Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие Завета ! (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие Завета ! (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА! (Июнь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА! (Июнь)

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

"Лучше празднование святому - это подражание ему", - говорит Иоанн Златоуст.
"Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам Слово Божие, и,
взирая на кончину их жизни, подражайте вере их", - наставляет святой
Апостол Павел (Евр.13:7).
Жития святых мужей и жен, героев веры, посвятивших свою жизнь Богу, всегда
будут образцом жизни для православных христиан. Святые - слава Христовой
Церкви, наши отцы, братья, помощники и молитвенники на небесах. Знать их и
их жизнь необходимо для каждого истинно верующего во Христа
.

(Святитель Димитрий Ростовский)



Во славу Божию и на пользу ближнего !

1 ИЮНЯ -Память:

Блгв. вел. кн. Димитрия Донского (1389).
http://i035.radikal.ru/1005/51/80fc525272f7.jpg

Благоверный великий князь московский Димитрий, прозванный Донским, родился в 1350 году.

О детстве будущего великого князя сына Иоанна Красного и великой княгини Александры известно совсем немного. «Воспитан же был он в благочестии и славе, с наставлениями душеполезными, — говорится в «Слове о житии» Димитрия Иоанновича, — и с младенческих лет возлюбил Бога. Еще юн был он годами, но духовным предавался делам, праздных бесед не вел, непристойных слов не любил и злонравных людей избегал, а с добродетельными всегда беседовал».

Детство святого Димитрия прошло под непосредственным влиянием святого митрополита Алексия, бывшего другом и советником отцу Димитрия, Иоанну Иоанновичу.

1359 год. Великий князь Иоанн Иоаннович, кроткий брат Симеона Гордого, после шести лет княжения преставился в схиме на 33-м году от рождения. Остались сыновья: 10-летний Димитрий, младший Иоанн, шестилетний племянник Владимир (в будущем — герой Куликовской битвы, заслуживший наименование Храброго). Поначалу роль святителя в государственной деятельности сводилась к духовной поддержке первого среди русских князей, но после смерти Иоанна Иоанновича митрополит становится фактически главой русских княжеств. На него, возглавившего боярскую думу, ложится ответственность за весь ход политических дел на Руси. Девятилетнему Димитрию он на долгое время заменяет отца, до самой смерти в 1378 году. Святитель — один из ближайших людей в великокняжеском доме. Его воспитательное воздействие развило собственные высокие качества Димитрия; этот облик юного князя и был увековечен древним описателем его жития. С самого начала жизни великий князь был приобщен к среде русского подвижничества, пребывал в атмосфере, которую создавал вокруг себя преподобный Сергий.

С ранних лет великий князь должен был учиться терпению и мужеству, преодолевать себя, глядеть в лицо смертельной опасности, действовать в обстановке совершенно неведомой.

После кончины его отца Иоанна Иоанновича, в 1359 году, великокняжеский титул отходит от Москвы: малолетнему князю московскому Орда предпочла суздальского Димитрия Константиновича, мужа зрелого.

В Орде также тогда царили междоусобия, и среди этих смут злосчастные русские князья жили в Орде, добиваясь великокняжеского престола. В 1359 (или 1361 по другим предположениям) году малолетний Димитрий вынужден был предпринять путешествие в Орду, это было связано с двумя совпавшими событиями — кончиной русского великого князя и очередной переменой на ханском престоле. Поездка отрока Димитрия в Орду — все это сознавали — по-прежнему сопровождалась смертельной опасностью. Но она была и крайне полезной ему, будущему главе государства, видимо, об этом думал святитель Алексий, благословивший Димитрия на нее. Он должен был собственными глазами увидеть положение дел: соприкоснуться с врагом, уже более века мучившим родную землю, с которым надо было уметь говорить, а также, проплыв по трем русским рекам, обозреть Русскую землю, которой ему надлежало править. Но в 1362 году в результате очередного переворота в Орде пришел к власти хан Амурат. Сочтя действия своих предшественников беззаконными, он направил великокняжеский ярлык с послом в Москву. Суздальский князь не мог с этим смириться. Со своими войсками он занял Переяславль, не желая пропустить Димитрия Московского во Владимир, куда тот, сопровождаемый своею ратью, шел венчаться на великое княжество. Надлежало решить спор оружием. Тринадцатилетний Димитрий Иоаннович выступил в свой первый поход. Увидев полки Москвы, суздальский князь в страхе бежал и затворился в Суздале; Димитрий же, достигнув Владимира, прошел здесь через древний обряд вокняжения.

Здесь впервые отметим черту умеренности и миролюбия в юном князе Димитрии. Он оставил своего соперника Димитрия Константиновича мирно княжить в его родном уделе — Суздальском, хотя осторожнее было бы совсем лишить того всякой власти и силы... И в самом деле, суздальский князь, заискав в хане Амурате, опять, почти немедленно занял Владимир. Опять поход, опять изгнание соперника из великокняжеской столицы... Димитрий Иоаннович осаждает Суздаль, но снова — верный своему неизменному миролюбию, щадит суздальского князя, оставляет его на удельном княжении и только берет с него присягу в верности.

Великий князь-отрок постигал науку московской политики, заключавшуюся в сочетании силы и милосердия. Под руководством митрополита князь постепенно приобретал ту особую мудрость государственного правителя, которую современники связывали с его личностью. Утвердившись в великокняжеском достоинстве, Димитрий уже на заре своего правления начинает работу по объединению Московской земли. Москва возвышалась. Она укрепила союз и с Суздалем, завершившийся в 1366 году браком великого князя Димитрия и суздальской княжны Евдокии Димитриевны.

Тем не менее постоянная трудность положения великого князя Димитрия Иоанновича состояла в том, что практически на протяжении всей жизни ему приходилось вести непрекращающиеся войны с многочисленными врагами. Кроме постоянного противостояния Руси держав внешних — Орды и Литвы, великий князь должен был неусыпно помнить о противниках внутрирусских, сильнейшими из которых были княжества: Нижегородское, Рязанское и особенно Тверское.

1368 год был ознаменовал концом сорокалетнего относительного спокойствия на Руси: через Русскую землю к Москве шли войска Ольгерда Литовского, все уничтожая на своем пути. Великий князь, митрополит Алексий, князь Владимир Андреевич, двоюродный брат Димитрия Иоанновича, затворились в Москве. Ольгерд начал осаду, но вид каменного Кремля смутил его; за новыми постройками просматривалась уверенность в своих силах и в своем праве, сосредоточенная мощь; и, постояв в виду Москвы три дня, Ольгерд снял осаду и ушел в Литву. Страшным нашествием литовцев Московская земля была опустошена. Но Димитрий Иоаннович вовсе не собирался отказываться от своей широкой объединительной политики. В вечевые республики Новгород и Псков был послан — ради заключения союза с ними — ближайший друг, князь Владимир Андреевич; за поддержку Литвы понесли наказание князья смоленский и брянский. Митрополит Алексий отлучил от Церкви князей Михаила Тверского и Святослава Смоленского. Читая историю, не успеваешь следить за грозовыми тучами, то и дело налетающими в эту эпоху на стойкое Московское княжество и его властителя.

В 1371 году тверской князь Михаил отправился к Мамаю просить ярлыка для себя. Мамай, который уже давно наблюдал за действиями московского князя Димитрия, давно не выплачивавшего ему дани, охотно дал ярлык Михаилу. В Москву же был направлен посол Сары-хожа с оскорбительным приглашением Димитрию Иоанновичу во Владимир на венчание Михаила. И здесь великий князь поступил как свободный человек, истинный хозяин положения: «К ярлыку не еду, а в землю на княжение Владимирское не пущу, а тебе послу, путь чист». Главным в этом поступке было неповиновение Орде — и в деле весьма важном. Димитрий Иоаннович, действительно, перекрыл путь Михаилу во Владимир, введя свои войска в Переяславль: ордынский же посол, прибывший в Москву, был встречен великим князем прекрасно. Задобренный, Сары-хожа в Орде походатайствовал за московского князя, чем в какой-то мере подготовил и дальнейший его успех.

Вскоре, в этом же году, Димитрий Иоаннович отправился в Орду, чтобы прекратить происки Михаила; на этот поступок — как и на прочие свои важные политические действия — великий князь имел благословение митрополита Алексия. Практически ни одного значительного государственного решения великий князь не принял без благословения Церкви. Три фигуры, облеченные духовным саном, оказались ключевыми для его жизненного пути: это святитель Алексий, преподобный Сергий и Феодор Симоновский, впоследствии архиепископ Ростовский; каждый имел особенное влияние на великого князя. Руководство митрополита Алексия, продолжавшееся вплоть до его смерти в 1378 году, соответственно самой личности святителя, имело жизненно-практический характер, было для Димитрия Иоанновича школой не только духовной жизни, но и управления страной. Великий князь вернулся в Москву с нужным ярлыком. Михаилу же от Мамая пришло послание, в котором содержалось отрицание права на великое княжение.

Дело возвышения Москвы требовало решения и задач созидательных, устроение собственного дома — с этого начинал давнее общегосударственное дело великий князь. В основе жизненного уклада великокняжеского дома находился истинно христианский брак. Семейная жизнь великокняжеской четы проходила под духовным руководством святителя Алексия, позже — Феодора Симоновского. Оказывал на нее влияние и преподобный Сергий: из двенадцати детей Димитрия Иоанновича и Евдокии Димитриевны двое сыновей были крещены Троицким игуменом.

В качестве же основной личной черты великого князя автор «Слова о житии...» называет необыкновенную любовь к Богу. Одно из имен, которым наделяет древний книжник Димитрия Иоанновича в похвалу ему — «С Богом все творящий и за Него борющийся». «Царским саном облеченный, жил он по-ангельски, постился и снова вставал на молитву и в такой благости всегда пребывал. Тленное тело имея, жил он жизнью бесплотных». «Землею Русскою управляя и на престоле сидя, он в душе об отшельничестве помышлял, царскую багряницу и царский венец носил, а в монашеские ризы всякий день облекаться желал. Всегда почести и славу от всего мира принимал, а крест Христов на плечах носил. Божественные дни поста в чистоте хранил и каждое воскресенье Святых Таинств приобщался. С чистейшей душой перед Богом хотел он предстать; поистине земной явился Ангел и небесный человек».

С лишком полтораста лет томилась многострадальная Русь под тяжелым игом татарским. И вот, наконец, призрел Господь Бог на мольбы Руси Православной — приближался час освобождения. Народ, сто лет привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал мужественно на поработителей. Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и думать их деды?.. Мы знаем одно, что преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя Русского ополчения, и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего под его благодатным воспитанием.

В 1370-е годы включился великий князь Димитрий Иоаннович в борьбу с Золотой Ордой. Это движение, вдохновляемое Русской Церковью, широко развивалось среди порабощенного народа.

В 1376 году состоялся поход на Волжскую Болгарию. Русские осадили болгар и, несмотря на наличие у города пушек — невиданного по тому времени оружия, — вынудили его к сдаче. Это был значительный успех Москвы, ее первая наступательная победа в борьбе с татарами.

В 1378 году Мамай послал на Русь большое войско, во главе которого стоял воевода Бегич; в июле татары вторглись в рязанские земли. Поход этот имел целью не только ограбление Рязанского княжества, но, сидя по размерам обозов, Бегич не исключал возможности дойти и до самой Москвы. Навстречу врагу выступил Димитрий Иоаннович, полки которого разбили татар.

Выигранная битва на реке Воже была генеральной репетицией сражения на Куликовом поле. Приближался грозный 1380 год. Напрасно великий князь Димитрий Иоаннович пытался умилостивить хана дарами и покорностью: Мамай и слышать не хотел о пощаде. Как ни тяжело было великому князю после недавних воин с литовцами и другими беспокойными соседями снова готовиться к войне, а делать было нечего: татарские полчища надвигались, подобно грозовой туче, к пределам тогдашней России.

Готовясь выступить в поход, великий князь Димитрий Иоаннович счел первым долгом посетить обитель Живоначальной Троицы, чтобы там поклониться Единому Богу, в Троице славимому, и принять напутственное благословение от преподобного игумена Сергия. Он пригласил с собой брата Владимира Андреевича, всех бывших тогда в Москве православных князей и воевод русских, с отборной дружиной воинской, и после дня Успения выехал из Москвы. На другой день они прибыли в Троицкую обитель. Воздав здесь свое смиренное поклонение Господу Сил, великий князь сказал святому игумену: «Ты уже знаешь, отче, какое великое горе сокрушает меня, да и не меня одного, а всех православных: ордынский князь Мамай двинул всю орду безбожных татар. И вот они идут на мою отчизну, на Русскую землю, разорять святые церкви и губить христианский народ... Помолись же, отче, чтобы Бог избавил нас от этой беды!»

Святой старец успокоил великого князя надеждой на Бога: «Господь Бог тебе помощник; еще не приспело время тебе самому носить венец этой победы с вечным сном; но многим, без числа многим сотрудникам твоим плетутся венцы мучениче­ские с вечной памятью». И, осеняя преклонившегося перед ним великого князя святым крестом, богоносный Сергий воодушевленно произнес: «Иди, господине, небоязненно, Господь поможет тебе на безбожных врагов!» А затем, понизив голос, сказал тихо одному великому князю: «Победиши враги твоя»... С сердечным умилением внимал великий князь пророческому слову святого игумена: он прослезился от душевного волнения и стал просить себе у преподобного особого дара в благословение своему воинству и как бы в залог обещанной ему милости Божией.

В то время в обители Живоначальной Троицы, в числе братии, подвизавшейся под руководством Сергия против врагов невидимых, были два инока-боярина: Александр Пересвет, бывший боярин брянский, и Андрей Ослябя, бывший боярин любецкий. Их мужество, храбрость и искусство воинское были еще у всех в свежей памяти: до принятия монашества оба они славились как доблестные воины, храбрые богатыри и люди очень опытные в военном деле. Вот этих-то иноков-богатырей и просил себе в свои полки великий князь у преподобного Сергия: он надеялся, что эти люди, посвятившие себя всецело Богу, своим мужеством могут служить примером для его воинства и тем самым сослужат ему великую службу. И преподобный Сергий не задумался исполнить просьбу великого князя, на вере основанную. Он тотчас же повелел Пересвету и Ослябе, взамен лат и шлемов, возложить на себя схимы, украшенные изображением креста Христова: «Вот вам, дети мои, оружие нетленное», — говорил при сем преподобный.

Благословив крестом и окропив еще раз освященной водой великого князя, своих иноков-витязей и всю дружину княжескую, преподобный Сергий сказал великому князю: «Господь Бог да будет твой помощник и заступник: Он победит и низложит супостатов твоих и прославит тебя!» Тронутый до глубины души пророческими речами старца, великий князь отвечал ему: «Если Господь и Пресвятая Матерь Его пошлет мне помощь противу врага, то я построю монастырь во имя Пресвятой Богородицы».

Между тем быстро пронеслась по лицу Русской земли молва о том, что великий князь ходил к Троице и получил благословение и ободрение на брань с Мамаем от великого старца, Радонежского пустынника. Светлый луч надежды блеснул в сердцах русских людей, а те, которые готовы были стать противу великого князя московского заодно с Мамаем, поколебались. Таков был старый рязанский князь Олег. Он уже готовился соединиться с Мамаем, чтобы поживиться на счет московского князя, со стороны коего не ожидал большого сопротивления такому сильному врагу. Но, получив известие, что московские силы уже переправились через Оку, что инок-подвижник по имени Сергий благословил московского князя идти против Мамая, князь Олег очень встревожился. Так высоко ставили благословение преподобного Сергия даже сами враги московского князя. Благословение святого старца даже в их глазах считалось уже достаточным ручательством победы великого князя московского. И Олег отложил всякую мысль идти на помощь татарам против московских полков.

Как раз перед выступлением великого князя против татар произошло Божественное знамение — чудесное событие: во Владимире были открыты мощи благоверного князя Александра Невского, прадеда Димитрия Иоанновича. Инок-пономарь той церкви, где находилась гробница князя, ночью спавший на паперти, внезапно увидел, что свечи, стоящие перед иконами, сами собой загорелись, и к гробу подошли два старца, вышедшие из алтаря. Обратившись к лежащему там князю, они воззвали к нему, понуждая встать и выйти на помощь правнуку, идущему на бой с иноплеменниками. Князь встал и вместе со старцами сделался невидимым. Наутро гроб был выкопан и были обнаружены нетленные мощи. Видимо, об этом событии Димитрий Иоаннович узнал еще до битвы; оно было достоверным свидетельством незримой помощи ему со стороны его великого предка.

8 сентября 1380 года, с раннего утра они стали в боевой порядок между рек Дона и Непрядвы, готовые встретить безбожного врага. В это самое время является перед великим князем инок Нектарий, посланный с другими братиями от преподобного Сергия, неся мир и благословение ему и всему христолюбивому его воинству. Святой старец провидел духом нужду еще раз укрепить мужество великого князя перед самой битвой и прислал ему в благословение Богородичную просфору и своеручную грамотку, конец которой сохранила для потомства одна из наших летописей. Грамотка эта, увещевая великого князя сражаться мужественно за дело Божие и пребывать в несомненном уповании, что Бог увенчает их дело счастливым успехом, оканчивалась следующим изречением: «Чтобы ты, господине, таки пошел, а поможет ти Бог и Троица».

Быстро разнеслась по полкам весть о посланцах Сергиевых, в лице их великий печальник Русской земли как бы сам посетил и благословил русское воинство, и это посещение, в такую важную и решительную для всех минуту было сколько неожи­данно, столько же и благовременно. Теперь и слабые духом воодушевились мужеством, и каждый воин, ободренный надеждой на молитвы великого старца, бесстрашно шел на битву, готовый положить душу свою за святую веру православную, за своего князя любимого, за дорогое свое Отечество.

При мысли, что многие тысячи храбрых витязей падут через несколько часов, как усердные жертвы любви к Отечеству, Димитрий Иоаннович в умилении преклонил колена и, простирая руки к златому образу Спасителя, сиявшему вдали на чермном знамении великокняжеском, в последний раз горячо молился за христиан и Россию. Потом благоверный князь Димитрий сел на коня, объехал все полки, воодушевляя их словами: «Отцы и братья мои! Господа ради сражайтесь и святых ради церквей и веры ради христианской, ибо эта смерть нам ныне не смерть, но жизнь вечная; и ни о чем, братья, земном не помышляйте, не отступим, ведь и тогда венцами победными увенчает нас Христос Бог и Спаситель душ наших».

Прибыли еще на помощь Москве князья Ольгердовичи: Андрей Полоцкий и Димитрий Брянский и с ними 70 тысяч воинов.

Наступил грозный час этой битвы, которая должна была решить участь тогдашней России. Над Куликовым полем стоял туман; когда же он рассеялся, то обнаружились две рати, самим своим видом знаменующие противостояние мрака и света. Татарские полчища виделись темными, как замечает летописец; «доспехи же русских сынов будто вода, что при ветре струится, шлемы золоченые на головах их, словно заря утренняя в ясную погоду, светятся; яловцы же шлемов их, как пламя огненное, колышутся», посреди войска развивалось алое великокняжеское знамя с изображением Нерукотворного Спаса.

Вдруг с татарской стороны выехал вперед богатырь огромного роста, крепкого сложения, страшной наружности; звали его Челубей. Страшно было смотреть на этого великана. И хотя было среди них немало храбрых воинов, но никто не решался сам добровольно вызваться на такой подвиг.

Прошло несколько минут томительного ожидания, и вот выступил один из Сергиевых иноков — его усердный послушник схимонах Александр Пересвет. Все были тронуты до слез самоотвержением инока; все молили Бога, да поможет ему, как древле Давиду на Голиафа. А он, в одном схимническом одеянии, без лат и шлема, вооруженный тяжеловесным копьем, подобно молнии устремился на своем быстром коне противу страшного татарина — оба богатыря пали мертвыми на землю!

Тогда-то «закипела битва кровавая, заблестели мечи острые, как молнии, затрещали копья, полилась кровь» — повествует святитель Димитрий Ростовский.

Не выдержал и великий князь: он сошел с коня великокняжеского, отдал его своему любимому боярину (Михаилу Бренко), повелел ему вместо себя быть под знаменем, а сам достал бывший у него на персях под одеждою крест с частицами Животворящего Древа, поцеловал его и ринулся в битву с татарами наравне с простыми воинами... Самым горячим стремление князя было желание принять участие в битве; им руководила готовность сразиться за веру и пострадать за Христа. Он пренебрег своим привилегированным положением и в своем порыве слиться с воинской массой явил свое великое смирение. Свидетели видели его, переносяще­гося на коне от полка к полку, твердо бьющимся с татарами, выдерживающим порой атаку нескольких воинов.

«И была сеча лютая и великая, и битва жестокая, и грохот страшный, — повествует летописец, — от сотворения мира не было такой битвы у русских великих князей, как при этом великом князе всея Руси». Люди гибли не только от мечей, копий и под копытами коней — многие задыхались от страшной тесноты и духоты: Куликово поле как бы не вмещало борющейся рати, земля прогибалась под их тяжестью, пишет один из древних авторов. Особо чутким в эти часы открывалось духовное существо происходящего. Видели Ангелов, помогающих христианам — во главе «трисолнечного» полка стоял Архистратиг Михаил, по небесам шествовали рати святых мучеников и с ними — святые воины Георгий Победоносец, Димитрий Солунский, святые князья Борис и Глеб. От духовных воинств на татар летели тучи огненных стрел. Видели же, как над русским войском явилось облако, из которого на головы православных воинов опустилось множество венцов.

Когда Мамай со своими полками позорно бежал, побросав обозы, князь Владимир Андреевич, вернувшись на Куликово поле, покрытое теперь мертвыми телами, принялся расспрашивать всех о великом князе. Свидетельствовали о том, то он сражался в первых рядах, что бывал окружен множеством врагов; кто-то говорил о его ранении — последний, видевший его, утверждал, то князь брел с поля битвы, шатаясь от ран. Принялись искать князя среди мертвых; наконец, он был найден в роще неподалеку, лежащим без сознания. Бог хранил князя; несмотря на многочисленные удары, принятые им от врагов, он остался невредимым от серьезных ранений. Услышав голоса, он пришел в себя, известие же о победе окончательно вернуло ему силы.

Между тем, как длилась грозная битва Куликовская, в обители Живоначальной Троицы святой игумен Сергий собрал всю свою братию и возносил молитвы сердечные за успех великого дела. Телом стоял он на молитве во храме Пресвятой Троицы, а духом был на поле Куликовом, прозревая очами веры все, что совершалось там.

И много доблестных русских воинов полегло на поле том. Летописи говорят, что из 150 тысяч воинов вернулось в Москву не более 40 тысяч.

Куликовская победа настолько обессилила Русское войско, что ему необходимо было дать отдых, а у московского князя, как мы уже видели, тогда было немало врагов и кроме татар. И тут преподобный Сергий, предотвращая столкновение великого князя с Олегом Рязанским и предупреждая страшное пролитие родной, братской, русской же крови, послал своего келаря. И не напрасно было это посольство: летопись говорит о раскаянии Олега, хотя и не надолго.

Возвратясь в Москву и распустив по домам воинов победителей, великий князь Димитрий Иоаннович, прозванный за эту победу Донским, снова прибыл в обитель Живоначальной Троицы, чтобы воздать благодарение сильному во бранех Господу, лично поведать великому старцу о богодарованной победе. В Троицком монастыре по погибшим воинам служились многочисленные панихиды; был учрежден особый день их ежегодного поминовения, названный Димитриевской субботой, перед 26-м числом октября (день Ангела великого князя Димитрия Иоанновича) и, конечно, установлено не без совета с преподобным Сергием. Позже он стал днем общего воспоминания усопших предков, родительским днем. Так в церковной памяти была увековечена Куликовская битва.

С именем Димитрия Иоанновича связано строительство целого ряда новых монастырей и храмов. По благословению преподобного Сергия он заложил в 1378 году Успенский Стромынский монастырь; предполагалось в преддверии решающей битвы с Ордой собрать в него молитвенников со всей Русской земли, чтобы духовно поддержать Русь. Настоятелем монастыря стал ученик преподобного Сергия Леонтий. Другой, также Успенский, монастырь великий князь построил в благодарность Богу за победу в Куликовской битве. Его называют монастырем на реке Дубенке; первым его игуменом также был ученик преподобного Сергия, будущий святой Савва Звенигородский. На самом Куликовом поле был построен монастырь Рождества Богородицы: победа произошла именно в этот праздник. Также после победы Димитрий Иоаннович построил Николо-Угрешский монастырь под Москвой и опять-таки с помощью преподобного Сергия Димитрий Иоаннович выстроил Голутвинский монастырь, а также каменный Успенский собор Симонова московского монастыря.

Последние годы жизни великого князя Димитрия Иоанновича были, вероятно, самыми трудными для него; после Куликовской битвы его ждали многие тяжелые испытания. Осенью 1380 года, свидетельствуют летописи, Димитрия Иоанновича впервые посетили тяжелые болезни — сказалось нечеловеческое напряжение великого боя. В изнеможении была и вся Русская земля. Не успела она оправиться от страшных потерь в Куликовскую битву, как явился новый враг, 1382 год ознаменовался нашествием Тохтамыша, разорением Москвы. Это бедствие было еще тяжелее после блестящей победы. Великий князь из-за разногласий среди бояр, как говорит древний автор, не смог собрать достаточного для отпора татарам войска; тогда, чтобы найти людей, он отправился в Переяславль, а затем в Кострому. В Москве остался митрополит Киприан — он не смог противостоять начавшимся здесь беспорядкам.

Митрополит решил уйти из Москвы, также и великая княгиня с детьми. С трудом удалось им выйти за городские стены. Митрополит направился в Тверь, княгиня — к мужу в Кострому. Началась осада Москвы и три дня город держался, но на четвертый воины Тохтамыша ворвались в город. Страшен был учиненный погром в Москве: убивали подряд людей, оскверняли алтари, грабили церкви, сокровищница великого князя была расхищена; сжигались книги, свезенные со всех окрестностей в московские храмы — сам город был в конце концов подожжен. Когда великий князь вернулся в Москву, он застал город разоренным и опустевшим. И только храбрый Владимир погнался за татарами и поразил 6000 врагов и отнял много пленных и обозы. По преданию, Димитрий Иоаннович плакал на развалинах Москвы и велел похоронить убитых на собственные деньги.

Другим большим горем для великого князя было возобновление старой вражды с Тверью: презрев все письменные обещания 1375 года, князь Михаил отправился к новому хану просить ярлыка на великое княжение. В 1383 году великий князь Димитрий был вынужден отправить в Орду своего старшего сына, одиннадцатилетнего Василия, для отстаивания великокняжеского ярлыка. Ценой возобновления ежегодной дани Москве удалось оставить ярлык за собой — Михаил потерпел неудачу, но Василий был на два года задержан в Орде заложником.

Другой беспокойный сосед московского князя был Олег, князь рязанский. Хитрый и вероломный, он не раз нарушал договоры, входил в сношения то с Ольгердом и тверским князем, то с Мамаем и Тохтамышем. Великий князь не раз посылал к нему доверенных лиц с мирными предположениями, но Олег не хотел и слышать о мире. Тогда великий князь призвал преподобного Сергия и лично просил его принять на себя труд убедить упрямого князя рязанского к примирению. Поздней осенью 1385 года смиренный старец отправился, по своему обыкновению пешком, в Рязань. Олег уже много слышал о Радонежском игумене: еще пять лет назад он не решился присоединиться к полчищам Мамая только потому, что московский князь получил от преподобного Сергия благословение на битву с Мамаем, и теперь рад был видеть святого старца своим гостем и благословиться у него. Кроткие увещания богомудрого Сергия смягчили сердце сурового князя рязанского, и он чистосердечно открылся преподобному в своих замыслах и «взял с великим князем Димитрием вечный мир и любовь в род и род». Этот мир впоследствии скреплен был семейным союзом: сын Олега Феодор взял за себя дочь великого князя Софию Димитриевну.

Так, при неусыпном попечении и отеческом руководстве святителя Алексия и благодаря деятельному участию игумена Радонежского, преподобного отца нашего Сергия, стала постепенно объединяться и Русская земля, обессиленная раздорами удельных князей.

Великий князь продолжал свое трудное дело: восстанавливал разрушенную Москву и держал наготове меч, храня бдительно интересы Московского княжества. Образ действий великого князя оставался все тот же: он сначала устрашал и разил врагов и ослушников, потом миловал и прощал их.

Мало-помалу эти князья свыклись с мыслью о необходимости подчиниться власти московского князя, а в народе пробуждалось сознание нужды сплотиться воедино, дабы общими силами сбросить с себя ненавистное иго татарское. Бог знает, мог ли бы достигнуть какого-нибудь успеха в этом великом деле великий князь московский, предоставленный самому себе, без содействия Церкви в лице таких святых мужей, исполненных Духа и силы, каковы были угодники Божии митрополит Алексий и богоносный Сергий, игумен Радонежский.

Хотя, по словам летописи, Димитрий Иоаннович был богатырского сложения — «бяше же крепок зело, и телом велик и широк, и плечист и чреват вельми и тяжек; брадою и власы черн; взором же дивен зело», — но и при этих мощных силах непрестанная 26-летняя бранная тревога должна была измучить его телесно и душевно. Почувствовав приближение смерти, Димитрий Иоаннович послал за преподобным Сергием. Преподобный, наблюдавший все течение жизни великого князя, не только был главным свидетелем при составлении его духовного завещания (что подтверждено документами), но и преподал Димитрию Иоанновичу все необходимые ему христианские таинства. Древний источник воспроизводит если не самые предсмертные слова великого князя в их исторической буквальности, то общий дух его назидания ближним. «Вы, дети мои, — говорил благочестивый князь, — живите заодно, а матери своей слушайтесь во всем... Который сын не станет слушаться мати своей, на том не будет моего благословения... Вот я отхожу к Богу, и вас поручаю Богу и матери вашей: под страхом ея будьте всегда... Бойтесь Бога; бояр своих любите, будьте приветливы ко всем своим слугам. А вы, бояре, знаете мой обычай и нрав — я родился у вас на глазах, при вас я возрос, с вами ходил на врагов, с вами свою отчизну защищал... Я любил вас и детей ваших, с вами делил и радость, и горе... Вспомните, что говорили вы мне всегда: на службе тебе и детям твоим мы должны сложить и свои головы... Будьте же верны слову своему, послужите княгине моей и чадом моим, повеселитесь с ними в их радости, не оставьте их и во время скорби»... Так говорил умирающий Донской герой; а в своей духовной грамоте он навсегда заповедал своим детям и потомству своему, чтобы после отца наследовал великокняжеский престол старший сын его, помимо других лиц, старших в роде, и таким образом установил новый порядок престолонаследия, не допускавший никаких споров и претензий со стороны братьев усопшего великого князя. И вот, охранение этого, столь важного постановления, которому не только Москва, но и вся Россия на веки обязана укреплением единой самодержавной власти, было вверено Промыслом Божиим не иному кому, как великому печальнику земли Русской преподобному Сергию!

Княжение Димитрия Донского за редким исключением не знало случаев ухода от него служивых людей; на его духовном завещании стоит самое большое число боярских подписей. И перед самой кончиной великий князь пожелал своим родным, ближним, боярам и всей Руси: «Бог мира да будет с вами!» Глубокий смысл сокрыт в этих словах! Вся натрудившаяся, изболевшаяся за Родину душа великого и доброго князя вылилась в этом благочестивом, горячем пожелании...

19 мая 1389 года великий князь Димитрий Иоаннович преставился. Кончина его на 41-м году жизни поразила всю Русь. После Владимира Мономаха и Александра Невского никого так не любил и не чтил народ русский. Он был похоронен в Архангельском соборе, рядом с гробницами его отца, деда, прадеда. По преданию, на отпевании среди многочисленного духовенства находился покровитель, молитвенник, старец великого князя, преподобный Сергий Радонежский.

В своем ревностном служении Церкви Христовой, патриотических трудах Отечеству и народу в грозные годы вражеского ига благоверный князь явился истинным сыном Церкви Русской, вдохновляющим и ныне ее верных чад на самоотверженное служение Богу и людям. Праведный подвиг князя, отдавшего «душу свою за други своя» (Ин. 15, 13), не был забыт православным верующим народом. Он побуждает и ныне чад церковных к служению на благо Родины и ее народа.

Особым знаком произволения Господня стало почитание князя Димитрия как избранника Божия. По свидетельству многочисленных источников, памятников письменности и иконографии, сначала в Москве, а потом повсеместно по всей России началось прославление князя. Уже вскоре после кончины его были написаны «Похвальное слово», текст которого вошел в состав русских летописей, и «Житие». В житии отмечаются христианское великодушие и большая любовь к народу, сочетавшиеся с широкой благотворительностью.

Сохранились и иконографические изображения великого князя: на фреске Архангельского собора и в Грановитой палате. Описание образа князя можно прочитать и в «Иконописном подлиннике» (под 9 мая).

Память о великом князе жива всегда и особенно увеличивается в годы войн и опасностей. Так, в Великую Отечественную войну имя князя Димитрия в патриотических посланиях патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия стояло рядом с именем святого Александра Невского; оба князя-воина призывались в помощники страждущему Отечеству. Именем Димитрия Донского была названа танковая колонна, созданная на средства верующих.

Великий князь московский Димитрий Донской канонизирован как святой благоверный на основании его больших заслуг перед Церковью и народом Божиим, а также на основании его личной благочестивой жизни, воплотившей спасительную христианскую идею пожертвования собой до крови ради блага и спасения ближних.

Тропарь, глас 3:

Велика обрете в бедах тя поборника земля Русская, языки побеждающа. Якоже на Доне Мамаеву низложил еси гордыню, на подвиг сей прияв благословение преподобнаго Сергия, тако, княже Димитрие, Христу Богу молися, даровати нам велию милость.

Кондак, глас 2:

Подвиги твоими, святе Димитрие, страну нашу Бог сохрани, Давый тебе силу непобедимую. И ныне, предстателю крепкий, соблюдай молитвами святыми град твой Москву невредим от всех навет вражиих

Сщмчч. Патрикия, еп. Прусского, и с ним трех пресвитеров: Акакия, Менандра и Полиена (ок. 100).
Епископский престол святого Патрикия находился в городе Пруссе в Вифинии1. Однажды он начал открыто обличать заблуждения язычников и проповедывать веру Христову; его проповедь обратила ко Христу многих язычников; за это он был взят язычниками вместе с тремя пресвитерами, - Акакием, Менандром и Полиеном, и приведен был на допрос к вифинийскому игемону Юлию, усерднейшему служителю идолов. Сей последний, отправляясь в это время к тёплым источникам2, повелел вести за собою и христианского епископа с его пресвитерами, заключенными в железные вериги. Прибыв на источники и омывшись в них, Юлий принес жертвы своему нечистому богу Асклипию3 и гнусной богине Сотирии4. Затем, сев на судилищном месте и призвав святителя Патрикия с пресвитерами, Юлий сказал ему:

- Безумец, призывающий Христа и верящий пустым басням! Смотри, сколь велико всемогущество богов наших. Смотри, какую целебную силу этим источникам дали они на пользу нашу. И прежде всего уразумей, сколь велико могущество и сколь велика милость отца нашего Асклипия! Если хочешь, избегнуть уз и мучений и спокойно жить в своем отечестве, то, падши, поклонись ему со смиренною мольбою и принеси ему жертву.

Святой же Патрикий отвечал ему на это:

- О, сколь много зла изрек ты в своей краткой речи, игемон!

Игемон же с гневом сказал ему:

- Что же преступного сказал я? В чем ты можешь меня обличить, окаянный! Ты и сам должен признать то, что очевидно само собою без всякого обмана и хитрости: разве ты не своими очами видишь исцеления, даруемые от теплых источников силою всемогущих богов наших?

Отвечал святой Патрикий:

- Пресветлый игемон! если хочешь узнать истину о происхождении, истечении и целебной силе источника теплых вод сих, то я возвещу тебе обо всем этом, если соизволишь выслушать меня с кротостью.

Сказал на это игемон:

- Хотя и ничего другого я не думаю услышать от тебя, кроме басни, наполненной вымыслами, все таки говори, пусть услышу, что ты хочешь сказать.

Отвечал святой:

- Не вымысел, но истину я хочу сказать тебе.

Сказал игемон:

- Какой же иной источник силы теплых вод укажешь ты, кроме силы богов наших?

Святой ответствовал:

- Я христианин, и всякий, кто исповедует сию святыню христианства и покланяется единому истинному Богу, разумом своим может познавать тайны Божии; потому и я, хотя и грешен, но, исповедуя себя рабом Христовым, знаю и могу тебе сказать истину относительно вод сих.

Сказал игемон:

- Неужели ты будешь столь дерзок и безрассуден, чтобы считать себя умнее философов наших?

Отвечал святой:

- "Мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их" (1Кор.3:19). Христос Господь наш, прославляя Отца Своего, сказал: "славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам" (Лк.10:21). И Апостол говорит: не уразумели истины: "ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы" (1Кор. 2:8).

Сказал игемон святому:

- Ты говоришь неудобопонятное. Лучше скажи, по силе и устроению кого текут эти теплые целебные воды? Что касается до меня, то я приписываю это промышлению богов Наших, восхотевших таким образом оказать помощь людям.

Отвечая на это, святитель Христов Патрикий, сказал игемону:

- Прежде чем стану говорить, прикажи, игемон, снять ограду5, дабы все могли слышать мои слова.

По повелению игемона, снята была ограда и народ наполнил всё то место вокруг. Затем святой начал громогласно говорить следующее:

- Огонь и воду создал из ничего Своим Единородным Сыном Тот же всемогущий и вечный Бог, Который есть Творец рода человеческого. Из огня Он словом Своим сотворил свет, солнце и прочие светила и назначил им светить днем и ночью: до той степени простерлась Его всемогущая сила, до какой было угодно Ему. Из воды образовал Он небесную твердь и на воде же утвердил землю. Промыслом Своим, всё предусматривающим Он устроил на небе и на земле всё то, без чего нельзя жить человеку, которого также Он создал. Провидя же, что созданные Им люди прогневают Его, Бога Создателя своего и, оставив почитание Бога истинного, создадут себе бездушных идолов и будут им покланяться, - Он по причине этого уготовал два места, куда переселятся люди после своей земной жизни. Первое место Он просветил вечным светом и преисполнил обильными и несказанными благами, другое же наполнил беспросветною тьмою, неугасимым огнем и вечными муками; в светлое место переселятся те, которые, исполняя Его заповеди, будут благоугождать Ему; в тёмное же место будут ввергнуты те, которые нечестивою своею жизнью прогневают Творца своего и тем заслужат себе наказание. И так те, которые будут поселены в месте светлом, будут жить жизнью бессмертною в непрестанной и бесконечной радости, а находящиеся в тёмном месте будут непрестанно мучиться бесконечные веки. Отделив же огонь от воды и свет от тьмы, Создатель, каждое из них отдельно образовал, и определил каждое к своему месту. Огонь же и вода находятся как над твердью небесною, так и под землей; та вода, которая видима на земле, собранная во вместилища свои, называется морем (Быт.1:10), а та, которая находится под землею, именуется бездною; от этой бездны на пользу людям, живущим на земле, и вообще на пользу всему живущему посылаются воды в высоту сквозь земные недра, как бы посредством водопроводных труб; выходя на поверхность земли, они образуют или источники, или колодцы, или реки. Те из вод, которые в своем течении под землею, проходят около огня, вытекают на поверхность теплыми, а те, которые протекают далеко от огня, выходят на поверхность земли холодными. Потому-то и эти воды тёплы, так как при своем течении они близко подходят к подземному огню; есть же в иных местах воды студенейшие, смерзающиеся в лёд, так как находятся в далеком расстоянии от огня. Итак, подземный огонь назначен на мучение нечестивых душ; вода же преисподней, обратившаяся в лёд, именуется тартаром6, в котором боги ваши и те, кто им поклоняются, получат нескончаемую муку, как и из стихотворцев ваших один воспел, говоря: "пределы (конечные) земли и моря ничто иное, как только крайние пределы, где Иапет и Сатурн7 (таковы имена сих богов ваших) не услаждаются ни блеском светлого солнца, ни прохладными ветрами"; другими словами: богов ваших, обитающих во тьме и в тартаре, не освещает и не согревает свет солнечный, а обитающих в огне не прохлаждает ветер.-Тартар же под землею помещен настолько глубже всех иных бездн, насколько небо выше всех высот земных. А что, под землею уготован огонь для нечестивых, это подтверждают и кипящие источники, которые в Сицилии8 выходят из под земли9.

Выслушав эти слова святого, игемон спросил его:

- Значит, Христос ваш есть Создатель всех тех вещей, о которых ты говорил.

Отвечал святой Патрикий:

- Воистину Христос, а не кто другой, есть Создатель всей твари; ибо написано: "Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Иоан.1:3). И еще: "Ибо все боги народов ничто, а Господь небеса сотворил" (1Пар.16:26).

Игемон же снова спросил святого:

- Христа ли ты называешь Создателем небес?

Ответствовал святой:

- Христа называю я Создателем всей твари, потому что написано: "Когда взираю я на небеса Твои - дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил" (Псал. 8:4).

Сказал игемон:

- А, если я ввергну тебя в эти горячие воды, Создателем которых ты называешь Христа, а не богов наших, то сохранит ли тебя Христос невредимым от огня их?

Отвечал святой:

- Я знаю силу Христа моего; я знаю, что Он может сохранить меня целым и невредимым от вод сих, если пожелает: я же сам хотел бы при посредстве вод тех освободиться от временной жизни сей, дабы вечно жить со Христом; тем не менее да совершается надо мной не моя, а Его святая воля, без которой ни один волос не спадет с головы человеческой, без которой ни одна птица не попадет в сеть. Но пусть узнают все слушающие сейчас слова мои, что тех, которые с тобою покланяются бесчувственному камню, как богу, ожидает вечное мучение в подземном неугасимом огне и преисподнем тартаре.

Услышав это, игемон пришел в великий гнев и тотчас повелел святого, обнажив, ввергнуть в то самое место источника, откуда бьёт кипящая вода. Святой же, будучи ввергаем, воззвал к Богу, говоря:

- Господи Иисусе Христе, помоги мне, рабу Твоему!

Когда святой был брошен в воду, то капли воды, брызнувшей из источника, были жгучее огненных искр и, достигши стоявших вокруг, причинили им сильные обжоги. А святой Патрикий пребывал невредимым в тех водах, как в прохладном месте, и, ликуя, восхвалял Христа Бога.

Видя это мучители распалились еще большею яростью. Игемон повелел воинам вынуть святого из воды и секирою отрубить ему голову, вместе с тремя пресвитерами.

Приготовившись к усекновению, Христов мученик и исповедник, воздел руки свои к небу и сказал:

- Боже, Царь всего и Владыка, содержащий в Своей власти всю тварь видимую и невидимую, приклоняющий слух Твой ко всем, истинно призывающим Тебя, создавший и воды сии во спасение праведным и в наказание нечестивым! Предстань ныне мне, умирающему во свидетельство за исповедание веры Твоей!

Окончив молитву, святой преклонил для усекновения святую главу свою и скончался мученически. Усекновены были с ним и три его святых пресвитера: Акакий, Менандр и Полиен и все вместе предстали Христу Богу в славе святых. Убиен же был святой Патрикий со служителями своими месяца мая в девятнадцатый день10 и принял венец победных почестей от Христа Иисуса, Господа нашего, Которому подобает со Отцом и Святым Духом честь и слава ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 4:
Яко светосиянен добротою священства, и мучения кровию преукрашен, с пострадавшими с тобою Патрикие, Христу предстоя, о нас поминай, яко страдалец честный.
________________________________________________________________________
1 Малоазийской области.
2 Игемон Юлий отправлялся к теплым источникам с лечебными целями. Эти источники, действительно, обладали целебными свойствами, благодаря примеси к их водам различных минеральных веществ. Много таких источников было известно в древности в Италии 2 на острове Сицилии.
3 Асклипий или Эскулап - греко-римокий бог, считавшийся покровителем врачебного искусства.
4 Сотириа с греч. - спасительница,- общее название богинь, врачевавших болезни, по мнению язычников. Обыкновенно это имя усвоялось богиням Афине или Афродите.
5 Обыкновенно то место, на котором восседал и производил суд над христианами игемон, огораживалось, так как в большинстве случаев суд над христианами происходил на открытом воздухе.
6 Рассуждая о тартаре, святой Патрикий применяется к пониманию окружавших его язычников и излагает им их же собственный взгляд на тартар.-Тартар по представлению древне-греческой мифологии - тёмная бездна, удаленная от поверхности земли на столько же, на сколько небо удалено от земли. По представлению греков, тартар был окружен тройным слоем мрака и железною стеною; он служил местом заключения низверженных богов.
7 Иапет - один из титанов - детей Урана (неба) и Геи (земли). По представлению греческой мифологии, Иапет (вместе с Кроном) восстал на верховного бога - Зевса, за что и был заключен последним в тартар.- Сатурн - древне-римский бог, считавшийся покровителем земли и посевов. Согласно представлению греческой мифологии Сатурн так же, как и Иапет, был низвергнут Зевсом с неба и заключен на время в тартар.
8 Сицилия - один из больших островов Средиземного моря, составляющий ныне часть Итальянского королевства.
9 Остров Сицилия благодаря большему количеству трещин и впадин в известковых горах, покрывающих его, имел много горячих ключей.
10 Время их кончины с точностью неизвестно, полагают что она последовала в половине IV в.

0

2

............................продолжение от 1 июня

Прп. Корнилия, чудотворца Комельского (1537).

http://s47.radikal.ru/i118/1005/49/37ae383e43a7.jpg

Преподобный Корнилий Комельский, Вологодский чудотворец, родился в 1457 году. Он был родом из знатной боярской семьи Крюковых, жившей в Ростове Великом. Дядя преподобного, дьяк Лукиан, служил при дворе великой княгини Марии, супруги великого князя московского Василия Темного. При посредничестве Лукиана юный Корнилий был определен к московскому великокняжескому двору. Для воспитания отрока нельзя было найти более лучшего места, как тогдашний великокняжеский двор, не уступавший в самом строгом исполнении всех правил церковного устава ни одной иноческой обители. Здесь Корнилий мог видеть и изучать одно только доброе. Современный описатель его жизни называет великую княгиню Марию, скончавшуюся инокинею, именитою благочестием и милостивую паче всех прежде бывших: действительно, испытанная несчастиями и всецело преданная воспитанию детей своих — сверстников Корнилия, она могла служить для юного царедворца самым лучшим живым примером для подражания. Молодой Корнилий, как нельзя более, воспользовался счастливо сложившимися обстоятельствами своей юности: приобрел в науках познания, получив самое лучшее по тогдашнему времени образование, а вместе с этим сохранил чистоту сердца и неповрежденность нравов, так что не достигнув еще совершенных лет, он казался уже мужем совершенным. С раннего возраста начало в нем развиваться влечение к жизни созерцательной, отшельнической, которое усиливалось под влиянием бесед дяди и великой княгини, стремившихся к иночеству. И когда престарелый Лукиан оставил придворную службу и постригся в Кириллове, за ним последовал туда же двадцатилетний Корнилий, хотя служба при дворе великого князя могла доставить ему честь, богатство и другие житейские выгоды.

Приняв постриг в Белозерском монастыре, он с благой кротостью предал себя воле прозорливого многоопытного в духовной жизни старца Геннадия, повинуясь ему с любовью, как отцу, и не делая ничего без его благословения. Через некоторое время Корнилий призвал в благодатную обитель своего младшего брата Акинфия.

Свои иноческие подвиги в монастыре юный инок начал с тяжелого послушания — в хлебне, носил тяжелые вериги, а в редкие часы отдыха переписывал богослужебные книги.

Прошедше уже все более тяжелые послушания и ревнуя о высшем совершенстве, преподобный Корнилий, испросив благословения своего духовного наставника, посетил многие обители близ Кирилло-Белозерского монастыря. Подобно птице, он искал себе гнезда, и, как пчела извлекает мед с различных цветов, так и он везде старался приобретать себе духовную пользу из всего, что видел и слышал. Побывав во всех ближайших к Кириллову монастырях и пустынях, преподобный Корнилий направился к Новгороду, славившемуся тогда множеством иноческих обителей.

В Новгороде архиепископ Геннадий (память 4/17 декабря), познакомившись с богобоязненным и опытным в духовной жизни иноком и увидев в нем редкое по тому времени книжное образование, хотел рукоположить преподобного Корнилия в сан священства. Но он уклонился от такой почести, предпочитая путь безмолвного уединенного подвига. Подвижник сначала поселился в пустом месте недалеко от Новгорода, потом жил в безмолвии в пустынях новгородских и тверских, претерпевая «труды многие: и жажду, и глад, студень же и зной Христа ради». Когда же стали навещать его любители иноческого жития, он перешел в Тверскую Савватиеву пустынь. Но и здесь не нашел вожделенной тишины и безмолвия преподобный, ибо братия Савватиевой пустыни и приходившие в нее странники и богомольцы стали посещать уединенную келлию Корнилия, прося его советов и наставлений, вследствие чего преподобный снова решился бежать и искать себе другого места.

И в 1497 году на Вологодской земле, в густых комельских лесах, около пересечения рек Нурма и Талица, преподобный Корнилий нашел брошенную разбойниками хижину, которую обратил в келлию для безмолвия. Однажды напали на старца разбойники, но, кроме книг, ничего не нашли. Благодаря усердной молитве и Божией помощи, святому отшельнику удалось умиротворить разбойничий люд, обитавший в то время в дремучих комельских лесах, противостоять их угрозам и даже обратить греховную разбойничью братию на путь раскаяния и исправления.

В возрасте сорока лет преподобный Корнилий получил возможность жить в совершенном уединения и безмолвии, пребывая в постоянной молитве и трудах. Через 4 года к месту подвигов преподобного Корнилия стали приходить любители безмолвия. Пустынники питались трудами рук своих, молились каждый в своей келлии, а когда число их умножилось, то стали просить преподобного Корнилия устроить церковь, считая великим ущербом и вредом для души лишение Божественной службы. Услышав о благочестивом желании своих сподвижников, преподобный был весьма рад. Тогда и понял он, что пора уединения и безмолвия для него уже прошла, что настало время жить не для себя только, но потрудиться и для пользы братии и страшный разбойнический притон обратить в святую обитель для иночествующих.

В 1501 году был построен деревянный храм в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, и в том же году митрополит Симон посвятил преподобного Корнилия в сан иеромонаха. Решась жить в обществе братии, блаженный Корнилий не щадил себя для их пользы, наряду с другими трудился в лесу и в обители, и вообще для устройства обители он перенес множество трудов и усилий. В 1512 году, когда число братии возросло, преподобный построил каменный храм и написал для братии устав, составленный на основе уставов преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского. Это был третий устав, написанный русским святым для монашест­вующих.

Устав преподобного Корнилия включает 15 глав, содержащих ряд наставлений инокам общежительного монастыря.

В 1-й главе говорится о церковном благочинии, во 2-й — о благочинии трапезы, а в 3-й — о пищи и питии. 4-я глава требует от иноков не есть и не пить нигде, кроме общей трапезы, 5-я глава рекомендует монашествующим иметь только две одежды: одну ветхую, с заплатами, а вторую крепкую; прочее же — «дело тщеславия и соблазн для братии», 6-я глава воспрещает просить подаяние у посторонних, а 7-я — иметь какую-либо собственность: «инок, имеющий в общежитии что-либо свое, малое или великое, чужд любви Божией». В 8-й главе возбраняется брать что бы то ни было без благословения настоятеля, 9-я глава поучает, что «не должно ходить безвременно в трапезу», а 10-я предписывает пребывание на общей работе в молчании и молитве. В 11-й главе преподобный Корнилий запрещает без особенной нужды посещать «ни родных, ни чужих», а в 12-й — принимать подаяние для себя. О недопустимости в обители хмельных напитков говорится в 13-й главе. 14-я и 15-я главы состоят из рекомендаций о том, как принимать приходящих в монастырь с личным имуществом и как поступать с теми, кто, оставив монастырь, пожелает вернуться в него.

Строгий устав преподобного Корнилия не все восприняли с послушанием; в обители поднялась волна ропота, началась смута.

С годами увеличилось число иноков братии, появилась необходимость в строительстве большего храма. Предводимые своим игуменом, комельские отшельники сами принялись за работу, строили стены, плотничали, создавали иконы, переписывали церковные книги и изготовляли своими руками необходимую для храма утварь. В 1515 году по благословению митрополита Варлаама новый храм был возведен и освящен также в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Через некоторое время были достроены трапезная церковь, странноприимный дом и богадельня. Преподобный Корнилий Комельский отличался щедростью к бедным. Спаситель поучает нас: «Будьте милостивы, как и Отец ваш милосерд есть. Давайте и дастся им: мерою доброю, утрясенною и переполненною отсыплют вам в пазуху; ибо какою мерою мерите вы, такою же мерою возмерится и вам» (Лк. 6, 36, 38). Преподобный особенно любил выполнять эту заповедь Спасителя. Он раздавал милостыню щедрою рукою и твердо верил обетованию Господа Своего. Случилось, что к дню праздника преподобного Антония запасы вышли и раздавать было нечего. Преподобный обратился к молитве и на рассвете дня праздничного посланный великого князя Василия принес богатую милостыню, так что весь народ питался с избытком. Милосердие и вера его открылись во время голода, посетившего Вологодскую страну. Родители оставляли детей у стен обители, не имея чем кормить их; преподобный устроил для них богадельню на монастырском дворе и кормил. За любовь к бедным и сиротам преподобный Корнилий много раз удостаивался благодатного видения преподобного Антония Великого (память 17/30 января), к которому питал особое благоговение и воздвиг в честь великого подвижника храм в своей обители.

Преподобный жил упованием на Господа, и Господь охранял его Своею благодатью. С неизменным усердием преподобный Корнилий заботился о духовном спасении вверенных его попечению иноков. Как мудрый и духовный наставник и распорядительный хозяин, преподобный, примеряясь к древним отеческим правилам, подобно распределил все церковные службы и монастырские работы, чтобы никто не оставался праздным, и внушал всем при всяком рукоделии постоянно иметь в устах молитву Иисусову. Всех, и своих, и приходящих, он учил жить по правилам святых отцов, во всем покоряться воле настоятеля и молитвенно совершать подвиг послушания во все течение жизни.

Строгость жизни святого возбудила ропот некоторых из братии. И, не ища поддержки у великого князя, преподобный Корнилий вместе с молодым воспитанником Геннадием покинул монастырь, оставив его на попечение двенадцати старших учеников. Когда они пришли в костромские леса, то старцу понравилось место на берегу Сурского озера близ реки Костромы верст за 70 от Комельского монастыря.

Несмотря на преклонный возраст, святой старец принялся строить себе келлию, рубил лес и расчищал место для пашни. Так была заложена основа нового монастыря (впоследствии Геннадиева обитель). Вопреки неоднократным попыткам иноков Комельского монастыря и великого князя Василия вернуть старца в родную обитель, святой угодник оставался непреклонным. Лишь спустя несколько лет, после паломничества и пребывания в затворе в Троице-Сергиевом монастыре, преподобный Корнилий возвратился в Комельскую обитель, но настоятельство передал своему ученику Лаврентию (память 16/29 мая), а сам снова затворился в келлии.

Во время нападения татар на Вологодскую землю преподобный Корнилий, оберегая братию, вместе с ними удалился в Белозерский край по примеру Спасителя, Который скрывался от Ирода в Египте. Братья вместе с наставником молились о спасении обители, и Господь внял их молитвам. Татары неожиданно отступили в паническом бегстве, приняв покинутый монастырь за грозно вооруженную крепость с многочисленным войском.

После возвращения в родной монастырь преподобный Корнилий вскоре почувствовал приближение кончины. Пожелав проститься с братией, великий праведник огласил свое наставление. Он завещал инокам строго соблюдать монастырский устав, жить в мире и согласии друг с другом. На четвертой неделе после Пасхи изнемогший от лет старец велел вести его в церковь, чтобы еще раз причаститься Святых Таин. Возвратясь из церкви, простился со всеми, выслушал акафист Спасителю и Богоматери и тихо предал дух свой Господу; это было 19 мая 1537 года, на 82-м году жизни.

Тело преподобного Корнилия при огромном стечении народа и всеобщем плаче было погребено близ Введенского храма. Святые мощи его были впоследствии прославлены многочисленными чудесами.

Вся жизнь Корнилия была одним непрерывным служением Богу и ближним, как светильник, поставленный на свещнице, он светил современникам своими добродетелями. Среди многочисленного сонма святых подвижников Вологодской стороны преподобный Корнилий занимает одно из первых и самых видных мест. Он воспитал множество святых учеников, ставших впоследствии основателями монастырей: Кассиан и Лаврентий, игумены Комельские (память 16/29 мая), Кирилл Новоезерский (память 4/17 февраля), Иродион Илоезерский (память 28 сентября/11 октября), Геннадий Любимоградский (память 23 января/5 февраля), Адриан Пошехонский (память 5/18 марта) и другие. Игумен Лаврентий еще 10 лет после старца охранял в мире собранную им паству и вместе с бывшим игуменом Кассианом избрал себе последнее пристанище близ гроба блаженного своего учителя.

Общецерковное празднование преподобному Корнилию — 19 мая/1 июня — установлено 25 января 1600 года святителем Иовом, первым Патриархом Московским и всея Руси (память 19 июня/2 июля). Житие преподобного составлено его учеником Нафанаилом в 1589 году. Позже были составлены тексты службы и похвального слова святому. Сохранился и устав иноческой жизни, отличающийся простотой и опытностью духовной.

Тропарь, глас 4:

От юности горящим желанием Божественныя любве разжигаем, житейския молвы оставил еси, преподобне, ревнитель Антонию Великому быв, безмолвием и жестоким, пребыванием последуя Христу, бдением, и молитвами, и постом образ был еси твоим учеником. Темже молися Господеви, Корнилие блаженне, спастися душам нашим.

Кондак, глас 8:

Господеви, от Святыя Девы возсиявшу мирови, и Тому измлада, яко Ангел, послужил еси, блаженне, и силою Его пустыню, яко град сотворил еси, множество же ученик в ней собрал еси, ихже Богодухновенными ученьми просветил еси. Тем вопием ти: радуйся, отче наш Корнилие, иноком Божественное удобрение.

Мч. Калуфа Египтянина (284-303)
Святой мученик Христов Калуф пострадал в царствование Максимиана1. Он был родом из египетского города Фив2 и за исповедание веры во Христа схвачен был и предан игемону. Последний велел привязать ему на шею большой камень и повесить его вниз головою, после чего палачи стали бить его, но святой мученик говорил им:

- Я желаю блаженства будущей жизни и ради этого терпеливо переношу побои и страдания.

После такого истязания святого сняли с дерева и стали принуждать его принести жертву идолам, но он отказался сделать это. Тогда его бросили в огонь, где он и принял кончину временной жизни.
________________________________________________________________________
1 Здесь разумеется Максимиан Геркул, соправитель Диоклитиана, с титулом августа управлявший Италиею и Африкою с 284 до 305 года.
2 Город Фивы находился в верхнем Египте и расположен был на обоих берегах реки Нила.

Прп. Иоанна, еп. Готфского (790)
Святой отец наш Иоанн жил в стране Готфской1 в царствование императора Константина2. Он родился по молитве своих родителей, как в древности пророк Самуил (1Цар1:9-20), и, с юных лет предавшись иноческим подвигам, стал жилищем Христа. Он совершил путешествие в Иерусалим и, обошедши в течение трех лет все святые места, возвратился в отечество. В то время император Константин перевел тамошнего епископа в Ираклию Фракийскую3, и православные христиане готфские усиленно стали просить святого Иоанна быть у них епископом. Они препроводили его в Иверию4, где он принял епископское рукоположение и после этого снова возвратился в родную страну. Когда в его стране произошли неустройства, произведенные каганом5, который истребил мечем много невинного народа, то он едва нашел возможность бежать и прибыл в Амастриду6, где и прожил четыре года. Услышав о смерти кагана, он сказал бывшим при нем:

- Чрез сорок дней я пойду судиться с ним пред Христом.

Так действительно и случилось. Спустя сорок дней после этого святой Иоанн поучал народ, наставляя его к душевному спасению, и в это время предал дух свой Господу7. Тотчас же согласно его предсказанию к пристани прибыл корабль, и тогда святейший епископ амастридский Георгий, положив тело его во гроб, со свечами и каждением в сопровождении всех жителей города проводил на корабль. На корабле тело святого было доставлено в монастырь его Парфенит8 и погребено здесь на месте погребения иноков монастыря. На сем месте после погребения святого Иоанна совершалось и даже до настоящего времени совершается много чудес. Преподобный совершал много чудес и при жизни своей.
________________________________________________________________________
1 Под именем Готфской страны разумеется здесь подвластная тогда Готам область на южном берегу крымского полуострова, известная под названием Тавроскифии. Местом жительства святого Иоанна был Парфенитский порт при подошве горы Аюдага.
2 Это был император Константин Копроним, известный в истории гонением на иконы; царствовал с 741 до 775 года.
3 Город Ираклия Фракийская, иначе Перинф, находился на берегу Пропонтиды, или Мраморного моря. Готфокий епископ в 754 году подписал определение иконоборческого собора и за это Константин Копроним поставил его митрополитом Ираклийским.
4 Иверия - нынешняя Грузия. В то время она не была заражена иконоборческою ересью, чем я объясняется то обстоятельство, что святой Иоанн препровожден был для епископского посвящения в эту страну.
5 Хазары заняли своим гарнизоном Дори, главный город епархии святого Иоанна, и он убедил властителя Готфии выгнать Хазар, но каган Хазарокий вновь овладел городом, многих казнил, а Иоанна отдал под стражу, от которой при помощи готфских христиан он бежал за море, в Амастриду.
6 Город Амастрида находился в древней римской малоазийской провинции Пафлагонии на берегу Евксинского или Черного моря.
7 Святой Иоанн скончался 26 июня в конце VIII века, около 790 года.
8 В прологе местом погребения святого Иоанна ошибочно назван Парфенон. Последний находился близ Херсонеса крымского, а тот монастырь, где было погребено тело святого, расположен был у подошвы горы Аюдага. Здесь святой Иоанн жил и здесь же построил большой храм во имя святых Апостолов Петра и Павла, возобновленный в 1425 году митрополитом всей Готфии Дамианом и ныне не существующий.

Прп. Корнилия, игумена Палеостровского, Олонецкого (ок. 1420)
Преподобный Корнилий, игумен Палеостровский, Олонецкий родился в Пскове. Принял монашеский постриг в зрелом возрасте и вначале проходил монашеские подвиги в Валаамском монастыре. Затем через Финляндию он прошел к Белому морю и просвещал там язычников, не раз подвергаясь смертельной опасности. Некоторое время преподобный Корнилий странствовал по монастырям и пустыням, собирая бесценный опыт пустынножительства среди смиренных отшельников и подвижников.

В конце XIV века, по завершении своих многополезных странствий, он отправился на Онежское озеро в поисках уединенного места для жизни в безмолвии и молитве. Красота местоположения и безлюдность Онежского острова Палей (Вспалье) привлекли отшельника, и он поселился здесь, выстроив себе небольшую келлию. Богомыслие и молитвенный подвиг стали основой его уединенной жизни.

Вскоре известие о благочестивой жизни преподобного Корнилия распространилось по окрестностям. И, несмотря на уединенность острова, к нему стали приходить многочисленные посетители, искавшие у него духовной помощи и наставлений. Некоторые из них просили святого подвижника разрешить им поселиться на острове для отшельнической жизни. Преподобный Корнилий с радостью принимал их, помогал им строить келлии, а затем вместе с ними построил церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы и трапезный храм в честь святого пророка Илии. Так было положено начало Палеостровскому монастырю.

Не оставляя своих обязанностей по управлению созданной им обители, угодник Божий часто удалялся для уединенной молитвы в пещеру, расположенную на том же острове у подножия горы. Молитвенный подвиг преподобного Корнилия усугублялся ношением тяжелых железных вериг и суровым постом. Однажды во время ночной молитвы святой игумен удостоился видения Господа Иисуса Христа, Который явился ему с крестом в руках и благословил его и обитель. Утешенный столь сладостным видением, преподобный Корнилий оставил настоятелем обители своего любимого ученика преподобного Авраамия (память 21 августа/3 сентября) и удалился в затвор в пещеру, где пребывал до самой смерти.

Преподобный Корнилий скончался около 1420 года в преклонном возрасте и был погребен на месте своего затворнического подвига. Еще при жизни преподобного игумена Авраамия (скончался во 2-й половине XV века) Господь прославил нетлением тело первооснователя обители преподобного Корнилия. Преподобный Авраамий с братией торжественно перенесли честные мощи своего учителя из пещеры и положили под спудом в соборном храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Тропарь, глас 5:

От юности, премудре, прилежно подвизався, от Бога наставляем, отечество свое оставль — град Псков, и вселися в пустыню, во отоце великого озера Онега, иноки собра мудре и извещением Святаго Духа обитель согради и храм созда Пресвятей Богородицы в похвалу Рождества Ея, струями же слез твоих безплотныя враги погрузил еси и жития твоего целомудрием со ангельскими лики совокупися, преподобне отче Корнилие, с ними же Христа Бога моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 3:

Яко Ангел во плоти, на земли показася, пощением насажден быв, преподобне отче Корнилие, наставник иноком многим был еси, сего ради вопием ти: моли Христа Бога спастися душам нашим.

Блгв. кн. Иоанна Угличского, в иночестве Игнатия, Вологодского (1523).
Святой благоверный князь Иоанн был сыном благоверного и христолюбивого князя Андрея Васильевича Угличского1 и благоверной княгини Елены. Святое крещение он принял в городе Великих Луках2 и, достигши возраста, скоро научился грамоте. Он обладал кротким и мирным характером, не любил детских игр и, соблюдая во всем умеренность, прожил в доме отца своего до тридцати лет. В это время ненавидящий добро враг рода человеческого внушил великому князю Иоанну Васильевичу Московскому3 ненависть к родному брату его, благоверному князю Андрею Васильевичу Угличскому и его сыновьям, сему Иоанну и Димитрию, и он повелел схватить их, наложить на них тяжелые оковы, свезти в город Переяславль4 и заключить в темницу. После сего они были переведены сперва на Белоозеро5, а потом в город Вологду6, где, заключенные в оковах в темницу, под крепкой охраной прожили много лет. Блаженный князь Иоанн Андреевич, отличаясь мудростью, утешал брата своего, князя Димитрия, и говорил ему:

- Брат! не скорби о том, что заключен в темницу и страдаешь от этих оков. Бог внушил дяде нашему, государю великому князю Иоанну Васильевичу, поступить так с нами для того, чтобы доставить пользу душам нашим, ибо чрез это Он сделал для нас невозможным заботиться о суете мира сего. Будем же молиться Господу Богу, чтобы Он послал нам милость Свою с радостью перенести во имя Его страдания наши и избавиться от вечных мучений.

Приобрев таким образом успокоение в страданиях и скорбь о грехах своих, святой князь пробыл в темнице и в оковах тридцать два года и наконец, сильно заболев, почувствовал близость кончины. Он призвал к себе из Спасского монастыря святого Димитрия7, игумена Мисаила и принял от него иноческое пострижение, при чем ему дано былдо имя Игнатия. Радость и веселие наполнили душу блаженного князя, когда он облекся в ангельский чин. Причастившись пречистых Таин Христовых, он осенил себя крестным знамением и преставился в вечные обители. Это произошло в девятнадцатый день месяца мая 1522 года8. После смерти преподобного князя из тела его изошло благоухание, которое и наполнило весь город. Тогда жители города приготовили к погребению тело его, отнесли для погребения в монастырь преподобного отца Димитрия Прилуцкаго, в храм Всемилостивейшего Спаса и похоронили под алтарем близ Димитрия Чудотворца, на этом месте преподобные и до настоящего времени подают исцеление тем, кто приходит к ним с верою.
__________________________________________________________________
1 Город Углич, ныне уездный город Ярославской губ., расположен на реке Волге.
2 Город Великие Луки, до XV века называвшийся просто Луки, без прилагательного "Великие", принадлежит к числу древнейших русских городов: о нем упоминается в Новгородской летописи под 1166 годом. Ныне - это уездной город Псковской губернии, расположенный по обоим берегам реки Ловати и на острове Дятловке.
3 Великий князь Иоанн III Васильевич княжил в Москве с 1462 до 1505 года. Он заподозрил брата своего Андрея в измене по поводу того, что последний не выслал войска в помощь ему против татар, и за это заключил его с семейством в темницу.
4 Во времена святого князя Иоанна в северо-восточной Руси было два города с именем Переяславля. Один находился в нынешней Владимирской губернии и назывался Переяславлем Залесским, а другой - в нынешней Рязанской губернии и в 1778 году при образовании Рязанского наместничества переименован в Рязань и сделан, губернским городом. Последний основан около 1095 года Муромским князем Константином Ярославом Святославичем, а Переяславль Залесский на нынешнем его месте основан в 1162 году Суздальским князем Юрием Владимировичем Долгоруким. Можно думать, что местом заключения князя Андрея и его семейства был Переяславль Рязанский, так как в нем около 1513 года упоминается острог, который был окружен деревянною стеною.
5 Бело-озеро - ныне Белозерск, уездный город Новгородской губернии. Князья-братья были переведены на Бело-озеро после смерти их отца, последовавшей 7 октября 1443 года. Мать их, княгиня Елена, скончалась еще раньше, в 1442 году.
6 Вологда, ныне губернский город, расположен на реке Сухоне, притоке реки Северной Двины.
7 Здесь разумеется Спасо-Прилуцкий монастырь, основанной в 1371 году в 5 верстах от Вологды преподобным Димитрием, которой первый ввел в Вологодском крае общежитие. Память преподобного Димитрия празднуется 11 февраля.
8 Преподобный князь скончался 45 лет от рождения.


Прп. Сергия Шухтомского (1609).

http://i066.radikal.ru/1005/67/a2deaa95440d.jpg

Преподобный Сергий Шухтомский (в миру Стефан) был схимонахом Шухтомского (Шухтовского) монастыря, расположенного в селе Шухтоме (Шухтове) в 50 километрах от города Череповца. Святые мощи его были погребены под спудом монастырской церкви, ставшей после упразднения монастыря приходским Покровским храмом. Сведения о благочестивой и подвижнической жизни преподобного Сергия приведены в пространной надписи на его гробнице. В ней говорится, что 19 мая 1609 года, в день памяти священномученика Патрикия, епископа Прусского, преставился раб Божий, инок и схимник Сергий, в царствование великого князя Василия Иоанновича Шуйского и при Святейшем Патриархе Ермогене. «Погребено же бысть его трудолюбивое тело в часовне у церкви Живоначальныя Троицы и Покрова Пресвятой Богородицы, что в Шухтове, во области града Белоозера».

Далее надпись сообщает о том, что святой угодник родился и воспитывался в Казани и, подобно святому Сергию Радонежскому, в младенчестве вместо материнского молока питался «ячменным и неквасным суслом». С возрастом он принимал в пищу лишь сухой хлеб и немного воды, да и то лишь два раза в неделю.

Оставив Казань, преподобный Сергий отправился в трехлетнее паломничество в Палестину, Константинополь и Грецию, поклоняясь святым местам и обучаясь монашеской жизни. Затем, как сообщает надпись, «непострижен из Палестины прииде в Великий Новград в соборную церковь Софии Премудрости Божией; из Новаграда пойде в Соловецкую обитель преподобных отец Зосимы и Савватия».

В 1603 году святой угодник Божий пришел в Вологодский край, где принял иноческий постриг от настоятеля Череповецкого Воскресенского монастыря архимандрита Исаии, который, будучи иконописцем, написал впоследствии образ своего святого постриженника.

О суровом аскетическом образе жизни преподобного Сергия надпись говорит в следующих подробностях: «Пребываше без сна день и нощь; в молитвах же и в постех, и в коленопреклонениих, постели себе не имеяши; егда же вздремаше, тогда мало сна приимаше на локтех точию и на колену».

Преподобный Сергий преставился в возрасте 50 (или 75) лет. При жизни был прославлен Господом многочисленными чудотворениями и удостоен дара пророчества. О внешнем облике святого схимника в надгробной надписи сказано: «Возрастом бе мал, лице имея бело, кругло, власами черн, кудреват, брады не имеяши, мантия долга, ряса черна».

Тропарь, глас 8:

Бденными молитвенная патоки слезными пустыню напоил еси и из глубины воздыханьми ю расплодил еси и бысть постнически равно Ангелом житие твое; страдальчески бореньми, яже от бесов и от ненаказанных человек, претерпел еси, и Ангелом собеседник явися, Божественнаго винограда насеятель быв; и, оставив временное житие, преселился еси в жилище Небесное. Темже тя почитаем, преподобне отче наш Сергие, моли Христа Бога спастися душам нашим.

0

3

........................продолжение от 1 июня

новомученники:

Свщмч. Виктора Каракулина (1937),

арестованного вместе с владыкой Онуфрием, но не дожившего в лагере до расстрела.
Священномученик Виктор родился 29 июля 1887 года133 в селе Волоконское Суджанского уезда Курской губернии в семье псаломщика Константина Никаноровича и его супруги Натальи Григорьевны Каракулиных. В 1909 году Виктор окончил Курскую Духовную семинарию и был назначен секретарем редакции «Курских епархиальных ведомостей». В 1910–1911 годах он был законоучителем Курской Стрелецкой второй женской школы. В 1910 году Виктор Константинович был рукоположен во диакона к Смоленской церкви в городе Курске36 и впоследствии во священника и служил в Троицкой церкви в городе.
23 июля 1935 года власти арестовали его вместе с архиепископом Курским Онуфрием и другими священниками. На следствии отец Виктор не признал себя виновным и отказался подписывать лжесвидетельства против себя и других. Следователи устроили очные ставки со лжесвидетелями, но священник отказался подтвердить их оговоры. 8 декабря 1935 года состоялось закрытое заседание Специальной Коллегии Курского областного суда, выступив на котором, отец Виктор категорично заявил, что не признает себя виновным: отношения с архиепископом Онуфрием у него были не как с главой контрреволюционной организации, а как с правящим архиереем, и все взаимоотношения имели исключительно церковный характер, и вопросы решались только церковные.
9 декабря 1935 года Специальная Коллегия Курского областного суда приговорила священника к десяти годам заключения, и он был отправлен в Дальневосточный лагерь в Хабаровский край, где оказался вместе с архиепископом Онуфрием и епископом Антонием. Отец Виктор был слабого здоровья, и тяжелая работа в лагере оказалась для него непосильной. Тяжело заболев, он скончался – 7 мая 1937 года, в пятницу Светлой седмицы.

Свщмчч. Антония (Панкеева), еп. Белгородского, и с ним Митрофана Вильгельмского, Александра Саульского, Михаила Дейнеки, Матфея Вознесенского, Ипполита Красновского, Николая Садовского, Василия Иванова, Николая Кулакова, Максима Богданова, Александра Ерошова, Павла Попова, Павла Брянцева пресвитеров и мчч. Михаила Вознесенского и Георгия Богоявленского (1938).
В Курске в 1935 году был арестован владыка Онуфрий (Гагалюк) вместе с многими курскими иереями, и приговорен к десяти годам лагерей. Против отбывающих срок в исправительно-трудовом лагере священнослужителей в 1938 году было начато новое дело. Группу священников вместе с архиепископом Онуфрием (Гагалюком) и епископом Антонием (Панкеевым) привезли в тюрьму города Благовещенска, и хотя никто из обвиняемых себя виновным не признал, всех их приговорили к расстрелу.


Священномученик Виктор
родился 29 июля 1887 года133 в селе Волоконское Суджанского уезда Курской губернии в семье псаломщика Константина Никаноровича и его супруги Натальи Григорьевны Каракулиных. В 1909 году Виктор окончил Курскую Духовную семинарию и был назначен секретарем редакции «Курских епархиальных ведомостей». В 1910–1911 годах он был законоучителем Курской Стрелецкой второй женской школы. В 1910 году Виктор Константинович был рукоположен во диакона к Смоленской церкви в городе Курске36 и впоследствии во священника и служил в Троицкой церкви в городе.
23 июля 1935 года власти арестовали его вместе с архиепископом Курским Онуфрием и другими священниками. На следствии отец Виктор не признал себя виновным и отказался подписывать лжесвидетельства против себя и других. Следователи устроили очные ставки со лжесвидетелями, но священник отказался подтвердить их оговоры. 8 декабря 1935 года состоялось закрытое заседание Специальной Коллегии Курского областного суда, выступив на котором, отец Виктор категорично заявил, что не признает себя виновным: отношения с архиепископом Онуфрием у него были не как с главой контрреволюционной организации, а как с правящим архиереем, и все взаимоотношения имели исключительно церковный характер, и вопросы решались только церковные.
9 декабря 1935 года Специальная Коллегия Курского областного суда приговорила священника к десяти годам заключения, и он был отправлен в Дальневосточный лагерь в Хабаровский край, где оказался вместе с архиепископом Онуфрием и епископом Антонием. Отец Виктор был слабого здоровья, и тяжелая работа в лагере оказалась для него непосильной. Тяжело заболев, он скончался – 7 мая 1937 года, в пятницу Светлой седмицы.

Священномученик Ипполит родился 3 августа 1883 года в Москве в семье священника, служившего в церкви Воскресения Словущего на Таганке, Николая Аникитовича Красновского и его супруги Веры Ефимовны. В 1897 году Ипполит окончил Заиконоспасское духовное училище, в 1904‐м – Московскую Духовную семинарию37, в 1909‐м – Московскую Духовную академию со степенью кандидата богословия.
В 1910 году Ипполит Николаевич был рукоположен во священника к Воскресенской церкви на Таганке и назначен заведующим и законоучителем Воскресенско‐Таганской одноклассной и воскресной школ; в 1911 году скончался его отец и отец Ипполит был назначен настоятелем храма. В 1914 году он был определен законоучителем коммерческого училища, учрежденного Н. Ф. Горбачевым, и избран членом Благочиннического совета, в 1921 году – награжден наперсным крестом, в 1924‐м – возведен в сан протоиерея и назначен временно исполняющим обязанности благочинного 2‐го отделения Ивановского сорока. В 1927 году протоиерей Ипполит был награжден золотым наперсным крестом с украшениями; в 1928 году освобожден от исправления обязанностей благочинного38.
19 сентября 1930 года власти арестовали его и заключили в Бутырскую тюрьму. Отца Ипполита обвиняли в том, что он поддерживал отношения с широким кругом духовенства, читал сам и хранил рукописную церковную литературу,
трактующую вопросы современной церковной жизни. Тройка ОГПУ приговорила священника к десяти годам исправительно‐трудовых лагерей, и отец Ипполит был отправлен на строительство Беломорско‐Балтийского канала. В 1933 году заключение в лагерь заменили ссылкой с прикреплением к определенному месту жительства. Он выбрал Курск, куда приехал незадолго перед тем, как туда правящим архиереем был назначен архиепископ Онуфрий (Гагалюк), который его знал и сразу же предоставил ему место священника, и они часто потом служили вместе. Отец Ипполит заходил в дом к архиепископу, совершал по просьбе владыки молебны и окормлял духовно его мать, монахиню Наталию. Архиепископ и священник были близки по взглядам, и во время отъездов архиепископа Онуфрия в Москву на заседания Священного Синода отец Ипполит вел делопроизводство епархии и старался по мере возможности разрешать вопросы, возникавшие у духовенства. 23 июля 1935 года сотрудники НКВД арестовали архиепископа Онуфрия и отца Ипполита, которого обвинили в том, что он произносил с амвона антисоветские проповеди.
– Расскажите, какое содержание носили ваши проповеди, – спросил следователь священника.
– Мои проповеди сводились к объяснению сущности христианской веры, – ответил отец Ипполит.
– В своих проповедях вы призывали верующих к терпению и не терять надежды на то, что скоро настанет светлое будущее. Признаете ли вы, что в вашем призыве есть контрреволюционный смысл?
– Да, я действительно в своих проповедях говорил о терпении, но это относилось только к личным скорбям верующих, к их личным потерям, борьбе с внутренним грехом... контрреволюционного смысла в моих проповедях не было.
– По своей собственной инициативе вы говорили проповеди или по указанию архиепископа Онуфрия?
– Да, по своей собственной инициативе, так как право произносить проповеди на религиозную тему предоставлено по законам церковным каждому священнику.
– Скажите, гражданин Красновский, какое толкование вами давалось духовенству в связи с опубликованием в печати сообщений о выселении контрреволюционного элемента из Ленинграда, Москвы и других городов СССР после убийства товарища Кирова?
– Узнав о выселении людей из Ленинграда и других городов после убийства Кирова, я действительно говорил духовенству, что настало время, когда и нам нужно подготовиться к ссылке, так как такое мероприятие советской власти коснется и нас, духовенства, причем о себе я лично сказал, что я даже рад буду этому, так как это отвечает моему желанию.
– Следствию известно, что вы с прибытием Онуфрия Гагалюка в город Курск установили с ним в целях развития контрреволюционной деятельности связь, каковую поддерживали до момента ареста. Признаете ли вы себя в этом виновным?
– В своем общении с Гагалюком я развития контрреволюционной деятельности не преследовал и виновным себя в этом не признаю.
– Что вы еще можете показать по вопросу проповеди, произнесенной вами 27 сентября 1934 года, то есть, в частности, говорили ли вы в этой проповеди следующее: «Какие бы ни встречали вас скорби, напасти, а их в жизни очень много, – терпите и терпите: все это нам дается за грехи наши»?
– Да, я это говорил и разумел под этими словами личные скорби людей в их жизни.
– Что вы имели в виду, говоря в некоторых случаях, в частности весной 1935 года, следующие слова: «Где же наши верующие? При таком отношении, совершенно безучастном, безразличном, вполне можно ожидать закрытия всех церквей»?
– Говоря эти слова, я имел в виду слабое посещение церквей со стороны верующих.
Были проведены очные ставки священника с некоторыми лжесвидетелями, но отец Ипполит отверг все их показания.
После окончания допросов священник подал заявление следователю. «Во всех проповедях, – писал он, – я излагал, как показывал, только внутреннюю сторону христианской религии и ни власти, ни строя, ни вообще внешней жизни не касался. К власти советской относился всегда лояльно. Поэтому решительно заявляю: ни к чему антисоветскому... не призывал и не признаю себя виновным»39.
8–9 декабря 1935 года в Курске состоялись заседания Специальной Коллегии Курского областного суда. Они были закрытыми для публики, в зале суда присутствовали лишь обвиняемые и свидетели. Выступая на суде, отец Ипполит сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. Никакой группы я не знал, Гагалюка я знаю как приехавшего к нам архиепископа... прием просителей происходил на квартире у Гагалюка, как обыкновенно у всех архиереев. По вопросу моих проповедей мне говорили, чтоб я не задерживал народ, диакон говорил мне: “теперь говорить опасно”; я в своих проповедях не касался внешней жизни, я говорил о христианской любви, о страданиях... 27 сентября у нас был праздник Воздвижения, и я говорил проповедь... о страданиях Христа, о том, что страдания не озлобляют, а облагораживают душу.
В проповеди о любви я говорил, что любовь – это дар за нашу твердую решимость не потерять веру»40.
9 декабря 1935 года Специальная Коллегия Курского областного суда приговорила отца Ипполита к десяти годам заключения, и он был отправлен в исправительно‐трудовые лагеря в Хабаровский край.
В марте 1936 года архиепископ Онуфрий был отправлен этапом на Дальний Восток. Первое время он находился в совхозе НКВД на станции Средне‐Белая Амурской области.
4 декабря 1936 года он писал матери в Курск: «Дорогая мамаша! Получил на днях два письма от Вас. Вы пишете, что пришлете мне теплую одежду, вроде свитки, – не нужно ее присылать мне. Я, слава Богу, в одежде не нуждаюсь. Пока я отдыхаю, не работаю, как и другие старички‐инвалиды. Варежки и маслины я в свое время получил. Получил и все книжки, очень жаль, что нет словаря… По милости Божией я здоров, хотя сердце немного болит...
Я недавно послал Вам открытку, где сообщал, что получил от Вас три посылки... и письма... Всех благодарю и помню обо всех... Только я совсем изменился во внешности: настоящий дед, седой и безволосый, с маленькой косичкой. Отец Ипполит* беспокоится и скорбит, что никто из родных и знакомых ему не пишет. Передайте Андрюше** от меня привет, а через него – Дедушке***...»41
Через некоторое время владыка писал: «Дорогая мамаша! На днях я получил письмо Ваше от 2 ноября, а также письма... приношу глубокую благодарность всем добрым моим благодетелям... Я писал Вам, что теперь я на новом месте, в том же совхозе. Здесь мне труднее, работаем на открытом поле – молотим хлеб весь день, там же и обедаем. Но Господь дает силы и терпение. Уже восемь месяцев, как я работаю на открытом поле непрерывно, кроме дней десяти, когда хворал или была ненастная погода. Но здоровье мое не ослабело, я даже перестал кашлять, лишь по утрам кашляю. Отец Ипполит, отец Виктор**** и еще двое священников работают со мною вместе. Валенки я получил, ношу их, очень
_______________
* Красновский.
** Брату.
*** Митрополиту Сергию (Страгородскому).
**** Каракулин.
они кстати, хотя здесь дают валенки. Чувствую себя благодушно. За все благодарю Господа. Молюсь, грешник, чтобы скорее с вами повидаться и с вами помолиться. Но это зависит больше от вас – ваших молитв ко Господу, Которому все возможно...»42
20 мая 1937 года владыка писал: «Дорогая мамаша! Христос воскресе! Получил вчера Ваше письмо. Сегодня открыл Ваши две посылки: от 1 февраля и от 12 апреля… Спаси, Господи, всех моих благодетелей... Я, слава Богу, здоров и благодушен, работа у меня теперь гораздо легче. Отец Ипполит тоже здоров, работает он немного как инвалид. А об отце Викторе сообщаю Вам печальную весть: он умер 7 мая, то есть в пасхальную пятницу, от туберкулеза и болезни желудка – в больнице, его уже похоронили. Передали, что родственники могут взять его вещи… Мы не думали, что он так скоро уйдет от нас, дорогой собрат наш. Но да будет воля Божия. Отец Виктор еще в феврале был довольно бодрым, мечтал скоро побывать в своих краях. Помолитесь о нем усердно!.. Владыка Антоний* живет теперь недалеко от нас – в Средне‐Бельском совхозе, на 2‐м участке, а мой – 5‐й. Он устроился прилично, хотя здоровьем немного ослабел...»43
24 августа 1937 года архиепископ писал: «...Работаем на общих полях, вместе с владыкой Антонием. Недавно был у доктора на осмотре; признал, что сердце у меня слабое, работать долго нельзя. В сырую погоду покашливаю, хотя меньше, чем у Вас. Уже третий год не вижу Вас. Когда же Господь даст мне утешение видеть Вас и молиться с Вами? Прошу у всех святых молитв обо мне, грешном...»44
9 декабря 1937 года владыка писал: «...Я очень благодарен всем за память и заботы обо мне, грешном. Здоровье мое, по милости Божией, сносное... Но в общем приходится нести лишений немало. Душою я спокоен, за все благодарю Создателя, Который всегда заботится о нас. Пишу Вам накануне празднования иконы Божией Матери “Знамение”, великого праздника. Как‐то у Вас пройдет этот праздник?.. Приветствую всех моих друзей и знакомых, которых я, грешный, вспоминаю всегда в моих молитвах, и прошу их молитв обо мне, грешном. Владыка Антоний в другом месте. Отец Ипполит со мною, хотя он инвалид...»45
30 июля 1937 года НКВД был отдан оперативный приказ № 00447 о расстреле находившихся в тюрьмах и лагерях заключенных, и в феврале 1938 года против архиепископа Онуфрия, епископа Антония, священников Ипполита Красновского, Николая Садовского, Митрофана Вильгельмского, Василия Иванова, Николая Кулакова, Максима Богданова, Михаила Дейнеки, Александра Ерошова, Александра Саульского, Павла Попова, Павла Брянцева, Георгия Богоявленского и псаломщика Михаила Вознесенского и других, находящихся в лагере священно‐ и церковнослужителей, было начато новое «дело».
Оперуполномоченный 3‐го отдела Дальневосточных лагерей допросил некоторых заключенных, готовых подписать лжесвидетельства против архиереев и духовенства. Был допрошен комендант лагерной зоны, который показал: «Отбывая меру уголовного наказания при Средне‐Бельском лагпункте Дальлага
________________
* Панкеев.
НКВД и выполняя обязанность коменданта зоны осужденных по статье 58, 59 УК РСФСР с момента создания последней, то есть с июня 1937 года, мне приходится наблюдать за лагерным населением и видеть, что происходит в среде заключенных. Исходя из этого, я пришел к такому выводу, что все заключенные указанной выше зоны, смыкаясь между собой на почве единства воззрений, сплотились в определенные контрреволюционные группировки разных направлений... персонально в контрреволюционную группу входят следующие лица: Гагалюк... Панкеев... – бывшие архиереи; Богоявленский... Вильгельмский... Красновский... и т. д. Руководящую направляющую роль в этой контрреволюционной группировке играют Гагалюк... и Панкеев... Контрреволюционная деятельность указанной группировки выражается в том, что они, будучи почти все отнесены к группе инвалидов... дезорганизуют производство. Кроме этого... открыто собираются группами в палатке и совершают религиозные обряды, поют молитвы... Такие заключенные из бывших представителей Православной Церкви, как Гагалюк... и Панкеев... имеют большую переписку с внешним миром и очень часто получают из разных городов Советского Союза крупные посылки, которыми делятся с остальными священнослужителями...»46
Другой заключенный‐свидетель показал в подтверждение преступной деятельности священников: «Попы по воскресеньям надевают подрясники и производят чтение молитв...»47
27 февраля 1938 года архиепископ Онуфрий был вызван на допрос и следователь потребовал от него:
– Расскажите о контрреволюционной группировке, возглавляемой вами и вашим коллегой Панкеевым, и об антисоветской агитации, которую проводят бывшие служители религиозного культа.
Архиепископ ответил:
– О существовании контрреволюционной группировки я ничего не знаю и поэтому показать ничего не могу, тем более что некоторых лиц... я совершенно не знаю. Остальных я знаю по лагерю и имею с ними общение как лагерник.
За десять лет до принятия мученической кончины, находясь в ссылке, владыка Онуфрий писал: «“Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни” (Откр. 2, 10). Какой смысл гонений на служителей Христовых – ссылок, тюрем? Все это совершается не без воли Божией. Значит, в любое время они могут и окончиться, если сие будет угодно Богу. Посылаются эти гонения для испытания нашей верности Богу. И за твердость ожидает нас венец жизни... Это слова Божии. Следовательно, они непреложны. Таким образом, гонения за верность Богу имеют для исповедников свои результаты: вечную радость, небесное блаженство... Отчего же скорбеть нам, служителям Христовым, рассеянным по тюрьмам и глухим безлюдным селениям?.. Не нужно и думать о каком‐либо самовольном изменении нашей участи в гонениях путем каких‐либо
компромиссов, сделок со своей совестью. Гонения – крест, возложенный на нас Самим Богом. И нужно нести его, быть верным долгу своему даже до смерти. Не оглядываться назад или по сторонам с унылым видом, а смело вперед идти, отдавшись на милость Божию, как говорит Спаситель: “Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия” (Лк. 9, 62)...»48

Священномученик Антоний родился 1 января 1892 года в селе Садовом Херсонского уезда Херсонской губернии в семье священника Александра Панкеева и в крещении наречен был Василием. В 1912 году Василий окончил по первому разряду Одесскую Духовную семинарию и поступил в Киевскую Духовную академию49.
В 1915 году между Киевской и Петроградской академиями состоялся обмен студентами, и Василий Панкеев был определен на III курс Петроградской Духовной академии50.
10 января 1915 года студенты III курса академии Василий Панкеев и Владимир Белобабченко были пострижены в иночество с наречением им имен Антония и Феодосия51. После пострига ректор академии епископ Анастасий (Александров) обратился к ним с таким словом: «Узкий и скорбный путь предстоит для новой жизни. Жизнь инока есть непрестанный подвиг, постоянная борьба, крест и самопожертвование, старание победить всякие искушения, яже от плоти и от мира во умерщвление тела и обновление духа... Сами родом южане, взирая на житие и подвиги южнорусских подвижников, новых ваших заступников пред престолом Господним, святых Антония и Феодосия, угодников Печерских, следуйте им: они служили Церкви Божией; создатели русского иночества, они воспитали у нас ту крепость христианского духа, без которой наружное иночество легко является и легко исчезает... Вы, пройдя высшую школу богословской науки, с верою и упованием взирая на грядущее, идите всюду и служите людям, уча и просвещая их и ведя ко спасению, – всех обнимая своей христианской любовью, старайтесь быть всем вся, чтобы спасти хотя бы некоторых, жаждущих милости Божией...»52
Через неделю инок Антоний был рукоположен во иеродиакона. В феврале того же года по ходатайству члена Государственной Думы священника Александра Альбицкого, с благословения митрополита Петроградского и Ладожского Владимира (Богоявленского), иеродиакон Антоний отправился на фронт для совершения богослужений и удовлетворения духовных нужд раненых и больных воинов. Он служил вместе со священником Александром Альбицким в походной церкви при одном из четырех оборудованных Всероссийским национальным союзом передовых санитарно‐питательных отрядов, находившихся под покровительством Государя53.
В мае 1915 года иеродиакон Антоний приехал в Петроград. 24 мая в храме Рождества Пресвятой Богородицы при Василеостровском городском начальном училище епископ Анастасий рукоположил его во иеромонаха. После рукоположения иеромонах Антоний уехал на фронт в качестве настоятеля одной из походных церквей Всероссийского национального союза54.
Из‐за службы в действующей армии учебные занятия пришлось отложить, и учебный год оказался пропущенным55. В 1917 году иеромонах Антоний все же окончил Петроградскую Духовную академию. 26 января 1917 года за безупречное исполнение пастырских обязанностей на фронте он был удостоен ордена святой Анны 3‐й степени56. По окончании академии иеромонах Антоний был направлен служить в город Одессу и здесь вскоре был возведен в сан игумена. В Одессе он стал преподавать в Духовной семинарии до ее закрытия безбожными властями в 1920 году.
В 1922 году возник обновленческий раскол, и в июне 1923 года обновленческий митрополит Евдоким (Мещерский) вызвал игумена Антония к себе и сказал: «На следующий день будет твоя хиротония». Игумен Антоний растерялся, уступил натиску Евдокима и был хиротонисан обновленческими архиереями во епископа Херсонского, викария Одесской епархии, где другим викарием православной епархии в это время был один из его ближайших друзей, епископ Онуфрий (Гагалюк).

В 1924 году игумен Антоний принес покаяние, и 27 августа 1924 года Патриарх Тихон с сонмом православных святителей хиротонисали его во епископа Мариупольского, викария Екатеринославской епархии. Викариатством он управлял всего несколько месяцев, а затем был арестован и сослан властями в город Харьков, откуда продолжал управлять Мариупольским викариатством.
В 1926 году епископ Антоний вновь был арестован и приговорен к трем годам заключения в Соловецкий концлагерь, а в 1929 году – к трем годам ссылки в Енисейск.
Вернувшись из ссылки в 1933 году, епископ Антоний обратился с просьбой о получении кафедры к экзарху Украины митрополиту Константину (Дьякову), который благословил его обратиться относительно места служения к заместителю патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому). После встречи с митрополитом Сергием в Москве епископ Антоний был назначен им на Белгородскую кафедру.
Это было время, когда безбожные власти закрывали один за другим православные храмы, при этом святыни подвергались кощунствам, а храмы разграблялись. Почувствовав высокий христианский настрой нового епископа, верующие Белгорода стали оспаривать перед властями законность их действий и требовать возвращения храмов.
Церковный совет Трехсвятительского храма писал во ВЦИК 25 ноября 1934 года: «Церковный совет Трехсвятительской общины города Белгорода 30 сентября 1933 года по предложению Белгородского РИКа, идя навстречу государственной необходимости, сдал свой храм Заготзерну условно на два месяца. Храм обратно до сих пор не возвращен, здание разрушается, а имущество расхищается. Было время, он был совершенно свободен, да и теперь не занят хлебом. Церковный совет неоднократно обращался в РИК, в Облисполком, к прокурору республики и культовую комиссию ВЦИКа и... просит культовую комиссию положить конец волоките, побудить Белгородский РИК и Заготзерно уважать свои обязательства и выполнять законы советской власти о свободе совести»57.
Отстаивали свои законные права и общины других храмов Белгорода и Белгородского района. 16 октября 1934 года секретарь комиссии по культам, куда жаловались верующие, отписал прихожанам Успенского храма в Белгороде: «Секретариат областной комиссии по вопросам культов сообщает, что дело Успенской церкви города Белгорода поручено НКВД (бывшее ОГПУ)... для расследования и принятия соответствующих мер»58.
25 февраля 1935 года епископ Антоний был арестован. Лжесвидетелями против него выступили обновленцы и григорианцы. На допросах, начавшихся сразу же после ареста, владыка держался мужественно и на вопросы следователя о своей церковной позиции отвечал ясно и недвусмысленно.
Следователь поинтересовался, с кем из православных епископов владыка встречался, когда жил в Харькове. Преосвященный Антоний ответил, что встречался с епископами Константином (Дьяковым), Борисом (Шипулиным), Онуфрием (Гагалюком), Стефаном (Андриашенко), Макарием (Кармазиным), Павлом (Кратировым) и Дамаскиным (Цедриком). Все они служили в одной церкви и часто в дни церковных праздников собирались вместе у кого‐нибудь в доме. Вопросы, ими обсуждавшиеся, были вопросами церковными, и в частности о расколах – григорианском и лубенском. Ко всем этим явлениям церковной жизни у них было единодушно отрицательное отношение, как к направленным во
вред церковному единству.
На допросах владыка отказался признать себя виновным и подписать лжесвидетельства. Один из лжесвидетелей, некий Смирнов, запрещенный когда‐
то епископом Антонием в священнослужении, пытался оговорить архиерея: «Установки мне... со стороны Панкеева, как правящего епископа, были даны следующие: вести агитацию среди населения, прихожан за отторжение Украины от СССР к Германии, вести антиколхозную агитацию и организовать кассу взаимопомощи и сбор средств для ссыльного духовенства»59.
– Что вы можете показать по существу показаний Смирнова? – спросил епископа следователь.
– Показания Смирнова отрицаю. Никаких указаний и установок вести контрреволюционную агитацию я не давал. Беседа моя со Смирновым носила исключительно религиозный характер.
1 августа 1935 года сотрудник НКВД объявил епископу, что следствие по его делу закончено. Владыка ответил, что показания против него ложные и он не считает себя ни в коей мере виновным.
20 августа преосвященный Антоний направил заявление прокурору, потребовав, чтобы ему предоставили возможность ознакомиться со следственным делом, так как у него есть обоснованные подозрения, что следователь вносил значительные искажения в записи протоколов допросов. В конце концов епископу удалось ознакомиться с материалами дела, и 10 сентября он направил заявление в Специальную Коллегию Курского областного суда, опровергая все выдвинутые против него обвинения и указывая на нарушения законов, допущенные следователями, и в тот же день отправил второе письмо, в котором писал: «В дополнение к моему заявлению на имя Специальной Коллегии, в коем я отметил формальные нарушения в отношении следствия... и обвинительного заключения... считаю необходимым сделать суду Специальной Коллегии, который состоится сегодня, 10 сентября, хотя краткие заявления... по существу и по содержанию обвинительного заключения...
В дальнейшем буду приводить выдержки из обвинительного заключения и делать на них свои возражения и пояснения, а также фактические поправки.
“В декабре 1933 г. в г. Белгород из ссылки возвратился Панкеев, где получил сан епископа Белгородской епархии, – цитировал владыка обвинительное заключение. – Прибывши в г. Белгород, Панкеев, будучи сам контрреволюционер, настроенный против существующего строя, как активный последователь “истинно‐православной церкви”, в целях проведения контрреволюционной работы начал подбирать себе единомышленников из числа
контрреволюционного духовенства с разных городов Советского Союза”.
Я получил сан епископа не в Белгороде, – писал владыка, возражая на предъявленное ему обвинение, – а в Москве (в 1924 г.). Там же получил от митрополита Сергия назначение (в 1933 г.) в г. Белгород с правами епархиального архиерея в пределах пятнадцати районов, прилегающих к г. Белгороду. В декабре 1933 г. я, по предъявлении своих церковных и гражданских документов в Воронежской областной культовой комиссии, был сею последнею зарегистрирован в законном порядке как епископ Белгородской епархии.
Основанием считать меня контрреволюционно настроенным, согласно обвинительному заключению, является утверждение, что я активный последователь “истинно‐православной церкви” (сторонники коей, появившись в 1927 году, не подчиняются митрополиту Сергию). Это утверждение обвинительного заключения голословно и ни на чем не основано. С 1926 г. и по 1933 г. я находился в лагере и ссылке, т. е. в изоляции, и, таким образом, лишен был возможности принимать участие в церковных делах, а тем более активное. Получив в 1933 г. полное освобождение, я сразу же обратился за назначением к митрополиту Сергию, коему я канонически подчинялся все время, начиная с 1925 г., т. е. еще до лагеря и ссылки. Никаких единомышленников из контрреволюционного духовенства я не подбирал и не приглашал. Обвинительное заключение не указывает ни одного лица и не может указать, так как никого не было из православного духовенства в Белгородской епархии, кто бы не признавал митрополита Сергия, который, как глава Православной Церкви, легализован центральной гражданской властью. Все привлеченные к суду Специальной Коллегии священники, по словам самого обвинительного заключения, ни разу не были судимы за все время существования советской власти... Что касается меня, то я перед лагерем не был ни разу допрошен и о мотивах моей ссылки мне даже не было объявлено, почему я до сих пор не знаю законной причины заключения меня в лагерь (Соловки) и последовавшей за ним непосредственно ссылки в Сибирь, по окончании коей в 1933 г. я получил полное освобождение с правом жительства по всему СССР.
“В результате в короткий период по приглашению Панкеева в Белгородскую епархию прибыло 15 человек священников”, – писалось в обвинительном заключении.
15 священников было принято мною не в “короткий период”, а за все время моего пребывания в г. Белгороде, начиная с декабря 1933 г. – возражал владыка. – Текучесть кадров духовенства была обычным явлением в церковной жизни, так как приход не является собственностью священника, к которой он был бы прикреплен навсегда. 15 священников за время с 1933‐го по 1935 г., и притом для 15 районов, из коих состоит Белгородская епархия, – это ничтожное количество. Я не пригласил ни одного священника (а также никого из них не знал раньше, кроме одного). Все они приезжали сами ко мне, что видно из следственного дела. Остается удивляться заведомо ложному утверждению обвинительного заключения. Если эти 15 священников приняты мною как мои, по выражению обвинительного заключения, “единомышленники”, то почему тогда из них привлечено к суду только четверо?!
“Создав таким образом сплоченную группу духовенства, Панкеев повел среди них работу, направленную к проведению сборов денежных средств для оказания помощи репрессированному духовенству... и их семьям”, – писалось в обвинительном заключении, на что владыка возразил: “Я не создавал никакой группы из духовенства. На протяжении всего времени (с 1933‐го по 1935 г.) одни из духовенства прибывали в епархию, а другие выбывали, что является обычным в условиях церковно‐епархиальной жизни. Так за означенное время (с 1933‐го по 1935 г.) выбыло из Белгородской епархии более 20 священников, а прибыло только 15. Но обвинительное заключение почему‐то закрывает глаза на это
обстоятельство, чем доказывается не только полная несостоятельность утверждения, но односторонность и крайняя предвзятость. Обычным также является поступление от прихожан и духовенства добровольных пожертвований на нужды епархиального епископа и Патриархии, ибо деньги необходимы и для существования церковного начальства, и для уплаты ими... налогов. Поэтому гражданским законом и разрешается служителям культа получение от верующих пожертвований на свои нужды. Сборов же на ссыльное духовенство и их семьи не было, и распоряжений по этому поводу я никаких никому и никогда не давал. В следственном материале нет никаких данных, кроме ложных показаний, подписанных под давлением и угрозами, что установлено переследствием”.
“В целях подрыва экономического роста колхозов Панкеев давал указания священникам своей епархии под видом усиления пастырской деятельности среди верующих колхозников проводить контрреволюционную работу, направленную на отрыв колхозников от колхозных работ”, – гласило объявление.
Если я давал, как говорится в обвинительном заключении, – возражал на это владыка, – указания проводить контрреволюционную работу священникам своей епархии (состоящей из 15 районов), то почему привлечено (и то частично, а не всё) духовенство только Корочанского района (Вильгельмский, Ерошов и Дейнека) и Белгородского района?.. Обвинительное заключение... опирается лишь на лжепоказания благочинного Корочанского района Вильгельмского, как и видно из единственной выдержки: “Обвиняемый Вильгельмский по этому вопросу показывает: “Епископ Антоний Панкеев предлагал усилить для этой цели проповеди путем служения молебнов и акафистов по воскресным и праздничным дням, вести проповеди о святости и значении праздничных дней, при этом имелись в виду главным образом колхозники, которые из‐за своих работ плохо посещают церковь”. Уже одно бессмысленное и неграмотное выражение – “усилить... проповеди путем служения молебнов и акафистов...” само за себя говорит, т. е. что оно не принадлежит священнику. И действительно, обвиняемый Вильгельмский такого показания не делал и не мог делать, так как никаких предложений об усилении проповеди я никому не давал. В своем заявлении на имя Специальной Коллегии от 10 сентября я уже пояснил, что обвиняемый Вильгельмский подавал прокурору жалобы с просьбой аннулировать его подпись под протоколами персонального следствия, как данную ввиду обмана и насилия, а также с разъяснением, что показания его в первоначальных протоколах искажены следователем до неузнаваемости и, по существу, являются не его, Вильгельмского, показаниями, а показаниями самого следователя. Вот почему по распоряжению прокурора был пересмотр дела в июне, причем Вильгельмский давал показания в том смысле, что я не делал ему никаких предложений об усилении по благочинию пастырской деятельности вообще, и тем более с целью отвлечения колхозников от работ...
“Задания указанного характера Панкеевым давались Смирнову, Ерошову, Вильгельмскому и другим”.
Кому это другим – в следственном деле и обвинительном заключении не сказано, – писал владыка. – Ерошов, первоначальный протокол коего, написанный его рукой, уничтожен следователем и заменен протоколом с ложными показаниями,
написанными рукою следователя, также сделал... в порядке пересмотра, показания, в коих заявил, что никаких распоряжений об усилении пастырской деятельности от меня, как епископа, он не получал. Даже Смирнов, показавший по злобе на меня (за лишение его сана священника) и как раскольник, враждебно настроенный против меня как православного епископа, – даже Смирнов в своих путаных, противоречивых и заведомо ложных показаниях заявил, что он отказался принять якобы мое предложение насчет колхозов, так как он боялся ответственности за это перед властью. Даже это половинчатое показание Смирнов ничем доказать не может. В делах Белгородской епархии, кои изъяты у меня при обыске, имеются документы, писанные рукою Смирнова, из коих видно, что он был у меня один раз (еще в начале 1934 г.) и что моя беседа с ним носила исключительно религиозно‐церковный характер. Показаний на этот счет других обвиняемых в следственном деле нет. Нет также ни одного свидетельского показания против меня. Нет ни одного факта, а лишь голословные утверждения... Что касается моей работы “против мероприятий, проводимых партией и правительством”, то ни в обвинительном заключении, ни в следственном деле нет никаких указаний, о каких мероприятиях идет речь. По этому поводу я не был допрошен во время следствия. Голословным и ничем не обоснованным является и утверждение обвинительного заключения, что я “частично признал себя виновным”. Напротив, в следственном деле имеются мои письменные неоднократные и настойчивые заявления, что я себя не признаю виновным ни в какой мере.
Если в обвинительном заключении под выражением “Панкеев обвиняется в том, что совместно со священниками своего благочиния проводил среди населения организованную контрреволюционную работу, направленную на развал колхозов, против мероприятий, проводимых партией и правительством”, – если здесь разуметь, что я проводил контрреволюционную работу во всей Белгородской епархии, то почему в таком случае не привлечены в качестве обвиняемых (или хотя бы в качестве свидетелей) все благочинные Белгородской епархии?! Если же разуметь то, как и напечатано в обвинительном заключении, т. е. одно только благочиние из всей епархии (т. е. Корочанское благочиние), – то неестественным... было бы проведение мною контрреволюционной работы в одном только Корочанском благочинии, в то время как я являлся епископом над всеми благочиниями Белгородской епархии. Явная неувязка, путаница и бессмыслица! Все это лишь говорит о моей невиновности и неосновательной попытке обвинения доказать обратное.
В заключение еще раз заявляю, что предъявленное мне обвинение отрицаю полностью.
Оставляя за собою право делать на суде более подробные словесные пояснения, прошу Специальную Коллегию это мое заявление с краткими письменными пояснениями приобщить к моему делу и протоколу судебного разбирательства»60.
10 сентября 1935 года в половине двенадцатого утра открылось заседание Специальной Коллегии Курского областного суда. Суд не дал возможности обвиняемым говорить пространно, и подробно написанные объяснения владыки
до некоторой степени заменили объяснения в суде. Во время судебного заседания преосвященный Антоний сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю... Я принадлежу к церковному течению, возглавляемому митрополитом Сергием... В Белгородской епархии нет ни одного священника, принадлежащего к группе иосифовцев...»61
Вместе с епископом Антонием были арестованы священники Митрофан Вильгельмский, Александр Ерошов, Михаил Дейнека и псаломщик Михаил Вознесенский.

Священномученик Митрофан родился 4 июня 1883 года в городе Новомиргороде Херсонской губернии. Отец его, Григорий Вильгельмский, занимался ремесленным промыслом. Митрофан окончил церковноприходскую школу и с 1911 года служил в храме псаломщиком. В 1922 году он был рукоположен во диакона, а через год – во священника и служил в храмах Одесской епархии. В 1924 году отец Митрофан был арестован и приговорен к трем месяцам заключения по обвинению в крещении ребенка без справки из ЗАГСа. С 1928 года он стал служить в Полтавской епархии. В феврале 1934 года власти закрыли храм, в котором служил священник, и отец Митрофан написал архиепископу Онуфрию (Гагалюку), которого хорошо знал как ранее управлявшего Одесским викариатством, и получил от него благословение ехать к епископу Антонию в Белгородскую епархию. Приехав к владыке, отец Митрофан получил место и вскоре был назначен благочинным.
22 февраля 1935 года сотрудники НКВД арестовали его. На допросе священник сначала было подписал показания, написанные следователем, но 22 июня дал иные показания, которые следователь вынужден был записать: «Относительно моих показаний, данных мной ранее, имею внести следующие поправки, которые мной обнаружены в результате ознакомления с материалом следствия при окончании следствия, а именно:
В ранее данных мной показаниях при записях неверно сформулировано, что якобы я получал от епископа Панкеева задание производить сбор денег под видом пожертвований на епархию и Патриархию для оказания помощи ссыльному духовенству. Поясняю, что этот вопрос при записи моего показания сформулирован немного не так. Я показывал, что я действительно получал распоряжения от епископа Панкеева производить сборы на Патриархию и епархию, но о том, что указанные деньги посылаются на оказание помощи ссыльному духовенству, Панкеев мне об этом не говорил и я этого не знал. О том, что эти деньги идут на оказание помощи ссыльному духовенству, это было мое личное предположение. Об этом я иногда верующим, то есть свое предположение, высказывал, но точно я не знал. Неправильно также сформулировано при записи, что якобы я получал от епископа Панкеева задание об усилении пастырской деятельности среди верующих в праздничные и воскресные дни с целью отрыва колхозников от работ и что я такие распоряжения давал священникам своего благочиния. Я действительно от Панкеева получал распоряжения, чтобы усилить пастырскую деятельность, но только в своем приходе, который я лично обслуживал, в городе Короче. В этом распоряжении ничего не говорилось о том, чтобы отрывать колхозников от колхозных работ. Такое распоряжение вызвано было тем, что на меня имелась жалоба от
прихожан, что я плохо провожу религиозную деятельность и что я плохой проповедник. Насчет этого Панкеев действительно мне писал о желательности того, чтобы я читал акафисты святителю Иоасафу...»62
Но и этими ответами отец Митрофан остался недоволен и 7 августа направил прокурору новое заявление, в котором, в частности, писал: «При допросе следователя... мне был задан вопрос, признаю ли я свои показания, данные мною в марте месяце сего года? Я заявил, что не признаю, так как таковые были неправильны и извращены следователем и записаны неправильно, а была лишь моя подпись, которая была подписана мной под нажимом и угрозой следователя. Но следователь в протокол от 25 июня почему‐то этого не записал. Второй вопрос мне был задан тем же следователем: почему я не признаю свое показание, записанное следователем 9 мая сего года? Я ему ответил, что я их также не признаю, так как эти показания также являются неправильными, о чем я заявлял следователю в момент записывания этих показаний следователем в протокол. Я говорил следователю, не пишите, потому что это неправильно. Следователь мне ответил, что здесь ничего преступного для вас нет и вы можете на суде отвергнуть это. Подписал я, потому что не желал раздражать следователя, дабы не возник такой же конфликт, как был со следователем, который нанес мне ряд угроз и оскорблений в городе Белгороде, когда я ему заявлял, что мое следствие ведется неправильно и мои показания записываются в искаженном виде... Следователь в протоколе от 25 июня сего года записал, что якобы я желал исправить свои ошибки. Это также неверно – не свои ошибки, а ошибки следователя. И так как все дело поступило в Ваше распоряжение, то я поясняю, что свои показания, данные мною в марте месяце, я считаю неправильными, так как все показания были извращены следователем... В акте об окончании следствия и ознакомлении со следственным материалом я не записал своих возражений, потому что следователь мне сказал, что будет суд, где вы будете опровергать все неправильности...
Еще раз заявляю, что я не показывал при допросе о том, что Панкеев делал мне распоряжения о сборе пожертвований на ссыльных и заключенных и об усилении проповедей с целью отвлечения колхозников от работы, а также не показывал, что я проводил контрреволюционную агитацию или вел какие бы то ни было контрреволюционные разговоры. Ничего подобного я не показывал на допросах, а потому виновным себя не признаю ни в чем»63.
Во время судебного заседания отец Митрофан отверг возводимые на него обвинения и сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. Показание на предварительном следствии неправильно записано. Следователь записывал с моих ответов на черновик, а потом зачитал мне; я был согласен с записанным, а подписал показание, переписанное начисто, которое не читал... Об усилении пастырской деятельности мне никто указаний не давал, и я также никому не давал таких указаний, потому что каждый священник сам знает свои обязанности...

