sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ПЛАНИРУЕМ с БОГОМ (ждем чуда -чадо) » Вместо доверия Богу – планирование семьи.


Вместо доверия Богу – планирование семьи.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Совместимо ли планирование семьи с представлением о браке как малой церкви? А планирование дальнейшей жизни ребенка? Может ли ребенок быть помехой родителям?

Протоиерей Алексий Уминский

Ребенок как продолжение жизни в браке

Одно дело – семьи нехристианские, в которых желание пожить для себя и спланировать рождение ребенка в удобный момент своей жизни, — уже необсуждаемые вещи. Это стало почти нормальным, когда родственники настраивают: «Куда это вы с ребенком? Зачем вам это нужно? Подождите, пока закончите институт, найдите хорошую работу, у вас и жить-то негде». И вот в христианских современных семьях, вдруг, неожиданно, то же самое.

С одной стороны, молодые супруги освящают свой брак Таинством венчания, пытаются создать семью как малую церковь, а, с другой стороны, установки семейной жизни у них совершенно светские, секулярные, отделенные от церковного сознания. Вместо  доверия Богу – планирование семьи. Ведь в данной ситуации ребенок мыслится как некое удобное для родителей создание, которое им принадлежит. «Когда хочу, тогда и рожу. В удобное для меня время сделаю его удобным для меня». С этого, наверное, и начинается основа проблематики – что хотят родители от детей.

И если с самого начала в основание супружеских отношений закладывается то, что мы хотим именно для себя, то первым и главным вопросом является «Мне это нужно?» или «Мне это пока еще не нужно?» Это относится и к ребенку, который по сути является созданием Божьим и родительским одновременно, потому что родители зачинают ребенка в сотворчестве с Богом. Потому что Отцом ребенка всегда будет Бог, а не только папа с мамой. Бог принимает участие в зачатии ребенка, в рождении, Он — Отец ребенка и по плоти тоже. Если мы христиане и это понимаем, то зачатие ребенка, рождение его на земле, рождение его бессмертной души — это творческий акт, синергия Бога и родителей. И когда родители пытаются исключить Бога в этот момент своей жизни, они допускают то, что можно назвать ошибкой, но это больше, чем ошибка.

И с этого начинается отношение родителей, каким должен быть ребенок.

Некоторые родители пытаются планировать пол ребенка.

Казалось бы, мелочь, — пол ребенка. Но, по сути своей, это часто бывает моментом сильных разочарований со стороны отца или со стороны матери. Другой ребенок, который рождается как бы по их замыслу, становится более любимым. А ребенок, который родился не того пола, уходит на второй план. Необъяснимый, казалось бы, с логической точки зрения парадокс — чем мальчик лучше или хуже девочки? Но это ломает жизнь и тому ребенку, которого хотели видеть мальчиком и тому, кого не хотели видеть мальчиком.

Иногда мне говорят: «Вы знаете, моя мама всегда хотела иметь девочку, а я родился мальчиком, поэтому у меня с мамой отношения очень странные и непонятные».  Это оказывается печатью на всю жизнь. Родители иногда просто калечат детей.  Когда рождается не девочка, а мальчик, а если семья еще и неполная, одна мама, то часто у такой женщины возникает комплекс мужененавистничества, потому что ее бросили-обманули, и каждый мужчина для нее – потенциальный враг. Может, это умопомрачение уже относится к психиатрии, но, тем не менее, это реально существует.

Такая мама начинает воспитывать своего сына как девочку. В раннем детстве его одевают как девочку, отращивают ему длинные волосы, мама хочет видеть сына иным, и он становится иным. И ребенок получает весь комплекс психологических проблем, которые заставляют его сторониться мальчишеских игр или бояться войти в компанию мальчиков. Ну, кем он будет потом? Какое сообщество его примет как своего? Мать в этом случае – преступница, хотя она и хотела сделать для своего ребенка самое лучшее, самое хорошее.

Ребенок, как воплощение надежд и чаяний родителей. Ребенок — заложник успешности родителей.

Вообще, знак сего времени – успешность, настроенность на успех. Эта успешность и не позволяет родителям думать о ребенке  как о естественном продолжении семьи. Они планируют ребенка на какое-то отдаленное время, потому что он якобы может помешать успешности.

И вот успешные родители, в том числе, и христиане, рождают ребенка. Для православных родителей одна из составляющих успеха – церковная жизнь. Родители, которые сами не воспитывались в православии, которые не имеют опыта духовной преемственности  — семейной, церковной, которые прочитали такие хорошие книжки, как «Лето Господне» Шмелева или Никифорова-Волгина (эдакий XIX век, все умилительное православное – вербочки и свечечки), начинают воспроизводить прочитанное как эксперимент над собственными детьми. И во что это превращается?

Может получиться так, что родители хотят увидеть от детей хорошо разыгранный спектакль. Либо они требуют от детей того, чем сами никогда не обладали. Например, чтобы дети правильно вели себя в храме, чтобы они умели молиться,  чтобы они постились, не грешили и от сердца каялись. Чтобы родители смотрели на своих детей и переполнялись умилением, слезы радости текли бы по их родительским щекам – «Ах, какие у нас дети!» А к ним подходили бы прихожане и говорили: «У вас дети – ангелы!»

Главным родительским чувством становится родительское тщеславие. И когда ребенок начинает делать что-то не так и не то, что запланировано родителями, они начинают реагировать на него очень жестко. Они не понимают, почему ребенок так себя ведет, ведь они же все время ему говорят, как надо вести себя правильно. Т.е. они дают ребенку установку, а он ее не выполняет. И тогда может произойти непоправимое — эти установки родительскую любовь могут полностью свести на нет.

