Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ГРЕХ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ(о страстях и покаянии) » Многозаботливость : Не нужно прилепляться душой к суетному


Многозаботливость : Не нужно прилепляться душой к суетному

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Враг нам так может мозги закрутить, столько даст заботы, суеты земной, лишь бы только отвлечь от Бога, от молитвы, от добрых дел. На первом месте, помните, должно быть спасение души! Господь и вечная будущая блаженная жизнь должны быть постоянно перед нашими глазами.

http://s5.rimg.info/33dbb0986507ae6e94ee9dc1fc9bcc33.gif
Толкование на Евангельское чтение :
Феофилакта Болгарского

Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Он говорит это: если ты пригвоздил свой ум заботой об имуществе, то ты погасил свой светильник и омрачил свою душу, ибо как глаз, когда он чист, то есть здоров, освещает тело, а когда худ, то есть нездоров, оставляет его во мраке, так и ум ослепляется заботой. Если же ум омрачен, то душа делается тьмой, а тем более тело.

Никто не может служить двум господам. Под двумя господами разумеет тех, которые дают противоположные приказания. Мы, например, делаем своим господином дьявола, как и свое чрево богом, но наш Бог по природе и истинно есть Господь. Не можем мы работать Богу, когда работаем маммоне. Маммона же есть всякая неправда.

Ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. Видишь ли, что для богатого и неправедного невозможно служить Богу, ибо корыстолюбие отторгает его от Бога?

Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. "Посему", то есть почему? Потому, что имуществами отторгаются люди от Бога. Душа, как не имеющая тела, не ест, но Господь сказал это по общему обыкновению, ибо душа, по-видимому, не может оставаться в теле, если плоть не питается. Господь не запрещает трудиться, но запрещает целиком предавать себя заботам и пренебрегать Богом. Должно и земледелием заниматься, но должно заботиться и о душе.

Душа не больше ли пищи, и тело одежды? То есть Тот, Кто дал большее, образовав душу и тело, разве Он не даст пищи и одежды?

Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Господь мог указать в качестве примера на Илию или Иоанна, но Он напомнил о птицах, чтобы пристыдить нас, что мы неразумнее и их. Бог питает их, вложив в них естественное знание для собирания пищи.

Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? Господь говорит: "Как бы ты ни заботился, но ты ничего не сделаешь помимо воли Божией. Зачем же утруждаешь себя понапрасну?".

И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут? Не трудятся, ни прядут. Но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них. Не одними только неразумными птицами Он стыдит нас, но и кринами, которые усыхают. Если Бог так украсил их, хотя это не являлось необходимым, то не тем ли более Он удовлетворит нашу нужду в одежде? Показывает также, что хотя бы и много заботился, однако ты не сможешь украсить себя подобно кринам, ибо мудрейший и изнеженный Соломон за все время своего царствования не мог надеть на себя что-либо подобное.

Если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры. Отсюда научаемся, что не должно заботиться об украшении, как это свойственно тленным цветам, и что всякий, украшающий себя, уподобляется траве. Вы же, говорит, разумные существа, для которых Бог создал тело и душу. Все, погрязшие в заботах, - маловерны: если бы они имели совершенную веру в Бога, то не заботились бы так напряженно.

Итак, не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или: что пить? или: во что одеться? Потому что всего этого ищут язычники. Есть не запрещает, но запрещает говорить: "что будем есть?" Богатые с вечера говорят: "что будем есть завтра?". Видишь, что Он запрещает? Запрещает изнеженность и роскошь.

И потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и все это приложится вам. Царствие Божие есть вкушение благ. Оно дается за жизнь по правде. Итак, кто ищет духовного, тому по щедрости Божией прилагается и телесное.

**********
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 5, 1-10; Мф. 6, 22-33). "Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно". Оком называется здесь ум, а телом весь состав души. Таким образом, когда ум прост, тогда в душе светло; когда же ум лукав, тогда в душе темно. Что такое ум простой и ум лукавый? Ум простой тот, который принимает все, как написано в слове Божием, и несомненно убежден, что все так и есть, как написано: никакого хитроумия, никаких колебаний и раздумья нет в нем. Ум лукавый тот, который приступает к слову Божию с лукавством, хитрым совопросничеством и подъискиваниями. Он не может прямо верить, но подводит слово Божие под свои умствования. Он приступает к нему не как ученик, а как судия и критик, чтоб попытать, что-то оно говорит, и потом или поглумиться, или свысока сказать: "да, это не худо". У такого ума нет твердых положений, потому что слову Божию, очевидно, он не верит, а свои умствования всегда неустойчивы: ныне так, завтра иначе. Оттого у него одни колебания, недоумения, вопросы без ответов; все вещи у него не на своем месте, и ходит он впотьмах, ощупью. Простой же ум все ясно видит: всякая вещь у него имеет свой определенный характер, словом Божиим определенный, потому всякой вещи у него свое место, и он точно знает как себя в отношении к чему держать, ходит, значит, по дорогам открытым, видным, с полною уверенностью, что они ведут к настоящей цели.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//55/646/55646080_1267040678_810.gif

Проповедь митрополита Сурожского Антония

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

При чтении слов Спасителевых о том, что можно было бы жить так просто, так беззаботно, если душой не печься пище и питии, а телом о том, как одеться, два различных чувства борются в нас.

