Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » Молитвенное правило, или "зачем я должен молиться чужими словами"


Молитвенное правило, или "зачем я должен молиться чужими словами"

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Молитвенное правило, или "зачем я должен молиться чужими словами на незнакомом мне языке"?

Часто новоначальные люди задают такой вопрос: "А зачем я должен молиться чужими словами на незнакомом мне языке"? Вопрос, надо сказать, по существу. Действительно, почему, открывая молитвослов, мы читаем слова других людей, причем многие из них совсем непонятны. Молитвенное правило следует понимать, как способ приобретения молитвенного навыка. Правило - это выправление, исправление нашей духовной жизни, потому-то оно и необходимо, и в этом только его необходимость и состоит.

Святитель Игнатий писал: "Душа, начинающая путь Божий, погружена в глубокое неведение всего божественного и духовного, хотя бы и была богата мудростью этого мира. <…> Для вспомоществования младенческой душе святая Церковь установила молитвенное правило. Цель правила, доставить душе недостающее ей количество молитвенных мыслей и чувств, причем мыслей и чувств правильных, святых, Богу угодных".

Часто мы машинально произносим слова молитвы, совершенно не осознавая, что мы с Богом разговариваем. А слово, это не пустой звук, оно живо и действенно. Когда человек приступает к Богу и начинает что-то говорить Ему - это великое дерзновение. Для того, чтобы сказать Богу слова, настоящие, искренние, живые слова, надо иметь для этого некое основание. Ведь пустые слова Богу не скажешь. Бессмысленными словами, которые ничего не весят, не стоят ничего, к Богу нельзя обращаться.

Когда мы открываем молитвослов, там есть удивительные, правильные и простые слова: "Прежде, чем начинаешь молиться, постой немного, помолчи, сделай так, чтобы все твои душевные чувства успокоились, умирились, и тогда только из молчания произнеси: "Боже, милостив буди мне грешному", - представив себя сейчас перед Богом стоящим". Не Бога надо представить себе, потому что Бога не видел никто и никогда и представить Его невозможно, это ошибочное и опасное явление, когда человек, чтобы настроить себя на молитву, начинает представлять в уме образ Божий. Только себя можно представить перед Богом, и это и надо сделать - предстать перед Невидимым и Живым Богом, в присутствии которого ты находишься, и из этой глубины начать что-то говорить. А что ты можешь Богу сказать? А сказать-то нечего, кроме как: "Боже, милостив буди мне грешному".

И поэтому, чтобы научиться с Богом разговаривать, Церковь предлагает нам молитвы, написанные святыми отцами. Их молитвы - это живые, от сердца исходящие слова, они их не придумывали специально для нас. Внутренний духовный инструмент святого человека настроен очень гармонично, поэтому их слова созвучны с Богом. Это была настоящая песнь духовная. Душа каждого человека подобна музыкальному инструменту, она всегда поет Богу.

Человек так устроен Богом, чтобы всегда Его восхвалять, только наш инструмент расстроен, и движения нашей души всегда будут фальшью. Слушать это нельзя. А Господь нас терпеливо слушает. Мы так не умеем слушать друг друга, как Господь слушает нас. Но когда мы читаем, скажем, молитву Василия Великого, происходит нечто удивительное, - мы настраиваем инструмент своей души на очень высокий молитвенный лад, если мы эти слова, слова святых, произносим по-настоящему глубоко, пытаемся их в свое сердце принять, сделать их своими словами. Это очень и очень тяжело, это величайшее упражнение. Нет ничего более трудного, как говорят святые, чем молиться. Есть русская пословица о том, что две самые тяжелые вещи, это опекать престарелых, и молиться.

Это значит, кровь проливать, и в том и в другом случае. Когда человек начинает свое молитвенное правило, это подобно настройке своего музыкального инструмента. Это происходит в течение многих-многих лет и не только молитвой. Человек настраивает себя и покаянием, и участием в богослужении, и добрыми делами. И тогда молитвенное правило приобретает некоторое качество, с течением времени слова, - Помилуй мя, Боже, - начинают звучать похоже на то, как их говорил царь-пророк Давид.

Путь к Богу - молитва. Научись молиться Богу правильно. Научившись молиться правильно, молись постоянно - и удобно наследуешь спасение.
Свт. Игнатий Брянчанинов

Молитвенное правило должно нас исправлять, но оно не должно стать для нас препятствием к молитве. Мы вычитываем большое количество молитв, не понимая, что мы делаем, зачем это нужно, и тем самым не молитвенное правило становится необходимым для нас, а мы, по словам свт.Игнатия Брянчанинова, становимся рабами молитвенного правила. Исполнение правила, не осмысленного нами, не понятого, не воспринятого по мере наших духовных сил, приводит к тому, что то, что должно служить человеку для спасения, начинает служить ему для торможения и духовного умирания. Нельзя становится рабами некоего уставного обессмысленного содержания, иначе потеряешь всякую молитву.

Для тех, кто отвергает опыт молитвы святых отцов, свт. Игнатий Брянчанинов достаточно жестко написал, что человек не должен молиться от себя. "Не дерзни произносить Богу многоглагольных и красноречивых молитв, тобою сочиненных, как бы они ни казались тебе сильны и трогательны. Они - произведение падшего разума и, будучи жертвой оскверненной, не могут быть приняты на духовный жертвенник Божий. А ты, любуясь изящными выражениями сочиненных тобой молитв, и признавая утонченное действие тщеславия и сладострастия за утешение совести и даже благодати, увлечешься далеко от молитвы в то самое время, когда тебе будет представляться, что ты молишься, и уже достиг некоей степени Богоугождения".

А вот святитель Феофан Затворник пишет прямо противоположные вещи, что молиться только по молитвенному правилу это примерно то же, что говорить с Богом по разговорнику. И это тоже совершенно верно. Неужели у нас совсем нет своих собственных слов для Бога? Если мы верим в Бога, как же мы можем только правилами ограничить свою молитвенную жизнь? Значит, мы должны одновременно идти и вторым путем, мы должны искать слов выражения своей духовной жизни, своей нужды в Боге. Для этого, собственно говоря, и существует духовная жизнь, чтобы у человека было о чем с Богом побеседовать.

