sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Быть людьми... » иконописец Григорий Журавлев ("кисточка в Божьих руках")


иконописец Григорий Журавлев ("кисточка в Божьих руках")

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Встречаются люди, чьи судьбы с первых шагов выходят за грань пресловутого «здравого смысла». Предузнанным Свыше еще до рождения, им, Божьим избранникам, щедрой рукой отпущен великий дар Веры. Жизнь скатертью расстилается перед ними, не нужно ни пробовать, ни искать. А только идти, не сворачивая. И славить за этот путь Того, Кто его проложил.
http://www.cofe.ru/images/pictures//blagovest/CHIVILIZAC/Juravlev4.gif
В старинном селе Утевка Нефтегорского района Самарской области еще сохранились места, связанные с жизнью удивительного человека — Григория Николаевича Журавлева. Паломнику есть на что посмотреть: здесь каждый встречный покажет и сохранившийся пятистенный дом на Самарской улице, 10, где прошла жизнь художника, и крест за церковной оградой на месте, где он похоронен. А рядом, в храме, — словно бы сотканные им из нездешних лучей образа.

...Проводя учет памятников культуры Сербской Православной Церкви, югославский искусствовед-реставратор Здравко Кайманович в 1963 году в сербском селении Пурачиц, близ Тулузы, обнаружил икону, которую написал утевский художник Григорий Журавлев. «Икона средних размеров, — писал исследователь, — исполнена масляными красками на доске и изображает свв. равноапостольных первоучителей словенских Кирилла и Мефодия. Святые изображены стоя со свитками в руках. И представляет собой тщательную и тонкую работу, так что я в первый момент подумал, что это работа иконописца с академическим образованием. Но текст на иконе гласил следующее: «СИЮ ИКОНУ ПИСАЛ ЗУБАМИ КРЕСТЬЯНИН ГРИГОРИЙ ЖУРАВЛЕВ СЕЛА УТЕВКИ САМАРСКОЙ ГУБЕРНИИ БЕЗРУКИЙ И БЕЗНОГИЙ ГОДА 1885, 2 ИЮЛЯ».

Через комитет по охране памятников истории и культуры республики Босния и Герцеговина он обратился с запросом в СССР и вскоре получил ответ из Государственного архива, подтверждающий авторство нашего земляка. Так узнали в России о позабытом Божьем избраннике, на котором исполнились слова св. Евангелия: «Невозможное человекам возможно Богу» (Мф. 19,25).

Родился Григорий Николаевич Журавлев в 1858 году безруким и безногим. Но, несмотря на это, очень рано пристрастился к рисованию. Выползая на культях во двор, он брал в зубы прутик и чертил им на земле фигурки животных, а потом и людей. За этим занятием его однажды застал утевский земский учитель Троицкий и поразился тому, как точно Гриша изображает увиденное. Он первым заметил в мальчике необычайный талант и стал учить его грамоте. Почерк у Григория Журавлева был великолепный — ему даже поручали переписывать протоколы экзаменов, что считалось особым знаком отличия. Да и позднее он писал за все село прошения и письма.

Будущий иконописец много читал — у него в доме со временем скопилась самая крупная в селе библиотека. В 22 года он закончил Самарскую мужскую гимназию, возвратился в Утевку и, самостоятельно изучив черчение, анатомию человека и другие необходимые художнику дисциплины, стал писать на заказ иконы. «Сработанные» им образа расходились по крестьянским домам. Заказов было много: без его икон не обходились ни одна свадьба, ни один праздник. А в 1885 году в Утевке началось строительство большого Троицкого храма, и Григорий Журавлев несколько лет подвизался на росписи стен. Целые дни проводил он в церкви, на специально созданных для него «подмостках». Работал без устали и прославил своими фресками утевский храм на всю губернию. Вскоре слух о необычном мастере дошел и до Царствующего Дома. Император Николай Александрович пригласил его во дворец и заказал ему групповой портрет Царской Семьи. Как рассказывают, Государь остался доволен работой безрукого и безногого мастера. Через год Г.Н. Журавлев отбыл на родину с назначенной Царем пожизненной пенсией в размере 25 рублей золотом ежемесячно. А самарскому губернатору было приказано выдать иконописцу «иноходца с зимним и летним выездом», на котором впоследствии земляки возили калеку-художника на рыбалку.

