского района (день памяти – 10 декабря) и Михаил Амелюшкин (1893-1942), псаломщик и регент этого же храма (день памяти – 18 февраля).
Продолжается поиск материалов и по многим другим священникам, служившим в нашем крае и погибшим от Советской власти.(Составлено краеведом Георгием Васильевичем Ровенским, г.Фрязино Полевая 16 кв. 32, тел. 56-4-32-41.)

Молите Бога о нас грешных ,святые угодники Божии!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Каплуновской иконы Божией Матери (1689).
http://i034.radikal.ru/0909/be/9f6e52e64f5f.jpg

Каплуновская икона Божией Матери после чудесного явления во сне священнику Иоанну, 11 сентября 1689 года была куплена им у московского иконописца, проходившего через слободу Каплуновку. Однажды, в третью неделю Великого поста, икона озарилась необыкновенным светом и была перенесена в местный Каплуновский храм. Изображение этой иконы похоже на образ Казанской иконы Божией Матери. Чудотворная икона Божией Матери Каплуновская была на поле битвы под Полтавой в 1709 году. Русские воины не раз обращались с молитвой к чудотворному образу. Празднование Божией Матери в честь Каплуновской иконы было установлено в 1766 году.

Казанская икона Божией Матери, именуемая Каплуновская, явилась в 1689 году в селе Каплуновке Харьковской епархии. У иконы молился император Петр I перед Полтавской битвой (1709) и, по молитвам Божией Матери, одержал блестящую победу над шведами.
Казанская (Каплуновская)

В конце XVII века в 20 верстах от города Ахтырки Харьковской губернии, в недавно возникшем сельце Каплуновке, на реке Хухре, жил благочестивый священник о. Иоанн Ильич Уманов. В 1689 г. ему явился чудотворный образ Богоматери.

8 сентября, в день Рождества Богородицы, он видел во сне старца, который сказал ему, что через три дня к нему придут три иконописца: один 70-ти, другой 80-ти, третий 90 лет. У этого третьего старец приказал взять связку икон, семь верхних возвратить иконописцу, а восьмую, которая будет Казанской, оставить у себя; за это священнику обещаны от Богоматери милость и благодать. После этого сна о. Иоанн постился и ежедневно совершал литургию. На третий день, возвращаясь из церкви домой, он увидел идущих к нему трех престарелых иконописцев. Он пригласил их к себе, радушно принял, затем у старшего взял связку икон, и восьмая, как было во сне предсказано, оказалась Казанской. Иконописцы в благодарность за хороший прием хотели отдать икону даром и едва согласились взять за нее 15 копеек. После этого они продолжали свой путь.
Отец Иоанн Уманов поставил икону у себя в комнате и день и ночь теплил перед ней свечу. В ночь на третье воскресенье он увидел во сне Деву необычайной красоты, Которая, коснувшись его рукой, сказала ему:

— Иерей Иоанн, не вынуждай Меня быть в твоей храмине, а отнеси в Мою церковь!

ерковь в Каплуновке была в честь Рождества Богоматери. Когда о. Иоанн проснулся, келья его была озарена ярким светом. Он собрался с духом, подошел к иконе и увидел, что из глаз лика Богоматери струятся по доске слезы. Он немедленно собрал народ, рассказал о происхождении иконы и о событиях последней ночи, и икона после молебна торжественно была перенесена в храм, где прославилась чудесами. По имени села ее стали звать Каплуновской.

Отец Иоанн долго еще после этих событий служил в селе и утешался все возраставшей славой иконы. Ему же выпала на долю радость видеть то общегосударственное значение, которое икона получила во время войны Карла XII с Петром Великим.