Священномученик Александр родился 22 ноября 1884 года в селе Чернянка Новооскольского уезда Курской губернии* в семье крестьянина Луппа Ерошова. С
______________
* Ныне поселок Чернянка Белгородской области.
детства Александр мечтал стать служителем Христовой Церкви. В 1896 году он окончил сельскую школу и уехал в Киев, где долгое время пел в монастырском хоре, и здесь основательно изучил церковный устав и богослужение. В 1911 году он был рукоположен во диакона. В 1918 году диакон Александр окончил пастырские курсы в Харькове и был рукоположен во священника. Служил он в Свято‐Троицком храме в селе Ольшанка Новооскольского уезда*. В 1934 году епископ Антоний перевел его в Успенский храм села Большая Халань Корочанского района Курской области**.
Власти, намереваясь закрыть этот храм, потребовали от прихода под видом уплаты налогов сдачи государству дополнительных денежных средств. Деньги были выплачены, но церковный совет Успенского храма, указав на незаконность этих действий, попросил учесть эти средства в качестве уплаты налогов за следующий год65.
Но власти поступили иначе – 22 февраля 1935 года сотрудники НКВД арестовали отца Александра.
– Скажите, – спросил его следователь, – были ли вам указания от своего благочинного Вильгельмского об усилении пастырской деятельности, и в каком направлении?
– Да, были. Указания благочинного Вильгельмского заключались в том, чтобы я усилил свою пастырскую деятельность путем проповеди с амвона по привлечению верующих прихожан к посещению церкви, особенно в воскресные и праздничные дни. Например: вводить общее пение, служить великие вечерни, после которых читать акафисты, и другие меры воздействия. Речь здесь шла, разумеется, о колхозниках, которые в силу своих колхозных работ плохо посещают церковь, – записал следователь его ответ в протокол, как считал нужным.
– Выполняли ли вы эти указания и каким путем?
– Да, выполнял. Как пастырь, я воздействовал на верующих колхозников, для того чтобы они усердно посещали церковь, путем усиления службы и проповеди с амвона, то есть так, как мне было предложено епископом Антонием через благочинного Вильгельмского, – написал следователь.
Отец Александр подписывал протоколы допросов, не читая их, но, заподозрив неладное, потребовал от следователя, чтобы тот разрешил ему написать ответы собственноручно. Тот разрешил. Знакомясь со следственным делом, священник не обнаружил этого протокола в деле и просил следователя его показать, на что следователь ответил, что протокол им был уничтожен.
Во время судебного заседания отец Александр сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю... Я свои показания на предварительном следствии подписал, но не читал... Указаний об усилении проповедей и молебнов
* Ныне Чернянский район Белгородской области.
** Ныне Белгородской области.
Вильгельмский мне не давал, он только спрашивал, какая у меня идет служба в церкви, – я ему рассказал, что служу вечерни по воскресным и другим праздничным дням. Спрашивал, ведется ли у меня церковное пение, я сказал, что поют любители...»66

Священномученик Михаил родился 7 ноября 1894 года в городе Борзна Черниговской губернии в семье сапожника Фомы Дейнеки. Окончив церковноприходскую школу, он поступил на курсы псаломщиков при монастыре. С 1917‐го по 1921 год Михаил служил псаломщиком в храмах Харьковской губернии; в 1921 году он был рукоположен во диакона, а в 1924 году – во священника. Служил отец Михаил сначала в Харьковской епархии, а затем по рекомендации архиепископа Курского Онуфрия был принят епископом Антонием в Белгородскую епархию. 22 февраля 1935 года он был арестован.
– Скажите, вы производили сбор денег под видом пожертвований? – спросил его следователь.
– Да, производил. Сбор производился особой тарелкой во время службы, – ответил отец Михаил.
– Вы знали, для какой цели производятся эти сборы?
– Со слов епископа Антония и благочинного Вильгельмского я знал, что эти пожертвования идут на Патриархию.
После объявления об окончании следствия, в то время когда все «дело», ввиду отсутствия доказательств вины арестованных, было отправлено на доследование, следователь спросил отца Михаила:
– Скажите, подтверждаете ли вы свои ранее данные показания?
– Все свои показания, данные ранее, подтверждаю полностью. Одновременно добавляю, что показания свидетеля... о том, что якобы я в своих проповедях призывал верующих посещать храмы и не ходить на работу, считаю... измышлением. На эту тему… я никогда не говорил, и об этом могут подтвердить все верующие...
В судебном заседании отец Михаил сказал, что в предъявленном ему обвинении виновным себя не признает.

Мученик Михаил родился 14 апреля 1900 года в слободе Фощеватая Корочанского уезда Курской губернии* в семье священника Матфея Вознесенского, убитого безбожниками в 1919 году. Михаил учился в Духовной семинарии в Белгороде, которую не успел окончить из‐за происшедшей в 1917 году революции. Затем служил псаломщиком в храмах Белгородской епархии; он был арестован в 1935 году. Михаил Матвеевич был племянником митрополита Литовского Елевферия (Богоявленского). На допросе следователь спросил его:
______________
* Ныне село Фощеватое Корочанского района Белгородской области.
– С кем вы из родственников переписывались?
– Переписку я вел с братом, с сестрой... и с дядей – митрополитом Литовским Елевферием. Последний в своих письмах выражал желание, чтобы я был с ним, но я считал, что это осуществить невозможно, поэтому не пытался ходатайствовать о выезде за границу.
– О чем вы писали митрополиту Елевферию?
– Митрополиту Елевферию я писал о своей тяжелой жизни, где и как живут родственники, о его духовных знакомых и о церковном расколе в России.
– А о чем он вам писал?
– Митрополит Елевферий интересовался, как живет духовенство, интересовался моей жизнью, спрашивал, как живут родственники и описывал, как он сам живет. На все интересующие его вопросы я ему отвечал.
2 июля 1935 года Михаил Матвеевич написал заявление прокурору Курской области по надзору за органами НКВД. «22 мая сего года, – писал он, – мне было объявлено об окончании следствия по моему делу, и я коротко и бегло был ознакомлен следователем с обвинительным против меня материалом. В то время я уже заболел тяжелой болезнью, продолжавшейся полтора месяца. Основательно же ознакомиться с этим материалом я мог только по выздоровлении и теперь делаю необходимое Вам заявление. Уже не раз было мне предъявлено обвинение. Его я не могу назвать иначе, как голословным, не основанным ни на каких фактических данных следствия. По существу вопроса я должен коснуться двух основных пунктов обвинения: 1) в агитации вообще и групповой в частности и 2) свидетельских против меня показаний. Прежде всего: где неопровержимые (фактические) данные, прямо, документально изобличающие меня в агитации? При всем своем ухищрении и трехмесячных усилиях следователь не мог найти ни одного (в действительности не существующих, а только в болезненном воображении – подозрении обвинения). Полное отсутствие свидетельских показаний в этом отношении красноречиво говорит само за себя в мою пользу. Наоборот, не хвалясь, могу уверенно сказать в свою защиту то, что следователю во время ведения следствия не раз приходилось слышать положительные и лестные обо мне отзывы людей разного рода. Конечно, не в интересах обвинения было помещать их в мое дело – во имя правды с точки зрения справедливости и добра. По ходу следствия (допросов) это было ясно. Если действительно в руках следователя нет никаких данных, уличающих меня в агитации, то за что же я нахожусь под стражею почти пять месяцев? Еще раз категорически, а в то же время искренне заявляю Вам, что совесть моя чиста в этом отношении – я ни в чем не виновен. А между тем во втором предъявленном мне обвинении, по которому я – подчеркиваю это – ни разу не был допрошен, не в первый раз было повторено, так сказать, отвлеченное, не имеющее под собою, по‐видимому, никакой почвы обвинение: “Вел систематическую работу пропаганды...” Чего, где, когда, при каких обстоятельствах? – неизвестно. При чтении свидетельских против меня показаний сразу же и невольно бросается в глаза подложность принадлежности их
означенным авторам... Ряд навязанных друг на друга обвинений – фраз чудовищных и нелепых по своему содержанию и сущности – обличает в авторе их невменяемого человека, находящегося своим безвольным индивидуумом в полном и безраздельном распоряжении кого‐то другого. В мыслях его не видно ни логики, ни тени какого‐нибудь творчества, ни даже собственного разума, а единственно чужая воля и определенная цель лица, стоящего за спиною автора. Получается впечатление (в котором я не сомневаюсь как в действительности), что свидетель повторяет чужие слова. Принадлежностью... к церковной ориентации, к которой я не принадлежал, только и можно объяснить их наглую ложь и нелепую клевету против меня. Ввиду этого я вправе просить у Вас очную ставку с обоими свидетелями»67.
Вскоре после этого следователь вызвал Михаила Матвеевича на допрос, о чем он подробно затем написал в своем новом заявлении прокурору: «2 августа сего года я был вызван следователем на допрос для вторичного мне объявления об окончании следствия, а главное, для ознакомления меня с моим делом и не имею ли я желания прибавить какие‐нибудь свои замечания к уже имеющимся. Заявлений, весьма для меня важных, было не одно, но следователь не только не дал возможности занести их в протокол, но с криками и нецензурною руганью постарался как можно скорее удалить меня от себя. Обращаясь к Вам, гражданин прокурор, с жалобою на такое незаконное действие следователя, должен заявить и подчеркнуть, что подобное, далеко не корректное ко мне отношение следователя было в продолжение всего следствия надо мною. Велось оно с пристрастием, а главное, под угрозою. “Паразит!” – “Отщепенец!” – “Тебя надо было давно уже расстрелять!” – вот обычные эпитеты и приемы допроса меня, сопровождавшиеся руганью, криками, топаньем ногами и т. п. Будучи первый раз в жизни на следствии, я был буквально терроризирован и, естественно, давал неверные, может быть, показания. Если раньше не жаловался на такое явное беззаконие следователя, то потому, что, не зная правил судебного следствия, считал этот способ – порядком вещей. Теперь я не могу больше молчать и заявляю свой энергичный протест против такого насилия и издевательства, прося Вас дать свое заключение и вывод из моего заявления»68.
Во время судебного заседания Михаил Матвеевич отверг все обвинения.
11 сентября 1935 года подсудимым был оглашен приговор: епископ Антоний и благочинный Митрофан Вильгельмский были приговорены к десяти годам лишения свободы; священник Александр Ерошов и псаломщик Михаил Вознесенский – к пяти годам; священник Михаил Дейнека – к трем годам лишения свободы. Все они были отправлены на Дальний Восток и были заключены в тот же лагерь, где находились архиепископ Курский Онуфрий (Гагалюк) и осужденные вместе с ним священники Виктор Каракулин и Ипполит Красновский.

Священномученик Николай родился 30 октября 1894 года в селе Водопьяново Воронежской губернии в семье священника Александра Садовского. Окончив Воронежскую Духовную семинарию, Николай в 1917 году был рукоположен во священника и служил в храме в селе Водопьяново.
Началась эпоха гонений на Русскую Православную Церковь. Летом 1935 года председатель РИКа предложил православной общине сделать ремонт храма, и отец Николай пригласил рабочих, которые и приступили к ремонту. Через три дня после начала работ в церковь ворвался разъяренный начальник местного НКВД и прогнал рабочих. Отец Николай вынужден был идти к начальнику РИКа и просить, чтобы он послал комиссию для составления официального документа о необходимости проведения ремонтных работ и чтобы в этой комиссии был и представитель от РИКа. 16 июня в храм явились члены комиссии из трех человек, но среди них не было представителя РИКа, и священник им заявил, что не признает этой комиссии, и в сердцах обругал председателя РИКа.
25 июля 1935 года отец Николай был арестован и заключен в липецкую тюрьму. Кроме эпизода с комиссией, ему припомнили во время следствия и то, что 8 апреля 1935 года он зашел к жителю села, у которого в это время находился командир Красной армии, спросивший священника, есть ли Бог. Отец Николай ответил, что Бог есть; тот стал спорить, и разговор перешел на современное положение Церкви, и священник стал перечислять несправедливости, чинимые советской властью, о чем командир впоследствии донес в НКВД.
Материалы дела были переданы на рассмотрение Специальной Коллегии Воронежского областного суда, и отец Николай был переведен из липецкой тюрьмы в воронежскую; 23 октября 1935 года состоялось закрытое заседание суда. Суд приговорил священника к восьми годам тюремного заключения. Первое время он содержался в воронежской тюрьме, а затем был сослан в исправительно‐трудовой лагерь в Хабаровский край69.

0

4

....................продолжение от 1 июня (новомученники)

Священномученик Василий родился 25 февраля 1875 года в городе Старый Оскол Курской губернии в семье портного Андрея Иванова. Окончив городское училище и четыре курса Курской Духовной семинарии, он в 1910 году был назначен псаломщиком в церковь в селе Усть‐Стужень Староосколького уезда; 28 мая 1910 года он был рукоположен во диакона ко храму в селе Ярыгино Обоянского уезда и назначен законоучителем церковноприходской школы. В 1913 году диакон Василий был переведен в Архангельскую церковь в селе Любостань Суджанского уезда70, а затем в село Наумовку Белгородского уезда. 15 февраля 1919 года на праздник Сретения Господня он был рукоположен во священника ко храму в селе Долбино Белгородского уезда, в 1922 году – переведен в храм в селе Ровеньки Острогожского уезда.
13 января 1930 года отец Василий был назначен служить в храм в селе Нижний Икорец Лискинского района. В это время духовенство Воронежской епархии, как и многих других, было охвачено смятением, вызванным опубликованием декларации митрополита Сергия. В храме до приезда туда отца Василия служил священник Сергий Бутузов, а уже вместе с отцом Василием – священник Петр Корыстин; оба они подчинялись архиепископу Гдовскому Димитрию (Любимову).
Отец Василий был человеком простым и совершенно не разбирался в тонкостях церковного разномыслия тех лет; прослужил он здесь всего две недели; в конце января 1930 года он был арестован и заключен в воронежскую тюрьму. Тогда же были арестованы многие священники этого благочиния и некоторых других, с которыми отец Василий и оказался в одной камере в воронежской тюрьме.
16 марта следователь допросил священника; отец Василий ответил, с кем и когда служил и что действительно слышал об отце Сергии Бутузове как о выдающемся проповеднике, а «про Корыстина я ничего не знаю и не слышал, а только одно, что он меня обманным образом оставил... а сам уехал, якобы полечиться на три дня в Воронеж, а потом и не приехал, а на меня бросил приход, как на нового и незнакомого человека»71.
Отца Василия снова вызвали на допрос, желая узнать, о чем говорили находящиеся вместе с ним в камере священники Феодор Яковлев* и Петр Корыстин. Но отец Василий сказал, что они говорили так тихо, что трудно было расслышать72.
В 1930 году священник Василий Иванов был приговорен к десяти годам заключения в концлагерь и отправлен в Хабаровский край.

Священномученик Николай родился в 1876 году в городе Вельске Вологодской губернии в семье крестьянина Константина Кулакова. Окончив вельское двухклассное городское училище, он до 1912 года служил помощником бухгалтера в вологодском губернском земстве, а затем писарем. Его хорошо знал викарий Вологодской епархии, епископ Вельский Антоний (Быстров)**, который в 1912 году рукоположил его во священника к одному из вологодских храмов.
В 1913 году отец Николай был назначен служить в храм Митрофаньевского подворья в Санкт‐Петербурге, одновременно исполняя обязанности секретаря архиепископа Вологодского Никона (Рождественского), члена Государственного совета и Святейшего Синода, жившего постоянно в Санкт‐Петербурге. На подворье отец Николай служил до его закрытия во время гонений от безбожных властей; затем перешел во Владимирский собор, а после его закрытия, с 1932 года стал служить в Покровской церкви на Боровой улице.
Во время службы на Митрофаньевском подворье, а затем во Владимирском соборе и в Покровской церкви, куда стали ходить и его духовные дети, отец Николай вел активную церковную деятельность, совершал истово богослужения и воспитывал прихожан в духе Евангелия и трудов святых отцов, которые глубоко изучал. Он усердно поучал духовных детей в проповедях, которые, прежде чем говорить, составлял в письменном виде, чтобы духовные дети в случае его ареста могли вникать в учение Господне, как понимал его их духовный отец.
Отец Николай был арестован 22 декабря 1933 года и заключен в одну из ленинградских тюрем. Тогда же в городе были арестованы многие священнослужители и миряне. В формулировке обвинительного заключения сотрудники ОГПУ написали: «В декабре 1933 года секретно‐политическим отделом... ОГПУ... оперативно ликвидирована ленинградская церковно‐монархическая организация... непосредственно руководимая закордонным белоэмигрантским церковно‐политическим центром...
_______________
* Священномученик Феодор (Яковлев); память 20 июля/2 августа.
** Священномученик Антоний (в миру Николай Михайлович Быстров); память 3/16 июля.
Ставя своей конечной целью активное содействие иностранной интервенции для свержения советской власти, организация вела интенсивную контрреволюционную деятельность, заключавшуюся:
...В регулярной связи с белоэмигрантским церковно‐политическим центром, возглавляемым митрополитом Евлогием, в получении от него общего направления, конкретных руководящих указаний, литературы и денежных субсидий...
В подготовке террористического акта против тов. Сталина...
В систематической антисоветской пропаганде и агитации, проводимой как с церковного амвона, так и путем массового распространения контрреволюционной литературы, авторами которой были отдельные руководящие члены организации...
В создании подпольных “катакомбных” церквей, являвшихся местом концентрации наиболее озлобленного антисоветского элемента и служивших своеобразной демонстрацией протеста против политики советской власти.
В руководящий состав организации входили классово, политически и идеологически враждебные пролетарской диктатуре элементы – бывшие профессора духовных академий, служители культа, бывшие офицеры, бывшая аристократия и буржуазия.
Контрреволюционная деятельность организации шла в основном под прикрытием Церкви, используя ее легальные возможности для сплочения и объединения под видом религиозных формирований людей для контрреволюционных целей.
По делу в качестве обвиняемых привлекается сто семьдесят пять человек»73.
Будучи допрошен, отец Николай открыто изложил суть своих религиозных убеждений. «По своим политическим убеждениям, я считаю себя монархистом, – сказал он. – В вопросах религиозных я считаю себя идейным христианином, отдающим себя всецело делу единой Православной Церкви, вплоть до мученичества, когда это будет от меня требоваться. Мой долг – воспитать окружающих меня в вере, благочестии и нравственности в соответствии со священными канонами Российской Православной Церкви. В отношении моем к духовничеству я могу сказать, что этот момент я считаю для себя одним из серьезных...
Всякая власть является законной, поскольку на ее стороне сила; в случае прихода белых и свержения советской власти сила очутится на стороне белых, и власть их, как более сильная, будет законной»74.
Сначала следователь записывал довольно близко к тому, что говорил священник, но затем все дальше и дальше отходил от этого, а затем убедил и его подписать составленный им протокол, потому, мол, что это не имеет никакого значения.
25 февраля 1934 года тройка ОГПУ приговорила отца Николая к пяти годам заключения в исправительно‐трудовой лагерь, и он был отправлен в Севвостоклаг. Не раз, вероятно, пожалел священник, что поддался обману и обольщению следователя, и впоследствии, когда ему вновь в лагерной тюрьме пришлось противостоять натиску следователя, настойчиво задававшему один и тот же вопрос: существует ли в лагере контрреволюционная группировка, возглавляемая архиепископом Онуфрием и епископом Антонием, в которую входит заключенное в лагере духовенство, он, наученный тяжелым опытом, категорично отказался подтвердить лжесвидетельство и заявил: «О существовании контрреволюционной группировки я не знаю. Антисоветской агитации никто не ведет. Я лично тоже антисоветской агитации не вел»75.

Священномученик Максим родился 13 августа 1885 года в деревне Борки Тюменского уезда Тобольской губернии в семье крестьянина Петра Богданова. Окончив три класса сельской школы, Максим работал в своем хозяйстве; в 1924 году он стал служить в храме псаломщиком; в 1928 году – был рукоположен во священника и служил в храме в селе Бугуртак Курагинского района Красноярского края.
После организации в начале 1930‐х годов колхозов власти от не вошедших в колхоз единоличников стали требовать, чтобы они полностью засеивали отведенную им землю, но только рекомендованными самими же властями зерновыми культурами. Причем семена крестьяне‐единоличники должны были покупать за свой счет. По опыту прошедших лет крестьяне знали, что, сколько ни сей, осенью власти заберут почти весь урожай, мало что останется для пропитания семьи и ничего не останется для посева на следующий год – и им снова придется покупать семена за свой счет и почти всегда в долг. Из‐за отсутствия семян часть крестьян в селе Бугуртак отказалась засевать свои поля весной 1933 года, и сотрудники районного отдела ОГПУ, расценив это как антигосударственный заговор, приняли решение арестовать их и священника.
16 апреля 1933 года отец Максим и пятеро крестьян были арестованы и заключены в районную тюрьму. Крестьяне подтвердили, что они отказались от посева, назначенного единоличникам, и подписались под протоколами показаний, в которых говорилось, что их действиями руководил приходской священник и что будто бы отец Максим им говорил: «Долго будешь вспоминать старое время: хорошо жил народ, всего было в достатке, каждый порядочный мужик имел стадо скота, полные закрома хлеба. А сейчас посмотришь на жизнь – печальная картина получается: мужиков всех обобрали, накладывают непосильные налоги, все “дай” и без конца “дай”. Сейчас основательно нажимают на посевную, но ведь надо подумать, что мать‐земля хлеб родит один раз в год, а хлебозаготовки требуют несколько раз»76.
Все арестованные крестьяне признали себя виновными, и только священник на вопрос, признает ли он себя виновным, категорично ответил, что виновным себя не признает. Была устроена очная ставка священника с одним из свидетелей, но и тогда отец Максим твердо сказал, что в предъявленном обвинении виновным себя не признает, «так как такими делами не занимался»77.
13 мая 1933 года особая тройка ПП ОГПУ Запсибкрая приговорила крестьян к пяти годам заключения в исправительно‐трудовом лагере, а священника – к десяти годам. Их отправили этапом в Минусинск и здесь, выстроив перед воротами лагеря, зачитали приговор78.

Священномученик Александр родился 8 августа 1876 года в селе Очесо‐Рудня Гомельского уезда Могилевской губернии в семье священника Иерофея Саульского. В 1899 году Александр окончил Могилевскую Духовную семинарию и в 1903‐м был рукоположен во диакона и священника и служил в Троицком храме в селе Мхиничи Чериковского уезда Могилевской губернии; 11 февраля 1906 года он был назначен настоятелем этого храма79. С 1912‐го по 1917 год отец Александр служил полковым священником, и ему не раз приходилось исполнять священнические обязанности с риском для жизни во время боевых действий.
За беспорочную службу отец Александр был возведен в сан протоиерея и с 1926 года служил в Знаменской церкви в городе Тихвине Санкт‐Петербургской епархии; он был благочинным 1‐го Тихвинского благочиния, в которое входило в то время одиннадцать приходов.
В начале 1930‐х годов священника несколько раз вызывали свидетелем по делам арестованного в Тихвине духовенства. В 1932 году его вызвали по делу священника Иоанна Сарва*, обвиненного в том, что он якобы совершил отпевание сторонницы митрополита Иосифа (Петровых), которая завещала, чтобы ее отпел священник, одинаковых с ней идейных воззрений. Ее родственники обратились к отцу Александру; будучи осведомлен о воле почившей, протоиерей Александр отказал им в просьбе, и они отправились к священнику Иоанну Сарву, который также отказался совершить отпевание. Ее отпел архимандрит Тихвинского монастыря, который юридически был зарегистрирован как обновленец, но считалось, что он является единомышленником сторонников митрополита Иосифа. «Что же касается Иоанна Сарва, – свидетельствовал на допросе отец Александр, – то могу подтвердить, что он является сергиевцем. В антисоветской агитации и контрреволюционных выступлениях Сарв мною не замечался»80. Отец Иоанн тогда был освобожден.
1 января 1934 года сотрудники ОГПУ арестовали отца Александра и он был заключен в одну из тюрем Ленинграда. Будучи сразу же допрошен, он отрицал какую бы то ни было вину, заявив, что его оклеветали, и назвал имена клеветников и причины, по которым он был оговорен. Следователи не удовлетворились ответами священника и продолжали допрашивать его, требуя, чтобы он высказал свое отношение к советской власти и дал показания о разговорах, которые велись среди духовенства. 5 января священник подписал показания, в которых говорилось, что среди духовенства обсуждались политические вопросы, касавшиеся взаимоотношений Советского Союза с Америкой, от которых духовенство ожидало перемены политики советской власти по отношению к религии.
После этого допроса были произведены дополнительные аресты духовенства и мирян. На допросе 12 января отец Александр еще более расширил свои
_________________
* Священномученик Иоанн (Сарв); память 20 ноября/3 декабря.
показания и на вопрос, каковы его политические убеждения, ответил: «Я настроен по отношению к советской власти непримиримо враждебно и считаю, что наиболее приемлемой формой государственной власти в России была бы монархия, ограниченная парламентом. Свое убеждение я высказывал среди местных тихвинских священников, которые его разделяли. Для обсуждения политических вопросов мы собирались главным образом у меня»81.
Затем он подписал протокол допроса с показаниями, что собиравшиеся вместе священники обменивались мнениями о неизбежности войны и соображениями о гибели, в связи с войной, советской власти. Подчинившись давлению следователей, священник показал:
– Эти разговоры впоследствии разносились среди верующих, создавая недоверие к советской власти и враждебное к ней отношение. В области религиозной деятельности группа по указаниям Рудича* ставила своей целью укрепление религиозных верований в народе проповедью, которая сплачивала бы вокруг Церкви глубоко верующих, готовых принять во имя спасения веры и Церкви мученический венец... Я часто говорил верующим о гонениях на нашу Церковь вымышленные вещи с целью воздействия на их религиозные чувства, в частности
___________
* Епископа Тихвинского Валериана.
о том, что мне запрещают ходить по приходу, хотя в действительности такого запрещения не было.
– Чего добивалась ваша группа своей контрреволюционной деятельностью? – спросил его следователь.
– Конкретно о целях мы не говорили, однако считали, что успех интервенции, на которую мы рассчитывали, зависит в значительной степени от той помощи, которая ей будет оказана внутри СССР антисоветскими элементами, которых мы считали долгом собрать и объединить вокруг Церкви, как одной из легальных возможностей в условиях диктатуры пролетариата.
26 февраля 1934 года тройка ОГПУ приговорила протоиерея Александра к пяти годам заключения в концлагерь, и 7 марта того же года он был отправлен в Севвостоклаг в город Владивосток.
Арестованный в начале 1938 года в лагере вместе с епископами и духовенством, он, учитывая опыт предыдущего ареста и вполне осознавая глубину проявленного им тогда малодушия, на этот раз на требование следователя рассказать о контрреволюционной группе и антисоветской агитации перечисленных ему следователем священников, ответил: «О существовании контрреволюционной группировки я ничего не знаю. Антисоветских высказываний среди священнослужителей я не слыхал. Сам я никогда антисоветской агитации не вел»82.

Священномученик Павел
родился 13 января 1890 года в селе Сысой Сараевского уезда Рязанской губернии в семье крестьянина Ильи Попова. Образование Павел получил в учительской семинарии, некоторое время он пел в церковном хоре и в 1918 году был рукоположен во священника.
С 1934 года отец Павел стал служить в храме в селе Панское Мичуринского района Воронежской области*. 14 сентября 1935 года отец Павел был арестован и заключен в мичуринскую тюрьму. Ему предъявили стандартное по тем временам обвинение в антисоветской агитации. Лжесвидетелями против священника выступили жители села, мало его знавшие, а также дежурные свидетели, вовсе его не знавшие. Одни обвинения отец Павел категорически отверг, а о других сказал, что с людьми, давшими эти показания, совсем незнаком. Как одно из доказательств преступлений священника сотрудники НКВД привели случай, когда он совершил в храме Таинство Соборования множества прихожан, и заявили, что, совершая соборование, священник тем самым дал понять, что все храмы вскоре закроют и негде будет собороваться, а поскольку храмы, как о том заявляли власти публично, они закрывать не собираются, то, следовательно, священник клеветал на советскую власть. Были проведены очные ставки, но отец Павел отверг показания всех лжесвидетелей.
18 декабря 1935 года в Мичуринске состоялось закрытое заседание Выездной сессии спецколлегии воронежского областного суда, куда был доставлен священник и вызваны свидетели. Они подтвердили все данные ими ранее
____________
* Ныне Тамбовская область.
показания, которые отец Павел еще раз категорически отверг. В тот же день суд был закончен. Священник Павел Попов был приговорен к пяти годам тюремного заключения83 и отправлен в Хабаровский край.

Священномученик Павел родился 23 октября 1889 года в селе Помялово Новоладожского уезда Санкт‐Петербургской губернии в семье псаломщика Троицкой церкви Алексея Павловича Брянцева и его супруги Марии Николаевны84. Алексей Павлович скончался в 1902 году; с этого времени Мария Николаевна стала получать пособие от епархиального попечительства, а дети были приняты обучаться на казенный счет. Павел окончил Александро‐Невское духовное училище и в 1908 году поступил в Санкт‐Петербургскую Духовную семинарию. Окончив в 1911 году семинарию, он стал учителем Ларионовского земского училища в Новоладожском уезде Санкт‐Петербургской губернии. 18 июля 1914 года он был призван в действующую армию и 11 ноября того же года был ранен в бою под Ловичем. За мужественное поведение на фронте Павел Алексеевич был награжден серебряной медалью на Георгиевской ленте. 6 июня 1916 года он был из‐за ранения признан негодным к военной службе85. В госпитале он познакомился со своей будущей женой, сестрой милосердия Евдокией Алексеевной Свиридовой, которая была знакома с великой княгиней Елизаветой Федоровной* и просила ее помочь Павлу Алексеевичу.
10 ноября 1916 года великая княгиня направила ходатайство ректору Петроградского университета, прося его «оказать содействие к зачислению в число студентов Петроградского университета бывшего сельского учителя Павла Алексеевича Брянцева. Находясь в 217‐м Ковровском полку рядовым, Брянцев был ранен в ногу, и у него одна нога короче другой. Вследствие этого увечья, он не может учительствовать в начальном училище, так как ему трудно много ходить, а школьному учителю приходится во время занятий быть все время в движении, чтобы следить за работой всех учеников. Для продолжения педагогической деятельности Брянцеву необходимо получить высшее образование. Это даст ему возможность быть преподавателем в среднем учебном заведении»86.
В 1916 году Павел Алексеевич был принят на историко‐филологический факультет Петроградского университета. В 1918 году он был направлен учителем в Вындино‐Островскую единую трудовую школу. 3 мая 1919 года митрополит Петроградский Вениамин (Казанский)** рукоположил его во диакона ко храму Пресвятой Троицы в селе Помялове87, а в 1921 году он был рукоположен во священника и служил в селе Мемино Петроградской епархии.
9 декабря 1933 года отец Павел был арестован с группой духовенства и мирян Волховского и Киришского районов. В обвинительном заключении сотрудники ОГПУ, пытаясь оправдать репрессии, писали: «В конце декабря 1930 года Волховским оперсектором было отмечено оживление среди наиболее реакционной части духовенства.
Внешне это выражалось в организации торжественных соборных богослужений, тщательно подготавливаемых и обставляемых с максимальной помпезностью, с
______________
* Преподобномученица Елисавета; память 5/18 июля.
** Священномученик Вениамин (в миру Василий Павлович Казанский); память 31 июля/30 августа.
расчетом на привлечение внимания культурноотсталых масс крестьянства на поднятие и укрепление среди них веры и увеличения числа молящихся.

Естественно, что это же влекло за собой объединение и сплочение духовенства и давало возможность использования нелегальных сборищ в контрреволюционных целях.
Внутренний процесс шел по линии прощупывания, выявления и консолидации активных действенных элементов для борьбы с диктатурой пролетариата как среди духовенства, так и среди активных церковников‐мирян.
В этот же период было отмечено распространение среди духовенства контрреволюционной литературы, которая под флагом борьбы с безбожием призывала духовенство и верующих к сплочению для борьбы с советской властью»88.
Во время обысков при аресте духовенства были изъяты рукописи стихов, написанных священником Павлом Брянцевым: «На Новый Завет без изъяна евангелиста Демьяна», «Емельяну Ярославскому», «Свобода и рабство», «К свободе», «Альфа и Омега» и других. Стихи с удовольствием читались духовенством во время встреч и переписывались.
Будучи арестован и убежден следователем высказать свое отношение к советской власти, священник, зная, что рукописи написанных им стихов уже находятся в ОГПУ, заявил, что он является давним врагом большевиков и считает их врагами трудящихся. Одним из мотивов его прихода на служение в Церковь, по его словам, была ненависть к большевикам, а Церковь оставалась на тот момент единственной легальной организацией, отрицательно оценивающей большевистскую революцию. Он изложил свои взгляды в форме, предложенной следователями, и, проявив явное малодушие, признал себя виновным, а также и единомысленных с ним священников. Отец Павел заявил, что они агитировали крестьян против организации колхозов и стихотворение о Демьяне Бедном он написал по просьбе благочинного. Он признал, что его произведения являются контрреволюционными, и рассказал, что он переписал их в шести экземплярах и распространил. Под давлением следователя он подписался под показаниями, что признает «себя виновным в том, что принял участие в контрреволюционной деятельности группы священников, имевшей своей целью путем распространения провокационных слухов о войне и гибели советской власти, а также путем использования религиозных предрассудков крестьянских масс сорвать мероприятия советской власти в области колхозного строительства... в том, что написал контрреволюционные стихотворения, призывающие к объединению духовенства и верующих для борьбы с советской властью»89.

26 февраля 1934 года тройка ОГПУ приговорила отца Павла к пяти годам заключения в концлагерь, и он был отправлен в Севвостоклаг. Из лагеря он 15 июня 1934 года писал родным: «Шлю вам сердечный привет и желаю всего наилучшего, а наиболее – тихого и безмятежного жития в домашней обстановке, что всего дороже. Я вот не сумел удержаться и угодил за одиннадцать тысяч километров. Но это всё ничего. Угодить мне и надо было – сам избрал этот путь, а вот плохо, что полгода я не имею известий... и явился я сюда с сильно истощенным организмом, поэтому, как слабосильный, несу обязанности сторожа. Дежурю на посту двенадцать часов в сутки. Заболел цингой, а излечиться здесь нечем...»90
Описывая свое положение в заключении, отец Павел писал в январе 1936 года родным: «Семнадцатый месяц живу по‐дорожному, как на вокзале, и все время думаю, что скоро поеду побыстрей; тогда в три месяца доберусь до дому. В августе и сентябре... хлеба ел досыта и несколько поокреп, а сейчас пока начинаю сдавать, довольствуясь 500 граммами хлеба в сутки... Лежим... семьдесят пять человек в одном месте, думаем одно и ждем одного: отправки. И нас не огорчают – все говорят, что отправим. Было нас сто пятьдесят, но к октябрьским дням 50 % отправили, но я не попал в их число. Здоровье сносное: если бы грудь не болела, то был бы совсем здоров. По формуляру в груди имеется: склероз, миокардит, туберкулез, эмфизема и плеврит, так что сердце и легкие не того... Хорошо бы сахарку, да уж ладно...»91
1 января 1937 года отец Павел писал дочери: «Не думай, что годы детства и юности – лучшие годы жизни; нет, эти годы – лишь годы подготовки к жизни, и хорошо поживет лишь тот, кто сумеет за эти годы хорошо подготовиться. Не унывай при мимолетных неприятностях: их уже нет – они уже ушли в невозвратное прошлое, старайся создавать хорошее настоящее и верить в лучшее будущее – вот те несложные правила жизни, какие вынес из нее я... Я тебя уже года четыре не видал, и ты за эти годы, без сомнения, изменилась... Скоро тебе стукнет семнадцать, а я помню тебя тринадцатилетней. Что касается меня, то я по сравнению с прошлым значительно похудел, вешу пятьдесят шесть килограмм... теперь стригусь и бреюсь, и всем бы был молодой, да зубов на верхней челюсти нет – цинга съела – и морщиноват маленько... Выпавшие на мою долю испытания переношу довольно бодро... И хотя иногда приходится туго, но ведь я видал на веку и худшее... Уже четвертый год я в условиях заключения, но скажу, что в германскую было похуже. Если бы я не был инвалид, то жил бы хорошо, так как зарабатывал бы, а теперь невольно приходится все время отдыхать от неперенесенных трудов. Осталось мне еще двадцать три месяца, так как чувствую, что раньше не отпустят – иначе давно бы отпустили – из‐за наклеенной мне статьи 58 пункт 11. Хотя она и напрасно пристала ко мне, но ведь после драки кулаками не машут. Я раньше не знал законов, а то добивался бы применения ко мне статьи 59 пункт 7*... В сущности, ведь виноват я кой в чем, – ну и посижу. Я подал в Москву во ВЦИК ходатайство, да не надеюсь на благоприятный результат, опять‐таки из‐за статьи. Ну, будь что будет!..»92
____________
* «Пропаганда или агитация, направленные к возбуждению национальной или религиозной вражды или розни, а равно распространение или изготовление и хранение литературы того же характера, влекут за собою – лишение свободы на срок до двух лет» // Уголовный Кодекс РСФСР. М., 1948. С. 38.
В тот же день он написал:
«Суровый край, прекрасный, но не милый,
Где дни мои томительно текли,
Ты мне грозишь безвременной могилой
Вдали от Родины и от друзей вдали».
В феврале 1938 года против священника было начато новое «дело», которое лагерные следователи объединили с делом святителей Онуфрия и Антония и заключенного в лагерь духовенства. 27 февраля отец Павел был вызван на допрос к следователю, который заявил, что ему известно, что на их подконвойном участке существует контрреволюционная организация, в которую входит подследственный, и потребовал, чтобы он указал ее членов. Перечислив несколько имен, следователь потребовал назвать, кто возглавляет контрреволюционную организацию и через кого осуществляется связь с волей. Наученный горьким опытом первого следствия и лагерными страданиями, отец Павел заявил, что ему ничего неизвестно о существовании контрреволюционной организации, а также и о ее деятельности. Если некоторые заключенные и выражали свое недовольство советской властью, то в чем оно выражалось, он не помнит.
17 марта 1938 года священник Павел Брянцев был приговорен вместе с другими к расстрелу, но умер еще до исполнения приговора – 13 мая 1938 года и был погребен в безвестной могиле.

Священномученик Георгий родился 1 января 1883 года в селе Матренка Нижняя Усманского уезда Тамбовской губернии* в семье псаломщика Александра Богоявленского. Во время Первой мировой войны он служил полковым писарем, после революции – псаломщиком в храме. В 1930 году он был рукоположен во священника к Покровскому храму в селе Верхний Телелюй Липецкой области.
Весной 1935 года власти приняли решение закрыть храм, а для этого арестовать священника. Несколько местных колхозников, председатель колхоза и секретарь сельсовета оговорили отца Георгия, заявив, что священник Георгий Богоявленский ругал советскую власть, вел антиколхозную агитацию, говорил, что колхозы распадутся, а в доме колхозника Столповского, перед совершением по приглашению хозяина всенощного бдения, агитировал против советской власти и спаивал колхозников. Вызванный в качестве свидетеля Столповский решительно опроверг лжесвидетельства.
8 мая 1935 года отец Георгий был арестован, заключен в тюрьму в городе Усмани и на следующий день допрошен.
На допросе он заявил: «По поводу колхозов разговоров никаких... не вел, а равно и не ругал советскую власть... В декабре 1934 года был я в пункте Заготзерно, помещающемся в церкви, и при входе в церковь заметил расхищение: снята церковная шелковая занавесь… и не оказалось стекол в иконах. После чего я полез на колокольню в кладовку, где хранилось двенадцать листов железа для
____________
* Ныне село Нижняя Матренка Добринского района Липецкой области.
ремонта крыши церкви, – тоже такового не оказалось. Равно сняты совсем с лицевой стороны церкви водосточные трубы»93. При храме был сторож, «я спросил его – куда девались эти вещи? Тот заругался неприличными словами... говоря: “здесь все народное”. В ответ я ему сказал, что здесь не народное, а государственное имущество, за него целиком отвечает церковь и группа верующих...
Что же касается показаний председателя сельсовета, будто я 6 января сего года по вызову его явился пьяный в сельсовет и по требованию с меня налога я как будто ответил, что он не имеет права с меня требовать и называл советскую власть “апрельским снегом”, – это полнейшая и лживая ложь со стороны председателя сельсовета… Председатель сельсовета никогда не вручал мне документов, по коим уплачиваются налоги, и не знает сроки их платежей… Первый срок платежа 1 марта, а не в январе, и пьяным я никогда в совете не был…»94
В заключение отец Георгий потребовал от следователя вызова дополнительных свидетелей, «которые действительно покажут, что таких слов и разговоров про советскую власть не велось»95. Это было следователями отвергнуто потому, мол, что «обстоятельство, о котором ходатайствует обвиняемый, в достаточной степени установлено»96, и материалы «дела» были направлены в суд.
23 июля 1935 года в 10 часов утра началось закрытое заседание Выездной сессии Воронежского областного суда. Выступая в суде, отец Георгий сказал: «В предъявленном обвинении виновным себя не признаю и поясняю, что 15 декабря 1934 года я был в церкви, заметил, что оторвана занавесь церковная из алтаря, вынуты стекла из икон и взяты листы железа, предназначенные для ремонта крыши. По адресу советской власти я ничего не выражал. У себя на квартире и у Столповского я по адресу порядка управления также ничего не говорил; против колхозов агитацию не вел. В сельском совете 6 января 1935 года я был, но опять‐таки против советской власти не выражался, и о партии также не выражался»97.
Некоторые из вызванных в суд свидетелей подтвердили лжесвидетельства, хотя и в значительно меньшем числе эпизодов, нежели на предварительном следствии, а основные свидетели и вовсе не были вызваны. В последнем слове отец Георгий заявил, что «обвинение ему было предъявлено на почве личных счетов с председателем сельсовета и все это клевета»98. В тот же день суд зачитал приговор. Священник Георгий Богоявленский был приговорен к пяти годам заключения в исправительно‐трудовом лагере и отправлен на Дальний Восток.
В марте 1938 года арестованные святители и духовенство были перевезены из лагеря в благовещенскую тюрьму. 17 марта 1938 года тройка НКВД приговорила их к расстрелу.
1 июня 1938 года архиепископ Онуфрий (Гагалюк), епископ Антоний (Панкеев), священники Ипполит Красновский, Митрофан Вильгельмский, Александр Ерошов, Михаил Дейнека, Николай Садовский, Василий Иванов, Николай Кулаков, Максим Богданов, Александр Саульский, Павел Попов, Георгий Богоявленский и псаломщик Михаил Вознесенский были расстреляны и погребены в безвестной общей могиле.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Май».
Тверь. 2007. С. 137‐228


Свщмч. Онуфрия (Гагалюка), архиеп. Курского (1938)
Священномученик Онуфрий, архиепископ Курский (в миру – Антон Максимович Гагалюк) родился в семье лесничего, у которого было шестеро детей. В пять лет он лишился отца, и был принят в сиротский приют в городе Люблине, где его мать устроилась работать уборщицей. Мать его происходила из семьи поляков-католиков, впоследствии она приняла православие и стала монахиней с именем Наталия. В приюте Антон Гагалюк окончил церковно-приходскую школу, и был отправлен в Холмское духовное училище, которое окончил с отличием и был принят в Холмскую Духовную Семинарию, где в то время был ректором будущий митрополит Евлогий (Георгиевский). За месяц до выпускных экзаменов в семинарии Антон тяжело заболел воспалением легких, во сне ему было видение Онуфрия Великого, который сказал ему: «Обещай послужить Церкви Христовой и Господу Богу и будешь здоров!». Юноша в страхе ответил: «Обещаю!». С того времени он стал быстро поправляться и после Семинарии поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Там он принял монашеский постриг с именем Онуфрий в честь преподобного Онуфрия Великого.

Учась в Духовной Академии, Онуфрий (Гагалюк) участвовал вместе с другими студентами-священниками в миссионерских посещениях ночлежек, где они вели духовные беседы и пели церковные песнопения. Кроме того, иеромонах Онуфрий служил в храме села Михайловское неподалеку от станции Парголово по Финляндской железной дороге.

Окончив в 1915 году Санкт-Петербургскую Духовную Академию, иеромонах Онуфрий отправился служить в Херсонскую епархию, где преподавал в Пастырско-Миссионерской Семинарии при Григорие-Бизюковом монастыре.

В 1918 году монастырь был разгромлен, многие монахи были убиты. Нескольких монахов, в том числе и иеромонаха Онуфрия, спасли от большевиков крестьяне, они увезли их в город Бориславль, где по просьбе прихожан иеромонах Онуфрий был назначен настоятелем собора.

Летом 1922 года начался обновленческий раскол. Будущий священномученик Онуфрий в 1923 году в Киево-Печерской лавре был хиротонисан во епископа Елисаветградского, викария Херсонской епархии. Он прибыл в Елисаветград и совершил в Успенском соборе свою первую архиерейскую службу. Сразу же к нему пришел уполномоченный от обновленческого Временного Церковного управления и спросил, какой ориентации он придерживается. Всего неделю назад ставший епископом владыка Онуфрий решительно отказал обновленцам в своем содействии и был тут же арестован. Власти попытались обвинить его в шпионаже на том основании, что епископ с интересом расспрашивал сотрудника ГПУ, пришедшего его арестовывать, об организации, в которой тот служит. После освобождения из тюрьмы владыка Онуфрий отправился на жительство в Кривой Рог. Здесь он продолжал противодействовать обновленцам. Поводом к новому аресту послужило его послание к пастве, в котором он предостерегал против общения с живоцерковниками.

Находясь в ссылке в городе Харькове, епископ Онуфрий по поручению Святейшего Патриарха Тихона управлял Одесско-Херсонской и Елисаветградской епархиями. Вскоре он вновь был арестован, хотя все еще отбывал ссылку. Во время следствия содержался в Харьковской, а потом в Бутырской тюрьме, где его постоянно допрашивали. В октябре 1928 года епископ был отправлен в Тобольск, еще не доехав, он узнал, что ему назначено новое место ссылки - глухое село Уват. По дороге в епископа стреляли и он был ранен в руку.

После окончания срока ссылки в 1929 году владыка поселился в городе Старый Оскол. Там епископ Онуфрий оказал большое влияние на церковную жизнь. Деятельность обновленцев в пределах епархии прекратилась, а количество действующих православных храмов после приезда владыки возросло с одного до 160.

Вскоре митрополит Сергий (Страгородский) назначил епископа Онуфрия управлять Курской епархией с возведением в сан архиепископа Курского. В Курске в 1935 году владыка Онуфрий был арестован вместе с многими курскими иереями, и приговорен к десяти годам лагерей.

Против отбывающих срок в исправительно-трудовом лагере священнослужителей в 1938 году было начато новое дело. Группу священников вместе с архиепископом Онуфрием (Гагалюком) и епископом Антонием (Панкеевым) привезли в тюрьму города Благовещенска, и хотя никто из обвиняемых себя виновным не признал, всех их приговорили к расстрелу.

Через несколько лет родственникам было сообщено через справочную МВД, что «Антон Максимович Гагалюк, осужденный 8-го марта 1938 года на 10 лет без права переписки, 1-го июня того же года был расстрелян».

Священномученик Антоний, епископ Белгородский (в миру – Василий Александрович Панкеев) родился в Херсонской губернии в семье священника. В 1915 году Василий Панкеев был отправлен из Киева продолжать обучение в Петроградской Духовной Академии. Там он принял иноческий постриг с именем Антоний. В сане иеродиакона он был отправлен на фронт для совершения богослужений и духовной поддержки раненых и больных воинов. На фронте он был рукоположен в сан иеромонаха и стал настоятелем одной из походных церквей. За безупречное исполнение пастырских обязанностей на фронте он был удостоен ордена святой Анны 3-й степени.

Вскоре отец Антоний окончил Петроградскую Духовную академию, и в 1917 году был направлен служить в город Одессу. Там он преподавал в Духовной семинарии, пока ее не закрыли в 1920 году.

В начале 20-х годов отцу Антонию, который был уже игуменом, пришлось испытать тяжелые внутрицерковные искушения. Его вызвал к себе обновленческий епископ и объявил о решении поставить его во епископа. В новой и незнакомой для Русской Церкви ситуации 32-летний игумен Антоний растерялся, и в 1923 году был хиротонисан обновленческими архиереями во епископа Херсонского, викария Одесской епархии. Обновленческим церковным управлением он был поставлен на кафедру, которую занимал в это время его друг, епископ Онуфрий (Гагалюк).

Почти год Антоний был обновленческим епископом, и вскоре принес церковное покаяние. И тогда уже патриарх Тихон хиротонисал его во епископа Мариупольского, викария Елисаветградской епархии. Всего через несколько месяцев он был арестован и сослан в Харьков. В 1926 году епископ Антоний был приговорен к трем годам заключения в Соловецкий концлагерь. Затем – к трем годам ссылки в Енисейск. По ее окончании Антоний обратился к заместителю патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому), для встречи с ним он поехал в Москву, где митрополит Сергий назначил его на Белгородскую кафедру.

Последний раз епископа Антония арестовали в 1935 году. Вместе с ним были арестованы священники Митрофан Вильгельмский, Александр Ерошов, Михаил Дейнека и псаломщик Михаил Вознесенский.

От арестованных священников и мирян следователи требовали оговорить епископа. Подтвердить, что по поручению владыки Антония собирались деньги для оказания помощи ссыльному духовенству, и что епископ давал задание об усилении пастырской работы среди верующих в праздничные и воскресные дни с целью отрыва колхозников от труда, то есть проводил контрреволюционную работу. Никто из арестованных вместе со своим архипастырем не согласился на допросах оговаривать ни других, ни себя.

Все священнослужители получили разные сроки заключения и были отправлены на Дальний Восток, в лагере они находились вместе с Курским архиепископом Онуфрием.

В феврале 1938 года в Дальневосточных лагерях проводились допросы среди заключенных, чтобы выявить среди них контрреволюционные группы. Против епископов, священников и верующих мирян были собраны доносы, в которых было сказано, что, будучи почти все по здоровью отнесены к группе инвалидов, попы дезорганизуют производство, а по воскресеньям они надевают подрясники и производят чтение молитв. На основании этого против находящихся в лагере архиепископа Онуфрия, епископа Антония, и с ними 11-ти священников и 2-х псаломщиков было начато новое дело.

Обвиняемые были перевезены из лагеря в тюрьму города Благовещенска. Там 1 июня 1938 года архиепископ Онуфрий (Гагалюк), епископ Антоний (Панкеев), священники Ипполит Красновский, Николай Садовский, Митрофан Вильгельмский, Василий Иванов, Николай Кулаков, Максим Богданов, Михаил Дейнека, Александр Ерошов, Александр Саульский, Павел Попов и псаломщики Григорий Богоявленский и Михаил Вознесенский были расстреляны. Все они были прославлены Русской Православной Церковью в соборе новомучеников, память их празднуется вместе – в общий день их святой кончины.

Прпмч. Валентина (Лукьянова) (1940).
Преподобномученик Валентин родился 2 августа 1875 года в Калужской губернии в семье крестьянина Иакова Лукьянова и в крещении наречен был Василием. Образование он получил в церковноприходской школе; женился, и у них с женой родилось трое детей, но вскоре после рождения последнего ребенка Василий овдовел. В 1906 году он поступил в Троице‐Сергиеву Лавру и 26 мая 1908 года был зачислен в нее послушником; как имеющий прекрасные музыкальные и певческие дарования, он был определен на клирос. 7 ноября 1915 года Василий был пострижен в монашество и наречен Валентином.
В 1920 году Лавра была закрыта безбожниками, часть братии осталась в ней сторожами, другие разошлись по храмам Сергиева Посада. Монах Валентин стал служить псаломщиком в Пятницкой церкви, где настоятелем был в то время архимандрит Вассиан (Пятницкий). В марте 1920 года настоятель и приходской совет Пятницкой церкви ходатайствовали перед Патриархом Тихоном о зачислении монаха Валентина на должность псаломщика к Пятницкой церкви и рукоположении его в сан иеродиакона. Патриарх Тихон запросил мнения наместника Лавры архимандрита Кронида (Любимова)*; тот ответил, что не возражает против зачисления монаха Валентина псаломщиком, но согласиться с его рукоположением во иеродиакона не считает возможным.
В сентябре 1920 года архимандрит Вассиан вновь обратился к Патриарху с ходатайством, в котором писал, что в приходе, который он возглавляет, «много совершается различных треб как в церкви, так и в домах прихожан, и совершать все эти требы приходится... одному, что при болезненном состоянии моем для меня весьма тяжело... Я имею смелость возобновить мое ходатайство о монахе Валентине, который, не будучи официально причислен к причту нашей церкви, в течение всех минувших летних месяцев добровольно, усердно, аккуратно и безмездно принимал участие (в качестве чтеца и певца) в совершении как службы, так и треб...»1
Патриарх согласился удовлетворить ходатайство и 20 сентября 1920 года в крестовой церкви Троицкого подворья рукоположил монаха Валентина во иеродиакона к Пятницкой церкви, где он прослужил до ее закрытия. Рукоположенный во иеромонаха, он до 1930 года служил в Николаевском храме в городе Наро‐Фоминске, а после его закрытия в храме в городе Кунцево.
26 января 1933 года власти города Кунцева объявили о закрытии последнего храма в городе. Верующие не согласились с этим решением и направили во ВЦИК
______________
* Преподобномученик Кронид (в миру Константин Петрович Любимов); память 27 ноября/10 декабря.
ходатайство об отмене незаконного решения, под прошением подписались тысячи жителей города. «Храм наш, бывший ранее сельским, – писали они, – войдя с преобразованием Кунцева в город в черту последнего, в настоящее время является храмом городским. После закрытия в 1929 году Серафимовской церкви и в 1932 году Старо‐Кунцевской... храм наш остается в городе Кунцеве единственным... и один обслуживает его население в несколько десятков тысяч человек. Мособлисполком, не учтя всего этого, закрытием нашего храма... оставляет город Кунцево совсем без храма и тем ставит жителей города в крайне ненормальное положение в отношении религиозных нужд...
Мособлисполком, постановляя закрыть наш храм, упустил из виду одно, в высшей степени существенное обстоятельство, именно то, что при храме отведенное Кунцевским горсоветом кладбище – одно для всего города, обслуживающее его многотысячное население. Закрыть при таких условиях храм... это значит отнять у жителей города Кунцева возможность совершать молитвенные обряды при погребении умерших, которые так дороги для верующих, лишение которых было бы для них чрезвычайно болезненно...
Исполнительный орган общества верующих... просит Всероссийский центральный исполнительный комитет постановление Мособлисполкома о закрытии... храма отменить и оставить его в пользовании жителей города Кунцева как единственно пригодный и незаменимый другим храмом для удовлетворения их религиозных потребностей»2.
Власти отказались исполнить просьбу верующих, закрыли храм, а вместе с ним закрыли и кладбище. После закрытия храма отец Валентин перешел служить в Николаевский храм в селе Ромашково*.
26 ноября 1937 года сотрудники НКВД допросили двух дежурных свидетелей, жителей города Кунцево, один из которых показал, что отец Валентин в один из июньских дней 1937 года беседовал с женщинами и сначала читал им какую‐то религиозную книгу, а затем разъяснял; в разговоре он заявил, что мы живем теперь в такой период времени, когда православная вера и духовенство у советской власти не в почете. Коммунисты направляют все усилия к окончательному разгрому Православной Церкви, но верующие всеми способами должны этому противодействовать, распространяя слово Божие среди своих знакомых, укрепляя веру с надеждой на то, что этому тиранству придет конец.
В этот же день отец Валентин был арестован, заключен в Таганскую тюрьму в Москве и на следующий день допрошен.
– Следствию известно, что вы, будучи священником, систематически использовали свое служебное положение для антисоветской деятельности, дайте ваши показания по этому вопросу! – потребовал следователь.
_______________
* Ныне Одинцовский район Московской области.
– Свое служебное положение как священника для антисоветской деятельности я не использовал и антисоветской деятельностью не занимался, – ответил отец Валентин.
– Установлено, что вы среди населения города Кунцево систематически распространяли контрреволюционные клеветнические слухи о притеснении религии в Советском Союзе. Дайте ваши показания по этому вопросу.
– Среди населения Кунцева я не распространял контрреволюционных слухов о том, что советская власть притесняет религию и духовенство.
27 ноября следствие было закончено, и 29 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Валентина к десяти годам заключения. Иеромонах Валентин (Лукьянов) скончался 1 июня 1940 года в исправительно‐трудовом лагере в Новосибирской области и был погребен в безвестной могиле.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Май».
Тверь. 2007. С. 228‐231

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 18, 22-28; Ин. 12, 36-47). "Господи, кто поверил слышанному от нас" (Ис. 53, 1), так жалуется, изумляясь, пророк Исаия. Прилично и ныне взывать: кто ныне искренно верует слову Твоему, Господи? Все почти расшатались. Язык у очень многих еще немотствует о вере; но сердца редко какие не уклонились инуде . Что за причина? Стал ощущаться интерес в неверии; развились потребность неверия, для прикрытия интересов сердца, несогласных с верою. Тут - корень зла. Не разум противник веры, а развратившееся сердце. Разум тут только тем виноват, что покоряется сердцу и принимается умствовать не по началам истины, а по желаниям сердца. При этом сильные доводы за истину кажутся ему ничтожными, а малость какая против нее вырастает с гору; и, вообще, в область умственную вносится смятение, слепящее ум. Он не видит, да и не может видеть, хоть не толкуй ему.

**************************************************************************************************************************************
Пусть слово наше будет с благодатию

"Язык - небольшой член, но много делает"
(Иак. 3, 5)

Действительно, сколько хорошего может сделать иной раз одно слово, сказанное вовремя, обдуманно, слово, исходящее из сердца, плод доброго чувства, возвышенной мысли. С другой стороны, сколько невообразимого зла может сделать одно недоброе, едкое слово, действующее, как яд, направленный против ближнего. Как строго мы должны следить за этим "небольшим членом", который призван только благословлять, распространять одно добро и противодействовать злу, где только может.
Большею частью люди смотрят слишком легко на сказанное слово; как часто, желая блеснуть умом, они готовы исказить истину и сказать то, что может принести великий вред; и так как мы уже не можем остановить действия сказанного слова, которое бывает гораздо сильнее, чем мы думаем, оно распространяется все дальше и дальше, преувеличивая по пути высказанную мысль, и, прежде чем мы успеваем опомниться, оно уже поставило клеймо на человека, может быть, и ложное.
Постараемся же всегда помнить это и будем чаще повторять в своем сердце: "Положи, Господи, хранение устам моим!" И вместе с тем, не дай нам, Господи, воздержаться от того слова, которое подчас должно быть сказано в защиту правды или для ободрения и утешения скорбящего, которого нередко одно слово может подкрепить и согреть в минуту уныния. Не будем лишать ближнего этой поддержки из ложного стыда или неуместной робости, и пусть слово наше "будет всегда с благодатию... дабы вы знали, как отвечать каждому" (Кол. 4, 6).

из истории дня:
В 325 г. созван Никейский Вселенский Собор, определивший основные догматы христианской церкви
В 1125 г. скончался Владимир Мономах (род. в 1053 Великий Князь Киевский 1113-1125) на 73-м году от рождения, близ Киева, у построенного им самим храма на том самом месте, где мученически погиб князь Борис
В 1157 г. в Киев на великое княжение въехал Изяслав Давидович (Великий Князь Киевский 1155, 1157-1158, 1161) после смерти Юрия Долгорукого (Великий Князь Киевский 1149-1150, 1150, 1155-1157). К этому времени Киев стал терять значение как столицы, а стало возвышаться Владимиро-Суздальское Великое Княжество Андрея Боголюбского (род. в 1111, Великий Князь Владимирский 1157-74)
В 1389 г. скончался Великий Князь Димитрий Иоаннович (Донской) на 40-м году жизни
В 1682 г. началось совместное царствование братьев Иоанна V и Петра I Алексеевичей. За малолетством царей до 1689 г. правила их сестра Софья
В 1915 г. Русский император Николай II отказался принимать немецкого посланника для обсуждения условий сепаратного мира с Германией
В 1606 г. на Красной площади (путем "голосования" - выкрикивания толпой его приверженцев) "избран в цари" князь Василий Шуйский
В 1891 г. Наследником Цесаревичем Николаем Александровичем во Владивостоке был торжественно заложен Великий Сибирский путь (Транссибирская железная дорога) - железнодорожная линия Челябинск-Омск-Иркутск-Хабаровск-Владивосток (ок. 7 тыс. км), связывает Европейскую часть России с Сибирью и Дальним Востоком. Построена в 1891-1916
В 1668 г. в Дединове на реке Ока спущен на воду первый русский военный корабль "Орел"
В 1328 г. на французский престол вступил первый представитель Валуа Филипп VI, что послужило поводом для начала Столетней войны(1337-1453) между Англией и Францией
В 1630 г. родился Карл II, английский король (1660-85 гг.)
В 1660 г. в Англии реставрирована монархия, новым королем стал Карл II, сын казненного Карла I
В 1931 г. США заключили контракт с СССР об участии американских инженеров в постройке 90 советских металлургических заводов
В 1937 г. в СССР из эмиграции вернулся русский писатель А. Куприн

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p29352

Слава Богу за все!!!

0

5

Во славу Божию и на пользу ближнего !

2 ИЮНЯ -Память:


Обретение мощей свт. Алексия, митр. Московского, всея России чудотворца (1431).

http://s53.radikal.ru/i142/1006/8d/18b2a543abf0.jpg

Во дни благочестивого великого князя Василия Васильевича1, самодержца всероссийского, после того, как прошло около 60 лет со дня кончины святого Алексия, дивный во святых Своих и прославляющий их всеблагой Бог таким образом открыл бесценное сокровище, то есть, многоцелебные мощи сего святого великого святителя, митрополита Алексия.

Так как первый храм, построенной в сей обители2 самим святым Алексием во имя святого архистратига Михаила, в память бывшего чуда его в Хонах3, был деревянной, то случилось, что крыша этого храма, пришедшая от долгого времени в ветхость, обрушилась во время совершения божественной литургии, при чем по устроению Божию все бывшие в это время в храме, остались невредимыми. Тогда великий князь повелел построить каменный храм, и когда внутри прежнего деревянного храма стали копать рвы для фундамента нового храма, то нашли мощи великого святителя святого Алексия неповрежденными и даже одежды на нем неистлевшими. Вскоре после сего был выстроен каменный храм во имя святого архистратига Михаила с приделом на южной стороне в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Храм этот имел три ступени вверх от земли, но был меньше прежнего деревянного храма, которой хотя был и обширнее, но устроен был в одну ступень, и пол в нем был положен прямо на землю. Когда новоустроенный храм был подобающим образом украшен и освящен, то в него внесли многоцелебные мощи святого Алексия и положили в приделе Благовещения Пресвятые Богородицы.

После сего прошло много лет, и в княжение великого князя Иоанна Васильевича4 при преосвященном митрополите Геронтии5 стараниями архимандрита этой обители Геннадия стал строиться новый храм с трапезою во имя святого митрополита Алексия, но этот храм не был тогда окончен, так как архимандрит Геннадий поставлен был архиепископом в Великий Новгород6. Чрез несколько времени после сего, когда, благодаря усердию того же архиепископа Геннадия, храм и трапеза, а также и другие здания были закончены и храм был украшен и освящен, то честные мощи святого Алексия были перенесены из придела Благовещения Пресвятой Богородицы и положены у стены на южной стороне в созданном во имя его храме. В 1534 году великий князь Василий Иоаннович7 повелел сделать для мощей чудотворца Алексия серебряную раку, на верхней доске ее устроить из серебра образ самого святого Алексия и украсить ее золотом, камнями и бисером. Рака была окончена уже после смерти великого князя, в 1535 году, и тело святого Алексия было положено в нее при сыне его, великом князе Иоанне Васильевиче8, в день кончины святителя, в 12 день февраля месяца с четверга на пятницу первой седмицы великого поста.

Рака с мощами святого Алексия стояла на указанном месте около двухсот лет, до 1686 года. Так как храм и трапеза, построенные новгородским архиепископом Геннадием, пришли в ветхость, то в 1683 году по повелению благочестивого царя и великого князя Феодора Алексиевича9, самодержца всероссийского, и по благословению Иоакима, святейшего патриарха московского и всея России, старанием и усердием бывшего в то время настоятеля обители архимандрита Адриана, - которой вскоре после сего был митрополитом царственного города Казани10, а впоследствии по благоволению Божию возведен был в сан святейшего патриарха царствующего великого города Москвы и всея России11, - была построена на новом месте новая большая трапеза. Она почти вся вынесена была за пределы обители и только незначительною частью своею и одною северною стеною вошла в обитель вместе с храмами, из коих первой - в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, бывший прежде придельным в храме святого архистратига Михаила, а второй рядом с первым, как мы уже и видели, - во имя святого митрополита Алексия и при них два притвора, или трапезы, устроенные для помещения тех, кто приходил к чудотворным мощам, чтобы поклониться им, помолиться и выслушать церковное богослужение. На том же основании между этими двумя храмами был выстроен новый храм во имя святого Апостола Андрея Первозванного для иноков обители, чтобы они всегда и особенно в зимнее время могли слушать различные церковные службы отдельно от сторонних посетителей монастырских храмов. Кроме сего на западной стороне всех этих зданий была устроена другая трапеза для принятия иноками пищи, чтобы они во всем были отделены от приходящих в обитель - суетных мирских людей, думали об одном только Боге и заботились о своем спасении, ревностно упражняясь в молитве, посте и рукоделии, так как в этом и заключается вся жизнь иноческая. Для этого же были устроены и разные входы в храм со вне обители, для мужчин - особый вход в храм святого Алексия, а для женщин - также особый в храм Благовещения Пресвятой Богородицы, чтобы приходящие к многоцелебным мощам святителя входили в эти храмы со вне монастыря и стояли в них, не смешиваясь, каждый пол в особом храме, мужчины отдельно и женщины отдельно. Для иноков же, живших в этой обители, были устроены в эти храмы и трапезы другие входы извнутри монастыря. Это - для того, чтобы иноки могли проводить безмолвную, чуждую суеты, жизнь, а также для того, чтобы по преданию святых отцов и по уставу обители иметь монастырские ворота всегда закрытыми и этим воспрепятствовать мирянам безвременно входить в обитель, а инокам во всякое время выходить из нее. Ибо в прежнее время был такой устав обители, чтобы в течение трех дней на неделе, а именно в понедельник, среду и пятницу иноки отнюдь не были отпускаемы за стены обители, в остальные же четыре дня они уходили в случае какой-либо необходимой нужды, да и то не самовольно, а отпросившись предварительно у настоятеля или того, кто управлял обителью.

Когда храмы и трапезы были совершенно окончены и украшены подобающим благолепием, то руками самих благочестивых царей и великих князей Иоанна Алексиевича и Петра Алексиевича, всей Великой, Малой и Белой России самрдержцев, и их царских сановников в сопровождении святейшего всероссийского патриарха Иоакима, находившихся тогда в Москве епископов, всего духовенства и множества народа многоцелебные мощи великого святителя митрополита Алексия с каждением и ароматами были перенесены из старого трапезного храма в новопостроенный и положены на приготовленном месте между двумя храмами, Благовещения Пресвятой Богородицы и святителя Алексия. Это произошло в 20 день месяца мая 1686 года. Храм в честь святого митрополита Алексия был освящен самим святейшим патриархом Иоакимом соборне во славу Единого Бога, в Троице прославляемого, Отца и Сына и Святого Духа.


Тропарь, глас 4:

Апостольских преемников архиереев сопрестольниче, России всея пастырю и учителю, всеблаженне отче Алексие, Владыце всех молися, мир пастве твоей даровати, и спасение душам, и велию милость.

Тропарь, глас 2:
Яко сокровище пребогатое, многолетно в земли сокровенное, честныя мощи твоя обретошася чудоточащыя, всеблаженне отче святителю Алексие: от нихже врачевство приемлющее обогащаемся, и Христа славословим глаголюще: слава прославляющему святыя своя.

Кондак, глас 8:
Яко солнце незаходимое от гроба возсия нам от мног лет сокровенны честныя твоя мощи нетленны, святителю Алексие, тобою благодать приемлем. Всю бо страну сию и вся бо чудесы и добротою обогащаеши действом благодати, да поем ти: радуйся отче, светило России.
________________________________________________________________________
1 Здесь разумеется великий князь Василий Васильевич Тёмный. Он княжил с 1425 до 1462 года.
2 Под «сею обителью» разумеется Чудов монастырь, устроенный в 1365 году святым митрополитом Алексием в Кремле, на месте, которое подарила ему исцеленная им татарская царица Тайдула. Назван Чудовым в память чудесного исцеления святителем последней от слепоты.
3 Воспоминание сего чуда совершается Церковью 6 сентября.
4 Иоанн III Васильевич был великим князем московским с 1462 до 1605 года.
5 Митрополит Геронтий занимал московскую кафедру с 1473 до 1489 года.
6 Это произошло 12 декабря 1484 года. Архиепископ Геннадий принимал деятельное участие в борьбе с ересью жидовствующих. В июне 1504 года «ради немощи своея» он отказался от управления епархиею, поселился в Чудовом монастыре и 4 декабря 1505 гфода здесь же скончался.
7 Василий IV Иоаннович, преемник Иоанна III, был великим князем московским с 1505 до 1533 года, следовательно год, когда князем была заказана рака для мощей святителя, указан в прологе ошибочно.
8 Иоанн IV Васильевич Грозный был царем московским с 1533 до 1584 года.
9 Феодор III Алексиевич царствовал с 1676 до 1682 года.
10 Казань названа царственным городом, надо думать, потому, что была некогда столицею казанского татарского царства.
11 Патриарх Адриан, последний из всероссийских патриархов, управлял Русскою церковью с 1690 до 1700 года.


Мчч. Фалалея, Александра и Астерия (284)
http://i080.radikal.ru/1006/ea/e72988b145e1.jpg

В царствование Нумериана1 игемон Феодор воздвиг гонение на Церковь Божию в городе Эгее2 и предавал различному роду смерти верных рабов Христовых. В это время был взят мучителями и христианский юноша, по имени Фалалей, прекрасной лицом и телосложением, с белокурыми волосами, лет восемнадцати от роду, по занятию врач, безмездно лечивший всякие болезни. Юноша был поставлен пред нечестивым судилищем в храме Адриана3. Посмотрев на него и удивившись красоте его, игемон сказал окружающим:

- Где взяли вы сего прекрасного юношу?

Те же отвечали:

- Идя в город Аназар4, мы увидели его впереди нас; он же, заметив нас, быстро скрылся в дубраве. Мы начали старательно отыскивать его и едва нашли его, сидящего под дикою маслиною; затем мы взяли его и привели к тебе на суд.

Сказал игемон святому:

- Скажи нам, юноша: какой ты веры, из какого города, кто твои родители и как тебя зовут?

Отвечал святой:

- Я - христианин, имя мое - Фалалей, родом из Ливана5, отец мой, по имени Берукий, был воеводой; мать мою зовут Ромилия; имею еще и брата, состоящего в церковном причте, в сане иподиакона; научился я врачебному искусству от врача Макария. Когда все христиане, жившие в Ливане, бежали в горы и пустыни по причине гонения от язычников, я был взят и приведен к Эдесскому6 игемону Тиверию; будучи от него мучим, я исповедал имя Отца и Сына и Святого Духа, Бога истинного и всеблагого, Создателя всех, и помощью Господа моего был избавлен из рук мучителей и бежал: ныне же, будучи взят опять, нахожусь в твоей власти. Делай со мной, что хочешь, ибо подобает мне умереть за Христа, небесного Бога, Спасителя моего.

Сказал игемон:

- Надеешься ли ты, окаянный, избежать рук моих, как избежал рук Тивериевых?

Отвечал святой:

- Не хочу уже больше бежать, ибо верую в Господа моего Иисуса Христа и надеюсь на Него, что Он не попустит мне быть посрамленным, но поможет мне претерпеть муки до конца.

Вблизи святого стояли два палача, Александр и Астерий; игемон приказал им, чтобы они, провертев сверлом голени мученика и продев в отверстие веревку, повесили бы его. Но у них, по устроению Божию, отверзлись душевные очи и они, вместо святого, просверлили и повесили дерево. Один же из верующих, ученик святого Фалалея, по имени Тимофей, стоявший там и видевший всё, что происходило, кивнул святому головой, сказав:

- Видишь ли, что они делают?

Отвечал ему святой:

- Молчи, брат; со мною Христос, помогающий мне.

Игемон же, взглянув, увидел не мученика, а дерево висящее и сказал палачам:

- Что это вы сделали? я велел вам повесить человека, а вы повесили дерево?

И, разгневавшись, игемон, думая, что они насмехаются над ним, повелел обоих бить без милосердия. Они же, подвергаясь ударам, говорили:

- Да будет благословенно имя Господне, потому что отныне и мы становимся христианами, ибо веруем в Господа Иисуса Христа и страдаем за Него!

Услышав такие слова, игемон тотчас повелел усечь их мечем, и они, скончавшись страдальчески, получили венцы у Христа Бога вместе с прочими святыми мучениками.

Святому же Фалалею игемон сказал:

- Принеси жертву богам и будешь жив, и вкусишь блага мира сего.

Отвечал мученик:

- Не убедишь раба Христова принести жертву бесам.

Игемон же, исполнившись ярости, захотел сам просверлить святому голени, но в ту минуту, когда хотел встать с своего места, почувствовал, что силы его ослабли и он не мог подняться с места. И все язычники, которые находились в Адриановом храме, видя происшедшее, громогласно воскликнули, говоря:

- Велик Бог христианский, творящий таковые чудеса!

Игемон же преисполнившись стыда, начал просить мученика, говоря:

- Помолись обо мне Богу твоему, Фалалей, чтобы я мог встать со своего места, потому что воистину велик Бог твой.

Когда святой помолился, игемон встал, но, видя в этом не божественную силу, а волшебство Фалалея, сильно разгневался на святого, скрежеща зубами своими. Тогда, схватив бурав, начал сам сверлить ноги мученика, но тотчас у него отсохли руки. Игемон снова воззвал к мученику, говоря:

- Опять прошу тебя, Фалалей, помолись обо мне, чтобы исцелели руки мои.

Святой своей молитвой дал исцеление его рукам. Тогда игемон сказал окружающим:

- Возьмите с глаз моих этого волхва и утопите его в глубине морской, дабы погиб он.

И сказал ему святой:

- Ты начал следствие обо мне; поэтому, ты должен его и докончить.

Отвечал игемон:

- Уйди от меня, волхв, и погибни в ином месте; ибо я еще не сделал тебе никакого зла, а ты уже столько зол причинил мне своим волшебством!

Сказал святой:

- Не думай, мучитель, что бы я испугался твоей угрозы и отвергся от Бога моего; знай же, что я ни в каком случае не принесу жертвы твоим богам; не поклонюсь бесам, которым ты служишь.

При этих словах взяли святого слуги игемоновы и, посадив его в ладью, поехали с ним на самую средину морской пучины и там его утопили. Будучи же утопляем, святой сотворил такую молитву к Богу:

- Господи Боже мой! не дай мне ныне умереть, потому что я хочу еще пострадать за Твое святое имя, дабы, совершив еще больший подвиг мученичества, восприиму от Тебя нетленный венец в жизни вечной.

Возвратившиеся после утопления мученика слуги, сказали игемону:

- Мы сделали то, что ты повелел нам: мы кинули Фалалея в море и он погрузился на наших глазах.

Но пока еще слуги говорили это игемону, пришел святой Фалалей, одетый в белую одежду. Игемон и все, бывшие с ним, увидев святого, весьма изумились. И сказал игемон святому:

- Вот твое волшебство одолело и море!

Отвечал ему святой:

- Где ныне сила и могущество твоих богов? Где ваша гордость? Вот Господь мой, Иисус Христос, разрушил ваши замыслы и не дал мне умереть, чтобы я еще победил диавола, отца вашего.

Разгневался игемон и сказал находящимся около него:

- Смотрите, как волхв сей и море околдовал, и нас поносит; если мы его отпустим так, то он погубит всех нас своим колдовством.

Был же при игемоне один волхв, Ию имени Урвикий; тот дал совет игемону, говоря:

- Повели, властитель, отдать его на съедение зверям.

И тотчас игемон, призвав стража, кормившего зверей, приказал ему приготовить место для зрелища, а святому сказал:

- Фалалей, принесешь ли ты жертву богам, или хочешь, чтобы тело твое стало пищею зверям?

Огвечал на это святой мученик:

- Неужели ты еще не познал силы и величия Господа и Бога моего Иисуса Христа? Я же объявлю тебе словами пророческими: «Десница Господня высока, Десница Господня творит силу! Не умру но буду жить и возвещать дела Господни» (Пс.117:16,17).

Затем повели святого на площадь и отдали на растерзание зверям. Но звери не тронули святого. К нему подошла одна лютая медведица, легла у ног его и начала лизать их. Видя это, игемон заскрежетал своими зубами и зарычал, как лев, от ярости. Затем он приказал выпустить на него голодного льва, а также львицу, но и те, приблизившись, припали к ногам мученика и лизали их. Игемон же от ярости разорвал на себе одежды свои, а народ начал громогласно кричать, говоря:

- Велик Бог христианский! Бог Фалалея, помилуй нас!

Схвативши же Урвикия волхва, бросили его зверям, и тотчас тот был растерзан и съеден ими. Игемон, встав с своего места, приказал мученика убить мечем.

И приведен был святой мученик для усекновения на одно нарочито приготовленное место, называемое Едесса, и после молитвы принял кончину, месяца мая в двадцатой день7, в честь и славу Господа нашего Иисуса Христа, прославляемого со Отцом и Святым Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 3:
Мучеником сострадалец явлься и оружник, воин изрядный Царя славы был еси, искушеньми и муками возвышение идолослужителей попрал еси: сего ради честную твою поем память, мудре Фалалее.
________________________________________________________________________
1 Император римский Нумериан царствовал с 283 г. по 284 г.
2 Эгея или Эг - приморский город в Киликии - малоазийской области. С именем Аяскала он сохранился и до настоящего времени.
3 Т.е. в храме, построенном в честь императора Адриана (царствовал с 117 г. по 138 г.). Следует заметить, что древние римляне имели обычай строить в честь своих императоров храмы, а также ставить их статуи в храмах в на площадях.
4 Город Аназар находился в Киликии.
5 Ливан - гора в Сирии; принадлежит к той горной системе, которая начинается Синаем, тянется к северу через Аравию, Палестину и Сирию параллельно восточному берегу Средиземного моря и примыкает к Тавру. Ливан образует среднюю, высшую часть этой горной системы.
6 Эдесса - город в Македонии.
7 Кончина святато Фалалея последовала в 284 году.

Мч. Аскалона (ок. 287)
Когда игемон Арриан направлялся из города Ермополя1 в город Антиною2, то был приведен к нему на пути один из христиан, по имени Аскалон. Увидав его, игемон сказал:

- Кто это?

Один же из советников игемона, по имени Аполлонид, сказал:

- Я думаю, что это христианин.

Сказал игемон Аполлониду:

- Спроси его, кто он.

Аполлонид спросил святого:

- Кто ты?

Отвечал святой:

- Я - христианин.

Сказал ему игемон:

- Слышал ли ты о царских указах, разосланных по всем странам, которые обязывают христиан приносить богам жертвы?

Отвечал святой Аскалон:

- Да, я слышал о тех нечестивых указах, изданных на соблазн многим.

Сказал игемон:

- Как смеешь ты так поносить царей, называя соблазном их священные и спасительные указы?

Отвечал святой:

- Делай со мною, что хочешь, ибо я не имею тех указов, так как они незаконно издаются не на пользу, но на погибель людям; потому что разве может быть пользы от тех указов, которые призывают к поклонению идолам?

Сказал игемон:

- Тебе мало поносить царей наших: ты и богов наших называешь идолами. Клянусь тебе самими богами, что, если ты не поклонишься им и не принесешь им жертв, то будешь предан мукам, приготовленным ослушникам.

Отвечал святой:

- Я не боюсь твоей угрозы, а боюсь Того, Кто сказал: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Поэтому надобно бояться Бога, Который может вечно мучить всего человека, а не вас, которые мучите только одно тело, и то не вечно, а на короткое время.

Игемон сказал:

- Послушай меня и принеси жертву бессмертным богам; потому что, если ты не послушаешь, то уже приготовлено и место для мучения, и мучители.

Отвечал святой:

- Увидим, кто из нас явится более сильным: ты ли мучениями убедишь меня, чтобы я назвал идолов богами, или я тебя убежду признать Христа Господа моего истинным Богом и Создателем всего.

Разгневанный игемон повелел бить мученика обнаженного и повешенного на дереве и строгать его железными орудиями. Святой же, когда немилостиво мучили и терзали тело его, так что части его падали на землю, молчал, не издавая стона болезненного и не произнося ни единого звука.

Игемон же сказал ему:

- Не смягчилось ли сердце твое, чтобы принести жертву богам.

Один же ритор3, по имени Визамон, стоявший тут же, сказал:

- Уже смерть приблизилась к нему и он впал в умоисступление.

Тотчас святой сказал ему бодро:

- Я не нахожусь в умоисступлении, и от Бога, Создателя моего, не отступлю никогда.

Сказал Арриан:

- Опять ты ожесточаешься сердцем. Однако место это, на пути, недостаточно удобно для того, чтобы ты был достойно мучим; отправимся же в город и там ты получишь за свое неповиновение достойные тебя мучения.

Сказав это, игемон приказал тотчас развязать мученика и вести его вместе с собою. На пути близ города протекала великая река, по имени Нил. Святой мученик Аскалон был уже привезен в город Антиной, потому что игемон, не спеша, шел позади. Антинойские граждане, вышедшие навстречу игемону, обступили святого, нагого и в ранах лежащего на земле, на берегу реки (ибо от ран он не мог ни стоять, ни сидеть), и соболезновали ему, и тут же, увидев игемона, дошедшего до реки и садящегося в лодку, приготовлялись встретить и приветствовать его. А святой мученик, услышав говоривших, что игемон переправляется в лодке, собрался с силою, встал с земли и, подняв руки к небу, воззвал к Господу, говоря:

- Боже мой, Иисусе Христе, ради Которого я терплю эти муки и ради любви к Которому стою нагим на позор всем! Услышь меня ныне для прославления святого имени Твоего и распростри всемогущую руку Твою: удержи лодку эту, в которой сидит нечестивый судья, посреди реки и не дай ему достигнуть сего берега, пока не исповедает он Тебя единым истинным Богом, Создателем и Владыкою всего, и пред всем народом не прославит Твое Святое имя, Которое он ненавидит.

Когда святой так помолился, внезапно лодка, в которой сидел игемон, остановилась посреди реки и совершенно не могла сдвинуться с места. Видя это, Арриан удивлялся и, вспомнив слова мученика, обещавшего привести его к признанию Христа Бога, сказал своим слугам:

- Как вы думаете о том, что ладья остановилась на море? не случилось ли это по волшебству того христианина?

Сказав это, игемон приказал привести другую лодку и сел в нее,- и та лодка, из которой игемон вышел, тотчас сошла с своего места; та же в которую он сел, стала, будто на суше, и никак не могла сдвинуться, хотя и гребцов было много, и паруса были распущены, и ветер был благоприятный. Игемон видя это, послал сказать мученику:

- Так как ты убоялся мучений, которыми я грозил тебе, то по причине этого ты своим колдовством сделал то, что я не могу переплыть реки и войти в город.

Отвечал мученик посланному:

- Жив Господь Бог мой, и не сдвинется лодка, в которой находится Арриан, до тех пор пока не исповедает он имени Господа моего Иисуса Христа, как я и прежде сказал ему.

Посланный же сказал ему:

- Если даже и исповедует игемон имя Бога твоего, находясь посреди реки, как ты этого хочешь, то как ты, сидя на берегу, услышишь его голос, ибо река, как видишь, очень широка?

Сказал ему мученик:

- Пусть напишет он исповедание Господа моего на хартии и пришлет ее ко мне, и в ту же минуту лодка сдвинется с своего места и пристанет к берегу.

Возвратившись, посланный объявил игемону слова мученика. Игемон же тотчас, взяв хартию, написал собственноручно следующие слова:

- Один есть истинный Бог, Коего почитает Аскалон, и нет другого, кроме Него. Он Создатель и Владыка всего.

Написавши так, игемон отправил хартию к Аскалону. Мученик же, прочитав написанное, помолился Богу и тотчас лодка с игемоном двинулась и достигла берега.

Вошед в город, игемон сел на судилищном месте и, когда поставили перед него мученика, сказал ему:

- Ты всю свою колдовскую силу богоненавистную воздвигнул против меня, чтобы удержать меня на реке, а я на суше явлю над тобой всю силу власти моей.

И тотчас повелел обнажить мученика, повесить его на дереве и жечь рёбра и живот его, пока не растопится всё его тело.

Святой же, опаляемый, молчал.

И сказал ему Арриан:

- Как вижу, ты уже умер, Аскалон.

Отвечал святой:

- Если я и умру, тем не менее опять жить буду.

И сказал игемон своим слугам:

- Только утруждаем себя, муча его; я вижу, он скорее умрет, нежели отступит от своей веры. Однако мы сделаем еще, что можем.

Сказав это, игемон приказал привязать к ногам святого большой камень и велел бросить святого в глубину реки. Воины, взяв святого, повели его к реке. И шло вслед за ним много народа, среди которого было не мало христиан, пришедших видеть кончину мученика. Христиане, захватив с собою хлеба, умоляли святого вкусить от него. Он же не хотел, говоря:

- Не буду вкушать ничего из этой тленной пищи сего мира. потому что я приготовился идти и принять то, что «не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило на сердце человеку» (1Кор.2:9). Старайтесь же и вы, братия, получить блага, уготованные святым Божиим.

Когда святой говорил так, воины посадили его в лодку и. отплыв от берега, начали привязывать к ногам его большой камень. А он, обратившись к стоявшим на берегу христианам, сказал:

- Дети мои, не пренебрегите моим погребением, однако сегодня и на следующий день не ищите тела моего; на третий же день придите в северную часть города и там найдете тело мое с привязанным камнем на берегу; похороните меня вместе с тем камнем.

И всё было так. На третий день после потопления мученика, христиане нашли его святое тело так, как он сказал им, с камнем, к нему привязанным, и похоронили его с честью, прославляя Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается честь и поклонение с Отцом и Святым Духом ныне и всегда и во веки веков. Аминь.
______________________________________________________________________
1 С именем Ермополя в Египте известно два города: один (Ермополь Малый) находился в Нижнем Египте, другой (Ермополь Великий) находился в Среднем Египте. В данном случае разумеется последний.
2 Город Антиноя находился в Среднем Египте, лежал напротив Ермополя Великого на противоположном ему берегу реки Нила.
3 Учитель красноречия.


Прпп. Завулона и Сосанны, родителей равноапостольной Нины (III-IV).

[груз. ზაბულონი და სოსანა] (III - нач. IV в.), преподобные (пам. 20 мая) Каппадокийские, родители просветительницы Грузии равноап. Нины. Сведения о них содержатся в Житии равноап. Нины в груз. летописи «Мокцеваи Картлисай» (Обращение Картли) (НЦРГ. S 1141, 937-976 гг.- ПДГАЛ. 1963. Т. 1. С. 106-110).

З. происходил из знатной христ. семьи в Каппадокии (г. Коластра), родины вмч. Георгия, и «прибыл... к (римскому.- Э. Г.) царю», став одним из рим. полководцев, «в то время когда Георгий Каппадокийский был замучен за Христа...». З. принял участие в походе против угрожавших Риму «бранджей» (по одной из версий, франков). В битве «на поле Питаланском», к-рую В. И. Гоиладзе отождествляет со сражением между римлянами и галлами на Каталаунских полях в 273 г. (Гоиладзе. 1986. С. 145-151), З. взял в плен царя «бранджей» и его вельмож. Рим. император приказал казнить их, но «бранджи» умоляли З. позволить им до казни принять его веру. Святой ходатайствовал перед императором и Римским епископом, и пленные, восприемником к-рых стал З., были крещены. На следующий день они облачились в погребальную одежду и вышли к месту казни с пением молитв. По просьбе З. рим. император помиловал «бранджей», отпустив их с дарами, но те стали просить императора и З. «отправиться вместе с ними в их страну, чтобы дать веру Христа и крестить водою весь их народ». У «большой реки Гдамары» царскую свиту встретили люди 10 «бранджских... княжеств: Холамай, Хозабай, Хлачай, Хенешаги, Тимгараги, Закай, Гзай, Заргай, Зармай и Тмонигони». Царь разделил народ надвое вдоль берегов реки, священники освятили воду и крестили людей, а З. «возлагал на всех руки в продолжение десяти дней... в разбитых тут палатках священники служили обедню и приобщили народ к Святым Таинам Христовым». Устроив «все дела христианства и благословив их (бранджей.- Э. Г.)», святой с большими дарами вернулся в Рим.

З. отправился в Иерусалим, где хотел раздать нищим все приобретенное им и где сблизился с архиеп. Иерусалимским Ювеналием и его сестрой С., к-рые также были родом из Каппадокии. С. и архиеп. Ювеналий уехали в Иерусалим после смерти родителей, «возложив надежду на [храм] Воскресения - упование всех христиан», куда они обратились за помощью. Ювеналий получил должность девтелара (церковного служителя), а С. служила миафоре (некоторые исследователи полагают, что это также наименование церковной должности) Сарре из Вифлеема.

После бракосочетания З. и С. уехали в Каппадокию, где род. равноап. Нина. Мать воспитала дочь «под кровом своим в беспрестанном служении нищим и днем и ночью». Когда девочке исполнилось 12 лет, родители вновь переселились в Иерусалим, где раздали нищим все сбережения от продажи имущества. Взяв благословение у Иерусалимского архиепископа, З. простился с женой, напутствовал дочь на путь служения Богу и ушел к отшельникам. С. и равноап. Нина остались в Иерусалиме, где заботились о нищих и больных женщинах.

Решением Свящ. Синода 23 дек. 1996 г. Грузинской Православной Церкви З. и С. были причислены к лику святых; в диптих святых РПЦ внесены определением Свящ. Синода РПЦ от 17 апр. 1997 г. http://www.pravenc.ru/text/182451.html

Блгв. кн. Довмонта, во св. Крещении Тимофея, Псковского (1299).
http://s56.radikal.ru/i153/1006/ce/ba6bfeda3e84.jpg

Святой благоверный князь Довмонт (Домант) Псковский, князь Нальшинайский (Нальшанский), был родом из Литвы. Сначала он ревностно исповедал язычество, но в 1265 году, спасаясь от междоусобиц литовских князей, был вынужден бежать из Литвы и с 300 литовскими семьями пришел во Псков. Здесь не было тогда недостатка в способных учителях веры для пришельцев Литвы, и псковские священники и князья встретили его радушно. По выражению летописца, «дохнула на него благодать Божия». Душа Довмонта потрясена была превратностями жизни и, прозрев, стала видеть значение прежней языческой жизни; и стремился он теперь насладиться светом Истины после горькой и многолетней тьмы. Довмонт со всей своей свитой принял святое крещение с именем Тимофей и сподобился великих даров от Господа. Великая была радость всему Пскову о просвещении духовном столь именитого князя.

Уже через год, в 1266 году, за доблесть и истинно христианские добродетели псковичи избрали его своим князем. И Довмонт своими доблестями отблагодарил новое отечество и своею ревностью по святой вере напомнил Пскову лучших его князей. В течение 33 лет он управлял городом и был единственным князем за всю историю Пскова, который сумел так долго прожить в мире и согласии с псковским вечем. Он был справедлив и строго следил за правосудием других, щедро творил милостыню, принимая нищих и странников, благоговейно чтил церковные праздники, покровительствовал храмам и монастырям и сам основал обитель в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Через брак с дочерью великого князя Димитрия, внучкой святого благоверного князя Александра Невского (память 23 ноября/6 декабря и 30 августа/12 сентября) он породнился с русским великокняжеским родом. Князь Довмонт, как и святой Александр Невский, был славным защитником Русской земли. Основная заслуга благоверного князя Довмонта как полководца и государственного деятеля состоит в том, что в течение многих лет он надежно защищал северо-западную границу Русского государства от неприятельских нападений.

В 1268 году князь Довмонт был одним из героев исторической битвы при Раковоре, где русская рать одержала победу над датскими и немецкими войсками. Перед битвой святой Довмонт, осмотрев силы неприятеля, собрал войско, пришел в Троицкий собор, положил меч свой перед алтарем, пал на лицо и молился со слезами: «Господи Боже, призри на кротких и смиренных рабов Твоих и смири высокие мысли гордых». Игумен Исидор препоясал князя мечом и благословил на битву за святую веру.

Святой Довмонт сделал псковскую крепость неприступной. В память о славном защитнике города каменная оборонительная стена, возведенная святым князем рядом с Кремлем в конце XIII века, была названа Довмонтовой, а территория, огражденная стеной, до сих пор называется Довмонтовым горо­дом. У святого защитника «дома Святой Троицы» был еще один благочестивый обычай: в благодарность Господу, именем Которого он одерживал победы, не зная поражений, благоверный князь Довмонт рядом с Кремлем возводил храмы в честь того святого, в день памяти которого одерживал победы. Ставили там храмы по особым обетам и другие жители Пскова. Небольшая территория нынешнего Довмонтова города была сплошь покрыта храмами. (Первый храм в честь святого Довмонта-Тимофея был построен в Довмонтовом городе в 1574 году).

Свою последнюю победу доблестный князь-воин одержал 5 марта 1299 года на берегу реки Великой, где он с малой дружиной разбил большое немецкое войско. Ливонские рыцари неожиданно напали на посад у Пскова, захватили пригородные Снетогорский и Мирожский монастыри и сожгли их, жестоко расправившись с насельниками. Они убили основателя Снетогорского монастыря преподобного Иоасафа с 17 иноками и преподобного Василия, игумена Мирожского (память 4/17 марта). Святой князь Довмонт, не дожидаясь, пока соберется большое псковское войско, вышел навстречу врагу с дружиной и изгнал святотатца за пределы Русской земли.

Через несколько месяцев после тяжелой недолгой болезни святой благоверный князь Довмонт-Тимофей скончался и был погребен в Троицком соборе Пскова. Летопись свидетельствует, что «бысть же тогда жалость велика в Пскове мужам и женам и малым детям по добром господине благоверном князе Тимофее». Псковичи вспоминали, как святой князь заботился о них в мирные дни и особенно когда городу угрожала опасность, как вел их в бой со словами: «Добрые мужи псковичи! Кто из вас стар, тот мне отец, кто молод, тот брат; постоим за Святую Троицу!» Вскоре после кончины князя началось почитание его как святого заступника перед Богом, молитвенно охраняющего нашу землю от врагов и бедствий. Не раз и по смерти защищал Псков святой князь. Так, в 1480 году, когда более ста тысяч немцев осадили город, он явился во сне одному горожанину и сказал: «Возьмите одеяние (покров) гроба моего, обнесите его три раза вокруг города с крестами и не бойтесь». Псковичи исполнили его указание, и немцы отступили от города. После этого чудесного избавления от врагов святому князю была составлена служба. Рядом с мощами благоверного князя в Троицком соборе висел его боевой меч, который хранился в Псковском историко-художественном и архитектурном музее-заповеднике. Этот меч, долго служивший защитой Пскову, являлся предметом особого уважения и вручался псковским князьям в храме Святой Троицы при возведении на престол.

Святой благоверный князь Довмонт-Тимофей и его супруга, в схиме преподобная Марфа († 1300; память 8/21 ноября) удостоились особой почести быть изображенными на чудотворной Мирожской иконе Божией Матери (празднование 24 сентября/7 октября): «Благоизволися Пречистому образу чудотворной иконы Твоея, Богородице, написатися зрака подобию нашего в бранех твердаго заступника князя Довмонта со благочестивою супружницею» (седален службы святому благоверному князю Довмонту-Тимофею). При явлении Божией Матери старцу Дорофею во время осады Пскова поляками 27 августа 1581 года святой благоверный князь Довмонт-Тимофей был среди избранников Божиих, сопровождавших Небесную Заступницу Пскова.

Мощи святого благоверного князя Довмонта-Тимофея покоятся в Псковском кафедральном соборе Живоначальной Троицы.

Святые князья псковские Всеволод и Довмонт не раз помогали русским воинам в защите западных пределов Отечества. Как посланные Взбранной Воеводой небесного воинства, встали они на защиту и наших восточных рубежей.

В 1640 году великое народное движение на Восток — «встречь солнца» — завершилось выходом русских землепроходцев к устью Амура и Тихому океану. Русь в тех краях столкнулась с языческим Китаем. Оплотом Православия стала русская крепость Албазин, прославленная чудотворной Албазинской иконой Божией Матери (празднуется 9/22 мая) и героической «албазинской обороной» (1685—1686).

Летом 1679 года, в Петров пост, отряд казаков во главе с Гаврилой Фроловым отправился из Албазина на разведку в долину реки Зеи. Три года несли казаки дозорную службу на Зее, объезжали окрестные селения, приводили в русское подданство тунгусское население, основывали зимовья и остроги. Однажды казачий разъезд повстречал в горах двух всадников на белых конях, закованных в броню, вооруженных луками и мечами. Это были святой Всеволод и святой Довмонт. Вступив в разговор с казаками, пребывшими из Албазина, святые князья-воины предрекли последовавшее вскоре вторжение китайских войск на Амур, трудную оборону и конечное торжество русского оружия. «И паки придут китайцы, будут приступы и бои великие, и мы в тех боях будем в помощь русским людям. А града китайцы не возьмут».

Несколько раз в 1684—1686 гг. китайские полчища подступали к Албазину, но града не взяли. Чудесной помощью Албазинской иконы Божией Матери и святых князей Всеволода и Довмонта вражеский натиск бессильно разбился о дальневосточную православную твердыню.

«Повесть о чудесах святых благоверных великих князей Всеволода и Довмонта» была записана Гаврилой Фроловым в Якутске 23 октября 1689 года. Велика слава святых. Приходят новые поколения, меняется лицо земли, но неизменно на священный дозор у границ Отечества встают российские воины-защитники — святые Всеволод и Довмонт.

Тропарь, глас 4:

Иже отчее нечестие возненавидев, преблаженне княже Довмонте, и нощи страстныя избег, еже к идолам тщание, прииде мыслию к Солнцу славы — Христу, озарився благодатию Божественнаго крещения, и ныне во свете Пресвятыя Троицы предстоя, моли Христа Бога сохранити и спасти православныя люди и град твой от безбожных агарян, и латин нашествия, и междоусобныя брани и спастися душам нашим.

Кондак, глас 8:

Любовию Христовою уязвися, преблаженне княже Довмонте, ум вперив зарею Духа, идольскую прелесть отеческаго нечестия возненавидев, порождением святыя купели Тимофей наречен еси, слезами и милостынею ко Христу присвоився, и жизни сей течение добре скончав, веру непорочну соблюд, и ныне молим тя: моли Пресвятую Троицу и Пречистую Богородицу за град Псков и за всех, притекающих к раце мощей твоих, избавитися нам от всяких зол, да тебе вси, яко тепла заступника, непрестанно почитаем.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 1, 1-12; Лк. 24, 36-53). Силу Вознесения Господня св. Павел выражает так: "восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам" (Еф. 4, 8). Удовлетворив правде Божией, Господь отверз для нас все сокровища благости Божией. Это и есть плен, или добыча вследствие победы. Начало раздаяния этой добычи человекам есть сошествие Святого Духа, Который, сошедши единожды, всегда пребывает в Церкви и каждому подает что кому потребно, беря все из того же единожды плененного плена. Приди всякий и бери. Но заготовь сокровище-хранительницу - чистое сердце; имей руки, чем брать - веру неразмышляющую, и приступи исканием уповающим и неотступно молящимся.
*************************************************************************************************************************************
Благословляйте

  "Будьте все единомысленны, сострадательны, братолюбивы, милосердны, дружелюбны, смиренномудры"
(1 Пет. 3, 8)

Все эти увещания сводятся к одному главному, которое мы находим в следующем стихе: "Благословляйте, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение". Из того, что дано нам Богом, должно истекать то, что мы даем людям. Усвоив Божие, мы сможем помочь ближним. Зная, что мы призваны к благословению, мы, которые его не заслужили, мы, которые благословляемся не по своим заслугам, а только во Иисусе Христе, как же не станем мы из того, что получили, уделять другим? И как же нам не ответить на разнообразные нужды людей выражением этого благословения?
Сострадание, дружелюбие, смирение - это все заключается в том великом благословении, которым Господь хочет обогатить нашу душу, и во всем этом нуждаются наши братья. Свойство всех Его даров - это щедрость; они не могут остаться при одном только человеке, они должны идти дальше и изливаться братолюбием, милосердием и всеми проявлениями любви.
Итак, будем любить, потому что мы любимы Богом, будем давать, потому что нам дано, будем благословлять, потому что Он благословляет.

В 1534 г. в г. Москве от Неглинной вокруг посада, где были купеческие лавки и торги к Москве-реке через Троицкую площадь (место судных поединков) и Васильевский луг начали копать глубокий ров. В июне ров был закончен
В 1868 г. совершено таинство крещения святого Царя Николая II. Крещение было совершено в церкви Большого дворца Царского Села. Восприемниками были: Император Александр II, Императрица Мария Александровна, Великая Княгиня Елена Павловна (28.12.1806 – 09.01.1873), Датский наследный принц Фредерик и Датская королева Луиза (1817-1898)
В 827 г. родился св. Кирилл, отец славянской письменности
В 1736 г. Русская армия фельдмаршала Б. Миниха штурмом захватила турецкие укрепления Перекопа
В 1743 г. в сражении при Корпо русская флотилия капитана Кайсарова разбила шведскую эскадру адмирала Фалькенгрена
В 1869 г. родился Великий Князь Александр Александрович, младший брат святого Царя-искупителя Николая II. Он умер во младенчестве, в 1870
В 1873 г. всемирную выставку в Вене посетил русский император Александр II
В 1594 г. впервые в Персию послано русское посольство во главе с князем А. Звенигородским
В 1917 г. в Тифлисе арестован великий князь Николай (дядя Царя Николая II), обвиненный в заговоре против Временного правительства
В 1919 г. поляки взяли Тернополь
В 1804 г. родился Михаил Глинка, великий русский композитор, родоначальник русской классической музыки. Оперы "Жизнь за царя" ("Иван Сусанин") и "Руслан и Людмила"
В 1769 г. родился Алексей Горчаков, русский генерал, князь, герой штурма Очакова, военный министр России (1812-15 гг.)
В 1831 г. на литературном вечере у П. Плетнева состоялась первая встреча А. Пушкина и Н. Гоголя
В 1879 г. наследный принц Франции Людовик убит в Южной Африке зулусским ассегаем (кинжалом)
В 1955 г. Генштаб Вооруженных сил СССР определил структуру создающегося космодрома Байконур

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p29421

Слава Богу за все!!!

0

6

Во славу Божию и на пользу ближнего !

3 ИЮНЯ -Память:

Владимирской иконы Божией Матери (1521).
http://s39.radikal.ru/i086/1006/d2/76f46ba357df.jpg

Пред иконой Пресвятой Богородицы «Владимирская» молятся об избавлении от нашествия иноплеменных, о наставлении в Православной вере, о сохранении от ересей и расколов, об умирении враждующих, о сохранении России.
Владимирская икона Божьей матери — святыня, пришедшая в Россию из глубины веков. Она одна из тех, которые списывал святой евангелист Лука с живой Богоматери. Писана же, как гласит предание, на доске того стола, за которым в юности Спасителя трапезовали Иисус Христос, Дева Мария и Иосиф Обручник. Она единственная в России, которая дошла до наших дней в первозданности. Это не список, не копия, а подлинная святыня, прошедшая сквозь два тысячелетия.

До 450 г. икона пребывала в Иерусалиме, до ХII века — в Царьграде (Константинополе), а далее ее судьба связана с Россией. Цареградский патриарх Лука Хризоверх отправляет святыню в Киев великому князю Юрию Владимировичу Долгорукому. Это было свидетельством признания утвердившегося на Руси христианства. Икону поставили у Днепра, в женском монастыре, в прежних владениях равноапостольной княгини Ольги — в Вышгороде, который с 1155 года стал уделом князя Андрея Юрьевича Долгорукого. И был в том великий промысел Господа.

Князь Андрей, как гласит летопись, был преданным почитателем Богородицы. При нем же и свершилось великое чудо: однажды икона оказалась повисшей в воздухе посреди храма, именно в то время, когда князь собирался ехать на север, в землю Суздальскую, где хотел независимо от Киева основать новые свои владения. Чудо с иконою он растолковал как ниспосланное свыше одобрение плана и знак обязательного участия в нем святого образа. По дороге князь постоянно служил пред иконою молебны. Во Владимире свершилось еще одно чудо: когда отряд князя собрался ехать дальше на север и покинул город, отъехав верст десять, то лошади встали. Не помогли ни понукания, ни кнут. Лошадей заменили. Но и новая упряжка стояла, будто вкопанная в землю. Князь Андрей растолковал это чудо, как волю Богоматери — остаться в городе Владимире, и заложить собор для святыни. Великолепный храм был сооружен лишь за два года, в 1160 году его освятили, а на икону Богородицы возложили великолепную ризу с драгоценностями. С той поры стали на Руси называть эту икону Владимирской.

Икона помогла русским воинам одолеть волжских болгар. В сражение повел воинов князь Андрей Боголюбский (1164 г.) со словами: "Всяк уповай на Тя, Владычице, не погибнет". И русские победили. Свершилось знамение: сошедший с иконы и Креста Господня чудный свет озарил всю местность. Это божественное озарение видел греческий император Мануил, воевавший с сарацинами в совершенно ином месте — за тысячу верст. И он разбил врага. После чего Андрей Боголюбский и греческий император договорились праздновать 1 августа, утвердив празднику название: "Происхождение Древ Животворящего Креста Господня".

Летопись вещает нам о том, что по Владимирской земле прокатилась большая смута. Бояре убили князя Андрея Боголюбского, во Владимире начались грабежи и разбой. Преступные корыстолюбцы — племянники князя — Ярополк и Мстислав, присвоившие власть и богатства, решили отдать великую святыню рязанскому князю Глебу. Тогда владимирцы в ярости прогнали новоявленных властителей со своей земли, те побросали оружие и позорно бежали. Икона вернулась в свой храм, с которым случилась вскоре страшная беда — в 1185 году Владимирский собор сгорел. Но икона уцелела.

В 1237 году городу Владимиру учинил страшное разорение хан Батый. Летопись повествует об убийствах стариков, детей и женщин, святотатстве орды: степные басурманы въезжали в храмы на лошадях и крушили иконы. И после такого разбоя икона Богоматери уцелела.

Наступил 1380 год. Дмитрий Донской собрал войско и одержал знаменательную победу над Мамаем, а Владимирская икона Богоматери была божественной вдохновительницей победы. С этого события начинается как бы новый период в жизни святыни — она становится оплотом русской столицы, спасая Москву от многочисленных бед.

В конце XIV века на Европу направил свою орду Тамерлан, прозванный русскими "железный хромец". В 1395 году он вторгся в Россию, полонил рязанские земли и пошел на Москву. Угроза заставила князя Василия Дмитриевича (сына Дмитрия Донского), спешно собрать рать и выйти неприятелю навстречу. Князь встал с войском на берегу Оки у Коломны, помолился Спасителю, Богородице, и чудотворцам Петру, Алексию и Сергию.

Он попросил народ земли Владимирской перенести в Москву святыню — икону Владимирскую и просить Владычицу о заступничестве всей Руси. Почетное посольство передает эту просьбу жителям города в день Успения Пресвятой Богородицы и встречает понимание. С плачем и причитаниями провожали владимирцы икону, пребывавшую у них два с половиной века. Десять дней несли святыню до Москвы, это было грандиознейшее шествие, десять дней икону не покидала огромнейшая людская масса, не раз повторявшая на едином дыхании: "Матерь Божия, спаси землю русскую!". Величием и скорбью наполнены были шествие и встреча в Москве. Икону встретило все великокняжеское семейство на пути к Москве и сопроводило святыню до Успенского собора.

А Тамерлан стоял на дальних подступах к столице. В час встречи иконы в Москве он спал в шатре. И такой сон снизошел на свирепого грозного завоевателя-инородца: с высокой горы спускаются к нему святители с золотыми жезлами, а над ними в сиянии ярких лучей и божественном величии стоит Лучезарная Дева, окруженная бесчисленными ангелами с огненными мечами, направленными на Тамерлана...

Тот проснулся в холодном поту и немедленно созвал совет. Мудрецы так истолковали сон, что Лучезарная Дева — не кто иная как сама Богоматерь — заступница русских, и сила ее неодолима. Наш летописец пишет: "И бежал Тамерлан, гонимый силою Пресвятой Девы".

Духовной спасительницей столицы проявляла себя Владимирская икона в 1408 году при набеге ордынского правителя Едигея, а в 1451 г. — в битве с ногайским предводителем Мазовшей.

Иоанн IV Васильевич разорвал ханскую басму и отказался платить дань ордынскому хану Ахмету. На это Ахмет ответил грозным походом, на Москву пошли его несметные полчища. Дойдя до реки Угры (между Тульской и Калужской губерниями), войско хана встало в ожидании благоприятного момента для атаки. На противоположном берегу Угры стояли русские войска. В истории это уникальное военное событие называется Великим стоянием на Угре. Обе стороны долго и напряженно ждали нападения и не хотели нападать первыми. Русские чуть отошли от реки, давая татарам возможность начать переправу, но и татары стали отходить. Если русское войско остановилось, то вражеская орда стала отходить. Всадники летели без оглядки, паникуя и трепеща от страха, хотя на них никто не нападал, никто их не преследовал.

Это событие описано в летописи и причислено к явному к явному выражению покровительства Владычицы Небесной земле русской. Благодарные соотечественники после Великого стояния на Угре назвали это место "Поясом Богоматери".

Но набеги татар все же продолжались. Ахмет-Гирей в 1521 году подошел к Москве вплотную и тоже не сподобился на штурм, ибо русское войско показалось ему несметным. И этот хан бежал. Была одержана победа над татарами при царе Феодоре Иоанновиче, когда враг дошел до Воробьевых гор и был там разбит. Богородица всегда оставалась первой заступницей русской столицы.

Пожалуй, самым трудным временем для России оказалось время великой смуты. Дмитрий Самозванец, провозглашенный предателями отечества своего русским царем, перво-наперво дал возможность своим разбойникам войти в Успенский собор. Но даже при таком святотатстве выжила икона, устояла и не дала врагам погубить православную веру.

При нашествии французов в 1812 году, в период отступления русской армии и сожжения Москвы, Владимирская икона была увезена во Владимир — 2 сентября, а 20 октября уже вернулась в русскую столицу, враг был вынужден покинуть Москву и отступить, обрекая себя на погибель. Русские люди на протяжении всей своей истории обращались к Владимирской иконе в трудные минуты и почти всегда были услышаны Богородицей.

Икона жива по сей день. В 1514 году она обновлялась, а ныне за ее "самочувствием" следят лучшие специалисты-реставраторы Третьяковской галереи, где она пока находится в специально оборудованном месте с идеальным режимом хранения.

Иконография, художественный образ, история реставрации В. и.

Икона двусторонняя: на лицевой стороне - образ Богоматери с Младенцем, на обороте - Престол и орудия Страстей Христовых. Фон светло-охристый, позем сиреневатый, с коричневыми разводами «под мрамор», поля темно-охристые, надписи (IС ХС. НИ КА) красные. Поля иконы надставлены с 4 сторон: первоначальный размер с узкими полями - 78´ 55 см, с надставленными полями - 104´ 69 см. На лицевой и оборотной сторонах - глубокие ковчеги с крутой лузгой (ГТГ: Кат. собр. Кат. № 1. С. 35-40).