Бывает так, что родители пытаются совместить стремление к успешности с церковной жизнью. Чтобы ребенок вырос православным,  для начала они ищут православную няню. Потом они ищут православную школу. И думают, что можно преподать ребенку православие как один из предметов.

У родителей нет времени заниматься своим ребенком. Но при этом ребенок тоже должен быть успешным. Родители ищут не просто православную школу, а очень хорошую православную школу. Они выяснят, есть ли аккредитация, какие успехи при поступлении в вузы, что за дети там учатся, есть ли там дети знаменитых людей или знаменитых священников, — все это им очень важно для престижа. Дети попадают в православную школу, причем у родителей в угаре своей  успешности нет возможности вместе с детьми молиться, читать Евангелие, вместе причащаться Святых Христовых Тайн. Они имеют это в виду, безо всякого сомнения, православные родители хотят, чтобы все было хорошо. Но все-таки главное для них – успешность. И они считают почему-то, что православная школа должна заполнить то, что им не хватает в их семейной жизни, то, чему они сами не могут научить. А вера не может быть передана по-другому, как только от родителей к своему чаду. Вере нельзя научить в православной гимназии.

И получается, что такой ребенок в православной гимназии смотрится очень-очень странно. Он начинает вести себя там совсем иначе. Родители дарят такому ребенку самые крутые мобильники, у него хороший компьютер, он летом отдыхает на престижных морских курортах, он везде бывает, у него все есть. И ребенок этими вещами начинает хвалиться перед своими одноклассниками. И не потому, что он плохой. Потому что все эти мобильники, компьютеры, вся эта модная и крутая оболочка жизни – это компенсация родителей ребенку за то, что они с ним не проводят время, они с ним не бывают вместе. И ребенок очень хорошо понимает, что это — некий эквивалент любви. А любви-то самой нет. Ребенок начинает пользоваться этим, рассуждая примерно так -  если ничего другого нет, то давайте мне хотя бы подарки, да побольше.

И потом ребенку надо доказать перед другими детьми, что родители его любят. И тогда он начинает задирать других детей, показывать, что у него все есть, что он не такой, как другие. И это вызывает неприязненное отношение и у детей, и у учителей тоже. Мол, как же так? В православной гимназии так не положено. А ребенок  просто заложник родительского тщеславия.

Есть другой аспект в жизни православной семьи. Другая успешность. Когда родители хотят видеть своего ребенка «настоящим православным христианином».

И тогда родители изобретают всевозможные способы, как  быть успешным не во внешнем, а в духовном. Они начинают своего ребенка встраивать в некое клише, некий трафарет, который они срисовали с какой-то иконы или с Жития святых. Они берут Житие святого, какого-нибудь преподобного, например, Антония Киево-Печерского, или Феодосия Киево-Печерского, где написано, что в детстве святой в игры не играл, детей сторонился, в тишине на коленочках в хлеву молился, конфеточки не ел, а, наоборот, строго постился, обвязывая себя цепями. Или «млека в среду-пятницу не вкушал». Вот как надо делать святых! Вот как надо воспитывать наших детей. И с самого раннего детства родители начинают морить детей строгими постами, нагружать их молитвенными правилами,  водить ребенка на длинные службы, учить его только в православной гимназии, хотя не факт, что там ребенку будет хорошо. Запрещать ребенку играть с детьми не из православных семей, строго ограничить его дружбу, не давать ему смотреть телевизор, и страшилками разными его пугать. Родители хотят видеть своего ребенка благочестивым и не запятнанным грязью мира сего. Чем это кончится? А это кончается тем, что в старшем возрасте ребенок начинает курить, убегать в разные дурные компании, воровать в магазинах, пробовать наркотики. Потому что все, что вложено в ребенка, — все ненастоящее, все фальшивое, надуманное, неестественное. И в какой-то момент, когда ребенок становится взрослым, он понимает, что все это неправильно, что за этим не стоит любви, что это не ради Бога делалось, а ради того же родительского тщеславия.

Именно это происходит, когда родители трех-четырех-пятилетнего ребенка толкают на исповедь. «Иди к батюшке, поисповедуйся!»  И вот идет ребенок, которому на ушко нашептали, что нужно сказать, а родители чуть ли не плачут от умиления, как батюшка наклоняется к ребенку, накрывает его епитрахилью. Это просто шоу! Любимое родительское шоу «Младенец на исповеди».  Нет ничего слаще для родительского сердца, для родительского тщеславия, для родительских иллюзий. Но эти иллюзии кончаются горько. Ребенок уходит из храма.  Ребенок начинает быть противником церкви. И потом найти путь к Богу такому человеку бывает крайне-крайне трудно.

А что дети хотят от родителей?

На самом деле, дети иначе смотрят на родителей. Дети от родителей вообще ничего не хотят, кроме заботы и любви. Они не хотят видеть родителей святыми, генералами, олигархами, топ-моделями, космонавтами, великими пианистами. Ребенок на родителей никогда не смотрит такими глазами. Ребенок только, когда становится взрослым, начинает предъявлять претензии, потому что он оказывается обкраденным – он не умеет заводить отношения, не умеет принимать решения, не умеет любить, прощать. Он оказывается не тем, кем бы мог стать. Он жил в установках не любви, а прагматики и идеологии.

У детей на родителей другой взгляд. И это несовпадение — самое страшное, что происходит в семейных отношениях в понятиях воспитания. Было бы хорошо, если бы взгляд был общий, все друг на друга смотрели бы  равными глазами.

Прагматизм вымывает понятие культуры.

