sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА! (Июнь)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА! (Июнь)

Сообщений 31 страница 60 из 75

31

....................продолжение от 13 июня


новомученников:

Сщмч. Философа пресвитера и сыновей его мчч. Бориса и Николая (1918).
http://s53.radikal.ru/i141/1006/39/955bcdcfa1d1.jpg

одного из самых замечательных Санкт-Петербургских пастырей и пострадавших вместе с ним его сыновей /Священномученик протоиерей Философ Николаевич Орнатский родился 21 мая 1860 года на погосте Новая Ерга Череповецкого уезда Новгородской губернии в семье сельского священника. Один из его братьев был женат на племяннице святого праведного Иоанна Кронштадтского. Обучался Философ сначала в Кирилловском Духовном училище, а затем в Новгородской Духовной Семинарии. В 1885 году он со степенью кандидата богословия окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Летом 1885 года Философ вступил в брак с Еленой Заозерской, дочерью бывшего иподиакона митрополита Исидора, и вскоре принял священство. Первоначально батюшка служил настоятелем в храме приюта Принца Ольденбургского, где до этого преподавал Закон Божий.

С 1892 по 1912 годы он служит настоятелем храма при Экспедиции заготовления государственных бумаг. Двадцать шесть лет он являлся председателем «Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви», успешно противодействуя антицерковным течениям.

В 1893 году Философ был избран гласным Санкт-Петербургской городской Думы от духовенства и нёс свои полномочия до 1917 года. Он принимал участие в устройстве в городе ночлежных домов, сиротских приютов, богаделен, его стараниями в Санкт-Петербурге и окрестностях было возведено 12 храмов, самый большой из них — храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала. Кроме того, можно назвать церкви Петра и Павла в Лесном, преподобного Сергия Радонежского на Новосивковской улице, преподобного Серафима Саровского за Нарвской заставой, Предтеченский храм на Выборжской стороне, Герасимовскую церковь, Исидоро-Юрьевский храм.

Сам батюшка, имея большую семью (у него было десять детей), жил очень скромно. Всё множество общественных званий и должностей, которые он нёс во славу Божию, средств к существованию не приносили. Через его руки, как Председателя комитетов по строительству храмов, проходили огромные суммы денег, а он давал частные уроки, чтобы прокормить семью.

Известен был батюшка и как редактор и цензор таких столичных духовных журналов как «Санкт-Петербургский Духовный Вестник» (издавался с 1894 года), «Отдых христианина» (с 1901 года), «Православно-Русское слово» (с 1902 года).

Отец Философ был одним из ближайших сподвижников священномученика митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина (Казанского) которого, в бытность того студентом Духовной Академии, батюшка активно привлекал к проповеднической деятельности в рабочей среде Санкт-Петербурга. Узы духовной дружбы связывали его и со Святейшим Патриархом Тихоном.

Почти двадцать лет отец Философ являлся духовным сыном святого праведного Иоанна Кронштадтского, который часто бывал у него дома и благословлял все его начинания во благо Церкви. Святой пастырь доверил отцу Философу быть посредником в своей переписка со Святителем Феофаном, Вышенским затворником.

В 1913 году батюшка был назначен на должность настоятеля Казанского кафедрального собора в Санкт-Петербурге. Во время 1-й Мировой войны отец Философ отдал свою квартиру под лазарет для раненых воинов, а сам с семьёй переехал в небольшое казённое помещение. Неоднократно и сам он выезжал d районы боевых действий, сопровождая транспорты с необходимыми воинам вещами и продуктами, стремясь всеми силами вдохновить и поддержать защитников Отечества.

Его сын Николай (родился в 1886 году) — военный врач, находился в составе 9-й Русской Армии; сын, Борис (родился в 1887 году), штабс-капитан 23-й артиллерийской бригады, закончивший Константиновское артиллерийское училище, геройски сражался на Австро-Венгерском фронте.

Протоиерей Философ в проповедях не раз призывал свою паству не принимать разлагающих идей большевизма, понимая, что Православие является основой русской жизни.

Проповеднический дар батюшки привлекал искавших живого слова и он не раз призывал свою паству не принимать разлагающих идей большевизма, понимая, что Православие является основой русской родной жизни, батюшка призывал интеллигенцию знать это: «Нашей интеллигенции надо стать русскою», — не уставал повторять он.

На его глазах во время революции был расстрелян муж сестры его жены, священномученик протоиерей Пётр Скипетров (память 20 января). Батюшка при его отпевании произнёс проповедь, бесстрашно обличив большевиков. Неоднократно выступал он перед паствой с призывами к объединению русичей вокруг храмов для защиты святынь своей земли. В январе 1918 года, когда в Лавре был убит отец Пётр Скипетров, батюшка организовал защиту святынь Александро-Невской Лавры, устроив к ней крестные ходы со всех храмов столицы.

9 августа 1918 года его вместе с двумя старшими сыновьями, Николаем и Борисом, арестовали. Во время ареста он был совершенно невозмутим и спокоен. Прихожане собрались в многотысячную толпу и шли по Невскому проспекту на Гороховую в Ч. К., требуя освободить своего пастыря. Делегацию верующих чекисты приняли, коварно обещая выполнить их требования. Но в ту же ночь (предположительно на 20 июля 1918 года) батюшку перевезли в тюрьму города Кронштадт. Предположительно около 30 октября 1918 года вместе с сыновьями и другими 30 заключёнными офицерами отца Философа повезли на расстрел. По дороге батюшка читал вслух отходную над приговорёнными. Место казни находилось, по одним предположениям в Кронштадте, по другим — неподалёку от Финского залива между Лигово и Ораниенбаумом. Тела расстрелянных, по-видимому, были сброшены в залив.

Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 4, 13-25; Мф. 7, 21-23). "Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного". Одною молитвою не спасешься; с молитвою надо соединять и исполнение воли Божией, - всего, что на ком лежит по его званию и строю жизни. И молитва предметом своим должна иметь преимущественно прошение о том, чтоб Бог сподобил нас не отступать ни в чем от святой воли Его. И обратно, кто имеет ревность исполнять во всем волю Божию, того и молитва дерзновеннее перед Богом и доступнее к престолу Его. Даже так бывает, что где хождение в воле Божией не сопутствует молитве, там самая молитва не бывает настоящею молитвою, трезвенною и сердечною, а только внешнею, читательною, во время которой нравственная неисправность как туманом закрывается многословием, при неустроенности и блуждании мыслей. Надо и то, и другое сладить благочестием, и будет плод.
****************************************************************************************************************************************
Обновленная жизнь

  "Мы погреблися с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни"
(Рим. 6, 4)

Ходить в обновленной жизни! Проникнемся этими словами и постараемся понять, что именно должно умереть в нас для того, чтобы жизнь наша обновилась, как обновляется природа с появлением весны. Должен умереть "ветхий наш человек" (Рим. 6, 6), т.е. человек греха, того греха, с которым мы родились, который с первого грехопадения человека распространился по земле.
Зародыши грехов есть в каждом человеке, но в нем есть и искра жизни, семя добра, которое должно произрасти и победить греховное семя. Мы все, верующие в Сына Божия, отдавшиеся Ему, тем самым обновляемся силою Духа Святаго. Все ветхое, все истлевшее должно отстать от нас, как отпадают старые, сухие листья в ожидании молодых побегов. Будем же молить Господа очистить нас настолько, чтобы все греховные дела и помыслы, так часто осаждающие нас, отпали бы сами собою, не находя места в нашей душе, обращенной к свету, почитающей себя "мертвою для греха, живою же для Бога во Христе Иисусе" (Рим. 6, 11).
Великое преимущество ходить в обновленной жизни! Воспользуемся же им с радостью и будем помнить, что мы уже ничего не можем иметь общего с той греховною жизнью, которой предавались прежде. Озаренные светом истинным, не допустим больше тьме проникнуть в нашу душу, но будем стремиться к еще большему Свету, Которого "тьма объять не может", - и тогда мы уже здесь, на земле, будем ходить "в обновленной жизни" (Ин. 1, 5).

из истории дня:
В 1584 г. совершилось венчание на царство Царя Феодора Иоанновича, сына Царя Иоанна IV Грозного и Царицы Анастасии Романовны. Государь Федор Иоанновича – последний царь из династии Рюриковичей
В 1912 г. в Москве открыт Музей изящных искусств имени Александра III (ныне ГМИИ им. Пушкина)
В 1487 г. Русские войска воеводы Даниилы Холмского захватили Казань
В 1223 г. произошла битва на реке Калке Русских войск, объединенных с половцами с татаро-монголами. Из-за малодушия и предательства половцев Русские войска были разгромлены и почти полностью истреблены, но монголо-татары, не встречая сопротивления, вдруг повернули на восток и ушли из Русских земель
В 1918 г. в ночь с 12 на 13 июня (н. ст.) в окрестностях Перми большевики убили Великого Князя Михаила Александровича (род. 22 ноября 1878 г.)
В 1860 г. в России учрежден Государственный банк
В 1909 г. Русская Дума приняла закон об усилении русификации Финляндии
В 1915 г. в ходе наступления в Галиции немецкая армия захватила несколько тысяч Русских солдат
В 1919 г. войска Врангеля начали атаку на Царицын, удерживаемый большевиками
В 1900 г. в Китае началось боксерское восстание против иностранцев и христиан

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: /viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

32

Во славу Божию и на пользу ближнего !

14 ИЮНЯ -Память:

Прав. Иоанна Кронштадского, чудотворца (1908)
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1801.jpg

Святый праведный отец наш Иоанн, Кронштадтский Чудотворец, родился 19 октября 1829 года в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии - на далеком севере России, в семье бедного сельского дьячка Илии Сергиева и жены его Феодоры. Новорожденный казался столь слабым и болезненным, что родители поспешили тотчас же окрестить его, причем нарекли его Иоанном, в честь преподобного Иоанна Рыльского, в тот день Св. Церковью празднуемого. Вскоре после крещения младенец Иоанн сталь заметно поправляться. Благочестивые родители, приписав это благодатному действию св. таинства крещения, стали с особою ревностью направлять его мысль и чувство к Богу, приучая его к усердной домашней и церковной молитве. Отец с раннего детства постоянно брал его в церковь и тем воспитал в нем особенную любовь к богослужению.
Иоанн Кронштадский

Живя в суровых условиях крайней материальной нужды, отрок Иоанн рано познакомился с безотрадными картинами бедности, горя, слез и страданий. Это сделало его сосредоточенным, вдумчивым и замкнутым в себе и, вместе с тем, воспитало в нем глубокое сочувствие и сострадательную любовь к беднякам. Не увлекаясь свойственными детскому возрасту играми, он, нося постоянно в сердце своем память о Боге, любил природу, которая возбуждала в нем умиление и преклонение пред величием Творца всякой твари.

На шестом году отрок Иоанн, при помощи отца, начал учиться грамоте. Но грамота вначале плохо давалась мальчику. Это его печалило, но это же подвигло и на особенно горячие молитвы к Богу о помощи. Когда отец его, собрав последние средства от скудости своей, отвез его в Архангельское приходское училище, он, особенно остро почувствовав там свое одиночество и беспомощность, все утешение свое находил только в молитве. Молился он часто и пламенно, горячо прося у Бога помощи. И вот, после одной из таких горячих молитв, ночью, мальчика вдруг точно потрясло всего, "точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове", "легко и радостно так стало на душе": ему ясно представился учитель того дня, его урок, он вспомнил даже, о чем и что он говорил. Чуть засветлело, он вскочил с постели, схватил книги - и о, счастие! Он стал читать гораздо лучше, стал хорошо понимать все и запоминать прочитанное.

С той поры отрок Иоанн стал отлично учиться: одним из первых окончил училище, первым окончил Архангельскую духовную семинарию и был принят на казенный счет в С.-Петербургскую Духовную Академию.

Еще учась в семинарии, он лишился нежно любимого им отца. Как любящий и заботливый сын, Иоанн хотел было прямо из семинарии искать себе место диакона или псаломщика, чтобы содержать оставшуюся без средств к существованию старушку-мать. Но она не пожелала, чтобы сын из-за нее лишился высшего духовного образования, и настояла на его поступлении в академию.

Поступив в академию, молодой студент не оставил свою мать без попечения: он выхлопотал себе в академическом правлении канцелярскую работу и весь получавшийся им скудный заработок полностью отсылал матери.

Учась в академии, Иоанн первоначально склонялся посвятить себя миссионерской работе среди дикарей Сибири и Северной Америки. Но Промыслу Божию угодно было призвать его к иного рода пастырской деятельности. Размышляя однажды о предстоящем ему служении Церкви Христовой во время уединенной прогулки по академическому саду, он, вернувшись домой, заснул и во сне увидел себя священником, служащим в Кронштадтском Андреевском соборе, в котором в действительности он никогда еще не был. Он принял это за указание свыше. Скоро сон сбылся с буквальной точностью. В 1855 году, когда Иоанн Сергиев окончил курс академии со степенью кандидата богословия, ему предложено было вступить в брак с дочерью протоиерея Кронштадтского Андреевского собора К. Несвитского Елисаветою и принять сан священника для служения в том же соборе. Вспомнив свой сон, он принял это предложение.

12 декабря 1855 года совершилось его посвящение в священника. Когда он впервые вошел в Кронштадтский Андреевский собор, он остановился почти в ужасе на его пороге: это был именно тот храм, который задолго до того представлялся ему в его детских видениях. Вся остальная жизнь о. Иоанна и его пастырская деятельность протекала в Кронштадте, почему многие забывали даже его фамилию "Сергиев" и называли его "Кронштадтский", да и сам он нередко так подписывался.

Брак о. Иоанна, который требовался обычаями нашей Церкви для иерея, проходящего свое служение в миру, был только фиктивный, нужный ему для прикрытия его самоотверженных пастырских подвигов: в действительности он жил с женой, как брат с сестрой. "Счастливых семей, Лиза, и без нас много. А мы с тобою давай посвятим себя на служение Богу", - так сказал он своей жене в первый же день своей брачной жизни, до конца дней своих оставаясь чистым девственником.

Хотя однажды о. Иоанн и говорил, что он не ведет аскетической жизни, но это, конечно, сказано было им лишь по глубокому смирению. В действительности, тщательно скрывая от людей свое подвижничество, о. Иоанн быль величайшим аскетом. В основе его аскетического подвига лежала непрестанная молитва и пост. Его замечательный дневник "Моя Жизнь во Христе" ярко свидетельствует об этой его аскетической борьбе с греховными помыслами, этой "невидимой брани", которую заповедуют всем истинным христианам древние великие отцы-подвижники. Строгого поста, как душевного, так и телесного, требовало естественно от него и ежедневное совершение Божественной литургии, которое он поставил себе за правило.

http://i014.radikal.ru/1001/eb/eade8cfa697f.jpg

При первом же знакомстве с своей паствой о. Иоанн увидел, что здесь ему предстоит не меньшее поле для самоотверженной и плодотворной пастырской деятельности, нежели в далеких языческих странах. Безверие, иноверие и сектантство, не говоря уже о полном религиозном индифферентизме, процветали тут. Кронштадт был местом административной высылки из столицы разных порочных людей. Кроме того, там много было чернорабочих, работавших главным образом в порту. Все они ютились, по большей части, в жалких лачугах и землянках, попрошайничали и пьянствовали. Городские жители немало терпели от этих морально опустившихся людей, получивших название "посадских". Ночью не всегда безопасно было пройти по улицам, ибо был риск подвергнуться нападению грабителей.

Вот на этих-то, казалось, нравственно погибших людей, презираемых всеми, и обратил свое внимание исполненный духа подлинной Христовой любви наш великий пастырь. Среди них-то он и начал дивный подвиг своего самоотверженного пастырского делания. Ежедневно стал он бывать в их убогих жилищах, беседовал, утешал, ухаживал за больными и помогал им материально, раздавая все, что имел, нередко возвращаясь домой раздетым и даже без сапог. Эти кронштадтские "босяки", "подонки общества", которых о. Иоанн силою своей сострадательной пастырской любви опять делал людьми, возвращая им утраченный ими было человеческий образ, первыми "открыли" святость о. Иоанна. И это "открытие" очень быстро восприняла затем вся верующая народная Россия.

Необыкновенно трогательно рассказывает об одном из таких случаев духовного возрождения благодаря о. Иоанну один ремесленник: "Мне было тогда годов 22-23. Теперь я старик, а помню хорошо, как видел в первый раз батюшку. У меня была семья, двое детишек. Я работал и пьянствовал. Семья голодала. Жена потихоньку по миру сбирала. Жили в дрянной конурке. Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково. Ребенок серьезно слушает. Мне все кажется, батюшка был, как Христос на картинке "Благословение детей". Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются... да глаза батюшки ласковые и серьезные меня остановили: стыдно стало... Опустил я глаза, а он смотрит- прямо в душу смотрит. Начал говорить. Не смею передать все, что он говорил. Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что где дети, там всегда и тепло и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, все оправдывал, только мне было не до оправдания. Ушел он, я сижу и молчу... Не плачу, хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит... И вот с тех пор я человеком стал..."

Такой необычный пастырский подвиг молодого пастыря стал вызывать нарекания и даже нападки на него со всех сторон. Многие долго не признавали искренности его настроения, глумились над ним, клеветали на него устно и печатно, называли его юродивым. Одно время епархиальное начальство воспретило даже выдавать ему на руки жалование, так как он, получив его в свои руки, все до последней копейки раздавал нищим, вызывало его для объяснений. Но все эти испытания и глумления о. Иоанн мужественно переносил, ни в чем не изменяя в угоду нападавшим на него принятого им образа жизни. И, с Божией помощью, он победил всех и вся, и за все то, над чем в первые годы пастырства над ним смеялись, поносили, клеветали и преследовали, впоследствии стали прославлять, поняв, что перед ними истинный последователь Христов, подлинный пастырь, полагающий душу свою за овцы своя.

"Нужно любить всякого человека и в грехе его и в позоре его, - говорил о. Иоанн. - Не нужно смешивать человека - этот образ Божий - со злом, которое в нем"... С таким сознанием он и шел к людям, всех побеждая и возрождая силою своей истинно пастырской состраждущей любви.

Скоро открылся в о. Иоанне и дивный дар чудотворения, который прославил его на всю Россию и даже далеко за пределами ее. Нет никакой возможности перечислить все чудеса, совершенные о. Иоанном. Наша неверующая интеллигенция и ее печать намеренно замалчивали эти бесчисленные явления силы Божией. Но все же очень много чудес записано и сохранено в памяти. Сохранилась точная запись рассказа самого о. Иоанна о первом его чуде своим сопастырям-священникам. Глубоким смирением дышит этот рассказ. "Кто-то в Кронштадте заболел, - так рассказывал об этом о. Иоанн. - Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: как я могу - думал я - иметь такое дерзновение? Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою - он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога - молиться за тех, кто будет этого просить".

По молитве о. Иоанна действительно совершалось и теперь, по его блаженной кончине, продолжает совершаться множество дивных чудес. Излечивались молитвою и возложением рук о. Иоанна самые тяжкие болезни, когда медицина терялась в своей беспомощности. Исцеления совершались как наедине, так и при большом стечении народа, а весьма часто и заочно. Достаточно было иногда написать письмо о. Иоанну или послать телеграмму, чтобы чудо исцеления совершилось. Особенно замечательно происшедшее на глазах у всех чудо в селе Кончанском (Суворовском), описанное случайно находившейся тогда там суворовской комиссией профессоров военной академии (в 1901 г.). Женщина, много лет страдавшая беснованием и приведенная к о. Иоанну в бесчувственном состоянии, через несколько мгновений была им совершенно исцелена и приведена в нормальное состояние вполне здорового человека. По молитве о. Иоанна прозревали слепые. Художником Животовским описано чудесное пролитие дождя в местности, страдавшей засухой и угрожаемой лесным пожаром, после того как о. Иоанн вознес там свою молитву. О. Иоанн исцелял силою своей молитвы не только русских православных людей, но и мусульман, и евреев, и обращавшихся к нему из-за границы иностранцев. Этот великий дар чудотворения естественно был наградой о. Иоанну за его великие подвиги - молитвенные труды, пост и самоотверженные дела любви к Богу и ближним.

И вот скоро вся верующая Россия потекла к великому и дивному чудотворцу. Наступил второй период его славной жизни, его подвигов. Вначале он сам шел к народу в пределах одного своего города, а теперь народ сам отовсюду, со всех концов России, устремился к нему. Тысячи людей ежедневно приезжали в Кронштадт, желая видеть о. Иоанна и получить от него ту или иную помощь. Еще большее число писем и телеграмм получал он: кронштадтская почта для его переписки должна была открыть особое отделение. Вместе с письмами и телеграммами текли к о. Иоанну и огромные суммы денег на благотворительность. О размерах их можно судить только приблизительно, ибо, получая деньги, о. Иоанн тотчас же все раздавал. По самому минимальному подсчету, чрез его руки проходило в год не менее одного миллиона рублей (сумма по тому времени громадная!). На эти деньги о. Иоанн ежедневно кормил тысячу нищих, устроил в Кронштадте замечательное учреждение - "Дом Трудолюбия" со школой, церковью, мастерскими и приютом, основал в своем родном селе женский монастырь и воздвиг большой каменный храм, а в С.-Петербурге построил женский монастырь на Карповке, в котором и был по кончине своей погребен.

К общей скорби жителей Кронштадта, во второй период своей жизни, период своей всероссийской славы, о. Иоанн должен был оставить преподавание Закона Божия в Кронштадтском городском училище и в Кронштадтской классической гимназии, где он преподавал свыше 25-ти лет. А был он замечательным педагогом-законоучителем. Он никогда не прибегал к тем приемам преподавания, которые часто имели место тогда в наших учебных заведениях, то есть ни к чрезмерной строгости, ни к нравственному принижению неспособных. У о. Иоанна мерами поощрения не служили отметки, ни мерами устрашения - наказания. Успехи рождало теплое, задушевное отношение его как к самому делу преподавания, так и к ученикам. Поэтому у него не было "неспособных". На его уроках все без исключения жадно вслушивались в каждое его слово. Урока его ждали. Уроки его были скорее удовольствием, отдыхом для учащихся, чем тяжелой обязанностью, трудом. Это была живая беседа, увлекательная речь, интересный, захватывающий внимание рассказ. И эти живые беседы пастыря-отца с своими детьми на всю жизнь глубоко запечатлевались в памяти учащихся. Такой способ преподавания он в своих речах, обращаемых к педагогам перед началом учебного года, объяснял необходимостью дать отечеству прежде всего человека и христианина, отодвигая вопрос о науках на второй план. Нередко бывали случаи, когда о. Иоанн, заступившись за какого-нибудь ленивого ученика, приговоренного к исключению, сам принимался за его исправление. Проходило несколько лет, и из ребенка, не подававшего, казалось, никаких надежд, вырабатывался полезный член общества. Особенное значение о. Иоанн придавал чтению житий святых и всегда приносил на уроки отдельные жития, которые раздавал учащимся для чтения на дому. Характер такого преподавания Закона Божия о. Иоанном ярко запечатлен в адресе, поднесенном ему по случаю 25-летия его законоучительства в Кронштадтской гимназии: "Не сухую схоластику ты детям преподавал, не мертвую формулу - тексты и изречения - ты им излагал, не заученных только на память уроков ты требовал от них; на светлых, восприимчивых душах ты сеял семена вечного и животворящего Глагола Божия".

Но этот славный подвиг плодотворного законоучительства о. Иоанн должен был оставить ради еще более плодотворного и широкого подвига своего всероссийского душепопечения.

Надо только представить себе, как проходил день у о. Иоанна, чтобы понять и прочувствовать всю тяжесть и величие этого его беспримерного подвига. Вставал о. Иоанн ежедневно в 3 часа ночи и готовился к служению Божественной литургии. Около 4 часов он отправлялся в собор к утрени. Здесь его уже встречали толпы паломников, жаждавших получить от него хотя бы благословение. Тут же было и множество нищих, которым о. Иоанн раздавал милостыню. Заутреней о. Иоанн непременно сам всегда читал канон, придавая этому чтению большое значение. Перед началом литургии была исповедь. Исповедь, из-за громадного количества желавших исповедываться у о. Иоанна, была им введена, по необходимости, общая. Производила она - эта общая исповедь - на всех участников и очевидцев потрясающее впечатление: многие каялись вслух, громко выкрикивая, не стыдясь и не стесняясь, свои грехи. Андреевский собор, вмещавший до 5.000 чел., всегда бывал полон, а потому очень долго шло причащение и литургия раньше 12 час. дня не оканчивалась. По свидетельству очевидцев и сослуживших о. Иоанну, совершение о. Иоанном Божественной литургии не поддается описанию. Ласковый взор, то умилительный, то скорбный, в лице сияние благорасположенного духа, молитвенные вздохи, источники слез, источаемых внутренне, порывистые движения, огонь благодати священнической, проникающий его мощные возгласы, пламенная молитва - вот некоторые черты о. Иоанна при богослужении. Служба о. Иоанна представляла собою непрерывный горячий молитвенный порыв к Богу. Во время службы он был воистину посредником между Богом и людьми, ходатаем за грехи их, был живым звеном, соединявшим Церковь земную, за которую он предстательствовал, и Церковь небесную, среди членов которой он витал в те минуты духом. Чтение о. Иоанна на клиросе - это было не простое чтение, а живая восторженная беседа с Богом и Его святыми: читал он громко, отчетливо, проникновенно, и голос его проникал в самую душу молящихся. А за Божественной литургией все возгласы и молитвы произносились им так, как будто своими просветленными очами лицом к лицу видел он пред собою Господа и разговаривал с Ним. Слезы умиления лились из его глаз, но он не замечал их. Видно было, что о. Иоанн во время Божественной литургии переживал всю историю нашего спасения, чувствовал глубоко и сильно всю любовь к нам Господа, чувствовал Его страдания. Такое служение необычайно действовало на всех присутствующих. Не все шли к нему с твердой верой: некоторые с сомнением, другие с недоверием, а третьи из любопытства. Но здесь все перерождались и чувствовали, как лед сомнения и неверия постепенно таял и заменялся теплотою веры. Причащающихся после общей исповеди бывало всегда так много, что на святом престоле стояло иногда несколько больших чаш, из которых несколько священников приобщали верующих одновременно. И такое причащение продолжалось нередко более двух часов.

Во время службы письма и телеграммы приносились о. Иоанну прямо в алтарь, и он тут же прочитывал их и молился о тех, кого просили его помянуть.

После службы, сопровождаемый тысячами верующих, о. Иоанн выходил из собора и отправлялся в Петербург по бесчисленным вызовам к больным. И редко когда возвращался домой ранее полуночи. Надо полагать, что многие ночи он совсем не имел времени спать.

Так жить и трудиться можно было, конечно, только при наличии сверхъестественной благодатной помощи Божией!

Но и самая слава о. Иоанна была его величайшим подвигом, тяжким трудом. Подумать только, что ведь всюду, где бы он ни показался, около него мгновенно вырастала толпа жаждавших хотя бы лишь прикоснуться к чудотворцу. Почитатели его бросались даже за быстро мчавшейся каретой, хватая ее за колеса с опасностью быть изувеченными.

По желанию верующих о. Иоанну приходилось предпринимать поездки в разные города России. Эти поездки были настоящим триумфом смиренного Христова служителя. Стечение народа определялось десятками тысяч, и все бывали объяты чувствами сердечной веры и благоговения, страхом Божиим и жаждою получить целительное благословение. Во время проезда о. Иоанна на пароходе толпы народа бежали по берегу, многие при приближении парохода становились на колени. В имении "Рыжовка", около Харькова, где поместили о. Иоанна, уничтожены были многотысячной толпой трава, цветы, клумбы. Тысячи народа проводили дни и ночи лагерем около этого имения. Харьковский собор во время служения о. Иоанна 15 июля 1890 года не мог вместить молящихся. Не только весь собор, но и площадь около собора не вместила народа, который наполнял даже все прилегающие улицы. В самом соборе певчие принуждены были поместиться в алтаре. Железные решетки оказались всюду сломанными от давки. 20 июля о. Иоанн совершал молебен на Соборной площади - народу было более 60.000. Точно такие же сцены происходили в поволжских городах: в Самаре, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде.

О. Иоанн находился в царском дворце в Ливадии при последних днях жизни Императора Александра III, и самая кончина Государя последовала в его присутствии. Больной Государь встретил о. Иоанна словами: "Я не смел пригласить вас сам. Благодарю, что вы прибыли. Прошу молиться за меня. Я очень недомогаю"... Это было 12 октября 1894 года. После совместной коленопреклонной молитвы Государя наедине с о. Иоанном последовало значительное улучшение здоровья больного и явились надежды на его полное выздоровление. Так продолжалось пять дней; 17 октября началось снова ухудшение. В последние часы своей жизни Государь говорил о. Иоанну: "Вы - святой человек. Вы - праведник. Вот почему вас любит русский народ". "Да, - отвечал о. Иоанн, - Ваш народ любит меня". Умирая, по принятии Св. Таин и таинства елеосвящения, Государь просил о. Иоанна возложить свои руки на его голову, говоря ему: "Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю - не отнимайте их". О. Иоанн так и продолжал держать свои руки на главе умирающего Царя, пока Царь не предал душу свою Богу.

Достигнув высокой степени молитвенного созерцания и бесстрастия, о. Иоанн спокойно принимал богатые одежды, преподносимые ему его почитателями, и облачался в них. Это ему даже и нужно было для прикрытия своих подвигов. Полученные же пожертвования раздавал все, до последней копейки. Так, например, получив однажды при громадном стечении народа пакет из рук купца, о. Иоанн тотчас же передал его в протянутую руку бедняка, не вскрывая даже пакета. Купец взволновался: "Батюшка, да там тысяча рублей!" - "Его счастие", - спокойно ответил о. Иоанн. Иногда, однако, он отказывался принимать от некоторых лиц пожертвования. Известен случай, когда он не принял от одной богатой дамы 30.000 рублей. В этом случае проявилась прозорливость о. Иоанна, ибо эта дама получила эти деньги нечистым путем, в чем после и покаялась.

Был о. Иоанн и замечательным проповедником, причем говорил он весьма просто и чаще всего без особой подготовки - экспромтом. Он не искал красивых слов и оригинальных выражений, но проповеди его отличались необыкновенной силой и глубиной мысли, а вместе с тем и исключительной богословской ученостью, при всей своей доступности для понимания даже простыми людьми. В каждом слове его чувствовалась какая-то особенная сила, как отражение силы его собственного духа.

Несмотря на всю свою необыкновенную занятость, о. Иоанн находил, однако, время вести как бы духовный дневник, записывая ежедневно свои мысли, приходившие ему во время молитвы и созерцания, в результате "благодатного озарения души, которого удостаивался он от всепросвещающего Духа Божия". Эти мысли составили собою целую замечательную книгу, изданную под заглавием: "Моя жизнь во Христе". Книга эта представляет собою подлинное духовное сокровище и может быть поставлена наравне с вдохновенными творениями древних великих отцов Церкви и подвижников христианского благочестия. В полном собрании сочинений о. Иоанна издания 1893 г. "Моя жизнь во Христе" занимает 3 тома в 1000 с лишком страниц. Это - совершенно своеобразный дневник, в котором мы находим необыкновенно поучительное для каждого читателя отражение духовной жизни автора. Книга эта на вечные времена останется ярким свидетельством того, как жил наш великий праведник и как должно жить всем тем, кто хотят не только называться, но и в действительности быть христианами.

Замечательным памятником святой личности о. Иоанна и неисчерпаемым материалом для назидания являются также три тома его проповедей, содержащие общим счетом до 1800 страниц. Впоследствии накопилось еще очень много отдельных сочинений о. Иоанна, издававшихся отдельными книжками в огромном количестве. Все эти слова и поучения о. Иоанна - подлинное веяние Св. Духа, раскрывающее нам неисследимые глубины Премудрости Божией. В них поражает дивное своеобразие во всем: в изложении, в мысли, в чувстве. Каждое слово - от сердца, полно веры и огня, в мыслях - изумительная глубина и мудрость, во всем поразительная простота и ясность. Нет ни одного лишнего слова, нет "красивых фраз". Их нельзя только "прочитать" - их надо всегда перечитывать, и всегда найдешь в них что-то новое, живое, святое.

"Моя жизнь во Христе" уже вскоре после своего выхода в свет настолько привлекла к себе всеобщее внимание, что была переведена на несколько иностранных языков, а у англиканских священников сделалась даже любимейшей настольной книгой.

Основная мысль всех письменных творений о. Иоанна - необходимость истинной горячей веры в Бога и жизни по вере, в непрестанной борьбе со страстьми и похотьми, преданность вере и Церкви Православной как единой спасающей.

В отношении к нашей Родине - России о. Иоанн явил собою образ грозного пророка Божия, проповедующего истину, обличающего ложь, призывающего к покаянию и предрекающего близкую кару Божию за грехи и за богоотступничество. Будучи сам образом кротости и смирения, любви к каждому человеку, независимо от национальности и вероисповедания, о. Иоанн с великим негодованием относился ко всем тем безбожным, материалистическим и вольнодумным либеральным течениям, которые подрывали веру русского народа и подкапывали тысячелетний государственный строй России.

"Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству... Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры... Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России... Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу - и вам и России". И грозно прорекает: "Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению". "Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония". "Бедное отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов".

Последующие события кровавой “русской” революции и торжества безбожного человеконенавистнического большевизма показали, насколько был прав в своих грозных предостережениях и пророческих предвидениях великий праведник земли русской.

К тяжелому подвигу служения людям в последние годы жизни о. Иоанна присоединился мучительный личный недуг- болезнь, которую он кротко и терпеливо переносил, никому никогда не жалуясь. Решительно отверг он предписания знаменитых врачей, пользовавших его, - поддерживать свои силы скоромной пищей. Вот его слова: "Благодарю Господа моего за ниспосланные мне страдания для предочищения моей грешной души. Оживляет - Святое Причастие". И он приобщался по-прежнему каждый день.

10 декабря 1908 года, собрав остаток своих сил, о. Иоанн в последний раз сам совершил Божественную литургию в Кронштадтском Андреевском соборе. А в 7 час. 40 мин. утра 20 декабря 1908 года великий наш праведник мирно отошел ко Господу, заранее предсказав день своей кончины.

В погребении о. Иоанна участвовали и присутствовали десятки тысяч людей, а у гробницы его и тогда и в последующее время совершалось немало чудес. Необычайные то были похороны! На всем пространстве от Кронштадта до Ораниенбаума и от Балтийского вокзала в Петербурге до Иоанновского монастыря на Карповке стояли огромные толпы плачущего народа. Такого количества людей не было до того времени ни на одних похоронах - это был случай в России совершенно беспримерный. Похоронное шествие сопровождалось войсками со знаменами, военные исполняли "Коль славен", по всей дороге через весь город стояли войска шпалерами. Чин отпевания совершал С.-Петербургский Митрополит Антоний во главе сонма епископов и многочисленного духовенства. Лобызавшие руку покойного свидетельствуют, что рука оставалась не холодной, не окоченевшей. Заупокойные службы сопровождались общими рыданиями людей, чувствовавших себя осиротевшими. Слышались возгласы: "Закатилось наше солнышко! На кого покинул нас, отец родной? Кто придет теперь на помощь нам, сирым, немощным?" Но в отпевании не было ничего скорбного: оно напоминало собою скорее светлую пасхальную заутреню, и чем дальше шла служба, тем это праздничное настроение у молящихся все росло и увеличивалось. Чувствовалось, что из гроба исходит какая-то благодатная сила и наполняет сердца присутствующих какою-то неземною радостью. Для всех ясно было, что во гробе лежит святой, праведник, и дух его незримо носится в храме, объемля своею любовью и ласкою всех собравшихся отдать ему последний долг.

Похоронили о. Иоанна в церкви-усыпальнице, специально устроенной для него в подвальном этаже сооруженного им монастыря на Карповке. Вся церковка эта замечательно красиво облицована белым мрамором; иконостас и гробница - тоже из белого мрамора. На гробнице (с правой стороны храма) лежит Св. Евангелие и резная митра, под которой горит неугасаемый розовый светильник. Множество дорогих художественно исполненных лампад постоянно теплятся над гробницей. Море света от тысяч свечей, возжигаемых богомольцами, заливает этот дивный сияющий храм.

Ныне великое дело церковного прославления нашего дивного праведника, милостью Божией, совершилось. О, если бы это радостное событие воскресило в сердцах всех православных русских людей важнейший завет приснопамятного о. Иоанна и побудило их со всей решительностью последовать ему: «Нам необходимо всеобщее, нравственное очищение, всенародное, глубокое покаяние, перемена нравов языческих на христианские: очистимся, омоемся слезами покаяния, примиримся с Богом - и Он примирится с нами!»

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 7-8 июня 1990 года св. прав. Иоанн Кронштадтский был канонизован, и установлено совершать его память 20 декабря / 2 января - в день блаженной кончины святого праведника.

2008 ГОД - СВ.ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО
ПРАЗДНОВАНИЯ 100-ЛЕТИЯ СВ.ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО В РОССИИ 1908 – 2008

Принесение иконы Иоанна Кронштадтского на Святую Гору Афон
Настоятель Леушинского подворья рассказал о поездке на Афон с образом святого
"Милостью Божией состоялось это событие – поездка на Афон с иконой святого праведного Иоанна Кронштадтского, посвященная 100-летию памяти всероссийского пастыря. Это событие готовилось долго, два года. Вначале мы получили благословение со Святой Горы, т.е. Русского Пантелеймоновского монастыря на написание иконы, подыскивали иконописцев, которые могли бы написать именно в византийском афонском стиле, разрабатывали иконографию, которая соответствовала бы афонской традиции. Икона была написана уже в прошлом году, но нам хотелось, чтобы она была принята и понравилась русским святогорцам, и летом прошлого года, когда привозилась в Россию глава святого Апостола – евангелиста Луки, афонские монахи посетили храм Леушинского подворья и осмотрели этот образ", – рассказал в интервью "Русской линии" о поездке на Афон настоятель Леушинского подворья протоиерей Геннадий Беловолов.

По словам отца Геннадия, икона пришлась афонским монахам по душе; они сказали, что Иоанн Кронштадтский изображен как афонский исихаст, каким он и был в жизни, и благословили принести эту икону на Афон. "Правда, принесение было опять же задержано и приурочено к 100-летию памяти св. Иоанна Кронштадтского. День принесения был избран в престольный праздник Русского афонского монастыря – это день памяти святого Великомученика и Целителя Пантелеимона. Надо сказать, что икона святого достаточно большая, и ее было не так просто везти, так что была составлена небольшая группа паломников, и два человека поехали специально, чтобы нести эту икону. Это раб Божий Андрей и раб Божий Сергий, которые исполнили миссию физического принесения этой иконы. Икона была постоянно на руках в течение всей поездки – и в пути, и в самолете и на корабле, когда мы плыли на Святую Гору Афон. Во время поездки мы, конечно, молились батюшке Иоанну Кронштадтскому, а перед поездкой пришли в монастырь Иоанна Кронштадтского и приложились к мощам, получив, таким образом, благословение", – продолжил священник.

"На Афоне икону встретили 6 августа прямо на пристани, принял ее привратник Пантелеимонова Русского монастыря отец Олимпий, очень благодатный старец. Встретил и проводил нас сразу в главный собор монастыря, посвященный мученику Пантелеимону. Икона была установлена в центре храма, между иконами Пантелеимона Целителя и чтимой чудотворной иконой Божией Матери Одигитрии. Так получилось, что одновременно с принесением иконы монастырь посетила высокая делегация во главе с Генпрокурором России Юрием Чайкой, генпрокурором Греции и генпрокурором Афин. Принесение, таким образом, получило еще и государственный статус. Три прокурора встречали эту икону и первые приложились к ней", – добавил батюшка.

"Духовник монастыря, игумен Макарий, вынес главу Целителя Пантелеимона, и все приложились к мощам. Таким образом, сам св. Пантелеимон как бы вышел и встретил Иоанна Кронштадтского. Были пропеты молитвы и величания, как Пантелеимону Целителю, так и Иоанну Кронштадтскому. Первые три дня икона находилась в центре храма, братия монастыря подходила и прикладывалась к ней, и духовник игумен Макарий сказал: "Мы очень рады, что нас посетил всероссийский пастырь". Икона постоянно будет храниться в Покровском соборе монастыря, втором по значению храме, хотя по площади он больше Пантелеимонова. Службы в монастыре совершаются поочередно, одну седмицу в Пантелеимоновском соборе, а вторую в Покровском. Именно в Покровском соборе собраны главные Царские святыни, иконы, которые жертвовали и передавали Русские Государи в наш монастырь на Афоне. В частности, мозаичный образ Александра Невского, моленный образ Царя Александра II, переданный его сыном Александром III, в память о почившем отце на сороковой день его памяти в Пантелеимонов монастырь. Также там находятся и другие чтимые иконы. Непосредственно образ св. Иоанна Кронштадтского будет находиться возле ковчега с ризой, принадлежавшей Иоанну Кронштадтскому. Эта риза принадлежит братии монастыря, она была по преданию передана отцом Иоанном Ставским по благословению русской братии на Афон. Они ее хранят доныне, как зеницу ока", – отметил отец Геннадий.

"Затем участники паломничества, которое я окормлял, совершили восхождение на Святую гору, на вершине которой мы хотели оставить маленькие иконы-фотографии с привезенной иконы, а также моленый образ "Аз есмь с вами и никтоже на вы". И каково же было удивление участников восхождения, когда они, взойдя на вершину горы Афон, которая равняется 2333 м, увидели в маленьком храме во имя Преображения в алтаре иконку Иоанна Кронштадтского. Мы думали сами принести туда иконку, а батюшка Иоанн нас сам встретил. Видимо, кто-то из русских паломников принес небольшую икону, репродукцию, на вершину горы Афон. Но мы же там оставили и те иконы, которые принесли с собой. Прямо на вершине горы мы узнали о трагической вести из России – об агрессии Грузии против Южной Осетии, там же был совершен молебен Матери Божией и Иоанну Кронштадтскому об умирении брани в нашем Отечестве, о прекращении кровопролития. И мы поняли еще глубже смысл принесения иконы, совпавшего с началом этой братоубийственной брани", – подчеркнул священник.

"Икона Иоанна Кронштадтского в Пантелеимоновом монастыре как-то необычайно вписалась среди тех, которые там уже есть. Когда мы ее принесли и поместили, было такое чувство, что она там была всегда. Теперь у Петербурга и Афона, Пантелеимонова монастыря и Кронштадта есть такая глубокая духовная нить, связывающая нас – это образ святого праведного Иоанна Кронштадтского. Будем надеяться, что Иоанн Кронштадтский станет молитвенником и о Петербурге, и о Святой горе Афон и о Вселенском Православии. Другим приятным открытием было то, что когда мы совершали паломничество по другим греческим монастырям Афона и вручали эту иконку, то греки, увидев ее, с радостью восклицали:" О, Иоандес Кроштандес!" Мы увидели, что греки знают нашего святого угодника и с радостью принимали благословение из России. Более того, в книжных лавках мы увидели книги Иоанна Кронштадтского, переведенные на греческий язык. Я специально для выставки в мемориальной квартире приобрел перевод на греческий язык книги "Моя жизнь во Христе", чтобы здесь показать ее нашим посетителям. Из всех русских святых греки знают, любят и почитают, конечно, преподобного Серафима Саровского, а в последнее время они все более открывают для себя образ святого праведного Иоанна Кронштадтского. Я думаю, что перед принесенной из Петербурга иконой будут молиться не только русские монахи и богомольцы, но и греческие монахи и паломники. Так что это событие стало вселенским прославлением Иоанна Кронштадтского, одним из знаменательных событий этого года", – заключил протоиерей Геннадий Беловолов.

Тропарь,глас 1
Православныя веры поборниче,/ земли Российския печальниче,/ пастырем правило и образе верным,/ покаяния и жизни во Христе проповедниче,/ Божественных Таин благоговейный служителю/ и дерзновенный о людех молитвенниче,/ отче праведный Иоанне,/ целителю и предивный чудотворче,/ граду Кронштадту похвало/ и Церкве нашея украшение,/ моли Всеблагаго Бога// умирити мир и спасти души наша.

Кондак ,глас 3
Днесь пастырь Кронштадтский/ предстоит Престолу Божию/ и усердно молит о верных/ Христа Пастыреначальника,/ обетование давшаго:/ созижду Церковь Мою, // и врата адоване одолеют ей.
ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ДОРОГОГО БАТЮШКИ  http://theme.orthodoxy.ru/saints/ioann.html
АКАФИСТ АКАФИСТЫ !!!

0

33

.....................ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 14 ИЮНЯ

Прп. Агапита Печерского, врача безмездного (XI).

http://s57.radikal.ru/i158/1006/03/f53d3997ee3d.jpg

Когда преподобный отец наш Антоний Печерский1 был прославлен даром исцеления, пришел к нему в пещеру из Киева блаженный Агапит, желая получить душевное исцеление через пострижение в иноческий чин; удостоившись желаемого, он всем сердцем последовал ангелоподобному житию преподобного Антония, руководясь и его наставлениями. Агапит был очевидцем того, как этот великий муж сам служил болящим и исцелял их своею молитвою, причем скрывая дарование, данное молитве его, вручал недужным под видом лекарства травы от пищи своей. Видя это, блаженный Агапит начал соревновать святому старцу в подвигах и трудился так много лет; когда расхварывался кто-либо из братии, блаженный оставлял келлию свою, в которой не было ничего, что можно было бы похитить, приходил к болящему брату и служил ему: поднимал его, укладывал, выносил на своих руках, и непрестанно молил Бога об исцелении недужного; если же болезнь иногда и затягивалась, то чрез это Господь желал умножить веру и усилить молитву раба Своего Агапита. Подражая подвигам преподобного Антония, блаженный Агапит сподобился быть участником и равной с ним благодати: молитвою своею он исцелял всех болящих, также подавая им травы, которые варил в пищу себе, за что, собственно, и был прозван врачем. О нем распространилась молва в Киеве, и много болящих приходило к нему, отходя здоровыми.

В то время жил во Киеве некий врач, происхождением и верою армянин, настолько искусный в своем деле, что раньше не было равного ему. Достаточно было ему взглянуть на болящего смертным недутом, как он тотчас узнавал и объявлял день и час его кончины, и всегда безошибочно; такого больного он уже ни за что не хотел лечить. Один из болящих такого рода, первый боярин у великого князя Всеволода2, которого армянин поверг в отчаяние, предсказав смерть чрез восемь дней, был принесен в Печерский монастырь. Но блаженный Агапит, сотворив молитву о нем, дал ему в пищу трав, которые вкушал сам и исцелил его; и немедленно прошла о нем слава по всей земле русской. Армянин, уязвленный стрелою зависти, начал укорять блаженного и послал в Печерский монастырь одного осужденного на смерть, который должен был принять пред Агапитом яд и умереть. Блаженный, видя этого человека умирающим, дал ему с молитвою о нем той травы, которую вкушал сам, и этим избавил от смерти обреченного на смерть. С тех пор армянин особенно вооружился на блаженного и подговорил своих единоверцев подать самому Агапиту питье с примесью смертного яда; блаженный же принял и остался невредимым. "Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения" (2Пет.2:9) по слову Своему: "если что смертоносное выпьют, не повредит им" (Мрк.16:18).

Потом разболелся в Чернигове князь Владимир Всеволодович Мономах3. Армянин хотя и старательно врачевал его, но безуспешно, так что недуг всё более и более увеличивался. Уже будучи при кончине, князь просил тогдашнего игумена Печерского Иоанна прислать к нему в Чернигов для врачевания блаженного Агапита. Игумен призвал его и известил о просьбе князя, но блаженный Агапит, которого никто еще не видел выходящим из ворот для врачевания вне монастыря, со смирением сказал:

- Если я пойду для этого дела к князю, то и ко всем должен идти. Прошу тебя, отче, не побуждай меня выходить за монастырские ворота ради славы человеческой, избегать которой обещался я пред Богом до последнего издыхания. Если позволишь, лучше я удалюсь в иную страну и потом опять возвращусь сюда, когда минет эта нужда.

Посланный князя, убедившись, что не будет в состоянии призвать к своему господину самого блаженного Агапита, начал просить, чтобы он дал хотя трав для исцеления. По убеждениям игумена, блаженный дал посланному трав от пищи своей; их принесли к князю, последний вкусил и немедленно выздоровел, по молитвам блаженного.

Тогда князь Владимир Мономах пришел сам в Печерский монастырь, желая видеть того, чрез кого Бог возвратил ему здравие; он никогда не встречался ранее с блаженным и теперь желал почтить его, щедро одарив. Но Агапит, не желая земной славы, скрылся; тогда князь отдал игумену принесенное для угодника Божия золото. Но спустя немного времени, тот же Владимир снова послал одного из своих бояр со многими дарами к блаженному Агапиту. Посланный нашел святого Агапита в келлии и положил пред ним подарки князя. Блаженный сказал ему:

- Чадо, никогда, ни от кого и ничего не брал я (за исцеление), потому что исцелял силою не своею, но Христовою; не требую этого и ныне.

Боярин отвечал:

- Отче. Пославший меня знает, что ты ничего не требуешь; но умоляю тебя прими это, чтобы утешить сына твоего, которому чрез тебя Бог даровал здравие; дар же отдай, если тебе угодно, нищим.

Старец отвечал ему:

- Если ты так говоришь, то приму с радостью. Скажи пославшему тебя, что и прочее, что у него есть, - чужое, и ничего не возьмет он с собого, когда будет разставаться с жизнью; поэтому пусть и остальное раздаст он нищим. Ибо Сам Господь, Который находится среди обездоленных, избавил его от смерти, я же сам по себе никакого успеха не имел бы; и прошу, чтобы он не ослушался этих наставлений моих, дабы не пострадать более сильно.

С такими словами блаженный Агапит взял принесенное золото и вышел с ним из келлии, как бы для того, чтобы спрятать его; вынес и бросил, сам же бежал и скрылся. Спустя немного времени боярин вышел, увидел брошенные пред воротами дары, поднял и отдал игумену Иоанну. Возвратившись к князю, он разсказал ему всё что видел у блаженного и что слышал от него; и все уразумели, что это - истин-ный раб Божий, ищущий награды от одного Бога, а не от людей. Князь же, не осмеливаясь ослушаться святого, начал раздавать нищим щедрую милостыню.

После многих богоугодных трудов и подвигов, впал в болезнь и сам безмездный врач, блаженный старец Агапит. Узнав об этом, вышеупомянутой врач армянин пришел посетить его и начал спорить с ним о врачебном искусстве, спрашивая, каким средством лечится недуг Агапита.

Блаженный отвечал:

- Тем, каким подает здравие Сам Господь, врач души и тела.

Армянин счёл его совершенно не знающим врачевания и сказал сопровождавшим его:

Он ничего не знает в нашем искусстве.

Потом, взял его за руку и сказал:

- Говорю истину: на третий день он умрёт; если изменится слово мое, то я изменю жизнь мою, и сам стану таким же монахом.

Блаженный с горячностью сказал:

- Так вот способ твоего врачевания: больше говорить о смерти, чем о помощи! Если ты искусен, дай мне жизнь; если не можешь этого, зачем унижаешь меня и осуждаешь на смерть в третий день? Меня же известил Господь, что через три месяца отойду я к Нему.

Снова сказал ему армянин:

- Вот ты уже весь изменился; такие никогда не выживают дольше трех дней.

Святой Агапит действительно был в крайнем изнеможении, так что без посторонней помощи не мог даже двинуться. Между тем к блаженному Агапиту, самому сильно болящему, принесли для исцеления некоего больного из Киева. Блаженный с Божиею помощью немедленно встал, как бы и вовсе не болел, взял обычную свою траву, которую вкушал, и показал армянину, говоря:

Вот трава, которою я врачую: смотри и разумей.

Тот, посмотрев, сказал святому:

Это не из наших трав, но, думаю, из Александрии.

Блаженный, осуждая невежество его, дал болящему вкусить травы, помолился и немедленно сотворил его здоровым. Потом он сказал армянину:

- Сын мой, прошу тебя, вкуси этой травы со мною, если хочешь, ибо ничем иным не могу угостить тебя.

- Отче, отвечал ему армянин - мы в этом месяце постимся четыре дня, и теперь я держу пост.

Услышав это, блаженный спросил его:

Кто ты, и какой веры?

Тот отвечал:

Разве ты не слышал обо мне, что я армянин?

Тогда блаженный сказал ему:

- Как же ты осмелился войти сюда и осквернить мою келлию, да еще держишь меня за грешную мою руку? Выдь от меня, иноверный4 и нечестивый.

И тот, посрамленный, удалился.

После того блаженный Агапит прожил, как предрек ранее, три месяца и, немного поболев, отошел ко Господу. Будучи на земле врачем безмездным, он принял великую награду уже на небе, где нет болезни. Братия приготовили к погребению честное тело его и с обычным пением положили в пещере преподобного Антония5. По кончине святого, пришел армянин в Печерский монастырь и сказал игумену:

- Отныне я оставляю армянскую ересь и истинно верую в Господа Иисуса Христа, для Которого желаю трудиться в святом иноческом чине. Блаженный Агапит явился мне и сказал:

- Ты обещался принять иноческий образ; если солжешь, то погубишь и жизнь, и душу. Я верую, что явившийся мне свят, и если бы хотел он дольше жить здесь, то это даровал бы ему Бог. Я полагал, что он не переживет трех дней, а Бог прибавил ему три месяца, а если бы он желал, то жил бы и три года. Но я думаю, что сам он, как святой, захотел оставить нас, стремясь в Царство святых и если преставил его Бог из временной жизни в сей обители, за то даровал ему жизнь вечную в обителях небесных. Поэтому желаю скорее исполнить повеление этого святого мужа.

Игумен, выслушав армянина, постриг его в иноческий образ и долго наставлял врача телес, чтобы он, последуя блаженному Агапиту, был искусен во врачевалии своей души. Армянин подвизался богоугодно и, проведя остальную жизнь в том же Печерском монастыре, здесь же принял блаженную кончину, предав душу свою в руки врача душ и телес, Господа нашего Иисуса Христа, славимого с безначальным Отцом и с Пресвятым, благим и животворящим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь преподобного Агапита Печерского, врача безмездного, в Ближних пещерах
глас 5

Богоноснаго Антония ревнуя смиренномудрию,/ аки некиим врачеством зелием снедным/ исцелял еси болящия, преподобне Агапите,/ тем и врача неверна уверив,/ наставил еси на путь спасения./ Уврачуй и наша болезни/ и молися Господеви о воспевающих тя.