Изображение Богоматери поясное, Младенец Христос на Ее правой руке (слева); ноги Младенца закрыты хитоном, видны лишь ступня правой ноги, слегка согнутой в колене и поставленной параллельно иконной плоскости, и подошва левой ноги. В. и. принадлежит к иконографическому типу, получившему название «Умиление» («Ласкающая»), и представляет тот его вариант, в к-ром Младенец Христос, прильнув щекой к склоненному лику Матери, обнимает Ее левой рукой за шею (под мафорием), а правую руку простирает к Ее плечу; Богородица поддерживает Сына правой рукой, Ее левая рука поднята и молитвенно обращена к Христу. Поскольку живопись XII в. на одеждах Младенца сохранилась лишь в небольших фрагментах, нек-рые исследователи полагают, что Он мог быть изображен иначе: либо с обнаженными до колен ножками, либо стоящим (Грабарь И. Э. Древнейшая песнь материнства // Он же. О древнерус. искусстве. М., 1966. С. 209-221; Антонова В. И. К вопросу о первонач. композиции иконы Владимирской Богоматери // ВВ. 1961. Т. 18. С. 198-205). Однако наиболее верным представляется мнение А. И. Анисимова, показавшего, что первоначальная композиция В. и. оставалась без существенных изменений (Анисимов. Владимирская икона. С. 57-58).

Икона была создана как двусторонняя, выносная. В Киеве и, возможно, во Владимире она имела рукоять с трехлопастной вилкой, отпиленную при увеличении полей иконы (боковые части вилки вошли в новое нижнее поле). На обороте иконы изначально было либо Распятие, либо Престол с орудиями Страстей; композиция могла неск. отличаться от сохранившегося изображения кон. XIV - нач. XV в., где представлен престол, покрытый красной тканью с синей каймой и золотым орнаментом. На престол возложены закрытое Евангелие с синим обрезом в золотом окладе, 4 гвоздя Распятия и терновый венец. На Евангелии - символ Св. Духа - белый голубь с золотым нимбом. За престолом водружен 8-конечный Голгофский крест, по его сторонам копие и трость с губкой. Исследователи отметили смысловую связь скорбного образа Богоматери на лицевой стороне с изображением Престола с орудиями Страстей на обороте иконы и отнесли В. и. к Богородичным образам с актуальной для XII в. «страстной тематикой» (Татић-Ђурић М. Богородица Владимирска // ЗЛУ. 1985. Т. 21. С. 29-50; Сарабьянов В. Д. «Богоматерь Страстная» из Дмитриевского мон-ря в Кашине // ДРИ. СПб., 1997. [Вып.:] Русь. Византия. Балканы. XIII в. С. 311-325), с наглядно выраженным «жертвенным символизмом» (Этингоф. С. 139).

Лик Богоматери выполнен по зеленовато-оливковому санкирю прозрачными слоями светлых охр и розово-красной подрумянки. Все красочные слои сплавлены, тональные переходы незаметны. На освещенных частях лежат мазки белил, в тенях и по контурам - красные и коричневые описи. В утонченных чертах лика воедино слились греч. тип образа и вневременной духовный идеал правосл. культуры, выраженные языком визант. художественной традиции кон. XI - нач. XII в. Очертания тонкого, с горбинкой носа переходят в длинные спрямленные линии бровей. На переносице санкирная тень образует скорбную складку, усиленную тенями под бровями и нижними веками миндалевидных глаз с темными, поднятыми кверху зрачками. Плотно сомкнутые уста ярко-красные. Красными мазками отмечены внутренние уголки глаз. Лик Богомладенца выполнен аналогичным приемом, но санкирь более светлый, в живописных мазках светлых охр много белил. Так же моделирована и крупная кисть руки Младенца на шее Матери. Первоначально голова Богоматери, покрытая мафорием, и абрис волос на голове Младенца были меньше по своим размерам и, вероятно, имели неск. иные пропорции. Ярко-синий чепец низко закрывал лоб (сохр. фрагмент справа над бровью); края вишнево-красного мафория с темно-охристой каймой, украшенной золотыми линиями, ближе примыкали к лику (древний фрагмент каймы виден вверху слева, между головой Младенца и ликом Матери). Судя по сохранившимся фрагментам, одежды Христа были темно-охристые, с золотым ассистом; на простертой правой руке виден рукав светлой прозрачной рубашки. Фон был золотой, надписи - красные (MR Q У и I С C С, от авторской живописи сохр. буква М и фрагменты др. букв; монограмма Христа поздняя).

В период реставрации 1918-1919 гг. в Комиссии по сохранению и раскрытию древней живописи (реставратор Г. О. Чириков, наблюдатели И. Э. Грабарь и Анисимов) на лицевой стороне иконы была открыта первоначальная живопись, полностью сохранившаяся на ликах Богоматери и Младенца, а также частично на его волосах над лбом, на правой руке и на кисти левой, в неск. небольших фрагментах на одеждах и на золотом фоне. Были обнаружены фрагменты живописных поновлений XIII в. (на одеждах Христа), вероятно относящиеся к эпохе вел. кн. Ярослава Всеволодовича. В кон. XIV - нач. XV в. икона была полностью переписана. К этому периоду относятся сохранившиеся фрагменты живописи на плече и руке Младенца, красочный слой на Его ножках, волосах и шее, на правой руке Богоматери, а также на части одежд внизу слева, светло-желтый фон и темно-красные буквы. Композиция иконы неск. изменилась: были увеличены головы, опущена левая рука Богоматери. К поновлению 1514 г. относятся красочный слой на основной части мафория Богоматери, на Ее левой руке и пальцах правой руки, на средней части хитона Младенца, на Его правой руке и части правой ноги, темно-коричневый фон и поля иконы. При поновлениях левкас с испорченной древней живописью во мн. местах был вырезан и заменен новым. В XVI в. положение левой руки Богоматери было приближено к первоначальному (пальцы - на рукаве одежды Младенца). Раскрытые из-под прописи кон. XIX в. и загрязненной олифы разновременные фрагменты живописи были оставлены без тонировок. Красочный слой на обороте иконы относится к кон. XIV - нач. XV в., на полях - к XVI в. (1514?).

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Владимирской
глас 4

Днесь светло красуется славнейший град Москва,/ яко зарю солнечную, восприемши, Владычице,/ чудотворную Твою икону,/ к нейже ныне мы притекающе и молящеся Тебе, взываем сице:/ о пречудная Владычице Богородице!/ Молися из Тебе воплощенному Христу Богу нашему,/ да избавит град сей и вся грады и страны христианския/ невредимы от всех навет вражиих// и спасет души наша, яко Милосерд.

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Владимирская
глас 4

Днесь светло красуется славнейший град Москва,/ яко зарю солнечную, восприемши, Владычице,/ чудотворную Твою икону,/ к нейже ныне мы притекающе и молящеся Тебе, взываем сице:/ о пречудная Владычице Богородице!/ Молися из Тебе воплощенному Христу Богу нашему,/ да избавит град сей и вся грады и страны христианския/ невредимы от всех навет вражиих// и спасет души наша, яко Милосерд.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее Владимирской
глас 8

Взбранной Воеводе победительная,/ яко избавльшеся от злых/ пришествием Твоего честнаго образа, Владычице Богородице,/ светло сотворяем празднество сретения Твоего и обычно зовем Ти:// радуйся, Невесто Неневестная.

Ин кондак Божией Матери пред иконой Ее Владимирской
глас 8

К Взбранней Воеводе и Заступнице, Деве и Богородице,/ в чистей совести, верою утвердившеся, русстии народи,/ невозвратно надежду имуще, притецем,/ к чудотворному Ей и пречистому образу, и возопием Ей:/ радуйся, Невесто Неневестная.
АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29#p479

Чтимые списки с Владимирской иконы Божией Матери: Псково-Печерская "Умиление" (1524), Заоникиевская (1588), Красногорская или Черногорская (1603), Оранская (1634) .


Псково-Печерской, именуемой Умиление, иконы Божией Матери.
э
http://i047.radikal.ru/1005/0f/bd80ca25c18a.jpg

Псково-Печерская икона Божией Матери Умиление была написана и принесена в Псково-Печерскую обитель псковскими купцами Василием и Феодором около 1521 года. Особенно прославилась чудесными исцелениями в 1524 году. Эта святая икона и святая икона Успение прославились в 1581 году во время осады Пскова польским королем Стефаном Баторием. Празднество иконе Умиление установлено еще 7 октября в память избавления Пскова от нашествия Наполеона в 1812 году.

Летом 1581 года стотысячная польско-литовская армия двинулась на Псков. Находившиеся в Печерской крепости-монастыре сторожевые войска перехватывали неприятельские отряды, обозы с оружием, шедшие к осажденному городу. 29 октября разгневанный польский король Стефан Баторий послал многочисленное войско к монастырю, защитниками которого были всего две-три сотни стрельцов, переселенных из Москвы и положивших начало Печерскому посаду. 5 ноября вражеские войска обстреляли монастырь из пушек и разбили стену возле Благовещенского храма. Сюда тотчас устремился неприятельский отряд. Теперь уже одна только военная сила не могла спасти обитель, и тогда иноки принесли к пролому главную монастырскую святыню — древнюю икону Успения Божией Матери. Все осажденные горячо молились Заступнице рода христианского, и Матерь Божия услышала их молитвы. Битва продолжалась до глубокой ночи, но все приступы были отражены.

Летопись повествует и о других чудесных событиях, в которых была явлена особая милость Божия к обители. Секретарь походной канцелярии Батория ксендз Ян Пиотровский записал в своем дневнике Немцам не везет в Печорах, были два штурма и оба несчастны. Пробьют пролом в стене, пойдут на приступ, а там дальше ни с места. Это удивляет всех.

Чудотворные иконы Божией Матери Успение и Умиление были посланы к защитникам Пскова, вдохновляя их на ратные подвиги за 5 месяцев осады неприятель более 30 раз штурмовал Псковский кремль, но города так и не взял.

В память этого чудесного избавления благодарные печеряне каждый год в 7-ю неделю по Пасхе ходили крестным ходом с чудотворной иконой Умиление во Псков. В 1997 году традиция крестного хода была возобновлена (только икону теперь носят внутри обители — из Успенского в Михайловский храм и обратно).

В начале XVII века монастырь пережил множество нападений шведских, литовских и польских завоевателей, которые пользовались внутренними трудностями Русского государства и бесчинствовали на западных его рубежах.

В 1812 году Русской земле вновь угрожал завоеватель. Быстро продвигавшиеся наполеоновские войска заняли Полоцк. Угроза оккупации нависла и над Псковом. Тогда, по просьбе псковичей, в город принесли из монастыря иконы Божией Матери Успение и Умиление, хоругвь с изображением Спаса Нерукотворного. 7 октября был совершен крестный ход с чудотворными святынями. В тот же день русские войска отбили Полоцк, Псков оказался вне опасности. В память этого события в Печерской обители был воздвигнут храм в честь Святого Архистратига Божия Михаила (1815–1827).

В XX веке монастырю вместе с отечеством пришлось пройти через две войны. Но древние традиции, бережно хранимые в монастыре, не были нарушены даже в самые страшные для русского монашества времена. Молитвами Пречистой Богородицы вместе с г. Печоры Псково-Печерская обитель промыслом Божиим была по Тартускому договору от 02.02.1920 г. отнесена к буржуазной Эстонии и оставалась там, вплоть до 1940 г., чем была спасена от всеобщего разорения и осквернения.

Заоникиевская (1588)
http://s53.radikal.ru/i140/1006/39/19a4f61a0d87.jpg

Эта ВЛАДИМИРСКАЯ икона явилась в 1588 году в 12 верстах от Вологды вологодскому поселянину Илариону – будущему преподобному Иосифу Заоникиевскому – при следующих обстоятельствах.

Благочестивый житель села Обухова Вологодской епархии Иларион потерял зрение, и после долгих молитв ему явились святые бессребреники Косма и Дамиан и обещали исцеление. Придя на указанное святыми место, Иларион внезапно, несмотря на свою слепоту, увидел в необыкновенном свете Владимирскую икону Божией Матери. Приложившись к ней, он прозрел и стал видеть всё окружающее.

В честь сей иконы исцелённый Иларион соорудил при помощи окрестных жителей церковь. Впоследствии на этом месте возникла обитель, которую назвали Заоникиевскою, так как располагалась она за Аникиевским лесом, названном так потому, что в нём когда-то жил разбойник Аника. Сам Иларион принял в обители постриг с именем Иосиф, а Владимирская Заоникиевская икона Пресвятой Богородицы прославилась многочисленными исцелениями.

После революции местные большевики попытались реквизировать монастырь, но были изгнаны крестьянами из окрестных селений. Тем не менее позже обитель была полностью разорена, и в настоящее время от некогда бывшей духовной жемчужины Вологодчины остались лишь одни руины.

Найти изображение иконы для размещения на данном диске, к сожалению, не удалось.

Дни празднования: 3 июня (21 мая по старому стилю), 6 июля (23 июня).

Красногорская или Черногорская (1603)
http://i027.radikal.ru/1006/1c/3da6f5838d6a.jpg

Пред иконой Пресвятой Богородицы «Владимирская-Красногорская» «Умиление» молятся об исцелении болезней, избавлении от пожара.
При царе Борисе Федоровиче в 1603 году был игумен Варлаам, служивший при храме Воскресения Христова в Кевроле на р. Пинеге. Он имел великую веру к Владимирской иконе Богородицы и никогда не расставался с нею, а на старости лет намеревался отдать после себя эту икону некоему юродивому Харитону, которого почитал благочестивым. Однажды игумен Варлаам, придя после утрени в свою келью, задремал и увидел во сне, что дверь его отворилась, и услышал кроткий женский голос: «Зачем, старец, хочешь отдать икону Пресвятой Богородицы мужу неискусному? Лучше отдай ее вдовому попу Мирону. Бог хочет прославить иконою место Черной горы». Игумен пробудился и хотя поверил видению, но недоумевал; кто бы это был вдовый поп Мирон? 

По Божию устроению в это время пришел для сбора святительских даней священник Мирон, служивший в веси Юролы, версты за две от Черной горы. Игумен Варлаам стал расспрашивать его о Черной горе. Священник отвечал; «Есть такая гора, но она необитаема. Думаю, что она удобна для монашеской жизни, и верую, что Господь не оставит сего места». Игумен рассказал ему свое видение и повел его в церковь, где находилась Владимирская икона. Облачась в священные одежды, игумен отслужил Богородице молебен, со слезами молился пред Ее иконою и передал ее иерею Мирону, собственною рукою написав на задней доске ее: «Божиею милостию и молитвами Пресвятыя Богородицы, Ее явлением Воскресенской игумен Варлаам, Кеврольския десятины, благословил вдового попа Мирона образом Пречистыя Богородицы сея Иконы и по Ее явлению велел строити пустыню на Черной горе, где Она производила». 

Иерей Мирон взял икону, отправился домой и поставил ее в церкви веси Юролы, где и сам оставался, потому что, по причине зимнего времени и глубоких снегов, не было возможности взойти на Черную гору. От принесенной иконы вскоре открылись чудесные явления. 

В деревне Цымболы жила девица Марфа, от болезни глазной лишившаяся зрения. Однажды она увидела во сне, что иерей Мирон пришел из Кевролы и принес с собою былие, целящее очи. Когда иерею Мирону передали о том явлении и о просьбе слепой помочь ей принесенным былием, он тотчас понял, что целительное былие есть икона Божией Матери. По приказанию его привели слепую Марфу в церковь, и он стал служить молебен пред иконою Божией Матери. Тут же Марфа получила исцеление от болезни и стала видеть. Чрез несколько времени исцеленная Марфа увидела во сне икону Богородицы и услышала от Нее повеление сказать иерею Мирону, что он должен совершить поведенное ему и отнести икону на указанное место: «Хочу, чтобы там устроился Мне дом, и там прославится имя Мое». Марфа сказала о видении своем, и иерей Мирон немедленно с благоговением перенес икону на Черную гору; водрузил там крест для освящения места, поставил икону, оградил ее досками, отслужил молебен и возвратился домой.

С тех пор он стал часто посещать Черную гору для молитвы и наконец принялся расчищать место для устроения себе жилища. С наступлением зимы его посещения прекратились. Икона Божией Матери простояла всю зиму на Черной горе. Один опытный и искусный монах Иона, избегая смут, начавшихся от первого самозванца, ушел из Москвы в приморские страны. Добравшись до берегов Пинеги ,в пределы Кеврольские, он остановился в деревне Чаколы и нашел пристанище у благочестивого христианина Евфимия. Утомленный от пути, Иона заснул и увидел во сне, что нашел икону Богоматери, именуемую Владимирскою, взял ее, обвил платом и положил себе за пазуху.

Этот сон поразил монаха Иону, и он немедленно перешел из Чакол в Вахтеву гору и, остановившись у-тамошнего жителя Никифора, стал расспрашивать его об окрестных пустынных местах; Никифор указал ему на необитаемую Черную гору как на самое удобное место для монашеской жизни. Направляясь ближе к северу, Иона пришел в деревню Пильи Горы и здесь увидел во сне, что пришла к нему благообразная жена и сказала ему: «Я именуюсь Параскевою; не трудись, старец, всуе скитаясь, но иди в Черную гору, о которой говорил тебе Никифор. На этой горе иерей Мирон хочет создать храм во имя Пресвятой Богородицы», и с сими словами она подала ему хлеб. Иона вскоре после этого пришел в деревню Вонга и стал расспрашивать о Черной горе. Жители указали ему самую гору и сказали, что на ней уже поставлен крест.

Продолжая путь, Иона пришел в Юролы и, отслушав обедню, сел отдохнуть в церковном притворе. Иерей Мирон вступил с ним в разговор и узнал от него причину удаления его из Москвы и о бывших ему видениях. В это же время пришел в Юролы для сбора святительских податей игумен Варлаам, которому принадлежала Владимирская икона. Ему рассказали чудо исцеления Марфы и все бывшие явления. Слышал этот рассказ некто Евфимий и добавил, что гораздо прежде того он шел к утрени из деревни Малетины в Юролы в Великий пост на четверток великого канона и увидел над Черною горою столп огненный от земли до неба, горевший как бы пожар. При этом же некто Григорий говорил, что незадолго он видел во сне на высоком холме икону Богоматери, именуемую Умиление — Владимирская, и пред нею множество свеч; священники в облачениях пели молебны, и множество народа окружало икону.

Некто Иоанн Носков тоже сказывал, что видел во сне сию гору в неизреченном свете и что царь Федор Иоаннович ходил по горе и указывал место. Приходили жители с Юролы и других мест и говорили, что, ходя на охоту, слыхали великий звон на Черной горе; то же подтверждали и мальчики, пасшие стада на Черной горе. Все эти явления и предзнаменования ясно показывали благоволение Божие к этому месту. Игумен Варлаам, советуя не откладывать доброго дела, облек в ангельский образ иерея Мирона, с наименованием его Макарием, и по общему совету немедленно послали Макария в Москву к царю Василию Иоанновичу просить на Черной горе места для построения храма. Монах Иона оставался в Юролах и с наступлением весны отправился на Черную гору, где был поставлен крест. Помолился он пред иконою и вместе с усердствующими стал расчищать место и рубить лес для построения храма, а для себя недалеко от креста поставил келью и начал возделывать землю.

В один день, когда он разговаривал с одним из трудившихся, где бы положить основание церкви, вдруг услышали они среди очищенного места звон, сперва как будто в один колокол, потом в два и еще многие. Они пошли на место, откуда слышали звон, но тут не видели и не слыхали ничего. Чрез несколько времени по общему желанию из местечка Волок-Пинежский были призваны иеромонах Митрофан и другие священники с иконами и крестами, и тогда же положили основание церкви Похвалы Богородицы; но для строения церкви недоставало искусного плотника. Много о том скорбел Иона и не переставал молиться. Его молитвы были услышаны: Пресвятая Богородица Сама пеклась о доме Своем.

В Корельской земле жил некто Чаков, который так жестоко заболел, что внутренности его, казалось, готовы были расторгнуться и горло отекло. Чаков готовился к смерти. Но во сне явилась ему благообразная жена с морскою губою в руке и стала отирать ею горло больного, потом сказала: «Иди в Черную гору и там получишь совершенное исцеление». Чаков, пробудясь от сна, почувствовал, что его гортань здорова, и немедленно отправился в Черную гору, где получил совершенное исцеление. Он был искусен в построении церквей и тотчас же принялся строить церковь на Черной горе; к концу лета церковь была доведена до верха. В это время возвратился из Москвы Макарий с грамотою от царя на устроение храма и монастыря на Черной горе. Весною он отправился в Новгород к архиепископу Исидору за антиминсом' и благословением на освящение храма.

Услыхав о чудотворениях от святой иконы на Черной горе, Исидор прославил Бога, благословил Макария игуменом и вручил ему посох, говоря, что невозможно в таком месте быть без игумена, тем более что на реке Пинеге, в Двинском уезде, нет другого монастыря. Он дал ему настольную грамоту на общежительство, снабдил антиминсом и другою церковною утварью и отпустил с миром. Макарий вернулся к осени и увидел, что церковь была уже кончена. Собрав окрестных священников, Макарий освятил в 1608 году церковь во имя Похвалы Пресвятой Богородицы. Вновь основанную обитель на Черной горе назвали Красногорскою. Плотник Чаков принял иночество с именем Иоакима, а вместе с ним и многие другие из благочестивых людей. Чудеса, совершавшиеся от иконы Пресвятой Богородицы, прославили обитель. В селении Цымболы жила благочестивая женщина Ирина. Ей было видение, по внушению которого она пришла в Волок-Пинеж-ский и просила священника Григория идти в крестном ходе в Красногорский монастырь и там пред чудотворною иконою Богородицы отслужить молебен; священник не внял ее просьбе, и тотчас явилась ужасная перемена в воздухе, наступил такой холод, от которого все посевы должны были погибнуть.

Сам же Григорий невидимою силою был повержен замертво о помост церковный. С трудом пришел он в чувство и поспешил с иконами и крестами отправиться в новую обитель, где совершил Ыолебен пред иконою Богоматери, после чего наступила теплота и благорастворение воздуха. К этому времени был прислан'из Москвы правителем в Холмогоры некто Иоанн Милюков. В смутные времена самозванцев часто народ возмущался против правителей; так случилось и в Холмогорах: Милюкова посадили в темницу и обрекли на смерть. Духовный его отец посоветовал ему обратиться с прошением к Пресвятой Богородице, творящей великие чудеса чрез Свою св. икону на Черной горе. Милюков призвал на помощь Матерь Божию, всю ночь молился усердно, а наутро народ раскаялся и просил его снова принять на себя управление. Милюков прославлял Бога, до конца жизни сохранял благоговение к Пресвятой Богородице и много благодетельствовал Красногорской обители.

Божественная благодать изливает обильно исцеление и спасение

1 Антиминс — вместо престольник; освященный плат с изображением положения во гроб Иисуса Христа; кладется на престол церковный при совершении св. евхаристии (евхаристия — таинство св. причащения).


Оранская (1634) .

http://s52.radikal.ru/i135/1006/6e/73df447abeb7.jpg

Пред иконой Пресвятой Богородицы «Владимирская» Оранская» молятся об исцелении от беснования, об исцелении болезней глаз и слепоты, болезней рук и ног, от горячки, немоты или при онемении языка.
В окрестностях Нижнего Новгорода жил благочестивый человек, по имени Петр Гладков. Он служил в военной службе и имел вотчину в окрестностях нынешнего Оранского монастыря. Он имел особенную веру к Владимирской иконе Богоматери, что в Успенском Московском соборе, и просил протоиерея Кондрата снять с нее точный список. Получив икону, он отвез ее в свою вотчину, село Бочеево, это было в 1629 году. В тамошней церкви во имя святителя Николая икона пребывала 5 лет.

В 1634 г., на пятой неделе Великого поста, с пятницы на субботу Похвалы Богородицы, Гладков слышал во сне повеление построить церковь на горе. Ему казалось, что он пошел и увидел себя на какой-то горе и услышал опять повеление непременно построить на этом месте храм во имя Владимирской иконы Богоматери и прежде всего водрузить крест на той горе. Три раза Гладков видел этот сон, и с поразительною ясностью.

Все дни Великого поста провел он в воздержании и молитве; в молитвах же и благочестии встретил св. Пасху. В субботу на Святой неделе он пошел отыскивать гору, которую видел во сне. По пути к полю, называемому Оранополе, он шел густым дремучим лесом и наконец зашел в чащу непроходимую, где увидел огонь на Славенской горе. Гладков пошел прямо к горе, предполагая, что там люди. День был дождливый, небо покрыто густыми облаками, а на Славенской горе было точно солнечное сияние, столбом восходившее до небес. Гладков взошел на гору и увидел то самое местоположение, какое представилось ему во сне.

Он усердно помолился и, отправившись в Москву к патриарху Иоасафу, рассказал ему все, что было, и просил грамоты на сооружение храма в честь Владимирской иконы Богоматери на Славенской горе. По получении желаемой грамоты он прежде всего водрузил мраморный крест на указанном во сне месте и немедленно приступил к сооружению храма, в котором и была поставлена икона Богоматери, получившая название Оранской. В окрестностях Славенской горы жили мордовцы-идолопоклонники. Они с ненавистью смотрели на воздвигаемое Гладковым здание и решились разрушить его; но никак не могли исполнить своего намерения и были изумлены великими чудесами от иконы Богородицы. Тогда они написали челобитную к царю. Нашлись у них заступники, оклеветавшие Гладкова, будто он насилием устроил двор свой и вспахал мордовскую землю. Когда дело было исследовано, оказались там только церковь и келий для одного иеромонаха и семи монахов. В то же время от святой иконы совершались великие чудеса. Когда доложили о том царю Михаилу Федоровичу, тогда он повелел устроить на Оранском поле монастырь с наименованием его Оранским. Чудотворная икона ежегодно на Фоминой неделе переносится из Оранской пустыни в Нижний Новгород и после хождения с нею в разные города и села возвращается осенью в свой монастырь.

Равноапп. царя Константина (337) и матери его царицы Елены (327).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib3318.jpg

В то время как языческий мир, вооружаясь против христианства огнем и мечем, помышлял в конце III и начале IV столетий совсем стереть с лица земли самое имя христиан1, Промысл Божий уготовал для Церкви Христовой, среди самих кесарей-гонителей христианства, царственного покровителя ее в лице Константина - царя, еще при жизни своей получившего - наименование, навсегда упрочившееся за ним в христианской истории, Равноапостольного, во всемирной же истории Великого.

Рожденный, в 274 году у родителей, хотя и не христиан, но знакомых с христианством и ему покровительствовавших, Константин с детства чуждался языческих суеверий и приближался ко Христу истинному Богу. Десница Господня сама постепенно приуготовляла его и многоразличными способами очищала его, как избранной сосуд славы Божией.

Отец Константина Констанций Хлор, цезарь в Западной половине империи2, будучи по наружности - официально - идолопоклонником, в душе далёк был от языческого суеверия; внутренно он отрёкся от служения многим ложным богам и признавал Единого истинного Бога, - Ему одному поклонялся он и весь дом свой, вместе с детьми и домашними посвящал одному Царю-Богу3. Насколько Констанций далек был от суеверного служения идолам, об этом свидетельствует следующий замечательной случай из его жизни. Констанций, отказавшийся от служения идолам жертвами и курением, пожелал однажды испытать истинные расположения своих царедворцев; он сделал вид, что хочет исполнять суеверные языческие обряды, и сказал своим придворным:

- Кто хочет пользоваться моим расположением и любовью и оставаться при почестях, тот должен приносить жертвы идолам, а кто отказывается от этого, тот пусть удалится с глаз моих и не рассчитывает впредь на мое благоволение, ибо я не могу оставаться в общении с неединоверными.

Приняв за истину слова цезаря, придворные тотчас же разделились на две партии: одни, люди лицемерные, без действительных религиозных убеждений, с гибкою совестью, могущею склоняться направо и налево, сейчас же изъявили согласие на предложение царя, хотя до этого времени по низменным расчётам и следовали его благому примеру в отрицании идолослужения; другие же, которые от искреннего сердца пренебрегли языческим суеверием и теперь остались верными своим убеждениям, как истинные рабы Христовы, отказываясь от земных и тленных почестей, начали выходить из состава царской свиты. Видя это, Констанций возвратил оставлявших царский дворец, истинных христиан и сказал им:

- Так как вас вижу я верно служащими своему Богу, то вас я хочу иметь и своими слугами, - друзьями и советниками, ибо надеюсь, что вы верны будете и мне так же, как верны своему Богу.

Обращаясь же к тем, которые склонялись к отлучению от христианства и поклонению идолам, царь сказал:

- Вас я не могу терпеть при своем дворе, - если вы не соблюдаете верности своему Богу, то как будете верны мне!

И так пристыдив их, он удалил этих лицемеров от своего лица; а верных рабов Божиих приблизил к себе и сделал их начальниками в своей области4. И таким образом в то время, когда во всех других пределах обширной Римской империи кипело гонение Диоклитианово, в области Констанциевой христиане жили в мире и благоденствии5. Впрочем не имея возможности являться ослушником воли Диоклитиана, старшего из императоров, Констанций позволил одно - разрушить некоторые из христианских церквей6.

Таков был отец равноапостольного Константина Констанций Хлор.-Его расположенность к христианам и предпочтение их язычникам; обращение ко Христу его жены, святой Елены, матери Константина, и дочери Констанции7, сестры Константина с малых лет вселяли в душе последнего истинную любовь к Богу и Его закону и полагали твёрдое основание для воспитания и укрепления его нравственного характера. И это малое зерно посеянное в детской душе возросло впоследствии в великое древо.

Годы юности своей Константин должен был проводить не в среде родной своей семьи, а при дворе Диоклитиана в Никомидии, куда он взят был почти в качестве заложника, хотя и почётного, в обеспечение верности его отца Констанция старшему императору Диоклитиану. Придворная жизнь в столице представляла собою тогда в малом виде всё то нравственное и религиозное растление, до какого только может доходить человечество, порабощаемое нечистыми, страстными сердечными похотями и впадающее в "превратный ум" (Рим.1:28). Суетная пышность и роскошь, пьянство и объядение, необузданной разврат мысли и жизни, интриги и крамолы, озлобление против истинного богопочитания и лицемерное, лживое почтение к мнимым богам, - вот мрачная картина, в которой Промысл представил Константину всё ничтожество и бесславие язычества. За то тут же, одновременно, а потому и тем более поразительно вырисовывалась пред взором Константина жизнь иного общества, - общины христианской, где старцы и старицы, юноши и девы, простецы и ученые мудрецы, даже дети доказывали истину своей веры, чистоту и высоту ее содержания не словами только, а и своими делами, исповеданием ее своею добродетельною жизнью, страданием за нее даже до смерти. Ибо в это время возгорелось ужаснейшее гонение на Церковь Христову, превосходившее все другие гонения и злостью гонителей, и разнообразием мучений, и числом мучеников, и - торжеством, победным торжеством веры Христовой над всеми языческими кознями. Константин, поставленный Промыслом у самого очага языческой злобы не мог не видеть тщеты всех ее усилий одолеть неодолимое, непосредственно, своими очами созерцал он силу Божию в немощах совершающуюся и всё себе покоряющую. В каждом исповеднике-христианине, в каждом подвиге мученическом взору Константина являлся непререкаемой свидетель правоты веры Христовой, ее превосходства пред язычеством, ее Божественного происхождения. И Константин сохранил в душе своей залог добра посеянного в детстве, - сохранил чистоту и невинность сердца и уважение к закону Бога, хотя и вращался в нравственно-испорченной среде. Но эта внутренняя отчужденность Константина от растленной придворной жизни, его пытливый ум и духовная благоустроенность, покрываемая скромностью, естественно возбуждали против него злобу окружавших его царедворцев; а его величественная красивая осанка при высоком росте и выдающейся физической силе, привлекавшая к нему взоры народа и располагавшая в его пользу любовь всего войска, была причиною зависти многих и особенно цезаря Галерия. Последний замышлял погубить его и даже составил заговор, чтобы не допустить Константина до царского достоинства, на которое он имел право по своему рождению.

Жизнь Константина подвергалась опасности, но рука Промысла спасла своего избранника и даровала ему то, что хотела отнять у него необузданная, коварная зависть. Константин удалился в Галлию к отцу своему, которого нашел уже на смертном одре и который вскоре скончался.

После смерти Констанция Хлора войско, бывшее при нем, провозгласило (в 806 году) императором Галлии и Британии Константина, которому тогда шел тридцать второй год от рождения, как любимого сына всеми уважаемого кесаря. Под живым впечатлением виденных ужасных гонений христиан на Востоке Константин, унаследовав власть от своего отца, счёл первым своим делом подтвердить все распоряжения его на пользу христиан, - объявил в своих областях свободу исповедания христианства. Приблизился таким образом час победы веры Христовой над языческим суеверием! Но наступлению лучших времен для Церкви предшествовало время суда Божия над ее гонителями.-Императоры Диоклитиан и Максимиан, утомлённые собственною своею злобою против непоколебимых страдальцев за святую истину, решились искать покоя в устранении себя от царских престолов; но их отказ от власти, не давая мира самим свирепым гонителям, послужил еще поводом и к общественным неустройствам. Галерий, воцарившийся на Востоке вместо Диоклитиана и недовольный воцарением на северо-западе Константина, не признал его императором, а признал Севера, правившего Италией и Африкой; между тем в Италии императором провозглашен был Максенций, сын Максимиана. Поддерживая Севера, Галерий пошел войною против Максенция, который просил защиты у своего отца, - последний снова принял управление. Север сдался Максимиану и был умерщвлён. Тогда Галерий провозгласил императором своего полководца Ликиния, армия же - цезаря Максимина. Оказалось таким образом, что в Римской империи сразу царствовали шесть императоров и все они враждовали между собою. Миром и благоденствием наслаждались только подданные Константина, довольствовавшегося унаследованным от отца уделом и не желавшего принимать участия во взаимной борьбе иных соправителей,- всецело посвятившего себя управлению страною по влечению своего чистого сердца и здравого ума в покорности Божественному Промыслу.

- Я отчуждился, - говорил о себе Константин, - от бывших доселе правителей, потому что видел дикость их нравов8.

В отношении к христианам он держался, по примеру отца своего, политики мира, ибо ценил их как усердных и верных подданных. Константин понимал, что христианство есть великая сила, могущая пересоздать мир. Тем не менее он еще не был христианином; при всем глубоком уважении к рабам Христовым, он не мог с легкостью, без внутренней борьбы, отказаться от старо-языческих заветов. И только наступившие грозные и трудные обстоятельства расположили его открыто преклониться пред величием "Распятого Бога", дивным образом изведшего его из колебательного состояния и утвердившего его в решении стать христианином.

После Галерия, умершего (в 311 году) от страшно-лютой болезни, и Максимина - правителя Сирии - скончавшегося (в 313 году) позорной смертью - самоубийством, в Восточной половине империи остался единым владетелем Ликиний, женившийся потом на сестре Константина. В западной же половине, - в Италийской области, после повторного царствования Максимиана, воцарился снова Максенций, вопреки желанию римского народа. Константин признал его царем в Риме и даже отправил к нему мирное посольство. Но Максенций не только не пожелал иметь мирных отношений к Константину, но даже не захотел и называть его царем, желая сам единолично быть самодержцем всех земель и стран Римской области. Укрепившись же на престоле, он проявил во всей полноте присущую ему коварную жестокость и корыстолюбие не только в отношении к христианам, но и по отношению к своим единоверцам-язычникам. Обольстивши, при своем воцарении, нужных ему людей дарами и обещаниями, он начал преследовать и мучить почетных сенаторов, разграбляя их имущество, похищая их жен и дочерей для удовлетворения своих животных страстей, а также страстей и своих любимцев. И был он весьма тяжел и омерзителен для всего Рима по своей жестокости и скверному житию. Римляне, страдая под тяжким его игом, решились тайно искать себе защиты у Константина, прося его прийти и избавить от этого мучителя. Константин прежде всего послал по этому случаю письмо Максенцию, дружески убеждая его прекратить насильнические действия. Но Максенций не только не внял его доброму совету и не исправился, но еще более озлобился. Свое ожесточение он простёр до того, что начал готовиться к войне против Константина.

Слыша об этом, Константин в 312 году решился предпринять военной поход против Римского императора: он хотел исхитить Рим из рук злого тирана. Но поход этот представлял трудности неодолимые. - Самому отважному полководцу, любимому войсками, не легко было заставить армию войти с мечем в сердце Италии, внести войну на почву великого Рима, священную для народов того времени: такое предприятие должно было произвести потрясающее действие на имперское войско и глубокий ропот неудовольствия. И сам Константин не мог быть свободным от чувства невольного страха, предпринимая этот поход, тем более, что он никогда сам не видал Рима, которой мог казаться ему грозным исполином. При том же Константину известно было, что войско его противника было многочисленнее его войска и что Максенций крепко надеется на помощь своих национальных богов, которых он старался умилостивить щедрыми жертвами, даже закланием отроков и отроковиц, - что Максенций ограждает себя и свои войска всяческими чарами и волхвованиями и имеет на своей стороне великую силу бесовскую. Надеяться на одни человеческие силы и средства было недостаточно для Константина, и у него явилось искреннее желание иметь помощь свыше. Размышляя о несчастном состоянии империи, тщетно ищущей защиты у бездушных идолов, о помощи Божией, неоднократно явленной отцу его и ему, о тех политических переворотах, которые совершились на его глазах, о постыдной погибели в короткое время трех лиц, которые разделяли с ним верховную власть в империи, он признал безумием попусту держаться богов несуществующих и после стольких доказательств оставаться в заблуждении9.

Среди таких тревожных размышлений Константин начал возносить молитву к Богу отца своего, начал просить Его, чтобы Он вразумил его о Себе, подал ему мужество и простер ему десницу в предлежащем деле10. И эта молитва его, как некогда молитва темничного стража (Деян.Ап.16.) была услышана - Господь скоро непосредственным явлением утешил его и указал, что подобает ему творить. Евсевий, современник события, слышавший о нем лично от царя, повествует:

- Однажды после полудня, когда солнце начало уже склоняться к западу, - говорил царь, - я собственными глазами увидел составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста с надписью: "сим побеждай".

Это зрелище поразило ужасом как самого царя, так и войско, находившееся около него, ибо крест, как позорное орудие казни, у язычников считался дурным предзнаменованием. Константин находился в недоумении и говорил сам себе: что значит такое явление? Но между тем как он размышлял, наступила ночь. Тогда во сне явился ему Христос с виденным на небе знамением и повелел сделать знамя, подобное виденному на небе, и употреблять его для защиты при нападении врагов.

Встав от сна, Константин рассказал своим друзьям тайну своего сонного видения, а потом позвал к себе опытных мастеров и, описав им образ чудного знамени, приказал устроить, по подобию этого, хоругвь из золота и драгоценных камней; воинам же своим он приказал изобразить крест на щитах и шлемах. Пораженной дивным видением Константин вместе с тем решился не чтить никакого другого Бога, кроме явившегося ему Христа;- пригласив к себе таинников Его слова - христианских священников,-он спрашивал их: кто тот Бог и какой смысл знамения, какое он видел? Выслушав же их ответ о едином Боге, о тайне воплощения Его Единородного Сына для спасения человеков, о крестной смерти Господа Иисуса, победившего смертную державу, о крестном знамении, явившемся ему, что оно есть знак победный, Константин вполне и сознательно в душе своей стал христианином. С того времени он начал усердно заниматься чтением священного Писания и постоянно имел при себе иереев, хотя и не принял еще святого крещения11.

"Призвав Бога всячески и, как помощника и защитника, Христа Его, также поставив пред своими ратниками победную хоругвь с спасительным знамением, Константин выступил со всем своим войском из пределов Галлии в поход против Максенция в Италийскую область".12

Поход, предпринятый Константином для освобождения Рима от жестокого тирана, не вразумил последнего.- Злочестивый Максенций, принеся обильные жертвы богам с торжественными церемониями, выслушав предсказания гадателей по внутренностям беременных женщин, с многочисленным войском выступил против Константина; но он не отвратил достойного возмездия своему нечестью. Константин, покрываемой спасительным знамением Креста, после трёх встречных столкновений с противником, подступил к самому вечному городу и здесь нанес ему решительное поражение. Максенций, спасаясь бегством через реку Тибр, при разрушении моста погиб, как древний фараон, с отборными своими всадниками в пучине водной. Победитель с торжеством вступил в Рим и встречен был народом с великою радостью. Сознавая, что эта победа дарована Божественною помощью, Константин водрузил на самом людном месте города священную хоругвь, а потом, когда благодарные Римляне поставили статую в честь нового императора, велел утвердить в руке своего изображения высокое копье в виде креста и начертать такую надпись: "этим спасительным знамением я освободил ваш город от ига тирана и возвратил Римскому народу и сенату прежний блеск и знаменитость"13.

Став таким образом повелителем всей западной половины Римской империи, Константин первой из цезарей указом (в 313 году) объявил подвластным ему народам полную веротерпимость: язычникам он оставлял право совершать обряды своего богопочитания, а христианам разрешал свободно поклоняться Единому истинному Богу. За этим указом последовал целой ряд указов14, благоприятных Церкви Христовой: запрещена была крестная казнь, отменены были кровавые игрища в цирке; прекращены были языческие жертвоприношения и курения в торжественные дни, установлено празднование воскресного дня с запрещением производства в этот день судебных разбирательств и прекращением работ как свободных граждан, так и рабов; сироты и дети, брошенные родителями, бедные и убогие, которых язычество оставляло без помощи и призрения, приняты были под царское покровительство; по всем городам начались праздники обновления и освящения церквей; везде слышались хвалебные песни и благодарственные молитвы Богу; епископы свободно собирались, чтобы рассуждать о нуждах Церкви. Константин сам иногда присутствовал на этих собраниях, вникал в вопросы, касающиеся веры и с готовностью делал всё, что требовалось для пользы христианского общества. Он освободил священнослужителей от всяких посторонних должностей и от податей,- как свободны были от податей и языческие жрецы,- дабы они могли совершенно посвятить себя служению Богу; он не только возвратил Церкви усыпальницы и все места, отнятые гонителями, но еще даровал для богослужения несколько обширных зданий, называемых базиликами, в которых заседали судьи и которые, по их внутреннему устройству, было легко превратить в церкви; - предоставил право пастырям решать споры и взаимные несогласия между христианами. Нося на своем шлеме, как видимый для всех знак благоговейного почитания Христа Бога, монограмму "Христос"15, Константин дал своим воинам молитву, которую они должны были читать в воскресные дни и которая, будучи исповеданием сердечной веры самого императора, располагала всех признавать Единого всемогущего Подателя благ и Его помощи искать во всех делах16.

Благоволение императора вызвало восторг в среде христиан: великой духовной радости исполнились их сердца от вкушения сладости жизни под новым правительством. Современник Евсевий так изображает то время:

- Теперь светлый и ясной день, не омраченный никаким облаком, озарил лучами небесного света Христову Церковь. Мы должны сознаться, что счастье наше выше наших заслуг; мы приведены в величайшее изумление благодатью Виновника столь великих даров: мы достойно дивимся Ему и говорим с пророком: "Придите и видите дела Господа, - какие произвел Он опустошения на земле" (Пс.45:9). Люди всякого возраста, мужеского и женского пола, всею силою души радуясь, умом и сердцем воссылают молитвы и благодарения Богу17.

0

7

..............................продолжение от 3 июня

Но между тем, как на Западе христиане таким образом благоденствовали под управлением Константина, совсем иное было на Востоке, где царствовал Ликиний: воспитанной при дворе Диоклитиана, полководец при Галерии, он, достигши цесарского достоинства, в душе ненавидел христиан. Породнившись с Константином, Ликиний в первое время не решался противодействовать своему могущественному шурину18, - даже подписал изданный последним указ (Миланский) о веротерпимости; но вскоре же, сделавшись после смерти императора Максимина полновластным властелином всего Востока, начал теснить и унижать христиан. Опасаясь потерять свою царскую власть и слушаясь наветов со стороны представителей идолослужения, он закрывал и разрушал христианские храмы под предлогом, будто в них молятся по измене ему о Константине и требовал от всех, а наипаче от своих войск, языческой присяги и принесения жертв идолам; ослушников же своей воли он подвергал заточению и ужасным истязаниям, доводя их до мученической кончины. В это время между прочим пострадала мужественная дружина - 40 мучеников. - Ликиний впрочем был жесток не к одним только христианам: и все ему подвластные народы много терпели от его корыстолюбия и злобы. О его подозрительности и жестокости достаточно свидетельствует уже одно то, что он предал смерти жену и дочь своего бывшего покровителя - Диоклитиана и истребил всех детей императоров - Максимина, Севера и Галерия. Римская империя, по изображению Евсевия, разделенная на две половины, представляла собою две противоположности дня и ночи: жители Востока объяты были мраком ночи, а жители Запада озарены- светом самого яркого дня.

Отношения Ликиния к Константину не могли быть и не были приязненными. Ликиний являл в них коварство и двоедушие; он уверял Константина в дружбе, а втайне ненавидел его, старался делать ему всякое зло; козни его не удавались, и не раз между ними начинались раздоры, оканчивавшиеся войнами. Константин оставался победителем, но обманываемый лживыми уверениями зятя, заключал с ним мир. Однако с течением времени отношения между императорами принимали более и более обостренный характер. Угнетаемые подданные Ликиния и гонимые им христиане не видели конца своим страданиям. Ликиний наконец перестал скрывать свои замыслы против Константина и вступил в открытую борьбу. В 323 году возгорелась жестокая война между ними. Эта война должна была окончательно решить судьбу христианства в Римской империи, обнимавшей собою "всю вселенную".

Оба императора собрали значительные силы и готовились к решительной битве, каждой сообразно с своею верою: казалось, что одряхлевшее язычество ополчилось против христианства, явившегося в мир обновить человечество.- Накануне сражения Ликиний, окруженной жрецами и гадателями, собрал отборных воинов и лучших своих друзей в тенистую рощу, в которой стояли идолы, совершил торжественное жертвоприношение и, обращаясь ко всем тут бывшим, сказал:

- Друзья! - вот наши общественные боги, пред которыми нам надо благоговеть, как нас тому учили предки наши. Начальник же враждебного нам войска, отвергнув отеческие обычаи, принял лживые мнения и прославляет какого-то иностранного, неизвестного Бога. Постыдным знаменем его (Крестом) он срамит свое войско; доверившись ему, он поднимает оружие не столько против нас, сколько против богов. Само дело откроет, кто прав и кто заблуждается, - если мы победим, то ясно, что наши боги -боги истинные; если же одержит верх Бог Константина, нами осмеиваемой, чужестранный бог, то пусть чтут его. Но то несомненно, что наши боги победят, потому смело устремимся с оружием в своих руках на безбожников!19

Напротив Константин пред сражением удалялся в свою палатку и там молитвою и постом готовился к бою; в эти решительные минуты своей жизни он обращался к своему прошлому, перебирал в памяти события своей жизни, опасности, которым подвергался и которые миновали благополучно для него,- вспоминал постыдную погибель гонителей христианства и мужественно-мирную кончину учеников Христа, и, во всем этом усматривая дивное устроение Всевышнего, поручал самого себя и все свое дело высшему небесному водительству и заступлению. Христиане усердно молились за императора, своего покровителя; священное знамя высилось среди полков Константина и одушевляло надеждою на небесную помощь. С благоговением смотрели войска его на это победное знамя, враги же смотрели на него со страхом; во многих городах Ликиниева царства, среди дня, видели призраки Константиновых войск победоносно шествовавших с этим знаменем. Ликиний сам убеждал своих воинов не заглядываться на неприятельскую хоругвь, "ибо, - говорил он, - она страшна своею силою и враждебна нам".

Языческие жрецы и гадатели предвещали победу Ликинию, но Бог даровал ее Константину. Ликиний многократно делал нападения на приближающегося противника, но каждой раз терпел поражения и спасался бегством; притворяясь раскаивающимся, просил мира, втайне же собирал новые ополчения, искал себе помощи у варваров. Наконец морская победа Криспа, сына Константинова, близ Византии, и сражение при Адрианополе окончательно решили успех войны. Ликиний покорился, а через несколько времени был казнен в Фессалониках, так как, сдавшись победителю, составил заговор против Константина. В 323 году Константин сделался единодержавным государем всей Римской империи.

Эта победа над Ликинием еще раз и так осязательно наглядно убедила Константина, что земные блага и успехи даруются почитателям истинного Бога. И вот как он, представляя себя покорным орудием в руках Всевышнего, со смирением воздает славу одному Богу за свои успехи:

- Не будет конечно никакой гордости, - говорит он в одном из указов, - хвалиться тому, кто сознает, что благодеяния получил он от Существа Всевышнего. Мое служение Бог нашел и судил годным для исполнения Его воли. Начав от Британского моря, я при помощи какой-то высочайшей силы гнал пред собою все встречавшиеся ужасы, чтобы воспитываемый под моим влиянием род человеческий призвать на служение священнейшему закону и под руководством высочайшего Существа возрастить блаженнейшую веру.

- Я твердо веровал, - прибавляет он, - что всю душу свою, всё, чем дышу, всё, что только существует в глубине моего ума, - всё я обязан принести великому Богу.

Так настроенной в душе своей, Константин после победы поспешил распространить и на христиан Восточной империи те же права, какими пользовались они на Западе. И на Востоке он запретил приносить от имени императора жертвы идолам; в начальники областей избирал преимущественно христиан; заботился об обновлении и построении церквей; возвращал верным имущества, отнятые во время гонений.

- Кто потерял имущество, - говорилось в одном указе, - проходя нестрашимо и бестрепетно славное и божественное поприще мученичества, или сделавшись исповедником и стяжав себе вечные надежды, кто утратил их, быв принужден к переселению, потому что не соглашался уступать гонителям, требовавшим предательства веры - имения всех таковых повелеваем отдать.

В случаях, когда не оказывалось близких родственников, отнятые у христиан имущества передавались местным церквам; частные же лица, у которых отбиралось мученическое достояние, получали вознаграждение от царской казны. Христианские чувства Константина особенно полно и характерно выражены были в его рескрипте к областным начальникам:

- Теперь, - так он обращается здесь к Богу, - молю Тебя, великий Боже! будь милостив и благосклонен к восточным Твоим народам; и чрез меня, Твоего служителя, даруй исцеление всем областным правителям.... Под Твоим руководством начал я и окончил дело спасения; преднося везде Твое знамя, я вел победоносное войско; и куда призывала меня какая-нибудь общественная необходимость, следовал за тем знамением Твоей силы и шёл на врагов. Потому-то и предал я Тебе свою, хорошо испытанную в любви и страхе, душу, ибо искренно люблю Твое имя и благоговею пред силою, которую явил Ты многими опытами и которою укрепляешь мою веру.... Хочу, чтобы народ Твой наслаждался спокойствием и безмятежностью; хочу, чтобы подобно верующим, приятности мира и тишины вкушали и заблуждающиеся, ибо такое восстановление общения может и оных вывести на путь истины. Пусть никто не беспокоит другого.... Люди здравомыслящие должны знать, что только те будут жить свято и чисто, кого Ты Сам призовешь почить под святыми Твоими законами; а отвращающиеся пусть, если угодно им, владеют жребием своего лжеучения... Никто да не вредит другому; что один узнал и понял, то пусть употребит, если возможно, в пользу ближнего; а когда это невозможно, должен оставить его, ибо иное дело - добровольно принять борьбу за бессмертие, а иное - быть вынужденным к ней посредством казни... Удаляя совесть от всего противного, воспользуемся все жребием дарованного блага, то есть благом мира20.

Став единодержавным властелином всей Римской империи и объявив веротерпимость "во всей вселенной" (Лук.2:1), Константин однако не был "теплохладен" (Апок.3:15) в своей царственной жизни. Отказавшись от язычества и ставши во главе христианского общества, он в христианстве видел важнейшую опору империи, основной залог могущества и преуспеяния государства, которое, по его мысли, должно пролагать путь к свободному, без насилий, водворению Царства Божия на земле, - указывать и давать средства для воспитания и усовершенствования человеческого рода в духе Христовом. Константин, как явной покровитель христиан, был мало любим в Риме, где оставалось еще много обычаев и нравов языческих. И сам он не любил Рима с его Пантеоном, куда, так сказать механически, были собраны языческие боги всех покоренных народов, и редко и неохотно посещал старую столицу. И Римляне, благодарные освободителю за избавление от тирана (Максенция), не понимали и не могли по достоинству оценить деятельности императора; в нем они усматривали нарушителя старо-народных своих порядков, врага своей религии, тесно связанной с политическим величием Рима. Их неудовольствие и ропот, даже заговоры и - иногда явные возмущения были причиною того, что в уме Константина зародилась и созрела мысль создать себе новую столицу, город христианский, которой бы ничем не был связан с язычеством. Константину полюбилось положение Византии, древнего небольшого городка на берегах Босфора, ознаменованного к тому же морскою победою над Ликинием, и он избрал его и сделал новою столицей империи; он сам с торжественным ходом обозначил на дальнем протяжении границы нового города и начал обстраивать его великолепными зданиями. Обширные дворцы, водопроводы, бани, театры украсили столицу; она наполнилась сокровищами искусства, свезенными из Греции, Италии и Азии. Но уже не строились в ней храмы, посвященные языческим богам, и вместо Колизея, где происходили бои гладиаторов, был устроен цирк для конских состязаний. Главным украшением нового города были храмы, посвященные истинному Богу, в устроении которых принимал живое участие сам царственной покровитель христиан. Его попечительность простиралась на этот раз не только на великолепие домов молитвы, но даже например на такие незначительности - по его высокому сану: с построением новых церквей в столице ощутился недостаток богослужебных книг, и царь озаботился наискорейшим изготовлением их, - епископу кесарийскому Евсевию было снаряжено нарочитое посольство с наказом, чтобы "отличные писцы написали на обделанных пергаментах пятьдесят экземпляров книг" и чтобы свитки эти доставлены были ему, а "вознаграждение кого следует за труд он оставил за собою"21.

По его же распоряжению в столичных церквах богослужебные книги должны были содержаться в пристойно-богатых переплётах.

Проникнутой глубоким религиозным чувством, Константин в новой столице устроил и свою обыденную жизнь сообразно с требованиями благочестия и святости. Самой дворец было явным отображением его христианского настроения. "В царских чертогах было устроено подобие Церкви Божией, и император своим усердием к благочестивым упражнениям подавал пример для других; он ежедневно в определенные часы заключался в недоступных покоях и там наедине беседовал с Богом, в молитвах преклоняя колена, и испрашивал себе потребное, а иногда он приглашал к участью в молитвах и своих придворных. С особым благоговением он проводил день воскресный и пятницу - день крестной смерти Господа Иисуса; в эти дни прекращал обычные занятия и посвящал себя на служение Богу. Дворец Константина таким образом представлял совсем не то, что были дворцы прежних римских цезарей: здесь не слышалось празднословия и коварных интриг, не было шумных, суетных нередко кровавых увеселений; здесь слышались "гимны славословия Богу". Собеседниками царя были "таинники Божия Слова" - епископы и священники - служителями его и стражами всего дома были мужи, украшенные чистотой жизни и добродетелью; самые копьеносцы, телохранители руководились примером благочестивого царя. Христианин - хозяин дворца налагал на все христианскую печать. В главном чертоге в золоченом углублении потолка устроено было изображение Креста из драгоценных камней в золотой оправе. Над дверью, ведшею в царские палаты "на виду для всех" была утверждена раскрашенная картина, сделанная из воска. Картина эта представляла следующее: лик императора, над головой его крест, а под ногами дракон, низвергаемый в бездну; смысл же картины этой таков: дракона - врага рода человеческого Константин в лице гонителей христианства - языческих императоров низверг в бездну погибели спасительною силою Креста. Картина эта каждому внушала, что хозяин его - почитатель истинного Бога, крестною смертью Своего Сына даровавшего новую жизнь человечеству.

Новая христианская столица, получившая название по имени своего устроителя,-"град царя Константина", Константинополь, занимавшая серединное место между прежних столиц империи - Рима и Никомидии, как некогда Иерусалим - "град царя Давида", не принадлежавший исключительно ни одному колену израильскому22, по своему счастливому географическому положению, и врученная покровительству Божией Матери, быстро. Расцвела и затмила славу и величие не только пышной Никомидии, но и самого великого Рима. И подобно тому, как в древности Давид, водворившись в Сионе, смущался тем, что он "живет в доме кедровом", а "Кивот Завета остается под кожами" (2Цар.5:9;7:2; 2Пар.17:1 и дал.), так теперь Константин, поселившись в прекрасной Византии, не мог оставаться равнодушным к поруганной "колыбели23 христианства" - месту земной жизни Господа Иисуса, Его страданий, смерти и воскресения. Благоговея пред знамением Креста, он пожелал прославить самое "живоносное Древо, на нем же распялся Царь и Господь". Но, как воин и при том проливший много крови, он почитал себя недостойным совершить то самолично. Это благочестивое намерение императора привела в исполнение его равночестная мать, царица Елена, которую он отпустил в Иерусалим, снабдив ее полномочием и богатыми дарами.

Елена, как повествует Евсевий24, эта старица с юношескою быстротою устремилась на Восток, чтобы совершить должное поклонение стопам Господа, - по слову пророка, "поклонимся подножию ног Его" (Пс.131:7).

В стране священной, ознаменованной дивными событиями, где всё напоминает о "великой Тайне благочестия - явлении Бога во плоти", наглядно проявилось величие смиренной души царственной старицы; там святая Елена не облачалась в свойственные ее сану одеяния, а в самой скромной одежде вращалась она среди народной толпы, стараясь быть неузнанной, раздавала щедрую милостыню; подражая Господу Иисусу, свое самоуничижение она простирала до того, что в своем доме собирала девственниц, угощала их и сама служила за столом в виде простой рабыни25. Пример искреннего благочестия царицы производил глубокое впечатление не только на верующих во Христа, но и на неверующих.

Пребывание царицы-матери в "колыбели христианства" ознаменовалось и исполнением предначертаний ее царственного сына. В Палестине все места, освященные евангельскими событиями, уже давно подверглись опустошению. Язычники, по ненависти к христианству, постарались изгладить самую память о них; самое дорогое место для верующего христианского сердца - пещера гроба Господня была засыпана мусором и сокрыта таким образом от благоговейных взоров; мало того, как бы в насмешку над "Распятым Богом" и Его почитателями, на холме, насыпанном поверх святой пещеры, построено было капище "сладострастному демону любви" (Венере). По указаниям Елены идольские капища, поставленные на местах священных для христиан, были разрушены и вместо них сооружены святые храмы. Так прекрасные церкви построены были, по желанию и на средства царицы в Вифлееме над пещерой Рождества Христова, на горе Елеонской - месте Вознесения Господня; храмами украшены были Гефсимания -место успения Пресвятой Богородицы, место явления Бога Аврааму у дуба Мамврийского.

Но главнейшею заботою царственной старицы было осуществить мысль ее великого сына, отыскать то самое Древо, на котором был распят Спаситель мира.

Место, где сокрыт был Крест Господень, было неизвестно; к отысканию его благочестивая Елена употребила с своей стороны все средства и свое царское влияние. И после долгих усиленных опросов и исканий место это указано было некиим Иудою, евреем, преклонных лет старцем, сыном иудейского учителя,- указано под языческим капищем, построенным на холме, покрывавшем пещеру гроба Господня. По приказанию царицы мерзкая Венера была низвергнута, ее капище немедленно разрушено; святитель иерусалимский Макарий совершил молитву на поруганном месте; приступили к расчистке возвышенности. И благочестивая ревность получила дивное подкрепление: трудившиеся, копавшие землю верные обоняли воню благоухания, исходившую из-под земли. Ревность о славе имени Христова побуждала работавших, согласно желанию блаженной Елены, относить материалы разрушенного языческого храма и весь мусор из-под него как можно дальше от места погребения Господа Иисуса, чтобы таким образом ничто оскверненное идолослужением не прикасалось великой христианской святыни. Пещера гроба Господня была найдена и очищена; близ нее, на восточной стороне, обретены были три креста и подле них доска с надписью и честные гвозди.- Но как было узнать, которой из трех крестов был крестом Спасителя? - Общее недоумение по этому делу разрешилось, по устроению Промысла, чрез такое чудесное событие: случилось, что мимо этого места в то время проносили для погребения мертвеца; святитель Макарий велел остановиться проносившим покойника; стали полагать, по совету епископа, найденные кресты по одному на умершего; и, когда возложен был Крест Христов, мёртвый воскрес. Все, видя это чудо, возрадовались и прославили дивную силу животворящего Креста Господня. Старица-царица с благоговением поклонилась честному Древу и облобызала его. А так как при множестве народном не возможно было, по примеру царицы, каждому порознь воздать должное почтение обретенному кресту, то святитель Макарий, удовлетворяя общему желанию - хотя бы издали видеть святыню, благочестно подъяв ее и став на возвышенном месте, сотворил воздвижение Креста Господня пред взором множества верных, которые в то время велегласно восклицали: "Господи, помилуй!" Это было первое Воздвижение честного и животворящего Креста; совершилось оно в 326 году. Православная Церковь празднует это событие ежегодно 14 сентября26. Многие из язычников и иудеев тогда обратились ко Христу; в числе обратившихся был и тот Иуда, которой указал место, где хранился святой Крест27. Святой Крест потом положен был в серебряный ковчег для сохранения; в великую пятницу он выносим был на Голгофу (в построенном вскоре храме, где он хранился) для поклонения. Но частицу живоносного Древа святая Елена, оставляя Иерусалим, взяла с собою в дар сыну своему Константину. Прожив после того не долгое время блаженная царица-мать скончалась и была честно погребена.

Получив от матери, блаженной Елены бесценное сокровище- частицу святого Креста, Константин решил украсить пещеру гроба Господня и подле нее построить такой храм, который был бы "великолепнее всех храмов, где либо существующих"... "Пещеру как главу всего, по словам Евсевия, христолюбивая щедрота царя одела отличными колоннами и многочисленными украшениями. Из пещеры был выход на обширную площадь под открытым небом. Эта площадь выстлана блестящим камнем и с трех сторон ее охватывали непрерывные портики". А с какою поразительною внимательностью христианин-царь относился к построению храма на восточной стороне пещеры, об этом всего лучше дают понятие следующие строки из письма Константина к иерусалимскому святителю Макарию: "что касается до возведения и изящной отделки стен храма, то знай, что заботу об этом я возложил на правителей Палестины. Я озаботился, чтобы их попечением немедленно доставляемы были тебе и художники, и мастера, и всё необходимое для постройки. Что же касается до колонн и мраморов, то какие признаешь ты драгоценнейшими и полезнейшими,- рассмотри обстоятельно, и ни мало немедля пиши мне, чтобы из твоего письма я видел, сколько каких требуется материалов и отовсюду доставил их. Сверх того хочу знать, какой нравится тебе свод храма - мозаический или отделанный иначе. Если мозаический, то прочее в нем можно будет украсить золотом. Твое преподобие пусть в самом скором времени известит упомянутых правителей, сколько потребуется мастеров и художников и сколько издержек. Постарайся также немедленно донести мне не только о мраморах и колоннах, но и о мозаике, какую признаешь лучшею".

Константин между прочим сам придумал, что храм хорошо будет украсить двенадцатью - по числу Апостолов - колоннами, на верху которых находились бы вылитые из серебра вазы. Неудивительно поэтому, что храм этот представлял собою чудо красоты и видом своим приводил в восторг современников. Евсевий историк между прочим так описывает этот памятник благочестивой ревности первого христианского императора: "Базилика (храм) - здание чрезвычайное, высоты неизмеримой, широты и длины необыкновенной. Внутренняя сторона его одета разноцветными мраморами, а наружной вид стен, блистающий полированными и один с другим сплоченными камнями, представляется делом чрезвычайно красивым и нисколько не уступает мрамору. Куполообразный потолок украшен дивною резьбою, которая, распространяясь подобно великому морю над всею базиликою взаимно связанными дугами и везде блистая золотом, озаряет весь храм будто лучами света. Главный предмет всего - полукруг, расположенный на самом краю базилики (на восточной стороне), по числу двенадцати Апостолов увенчан двенадцатью колоннами, вершины которых украшены большими вылитыми из серебра вазами - прекрасным приношением Богу от самого царя".

Но благочестивый царь не ограничивался в своем отношении к христианству только попечительностью о внешнем его возвеличении; его озабочивала и внутренняя жизнь Христовой Церкви. Церковь, по мысли Константина, должна служить важнейшею опорою жизни государственной; религиозное единство должно быть могучим залогом преуспеяния империи. Церковь, блистая величием и внешним благолепием, своим внутренним миром должна привлекать к себе языческое население, постепенно обращая всё государство в один внутренно-сплоченной организм, оживотворяемой Единым Духом Христовым. Такое единство и благостояние Церкви "давали заботливому царю мирные дни и спокойные ночи", в том он видел счастье и свое и всех подвластных ему народов мира".

Не всегда однако и не легко давались великому императору эти "мирные дни и спокойные ночи". В его время Церковь Христова, увенчанная уже победным венцом мученичества и получившая право гражданского существования даже с преимуществами пред язычеством, возмущаема была внутренними нестроениями, зародившимися и созревшими еще в тяжкую годину гонений. Едва воцарился Константин в Риме, как с удивлением и скорбью узнал он, что целая область его империи обуревается междоусобием чад Единого Отца. - Среди христиан в Африке возгорелась борьба из-за поставления епископом карфагенским Цецилиана - "предателя"28; его противники избрали себе епископом Маиорина, а вскоре - по смерти Маиорина - возвели на его место главного зачинщика своего противления Доната29. Приверженцы последнего - "донатисты", сблизившись с "новацианами"30, утверждали, что только они составляют Церковь Христову и в исступленном фанатизме не стеснялись возводить клеветы на своих противников, даже насильно отнимать у них храмы; дело доходило нередко до кровопролития между враждующими сторонами. Для примирения их и рассмотрения их взаимных жалоб Константин сначала посылал в Карфаген своего "любимого и уважаемого" епископа Осию31, поручая ему в тоже время раздать денежную помощь тамошним бедствующим христианам32; потом по именному приказанию императора по делу донатистов собраны были два собора - малый в Риме и "из многих епископов разных мест" в Арелате33. Суд, произнесенной на непокойных раскольников этими соборами, подтвержден был наконец в Милане в 316 году под личным председательством Константина, и дело по-видимому уладилось.

Но чем более благочестивой царь знакомился с наличным положением христианства, тем менее оно оправдывало его идеальное представление о святом единстве чад Христовой Церкви. Дело донатистов, обеспокоившее Константина на первых шагах его царствования, имело значение не столько по существу, сколько по страстности борцов. В 323 году после победы над Ликинием, сделавшись единовластителем всей империи, Константин шел на Восток, проникнутый искренним желанием перестроить всё государство заново, на лучших, более твёрдых, началах. В своих планах он первое место отводил христианской Церкви, которая, по его мысли, должна была духовно объединить политически сплоченную мировую империю. Но там, на Востоке, его постигло разочарование более жестокое, чем на Западе. Он прибыл сюда в такое время, когда споры, возбужденные ересью Ария34, ничем не сдерживаемые, достигли крайнего своего развития. Евсевий так изображает это время: "не только предстоятели церквей вступали друг с другом в прения, но и народ разделился; ход событий дошел до такого неприличия, что божественное учение подвергалось оскорбительным насмешкам даже в языческих театрах". Время это было благоприятно для деятельности хулителей божества Господа Иисуса Христа. Ликиний - шурин Константина, отживавший тогда последние годы своего царствования, подписавший некогда с Константином миланский указ о веротерпимости, подозрительно относился к христианам вообще, как людям, в отношении к нему неблагонадежным, ненавидел и даже жестоко гнал их. Во взаимных же их раздорах, вызванных арианскою ересью, он мог усматривать явление желательное, полезное для себя. Споры эти, ослабляя силы Церкви, могли порождать у него надежду на поддержку ему в его замыслах против могущественного шурина. И такие расчёты Ликиния были не напрасны. О епископе Евсевии никомидийском сам Константин, например, отзывался так: "он даже подсылал ко мне соглядатаев и подавал тирану (Ликинию) чуть не вооруженную помощь"35.

Прибыв в Никомидию, Константин глубоко поражен был раздорами, возбужденными арианством. Впрочем, он не сразу понял важность этих событий. И сам он и прибывшие с ним с Запада таинники божественного учения получали здесь одностороннее освещение дела Ария от никомидийцев, которые в догматических вопросах видели не предмет благочестивой веры, имеющий жизненное значение, а область научного исследования, и даже пустого словопрения. Тем не менее Константин не оставил без внимания арианского дела; на первых порах он отправил обширное примирительное послание в Александрию с убедительною просьбою к епископу Александру и Арию прекратить взаимной раздор. По мнению царя, не прав был и епископ по своей неосторожности и резким вопрошениям, виноват и Арий, что расторг общение, не покоряясь епископу; он рекомендует обоим взять пример с философов, которые, хотя и спорят между собою, но уживаются мирно. При том же оба они стоят на общей почве: оба признают божественное Провидение, а потому им легко примириться36...
Вместе с этим посланием Константин отправил в Александрию своего "любимого" епископа Осию, которой должен был исследовать это дело на месте и содействовать умиротворению александрийцев. Осия исполнил поручение императора. - Правда он не примирил противников, зато из расследования споров он вынес убеждение, что ересь Ария - не праздное пустословие, а угрожает потрясением основ христианской веры, - ведет к отрицанию всего христианства. В 324 году Осия кордубский возвратился к царю и разъяснил ему серьезную опасность арианского движения. Тогда Константин решился созвать Вселенский Собор, которой, по его мнению, оставался единственным средством к умиротворению Церкви. По мысли царя, Собор этот, "выступая войною против главного врага", возмущавшего тогда мир Церкви, хульной арианской ереси, должен был рассмотреть и другие вопросы и дать ответы - определения по устроению внутренней жизни христиан37.

Вселенскому Собору властью Царя определено быть в городе Никее38. Константин сделал всё, чтобы облегчить созываемым епископам путешествие к месту собрания, содержание же прибывших в Никею он принял на счёт государства. В Никею прибыли святители из Египта и Палестины, из Сирии и Месопотамии, из Малой Азии, Греции, Персии и Армении и от Задунайских Готфов; из Рима, вместо престарелого епископа, прибыли два пресвитера. Среди собравшихся святителей были: престарелый Александр александрийский, первый обличитель Ария, привезший с собою архидиакона Афанасия, мужественного и искусного борца с арианами (впоследствии Великого, архиепископа александрийского), святитель ликийского города Мир Николай, святитель Спиридон чудотворец. Всего на Собор прибыли (с епископами были пресвитеры и диаконы) более 2000 человек и одних святителей было 318 г.).

Собор открылся в июне 325 года в обширной палате царского дворца. Скамьи стояли вокруг комнаты для епископов, а посреди - стол, на котором лежала книга священного Писания, как верное свидетельствование истины. Когда все собрались, явился Константин во всем величии своего императорского сана, но без вооруженной стражи, в сопровождении придворных из христиан, облеченной в самые пышные царские одежды, блиставшие золотом и драгоценными камнями. Появление его поразило собрание и особенно тех, из присутствовавших на нем, которые прибыв из дальних стран, никогда не видали ни его царского лица, ни царственного величия; но и сам он смутился при виде такого собрания славных пастырей Церкви Христовой, среди которых находились строгие подвижники и чудотворцы, исповедники и мученики с обожженными руками и прободенными очами39, пострадавшие за веру, Молча, с поникшим взором, подошел он к приготовленному для него золотому креслу и стоя ждал, пока святители не пригласили его сесть. Выслушав затем приветственно-благодарные речи Евстафия антиохийского и историка Евсевия кесарийского, Константин сам обратился к собранию с речью, в которой выражал свою радость, что видит такое великое собрание отцов, и умолял их разрешить миролюбиво спорные вопросы. "Бог помог мне, - говорил он, - низложить нечестивую власть гонителей, но несравненно прискорбнее для меня всякой войны, всякой кровопролитной битвы и несравненно пагубнее внутренняя междоусобная брань в Церкви Божией".

Ариане шли на Собор и держали себя на нем смело и уверенно; они не предвидели, что их делу предстоит полный и всесторонний разгром; напротив, они ожидали в своих замыслах счастливого успеха:- они имели на своей стороне до 17 епископов; во главе их был столичной архиерей, имевший связи во дворце царском. Ариане надеялись, что Собор, если и не согласится с их воззрениями, то и не придаст их строгому осуждению.

Арий упорно защищал свое учение, употребляя всю силу своего красноречия. Но непоколебимая, убежденная преданность истинному церковному учению отцов Собора посрамила лживую премудрость богохульника. Защитники православия хорошо понимали, в чем состоит сущность арианской ереси и достойно с глубоким религиозным чувством и истинно просвещенным разумением опровергали ее. Особенною силою слова и меткостью в изобличении еретического буесловия отличался при этом александрийский диакон Афанасий: его слово расторгало, как легкую паутину, хитрословесие еретика. Споры были жаркие и продолжительные; тщетно Константин употреблял свое влияние, чтобы согласить спорящих и привести к дружелюбному решению спора; чем далее продолжались прения, тем очевиднее становилось, как далеко уклонились ариане от истины. Предложенное Собору Евсевием никомидийским - главою ариан - изложение веры, где определенно выражалась мысль, что "Сын Божий" есть "произведение", "тварь", и "было время, когда Его не было", единодушно было отвергнуто отцами Собора как лживое и нечестивое - самый свиток, на котором оно было написано, был разорван.

Бесповоротно осудив таким образом арианство, отцы Собора решили дать верующим точное исповедание православного учения - символ веры. Евсевий, епископ кесарийский, представил их вниманию "крещальный символ", которой с давнего времени употреблялся в его церкви и был изложен почти исключительно выражениями, взятыми из святого Писания. Отцы встретили этот символ с одобрением; но чтобы с решительностью устранить возможность вкладывания в него еретической мысли, они признали нужным заменить некоторые общие выражения в нем такими, которые бы в совершенстве определяли церковную истину. Присутствовавший на Соборе император присоединился к отцам в одобрении Кесарийского символа и исповедал свое полное согласие с ним; но с тем вместе Константин предложил внести в символ формулу, на которой останавливались вожди Церкви еще на предварительных совещаниях для выражения церковной мысли о Сыне Божием и Его отношении к Богу-Отцу, - наименование Его "единосущным" Отцу. Слово, сказанное царем, единодушно было принято Собором и послужило определительною основою учения о Лице Господа Иисуса, центрального христианского догмата.
Символ "крещальный" был исправлен и Собором изложен новый Никейский символ веры непререкаемый для всей Вселенской Церкви.

Заключительное торжественное собрание отцов в Никее состоялось в императорском дворце 25 августа 325 года; оно совпало с 20-летним юбилеем царствования Константина40.

Отпуская отцов Собора, Константин в прощальной речи к ним умолял их иметь мир между собою.

- Берегитесь, - говорил он, - горьких между вами споров. Пусть никто не имеет зависти к явившим особенную мудрость: достоинство каждого - считайте общим достоянием всей Церкви. Высшие и превосходные, не смотрите высокомерно на низших: Богу одному ведомо, кто превосходнее, Совершенство редко где бывает и надо иметь снисхождение к слабейшим братиям; мирное согласие дороже всего. Спасая неверующих, помните, что не всякого можно обратить учёным рассуждением,- научения надобно сообразовать с различными расположениями каждого, подобно врачам применяющим свои лекарства к различным болезням.

Исполнилось таким образом заветное желание благочестивого императора, которое он исповедал, однажды даже приводя

Самого Бога во свидетели, - желание - "учение всех народов его державы о Божестве соединить в один общий строй". Великая мысль, подсказываемая царю его святым религиозным чувством, осуществление которой он ставил для себя жизненной задачей с задушевным желанием, - эта, поразительная по возвышенности содержания и широте объёма, мысль Великого Константина теперь введена была в общее сознание, стала достоянием всего христианского мира. Мало того - для осуществления этой мысли в христианской жизни благочестивый царь указал и вернейший путь - Вселенский Собор,- шествуя по которому овцы пажити Христовой, как уже званные, так и иные - еще не званные, по благодати Божией, безошибочно входят во двор Небесного Отца, для истинной жизни (Иоан.10:9). И это истинно-победное торжество равноапостольного царя еще возглавилось тогда же отрадным для него получением бесценного сокровища, частицы животворящего Креста Господня, привезенной из Иерусалима ему в дар матерью царицею Еленою.

Константин жил после того еще более 10 лет и во всё это время своего царствования с неизменною верностью держался Никейского исповедания веры41, и ревностно старался утверждать дух христианского благочестия в своем царстве, в себе самом представляя пример достойный подражания. Обладая основательным общим образованием и богословским в частности, он вёл обширную переписку с предстоятелями церквей по предметам веры и благочестия и устроения христианской жизни, а нередко в своем дворце выступал пред собранием царедворцев и народа даже с "боголепным" учительством. Трудолюбие его было необычайно, праздности он не терпел: уже и в преклонном возрасте он не почитал бременем для себя даже собственноручно писать обширные законодательные акты42. Правдиво-великодушный по природе своей и скромный он не прельщался своим царским величием и шумными восторгами народной толпы,- эти восторги наводили на него даже скуку. Стоя на высоком уровне нравственного развития, Константин хотел поднять до того же уровня и всех, которые приходили в соприкосновение с ним. Так однажды некоего вельможу-лихоимца он вразумил таким способом: пригласив к себе, он взял его за руку и сказал:

- До каких пределов мы будем простирать свою алчность?

Потом промолвил, очертив копьем пространство в рост человека:

- Если бы ты приобрел все богатства мира и овладел всеми стихиями земли и тогда не воспользуешься ничем более такого куска земли, да и то - еще удостоишься ли получить и это!

Другой пример:- выслушав льстивую речь одного почетного лица (из духовных), которое называло царя "блаженным" и выражало, что "он и в сей жизни удостоился самодержавного над всеми владычества и в будущей станет управлять вместе с Сыном Божиим", Константин ответил ласкателю:

- Ты лучше помолись о царе, чтобы и он в будущей жизни удостоился быть рабом Божиим.

Благотворительность царя лилась широким потоком по свидетельству современника, "с утра до вечера он изыскивал кому бы оказать благодеяние"; нищих и вообще людей, выброшенных на улицу, он снабжал и деньгами, и пищей, и приличной одеждой; о детях осиротевших он заботился вместо отца; дев, лишившихся родителей, устроял в замужество, снабжал их приданым из своей казны. Особенно много делал он благотворений в день Пасхи. В новой своей столице Константин ввёл обычай, чтобы в пасхальную ночь по всем ее улицам возжигались высокие восковые столбы,-"как бы огненные лампады", так что таинственная ночь становилась светлее самого дня, а лишь только наступало утро, Константин ко всем неимущим простирал свою десницу, раздавал им подарки. С такою же щедростью царь раздавал милостыню и по случаю своих семейных радостных событий, например - брака его сыновей; - в последних случаях устроялись роскошные пиры и обеды для приглашенных гостей, веселье тогда из дворца выносилось даже на улицу, - царь приветливо принимал хороводы женщин. Но при царе всегда и во всем соблюдалась полная благопристойность и не допускалось ничего нескромного и соблазнительного.

Последние годы и особенно дни жизни царя Константина и его кончина были достойным завершением его христианской благочестивой настроенности. Еще задолго до смерти Константин начал готовиться к ней. - В новой своей столице он построил храм во имя святых Апостолов. Храм этот украшен был между прочим двенадцатью ковчегами во славу лика Апостольского, а посреди этих ковчегов устроена была гробница. Сначала оставалось неясным, для чего здесь устроена была гробница, а потом это разъяснилось и оказалось, что эту гробницу благочестивый царь устроил для самого себя. Мысль о смерти стала для Константина предметом напряженного размышления, как только он начал чувствовать упадок своих физических сил.
В 337 году Константин в последний раз торжественно отпраздновал в Константинополе Пасху и вскоре занемог. Предчувствуя близкую кончину, он всецело предался святым упражнениям: часто преклоняя колена, ревностно изливал горячие молитвы пред Богом; по совету же врачей он переехал в это время в город Елеонополь, чтобы лечиться там тёплыми ваннами.

Но Константин до сего еще времени не был крещен! Это в наше время и для нас может казаться явлением весьма странным, но в древние времена Церкви христианской многие принимали крещение в зрелых летах или даже в старости, одни - по чувству глубокого уважения к великому таинству, для восприятия которого считали необходимым долгое приготовление, -другие же не без лукавого похотения - пожить сначала в свое греховное удовольствие, а потом уже и возродиться для новой духовной жизни (Бог им Судия!). Константин, с юных лет носивший в сердце своем Христа, издавна сделавшись в душе христианином, отлагал свое крещение по смиренному сознанию своей греховности, желая подвигом целой жизни приготовить себя для этого. Притом же в душе его хранилось искреннее желание креститься в водах реки Иордана.

Не получая облегчения в Елеонополе и чувствуя крайний упадок телесных сил, Константин переправился в Никомидию и здесь, созвав епископов, просил их удостоить его святого крещения.

Пред крещением умирающий царь произнес такую речь:

- Пришло желанное время, которого я давно жажду и о котором молюсь, как о времени спасения. Пора и нам принять печать бессмертия, приобщиться спасительной благодати. Я думал сделать это в водах реки Иордана, где, в образ нам, принял крещение Сам Спаситель; но Бог, ведающий Полезное, удостаивает меня этого здесь.

Приняв Святое крещение, Константин "ликовал духом, сердце его было полно живой радости. Облеченный при крещении в белую одежду, блиставшую подобно свету, он не снимал ее уже до смерти. Опочил он на ложе, покрытом белыми покрывалами, багряницы же - этого царского отличия - "раб Божий" уже не восхотел и касаться. Свою последнюю благодарственную молитву, "возвысив голос", царь заключил такими словами:

- Теперь я сознаю себя истинно блаженным, ибо имею несомненную веру, что я приобщился Божественного света и удостоился жизни бессмертной.

Великий и равноапостольной Константин скончался, завещав царство трем своим сыновьям, в самый день Пятидесятницы 337 года, на тридцать втором году своего царствования, имея шестьдесят пять лет от рождения. Тело его с великим торжеством перенесено было в созданной им град Константинополь и положено согласно его завету в церкви святых Апостолов в гробнице, им самим уготованной. Ныне же он живет бесконечною жизнью в вечном Царстве Христа Бога нашего, Которому со Отцом и Святым Духом честь и слава во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 8:

Креста твоего образ на небеси видев и якоже Павел звание не от человек прием, во царех Апостол Твой Господи, царствующий град в руце твоей положи: егоже спасай всегда в мире, молитвами Богородицы, едине человеколюбче.


Кондак, глас 3:

Константин днесь с материю Еленою, крест являют всечестное древо, всех убо иудеов посрамление суще, оруже же на противныя верных царей: нас бо ради явися знамение велие, и во бранех грозное
________________________________________________________________________
1 Указом императора Диоклитиана - 23 февраля 303 года - приказывалось искоренить христианство со всеми его учреждениями и храмами. Жестокое гонение тогда началось с разграбления и разрушения военною силою христианского храма в Никомидии, столице Восточной Римской империи, где в один раз было сожжено до 20.000 верующих; а затем ужасы гонений охватили Сирию, Палестину, Малую Азию и Египет с Италиею. О жестокости гонений Лактааций («О смерти гонителей»ХV и ХVI) сообщает: «если бы я имел сотню уст и железный язык, то и тогда я не мог бы исчислить всех мучений, какие переносили верующие:... железо притуплялось и ломалось; убийцы утомлялись и работали посменно, поочереди....»
2 Император Диоклитиан для удобства управления громадной Римской империей разделил ее на две половины, из коих одною - Восточною правил сам, живя в Никомидии и имея у себя соправителем цезаря Галерия, а в другой - Западной поставил императором Максимиана, соправителем же его - цезаря Констанция Хлора, непосредственно управлявшего Галлиею и Британиею.
3 Евсевий. Жизнь Константина кн. I, гл.17
4 Евсевия: Жизнь Константина, кн I,16
5 Евсевия: Церков. История, кн. VIII,13, Жизнь Константина, кн. I,13
6 Лактанций: О смерти гонителей, гл. 15.
7 Константин был единственным сыном Елены; Констанция была дочь другой жены Хлора Феодоры:которой Констанций имел и других детей. Современники, к сожалению, не говорят о влиянии св. Елены на Константина в детстве.
8 Евсевия: Жизнь Константина кн. II,49
9 Евсевия: Жизнь Константина, кн. I,27
10 Евсевия: Жизнь Константина, кн. I,36; Лактанция: О смерти гонителей,44.
11 Евсевия: Жизнь Константина, кн. I,28-32.
12 Евсевия: Жизнь Константина, кн. I,37.
13 Евсевия: Церков. Ист. кн. IХ,9; Жизнь Конст. Кн. I,40.
14 Евсевия: Церков. Ист. кн. Х,6 и 6.
15 Эта монограмма состояла из двух букв Х и Р, из коих псрвая покрывала вторую.
16 Евсевия: Жизнь Констан. кн. IV,19.
17 Евсевия: Церков. Ист. кн. Х,1-3.
18 Он женился на сестре Константина в 313 году.
19 Евсевия: Жизнь Констан. кн. XI,9.
20 Истор. Правосл. церкви изд 1892 г. Победоносцева, стр. 73-74.
21 Евсевий: Жизнь Константина, кн. III,1.
22 Гора Сион с крепостью Иевусом (Иерусалимом) высилась на границах колен Иудина и Вениаминова; отнятая Давидом у хананейского племени иевусеев, она стояла как бы вне пределов коленного разделения земли обетованной.
23 «Вся религия наша имеет родину в этой стране (Палестине) и в этом городе (Иерусалиме)» - выражение блаж. Иеронима. Творения т. II, стр. 6.
24 Евсевий: Жизнь Константина, кн. III,42.
25 Церков. истор. Руфина, кн. I, стр. 8.
26 В праздник Воздвижения честного Креста - день постный-богослужение православной Церкви посвящается прославлению Креста Господня, воспоминаниям крестной смерти Спасителя; на всенощном бдении после великого славословия совершается торжественно вынос Креста священнослужителями из алтаря на средину храма и здесь бывает поклонение ему. Особенною торжественностью отличается обряд воздвижения Креста в кафедральных храмах, совершаемой епископами при многократном возглашении клира: «Господи, помилуй».
27 Иуда, по крещении - Кириак был впоследотвии патриархом иерусалимским и претерпел мученическую кончину при Юлиане Отступнике. Память его-28 октября.
28 Такое наименование усвоялось христианами во время гонений тем, кто по страху выдавал язычникам предметы своего религиозного почтения: о Цецилиане говорили, будто он выдал гонителям священные книги,- оговор этот оказался ложным.
29 Донат был пресвитером в Карфагене.
30 Новациане учили, что падших во время гонений и вообще согрешающих тяжко- «смертно» нужно принимать в общение с Церковью не через покаяние, а чрез повторное крещение.
31 Осия, родом из Испании, епископствовавший более 60-ти лет, в Диоклитианово гонение прославился как исповедник за Христа. Он был епископом Кордубы. Император Константин призвал его к своему двору и окружил его любовью и доверием. В христианском обществе тогда широко было распространено мнение о сильном влиянии на Константина этого любимого им советника (Церк. Ист. Сократа 1, 7).
32 Евсевий: Церк Ист Х, 6.
33 Там же Х, 5.
34 Арий богохульно учил, что Иисус Христос не есть Бог вечный и безначальный, что Он не единосущен Отцу и есть Его творение, - было время когда Его не было. Арий получил богословское образование в Антюхии в школе мученика Лукиана; став пресвитером в Александрии, он там обратил на себя общее внимание как умственными дарованиями, так и своею строго воздержною жизнью. Гордый умом и ученостью, Арий не внимал вразумлениям и увещаниям своего епископа Александра; не покорился он и собору, созванному епископом и осудившему его. Мало того, обольщая клир и народ своим красноречием, он постарался перебросить плевелы своего лжеучения и за пределы своей поместной церкви. Имея немалочисленных приверженцев, он отправил посольство с жалобой ко многим епископам восточных церквей. Там нашлись у него сторонники, во главе которых оказался Евсевий никомидийский, ранее знакомый с Арием по школе Лукиана, - «муж ученый», при том же родственник царской фамилии и потому человек влиятельный. Евсевий, епископ столицы (это было еще тогда, когда жив был император Ликиний, резиденцией коего была Никомидия) не признал авторитета суда александрийского епископа. В письме Арию он отвечал: «Прекрасно мудрствуя, желай, чтобы все так мудрствовали, потому что всякому ясно, что сотворенного не было, пока оно не приведено в бытие; приведенное же в бытие имеет начало». Епископ александрийский оказался поэтому в печальном положении; около 318 года Александр решился на крайнюю меру:- созвал собор из ста епископов; отлучил Ария и его приверженцев от Церкви; изгнал богохульника из Александрии и в окружном послании объявил о том по всем церквам (см. Богосл. Вест. 1906 г. Декабрь:А. А. Спасского, стр. 68_4). Мера эта еще более распалила арианские споры и разнесла их пламя по всему Востоку. Дело Ария теперь утрачивало местной характер и получало общецерковное значение.
35 Богосл. Вестн. 1906 г. Дек., стр. 694.
36 Евсевий: Жизнь Константина II, 64-72.
37 Евсевий: Жизнь Константина III, 17 V, 6.
38 Никея, ныне Исник – бедное селение, тогда была обширным и богатым городом, - главным в вифинской приморской области; с морем она сообщалась посредством озера и была одинаково хорошо доступна с моря и суши; там был обширной императорский дворец и находилось много зданий, где свободно могли поместиться собравшиеся на собор епископы и клирики; Никея отстояла всего на 20 миль от Никомидии, тогдашней резиденции императора, которому таким образом представлялось большое удобство для участия в Соборе. На избрание Никеи местом Собора, по намеку Евсевия, повлияло будто и самое ее имя - «победа» (в русском переводе). Евсевий: Жизнь Константина III, 6.
39 Число отцов Собора не одинаково показывается историками; Евсевий (Жизнь Константина III, 8) например насчитывает их до 250; св. Афанасий александрийский в своих сочинениях, н сам император говорит о 300. Цифра 318 названа св. Афанасием в одном его послании к африкан. церкви; в своем греческом начертании-ТШ-она напоминает «крест Иисуса, потому и принята в общее употребление, так что и Никейский Собор, получил название - Собор 318-ти Отцов.
40 Евсевий: Жизнь Константина, кн. П,65.
41 Арианская ересь и после Собора не замерла окончательно. Ариане при своей лукавой изворотливости входили иногда в доверие царя и, злоупотребляя его великодушием и миролюбием, производили по временам непристойные нападки на православных; особенно св. Афанасий Великий много терпел от них.
42 Евсевий: Жизнь Константина, кн. IV,66;IV, 47

Блгв. кн. Константина (Ярослава) (1129) и чад его Михаила и Феодора, Муромских чудотворцев (XII).
http://i011.radikal.ru/1006/ba/13288226e4a9.jpg

Благоверный великий князь Константин Святославич происходил из рода великого князя Владимира, крестившего землю Русскую. Он хотел иметь своим уделом город Муром, населенный язычниками, чтобы просветить эту страну светом христианской веры. Родственник князя Константина, сын великого князя Владимира благоверный князь Глеб, которому назначен был во Владимире город Муром, употребил много усилий, чтобы овладеть им и склонить его жителей к принятию святого крещения, но не смог этого сделать и два года жил вдали от него на расстоянии двух поприщ (12 верст) на реке Ишне. После того, как святой Глеб был убит, Муром долго оставался без князя христианского, и язычество осталось там в силе. Между тем соседи, болгары, верою магометане, старались распространить свое влияние на Муром. «Князь Константин, слыша о Муроме, яко велик и славен и множество людей живущих в нем и богатством всяким кипящий», испросил у отца своего Святослава Черниговского этот город в удел себе. Отец не хотел отпускать его по сильному опасению, как бы не умертвили его. Но Константин решился на все для святой веры.

И в 1192 году вместе с сыновьями своими князьями Михаилом и Феодором, духовенством, войском и слугами из славного города Киева он пришел в Рязанскую землю к городу Мурому.

Приближаясь к Мурому, святой благоверный князь Константин послал сына своего Михаила убеждать муромцев, чтобы приняли князя без сопротивления. Упорные язычники убили посланного князя и бросили тело его за городом, а сами стали готовиться к бою. Когда князь Константин подошел к городу со своей большой дружиной, жители хотели сражаться, потом смирились, согласились принять князя, но заменить свое язычество на его веру не пожелали. Не принуждая язычников силой к принятию веры Христовой, князь не оставил однако мысли о их просвещении и прежде всего построил храм Благовещения на месте убиения своего сына, а вскоре и другую церковь святых Бориса и Глеба. В то же время сам он не раз призывал к себе старейшин города и убеждал их к перемене веры; с проповедью о Христе обращалось к муромцам и духовенство, прибывшее с князем. И вот однажды толпа ярых язычников, недовольная князем, подступила к его дому, грозя князю смертью. Помолившись Богу, князь смело вышел к толпе бунтовщиков с иконой Богоматери. Это так поразило язычников, что они смирились и пожелали принять крещение. Обрадованный князь воздал благодарение Господу и Пречистой Его Матери и назначил день для сбора всех непросвещенных. Торжественно было крещение муромцев, и, как некогда Днепр, река Ока стала купелью для всех жителей города. Благоверный князь осыпал детей Божиих разными подарками, одних — одеждой, других — деньгами, а лучших — и вотчинами. Так благоверный князь Константин в городе Муроме «веру утверди» и жителей «от прелести идольския избави», в чем сын его Феодор был ему ревностным помощни­ком.

Теперь надлежало позаботиться и о построении и умножении храмов. И «заповеда ставити церкви в городе и в селах и монастыри мужския и женския», и учредил в своем городе епископскую кафедру. По летописи, в 1098 году видим в Муроме Спасский монастырь, построенный, без сомнения, просветителем Мурома.

Скончался святой князь в 1129 году, проведши жизнь свою в истинной вере и непорочности во всем, являясь всегда защитником бедных и сирот. Его кончина причинила великую скорбь народу. Все оплакивали его как отца и похоронили у построенной им церкви Благовещения, вблизи сыновей его, благоверных князей Михаила и Феодора.

Впоследствии родственник святого князя Константина благоверный князь Георгий Ярославич возобновил первоначальную церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, и с того времени прославил Господь святых князей Константина и сыновей его, так как у гробов их стали совершаться чудеса.

Спустя много лет после этого, в 1553 году, царь всея России Иоанн Васильевич, идя в поход против нечестивых татар к городу Казани, зашел в город Муром и пробыл здесь две недели. Совершив молебствие у гробов святых чудотворцев, он дал обещание построить каменную церковь. И когда стали копать рвы для этой церкви, то нашли мощи святых князей целыми и нисколько не поврежденными. По окончании постройки церкви в нише церковной стены было устроено особое место, где и положены были святые мощи их. Царь Иоанн Васильевич повелел тогда Рязанскому епископу Гурию освятить новопостроенный храм и прислал к освящению его различную церковную утварь. Храм был освящен, устроен при нем монастырь, и с торжеством было отпраздновано это событие. В то время у гробов святых князей совершилось много чудес, которые совершаются и доныне во славу Христа Бога.

Тропарь, глас 4:
Константин днесь весело ликовствует7, предстоя престолу святыя Троицы, видя отечествие свое, мастию духовною сияющее8, емуже последоваша Михаил и Феодор, сынове его: и молятся вси трие вкупе о душах наших.

Кондак, глас 8:

Изрядному воеводе, и правоверному князю Константину, с сынома его вкупе, отечество его хвалящися вопиет, имеющее его начальника и заступника: яко избавльшеся им от прелести и скверны идольския. Сего ради вопием ему сице: радуйся княже Константине преблаженне.

________________________________________________________________________
Константин-Ярослав Святославич был младший сын Святослава Ярославича, сперва князя черниговского, а затем великого князя киевского (1073-1077), внук Ярослава Великого и правнук Владимира святого. Приговором князей на Любечском княжеском съезде в 1097 году Муром был утвержден за Константином-Ярославом. Он после святого Глеба был первым князем муромским и родоначальником последующего дома князей муромских и рязанских. Святой Константин княжил в Муроме с 1096г. до своей кончины, последовавшей в 1129 году. Указание в Прологе на 1192 год (1092?), как на год прибытия святого князя в Мурому, следует считать ошибочным.
Муром - центр северной ростово-суздальской области, ныне незначительный уездной город владимирской губернии, - в древнее время принадлежал к поселениям финских племен, каковы мурома, меря и мордва, не смотря на то, что город был населен инородцами язычниками, в нем был уже существующий до настоящего времени Спасский монастырь. В Лаврентьевской летописи о нем упоминается под 1096 годом. Есть основание думать, что он был основан трудами черниговских епископов, так как Муром принадлежал к уделу черниговских князей
Поприще - мера расстояния в 690 саженей Думают, что, встретив сопротивление муромцев, святой Глеб поселился на реке Ишне, в 12 верстах от Мурома.
Кончина святого князя Глеба последовала в 1015 году. Память его празднуется 6 сентября.

0

8

................................продолжение от 3 июня

Собор Карельских святых.
http://s49.radikal.ru/i123/1006/b7/7c06e28328fe.jpg

празднование Русской и Финской Православных Церквей в честь святых Карелии.

Архиерейский Собор Финской Православной Церкви определил установить празднование памяти карельских святых в первую субботу ноября - государственный праздник Финляндии, приуроченный ко дню поминовения всех усопших в Финской Евангельско-лютеранской Церкви. В 1958 году патриарх Константинопольский Афинагор благословил это решение.

В общецерковный календарь Русской Православной Церкви этот праздник был внесен в 1972 году после посещения патриархом Московским и всея Руси Пименом в Финляндии, с целью установления дружеских связей с Финской Православной Церковью. С поправкой на календарные стили, в Русской Церкви праздник был установлен в первую субботу ноября по старому стилю - т.е. в субботу между 13 и 19 ноября нового стиля. Однако, так как это празднование не связано с православной традицией Карелии, по решению Священного Синода Русской Православной Церкви и благословению патриарха в 2004 году праздник был перенесен на 21 мая (3 июня н.с.). Эта дата была избрана в связи с тем что в этот день в 2000 году патриарх Московский и всея Руси Алексий II совершил великое освящение восстановленного в Петрозаводске Александро-Невского кафедрального собора, южный придел которого освящен в честь Собора Карельских святых.

Среди святых входящих в состав собора:

Прпп. Сергий и Герман, чудотворцы Валаамские (+ 1353, память 28 июня, 11 сентября)
Прп. Кирилл Челмогорский (+ 1368, память 8 декабря)
Прпп. Лазарь (+ 1391) и Афанасий, Муромские чудотворцы (память 8 марта)
Прп. Корнилий Палеостровский, Олонецкий, игум. (+ 1420, память 19 мая, 21 августа)
Прп. Савватий Соловецкий (+ 1435, память 8 августа, 27 сентября)
Прп. Зосима Соловецкий (+ 1478, память 17 апреля, 8 августа)
Прп. Александр Ошевенский (+ 1479, память 20 апреля)
Прп. Елисей Сумский (XV-XVI в., память 14 июня)
Прп. Пахомий Кенский (+ ок. 1515, память в первую субботу после Крещения Господня)
Прп. Геннадий Важеозерский (+ ок. 1516, память 9 февраля)
Прп. Александр Свирский, чудотворец (+ 1533, память 17 апреля, 30 августа)
Прп. Иона Клеменецкий (+ 1534, память 6 июня)
Прмч. Адриан Ондрусовский (+ 1549, память 17 мая, 26 августа)
Прп. Никифор Важеозерский (+ 1557, память 9 февраля)
Прп. Варлаам Керетский (XVI в., память 6 ноября)
Прп. Иона Яшезерский (XVI в., память 22 сентября)
Прп. Кирилл Сырьинский, Каргопольский (XVI в., память 28 апреля)
Прп. Афанасий Сяндебский (+ вторая пол. XVI в., память 2 мая)
Прп. Афанасий Новолоцкий (ХVI—ХVII в., память 18 января)
Блж. Фаддей Петрозаводский (+ 1726, память 21 августа)

Прп. Кассиана Угличского (1504).
http://s52.radikal.ru/i136/0910/e9/3d2eb3533230.jpg

Преподобный Кассиан был знатный грек и происходил из рода князей Мангунских1).

В мире он назывался Константином. О родителях князя Константина, о его жизни в детском и юношеском возрасте ничего не известно. Вероятно, еще в юных летах Константин отправлен был в Константинополь. Затем, когда в 1453 г. Константинополь взят был турками, он мог искать убежища в Италии, подобно Фоме Палеологу, князю морейскому, брату последнего византийского императора Константина, погибшего на стенах греческой столицы.

Известно, что около 1472 г. Константин находился в Риме, при дворе папы, где в то время жил Фома Палеолог со своими двумя сыновьями и дочерью Софией, а также много и других знатных греков. Несмотря на свою близость ко двору римского первосвященника, благоверный князь Константин не изменил святой православной вере. В 1472 г. София Фоминична с пышной свитой отправилась в Москву для того, чтобы сочетаться браком с великим князем Иоанном Васильевичем III (1462—1505). Князь Константин вместе с другим греками сопро­вождал княжну Софию в Московское государство. Великий князь Иоанн с большим почетом встретил свою невесту и давал богатые дары всем прибывшим с нею, в том числе и князю Константину. Но тогда как прочие греки с радостью принимали великокняжеские подарки — города в управление и села в вотчины и занимали разные почетные должности в Московском государстве, благочестивый князь Константин отказывался от всего этого. «Господин великий князь! — говорил Константин, — и отечество свое я оставил Господа ради, и хочу того, что изволит Господь Бог и Пречистая Богородица». Его душа не лежала к тленному и скоропреходящему богатству мира сего. И жил Константин при дворе московского государя в великом смирении, и кротости, и тихости, и многом безмолвии. Так прошло несколько лет. Князь Константин сдружился за это вре­мя с угличским князем Андреем, братом великого князя Иоанна Васильевича, и воспринимал у него сына Димитрия. Но тревожная и шумная жизнь при великокняжеском дворе не по душе была благочестивому князю, склонному к созер­цательной жизни инока. Великий князь назначает его поэтому владычним боярином к Ростовскому архиепископу Иоасафу1).

Владычные бояре — светские архиерейские чиновники, заведовавшие главным образом судебными делами в епархии.

Константин жил по-прежнему богобоязненно, в чистоте и целомудрии, часто посещая храм Божий. В 1489 г. свт. Иоасаф отказался от управления епархией и удалился в Ферапонтов монастырь, на место своего пострижения. Князь Константин отправился провожать своего епископа, а вместе с тем посмотреть на монастырские порядки, о которых слышал много хорошего, и поучиться у здешних иноков богоугодной жизни.

Но Провидение не для того этого привело сюда богобоязненного князя. В обители отвели для него келлию и поручили наблюдению благочестивого иеромонаха Филарета. Несмотря на свой чисто монашеский образ жизни, Константин все еще не решался постричься в монахи, хотя, наверное, свт. Иоасаф и уговаривал его. И Господу было угодно именно здесь, в обители прп. Ферапонта, призвать его к иночеству. Случилось это так. Однажды Константин после продол­­­жительного всенощного бдения задремал в своей келлии от утомления и видит страшный сон. В ужасе он просыпается и громко зовет своего сожителя: «Филарет, Филарет!» «Вот я! Что нужно, князь?» — спрашивает его Филарет. Но князь Константин был в ужасе и не мог говорить. Филарет сообщил о случившемся архиепископу Иоасафу и игумену. Архиепископ велел привести к себе князя Константина и, сотворив над ним молитву, начал тихо его спрашивать, что с ним случилось. Князь стал говорить, как бы пробуждаясь от сна, а потом, оправившись, рассказал следующее: «Видел я каменную церковь, большую и прекрасную; в ней было множество монахов, а посреди церкви на престоле сидел прп. Мартиниан (+ 1483 г.; память 12/25 января и 7/20 октября), бывший игумен здешнего монастыря, с большим жезлом в руке. “Постригись”, — говорил мне Мартиниан. “Не постригусь”, — отвечал я ему. Тогда преподобный опять повторил мне: “Постригись; если же не пострижешься, я прибью тебя этим жезлом”. Но я не согласился исполнить приказание святого и долго с ним спорил. Преподобный поднял свой жезл и хотел ударить меня им. От страха я закричал и проснулся. Душа моя в смятении. Постригите меня в святой иноческий образ».

Кончив рассказ, князь упал в ноги к архиепископу, потом игумену, со слезами и рыданиями молил их постричь его. И все дивились такой быстрой перемене мыслей у князя Константина. По повелению архиепископа игумен постриг его в иночество и нарек Кассианом. С верою и слезами умиления князь давал свои обеты Богу. Прочитав новопостриженному наставление о том, как должно жить иноку, игумен передал его старцу, упомянутому иеромонаху Филарету, и поручил ему пещись о душе Кассиана.

Филарет был муж весьма благочестивый, исполненный страха Божия и любви, строгий монах и постник, и вся братия взирала на него, как на Ангела Божия. И Кассиан был весьма ревностным учеником его. Он старался в точности исполнять заповеди и наставления своего премудрого старца, к которому относился с полным повиновением, послушанием и покорностью, как добрый воин Христов, как истинный христианский подвижник. Прежде всех приходил преподобный в церковь Божию и уходил из нее последним; любил безмолвие, был кроток и нищелюбив; с охотой и без ропота исполнял подчас тяжелые монастырские послушания, не забывая в точности совершать и свое келейное правило. Своими подвигами прп. Кассиан скоро превзошел всех в обители.

В это время прп. Кассиан познакомился с прп. Нилом Сорским (память 7/20 мая), основателем скитского жития в Русской земле, и, вероятно, руководился его наставлениями. Оба подвижника были дружны, проводили время в душеспасительных беседах и впоследствии переписывались друг с другом. Сохранились два послания прп. Нила, написанные, вероятно, прп. Кассиану. В одном послании Сорский подвижник решает вопрос прп. Кассиана, как иноку бороться с искусительными помыслами о прежней мирской жизни, во втором утешает преподобного в скорбях, которые его постигли.

В обители прп. Ферапонта прп. Кассиан прожил недолго1).

Неизвестно, что заставило его покинуть место своего пострижения, но только с несколькими иноками преподобный поплыл сначала по реке Шексне, затем вверх по Волге в княжество своего друга — угличского князя Андрея. Не доезжая 23 верст до Углича, при впадении Волгу в речки Учмы, преподобный вышел на берег, может быть, только для остановки для ночлега. Но Господу угодно было, чтобы здесь прп. Кассиан основал обитель. Место это понравилось подвижнику красотою, и он решился поселится на нем с некоторыми из своих спутников. Сотворив молитву, иноки водрузили вскоре крест, поставили сначала шалаш для жилья, а потом вскоре выстроили келлию и начали жить в пустыне, славя Бога день и ночь, сияя своей жизнью и богоугодными подвигами.

Но не могли смиренные пустынники укрыться от людей. Слава о святой жизни их прошла по всей Угличской области: услышал о них и князь Андрей Васильевич. Он призвал к себе прп. Кассиана и принял его с великой честью. Князь Андрей очень обрадовался, увидев своего старого друга, бывшего князя Константина, а теперь инока Кассиана, и долго с ним беседовал. Преподобный просил князя позволить ему построить монастырь на берегу реки Волги и речки Учмы, в местности, где он уже поселился. С великой радостью исполняет князь угличский просьбу своего друга, дает ему богатую милостыню на первоначальное устройство монастыря, повелевает принимать в обитель братию и в заключение говорит: «Я должен помогать тебе, сколько в силах».

Вернулся прп. Кассиан в пустыню свою и приступил к устройству обители. Прежде всего по благословению Ростовского архиепископа Тихона (1489—1503) он построил храм в честь успения Божией Матери, затем поставил трапезу и келлии для братии.

Стали собираться к преподобному сподвижники, желавшие жить с ним и спасаться: одни приходили из мира и постригались здесь, другие являлись уже иноками из обителей, даже отдаленных. С умножением братии явилась нужда поставить игумена, но сам прп. Кассиан отказался от этой чести и назывался лишь строителем. Игуменом поставлен был один из братии. Князь Андрей угличский и бояре очень любили святого строителя и делали богатые приношения в Учемскую обитель. Князь нередко посещал прп. Кассиана, молился в храме обители, отпускал средства на ее строение, кормил братию и давал им милостыню. Близ монастыря, в лесу, водились разные звери: лоси, олени, зубры, медведи, волки, лисицы и другие. Князь Андрей с боярами часто охотился здесь и тогда заходил в пустынную обитель прп. Кассиана и кормил братию.

Так процветала Учемская обитель. Но вот Господь посылает ей великое испытание, которое, впрочем, не уничтожило обители, даже способствовало ее большему процветанию. Одной весной сделался такой сильный разлив Волги, что вода затопила монастырь прп. Кассиана, потрясла и разрушила деревянные строения, многие келлии и монастырские постройки совсем снесла. Это бедствие так огорчило иноков, что они хотели разойтись в разные стороны. Преподобный утешал братию и напоминал им о всемирном потопе, которым Господь наказал грешный род людской, затем прибавил: «И ныне, братия возлюбленная, пришла сия вода на нас за грехи и беззакония наши. Но, наказуя, Господь нас милует. И никто так себя не милует, как Бог нас милует. И теперь не скорбите: Господь Бог не оставит нас, собранных во имя Его. Если же мы не будем терпеливы, то за что получим награду на небе? Ведь без подвига никто не получает венца. Потерпим мало здесь, да во веки возрадуемся. Возложим все упование свое на Бога и Его Пречистую Матерь, Питательницу нашу и Помощницу».

Утешенные такими словами святого, братия успокоились. Преподобный же Кассиан тотчас отправляется в Углич к князю Андрею. Он рассказывает о своей беде, а вместе с тем и просит у князя позволения перенести монастырь на другое, более возвышенное место. Князь Андрей принял большое участие в горе преподобного. Немедленно послал в монастырь богатую милостыню, съестные припасы для братии и повелел сказать им: «Не скорбите ни о чем. Всякую нужду вашу удовлетворю и недостатки исполню, только терпите на месте сем и не уходите; я стану помогать вам, насколько в силах».

Действительно, скоро князь послал плотников и многих слуг, которые заново обстроили церковь и весь монастырь, но уже на новом, более возвышенном и безопасном месте. В то время благочестивый князь на свои средства построил новую, вторую церковь обители в честь Рождества святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Для обеспечения на будущее время он дал монастырю землю с деревнями и починками1) и право собирать ругу2) в пользу церкви и все это закрепил своими грамотами с печатями.

Но вскоре после того, именно в 1492 г., прп. Кассиан лишился своего друга и благотворителя князя Андрея Васильевича. Князя Андрея вызвал в Москву брат его, великий князь Иоанн III, и приказал заключить его в темницу и заковать в цепи как изменника и крамольника. Заключены были в темницу в Пере­яславле-Залесском и малолетние сыновья князя Андрея — Димитрий и Иоанн1).

После этого св. Кассиан прожил более 10 лет, сияя святостью и богоугодной жизнью. Он заботился не только о своей душе, но и о благе ближних своих, особенно нуждающихся. Руководясь словами Св. Евангелия, преподобный старался исполнить заповеди Господни: поил, кормил алчущих и жаждущих, одевал нагих, давал приют и пропитание странникам и не имеющим крова. Больным и нищим, лежащим на улицах и торжищах, подвижник раздавал милостыню и утешал их мужественно терпеть нищету ради будущих воздаяний. «Блажени, — говорил преподобный, — нищии не только духом, но и житием, яко тех есть Царство Небесное (Мф. 5, 3)». Св. Кассиан посещал заключенных в темницах, с любовью удовлетворял их нужды и утешал душеполезными словами.

Духовным другом и собеседником прп. Кассиана был прп. Паисий (+ 1504 г.; память 6/19 июня и 8/21 января), основатель Угличского Покровского монастыря. Прп. Кассиан познакомился с ним еще в миру. Тесная дружба связывала обоих подвижников, и прп. Паисий очень любил и уважал Кассиана. Перед своей кончиной он завещал прп. Кассиану наблюдение за Покровской обителью, а братии приказал слушать и исполнять советы и наставления Учемского под­вижника.

После великих трудов и богоугодных подвигов пришло время преподобному переселиться от временной жизни к вечной. Предузнав свою кончину, он призвал братию и дал им свое последнее наставление. «Братия моя возлюбленная, — говорил умирающий подвижник, — приходит день моей кончины. Я ухожу от вас к Богу, Которого возлюбил измлада. Вас же поручаю Спасителю, Пречистой Его Матери и великому Предтече Иоанну. По отшествии моем, возлюбленные братия мои, имейте между собою мир и любовь. Не опускайте службы Божией, пойте молебны; на литиях поминайте усопших и синодик прочитывайте, ибо кто поминает усопших, тот и сам будет помянут. Страннолюбия не забывайте. Умоляю вас, питайте нищих, сиротам помогайте и вдовиц защищайте от обижающих их. Крестьян своих берегите, печалуйтесь за них пред государем и вельможами. Берегите единодушно землю, принадлежащую обители. Игумена своего слушайтесь и повинуйтесь ему о Господе, как родному отцу своему, потому что, по апостолу, тии бдят о душах ваших, яко слово воздати хотяще (Ев. 13, 17)».