Что еще хотят от детей родители? Успешность проявляется не только в том, что ребенок потом поступит в бизнес-школу,  хотя я вижу по семьям многих прихожан, что это именно так. Вместо того, чтобы посмотреть на своего ребенка трезвыми глазами, родители с его раннего возраста предполагают, что ребенок должен войти в их бизнес, если они бизнесмены, или учиться в престижном вузе, который будет давать дивиденды в жизни – экономический, юридический сейчас очень популярен.

Родители часто не видят, кто у них ребенок, чем он болеет, какая у него душа, какие у него психологические проблемы, какие способности, к чему у него есть интерес. Как он рисует, как он слушает музыку, как ребенок выстраивает игрушки из лего. Или, вообще, как он смотрит на мир. И при этом совершенно забывается такое удивительное пространство жизни,  как музеи, как театры, как пение, рисование.

Любой прагматизм, православный или земной, абсолютно вымывает из сферы воспитания и общения культуру — когда ребенка приучают видеть красоту мира, слышать музыку, понимать стихи, смотреть на картины художников. Это не нужно, потому что не прагматично. Для православных это  вообще лишнее, вредное. Мало ли что там напишут! А импрессионисты вообще голых женщин рисовали!

Ребенка с ранних лет нагружают иностранными языками, компьютером, ролевыми бизнес-играми.

Вот пример одного детского тренинга. Группе детей предложили найти разумное решение в такой ролевой игре: нужно было отправить на  другую планету женщину и мужчину для продолжения жизни, но спастись могли только двое людей. У единственной женщины был больной муж, а красивых, здоровых  и успешных мужчин было несколько. Дети довольно быстро уяснили условие игры и решили, что нужно отправить на другую планету женщину и самого красивого и здорового мужчину. Все дети согласились с таким решением, кроме единственного мальчика, который сказал, что ни при каких обстоятельствах семья не должна быть разрушена, что спасать нужно именно семью.

Преподаватель  специально спровоцировала дальнейший спор, на мальчика было оказано довольно жесткое давление, но он стоял на своем.

После тренинга преподаватель позвонила маме этого мальчика с выводом, что в их семье есть какие-то глубокие проблемы. Хотя, по большому счету, глубокие проблемы были у всех детей, кроме именно этого мальчика. Но такие тренинги направлены на развитие навыков в достижении успеха, когда нужно уметь принимать жесткие решения, не всегда считаясь с человечностью и добротой.

Конечно, если родители настроены на успешность в отношении к своим детям, то спрос рождает предложения. В контексте этих установок будет формироваться воспитательная и образовательная система, будут предлагаться способы по реализации родительских амбиций, поэтому неудивительно, когда ролевая игра выявляет подобные вещи.

Призвание.

Ребенок с ранних лет начинает быть заложником родительских амбиций. Родители хотят, чтобы ребенок жил и развивался в соответствии с их мечтами. Кто-то хочет, чтобы его ребенок был великим пианистом, кто-то – великим программистом, великим экономистом, кем-нибудь, но обязательно великим. И страшно родительское разочарование, когда ребенок неспособен к этому. Потому что он совсем другой.

А призвание – это когда кто-то кого-то зовет, призывает. И вместо того, чтобы услышать Бога, как Он зовет по имени твоего ребенка, и Своего, в том числе, тоже, родители поворачивают ребенка только в свою сторону, отворачивают его от Бога, и с ранних лет формируют его как трафарет самих себя. Дети и родители, хоть и бывают внешне похожи, но по типу личности они могут быть совершенно разными. И родителей это страшно травмирует. «Как же так? Ты — слабак!»  Хотя он  — не слабак, просто он видит мир другими глазами и переживает по-другому. «Ты – урод, идиот, тупица», — говорят родители  маленькому человеку, который  в голове своей мыслит другими категориями, часто гораздо более богатыми, чем мыслят его родители. Но они не хотят принять его таким, каким он получился в сотворчестве с Богом. Они хотят его видеть, как Урфин Джюс своих деревянных солдатиков -  мой клон, мое продолжение, это мне принадлежит.

Это еще одна травма, которую родители, якобы из чувства любви, наносят своему ребенку, совершенно не замечая и даже не задумываясь о том, что ребенок им до конца не принадлежит.

Дорогие родители! Ваш ребенок – не ваш ребенок. Он ваш постольку, поскольку вы отвечаете за него перед Богом. И, вообще, посмотрите на него другими глазами. Увидьте в нем Бога, сына Божия. Каким он является, каким образом он реагирует на мир, что ему любо, а что не любо, на что он способен, а что вне его способностей?

Родители что-то хотят от ребенка, а что от него Бог хочет? Главный вопрос родительской педагогики: каким хочет Бог видеть моего ребенка? И на этот вопрос родители должны постоянно искать ответ. И к этому вопросу приближаться. Опять-таки, если зачат ребенок в сотворчестве с Богом, то дальнейшая его жизнь, воспитание – это тоже сотворчество с Богом. Тогда человек не ошибется, а если и ошибется, то несильно. Тогда в семье всегда будет присутствовать наполненность, потому что присутствие Божие там, где «двое или трое во имя Мое». А тут получается — «двое или трое во имя свое. Я хочу ребенка для себя…» Тогда все, для Бога места нет. И это очень грустно.

Любимое занятие родителей — бесконечное сравнение своих детей с другими: когда ребенок пошел, когда заговорил, когда перестал носить памперсы…

Это тоже показатели успешности. Умные родители понимают, что это ровно ничего не значит.

Я вспоминаю давний-давний случай, когда мы с прихожанами еще во времена советской власти собирались вместе с детьми, устраивали детские спектакли, и потом дети выступали с концертом. И вот я помню, как кто-то из родителей толкает на сцену четырехлетнего мальчика, и отец с замиранием ждет, как его сыночек прочтет стихи Пастернака «Рождественская звезда», чтобы все просто упали. Ребенок стоит, сказать ничего не может, а папа шепотом подсказывает: «Стояла зима. Дул ветер из степи.…»

Ребенок молчит-молчит, потом от папы отворачивается и начинает читать другой стишок: «Шел по улице малютка, Боже, говорит малютка, я замерз и есть хочу…»

И так он это прочитал со слезой! Все аплодировали бурно, а папа был в негодовании.