Кондак преподобного Агапита Печерского, врача безмездного, в Ближних пещерах
глас 6

Врач сый изряден, чудне,/ являя несумненную твою веру,/ обличая же армениново неверие/ и приводя его к благочестию,/ себе, близ смерти бывшу,/ испросил еси от Бога продолжение живота/ и, сим чудом того уверив,/ привел еси Христови,/ Емуже в веселии предстоя,/ молися о нас, преподобне.
______________________________________________________________________
1 Преп. Антоний, родом из Любеча (в 40 верстах от Чернигова), постриженник св. горы Афонской. Придя в Киев, избрал местом поселения одну пещеру в лесистой горе близ Днепра. Богоугодная, подвижничсская жизнь преп. Антония собрала около него многих, желавших, под его руководством, проводить иноческую жизнь. Так возник знаменитой Киево-Печерский монастырь. Скончался преп. Антоний 90-летним старцем, после 46-летних подвигов в пещере, в 1073 г, 7 мая. Память его 10 июля.
2 Всеволод Ярославич княжил первый раз шесть месяцев (1075-1076 гг.) и второй раз с 1078 по 1093 год.
3 Владимир Всеволодович княжил затем в Киеве с 1114 по 1125 год.
4 Армяне разделяют монофизитскую ересь, осужденную четвертым Вселенским еобором в Халкидоне (451 г.) и отвергают все последовавшие за ним Вселенские соборы. Сущность монофизитской ереси соотоит в учении, что Господь Иисус Христос, рожденный из двух природ или естеств, пребывает не в двух - ибо человеческая природа в Лице Бога - Слова так тесно соединилась с Его Божественною природою, что только мысленно может от нее отличаться. В древней Руси вообще существовал взгляд на армян, как злых еретиков: так, митрополит Киприан (1376-1406) в своих канонических ответах писал игумену Афанасию: "армянская же ересь гнуснейшая паче всех ересей; сего ради не достоит православному крестьянину (т. е. христианину) ни едино же общение имети с ними"
5 Прп. Агапит скончался не позднее 1095 года, мощи его почивают в пещере св. Антония.

Мчч. Иустина Философа и другого Иустина и с ними Харитона, Хариты, Евелписта, Иеракса, Пеона и Валериана (166)
http://s47.radikal.ru/i115/1006/da/46eee3dae629.jpg

Святый мученик Христов Иустин философ родился в Сирии Палестинской, в пределах Самарии, в городе, называвшемся первоначально Сихем, а впоследствии1 Неаполис Флавил2. Отец его, по имени Приск, был знатный язычник; язычником же был и сам Иустин, пока не просветился светом святой веры. Одушевленный любовью к истине, с юности имел он прилежание к книжному учению и, благодаря острому уму, успевал в науках, преподаваемых в греческих языческих школах. Усвоив себе искусство красноречия, он почувствовал стремление к философии и сначала сделался учеником одного философа - стоика3, чтобы узнать, в чем состояло учение стоиков. Иустин горел желанием получить понятие о Боге, но, пробыв несколько времени у стоического философа, он ничего не узнал от него о Боге, так как стоик не знал Бога и учение о Нем не считал нужным. Тогда Иустин оставил этого учителя и пошел к другому философу, из так называемых перипатетиков4, считавшемуся мудрецом. Немного дней прошло, как этот философ уже начал сговариваться с Иустином о плате, не желая учить его даром. Видя сребролюбие своего учителя, Иустин почувствовал к нему презрение, как к лихоимцу, и решил, что этот учитель недостоин даже называться философом, так как ему неизвестно презрение к мирскому богатству. Отвергнув, по указанным причинам, стоиков и перипатетиков, Иустин, побуждаемый неудовлетворенным стремлением к истинной философии, приводящей к познанию Бога, хотел было, избрать своим учителем одного известного философа-пифагорейца5. Тот нашел, что Иустину должно прежде всего изучать астрономию, геометрию, арифметику, музыку и некоторые другие науки, как необходимые, - по его мнению, - в земной жизни. Но Иустин рассудил, что для изучение этих наук придется провести много лет, тогда как для души от них не будет никакой пользы; не слыша и от этого учителя ничего, что удовлетворило бы желание его сердца, с каждым днем все более распаляющегося любовью божественною, Иустин также оставил его. Потом он обратился к одному из платоников6, учение которых в те времена было в великой славе и уважении; платонический философ обещал научить его познанию предметов бестелесных от подобия телесных, высшим знаниям от подобия низших и разумению Бога от разумения идей, - ибо предполагаемым концом этого платонического учения был переход от познания идей к разумению Бога. Блаженный Иустин охотно склонился на такой путь, надеясь постигнуть предмет своих стремлений - божественную мудрость, дающую знание Бога и исполняющую благодатью Его. При учителе платонике пробыл он довольно времени, скоро изучил догматы и уставы Платона, и достиг совершенства и славы, как еллинский философ. Но истинного христианского богопознания достичь этим путем Иустин еще не мог, ибо Греческие философы, почитая нетленного Бога под тленным образом людей, птиц, четвероногих и гадов, прославляли Его не по достоинству. Все же Иустин имел некоторое духовное утешение, упражняясь в богомыслии и поучаясь богопознанию, на сколько мог постигнуть его ум, еще не просвещенный истинным учением.

Прогуливаясь однажды за городом, на уединенном месте вблизи моря и обсуждая в уме различные философские учения, Иустин увидел какого то незнакомого ему почтенного старца, убеленного сединами. Когда он со вниманием смотрел на старца, последний сказал:

- Разве ты знаешь меня, что так внимательно на меня смотришь?

- Не знаю, - отвечал Иустин, - но мне удивительно видеть тебя в этом пустынном месте, где я не ожидал никого встретить.

- Родные мои, - сказал старец, - ушли в ту сторону; ожидая их возвращения, я вышел им навстречу, чтобы издалека увидеть их. А ты здесь что делаешь?

Иустин отвечал:

- Я люблю прогуливаться в уединении, чтобы беспрепятственно размышлять о философии.

- Какую же пользу приобретаешь ты от философии? - спросил старец.

Иустин отвечал:

- Что можно найти полезнее философии? Она - просветительница ума, вождь и наставница всякому рассуждению, руководительница жизни; кто хорошо узнает ее, тот как в зеркале видит невежество и заблуждение других; без философского учения и правильного употребление разума не может существовать премудрость. Поэтому должно каждому человеку поучаться философии, дабы знать, что приносит пользу и что нет, чего следует держаться и что отвергать.

- Но приносит ли философия счастье человеку? - спросил старец.

Иустин отвечал:

- Конечно приносит.

- Скажи же мне, что такое философия, и в чем от нее счастье?

- Философия, - отвечал Иустин, - есть разумение всего существующего и познание истины; в обладании тем же разумением и премудростью состоит и приносимое философией счастье.

Старец спросил:

- Если истина познается с помощью правильного философского разумения, то что скажешь ты о Боге?

Иустин отвечал:

- Существо - никогда не изменяющееся, но всегда пребывающее в одном и том же состоянии, первопричина всякого бытия, - вот как мыслю я о Боге.

Старцу понравился этот ответ, и он продолжал вопросы:

- У всего существующего есть ли один общий разум? Ведь о сведущем в каком-либо искусстве говорят, что он это искусство разумеет: землемерие ли то, мореплавание или врачевство; не то же ли бывает и по отношению к прочим вещам божественным и человеческим? Еще скажи мне: есть ли такой разум: которого исходит познание вещей как божественных, так и человеческих?

- Поистине есть, - отвечал Иустин.

- Одно и тоже ли: разуметь Бога, или разуметь музыку, арифметику, астрономию, или что-либо подобное?

- Совсем нет. Иное дело разуметь Бога, иное - знать какое-либо искусство.

Ты хорошо отвечал, - сказал старец, - некоторые знания получаются нами или от слуха и учение или от созерцания предмета собственными глазами. Если бы, например, кто сказал тебе, что в Индии водится такой-то зверь, не похожий ни на каких других зверей, но совершенно, по своим разнообразным свойствам, отличный от них, - не видев его своими глазами, ты не мог бы знать о нем, а не слышав сначала сам рассказа об этом звере, не мог бы рассказать о нем и другому. Вот теперь я и спрашиваю тебя: как ваши еллинские философы могут правильно разуметь о Боге и утверждать о Нем что либо истинное, если никогда не видели Его, не слышали и, следовательно, не имеют никакого познания о Нем?

Иустин отвечал:

- Отче! Сила Божества зрится не телесными очами, как рассматриваются человеком какие-либо земные живые существа, но одним лишь умом можно постигать Бога, как говорит Платон, учению которого я следую.

Старец спросил:

- Нет ли в уме нашем некоей силы с такими свойствами и настолько могущественной, посредством которой мы могли бы скорее постигать невидимое, чем познаем телесными чувствами какую-либо вещь?

Иустин отвечал:

- Воистину есть такая сила; Платон называет ее оком ума, которое, по его учению, дано человеку с тою целью, чтобы, очищенное и просвещенное учением любомудрия, могло оно созерцать самую божественную истину, причину всех вещей, постигаемых умом. Истина же эта не имеет определенного образа, или какого либо подобия, или возраста, или чего либо доступного телесным очам, но есть Существо выше всех существ, непостижимое, неисповедимое, соединение благости и красоты; самим же этим Существом от начала насаждено в благородных душах желание познавать Его, - ибо Оно любит, когда такие души Его познают и созерцают.

Старцу было приятно слышать такие слова, но всё же он не был вполне доволен этим рассуждением Иустина о Боге по учению Платона, как несовершенным по отсутствию христианского исповедания и, не одобряя Платона, сказал:

- Если Платон так учит, как ты исповедуешь, то почему он сам не познал и не постиг истины Божией? Утверждая, что Бог невидим и непостижим, он видимой твари, небу, звездам, деревьям и камням, обтесанным в подобие человеческое, поклонялся как Самому Богу и, обращал в ложь истину Божию, держался кумирослужения, и учил тому других. Я не думаю, чтобы Платон и прочие еллинские философы обладали правильным разумом, могущим достигать истинного Богопознания: "осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели" (Рим.1:21-22).. Словом, скажу так: ум человеческий, не наставленный Духом Святым и не просвещенный верою, совершенно не в состоянии познавать и разуметь Бога.

Так и много подобного сему говорил старец о правом боговедении, истинном богопочитании и о прочих божественных вещах, обличая заблуждение еллинских философов. Дивясь речам старца, Иустин спросил:

- Где же и какого учителя можно найти для наставления в истине, если в Платоне и прочих философах нет истины?

Тогда старец начал повествовать ему о святых пророках, говоря:

- В древнейшие времена, гораздо ранее всех философов, были некие мужи святые, праведные и угодные Богу; исполненные Духа Святого, они предсказывали о том, что совершается ныне, и называются те мужи пророками. Они одни прежде всех познали истину и, возвещая ее людям, ни перед кем не смущались и никого не боялись; никто не мог убедить их в одном слове отступить от истины, и суетная слава не могла победить их. Обо всем, что они созерцали или слышали от Бога в бывших им откровениях, они говорили просто, истинно и безбоязненно. Писание их и ныне существуют; кто читает их с верою, тому приносят они много пользы и просвещают ум к познанию истины. Не хитрословием и не какими либо софистическими7 доводами или умозаключениями подтверждают свои слова эти святые пророки, но в простой беседе изрекают самую истину, ибо они сами, помимо всех софистических доводов, - вернейшие свидетели истины, как веровавшие в единого истинного Бога, Создателя всего существующего, и предвозвестившие пришествие в мир Сына Его, Господа Христа. И несомненно, что пророки заслуживают веры, так как одни предречения их уже исполнились, а другие ныне исполняются. Истину же некоторых из своих предречений они утверждали и чудесами, творя дивные дела силою, подаваемой им свыше Божией благодати, чего ложные, не Богом поставленные, пророки никогда не могли творить, а лишь устрашали людей некими бесовскими привидениями и обманами.

Так беседовал с Иустином незнакомый ему блаженный муж, и наконец сказал ему:

- Прежде всего молись прилежно истинному Богу, да откроет тебе двери света, ибо только тот может созерцать и разуметь божественное, кого Бог Сам удостоит откровения; открывает же Он всякому, кто ищет Его молитвою и приближается к Нему любовью.

Так сказав, старец отошел от него и стал невидим; никогда и нигде потом Иустин уже не мог найти и увидеть сего мужа. О своих сердечных ощущениях после ухода старца сам Иустин, в беседе с славным иудеянином Трифоном, поведал так:

- Какой-то огонь разгорелся во мне, воспламеняя дух мой стремлением к Богу, и возросла во мне любовь к святым пророкам и к тем мужам, которые суть друзья Христовы. Размышляя о словах старца, я познал, что возвещенная им философия - единственно истинная, начал читать пророческие и апостольские книги и от них стал действительно философом, то есть истинным христианином.

Поведав это о себе впоследствии Трифону, блаженный Иустин предал одновременно памяти, с чего началось обращение его к Богу, когда незнакомым мужем, как бы посланным с небес, он был наставлен на правый путь.

После душеполезной беседы с боговдохновенным старцем, Иустин немедленно обратился к христианским книгам и с сердечным прилежанием начал читать божественные писания. Древние пророчества сивилл8 он сопоставлял с предсказаниями святых пророков о воплощении Христа от Пречистой Девы, о Его вольных страданиях, о будущем суде и о кончине видимого мира; усматривая полное согласие в тех и других, дивился, и понемногу, под внутренним наставлением Святого Духа, приходил к более совершенному познанию Бога и Сына Божия. День ото дня усиливалось в душе его стремление к благочестию и, склоняясь к христианской вере, он осуждал в себе еллинское безумие. В то время немалым препятствием для добрых намерений души, стремящейся к христианскому благочестию, были частые и лютые гонения на христиан, а также много бесчестных, постыдных, слухом невмещаемых, клевет в пороках, ложно возводимых на христиан язычниками, - будто бы христиане в своих ночных (молитвенных) собраниях, погасив светильники, вместе с тем угашают и свет чистоты, взаимно оскверняясь нечистотою, и подобно зверям едят человеческое мясо. Такими и подобными гнусными нареканиями язычники и иудеи обесславливали неповинных христиан перед всеми народами. Лжи нечестивых и безумных людей верили, как бы самой истине; и все неверные ненавидели христиан, людей праведных и святых, гнушались ими, презирали и отвращались от них, как от великих беззаконников, повинных тяжким грехам, и предавали христиан на смерть после многих и разнообразных мук. Эти обстоятельства сначала препятствовали Иустину в его намерении присоединиться к христианам; но всё-таки он не давал особой веры обвинениям, возводимым на христиан, зная хорошо, что часто неразумным народным судом неповинные осуждаются как виновные, чистые обесславливаются как развратники и праведные считаются грешниками. Видя же, что христиане безбоязненно дают ответы в судах, мужественно переносят муки, все видимые блага мира сего презирают как сор, добровольно отдаются на мучение за Господа своего и стремятся на смерть, как на пир, - Иустин рассуждал в себе:

- Неправда то, что говорят о христианах, будто бы они творят такие беззакония: грешник, погрязший в необузданных чувственных наслаждениях и из сластолюбия потребляющий человеческое мясо, не переносит мук, не отдает себя добровольно на раны, но избегает их; будучи же привлечен к какому либо суду, старается всячески избавиться и не жалеет средств, чтобы откупиться от наказания, дабы потом жить безболезненно и, пользуясь телесным здоровьем, еще более предаваться своим похотям. Не таковы христиане: добровольно избирая страдание за Христа, в Которого веруют, и, предпочитая смерть жизни, разве могут они настолько любить грех?

Так рассуждая, он тщательно разузнавал о жизни христиан и вполне убедился, что они пребывают в страхе Господнем

чисто и непорочно, рачительно соблюдают свое целомудрие, постом и воздержанием постоянно умерщвляют себя, часто молятся и всегда упражняются во всяких добрых делах. Убедившись во всем этом, Иустин весьма полюбил христиан:всего сердца привязался к ним и принял святое крещение. И стал он великим поборником Христовой веры, борцом словом и писанием против еллинов и иудеев, непобедимым воином Христа, крепким и мужественным подвижником.

Стремясь к спасению душ человеческих, он обходил различные страны: учил и проповедывал о имени Христовом, обращая неверных от заблуждения их к Богу. Пришел он и в Рим9, как философ, - в философском одеянии, вместе с учениками своими. Так как многие сходились к нему для учения, то он образовал училища и под видом внешнего любомудрия учил истинной христианской философии. Встретив там Маркиона10, основателя ереси, он с силою противостал ему, опроверг и написал книги против ересей его, а также и против других еретических учений. Там же в Риме был некий языческий философ-циник11 Крискент, великий враг христиан; с этим нечестивым философом истинный христианский философ святый Иустин непрестанно боролся словом и писал против него книги. Этот циник, сам живя нечисто и весьма беззаконно, ненавидел христиан за их целомудренную жизнь по Боге и завидовал доброй славе Иустина, пользовавшегося за свою боговдохновенную премудрость и чистую, непорочную жизнь почетной известность у всех римлян. В злобе своей циник клеветал на христиан обвиняя их во многих постыдных делах, чтобы обесславить Иустина вместе с его единоверцами в глазах народа и возбудить к ним отвращение. Слыша и видя это, святый Иустин говорил:

- Я готов пострадать за веру Христову и претерпеть смерть от неверных; и думаю, что она постигнет меня чрез этого Крискента циника, безумного, любящего гордость больше мудрости, который недостоин названия философа, ибо осмеливается утверждать то, чего достоверно не знает, будто христиане-безбожники, (не имеют Бога), и делают много нечистого и беззаконного; так хулит он нас по ненависти и злобе и тем хуже простых людей, ибо последние не дерзают что либо говорить о вещах, которых не знаютъ.

Царствовал тогда в Риме Антонин12, преемник Адриана. Сам Антонин не был озлоблен против христиан; однако, в силу указов прежних царей, нечестивые идолопоклонники, правившие народом, гнали и убивали христиан из великой ненависти к ним, а также из лихоимства, чтобы грабить имения их; и не столько ради исповедания имени Христова, сколько по ложным клеветническим обвинениям во многих беззакониях, верных предавали суду, допрашивали во взводимых клеветах и казнили различными видами смерти. В это время в Риме произошел такой случай: некая женщина язычница, жившая нечисто, услышав от христиан слово об истинном Боге и учение о целомудренной жизни, о воздаянии праведным и о муке грешным, умилилась душою и уверовала во Христа. Мужа своего, усердного идолопоклонника, погрязшего в плотской нечистоте, она всячески увещевала, желая наставить на воздержную жизнь и обратить к истинной вере. Когда же она увидела, что совершенно не в состоянии исправить его, то изыскивала средства расторгнуть супружеский союз с ним, чтобы не жить вместе и не оскверняться уже более нечистотою. Муж, узнав, какой христианин научил жену его христианской вере, пошел к градоначальнику жаловаться на христианина, имя которого было Птоломей. Раб Христов Птоломей был взят, долго содержался в смрадной темнице и, преданный суду, был приговорен к смерти градоначальником. Во время этого неправедного суда стоял там некий муж, по имени Лукий, и видя, что блаженный Птоломей осужден неповинно, сказал несправедливому судии:

- За какую вину, градоначальник, ты продаешь на смерть мужа, неповинного смерти? Он не прелюбодей, не насильник, не убийца, не вор, не хищник, в другом каком либо беззаконии также не обличен. Единственная его вина та, что он исповедал себя христианином.

Грозно взглянув на говорившего, градоначальник со злобой спросил:

- И ты не из числа ли христиан?

Лукий отвечал:

- Да, я христианин.

Тогда градоначальник и его повелел предать смерти. Присоединился к этим двум христианам и третий, друг их, во всеуслышание исповедавший себя христианином; и все трое положили души свои за Христа.

У Блаженный Иустин, узнав об этом несправедливом убиении святых, исполнился скорби, написав свиток, или апологию13, доказывающую неповинность христиан, вручил ее царю, сыновьям его и всему сенату, безбоязненно готовый на муки и смерть за Христа. Царь со вниманием прочитал этот свиток, подивился премудрости христианского философа и не только не прогневался на него и не предал его смерти, но даже похвалил разум его. В этом свитке Иустин изобличал ложность языческих богов, ясно изобразил всемогущество Христа, доказал, что обвинения, возводимые на христиан, ложны, и что жизнь их целомудренна и праведна. Умилившись, царь повелел, чтобы христиан за исповедание имени Христова не мучили и имений их не грабили, кроме случаев преступлений, поистине достойных осуждения и казни.

Святый Иустин записал это царское повеление; отпущенный царем, он с его соизволением отправился в Азию, где тогда христиане особенно подвергались гонению. В философской одежде, которую не оставлял он до кончины своей, Иустин пришел в Ефес14, объявил и изъяснил всем повеление царя и послал его в окрестные страны и города. Настала тишина в Церкви Христовой, гонение на время прекратилось, и верным была великая радость. Пребывая в Ефесе, святый Иустин имел прения с премудрым раввином иудейским Трифоном и одержал победу, ссылаясь на ветхозаветное Писание; об этом прении, как и о вышеназванной апологии, есть в книге Иустина пространное слово15.

Пробыв в Ефесе довольно времени, он снова возвратился в Италию и, по примеру Апостолов, всюду в пути проповедывал Христа, обращал путем прений к святой вере иудеев и еллинов и утверждал в ней верных. Когда он пришел в Рим, восстал на него с сильнейшею ненавистью и большею злобою вышеназванный еллинский философ Крискент циник; святой Иустин часто имел с ним прения, всегда его одолевал и посрамлял пред всеми. Не будучи в состоянии противостоять Иустину и не зная, что иное делать, злобный Крискент возвел на него много ложных обличений перед римским судом. Святого взяли и, как повинного наказанию, мучили в узах и истязали на суде; но не нашлось в нем никакой вины. Завистник же, боясь, чтобы Иустина не отпустили на свободу, тайно приготовил смертный яд, посредством которого обманным образом и лишил жизни непобедимого воина Христова.

Так скончался16 истинный христианский философ святый Иустин, оставив по себе много писаний, весьма полезных Церкви Христовой и исполненных премудрости Святого Духа17. Представ подвигоположнику Христу Господу, он принял от Него венец страдальческий и был причислен к лику святых мучеников, славящих Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, во веки, аминь.

Кондак, глас 2:
Премудростию божественных твоих словес Иустине, церковь Божия вся украсившися, жития твоего светлостию мир освещает: излияния же ради крове венец прием, и со ангелы предстоя Христу, моли непрестанно о всех нас.
________________________________________________________________________
1 По завоевании Палестины Римлянами (I в. по Р. Хр.).
2 Нынешний Наблус.
3 Основатель стоического учения-Зенон (III в. до Р. Хр.); оно было по преимуществу практическим и имело целью научить господству над страстями и равнодушию при всяких обстоятельствах жизни.
4 Перипатетики - последователи Аристотеля (IV в. до Р. Хр.); они учили, что всякое познание берет начало из опыта.
5 Характер учения Пифагора (V в. до Р. Хр.) виден из наставлений пифагорейца Иустину.
6 Платон (IV в. до Р. Хр.) признавал врожденными понятия о Боге, истине и добре, самостоятельность существования души и т. п. Его учение ближе к христианскому, чем прочие древние философские учения.
7 Софисты отрицали возможность положительного знания вещей и брались за доказательство любой, даже ложной мысли. Отсюда софизм - правильный вывод из ложного основания.
8 Сивиллы - предсказательницы будущего у греков и римлян. В приписывавшихоя им предсказаниях указываются довольно ясно различные обстоятельства земной жизни Спасителя.
9 Рим - главный город Римского государства, лежит в средней части Италии по обеим сторонам реки Тибра, при впадении ее в море.
10 Маркион принадлежал к еретикам - гностикам и учил, что видимый мир сотворен не Богом, а низшими Его силами; ветхий завет он отвергал.
11 Циники (основатель учения-Антисеен IV в. до Р. Хр.) доводили до крайности учение о простоте в жизни, отвергая науку, искусство и всю внешнюю культуру.
12 Известны две апологии св. Иустина: первою, написанною не ранее 150 г. и заключающею в себе 68 глав, он пытался доставить христианам покровительство императора Антонина; второю (написанною приблизительно в 162 г.) расположить Марка Аврелия к более кроткому обращению с христианами. В своих апологиях Иустин философ говорит "от имени несправедливо ненавидимых и гонимых христиан".
13 Доблестные мужи, в пору тяжких гонений на христиан в II и III веках выступавшие пред римским правительством и обществом в качестве литературных защитников христиан и обличителей язычества, в истории церкви известны под именем апологетов - т. е. защитников, а их сочинения носят общее название апологий. В истории христианской перкви известны следующие апологеты; на Востоке: Аристид, Кодрат, Мелитон, еп. Сардийский, Татиан, Афиноген, Мильтиад, св. Феофил, еп. Антиохийский; на Западе: Минуций Феликс, Квинт Септимий Тертуллиан, Арнобий, Лактанций и св. Киприан, еп. Кареагенский.
14 Ефес - главный город Мало-азиатской провянции Асии; расположен на реке Каистре. В настоящее время на месте древнего г. Ефеса находится бедная турецкая деревушка, называемая Сейся-Селюк.
15 "Разговор с Трифоном иудеянином".
16 В 165-166 годах.
17 Кроме помянутых, древним известны были сочинения св. Иустина: "Замечание о душе", а также: "Обличение против Еллинов", "Речь против Еллинов", содержавшие в себе обличение язычества. Святым Иоанном Дамаскиным сохранена значительная часть не дошедшего до нас сочинения Иустина о Воскресении". Известный церковный историк Евсевий утверждает, что Иустином была написана книга "Певец", "Обличение всех бывших ересей" и книга "Против Маркиона". Сам Иустин философ в первой апологии упоминает о своем сочинении против ересей. Самым замечательным произведением Иустина философа являлось сочинение - диалог против иудеев под заглавием "Разговор с Трифоном иудеянином".

******************
и другого Иустина и иже с ним:

В то время, когда идолопоклонники по всем странам и городам против благочестивых и соблюдающих благий закон христиан издали нечестивое повеление, чтобы всякий, верующий во Христа, принуждался приносить жертву идолам, были взяты святые мученики Иустин, Харитон и Харита (женщина), Евелпист, Иеракс, Пеон и Валериан, приведены в Рим и представлены на суд градоначальника Рустика. Тот сказал Иустину:

- Окажи ловиновение богам и царским повелениям, чтобы не подпасть осуждению.

Святый Иустин отвечал ему:

- Никто и никогда не может быть осужден, если повинуется заповедям Спасителя нашего Иисуса Христа.

Какого учение ты держишься? - спросил градоначальник.

Иустин отвечал:

- Я прилежно изучал всякие внешние учение и достиг искусства во всяком знании, но потом присоединился к истинному христианскому учению, -хотя бы оно и не одобрялось теми, кто заблуждается в неправом мудровании.

Тогда сказал Рустик:

- Так ты, окаянный, любишь учения, противные нашему мудрованию?

Да, люблю, - отвечал святый Иустин- ибо следую справедливому учению христиан.

Что это за учение?

Правое учение, которое мы, христиане, нерушимо соблюдаем, таково: знать единого Бога, Творца и Создателя всего видимого и невидимого, и исповедывать Господа Иисуса Христа Сына Божия, некогда предвозвещенного пророками, Который приидет судить человеческий род. Он есть Проповедник спасения и Учитель желающих утвердиться в добродетели. 0 бесконечном Божестве Его я, человек немощный, меньший из всех, не могу говорить с достаточной силою, но исповедую, что это предсказано пророками: они за много веков предвозвестили сошествие на землю Того, Кого наименовал я Сыном Божиим.

Градоначальник спросил:

Куда сходятся христиане?

Иустин отвечал:

- Всякий приходит туда, куда хочет и может. Разве ты думаешь, что мы все собираемся в одно место? Это дело несбыточное: ибо Бог христианский не пребывает в каком либо месте, но, будучи невидимым, наполняет небо и землю; везде поклоняются Ему верные, и слава Его провозглашается повсюду.

Сказал градоначальник:

- Всё-таки ответь нам, куда вы сходитесь, и где собираешь ты своих учеников. Иустин отвечал:

- Я доселе находился близ дома некоего Мартина, при бане, называемой Тимиотини, пришел же в город Рим во второй раз, и другого места, кроме названного, не знаю; всякого, пожелавшего прийти ко мне, я присоединял к истинному учению.

- Итак ты христианин? - спросил Рустик.

- Да, я христианин, отвечал Иустин. Тогда градоначальник обратился к Харитону:

И ты не христианин ли?

Отвечал святый Харитон:

- С помощью Божией, и я христианин.

Потом спросил Рустик блаженную жену Хариту, следует ли и она Христовой вере; Харита также объявила себя христианкой, по благодати Божией. Потом Рустик спросил Евелписта:

А ты кто?

Я царский раб, - отвечал тот- но, как христианину, Сам Христос даровал мне свободу; Его милосердием и благодатью стал я участником той же надежды, как и те, которых ты видишь.

Затем градоначальник спросил Иеракса, не христианин ли и он. Иеракс ему отвечал:

- Поистине, и я христианин, ибо почитаю Того же Бога и поклоняюсь Ему.

Вас сделал христианами Иустин? - спросил градоначальник.

Иеракс отвечал:

- Я и был, и буду христианином.

Бывший тут же святый Пеон сказал:

- И я христианин.

- Тебя кто научил христианству?

От родителей принял я это доброе исповедание, - отвечал Пеон.

Потом сказал Евелпист:

- И я от родителей моих получил наставление в христианстве, внимая же словам Иустина, еще сильнее укрепился в христианской вере.

- Где же твои родители? - спросил градоначальник:

- В Каппадокии.

Потом градоначальник спросил Иеракса:

В какой стране живут твои родители?

Иеракс ему отвечал:

- Истинный Отец наш -Христос, а матерь - вера в Него; земные родители мои преставились, я же пришел сюда из Иконии Фригийской.

Обратился градоначальник к Валериану, побуждая и его к ответу:

Ты также христианин и к богам не усердствуешь?

Валериан отвечал:

- И я христианин, почитаю единого истинного Бога и Ему поклоняюсь, ваших же богов презираю.

Снова градоначальник обратился к Иустину:

- Слушай ты, называющийся красноречивым и считающийся последователем истинного учения: если начиная с головы по всему телу покроешься язвами, то думаешь ли чрез это войти на небо?

Иустин отвечал:

- Если я претерплю названное тобою мучение, то надеюсь получить такое же воздаяние от Господа моего, какое уготовано сохранившим Христово учение; ибо я знаю, что всех, благочестиво поживших и как либо пострадавших за Бога, ожидает до скончании всего мира сокровенная Божия благодать.

На это градоначальник Рустик сказал:

- Итак ты полагаешь взойти на небо и получить некоторую награду от Бога твоего?

- Не полагаю, - возразил Иустин, - но знаю достоверно и надеюсь на это без сомнения.

Сказал Рустик:

Однако приступим к предстоящему нам делу: соберитесь вместе, и все вместе принесите жертву богам.

На это Иустин возразил:

- Никто, рассуждающий здраво, не захочет лишиться благочестия и впасть в заблуждение и беззаконие.

Градоначальник Рустик сказал:

- Если вы не будете повиноваться нашим повелениям, то понесёте муки без всякого помилования.

Иустин отвечал:

- Воистину желаем претерпеть муки за Господа нашего Иисуса Христа и спастись, ибо эти муки исходатайствуют нам спасение и дерзновение на Страшном Суде Его, на который по повелению Божию предстанет весь мир.

Так же говорили и все прочие святые мученики, присовокупляя:

- Исполняй скорее намерение свое; мы христиане, - идолам приносить жертву не будем.

Выслушав это, градоначальник объявил приговор:

- Не желающие принести жертву богам и покориться царскому повелению да будут наказаны жезлами и отведены на смертную казнь через обезглавление, как повелевают римские законы.

Так святые мученики, славящие Бога, были выведены на обычное место казней, приняли раны и, усеченные секирою, окончили страдание в спасительном исповедании. Потом некоторые из верных тайно взяли их честные тела и погребли на достойном месте, при содействии благодати Господа нашего Иисуса Христа, Ему же слава во веки веков, аминь.

0

34

........................продолжение от 14 июня

Прп. Дионисия, игумена Глушицкого (1437)
http://s56.radikal.ru/i151/1006/1f/018b69cf6f6b.jpg

Преподобный Дионисий Глушицкий родился в окрестностях Вологды в первых числах декабря 1362 года. Во святом крещении он был назван Димитрием. С юных лет у Димитрия проявилось стремление к иноческой жизни. Оставив родительский дом, он отправился на расположенное неподалеку от Вологды Кубенское озеро. Здесь на скалистом берегу («на камне») находился Спасо-Каменный монастырь, историю которого написал впоследствии в XV веке старец Паисий Ярославов. Игуменом обители был в то время, в период ее духовного расцвета, грек Дионисий, по прозванию Святогорец, покинувший Афон из-за смуты вокруг паламитских споров. Известный своим благочестием и широкой обра­зованностью, Дионисий Святогорец сразу увидел в пришедшем юноше духовно одаренную личность.

Приняв монашеский постриг с именем Дионисия, таким же, как и у игумена (это произошло около 1386—1387 гг.), молодой инок полностью отказался от своей воли и всецело предал себя руководству мудрого духовного наставника. В монастыре действовал строгий общежительный устав, запрещавший насельникам иметь какую-либо собственность. Инок Дионисий, изнуряя плоть постом, а дух укрепляя молитвой, старался выполнять самые тяжелые монастырские работы.

В подвигах труда, поста и молитвы, непрестанно совершенствуясь, он провел девять лет. Благодаря подвижнической жизни, кротости и трудолюбию преподобный Дионисий приобрел среди иноков обители высокий духовный авторитет.

Оказываемые ему почет и уважение стали тяготить смиренного инока: у него созрело желание посвятить себя пустынножительству. Вместе со своим единомышленником и собратом Пахомием преподобный Дионисий после долгих размышлений и коленопреклоненных молитв решил обратиться за благословением к игумену. После беседы с иноками проницательный духовный руководитель понял их будущее предназначение и, преподав отеческие наставления, отпустил преподобных Дионисия и Пахомия из монастыря.

Направляясь вдоль восточной стороны Кубенского озера, иноки достигли излучины реки Сухоны, где рядом с селением Святая Лука ими был обнаружен заброшенный, полуразрушенный монастырь. Путники сочли это место подходящим для отшельничества. Построив для жилья келлию, они принялись за сооружение деревянного храма, который благодаря обилию леса вскоре был завершен. Иконы для храма писал сам преподобный Дионисий, у которого еще в монастыре обнаружился талант незаурядного иконописца. Для совершения богослужений нужен был священник. Но нелегко было найти священника, который бы согласился священно­действовать в их пустынном храме и разделять их труды и ли­шения. Однако преподобный Дионисий, полный надежды на Бога, не пал духом и, посоветовавшись со своим сподвижником, пошел к архиепископу Григорию просить благословения на возобновление монастыря и освящение церкви. Архиепископ Ростовский Григорий с любовью принял инока Дионисия — выходца из того же Спасо-Каменного монастыря, где и сам он был пострижен и некоторое время игуменствовал. Узнав о просьбе пустынников, архипастырь вполне одобрил их намерение и не только дал все просимое, но и самого просителя рукоположил в иеромонаха. Таким образом на Святой Луке снова начала устрояться обитель иноческая. Это было около 1396 года.

Вернувшись в пустыньку, преподобный Дионисий освятил храм во имя святителя Николая Чудотворца. Душевно рад был Пахомий, что друг и сподвижник его удостоен священного сана и что отныне они в своей уединенной пустыньке не будут лишены церковной службы; с великим благоговением и стра­хом он стал служить прп. Дионисию при совершении им Божественной литургии и других священнослужений. Сам преподобный Дионисий, принявши на себя священный сан, предался еще большим подвигам: «хлеба причащайся единою днем и воду по оскуду пия», дни и ночи проводил в горячей молитве и богомыслии. Известность о святом отшельнике распространилась по окрестным селениям. К Святой Луке стал стекаться народ для духовных бесед и наставлений. Пахомий радовался прославлению святого места, но не так смотрел на это прп. Дионисий. Он для того и вышел из Каменного монастыря, что желал работать Богу в совершенном безмолвии и уединении, поэтому ему тяжело было слышать похвалы себе, всеобщую молву и быть предметом почтения и уважения для приходящих, что он вменял себе в стыд и грех. Мысль о пустыне пробудилась в нем с новой силой. Еще не выходя из своего монастыря, св. Дионисий стал жить как пустынник, дни и ночи проводил в молитве и коленопреклонениях и вел жизнь строгую и суровую. К тому времени к ним присоединился еще один инок. Преподобный Дионисий, видя, что его собратьям тяжел столь суровый и строгий образ жизни, который он вел, решил оставить Святую Луку. Однажды после совместной молитвы иноки с миром расстались.

Преподобный Дионисий направился вдоль восточной стороны Кубенского озера. Пройдя 15 верст, он вдруг услышал как бы отдаленный колокольный звон. Преподобный Дионисий устремился на звук и вскоре вышел к крутому берегу реки Глушицы — месту безлюдному, окруженному лесной чащей. Поняв, что таким образом ему было указано, где он должен продолжить свой духовный подвиг, преподобный Дионисий водрузил крест, который он нес из Святой Луки. После благодарственной молитвы он принялся за сооружение келлии, выбрав для нее место под цветущем черемуховым кустом (после кончины преподобного ягоды этого дерева давали исцеление страждущим).

И на новом месте подвигов преподобный Дионисий продолжал строгий образ монашеской жизни. Однажды в Глушицкую пустыньку зашел старец-монах. Он с радостью согласился на предложение святого Дионисия разделить с ним пустынножительство. Через некоторое время к ним присоединились еще несколько собратий. Постепенно вокруг преподобного Дионисия собралось такое количество иноков, что возникла мысль об устроении монастыря. Владевший землей вдоль Кубенского озера удельный князь заозерский Димитрий Васильевич с радостю откликнулся на благочестивую просьбу старца помочь в устроении обители. Им были присланы работники, вырубившие и расчистившие лесную чащу. Чтобы получить необходимое архипастырское благословение, преподобный Дионисий в 1402 году вновь направился в Ростов Великий.

Архиепископ Ростовский Григорий благословил подвижника на строительство храма и устроение обители, советовал также ввести в ней общежительный устав, «чтобы никому ничего не называть своим, а все иметь общим, как жили при апостолах». По возвращении преподобный Дионисий и братия с помощью княжеских плотников принялись за сооружение небольшого деревянного храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы, которое было закончено в 1403 году.

Постепенно Глушицкая обитель, руководимая опытным и мудрым подвижником благочестия, стала привлекать к себе большое количество богомольцев, странников, нищих. Многие, слыша о его ангельской жизни, приходили
в обитель, чтобы насладиться его лицезрением и душеполезными беседами, часто посетители приносили с собой и обильные подаяния, которые преподобный, не стесняясь, принимал с благодарностью, думая, что если бы не было на то воли Божией, то не только никто не стал бы ничего приносить и жертвовать на строение монастыря, но и не пришел бы к ним на Глущицу, в глухую пустыню не по названию только, но и на самом деле.

Строгий (Афонский) монастырский устав возбранял инокам иметь собственность. Поэтому преподобный строго требовал, чтобы у иноков не было никакой собственности и чтобы без благословения настоятеля или старца ничего не делали. Насколько неукоснительно соблюдалось игуменом это правило, свидетельствует следующий случай. Однажды после смерти одного из монахов в его келлии были найдены утаенные монеты. Руководствуясь примером древних пустын­ножителей, считавших ослушание страшным грехом для монаха, преподобный Дионисий велел выбросить деньги за монастырскую ограду, а тело ослушника во спасение его души и в назидание братии долго не разрешал предавать земли, пока иноки не вымолили для него прощения. «Чада, — говорил он, — ослушание — погибель». Антуфий без благословения пошел ловить рыбу и наловил очень много. Дионисий велел выбросить рыбу.

Как-то раз кое-кто из братии, думая показать преподобному, что он излишне щедр с нищими, ежедневно заполнявшими монастырский двор, подослали к нему юношу, переодетого убогой странницей. Со слезами нищенка просила помочь ей, и игумен щедро ее одарил. Вечером братья раскрыли свой обман и вернули старцу деньги. Но преподобный Дионисий снова отдал их смущенному юноше, а ученикам своим сказал: «Господь велит делать добро, сколько есть сил; так перестаньте же искушать меня, побуждая к немилосердию».

Во время случившегося в Вологодском крае голода народ толпами устремлялся к обители, где Глушицкий игумен раздавал хлеб. Вскоре огромные монастырские запасы стали истощаться. Однако по вере и молитве преподобного монастырская житница не оскудела. Богоугодные дела преподобного Дионисия были непереносимы для врага человеческого спасения — диавола, но самые изощренные искушения лукавого не смогли одолеть святого старца.

По мере внешнего устройства обители и утверждения в ней строгого общежительного устава распространялась и слава о ней в окрестности, возрастало и умножалось число братии, так что по прошествии немногих лет братия не могли уже помещаться в церкви во время богослужения и явилась потребность в построении другой, более обширной церкви. Когда братия стали просить о том преподобного, то он, никогда ничего не делавший по своей воле и на все ожидавший явного или тайного указания Промысла, сказал им: «Братия, будем просить об этом Бога и Пречистую Его Матерь, и как Богу угодно, так и будет». Бог, действительно, не оставил его без указания свыше. Однажды ночью, когда прп. Дионисий после продолжительной и пламенной молитвы прилег отдохнуть и предался дремоте, ему явился во сне прекрасный юноша и сказал: «Подобает тебе построить церковь более пространную, потому что у тебя много братии. Заступницей и Помощницей будешь ты иметь в том Пречистую Богородицу отныне и до века». Воспрянув от сна, преподобный всю ночь воссылал к Богу благодарственные молитвы за указание свыше и после церковной службы, объявив братии о своем сновидении, сказал: «Должно исполнить повеленное, призывая на помощь Бога и Пречистую, ибо Она будет помогать нам». И тогда же — через семь лет после построения первой церкви — приступили к сооружению нового храма также во имя Покрова Богородицы. При неусыпных трудах преподобного и при пособии многочисленных его почитателей храм был окончен и освящен в 1412 году. Преподобный сам написал для него святые иконы, из которых некоторые существуют и доныне; он не жалел ни трудов, ни издержек, чтобы придать ему великолепие и красоту, подобающие дому Божию.

Но как ни велики были его труды и заботы о построении и украшении храма вещественного, он еще более заботился о том, чтобы самого себя и учеников своих сделать живыми, разумными храмами Богу, вселив в их сердца Святого Духа. Это было единственной и главной целью всей его жизни и деятельности, для того и новый храм он украсил «иконами чудне» и поучительными «словесы святых отец», чтобы молящиеся, смотря на угодника, всегда имели их в памяти, часто и сам поучал братию, собственной жизнью представляя живой пример для подражания. «Дети, — говорил он им, — не смущайтесь трудами пустыни и не изнемогайте в подвигах иноческих, многими скорбями надобно достигать Царствия Небесного; для нас эти скорби — пост и лишения всякого рода. Молитва наша должна быть от чистого сердца и смирение ко всем. О милостыни будем помнить слова Спасителя: Блажени милостивии (Мф. 5, 7) и суд без милости не сотворшим милости (Иак. 2, 13). Стяжем любовь ко всем; и Бог помилует нас, ибо тот только истинно любит Бога, кто любит и брата своего». Преподобный ни себе, ни другим не дозволял никогда ни малейшего отступления от общежительного устава, а нарушителей не оставлял без наказания. Несмотря на это, в среде братии не было недовольных им, все любили его как отца, уважали и почитали как Ангела Божия, и число братии увеличивалось с каждым годом.

Но уже сама многочисленность монастырской братии, требовавшая постоянных распоряжений и забот настоятеля, особенно же частый прилив посетителей и богомольцев нарушали безмолвие старца, желавшего всецело посвятить себя молитвенному собеседованию с Богом, поэтому он однажды тайно покинул обитель. Пройдя четыре версты вдоль реки Глушицы, преподобный Дионисий вышел на возвышенное сухое место, впоследствии получившее название Сосновец из-за огромной сосны, росшей там. В этой пустыньке он стал подвизаться в совершенном одиночестве, суровом посте и постоянной молитве. Иногда святой навещал Покровский монастырь, стараясь уходить из него так, чтобы место его отшельничества не было открыто. Когда же открыли его, то все пришли к нему и стали со слезами просить старца, чтобы он возвратился к ним. Напрасно преподобный указывал на свою старость и немощи, на желание остаток дней своих посвятить всецело Богу в уединении и безмолвии. Братия не переставали просить и плакать, и не мог отказать им чадолюбивый отец, тронутый их слезами. Но он не оставлял мысль о Сосновце и предполагал устроить там небольшую обитель для нескольких иноков, желавших более суровых условий жизни.

В 1419 году старец в третий раз отправился в Ростов Великий, архиепископскую кафедру которого к тому времени занимал бывший игумен Спасо-Каменного монастыря Дионисий Святогорец. Преосвященный Дионисий благословил своего любимого ученика на устройство новой обители иконой Божией Матери.

Построенный в Сосновце храм был освящен во имя святого пророка Иоанна Предтечи в 1420 году. Большую помощь в сооружении монастыря оказал удельный князь Юрий Богтюжский, и детям своим завещавший благодетельствовать этой обители. Оставаясь игуменом Глушицкого монастыря, преподобный, которому к тому времени исполнилось 60 лет, перешел с несколькими учениками в Сосновец, где ввел строгий общежительный устав. Таким образом он принял на себя заботы о двух монастырях. В тогдашнее время на севере России еще немного было церквей, и приходское духовенство, избираемое из тех же дровосеков и пахарей, не отличалось ни нравственностью, ни образованием, так что монастыри были единственными местами, где народ мог учиться вере и бла­гочестию, и он собирался в монастыри многочисленными толпами, особенно туда, где слышал старца духовного и учительного. Оттого к преподобному Дионисию приходило множество не только мужчин, но и женщин, желавших пос­лушать его наставлений, что было противно монастырскому уставу и опасно для братии. Жаль было преподобному отказать им в праве посещать монастырь как единственное доступное им место для познания закона Божия, но не мог он видеть нарушения своего устава; тяжело было его отеческому сердцу лишить их духовной помощи и назидания, но дорого было спасение и братии, поэтому мудрый старец построил в двух верстах от Покровского монастыря храм во имя святителя Леонтия, епископа Ростовского, и при нем женскую иноческую обитель, которая была четвертым из основанных им монастырей.

Заботами преподобного были построены еще два храма: на реке Сухоне, освященный в честь Воскресения Христова, и на реке Двинице — во имя святителя Николая Чудотворца. Все устроенные игуменом Дионисием монастыри и храмы имели написанные им самим иконы. Кроме того, преподобный Диони­сий занимался искусной резьбой по дереву, был известен как книгописец, ковач и изготовитель одежды.

Народ смотрел на него как на пастыря и учителя, посланного Богом для просвещения края, и обращался к нему в телесных и духовных нуждах как к отцу, в полной уверенности получить просимое. И не один только простой народ имел такое высокое мнение о смиренном Глушицком отшельнике. Святая, строго подвижническая жизнь и духовная мудрость его привлекали к нему множество людей всякого звания и возраста. Чем более он смирялся и скрывал свои подвиги, тем более и шире распространялась слава о нем, так что даже опытные в духовной жизни приходили к нему и оставались разделять с ним иноческие труды и поучаться его душеполез­ными беседами. Так, блаженный Григорий, впоследствии подвижник и чудотворец Пельшемский, уже будучи архимандритом в Ростове, пришел к нему в Сосновец и прожил здесь около пяти лет, изучая духовную жизнь под руководством и по жизни аввы Сосновецкого. Сюда пришел к нему из Великого Устюга священноинок Амфилохий, высокий по благочестию, сделавшийся первым преемником прп. Дионисия в игуменстве. Еще далее Устюга из Великой Перми пришел в лавру Дионисиеву игумен Тарасий, добровольно оставивший свое начальство для того, чтобы самому быть под начальством преподобного и довершить здесь свое святое поп­рище. Здесь же просиял святостью жизни прп. Макарий, уроженец Ростовский, которого прп. Дионисий взял из отеческого дома еще 12-летним отроком и воспитал под ближайшим своим надзором; впоследствии этот Макарий был вторым преемником его в настоятельстве. Были и другие искренние рабы Божии в числе многолюдного братства прп. Дионисия, которых привлекла в Глушицкую пустынь слава о его духовной опытности. Таковы, например, прп. Феодосий, мощи которого почивают под спудом в Покровском монастыре, и прп. Филипп Рабанский, основавший впоследствии на реке Сухоне свой Рабанский монастырь.

Последние годы жизни святой старец почти всегда проводил в Сосновце, не забывая при этом Покровской обители. Предчувствуя свою кончину, он не ослабевал в подвижнических подвигах. От продолжительных молитвенных стояний и бдений ноги его отекли и «бяху яко столпие», а воздержание было таково, что «точию на самый день светлого Воскресения Христова вкушаше млека и сыра и то пооскуду». Он часто в богомыслии простаивал на морозе целую ночь перед вырытой им для себя могилы.

Во время одного из посещений Покровской обители преподобный призвал к себе в келлию возлюбленного ученика своего и сподвижника Амфилохия и сказал ему: «Ныне вижу, что время отшествия моего уже при дверях. Тебе же, друг мой и сверстник, Господь повелел еще долго жить; покрой тело мое землею и персть отдай персти, а сам пребывай на этом месте, держась духовного жития и творя память моему смирению. Не изнемогай, чадо, в болезнех и воздыханиях, на всякий час ожидая разлучения отсюда, и теки на почесть выш­няго звания во Христе Иисусе. Воспоминай и сие слово Господне: когда исполните все повеленное вам, говорите, что вы рабы ничего не стоящие. Ибо кто из вас может когда-либо заплатить долг, которым мы обязаны Владыке Христу? Он, богатый, обнищал ради нас, чтобы мы обогатились Его нищетою, и, бесстрастный, пострадал, чтобы нас освободить от страстей; вспоминая о том, пленяй всякое помышление твое в послушание Христово». Амфилохий, видя всегда старца бодрым и деятельным, не ожидал услышать от него такой речи и от того, как громом пораженный словами преподобного, заплакал о предстоящем разлучении со своим учителем и сквозь слезы сказал ему:
«О, духовный отче, ты сам отходишь на покой, а меня оставляешь в страстях и скорби; помолись Господу, чтобы и мне быть тебе спутником из этой жизни». Дионисий с кротостью отвечал ему: «Много молился я Господу о том, чтобы
не разлучаться нам друг от друга, но узнал от Его благости, что тебе еще не подобает ныне оставить мир, потому что ты еще недовольно подвизался для получения приготовленной тебе награды. Долго тебе еще трудиться на этом месте после моего преставления, ты видел мои труды и заботы об избранном стаде Христовом, потрудись так и ты, пока продлится жизнь твоя, уча и надзирая и возводя к духовному разумению словесное стадо Христово». До самого вечера беседовал старец со своим учеником, передавая ему отеческие свои наставления и советы и, окончивши беседу, приказал ему идти в свою келлию.

Перед смертью преподобному Дионисию было открыто, что через три дня он отойдет ко Господу. Готовясь предать Богу свой дух, прп. Дионисий, как отец сердобольный, еще раз созвал учеников к смертному одру своему, приказал воспи­таннику своему Макарию совершить Божественную литургию, чтобы на самый исход еще раз приобщиться Святых Таин. Лицо его сияло небесным светом. Он еще повторил братии завет свой, чтобы тело его было погребено там, где он сам за семь лет выкопал себе могилу, и чтобы оба монастыря — Сос­новецкий и Покровский — были всегда под одним настоятелем. «Если обрету милость у Бога, то не оставлю места сего, но буду молить Господа и Пречистую Матерь Его, чтобы не было здесь оскудения», — сказал он в утешении им и, осенив себя крестным знамением, начал тихо кончаться, как бы погружаясь в сон. Лицо умирающего внезапно просвятилось и сделалось бело, как снег, благоухание от тела наполнило келлию, а блаженному Амфилохию показалось в это время, что на голове умершего блистал сияющий венец. Преподобный Дионисий скончался 1 июня 1437 года; всех лет жизни его было 74 года и 6 месяцев.

С подобающей честью, при всеобщем плаче труженическое тело его было положено во гроб и в тот же день с псалмопением, в сопровождении всей братии повезли его из Покровской обители в Сосновец. Но конь, везший тело святого, отойдя недалеко, остановился и не пошел далее, несмотря ни на какия понуждения. Тогда прп. Амфнлохий велел привести любимого коня Дионисиева, и хотя он был не лучше и не сильнее первого, однако легко довез тело до пус­тыни, как бы чувствуя, что в последний раз служит любившему его старцу. На другой день, по совершении Божественной службы, тело святого было погребено согласно завещанию преподобного в приготовленной им для себя могиле в четырех шагах от стены Предтеченского храма в Сосновце, над которой впоследствии была устроена гробница, украшенная золоченой резьбой.

В 1547 году Московский Собор, почитая подвиг преподобного Дионисия и чудесные исцеления, которые он являл после своей кончины, причислил его к лику святых. Служба преподобному составлена в 1548 году. Жизнеописание святого Дионисия составлено глушицким иноком Иринархом.

Преподобный Дионисий, вышедши из Каменного монастыря без всяких средств, устроил четыре иноческих обители и две приходские церкви и при кончине своей оставил лавре Глушицкой весьма достаточные средства для безбедного существования. Но лучшим и более дорогим наследством, оставшимся после него, было водворение им в своих обителях строгого порядка, учреждение общежительного устава и утверждение в сердцах учеников духа истинного под­вижничества, долго продолжавшегося на Глушицах и после его кончины, так что Иоанн IV, самый взыскательный и строгий ценитель монашества, должен был признаться, что «на Глушицах обитель процветает постническими подвигами». Целый ряд учеников и ближайших преемников прп. Дионисия настолько был верен его преданию и так старался во всем подражать ему, что и после блаженной его кончины не было на Глушицах ни в чем перемены, как бы сам пустынный авва все еще продолжал управлять своими обителями.

Тропарь, глас 6

Божественною любовию от юности распаляемь, Дионисе преподобне, вся, яже в мире красная, возненавидев, Христа единаго возлюбил еси и Сего ради во внутреннюю пустыню вселился еси, со зверьми живый, весь Христови. Отонудуже и Всевидящее Око, твоя труды видев, даром чудес и по преставлении обогатил тя есть. Темже вопием ти: моли непрестанно о всех нас, местную память твою присно в песнех почитающих.