Но бывает, к сожалению, что прочитал человек утреннее правило и выдохнул облегченно, - можно о Боге до вечера не вспоминать. Это ужасно. Духовная жизнь, если она настоящая, живая, такова, что человек не может ни минуты не вспоминать о Боге. Он должен быть постоянно в общении с Богом, перед Богом все время ходить, спит он, говорит ли, что бы ни делал. Об этом Апостол Павел говорит: Молитесь непрестанно. Понятно же, что нельзя непрестанно читать правило, потом взять в руки акафист, псалтирь и так по кругу. Не об этом идет речь.

Когда апостол Павел говорит о непрестанной молитве, он говорит, прежде всего, о состоянии человеческой души, о том, насколько его душа с Богом пребывает. Если у человека нет слов для Бога, это очень опасное явление. Это очень тревожно, если человек как бы живет духовной жизнью, исповедуется, причащается, посты соблюдает, а для Бога слов нет. Поэтому жизнь наша духовная, прежде всего, состоит в приобретении навыка молитвы. Цель молитвенного правила, чтобы желание молиться в человеке не преставало, чтобы молитва в нем присутствовала всегда, в любой форме, даже, когда она не выражается словами, есть и такая форма молитвы. Когда человек молится по настоящему, ему никакое молитвенное правило уже не нужно.

Всегда необходимо помнить, что нам нужно не только просто молиться, но молиться так, чтобы быть услышанным.
Свт. Иоанн Златоуст

Для многих людей молитвенное правило является проблемой, потому что им трудно различить молитвенное правило и саму молитву. Совпадают ли они? Каким образом сделать так, чтобы совместить в себе возможность и молиться, и исполнять то, что положено каждому христианину? Святитель Игнатий говорит, что пока у человека нет молитвенного правила, ему невозможно выстроить свою духовную жизнь. Оно является особенным способом устроения духовной жизни, домостроительством своего внутреннего человека.

Можно сказать, что с молитвенного правила начинается выстраивание храма Божиего внутри себя. Мы должны понимать, что грех исказил природу каждого из нас. Хотя мы знаем, что в крещении он прощается человеку, но последствие его исправляется не актом крещения, а самой жизнью. Всякий дар Божий, будь то приобщение к какому-то таинству или молитва, дается постольку, поскольку мы способны как-то его принять, но он не преображает нас в момент его принятия. Дар Божий это то, что человек в принципе не может вместить. Любое благодатное посещение бесконечно больше самого человека. Нам иногда кажется, что нам чего-то недодали. Вот поисповедовались как могли, отходим, и кажется, что что-то от Бога недополучили. Мы причащаемся, и ждем, что что-то должно с нами такое необыкновенное произойти, а ничего не происходит.

Нам кажется, что, может быть, мы как-то не так причастились, что нам опять чего-то недодали. На самом деле это наша глубочайшая слепота и непонимание того, что происходит. Даже самая малая крупица, которая падает со стола Христова, больше человека, бесконечно больше всего мира. Поэтому, когда нам какие-то дары Божии подаются, то только с тем, чтобы мы стали способны не в этот момент даже, а потом когда-нибудь так к ним приобщиться, чтобы этот Дар Божий мог стать нашей природой, никуда бы не делся, чтобы мы его потерять не смогли. А это то, что с нами происходит постоянно: Господь дает, а мы не берем. Взять не можем, а думаем, что нам не дали. А на самом деле мы не взяли или взяли, но тут же потеряли, а к дару можно только приобщиться, сделать так, чтобы ты и он стали единым целым. Это можно сказать и о молитвенном правиле, том Даре Божием, который должен приобщением к нему сделать нас иными.

Он подается нам как возможность так употребить силы нашей души, ума и сердца, чтобы это невместимое, непосильное, то, что больше нас, сделать своим. И когда правило таким образом входит в человека, оно выправляет его. И тогда правила уже не существует, оно становится молитвой. Но надо дорасти до тех слов, которыми молились Василий Великий или Иоанн Златоуст. Эти слова, этот уровень духовной жизни, богоустремленность, Христостремительность, заложенные в их молитвах, нам не известны.

Молитвенное правило это наука, постоянное упражнение, школа духовной жизни, то, что учит нас молитве и то, что становится молитвой. Нам дается возможность говорить теми словами, которыми говорил с Богом Василий Великий. Иногда случается и нам сказать Богу от сердца такое, что принадлежит только нам и Ему. И это слово так соединяет нас с Богом, что мы совершенно забываем о себе, в этот момент мы даже забываем, молимся мы или нет. Этим и определяется настоящая молитва, когда человек совершенно не помнит себя, о себе помыслить никак не может, не может увидеть себя со стороны, когда его нет. В такие минуты настоящей молитвы человек "блаженно исчезает", и тогда он начинает говорить Богу настоящие слова.

Молитвы нашего правила, это как раз те самые настоящие слова, которые говорил Василий Великий, исчезнувший в Боге. И этому мы должны научиться Надобно иметь молитвенное правило немощи ради нашей, чтобы с одной стороны, лености не давать хода, а с другой - ревность держать в своей мере свт. Феофан Затворник. Молитва, как дар Божий, дается только тому, кто употребляет усилия. В Священном Писании есть такие слова: Дающий молитву молящемуся. Только когда ты употребляешь усилие в молитве, только тогда тебе когда-нибудь дастся молитва, которая станет тобой, а ты станешь молитвой. Но если ты этого не делаешь, не понуждаешь себя на молитву, не прилагаешь стараний, а ждешь, что она родится сама по себе без настоящего пролития пота и крови, ты никогда молитвы не получишь.