Преподав такое наставление братии, прп. Кассиан причастился Животворящих Христовых Таин и, благодаря Бога за все, предал свою чистую душу Господу 2 октября 1504 г.

На погребение преподобного стеклось множество народа, не только крестьян из окрестных сел и деревень, но и из города Углича монахов, духовенства и горожан.

Прошел год после кончины прп. Кассиана, и Господь Бог прославил угодника Своего великими и дивными чудесами, происходившими при его гробе. Но чудеса эти начали записываться лишь с XVII столетия.

Благочестивый муж Дометиан, по прозванию Ширяй, и жена его Гликерия за год до разорения Углича поляками1) видели много раз прп. Кассиана ездящим ночью на белом коне и в белых ризах вокруг монастыря.

В правой руке преподобный держал множество зажженных свечей, от которых весь монастырь и его округа как бы сияли. Свет был так велик, что его можно было видеть с противоположного берега Волги. Объехав весь монастырь, преподобный опять возвращался к тому месту своего упокоения, причем святые врата обители и церковные двери сами отверзались перед чудотворцем. Пораженный чудным видением, Дометиан пришел в монастырь и рассказал об этом. Выслушав рассказ, игумен и братия прославили Господа, дивного со святых Своих, даровавшего им такого покровителя.

И действительно, преподобный не раз избавлял обитель свою от разных бедствий и несчастий. После разорения города Углича поляками и казаками многие жители его искали убежища в Учемской обители. Враги погнались за несчастными и подошли к обители прп. Кассиана. Они умертвили многих монастырских прислужников, а иных связали и хотели ограбить монастырь. Один казак поехал на коне в святые врата обители, несмотря на то, что связанные служки говорили ему, что в святые врата не ездят на конях и даже некоторые товарищи казака отговаривали его от этого. Но безумный никого не слушался, и прп. Кассиан строго наказал его за дерзость. Лишь только конь казака переступил подворотню, какая-то неведомая сила повергла его на землю. Вошел в него дух нечистый и стал мучить. Товарищи связали его и отвезли за две версты от монастыря, а так как он не переставал бесноваться, то, боясь гнева Божия, отсекли ему голову и оставили на том месте с конем и оружием без погребения. Скоро узнали о происшествии во всем войске и после этого никто из врагов не смел приблизиться к монастырю, боясь наказания от Бога.

Преподобный охранял свою обитель от воров и грабителей. Так, он наказал и обратил на путь добра одного известного вора и грабителя, слугу боярина Мстиславского, которого звали Захария Рудак. Этот Захария ограбил иноков, при­шедших по монастырским надобностям в село Мышкино: он отнял у иноков коней и все, что они закупили, и отпустил ни с чем. Не удовлетворившись этим, Захария отправился в одну монастырскую вотчину к богатому крестьянину Василию Лукьянову, зная, что у него много денег и лошадей. Приехав туда ночью со слугами, Рудак стал спрашивать хозяина, который в это время был на гумне и готовил корм для скота. Догадавшись, кто к нему приехал, и предчувствуя, что Рудак явился в ночное время не для доброго дела, крестьянин поспешно скрылся в лесу. Подождав много времени, Захария наконец понял, что Василий скрылся от него, но не хотел уходить, ничего не получив, и решил дождаться его возвращения. Он велел подать себе ужин и стал есть и пить. Но Господь по молитвам прп. Кассиана чудным образом вразумил нечестивца. Как только Захария выпил первую чашу, им овладела такая слабость, что он не мог шевельнуть ни руками, ни ногами и глаза его стали плохо видеть. Такое состояние продолжалось и следующую ночь и день, пока несчастный не понял, что это прп. Кассиан наказывает его за ограбление иноков и монастырского крестьянина. Он приказал тогда слугам своим отвезти себя в монастырь и просить игумена помолиться о нем Пречистой Богородице и прп. Кассиану. Когда игумен отслужил молебен и окропил больного святой водой, то, благословив, приказал нести его к мощам угодника Божия. Со слезами раскаяния молился наказанный грабитель Пресвятой Богородице и прп. Кассиану и открыто исповедывал свой грех пред игуменом и братией, прося у них прощения и святых молитв; дал обещание не творить более обид монастырю, а, напротив, оберегать обитель и ее вотчины от злых людей и возвратить назад все, что раньше взял. Игумен и братия много дивились такой скорой перемене Захарии, Господь же, видя чистосердечное раскаяние и исправление заблудшего, простил согрешение его и тотчас исцелил так, как будто он никогда и не хворал. Благодарный за свое исцеление и исправление, Захария стал часто приходить молиться в обитель прп. Кассиана, приносил с собою богатую милостыню братии, а перед смертью он завещал отдать монастырю коня своего с седлом, много домашней утвари и похоронить себя в обители преподобного.

Похожий случай произошел с монастырским поваром Вавилой, прозванием Молодой, который тайно от игумена крал хлеб и съестные припасы и носил их к себе домой. Преподобный наказал его за это горячкой. Вместо того, чтобы раскаяться в своем грехе и просить прощения у прп. Кассиана и игумена с братией, больной стал лечиться у разных врачей, но ни один из них не мог оказать ему помощи. И вот однажды ночью он видит чудный сон: явился к нему прп. Кассиан и говорит: «Вавила! Перестань красть монастырский хлеб и припасы и носить их из монастыря в свой дом; покайся в своем грехе отцу духовному и получишь исцеление».

Проснувшись, Вавила тотчас же пошел к духовному отцу, исповедал ему грех свой, обещая больше не красть, причастился Святых Таин и тотчас получил исцеление от своей болезни молитвами преподобного отца нашего Кассиана.

Богатый помещичий крестьянин деревни Настасьиной Косма, прозванный Богдан, без благословения игумена рубил монастырский лес для своих надобностей, не боясь Бога и прп. Кассиана. Соседи говорили ему, чтобы он не брал насильно лес, но спросил бы у игумена позволения, пока Господь не наказал его за это. Косма же, надеясь на своего знатного господина и свое богатство, с гордостью и смехом отвечал им: «Мне ли велите бить челом и благословения просить у них. Я не таким не повиновался, а у этих и без спроса возьму, и никто мне ничего не сделает».

Но через несколько времени у Космы сгорел овин, построенный из монастырского леса. Народ объяснил пожар тем, что овин построен из краденого леса и советовал Косме спросить благословения у игумена. Он же не слушал добрых советов и поставил новый овин из монастырского леса. Но и этот овин немедленно сгорел, как только начали сушить в нем хлеб, причем огонь едва не уничтожил весь хлеб Космы, стоявший на гумне. Теперь уже и домашние говорили ему: «Правду говорят люди: наши овины горят от того, что они по­строены из не благословенного леса. Пойди, благословись у игумена».

Но Косма не послушался и домашних: построил третий овин из чужого леса и насадил его хлебом. Но и третий овин загорелся и огонь был так велик, что чуть не сгорела и вся деревня. Прибежали на пожар крестьяне из соседних деревень и все говорили Косме, чтобы он шел в монастырь и прочил прощения у Пресвятой Богородицы и прп. Кассиана, взял благословение у игумена на рубку леса. Тогда только он образумился и поспешил в Учемскую обитель. Здесь, горячо раскаявшись в своем согрешении, он просил игумена помолиться за него угоднику Божию. Игумен отслужил молебен, и Косма со слезами просил преподобного простить ему грех. Он сделал богатое приношение в церковь и обещал никогда не наносить обиды монастырю. Игумен дал ему краткое наставление и отпустил с миром. И с тех пор, благодарный за свое чудесное вразумление, Косма часто приходил помолиться в обитель, принося всякий раз богатую милостыню братии.

Однажды преподобный чудесным образом напитал рыбой иноков своей обители. Это случилось перед светлым Христовым Воскресением, когда Волга только что вскрылась и нельзя было переправиться на тот берег, в село Мышкино, чтобы купить рыбы на светлый праздник. Братия были огорчены этим. Но преподобный Кассиан утешил их. По указанию странствующего инока нашли на берегу монастырского пруда двух больших рыб, которых и достало на всю светлую седмицу.

Иконописец священник Симеон дал обещание написать образ прп. Кассиана в надежде, что Господь пошлет ему за это мирную кончину. Боясь ошибиться в изображении угодника Божия, Симеон колебался. Он достал в Учемской обители небольшое изображение преподобного, но не был уверен, правильно ли оно, и потому все еще не решался писать. И вот одной ночью, думая о том, как ему написать икону, Симеон увидел множество нечистых духов. В ужасе и трепете он призвал на помощь прп. Кассиана, и злые духи исчезли. Священник услышал громкий голос, как будто кто-то стоял у постели и говорил: «Пиши образ мой без колебания, пиши так же, как написан благоверный князь Роман угличский, только бороду сделай длиннее, чем у князя».

Явилась доска, которую священник приготовил для образа преподобного, и на ней он ясно увидел уже написанное изображение св. Кассиана: волосы длинные, борода длиннее, чем у князя Романа, русая, седины чуть заметны; подвижник изображен в княжеских ризах. Священник проснулся, весьма обрадованный тем, что прп. Кассиан показал ему, как писать его образ, и тотчас приступил к работе. Он написал преподобного в схиме. На следующую же ночь слышит он чудный голос во сне, который сказал ему: «Исправь браду, в чем ты неправильно написал». И тотчас явился у постели образ прп. Кассиана; подвижник был написан в схиме, как изобразил его Симеон, борода была до персей, русая, как бы обложенная серебром, седины ее были чуть заметны. Встав от сна, священник поправил икону. Так преподобный чудесным образом помог написать свою икону, которую священник и отправил в его обитель, рассказав игумену и братии о чудесных явлениях преподобного. Затем Симеон заболел и хворал два года, пока не записал рассказанного чуда.

Страдающие разными болезнями часто прибегали к преподобному Кассиану за помощью и по вере своей получали исцеление.

Так, по молитвам прп. Кассиана был исцелен от зубной болезни игумен Филарет, который долго и напрасно лечился у разных врачей.

Другой игумен — Гермоген — был дважды исцелен преподобным Кассианом. На ногах у него появились гнойные язвы, которые с течением времени все более и более умножались; образовалось с лишком 40 ран; стали гнить голени. Болезнь игумена продолжалась уже 20 лет. Напрасно лечился он у многих врачей, призывая их издалека, тратя на них деньги: болезнь только усиливалась. Но вот раз усердно помолился игумен прп. Кассиану о своих грехах и о своей бо­лезни, взял песку от гроба преподобного, пришедши в келлию свою, посыпал этим песком свои раны и лег спать. Встав утром от сна, он увидел, что болезнь прошла, язвы исцелели и обе ноги сделались здоровы.

Прошло несколько времени. Игумен Гермоген заболел глазами, но, позабыв о своем первом исцелении от тяжкой болезни молитвами прп. Кассиана, снова стал лечиться у разных лекарей, и опять без пользы: болезнь усиливалась и игумен даже ослеп на один глаз. Великая скорбь и печаль овладела Гермогеном, и тогда, вспомнив о своем первом исцелении по молитвам прп. Кассиана, он решил обратиться к нему за помощью. С великой верой и умилением пришел игумен в церковь, слезно молился преподобному, прося у него исцеле­ния. Затем взял земли от гроба преподобного; придя в келлию, всыпал землю в сосуд с водою и, умывшись этой водой, исцелился от глазной болезни.

Не один раз прп. Кассиан исцелял больных беснованием.

Крестьянка Мария из деревни, близкой к Учемской обители, была одержима бесом и часто приходила в исступление. В припадке она никого не узнавала, на всех бросалась и била. Напрасно муж Марии обращался ко многим врачам — они не оказывали ей помощи. Так прошло полгода. Однажды больная немного пришла в себя, вот она слышит колокольный звон в обители прп. Кассиана, хотя на самом деле благовеста в это время там не было. Мария сказала об этом своим домашним. Те начали звать больную в монастырь, веря, что этим благовестом прп. Кассиан зовет ее к себе. Мария согласилась, но лишь только они переехали Волгу, как дух лукавый стал снова мучить ее и не давал идти. С великим трудом привели бесноватую в храм, отслужили водосвятный молебен преподобному и, окропив святой водой, приложили ко гробу чудотворца. На больную тотчас напал глубокий сон; сонную привели ее домой, и, проспавши целые сутки, Мария встала здоровой, как будто и не хворала.

Подобное чудо совершилось при гробе прп. Кассиана над юношей Григорием, единственным сыном одного крестьянина из села Клементьева. Этот юноша, одержимый бесом, бегал по лесам, бросался в воду. Родители, глубоко скорбя о болезни сына, безуспешно лечили его. Потом стали они ходить по мо­настырям, моля Бога и святых Его угодников об исцелении сына. Услышав, что в обители преподобного Кассиана совершаются исцеления, они пришли сюда и усердно молились. Затем попросили игумена оставить сына их на неко­торое время в монастыре. Игумен позволил и передал Григория под надзор пономаря. Прошла неделя. Юношу каждый день приводили в церковь и однажды, во время Божественной литургии, он получил совершенное исцеление: бес оставил его. С радостью великой пошел Григорий восвояси, славя и благодаря Бога и угодника Его, прп. Кассиана.

Много и еще дивных чудес совершил и совершает до ныне преподобный для всех с верою притекающих ко гробу его.

Святые мощи прп. Кассиана почивают под спудом в храме упраздненного Учемского монастыря. Они освидетельствованы в 1629 г. Ростовским митрополитом Варлаамом (1619—1652). Тогда же составлена была служба прп. Кассиану и установлено общецерковное празднование. Память его празднуется дважды — в день кончины 2 октября и 21 мая — в день его тезоименитства. (ЖИТИЯ РУССКИХ СВЯТЫХ)

Тропарь, глас 4
Днесь пресветло красуется славнейший Углеч град, церковь же Божия Матере вельми радуется, имея многоцелебныя в себе мощи великаго чудотворца, преподобнаго Кассиана, возсиявшаго от Рима, якоже солнце, всему миру издалеча просвещая верных сердца, имже украси Бог церковь Матере Своея, тем же ныне молим тя: буди покровитель и заступник непобедимый от всяких бед граду нашему и всем верным хранилище, притекающим в дом Божия Матере и кланяющимся тебе, преподобне угодниче Христов Кассиане, моли Христа Бога спастися душам нашим

Кондак, глас 5
Яко многосветлая звезда, возсиял еси в Русстей земли, отче Кассиане, и яко богатство драгоценнаго бисера прииде к нам от ветхаго Рима и дошед богоспасаемаго града Углеча, и близ его Божественным смотрением обитель всечестну возградил, и церковь Матере Божия чудновидну созда, и созва инок множества, с ними же молися Христу Богу избавити град сей от варварскаго пленения, и междоусобныя брани, и огненнаго запаления невредимо соблюди, преподобне и богомудре отче Кассиане.

Обретение мощей  Блж. Андрея Симбирского (1841).
http://s59.radikal.ru/i163/0912/71/c2d3c513791b.jpg

Юродство Христа ради - особый подвиг святых Церкви Христовой. Труден и тяжек этот путь и не много святых, пришедших ко спасению таким крестоношением. Среди них симбирский блаженный старец Андрей
Святой блаженный Андрей родился 17 июля 1763 года (по старому стилю).
Родители его были очень набожны и воспитали своих троих детей в истинной вере. Уже в 7 лет будущий праведник взял на себя нелегкий подвиг - подвиг юродства Христа ради. До самой смерти он жил лишь милостыней, перестал пользоваться обычной одеждой: носил только специально сшитые для него длинные рубашки, и в любое время года ходил без обуви и головного убора..
Неизвестно, когда умерли родители святого. До их смерти он жил с ними в подгорной части Симбирска. Затем его стал опекать брат Фаддей. Была у него еще сестра по имени Наталья, которая, овдовев, поступила в симбирскую женскую обитель (вероятно, в Симбирский Спасский женский монастырь).

Однако в 1813 г. умер брат Фаддей. В виду совершенной неприспособленности блаженного к уходу за собой, сестра его Наталья вынуждена была взять попечение об Андреюшке (так звали его горожане) на себя. Для этого ей пришлось покинуть стены монастыря. При помощи симбирских благодетелей, которые не оставляли своей заботой блаженного Андрея, она, как могла, служила брату до самой его кончины.

Блаженный Андрей с детских лет был избран Богом на особое, подвижническое служение. До 3-х лет он не ходил, пил и ел из чужих рук, - т.е., как говорили раньше, был "сиднем". Замечательно, что уже в детские годы он совершал поступки, свойственные святым. Так, еще в младенчестве он целовал землю. С младенчества же он совершенно не разговаривал с людьми, взяв на себя обет молчальничества. Он произносил всего лишь два слова: "мама", "Анна". Его молчание следует рассматривать как сознательный подвиг юродства Христа ради. И прежде всего потому, что несколько раз в своей жизни Андрей Ильич неожиданно для окружающих нарушал свое молчание. Это были редчайшие случаи. Так, 1825 г. в Симбирск привезли одного местного помещика, который в припадке сумасшествия отчаянно хулил Бога. К нему в дом неожиданно явился Андрей Ильич и стал, как часто он делал, покачиваться из стороны в сторону. Слуга в это время нес больному ломтик арбуза, но блаженный остановил его и, оттесняя от помешанного, ко всеобщему изумлению, ясно произнес: "Он Бога бранит". Матери же этого помещика, попросившей блаженного Андрея помолиться о ней, болящей, он так же ясно ответил с церковной паперти: "Будешь здорова". И она, правда, в скором времени выздоровела.

С 7 лет из одежды отрок Андрей стал носить только длинную рубаху, а на ноги и вовсе ничего не надевал: ходил по Симбирску и зимой, и летом в любую погоду босиком.

Мать его Анна Иосифовна совершала паломничество пешком по святым местам, надолго покидая дом. Перед ее возращением блаженный отрок начинал часто кричать: "Мама Анна". Это был знаком для родных, что Анна Иосифовна уже близко к дому. Так уже в детстве проявлялось в Андрее Ильиче и прозорливость.

С самых ранних лет отрок устремил свой духовный взор к Небу, к Богу, - при этом совершенно не обращая внимания на земное: он не признавал забот о пище, одежде, человеческих условностях. В своей жизни он придерживался суровой аскезы. С малолетства блаженный Андрей спал очень мало, да и то на земле или на голых досках. Его видели спящим на лавке так, что голова его держалась на весу, ни на что не опираясь.

Воздержание в пище его было удивительным. Он не только не употреблял в пищу мяса, не пил вина, но удерживался и во всякой пище и питии, так что тело его было сухим и легким. Приходя домой, он стучал по столу и говорил: "Мама". Так он просил его покормить, даже когда был взрослым и жил у сестры. Иногда в горшочке для него разваривали сухую ягоду, которую он очень любил. Еще нравилось ему пить чай с черным хлебом, помазанным медом.

Ко всем этим его особенностям, весьма странным для окружающих людей, прибавлялось и то, что Андрей Ильич не знал, что такое смех. Он никогда не смеялся. Напротив, как юродивому, ему приходилось много терпеть от мира. Часто его дразнили, оскорбляли. Домой он порой приходил выпачканным в муке или, еще хуже, в смоле. Дети часто дергали его за его длинную рубаху, щипали тело. Все это он претерпевал кротко и смиренно, не возмущаясь и не защищая себя от оскорбителей. Тихо и мирно отходил от них.

Поведение его было тем более странным и непонятным для многих, что блаженный по одному ему известным причинам мог мешать людям заниматься своим делом. Известно, что так он поступил с одним купцом в его лавке. Тот избил блаженного и изгнал его из лавки. Однако Сам Господь наказывал обидчиков Андрея Ильича. В тот же день купец, закрывая окна своего дома, упал со второго этажа. Он едва не убился, однако сумел понять, - в чем причина его несчастья. Тотчас же послал он к Андрею Ильичу просить у него прощения. По своей кротости и незлобию блаженный простил купца и тот выздоровел.

"Града Симбирска чудная похвало и заступление..."

Блаженный Андрей Ильич с давних пор, еще при жизни своей, почитался всеми симбирянами, независимо от того, к какому сословию они принадлежали, - как заступник, хранитель г. Симбирска. Тогда это был весьма небольшой дворянско-купеческий городок, так что жизнь Андрея Ильича проходила, можно сказать, на глазах у всех горожан, - тем более, что в свою маленькую хижину, где он жил с сестрой, он приходил лишь ночевать, остальное время проводил на улице. Потому-то многие эпизоды его жизни сохранились в народной памяти.

Заступником Симбирска блаженного считают не случайно. Деревянный Симбирск, как известно, неоднократно горел. Однако при жизни Андрея Ильича в городе ни разу не было больших опустошительных пожаров. Интересно, что после смерти святого пожары в Симбирске возобновились. Может быть, отсутствие пожаров связано было с тем, что одним из обычных занятий блаженного были частые и быстрые переходы из одной части города в другую? После таких переходов он мог стоять на одном месте в каком-то внутреннем созерцании часами, переминаясь с ноги на ногу, качаясь из стороны в сторону, подобно колокольному языку, и произнося ему лишь одному внятное: "Бум, бум, бум..." Не пробуждал ли блаженный таким образом симбирский народ к покаянию и праведной жизни в Боге, к отрешению от житейской суеты?

Известности Андрея Ильича как праведника и защитника Симбирска много способствовал 1812 г., когда перед лицом грозной опасности, в людях усилилась религиозность. Умножилось и число паломников. Те, кто отправлялся из Симбирска к преподобному Серафиму Саровскому, передают, что подвижник отказывал им в благословении, указывая на Андрея Ильича: "Зачем это ко мне, убогому, вы трудитесь приходить, - у вас лучше меня есть, Андрей ваш Ильич..."

"Провидец судеб человеческих..."

Господь наградил своего угодника даром прозорливости. Все горожане знали о том, что каждое действие Андрея Ильича имеет потаенный смысл. Если он подавал кому-то деньги, то человеку этому способствовал успех в делах или повышение по службе. Так, в 1825 г. он вбежал в дом советника А.Ф.С. Схватив медные деньги с подоконника, он стал совать их домашним А.Ф.С. В удивлении от его действий они клали деньги на свое место, однако он снова и снова протягивал им эту денежную мелочь, причем делал вид, что пересчитывает деньги. Никто не понял в этот день, что именно хотел сказать им своими действиями юродивый. Но вскоре дело разъяснилось. Через некоторое время Павла Л., зятя советника, назначили на должность казначея.

Если же блаженный Андрей подавал человеку щепку или горсть земли, - то это было знаком скорой кончины. Часто предупреждал он людей о смерти, готовя их к христианской кончине, и тем, что приходил к ним в дом и, вытягиваясь, подобно покойнику, ложился под образами в переднем углу. Однажды зашел он в дом к госпоже Быковой, когда она, оправившись после родов, шла в баню. Он прошел в ее спальню и лег на диван, сложив руки на груди. Возвращаясь из бани, женщина простудилась и вскоре, умерла, скончавшись на том самом диване.

Андрей Ильич захаживал к секретарю консистории Прозорову. Однажды по приходе он составил в переднем углу стулья и лег на них, подобно покойнику. В скором времени после этого предсказания умер один из членов семьи. Одной симбирянке он предсказал иноческую жизнь (она стала одной из сестер Спасской обители), а при виде ее матери лег, вытянувшись, и скрестил руки на груди - та вскоре умерла. Таких случаев предсказаний скорой кончины известно немало.

Живал Андрей Ильич у некоей Агафьи Фаддеевны (это была его племянница, дочь брата Фаддея), племянница которой однажды сильно заболела. Агафья Фаддеевна просила его вымолить у Бога жизнь племянницы, однако, зная Божью волю, он жестами стал ей показывать, чтобы больную положили, как обычно кладут усопших, в передний угол. И действительно, в непродолжительном времени та умерла.

Одна инокиня Спасского женского монастыря рассказывала, как Андрей Ильич предупредил ее о неприятном известии, содержавшемся в письме: "Я вышла в другую комнату, а тут Андрей Ильич пьет чай с блюдечка, стоявшего на полу. Едва развернула я это письмо, чтобы прочитать, как старец начал вырывать и бросать его и прятать от меня под кровать, то под шкаф. Потеряв терпение, я говорю ему с досадою: "Что это, Андрей Ильич, не даешь ты мне прочитать письмо", а он все одно и тоже... вырывает письмо и прячет его, а в рот мне сухарь сует... Наконец, не без труда отняла я письмо; но едва пробежала его, как узнаю о кончине сестры-благодетельницы. Только тогда поняла я, отчего Андрей Ильич не давал мне читать письмо".

"Недугов тяжких целителю..."

Известны многие случаи исцеления людей по молитвам святого блаженного Андрея. Так, он исцелил Ф. И., которую любил за добрый нрав. Однажды она так тяжело заболела, что стала жестоко страдать бессонницей. Врачи признали ее состояние безнадежным. Ей предсказывали скорую смерть. Эту женщину шла проведать ее знакомая, которая на улице встретила Андрея Ильича и, веря в силу его святых молитв, просила его передать что-нибудь на исцеление Ф. И. Блаженный Андрей передал своей любимице коврижку, которую та съела - тоже с глубокой верой в заступление блаженного Андрея Ильича. Вскоре она заснула, а затем и вовсе оправилась от своей болезни и стала здорова.

Успокаивал святой и бесноватых. Недалеко от его бедного домика жила на дворе одна старуха-нищенка, одержимая нечистым духом. В припадках беснования она поносила блаженного Андрея и кричала ему, чтобы он ушел куда-нибудь жить в другое место. Рассказывают, что в эти моменты святой Андрей поднимал что-нибудь с полу и подавал ей (видимо, склоняясь к земле, молился за больную). После этого она успокаивалась.

"Помощи скорое вспоможение..."

Всю свою жизнь блаженный Андрей Ильич отдал на служение своим ближним. Кому помогал молитвой, кому - предупреждением, кому делом. А у одного младенца он стал крестным отцом, и притом каким! Мать одной девицы, в будущем инокини, в течение нескольких дней мучилась родами. Видимо, блаженный Андрей решил помочь ей, и направился к ней в дом. Едва он взошел на крыльцо дома, как роженица благополучно разрешилась от бремени. Поняв, кто помог ей, она обрадовалась и решила, что именно Андрей Ильич Самим Господом послан как восприемный отец родившегося мальчика С. В церкви у купели Андрея Ильича поминали как крестного отца. Сам же он об этом не знал. Но когда после очистительной молитвы мать с ребенком вошли в его жилище, он, как и положено крестному отцу, возложил на своего крестника святую икону (Ангела-хранителя с Соловецкими чудотворцами). Этим он выказывал свою прозорливость.

Его любовь к крестнику проявилась и в другом случае. Когда С. вырос, он окончил Казанский университет. Возвратившись в Симбирск, он захотел повидаться с крестным отцом и попросить его благословения. Однако он брезговал поцеловать всегда испачканную руку блаженного Андрея Ильича. Андрей Ильич проведал смущение своего крестника и, когда зашел в дом его родителей, знаками попросил, чтобы няня вымыла ему руку. Вымытую руку он и дал поцеловать своему крестнику. Более того, он обнял С. и дал поцеловать ему свою голову.

Няня, вымывшая ему руку, осуждала блаженного: "Какой он святой, - все чай пьет". Провидев духом такое осуждение, Андрей Ильич, зайдя однажды в этот дом, не стал пить чай, а напился из лохани помоев и ушел.

Прозорливо предвидел Андрей Ильич и опасности для окружающих его людей, - в особенности беззащитных, угнетаемых сильными мира сего. Так, в доме симбирянина Н. Проживала некая благородная девица. Ей угрожала опасность соблазнения. И хотя блаженный Андрей никогда не заходил в этот дом, он однажды зашел и прямо прошел к дверям спальни этой девицы. При этом он кричал на весь дом: "Анна, Анна". Когда он увидел девицу, выглянувшую из спальни, он стал кричать еще громче и выталкивать ее из спальни. Девица призналась, что Андрей Ильич так проницательно и строго смотрел на нее, что она не могла забыть его взгляда, пока не ушла из этого дома вовсе. Решившись оставить дом Н., девица захотела благословиться у блаженного. Вышла на улицу, - а он сам поспешает ей навстречу. "Вижу, - рассказывала она, - на конце улицы пыль, а за ней и подбегающего Андрея Ильича, который подал мне руку и тем успокоил меня совершенно".

Однажды Андрей Ильич спас от неминуемой смерти супругу симбирского помещика П. А., который из ревности хотел ее убить. Жена его ходила для бесед с духовным отцом в один дом. П. А. стал ее подозревать ее в нечистой связи. Однажды в ярости решил он отправиться в этот дом, куда ушла его жена. Однако при выходе из дома столкнулся он лицом к лицу с блаженным Андреем, который стал кричать на него и теснить назад, в дом. Помещик был крайне удивлен этим, но поневоле уступил и вернулся, отложив исполнение дела до другого раза. Однако и во второй, и в третий раз блаженный, к удивлению П. А., оказывался на его пути и не давал ему выполнить задуманное. Тогда П. А., уразумел, что блаженный не случайно останавливает его и что он выражает волю Божью, ибо все его подозрения относительно своей благочестивой супруги были беспочвенными. Жене он сказал: "Благодари Андрея Ильича, что осталась ты жива: не жалея себя, я шел было убить вас, но Андрей Ильич не пустил меня". Об этих его словах свидетельствовала сама жена П. А., когда уже стала насельницей Спасского женского монастыря.

Были и другие случаи спасения симбирян по прозорливости блаженного Андрея Ильича. Так, однажды, когда одна его почитательница, бедная мещанка, варила в своем доме щи, он неожиданно вбежал к ней с улицы, схватив руками стоящий в огне горшок и бросил его на пол, после чего снова убежал на улицу. Хозяйка, было, огорчилась, но потом поняла, в чем дело. Блаженный спас ее от верного отравления: когда она убирала черепки разбитого горшка, она увидела в щах огромного ядовитого паука.

В другой раз он выдернул пробку из бочки с маслом. Масло пролилось, и торговец разгневался. Однако оказалось, что на дне бочонка лежала мертвая змея.

"Тайновидче душ человеческих..."

Блаженного Андрея Ильича многие люди стремились чем-либо одарить. Однако он духом прозревал настроение и духовное устроение человека и не всегда принимал угощение ли подарок. Один симбирянин, имевший детей, нес ему большую коврижку. По дороге он размышлял: "Зачем это я такую большую коврижку несу ему? Верно, не скушает один всей коврижки; лучше бы детям отдать половину". Андрей Ильич отломил от коврижки небольшую часть, а остальное возвратил своему благодетелю.

Другой человек принес ему яблоки, завернутые в платок, который жаль ему было подарить вместе с яблоками. Андрей Ильич принял яблоки, а платок вернул хозяину.

Одна симбирская помещица из-за Волги прислала к празднику целый воз провизии: масла, яиц, крупы меду и пр. Однако эта помещица плохо кормила своих крепостных. Андрей Ильич сам вынес из своего маленького домика принесенные продукты, кадочки и мешки, уложил назад в телегу и показал знаками, чтобы все отправили обратно.

Особенно усердно подавали Андрею Ильичу подаяние торговцы, которые за счастье считали, когда блаженный не отказывался принять деньги или угощение. Ведь тот, у кого Андрей Ильич что-нибудь брал, был в этот день необычайно удачлив в торговле.


"Презревый о плоти попечение..."

Всю свою жизнь избранный на особый духовный подвиг блаженный Андрей Ильич вел невидимую брань с духами злобы, препобеждая свою немощную плоть. Он не только отказался от многих условностей, от обуви, одежды. Духовное возрастание сопровождалось у Андрея Ильича усилением аскетических подвигов. Известны случаи, когда он мог прямо из огня вытаскивать чугунные горшки. Много раз целовал кипящий самовар, а если и обливался кипятком, то нисколько не страдал из-за этого. Горожане часто видели его стоящим босиком в сугробах по целым ночам. Особенно часто простаивал он в снежных сугробах ночи перед алтарем Вознесенского собора, который находился на Большой Саратовской улице. Там его не раз заставал стоящим в снегу священник В. Я. Архангельский, который и был духовником блаженного. В сильные зимние морозы стоял Андрей Ильич в холодной воде озера Маришка.

Кончина Блаженного

Подвижническая жизнь Андрея Ильича продолжалась 78 лет. 21 ноября (4 декабря по н. ст.) 1841 г. блаженный уже не мог подняться с постели по великой телесной слабости. В тот же день к его убогой хижине стал стекаться весь город: попрощаться с ним и получить последнее благословение. За несколько дней болезни Андрея Ильича у него безо всякого зова побывало почти все симбирское духовенство, - так велико было уже в эту пору почитание будущего прославленного святого и ясное понимание необычности происходящего.

23 ноября он последний раз причастился Святых Христовых Таин. Причащал его после ранней обедни его духовник о. В. Я. Архангельский. Во время причащения на его лице, по свидетельству очевидца, отразилось неземное блаженство. Одна из присутствующих женщин опасалась, чтобы больной не пролил на пол Святые Дары и хотела было поддержать его руки, которыми он, как правило, размахивал. Но священник остановил ее, сказав, что "бояться нечего".

В тот же день, вечером, над блаженным было совершенно таинство Святого Елеосвящения. Андрей Ильич хотя и находился на постели, но сам благоговейно держал свечу. К Евангелию же он прикладывался с необыкновенным чувством.

С 26-го на 27-е ноября (10 декабря по н. ст.) священник В.Я. Архангельский всю ночь провел у блаженного, вслух читая умирающему акафист Успению Богородицы и затем отходную. В 4 часа полуночи великий Божий подвижник тихо и безболезненно скончался.

Похороны блаженного предваряли его будущее прославление: настолько все было необычно. К бедной его хижине пришел буквально весь город. Каждый горожанин стремился хоть чем-нибудь поучаствовать в погребении Божиего человека. На средства горожан были приобретены принадлежности к гробу: бархат для обивки, дорогие покровы, множество подсвечников. Гроб был сделан одним столяром, который еще при жизни Андрея Ильича умолял об этой чести. Некие почитательницы блаженного старца сшили для блаженного новую рубаху, в которой он и был похоронен. Они же надели на него старинный восьмиконечный позолоченный нательный крестик

В богатом гробу, но в привычной всем длинной рубахе, босой, Андрей Ильич пять суток находился в своей тесной хижине, где и ночью и днем служились панихиды без перерыва. Лишь 3-го декабря гроб был торжественно перенесен, с благословения симбирского архиепископа Анатолия, в Вознесенский собор ко всенощному бдению. После службы гроб был оставлен в храме, где всю ночь служились панихиды по Андрею Ильичу.

Шесть суток прощания с покойным не имели влияния на тело усопшего: тления и запаха не было. Блаженный Андрей Ильич лежал во гробе и выражение его было умилительным и радостным.

В день погребения в Вознесенском соборе литургию совершал архимандрит Гаврил, ректор Симбирской духовной семинарии. А к отпеванию собралось до 30-ти городовых священников и много сельских. Архимандрит Гаврил сказал о жизни и кончине блаженного Андрея торжественное слово.

По окончании отпевания гроб из собора вынесли диаконы, которые потом передали его народу. Выдающиеся горожане Симбирска при громадном стечении народа несли гроб на своих плечах, несмотря на гололедицу и холод. Более чем на версту растянулась похоронная процессия, шествовавшая под колокольный звон со многими хоругвями. Из Вознесенского собора гроб понесли на знаменитое кладбище Покровского монастыря, где обыкновенно погребались лишь знатные горожане из дворян и купцов.
http://s44.radikal.ru/i104/0912/60/f39fc2f8e568.jpgмогилка до канонизации
Вся жизнь и блаженная кончина Андрея Ильича настолько убеждали горожан в святости почившего, что народ домогался разорвать на памятные лоскуты один из дорогих покровов на гробе. Любопытно, что даже закоренелые раскольники разных сект присутствовали в Вознесенском соборе на литургии, а затем с благословением проводили гроб до самой могилы.

3 июня 1998 года св. блаж. Андрея был канонизирован как местночтимый святой. А на Архиерейском Соборе 2004 г. состоялось его прославление в лике святых Русской Православной Церкви. Невозможно описать все случаи исцеления людей, приходивших на могилку и к мощам блаж. Андрея в Храм Всех Святых в Симбирске.

канонизация
...После окончания всенощного бдения тысячи и тысячи верующих устремились в храм, чтобы приложится к цельбоносным мощам святого блаженного Андрея. Несколько часов после отбытия из храма архиереев священники помазывали у гроба святого блаженного Андрея православный народ, шедшему приложиться к мощам святого, к этой великой святыне, и потоку этому все не было конца.

Поздно вечером, когда радостный и ликующий люд, в предвкушении завтрашней службы, покинул храм, в нем остались лишь те из числа духовенства, кому архипастырем было поручено совершить еще одно важное действо - переложить святые мощи в раку.

В центре опустевшего храма рядом с гробом Блаженного на столе было приготовлено облачение для мощей. Его освятили.

Во время всего священнодейства в храме непрерывно читали Псалтирь.

Была снята крышка, покрывавшая гроб, затем с осторожностью сняли и отнесли в сторону крышку самого гроба. Бережно были сняты чуть тронутые тлением покровы и присутствовавшие увидели мощи святого. Святые останки будто переливались и искрились при свете свечей - они были покрыты крупными каплями, напоминающими испарин. С материалистической точки зрения объяснить это было можно лишь резким перепадом температуры. Однако склеп блаженного был вскрыт еще днем, и внутри него не могло быть очень прохладно. Затем гроб старца на протяжении более чем пяти часов находился в духоте переполненного народом храма. То есть резкого перепада температуры при открытии крышки гроба не могло быть. Но даже если бы такое случилось, то всю выступившую на мощах влагу должна была впитать ткань покровов, непосредственно прилегавших к мощам. Однако случилось то, что случилось. И присутствовавшие при этом лишь убедились в некоем промыслительном Божественном знамении - будто святые мощи, источив кристально прозрачные капли влаги, сами собою омывались, показывая чистоту и непорочную богоотмеченность самого Блаженного.

Святые останки были отерты ватой, смоченной освященным ранее елеем, и облачены. Блаженного Андрея одели в длинную белую рубаху - наподобие той, что старец носил при жизни. Ноги обули в бархатные черные с золотой вышивкой тапочки, а на руки были одеты такие же рукавички с надписью на одной "Святый блаженный отче Андрее", а на второй " Моли Бога о нас". На главу праведника надели специальный чехол-шапочку с отверстием на месте чела - для прикладывания к мощам верующих. Облаченные таким образом мощи покрыли парчовым покрывалом и переложили в резную раку-гроб.

http://i048.radikal.ru/0912/9a/84601f891a0c.jpgОблачение мощей святого блаженного старца вечером 3 июня 1998 г.

Поверх мощей положили черное бархатное покрывало, расшитое серебряными нитями и жемчугом, которым вышита надпись: "Святый Блаженный отче Андрее, моли Бога о нас и об отечестве твоем земном".

http://s59.radikal.ru/i166/0912/6d/13cb4f950aee.jpgСвятые мощи симбирского праведника Андрея Блаженного.

Раку закрыли стеклянной крышкой и установили на подставку - до утра, когда к храму вновь соберутся сотни людей, чтоб поклониться святым мощам новопрославленного симбирского угодника Божия.

Утро 4 июня. В храм, переполненный молящимися, прибыли епископ Саранский и Мордовский Варсонофий, архиепископ Симбирский и Мелекесский Прокл, архиепископ Чебоксарский и Чувашский Варнава.

Прибывшие архипастыри приложились к драгоценной святыне - мощам святого блаженного Андрея.

Вновь, как и накануне, при многочисленном стечении народа совершается Божественная Литургия. После запричастного стиха священник прочел житие святого блаженного Андрея, Христа ради юродивого, симбирского чудотворца.

Десятки верующих приобщились Святых Тайн в этот день у раки святого.

После отпуста Литургии духовенство во главе с архипастырями вышли из алтаря, и был отслужен первый молебен новопрославленному Симбирскому святому.

Во время молебна раку с мощами Блаженного священники подняли на руки, и был совершен Крестный ход вокруг храма. На восточной стороне храма, у алтаря, было прочитано Евангелие и при пении "Святый блаженный отче Андрее, моли Бога о нас!" архиереи окропили молящихся святой водой.

Величание
Величаем тя, святый блаженный отче Андрее, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего!

канонизация и переоблачение мощей http://aleksii-skala.narod.ru/book14.htm

Матерь Божия и все ныне поминаемые Угодники Божии , молите Бога о нас грешных !!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(Дея. 19, 1-8; Ин. 14, 1-11). "Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего". Стало быть, деисты не знают Бога, несмотря на то, что и имя Его носят (Deus - Бог; отсюда деист) и красно о Нем рассуждают. Нет истинного Бога без Сына, равно и без Духа Святого. Кто верует в Бога, но не исповедует Его Отцом Сына, тот не в того бога верует, который истинный Бог, а в иного какого-то, собственного изобретения. Истинный Бог дал Сына Его, дал "область" (власть) "чадами Божиими быть", любит их, и всякую молитву их слышит, ради Сына. Потому-то кто имеет Сына, тот и Отца имеет; кто не имеет Сына, тот и Отца не имеет. Никто не приходит ко Отцу, как только через Сына, и от Отца ничего не получает, как только через Сына. Помимо Сына нет пути к истинному Богу, и кто мечтает изобрести Его, тот блуждает.

**************************************************************************************************************************************
Во свете Твоем узрим свет...

"Открывает глубокое из среды тьмы, и выводит на свет тень смертную"
(Иов. 12, 22)

Самые темные стороны нашей жизни всего яснее служат для откровения небесного света - вот что испытал на себе тот человек, который прошел по самому мрачному пути. То, что Иов постиг вследствие своих испытаний, тому учимся и мы с каждым днем: крест есть венец нашей славы; камень, который отвергли зиждущие, стал главою угла.
Вы ищете тот свет, который рассеет могильную мглу и осветит для вас жизнь загробную, но вы не понимаете, что сама смертная тень обратится в свет и что Он "выводит на свет тень смертную", как говорит Иов. Слова эти доказывают, что свет является именно тогда, когда мы думаем, что он исчез навеки. Мы, христиане, в образе смерти всего яснее видим образ жизни вечной. Не поражала ли нас вечерняя заря на темном небе? Не случалось ли нам быть свидетелями того, что, когда "земной дом, сия хижина, разрушается", тогда живее становится "жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный" (2 Кор. 5, 1). Не испытали ли и мы на себе необычайную, неизъяснимую силу, непонятное для нас самих возрастание веры нашей именно в те тяжелые минуты, когда нам казалось, что мы покинуты всеми? В непосильной борьбе, среди мрака горестей и скорбей, мы только глазами веры могли узреть луч света; вера поддержала нас, надежда блеснула нам среди мрачных туч, и сама смерть стала для нас откровением другой, высшей, истинной жизни!
Не ропщите на окружающий вас мрак. Он даст вам понять то, что вы прежде не знали, - существование мира невидимого, силу, превышающую нашу человеческую силу, и из этого мрака послышится вам голос Господень: "Да будет свет" (Быт. 1, 3).

из истории дня:
В 1557 г. родился Царь Феодор Иоаннович, сын Царя Иоанна IV Васильевича Грозного
В 1725 г. в России учрежден орден Александра Невского
В 1838 г. родилась Александра Петровна (в иночестве Анастасия) (1838-1900), Русская великая княгиня, невестка Николая I, меценатка, содержательница детских приютов, основательница Киево-Покровского женского монастыря
Тезоименитство Князя Константина Павловича и Княгини Елены Павловны
В 1787 г. Екатерина II устроила смотр русского флота в Инкермане
В 1827 г. родился государственный деятель Константин Петрович Победоносцев (ум. 10 марта 1907 г.)
В 1864 г. Русские войска захватили последний оплот кавказских горцев аул Кбаабу, положив конец полувековой Кавказской войне
В 1915 г. в ходе массового наступления на русском фронте немцами взят Перемышль
В 1156 г. сицилийские корабли разбили византийский флот у Бриндизи
В 1842 г. вышел в свет первый том поэмы Н. Гоголя "Мертвые души"
В 1892 г. Константин Паустовский, Русский писатель ("Кара-Бугаз", "Колхида", "Летние дни")
В 1911 г. профессор Петербургского университета Б. Розинг с помощью электронно-лучевой трубки получил изображение светящейся точки – первая в мире телепередача

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p29533

Слава Богу за все!

0

9

Во славу Божию и на пользу ближнего !

4 ИЮНЯ -Память:

Свв. отцов II Вселенского Собора (381).
http://s59.radikal.ru/i164/1006/0b/f7c6e790810c.jpg

Второй Вселенский Собор состоялся в 381 году и довершил победу Православия, одержанную в 325 году на Первом Вселенском Соборе.

В трудные годы, протекшие после принятия Никейского Символа веры, арианская ересь дала новые побеги. Македоний, под видом борьбы с ересью савеллиан, учивших о слиянии ипостаси Отца и Сына, стал употреблять слово "подобосущен" по отношению Сына к Отцу. Эта формулировка была опасна еще и тем, что Македоний выставлял себя как борца с арианами, употреблявшими термин "подобен Отцу". Кроме этого, македониане - полуариане, склонявшиеся в зависимости от обстановки и выгоды то к Православию, то к арианству, хулили и Святого Духа, утверждая, что Он не имеет единства с Отцом и Сыном. Второй еретик - Аеций ввел понятие "иносущен" и говорил, что Отец имеет совершенно другое существо, чем Сын. Его ученик Евномий учил о иерархической подчиненности Сына Отцу и Святого Духа Сыну. Всех, кто приходил к нему, он перекрещивал в "смерть Христа", отвергая Крещение во Имя Отца и Сына и Святого Духа, заповеданное Самим Спасителем.

Третья ересь родилась из учения Валента и Урсакия на Аримонском Соборе. Они пытались обмануть православных епископов, провозгласив, что Сын Божий от Бога и подобен Богу Отцу, а не есть творение, как учат ариане. Но под тем предлогом, что слово "существо" не находится в Священном Писании, еретики предлагали не употреблять термин "единосущный", по отношению Сына к Отцу. Кроме этих трех основных ересей, было много и других лжеучений. Еретик Аполлинарий говорил: "Плоть Спасителя, взятая с Неба из лона Отца, не имела человеческой души и разума; отсутствие души восполняло Слово Божие; Божество оставалось мертвым в продолжении трех дней".

Для обличения ересиархов, святой царь Феодосий Великий (379 - 395) созвал в Константинополе Вселенский Собор, на котором присутствовало 150 епископов. На рассмотрение святых отцов было предложено утвержденное на Римском соборе исповедание веры, которое святой папа Дамас прислал епископу Антиохийскому Павлину. Прочитав свиток, святые отцы, отвергая лжеучение Македония, единодушно утвердили апостольское учение, что Дух Святой есть не служебное существо, но Господь Животворящий, от Отца исходящий, со Отцом и Сыном спокланяемый и сславимый. Для опровержения прочих ересей: евномиан, ариан и полу-ариан, святые отцы подтвердили Никейский Символ Православной веры.

В Символе, принятом I Вселенским Собором, не говорилось о Божественном достоинстве Святого Духа, ибо духоборческой ереси тогда не было. Поэтому святые отцы II Вселенского Собора прибавили к Никейскому Символу 8, 9, 10, 11,и 12 члены, т. е. окончательно сформулировали и утвердили Никео-Цареградский Символ веры, исповедуемый и ныне всей Православной Церковью.

Второй Вселенский Собор кроме того установил формы церковного суда, определил принимать в общение через Таинство Миропомазания раскаявшихся еретиков, которые крестились во Имя Святой Троицы, а крестившихся единократным погружением принимать как язычников.

Святитель Григорий Богослов (память 25 и 30 января) на Соборе дал в своем слове следующее изложение Православной веры: "Безначальное Начало и Сущее с Началом - Един Бог. Но безначальность или нерожденность не есть естество Безначального. Ибо всякое естество определяется не тем, что оно не есть, но что оно есть: оно есть положение, а не отрицание существующего. И Начало, тем, что оно начало не отделяется от Безначального, ибо для Него быть началом не составляет естества, как и для первого быть безначальным; потому что это только относится к естеству, а не есть самое естество. И Сущее с Безначальным и с Началом есть не иное что, как то же, что и Они. Имя Безначальному - Отец, Началу - Сын, Сущему вместе с Началом - Дух Святый; а естество в Трех единое - Бог. Единение же - Отец, из Которого и к Которому они возводятся, не сливаясь, а сопребывая с Ним, и не разделяемые между Собою ни временем, ни хотением, ни могуществом".

ПРАВИЛА СВЯТОГО ВСЕЛЕНСКОГО ВТОРОГО СОБОРА, КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО

Правило 1
Святые отцы собравшиеся в Константинополе, определили: да не отменяется Символ веры трехсот восемьнадцати отцев, бывших на Соборе в Никее, что в Вифании, но да пребывает оный непреложен: и да предается анафеме всякая ересь, и именно: ересь Евномиан, Аномеев, Ариан, или евдоксиан, Полуариан или духоборцев, Савеллиан, Маркеллиан, Фотиниан, и Апполинариан.

Правило 2
Областные епископы да не простирают своея власти на Церкви, за пределами своея области, и да не смешивают Церквей; но, по правилам, Александрийский епископ да управляет Церквами токмо Египетскими; епископы восточные да начальствуют токмо на востоке, с сохранением преимуществ Антиохийской Церкви, правилами Никейскими признанных; также епископы области Асийской да начальствуют токмо в Асии; епископы Понтийские да имеют в своем ведении дела токмо Понтийской области; Фракийские токмо Фракии. Не быв приглашены, епископы да не преходят за пределы своея области для рукоположения, или какого-либо другаго Церковнаго распоряжения. При сохранении же вышеописанного правила о Церковных областях, явно есть, яко дела каждой области благоучреждать будет Собор той же области, как определено в Никее. Церкви же Божии, у иноплеменных народов, долженствуют быть правимы, по соблюдавшемуся до ныне обыкновению отцев.

Правило 3
Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что город оный есть новый Рим.

Правило 4

О Максиме цинике, и о произведенном им безчинии в Константинополе: Максим не был или не есть епископ, ни поставленные им на какую бы то ни было степень клира, и соделанное для него и соделанное им: все ничтожно.

Правило 5
Относительно свитка западных: приемлем и сущих в Антиохии, исповедующих едино Божество Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Правило 6
Поелику многие, желая привести в замешательство, и ниспровергнуть Церковное благочиние, враждебно и клеветнически вымышляют на правящих Церквами православных епископов некия вины, не с иным каким намерением, как токмо, дабы помрачить добрую главу священников, и произвести смятение в мирном народе; того ради святый Собор стекшихся в Константинополе епископов заблагорассудил: не без изследования допускать обвинителей, не позволять всякому приносить обвинения на правителей Церкви, но и не всем возбранять. Но аще кто принесет на епископа некую собственную, то есть, частную жалобу, как-то, в притязании им имения, или в иной какой либо потерпенной от него неправде: при таковых обвинениях не принимать в рассуждение, ни лица обвинителя, ни веры его. Подобает всячески и совести епископа быть свободною, и объявляющему себя обиженным обрести правосудие, какой бы веры он ни был. Аще же возводимая на епископа вина будет церковная: тогда подобает разсмотреть лице обвинителя. И во-первых не позволять еретикам приносить обвинения на православных епископов по делам церковным. Еретиками же именуем как тех, которые издавна чуждыми Церкви объявлены, так и тех, которые после того нами анафеме преданы; кроме же сего и тех, которые хотя притворяются, будто веру нашу исповедуют здраво, но которые отделилсь, и собирают собрания против наших правильно поставленных епископов. Еще же, аще которые из принадлежащих к Церкви, за некия вины, прежде были осуждены и извержены, или отлучены из клира, или из разряда мирян: и сим да не будет позволено обвинять епископа, доколе не очистят себя от обвинения, которому сами подпали. Такожде и от тех, кои сами предварительно подверглись доносу, доносы на епископа, или на других из клира могут приемлемы быть не прежде, разве когда несомненно явят свою невинность противу возведенных на них обвинений. Аще же некоторые, не будут ни еретики, ни отлученные от общения Церковнаго, ни осужденные, или предварительно обвиненные в каких либо преступлениях, скажут, яко имеют нечто донести на епископа по делам церковным: таковым святый Собор повелевает, во-первых представить свои обвинения всем епископам области, и пред ними подтверждать доводами свои доносы на епископа подвергшагося ответу. Аще же епископы соединенных епархий, паче чаяния, не в силах будут восстановить порядок, по возводимым на епископа обвинениям: тогда обвинители да приступят к большему Собору епископов великия области, по сей причине созываемых; но не прежде могут они настоять на своем обвинении, как письменно поставив себя под страхом одинакового наказания с обвиняемым, аще бы, по производству дела, оказались клевещущими на обвиняемаго епископа. Но аще кто, презрев, по предварительному дознанию, постановленное решение, дерзнет, или слух царский утруждать, или суды мирских начальников, или вселенский Собор безпокоить, к оскорблению чести всех епископов области: таковый отнюдь да не будет приемлем со своею жалобою, яко нанесший оскорбление правилам, и нарушивший Церковное благочиние.


Правило 7

Присоединяющихся к Православию и к части спасаемых из еретиков приемлем, по следующему чиноположению и обычаю. Ариан, Македониан, Савватиан и Паватиан, именующих себя чистыми и лучшими, четырнадцатидневников или тетрадитов, и Аполинаристов, когда они дают рукописания и проклинают всякую ересь, не мудрствущую, как мудрствует святая Божия Кафолическая и Апостольская Церковь, приемлем запечатлевая, то есть помазуя святым миром во-первых чело, потом очи, и ноздри, и уста, и уши, и запечатлевая их глаголем: печать дара Духа Святаго. Евномиан же, единократным погружением крещающихся, и Монтанистов, именуемых здесь Фригами, и Савеллиан, держащихся мнения о сыноотечестве, и иное нетерпимое творящих, и всех прочих еретиков, (ибо много здесь таковых, наипаче выходящих из Галатийской страны), всех, которые из них желают присоеденены быть к православию, приемлем, якоже язычников. В первый день делаем их Христианами, во второй оглашенными, потом в третий заклинаем их, с троекратным дуновением в лице, и в уши: и тако оглашаем их, и заставляем пребывать в церкви, и слушать Писания, и тогда уже крещаем их.

Иконы Божией Матери "Знамение" Курской-Коренной (1898).
http://s001.radikal.ru/i195/1003/4f/750ca5d3d234.jpg
Курская икона Знамение Божией Матери - одна из древнейших икон Русской Церкви обретенная в XIII веке, во время татарского нашествия, когда все Русское государство испытывало величайшее бедствие, а город Курск, разоренный полчищами Батыя, пришел в запустение. 8 сентября 1295 года, в день Рождества Пресвятой Богородицы, небольшая дружина охотников из Рыльска прибыла на охоту к реке Тускоре, в 27 верстах от Курска. Один из этих охотников, муж благочестивый и благоговейный, высматривая добычу в лесу, нашел небольшую икону, лежавшую лицом вниз на корне дерева. Едва он поднял икону, чтобы рассмотреть ее, как из того места, где лежала св. икона, забил сильный многоводный источник чистой воды. Икона оказалась «Знамения» Божией Матери. Охотник, нашедший икону, понял, что это не простая икона. Он созвал своих спутников, и они общими усилиями сейчас же срубили небольшую часовенку, в которой и поставили обретенную икону. Жители Рыльска, узнав о новоявленной иконе, стали посещать ее для поклонения, и от иконы стали источаться многочисленные чудотворения.

Рыльский князь Василий Шемяка, узнав об иконе, приказал перенести ее в Рыльск, что и было сделано с большим торжеством: весь город вышел навстречу чудотворной иконе, приближавшейся с крестным ходом. Только сам Василий Шемяка уклонился от участия в этом торжестве – и ослеп. После усердного покаяния и молитв перед иконою, он опять прозрел. В благодарность за это он соорудил в Рыльске храм Рождества Пресвятой Богородицы, где и была поставлена икона, и с тех пор, в день явления её 8 сентября установлено ежегодное празднование.

Но недолго пробыла икона в Рыльске. Трижды она чудесно исчезала из Рыльска, и ее находили в том месте, где она явилась впервые охотнику. После этого рыльчане поняли, что Божия Матерь благоволит, чтобы икона оставалась на месте явления, и соорудили новую часовню и оставили ее там навсегда.

В 1385 году Курская область была снова опустошена татарами. Они хотели сжечь часовню и икону, но деревянная часовня не загоралась. Живший при часовне священник, о. Боголеп, объяснил им, что причина этого чуда - в иконе. Тогда разъяренные татары разрубили икону пополам и разбросали половинки в разные стороны, а часовню сожгли. Священника они взяли в плен, и он в Крыму пас татарские стада. Спустя некоторое время он был выкуплен послами Московского князя, приходившими в Орду, и возвратился к месту, где была часовня. После долгих поисков с постом и молитвою, он нашел обе половинки святой иконы, сложил их вместе, и они срослись так, что не осталось никакого следа от разреза, и только на его месте выступило нечто, «аки роса».

Город Курск был восстановлен в 1597 году, при царе Феодоре Иоанновиче, и тогда же, по его повелению, икона была доставлена в Москву, где благочестивый царь много молился перед ней и вставил ее в раму с изображением Господа Саваофа вверху и пророков, пророчествовавших о Божией Матери, по сторонам. Царица Ирина Феодоровна украсила икону богатой ризой, после чего икона вернулась обратно в свою часовню. В том же году, с помощью царя, на месте часовни был воздвигнут храм Рождества Пресвятой Богородицы и основан монастырь, а над источником на месте явления Иконы выстроена была другая церковь во имя Живоносного Источника. Новый монастырь стал называться Коренной пустынью, в память явления иконы при корне дерева.

В 1598 году, при нашествии крымских татар на юг России, св. икона была для большей безопасности перенесена в Курск, а в пустыне был оставлен точный список с нее. В 1603 году Лжедмитрий I взял ее из Курска в свой лагерь в Путивль, а затем в Москву, где она находилась в царских хоромах до 1615 года, когда она вернулась, по повелению царя Михаила Феодоровича, в Курск и была поставлена в Курском соборном храме, а в 1618 году - в соборе Знаменского монастыря. С тех пор большую часть года икона проводила в Курске, а в Коренную пустынь она переносилась лишь на время. С 1806 года, по Высочайшему повелению, было определено, что икона должна находиться в Коренной пустыни с пятницы 9-й седмицы по Пасхе и до 12 сентября. В эти дни св. икона переносилась из Курска в Коренную пустынь и обратно торжественным крестным ходом, который растягивался на весь путь от Знаменского монастыря в Курске до Коренной пустыни - 27 верст. Этот порядок соблюдался до 1919 года, когда икона отбыла за границу.

Икона и её списки сопровождали русское воинство во многих походах. В 1676 году икона путешествовала на Дон для благословения Донских казачьих полков. В 1684 году Государи Иоанн и Петр Алексеевичи прислали в Коренную пустынь список со иконы с повелением, чтобы этот список сопровождал в походах православных воинов. В 1687 году икона посылалась в «большой полк». В 1689 году списки с иконы были даны полкам в Крымский поход. В 1812 году список с иконы был послан к князю Кутузову в действующую армию.

Также перед этой иконой молился и ещё ребенком получил свое первое исцеление преподобный Серафим Саровский.

В ночь с 7 на 8 марта 1898 года злоумышленники революционеры-безбожники решили взорвать чудотворную икону, но, несмотря на страшные разрушения в соборе вокруг иконы, сама икона осталась невредима.

12 апреля 1918 года икона была украдена из собора Курского Знаменского монастыря, ограблена, но 2 мая опять была найдена и опять вернулась на свое место. Наконец, в 1919 году, в сопровождении епископа Курского и Обоянского Феофана и нескольких из братии Знаменского монастыря, икона ушла за границу, через Константинополь, в братскую Сербию. В 1920 году она вновь, по просьбе генерала Врангеля, посетила землю Русскую в Крыму и оставалась там до общей эвакуации Русской Армии ген. Врангеля в первых числах ноября 1920 года. Икона возвратилась в Сербию, где и пребывала до 1944 года, когда, вместе с Архиерейским Синодом Русской Зарубежной Церкви, выехала за границу, находилась в Мюнхене (Бавария), при митрополите Анастасии. В 1950 году митрополит Анастасий из Мюнхена переехал в Америку. С 1957 года икона пребывает в посвященном ей главном соборе Архиерейского Синода в Нью-Йорке.

http://i078.radikal.ru/1003/17/ef2f222944f6.jpg
*******
Глава из книги архиепископа СЕРАФИМА (Иванова):  «Одигитрия Русского Зарубежья» (издание второе, 1963) Икона Божией Матери Знамение Курская Коренная

     Не заслужил еще русский народ прекращения грозного Божьего испытания: конец войны не принес вожделенного освобождения России от безбожного большевистского кошмара. Только усугубились страдания нашего несчастного народа, обманувшегося в своих сокровенных надеждах.
     
     Не будучи в состоянии больше жить в страшной атмосфере постоянной лжи, ненависти, злоба и страха, русские люди, по мере отступления немцев, стали покидать насиженные места и начали второй великий исход из родной земли, снова становившейся землей власти злого нечестия.
     
     Все дальше и дальше на Запад движется волна беженцев. С плачем и скорбью оставляет она, наконец, родные пределы и устремляется в соседние с нею братские славянские страны. Увы, братья славяне, ослепленные давно искусно ведшейся коммунистической пропагандой, исполненные к тому не ненавистью к поработителям немцам, холодно, если не враждебно, встречали у себя русских собратьев, считая их отребьем своего народа.
     
     А фронт неумолимо двигался все дальше и дальше на Запад. Большевики заняли Прибалтику, Польшу, Румынию и Болгарию. Советская армия вошла в Югославию.
     
     Владыка митрополит Анастасий, как возглавитель свободной Зарубежной Русской Церкви, не мог и не желал попасть в пленение к безбожниками и, со множеством преданной ему паствы, отбыл в Германию. С Синодом отбыла и его Охранительница – Курская Чудотворная Икона Божией Матери. Часть клира Белградской русской церкви поддались лживой советской пропаганде и решила ждать прихода "освободительной красной армии". Некоторые из священников, как, например, протоиерей Иоанн Соколь и Владислав Неклюдов и др. дерзко требовали от митрополита Анастасия оставить Чудотворную Икону в Белграде и даже пытались чуть ли не силой ее удержать.
     
     Нелегко было старцу митрополиту справиться с и их напористостью, но, видно, сама Царица Небесная не пожелала оставить русских зарубежников без Своего Небесного Покрова, и святая Икона была благополучно вывезена и Югославии. Она покинула Белград 8 сентября н. ст. 1944 года, пробыв в этой стране без малого четверть века.
     
     Первым этапом в Ея шествии на Запад был город Вена. Там она пребывала вместе с Синодом несколько месяцев. Вена в это время очень часто подвергалась воздушным бомбардировкам. И вот, милостью Царицы Небесной, и в этом неправославном городе начали твориться те же чудеса, что и в Белграде: те квартиры, куда приглашали Икону, и те люде, которые ее приглашали, оставались целыми и невредимыми, хотя, подчас, находились в центре бомбардировок.
     
     Мне лично довелось самому пережить две-три таких бомбардировки в Вене, когда я из Братиславы приезжал по церковным делам в Синод. Последний тогда помещался в маленьком стареньком отеле "Пратештерн", почти рядом с большим вокзалом "Нордбангоф". Этот вокзал был важным объектом для союзных летчиков, и те часто его бомбардировали. Одна бомбардировка, которую я пережил в Вене, была довольно сильной. Я говорю "довольно" потому, что в Берлине потом пришлось пережить еще более страшные бомбардировки.
     
     Все архиереи-синодалы, во главе с митрополитом Анастасием, сопровождаемые духовенством, спустились, после тревоги в малый и тесный подвал этого ветхого отеля. Мне – я тогда бы в сане архимандрита – разрешили нести Чудотворный Образ. Едва мы успели спуститься вниз, началась бомбардировка. Сотни больших и малых бомб устилали ковром разрушенный вокзал и прилегающие кварталы. Наш маленький отельчик качало и трясло, как во время сильного землетрясения. Шум стоял невообразимый.
     
     В подвале было душно и темно, т.к. электричество перестало действовать. Только едва-едва мерцал слабенький огонек тоненькой свечечки в руках о. Аверкия, тихо, но проникновенно читавшего акафист Царице Небесной перед Иконой, которую я держал на руках. Архиереи и все находившиеся в подвале, не очень стройным, но довольно дружным хором, припевали:
     
     "Радуйся, Невесто Неневестная".
     
     Все невольно жались к Иконе, особенно когда взрывы были сильнее и ближе. С потолка обваливалась на нас штукатурка. Серая, удушливая пыль кружилась в воздухе. Пахло сыростью и плесенью. Было совсем неуютно. Трепетно замирало сердце...
     
     Но, ведь с нами Чудотворная Икона – Необоримая Стена и Источник чудес, Дверь Спасения, Церкве Непоколебимый Столп... И, сердце, бьющееся в груди, как птица в тенетах, вот-вот готовое разорваться от страшного душевного напряжения, начинает стучать ровнее, спокойнее. Совсем по новому звучит в душе дивная песнь: "Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых".
     
     И, как бы по слову молитвы, начинает затихать небо, дом перестает скрипеть и трястись и, наконец, слышится, на этот раз уже отрадный и вожделенный, отрывистый вой сирен – отбой воздушной тревоги. Все крестимся с облегченным вздохом и поднимаемся наверх, спеша покинуть негостеприимный подвал, могший стать для нас могилой. Совершаем там благодарственный молебен и расходимся по своим комнатам, дать отдых нервам после страшного напряжения.
     
     В такой нелегкой обстановке Синод провел около двух месяцев, пережив по крайней мере два десятка подобных бомбардировок. Естественно, общей радостью была встречена весть о получении от властей разрешения переселиться Синоду в тихий Карлсбад, который еще ни разу не подвергался бомбардировке, и где была прекрасная русская церковь.
     
     Карлсбадское, относительно спокойное, житие продолжалось недолго, всего 3-4 месяца. В апреле 1945 года большевистская военная лава подкатилась и к этому тихому городу. Произошло это как-то неожиданно. Надеялись, что скоро будет заключен мир, и большевики остановятся в своем движении на Запад. Пришлось быстро собираться и спешно уезжать. Для Владыки митрополита удалось добыть два места в автобусе генерала Власова, и он с Чудотворной Иконой, в сопровождении своего личного секретаря А.П. Рудко уезжал на юг Баварии и временно поселился в маленьком городке Фюссене, около Кемптена. Синоду же был предоставлен товарный вагон и, после долгого, мучительного и опасного, из-за частых воздушных бомбардировок, переезда, он добрался до города Куель около Зальцбурга, в Австрии.
     
     В это самое время наше монашеское братство преподобного Иова Почаевского, настоятелем которого я тогда состоял, после сложных, далеко не безопасных перипетий, оказалось в Вюртемберге и, как только окончилась война, перебралось через Швейцарскую границу и очутилось в Женеве, оставив временно в Вюртемберге часть братии, которым, из-за неисправности документов, не удалось сразу получить пропуск в Швейцарию.
     
     Когда мы шли к швейцарской границе, на кто-то сообщил, что недалеко проживает какой-то недавно приехавший русский архиерей. Мы поручили одному из сопровождавших нас до границы собратий выяснить, какой это архиерей, и, если это владыка Анастасий, немедленно дать нам знать в Женеву. Оказалось, что это именно он, и с Чудотворной Иконой. Как только мы получили об этом известие, тотчас же приступили к хлопотам о получении для владыки визы в Швейцарию, а заодно хлопотали о визах для оставшейся в Германии нашей братии. На хлопоты ушло около двух месяцев. Тем временем, Синод переехал в Мюнхен, куда переселился и владыка митрополит.
     
     Произведя некоторую реорганизацию Синода и наладив его работу, владыка, немедленно по получении швейцарской визы, вместе с Чудотворной Иконой, отбыл в Женеву, дабы установить связь со всеми частями Русской Зарубежной Церкви, т.к. из Германии почтовая связь с заграницей еще не существовала. Прибытие митрополита Анастасия в Женеву было исключительно важным событием в жизни нашей Зарубежной Церкви. Прежде всего оно сразу разрушило легенду, распускавшуюся большевиками, что Синод больше не существует, и что митрополит Анастасий увезен в Москву. На эту легенду попался парижский митрополит Серафим, и чуть было не попался шанхайский епископ (ныне архиепископ) и некоторые другие архиереи и священники.
     
     Владыка митрополит Анастасий сразу телеграфировал всем епархиальным преосвященным по всему свободному Зарубежью о своем прибытии в Женеву с Чудотворным Образом, указал, что Русская Зарубежная Церковь должна оставаться независимой от Москвы, просил не поддаваться агитации большевистских агентов и тем спас Зарубежную Церковь от возможного разложения.
     
     Чудотворная Икона, по прибытии в Женеву, была передана митрополитом на временное хранение нашему монашескому Братству преподобного Иова Почаевского, которое сняло на окраине Женевы небольшой двухэтажный дом, в котором устроило домовую церковь и некое подобие монастыря, с ежедневными службами и т.п. Братство в это время готовилось к отбытию в США.
     
     Мне, как курянину, особенно дорога была родная для меня Курская Чудотворная Икона. В Европе было тогда очень неспокойно. Многие опасались, что большевики соблазняться ее тогдашней беззащитностью и попытаются ее захватить. Поэтому я стал умолять владыку митрополита отпустить с нами в США Чудотворную Икону, хотя бы на время, пока в Европе не наступит известное спокойствие.
     
     Владыка колебался. С одной стороны, ему было жалко расставаться со Святыней, которая около 20 лет пребывала в Синоде и являлась как бы символом единства нашей Зарубежной Церкви; с другой стороны, положение в Европе действительно внушало большие опасения, и было вполне естественно отправить временно такую великую историческую русскую Святыню в более безопасное место. В то же время жалко было лишать Иконы огромную массу русского верующего народа, находящегося в очень тяжелом положении, особенно в Германии, где начались массовые выдачи большевикам.
     
     Я стал говорить владыке, что для утешения этих людей мы можем изготовить точный список с Иконы, а подлинную все же лучше увести в недоступное для большевиков место. Владыка митрополит благословил писать список, а там... видно будет.
     
     Иконописец Братства иеромонах Киприан, ныне архимандрит, подвизающийся в Троицком монастыре, с благоговением и усердием взялся за это святой делание. Отслужили молебен Владычице и осторожно сняли ризу с Чудотворного Образа. Обнаружилась старая, сильно поврежденная червоточинами доска, лицевая сторона которой была почти сплошь черной от вековой копоти, и только едва просвечивали контуры венчиков и одежд Богоматери и Младенца. Ликов Их совершенно не было видно. Сплошной копотью были покрыты и края Иконы, на которых должны были находиться изображения пророков.
     
     Как тут писать список, когда почти ничего не видно. Доложили митрополиту. Он прибыл в Обитель, посмотрел... Отец Киприан, будучи не только опытным иконописцем, но и хорошим реставратором, стал просить благословение осторожно отмыть копоть с Иконы.
     
     Владыка митрополит замахал руками:
     
     – Что вы, что вы! Если в России никто не решался столько лет коснуться Иконы, как же мы можем осмелиться такое сделать.
     
     Ничего не поделаешь. Изготовил о. Киприан точного размера доску. Надо приступить к писанию иконы. А что писать, когда ничего не видно? Покрыть все черной краской и сделать несколько едва заметных штрихов?
     
     Мучается бедный иконописец. Места не находит. Никак не может приступить к работе. И вот, в одно раннее утро, когда братия еще спала, он неожиданно решается, берет теплую воду и осторожно, чистой тряпочкой, пробует отмывать верхний левый угол Иконы. Быстро появляется позолота венчика царя Давида. Это одушевляет о. Киприана, и он, забыв про все на свете, про запрещение митрополита и могущие быть за это последствия, лихорадочно, и вместе с тем осторожно, часть за частью, начинает отмывать Икону. Постепенно показываются все пророки, чудной работы искусных изографов царя Феодора Иоанновича. У большинства сохранились лики, одежды и даже надписи на свитках.
     
     Наконец, самое страшное и ответственное – лики Царицы Небесной и Богомладенце. Видно, есть на то соизволение Пречистой Девы: легко открывается Ея чудный лик, вместе с ликом Ея Божественного Сына, а равно и золото их одежд. Кончена работа. Сияет обновленный Образ дивным светом мягких древних красок. Строг лик Богоматери. Неземная мудрость запечатлена на высоком челе Богомладенца.
     
     Бежит вниз о. Киприан. Будит меня. Зовет к себе в иконописную: очень важное, мол, дело. Вхожу... и не верю своим глазам. То, что вчера было черной старой доской, горит, сияет и светится, ласкает, умиляет и проникает в сердце солнцесиянным, горненебесным, благодатным светом.
     
     Падаю на колени, плачу, трепещу от радости и счастья... Но, как доложить владыке митрополиту? Ведь совершенно явное непослушание. Едва можем дождаться времени, когда можно будет уже уехать к владыке с докладом. Беру такси ради такого случая и умоляю владыку поехать в монастырь по одному важному, не терпящему отлагательства делу. Не говорю, по какому – боюсь...
     
     Владыка, видя мое возбужденное состояние, не расспрашивает, молча собирается, садится в машину. Ведем его наверх, в мастерскую. На камине стоит обновленная Чудотворная Икона. При ней старшая монастырская братия, как бы на страже.
     
     Видно, поражен и Первосвятитель. Долго молча он созерцает дивный Образ. Потом медленно поворачивается и едва слышно ласково молвит:
     
     "Изредка и непослушание бывает полезно"...
     
     Служим молебен Божией Матери, и о. Киприан с особым рвением принимается за писание списка. Легко и радостно ему теперь работается. Всю душу вкладывает он, чтобы сотворить список поточнее. Не только над лицевой стороной работает, но и над обратной. Пригодился тут его реставрационный опыт: все трещины, даже червоточины воспроизведены – дерево постарело и выглядит так, как будто ему не одна сотня лет. Краски на лицевой стороне также мягко блеклы, как и на самой Иконе.
     
     Кончена работа. Если поставить обе иконы рядом, конечно без риз, то отличить их очень трудно, почти невозможно, особенно с некоторого расстояния. Мы сначала произвели этот опыт среди братии, а когда дождались приезда митрополита, посещавшего Обитель на реже двух раз в неделю, повели его в иконописную, показал рядом обе иконы, и я, шутя, предложил владыке выбирать любую.
     
     Владыка митрополит подошел к иконам, внимательно на них посмотрел, взял в руки сначала одну, потом другую, взглянул на их обратные стороны, надеясь по ним узнать, какая же подлинная. Увы, и сзади обе иконы выглядели совершенно одинаково. Тогда Первосвятитель поставил обе иконы на место и сказал мне несколько встревоженно:
     
     – Нет, вы уж отдайте мне настоящую.
     
     Конечно, мы немедленно успокоили владыку и указали ему признаки, по которым можно различить иконы. Чтобы положить преграду возможным дальнейшим недоразумениям, владыка митрополит благословил отщепить от Чудотворной Иконы с нижней стороны небольшую щепочку и вделать ее в серебряной оправе в список.
     
     Подлинник немедленно был облечен в свою ризу, а для списка, трудами иноков Пимена и Алипия, была сооружена тоже серебряная риза, похожая на настоящую, но не такая массивная.
     
     Вскоре после этого совершилась в Женеве моя хиротония во епископы, после чего владыка митрополит начал готовиться к возвращению в Германию, где положение несколько стабилизировалось, и где находился Синод со своей канцелярией. Мы пытались было снова упрашивать владыку оставить у нас Чудотворную Икону, для сопровождения в США, куда мы надеялись выехать в самом близком будущем, а в Германию взять сооруженный братством список. Однако, владыка на этот раз твердо и решительно отклонил наши моления, указав, что Икона в Германии нужнее, дабы духовно подбодрять и утешать десятки тысяч наших несчастных соотечественников, за которыми, как за зверями, охотятся чекисты из репатриационных комиссий.
     
     Первосвятитель прозорливо заметил, что настанет время, когда Чудотворная Икона посетит Америку, а пока, пусть предтечей ея отбудет туда сей ея точный список. И владыка оказался прав. Когда мы прибыли в США со списком Чудотворной Иконы, там начался длящийся и доныне наш печальный церковный раскол. К иконе отнеслись совершенно равнодушно, и она была отправлена в Троицкий монастырь, где заняла скромное место в ряду других привезенных нами святынь.
     
     Между тем, сама Чудотворная Икона, водворившись в Мюнхене, во Владимировской домовой синодальной церкви, стала истинным "приятелищем сирых, странников предстательницей, скорбящих радостью, обидимых покровительницей, благой утешительницей всех, прибегающих к ней с усердием и верою".
     
     Началось ея странствование по лагерям обездоленных русских "дипийцев". Снова море слез было пролито у великой русской народной Святыни. Сколько страждущих было утешено, сколько неверов или маловеров прозрело и обрело или укрепило свою веру!
     
     Пять долгих лет пробыла в Европе Владычица, имея свое постоянно пребывание в Мюнхене и разъезжая оттуда по всей Германии, а равно и по Западной Европе. Посетила Она снова Париж, Лондон, Брюссель и другие места сосредоточения русских эмигрантов. Дни посещения беженских лагерей были для их насельников подлинными великими праздниками. Обычно, все обитатели лагеря оставляли все свои дела и устремлялись навстречу Святыне. Провожали в свой лагерный храм, выстаивали долгое богослужение, а затем многие следовали за ней длинной вереницей, когда Икону носили по баракам.
     
     Много чудес совершилось в это время от Чудотворного Образа.
     
     Синодальный Владимировский храм, где пребывала постоянно Икона, сделался средоточием духовной жизни не только Мюнхена, но и многих русских эмигрантов во всей Германии. Привожу одно трогательное воспоминание об этом Галины Дейнициной:
     
     «Вспоминается Мюнхен и маленькая уютная церковка на Донауштрассе, где находилась Икона несколько лет. Резные царские врата, со слегка колышущейся завесой теплого светло-коричневого тона, образа Спасителя и Богоматери в старинном стиле, а слева, в специальной сени с витыми русскими колонками, озаренная мерцающим с двух сторон лампадами, голубеет сама Икона.
     
     У лампад всегда живые цветы, а у подножия Иконы – коленопреклоненная людская фигура. Здесь выплакивают тяжкое горе, молятся о тех, кто в "стране далече", просят сил для будничных, но ставших такими необычными, дней. И каждый уносит в сердце облегчение и надежду. Матерь Божия не оставит... заступится... поможет... Целым венком окружают после литургии Икону дети. Поднимаясь на носки, прижимаются розовыми личиками к краешку ризы. Смотрят восторженно и сосредоточенно ясными глазками.
     
     Церковь на Донауштрассе за несколько лет вырастила целую плеяду верных маленьких прихожан, которых сперва вносили в храм на сорокадневную молитву, а в последние дни нашего пребывания в Мюнхене, это уже были чинно стоящие мальчуганы и девочки, самостоятельно подходящие к Причастию.
     
     Вспоминается – прелестная черноглазая Аленушка, розовая, в золотистых кудряшках Анечка, подпоясанный красным кушачком в русской рубашечке Коленька – подходящие гуськом приложиться к золотому вышитому кресту, украшавшему плат перед Иконой. До самой Иконы им не дотянуться. Но им усердно помогают старшие дети: Женя М., Тамара Б., Таня, Люда, Вера.
     
     Интересно, что были дети, которые посещали церковь по собственной инициативе – без родителей, не отличавшихся, иногда, к сожалению, религиозностью. Девочки приходили неизменно и аккуратно выстаивали всю службу. А нередко, особенно принаряженные и сосредоточенные, сами шли к исповеди и Причастию. На это было так трогательно, так радостно, но и так грустно смотреть. Грустно за родителей, по своей воле лишавших себя радости видеть рост самого чудесного в душе своего ребенка.
     
     Таких было, к счастью, мало. Гораздо больше было взволнованных матерей, поджидавших той минуты, когда о. Аверкий вынет Икону из сени, чтобы нести ее в свою келлию, где она обыкновенно хранилась в часы, когда не было богослужения. Становясь на пути следования Иконы, матери еще раз подводили и подносили детей к ней, и сами тоже благоговейно прикладывались. Начался разъезд Дипи за океан, и перед Чудотворной Иконой ежедневно служились напутственные молебны. С чувством разлуки с самым дорогим и светлым, прощались люди с любимой Иконой, увозя с собой, как ея благословение, маленькие ея, освященные на ней, копии».

                Архиепископ СЕРАФИМ (Иванов)

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Знамение
глас 4

Яко необоримую стену и источник чудес/ стяжавше Тя раби Твои,/ Богородице пречистая,/ сопротивных ополчения низлагаем./ Темже молим Тя:/ мир граду Твоему даруй/ и душам нашим велию милость.
АКАФИСТ    http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=2#p5534

Табынской  иконы Божией Матери.
http://i030.radikal.ru/1006/72/a2f7806efb94.jpg

Лет 400-500 тому назад обширный Оренбургско-Уфимский край был населен кочевниками-инородцами: башкирами, киргизами, чувашами и др. Одни из них исповедовали языческую веру, другие магометанскую. И не было среди них обладавших светом веры Христовой.

Впервые воссияла здесь истинная вера лишь во времена царя Иоанна Васильевича Грозного, в 1552 г. царь Иоанн Васильевич покорил Казань, бывшую в то время столицей татарского царства. После этого многие русские люди стали селиться по рекам Волге, Каме, Белой и Уралу, строить здесь города и селения и созидать в них святые храмы Божии, а местами и св. обители.

И вот в эту-то пору, ради прославления истинной веры среди людей, сидящих во тьме духовной, матерь Божия чудесно явила здесь свой пречистый образ, сохранившийся до наших дней и известный под именем Еe "Табынской " иконы.

Об этом событии предание гласит так.

Вскоре после покорения Казанского царства, примерно в ста верстах от Уфы, на так называемых "соленых ключах", построен был небольшой городок, близ которого находился монастырь с принадлежавшей ему деревней, стоявшей как раз на том месте, где теперь расположено село Табынское.

В этом-то глухом уголке полудикой Башкирии и явила Божия Матерь Свой Пречистый Лик.

Первый, удостоившийся обретения святой иконы, был монастырский диакон, имя которого, за давностью, не сохранилось.

Однажды он, возвращаясь с полевых работ, услышал голос: "Да потщится братия богоспасаемой обители принять Меня в храм Бога Моего". Первоначально диакон не обратил внимания на эти слова, думая, что они ему почудились, но спустя немного времени голос снова повторился. Осмотревшись вокруг себя, диакон увидел на большом камне, у подошвы горы над соленым источником, святую икону. Объятый страхом и радостью, он поспешил в монастырь и возвестил о своем дивном обретении монастырской братии, и святыня с торжеством была перенесена в монастырь. Отсюда ее поднимали в Казань и Уфу, а затем опять возвратили в тот же монастырь, где и пребывала она неотлучно, служа предметом благоговейного почитания со стороны монастырской братии и окрестных жителей.

Все описанное произошло в конце XVI или самом начале XVII столетия.

В начале XVIII века, во время одного из башкирских бунтов, монастырь, где стояла икона, был разрушен до основания, и святая икона на время скрылась в неизвестности. Где именно была она, под спудом ли разоренного монастыря, или в другом месте, об этом предание умалчивает, известно только, что она вскоре явилась на том же камне, где некогда обретена была диаконом. В этот раз ее нашли башкиры, случайно проходившие мимо ключа. Из ненависти к христианской вере они начали ругаться над святой иконой: рубили ее, кололи, но она оставалась несокрушимой, хотя следы поругания запечатлелись на ней, и их можно увидеть на святой иконе до сего времени.

За кощунственное надругательство над ликом Небесной Заступницы рода христианского башкиры были наказаны: они лишились зрения и долго блуждали в таком состоянии по лесу. Наконец, в сердце одного из них просиял луч веры в истинного Бога, он раскаялся в своем кощунственном поступке и действием божественной благодати немедленно получил исцеление от слепоты. Прозрев, он привел своих товарищей к святой иконе и, представ пред ней, долго изливал моление об их помиловании. Матерь Божия услышала его молитвенный вопль и даровала прозрение всем, оскорбившим Ея Величие. Получив исцеление, башкиры отправились в с. Табынское, находившееся в двенадцати верстах от места явления иконы, и возвестили жителям обо всем, что с ними случилось. Обрадованные дивным знамением милосердия Божией Матери, жители с. Табынского с великой честью перенесли святую икону в свой храм, где она и осталась навсегда.
http://s45.radikal.ru/i107/1006/11/2305e2b339a2.jpg
По месту своего явления святая икона названа Табынской иконой Божией Матери, а так как изображение Богородицы и Предвечного Младенца сходны на ней с изображением на иконе, чудесно явившейся в 1579 г. в Казани, то она называется также и Казанской.

Скоро весть о чудесном явлении иконы пронеслась по всем окрестным селениям, дошла до ближайших городов, и благочестивые христиане со всех сторон потекли на поклонение новоявленному лику Богоматери, ставшему с тех пор великой святыней всего Оренбургско-Уфимского края.

Так как второе явление совершилось, по преданию, в 9-ю пятницу по Пасхе, то жителями Табынска определено праздновать это событие в означенный день, что свято выполняется и доселе.

Но не одним только чудесным своим явлением прославлена святая Табынсная икона. Дивна она также и многочисленными чудесами, совершенными силой Божией благодати над теми, кто с верою и умилением сердца обращался с молитвой к Божией Матери.

Такие чудеса совершались не только над отдельными лицами, но и над целыми городами.

Так, например, в 1848 г. в Оренбурге свирепствовала холера, унесшая в самое короткое время тысячи человечесих жизней. С тех пор эта болезнь появлялась здесь почти ежегодно.

В 1856 г. жители города, вместе со своим Архипастырем, Преосвященным епископом Антонием, обратились в Св. Синод с просьбой о разрешении ежегодно вносить Табынскую икону в город. Разрешение было дано, и в том же году, когда святая икона впервые была принесена в Оренбург, холера в городе прекратилась.
http://s43.radikal.ru/i101/1006/7b/5ae3bab3ba37.jpg
В память этого чудесного события и совершается в Оренбурге ежегодно 8-го сентября, на другой день по внесении святой иконы, водоосвящение на реке Урале и крестный ход со святой иконой вокруг старого города.

Подобное чудесное избавление было послано в 1848 г. Царицей Небесной жителям г. Стерлитамака Уфимской губернии. Кроме того, многие селения Уфимской и Оренбургской губерний избавлялись по молитвам пред святой иконой от засухи, безведрия, пожаров и других бедствий.

А сколько чудес излито Царицей Небесной чрез Ее Табынскую икону различным людям! Воистину, нет возможности описать их все. По дивному Материнскому заступлению Божией Матери слепые начинали видеть, глухие – слышать, больные неисцелимыми недугами становились здоровыми.

Вот, например, как описывает одно чудесное знамение, совершенное Божией Материю от Табынской иконы, оренбургский купец Иван Григорьевич Скворцов. В заявлении, поданном 5-го октября 1870 г. настоятелю Табынской церкви, священнику Иоанну Гуменскому, он пишет:

"Сын мой Михаил, будучи от роду 3-х лет, в сентябре 1860 г. был одержим неизлечимым горловым недугом, от которого он так сильно страдал, что более недели был без сна и пищи, кричал день и ночь неумолчно. Для подачи ему помощи были приглашены два медика, которые употребляли все средства к излечению этой опасной болезни и, наконец, решительно мне объявили, что они употребили со своей стороны все, и не скрыли, что ребенок должен умереть ... Понятно, какова была грусть моя и всей семьи. Но вот, в твердом уповании на Господа, я, по общему совету семьи, немедленно попросил принести в свой дом бывшую в то время в Оренбурге святую Табынскую икону Божией Матери. С принесением святыни в комнату, ребенок молился, как умел, вместе со всеми нами перед образом Владычицы и, с окончанием молебна, кончилась и болезнь ребенка. Он стал здоров и весел, и только одно исхудание его тела могло свидетельствовать о бывшей с ним тяжкой болезни".

Все подобные знамения благодатной силы, посылаемые Царицей Небесной от Ее святой Табынской иконы, служат неопровержимым доказательством того, что Матерь Божия есть Заступница всего рода христианского, а Ее святая Табынская икона - одна из великих святынь, посланных для нас, как источник великой и богатой милости Божией к нам, грешным, и во свидетельство того, что истинная вера есть вера Православная, содержимая и исповедуемая Святою Православно-Кафолической Восточной Церковью, вне которой нет спасения.

Да не оскудевает посему вера старых и юных, простых и образованных членов Оренбургской православной паствы в небесную помощь Богоматери во время бед и напастей, на нашу долю падающих.

Ее Божественный Лик, на святой Табынской иконе изображенный, с Его кротостью, любовью и состраданием ко всем, ищущим помощи и заступления Владычицы рода христианского, да вселит в сердца наши твердую надежду на то, что ни одна слеза, пролитая пред святым образом, не окажется напрасной, ни один молитвенный вздох о помощи не останется неуслышанным.

Священник Д. Кононов

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Табынской
глас 4

Наста днесь пресветлый праздник, Пречистая Дево,/ честныя Твоей Табынския иконы, Владычице,/ яже паче лучей солнечных возсия,/ от Источника приснотекущаго, Христа, Бога нашего,/ источаеши целебныя дары/ с верою к Тебе притекающим,/ Тя бо Христос Помощницу людем Своим дарова,/ покрывати и спасати от всякия беды рабы Своя,/ едину Благословенную.

0

10

...............................продолжение от 4 июня

Мч. Василиска (308).

http://s39.radikal.ru/i084/1006/7d/63f1d85cb667.jpg

После убиения святых мучеников Евтропия и Клеоника1, вместе с которыми принял много страданий и святой Василиск (хотя сей последний и остался жив, но находился в темнице), а также и после гибели правителя Асклипиодота, прибыл в область Понта2, присланный мучителями Максимианом и Максимином3, другой правитель, именем Агриппа, с приказанием продолжать гонение и убивать верующих во Христа. Еще до прибытиия его в город Амасию4, святой Василиск, находившийся там в темнице, молился со слезами Богу в таких словах: "Господи Иисусе Христе, помяни меня и не забудь меня до последней минуты страданий, но помоги мне скорее получить венец мученический, дабы я не был отделен оттех святых мужей, которые вместе со мною были взяты, прежде меня пострадали и приняли венец мученический".

В полночь явился ему Господь в сонном видении и сказал: "Помню о тебе и не забуду тебя, а твое имя написано (в списке мучеников) впереди тех, которые с тобой взяты. Не скорби, что ты пострадаешь после них, ибо ты предупредишь многих; память же о тебе сделаю славной по всей вселенной. Теперь же иди, простись последний раз с твоей матерью, братьями и родственниками, а когда вернешься, тотчас примешь венец мученический и будешь погребен в Команах5. H е бойся мук, которым ты подвергнешься, потому что Я с тобою, и не может погубить души твоей злоба людская".

Пробудившись, святой Василиск преисполнился радости и возблагодарил Бога. Затем он увидел, что двери темницы открыты. Когда начало рассветать, он сказал стерегущим его воинам и главному стражу темницы:

- Дайте мне свободу на четыре дня, дабы я мог проститься с матерью моею и братьями моими, живущими в селении Кумиальском; вернувшись же, я отойду к истинному Отцу моему, Господу Иисусу Христу.

Воины же и темничный страж так ответили ему:

- Твой Бог, Которому ты служишь постоянно, пусть будет свидетелем того, что мы совершенно отпустили бы тебя из темницы, если бы не боялись правителя, прибытия которого ожидаем в скором времени.

Святой возразил ему:

- Совершенно отпущенным я не желаю быть, но, как и говорил, только пойду прощусь с матерью, братьями и родственниками своими, потому что так повелел сделать мне Господь мой.

- Боимся как бы, вскоре по отлучении твоему, - упорствовали воины, - не потребовали тебя у нас, потому что, вот, как мы слышали, сегодня должен прибыть в город правитель, а все заключенные записаны в судебную книгу.

Святой Василиск сказал на это так:

- Воля Бога моего такова, чтобы я шел в мое родное селение; поэтому, если вы согласны, пусть несколько человек из вас идут со мною и опять вместе со мною вернутся.

Тогда воины уступили его просьбе, и несколько человек из них собрались и пошли вместе с Василиском в его селение.

Встретили же святого его братья (он имел трех братьев) и мать с великою радостью, а воины были приняты в их дом с большою честью.

На следующий день утром святой созвал всех сродников своих и много поучал их относительно того, что служит к душевной пользе, а также наставлял их в истинах христианского учения; он много поучал их и о том, что только путем скорбей возможно войти нам в царство Христово.

Так утешая всех и в последний раз лобызаясь со своими родными, святой изрек:

- Братия, отцы и дети по Христу! Пребывайте в вере в Господа нашего Иисуса Христа и ни в каком случае от Него не отступайте, потому что мир и все, что он в себе содержит, есть только тень, быстро исчезающая; Господь же пребывает во веки. Умоляю вас помолиться обо мне Владыке всех нас - Богу, да подаст Он мне силу совершить подвиг, страдания, как совершили его и святой Феодор Тирон6, и Евтроний, и Клеоник, которые были схвачены вместе со мною. Опасайтесь, мужи, жены, братья, сестры и дети, я же ухожу от вас, и больше вы не увидите меня в этой временной жизни.

Когда святой окончил эти слова, поднялся сильный плач и рыдание, и все стали просить святого:

- Когда окончишь святую жизнь свою, помолись о нас и о всех христианах Господу, да прекратится воздвигнутое мучителями гонение на православную веру и да уничтожится служение идолам; благодать же Христова да воссияет по всей земле.

После того святой Василиск отправился в путь с воинами, дабы возвратиться в темничные узы.

В это время прибыл в город Амасию правитель Агриппа и, созвав всех почетнейших граждан, вошел с ними в храм языческий, называвшийся Петасон7, а потом в другой, называвшийся Серапион8, и принес жертву своим нечистым богам. А на следующее утро правитель пришел на место судилища и справлялся здесь о заключенных в узы и прежде всего спрашивал о Василиске, потому что слышал о нем и хотел в самом начале привлечь его на свой суд.

Градоначальник отправился в темницу, желая привести к правителю Василиска, но, не нашедши его там, схватил темничного стража и, связав, привел его перед судилище. Правитель же, подвергнув его истязаниям, спросил:

- Как ты осмелился выпустить из темницы заключенного в нее врага наших богов и ослушника царских повелений?

- Ныне второй день, - отвечал темничный страж, - с того времени, как Василиск с воинами ушел в свое селение.

- Я прикажу умертвить тебя, - исполнившись ярости, воскликнул правитель, - если ты не представишь мне того человека, хулившего наших богов!

- На четвертый день я представлю его пред тебя, - отвечал темничный страж.

И тотчас правитель послал с тем стражем магистриана9, человека злого и свирепого нравом, и с ним воинов и дал ему поручение в таких словах:

- Только тогда я поверю, что ты человек, ревнующий о наших богах, когда ты схватишь того богохульника и приведешь его ко мне. Направь же его в Команы, потому что я сам отправляюсь туда.

Магистриан, выйдя от правителя, изготовил медные сапоги со множеством острых продолговатых железных гвоздей внутри и, взяв с собой темничного стража и воинов, отправился в родное селение Василиска, везя на осле тяжелые железные цепи, приготовленные для мученика.

- Шел же и я, - говорит описатель дальнейших событий, святой Евсигний10, - следуя за ними в надежде видеть страдания и кончину святого Василиска. Достигши до того селения, они схватили мученика, выходившего уже из дома по направлению к городу Амасии, чтобы вернуться в свою темницу, и связали его двойными цепями; также и шею его заковали в железную цепь, а на ноги надели медные сапоги с гвоздями внутри, так что гвозди проникли в ноги святого до самых костей, и кровь обильно текла из его израненных ног; при этом мучители сильно били Христова мученика, когда вели его к городу Коману. С плачем провожали его мать, братья и сродники его. На прощание мать сказала ему:

- Сын мой любезный! Христос, Которого возлюбил ты, да будет тебе помощником в этом мученическом подвиге. Недолговременно будет житие твое здесь, зато в будущем веке тебя ожидает вечная жизнь; тяжкие ныне принимаешь муки, зато получишь славный венец от Христа Бога; злые люди мучают тебя на земле, зато ангелы мира примут тебя на небе; как разбойника судят тебя, но тот самый разбойник, что был распят со Христом, примет тебя в рай; цари смертные и подверженные тлению отнимаю ту тебя жизнь, но Бог Вечный возвратит тебе жизнь и сопричислит тебя к силам ангельским. И нас воспомяни, дорогой сын мой, на этом пути ко Господу, по которому ты шествуешь!

Произнесши это, мать возвратилась обратно в дом свой, молясь Господу о своем сыне, да укрепит Он его мужественно перенести мучения.

Святой же, оглянувшись назад и видя следующих за ним трех братьев своих, а также сродников и многих из народа, плакавших о нем, такими словами умолял их воз -вратиться к себе домой:

- Не плачьте обо мне, но лучше молитесь Господу, чтобы Он дал мне силу победить диавола и посрамить его служителей,

Потом он облобызал каждого и, увещевая всех вернуться, сказал им:

- Опять увидимся друг с другом в день воскресения и жизни вечной.

Но провожавшие святого не хотели вернуться и с плачем следовали за ним.

И снова увещевал их святой такими словами:

- Для чего вы своим плачем и слезами смущаете мое сердце? О, если бы мне позволено было много раз умереть за Господа нашего Иисуса Христа! Умоляю вас, возвратитесь и молитесь за меня Богу!

Но так как они и после этого не хотели возвратиться, то магистриан сказал им:

- Клянусь здравием царей моих, что, если вы не вернетесь, то я свяжу вас всех и отведу к правителю.

Но когда они не послушали и его слов, тогда магистриан с воинами начал бить их и едва мог отогнать их от святого.

Будучи веден таким образом, святой мужественно переносил тяжесть железных вериг и доблестно терпел боль в ногах, пронзенных во многих местах острыми гвоздями, которыми усеяны были медные сапоги, и путь его обагрялся кровью. Сам же он с радостью воспевал:

- "Если ополчится на меня полк, не убоится сердце мое" (Пс.26:3), потому что Ты, Христос Господь, со мною.

Многое и другое вещал святой, обращаясь к Господу в пении и молитве. Магистриан же и бывшие с ним, видя мученика легко идущим, несмотря на то, что ноги его были обуты в сапоги с гвоздями, весьма удивлялись; но со святым мучеником был Господь, облегчавший его страдания.

Когда они достигли селения, называемого Дакозария, магистриан и воины захотели отдохнуть, потому что было жарко и наступил полдень. Владетельница того селения, вдова, по имени Трояна, увидав пришедшего с воинами магистриана, просила их войти в ее дом вкусить пищи; всего было их человек сорок. Когда они вошли, она все устроила для них. Итак, они ели, пили и веселились, а святого мученика Василиска, со связанными назад руками, привязали к сухому дубу, росшему около ворот ее дома. К святому собралось множество народа, мужчин и женщин, а также детей. Видя его заключенным в тяжкие оковы и привязанным на припеке солнца, а также видя кровь, текшую из его ног, они умилялись и выражали ему соболезнование. Святой же молился Богу, взывая: "Господи, посети меня, как ты посетил Иосифа в темнице (Быт.41), Даниила во рве львином (Дан.6), трех отроков в пещи вавилонской (Дан.3). И как Ты явил милость Сусанне (Дан.13), подвергшейся напасти от лукавых старцев, вывел Петра из темницы (Деян.5:17-20), а Феклу защитил от поругания11, так и на мне, смиренном и недостойном рабе Твоем покажи дивную Твою милость и яви чудеса Твои во славу Твоего пресвятого имени!"

Когда святой окончил молитву свою, внезапно произошло землетрясение и был слышен голос свыше, говоривший: "Не бойся, Я с тобою!"

И вдруг медные сапоги, бывшие на ногах мученика, внезапно растаяли, как воск от огня; вериги же спали со святого, а сухой дуб зазеленел, распростирая над святым многочисленные густые ветви свои и покрывая его тенью на большое пространство кругом. А на том месте, где стоял святой и где земля обагрилась его кровью, потек источник воды.

После этого святой вознес в таких словах благодарение Богу: "Господь Иисус Христос, Предвечное Слово и Сын непостижимого и несказанного Отца, благоволивший сойти на землю и сделаться человеком, дабы искупить нас от древнего мучителя диавола и избавить от всех лукавых его козней, вознесший нас на небо, а его поправший и осудивший на пребывание в бездне, даровавший нам новую жизнь, - какими устами прославлю Тебя, какими словами перескажу Тебе свои чувства, как воспою Тебя и возвещу Твои великие дела и силу, которые Ты ныне явил на мне, рабе Твоем, как раньше на святых Твоих, Евтропии и Клеонике, когда они были замучены по приказанию правителя Асклипиодота! В самом деле, кто я, недостойный, что столь великую и удивительную милость Ты явил на мне; сама земля, видевшая силу Твою, потряслась".

Магистриан же и воины, испугавшись землетрясения, убежали из того дома и, увидев происшедшие чудеса пришли в сильное недоумение. Одни из них говорили, что это только так кажется, другие же считали это волшебством, а народ, стоявший вокруг святого, в ужасе дивился этому и прославлял силу Христа Бога. И многие уверовали во Христа, говоря: "Вот святой человек послан сюда Богом, чтобы освятить наше место".

Принесли к святому расслабленного, лежавшего на постели; когда мученик Христов коснулся его, тотчас расслабленный поднялся, как здоровый, и, взяв свою постель, пошел к себе в дом, прославляя Бога; привели еще и прокаженных, и он исцелил и их, прикоснувшись к ним; всех, страдавших водобоязнью и лихорадочными припадками, а также страдавших всякими другими болезнями или одержимых нечистыми духами - всех исцелял святой словом своим. Все, видевшие чудеса сии, прославили истинного Бога и уверовали в Него; жители же того селения преисполнились великой радости. Уверовала во Христа также и владетельница того селения Трояна, с сыном своим Тройном, и просила крестить ее. "Я, грешный Евсигний, - говорит повествователь, - видя все случившееся, от всего сердца прославлял Господа". В тот же день, вечером, стадо волов, шедшее с пастбища в селение и проходившее по тому пути, где стоял святой Христов мученик, как бы прославляя великие дела Божии, пало перед святым на колени.

Тогда магистриан и воины раскаялись в тех жестокостях, какие они причинили святому, потому что ужас охватил их, когда они увидели дивные чудеса, совершенные Господом по молитвам святого. На следующий день, магистриан кротко сказал мученику:

- Если угодно тебе, господин Василиск, то отправимся в путь, чтобы ради тебя мы не подверглись наказанию отправителя.

- Хорошо, пойдем в путь, - отвечал святой, - потому что я хочу умереть за моего Господа.

Когда все они вышли из селения того, весь народ, с владетельницею Трояною, провожал святого. Святой же мученик умолял всех их возвратиться к себе обратно: одни вернулись, другие же продолжали следовать за ним. Когда же вступили на большой мост, положенный чрез реку Иреос, затрясся мост от присутствия Христа, Который шел невидимо с рабом Своим, святым Василиском, как после сам святой мученик Василиск поведал мне, недостойному Евсигнию, - говорит повествователь. - Когда мост потрясся, святой остановился и, воссылая хвалу Богу, умолял народ вернуться обратно и едва убедил его исполнить свою просьбу.

Во время шествия своего святой на каждом высоком и красивом месте преклонял колена свои и молился ко Господу такими словами: "Во всех местах владычества Его благослови, душа моя, Господа!" (Пс.102:22).

Когда же все достигли селения, называемого Саон, то воины и магистриан приготовились вкусить пищи и убеждали святого вкусить вместе с ними хлеба. Он же отказывался, говоря: "Господь - пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться" (Пс.22:1); меня питает Владыко мой, Иисус Христос".

Они же снова уговаривали его, говоря:

- Вкуси, господин, чтобы ты не умер с голода и мы ради тебя не приняли наказания, если не приведем тебя ко правителю; ведь уже третий день, как ты вовсе не принимал пищи.

Святой сказал им на это:

- Я преисполнился пищи бессмертной, а потому не хочу вкушать пищи смертной. Вас питает хлеб земной, а меня питает небесное слово Божие; вас веселит вино, а меня - благодать Святого Духа; вас упитывает мясо, а меня пост; вас укрепляет бодрость телесная, а меня крест во имя Христово; вас делает богатыми золото, а меня любовь к Иисусу Христу; вас украшают одежды, а меня добродетели; вы находите веселье в смехе, а я утешаю дух мой молитвой; вы любите царя вашего временного, смертного и подверженного тлению, жаждете видеть его и исполняете его законы, а я люблю Бога и Царя моего небесного, лобызаю законы Его и желаю питаться лицезрением Его; вы ожидаете славы на земле, а я на небе; вы ищете известности между людьми, а я надеюсь получить славу на Страшном суде при воскресении праведных, когда скажет Владыка мой: "придите, благословенные отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира" (Мф.25:34).

Когда святой говорил так, магистриан велел оседлать животных и предложил мученику сесть на одного осла, сказав:

- Три дня идешь ты, голодный; сядь хоть на животное, чтобы ты не изнемог окончательно.

Святой же не согласился сесть, сказав:

- Меня укрепляет Господь мой, Иисус Христос, а покой и отраду подает мне Святой Дух.

Затем все отправились в путь, а к вечеру пришли в одно селение, где и остановились ночевать. И когда воины сели за вечернюю трапезу, магистриан умолял святого Василиска вкусить с ними чего-нибудь, но он отказался и провел всю ночь в молитве и пении, причем сами святые ангелы пели вместе с угодником Христовым.

Когда настал день, снова все отправились в путь и дошли до города Команы в четвертом часу дня. И когда приближались к городу, то услышали от многих, встречавшихся по дороге, что правитель предает казни всех, не соглашающихся кланяться идолам. Но Господь явился святому Василиску и сказал ему: "Мужайся, не бойся угроз идолопоклонников, потому что Я с тобою".

Когда они вступили в город, воины, сопровождавшие святого, спрашивали жителей города:

- Где сейчас находится правитель?

Им было сказано, что правитель находится в храме Аполлона12 и приносит там жертву богам.

Магистриан, отправившись к правителю, сообщил ему, что он доставил Василиска. Правитель весьма обрадовался этому. Рассказал магистриан также и о чудесах, случившихся во время их пути, но правитель не поверил ему, заметив:

- Все это - волшебство христиан.

Затем он приказал привести к себе святого Василиска в храм Аполлона, думая принудить его здесь к принесению жертвы. Тотчас же к Василиску побежали воины правителя и насильственно повлекли святого в храм, сказав:

- Иди в храм к правителю и поклонись богам, если хочешь быть жив.

Магистриан же и воины, пришедшие с ним из путешествия, начали рассказывать воинам правителя о чудесах, которые они видели, и прибавляли:

- Поистине удивительные знамения и силу Божию видели мы, не в видении или волхвовании, но в действительности происходившие.

Потом, обратившись к святому, они сказали ему:

- Прости нам те жестокости, господин Василиск, которые мы по нашему неведению причинили тебе и помолись за нас твоему Богу!

Пока они это говорили, новые воины, пришедшие от правителя, схватили мученика и повели в храм. Святой вошел в храм с светлым лицом, радуясь о Господе, Боге своем.

Увидав его, правитель спросил:

- Это ты Василиск?

- Да это я, - отвечал святой.

- Так скажи, - продолжал правитель, - принесешь ты жертву богам, или нет?

- Кто это сказал тебе обо мне, - возразил святой, - что я не приношу жертвы Богу? Я всякую минуту совершаю жертву хвалы в честь моего Бога.

Правитель же, не поняв сказанного, сказал святому:

- Хорошо; итак, принеси жертву какому хочешь из всех наших богов.

Святой Василиск, приблизившись к идолу, спросил окружающих:

- Как называется этот бог ваш?

Ему сказали:

- Аполлон.

- Справедливо вы сказали, что он называется Аполлоном, - подтвердил святой; - Аполлон - значит губитель13 и поистине влечет в погибель верующих в него и поклоняющихся ему, как богу, так как он не есть бог.

- А как имя тому богу, которому ты хочешь принести жертву? - спросил правитель.

- Бог мой, - отвечал святой, - неизреченный, непостижимый, невидимый и необъяснимый по Своим свойствам.

- А не имеет ли имени Бог твой? - допытывался правитель.

- В святых книгах заключены имена Бога моего, - ответствовал святой, - и, если хочешь выслушать, я сообщу их тебе.

- Назови их, - сказал ему правитель. Тогда святой мученик сказал:

- Бог мой называется Отцом и Вседержителем, Господом Саваофом14, Царем всех, Спасителем милостивым, милосердым и долготерпеливым. Ему одному приношу я жертву хвалы!

- Какому богу хочешь приносить жертву - это для меня все равно, - только принеси, - настаивал правитель, - ты призван ведь не рассуждать, а только принести жертву.

- Так, внимай, - обратился святой к правителю, - какова моя жертва.

И подняв руки к небу, он так помолился Богу:

- Боже вечный, Творец неба и земли, внимающий всем, истинно Тебе служащим, услышь ныне и меня, раба Твоего, и сокруши в эту минуту глухого и слепого этого бесчувственного идола, да поймут нечестивые народы, какому они поклоняются богу, и устыдятся и уверуют, что только Ты - единый всесильный Бог.

Только что святой окончил молитву свою, тотчас затряслась земля, идол упал на землю и разбился на куски. Правитель и народ, бывший в храме, от страха выбежали вон, и один только святой Василиск остался в храме и пел:

- "Да восстанет Бог, и расточатся враги Его, и да бегут от лица Егo ненавидящие Его. Как рассевается дым, Ты рассей их... как тает воск от огня, так нечестивые да погибнут от лица Божия" (Пс.67:2-3).

Спустя некоторое время правитель приказал вывести святого из храма и, скрежеща зубами в злобе против него, сказал:

- О враг богов наших! Зачем ты обещал одно, а сделал другое. Обещал принести жертву богу, а своим волшебством устроил так, что бог наш, Аполлон, упал и рассыпался.

Святой же ответил:

- Кто сокрушил вашего бога, Тот сожжет и храм его.

Едва только святой окончил эти слова, как упал с неба огонь на храм Аполлона и спалил его до основания. В страхе правитель и весь народ убежали оттуда. Потом, призвав святого Василиска, правитель обратился к нему с такими словами:

- О, как велики твои волшебства! Бога сокрушил ты и храм его сжег!

Но святой возразил ему:

- Если бог твой поистине есть бог, как ты его называешь, то пусть он отметит мне за себя.

- Боги наши добры, - возразил правитель, - и не причиняют никакого зла своим врагам.

- О неразумный человек! - воскликнул святой. - Как бесы могут делать добро, будучи злы по природе своей: они и вас, своих почитателей, вовлекут с собою в ад.

- Окаянный волшебник, - убеждал святого правитель, - принеси жертву богам; в противном случае я предам тебя лютой смерти.

На это святой ответил правителю:

- Зверь, живущий в лесу, пес, лижущий кровь, Агриппа блудный, образ диавола, мучитель беззаконный! Зачем ты еще меня удерживаешь? Я тороплюсь окончить жизнь свою!

Правитель сильно разгневался на святого и приказал усекнуть его мечом.

Воины, взяв святого, повели его вон из города на усекновение к месту, называемому Диоскория; при этом множество народа провожало святого. Отдано было повеление правителем, чтобы, по усекновении, бросить тело святого в реку.

"Когда усекновен был Христов15 мученик, увидели мы (повествует святой Евсигний), которым дано видеть, страшное чудо: явилось множество святых ангелов, которые, приняв душу святого, возносили ее на небо. Господь наш Иисус Христос виден был стоящим на небе и говорящим: "Приди добрый и верный раб Мой, Василиск, войди в небесное Царствие в сонм праведных, где пребывают рабы Мои, взятые вместе с тобой на мучения за Меня".

Мы, все это видевшие и слышавшие, - продолжает повествователь, - упали ниц на землю и поклонились Господу, благодаря его за то, что Он сподобил нас такого видения.

Затем палач, по имени Приск, взяв тело мученика, повлек его к реке. Мы, приступив к нему (говорит Евсигний) просили, чтобы он немного подождал, пока не разойдется народ и дали ему тридцать золотых монет в выкуп за тело мученика. Он предоставил нам тело мученика сказав:

- Смотрите, чтобы кто не узнал и не рассказал правителю об этом; будет тогда неприятность вам и мне.

Мы же, взяв честное тело, - продолжает Евсигний, - скрыли его и ночью вынесли его на вспаханное поле, похоронили и на том месте посеяли семена. В ту же ночь семена дали росток, а в следующий день дали цвети плод. Когда мы копали мученику могилу, то некоторые из нас захотели пить воды; по молитвам святого Василиска, которого мы призвали, тотчас близ могилы показался источник воды; напившись, мы прославили и возблагодарили Бога. Источник же тот существует и до нынешнего времени, и больные, которые с верою пьют воду из него, получают исцеление."

