sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



День Знаний!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

День Знаний!

протоиерей Игорь Гагарин.

Об авторе: Настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское. Педагог. 10 лет работал учителем русского языка и литературы в средней школе. В настоящее время, преподает Закон Божий и историю Церкви в Православной гимназии им. свщмч. Константина Богородского, а также ведет занятия на курсах для учителей-преподавателей основ православной культуры.

Радуется Господь, когда в храм приходят дети, и негодует, когда кто-то препятствует им. «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царствие Небесное» (Мф.19:14), — строго говорит Иисус Христос тем, кто хотел помешать детям приходить к Нему. И если это так, если приход в храм детей — радость для Бога, то в ближайшее к 1 сентября воскресение Он радуется особенно!

Никогда в наших храмах не собирается такое множество детей, как в этот день. Дети готовятся идти в школу, с 1 сентября главным делом их жизни будет обретение новых знаний. Поэтому и приурочили к этому дню праздник, само название которого – День Знаний – указывает на главную цель обучения в школе – приобретение знаний.

А хорошее ли это дело, приобретение знаний?

От такого вопроса, догадываюсь, попахивает мракобесием. Кто может в наше время сомневаться в необходимости и ценности знаний!?

И все же…

Самый первый грех, тот, который положил начало бесчисленному множеству последующих грехов, губящих человечество, тоже ведь связан с этим словом. «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел (Быт. 3:6)».

«Дает ЗНАНИЕ…» И вкусила… С этого и началось все злое в нашей жизни. Да что там «злое»! Сама смерть пришла в мир вместе с этим вот знанием.

Обратим, однако, внимание на слово «вожделенно», которое использует Писание, говоря о знании в этом отрывке. Всем известно, что такое «вожделение», но только в очень узком смысле этого слова. «Вожделение» — непреодолимое желание, нестерпимая жажда, неудержимое стремление к… понятно к чему. Но нет, оказывается, не только к тому, что имеют в виду произносящие это слово.

Человеческий дух вожделеет к знаниям более, чем к чему бы то ни было. Жажда знаний, толкнувшая первых людей совершить непоправимую ошибку, унаследована их потомками, всеми нами… К чему же приводит нас утоление этой жажды?

В Священном Писании о знаниях порой говорится достаточно скептически. «…Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь», — пишет Екклесиаст (Еккл. 1:18). «Знание надмевает…», — утверждает Апостол Павел (1Кор. 8:1). То есть делает надменным, высокомерным, гордым. А ведь ничто так не удаляет человека от Бога, ничто так не обезображивает его, как гордыня.

Вот и подумаешь, зачем же мы идем в школу, если плоды тех самых знаний, день которых мы празднуем, так ужасны! Чтобы стать гордыми и чтобы наша жизнь наполнилась скорбью?

«Ну, конечно! — скажет кто-то, — мракобесы-церковники всегда против знаний идут!» Припомнят нам и Галилея, и Бруно. Да нет, мы, конечно же, не против. Просто помним древнейшую мудрость, высказанную еще Конфуцием: совершенствование в познаниях только тогда ценно, когда ему сопутствует нравственное совершенствование. Без этого знания не только бесполезны, но опасны и разрушительны.

Это особенно хорошо заметно, когда смотришь не на отдельного человека, а на все человечество. Совершенно очевидно, что научный и технический прогресс человечества идет неизмеримо быстрее, чем духовный и нравственный. Все понимают, к чему это может привести, если ситуация не изменится, а что-то непохоже, чтобы она собиралась меняться. И если не в наших силах как-то радикально повлиять на то, что происходит с миром, мы можем многое сделать для того, чтобы тот ребенок, который вверен нашему попечению, которого послал нам Господь и доверил его вырастить и воспитать, стал прежде всего достойным человеком, а затем уже человеком, наделенным теми или иными познаниями.