Кондак, глас 8

Все твое умное желание к Богу вперив, Тому невозвратно от души последовал еси, в пустыню вселився, и, тамо ангельски пожив, многим путь был еси ко спасению; сего ради и Христос тебе прослави и даром чудес обогати. Темже вси вопием ти: радуйся, Дионисие преподобне, пустынный жителю.
http://www.saints.ru/d/g/DionisijGl.html

новомученников:

Свщмч. Василия Преображенского пресвитера (1940).
Священномученик Василий родился 23 января 1876 года в селе Крутец Дикушинской волости Пошехонского уезда Ярославской губернии в семье псаломщика Константина Преображенского. Образование Василий получил в духовном училище; в 1916 году он был призван в армию, где служил писарем до 1917 года.
В годы гонений на Русскую Православную Церковь Василий изъявил желание стать священником – и был рукоположен и служил в Николо‐Рождественском храме в селе Верховье на Югу Ермаковского района Ярославской области. В 1937 году храм был закрыт и священник переехал в село Покров‐Рогули Приухринского сельсовета; поселившись в доме церковной старосты, он крестил, исповедовал и отпевал на дому.
28 декабря 1937 года отец Василий был арестован и обвинен в срыве собрания, посвященного выборам в Верховный Совет СССР, в клевете на политику советского правительства и антисоветской агитации. Шестидесятидвухлетний священник был в то время столь изнурен гонениями предыдущих лет, что тюремные врачи вынуждены были засвидетельствовать его физическую немощь и дать заключение, что он «тяжелый физический труд выполнять не может»
– Материалами следствия вы уличены в проведении активной контрреволюционной агитации, следствие требует дать... показания, – заявил следователь отцу Василию.
– Контрреволюционную агитацию я не вел, – ответил священник.
– В августе 1937 года вы у Башкировой окрестили ребенка в возрасте четырех месяцев и тут же вели антисоветскую агитацию. Что вы скажете по этому поводу?
– Да, у Башкировой ребенка я окрестил, но антисоветскую агитацию не вел.
– Вам зачитываются показания Башкировой, уличающие вас в контрреволюционной агитации... Следствие требует рассказать о проводимой вами контрреволюционной агитации.
– Я это отрицаю, так как никакой контрреволюционной агитации не вел.
– Вы собирали церковную двадцатку, обходили дома членов двадцатки, приглашая их на собрание, и тем самым пытались сорвать предвыборное собрание избирателей. Так ли это?
– Церковную двадцатку я не собирал, дома членов двадцатки не обходил и на собрание не приглашал. Предвыборное собрание сорвать не пытался.
– Вы совершали на территории Приухринского, Холмовского и Якунинского сельсоветов без всяких разрешений разные религиозные обряды, крещение детей разных возрастов и исповеди, за что брали деньги. Признаете в этом себя виновным?
– Это я признаю. На территории указанных сельсоветов без всякого разрешения совершал крещение детей разных возрастов и другие религиозные обряды.
26 апреля 1938 года суд собрался на заседание, куда под конвоем был доставлен священник, но оно было отложено, так как «по причине разлива рек и разбора мостов»3 не явились свидетели. Следующее заседание состоялось 15 мая 1938 года. Но и на этот раз свидетели не явились в полном составе, некоторые из них были больны, а один уехал неизвестно куда. Следующее заседание суда состоялось 16 июня 1938 года. На суде отец Василий вновь отверг предъявленные ему обвинения в контрреволюционной деятельности, согласившись лишь с тем, что он действительно совершал религиозные обряды и крестил по просьбе родителей двух младенцев – одного трех месяцев, а другого девяти. В тот же день Специальная Коллегия Ярославского областного суда приговорила его к десяти годам заключения в исправительно‐трудовой лагерь.
Священник Василий Преображенский скончался 14 июня 1940 года в Ярославской исправительно‐трудовой колонии № 3 и был погребен в безвестной могиле.
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь».
Тверь. 2008. С. 4‐5

Мц. Веры Самсоновой (1940).
Мученица Вера родилась 17 августа 1880 года в селе Веряево Елатомского уезда Тамбовской губернии* в семье смотрителя арестного дома Николая Самсонова. Окончив с отличием Касимовскую женскую гимназию, она работала учительницей в школе до тех пор, пока содержание преподавания не вошло в противоречие с ее религиозными взглядами, после того как власть в России захватили безбожники. Глубоко верующий и просвещенный человек, она ревностно относилась ко всему, что было связано с христианской верой и Церковью. В конце двадцатых годов Вера была избрана старостой Пятницкой церкви, расположенной в закрытом к тому времени безбожниками Казанском монастыре в Касимове.
Летом 1935 года сотрудники НКВД арестовали священников и мирян – почитателей блаженной Матроны**, жившей в деревне Анемнясево Касимовского района, и царевича Иакова, скончавшегося в ХVII веке и погребенного на территории Казанского монастыря. Была арестована тогда и сама блаженная. Арестовали и Веру Самсонову. Давая ей характеристику, сотрудники НКВД написали: «религиозна до фанатизма, средства к существованию добывает уроками Закона Божьего... Еже
и разносит просфорки по верующим».
Вера Николаевна была арестована 28 июня 1935 года и заключена в Бутырскую тюрьму в Москве.
– С какого времени вы стали почитательницей могилы касимовского царевича Иакова и часто ли там бывали? – начал ее допрашивать следователь.
– Могилу царевича Иакова я почитаю с дореволюционного времени. Я до последнего времени посещаю эту могилу, где молюсь и иногда участвую в панихидах, совершаемых на могиле царевича Иакова священником Николаем Правдолюбовым.
– Назовите всех почитателей могилы бывшего царевича Иакова.
– На могиле царевича Иакова я... встречала неизвестных для меня лиц... По их просьбе священник Николай Правдолюбов иногда совершал панихиды.
– Давно ли вы стали почитательницей блаженной Матреши Беляковой и что вам известно о ее жизни и деятельности? – спросил Веру Николаевну следователь.
– О высокой праведной жизни Матреши Беляковой я много слышала и, почитая ее как блаженную и праведную, послала ей посылку, но сама лично в ее квартире никогда не бывала, и лично ее я не знаю.
– Назовите всех известных вам почитателей Матреши Беляковой, посещающих ее квартиру.
– Матрешу, как праведницу, почитают все верующие города Касимова и окрестных селений.
– Объясните подробно ваше отношение к советской власти.
– Я не согласна с советской властью по вопросу отношения ее к религии, где я, как верующий человек, усматриваю открытое насилие над религией и верующими, проявляемое в форме насильственного – против желания верующих – закрытия храмов и разрушения их, кощунственного отношения к христианским святыням и арестов и высылки невинных духовенства и верующих. Также я не согласна с советской властью по вопросу отделения школы от Церкви, в результате чего дети не имеют возможности изучать Закон Божий и не получают надлежащего религиозно‐нравственного воспитания.
– Мы располагаем данными, что вы до последнего времени занимались тайным преподаванием Закона Божьего детям на квартирах родителей...
– Действительно, в первые годы после революции я после ухода из школьных работниц занималась тайным преподаванием Закона Божьего на квартирах родителей.
– Какое участие вы принимали в исцелении больных у могилы царевича Иакова?
– Сама больных на могилу царевича Иакова я никого не приводила, но, бывая в часовне на могиле, встречала больных; по их просьбам молилась с ними вместе, мазала из лампады гарным маслом, помогала приложиться к могиле... В предъявленном мне обвинении по статье 58, пункты 10 и 11 Уголовного кодекса виновной себя не признаю. Действительно, я активно прославляла... царевича Иакова, но ничего контрреволюционного в этом я не вижу.
16 июля 1935 года следствие по делу церковной старосты было закончено, и, хотя так и не нашлось никаких доказательств ее контрреволюционной деятельности, следователь в обвинительном заключении написал, что она, «являясь активной участницей контрреволюционной группировки, в контрреволюционных целях активно прославляла могилу бывшего касимовского царевича Иакова, принимала участие в инсценировке на его могиле чудесных исцелений и распространяла всевозможные ложные слухи, то есть [виновна] в преступлении, предусмотренном статьей 58, пунктами 10 и 11 Уголовного кодекса...»2.
2 августа 1935 года Особое Совещание при НКВД приговорило Веру Николаевну к пяти годам заключения в исправительно‐трудовом лагере, и она была отправлена в один из лагерей Беломорско‐Балтийского комбината, куда прибыла 30 августа 1935 года.
Тяжелая работа в условиях каторжного лагеря подорвала ее здоровье, она тяжело заболела, и 19 февраля 1940 года ее положили в центральный лазарет
при 1‐м лагпункте Вечеракша. Церковная староста и ревностная христианка Вера скончалась за две недели до окончания срока заключения, на рассвете 14 июня 1940 года, когда солнце здесь почти незаходимо стоит над горизонтом, освещая этот суровый и прекрасный край.
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь».
Тверь. 2008. С. 6‐8


Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
***************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 1, 1-7, 13-17; Мф. 4, 25-5, 13). По крещении Господа, когда на Него сошел Дух в виде голубине, Он низводится в пустыню искуситься. Таков и общий всем путь. Св. Исаак Сирианин замечает в одном месте, что коль скоро вкусишь благодатное утешение или получишь от Господа какой дар - жди искушения. Искушения прикрывают светлость благодати от собственных глаз человека, которые обычно съедают всякое добро самомнением и самовозношением. Искушения эти бывают и внешние - скорби, унижения, и внутренние - страстные помышления, которые нарочно спускаются, как звери с цепей. Сколько, поэтому, нужно внимать себе и строго разбирать бывающее с нами и в нас, чтобы видеть, почему оно так есть и к чему нас обязывает.
****************************************************************************************************************************************
Вечная весна

  "От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето"
(Мф. 24, 32)
"Когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет, и бывает так. И когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает"
(Лк. 12, 54-55)

Природа учит нас многому. Это постоянно открытая перед нами книга, доступная каждому, кто хочет по ней учиться. Весною все просыпается, все как бы дышит и живет, невольно овладевает нами радость жизни - глаза отдыхают на чудном зрелище, все как бы смягчается в нас под живительными лучами солнца. Но в нас самих, в наших сердцах, в наших чувствах не должно ли тогда пробудиться с новою силою все хорошее? При виде этих чудных красот природы, расточаемых перед нами, не должно ли еще сильнее согреться наше сердце ко всякой нужде - еще живее, еще неудержимее хлынуть поток нашей любви.
Возносятся ли тогда все наши мысли к нашему Творцу, чувствуем ли мы новый прилив благодарности за все, дарованное нам, и особенную потребность раскрывать перед Ним нашу душу в горячей молитве?
Осень и зиму постоянно сравнивают с преклонными годами; и грустные мысли возникают невольно при мрачном виде умирающей природы. Но если мрачен вид обнаженного дерева, сквозь сухие ветки нам виднее голубое небо. Не одно счастливое, не одно радостное отпадает от нас с годами - отпадает все. Нам больше не нужно убранство молодости, нас больше не тревожат житейские дрязги и заботы, суета мирская не привлекает нас, все мелочи, приковывающие нас к земле, сами собою отпадают от нас, как сухие листья. Как-то легче становится, когда, освободившись от всего лишнего, мы можем отдаться вполне духовной жизни.
Усталый путник не грустит, приближаясь к давно ожидаемой цели; зачем же грустить нам, когда мы тоже приближаемся к цели, когда мы уже в преддверии того вечного блаженства, для нас еще непостижимого, когда нас охватывает подчас как бы предчувствие той вечной весны, для которой воскреснем и мы, когда довершим наше земное поприще!

из истории дня:

В 1882 г. родилась Великая Княгиня Ольга Александровна, младшая дочь Императора Александра III, младшая сестра святого царя-искупителя Николая II
В 1842 г. (с 1 на 2 июня 1842 г.) произошло благодатное исцеление Николая Александровича Мотовилова (1809-1879) от тяжкого ушиба
В 1860 г. родился Дмитрий Константинович, Русский великий князь, внук Николая I, генерал, глава Государственного коннозаводства (1897-1905 гг.)
В 1916 г. Русский флот в Балтийском море атаковал немецкую эскадру, потопив крейсер "Херманн" и два торпедных катера
В 1826 г. после завершения работы Следственной комиссии по делу декабристов в России создан Верховный уголовный суд
В 1878 г. начался Берлинский конгресс, целью которого был пересмотр Сан-Стефанского договора между Россией и Турцией. Созван по инициативе Великобритании и Австро-Венгрии, выступавших против усиления позиций России на Балканах. Другие участники: Германия, Франция, Италия и Турция. Оказавшееся в дипломатической изоляции Русское правительство пошло на уступки. Подписан Берлинский трактат
В 1882 г. в России на предприятиях введены государственные фабричные инспекции
В 1905 г. началось восстание на броненосце "Потемкин"
В 193 г. римский император Марк Юлиан убит в своем дворце гвардейцами
В 455 г. вандалы без боя взяли Рим и грабили его в течение двух недель
В 1099 г. участники первого крестового похода осадили Иерусалим
В 1608 г. войско самозванца Лжедмитрия II встало лагерем в подмосковном селе Тушино
В 1626 г. арестованы сводные братья французского короля Людовика XIII Вандомы, пытавшиеся организовать заговор против кардинала Ришелье
В 1685 г. герцог Монмут, незаконный сын английского короля Карла II, высадился с войсками в Британии с целью свергнуть короля Якова II
В 1886 г. в море при загадочных обстоятельствах утонул король Баварии Людвиг II, признанный накануне безумным, и его личный доктор
В 1995 г. чеченские террористы во главе с Шамилем Басаевым захватили Буденновск (Ставропольский край)
В 1906 г. в Белостоке (Россия) после обстрела неизвестными крестного хода произошел еврейский погром
В 1916 г. австралийская кавалерия прорвала Русский фронт на Припяти
В 1918 г. донские и кубанские казаки заключили договор о сотрудничестве

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: /viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

35

Во славу Божию и на пользу ближнего !

15 ИЮНЯ -Память:

Киево-Братской иконы Божией Матери (1654).
http://i053.radikal.ru/1005/71/d5daffdceb3d.jpg

Киево-Братская икона Божией Матери прежде была местной в Борисоглебской церкви в городе Вышгороде, где она чудесно явилась в 1654 году. В 1662 году, во время войны России с Польшей (1659 - 1667), городу был нанесен большой урон от воевавших на стороне поляков крымских татар. Храм святых страстотерпцев Бориса и Глеба был разорен и поруган. Однако Промысл Божий сохранил чудотворную икону Божией Матери, которую своевременно вынесли из храма и пустили по Днепру, а мощи святых сокрыли под спудом. Река вынесла икону к берегу Подола в Киеве, где она была с радостью принята православными и с подобающими почестями перенесена в Братский монастырь. Там она и оставалась в течение долгого времени. В описи церковного имущества Киево-Братского монастыря, сделанной в 1807 году, приводится ее описание. Существовала `Песнь о чудотворной Киево-Братской иконе Богоматери`, составленная вскоре после 1692 года.

Празднование Братской иконе совершается четыре раза в году: мая 10 (23 н. ст.), июня 2 (15 н. ст.), сентября 6 (19 н. ст.) и переходящий день празднования на пятой неделе Великого поста в субботу Акафиста, Похвала Пресвятой Богородицы.
Предание прибавляет к этому рассказу следующую подробность.

Один татарин заметил икону в реке и решил воспользоваться ей для переправы, но едва он коснулся ее, как икона сама поплыла, притом очень быстро и остановилась против Братского монастыря. Татарин, боясь утонуть, отчаянно вопил, на его крики вышли братия из монастыря и направили к нему лодку. Впоследствии спасенный татарин крестился и принял постриг в Киево-Братском монастыре. Подлинник иконы до нашего времени не сохранился, точный список с нее находится ныне в Киевском монастыре Покрова Божией Матери.

И вот теперь подлинник иконы найден! В музее Русского искусства была найдена древнейшая Киевская святыня икона Божией Матери Киево-Братская.
http://s48.radikal.ru/i121/1005/17/686f26323a06.jpg
Год назад, в ноябре был освящен храм в с.Горенка (практически рядом с Киевом) в честь иконы Божией Матери Киево-Братская.

С 17 века почитание Киево-Братской иконы Божий Матери было велико в среде простого народа, мещан, ремесленников, жителей Подола, Кожемяк и других ремесленных районов Киева.

Подоляне ни одно важное дело не начинали без молитвы пред Братским образом. Торговые сделки (Братский монастырь находился как раз на одной из самых бойких торговых площадей Киева Александровской, или известной под именем «Контрактовой»), сватовство и заключение брачных контрактов, спорные вопросы, тяжбы, все это решалось пред Братским образом Божией Матери.

Ряд литературных произведений украинских классиков красочно изобразили влияние Братской иконы на жизнь и быт киевлян в ХІХ веке .

У Михаила Старицкого, не менее известного украинского драмматурга, в комедии «За двумя зайцами» есть так же упоминания о Киево-Братской иконе:

«Голохвастый: Вы не верите? Так знайте же, что я решительно никого не любил, не люблю и не полюблю, окромя вас!... Да если б я любил так Братскую икону, то меня б ангелы взяли живым на небо!».

И далее читаем:

«Секлета: Да вы брешете! Присягните мне хоть на Братской!

Голохвастый: Пусть меня покарают все Печерские святые! Пусть меня большой Лаврский колокол покроет, когда брешу!

Секлета: Нет, таки присягните на коленях перед Братской!

Голохвастый (в сторону): От не отвяжусь! (Становится на колени.) Ну, пусть меня побьет Братская Божия Матерь, когда брешу!

Секлета: Ну, теперь верю, теперь верю!».

Владычице Преблагословенная! моли Бога о нас грешных!!http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

Свт. Никифора исп., патриарха Константинопольского (828).
Великий поборник благочестия, святой Никифор родился в Царьграде1 от благочестивых и богобоязненных родителей Феодора и Евдокии. Отец его сподобился исповеднического венца, потерпев раны и изгнания за почитание святых икон. В царствование Копронима2 он занимал должность нотария3 по тайным царским делам, и на него к злочестивому царю поступил донос, что он благочестиво почитает святые иконы, поклоняется образу Спасителя, Пречистой Богоматери и всех святых. Царь немедленно призвал к себе блаженного Феодора, подверг его допросу и, убедившись в справедливости доноса, долго принуждал его оставить иконопочитание; когда же раб Христов не оказал повиновения царской воле, то после жестоких побоев, был сослан на заточение в город Молин, брошен здесь в ужасную темницу, в которой и страдал за правоверие. Спустя несколько времени, его снова призвали в Царьград и еще упорнее понуждали склониться к ереси, проповедуемой царем; но он остался как адамант4 твёрдым в благочестии, соглашаясь скорее принять раны и смерть, чем нарушить церковные законы и предание святых отцов. По повелению беззаконного царя он снова был подвергнут различным жестоким мучениям, и снова же послан в изгнание; проведя в Никее5 узником и страдальцем шесть лет, он отошел ко Господу в вечную свободу блаженной жизни.

Супруга его, честная Евдокия, была участницей всех бед и зол своего мужа, последовала за ним в изгнание, страдала в узах, не разлучаясь с ним ни телом, ни духом. По кончине мужа она возвратилась в Царьград и богоугодно проводила дни свои, как подобает христианской вдовице. В течение этого времени сын ее Никифор после изучения наук получил при царском дворе должность отца своего. Затем блаженная Евдокия сподобилась увидеть своего сына сначала в ангельском образе, а потом и святительском сане; тогда, возблагодарив Бога, она удалилась в женский монастырь, постриглась в иночество и после богоугодных подвигов преставилась ко Господу в маститой старости.

Блаженный Никифор, о котором наше слово, был святою ветвью от святого корня: от сосцов материнских воспитанный в благочестии, возращенный в добронравии и наставленный на богоугодное житие, он проводил лета юности целомудренно, в великом воздержании, и был исполнен премудрости внешней и внутренней - мирской и духовной: он изучил в совершенстве не только книги еллинских любителей мудрости, но и Божественные Писания; красноречивый оратор, украшенный всякими добродетелями, отличавшийся разумом и добронравием, он был любим и почитаем всеми. Возмужав, Никифор в царствование Льва, сына Копронимова6, был удостоен сана царского советника и соблюдал правоверие посреди зловерных, поклоняясь святым иконам и других приводя к тому же богомудрыми увещаниями. Когда же, по смерти Льва, в царствование его сына Константина и матери последнего Ирины7 созван был в Нике седьмой Вселенский собор против иконоборной ереси8, тогда блаженный Никифор, будучи еще мирянином, оказал существенную помощь заседавшим на соборе святым отцам, как человек мудрый и весьма сведущий в Божественном Писании; как мужу выдающейся знатности, ему было поручено говорить на соборе от имени царя.

Таким образом, еще до епископства он явил себя исповедником и учителем православия, посрамляя еретиков при решении спорных вопросов, за что и ублажали и благословляли его святые отцы собора.

После того собора, Никифор еще несколько лет оставался в мирском почетном сане царского советника. Потом, убедившись, что труд для суетного и мятежного мира не приносит пользы душе, - он видел, что во дворце начинаются раздоры между сыном и матерью, - Никифор, пренебрегая суетной славой, оставил высокий сан, удалился из города и поселился на одном дальнем и безмолвном месте при Босфоре Фракийском9, там он начал уединенно трудиться для одного Бога, в молитвах и посте стремясь к своему спасению. По прошествии некоторого времени он построил церковь, собрал иноков, образовав монастырь; сам еще не нося иноческого чина, уже трудился он как инок, испытывая себя, может ли переносить подвиг иноческий, полный скорбей, жизни. И жил он так много лет почти до половины царствования Никифора10.

По отшествии ко Господу святейшего патриарха цареградского Тарасия11, блаженный Никифор, мирянин по внешнему виду и совершенный инок по жизни, был избран на патриаршество и в то время впервые принял чин иноческий, а затем сначала был рукоположен во пресвитера, а потом, против своего желания и по убеждению царя Никифора, в самый пресветлый день святой Пасхи был возведен на престол архиерейский. И украшал он святую Церковь учительным словом и добродетельным житием, исправляя развращенных, утверждая правых и отгоняя еретиков как волков от словесного стада. В те годы шла война у греков с болгарами, и царь Никифор, отправившись на войну, был убит. После него царствовал сын его Ставрикий, но недолго, всего два месяца, потом умер. После Ставрикия принял царство благочестивый муж Михаил, прозываемый Рангав, который ранее имел сан киропалата12. Через два года его изгнал Лев Армянин13, похитивший скипетр греческого царства. Святейший Никифор послал к этому хищнику, до венчания его на царство, епископов с исповеданием православной веры, прося нового царя подписать своею рукою, по обычаю прежних благочестивых царей, обещание содержать неизменно догматы святой веры, изложенные в том исповедании. Лукавый и лицемерный царь на словах показал себя усердным к благочестию и обещался подписать исповедание, но только не ранее венчания:

- Когда, - сказал он, - будет на меня возложен венец царский, тогда подпишу.

И поверили этой лисице. Вместо исповедания благочестивой веры льстец подписал тайно принесенную ему еретиками книгу, повинуясь более подобным себе хищным волкам, чем истинным пастырям. Потом с великою пышностью и славою царскою вошел он в соборную Софийскую церковь; когда же совершался обычный чин венчания царского, и святейший патриарх возлагал венец на голову, его недостойную, открыл Бог святейшему патриарху, каков будет этот царь: ибо возлагаемый царский венец превратился в руках патриарха как бы в венец терновый и остриями болезненно колол руки архиерея, который познал, что это служит знамением предстоящего вскоре гонения и мучительства от того царя, о чем с душевным сокрушением и известил свой клир.

На другой день по венчании, святой Никифор снова просил царя исполнить обещание и подписать исповедание правоверия, следуя примеру прежних благоверных царей, но Лев уже вступил на путь лжи и, оскверняя царскую порфиру, решительно отказался исполнить предложение святителя. Прошло несколько времени, и царь начал явно хулить святые иконы, вооружившись не против врагов, отовсюду наступавших на Грецию и опустошавших ее, но против икон Христа, Пречистой Богородицы и всех святых, и против поклоняющихся им. Собрав к себе в Царьград всех епископов и пресвитеров, за разные вины по правилам отлученных от служения у божественного алтаря, он дал им места в царских палатах, и, питал их как откармливаемых зверей, он снискивал через это расположение тех, имя которых чрево14; царь часто беседовал с ними, поучаясь иконоборной ереси, и советовался, какими бы способами восстановить хульный догмат против икон, отвергнутый седьмым Вселенским собором. Чтобы удобнее склонить их к единомыслию с собою, он обещал им не только возвратить прежние звания, которых они были лишены, но еще и увеличить им почести. Надменные милостью царя, они начали усердно помогать ему, всюду тревожа преследованиями правоверных. Именем царя они собрали из всех мест бесчисленное множество книг и сообща рассматривали их; и если находили какую-нибудь книгу еретическую, написанную против икон, ту принимали охотно, как честное Евангелие, и хранили у себя, а если встречалась книга, написанная против иконоборной ереси, ту они немедленно как мерзость бросали в огонь и сожигали. Потом царь повелел всем греческим епископам собраться в Царьград на собор. Епископы отправились каждый из своего места и, прибыв в город, являлись по обычаю к святейшему патриарху Никифору. Царь же повелел немедленно захватывать таких епископов и ввергать в темницу; тех из них, которые, под страхом навлечь на себя его грозный гнев и преследования, склонялись к еретическому единомыслию с ним, он освобождал от уз и темниц и удостаивал почестей, а непоколебимо пребывавших в правоверии бесчестно угнетал узами, мучил голодом и жаждою. Весьма многие, под влиянием страха, присоединялись к единомыслию с царем, и еретическое сонмище приобрело значительную силу. Лжеучители начали дерзновенно и невозбранно распространять по всем церквам свои хульные учения, склоняя народ не почитать святых икон, истинных же учителей православие они изгоняли из церквей, причиняли им зло, и даже самого святейшего патриарха, богогласную трубу, пытались принудить к молчанию и возбранить ему вход в соборную церковь.

Служитель Божий, святой Никифор, слыша и видя все происходившее в Церкви, непрестанно со слезами молил Бога, да сохранит Он Церковь Свою непорочною и да соблюдет стадо Свое невредимым от еретиков. Призывая к себе многих правоверных, он увещевал их, просил и наставлял: не соединяться с еретиками, избегать закваски (Мф.16:6; Лк.12:1-9). и учения их, как укушения ехидны, не устрашаться лютого того времени и угроз мучителя, убивающего тело, а не душу (Лк.12:4-10).

- Если, - учил он - и весь народ за царем уклонится в ересь, и лишь немногие останутся верны правой вере, то всё же оставшиеся пусть не смущаются своей малочисленностью, ибо Господь благоволит не множеству: Он призирает на одного боящегося и трепещущего слов Его более, чем на множество пренебрегающих страхом Божиим, по Своему слову в Евангелии: "Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство" (Лк.12:32).

Потом святейший патриарх созвал к себе известнейших архиереев: Емилиана кизического, Евфимие сардийского, Иосифа фессалонитского, Евдоксия амморейского, Михаила синадского, Феофилакта никомидийского, Петра никейского и многих других святых отцов, в числе которых были Феодор Студит15, Никита, игумен мидикийский, и другие правоверные мужи. После долгой беседы с ними о почитании святых икон, веденной на основании божественного Писания и предания святых отцов, он отправился с вечера в соборную церковь святой Софии и начал всенощное пение, моля Бога о ниспослании мира Церкви и об избавлении ее от ереси. Царь, узнав о том, смутился и испугался, как бы патриарх не поднял мятежа против него среди народа, во множестве собравшегося в церковь на всенощное пение: он знал, что народ любит патриарха, и что все охотно будут повиноваться ему даже до готовности умереть за него. И вот на рассвете царь посылает в церковь к патриарху сказать:

- Зачем ты смущаешь народ и строишь ковы против царя, который желает общего мира и единомыслия? Зачем возбуждаешь на мятеж безумных людей, и кровью междоусобной рати хочешь наполнить царствующий град?

Святейший патриарх отвечал посланным царя:

- Ни о чем подобном тому, что вы говорите, мы и не помышляем; даже на ум нам никогда не приходило то, что о нас думает пославший вас царь. Мы собрались в дом Божий не для какого-либо враждебного царю совета, но на славословие Божие, на моление и мольбы, да умилостивится Бог и оградит миром Церковь Свою, царя и весь народ, да упразднит еретические шатания, а всех утвердит в единомысленном правоверии.

Посланные сказали;

- Нет, не так это, как ты говоришь: одно говоришь ты устами, а другое помышляешь в сердце твоем, и помышляемое хочешь привести в исполнение. А так как ты явно собираешься восстать против царя, то сам и твои единомысленники при наступлении дня идите в царскую палату, и там отвечайте самому царю на предложенный нами вопрос, чтобы и царь мог обстоятельнее узнать о ваших намерениях.

Так сказав, посланные ушли. Все бывшие в церкви, видя и слыша это, поняли, что будет потом, - какое гонение и зло предстоит перенести служителю Божию и всей Церкви Христовой, и начали молиться еще усерднее, со многими слезами и воздыханиями. По окончании всенощного бдения, святейший Никифор вышел на средину церкви и поучал во всеуслышание:

- О собор, собранный Духом Божиим! Кто ожидал, что святая Церковь подвергнется таким бедам, какие теперь мы видим!? Вместо радости испытывает она печаль и от тишины переходит к смущению. Пасущая на доброй пажити словесное стадо терпит хищение от развратившихся, и Матерь, увещевающая всех чад своих к единомыслию, раздирается на части! Та Церковь, которую Христос приобрел честною Своею кровью, которую сохранил в чистоте от всякого порока (Ефес.5:27), оградил Апостолами, пророками, мучениками и святыми всех чинов и показал как рай украшенный и огражденный стенами, - какие беды терпит она ныне от людей, которые по внешности подобны нам, а на самом деле отстоят далеко от нас, сделались врагами нашими и до того дошли в своей злобе, что вместе с образом наносят бесчестие и тому, кто на нем изображен, и вместе с написанным на доске ликом Христовым отвергают и Самого Христа: ибо как честь, так и бесчестия, творимые образу, относятся к тому, кто изображен на иконе. Ныне враги правды уничтожают древнее церковное предание о почитании святых икон и узаконяют новое, противоположное прежнему, изобретенное еретиками, и тем смущают души верных. Братия и чада! Молю вас, не будем боязливы и малодушны, угрозы их да не ужасают сердец наших; будем ожидать Божией помощи. Враждующие против нас и стремящиеся истребить в Церкви правду подобны плывущим против быстрин речных: они, в конце концов, окажутся в глубине от изнеможения, ибо истина неодолима, и увенчивает почитающих ее, побеждая ратующих против нее. Кто ее держится, тот и безоружный одолеет врага; кто ее лишился, тот легко будет побежден, хотя бы и был вооруженным на брань воином. Свидетели наших слов те, о которых мы говорим: они не имеют никакого познание истины, над ними смеются даже отроки, учащие букварь, ибо они противоречат сами себе в своих суетных мудрствованиях, как бы съедая, подобно беснующимся, свою плоть. Разумеете ли, что я говорю, братия?

Все, присутствовавшие в церкви, воскликнули:

- Знаем и убеждены, святейший отче, что вера наша православная есть истинная, и за нее мы все готовы умереть.

Патриарх сказал:

- Подобает нам, братия, пребывать согласными и единодушными в исповедании православной веры, чтобы наши противники не могли ни одного от нас отторгнуть к своему злочестию: ибо благодатью Христовою нас больше, чем их.

Люди, взывая громким голосом, снова давали твёрдое обещание стоять за Церковь даже до смерти. После продолжительной беседы с народом в церкви, святейший патриарх, при наступлении дня, возложил на плечи омофор и с бывшими при нем епископами, игуменами и со всем клиром отправился в царские палаты. За ними пошло также много народа. Когда же патриарх с православными достиг дворцовых ворот, то все были удержаны, пропущен был один только первосвятитель. Обыкновенно греческие цари принимали благословение от патриарха и взаимно целовали правую руку в знак духовной любви. Злочестивый же Лев Армянин не оказал входившему патриарху обычного почтительного приветствия, не попросил его благословения, даже не предложил ему сесть, но, грозно смотря на него, начал говорить с гневом:

- Что это за раскол возник среди вас, и на царскую честь ков и восстание? Без нашего ведома собираете соборы, смущаете народ и побуждаете его к волнению и мятежу? Собирать без нашего соизволения и совета соборы и распространять в народе, будто мы держимся зловерия, а не церковного учения, не есть ли явная вражда и начало раздоров? Если бы мы хотели искоренить правые, называемые вами древними, уставы, то своевременно было бы нас хулить, уничижать и обвинять в злочестивой ереси; теперь же, когда, из любви к правоверию, мы желаем истребить раздоры и несогласие и всех привести к единству веры, зачем вы хулите нас, враждуете и говорите, будто мы обижаем Церковь, между тем как мы печемся о ее мире и тишине? Разве ты не знаешь, что много народа в смятении отторгается от Церкви ради того, что иконы пишутся и поставляются; отторгающиеся приносят книги и показывают в них слова божественного Писания, которыми возбраняется делать иконы и почитать их? И если на возбуждаемые ими вопросы не будет ответов, то что воспрепятствует разделению в вере, которой уже никогда не прийти в соединение? Поэтому ради тех, кто волнуется умом и смущается недоумением, подобает вам немедленно иметь прение с этими отторгающимися (от Церкви) из за икон. Наша власть желает и повелевает, чтобы или вы опровергли и привели их в ваше мудрование, или, побежденные в споре, сами им покорились; тогда и мы, увидев, где истина, присоединимся к лучшей стороне и утвердим ее нашей царской властью, чтобы, таким образом, стоять ей непоколебимо.

Святейший Никифор отвечал царю:

- Нет, молю твое величество, не считай нас виновными в расколах и мятежах. Даже молитвой, как оружием против царской твоей власти, мы не пользовались, ибо от божественного Писания научились молиться за царя, а не желать ему зла (1Тим.2:2). Также не обращаем мы в еретическое умствование и пагубу здравых слов и учений веры, ибо дерзающих делать подобные дела повелевает учитель правды, святой Иоанн Богослов, не принимать в доме и не приветствовать (2Иоанн.10). Достоверно известно не только нам, но и всякому, кто обладает малейшим смыслом, что мир и тишина - дело весьма доброе: и если кто бывает виновен в нарушении мира, того по справедливости все должны назвать злодеем. Тот царь добр, который умеет обращать брани в мир, и мятежи в тишину; ты же с единомысленниками твоими задумал навести брань на Церковь, пребывающую в мире, и, оставив святые законы, по которым прославляется крест Христов и благочестие озаряет светом вселенную, предложил ввести помраченное учение пагубных людей, которого ни одна из Церквей не принимает: ибо ни Иерусалим, ни Рим, ни Александрия, ни Антиохия не отвергают икон Христа, Пресвятой Богородицы, Апостолов и прочих угодников Божиих, но, напротив, благочестиво почитают их по преданию святых отцов. Который из Вселенских соборов, утвердивший Духом Святым догматы православной веры, одобрил и принял иконоборные мудрования? И ты, царь, поэтому, не восстанавливай отвергнутую ересь и не вводи в святую Церковь уже осужденного мудрования. У нас же с еретиками прения не будет, ибо какая нужда препираться о том, что уже было соборно святыми отцами опровергнуто, отвергнуто и предано анафеме?

Царь возразил на это святейшему Патриарху:

- Не Моисею ли Бог сказал: "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им" (Исх. 20:4-5). На каком же разумном основании вы пишете иконы, и ту честь, которая подобает Самому Богу, воздаете созданным вами образам и иконам? Что идолопоклонники делали в старину, то и вы теперь делаете, пренебрегая заповедью Божией, данной Моисею, а чрез него и всем людям, не только древним ветхозаветным, но и нам новоблагодатным, верным христианам.

Святейший Никифор отвечал:

- Разве ты не знаешь, зачем израильтянам, по исходе их из Египта, была дана Богом заповедь не творить кумиров и всякого подобия? Затем, что жизнь в Египте приучила израильтян к нечестию и идолопоклонническому многобожию египтян, которые боготворили то неких людей, давно уже умерших, то птиц небесных, зверей земных, гадов, рыб и разные чудовища, делали подобие их и поклонялись им, как истинному Богу. Чтобы искоренить в израильтянах идолопоклонство, которому они навыкли в Египте, Бог дал им заповедь о нетворении кумиров, ни всякого подобия, но не возбранил творить честные образы и иконы, которые служат не к уничижению, но к умножению Богопочитания. Ибо не повелением ли Того же Бога Моисей создал скинию и оковал со всех сторон золотом Ковчег завета, в котором хранились скрижали, жезл Ааронов и манна? (3Цар.7:23 и след.) Разве не повелел Бог сделать золотых херувимов и поставить их над кивотом в скинии, и по завесам скинии разве не были вытканы подобия лиц херувимских? И всё это разве не почиталось израильтянами, как честное и божественное, а пред всем этим разве не поклонялись израильтяне Богу и не приносили жертвы? Когда же они кланялись и приносили жертвы пред скиниею, кивотом и херувимами, то не скинии, не кивоту, не херувимам поклонялись и приносили жертвы, но самому Богу, живущему на небесах; скинию же и кивот с тем, что было в нем, и подобие херувимов почитали честно, как предметы божественные, а не обоготворяемые, как и мы ныне поступаем, поклоняясь святым иконам, зажигая пред ними свечи и устрояя лампады. Не доске и не краскам мы кланяемся, но самому лику Христа воплощенного Бога, изображенному на иконе, и не Божество Христово пишем на иконе, - ибо Оно, как невидимое и непостижимое, не изобразимо, - но начертываем человечество Христово, некогда виденное человеческими очами и осязанное руками, и не называем иконы Христовой Богом, но изображением лица Христа, Бога. Христу Богу пред Его святою иконою мы кланяемся как Богу, а икону Христову почитаем как предмет божественный, но не обожаем ее. Подобное должно сказать и об иконе Пресвятой Богородицы, и о прочих святых, в которых почитается Самый Бог, дивный во святых Своих. Но начав о ветхозаветном, мы еще не кончили. Разве не повелел Бог Моисею вознести в пустыне медного змия, чтобы люди, укушенные змеями, приходили и взирали на него? И не был ли тот медный змий чудотворным образом, чудесно исцелявшим тех, которые терпели укушение от живых змей? Ибо тот змий имел целебную силу не сам по себе, но от Того, Кого прообразовал. Прообразовал же он Христа Спасителя нашего, Которому должно было вознестись на древо крестное, по слову, сказанному потом Самим Христом в Евангелии: "И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому" (Иоан. 3:14)

И что удивительного в том, что и ныне святые иконы бывают чудотворными, если еще в Ветхом завете от медного змия творились чудеса? Но как этот змий творил чудеса не сам по себе, но силою Того, Кого прообразовал: так и святые иконы бывают чудотворными силою изображенного на них лица. Вспомним еще и храм Соломона: вменил ли Бог Соломону в грех то, что в созданном храме сотворил он иных, кроме сделанных Моисеем, больших золотых херувимов, и изобразил подобие их по стенам, столпам и дверям, и сотворил медное море) на двенадцати изваянных волах? Не только Бог не вменил этого Соломону в грех, но даже показал, что это дело благоугодно Ему, когда Сам посетил тот храм и всё, что в нем, ибо написано: "облако наполнило дом Господень; и не могли священники стоять на служении, по причине облака, ибо слава Господня наполнила храм" (3 Цар. 8:11).

Итак, упомянутая раньше тобою, о, царь, заповедь закона Божие о нетворении всяких подобий, данная Моисею, уничтожает только языческое идолопоклонство, а не наше христианское благочестие, - почитание святых икон. Если бы Бог этою первоначальною Своею заповедью также запрещал совершенно всякое писание и подобие честных лиц, как запрещал он изображение нечестивые, то противоречил бы Сам Себе, повелев потом Моисею, как было сказано, создать скинию и ее принадлежности, да еще вознести скованного из меди змия. Но так говорить не подобает: не противоречит Бог Самому Себе, и как верен во всех словах Своих, так свят во всех делах Своих. Он заповедал словом не творить языческих кумиров; изображать же для церковного украшения и славы Божией святые иконы - этому научил делом, Сам на это наставил Моисея, повелев изобразить подобие херувимских лиц.

Так и многое другое говорили царь и патриарх о святых иконах сначала наедине, потом были допущены внутрь и стоявшие за дверьми епископы и клирики. Вошло и много сенаторов; еще царь вызвал туда вооруженных воинов с обнаженными мечами, на устрашение тех, кто не хотел согласиться с ним. Что там было, какие рассуждения, и какое величие души и смелость обнаружили безбоязненные сердца, о том написано в житии преподобного Феодора Студита, 11 ноября, и в житии святого Никиты исповедника, в 3 день апреля. Кончилось же всё это гневом и яростью царя и изгнанием с бесчестием из царской палаты патриарха и всей дружины его. Епископы, бывшие при святейшем Никифоре, немедленно были посланы на заточение в различные места, но патриарх был до времени оставлен на своем месте, отчасти потому, что не решались окончательно сделать ему зло, отчасти из боязни, как бы народ не поднял из за него восстание и мятежа. Клириков же и многих из монашеского чина мучили в темницах и узилищах ранами и морили голодом и жаждой, принуждая к ереси.

Святейший патриарх, видя, что царь вполне отпал от правоверия, и Церковь весьма смущена, чин же духовный подвергается гонению и страдает, написал к царице, увещевая ее подать царю необходимый совет прекратить такое гонение, писал также и к градоначальнику Евтихиану, единомысленному с царем и первому советнику его. Движимый ревностью апостольскою и пророческим духом, он к увещаниям присоединил и следующее строгое слово:

- Если не перестанете совращать с прямых путей Господних. карающая рука Господня будет на вас скоро.

Однако святой патриарх не только не мог убедить упорных, но даже подвиг их на большую ярость. Царь послал одного патриция Фому отнять у патриарха управление соборною церковью святой Софии и не допускать, чтоб патриарх служил в ней и говорил поучение к народу, так что патриарх в своем доме был как в заточении, никуда не выходя. От печали и от многих подвигов он изнемог телесно, впал в недуг и лежал на одре болезни, ожидая кончины своей; еретическое же сборище не переставало волноваться и желало с ним прения. Послан был от царя и от единомысленников его брат царицы, именем Феофан, саном спафарий16, к святейшему патриарху, чтобы привести его для прений с ними. Святой отвечал посланному:

- Пастырь, лишенный овец, не выходит на рать против волков, и ищущий себе здравие не борется со зверьми. Зачем вы, отняв у меня вверенных мне Христом овец, призываете меня на прение, чтобы я один боролся с еретиками, как с волками? Если вы этого желаете, то возвратите мне овец моих, отпустите из уз и темниц священников и клириков, и пусть каждый примет свое место, да будут возвращены из изгнания архиереи и да примут вновь свои престолы, а находящиеся ныне на их местах еретичествующие лжеепископы, неправильно возведенные, да будут извержены, и все правоверные, гонимые и страждущие, да получат отдых (от гонения) и первоначальную свою свободу: тогда, если будет угодно Богу и если я выздоровею, мы будем готовы соборно обличить принятую гибельную злобу еретичествующих. Собору же и беседе о вере следует быть в соборной великой Церкви, где Сам Христос Бог присутствует в пречистых Тайнах, а не в царских палатах, ибо о церковном должно рассуждать в Церкви, а в палатах - устроять гражданские дела.

С таким ответом Феофан возвратился к пославшим его. Те еще более озлобились на святого, и снова отправили к нему нескольких из сборища своего, чтобы призвать его уже на суд. Святой патриарх возразил им:

- Кто меня призывает на суд? Кто либо из патриархов - римский, александрийский, антиохийскй или иерусалимский? Если же их в соборе вашем нет, то к кому мне идти? Или вы меня, патриарха, призываете? Вы ли, беззаконные, будете судить меня, законного пастыря? Не пойду к явным врагам моим, которые, как лютые звери, приготовились растерзать меня без вины с моей стороны. Да и как я пойду больной, когда не в состоянии даже встать с одра? Разве с одром возьмете и понесете меня?

И эти посланные возвратились без успеха. Тогда еретическое сборище, исполненное великой злобы, незаконно лишило сана ни в чем неповинного, святого и богоугодного мужа, патриарха Никифора, и предало его анаяеме, само будучи в высшей степени достойно извержения и проклятия; они предали анафеме не только святого Никифора, но и предшественников его, святейших патриархов правоверных и отшедших ко Господу после блаженной кончины, Тарасия и Германа. Этим и закончилось лукавое соборище еретическое.

Поздно вечером царь послал воинов взять Никифора из патриаршего дома и вести его в заточение. Свирепые воины подступили к дому с оружием и дреколиями; производя шум и мятеж, злословя святейшего Никифора и прежде бывших патриархов Германа и Тарасия. Услышав это, патриарх прослезился и благодарил Бога, что сподобился таких злословий за православие. Вышеупомянутой патриций Фома, которому царь вверил соборную церковь святой Софии, будучи вместе с тем и блюстителем патриаршего дома, повелел воинам прекратить шум, крепко запер входные двери патриаршего дома, пошел к царю и сказал ему:

- Государь! Нет нужды во множестве воинов, иначе народ, услышав шум, соберется и сделает какое-либо зло; пошли только двоих мужей и с ними несколько слуг, чтобы вынесли патриарха на руках, ибо он очень болен и не может идти сам.

Царь так и сделал, - приказал воинам отойти от патриаршего двора, а через час прислал двух мужей из своего дворца; и был выведен, или скорее вынесен святейший Никифор из своего дома. Желая помолиться в своей великой престольной церкви святой Софии, он вошел в нее, поддерживаемый двумя мужами, повелел зажечь свечи и кадить фимиамом, простерся на землю крестообразно и долго молился, рыдая и орошая землю слезами. Потом он встал с земли; увидев неких православных, тоже пришедших в храм и плакавших о патриархе, он благословил их, в последний раз простился с ними со словами:

- Чада, я нашел вас правоверными христианами и оставляю вас правоверными христианами.

И вышел из церкви. Воины посадили его на колесницу, и в полночь, когда все спали, отвезли на берег моря. Здесь положили его в ладью и перевезли в Хрисополь17, в некое место, называемое Волуе18, где был монастырь. Так был неповинно изгнан с престола своего великий угодник Божий святейший патриарх Никифор, после девятилетнего управление Христовой Церковью. Спустя недолгое время, он был отослан далее на остров Проконнис19, в монастырь святого великомученика Феодора. Когда же, направляясь к этому острову, везли его на корабле мимо страны, где находился преподобный Феофан, игумен великого села, оба святые мужа прозорливыми очами увидели и приветствовали друг друга. Преподобный Феофан, будучи в келлии своей, повелел ученику своему положить в кадильницу горящие угли, зажег свечи, возложил на угли фимиам и поклонился до земли, беседуя как бы с неким лицом, шедшим мимо. Ученик спросил его:

- Отче! что ты делаешь? Кому поклонился и с кем беседуешь?

Преподобный отвечал:

- Святейший патриарх Никифор, неправедно изгнанный за правоверие, следует в заточение на корабле мимо этой страны; для того мы зажгли свечи и фимиам, чтобы воздать патриарху подобающую честь.

В то же время святейший патриарх Никифор, находясь на корабле, внезапно преклонил колена, взаимно поклонился святому старцу и, простерши руки в воздух, преподал благословение. Один из бывших с святейшим на корабле спросил его:

- Кого благословляешь, святейший отче, и пред кем преклонил колена?

Патриарх отвечал:

- Феофан исповедник, игумен великого села, приветствовал нас, и почтил зажженными свечами и фимиамом, я же с своей стороны поклонился ему, ибо и он в непродолжительном времени пострадает, подобно нам.

Что вскоре и сбылось. Достигнув назначенного ему места изгнания, святитель Христов Никифор провел там в тесноте и частых болезнях, терпя скудость в необходимом, тринадцать лет, и перешел на вечный покой ко Господу. Преставляясь же, радостною душою произнес слова Давида: "Благословен Господь, Который не дал нас в добычу зубам их! Душа наша избавилась, как птица, из сети ловящих: сеть расторгнута, и мы" (Пс.123:6-8).

Сказав это, он предал душу свою в руки Господа своего, и рыдали по нем верные, а еретики радовались. Честное тело его было погребено в церкви святого великомученика Феодора. Потом, когда ересиархи погибли, иконоборное мучительство прекратилось и снова воссияли тишина и правоверие, честные мощи святого Никифора были перенесены 13 марта 846 года в Царьград, в царствование Михаила, сына Феофила, и матери его Феодоры, и с честью положены в соборной церкви святой Софии, во славу Христа Бога нашего, с Отцом и Святым Духом славимого во веки, аминь.

Кондак, глас 4:
Победы венец с небесе, о Никифоре преславный, яко прием от Бога, спасай верою почитающыя тя, яко священноначальника Христова и учителя.
_______________________________________________________________________
1 Константинополь или Царьград - столица Византийской, ныне Турецкой, империи; основана императором Константином Великим в IV в. по Р. Хр. на месте прежнего города Византии.
2 Константин V Копроним царствовал с 741 по 775 год.
3 Нотарий собственно значит скорописец. В первые века по Р. Хр. так назывались императорские секретари, скреплявшие акты. При Константине Великом была учреждена тайная канцелярия нотариев, которые вели протоколы самых важных государственных совещаний. Секретари Константинопольского патриарха также назывались нотариями.
4 Адамант в переводе с греческ. языка значит алмаз - камень, отличающийся своею твёрдостью.
5 Никея в описываемое время значительный город Вифинской приморской области, ныне представляет собою бедное селение с названием Исник. Замечателен в истории христианской церкви тем, что здесь был первый (в 325 г.) Вселенский собор.
6 Лев IV Хазар царствовал с 776 до 780 года.
7 За малолетством ее сына, императора Константина (Порфирородного), в начале царством управляла Ирина.
8 Седьмой Вселенский собор 787 г., бывший в Никее, осудил иконоборство и восстановил иконопочитание.
9 Босфор или Константинопольский пролив, соединяющий Черное море с Мраморным, назван Фратийским в отличие от многих проливов получивших тоже название.
10 Никифор царствовал с 802 г. по 811 г.
11 Патриархом был с 784 г. по 806 г. Память его 25 февраля.
12 Михаил 1- с 811 г. по 813 г. Киропалат - начальник дворцовой стражи.
13 Лев Армянин царствовал с 813 г. по 820 г.
14 "Их конец - погибель, их бог - чрево, и слава их - в сраме, они мыслят о земном" (Флп. 3:19).
15 Преп. Феодор Студит еще в юных летах вступил на путь иноческой жизни, подвизаясь в начале под руководством своего дяди, преподобного Платона (память его 5-го апреля), защитника иконопочитание на 7 Вселенском соборе. Впоследствии преп. Феодор сделался настоятелем Студийского монастыря в Константинополе; монастырь этот, под его управлением, достиг небывалой высоты. Преп. Феодора дважды высылали из Константинополя за обличение императора Константина Багрянородного, незаконно разведшегося со своею супругою Мариею и увеличившего тяжесть своего преступления незаконным браком с Феодотою. По возвращении в Студийский монастырь из ссылки, когда вспыхнуло гонение на святые иконы, преп. Феодор, не обращая внимания на угрозы иконоборцев, открыто совершал с честными иноками крестные ходы. Тогда император Лев Армянин послал его в заточение, где он содержался в сырых и душных темницах, неоднократно подвергаясь жестоким побоям. При Михаиле Косноязычном св. Феодор был возвращен из заточения, но жил не долго, изнуренный заключением. Умер 67 лет в 826 г., 11 ноября (когда и совершается его память). В минуту кончины святого Феодора преп. Иларион Далматский видел сонм Ангелов, нисходящих с неба, и слышал голос: "се, душа Феодора, игумена Студийского, в торжестве восходит горе и ее встречают небесные силы".
Св. Феодор оставил после себя многочисленные сочинения в виде слов, оглашений, писем, канонов, стихир, эпиграмм и жизнеописаний. Наиболее полное изложение сочинений преп. Феодора на русском языке предпринято редакцией журнала "Христианское чтение" в качестве приложения к этому журналу за 1907 и 1008 гг.
16 Носитель царского меча
17 Хрисополь - в Вияинии близ Византии, ныне Скутари.
18 По греческому оригиналу в монастырь Доброго, т.е. Христа, но латинский переписчик перевода вместо Вопи (Доброго) поставил - вола, отсюда и явилось в славянском переводе - Волуе.
19 Проконнис - остров на Мраморном море; ныне Мармара.

+1

36

.....................продолжение от 15 июня

Вмч. Иоанна Нового, Сочавского (1330-1340).
http://s51.radikal.ru/i132/1006/56/36bc9459f227.jpg

Немного святых мужей, своею богоугодною, добродетельною жизнью давших нам пример для подражания; в числе их находится и настоящий угодник Божий, не меньший первых, хотя и последний по времени. Владыка Христос почтил венцами не только мучеников первых веков, но и ныне, в последние времена, открывает дверь (Царствия Своего) тем, кто сего ищет, удостаивая их той же славы и дарований. Итак начнем повествование о святом Иоанне, доблестном воине Христовом, исполненном благодати Святого Духа, - кто он был, откуда родом и как сподобился лика и венца мученического.

Родиной этого мужа был Трапезонт, славный и великий город, лежащий в странах восточных, близ Ассирии и границы великой Армении. Изобилуя всем необходимым, этот город служит удобным пристанищем для кораблей, отовсюду приплывающих к нему; жители же его, имея пребывание свое при море, занимаются торговлею и мореплаванием, откуда и приобретают себе средства к существованию. Так точно и блаженный Иоанн занимался торговлей, совершая частые путешествия по морю к разным городам. Однажды пришлось ему с значительным запасом товаров войти на корабль иноземного мужа, который родом был фряг1, верою не восточного исповедания, нравом груб, не милостив и бесчеловечен. Во время плавания святого с тем мужем, начал враг диавол завидовать непорочной жизни Иоанна: он едва переносил добродетельную жизнь блаженного, часто видя его в молитве и посте, благонравным и для всякого доступным, милосердым к терпевшим нужду на корабле и к тем, кому приходилось болеть. Раб Христов утешал таких людей, подавая им необходимое от своего достатка, простирая им щедрую руку с помощью; с глазами, полными слёз, говорил он в себе:

- Если окажешь милость страждущему брату, будешь и сам помилован; и если утешишь скорбящего, и сам сподобишься утешения от Бога.

Невидимый враг видел это, завидовал и пытался оказать препятствие святому на пути ко спасению. Прежде всего он умыслил отторгнуть его от благочестивой веры и вооружил на него врага видимого, начальника корабля, державшегося другого исповедания веры, который начал досаждать правоверному рабу Христову спорами о восточном (православном) благочестии. В многочисленных словесных прениях о вере, которые были между ними во время морского пути, святой Иоанн, как человек весьма мудрый и искусный в книжном учении, всегда одолевал фряга и обличал его неправомыслие; а тот гневался на неодолимого воина Христова, раздражался, досаждал ему многими укоризнами и из чувства вражды замыслил на него зло. Когда возгорелась в нем такая вражда, корабль пристал к берегу у Белграда, близ Босфора2. Там злой корабельщик пошел к местному градоначальнику, родом и верою персу3, усердному хранителю своих отеческих преданий, и взвел пред ним такую клевету на святого Иоанна:

- Начальник! Со мною на корабле прибыл сюда муж, который желает, отказавшись от христианской веры, преданной отцами, приступить к вашей вере и быть общником ваших преданий; во время морского пути он известил меня об этом и многими клятвами подтверждал, что не переменит своего намерения. Если ты позаботишься скорее привести его к единоверию с вами, то тебе будет великая похвала от твоего народа, ибо этот муж весьма искусен в слове и среди знатнейших вельмож города Трапезонта не последний.