После всего этого напал нечистый дух на правителя Агриппу, и он стал искать тело мученика, помышляя в себе: "Если бы я прикоснулся к телу Василиска, наверно я избавился бы от несчастия".

И никто не смел сказать ему, что тело мученика было погребено в земле. Некоторые сказали ему: "Ты велел бросить тело в реку; для чего же теперь ищешь его?"

Тогда Агриппа отправился на место, где был усечен Христов мученик, нашел там несколько капель его крови и, собрав ее своими руками вместе с земною пылью, завязал ее в пояс свой. Тотчас он освободился от нечистого духа и уверовал в Господа нашего Иисуса Христа.

Спустя некоторое время, гражданин Комана, Марин, муж благочестивый, построил церковь во имя святого мученика Василиска и, вынув из земли святые его мощи, перенес их в эту церковь. От мощей святого совершалось множество чудесных исцелений от всяких болезней, по молитвам его и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому с Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава, ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 8:

Во страдании крепок и мужествен явился еси, и в чудесех предивен, явленно Христово имя преднося, мучителя посрамил еси. Тем тя почитаем Василиске, присно зовуще всечестне: радуйся мучеников светлая доброто.
_______________________________________________________________________
1 Кончина святых мучеников последовала ок. 308 г. - См. житие их под 3 марта.
2 Понт - страна, занимавшая в древности северо-восточную часть Малой Азии. Ныне на месте древнего Понта находятся дна турецких вилайета (области): Трапезунт и Сивас.
3 Максимиан был императором с 284 по 305 г. и управлял западною половиною Римской империи, а Максимин царствовал с 305 по 311 г. и управлял восточною половиною империи.
4 Амасия - в древности главный город понтийского государства, служивший резиденцией (местопребыванием) понтийских царей.
5 Этот город отстоял от Амасии на расстоянии 4-х дней пути.
6 Святой Феодор Тирон - родной дядя святого Василиска, пострадал ок. 306 г. См. житие его под 17 февраля.
7 Очевидно здесь разумеется храм в честь египто-эллинистического божества Пта (Ptah) - бога мертвых.
8 Серапион - храм в честь Сераписа - египто-эллинистического божества, соответствовавшего древнегреческому Зевсу. Как Серапис, так и (упомянутый выше) бог Пта - были богами собственно египетской религии. Но в период увлечения восточными религиями (II в. до Р. Х.) греки оказывали большое уважение этим божествам и строили в честь их многочисленные храмы.
9 Магистриан - помощник правителя области, имевший в своем распоряжении известное количество воинов, с которыми он обыкновенно посылался правителем в провинцию с различными поручениями.
10 Святой мученик Евсигний, описывавший житие и подвиги святого мученика Василиска, в течение 60-ти лет был воином при трех римских императорах: Диоклитиане (284-305 гг.), Максимиане (305-311 гг.) и Константине Великом (311-337 гг.), и пострадал в царствование императора Юлиана Отступника (361- 363 гг.). - См. житие его под 6 августа.
11 См. житие ее под 24 сентября.
12 Аполлон - по греческой мифологии - бог света, сын Зевса и Латоны.
13 Аполлон - в переводе с греческого значит "губитель". У греков он изображался обыкновенно с луком, стрелами и колчаном, как враг и победитель сил, вредных свету, т.е. нравственному порядку вещей.
14 Господь Саваоф - Господь воинств, Господь сил (1Цар.1:3, 11).
15 Кончина святого мученика последовала в нач. IV в.

Мч. Иоанна-Владимира, кн. Сербского (1015).
http://s59.radikal.ru/i164/1006/5f/ca1b86c6d443.jpg

Иоанн Владимир происходил из княжеской семьи и был мудрым правителем; милостивым, кротким, целомудренным и мужественным. Он был пламенным молитвенником и благочестивым строителем, и ктитором церквей. Боролся с еретиками-богомилами внутри страны и с захватчиками извне. Был пленен, и в тюрьме получил извещение от Ангела о том, что будет освобожден из заключения, но претерпит мученическую смерть. В 1015 году был обезглавлен; его нетленные чудотворные мощи находятся в его монастыре близ Аблазона.

Тропарь мученика Иоанна-Владимира
глас 4

Крест, явльшийся тебе с Небесе, светел проповедал еси,/ просветив языки ясно, Владимире славне,/ обагреньми кровей твоих украсився,/ сподобился еси почестей нетленных,/ предстояй Троице,/ тем со дерзновением/ моли спастися нам.

Ин тропарь мученика Иоанна-Владимира
глас 4

Крест, явльшийся тебе с Небес в блистании, всем проповедал еси,/ просветив языки верно, Владимире славне./ Искуплением же, кровьми твоими возблистав,/ сподобился еси мзды нелестныя, предстоя Троице./ Темже дерзновенно моли Христа спастися нам.

Кондак мученика Иоанна-Владимира
глас 8

Яко сокровище многоценное/ и источник, точащ земным токи,/ недуги очищающий,/ нам подадеся тело твое священное,/ болезнем различным подающе исцеление/ и благодать Божественную притекающим к нему, да зовем ти:/ радуйся, княже Владимире

0

11

.....................продолжение от 4 июня

Прп. Варлаама Хутынского (1192)
http://s53.radikal.ru/i140/1006/c4/ec07cd9fcefd.jpg

Преподобный отец наш Варлаам родился в Великом Новгороде от благочестивых и богатых родителей и во святом крещении наречен был Алексием. Отца его звали Михаилом; имя матери точно неизвестно. Он получил доброе воспитание в страхе Божием. Научен был грамоте, постиг книжную мудрость и легко проникал в разум Божественного Писания. Еще будучи ребенком, Алексий не любил игр и не предавался смеху. При сем он отличался воздержанием и никогда не ел чего-либо услаждающего вкус; занимался не земным, а небесным, постился и молился. Родители его были даже опечалены его необычайным воздержанием, но уговоры их не могли остановить усердия юного подвижника.

Рано пришел преподобный к мысли о суетности мирской жизни и сказал себе: «Истинно жизнь наша, как тень и сон, вертится, как колесо».

Он возненавидел мир и его прелести, оставил славу мира сего и богатство и вышел из родного города в пустынное место на берегу реки Волхова. Родители Алексия тогда уже умерли.

Место, выбранное преподобным для подвигов, называлось Хутынь (Хутынь —  от слова «худынь», то есть «худое место»; по народному преданию, здесь обитала нечистая сила. Тут же находилось болото, слывшее в народе под именем Видень, где, по народному представлению, виделись нечистые). Оно находилось в десяти верстах к северу от Новгорода, на правом берегу реки Волхова,
и представляло значительную возвышенность, далеко видимую со всех сторон. Подвижник не один вышел на Хутынь для отшельнического жития. С ним были и другие знатные, богатые новгородцы, пожелавшие разделять с преподобным труды пустыни: Порфирий Малышевич и брат его Феодор. Монашеское пострижение Алексей Михайлович принял на месте подвигов своих от некоего инока-иерея, причем получил имя Варлаам.
http://s51.radikal.ru/i134/1006/b6/37d003841b55.jpgВарлаамо-Хутынский монастырь под Новгородом
Преподобный срубил себе небольшую келлейку; день и ночь непрестанно воссылал в ней молитвы и пение, неослабно тру­дясь в посте и бдении. Преподобный твердо помнил слова святого апостола: «Аще кто не хощет делати, ниже да яст» и много трудился: рубил дрова, возделывал нивы.

Враги нашего спасения, бесы, восстали против святого: они являлись ему в виде то змеев, то различных зверей, стараясь устрашить его и прогнать с того места, но подвижник, ограждая себя знамением креста, сам прогонял их от себя; иногда с тою же целью они научали мирских людей наносить ему всякие обиды, но и тии спяти быша и падоша (Пс. 19, 9), так как наталкивались на твердый камень и сами стирались в пыль, а его поколебать не могли.

Слух о подвижнике пронесся по всей округе, и воздыхающие о небесной отчизне с усердием стали стекаться к нему, чтобы послушать его наставлений. К святому приходили князья и вельможи, шли и бедные люди, чтобы получить от него полезное наставление, и все получали желаемое. Преподобный кротко поучал их: «Дети мои! Остерегайтесь разных пороков: зависти, клеветы, гнева, лжи, лихоимания, пристрастного суда; оставьте ложную присягу, воздержи­вайтесь от блуда, особенно имейте кротость и любовь — мать всему доброму. Исполните это, чтобы не лишиться вечных благ, обещанных Господом всем праведным. Избегайте вечной муки постом, молитвой и добрыми делами, ночным бдением и дневными трудами».

Не одни поучения привлекали к преподобному Варлааму мирских посетителей. Дела открывали людям в преподобном великого подвижника и угодника Божия. Его строгая нестяжательность и духовная опытность всем приходившим к нему — вельможным людям и простолюдинам, богатым купцам и бездомным инокам — приносила великую душевную пользу. Высокие подвиги самоотречения очистили внутренние очи святого и стяжали ему благодатный дар прозрения и чудотворений.

Князь новгородский Ярослав (сын внука Мономахова Владимира Мстиславича, несколько раз был новгородским князем в конце XII столетия, принужденный уступать престол свой другим князьям. Новорожденный сын его, предреченный прп. Варлаамом, носил имя Изяслава, в крещении — Михаила), прибыл к преподобному. «Буди здрав, добрый князь, и с сыном твоим», — сказал ему преподобный при первой встрече. Князь изумился, но, по возвращении домой узнал, что у него родился сын. По просьбе князя преподобный крестил ново­рожденного.

Однажды преподобный Варлаам ехал в Новгород ко владыке Новгородскому. На мосту он встретил толпу народа, который собирался сбросить в Волхов уличенного преступника. Взглянув на осужденного, преподобный сказал: «Отдайте мне его: он загладит вины свои на Хутыни». И народ отдал осужденного уважаемому пустыннику. Преподобный, послав его в монастырь, повелел работать на братию. И из него вышел усердный и способный ко всякой службе работник. Впоследствии Варлаам постриг его в иноческий сан, принял в число братии и, таким образом, спас его душу.

И в другой раз преподобный Варлаам проезжал мостом в то время, когда новгородцы готовились сбросить в Волхов осужденного, причем его родственники просили преподобного спасти несчастного от смерти. Но святой молча проехал мимо. Когда же недоумевающие ученики его спросили, почему одного он спас, а другому не хотел оказать той же милости, преподобный отвечал: «Вижу я, что вы, взирая внешними очами, по внешнему и судите; я же сердечными очами усмотрел, что первый осужденник, которого я выпросил у народа, был осквернен многими грехами и осужден справедливо, но что когда судья осудил его, раскаяние проникло в его сердце. Но он ниоткуда не видел помощи и был окружен многими недоброжелателями, между тем как еще не пришел час его. Я же увидел, что он имеет веру на спасение, и выпросил его себе на поруки и устроил его, как было угодно Господу. Другой же был осужден несправедливо и вопреки закону, и я видел, что он умирает мученическою смертью и имеет получить венец от Христа: ему не нужно было молитвы моей ко Христу, ибо он имеет Его Самого помощником и избавителем. Вы же не соблазняйтесь о сем».

Раз, когда приближался праздник Светлого Христова Воскресения, преподобный послал монастырских рыбаков ловить рыбу и, по молитвам его, улов был очень хорош. Между прочим, пойман был огромный осетр, но рыбаки скрыли его и принесли к преподобному только мелкую рыбу; разбирая рыбу своим посохом, он сказал: «Детей вы принесли, а куда девали мать?» Рыбаки пали ему в ноги, покаялись в своем грехе и при­несли спрятанную рыбу.

В жизни Новгорода увековечен один случай прозорливости преподобного Варлаама. Однажды преподобному случилось быть у архиепископа Новгородского Григория (управлял епархией с 1186 по 1193 гг.), и святитель, отпуская его от себя, сказал, чтобы старец побывал у него спустя неделю. «Если Господу угодно, — отвечал преподобный, — в пятницу первой недели поста святых апостолов приеду к твоей святыне на санях».

Архиепископ удивился, что старец в летнюю пору обещается приехать на санях, но не решился потребовать объяснения этих непонятных слов. Между тем, в ночь перед указанною преподобным пятницей выпал глубокий снег, сделался сильный мороз, и подвижник, действительно, прибыл к владыке на санях. Когда же святитель начал скорбеть о том, что мороз может повредить рожь, которая тогда цвела, преподобный, утешая его, сказал: «Не скорби, но паче возблагодари Господа нашего Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь и всех святых, что ниспослал Господь Бог на нас милость Свою. Если бы не послал Он снега и мороза, то люди погибли бы от голода: ибо за умножение грехов наших Господь попустил быть голоду. Но молитв ради Пречистой Богородицы и всех святых великих чудотворцев даровал Он снег и мороз для того, чтобы черви, в изобилии находящиеся в корню ржи, вымерли. Снег же пробудет на земле только один день, и потом, по Божию промышлению и повелению, наступит теплая погода, а снег вместо дождя напоит жаждущую землю и умно­жит плоды земные».

Действительно, на другой день стало тепло, снег растаял и вода напоила сухую землю, а при корнях ржи найдены были погибшие от мороза черви. И в то лето был такой урожай хлебов, какого давно не видали.

В рассказанных случаях проявился благодатный дар прозрения, которым наградил Господь угодника Своего. Но не мало и чудес творил преподобный Варлаам при жизни своей. Вот некоторые примеры его чудотворений. Один христолюбец, весьма любивший преподобного и имевший к нему горячую веру, повез к нему своего единственного сына, тяжко больного, чтобы просить святого помолиться о нем; но дорогою мальчик умер, и отец привез его мертвым в обитель. Когда же преподобный помолился о нем, ребенок, по молитве его, тотчас же воскрес. В другое время новгородские жители плыли по Волхову, и один из них, упав из лодки, был вытащен из воды уже бездыханным. Когда его принесли к Варлааму и святой помолился, утопленник мгновенно ожил.

Долго подвизался преподобный подвигом отшельничества вместе с друзьями своими. Но дар прозрения и чудеса просла­вили его и привлекли к нему многих желавших подвизаться с ним. Тогда он решил устроить на Хутыни обитель и заложил каменный храм в честь Преображения Господня. Храм освящен был архиепископом Григорием в праздник Преображения Господня (6 августа) 1192 года. При этом архиепископ открыл Хутынский монастырь. Преподобный Варлаам старался снабдить монастырь свой средствами к существованию и огра­дить его имущество от притязаний корыстных людей. Он пожертвовал обители поемный луг, рыбные ловли, село, земли, сенокосы и нивы, скот и слуг. «Если же кто, — пишет в конце своей вкладной грамоты преподобный, — по научению диавола и злых людей захочет отнять что-либо из пашен, из сенокосов или из ловлей, да будет ему противником святый Спас в сем веке и в будущем».
http://i065.radikal.ru/1006/fa/c53443e5793b.jpg Часовня преп. Варлаама на холме,который он сам наносил шапкой

http://i057.radikal.ru/1006/61/3096b5de3cf9.jpg
Создавая строения обители и его хозяйство, преподобный Варлаам не забыл и внутреннего устройства монастыря — жизни иноков. Он дал обители своей устав, который, к сожалению, не сохранился до нашего времени. По уставу, Хутынский монастырь, вероятно, был общежительным. По крайней мере известно, что преподобный Варлаам предписал монастырю расходовать остатки своих средств на благотворительность, а так предписывали все устроители общежительного монашества как в древней Восточной Церкви, так и в Церкви Русской. Заповедь преподобного Варлаама, данная обители, была следующая: «Странных с пути покоить, поить и кормить, приезжих на конях покоить всяким покоем и творить милостыню нищим. Если страннолюбия не забудете, то благодатью Божией обитель моя никогда не оскудеет».

Устроив Хутынскую обитель, преподобный почувствовал приближение своей кончины. В это время вернулся из Кон­стантинополя паломник Добрыня Ядрейкович, в монашестве Антоний, сверстник преподобного Варлаама. Рад был под­вижник своему духовному брату и поручил ему монастырь свой. Преподобный говорил своему другу: «И ранее помышлял ты о сем святом месте. Ныне же я предаю его тебе: снабжай его всем и сохраняй, ибо я отхожу к Небесному Царю. Рад я, что вижу тебя. Господь же зовет меня отсюда».

Обращаясь к братии, умирающий подвижник говорил: «Итак, братия, телом я ухожу от вас, но духом всегда буду с вами».

Год смерти преподобного Варлаама с точностью неизвестен. По летописи, подвижник преставился 6 ноября 1192 года.

Кончина почитаемого всеми подвижника собрала в пустынную Хутынскую обитель множество народа. Прибыл архиепископ Новгородский, собрались иноки из окрестных монастырей и с честью погребли многотрудное тело преподобного. В то время многие больные различными болезнями получили исцеление.
http://s57.radikal.ru/i157/1006/3b/bae4bb1b0ed7.jpgколодец, который тысячу лет назад ископал преп. Варлаам
Местное празднование преподобному Варлааму в его монастыре и в Новгороде началось во второй половине XIV века. Многочисленные чудеса при гробе святого были основанием для его прославления. В XV столетии были обретены нетленные мощи угодника Божия. Архиепископом Новгородским был тогда блаженный Евфимий II. Питая теплую веру к преподобному Варлааму как благодатному угоднику Божию, он, призвав Хутынского игумена Тарасия, заповедал три дня поститься и совершать келейно молитвы, дабы узнать волю Божию об основателе обители. По прошествии трех дней архиепископ, игумен и один иподиакон вошли в храм, сняли каменную крышку с гроба преподобного и обрели тело его нетленным; лице и брада оказались сходными с изображением преподобного на иконе, стоявшей над его гробом. Святитель прославил Бога, а иподиакон, пораженный чудом, тогда же принял иночество. Но мощи преподобного остались и после того закрытыми, и празднование памяти его не распространилось далее Новгородской области.

Дальнейшие чудеса преподобного Варлаама прославили его на всю Святую Русь как великого чудотворца. Особенно порази­тельно было чудо, совершившееся над Григорием, молодым постельничим (должностное лицо при княжеском и царском дворах в Древней Руси. На обязанности его лежало наблюдение за спальней государя. Вследствие постоянной, по службе, близости к нему должность эта была весьма почетной), великого князя московского Василия Васильевича (прозванного Темным за то, что был ослеплен своими противни­ками — Василием Косым и Димитрием Шемякой, княжил с 1425 по 1462 гг.). Во время пребывания великого князя в Новгороде Григорий тяжко захворал и был близок к смерти. Григорий читал ранее житие и чудеса преподобного Варлаама и, веруя в чудодейственную силу его молитв, просил отвезти себя в Хутынский монастырь. И вот во сне явился ему преподобный и обещал исцеление. Обрадованный юноша с верою говорил окружавшим его: «Если на пути меня застанет даже смерть, все равно — и мертвого везите меня к преподобному». Дорогой он действительно умер и мертвым был везен в обитель. Но недалеко от обители мертвец вдруг ожил и, прибывши в обитель, поклонился преподобному и совершенно выздоровел. Когда исцеленного спросили, что с ним было, он поведал следующее: «Я видел около себя множество бесов, один из ко­их держал свиток, где записаны были мои грехи. Но явившийся святитель Николай сказал: “Немногие добрые его дела значат более, чем грехи его, открытые притом духовному отцу”. Бесы скрылись. Потом явились Ангелы, и высший из них с ласкою повел меня в какое-то светлое место, где было много прекрасных деревьев и цветов. И вот я увидел там преподобного Варлаама чудотворца с посохом в руках, в том виде, как написан он на иконе. Подойдя, он сказал мне: “Григорий! Я не успел придти к тебе при исходе твоем; теперь ты хочешь ли остаться здесь?” “Хочу здесь пребывать”, — отвечал я. На это святой Варлаам сказал: “Да, хорошо бы остаться тебе здесь, но будут скорбеть о тебе родители твои. Иди, утешь отца и мать; я твой помощник”. Взяв за руку, он повел меня, а впереди шел тот Ангел в диаконском облачении. Пройдя мимо цветущих деревьев, Ангел стал невидим, а святой Варлаам, оградив меня крестным знамением и иконою святителя Николая, сказал: “Григорий! Ты молился великому чудотворцу Николаю и меня призывал на помощь; молись ему и вперед, а я помощник твой”. Отошедши немного, он оглянулся на меня и прибавил: “Спустя семь лет ты будешь у меня”, — и стал невидим».

Это дивное чудо при гробе преподобного Варлаама над постельничим великого князя послужило поводом к установление церковного празднования в честь чудотворца Хутынского в Москве и затем по всей России (1460 г.). Тогда же сам великий князь Василий Васильевич соорудил в Москве и первую придельную церковь во имя преподобного Варлаама.

Великий князь Иоанн Васильевич был свидетелем грозного чуда при гробе преподобного Варлаама. В 1471 году великий князь, предав опустошению Новгородскую область, вступил в Новгород как грозный победитель. Заехал он тогда и на Хутынь поклониться, как говорил он, преподобному.

«Почему, — спросил князь, — не открывают гроб святого Варлаама?» «Издавна, — отвечал игумен обители Нафанаил, — никто не смеет видеть мощи чудотворца: ни для архепископов, ни для бояр не открывают их, доколе Господь не соблаговолить ясно изъявить на то Свою всесвятую волю».

Тогда грозный победитель Новгорода с гневом приказал открыть мощи угодника Божия. Но едва начали, по его приказанию, поднимать каменную доску и копать землю, как из гроба чудотворцева вырвался дым и за ним — пламень, опаливший стены храма. Великий князь в ужасе выбежал со всею своею свитою, так что выронил в монастыре и свой великокняжеский жезл, которым, в бегстве своем, ударял он бессознательно о землю.

Трудно описать все чудеса, какие совершал преподобный Варлаам. В Хутынской обители преподобный, и по блаженном преставлении своем, дивным образом являлся бдительным настоятелем, иногда очень строгим к невнимательным из братии и упорным нарушителям иноческих обетов. Чудотворец вразумлял также и начальников монастыря, не соблюдавших его заповеди о благотворительности обители. Он насылал на виновных болезни и по раскаянии исцелял их, нераскаянных же предавал смерти. Одного игумена, не кормившего в монас­тыре голодающий народ, он бил жезлом своим, и у виновного отнялись рука и нога. В другой раз за скупость монастырских начальников, переставших принимать странных, преподобный наказал обитель оскудением хлеба в амбарах. Казначей Тарасий, первоначально проводивший строгую жизнь, но потом начавший злоупотреблять монастырской собственностью для угощения и увеселения своих друзей, был также наказан жезлом явившимся ему преподобным Варлаамом и едва выздоровел после того, как принес слезное покаяние, а ве­селый собеседник его умер в расслаблении. Монастырский чашник (монах, заведующий питьями) вразумлен быть преподобным за свои излишества, но после того, как не испра­вился, с заздравною чашею в руке испустил дух. Зато для иноков внимательных и строгих к себе преподобный являлся милостивым. Один инок, по имени Иринарх, три года тяжко страдал от грыжи и уже готовился к смерти. В таком положении в Пасху видел он во сне преподобного, явившегося ему в одеянии пресвитера в сопровождении иеродиакона и несколь­ких иноков. Окадив иконы, преподобный Варлаам благословил больного и сказал: «Вот ты и здоров, брат мой; вкуси пищу», которая, действительно, вслед за тем и была принесена братиями к нему в келлию. Больной встал с одра здоровым, вкусил пищи и прославил Бога и Его угодника, преподобного Варлаама чудотворца.

Неоднократно преподобный Варлаам являлся теплым молитвенником и предстателем за родной ему Новгород, предостерегая об имеющих постигнуть его бедствиях. Вот какое чудо произошло в Хутынской обители в начале XVI века. Инок Хутынской обители Тарасий вошел ночью в Преображенский храм. И видит он, что свечи на паникадилах и подсвечниках все зажглись сами собой, храм наполнился фимиамом, из гроба поднялся преподобный Варлаам и, став посреди храма, долго молился вслух Господу Иисусу Христу, Пречистой Его Богоматери и всем святым со слезами и умилением за Новгород, дабы человеколюбивый Господь отвратил от него гнев Свой. Тарасий в ужасе пал ниц. Но преподобный, подойдя к нему, сказал: «Брат Тарасий! Господь Бог хочет погубить великий Новгород. Ступай, взойди на церковную кровлю и увидишь будущее бедствие Новгорода и что Господь хочет сделать с ним».

Тарасий пошел и увидел, что воды озера Ильменя поднялись и угрожают затопить город; в страхе побежав обратно, он рассказал, что видел. Тогда преподобный со слезами снова стал молиться Господу и Пречистой Богородице о спасении го­рода; потом опять послал инока посмотреть на город. Тарасий во второй раз вошел на кровлю церкви и увидел множество Ангелов, бросающих огненные стрелы, как бы сильный дождь из тучи, на толпы мужчин, женщин и детей. Когда поведал он о том преподобному, тот еще раз слезно молился за Новгород. Потом сказал: «Молитвами Богородицы и всех святых избавлен Новгород от потопления, но в нем — сильный мор на людей». И опять послал Тарасия смотреть на город.

Иноку представилась огненная туча, наступающая на город. В трепете поведал он о том святому. «После мора будет пожар в Новгороде, и вся торговая сторона его сгорит, и множество людей погибнет», — сказал на это преподобный, опять лег в гроб свой, и свечи погасли.

Печальное пророчество преподобного через несколько лет, действительно, с точностью исполнилось на злополучном Новгороде, избавленном, однако же, небесным предстательством святого от грозного потопления.

Иногда преподобный Варлаам являлся дивным заступником и молитвенником и за всю Русскую землю. Особенно замеча­тельно обнаружилось это во время нашествия на Москву Махмет-Гирея (1521 год, при князе московском Василия Иоанновиче), когда Москва была избавлена от страшного врага чудесным заступлением преподобных Сергия, Радонежского чудотворца, и Варлаама Хутынского. Во время нашествия одной престарелой и лишенной зрения инокине было следующее видение. Оглушенная каким-то необыкновенным шумом инокиня увидела, что из Кремля в Флоровские ворота идет сонм святителей и других светолепных мужей в священных одеждах; они уносили с собою и чудотворный образ Божией Матери; шествие имело вид крестного хода. Между святителями можно было признать святых митрополитов Московских Петра, Алексия, Иону и Леонтия, епископа Ростовского. Собор сей, по выходе из Кремля, встречен был двумя старцами: один был преподобный Сергий, другой — Варлаам Хутынский. Старцы вопросили святителей: зачем идут вон из города? Святители ответствовали, что исходят по воле Божией за нечестие города. Святые подвижники стали умолять отходящих, чтобы они умилостивили своим ходатайством правосудие Божие, и начали обще с ними петь молебен. По совершении молитвословия, осенив град крестообразно, все возвратились в Кремль. И Москва была спасена от вражеского нашествия и разорения.

Верующие, во множестве стекавшиеся ко гробу преподобного Варлаама, по вере своей получали утешение в своих скорбях и исцеление от своих недугов молитвенным предстательством чудотворца. Упомянем о некоторых исцелениях, совершившихся по молитвам преподобного Варлаама.

Один человек страдал слепотой, хотя глаза у него и были открыты. Много истратил он денег на врачей, но не получил от них никакой пользы. Когда однажды наступил день памяти преподобного Варлаама, слепец велел вести себя в монастырь и поставить при ковчеге с мощами святого, которому и начал со слезами молиться о своем исцелении. В это время братия пели в храме молебен. И вот, когда в конце молебна запели: «Владычице, приими молитвы раб твоих» (Богородичен 8-го гласа, на водоосвящении), слепой вдруг прозрел и прежде всего увидел ковчег с мощами. Не веря себе, он подошел и осязал ковчег руками, а потом, обведя взором церковь, увидел молящихся, народ и братию. Убедившись, что он видит совсем хорошо, он пришел в несказанную радость и громким голосом объявил всем о своем исцелении по молитвам святого Варлаама.

Один почитатель преподобного пришел вместе со своей женой помолиться ему, принес, что нужно было для братии, и устроил на свой счет общую трапезу. Когда он возвращался с богомолья водою, то недалеко еще от монастыря лодка опро­кинулась и он утонул, а остальные с трудом спаслись. Люди, бывшие на берегу, не могли оказать тонувшему никакой помощи, побежали в ближнюю деревню и позвали рыбаков с сетями искать тело погибшего. Наконец мертвое и уже посиневшее тело было найдено и положено на берегу. Жена утонувшего громко плакала по нем, причем поминала святого Варлаама и, как бы гневаясь на него, говорила: «Это ли твое воздаяние, святой, нам, приходившим поклониться твоему гробу? Через твои молитвы мы надеялись получить долго­денствие, а ты попустил моему мужу умереть здесь нечаянною смертью! Лучше было бы нам не приходить к тебе: тогда не погиб бы муж мой!»

Мертвеца уже хотели погребать, как вдруг вода хлынула у него из уст, и он встал здоровым и воздал благодарение святому, объявляя, что именно молитвами преподобного Варлаама он возвращен был к жизни.

Однажды в обитель преподобного был привезен из Новгорода больной князь Константин (самый младший (восьмой) сын Димитрия Донского; 1389—1434 гг.; принял иноческий сан с именем Кассиана). Болезнь его была так сильна, что он не мог уже двигаться на постели и сказать хотя бы одно слово, и все окружавшие уже отчаивались за его жизнь. Но когда его положили у раки преподобного и стали совершать молебное о нем пение, князь внезапно встал совершенно здоровый и возвратился домой, как будто никогда и не болел.

Много и других чудес совершалось при гробе преподобного Варлаама. И доныне все притекающие к нему с верою получают просимое по его молитвам и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки. Аминь.

Тропарь, глас 3

Иже на земли леганием, прощением же и бдением тело твое изнуряя, преподобне, вся плотская мудрования умертвил еси, и исцелений струя независтная явился еси, верою притекающим к раце мощей твоих, Варлааме отче наш. Моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Кондак, глас 8

Якоже другий Илиа, отче, дождь с небесе свел еси: он убо огнь сведе, и царя удиви, ты же люди твоя возвеселил еси, и торжествовати устроил еси. Великий бо Новград вельми тобою хвалится, имея мощи твоя в себе: егоже сохраняй от враг непоколебима, да зовем ти: радуйся преподобне Варлааме, отче наш.

Прав. Иакова Боровичского, Новгородского чудотворца (ок. 1540).
http://s53.radikal.ru/i141/1006/16/613d1114ba14.jpg

Преподобный Иаков Боровичский — Новгородский чудотворец. О происхождении блаженного Иакова, жизни его и кончине его нет достоверных сведений. По местному преданию, он в отрочестве принял на себя суровый подвиг юродства Христа ради. По церковным песнопениям, святой Иаков, «от младенства Богу прилепився, Того стопам последовал», победил «плотския страсти воздержанием», «благодать духовную восприял», своим «жестоким житием на земли Ангелы удиви, демоны же устраши и человеки просвети» и «ныне на небесех предстоя всех Царю Христу».

Прославил Господь святого подвижника после кончины. В 1540 году, на третий день Пасхи, к селению Боровичи (в Новгородской области) по реке Мсте против течения приплыла большая льдина, на которой стоял гроб (дубовая колода) без крышки, а в нем лежало тело юноши. Боясь ответственности, крестьяне шестами оттолкнули льдину к середине реки, но она возвратилась к берегу. Так повторялось трижды. Ночью старейшинам села явился во сне юноша, виденный ими на льдине, и сказал: «Я такой же христианин, как и вы. Не гоните меня. Мое имя Иаков, я получил имя в честь святого Иакова, брата Господня».

Мощи святого отрока были сначала помещены в часовне, а в 1544 году перенесены в Святодуховской храм. Тогда же было установлено ему празднование. Господь, прославляя Своего угодника, даровал мощам святого Иакова целительную силу. Полиелейное празднование установлено с 1572 года. В «Иконописном подлиннике» о святом Иакове сказано: «Подобием млад, наг, препоясан платом». В 1657 году патриарх Никон часть мощей святого перевез на Валдай, в Иверскую обитель. Часть святых мощей осталась в Духовом Боровичском монастыре (Новгородской епархии), другая хранилась в Авраамиевом ските (бывшей Финляндской епархии). Память преподобного Иакова совершается два раза в год: 22 мая/4 июня и в день перенесения честных его мощей 23 октября/5 ноября.

Тропарь, глас 1:

Божественною благодатию просветився, и по смерти даруеши исцеление притекающим к тебе, премудре Иакове. Темже и мы чтим честных мощей пренесение, веселяще вкупе души и телеса. Тем вси вопием: Слава Давшему ти крепость, слава Действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 8:

Верою и любовию твое честное пренесение празднующих, блаженне, сохрани и соблюди от всякия злобы и соблазна змиина, имаши бо дерзновение ко владыце всех, Христу Богу. Егоже моли спасти православныя люди, молящия тя, да вси вопием ти: радуйся, отче Иакове, всея Российския земли удобрение.

новомученника:

Свщмч. Михаила Борисова пресвитера (1942).

Священномученик Михаил родился 7 января 1866 года в селе Сухая Нива Демянского уезда Новгородской губернии в семье диакона Константина Дмитриевича Борисова. Диакон Константин сорок восемь лет прослужил Церкви – сорок три года псаломщиком и пять лет диаконом. Его духовник, священник Константин Виноградов, писал о нем: «Это был гигант и по телосложению, и по голосу, не знавший, кажется, усталости; например, ехать и не спать ни на волос 1–3 суток в самую отвратительную погоду и сразу же служить было для него обычным делом... Он обладал громким голосом, поставил себе за правило петь и читать лучше мало, но внятно и при участии души; он всегда разумел, что читал и пел»1.
http://s13.radikal.ru/i186/1006/44/f72e77d0c5b9.jpg
Священник Михаил Борисов с супругой Ольгой Ивановной
и сыном Василием, около 1894 года

В 1888 году Михаил окончил Новгородскую Духовную семинарию и был назначен псаломщиком в женский Покровский Зверин монастырь в Новгородском уезде. 17 сентября 1889 года он был рукоположен во священника к новопостроенной церкви в селе Кипино Демянского уезда. В 1891 году отец Михаил был переведен служить в Параскевинскую церковь в село Строилово, в 1902 году – в Полновский Успенский женский монастырь в Демянском уезде*, а в 1906 году – в Борисоглебскую церковь в Новгороде.
За время своего служения отец Михаил, как деятельный священник, имел множество послушаний. Два года он состоял заведующим и законоучителем Кипинской церковноприходской школы, одиннадцать лет законоучителем Строиловской земской школы, два года Головковской земской школы, четыре года заведующим и законоучителем открытой им в селе Строилове женской церковно‐приходской школы; в течение трех с половиной лет отец Михаил состоял наблюдателем церковных школ 1‐го благочиннического округа Демянского уезда, в течение четырех лет – заведующим и законоучителем церковноприходской школы при Успенском монастыре, в течение десяти лет – благочинным 1‐го округа Демянского уезда, в течение трех лет – депутатом на епархиальные съезды от духовенства 1‐го Демянского благочиннического округа, в течение трех лет – членом правления Новгородской Духовной семинарии; с 1907 года – заведующим, законоучителем и учителем пения в Борисоглебской церковноприходской школе, с 1909‐го по 1914 год отец Михаил состоял членом Новгородского епархиального миссионерского совета, с 1909‐го по 1915 год – членом Новгородского уездного отделения Епархиального училищного совета, с 1911 года – помощником благочинного 2‐го Новгородского округа.
В 1906 году отец Михаил был награжден наперсным крестом; 30 июля 1917 года – возведен в сан протоиерея. Отец Михаил принимал деятельное участие в религиозно‐нравственных чтениях, проходивших в Новгороде, и в церковно‐общественной жизни города.
6 июня 1917 года на собрании Союза объединения духовенства и мирян города Новгорода протоиерей Михаил выступил с докладом на тему «К реформе прихода»; он сказал тогда, что главной цели приходской жизни – «вести человека ко Христу, к вечному спасению» – должны были служить: «истовое богослужение с переводом богослужебных книг не на русский, а на ново‐славянский язык, с устранением всех непонятных слов и выражений... беседы в храме и вне храма, устройство школьных советов, обществ сестричества... Главное в приходе не право избрания и не заведование имуществом, а борьба с грехом, содеивание своего спасения»2. Близкие отца Михаила вспоминали, что прихожане любили и уважали священника за то, что он всегда с радостью им помогал.
После прихода к власти безбожников начались гонения: отец Михаил был арестован в 1926 году и пробыл в тюрьме двадцать дней. В 1931 году священник с семьей был выселен из дома.
* Ныне Осташковский район Тверской области.
В 1933 году Новгородское ОГПУ начало дело против религиозно‐трудового Братства, которое возглавлял епископ Макарий (Опоцкий), живший в это время в Новгороде на положении ссыльного. Братство имело неофициальный характер и включало в свой состав немногим более двадцати человек, которые молились вместе с епископом Макарием, трудились на своих послушаниях и часть средств передавали Братству, откуда они жертвовались по мере необходимости нуждающимся – бедным и находящимся в заключении.
20 апреля 1933 года были арестованы и заключены в новгородскую тюрьму все члены Братства во главе с епископом Макарием, а вместе с ними и многие авторитетные священники города, хотя и не входившие в состав Братства, но знавшие епископа лично. В их числе был арестован и протоиерей Михаил Борисов; ему шел тогда шестьдесят восьмой год.
3 мая 1933 года отец Михаил был вызван на допрос и, отвечая на вопросы следователя, сказал: «Я враждебно настроен к советской власти, потому что она устраивает гонения на религию, духовенство облагает непосильными налогами, дерет с него последнюю шкуру, вообще духовенству не дает никакого житья. Советская власть все духовенство поставила вне закона. Советская власть духовенство и вообще верующих сажает невинно в тюрьмы и ссылает на Север, заставляет без вины переносить страдания, голод и холод. Советская власть нам совершенно ничего не дала, кроме слез и страданий. Имея такие взгляды, я не мог сочувственно относиться к советской власти и спокойно, молча все переносить. Я вышеперечисленные свои взгляды высказывал среди верующих, что теперь не стало никакого житья, кругом на верующих идет гонение, отбирают последний кусок хлеба... советская власть стала грабить живого и мертвого. Я также говорил во время церковной службы антисоветские проповеди, что советская власть – есть власть антихриста, которая послана Богом за тяжкие наши грехи, и что скоро настанет время, когда сойдет Христос на землю и погонит всех этих антихристов и дьявольскую силу... Я и сейчас остался таких же убеждений, что, долго ли, коротко ли, но власть антихриста должна будет заменена другой, Божьей властью, или же советская власть должна будет переменить свою политику в отношении Церкви, то есть прекратить гонения.
Я знаю, что епископ Макарий и мой сын... оказывали материальную помощь семьям невинно пострадавших от советской власти. Я, как благочинный, собирал деньги от приходов и посылал в Ташкент высланному невинно митрополиту Арсению*, и вообще мы материально помогали сосланному духовенству...
В личных своих беседах и проповедях проводил антисоветскую агитацию, так как с существованием советской власти примириться не могу»3.
19 мая 1933 года тройка ОГПУ приговорила протоиерея Михаила к лишению права проживания в двух столичных городах, их областях и в пограничной полосе. И он уехал в город Углич Ярославской области, где стал служить в храме Вознесения
* Стадницкому.
Господня. Во время служения в Угличе священник был награжден очередной наградой – палицей.
Прихожане писали ему по поводу этого награждения: «Мы, прихожане святого храма сего, поздравляем Вас с высокой Патриаршей наградой – дарованной вам палицей. Палица – это духовный жезл в Ваших руках, охраняющий паству Вашими молитвами и заботами от всякого житейского соблазна.
Господь Бог наш дал нам великую радость видеть Его благоволение к Вашим молитвенным трудам о нас, грешных. Вы неустанно молитесь, большую часть своего времени проводя в молитве дома и в храме, твердо исполняя заповеди Господа нашего Иисуса Христа...»4
13 ноября 1933 года супруга отца Михаила направила в Новгородское ОГПУ заявление, в котором, в частности, писала: «Так как нам, болезненным старикам, было бы весьма горестно умереть вдали друг от друга, то я покорнейше прошу Новгородское ОГПУ предоставить мужу моему право возвращения на жительство в Новгород...»5
Эта просьба супруги священника не была удовлетворена, и протоиерей Михаил оставлен был в Угличе и продолжал служить в Вознесенском храме. Здесь он встретил очередную волну гонений на Церковь, которая стремительно сметала все на своем пути.
Отец Михаил был арестован 28 октября 1937 года и в тот же день допрошен.
– Вы арестованы как участник контрреволюционной церковно‐монархической группы. Признаете ли вы себя в этом виновным? – спросил его следователь.
– Я участником группы не состоял и виновным себя в этом не признаю.
– Следствие располагает достаточно подтвержденными материалами о вашем участии в контрреволюционной церковно‐монархической группе по проведению контрреволюционной террористической деятельности. Предлагаем дать следствию правдивые показания по существу.
– Это я отрицаю и заявляю, что никогда к контрреволюционной церковно‐монархической группе не принадлежал и контрреволюционной террористической агитации не вел.
В тот же день следствие было закончено, и 30 октября следователь составил обвинительное заключение, в котором написал, что, хотя священник «виновным себя не признал, но материалами следствия полностью изобличается в контрреволюционной деятельности»6.
После составления обвинительного заключения протоиерей Михаил был отправлен ожидать приговор в ярославскую тюрьму. 5 ноября 1937 года тройка НКВД
приговорила его к десяти годам заключения, но по старости и немощности он был оставлен в исправительно‐трудовой колонии в Ярославле. Протоиерей Михаил Борисов скончался 4 июня 1942 года в ярославской исправительно‐трудовой колонии и был погребен в безвестной могиле.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Май».
Тверь. 2007. С. 232‐237

Матерь Божия и все ныне поминаемые Угодники Божии , молите Бога о нас грешных !!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
(Дея. 20, 7-12; Ин. 14, 10-21). "И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю". Какое утешительное обетование! Но как немногие пользуются им! Редко кто содержит его в уме. Есть такие, которые совсем не понимают его и не принимают. Отчего так? Оттого что Господа не любят, и заповедей Его не исполняют. Эта неверность сердца Господу посекает всякое дерзновение обращаться к Богу с прошением, точно так, как и в житейском быту, неисправный слуга не смеет просить о чем либо господ своих, зная, что не заслужил никакой милости. Заведенные молитвы читаются своим чередом, а в них есть прошения очень великие, но они только читаются, а это, как известно, далеко еще не молитва и не прошение. Стать с истинною молитвою перед Господом и простереть к Нему прошение иначе нельзя, как исправив свои совестные к Нему отношения.

***************************************************************************************************************************************
Близок Господь

"Ибо Господь, Бог твой, благословил тебя во всяком деле рук твоих, покровительствовал тебе во время путешествия твоего по великой пустыне сей"
(Втор. 2, 7)

Неужели забота Провидения простирается на каждого отдельного человека? Неужели Господь знает о моем ужасном унынии, о моем одиноком пути по безотрадной пустыне? А мне казалось, что я всеми покинут, потерял Бога моего. Я звал Его днем и ночью и думал, что Он меня не слышит. Однако, в то самое время все было известно Ему: и мое одиночество, и громадная, бесплодная пустыня, по которой я проходил.
Почему же я сомневался? Господь был все время ко мне близок. На этой самой казавшейся бесплодной почве, без моего ведома, в безмолвной тишине Он посеял те семена, которые должны были взойти в земле обетованной. Итак, когда я проходил по пустыне, Он был со мною, Он сам вел меня к тихим водам и злачным пажитям, "Господь был в месте том, и я того не знал" (Быт. 28, 16).
Постигнув эту близость Господа, я возблагодарю Его больше всего за те одинокие часы душевной тоски и внутренней борьбы, когда Он невидимо был со мною, и, наконец, я познал Бога и испытал на себе Его любовь.
Когда приходит эта близость Господня, тогда пустыня перестает быть пустыней, она превращается в "напоенный водою сад, в источник, которого воды никогда не иссякают" (Ис. 58, 11). И впереди видится путь, уже проложенный, светлый и святой, на котором даже и неопытный не заблудится, потому что над ним бодрствует Сам Господь, у Которого исчислены все скитания Его земных странников.

из истории дня:
В 1472 г. Римский Папа и братья царевны Софии Палеолог приняли послов от Великого Князя Московского Иоанна III Васильевича (род. в 1440, правил в 1462-1505) со всеми почестями и на торжественном собрании кардиналов Папа объявил о сватовстве Иоанна III
В 1619 г. в обмен на польских пленных выменян отец русского Царя патриарх Филарет
В 1880 г. cкончалась Императрица Мария Александровна (1880 г.) в Петербурге
В 1903 г. Русский Император Николай II издал указ, запрещающий евреям иметь собственность за пределами мест их проживания
В 1652 г. Богдан Хмельницкий разбил поляков под Батогом
В 1734 г. после 8-месячной осады русские войска захватили Данциг (Гданьск), после чего польский король Станислав Лещинский бежал в Пруссию
В 1916 г. Русские войска генерала Брусилова начали наступление в Галиции
В 1746 г. Россия и Австрия заключили оборонительный союз против Пруссии и Турции
В 1896 г. В Москве подписан секретный договор, по которому Китай позволил России строить Китайско-Восточную железную дорогу — КВЖД (она была построена Россией в 1897-1903)
В 1886 г. в Петербурге основан электротехнический институт
В 1767 г. Русская Императрица Екатерина II, посетив Нижний Новогород, велела перестроить его центр
В 1917 г.
генерал Брусилов назначен главнокомандующим Русской армии
В 1905 г. японское командование устроило торжественную церемонию в честь плененного Русского адмирала Рождественского в военном госпитале
В 1826 г. умер писатель, историк Николай Михайлович Карамзин, автор 12-томной "Истории государства Российского", доведенной до 1611 г. (род. 1 декабря 1766 г.)
В 1443 г. родился Матиаш I, венгерский король (1458-1509 гг.)
В 1469 г. Мануэль I, португальский король (1495-1521 гг.), покровитель Великих географических открытий
В 1865 г. родился Георг V, английский король (1910-36 гг.)
В 1606 г. Василий Шуйский принес присягу в качестве "русского царя"

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p29636

Слава Богу за все!

0

12

Во славу Божию и на пользу ближнего !

5 ИЮНЯ -Память:

Собор Ростово-Ярославских святых.
http://s56.radikal.ru/i151/1006/b1/34acb5b51d37.jpg

Установлен решением патриарха Московского и всея Руси Алексия I и Священного Синода Русской Православной Церкви 10 марта 1964 года. Празднование совпадает с днем памяти святителя Леонтия, епископа Ростовского, апостола Ростово-Суздальской земли.

В лике Ростово-Ярославских святых празднуется память :

Ростовских чудотворцев святителей Леонтия, Исаии, Игнатия, Иакова, Феодора, Димитрия; преподобных Авраамия архимандрита, Петра, царевича Ордынского, блаженного Иоанна Власатого, Милостивого, преподобного Иринарха затворника, блаженного Исидора, князя-мученика Василька.
Ярославских чудотворцев благоверных князей Василия и Константина, Феодора и чад его Давида и Константина.
Переславльских чудотворцев преподобного Никиты столпника, преподобного Даниила, благоверного князя Андрея, благоверного великого князя Александра Невского.
Угличских чудотворцев страстотерпца благоверного князя царевича Димитрия, преподобных Игнатия, Кассиана и Паисия, благоверных князей Иоанна и Романа.
Пошехонских чудотворцев преподобных Адриана и Севастиана, Сильвестра Обнорского, Геннадия Любимоградского и Костромкого.
Прп. Афанасия Высоцкого Младшего, 2-го игум. Серпуховского Высоцкого монастыря (+ 1395, память 12 сентября, в среду Пасхальной седмицы).
Прав. воина Феодора Ушакова, Санаксарского (+ 1817, память 23 июля, 2 октября)
Мч. Алексия (Задворнова), иером. (+ 1937)

Также в составе Собора упоминаются святители Феодор III и Ефрем Ростовские и святитель Филарет (Амфитеатров).

Тропарь

О благочестный соборе,/ о людие избраннии,/ святителие, преподобнии и праведнии,/ и благовернии граждане российстии,/ яко звезды, на тверди церковней/ страны Ростовския и Ярославския к Богу предстателие,/ величаем с любовию вас, по плоти наших сродников./ Вы же молитеся даровати мир стране и Церкви нашей,/ благословение и милость Божию всем людем,/ всепрощение и спасение,/ ходатаи бо есте приснии о нас ко Святей Троице.

А также в Соборе чествуется Святитель Димитрий, митрополит Ростовский ,составитель Житий Святых до 17 в
его полное Житие от 10 ноября http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=53#p1530


Обретение мощей свт. Леонтия, еп. Ростовского (1164)

Святитель Леонтий, епископ Ростовский, один из выдающихся архипастырей XI века земли Русской. По словам святителя Симона, епископа Владимирского, которого можно считать достаточно достоверным, святой Леонтий был постриженником Печерского монастыря и по происхождению русский, а не грек, хотя родился в Константинополе. Промыслом Божиим будущий просветитель и апостол Ростовской земли проходил послушание под духовным руководством основателей русского монашества преподобных Антония († 1073; память 28 сентября/11 октября и 10/23 июля) и Феодосия († 1074; память 3/16 мая, 14/27 и 28 августа/10 сентября) Печерских. Он был первым епископом, вышедшим из монастыря в Киевских пещерах, воспитавшего многочисленных святителей Русской земли. «От того Печерского монастыря Пречистыя Богородицы, — пишет святой Симон, — мнози епископы поставлены быша и яко светила светлая осветивша всю Русскую землю святым крещением; первый Леонтий, епископ Ростовский, священномученик, егоже Бог прослави нетлением и бысть первопрестольник, егоже невернии, много мучивше, убиша».

Свой равноапостольный подвиг священномученик Леонтий начал по возведении его в сан епископа в сороковых годах XI века и назначении на Ростовскую кафедру.

В Ростовской земле, населенной в то время чудскими племенами, святитель встретил жестокое сопротивление язычников, изгнавших двух его предшественников — епископов Феодора и Илариона. Закоренелые язычники и слушать его не хотели, но святой Леонтий, как добрый пастырь, решился положить и душу свою за спасение врученной ему Богом паствы. Невзирая на постоянную опасность, святитель Леонтий ревностно обращал ко Христу местное население, твердо следуя апостольским заповедям. Однажды он был избит язычниками и изгнан из города, однако не оставил вверенной ему духовной паствы и поселился недалеко от Ростова, у ручья Брутовщины, где построил небольшой храм в честь Архистратига Михаила. Святитель все претерпел и ревностно продолжал проповедовать веру, подтверждая истинность ее чудесами. К святителю стали приходить дети местных жителей, привлеченные его духовной добротой. Угодник Божий обучал детей началам Христовой веры и потом крестил. Вскоре и взрослое население потянулось к благодатному архипастырю и также принимало святое крещение.

Закоренелые язычники взволновались, их неприязнь к просветителю росла, и, наконец, собравшись огромной толпой, одни с дубинками, другие с оружием в руках, отправились они к собору, чтобы убить или выгнать Леонтия. Причт соборный испугался, но святитель был покоен и укреплял бывших с ним, говоря: «Не бойтесь, дети, без Божией воли ничего они не сделают нам». Святой епископ Леонтий облачился в святительские одежды и приказал то же сделать клирикам храма. С крестом в руках он вышел навстречу язычникам. Апостольская твердость и спокойствие святителя Леонтия перед грозившей смертью остановили возбужденную толпу, а исполненное благодати его слово произвело на людей еще большее воздействие, и многие из них приняли святое крещение. С того момента святитель Леонтий стал более успешно утверждать свет Христовой веры в земле Ростовской. «Тогда начал отходить от нас мрак идольский и воссиял свет благоверия», — говорит древнее ростовское слово в память Леонтия. С проповедью о Христе Спасителе он обходил окрестную землю, и путь его отмечался утверждением Православия в местах прежнего идолослужения.

Апостольский подвиг святителя Леонтия увенчался мученической кончиной. В 1073 году он был убит закоренелыми язычниками по указанию волхвов.

Тело святителя было погребено в Ростове Великом в церкви Пресвятой Богородицы. Во время пожара в 1160 году этот храм сгорел, и по повелению благоверного князя Андрея Боголюбского († 1174; память 4/17 июля) в 1162 году на месте прежнего был заложен каменный собор. «23 мая 1164 года при копании рвов нашли гроб, — сказано в его житии Никоном летописцем, — покрытый двумя досками, в недоумении открыли и увидели лице (Леонтия), светящегося славою: ризы на нем были как бы вчера надетые, сколько лет минуло и не изменилось священное тело его». В руках у него лежал свиток с именами просвещенных им иереев и диаконов. Обретенные мощи переложили в каменный гроб и поместили в церкви во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова на архиерейском дворе.

В 1170 году, когда было закончено строительство каменной церкви в честь Пресвятой Богородицы, гроб святителя Леонтия перенесли в этот храм и поставили в нише южной стены.

Святой Леонтий, почти неизвестный при жизни, после смерти сделался таким славным и популярным, что кафедра Ростовская называлась «кафедрою Леонтия чудотворца»; при избрании новых епископов Ростову, летописцы замечают, что «поставлен молитвами св. чудотворца Леонтия» такой-то епископ. С молитвой ростовцы прибегали к св. Леонтию. У гроба просветителя Ростовской земли совершались многочисленные благодатные чудотворения. Свидетельства о святости жизни епископа Леонтия, чудесных исцелениях и знамениях по его молитвам были собраны епископом Ростовским Иоанном (1190—1214). По благословению митрополита Феодора было установлено совершать празднование памяти святителя Леонтия 23 мая/ 5 июня, в день обретения мощей. Епископ Иоанн написал и канон святителю Леонтию. До 1609 года мощи святителя Леонтия открыто находились в Успенском соборе, но после того, как в смутное время поляки похитили гробницу святителя, они были положены под спудом в том же храме у южной стены придела во имя святителя Леонтия, где находятся до настоящего времени.

Святой Леонтий — один из самых великих святителей земли Ростовской. Он велик по действиям земной жизни, как равноапостольный просветитель Ростовского края; он велик и на небе, как сильный молитвенник за землю Русскую. Святитель Леонтий стоит в ряду первых приемников апостольского служения Русской Церкви, вслед за святой равноапостольной княгиней Ольгой († 969; память 11/24 июля) и великим равноапостольным князем Владимиром († 1015; память 15/28 июля).

Тропарь, глас 4:

Апостолом сопричастник и Богу молебник верен, добродетельми восшед на небесная, и любовь возложил еси к Любящему тя, и неверныя люди обратил еси в веру. Тем ныне, со Ангелы ликуя, предстоиши престолу славы всех Царя Христа Бога; молися, святителю Леонтие, да спасет души наша.

Кондак, глас 4:

Жития ради чистоты, Всевидец Господь свет Свой насади в души твоей, вразумит люди многия твоими учении, Леонтие преподобне.

Прп. Михаила исп., еп. Синадского (821).
http://s57.radikal.ru/i158/1006/ff/dfb55cd76049.jpg

Воспоминаемой ныне святой Михаил, епископ синадский1, носивший имя тезоименное (одинаковое) имени Архангелу небесных сил, и житие проводил ангельское, украшенное девственною чистотою и всякими добродетелями. Еще в младенчестве он был посвящен Богу, а в юношеских летах принял монашество и явился достойным служителем Богу, подвизаясь вместе со святым Феофилактом2, епископом никомидийским3 в патриаршество святейшего Тарасия4, которым оба и были посланы в монастырь, находившийся на берегу Черного моря. Подвизаясь здесь в иноческих трудах, оба святые весьма преуспевали в добродетелях, и молитвы их имели великую силу у Бога.

Однажды во время жатвы, когда в воздухе стояла невыносимая жара, так что от недостатка воды в том месте многие изнемогли от жажды, святые помолились Богу и, по молитвам их, сделалось так, что пустой медный сосуд источал воду, в достаточном количестве. Так Господь исполняет прошения и молитвы почитающих Его и приклоняет слух Свой к их молитвам. Это чудо напоминало собою то, прежде бывшее в пустыне, чудо, когда для изнемогавшего от жажды Израиля Бог извел воду из камня (Исх.17:6) и другое,- когда, ради Самсона (судии израильского), умиравшего от жажды, Бог источил родник живой воды из высохшей кости ослиной челюсти (Суд.15:19).

После того, святейший патриарх Тарасий, видя такую добродетельную жизнь этих преподобных отцов, сиявших как звёзды на небе, признал их достойными высокого архиерейского сана. Блаженного Феофилакта он посвятил в сан митрополита Никомидии, а святого Михаила посвятил в епископы города Синад, и оба они пасли стадо Христово, своею жизнью подавая доброй пример своей пастве.

Когда же отошел от здешней жизни ко Господу святейший патриарх Тарасий, а после него принял престол константинопольской церкви святой Никифор5, снова поднялась буря ереси иконоборческой, которая уже была осуждена на седьмом вселенском соборе святых отец6. Нечестивый император Лев Армянин7, заразившись той ересью, поднял гонение на Церковь Христову, отрицая почитание святых икон и называя их идолами, поклоняющихся же им подвергал мучениям и смерти. Прежде всего он изгнал святейшего патриарха Никифора, а также и прочих православных архиереев с их престолов, а вместо них назначил своих единомышленников-еретиков, - и водворилась на святых местах мерзость запустения (Дан.9:27).

В это время святой Михаил явил себя ревностным защитником православия и обличителем еретического нечестия. Укрепляемый и умудряемой благодатью Святого Духа, он противоборствовал еретикам и заграждал уста их, порицавших святые иконы. Нечестивый царь Лев, не вынося обличений святого, дерзновенно порицавшего его еретическое заблуждение, предал святителя Христова на мучения. Святой же, не страшась мучений, мужественно отстаивал свои убеждения и сказал императору:

- Я почитаю святые иконы Спасителя моего Иисуса Христа и Пречистой Девы, Его Матери, и прочих святых и покланяюсь им; твое же распоряжение не считаю возможным исполнить.

Посрамленной Лев, исполнившись гнева, осудил исповедника Христова на изгнание8.

Гонимый из одного места в другое, много горьких скорбей и неприятностей перенес святой, пока не достиг обители небесной и не получил покоя вечного. Так кончил он праведную жизнь свою, украсившись двояким венцом, причисленный к архиереям, как архиерей, и к мученикам, как мученик, во славу Христа Бога нашего9.

Кондак, глас 8:

Яко архиерей всечестен, и благочестия священнострадалец, прещения злоименитаго не убоявся, еретическое того противление победил еси, свободным гласом велегласно вопия: иконе покланяюся Христове, и Пречистыя Того Матере. Сего ради тя почитаем Михаиле.
________________________________________________________________________
1 Синад - один из древних черноморских городов.
2 См. житие его под 8 марта.
3 Никомидия - город в северо-восточном углу залива, образуемого Мраморным морем. Он был построен в 264 г. до Р. Хр. и свое имя получил от вифинского царя Никомеда I. На месте древней Никомидии находится теперь город Иснид.
4 Святой Тарасий, патриарх константинопольский, занимал патриаршую кафедру с 784 г. по 806 г.-См. житие его под 25 февраля.
5 Святой Никифор патриаршествовал с 806 г. по 816 г.-Память его 2 июня.
6 Седьмой Вселенский собор происходил в 787 г. в городе Никее.
7 Император Лев (5-ый) Армянин царствовал с 813 г. по 820 г.
8 Первоначально святой Михаил был сослан во фракийский город Евдокиаду
9 Кончина святого мученика последовала ок. 818 г.


Прмч. Михаила черноризца (IX).

Святой мученик Михаил происходил из города Эдессы1 и был сыном родителей-христиан. По смерти их он роздал нищим всё доставшееся ему по наследству от родителей имение и отправился в Иерусалим посетить святые места. В то время Иерусалим принадлежал уже мусульманам.

Поклонившись святым местам, он удалился в обитель святого Саввы2 и принял здесь монашество.

Спустя некоторое время, он был послан своим наставником в Иерусалим продавать изделия иноков. Его встретил здесь евнух3 мусульманской царицы Сеиды, который и взял его с собой, так как сосуды, продаваемые им, были очень красивы и хорошо сделаны, и привел к своей царице. Царица, увидав юного инока, прекрасного лицом, но тощего от пощения, прельстилась им, начала соблазнять его на прелюбодеяние и сказала:

- Будь послушен мне, и, если ты болен, я тебя вылечу от болезни.

На эти слова царицы блаженный Михаил ответствовал так:

- Я болею о моих грехах; служу же Господу моему, Иисусу Христу и не хочу слушать тебя.

Царица всячески принуждала святого к беззаконию, подобно тому, как некогда в Египте жена Пентефрия - принуждала к беззаконию Иосифа Прекрасного (Быт.39); но целомудренный Михаил не соглашался на беззаконие, так убеждая царицу:

- Нельзя мне этого делать, потому что я монах и дал обет Богу до конца дней моих непорочно сохранить чистоту моего тела.

Нечестивая же женщина та, убедившись, что целомудренный инок ни за что не захочет согласиться на ее беззаконную просьбу, исполнившись стыда и гнева, приказала бить святого палками. Затем она отправила инока, как будто бы порицателя веры их, к царю, бывшему в то время недалеко от Иерусалима.

Царь, расспросив святого, приказал его развязать и убеждал его перейти в магометанскую веру.

Святой же сказал царю:

- Нельзя мне оставить Бога моего и стать последователем беса.

Царь снова стал соблазнять его:

- Проси у меня, чего хочешь, и будешь царствовать со мною.

- Прошу у тебя одного из трех, - сказал ему на это святой, - или отпусти меня к моему наставнику, или крестись во имя моего Бога, или усекновением меча отошли меня ко Христу, Богу моему.

Но царь приказал дать святому чашу с смертоносным ядом. Святой же, выпив яд, остался невредим, по слову Христа, сказанному во святом Евангелии Его: "если что смертоносное выпьют, не повредит им" (Мрк.16:18).

Посрамленный царь приказал отсечь рабу Христову голову мечем посреди Иерусалима4.

Монахи обители святого Саввы, взявши тело святого мученика, понесли его в свою лавру и с почестями положили мученика Христова вместе со святыми отцами, прославляя Христа Бога, дивного во святых Своих. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Эдесса - город, находившийся в древности в северной части Месопотамии
2 Си. житие его под 5 декабря.
3 Евнух - оскопленной слуга, предназначавшийся обыкновенно к службе в гаремах востока.
4 Кончина святого мученика последовала в IХ в.


Прп. Паисия Галичского (1460)

http://s49.radikal.ru/i123/1006/04/f23cc2f55b41.jpg

Преподобный Паисий Галичский пришел в Галич, согласно преданиям, «с далекого юга» около 1385 г. и подвизался в Николаевс-кой обители близ города. Этот монастырь был основан благочестивым боярином Иоанном Овиным и был особножительным. Здесь подвижник проходил иноческие послушания дровокола, хлебопека, привратника. За усердное их исполнение был рукоположен вначале в иеродиаконы, затем — в иеромонахи, позднее сделался игуменом.

Задолго до появления преподобного Паисия в Галиче, в 1378 г., боярин Иоанн Овин задумал поставить в монастыре новую церковь во имя св. Николая вместо старой. Однажды он вышел из дома и по дороге к обители повстречал двух прекрасных юношей, которые вручили ему икону Божией Матери, сказав, что она прислана родителями жены боярина с просьбой назвать престол строящейся церкви во имя Успения Богородицы. При виде юношей Иоанн Овин пришел в неописуемый ужас и душевное смятение. Перенеся драгоценный образ в монастырь и вручив его игумену, он вдруг вспомнил, что забыл пригласить юношей к себе в дом, чтобы они поели и отдохнули и отправил слуг на их поиски. И лишь после того, как поиски не привели ни к каким результатам, боярин понял, что это были небесные ангелы, передавшие волю Самой Богородицы.

Ее воля была выполнена в точности, и монастырь с того времени стал называться Успенским, а чудотворный образ — по имени принявшего его боярина — Овинским (15/28 августа).

Через несколько лет (около 1387 г.) в Успенской обители, уже в бытность преподобного Паисия ее игуменом, случилось новое чудо — однажды загорелась церковь, в которой стояла икона. И пока искали пономаря, который куда-то отлучился вместе с ключами, пламя охватило весь храм. Тогда иеромонах Иаков, ученик преподобного Паисия, бревном выбил дверь, вошел в церковь, взял драгоценную икону и вышел с нею наружу. К удивлению собравшихся ни икона, ни спасший ее иеромонах от огня не пострадали.

В 1434 г. Великий князь Московский Василий Васильевич (Темный) во время войны со своим дядей, князем Звенигородским и Галичским Юрием Дмитриевичем, осадил Галич, но города взять не смог. Возвращаясь в Москву, он вывез из Успенского монастыря чудотворный Овиновский образ, желая лишить Галич помощи Небесной Заступницы, и поместил его в Успенском соборе Кремля. Но в ту же ночь икона чудесным образом перенеслась на старое место.

Когда Иоанн Овин умер, ктитором Успенской обители стал его зять Иван Ярцов, который вскоре постригся в ней под именем Ионы. Покровительство перешло к его сыну Дмитрию, современнику Галичского князя Дмитрия Юрьевича Красного (1434—1440 гг.; местночтимый святой, день памяти — 22 сентября/5 октября). Преподобный Паисий, как духовный отец Дмитрия Ярцова, немало тревожился о том, кто будет покровительствовать обители после его смерти, поскольку Дмитрий был бездетен, а его младший брат Евстафий — слабоумным от рождения. И когда ктитор монастыря смертельно заболел, он призвал преподобного и в присутствии князя изложил последнюю волю, завещав все свои вотчины Успенскому монастырю, но с тем условием, что преподобный Паисий введет в нем общежительный устав. Повеление боярина было исполнено.

Князь Дмитрий Красный находился с Великим князем Василием Васильевичем в дружественных отношениях. Памятуя о случае с Овиновским образом, он повелел сделать с него список и поручил преподобному Паисию отвезти его в Москву. Однако этому не суждено было сбыться, поскольку 22 сентября 1440 г. князь скончался при весьма странных обстоятельствах, возможно, будучи отравлен большой дозой мышьяка. Предания сообщают, будто преподобный Паисий сопровождал тело князя в Москву.

Примечательно, что Дмитрий Красный построил в Галиче храм во имя св. Леонтия Ростовского (день памяти 23 мая / 9 июня), что, как оказалось позднее, провидчески свидетельствовало о скором прославлении в Галиче великого подвижника. После смерти Дмитрия Красного Галичский удел перешел к его брату Дмитрию Юрьевичу Шемяке, который начал готовиться к войне с Великим князем Московским.

Зимой 1450 г. Василий Васильевич взял штурмом Галич и изгнал Дмитрия Шемяку. Галичский удел был ликвидирован, а управление им Великий князь поручил своим наместникам. Феодальная война, начавшаяся в 1425 г., завершилась.

История сохранила мало свидетельств о том, чью сторону занимал преподобный Паисий в разыгрывавшейся на его глазах драме. Памятуя о том, что «всякая власть — от Бога», он не вмешивался в борьбу светских владык, но оставаться в стороне от ужасов братоубийственной распри не мог. Предания сообщают, что подвижник не раз пытался примирить враждующих князей, удержав их от пролития Крови, но всякий раз владыки оставались глухи к голосу преподобного.

Между июнем 1454 г. и началом 1460 г. — преподобный Паисий прибывает со списком с Овиновского образа в Москву. Подвижник был встречен с колокольным звоном и крестным ходом, который возглавили Великий князь Василий Васильевич, его сын и соправитель Иван (будущий государь Иван III) и св. митрополит Московский и всея Руси Иона, сам — родом из Галичских пределов. Василий Васильевич попросил преподобного Паисия благословить его, однако тот по смирению отказался сделать это в присутствии митрополита, сказав, что меньший благословляется от большего, а не наоборот. Видя такую кротость подвижника, Великий князь воскликнул: «Воистину Божий раб еси ты, о преподобне, и верный слуга Божия Матере». И лишь после того, как митрополит Иона благословил преподобного Паисия и рукоположил его в сан архимандрита, тот сказал князю: «Бог да благословит царство твое, благородный великий княже, и да будет на тебе благословение от десницы нашего Архипастыря, от Великаго Архиерея, прошедшаго небеса, от Владыки Христа отныне и до века». Так Галичский подвижник оказывался первым святителем, благословившим единую Русскую державу, возникшую на пепелище феодальной войны.

Икону поместили в Успенском соборе. Поток к ней молящихся не иссякал ни днем, ни ночью.

Спустя несколько дней преподобный Паисий пришел к Василию Васильевичу и попросил отпустить его назад в обитель, беспокоясь о братии, которая надолго лишилась своего отца. Великий князь не стал препятствовать старцу отпустил его, дав в провожатые архимандритов Спасского Задворного монастыря Трифона и Чудова монастыря Никандра. К Галичскому наместнику князь направил грамоту, повелевая ему, «да всячески снабдит обитель и хранит ю, яко зеницу ока». Список с чудотворного образа Василий Васильевич наотрез отказался оставить в Москве, опасаясь, что тем самым нарушит волю Божией Матери и лишится его еще раз.

Едва преподобный Паисий подошел к монастырю, как вся братия подняла колокольный звон и вышла ему навстречу. Тотчас перед чудотворным образом был устроен молебен.

Через некоторое время Бог открыл преподобному Паисию дату его кончины. С этого времени подвижник стал часто поучать братию о Страшном Суде, повелевая постоянно пребывать в трудах, молитвенном бдении и посте, готовя душу к скорому исходу. Однако братия недоумевала, пока в день кончины преподобный Паисий не объявил о своей скорой смерти. Он тихо преставился в день св. Леон-тия Ростовского 23 мая / 6 июня 1460 (по другим данным 1463 г.) и был похоронен у южной стены Успенского собора. Его нетленные мощи и ныне пребывают в этом месте под спудом.

Иконописные подлинники сохранили такие черты облика преподобного: «Образом сед, борода как у Макария Желтоводского, на конце раздвоена, курчавая, ризы монашеские».

Почитание подвижника началось вскоре после его смерти — уже под 1488 г. летописи называют Галичский Успенский монастырь Паисиевым. К лику общечтимых святых преподобный Паисий был причислен в царствование Федора Алексеевича, скорее всего, в 1682 г.


Челнской иконы Божией Матери

http://s47.radikal.ru/i117/1005/ce/bedf1555f2e0.jpg
http://s08.radikal.ru/i181/1005/12/6a0e41d8950b.jpg

Чудотворная Челнская икона Божией Матери находилась в Трубчевском Спасо-Челнском мужском монастыре (Орловская епархия, окрестности г. Трубчевска), который был основан или возобновлен князем Трубчевским А. Н. в XVI в.; по некоторым же источникам, существовал уже в конце XII в

Согласно древнему преданию, эта святая икона явилась пастухам в челне, плывшем по Десне против течения, в том месте, где потом находился монастырь. По горячим молитвам пред нею получил исцеление от недуга вышеупомянутый князь Трубчевский, после чего святая икона Пресвятой Богородицы, будучи помещена в устроенной князем часовне, прославилась еще многими чудотворениями.
С. В. Булгаков

По сведениям Брянской епархии в настоящее время Челнская икона Божией Матери находится в Трубчевской церкви Сретения Господня.
http://mglin-krai.narod.ru/Muzei/Chelnskaya.htm


Псково-Печерской, именуемой Умиление, иконы Божией Матери.
э
http://i047.radikal.ru/1005/0f/bd80ca25c18a.jpg

Псково-Печерская икона Божией Матери Умиление была написана и принесена в Псково-Печерскую обитель псковскими купцами Василием и Феодором около 1521 года. Особенно прославилась чудесными исцелениями в 1524 году. Эта святая икона и святая икона Успение прославились в 1581 году во время осады Пскова польским королем Стефаном Баторием. Празднество иконе Умиление установлено еще 7 октября в память избавления Пскова от нашествия Наполеона в 1812 году.

Летом 1581 года стотысячная польско-литовская армия двинулась на Псков. Находившиеся в Печерской крепости-монастыре сторожевые войска перехватывали неприятельские отряды, обозы с оружием, шедшие к осажденному городу. 29 октября разгневанный польский король Стефан Баторий послал многочисленное войско к монастырю, защитниками которого были всего две-три сотни стрельцов, переселенных из Москвы и положивших начало Печерскому посаду. 5 ноября вражеские войска обстреляли монастырь из пушек и разбили стену возле Благовещенского храма. Сюда тотчас устремился неприятельский отряд. Теперь уже одна только военная сила не могла спасти обитель, и тогда иноки принесли к пролому главную монастырскую святыню — древнюю икону Успения Божией Матери. Все осажденные горячо молились Заступнице рода христианского, и Матерь Божия услышала их молитвы. Битва продолжалась до глубокой ночи, но все приступы были отражены.

Летопись повествует и о других чудесных событиях, в которых была явлена особая милость Божия к обители. Секретарь походной канцелярии Батория ксендз Ян Пиотровский записал в своем дневнике Немцам не везет в Печорах, были два штурма и оба несчастны. Пробьют пролом в стене, пойдут на приступ, а там дальше ни с места. Это удивляет всех.

Чудотворные иконы Божией Матери Успение и Умиление были посланы к защитникам Пскова, вдохновляя их на ратные подвиги за 5 месяцев осады неприятель более 30 раз штурмовал Псковский кремль, но города так и не взял.

В память этого чудесного избавления благодарные печеряне каждый год в 7-ю неделю по Пасхе ходили крестным ходом с чудотворной иконой Умиление во Псков. В 1997 году традиция крестного хода была возобновлена (только икону теперь носят внутри обители — из Успенского в Михайловский храм и обратно).

В начале XVII века монастырь пережил множество нападений шведских, литовских и польских завоевателей, которые пользовались внутренними трудностями Русского государства и бесчинствовали на западных его рубежах.

В 1812 году Русской земле вновь угрожал завоеватель. Быстро продвигавшиеся наполеоновские войска заняли Полоцк. Угроза оккупации нависла и над Псковом. Тогда, по просьбе псковичей, в город принесли из монастыря иконы Божией Матери Успение и Умиление, хоругвь с изображением Спаса Нерукотворного. 7 октября был совершен крестный ход с чудотворными святынями. В тот же день русские войска отбили Полоцк, Псков оказался вне опасности. В память этого события в Печерской обители был воздвигнут храм в честь Святого Архистратига Божия Михаила (1815–1827).

В XX веке монастырю вместе с отечеством пришлось пройти через две войны. Но древние традиции, бережно хранимые в монастыре, не были нарушены даже в самые страшные для русского монашества времена. Молитвами Пречистой Богородицы вместе с г. Печоры Псково-Печерская обитель промыслом Божиим была по Тартускому договору от 02.02.1920 г. отнесена к буржуазной Эстонии и оставалась там, вплоть до 1940 г., чем была спасена от всеобщего разорения и осквернения.

Всеукраинский журнал «Мгарскій колоколъ»

0

13

.......................продолжение от 5 июня

Прп. Евфросинии, игумении Полоцкой (1173).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib2166.jpg

В городе Полоцке жил князь, по имени Всеслав1, имевший сына Георгия. От сего-то Георгия и родилась блаженная Евфросиния.
До принятия иночества святая Евфросиния носила имя Предиславы. Будучи с самых юных лет обучена грамоте, Евфросиния усердно изучала Священное Писание и прочие душеспасительные книги. Из Священного Писания она и научилась страху Божию и усердной любви к Богу, Создателю своему.
Преподобная была весьма красива лицом своим, так что, когда ей исполнилось двенадцать лет, многие славные князья просили отца Евфросинии отдать ее замуж за своих сыновей2. Но отроковица ни в каком случае не соглашалась отдать себя в супружество земному смертному мужу, так как уневестила себя бессмертному Жениху небесному, Господу Иисусу Христу, Сыну Божию. Все помышления преподобной были устремлены к Богу. Однако отец Евфросинии решил выдать ее в замужество за одного князя, хотя бы против воли ее. Когда Евфросиния узнала об этом, то тайно от всех ушла в женский монастырь к блаженной игумении княгине Романе и начала усердно просить постричь ее в образ иноческий. Блаженная же Романа долго не соглашалась на это, отчасти из-за юных лет Евфросинии, а отчасти из-за страха пред отцом ее; поэтому Романа советовала ей вступить в мирскую жизнь, говоря, что она еще столь юна и столь прекрасна лицом. Но увидав, что Евфросиния имела твёрдое намерение постричься для сохранения девства и приобретения Царства небесного, увидав также, что Евфросиния питала великую сердечную любовь ко Господу Иисусу Христу, Романа приказала бывшему в ее обители священнику постричь Предиславу и облечь ее в ангельский образ; при этом юной княжне было наречено имя Евфросинии.

Когда родители блаженной отроковицы узнали обо всем происшедшем, то преисполнились великой скорби и тотчас направились в тот монастырь. Увидав здесь дочь свою в иноческом образе, они предались неудержимому плачу. Но блаженная Евфросиния, не смущаясь слезами родительскими, советовала им не плакать, а радоваться тому, что они имеют дочь свою обрученною Господу Иисусу Христу, Царю небесному.

В монастыре преподобная Евфросиния пребывала в постоянном посте и молитвах и вместе с прочими инокинями исполняла все монастырские труды, подчиняясь всем с великим смирением.

Спустя некоторое время преподобная Евфросиния начала упрашивать епископа полоцкого Илию дозволить ей поселиться в палатке, устроенной при великой престольной церкви в честь святой Софии (поступая так, блаженная Евфросиния подражала древним девам иерусалимским, в числе которых была и Пресвятая Дева Богородица; девы те жили вблизи Соломоновой церкви, в особых, устроенных при стене церковной, палатках3. Епископ, видя ангельское житие и серафимскую любовь к Богу святой, не воспрепятствовал доброму желанию сердца ее. И пребывала святая, как ангел Божий, в палатке при церкви, постоянно, во все дни и ночи, молясь Богу и славословя Его. В свободное же от молитвы время она писала книги своими руками и продавала их; все деньги, вырученные таким образом, она раздавала нищим.

После того, как святая подвизалась уже достаточное время при церкви святой Софии, однажды ночью, она увидела во сне ангела Божия. Взяв ее за руку, ангел повел ее за город, к месту, называвшемуея Сельцем; здесь находился Софийский дворец; была также и небольшая деревянная церковь в честь святого Спаса; при этом ангел сказал блаженной:

- Подобает тебе здесь пребывать, потому что Бог через тебя на этом месте многих приведет ко спасению.

Это видение повторилось второй и третий раз. Преподобная удивлялась, недоумевая о виденном и благодаря Бога, удостоившего ее такового видения. Однако, повинуясь приказанию Божию, Евфросиния ответствовала:

- Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое!

И епископу тому явился ангел в видении и сказал:

- Веди рабу Божию Евфросинию к церкви Спасителевой, находящейся при Сельце, и посели ее при той церкви, дабы там был монастырь из посвященных Богу девиц, которых Бог хочет спасти через сию блаженную Евфросинию. Молитва ее как миро благоуханное восходит к Богу и на ней почиет Дух Святой, как на главе царевой; и как сияет солнце по вселенной, так просияет житие ее пред ангелами Божиими.

Епископ, пробудившись от сна, отправился к преподобной Евфросинии, дабы возвестить ей волю Божию. Евфросиния же поведала епископу о своем видении, и оба возблагодарили Бога.

Затем епископ позвал князя Бориса, дядю Евфросинии, князя Георгия, отца ее, и многих бояр и прочих честных мужей и, передав им о видении, сказал:

- Вот я в присутствии вас даю Евфросинии место при церкви святого Спаса на Сельце, дабы был там монастырь девический. Пусть никто не препятствует ей и не отнимает у ней то, что я дал ей.

Все согласились с епископом.

Затем святую Евфросинию поселили при церкви в честь Спаса и построили здесь монастырь для девиц, желавших в чистоте послужить Господу Иисусу Христу. Таким образом святая Евфросиния стала наставницей и руководительницей для многих девиц, отрекавшихся от мира и принимавших образ иноческий. Взирая на богоугодное житие блаженной Евфросинии и все прочие девицы поощрялись к подвигам богоугодным.

Спустя некоторое время преподобная послала сказать отцу своему:

- Пусти ко мне сестру мою Градиславу, дабы я обучила ее святым книгам.

Отец отпустил Градиславу. Святал Евфросиния научила младшую сестру свою чтению книжному и, поучив ее многими душеспасительными беседами, уневестила ее Христу, так как побудила ее принять образ иноческий с именем Евдокии.

По прошествии некоторого времени, отец Евфросинии послал сказать ей:

- Отпусти к нам сестру твою.

Евфросиния же отвечала:

- Пусть она побудет еще некоторое время со мною, так как не вполне изучила еще Писание.

Однако родители Евфросинии в скором времени узнали о пострижении и другой дочери своей. Преисполнившись гнева, они пришли в монастырь и с горечью сердечной сказали блаженной Евфросинии:

- О дочь наша! Что ты сделала с нами! Ты прибавила к старой печали нашей еще новую печаль, и к одной скорби еще новую скорбь! Разве не достаточно было тебе оставить нас? Вот ты и другое чадо наше, дорогое для нас, отняла у нас! Для этого ли мы родили вас, для этого ли мы воспитывали вас! Для того ли мы родили вас, чтобы вы ранее смерти своей заключились, как в гробе, в этих чёрных ризах, водворились в монастыре и лишили нас тех утех, которых мы ждали от вас?...

Преподобная же Евфросиния начала утешать родителей своих душеспасительными беседами. Немного утешившись, они возвратились в дом свой, облегчая естественную печаль своего родительского сердца духовною радостью.

В скором времени к преподобной Евфросинии пришла княжна Звенислава, ее родственница, дочь дяди ее Бориса. Звенислава принесла к преподобной все свои драгоценные одежды, приготовленные к бракосочетанию, и сказала блаженной:

- Госпожа и сестра моя! Я вменяю ни во что все драгоценности мира сего; эти брачные украшения я даю в церковь Спасителеву, а сама желаю уневестить себя браком духовным Господу и Богу моему и преклонить голову свою под благое и лёгкое иго Его.

Преподобная Евфросиния приняла ее с радостью и тотчас приказала постричь ее, нарекши ей имя Евпраксии, И пребывали обе подвижницы в пощениях и всенощных молитвах, единою душою служа Господу в преподобии и в правде.

Заметив, что число сестер в обители день ото дня увеличивается, преподобная Евфросиния возжелала построить каменную церковь во имя Спасителя. Усердие ее, при Божием споспешествовании, увенчалось успехом. Вскоре же, в том же году была выстроена красивая каменная церковь. Надсмотрщиком за работой был некий муж, по имени Иоанн. Однажды, когда он спал ночью еще до восхождения солнца, то много раз слышал голос, говоривший ему:

- Иоанн! Встань, иди и смотри за постройкой храма в честь Вседержителя.

Однажды он пришел к Евфросинии и спросил ее:

- Госпожа, это ты посылаешь меня будить и поскорее приниматься за дело?

Евфросиния же, поняв, что голос этот был не от людей, но от Бога, отвечала Иоанну:

- Хотя бы и не я посылала будить тебя, однако ты слушайся голоса, призывающего тебя к работе и делай то, что он тебе приказывает, ибо это дело Божие.

Дело постройки храма близилось уже к концу. Недоставало только кирпичей, необходимых для постройки храма. Тогда преподобная помолилась к Богу, сказав так:

- Благодарю Тебя, Владыка Человеколюбец, всесильный Боже! Ты, даровавший нам большее, дай нам и меньшее, дабы могли мы довести до конца дело построения храма, созидаемого во славу пресвятого имени Твоего.

На следующее утро, по изволению Божию, строители нашли печь, наполненную обожженными кирпичами, и уже остывшими, притом весьма крепкими. Кирпичи эти были изготовлены невидимою рукою и в весьма непродолжительном времени, - в одну только ночь произошло это чудное дело. Все преисполнились радости и прославили Бога. Таким образом постройка храма была доведена до конца. Вслед затем прибыл сюда для освящения храма епископ с клиром и с князьями и все горожане; все в веселии отпраздновали освящение храма. Преподобная же Евфросиния, пав ниц в храме, со слезами молилась к Богу в таких словах:

- Ты, Господи Сердцеведец, Вседержитель, призри на храм сей, построенной во имя Твое, как некогда призрел на храм Соломонов; призри и на словесное стадо, при храме Твоем собранное. Будь милостив ко всем нам, служащим Тебе при сем святом храме. Подавай нам помощь во всяком деле благом, дабы мы благоуспешно понесли иго, возложенное на нас и шли бы во след Тебя, Жениха нашего. Ты Сам охраняй двор сей словесных овец. Будь нам Пастырем, Придверником и Стражем, дабы ни одна из сестер не была похищена волком, губящим души людей, - диаволом. Ты, Господи, будь для нас оружием и крепкою защитой, дабы не коснулось нас "зло" и "рана" не приблизилась к телу нашему (Пс.90:10), и не погуби нас за наши грехи. Всё упование свое мы возлагаем на Тебя, потому что Ты - Бог милосердый и милостивый для всех, верующих в Тебя. Тебе будем непрестанно воссылать славу до конца жизни нашей.

Затем преподобная начала поучать сестер, говоря так:

- Вот я собрала вас ради имени Господнего, подобно тому, как птица собирает птенцов под крылья свои; я собрала вас как овец Божиих на луг божественный: паситесь же в заповедях Господних, преуспевайте добродетелями от силы в силу, дабы и я с радостью, а не с печалью заботилась о спасении вашем и учила вас и дабы я возвеселилась духом, видя духовные плоды трудов ваших. Вот вы видите сами, со сколь великими трудами я посеваю на сердцах ваших слова Божии: однако иногда ваши нивы сердечные остаются как бы несозревающими, не преуспевающими в добродетели, время же жатвы приближается. Вот уже лопата на гумне, она отделит плевелы от пшеницы. Весьма боюсь, сестры мои, как бы среди вас не нашлось плевелов, которые будут преданы огню неугасимому. Поспешите же, молю вас, соблюсти себя невредимыми от греховных плевел, дабы вы могли избежать огня геенского. Приготовьте из себя чистую пшеницу Христову, совершенствуйтесь постническими трудами своими, подвизаясь во смирении, чистоте, любви и молитве, и тогда вы приготовите из себя хлеб приятный Богу.

Так поучала преподобная Евфросиния сестёр обители своей, внимательно заботившаяся о них как чадолюбивая матерь о детях своих духовных. Благодаря ее наставлениям и молитвам все инокини преуспевали в жизни добродетельной и приуготовляли из себя сосуды, достойные обитания Духа Святого.

Кроме упомянутой каменной церкви преподобная Евфросиния построила еще и другую каменную церковь в честь и славу Пресвятой Богородицы. Украсив ее иконами, она передала ее инокам, для которых выстроила и монастырь при церкви этой4.

Преподобная Евфросиния пожелала иметь в обители своей икону Пресвятой Богородицы, именуемую "Одигитрия"5, - именно одну из тех икон, которые написал еще святой Евангелист Лука при жизни своей. Преподобная знала, что три иконы, написанные святым Лукою, находятся - одна в Иерусалиме, другая в Константинополе, и третья в Ефесе. Помолившись усердно Богу со слезами, прося Его даровать ей желаемое, она послала одного из слуг обители своей, по имени Михаила, в Константинополь к благочестивому царю Мануилу6 и к святейшему патриарху Луке7 со многими дарами и просила их прислать ей одну из икон Пресвятой Богородицы, написанных Евангелистом Лукою, и именно ту, которая находится в городе Ефесе. Царь и патриарх, видя великое усердие блаженной Евфросинии к Богу и к Пречистой Матери Божией решили исполнить просьбу ее и отправили посланного в Азию, которой и принес в Константинополь из Ефеса чудесную икону Пресвятой Богородицы. Отдав икону слуге обители Евфросиниевой, царь и патриарх отпустили его и дали ему грамоту, в которой выражалась похвала рабе Христовой и давалось ей благословение патриаршее.

Получив честную икону, преподобная Евфросиния преисполнилась великой радости и воздала благодарение Господу Иисусу Христу и Его Пречистой Матери. Икону эту Евфросиния поставила в храме Святого Спаса, украсив ее золотом и драгоценными камнями8.

Между тем родители преподобной Евфросинии скончались. Проведя достаточное число лет в подвигах иноческих, блаженная Евфросиния пожелала видеть святые места города Иерусалима и поклониться живоносному гробу Христову. Блаженная думала там окончить и жизнь свою, о чем усердно молилась ко Господу. Когда все окружавшие ее узнали о ее намерении, то преисполнились великой скорби. Придя к ней, все со слезами начали упрашивать ее не оставлять их и самого отечества своего. Блаженная же утешала всех с любовью душеполезными беседами, подобно тому как мать утешает детей своих. Между прочим к Евфросинии пришел любимый брат ее Вячеслав вместе со своею супругою и детьми. Поклонившись ей, он сказал со слезами:

- Госпожа, сестра и мать моя. Для чего ты хочешь теперь оставить меня! Для чего оставляешь ты нас, свет очам моим и руководительница жизни моей!

Святая же отвечала:

- Не оставить я хочу вас, а хочу помолиться о себе и о вас на тех святых местах.

Когда блаженная Евфросиния окончила духовную беседу с братом своим, то приказала ему оставить двух дочерей его, Киринию и Ольгу у сестры своей Евдокии; ибо блаженная Евфросиния имела такой дар духовной, что на кого взирала очами своими, тотчас узнавала, есть ли в нем дух добродетели и может ли он быть сосудом избранным для Господа. Таким то образом она и знала наперед, что те две юные отроковицы, дочери брата ее, добродетельною жизнью своею угодят Христу. Когда Вячеслав ушел от Евфросинии, святая сказала дочерям его:

- Я хочу обручить вас Жениху бессмертному, дабы ввести в чертог Царствия небесного.

Отроковицы же те, усладившись ее богодухновенною беседою, умилились душою и, припав к ногам ее, сказали:

- Да будет воля Господня! Пусть твоя святая молитва устроит о нас, как тебе будет угодно.

Евфросиния, радуясь духом своим о добром намерении отроковиц тех, поучала их душеспасительными беседами и воспитывала в сердцах их любовь ко Христу.

Затем, спустя некоторое время, Евфросиния призвала брата своего Вячеслава и сказала ему:

- Я хочу постричь твоих дочерей, дабы они были невестами Христовыми.

Но Вячеслав возмутился духом от слов ее и сказал ей:

- Госпожа и мать моя! Что это ты замыслила сделать со мной? Ты хочешь присоединить к одной скорби моей еще и другую скорбь; ты хочешь чтобы я плакал, прежде всего, ради твоего удаления от нас в страну далекую; затем, ты хочешь, чтобы я плакал ради детей моих, будучи лишаем их утехи!

Супруга же Вячеславова, мать тех отроковиц, сокрушалась еще более своего мужа и весьма много и долго рыдала. Однако Вячеслав и его супруга не осмелились противиться словам блаженной Евфросинии, так как принимали слова ее, как бы слова Самого Христа, и знали, что она была истинной рабой Христовой и достойным вместилищем Святого Духа.

Вслед затем Евфросиния попросила бывшего тогда епископом Дионисия придти в монастырь, ввести отроковиц в церковь и постричь их; при этом Киринии было наречено имя Агафия, а Ольге Евфимия. Потом епископ благословил их благословением святых отцов и матерей века Богу угодивших.

Спустя некоторое время блаженная Евфросиния вручила обитель свою сестре своей Евдокии и, облобызав всех сестер, помолившись Богу и возложив всё упование на Него, направилась в Иерусалим; при этом все провожали Евфросинию, проливая горькие слёзы. Взяв с собою другого брата своего, по имени Давида и родственницу Евпраксию, Евфросиния прибыла сначала в Константинополь. Здесь она была принята с великою честью царем и патриархом. Затем, поклонившись здесь святым церквам и многим мощам святых, отправилась в Иерусалим. Придя в этот город, она поклонилась живоносному гробу Христову, потом поставила при гробе золотое кадило и принесла многие дары церкви иерусалимской и патриарху. Блаженная Евфросиния обошла и прочие достославные места в окрестностях Иерусалима; поклонившись святыням с великим умилением, Евфросиния поселилась в монастыре, называвшемся Русским и находившемся при церкви, выстроенной в честь и славу Пресвятой Богородицы. Затем снова пришла ко гробу Господню и начала молиться здесь со слезами и умилением сердечным в таких словах:

- Господи Иисусе Христе, Сын Божий, родившийся от Пречистой и Пресвятой Приснодевы Марии, ради спасения нашего, сказавший: просите и дано будет вам (Мф.7:7). Благодарю бдагоутробие Твое за то, что я, грешная, получила от Тебя то, что просила, ибо я сподобилась видеть сии святые места, которые Ты освятил пречистыми ногами Твоими, и сподобилась лобызать святой гроб Твой, в котором Ты почил пречистою Твоею плотью, приняв смерть ради нас. О, Преблагой Владыка! Прошу Тебя еще об одном: сподоби меня скончаться на месте святом сем. Не презри моей смиренной молитвы, Создатель мой! Приими дух мой во святом городе этом и посели меня вместе с прочими, угодившими Тебе, на лоне Авраамовом.

Помолившись так, святая пошла в упомянутую церковь, при которой поселилась. Здесь она впала в телесной недуг. Возлежа на одре болезни, она молилась так ко Господу:

- Слава Тебе, Владыка мой, Господи Иисусе Христе! Благодарю Тебя за то, что Ты послушал меня, недостойную рабу Твою, и поступил со мною так, как восхотел Ты Сам.

Желала блаженная Евфросиния быть и на Иордане, но уже не могла идти туда по причине недуга своего. Поэтому она послала на Иордан брата своего Давида и Евпраксию. Возвратившись оттуда, они принесли ей воды иорданской. Святая приняла воду ту с великою радостью и благодарением; она испила воды той и окропила ею всё тело свое. Затем, возлегши на постель, сказала:

- Благословен Бог, просвещающий и освящающий всякого человека, грядущего в мир.

Во время той болезни, имела преподобная видение ангельское, причем ей было возвещено от Бога и о блаженной кончине ее, и о уготованном для нее покое. И возвеселилась святая душою о Боге, Спасителе своем, хваля и прославляя Его за многие Его благодеяния.

Затем святая послала в лавру святого Саввы9 спросить архимандрита и братию о том, нельзя ли дать ей там места для погребения.

Они же отвечали:

- Мы имеем заповедь от святого отца нашего Саввы,- никогда не погребать женщин в обители его. Есть общежительный монастырь Феодосиев, построенной во славу и честь Пресвятой Богородицы. Там почивают многие святые жены. Там почивает и мать святого Саввы, и мать святого Феодосия, и мать святых бессребренников Феодотия, и многия другие честные жены; там подобает быть похороненной и блаженной Евфросинии.

Преподобная услыхав такой ответ, возблагодарила Бога за то, что тело ее будет положено вместе с мощами святых жен, и тотчас послала в обитель преподобного Феодосия с просьбою - приготовить место для погребения. Иноки монастыря того указали на место при церковном притворе и устроили гроб для погребения святой.

Преподобная Евфросиния пролежала на одре болезни еще двадцать четыре дня. Когда приблизилось время ее блаженной кончины, она позвала священника, причастилась от него божественных Тайн Христовых и посреди молитвы предала святую душу свою в руки Божии в двадцать третий день месяца мая10. Честное тело ее было положено во обители преподобного Феодосия, при паперти церкви Пресвятой Богородицы11.

Затем ее брат Давид и родственница Евпраксия, возвратившись в свою родную страну, в город Полоцк, принесли сюда весть о блаженной кончине и честном погребении преподобной Евфросинии. Оплакав кончину блаженной Евфросинии, все постановили каждогодно совершать память ее во славу Отца, и Сына, и Святого Духа, всею тварью хвалимого и прославляемого, ныне и в бесконечные веки. Аминь

________________________________________________________________________
1 Всеслав Брячиславич, сын Брячислава Изяславича, княжил в Полоцке с 1044 г. по 1101 г.
2 Ранний брачной возраст был обычным явлением в древней России. В 12 лет.
3 Более подробное повествование об этом можно читать в сказании о Введении во храм Пресвятой Богородицы, помещенном под 21 числом ноября месяца.
4 Монастырь, основанный святою Евфросиниею, существует и в настоящее время с именем Спасо-Евфросиниева. В 1579 г. он был захвачен иезуитами, из под власти которых освобожден в 1820 г-В монастыре хранится сооруженный св. Евфросиниею напрестольной крест; богомольцам показываются две келлии, в которых подвизалась преподобная Евфросиния. При монастыре находится училище для девиц духовного звания.
5 Одигитрия (путь и веду) с греч. - путеводительница. Такое наименование усвоялось некоторым иконам в честь Матери Божией, - как духовной Путеводительнице верующих. В частности, икона Божией Матери Одигитрия, находившаяся в Константинополе, во Влахернском храме, была названа так потому, что однажды Сама Матерь Божия, явившись двум слепцам, привела их во Влахернский храм к Своей иконе и перед ней даровала им прозрение. Название «Одигитрии» усвоялось также тем иконам Богоматери, которые мореплаватели помещали на носу или корме корабля. Поэтому во многих местах сохраняется благочестивый обычай - при отправлении в далёкое путешествие, особенно морское, совершать молебное пение пред образом Богоматери - Одигитрии. Празднование иконе Божией Матери-Одигитрии совершается 21 января, 28 июля и в др. дни.
6 Император Мануил Комнен царствовал с 1143 г. по 1180 г.
7 Лука Хрисоверг патриаршествовал с 1186 г. по 1169 г.
8 В 1239 г. эта икона была перенесена в г. Торопец супругою св. велик. князя Александра Невского.
9 Обитель св. Саввы основана преподобным Саввою Освященным в VI в. Обитель эта замечательна как колыбель иерусалимского устава, принятого потом всеми палестинскими монастырями. Иерусалимский устав был также принят почти повсеместно и у нас, на Руси, с ХIV в.
10 Кончина преподобной Евфросинии последовала в 1178 г.
11 Честные мощи святой Евфросинии впоследствии были перенесены (как полагают некоторые, в 1187 г.) в Киев, где и почивают в пещерах преп. Феодосия.

Матерь Божия и все ныне поминаемые Угодники Божии , молите Бога о нас грешных !!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 1, 1-7, 13-17; Мф. 4, 25-5, 13). По крещении Господа, когда на Него сошел Дух в виде голубине, Он низводится в пустыню искуситься. Таков и общий всем путь. Св. Исаак Сирианин замечает в одном месте, что коль скоро вкусишь благодатное утешение или получишь от Господа какой дар - жди искушения. Искушения прикрывают светлость благодати от собственных глаз человека, которые обычно съедают всякое добро самомнением и самовозношением. Искушения эти бывают и внешние - скорби, унижения, и внутренние - страстные помышления, которые нарочно спускаются, как звери с цепей. Сколько, поэтому, нужно внимать себе и строго разбирать бывающее с нами и в нас, чтобы видеть, почему оно так есть и к чему нас обязывает.
**************************************************************************************************************************************
Усыновление

  "Отче наш, Сущий на небесах"
(Лк. 11, 2)

Отец наш! Как мало понимаем мы, что это означает! Христос даровал нам Отца; Он часто во время Своей земной жизни повторял слова: "Отец ваш Небесный". Но с особенной силой возвестил Он об этом усыновлении перед смертью и после смерти. "Ты возлюбил их, как возлюбил Меня" (Ин. 17, 23), - говорит Он Отцу. Трепет охватывает нас при этих словах - возможно ли, чтобы та же мера любви, данная Единородному, Возлюбленному Сыну, снизошла и на нас? Христос так сказал, Он знает Отца и просил у Него нашего усыновления, как мзду за Свое страдание. Восстав из гроба, Он провозгласил: "восхожу к Отцу Моему, и Отцу вашему" (Ин. 20, 17). Усыновление, Им совершенное, исполнилось.
Ап. Иоанн, сознающий всю драгоценность, всю радость, все преимущества этого усыновления, восклицает: "Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими" (1 Ин. 3, 1)!
Это усыновление объединяет всех верующих. "Отец наш", и в Нем мы друг другу родные. Это родство превыше, теснее, прочнее всякого другого. К Этому Отцу есть доступ непрестанный, к Нему должны притекать все наши печали и заботы, у Него неиссякаемый источник благ для уповающих на Него. И в Нем сливаются сердца, ибо "Один у них Бог и Отец всех, Который над всеми, и чрез всех, и во всех нас" (Ефес. 4, 6).

из истории дня:
В 1220 г. родился Александр Ярославович Невский (род. в 1220, Великий Князь 1552-1563), великий русский полководец. Всеобщую славу молодому князю принесла победа, одержанная им на берегу Невы, в устье реки Ижоры 15 июля 1240 года над шведским отрядом, которым командовал будущий правитель Швеции и основатель Стокгольма, ярл Биргер. Александр лично участвовал в битве, "самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемь"
В 1471 г. Великий Князь Московский Иоанн III Васильевич (род. в 1440, правил в 1462-1505) послал мятежным новгородцам грамоту, в котором, перечисляя все их дерзости, объявил им войну и сам повел главное войско. В то время заговорщики из новгородцев, во главе с Марфой Борецкой, захватившие власть в Новгороде, желали отделиться от Русского Великого Князя и присоединиться к Литве
В 1909 г. на Знаменской площади Петербурга открыт памятник Александру III
В 1752 г. в гигантском пожаре выгорела значительная часть центра Москвы
В 1816 г. в России вышло "Положение об эстляндских крестьянах", с которого началась отмена крепостного права в Прибалтике
В 1866 г. основано Императорское Русское историческое общество - 1866-1917, Санкт-Петербург. (Издания "Сборники Русского исторического общества" (148 т.), "Русский биографический словарь" (25 т.))
В 1878 г. заключен союз Англии и Турции против России, за что Англия получила Кипр
В 1831 г. первым королем Бельгии избран принц Кобургский Леопольд, что вскоре вызвало вторжение в Бельгию голландцев, не признавших независимость этой страны

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77

0

14

Во славу Божию и на пользу ближнего !

6 ИЮНЯ  -Память:

Блж. Ксении Петербургской (XIX).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib2207.jpg
К числу лиц истинно-юродивых Христа ради, к числу истинно-блаженных, прошедших весь путь нравственного самоусовершенствования и всецело посвятивших себя на служение Господу Богу, бесспорно принадлежит и столь всем известная и глубоко чтимая подвижница XVIII века Ксения Григорьевна Петрова, почивающая на Смоленском кладбище в Петербурге.

К великому прискорбию всех почитателей рабы Божией Блаженной Ксении, память народная не сохранила нам решительно никаких известий о том, кто была Ксения по происхождению, кто были ее родители, где она получила образование и воспитание. Можно лишь с вероятностью предполагать, что по происхождению своему Ксения была рода не простого, ибо была она замужем за Андреем Феодоровичем Петровым, состоявшим в ранге полковника и служившим придворным певчим. Память народная, как мы сказали, не знает Ксению Григорьевну как женщину обычную, жившую обыкновенными человеческими интересами. И, действительно, мало ли людей на Божьем свете, мало ли их было и в Петербурге? Где же их всех запомнить! Есть среди людей и много лиц замечательных, известных и при жизни и по смерти какими-либо выдающимися талантами, особливыми заслугами и перед родиной и перед Церковью Православной, но многие ли из них навсегда остаются в памяти народа? Нет, весьма и весьма немногие! Как все человеческое – и знаменитые некогда лица и их заслуги мало-помалу заволакиваются как бы туманом и, наконец, совершенно исчезают из памяти народа, совершенно забываются. Лишь мемуары истории надолго сохраняют известия, и то только о некоторых, особенно выдающихся деятелях. Но Ксения Григорьевна, будучи женой полковника, ничем не выделялась из среды других, современных ей женщин, не совершила она и никаких особенных заслуг ни перед Церковью Православной, ни перед своей родиной, а потому и память народная не сохранила о ней, за первые годы ее жизни, решительно никаких известий. Взамен этого память народная хорошо знает и твердо помнит Ксению Григорьевну, как женщину Христа ради юродивую, как подвижницу Божию, как Блаженную. Твердо помнит народная память и причину, послужившую для Ксении поводом к полному отрешению ее от мира, от всех мирских радостей, удовольствий, привязанностей. Причиной этой была совершенно неожиданная, внезапная смерть горячо любимого, цветущего здоровьем мужа Ксении Григорьевны – Андрея Феодоровича Петрова. Этот неожиданный удар так сильно поразил Ксению Григорьевну, так повлиял на молодую 26-летнюю, бездетную вдову, что она сразу как бы забыла все земное, человеческое, все радости и утехи, и вследствие этого многим казалась как бы сумасшедшей, лишившейся рассудка... Так на нее стали смотреть даже ее родные и знакомые, и особенно после того, как Ксения раздала решительно все свое имущество бедным, а дом подарила своей хорошей знакомой, Параскеве Антоновой. Родные Ксении подали даже прошение начальству умершего Андрея Феодоровича, прося не позволять Ксении в безумстве раздавать свое имущество. Начальство умершего Петрова вызвало Ксению к себе, но из разговоров с ней вполне убедилось, что Ксения совершенно здорова, а потому имеет право распорядиться своим имуществом, как ей угодно.
http://i053.radikal.ru/1002/84/10691ff8e416.jpgЗдесь когда-то стоял дом св. блж. Ксении Петербургской
Так смотрели плотские люди на рабу Божию Ксению, не понимая того, что в душе ее со времени смерти мужа совершался великий переворот: происходило полное перерождение плотской женщины в женщину духовную. И, действительно, неожиданная смерть горячо любимого мужа, в котором сосредоточивалась вся цель и весь интерес ее жизни, ясно показала Ксении, сколь непрочно и сколь суетно земное участие. Она сразу поняла, что истинного счастья на земле быть не может, что все земное служит лишь помехой, препятствием для достижения истинного счастья на небе в Боге. Вот почему раба Божия Ксения тотчас же, по смерти мужа, решилась освободиться от всего земного, от всех мирских привязанностей: имущество свое раздала бедным, дом подарила г-же Антоновой, а сама осталась решительно ни с чем, дабы ничто уже не служило ей препятствием к достижению истинного счастья на небе, в Боге. Для достижения же этого счастья она избрала тяжелый путь юродства Христа ради. Облачившись в костюм мужа, т.е. надевши на себя его белье, кафтан, камзол, она стала всех уверять, что Андрей Феодорович вовсе не умирал, а умерла его супруга Ксения Григорьевна и уже никогда потом не откликалась, если ее называли Ксенией Григорьевной, и всегда охотно отзывалась, если ее называли Андреем Феодоровичем. Какого-либо определенного местожительства Ксения не имела. Большею частью она целый день бродила по Петербургской стороне и по преимуществу в районе прихода церкви св. апостола Матфея, где в то время жили в маленьких деревянных домиках небогатые люди. Странный костюм бедной, едва обутой женщины, не имевшей места, где главу приклонить, ее иносказательные разговоры, ее полная кротость, незлобие – давали нередко злым людям и особенно уличным мальчишкам повод и смелость глумиться, смеяться над Блаженной. Но перед Блаженной всегда был образ великого, безвинного Страдальца – Христа, безропотно сносившего и поругания, и оплевания, и заушения, и распятие, и смерть. Вот почему и Блаженная так же безропотно сносила всякого рода глумления над собою. Лишь однажды, когда Ксения уже стала почитаться за угодницу Божию, жители Петербургской стороны видели ее в страшном гневе. Уличные мальчишки, завидя юродивую, по обычаю стали над ней смеяться, дразнить ее. Блаженная, по обычаю, безропотно сносила это. Но злые дети не ограничились одними издевательствами. Видя безропотность и беззащитность Блаженной, они наряду с издевательствами стали бросать в нее грязью, камнями... Тогда, по-видимому, и у Блаженной не хватило терпения. Как вихрь бросилась она за злыми мальчишками, грозя им своею палкою, которую всегда она носила с собою. Жители Петербургской стороны, увидя Блаженную в страшном гневе, пришли в ужас от поступка беспризорных, злых детей и тотчас же приняли все меры к тому, чтобы никто не обижал Блаженную.
http://s005.radikal.ru/i212/1002/56/f8dd2eb3e7b6.jpg
Мало-помалу к странностям Блаженной привыкли, мало-помалу поняли, что она не простая побирушка-нищая, а какая-то особенная. Многие поэтому стали жалеть ее, старались чем-либо помочь ей. Эта жалость особенно стала проявляться с того времени, как камзол и кафтан мужа на Блаженной совершенно истлели, и она стала одеваться, зимой и летом, в жалкие лохмотья, а на босых ногах, распухших и красных от мороза, носила рваные башмаки. Видя едва одетую, измокшую или озябшую юродивую, многие давали ей теплую одежду, обувь, милостыню, но Ксения ни за что не соглашалась надеть на себя теплую одежду, и всю жизнь проходила в жалких лохмотьях – красной кофточке и зеленой юбке, или наоборот в зеленой кофточке и красной юбке. Милостыню она также не принимала, а брала лишь от добрых людей «царя на коне» (копейки с изображением всадника), и тотчас же отдавала этого «царя на коне» таким же беднякам, как и сама она.

Бродя целыми днями по грязным, немощеным улицам Петербурга, Ксения изредка заходила к своим знакомым, обедала у них, беседовала, а затем снова отправлялась странствовать. Где она проводила ночи, долгое время оставалось неизвестным. Этим заинтересовались не только жители Петербургской стороны, но и местная полиция, для которой неизвестность местопребывания Блаженной по ночам казалась даже подозрительной. Решено было во что бы то ни стало разузнать, где проводит ночи эта странная женщина и что она тогда делает. И жители Петербургской стороны, и местная полиция сумели удовлетворить свое любопытство и успокоиться. Оказалось, что Ксения, несмотря ни на какое время года, несмотря ни на какую погоду, уходит на ночь в поле, коленопреклонно становится здесь на молитву и не встает уже с этой молитвы до самого восхода солнца, попеременно делая земные поклоны на все четыре стороны света.

В другой раз рабочие, производившие постройку новой каменной церкви на Смоленском кладбище, стали замечать, что ночью, во время их отсутствия, кто-то натаскивает на верх строящейся церкви целые горы кирпича. Долго дивились этому рабочие, долго недоумевали, откуда берется кирпич на верху строящейся церкви. Наконец, решили разузнать, кто мог быть этот даровой, неутомимый работник, каждую ночь таскающий для них кирпич. Оказалось, что этот неутомимый работник была раба Божия Блаженная Ксения.

Может быть, много и других, неведомых миру подвигов совершала Блаженная. К сожалению, при ней не было никого, кто мог бы быть свидетелем этих подвигов.

В одиночестве совершала она жизненный путь свой. Между тем, путь этот был длинный: целых 45 лет жила она после смерти своего мужа, целых 45 лет вела она неустанную борьбу с врагом человечества – диаволом и с гордостью житейской!

Где, почти необутая и еле одетая, Блаженная Ксения во все время своего странствования давала отдых, покой своему телу, – осталось известным одному только Господу Богу. Мы можем лишь удивляться тому, как могла она, старенькая и слабая, выдерживать наши проливные, пронизывающие до костей, осенние дожди, наши страшные, трескучие морозы, когда на лету мерзнут птицы, и легко застывают хорошо одетые, молодые, здоровые люди! Нужно было обладать или организмом сверхчеловеческим, или носить в себе такой сильный, внутренний, духовный жар, такую глубокую, несомненную веру, при которой и невозможное становится возможным. Но, припоминая великих угодников Божиих, которые силою своей веры творили дивные, непосильные и непонятые для человеческого ума чудеса, не будем и подвиги Блаженной считать небывалыми, невозможными для человека во плоти. А что Ксения Блаженная действительно имела такую веру, при которой все возможно, что она, живя телом в мире, душой своей всегда витала выше мира и пребывала всегда в живом, непосредственном общении с Богом, видно уже из того чудесного дара предвидения будущего, которым наделил Господь Свою угодницу, и благодаря которому Блаженная наперед знала о таких событиях, которые не могут быть предугаданы и предсказаны умом человеческим.

Дар прозорливости святой Блаженной Ксении

Вот те случаи обнаружения дара прозорливости рабы Божией Ксении, которые надежно хранит народная память.

* * *

Однажды приходит в гости к купчихе Крапивиной Блаженная Ксения. Радушно встреченная хозяйкой и другими лицами, бывшими в квартире г-жи Крапивиной, Ксения несколько времени беседовала с ними, поблагодарила хозяйку за угощение, и, когда стала прощаться, то, указывая на Крапивину, сказала: «Вот, зелена крапива, а скоро, скоро завянет». Ни Крапивина, ни ее гости не придали какого-либо особого значения словам Блаженной, но оказалось, что в скором же времени молодая, цветущая здоровьем г-жа Крапивина неожиданно заболела и умерла. Тут только гости Крапивиной вспомнили слова Блаженной: «зелена крапива, но скоро завянет», и поняли, что этими словами она предсказала близкую кончину Крапивиной.

* * *

В другой раз приходит Ксения к своей хорошей знакомой, г-же Параскеве Антоновой, которой она раньше подарила свой дом, и говорит ей: «Вот ты тут сидишь да чулки штопаешь, и не знаешь, что тебе Бог сына послал! Иди скорее на Смоленское кладбище!»