Когда шведский король Карл XII вторгся со своими войсками в Малороссию, Петр, идя к нему навстречу и ища помощи Небесной, вызвал к себе в Харьков отца Иоанна с Каплуновской иконой, которую и оставил при армии. Между тем Карл, добравшись с Мазепой до Каплуновки, расположился там на отдых и занял дом о. Иоанна. Несколько солдат Карла хотели поджечь церковь, но дрова, которыми они обложили храм, не загорались. Карл видел все это из окна и попросил у Мазепы объяснения того, как это люди не могут зажечь храма. Мазепа сказал, что храм, вероятно, охраняет Богоматерь, так как здесь находится Ее икона, признаваемая чудотворной. Шведский король велел привести к себе кого-нибудь из каплуновских жителей. Сыскали одного человека в лесу, и Карл стал расспрашивать его, где стоит Петр с войсками. Тот отвечал, что в Харькове. Затем Карл спросил, тут ли икона Богородицы. Узнав, что она унесена в армию, он сказал Мазепе:

— Церкви и без иконы не могли зажечь, а где будет Она Сама, там, наверное, придется нам очень плохо.

Перед началом Полтавского боя Петр приказал носить Каплуновскую икону по рядам русской армии и со слезами молился перед образом. Затем после битвы священник Иоанн с иконой был вытребован в Москву и оттуда уже отпущен с святыней домой. Петр сделал на икону серебряную вызолоченную ризу с драгоценными каменьями и серебряный ковчег.

На киоте этом — надпись: «В сем ковчеге император Петр I по окончании 1709 года с Карлом XII под Полтавой войны, прислал обратно в Каплуновку чудотворный образ Богоматери».

В 1744 году в Харькове составлено повествование о Каплуновской иконе на основании сведений, полученных от священника о. Иоанна Уманова. Позже сюда включены свидетельства о последующих знамениях и исцелениях, бывших от иконы.

Празднование этой иконе совершается еще 8 июля, в день Казанской иконы.

(Евгений Поселянин "Сказания о чудотворных иконах Богоматери". (1919г.)
Владычице Преблагословенная покрой нас грешных Покровом Своим!!!   http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

*****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Еф. 1, 1-9; Мк. 7, 24-30). (2 Кор. 1, 12-20; Мф. 22, 23-33). Об образе будущей жизни Господь сказал, что там не женятся и не посягают, т. е. не будут там иметь места наши земные житейские отношения; стало быть и все порядки земной жизни. Ни наук, ни искусств, ни правительств и ничего другого не будет. Что же будет? Будет Бог всяческая во всех. А так как Бог - дух, единится с духом, и духовное действует, то вся жизнь будет там непрерывным течением духовных движений. Отсюда следует один вывод, что поскольку будущая жизнь наша цель, а здешняя только приготовление к ней, то все время жизни проживать на одно только то, что уместно лишь в этой жизни, а в будущей неприложимо, значит идти против своего назначения и готовить себе в будущем горькую, прегорькую участь. Не то чтоб непременно уж требовалось все бросить, но что, работая сколько нужно для этой жизни, главную заботу надо обращать на приготовление к будущей, стараясь, насколько то возможно, и чернорабочесть земную обращать в средство к той же цели.
******************************************************************************************************************************************
Открытая дверь кающемуся

  "Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой"
(Мф. 20, 7)

Люди, о которых говорит Господь в этой притче, стояли праздными в одиннадцатом часу. Они пришли поздно, и их никто не нанял на работу. Но Господь находит дело и тем, которые никому не нужны, самым праздным.
Почему же столько людей приходят поздно и остаются праздными? Потому что люди вообще недоверчивы и согрешившего раз считают уже неспособным ни к чему. Но Господь верит в возможность исправления всех людей. Он не пренебрегает никем, не отвергает и тех, кто приходит к Нему лишь в одиннадцатом часу, и им дает возможность исправиться.
Величайший работник на ниве Господней был человек одиннадцатого часа апостол Павел. Его сотрудники смотрели на него с недоверием, но Господь дал ему широкое поле деятельности.
Господи, благодарю Тебя за Твое долготерпение, за Твое доверие к падшему человеку! Многие из нас приходят в одиннадцатом часу, наши ближние от нас отворачиваются, нам нет места в их винограднике, но Ты укажешь нам место! Ты Сам прошел одинокий путь страдания. Ты был отвержен и покинут всеми. Ты доверяешь и тем, кто приходит поздно. Ты оставляешь открытую дверь кающемуся грешнику Ты принимаешь всех отверженных людьми, для Тебя нет ничего невозможного. Тебя не страшит самая темная ночь. Сквозь густой мрак Ты видишь возможность света, в самой темной душе Ты найдешь светлую точку.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ:   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id= … =13#p12404
Слава Богу за все!