Услышав это, нечестивый начальник исполнился радости; сев на обычном судебном месте, он повелел с почетом привести к себе блаженного Иоанна и сказал ему:

- Я много слышал о тебе, почтенный муж, - слышал, что ты возлюбил нашу веру и хочешь приступить к ней. Наша вера имеет предметом размышления честное и зажигает любовью к себе сердца тех, которые разумеют ее; принимающим ее с радостью, она подает благополучную жизнь и долголетие; христианская же вера достойна осмеяния. Почтенный друг! Не медли отложить ее далее от себя и во всеуслышание пред этим всенародным собранием похули христианские предания и законы; потому и сошлись сюда все вместе, не исключая жён и детей, что слышали о твоем желании исповедать нашу светлую и преславную веру. Иди же, о чудный муж, стань вместе с нами, яснейшим голосом прославь светозарное солнце, воздай честь звезде, предшествующей солнцу, и принеси жертвы небесным светилам, озаряющим вселенную; тогда ты удостоишься многих почестей и великого сана от царя нашего, нам же будешь искренним братом и насладишься жизнью, приятной всем людям.

Пока правитель со смесью злобы и коварства говорил эти льстивые слова, святой Иоанн, возведя вверх мысленные очи, призывал на помощь Владыку, сказавшего: когда поведут вас пред царей и князей ради имени Моего, не заботьтесь наперед, что говорить, или что отвечать в тот час: ибо дастся вам слово, которому не будут в состоянии противиться все противящиеся вам (Ср. Марк.13:11). Потом, воззрев на мучителя чувственными очами и протянув безбоязненно руку, сказал в ответ:

- Мне думается, что ты явно лжешь, о, начальник! Не говорил я, что хочу отречься от Христа моего; да не будет со мною сего, да не попустит Господь мой Иисус Христос когда либо даже мысли о сем во мне; это умышление врага истины, твоего отца, сатаны. Войдя в тебя, как в свой истинный сосуд, он чрез тебя беседует со мною, надеясь привлечь меня к погибели, и принуждает меня отступить от истинного Бога, Создателя как иных всех видимых и невидимых тварей, так и самого этого солнца, которое ты чтишь как Бога, прельщенный властью тьмы, и в безумии воздаешь твари ту честь, которую подобает воздавать Самому Богу. Не прельщай же меня склониться ко лжи, а, напротив, узнав сам от меня таинство истины, отложи, прошу тебя, лежащую на душе твоей мглу нечестия и сподобись быть сыном света, воссияв ярче солнца зарею божественного крещения. И не считай Богом солнце, видимое на небе, но знай, что это - светило огненного свойства, поставленное Создателем для служения людям и сотворенное в четвертый день. А создание разве может быть Богом?

Сказав это, святой Иоанн воздел руки и возвел очи к небу, и во всеуслышание воскликнул:

- Да не отрекусь от Тебя, Христа Спасителя моего, с безначальным Твоим Отцом и с Пресвятым Духом славимого Бога! Не поклонюсь солнцу, не послужу огню, не принесу жертвы звезде, которую языческое баснословие называет Венерою, одноименно с блудной страстью!

Так говорил мученик твёрдым голосом и с радостным лицом. Распаляемый огнем внутреннего гнева мучитель часто менялся в лице и не мог слишком долго терпеть слов мужа, говорящего противное ему, ибо святой Иоанн среди многочисленного народа прославлял того Христа, Которого начальник хулил, исповедывал Его истинным Богом, и до конца уничижал и низлагал нечестивую веру или, вернее сказать, обольщение правителя. Тогда мучитель повелел воинам сорвать с мученика одежды, что воины исполнили тотчас же скорее слова: и стоял святой нагим, - во Христа облечённым. Потом повелел начальник положить пред мучеником множество палок и сказал ему:

- Ты обещался не басни повествовать, а отречься от твоей неполезной веры, и усердно желал присоединиться к нашей светлой вере и украситься нашими законами. Оставь же свое продолжительное злоречие и исполни, что обещал, - присоединись к преславной нашей вере и поклонись светозарному солнцу: если же этого не сделаешь, то за нашу выдающуюся своей благостью веру не только этими жезлами раздроблю твое тело, но и иными лютейшими муками, невыносимыми для человека, буду тебя мучить и, наконец, предам тебя горчайшей смерти.

Святой мученик сказал в ответ:

- О, мучитель, исполненный всякой скверны! Я не баснословец, а раб и проповедник истинного, в Троице славимого, Бога, в Которого научился веровать от прародителей и родителей моих; ныне Ему Одному поклоняюсь, Ему приношу жертву хвалы, Его признаю и исповедую Создателем всего, Его ожидаю как Судию живым и мертвым; Он придет воздать каждому по делам в то время, когда повелением Его померкнет это видимое солнце, поставленное на служение людям. Поэтому не надейся слышать от меня что-либо иное, - что сначала сказал я, то и ныне говорю: доколе обладаю умом и управляю моим рассудком, дотоле не буду почитать твари вместо Творца и не поклонюсь созданию вместо Создателя. А затем не медли, делатель неправды, явно обнаружить скрытой в тебе пёсий и бесчеловечный нрав, и освободи себя от забот об изобретении на меня мук, - каким угодно способом мучительства и смерти посылай меня к Владыке Богу, к Которому я сам стремлюсь. Что хочешь делать, делай скорее, чтобы слуху моему не слишком долго оглашаться твоими нечестивыми речами, о которых сказал пророк: "они злое мыслят в сердце, всякий день ополчаются на брань" (Псал. 139:3), и - очам моим не смотреть долее на твое всескверное лицо. Вот обнаженная плоть моя готова к мучительству твоему. Бей жезлами, сожигай огнем, утопи в воде или рассеки мечем, и если у тебя есть иные, более лютые, муки, не ленись причинить их мне: все готов радостно принять ради любви ко Христу моему.

Эти речи мученика воспламенили гневом свирепого мучителя; он тотчас повелел растянуть блаженного на земле и немилостиво бить суковатыми палками. Слуги били страстотерпца Христова столь жестоко, что многие части раздробляемой плоти его вместе с палками поднимались в воздух, и всё место, где мучили святого, обагрилось кровью. Доблестный же страдалец мужественно переносил это мучение и, возводя умные очи свои на небо, говорил:

- Благодарю Тебя, Владыка Боже, что сподобил меня кровью моею очиститься от грехов моих, в которые, по немощи человеческой, впал я после святого крещения.

Сыны погибели, слыша молитву мученика к Богу, исполнились еще большей ярости и жестоко били его до тех пор, пока не умолк его голос. При наступлении вечера правитель повелел едва дышавшего мученика связать двумя цепями, бросить в темницу и стеречь до утра для сильнейшего мучения. А так как мученик от лютых ран не мог идти сам, то его повлекли как некий труп и ввергли в узилище.

На утро звероподобный мучитель, севши на обычном судебном месте, повелел привести святого мученика Иоанна. Страстотерпец Христов предстал со светлым лицом и радостною душою. Взглянув на мученика и увидев светлое и обрадованное лицо его, нечестивый судья весьма удивился, как после столь лютого мучения обретается в нем душа, и он веселится, - точно не потерпел никаких страданий.

- Видишь ли, Иоанн, - сказал он, - до какого бесчестия довело тебя твое непокорство? Едва не лишился ты сладкой и всем людям более всего существующего любезной жизни. Впрочем, если ты окажешь повиновение моим разумным увещаниям, то готово тебе и здравие: в течение немногих дней будет уврачевана твоя израненная плоть, ибо есть у нас весьма искусные врачи, пришедшие из Индии и Персии; если же и далее хочешь пребывать в христианстве, то знай, что еще большее зло ожидает тебя.

Святой мученик отвечал:

- Об израненной плоти моей я нимало не забочусь, о судия! Поскольку внешний наш человек тлеет, постольку обновляется внутренний, как говорит великий Апостол Господень (2Кор.4:16). Об одном имею я попечение: претерпеть до конца причиняемые мне от тебя муки, о укрепляющем меня Христе, Который сказал: "претерпевший же до конца спасется" (Марк. 13:13). Если ты изобрел на меня еще какие либо муки, причиняй их мне: ибо первые, наложенные тобою на меня, раны вменились мне в ничто.

Посрамленный этими мудрыми словами святого, безумный мучитель затрясся от гнева и, испустив рыкание, как зверь, повелел снова простереть мученика на земле и бить еще более жестоко, и долго слуги беспощадно били страстотерпца, сменяя друг друга, так что и внутренности мученика были изранены; он же, шепча устами, творил молитву к Богу. Когда изнемогли воины, бившие члены тела, облекавшего адамантовую душу, и люди всех возрастов, собравшиеся смотреть мучения, стали кричать на скверного судию, осуждая его немилостивый и суровый нрав, тогда мучитель повелел привести дикого и свирепого коня, крепко привязать к его хвосту ноги мученика, а одному из воинов, севши на коня, гнать его по городским улицам и влачить Христова страдальца, пока конь будет в силах бежать. Так влачили святого по всему городу, и было горестно благочестивым очам видеть это. Когда же всадник, влачивший святого, достиг жилищ иудейских и скакал по улицам их, то толпы иудеев ругались над влачимым мучеником; эти злобные люди, видоизменяя лица свои, с криками бросали в него, кто что имел в руках, творя бесчинный и нелепый смех. Наконец один из иудеев вбежал в дом, схватил обнаженный меч, настиг влачимого святого и отсек ему честную главу. Так доблестный воин Иисуса Христа окончил свой страдальческий подвиг, предав святую свою душу в руки Господа своего4. Честное тело его воин отвязал от конского хвоста и бросил на том же месте, и лежало оно с отсеченною главою без погребения и призора, и никто из христиан не решался прикоснуться к нему, боясь ярости нечестивых.

Когда настала ночь, можно было явно видеть дивное чудо над телом мученика: ярко горело множество лампад, и три светоносных мужа воспевали неизреченные священные песнопения, и творили каждение, и столп огненный утверждался над телом святого: это чудо видели многие. Один иудей, дом которого был близ того места, где лежало многострадальное тело, думал, что это священники христианские пришли поднять его и предать обычному погребению; он взял лук и стрелу, приблизился туда и, желая застрелить одного из видимых тех (мнимых) священников, положил стрелу, затем с усилием, насколько мог, натянул лук. Когда же он хотел пустить стрелу, то стрела с тетивою прильнула к пальцам его правой руки, а лук к левой руке, и он не мог ни пустить стрелы, ни освободить рук от лука и стрелы; и так страдал этот еврей, змеиное исчадие, всю ночь. На рассвете стали невидимы чудные мужи, скрылись и столп огненный, и лампады, и люди всех возрастов, сходясь на это место, видели окаянного стрелка пребывающим в том же положении, - как натянул он лук со стрелой, так и остался связанный невидимою силою Божиею, будто железными оковами. Против воли вынужден был этот иудеянин поведать подробно, как о всем виденном им над телом мученика, так и о возмездии, полученном им от Бога за дерзновенную попытку к злобному делу. После достаточного оглашения этого чуда, руки его разогнулись, и он освободился от наказания. Правитель, узнав об этом, весьма устрашился и повелел христианам предать погребению тело мученика: христиане взяли его и с честью похоронили при своей церкви.

Немного дней спустя фряг, который предал святого на мучение, захотел украсть честное его тело и отнести к себе (на родину): он уже раскаялся в злобе своей. Однажды ночью, выбрав удобное время, он пришел с товарищами ко гробу мученика, раскопал место, открыл гроб и хотел взять честные останки. Но Христов воин в это время явился во сне пресвитеру той церкви и сказал:

- Встань и скорее иди к церкви, ибо хотят меня украсть.

Пресвитер тотчас встал, поспешно отправился на место, нашел гроб раскопанным и открытым, тело же святого едва не было унесено. Созвав благочестивых людей, он рассказал им о происшедшем, и все прославили Бога, прославляющего святых Своих; взяв честные мощи святого мученика, внесли их в церковь и положили в алтаре близ святого престола. Там святые мощи находились более семидесяти лет, и бывали над ними часто ночью и днем различные чудесные явления: иногда показывался некий чудный свет, иногда огненный столп, иногда неизреченное благоухание исходило от гроба, проявлялись и силы целебные. Слух о том дошел до правившего в то время Молдовлахиею и поморием благочестивого и христолюбивого великого воеводы Александра, мужа украсившего себя многими добродетелями и любившего мучеников; и весьма пожелал он иметь у себя пребогатое сокровище - честные мощи святого мученика Христова Иоанна. По совету с священнейшим архиепископом Иосифом5, он послал в Белград нескольких вельмож своих с достаточным числом войска, и они не замедлили принести оттуда мощи мученика. На встречу вышел великий воевода со всеми вельможами, священнейший архиепископ с духовным чином и весь народ, радостно приветствуя приход мученика со свечами, кадилами и благовонным миром. Великий воевода, припадая к раке святого, обнимал многострадальные мощи его, прикасался очами и устами к честным рукам мученика и, проливая радостные и обильные слёзы, молил святого быть хранителем его державы. С великою честью положили честные мощи мученика в святейшей митрополии, в стольном городе молдовлахийского государства Сочаве6. О бывших же тогда и впоследствии исцелениях, которые подавались и подаются от мощей мученика одержимым различными недугами, оставляем, - замечает описатель, - говорить самим тем облагодетельствованным, да проповедуют о полученных от него благодеяниях. Здесь же достаточно было сообщить, какие мучения претерпел святой Иоанн, как посрамил нечестивого градоначальника, какой поднял подвиг и получил венец от руки подвигоположника Христа. Таково было доброе приобретение святого Иоанна: мало дал, но много приобрвл, оставив, как бремя, коварному мучителю тело свое, устремился не в Трапезонт, а в вышний Иерусалим, - в мученический лик как мученик, в лоно Авраамово, в селение святых, в благие пристанища, в нетленные чертоги, где предстал Трисвятой и Пребожественнейшей Троице, Которой слава, держава, честь, прославление и поклонение ныне и в бесконечные веки, аминь.

Тропарь, глас 4:
Житие на земли добре окормляя страдальче, милостынями и частыми молитвами и слезами, паки же ко страданию мужески устремився, персское обличил еси нечестие, тем же церкви был еси утверждение и христиан похвало, Иоанне приснопамятне.

Кондак, глас 4:
Морскую плавая пучину куплею, от востока тщался еси к северу: но Богу призвавшу тя, якоже Матфей мытницу, ты жее куплю оставль, и Тому последовал еси кровию мучения, временными искупив непроходимая, и венец приял еси непобедимый.
________________________________________________________________________
1 Фрягами назывались в старину на Руси преимущественно генуезцы, потои западные европейцы вообще.
2 По мнению известного историка церкви Е. Е. Голубинского указываемый здесь Белград есть нынешние Бессарабские Бельцы. Другие под Белградом разумеют Аккерман.
3 По житию св. Иоанна, составленному пресвитером молдовлахийской церкви (с 1416 г. южнорусский митрополит 1419), а так же и по службе мученик пострадал от огнепоклонников, а по гречеекому мартирологу от магометан. По из истории не видим, чтобы эти огнепоклонники были персы или магометане: в половине 14 века, когда приблизительно скончался великомученик Иоанн, Аккерманом владели Половцы, у которых, как и у татар во время Батые, могло быть поклонение огню.
4 Св. мученик скончался, вероятно, не позднее 1340 г.
5 Сделан митрополитом молдовлахийским в 1401 г. или 1402 г.
6 Нынешняя, как некоторые полагают, Журжа - город Румынии, на левом берегу Дуная, против Рущука.

Обретение мощей прав. Иулиании, кн. Вяземской, Новоторжской (1819).
http://i052.radikal.ru/1006/12/39c6c52b69e0.jpg

Святая княгиня Иулиания была супругой удельного князя вяземского Симеона Мстиславича, подчиненного великому князю смоленскому. Смоленское княжество, срединное между Москвой и Литвой, переживало в то время тяжелую пору, последние годы существования. Витовт, великий князь литовский, решил окончательно подчинить себе исконно русское княжество. Московский же князь Василий Димитриевич, женатый на дочери Витовта, явно держал сторону тестя. И вот в 1404 году Смоленск был взят литовскими войсками и княжество Смоленское пало. Последний князь его Георгий Святославич, оставив в плену литовцев супругу свою, сначала отправился в Новгород Великий и в продолжение двух лет княжил здесь. Был вместе с ним и подручный князь его Симеон Мстиславич, супруг святой Иулиании. Затем бывший князь смоленский бил челом московскому князю, просился у него на службу. Князь вяземский, преданный своему старшему князю, не отставал от него. Василий Димитриевич принял на службу князя Георгия с его подручником и послал их обоих наместниками в Торжок, разделив город на две половины между князьями-наместниками.

Блаженная Иулиания, супруга князя Симеона, процветала своими добродетелями, строгим целомудрием и блистала красотой телесной. Князь Георгий, супруга которого находилась в плену, прельстился ее красотою и уговаривал княгиню жить с ним. Святая долго удерживала князя, ослепленного страстью, от его злого умысла. Она ему говорила: «Зачем, господин, ты задумал такое зло? Вспомни, у меня есть муж. Как же я могу оставить живого мужа и пойти к тебе? Могу ли я осквернить чистое супружеское ложе? Лучше мне умереть, чем согласиться на такое дурное дело».

Но блудная страсть ослепила ум и совесть несчастного князя. Побуждаемый диаволом, он не слушал слов блаженной Иулиании и решился силою, даже преступлением добиться своего. Георгий Святославич устроил пир у себя в доме и на этом пиру своими руками убил князя Симеона, ни в чем неповинного, всегда ему преданного, усердно ему служившего. Совершив злодеяние, он хотел тотчас же насытить свою скотскую похоть. Но святая Иулиания стала му­жественно защищаться: она хотела ударить ножом в горло насильника, но только ранила его в руку. Вырвавшись из рук обезумевшего Георгия, княгиня выбежала на двор. В ярости князь погнался за нею, нагнал и зарубил мечом. Бездыханное тело святой мученицы по приказанию убийцы было брошено в реку Тверцу. Мученическая кончина блаженной Иулиании последовала в Торжке 21 декабря 1406 г.

Терзаемый укорами совести и всеми порицаемый, князь Георгий бежал в Орду к татарам. Но и там не мог найти он себе покоя. Он возвратился в Русскую землю и искал пустыню, чтобы поселиться в ней и оплакивать свой страшный грех. Скоро он нашел такой монастырь — Николаевский на реке Осетре и был принят его игуменом, добрым старцем Петром. Но грешный князь пробыл здесь только несколько дней. Впал в болезнь и, принесши Богу искреннее покаяние, скончался 14 сентября 1408 г.

Господу было угодно открыть тело святой мученицы. Весной один расслабленный крестьянин с трудом шел по берегу реки Тверцы. Вдруг он видит, что тело блаженной Иулиании плывет по реке не вниз, но вверх, против течения. Изумленный сим видением, крестьянин ужаснулся и хотел было уйти поскорее с этого места, но услышал голос, исходящий от бездыханного тела: «Раб Божий, не бойся. Ступай в соборную церковь Преображения Господня и возвести протопопу и прочим, чтобы они взяли мое грешное тело — тело Иулиании — и погребли его на правой стороне в этой церкви». В то же время расслабленный почувствовал себя совершенно здоровым. С радостью поспешил он исполнить чудесное приказание. Протоиерей со множеством народа отправился на указанное им место и здесь, недалеко от берега, они обрели честное тело блаженной Иулиании, перенесли его в город и с подобающим торжеством погребли у южных дверей Преображенского собора. При этом многие больные получили исцеление от своих недугов.

В 1598 году протодиакон соборной церкви Торжка Иоанн захотел сам осмотреть мощи святой Иулиании. 40 дней перед тем он постился и молился Богу. Потом стал открывать гроб; вдруг на Иоанна напал ужас, и в то же время из гроба вырвался огонь, который сильно опалил дерзкого протодиакона. Он упал на церковный помост, взывал о помощи, но никто этого не слышал. Вдруг раздался чей-то голос: «Не трудись напрасно, отец, ибо не следует видеть тела моего, пока не будет на то воли Божией». Так лежал наказанный протодиакон в расслаблении с полудня до вечерни. Вошедший в церковь пономарь ужаснулся, собрал народ. Иоанн поведал всем случившееся с ним. Более двух месяцев лежал он в расслаблении, но потом по молитвам у гроба святой мученицы получил исцеление.

В апреле 1815 года старый собор Преображения Господня был разобран. При сем была видима часть каменной гробницы, в которой почивали мощи святой княгини. Многие верующие, касаясь гроба мученицы или захватывая часть земли с того места, получали исцеление от своих недугов по молитвам святой Иулиании и по неизреченной милости Христа Бога нашего, Которому вместе с Отцем и Святым Духом слава, честь и поклонение во веки. Аминь

Тропарь, глас 2

Благочестно в законе поживши и благими делы украсившися, яко крепкий адамант, явися, целомудренная святая благоверная княгине Иулиание, тленную славу и добротство телесное презревши, злокозненнаго врага победила еси, целомудрия ради мученическую смерть прияла еси. Сего ради от Христа Бога нетленным и вечным венцем венчавшися, ныне с лики мученик ликуеши и нам велия чудеса, приходящим ко гробу твоему, обильно источаеши. Тем же ти вопием: молися Христу Богу о всех нас, верою и любовию страдания твоя почитающих.

Кондак, глас 2

Воспоем днесь Благодетеля всех Бога, прославльшаго в России Иулианию богомудрую, да молитвами ея подаст душам нашим грехов оставление и велию милость.
http://www.saints.ru/s/sszs.html

Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
***************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 1, 18-27; Мф. 5, 20-26). "Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное". Черта книжников: знание закона без заботы о жизни по закону. Черта фарисеев: исправность внешнего поведения без особенной заботы об исправности сердечных чувств и помышлений. Тот и другой нравственный строй суждены быть вне Царствия Небесного. Возьми же отсюда всякий потребный себе урок. Узнавать закон евангельский - узнавай; но с тем, чтобы по знанию и жизнь учреждать. В поведении старайся быть исправным, но тут же исправными держи и внутренние чувства и расположения. Узнал что - не останавливайся на этом знании, а иди дальше и сделай вывод, к чему, в каком случае обязывает тебя такое знание, да и положи по тому неотложно действовать. В поведении же так поступай, чтобы не чувства и расположения шли за внешними делами, а внешние дела были вызываемы чувствами и расположениями, и служили им точным выражением. Устроясь таким образом, будешь выше книжников и фарисеев, и дверь Царствия не будет затворена перед тобою.
***************************************************************************************************************************************
Притча о Самарянине
"Иди, и ты поступай так же"
(Лк. 10, 37)

Рассказав притчу о Самарянине, Спаситель выводит из нее заключение, примененное к слушателю. Человек этот, вероятно, не ожидал такого заключения и сам бы к нему не пришел. Он хотел только озадачить Спасителя, обратившись к Нему с одним из тех двусмысленных вопросов, которые эти представители закона любили разбирать между собой. Спаситель отвечает ему, но при этом обращается к его совести и проникает в глубину его сердца. Он хочет, чтобы свет этот отразился на всей жизни этого человека, побуждая его к действию, вселяя в него силу и стремление к деятельному добру: "Иди, и ты поступай так же".
Не будем же и мы довольствоваться одним чтением слова Божия, размышлениями, рассуждениями о нем. Знание Евангелия обязывает жить по нему. Каждое слово Священного Писания, каждая проповедь несет в себе нравоучение, которое мы должны применить к себе и внести в свою жизнь. Истина есть семя, данное нам Богом для того, чтобы и мы сеяли его на нашем жизненном пути в делах любви и милосердия. Тогда семя Божие произрастет для нас в вечности, дав в жизни нашей часто не заметный для нас самих плод сторицею. "Иди, и ты поступай так же".

из истории дня:
В 1898 г. в России впервые законодательно ограничен рабочий день (11,5 часов)
В 1907 г. по инициативе России в Гааге началась Вторая мирная конференция
В 1903 г. в России принят закон, об ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими на производстве
В 1886 г. умер драматург Александр Николаевич Островский (род. 31 марта 1823 г.)
В 1767 г. в ходе поездки по России Императрица Екатерина II посетила татарские народные гуляния в Казани
В 1820 г. родился Павел Вяземский, Русский князь, руководитель российской цензуры (1881-82 гг.), основатель Общества любителей древней письменности
В 1806 г. Наполеон разбил Русскую армию при Фридланде (Восточная Пруссия)
В 1904 г. японцы разбили Русскую армию, шедшую на помощь осажденному Порт-Артуру, в битве у Вафангоу
В 1905 г. Россия и Япония согласились провести мирные переговоры в Вашингтоне
В 1057 г. византийские военачальники в Малой Азии заявили о смещении с трона императора Михаила VI
В 1156 г. германский король Фридрих Барбаросса женился в Вюрцбурге на Беатрисе, дочери герцога Бургундии, тем самым присоединив Бургундию к своим владениям
В 1488 г. шотландскими повстанцами схвачен и убит король Шотландии Яков III
В 1871 г. родился Федор Токарев, Русский конструктор стрелкового оружия, создатель пистолета ТТ и пулемета МТ
В 1496 г. Х. Колумб завершил свое второе путешествие, после чего впал в немилость испанской королевы из-за того, что так и не нашел Китая

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: АРХИВ  (Апостольское и Евангельское чтение этого дня)
Слава Богу за все!

0

37

Во славу Божию и на пользу ближнего !

16 ИЮНЯ -Память:

Блгв. царевича Димитрия, Угличского и Московского (1591).
http://s003.radikal.ru/i203/1005/31/c501312fc09a.jpg

Святой благоверный царевич Димитрий, сын царя Иоанна IV Грозного от его седьмого брака с Марией Федоровной (из рода Нагих), родился 19 октября 1582 года (а по другим источникам 1583 или 1585 гг.) в Москве. Царь Иоанн назначил в удел царевичу с его матерью Углич. После смерти Иоанна Грозного на престол вступил старший брат царевича Димитрия Феодор Иоаннович. Однако фактическим правителем Русского государства был его шурин, властолюбивый боярин Борис Году­нов. Добрый Феодор Иоаннович остался почти при одном имени царя, а все делалось, как хотел Борис; иностранные дворы присылали Годунову дары наравне с царем. Между тем Борису известно было, что в государстве, начиная с царя Феодора, признают Димитрия наследником престола и имя его поминалось в церквях. Сам Борис в разных делах Феодорова времени признавал Димитрия наследником престола.

Искони ненавидящий добро в роде человеческом диавол, видя сирых братьев, царя Феодора и царевича Димитрия, ни о чем земном не радеющих, ибо ни славы мира сего, ни богатств не желали, и, не в силах будучи ни в чем их искусить, вложил в сердце Бориса твердый помысл восхитить самодержавство, чтобы быть властелином на Руси, когда истребится корень царский, не ведая того, что Бог власть кому хочет, тому дает. И тревоженный опасениями за свою будущность и обольщаемый мечтами о власти, Борис Годунов, привыкший распоряжаться всем с помощью самодержавного царя, стал действовать против царевича, как против личного врага своего, желая избавиться от законного наследника русского трона.

Для осуществления своего преступного замысла Борис Годунов решил удалить царевича от московского царского двора. Вместе с матерью — вдовствующей царицей Марией Феодоровной и ее родственниками царевич Димитрий был отправлен в свой удельный город Углич.

Стараясь избежать опасного кровопролития, Борис Годунов пытался сначала оклеветать юного наследника престола, распустив через своих приверженцев лживые слухи о мнимой незаконнорожденности царевича и запретив поминать его имя во время богослужений. Поскольку эти действия не принесли желаемого, коварный Борис прибег к распространению новых вымыслов: будто бы Димитрий I с юных лет уже являет в себе наследственную суровость государя, отца своего. Но все это казалось Борису недостаточным; он не мог рассчитывать на царский престол, пока жив Димитрий, а потому решился погубить царевича. Попытка отравить юного царевича с помощью Василисы Волоховой, кормилицы Димитрия Иоанновича, не увенчалось успехом: смертоносное зелье не вредило отроку.

Но когда злодеи убедились, что нельзя совершать злодеяние в тайне, они решились на явное. Через своего сообщника Андрея Клешнина Борис отыскал знакомого человека, дьяка Михаила Битяговского, взявшегося собственноручно умертвить царевича. И посланный в Углич со своим сыном Даниилом и племянником Никитой Качаловым, будто бы для управления земскими делами и хозяйством вдовствующей царицы, Битяговский поручил Волоховой вывести в назначенное время царевича во двор. В субботний день 15 мая 1591 года утром боярыня мамка Волохова позвала Димитрия гулять во двор; кормилица Ирина, как бы предчувствуя, удерживала царевича во дворце, но мамка силой вывела его из горницы в сени, к нижнему крыльцу, где уже были Осип Волохов, Данило Битяговский и Никита Качалов. Волохов, взяв Димитрия за руку, сказал: «Сие у тебя новое ожерелье, государь?» Он же, кроткий агнец, подняв голову, тихим голосом отвечал: «Сие есть старое ожерелье». И Волохов кольнул его ножом по шее, но не захватил гортани. Кормилица, видя пагубу своего государя, пала на него и начала кричать, и убийца, бросив нож, побежал, но союзники его Данило Битяговский и Никита Качалов били кормилицу, едва не до смерти, и, отняв из рук ее праведного отрока, дорезали и сбросили его вниз с лестницы. В это время вышла на крыльцо царица и, увидев гибель сына своего, громко стала вопиять над ним. При виде этого страшного злодеяния пономарь соборного храма, запершись на колокольне, ударил в набат, созывая народ. Сбежавшиеся со всех концов города люди отомстили за невинную кровь восьмилетнего отрока Димитрия, самочинно расправившись с жестокими заговорщиками. Донесено было в Москву об убиении царевича, и сам царь хотел отправиться в Углич для исследования преступления, но Годунов под разными предлогами удержал Феодора Иоанновича в Москве. И через своих людей князя В. И. Шуйского (впоследствии царь), окольничего Клешнина и дьяка Вылузгина, посланных в Углич для судебного разбирательства, Борис Годунов сумел убедить царя в том, что его младший брат якобы страдал падучей болезнью и умер нечаянно, упав на нож.

Царица-мать, обвиненная в недостатке надзора за царевичем, была сослана в отдаленный скудный монастырь святого Николая на Восхе, по ту сторону Белого озера, и пострижена в иночество с именем Марфы. Братья ее были сосланы по разным местам в заточение; жители Углича за самовольную расправу с убийцами одни были казнены, другие сосланы на поселение в Пелым, а многим урезывали языки.

Казалось, все заглушено или все умерло; но глас Божий — глас народа: возникла молва народная о усопшем царевиче, и глухой ропот, тщетно подавляемый, все возрастал. Несмотря на приговор боярский и указ царев, никто не верил угличскому розыску князя Шуйского, хотя и укрепленному рукоприкладством стольких свидетелей мирских и духовных. Нельзя думать, чтобы верил и сам князь Шуйский, когда при других обстоятельствах, уж пятнадцать лет спустя, увенчанный сам наследственным венцом Димитрия, писал в окружных грамотах своих народу, что «за грехи всего христианства православного великого государя царевича Димитрия Иоанновича не стало, убит же он, как непорочный агнец в Угличе». Он перед всей Россиею свидетельствовал, что «царевич Димитрий Иоаннович, по зависти Бориса Годунова, яко овча незлобливо, заклася». И патриарх Иов в грамоте 1606 года писал: «Прият заклание неповинно от рук изменников своих»; и патриарх Ермоген в сказании об убиении царевича, и многие российские и иностранные современники — все единодушно говорили, что царевич убит по тайному приказанию Годунова. Ложь, прикрывающая убийц, стала явной, когда в 1606 году открыли гроб царевича, и тогда нашли, что «в левой руке царевич держал полотенце, шитое золотом, а в другой — орехи», в таком виде его и постигла смерть. Царевич Димитрий был погребен в Угличе в дворцовом храме в честь Преображения Господня.

Но Господь, зрящий не на лица, а на помыслы, прежде даже нежели они созреют в деяния, произнес устами пророка Исаии: Мне отмщение, Аз воздам (Рим. 12, 19). И устами иного пророка: «Что грех отцев взыщет на сынех до третьего и четвертого рода, милость же Его на тысячи родов» (Исх. 20, 5—6). Он посетил дивными судьбами Своими всех, причастных к смерти Димитриевой. Одним именем мнимо воскресшего отрока поражен сам Борис на престоле и все его семейство. И князь Василий Шуйский, ближайший судья в смерти царевича, низложивший первого Лжедмитрия, сам низложен с престола во время смут второго; и опять тень царевича оказывается сильнее обладающего царя: сам он невольно пострижен, как бы за невольное пострижение матери царевича и, как братья ее Нагие, терпит он с братьями своими долголетние узы и кончается в плену со всем своим родом, некогда столь могущим. Таковы были дела Божии в людех Своих.

Уже в царствование Бориса Годунова у гробницы благоверного царевича Димитрия стали совершаться исцеления больных. 3 июня 1606 года, в царствование Василия Шуйского, при патриархе Ермогене, святые мощи страстотерпца были обретены нетленными и перенесены в собор во имя Архистратига Михаила в Москве митрополитом Ростовским и Ярославским Филаретом, отцом будущего царя Михаила Феодоровича Романова.

Побуждением к этому было желание, по выражению царя Василия Шуйского, «уста лжущия заградить и очи неверующия ослепить глаголющим, яко живый избеже (царевич) от убийственных дланей», ввиду появления самозванца, объя­вившего себя истинным царевичем Димитрием. Торжественно были перенесены святые мощи и положены в Архангельском соборе Московского Кремля, «в приделе Иоанна Предтечи, идеже отец и братия его». После многочисленных чудесных исцелений от святых мощей в том же 1606 году «составиша празднество царевичу Димитрию трижды в год — рождение (19 октября/1 ноября), убиение (15/28 мая), перенесение мощей к Москве (3/16 июня)». Русская Церковь благоговейно чтит память св. царевича Димитрия. Город Углич, почитающий святого царевича Димитрия своим особым небесном покровителем, к этим дням присоединяет еще 16 мая. В этот день г. Углич совершает так называемую «празднество плащанице св. царевича». Плащаница (пелена) с изображением св. царевича Димитрия была вышита его мате­рию на прославленные его мощи и одр, на котором они были несены из Углича в Москву. Эта плащаница, а также образ святого царевича, «на доске писанный», были присланы из Москвы в Углич (вероятно, патриархом Ермогеном). Впослед­ствии «умысли чин духовный и граждане, да установят празднество плащаницы сей месяца мая в 16 день, носите вокруг дворца его и младенцы подносите, яко же и царевич имел семь лет с половиною, исправляя сие и до разорения Углича от Литвы». Праздник этот отличается глубоко умилительной торжественностью. В этот день после литургии вокруг «царевичева дворца» с торжественным крестным ходом обносились при пении тропаря царевичу плащаница и одр, на котором святые мощи царевича были несены из Углича в Москву. Под плащаницу и одр угличские граждане все — без различия званий и состояний — почитали непременно своей обязанностью подвести или поднести своих детей, начиная с грудных и до 8-летнего возраста. Глубокая вера, что злодейская рука убила только тело святого царевича, а святая душа предстоит престолу славы Царя Небесного, превращая день заклания — этот некогда ужаснейший день — в светло-радостный праздник — в «царевичев день»! День убиения святого царевича есть день его небесной радости, и свою небесную радость он сообщает детям, пришедшим на его праздник.

Святитель Димитрий Ростовский составил житие и описание чудесных исцелений по молитвам святого царевича Димитрия, из которого видно, что особенно часто исцелялись больные глазами.

В Угличе, на месте убиения святого царевича Димитрия, был построен храм его имени, который в народе получил название «церковь царевича Димитрия на крови». В этом храме хранилось рукописное житие благоверного царевича, написан­ное святителем Димитрием, митрополитом Ростовским.

Во время Отечественной войны 1812 года святые мощи благоверного царевича Димитрия были спасены от поругания священником московского Вознесенского женского монастыря Иоанном Вениаминовым, который вынес их под своей одеждой из Архангельского собора и спрятал в алтаре, на хорах второго яруса соборного храма в Вознесенском монастыре. После изгнания французов святые мощи были торжественно перенесены на прежнее место — в Архангельский собор.

В «Иконописном подлиннике» под 15 мая сказано: «Подобием млад отрок в венце царском и багрянице, руки молебные; убиен бысть на Угличе повелением Бориса Годунова».

Тропарь, глас 4:

Царскую диадиму обагрил еси кровию твоею, богомудре мучениче, за скиптр крест в руку приим, явился еси победоносец и жертву непорочну Владыце принесл еси себе: яко бо агнец незлобив, от раба заколен еси. И ныне, радуяся, предстоиши Святей Троице, молися о державе сродников твоих богоугодней быти и сыновом Российским спастися.

Кондак, глас 8:

Возсия днесь в славней памяти твоей верным веселие, яко бо доброрасленный грезн (виноградная лоза), прозябл еси и Христу красен плод принесл еси себе; темже и по убиении твоем соблюде тело твое нетленно, страдальчески обагренное кровию. Благородне святе Димитрие, соблюдай отечество твое и град твой невредим, тому бо еси утверждение.
http://www.saints.ru/d/g/Dmitrii_Uglichskii.html

Мчч. Лукиллиана, Клавдия, Ипатия, Павла, Дионисия и мц. Павлы девы (ок. 270-275).
Святой мученик Лукиллиан, пострадавший во времена римского царя Аврелиана1, сначала пребывал в языческом многобожии и даже был идольским жрецом, уже достигшим маститой старости, украшенным сединою и почтенным видом. Жил он недалеко от Никомидии2, служа в капищах скверным богам. Потом благодатью Христа Бога нашего, желающего всем спастись и никому не погибнуть (ср. 1 Тим.2:4), убедился он в обмане бесовском и языческом заблуждении, достиг познания истины, уверовал в единого истинного Бога, Господа нашего Иисуса Христа, отверг и презрел идолов, и обновилась в старости, как у орла, юность его (Пс.102:5). Тогда возродился он святым крещением и всей мыслью и душой вполне предался любви ко Христу.

Выяснял он и прочим язычникам суету и пагубу их нечестия, наставлял на спасение и своим учением приводил ко Христу, так что для многих был он примером обращения к Богу. Местные иудеи, видя, что Лукиллиан перешел из идолопоклонства в христианскую веру и что многие, по примеру и учению его, оставляли кумирослужение, присоединяются к христианам и принимают святое крещение, исполнились гнева и ненависти. Люди, богоубийственные и лютые, они из зависти оклеветали его и предали суду нечестивых; и был представлен раб Христов для допроса правителю Никомидии Силвану. Правитель сильно принуждал старца отречься Христа и возвратиться к идолослужению, но тот отказался повиноваться ему. Тогда правитель исполнился ярости и повелел предать Лукиллиана различным мукам: ему сокрушили челюсти, били нещадно палками, повесили вниз головой и потом, после долгого и лютого мучения, ввергли в темницу. Там святой Лукиллиан нашел четырех отроков, заключенных за Христову веру: Клавдия, Ипатия, Павла и Дионисия. Радостно беседовал он с ними о Христе Боге и укреплял их к подвигу мученическому, чтобы, помня вечное воздаяние на небесах, они не боялись временных мук, не устрашались смерти для будущей жизни и не жалели цветущей юности своей для Христа, уготовляющего им в Царствии Своем неувядающее блаженство. Все вместе они молились Богу дни и ночи и утешали себя надеждою на Христа. По прошествии довольно многих дней, святой Лукиллиан снова был подвержен мучениям уже вместе с отроками, и с ними был брошен в раскаленную печь. Но всемогущий Бог проявил над ними чудесную Свою милость, как некогда над еврейскими отроками, ввергнутыми в печь вавилонскую (Дан.3): огонь обратился в холод, пламя - в росу, и обильный дождь, пролившись свыше, окончательно охладил всю печь, и вышли святой Лукиллиан и отроки невредимыми. Язычники, ослепленные неверием и злобою, приписывали это преславное чудо Божие не Божией силе, но волшебству христиан. Тогда неправедный судия осудил святых мучеников на смерть и отослал их в Византию3, чтобы они там приняли казнь. Когда они достигли Византии, четыре святых отрока, Клавдий, Ипатий, Павел и Дионисий были усечены мечом, а святой Лукиллиан повешен на кресте, по всему телу пригвожденный к нему гвоздями, и так предал дух Богу. Он был распят на кресте иудеями, как это видно из третьей песни посвященного ему канона, где об этом говорится таким образом: "Иуда предаде избавителя Христа древле богоубийцам: ты же ныне беззаконным Иудеем предан был еси".

К их страдальческому венцу присоединилась и святая дева Павла. Рожденная от христианских родителей, она с юности питала в сердце горячую любовь ко Христу, соблюдала девство свое Безсмертному Жениху и старалась быть достойной небесного чертога. Осиротев после смерти родителей и обладая достатком, она обходила темницы и, покупая себе у стражи золотом право входа, посещала узников, страдающих за Христа. Она служила рабам Христовым, подавая им все необходимое от имения своего, томимым голодом и жаждой приносила пищу и питье, нагим подавала одеяния, исцеляла уязвленные и гниющие стругами тела мучеников, омывая, отирая, прикладывая врачебные пластыри и обвязывая чистым полотном. Лобзая их раны, принятые за Христа, она со слезами просила их молиться о ней Христу Богу, да не лишит Он ее Своей милости. Эта избранная невеста Христова приходила и к святому Лукиллиану, заключенному в Никомидии с отроками в темнице, и наслаждалась полезными наставлениями его. Когда мучили святого и отроков она была свидетельницей подвига их, и втайне сердца своего прилежно молилась о них Христу, да укрепит Он рабов Своих и да подаст им мужество и помощь, чтобы претерпеть им муки до конца, ради славы святого Его имени. Когда народ по окончании казней расходился, она приходила на место мучений святых, собирала по земле пролившуюся кровь их и хранила у себя, как святыню; когда вели старца и четырех отроков в Византию на смерть она последовала за ними и служила им; когда же святые отроки были усечены, святая дева взяла честные тела их и с благоговением предала погребению. По кончине святого Лукиллиана и святых отроков, она возвратилась в Никомидию и продолжала поступать так же. Нечестивые узнали, что она христианка, взяли и привели на суд к тому же правителю Силвану, который, видя, что она остается непокорной после многих льстивых и грозных увещаний, повелел долго и немилостиво бить ее по обнаженному телу прутьями и палками, когда же она от многих ран изнемогла телом, но не духом, ангел Господень явился и исцелил ее; и возвратилось к мученице телесное здравие, и она явила себя еще более смелой и мужественной в муках. Потом ее жестоко били по устам за то, что она досадила мучителю укорительными словами. Затем ее ввергли в темницу, а потом снова вывели на пытку и бросили в сильно раскаленную печь. Но она вышла из печи без вреда, ибо для нее, как и для прежних святых мучеников, сила Божия уничтожила силу огня, да не коснется невесты Христовой жгучее пламя. После же всего этого мучитель осудил ее на смерть чрез усекновение мечом и отослал в Византию, чтобы она приняла казнь там же, где скончался и святой Лукиллиан с отроками. Отведенная на то место, где Лукиллиан принял за Христа крестную смерть, мученица Христова усердно благодарила Бога, сподобляющего ее венца мученического и общения со святыми. Помолившись прилежно Господу, она радостно преклонила под меч свою девическую главу и приняла усечение. Так она перешла из дольних в горные и вошла в небесный чертог, в радость Господа своего, увенчанная от прелюбезнейшего Жениха своего, Христа, Господа нашего, двойным венцом - девства и мученичества.
________________________________________________________________________
1 Аврелиан царствовал с 270 по 275 г.
2 Никомидия - город малоазийской области Вифинии на берегу Пропонтиды (Мраморного моря).
3 Византия - мегарская колония, основанная в 658 г. до Р. X на европейской стороне Босфора, занимала господствующее положение на узком проливе, соединяющем Черное море с Мраморным. В 330 г. Константин Великий, после победы над Ликинием, перенес сюда столицу Римской империи, и Византия стала называться Константинополем, Новым Римом.


Сщмчч. Лукиана еп., Максиана пресвитера, Иулиана диакона, Маркеллина и Сатурнина в Бельгии (ок. 81-96).

Вспоминать победы преславных мучеников над диаволом и слугами его и страдальческие деяние подвижников Христовых значит возвещать славу Христа Бога нашего и проповедывать силу Его, явленную в добрых подвигах мучеников, страдавших во славу пресвятого Его имени. Христос Сам был победителем во всем, по слову Своему: "мужайтесь: Я победил мир" (Иоан. 16: 33), и сначала Один за всех боролся с врагом. Святые мученики, после Него страждущие, будучи членами (Тела) Его (1Кор.12:27), восполняют, по слову апостольскому, "недостаток скорбей Христовых" (Кол.1:24) в плоти своей, и поскольку они, подвизаясь за пресвятое имя Его, умирают непобежденными, постольку в них Христос является победителем, ибо в них Он страдает как в членах тела Своего, в них являет торжество Свое над супостатом и, прославляясь, вместе с Собою прославляет и Свои члены, за Него страдавшие, то есть святых мучеников, которые настолько ближе всех к Нему по славе, насколько были подражателями Его в страданиях. Поэтому подобает и нам славить и ублажать добрых воинов Христовых, учениями которых и примером мужественных подвигов Церковь Христова сияет по всей вселенной; сами же они под алтарем, одетые в белые одежды, собственною их кровью обагренные, Христовою же убеленные почивают в блаженстве (ср. Мф.5:14).

К лику мученическому принадлежал и святой Лукиан; как только божественная благодать омыла его банею крещения, тогда же можно было в нем видеть, что он будет великим и преславным среди людей. Родители по плоти назвали его Лукием, в честь великого проконсула Лукия: которого он вел род свой; потом, благодатью Святого Духа и по обычаю святоотеческому, имя его в крещении было переменено на лучшее. Наименованный родителями Лукием, то есть блестящим, с умножением в нем Божиих дарований приобрел он совершеннейшее имя, нарекшись Лукианом, что значит светлоявленный. Это было указанием, что в свете новой благодати он будет светом миру о Господе (Мф.5:14). Родом он был римлянин, благородного происхождения, но еще более облагородился вторичным рождением христианским (Иоан.3:3), удостоившись усыновления вечному Царю. Был он искусен в премудрости, научен греческому и римскому языку, но совершенную премудрость приобрел от учения святого Апостола Петра; ибо к нему он прилепился, сделался его учеником, и им был напоен небесною премудростью. Навык он от него также нравам и трудам апостольским: после страдальческой кончины его он посетил многие места Италии, рассевая семена слова Божия.

Лукиан уже достиг совершенства в премудрости Божией, когда пришел в Рим наставляемый Богом святой Дионисий Ареопагит1, желая посетить святых узников, Апостолов Петра и Павла, но уже не нашел их в живых. Правил в то время престолом апостольским папа Климент2. Дружественно и с великою честью принял он Дионисия ради святости его и ради прежней долговременной между ними духовной любви во Христе, и Дионисий пробыл у него немалое время; они утешались лицезрением друг друга, наслаждались душеполезными беседами и укрепляли друг друга не только словами, но и примерами добродетели. Однажды блаженный Климент, исполненный Духа Святого, сказал:

- О возлюбленный брат мой Дионисий! Видишь ли, как обильна жатва Господня посева в язычниках и как мало делателей в слове проповеди Божией (Мф.9:37). А так как ты вполне научен православной вере и достиг совершенства в добродетелях христианского закона, то, - прошу тебя, - иди в Западные страны для имени Господа нашего Иисуса Христа, как добрый воин Его ополчись против врагов Господа нашего и побеждай их силою укрепляющего тебя Бога.

Святой Дионисий от всего сердца согласился на это, и тогда блаженный Климент начал ему искать и собирать друзей, помощников и сослужителей, благочестивых и премудрых, сияющих святой жизнью. Между ними избрал он и святого Лукиана, поставил его епископом и подружил с святым Дионисием, чтобы ему он был спутником и сподвижником в проповедании слова Божия, прочим же - отцом в Духе Святом, учителем и наставником. Устроив так, блаженный Климент приветливыми словами утверждал избранных, говоря:

- Идите, прелюбезные братия, идите, непобедимые воины Христовы, и как Господь пребывал со святыми отцами нашими апостолами и с их сподвижниками, так да пребудет и с вами, проповедниками Его святого имени: ибо (многое и) неисчетное число народа из язычников будет вами приобретено для Господа и введено в ограду Его.

После долгой беседы святой Климент сердечно простился с ними, благословил и отпустил их с миром; они же пошли все вместе, и проповедывали Христа сначала по всей Италии.

Когда они приближались к городу Тицину3, блаженный Лукиан на одном месте, называемом Парма, благовествовал слово Божие народу и отвращал его от суетного идолослужения. Местные жители, неверные и чрезмерно усердные идолослужители, не вынося обиды, причиняемой богам их, и не внимая благовестию слова Божия, не замедлили схватить святого Лукиана и, причинив ему много оскорблений, ввергли его одного в народную темницу. Входя в нее, блаженный с великим веселием воспевал: "Наставь меня, Господи, на путь Твой, и буду ходить в истине Твоей" (Пс.85:11), и еще: "Утверди шаги мои на путях Твоих, да не колеблются стопы мои" (Пс.16:5). Так радуясь о Господе, святой муж пребывал в темнице как под кровом крыл Божиих и, в полной надежде на защиту Христа, молился Ему так: "Выведи из темницы душу мою, чтобы мне славить имя Твое" (Пс. 141:6) ибо меня ждут имеющие быть праведниками, - да чрез меня к Тебе, Христе, Спаситель мира, обратятся те из язычников, которые предопределены к вечной жизни (Рим.8:28). Такие и подобные моление возносил святой от всего сердца, и молитва его, пройдя небо, была услышана Господом: ибо он просил, чтобы не остаться ему на пути, лишенным сподвижников своих, с которыми он желал идти на страдание и достигнуть туда, куда был послан. Не потому об этом молился доблестный Христов воин, что боялся умереть за Господа своего, но он желал сначала умножить Господу духовный плод, и потом, собрав обильную и благополучную жатву, вместе с друзьями своими восприять венец мученический и награду за труды свои. И вскоре получил он помощь Божию: некие христиане, узнав об участи святого мужа, пришли ночью к темнице, движимые любовью ко Христу, и каким только могли способом извели Лукиана из уз и доставили ему возможность отправиться вместе со святыми друзьями его.

Святая дружина, наставляемая Господом, пришла благополучно в славный город Италийской страны Тицин, иначе называемый Павия; отдохнув там немного от трудов, они продолжали увеличивать славу Божию, неустанно и обильно в различных местах проповедывая слово Христово, так что на них можно было видеть исполнение слов пророческих: "Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость" (Ис.52:7; Рим.10:15). Нельзя описать, сколько тысяч народа в короткое время обратили они ко Христу, возвещая всем слово спасения; и настолько споспешествовала им сила Божия, что смотревшие на них думали, что взирают на небесных граждан, ибо знамениями и чудесами сияли они посреди всех, просвещая души избранных Божиих. Потом они оставили Италию; достигнув морского берега, сели на корабль и отправились в плавание, куда Дух Святой направлял их. Радостно пристали они в гавани города Арелата, высадились и были с честью и дружественно приняты жителями этого города; здесь отдохнули и начали по примеру святых апостолов избирать себе страны для проповедания слова Божия. Чтобы проповедью Евангелия Христова распространить и умножить Церковь Божию всюду среди язычников даже до океана Британского, святой Маркеллин с небольшим числом братии пошел в Испанию, блаженный Сатурнин в Галлию, а святой Дионисий с блаженным Лукианом и с прочими пришли в пределы Парисские. Отсюда святой Лукиан с пресвитером Максианом и с диаконом Юлианом удалился на проповедь в Бельгию. Весь проникнутой благодатью Святого Духа, он возвещал там имя Господне, побеждал силу вражью, насаждал Христову Церковь и наставлял народ к спасению не меньше примером добродетельной жизни, чем словом. Кроме того, дана была ему от Бога сила творить чудеса и врачевать всякие болезни и недуги в людях; а над бесами он получил такую власть, что те, едва услышав его повеление, тотчас оставляли мучимых ими людей.

Днем и ночью непрестанно проповедуя о Христе, Лукиан пребывал в молитвах и бдении, в ежедневном посте, в воздержании и полном умерщвлении плоти, и так изнурял себя постоянно, пока, по слову апостольскому, "представил тело свое в жертву живую, святую, благоугодную Богу" (ср. Рим.12:1). Обычной его пищей были небольшой кусок хлеба и зелень, питьем вода; но сила Божие питала его и благодать Господня укрепляла его утружденные члены. Блаженный с таким желанием стремился к венцу мученическому, что казался уже умершим для мира.

Так носил крест свой этот истинный последователь Господа Христа. Он знал, что мучение бывает двоякое: одно тайное, другое явное; и ранее чем подъять подвиг явного мученичества и увенчаться неувядаемым венцом от Господа, изнурял себя втайне, хотя всем было известно воздержание его. Умерщвлением плоти он был изможден, терпением украшен; обладая чудным смирением, исполненный кротости, он достиг такого совершенства в добродетелях, что, живя во плоти на земле, по духу казался уже живущим с ангелами на небе. Поэтому лицо его всегда видели светлым и приветливым, а ум мирным, и весь образ сего старца, украшенного чудною сединою, являл земного ангела, небесного человека.

Когда слава о Лукиане распространилась по всей Бельгии, стал приходить к нему народ, желая принять крещение, и крестился от него во имя Отца и Сына и Святого Духа, сокрушая потом идолов, которых ранее почитал. Древний же враг диавол, видя поругание от тех, которых Христос привлекал к Себе чрез Своих рабов, обратил все свои хитрости и козни на разорение святой Божией Церкви; он возбудил гнев и ненависть против христиан в Домициане, который после Нерона, тогда уже погибшего, воздвиг второе гонение на христиан: он научил его принуждать христиан во всей державе римского царства приносить жертвы изваянным богам, твёрдых же в вере избивать после различных мучений. По всем городам и селениям своего царства Домициан разослал нечестивое повеление, чтобы все народоначальники, убеждая христиан поклоняться идолам и приносить им жертвы, неповинующихся губили различными муками. Гонители Христова имени были посланы в Галлию отыскивать воинов Христовых и главным образом пришедших сюда из Рима, слава о которых уже далеко распространилась; они хотели вместе с ними истребить и самое имя Христово. Сюда было послано три гонителя: Латрин, Арий и Антор. Им было дано особое повеление - найти святого раба Божия Лукиана, взять его и представить на суд кесаря или даже немедленно убить мечом, если он не захочет принести жертву идолам. Гонители прошли города и селение Галлии, но нигде не было того, кого они искали. Потом дошла до них весть, что муж Божий Лукиан, проповедуя Евангелие вечного царствия, просвещает бельгийский народ. Услышав это, мучители, распаленные крайнею яростью и гневом, быстро направились в Бельгию.

