«Хочушки»

Интернет позволяет многим бездетным преодолеть чувство ущербности и одиночества. Женщины, столкнувшиеся с проблемой бесплодия, в сети образуют своеобразную «нацию» — «хочушки» (от «хочу ребенка»). Согласно учению этой группы, главная и безусловная цель жизни каждой «хочушки» — забеременеть.

Основное содержание «хочушечьих» форумов — обсуждение все¬возможных технологий, позволяющих ускорить наступление беременности. Здесь и обмен телефонами клиник, и «бабушкины рецепты», и списки икон, перед которыми нужно поставить свечку, и даже тексты «секретных» заговоров. «Хочушки» оказывают друг другу эмоциональную поддержку: «Держу за тебя кулачки, в этом месяце все у тебя получится!»

"Тема очень важная и очень трепетная — и для мужчин тоже. Наверное, есть не только «хочушки», но и «хотенчики»… Есть еще отдельный большой и правильный вопрос — отношение в обществе к тем, у кого сейчас нет детей. Не сейчас он появился. Наверное, все наши беды возникают потому, что в мире не хватает Любви. Семьи без детей (прежде всего те, где супруги хотят детей) — это особенные семьи, совсем не такие, как обычные. И общество, то есть мы с вами, должно учиться трепетно относиться к таким семьям, помогать им. А как помогать? Любить. И молиться за них. Только просить не о ребенке, а о том, чтобы сердце открылось воле Божией, какой бы эта воля ни была". Андрей

Взаимная поддержка в трудной ситуации — безусловно, лучшее, что дают «хочушки» друг другу. Однако интернет-общение содержит немало подводных камней. Один из самых коварных рифов-то, что освоением этой сферы активно занимается коммерческая медицина. Многие «хочушки» вынуждены регулярно страдать от откровенной лжи — сфабрикованных отзывов о «лучших» клиниках, специалистах и препаратах.

Особая тема — так называемые ВРТ (вспомогательные репродуктивные технологии): внимание «хочушек» к ним все время подпитывается заинтересованными компаниями. Пример такой «подпитки» — сайт probirca.org, одно из популярнейших мест общения «хочушек» и вместе с тем самая активная площадка в плане «продвижения» в российском обществе процедуры ЭКО (экстракорпорального оплодотворения).


«По-особому помолиться»

В каком-то смысле «хочушки» — это «гетто». Внутри него свои традиции и правила, свой мэйнстрим и свои маргиналы. В число последних автоматически попадают православные семьи, коих в России объективно меньшинство. Топики для православных «хочушек» существуют практически на всех крупных ресурсах, посвященных родительству (littleone.ru, materinstvo.ru, eva.ru и др.)

Существуют и специализированные сайты для православных «хочушек» (например, chado-chudo.narod.ru — труд р. Б. Аполлинарии). Здесь обсуждаются особые темы: каким святым молиться о даровании ребенка, возможны ли супружеские отношения в пост, как не впасть в уныние от долгого ожидания и неопределенности, как Православная Церковь от-носится к ВРТ… Однако, пожалуй, одна из самых трудных тем для верующих женщин, мечтающих стать мамами, — вопрос о собственных грехах, ставших причиной бесплодия.

По словам нашей героини Виктории, погружение в мир сетевых «хочушек» только усугубило ее переживания. По-настоящему верующих христианок в сети она встретила мало, а провокативной информации — хоть отбавляй. Итогом стало утомительное «самокопательство».

— Сперва я думала, — рассказывает Виктория, — что в чем-то согрешила перед Богом, искала свою вину и мучила себя упреками в том, в чем давно раскаялась на исповеди. Этот путь доводил меня до отчаяния и лишал сил хоть сколько-нибудь двигаться вперед. Затем я вообразила, что могу как-то заслужить у Господа Его любовь, проявлением которой, как мне наивно думалось, будет исполнение моего желания. Я начала молиться и ездить в паломнические поездки, брать на себя послушания…

Этот путь тоже вымотал меня: незаметно для себя, я начала с магизмом относиться к православным святыням и упорно не хотела дать Господу проявить Его собственную волю о нас с мужем… Когда это осознание пришло, у меня даже возникло отвращение к молитвам о чадородии и освященным у мощей «маслицам».