0

57

Во славу Божию и на пользу ближнего !

25 Сентября  -Память:

Отдание праздника Рождества Пресвятой Богородицы.
это как бы снова сам праздник, своего рода заключительная точка в праздновании праздника. Термин обозначает конец попразденства дванадесятых и великих праздников. Отдание или последний день попразденства великих праздников знаменуется особо торжественным богослужением, во время которого исполняются все молитвы и песнопения, которые поются в самый праздник. первоначально отдание праздников появилось в 4 в. для некоторых великих праздников, например, для Пасхи, пятидесятницы, Рождества, а позже принято церковью для всех вообще великих праздников.

Сщмч. Автонома, еп. Италийского (313)
http://i058.radikal.ru/0909/5d/adcd5ca54191.jpg

Святой Автоном был епископом в Италии в царствование Диоклитиана. Когда настало жестокое гонение на христиан, Автоном вспомнил слова Господа, сказанные в святом Евангелии: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой" (Мф.10:23), и, оставив Италию, переселился в Вифинию, где по Божию произволению остановился в одном селении, называемом Сореос. Здесь святой Автоном принят был некоторым страннолюбцем Корнилием. У него он прожил довольно долгое время и, проповедуя Христа, обратил многих еллинов к христианской вере. И не мало приобрел он здесь душ Богу, ибо множество народу собиралось в дом Корнилия слушать учение святого Автонома. Он же подобно Апостолам проповедовал Слово Божие со дерзновением, ибо в ней действовал тот же Дух Святой, Который некогда в огненных языках сошел на святых Апостолов. Посредством проповеди Автонома Дух Святой возжигал сердца человеческие к любви Божией и благочестию, так что слушающие его учение умилялись и охотно воспринимали проповедь его, прося у него святого крещения. И в той местности он так много людей привел ко святой вере, что дом Корнилия уже не мог вмещать всего собрания верующих, тогда святой Автоном выстроил христианам церковь во имя воеводы небесных сил, святого архистратига Михаила, вручая под его защиту всех новопросвещенных им; сам же, посвятив Корнилия в диакона и поручив ему словесное стадо Христово, пошел в Ликаонию и Исаврию, желая и там быть проповедником благочестия.

Потрудившись в сих странах в деле проповедания Слова Божия довольно долгое время, святой Автоном снова возвратился к Корнилию: ему хотелось посетить приобретенное им стадо Христово. Он поставил Корнилия пресвитером и вместе с ним стал служить спасению рода человеческого.

Когда нечестивый царь Диоклитиан прибыл в Никомидию, с целью погубить всех находящихся там последователей Христовых, тогда идолопоклонники стали отыскивать и святого Автонома, как самого известного из христиан. Но святитель, желая еще более народа привести от тьмы бесовской к свету познания истинного Бога, не предал себя в руки мучителей. Храня себя для блага церкви, святой Автоном отплыл в Клавдиополь, находившийся на берегу моря Евксинского, где и сеял семена Слова Божия, кои падая на добрую почву сердец человеческих, вскоре по благодати Божией принесли многие духовные плоды. Устроив здесь как должно всё относящееся ко благочестию и наставив верующих на путь спасения, святой Автоном опять возвратился в Сореос.