О том, что приход мучителей близок, святой Лукиан узнал ранее, чем они дошли, по откровению ему Святого Духа. Он остался на месте, где поучал народ словам жизни, и с ним было великое множество людей, уже обращенных ко Христу его проповедью. В надежде вечной славы и блаженного воздаяния, он увещевал их от всего сердца, говоря:

- Возлюбленные о Христе братия и чада! Господу моему Иисусу Христу благоугодно явить мне плоды моих трудов и даровать ранее обещанную награду. О любезнейшие, пребывайте твёрдыми и непоколебимыми в вере Христовой. Я уже стар и утружден, радуюсь венцу мученическому, стремясь отойти от вас ко Господу; вы же пребывайте неизменно в Божией благодати, которую приняли. Страх перед мучителями да не отвратит вас от веры Христовой, да не устрашат вас угрозы, да не уловит лесть, да не отторгнут обещание каких либо почестей и богатств, но да насладитесь вечной радости в будущей жизни, где вам уготованы неизглаголанные награды. К ним стремлюсь и я в благой надежде, и ради них не ужасаюсь ярости гонителей.

Сказав это Лукиан возвел очи на небо и пред всеми благодарил Бога, что Он сподобляет его участи святых мучеников и не разлучает с друзьями. Он сказал:

- Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Сын Бога живого, подруживший меня с блаженным Дионисием и сподвижниками кончины его и уравнявший меня с ними в трудах; молю Тебя, удостой меня быть вместе с ними и в царствии небесном.

Сказав это, он вышел из города Белловака4 не потому, чтобы из страха избегал мучения, но чтобы, по заповеди Господней, повелевающей уклоняться от гонителей (Мф.10:23), подать пример стаду своему. Шествуя с блаженными сострадальцами своими, пресвитером Максианом и диаконом Юлианом, он в продолжение всего пути не оставлял душеполезной беседы и молитвы; наконец он достиг вершины горы, на которую шел и которая находится близ реки, называемой Фара, текущей с запада на расстоянии трех поприщ5 от города. Когда он пришел туда, то подобно городу, стоящему на вершине горы, не мог укрыться (Мф.5:14); ибо и самая та гора, живописно возвышавшаяся над рекою, была видима издалека. Там блаженный, став твёрдо, как на открытом для зрелища месте, решил ожидать венца мученического.

Вышеупомянутые мучители, дошедши до города и не найдя в нем святого Лукиана, начали достовернее узнавать, куда ушел он. Им сказали, что он учит народ недалеко от города; они тотчас на борзых конях устремились туда и достигли горы, где человек Божий пребывал с народом и учениками. Сначала взяли святых служителей Божиих, Максиана и Юлиана, чтобы их муками и смертью устрашить святого Лукиана и привлечь к почитанию идолов. Взятым мученикам грозно повелевали поклониться идолам и старались внушить им страх, говоря:

- Если не принесете жертвы нашим бессмертным богам, тотчас мы казним вас мечем.

Но твёрдые в вере мученики безбоязненно отвечали:

- Никогда не поклонимся мы идолам, ибо они суетны и сотворены руками человеческими: мы познали единого истинного Господа Иисуса Христа, Сына Бога живого, за веру в Которого готовы умереть.

Слыша это, злочестивые тотчас убили их мечем на глазах святого Лукиана. Так святые приняли обещанные им от Господа венцы и сопричислились к лику святых мучеников. Святой Лукиан, радуясь и славя Бога о их подвиге, пред всеми сказал:

- Радуюсь и веселюсь о Тебе, Господи Боже мой, что вижу чад моих упредивших меня в получении венца славы Твоей.

Тогда Латрин, Арий и Антор с яростью и гневом единогласно обратили к блаженному жестокое слово:

- Это ты волшебством прельщаешь народ не повиноваться повелению могущественного кесаря и римскому сенату, и не приносить благоприятных жертв бессмертным богам?

Блаженный Лукиан отвечал:

- Я не волхв, а раб Иисуса Христа, научен не чародейству, а божественной премудрости, силою ее показываю людям Божиим путь истины, и поучаю их, как без препятствия могут они последовать Господу моему Иисусу Христу. Он сошел с небес на землю, чтобы кровью Своею искупить создание Свое от рабства врагу, отвратить от поклонения идолам, лучше же сказать - демонам, и даровать спасение тем, которые из тьмы зловерия приводятся в истинный свет: и справедливо, чтобы они одному Тому преклоняли выю сердец своих, Кто благоизволил претерпеть распятие и смерть за избавление всех.

Мучители возразили:

- Как ты исповедуешь Богом Того, Кого называешь не только умершим, но и распятым?

Святой Лукиан отвечал им:

- Хотя вы по неверию своему и недостойны слышать тайны Небесного Царя, однако ради множества предстоящих здесь верных я поведаю нечто вкратце: Бог истинный, Сын Бога истинного:вечности всегда пребывающий с Отцом, в конце веков, желая обновить род человеческий, погибавший вследствие преступления Адама, благоизволил родиться нетленно и несказанно от Пречистой Девы, дабы быть истинным Богом и истинным человеком, в одном лицо двоякого естества Единым Христом, истинным Сыном Божеским и Человеческим. И Он, будучи бесстрастен по Божеству и всегда пребывая с Отцом, стал не только видим, но и подчинен, по естеству человеческому, страданиям за нас: ибо сделался послушливым Богу Отцу даже до смерти, смерти же крестной, ради искупление нашего (ср. Флп.2:8). Если бы Сын Божий не восхотел быть Сыном Человеческим и не облекся бы в образ смертного, то ни род человеческий не получил бы прощения у Бога, ни смертные не облеклись бы в бессмертие.

Эти и многие иные слова блаженного Лукиана исполнили мучителей еще большей ярости, и они сказали:

- Ты достиг уже глубокой старости, и пора тебе оставить детское празднословие; потому и дерзаешь ты без колебания идти на смерть, потому и не ужасаешься, что тебя прельщает великая суета и отнимает рассудок излишнее многоречие. Истину говорим тебе: если вскоре не покаешься, не оставишь своего безумия и дерзновения, и не принесешь бессмертным богам благоприятной жертвы, то немедленно старость твою без пощады предадим лютым мучениям.

Потом мучители сели и начали грозно спрашивать его:

- Скажи нам скорее свое имя и рождение.

Воин Христов отвечал им:

- Я был назван родителями моими именем Лукия, во святом же крещении, которым возродился в жизнь вечную во Христе, переименован Лукианом. Родом я римлянин; это происхождение пользуется почетом во всем мире. Но я не тем хвалюсь, что я римлянин, а тем, что есмь раб Господа моего Иисуса Христа, что и вы явно можете видеть во мне: ибо нет для меня иной жизни и славы, кроме Господа моего Иисуса Христа, и умереть за Него - приобретение (ср. Флп.1:21).

Тогда мучители сказали:

- Правду мы говорили: ты волхв и соблазнитель тех, которые тебя слушают, главным же образом являешься гордецом, ибо не перестаешь говорить бесстыдно и даже не щадишь своей преклонной старости. Если же ты римлянин, то зачем безумно отступил от почитание римских богов, которым поклоняются кесарь со всем римским сенатом и весь мир?

Святой Лукиан отвечал:

- Благодатью Христа, в Которого я крестился, и Которого познал как истинного Бога, отрекся я в вере моей не только диавола и идолов, но и всех дел его. Моих же слов и проповеди о Христе Господе вы не хотите ни слышать, ни держать в памяти потому, что неверие ваше ослепило вас и вашего кесаря вместе с сенатом его: которых вы получили такое повеление, чтобы мы, люди, создание разумное, приносили жертву диаволам, и преклоняли выи наши пред бесчувственными идолами, сотворенным руками человеческими.

Латрин, Арий и Антор, не вынося далее бесчестие богов своих и кесарева, возложили на святого руки свои, связали его и предали воинам, и те, растянув мученика, долго без пощады били его жестокими бичами. Терпя мучения, Христов воин не побеждался страданиями и не устрашался угроз, но пребывал твёрдым в вере Христовой и бодростью духа укреплял изнемогшие от старости и уязвляемые члены. Неизменный и лицом и умом, он не переставал громким голосом исповедывать имя Христово, говоря:

- Никогда не перестану сердцем, верою и устами хвалить Христа, Сына Божия.

Мучители, еще более разъяренные, повелели лишить жизни святого мученика мечем; тогда один воин извлек меч. ударил в уготованную уже к усечению святую выю и отсек пречестную главу. Когда же святое тело лежало обезглавленным и еще двигалось, все были свидетелями, и сами убийцы, что над ним воссиял с неба великий свет, вместе же с светом был слышен голос свыше:

- Радуйся, благий раб Лукиан, не устрашившийся пролить за Меня кровь свою. Приди и прими ранее обещанный тебе венец, и водворись на небе со святыми: приди и наследуй обитель вечной славы, уготованную тебе с Ангелами.

Этот голос был не ради святого, который всегда твёрдо верил в обещанное ему Богом воздаяние, но ради вокруг стоящего народа, чтобы последнему еще более утвердиться в вере в Господа нашего Иисуса Христа, насаждаемой святым Лукианом в течение столь продолжительного времени. Все это происходило в день субботний, на вышеупомянутой горе, в трех поприщах от города. Видя это и слыша, люди как веровавшие, так и неверовавшие были объяты великим страхом. Иные бежали оттуда, иные удивлялись с радостью, видя себя освобожденными от сетей диавольских: впрочем, не будучи в состоянии взирать на блистание явленного света, немного отступили от того места. Тогда святой Лукиан, хотя и мертвый телом, чудесно принял от Бога силу движения, поднялся как живой с земли и стал на ногах; потом, взяв в руки пречестнейшую свою главу, беспрепятственно пошел, ведомый благодатью обитавшего в нем Святого Духа и помощью Ангелов, и твердыми шагами как живой плотью начал путешествие, неся свою святую главу, как это сделал и друг его, святой Дионисий в городе паризиев. Пройдя около трех поприщ и перейдя по водам вышеназванной реки Фары, муж Божий достиг места, выбранного им себе для погребения. там возлег на землю и с миром почил о Господе.

Благочестивые люди, обращенные ко Христу проповедью мученика, пришли и помазали святое тело его ароматами, обвили чистым полотном и погребли со многими почестями, не без ангельского присутствия: ибо когда честное тело предавалось погребению, можно было обонять кроме земных ароматов еще и иное некое дивное и неизреченное благовоние. Все бывшие там дивились и спрашивали друг друга:

- Что это?

Потом сказали:

- Слава Тебе Господи Иисусе Христе, что сподобил нас обонять такое благоухание, какого никогда не обоняли ноздри наши! Слава Тебе, Христе Спаситель: ибо так усладились мы этим благоуханием, что затем уже, думаем, не будем лишены никакого блага!

И пока они это говорили, дотоле им подавалось божественное благоухание. Отсюда несомненно познавалось присутствие святых Ангелов, которые от начала страдания мученика до самой смерти и погребения его были при нем неотступно. Совершив честное погребение, благочестивые погребатели поклонились до земли, с сокрушенным сердцем восклицая:

- Веруем, Иисусе Христе, что Ты - истинный Сын Божий, с Отцом и Святым Духом царствующий на небесах, как мы слышали ушами и научились веровать сердцем от святого мученика Твоего Лукиана.

Множество народа, собравшегося на погребение из окрестных городов и сёл, видя это, а последние по времени из пришедших слыша от видевших, умилились сердцем, и в тот же день уверовало в Господа нашего Иисуса Христа Сына Божие душ около пятисот, а прежде учением святого Лукиана в той стране было обращено ко Христу до тридцати тысяч обоего пола и всякого возраста, которые, оставив идолов, исповедали Бога Отца нерожденного и Сына Его Единородного, вместе со Святым Духом, в Троице истинного и единого Бога. Потом некоторые из обращенных по усердию создали церковь над гробом мученика, во славу Божию и в честь угодника Его, святого Лукиава. Тела святых мучеников Максиана и Юлиана были погребены на горе, где они были убиты, но потом, когда число христиан увеличилось, были оттуда перенесены и положены вместе с телом блаженного Лукиана. И многие блага подавались там от Господа нашего Иисуса Христа по ходатайству святых Его мучеников. Как у них была одна вера, одна любовь, и одно исповедание в страданиях, так, - веруем мы, - и в вечном блаженстве одно им сожитие и наследие вечного царства. Благодарим Создателя нашего за то, что трое свидетелей Его, исповедуя Троицу, достигли совершенства мученичеством; их мы благоговейно почитаем, зная, что от них подается слепым прозрение, хромым хождение: бесов освобождение, и многие исцеление от различных недугов творятся их святыми молитвами, благодатью же Господа нашего Иисуса Христа, Ему же с Отцом и Святым Духом честь и слава во веки, аминь.
________________________________________________________________________
1 Св. Дионисий Ареопагит (член ареопага - высшего правительственного места в Афинах) обратился к христианству под влиянием проповеди Ап. Павла (Деян. 17:34) и им же рукоположен во епископа Афинского; затем в 90 г. послан был в Галлию для проповеди Евангельской вместе с пресвитером Рустиком и диаконом Елевферием. Пострадал с ними в 96 г. при Домициане. Память его 3 октября.
2 Св. Климент занимал кафедру с 91 г. по 100 г. Память его 25 ноября.
3 Тицин, нынешняя Павия, древний город в Цизальпинской Галлии, на левом берегу Тинина, недалеко от его впадения в Пад
4 Ныне Бове во Франции.
5 Поприще приблизительно 690 сажен

0

38

.......................продолжение от 16 июня

Иконы Божией Матери именуемой "Споручница грешных", Корецкой (1622)
http://s55.radikal.ru/i149/1005/b2/a41c6a7a1cce.jpg

Икона Божией Матери, именуемая СПОРУЧНИЦА ГРЕШНЫХ (КОРЕЦКАЯ)

20 марта (7 марта по старому стилю), 11 июня (29 мая) и в четверг по Пятидесятнице (Троице)
http://www.isfarinka.ru/e107_files/public/1232609198_1_FT6409_image13greshnim.jpg
Древняя благодатная икона Божией Матери <СПОРУЧНИЦА ГРЕШНЫХ> Корецкая хранится с XVII века в Свято-Воскресенском Корецком девичьем монастыре (ныне Ровенская епархия). Икона издревле находилась в замке корецких князей и носила наименование <благодатной>. Когда последний из православных корецких князей Самуил в 1622 году был взят в плен турками и в Стамбуле убит, его брат Иоанн, который вынужденно стал католиком, предложил своей сестре игумении Серафиме забрать икону из княжьей молельни в православный Корецкий девичий монастырь.

Торжественное перенесение благодатной иконы <Споручница грешных> было совершено в 1622 году, в четверг по Святой Троице. В этот день и было установлено празднование в честь иконы, которое торжественно отмечается по настоящее время.

Имеются свидетельства от многих людей, которые подтверждают, что в случае каких-то неустройств, семейных неурядиц и особенно когда <болит душа>, приходящие к иконе <Споручница грешных> после молитвы перед ней получают душевное облегчение и помощь в своей нужде.

17 августа 1998 года настоятельницей Свято-Троицкого Корецкого женского монастыря Ровенской епархии было подано Прошение Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию о благословении на внесение в список чудотворных икон Божией Матери, входящий в состав Патриаршего церковного календаря, вышеуказанной иконы. По благословению Святейшего Патриарха празднование в честь Корецкой иконы Пресвятой Богородицы <Споручница грешных> внесено в календарь.

Основной день празднования иконы всегда бывает в четверг по Троице. Празднование в честь Корецкой иконы <Споручница грешных>, как и других одноименных икон из других мест, совершается также 20 марта и 11 июня.

новомученники:

Прпмч. Киприана (Нелидова) (1934).

Преподобномученик иеромонах Киприан (в миру - Константин Алексеевич Нелидов) родился в Казани, в 1901 году. Отец Константина - потомственный дворянин - был врачом, а мать происходила из рода грузинских князей. Родители развелись вскоре после рождения мальчика. Отец переехал жить в Нижний Новгород, там Константин поступил в Нижегородский дворянский институт, но не окончил его из-за революционного переворота 1917 года. В советское время отец Константина работал врачом в амбулатории ОГПУ, а Константин Нелидов в 1920 году был призван в армию и прослужил рядовым 4 года. В это же время он был иподиаконом у епископа Варнавы (Беляева), а потом у митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского). Вскоре митрополит Сергий постриг Константина Нелидова в мантию с именем Киприан и рукоположил в сан иеромонаха. В 1933году в Москве ОГПУ арестовало по групповому делу епископа Варнаву (Беляева), иеромонаха Киприана, работавшего в канцелярии Синода, и сестер Фаину и Валентину Долгановых. Арестованных обвинили в создании на квартире Долгановых нелегального монастыря и в том, что они общались с молодежью в просветительских целях. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило епископа Варнаву (Беляева) и иеромонаха Киприана (Нелидова) к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере, а Фаину и Валентину Долгановых — к трем годам ссылки в Северный край. Отец Киприан был отправлен в лагерь на Алтае, где заключенные занимались строительством Бийского тракта. Кроме тяжелых жизненных условий здесь отцу Киприану пришлось претерпеть грубость, распущенность и развращенность заключенных вместе с ним людей. Но он все побеждал своей кротостью. Никому не перечил, никого не укорял, и старался с любовью служить своим соузникам. Смерть отца Киприана произвела большое впечатление на заключенных, даже на уголовников, и все горько сожалели о его кончине, так как увидели в нем истинного ученика Христова. Иеромонах Киприан (Нелидов) скончался 16 июня 1934 года в возрасте 33-х лет и был погребен в отдельной могиле в горном ущелье Коркучи.

Свщмч. Михаила (Маркова) пресвитера (1938).
Священномученик Михаил Марков родился в 1881 году в семье настоятеля Троицкой церкви села Горетово Михаила Федоровича Маркова. Все четыре сына отца Михаила стали священниками. Петр служил в храме Христа Спасителя в Москве, Сергей был благочинным Никитского сорока в Москве, Александр сулжил в Троицкой церкви села Горетово. Михаил закончил Вифанскую Духовную Семинарию и был рукоположен во священника к Троицкой церкви села Горетово на место недавно скончавшегося отца. В 1933 году он был арестован, а Троицкая церковь закрыта. Отбыв 3 года ссылки, отец Михаил вернулся в родное село, вскоре он был назначен служить в Преображенскую церковь в Можайском районе. В 1937 году он вновь арестован и приговорен уже к 10 годам заключения. Через полгода священномученик Михаил Марков скончался в Мариинском исправительно-трудовом лагере Кемеровской области.

Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. З, 19-26; Мф. 7, 1-8). "Не судите, да не судимы будете". Что за болезнь - пересуды и осуждение! Все знают, что это грех, а между тем ничего нет обычнее в речах наших, как осуждение. Иной скажет: "не поставь Господи в осуждение", а все-таки осуждение свое доведет до конца. Иной оправдывает себя тем, что разумному человеку надо же иметь свой взгляд на текущее, и в пересудах пытается быть хладнокровно рассуждающим; но и простое ухо не может не различать в речах его высящегося и злорадствующего осуждения. Между тем, приговор Господа за этот грех строг и решителен. Кто осуждает других, тому нет оправдания. Как же быть? Как миновать беды? Решительное средство против осуждения состоит вот в чем: считать самого себя осужденным. Кто возчувствует себя таким, тому некогда будет судить других. Только и речей у него будет: "Господи, помилуй! Господи, прости мои согрешения!"
****************************************************************************************************************************************
Единение от смирения

  "Единство духа"
(Ефес. 4, 3)
Обращаясь к Ефесянам, апостол Павел призывает их к "единству духа" в союзе мира. Единство это еще далеко не достигнуто христианами, и причиною тому, несомненно, служит отсутствие смирения не только перед Богом, но и перед людьми, которое ап. Павел ставит непременным условием достижения единства, это то смирение, пример которого мы видим во Христе. Все мы еще не вполне постигли, что в едином теле, которое есть Церковь Христова, у каждого свое назначение, свое место и, очевидно, назначения эти не могут быть равными для всех. Есть степени выше и ниже.
Единство духа состоит, прежде всего, в мире духовном, в согласии, взаимном снисхождении, единении душ, стремящихся к единой высшей цели. Пусть каждый довольствуется своим назначением. Не превозносясь, не завидуя, проникнувшись христианским смирением и любовью, мы найдем лучший способ содействовать единству духа между христианами и приблизимся, насколько возможно, к тому состоянию, о котором говорит ап. Павел.
Несомненно, что всей полноты этого единства мы достигнем лишь тогда, когда всемирная скорбь прекратится, когда все земное, греховное исчезнет и настанет за гробом полный расцвет наших духовных сил. Но и здесь, на земле, мы можем к нему стремиться.

из истории дня:
В 1907 г. Императором Николаем II распущена Вторая Госдума России
В 1918 г. большевиками связан и с камнем сброшен в реку Туру епископ Гермоген, приближенный к Императорской семье и бывший друг Григория Распутина
В 1813 г. Россия и Англия заключили Рейхенбахскую конвенцию о союзе в войне против Наполеона
В 1915 г. началась третья битва за Львов между русскими и немецкими войсками
В 1611 г. закончилась оборона Смоленска 1609-1611 гг. Только после пятого штурма войскам польского короля Сигизмунда им удалось взять город
В 1444 г. Адрианопольским миром прекращена война между христианами и мусульманами Турции
В 1482 г. герцог Глостерский (будущий английский король Ричард III) возглавил английскую армию, направленную в Шотландию
В 1830 г. в Севастополе начался "чумной бунт" матросов, подавленный вскоре войсками
В 1886 г. в России принят новый фабричный закон, обязавший фабрикантов платить зарплату рабочим деньгами, а не продуктами, и ужесточавший наказание за участие в забастовках
В 1923 г. Русский патриарх Тихон заявил о лояльности к советской власти
В 1915 г. шеф одесских жандармов доложил о вскрытом заговоре, целью которого было проникновение в армию в качестве добровольцев 200 латышских большевиков
В 1904 г. в здании финляндского Сената сыном бывшего сенатора Евгением Шуманом убит русский губернатор Финляндии генерал Николай Бобриков
В 1944 г. английский король Георг высадился на берегу Нормандии

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: /viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

39

Во славу Божию и на пользу ближнего !

17 ИЮНЯ -Память:

Прп. Зосимы, еп. Вавилона Египетского (VI).

http://s001.radikal.ru/i194/1006/dc/77aed29eb03f.jpg

Преподобный Зосима, прозванный Киликсом (так как был родом из Киликии1) в юности своей возлюбил Бога. Отвергшись мира, он пришел на Синайскую гору2, облекся здесь в иноческий чин и начал подвизаться в посте и молитвах. Однако он не долго пробыл на Синае. Стремясь к тишине и безмолвию, Зосима еще в молодых летах отошел с Синайской горы в пустыни Ливии3, и там поселился в одном пустынном месте, называемом Аммониак. Здесь он стал жить в полном уединении, заботясь об угождении единому Богу. Однажды он увидал в пустыне той старца, одетого в колючую власяницу. Приблизившись к нему, Зосима хотел поклониться старцу и по обычаю испросить у него благословения. Но старец предупредил его, сказав:

- Зачем ты пришел сюда, Зосима? Иди отсюда, ибо тебе не должно здесь оставаться.

Думая, что старец знает его издавна, Зосима, поклонившись ему и испросив благословение, сказал:

- Молю тебе, отче, окажи мне благоволение! скажи мне, как ты знаешь меня?

Старец ответил:

- Раньше двух дней тому назад явился ко мне муж, чудный видом, и сказал мне: вот, придет к тебе один инок с Синайской горы, по имени Зосима; не давай ему благословения на пребывание в этой пустыне. Я хочу поручить ему церковь Вавилонскую, что в Египте.

Сказав это, пустынник отошел от Зосимы на расстояние брошенного камня и стал на молитву, воздев руки свои к Богу. Молился он около двух часов; потом, окончив молитву, старец снова подошел к Зосиме и, отечески обняв его, облобызал его в лицо и сказал:

- Чадо мое любезное, хорошо, что ты пришел сюда. Поистине, тебя привел ко мне Бог, чтобы ты предал тело мое земле, так как я отхожу к Господу.

Тогда Зосима спросил старца:

- Много ли лет пребываешь ты, отче, на этом месте?

И старец ответил:

- Вот уже исполнилось сорок пять лет моего пребывания здесь.

При этих словах подвижника, лицо его просияло, как огонь. Обратившись снова к Зосиме, старец промолвил:

- Мир тебе, чадо, помолись о мне!

И после таких слов лег на землю и тихо отошел к Господу Богу.

Блаженный Зосима, выкопав могилу, похоронил честное тело великого подвижника и, пробыв на месте том два дня, возвратился на гору Синай, славя Бога.

Во время вторичного пребывания его на Синае к нему пришел один разбойник и умолял его такими словами:

- Умилосердись ко мне авва4, сподобь меня иноческого пострижения, чтобы мне в безмолвии сокрушаться о грехах своих. Я сотворил много убийств, и вот теперь раскаялся в своей преступной и многогрешной жизни, и хочу остаток дней своих провести в плаче и сердечном сокрушении о бесчисленных моих злодеяниях.

Преподобный Зосима, наставив этого человека, облёк его в иноческий чин; но по прошествии некоторого времени, призвав к себе раскаявшегося разбойника, сказал ему:

- Чадо, поверь мне, что тебе оставаться здесь невозможно. Если узнает кто-нибудь из сановников, что ты спасаешься у нас, то он тебя схватит. Кроме того, тебя может признать кто-нибудь из обиженных тобою и донести на тебя. Посему послушай меня, и я отведу тебя в более отдаленный монастырь.

Инок согласился на увещание преподобного, и святой старец отвел его в киновию аввы Дорофея5, находившуюся близ Газы6. Поместив его в этой обители, Зосима воротился на Синайскую гору.

Брат же тот прожил в киновии аввы Дорофея девять лет. Но потом, изучив псалтирь и искусившись в трудах иноческих, он снова возвратился к преподобному Зосиме и сказал ему:

- Сотвори милость ко мне, отче, - дай мне назад мои мирские одежды, а иноческие возьми от меня.

Преподобный спросил его с печалью:

- Зачем, чадо?

Тогда инок сказал ему:

- В продолжении девяти лет пребывал я, отче, как ты сам знаешь, в киновии, упражняясь в посте и всяком воздержании, трудясь с кротостью, молчанием и страхом Божиим и повинуясь всем, в надежде на бесконечное милосердие Божие и на прощение бесчисленных грехов моих. И всё же, не смотря на постоянные подвиги и труды мои, я всегда вижу пред собою дитя, которое говорит мне: "за что ты убил меня?" Это видение я вижу не только во сне, но и наяву: и когда стою в церкви, и когда приступаю к Божественным Тайнам, и когда вкушаю что-либо с братией на трапезе. Ни на один час я не знаю покоя: даже когда я иду, и тогда я вижу пред собою дитя, говорящее мне всегда одно и тоже: "за что ты убил меня?" Вот я и решил, отче, идти туда, где я совершил свои разбои, чтобы меня схватили и предали суду. Мне необходимо умереть за безрассудное убиение того дитяти.

Итак, взявши у преподобного отца мирские одежды, инок тот ушел в мир. Когда он пришел в город Диосполь7, он был схвачен, и на другой же день восприял казнь, будучи усекнут мечем. Так отошел он к Господу Богу, омыв своею кровью грехи свои.

Вскоре после этого события, преподобный Зосима, томимый непреодолимым желанием жить в тишине и безмолвии пустыни, снова задумал оставить Синайскую гору. И вот, взявши с собою ученика своего Иоанна, преподобный отправился с ним в пустыню, носившую название Порфирион8. Проходя по этой пустыни, они встретили двух отшельников: один из них был родом из Галатии9 и носил имя Павла, а другой происходил из Мелетинской области10 и назывался Феодором, иноческое же пострижение принял в монастыре аввы Евфимия Великаго11. Тот и другой подвижник носили одежды из кожи буйвола. Преподобный Зосима поселился с своим учеником вблизи тех пустынников, на расстояние около двух поприщ12, и прожил там два года.

Но потом ученика преподобного Зосимы, Иоанна, ужалила змия: всё тело его пропиталось змииным ядом, кровь хлынула из глаз, ноздрей, ушей и изо всех кожных отверстий и пор, и Иоанн скончался.

Блаженный Зосима сильно опечалился и пошел к упомянутым выше двум пустынникам. Те, увидав его в сильной скорби, прежде чем Зосима что-нибудь сказал им, предупреждая его, промолвили:

- Что, авва Зосима, умер брат твой?

Зосима, изумившись их прозорливости, возвестил им об обстоятельствах смерти своего ученика, которые и без того были известны старцам.

Тогда оба подвижника, восставши, пошли, вместе с Зосимою, к брату Иоанну. Увидав умершего лежащим на земле, они сказали:

- Не скорби, авва Зосима, - Бог поможет тебе.

И после этих слов громко возгласили, обратившись к умершему:

- Брат Иоанн, встань, ибо тебя зовет твой авва.

Мёртвый тотчас же ожил и встал с земли. Тогда старцы отыскали змию и разорвали ее на двое; потом сказали преподобному Зосиме:

- Авва, мы не ложно возвещаем тебе волю Божию: иди на Синайскую гору; потому что Бог хочет поручить тебе епископство в Вавилонской церкви, что в Египте.

Услышав это, преподобный Зосима принял благословение от святых пустынников и, взяв с собою ученика своего Иоанна, снова возвратился на Синай.

По прошествии некоторого времени авва Синайской горы13 послал блаженного Зосиму, вместе с двумя другими иноками, из-за нужд Синайских монастырей, в Александрию14. Александрийский патриарх полюбил блаженных старцев и, удержав в городе, рукоположил их в епископа, одного в Илиополь15,другого в Леентополе16, а Зосиму в Вавилон Египетский. Ибо в древности было два Вавилона: первый - знаменитейший и древнейший - находился в Халдейской земле17, и в нем царствовали Навуходоносор и все халдейские цари, а другой - менее известный и меньший по объему и количеству жителей находился в Египте. Этот город основали на берегу реки Нила переселенцы из древнего Вавилона, назвавшие новое место поселение своего по имени своей оставленной родины.

В этом-то Вавилоне Египетском преподобный Зосима, по изволению Божию и согласно пророчеству пустынников, принял престол архиерейский и начал пасти стадо Христово. Он добре управлял святою Церковью, образ бывая стаду словом, действием и чистотою (1Тим.4:12). Довольно долго пробыл он во главе Вавилонской церкви и многих наставил на путь спасения. Когда же святой достиг глубокой старости, то, видя свою телесную немощь и ожидая близкую смерть, оставил епископский престол и снова возвратился на гору Синай, место своего прежнего жительства. Здесь, пожив немного, святой скончался в Господе18 и в лике святых иерархов предстоит теперь пред Владыкою нашим, Господом Иисусом Христом; Ему слава во веки. Аминь.
_______________________________________________________________________
1 Киликия - область Малой Азии, расположенная в юго-восточной части ее, на границах с Сириею и по южному берегу Средиземного моря.
2 Гора Синай представляет собою собственно группу гор, состоящих из гранитных скал, прорезанных и окруженных крутыми и шероховатыми долинами. Лежит почти посредине известных рукавов Чермного (Красного) моря, образующих собою Синайский полуостров. Она состоит из трех горных хребтов. Юго-восточная вершина среднего хребта и была местом известного Синайского законодательства. С IV в. по Р. Хр. Синайская гора стала излюбленным местом подвижников и была вся усеяна монастырями.
3 Ливия - провинция в северной Африки, к западу от Египта. Прилегающая к Средиземному морю, часть Ливии была обитаема, другая же, уходящая в глубь материка, представляла пустыню с несколькими оазисами. Это самая восточная оконечность известной пустыни Сахары, простирающейся от Египта почти до самых берегов Атлантического океана.
4 Авва - сирское слово, значит - отец. Это наименование давалось обыкновенно начальникам монастырей, а также и старшей братии. Новоначальный инок, отданный для искуса под руководство какому-нибудь опытному старцу, также обращался к нему с этим словом - авва.
5 Преп. Дорофей жил и подвизался в конце VI и начале VII века. Прежде чем удалиться в пустыню для иноческих подвигов, он в молодых летах много занимался науками. Потом, сделавшись иноком, он с тою же любовью и неутомимостью предался упражнению в добродетели. Обитель, в которой он подвизался, была основана собственно Серидом, жившим в VI в., но авва Дорофей пользовался среди современного монашества такою известностью, что эта обитель часто называлась его именем. Обитель эта представляла собою такой вид общежительного монастыря, в котором братия не только стол, но и одежду и т. п. получают от монастыря, по распоряжению настоятеля, а с своей стороны весь своей труд и его плоды представляют обязательно на общую потребу монастыря. Такие обители и назывались киновиями (от греч. слов - кинос - общий, и виос - жизнь).
6 Город Газа расположен на восточном берегу Средиземного моря, в самой южной оконечности Палестины, недалеко от Египта; некогда он был южным пределом Хананеев. Во время могущества Римлян Газа был значительный торговый город Палестины; это значение поддерживалось за нею некоторое время и позднее во времена Византийской империи. Но с течением времени этот цветущий город потерял всё свое значение, и теперь только песчаные холмы и жалкие развалины служат свидетельством, что здесь существовал великий город.
7 Диосполь - палестинский город, на северной дороге от Иерусалима к Иоппии (Яффе).
8 Разумеется, по-видимому, пустыня, находившаяся около города Порфиргона, что в Финикии, близ Кармильской горы (к югу от Птолемаиды). Пустыня эта и в особенности Кармильская гора были наполнены иноками.
9 Галатия - небольшая гористая, но плодородная, провинция Малой Азии, лежавшая между Вифинией, Понтом и Каппадокией. Название получила от Галатов - воинственных племен Гальского или Кельтического происхождения.
10 Мелетина - область в северной части Малой Армении, недалеко от р. Евфрата. При императоре Траяне (98 - 117 г.) здесь разрослось до размеров значительного города селение того же имени, что и область.
11 Преп. Евфимий Великий был родом также из Мелетины. Подвизался он в Палестине, где основал две обители: одну - в пределах Иерихонских, в 14 верстах от Иерусалима на северо-восток, а другую - в 4-х верстах от первой, на горе. Он собрал вокруг себя много славных подвижников, из которых некоторые положили начало многим обителям. Скончался на 97 году от рождения, в 473 году. Память его - 20 января.
12 Поприще - мера расстояния; оно равнялось нашим 690 саженям. Два поприща, таким образом, составляют 1,380 саженсй или 2 версты.
13 Монастыри Синайской горы находились под ведением одного общего начальника - аввы Синайской горы.
14 Александрия была главным городом Египта и северо-африканских провинций. Основана была Александром Македонским в Нижнем (Северном) Египте, при устье Нила. После Рима Александрия считалась первым городом в мире и служила центром торговли, промышленности и особенно языческой образованности, а в первые века христианства рассадником христианского просвещения. С V в. епископ Александрии пользовался титулом патриарха и ему были подчинены все церкви Египта, Ливии и Северной Африки. Синайский полуостров, с его монастырями, также находился в ведении Александрийского патриарха. В настоящее время Александрия (по-турецки и арабски Искандеры) принадлежит к числу важнейших торговых пунктов при Средиземном море, с населением до 230,000 жителей.
15 Илиополь - город в Африке; находится на правом берегу Нила, на одном из его восточных рукавов, - на юге Нижнего Египта
16 Леонтополь - город в среднем Египте.
17 Халдея находилась в Месопотамии, по рр. Тигру и Евфрату.
18 Скончался в конце VI века.

Свт. Митрофана, патриарха Константинопольского (ок. 326)

Святой отец наш Митрофан жил во времена Константина Великого - первого императора-христианина1. Он был сын римлянина Дометия, происходившего из царского рода. Этот Дометий, иначе называемый Дометианом, был братом Прова, некогда занимавшего престол римского императора2. Будучи человеком благоразумным, Дометий скоро сознал ложь идолопоклонства, отрёкся от ложных языческих богов и уверовал в истинного Бога - Господа нашего Иисуса Христа. А так как Рим в то время был исполнен языческого нечестия и христиане подвергались в нем жестокому преследованию, то Дометий, покинув столицу империи, прибыл с двумя сыновьями своими, Провом и Митрофаном, в Византию. Тогда в Византии был епископом богоугодный и святой муж Тит (называемый иначе Тратом или Торатом)3; при нем-то и стали проживать Дометий и его сыновья, обучаемые вере Христовой и закону Господню и наставляемые в добродетельной жизни. Видя, что Дометий всем сердцем и всею душою прилепился ко Христу и полон пламенной ревности потрудиться для Господа, - епископ сопричислил его к церковному причту, рукоположивши в пресвитеры. Когда наставив Дометия - Тит скончался, то Дометий принял после него епископский престол4, а по кончине блаженного епископа Дометия святительский престол принял сын его Пров5. После же преставления Прова, на византийскую архиерейскую кафедру возведен был сын Дометия и брат Прова - святой Митрофан6, о котором предстоит нам слово.

В это время император Константин Великий прибыл во Фракийскую область7 и остановился в Византии. Увидав здесь святителя Митрофана, император из бесед с ним познал, что он великий угодник Божий, и много дивился добродетельной жизни святителя и его премудрости. Горячо полюбив его и желая наслаждаться богодохновенными его речами, он взял его с собою в Рим.

Вскоре после того император Константин пожелал перенести свою столицу из Рима в Византию. Город этот ему очень понравился, как по своей красоте, так и по выгодному местоположению своему. Он находится в юго-восточном углу Балканского полуострова на берегу Босфора, пролива, соединяющего Чермное море с Средиземным и Мраморным морями. Прекраснейшие дороги с суши и с моря вели к этому городу, и вся окружающая местность изобиловала различными земными плодами. Всё это так понравилось Константину, что он решил перенести сюда столицу империи. Новую столицу император украсил прекраснейшими зданиями и наименовал ее Новым Римом.

Но, по имени своего создателя, город чаще называли Константинополем, то есть городом Константина, а как резиденция императоров, он именовался еще Царьградом. Перенесши в Византию столицу империи, Константин перевёл сюда так же из Старого Рима святителя Митрофана, нарек его своим отцом и исходатайствовал ему у собравшихся в Никее на первый вселенский собор епископов8 титул патриарха. Митрофан был таким образом первым патриархом Константинопольским.

По причине глубокой старости и телесной немощи, сам Митрофан не был на соборе в Никее. Вместо себя он послал сюда своего хорепископа9 Александра - мужа почтенного, святого и престарелого, подъявшего много трудов на пользу церковного мира во Фракии и Иллирии10. Он на соборе занимал место своего патриарха Митрофана и противостоял Арию.

После окончания сего вселенского собора благочестивый император Константин Великий упросил всех святителей, бывших на соборе, отправиться вместе с ним в Константинополь, чтобы навестить там больного патриарха Митрофана, лежавшего на смертном одре. В одно из воскресений отцы вместе с царем пришли к Митрофану, и долго беседовали с ним. При этом император сказал святому:

- Честнейший отче! Я вижу, что ты изнемог от старости и болезни. Итак, прошу тебя, скажи нам, кто достоин стать твоим преемником?

На эти слова святой Митрофан с радостью во взоре отвечал императору:

- Поистине твоими устами говорит ныне Святой Дух. Действительно, когда я за семь дней до настоящего времени размышлял об этом, Господь открыл мне, что, по истечении десяти дней, я удалюсь из этого мира. И когда я окончу жизнь свою, пусть после меня вступит на престол сослужитель мой Александр - поистине достойный избрания и дара Духа Святого. После же него имеет быть наследником престола Павел, состоящий в настоящее время чтецом11.

Затем, взглянув на блаженного Александра, патриарха Александрийского12, он сказал ему:

- Брат! и ты оставишь после себя превосходного наследника.

И, взявши за руку архидиакона его, Афанасия, произнес:

- Вот доблестный воин Христов; он будет наследником после тебя13, и не только твёрдо восстанет, вместе с моим братом Александром, против арианского нечестия, но и преуспеет в великих подвигах, так что его, вместе с мужественным Павлом, - ожидают многие страдания.

Так святой предсказал о будущем, и спустя десять дней после откровения Господня, в мире скончался в четвертый день июня месяца, проживши со дня своего рождение всего сто семнадцать лет. Ныне же святой пребывает в бесконечной жизни, предстоя престолу Великого Архиерея, прошедшего небеса, - Христа Спаса нашего; Ему слава во веки. Аминь.

Кондак, глас 4:
Веру Христову ясно ты проповедал еси, и сию соблюдая, во множество воистинну возрастил еси верное твое стадо: темже со ангелы Митрофане срадуешися, Христу моляся непрестанно о всех нас.


Ин кондак, глас 4:

От младенства явился еси честен сосуд, святитель быв избран Богу, Емуже с веселием взывал еси: равен еси Христе Отцу и Духу.
______________________________________________________________________
1 Император Константин Великий царствовал о 306 г. по 337 г.
2 Пров или Проб царствовал с 276 г. по 282 г.
3 Св. Тит занимал византийский епископский престол с 242 г. по 272 г.
4 Дометий был епископом Византии с 272 г. по 303 г.
5 Пров святительствовал с 303 г. по 315 г.
6 Св. Митрофан, первый патриарх Константинопольский, занимал Константинопольский престол с 315 г. по 325 г.
7 Фракия находилась в восточной оконечности Балканского полуострова и примыкала к морям Черному и Мраморному. В настоящее время - это восточная Румелия, Турецкая провинция.
8 Собор происходил в 325 г. и созван был для обличение ереси Ария, учившего, что Сын Божий не единосущен, а только подобосущен Отцу и есть тварное Существо, стоявшее, однако, выше прочих тварей. На этом соборе присутствовало 318 епископов, съехавшихся из различных стран, находившихся в пределах римской империи.
9 Хорепископ - сельский епископ, бывший в подчинении у городского.
10 Иллирия - провинция, обнимавшая всё восточное прибережье Адриатического моря с лежащими за ним местностями. Теперь на месте этой провинции - Албания, Далмадия и Босния.
11 После св. Митрофана патриархом Константинополя, действительно, был святой Александр (с 325 г. по 340 г.), а после него св. Павел, занимавший патриарший престол с некоторыми перерывами с 341 г. по 350 г.
12 Св. Александр занимал александрийский престол с 312 г. по 326 г.
13 После св. Александра патриархом александрийским, действительно, стал святой Афанасий, занимавший александрийскую кафедру с 326 г. по 373. На его долю выпало много преследований от ариан и арианствующих императоров. Несколько раз он скрывался из города, спасаясь на Западе; иногда его изгоняли из Александрии ариане. Такую же участь разделил с ним и св. Павел, патриарх Константинопольский.


Мч. Конкордия (ок. 175).

В царствование императора Антонина1 в городе Риме было возбуждено столь жестокое гонение против христиан, что никому, - если он не принесет жертвы богам, - ничего нельзя было ни купить, ни продать. Тогда в городе Риме проживал некий муж по имени Конкордий. Он происходил из благородного дома. Отец Конкордия, Гордиан, состоял в священном сане и был пресвитером. Имея сына Конкордия, Гордиан научил его разумению Священного Писание и веры Христовой. Поэтому епископом римским Пием, - который претерпел мучение за Христа в царствование императора Марка Аврелия2, Конкордий был поставлен в иподиаконы. Сей блаженный муж, вместе с Отцом своим, день и ночь упражнялся в посте и молитве; сверх того они щедрою рукою подавали милостыню убогим и всем нуждающимся. С своей стороны они просили у Господа даровать им возможность избегнуть жестокостей воздвигнутого на христиан гонения.

Однажды блаженный Конкордий сказал своему отцу:

- Господин мой! если ты не будешь иметь ничего против моего намерения, то дай мне благословение отправиться к святому Евтихию и поселиться с ним на короткое время, пока прекратится свирепство врага нашего, императора Антонина.

- Пробудем лучше здесь, чадо, - сказал на эту просьбу Конкордия отец, - дабы и нам получить от Господа венцы мученические.

Блаженный ответил:

- Мученический венец я могу получить везде, где благоволит Христос Бог, - посему позволь мне исполнить мое намерение.

После этих слов отец отпустил его, и Конкордий удалился к родственнику своему Евтихию, который тогда находился в своем имении на Саларийской дороге, близ города Требула3.

Принявши Конкордия с большою радостью, блаженный Евтихий стал воздавать благодарение Богу, и они вместе пребывали на том месте, упражняясь в посте и молитвах. Сюда приходили к ним многие, одержимые различными недугами. Они же, молясь во имя Господа Иисуса Христа, подавали им исцеления, - и чрез это слава о них распространялась среди народа на далекое расстояние. Услышал о них Тусский епарх, Торкват4, который проживал тогда в городе Сполете5. Призвав к себе блаженного Конкордия, он прежде всего спросил святого об имени его.

- Я христианин, - отвечал Конкордий.

- Я спрашиваю тебя о твоем имени, - снова сказал епарх, - а не о Христе твоем.

- Я уже сказал тебе, - отвечал святой Конкордий, - что я христианин и исповедую Христа.

- Принеси жертву бессмертным богам, - сказал епарх, - и будешь нам другом, - я буду считать тебя вместо отца и попрошу императора Антонина - господина моего, чтобы он назначил тебя жрецом богов.

- Пусть твои боги останутся лучше при тебе, - сказал на это святой Конкордий.

- Послушай меня и принеси бессмертным богам жертву, - продолжал уговаривать его епарх.

- Лучше ты меня послушай, - отвечал святой Конкордий, - и принеси жертву Господу Иисусу Христу, дабы избегнуть тебе вечных мучений. Если ты сего не сделаешь, то получишь наказание в вечной жизни и воспримешь мучение в неугасаемом огне.

Тогда епарх повелел бить его палками и бросить в общую темницу.

Ночью к Конкордию пришел блаженный Евтихий со святым епископом Аняимом. Аняим был другом Торквата и упросил его отпустить к нему узника на короткое время. И вот Конкордий ночью был выпущен из темницы и прожил вместе с Анфимом не мало времени. При этом Анфим посвятил Конкордия во иереи, и они, живя вместе, упражнялись в посте и молитвах.

По прошествии некоторого времени, Торкват послал за Конкордием и спросил его:

- Что ты придумал относительно своей жизни?

- Моя Жизнь - Христос, Которому я ежедневно приношу жертву хваления, а ты будешь гореть в геенне, - сказал епарху Конкордий.

Тогда Торкват повелел привязать святого к позорному столбу. Но святой с радостью говорил:

- Слава Тебе, Господи Иисусе Христе!

- Принеси жертву великому Зевсу6, - настаивал епарх.

- Я не стану приносить жертву глухому и немому камню, - отвечал блаженный Конкордий, - так как со мною Господь мой Иисус Христос, Которому служит душа моя!

После этого епарх, разгневавшись, отправил Конкордия на заключение в тесную темницу, а на руки и на шею его повелел наложить железо и запретил кому-либо входить к нему, ибо желал уморить святого голодом.

Но блаженный Конкордий, заключенный в темнице, не пал духом, но с веселием начал приносить благодарность всесильному Богу:

- "Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение", - воспевал он.

В полночь явился ему Ангел Господень и сказал:

- Не бойся, но мужественно стой в вере, потому что я с тобою.

По прошествии трех дней, епарх послал к нему ночью двух оруженосцев своих и повелел им:

- Пойдите и сообщите узнику, дабы он принёс жертву нашим богам, или же, в противном случае, - ему будет отсечена голова.

Оруженосцы пришли к Конкордию с идолом бога Зевса и спросили его:

- Слышал ли ты, что приказал епарх?

- Я не знаю этого, - отвечал святой.

- Принеси жертву богу Зевсу, - продолжали оруженосцы, - в противном же случае будешь обезглавлен!

Тогда блаженный Конкордий, благодаря Бога, сказал:

- Слава Тебе, Господи Иисусе Христе. И плюнул в лицо Зевса.

Видя это, один из воинов извлек меч и отсек святому голову и, таким образом, блаженный Конкордий, исповедуя Господа, испустил дух7.

После того пришли в темницу два клирика и некоторые благочестивые мужи; взяв тело святого, они положили его недалеко от города Сполеты, в месте, орошенном обильно текущими источниками. Здесь, у гробницы мученика, одержимые демонами и страждущие от различных болезней стали получать исцеления, по молитвам святого Конкордия, предстоящего Господу нашему Иисусу Христу, Который со Отцом и Духом Святым царствует во веки веков. Аминь.
_______________________________________________________________________
1 Римский император Антонин, прозван язычниками Шем, т. е. Благочестивым, царствовал с 138 г. по 161 г.
2 Марк Аврелий занимал римский императорский престол с 161 г. по 180 г.
3 Именем Требула назывались 3 городка в Сабинской земле, расположенной в средней Италии, на восток от Рима. Вследствие того, что в дальнейшем говорятся о том, как св Конкордия призвал к себе Тусский эпарх, обитавший в Сполете, в провинции Умбрии, нужно думать, что город, обозначенный здесь под именем Требула, находился в северной части Сабинской земли, недалеко от Умбрии, провинции расположенной к северо-востоку от Рима.
4 Тусками римляне называли жителей Этрурии, провинции, находящейся на западе Средней Италии, к северу от Рима. Таким образом Тусский епарх был правителем Этрурии.
5 Сполета, ныне Сполето, город в Средней Италии, в древней Умбрии, на границе с Этрурией Вероятно Умбрия и Этрурия находилась под властью одного правителя.
6 Зевс, по римски Юпитер, почитался главным божеством, отцом богов и людей; он являлся повелителем неба и земли, грома и молнии, ветров и дождей.
7 Это было около 175 года.

Прп. Мефодия, игумена Пешношского (1392).
http://i060.radikal.ru/1006/60/5d08520c1c01.jpg

Преподобный Мефодий еще в молодых летах, в числе первых, пришел к преподобному Сергию и под руководством сего великого наставника иноческой жизни провел несколько лет. О его родителях, времени и месте рождения ничего неизвестно. Ревнуя жить в безмолвии, он по благословению прп. Сергия удалился искать пустынное место. И в глуши дубового леса за рекой Яхромой, в 25 верстах от Дмитрова, на небольшом возвышении среди болота поставил он себе келлию для подвигов отшельничества. В суровом посте и постоянных молитвах текла жизнь преподобного, и его душа все более и более отрешалась от мира тленного и земного, стремясь в страны горние, небесные. Но как пламень костра просвечивается даже и через лесную чащу, так и подвижническое житие св. Мефодия не укрыли болота и леса от ревнителей благочестия, которые не замедлили собраться, чтобы под его руководством сделаться достойными будущей награды, обещанной Господом всем верным Его последователям. В это время преподобный Сергий, посетив любимого ученика, дал ему совет построить обитель и храм на другом, более сухом и обширном месте и благословил то самое, где и была основана обитель. Преподобный Мефодий, как послушный сын, исполнил волю наставника. Он сам трудился при строении храма и келлий, «пеш» нося деревья через речку, которую от того назвали Пешношею, а за обителью осталось навсегда имя Пешношской.
С 1391 года преподобный Мефодий стал игуменом своего монастыря. Поселившиеся здесь иноки вели трудолюбивый образ жизни, сами себе добывая пропитание и исполняя все нужные для обители работы, так что эта обитель по преимуществу была обителью трудолюбия. Только частые посты и молитвы разнообразили жизнь пешношских иноков. Сам игумен подавал братии пример во всем и был между ними первым по подвигам труда, молитвы и поста и через это самое воспитывал многих благочестивых иноков. Но, строгий по отношению к себе, прп. Мефодий был нетребователен и милостив к братии, снисходя к их немощам и предостерегая от ошибок в будущем.

По временам преподобный, как любитель безмолвия, удалялся за две версты от обители и здесь уединенно подвизался в молитве. Сюда же приходил к нему для духовных бесед преподобный Сергий. Потому эта местность названа была «Беседа». Преподобный Мефодий был погребен (ум. 1392 г.) в основанной им обители. В день преставления его, как видно из составленной в честь его службы, собралось множество народа - старцев, сирот и вдов - оплакивать кончину своего питателя.

Со дня кончины преподобного Мефодия ублажали его на Пешноше как святого, но до половины XVI века он не был канонизован Церковью. В 1547 году митрополитом Макарием послана окружная грамота во все епархии собрать каноны, жития и чудеса новых чудотворцев, просиявших добрыми делами и чудесами, по свидетельству «местных жителей всякого рода и звания». Грамота получена и на Пешноше, при игумене Варсонофии, который в это время был направлен в Казань для основания там новой обители. Любивший Пешношу, взявший с собою в новые места несколько иноков, мог ли игумен не благоговеть перед памятью преподобного Мефодия? Нет сомнения, он представил митрополиту Макарию самые полные и точные сведения о житии и чудесах преподобного Мефодия.

И вот Собор Московский 1549 года, свидетельствовав все эти каноны, жития и чудеса, «передал Божиим церквам петь, и славить, и праздновать новым чудотворцам». Каким именно чудотворцам положено на этом Соборе праздновать - сведений не сохранилось, но судя по тому, что Собору были представлены сведения, по возможности, о всех местных чудотворцах, можно думать, что теперь было установлено чествование всем русским святым, какие подвизались до половины XVI в. и которым еще не было установлено чествование. Что в числе канонизованных святых на этом Соборе был и преподобный Мефодий - видно из того, что в составленной в то время суздальским иноком Григорием службе всем российским новым чудотворцам в числе имен новых русских святых упоминается и преподобный Мефодий Пешношский.

С того времени имя преподобного Мефодия стали вносить в русские месяцесловы. Собственно на Пешноше память преподобного издревле праздновалась 14 июня, в день тезоименитого ему Мефодия, патриарха Константинограда, а служба совершалась по особенной тетради монаха Мисаила.

По рукописным святцам, «преподобный Мефодий, игумен Пешношской обители, ученик святого Сергия чудотворца, преставися в лето 6900 (1392), месяца июня в 14 день». Прп. Мефодия ублажали на Пешноши как святого со дня его кончины и память его праздновали в обители и в окрестных селениях июня 14-го дня. По другим источникам, преподобный Мефодий преставился месяца июня в 4-й день 1392 года, а память празднуется в один день с памятью свт. Мефодия, патриарха Константинопольского, 14/27 июня.

К лику святых прп. Мефодий причислен на Московском Соборе 1549 года. Мефодий был захоронен близ церкви святителя Николая. Учениками его над гробом была построена дубовая брусчатая часовня, которая существовала более 300 лет. В 1732 году на ее месте была построена небольшая церковь во имя преподобного Сергия, а часовня была перенесена в дубовую рощу, туда, где Мефодий срубил свою первую келью.

В 1549 году Московским собором Мефодий был канонизирован. День его поминовения 14 (28) июня.

Кондак преподобного Мефодия, игумена Песношского
глас 4

Послушания добрый рачитель быв,/ безплотныя враги слезными молитвами твоими крепко посрамил еси/ и явился еси Пресвятыя Троицы жилище,/ Юже зря, блаженне, ясно,/ Богомудре Мефодие преподобне,/ чудес дар от Ней приял еси./ Темже исцелявши с верою приходящих недуги,/ утолявши скорби/ и молишися непрестанно о всех нас.