С одной стороны кажется, да, как было бы это просто и почему бы так не жить? Почему не сбросить с себя ответственность? Почему не сбросить с себя озабоченность, которая нас постоянно мучает? А с другой стороны другое чувство. Да это же невозможно. И вот перед нами встает вопрос: неужели сказанное Христом невозможно? Разве то, что Он нам заповедует, не является путем жизни? Как разрешить эту раздвоенность нашей души?

Мне кажется, обратив внимание на те строгие условия, которые перед нами ставит эта свобода. Если мы хотим так жить, как Христос нам говорит: заботиться о Царстве Божием и о правде его в надежде, что все прочее приложится, то нам надо совершенно изменить все свое отношение к жизни и перестать жить так, как мы живем.

Правда Царствия Божия заключается в том, чтобы любить Бога всем сердцем своим, всей мыслию, всеми силами, и ближнего своего, как самого себя. Эта правда требует от нас, чтобы в нашей жизни не оставалось ничего, что нельзя было бы назвать любовью к Богу и любовью к ближнему. Это значит, что вся наша мысль, все наши силы, все сердце должны быть отданы не нам самим, а другому: Богу и ближнему. Это значит, что все, что у меня есть, все, чем я себя утешаю и радую, принадлежит Богу и моему ближнему. Это значит, что все, чем я пользуюсь сверх необходимости, я отнимаю у Бога и у моего ближнего.

Если так думать о том, как мы живем, кто устоит перед судом Божьего Царства, Царства жертвенной, крестной, радостной, спасительной любви? Все, что у меня есть, принадлежит не мне. Все, чем я пользуюсь сверх нужды, я у кого-то отнял и украл. Все, что я отдаю свободной волей, любовью своей, я изымаю, отрываю от чуда Божьего Царства любви.

Если так настроиться, то легко было бы жить верой в Бога и милосердием ближнего. Потому что это значило бы жить в духовной нищете и в телесной нам еще даже непостижимой нестяжательности.

Вот что стоит за легкими словами Христа: забудьте все, о вас позаботится Отец. За этим стоит: заботьтесь только о том, что является Божьей заботой, крестной заботой живого нашего Бога, распятого на Голгофе, и тогда вы войдете в то Царство, где ничего вам не нужно и где все вам даст Господь. Аминь.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//55/646/55646080_1267040678_810.gif
Протоиерей Александр Шаргунов

Господь говорит в сегодняшнем Евангелии о тайне простой жизни – о том, чтобы мы среди наших печалей, среди испытаний, среди всех лишений не заботились ни о чем.

«Не заботьтесь ни о чем, а живите легко, свободно, чтобы не быть рабами всего того, что хочет поработить вас и лишить вашу жизнь радости» – вот что значат Его слова. Тогда око наше будет простым, детским, светлым, доверчивым к Богу, потому что светильник для тела есть око. «Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло. Если же око твое будет худо, – говорит Господь, – то все тело твое будет темно». Все тело твое будет темно, если око твое будет помрачено каким-нибудь грехом. Если оно лишится той простоты, целостности видения жизни, к какой призывает Господь.

Какие сегодня нечистые, темные глаза у многих людей! Такая же темная жизнь и темные пути у тех, кто не видит ясно того, что открывает Господь. Они рассуждают так: «Конечно, Богу хорошо служить, но мы же не духи, у нас есть тела, земная жизнь и о ней нужно позаботиться».

Служение двум господам, говорит Спаситель, неизбежно приводит к такому состоянию, когда мы начинаем одного господина ненавидеть, а другого любить: об угождении одному прилагаем все заботы, а к другому относимся все с большим нерадением. Чем больше люди начинают любить «другого господина» – маммону – бога земного богатства, тем больше они ненавидят Господа и Церковь. Их ненависть доходит до того, что они, отвергая Бога, делают все, чтобы ничто не мешало им обогащаться и быть уверенными, что все под их контролем, что они – в полной безопасности.

Идол маммоны, на самом деле – это смерть, говорит нам сегодня Господь, – именно из-за многозаботливости, которая всю жизнь нашу делает бесполезной и бессмысленной, наполняя ее постоянным страхом, что будем есть и пить завтра. И действительно, есть и пить скоро будет нечего. И дышать, из-за многозаботливости, будет нечем, потому что из-за чрезмерного развития науки и техники, из желания обеспечить себя далеко вперед, человечество разрушает уже природу. Даже природа скоро перестанет учить человека. Посмотрите, она вас назидает – говорит сегодня нам Господь, а человек все уничтожает.

Из-за многозаботливости Россия, самая богатая природными ресурсами в мире страна, стала самой нищей. Если многозаботливость проникнет в Церковь, говорит сегодня Христос, это значит, что наступит конец миру. Если в первую очередь мы будем заботиться о том, о чем заботятся люди, не знающие Бога, не знающие, кому довериться и на что опереться, если в Церкви перевернется этот порядок – жить, не заботясь о завтрашнем дне – тогда свет, который в нас, будет тьмою. «Итак, – говорит Господь, – если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Тьма будет такая, какая она будет уже при наступлении тьмы – власти тьмы, кончины мира.

Мы должны научиться доверять Богу. Научиться простым детским взором видеть все пути истории, все, что происходит в нашей судьбе. Чем больше мы будем доверять Господу, искать Царства Его и правды Его, тем больше у нас надежды, что все устроится с нашим Отечеством, потому что Сам Господь примет тогда участие в нашей нужде.