Увидав, что число верующих здесь еще более умножилось, святой поставил Корнилия епископам, а сам отправился в Асийскую страну, где стал искоренять терние безбожия и распространять святую веру в Единого Бога. И здесь, по благодати Божией, он многих избавил от заблуждения и вечной погибели, разрушая проповедью идольские жертвенники и созидая в сердцах человеческих духовные храмы - Духу Святому.

Вскоре святой Автоном снова посетил Корнилия и порученную ему паству. Увидев, что все поучаются здесь закону Божию и преуспевают в добродетелях, Автоном был утешен сим и благодарил Бога, что труды его были не напрасны и что его духовные чада, – коих он породил благовествованием, – умножились.

Близ города Сореос находилось одно селение, по имени Лимна; жители сего города были еще омрачены тьмою идолослужения. И вот, отправившись к ним, святой Автоном стал проповедовать им Христа и, обратив здесь многих в христианство, научил их тайнам святой веры, просветил крещением, и чрез то присоединил их к избранному стаду Христову.

Однажды местные жители, оставшиеся в неверии, совершали праздник одному из своих скверных идолов и, принося жертву бесам, ликовали в своем идольском храме; тогда христиане, которых в то время было уже много, собравшись, пришли к празднующим язычникам, ниспровергли их жертвенники и разбили всех идолов, храм же их разрушили до основания. Сим они показали неверным, что боги их ничтожны, ибо они не могут сопротивляться, когда их сокрушают, и не вопиют, если их разбивают.

Язычники, разгневавшись на христиан за такое тяжкое посрамление, решили отомстить им за сокрушение своих идолов и стали ждать удобного для сего времени.

Узнав однажды тот день, когда служитель Господень Автоном должен был в выстроенной им церкви архистратига Михаила в городе Сореос приносить бескровную жертву Богу, они из Лимны вместе с язычниками других окрестных сел собрались в бесчисленном количестве и тайно приготовились внезапно напасть на храм Божий и убить пастыря христиан, святого Автонома, что им и удалось исполнить.

Во время совершения Божественной литургии язычники во множестве напали на церковь: одни из них имели в руках оружие, другие палки или камни; они разогнали из церкви всех бывших там христиан и бесчеловечно убили святого Автонома: они замучили его в алтаре, так что последний весь обагрился святою его кровью. Так, принося бескровную жертву, святитель сам был принесен как кровавая жертва в пренебесный жертвенник.

Убив святого Автонома, язычники набросали на него множество камней, коими они его убили. Совершив торжество в честь того, что отомстили христианам за поругание своих богов все они разошлись. И лежал святитель убитым, – и было тогда великое смущение в церкви и неутешный плач верующих по причине убиения их отца и доброго пастыря. Некая же диаконисса, по имени Мария, взяв святое тело священномученика, с благоговением предала его погребению.

По прошествии многих лет по погребении святого Автонома, в то время, когда Константин Великий вступил на престол, некий вельможа, по имени Севириан, послан был царем в Александрию. Боясь морского волнения, он поехал не морем, но сушею по берегу моря. По смотрению Божию пришлось им идти мимо того места, где лежало тело священномученика Автонома; и вдруг лошади сразу остановились и никак не могли ехать далее. Как их ни били бичами, ни одна не могла двинуться с места; их облегчили от тяжестей, которые они везли, но и тогда они не могли продолжать путь: как будто какая невидимая рука их удерживала; и был Севириан в большом недоумении.

Вместе с Севирианом ехал некий благочестивый муж, который был наделен даром прозревать тайны Божии. Он сказал Севириану:

- Следует тебе на сем месте воздвигнуть церковь тому мученику, тело коего здесь погребено; и если ты дашь обет сделать сие, то увидишь, что лошади твои быстро пойдут далее.

Севириан с радостью обещал сделать это, и лошади его действительно тотчас же тронулись и быстро побежали. Севириан же, до возвращения своего из Александрии, построил на том месте небольшой молитвенный храм в честь святого мученика; а возвратившись воздвиг над гробом его прекрасную церковь.