Тропарь святителя Митрофана
глас 4

Правило веры и образ кротости,/ воздержания учителя/ яви тя стаду твоему/ Яже вещей Истина,/ сего ради стяжал еси смирением высокая,/ нищетою богатая,/ отче священноначальниче Митрофане,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим.
http://www.vidania.ru/p_mefodypeshnoshsky.html

Мчч. Фронтасия, Северина, Севериана и Силана (I).
Святой Фронтасий, Северин, Севериан и Силан были отправлены первым Петрагорийским епископом Фронтоном1 проповедывать слово Божие. Во время проповеди их схватил игемон Сквиридон и допрашивал:

- Скажите мне: откуда вы и какими именами называетесь? Ибо вы не только не принесли жертв богам, но отклонили от этого многих других и разрушили даже храмы богов. Скажите же, коею властью вы делаете так?

Они отвечали ему:

- Зачем ты допрашиваешь нас, игемон, будучи чужд божественной добродетели? уже не стремишься ли ты уничтожить правое дело? Тогда, прежде чем приступить к исполнению намерение своего, рассуди: кто сотворил твою душу и тело? Ведь языческие идолы - изделие человеческих рук и не могут ни себе принести пользы, ни иным помогать, тем более творить что-либо.

- Я вижу, - сказал Сквиридон, - что вы дерзки и многоречивы, наученные всякому пустословию от вашего Учителя.

- Наши слова исполнены истины, - отвечали Северин и Севериан, - ты же почитаешь идолов, которые суть камни, поставленные демонами; они - глухи, немы и пусты.

- Оставьте свои рассуждения, - прервал их Сквиридон, - и если хотите остаться в живых, принесите жертву богам.

- Наше приобретение заключается в том, - отвечал Фронтасий, - дабы жить и умереть за Христа!

После того игемон, обратился к Силану, умевшему играть на гуслях, благозвучных кимволах и лирах, и спросил его:

- А ты, юноша, почему не приносишь жертву богам?

- Я приготовился, - ответил святой Силан, - принести себя в жертву Господу моему Иисусу Христу, Который благодатью крещения омыл мир от греховной скверны.

- Каким образом омыл? - спросил игемон.

Силан отвечал:

- Господь мой Иисус Христос сказал Своим ученикам: "идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф. 28:19), "Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет" (Марк 16:16). Таким образом и ты, игемон, если уверуешь во Христа и крестишься - будешь спасен, если же не уверуешь - осужден будешь.

Разгневавшись, игемон приказал вывести их на место казни за город и подвергнуть жесточайшим мучениям. При этом, мучители вонзили в головы мучеников железные гвозди, по подобию тернового венца Спасителя нашего, и пригвоздили их к столбу. В голове каждого было по девяти гвоздей. Но жестокая ярость мучителей не могла отвратить от Христа Его воинов. После того как игемон не мог препобедить святых означенными мучениями, он сделал относительно их последнее решение - повелел отсечь им головы. Тогда святые мученики, преклонив на землю свои колени и препоручив Богу свои души, подставили выи палачам и восприяли мученическую кончину за исповедание имени Христова. Нечестивые воины, усекнувши главы мучеников, бросили их тела для поругания на землю, оставив честные останки без погребения. Но божественная сила совершила при этом следующее чудо.

Тела святых, при внезапном наитии на них святого Духа, - ожили, и каждое, взявши в руки лежавшую по близости свою голову, без всякой человеческой помощи встало на свои ноги и таким образом пришло к реке, называемой Ил. Вступив здесь на воды, ожившие тела мучеников шли по ним, как бы по сухой земле. Перейдя затем реку, на виду у многих, в изумлении наблюдавших чудо, они взошли на высокий холм. Тут они дошли до церкви Пречистой Богоматери Девы Марии, в которой молился святой епископ Фронтон. Святые мученики вошли внутрь церкви и, преклонив колена, сложили свои головы пред ногами епископа, а телеса свои крестообразно распростерли на земле, и они снова стали мёртвыми. Тогда святой епископ Фронтон, с пресвитером Анианом и при участии многочисленного народа, с почётом и песнопениями, предал погребению в вышеозначенном храме Фронтасия, Северина и Силана. Севериана же, по просьбе некоей благоговейной женщины, он с почетом похоронил в другом месте, находившемся в ее владениях, неподалеку от святых сострадальцев его.

Святые мученики пострадали в царствование римского императора Клавдия2, прославив своими делами и твёрдым исповеданием Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцом и Святым Духом честь и слава во веки. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Петрагорийская епископская кафедра иначе называлась Перическою. Город Перичев находился в южной Галлии.
2 Римский император Клавдий царствовал с 41 по 54 г.

Сщмч. Астия, еп. Диррахийского (II).
Священномученик Астий во времена императора Траяна (98 - 117), гонителя христиан, был епископом города Диррахия (Македония). Однажды святой увидел сон, предвещавший ему близкие страдания и смерть за Христа. Своим причетникам он велел скрыться, а сам был взят и жестоко избит оловянными прутьями и воловьими жилами. Святой Астий не отрекся от Христа. Обмазав его тело медом, чтобы увеличить страдания от укусов шершней и мух, его распяли на кресте. Тело священномученика с честью погребено христианами.

0

40

.........................продолжение от 17 июня

новомученников:

Сщмч. Петра пресвитера (1918).
Иерей Петр Беляев служил в Успенской церкви в поселке Каслинский Завод в Екатеринбургском уезде. Свободное время он уделял работе на небольшом приусадебном участке, благодаря которому он мог содержать свою семью - жену и нескольких детей. Жили они весьма скромно. Когда начались большевистские гонения на религию, население Каслинского Завода сплотилось вокруг Церкви. Храмы города едва вмещали молящихся. Большевики всевозможными способами старались отлучить людей от Церкви. 4 июня 1918 года отец Петр совершал отпевание и после литургии проводил усопшего в последний путь до самого кладбища, несмотря на то, что в это время за Каслинским Заводом шла перестрелка между красноармейцами и местным отрядом народного ополчения. После возвращения с кладбища отец Петр был арестован. При аресте священник был спокоен, простился со своей семьей и попросил передать всем, чтобы его простили, кого он волей или неволей огорчил. Под конвоем красноармейцев он был уведен из дома. Той же ночью отец Петр Беляев был расстрелян. В штабе Красной армии скрыли информацию о расстреле. Утром матушка понесла арестованному отцу Петру хлеб, но ей сказали, что заключенных перевели в Екатеринбург. Семья продолжала верить, что их батюшка жив, вплоть до прихода Чехословацкого корпуса армии адмирала Колчака. После захвата им города Касли было произведено следствие по большевистским расстрелам и через три дня найдено тело отца Петра. 7 июля 1918 года священномученика Петра Беляева отпевали вместе с другими тридцатью убитыми, в числе которых были протоиерей Александр Миропольский и иерей Петр Смородинцев. Священномученики были похоронены в поселке Каслинский Завод у алтаря Успенского храма.

Сщмч. Иоанникия, митр. Черногорско-Приморского (1945).
Имя сщмч. Иоанникия (Липоваца) внесено в месяцеслов согласно определению Священного Синода Русской Православной Церкви от 27 декабря 2000 года. Прославление совершено Сербской Православной Церковью.

священномученник Иоанникий (Липовац) занимает особое место в ряду сербских новомученников, прославленных в лике святых в конце XX века. Этот архиерей Божий был одним из первых, кто открыто возвысил свой голос против террора коммунистов, ввергнувших сербский народ в огонь братоубийственной гражданской войны. Он же, вместе с большей частью вверенного ему духовенства, стал и одной из первых жертв этого террора. Можно с уверенностью сказать, что вступление на кафедру Черногорских митрополитов стало для владыки Иоанникия началом восхождения на Голгофу. Четыре года архипастырского служения его были исполнены постоянных невзгод и потрясений, страданий и непрестанной отчаянной борьбы за Церковь и народ.

Будущий священномученник родился 16 февраля 1890 года в Боке Которской, на берегу Адриатического моря. В крещении ему было дано имя Иоанн. Будущий архипастырь закончил гимназию в Которе, Богословский институт в Задаре, а затем и философский факультет Белградского университета. В 1912 году на день святого Димитрия епископом Бококторским и Дубровицким Владимиром он был рукоположен в сан диакона, а через два дня принял священнический сан. В последующие годы он нес служение в родном Которе и Петровце, а с 1922 года преподавал в гимназии и семинарии в Цетинье. В 1925 году был переведен в Белград, где преподавал в 1-й мужской гимназии.

8 декабря 1939 года Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви избрал его, как вдового священника, викарием Патриарха Сербского для Черногории с почетным титулом епископа Будимльского. 1 февраля 1940 года митрополит Скопский Иосиф (Цвиевич) совершил его монашеский постриг с именем Иоанникия, а 10 февраля в кафедральном соборе Белграда произошло наречение новоизбранного епископа. 11 февраля 1940 года Патриарх Сербский Гавриил в сослужении митрополита Скопского Иосифа и епископа Зворницко-Тузланского Нектария совершил епископскую хиротонию владыки Иоанникия.

20 февраля 1940 года епископ Иоанникий прибыл в расположенный на границе вверенной ему епархии город Херцег Нови. Здесь его земляками ему была устроена радушная встреча. На железнодорожной станции собралась масса народа, представители властей и общественности, духовенство. После приветственных слов митрополит отправился в монастырь Савину, где был отслужен краткий молебен и состоялся праздничный обед.

На следующий день владыка был также с любовью встречен в родном Которе. После молебна в храме святителя Николая и обеда, устроенного в доме родного брата владыки, он отправился в Будву и дальше в Цетинье. Ровно в 16 часов он прибыл в столицу Черногорских митрополитов, где был встречен торжественным звоном колоколов. В Цетинском монастыре его встречали представители властей, армии, общественности, ученики местных школ, а также духовенство во главе с ректором семинарии отцом Михаилом Вуйисичем. Поприветствовав встречающих, владыка проследовал с духовенством в храм. После искренних сердечных приветствий и благодарственной речи епископа все направились в канцелярию митрополии, где был организован прием.

10 декабря 1940 года по решению Архиерейского Собора викарный епископ Будимлянский Иоанникий был избран митрополитом Черногорско-Приморским с кафедрой в Цетинье.

По признанию некоторых биографов митрополита, период, на который пришлось его архипастырское служение, был страшней и тяжелей, чем времена, в которые жил и управлял Черногорией его славный предшественник – святой митрополит Петр Цетинский. «Великое зло было в Черногории в XIX веке. Но мы еще не понимаем, какое зло не только в Черногории, но и во всех сербских землях было в XX веке. Черногорию во времена святого Петра распинало зло турецкое и зло братской мести и разногласий. Черногорию во время митрополита Иоанникия распинало и распяло зло фашизма и зло коммунизма», – справедливо пишет Велибор Джомич.

В годы войны

С началом войны в апреле 1941 года и оккупации Черногории архипастырь оказался в весьма сложном положении. В оккупированную итальянцами Черногорию хлынул поток беженцев с территории Герцеговины, где орудовали хорватские усташи, и из соседних Косово и Метохии, где против сербского населения развернулся албанский террор. Предметом особых забот митрополии и лично владыки Иоанникия стали многочисленные беженцы и обездоленные. Как отмечает автор монографии «Гражданская война в Черногории. 1941–1945 годы» В. Редзич, «Цетинская митрополия стала местом, куда ежедневно приходили люди из разных краев Черногории, Боки и Санджака»[1]. Владыка стал ходатаем и заступником для священнослужителей, военнослужащих и гражданских лиц, оказавшихся в концентрационных лагерях, интернированных на территорию соседних Албании и Италии. Он неоднократно обращался с ходатайствами к высшим представителям оккупационных властей.

Первоначально итальянцы сравнительно миролюбиво отнеслись к местному населению и даже постарались сохранить некоторые довоенные органы административного управления. Однако их конечной целью было создание марионеточного королевства Черногории, и поэтому они всячески поддерживали не пользовавшихся широким авторитетом местных сепаратистов. Владыка Иоанникий предусмотрительно держался в стороне от этих политических акций.

Король Италии Виктор Эммануил III.

16 мая 1941 года Черногорию посетил король Италии Виктор Эммануил, визит которого был составной частью плана итальянцев по провозглашению независимого черногорского государства. Накануне его приезда полиция обошла дома «сомнительных лиц», не пожелавших подписывать заявление о лояльности итальянским властям. После посещения Подгорицы итальянский король прибыл в Цетинье. В ряду прочих мест он посетил и резиденцию митрополита. Владыка Иоанникий встретил его в простой мантии, без каких-либо знаков митрополичьего достоинства[2]. Обратившись к королю с положенным приветствием, он отметил, что его страна порабощена, а народ опечален, и он был бы счастлив встретить короля при других обстоятельствах. Слова митрополита, обращенные к Виктору Эммануилу, звучали скорее как укор, чем как ожидаемое приветствие. По воспоминаниям очевидцев, выйдя из Цетинского монастыря, итальянский король выглядел подавленным. Отношение итальянцев к владыке после визита короля заметно ухудшилось.

В июле 1941 года на территории Черногории началось народное восстание против оккупантов. При этом коммунисты, хотя они и были одними из инициаторов начала вооруженной борьбы, тем не менее, не сыграли заметной роли в ходе наиболее тяжелых и кровопролитных боев. Первоначальный успех восставших оказался непродолжительным. По сути, восстание привело лишь к жестоким и кровавым акциям возмездия со стороны оккупантов и их пособников. Относительно миролюбивая политика итальянцев в отношении населения Черногории сменилась террором. Восставшие же были плохо подготовлены и не могли оказать серьезного сопротивления прекрасно вооруженным итальянским боевым частям.

Вместе с тем и в среде восставших произошло четкое размежевание по политическим взглядам. Для коммунистов борьба с оккупантами была неотъемлемой частью мировой революции и борьбы за установление диктатуры пролетариата. При этом масштабы народных жертв не особо принимались ими в расчет. Любые же политические силы и отдельные личности, зачастую самые благородные представители патриотических кругов, противившиеся безумному и бессмысленному кровопролитию, были тут же записаны коммунистами во врагов народа, предателей и пособников оккупантам. Врагами для коммунистов стали очень многие истинные патриоты, бывшие офицеры, члены довоенных органов управления, священнослужители, представители интеллигенции и крестьяне, не разделявшие идей мировой революции. Вполне естественно, что одной из самых неудобных для коммунистов фигур вскоре стал пользующийся народным авторитетом митрополит, действия и поступки которого были продиктованы единственным желанием – сохранить Церковь и паству.

«Несчастья умножились, – пишет тот же Редзич, – когда коммунисты начали восстание. Ходатайства об освобождении заложников, оказание помощи арестованным и отправленным в лагеря в Албании, семьям, у которых итальянцы сожгли дома, ограбили и уничтожили имущество, и другим были постоянными занятиями священников. В эти дни сам митрополит Иоанникий написал более 400 прошений и других обращений на итальянском языке и направил оккупационным органам»[3].

«Коммунистическое восстание и убийства коммунистами невиновных людей породило пропасть между ними и духовенством. Цетинский митрополит осудил их действия и… призвал не следовать за их “ложью и безбожием”»[4]. Жестокие акции террора и расправы над ни в чем не повинным населением со стороны партизан принимали поистине демонических характер.

18 мая 1942 года митрополит разослал окружное послание всем священникам с просьбой до 1 июня предоставить свидетельства о фактах коммунистического террора.

«Скоро уже год, – писал митрополит, – как в Черногории воцарился хаос. В последние месяцы коммунисты развязали невиданный террор. В том насилии, что учинили они над нашим народом, больше всего страдала Церковь и священнослужители, которые были различными способами мучимы партизанами. Известия, доходившие до нас из разных районов епархии, и рассказы священников, посещавших нас в последнее время, были более чем ужасающими. Однако и до сих пор мы не располагаем точными сведениями о терроре, осуществленном коммунистами в Черногории. Известно о нескольких храмах, пострадавших во время партизанской операции. Известно, что многие святые места осквернены этими безумцами. Эти данные, которыми мы сейчас располагаем, неполны, и мы призываем всех приходских священников и настоятелей монастырей… предоставить нам в рабочем порядке точные и детальные сообщения о терроре, совершенном коммунистами, а также об ущербе, нанесенном ими Церкви и ее имуществу»[5].

По всей епархии пылал пожар войны. Многие церковные объекты страдали от действий итальянцев. Чаще всего это происходило в ходе военных операций против партизан. В период с 28 января по 9 февраля 1942 года итальянская артиллерия из Даниловграда, действовавшая против партизан, неоднократно обрушивала свой огонь на монастырь Ждребаоник. Во время самого сильного обстрела настоятель монастыря иеромонах Павел (Павичевич) сумел вместе с двумя помощниками вынести из монастыря кивот с мощами святителя Арсения Сремца и временно поместить их в церкви святителя Николая в Еленике. 21 апреля 1942 года отец Павел извещал своего правящего архиерея о трагической судьбе обители: «Новая колокольня полностью разрушена, два колокола разбиты и выведены из строя, кров полностью разрушен, свод церкви так пострадал, что каждый день ожидаем его обрушения, иконостас сильно пострадал от снарядов. Все церковные книги, литийница, потир, прибор для причастия, все кресты, кадила, церковные одежды и другая церковная утварь уничтожены, разбросаны и разбиты в церкви…»[6].

Итальянцы разрушили подсобные здания монастыря святителя Николая в Нижних Брчелах и разорили практически все монастырское имущество. В апреле 1942 года хозяйство этого монастыря было отобрано итальянской армией для своих нужд. На территории обители были возведены армейские постройки. Итальянцы разрушили монастырское здание, в котором размещалась местная начальная школа, и построили на его месте кухню[7].

2 марта 1942 года итальянцы подожгли церковь святого Георгия в селе Корнет. 13 апреля 1942 года итальянская артиллерия обстреляла величайшую черногорскую святыню – капеллу святого Петра Цетинского на Ловчене. Митрополит Иоанникий незамедлительно обратился по этому поводу к губернатору Бироли с просьбой срочно провести осмотр и ремонт капеллы[8].

Игумен монастыря Враньина Роман (Вукманович) сообщал в митрополию, что в апреле 1942 года монастырь был трижды ограблен, а монастырский корпус сожжен. Весной 1943 года в ходе операций против партизан итальянская авиация бомбила монастырь Морачу, а 23 мая того же года обитель подверглась артиллерийскому обстрелу. В 1943 году итальянцами был подожжен корпус монастыря Жупа под Никшичем. В храме святого Димитрия в Браичах итальянцы, начиная с июля 1941 года, содержали жителей села и лошадей.

Немалый урон храмам и монастырям нанесли формирования партизан-коммунистов. В своем сообщении митрополиту от 1 июля 1942 года священник Алекса Живкович писал, что коммунисты повредили местную приходскую церковь, разорвали и разбросали по храму богослужебные книги[9]. 17 апреля 1942 года партизаны подожгли церковь архангела Михаила в селе Барямовице под Цетинье вместе почти со всем селом, жители которого в основной массе были против коммунистов[10].

В Пасхальном послании 1942 года, опубликованном в газете «Голос черногорца», митрополит Иоанникий открыто выступил с осуждением коммунистов. «Дорогие мои духовные чада, – писал он, – сегодня, когда мы празднуем светлое Воскресение Христово… сердце мое исполняется печалью и горечью, душа моя плачет, когда думаю, что уже больше года часть нашего народа, особенно молодежь, пошла путем греха, поплыла мутными коммунистическими водами»[11]. Обратив внимание на причины того, почему коммунистические идеи нашли благодатную почву в Черногории, владыка пишет о том, что коммунизм начал свое разрушительное действие уже много лет назад. «Что коммунисты требуют от нашего народа? Ни больше ни меньше как отречься от своей народности и Православия, а значит, отречься от того, что для народа самое святое и самое дорогое, что составляет основу его жизни и смысл его существования»[12]. Далее владыка осуждает коммунистов за то, что 13 июля 1941 года они «подняли кровавое восстание», приведшее к неисчислимым народным страданиям, и обагрили свои руки братской кровью.

Митрополит применял и всю полноту церковной судебной власти в отношении представителей духовенства, присоединившихся к партизанам-коммунистам. 6 апреля 1942 года он приказал архиерейским наместникам прислать информацию о поведении подчиненных им священников на территориях, контролировавшихся некоторое время коммунистами. «Особенно сообщите о тех священнослужителях, – говорится в распоряжении, – которые сражались на стороне коммунистов или распространяли их пропаганду и тем самым содействовали их преступлениям. К сожалению и стыду всех нас, священников, и на соблазн верующих, были и такие священники и иеромонахи»[13]. Согласно полученным данным, было установлено, что семь священников и один секретарь церковного суда активно сотрудничали с коммунистами. 16 апреля 1942 года митрополит Иоанникий запретил их в служении. Позднее митрополит Иоанникий и другие представители духовенства неоднократно выступали с осуждением действий партизан-коммунистов на территории Черногории, охваченной кровопролитной гражданской войной. В ситуации, когда приходилось выбирать из двух зол меньшее, представителям Сербской Церкви было легче найти общий язык с оккупационными властями, которые, по крайней мере, не испытывали такой патологической ненависти к Церкви, как коммунисты.

В 1944 году митрополиту Иоанникию удалось наконец наладить контакт со Священным Синодом в Белграде. В самом начале года митрополит писал в своем сообщении Священному Синоду СПЦ о тяжелом положении митрополии:

«На территории епархии разрушены и подожжены монастыри: Режевич, Градиште, Ждребаоник, Жупа и Биела.

Практически все остальные монастыри пострадали и особенно материально опустошены, потому что большинство из них находится в руках коммунистической организации.

Иеромонахи частью убиты, многие избежали смерти, покинув перед превосходящей силой монастыри; а есть, к сожалению, и такие, кто находится на службе у коммунистов.

От детального рассмотрения мы воздерживаемся потому, что не имеем сообщения с внутренними районами епархии…»[14].

Довольно емко определил положение Сербской Церкви в Черногории исследователь Вукич в книге «Черногорско-Приморская митрополия на распутье истории»: «Фашистская оккупация и гражданская война в 1941–1945 годах создали серьезную угрозу Цетинской митрополии и существованию православного духовенства в Черногории. Митрополия оказалась в незавидном положении под давлением двух воинствующих идеологий антихристианского духа (фашизма и коммунизма), которые создавали угрозу сохранению православной веры, культуры и цивилизации не только в Черногории, но и на всем сербском и русском этническом пространстве. Однако неумолимые исторические факты свидетельствуют, что коммунисты в Черногории… применяли несравнимо более жестокие репрессии в отношении православного клира, нежели оккупационные власти»[15].

Об обстоятельствах мученической кончины

В ноябре 1944 года, при наступлении партизан, митрополит Иоанникий принял решение временно покинуть Цетинье вместе со значительной частью православного духовенства и отправится в сторону западной границы Югославии. Произошел фактический исход сербского духовенства. В колонне беженцев, помимо свыше 60 священников, было около 5–6 тысяч черногорских четников, большое количество стариков, женщин и детей. Беженцы отправлялись в буквальном смысле слова в неизвестность. По всей видимости, это был шаг отчаяния в надежде оказаться в американской оккупационной зоне и не попасть в руки к коммунистам. Однако достигнув Словении, беженцы у местечка Зидани мост были схвачены военнослужащими 1-й Югославской армии, которой командовал генерал Печко Дапчевич.

В первой половине июня 1945 года в Аранджеловце митрополит Иоанникий был убит. Расправой над митрополитом командовали тогдашний полковник ОЗНА Владимир Ролович и генерал Пеко Дапчевич.

В начале 90-х годов XX века на страницах церковной прессы появилось несколько неизвестных ранее свидетельств об обстоятельствах мученической кончины митрополита. В календаре «Церковь» за 1991 год было помещено свидетельство профессора Светозара Душанича. Его отец, священник Стева Душанич, служил в конце войны в Аранджеловце. Он сообщал, что когда в середине сентября 1944 года в Аранджеловац пришли партизаны, то в одном из зданий разместилось отделение ОЗНА ("ОЗНА" - Отделение защиты народа.) . В комнатах временно содержалось по 30–40 заключенных, которых потом планомерно ликвидировали у реки под горой Букуль. В один из праздничных дней отец Стева застал во дворе группу заключенных, выведенных на прогулку, среди которых был пожилой человек с белой бородой и в гражданской одежде, который сообщил ему, что он митрополит Черногорско-Приморский Иоанникий. Владыка рассказал отцу Стево, что после ареста был доставлен в Загреб, где у него отняли личные вещи, панагию и облачение. Информация о том, что митрополит Иоанникий находится в Аранджеловце дошла до священноначалия в Белграде, но попытка прояснить у представителей народной власти судьбу заключенного не принесла успеха.

О последних днях митрополита Иоанникия в Аранджеловце свидетельствует и доктор Александр Недок, лично знавший митрополита. В июне 1945 года он находился в качестве военнослужащего в штабе 1-й Югославской армии. Однажды в разговоре с сослуживцами он узнал о том, что его бывший учитель закона Божиего находится в тюрьме в Аранджеловце. На вопрос о том, может ли он посетить заключенного, был получен ответ, что это запрещено и что лучше даже не говорить об этом. Через несколько дней он получил известие, что митрополит Иоанникий мертв.

Другое, короткое, но многоговорящее свидетельство о кончине митрополита содержится в документе, направленном штабом 1-й Югославской армии 21 июня 1945 года в Черногорскую митрополию в Цетинье: «Посылаем вам панагию и крест, которые найдены у разбойника бывшего митрополита Иоанникия. Смерть фашизму, свобода народу!».

Генерал Пеко Дапчевич

В одном из номеров журнала «Светигора» за 1992 год был опубликован рассказ протоиерея Бранко Марковича, единственного на тот момент живого священника, получившего хиротонию от рук священномученника. Отец Бранко сообщал, что в 1951–1952 годах встречал в монастыре Прасквица человека, работавшего раньше при митрополите и покинувшего вместе с ним Цетинье в 1944 году. По его словам, владыка был схвачен вместе с группой священников у Зиданого моста, отправлен в Загреб и приведен к Пеко Дапчевичу. Дапчевич спросил митрополита: «Ты ли Иоанникий (Липовац)?» Услышав утвердительный ответ, он заявил, что владыка не имеет право представляться митрополитом, потому что в Цетинье всегда правили великие и заслуженные люди, а не такие предатели, как он. На это владыка указал Дапчевичу, что он не имеет права так вести себя с ним, митрополитом, потому что именно он вызволил из итальянского лагеря мать Дапчевича и сделал все возможное для освобождения отца. Дапчевич ответил, что это и является подтверждением службы владыки оккупантам, а затем приказал снять с владыки все знаки епископского достоинства.

На основании этих и других свидетельств известно, что митрополит Иоанникий убит в первой половине 1945 года в Аранджеловце. Точное место его захоронения осталось неизвестным.

В конце 1946 года митрополит Скопский Иосиф сообщал, что Патриарх Гавриил, узнав об исчезновении митрополита Иоанникия из Аранджеловца и предполагая, что он убит, совершил заупокойное поминовение.

Долгие годы имя священномученника практически было предано забвению. Только в 1990-е годы историки и церковные публицисты получили возможность исследовать судьбу и духовное наследие митрополита Иоанникия. В 1996 году вышла в свет книга Велибора Джомича «Голгофа митрополита Черногорско-Приморского Иоанникия 1941 – 1945», в которой были собраны документы, в полной мере отражающие все обстоятельства нелегкого служения архиерея в годы войны и оккупации.

22 мая 1998 года Священный Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви на своем заседании принял решение о канонизации митрополита Черногорско-Приморского Ионникия (Липовца) в лике священномученников, наряду с другими сербскими архиереями, пострадавшими за Христа в годы Второй мировой войны. Торжественное прославление священномученика Иоанникия в лике святых состоялось 22 мая 2002 года в храме Святого Саввы в Белграде.

Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 2, 10-16; Мф. 4, 18-23). Позвал Господь Петра и Андрея, и они тотчас, оставя все, пошли за Ним. Позвал Он Иакова и Иоанна, и они тоже тотчас оставили все и пошли за Господом. Отчего же они так скоро и охотно пошли? Оттого, что увидели лучшее. Таков уж закон у нас в душе, что узнав и вкусив лучшее, она отвращается от худшего и бросает его. Тут совершается то же, что потом Господь изобразил в притче о сокровище, сокрытом на селе, и о бисере многоценном. Это сокровище и бисер - вера в Господа и общение с Ним по силе веры. Обладателями этого мы нарицаемся еще в крещении. Отчего же мы так мало ценим такое сокровище и, мало ценя, меняем на пустошь? Оттого, что во время воспитания не вводят нас во вкус этого сокровища, и оно становится чуждо нашему сердцу. Сердце наше не знает этого лучшего. Оно знает только, что из нехорошего меньше нехорошо и что больше, и на этом основывает свой взгляд. Тут и причина вся, отчего иных зовет Господь и они идут, а мы, и призванные, бежим от Него.
****************************************************************************************************************************************
Мы созданы на добрые дела
  "Ибо мы - Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять"
(Ефес. 2, 10)

Вы, верующие в Господа, Который создал вас на добрые дела, не знаете разве, что Он вас предназначил исполнить эти добрые дела здесь по отношению ко всему, окружающему вас, с полною готовностью и от всей души? Вы, может быть, очень тяготитесь окружающей вас обстановкой? Быть может, обстановка эта кажется вам унизительной и раздражает вас? Быть может, круг вашей деятельности кажется вам слишком ограниченным или слишком обыденным? Но все это известно Господу Малейшее страдание ваше находит в Нем отклик и сочувствие.
Пусть же утвердится в вас сознание того, что и для вас возможна блаженная жизнь, "сокрытая со Христом в Боге" (Кол. 3, 3), - жизнь, полная мира и радости, полная любви и свободы, жизнь благословенная, даже среди всех этих тяготящих вас обстоятельств. В такой жизни все, с первого до последнего часа, все наши личные заботы и общественные бедствия, наш сравнительно легкий крест так же, как и самый тяжелый, все является нам во свете Святой, непогрешимой воли Божией и поэтому принимается нами "от души", без ропота! "Исполняя волю Божию от души" (Ефес. 6, 6), вы почувствуете духовное общение с Духом Божиим, осеняющим вас. Вы "представите себя Богу, как оживших из мертвых" (Рим. 6, 13), и все озарится для вас новым светом. "Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15, 5), но "Бог производит в вас и хотение и действие, по Своему благоволению" (Флп. 2, 13) и по Своей святой воле. Не забывайте эту святую истину, она даст вам силу и радость, преобразит всю вашу жизнь.

из истории дня:
В 1916 г. Русские войска захватили Черновцы (Буковина)
В 1909 г. в Финляндии прошла встреча кайзера Германии Вильгельма II и Русского Императора Николая II
В 1634 г. в селе Семлево на реке Поляновке Россия и Польша заключили мир, положивший конец русско-польской войне 1632-34 гг. (поляки отказались от притязаний на русский престол)
В 1709 г. Император Петр I прибыл в армию под Полтавой
В 1763 г. Императрица Екатерина II издала манифест, запрещающий произнесение необдуманных речей, опасных для общественного спокойствия
В 1787 г. в ходе поездки по Югу России Екатерина II прибыла в Кременчуг
В 1794 г. Русские войска взяли Краков, центр восставших поляков
В 1813 г. Россия и Пруссия заключили перемирие с Наполеоном
В 1877 г. турецкие войска осадили Русскую крепость Баязет на Кавказе
В 1798 г. родился Александр Горчаков, Русский князь, министр иностранных дел России (1856-79 гг.), канцлер (1867-83 гг.)
В 1645 г. армия английского короля разбита революционными войсками у Нэйсби, что решило исход гражданской войны
В 1880 г. Русский офицер Александр Можайский подал прошение о выдачи ему патента на воздухоплавательный аппарат
В 1995 г. бойцы "Альфа" начали штурм больницы в Буденновске, которую захватили басаевские бандиты

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: /viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

41

Во славу Божию и на пользу ближнего !

18 ИЮНЯ -Память:

Игоревской иконы Божией Матери.
http://s39.radikal.ru/i085/1006/96/4d8801ddf2f6.jpg

Игоревская икона Божией Матери (празд. 5 июня), чудотворная, согласно преданию, была моленным образом блгв. вел. кн. Киевского Игоря (Георгия) Ольговича († 1147).

В 1146 г. по смерти вел. кн. Всеволода Ольговича его брат кн. Новгород-Северский Игорь был объявлен вел. кн. Киевским. Однако киевляне тайно призвали  на княжение Переяславского кн. Изяслава Мстиславича, к-рый низложил Игоря с киевского престола и заточил в "поруб". Там князь тяжко заболел, и ему разрешили принять схиму в киевском Феодоровском мон-ре. Его пребывание в мон-ре было недолгим. В ожидании расправы князь-страстотерпец молился перед келейной иконой, к-рая впосл. была названа "Игоревская" и почиталась чудотворной. В 1147 г., желая расправы над Ольговичами, киевляне выволокли кн. Игоря из церкви и убили. О молении кн. Игоря перед иконой Божией Матери сообщается в "Повести о убиении блаженного Игоря" в рукописи Киево-Печерского патерика (XVII в.) из собрания ТСЛ (Бережков. 1893. С. 37-38. Примеч. 24).

Празднование иконе совпадает с днем перенесения мощей князя из Киева в Спасо-Преображенский собор в Чернигове (1150). Позже образ был перемещен в придел ап. Иоанна Богослова в Успенском соборе Киево-Печерской лавры, где находился до нач. XX в. (о чем упом. в лит-ре, посвященной киевским святыням). В наст. время местонахождение иконы неизвестно. Представление о ней можно составить по воспроизведениям в изданиях о Киево-Печерской лавре.

И. и. (размер ок. 40×31 см) была украшена серебряной золоченой орнаментированной ризой с выгравированным на ней текстом об истории образа. В нач. XX в. по заданию Комитета попечительства о рус. иконописи худож. А. Шинкаренко выполнил копию с И. и. (без ризы). Это изображение, воспроизведенное Н. П. Кондаковым  (Кондаков. Т. 3. Рис. 121), дает представление об иконографии и отчасти о стилистических особенностях образа.

И. и.- уменьшенный оплечный извод визант. иконы "Елеуса" (Умиление), по перенесении из Киева во Владимир получившей название "Владимирская икона Божией Матери". Создание уменьшенных вариантов чтимых икон восходит к древней традиции (напр., поколенные, поясные и оплечные списки ростовой к-польской иконы Божией Матери "Одигитрия"). В изводе И. и. повторены основные особенности Владимирской иконы Божией Матери: наклон головы Богородицы, поза Младенца, положение Его правой протянутой руки, лежащей у плеча Богоматери, характерный силуэт изображения. Но есть и отличия: взгляд Богоматери отражает Ее созерцательно-молитвенное состояние, он не устремлен к предстоящему, как на Владимирской иконе; левая рука Младенца, к-рой Он на первообразе обнимает Богоматерь под мафорием, на И. и. не изображена. "По своей технике икона (И. и.- Ред.), несомненно, греческого письма, но не столь древнего, как о том утверждает сохраненное за нею предание", "по особенностям личного письма напоминает Владимирскую, а охрение сходно с Иверской Афонской и некоторыми другими древними иконами" (Кондаков. Т. 3. С. 174-175).

Самые ранние из известных списков И. и.- 2 иконы 2-й пол. XVI в. (обе в ГТГ: одна происходит из собрания П. М. Третьякова, другая поступила из ГИМ). Обе выполнены в Москве, возможно во времена митр. Макария (1542-1563), когда в его мастерских создавались повторения древних чтимых икон с точным соблюдением их иконографии и размеров.

В лицевом "Житии прп. Сергия Радонежского", в т. ч. в композиции "Явление Богоматери прп. Сергию" (РГБ. Ф. 309/III. № 21/М. 8663, кон. XVI в.), в качестве келейного образа преподобного устойчиво воспроизводится извод И. и. Возможно, такая икона была семейной реликвией прп. Сергия Радонежского, уроженца Ростовской земли, где в кафедральном ростовском Успенском соборе кн. Владимиром Мономахом был поставлен список киевской святыни, выполненный, по преданию, прп. Алипием Печерским (Гусева. 1998. С. ?).
http://www.sedmitza.ru/text/814465.html

Прп. аввы Дорофея, из обители аввы Серида (ок. 620)

Преподобный авва Дорофей был учеником преподобного Иоанна Пророка в палестинском монастыре аввы Серида в VI веке.

В молодости он усердно изучал науки. "Когда учился я внешнему учению, - писал авва, - то вначале весьма тяготился я учением, так что, когда приходил брать книгу, то шел как бы к зверю. Но когда стал я принуждать себя, то Бог помог мне, и я так привык, что не знал, что ел, что пил, как спал, от теплоты, ощущаемой при чтении. Никогда не могли завлечь меня за трапезу к кому-либо из друзей моих, даже не ходил к ним и для беседы во время чтения, хотя любил я общество и любил товарищей моих. Когда отпускал нас философ... я отходил туда, где жил, не зная, что буду есть, ибо не хотел тратить времени для распоряжения насчет пищи". Так впитывал преподобный авва Дорофей книжную премудрость.

С еще большей ревностью посвятил он себя иноческому деланию, когда удалился в пустыню. "Когда пришел я в монастырь, - вспоминал преподобный, - то говорил себе: если столько любви, столько теплоты было для внешней мудрости, то тем более должно быть для добродетели, - и тем более укрепился".

Одним из первых послушаний преподобного Дорофея было встречать и устраивать приходивших в обитель богомольцев. Ему приходилось беседовать с людьми разного положения, несшими всевозможные тяготы и испытания, боримыми разнообразными искушениями. На средства одного брата преподобный Дорофей выстроил больницу, в которой сам прислуживал. Сам святой авва так описывал свое послушание: "В то время я только что встал от болезни тяжкой. И вот приходят странники вечером, - я проводил с ними вечер, а там погонщики верблюдов, - и им приготовлял я нужное; много раз случалось, что когда отходил я спать, встречалась другая нужда, и меня будили, - а затем приближался час бдения". Чтобы бороться со сном, преподобный Дорофей упросил одного брата будить его к службе, а другого не позволять дремать во время бдения. "И поверьте мне, - говорил святой авва, - я так уважал их, словно от них зависело мое спасение".

В течение 10 лет преподобный Дорофей был келейником у преподобного Иоанна Пророка. Еще и прежде он открывал ему все помыслы, а новое послушание соединил с совершенным преданием себя в волю старца, так что не имел никакой скорби. Беспокоясь, что он не исполнит заповедь Спасителя о том, что многими скорбями подобает войти в Царство Небесное, авва Дорофей открыл этот помысл старцу. Но преподобный Иоанн ответил: "Не скорби, тебе не о чем беспокоиться, кто находится в послушании у отцов, тот наслаждается беззаботностью и покоем". Преподобный Дорофей считал счастьем для себя служить великому старцу, но всегда был готов уступить эту честь другим. Кроме отцов обители аввы Серида преподобный Дорофей посещал и слушал наставления и других современных ему великих подвижников, в том числе и преподобного аввы Зосимы.

После кончины преподобного Иоанна Пророка, когда авва Варсануфий принял на себя совершенное молчание, преподобный Дорофей оставил монастырь аввы Серида и основал другую обитель, иноков которой окормлял до самой кончины.

Преподобному авве Дорофею принадлежит 21 поучение, несколько посланий, 87 вопросов с записанными ответами преподобных Варсануфия Великого и Иоанна Пророка. В рукописях известны также 30 слов о подвижничестве и запись наставлений преподобного аввы Зосимы. Творения аввы Дорофея исполнены глубокой духовной мудрости, отличаются ясным, отточенным стилем, простотой и доступностью изложения. Поучения раскрывают внутреннюю жизнь христианина, постепенное восхождение его в меру возраста Христова. Святой авва часто обращается к советам великих святителей: Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского. Послушание и смирение, соединенные с глубокой любовью к Богу и ближним, являются теми добродетелями, без которых невозможна духовная жизнь, - эта мысль пронизывает все поучения аввы Дорофея.

В изложении везде ощутима личность преподобного Дорофея, которого его ученик, преподобный Досифей (память 19 февраля), охарактеризовал так: "К подвизавшейся с ним братии он относился со стыдливостью, смирением и приветливо, без гордости и дерзости; ему были свойственны добродушие и простота, он уступал в споре, - а ведь это начала благоговения, доброжелательства и того, что слаще меда - единодушия, матери всех добродетелей".

Поучения аввы Дорофея являются начальной книгой вступивших на путь духовного делания. Простые советы, как поступить в том или другом случае, и тончайший анализ помыслов и движений души являются надежным руководством для тех, кто решил опытным путем читать творения аввы Дорофея. Иноки, начав читать эту книгу, не расстаются с ней всю жизнь.

Творения аввы Дорофея находились во всех монастырских библиотеках и непрестанно переписывались. На Руси его книга; душеполезных поучений и ответов преподобных Варсануфия Великого и Иоанна Пророка по количеству списков была самой распространенной, наряду с "Лествицей" преподобного Иоанна и творениями преподобного Ефрема Сирина. Известно, что преподобный Кирилл Белозерский (+ 1427, память 9 июня), несмотря на многочисленные обязанности игумена, собственноручно переписал поучения аввы Дорофея вместе с Лествицей преподобного Иоанна.

Поучения аввы Дорофея относятся не только к инокам: вовсе времена эту книгу читали все, кто стремился исполнить заповеди Спасителя.
ПОУЧЕНИЯ АВВЫ ДОРОФЕЯ (аудио лекции)  http://www.predanie.ru/mp3/pouchenija_avvy_dorofeja/
Душеполезные поучения (книга) http://lib.eparhia-saratov.ru/books/05d … tents.html

[align=center]Сщмч. Дорофея, еп. Тирского (ок. 362).
В царствование нечестивого римского императора Диоклитиана1 епископом города Тира2 был святой Дорофей. Когда нечестивый царь воздвиг на христиан жестокое гонение, Дорофей оставил свою кафедру и скрывался по неизвестным местам. Но с воцарением императора Константина Великого3, когда в Церкви наступило успокоение, святой Дорофей снова возвратился в Тир на свою кафедру и благополучно пас стадо словесных овец, приводя к Богу многих от идолопоклоннического заблуждения. Жизнь Дорофея продолжалась до времени императора Юлиана Отступника4. Вступивши на престол, Юлиан первоначально преследовал христиан не открыто, повелевая единомышленным с ним областеначальникам всячески стеснять и мучить христиан. Тогда святой Дорофей, видя, что воздвигается на верующих новое гонение, снова оставил кафедру Тирской церкви, избегая, таким образом, рук мучителей: ибо Господь повелел не отдаваться явным напастям со стороны гонителей, но избегать их; Он сказал: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой" (Мф. 10:23).

Итак, уйдя из Тира, Дорофей пришел в Малую Азию, но и здесь он не сокрылся от идолослужителей, так как Бог призывал его к венцу мученическому. Он был схвачен приспешниками беззаконного царя в городе Удском5. Претерпевши здесь разнообразные мучения, он среди страданий предал в руки Господа блаженную душу свою, имея сто семь лет от роду6.

В совершенстве изучив как светские, так и духовные науки, святой Дорофей оставил после себя различные, весьма важные для христиан, сочинения на греческом и латинском языках, так как он был весьма сведущ в том и другом. Между прочим он составил жития пророков и Апостолов, а также другие весьма полезные сочинения и повествования7. И теперь, будучи сам записан в книге Живота, он водворен в небесных селениях с теми святыми, повествования о жизни которых он составил во время земной жизни своей.

Кондак, глас 5:
Добродетельми сияя, и божественными учении паче солнца, и страдании блаженне облистал еси: и просветил еси землю Дорофее, отгнав мглу многобожия, и лютыя ереси. Сего ради память твою светло празднуем.
________________________________________________________________________
1 Диоклитиан царствовал в восточной половине Римской империи с 284 г. по 305 г.
2 Тир находился в Финикии и был расположен на берегу Средиземного моря.
3 Константин Великий царствовал с 306 г. по 337 г.
4 Юлиан Отступник был императором с 361 г по 363 г.
5 Удский город или Уд находился в малоазийской провинции Мизии. На месте древнего Уда находится теперь город Варна.
6 Это было около 362 г.
7 С точностью неизвестно, какие именно сочинение написаны святым Дорофеем; полагают, что им написан "Синопсис" или собрание сказаний о житии пророков и апостолов; но не все ученые разделяют это мнение.

Мчч. Маркиана, Никандра, Иперехия, Аполлона, Леонида, Ария, Горгия, Селиния, Ириния и Памвона (ок. 305-311)
Святые мученики Христовы Маркиан и Никандр с дружиною своею происходили из Египта. За веру во Христа они схвачены были по повелению правителя области, и их стали принуждать отречься от Христа и поклониться идолам, но они не согласились на это. Тогда их сперва жестоко избили, потом обожгли им свечами ребра и, наконец, повесив, строгали их железными когтями до тех пор, пока оторванные куски тела не стали падать на землю. После этого едва живыми их заключили в темницу, но в темнице явился им Ангел Господень и исцелил их. По прошествии многих дней они вышли из темницы здоровыми и снова явились на суд к правителю области. Видя эти чудеса, многие из язычников обратились к вере в истинного Бога. На суде правителя святые мученики снова были приговорены к заключению в темницу и здесь, томимые голодом и жаждою, скончались1
________________________________________________________________________
1 Год кончины святых мучеников точно неизвестен. Преосвященный Филарет ("Жития святых", июнь, стр. 31) относит год их кончины на время царствования Максима, который в 305 году получил верховную власть над Сириею и Египтом и в своих владениях жестоко преследовал христиан. Царствовал с 305 г. до 312 г.


Прп. Анувия, пустынника Египетского (IV).

Преподобный Анувий, имевший великую веру и любовь ко Христу Богу, - был родом египтянином. Во время воздвигнутого нечестивыми идолопоклонниками гонения на христиан, он дерзновенно исповедал Христа пред язычниками, за что был подвергнут мучениям. Но, по Божию усмотрению, он был освобожден из рук язычников и отправился в пустыню; подвизаясь и угождая Богу, он скитался в ней до глубокой старости. Кончина его произошла при таких обстоятельствах.

По Божию устроению в одном месте на берегу реки Нила, орошающего страну Египетскую, сошлись однажды три пустынника: авва Сур, Исаия и Павел. Расспросивши друг друга о том, кто куда идет, они увидали, что все трое имели одно и то же намерение; ибо каждый из них отправлялся к авве Анувию. От того места, на котором сошлись пустынники, до монастыря Анувия путь был трехдневный и лежал по воде; при этом плыть надо было вверх, против течения. И вот пустынники сели на берегу в ожидании, не покажется ли им какой-либо плывущий туда корабль, чтобы они могли сесть на него и достигнуть местности, где проживает преподобный Анувий. А так как в течение долгого времени корабля не показывалось, то они впали в уныние и сказали сами себе:

- Помолимся Господу, дабы Он, по Своей милости, исполнил желание наше и помог бы нам преодолеть препятствие к предпринятому путешествию.

Исаия и Павел сказали при этом авве Суру:

- В особенности помолись ты, отче, ибо мы веруем, что чрез тебя Бог дарует нам просимое.

Сур повелел и им преклонить с ним колена для молитвы, а сам, крестообразно распростерся на земле и пал пред Господом ниц лицом. Когда, по совершении молитвы, старцы поднялись с земли, они заметили стоявшую около берега лодку. Обрадованные, они возблагодарили Господа и сели в нее. Двинувшись, лодка поплыла, несомая ветром и управляемая невидимой силой Божией, вверх против течения. Она плыла столь быстро, что в течении одного часа переплыла такой путь, по которому нужно было бы плыть с большим трудом в течение трех дней.

Когда лодка пристала к берегу против Анувиевой обители, отцы вышли на берег. При этом Исаия произнес:

- Господи, яви нам мужа, к которому мы направляемся, вышедшим нам навстречу и поведающим каждому из нас его сердечные тайны!

Тогда отец Павел сказал им:

- Господь открыл мне, что, по прошествии трех дней, Он возьмет к себе от мира авву Анувия.

После этого они пошли от берега к монастырю и, когда немного отошли от реки, навстречу им вышел преподобный Анувий и, обратившись к ним с приветствием, сказал:

- Благословен Господь, Который сподобил меня видеть вас ныне во плоти, подобному тому, как раньше я видел вас в духе.

Радушно проводив их в свою келлию, он стал рассказывать каждому из них добрые дела их, никому кроме одного Бога неизвестные, - а именно, кто как подвизается в полном уединении, угождая своему Владыке - Христу Господу, и кто какую имеет благодать от Господа.

После того авва Исаие сказал Анувию:

- Так как и нам, честный отец, Господь открыл относительно тебя, что по истечении трех дней Он возьмет тебя от сей временной жизни, то умоляем тебя, расскажи также и о твоих пустынных трудах и подвигах, которыми ты угодил Богу. Не думай, что ты впадешь в тщеславие: ведь, удаляясь от сего мира, ты оставишь потомкам образ своей богоугодной жизни, дабы нашлись подражатели тебе.

Тогда старец поведал им о себе следующее:

- Я не помню, чтобы я сделал что-либо великое и славное. Вот что только сохранил я в памяти, по благодати Бога моего: с того времени, когда я исповедывал пред мучителями, во время бывшего на христиан гонения, имя нашего Спасителя, с моих уст не сошло ложного слова. Ибо, исповедовав однажды правду, я не захотел впоследствии вымолвить чего-нибудь ложного, и однажды возлюбив небесное, я не восхотел в остальное время любит что-либо земное. В том мне споспешествовала и милость Божия, ибо Господь даровал мне силу никогда не искать никаких земных благ. Святые ангелы приносили необходимую для меня пищу. А Господь мой ничего не утаил от меня из того, что совершается на земле. При этом сердце мое всегда было исполнено жажды общения с Ним. Стремясь всеми помыслами к Владыке Христу, Которого возлюбила душа моя, я, дабы всегда зреть Его душевными очами своими и наслаждаться созерцанием Его, - не засыпал ни днем, ни ночью. Постоянно вижу я также Ангела Божия, присутствующего при мне и показывающего всех миродержителей века сего. Свет ума моего никогда не угасал. - Всё, чего я просил у Господа, я получал немедленно. Многократно созерцал я предстоящие пред Богом лики ангельские; созерцал лики святых мучеников и исповедников, соборы иноков и всех святых, а наипаче тех, у которых не было иного занятия во время жизни на земле, как только в простоте сердца и веры всегда славить и благословлять Господа. Я видел также и сатану и ангелов его, преданных огню вечному. И снова, в противоположной от тех стороне видел праведников, наслаждающихся вечной радостью.

Это и многое другое сему подобное рассказывал в течение трех дней преподобный Анувий отцам, навестившим его, рассказывал не для тщеславия, но для пользы слушавших. Ибо он говорил это с великим смирением, понуждаемый просьбами пришедших. На исходе же третьего дня он мирно и радостно предал дух свой Богу, - и как только дух его расстался с телом, мгновенно появились сонмы святых ангелов, взяли душу святого и стали возносить ее на высоту небесную. При этом в воздухе слышались сладостнейшие ангельские песнопения. Так переселился от земли в обители небесные преподобный Анувий, исповедавший пред язычниками имя Христово и претерпевший за то мучения1. Ныне он прославляется пред небесными ангелами в лике исповедников Господа нашего Иисуса Христа, Коему со Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава во веки. Аминь.

________________________________________________________________________

1 Кончина преп. Анувия последовала в IV в.

Прп. Феодора чудотворца (VI).
Преподобный отец наш Феодор был скопцом от юности своей. Он оставил мир, принял монашество и удалился в Иорданскую пустыню. Ревнуя об угождении Богу, он много потрудился здесь, за что и получил от Бога дар чудотворения. Однажды ему пришлось отправиться в Константинополь. Придя к морю, он нашел готовый к отплытию корабль и сел в него. Во время плавания случилось, что корабль сбился с пути и долго блуждал, так что все, бывшие на нем, запасы питья и пищи истощились. Моряки и все плывшие на корабле были в недоумении и сильном унынии. Тогда преподобный Феодор, подняв руки к небу, усердно помолился к Богу, спасающему от бед людей. Потом он с молитвою осенил крестным знамением морскую воду и сказал матросам:

- Благословен Бог! Зачерпните сколько вам нужно воды.

Те, почерпнувши, вкусили и нашли, что морская вода превратилась из горькой в пресную, на подобие речной. После того наполнили свои сосуды пресной водой из моря и все другие и, прославивши Бога, до земли поклонились старцу. Но преподобный сказал:

- Простите меня, господа мои! Не ради меня случилось сие чудо всесильного Бога, но ради вас, скорбевших по причине безводия. Ибо Бог, увидав вашу скорбь и печаль смертную, умилосердился над вами и переменил солёную морскую воду в сладкую речную.

Вскоре после этого корабль по молитвам святого старца быстро дошел до пристани, к которой он направлялся. Сей преподобный отец Феодор совершил и много других чудес, а затем преставился к Богу1.
________________________________________________________________________
1 Преподобный Феодор подвизался в VI в.

0

42

..................................продолжение от 18 июня

Перенесение мощей блж. Игоря, вел. кн. Черниговского и Киевского (1150).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1788.jpg

Великий князь Киевский Игорь Ольгович, в святом крещении Георгий, в 1146 году был разгромлен и взят в плен князем Изяславом и заточен в одном из монастырей Переяславля Русского или Южного (ныне Переяслав-Хмельницкий). Вдали от суеты мира сего, тяжело больной, он стал раскаиваться в своих грехах и просил разрешить ему постричься в монахи. 5 января 1147 г. епископ Переяславский Евфимий постриг его в иночество с именем Гавриил. Вскоре он выздоровел и был переведен в Киевский Феодоровский монастырь, где принял схиму с именем Игнатий и всецело предался иноческим подвигам.

Но дух братоубийственной ненависти бушевал над Киевом. Черниговские князья, двоюродные братья Игоря, замыслили заманить Изяслава Киевского в совместный поход - с тем, чтобы захватить его или убить. Заговор открылся, когда князь был уже на пути к Чернигову. Возмущенные киевляне, узнав о коварстве черниговцев, обрушили месть на ни в чем неповинного князя-схимника. 19 сентября 1147 г. святой Игорь был зверски убит.