Замечательный ребенок, который победил своих родителей и не дал им возможности его изуродовать. Здесь он был победителем!

Больные дети.

Колоссальная проблема, когда родители хотят видеть ребенка здоровым и счастливым, а на свет появляется ребенок с синдромом Дауна  или инвалид…

Недавно стала обсуждаться болезненная тема, когда один из душевно уродливых журналистов стал призывать уничтожать инвалидов. Я думаю, что многие люди боятся, им некомфортно высказать такие мысли вслух, но по жизни они поступают примерно так же. Этот журналист хотя бы честно высказывает свое мнение, навлекая на себя гнев человечества, а человечество, по сути своей, давно поступает подобным образом, но только, прикрываясь красивыми лживыми одеждами. Такое отношение к инвалидам у многих людей сформировано давно. Поэтому мужья бросают жен, если рождается больной ребенок; семьи оставляют таких детей в роддомах, не хотят брать на себя этот крест; врачи предлагают аборты на любых сроках беременности, в том числе и на поздних. И эти люди, в общем-то, ничем не отличаются от того журналиста.

Но вот когда все-таки в семье случается больного ребенка принять,  то тут как раз и совершается удивительное чудо! Потому что от такого ребенка ничего нельзя хотеть. Через такого ребенка нельзя удовлетворить ни одну свою родительскую амбицию. И для этого ребенка можно только жить.

И тогда эти замечательные мужественные родители, христиане или не христиане, все равно они прекрасны, отдают свою любовь больному ребенку, и эта любовь тоже наполняет их жизнь. Потому что в этот момент именно «во имя Мое», даже если они не христиане, но все равно – во имя Любви. И эти родители, неся двойной крест – больного ребенка и то, что общество таких людей не принимает,  не любит, отворачивается от них, — хранят этого ребенка как драгоценное сокровище. Страшного, казалось бы, уродливого, ничего не понимающего, но окруженного родительской заботой и любовью.

Мне все-таки приходится видеть такие семьи. Слава Богу, они есть. Родители ничего не хотят от такого ребенка. Они ангелами таких детей называют. Да, именно ангелами.

У меня в приходе есть такая семья, в которой больная девочка совершенно не развивается. Ей уже 14, ее такую огромную приносят к нам в храм, я ее все время Кровью, как младенца, причащаю. И родители все время говорят: «Варенька сидит на диванчике, и такое ощущение, что вся комната светом полна. Мы все от нее этим светом просвещаемся и греемся».

Они хотели родить еще ребенка,  Бог не дал им, они вовремя прекратили эти попытки, потому что это разрушило бы всю эту ситуацию, больной ребенок был бы поставлен на задний план. Слава Богу, они вовремя это поняли. Желание иметь здорового ребенка естественно для всех, желание продолжить свой род и вложить в своего ребенка все, что ты знаешь, — это правильно и хорошо, так и надо. Но в такой ситуации родители не могут дать своему ребенку свои знания, свои умения, но могут дать свою любовь. Эти родители ничего не хотят от своего ребенка. Может, они и хотели бы, но у них нет такой возможности.

Но они с этим смиряются, и родителям, у которых здоровые дети, можно многому научиться у таких семей, научиться правильному отношению к своим детям…

«Дети, куда вас дети?»

Когда наступает родительский отпуск, дети отправляются к бабушкам-дедушкам, чтобы самим родителям куда-то уехать, не взять детей с собой, освободиться от них. Родители целый год готовятся к отпуску – куда бы поехать, как бы отдохнуть, дети здесь являются явной помехой.

Конечно, отношение к детям, как некой обузе в какой-то момент аукнется родителям точно. Родители совершенно не замечают этого и уверены, что детям у бабушки с дедушкой очень хорошо – свежее молочко, речка, ребята, и бабушка с дедушкой счастливы, что наконец-то им отдали их внуков, — как мы хорошо все придумали! Всякое бывает, в какой-то момент случается так, что родители вынуждены оставить детей на какое-то время. Но, однажды назвав детей обузой, назвав детей помехой, сделав себе такое послабление,  сделав даже правилом – «вы нам сейчас будете мешать», — все это обязательно будет замечено детьми. Родители зря думают, что дети маленькие и ничего не понимают. Они зря думают, что, если они не при детях что-то сказали и как-то себя проявили, то в общем-то ничего страшного не произошло.

Если родители при детях пытаются сохранить между собой мир, а на самом деле у них вражда, то дети будут видеть ровно то, что есть. Детское чутье, детская интуиция – потрясающая! Дети очень открыты для всего, и для этого тоже. Дети, может, не будут понимать, что они видят, не будут это осознавать, но это станет их детской проблемой, потому что они будут это чувствовать, а найти этому объяснение или оправдание они не смогут, и это ляжет в детскую душу тяжелым грузом. И потом это может неожиданно проявиться в отношении к родителям.

Что дети хотят от родителей?

На раннем этапе дети от родителей хотят только одного – чтобы они были. Были как родители. Не те, кто кормит, покупает вещи, водит куда-то, т.е. выполняют родительские обязанности, а именно были родителями. И часто дети в раннем возрасте могут это не получить. Хотя родителям кажется, что они делают все, что необходимо детям для жизни.