Нет, не будем мы говорить ничего дурного о знаниях. Не будь в человеке жажды знать больше, чем он уже знает, не было бы никакого развития человечества. Остановилась бы история. Умерла бы культура. Но рядом с этой, в общем-то, благословенной жаждой познания должна быть другая жажда. Жажда совершенства. И это жажда должна быть сильнее первой. «Блаженны алчущие и жаждущие правды…», — говорит Иисус Христос. Речь идет не о том, чтобы добиваться правды там, где ее не хватает, а о внутренней правде, о праведности.

Высказывание апостола Павла мы привели не полностью. Прочитаем же теперь его до конца.

«Знание надмевает, а любовь назидает».

Не надо понимать это так, будто апостол противопоставляет одно другому. Речь здесь не о том, что обретение любви делает приобретение знаний ненужными. Просто, стремясь к знаниям, надо помнить, что украшают и совершенствуют они нас только в том случае, когда обретение их совершается одновременно с возрастанием в добре, в добродетели. А по словам того же апостола Павла, совокупностью всех добродетелей является любовь. Знания без любви разрушают и губят человека. Соединенные с любовью, они ведут его к Небесам.

В начале нового учебного года во всех церквях служится специальный молебен, который открывает тридцать третий псалом. Многие православные знают его наизусть, и он наиболее созвучен тому настроению, которое должно быть в сердцах всех приступающих к обучению, как учащих, так и учащихся.

Некоторые слова этого псалма мне хочется повторить по-русски в первые дни нового учебного года.

«Придите, дети, послушайте меня: страху Господню научу вас».

Об этом же неоднократно читаем и в притчах Соломона: «Начало мудрости — страх Господень» (Притч. 1:7). И пусть никого не настораживает слово «страх». Состояние страха представляется многим мучительным и унизительным. И правильно! Так оно и есть, когда человек боится того, чего не надо бояться, и не боится того, чего, а точнее, Кого надо бояться. Кто научился бояться Бога, тот уже в этой жизни не испугается ничего и никого.

Помните, как прекрасно в своей сказке А.С. Пушкин говорит о ветре: «Не боишься никого, кроме Бога одного». Тот, кто научился бояться Бога, по-настоящему бесстрашен, весел и свободен. И этот «бесстрашный страх» — преддверие подлинной любви! Вот чего хочется пожелать всем идущим в эти дни в школу.

«Удерживай язык свой от зла и уста свои от коварных слов. Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и следуй за ним», — читаем мы в этом же псалме.

Хорошо научиться отличать буквы и цифры, но еще важнее отличать добро и зло.

Прекрасно, если мы поняли, зачем предназначен тот или иной механизм, но беда, если так и не поймем, зачем родились мы на свет, зачем дана нам эта трудная и прекрасная жизнь.

Очень нужно знать нам об устройстве человеческого тела, о том, что делает его здоровым и сильным. Но куда важнее узнать о бессмертной душе и научиться правильно заботиться о ней, содержать в чистоте и делать ее прекрасной.

Ценно и полезно умение управлять механизмами и руководить людьми. Но если при этом мы не умеем управлять и руководить самими собой, своими желаниями, словами, поступками, то нет в том никакой пользы.

Учась в школе, мы познаем мир, изучаем законы, по которым он существует. Все это принесет прекрасные плоды только в том случае, если научимся воспринимать мир не сам по себе, а видеть в нем творение Божие. И если познание сотворенного мира будет вести к познанию Творца, если поймем, что все способности наши — дар Божий, данный для того, чтобы послужить Подарившему, если будем искать в каждом усилии, в каждом деле, в каждом успехе не самоутверждения и самоугождения, а Славы Божией.

Прекрасно хотеть знать больше, чем уже знаешь. Но еще прекрасней хотеть быть лучше, чем ты есть. Вложить в душу ребенка эту жажду, развить ее до такой степени, чтобы она стала самым главным стремлением подрастающего человечка, чтобы по мере взросления эта жажда только увеличивалась — вот, я уверен, важнейшая задача и родителей, и учителей, и воспитателей.