Это не тот дар, который дается случайно и внезапно, по какому-то обстоятельству. Чтобы правило стало не препятствием, а настоящим двигателем человека к Богу, необходимо, чтобы оно было соразмерно его духовным силам, соответствовало его духовному возрасту и состоянию души. Многие люди, не желая себя отягощать, сознательно выбирают слишком легкие молитвенные правила, которые из-за этого становятся формальными и не приносят движения. Но иногда и большое правило, выбранное из неразумной ревности, тоже становятся кандалами, ввергая в уныние и мешая духовно двигаться. Правило - это не застывшая форма, в течение жизни оно обязательно должно меняться и качественно и внешне. Человек может увеличивать или сокращать правило в зависимости от обстоятельств жизни, например, при путешествии или болезни. Св. прав. Иоанн Кронштадтский в своем дневнике пишет, что иногда, когда человек болеет, он не может молиться, и не надо. По этому поводу не надо унывать, а молиться, как можешь, или занять себя другим деланием, например, чтением, в этом нет греха.

Молитва - это дыхание жизни, и она должна жизни соответствовать. В молитве самое страшное с одной стороны - формальность, а с другой стороны - нерегулярность. Казалось бы, эти две вещи друг другу внутренне противоречат: регулярность так или иначе приводит человека к формальному исполнению, однако молитва не может в человеке родиться по настоящему, если в этом делании он непостоянен. Как сохранить баланс внутреннего постоянства и живости молитвы? Это и является существом молитвенного труда. Когда человек встает на молитву, он должен к этому внутренне подготовиться. Молитва начинается с состояния внутренней тишины, хотя бы минимальной, с представления, что сейчас начнется необыкновенно важное дело твоей жизни - разговор с Богом. Получится он или не получится, это потом определится. Но самый главный момент, это начальный страх Божий, когда человек способен взять себя в руки и поставить на место перед Богом.

С этого момента начинается узнавание своей силы на молитве - насколько ты способен составлять свое правило из состояния страха Божиего, насколько само правило может держаться в состоянии напряженного страха Божиего, разговора с Богом. С Богом разговаривать очень непросто, ведь мы говорим слова Тому, кто в священном Писании назван - Слово Божие. Для новоначального человека представление о правиле начинается с того, что он, прежде всего, оценивает свое внутреннее стремление быть с Богом и говорить с Ним всерьез, не просто отчитываясь, а пытаясь предстать перед Богом. И этот разговор должен быть одновременно и разговором с Богом, и наукой, учением разговаривать с Богом. Достаточно выбрать из утреннего или вечернего правила те слова, те молитвы, которые лежат у нас на сердце, чтобы они стали нашими. И потом со временем человек начинает чувствовать определенную жажду, голод молитвенный, когда этих слов не хватает и хочется сказать что-то еще. И тогда молитвенное правило начинает неуклонно развиваться.

Правило не обязательно растет, оно может быть самым небольшим, но очень хорошим и чистым. У человека расширяется душа, она жаждет увеличивать слова для Бога, и человек жаждет молиться постоянно. Как мы молимся, узнается по плодам. Если в течение какого-то времени мы молится, а молитва плода не приносит, надо подумать, как мы относимся к молитве. Хороший плод молитвы проявляется, когда человек начинает любить богослужения, не тяготится их тяжестью, участвует в них, сомолится со священником и с хором, не пропускает слов, - это знак того, что у него происходит какое-то движение на его келейном правиле. Когда человек стремится чаще бывать в храме, или когда он, не бывая в храме, переживает это очень тяжело, как болезнь. Или когда человек, по обстоятельствам жизни не успев прочитать утренних молитв, целый день чувствует себя не на своем месте. Это признаки того, что в нем молитва рождается, двигается, и эта молитва сама начинает потом двигать человека.

Сама по себе молитва совершает всю человеческую жизнь. Это самое главное, что является стержнем духовной жизни. Иногда молитва рождается с трудом, но если человек ничего не делает для этого, он не спасется, хотя при этом может формально делать добрые дела, посты соблюдать, много книг прочитать о духовной жизни. Потому что в Царствии Небесном ничего нет, кроме молитвы, наполняющей жизнь и соединяющей все существа. Там нет отдыха от молитвы, нет возможности спрятаться от нее, найти место, где бы можно было не молиться. Царство Небесное - это общение с Богом, непрестанная молитва. Надо всегда с готовностью прибывать в молитве, потому что молитва доходит до Самого Бога.

Когда молитва с любовию возносится к Богу, чтобы собеседовать с Ним, тогда отверсты для нее горние врата, и никто не воспрепятствует ей войти в них. Не задержат ее Ангелы, не остановят Огнезрачные, как только пожелает она войти и получить у Бога исполнения просимого. Поэтому возлюби молитву и бодрственно упражняйся в ней.
прп. Ефрем Сирин

http://www.pravmir.ru/article_2171.html

0

2

....................продолжение

если мы не научимся здесь ,на земле славить Бога ,как мы сможем ЕГО СЛАВИТЬ ТАМ ??? в вечности ?  :flag:

На вопросы, посвященные личному молитвенному правилу христианина, отвечает настоятель Свято-Троицкого собора игумен Пахомий (Брусков)

Молитва – это свободное обращение души человека к Богу. Как соотнести эту свободу с обязанностью читать правило даже тогда, когда делать этого явно не хочется?

Свобода – это не вседозволенность. Человек так устроен, что если он себе позволяет послабление, возвращаться в прежнее состояние бывает очень тяжело. В житийной литературе встречается масса примеров, когда подвижники оставляли свое молитвенное правило ради оказания любви пришедшим братьям. Таким образом, они заповедь любви ставили выше своего молитвенного правила. Но следует помнить, что эти люди достигли необычайных высот духовной жизни, непрестанно пребывали в молитве. Когда же мы чувствуем, что не хотим молиться, это банальное искушение, а не проявление свободы.

Правило поддерживает человека в духовно развитом состоянии, оно не должно зависеть от сиюминутного настроения. Если человек оставляет молитвенное правило, он очень быстро приходит в расслабление.

Кроме того, следует помнить, что когда человек общается с Богом, между ними всегда стремится встать враг нашего спасения. И не позволять ему это сделать не является ограничением свободы личности.

Любое молитвенное правило строится на опыте Церкви, к которому мы должны прислушиваться. Эти правила не нарушают человеческой свободы, а помогают получить максимальную духовную пользу. Конечно, из любого правила могут быть исключения, основанные на каких-то непредвиденных обстоятельствах.