Антонова, с молодых годов хорошо знакомая с Блаженной, отлично знала, что с уст Ксении никогда не сходит слово неправды, а потому и теперь, несмотря на странность ее слов, тотчас же поверила, что, должно быть действительно, что-нибудь случилось особенное, и поспешно побежала на Смоленское кладбище. На одной из улиц Васильевского острова, вблизи Смоленского кладбища, Антонова увидала большую толпу народа. Влекомая любопытством, Антонова подошла к толпе и постаралась разузнать, что тут случилось. Оказалось, что какой-то извозчик сбил с ног беременную женщину, которая тут же на улице разрешилась от бремени мальчиком, а сама немедленно скончалась.

Сжалившись над ребенком, Параскева Антонова тотчас же взяла ребенка к себе. Узнать, кто была его умершая мать, кто был его отец, несмотря на усиленные старания как Петербургской полиции, так и самой Антоновой, не удалось, и ребенок остался на руках у г-жи Антоновой. Она дала ему прекрасное образование и воспитание. Впоследствии он сделался видным чиновником и до самой смерти берег и покоил свою приемную мать, будучи для нее самым почтительным и горячо любящим сыном. С глубоким благоговением относился он также и к памяти рабы Божией Блаженной Ксении, которая так много добра оказала его приемной матери и такое участие приняла в судьбе его, едва родившегося и уже оставшегося полным сиротой, ребенка.

* * *

Недалеко от часовни рабы Божией Ксении находится могила Евдокии Денисьевны Гайдуковой, скончавшейся в 1827 году. Эта Гайдукова принадлежала к числу тех лиц, которых любила и иногда посещала раба Божия Ксения. Однажды зашла к ней Блаженная Ксения в предобеденное время. Обрадованная ее приходом, Евдокия Денисьевна тотчас же поспешила накрыть на стол, усадила за стол Ксению и стала угощать ее чем Бог послал. Кончился обед. Евдокия Денисьевна стала благодарить Ксению за ее посещение и извиняться за плохое угощение.

«Не взыщи, – говорила она, – голубчик Андрей Феодорович, больше мне угостить тебя нечем, ничего сегодня не готовила».

«Спасибо, матушка, спасибо за твое угощение, – отвечала Ксения, – только лукавить-то зачем? Ведь побоялась же ты дать мне уточки!»

Сильно сконфузилась Евдокия Денисьевна; в печи у ней, действительно, была жареная утка, которую она приберегала для отсутствующего мужа. Тотчас же бросилась Евдокия Денисьевна к печке и стала вынимать оттуда утку.

Но Ксения тотчас же остановила ее: «Нет, нет, что ты? Не надо, не надо, я не хочу утки. Ведь я знаю, что ты радехонька меня всем угостить, да боишься своей кобыльей головы. Зачем же его сердить?»

Кобыльей головой Ксения называла мужа Евдокии Денисьевны, которого очень не любила за его пьянство, грубый характер и за скверную ругань в пьяном виде.

* * *

К числу знакомых рабы Божией Ксении, к которым она иногда наведывалась, принадлежало также семейство Голубевых, состоявшее из матери-вдовы и 17-летней красавицы-дочки. Ксения очень любила эту девушку за ее кроткий, тихий нрав и доброе сердце. Однажды заходит к ним в гости Ксения. Мать и дочь сидели за столом, и готовили кофе. «Эх, красавица, – сказала Ксения, обращаясь девушке, – ты вот тут кофе варишь, а муж твой жену хоронит на Охте. Беги скорее туда.»

«Как так?! – отвечала девушка, – у меня не только мужа, но и жениха-то нет. А тут какой-то муж, да еще жену хоронит?»

«Иди», – сердито отвечала Ксения, не любившая каких-либо возражений.

Голубевы, хорошо знавшие, что Ксения никогда не говорит чего-либо напрасно, и почитая ее за угодницу Божию, тотчас же послушались приказания Блаженной и отправились на Охту. Здесь они увидели, что к кладбищу направляется похоронная процессия. Голубевы замешались в толпу провожавших и пошли вместе с процессией на кладбище. Хоронили молодую женщину, жену доктора, скончавшуюся от неблагополучных родов. Началась и кончилась литургия, затем и отпевание. Покойную понесли на место ее последнего упокоения. Вслед за гробом шли и Голубевы. Кончилось и погребение. Народ стал расходиться по домам. Пошли и Голубевы. Но тут они неожиданно натолкнулись на горько рыдавшего молодого вдовца, который, при виде могильного холма над прахом любимой супруги, потерял сознание и без чувств свалился на руки подбежавших Голубевых. Последние постарались привести его в чувство, познакомились с ним, и через год юная Голубева стала женой доктора.

Счастливо и безмятежно прожила она со своим мужем до глубокой старости, при смерти строго завещав своим детям хранить могилу и чтить память рабы Божией Блаженной Ксении.

* * *

Однажды встретила Блаженная Ксения на улице одну благочестивую женщину, свою знакомую, остановила ее и, подавая ей медный пятак с изображением всадника, сказала: «Возьми пятак, тут царь на коне; потухнет!» Женщина взяла пятак, попрощалась с Ксенией и, недоумевая, что бы значили странные слова ее, пошла домой. Но едва она вошла в ту улицу, где она жила, как увидела, что загорелся дом ее. Не успела, однако, она добежать до своего дома, как пламя было потушено. Тут только поняла она, что означали слова Блаженной Ксении «возьми пятак; потухнет!»

* * *

Всем известно, что Императрица Анна Иоанновна, желая упрочить русский престол за потомством отца своего, царя Иоанна V Алексеевича (брата Петра Великого), вызвала к себе племянницу свою, Анну Леопольдовну, выдала ее замуж за принца Антона Ульриха, и, когда от этого брака родился сын Иоанн, то назначила его своим наследником. По смерти Анны Иоанновны, Иоанн VI Антонович, действительно, был провозглашен Императором (1740 год). Спустя год после этого, а именно – с 24 на 25 ноября 1741 г., – в России произошел государственный переворот. Императрицей была провозглашена дочь Петра Великого, Елисавета Петровна. Иоанна Антоновича заключили в Шлиссельбургскую крепость, а родителей его сослали в ссылку в Холмогоры, где они и скончались. Несчастный Иоанн Антонович протомился под строгим надзором в Шлиссельбургской крепости около 23 лет. В 1764 г., уже в царствование Императрицы Екатерины Великой один из караульных офицеров, Мирович, задумал освободить его из заточения и провозгласить Императором. Но попытка Мировича не удалась; другие офицеры остались верными Императрице. Во время происшедшего столкновения Иоанн Антонович был убит.

За три недели до этого печального события, Блаженная Ксения стала ежедневно и целыми днями горько плакать. Все встречавшиеся с ней, видя ее в слезах, жалели ее, думая, что кто-нибудь ее обидел, и спрашивали ее: «Что ты, Андрей Феодорович, плачешь? Не обидел ли тебя кто-нибудь?»

Блаженная отвечала: «там кровь, кровь, кровь! Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь!»,– и еще сильнее начинала плакать.

Никто не понимал, что сталось со всегда спокойной и благодушной Блаженной. Никто не понимал и странных слов ее.

Лишь три недели спустя, когда по Петербургу разнеслась молва о страдальческой кончине Иоанна Антоновича, все поняли, что своим плачем и словами «Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь!» – Блаженная предсказывала страдальческую кончину некогда Императора Иоанна VI Антоновича.

* * *

Накануне праздника Рождества Христова, 24 декабря 1761 года. Блаженная Ксения целый день суетливо бегала по улицам Петербургской стороны и всюду громко кричала: «Пеките блины, пеките блины; скоро вся Россия будет печь блины!»

Все, видевшие Блаженную, недоумевали, что бы означала ее озабоченность и суетливость, что означают слова ее. Так никто и не понял странных слов и поведения Блаженной.

И что же случилось?

На другой день, т.е. 25 декабря 1761 г., по Петербургу вдруг разнеслась страшная весть: Императрица Елисавета Петровна неожиданно скончалась.

Тут только всем стало понятно, что словами «пеките блины, пеките блины, скоро вся Россия будет печь блины» – Блаженная предсказывала смерть Императрицы.

* * *

Несомненно, много и других случаев прозорливости обнаруживала раба Божия Ксения; к сожалению, известий об этих случаях до нас не сохранилось. Но и приведенных уже вполне достаточно, чтобы видеть, что Блаженная, действительно, обладала чудесным даром знания будущего.

Молва о строгой подвижнической жизни Блаженной Ксении, об ее доброте, кротости, смирении, полной нестяжательности, об ее чудном даре прозорливости – широко разнеслась по Петербургу. Все стали смотреть на нее как на угодницу Божию, как на великую подвижницу; все стали не только жалеть ее, но стали глубоко уважать и почитать ее. Вот почему и купцы, и мещане, и чиновники, и другие обыватели Петербургской стороны душевно рады были принять у себя Блаженную в доме, тем более, что стали замечать, что в каком бы доме или семье ни побывала Блаженная, там всегда водворялся какой-то благодатный мир, особенное счастье. Торговцы заметили, что если Блаженная заходила в лавку, где до того времени не было торговли, и брала себе какую-либо ничтожную из продающихся вещей – орешек, пряничек, та лавка начинала отлично торговать, потому что народ спешил купить что-нибудь именно в той лавке, куда заглянула Блаженная.

Извозчики заметили, что если кому-либо из них удавалось хоть несколько шагов провезти Блаженную, у того целый день езда шла отлично и он делал хорошую выручку. Вот почему извозчики, еще издали увидя Блаженную, на перегон мчались к ней на своих пролетках, и умоляли ее хоть только присесть в их коляску, в полном убеждении, что это даст им хороший заработок. И чрезвычайно счастлив был тот возница, которому удавалось провезти в своей коляске Блаженную.

Матери детей замечали, что если Блаженная приласкает, или покачает в люльке больного ребенка, тот непременно выздоровеет. Вот почему все они, завидя Блаженную, спешили к ней со своими детьми и просили ее благословить или приласкать их, в уверенности, что тот ребенок, который удостоится ласки или благословения от Блаженной, или которого она просто погладит по головке, непременно будет и здоров и счастлив.

И прожила, таким образом, в постоянном стремлении к истинному счастью в Боге, в постоянной борьбе со врагом рода человеческого и в постоянной готовности оказать добро всем каждому, эта подвижница после смерти своего мужа целых сорок пять лет. За все это время она не только не имела места, где главу подклонить, но не имела даже одежды, обуви, которыми можно было бы прикрыть и согреть озябшее тело. Несмотря на это, она была вполне счастлива. Как птица небесная, летала она Петербургской стороне днем, желая всем и каждому оказать какую-нибудь услугу, а ночью вступала в беседу с Самим Господом Богом, предаваясь молитвенным и другим подвигам. Кротость, смирение, доброта постоянно сияли на изможденном трудами лице ее: видно было, что душа Блаженной далека от мира, что, хотя тело ее находится еще на земле, но дух ее находится на небе, куда она неустанно стремилась. И вот не стало этой подвижницы на земле. Настал час, когда Господу угодно было разрешить ее от борьбы с миром и взять ее к Себе на небо.

Время смерти и погребения святой Блаженной Ксении. Почитание памяти ее по смерти. История сооружения часовни над ее могилой

К великому прискорбию всех почитателей Блаженной Ксении, до нашего времени не сохранилось решительно никаких известий о времени и обстоятельствах смерти и погребения рабы Божией Ксении. Лишь на основании некоторых данных можно с большей или меньшей вероятностью сделать некоторые предположения.

Составителю настоящей книжки, несмотря на самые тщательные, неоднократные розыски записи дня смерти и погребения Ксении Григорьевны Петровой или Андрея Феодоровича Петрова в росписях о погребенных, хранящихся в архивах Смоленского кладбища, начиная с 1777 года, найти не удалось. Можно таким образом предполагать, что Ксения скончалась ранее 1777 года.

Но этому противоречит сохранившееся известие о том, что Ксения носила по ночам кирпич на вновь строящуюся церковь на Смоленском кладбище, а такою церковью могла быть только, существующая и теперь, церковь Смоленской иконы Божией Матери. А эта церковь начата постройкою в 1794 году и освящена в 1896 году. Стало быть, в эти годы Блаженная Ксения была еще жива. Если же предположить, что Ксения таскала кирпич на постройку какой-либо из ранее существовавших на Смоленском кладбище церквей, то этому предположению противоречит то обстоятельство, что все, ранее существовавшие на кладбище, церкви были деревянные и даже холодные, без печей, стало быть, и кирпич таскать туда было бесцельно. Вернее всего думать, что Ксения действительно таскала кирпич на постройку церкви Смоленской Божией Матери и, стало быть, была жива в 1794 – 1796 годах. Что же касается отсутствия записи о ее смерти и погребении в кладбищенских росписях, то это легко объясняется, с одной стороны, небрежностью, с какой велась в то время запись погребаемых; вследствие именно небрежности, многие лица, о которых достоверно известно, что они погребены на Смоленском кладбище, в росписях не значатся (например. Рыцари Мальтийского ордена; масса лиц, умерших от холеры в 1848 году и др.), а с другой – весьма вероятным предположением, что все умершие, отпетые не на кладбище, вовсе не заносились в кладбищенские ведомости о погребаемых. Если это так, то и Ксения была отпета не на кладбище, а где-либо в приходской церкви; это предположение можно считать вполне вероятным. На конец же XVIII века или даже на начало IХ-го, как приблизительное время смерти Ксении, указывают и некоторые другие данные: 1) день смерти императрицы Елисаветы Петровны, 25 декабря 1761 г., предсказанный Ксенией; 2) даты на могильной плите Ксении: «осталась после мужа 26-ти лет, странствовала 45 лет, а всего жития 71 год»; 3) год смерти современницы Ксении – Евдокии Денисьевны Гайдуковой – 1827.

Сопоставляя все эти данные, также и год постройки Смоленской церкви, можно думать, что Ксения умерла не ранее 1794 года (время постройки церкви) и не позже 1806 года (1761 г., – время смерти Императрицы Елисаветы Петровны + 45 лет странствования Ксении == 1806 г.). Вот именно эти годы можно считать временем смерти Ксении; следовательно, дата рождения ее падает на 1719-1730 годы. Во всяком случае, точно определить год рождения и год смерти Блаженной, за неимением определенных данных, пока невозможно.

Что же касается обстоятельств смерти и погребения рабы Божией Ксении, опять-таки за неимением каких-либо данных, сказать об этом что-либо определенное трудно. Но, принимая во внимание то глубокое уважение и ту любовь, какими пользовалась Блаженная у всех жителей Петербургской стороны, принимая во внимание, что еще при жизни Блаженную считали за угодницу Божию, можно думать, что погребение ее было необычайно торжественно: с уверенностью можно думать, что все жители Петербургской стороны, где жила Блаженная, и вообще все знавшие ее при жизни, считали своею обязанностью дать последнее целование усопшей, проститься с ней и проводить ее до последнего места ее упокоения.

Были ли при этом какие-либо особенные, знаменательные проявления помощи от Блаженной, известий не сохранилось. Во всяком случае, если бы даже и не было подобных проявлений, чего мы отнюдь не смеем утверждать, тем не менее все почитатели усопшей, все получившие от нее какую-нибудь помощь, какую-нибудь ласку при ее жизни, старались молитвами своими отблагодарить ее по кончине за все то добро, какое было им оказано, старались не прерывать с ней духовного общения и по ее смерти. Вот почему, наверное, можно думать, что с 1-го же дня погребения Блаженной, могила ее посещалась многими и многими лицами, приходившими помолиться об ее упокоении. И на молитвенную-то память о себе Блаженная из загробного мира откликалась делами милости. Тогда и не знавшие Блаженную при жизни, стали прибегать к ее ходатайству, к ее помощи перед Богом. Служили панихиды по Блаженной. Достоверно известно, что в двадцатых годах прошлого столетия на могилку Ксении народ стекался толпами, веря, что на молитвенный зов Блаженная не замедлит откликнуться помощью. Каждый посетитель могилки Ксении непременно желал хоть что-нибудь иметь у себя с этой могилки, а так как взять с могилки, кроме землицы, было нечего, то брали именно землю, веря, что земля лучшее средство от болезней и горестей.

Ежегодно вся земля с могильной насыпи над гробом усопшей по горсточке разносилась посетителями; ежегодно приходилось делать новую насыпь и ежегодно насыпь снова разбиралась посетителями. Пришлось положить сверху могильной насыпи каменную плиту; но посетители разбили плиту на мелкие кусочки и разнесли по домам; положили новую плиту и с этой плитой случилось то же. Но, разбирая землю и ломая плиты, посетители клали на могилку свои посильные денежные пожертвования, которыми вначале пользовались нищие. Затем могилку Ксении обнесли оградой, к которой прикрепили кружку для сбора пожертвований на сооружение над могилой часовни. И пожертвования не заставили долго ждать себя. На собранные таким образом деньги, при содействии некоторых почитателей рабы Божией Ксении, над ее могилой была сооружена небольшая, из цокольного камня, часовня с двумя окошечками по бокам, с дубовым иконостасом в восточной стороне и с железной дверью – с западной. Над дверью с наружной стороны сделали надпись: «Раба Божия Ксения». Могильную насыпь над самой могилкой также обделали цоколем, а сверху положили плиту со следующею, неизвестно кем составленною, надписью: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. На сем месте положено тело рабы Божией Ксении Григорьевны, жены придворнаго певчего, в ранге полковника, Андрея Феодоровича. Осталась после мужа 26 лет, странствовала 45 лет, а всего жития 71 год; звалась именем Андрей Феодорович. Кто меня знал, да помянет мою душу для спасения души своей. Аминь».
http://s004.radikal.ru/i205/1002/85/18215cbbb23a.jpg
Святая Блаженная Ксения погребена на Смоленском кладбище к югу от храма во имя Смоленской иконы Божией Матери. В 1902 году на могиле святой блаженной Ксении по проекту архитектора Славина была возведена каменная часовня, восточную стену которой в 1992 году украсила мозаичная икона святой подвижницы. В 1987 году часовня была освящена нынешним Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Сюда стремятся православные паломники со всех концов России и из других стран, чающие получить утешение в скорбях и помощь в благих начинаниях от молитвенницы о душах наших – святой блаженной Ксении.

Тропарь блаженной Ксении, глас 7.
Нищету Христову возлюбивши, безсмертныя трапезы ныне наслаждаешися, безумием мнимым безумие мира обличивши, смирением крестным силу Божию восприяла еси, сего ради дар чудодейственныя помощи стяжавшая, Ксение блаженная, моли Христа Бога избавитися нам от всякаго зла покаянием.

Кондак, глас 3.
Днесь светло ликует град святаго Петра, яко множество скорбящих обретают утешение, на твоя молитвы надеющиеся, Ксение всеблаженная, ты бо еси граду сему похвала и утверждение.
АКАФИСТ    http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=2#p4401

0

15

..............................продолжение от 6 июня

часовня

на 6 февраля 2011 года (В день памяти)

0

16

...............продолжение от 6 июня

Прп. Симеона столпника Дивногорца (596).

http://i047.radikal.ru/1006/48/edd963edd378.jpg

Один юноша, по имени Иоанн, прибыл с родителями своими из Эдессы1 в Антиохию2. Иоанн имел брачной возраст, и потому родители его, увидав здесь весьма красивую девицу, по имени Марфу, спросили отца и мать ее, не согласятся ли они отдать ее в замужество за сына их. Эти последние сказали об этом Марфе. Но девица не желала вступать в брачное сожительство, так как решила уневестить себя Христу, Богу и Господу своему, дабы соблюсти в чистоте девство свое. Но так как родители принуждали ее вступить в брак, то Марфа ушла от них и направилась с поспешностью в Предтечеву церковь, находившуюся близ города Антиохии. Придя сюда, она пала ниц и со слезами начала молиться ко Господу, прося Его устроить всё так, как было бы полезнее и спасительнее для нее. И было в этой церкви видение Марфе, повелевавшее ей подчиниться родителям и вступить в брак. Исполняя волю Божию, девица сочеталась с Иоанном, причем была не только его помощницею во всех житейских делах, но и руководительницею, наставлявшею его ко всякому благому делу; Марфа украшала жизнь свою пощением, воздержанием и молитвою, стремясь угодить Богу. Честная Марфа часто приходила в церковь Предтечеву и молилась здесь с великим усердием к Иоанну Предтече, прося его исходатайствовать ей у Бога своими молитвами дар, - родить дитя мужеского пола; при этом Марфа обещала посвятить его, как некогда Анна Самуила (1Цар.1:11), на служение Богу. Спустя год после этого в то время как Марфа, молясь здесь ночью, задремала, ей явился святой Иоанн Предтеча и сказал:

- Надейся, жена. Молитва твоя принята, и ты получишь то, о чем просишь. В знак же благоволения Божия приими вот это благоухание (при этом он дал ей кадило с благовонием); покади этим кадилом свой дом.

Пробудившись от сна, Марфа нашла в руке своей кадило от которого исходило неизреченное благоухание.

Затем ей снова явился Предтеча Господень и сказал:

- Иди к мужу твоему, ибо ты зачнешь сына и назовешь его Симеоном. Он будет вкушать молоко лишь из правой груди твоей, левой же совершенно не прикоснется. Он будет сыном десницы; он не будет вкушать ни мяса, ни вина, ни какой другой снеди, приготовленной с искусством рукою человеческою; пищею для него будет лишь хлеб, мёд, соль и вода. Тебе следует с большим вниманием воспитывать его, как сосуд святой, предназначенный для служения Господу Богу нашему. Спустя два года после его рождения, ты принесешь его в мою церковь и здесь вы его крестите; когда младенец сподобится благодати крещения, тогда будет видно всем, что выйдет из него.

Марфа, преисполнившись и страха, и радости от такого видения, принесла великое благодарение Богу и святому Предтече Господню Иоанну. Затем, возвратившись в дом мужа своего, зачала от него, а когда исполнилось время, родила без болезни сына и назвала его Симеоном. Марфа кормила младенца правою грудью своею. Иногда же, испытывая слова святого Предтечи Иоанна, сказанные ей в видении, давала младенцу левую грудь; но младенец с плачем отворачивал лице свое от левой груди, и ни в каком случае не желал принимать из нее молока. Было дивным еще и то, что в какой день Марфа вкушала мясо или испивала вино, в тот день младенец совершенно не вкушал молока от груди матерней и пребывал голодным даже до следующего дня. Поняв причину невкушения младенцем пищи, Марфа начала воздерживаться от вкушения мяса и вина и так питала имевшего быть великим постником, сама пребывая в постоянном посте и молитве.

После того как младенцу исполнилось два года, родители принесли его в церковь Предтечеву и крестили здесь. По крещении же младенец тотчас заговорил, ясно сказав следующие слова:

- Имею отца, и не имею отца; имею матерь, и не имею матери!

Эти слова он повторял в течении семи дней. Родители весьма удивлялись этому и предвидели, что их младенец будет подражателем не земных дел, а небесных. Когда младенец был вскормлен материнским молоком, то его стали питать хлебом, мёдом и водою, так как мяса он ни в каком случае не хотел вкушать, точно также как не вкушал и ничего вареного.

Когда младенцу пошел шестой год, случилось землетрясение в Антиохии (в царствование Юстиниана Великого)3. Во время этого землетрясения упал каменный дом, в котором жили родители Симеона, причем отец его умер, будучи убит упавшим домом, мать же осталась живою, так как, по усмотрению Божию, во время этого землетрясения вышла из дома и пребывала в храме; младенец Симеон точно также находился тогда не в доме своем, но в церкви святого первомученика Стефана, где и был сохранен Богом целым и невредимым. Выйдя из церкви, Симеон не знал, какою дорогою идти ему к себе домой, так как всюду валялись обломки от разрушенных домов. Не найдя дома своего, он долго блуждал, ходя по развалинам Антиохии; наконец, одна благочестивая женщина, знавшая его родителей, взяла его на свои плечи и принесла на гору, находившуюся неподалеку от города, где она сама проживала.

Блаженная же Марфа, мать Симеонова, узнав, что дом ее обрушился и подумав, что с мужем ее погиб и ее сын, будучи задавлен каменными стенами, предалась великому плачу. Спустя семь дней после этого ей явился святой Иоанн Предтеча и сказал, что отрок ее жив, указал также и место, где он находился. Марфа тотчас отправилась к горе той. Придя туда, она нашла Симеона у упомянутой женщины, причем эта последняя с удивлением сказала матери Симеоновой, что отрок в продолжении всех тех семи дней не вкушал ничего, кроме небольшого количества хлеба и воды. Взяв его, мать вместе с ним направилась к церкви Предтечевой и принесла здесь благодарение Богу и Его угоднику Иоанну Предтече за сохранение отрока живым; потом возвратилась к себе.

Однажды, когда Марфа размышляла сама в себе о видениях, бывших ей о отроке, и о многих удивительных делах, уже совершившихся относительно отрока, она недоумевала, что выйдет из ее сына; уснув, она имела такое видение: ей показалось, что она получила крылья и поднялась на высоту, держа в руках своих отрока; вознося его в дар Господу, она говорила:

- Я желала бы видеть, чадо мое, таковое твое восхождение. Да отпустит с миром Создатель мой меня, сподобившуюся быть благословенною многими женами, ибо я отдаю Всевышнему плод чрева моего

После этого Марфа поселилась с сыном своим на некотором месте, находившемся в Антиохии и называвшемся "Херувим". Название это было усвоено месту тому по следующему поводу: Тит, сын Веспасиана, императора римского4, завоевав Иерусалим, взял из иерусалимского храма двух золотых херувимов, стоявших над кивотом завета, и принес их в Антиохию. То самое место, где были поставлены эти херувимы, и называлось "Херувимом".

В то время как блаженная Марфа пребывала здесь вместе с отроком своим, Симеону было такое видение: он видел Господа Иисуса Христа, сидевшего на высоком престоле, причем к Нему со всех сторон стекалось много праведников; пред престолом была открыта книга жизни, по которой творился суд; на востоке виднелся рай сладости, на западе же геенна огненная. Затем Дух Святой сказал Симеону:

- Слушай, отрок, и уразумевай всё, что здесь видишь; постарайся угодить Богу, и тогда ты сподобишься одинаковой чести и славы с прочими святыми и получишь неизреченные блага, приготовленные для всех, любящих Господа.

После этого видения, отрок преисполнился премудрости божественной и получил откровение и видение многих неведомых и чудесных тайн.

Спустя некоторое время Симеон увидел некоторого мужа, дивного лицом, облеченного в белые одежды, сказавшего ему:

- Последуй за мною.

Симеон последовал за ним. Муж, явившийся ему, привел его в страну тиверинскую, находившуюся рядом с Селевкиею. Муж привел отрока на место, называвшееся Пила. Здесь отрок пребывал в горе пустынной, живя со зверями, как с агнцами. Он имел своими сожителями только зверей, так что никто из людей не видал его. Ночью и днем его осиявал свет неизреченный. Принимал пищу Симеон из рук того светлого мужа, которой привел его сюда. Муж тот часто являлся ему, поучал его во всем и подавал ему в свое время пищу.

Спустя некоторое время, по наставлению того же мужа, Симеон взошел на верх горы и нашел здесь небольшой монастырь, игуменом которого был блаженной Иоанн, стоявший на столпе. Этот игумен имел частые видения, предуказывавшия, что к нему придет блаженной отрок Симеон: так, например, он видел отрока в белой одежде, иногда направлявшимся в монастырь на колеснице, иногда летающим по воздуху и парящим над монастырем, иногда стоящим на светлом столпе и с столпом приближающимся к монастырю. Видел сей блаженный Иоанн и ангела, показывавшего ему на отрока того и говорившего:

- Вот это тот, через которого ты получишь спасение.

Обо всех этих видениях игумен Иоанн говорил инокам, пребывавшим вместе с ним.

Когда же, по Божию усмотрению, в его монастырь пришел блаженной Симеон, то иноки весьма удивлялись тому, что столь малое дитя, не имевшее еще и шести лет, могло одно ходить по такой пустыне и найти монастырь. Игумен же Иоанн, увидав Симеона со столпа своего, понял, что это был именно тот отрок, какого он неоднократно созерцал в видениях своих. Весьма возрадовавшись всему происшедшему, Иоанн призвал Симеона к себе, взял на руки свои и облобызал его, со слезами благодаря Бога. Отрок же был лицом весьма красив, белокур волосами, взор его был чист и светел, являвший всем душевную доброту его; отрок был кроток, молчалив, скор на ответ, разумен в слове, преисполнен дарований небесных. Симеон пребывал в монастыре том отдельно от всех, содержа уста свои в молчании. Пощение его было таково: иногда через три дня, иногда через семь, а иногда через десять вкушал он горох, размоченный в воде и пил очень немного воды. Видя всё это, игумен Симеон весьма дивился.

В монастыре том жил один простец, пасший стада. Увидав вышеестественное пощение отрока того, он разжегся диавольскою завистью к нему и замыслил убить его. Но когда он начал приводить в исполнение свой злой умысел, тотчас рука его засохла; он разболелся всем телом своим, так что был уже недалек от смерти; вследствие этого он исповедал грех свой игумену и блаженному Симеону и покаялся в нем. Отрок же, будучи незлобивым, не только простил ему грех его, но и помолился об его исцелении Богу, и тотчас, лишь только он коснулся иссохшей руки его, она исцелела и всё тело человека того стало здравым. С этого времени игумен и братия стали еще больше почитать сего блаженного отрока, так как видели в нем того, кого Бог предъизбрал на служение Себе еще от чрева матери.

Спустя некоторое время блаженный Симеон начал усердно просить братию построить ему столп близ столпа аввы Иоанна; согласно его желанию столп был выстроен при столпе Иоанновом. Отрок взошел на него, имея всего лишь семь лет от роду, будучи облеченным в образ иноческий блаженным Иоанном. И стоял он на столпе, подражая авве Иоанну.

При начале его подвига столпного, ему явился Господь наш Иисус Христос в виде Отрока, сиявшего неизреченною красотою. Увидав Сего Отрока, святой Симеон воспламенился к Нему любовью от всего сердца своего. Познав же, что это был Бог и Господь его, он с дерзновением спросил Его:

- Господи, как Тебя распяли иудеи?

Господь же, распростерши Свои руки крестообразно, сказал ему:

- Вот так Меня распяли иудеи; впрочем Я Сам благоизволил дать Себя на распятие. Ты же мужайся и крепись, сраспинаясь Мне во все дни жизни своей.

С этого времени святой Симеон как бы забыл совершенно свое тело и уподобился бесплотным тварям, проводя жизнь ангельскую и превосходя подвигами своими даже старца Иоанна. Иоанн пел каждую ночь по тридцати псалмов, а Симеон по пятидесяти, а иногда по восьмидесяти, часто же и всю псалтирь пропевал в одну ночь, совершенно не предаваясь сну; и днем святой непрестанно славословил Господа. Старец же, щадя юность Симеона и опасаясь, как бы он не изнемог от столь великих трудов, увещевал его, говоря так:

- Чадо! Оставь свои, превосходящие силу человеческую, труды, так что ты даже нам не даешь уснуть; для тебя слишком достаточно, что ты от рождения своего сораспялся Христу; необходимо тебе иметь некоторое, хотя бы малое, попечение и о теле твоем; необходимо тебе предаваться хотя бы краткому сну и принимать пищу в меру, дабы ты мог до конца выдержать подвиг постнического жития; ведь пища и питие не оскверняют человека, как говорит Сам Господь в Своем Писании святом: "всё движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам всё" (Быт.9:3).

Отвечал старцу блаженный Симеон:

- Хотя пища и не оскверняет человека, но она рождает греховные помыслы, помрачает ум, укореняет страсть, претворяет духовного человека в плотского, устремляет мысли его к земным вожделениям; нам же, инокам, подобает днем и ночью поучаться в законе Господнем, дабы не подпасть под обольщение сонное, и не впасть в уныние, как говорит пророк: "Душа моя истаевает от скорби" (Пс.118:28). В особенности для славословия Божия должно отверзать уста с недремлющею бодростью, и тогда мы привлечем на себя благодать Духа Святого. Впрочем, что тебе, честной отец, до слов моих? Я для себя самого, но никак не для других, указываю закон, ибо мне необходимо удручать свое юное тело столь великими подвигами.

Удивился весьма старец такому благоразумному ответу юного отрока.

Однажды, когда Симеон был осиян светом от Духа Святого, ему было открыто всё диавольское царство и все демонские мечтания, ибо он видел самого князя тьмы, сидевшего на престоле большом, имевшего венец, блестевший на голове его, причем полки демонов предстояли ему; пред лицом же князя тьмы виднелись все мирские обольщения, уготовляемые им: золото, серебро, камни драгоценные, маргариты; всё это находилось как бы в некоем болоте; всюду слышались гласы труб, свирелей и прочих музыкальных инструментов. И виден был грех в образе красивой женщины, за которой следовали слуги-искусители, соблазняющие людей ко греху: виден был дух суеты, дух нечистоты, дух лености и дух сребролюбия; виден был змий, никогда не насыщавшийся устами своими, готовый пожрать весь мир. Эти духи-искусители пытались склонить ко греху и Симеона; они призывали его ко греху различными лукавыми словами, но он, оградившись обычным оружием своим, - знамением честного креста, -и призвавши имя Христово, всегда отгонял от себя все те мечтания демонские, подобно тому как солнце прогоняет тьму. Посмотрев же на церковь, Симеон увидел престол Божий от которого исходила слава Божия, осиявшая и Симеона; при этом к святому Симеону был послан из церкви один из патриархов, имевший в руке своей миро благоуханное; возлив его на голову Симеонову, он сказал:

- Силою помазания сего да прогонишь бесов! Препоясавшись божественною силою свыше, да сечешь их тысячами и да победишь их десятками тысяч. Дерзай же, надеясь на Создателя твоего, ибо "Враг не превозможет его, и сын беззакония не притеснит его" (Пс.88:23).

С этого времени блаженной Симеон принял власть над духами нечистыми и изгонял их из людей, которых исцелял и от всяких других болезней.

Однажды раб Божий Симеон столпник, обратился с такими словами к блаженному старцу:

- Отче! Не так давно, всего несколько дней тому назад, Господь открыл мне власть сатаны и все его пагубные богатства; я видел всю лесть и коварство его, с каким он ведет борьбу с людьми добродетельными.

Иоанн же отвечал Симеону:

- Бог да соблюдет тебя, чадо от всех козней его.

Симеон сказал:

- Хотя бы нечестивая сила демонская и замыслила причинить нам много зла, она нисколько не успеет в этом.

Старец же, видя, что отрок вменяет ни во что искушения демонов, и опасаясь, как бы он не впал в высокоумие, сказал ему:

- Во всяком случае, чадо, нам следует опасаться многоразличных козней демонских, и недостаточно уповать лишь на добродетель нашу; ибо враг наш обулся в железные сапоги5, стараясь всегда вовлечь в искушение иноков; и всегда как только он видит удобный случай, воздвигает тяжкую брань на иноков. Нам же необходимо всегда молиться к Богу и призывать на помощь Еммануила6, дабы Он был всегда с нами и поразил всю силу вражию.

В то время как святые беседовали так, сатана, слышавший их разговор, преисполнился ярости и начал скрежетать зубами на юного подвижника; затем начал устрашать его различными мечтательными образами, превращаясь то в лютых змей, то в зверей, устремляясь на него каждой день и каждую ночь и как бы намереваясь его пожрать. Блаженный же Симеон, имея своим помощником Бога Всевышнего, ограждая себя знамением крестным, говорил:

- Не убоюсь "ужасов в ночи, стрелы, летящей днем, язвы, ходящей во мраке, заразы, опустошающей в полдень" (Пс.90:5-6).

В декабре месяце ночью, именно во вторую стражу ночную, диавол, собрав все свои полчища, направился внезапно к святому Симеону и, сорвав крышу, устроенную над столпом, свергнул блаженного Симеона со столпа вниз. Но отрока охраняла рука Божия; поэтому святой стоял у столпа как невредимый, бодрый духом, ибо он нисколько не устрашился нападения вражеского. Затем диавол воздвиг с моря бурный и резкий ветер; поднялась буря, слышались удары грома, виднелась молния, ударявшая всю ночь по столпу Симеонову. Преподобный же Иоанн, думая, что Симеон был уже убит громом и молниею, начал плакать и просил иноков пойти и посмотреть, жив ли отрок и на столпе ли он. Иноки же не отвечали Иоанну, ибо, из страха пред наваждением тем бесовским не выходили из келлий своих; были же среди иноков и такие, которые питали ненависть на отрока Симеона, поддаваясь искушению демонскому. Иноки говорили друг другу:

- Где же пощение отрока того, превосходящее силы человеческие? Где подвиги его? Где чудодействия? Пусть поможет теперь сам себе!

Блаженный же Симеон, услыхав, что старец Иоанн плачет о нем, громко воззвал к нему, говоря:

- Не скорби обо мне, отче, ибо я нисколько не пострадал ни в чем, будучи охраняем благодатью Христовою; диавол же посрамлен.

Когда наступило утро, иноки отправились к столпу Симеонову, думая, что найдут отрока уже мёртвым, но, увидав его живым и радостным, как ангела Божия сиявшего лицом своим, постыдились. С укоризною от старца Иоанна ушли они, посрамленные, в келлии свои.

О блаженном Симеоне услышал Ефрем, архиепископ антиохийский. Узнав в сколь великих подвигах проводил он жизнь свою, Ефрем пришел к нему и, увидав отрока, столь юного телом, но уже достаточно совершенного в добродетельной жизни, сораспявшего себя Христу, прославил Бога и со слезами возвратился в город свой, рассказывая всюду на пользу граждан строгое постническое житие раба Христова.

С этого времени к блаженному Симеону начали приходить многие как из иноков, так и из мирян, - одни для того, чтобы видеть его, другие для того, чтобы насладиться его боговдохновенною беседою и, наконец, третьи затем, чтобы исцелиться от телесных недугов своих, видя в Симеоне безмездного врача и целителя.

Однажды блаженный Симеон попросил себе у приходивших к нему крепкую и жесткую вервь и тайно от всех обвил ею тело свое, так что вервь проникла до костей его; тело его покрылось язвами, из которых изливалась кровь; власяница, будучи смочена кровью, прилипла к телу святого; начала уже гнить плоть его, но святой Симеон мужественно переносил подвиг свой; наконец начал исходить смрад от гнившей плоти его. Иноки, восходившие к нему на столп, не знали сначала, откуда исходит этот смрад; потом же, поняв великий подвиг святого, возвестили обо всем авве Иоанну. Иоанн, ужаснувшись столь великому подвигу, приказал мало-по-малу вынуть верёвку из тела Симеона и запретил ему предавать тело свое столь лютым мучениям.

Блаженной Симеон имел и благодать учения, исходившую как река из уст его. Созывая братию, старец Иоанн приказывал говорить Симеону поучение и сам с любовью слушал его. И был таким образом юной отрок мудрым и полезным учителем для старых, ибо уста его были преисполнены благодати Духа Святого.

Старец Иоанн называл Симеона за его дар учительства новым Давидом; говорил ему и о видении, которое он имел относительно него во сне, а именно, говорил, что видел как бы некую божественную силу, имевшую в правой руке своей сот медовой, истекавший над главою отрока.

Другой старец спросил однажды братию, указывая на столп Симеонов:

- Водятся ли голуби в столпе этом?

Братия отвечали ему:

- Нет.

Тогда старец сказал:

- Я видел голубя, светлого видом, влетевшего к отроку через дверцу, затем через час вылетевшего от него и поднявшегося к небесам.

В то время как старец тот беседовал с братиею, блаженный Симеон имел видение: ему казалось, что он был восхищен на высоту и облетал всю вселенную, как бы имевший крылья; затем ему представлялось, что он был возведен семью лестницами на высокую гору, где, подобно святому Апостолу Павлу, видел то, чего "не видел глаз", слышал то, чего "не слышало ухо" (1Кор.2:9).

Святой Симеон, спускаясь оттуда, спросил водившего его:

- Что это я видел?

Тот же отвечал:

- Это семь небес, на которые ты был восхищен.

Затем святой увидел рай, и прекрасные сады, и пресветлые и пребольшие палаты, и источник мира, протекавший там. Здесь преподобный не видел никого, кроме Адама и благоразумного разбойника.

Когда Симеон пришел в чувство, то сказал о всем виденном старцу Иоанну. Тот же, выслушав, сказал:

- Чадо! Благословен Бог, даровавший тебе таковую благодать.

Между тем отрок преуспевал все более и более в трудах постнических. Если к нему приходил кто-либо не имевший одежды, то он, сняв с себя одежду свою, отдавал пришедшему, сам же пребывал нагим; так поступал он не только летом, но и зимою. Старец же Иоанн не один раз облекал его в одежду, хотя он и не хотел этого, опасаясь как бы отрок не умер от холода и стужи. Но отрок, ударяя себя в грудь, плакал, говоря:

- Горе мне окаянному! Вот святые сорок мучеников ради имени Христова терпели и холод и стужу в озере7, а я боюсь и немного померзнуть. Как же в таком случае я спасусь от вечного скрежета зубного? Каким образом я могу получить одну участь со святыми?

И рыдал Симеон такими и им подобными словами долгое время.

Старец же, огорчившись, сказал:

- Что еще хочешь сделать с собою, Симеон? Вот у тебя лишь недостает ножа, чтобы ты им умертвил себя!

Спустя некоторое время Симеон придумал такое мучение для плоти своей: он сел на ногах своих и не вставал в продолжении целого года; бедра и голени преподобного начали вследствие этого гнить, так что от гниения распространялся кругом смрад. Авва Иоанн, призвав врача, просил его уврачевать язвы Симеоновы, но Симеон, улыбаясь, сказал:

- Жив Господь мой!. Да не прикоснется ко мне рука или помощь человеческая.

Господь же благодатью Своею подал ему здравие, и встал отрок, будучи здрав обеими ногами и бедрами, так что не имел на них совершенно никаких следов язв от ран. Став на колена, святой возносил долгое время благодарение Богу за свое исцеление.

Когда наступил праздник святой Пятидесятницы, утром праздничного дня блаженной Симеон спросил преподобного Иоанна:

- Отче, кто достоин приятия Духа Святого, подобно тому, как Его приняли святые Апостолы в языках огненных? (Деян.2:1-4).

Старец отвечал ему:

- Не ищи того, что выше тебя, и не расследуй того, что недоведомо тебе; размышляй же о том, что тебе повелено.

Отрок сказал на это:

- В Священном Писании сказано: "Желание боящихся Его Он исполняет, вопль их слышит и спасает их" (Пс.144:19).

Сказав так, отрок возвел очи свои к небу и из глубины сердечной помолился Богу в таких словах:

- Господи, пославший Дух Твой Святой на святых Твоих учеников и Апостолов, пошли дар благодати Твоей и на меня; "вразуми меня, и научусь заповедям Твоим" (Пс.118:73), ибо Ты можешь "Из уст младенцев" (Пс.8:3) совершить Тебе хвалу. Ниспошли мне Духа Твоего Святого, дабы я возвестил людям слова жизни вечной.

В то время как святой молился так, на него сошел Дух Святой с неба в виде свечи горящей и преисполнил сердце его премудростью и разумом, так что святой начал многое говорить, поучая всех от Божественного Писания; никто не мог противиться премудрости обитавшего в нем Духа. И не только устами, но и в письменами святой поведал много душеспасительных бесед об иночестве, покаянии, о воплощении Христовом, о будущем Суде; кроме того, - он истолковал многие неудобовразумительные места Священного Писания.

Старец Иоанн весьма дивился таковому дару юного отрока и говорил:

- На этом отроке исполнилось то, что написал Давид: "слово Господне испытало его" (Пс.104:19). Теперь я понял, что он совершит многие дивные дела, почти столь же славные, как и дела Апостолов.

И все прочие иноки весьма дивились отроку, и начали даже его бояться, поражаясь не только учением его, но и чудесами, им совершаемыми.

Некоторые из иноков тех видели в сонном видении три чертога, три престола в них и три венца, лежавшие на престолах. Когда иноки те вопросили, кому приготовлена таковая слава, то слышали голос, говоривший:

- Симеону отроку!

Преподобный же Симеон, сияя своим ангелъским житием как солнце, всё более и более воспарял от всего земного к небесному. Он захотел подвизаться на еще более высоком столпе, почему для него и был построен столп, имевший в высоту сорок ступеней. Когда Симеон приготовился восходить на столп этот, то, узнав об этом, к нему пришел архиепископ антиохийский, также и епископ селевкийский, слышавшие ранее о подвигах юного отрока. Придя в монастырь с клиром своим, они, взяв с благоговением блаженного отрока, повели его с возженньми свечами сначала в церковь,- во святой алтарь, где посвятили его в сан диакона, а затем с пением псалмов возвели его на столп тот. И пребывал на этом столпе святой Симеон восемь лет. Старец Иоанн весьма сокрушался сердцем своим об отроке, ибо не видел лица его. Симеон же, подвизаясь на высоком столпе, всем являл свое ангельское житие, уподобляясь херувимам, и постоянно славословил Бога.

Но дабы ни один человек не хвалился и не превозносился пред Богом, Бог попустил сатане воздвигнуть на Симеона тяжкую брань плотскую: сатана хотел осквернить его сонными мечтаниями, но отрок мужественно противился искушению; Симеон не давал сна очам своим и усердно молился ко Господу, прося Его быть помощником против восстающего на него врага. Потом Симеон увидал некоего честного мужа, светлого лицом, седого волосами, сходившего с неба, облеченного в ризы священнические и имевшего в руках чашу с божественными тайнами Тела и Крови Христовых; при этом весь воздух наполнился несказанным благоуханием; когда тот светлой муж подошел к блаженному Симеону, то причастил его святыми и животворящими Тайнами и сказал:

- Мужайся, и да крепится сердце твое! С этого времени сонные мечтания не будут беспокоить тебя, только следи за мыслями своими со тщанием и уповай на Бога.

Святой же Симеон, преисполнившись по случаю видения премногой радости и несказанной сладости сердечной, восхвалил Бога.

Блаженный отрок охранял себя как от различных небогоугодных мыслей, так и от бесед с людьми: каждой день он заключал себя до часа девятого, и ни с кем не желал беседовать, кроме одного Бога.

Между тем наступило время блаженной кончины аввы Иоанна столпника. Предвидя эту кончину, блаженный Симеон послал сказать Иоанну:

- Не печалься, честной отец, если услышишь о дне кончины своей, ибо смерть - общая участь всех людей. Я знаю, что ныне Христос Бог призывает тебя в упокоению, дабы ты после своих трудов почил вместе с прочими святыми. Дай же мне, честной отец, благословение Авраамово и помяни меня, когда придешь поклониться престолу славы Пресвятой и Единосущной Троицы; помолись о нас, дабы и мы, победив мир, получили бы Царство небесное, и увидели бы в нем друг друга.

Иоанн, выслушав слова эти, не усомнился в истинности их; не испугался он и сердцем своим, потому что всегда был готов к смерти, хотя в это время он не страдал никаким недугом, будучи совершенно здрав телом своим. Иоанн отвечал Симеону через посланного:

- Да благословит тебя, чадо мое, Бог Отец, Которого ты взыскал, и Единородной Сын Бога Отца, Которого ты возлюбил, и Животворящий Дух Божий, Которого ты вожделел всем сердцем своим. Единое Божество Пресвятой Троицы да будет тебе крепостью и защитою и да наставит Оно тебя и утешит тебя. Да будут благословлены все те, кто тебя будет благословлять, проклинающие же тебя будут прокляты. Да даст тебе Господь честь и славу за то, что ты почитал меня, духовного отца твоего, как отца плотского. Да получит благодать и милость от Господа и мать твоя блаженная, много мне послужившая.

Братия, стоявшие около старца, услыхав таковые слова, преисполнились страха и спросили блаженного Иоанна:

- Что это ты, честной отец, завещаешь относительно отрока Симеона?

Старец же отвечал:

- Я весьма желаю, чтобы все вы были подражателями Симеона в его пламенносердечной молитве к Богу; да сподобитесь и вы молитвенной помощи сего отрока, ибо он - сосуд, избранный Самим Богом, великий и честной.

Затем авва Иоанн поучил братию душеспасительными беседами и помолился о них; потом возлег на постель как бы затем, чтобы почить некоторое время, и вскоре же уснул сладким сном на веки, нисколько не поболев телом, - и так отошел к прочим блаженным отцам.

По кончине блаженного старца Иоанна святой Симеон начал подвизаться еще большими трудами. Порядок жизни его был таков: с раннего утра до часа девятого он молился, после девятого часа упражнялся в чтении книг и их переписывании до захождения солнца, по захождении же солнца снова начинал молиться и всю ночь пребывал без сна в постоянной молитве до дневной зари. Когда же наступал день Симеон позволял сну, как бы рабу некоему, приступить к нему на непродолжительное время. Подремав немного, он вскоре же вставал и начинал свое обычное правило молитвенное. Во время молитвы своей он держал в правой руке своей фимиам, которой без горящих углей распространял кругом себя благоухание. Иногда слышался ему голос как бы большой толпы народной, находившейся в воздухе, подпевавшей ему и возглашавшей:

- Аллилуия!

Это был глас святых ангелов.

Часто святой проводил дни и ночи совершенно без сна. Однажды он совершенно не предавался сну в течении тридцати дней и тридцати ночей, моля Бога отогнать сон от очей его. И было сказано ему от Бога:

- Подобает тебе, хотя бы и на малое время, упокоить тело свое сном.

Диавол же, не вынося столь славного подвига блаженного Симеона, опять вооружился на него со всем полчищем своим, покушаясь устрашить его различными мечтательными образами; иногда он преображался в змей, иногда в различных зверей, устремлявшихся пастью своею на святого; иногда превращался в какую-то необычную птицу, имевшую лицо как у отрока и устремлявшуюся на преподобного; иногда же являлся ему в виде многих воинов, шедших на брань с великими криками, намереваясь согнать святого со столпа и повергнуть самый столп на землю. Однажды диавол ударил по столпу большим камнем; столп наклонился, как бы готовясь упасть, но невидимая сила Божия поддержала его и выпрямила. В другой раз демон явился в виде девицы, чёрной лицом, бесстыдной нравом, пытавшейся обнять руками своими шею святого и говорившей:

- Последний раз я борюсь с тобою, и если ты одолеешь меня, то отойду от тебя до времени.

Все эти и им подобные мечтания и привидения демонские святой прогонял молитвою и знамением честного креста.

Имел святой и божественное дивное видение: он видел небо отверстым и Господа нашего Иисуса Христа, окруженного неизреченным сиянием, как бы каким пламенем огненным; Господу предстояли святые архангелы, Михаил и Гавриил, один по правую сторону, а другой по левую. Под ногами Господа находилось багряное облако. Увидав все это, святой Симеон поклонился Господу своему и простер руки свои к Нему, прося Его споспешествовать по милости Своей ему в принесении плодов благих. Христос же Господь благословил Симеона трижды Своими перстами. Затем, посмотрев вниз, Симеон увидел на земле весьма много бесов, имевших различные образы: одни из них имели образ диких кабанов, другие козлов. И дал Господь власть Симеона над всеми теми бесами, дабы он мог прогонять их. В знак же власти этой был дан от Господа Симеону жезл финиковый. Тотчас же все бесы бежали от лица Симеонова и пропали неизвестно где.

Блаженный Симеон прогонял и всех лукавых духов из людей, которых приводили к нему и которые были одержимы бесами; исцелял святой и многие другие болезни и даже воскрешал мёртвых. Так однажды ко святому пришел один человек, у которого умер сын. Припав со слезами к святому, человек тот просил угодника Божия спасти его от столь великой беды и помолиться Богу о умершем сыне его. Святой же, принеся молитву Богу, сказал тому человеку:

- Иди во имя Господне! Сын твой жив!

Человек тот поверил словам святого. Придя в дом свой, он действительно нашел сына своего воскресшим из мертвых. Взяв его, человек тот направился вместе с ним к святому с радостью неизреченною и принес благодарение Богу и угоднику Его, святому Симеону.

Потом Симеон опять увидел Господа и Бога нашего, Которому предстояли чины ангелов; при этом первейшие из ангелов держали в руках своих венец царский, украшенный драгоценными камнями; на верху венца находился крест, блиставший как молния. Этим венцем ангелы хотели венчать Симеона па царство. Увидав всё это, Симеон сказал ангелам:

- Не отнимайте у меня власяницы, в которую я облекся ради имени Христова

Ангелы же отвечали ему:

- За это ты и восприимешь уготованной тебе венец Царствия Христова, и облечешься как в багряницу в благодать Святого Духа, и воцаришься вместе с прочими святыми в бесконечном Царствии.

Блаженный же Симеон, воззрев на Господа, сказал:

- Господи и Творец всего! Если Ты благоволишь сподобить меня славы святых Твоих в Царствии Твоем,-то, молю Твою благость, сделай так, чтобы я не вкушал тленной пищи человеческой!

И услышал Симеон, что Господь соизволял прошению его. Вслед затем к блаженному приступили ангелы, возложили на постническую власяницу его пресветлую одежду царскую, увенчали венцом голову его и воспели велегласно, говоря так:

- Весьма славен Христос, Бог, Царь неба и земли; да будет похваляем и раб Его Симеон!

После этого видения святой Симеон уже совершенно не вкушал земной пищи до самого конца жизни своей, но питался лишь небесною пищею, приносимою ему ангелом.

О том, сколь великие чудеса сотворил святой Симеон и сколь славны были подвиги его,- повествуется весьма многое; здесь же предлагается немногое из многих подвигов блаженного Симеона.

Однажды святому Симеону были открыты все те беды, которые в скором времени должны были постигнуть город Антиохию и все его окрестности: Симеон видел ангела, парящего в воздухе над городом Антиохиею с мечем в руке. Тогда святой начал с усердием молиться ко Господу от всего сердца своего, ходатайствуя за город Антиохию пред Богом как новый Моисей и прося Господа отвратить гнев Свой от народа. И сказал ему Господь:

- Вот до Меня дошел вопль грехов города сего; поэтому Я разгневался на сей город и погублю его, послав на него огонь, меч и смерть. За то, что город сей раздражил Меня грехами своими, Я отдам его в плен народу неразумному.

Святой Симеон говорил об этом видении всем, приходившим к нему городским жителям и увещевал их покаяться в грехах своих.

Спустя непродолжительное время действительно Господь воздвиг на Антиохию Хозроя, царя персидского (деда юного Хозроя, взявшего в пленение животворящее древо креста Господня в Иерусалиме)8. Хозрой пришел с большим воинством персидским и халдейским и начал жестокую брань с гражданами города Антиохии. Блаженный же Симеон, пребывая на столпе и будучи укрываем Богом от варваров, пришедших в страну ту, с усердием молился ко Господу, прося Его отвратить гнев Свой от города и не отдавать его в руки врагов; однако не мог умолить Бога и утолить праведного гнева Божия. Было святому Симеону новое видение: находясь в восторге, он увидел пред собою пресветлой крест, и при кресте двух ангелов, имевших в руках напряженные луки с приготовленными стрелами. И сказали ему ангелы:

- Этот крест послал тебе Господь для твоей защиты в знак мира, ибо тебя не коснется гнев Божий, направленной на страну эту; стрелы же эти приготовлены для отогнания врагов, если они восхотят приблизиться к этому месту, где подвизаешься ты. Мы поставлены для твоей защиты.

Потом Симеон увидел в видении, что город был взят; посреди его проходили враги; всюду слышался вопль и плач великий; при этом одни из граждан были усекаемы мечем, другие уводились в плен, иные же прыгали со стен городских и предавались бегству; в числе этих последних он видел и двух иноков его монастыря, которые, испугавшись варварского нашествия, оставили монастырь и гору и убежали в город; но в то время, когда эти иноки бежали из города, их настигли варвары, причем один из них был убит мечем, а другой уводился в плен.

Всё то, что видел святой, в скором времени действительно сбылось спустя всего лишь несколько дней после видения. Город Антиохия был взят неприятелями, предан мечу и огню, причем многие граждане были отведены в плен. Но по молитве святого Симеона некоторые граждане избегли руки варваров. Так когда варвары вошли в город, то многие граждане успели выбежать из него другими воротами, еще не занятыми неприятелем; много граждан также бежали, перескочив через стены городские. Беглецы укрывались в горах и пустынях, охраняемые милосердием Божиим, за исключением упомянутых ранее двух иноков.

Приходили варвары и к той горе, на которой находился монастырь и столп Симеонов, но возвращались ни с чем; ибо гора была покрываема от них, как некогда гора Синайская, мраком и облаком (Исх.19:16), так что варвары не видели ни монастыря, ни столпа. Многие из неприятелей были устрашаемы и обращаемы в бегство какою-то невидимою силою; они бежали в столь великом страхе, как будто за ними гнались полчища вооруженных воинов; ибо молитва святого Симеона была страшным и непобедимым оружием на сопротивников. Ни один инок, из числа всех, подвизавшихся в монастыре, не пострадал от варваров тех, за исключением двух, упомянутых выше, иноков, бежавших из монастыря в город из страха пред неприятелем.

Когда варвары покинули страну ту, ко святому приходили многие раненые; всем им блаженной Симеон подавал исцеление. Кроме того святой избавил от уз и пленения и многих граждан, уже отведенных в плен; ибо все те, кто только воспоминал имя Симеоново, находясь в узах, сейчас же освобождался от них; узы спадали с ног и рук их и они ходили посреди варваров, будучи ими не замечены, а затем приходили в страну свою без всякой помехи со стороны неприятеля. Упомянутый выше инок (спутник которого пал от меча неприятельского) был спасен от плена таким именно образом. Спасшись от неприятелей вместе с одним воином антиохийским, инок тот поведал о себе следующее:

- Лишь только мы вспомнили о блаженном Симеоне и со слезами умиления призвали его себе на помощь, тотчас узы, бывшие на нас, разрешились и отпали сами собою; затем мы прошли посреди варвар тех, ибо никто из них не спросил нас ни об чем и не воспрепятствовал нам.

Близ города Антиохии у горы сидел один старец, слепец; он жил подаянием милостыни, которую испрашивал у всех, проходивших тою дорогою. Когда варвары с поспешностью подбежали к городу, то один из них ударил старца мечем по шее, однако не отсек ему голову, а только причинил смертельную рану; старец валялся в луже крови, истекавшей из него, будучи едва жив. Святой же Симеон, видя все это своим прозорливым оком, послал некоторых братий взять и принести к нему того старца. Иноки положили старца на рогожу и принесли к столпу Симеонову. Святой же, взяв в руки землю и покропив ее освященной водой, приложил ее к ране, сказав:

- Во имя Еммануила, глава присоединись к месту своему и укрепись на нем.

И тотчас же голова старца стала на место свое, срослась с жилами и стала совершенно здоровой. Когда старец исцелился от такой страшной раны, то святой Симеон сказал:

- Вот и очи его отверзлись!

Все, видевшие чудо то, прославили Бога.

Спустя некоторое время, блаженный Симеон пришел в огорчение от постоянного беспокойства, причиняемого ему бесчисленным множеством народа, приходившего из разных стран и приносившего многих больных и немощных. Так как всё это препятствовало его безмолвному жительству, то он решил оставить этот столп, на котором подвизался уже восемь лет для того, чтобы удалиться в какое-либо другое, более безмолвное место. В небольшом расстоянии оттуда находилась одна гора, высокая и очень пустынная, ибо в ней совершенно не было воды. Никто из людей не восходил на нее, по причине ее безводия; на ней обитали только дикие звери, змеи и прочие ядовитые гады. Вот на эту-то гору и замыслил переселиться блаженный Симеон. Когда он подумал об этом, ему явился Господь в сопровождении многих ангелов, сошедший с неба в облаке светлом на гору ту. Господь сказал ему:

- Потрудись, Симеон, взойти на эту Дивную гору9, ибо с этого времени гора эта назовется сим именем; на ней Я явлю на удивление всем благодать Мою тебе.

И тотчас же святому был указан на горе один высокий холм и камень, на котором стояли ноги Господни; и просветилось подножие то от славы Господней как солнце; на этом камне повелел Господь встать Симеону и подвизаться.

По окончании этого видения, Симеон призвал к себе братию и поведал им о соизволении Господнем на переселение его на ту гору. Поставив инокам игуменом одного старого и опытного мужа, Симеон сошел со столпа своего и направился к Дивной горе в сопровождении братии, плакавшей об удалении его.

Когда святой приблизился к указанному ему Богом холму, то остановился и долгое время молился Богу. По окончании молитвы, послышался голос множества ангелов, возгласивших: "Аминь!"

Потом блаженной Симеон приказал ученикам своим поставить на том месте крест каменный для постоянного напоминания о слышанном на том месте гласе ангельском. Посмотрев же на холм, находившийся на Дивной горе, святой увидел славу Божию, осиявавшую его; затем, с радостью взойдя на него, он стал на том самом камне, на котором видел Господа. В это время блаженному Симеону было от рождения девятнадцать лет.

Однако святой Симеон не нашел и здесь покоя от приходящих к нему посетителей. Так уже утром следующего дня народ, пришедший к монастырю Симеонову, не найдя здесь угодника Божия, поднял великий плач. Узнав же, что святой переселился отсюда на другую гору, весь народ пошел туда с поспешностью, неся с собою многих больных и немощных. Увидав пришедших, святой опечалился, ибо ему и здесь не давали побыть лишь с одним Богом. Однако, сочувствуя новопришедшим, преклонился на милость и, возлагая на недужных руки свои с призыванием имени Христова, исцелял их и отпускал домой совершенно здоровыми.

Случилось однажды, что лев, обитавший в горе той, устремился на одного человека, шедшего к преподобному; лев уже совсем приготовился растерзать того человека; человек же, не надеясь бегством спастись от зверя, возопил:

- Не делай мне зла, ради Симеона, угодника Божия!

И тотчас лев, услыхав имя Симеоново, смирился, и не причинил никакого зла человеку тому.

Человек же этот, придя к святому, поведал ему о происшедшем. Прочие пришельцы, убоявшись зверя, просили преподобного прогнать его из той горы, дабы все могли без страха приходить к преподобному. Преподобный же, призвав к себе своего ученика Анастасия, из которого изгнал, как и Христос некогда, семь бесов10, сказал ему:

- Иди в пещеру ко льву и скажи ему:
- тебе говорит Симеон, раб Христов, именем Божиим: уйди с горы сей; да не будет здесь тебе логовища, чтобы ты не устрашал братий, приходящих сюда.

Анастасий пошел к пещере львовой и, найдя в ней зверя, сказал ему слова преподобного, беседуя с ним как с существом разумным.

Лев, исполняя слова преподобного, с поспешностью пошел оттуда в другие пустынные места, не вредя никому в пути.

В то время в стране той весьма умножились различные болезни, причем умирало очень много людей. Святой же, уразумев духом своим, что это случилось по причине гнева Божия за грехи людские, начал усердно молиться Господу со слезами, прося помиловать людей Своих и отвратить от них праведный гнев Свой. И слышал святой глас от Господа, говоривший:

- Зачем ты болеешь сердцем за людей этих? Неужели ты любишь их более, чем Я? Так как умножились грехи и беззакония их, то они заслуживают наказания. Однако для того, чтобы не опечалить тебя, даю тебе власть исцелять различные их недуги и болезни.

Это говорил Господь рабу Своему Симеону.

Люди, жившие близ места того, лишь только впадали в болезнь, сейчас же призывали себе на помощь угодника Божия святого Симеона и видели его (в сонных видениях) посещающим домы их, осеняющим их крестом и подающим всем исцеления. Когда оканчивались их сонные видения, они, пробудившись, ощущали здравие. Призывали же они имя Симеоново таким образом: они зажигали в домах своих лампады, наполненные елеем и воскуряли фимиам, говоря:

- Христе Боже наш, молитвами раба Твоего Симеона, подвизающегося на Дивной горе, помилуй нас

И получали милость от Господа.

Те же из них, которые не имели большего количества елея, вливали елей в кадило и зажигали его; при этом кадило не угасало до третьего и четвертого дня, как будто в кадило постоянно подливался новой елей; так, чудесным образом, в их кадилах не оскудевал елей, по причине призывания имени Симеонова.

Однажды святому Симеону было открыто Господом о приближающейся кончине святейшего архиепископа антиохийского Ефрема. Призвав к себе братию, святой Симеон возвестил им об этом; потом Симеон попросил братию помолиться усерднее ко Господу, ибо,- говорил он,- великий столп церковный готов упасть. Но братия отвечали:

- Мы слышали, что архиепископ пребывает в добром здравии.

На другой день после утреннего пения (день же тот был пятницею) святой Симеон снова призвал к себе братию и сказал им с умилением сердечным:

- Святитель Божий Ефрем преставился этою ночью, ибо я видел душу его, возносимую на небо святыми ангелами. Проходя близ меня, Ефрем облобызал меня и сказал:

- Прошу тебя, вспоминай меня в молитвах твоих ко Господу.

Затем преподобной Симеон со слезами начал говорить так:

- Горе Антиохии, потому что она теперь не имеет Ефрема! Горе городу, ибо от него взят ныне Ефрем!11

По кончине блаженного Ефрема престол архиепископский принял Домн12, пришедший в Антиохию из Константинополя. Сей Домн был немилостив к нищим. Узнав об этом, преподобной Симеон предсказал о наказании Божием Домну за его немилосердие. И действительно, в скором времени Домн впал в тяжелую болезнь: руки и ноги его скорчились, так что он не мог ни ходить, ни двигать руками, а лежал как кусок дерева.

Потом святому Симеону было открыто о землетрясении, имеющем быть в Антиохии, еще более страшном, чем первое. Возвестив об этом всем пришедшим, Симеон начал плакать и молить Бога - отвратить гнев Свой. В тот же день вечером затряслась земля столь сильно, что падали стены городские и различные городские здания сравнивались с землею; все люди пришли в великий страх и ужас. Многие из числа граждан были убиты стенами городскими; все же остальные с поспешностью устремились к Дивной горе к угоднику Божию, и упрашивали его со слезами умолить Господа о прекращении бедствия. Когда святой помолился с великим усердием, землетрясение окончилось; затем святой увидел небо отверстым с восточной стороны; отсюда исходил свет неизреченной, означавший благоволение Божие к покаявшимся людям. Потом по повелению Божию преподобной Симеон построил монастырь на Дивной горе, построил также и храм руками людей, исцеленных им (ибо людей сих, получивших уврачевание болезням своим по молитве святого Симеона, было очень много); затем преподобный молитвою своею испросил у Бога достаточное количество воды для монастыря; по его молитве умножилась также и пшеница в житнице монастырской, настолько, что почти совершенно не уменьшалась в количестве своем до трех лет, несмотря на то, что из житниц брали ее в большом количестве для пропитания множества пришельцев.

Впоследствии святой Симеон построил и новой столп, на которой (как это явственно видел преподобный) пришел Сам Господь Иисус Христос со Своими святыми Ангелами и освятил столп тот. Блаженный Симеон взошел на столп с великою радостью, и подвизался на нем до самого конца жизни своей.

Когда блаженному Симеону исполнилось тридцать три года от рождения, по повелению Божию (явленному святому в откровении) Симеон решил принять посвящение в сан иерея, хотя ранее не хотел принимать сего высокого сана. По устроению Божию к блаженному Симеону пришел Дионисий, епископ селевкийский, которой и рукоположил Симеона во пресвитера.

После посвящения в сан иерейский, блаженный Симеон с великим благоговением совершал божественную бескровную Жертву Тела и Крови Христовых, служа Богу в непорочности, как ангел. Святой часто имел многоразличные дивные видения и откровения от Бога. Он предсказывал будущие события, предвидя далеко отстоящее, как настоящее; прозирал святой и в тайные мысли людские. Совершил он весьма много чудес, и на земле, и на море, являясь в видениях; он давал зрение слепым, очищал прокаженных, давал здравие хромым, изгонял бесов из людей, заграждал уста зверей, врачевал всякую язву и всякий недуг, воскрешал мёртвых, так что на нем исполнялось слово Христово: "верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит" (Иоан.14:12). Поистине был дивен Бог, явленный в рабе Его, дивном Симеоне!
Когда исполнилось семьдесят пять лет жизни преподобного Симеона, он, предузнав о своем скором отшествии ко Господу, призвал к себе братию, поучил ее достаточное время, затем, воздав всем последнее целование в час вечерний, предал душу свою в руки Божии в двадцать четвертый день месяца мая13, в тот час, в которой он обычно принимал пищу от ангела. Вместе со святыми ангелами он наслаждается ныне в бесконечном Царстве созерцанием лица Божия, прославляя Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого Бога в Троице, Которому воссылается слава ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:
Пустынный житель, и в телеси ангел, и чудотворец явился еси, богоносе отче наш Симеоне: постом, бдением, молитвою, небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и душы верою притекающих ти. Слава давшему тебе крепость: слава венчавшему тя: слава действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 2:
Вышняя желая, дольняя отложив, и яко небо столп соделавый: тем облистал еси чудес зарею преподобне, и Христу всех Богу молишися непрестанно о всех нас.
________________________________________________________________________
1 С именем Эдессы известно несколько городов. В данном случае, вероятно, разумеется Эдесса (ныне Урфа), находившаяся в северной части Месопотамии.
2 Разумеется Антиохия сирийская.
3 Юстиниан 1-й -(Великий) царствовал с 527 г. по 665 г.
4 Веспасиан управлял римскою империею с 70 г. по 79 г. по Р. Хр. Сын его, Тит царствовал с 79 г. по 81 г.
5 Выражение образное, показывающее силу и коварство демонов.
6 Еммануил - наименование Мессии или Иисуса Христа в известном пророчестве Исаии о рождении Сына от Девы (Исаи.7:14). Это наименование означает с еврейского: «с нами Бог».
7 Имеется в виду подвиг святых 40 мучеников, пострадавших во армянском городе Севастии в IV в. Память их совершается св. Церковью 9-го марта.
8 Хозрой (или точнее Хосров) с персидского значит вообще царь. Это наименование обыкновенно прибавлялось к собственному имени того или другого царя. В данном случае разумеется Хозрой 1-ый Ануширван, правивший с 531 г. по 579 г. Внук его Хозрой 2-ой Парвез (правил с 590 г. по 628 г.) взял в Иерусалиме жявотворящее древо Креста Господня в 614 г., во время войны с греческим императором Фокою. Древо крестное было возвращено в 628 г. преемником Хозроя 2- го Свроэсом по заключении мира с греческим императором Ираклием.
9 Дивная гора находилась в треугольнике, образуемом городами: Антиохиею на реке Оронте, Селевкиею-Шериею и Росом.
10 Иисус Христос изгнал семь бесов из Мария Магдалины (см. Марк.16:9).
11 Ефрем патриаршествовал с 627 г. по 545 г.
12 Домн 2-ой патриаршествовал о 546 г. по 560 г.
13 Важнейшие моменты в жизни преподобного Симеона Столпника распределяются по годам так: родился святой Симеон в 621 г.; в 627-м году 6-ти лет от рождения взошел на столп; спустя 8-м лет, в 535 году перешел на другой столп; на 22-м году жизни перешел на Дивную гору, след. в 543 г.; в 560 г., на 39-м году жизни, рукоположен во пресвитера. Скончался в 596 г., 7б-ти лет от роду.- Воспоминаемого ныне преподобного Симеона Столпника следует отличать от другого Симеона, также Столпника, память которого празднуется 1-го сентября. Сей последний Симеон подвизался также в пределах Антиохии сирийской, но жил значительно ранее (скончался в 459 г.).

Прп. Никиты, столпника Переяславльского (1186).
http://i030.radikal.ru/1006/43/bd138fa2e8af.jpg

Сей преподобный отец наш родился и получил воспитание в городе Переяславле Залесском1. С молодых лет он отличался жестоким и обидчивым характером, устраивал возмущения и причинял людям много зла, привлекая их к суду и производя грабежи. Таких же, подобных себе, он имел и друзей. Однажды, окончив свои занятия, он во время вечернего богослужения пришел в церковь и услышал следующие прочтенные там слова пророка Исаии: "Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло" (Ис.I:16), и проч. От этих слов он тотчас же пришел в ужас и, возвратившись домой, всю ночь провел без сна, размышляя об этих словах. На другой день по своей привычке он отправился к друзьям своим, развеселился в их обществе и просил их обедать у него в этот день. После сего он пошел на рынок купить провизии и, принесши ее домой, велел жене, чтобы она приготовила обед. И когда жена стала мыть мясо, то заметила, что из него необычно течёт кровь, а потом, когда она положила его в горшок и стала варить, то увидела, что в горшке пенится кровь и выплывает на поверхность то человечья голова, то рука, то ступни ног. От этого она пришла в ужас и рассказала мужу. Когда же он пришел и сам увидел то, о чем рассказала ему жена, то на долгое время его объял ужас, а потом, пришедши в себя, он с глубоким сердечным вздохом сказал:

- Увы мне! много я согрешил.

После этих слов, молясь и заливаясь слезами, он вышел из дома и, отшедши на одно поприще от города, пришел в монастырь святого великомученика Никиты2. Здесь он упал к ногам игумена сего монастыря и сказал:

- Спаси погибающую душу.

Изумленной такою необыкновенною переменою Никиты, игумен сказал ему на это:

- Испытай себя: пробудь три дня у монастырских ворот, плачь и исповедуй грехи свои пред всеми, кто будет входит в монастырь и выходить из него.

Никита так и сделал. Три дня он плакал и молился, исповедуя пред всеми грехи свои. После сего он увидел вблизи монастыря болотистое место, поросшее тростником, и множество летающих над ним мошек и комаров. Он пришел к этому месту снял с себя одежду и, вошедши совершенно нагим в болото, сел в тростник и стал молиться Богу. По прошествии трех дней игумен послал инока посмотреть, что делает Никита. Инок пришел и, не найдя его у монастырских ворот, после недолгих поисков нашел его лежащим в тростнике. Мошки и комары огромным облаком кружились над ним. Вернувшись в монастырь, инок рассказал об этом игумену. Тогда игумен вместе с братиею монастыря пришел к Никите и, увидев его в таком положении, что и тела его нельзя было разглядеть (так обильно текла из него кровь) сказал ему:

- Сын мой! что это ты делаешь с собою!

Никита же ничего другого не отвечал, а только говорил игумену:

- Отец! спаси погибающую душу.

После сего игумен ввел его в монастырь, постриг в иночество и поместил в тесную келлию, где он стал пребывать в постоянных молитвах и посте, проводя без сна дни и ночи. В это время злокозненной враг стал наводить на него страх различными видениями, но он ограждал себя от этих видений крестным знамением, призывая на помощь святого великомученика Никиту, и никому об этом не говорил. Вскоре Никита устроил себе близ церкви столп3 и выкопал узкую тропинку под церковную стену, которою и приходил в церковь на молитву. За такие подвиги он получил от Бога дар чудотворений, так как многие, одержимые различными недугами, приходя к нему, получали от него исцеление.

В это время благоверной князь черниговский Михаил4 заболел недугом расслабления. Услышав о святом Никите, он велел боярам своим свезти себя в город Переяславль к преподобному для исцеления. Когда он был уже в пути, то встретил его демон в образе монаха и сказал о себе, что он из того же монастыря, где подвизался и святой Никита. Князь спросил его о преподобном, и демон сказал, что он - обманщик. Это сильно опечалило князя. Через несколько времени тот же демон уже в другом образе снова встретил князя на пути и сказал ему:

- Напрасно ты, князь, утруждаешь себя, совершая такой длинной путь.

Когда же князь подошел на расстояние одного поприща к монастырю, где пребывал преподобный, то повелел поставить себе шатёр, чтобы отдохнуть от пути, и послал в монастырь одного из своих бояр известить преподобного о своем прибытии. Тогда тот же демон встретил посланного в образе слепого на один глаз монаха с лопатою в руках и сообщил ему, что преподобной умер и что он уже похоронил его.

Поняв обман, боярин возбранил демону молитвою святого, и демон остался совершенно недвижимым на том месте, где стоял. Боярин тогда пришел к столпу святого Никиты и сообщил ему о прибытии князя и о тяжком недуге его, после чего святой послал князю жезл свой. Благоверной князь Михаил взял этот жезл в руку свою и стал на ноги совершенно здоровым, так что пришел пешком к столпу преподобного, принял от него благословение и рассказал ему всё о демонском искушении, случившемся с ним во время путешествия. Тогда преподобный возбранил демону именем Божиим и повелел ему явно пред всеми в течение трех часов стоять неподвижно у своего столпа, после чего демон дал святому клятву никогда более не делать зла людям и немедленно исчез. Получив исцеление, благоверной князь Михаил усердно возблагодарил Бога и святого старца и, дав богатый дар монастырю, возвратился в свой город.

Так святой отец наш Никита, пребывая в столпе своем и вознося постоянные молитвы Богу, подавал исцеление всем, кто приходил к нему для получения врачевства от недугов.

В одну ночь пришли к преподобному некоторые из его родственников, с просьбою помолиться за них и, увидев на нем тяжелые вериги, которые от долгого трения о тело вычистились и блестели, подумали, что они серебряные. Омраченные диавольским наущением, они задумали убить святого и, пришедши к столпу, разобрали бывший на нем покров, вошли в него и насильственно разлучили душу святого от тела его5.

Взяв затем вериги, они завернули их в грубую холстину и убежали. Перед утренним богослужением параэкклисиарх6 по обычаю пришел к столпу святого, чтобы получить от него благословение, и, увидев, что покров столпа разобран, пошел к игумену и сообщил ему об этом. Тогда пришли к столпу и нашли тело преподобного еще тёплым, при чем от него исходило благоухание. Благоговейно взяв его из столпа, с каждением и пением псалмов торжественно похоронили его у церкви святого мученика Никиты с правой стороны вблизи алтаря. При этом все недужные, какие случились в то время, получили исцеление.

Нечестивые же убийцы преподобного, думая, что они приобрели драгоценное сокровище, продолжали бежать и скоро достигли реки Волги. Тут они развернули холстину и, увидев, что три честные креста и тяжелые вериги - железные, что от долгого трения они вычистились и от того блестели, бросили их в реку у города Ярославля близ монастыря святого Апостола Петра7. В первую же ночь после этого один инок этого монастыря, по имени Симеон, увидел на том месте недалеко от берега три ярко светящиеся столпа. Они поднимались от земли к небу и испускали лучи света. Инок рассказал об этом архимандриту своего монастыря, а тот сообщил начальнику города и, сопровождаемые множеством народа, они отправились на это место и нашли честные вериги преподобного, которые подобно сухому дереву чудесно плавали поверх воды. Благоговейно взяв их, с пением псалмов понесли в город и, встретив на пути хромого, которой ползал на ногах по земле, осенили его крестами, бывшими на веригах, после чего укрепились ступни ног и колени его, и он стал на ноги, совершенно здоровый. Кроме сего много других больных, страдавших различными недугами, получили исцеление от вериг преподобного. Спустя некоторое время преподобный Никита явился вышеупомянутому иноку Симеону и сказал ему:

- Пусть сей честной знак моих подвигов в скором времени перенесен будет отсюда и положен на гробе моем.

После сего вериги преподобного с почестями были перенесены из города Ярославля в город Переяславль и положены на честном гробе его. Всем, приходящим с верою, они подают многие исцеления во славу Христа Бога.

Тропарь, глас 4:
Православным смыслом юношская возжеления возненавидев, и доблественныя нравы восприим, врага победил еси, и во благоразумии Богу угодил еси: и свыше от Него прием дар чудес, бесы прогоняти, недуги исцеляти, Никито преславне, моли Христа Бога да спасет душы наша.

Кондак, глас 8:
Христа ради от твоих рабов нуждную смерть претерпел еси и венец нетления от Него восприял еси: приходящым же с верою, от честнаго твоего гроба подаеши цельбы, о Никито преподобне, молитвенниче о душах наших.
_______________________________________________________________________
1 Переяславль Залесский, ныне уездной город Владимирской губернии, находился сперва на озере Клещино, близ верховьев притока реки Клязьмы Перми, а потом около 1152 года суздальским князем Юрием Долгоруким был перенесен на новое место, на 5 верст южнее Назван Залесским потому, что находился в дремучих лесах, отделявших его от других городов.
2 Никитский монастырь находился на поле в 3 верстах от города с северной его стороны. Он становится известным из жития преподобного Никиты. Время основания его неизвестно.
3 Столп, которой устроил преподобной для своих подвигов, находился не поверх, а внутри земли. Это была столпообразная круглая яма или просто пещера, так что столпничество святого Никиты было в сущности затворничеством.
4 Князь Михаил был сын Всеволода, князя черниговского. Исцеление его относят к 1186 году.
5 Преподобной Никита скончался в 1186 году, 24 мая.
6 Параэкклисиарх - зажигающий пред образами лампады в монастырях, пономарь.
7 Петропавловский Ярославский монастырь стоял на берегу реки Волги на том месте, где ныне Петровская церковь.

+1

17

..........................продолжение от 6 июня

Мчч. Мелетия Стратилата, Стефана, Иоанна, Серапиона египтянина, Каллиника волхва, Феодора и Фавста, и с ними 1218 воинов с женами и детьми (ок. 218).
Святой мученик Мелетий жил в царствование римского императора Антонина1, занимал должность стратилата2 и происходил из южных стран галатийской области3. Будучи христианином, он молился Богу о том, чтобы совершенно исчезло языческое заблуждение. Тогда бесы, видя свое уничтожение, вошли в собак и стали оплакивать свою погибель. Они ходили повсюду, выли и этим наводили на людей страх, но святой Мелетий с подвластными ему воинами избил их и разрушил языческие храмы. За это Максимиан4, правитель того города, где находился святой мученик5, велел схватить его и стал принуждать принести жертву идолам, но святой и слышать о том не хотел. Мучитель приказал тогда бить его железными молотками и подвергнуть другим мучениям. После сего святого Мелетия повесили на сосновое дерево и прибили его к нему гвоздями, от чего он и скончался. Комитам6 же Стефану и Иоанну, а также всем бывшим под их властью воинам вместе с женами и детьми их отсекли мечом головы. Так и скончались за Христа святые мученики7.
_______________________________________________________________________
1 Никодим в Синаксаристе и другие под именем Антонина разумеют римского императора Антонива Гелиогабала, царствовавшего с 218 до 222 года.
2 Стратилат значит воевода, военачальник.
3 Галатия расположена была почти в центре Малоазийского полуострова. На севере она граничила с Пафлагонией, на западе - с Вифинией и Фригией, на юге - с Ликаонией и Каппадокией, а на востоке - с Понтом.
4 Игемон Максимиан или Максим был сперва правителем Египта, а потом Антонин послал его в Галатию для мучения христиан.
5 Город этот носил название Тавии. Он находился в восточной Галатии близ границ ее с Понтом.
6 Комит - царский телохранитель, сборщик податей в царскую казну, градоначальник, но здесь под словом «комиты» разумеются военные трибуны, т.е. градоначальники.
7 Страдание Святого Мелетия и других, с ним пострадавших, святых мучеников относят к 218 году.

святого мученика Серапиона и с ним Каллиника, Феодора и Фавста
Святой мученик Христов Серапион был родом из Египта. В то время, когда совершал свой мученический подвиг святой Мелетий, он пришел из Египта и, видя тех, которые вместе с ним подвергнуты были мучениям, уверовал во Христа. За это он был схвачен и брошен в темницу, где Ангел Божий поставил его епископом для наставления тех, кто имел желание пострадать за Христа. В этот день близкие святого Мелетия, комиты и воины, собравшись вместе, громким голосом говорили, что и они - христиане, чем и возбудили гнев правителя. Епискому Серапиону и волхву Каллинику, уверовавшему во Христа, мечем отсекли головы, Феодор и Фавст со многими другими были сожжены, а женщин и детей палачи изрубили деревянными мечами. Таким образом святые мученики и предали души свои в руки Господа.

Собор всех преподобных и Богоносных отцев, во Святой Горе Афонской просиявших.

Пресвятая Богородица - игумения Святой Горы.
http://s57.radikal.ru/i158/1006/c3/56ca75f2f4d8.jpg
В конце первого тысячелетия христианской эры Святая Афонская Гора, лежащая на границе мира греческого и славянского, наполнилась выдающимися подвижниками благочестия. По Промыслу Божию иноческая жизнь на Афоне особо процвела тогда, когда обращенным племенам славянским нужно было просвещаться высокими примерами монашеского делания. Святая Гора сделалась приютом и рассадником иноческой жизни не только для греков, но и для славян.
В предисловии к Афонскому Патерику (Жизнеописания святых на Святой Афонской Горе просиявших), написанном в 1896 г. на Афоне в Русском монастыре, показана важная роль Афона и афонских святых в православии, а также история создания Афонского Патерика:
«Всему христианскому миру известно, что святая Афонская Гора находится под особенным покровительством Пресвятой Госпожи Девы Богородицы и что сие место наречено Ее жребием, как жребий евангельского Ее слова. Истину эту всегда признавали православные, но ее признают не только православные, но и иноверные, и даже неверные. И безчисленные опыты доказывали и доказывают Богоматернюю любовь и нежный промысл о посвятивших себя на Афоне трудам подвижнической жизни. Все также знают, что по державной Ее воле это место остается и останется, как говорят местные предания, до скончания мира исключительным жребием мужского иночества. С давних времен Афон и по законам царей земных, державствовавших в православной Греции до ее падения, обречен исключительно пребыванию на нем отшельников. Даже и после разгрома Востока от нечестивых сынов Агари, Святая Гора грозными их повелителями оставлена в прежних ее правах. И с тех пор даже доныне, во все дни пребывания Востока под сокрушительным игом магометанства, она остается собственностью иночества и есть как бы отдельный иноческий мир со своими законоположениями в отношении к нравственной и внешней его жизни, посреди господствующего изуверского деспотизма чтителей ложно пророка магометанской власти, не касаясь прав и преимуществ Святой Горы, обременяли и обременяют ее обители только налогами. Таким образом, Святая Гора, пребывая предметом материнской заботливости Приснодевы, как Ее наследие, и по человеческим законам – достоянием иноческим, была во все времена оплотом, убежищем и светочем православия, вертоградом, рассадником, средоточением православного монашества, училищем подвижничества. И эта-то столь знаменитая и достопамятная Гора почти по сю пору не имела отдельной, полной о себе истории; скажем более – ученые не только не написали о ней истории, но даже не согласились еще между собой о начале поселения на ней иноков. Из греков, блаженной памяти славный и ученый святогорец Никодим, в конце изданного им Номоканона (изд. в лист, в Лейпциге, 1800 года, стр. 549), сделал о Святой Горе несколько замечаний, но как это только замечания, то они мало объясняют быт Горы. По его изысканиям, Афон уже 15 почти веков продолжает быть особым местом, посвященным исключительно славословию Божию и служит училищем благочестия и добродетели с тех времен, когда христианская вера сделалась на земном шаре господствующей. Напротив, другой ученик Святой Горы, епитроп Филофея, Феодорит, в своих записках об Афоне, начертанных около двадцатых годов настоящего века, основываясь на житии преподобного Евфимия (жившего в девятом веке), видит на Святой Горе до девятого века совершенную пустыню. Из наших соотечественников, писавших о Востоке, знаменитый паломник Барский, высказав довольно много подробностей об Афоне, ничего не написал определенного о первоначальном его быте. Блаженной памяти святогорец в своих письмах о св. Афонской Горе (см. письмо 4-е 1-й части), сделав о ней несколько замечаний, обещал составить впоследствии полную историю Афона, но обещания свои унес с собой во гроб. А.П., в предисловии к своему указателю афонских актов, мог только сказать, что деловые свитки афонские уцелели с десятого века; другие из ученых русских, посетивших Афонскую Гору, основываясь тоже на житии преподобного Евфимия и соглашаясь с рукописью упомянутого Феодорита, до девятого века видят на Афоне тоже пустыню. Они говорят, что святой Евфимий, пришедши с Олимпа на Афонскую Гору, нашел в ней одного только подвижника, именем Иосифа. Один афонский любитель «поминать дни древние» (Пс. 142, 5), Иаков, не соглашаясь с рукописью Феодорита, делает на житие святого Евфимия несколько замечаний, опровергающих мнения сего ученого и доказывающих существование всельников на Афоне еще прежде святого Евфимия, следовательно до девятого века. Но так как и без этих замечаний из жития святого Евфимия ясно видно, что во время сего преподобного Афонская Гора не была пустыней и что подвизался в ней не один только Иосиф, то мы для краткости при изложении жизнеописания преподобного Евфимия (смотр. его житие) опустили замечания Иакова. Кроме этих замечаний, в записках Иакова мы видели намеки, упоминающие о ктиторстве на Афоне равноапостольного Константина и свидетельствующие о существовании здесь иночества даже во время Феодосия Великого. В Neon leimonarion встретилось нам житие преподобных Варнавы, Софрония и Христофора (память их по греческому синаксарю авг. 17). Из них Варнава и Софроний, скончавшиеся в начале пятого века, при посещении разных святых мест были и на Афонской Горе, видели в ней монастырь Ватопедский и другие обители. Это-то вышеизложенное несходство мнений ученых касательно Святой Горы и побуждало нас всеми способами убеждать покойного Иакова или любого из ученых настоящего времени здешних греков, чтоб они занялись составлением полной, основательной истории Афона и таким образом оставили полную по себе память, а не как другие переселялись в жизнь будущую, сделав лишь несколько замечаний о Святой Горе. Однако в последнее время появилось в литературе греческой и иностранной немало сочинений, относящихся к истории Святой Горы. Также и в русской литературе есть немало сочинений, касающихся истории Святой Горы. Можно бы даже сказать, что и Святая Гора дождалась наконец своей специальной истории, если бы сочинение преосвящ. Порфирия оказалось вполне удовлетворительным. Трудолюбивый и многоплодный автор «Христианского Востока» – (покойный уже ныне) епископ Порфирий (Успенский) предпринял благодарный труд написать такую историю Святой Горы в поучение всем почитателям Афона. Еп. Порфирий умел собрать и вывез с Востока, и в частности со Святой Горы, много исторического материала, частью помещенного в изданных им сочинениях, а частью ждущего еще появления в свет. За обнародованный им сырой исторический материал наука будет ему всегда благодарна. Но в то же время надо с сожалением сказать, что и указания покойного автора, а равно и предлагаемые им исторические выводы, делаемые будто бы на основании несомненных фактов, часто страдают неточностью и, отличаясь большой оригинальностью, часто имеют под собой не факты, а только богатую фантазию автора, почему и не могут быть признаны весьма близкими к истине. Неточность эта невыгодно рекомендует сочинения покойного епископа. «Древности, – по выражению приснопамятного Московского святителя Филарета, – любят свидетельства, а не догадочные заключения».
Еп. Порфирий († 1886 г.), начав свое издание «Истории Афона» еще в 1877 году, довел ее при жизни только до тринадцатого века; оставался не обнародованным самый интересный материал, относящийся к истории «монашеского» Афона. Этому своему труду сам покойный автор придавал весьма важное значение, почему завещал Императорской Академии наук тщательно издать после смерти приготовленные им самим сочинения. Таким образом, в 1892 году Академия наук выпустила в превосходном издании этот посмертный труд покойного преосвященного Порфирия: окончание «Истории Афона». Однако ожидания и надежды как наши, так и всех интересующихся историей Святой Горы, далеко не были удовлетворены этим окончанием. Вероятно, и годы, и здоровье покойного трудолюбивого автора, а, может быть, даже и недостаток материалов, не позволили должным образом разработать предположенную им себе и, надо сказать, благодарную тему. Так что и опять Афону приходится ждать еще своей истории. А напечатанная еп. Порфирием «афонская энциклопедия», как называют некоторые ученые сочинения еп. Порфирия об Афоне, будет служить подготовительной работой, сборником материалов.
Не имея о себе вполне удовлетворительной истории, Афон не имеет и собрания жизнеописаний, в которых изображалось бы житие просиявших в нем святых отцов, по крайней мере более известных; по сю пору никто еще не занялся этим делом и не потрудился составить патерик, подобный нашему печерскому. Из наших соотечественников брался было за это покойный святогорец, но предприятие его сошло с ним в могилу. Впрочем, обещания его относительно афонского патерика отчасти оправдались и самым делом: из представляемых теперь нами читающей публике житий некоторые принадлежат действительно его перу. Хотя эти труды оставлены нам без окончательной отделки, однако мысль и начало всякого дела ценится высоко. Мало того, что на Святой Горе нет собрания этих сельных кринов, в разные времена процветавших на пустынных высотах заоблачного Афона, а теперь благоухающих в обителях Отца Небесного, Святая Гора скудна и историческими о них записками. Даже и в безценных для Церкви минеях святителя Ростовского, святого Димитрия, мы видим только трех насельников Афона: св. Афанасия, Петра и столь славно и полезно потрудившегося для Церкви знаменитого Паламу. Поэтому много нужно было трудов, чтобы собрать и эти скудные крохи из обильного святогорского аскетического вертограда. Где будем искать причины такого недостатка? Ее можно, кажется, полагать частью в простоте первоначальных насельников-иноков Святой Горы, не обращавших внимания на важность и цену памяти о своих отцах-подвижниках для последующих родов и потому сохранявших оную более в устных преданиях, нежели в записках; частью – в особенном смирении здешних святых подвижников, которые, как и все, ставшие на истинную стезю подвижничества, не желали и не желают быть славимыми от людей (см. житие Нила Мироточивого); частью – в неоднократном разорении Святой Горы набегами варваров и латинян, когда библиотеки монастырей доходили до такой растраты, что рукописи и книги были разбираемы не томами, а выносились целыми кипами. Мир и спокойствие или перевороты держав воздействуют не только на политическое значение народов, но и на быт иноческий, поэтому судьбы Афона всегда более или менее соединены были с судьбами Востока, и особенно Константинополя. Есть много и других причин такого важного упущения. Но нам известно, что Афон, с его аскетами, всегда мил и дорог всякому русскому сердцу. Поэтому, желая познакомить своих соотечественников с прославленными святой Церковью подвижниками Афона, мы решились показать им несколько сих кринов из небесного сада, могущих благотворно облагоухать их. Говорим: несколько, ибо все ли жизнеописания святых подвижников Афона поместили мы в своем патерике, за то хорошо не ручаемся. Патерик сей, в первых его изданиях, мы излагали в хронологическом порядке, по векам от Р.Х. И так как печальная для Церкви эпоха взятия Константинополя агарянами сама собою разделяет весь собор описанных нами святых на два резко различающихся периода (что можно сказать не только об афонских, но и о всех святых Церкви восточной), из которых первый период можно и должно назвать преподобническим, а второй – мученическим, то это давало нам повод разделить свой патерик на две части, сообразно с указанными периодами. Теперь, однако, желая дать книгу более удобную для постоянного чтения, мы решились распределить памяти святых не по векам, а по дням и месяцам на целый год. А в конце книги для любителей истории мы прилагаем «хронологический указатель» и азбучный (алфавитный) список имен святых нашего патерика. Касательно же памяти святых, на Афонской Горе просиявших, надобно заметить, что, кроме дней, помечаемых нами, или, что то же, празднуемых всей православной Церковью, все афонские преподобные прославляются Святой Горой еще в 1-ю неделю по неделе всех святых; во 2-ю же по ней Афонская Гора празднует всем новым мученикам. Святым, на Афоне просиявшим, есть у нас отдельная служба, составленная блаженной памяти Никодимом и отпечатанная в Ермополе (в 1847 году и потом в Афинах, в 1869 г.). Служба эта переведена и на славянский язык и отпечатана в Будине (в 1810 г., а затем в Царь-граде, в 1862 г.). Есть также отдельная служба и святым новомученикам. И эта служба составлена тем же Никодимом Святогорцем и помещена в изданной им книге: «Neon Marturologion», или «Новое собрание повествований о мучениках» (издана в Венеции, в 1799 г., потом в Афинах, в 1856 г., см. стр. 219–270). Службы эти находятся на Востоке в общецерковном употреблении, равно как и жития, помещенные в нашем патерике. Почти все они официально одобрены Вселенской Константинопольской Церковью. В «Собрание синаксарей», или кратких житий святых (Sunaxaristhz. Benetia. 1819 г.), переведенное на новогреческий язык, исправленное и дополненное упомянутым уже нами святогорцем Никодимом, включены имена всех бывших известными ему новых учеников. В минеях греческих, изданных в 1842–43 гг. в Констанинополе, после тщательного рассмотрения особой комиссией и по благословению святейшего патриарха Германа и его синода, также поставлены имена сих мучеников наряду с именами древних подвижников веры и благочестия.
Нет сомнения, что собрания эти не обнимают сказания обо всех, запечатлевших кровью истину своей веры в сии тяжкие для Восточной Церкви времена ига агарянского, но и тех сказаний, какие сохранила благочестивая ревность боголюбивых мужей, достаточно для того, чтобы свидетельствовать о крепости и силе благодатной жизни в Церкви, столько веков томящейся под игом иноверным и всегда представляющей новых поборников веры, готовых стоять за нее до крови. Общение Церкви российской с Церквами Востока, составляющими вкупе с ней единую, святую, соборную, апостольскую Церковь, делает и нас причастниками славы мученичества, которой украшаются собратия наши на Востоке».

В самом Афонском Патерике, состоящем из 113 глав, описаны жития следующих святых угодников Божиих (в календарном порядке празднования их памяти):

4 января – св. прмч. Онуфрия. Прмчч. Ватопедских – игумена Евфимия и двенадцати иноков. Св. Евстафия, архиеп. Сербского.
5 января – прмч.Романа.
11 января – прп. Феодосия, митроп. Трапезундского
13 января – прп. Максима Кавсокаливита.
14 января – прп. Саввы I-го, архиеп. Сербского.
16 января – прп. Ромила, ученика святого Григория Синаита.
21 января – прп. Неофита, Просмонария Ватопедского. Прп. Максима Грека.
24 января – прп. Дионисия, подвизавшегося долгое время на святой горе Афонской и скончавшегося на Олимпе.
30 января – мч.Феодора.
31 января – прмч. Илии Ардуниса.
1 февраля – прп. Василия, архиеп. Солунского.
8 февраля – прп. Саввы II-го, архиеп. Сербского.
13 февраля – прп. Симеона мироточивого, ктитора Хиландаря.
16 февраля – прмч. Романа.
23 февраля – прп. Дамиана Есфигменского. Прмч. Дамиана.
1 марта – прп. Агапия.
5 марта – мч. Иоанна Болгарина.
19 марта – прп. Иннокентия Вологодского.
22 марта – нового прмч. Евфимия.
23 марта – прмч.Луки.
4 апреля – сщмч. Никиты. Прп. Феоны, митроп. Солунского.
6 апреля – прп. Григория Синаита. Прп. Григория Византийского.
7 апреля – прп. Нила Сорского.
12 апреля – прп.Акакия Нового.
19 апреля – прп. Симеона Босого, Нового Чудотворца. Прмч. Агафангела Есфигменского.
1 мая – нового прмч.Акакия.
4 мая – прп.Никифора.
11 мая – прп. Никодима, архиеп.Сербского.
13 мая – прп. Иоанна Иверского. Прп. Евфимия нового (Иверского). Прп.Георгия Иверского. Прп. Гавриила Иверского.
21 мая – прмч. Пахомия.
28 мая – прп. Иоанникия, архиеп.Сербского.
2 июня – новомуч. Константина.
11 июня - Память неизвестного по имени инока, удостоившегося явления Архангела Гавриила.
12 июня – прп. Петра. Прп. Арсения Коневского.
14 июня – прп.Нифонта.
15 июня – свт. Ефрема, патриарха Сербского.
18 июня – прп.Леонтия Прозорливого.
20 июня – свт. Каллиста I-го патриарха Константинопольского.
25 июня – прп.Дионисия, ктитора обители в честь Крестителя Иоанна, что на святой Горе Афонской. Прмч. Прокопия.
Первая неделя по неделе всех святых - прп. Феолипта, епископа Филадельфийского.
5 июля – прп.Афанасия. Прмч.Киприана Нового.
8 июля – прп. Феофила Мироточивого.
10 июля – прп. Антония Печерского.
11 июля – прп.Никодима. Прмч.Никодима. Прмч.Нектария.
28 июля – прп. Павла Ксиропотамского.
4 августа – сщмч. Космы равноапостольного.
7 августа – прп. Дометия Филофеевского.
11 августа – прп. Нифонта II-го патриарха Константинопольского.
15 августа – прп.Грасима нового Ватопедского (НОТАРАС).
19 августа – прп.Феофана.
30 августа - Общая память святых сербских святителей и учителей.
13 сентября – прп.Иерофея.
14 сентября – прмч.Макария.
16 сентября – прп.Киприана, митроп. Киевского и всея России.
20 сентября – прмч. Иллариона.
22 сентября – прп.Космы, отшельника Зографского.
Память двадцати шести святых прмчч. Зографских.
1 октября – прп. Иоанна Кукузеля. Прп. Григория, доместика Великой церкви.
2 октября – мч.Георгия.
5 октября - Обретение святых мощей прп.Евдокима Ватопедского.
6 октября – прмч.Макария Нового.
7 октября – прп.Сергия Вологодского, или Нуромского.
11 октября - двадцати шести святых прмчч. Зографских – игумена Фомы и с ним 21 инока и 4 мирян.
14 октября – прп.Евфимия, Нового Фессалоникийского.
20 октября – прп.Герасима Нового. Нового прмч.Игнатия.
21 октября – прп.Филофея.
26 октября – прмч.Иоасафа.
28 октября – прп.Афанасия I-го, патриарха Константинопольского.
30 октября – прмч.Тимофея Есфигменского.
1 ноября – прмч. Иакова и двух учеников его, иеродиакона Иакова и Дионисия монаха.
Прпп. Евфимия и Неофита Дохиарских.
12 ноября – Прп.Нила Мироточивого.
13 ноября – прмч.Дамаскина.
14 ноября – прп. Григория Паламы, архиеп. фессалоникийского. Новомуч. Константина.
17 ноября – прп. Геннадия Ватопедского.
22 ноября – свт. Каллиста II-го, патриарха Константинопольского.
5 декабря - Память святых прмчч. карейских. Прп.Нектария, подвизавшегося в скиту Карейском в келье Архангелов, именуемой Ягари. Прп. Филофея Карейского.
7 декабря – прп. Григория, ктитора обители Григориатской.
19 декабря – прп.Даниила, архиеп. сербского. Сщмч.Константина Россиянина.
28 декабря – прп. Симона Мироточивого.
30 декабря – прмч. Гедеона.
Этот список Афонских святых отцов далеко не полный. Во 2-ю неделю по Пятидесятнице празднуется память всех преподобных и богоносных отцов, во Святой Горе Афонской просиявших.

Тропарь, глас 1:

           Пустыни Афонския отцы, / Ангелы во плоти, / исповедники вкупе и преподобныя, / святители же и мученики в пениих почтим, / подражающе добродетелем их, / зовуще согласно и глаголюще: / слава Прославльшему вы, / слава Венчавшему вы, / слава в бедах предстатели нам вы Показавшему.

Величание:

           Ублажаем вас, / преподобнии отцы Афонстии, / в Горе сей постившиися, / и чтим святую память вашу, / наставницы монахов / и собеседницы Ангелов.

0

18

..............................продолжение от 6 июня

Собор мучеников Холмских и Подляшских.
http://i030.radikal.ru/1006/db/023d92444940.jpg


В 2003 году Автокефальная Православная Церковь в Польше прославила в лике святых новых мучеников. Когда, казалось бы, Православие в этих землях почти уничтожено, православный мир становится свидетелем одного из значительных событий в церковной истории - причисление к лику святых Мучеников Холмских и Подляшских. За всю историю Автокефальной Православной Церкви Польши это вторая канонизация святых, которые жили и действовали во время автокефального бытия Польской Православной Церкви.

В 2003 году Автокефальная Православная Церковь в Польше прославила в лике святых новых мучеников Холмских и Подляшских. В ХХ веке Холмская и Подляшская земля стала местом особенного страдания, местом Голгофы для Православия, тут пролилась кровь мучеников за святую Православную Веру.

Прославление мучеников Холмских и Подляшских – важное событие не только в жизни Польской Поместной Православной Церкви, причислившей их к лику святых, но и всего Православия. Особенное значение имеет оно для украинского Православия, ведь именно сыны украинского народа пополнили сонм святых. И теперь они стали нашими небесными заступниками перед Престолом Всевышнего.

Решение о причислении Мучеников Холмских и Подляшских ХХ века к лику святых Священный Собор Епископов Автокефальной Православной Церкви Польши принял 20 марта 2003 г. в Люблине. К лику святых причислены восемь человек, мученически скончавшихся на Холмщине и Подляшье в сороковых годах прошлого века. Это протопресвитер Василий Мартыш, прот. Павел Швайко с праведной Иоанной, о. Николай Голец, о. Лев Коробчук, о. Петр Огризенко, о. Сергий Захарчук, монах Игнатий.
Учрежден Собор Святых Мучеников Холмских и Подляшских. В нем имена тех, кого «знаем, и тех, чьих имен не знаем, а ведомы они только Всемогущему Богу». Утверждены литургические тексты и икона новых святых. Празднование Собора Святых Мучеников Холмских и Подляшских установлено в первое воскресенье июня.

Торжества прославления мучеников Холмских и Подляшских, т.е. объявление миру о причислении к лику святых новых подвижников, состоялись 7-8 июня 2003 г. в Холме, древней столице Холмской земли, на протяжении веков бывшей центром духовной жизни региона.

Торжества возглавил первоиерарх Автокефальной Православной Церкви Польши Его Блаженство Блаженнейший Митрополит Варшавский и всей Польши Савва, сын Холмской земли. В торжествах участвовали все иерархи Православной Церкви Польши (архиепископы Симон, Адам, Иеремия, Авель, епископы Мирон, Иаков, Григорий) и представители большинства Автокефальных Православных Церквей.
Представителем Вселенского Патриарха Варфоломея был митрополит Геннадий (Италия). Присутствовал также Предстоятель Финской Автономной Православной Церкви (в юрисдикции Константинопольского Патриарха) митрополит Карельский и всей Финляндии Лев. Были представлены такие Автокефальные Православные Церкви: Александрийский Патриархат (митрополит Серафим, ЮАР), Московский Патриархат (епископ Феодосий, Россия), Сербская Православная Церковь (епископ Василий, Босния и Герцеговина), Румынская Православная Церковь (епископ Софроний, Венгрия), Греческая Православная Церковь (епископ Агафангел, Греция), Албанская Православная Церковь (архимандрит Иустин), Американская Православная Церковь (архимандрит Закхей). Прибыли православные иерархи из Беларуси (епископ Иоанн) и Украины (митрополит Илларион, архиепископы Варфоломей, Августин, Симеон). В празднованиях участвовал священник Украинской Православной Церкви Канады (которая находится под омофором Вселенского Патриарха) прот. Николай Сидорский.

Послание по поводу прославления прислал Блаженнейший митрополит Виннипега и всей Канады Василий, первоиерарх Украинской Православной Церкви Канады. Он является наследником блаженной памяти митрополита Илариона, который во время мученичества Мучеников Холмских и Подляшских – в 40-е годы ХХ в. – был архипастырем Холмщины и Подляшья, архиепископом (позже митрополитом) Холмским и Подляшским.
Торжества состоялись в единственном ныне в Холме православном храме – кафедральной церкви св. Иоанна Богослова. Празднования начались всенощным бдением, которое возглавил митрополит Савва. После всенощной отслужили последнюю панихиду по прославленным Церковью мученикам Холмским и Подляшским. Затем митрополит Савва сказал проповедь о значении прославления святых для православного христианина, подчеркнул, что День Прославления – это Пасха для Холмщины. Во время богослужения, которое продолжалось всю ночь, был отслужен акафист перед Холмской иконой Божией Матери и панихида с заупокойным акафистом. В шестом часу утра в храме св. Иоанна Богослова была отслужена ранняя Божественная Литургия.

Официальные воскресные торжества начались в половине десятого у престола, сооруженного на площади возле храма. После встречи архиереев, всех присутствующих приветствовал своим словом на украинском, польском и русском языках местный архиерей – архиепископ Люблинский и Холмский Авель. С этой минуты начался чин прославления новомучеников Холмских и Подляшских.

Секретарь Священного Собора Епископов Автокефальной Православной Церкви Польши архиепископ Лодзинский и Познанский Симон огласил на церковно-славянском языке Деяние Священного Собора Польской Церкви о причислении к лику святых Мучеников Холмских и Подляшских. Затем хор семинаристов Варшавской Духовной Семинарии и студентов Христианской Богословской Академии под управлением Владимира Волосюка впервые исполнил тропарь, кондак и величание новопрославленным святым.

Одновременно из Свято-Иоанно-Богословского храма была торжественно вынесена икона Собора свв. Мучеников Холмских и Подляшских и мощи новопрославленных святых. Митрополит Савва благословил народ иконой Собора свв. Мучеников Холмских и Подляшских со словами: «Христос Воскресе!».

Пока присутствовавшие архиереи и народ прикладывались к иконе и мощам, хор исполнил написанный специально для торжества кант Мученикам Холмским и Подляшским, слова которого принадлежат холмскому поэту Тадею Карабовичу, а музыка – молодому композитору Юрию Волосюку.

После прославления началась торжественная Божественная Литургия, которую возглавил митрополит Варшавский и всея Польши Савва. Ему сослужили все присутствующие иерархи. Митрополит Савва произнес проповедь о великом событии прославления мучеников Холмских и Подляшских на русском, польском, украинском и белорусском языках. После Литургии был отслужен молебен новопрославленным святым мученикам. В завершение празднования послание Святейшего Вселенского Патриарха Варфоломея зачитал министр Станислав Цёсек, затем выступил со словом мэр г. Холма Кшиштоф Грабчук.

В торжествах участвовали более 100 священников и около 2 тыс. паломников из Холмщины и Подляшья и всех епархий Православной Церкви Польши. Прибыли также сыны Холмщины, которые живут за пределами отчего края: из Львова, Луцка, Владимира-Волынского, а также Германии и Англии. Среди паломников были близкие новопрославленных мучеников: сестра священномученика Льва Надежда Горлицкая-Коробчук и семья священномученика Василия из Варшавы и Люблина.
Присутствовали представители государственных и самоуправленческих властей, Римо-католической и старо-католической церквей, дипломатического корпуса, украинских общественных организаций. Официальным представителем президента Польши Александра Квасневского был министр Станислав Цёсек. Присутствовал также чрезвычайный и полномочный посол Украины в Польше Александр Никоненко.
В связи с празднованиями Люблинско-Холмская православная епархия издала книжечки на украинском и польском языках под названием «Прославление Мучеников Холмских и Подляшских» Холм, 7-8 июня 2003 г. (Холм 2003), под редакцией и обработкой Григория Куприяновича. Иконки Собора святых Мучеников Холмских и Подляшских можно было приобрести во время торжеств.

Холмские торжества прославления Мучеников Холмских и Подляшских 7-8 июня 2003 г. стали крупнейшим церковным праздником в истории Православия на Холмщине и Подляшье. Еще никогда не собирались здесь одновременно представители такого большого количества поместных православных церквей, впервые служилась Божественная Литургия с участием 19-ти архиереев. Для украинского православного народа Холмщины и Подляшья это был день славы и торжества Православия.

Постановление Священного Собора Епископов Святой Польской Автокефальной Православной Церкви о причислении к лику святых Холмских и Подляшских Мучеников ХХ века.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В начале третьего тысячелетия Господней Благодати Православная Церковь Польши собирает плоды Божьего посева, удобренного свидетельством веры и мученичества православного народа Холмщины и Подляшья.

Холмская и Подляшская земля, которая приняла святую Веру тысячу лет назад, неоднократно переживала драматические и трагические периоды своей истории. Однако, всегда оставалась она верной Христу и Святой Церкви благодаря заступничеству Богородицы, которая «чудотворную икону Свою православным предкам нашим на Горе Холмской даровала». Даже в самые тяжелые минуты, когда казалось, что свет Святой Православной Веры уже погас, берегла она наследие св. князя Владимира Великого. После времен испытаний и тьмы возвращалась к свету веры, приводя исповедников и мучеников, чьи имена знает только Сам Господь. Порой особенных испытаний стал на Холмщине и Подляшье ХХ век, когда кровь мучеников снова оросила эту землю.
Драма Святого Православия на Холмской и Подляшской земле исполнилась. «Переживаем, - писали в 1944 году сыны этой земли, - страшные и трагические события, которые реками крови заливают мученическую Холмско-Подляшскую землю. Последние дни принесли многим венец мученичества, высшей преданности Богу и ближним». Православная Церковь Холмщины и Подляшья, тогда почти полностью уничтоженная, дала миру новых мучеников и исповедников, чья кровь является ныне фундаментом ее обновления.