Будет это, и тогда и умножение познаний не станет, по слову Екклесиаста, умножением скорби. Не печаль и скорбь, а подлинную радость принесут знания тем, кто ищет их не для того, чтобы ему стало лучше, а для того, чтобы самому стать лучше.

http://www.pravmir.ru/den-znanij/

0

2

...священник сказал: «Дорогие дети, я принес вам подарки». В правой руке  был небольшой, загадочный мешочек.

«Попробуйте угадать, что в этом мешочке».

Дети стали делать предположения, конечно же, неверные.

Священник достал из мешка обычный надувной шарик и на глазах у детей надул его. Показал детям и сказал:

«Посмотрите, я надул его воздухом. Воздух — это то, чем мы дышим, и то, что окружает нас. Он повсюду, но мы его не видим. Однако, посмотрите, я надул воздухом шарик, который у меня в руке, и теперь у нас есть шар! Господь незримо обитает всюду. И то, что мы не видим Его, не значит, что Его нет. Он повсюду среди нас».

Такой короткий, простой и понятный пример запомнится детям 6-7 летнего возраста на всю жизнь....
http://www.pravmir.ru/chto-skazat-detya … ya-o-boge/

http://pixelbrush.ru/uploads/posts/2010-12/1292682987_klipart-vozdushnye-shary.jpg

0

3

Раньше говорили «сейте разумное, доброе, вечное», но, как стало ясным, в светских школах (как, впрочем, и в любых ликбезах), насколько бы прекрасны они не были и какими бы великими педагогическими кадрами не обладали, с «вечностью» постоянные проблемы. Да и как им не быть, если последние два десятка лет только и делаем, что, как тот дед в «Свадьбе в Малиновке», регулярно меняем шапки с горькой констатацией «опять власть меняется»?
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2013/08/32ee9122c6db396ab11a5d80b7e380de-580x254.jpg
О какой вечности разговор может быть? Да и не мирское это понятие — вечность, не материальное и нашим эмоциям, уму и мастерству неподвластное. Здесь иные реалии вступают в силу. Те, которые мы религиозными именуем, то бишь для большинства окрест живущих — православные.

А ведь так и быть должно. Кесарево — кесарю, а Божье — Богу. Тем паче, что учащихся в наших храмах с каждым годом все больше; детские издания Библий и прочих православных книг в лавках церковных не залеживаются; а икона Пресвятой Богородицы «Прибавление ума» (или «Подательница ума»), чествование которой как раз перед началом учебного года — 28 августа — предусмотрено, считается необходимой для всех, кто не только на свои силы в учебе надеется.

Именно поэтому и служатся в наших храмах молебны перед началом учебного года, а в главной молитве этого богослужения звучат такие слова:

«открой сердца, умы и уста рабов Твоих сих (имена), чтобы уразуметь силу Закона Твоего и успешно познать преподаваемое им полезное учение для славы Пресвятого Имени Твоего, для пользы и устроения Святой Твоей Церкви и разумения благой и совершенной воли Твоей. Избавь их от всяких козней вражеских, сохрани их в вере Христовой и чистоте во все время жизни их, — да будут крепки разумом и исполнением заповедей Твоих и так наученные, прославят Пресвятое Имя Твое и будут наследниками Царствия Твоего».

Безусловно, сочетать религиозное и светское образование можно лишь тогда, когда вера в Бога является жизненным выбором или родителей ребенка, или самого учащегося, если он уже взрослый человек. Насилие здесь ни при каких условиях непозволительно. Известное определение: «любая вера, навязанная силой, есть вера неверная», — должно всегда помниться.

Оставлю в стороне тех, кто уже в силах самостоятельно осознать необходимость иметь не аморфного «бога в душе», а реального Живого Бога в своей жизни. Речь о тех, кого несем в храм на руках или ведем за руку, то есть о детях. Ведь вопросы, связанные с религиозным воспитанием, возникают постоянно, и каждый священник их слышит практически после любой службы или во время исповеди.

Очень больно смотреть, как бабушка или мама силой затаскивает в храм свое упирающиеся чадо, обещая ему золотые горы, если ребенок «постоит» на службе и причастится. В аргументах подобного «воцерковления» звучит все, что угодно, за исключением самого главного: рассказа о том, что Бог — это не тот, кто тебе даст все просимое и нужное, если побудешь на богослужении, а Тот, кто должен стать для тебя лучшим Другом.