В правило мирянина могут входить достаточно разнообразные молитвы и чинопоследования. Это могут быть различные каноны, акафисты, чтение Священного Писания или Псалтири, поклоны, Иисусова молитва. Кроме того, в правило должно входить краткое или более подробное поминовение о здравии и упокоении близких. В монастырской практике существует обычай включать в правило чтение святоотеческой литературы. Но прежде чем добавить что-то к своему молитвенному правилу, нужно хорошо подумать, посоветоваться со священником, оценить свои силы. Ведь правило читается независимо от настроения, усталости, других сердечных движений. А если человек пообещал что-то Богу, это нужно обязательно выполнять. Святые отцы говорят: пусть правило будет небольшим, но постоянным. При этом молиться нужно от всего сердца.

Может ли человек сам, без благословения начать читать каноны, акафисты в добавление к молитвенному правилу?

Конечно, может. Но если он не просто прочитал молитву по стремлению сердца, а увеличивает тем самым свое постоянное молитвенное правило, лучше спросить благословение у духовника. Священник взглядом со стороны оценит его состояние правильно: на пользу ли будет ему подобное увеличение. Если христианин регулярно исповедуется, следит за своей внутренней жизнью, подобное изменение в его правиле, так или иначе, отразится на его духовной жизни.

Но это возможно, когда у человека есть духовник. Если духовника нет, и он сам решил что-то добавить к своему правилу, все-таки лучше посоветоваться на очередной исповеди.

– Мы не привязываем утреннее и вечернее правило к определенному времени. Однако было бы неправильно вечерние молитвы читать утром, а утренние – вечером. Мы не должны фарисейски относиться к правилу и читать его во что бы то ни стало, игнорируя смысл молитвословий. Если вы не собираетесь спать, зачем испрашивать благословение Божие на сон?

Можно ли женщине дома читать молитвенное правило с непокрытой головой?

– Я думаю, что женщине лучше совершать молитвенное правило в платке. Это воспитывает в ней смирение и показывает ее послушание Церкви. Ведь из Священного Писания мы узнаем, что жена покрывает голову не для окружающих, а для Ангелов (1 Кор. 11,10). Это вопрос личного благочестия. Конечно, Богу все равно, в платке или без него вы встаете на молитву, но это важно для вас.

Что важнее – дочитать правило дома или прийти вовремя на службу?

– Пойти на службу. Если человек собрался в храм, то на первом месте должна быть общественная молитва. Хотя отцы сравнивали общественную и домашнюю молитву с двумя крылами птицы. Как птица не может лететь с одним крылом, так и человек. Если он не будет молиться дома, а только ходить в храм, то, скорее всего, молитва не пойдет у него и в храме. Ведь у него нет опыта личного богообщения. Если человек молится только дома, но в храм не ходит, значит, у него нет понимания того, что такое Церковь. А без Церкви нет спасения.

Чем мирянин может при необходимости заменить службу дома?

Сегодня издается большое количество богослужебной литературы, различных молитвословов. Если мирянин не может присутствовать на службе, он может по каноннику прочитать и утреннюю, и вечернюю службы, и обедницу.

Можно ли читать правило сидя?

Апостол Павел пишет: «Все мне позволительно, но не все полезно» (1 Кор. 6, 12). Устал или болеешь – можно сесть в Церкви, при чтении домашнего правила. Но следует понимать, чем при этом руководствуешься: болью, которая мешает молиться, или ленью. Если альтернативой чтению молитвы сидя является ее полное отсутствие (т.е молитвы), конечно, лучше читать сидя. Если человек тяжело болен, можно даже и лежа. Но если он просто устал или его борет лень, нужно побороть себя и вставать. Во время богослужений Устав регламентирует, когда можно стоять или сидеть. К примеру, чтение Евангелия, акафисты мы слушаем стоя, а во время чтения кафизм, седальнов, поучений садимся.