Претерпев преследования и смерть, сохранили они веру, любовь и надежду. Не горели жаждой мести, со смирением, с молитвой принимали они мученическую смерть. Отдавали Христу то, что было у них самым ценным – свою жизнь.
Мы сохранили память об их мученичестве. Свидетель этих событий и архипастырь этой земли Холмский и Подляшский иерарх Иларион в своем послании в Праздник Сошествия Святого Духа 1944 года писал: «Глубоко верю, что многие из замученных священнослужителей моей епархии будут присоединены нашей Церковью к лику святых». В прошедшие полстолетия невозможно было провозгласить их святыми. Однако память о них сохранили сыны и дочери нашей Церкви.
Согласно святой традиции Православной Церкви, после исследования материалов, касающихся богобоязненной жизни и их мученической смерти Священный Собор Епископов ПАПЦ единогласно:

1. Учреждает Собор Святых Холмских и Подляшских Мучеников, объединяя в нем тех, имена которых знаем, и тех, имена которых не знаем, а известны они только Всемогущему Богу.
2. Причисляет к лику святых Холмских и Подляшских Мучеников:
отца протопресвитера плк. Василия Мартыша (Тератин, 4 мая 1945 г.),
отца протоиерея Павла Швайка и его супругу Иоанну (Грабовец, 28 августа 1943 г.),
отца Николая Гольца (Новоселки, 2 апреля 1944 г.),
отца Льва Коробчука (Ласков, 10 марта 1944 г.),
отца Петра Огризенко (Чортовец, 10 апреля 1944 г.),
отца Сергия Захарчука (Наброж, 6 мая 1943 г.),
монаха Игнатия (монастырь в Яблочине, 9/10 августа 1942 г.).
3. Признает останки новопрославленных святых мощами и приказывает отдавать им честь. Останки, чьих имен не знаем, оставить Божьей Воле.
4. Присоединяет новопрославленных священников к лику священномучеников, соответственно новопрославленных монахов – к лику преподобномучеников.
5. Утверждает текст тропаря, кондака и величания Собору Святых Холмских и Подляшских Мучеников. Службу в их честь должно отправлять по «Общей Минеи».
6. Устанавливает всецерковное празднование Собора Святых Холмских и Подляшских Мучеников в первое воскресенье июня.
7. Устанавливает почитание памяти известных по имени мучеников в дни их смерти или в другие дни, связанные с их жизнью. Решение по этому поводу принимает епархиальный епископ.
8. Утверждает икону Собора Святых Холмских и Подляшских Мучеников.
9. Принимает постановление об опубликовании жизнеописаний Святых Холмских и Подляшских Мучеников.
10. Принимает постановление о продолжении собирания материалов с целью проведения очередных канонизационных процессов.
11. Принимает постановление об оглашении радостного акта причисления к лику святых Холмских и Подляшских мучеников верным нашей Церкви и назначает канонизационные торжества на 8 июня 2003 года в Холме Люблинском.
12. Принимает постановление уведомить о канонизации Святых Холмских и Подляшских Мучеников главы братских Поместных Православных Церквей и просить их о введении новопрославленных в диптихи святых.
Заступничеством Собора Святых Холмских и Подляшских Мучеников, которые стоят перед Престолом Всевышнего и приносят молитвы за Народ и Землю Отеческую, за Православную Церковь пусть Всемогущий Господь укрепит нашу веру и пошлет Свое благословение. Аминь.

+ Савва, Митрополит Варшавский и всея Польши,
+ Симон, Архиепископ Лодзинский и Познанский,
+ Адам, Архиепископ Перемышльский и Новосанчевский,
+ Иеремия, Архиепископ Вроцлавский и Щецинский,
+ Авель, Архиепископ Люблинский и Холмский,
+ Мирон, Епископ Гайновский,
+ Иаков, Епископ Белостокский и Гданьский,
+ Григорий, Епископ Бельский.

Тропарь, кондак и величание святым Мученикам Холмским и Подляшским

Тропарь

Благословен еси Христе Боже наш, мученики земли Холмския и Подляшския прославивый, гонения жестокая и муки Тебе ради претерпевшия, и сими в стране нашей святое Православие утвердившия, их же молитвами Господи, единомыслие и братолюбие в сердцах наших утверди, миру умирение, Церкви утверждение, и всем грехов оставление даруя.

Кондак
Любве Божия союзом связавшеся, и кровию мучения украсившеся, Холмския земли и Подляшския мученицы святи, злобу человеческия ненависти страданьми честными разрушили есте, темже и вечную славу наследовасте. О нас молитеся ко Господу, даровати всем велию и богатую милость.

Величание
Величаем вас, святии мученицы земли Холмския и Подляшския, и чтим честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте.

Псалом избранный (Пс. 45: 2)
Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех обретших ны зело.

Пастырское послание Священного Собора Епископов Польской Автокефальной Православной Церкви всечестным священникам, боголюбивым монахам и монахиням и всем верным чадам в связи с канонизацией Холмско-Подляшских Мучеников в день 8 июня 2003 г.

«Утверждение на Тя надеющихся, утверди Господи, Церковь, Юже стяжал Еси Честною Твоею Кровию» (Ирмос гл. 3, песнь 3). Иисус Христос, наш Спаситель, приобрел Свою Церковь, которой мы все являемся, страданием и смертью на кресте. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). Иисус Христос также сказал: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15:20).

Со времен мученичества св. первомученика Стефана неисчислимые ряды мучеников собственной кровью запечатлели свою верность Христу. На их крови растет и развивается Церковь, потому что Кровь является посевом Церкви. В то же время они являются нашими заступниками пред Божьим Престолом. «Это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребывают перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его» (Откр. 7: 14-15). Значит, мученичество является силой Церкви.

В ХХ веке мученичество выпало на долю тысяч христиан, которые засвидетельствовали этими страданиями свою веру. Испытания мученичества не обошли стороной также и наших земель. Холмщина и Подляшье могут гордиться многовековой православной традицией, Церковь исповедует на этих землях учение Христово с давних времен и ведет поколения ее обитателей ко спасению. В истории этих земель находим немало наполненных драматизмом событий. Но, даже в самые тяжелые минуты, когда казалось, что свет православной веры в этом крае уже погас, верующие сохраняли свое наследие. Кровь мучеников не один раз орошала эту землю, в частности в прошлом веке. В нашу память записаны драматические минуты междувоенной поры, когда уничтожались православные церкви, периода II мировой войны и времени непосредственно после нее. Православная Церковь на этой территории была почти полностью уничтожена, но память об этих трагических минутах всегда живет в сердцах рассеянных по всему миру православных сынов и дочерей этих земель.

В минувшем столетии все человечество подверглось чрезвычайной атаке сил зла и тьмы, разрушения в человеке образа Божия. Особенное терпение и мученичество выпало на долю Православной Церкви. Некоторые из Поместных Православных Церквей стали полем насильственной атеизации, давая Церкви новых мучеников. Многие из них уже канонизированы. Для нашей Церкви местом мученичества стала Холмская и Подляшская земля.

Актом канонизации Холмских и Подляшских мучеников наша Церковь свидетельствует о том, что она помнит о прошлом, о своей любви к тем, которые были ее самыми верными чадами. Они ныне - наши небесные заступники, и молятся о нас перед Престолом Всевышнего. Молятся о милости веры и мужестве, о прощении, о возрождении Православия на нашей земле. Их кровь – это основание любви, прощения, преображения наших сердец, открытие Божьей благодати. Мученическая смерть – это призыв к единению и прощению долгов: «Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим» (Мф. 6:12). Их мученичество должно стать основанием согласия и любви между людьми разных традиций, культур, меньшинств и конфессий на пороге нового тысячелетия.

Просим святых Холмских и Подляшских Мучеников о заступничестве перед Всемогущим Богом за нашу Церковь, за всех обитателей Холмщины и Подляшья, за наше Отечество и за весь мир. Пусть их заступничеством Милосердный Бог вдохновит нас принимать разумные решения, пусть даст нам шанс сохранить согласие и мир между народами нашего континента, который шагает в новую эпоху своей истории. Пусть объединенная Европа строит свое будущее, опираясь на свои христианские корни, верная заповедям Евангелия.

Прежде всего, мы сами должны стать добрыми и верными слугами, чтобы мир, видя наши добрые дела, становился все ближе к Богу. Святые Холмские и Подляшские мученики являются для нас образцом стойкости в вере и любви. Их любовь, принесшая плоды мученичества и верности Христу до конца, пусть укрепит нашу веру и нашу надежду, ибо без них жизнь человека становится пустой и лишенной смысла. Мученики являются символом единения. Как наш Спаситель, так и они молились о прощении их гонителей. Без прощения немыслимо построить новый мир. Их мученичество указывает на наивысший смысл заповеди любви в жизни отдельных людей и целых народов. Полнота свидетельства о Боге проявляется в Личности и спасительном подвиге Господа Иисуса Христа, Который «на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине» (Ин. 18:37). В этой полноте свидетельства особенная участь принадлежит мученикам, смерть которых говорит о цене жизни во Христе и со Христом, Который есть «Путь, и Истина, и Жизнь» (Ин. 14:6), о радости быть с Ним, о готовности быть верным Ему даже до смерти, чтобы быть верным свидетелем (Откр. 2:13) в исповедании Его Имени (Мф. 10:32). Тот, кто наследует Христа, есть не только последователь Его жизни, но также он готов быть последователем Его смерти. Холмские и Подляшские Мученики явили великий пример следования за Христом. Верные до конца, они приняли венец хвалы в Божьем Царствии, подавая нам своей жизнью и смертью пример верности Иисусу Христу, Который есть «Жизнь и Воскресение» (Ин. 11: 25). Благодаря их мученичеству слова Господа Иисуса Христа: «Мужайтесь. Я победил мир!» (Ин. 16: 33) – приобретают особый смысл. Мученическая смерть является наивысшей победой человека над злом этого мира.

Помолимся святым мученикам, чтоб мы в нашей повседневной жизни побеждали зло и приближали Царство Небесное, окончательное торжество Христа, Который есть «Альфа и Омега, Тот, Который есть, и был, и грядет» (Откр. 1: 8).

Святые Мученики Холмско-Подляшские, молите Бога о нас!

+Савва, Православный Митрополит Варшавский и всея Польши,
+ Симон, Православный Архиепископ Лодзинский и Познанский,
+ Адам, Православный Архиепископ Перемышльский и Новосанчевский,
+ Иеремия, Православный Архиепископ Вроцлавский и Щецинский,
+ Авель, Православный Архиепископ Люблинский и Холмский,
+ Мирон, Православный Епископ Гайновский,
+ Иаков, Православный Епископ Белостокский и Гданьский,
+ Григорий, Православный Епископ Бельский.

Жития святых мучеников Холмских и Подляшких

Св. священномученик Василий

Св. священномученик Василий Мартыш появился на свет на благословенной Богом Холмской земле, в селе Тератин, в конце третьей четверти ХIХ века. Его отец Александр был судьей, позже принял священный сан. Василий, воспитанный в атмосфере благочестия, закончил Холмскую духовную семинарию.

На рубеже столетий двадцатишестилетний Василий посвятил свою жизнь служению Христу, приняв священнический сан. Вскоре он был послан для проведения миссионерской работы на далекую Аляску. Вверенный ему приход раскинулся на островах (в частности на Афогнаке и Кодяке), а пастырство требовало больших усилий и самоотречения. В США (штат Пенсильвания) и в Канаде святой служил Православной Церкви почти двенадцать лет.

По возвращении в Европу о. Василий стал в 1912 г. настоятелем православного прихода в Сосновце (Силезия). Но вскоре пришли тяжелые времена - началась Первая мировая война. Беженцем вместе с семьей о. Василий покинул Силезию и поселился в Москве в Свято-Андрониковском монастыре. Это были трудные времена. Чтобы обеспечить семью, он работал даже на разгрузке вагонов.

После окончания войны св. Василий вернулся в Сосновец, где исполнял свои пастырские обязанности. Но вскоре он начал иной подвиг на ниве Христовой – приступил к созданию православного пастырства в Войске Польском, окормляя служивших там православных христиан.

В 1921 г. он стал православным воинским пастырем, позже верховным пастырем православного исповедания в Войске Польском. Его возвели также в высокий сан протопресвитера. Православное войсковое пастырство св. Василий возглавлял следующие полтора десятилетия, и эта работа ставила перед ним проблемы особой сложности. Св. Василий был также близким сотрудником первых митрополитов Варшавских и всея Польши – Юрия и Дионисия. Принимал участие в подготовке получения Православной Церковью Польши автокефалии.

После ухода на заслуженный отдых св. Василий вернулся в родные края на Грубешовщину и вместе с супругой и дочерьми поселился в Тератине. Именно там пережил трагические годы Второй мировой войны.

Для мученика Василия Голгофа пришла тогда, когда многие уже наслаждались миром. Велика была ненависть к старенькому православному священнику: в Страстную Пятницу 1945 года, в год окончания войны, на его дом напали. В этот особенный для каждого христианина день, пережив великие страдания, св. Василий принял венец мученичества, отдавая свою жизнь за святую Православную Веру.

Тело о. Василия было погребено на тератинском кладбище. В октябре 1963 г. его останки перевезли в Варшаву и захоронили на православном кладбище на Воле. В начале 2003 г. были обретены мощи святого, которые ныне находятся в храме св. Иоанна Лествичника в Варшаве.


Св. священномученик Павел со св. мученицей Иоанной.

В 1893 г. в селе Заболотцы (уезд Броды) в семье Швайков родился св. священномученик Павел. После обучения в школе он поступил в Духовную семинарию в Екатеринославе (сегодняшний Днепрпетровск), которую закончил в июне 1918 г. Вскоре вернулся в родные края.
В 30 лет Павел обвенчался с 24-летней Иоанной (из Лотоцких) в храме св. Николая в деревне Луга Левятинские (Кременецкий уезд) на Волыни. Спутница жизни святого была родом именно из этих мест. Она была выпускницей Торговой школы. Молодые люди, соединенные Таинством брака, создали малую Церковь и вместе несли труды и радости семейной жизни.

Вскоре посвятили они свою жизнь служению Православной Церкви: в сентябре 1924 г. св. Павел из рук митрополита Дионисия принял дьяконскую и иерейскую хиротонии, последнюю – в храме св. Иоанна Богослова в Холме. Св. Иоанна верно поддерживала своего мужа-священника в тяжелой работе на ниве Христовой. Первым местом пастырства новопосвященного о. Павла стал приход в Потоке-Горнем на Белгорайщине.
Через несколько лет, в конце 1927 г., Церковь направила священника на Лемковщину. Там он проводил пастырскую работу среди лемков, которые возвращались к вере своих предков – Святому Православию. На Лемковщине служил в деревнях Святковая-Великая и Дешница (уезд Ясло).

В драматический период преследования Православия на Холмщине в 1938 г 44-летний священник вернулся сюда вместе с праведной Иоанной и начал служение в православном приходе в Седлиськах на Замойщине. В тяжкие минуты, когда православных заставляли отрекаться от своей Церкви, о. Павел стойко укреплял своих прихожан в Православной Вере.

В годы войны о. Павел служил на разных приходах Холмщины (в частности в Снятичах). Нередко его окружала атмосфера вражды и ненависти. Вместе с праведной Иоанной он пережил налет, ограбление, избиение. В 1943 г. его направили на пастырскую работу в Грабовец (Грубешовский уезд). Именно здесь, вместе с мученицей Иоанной, священномученик Павел обрел дорогу к славе небесной. В день праздника Успения Пресвятой Богородицы они приняли мученический венец, претерпев ужасные страдания от рук преступников.

Св. священномученик Николай

Св. священномученик Николай родился в 1907 г. в Котлячев (Житомирского уезда) на восточной Волыни в семье Гольцов. После Первой мировой войны вместе с родителями поселился в древнем городе Владимире-Волынском. Ощутил призвание к служению Церкви и в 30-е годы закончил богословские курсы в Болгарии.

После окончания учебы женился. Позже, осенью 1935 г., принял посвящение. Молодого священника направили в деревню Обша на Белгорайщине, где он стал викарным священником православного прихода в Бобицах. Пастырское служение начал о. Николай в тяжелых условиях, как внештатный священник, и жил лишь на пожертвования верных. В условиях давления на Православную Церковь со стороны государственной администрации не раз оказывался в крайне тяжелых ситуациях.

Затем его назначили викарным священником в православном приходе в Долгошеях (Дубенский уезд). Позже направили в село Когильно (Владимирский уезд), которое было приписано к кафедральному православному приходу во Владимире-Волынском, где он стал викарным священником собора.

В годы войны св. Николай вернулся на Холмщину. Стал настоятелем православного прихода в Новоселках возле Потуржина на Томашовщине. В эти трагические времена помогал многим людям избежать гибели, невзирая на их происхождение и вероисповедание. В своих действиях проявлял большую решительность и отвагу.
Мученическая смерть встретила его вместе с группой прихожан в апреле 1944 г. в Новоселках. Злодеи насильно вывели священника из храма, где он перед этим совершил Таинство Крещения, отвели за село, перед смертью пытали и убили.

Священномученика Николая похоронили в Новоселках, рядом с тем местом, где стоял храм, разрушенный в 1938 г. Точное место погребения мощей святого не установлено. Сейчас на этом месте пахотная земля.

Св. священномученик Лев

Св. священномученик Лев родом из тесно связанной с Холмщиной семьи Коробчуков. Родился он далеко от родной земли – в 1919 г. Ярославской губернии (Россия), куда его родители бежали в годы войны.

Вскоре они вернулись на Холмщину, где его отец, благоговейный пастырь о. Гавриил, стал настоятелем православного прихода в Кульне (Белгорайский уезд). После окончания средних школ в Перемышле и во Львове молодой Лев в 1936 г. поступил в школу чтецов при Яблочинском монастыре, которую окончил в 1939 г.

В тяжелые годы войны Православная Церковь поручила ему обязанности чтеца в православном приходе в Вербковичах на Холмщине. Вскоре он женился. В 1942 г. принял в Холме дьяконскую и иерейскую хиротонии от архиепископа Холмского и Подляшского Илариона, начиная свой священнический подвиг. Сначала молодой пастырь служил в Холме, где ему доверили разные обязанности в епархиальных учреждениях возрожденной Холмско-Подляшской епархии.

Но в скором времени его направили на особо трудную и ответственную пастырскую работу на Грубешовщине, на приход в Ласков. Молодой священник с преданностью трудился на ниве Христовой, служил Богу и своей пастве в тяжелые времена войны. Неоднократно на его дом совершались нападения.

Венец мученичества молодой священник принял вместе с двумя сотнями своих верных чад, в Ласкове 10 марта 1944 г. Перед смертью он претерпел великие страдания.
Тело мученика сначала погребли на месте его смерти. Через несколько недель останки о. Льва похоронили на кладбище в деревне Ласков. Точное место погребения в настоящее время не известно.

Св. священномученик Петр

Св. священномученик Петр родился в 1891 г. в деревне Тарнаватка (Томашевский уезд). В 1908 г. закончил школу. В годы Первой мировой войны будущий пастырь и святой работал учителем.

Тридцатилетний Петр Огризенко ощутил призвание к церковному служению и поступил в Волынскую духовную семинарию в Кременце. После окончания в 1923 г. семинарии женился. В декабре этого же года в Кременце принял дьяконское и священническое посвящение от епископа Люблинского Антония. На протяжении нескольких лет о. Петр был священником Волынской епархии. Служил на многих приходах Владимирского, Дубенского, Луцкого, Гороховского уездов.

В 1939 г. Волынь оказалась под властью богоборческого режима, о. Петр вернулся на родную Холмскую землю – на Томашовщину. Поселился в селе Сумин, а вскоре стал настоятелем прихода в Моратине. В ревностной пастырской работе, которую проводил в тяжелых военных условиях, священник особое внимание уделял молодежи.
Мученическую смерть принял в селе Чортовец (Замойский уезд), которое входило в его приход. В апреле 1944 г. на Страстной Седмице, в Великий Понедельник, о. Петр служил Божественную Литургию для молодежи вместе с великопостной исповедью. Священника в церковном облачении вывели из церкви. Потом сорвали с него облачение, отвели за село и жестоко замучили. Тело мученика, вероятно, погребено на лугах на месте страданий. Пока место захоронения мученика не установлено.

Св. священномученик Сергий

Св. священномученик Сергий родился в 1915 г. в деревне Шиховичи возле Грубешова в благочестивой семье Захарчуков. Его отец, о. Николай, был дьяконом и известным регентом церковных хоров на Грубешовщине. Мать святого, Мария, после смерти мужа поступила в Корецкий монастырь на Волыни. Подготовку к священническому служению Сергий прошел в Волынской духовной семинарии и в школе чтецов при Яблочинском Свято-Онуфриевском монастыре. После женитьбы, накануне Второй мировой войны, принял священнический сан.

Новопосвященный о. Сергий был направлен на пастырское служение на приход в Наброже на Томашовщине, где в 1938 г. был разрушен храм. Как православный священник, постоянно подвергался бесчисленным опасностям.

В мае 1943 г. на дом священника в Наброже было совершено нападение. Двадцативосьмилетнего пастыря подвергли жестоким пыткам, и он принял мученическую смерть. Преступники осквернили также домашний храм.

Мученика похоронили на православном кладбище в его родной деревне – Шиховичах. Весной 2003 г. открыли могилу святого и обрели его мощи. Они помещены в кафедральном храме в Холме.

Св. преподобномученик Игнатий

Св. преподобномученик Игнатий родился в шестидесятых годах ХIХ в. Местом его духовных подвигов стал Яблочинский Свято-Онуфриевский монастырь – твердыня святого Православия на левом берегу Буга. Монашеский постриг принял с именем Игнатий.

Он пользовался большим авторитетом среди местного православного народа. Час великих испытаний пришел для него, как и для всей братии Яблочинской обители, в годы Второй мировой войны. Монастырь тогда находился в особенно тяжелых условиях.
Самой драматической минутой в военной истории монастыря стала ночь с 9 на 10 августа 1942 г., когда военный отряд совершил нападение на обитель. Преступники подожгли монастырские дома и не позволяли монахам гасить пожар, угрожая расстрелом. Часть монахов, в том числе св. Игнатий, пряталась в монастырском саду. Преподобномученик Игнатий решил вернуться, поднялся на колокольню и начал звонить в набат «тревогу». Встав на защиту монастыря, он принял мученическую смерть.

Преподрбномученика Игнатия похоронили на монастырском кладбище. Весной 2003 г. могила святого была открыта. Мощи св. преподобномученика Игнатия помещены в соборе.

Тысячелетнее свидетельство Православия на Холмско-Подляшской земле

День 8 июня 2003 г. – один из важнейших в тысячелетней истории Православия на Холмско-Подляшской земле. Общецерковное прославление новомучеников Холмских и Подляшских ХХ века – это признание Церковью глубокой веры православного народа Холмщины и Подляшья.

Холм – древняя столица Холмской земли и на протяжении веков центр духовной жизни региона – сегодня является местом щедрого урожая веры, местом важным для всего Православия.

Православие на Холмщине и Подляшье имеет тысячелетнюю традицию. Православная Церковь переживала здесь периоды расцвета, но были в ее истории и трагические времена. Ее судьба в большой степени обусловлена тем, что эти земли были окраинными восточнославянскими землями, западным рубежом византийской цивилизации. На протяжении всей своей истории Холмщина и Подляшье были территорией столкновения восточного православного христианства с миром западного христианства и латинской культуры, и одновременно местом встречи двух этносов – украинского и польского.

Не вызывает сомнений, что крещение земель на левом берегу среднего Буга было совершено в православной традиции. Это произошло после официального принятия Православия святым князем Владимиром Великим и Крещения Руси (988 г.), к которой относились тогда Холмские и Подляшские земли.

Принятие Русью христианства из Византии обусловило дальнейшее историческое и культурное развитие земель Побужья. Обычно христианизация была долговременным процессом, тем более, что земли между Вепрем и Бугом были удалены от киевского центра. Создание основ приходской сети продолжалось здесь на протяжении ХI-ХII веков. Этот процесс стал более интенсивным после создания в недалеком Владимире-Волынском православной епархии. Уже тогда появились здесь первые монастыри.

Новая эпоха в истории этих земель началась со входом Побужья в состав Галицко-Волынского княжества. Значение их заметно возросло, когда князь Даниил Романович (Галицкий) перенес столицу своего государства из Угровесска в Холм. Этот город также стал центром церковной жизни региона, когда князь Даниил – наверное, в конце тридцатых годов ХIII века – переместил сюда епископскую кафедру (основанную ранее в Угровесске).
Вновь созданная Холмская православная епархия охватывала западные окраины Руси и входила в состав Киевской митрополии.

Холмский собор стал главным храмом региона, а также местом захоронения местных князей и холмских епископов. Именно здесь помещена привезенная из Константинополя икона Божией Матери, названная позже Холмской. Княжеский период, когда эти земли входили состав русских княжеств, а Православная Церковь находилась под покровительством властителей, продолжался до половины ХIV века.

Вхождение надбужских земель в состав Польши и Литвы, а потом польско-литовского государства, изменило положение Православной Церкви. Православие становилось вероисповеданием второстепенным, свойственным меньшинству, на него распространялись различные юридические ограничения. Но приходская сеть Православной Церкви не уменьшалась, а наоборот – даже развивалась: строились новые церкви, монастыри, что свидетельствовало о стойкости местной русской православной общественности, не смотря на неблагоприятные политические условия. Это было значимым еще потому, что Владимирская и Холмская епархии были, наряду с Перемышльской, наиболее западными епархиями Киевской православной митрополии.

В ХVI-ХVII веках значительную роль в церковной жизни играли церковные братства. Они действовали, в частности, в Замостье (1604 г.), Люблине (1586 г.), Красноставе (1589 г.). Символичным свидетельством связи этих земель с православным миром был визит в Замостье в 1589 г. Константинопольского Патриарха Иеремии, в юрисдикции которого находилась Православная Церковь Речи Посполитой.

Конец ХVI в. положил начало новому – тяжелому и трагическому – периоду в истории Православия на земле Холмской и Подляшской. Брестская уния (1596 г.) привела к лишению Православной Церкви ее прежних прав, фактически ставила ее вне закона. Хотя Холмский и Владимирский епископы приняли унию, большинство верующих и духовенства сохранили веру своих предков.

Несколько следующих десятилетий ХVI в. стали временем борьбы православных за свои права, временем преследований и мученичества за Православную Веру. Символом этого мученичества стал священномученик Афанасий Брестский. В течение этого столетия дважды (1620, 1651 гг.) возрождали Холмскую православную епархию, но давление и преследования со стороны униатов и государственных властей были такими сильными, что многие приходы и монастыри отходили от Православия.

В ХVIII в. роль Православия на этой земле, казалось, совсем умалилась. Одним из немногих мест, где непрестанно горел свет Православной Веры, оставался монастырь прп. Онуфрия Великого в Яблочине. Среди верующих, в большинстве уже униатов, сохранялась память о наследии св. князя Владимира Великого, о восточных истоках духовности. Именно из этого источника выросло позже стремление вернуться к вере предков – Православию.

С началом ХIХ в. изменились политические обстоятельства – Холмщина и Южное Подляшье вошли в состав Царства Польского, которое было объединено союзом с Российской империей. С сороковых годов ХIХ в. были приняты меры для возвращения местных униатов к восточным корням. В 1875 г. состоялось формальное возвращение в Православие обитателей Холмщины и Южного Подляшья. К сожалению, политические обстоятельства и несоответствующие меры, которые применялись при возвращении Православия, привели к тому, что около 180 тысяч чад Холмщины и Подляшья вскоре полностью порвали с восточно-христианской традицией своих предков.

В 1905 г. для утверждения православных традиций этих земель была восстановлена Холмская православная епархия, созданы несколько новых монастырей. Вскоре началась Первая мировая война. В 1915 г. большинство местного православного населения была эвакуировано вглубь Российской империи, возвращение беженцев состоялось только через несколько лет.

В 1918 году земли Холма и Подляшья вошли в состав Польского государства (1918 г.). В новых условиях Православная Церковь воспринималась польскими властями враждебно. Хотя формально она имела гарантированные права, но на практике государственные власти всячески уничтожали ее: уменьшали количество приходов, разрушали храмы, дискриминировали православных. Католическая церковь делала все, чтобы переманить православных в латинский обряд. Однако Православие в Холмско-Подляшской земле сохранялось.

Самые трагические минуты пришли для Православной Церкви в 1938-1939 гг., когда государственная власть проводила здесь «полонизационно-ревиндикационную акцию»: было разрушено более 120 православных храмов, открыто преследовали православных, а более десяти тысяч людей были вынуждены перейти в католицизм.

В это время часть сынов Холмщины и Подляшья находились также на территории СССР, где в двадцатых, тридцатых годах велась открытая борьба с религией. Среди мучеников и исповедников, которые засвидетельствовали там свою веру, были также люди родом из Холмской епархии. Двух из них сестринские Православные Церкви причислили уже к лику святых: это св. священномученик Онуфрий (Гагалюк), рожденный в западной части епархии, и прп. Леонтий (Стасевич), родом из Тарнагорода.

После тяжелых лет 1938-1939 гг. пришло для Холмщины и Подляшья еще более горькое время. Вторая мировая война стала периодом высвобождением наихудших человеческих инстинктов и ненависти. Но парадоксальным образом период войны стал временем, когда возможным стало возрождение структур Православной Церкви на Холмщине и Подляшье. Возродилась Холмско-Подляшская епархия, которую возглавил архиепископ Холмский и Подляшский Иларион, был восстановлен ряд приходов, создано много других церковных учреждений. Это все вызвало особенную враждебность к Православию. В годы войны и в послевоенное время Православная Церковь понесла большие утраты – мученической смертью погибли более десяти православных священников, свои жизни отдали несколько тысяч местного украинского православного населения. Трагически запечатлелись в памяти такие названия, как Сагринь, Модринь, Ласков, Верховины… Православный люд Холмщины и Подляшья пережил тогда время великих испытаний и свидетельства веры и верности своей традиции.

Окончание войны не принесло покоя. В 1944-46 гг. из Холмщины и Южного Подляшья было выселено в СССР около 190 тысяч православных украинцев. Остальных, около 45 тысяч человек, депортировали в рамках акции «Висла» (1947 г.) на южные и западные земли Польши. Почти полностью были ликвидированы структуры Православной Церкви. Власти разрешили оставить лишь нескольких православных приходов и Яблочинский монастырь.

Ситуация изменилась лишь в 50-х годах, когда началось возвращение населения, депортированного в рамках акции «Висла». Тогда были восстановлены православные приходы. В 80-х годах ХХ в. здесь начали строить церкви. Завершением этого процесса стало возрождение в 1989 г. Люблинско-Холмской епархии.

Сегодня, на пороге третьего тысячелетия, после десятилетий преследований, депортаций, репрессий, на Холмщине и Южном Подляшье осталось немного православных. Люблинско-Холмская православная епархия объединяет лишь 21 приход и насчитывает всего 50 храмов, разделенных на четыре благочиния. Духовной твердыней Православия на этой земле является ставропигиальный монастырь прп. Онуфрия Великого в Яблочине, подчиненный непосредственно первоиерарху Православной Церкви Польши. Верные чада этой земли с преданностью и ревностью несут свет веры, свидетельствуя о тысячелетней традиции Православия, возрождая церковную жизнь под духовным омофором и руководством своего архипастыря – Высокопреосвященнейшего архиепископа Люблинского и Холмского Авеля.

Теперь, когда, казалось бы, Православие в этих землях почти уничтожено, православный мир становится свидетелем одного из значительных событий в церковной истории - причисление к лику святых Мучеников Холмских и Подляшских. Это событие это доказательство того, что Православная Церковь исполняет в этой земле свою основную миссию – ведет православный народ этой земли ко спасению, укрепляя в вере. Мученичество, т.е. наибольшее доказательство преданности Христу и Святой Церкви, непреложно свидетельствует об этом. Символическим является тот факт, что поместную Православную Церковь, которая причислила к лику святых Мучеников Холмских и Подляшских, возглавляет именно сын Холмской земли.

За всю историю Автокефальной Православной Церкви Польши это вторая канонизация святых, которые жили и действовали во время автокефального бытия Польской Православной Церкви. Сегодня Православие на Холмщине и Подляшье переживает время славы и исполнения, но не во временном, земном значении, а в духовном, спасительном.

Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
*************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 21, 8-14; Ин. 14, 27-15, 7). Господь Иисус Христос - лоза, дерево виноградное; христиане - ветви и отростки. Мы прицепляемся к Нему верою, плод же приносим жизнью по вере. Отец Небесный - вертоградарь , который смотрит за этим деревом. Какая ветвь не приносит плода, то есть кто верует, а не живет по вере, - ту Он отсекает: а какая приносит плод, ту очищает, то есть кто не только верует, но усердствует и жить по вере, тому Бог всячески помогает богатиться добрыми делами, которые плоды веры. По этому закону Божия действия на нас, всякий и устраивай свою жизнь, твердо помня, что без Господа ничего сделать нельзя. К Нему прибегай со всякой нуждою. Имя же Его пресвятое и пресладкое да вращается неотступно в уме, сердце и на языке твоем.
**************************************************************************************************************************************
Молитва Господня

  "Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое"
(Лк. 11, 2)

Твое имя, имя Отца моего Небесного, я буду почитать и святить выше всякого имени. Если я осквернил, запятнал свое имя, я могу омыть его в имени Отца моего. Радуйтесь не делам вашим, не служению вашему, не вашей власти над злым духом, а тому, что "имена ваши написаны на небесах" (Лк. 10, 20).
Христос один мог научить нас молиться, только через Него мы имеем мир с Богом и "получили доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией" (Рим. 5, 1, 2).
Господи! Имя Твое - Правда, Любовь, Справедливость, Чистота, Премудрость, Милосердие, Мир, Святость, Смирение, Кротость - все великое, светлое, доброе. Да святится имя Твое в душе, в сердце, в уме, в жизни, в устах моих, да будет оно мне святыней, которая освятит меня и которой я посвящу себя!
Да не похулится, не осквернится ничем, не отдалится никогда от меня святыня эта!
Да приидет Царствие Твое!
На земле этой порочной, где мы боремся со грехом, со страстями, с самими собой, с миром зла и соблазна, где так много шума, пустоты, неправды, нечистоты, страданий, где царствует зло, мы - взываем к Господу в жажде пришествия Царствия Его. Мы молимся, да покорится зло, да царствует правда Божия, да отрется всякая слеза, да не будет смерти, да придем и мы, как покаявшийся разбойник, к ногам Его и да соединимся все в братской любви у Престола славы Его во Царствии Его. Господи, услыши молитву нашу, и да приидет Царствие Твое в нашу душу, преобразив, омыв и обновив ее всецело.

из истории дня
В 1909 г. родился старец Николай Гурьянов в верующей благочестивой семье
В 1551 г. по приказу Царя Ивана Грозного, в 26 верстах от Казани, за 4 недели был заложен город-крепость Свияжск, для взятия Казани
В 1606 г. из Углича в Москву привезены останки царевича Дмитрия
В 1719 г. у острова Эзель (Балтика) Русская эскадра под командованием капитана Н.А. Сенявина одержал победу в открытом море над шведами в Эзельском бою, захватив в плен три шведских корабля – первая победа русского флота в открытом море
В 1741 г. Русская экспедиция Витуса Беринга отправилась с Камчатки в сторону Аляски
В 1223 г. на реке Калке произошло первое сражение Русских войск с монголо-татарами
В 1905 г. в Петербурге состоялся первый съезд уполномоченных дворянских обществ России, заложивший основу для создания черносотенных организаций
В 1835 г. в России утвержден Фабричный закон (впервые регулировались отношения между вольнонаемными рабочими и предпринимателями)
В 1780 г. в Могилеве встретились Русская императрица Екатерина II и император Австрии Иосиф II
В 1738 г. родился Георг III, английский король (1760-1820 гг.), борец против независимости США
В 1509 г. английский король Генрих VIII впервые женился
В 1809 г. вместо смещенного короля Швеции Густава парламент избрал на трон престарелого и бездетного герцога Содерманланда с тем, чтобы управлять страной коллективно
В 1827 г. турки захватили Афины
В 1849 г. Дания провозглашена конституционной монархией

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p29727

Слава Богу за все!

0

19

Во славу Божию и на пользу ближнего !

7 ИЮНЯ -Память:

Третье обретение главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (ок. 850).
http://s59.radikal.ru/i165/0909/a8/5066af40323c.jpg

Третье обретение честной главы святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна было около 850 года. Во время волнений в Константинополе в связи с ссылкой святителя Иоанна Златоуста (память 13 ноября) глава святого Иоанна Предтечи была унесена в город Емесу. Оттуда во время набегов сарацин она была перенесена (около 810 - 820 гг.) в Команы и там, в период иконоборческих гонений, была скрыта в земле. Когда иконопочитание было восстановлено, патриарху Игнатию (847 - 857) во время ночной молитвы было указано в видении место, где скрыта глава святого Иоанна Предтечи. Первосвятитель сообщил об этом императору, который послал посольство в Команы, и там глава была в третий раз обретена, в указанном патриархом месте, около 850 года. Позже глава вновь была перенесена в Константинополь и здесь 25 мая положена в придворной церкви, часть святой главы находится на Афоне.
Полное Житие от 11 сентября ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Сентябрь)

Тропарь Предтечи
глас 4

Яко Божественное сокровище, сокровенное в земли,/ Христос откры главу твою нам, пророче и Предтече./ Вси убо, сошедшеся в сея обретение,/ песньми богоглаголивыми Спаса воспоим,// спасающа нас от тления молитвами твоими.

Кондак Предтечи
глас 6

Светоявленный и Божественный в мире столп,/ солнца светильник,/ Предтеча, главу светоносную и Божественную свою/ показавый в концех,/ освящает той верно покланяющихся/ и взывающих:// Христов премудрый Крестителю, спаси всех нас.
АКАФИСТ   АКАФИСТЫ !!!

Сщмч. Ферапонта, еп. Кипрского (IV).
Сей святой Ферапонт был монахом и в сане епископа проходил служение на острове Кипре1. Во время гонения, поднятого язычниками на христиан2, он мужественно исповедал имя Господа Иисуса Христа и принял венец мученический3. Честные мощи его первоначально почивали в Кипре, где и источали всем чудодеяния; но впоследствии были перенесены в Константинополь и по следующему поводу: когда агаряне, по попущению Божию опустошали за грехи наши все восточные страны, пленяя жителей их, то приблизились и к острову Кипру, намереваясь и с ним сделать то же, что они сделали с прочими странами восточными. В это время святой Ферапонт явился пономарю своей церкви и сказал ему:

- Иди скорее, возьми мои мощи и неси их в Константинополь, так как враги креста Христова хотят придти на этот остров и опустошить его; скажи об этом и прочим христианам, дабы они могли уйти отсюда ранее нашествия агарянского.

Тотчас же пономарь передал всем христианам о явлении святого и о его приказании; в скором времени христиане приготовились к путешествию на корабле; приготовив новую раку, они положили в нее честные мощи святого Ферапонта и, взяв их с собою на корабль, отправились в путешествие.

Когда путешественники проехали большую часть моря и уже приближались к Константинополю, внезапно поднялась великая буря на море; все пришли в великий страх и смущение; но в это время от раки с мощами начало исходить (как бы некий тонкий пар) великое благоухание; благоухание это не только наполнило весь корабль, но разлилось и по морю на три стадии кругом корабля: и тотчас буря утихла, как бы усмиряемая тем дивным и неизреченным благоуханием. Пономарь же, с любовью охранявший честные мощи святого священномученика, услышал голос, исходивший из раки и призывавший его к ней. Наконец все окружающие услышали этот голос, которым святой Ферапонт призывал к себе блюстителя мощей своих; тогда все с ужасом и благоговением подступили к раке, дабы видеть мощи святого священномученика. Подойдя к раке, все увидали миро благовонное, исходившее от мощей священномученика и наполнившее всю раку. Христиане, находившиеся на корабле, почерпали то миро в стеклянные сосуды и помазывались им с верою для исцеления душ и тел своих.

Доехав до Константинополя, христиане положили честные мощи священномученика Ферапонта в храме, построенном в честь и славу Пресвятой Богородицы4. Всё это произошло в царствование Никифора5. Спустя же некоторое время, по причине многих чудес бывших от тех честных мощей, был выстроен христианами другой храм во имя святого священномученика Ферапонта; в этот храм и были перенесены честные мощи угодника Божия.

Из числа многих чудес, сотворенных угодником Божиим Ферапонтом, лишь немногие записаны. Приведем сказания о некоторых из них.

Некий муж, родом италиец, по имени Флорин, будучи мучим легионом нечистых духов, получил исцеление у мощей святого Ферапонта и возвратился к себе домой совершенно здоровым. Он говорил, что видел как бы некий тонкий пар, весьма благоуханный, исходивший от раки честных мощей; благоухания этого не мог вынести легион бесовский, почему и бежал от него, как бы кем гонимый.

Анастасий, гражданин города Виксиния, долгое время имел иссохшую руку, которая висела на плече его как мёртвая. Но когда он пришел в храм святого священномученика Ферапонта в навечерие Богоявления Господня, то получил полное исцеление: рука его окрепла и стала здоровой, как и другая: в присутствии всех Анастасий взял сосуд исцеленною рукою и наполнил его крещенскою водою. Все, видя это, возблагодарили Бога, прославляемого во святом угоднике Своем Ферапонте.

Был еще один муж, по имени Георгий, саном десятник6, воин; по коварству диавола, лицо его было обращено назад и он был слеп на один глаз. Этот Георгий, помолившись у гроба мученика, получил скорое исцеление: лице его повернулось на старое место и око прозрело, за что Георгий и воздал благодарение своему безмездному врачу.

Один расслабленный, по имени Феодор, был принесен в храм, построенный в честь святого мученика. Ему в сонном видении явился святой и подал хлеб и чашу с вином. Он же, взяв это во сне из рук святого, тотчас проснулся и почувствовал в себе силу; встав с постели, он прославил Господа Иисуса Христа и Его святого мученика, сказав:

- О, как легко и скоро ты, святой Ферапонт, исцеляешь всякие недуги и болезни!

В храм святого мученика была принесена одна девочка, у которой еще со времени рождения срослись ноги, загнулись назад и приросли к ее спине; но после того как родители ее принесли святому Ферапонту усердную молитву, тотчас ноги приняли у девочки свое обычное положение; они вытянулись и разделились, так что, отроковица, придя в возраст совершенный, ходила, славя и благодаря Бога.

У одной женщины, по имени Марии, случилась на теле неисцелимая болезнь, называвшаяся раком; тяжко страдая и уже отчаиваясь в выздоровлении, Мария поспешила с усердною молитвою ко гробу святого священномученика и получила здесь скорое и совершенное исцеление от своей болезни.

Другая женщина, семь лет страдавшая кровотечением, прибегла с горячею молитвою и верою к святому Ферапонту и лишь только прикоснулась ко гробу его, тотчас остановилась кровь ее, и она в полном здоровье возвратилась к себе домой.

Еще одна женщина, страдавшая водянкою, придя к мощам святого Ферапонта, увидела в сонном видении святого мученика, помазывавшего какою-то мазью больное место на теле ее. Проснувшись, она увидела, что из больного места ее истекло много гноя, после чего она почувствовала себя совершенно здоровой.

Стефан воин, из полков армянских, весьма страдал телом; он был скорчен и пригнут к земле; точно также и другой воин, по имени Феодор, страдал тем же недугом. Когда оба прибегли к помощи угодника Божия и принесли ему тёплые молитвы, то получили полное исцеление.

Один прокаженный, придя ко гробу святого, очистился по молитвам его от проказы и воздал благодарение Богу.

Некий философ, имевший у себя на груди опасный и весьма большой нарыв, когда пришел ко гробу святого и задремал здесь, то увидел, что святой приложил пластырь к больному месту на его груди. Проснувшись от сна, он почувствовал значительное облегчение от своей болезни, а через день и совершенно исцелился от нее. за что и возблагодарил Бога.

Многие и другие недуги и болезни исцелялись помазанием мира, исходившего от честных мощей угодника Божия Ферапонта; тем же миром бесы изгонялись из людей, умиравшие возвращались от смерти к жизни; и все это творилось молитвами святого священномученика Ферапонта, по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава вечно. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Остров Кипр находился в северо-восточной части Средиземного моря, близ берегов древней Финикии. Христианство было насаждено здесь святым Апостолом Павлом в его первое благовестническое путешествие.
2 Следует разуметь гонение Диоклитиана (царствовал с 284 г. по 305 г.).
3 Время кончины святого Ферапонта определяется гонением Диоклитиана. День кончины его неизвестен. 25-е мая есть, по всей вероятности, день перенесения мощей его в Константинополь.
4 Этот храм был построен в честь и славу иконы Божией Матери Елейной или Милостивой. Празднование в честь этой иконы Богоматери совершается в православной Церкви 12-го ноября.
5 Император Никифор 1-ый царствовал с 802 г. по 811 г. Перенесение честных мощей священномученика Ферапонта последовало в 806 г.
6 Т. е. начальник над 10-ю воинами.


Свт. Иннокентия, архиеп. Херсонского (1857).

http://s61.radikal.ru/i173/1006/b6/88069a4c09c6.jpg

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (в миру Иван Алексеевич Борисов) родился 15 декабря 1800 года в городе Ельце Орловской губернии в семье священника Успенской церкви Алексия Борисова.

Родители преосвященного Иннокентия были люди простые, доброй жизни. Отец Алексей Борисов получил домашнее образование. Из низших степеней клира он дослужился до священника и старался в частых проповедях донести до прихожан слова отцев и учителей Церкви.

Мать преосвященного Иннокентия Акилина была женщина неграмотная, но умная и набожная. Крест и молитва были главным основанием всей её жизни, всех её мыслей, действий и поступков. У неё была своя домашняя аптека, состоявшая из разных трав и цветов, росного ладана, благословенных хлебов, елеев от чудотворных икон, Богородичных просфор и подобных сим священных предметов. Ими она врачевала себя и своих детей. В родительском доме Иван изучил славянскую азбуку, Часослов и Псалтирь и научился письму.

В 1819 году Иван Борисов окончил курс семинарского учения с отличным успехом и поступил в Киевскую Духовную Академию. Здесь он предался изучению наук с таким жаром, что иногда целые ночи проводил за книгой. Повинуясь внутреннему призванию, более всего занимался он составлением и обработкой проповедей.

В 1823 году 23-летний Иван Алексеевич окончил полный курс академического учения первым магистром и был определён в Санкт-Петербургскую Духовную Семинарию на должность инспектора и профессора Церковной истории, но не прошло и трёх месяцев, как он занял и должность ректора Санкт-Петербургского Александро-Невского Духовного училища. Здесь же он принял пострижение в монашество с именем Иннокентий и был рукоположен в иеромонаха. В декабре 1824 года отец Иннокентий назначается бакалавром богословских наук в Санкт-Петербургской Духовной Академии, а через несколько месяцев её инспектором и экстраординарным профессором. В марте 1826 года он возводится в сан архимандрита.

Лекции свои отец Иннокентий обыкновенно преподавал наизусть. Он внимательно следил за современным состоянием и успехами естественных наук, и в его воззрениях эти знания не только не противоречили, но наилучшим образом служили богословию.

В свойствах своей любвеобильной души архимандрит Иннокентий черпал искусство скреплять в среде профессоров добрую общительность и повсюду вносил мир и успокоение. За девять лет ректорства отца Иннокентия академическая семья думала с ним одну думу, жила с ним одною жизнью. Со студентами Академии отец ректор всегда обходился ласково и благородно. Особенно добрым и внимательным бывал он к ним тогда, когда их постигало какое-либо горе, например, серьёзная болезнь. Помочь в этой беде несчастному — составляло тогда для ректора всю его главную заботу. Он жертвовал в этом случае не только своими средствами, но иногда даже и своими жизненными удобствами.

Особую славу отца Иннокентия составляет необыкновенный проповеднический талант. Впоследствии Владыку Иннокентия назовут «Русским Златоустым». Как проповедник он отличался тем, что действовал по преимуществу на сердца слушателей и увлекал их ясностью и простотою слова, тонкими и остроумными сближениями предметов, искусством открывать в них новые и занимательные стороны и умением принять, как можно ближе, свои поучения к различным случаям и обстоятельствам. Таким образом, Владыка Иннокентий создал новую русскую школу проповедничества, далёкую всякой внешней эффектности и сухой учёности.

Кроме проповедей, Владыка оставил много замечательных научных произведений и переводов, таких как: «Жизнь св. Киприана», «Жизнь св. Апостола Павла», «Памятник веры», «История Соборов Вселенских», перевод «Кормчей Книги» и многое другое.

Внешняя природа для отца Иннокентия была второю Библией, свидетельствующей о Божественном величии Творца. Этот взгляд на природу ясно проводил он в своих проповедях. «Посмотрите, —говорил он, — на кипящее волнами море, или на тучу, рассекаемую молниями и громами: не образ ли это всемогущества Божия? Посмотрите на свод небесный, усеянный звёздами, на восходящее Солнце: не образ ли это премудрости Божией? Посмотрите на Весну, украшенную цветами, ведущую за собою хоры пернатых: не образ это благости Божией? Что мешает тебе, смотря на свои картины, восходить мыслею к совершенствам Творца твоего»? При таком взгляде отца Иннокентия на природу понятна и особенная любовь его к ней и к естественным наукам. Императорская Академия наук и разные ученые общества почтили литературные заслуги проповедника принятием его в свои члены. Проповеди его были переведены в своё время на греческий, немецкий, французский и польский языки.

В 1836 году 21 ноября в Казанском соборе Санкт-Петербурга в день Введения во храм Пресвятой Богородицы состоялась хиротония архимандрита Иннокентия во епископа Чигиринского.

В марте 1840 года он назначается на кафедру епископа Вологодской епархии. Здесь он оставался 9 месяцев и затем был перемещён в Харьковскую епархию. Служение его в Харькове продолжалось около семи лет. За этот срок он восстановил Ахтырский и Святогорский монастыри, открыл Никольскую женскую обитель. Владыке принадлежит идея учреждения торжественного крестного хода в Харькове по случаю перенесения в город из Куряжского монастыря чудотворной иконы Божией Матери.

В 1845 году Владыка возводится в сан архиепископа. И через 3 года назначается в Херсоно-Таврическую епархию, где разноплеменная православная паства непрестанно подвергалась тлетворному влиянию татар, евреев и немецких колонистов.

Восстановить в Крыму древние христианские памятники, разрушенные татарами, и основать свой «Русский Афон», — вот главное, чего хотел достичь архипастырь во время своего управления Херсоно-Таврической епархией.

Желая сохранить развалины древнего Херсона, прославленного крещением великого князя Русского Владимира, преосвященный Иннокентий испросил себе у наместника Кавказского эти развалины и постарался устроить там, посреди пустыни, вблизи остатков бывшего соборного храма, небольшую церковь во имя святой княгини Ольги с небольшим помещением для иноков. Затем он обновил иссечённый руками святого Климента в Инкерманской скале древний храм, освятил его в память двух священномучеников Климента и Мартина, пострадавших в Херсоне, куда они посланы были на каменноломные работы, и устроил в этой же скале небольшой скит. Во время своего путешествия по Крыму Владыка обычно оставлял спутников у подножия гор, а сам поднимался на их вершину для молитвы на местах подвигов древних подвижников.

В последние годы своего святительства преосвященный Иннокентий принимал самое живое архипастырское участие в бедствиях Крымской войны и имел в высшей степени благотворное влияние на воинов.

Величие духа Святителя Иннокентия обнаружилось и в посещении им страдальцев-воинов в лазаретах, свирепствовал заразительный тиф и где можно было видеть всю тяжкую скорбь, все страдания, порождаемые войной. В сражениях он обходил ряды войск, ободряя героев. И здесь мужественный пастырь-отец являлся ангелом-утешителем страждущих.

В коронацию Императора Александра II, архиепископ Иннокентий назначен был членом Святейшего Синода.

Усиленные труды и тревоги надломили здоровье славного архипастыря. Владыка заболел, находясь в Севастополе во время битвы русских войск с неприятелем, и на обратном пути в Одессу скончался в Херсоне 25 мая 1857 года в светлый праздник Живоначальной Троицы.

Канонизован Русской Православной Церковью в 1997 году.

новомученника:

Прпмч. Тавриона (Толоконцева) (1939).

http://s46.radikal.ru/i113/1006/b8/b1df83b99116.jpg

Преподобномученик Таврион родился 5 августа 1871 года в Никольском уезде Вологодской губернии в семье крестьян Григория Максимовича и Ольги Павловны Толоконцевых и в крещении наречен был Матфеем. 26 августа 1908 года он поступил в Спасо‐Преображенский Валаамский монастырь и 26 июня 1912 года был зачислен в него послушником. 23 декабря 1920 года на Валаамском подворье в Москве послушник Матфей был пострижен в монашество и наречен Таврионом.
После закрытия в 1925 году подворья он обосновался при церкви в честь Ржевской иконы Божией Матери, исполняя послушание певчего. Несколько монахов Валаамского монастыря сняли квартиру недалеко от этого храма и образовали монашескую общину с общим уставом, трапезой и послушаниями. Все они служили в Ржевской церкви священниками и певчими, и весь доход сдавался избранному общиной казначею, который выдавал в месяц по пять рублей на личные нужды. Казначей общины хранил и часть средств Валаамского монастыря.
7 октября 1930 года в квартире, где жили монахи, был произведен обыск, изъяты все монастырские средства, а братия, и среди них монах Таврион, арестована и заключена в Бутырскую тюрьму. В ОГПУ монаху Тавриону предложили ответить на некоторые вопросы, в частности, лишен ли он избирательных прав и если был лишен, то когда, и если восстановлен, то когда. Монах Таврион ответил, что гражданских прав он лишен, но когда был лишен, не помнит, и не восстановлен в них, поскольку не ходатайствовал о восстановлении.
Сотрудник ОГПУ, учитывая, вероятно, что монах Таврион из крестьян и не имеет священного сана, спросил его, чем он собирается заниматься дальше. «Пока существует Церковь – буду служить ей»1, – ответил тот.
16 октября следователь вызвал его на допрос. Отвечая на его вопросы, монах Таврион сказал: «При Ржевской церкви я живу в общине монахов, в церкви я служу певчим... Все священники, диаконы, певчие, сторожа, уборщики и вообще весь руководящий и обслуживающий состав церкви состоит из нас, монахов... Я и все монахи нашей общины часто между собой говорили, что при советской власти плохо жить служителям культа, мы все лишены пайка... хлеба и других продуктов, которые даются по книжкам, что духовенство без всякой вины арестовывают, высылают и даже расстреливают. Но мы считаем, что власть эту Господь послал людям за грехи... апостолом Павлом сказано, что всякая власть от Бога, надо молиться, и Бог даст, что власть улучшится и советская власть будет относиться лучше к служителям культа»2.
13 ноября 1930 года следствие было закончено, и следователь в обвинительном заключении написал: «По ликвидации в 1925 году московского подворья Валаамского монастыря, группа монахов во главе с монахом‐экономом... присвоив себе часть имущества и ценностей монастыря, организовали при Ржевской церкви нелегальный монастырь»3; монахи «распускали провокационные слухи о гонении со стороны советской власти на религию, о предстоящем свержении советской власти, доказывая, что власть эта от антихриста и что надо усиленно молиться о скорейшем ее падении»4.
23 ноября 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила монаха Тавриона к трем годам ссылки в Северный край, и он был отправлен в Вологодскую область. По окончании ссылки он остался жить в Вологодской области, и в 1937 году архиепископ Велико‐Устюжский Питирим (Крылов) пригласил его приехать в Великий Устюг, и он поселился в сторожке при храме Иоанна Предтечи.
Тем временем храмы один за другим закрывались, священники арестовывались; бывало, что храм и не был официально властями закрыт, но уже не было священника и, соответственно, не было и богослужения. Жившие рядом с одним из таких храмов монахини стали упрашивать монаха Тавриона, чтобы он похлопотал за их храм и сам пошел бы в этот храм священником. Он согласился и поехал хлопотать об этом в Москву и в Архангельск, так как в Великом Устюге архиерея уже не было. В Москве он встретился с митрополитом Сергием (Страгородским). Все его хлопоты окончились, однако, ничем, и он возвратился в Великий Устюг. В это время стали арестовывать всех еще остававшихся на свободе священников и монахов и наиболее активных мирян. 3 декабря 1937 года монах Таврион был арестован и в тот же день допрошен.
– Вы арестованы за контрреволюционную деятельность. Дайте показания об этом! – потребовал от него следователь.
– Контрреволюционной деятельности я не вел, поэтому показаний дать не могу. Осенью 1937 года я ездил в Москву и в Архангельск хлопотать об открытии дымковской церкви, куда хотел поступить священником, но поездки оказались безрезультатными.
На этом допросы были закончены, и монах Таврион был препровожден в вологодскую тюрьму. 10 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила его к десяти годам заключения в исправительно‐трудовом лагере. 12 марта 1939 года он был отправлен в тюрьму в город Грязовец, а 4 апреля того же года в Новоезерскую исправительно‐трудовую колонию, распологавшуюся в зданиях разоренного Новоезерского монастыря. Монах Таврион (Толоконцев) скончался в Новоезерской исправительно‐трудовой колонии 7 июня 1939 года и был погребен в безвестной могиле.
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Май».
Тверь. 2007. С. 238‐241

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 1, 28-2, 9; Мф. 5, 27-32). "Всякий, кто смотрит на женщину. . . уже прелюбодействовал с нею". Как же быть, если живя в обществе, нельзя не смотреть на жен? Но ведь не просто смотрящий на жену прелюбодействует, а смотрящий с вожделением. Смотреть - смотри, а сердце на привязи держи. Смотри очами детей, которые смотрят на женщин чисто, без всяких дурных мыслей. Женщин и любить должно, ибо в заповеди о любви к ближним не исключаются и они, - но любовью чистою, в которой имеется в мысли душа и духовное средство, помимо всего прочего. . . В христианстве, как перед Богом, нет мужеского пола, ни женского, так и во взаимных отношениях христиан. Всячески, скажешь, трудно. Да, без борьбы не бывает, но борьба предполагает нехотение худа; нехотение же милостивым Господом вменяется в чистоту.
**************************************************************************************************************************************
Лучшая доля
(Лк. 11, 2)

  "Да будет воля Твоя и на земле, как на небе"
(Лк. 11, 2)

Лучшая доля для человека на земле - творить волю Божию. Не иногда, поверхностно, часто неохотно, но так, как она творится на небе.
Три первых прошения молитвы Господней относятся прямо к Отцу: имя Твое, Царствие Твое, воля Твоя. Христос учит человека ставить Бога на первое место, которое Ему и принадлежит. Сперва небесное - потом земное, сперва духовное - потом телесное, сперва Божие - потом человеческое. Христос отрывает взоры людские, прикованные к окружающему, и устремляет их на Отца и на то, что Его касается.
У нас не так: свое стоит на главном месте. Свои заботы, нужды, дела поглощают все, и мы прибегаем с ними к Богу, как единственному выходу из тяжелого положения. Он же Сам, может быть, не имеет в нашей жизни никакого места. Оттого неправильность, греховность, бесцельность всесуществования. Христос признает только один порядок вещей и возвещает его в этой чудной молитве: "в начале Бог".
Когда человек тоже воспримет душой эту истину, тогда только для него наступит настоящая христианская жизнь. Ища прежде всего воли Божией и творя ее по мере света, ему данного, он входит в область Царствия Божия и начинает познавать и прославлять имя Того, от Которого исходит всякая благодать и исполнение всякой нужды. Является тогда равновесие в его душе, и тогда воля Божия не просто принимается с печальной покорностью, но творится с полной энергией и доверием преданной любви.
В одной школе спросили у детей: "Как творится воля Божия на небе?" Множество посыпалось ответов: "охотно", "сейчас", "радостно"... Последний голосок принадлежал очень маленькой девочке, которая благоговейно сказала: "Не спрашивая - почему!" Да, с доверием, которое не вопрошает, но исполняет, творят волю Божию те, которые сознательно произносят это третье прошение и согласуют с ним свою жизнь.

из истории дня:
В 1872 г. родилась Императрица Александра Федоровна, супруга Императора Николая II, урожденная Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса Гессен-Дармштадтская. Дочь вел. герцога Гессенского, по материнской линии внучка английской королевы Виктории
В 1883 г. в Москве освящен Храм Христа Спасителя. Построен в 1837-83 на месте бывшего Алексеевского монастыря по проекту К. А. Тона (1832) как храм-памятник, посвященный Отечественной войне 1812. Сооруженное в т. н. русско-византийском стиле, грандиозное по масштабам (высота 103,3 м), здание отличалось роскошью внешнего и внутреннего убранства (скульптуры П. К. Клодта, А. В. Логановского, Н. А. Рамазанова, Ф. П. Толстого, росписи В. В. Верещагина, К. Е. Маковского, В. И. Сурикова и др.)
В 1867 г. польский революционер Березовский совершил покушение на жизнь Императора Александра II в Париже (пуля попала в лошадь)
В 1915 г. при Русском Императоре Николае II создан Военно-промышленный комитет
В 1916 г. в ходе Брусиловского прорыва Русские войска во главе с генералом А. Деникиным взяли Луцк
В 1744 г. в Петербурге открыт первый в России фарфоровый завод
В 1748 г. в Петербурге обрушился потолок царской палаты, в результате погибли несколько придворных и получила травмы будущая Русская Императрица Екатерина II
В 1905 г. японские войска захватили Сахалин
В 1870 г. умер Русский географ, адмирал Фердинанд Петрович Врангель (род. 29 декабря 1796 г.)
В 1927 г. в Варшаве гимназист-эмигрант Борис Коверда выстрелил в убийцу Царской Семьи Войкова – советского полпреда в Польше
В 1647 г. король Англии Карл I объявлен пленным английской революционной армии
В 1944 г. бельгийский король Леопольд III арестован нацистами и перевезен в Дрезден
В 1967 г. "иудеи" взяли под свой контроль "стену плача" в Иерусалиме

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ

Слава Богу за все!

0

20

Во славу Божию и на пользу ближнего !

8 ИЮНЯ -Память:

Мч. Георгия Нового (1515).
http://i072.radikal.ru/1006/9a/797c8b85b756.jpg

Святой Георгий был сыном благочестивых родителей; он имел отца, по имени Иоанн, принадлежавшего к числу знатнейших вельмож города Средца2, и мать, по имени Мария. Георгий был дарован родителям своим по их усердной молитве, ибо они достигли уже преклонного возраста и не имели детей, подобно древним Аврааму и Сарре; по этой причине Иоанн и Мария усердно молились ко Господу, Его Пречистой Матери и святому великомученику Георгию Каппадокийскому3; в церковь сего угодника Божия они приходили ежедневно, творили здесь милостыню и усердно молили Господа, да разрешится неплодство их. И Господь не презрел их молитвы, но дал им в старости плод чрева мужеского пола. Иоанн и Мария принесли младенца в храм святого великомученика Георгия, крестили его во имя Отца, и Сына, и Святого Духа и дали ему во святом крещении имя Георгия.

Отрок воспитывался в страхе Божием и был обучен чтению книжному; Георгий скоро настолько хорошо изучил священное Писание, что превосходил своими знаниями всех своих сверстников. Когда Георгий достиг юношеского возраста, то был весьма похож красотою лица своего и целомудрием своим на древнего Иосифа.

В то время Болгариею владели сарацины; когда блаженному Георгию исполнилось двадцать пять лет со времени его рождения (родители его в это время уже отошли ко Господу), то сарацины начали склонять его к своему нечестию, говоря ему:

- Георгий, оставь христианство и прими нашу веру. Послушай посланника Божия Магомета4; прими наш закон.

При этих словах сарацины начали возлагать на честную главу святого Иоанна тафию (шапку), которую по своему обычаю носили на головах своих и в которой входили в свои молитвенные дома. Но святой отвечал им, говоря так:

- Не подобает нам, христианам, подражать нечестивым обычаям вашим и носить на головах своих тафии; не подобает нам отрекаться от Христа, Бога истинного, Творца неба и земли, и лишать себя плодов крещения святого. Скажите мне: могу ли я веровать Магомету, который не был послан ни Богом, но Божиими пророками, ни апостолами, но был простым военачальником полка сатанинского, нося с собою хоругви диавола? Вот вы и сами не знаете, во что вы веруете; вы сами отступили от пути истинного.

Обличив так сарацин, святой Георгий начал громогласно исповедовать Христа истинным Богом, Создателем и Творцом всего существующего, видимого и невидимого, земного и небесного.

Затем, плюнув в лица нечестивым и назвав их людьми безбожными, святой бросил на землю тафию и начал попирать ее ногами, говоря сам себе: "О Георгий! Чего ты медлишь? Христос призывает тебя!"

Нечестивые сарацины, исполнившись гнева, взяли святого и с великими побоями и руганью представили его своему правителю, донося на него и говоря:

- Вот сей хулит и поносит нашу веру.

Игемон же, будучи поражен красотою лица святого и его мужественным взглядом, начал с лестью говорить ему:

- Если отречешься от Иисуса Христа, Которого вы называете Сыном Божиим, и если подчинишься приказанию самодержца Селима5 и исполнишь его волю (сему Селиму многие царства повинуются), то получишь многие дары и всевозможные почести от царя нашего и будешь поставлен начальником всех воевод великого города Средца.

Но мученик Христов снова исповедал Господа Иисуса Христа в присутствии многочисленной толпы, сарацинскую же веру обличил и укорил. Тогда мучитель, придя в ярость, приказал бить палками святого без милосердия. И мучим был святой Георгий жестоко, так что его плоть прилипала к палкам, кровь же его текла каплями из язв. Но несмотря на это святой не показывал намерения подчиниться нечестивому повелению царскому.

Тогда правитель приказал резать его по всему телу ножами, с головы до ног и опалят его раны горящими свечами; все тело святого было опаляемо свечами, так что не было видно и лица его, и начала таять плоть его, как тает воск от огня. Но мученик Христов доблестно переносил страдания, призывая и исповедуя имя Господа Иисуса Христа.

После этого мучитель приказал воинам водить мученика по городу, ударять в тимпаны и кричать: "Не ругай посланника Божия Магомета и не поноси его преданий о вере сарацинской".

Святой же молился ко Христу Господу и увещевал сарацин веровать во Христа.

Потом нечестивые разложили большой костер посредине города, намереваясь сжечь святого. И веден был мученик Христов Георгий на приготовленное место для сожжения.

Но изнемогши от ран, он упал на землю безгласным, только уста его двигались, призывая на помощь Господа. Сарацины же, взяв святого еще живым, бросили его на костер. Так окончил свой страдальческий подвиг мученик Христов Георгий. Нечестивые сарацины бросили в костер и много псов для того, чтобы христиане не могли распознать мощей мученика. Но Бог прославил угодника Своего: внезапно на место то нашло облако с громом и молниею и поднялся великий дождь, который и погасил огонь, так что от костра не было даже и дыма. Сарацины же, испугавшись столь великого чуда, разбежались от того места. Между тем дождь шел до самой ночи.

Когда наступила ночь, то над тем местом, где было сожжено честное тело мученика, явился свет, весьма великий, который и озарил все то место. Тогда протоиерей соборной церкви в честь святого великомученика Георгия Каппадокийского отправился вместе с прочими христианами к судьями, дав им деньги, испросил у них позволение взять честные мощи святого мученика и предать их обычному погребению. Когда судии выразили свое согласие на эту просьбу, то протоиерей тот пошел к митрополиту Иеремии и возвестил ему все о святом мученике. Митрополит же отправился к мощам святого мученика с большою поспешностью и верою, в сопровождении всего священного собора и многих христолюбивых людей, с пением псалмов и песнопений, со свечами и кадилами. Разгребши пепел на том месте, где виднелся свет, христиане обрели честные мощи святого мученика Георгия Нового, невредимыми от огня. Кости же псов обратились в прах и пепел.

В тех же местах, где святой мученик Христов был водим ночью по городу и где капала кровь его, ночью являлся свет, как бы от свечи горящей; это видели все христиане.

Взяв честные мощи святого мученика, митрополит положил их в раке в храме святого великомученика Георгия Каппадокийского. Здесь почивают честные мощи святого мученика и доныне и по благодати Божией подают исцеления всем, с верою приступающим к ним.

Пострадал же святой мученик Христов Георгий в болгарском городе Средне, где и был воспитан; свой мученический подвиг он принял в 7022 г. от сотворения мира, от рождества же во плоти Бога Слова в 1514 г., в 26 день месяца мая6, в царствование над всеми Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава со Отцом, и Святым Духом, вечно. Аминь.

Тропарь, глас 4:

Божественным желанием от юнаго возраста весь сам себе Господеви возложив, в молитвах и постех образ быв добродетели, богатство же и славу, и доброродство телесное яко не сущее презрев, и Христа Единаго от души возлюбил еси, и того истиннаго суща Бога, в Троице покланяема, пред нечестивыми турки проповедал еси: и срацынскую веру, и законы моамедовы под ногами поправ, и мучителя ужасив, мучения венцем украсився славне, к небесным востекл еси ликостоянием премудре Георгие. Моли Христа Бога, сохранити отечество твое, и спасти православнаго императора, и люди, и град, иже твоя подвиги присно почитающыя.

Кондак, глас 4:

Яко звезда пресветлая явился еси непрелестная мирови, праведнаго Солнца Христа возвещающи, страдании твоими страстотерпче великий мучениче Христов Георгие, и прелесть погасил еси срацынскую, и моамедова предания и законы под нагами твоими попрал еси: и беззаконнаго царя, и мучителей ужасил еси крепким твоим терпением: и верным подаеши свет, моляся к Богу непрестанно о всех нас.
_______________________________________________________________________
1 Наименование "Нового" усвояется святому Георгию в отличии от других святых с именем Георгия, подвизавшихся значительно ранее его, как например Георгия великомученика (память его празднуется 23 апреля), Георгия исповедника (память его празднуется 19 апреля) и др.
2 Средец или София - столица болгарского княжества Еще в древности София была важным торговым пунктом и составляла главный город Римской провинции Дакии В 441 г. София была опустошена гуннами, в 809 г. была завоевана болгарами, в 1382 г. попала в руки турок 22 декабря 1877 г. была взята русскими, под начальством Гурко, причем большая часть мусульманского населения бежала.
3 Разумеется ее великомученик Георгий Победоносец (память его празднуется 23 апреля).
4 Магомет или Мохаммед - основатель мусульманской религии (жил в к. VI и нач. VII вв.)
5 Селим I, султан турецкий, царствовал с 1512 по 1529 г.; отличался необыкновенным фанатизмом (религиозною нетерпимостью).
6 По мнению некоторых святой Георгий пострадал 11 февраля. 26 мая принимается в таком случае за день перенесения его мощей.

Апп. от 70-ти Карпа и Алфея (I).
http://s43.radikal.ru/i100/1006/65/6c2892b9e5e1.jpg

Святой апостол из семидесяти Карп, был последователем и слугою святого апостола Павла; он разносил его послания в те места, куда они назначались. Достаточное время Карп потрудился вместе с апостолом Павлом, благовествуя всюду слово Христово1, немало претерпел он за это бед и напастей. Затем святой Карп был поставлен апостолом Павлом епископом города Берии во Фракии2.

Святой апостол Карп потрудился, проповедуя евангелие Христово и на острове Крите3; здесь он, между прочим, принял в дом свой святого Дионисия Ареопагита4 и видел Господа, явившегося ему в видении в то время, когда Карп просил Его предать казни двух грешников, и слышал голос Его, возгласивший: "Мучь Меня еще, ибо Я готов еще раз пострадать и быть распятым ради спасения людей"5.

Святой Дионисий Ареопагит свидетельствует о сем святом Карпе и то, что он никогда не начинал совершать пречистых и животворящих Тайн прежде, чем не сподоблялся являвшегося ему с неба божественного видения.6

Святительствуя в Берии, Карп обратил ко Христу многих эллинов-язычников; обличая иудеев, он говорил им, что распятый ими Христос есть Бог истинный и Творец всего. Впоследствии он был с жестокостью убиен иудеями и таким образом предал душу свою в руки Господа7. Честные мощи его были положены верными и богобоязненными людьми в том же городе, где он и святительствовал, причем сими мощами подавались многоразличные исцеления болящим во славу Христа, Бога нашего.

Тропарь, глас 3:

Апостоле святый Карпе, моли милостиваго Бога, да прегрешений оставление подаст душам нашым.

Кондак, глас 4:
Яко звезду пресветлую церковь всегда стяжа тя Апостоле Карпе, чудес твоих многоподаванием просвещаема: спаси верою чтущих память твою.

Святой апостол Алфей был отцом апостолов Иакова Алфеева и Левия. Сей Левий был мытарем и его то призвал Господь, сказав: "По Мне гряди!" (Мк.2:14).

Оставив все, Левий последовал за Христом и был все время Его неизменным спутником.

Апостол Левий называется еще Матфеем, и он именно написал первое евангелие.

Святой апостол Алфей происходил из города Капернаума, но где он проповедовал евангелие - неизвестно.

Святые мученики Аверкий и Елена, по преданию, были детьми святого апостола Алфея. За исповедание веры в Иисуса Христа святой Аверкий был привязан нагим среди пчельника и мученически скончался от укусов пчел. Сестра его, святая Елена, была побита камнями.
____________________________________________________
1 Между прочим у него в Троаде были оставлены апостолом Павлом фелонь и разные книги, между коими апостол особенно упоминает о пергаментных (2 Тим.4:13).
2 Фракией называлась та часть Балканского полуострова, которая лежала к северу от Македонии, Эгейского и Мраморного моря. В настоящее время на месте древней Фракии находятся следующие земли: восточная часть Венгрии, Трансильвания, Бессарабия, Молдавия, Валахия, Болгария, Сербия и восточная часть Румелии. Город Берия в настоящее время называется Веррия или Кара-Веррия; в нем около 12 000 жителей. - Апостол Павел был в Берии во время своего второго апостольского путешествия.
3 Остров Крит (иначе Кандия - от главного города того же имени) находится в средней части Средиземного моря, к югу от Эгейского моря. Начало христианству было положено здесь событием Сошествия Святого Духа на апостолов, ибо при этом событии были и критяне (Деян.2:11). Затем христианство было утверждено здесь апостолом Павлом, который поставил здесь епископом Тита для того, чтобы он "довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров" (Тит.1:5). - В XVII в. Крит перешел во власть турок.
4 Дионисий Ареопагит - член Ареопага - верховного судилища афинского. Обращен в христианство апостолом Павлом во время его второго апостольского путешествия (ок. 54 г.). Причислен св. Церковью к лику святых. - Память его празднуется 8 октября.
5 Для того, чтобы понять эти слова, необходимо припомнить следующий случай из жизни святого апостола Карпа. Некто из неверующих совратил к злочестью своему одного из христиан. Карп был весьма опечален этим. Никогда не обнаруживав ранее нетерпения, Карп на этот раз был весьма огорчен в душе своей. Он помыслил про себя, что нечестивцы, развращающие и губящие людей, не должны жить на земле; и начал он молить Бога, дабы ниспал огонь с неба и попалил тех двух нечестивцев - и совратившего, и совращенного. Когда он молился об этом, вдруг горница, в которой он стоял, потряслась и расступилась на двое. Подняв свои очи вверх, он увидел небо отверстым и в нем сидящего Господа Иисуса Христа в образе человеческом. Опустив же взоры вниз, он увидел глубокую пропасть, на краю которой стояли те два грешника, которым Карп испрашивал погибель. Карп, видя, что опечалившие его уже готовы упасть в пропасть и быть съеденными змием, пресмыкавшимся внизу, исполнился радости; но так как они все еще не падали в пропасть, то Карп снова стал досадовать и скорбеть и опять начал молить Бога об их погибели. Когда же он возвел очи свои на небо, то увидел, что Господь приблизился к тем грешникам и подал им руку помощи. Потом Господь и сказал Карпу: "Мучь Меня еще, ибо Я готов еще раз пострадать и быть распятым ради спасения людей". Сказание об этом сообщает святой Дионисий Ареопагит в своем послании к монаху Демофилу. Послание это можно читать под 3-м числом октября месяца (день памяти св. Дионисия Ареопагита).
6 Дионисий Ареопагит с великою похвалою отзывается об апостоле Карпе. Так например, в послании к монаху Демофилу он говорит о Карпе: "Муж сей был велик по своим добродетелям и отличался такою возвышенною чистотою ума, что обладал большою способностью к боговидениям".
7 Кончина святого апостола Карпа последовала в к. 1 в.

Прп. Иоанна Психаита исп (IX)
Святой отец наш Иоанн, с юных лет возлюбив Христа, по характеру своему стал подобен святым пророкам Илии и Иоанну. Оставив мир, он отправился в Психаитскую лавру1 и принял там иночество, после чего получил от Бога дар изгонять бесов и исцелять болезни. Он подвизался во время иконоборческих волнений, укрепляя православных в вере своими наставлениями. На него сделан был донос императору, гонителю на иконы2, и последний, призвав его к себе, стал принуждать отказаться от поклонения честным иконам, присоединиться к его ереси и подписаться на нечестивом свитке, но преподобный не согласился исполнить это и даже обличил императора, назвав его еретиком. За это он сослан был в ссылку, где претерпел от беззаконных и несправедливых иконоборцев множество бедствий и здесь окончил жизнь свою.
________________________________________________________________________
1 Психаитская лавра, по указанию болландистов, находилась в Константинополе.
2 Особенно жестоким гонителем на иконы был греческий император Константин Копроним (743-775 г.), намеревавшийся торжественно, с соблюдением законности, уничтожить иконопочитание, как ересь, для чего в 754 г. созвал собор и назвал его Вселенским. Так же жестоко преследовал иконопочитание и император Лев Армянин (813-820 г.) - Он издал указ, которым запрещал монахам проповедовать об иконопочитании, и на этом указе должны были подписаться все монахи. Вероятно под императором, гонителем на иконы, здесь разумеется последний император.

Обретение мощей прп. Макария Калязинского (1521)
http://keep4u.ru/imgs/b/2010/03/30/1f/1faa76f8bdfda414fbccabad95d32e9a.jpg

Преподобный Макарий Колязинский2 происходил от благородного рода тверских бояр Кожиных. Он родился в селе Грибкове, верстах в восьми от города Кашина3; теперь это селение называется Кожино. Родители его, отец Василий Кожа, прославившийся военными подвигами при великом князе Василии Васильевиче Темном4, и мать Ирина, отличались благочестием и воспитывали детей своих в добрых нравах. До пострижения в монашество Макарий носил имя Матфея. На седьмом году родители отдали его в обучение грамоте; юному Матфею она далась скоро, и он скоро пристрастился к чтению. Читая Божественные книги, он вникал в их содержание и принимал к сердцу прочитанное. Родители видели это и радовались. Матфей удалялся от детских забав и, когда стал приходить в более совершенный возраст, начал думать о суете мирской жизни и помышлять об удалении от неё. Он постоянно помнил слова Спасителя:  «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19:21),  он хотел последовать сим словам. Родители его однако не желали, чтобы он принял монашество, хотя и видели, что желание его искренне. Они говорили ему, что и в миру можно спастись, напоминали слово святого Иоанна Златоуста «На возбраняющих брак», приводили библейские примеры и новозаветных святых, спасшихся в миру и живших брачною жизнью. Матфей как ни горячо желал удаления от мира, всё таки понимал силу родительских доводов и, как покорный сын, не хотел огорчать их; он сказал: «Да будет воля Господня, я не противлюсь вашему желанию».

Родители были рады такому решению сына; они сочетали его браком с девицей Еленой из семьи дворян Яхонтовых. Вступивши в брак, Матфей однако не переставал думать о том, чтобы со временем удалиться от мира. Проводя в супружестве благочестивую и чистую жизнь, он заключил с женою условие, что тот из них, кто переживет другого, не останется в миру, не вступит во второй брак, а примет монашество.

Через год после женитьбы Матфея умерли его родители, а потом еще через два года, по воле Божией, скончалась и его супруга Елена.

Теперь Матфей ничего другого не желал, как исполнить давнее свое намерение — покинуть мир и принять иноческое пострижение; ничто не мешало ему теперь осуществить свое желание. Немедленно он по заповеди Христовой, роздал свое имущество нищим и ушел в ближний монастырь Клобуковский5, подле города Кашина, и постригся в иночество с именем Макария.

С горячею ревностью стал он проходить монастырские послушания, повинуясь не только игумену, но даже самым младшим из братии со всяким смирением и кротостью. Неуклонно посещая храм Божий и неустанно трудясь в разных монастырских работах, он остальное время посвящал молитве и бдению, усердно читая житие святых и другие Божественные книги, стараясь подражать примерам прежних подвижников и сохраняя в сердце назидательные слова, почерпнутые из прочитанных книг. Подвиги молодого инока возбуждали удивление всей монастырской братии.

Не мало лет поживши в Николаевском Клобуковском монастыре, Макарий стал помышлять об уединенной жизни. Укрепившись в сей мысли, он открыл ее игумену и стал просить его благословения. Игумен, видя искренность желание Макария, дал ему отеческое наставление и благословил на новый путь подвижнической жизни.

Макарий нашел для себя место, соответствовавшее его желаниям, не вдалеке от Кашина, в восемнадцати верстах, близ реки Волги, между двух небольших озер, в густом лесу. Здесь он поставил себе келлию и стал подвизаться в посте, молитве и бдении. Никто не мешал его уединенному подвигу. Дикие звери не нападали на него, а ласкались, и он делил с ними свою скудную пищу.

Но не долго Макарий подвизался в полном уединении. К нему скоро стали собираться другие подвижники и прежде всего пришли семь старцев из Клобуковского монастыря. Собралось не мало иноков и из иных мест. Около келлии Макария возникли новые келлии и составилось пустынное братство.

Это новое братство нуждалось в храме Божием для общей молитвы и принятия Святых Таин. Преподобный Макарий со своими сподвижниками построил небольшую деревянную церковь во имя Живоначальной Троицы с благословения тверского архипастыря.

Братия пустынная постоянно умножалась, и явилась неизбежная потребность иметь своего священника и вместе игумена. Сам Макарий по своему смирению не хотел принять сего звание, а предлагал его другим, хотя руководил всею подвижническою жизнью новой обители сам. Он ввёл строгий порядок монастырского общежития со строгим уставом. Он установил правило не держать в обители хмельного питья, не есть и не пить по келлиям, а только в общей трапезе.

Сам он показывал пример строгой жизни, трудолюбие и смирение. Со всеми он обращался просто и ласково. При встрече с каждым из своей братии, не взирая на возраст, он говорил «старчушко добрый» и называл по имени.

Устав монастырской жизни, введенный преподобным Макарием, был такой строгий, что не все могли соблюдать его так, как желал основатель обители. Один за другим смещены были два игумена за нарушение сего устава.

Братия умолили наконец Макария, чтобы он сам принял сан священства и власть игумена. После долгих отказов Макарий наконец согласился и в сопровождении нескольких иноков отправился в Тверь, где и поставлен был в игумена епископом Моисеем6. Невыразимо обрадована была братия, когда узнала, что преподобный Макарий возвращается в монастырь в сане игумена, и устроила ему торжественную радостную встречу.

Не смотря на принятие игуменского сана, Макарий по прежнему вёл самый простой образ жизни, ходил в худых одеждах и показывал пример во всех монастырских трудах.

Основание Макариям новой обители хотя и в пустынном месте, в диком лесу, не всем однако было приятно. Владелец окрестных земель, некто Иван Коляга, с самого поселения Макария посмотрел на него не благосклонно; а когда устроена была церковь, увеличилось братство и Макарий стал игуменом, то нелюбовь эта превратилась в злобу и открытую вражду. Коляга боялся, что с возникновением обители так или иначе отойдут к ней его земли, и решился устранить Макария, хотя бы пришлось для сего прибегнуть и к убийству. Но по воле Божией, такой злой умысел не только не осуществился, но лишь послужил к пользе обители и славе преподобного Макария. Сначала постигла смерть семью Коляги, а потом и сам он впал в тяжкую болезнь. В таком несчастии он усмотрел наконец Божие наказание за сей тяжкий грех, за злой умысел против Макария, раскаялся и приказал нести себя к преподобному. У ног Макария он со слезами рассказал о своем замысле и просил прощения и молитв. Макарий, видя искреннее раскаяние своего врага, сказал: «Бог простит тебя» и долго поучал его, говоря о тленности земных сокровищ и о мирской суете. Кроткое поучение Макария так подействовало на Колягу, что он решился сам оставить мир, постригся у преподобного Макария и все земли свои отдал в пользу обители, которую с тех пор сам Макарий, ради смирения, стал именовать Колязино.

Слухи о строгой иноческой жизни Макария в новой обители, получившей от него строгий устав общежительных монастырей, стали распространяться не только в окрестностях, но и в местах отдаленных. К Макарию стали стекаться разные люди, жаждавшие спасения, миряне и иноки, из мест ближних и дальних.

Раз пришли к нему два юноши боярского рода, которых он давно знал. Принявши их в своей келлии, как обыкновенных путников, он стал расспрашивать, куда и зачем они идут. Путники ответили, что они возымели желание оставить мир и поселиться в какой-либо пустыне.

- Зная тебя с детства, — говорили они, — и помня твою прежнюю любовь и поучение от Божественного Писания и слыша теперь о твоем строгом иноческом житии, пришли просить тебя принять нас к себе на послушание.

Преподобный, желая испытать их, сказал:

- Человек я грешный, а потому и поселился в пустыне, чтобы молить Бога о прощении моих грехов, вы же возвратитесь к своим родителям, чтобы не огорчать их.

Но юноши пришли с решительным намерением остаться в монастыре под руководством славного, хотя и смиренного подвижника; они со слезами стали умолять его принять их в общину.

Видя в юношах искреннее и нелицемерное желание посвятить себя иночеству, Макарий принял их в свой монастырь и после достаточного искуса удостоил их пострижения в иночество.

Мудро правя всё умножавшимся братством, Макарий проводил время в посте, молитве, трудах и бдении. Он усердно читал Святое Евангелие и другие Божественные Писания и непрестанно поучал спасительному пути как братию, так и всех приходящих.

Очевидцем и свидетелем подвижнической жизни Макария и строгости его монастырского общежительного устава был знаменитый подвижник монашества того времени, святый преподобный Иосиф волоколамский7, вознамерившись основать новый монастырь по правилам строгого общежития, из Пафнутиева боровского монастыря8 он отправился путешествовать по северным русским обителям, чтобы видеть иноческую жизнь и изучать монастырские порядки и уставы. В этом странствии зашел он и в Макариев Колязин монастырь, видел преподобного Макария, беседовал с ним и оставил следующее повествование в своем «Сказании о святых отцах».

- Видел я, — говорит преподобный Иосиф, — и блаженного старца Макария, игумена, создателя монастыря Колязинского. Он поведал мне следующее: "Когда я пришел на это место, — сказал он, — со мной пришли семь старцев из монастыря Клобуковского; они были так совершенны в добродетелях и в постническом и иноческом житии, что вся братия приходила к ним принимать поучение и пользу; и они, просвещая всех, учили полезному; тех, которые проводили жизнь в добродетелях, они укрепляли, а которые уклонялись в бесчинство, тем воспрещали и возбраняли и не допускали поступать по своим волям».

Такое, по словам Макария (продолжает преподобный Иосиф), было тогда в монастыре благоговение и благочиние; всё делалось согласно отеческим и общежительным преданиям, так что дивился великий старец Митрофан Бывальцев. Он пришел тогда со Святой Горы Афонской, прожив на Святой Горе девять лет. Он говорил братии:

- Напрасно я трудился и без успеха совершил такой дальний путь в Святую Гору — мимо Колязинского монастыря: ибо можно спастись и в нем живущим; здесь всё делается подобно киновиям, находящимся в Святой Горе.

Из Колязинского монастыря, отличавшегося такою благочестивою жизнью, еще при жизни преподобного Макария вышло несколько основателей новых монастырей. Таков преподобный Ефрем Перекомский9, кашинский уроженец, основатель монастыря в Новгородской области на озере Ильмень; он начал свое подвижничество в Макариевой пустыне. Преподобный Паисий Угличский был родной племянник преподобного Макария, сын его родной сестры Ксении, бывшей в замужестве за Иваном Гавреневым, служилым дворянином Угличского удельного князя Андрея Васильевича Большого10, брата великого князя Иоанна Васильевича11. Он подвизался в Колязинском монастыре своего дяди, преподобного Макария, и оттуда вызван был Угличским князем Андреем Васильевичем и по его желанию основал Покровский монастырь12, в трех верстах от Углича, собрал не малую братию и ввел строгое общежитие, подавая братии пример в трудах, посте, молитве и бдении.

Благочестивая жизнь Макария была славна перед людьми и угодна Богу. Молитва его была чудодейственна. По силе сей молитвы Бог даровал многим утешение в скорбях и исцелений от недугов и болезней.

В Кашинском уезде было и теперь существует село Кесово, или Кесова Гора. Жил там некто Захарий; он долго болел, был расслабленный. Много он слышал о силе молитвы Макария перед Богом и стал просить близких, чтобы свезли его к преподобному игумену Колязинскому. Когда его привезли, то он горько плакал перед игуменом и умолял:

- Преподобный отче Макарий! Помоги мне, лежащему в расслаблении.

Преподобный отвечал:

- Принесли тебя, брат, искушать мою немощь: как ты просишь помощи от грешника, едва нечто малое стяжавшего себе для исправления!

Но расслабленный продолжал вопиять:

- Знаю, раб Божий, знаю, что молитва твоя перед Богом обо мне грешном и окаянном не останется тщетною!

Видя искреннюю и глубокую веру больного, Макарий сказал:

- Чадо! преблагий Бог не хочет смерти грешника, а жизни и обращения ко спасению, и какими ведает судьбами, приведет его ко спасению чрез покаяние. Тебя постигло Божие посещение, и если покаешься и оставишь прежние обычаи, Бог пошлет тебе исцеление; если же нет, то пострадаешь и больше сего.

Больной тогда со слезами исповедал пред Макарием свои грехи от дней юности, и преподобный, помолившись, преподал ему благословение, а с сим вместе возвратил здоровье больному. После он стал священником в своем селе и всю жизнь не забывал наставлений преподобного Макария.

Чрез некоторое время к преподобному привели юношу боярского рода, Василия Рясина, страдавшего беснованием. Преподобный, видя страдание больного и скорбь приведших его людей, пришел в умиление и стал служить молебен о его здравии. Когда после молитвы преподобный осенил больного крестным знамением, тот исцелился тотчас и обрадованный милостью Божиею не хотел уже возвращаться в родительский дом, а решился остаться в обители и принял иноческое пострижение от Макария.

Однажды воры захватили монастырских волов, которых братия употребляли для полевых работ. Только хищники хотели угнать свою добычу, как внезапно поражены были слепотою и долго блуждали по окрестностям монастыря. В конце концов они оказались опять у обители с похищенным. Преподобный Макарий, обозревая монастырское хозяйство, увидел похитителей и, как бы не зная, в чем дело, спросил, зачем они тут и как оказались у них волы. Преступники сознались в своем злом умысле и, повергшись к ногам его, просили прощения. Преподобный простил им грех, молитвою избавил от слепоты и запретил впредь покушаться на подобные злые дела.

Устроивши строгое монастырское общежитие и привлекши святостью своей жизни и неусыпными трудами многочисленную братию, преподобный Макарий еще при жизни своей успел создать обеспечение для материального существования братии. Он отдал в новооснованный монастырь свою родовую вотчину. Кроме упомянутого ранее соседнего землевладельца Ивана Коляги, были и другие постриженники Макария, которые записывали за его монастырем свои земельные владения и клали вклады вещами и деньгами. Слава подвигов Макария привлекала жертвы в монастырь с разных сторон, о чем свидетельствуют дошедшие до сего времени документы. Тверской князь Борис Александрович около 1461 г. приписал к Колязину монастырю Николаевский монастырь на Жазне с его землями; княгиня Феодосия Ивановна, дочь князя Ивана Борисовича, пожертвовала село Васильевское с деревнями Селищем и Спировым; Князь Александр Романович — село Константиновское с семью деревнями. Было много и других вкладов пустошами и населенными землями.

Но преподобный Макарий заботился не столько о материальных благах обители, сколько о своем душевном спасении и об указании другим спасения пути примером и учительным словом; он поступал по евангельскому слову: «ищите прежде Царствие Божие и правды его, а прочее  всё приложится вам». В такой жизни преподобный достиг глубокой старости. Не смотря на то, что телесные силы его слабели, он продолжал предаваться бдению и молитве; ноги его, как твердые столпы, стояли на молитве день и ночь. В 1483 году в марте месяце его постиг тяжкий недуг. Он почувствовал приближение своей кончины и стал безмолствовать. Потом призвал к себе братию и сказал:

«Возлюбленные отцы и чада! я, как и все земнородные, отхожу в путь отцов моих, а вас предаю Господу Богу, могущему наставить вас и дать вам наследие вечное. Всячески пекитесь о своем спасении, пребывайте всегда в трудах, посте, бдении и непрестанной молитве; блюдите чистоту душевную и телесную; не воздавайте зла за зло или досаждение за досаждение. Разумейте, братия: если я имею дерзновение к Богу, то по моем отшествии сие обитель не оскудеет, но распространится».

Благословив и облобызав братию, преподобный сподобился приобщиться святых таин и, сказав: «Слава Богу о всех, аминь». предал дух свой Господу.

Кончина преподобного Макария последовала 17-го марта 1483 г., на восемьдесят первом году его жизни.

Оплаканный братиею, преподобный Макарий погребен был близ построенной им деревянной церкви. Над его могилой сооружена была деревянная часовня и украшена святыми иконами.

Подвиги преподобного при жизни создали почитателей основанного им монастыря и после его блаженной кончины. Пожертвования притекали непрестанно. Так в 1486 году князь тверской Михаил Борисович пожаловал монастырю село Андреевское на Борщине. Позже, в 1511 г., князь дмитровский Юрий Иванович числил за Калязинским монастырем несколько сел и деревень. Было много пожертвований и других менее знатных лиц.

Построенный преподобным Макариям деревянный храм Пресвятой Троицы постепенно стал приходить в ветхость. Почитатели обители и её основателя не замедлили придти на помощь в сей нужде.

В 1521 г. Дмитровский купец Михаил Боронков пожелал построить на месте старой деревянной церкви каменную. Боронков в детстве видал преподобного Макария, от своих родителей много слышал о его подвижнической благочестивой жизни и всю жизнь питал к обители благоговейное почтение. Колязинский монастырь находился в уделе Дмитровского князя Юрия Ивановича, родного брата великого князя Московского Василия Ивановича. С разрешения сего князя, также усердного почитателя памяти преподобного Макария и его обители, и по благословению Тверского и Кашинского епископа Нила13, Боронков приступил к исполнению своего намерение, при игумене Колязинского монастыря Иоасафе.

Тщательно была осмотрена местность для построения нового каменного храма, которому не вредила бы вода от озер. Остановились на более возвышенном месте с более твердым грунтом, саженях в десяти от старой деревянной церкви. После водоосвятного молебна игумен Иоасаф водрузил крест на месте, предназначенном для алтаря, и благословил копать ров для основание церкви. Стали копать. Место оказалось удобным, вода не выступала. При копании попадались кости прежде погребенных братий. Но вот на том месте, где был погребен преподобный основатель монастыря, нашли целый гроб, не подвергшийся тлению; от него исходило благоухание. Не смея тронуть ого, рабочие тотчас известили игумена Иоасафа, который с умилением и слезами лобызал откопанный гроб, ни минуты не сомневаясь, что эта драгоценная находка есть гроб Макария. По его распоряжению ударили в колокол; собрались братия и множество окрестного народа. Сейчас же подле старой церкви устроили палатку и, благоговейно подняв гроб из земли, перенесли его туда и отслужили над ним панихиду. Затем вскрыли гроб: разнеслось из него еще большее благоухание и тело преподобного, лежавшее в земле тридцать восемь лет, оказалось нетленным, даже ризы не пострадали и светлы были седины старца. Это событие произошло 26 мая 1521 г. Народ с умилением прославлял Господа, дивно прославляющего избранных Своих. Многие недужные и немощные, с верою притекавшие к ново-обретенным мощам, получили исцеление.

Игумен и братия, обрадованные такой благодатью, поспешили известить об этом Дмитровского князя Юрия Ивановича. Посланный иеромонах устно известил обо всем князя. Обрадованный князь стал ждать письменного извещения от игумена о совершившихся от мощей чудодейственных исцелениях. Игумен Иоасаф позаботился о том, чтобы были записаны важнейшие чудеса от мощей с именами получивших исцеление и отправил эти записи к князю. Юрий Иванович немедленно отправился в Москву и известил обо всем, совершившемся в Колязине, брата своего, великого князя Василия Ивановича, равно как и митрополита Даниила14.

Великий князь и митрополит поручили князю Юрию Ивановичу представить в Москву самолично хоть некоторых, получивших исцеление от мощей преподобного. Представлены были многие и засвидетельствовали истину. Тогда великий князь и митрополит послали в Колязинский монастырь архимандрита московского Чудова монастыря Иону для исследования на месте относительно всего, касающего открывающихся мощей. Архимандрит Иона явился в Колязинский монастырь, убедился в нетлении мощей Макария и в их чудодейственной силе и засвидетельствовал о сем в Москве пред великим князем и митрополитом.

Тогда великий князь и митрополит созвали в Москве собор из епископов, архимандритов, игуменов и других духовных лиц. Собору доложены были все обстоятельства явление мощей преподобного Макария, рассмотрена его святая жизнь и чудотворение как при жизни, так и по смерти, от его мощей. Собор постановил причислить преподобного Макария Колязинского к лику святых и установил местное празднование ему в день кончины 17 марта и открытие мощей 26 мая.

Нетленные мощи преподобного Макария вскоре из временной палатки перенесены были в старую деревянную церковь, а потом переложены в новую дубовую раку и торжественно поставлены открыто на правой стороне новой каменной церкви, построенной купцом Боронковым.

В Колязинском монастыре на обретение мощей стали петь службу, составленную Феодосием Тверитянином. Простота жизни

Макария смущала некоторых и при его жизни, и заставляла сомневаться в святости его даже после открытия его мощей. Так, уже спустя десять лет по открытии мощей Макария, вельможный инок, старец Вассиан Патрикеев с укоризной говорил о простоте жизни Макария и называл его «мужиком сельским». Но митрополит Даниил на соборе заметил Вассиану, что если захочешь судить святых, так осудишь многих и в числе пророков, и Апостолов, и архиереев, и праведных, и преподобных; для Бога в деле святости важно не телесное, наружное благородие, а духовное, внутреннее15. На московском церковном соборе 1647 г. установлено было «петь и праздновать повсюду» в числе других и преподобному Макарию Колязинскому, при чем он помещен в числе «великих чудотворцев»16.

При открытии мощей преподобного Макария было записано иноками Колязинского монастыря четырнадцать чудес. Приведем некоторын из них.

В странноприимнице или Богадельне монастырской жил убогий человек, по имени Иоанн: у него иссохли ноги, как дерево, и скорчились; он целых двенадцать лет только ползал, опираясь руками на маленькую клюку. Увидев однажды, что у гроба преподобного священники служат молебствие, с трудом подполз к ним и просил помолиться о нем Господу и Его угоднику. Священники, окропив его святою водою и открыв раку, хотели приподнять страдальца, чтобы он мог приложиться к святым мощам, но в это самое время ноги его вьпрямились, он встал сам и смог приложиться к святым мощам, к изумлению и ужасу всех. С тех пор он стал совсем здоров.

Диакон Колязинского монастыря, по имени Андрей, долго страдавший от сильнейшей боли в костях, принесен был к мощам преподобного, и когда с верою приложился к ним, немедленно получил исцеление.

И другие лица получили исцеление от различных болезней: два монастырских крестьянина от умопомрачения; у одного странника, имевшего на правой руке три пальца пригнутыми и приросшие к ладони, скорченная рука разогнулась, когда он с молитвой прикоснулся ко гробу чудотворца. Одна женщина страдала опухолью, отеком всего тела, другая продолжительною глухотою и обе получили исцеление после усердной молитвы угоднику Божию. Некто юноша Григорий, неподвижно лежавший десять лет в расслаблении, был принесен на одре и положен при гробе преподобного; с умилением он смотрел на раку, плакал и молился об исцелении. Мало-помалу он стал чувствовать, что его ноги и руки начинают двигаться; собравшись с силами он встал с одра, чтобы припасть к святым мощам. Принесшие больного вместе с исцелившимся прославили Бога и Его угодника.

Однажды пришел в обитель некий человек, по имени Лаврентий, и рассказывал, что он два года страдал болезнью в ноге, а, когда дал обещание постричься в Колязином монастыре, то получил исцеление. Когда он шел в монастырь, то на него напали разбойники; израненный, он повернул в Москву. Здесь постигла его слепота. В недоумении и отчаянии он вспомнил о своем обещании постричься в обители Макария и — прозрел. Теперь он пришел в монастырь исполнить свое обещание.

Один знатный человек боярского рода, по имени Иоанн, пришел в Колязин монастырь и был встречен игуменом с подобающею честью. При возвращении домой игумен благословил богомольца иконою преподобного Макария. Боярин дома много рассказывал о чудесах преподобного. В числе его людей был расслабленный, Феодор по имени, шесть лет лежавший в постели без движения. Благочестивый господин его принес к нему икону преподобного и велел служить молебен с водосвятием. Когда больного окропили святою водою, он встал с постели здоровым к удивлению и утешению всех окружающих.

Некто Онуфрий, бесноватый, привезенный с трудом из Новгорода, никак не хотел приблизиться к раке чудотворца и произносил хульные речи, так что его родственники хотели уже везти его обратно и некоторые дерзнули даже укорять преподобного, что он не может исцелить больного. Напоследок однако они решились силою подвести его к чудотворной раке. Как только бесноватый коснулся раки, то с воплем упал на землю с пеною у рта; присутствовавшие думали, что он уже умирает, и окропили его святою водою. Но страдалец внезапно очнулся и стал с полным сознанием спрашивать, где он находится. Получив ответ, он благоговейно облобызал мощи преподобного, вознес благодарственную горячую молитву и, подав милостыню в обители, здоровым возвратился на родину.

Особенно много исцелений получили больные из соседних городов, где слава Макария распространялась как при жизни его, так и по смерти. Так получили исцеление Кашинские жители: инок Варсонофий, бывший архимандрит монастыря Димитриевского17, а теперь оставшийся до конца жизни в Колязинском монастыре; Кашинская инокиня Мария, долго страдавшая ногами; дьячёк обители Макариевой, по имени Тимофей, забболевший расслаблением в городе Дмитрове, и наконец другой инок по имени Симеон, внезапно заболевший на Волге тяжкою болезнью.

Предсмертные слова преподобного Макария оправдались: оставленная им обитель не оскудела, а распространилась: ее посещали Московские цари и делали в нее богатые вклады. Так в 1553 г. царь Иван Васильевич Грозный посетил обитель и пожаловал ей село Городище со всеми пустошами и 28 деревнями. В 1599 г. приезжал в Колязинский монастырь царь Борис Федорович Годунов с супругой и детьми, чтобы помолиться и испросить благословение угодника Божие на предполагавшийся брак царевны Ксении с датским принцем Иоанном. Посетители принесли в дар преподобному Макарию великолепную серебряную раку, в которую в их присутствии переложены были мощи угодника.

В смутное время самозванцев и царя Василия Ивановича Шуйского Колязин монастырь сделался средоточием важных событий и испытал великие бедствие. В 1609 г. находилась в монастыре главная квартира знаменитого вождя русских войск князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, который 14 августа нанес здесь жестокое поражение Яну Сапеге с другими польскими вождями и русскими ворами или изменниками. Но в 1610 г. монастырь постигло тяжкое бедствие; князя Скопина-Шуй-ского не было уже там, но часть войска еще оставалась. Один из польских вождей, смелый и алчный грабитель Лисовский,

Отовсюду отрезанный, решился силою пробиться к польской границе из Суздаля. Переправившись через Волгу, он неожиданно напал на Колязин монастырь. Находившийся там воевода Жеребцов отчаянно защищался и делал вылазки из монастыря, но неприятелям удалось поджечь деревянные стены монастыря, при чем загорелись и другие здания. Жеребцов вынужден был сдаться. Враги перебили монахов и других находившихся в монастыре людей, не исключая и воеводы Жеребцова; моаастырь был разграблен; мощи преподобного Макария были изринуты из раки, а самая рака, дар Годунова, была рассечена на три части и увезена неприятелями.

Не легко было монастырю оправиться после такого страшного разгрома. Но усердие богомольцев, возросшее вследствие важных заслуг монастыря при Скопине-Шуйском и скорби о несчастном бедствии обители, равно как и старание настоятелей дали возможность в скорое время все привести в порядок, возобновить попорченное и приступить даже к сооружению новых храмов и других зданий.

В 1619 г. царь Михаил Федорович посетил Колязинский монастырь и с теплою молитвою и благоговением прикладывался к чудотворным мощам преподобного Макария. Царь тогда пожертвовал в монастырь колокол, а после, в 1635 г., тот же царь пожертвовал другой большой колокол по отце своем, патриархе Филарете Никитиче. В 1648 г. построена была каменная стена вокруг всего монастыря. В 1654 г., когда в Москве свирепствовало моровое поветрие, супруга царя Алексея Михайловича Мария Ильинична с детьми и всем двором нашли убежище в Колязине монастыре; с нею был там и патриарх Никон; царица с двором помещалась в построенном в 1641 г. братском корпусе, с того времени получившем название царского, а патриарх Никон в настоятельском, получившем с тех пор название патриаршего. Царица Мария в следующем, 1655 г., в память своего пребывания в Колязином монастыре исходатайствовала ему степень архимандрии.

Как в семнадцатом столетии, так и позже сооружались в монастыре новые храмы - и перестраивались прежние, перестраивались и возобновлялись вновь и прочие здания. Всегда, как и теперь, монастырь посещался и посещается богомольцами, особенно из окрестных уездов тверской и ярославской губерний, а также из губерний владимирской и московской. Особенно много стекается богомольцев к 17 марта и 26 мая — дню обретение мощей преподобного; в этот день рака со святыми мощами преподобного Макария обносится вокруг главного монастырского храма Пресвятой Троицы, в котором она и находится всегда, в арке в приделе Нерукотворенного образа Спасителя18.

В 1764 г., при учреждении монастырских штатов, по описи владений Колязина монаотыря числилось за ним 2803 крестьянских двора с 12.000 человек мужского пола. Монастырь отнесен к числу первоклассных.

Тропарь, глас 8:
Плотская мудрования, отче Макарие, воздержанием и бдением умертвил еси: место бо, на немже поты твоя излиял еси, яко труба вопиет к Богу, поведающи твоя исправления: и по смерти честныя твоя мощи источают исцеления. Темже вопием ти: моли Христа Бога, да спасет душы наша.

Кондак, глас 2:
Вышних желая, воздержанием и труды, и поты насладився, желание плоти твоея обуздав, чудес дар прием от Христа Бога, светильник явился еси пресветлый. Темже Христова церковь песньми славит тя, преподобне Макарие отче наш.
_______________________________________________________________________
1 Житие преподобного Макария Колязинского, составленное в 1646—1547 году по монастырским воспоминаниям и рассказам отчасти даже очевидцев жизни преп. Макария, равно как в по некоторым записям, встречается во многих рукописях начиная с 16-го столетие, но сполна в подлиннике не напечатано. Здесь в основу изложения положен текст сборника Синод. Библ. ЛЗ 555. В рукописи Свод. Библ. № 927, содержащей так называемый волоколамский патерик, находится рассказ о Макарии Колязинском Досифея Топоркова со слов преподобного Иосифа волоцкого; этот рассказ здесь принят во внимание, равно как и отзыв о Макарии в его монастыре в повести Иосифа волоцкого о русских подвижниках. —Много данных о преподобном Макарии и его монастыре содержится в подлинных документах, хранящихся в монастыре. См. книжки: «Описи древних грамотам и др. документам, хранящимся в архиве первоклассного Троицкого Колязина мовастыря. Тверь 1891»; Кормовая книга Колязина монастыря» И. А. Иванова. Тверь. 1892 г.; «Описание Троицкого Колязина мужского первоклассного монастыря Тверской Епархии», составленное Алексеем Лебедевым. Ярославль, 1867.
2 Наименование Макария Колязинским произошло от наименования самого монастыря, о чем сказано ниже.
3 Кашин — уездный город Тверской губернии на левом берегу Волги в 12 верстах от нее, на реке Кашинке, и в 19 верстах от уездного же города Тверской губ. Колязина.
4 Василий Васильевич Темный княжил с 1425 г. по 1462 г.
5 Клобуковский Николаевский монастырь подле города Кашина с 1764 г. — заштатный. В нем до настоящего времени сохраняется келлия преподобного Макария.
6 Епископ Моисей управлял тверской епархией с 1453 г. по 1459 год.
7 Преподобный Иосиф волоколамский, родившийся в 1440 году, постриженик преподобного Пафнутия боровокого, 18 лет бывший его учеником, в 1479 году основал свой монастырь Успенский в 18 верстах от города волоколамска и дал сему монастырю строгий общежительный устав. Известен преподобный Иосиф как писатель, горячо обличавший ересь жидовствующих и защищавший права общежительных монастырей на владение населенными землями. Скончался 9 сентября 1516 года. Память его празднуется 9 сентября; под сим числом см. и его житие.
8 Преподобный Пафнутий в 1444 году основал Рождественский, названный Пафнутиевым, монастырь в трех верстах от города Боровска, теперь калужской губ. Скончался в глубокой старости в 1479 году 1-го мая; под сим числом см. его житие.
9 Преподобный Ефрем Перекомский, уроженец города Кашина, начал подвизаться в Макариевом Калязинском монастыре, а пострижение принял в обители преподобного Саввы Вишерского. Удалившись в пустынное место на западный берег озера Ильменя, он положил начало обители в 25 верстах от Новгорода. Ныне заштатный Перекомский Николаевский монастырь. Память преп. Ефрема празднуется 10 мая.
10 Князь Андрей Васильевич большой был четвертый сын великого князя Московского Василия Василевича Темного и родной брат Московского великого князя Иоанна Васильевича III. Он получил в удел город Углич по духовному завещанию своего отца, скончавшегося в 1462 году. В 1492 г. князь Андрей был посажен в заточение в Переяславле-Залесском и скончался в 1494 году.
11 Великий князь Иоанн Васильевич III, сын Василия Васильевича Темного, правил русским государством с 1462 по 1505 год.
12 Основанный преподобным Паисием Покровский монастырь находится в трех верстах от города Углича (Ярославской губернии), на левом берегу Волги, в настоящее время третьеклассный. Паисий основал монастырь по просьбе угличского князя Андрея Васильевича, у которого был восприемником детей Иоанна и Днмитрия. Преподобный Паисий скончался в глубокой старости в 1606 году, июня 6, когда и празднуетоя его память.
13 Епископ Нил, грек, управлял тверскою епархиею о 1509 по 1521 г.
14 Митрополит Даниил, ученик Иосифа волоколамского, хиротонисован из игумнов Иосифова монастыря в 1622 году; оставил нафедру в 1539 году.
15 Инок князь Вассиан Патрикеев был судим на соборе в 1531 г. и мнения свои о новых русских чудотворцах высказал здесь в прении с митрополитом Даниилом. "Прение" жто см. в "Чтениях. Общ. Ист и Древн. Росс. при Моск. Унив." за 1847 год; изложение в Истории Русской Церкви преосв. Макария, т. 6, стр. 200.
16 После открытия мощей в 1521 году было установлено местное празднование прп. Макарию, а на соборе 1547 г. - всецерковное, и он наименован "великим чудотворцем". См. Е.Е. Голубинский, История Канонизации святых в Русской церкви, стр. 83 и 100.
17 Димитриевский или Дмитровский монастырь в городе Кашине на берегу реки Кяшинки основан в пятнадцатом столетии; с 1764 г. до ныне заштатный.
18 Мощи преп. Макария почивают открыто в серебряной вызолоченной раке, устроенной в 1700 году, и переложены в нее архиепископом Тверским Сергием с четырьмя архимандритами 18 сентября 1700 года.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

**************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 2, 14-29; Мф. 5, 33-41). "А Я говорю вам: не противься злому"; иначе отдай себя на жертву своенравию и злобе людской. Но этак и жить нельзя? Не беспокойся. Кто заповедь эту дал, тот же есть и Промыслитель и Попечитель наш. Когда с полною верою, от всей души пожелаешь так жить, чтоб не противиться никакому злу, то Господь сам устроит для тебя образ жизни, не только сносный, но и счастливый. К тому же на деле бывает так, что противление больше раздражает противника и побуждает его изобретать новые неприятности, а уступка обезоруживает его и смиряет. Оттого бывает, что претерпи только первые натиски злобы, - люди сжалятся и оставят тебя в покое. А противление и месть разжигает злобу которая от одного лица переходит в семью, а потом из поколения в поколение.
**************************************************************************************************************************************

О хлебе насущном

  "Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день"
(Лк. 11, 3)

Далее в молитве Господней следуют три прошения, касающиеся человека и его нужд. Как заботится Отец о пропитании Своих детей! Он "ангельским хлебом" питал Свой народ, посылал этот хлеб прямо с неба каждый день. Он из камня извлекал для них воду в пустыне. Христос кормил голодных, исцелял больных, сострадал нуждам не только души, но и тела; Он учит нас и в этом прошении, куда обращаться прежде всего за помощью.
Люди обращаются к людям за помощью и огорчаются, получая отказы, а надо обращаться прямо, просто, к Подателю всех благ.
Одна очень бедная женщина, которую спросили, куда она обращается за помощью, ответила: "К Богу и к людям, только через Него. Сердца в Его власти, и Он их склоняет к жалости, когда хочет".
Чем дальше мы подвигаемся в нашей духовной жизни, тем более учимся мы этой полной зависимости от воли Бога Отца, полагаясь на Него во всем, каждую минуту нашей жизни, пока не поймем великую истину этих слов: "Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15, 5). "Тело для Господа, и Господь для тела" (1 Кор. 6, 13). Когда же Господь отказывает в чем-нибудь, Он Сам восполняет все сторицею. Дети Его ни в чем не зависят от внешних обстоятельств, а зависят лишь от "всякого слова, исходящего из уст Божиих" (Втор. 8, 3).
Если и скуден бывает подчас земной хлеб, то Господь может приложить к нему такое благословение, вложить в сердце человека такую радость, терпение и благодарность, что скудный хлеб превратится в Его руках в богатую духовную пищу, от которой при лишениях для тела окрепнет душа.