Это благоговейное чувство по отношению к Творцу воспитывается не буквой церковных законов, не настойчивыми приказами «делай, как говорят, иначе накажу», а только собственным примером духовной жизни. Если ребенок увидит, что родители утром и вечером молятся, если перед его глазами будут радостные приготовления тех, кого он любит, к воскресной службе, то он обязательно захочет поучаствовать в том, что делают взрослые. Более того, неоднократно встречал случаи, когда по примеру родителей дети сами заявляют: «Я буду вместе с вами поститься». Это не значит, что мы должны заставлять ребенка соблюдать монастырский устав или зубрить молитвенное правило. Отнюдь. Просто надобно самому показывать примеры, что Бог — не просто доктрина, а центр нашей с Ним жизни. В большинстве случаев этого вполне достаточно.

Митрополит Антоний Сурожский в своих выступлениях по радио как-то рассказывал, что однажды, идя на Всенощную, он зашёл по пути в семью богослова Владимира Лосского и увидел, что тот не берет детей в храм. На недоуменный вопрос владыки Владимир Николаевич ответил: «Они всю прошедшую неделю вели себя недостойно, и поэтому на богослужение не пойдут».

Если мы хотим, чтобы хождение в церковь было радостным событием, нельзя не учитывать психологию ребенка, ведь они и церковную реальность воспринимают непосредственно, по-детски. Они не могут долго и сосредоточенно стоять на одном месте, они не в состоянии осмысленно воспринимать богослужение, поэтому жесткие требования и постоянные замечания, одергивания и внушения к хорошему итогу не приведут. Праздника в посещении храма не получится.

Желаете, например, причастить ребёнка? Готовьтесь к причастию всей семьей. Иначе это великое и главное Таинство превратится в процедуру, похожую на визит к врачу, где больные уколы и горькие таблетки. По собственному опыту знаю и часто вижу, как криком кричат и не желает подходить к Чаше уже довольно взрослые дети, если я служу в белом облачении. И немудрено. У ребенка ассоциация именно с больницей, да и в храм его привели лишь потому, чтобы что-то вылечить или от чего-то отучить.

Есть еще одна составляющая, которая делает возможным доброе сочетание в наших детях светского и духовного, помогает им в учебе, развивает их ум, дает способность адекватно мыслить, принимать правильные решения и быть действительно нравственным человеком. Надо самим знать и донести своим детям, что начало нашей культуры, все ее высшие достижения неотделимы от православия, от Бога. Невозможно правильно воспринять нашу веру, нашу историю, письменность, искусство, архитектуру, будучи культурно неподготовленным человеком. Детям необходимо понимать, что каждый из них талантлив, и таланты эти возможно преумножить, если в их жизни будут сочетаться и личное усердие (учеба), и духовное начало.

Скрыться от грехов современного мира не удастся, а вот научить ребенка разбираться, что такое хорошо и что такое плохо, вполне возможно. Особенно если будет опора на слова апостольские: всё испытывайте, хорошего держитесь (1 Фесс. 5:21).

Для тех же, кто сеет разумное и доброе в умы наших детей, позволю себе процитировать слова великого педагога Константина Дмитриевича Ушинского:

«Современная педагогика выросла исключительно на христианской почве, и для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая — безголовый урод и деятельность без цели…

Мы требуем, чтобы учитель языка, учитель истории и т. д. не только вбивали в голову своим ученикам факты своих наук, но развивали их умственно и нравственно. Но на чём же может опираться нравственное развитие, если не на христианстве?»

Протоиерей Александр Авдюгин

http://www.pravmir.ru/1-sentjabrja-da-b … i-razumom/

0

4

Журнал для настоящих пап «Батя» начинает публикацию цикла статей протоиерея Игоря Гагарина о православном воспитании.