Господь прославил страдальца чудесами. По благословению митрополита Климента Смолятича, игумен Феодоровского монастыря Анания совершил погребение страстотерпца в храме Киевского Симоновского монастыря. 5 июня 1150 г., когда киевский стол был занят Юрием Долгоруким, его союзник, князь Черниговский Святослав Ольгович, родной брат убиенного Игоря, торжественно перенес святые мощи князя Игоря на родину, в Чернигов, где они были положены в раку "с теремом" в кафедральном Спасском соборе. Тогда же было установлено празднование памяти святого.
полное житие от 2 октября  ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА ! (Октябрь)

Свт. Константина, митр. Киевского и всея России (1159).
Вскоре после того как великокняжеский престол киевский отнят был от блаженного Игоря1 и.захвачен Изяславом Мстиславичем2, внуком Владимира Мономаха3, преставился ко Господу святейший митрополит киевский Михаил 2-ой4. Случилось это незадолго до убиения Игоря. На место Михаила великий князь Изяслав избрал одного, весьма книжного, инока, Климента философа5, уже принявшего схиму. Этого инока Изяслав привел из Смоленска, и очень желал, чтобы посвящение его было совершено русскими епископами в Киеве, так как за дальностью расстояния не хотел посылать его в Царьград. на благословение вселенскому патриарху (как это было прежде в обычае). Изяслав созвал собор из епископов русских и приказал им рукоположить схимонаха Климента в митрополита киевского. Однако не все епископы согласились на это, не дерзая рукополагать без благословения патриарха константинопольского. Но были и такие епископы, которые, желая угодить князю, посвятили Климента во епископы главою святого Климента, папы римского, принесенною святым Владимиром из Херсонеса в Киев. Об этом соборе и поставлении Климента во епископы подробнее сказано в повествовании о житии святого Нифонта, под 8-м числом месяца апреля (сей блаженный Нифонт не соизволял этому незаконному рукоположению).

После Изяслава Мстиславича престол киевский перешел к Георгию Владимировичу6, сыну Мономаха. Он не пожелал иметь митрополитом киевским Климента, как рукоположенного незаконно. В это именно время, по просьбе великого князя, и прибыл из Константинополя от святейшего патриарха вселенского в Киев сей Константин митрополит7, о котором и будет наше слово. Сей Константин властью, данною ему патриархом, отрешил от архиерейства и от престола митрополичьего Климента, а также отрешил от служения и всех тех, кого Климент рукоположил в тот или другой духовный сан.

Спустя несколько лет великий князь киевский Георгий Владимирович Мономахович скончался. И начались великие несогласия среди князей русских, как относительно престола великокняжеского, так и относительно престола митрополичьего: ибо одни считали пастырем Константина, другие требовали вторичного возведения на престол митрополита Климента; в частности, сын умершего великого князя Изяслава Мстиславича, Мстислав Изяславич8, правнук Владимира Мономаха, стоял не за Константина, а за Климента. Он говорил так:

- Я не желаю, чтобы Константин был митрополитом киевским, потому что отца моего многие проклинали за Климента.

Вследствие этого князьям русским пришлось отрешить от престола обоих митрополитов и Климента, и Константина. Потом князья отправили в Константинополь к святейшему патриарху просьбу о том, чтобы он прислал к ним нового митрополита. Святейший патриарх, желая прекратить смуты и несогласия среди князей русских, послал в Киев нового митрополита, по имени Феодора. Тогда блаженный Константин, видя несогласие среди князей и желая уйти от мятежа, оставил престол еще раньше прибытия в Киев нового митрополита. Выйдя из Киева, Константин отправился в Чернигов. Здесь он заболел смертельно. Предчувствуя свою кончину, он написал грамоту, запечатал ее и передал Антонию, епископу черниговскому; при этом Константин взял с Антония клятвенное обещание - после его смерти, сорвавши печать и прочитавши грамоту, исполнить всё то, что написано в ней.

Как только преставился блаженный Константин митрополит9, епископ Антоний, взяв запечатанную митрополитом грамоту, отправился с нею к князю черниговскому Святославу Ольговичу10. Распечатав здесь грамоту, Антоний прочитал ее в присутствии всех.

И было написано в той грамоте нечто дивное и ужасное, а именно:

- После моей смерти не предавайте погребению тело мое, но, привязав верви к ногам моим, извлеките меня из города и бросьте на съедение псам; я согрешил; из-за меня произошел мятеж; пусть будет за это на мне рука Господня; пусть я пострадаю, да отвратит Господь несогласие и раздоры от народа Своего.

Услышав это, все пришли в страх и ужас. Князь же сказал епископу:

- Поступи так, как найдешь нужным.

Епископ, не осмеливаясь пренебречь приказанием митрополита и не дерзая нарушить свою клятву, исполнил всё то, что было повелено в грамоте: повлекши тело умершего из города, он бросил его в поле. И лежало тело митрополита без погребения три дня; все преисполнились великого страха и ужаса, видя столь дивное происшествие.

На третий день князь Святослав Ольгович, преисполнившись страха Божия (на него напал великий страх и ужас после того страшного происшествия), приказал похоронить с приличными почестями выкинутое тело архиерея Божия. И принесли тело его в город с великою честью, и положили его в церкви святого Спаса, в Тереме Красном, где был похоронен новый страстотерпец, блаженный Игорь, князь киевский, убитый киевлянами.

В те дни, когда честное тело Константина было выброшено из города Чернигова, в Киеве померкло солнце и поднялась столь великая буря, что даже потрясалась земля, поднялся гром, заблистала молния, так что все киевляне пришли в великий страх и уныние. В это время гром поразил одним ударом восемь человек, - двух священников, двух диаконов и четырех мирян.

Князь киевский Ростислав Мстиславич11, внук Владимира Мономаха, находился в это время в Поварах у Вышгорода; буря разрушила шатёр, бывший близ него. Преисполнившись страха и вспомнив о смерти митрополита (об ней возвестил ему через гонца князь черниговский), он послал нарочитого в Киев, к церкви святой Софии и прочим соборам с просьбою совершить всенощное бдение во всех церквах.

- Это наказание, - говорил он, - Господь послал на нас по причине грехов наших.

Все эти страхи и ужасы были только в Киеве; в Чернигове же в эти дни солнце сияло ярко и не было никаких ужасов. По ночам над выброшенным за город телом блаженного митрополита Константина являлись три столпа огненные, ярко сиявшие и доходившие до неба.

После того, как честное тело блаженного Константина было погребено, наступило в Киеве полное спокойствие; все, дивясь происшедшему, славили Бога, Которому воссылается слава и от нас, ныне и в бесконечные веки. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Игорь Олегович управлял Киевом всего только две недели (в 1146 г.). Он причислен Церковью к лику святых. - Память его 5-го июня.
2 Изяслав Мстиславич был великим князем киевским с 1146 г. по 1149 г; потом вторично с 1150 г по 1154 г
3 Владимир Всеволодович Мономах правил Киевом с 1114 г. по 1125 г.
4 Митрополит Михаил 2-ой занимал киевскую кафедру с 1131 г по 1146 г.
5 Климент управлял киевской митрополией с 1147 г. по 1164 г.
6 Георгий (или Юрий) Владимирович Долгорукий занимал великокняжеский киевский престол три раза: в первый раз с 1149 г. по 1160 г.; во второй в к. 1150 г. и в третий с 1154 г. по 1157 г.
7 Митрополит Константин управлял киевскою митрополиею с 1155 г. по 1158 г.
8 Мстислав Изяславич занимал киевский престол в 1158 г.; затем в 1168 г.
9 Кончина блаженного Константина последовала в 1159 г.
10 Святослав Ольгович княжил с 1137 г. по 1165 г.
11 Ростислав Мстиславич управлял Киевом в 1154 г. (только одну неделю); потом вторично с 1158 г. во 1167 г.

Блгв. кн. Феодора Ярославича (брата св. Александра Невского), Новгородского (1233).
Благоверный князь Феодор Новгородский, старший брат святого Александра Невского, родился в 1218 году. Княжеское служение его родной земле началось в очень раннем возрасте; уже в 1229 году оба брата были оставлены в Новгороде их отцом Ярославом Всеволодовичем как представители его власти. Не прошло и года, как юным княжичам пришлось покинуть Новгород: буйные новгородцы постановили на вече призвать другого князя. В 1230 году во время голода и мора новгородцы снова пригласили Ярослава. 30 декабря 1230 г. он в четвертый раз сел на княжение в Новгороде, но сам пробыл в городе лишь две недели, вновь посадил там своих сыновей и ушел в Переяславль-Залесский. В 1232 году четырнадцатилетний Феодор уже был призван послужить Богу не только молитвой, но и мечом: он участвовал в походе русских дружин против языческих мордовских князей.

В 1233 году по желанию отца он должен был вступить в брак с дочерью святого Михаила Черниговского - Феодулией. Когда гости уже собрались на свадебный пир, жених внезапно скончался. После неожиданной смерти жениха обрученная с ним княжна оставила мир, постриглась в одном из суздальских монастырей и прославилась в иноческом подвиге как преподобная Евфросиния Суздальская (+ 1250, память 25 сентября).

Святой Феодор был погребен в Юрьевском монастыре в Новгороде. В 1614 году шведы, разорив монастырь, разбили гробницу князя и, обретя его целым и неразрушенным, ругаясь над святыми мощами, поставили тело, "яко живо", у церковной стены. Новгородский митрополит Исидор перенес его мощи в Софийский собор, где их положили в приделе святого пророка Иоанна, Предтечи и Крестителя Господня.

Служба благоверному князю составлена в 1787 г. митрополитом Петербургским и Новгородским Гавриилом Петровым (+ 1801).

Обретение мощей прпп. Вассиана и Ионы Пертоминских, Соловецких чудотворцев (1599).
Преподобные Вассиан и Иона — иноки Соловецкого Преображенского монастыря, ученики святого игумена Филиппа, впоследствии митрополита Московского (+1570; память 9/22 января). Немалотруден был тогда подвиг братства Соловецкого. При строении соборного храма обители Соловецкой в 1561 году на твердую землю за известью посланы был иноки Вассиан и Иона. Когда суда возвращались в Соловецкий монастырь, то при впадении Северной Двины в Белое море они были застигнуты бурей и утонули. Но Господь прославил преподобных после их кончины — телес их не коснулось тление на дне морской пучины. Святые мощи преподобных Вассиана и Ионы, вынесенные волнами на восточный берег Унской губы, были обретены крестьянами и погребены. Вскоре преподобные явились во сне старцу Троице-Сергиевой обители Маманту, который управлял соляными варницами в Унском посаде, и он в 1599 году воздвиг часовню над могилами преподобных. Впоследствии, по случаю многих исцелений, совершавшихся над их гробами, в 1623 году иеромонах Иаков основал там обитель, получившую название Пертоминской, и вкладами царскими сооружена была церковь во имя Успения Богоматери.Память преподобным Вассиану и Ионе совершается дважды в год: 5/18 июня — обретение святых мощей и 12/25 июня.

Тропарь, глас 8

Прежде отвержением мира, яко морскаго треволнения, избегосте, отцы преподобнии, послежде же, изволением Божиим, в водах морских кончину блаженную приясте и к неболезненному покою преставистеся от земли, радующеся. Тем и по кончине от Христа Бога прославистеся чудесы обильно, теплии в бедах верным помощницы показастеся, и ныне на небесех предстояще Престолу Христову, Вассиане преблаженне и Ионо преславне, молитеся присно о душах наших.

Кондак, глас 2

Яко сокровище богатно, верным Божественная благодать из морских недр издаде мощи ваша, отцы преблажении, и в месте пусте целы и невредимы обретошася преславно, и тако вас ради ныне славится Бог, Емуже со дерзновением предстояще ныне на небесех, Вассиане и Ионо досточуднии, молитеся непрестанно о всех нас.

0

43

........................продолжение от 18 июня

новомученники:

Свщмч. Михаила Вотякова пресвитера (1931),
http://s41.radikal.ru/i091/1006/0e/379012aacfa0.jpg
с супругой
расстрелянного в Казани.
Священномученик Михаил родился 5 ноября 1881 года в деревне Вотяково Чистопольского уезда Казанской губернии в семье крестьян Тимофея Александровича и Ксении Ефимовны Вотяковых. В 1899 году Михаил окончил Саврушскую церковноприходскую школу и получил удостоверение о знании и праве преподавания хорового пения. В 1899 – 1901‐м и в 1903 годах Михаил прослушал учительские педагогические курсы в Казани, в 1901 году – выдержал экзамен на звание учителя церковноприходской школы в комиссии при Чистопольском духовном училище, в 1903 году – экзамен на псаломщика и в том же году поступил псаломщиком в храм святителя Николая в селе Жукотино Чистопольского уезда.
Диакон Михаил с супругой
10 декабря 1906 года Михаил был рукоположен во диакона ко Входо‐Иерусалимской церкви Богородице‐Сергиевского Черемисского женского монастыря в Царевококшайске. Все это время он состоял в должности учителя в различных церковно‐приходских школах и в школе Министерства народного
просвещения1. В 1911 году диакон Михаил выдержал испытание на получение сана священника и в 1914 году был рукоположен во священника к Покровскому храму в селе Кумья Козмодемьянского уезда.
В этом храме в 1917 году у отца Михаила начались искушения. Староста храма с некоторыми своими единомышленниками обвинил его в вымогательстве денег за требы и в небрежном исполнении обязанностей священника. Управляющий Казанской епархией епископ Чистопольский Анатолий (Грисюк)* назначил расследование; оно не подтвердило обвинений, возводимых на пастыря, однако крестьяне подписались под решением об удалении священника с прихода. 1 ноября 1917 года некоторые прихожане обратились к епископу Анатолию с просьбой обжаловать это решение. Они писали: «На дознании отец благочинный спрашивал только лиц со стороны обвинителей... С целью примирения прихожан со священником отец благочинный собрал 23 октября сход, но об этом сходе прихожане были извещены не все, а только лица недовольные... Когда же крестьяне стали колебаться и высказываться за примирение, то отец благочинный стал писать приговор об увольнении священника, и когда прихожане колебались подписывать этот приговор, то он стал их уговаривать, что им скоро вышлют другого, и тогда они подписались. Приговор этот был подписан в присутствии меньшей части прихожан; в приходе насчитывается сто девяносто домохозяев, а приговор подписали только десять домохозяев. Излагая это, мы просим Ваше Преосвященство приговор этот считать недействительным и самое дознание неполным и односторонним...»2
Епископ согласился с ними, и отец Михаил был оставлен служить в этом храме, однако отношения между прихожанами оставались напряженными, и в 1919 году он был переведен в храм святых равноапостольных Константина и Елены в село Кулаково Козмодемьянского уезда. Приход был беден, а во время гражданской войны и голода еще более обнищал, и положение священника, у которого была уже к тому времени большая семья, стало и вовсе отчаянным. В 1921 году прихожане храма в селе Красный Яр Чистопольского уезда стали просить отца Михаила к себе, но пока прошение дошло до епископа Мамадышского Иоасафа (Удалова)*, управлявшего тогда Казанской епархией, туда был определен уже другой священник. В 1923 году храм в селе Кулаково был властями закрыт, и отец Михаил был назначен в Покровский храм в селе Сарсасы. Во время служения на этом приходе он был возведен в сан протоиерея.
В 1929 году протоиерей Михаил был арестован по обвинению в агитации против хлебозаготовок, но через несколько месяцев за недоказанностью обвинения освобожден. В 1930 году он был направлен служить в Троицкий храм в селе Чистопольские Выселки вместо скончавшегося там священника.
В 1929‐м–начале 1930 года советская власть приступила к насильственному созданию колхозов и массовым арестам сопротивлявшихся коллективизации крестьян, а вместе с ними и духовенства.
* Священномученик Анатолий (в миру Андрей Григорьевич Грисюк), впоследствии митрополит Одесский; память 10/23 января.
* Священномученик Иоасаф (в миру Иван Иванович Удалов), впоследствии епископ Чистопольский, викарий Казанской епархии; память 19 ноября/2 декабря.
20 апреля 1931 года председатель и секретарь сельсовета в Чистопольских Выселках составили акт, в котором писали, что «священник Михаил Вотяков... каждую службу выступает с “проповедью”, где упоминает колхозы. По разговорам женщин, которые восхваляют выступления... он начинает свою проповедь с жизни какого‐нибудь святого и кончает тем, что вот, мол, до чего мы дожили в настоящее время. Почти всегда во время выступления с “проповедью” Вотяков доводит до плача присутствующих в церкви...
Сельсовет считает, что Вотяков в церкви... ведет антисоветскую работу... агитирует против колхозного движения. Настоящим сельсовет считает, что Вотякова необходимо изолировать... Изоляция Вотякова необходима в связи с проведением весенней посевной кампании и коллективизации»3.
22 апреля 1931 года отец Михаил и с ним одиннадцать крестьян были арестованы и заключены в тюрьму в городе Чистополе. На следующий день следователь приступил к допросам свидетелей. Один из членов сельсовета показал, что не замечал за священником антисоветской агитации: «Встретился с ним однажды по случаю продажи ему соломы, – сказал он, – и, когда мы с ним ехали дорогой, он мне говорит, что почему ты мало наложил соломы, – я ему, конечно, сказал, что нет больше. Он на это говорит: да, плохо сейчас живется, раньше лучше жилось, всего было полно, а теперь, при советской власти, ничего не стало; притом и меня
спросил: а ты колхозник? Я ему говорю, что нет. Он мне на это сказал, что лучше и не ходи»4.
Председатель сельсовета показал, что служащий у них священник Михаил Вотяков во время чтения проповедей вел антисоветскую агитацию, касался создания колхозов, обращался к прихожанам с просьбой, чтобы ему помогли уплатить налоги, а иначе храм закроют и служить будет некому.
Допрошенная в качестве свидетельницы работница московской фабрики, отправленная в село в числе других горожан сгонять в колхозы крестьян, показала, что на собраниях, посвященных коллективизации, «женщины вели себя невоздержанно и говорили против колхоза. Было это все связано с религией. До изъятия Михаила Вотякова прилива в колхоз совершенно никакого не было. Когда был взят Михаил Вотяков, то масса пошла в колхоз, и стали подавать заявления по 30–40 в день... настроение в массах хорошее»5.
28 апреля всем арестованным крестьянам было предъявлено обвинение, в котором, в частности, говорилось, что они «просили помочь священнику в уплате... налогов... упорно требовали на собрании открытия церкви, говоря, что нам никаких колхозов не надо, также и советской власти, а отдайте нам церковь, так как мы хотим молиться»6.
На следующий день следователь допросил протоиерея Михаила. Из всех предъявленных ему обвинений священник признал только то, что действительно обращался к церковному совету, чтобы ему помогли уплатить часть налога, но церковный совет ему в этом отказал. «К населению я с такой просьбой не обращался, – сказал отец Михаил, – со стороны верующих я получал что‐либо из пищи, но денежных средств я от верующих не получал... В отношении
разговоров... о колхозах... я всегда предупреждал заранее, чтобы такие разговоры не заводили. Разговоры... велись чисто религиозного характера»7.
30 апреля следствие было закончено и составлено обвинительное заключение; все арестованные обвинялись в том, что «они, будучи настроены враждебно по отношению к советской власти и представляя из себя контрреволюционную группировку, вели систематическую агитацию и распространяли провокационные слухи, направленные к ослаблению советской власти и срыву проводимых ею мероприятий, используя в этих целях религиозные предрассудки масс»8.
12 июня 1931 года тройка ОГПУ приговорила священника и некоторых крестьян к расстрелу. Протоиерей Михаил Вотяков и крестьяне были расстреляны 18 июня 1931 года и погребены в общей безвестной могиле.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь».
Тверь. 2008. С.22‐26


Сщмч. Николая пресвитера (1943).
http://s54.radikal.ru/i145/1006/52/1a07c3ee1248.jpg

Священномученик Николай родился 5 апреля 1884 года в селе Оселок Макарьевского уезда Нижегородской губернии* в семье священника Владимира Рюрикова, служившего в Никольской церкви в этом селе. В 1905 году Николай окончил по первому разряду Нижегородскую Духовную семинарию и был направлен законоучителем в церковно‐приходскую школу в родное село. В 1906‐1907 годах он преподавал в церковно‐приходской школе в селе Ляпуны того же уезда, с 1907‐го по 1908 год – в Богоявленской церковно‐приходской школе в селе Павлово Горбатовского уезда, а с 1908‐го по 1910 год – в Преображенской церковно‐приходской школе в Нижнем Новгороде.
В сентябре 1910 года епископ Нижегородский Иоаким (Левицкий) рукоположил его во священника к Макарьевскому женскому монастырю. 22 октября 1910 года он был переведен служить в Троицкий собор в городе Горбатове и с 1911 года назначен заведующим и законоучителем Горбатовской церковно‐приходской школы. С 1915 года отец Николай стал членом Горбатовского отделения Епархиального училищного совета. Через некоторое время он был возведен в сан протоиерея.
Наступили безбожные гонения, а вместе с ними и тяжелые испытания, неизбежно связанные с очищающими душу страданиями, доставляемыми как от внешних врагов, так и от лжебратии. Будучи в близких отношениях с епископом Макарьевским, викарием Нижегородской епархии Александром (Щукиным)**, отец Николай попытался было перевести на другой приход сотрудничавших с властями «собратьев», но за них вступились поддерживающие их враги внешние: в 1927 году сотрудники Нижегородского ОГПУ стали собирать сведения об отце Николае, о его проповедях и частных беседах и в конце концов арестовали его. Свидетелями против него выступили служившие вместе с ним в Троицком соборе
священник, диакон и псаломщик, допрошенные все в один день, 29 июля 1927 года.
«Со священником Рюриковым, – показал священник, – я служу в соборе с 1925 года. Во всех проповедях, которые произносил Рюриков, он всегда проводил аналогии из Священного Писания и современной жизни, направленные против существующего строя. Зимой 1926 года в одной из проповедей... Рюриков бросил фразу: “Скоро придет время, когда волкам отольются овечьи слезы”. Эта фраза потом служила источником обывательских разговоров на очень продолжительное время... На Благовещение Рюриков произнес проповедь, основанную на воспоминании о царствовании царя Давида... Примерами из жизни Давида... он доказывал, что жизнь при верующем царе была хорошей. Как
* Ныне село Красный Оселок Лысковского района Нижегородской области.
** Священномученик Александр (в миру Александр Иванович Щукин), впоследствии архиепископ Семипалатинский; память 17/30 октября.
только началось безверие, свергли царя, так и жизнь стала плохой: народ увидел, что без царя плохо, образумился и снова избрал себе царя. Эти положения он подтверждал примерами и аналогиями из современной жизни... На Новый год, 1 января старого стиля, в двенадцать часов ночи перед молебном Рюриков произнес речь. В своей речи он говорил приблизительно... следующее: “Прошлый год мы прожили бурно. Разразилась над нами гроза, надвинулись на нас тучи черные безбожия и коммунизма. Мы должны надеяться, что скоро воссияет для нас солнце правды, что новый год принесет для нас укрепление веры и падение безбожия и коммунизма”. Таких примеров можно привести очень много, не упомнить их всех. Словом, в каждой проповеди Рюриков обязательно, хоть слегка, но заденет чем‐нибудь советскую власть... Рюриков очень дружен с епископом Александром. Строчит ему различные доносы»1, – завершил свои показания священник.
Священник Николай Рюриков
«Со священником Рюриковым я служу с 1924 года, – начал свои показания диакон. – В своих проповедях, которые мне пришлось слышать, Рюриков всегда касался политики, восстанавливая прихожан против власти. Это ему удается легко, потому что Рюриков пользуется среди прихожан большим авторитетом... 9 мая мне встретились несколько женщин... Они мне рассказали, что Рюриков сегодня произнес хорошую проповедь в Никольской церкви. Я спросил: “Что же он говорил?” По рассказам женщин, Рюриков начал проповедь так: “Наполняется
чаша гнева Господня. Как пришли коммунисты обманным путем к власти, так и должны уйти. Близится время”. Рюриков говорил, по словам женщин, целый час, указывал на современных правителей: они, мол, обвиняли царя, что царь спаивает народ вином, а сами что делают? За царей и Священное Писание повелевает молиться. “Вот такого бы нам батюшку”, – говорят женщины. Словом, этой проповедью Рюриков очень сильно подействовал на граждан Никольского прихода. В частных беседах с гражданами Рюриков всегда говорит против власти. Опрашивать верующих о Рюрикове почти бесполезно. Уж очень сильное влияние на них он имеет. Они за ним и кучкой его приспешников куда угодно пойдут и не выдадут его»2.
Псаломщик ограничился немногими словами: «Проповедей, которые произносит Рюриков, я не помню. Рюриков человек хитрый, тонкий, ученый. Работаю я в соборе всего один год и хорошо его еще не изучил»3.
В тот же день, 29 июля, следователь допросил отца Николая. Отвечая на его вопросы, священник сказал: «В своих проповедях с заранее предвзятой мыслью я никогда ничего не говорил против власти. Я не отрицаю, что когда‐нибудь у меня могло сорваться случайное, неосторожное слово, и проповеди мои могли быть истолкованы в нежелательном смысле»4.
Затем следователь допрашивал его в течение двух дней, 8‐го и 9 августа.
– Какую проповедь говорили вы в ночь под Новый год по старому стилю и не говорили ли, что «хотя разразилась над нами гроза и надвинулись на нас тучи черные безбожия и коммунизма, но скоро должно воссиять для нас солнце. Хотя и мало нас, но мы крепко надеемся, – не бойся, малое стадо! Тяжелые мы с вами переживаем годы, но с наступлением нового года мы должны ожидать и счастья. Я надеюсь, в недалеком будущем воссияет для нас свет, отойдет от нас безбожие и коммунизм»?
– В своей проповеди, – ответил священник, – я призывал верующих, чтобы не отпадали от веры. Я указал, что большинство граждан стало неверующими, молодежь от церкви совсем отпала, и нам, старикам, необходимо молиться Богу, чтобы Он укрепил в нас веру. Слов, выше указанных, я не говорил, да и вообще на политические темы проповедей не говорю.
– Какую проповедь говорили вы в Вербное воскресенье?
– В этот день я вспоминал шествие Иисуса Христа в Иерусалим. Я говорил о том, что евреи в этот день встретили Иисуса Христа, а затем бросили Его, и призывал верующих не поступать по примеру евреев, чтобы не быть отверженными, как евреи, а держать в своем сердце Иисуса Христа. Я говорил, что народ встретил Его как царя, а затем, спустя несколько дней, кричали: «Распни, распни Его!», но слов – «а разве с нашим царем не так поступили?», я не говорил.
– Когда говорили проповедь о царе Давиде?
– О царе Давиде проповедей я никогда не говорил.
– О чем говорили в своей проповеди на Благовещение?
– На Благовещение я говорил о величии Божией Матери... О царе же Давиде не говорил в этот день.
– Какую проповедь говорили вы в мае в Никольской церкви?
– Говорил о перенесении мощей Николая Чудотворца и по просьбе старосты призывал верующих пожертвовать на ремонт храма. О советской власти я ничего не говорил.
После окончания допросов отцу Николаю было предъявлено «обвинение в распространении контрреволюционных слухов с целью возбуждения недоверия к власти»5.
Следствие на этом было закончено, и следователь распорядился перевести священника из внутренней тюрьмы ОГПУ в изолятор специального назначения № 1.
4 ноября 1927 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило протоиерея Николая к трем годам ссылки в Сибирь, и он был отправлен в одно из сел в Приангарском районе Каннского округа Восточно‐Сибирского края. После окончания ссылки отец Николай поселился в городе Козмодемьянске.
Здесь у него не было постоянного места служения в каком‐либо храме, и он помогал и сослужил священникам в тех храмах, куда его приглашали; в феврале 1934 года верующие попросили его послужить вместо заболевшего священника в храме Владимирской иконы Божией Матери в селе Владимирском Горномарийского района. Священник вскоре умер, и отец Николай по просьбе прихожан 7 апреля 1934 года был назначен сюда настоятелем; здесь в 1936 году он был награжден очередной церковной наградой – палицей, в этом храме отец Николай прослужил до гонений 1937 года.
За несколько дней до его ареста были допрошены два крестьянина (один из них служил в свое время бойцом в войсках ЧК) и женщина‐зоотехник, высланная в село Владимирское по приговору НКВД из Ленинграда. Один из крестьян показал: «В 1937 году... в день религиозного праздника Пасхи я вместе с другими товарищами... ходил в церковь села Владимирского... Рюриков... в конце обедни вышел с проповедью. Народу при этом в церкви было много. В своей проповеди он, начиная с Рождества Христова и Вознесения, перешел на пропаганду, направленную против существующего строя, то есть против советской власти. Он говорил: “Братия! Настали тяжелые годы, труднее и труднее становится православным жить, но не унывайте! Мы, православные... должны переносить все трудности, мы должны терпеть до времени. Жизнь наша будет хороша на том свете”.
На обратном пути домой о его проповеди мы рассуждали... что... слова, сказанные им: “жизнь наша будет хороша на том свете”, сказаны были в кавычках, что он ожидает через какое‐то время распада существующего строя.
Лишь только в своей проповеди точно об этом не высказал, а дал понять народу, что советская власть недолго просуществует, поэтому и говорил, что “мы должны терпеть до времени”»6.
Высланная из Ленинграда женщина‐зоотехник показала об отце Николае: «Первое время он со мной не разговаривал, а затем стал интересоваться, какими путями и за что я попала в Марийскую АССР... Я ему объяснила, что сюда выслана на три года в ссылку. После моего пояснения он мне стал рассказывать о себе, говоря: “Да, Ксения, я эту участь муки от советской власти испытал тоже – отбыл три года лишения свободы в Восточно‐Сибирских лагерях”»7.
Следователь попросил ее рассказать, что ей известно о контрреволюционной агитации священника. Женщина ответила, что, разговаривая на политические темы, отец Николай говорил: «Коммунисты с ума сошли, всех крестьян загнали в колхозы силой, а теперь издеваются над колхозниками, заставляют работать там день и ночь. Много колхозников не переносят там этой муки, умирают... Теперь все крестьяне‐единоличники и колхозники дожидаются войны, а как только будет война... внутри Советского Союза крестьяне выступят против советского правительства с оружием в руках. Тогда коммунистам – крышка...»8
Бывший боец войск ЧК показал о священнике: «Часто приходилось слышать... проповеди, где он проповедовал, превращая свои слова в агитацию. Он говорил: “Православные христиане! Не бросайте, не забудьте Божий дом – храм. Соблюдайте праздники Христовы. Годы для жизни тяжелы стали, без причастия жить – предаться антихристу”»9.
29 сентября 1937 года отец Николай был арестован, заключен в тюрьму в Козмодемьянске и сразу же допрошен.
– Признаете вы себя виновным в предъявленном вам обвинении? – спросил его следователь.
– В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. В селе Владимирском я служу с 1934 года. Никакой контрреволюционной агитации ни при каких обстоятельствах я не вел. Никаких слухов о войне я не распространял, – ответил священник.
Секретарь сельсовета по требованию сотрудников НКВД выдал соответствующую характеристику на священника. «Рюриков в период весенней посевной кампании 1937 года, – писал он, – агитировал среди местного населения о выходе в поле с иконами для молебствия и этим срывал полевые работы… Рюриков сумел молодежь‐колхозников завербовать ходить в церковь, а также ходили учащиеся педагогического техникума...»10
8 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Николая к десяти годам заключения в исправительно‐трудовом лагере, и 25 октября 1937 года он прибыл в Локчимлаг Коми области, расположенный в поселке Усть‐Нем. Протоиерей Николай Рюриков скончался 18 июня 1943 года в Пезмогском лагерном лазарете в Коми области и был погребен в безвестной лагерной могиле под № 5 Г.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь».
Тверь. 2008. С.27‐33

Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 7, 1-13; Мф. 9, 36-10, 8). Посылая на проповедь св. апостолов, Господь заповедал им всех звать, говоря: "приблизилось Царство Небесное", то есть пришло Царствие - идите в него. Нам же что следует проповедовать? Надо всем кричать: сыны Царствия! не бегите из Царствия в неволю и рабство, - потому что бегут. Одних пленяет свобода ума: "не хотим, говорят, уз веры и гнета авторитета, даже Божественного; сами все разгадаем и порешим". Ну, и порешили. Настроили басней, в которых больше ребячества, чем в мифологии греков - и величаются. . . Других увлекает широкий путь страстей: "не хотим, говорят, знать положительных заповедей, ни требований совести, - это все отвлеченности: нам нужна естественность осязательная". И пошли вслед ее. Что же вышло? Приложились скотом несмысленным. Не от этого ли нравственного ниспадения родилась и теория происхождения человека от животных? Вот куда заходят! А все бегут от Господа, все бегут. . .

***************************************************************************************************************************************

Доверься Богу

  "Господь - Пастырь мой"
(Пс. 22, 1)

В этом псалме Давид описывает отношение свое к Господу. Он в зависимости от Бога своего, как овца в зависимости от пастыря. Он сознает, что рука Господня над ним, что Господь его держит, и в этом сознании вся его сила. Он не уклоняется от пути, он идет туда, куда его ведет Господь; он не выбирает сам свою пищу, он все принимает из руки Дающего. И так он идет все дальше, достигая лучшего. Это пастбище приводит его к жилищу Самого Пастыря. Благодать изливается на него обильно, и он счастлив.
А ты, брат мой, на каком пути находишься? Уклоняешься ли ты от верного пастбища, вкушаешь ли от запрещенного плода, утоляешь ли свою жажду у зараженного источника греховных наслаждений? Как относишься ты к воле Божией, даешь ли ей первое место в твоем сердце, в твоих стремлениях?
Или ты уклоняешься от Его слова? Если так, то ты не найдешь ни покоя, ни истинного счастья! Душа твоя очутится в безводной пустыне. Поспеши же к доброму Пастырю, посох Его тебя направит; Он, положивший душу Свою за овец, один может наполнить Собою всю жизнь нашу. Доверимся Ему и, не колеблясь ни минуты, последуем за Ним, чтобы Он привел нас к тихим водам и злачным пажитям. Он "подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды, ради имени Своего" (Пс. 22, 3).

В 1901 г. родилась святая новомученица Царевна и Великая Княжна Анастасия Николаевна
В 1801 г. в Петербурге подписана конвенция о дружбе между Россией и Англией
В 1808 г. Россия объявила амнистию финнам, которые в назначенные сроки перейдут с шведской службы на русскую
В 1849 г. Русские войска пересекли границу Венгрии для подавления венгерской революции
В 1857 г. в России издан указ об отмене военных поселений
В 1876 г. министерство внутренних дел России запретило печатать книги на украинском языке
В 1864 г. родился Алексей Шахматов, русский филолог, основоположник истории русского языка
В 1908 г. спущена на воду первая российская подлодка "Дельфин"
В 1944 г. Советские войска прорвали "линию Маннергейма"
В 1919 г. войска Врангеля взяли Царицын
В 1939 г. в Румынии вскрыт заговор по убийству румынского короля Кароля и членов его кабинета
В 1979 г. Дж. Картер и Л. Брежнев подписали в Вене договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2)
В 632 г. умер основатель ислама "пророк" Мухамед

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: /viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

44

Во славу Божию и на пользу ближнего !

19 ИЮНЯ -Память:

Прп. Виссариона, чудотворца Египетского (IV-V).
Великий во отцах наших Виссарион был рожден и воспитан в Египте; с юности он возлюбил Бога, и свет благодати Божией воссиял в сердце его. Он соблюдал себя чистым от всякой греховной скверны, стараясь не опорочить той духовной одежды, которую принял при святом крещении.

Святой Виссарион предпринял путешествие ко святым местам в Иерусалиме; здесь видел он преподобного Герасима1, проводившего постническую и пустынную жизнь при реке Иордане, которому служил лев. Видел он также и многих других подвижников, живших там в разных местах, впоследствии просиявших своими добродетелями; беседуя с ними, святой Виссарион получал много пользы для души своей.

Возвратившись в отечество, Виссарион приобрел себе духовного отца в лице Исидора Пелусиотского2; приходя к нему часто, он научался в добродетели и поощрялся к строгой жизни; наконец, раздавши нищим и монастырям оставшееся после родителей всё имущество свое, Виссарион отрекся от мира и принял пострижение в иночество.

Удалившись в одно пустынное место, Виссарион принял на себя обет безмолвия; изнуряя себя многочисленными трудами и умерщвляя свою плоть постническими подвигами, он, будучи во плоти, уподоблялся бесплотным. Пост его был беспримерным: иногда всю неделю он ничего не вкушал, а иногда оставался без пищи и питья в продолжении 40 дней. Однажды, ставши на одном открытом месте посреди терния и воздев к небу руки и очи, обратив туда же и ум свой, он 40 дней и ночей пробыл на молитве, стоя неподвижно. В продолжении этих сорока дней он не двинулся с места, ничего не вкусил, ничего не сказал никому, не вздремнул, не впал в изнеможение от естественной слабости, ни о чем земном не подумал умом, но весь, подобно бесплотным, устремил духовные очи свои к Богу. За это и сподобился святой от Бога великой благодати: ему сообщен был дар чудотворения, так что он был подобен древним святым пророкам. Так он уподобился Моисею3: подобно тому как Моисей некогда указанным ему от Бога деревом превратил горькую воду в пустыне во вкусную, дабы напоить жаждущего Израиля (Исх.17:6), так и преподобный Виссарион молитвой и крестным знамением усладил горечь морской воды, дабы напоить изнемогавшего от жажды своего ученика, а именно: когда святой вместе с учеником ходил по пустынному морскому берегу, ученик утрудился от сильного зноя и, почувствовав большую жажду, сказал святому:

- Отец, я очень жажду.

Преподобный, сотворивши молитву и осенив море знамением крестным, сказал:

- Во имя Господа почерпни и пей.

Ученик почерпнул из моря воды в маленький сосуд, который носил с собою; отведав воды, ученик нашел ее очень вкусной4 и прохладной, как бы истекшей из живого источника; достаточно напившись и прохладившись, ученик взял еще воды в сосуд на дорогу. Заметив это, старец сказал ученику:

- Для чего ты наполнил сосуд водою?

Ученик ответил:

- Прости меня, отче! Я взял воду на дорогу, чтобы снова не томиться жаждою.

Старец сказал:

- Бог, присутствующий на этом месте, присутствует везде и, как здесь, так и в другом месте, Он может дать жаждущему вкусную воду.

Имя того ученика было Дула.

Уподобился преподобный Виссарион и Иисусу Навину5: как тот, когда побеждая аморрев6, удержал движение солнца (Иис. Нав.10:12-13), так сделал и сей угодник, а именно: когда он шел с учеником к одному старцу, солнце склонялось к западу, путь же оставался еще далекий; тогда старец обратился к Богу, молясь так:

- Прошу Тебя, Господи, повели остановиться солнцу до тех пор, пока я не приду к рабу Твоему.

И произошло так: не заходило солнце до тех пор, пока не пришел преподобный к тому старцу.

Был подобен святой Виссарион и пророку Божию Илии7. Так, во время засухи он свел с неба на землю обильный дождь (3 Цар.18); это самое не однажды и не дважды, а много раз совершал преподобный.

Еще и Елисею пророку8 уподобился святой: как тот, разделив воду плащом Илии, перешел реку Иордан (4Цар.2:14-15), так и этот превратил своей молитвой воду в сухой путь и ходил поверх воды: перешел большую реку Нил, как посуху, и везде, где только ему на пути встречались реки, переходил их, как посуху.

Как-то однажды, когда преподобный пребывал в ските, приведен был в храм бесноватый человек; за него совершали молитвы в церкви, дабы избавился он от духа нечистого; но не исходил из него бес, ибо он был весьма лютым. И говорили между собой клирики:

- Что нам делать с этим бесноватым?

А некоторые говорили:

- Никто не может изгнать беса сего, кроме отца Виссариона, но если мы станем просить его об этом, то он не придет в храм; поэтому сделаем так: на следующий день утром он придет в храм первым, но мы придем раньше его и на его месте посадим бесноватого; потом скажем старцу: разбуди спящего.

Клирики так и сделали.

Когда преподобный вошел в храм, то заметил человека, сидевшего на его месте. Не желая прогонять его отсюда, он стал около него. Лишь только начали читать церковное правило, клирики сказали старцу:

- Отче, разбуди спящего.

Виссарион, подойдя к человеку тому, толкнул его и сказал:

- Встань и иди отсюда.

И тотчас бес, прогоняемый словом святого, вышел из того человека; он встал и начал благодарить Бога за то, что Он избавил его от беснования; человек тот с этого времени стал совершенно здоровым.

Таким образом клирики побудили святого сотворить чудо изгнания беса, ибо сей преподобный отец не желал явно творить чудеса, дабы не быть прославленным людьми; будучи смиренным и считая себя грешным, он избегал похвал человеческих.

Случилось, что один брат в ските впал в некое прегрешение, почему священник повелел ему выйти из храма, как недостойному быть в общении с братией; преподобный Виссарион, вставши, вышел вон вместе с согрешившим, сказав:

- И я грешен.

Таково было смирение святого Виссариона.

Его ученики сообщают о нем, что он в продолжении 40 лет не ложился на постель, дабы отдохнуть; он позволял себе уснуть лишь на небольшое время, причем предавался сну или стоя, или сидя. Преподобный часто увещевал учеников своих бодрствовать, и всячески остерегаться вражеских искушений. Он говорил:

- Иноку следует быть как бы оком, подобно херувимам и серафимам; и если кто живет мирно, не имея искушений, таковому еще более нужно бодрствовать и смирять себя пред Богом, дабы как-нибудь, возгордившись, не впасть в какое-либо большее согрешение; ибо, по причине гордости, многие впадали в брань с диаволом; иногда Бог ради немощи нашей не посылает нам испытаний, дабы мы не погибли совершенно.

Жизнь сего святого отца была подобна жизни птицы небесной, ибо никогда он ничего земного не приобретал, не имел своей келлии, или какого-либо пристанища; он скитался по пустыне, переходя с места на место: ходил по горам и лесам подобно заблудившемуся путнику; нисколько не заботился он о телесных нуждах своих; не заботился он ни о пище, ни об одежде; на теле его было самое бедное одеяние, едва прикрывавшее наготу его. Несмотря на то, что днем его опалял солнечный зной, а ночью холод, он редко когда входил под кровлю; он ходил по горам, как птица, ища уединения, возводя свой ум к единому Богу и лишь только на Нем Одном останавливая мысль свою. Слёзы постоянно исходили из очей его, частые вздохи слышались из глубины сердца его, ибо все дни жизни своей он проводил в слезах, всегда плача и рыдая. Достигши глубокой старости, он преставился в вечную жизнь9 и перешел от плача к вечному радованию со всеми святыми о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому воссылается слава во веки. Аминь.

Кондак, глас 2:
Вышних сил подражав преподобне, образом птиц житие пожил еси, временная в забытии положив, непрестанным желанием влекомь к небесным добротам Христа Царя, дондеже того достигл еси Виссарионе: моли непрестанно о всех нас.
________________________________________________________________________
1 Память его празднуется св. Церковью 4-го марта.
2 Память его - 4-го февраля.
3 Моисей - знаменитый вождь и законодатель народа еврейского и первый священный писатель, живший за ХV веков до Р. Хр.; родился в Египте и происходил из колена Левиина. Моисей чудесно вывел евреев из Египта, избавив их от тяжкого египетского рабства. На горе Синай он получил 10 заповедей и сподобился видеть славу Божию. Все, полученные им от Бога, заповеди и установления, равно как и первоначальную историю народа еврейского, он изложил в первых пяти книгах Библии (пятикнижие Моисеево). - Память св. пророка Моисея празднуется Церковью 4 сентября.
4 Как известно, вода в морях бывает обыкновенно соленою.
5 Иисус Навин - вождь народа еврейского, руководивший ими после смерти Моисее.
6 Аморреи - одно из языческих племен, населявших землю ханаанскую. Аморреи, по переводу с еврейского значит - "жители высоких мест"; им противопоставляются ферезеи - "жители низменностей>. Незадолго до исхода евреев из Египта аморреи захватили восточную иорданскую область, очень плодородную. Иисус Навин сражался с аморрееми и разбил пять аморрейских царей (Иис.Нав.10:5-11).
7 Илия - знаменитейший пророк израильский, происходивший из города Фесвы галаадской, живший и действовавший во дни нечестивого царя Ахава и Иезавели. Илия из числа всех пророков отличался особенною ревностью о славе Божией. История его жизни и деятельности излагается в 3-ей и 4-ой кн. Царств (3Цар.17-20;4Цар. 1-2) - Память его празднуется св. Церковью 20 июля.
8 Елисей - пророк израильский, преемник пророческого дара св. Илии. - См. житие его ниже, под 14 июня.
9 Кончина преподобного Виссариона последовала в конце VI или начале V века.

Прп. Илариона Нового, из обители Далматской (845).
http://i068.radikal.ru/1006/9b/a5cbb1a681d4.jpg

Блаженный Иларион был сыном Петра каппадокиянина1, прислуживавшего при трапезе царской, и матери Феодосии, - людей благочестивых и богобоязненных; в юности он хорошо обучен был Священному Писанию. Когда ему исполнилось 20 лет, он, по евангельскому слову (Мф.10:37; Лк.14:26), оставил отца и мать, дом и богатство и сделался монахом в обители Исихиевой близ Византии. Потом он пришел в обитель Далматскую2, принял здесь великий ангельский образ и сделался учеником святого Григория Декаполита3, в то время жившего здесь; святой Иларион подвизался в послушании, молчании и великом смирении. Он имел работу в монастырском саду и трудился в этом послушании десять лет; прочитывая историю добродетельного и богоугодного жития соименного себе преподобного Илариона Великого4, он, насколько возможно, старался уподобляться сему угоднику Божию постом, всенощной молитвой и всеми прочими иноческими подвигами: посему и назван он был Иларионом Новым. Очистив и просветив свою душу, как солнце, он получил от Бога власть над нечистыми духами, так что мог изгонять их.

Игумен обители той сделал его против желания священником, когда уже святой Григорий Декаполит ушел отсюда в другие места. Спустя несколько лет, когда игумен скончался, преподобный Иларион, узнав, что братия хочет сделать его игуменом, решили. удалиться отсюда; с этою целью он тайно от всех ночью вышел из обители и ушел в Византию, в надежде отыскать здесь своего учителя святого Григория, но сей последний отплыл в Рим и, возвратившись оттуда, поселился на горе Олимпийской5. Иларион же пришел в один монастырь в Византии; монахи Далматской обители, узнавши о сем, начали просить святейшего патриарха Никифора6 поставить им игуменом Илариона, хотя бы и против его желания. Патриарх сообщил об этом императору: призвав к себе Илариона, царь и патриарх увещевали его принять игуменство над Далматским монастырем. Не смея противиться царской и патриаршей воле, Иларион принял власть игумена и с усердием пас вверенных ему словесных овец в продолжении восьми лет. Потом скипетр греческого царства принял звероподобный мучитель Лев Армянин7, который начал смущать Церковь Христову иконоборческой ересью8, принуждая многих к своему еретическому мудрованию; тех же, кто не повиновался ему, он или подвергал мучениям, или изгонял в далекие страны. По его приказанию преподобный Иларион был приведен из обители к царю, который принуждал его принять еретическое учение. Добрый воин Христов не только не повиновался еретику-императору, но даже дерзновенно обличил его, назвал безбожником и новым преступником и тем возбудил против себя лютой гнев царя. Много ран и различных мучений причинил блаженному злочестивый царь, а потом заключил его в темницу. Чрез некоторое время опять, призвавши его к себе, много мучив, но ничего не достигши, царь отдал его своему единомышленнику патриарху Феодоту9, по прозванию Касситеру, который принял престол после изгнания за благочестие святейшего Никифора. Этот лжепатриарх Феодот сделал с преподобным то же, что и царь: заключил святого в мрачной темнице и много дней томил его голодом и жаждой, приказавши не давать ему ни хлеба, ни воды. Монахи же, где игуменствовал преподобный, пришли к царю и молили его:

- Царь, возврати нам нашего отца; мы за это обещаемся повиноваться твоей воле.

Царь обрадовался сему обещанию и возвратил им игумена их.

Святой, пришедши в обитель, прожил здесь один год; едва успев немного отдохнуть от мучений и голода, святой снова обрёк себя на мучения, ибо царь, ожидавший исполнения обещания иноков, понял, что его обманули10, почему послал воинов в обитель и наказал монахов, а преподобного, взяв, снова заключил в темницу; потом послал его в Фанееву обитель11 и там приказал заключить святого в самой тесной темнице. В этой темнице святой томился шесть месяцев, принимал всякие неприятности и досаждения от жестокого игумена той обители. Потом по царскому повелению он снова был приведен в Константинополь: здесь его снова разными льстивыми увещаниями склоняли к принятию ереси иконоборческой. Но так как Христов страдалец не слушал еретиков, то царь послал его в другую обитель, называемую Кикловеевой12;. здесь пробыл он два года и 6 месяцев, томясь в тесной темнице и испытывая разные мучения. Отсюда святой снова был приведен к царю и после сильного избиения заточен в город Протильский13.

Злочестивый царь, погубивши многих, и сам погиб люто: он был своими же воинами иссечен мечами в храме на том самом месте, где в первый раз, поругав святую Христову икону, низринул ее; так зло погубил нечестивый свою окаянную душу.

Михаил Травл14, принявший царство после него, приказал освободить от уз и заточения всех правоверных. Преподобный Иларион, вместе с прочими был освобожден из темницы, но он не пошел в свою обитель, так как не прекратилась еще иконоборческая ересь, и архиерейские престолы занимали еретики лжеучители и лжепастыри, но пребывал у одной верной и благочестивой женщины, которая в своем имении дала ему уединенное место, устроила келлью с садом и снабжала его всем потребным.

В это время возвратился из заточения и отошел к Господу преподобный Феодор Студийский15, также перенесший за правоверие много страданий от еретиков; его святую душу, возносимую Ангелами к небу, видел преподобный Иларион, как о том сказано и в житии Феодора. В тот день, когда преставился святой Феодор Студийский, блаженный Иларион. ходя по своему саду, занимаясь работою и воспевая псалмы Давидовы, услышал вдруг в воздухе какие-то чудные голоса и почувствовал какое-то дивное благоухание; удивившись, он остановился, смотря, откуда всё это; посмотревши вверх, он увидел множество Ангелов в белых одеждах, сиявших светлыми лицами и направлявшихся с песнопениями на встречу кому-то. Видя вся это, блаженный Иларион в большом страхе пал на землю и услышал голос, говоривший:

- Это душа Феодора, игумена Студийского монастыря, который до крови пострадал за святые иконы и был весьма мужественен в страданиях, а теперь умер и торжественно восходит на небо, встречаемый небесными силами.

Сподобившись такого чудного видения, преподобный Иларион исполнился великого утешения и радости духовной; много дней он радовался душою своею и лицо его от радости сияло, как лицо ангела.

У той женщины пробыл преподобный свыше семи лет. Когда же после Михаила Травла вступил на царство сын его Феофил16, то он собрал всех исповедников и снова начал принуждать их, по примеру прежних злочестивых царей, к иконоборству, не повиновавшихся же ему жестоко мучил. В это время был взят и приведен к царю и преподобный Иларион; принуждаемый к иконоборству, он не покорился царскому повелению и опять обличил его, как злочестивого законопреступника, попиравшего истинные догматы веры; за это святой получил сто семьдесят ударов по спине и заточен был на остров Афусию17. Значительным облегчением для святого было то, что он содержался здесь не в темнице и не в оковах, но жил в келлии, хотя весьма тесной. В этой келлии он прожил до самой смерти Феофила. Когда же сей нечестивый царь умер, царица Феодора собрала всех исповедников в столичный город, восстановила православную веру и повелела внести в храмы святые иконы; тогда был отпущен на свободу и преподобный Иларион. Он снова принял игуменство в своей Далматской обители и прославился чудесами. Проживши здесь три года и душеспасительно управив своими учениками, он отошел ко Господу18. Его честная и святая душа так же, как и виденная им душа Феодора, была отнесена на небо ангелами и в лике святых исповедников предстоит ныне пред престолом славы Отца, и Сына, и Святого Духа, единого Бога в Троице, Которому воссылается слава во веки. Аминь.


Кондак, глас 2:

Ограды живоносныя твоея пажити, пастырски невредимо стадо соблюл еси, и явился еси высотою дел велик, новый Иларионе, по благочестии многи муки и скорби прием. Тем во всерадостный живот вселився горняго Сиона, моли за ны преподобне.
________________________________________________________________________
1 Каппадокия - малоазийская область.
2 Далматская обитель была основана собственно святым Исаакием, подвизавшимся в IV в. (см. житие его под 30 мая); но название свое она получила от имени игумена Далмата - преемника Исаакия, - управлявшего обителью в продолжении 55 лет.
3 Память его празднуется св. Церковью 20-го ноября.
4Память его празднуется св. Церковью 21-го октября.
5 Олимп - гора в малоазийской области Мизии, на границе между Фригией и Вифинией. Здесь, между прочим находился монастырь "в Символах", славившийся строгою подвижническою жизнью своих насельников.
6 Никифор 1-ый патриаршествовал с 806 г. по 815.
7 Лев 5-ый Армянин царствовал с 813 г. по 820 г.
8 Основателем иконоборческой ереси считается Константин, епископ николийский, живший в VIII в. Неразумно смешивая иконопочитание с идолопоклонством, иконоборцы жестоким и настойчивым преследованием иконопочитания хотели искоренить его из православной Церкви. Самыми ярыми защитниками этой ереси были императоры: Лев Исаврянин (царствовал с 717 г. по 741 г.) и Константин Копроним (с 741 г. по 775 г.). Эта ересь была осуждена на 7-м Вселенском соборе, бывшем в 787 г. в г. Никее.
9 Феодот 1-ый Касситер патриаршествовал с 815 г. по 821 г.
10 Иноки очевидно дали обещание слушаться императора вообще во всех его распоряжениях; противных же вере православной распоряжений они, конечно, не могли исполнять.
11 Обитель Фанеева находилась между Византиею и Понтом.
12 Местонахождение сей обители неизвестно.
13 Протильский город или, вернее, протильский лагерь; местонахождение его неизвестно.
14 Михаил 2-ой Травл (Косноязычный) царствовал с 820 г. по 829
15 Память его празднуется св. Церковью 11-го ноября.
16 Феофил царствовал с 829 г по 842 г
17 Остров Афусия, или Офиусса, находился в заливе Паса-Лимани, близ Константинополя
18 Кончина преподобного Виссариона последовала в к. IV в. или нач. V в.


Прмцц. дев Архелаи, Феклы и Сосанны (293).

Девство, побеждающее мир и укрощающее плотские страсти, не было известно матери всех Еве, ибо ей было сказано Богом: "в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое" (Быт.3:16). Девство же свободно от этого; оно не увядает от долгих лет, но всегда цветет и украшает жизнь девствующих; девственница - становится невестою Христовою и входит в небесный чертог своего Жениха.

Этим честным и божественным даром, - чистым девством, - была украшена блаженная Архелая, которая уневестилась Христу и показала себя победительницей мира. Жила она в одном месте близ города Рима, в небольшом и неизвестном монастыре, какой мог быть в те тяжелые для христиан идолопоклоннические времена.