Мы должны искать не просто Царства Небесного, но и правды Его. То есть не просто все исполнять, ходить на богослужения, а выйдя из церкви, заниматься своими делами, думая при этом: «Молитва – молитвой, а дела – делами». Именно в этом случае величайшая религия – вера истины – превращается в суеверие. Оттого, что мы не ищем правды Божией, мы лишаемся дара доверчивости Господу.

Господь говорит сегодня такие прекрасные, удивительные слова о том, как должен жить человек, показывая на птиц небесных, на лилии и траву полевую. «Взгляните на птиц небесных, – говорит Он, – они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?».

«Ну да, – скажут некоторые, – птицы ли не трудятся, не собирают в свои житницы ничего? Посмотрите на воробьев, или стрижей, или ласточек, или трясогузок. Сколько они трудятся для своего ежедневного пропитания!» Но Господь говорит о другом – не о том, что они не трудятся, а что не заботятся. У них нет никакой заботы. Они живут абсолютно беззаботно, легко. Вот об этой свободной жизни возвещает нам Господь. Он не говорит о том, чтобы в нашей жизни не было обычной предусмотрительности. Он не говорит о том, чтобы мы были беспечными, безответственными и бездумными людьми.

Праздность есть искушение Бога. Подобно тому как диавол искушал Самого Господа, предлагая Ему броситься с высоты, ссылаясь при этом на Писание: «ибо ангелам Своим заповесть о Тебе, на руках возмут Тя да не когда преткнеши о камень ногу Твоею», так и здесь. Вместо доверия Богу – гордость. Вместо радости и мудрости – безумие и отчаяние. Самая главная тайна жизни, которой мы должны научиться – безграничное доверие Богу.

Люди, не знающие Бога, ищут земное, потому что они не знают лучшего. Они ищут земное с заботой и тревогой, потому что они живут без Бога в этом мире и не понимают, что есть Божий промысел, есть Отец Небесный, который бесконечно любит нас и знает лучше нас, что нам нужно.
Почему без конца мы готовы слушать птиц и смотреть на цветы полевые? Из какого мрака и холода вырастают цветы, и каким сиянием и радостью облекает их Господь, так что никакие цари земные во всей славе своей не имели такой праздничной одежды! Цветы существуют для того, чтобы напоминать нам, что жизнь – это праздник. Преддверие вечного праздника, для которого создан человек. И птицы, не заботясь ни о чем, живут самой веселой жизнью. Они поют среди ветвей и хвалят Господа. Если мы будем ни о чем не заботиться, как они, мы будем петь, как они, всегда радуясь, всегда благодаря Бога.

0

2

2)

(Старец Паисий Святогорец) Многозаботливость

Не нужно прилепляться душой к суетному. Бывают люди, целиком поглощенные материальными заботами. Весь день у них посвящен житейским хлопотам, а о Боге они вообще забывают. Не будем им уподобляться. Пусть будут заняты работой наши руки, ноги, но не позволим нашему уму отдалиться от Бога, не станем предаваться суете всем своим существом, всей душой, чтобы не стать нам язычниками. Если мы отдадим свое сердце пустым, ничтожным вещам, то как оно сможет возрадоваться о Христе? Если в нашем сердце Христос, то освящено и дело рук наших, а мы в полноте сохраняем душевные силы и имеем подлинную радость. Не прилагайте своего сердца к бесполезным предметам, не растрачивайте его по пустякам. Сердце, израсходованное на мелочи не может болеть о том, что на самом деле заслуживает боли.
Мы не сможем почувствовать любовь Божию, если будем поглощены какими-то житейскими заботами, мы не воспримем то, что даст нам Бог. Не тратьте свои силы на многозаботливость и суетность, их плоды тленны. Беспокоясь и хлопоча о ненужном и бренном, ты и тело утомляешь, и ум бесцельно рассеиваешь, а для Бога оставляешь лишь угомление и зевоту на молитве — приносишь «каинову» жертву. А значит, и душа твоя будет в состоянии «каиновом», полной тревоги и смятения, которые вселит в нее диавол. Если мы безрассудно расточим наши внутренние силы на пустяки, то для Бога у нас останется лишь шелуха. Поглощенность чем-либо высасывает из сердца всю его духовную силу, ничего не оставляя Христу. Если ты замечаешь, что твои мысли рассеиваются и ум все время возвращается к житейским заботам и попечениям, то ты должен понять, что сбился с пути и удалился от Бога, и обеспокоиться тем, что земные дела тебе стали дороже твоего Творца.
* * *
Многозаботливость и излишние попечения заставляют человека забывать о Боге. Современных людей сатана полностью увлек земными, материальными интересами, а там, где слишком много забот, — много препятствий для духовной жизни. Погрязнув в материальных проблемах, человек уходит в сторону от той дороги, которая ведет в райские селения. Сначала хочется одного, потом другого, и еще чего-нибудь, и еще... Если попадешь в колесики этого механизма — ты пропал. Ведь как небесное бесконечно, так и земному нет конца. Нам не приносит пользы выполнение большого количества работы, с многочисленными хлопотами, утомлением и в особенности с поспешностью. Это лишает человека трезвости и делает черствым его сердце. Он перестает не только молиться, но и думать, и уже не может вести себя рассудительно, а совершает промах за промахом. Поэтому внимайте себе, не расточайте свое время попусту, без духовной пользы, а то дело дойдет до того, что душа ваша ожесточится, и вы будете не в силах исполнить свой духовный долг.
Не позволяйте себе с излишней обеспокоенностью и неумеренной увлеченностью погружаться в мирские проблемы. Прежде всего ищите Царствия Божия. Только это должно быть предметом нашей заботы, а все прочее приложится. Если человек забывает, для чего ему дана эта жизнь, то он попусту растрачивает полученное время. Если же он приуготовляется к вечной жизни, то его земное бытие наполняется смыслом. Когда человек думает о своей загробной участи, то в его жизни многое меняется. А заботясь лишь о том, как найти теплое местечко здесь, он изнуряет себя, теряет силы и идет в ад на вечные мучения.