А детям нужно только одно -  сердечное тепло, внимание, когда им внимают, когда их пытаются разглядеть. Не отвлекаясь на секунду от телефона: «Ну, что тебе надо?», не между сериалами или газетами, не между телефонными разговорами, а когда к детям приковано все внимание. Причем неважно, что в этот момент дети что-то просят, или говорят чепуху, или просят ответить на совершенно банальный вопрос, — дети все время требуют от родителей внимания. Когда дети плачут, когда задают нелепейшие вопросы, которые родителей раздражают, затевают драку с братьями-сестрами, — дети просят только родительского внимания.

Конечно, бывает, и детская ревность, например, к маленькому новорожденному ребенку. Но по большому счету, проблем нет, когда родители привыкли детям внимать, когда родители любят детей прижимать к себе, когда родители любят поиграть с детьми в какую-то ерунду, заняться ими так, как детьми занимаются бабушки и дедушки. Потому что довольно часто именно у бабушек и дедушек просыпается чувство горячей, совершенно запредельной нежности к своим внукам, и бывает это именно потому, что в свое время они не смогли дать это собственным детям. И родители иногда стараются таких дедушек-бабушек держать на расстоянии, понимая, что такое отношение может быть детям где-то и во вред. Конечно, во вред, потому что это от  дедушек-бабушек, а не от мамы и папы. А если заботы достаточно, то даже если детей несколько, то между ними не будет конкуренции за родительское внимание, потому что каждый в свое время получил все в полноте. Детям от родителей на каком-то этапе нужно только это.

В этот период дети не понимают, успешны их родители или нет, большая у них зарплата или маленькая, есть у них проблема с карьерным ростом или нет, какие у них часы на руке — Rolex или Победа, есть у них машина или нет. А родителей волнуют именно эти вопросы. А если бы родителей это не волновало, а волновали именно дети, то все бы и сложилось.

Потом наступает другой этап, когда дети взрослеют, и им очень важно видеть в родителях пример. Это не значит, что примером родители становятся для детей в возрасте 10-14 лет. Начиная с 4 лет, дети смотрят на родителей, как на пример отношений с миром. Как родители ведут себя по отношению друг к другу,  как родители ведут себя по отношению к другим людям, как родители ведут себя в метро, в магазинах, театре, как родители ведут себя в церкви?  Как родители отвечают на грубость, как родители отвечают на добро, как они реагируют на нищего или бомжа, который сел рядом с ними? На массу других вещей дети смотрят, конечно, неспециально смотрят, не следят за ними. В это время происходит полное узнавание родителей как людей – как они себя ведут, каким образом они проявляют себя в этом мире как люди.  Сначала дети ни о чем не спрашивают, а потом на каком-то этапе начинают задавать вопросы.

Потому что следующий этап – сравнение. Дети начинают сравнивать свой опыт с тем, чему их родители учат. Родители учат – что такое хорошо и что такое плохо, по каким критериям нужно выбирать себе друзей, как надо себя правильно вести и т.д.. И дети начинают задавать вопросы «А почему?» Потому что вполне может быть странная раздвоенность – между своим жизненным опытом и тем, чему их учат. И тогда дети хотят от родителей правды.

Следующим этапом дети смотрят на честность, на искренность родителей, на их реакцию на происходящее в мире, нет ли тут подлога и подмены.

Из этого всего и складывается воспитание. Отношения с детьми складываются из того, что родители хотят от детей, и что дети хотят от родителей. Дети хотят правды, и они ее должны получить в достаточно раннем отроческом возрасте, когда они уже способны исповедоваться, способны решать какие-то первичные вопросы бытия, добра и зла, межличностных отношений, правды и лжи, вопросы совести. И детям важно увидеть в родителях правду. Или неправду. И тогда начать как-то с этой проблемой жить и каким-то образом эту проблему начать решать.

И после того, как этот вопрос в глазах детей решается – правда или неправда,  ложь или истина, наступает следующий этап – чего тогда хотеть от родителей? Может наступить такой момент, когда дети ничего, кроме претензий, от родителей получить не смогут. Потому что ребенок будет не таким. Не таким, потому что в ответах родителей на свои вопросы он не нашел правды. Он перестал им доверять, он перестал задавать им вопросы, он перестал верить словам родителей, потому что это только слова.

И тогда ребенок начинает свой собственный поиск правды – сложный, подростковый, протестный,  через нарушение дисциплины, через дурные компании, через возможность попробовать запрещенные плоды. И уж как он потом выбирается из этого поиска, или просто его оставляет, понимая, что в жизни правды нет и надо жить по законам зла и лжи, и он выбирает эти законы, либо он через какие-то собственные сложные пути находит эту правду, но тогда уже без родителей.

Либо ребенок начинает хотеть от родителей дружбы, на следующем уже этапе. Настоящей серьезной дружбы и доверия. Он хочет, чтобы родители ему доверяли. Он хочет, чтобы родители в него поверили. Чтобы родители предоставили ему возможность быть похожим на них, подобно им поступать. Он будет делать ошибки, поступать неправильно, и вот реакция на эти ошибки со стороны родителей должна быть очень хорошей. Ребенок должен получить поддержку. Он находит в родителях доверие, когда видит  не раздвоенность, а правду, а если есть раздвоенность, то, по крайней мере, он видит, как родители с ней борются, не соглашаются с ней, как они с ребенком умеют быть откровенными даже в том, что у них не получается.

Это очень важно, ведь родители могут быть и не совсем удачливыми, не только в мирском смысле. Папа может быть пьющим, предположим, но очень добрым. И дети этого доброго, но пьющего папу будут любить и не будут его стесняться. Может быть что-то большее, чем жизненные проблемы родителей, их ошибки, их падения. Все может быть в жизни,  но момент искренности и правды не будет упущен, даже в не во всем благополучных семьях.