Авторитет утевского иконописца настолько возрос, что к нему начали обращаться с заказами даже из Самары. Так, в изданной в Самаре в 1894 году книге «Во имя Христа Спасителя», рассказывающей об истории строительства самого крупного в Поволжье Самарского кафедрального собора, написано: «Иконы в иконостасе написаны на цинке в мастерской Сидорского, в Петербурге, а одна, именно икона Св. Алексия Митрополита Московского, написана по поручению в то время бывшего самарского губернатора А. Свербеева (ныне сенатор) крестьянином села Утевки, Бузулукского уезда, Григорием Журавлевым, лишенным от рождения рук и ног, пишущим иконы держа кисть в зубах».

Жизнь Григория Николаевича Журавлева оборвала скоротечная чахотка в 1916 году. По благословению епископа Самарского Михаила, Г.Н. Журавлев был похоронен возле расписанной им утевской Троицкой церкви.

«Нет пророка в своем отечестве» — сколько уж раз убеждались все мы в истинности этих евангельских слов! Как-то не повелось на Руси беречь и ценить таланты. Может быть, оттого, что уж очень щедра на них наша земля? Вот и имя замечательного иконописца Г.Н. Журавлева долгие годы было под спудом. Мало что знали о нем даже в его родной Утевке. Нет до сих пор на его чудом сохранившемся доме мемориальной таблички даже, не то что музея... И только в последние годы, когда верующие возродили закрытую в 1934 году Троицкую церковь, вспомнили в селе и об утевском подвижнике. Недавно был водружен крест на его могиле. В церковь несут отовсюду сельчане старинные образа, многие из которых писаны кистью этого замечательного мастера. В церкви уже сейчас собрана довольно большая коллекция его работ. В храме проведена реставрация, заново побелены и расписаны стены. Но в тех местах, где это было возможно, бережно сохранены фрески Г.Н. Журавлева. Многое сделали для сохранения и пропаганды наследия Г.Н. Журавлева краевед А.С. Малиновский и настоятель утевской Троицкой церкви отец Анатолий Копач. В Самарском краеведческом музее хранятся фотографии в полный рост Г.Н. Журавлева вместе с его братом Афанасием, а также две богородичные иконы, одна из которых, «Млекопитательница», имеет несомненную художественную ценность. На обороте ее написано, что сработана она Г.Н. Журавлевым зубами в 1910 году.

Одна из икон утевского мастера уже много лет висит наряду с известными всему миру иконами в Церковно-Архелогическом Кабинете Московской Духовной Академии, что в Троице-Сергиевой лавре. А в Самарской Петропавловской церкви на иконостасе во всем своем великолепии предстала перед потомками икона св. благоверного князя Александра Невского, писанная замечательной кистью Григория Николаевича Журавлева.

А на могиле Гриши поставили простой Православный Крест и написали на нем: "Се, Человек".
http://zapravdu.ru/images/stories/zhuravlev/utevka002.jpg

Калека (песня Светланы Копыловой о Григории)

0

2

В СВОЁМ ОТЕЧЕСТВЕ ПРОРОК

Этой встречи я ждала несколько лет. Мы выехали из Самары пораньше, потому что не знали точно дороги. Но за несколько километров до деревни Утёвка сердце мое стало сильно колотиться и комом к горлу подступило волнение. Вот сейчас, уже совсем скоро... Чувствую. Знаю. Жду. «Утёвка» - читаю на дорожном указателе.

Село Утёвка Нефтегорского района, маленькое, глубинное, древнее село, затерявшееся среди таких же сёл в Самарской губернии. Долго петляли мои пути-дороги, пока не привели сюда. Ещё минута, и я буду не таясь плакать у могилы под небольшим узорчатым крестом почти у самой стены Троицкого храма. Здравствуй, Григорий Журавлёв, человек, давно и прочно занявший в моей душе особое место.