0

3

3)

ПРИТЧА

Один юноша не без труда нашел отшельника, который скрывался в горах, чтобы спросить его: «Отче, что я должен делать, чтобы обрести должную веру?» Монах в ответ промолчал. На следующий день юноша вновь спросил его о том же и опять не получил ответа. Наконец на третий день инок повел гостя к близлежащей реке, вошел в нее и кивком предложил следовать за собой. Достигнув достаточной глубины, пустынник взял молодого человека за плечи и с головой погрузил его в воду. Там он продержал богоискателя некоторое время, не взирая на его попытки освободиться. Наконец, отпустил, а когда юноша пришел в себя, поинтересовался: «Сын мой, когда ты был под водой, чего ты желал сильнее всего?» Тот ответил без колебаний: «Воздуха! Воздуха! Я хотел только воздуха!» – «А не предпочел бы ты этому богатство, удовольствия, власть, сын мой? Не думал ли ты об этих вещах?» – допытывался монах. «Нет, господин, я хотел воздуха и думал лишь о воздухе». – «Так вот, – сказал отшельник, – чтобы спастись, ты должен желать этого с такой силой, с какой только что жаждал воздуха».

0

4

4)
Ищите прежде Царствие Божие

0

5

«Итак, умертвите земные члены ваши:
блуд, нечистоту, страсть, злую похоть
и любостяжание, которое есть идолослужение»
(Кол.3:5)

Любостяжание — излишнее попечение о богатстве и приобретении земных благ. Любостяжание есть забота о земных благах  сверх необходимого для жизни, когда человек больше заботится о себе, пренебрегая любовью к Богу и ближнему.
Грех любостяжания  относится к идолопоклонству, поскольку идол есть предмет обожествления, а любящий богатство (любостяжатель) обожествляет богатство и служит ему, оберегая его и приумножая его любой ценой.
  Апостол Павел говорит: любостяжание есть идолопоклонство (Кол.3:5), а также «…ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Еф. 5:5).
Господь Иисус Христос предупреждает, что нельзя служить двум господам: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне» (Мф 6:24).

Не надо заботиться ни о чем сверх необходимого для жизни и прилагать старание о пресыщении и о пышности: надо быть чистым от всякого стяжания и щегольства.
В чем состоит любостяжание? В том, что преступается предел закона, и человек больше заботится о себе, чем о ближнем.
святитель Василий Великий

Пределом твоей заботы о жизни пусть будет удовлетворение нужды тем, что у тебя есть.
Любостяжание не дает никакого покоя своему служителю, который чем больше работает, услуживая велениям владыки и приобретая по его пожеланиям, тем к большему понуждается труду.
...Ибо мучительство любостяжательности превосходит меру всякой жестокости. Поработив бедную душу, оно всегда принуждает исполнять свои ненасытимые пожелания, непрестанно принимая в себя и никогда не наполняясь, подобно какому-то многоглавому зверю, тысячами челюстей передающему пищу в ненаполнимое чрево, не только нимало не насыщаемое, но всегда разжигаемое желанием большего.
святитель Григорий Нисский

Грешный человек любит многостяжание, а о правде нерадит, не помышляя о неверности, непостоянстве и кратковременности жизни, не помня о неподкупности и неизбежности смерти. Если же кто и в старости живет так постыдно и бессмысленно, то он, как гнилое дерево, не годится ни на какое дело.
преподобный Антоний Великий

При любостяжательности не может быть любви. Да и как ей быть? Кто пристрастился к деньгам, тот ненавидит брата, стараясь отнять у него что-нибудь...
Если идешь путем к Царству, ничем не обременяй себя, ибо не угодно Богу, чтобы ты вошел в Его чертог, обремененный ношей. Если идешь к Царству, сбрось с себя лишнее. Разве будет чего-нибудь недоставать тебе в Царстве? Будь благоразумен. К Своей Трапезе призывает тебя Бог; сбрось всякое бремя. Соберись в путь без бремени и иди с Богом в Царство Его. Он ищет тебя, чтобы ты с Ним шел и с Ним вселился в Его чертог. Смотри, Царство Божие внутри тебя, грешник. Войди в самого себя, ищи там Царства и без труда найдешь его. Не гоняйся за приобретением имения, вырвись из сетей похотей, из тенет греха, из дебрей лихоимства. Войди в самого себя, живи в себе, в тишине внутреннего, с умеренной и чистой душой, с покойным и смиренным духом. Войди в себя самого и ищи там Царства Божия, оно действительно там, как Сам Господь научил нас в Евангелии. В душе, любящей Бога, обитает Бог, там и Царство Его, потому-то и говорит Он, что "Царствие Божие внутрь нас есть" (Лк. 17, 21). Итак, вырвемся из сетей внешнего мира и будем в душах своих искать Царствия Божия; пока не найдем его там, не перестанем искать. И если не вселилось оно еще в нас, будем искать, как Господь учил нас: "Отче наш... да приидет Царствие Твое", и оно придёт, если будем об этом просить.
преподобный Ефрем Сирин