День Знаний : Православие и мирОб авторе: Настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское. Педагог. 10 лет работал учителем русского языка и литературы в средней школе. В настоящее время, преподает Закон Божий и историю Церкви в Православной гимназии им. свщмч. Константина Богородского, а также ведет занятия на курсах для учителей-преподавателей основ православной культуры.

Радуется Господь, когда в храм приходят дети, и негодует, когда кто-то препятствует им. «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царствие Небесное» (Мф.19:14), — строго говорит Иисус Христос тем, кто хотел помешать детям приходить к Нему. И если это так, если приход в храм детей — радость для Бога, то в ближайшее к 1 сентября воскресение Он радуется особенно!

Никогда в наших храмах не собирается такое множество детей, как в этот день. Дети готовятся идти в школу, с 1 сентября главным делом их жизни будет обретение новых знаний. Поэтому и приурочили к этому дню праздник, само название которого – День Знаний – указывает на главную цель обучения в школе – приобретение знаний.

А хорошее ли это дело, приобретение знаний?

От такого вопроса, догадываюсь, попахивает мракобесием. Кто может в наше время сомневаться в необходимости и ценности знаний!?

И все же…

Самый первый грех, тот, который положил начало бесчисленному множеству последующих грехов, губящих человечество, тоже ведь связан с этим словом. «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел (Быт. 3:6)».

«Дает ЗНАНИЕ…» И вкусила… С этого и началось все злое в нашей жизни. Да что там «злое»! Сама смертьпришла в мир вместе с этим вот знанием.

Обратим, однако, внимание на слово «вожделенно», которое использует Писание, говоря о знании в этом отрывке. Всем известно, что такое «вожделение», но только в очень узком смысле этого слова. «Вожделение» — непреодолимое желание, нестерпимая жажда, неудержимое стремление к… понятно к чему. Но нет, оказывается, не только к тому, что имеют в виду произносящие это слово.

Человеческий дух вожделеет к знаниям более, чем к чему бы то ни было. Жажда знаний, толкнувшая первых людей совершить непоправимую ошибку, унаследована их потомками, всеми нами… К чему же приводит нас утоление этой жажды?

В Священном Писании о знаниях порой говорится достаточно скептически. «…Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь», — пишет Екклесиаст (Еккл. 1:18). «Знание надмевает…», — утверждает Апостол Павел (1Кор. 8:1). То есть делает надменным, высокомерным, гордым. А ведь ничто так не удаляет человека от Бога, ничто так не обезображивает его, как гордыня.

Вот и подумаешь, зачем же мы идем в школу, если плоды тех самых знаний, день которых мы празднуем, так ужасны! Чтобы стать гордыми и чтобы наша жизнь наполнилась скорбью?

«Ну, конечно! — скажет кто-то, — мракобесы-церковники всегда против знаний идут!» Припомнят нам и Галилея, и Бруно. Да нет, мы, конечно же, не против. Просто помним древнейшую мудрость, высказанную еще Конфуцием: совершенствование в познаниях только тогда ценно, когда ему сопутствует нравственное совершенствование. Без этого знания не только бесполезны, но опасны и разрушительны.

Это особенно хорошо заметно, когда смотришь не на отдельного человека, а на все человечество. Совершенно очевидно, что научный и технический прогресс человечества идет неизмеримо быстрее, чем духовный и нравственный. Все понимают, к чему это может привести, если ситуация не изменится, а что-то непохоже, чтобы она собиралась меняться. И если не в наших силах как-то радикально повлиять на то, что происходит с миром, мы можем многое сделать для того, чтобы тот ребенок, который вверен нашему попечению, которого послал нам Господь и доверил его вырастить и воспитать, стал прежде всего достойным человеком, а затем уже человеком, наделенным теми или иными познаниями.

Нет, не будем мы говорить ничего дурного о знаниях. Не будь в человеке жажды знать больше, чем он уже знает, не было бы никакого развития человечества. Остановилась бы история. Умерла бы культура. Но рядом с этой, в общем-то, благословенной жаждой познания должна быть другая жажда. Жажда совершенства. И это жажда должна быть сильнее первой. «Блаженны алчущие и жаждущие правды…», — говорит Иисус Христос. Речь идет не о том, чтобы добиваться правды там, где ее не хватает, а о внутренней правде, о праведности.