У нас в гимназии была такая семья, где был очень сильно пьющий папа, а дети – такие чУдные все выросли, так за папу молились! Замечательная семья, мать жила без осуждения своего супруга, хотя там наверняка были безобразные сцены при детях, но все ведь может случиться.

Жить не по лжи – это самое главное.

На разных этапах своего формирования дети хотят от своих родителей разного. Казалось бы, разного, но всегда одного и того же — они хотят настоящих отношений, чтобы родители были с детьми настоящими. И больше ничего.
http://www.pravmir.ru/chto-roditeli-xot … roditelej/

0

2

Слово св. Иоанна Златоуста на Рождество святого пророка, предтечи и крестителя Господня Иоанна.

Благовременен день праздника и всеобщей радости, в который мне пришли на мысль служение Гавриила и священство Захарии, и я думаю об осужденном на немоту за неверие. Вы слышали евангелиста Луку, повествовавшего, как праведный Захария, когда по "по жребию, как обыкновенно было у священников, досталось ему войти в храм Господень для каждения, вошел в храм Божий, а все множество народа молилось вне во время каждения. И вот ангел Господень явился ему, стоя по правую сторону жертвенника кадильного. Захария, увидев его, смутился, и страх напал на него. Ангел же сказал ему: не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн" (Лк.9-13).

О, странное и таинственное чудо! Справедливо Захария возразил ангелу. Он требовал одного утешения, и получил другое; молился за народ, и назван был отцом сына: искал прощения грехов, и получил обещание разрешения бесплодной утробы. Захария более желал исцеления душ согрешивших, чем беременности Елизаветы. Справедливо Захария смутился и устрашился и как только увидел ангела, сказал в душе своей: странен приход этого человека, странно его обещание! Кто сей, что смело вступает в священный храм? Кто сей, что стоит справа алтаря кадильного? Кто сей, что блестит образом чуждого вида? Кто сей? Я не видел человека с крыльями, ни птицы в образе человека; кто же это, что наполняет мою душу страхом? Кто се - светоносец по устам, говорящий великое, при закрытых устах? Кто этот - наблюдатель за моею чредою? Кто он, что препятствует моему ходатайству? Народ, вне молящийся, ожидает меня с ответом от Царя небесного, а этот задерживает меня внутри; чрез меня они приносили моления к Царю, прося прощения в грехах; об этом я молюсь, чтобы исполнить желание народа, чтобы показать действие своей чреды; итак, перестань, кто бы ты ни был, устрашающий меня! Если ты ангел, посланный Богом, то содействуй в моем деле, сострадай вне плачущим, сокрушайся с сокрушающимися. Что за выгода для народа, если у меня будет сын? Что за польза, если Елизавета станет кормить грудью дитя? Что за выгода, если я оставлю наследника? Отойди, устрашитель мой, кто бы ты ни был, отойди от меня! Мы стары; миновало время зачатия; погасла страсть брака; время охладило жар; мы оба мертвы для смешения; юность не цвела, - как старость произрастит?

Так думал Захария. Ангел же говорит ему, как ты сейчас слышал: не бойся, Захария, не смущайся помыслами; я ангел света, а не тьмы; я Гавриил, один из начальников у Царя небесного; исполняю повеление, - не по своей власти приказываю; я послан объявить тебе, а не сделать над тобою насилие; облечен я видом, , а не в обнаженном существе являюсь пред тобою; пославший меня щадит твою жизнь; не бойся, я послан благовестить тебе, а не изумлять тебя; ты превзойдешь старость, и седое бесчадство и бесплодную утробу; и кто рождает по желанию? Это дар Божий, не изобретение человеческое; разве ты не слышал слов Господа: Я есмь творец человека, "и образовавший дух человека внутри него" (Зах.12:1). Не веришь, Захария? А как был создан Адам, как Ева была сотворена, как Исаак был рожден? Авраам в послушании не ошибся; а ты, иерей, не веришь! Неужели бессильно у Бога всякое слово, Захария? По своей старости ты возражаешь, старец, - телесное омертвение полагаешь сильнее Бога. Если бы ты не видел примера Авраамова, то основательно сомневался бы; ссылаешься на помощь природы, и не веришь настоящему божественному обещанию, но сомневаешься и споришь? О малом ты просишь, и много получаешь. Ты молишься только об иудейском народе, а я благовествую тебе о том, кто все племена приготовит к спасению.