0

3

Поучение святителя Игнатия Брянчанинова о молитвенном правиле

Войдя в комнату твою, и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно… (Мф. 6, 6).
Господь, заповедавший уединенную молитву, очень часто Сам, во время Своего земного странствования, как повествует Евангелие, пребывал в ней. Он не имел где главу подклонить: и потому часто заменяли для него безмолвную, спокойную келлию безмолвные вершины гор и тенистые виноградники.
Темнота ночи закрывает предметы от любопытных взоров, тишина безмолвия не развлекает слуха. В безмолвии и ночью можно молиться внимательнее. Господь избирал для молитвы Своей преимущественное уединение и ночь, избирал их с тем, чтобы мы не только повиновались Его заповеди о молитве, но и следовали Его примеру. Для Самого Господа нужна ли была молитва? Пребывая, как человек, с нами на Земле, Он, как Бог, неразлучно был с Отцом и Духом, имел с Ними единую Божественную волю и Божественную власть.
«Войдя в комнату твою, и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне». Пусть о молитве твоей не знает никто: ни друг твой, ни родственник, ни само тщеславие, сожительствующее сердцу твоему и подстрекающее высказать кому-нибудь о молитвенном подвиге твоем, намекнуть о нем.
Затвори двери келлии твоей от людей приходящих для пустословия, для похищения у тебя молитвы; затвори двери ума от посторонних помышлений, которые предстанут, чтобы отвлечь тебя от молитвы; затвори двери сердца от ощущений греховных, которые будут покушаться смутить и осквернить тебя, и помолись.
Не дерзни приносить Богу многоглагольных и красноречивых молитв, тобой сочиненных, как бы они не казались тебе сильны и трогательны: они – произведение падшего разума и, будучи жертвой оскверненной, не могут быть приняты на духовный жертвенник Божий. А ты, любуясь изящными выражениями сочиненных тобою молитв и признавая утонченное действие тщеславия и сладострастия за утешение совести, и даже благодати, увлечешься далеко от молитвы; увлечешься далеко от молитвы в то самое время, когда тебе будет представляться, что ты молишься обильно и уже достиг некоторой степени богоугождения.
Душа, начинающая путь Божий, погружена в глубокое неведение всего Божественного и духовного, хотя бы она была и богата мудростию этого мира. По причине неведения она не знает, как и сколько надо ей молиться. Для вспомоществования младенчествующей душе Святая Церковь установила молитвенные правила.
Молитвенное правило есть собрание нескольких молитв, сочиненных Боговдохновенными святыми отцами, приспособленное к известному обстоятельству и времени.
Цель правила – доставить душе недостающее ей количество молитвенных мыслей и чувств, притом мыслей и чувств правильных, святых, истинно богоугодных. Такими мыслями и чувствами наполнены благодатные молитвы святых отцов.
Для молитвенного упражнения утром имеется особое собрание молитв, называемое утренними молитвами, или утренним правилом; для ночного моления пред отшествием ко сну – другое собрание молитв, именуемое молитвами на сон грядущим, или вечерним правилом. Особенное собрание молитв прочитывается готовящимися ко причащению Святых Христовых Таин и называется правилом ко Святому Причащению. Посвятившие большую часть своего времени благочестивым упражнениям (монахи) прочитывают около третьего часа пополудни особенное собрание молитв, называемое ежедневным, или иноческим правилом. Иные прочитывают ежедневно по нескольку кафизм, по нескольку глав из Нового Завета, полагают несколько поклонов – все это называется правилом.
Правило! Какое точное название, заимствованное из самого действия, производимого на человека молитвами, называемым правилом! Молитвенное правило направляет правильно и свято душу, научает ее поклоняться Богу Духом и Истиною (Ин. 4, 23) , между тем как душа, будучи предоставлена самой себе, не могла бы идти правильно путем молитвы. По причине своего повреждения и омрачения грехом,она совращалась бы непрестанно в стороны, нередко в пропасти, то в рассеянность, то в мечтательность, то в различные пустые и обманчивые призраки высоких молитвенных состояний, сочиняемых ее тщеславием и сластолюбием.
Молитвенные правила удерживают молящегося в спасительном расположении смирения и покаяния, научая его непрестанному самоосуждению, питая его умилением, укрепляя надеждой на Всеблагого и Всемилосердого Бога, увеселяя миром Христовым, любовию к Богу и ближним.
Как возвышенны и глубоки молитвы ко Святому Причащению! Какое превосходное приготовление они доставляют приступающему к Святым Христовым Тайнам! Они убирают и украшают дом души чудными помышлениями и ощущениями, столь благоугодными Господу. Величественно изображено и объяснено в этих молитвах величайшее из Таинств христианских; в противоположность этой высоте живо и верно исчислены недостатки человека, показаны его немощь и недостоинство. Из них сияет, как солнце с неба, непостижимая благость Бога, по причине которой Он благоволит тесно соединяться с человеком, несмотря на ничтожность человека.
Утренние молитвы так и дышат бодростью, свежестью утра: увидевший свет чувственного солнца и свет земного дня научается желать зрения высшего, духовного Света и Дня бесконечного, производимых Солнцем Правды – Христом.
Краткое успокоение сном во время ночи – образ положительного сна во мраке могилы. И напоминают нам молитвы на сон грядущим о нашем переселении в вечность, обозревают всю нашу деятельность в течение дня, научают приносить Богу исповедание соделанных согрешений и покаяние в них.
Молитвенное чтение акафиста Сладчайшему Иисусу, кроме собственного своего достоинства, служит превосходным приготовлением к упражнению Молитвой Иисусовой, которая читается так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Эта молитва составляет почти единственно упражнение преуспевших подвижников, достигших (христианской) простоты и чистоты, для которых всякое многомышление и многословие служат обременительным развлечением. Акафист показывает, какими мыслями может быть сопровождаема Молитва Иисусова, представляющаяся для новоначальных крайне сухой. Он (акафист) изображает только прошение грешника о помиловании Господом Иисусом Христом, но этому прошению даны разноообразные формы, сообразно младенчественности ума новоначальных. Так младенцам дают пищу, предварительно размягченную.
В акафисте Божией Матери воспето воплощение Бога Слова и величие Божией Матери, Которую за рождение Ею вочеловечившегося Бога «ублажают все роды» (Лк. 1, 48). Как бы на большой картине бесчисленными дивными чертами, красками, оттенками изображено в акафисте великое Таинство вочеловечения Бога Слова. Удачным освещением оживляется всякая картина – и необыкновенным светом благодати озарен акафист Божией Матери. Свет этот действует сугубо: им просвещается ум, он него сердце исполняется радости и извещения. Непостижимое приемлется как вполне постигнутое, по чудному действию, производимому (словами акафиста) на ум и сердце.
Многие благоговейные христиане, особенно иноки, совершают очень продолжительное вечернее правило, пользуясь тишиной и мраком ночи. К молитвам на сон грядущим они присоединяют чтение кафизм, чтение Евангелия, Апостола, чтение акафистов и поклоны с Молитвой Иисусовой… рабы Христовы плачут в тишине своих келлий, изливая усердные молитвы пред Господом… В веселии и бодрости духа, в сознании и ощущении необыкновенной способности к богомыслию и ко всем благим делам встречают рабы Божии тот день, которому предшествующую ночь они провели в молитвенном подвиге.
Господь повергался на колени во время молитвы Своей – и ты не должен пренебрегать коленопреклонениями, если имеешь достаточно сил для совершения их. Поклонением до лица земли, по объяснению отцов, изображается наше падение, а восстанием с земли – наше искупление (Слова св. Феолипта. Добротолюбие, ч.2). Пред началом вечернего правила особенно полезно положить посильное число поклонов, чтобы приготовиться к усердному и внимательному чтению правила.
При совершении правила и поклонов никак нельзя спешить; надо совершать и правила, и поклоны с возможной неспешностью и вниманием. Лучше меньше прочитать молитв и меньше положить поклонов, но со вниманием, чем много и без внимания.
Избери себе правило, соответствующее силам. (с благословения ! -примеч)Сказанное Господом о субботе, что она для человека, а не человек для нее (Мк. 2, 27), можно и нужно отнести ко всем благочестивым подвигам, а также и к молитвенному правило. Молитвенное правило – для человека, а не человек – для правила: оно должно способствовать к достижению человеком духовного преуспеяния, а не служить бременем неудобоносимым (тягостной обязанностью), сокрушающим телесные силы и смущающим душу. Тем более оно не должно служить поводом к гордостному и пагубному самомнению, к пагубному осуждению и унижению ближних.
Благоразумно избранное молитвенное правило, соответственно силам и роду жизни, является большим подспорьем для подвизающегося о своем спасении. Совершение его в положенные часы обращается в навык (от постоянства), в необходимую естественную потребность. Стяжавший этот блаженный навык, как только приближается к обычному месту совершения правила, так душа его уже исполняется молитвенным настроением: он не успел еще произнести ни одного слова из читаемых им молитв, а уже сердце наполняется умилением, и весь ум углубляется во внутренюю клеть (сердце).
«Предпочитаю, - сказал великий отец Матой, - непродолжительное правило, но постоянно исполняемое, продолжительному, но в скором времени оставляемому». А такую участь всегда имеют молитвенные правила, несоразмерные силам: при первом порыве горячности подвижник выполняет их, некоторое время, конечно, обращая больше внимания на количество, чем на качество, потом изнеможение, производимое подвигом, превосходящим силы, постепенно принуждает его сокращать и сокращать правило.
Часто подвижники, безрассудно установившие для себя обременительное правило, переходят от многотрудного правила к оставлению всякого правила. По оставлении правила, и даже при одном сокращении его, непремено нападает на подвижника смущение. От смущения он начинает чувствовать душевное расстройство. От расстройства рождается уныние. Усилившись, оно производит расслабление и исступление, а от действия их безрассудный подвижник предается праздной, рассеянной жизни, с равнодушием впадает в самые тяжкие согрешения.
Избрав для себя соразмерное силам и душевной потребности молитвенное правило, старайся тщательно и постоянно исполнять его: это нужно для поддержания нравственных сил души твоей, как нужно для поддержания телесных сил ежедневное, в известые часы, достаточное употребление здоровой пищи.
«Не за оставление псалмов осудит нас Бог в день Суда Своего, - говорит святой Исаак Сирин, - не за оставление молитвы, но за последующий оставлению их вход в нас бесов. Бесы, когда найдут место, войдут и затворят двери очей наших, тогда исполняют нами, их орудиями, насильственно и нечисто, с лютейшим отмщением, все воспрещенное Богом. И по причине оставления малого (правила), за которое (мы) сподобляемся заступления Христова, мы делаемся подвластными (бесам), как написано некоторым премудрым отцом: «Непокоряющий воли своей Богу, подчинится сопернику своему. Эти (правила), кажущиеся тебе малыми, соделаются для тебя стенами против старающихся пленить нас. Совершение этих (правил) внутри келлии премудро установлено учредителями Церковного Устава, по откровению свыше, для хранения жития нашего» (Исаак Сирин, Слово 71).
Великие отцы, пребывавшие от обильного действия благодати Божией в непрестанной молитве, не оставляли и правил своих, которые навыкли они совершать в известные часы нощеденствия (ночных и дневных молитв). Многие доказательства этого видим в их житиях: преподобный Антоний Великий, совершая правило девятого часа – церковный девятый час соответствует третьему часу пополудни, - сподобился Божественного откровения; когда Преподобный Сергий Радонежский занимался молитвенным чтением акафиста Божией Матери, явилась ему Пресвятая Дева в сопровождении апостолов Петра и Иоанна.
Возлюбленные! Покорим свою свободу правилу: оно, лишив нас свободы пагубной, свяжет нас только для того, чтоб доставить нам свободу духовную, свободу во Христе. Цепи сначала покажутся тягостными, потом сделаются драгоценными для связанного ими. Все святые Божии приняли на себя и несли благое иго молитвенного правила; подражанием им и мы последуем в этом случае Господу нашему Иисусу Христу, Который вочеловечившись и указав нам Собой образ поведения, действовал так, как действовал Отец Его (Ин. 5, 19), говорил то, что заповедал Ему Отец (Ин. 12, 49), имел целью исполнить во всем волю Отца (Ин. 5, 30). Воля Отца и Сына и Святаго Духа – одна. По отношению к людям она заключается в спасении людей.
Всесвятая Троице, Боже наш! Слава Тебе! Аминь.