В музее Московской Духовной академии, в церковно-археологическом кабинете, я увидела небольшую икону святого Льва - Папы Римского. Было в ней что-то особо трогательное, она не отпускала от себя взгляд, хотя, честно сказать, мало что знала я о житии святого Льва. Семинарист-экскурсовод сказал, что написана сия икона простым крестьянином, а совсем даже не иконописцем, и что у крестьянина того не было ни рук, ни ног, писал он икону зубами. Написана она была мастерски, со вкусом. Как же так? Как же это возможно?

Через год в Пюхтицком женском монастыре мне была дарована радостная встреча. Мать Ирина, по послушанию экскурсовод, показала мне в Успенском храме небольшую иконку святого Георгия Победоносца на коне, повергающего наземь грозного змия.

-  Эту икону писал зубами сельский иконописец...

-  Журавлёв?! — ахнула я.

-  Да, Григорий Журавлёв из села Утёвка Самарской губернии.

С тех пор молилась и просила благословения у Господа на поездку в Утёвку.

Он родился в 1858 году. Уродцем. Едва подрос, выползал на культях во двор, брал зубами прутик и что-то чертил им на земле. Делал он это так упорно, что односельчане дивились — до чего упрям! Земский учитель Троицкий обратил внимание на рисунки убогого мальчика Гриши и поразился, как точно изображает он увиденное. Стал Троицкий учить Гришу Журавлёва грамоте. Грамоту мальчик одолел быстро, ум у него был живой, хваткий, буквы выписывал ловко, одна к одной. Когда Гриша подрос, у него был самый красивый в деревне почерк, ему даже поручали переписывать протоколы экзаменов, что считалось особым знаком доверия и уважения. А уж писем написал будущий художник — за всю деревню. Не просто был грамотный, а выписывал, вырисовывал каждую буковку.

А ещё у него была самая большая библиотека в деревне. Читать любил. Вообще к учебе, всякой, имел склонность. И в Утёвке не остался, уехал в Самару, поступил в гимназию. Ему было двадцать два года, когда он её окончил и вернулся в родную деревню, самообразование продолжал, изучил черчение, анатомию человека. И только после этого стал писать иконы на заказ. Ему охотно заказывали, не диковинка ли без рук, без ног, а рисует.

Пытаюсь представить себе, как это вообще можно и ничего у меня не получается. В маленькой книжечке изданной в Самаре четыре года назад, мне попалась наконец фотокарточка Григория Журавлёва. На табурете в элегантном костюме, нога на ногу, сидит его брат Афанасий Николаевич. А рядом на культяшках, с пустыми рукавами чёрного до полу пиджака - он. Лицо с маленькой бородкой и усами, высокий лоб. Смотрит прямо. От всего его облика веет силой. Чувства жалости к несчастному уродцу нет и в помине. Вдумчивость, волевой характер не оставляют места для вздохов и сострадания. Говорят, что брат его, Афанасий, после смерти матери ухаживал за Григорием, возил его на базар, в баню, конечно, в церковь. Без церкви Журавлёв свою жизнь не мыслил.

Он рисовал, стоя на полу на своих культяшках перед маленьким особым столиком, держа кисть в зубах. Рисовал красками и углем. Говорят, был весёлого нрава, шутник, умел выделывать разные штуки. Например, брал в зубы пастуший кнут, размахивался им и с оглушительным свистом хлопал. Или ловко прихватывал зубами стакан и выпивал. А расписывался! Очень своей росписью гордился, мастерски, виртуозно выводил свою фамилию.

Григорий Журавлёв не сидел без дела. Был он лёгонький, деревенские мужики его по Утёвке носили. Принесут его в церковь, он сидит и на всех зорко посматривает.