Захария, услышав это, и, немного отвратив свой взор, в ответ говорил Ангелу: что ты говоришь, Ангел? Родит жена моя? Что же - об этом я молился, или совершаю каждение в свою чреду ради того, чтобы пред народом высказать свою плодородность? Я прошу о прещении грехов, и ужели сверх этого пожелаю разрешения неплодства? Желаю для народа облегчения, неужели для Елизаветы обременения? Я призываю израненные души к уврачеванию, и неужели, чтобы иссохшие сосцы стали млекоточными? Что ты говоришь, Ангел? Жена моя родит? И что за выгода в этом для вне молящихся? Ужели, услышав, не побьют меня камнями, со словами, что я становлюсь главным иереем не за них и не для общеполезного спасения, но только за себя, что не благословение, а сына я принял? Я теперь уже не думаю о деторождении; отойди! Я этого уже не желаю; о чем я молился, того не получил; и теперь ты мне объясняешь одно вместо другого; неужели же от времени не прекратилась старость? Мы не можем ходить без посоха, и как теперь нам повелевают начать свое деторождение? Старость отвергает природу; это дело вне веры; в гроб мы глядим, и будем нанимать кормилицу? Нет, я теперь уже нисколько не думаю о деторождении, я ищу спасения народа и счастья племени, пленения врагов и благоденствия города, а не детского плача, пеленок и кормления; я нисколько не думаю об этом. Как я окажусь отцом природного сына? Старость отталкивает от себя веру; вне природы это дело; я иду с посохом, как с конем, и ты побуждаешь меня к брачному делу, когда всё тело моё стало гробом? Чем мне убедиться в этом, скажи мне, великий Гавриил? Скажи, чем мне убедиться в этом? Вот мои члены трясутся, вот по старости мы оба в землю смотрим. Если бы один был молод, а другой состарился, была бы некоторая надежда на сказанное; теперь тело нас обоих дряхло; ничего другого мы не ожидаем, кроме серпа смерти, как зрелые колосья во время жатвы; если ты во всём истинен, что говоришь, владыка Гавриил, то дай наперед какое бы то ни было знамение, вручи мне залог обещанного чуда. Чем мне убедиться в этом? Аарон не поверил бы, если бы не расцвел жезл; Моисей не был бы удостоверен, если бы его рука не побелела; Гедеон не понял бы, если бы не было росы на руне; Езекия не признал бы, если бы солнце но отступило назад; чем мне убедиться в этом? Ты дай знамение, и я буду рад, как юноша; дай знамение, чтобы Елизавета не посмеялась легкомысленно, как Сарра; чем убедиться в этом, вестник Архангел? Откуда для меня очевидны твои слова ко мне? Если я являюсь вторым Авраамом, если будет и для меня свойственное Аврааму, то войди в мой дом, и я омою твои ноги, после совершенного путешествия, и предложу тебе трапезу, исполненную тайны; Елизавета замесит три саты муки, предизображая церковь; спрашивай тельца, чтобы тебе одарить сыном. Чем мне убедиться в этом, о то, приносящий нам на землю прекрасное благовестие свыше? Зачем, Ангел, преднарекаешь мне имя сына, и исчисляешь добродетели еще не существующего? Покажи мне то, что свыше природы, чтобы мне поверить тому, что против природы. Если небо станет шатром, и я обновлюсь; если море изменится, и жена моя Елизавета станет матерью; если солнце будет задержано, и иссохшие сосцы источат молоко; если луна низвергнется, и иссохшая утроба увлажнится. Чем мне убедиться в этом, "по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных" (Лк.1:18).

Ангел тогда сказал Захарии: ты требуешь от Бога ручательства. Считаешь немощь сильнее Владычнего обещания? Не боишься наперед расспрашивать приносящего тебе благовестие? Чем мне убедиться в этом, - говоришь ты. Разве тебя посылают в Египет, чтобы устрашить фараона? Чем мне убедиться в этом, - говоришь, Захария. Разве ничего сверхъестественного Бог не делает? Ты спрашиваешь последовательности у природы, и не видишь изумительного дела Божества. Скажи мне, Захария, на чем укреплены столпы земли? Чем поддерживается свод неба? Где изобретаются вместилища облаков? Где образуются капли дождя? Где создаются хлопья снега? Кто руководит течением солнца? Кто полагает предел умалениям луны? Кто исчислит множество звезд? Море во время бури как удерживается песком? Как смешиваются теплые потоки? Как создается мрак тумана? Как образуется человек во утробе? И как женский пол оказывается слабее мужеского? Чем мне убедиться в этом, - говоришь, Захария. Ты ищешь последовательности природы, где дело Божие? Не веришь, что может родить бесплодная? Что же - если услышишь, что Дева сверх ожидания рождает? И может ли быть прежнее неверие верою? И за то теперь наказывается неверие в виду бесплодности, чтобы ты не усомнился в чуде в виду Девы: "ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить" (Лк.1:20). О, человеколюбивое наказание, производящее скорее исправление! Ангел вразумляет поколебавшийся голос, обуздывает дерзкий язык: "он объяснялся с ними знаками, и оставался нем". Хорошо у Евангелиста записано и это - оставался; молчание ожидает рождаемого голоса, Захария - Иоанна, старец - сына, иерей - пророка. Этим ангел говорит: так как ты, как неверующий, ищешь знамения от Бога, то прими биченосное знамение в собственном своем теле: "будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется". Где орудие противоречия, там и мщение; где необдуманная смелость, там и воспитательная вожжа; где была дерзость, на том и наказание. Бог желал, Захария, чтобы ты сделался проповедником такого чуда: рождается начальник воинства Царя небесного и предуготовитель освобождения мира от грехов. Так как ты сделал для себя немощь тела сильнее Владычнего обещания, то за это "будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время". Видишь ли, что без веры ничто из должного не совершается.

Только что услышал Захария эти слова, тотчас вышел из храма, с молчанием, наградою за неверие. О, чудо! Он вошел для освобождения других, и сам вышел осужденным; принося богослужебное каждение, вынес знак изгнания. Народ ждал услышать что-нибудь благое от него, а он выражал знаками: "никто пусть меня не спрашивает; я устрашаюсь Владычнего негодования". О, изумительные дела! Захария обуздывается, и Елизавета благоденствует; язык немотствует, и утроба беременеет; болезнь утробы переселяется на язык; речь обуздывается, и рождаемое освобождается; Захария молчит, и Иоанн играет.