Если Сотворивший все единым Словом не имел "где приклонить голову" (Мф. 8, 20), то ты, несчастный человек, зачем предаешься попечениям о суетном, зачем ослепляешься безумной несытостью? Рассмотри это и избери для себя благое.
Любостяжание - злая мать всех зол.
Душа не в состоянии преодолеть восстания духов, если не освободится от всех забот и попечении мира сего.
преподобный авва Исаия

Что возлюбил человек в этом мире, то и обременяет его мысль, влечет и пригибает к земле, не дает ей воспрянуть.
преподобный Макарий Египетский

Сильная и готовая на все любовь к стяжанию, не зная сытости, вынуждает плененную душу идти до крайнего предела зол. Будем отражать ее, особенно в самом начале, чтобы она не стала неодолимой.
Как не бывает моря без волн, так и души, погруженной в заботы, - без скорбей, без страха; за первыми следуют другие, их сменяют третьи и не успеют они утихнуть, вздымаются новые.
Ничто так не подчиняет нас диаволу, как желание большего и любостяжание.
Когда злой навык или страсть к любостяжанию будет сильно обольщать тебя, вооружись против них такой мыслью: презрев временное удовольствие, я получу великую награду. Скажи своей душе: ты скорбишь о том, что я лишаю тебя удовольствия, но радуйся, потому что я готовлю для тебя Небо. Ты трудишься не для человека, но для Бога; потерпи немного и ты увидишь, какая произойдет отсюда польза; пребудь твердой в настоящей жизни и ты получишь неизреченную свободу. Если таким образом будем беседовать с душою, если будем представлять не одну тягость добродетели, но и венец ее, то скоро отвлечем ее от всякого зла.
Человек, слишком занятый земными делами, не может должным образом усвоить небесного, но по необходимости, заботясь об одном, лишается другого.
Душа, однажды плененная любостяжанием, уже не может легко и удобно удерживаться, чтобы не сделать или не сказать чего-либо такого, что прогневляет Бога, так как она стала рабой другого господина, который повелевает ей все, противное Богу.
Любовь к богатству - страсть не естественная... Отчего же она усилилась? От тщеславия и крайней беспечности.
Лихоимец отдаляется от Бога, как и идолослужитель.
Проклят жертвенник любостяжания! Если придешь к жертвеннику идолов, чувствуешь от него запах крови козлов и крови быков; если же подойдешь к жертвеннику любостяжания, почувствуешь тяжелый запах человеческой крови. А если остановишься здесь, то не увидишь ни сжигаемых птиц, ни запаха от них и поднимающегося дыма - увидишь принесенные в жертву человеческие жизни. Одни бросились с крутизны, другие накинули на себя петлю, третьи перерезали горло. Ты видел жертвы грубые и бесчеловечные. Хочешь ли посмотреть на еще более жестокие? Я покажу тебе не только человеческие тела, но и закланные человеческие души. Заклание душ преимущественно и совершается на жертвеннике любостяжания .
До каких пор будет продолжаться это неистовство наживы? До каких пор будет сжигать неугасимая печь? Разве вы не знаете, что этот пламень переходит в вечный неугасимый огонь?.
Как погасить пламя любостяжания? Можно погасить, даже если оно поднялось до неба. Стоит только захотеть - и мы, без сомнения, одолеем это пламя. Как оно усилилось вследствие нашего желания, так от желания и уничтожится. Разве не наша свободная воля зажгла его? Следовательно, свободная воля в состоянии будет и погасить, только пожелаем. Но каким образом может явиться в нас такое желание? Если обратим внимание на суетность и бесполезность богатства, на то, что оно не может нам сопутствовать в Вечную Жизнь; что и здесь оно оставляет нас; что даже если оно пребывает здесь, раны от него идут с нами туда. Если посмотрим, как велики богатства, уготованные там, и если сравним с ними земное богатство, то оно покажется ничтожнее грязи. Если заметим, что оно подвергает бесчисленным опасностям, что оно, доставляет только временное удовольствие, смешанное с огорчением, если хорошо рассмотрим иное богатство, то есть то, которое уготовано в Вечной Жизни, тогда будем . иметь возможность презреть богатство земное. Если вникнем в то, что богатство нисколько не приумножает ни славы, ни здоровья, ни чего-либо другого, а, напротив, погружает нас в бездну гибели, если узнаем, что несмотря на то, что здесь ты богат и имеешь много подчиненных, отходя туда, ты отойдешь одиноким и нагим, - если все это мы будем часто повторять и слышать от других, то, может быть, к нам возвратится здоровье, и мы избавимся от этого тяжкого наказания.
Насколько душа выше тела, настолько тяжелее раны, которые мы наносим себе каждый день заботами, соединенными со страхом и опасениями.
Руки даны для того, чтобы ты простирал их на молитву, но если ты не ведешь себя трезвенно, ты простираешь их на любостяжание.
Сбросим и мы бремя грехов, подобно Закхею... Перестанем похищать и начнем раздавать милостыню. Ибо если одно поднимает падающего, как милостыня, а другое тянет его на землю, как корыстолюбие, такое сражение противоположных сил разрывало бы человека. Итак, чтобы с нами этого не случилось, да не влечет нас к земле корыстолюбие и да не оставляет милостыня; так сделаемся мы легкими и взлетим.
святитель Иоанн Златоуст