(Епископ Игнатий Брянчанинов. Сочинения. Аскетические опыты.
СПб., 1865 т.2, с. 181-191. Публикуется в сокращении.)

0

4

Письмо человеку, который верит в Бога, но не молится Ему
(святитель Николай Сербский)

Трудись и укрепляй в себе веру. Со временем почувствуешь потребность в молитве. Пока слаба твоя вера и не заставляет тебя молиться.
Смотрели мы, как слабая струя воды падала на колесо водяной мельницы и оставалось колесо неподвижным; когда же прибыла вода, колесо двинулось.
Вера есть сила духовная. Малая вера не подвигнет ум к размышлениям о Боге и сердце на молитву Ему. Крепкая вера движет и ум, и сердце, и всю душу человека. Пока живет в душе крепкая вера, она силой своей устремляет душу к Богу.
Ты говоришь, что, прочитав слова Спасителя: знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него, ты сделал вывод, что молитва не нужна. Конечно, знает Господь, что нам нужно, но Он хочет, чтобы мы молились Ему. Поэтому и заповедал Спаситель: Непрестанно молитесь – и научил нас молиться.
Это легче объяснить родителям, чем тебе, холостяку. Ведь и родители знают, что нужно детям, но ждут, пока ребенок попросит их. Знают родители, что прошение умягчает и облагораживает детское сердце, делает его смиренным, кротким, послушным, милостивым и благодарным. Видишь, сколько небесных искр высекает молитва из человеческого сердца!
Прочитал я, как один странник остановился перед домом у дороги. Было там собрание рабочих, вдруг наступила в доме тишина: рабочие преклонили колена на молитву. Но один из них вышел и стал ходить вокруг дома. Спросил его странник:
– Что происходит в доме?
– Молятся Богу. Мне стало стыдно, и я вышел.
Странник замолчал в ожидании.
– Кого ты ждешь? – спросил рабочий.
– Жду, когда кто-нибудь выйдет, чтобы спросить его о дороге.
– Почему не спросишь меня? Я покажу тебе дорогу.
Покачал головой странник и отвечал:
– Как может показать правильный путь тот, кто стыдится Бога и своих братьев?
Думаю, что ты молитвы не стыдишься, но вера твоя еще не окрепла. Береги, укрепляй в себе этого младенца. Когда вырастет он и возмужает, стократно воздаст тебе за твой труд.
Мужественная вера повернет внутреннее колесо твоего естества, и ты обретешь жизнь новую.
Мир тебе и благословение Божие.