Лишь только бесплодная увидела Деву, утренняя звезда заметила солнце, и сильно взыграл Иоанн в материнской утробе, обвиняя медлительность природы: я, говорит, проповедник Владыки, и зачем связан узами, подобно сорабам своим? Предварю время рождения, не буду ждать родов, чтобы не потерять своего течения, чтобы Владыка не опередил заключенного раба, чтобы последовательность природы не сделалась нарушением порядка; я узнал Присутствующего, и не переношу молчания; я узнал Предпославшего меня в путь пред лицом Своим, чтобы приготовить путь Его пред Ним; я поколеблю узы природы, потому что спешу проповедовать. О, изумительные дела и чудеса! О чем не ведали на небесах ангелы, узнал Иоанн, во утробе носимый, и говорил матери своей. Для Престолов Он был не заметен, и, носимого во утробе приходящий Бог не опередил; от Господств Он скрыл тайну домостроительства, но открыл ее носимому во чреве; и с каким благовестием пришел Архангел к Богородице, это внушил внутри играющий младенец. Пришедший Освободитель нашего рода, будучи во чреве, прибыл к своему другу, Иоанну; и видно было, что Создатель приветствует создание, что Царь пребывает в шатре воина, что Владыка входит в дом раба. Иоанн, увидев из утробы находящегося во утробе, старался превзойти границы природы, говоря: я не знаю ограниченного природою Господа, и не буду ждать времени рождения; мне не нужны для рождения девять утробных месяцев; не нуждаюсь в этом теперешнем заключении; и почему не выйти из уз, удерживающих меня? Я выйду, кратко объявлю значение дивного дела; я печать божественного пришествия; я утроба воплотившегося Бога Слова; вострублю, и отцовский язык сделаю красноречивым; вострублю, и материнскую омертвелую утробу оживлю. Выйду, предтеку с проповедью, возглашу всем присутствующим: "вот Агнец Божий, Который берет [на Себя] грех мира" (Иоан.1:29). Таково играние Иоанна, или лучше, слова.

"Елисавете же настало время родить, и она родила сына. И услышали соседи и родственники ее, …и радовались с нею" (Лк.1:57-58). Ибо чудом было то, что в старости и с заматоревшею утробою родила Елизавета; это зависело не только от плотского отца, но и от Бога Слова. Об этом свидетельствует сам Архангел Гавриил, сказавший Захарии: вот "жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн; и будет …и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей; и многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их; и предъидет пред Ним в духе и силе Илии" (Лк.1:13,15-17).

О, рождение сына иной, изумительной природы! Оно было изумительно и неестественно, так как обычно тот, кто рождает, при содействии страсти рождает, - и та, которая рождает, в болезнях рождает. В чем же скорбь Елизаветы, когда присутствует Святой Дух, а не неопытная восприемница, когда это дело благодати, а не тягость природы? Слушай! Этот труд был ничтожным в сравнении с радостью. - Не после своего рождения Иоанн получил благодать, но из материнской утробы одевшись освящением, стал дивным предводителем, как сказал Ангел: "Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей… и предъидет пред Ним в духе и силе Илии" (Лк.1:15,17). Кто кому будет предшествовать? Иоанн Владыке Христу; поэтому он называется Предтечею, как можно слышать из слов самого Иоанна о Спасителе: "за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня" (Иоан.1:30). За мною - по времени; прежде меня - по престолу.

Почему Гавриил сказал, что Иоанн предшествует Царю Христу в духе и силе Илии Фесвитянина? Слушай внимательно! Илия значит - Бог. Так как Иоанн имел в самом себе Бога, - он исполнился Духа Святого еще от чрева матери своей, а Бог есть Дух, - то о нем говорил Господь чрез пророка за много времени раньше: "Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною" (Мал.3:1, ср. Мрк.1:2) и многих обратит от заблуждения к истине; ради этого Иоанн предшествует Господу в духе и силе Илии, так как у Иоанна много было сходства с Илиею.

Конечно, сын рождается, и речь возвращается к отцу. Захария, когда его спрашивали, как бы он желал назвать дитя, - потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему. Не поверивший словам Ангела теперь вынужден писать о явлении, проповедовать письмом; тогда по слуху не принявший сказанного теперь законодательствует рукою, пишет о бывшем. И, дав имя ему, получил речь: отсюда "все удивились. И тотчас разрешились уста его и язык его, и он стал говорить, благословляя Бога" (Лк.1:63-64).

О изумительное и странное чудо! Пишется имя сына, и немые уста отца открываются; Иоанном называется, и язык называющего устрояется. Видишь ли, как он не погрешил, и мы не погрешили, сказав приличное объяснение? Вот имя самого праведного открывает немые уста, и побуждает неподвижный язык. Так вопиющий Иоанн обнаруживается, что даже самое его имя вызывает голос: я "глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему" (Мф.3:3). О, чудо! Слово пребывает, и голос предвозвещает; Владыка идет, и раб предпосылается. Итак, возрадуемся и возвеселимся, что Елизавета родила и Захария возговорил; что неплодная произвела, и старец воскликнул; что восковая дощечка была спрошена, и язык иерейский разрешился и голос возвратился; что Предтеча явился и весь мир возрадовался.

Здесь следовало бы закончить слово, но Захария не позволяет восклицаниям: "благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему" (Лк.1:68). Изумительные дела! Что говорит Захария? После своего исцеления от немоты Захария первый раз воскликнул: Благословен Господь. Что это значит? Захария был мертвым, и воскрес. Он не был мертвым по природе, но перенес подобие смерти. Он удерживался молчанием, как гробом, и как пеленами, был связан узами языка; он возвратился к жизни, не дыша священством, и принес оплакивание, горесть народа. Когда упраздняется иерей, скорбят все, за кого он ходатайствовал. После этого образного воскресения Захария первый раз воскликнул "благословен Господь Бог израилев". О, Захария! Если бы ты не увидел духовного колоса, не узнал духовного земледельца, не получил дара, то не благословил бы дателя. Но Захария восхвалил Бога пророческою песнею, достойною дара. Воскликнем и мы: благословен Господь Бог христианский, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему. Ему слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ПЛАНИРУЕМ с БОГОМ (ждем чуда -чадо) » Вместо доверия Богу – планирование семьи.