Точно так же, как Вика, и Юля пыталась понять, за что Господь ее наказал: «Мне казалось, что я все сделала правильно: обвенчалась в день регистрации, не блудила… и вскоре после свадьбы — замершая беременность, а потом три года томительного ожидания. Мне было обидно, было жаль неродившегося ребенка, и я не могла понять, в чем же провинилась».

Юлия тоже пыталась идти «проторенным путем»: ходила к святой Ксении Блаженной. Ее супруг ездил к мощам святого Александра Свирского. Мама Юли постоянно добывала информацию о том, какие святыни «точно помогают». «Мне кажется, у многих православных есть убеждение — нужно просто съездить в нужный монастырь, как-то по-особому помолиться, и проблема решится сама собой», — вспоминает Юля.

Верующему человеку еще труднее пережить бездетность, нежели неверующему. На фоне привычного предубеждения, что православный брак обязательного предполагает многодетность, бездетные супруги страдают, помимо всего прочего, и от повышенного внимания окружающих к своей проблеме, но особого, не физиологического (как в светском обществе), а «духовного» характера. Кроме того, им подчас сложнее выстроить отношения с духовником: далеко не каждый священник ориентируется в вопросах медицины и психологии, понимает различие между абортивными и неабортивными средствами контрацепции, имеет минимальные представления о причинах бесплодия.

Раньше я искренне считала, что забеременеть очень легко. Одна моя одногруппница забыла принять таблетку и забеременела. Другая, познакомившись на дискотеке с мальчиком, родила от него, а сейчас не помнит даже имени ухажера. Думала, и у нас все получится легко. Мы венчались, молились о ребенке, но… Однажды батюшка на исповеди привел мне себя в пример: у них с матушкой много лет не было детей, а вот сейчас дочь растет. Меня словно отшатнуло: «Вы хотите сказать, у нас несколько лет детей не будет?!»

Позже встретила в храме подругу, и в разговоре та решила меня успокоить: «Ничего, вымоленный ребенок будет!» Мне захотелось на нее закричать тогда: «Да ты что, дура? Не надо мне вымоленного! Пусть он просто родится, пусть будет счастливым!» Спустя время я перестала ходить в храм, потому что после каждой Литургии рыдала дома: ну почему у них есть дети, а у нас нет?

Еще через время перестала общаться с друзьями, потому что первым вопросом неизменно было: «Ну что, когда обзаведетесь потомством?»Тогда-то я и пошла обследоваться: всерьез задумалась об ЭКО. Но тут мне вдруг стало жалко денег. Я могу их отдать и узнать позже, что попытка неудачная, ведь там всегда 50 на 50…И мы задумались об усыновлении… Пусть лучше все эти деньги пойдут на живого, ждущего нас, любимого нашего ребенка! Мы уже собираем документы… Светлана

Исповедь для женщины, в анамнезе у которой есть замершая беременность или выкидыш, сама по себе — тяжелейшее испытание. «На первой исповеди после потери беременности меня спрашивали, обвенчана ли я, не жила ли в блуде до свадьбы, не желала ли кому смерти, — вспоминает Юля. — Все это очень тяжело и вгоняет женщину в состояние непонятной вины за случившееся».

В то же время, по словам Юли, очень хорошо, когда исповедующий священник, вникающий в детали произошедшего, действительно ориентируется в проблеме: «Я очень благодарна тому священнику, который предупредил меня, что назначенные мне врачами лекарства могут иметь абортивный эффект. Возможно, так мы избежали гибели еще одного ребенка»....

подробнее статья на правмире http://www.pravmir.ru/bez-detej/