По прошествии многих лет, один священник, не зная, что в сей церкви под землею лежат святые мощи святого Автонома, разобрал ее вследствие ветхости, а новую построил на другом месте, близ моря. То же место, где под спудом лежали мощи святого, было шестьдесят лет пусто, – до самой смерти византийского царя Зинона, – и никто не знал о том многоценном сокровище, которое было сокрыто в недрах земли. В то время один из царских телохранителей, по имени Иоанн, исполняя некое царское повеление, – находился в вышеупомянутых местностях - в г. Сореосе и Лимне; он однажды пошел на охоту и случилось, что на том самом месте, где некогда стояла церковь над мощами святого, он увидел зайца и, натянув лук и пустив стрелу, убил его; убив много и других зверей, он возвратился домой. Но вот ночью, когда он уже спал на одре своем, явился ему во сне священномученик Автоном и повелел ему создать церковь на том самом месте, где накануне он убил зайца. Иоанн проснувшись решил приложить всё свое старание, чтобы исполнить повеленное ему и в скором времени создал дивную церковь во имя священномученика Автонома; мощи же его обрел в земле целыми и совершенно нетленными, и от них стало совершаться много чудес, и многие больные получили здесь исцеление.

О самом обретении мощей святого Автонома блаженный Симеон Метафраст говорит так:

- Видя достославного подвижника, препобеждающего свойства человеческой природы, я встал на славословие Божие; и вот, приникая некогда очами в гроб святого мученика Автонома, я узрел, что его святые мощи остаются непобежденными силою смерти. Смерть, похваляющаяся в три дня разрушить весь состав живого существа, не могла, в продолжение столь многих лет, уничтожить ни одного волоса у сего славного мужа. Глава его и волосы были невредимы, лицо цело, кожа крепка, – не истлел ни один волос на ресницах его: лишь очи его сомкнулись. И когда я глядел на него, мне казалось, что смерть заставила его лишь хранить молчание, а всё его тело и все его составы сохраняет целыми: ни с головы его ничто не отпало, ни от прочих частей тела ничто не отделилось. Так прославляет Господь тех, кои прославляют Его в святых телесах своих. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение ныне, всегда, и во веки веков. Аминь.

Прп. Афанасия Высоцкого, Серпуховского чудотворца (1395).
http://i013.radikal.ru/0909/67/d2d8d9683b06.jpg

Преподобный Афанасий Серпуховской, в миру Андрей, родился в Обонежской Пятине в семье священника Авксентия и его супруги Марии. Смолоду склонный к молитвенному самоуглублению и отвержению от мира, он искал достойного наставника в иноческом делании.

В это время слава о подвигах преподобного аввы Сергия Радонежского распространилась уже по всей Руси. Обитель Живоначальной Троицы на Маковце сделалась для всех светильником и образцом монастырского устроения. Здесь в иноческом общежитии преодолевалась "ненавистная рознь мира сего", созидалось единство духа в союзе любви по образу Самой Божественной Троицы. К авве Сергию, к Троице на Маковце, и направил свои стопы в поисках духовного совершенства юноша Андрей из дальних новгородских пределов.

Нареченный в иночестве Афанасий, в честь святого Афанасия Великого, ученика и описателя жития аввы Антония Великого, начальника египетского монашества, авва Афанасий стал достойным учеником великого игумена Сергия, отца и учителя русского монашества.

Ученики преподобного Сергия, кроме обычных иноческих послушаний, получали благословение святого аввы на особенные церковные служения: книгописание, иконопись, храмостроительство. Это было подлинное воцерковление жизни, внесение в нее всей церковной красоты и поэзии, литургическое преображение Божьего мира. Излюбленным послушанием, которое возложил на себя авва Афанасий, было книгописание. Святые книги ставились отцами наравне со святыми иконами, как важнейший вещественный носитель церковной идеи, богословия и литургическо