Из людей любостяжательных и обидчиков одни знают, а другие и не знают, что грешат неисцелимо. Ибо неспособность чувствовать недуг, в котором находишься, - следствие усиления нечувствительности, которое заканчивается совершенным бесчувствием и омертвением. Поэтому таких людей более всего надо жалеть. Делать зло - более достойно сожаления, чем терпеть зло. Тем, которые делают зло (обижая людей из-за любостяжания), угрожает крайняя опасность, а у тех, которые терпят, ущерб касается только имущества. Притом первые не чувствуют своего сугубого омертвения... как дети, которые ни во что ставят то, что действительно страшно, и могут сунуть руки в огонь, а увидев тень, приходят в страх и трепет. Подобное этому бывает и с любителями стяжания: боясь бедности, которая не страшна, но еще и хранит от многих зол и содействует скромному образу мыслей, принимают за нечто великое неправедное богатство, которое страшнее огня, потому что обращает в прах и мысли, и надежды обладающих им.
преподобный Исидор Пелусиот

Кто хочет предстать перед Богом с чистым умом, но смущает себя попечениями, тот подобен крепко сковавшему себе ноги и покушающемуся быстро идти.
преподобный Иоанн Лествичник 

Брат спросил старца: "Благослови мне иметь у себя две златницы по немощи тела моего". Старец, видя, что он желает удержать их у себя, сказал: "Имей". Брат возвратился в келлию, и его начали тревожить помышления: "Как ты думаешь? Благословил ли тебя старец иметь деньги или нет?". Встав, пришел он опять к старцу и так спросил его:
"Ради Бога, скажи мне истину, потому что помышления смущают меня по поводу двух златниц". Старец отвечал: "Я видел твое произволение иметь их, потому и сказал тебе: имей их, хотя и неполезно иметь более, чем сколько нужно для тела. Две златницы составляют надежду твою, как если бы Бог не промышлял о нас. Но может случиться, что ты потеряешь их, тогда погибнет и надежда твоя. Лучше возложи надежду на .Бога, потому что Он печется о нас". "Отечник"

Священное Писание называет сребролюбие идолослужением: сребролюбие переносит любовь сердца (в вере и надежде) от Бога к деньгам, делает деньги богом, истинного Бога уничтожает для человека... Нестяжание - один из обетов монашества; нестяжанием и девством или непорочным вдовством монах отличается от мирянина, обязанного соблюдать все заповеди Христовы наравне с монахом: отвержение нестяжания есть отвержение монашества, есть попрание обетов, данных при пострижении в монашество...
епископ Игнатий (Брянчанинов)

Иноки монастыря аввы Феодосия рассказали такой случай. По уставу основателя их обители у них был обычай в Великий Четверг всем приходящим к ним убогим, вдовам и сиротам выдавать по известной мере пшеницы, вина и меда и по пять медных монет. Но однажды в окрестностях монастыря случился неурожай и хлеб стал продаваться по дорогой цене. Наступил пост, и братия сказали игумену: "Отче, не раздавай в этом году пшеницу, потому что у нас ее мало, придется покупать по дорогой цене и оскудеет наш монастырь". Игумен отвечал:
"Зачем нам оставлять благословение нашего отца? Он позаботится о нашем пропитании, а нам нехорошо преступать его заповедь". Иноки, однако, не переставали упорствовать и говорили: "Нам самим мало, не дадим!". Опечаленный игумен, видя, что увещания его ни к чему не ведут, сказал: "Ну, делайте как знаете". Наступил день раздачи, и бедные ушли ни с чем. Но что же случилось? Когда после этого инок вошел в житницу, он к ужасу своему увидел, что вся пшеница заплесневела и испортилась. Все узнали об этом. А игумен сказал: "Кто преступает заповеди настоятеля, тот бывает наказан. Раньше мы раздавали по пятьсот мер пшеницы, а теперь пять тысяч мер погубили и сделали двойное зло: преступили заповедь нашего отца и возложили надежду не на Бога, а на житницы наши".
"Пролог в поучениях"
http://azbyka.ru/dictionary/11/ljubostj … -all.shtml