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77

Слава Богу за все!

0

21

Во славу Божию и на пользу ближнего !

9 ИЮНЯ -Память:

Обретение мощей прп. Нила Столобенского (1667).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib265.jpg

Прп. Нил Столобенский родился в конце XV столетия в одном селе Новгородской области, Деревской пятины, Жабенского погоста. Кто были родители преподобного и какое имя носил он в миру — неизвестно. Известно только, что отец и мать его вели благочестивую жизнь и воспитали сына в страхе Божием. С ранних лет отрок воспламенился любовью к Богу и, оставив родительский дом, удалился в Псковскую область, в монастырь святого Иоанна Богослова, именуемый Крыпецкий. Здесь он принял пострижение в монашество и был назван Нилом, во имя Нила Постника, подвижника Синайской горы. Приняв на себя ангельский образ, прп. Нил начал проводить высокую подвижническую жизнь, удручая плоть свою строгим воздержанием. Сколько лет подвизался преподобный в обители — неизвестно. Оставив Крыпецкий монастырь, преподобный около 1515 года ушел в лесную пустыню и остановился в Ржевском уезде в дремучем лесу, близ реки Серемхи. Подвижник питался здесь лесными травами и желудями. Измождая плоть свою, он укреплял душу непрестанным богомыслием, постом, бдением и молитвой.

Видя высокую жизнь пустынника, исконный враг нашего спасения диавол восстал на него со всей злобой. Первоначально он старался устрашить святого и изгнать его из пустыни разными привидениями. Принимая на себя вид страшных зверей, змеев и гадов, бесы устремлялись на святого с диким свистом и воплем. Святой же, как мечом, отражал демонские нападения крестным знамением и усердными молитвами. Посрамленный твердостью пустынника, диавол внушил разбойникам замысел убить святого Нила. Но преподобный, принесши молитву Богу о помощи, бестрепетно вышел к ним навстречу со своей келейной иконой Пресвятой Богородицы, и сила Небесной Заступницы превратила злодеев в боязливых и кротких людей. Разбойникам показалось, что святого сопровождает целый полк вооруженных воинов; в ужасе они упали на землю к ногам прп. Нила и, открыв ему свое злое намерение, просили прощения в грехе. Кроткий и незлобивый подвижник сказал им: «Не ваше это дело, чада, но общего нашего врага, диавола, ненавистника всего доброго в роде человеческом». И преподав им наставление, преподобный с миром отпустил разбойников.

По-прежнему он прилагал труды к трудам и подвиги к подвигам, воссылая день и ночь благодарные молитвы к Богу.

Прошло несколько лет со времени поселения прп. Нила в пустыне Серемхской. По окрестным селениям прошел слух о его богоугодной жизни, и многие из благочестивых жителей этих селений стали приходить к святому за молитвой и наставлением. И все они получали от него, как от неоскудевающего источника премудрости и благочестия, великое утешение, и преподобного Нила превозносили похвалами за его дивные подвиги и милосердие. Тяжело было смиренному подвижнику от похвал людских. Боясь потерять награду от Бога за свои труды, он сказал сам себе: «Что мне делать? За грехи свои я несу подвиг пустыни. Сам Владыка Мой Христос дал нам пример смирения и не велел добрые дела творить напоказ людям, но совершать их в тайне, чтобы Отец наш Небесный, видя в тайне, воздал явно. Лучше мне отойти от места сего, ибо, принимая честь от людей, могу сделать тщетными труды свои и, изнурив свою плоть, боюсь лишиться награды». И с того времени прп. Нил начал днем и ночью молиться Богу и Пречистой Его Матери, взывая к Ней: «Пресвятая Владычица, Мати Христа Бога нашего! Ты знаешь, что всю мою надежду по Боге я на Тебя возлагаю. Ты же Сама, как ведаешь, наставь меня на путь, которым я должен идти, чтобы спастись».

Матерь Божия исполнила его прошение: однажды преподобный на молитве немного задремал и вдруг услышал голос, говорящий ему: «Нил! Выйди отсюда и иди на остров Столобное; на нем ты можешь спастись». Преподобный испол­нился радости, слыша небесный глас, благодаря Пречистую Богородицу, что не презрела моления его. С тех пор подвижник сам стал расспрашивать об этом острове своих посетителей. Ему сказали, что остров Столобное находится на озере Селигере, в семи верстах от города Осташкова, что место то пустынно и никто не живет на нем. Получив нужные сведения об острове, преподобный оставил Серемхскую пустыню, в которой подвизался 13 лет (с 1515 по 1528 гг.), и с радостью отправился в путь, возложив надежду на Бога, Спасителя человеков.

Пришедши на остров Столобное, прп. Нил обошел его, увидел, что он весьма удобен для уединенного безмолвного жития, и поселился там. Остров этот очень невелик; на нем рос вековой лес, а в лесу вызревало множество всяких ягод. Преподобный возлюбил это красивое место, окруженное со всех сторон водами Селигера. На острове Столобном возвышается гора, тогда покрытая сосновым бором. Поднявшись на гору, преподобный молитвой благодарил Бога за то, что не презрел моление его, но привел на место сие. «Се, Господи, покой мой, — говорил пустынник, — се жилище мое во веки веков».

После слезных молитв подвижник начал устраивать себе жилище. Он выкопал в горе небольшую пещеру, в которой находил кратковременный покой от трудов своих. В ней он прожил одну зиму; с наступлением весны из леса, росшего на острове, построил себе на той же горе небольшую келлейку и часовню. В строгом уединении преподобный начал свои труды и подвиги, радуясь духом, вознося ум свой к небесному, помышляя всегда о часе смертном и о праведном воздаянии в будущей жизни; тело и душу он упражнял во всенощных стояниях и молитвах; беспрестанно поучался в законе Господнем и изливал душу свою пред Господом во псалмех и пениих и песнех духовных, поя и воспевая в сердце своем Господу (Еф. 5, 19), «ибо на Него, — говорил святой, — уповала душа моя и Он был мне помощником».

Пищу преподобный приобретал своими трудами: он возделывал землю мотыгою, сеял хлеб и сажал овощи, и таким образом ел хлеб, по слову Писания, в поте лица своего (Быт. 3, 19). Ненавистник добра диавол воздвиг брань
на преподобного и здесь, на острове Столобном, как прежде в пустыне Серемхской. Однажды он явился подвижнику видимым образом и обратился к нему с такими словами: «Выйди отсюда, монах, зачем ты пришел на это место? Сам видишь, что место это пусто и ни к чему не пригодно, а окрестные жители злы. Зачем ты хочешь трудиться здесь без пользы?» Преподобный же, оградив себя крестным знамением, произнес псалом: Да воскреснет Бог и расточатся врази его (Пс. 67, 1). Тогда диавол исчез, как дым, и стал невидим.

В другой раз, когда Нил оканчивал в келлии своей всенощное бдение, диавол пришел к нему в видении с целым полчищем бесов. Они принесли с собой веревки и, окружив келлию святого, как будто оцепили ее веревками и неистово кричали: «Потащим келлию и бросим ее в озеро». Но блаженный не устрашился, он вознес пламенную молитву к Богу об избавлении от напасти и говорил: «Внуши, Боже, молитву мою, и не презри моления моего (Пс. 54, 1). Господи, Защитниче мой! Обыдоша мя беси, яко пчелы сот, и разгорешася, яко огнь в тернии, и именем Господним противляхся им (Пс. 117, 2)». Услышав слова молитвы, сатана со всем воинством возопил: «Не знаю, что мне и делать теперь. Вот, ты совершенно победил меня и все воинство мое. Но знай, что я не отступлю от тебя, пока не одолею и не смирю тебя». Преподобный с твердым упованием на Бога дерзновенно ответил диаволу: «Будь ты проклят, нечистый, и все дела твои. Слава же и честь и поклонение Единому Истинному Богу нашему, попирающему и повергающему тебя под ноги любящих Его. Знай ныне, окаянный и бесстыдный, что я и все уповающие на имя Господне не убоимся тебя и всех привидений твоих».

Так при всех ухищрениях своих дух злобы не мог отвлечь преподобного от любви Христовой, удалить его с пустынного острова и, побежденный крепким дерзновением к Богу, оставил святого.

Ненависть людей также оказалась бессильной против подвижника, одинокого и безоружного, но сильного надеждой на Господа. Так, в одно время жившие против Столобного острова поселяне, завидуя святому, что он — дальний и чуждый пришелец — один владеет и пользуется островом, а они — соседние жители — не извлекают из него никаких выгод, пришли на остров рубить лес, чтобы потом сжечь его здесь же и распахать землю для посева. Преподобный умолял их: «Оставьте мне бор, по крайней мере, на одной горе». На этой горе была келлия его. Но они не послушали подвижника. Возбуждаемые бесовским внушением и завистью, крестьяне хотели совсем прогнать преподобного с уединенного острова или предать его смерти. Они вырубили весь лес, оставив одну только сосну близ жилища преподобного. Затем зажгли срубленные деревья, надеясь, что огонь дойдет до келлии святого и она сгорит. Действительно, огонь разлился по острову, с шумом и треском сжигая срубленные деревья, угрожая сосне, стоявшей близ келлии святого, и самой келлии и ее обитателю. Тогда святой Нил слезно молился Богу об избавлении от напасти, воспевая псалом Давида: Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися.
Да постыдятся и посрамятся ищущии душу мою, да возвратятся вспять и постыдятся хотящия ми злая (Пс. 69, 1—3). И Милосердный Господь не оставил Своего раба, уповающего на Него, но вскоре услышал молитву его и избавил
от напасти. Когда огненное пламя, с яростью истреблявшее деревья, дошло до горы, где стояла келлия святого, то вдруг, по мановению Божию, угасло, как бы залитое водою. Увидев скорую милость Божию, преподобный возрадовался духом и возблагодарил Господа, а его недоброжелатели со стыдом и страхом возвратились домой.

Но диавол, чем более терпел поражений от святого, тем с большей яростью нападал на него. Он возбудил против святого разбойников. Пришли однажды на остров к преподобному разбойники, называемые «кочененки». Они думали, что у преподобного много сокровищ, и хотели воспользоваться ими. Преподобный в то время трудился вне келлии. С угрозой они кричали пустыннику: «Старик, сказывай, где твое сокровище?» Святой, ничего не имея у себя, кроме ветхого рубища и одной келейной иконы Пресвятой Богородицы, которая уже раз спасла его от разбойников, сказал им: «Чада, мое сокровище — в углу кел­лии». Они бросились в келлию святого, но как только посмотрели в передний угол, где стояла икона, внезапно ослепли, пораженные ее чудесным сиянием. Объятые страхом, они пали ниц на помост келейный и плакали. Преподобный вошел в келлию и, увидев разбойников в таком положении, сказал им: «За чем пришли, чада, то и собирайте». Разбойники просили у святого прощения
в своих согрешениях и открыли ему все бывшие у них злые намерения против него. Преподобный увещевал их удаляться от худых дел; они же с горькими слезами умоляли святого: «Прости нас, отче, Бога ради, прости, в чем мы согрешили пред Богом и пред тобою, и молись о нас». Видя, что разбойники с сердечным сокрушением каются в своих грехах, преподобный сжалился над ними, встал на молитву и долго со слезами молился о них Богу. И Господь, милостиво преклоняющийся на молитву рабов Своих, скоро даровал прощение покаявшимся разбойникам. После того они припали к ногам святого и воз­дали ему благодарение. Он отпустил их с миром, заповедуя при этом никому не рассказывать о случившемся. Разбойники при жизни преподобного молчали, по преставлении же его подробно рассказали о том.

Очистившись от страстей пустынными подвигами и терпением, преподобный Нил удостоился особых даров Святого Духа, которые проявлялись в дивных знамениях и чудесах. Преподобный сподобился дара прозрения. Наиболее бого­боязненные из селигерских рыболовов посещали пустынника, когда ловили
на озере рыбу, и приносили ему часть своего улова. Преподобный принимал от них рыбу с благодарением, как посланную Самим Богом, и питался ею во славу Божию. Один раз, окончив свою ловлю на озере, рыболовы пристали к Столобному острову и одного товарища послали с рыбой к преподобному Нилу. Увидев его еще издалека, святой закрыл оконце келлии своей и не отзывался на стук и зов посетителя. Рыболов возвратился к товарищам своим и рассказал о происшедшем. Товарищи спросили его: «Не сделал ли ты, брат, какого греха, что святой отвернулся от тебя?» Он сознался им в плотском грехе. Тогда рыболовы послали с рыбой к преподобному другого товарища. Святой охотно принял дар усердия и, благословив принесшего, отпустил его с миром. Придя к своим, он рассказал, как охотно принял от него дар пустынник, как благословил его. И рыболовы дивились дару прозрения, которым обладал преподобный Нил.

Много лет подвизался преподобный на указанном ему Богом острове.
На месте вырубленного и сожженного прежде селигерцами леса поднялся новый, и вот опять нашелся дерзкий человек, который приехал ночью на остров и стал рубить вновь выросший лес на дрова. Имя этого поселянина было Стефан, прозвание — Шам. Он или забыл, что было прежде при порубке леса на острове, или не верил рассказам о знамениях благодати Божией, ограждавшей преподобного, и не считал его святым. И вот когда Стефан нарубил целый воз дров и хотел уже ехать, вдруг, как страшный гром, раздался голос, говоривший: «Человече, перестань делать неприятности рабу Божию!» Крестьянин упал
на землю и долго лежал, как мертвый. Когда он очнулся, как бы от крепкого сна, то опять пытался уехать с нарубленным лесом домой, но лошадь его не могла сдвинуться с места. Долго трудился Стефан, но все без успеха, и отсюда понял, что сила Божия ему не попускает съехать с острова с возом дров ради молитв преподобного. Нила. Поэтому, сложив с воза нарубленные дрова и обещаясь впредь никогда не рубить леса на Столобном острове, он отправился домой, но рассказал о чуде только после преставления преподобного.

Прп. Нил обладал также даром совета и разума духовного. Поселянин Феодор Харитонов, живший нерадиво, пришел к нему, оскверненный плотским грехом. Преподобный, хотя и допустил его к себе, но обличил в грехе и дал ему настав­ление и увещание вести чистую жизнь. Слушая со вниманием наставления святого, Феодор пришел в страх Божий, начал часто навещать преподобного для душеполезных наставлений, провел остальное время жизни в целомудрии и чистоте и скончался добрым христианином. Для простого народа, коснев­шего во тьме невежества, прп. Нил был поистине светильником пресветлым. На уединенный Столобный остров, как прежде в пустыню Серемхскую, к подвижнику приходило множество народа, жаждавшего получить от него наставление, совет, утешение или молитвенную помощь. Особенно почитали святого и часто бывали на острове осташковские жители. Видя, какие чудеса творит Бог по молитвам угодника Своего преподобного Нила, благочестивые осташковцы с верою начали призывать угодника Божия на помощь и прибегать к его молитвам. Замечая на озере обуреваемых волнами пловцов, святой Нил своими молитвами укрощал ветры и избавлял плавающих от опасности потопления; и во всяких скорбях и напастях он был скорым помощником и утешителем для всех, призывавших имя его в подкрепление молитв своих.

Проводя дни и ночи в молитве и помышлении о Боге, прп. Нил не позволял себе и на краткое время ложиться на одр. Когда же доходил до крайнего изнеможения, то, стоя на коленях, для отдыха он опирался руками на два больших деревянных крюка, вбитые в стене его келлии. Прп. Нил живо содержал всегда смерть в памяти своей. Но чтобы еще более усилить память смертную, подвижник еще за много лет до кончины выкопал в часовне могилу и, поставив в ней вытесанный своими руками гроб, приходил к нем каждый день плакать о грехах своих.

Среди неослабных подвигов поста, бдения и молитв преподобный приблизился к исходу из сей временной жизни, и Господь даровал ему извещение об этом. Теперь подвижник усердно молил Бога, да сподобит его причаститься Святых Христовых Таин, и молитва его была услышана.

Вскоре после того, по устроению Божию, прибыл на остров Столобное для посещения преподобного настоятель Никольского Рожковского монастыря игумен Сергий, духовный отец подвижника, и принес с собою Святые Дары. Увидев отца духовного, преподобный исполнился великой радости. По его просьбе игумен Сергий исповедал и приобщил его Святых Таин. После того, беседуя с Сергием, прп. Нил исполнился пророческого вдохновения и сказал своему духовному отцу: «Отче святый! По моем отшествии к Богу на сем острове Бог воздвигнет храм в прославление Своего имени, и место сие будет жилищем иноков» (это сбылось через 40 лет по преставлении преподобного). Когда же игумен расставался с подвижником, то преподобный сказал ему: «Отче святый! Приди опять, посети меня грешного, приди Господа ради, приди». Игумен обещался посетить преподобного и отправился в свой монастырь.

Оставшись один, преподобный всю ночь провел в своей келлии на молитве. По окончании ее, почувствовав крайнее изнеможение, он оперся подмышками на крюки и в таком положении, предстоя пред Богом на молитве, уснул вечным сном. Кончина прп. Нила последовала 7 декабря 1554 года. На другой день игумен Сергий и братия пришли посетить подвижника и нашли его уже почившим. Лицо святого было светло, как у живого; вся келлия наполнилась благоуханием. Опрятав честное тело преподобного и совершив надгробное пение, игумен Сергий с братией положили его во гроб, который сам угодник поставил для себя в часовне. Всего преподобный прожил в пустыне 40 лет; у реки Серемхи — 13 лет и 27 — на Столобном острове. Во все это время он неисходно пребывал в пустыне: не выходил ни в город, ни в села, непрестанно молился Богу, Которого возлюбил от утробы матери своей и от Которого восприял за то блага, уготованные любящим Его.

Спустя немного лет по преставлении прп. Нила на Столобенский остров пришел иеромонах Герман — из братии близлежащего Николаевского Рожковского монастыря. Много слыша о жизни и подвигах прп. Нила, он питал к нему в душе великое благоговение и любовь и желал, пополнив сведения о святом, написать его житие. Поэтому несколько раз посещал он Столобенский остров как для молитвенного общения с преподобным, так и для того, чтобы слышанное о нем проверить и пополнить на месте свидетельствами лиц, знавших преподобного. В то время пустынный остров стали посещать любители уединения, и некоторые проживали в келлии прп. Нила довольно долгое время.

Первым поселился здесь игумен одного из новгородских монастырей Антоний, с которым Герман прожил вместе на острове три года. Пустынники возобновили над могилой преподобного часовню, а поверх могилы устроили гробницу и накрыли ее покровом. Прожив три года, Антоний и Герман оставили остров. В это время над мощами преподобного время от времени стали совершаться чудеса и знамения.

Приходящие ко гробу угодника Божия с теплой верой, больные и немощные, получали исцеление от своих недугов. Но те, которые не почитали почившего святого, не берегли места его подвигов, получали грозное вразумление. Проезжал раз озером в Осташков Иоанн Куров. Он завернул к острову Столобному, потом пошел в часовню на гроб преподобного. Куров прельстился покровом, лежавшим на гробе святого, и думал присвоить его себе. Когда он начал поднимать покров, то увидел, что вместе с ним поднимается и гробница. Иоанн так испугался, что помешался умом, проболел полгода и исцелился только тогда, когда покаялся перед гробом чудотворца.

Один житель Осташкова хотел срубить большую сосну перед келлией преподобного Нила, но неведомой силой был откинут далеко от нее, вразумился и просил прощения у гроба святого. Другой, рубя это дерево, сломал три топора и также с раскаянием вернулся домой. И долго после кончины прп. Нила на горе пустынного острова стояла эта сосна, видимая со всех сторон издалека, напоминавшая проезжавшим о месте подвигов пустынника.

Около 1590 года Герман снова пришел в пустыню преподобного, которая уже славилась чудесами. В то время здесь жил странник Борис Холмогорец. При помощи многих боголюбивых окрестных жителей Герман и Борис построили на Столобном острове первую деревянную церковь во имя Богоявления Господня с приделом во имя блаженного Василия, Христа ради юродивого, Московского чудотворца.

Вскоре после устроения храма двумя иноками Вознесенского Оршина монастыря был написан лик преподобного Нила. Лик преподобного писан был по рассказам тех, кто знал его при жизни и хорошо его помнил.

Вслед за этим, через 40 лет после преставления прп. Нила, при содействии Божием собрались на острове иноки, поставили келлии, обнесли все строения оградой и начали здесь жить. Таким образом устроился на Столобном острове в честь и память прп. Нила общежительный монастырь. Обитель эта приняла название по имени прп. Нила и называется с того времени и поныне Ниловой пустынью. Первым настоятелем (строителем) монастыря был поставлен иеромонах Герман.
http://s53.radikal.ru/i142/0912/62/4f038053d5e3.jpg
После устроения обители на Столобном острове чудеса на гробе прп. Нила не переставали совершаться. Упомянем два из них.

В праздник Василия Блаженного (2/15 августа), когда в пустынь собирались богомольцы, два мальчика зашли в часовню, где находился гроб преподобного, и по неразумию начали играть, бросать один в другого рябиной. Внезапно загремел страшный гром, дети обмерли и упали на землю. Когда народ увидел мальчиков, лежавших без движения, стали служить угоднику молебен и призывать его на помощь. Дети пришли в себя и рассказали, что когда они бросали рябину, то увидели старца, который велел им перестать; они не послушали его и от страшного грома упали на землю. По усердной молитве родителей дети возвратились домой здоровыми.

Исаия Травков, слуга боярина Бельского, проезжая раз озером Селигером мимо Столобного острова, кощунственно говорил перед своими спутниками: «Хотя ты, Нил, и свят, а все-таки я проеду мимо». Когда Исаия вернулся домой, он внезапно захворал каменной болезнью. Едучи в другой раз по озеру, Исаия почувствовал себя особенно плохо, еле дышал и говорил едущим с ним, что он умирает. Тут он вспомнил о своем кощунстве, понял, что наказан преподобным, и просил привезти его на остров Столобный. Как только вынесли Исаию на остров, ему стало лучше; он сам дошел до часовни, перед гробом угодника Божия покаялся в своем безумии и получил исцеление. После того прп. Нил явился Исаии во сне и сказал: «Почему ты не заезжаешь к Нилу и говоришь, что он не творит чудес? А это разве не чудеса?» И потом по книге начал читать сказание о чудесах своих. После этого вразумленный Исаия почитал прп. Нила великим чудотворцем.

Однако, несмотря на многие чудеса, более ста лет святые мощи прп. Нила пролежали в земле. Они были обретены при таких обстоятельствах.

В августе 1665 года в Ниловой пустыни произошел пожар: церковь и все другие деревянные здания монастыря сгорели. Архиепископу Нектарию, управлявшему тогда Ниловым монастырем, пришла мысль построить в обители каменную церковь. Он испросил на это разрешение у царя Алексия Михайловича, но до начала строения не дожил (скончался 15 января 1668 года). Строение каменной церкви пришлось начинать его преемнику по управлению монастырем игумену Герману II. По грамоте патриаршего местоблюстителя Новго­родского митрополита Питирима в мае месяце 1667 года приступили к работам. Разобрана была деревянная часовня, временно устроенная после пожара над гробницей преподобного Нила, и 24 мая начали копать рвы под фунда­мент нового храма по составленному заранее чертежу. На другой день ров довели до того места, где по чертежу линия его проходила в полутора аршинах от гробницы преподобного.

Копали в этом месте братия монастыря под наблюдением игумена, чтобы не потревожить святые мощи, но 27 мая земля, закрывавшая их, сама собою внезапно осыпалась, и мощи преподобного обнаружились: гроб и тело истлели, а кости все оказались целы (это событие последовало через 112 лет после преставления прп. Нила).

Обретение мощей прп. Нила предуказано было монастырю некоторыми чудесными знамениями и явлением самого преподобного. С 17 на 18 мая, в третьем часу ночи, иеромонах Ниловой пустыни Леонтий и монастырские работники ловили рыбу на озере в шести верстах от монастыря и видели над ним столп огненный, который стоял от земли до неба и потом спустился на землю. За два дня до обретения мощей, на восходе солнца, когда братия начали копать ров близ гробницы преподобного, работники монастыря, ловившие рыбу в двух верстах от обители, видели над гробницей большую горящую свечу и подумали, что перед гробом чудотворца совершают молебен. В самый день обретения мощей явился прп. Нил иеромонаху пустыни Александру во время его дневного отдыха, повелевая ему воспрянуть от сна. В тот же день преподобный явился, лежа на одре, и самому игумену Герману, как бы живой, повелевая поднять себя с одра.

Игумен Герман с братией монастыря, воздав благодарение Богу, с глубоким благоговением вынули святые мощи из земли, положили их в новый деревянный гроб и, накрыв их, поставили поверх земли. Потом отправили донесение об этом царю Алексию Михайловичу и митрополиту Питириму. В июне месяце от митрополита отправлена была в Нилову пустынь грамота, которой поручалось самому игумену с братией совершить открытие святых мощей. При этом предписывалось, переложив святые мощи в новую раку, поставить их — до окончания каменного соборного храма — в построенной на время деревянной Покровской церкви, а обретение святых мощей каждогодно праздновать 27 мая/9 июня. Когда постройка каменного храма была окончена, святые мощи торжественно перенесли сначала в придел святого Иоанна Богослова (в 1669 г.), а затем в 1671 году, когда каменный храм был освящен, поставлены здесь на правой стороне, повыше правого клироса. Со времени открытия мощей, как и ранее его, при гробе прп. Нила совершались многочисленные чудеса. Неиссякаемо изливаются они для всех истинно верующих и доныне.

Каждый год в день обретения мощей прп. Нила, 27 мая/9 июня, совершается особенное торжество в Столобенской пустыни: обнесение святых мощей вокруг монастыря и крестный ход из города Осташкова. Крестный ход отправляется в Нилову пустынь по озеру Селигеру на особо устроенной барке, на которой помещаются хоругви и иконы с духовенством; барку эту сопровождает множество богомольцев на лодках.

Тропарь, глас 4:
Яко светильник всесветел явился еси во острове Селигера езера, преподобне отче Ниле: ты бо крест Христов от юности своея на рамо взем, усердно тому последовал еси, чистотою Богови приближився, отонудуже и чудес дарованием обогатился еси. Тем и мы притекающе к раце мощей твоих, умильно глаголем: отче преподобне, моли Христа Бога, спастися душам нашым.

Кондак, глас 8:
Отечества преподобне удалився, в пустыню вселился еси, и на остров Селигера езера возшед, жестоко житие показал еси, и многих добродетельми удивив, дарования чудес от Христа приял еси. Поминай нас чтущих память твои, да зовем ти: радуйся Ниле отче наш.

АКАФИСТ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=3#p7880

Сщмч. Ферапонта, еп. Сардийского (III)
Сей святой Ферапонт был святителем сардийской1 церкви; здесь он обратил ко Христу своим учением многих еллинов-идолопоклонников и просветил их святым крещением. Святой Ферапонт был взят игемоном Юлианом и в узах заключен в темницу; был томим голодом и жаждою долгое время; будучи выведен из темницы, предан различным мукам; затем веден связанной в Синаон, город фригийский2, и в Анкир, город галатийский, причем всюду был многоразлично мучим. Когда же святой был приведен к реке, называвшейся Асталой, то был растянут на земле нагой и привязан к четырем кольям, вбитым в землю; затем мучители били святого столь сильно, что даже кожа спала с тела его и земля напиталась его кровью. Колья же те пустили ростки и произрастили ветви и листья; затем выросли в большие деревья и своими листьями исцеляли различные недуги и болезни людей. Наконец святой Ферапонт был приведен в область, находившуюся в Лидии, вблизи реки Гермуса (протекающей по Лидии) в епископии Саталийской (подчиненной митрополии сардийской), и здесь после многих мук был умерщвлен за исповедание имени Христова и таким образом принял от Господа венец нетленный3.
________________________________________________________________________
1 Город Сардис или Сард находился в малоазийской области Лидии; в древности был столицею лидийского царства и славился своим богатством. Здесь было много христиан уже во времена Апостолов. О сардийской церкви упоминается в Апокалипсисе (Апок.1:11;3:1-4).
2 Малоазийская область.
3 Время кончины святого Феранонта неизвестно.

Мчч. Феодоры девы и Дидима воина (304).
В царствование императоров Диоклитиана1 и Максимиана2, во время управления городом Александриею3 князем Евстратием, было издано приказание царское, повелевавшее христианам или принести жертвы богам, или принять мучения.

Евстратий князь, сев на судилище в Александрии, приказал привести к себе на суд Феодору, христианскую девицу, недавно взятую и заключенную в темницу. Когда она была приведена, судья спросил ее:

- Какой ты веры, девица?

Отвечала святая:

- Я христианка.

Судья сказал:

- Свободная ли ты, или рабыня?

- Я сказала тебе, - отвечала Феодора, - что я христианка; Христос же, придя в мир, освободил меня от греха; рождена же я родителями славными в суетном мире сем.

Князь, посмотрев на градоначальника, по имени Лукий, спросил его:

- Знаешь ли ты эту девицу?

Лукий отвечал:

- Да я знаю, что она происходит из благородного и честного рода.

Тогда князь сказал, обратившись к Феодоре:

- Если ты, девица, происходишь из благородного и честного рода, то почему ты до сих пор еще не вышла замуж?

Девица отвечала:

- Я отреклась от брака ради Христа, ибо Господь наш Иисус Христос, придя в мир и родившись от Пречистой Приснодевы Марии, освободил нас от тления и обещал даровать нам жизнь вечную. И вот я, веруя в Него, решила ради любви к Нему сохранить в чистоте девство мое до самой моей смерти.

Судия сказал на это:

- Цари приказали нам всех девиц, желающих сохранить свою чистоту, принуждать к поклонению богам нашим; если же вы не захотите поклониться богам, то будете отданы в блудилище.

Отвечала девица:

- Вероятно ты понимаешь, что Бог смотрит прежде всего на изволение сердечное. Будучи Сердцеведцем, Он знает все помышления наши и самые намерения наши принимает как дело. Мой Бог знает намерение мое - сохранить в чистоте девство свое; поэтому, если ты и прикажешь, как ты хвалишься, отдать меня блудникам, то это не будет прелюбодеянием для тела моего, а будет насилием и страданием мне; и если ты отсечешь мне голову, или руку, или ногу, или насильно лишишь меня девства, ты через это сделаешь меня не блудницей, а мученицей. Но знай, что Владыка и Бог мой силен сохранить в чистоте девство мое, если пожелает.

Судия сказал:

- Не намеревайся бесчестить свое благородство, не предавай себя поруганию и смеху, будучи дочерью честных и славных родителей, как о тебе здесь свидетельствуют.

Отвечала девица:

- Я прославляю Христа и Бога моего, давшего мне благородство и чистоту, и я надеюсь, что Он сохранит в целости голубицу Свою.

Сказал судия:

- Для чего ты прельщаешься, веруя в человека распятого, как в Бога. Неужели Он избавит тебя от рук, которые возьмут тебя на осквернение? Не думай, что, войдя в блудилище, ты войдешь из него чистой.

Отвечала Феодора:

- Я верую, что Христос и Бог мой, пострадавший при понтийском Пилате, избавит меня от нечистых рук блудников и соблюдет в чистоте рабу Свою.

После этого судья дал Феодоре три дня на размышление. Но она выражала готовность пострадать, говоря, что и через три дня, точно также как и через большее количество дней, у ней не будет иного намерения и желания, как умереть за Христа, Бога своего.

После того святая была отведена в темницу и спустя три дня снова представлена на допрос. Когда игемон понял, что она неизменно пребудет в святой вере христианской, то приказал отвести ее в блудилище. Будучи ведена сюда, святая молилась ко Господу, говоря так:

- Христе Боже, укротивший бессловесных зверей пред лицом святой мученицы Твоей Феклы4, укроти и свирепейших. словесных зверей, блудников, намеревающихся повредить чистоте тела моего. Ты, Боже, избавивший Сусанну из рук старцев-прелюбодеев (Дан.13), спаси и меня, рабу Твою от таковых же блудников; не допусти быть оскверненной храму, которой посвящен лишь Тебе Единому. Ты, отогнавший от меня невидимых врагов, покушавшихся тайно похитить мое девственное сокровище, отгони и этих явных насильников, намеревающихся разбойнически отнять от меня мое богатство. Приди на защиту меня, Господи Боже мой, и всемогущею силою Твоею сделай так, чтобы я вышла отсюда чистой, чтобы меня не коснулись эти нечестивые руки, дабы я прославила святое имя Твое.

В то время как святая молилась так, скверные блудники стояли около дома того и спорили между собою, кто должен войти первой к девице. В это время некий юноша, крепкий телом, одетый как воин, подойдя к ним, и отогнав их от дома того, вошел к девице, причем никто не воспрепятствовал ему пройти к ней. Это был один из христиан, по имени Дидим, который, по Божию устроению, нарочито в образе воина вошел в дом тот как бы для греха, на самом же деле пришел сюда для защищения девицы. Увидав его, святая Феодора, весьма удивилась. Но блаженный Дидим сказал ей:

- Не бойся, сестра! Тот, кто снаружи кажется тебе волком, на самом деле агнец и брат твой по святой вере. Я пришел спасти тебя, рабу и голубицу Бога моего. Переменим одежды, - ты оденься в мои, а я в твои, дабы ты могла унести отсюда в целости девство свое, прикрытое моими одеждами. Я же в твоих одеждах пойду на подвиг мученический и покажу себя действительным воином Христа Бога.

Святая девица соизволила на такой поступок, поняв, что Дидим был послан к ней от Бога. Переменив одежды, они облеклись - девица в мужеский костюм, а юноша в девический. Потом юноша сказал девице:

- Выходя отсюда закрой лице свое, как будто ты стыдишься, потому что все уходят отсюда со стыдом; тогда тебя никто не узнает.

Девица так и сделала, вышла в воинском одеянии с закрытым лицом; она быстро направилась к дому своему, славя Бога за Его промышление о ней, ибо Он избавил ее таким образом от блудников, как птицу от сети, или как овцу от волков.

Когда Феодора вышла из блудилища, в него вошел некоторый юноша, одержимый блудною страстью; увидав вместо девицы мужчину, он весьма удивился и воскликнул:

- Что это такое? Каким образом девица превратилась в мужчину? Я слышал, что некогда Христос, как говорят христиане, обратил воду в вино (Иоан.2:1-11), но вот теперь я вижу, что Он обратил женский пол в мужеский.

И войдя из блудилища, он говорил друзьям своим:

- Бежим отсюда скорее, бежим, чтобы Христос не обратил нас в женщин!

И побежав, возвестили обо всем судье Евстратию. Евстратий же приказал привести Дидима к судилищу и спросил его:

- Кто ты?

Отвечал Дидим:

- Я раб Иисуса Христа; имя же мое - Дидим.

Сказал судия:

- Почему мы видим на тебе не мужские, а женские одежды?

Отвечал Дидим:

- Я взял их у Феодоры, свои же отдал ей, дабы она не была узнана блудниками и избежала рук их.

Судия спросил:

- Кто тебе приказал сделать так?

Дидим отвечал:

- Бог мой, Иисус Христос, научил меня поступить так; Он послал спасти овцу Его от зубов звериных в целости и неповрежденности.

Сказал судия:

- Где же Феодора? Скажи нам, где она, если не желаешь, чтобы мы мучили тебя.

Отвечал Дидим:

- Поистине не знаю, где она находится сейчас; я знаю о ней только то, что она честная и верная раба Христова, что она исповедует пресвятое имя Христа, Бога нашего; посему и Христос возлюбил ее и сохранил ее в чистоте, как Свою невесту.

Князь же, преисполнившись гнева, приказал отсечь мечем главу Дидима, тело же его приказал бросить в огонь.

Святой Дидим, узнав о смертном приговоре своем, преисполнился радости и воззвал к Богу, говоря так:

- Благословен Ты, Боже, Отец Господа нашего Иисуса Христа, не презревший молитвы моей и исполнивший желание мое, ибо Ты и рабу Свою, Феодору, сохранил в чистоте и неповрежденности, и меня сподобляешь венца мученического!

И веден был святой за город на усекновение. Когда святая Феодора узнала об этом, то пошла за святым мучеником Дидимом и, придя к месту усекновения, начала препираться с ним о венце мученическом, говоря:

- Хотя ты и спас меня от осквернения, но я не просила тебя спасти меня от смерти. Я была первая взята, первая истязаема и судима; уступи мне кончину мученическую; пусть буду усечена я, ты же иди, куда хочешь; для тебя будет великая награда от Господа за то уже одно, что ты сохранил в чистоте мое девство; я не желаю, чтобы ты умер за меня и предвосхитил мой венец; не желаю я быть виновницей твоей смерти; я сама умру, я сама отдам долг свой, ибо я имею голову; пусть она будет усечена за имя Христово; я имею кровь; пусть она будет пролита за Господа нашего; я не хотела и не хочу„ быть оскверненной, но желала и теперь желаю быть замученной; не отнимай же от меня венца, которой я начала плести ранее тебя. Но если ты завидуешь моему мученичеству, то позволь мне пойти под меч первой, ты же можешь быть мучеником Христовым после меня; я хочу. чтобы ты остался после меня, а не я после тебя, потому что от тебя не могут отнять чистоты, меня же могут лишить невинности. Если ты извел меня чистой из блудилища, то позволь мне и Христу предстать чистой.

Святой же Дидим сказал ей:

- Возлюбленная сестра! Господь наш, один раз уже сохранивший тебя неоскверненной, может всегда сохранить чистоту твою; мне же, на смерть осужденному, не препятствуй умереть; я умру за Христа и кровью своею омою грехи свои.

В то время как они с любовью препирались между собою, было приказано усечь мечем их обоих; святая мученица Феодора первая преклонила под меч голову свою, а затем преклонил под меч свою главу и святой мученик Дидим5. Тела же их были брошены в огонь. Таким образом они приняли победные венцы от Христа, Бога нашего, Которому воссылается слава, честь и поклонение со Отцом и Святым Духом вечно. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Диоклитиан управлял восточною половиною римской империи с 284 г. по 305 г.
2 Максимиан управлял западною половиною римской империи с 284 г. по 305 г.
3 Александрия - знаменитый город, основанный Александром Великим ок. 333 г. в Египте на берегу Средиземного моря; славился до Р. Хр. как центр науки и торговли; с нач. 4-го века стал одним из важнейших центров христианской жизни и резиденцией патриарха.
4 Здесь разумеется св. первомученица Фекла (см. житие ее под 24 сентября).
5 Кончина святых мучеников Феодоры и Дидима последовала в 303 г. или 304 г.

Перенесение мощей свтт. Московских Киприана, Фотия и Ионы (1472)
http://i082.radikal.ru/1006/00/b739c3a6837c.jpghttp://s48.radikal.ru/i119/1006/79/d078f793d85d.jpg
Киприан Московский.....Святитель Фотий
http://i061.radikal.ru/1006/24/c4fd1b8a435a.jpg
Святитель Иона, митрополит Московский

В апреле месяце 1472 года во время княжения христолюбивого великого князя всея России Иоанна Васильевича1 при преосвященном митрополите Филиппе2 в славном городе Москве положено было начало основания святого и великого соборного храма Успения Пресвятой Богородицы. И когда начали разбирать первый храм, которой был построен святым Петром чудотворцем3, и разобрали его до полов, то в то время обнаружились гробы прежде бывших святителей русских, преосвященных митрополитов Киприана, Фотия и Ионы. 28 мая в начале второго часа дня гробы их окопали, и тогда пришел преосвященной митрополит всея России Филипп с архиепископами и с ним все московское духовенство, пришел также благоверный великий князь Иоанн Васильевич с сыном своим, мать великого князя, братья его, князья Георгий, Андрей, Борис и Андрей, все сановники великокняжеского двора, князья и бояре, и множество православных христиан, жителей славного города Москвы, мужей и жен. Воспев подобающие сему случаю псалмы, взяли сперва гроб митрополита всея России Киприана и поставили его на приготовленное место в новооснованном храме в особый ковчег на правой стороне, а потом взяли гроб митрополита Фотия и поставили на том же месте. Священные одежды и омофоры, бывшие на святителях, оказались нетленными, не смотря на много лет со дня их кончины, ибо после кончины митрополита Киприана прошло без восемнадцати дней 65 лет, а после кончины митрополита Фотия без тридцати четырех дней 41 год. По перенесении мощей святых Киприана и Фотия пришли ко гробу святителя митрополита Ионы, и когда немедленно после сего снята была с него крышка, то распространилось такое сильное благоухание, что все, стоявшие вокруг этого места, слышали его. При этом все увидели, что святые мощи святителя совершенно целы, только тело присохло к костям, и одежды, в которые он был облачен, также целы и нетронуты тлением, а между тем после кончины его исполнилось тогда 11 лет и 2 месяца. Взяв гроб святителя, поставили его на верху земли с левой стороны храма.

Благоверный князь Иоанн и преосвященный митрополит со множеством православного народа возблагодарили после сего за это Бога и повелели праздновать память обретения честных мощей святителей в 27 день месяца мая.

Более подробно и полные жития :
свт.Ионы Московского от 13 апреля http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=144#p6249
свт.Киприана Московского от 29 сентября http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=30&p=3#p700
свт.Фотия Московского от 15 июля http://days.pravoslavie.ru/Life/life4139.htm
_______________________________________________________________________
1 Здесь разумеется великий князь Иоанн Васильевич III, княживший в Москве с 1462 до 1605 года.
2 Это был митрополит Филипп I, занимавший московскую кафедру при великом князе Иоанне III с 1465 до 1473 года.
3 Разумеется святой митрополит Петр, который в 1325 году из Владимира переселился в Москву и по настоянию которого был построен первый каменной храм Успения Божией Матери московским князем Иоанном Калитою.

0

22

......................продолжение от 9 июня

Прав. Иоанна Русского, исп (1730).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib3719.jpg

Святой исповедник Иоанн Русский родился около 1690 года в южных пределах России и воспитывался родителями в благочестии и любви к Церкви Божией. По достижении зрелого возраста он был призван на воинскую службу. Иоанн честно и исправно служил простым солдатом в армии Петра Первого и участвовал в русско-турецкой войне (1711—1718). Во время Прутского похода 1711 года он вместе с другими воинами был взят в плен союзниками турок татарами. Вероятнее всего, это произошло в битве за освобождение Азова, после чего Иоанна переправили в Константинополь и продали начальнику турецкой конницы некоему Aгe. Тот привез русского пленника к себе на родину, в Малую Азию, в селение Прокопион (по-турецки Уркюб), которое находится в двенадцати часах пути от Кесарии Каппадокийской. Вследствие военной неудачи императора Петра Турция наполнилась бесчисленным множеством русских пленных, изнывавших под тяжестью турецкого ига. Пленных воинов-христиан турки старались обратить в мусульманство: одних уговорами и соблазнами, других, более стойких, избивали и мучили. Ради облегчения своей рабской участи многие из них отреклись от веры Христовой и стали мусульманами. Но Иоанн был воспитан «в учении и наставлении Господа» и очень любил Бога и православную веру своих отцов. Он принадлежал к тем юношам, которых умудряет познание Бога.

Как писал мудрый Соломон, "праведник, если и рановременно умрет, будет в покое, ибо не в долговечности честная старость, и не числом лет измеряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь — возраст старости. Как благоугодивший Богу, он возлюблен... и, как живший посреди грешников, преставлен, восхищен, чтобы злоба не изменила разума его, или коварство не прельстило души его. Ибо упражнение в нечестии помрачает доброе, и волнение похоти развращает ум незлобивый. Достигнув совершенства в короткое время, он исполнил долгие лета; ибо душа его была угодна Господу, потому и ускорил он из среды нечестия. А люди видели это и не поняли, даже и не подумали о том, что благодать и милость со святыми Его и промышление об избранных Его. Праведник, умирая, осудит живых нечестивых, и скоро достигшая совершенства юность — долголетнюю старость неправедного" (Прем. 4, 7—16).

С этой мудростью, которую Господь дает любящим Его, блаженный Иоанн терпеливо переносил свое рабство, плохое отношение к нему хозяина, издевательства и насмешки турок. Они называли его «кяфирин», то есть неверующий, показывая этим свое презрение и ненависть. Надо учесть, что Прокопион был станом лютых противников христианства — янычар. Иоанн был им ненавистен. Турки подвергли Иоанна жестоким побоям, оплеваниям, сожгли волосы и кожу на голове, топили его в навозе, соблазняли богатством, но не могли принудить к отречению от Христа. Только горячее становились молитвы Иоанна. Исповедник неизменно и смело отвечал своему господину и тем, кто уговаривал его отступить от своей веры, что предпочитает умереть, лишь бы не впасть в тяжкий грех богоотступничества. Пренебрегая всем земным и устремляя ум к небесным вечным благам, неустрашимый воин Христов говорил своему хозяину: «Ничтоже мя разлучит от любви Христовой: ни обольстительные обещания привременных благ, ни биения, ни раны, ни другие какие жестокие мучения. Имея перед собой Спасителя моего, благодушно принимаю за веру в Него палочные удары; представляя себе терновый венец, возложенный на Божественную главу, готов я с радостью претерпеть надевание раскаленного шлема, которым вы прожигаете до мозга головы христиан, противящихся неправым хотениям вашим, и на другие, более лютые, муки. Я усердствую о благодати Христа моего, научившего нас Своей смертью на кресте твердости, терпению, безбоязненности в самой лютой за Него смерти как виновной вечного неизреченного блаженства на Небеси. Я русский, верный слуга земного царя моего, хотя и пленен тобой, но Небесному Царю истинного служения и правой веры родителей моих никогда не отрекусь, если же будешь принуждать меня к вероотступничеству, я отдам тебе голову мою, но не веру мою, христианином я родился, христианином и умру».

Бог, видящий твердость веры Иоанна, смягчил сердце хозяина, который со временем стал чувствовать даже расположение к своему рабу, видя его верность данному Богу обещанию. Этому способствовало, конечно, и великое смирение, украшающее Иоанна, его кротость и трудолюбие. «Если ты оставляешь мне свободу веры, я охотно буду исполнять твои приказания». «Живи, как знаешь,— сказал Ага,— только служи исправно». Смелые слова и твердая вера исповедника, его бесстрашие и праведная жизнь смирили жестокое сердце господина. Он перестал мучить и поносить пленника, не принуждал больше к отречению от христианства, а заставил только ухаживать за скотом и содержать в порядке стойло, в углу которого была постель святого Иоанна. Там, приютившись в углу, Иоанн простирал свое усталое тело и отдыхал, благодаря Бога за то, что Он удостоил его иметь ложем ясли, наподобие того, как Сам Он избрал ясли местом Своего рождения во плоти. Прилежно исполняя свои обязанности, Иоанн нежно заботился о лошадях своего господина. Чувствуя любовь святого, те ждали его, когда он отсутствовал, и ржали от радости, как бы разговаривая с ним, когда он ласкал их, ржанием выражали удовольствие.

С утра до позднего вечера угодник Божий служил своему господину, добросовестно исполняя все его приказания. В зимнюю стужу и в летний зной, в рубище, полунагой и босой, он исполнял свои обязанности. Другие рабы нередко издевались над ним, видя его усердие. Праведный Иоанн никогда не сердился на них: напротив, при случае помогал им в работе и утешал в беде. Любовь сильнее злобы. Такое искреннее добросердечие святого пришлось по душе хозяину и рабам. Со временем Ага и его жена полюбили своего невольника, хозяин стал настолько доверять праведному Иоанну и уважать его за честность и благородство, что предложил ему жить как свободному и поселиться в небольшом помещении около сарая для соломы. «Покровитель мой — Господь, и нет Его выше. Судил Он мне жить в рабстве и на чужбине. Видно, так надобно для моего спасения», — и Иоанн отказался перейти в новое жилище и продолжал спать в своей любимой конюшне. В ней он изнурял свое тело лишениями и подвижнической жизнью, не обращая внимания на неудобства и беспокойное соседство. Ночью конюшня наполнялась молитвами святого, и зловоние от навоза как бы исчезало, превращаясь в духовное благоухание. Блаженный Иоанн подвизался в этой конюшне в соответствии со святоотеческими канонами. Он молился часами, стоя на коленях, спал совсем мало на соломе под старым тулупом, своим единственным одеялом. Питался очень скудно, часто только хлебом и водой в ограниченном количестве, таким образом постясь большую часть дней. Он тихо читал про себя псалмы Давида, которые знал наизусть на родном церковнославянском языке: "Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небесного водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма Своима осенит тя, и под криле Его надее шися: оружием обыдет тя истина Его. Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни, от вещи во тме преходящия, от сряща и беса полуденнаго. Падет от страны твоея тысяща, и тма одесную тебе, к тебе же не приближит ся, обаче очима твоима смотриши, и воздаяние грешников узриши. Яко Ты, Господи, упование мое, Вышняго положил еси прибежище твое..." (Пс. 90, 1—9). Пребывая ежедневно в посте и молитве, покоясь на навозе, как новый Иов, ночью он ходил тайком в пещерную церковь святого Георгия, расположенную на вершине скалы, напротив дома своего хозяина. Там на паперти он коленопреклоненно читал молитвы всенощного бдения и каждую субботу причащался Святых Христовых Таин.

Господь, испытующий сердца, призрел на доброту и смирение Своего верного раба и сделал так, что другие рабы и иноверные перестали издеваться над ним, высмеивать и оскорблять его. По благодати Духа Святого, царившей в доме его хозяина, турецкого начальника конницы, тот разбогател и стал одним из самых влиятельных людей Прокопиона. Он чувствовал, откуда снисходило благословение на его дом, и везде рассказывал об этом своим согражданам.

Блюдо, перенесенное из Прокопиона в Мекку по молитвам святого
Став состоятельным, Ага решил предпринять паломничество в Мекку. Трудно было в то время совершать такое далекое путешествие, но, преодолев все лишения и опасности дороги, хозяин Иоанна через некоторое время благополучно прибыл в святой для мусульман город. В эти дни жена Аги пригласила в Прокопион на обед родственников и друзей мужа, чтобы повеселиться и помолиться о его благополучном возвращении домой. Блаженный Иоанн прислуживал в столовой. Подавали любимое блюдо Аги, плов. Хозяйка, вспоминая своего мужа, сказала Иоанну: «Как же рад был бы твой хозяин, Иван, если бы он был здесь и вкушал с нами этот плов!» Тогда Иоанн попросил хозяйку дать ему блюдо, наполненное пловом, обещая послать его в Мекку. Гостям это показалось очень смешным. Все-таки хозяйка повелела своей поварихе приготовить Иоанну блюдо с пловом. Про себя же она подумала, что он либо сам захотел полакомиться им, либо решил отдать его какой-нибудь бедной христианской семье. Она знала, что Иоанн часто отдавал свою еду бедным грекам. Иоанн взял блюдо и ушел в конюшню. Став на колени, он горячо и от всей души молился Богу, чтобы Он послал плов хозяину. В своей простоте блаженный был совершенно уверен, что Господь услышит его молитву и что плов каким-то сверхъестественным образом попадет в Мекку. Иоанн верил, не сомневаясь и совершенно не рассуждая, по слову Господа, что Господь исполнит его просьбу. Как говорит великий подвижник, преподобный Исаак Сирин: "Эти сверхъестественные знамения даются только самым простым по разуму и одновременно самым крепким в надежде". И действительно, блюдо с пловом на глазах Иоанна исчезло. Блаженный конюх вернулся к хозяйке и сообщил, что еда отправлена в Мекку. Услышав это, гости засмеялись и решили, что Иоанн сам все съел и только в шутку рассказал им, что послал плов хозяину.

Но как же удивились все в доме Аги, когда тот по прошествии некоторого времени вернулся из Мекки и привез с собой домашнее медное блюдо. Только блаженный Иоанн не изумился. Своим домашним Ага рассказал следующее: «Однажды (а это было как раз во время званого обеда) я вернулся из большой мечети в дом, в котором остановился. Войдя в комнату, которая была заперта на ключ, я нашел на столе блюдо с пловом. Я остановился в недоумении, соображая, кто же мог принести мне его? Я не мог понять, каким образом была открыта замкнутая дверь. Не зная, как объяснить это странное событие, я с любопытством рассматривал блюдо, в котором дымился горячий плов, и, к своему удивлению, заметил, что на нем выгравировано мое имя, как и на всей медной посуде в нашем доме. Несмотря на душевное волнение, вызванное этим происшествием, я съел плов с большим удовольствием. И вот я вам привез это блюдо. Оно ведь действительно наше. О, Аллах, никак не могу понять, как оно очутилось в Мекке и кто его принес». Все домашние Аги были ошеломлены этим рассказом. Жена, в свою очередь, рассказала ему, как Иоанн выпросил блюдо с едой, обещая послать его в Мекку, и как все гости смеялись, услышав слова Иоанна. Оказалось, что блаженный вовсе не шутил и все действитель но так и случилось.

Весть о чуде распространилась по всему селу и окрестностям. В то же время праведный Иоанн по-прежнему служил своему господину и, несмотря на свою бедность, всегда помогал нуждавшимся и больным и делил с ними свою скудную пищу. Своей жизнью он умилил турок, и они в восхищении начали называть его «Вели» — «Святой». Все: и турки и греки — стали почитать Иоанна как любимого Богом праведника. Со страхом и уважением смотрели на него. Никто больше не смел обижать русского раба. Его господин с женой заботились о нем еще больше и снова упрашивали его перейти из конюшни в домик, находившийся рядом. Но святой опять отказался. Он продолжал жить по-старому, подвизаясь в молитве, ухаживая за животными своего хозяина, исполняя охотно все его пожелания. Ночи он проводил в молитве и пении псалмов, по слову Господа: "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Мф. 22, 21).

После нескольких лет, проведенных в посте, молитве и унижении, приближаясь к концу своей жизни, Иоанн заболел. Он лежал на сене в конюшне, где стяжал святость в молениях и умерщвлении плоти ради Христа, ставшего нас ради человеком и умершего крестной смертью из любви к нам. Предчувствуя приближение смерти, Иоанн пожелал причаститься Святых Христовых Таин и послал за православным священником. Из-за фанатизма турок священник побоялся открыто принести Святые Дары в конюшню. Но Бог вразумил его спрятать их в яблоке. Причастившись, блаженный Иоанн в тот же час предал свою душу в руки любимого им всем сердцем Господа. Так почил святой Иоанн в Бозе в лето 1730, 27 мая по юлианскому календарю.

Когда хозяину сообщили, что раб Иоанн умер, он позвал священников и передал им тело святого Иоанна для погребения по христианскому обычаю. «Похороните его со всеми почестями по вере его, ибо истинно он был раб Божий!» На погребение собрались почти все христиане, жившие в Прокопионе. Со слезами и благоговением на руках несли тело святого в окружении свечей и кадильниц жители Прокопиона: греки, турки и армяне. Ага накрыл его святые останки драгоценным ковром. Покойного русского раба похоронили с почестями при местной церкви во имя святого великомученика Георгия.

Мощи святого
Среди местных греков очень скоро началось почитание Иоанна. Много было случаев чудесной помощи и исцелений по заступничеству праведника: парализованные начинали ходить, бесноватые успокаивались, слепые прозревали, больные исцелялись, причем не только православные, но и армяне, протестанты и турки. Так место захоронения святого стало местом паломничества всей Каппадокии. Священник, каждую субботу исповедовавший и причащавший Иоанна, увидел святого во сне в ноябре 1733 года. Святой сказал старцу, что его тело благодатию Божией осталось целиком нетленным, таким, каким его погребли три с половиной года назад. Священник пребывал в сомнении, и вот, по Божественной благодати, небесный свет появился над могилой святого в виде огненного столба. Христиане решились открыть могилу. И — о чудо! Тело святого оказалось абсолютно нетленным и благоухающим. Это благоухание сохраняется вплоть до наших дней.

Тогда с благоговением верующие взяли мощи, перенесли их в храм, который когда-то посещал сам Иоанн, и положили в специально устроенной раке. Новый угодник Божий стал прославляться неисчислимыми благодатными чудесами, известность о которых распространилась в отдаленные города и селения. Верующие христиане из разных мест приходили в Прокопион для поклонения святым мощам Иоанна Русского и получали по его святым молитвам благодатные исцеления. Нового святого стали почитать не только православные христиане, но и армяне, и турки, обращаясь с молитвенным прошением к русскому святому: «Раб Божий, не обойди нас своей милостью!»

Следующее событие произошло в 1832 году, когда против турецкого султана Махмуда II восстал в Египте Ибрахим-паша. В то время как войско султана приближалось к Прокопиону, жители села, преимущественно враждебные султану янычары, не хотели пропускать армию. Христиане-греки, испугавшись мести султанского войска, не соглашались с этим. Но, будучи в меньшинстве, они ничего не могли поделать и спасались бегством, укрываясь в окрестных пещерах и селениях. Дома оставались только престарелые и слабые. Военачальник вошел в Прокопион как враг.

Воины разграбили не только все дома, но и церковь святого Георгия. Когда открыли гробницу святого Иоанна и не нашли в ней никаких ценностей, они с гневом выбросили святые мощи во двор и хотели их сжечь, чтобы посмеяться над христианами. Набрав дров, они разожгли костер, но, к их удивлению, мощи опять оказались в церкви. Не вразумившись этим чудом, они вынесли их во второй раз и положили на костер, но огонь не коснулся святыни. И тут воины увидели Иоанна живым, с грозным видом стоявшим среди огня, жестом руки и словами угрожавшим им за их дерзость. Тут уже турки больше не выдержали и в ужасе разбежались, оставив не только мощи святого, но и все награбленное в Прокопионе.

На другой день несколько стариков христиан пришли к церкви и нашли тело святого в целости среди обгоревших углей и пепла. Оно почернело от дыма и копоти, но было таким же благоуханным и нетленным. Верующие положили мощи святого обратно в его раку.

По прошествии нескольких лет христианское население Прокопиона выстроило большую церковь в честь святого Василия Великого. В этот храм греки решили перенести и мощи святого Иоанна. Два раза переносили их, но каждый раз они исчезали из нового храма и снова оказывались в церкви святого великомученика Георгия. Когда в третий раз греки решили перенести мощи, то отслужили молебен и совершили всенощное бдение, обращая свои молитвенные воздыхания к Господу. На сей раз Господь услышал молитвы Своих рабов, и мощи Иоанна обрели покой в церкви святого Василия Великого. Это произошло в 1845 году.

Приблизительно в 1862 году одна благочестивая женщина увидела во сне святого Иоанна, который держал в руках крышу сельской школы. На следующий день в храме, после Божественной литургии, она рассказала об этом односельчанам. Не успела она закончить свой рассказ, как послышался страшный грохот. Все в страхе выбежали из церкви и с ужасом увидели, что крыша школы, которая находилась напротив церкви, рухнула.

Люди кинулись туда, ведь там были все дети села! Вне себя они начали поднимать обвалившуюся кровлю, и — о чудо! — все дети выбрались из-под обломков живыми. Оказалось, что дети услышали страшный треск над собой и, поняв, что происходит, успели залезть под парты. Когда крыша обрушилась, балки упали на парты, не придавив ни одного ребенка.

Следует еще рассказать о перенесении руки праведного Иоанна в Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, чуде особого снисхождения и благоволения святого к спасающимся там соотечественникам. Никогда святой праведный Иоанн не допускал отъятия частиц от своих мощей. Некоторые паломники, прикладываясь к святым мощам, тайно отделяли частицы и присваивали их. Дерзавших совершить такое дело он всегда принуждал явлением и угрозами возвращать взятое. Но отъятию руки для Афонского монастыря не было никакого препятствия.

Случилось же это так. В Прокопионе было начато строительство храма в честь святого Иоанна Русского с помощью средств, пожертвованных иноками Русского монастыря святого великомученика и целителя Пантелеимона на Святой Горе. Причем один из иноков, Андрей, был чудесно спасен по молитве святого Иоанна Русского в 1878 году на обратном пути из Прокопиона. В благодарность за помощь в строительстве храма христиане Прокопиона согласились исполнить просьбу русских отцов монастыря. Отслужив молебен и отделив от мощей правую руку, послали ее в 1881 году в сопровождении иеромонаха Дионисия и одного из уважаемых старейшин селения на Афон. Принятие мощей в монастыре прошло очень торжественно: все насельники обители во главе со своим настоятелем игуменом Макарием вышли встречать их с песнопениями, колокольным звоном, ударами в била. Поставив честные мощи в соборной церкви на аналое, пропели торжественное славословие. Потом все подходили с большим благоговением поклониться святыне. Таким образом, находясь теперь в пределах Афона - удела Пресвятой Богородицы, часть мощей праведного Иоанна Русского почитается наравне с честными мощами других святых.

Когда строительство храма во имя святого Иоанна Русского было завершено и храм освящен, в него из храма святителя Василия были перенесены мощи святого, это произошло в 1898 году. При этом рухнула пещерная церковь святого Георгия Победоносца по причине множества глубоких трещин в скале.

Господь прославил и до наших дней продолжает прославлять Своего угодника многими великими чудесами.

http://i058.radikal.ru/1006/af/9b259c8bbcb6.jpgМощи св. прав. Иоанна Русского.
Особенно обильно они излились в 1924 и 1951 годах. После страшного поражения греков в войне с турками все греческое население должно было покинуть Анатолию в обмен на турецкое население Греции. В 1924 году христиане Прокопиона переехали на остров Эвбея в село Ахмет Ага, которое после отъезда оттуда турок переименовали в Неопрокопион. Корабль на котором плыли беженцы, у острова Родос неожиданно остановился, развернулся в противоположную сторону и оставался неподвижным до тех пор, пока мощи святого Иоанна по распоряжению капитана корабля не были перенесены из трюма в моленную _ особую каюту с иконами, где постоянно горела лампада. По прибытии раку с мощами праведного Иоанна Русского поместили в церкви святых Константина и Елены.

Во время гражданской войны в Греции в 1947 году святой Иоанн не позволил, чтобы пролилась кровь на земле, где почивают его мощи. Один пастух видел тогда на небе образ святого Иоанна и слышал в тот же момент громкий голос: «Не бойтесь! Не бойтесь!»

А когда 27 мая 1951 года было закончено строительство великолепного нового храма в честь святого Иоанна, начатое в 1930 году, его мощи торжественно перенесли туда. Тело святого угодника Божия, сохранившееся нетленным, покоится в открытой раке под стеклом. Ежедневно к нему притекают сотни и сотни православных паломников, испрашивая заступничества святого праведника и облегчения в своих горестях. И не отказывает святой Иоанн в скорой помощи всем тем, кто обращается к нему с истинной, глубокой верой. Тысячи чудесных исцелений и знамений совершились в этом храме. Святого Иоанна Русского православные греки почитают не менее, чем в России почитают святителя Николая Чудотворца и преподобного Серафима Саровского. В 1962 году по решению Церкви и Греческого государства был принят закон, на основании которого было создано Общество во имя святого Иоанна, были построены два пансионата: один для приема паломников, другой — для нужд Общества. Созданы два приюта для сирот, одна богадельня в Халкиде и одна — в Неоартаки, студенческое общежитие, детский лагерь на тысячу мест и другие учреждения. В Кассандрии есть монастырь святого Иоанна Русского.

Житие святого Иоанна — прекрасный пример жизни человека «по Бозе», ибо открывает нам своими чудесами божественную силу и ведет нас к духовному познанию святой жизни, столь благостной для человека. Мы рождены не только для этой жизни, но принадлежим и будущей вечной небесной жизни. Имя святого праведного Иоанна Русского, канонизированного Константинопольской Церковью, внесено в Месяцеслов Русской Православной Церкви в 1962 году.
http://www.ioannrus.ru/content/view/24/49/

Тропарь праведного Иоанна Русского
глас 4

От земли пленения твоего/ воззвавый тя к Небесным селением,/ Господь соблюдает невредимо и цельбоносно тело твое,/ праведне Иоанне,/ ты бо, в России ятый и во Асию проданный,/ посреде, агарянского злочестия благочестно пожил еси во мнозе терпении/ и, сеяв зде слезами,/ жнеши тамо неизглаголанною радостию.// Темже моли Христа Бога спастися душам нашим.

Тропарь праведного Иоанна Русского
глас 4

На Небеси предстоя Святей Троице,/ праведне блаженне Иоанне,/ земный ангеле, Божий человече,/ с Безплотными лики славословиши любовь неизреченную,/ в Церкви первородных со святыми водворялся,/ о нас, сущих на земли, возносиши молитвы/ к Содетелю всех и Спасу,/ да подаст мир всему миру,/ Церквам на земли благостояние и соединение всех,/ чтущих Сына Божия, во плоти пришедша,/ во святем Теле Христа Иисуса,/ еже есть Церковь Бога Живаго,/ во спасение рода человеческаго.

Ин тропарь праведного Иоанна Русского
глас 4

От земли Призвавший тя в Небесныя обители/ сохраняет и по смерти нетленное тело твое, святе,/ ты бо яко пленник приведен бысть в Азию,/ идеже и уподобися Христу./ Сего ради моли Его спастися душам нашим.

Кондак праведного Иоанна Русского
глас 8

В честней памяти твоей, святе,/ веселится о тебе Россия,/ во благочестии тя воспитавшая,/ и целебным мощем твоим радуется Асия,/ идеже узкий путь прошед страдальческаго плена и постнических подвигов,/ сосуд честен явился еси Божия благодати,/ еяже проси и нам, чтителем твоим, да зовем ти:// радуйся, Иоанне, благодати тезоимените.

Кондак праведного Иоанна Русского
глас 4

Евангельския любве служителя,/ правды Божия ревнителя,/ чистоты душевныя и телесныя хранителя,/ веру Христову исповедавша в страданиих,/ праведнаго Иоанна ублажаем и почитаем днесь/ и, житием его назидающеся, поем:/ радуйся, молитвенниче наш, от Бога прославленный.

Ин кондак праведного Иоанна Русского
глас 4

Ныне приспе память славных, святе отче, дел твоих,/ веселяще благочестивыя души,/ верно чтущия тя, Иоанне.
АКАФИСТ  АКАФИСТЫ !!!

Прп. Ферапонта Белоезерского, Можайского (1426).
http://s49.radikal.ru/i124/1001/90/7f11762ae9eb.jpg

Скудным источником сведений Ферапонте Белозерском — является его житие, написанное в Ферапонтовой обители перед канонизацией ее основателя в 1547 или 1549 г. За век с лишним после кончины святого многие сведения о его жизни и подвижничестве уже были утрачены или искажены. Более содержательно дополняет эти сведения житие Кирилла Белозерского, однако и оно оставляет неразгаданными немало тайн, оставленных «темными» четырнадцатым и пятнадцатым веками русской истории.
Родина преподобного Ферапонта — город Волоколамск. В миру будущий основатель двух обителей был боярином Федором Поскочиным, мать его происходила из рода Клементьевых. В детстве Федор отличался благочестием, радовавшим его родных и соседей. В середине своей жизни он стал монахом, приняв пострижение в Московском Симоновом монастыре с именем Ферапонт. Точная дата пострижения, как, впрочем, и остальные даты жизни этого святого, неизвестна. Ее относят к 70-м или 80-м гг. XIV в., в основном исходя из предположения, что преподобному было в то время примерно сорок лет. Известно, что Ферапонт, минуя послушничество, сразу стал монахом и вскоре приобрел расположение братии. Умудренного жизненным опытом инока отличали здравый смысл и доброта. «Аще бе святый и не хытр грамоте, но душевную доброту и ум здрав стяжа», — говорится в его житии.
Пользуясь доверием архимандрита, Ферапонт занимался хозяйственными делами монастыря далеко за пределами его стен. По этой причине ему довелось побывать во многих местах, в том числе в Белозерье, где была вотчина Симонова монастыря. Между тем, неустанно возвышаясь духом в посте и молитве, инок Ферапонт постепенно поднялся на ту стадию духовного совершенствования, которая требовала обращения к уединению и безмолвию. Тогда, будучи уже пожилым человеком, он сблизился с монахом Нового Симонова монастыря Кириллом. Последний, известный позже как автор религиозно-философских трактатов и посланий, был незаурядным мыслителем и оказал на Ферапонта немалое духовно-нравственное влияние. В девяностые годы XIV в. Кирилл оставил свой монастырь и ушел в Заволжье, на Север, вместе с Ферапонтом, который, хорошо зная Белозерье, был незаменимым проводником.
После изрядных странствий старцы нашли место на берегу Сиверского озера, где и приступили к обустройству обители. Вскоре подвижники расстались из-за несогласия в планах устройства будущего монастыря. Житие говорит: «Не съгласны бяше обычаи в них: Кирилл бо тесное и жестькое хотяше, Ферапонт же пространное и гладкое и сего ради друг от друга разлучашеся: блаженный же Кирилл остася на месте том, Ферапонт же отиде прочее оттуду». Ферапонт ушел на новое место. Он поселился в пятнадцати верстах, вблизи Бородавского и Паского озер, где и положил начало новой обители. Условной датой прихода преподобных на Белое озеро и последовавшего за ним обособления Ферапонта традиционно считаются 1397 и 1398 гг. Обоснований этой датировки нет, а по современной версии это произошло на десять лет позже — в 1407 г.
Уединение Ферапонта вначале нарушали только лихие люди, являвшиеся с недобрыми намерениями, подозрительно относились к чужаку и местные крестьяне. Вскоре стали приходить и люди, близкие по духу, желавшие поначалу просто пожить рядом с преподобным. Так появился первый постриженник, крестьянин-рыбак из ближайшего селения. Предание сохранило его имя — Григорий. Обитель разрасталась. 8 сентября 1409 г. была освящена первая деревянная церковь — Рождества Пресвятой Богородицы. В конце того же века на ее месте был выстроен каменный храм, который украсил фресками великий Дионисий... Жизнь Ферапонтовой обители была устроена по образцу соседней — Кирилловой. Монахи жили по общежительному уставу, была устроена общая трапезная. Будучи старцем — строителем монастыря, Ферапонт так и не принял на себя настоятельства, игуменом стал один из его учеников.
Несколько лет спустя князь Можайский и Белозерский Андрей Дмитриевич решил учредить монастырь близ столицы своих владений — Можайска. По его настоятельной просьбе этим занялся Ферапонт, которого князь вызвал из Белозерского края около 1413 г. Новый монастырь стал называться Лужецким Можайским, а его архимандритом стал Ферапонт. Он горячо молился, чтобы основанные им обители не запустели. В этом монастыре преподобный Ферапонт скончался в глубокой старости, там он и был похоронен. Похвала Ферапонту содержится в составленной в XVI в. службе Мартиниану Белозерскому. В XVIII в. была составлена служба Ферапонту. Память преставления святого угодника отмечается 27 мая (9 июня), память обретения его мощей в 1514 г. — 27 декабря (9 января). В советское время церковь, где под спудом нашел упокоение святой старец, была разрушена. Вторично его мощи были обретены 26 мая (8 июня) 1999 г. комиссией Московской епархии, образованной по благословению патриарха Алексия II.



Прп. Ферапонта Монзенского (XVI).

http://i056.radikal.ru/0912/0f/344ec4f5664a.jpg

Не сохранилось никаких известий о происхождении и ранних годах жизни угодника Божия преподобного Ферапонта. Место и время его рождения, звание и имена родителей остались неизвестны. Можно только догадываться, что он происходил не из Москвы, потому что сам говорил о себе, что он был пришельцем в Москве, и не из Костромской и Галичской областей, в которых подвизался после, так как на месте его подвигов не знали о его происхождении. По своему смирению преподобный ничего не говорил об этом. Он сказал только своему духовному отцу преподобному Адриану Монзенскому (+ 1619; память 5/18 мая), что был пришельцем в царствующем граде Москве и жил близ дома Василия Блаженного (+ 1552; память 2/15 августа), рядом с его тыном; другому заявил, что он был сожителем блаженного. Но так как известно, что Василий Блаженный не имел постоянного места жительства и даже ходил нагой, то слова прп. Ферапонта о соседстве и сожитии с ним следует понимать так, что он Христа ради юродствовал по Москве, подражая подвигам Василия Блаженного.

Иноческое пострижение прп. Ферапонт принял в Воздвиженском Костромском монастыре (около 1580 года) и после пострижения пробыл там тринадцать с половиной лет. За свою подвижническую жизнь, за послушание игумену и всей братии, за кротость и смирение он был любим и славим всеми. Преподобный служил образцом добродетели для иноков обители, подавая им пример великого воздержания, которым изнурял свое тело.

Слава о святой жизни подвижника быстро распространилась по всему городу. Миряне во множестве сходились к нему и просили его молитв и благословения. Приходили воеводы, дьяки и разных чинов люди от мала до велика. Не всех своих посетителей одинаково принимал подвижник: для одних он приветливо произносил молитвы и подавал им благословение, иных же сурово обличал за слабую, распущенную жизнь, за пристрастие к мирской суете и особенно за порок пьянства.

Архимандрит монастыря уважал преподобного Ферапонта и почитал святым. Но подвижник избегал славы человеческой. Он тайно оставил обитель и переселился в область Галича в пустынный Благовещенский монастырь на устье реки Монзы, при впадении ее в реку Кострому, в котором тогда жил строитель монастыря старец Адриан.

За свои великие подвиги и усердные молитвы прп. Ферапонт получил благодатный дар прозирать и предсказывать будущее и творить чудеса. Чудесным образом он содействовал устроению Монзенской обители, в которой потом подвизался.

В монастыре Павла Обнорского (+ 1429; память 10/23 января) подвизались два друга-инока — Пафнутий и Адриан. Раз Пафнутий ночью видел наяву на востоке необычный свет, как бы зарю, а в ней церковь и кресты с дивным сиянием. После того другой ночью, лишь только Пафнутий помолился и лег спать, ему явился незнакомый человек и сказал: «Пошли друга своего старца Адриана на изыскание места для новой обители, того самого места, которое ты видел в заре на востоке. Место то расстоянием отсюда 50 поприщ. На нем явится человек свят». Затем он предсказал Пафнутию, что ему не придется жить в этой обители, и стал невидим. В чудесном пришельца после узнали прп. Ферапонта.

Когда Пафнутий рассказал о видении своему другу, преподобный Адриан отправился на изыскание чудесно указанного места и скоро нашел его. Это была непроходимая дебрь, достигнуть которой от города Солигалича можно было только на лодке рекой Костромой. Оно называлось Устье. Там стояла пустая ветхая церковь во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного Ее Благовещения. Прп. Адриан увидел, что место удобно для монастыря: вокруг него много было леса, годного для устройства келлий и служб, в реке — рыбы для пропитания, удобно было распахать пашни, поставить близ монастыря деревни, на реке выстроить мельницу.

Когда прп. Адриан вернулся в Павло-Обнорский монастырь и рассказал Пафнутию все виденное, тот дивился и помышлял о том, что и он переселится для подвигов с другом своим на новое место, чудесно ему открытое. Но предсказание святого Ферапонта исполнилось в точности. Вскоре в Обнорский монастырь от царя пришла грамота, которой повелевалось старцу Пафнутию отправляться в Москву. Там он был поставлен архимандритом Чудова монастыря. Пафнутий только дал средства на устройство обители.

С преподобным Адрианом было всего три брата-сподвижника. Они устроили две келлии. По берегу реки Костромы раскопали мотыгами землю, сеяли хлеб и питались от трудов своих. В новый монастырь начали приходить желающие пустынного подвига, и келлии умножились. Но лесную обитель знали немногие: ее посещали только плотники, строившие насады. Один такой плотник, узнавши о чудесном возникновении и нуждах обители, дал строителю довольную милостыню. Но место, на котором стоял монастырь, было неудобно. Низкий речной берег каждую весну затопляла вода и размывала. Адриан скорбел
об этом. Он посоветовался с братией и хотел перенести монастырь на более высокий берег реки Костромы. Но так как место обители было указано чудесно, то подвижник желал получить указание воли Божией и на задуманное им дело. Он часто ходил молиться на предполагаемое место монастыря и однажды, заснув там, удостоился видения. Ему явился незнакомый человек и сказал: «Старче! Не заботься об этом месте, другое назначено тебе для жительства.
То место на берегу реки Монзы. Там явится святой человек. А узнаешь о месте том тогда, когда двое юношей исцелятся на нем от тяжких болезней».

Действительно, вскоре в монастырь привезли двух больных отроков: одного — из Буя, расслабленного ногами, другого, страдавшего горячкой, — из Солигалича. Отец первого, рыбак Лукиан, при всех рассказал, как во время рыбной ловли явился ему неизвестный старец, украшенный продолговатой бородой и сияющий сединами, и приказал везти больного сына к Адриану в новоустроенный монастырь, обещая, что отрок получит там исцеление. Отец другого юноши, кузнец из Солигалича, поведал преподобному Адриану, что и ему явился незнакомый старец, который сказал, что болезнь его сына прекратится в новом монастыре Адриана. На вопросы того и другого, кто он и какой обители, явившийся старец отвечал: «Я из Благовещенского монастыря с устья реки Монзы, живу в одной келлии с Адрианом. Иду теперь в город Кострому. Туда послал меня старец Адриан нанять рабочих для перенесения монастыря в новое место».

Прп. Адриан знал, что в то время из монастыря никто не выходил; при том же в обители не было инока такой наружности, как описывали посетители. Больные действительно исцелились от своих болезней после совершения литургии в монастырском храме, а окончательно — во время молебна в часовне на берегу реки Монзы. Тогда прп. Адриан и братия уже вполне уверились в том, что есть какой-то незнакомый им чудесный покровитель обители и что ему угодно перенести монастырь на реку Монзу при впадении ее в Кострому. Так они и поступили. Чудовский архимандрит Пафнутий опять дал средства для устройства монастыря на новом месте. Построили два храма: в честь Воскресения Христова с приделом во имя Николая Чудотворца и теплую цер­ковь во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного Ее Благовещения.

Спустя немного времени после устройства монастыря при устье Монзы пришел в него прп. Ферапонт и просил строителя принять его в число братии. Прп. Адриан охотно принял пришельца, не зная, кто он такой. Но вскоре один инок монастыря признал прп. Ферапонта по тем приметам, какими его описывали удостоившиеся видения, и сообщил свою догадку прп. Адриану. Ее подтвердили два монастырских рабочих. Идя в монастырь строить храм, значит, еще до поступления преподобного в обитель, они встретили новопришедшего инока, который им предсказал о явлении святого человека в Монзенском монастыре. Прп. Адриан долго не знал, как ему удостовериться окончательно в этом, не смея прямо спросить подвижника. Но один раз на исповеди он об­ратился к преподобному с вопросом: из какой он обители и где раньше жил? Святой отвечал так, как говорил обычно в своих явлениях, что он постриженник Костромской Воздвиженской обители, раньше жил в Москве близ дома Василия Блаженного и назвал свое имя. Прп. Адриан теперь убедился, что таинственный покровитель Монзенской обители был ни кто иной, как прп. Ферапонт, и сильно обрадовался, что святой угодник открылся и живет
в Благовещенском монастыре. Однако смиренный подвижник, не желая прославления, умолял прп. Адриана, потом настойчиво требовал от него, чтобы он никому не сказывал того, что узнал о нем, чтобы хранил это как тайну исповеди, и тогда же просил игумена быть его духовным отцом.

Исповедь обнаружила великую святость прп. Ферапонта, и прп. Адриан припал к его стопам и воскликнул: «Не требуют здравии врача (Мк. 2, 17). Как же ты, чистый, пришел за исцелением к недужному?» Прп. Ферапонт сказал тогда Адриану: «Припомни, кого ты видел раньше на берегу реки Костромы, на месте, где хотел воздвигнуть монастырь. Тогда я сказал тебе: “Отец мне будешь и узнаешь имя мое”. Ныне это сбылось: ты отец мне и узнал имя мое. Спустя два с половиной года исполнится на мне воля Божия». Так угодник Божий прозрел и предсказал свою близкую кончину. Потом снова просил своего духовного отца не разглашать того, что узнал от него на исповеди.

Живя в пустынной Монзеской обители, прп. Ферапонт каждый день с благословения духовного отца удалялся для молитвы в болотные дебри и лесные чащи. Случилось раз, что один из братии, инок Кирилл, возроптал на святого за то, что он не бывает в монастырской ограде. В следующую ночь во сне Кирилл увидел множество бесов в виде черных эфиопов, похвалявших его
за ропот на преподобного. «Изгоните его отсюда, — говорили бесы о святом старце, — потому что ленив он и нерадив о монастырской работе. Вы даром его кормите. Вам он представляется святым, а на самом деле, уходя в лесную чащу, только спит там». С ужасом пробудился Кирилл и побежал из келлии к старцу Адриану. Он исповедал ему свой грех ропота на преподобного и рассказал видение. Преподобный Адриан знаменал честным крестом перепуганного инока. Когда, опять уснув, Кирилл снова увидел бесов, он начал мысленно молиться преподобному Ферапонту и просил у него прощения за свой ропот. Внезапно
у его одра предстал с жезлом преподобный и бесы исчезли, как дым.

В другой раз был наказан за насмешку над преподобным монастырский служитель Петр. «Ты стар годами, а ходишь так плавно, — сказал Петр преподобному Ферапонту при встрече. — Мантия твоя не движется, и ногами своими ты как будто скользишь». Преподобный ничего не сказал насмешнику. Но в тот же день Петр почувствовал страшную боль головы и шеи, лицо же его повернулось назад. Он пошел к прп. Адриану, а тот послал его к прп. Ферапонту просить прощения. Петр упал к ногам угодника, каялся в своих грехах и молил об исцелении. Святой Ферапонт поднял его, осязал руками его больную голову и шею, повернул лицо назад, и Петр исцелился. А подвижник наставлял его не осуждать ближнего. Оба эти чуда остались в тайне при жизни преподобного: рассказывать о них он запретил.

Раз подвижник молился на своем обычном месте, в лесной чаще за рекой Монзой. Место это называлось Медвежий овраг. Женщина Пелагия, собиравшая грибы, увидела преподобного с другой стороны оврага: он сидел на колоде, тело его обливалось кровью от укусов комаров и мошек, целым столбом вились над подвижником оводы. Движимая любопытством, Пелагия перешла овраг, разделявший ее от преподобного, и хотела подойти к подвижнику, чтобы пожалеть его и поплакать над добровольным мучеником, но тотчас ослепла. «Старче Божий, — возопила она, — прости меня грешную». В тот же миг она прозрела и очутилась на другой стороне оврага. После того она могла рассказать о чуде только прп. Адриану и никому другому, возбраняемая неведомой силой.

В уединенной молитве и изнурении своего тела преподобный Ферапонт проводил свои дни, но по ночам он предавался подвигам. Ночи проводил он без сна: усердно молился, переписывал Божественные книги или читал жития святых. Особенную веру он питал к святителю Николаю и много раз перечитывал житие и чудеса чудотворца.

Святой угодник не только был образом подвижничества для братии, но и защитником их от притеснителей. В то время нередко случалось, что служилые люди, дворяне, обижали простой крестьянский люд и те монастыри, которые были незначительны. И Благовещенский монастырь подвергался притеснению боярского сына Алексея Нелидова, земли которого были смежны с монастырскими угодьями. Нелидов объявил, что все угодья монастыря принадлежат ему, и начал притеснять Адриана, братию и монастырских слуг: строителя оскорблял, бил иноков, живших на починках, не пускал их рубить лес и ловить рыбу, монастырских слуг поносил и грабил. Нелидов и своих родственников научил теснить монастырь. Он учинил такое гонение и притеснение обители, как будто желал разорить святое место. В это тяжелое время прп. Ферапонт утешал и подкреплял братию, заповедал им кротко терпеть все озлобления от людей, признавая виновником их диавола, и угрожал гонителям наказанием от Бога в этой и в будущей жизни.

Один инок монастыря старец Иов соблазнился мыслью освободить обитель от гонений Нелидова, подчинив его другому, сильному монастырю.
Не посоветовавшись ни со строителем его преподобный Адрианом, ни с братией, Иов отправился в Павлов Обнорский монастырь и предложил игумену Иоилю владеть Благовещенским монастырем и его вотчинами с тем, чтобы не давать обитель в обиду соседним и окрестным дворянам. Игумен Иоиль охотно согласился и писал старцу Адриану, именуя Благовещенскую обитель вотчиной Павлова монастыря, а самого старца называл причетником своей церкви. Адриан опечалился, но преподобный Ферапонт утешал его и братию, говоря: «Место это не будет в подчинении другому монастырю или в подданстве другой области». А старцу Иову подвижник предсказал, что Благовещенский монастырь не будет местом его упокоения.

Игумен Иоиль горячо взялся за дело присоединения Благовещенской обители к своему монастырю. Строителя его Адриана он хотел перевести в свой монастырь и неожиданно приехал в Монзенскую обитель. Но строитель и старцы скрылись. Не найдя никого и не имея возможности исполнить свое намерение относительно прп. Адриана, Иоиль взял из монастыря церковные книги и увез их с собою. Когда по отъезде его прп. Адриан вернулся в свою обитель, то он увидел, как прп. Ферапонт ходил и мел двор монастыря крыльями своей мантии. При этом вслух всем подвижник говорил: «Прах и смрад твой да выйдут
с тобою и козни бесовские да изгонятся».

Когда прп. Адриан начал тужить о пропаже церковных книг, святой угодник утешал его, предсказывая, что игумен Иоиль скоро впадет в лютую болезнь и раскается. Действительно, все предсказания прп. Ферапонта исполнились в точности. Благовещенская обитель осталась самостоятельным монастырем. Игумен Иоиль скоро заболел и, раскаявшись, прислал взятые из обители книги и письмо преподобному Ферапонту с просьбой о прощении. Старец Иов, виновник всех этих несчастий обители, побоялся снова вернуться в нее и поселился для подвигов в пустынном уединении. Но его нашли там разбойники, убили и тело его закопали во рву городища.

Благовещенский монастырь был всегда дорог преподобному Ферапонту. Он чудесно содействовал его устроению и перенесению на новое место, защищал его от недоброжелателей и притеснителей. Наконец, он чудесно изыскивал средства для содержания бедного монастыря.

Один раз прп. Ферапонт пришел к строителю прп. Адриану и сказал: «Иди в царствующий град Москву. Ты найдешь там архимандрита Пафнутия больным, и не в Чудове монастыре, а у митрополита на Крутицах». Прп. Адриан спросил: «Откуда ты получил эту весть?» «Подробно об этом узнаешь там, — отвечал преподобный, — архимандрит желает тебя видеть».

Преподобный Адриан поверил словам святого Ферапонта и отправился в Москву. Архимандрита Пафнутия, как и предсказал прозорливый угодник, он нашел больным в Крутицах. В беседе о делах Благовещенской обители, о подвижнике Ферапонте и его дивных деяниях архимандрит Пафнутий спросил Адриана: «Возвратился ли к тебе тот старец, который был у меня недавно
с твоим письмом?» При этом он взял письмо и показал прп. Адриану. Удивился старец, видя письмо, написанное собственной рукой. В нем говорилось о нуждах монастырских: о колоколах, книгах и церковных сосудах. Но преподобный помнил, что такого письма он не писал никогда. Расспросивши Пафнутия о старце, принесшем письмо, Адриан узнал в нем преподобного Ферапонта, чудесно явившегося митрополиту Крутицкому и Пафнутию, так как подвижник в то время не оставлял монастыря и прп. Адриан никогда не посылал его в Москву. Когда узнал обо всем этом Крутицкий митрополит Геласий, то вместе с Пафнутием он дал прп. Адриану обильную милостыню на нужды монастыря. Так заботился прп. Ферапонт о своей обители и чудесно помогал ей.

Два с половиной года прожил угодник Божий в Монзенском монастыре. Он непрестанно пребывал в молитве, в трудах и воздержании. Каждый день приходил в придел святителя и чудотворца Николая и плакал о душе своей, памятуя о часе смертном и Страшном суде.

Господь открыл Своему угоднику о дне и часе его кончины. Прп. Ферапонт казался братии здоровым и бодрым, но готовился к смерти. Он призывает отца своего духовного преподобного Адриана и братию и обращается к ним с прощальным словом. «Близок конец моей жизни, — сказал со слезами преподобный, — я отхожу от нее и предаю дух мой в руце Божии. Господь
да сохранит вас и утвердит в любви Своей. Я же, хотя и отхожу телом, но не отступаю от вас духом своим, если между вами любовь будет».

Это было утром 11 декабря. Простившись с братией, он просил прп. Адриана приобщить его в тот же день за литургией Святых Христовых Таин и завещал духовному отцу, чтобы по смерти он причастил его святой богоявленской водой. Прп. Ферапонт отстоял Божественную литургию и приобщился Святых Таин. Братия, видя подвижника еще крепким, не хотели верить, что он скоро умрет. Весь день и ночь святой провел в уединенной келейной молитве. Следующий день был воскресный, неделя праотец пред Рождеством Христовым. Прп. Ферапонт последний раз пришел в храм Божий к утрени и по окончании ее испросил благословение и прощение у своего духовного отца, второй раз простился с братией и удалился в келлию. Вся братия монастыря вместе с игуменом отправились к преподобному, чтобы еще раз услышать от него прощальное слово. Но братия и теперь сомневались в близости кончины прп. Ферапонта, так как подвижник всем казался бодрым и здоровым. Когда пришли в келлию, то увидели, что святой почил. Он лежал на своем одре в мантии и куколе. Лицо его было покрыто парамандом, а в головах почившего стояло кадило с горящими углями и фимиамом. Великое благоухание распространилось по всей обители и даже за ее стены. Зажженные свечи стояли перед образами. Блаженная кончина прп. Ферапонта последовала, по всей вероятности, в 1597 году, 12 декабря, через 16 лет после пострижения его в монашество. Исполняя предсмертную волю почившего угодника, прп. Адриан причастил его богоявленской водой. Тогда уста почившего сами отверзлись
и лицо его просияло. День чудесного преставления преподобного Ферапонта ознаменовался и другим чудом — исцелением инока Протасия от болезни глаз, которой он страдал с детства.

После смерти своей преподобный продолжает творить обильные чудеса. Многие больные, приходя к его гробу, получали исцеления по мере веры и усердия молитвы к преподобному. Обитель, в которой подвизался прп. Ферапонт, не раз была спасаема им от бед и скорбей, от нашествия литовский ратников, от нападения разбойников, от боярских притеснений.

Святой угодник Божий помогал своей чудесной помощью особенно тем христианам, которые обнаруживали расположение к его обители. На реке Костроме, прямо против Благовещенского монастыря, был большой порог, который затруднял плавание по реке. Случилось раз, что из Солигалича вниз по Костроме плыл караван стругов с солью. Когда суда подошли к порогу, торговые люди сошли на берег и решили сходить в монастырь, чтобы отпеть там молебен и призвать на помощь прп. Ферапонта. Но один из них, именем Вавила, не захотел этого сделать. Он сказал: «Много таких старцев, неужели все они святые?» И остался на берегу, когда его товарищи отправились в монастырь, молились там, дали в обитель соли и денег.

Начали спускать суда через порог. Первые шесть стругов, принадлежавшие хозяевам, помолившимся в монастыре, прошли благополучно. При этом один инок и некоторые из торговых людей видели, что какой-то незнакомый ветхий старец, одетый в куколь, мантию и лапти, садился на корму каждого струга и правил им на опасном месте. Когда проводили последний струг, принадлежавший Вавиле, к нему привязали веревки, чтобы держать судно на берегу, и в то время, когда судно проходило порог, какой-то юноша (так видели некоторые) перерубил веревки. Тотчас же струг понесло по порогу, он бился о камни, накренился набок, вода его заливала и он готов был потонуть. Вавила бросился на землю, валялся и кричал: «Горе мне окаянному, все потерял — и свое, и чужое». Другие уговаривали его: «Согрешил ты: изрек хулу на преподобного Ферапонта и не послал в монастырь милостыни. Струги товарищей твоих прошли, а ты страдаешь». Вавила беспрестанно кричал: «Святче Божий, прости меня грешного!» И мысленно обещался снести в монастырь часть соли, чтобы преподобный помог ему. Сразу струг Вавилы выпрямился и стал по течению. Незнакомый старец стал пред стругом на речной быстрине и, распространив крылья своей мантии против волн, не пускал воду заливать судно. Снова привязали веревки. Старец подошел к корме, повернул ее своей рукой и направил струг куда следовало, так что он благополучно прошел порог.

Вразумленный Вавила тотчас же пошел в монастырь. Он дал строителю преподобному Адриану денег и соли и просил его отпеть молебен. Потом рассказал о происшествии и дал обет заходить в монастырь, молиться и давать милостыню каждый раз, когда придется ему проезжать мимо. Один инок монастыря, наблюдавший все происшествие с берега, и один из хозяев удостоверили прп. Адриана в этом чуде угодника Божия святого Ферапонта.

Вскоре после своей смерти преподобный явился Адриану и сказал: «Скоро великий голод будет в Русской земле; храни хлеб. В то время увеличатся земли у монастыря и монастырские деревни построятся там, где теперь владеют дети боярские. Тогда многие пропитаются от твоих житниц, и они не оскудеют». Сказав это, святой стал невидим. Преподобный вторично подтвердил свое предсказание, явившись слепому старцу Феодосию, иноку Благовещенской обители, когда тот молол муку ручным жерновом (монастырь был так беден, что не имел средств устроить мельницу), и сказал: «Скоро настанет великий голод по всей земле Русской, но ты до этого не доживешь. Тайно с настойчивостью скажи Адриану, чтобы берег он хлеб свой, потому что многие будут питаться от монастыря сего. И распространятся земли монастыря, леса его, и будут деревни».

Действительно, по пророчеству прп. Ферапонта, в 1601 году настал страшный голод, продолжавшийся три года. Цены на хлеб подорожали и множество людей умирало от голода. В Москве, куда голодный народ стекался в надежде найти кусок хлеба на работах, начатых царем Борисом Годуновым, померло тогда 500 тыс. человек. Монзенский монастырь в это тяжелое время отпускал свой хлеб всем нуждающимся, и житницы монастыря, как и предсказывал преподобный, не оскудевали. Вся окрестность питалась монастырским хлебом, и пустоши обители заметно заселялись.

Через 20 лет после кончины преподобного (то есть в 1617—1618 гг.) его святые мощи, почивавшие под помостом в приделе Николая Чудотворца, были обретены. Когда прп. Адриан, собравшееся духовенство и иноки пришли к месту погребения преподобного Ферапонта, его гроб оказался стоящим на поверхности земли, над тем местом, где он был зарыт. Все недоумевали, не знали, что делать, и, покрыв гроб покровом, удалились. Когда в тот же день вечером снова пришли ко гробу угодника Божия, то увидели, что он опустился в землю, наверху остался только покров. Начали копать около гроба и дорылись до него. Сдвинув гробовую крышку, присутствующие увидели нетленными и мощи подвижника, и даже ризы, покрывавшие их. Из гроба распространилось великое благоухание. Но поднять гроба собравшиеся были не в состоянии и потому, обложив его новыми досками, снова закопали в том же месте.

Тропарь, глас 8
Любовию Христовою, богомудре, просветився, и добродетельми сожительствовал еси Василию Блаженному, и, всякое наслаждение плотское возненавидев, в пустыню вселился еси, в ней же вельми подвизался еси, в жизни сей временней плоть умерщвляя свою в пениих, и во бдениих, и в пощениих. Темже и Христос даром чудес обогати тя, но поминай убо нас, чтущих пресветлую память твою, преподобне отче Ферапонте, и моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 8
Возложив себе Богу от юности, преподобне, Того паче всех возлюбив, и Тому от всея души любовию последовал еси, тленная
и красная мира нивочтоже вменив, в пустыню вселився, в ней же добре подвизался еси противу невидимых врагов козней и, яко светозарное солнце, в концех Галическия земли возсиял еси, отонуду же, веселяся, прешел еси к Небесным обителем, и ныне со Ангелы Владычню Престолу предстоя, поминай нас, чтущих память твою, да зовем ти: радуйся, Ферапонте, отче наш.

Все ныне поминаемые угодники Божии ,молите Бога о нас грешных!!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

******************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 1, 7-12; Мф. 5, 42-48). "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас". Без любви никого нет на свете: любят родителей и родных, любят благодетелей и покровителей. Но чувство любви к родителям, родным, покровителям и благодетелям естественно, и строится само собой в сердце; оттого и цены ей не дает Господь. Настоящая же христианская любовь проверяется отношением к недругам. Не только какая-нибудь легкая и случайная неприятность не должна погашать нашей любви к другим, но даже напасть и гонение, бедствия и лишения, намеренно вражески причиняемые. Мы должны не только благословлять этих людей, но еще благотворить им м молиться за них. Присмотрись, есть ли в тебе такое расположение к недругам твоим, и по тому суди, есть ли в тебе христианская любовь, без которой нет спасения?
******************************************************************************************************************************************
О прощении
(Лк. 11, 4)
  "И прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему"
(Лк. 11, 4)
Часто, прощая обиды, мы в глубине души питаем все же некоторое отчуждение к обидевшему нас. Но в таком случае мы должны ожидать того же от Господа: "Какою мерой мерите, возмерится и вам" (Мф. 7, 2), - говорит Господь. Если мы думаем при этом про себя: "Я бы хотел простить, но не могу", - мы недостойны приступить к Господу с молитвой о прощении. Лучше оставь все, твою молитву, твой труд, и прежде помирись вполне, всецело со всеми, и тогда обратись снова к Богу. Берегись, чтобы Господь не сказал тебе, как худому рабу: "Злой раб! Весь долг тот Я простил тебе, потому что ты упросил Меня, не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего?" (Мф. 18, 32-33). Нам будет прощено настолько, насколько мы прощаем. Только Сила Креста Господня может избавить нас от злопамятства и дать нам возможность прощать так же, как нас прощает Господь.
"Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения" (2 Кор. 5, 19). "Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды" (1 Ин. 1, 9).
В первые времена христианства жили в Антиохии два друга, священник Саприкий и мирянин Никифор. По какому-то случаю они поссорились и перестали видеться. Между тем открылось гонение на христиан, схватили Саприкия и предложили ему принести жертву богам или идти на смертную казнь. Саприкий избрал последнее, и его повлекли на смерть. Никифор, который уже и раньше искал с ним примирения, поспешил проститься с мучеником и, встретив его на пути, пал к ногам его, умоляя: "Мученик Христов, прости меня". Саприкий ничего не отвечал и отвернулся. Это повторилось несколько раз. Никифор последовал за осужденным до места казни и тут еще настоятельно просил у него прощения, но Саприкий оставался непреклонен. И что же?
В самую последнюю минуту, испугавшись казни, Саприкий отрекся от Христа и согласился принести жертву идолам. Исполнились на нем слова апостола Иоанна: "Кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме... и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза" (1 Ин. 2, 11).
Никифор же бесстрашно исповедал себя христианином и принял мученический венец.

из истории дня:
[b]В 941 г. Русский великий князь Игорь прибил щит на ворота Царьграда
В 1682 г. [/b]под нажимом стрельцов Боярская дума провозгласила одновременное правление на Русском престоле Ивана V и Петра I
В 1727 г. 11-летний Русский император Петр II обручился с дочерью А. Меншикова – княжной Марией Александровной
В 1696 г. впервые Русский флот принял участие в боевой операции, отрезав Азов от моря
В 1815 г. по решению Венского конгресса к России присоединено Варшавское герцогство под названием Королевства Польского
В 1828 г. Русские войска пересекли Дунай, войдя во владения Турции
В 1895 г. подписан русско-японский договор о торговле и мореплавании
В 1502 г. родился Жуан III, португальский король (1521-57 гг.)
В 1483 г. английский парламент объявил брак умершего в апреле короля Эдуарда III незаконным, а его сына, 12-летнего короля Эдуарда IV, незаконнорожденным, после чего мальчик был заточен в Тауэр и вскоре бесследно исчез
В 1654 г. после 22-летнего правления королева Швеции Кристина отреклась от престола и в мужской одежде сбежала из страны
В 1908 г. состоялся первый в истории визит английского короля Эдуарда VII в Россию

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

23

Во славу Божию и на пользу ближнего !

10 ИЮНЯ -Память:

Неделя Всех Святых
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib462.jpg

Статья из т. 9 «Православной энциклопедии».

Всех Святых неделя [греч. Κυριακὴ τῶν ῾Αϒίων Πάντων], 1-я неделя (воскресенье) после праздника Пятидесятницы, в к-рую совершается память всех святых.

На Востоке появление памятей всех мучеников, или всех святых, относится по крайней мере к кон. IV - нач. V в. В проповеди свт. Иоанна Златоуста на память «всех святых, по всему миру пострадавших», сообщается, что этот праздник совершается через неделю после праздника Пятидесятницы (PG. 50. Col. 705-712). Среди песнопений прп. Ефрема Сирина содержатся указания на празднование памяти всех святых 13 мая (Bickell G. S. Ephraem Syri carmina Nisibena. Lpz., 1866. P. 23, 89). Сир. Лекционарий 411 г. указывает эту память в пятницу после Пасхи (A Syriac Lectionary from the Church of the Forty Martyrs in Mardin, Tur Abdin, Mesopotamia / ed. A. Vööbus. Louvain, 1986. P. XVIII-XXVII. (CSCO; 485)). В груз. переводе иерусалимского Лекционария, отражающем практику V-VII вв., 22 янв. указана память всех мучеников с последованием на литургии: тропарь 4-го гласа «Радуйтесь, мученики Господни», чтения (прокимен из Пс 115, Притч 29. 2-6, Ис 65. 13-18, Евр 12. 1-11, аллилуиарий со стихом из Пс 88, Ин 15. 20-16. 5a), тропарь 2-го гласа на умовение рук «Изначальные установления», тропарь 4-го гласа на перенесение Даров «Тебе жертва». Кроме того, 16 апр. в этом памятнике отмечается память «апостолов и всех святых, принявших их учение», без указания последования (Tarchnischvili. Grand Lectionnaire. T. 1. [Pars. 1]. P. 31-32; [Pars. 2]. P. 31; T. 2. [Pars. 1]. P. 2; [Pars. 2]. P. 5). Впосл. в правосл. Церкви установилась отмеченная уже у свт. Иоанна Златоуста традиция праздновать память всех святых в 1-е воскресенье после Пятидесятницы. Продолжая собой празднование Пятидесятницы, В. с. н. указывает на то, что сонмы святых в разные эпохи просияли в мире по благодати Св. Духа.

В соборном богослужении К-поля IX-XII вв., согласно Типикону Великой ц., В. с. н. имела праздничный статус: в субботу на вечерне читались паремии (Ис 43. 9-14a, Прем 3. 1-9; 5. 15-6. 3b) , после вечерни совершалась паннихис; на вечерне; на Пс 50 утрени и на входе литургии Типикон указывает тропарь всем святым 4-го гласа Τῶν ἐν ὅλῳ τῷ κόσμῳ μαρτύρων σου (Иже во всем мире мученик Твоих). Чтения на литургии: прокимен из Пс 15, Евр 11. 33-12. 2a, аллилуиарий со стихом из Пс 33, Мф 10. 32-33, 37-38, 19. 27-30, причастен Пс 32. 1. Для В. с. н. Типикон Великой ц. указывает сопровождающие памяти: в субботу накануне - память Пресв. Богородицы и Ее родителей Иоакима и Анны, в среду после В. с. н.- Собор Пресв. Богородицы (Mateos. Typicon. T. 2. P. 142-146).

В послеиконоборческих визант. монастырских уставах - Студийском и Иерусалимском - служба В. с. н. имеет те же чтения, что и в Типиконе Великой ц., дополняясь целым рядом песнопений. В разных редакциях этих уставов вплоть до совр. печатных изданий иерусалимского Типикона служба В. с. н. излагается в целом одинаково. В этот день соединяются 2 последования: воскресное и всех святых (последование рядового святого поется на повечерии либо в иной день). Устав службы такой же, как и при совпадении памяти великого святого с воскресным днем, но без пения полиелея (и избранного псалма с величанием) на утрене. В. с. н. имеет особое значение в годовом круге богослужения: с этого дня заканчивается период пения Триоди и начинается период пения Октоиха; В. с. н. открывает собой цикл чтения 11 воскресных утренних Евангелий; с понедельника после этой недели на литургии читается Евангелие от Матфея.

Гимнографическое последование, приводимое в совр. богослужебных книгах, включает тропарь 4-го гласа Τῶν ἐν ὅλῳ τῷ κόσμῳ μαρτύρων σου (Иже во всем мире мученик Твоих), кондак плагального 4-го, т. е. 8-го, гласа ῾Ως ἀπαρχὰς τῆς φύσεως, τῷ φυτουρϒῷ τῆς κτίσεως

(Яко начатки естества, Насадителю твари), канон 4-го плагального, т. е. 8-го, гласа, с акростихом Τῶν ἁϒίων πάντων πολυώνυμα τάϒματα μέλπων (Воспеваю многоименные чины всех святых), ирмос: ῾Αρματηλάτην Θαραώ ἐβύθισε (Колесницегонителя фараона погрузи), нач.: Τῶν σῶν ῾Αϒίων ἀνυμῶν τὰ τάϒματα (Твоих святых воспевая чины); 6 самогласнов и 2 цикла подобнов. В студийских Типиконах и Триодях приводится также еще один цикл подобнов, отсутствующий в совр. книгах, но количество самогласнов, как правило, меньше. В песнопениях В. с. н. сначала прославляются апостолы и мученики, как составившие основу Церкви Христовой; нек-рые песнопения посвящены святителям и преподобным (напр., 1-й тропарь 3-й песни канона, 3-й тропарь 4-й песни канона). Кроме гимнографических произведений для В. с. н. создавались проповеди и поучения (кроме упомянутого слова свт. Иоанна Златоуста, известность получили, напр., слова Иоанна VIII Ксифилина, патриарха К-польского († 1075), и свт. Григория Паламы († 1359) - Владимир (Филантропов). Описание. С. 249, 258).

В Греции и на Балканах существует традиция называть детей в честь праздника Всех святых именем Панайот (Παναϒιότης), к-рое является сокращенной формой от греч. Πάντων [τῶν] ἁϒίων (Всех святых).

Аналог В. с. н. имеется и на лат. Западе. В 609 или 610 г. св. папа Бонифаций IV освятил в Риме бывш. Пантеон как храм во имя Пресв. Богородицы и всех мучеников; этот день, 13 мая, стал праздноваться как память этих святых (ср. дату празднования с днем памяти Всех святых, указанным у прп. Ефрема Сирина). Папа Григорий III (731-741) освятил во имя Всех святых одну из часовен базилики св. Петра и установил ежегодное празднование памяти этого события 1 нояб., а папа Григорий IV (827-844) официально утвердил праздник Всех святых в Римско-католической Церкви. 31 окт., накануне праздника, полагался пост (DACL. T. 15. Fasc. 164-165. P., 1946. Col. 438-439).

В Ирландии канун дня всех святых (англ. Halloween, от All Hallows' Eve, т. е. канун Всех святых) в народном сознании отождествился с древним кельт. праздником Самайн и сделался, несмотря на пост, днем разнузданного веселья. В XX в. Хеллоуин получил благодаря выходцам из Ирландии большую популярность в США и оттуда распространился по всему миру. Будучи языческим по происхождению и являясь отчасти насмешкой над праздником Всех святых, обычай праздновать Хеллоуин с христ. т. зр. следует оценивать отрицательно.

А . А . Лукашевич

http://www.sedmitza.ru/text/1187776.html

Архиепископ Андрей (Рымаренко) Неделя всех Святых

Братья и сестры!

В прошлую неделю святая Церковь вкладывала в наши руки цветы и, как бы, говорила нам: смотрите, как бездушная природа послушна своему Творцу. Со дней Рождества земля повернулась к солнцу, которое стало давать земле свою живительную теплоту. И природа не оказалась неблагодарной к своему Творцу. В ответ на Его ласку она произвела эту дивную красоту, эти цветы, а дальше произведет плоды. А мы? В ответ на духовную теплоту Божьей Благодати, так обильно излиянной на нас, приносим ли мы нашему Творцу духовную красоту, цветы, плоды добродетелей? Ведь Он стал Человеком ради нас, умер за нас, воскрес для нас, вознесся на Небо, чтобы ниспослать нам Духа Своего Святого! А мы? Не является ли эта красота природы вокруг нас укором нашей совести? Ответим честно: Да, является. Но мало того, мы еще хотим оправдать свое нерадение, свою неблагодарность. Заповеди Христовы прекрасны, говорим мы, и если люди станут их исполнять, то вся земля превратится в прекрасный Божий цветник. Но возможно ли это для слабых человеческих сил! И вот сегодняшнее воскресенье, Воскресенье Всех Святых, громко, во всеуслышание мира отвечает на этот вопрос: да, возможно.

Все Святые, воспоминаемые сегодня, шли по примеру Христа, и все в их время, в их обстоятельствах жизни исполняли Заповедь Божью... любви к Богу и ближнему. А времена их подчас были трудные, может быть, труднее наших, и обстоятельства их жизни были нередко опаснее в духовном отношении, а часто и в житейском отношении хуже наших. А они все таки шли, боролись... и дошли до горних обителей, где и торжествуют ныне.

Посмотрите только на стенную живопись нашего храма, и вы увидите их: мученики, исповедники, преподобные, юродивые, образованные, простые, богатые, бедные, святители, монашествующие, мирские... Вот сколько звезд Господь возжег на Своем духовном небосклоне. Это — Церковь Небесная. Она всеобъемлющая, а пополняется она Церковью Земной, воинствующей. Там для каждого есть место. Вот что говорит сегодняшний Апостол: "Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника Веры Иисуса".

И подумайте только: ведь все эти Святые были живыми людьми, такими же как мы. И все они были, как и мы, разными людьми. И пути их были разными. Но все они, безусловно все, имели три свойства, которые были у всех одинаковы. Эти свойства указаны нам в сегодняшнем Евангелии. Они обязательны для всех, а значит и для нас, их нельзя миновать. Вот они: "И так всякого, кто исповедает Меня перед людьми того исповедаю и Я перед Отцом Моим Небесным". Вот первое. Чувствуете ли вы, братья, как для нас, современных людей это важно? Ведь весь мир кругом нас, как бы спрашивает нас: "Христианин ли ты или наш?" И мы не можем оставить этот вопрос без ответа. И в речах наших, и в поступках, и в мыслях, и в чувствах... (а ведь и чувства наши как-то передаются другим), мы громко и твердо должны ответить: "Да, я христианин!"

А вот второе: "Кто любит отца или мать более нежели Меня, недостоин Меня, а кто любит сына или дочь более, нежели Меня, недостоин Меня". Вот и ныне, от нас с вами Господь требует этой всепоглощающей любви. Любить Его больше всех и больше всего. И только при такой любви к Нему мы сможем по настоящему любить и родных, и чужих, и даже врагов наших. И, наконец, третье: "И кто не берет креста своего и не следует за Мной, тот недостоин Меня". Это положение даже и объяснять не приходится: у каждого есть свои скорби и трудности в жизни. И они личные, у каждого свои. Трудно, тяжело, но такова наша жизнь, а, значит, такова о нас Воля Божия...

Возблагодарим же Господа и за наш этот крест. Без него нельзя спастись. А Господь хочет всем нам спастись и соединиться в одно Торжество со всеми святыми, которых мы сегодня прославляем...

Митрополит Филарет Вознесенский

Церковь Православная ныне прославляет всех угодников Божиих, всех святых. Так и называется сегодняшний воскресный день — Неделя Всех Святых. Пред нами стоит могущественный, неисчислимый сонм первых рабов Христовых, которые приняли святое Христово слово не так, как написанное где-то, кому-то, для кого-то, а как себе самим, приняли его, взяли его в руководство всей своей жизни и исполнили Христовы заповеди. Они прославлены и сияют во славе в Царствии Небесном.

Конечно, их жизнь и подвиг для нас — назидание, с них нужно брать пример, но сами вы знаете, какими примерами заполнена теперь жизнь! Много ли добрых примеров христианской жизни мы видим теперь?! Когда видишь то, что творится в мире, — все эти несказанные мерзости, о которых, по слову апостола "срамно есть и глаголати", — когда мерзость совершается безнаказанно, нагло, вызывающе и утверждается, как нечто правильное, справедливое и чуть ли не святое, то невольно думается, что человек, у которого настоящая христианская православная настроенность, среди многолюдства земного, теперь как будто в пустыне. Все живут другим. Посмотрите, и на жизнь текущую — и на литературу — чем люди живут? Думают ли о том, что их ждет? Думают ли о том, что Христос дал нам заповеди не для того, чтобы мы игнорировали их, а старались жить, как учит Церковь.

Это делали святые угодники Божии, за это они и прославлены. А теперешние люди? Не так давно приводили мы здесь одно место из Апокалипсиса, где Господь говорит одному из служителей Церкви: "Знаю твои дела — ты ни холоден, ни горяч. О, если бы ты был холоден или горяч!" Нам не только уж быть горячим, но хоть бы следовать велениям души, исполнять Божий закон.

Но есть такие, которые идут против него... Но если человек не спит духовно, не дремлет, а все-таки как-то что-то духовно переживает и если он не верит в то, что сейчас делают в жизни, и от этого скорбит, страдает, во всяком случае, не дремлет, не спит, есть надежда на то, что он придет в церковь. Ра