0

5

Феофан Затворник:

Молитвенное правило держите, как есть; только в механизм обратить поостерегитесь. Форма пустая - что есть? Надо душу в нея влагать. И богомыслия не забывайте, и чтения, и телеснаго труда. Да и ничего не надо забывать. Труженнический путь есть. Внимать надо, трезвиться и бодрствовать. Помоги вам Господи во всем.

http://cs305712.userapi.com/v305712664/1d9/PIrQwrIws6E.jpg

0

6

Один брат жаловался старцу, что во время молитвы бывает множество разнообразных помыслов. Старец на это сказал: «Ехал мужик по базару. Вокруг него толпа народу, говор, шум, а он все на свою лошадку: "Но-но! Но-но!" Так помаленьку-помаленьку и проехал весь базар. Так и ты, что бы ни говорили помыслы, все свое дело делай - молись!»
Наставляя, что Бог прежде всего смотрит на внутреннее молитвенное настроение души человека, старец вспоминал: «Пришел как-то к о. игумену Антонию один больной ногами и говорит: "Батюшка, у меня ноги болят, не могу класть поклоны, и это меня смущает". Отец Антоний отвечает ему: "Да уж в Писании сказано "сыне, даждь ми сердце", а не ноги».

Одна верующая сказала батюшке: "Когда сердита бываю, то молюсь рассеянно". А батюшка ответил: "Кто сердится, тот лишается покрова Божьего. Нужно молиться без злопамятности".

Если не хочется молиться, надо понуждать себя. Святые отцы говорят, что молитва с понуждением — выше произвольной молитвы. Не хочется, но понуждай себя: "Нудится бо Царствие Небесное".

Советы преподобного Амвросия (Гренкова) Оптинского

0

7

О молитвенном правиле. О.Артемий

0

8

СПАСИ ГОСПОДИ!  :cool:

0

9

Святой Агафон говорит:
«Кто молится только когда молится, тот не молится»

0

10

Если бы человек внимательно читал только вторую вечернюю молитву, то и там он нашел бы всю философию христианина в двух-трех фразах: «Даждь, Господи, и мне, недостойному рабу Твоему, спасение Твое на ложи моем. Просвети ум мой светом разума Святаго Евангелия Твоего» – то есть человек должен весь день проживать со словом Евангелия.

«Душу любовию Креста Твоего» – то есть речь идет о страдании за ближнего, о жертвенности, ибо напрасной была твоя жизнь, если она прожита в одиночестве и эгоизме! Нет, в душе должна быть любовь Креста Твоего. Христос для чего взошел на Крест? Он взошел на Крест из любви к человеку падшему, человеку погибшему.

«Сердце чистотою словесе Твоего» – то есть вот где исходный центр жизни человеческой – в сердце. Сыне, дай Мне твое сердце! Ничего другого Христос не хочет, кроме сердца человеческого. Почему Христос стучит в дверь? Он стучит, чтобы ты открыл Ему свое сердце.

«Тело мое Твоею страстию безстрастною» – то есть всегда надо иметь в виду, что только страдание ведет тебя по пути совершенства.

«Мысль мою Твоим смирением сохрани» – другой вопрос: а что такое смирение? Оно – риза Божества.

И вот так мы будем стараться исправить всю жизнь нашу. Вечерние молитвы – как исповедь перед духовником. Так было установлено, что ты должен исповедоваться перед духовником 4–5 раз в году. Заданы этакие вехи – исповедоваться в посты, чтобы человек знал. Но в общем исповедь – это как при зубной боли. Если у тебя начинает болеть зуб, ты уже не ждешь следующей недели, не ждешь, когда стоматолог приедет к вам в село, но едешь прямиком в Пятра-Нямц или Яссы и вырываешь зуб, потому что не можешь спать, не можешь работать, не можешь делать ничего. Вот то же самое происходит и с «зубом души». Начал грех грызть твою душу – иди к «врачу» и вырви свои грехи! И там ты уже встаешь исправленным, здоровым и продолжаешь нормальный ход своей жизни.

Поэтому чтение этих вечерних молитв очень важно как свидетельство исповеди человека в душе и перед иконой.

«Вольныя моя грехи и невольныя, ведомыя и неведомыя: яже от юности и от науки злы, и яже суть от нагльства и уныния. Аще именем Твоим кляхся, или похулих е в помышлении моем; или кого укорих; или оклеветах кого гневом моим, или опечалих, или о чем прогневахся; или солгах, или безгодно спах, или нищ прииде ко мне, и презрех его; или брата моего опечалих, или свадих, или кого осудих; или развеличахся, или разгордехся, или разгневахся; или стоящу ми на молитве, ум мой о лукавстве мира сего подвижеся, или развращение помыслих, или опихся, или без ума смеяхся; или лукавое помыслих, или доброту чуждую видев, и тою уязвлен бых сердцем; или неподобная глаголах, или греху брата моего посмеяхся, моя же суть безчисленная согрешения; или о молитве не радих…» – и так далее.

Итак, вот все грехи, которые могут быть у человека и которые он называет перед судом своей совести, перед иконой и пред лицом Бога. Это исповедь, которую совершает каждый, и тогда Бог находит его приготовленным. «Затем, осенив себя крестным знамением и засыпая с молитвой на устах, подумай о Судном дне, о том, как ты предстанешь пред Богом»

Архимандрит Иустин (Пырву)

0

11

Надо читать безотлагательно утренние, вечерние молитвы, главу Евангелия, немного святых отцов, например праведного Иоанна, пресвитера Кронштадтского, максимально приближенного к нам. Когда люди не молятся утром, они как бы говорят: «Господи, сегодня я обойдусь без Тебя». Не исполняя вечернего правила, человек уподобляется девяти неблагодарным исцеленным Христом от болезней.