0

6

«Что такое суета ума? Занятие суетными предметами. А что суетно, как не настоящее, о котором говорит Екклезиаст: суета суетствий, всяческая суета (Еккл. 1, 2)? — Но скажет кто-либо: если то и то суетно и ведет к суете, то для чего же оно существует? Если притом это — дело рук Божиих, то как же оно будет суетно? И много есть подобных возражений касательно этого предмета. Но послушай, возлюбленный! Не дела Божий назвал Екклезиаст суетными, отнюдь нет: не небо суетно, не земля суетна, нет! — Ни солнце, ни луна, ни звезды, ни наше тело. Ибо все это — добро зело. Что же суетно? — Послушаем, что называет суетою сам Екклезиаст: насадих ми винограды... сотворих ми поющих и поющая... сотворих ми купели водныя... и стяжание скопа и стад много ми быстъ... собрах ми злато и сребро... и видех, яко вся суета (Еккл. 2, 6—11). Послушай, что говорит и Пророк: сокровиществует и не весть, кому соберет я (Пс. 38, 7)! Поэтому суета сует — великолепные здания, обилие и избыток золота, толпы невольников, шумно бегущих за тобою по площади, гордость и тщеславие, высокомерие и надмение,— все это — суета, ибо произошло не от Бога, но произведено людьми. Почему, однако ж, это суетно? — Потому что не имеет никакой доброй цели. Суетны деньги, когда их расточают на удовольствия, но не суетны они, когда их употребляют на вспомоществование бедным. Когда ты употребляешь их на удовольствия, посмотрим, какое отсюда происходит следствие? — Тучность тела, головная боль, разленение, внутренний жар, расслабление всего тела. Как тот, кто стал бы наливать воду в просверленный сосуд, трудился бы напрасно, так и человек, предающийся удовольствиям, наливает воду в просверленный сосуд. — Еще суетными называют несбыточные честолюбивые замыслы, они действительно суетны, ненадежны, безрассудны; вообще суетным называют то, что ни на что не полезно. Посмотри же, не таковы ли дела человеческие? — Да ямы и пием, утре бо умрем (1 Кор. 15, 32). Какое же отсюда следствие, скажи мне? — Тление. Мы облекаемся в дорогие одежды и наряды: и что пользы от этого? — Ничего. Так мыслили некоторые и из эллинов, но — вотще. Они вели строгую жизнь, но по-пустому, не имея в виду никакой полезной цели, поступая так из тщеславия, для снискания почета от толпы. Но что такое честь? — Ничто.— Видишь ли, что все суета? — Поэтому и сказал Апостол (об язычниках): в суете ума их».— После сего святой Златоуст изображает суетность языческой веры, что почитали Богом дерева, камни, огонь, воду, солнце. И это все, говорит, языческая суета ума. — «Впрочем, — прибавляет потом, — здесь Апостол выразился так об их жизни. Язычники предаются блуду и прелюбодеянию. Чего и должно ожидать от их веры. Изобретая себе таких богов, они согласно с этим поступают и во всем. Если они могут скрыть (свои поступки) от взоров людей, то нет уже ничего, что могло бы удержать их от худых дел. Может ли, в самом деле, иметь для них какую-либо силу учение о воскресении, когда они считают его басней? — А о мучениях в аду? — Для них и это — басни: и заметь здесь внушение сатанинское. Когда им рассказывают о распутстве их богов, они не называют этого баснями, но верят. А когда им будут говорить о наказаниях, то они говорят, что это поэты выдумывают все такие басни для того, чтобы повсюду расстроить счастливый порядок жизни. Но философы, говорят они, изобрели нечто, вполне заслуживающее внимание и лучше этих басней. Какие же это философы? — Ужели те, которые выдумали судьбу и утверждают, что все существует без Провидения, нет зиждительного Промысла, все сложилось из атомов? Но, говорят, другие признавали Бога. Какие же это, скажи мне? - Не те ли, которые производят души человеческие от душ собак и уверяют людей, что в известное время тот или другой из них был собакой, львом, рыбой? — Доколе не перестанете пустословить?!»