Высказывание апостола Павла мы привели не полностью. Прочитаем же теперь его до конца.

«Знание надмевает, а любовь назидает».

Не надо понимать это так, будто апостол противопоставляет одно другому. Речь здесь не о том, что обретение любви делает приобретение знаний ненужными. Просто, стремясь к знаниям, надо помнить, что украшают и совершенствуют они нас только в том случае, когда обретение их совершается одновременно с возрастанием в добре, в добродетели. А по словам того же апостола Павла, совокупностью всех добродетелей является любовь. Знания без любви разрушают и губят человека. Соединенные с любовью, они ведут его к Небесам.

В начале нового учебного года во всех церквях служится специальный молебен, который открывает тридцать третий псалом. Многие православные знают его наизусть, и он наиболее созвучен тому настроению, которое должно быть в сердцах всех приступающих к обучению, как учащих, так и учащихся.

Некоторые слова этого псалма мне хочется повторить по-русски в первые дни нового учебного года.

«Придите, дети, послушайте меня: страху Господню научу вас».

Об этом же неоднократно читаем и в притчах Соломона: «Начало мудрости — страх Господень» (Притч. 1:7). И пусть никого не настораживает слово «страх». Состояние страха представляется многим мучительным и унизительным. И правильно! Так оно и есть, когда человек боится того, чего не надо бояться, и не боится того, чего, а точнее, Кого надо бояться. Кто научился бояться Бога, тот уже в этой жизни не испугается ничего и никого.

Помните, как прекрасно в своей сказке А.С. Пушкин говорит о ветре: «Не боишься никого, кроме Бога одного». Тот, кто научился бояться Бога, по-настоящему бесстрашен, весел и свободен. И этот «бесстрашный страх» — преддверие подлинной любви! Вот чего хочется пожелать всем идущим в эти дни в школу.

«Удерживай язык свой от зла и уста свои от коварных слов. Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и следуй за ним», — читаем мы в этом же псалме.

Хорошо научиться отличать буквы и цифры, но еще важнее отличать добро и зло.

Прекрасно, если мы поняли, зачем предназначен тот или иной механизм, но беда, если так и не поймем, зачем родились мы на свет, зачем дана нам эта трудная и прекрасная жизнь.

Очень нужно знать нам об устройстве человеческого тела, о том, что делает его здоровым и сильным. Но куда важнее узнать о бессмертной душе и научиться правильно заботиться о ней, содержать в чистоте и делать ее прекрасной.

Ценно и полезно умение управлять механизмами и руководить людьми. Но если при этом мы не умеем управлять и руководить самими собой, своими желаниями, словами, поступками, то нет в том никакой пользы.

Учась в школе, мы познаем мир, изучаем законы, по которым он существует. Все это принесет прекрасные плоды только в том случае, если научимся воспринимать мир не сам по себе, а видеть в нем творение Божие. И если познание сотворенного мира будет вести к познанию Творца, если поймем, что все способности наши — дар Божий, данный для того, чтобы послужить Подарившему, если будем искать в каждом усилии, в каждом деле, в каждом успехе не самоутверждения и самоугождения, а Славы Божией.

Прекрасно хотеть знать больше, чем уже знаешь. Но еще прекрасней хотеть быть лучше, чем ты есть. Вложить в душу ребенка эту жажду, развить ее до такой степени, чтобы она стала самым главным стремлением подрастающего человечка, чтобы по мере взросления эта жажда только увеличивалась — вот, я уверен, важнейшая задача и родителей, и учителей, и воспитателей.

Будет это, и тогда и умножение познаний не станет, по слову Екклесиаста, умножением скорби. Не печаль и скорбь, а подлинную радость принесут знания тем, кто ищет их не для того, чтобы ему стало лучше, а для того, чтобы самому стать лучше.

Источник http://www.pravmir.ru/den-znanij/

0