Архимандрит Елеазар (Иванов)

0

12

"Что делать, когда молитва нейдет на ум? Если это домашняя молитва, то можно немножко - на несколько минут отложить ея... Если и после нейдет... нудьте себя исполнить молитвенное правило насильственно, напрягаясь и понимать глаголимое и чувствовать... похоже на то, как, когда дитя не хочет поклониться, его берут за чуб и нагинают."

Феофан Затворник

0

13

Во время молитвы мы можем удерживать внимание, если будем помнить, с Кем беседуем...

Свт.Иоанн Златоуст

0

14

— Не хочется вечером молиться, как настроить себя на вечернюю молитву?

— Вы не хотите молиться вечером, потому что вы говорите молитву, а не молитесь. Поэтому это становится грузом. Нет у вас желания быть с Тем, Кого вы любите. Потому что тот, кого вы любите, это вы сам. У вас нет желания молиться, потому что вы устали и хотите комфорта. Поэтому молитва будет только поводом уйти от себя. Вам бы не хотелось уходить от себя, потому что пришло время о себе позаботиться. Сколько было сделано в течение дня для других, на работе, поэтому у меня нет времени, я очень устал.

Помните, что мы думали, что мы кого-то любили? Неважно, чем мы занимались целый день, но нам так сильно хотелось видеть этого человека! Нам было без разницы, спали мы или нет. Мы готовы были стоять в снегу, даже замерзая до смерти, но разговаривать с ним, потому что мы не хотели покидать его. Мы должны были вставать рано утром, и нам было безразлично, чувствуем мы себя хорошо или нет, потому что мы любили.

Вы будете способны к молитве, если вы будете любить Бога. Вы будете бежать домой, чтобы быть с Ним, вместо того, чтобы вздыхать перед молитвой: «Опять мне нужно начинать». Этого бы не было, если бы вы думали о Нем целый день, но вы думали весь день о себе. Бог должен быть тем, о Ком нужно думать прежде, чем мы найдем свободное время для себя.

Схиархимандрит Иоаким (Парр)

0

15

Не тотчас кидайся на обычные дела и никогда не думай, что, совершив свое молитвенное правило, ты все кончил в отношении к Богу и что тебе можно теперь дать волю своим мыслям и чувствам. Нет, ты во весь день должен стараться держать тебя так, как был на молитвенном правиле.

Преподобный Никодим Святогорец

0

16

"Домашнее молитвенное правило находится в глубокой молитвенной связи с богослужением храмовым: утренняя келейная молитва, начиная новый день, предваряет богослужение и внутренне готовит к нему верующего, вечерняя, заканчивая день, как бы завершает и церковную службу. Если верующий не был в храме за богослужением, он может включить в свое домашнее правило псалмы. Число псалмов при этом может быть различным — в зависимости от намерений и возможностей верующего. В любом случае отцы и подвижники церкви предлагают верующему читать псалмы ежедневно, полагая непременным условием духовной пользы чтения и изучения псалмов благочестие и чистоту сердца. Чтение Псалтири приносит великое утешение, ибо это чтение приемлется как умилостивительная жертва во очищение грехов как читаемых, так и поминаемых. Как пишет святитель Василий Великий,— «Псалтирь… за весь мир Бога молит».

Без преувеличения можно сказать, что для христианина Псалтырь является самой драгоценной книгой Ветхого завета. Псалтырь — это книга молитв на все случаи: в скорби, в чувстве безысходности, в боязни, в бедствиях, в слезах покаяния и в радости после полученного утешения, в потребности благодарения и для вознесения чистой хвалы Творцу.

Псалтырь была большей частью уже заключительной книгой в древнем русском образовании, необходимой не только для церковно-служителей, но и для лиц светских. Сочинения Феодосия Печерского, митрополита Илариона, Кирилла Туровского, Серапиона Владимирского, Владимира Мономаха полны ссылок на псалмы и изречений из них. Ее влияние очень ощутительно в народных пословицах. Псалмы перелагались почти всеми нашими поэтами 18-го века; из поэтов 19-го века — Хомяковым, Языковым и другими.
Почти в каждом стихе Псалтыри Церковь находит отражение Нового Завета, того или другого события или мысли."

http://simvol-veri.ru/xp/chtenie-psalti … niyax.html

0

17

Да не соблазнит тебя желание без сказанного внутреннего позыва и нуждения слагать самому свои молитвы... Без тщеславия и самомнения не обойдешься, а эти порождения заглушают молитву настоящую и подавляют ее.

Преподобный Никодим Святогорец

0

18

— Не хочется вечером молиться, как настроить себя на вечернюю молитву?

— Вы не хотите молиться вечером, потому что вы говорите молитву, а не молитесь. Поэтому это становится грузом. Нет у вас желания быть с Тем, Кого вы любите. Потому что тот, кого вы любите, это вы сам. У вас нет желания молиться, потому что вы устали и хотите комфорта. Поэтому молитва будет только поводом уйти от себя. Вам бы не хотелось уходить от себя, потому что пришло время о себе позаботиться. Сколько было сделано в течение дня для других, на работе, поэтому у меня нет времени, я очень устал.

Помните, что мы думали, что мы кого-то любили? Неважно, чем мы занимались целый день, но нам так сильно хотелось видеть этого человека! Нам было без разницы, спали мы или нет. Мы готовы были стоять в снегу, даже замерзая до смерти, но разговаривать с ним, потому что мы не хотели покидать его. Мы должны были вставать рано утром, и нам было безразлично, чувствуем мы себя хорошо или нет, потому что мы любили.

Вы будете способны к молитве, если вы будете любить Бога. Вы будете бежать домой, чтобы быть с Ним, вместо того, чтобы вздыхать перед молитвой: «Опять мне нужно начинать». Этого бы не было, если бы вы думали о Нем целый день, но вы думали весь день о себе. Бог должен быть тем, о Ком нужно думать прежде, чем мы найдем свободное время для себя.

Схиархимандрит Иоаким (Парр)

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Правая вера-ПРАВОСЛАВИЕ-Правильно Славить Бога! » Молитвенное правило, или "зачем я должен молиться чужими словами"