В 1885 году в Утёвке началось строительство большого Троицкого храма. Безногий, безрукий мастер берётся расписывать его стены. Специально для него соорудили подмостки, на которых он и работал без устали. После смерти Журавлёва о нём вроде как и забыли. А потом, в богоборческие годы, храм закрыли, священника местного посадили в «воронок» и увезли «без права переписки А иконы, кому не лень, уносили из собора на хозяйские нужды. Они и горят хорошо, и дыру в заборе залатать ими очень даже можно. Но Господь открыл имя забытого художника-иконописца, открыл чудесным образом.

Один югославский искусствовед Здравко Кайманович в 1963 году в сербском селении Пурачиц обнаружил необычную икону. Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий во весь рост, в руках свитки. Работа удивительно тонкая, особо тщательная. Сначала Здравко подумал, что это труд иконописца с академическим образованием. Но прочитал подпись на обороте и ахнул: «Сию икону писал зубами крестьянин Григорий Журавлев села Утёвка Самарской губернии, безрукий и безногий, года 1885, 2 июля». Югославский искусствовед обратился с запросом к нам в страну и вскоре получил ответ из Государственного архива, подтверждающий авторство Журавлёва. Как попала икона в далёкую Сербию, удивляться не приходится. Работы Григория покупались охотно, увозились в разные концы.

...Местный батюшка Анатолий Копач находит в большой связке ключей ключ от храма и мы входим с ним в прохладу притихшей церкви. Иконы Григория Журавлева справа от Царских врат. «Спаситель» Кротко сложенные на груди руки, длинные волосы по плечам, опущенные долу глаза. Во всём облике Спасителя - тишина и смирение. Эти тишина и смирение «кричат» с иконы о нашем несмирении и нашей нетишине. Икона дышит, молиться перед ней легко, плакать радостно. Какой талант надо иметь от Господа, чтобы создать подобное? Я совсем забываю, что написал икону калека. Слово «калека» не принимается сердцем, оно кажется рядом с этой иконой инородным, бранным, грубым. Не калека, мастер. А вот ещё одна икона - «Спаситель Благословляющий». С благословляющей десницей, в расшитых одеждах, с глазами, в которых неземная печаль. Смотреть в эти глаза - значит каяться и молить о прощении. Хотя они совсем не обличают, они скорбят. И жалеют, и тревожатся. Нет, нет, написать такое невозможно. И опять вспоминаю - зубами (!)

Отец Анатолий стоял в сторонке, ему понятны минуты встречи с журавлёвскими иконами. Он не торопил. Уже потом он расскажет мне, что после открытия храма собирали иконы с миру по нитке. Какая-то старушка принесла икону «Господь Саваоф», ничего не сказала, оставила в храме, и всё. Из села Мало-Малышевка прибыли три иконы - «Жены-мироносицы», «Крещение Господне», «Воскресение Христово». А икону «Спаситель Благословляющий » подарила храму Мария Пестименина, правнучка попечителя храма.

Но иконы — это ещё не все наследие Журавлёва. В Троицком соборе стараниями отца Анатолия удалось сохранить несколько расписанных Григорием фресок. Их трудно разглядеть, но я всматриваюсь до боли в глазах в настенную роспись и вижу руку, поднятую над ковчежцем — целитель Пантелеймон, такой знакомый всем православным, в редком храме нет его иконы.

А вот ещё одна настенная роспись. Епископ Черниговский Феодосий. А вот ещё одна — святой Симеон Верхотурский. Лики святых смотрят со стен Троицкого собора, напоминая о человеке, который оставил нам не только удивительные фрески и иконы, но ещё и преподал на собственном примере науку жить. Как жить? Конечно, с Господом в сердце. Иная жизнь не оставила бы после себя такой яркий след. Удивительно: человек пришёл в мир уродцем. Первое осмысленное понимание этого могло породить в душе естественный ропот: почему я, за что я? Зависть к здоровым, злобу к благополучным, тоску о завтрашнем дне. А он выползает на культях на Божий свет из сумрака крестьянской избы, берёт в зубы прутик... Он славит Господа каждым своим новым рисунком, каждой иконой, каждой фреской. Говорят, что и купол Троицкого храма расписывал он.