свт.Иоанн Златоуст

0

7

Кончается сегодняшнее евангелие очень страшными словами: много призванных, а мало избранных.
Господь, Который сотворил мир для того, чтобы поделиться с ним вечной божественной радостью, встречается, однако, в этом мире с холодным отказом. Он призывает всех, но избрание зависит от нас. Он всех сотворил любовью и радости вечной жизни. Но мы должны ответить любовью на любовь и войти в ту радость, которую нам предлагает Господь. И картина, которая нам дается в сегодняшнем евангелии, такая простоя и так точно описывает все состояние нашей души, все причины, по которым нам на Бога нет времени, к вечности нет интереса.
Приготовил Господь пир веры, пир вечности, пир любви. И посылает Он за теми, которых Он давно предупредил, что будет такой пир, и чтобы были готовы к нему.
Один отвечает: я купил клочок земли. Надо мне его обозреть, надо мне им овладеть: ведь земля – моя родина, на земле я родился, на земле я живу, в земле же я лягу костьми. Как мне не позаботиться о том, чтобы хоть какой-то клочок этой земли был мой? Небо – Божие, а земля пусть будет моя.
Разве мы не так поступаем? Разве и мы не стараемся укорениться на земле так, чтобы уже ничто нас не поколебало, так обеспечить себя землей и на земле? И думаем, что вот-вот обеспечим себя. Что придет время, когда все земное будет сделано, и тогда будет время подумать о Боге.
Но тут мы слышим и второй пример, который нам дает Господь. К другим званым послал Он своих слуг, а те ответили: пять пар волов мы купили, надо нам их испытать. У нас есть задание на земле, у нас есть работа, мы не можем оставаться без дела. Мало принадлежать земле, надо принести плод, надо за собой оставить след. Нам некогда пировать в Царстве Божием. Оно слишком рано приходит со своим призывом к вечной жизни, к созерцанию Бога, к радости взаимной любви. Надо на земле что-то еще закончить. А когда все будет сделано, когда останутся для Бога только жалкие остатки человеческого ума, тела, сил, способностей, тогда пусть то, что останется от земли, Он себе берет. Но сейчас дело идет о земле, родной, своей, которая плод приносит, на которой надо оставить вечный след, как будто что-нибудь останется от нас через одно-другое десятилетие после нашей смерти.
И к третьим посылает Господь. И эти Ему отвечают: в нашу жизнь вошла земная любовь. Я женился. Неужели мне отрываться от этой любви, чтобы вступить в царство другой Любви. Да, небесная Любовь просторней, глубже охватывает всех, но я не хочу этой всеобъемлющей Любви - я хочу личной ласки, я хочу одного человека любить так, чтобы никто и ничто на земле не значило бы столько, сколько значит для меня этот человек. Мне недосуг теперь вступать в вечные чертоги – там любовь безграничная, всеобъемлющая, Божия, а здесь любовь – по масштабу моего человеческого сердца. Оставь меня, Господи, насладиться моей земной любовью. И когда ничего больше не останется, тогда прими меня в чертоги Твоей любви.
И мы так поступаем. Мы себе на земле находим труд такой неотложный, что для Божьего дела, для жизни с Богом времени нет. И мы такую любовь находим себе на земле, что до Божьей любви нет дела. Вот придет смерть – тогда успеем. Это все тот же ответ на Божью любовь. Христос говорит: приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я упокою вас. Все дам: любовь дам, встретитесь вы, люди Божии лицом к лицу. Не так, как на земле, туманно друг друга видя, недоумевая, раня один другого. Встанете в Царстве Божием, и все будет прозрачно: и понимание ума, и ведение сердца, и стремление воли, и любовь – все будет, как хрусталь ясно.
А мы отвечаем: нет, Господи. На это будет свое время. Дай исчерпать землю, на которой мы живем. И черпаем, и живем, и кончается тем, что по слову Божию в Ветхом Завете, дав нам все, что только она могла дать, земля обратно берет все, что она дала, и что Господь дал: «Ты – земля, и в землю отыдеши».
И тогда купленное поле оказывается могильным полем. Тогда труд, который оторвал нас от Бога, от живых отношений с людьми, от живого отношения с Богом рассеивается даже и в памяти людей. Тогда земная любовь, которая казалась так велика, представляется нам, когда мы встанем в вечности, узкой тюремной кельей.
Ради всего этого мы сказали Богу «нет». Не Тебя, Господи, - землю, труд, любовь земную хотим мы пережить до конца.
Мало избранных, не потому что Бог строго выбирает, не потому что Он мало кого находит достойным Себя, а потому что мало кто находит Бога, достойным того, чтобы поступиться клочком земли, часом труда, мгновением ласки.
Много призванных – все мы призваны. Кто же из нас отзовется? Достаточно на любовь ответить любовью, чтобы войти в пир вечности, в жизнь. Неужели мы не ответим на Божью любовь одним словом: люблю Тебя, Господи. Аминь.

Проповедь митрополита Сурожского Антония.

0

8

Опьянение от суетной многозаботливости иссушает голову. (Авва Исаия)

0

9

Господь говорит: «Не отягощайте сердца ваши пьянством, чревоугодием и многими заботами века сего». Видите, многозаботливость Господь ставит на один ряд с пьянством. Казалось бы, пьянство – такой страшный грех, а многозаботливость не такая страшная слабость, потому что действительно забот-то немало у людей: есть родные, близкие, есть работа, есть обязанности, которые мы должны выполнять.

Но если мы эти обязанности, если мы нашу работу, если мы нашу мирскую жизнь ставим на первое место, тогда в душе не остается места для Христа, тогда мы живем земляной жизнью, землей. И тогда мы ничуть не выше пьяницы.

Может, даже хуже, потому что пьяниц-то еще все обвиняют, они смиряются, они чувствуют, что они больные люди, и ни на что не претендуют и понимают свою немощь. А мы думаем, что мы чего-то еще и делаем, что мы хорошие, что мы люди полезные, нужные и так далее, и так далее. А на самом деле, в нас пустота внутри, у нас всё в заботах века сего.

Вот когда мы убираем эти заботы… Не то, что мы их не выполняем, нет. Мы просто ставим на первое место другое. Очень важно, чтобы была правильная шкала ценностей, цель жизни: для чего мы живем, до чего мы доживем, в конце концов, что мы хотим от жизни, для чего мы трудимся, что самое главное? Самое главное всё-таки – это богоугождение по вере Господа Иисуса Христа. Важнее этого ничего нет.

Когда Господь станет на первое место, когда мы каждый раз усилием веры будем ставить Его на первое место, тогда мы победим многозаботливость, потому что тогда лишние заботы мы просто брать на себя не будем, а будем делать то, что необходимо.

И тогда сердце освободится, очистится, и тогда мы сможем вобрать в себя благодать Божию, которую Господь обильно и без меры нам дает, тогда мы можем принять Христа в себе, быть со Христом. И хорошо на Страстной седмице об этом подумать, именно так подготовиться к Пасхе и так вступить в пасхальный период. Помимо чтения Евангелия, конечно, помимо молитвы, это само собой разумеющееся.

Протоиерей Владимир Новицкий

0

10

сюда же ,т.к очень рядом ходят
http://cs616628.vk.me/v616628309/18965/9f_EaeDKj5Y.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ГРЕХ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ(о страстях и покаянии) » Многозаботливость : Не нужно прилепляться душой к суетному