Мне очень хотелось узнать мнение художников об иконах Григория Журавлёва. И я очень обрадовалась, прочитав слова художника Николая Колесникова: «о понимаю, что видеть краски, чувствовать пространство, уметь создать образ - это не всё. Необходимо ещё умело владеть кистью. Художник-иконописец преодолевая недуг, отыскал силы, чтобы развить в себе талант, которому суждено остаться в веках. Ведь эти иконы воистину нерукотворные».

А ведь действительно - нерукотворные. Говорят, рукотворно всё, что создано человеком. А, оказывается, нет. Господь по особой милости посылает верным чадам Своим дар нерукотворного таланта. Журавлёву этот талант был послан с избытком. Конечно, имя его быстро вышло за пределы Утёвки. В 1892 году в Самаре был освящён храм Христа Спасителя. Иконы для его иконостаса были заказаны в Петербурге, в мастерской Сидорского. Все. Кроме одной. Икону покровителя Самары, святителя Алексия, Митрополита Московского, губернатор заказал Григорию. И он эту икону написал. К сожалению, сообщение об этом осталось только в небольшой книге, посвящённой созданию храма. Но самого храма уже нет, взорвали в богоборческие годы, наверное, вместе с иконостасом.

Не только в Самаре почитали иконописца-самоучку. Сам царь не обошёл своим вниманием Григория. Да, да, было в жизни Журавлёва и такое событие. Слух о необычном мастере дошёл и до царствующего дома. Император Николай Александрович пригласил его к себе во дворец и заказал ему групповой портрет царской семьи. Целый год жил художник в Петербурге и работал над портретом. Говорят, Журавлёв Государю угодил. 25 рублей золотом ежемесячно назначил он пожизненную пенсию художнику. Но это ещё не всё. Самарскому губернатору было приказано выдать Журавлёву «иноходца с зимним и летним выездом». То-то радость для утёвских мужиков - ездили они тем выездом на рыбалку и в баню.

В иконной лавке Троицкого собора я очень хотела купить открыточки — иконки Григория Журавлёва. Но отец Анатолий только руками развёл:

-  Нет их. Не в продаже нет, а вообще.

Какая жалость! Каждый паломник купил бы с радостью, подарил бы родным и знакомым. Но тираж стоит больших денег, а отец Анатолий еле успевает латать дыры. С Божьей помощью сделал вокруг церкви забор, поставил крест на могиле Журавлёва.

-  А едут к вам, батюшка?

-  Приезжают. Всё больше свои, самарские. Далеко, глубинка...

Как жаль, что эти иконы, эти фрески видят так мало людей. Я сокрушалась об этом в Утёвке, сокрушаюсь и сейчас, когда пишу эти строки. Поверьте мне на слово: перед иконами, писанными безруким художником, очищается душа и даруются слёзы благодати. К ним должны ехать, их должны видеть люди, стоять перед ними и молиться. Говорят, что из Самары от центрального автовокзала ходят в Утёвку автобусы. Отец Анатолий будет рад новым паломникам, как рад он всем, кто приезжает в Троицкий храм.

Иконы утёвского мастера хранятся и в Самаре. В Петропавловской церкви — икона святого князя

Александра Невского, в музее Самарской епархии -«Млекопитательница», «Смоленская», в художественном музее - «Николай Чудотворец». Но всё-таки родина Журавлёва - это особо. Пройтись по земле, постоять у дома, в котором иконописец жил, войти в храм и помолиться среди его икон и фресок - это нельзя сравнить ни с чем. Я долго собиралась сюда и благодарю Господа, что состоялась моя поездка, и я могу рассказать о ней читателям.

Мы ещё постояли на могилке Григория Журавлева перед обратной дорогой. Пошёл дождь, мелкий, незлобный, тёплый. Отец Анатолий отслужил панихиду. Стояли долго. Уезжать не хотелось. И вот в последний раз прикладываюсь к металлическому кресту, беру благословение у отца Анатолия и сажусь в машину. Обратная дорога в Самару. Там тоже есть иконы Журавлёва. Жду с ними встречи.

Наталья Сухинина

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Быть людьми... » иконописец Григорий Журавлев ("кисточка в Божьих руках")