Когда нечестивым царем Диоклитианом1 было воздвигнуто в Риме великое гонение на христиан, святая девица Архелая, спасаясь с двумя во Христе сестрами и сподвижницами своими, Феклой и Сусанной от преследования мучителей, оставила Рим и бежала в Кампанию2; все они переменили свои одежды на мужские, дабы никто не узнал, что они были девицами; тут невдалеке от города, называвшегося Нола3, поселились святые девственницы в глухом и пустом месте, дни и ночи проводя в усердных молитвах к Богу, упражняясь в разных богоугодных делах и врачуя болезни страждущих, так как за чистую и святую жизнь они сподобились благодати чудесного исцеления болезней. Лица у них были смиренные, кроткие и вместе с тем светлые, ибо они всегда радовались сердцем своим о Господе Иисусе Христе; во взоре их сияло целомудрие и святость. Одежды на них были волосяные, простые и грубые, и вид они имели - пустыннический и постнический. Волосы на головах их были острижены, как у мужчин, так что многие считали их за мужчин, а не за женщин. Мало-помалу к ним стали собираться окрестные люди то за исцелением, то за духовным наставлением, так как они, кроме дара врачевания, имели и способность богодухновенного учения; они врачевали не только тела, но и души человеческие, и многих от языческого нечестия обратили к вере Христовой; слава о них распространилась по всей стране.

Дошла весть о святых девственницах и до начальника кампанийского, именем Леонтия, ибо для надзора за христианами воины были расположены во многих местах; о сих святых девицах они и сообщили начальнику. Сей последний приказал взять их и привести к нему в город Салерну4, где тогда судили и мучили христиан. Святые девицы были взяты и приведены на допрос в Салерну. Поняли они, что Господь Иисус Христос - их бессмертный и нетленный Жених, - призывает их к венцу мученичества, дабы приять их в небесный чертог Свой, украшенных не только девством, но и страдальческой кровью, как бы царской багряницей. Преисполненные великим дерзновением и надеждою на Бога, они без страха явились к мучителю и свободным голосом поведали ему всю истину о себе, - кто они и откуда; не скрыли они ни своей жизни, ни веры христианской, не скрыли того, что они - девственницы - обрученные Христу и обещавшие Ему сохранять себя в чистоте до самой кончины. Игемон Леонтий, взирая на них и видя, что блаженная дева Архелая старше прочих летами, более дерзновенна в разговоре, заметив также, что лицо ее было особенно благочестным, обратился к ней и сказал:

- Послушай, Архелая! По какому праву ты созываешь к себе всяких людей, добрых и злых, и учишь их поклоняться Иисусу Назарянину, Который не мог спасти Себя Самого, когда Его мучили и тем более не может оказать помощи никому другому? Как ты осмеливаешься заниматься какими-то волшебными словами и прельщать людей; как дерзнула ты, покрываясь мужскими одеждами, показывать себя мужчиной, когда ты на самом деле скверная и вредная волшебница? Вероятно, ты и этих двух девиц научила волшебству; если я тебя не погублю сейчас, то ты всех неопытных женщин и мужчин обольстишь своим ложным учением.

На это святая девица отвечала:

- Силу и власть диавола я попираю силой Христовой; людей же я научила благому, - именно тому, чтоб они познали единого истинного Бога, сотворившего небо, землю, море и всё, что в них: исцеление же всем болящим подаются именем Господа моего Иисуса Христа, Единородного Сына Божия, посредством меня, Его рабы; я не притворяюсь мужчиной, ибо сейчас объявила себя девицей и рабой Христовой; а эти две сестры мои в Господе с юности воспитаны в вере Христовой.

И сказал игемон:

- Всякий, кто не повинуется царскому приказанию, будет предан лютой смерти.

Отвечала святая:

- Мы имеем - Царя, - Господа нашего Иисуса Христа, ради Которого презрели мир и всё, что в нем; Его приказанию повинуемся и ожидаем милосердия от Того, Кто обладает небом и землей и всем прочим.

Сказал игемон:

- Наши боги всё содержат и всем владеют; имен у них много: Кронос5, Трисмегист6, Гермес7, Афродита8, Гера9, Афина10, Дий11, который выше всех. Вот эти силы Божии содержат и управляют всей вселенной.

Отвечала дева:

- Боги твои - слепые, и слепые поклоняются им и веруют в них.

Игемон сказал:

- Ваш Бог один и Он не в силах защитить Себя, ибо и на кресте был распят, и уксусом напоен был, и терновным венцом увенчан, и копьем прободен.

Ответила на это святая:

- Всё это Бог наш потерпел ради нашего спасения, дабы все верующие в Него не погибли, но имели жизнь вечную; твои же боги не видят, не слышат, не говорят, и потому ни себе, ни другим не могут помочь.

После таких слов, игемон, разгневавшись, приказал отдать святую на съедение голодным львам, думая, что они сейчас же растерзают ее; но звери сделались кроткими, как овцы, и лежали у ног святой. Она же молилась Богу, говоря так:

- Господи Боже, Отец, Сын и Дух Святой, сохранивший доселе тело мое чистым от всякой скверны! Как ныне Ты укротил зверей и дал мне силу победить игемона, более лютого, чем звери, так и всегда будь мне, рабе Твоей, непрестанным помощником.

Игемон, увидав, что святая осталась невредимой от зверей, исполнился еще большей ярости и приказал воинам убить зверей, а святую мученицу вместе с подругами ее, связавши, заключить в темницу. Но в темнице святым мученицам явился Ангел Господень, осветивший их неописанным светом и сказавший:

- Не бойтесь, девицы Христовы! Молитвы ваши дошли к Богу и вам уже приготовлены венцы на небе.

Когда стражи увидели этот необычный свет в темнице, то в страхе и ужасе говорили:

- Действительно, Бог, Которого исповедуют эти девицы, есть Бог истинный.

Утром игемон сказал слугам:

- Приведите ко мне ту волшебницу, которая вчера бесчестила разными хулениями меня и богов моих.

И тотчас святая мученица Архелая была представлена на суд и сказала:

- О, игемон, не я, а злые дела твои наносят тебе хулу и бесчестие и готовят огонь неугасимый, в котором ты будешь мучиться вечно вместе с богами твоими; если же ты хочешь избавиться вечных мук, то послушай моих душеполезных слов и прими мой добрый совет: уверуй в создавшего тебя Бога Отца, и в Единородного Сына Его Господа Иисуса Христа, и в Духа Святого:Отца исходящего; сей - Един Бог, в Троице прославляемый и на земле и на небе!

Начальник, принимая слова эти за насмешку и безумие, возразил святой, говоря:

- Если ты послушаешь меня и уверуешь в богов моих, то будешь одарена богатством и честью и получишь не последнее место между честными римскими женами; если же ты не послушаешь меня, то я отдам тебя на поругание блудникам, затем подвергну жестоким мучениям и наконец предам тебя лютой смерти; тело же твое отдам на съедение собакам, зверям и птицам.

Ответила святая:

- Я имею помощником Господа моего Иисуса Христа, Который есть хранитель, как души моей, так и тела. Он сохранит меня от той скверны, какую ты готовишь мне, как сохранил и прежде меня многих пострадавших святых дев; смерти же я не боюсь, ибо надеюсь получить жизнь вечную у Господа моего, Который сподобит меня бесконечной радости и причтет меня к святым Своим Ангелам.

После этого игемон повелел обнажить святую, строгать ее чистое девическое тело железными орудиями и бить жестоко, раны же приказал поливать приготовленным для этого горячим маслом и смолой; и было тело святой острогано и сожжено до костей. Все, бывшие там, взирая на страдание святой мученицы, чрезвычайно удивлялись и недоумевали, каким образом столь слабая девица могла перенести такие жестокие муки и остаться живой. Святая же, поднявши очи свои к небу и крестообразно воздевши руки, сказала:

- Владыка, призри с неба, с высоты престола Твоего святого на Твою верную рабу! Угаси горящий огонь росой Своей благодати и дай моему телу отраду в мучениях, причиняемых мне игемоном.

Едва святая произнесла эти слова, как тотчас над ее головой воссиял свет и слышен был голос, говоривший:

- Не бойся! Я с тобой.

Игемон, видя святую невредимой от ярости скрежетал зубами.

Вблизи того места находился большой камень, который едва могли сдвинуть с места несколько человек; игемон приказал поднять его и положить на мученицу, чтобы она была раздавлена камнем тем. Когда слуги приступили к исполнению приказания игемона, Ангел Господень, невидимо присутствующий со святой девой, быстро отодвинул камень в другую сторону, так что он раздавил слуг мучителя, святая же осталась живой и хвалила Бога, воспевая:

- Благословен Ты, Господь Бог отцов наших, спасающий уповающих на Тебя!

Народ, видя это, взывал:

- Велик Бог христианский, - Которого сия девица исповедует!

Игемон же сказал:

- Что теперь делать с волшебницей этой? Все мучения она преодолевает; возьмите ее и выведите из города; вместе с ней возьмите и тех двух девиц, которые следуют за ней, и всех трех умертвите мечем.

Воины тотчас взяли святых мучениц, связали им назад руки и повели за город.

Когда все дошли до назначенного места, воины уже приготовились усечь честные главы святых мучениц; в это время они увидали Ангелов и испугались; Ангелы же святые, взирая на страдание мучениц, приготовились взять со славой мученические души. Воины, почувствовавши некоторым образом присутствие сих Ангелов, пришли в ужас, затрепетали и как бы забыли самих себя. Но святая Архелая, совершивши молитву Богу, сказала воинам:

- Исполните то, что вам приказано.

Воины ответили на это:

- Не смеем, - госпожа, ибо страх объял нас.

Тогда девы все вместе сказали им:

- Если не исполните приказания, то не будете иметь части с нами.

Воины, услышавши это, обнажили мечи и отсекли им головы12.

Так три святые преподобномученицы, - Архелая, Фекла и Сусанна, чистые девы, совершили свой подвиг, вошли в чертог небесный и ныне с Ангелами предстоят Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Единому, в Троице славимому, Богу, Которому воссылается слава вечно. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Диоклитиан царствовал с 284 г. по 305 г.
2 Кампания находилась в древней Италии и граничила на западе с Лациумом, на севере с Самниумом, на востоке с Луканиею и на юге с Тирренским морем. В этой итальянской провинции впервые начали (с VIII века) отливать колокола, почему они и называются в церковном Уставе кампанами (ранее были в употреблении била или железные доски).
3 Город Нола лежал к югу от Капуи; существует и в настоящее время (теперь находится в итальянской провинции Казерта) и имеет около 15,000 жителей.
4 Город Салерно находился у Тирренского моря; существует и в настоящее время.
5 Кронос - по греческой мифологии младший сын Урана и Геи, один из титанов. Он считался покровителем посевов и жатв, почему и изображался с серпом в руке.
6 Наименование Трисмегиста усвоялось Юпитеру или Зевсу.
7 Гермес - бог благополучия.
8 Афродита или Венера - богиня любви и красоты.
9 Гера - покровительница браков и родов.
10 Афина или Минерва - богиня мудрости.
11 Зевс или Юпитер - верховный бог древнегреческой религии, считавшийся родоначальником прочих богов и виновником всего существующего.
12 Кончина святых мучениц последовала в 293.

0

45

......................продолжение от 19 июня

Прп. Ионы Климецкого (1534).
Благость небесная зовет всех к спасению и блаженству, но не всех одинаково. Одни слышат призвание ее еще с юности, другие — в летах зрелых; тех возбуждает она от сна душевного необычайными мерами, других — обыкновенными способами; одним является в знамениях и чудесах, другим — в каком-либо событии жизни. Это дело премудрости Божией, которая знает, кого и как позвать к себе. Наше же дело — внимать гласу Божию. Счастлив тот, кто, услышав голос Божий, верно следует ему, не изменяя до гроба. Таков был бла­женный Иона Клименецкий.

Новгородский посадник Иоанн Климентов оставил сыну своему много богатства. Сын Иоанн спокойно занимался торговлей, как занимался и отец его.
Не раз Иоанн в карельском насаде (большой лодке) переплывал обширное Онежское озеро, простирающееся на 200 верст. Но однажды, возвращаясь из Повенца в Новгород с грузом соли, на середине озера застигнут он был страшной бурей. Долго насад носился по произволу волн, казалось, вот-вот неуправляемый насад должен был пойти ко дну. Иоанн стал просить у Господа избавления от смерти, обещая в случае спасения принять монашеский постриг. Его молитва была услышана, насад выбросило на остров Клименцы. Иоанн со слугами благодарил Бога и в это время услышал голос, повелевший ему построить обитель во имя Живоначальной Троицы. Здесь же в прибрежных кустах можжевельника чудесно обрел он икону Св. Троицы. На месте, куда его выбросили волны, он поставил крест, а на месте явления иконы — крест и часовню. Это было в 1490 году. Вернувшись в Новгород, Иоанн распорядился своим богатым имуществом и, приняв иноческий постриг с именем Иона, отправился на остров.

После возвращения на остров он построил два храма: во имя Святой Троицы во имя святителя и чудотворца Николая — покровителя мореплавателей и землепроходцев. Затем святой построил келлии и приготовил все необходимое для обители иноков. Троицкий Николо-Климецкий монастырь был основан около 1520 года. Так преподобный исполнил завет Госпола. Из бедного Нятинского монастыря, расположенного в трех верстах от новой обители, пришли братия. К ним присоединились иноки из других мест, желавшие безмолвия и уединения. Митрополит Московский Варлаам (1511—1512) благословил для храмов обители антиминсы и хотел поставил святого Иону настоятелем, но тот по смирению отказался. Преподобный Иона уговорил новгородского иеромонаха Тихона принять настоятельство, а сам подвизался как простой инок.

Преподобный Иона мирно скончался 6 июня 1534 года и был погребен у храма во имя святителя Николая. Над нетленными мощами святого впоследствии была построена часовня, а в царствование Елизаветы Петровны (1741—1761) — каменный храм во имя праведных Захарии и Елисаветы.

Тропарь, глас 4

Ангельскому житию поревновав, блаженне Ионо, оставил еси отечество твое, Великий Новград, и, пришед в пределы Олонецкия и в пустыню вселився, в труде, молитвах и слезах подвизался еси, и, яко мудрый купец, Царствие Небесное наследовал еси. Темже любовию вопием ти: моли Христа Бога, да спасет души наша.

Кондак, глас 2

Христовым стопам последователь быв, блаженне Ионо, радуяся, вселился еси в пустыню, Вышняго Промыслом наставляемь, и, не убоявся вражиих приражений, якоже столп непоколебим, уготовил еси себе в жилище Духу Пресвятому, мы же, память твою совершающее, вопием радостно: радуйся, яко озаряеши нас чудесы твоими: радуйся, яко оставил еси временная ради будущих благ. Радуйся, яко возставляеши ленивых ко спасению. Моли убо Христа Бога, отче преподобне, да спасет души наша в день судный.

Свт. Ионы, еп. Великопермского (1470)
Святитель Иона, епископ Великопермский, был пятым епископом Пермским. После кончины великого просветителя Пермского края святителя Стефана (+1396; память 26 апреля/ 9 мая) его преемником стал епископ Исаакий, проводивший большую часть своего времени в Москве и недолго находившийся на Пермской кафедре.

Апостольские труды святителя Стефана продолжили святители Герасим (+1441; память 24 апреля/7 мая) и Питирим (+1455; память 19 августа/1 сентября); оба приняли мученическую смерть, исполняя свой архипастырский долг.

Вскоре после убиения отрядом вогульского князя Асыки святителя Питирима митрополит Московский и всея Руси чудотворец Иона (+1461; память 31 марта/13 апреля и 15/28 июня) рукоположил соименного ему благочестивого инока в епископский сан. В 1455 году епископ Иона прибыл в Усть-Вымь — главное селение обращенных в христианство зырян, где еще в 1383 году святым Стефаном была учреждена кафед­ра при построенном им храме в честь Благовещения Пресвятой Богородицы.

Принимая место, обагренное кровью двух его предшественников, святитель Иона безусловно понимал, какие трудности он встретит на своем архипастырском пути. Время междоусобиц уже проходило, и великий князь Василий Ва­сильевич Темный еще в Москве обещал святителю защиту и покровительство. Присланная им сильная московская рать за 1458—1459 гг. установила в Пермских пределах относительное спокойствие, усмирив при этом вятскую вольницу, при­нимавшую участие в грабежах поселений зырян и убийстве святителя Питирима. В случае же набегов полудиких племен вогулов (или вогуличей) Новгород и Устюг были обязаны по первому требованию Пермского епископа оказывать ему военную помощь.

Заручившись такой поддержкой, святитель Иона смог все свои силы направить на укрепление Пермской Церкви. Главным делом жизни святителя стало дальнейшее просвещение наиболее упорно державшихся верований небольших, но очень воиинственных народностей Великой Перми — остяков и вогулов. Являясь соседями уже крестившихся зырян, они врывались в их поселения, грабя и принуждая жителей отказываться от истинной веры.

Подобно первосвятителю Пермскому Стефану, святитель Иона встретил на своем пути немало лишений, опасностей и гонений. Неутомимо боролся он с влиянием волхвов и жрецов на простодушный народ, поклонявшийся языческому истукану — Золотой бабе.

В 1462 году епископ Иона был вызван на прения о вере, которые проходили в Уросе, владении пермских языческих князьков. Одержав убедительную победу над главными пермскими волхвами, святитель сумел зажечь светом Христовой истины сердце одного из наиболее влиятельных в тех местах князей (по некоторым сведениям, сына того самого Асыки, от руки которого принял кончину святитель Питирим).

С помощью этого князя, нареченного во святом крещении Михаилом, епископ Иона приступил к искоренению языческих кумирниц и идолов. За 1462—1463 годы проповедью слова Божия епископ Иона окончательно обратил в христианство народы Великой Перми, которую он, по выражению летописца, «добавне крести».

На местах идольских капищ, куда народ привык стекаться для жертвоприношений, святитель строил храмы и открывал при них школы для обучения детей. Из Устъ-Выми им были вызваны опытные и знавшие местные обычаи священники, способные продолжить дело просвещения новообращенной паствы. Деятельную помощь Пермскому епископу оказали иноки Троицкой Печорской пустыни. Долгое время они выполнял обязанности приходских священников для христиан, живших на реке Печоре. В главном поселении Перми Чердыни епископ Иона основал монастырь во имя святого апостола Иоанна Богослова, на устройство которого так же, как и на строительство храмов, щедрые пожертвования делали жители Устюга и Новгорода.

В 1468 году Пермские земли пострадали от набега казанских татар. Святитель Иона, не щадя своих сил, старался помочь пострадавшим.

Успешная архипастырская деятельность святителя Ионы укрепила его авторитет среди иерархов Русской Православной Церкви. В 1459 году он был призван в Москву, где принял участие в Соборе, в частности, в составлении послания литовским епскопам о хранении верности Православию. Об уважении и доверии, каким Пермский епископ пользовался у тезоименитого митрополита Московского Ионы, свидетельствует прочтение духовного завещания почившего в 1461 году первосвятителя собравшимся в Москве архиереям епископом Ионой.

За несколько лет до блаженной кончины, предчувствуя ее близость, святитель Иона стремился побывать в каждом, даже самом отдаленном месте своей епархии, чтобы словом назидания укрепить новообращенных в христианской вере, предостеречь их от опасности возвращения к языческим привычкам и обычаям.

Пятнадцать лет длилось святительское служение в Пермской земле. 6 июня 1470 года он мирно отошел ко Господу.

По свидетельству летописца, «положено бысть святое тело его на Усть-Выми, в его епископии, близ мощей святых в церкви (Благовещения Пресвятой Богородицы), по левую сторону Герасима и Питирима, епископов Усть-Вымских, чудотворцев, идеже все три вкупе почивают и чудеса творят и исцеления различные подают с верою приходящим». Общая память трем святителям (кроме памяти, совершаемой в день кончины каждого) установлена 29 января 1607 года Соборным определением при Святейшем Патриархе Гермогене и царе Ва­силии Иоанновиче Шуйском.

Тропарь святителя Ионы, епископа Великопермского
глас 4

Святителю Церкви Великопермстей,/ истинный хранителю апостольских преданий,/ столпе непоколебимый Православия,/ благочестия учителю,/ Ионо святителю блаженне,/ Владыку всех моли/ мир пастве твоей/ и всей Русстей земли даровати/ и всем нам спастися.


Прп. Паисия Угличского (1504)

http://s49.radikal.ru/i124/1006/96/7804e2a1fddb.jpg

Преподобный Паисий Угличский родился в селе Богородском, неподалеку от города Кашина, в Нерехотском стану. Его отец, Иоанн Гавренев, служил у князя угличского Андрея Васильевича, сына великого князя Василия Темного. Ксения, мать преподобного Паисия, была дочерью полководца Василия Ананьевича Кожи и родной сестрой преподобного Макария Калязинского (+1483; память 17/30 марта).

Мальчик, названный в святом крещении Павлом, был рано обучен грамоте и уже в детстве много читал. Часто он бывал с родителями в Калязинском монастыре у своего дяди, где проникся любовью к иноческой жизни. В десятилетнем возрасте Павел осиротел и был взят на воспитание в Троицкую Калязинскую обитель. Вскоре настоятель обители преподобный Макарий, уступая настойчивым просьбам своего племянника, которому не исполнилось еще одиннадцати лет, постриг его в иночество с именем Паисий. Под руководством опытного дяди, в тишине обители юный инок рос по духу, не тревожимый опасными волнениями и советами мира; с юных лет научился он подвигам послушания, поста и молитвы. В монастыре ему было поручено переписывание священных книг. Известно, что в начале XX века в Калязинском Троицком монастыре хранились творения святителя Григория Богослова, переписанные иноком Паисием.

Не засоряемый впечатлениями мирскими и очищаемый подвигами самоотречения, дух его стал способен и к созерцанию мира духовного. Раз во время ночной молитвы явился ему Ангел и сказал: «Ты должен быть наставником для многих; ты выйдешь отсюда и будешь жить там, где тебе велят: так надобно для славы Божией». Преподобный Паисий со страхом выслушал эту весть и пересказал наставнику своему прп. Макарию, но никому другому. Через некоторое время это чудесное предсказание осуществилось.

В 1476 году князь угличский Андрей Васильевич, хорошо знавший родителей преподобного Паисия, обратился с просьбой к Калязинскому игумену — отпустить инока Паисия из обители для того, чтобы под его руководством основать новый монастырь. Преподобный Макарий с радостью откликнулся на богоугодное желание князя и, благословив своего племянника и воспитанника, направил его в Углич. Князь даровал для будущего монастыря землю на левом берегу Волги, в трех верстах от Углича. Поселившись там в хижине, преподобный Паисий приступил к сооружению деревянного храма в честь Богоявления Господня. Вскоре к нему собрались десять монашествующих собратий, которые обосновались в построен­ных преподобным Паисием келлиях.

Архиепископ Ростовский Тихон, в епархию которого входил Углич, рукоположил преподобного Паисия в сан иеромонаха. После этого князь настойчиво просил преподобного принять игуменство. Уступив его просьбам, преподобный Паисий возглавил новоустроенный монастырь, где ввел строгий общежительный устав.

Благочестивый князь угличский Андрей Васильевич с большим уважением относился к преподобному, не раз он содействовал укреплению обители и делал щедрые вклады для ее дальнейшего благоустройства. Так, в благодарность Господу за рождение двух сыновей, Димитрия и Иоанна, восприемником которых стал преподобный Паисий, князь передал пожертвования на строительство в монастыре ка­менного храма. В 1479 году началось возведение нового храма. В 1482 году, после завершения работ, построенный храм был освящен в честь праздника Покрова Пресвятой Богородицы, поэтому монастырь стал называться Покровским.

В скором времени по сооружении соборной церкви восстал на князя угличского Андрея Васильевича родной его брат великий князь Иоанн Московский и, согнав с престола, заключил вместе с детьми его в темницу, где и скончался в 1493 году. Не малодушествовал преподобный Паисий, не изменил своему князю, но с честью похоронил его в соборе угличском. Когда же, по смерти родителя, сыновья его Иоанн и Димитрий были заточены в вологодской темнице, много скорбел о такой неправде святой старец, и, хотя не мог одолеть насилия великокняжеского, но неоднократно обличал Иоанна, умоляя его многими посланиями отложить гнев. Видя неуспешность своих прошений, вручил он все сие дело суду Божию, а сам не переставал молиться в тиши своей обители о них и посылал им в вологодскую темницу все нужное. Он заботился даже о том, чтобы и после его преставления не оскудевала милостыня заточенным князьям. Преподобный частым писанием поддерживал дух благородных узников, обещая им страдальческие венцы и нескончаемые блага за маловременные страдания. Таким образом созрел духовный плод сей в темнице и, как достойный ученик старца Паисия, князь Иоанн, в схиме Игнатий, был сам причтен к лику святых.

Святость преподобного Паисия, который собирал в житницы вечной жизни сторичный плод добродетели, еще при временной жизни его ознаменовалась многими чудесами. Ему был дан от Господа дар исцелений, но смирение его умело покрывать совершаемые им чудеса. Когда приходили к нему недужные, беснуемые и прокаженные для разрешения от тяжкого недуга, то не просто возлагал он на них руки, но приводил в церковь, после молебна кропил их святою водою или помазывал елеем от лампады, тем подавая исцеление.

Случился великий пожар в Угличе: загорелись все посады и торговые ряды, и не чаяли ни откуда спасения. Тогда преподобный Паисий собрал всех настоятелей, иноков и священников из обителей и церквей Углича и сам вынес из обители чудотворный образ Покрова Богоматери на пожарище. Огонь как бы устыдился чудотворного лика и такого сонма преподобных, и вскоре угасло лютое пламя молитвами старческими. Было в другой раз сильное наводнение в Угличе. Волга выступила из берегов своих и окружила обитель преподобного, проникла и в ограду, и волны шумели около соборной церкви, но хотя и стояла вода выше порога церковного, однако не взошла внутрь храма, ради молитв старца Паисия.

Случилось однажды молодому боярину угличскому проезжать на коне мимо обители, и внутренне посмеялся он над преподобным, которого застал с заступом в руках, копающим землю в монастырском огороде, но в ту же минуту рассвирепел под ним конь и сбросил с себя — боярин упал без чувств. Преподобный сам его поднял, привел в чувство и кротко сказал: «Не осуждай иноков».

От всех старался утаить свой подвиг труженник Паисий и одному только Господу, зрящему тайная, могло быть известно равноангельное житие его. Похвала же человеческая была прискорбна святому подвижнику, и всячески старался он избежать молвы житейской. Никогда не превозносился он духовной своей высотой и, будучи настоятелем, исполнял все послушания последнего инока своей обители, терпя холод и зной, в одной власянице, в надежде небесного воздаяния. Всех научал он словом и примером, что многими скорбями по­добает внити в Царствие Небесное, и пустынные чада умножались около великого своего аввы. В трудах и воздержании достиг преподобный глубокой старости. Однако он сам совершал Божественную литургию по воскресным и праздничным дням. Когда не позволяли немощи, преподобный Паисий продолжал сидя исполнять келейное правило.

Прияв тайное извещение от Господа о скором своем преставлении, совершил он в последний раз священнодействие и потом собрал в келлию свою братию, чтобы утешить ее о скорой разлуке и поучить взаимной любви. Велел он известить блаженного пустынника Кассиана о своем крайнем изнеможении и ему поручил собранное свое стадо, чтобы промышлял о нем после его кончины. Игуменом поставил он после себя в добродетели священноинока, но и ему велел во всем повиноваться духовному своему брату блаженному отцу Кассиану, начальнику пустыни Учьмы, которого умолил из глубины своей пустыни надзирать и за его стадом. Устроив все нужное для обители, разрешился уже от всего житейского столетний старец и почувствовал в сердце своем радость, как бы некто из дальних и чудных стран, весело возвращающийся на свою родину от многих печалей в тихое пристанище. И в самый час своего исхода еще приобщился Божественных Таин; последним его словом было: «Господи!
В руце Твои предаю дух мой», и просветилось лице его, келлия и вся обитель исполнились благовония. Блаженный Кассиан и братия с великим плачем отпели многолетнего своего наставника и положили в созданной им церкви. Во время надгробного пения много недужных исцелялись над священными останками. Июня в 6-й день 1504 года совершилось сие торжественное погребение, и в этот день установила Св. Церковь совершать память сего чудотворца земли Русской.

В 1609 году на обитель напали польско-литовские захватчики: настоятель и братия были умерщвлены, монастырь разорен, но по прошествии некоторого времени силами жителей Углича восстановлен.

Тропарь, глас 8

Христовы ради любве отечество и род оставил еси и, ангельскому житию поревновав, в пустыню вселился еси, в нейже многотрудное житие явил еси и чудес дарования от Бога приял еси, Паисие преподобне, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2

Чистотою душевною Божественно вооружився и непрестанныя молитвы, яко копие, имый; крепко ссекл еси бесовское ополчение, Паисие, отче наш, моли непрестанно о всех нас.


новомученники:


Прп. Рафаила (Шейченко) исп. (1957).

http://s55.radikal.ru/i147/1006/a9/d3ec67212e48.jpg

Преподобноисповедник Рафаил родился в 1891 году в слободе Великая
Михайловка Новооскольского уезда Курской губернии* в семье малороссийского
крестьянина Ивана Шейченко, занимавшегося сапожным ремеслом и
переплетным делом, и в крещении был наречен Родионом. В 1906 году Родион
окончил церковно-приходскую школу и поступил в земское училище, в котором
проучился три года, и затем работал, как и отец, сапожником. В 1913 году он был
призван в армию и здесь окончил военно-ветеринарную фельдшерскую школу;
ему было присвоено звание унтер-офицера, и он был отправлен в 6-й уланский
Волынский полк, где прослужил до демобилизации в 1918 году. Вернувшись с
фронта на родину, Родион попрощался со всеми своими домашними и
отправился в Оптину пустынь, где уже не один раз бывал до того паломником
и трудником.
Преподобноисповедник Рафаил
«Ранним майским утром, в расцвете "своей весны" подошел я к святым воротам
Оптиной пустыни, – писал он из заключения в начале пятидесятых годов, уже
вкусивши горечь страданий, предательств от своих и чужих, испив чашу
послушания Христу в исповедническом подвиге, неся крест свой и в пору
* Ныне село Великомихайловка Новооскольского района Белгородской области
благодатной весны пастырского служения, и через зной терпения во узах
оскорблений и поношений от врагов Христовых; все эти переживания, обновляя и
утишая душу, радостно и молодо воскресали в воспоминаниях об Оптиной –
трудноописуемом на земном человеческом языке луге духовном, где так недавно
еще расцветали райские цветы чистых во Христе добродетелей. – Котомка
странническая уже тяготила мои плечи, в руках у меня был мой долгий верный
спутник – посох. Вокруг царила майская утренняя тишина, и весенняя прелесть
пробуждающейся природы ласкала взор и радовала сердце. Щебетали радостно
птички, благоухали начинающие расцветать вокруг монастыря фруктовые сады;
где-то вдали, на берегу реки Жиздры, в зарослях разливались утренние, звучные
трели соловья.
Раздался благовест монастырского колокола, зовущий на молитву к ранней
Божественной литургии. Святые ворота обители уже были открыты. Богомольцы с
умильными лицами спешили в святой храм.
Но не спешил войти только я. Какая-то сила удерживала меня. Я остановился
у святых ворот, погруженный в думу, как "тот путник" – русский богатырь, на
распутье дорог.
Да, было над чем призадуматься и мне, было, что решить, и решить навсегда и
безвозвратно.
Ведь я шел в эту славную Оптину пустынь, в колыбель духовного окормления
богомудрых старцев и духоносных отцев не только помолиться, но "поселиться"...
Я нес сюда, к честным стопам старцев, а паче к подножию Святого Креста
Христова, свою волю, свою юность и жизнь. Я шел сюда – умереть для мира...
От дней детства я всей пылкостью чистой юной души любил и жаждал святого
иноческого жития. Оно было мечтой детства и усладой юности моей.
И вот я стоял у преддверья желаний моих... Душа моя рвалась войти. Но ин голос,
голос юности и плоти, горце взывал ей: куда ты влечешь меня? Там вдали
оставлены тобою престарелые родители. Еще не высохли слезы матери твоей,
проводившей тебя в далекий путь, благословившей тебя святым крестом с груди
своей. Она ждет благополучного твоего возвращения и радостной встречи. Там
ждут тебя кровные братья, там ждут любившие тебя юноши, друзья и девы.
Там ждет в тоске та, которую чисто любил о Господе... Тело твое молодо и слабо...
А тут, за прагом сим, на всю жизнь ждут тебя подвиги самоотвержения, подвиги,
кроме физических трудов, еще неведомые тебе, непонятные и неведомые миру,
подвиги абсолютного послушания, смирения, поста и молитвы. Жизнь хождения
как бы пред лицом Самого Бога, в Боге и для Бога.
Куда ты ведешь меня?!
Так взывала ко мне юность. Так вопияла во мне "плоть и кровь". Но и порывы
души моей не унимались. Душа рвалась – туда, за "святой порог". Она готова
была на все жертвы труда и подвига. Она готова была — хоть на смерть. Она
взывала со святым царем – пророком Давидом: "Готово сердце мое, Боже, готово
сердце мое!" [Пс. 56, 8].
И в эти минуты борьбы "духа с плотью" я возвел свой взор души туда, горе – к
Тому, Кому я вверял свою жизнь и спасение, Кому ведомы пути вхождения моего
и исхождения...
Я взывал о помощи Его благодатной, я взывал воплем души моей: "Боже! Изведи
из темницы суеты и страстей душу мою, исповедатися Имени Твоему и славить Тя
Единого во веки!" И в это время внимание мое и взор были обращены на
лестницу, ведущую от святых ворот к самому входу собора, которая постепенно
возвышалась.
"Таков здесь путь твой, путь духовного восхождения до входа твоего во врата
Горняго Небесного Иерусалима", – сказал мне внутренний голос мой... А над
святыми воротами во весь рост человека возвышался Ангел: в одной руке он
держал большой святой крест, как символ страдания, а в другой – венец, как
символ награды и славы...
Слова святого Евангелия, как некий Божественный свет, озарили мой разум и, как
острие меча, уязвили истиной слов Богочеловека мое сердце: "Аще кто хощет по
Мне идти да отвержется себя и возьмет крест свой, и по Мне грядет" [Мф. 16,
24]... "Аз есмь путь, истина и жизнь" [Ин. 14, 6].
Путь на небо всякому последователю Христа, а наипаче иноку, – предлежит
только через голгофу, с крестом в руках, с крестом на плечах.
Сим путем восшел в горняя и Он – Сын Божий, сияние славы Отчей, на Кресте
Своими страданиями и смертью совершил искупление рода человеческого и
Своим живоносным воскресением совоскресил его, даровав ему новую жизнь
и спасение. Других путей туда, на небо, нет, все другие пути ведут в другие,
страшные, адовы места...
Без креста – нет венца!
Я переступил благоговейно святой порог обители – и... взял святой крест, сказав:
"Се покой мой – зде вселюся в век века! [Ср. Пс. 131, 14]. Кресту Твоему
поклоняюся, Владыко!"»1.
26 августа 1918 года Родион был принят в число послушников Оптиной пустыни.
В монастыре он нес послушания ветеринарного фельдшера и клиросное.
В 1918 году начались гонения на Русскую Православную Церковь, и Оптина
пустынь была закрыта, – ненавистен был новым безбожным властям монастырь,
крепко державшийся святоотеческих преданий, научающий русских людей
духовному видению, невзирая, из дворянского ли они вышли сословия или из
крестьянского. Советская власть преобразовала монастырь в племенное
хозяйство, но при этом братия осталась на месте, и ей не запретили совершать
уставное монастырское богослужение. В племенном хозяйстве Родион
продолжал трудиться в качестве ветеринарного фельдшера. В 1923 году
безбожники окончательно закрыли обитель, и братии пришлось покинуть
монастырские стены. Монахи поселились в городе Козельске на частных
квартирах. Послушник Родион стал зарабатывать на жизнь сапожным ремеслом.
В 1928 году оптинский иеромонах Макарий (Чиликин) по благословению
епископа Малоярославецкого, викария Калужской епархии, Стефана
(Виноградова) постриг послушника Родиона в мантию и нарек ему имя Рафаил в
честь архистратига Божия Рафаила, целителя человеческих недугов. В том же году
епископ Масальский, викарий Калужской епархии, Герман (Вейнберг)
рукоположил его во иеродиакона и возвел в сан архидиакона; десять месяцев
отец Рафаил пробыл при епископе в качестве келейника и архидиакона на
архиерейских службах. В 1929 году епископ Герман был назначен
на самостоятельную кафедру; ему понравился ревностный оптинский монах, и он
стал уговаривать его отправиться с ним в Алма-Ату, но душа отца Рафаила уже
крепко была связана с Оптиной, и он отказался, вернулся в Козельск и поступил
служить в Георгиевскую церковь. Служение среди наступивших гонений не было
безмятежным – и в феврале 1930 года он был принудительно мобилизован на
лесозаготовки.
В 1930 году усилились гонения на Русскую Православную Церковь, и ОГПУ
приняло решение арестовать группу оптинских монахов. Кроме обвинения в
антисоветской агитации, монахов обвинили в подстрекательстве крестьян
к восстанию при беспорядках, случившихся в Козельске на Духов день 9 июня
1930 года2.
Архидиакон Рафаил
18 августа 1930 года, накануне праздника Преображения Господня, было
арестовано сорок монахов и мирян и среди них архидиакон Рафаил. Так
было положено начало несения им креста Христова во узах. Отец Рафаил был
допрошен сразу же после ареста, — все вопросы сотрудника ОГПУ касались
исключительно его биографических данных как оптинского монаха.
2 сентября его снова вызвали на допрос; отвечая на вопросы следователя, он
сказал: «Виновным себя не признаю... Ни в какой контрреволюционной группе не
состоял и работы, направленной против советской власти, не вел... Руководство
духовной жизнью братства шло путем исповеди духовников. На базаре... на Духов
день в городе Козельске я не был, находился дома и поэтому, что было на базаре,
не знаю, да и как общее правило на базары я не хожу. Бывших торговцев,
арестованных и находящихся со мной под стражей, знаю всех; как житель города
Козельска, иногда с ними встречался, но в их домах я не был...»3
Были допрошены свидетели, и в частности хозяйка квартиры, где жил архидиакон
Рафаил; она показала: «Из бесед с Рафаилом знаю, что последний является ярым,
закоренелым монахом с присущими им старыми взглядами»4.
В октябре 1930 года следствие было закончено и составлено обвинительное
заключение, в котором сотрудники ОГПУ в полном несоответствии
с действительностью написали: «В августе 1930 года Сухиническим... ОГПУ в
городе Козельске... было выявлено наличие монашеско-монархической
контрреволюционной группы, охватывающей своим влиянием как население
города, так и смежных деревень.
Было известно, что контрреволюционная группа ставит перед собой задачи
непосредственной борьбы с советской властью и реставрацию монархического
строя...»5
27 ноября 1930 года тройка ОГПУ приговорила архидиакона Рафаила к десяти
годам заключения, и он был отправлен в Вишерский исправительно-трудовой
лагерь, располагавшийся в поселке Виажиха Уральской области*. В 1934 году
архидиакон Рафаил был переведен в исправительно-трудовой лагерь в город
Дмитров Московской области; здесь он работал ветеринарным фельдшером при
животноводческой ферме совхоза «Ермолино». Ферма занималась
свиноводством; жил отец Рафаил в одном из пустых загонов для свиней и
от великого недостатка в пище питался тем, что давалось свиньям; и это еще была
большая удача и милость Божия, так как другие заключенные не имели и такого
дополнения к своему скудному рациону.
Находясь в лагере, отец Рафаил не скрывал своей веры, ему во время свидания
передали Евангелие, молитвослов, икону, а поскольку жил он в свинарнике
отдельно, то и мог беспрепятственно молиться, приглашая иногда к себе
некоторых из заключенных собратий. Он был в дружеских отношениях со
многими своими соузниками, к нему довольно часто приезжали монахини
Шамординского монастыря и знакомые из Козельска. По своему служебному
* Ныне город Красновишерск Пермской области
положению он мог беспрепятственно ходить по поселку. Летом однажды он шел
со знакомой, приехавшей к нему на свидание. Навстречу им шла группа
заключенных уголовниц, возвращавшихся с работы. Поравнявшись с отцом
Рафаилом и его спутницей, они смиренно поклонились ему и поприветствовали:
«Здравствуйте, батюшка!»
Из лагеря отец Рафаил писал знакомым; некоторые письма не доходили до
адресатов – они забирались оперуполномоченным НКВД, который в конце
концов счел, что оптинский монах ведет слишком активную религиозную жизнь,
и принялся собирать материалы для его ареста.
Среди текстов, которые были поставлены впоследствии отцу Рафаилу в вину,
были и стихи известной помощницы многим, во узах находящимся, Татьяны
Гримблит*, с которой отец Рафаил был одно время в Вишерском лагере. Стихи,
написанные Татьяной в девятнадцать лет, настолько поразили отца Рафаила
и настолько оказались созвучны его собственному настроению, что он выучил их
наизусть, лишь немного переиначив6.
21 июня 1936 года оперуполномоченный Дмитлага НКВД направил рапорт
начальнику 3-го отделения, в котором писал: «Доношу, что зека Шейченко... на
протяжении продолжительного времени ведет контрреволюционную агитацию.
Прошу Вашего распоряжения о привлечении его к уголовной ответственности...»7
В тот же день у отца Рафаила был произведен обыск и отрывки из писем и стихи,
найденные у него, были представлены как вещественные доказательства
преступления против государства, которые он пытался будто бы скрыть, имея
намерение передать их на сохранение соузнику.
– Скажите, Шейченко, были ли вы в квартире у Белова** и сколько раз? — спросил
его следователь.
– У Белова в квартире я был два раза: первый раз он меня пригласил посмотреть
больную его ногу, и второй раз, когда я услышал, что меня хотят арестовать, я
носил ему свою корзину с бельем на сохранение, но он не взял.
– Скажите, Шейченко, вы просили Белова спрятать какие-то секретные документы
и откуда они у вас появились?
– Белова я никогда не просил спрятать какие-то документы, и их у меня никогда
не было.
– Скажите, Шейченко, что же вы прятали у Белова в квартире?
– Прятал я только Евангелие, молитвенник и крест, какой-либо переписки я не
прятал; прятал я потому, что я думал, что у меня будет обыск и меня арестуют.
* Мученица Татиана (Гримблит); память 10/23 сентября.
** Заключенный того же лагеря.
– Скажите, Шейченко, что вы говорили 2 мая... когда вы сидели в совхозе на
лавочке?
– Я говорил, что сейчас старый украинский язык резко изменился, ибо в
украинский язык и литературу много внесли из Галиции, и теперь его трудно
понять. Раньше же украинский язык был гораздо легче и свободнее, чем теперь.
– Скажите, Шейченко, признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам
обвинении?
– В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю и по существу
дела показываю, что я никогда нигде не вел контрреволюционной агитации.
13 сентября 1936 года состоялось закрытое заседание Московского областного
суда по делам Дмитлага НКВД в составе председательствующего, двух членов
суда и секретаря; суд в приговоре записал: «Виновным себя подсудимый не
признал, но преступление доказано как материалами дела, так и свидетельскими
показаниями, а потому суд, учитывая личность подсудимого и условия лагерной
обстановки... приговорил... к лишению свободы сроком на шесть... лет, с
поражением в правах на пять лет и направлением для дальнейшего отбывания
в отдаленные северные лагеря»8.
Архидиакон Рафаил был отправлен сначала в город Мурманск, а через четыре
года переведен в Усольлаг в городе Соликамске Пермской области.
18 ноября 1943 года отец Рафаил был освобожден из заключения, но ему не
разрешили жить в Козельске, и он поселился в городе Кирсанове Тамбовской
области у верующей старушки; здесь он прожил около полугода, когда хорошо
знавшие его люди стали настойчиво приглашать его в Козельск, и он переехал
туда в апреле 1944 года.
1 октября 1944 года митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич) в Успенской, что
в Гончарах, церкви в Москве рукоположил архидиакона Рафаила во иеромонаха и
назначил, согласно просьбе двадцатки, настоятелем Благовещенской церкви
в городе Козельске. С этого времени началась его многотрудная пастырская
деятельность.
Церковная жизнь в то время в Козельске, как и везде в России, была в большом
утеснении: на одного священника приходилось не менее десятка гонителей из
сотрудников советских учреждений и осведомителей МГБ; храмы были
полуразрушены немецкими и советскими властями, используясь немецкими –
под конюшни, советскими — под склады. Храм Благовещения, как и многие
другие, был сильно поврежден, и отец Рафаил, тратя много сил на его
восстановление, стал служить в наскоро отремонтированном приделе. Поскольку
строительную технику достать тогда было невозможно по недружелюбству
властей, то строить приходилось вручную. К 1949 году храм усилиями отца
Рафаила и прихожан был почти восстановлен и в храме поставлен иконостас.
Пастырь добрый, отец Рафаил, помогал многим нуждающимся; в Козельск из
ссылок и лагерей стали в то время возвращаться шамординские монахини;
претерпев узы, многие из них стали немощны, и отец Рафаил старался их жизнь
обустроить. Дверь его кельи была открыта для всех, для каждого находилось
утешительное слово, а в случае необходимости и материальная помощь.
Верующие, ища духовной поддержки и совета, стали обращаться к нему как к
духовнику, со многими у него завязались близкие духовные отношения, которые
нашли свое отражение в письмах.
Иеромонах Рафаил. 1947 год
«Родная моя Татиана Федоровна, мир Вам и спасение от Господа! – писал отец
Рафаил. – Господь, кого хочет привести к Себе, к познанию Себя, тому Он
посылает непрестанно скорби, а особенно когда в этой душе есть хотя закваска
христианской добродетели, но эта душа, влекомая всяческими немощами,
тянется к земле, заражается миролюбием. Бог баче з неба – кому чого треба! То,
что все мы кратковременные странники на земле, есть осязательная истина, –
то, что все наше бытие на земле меньше, чем мгновение, ничтожнее, чем росинка
сравнительно с океанами вод, – так ничтожна наша жизнь сравнительно с
вечностью. То, что мы обращаем так мало внимания на эту вечность, забываем
ее, есть верный признак нашего падения не только в теле, но еще больше в уме,
в сердце. Познание Бога, познание себя – есть истинная мудрость, истинное
сокровище, истинное счастье человека на земле»9.
«Христос воскресе! Хорошая моя дочка Валя!
Пока жив есмь, благополучен, а прочее представлю воле Божией – Ему да будет
слава за все, что ни случись. Он Бог, Он Творец и знает, что кому необходимо и
полезно, а по воле Его и во аде не будет плохо – ибо ад перестает быть адом.
Человеку же, лишившемуся благодати Божией, изгнавшему из души своей Бога
неверием, ожесточением, и Рай будет адом, ибо он принесет в Рай – ад в душе
своей.
Царство Божие начинается здесь, на земле, так же как и ад – внутрь нас, т.е. в
сердце, в душе человека, его образом жизни, – за прагом вечности только растет
то и другое – беспредельно, до ангелоподобия и диавольского.
Хочу, чтобы Господь сподобил вас Своей милости, о сем за вас всех и молюсь у
Святого Престола Божия»10.
«Милая дочка Валя! Мира, здоровья и спасения отечески желаю тебе! Тебе,
наверное, небезызвестно, что я после Пасхи два месяца был болен смертельно;
после святого соборования я стал поправляться. Скорби и болезни – наш земной
удел: в них мы, как злато в горниле, очищаемся от всякой ежедневной примеси
греховной, ими совершенствуется, закаляется дух, укрепляется вера и сознание
своего ничтожества, бессилия, своего кратковременного пребывания на земле.
Скорбями и болезнями, как бы устами святых пророк, Господь нам говорит-
напоминает: опомнись, человек! – не засмотрись, не увлекайся, как малое дитя,
игрушками – скоро гибнущими прелестями мира сего. Ты на земле путник
мгновенный, жизнь твоя – краткий сон. Там, за порогом твоей могилы, ждет тебя
вечность. Ты венец творения на земле. Ты отблеск Божества, душа твоя
бессмертна – вечна, как вечен ее Творец. Живи разумно, человечно. Постарайся
приготовить себе место там... достойное твоего звания. Твое назначение Небо –
Рай. Твое сообщество там – ангелы и все святые!!!
Рад, что обещаешь выполнить мои советы – они искренни, как отца любимому
дитяти. Будешь меньше волноваться на мелочах. Окрепнет твоя нервная система
и организм. И в семье будет мир и отрада... Живите же мирно, и да благословит
вас Господь счастьем и всеми благами!
Валя! Особенно на тебе лежит долг воспитания деток – направляй их ум и волю к
честности, добру и правде. Ты мать. Ты первая увидела их улыбку, ты первая
услышала их лепет, первое и радостное для тебя слово: мама!
Твое матерински нежное, чуткое сердце лучше всякого "психолога" и "психиатра"
способно уловить-подметить все движения их ума и сердца и всё направить на
верный, благой путь. Отец есть только дисциплина. Только умелое воспитание
детей матерью дало миру великих людей.
Будьте безукоризненными для них, примером в своей жизни, во всех действиях и
словах. Дети – это тончайшая фотопленка, на которой быстро и неизгладимо
запечатлевается все. Жалуются многие родители на детей своих. Давай, дорогая,
об этом помнить»11.
Иеромонах Рафаил в Благовещенской церкви г. Козельска
В апреле 1948 года в Благовещенский храм в Козельске был назначен
священником Сергей Георгиевич Шумилин. Его деятельность была
непосредственно связана с деятельностью архиепископа Смоленского Василия
(Ратмирова)12. В мае 1943 года община закрытого в 1937 году Преображенского
храма в селе Нижние Прыски Козельского района, входившего тогда в состав
Смоленской области, возбудила ходатайство об его открытии. Началась обычная
в этих случаях бюрократическая переписка, в которой вполне проявилось
нежелание властей передавать общине храм. В начале июня того же года
представителями общины было послано еще одно заявление, а в июле
следующее. 13 декабря власти переправили заявление верующих архиепископу
Василию с вопросом: «Подтверждаете ли Вы это ходатайство или считаете
возможным отклонить его?»13 – спрашивали они его как старого сотрудника
советской власти. И уже на следующий день, 14 декабря, архиепископ Василий
выдал Сергию Шумилину указ о назначении его настоятелем Преображенской
церкви. Впоследствии у правящих архиереев Калужской епархии не раз
возникали сомнения в правомочности его священства, которые он так и не сумел
развеять14. После перевода Сергея Георгиевича в Благовещенский храм, многие
прихожане стали опасаться его и даже бояться, его присутствие навевало на
некоторых ужас, так как они связывали его личность со страшной аббревиатурой
«МГБ». Однако необходимость вести доверительные отношения не только с
властями, но и с прихожанами, и осознание того, что этого пути придется
держаться в течение всей жизни, выработали у него елейно-ласковый тон
общения, и в памяти некоторых он остался человеком вежливым, обходительным
и «христиански» настроенным.
26 октября 1948 года Министерство государственной безопасности и Генеральная
прокуратура приняли директиву об аресте возвратившихся из заключения
священнослужителей, если те продолжали вести активную церковную
деятельность. С этого времени установилась особенно тщательная слежка за
отцом Рафаилом: слушались его проповеди, обращалось внимание на всю его
строительную, благотворительную и духовническую деятельность; его стали часто
вызывать в местное отделение МГБ. Агентом был его сослуживец по храму, и
посему вся деятельность отца Рафаила освещалась перед МГБ подробнейшим
образом; через агента он оказался лицом к лицу с карательной машиной, против
которой были бессильны все земные средства, и необходимо было во что бы то
ни стало сохранять внутренний мир, памятуя Евангелие и отношение Христа к
врагам и предателям, памятуя, что все скорбные обстоятельства и страдания
преподаются хотя и через людей, но все же Господом; не сотрудники
госбезопасности, как враги внешние, и не предатели, как враги внутренние, его
мучают, а Христос тянет его за руку в Царство Небесное, призывая к деятельной
любви и к тем, и к другим, подает еще на земле чашу горьких страданий, чтобы,
испив ее до конца, он смог вкусить сладости Неба. Что тебе мучители твои и
предатели церковные, которые тебе попущены Богом как тяжкая болезнь за твои
грехи, – этой чаши, если хочешь спастись, не избудешь, – ты лишь смотри за
собой и напитывайся среди бурь житейских миром духа Христова, чтобы тебе
хватило и самый подвиг перенести со смирением и получить в награду паки
смирение.
В 1940-х годах безбожники по образцу 1930-х стали произвольно увеличивать
налоги на храмы, и в начале 1948 года иеромонах Рафаил, церковный староста и
помощница старосты направили уполномоченному Совета по делам Русской
Православной Церкви по Калужской области жалобу на непосильность этих
налогов. Жалоба была переслана в финансовый отдел Калужской области,
который, однако, признал сумму налогов справедливой и жалобу отклонил. В том
же году священник, староста и помощница старосты направили
уполномоченному еще четыре жалобы на неправильное обложение налогами, но
и на этот раз их жалобы были отклонены.
На третий день Пасхи 1948 года отца Рафаила вызвали в Козельское отделение
МВД. Он полагал, что его вызывают по поводу произнесенных им проповедей, но
услышал там, что «он не имеет права ходить по домам по приглашению
верующих в праздник Пасхи, в престольные праздники»15, ему было поставлено
также на вид, что он незаконно совершает похороны, сопровождая погребальные
процессии до кладбища.
Весной 1949 года староста Благовещенской церкви, Наталья Александрова, стала
жаловаться властям, что отец Рафаил отстранил ее от свечного ящика, поручив
заниматься материальной стороной дела монахине, причем предыдущему
старосте, мужчине, платили больше, а когда она попыталась добиться повышения
зарплаты, отец Рафаил ей на это ответил, что мужчине-старосте, да еще
дельному, он бы и еще больше платил16. Об этой жалобе стало известно приходу,
причем верующие были убеждены, что это не кто иной, как священник Сергий
Шумилин, убедил Наталью жаловаться уполномоченному.
Телеграммой от 9 июля 1949 года отец Рафаил был вызван к уполномоченному
по делам Русской Православной Церкви в Калугу. 11 июля он вошел в кабинет
уполномоченного и здесь был арестован и затем заключен в калужскую тюрьму; в
доме священника, в Козельске, в тот же день был произведен обыск. После
ареста отца Рафаила Сергей Георгиевич Шумилин был назначен настоятелем
Благовещенской церкви; одним из первых его действий стало увольнение
старосты Натальи, которой он заявил, что, по сведениям уполномоченного по
делам Русской Православной Церкви по Калужской области, она «посадила
настоятеля Шейченко, – нам такие старосты не нужны...»17.
Наталья сочла это увольнение несправедливым и обратилась с жалобой к
уполномоченному. «Я хочу у Вас спросить конкретно, – писала она, – по какой
причине я уволена священником Сергием; Вы считаете – законно он меня уволил,
я к Вам обращаюсь, как к уполномоченному; Вы мне не ответили – что же Вы
хотите, чтобы я на Вас жалобу писала в Москву Генеральному прокурору:
придется все описать, если Вы так делаете, не по-братски относитесь ко мне...
Я не жаловалась как на своего человека, как на брата, а теперь Вы меня
вынуждаете; если отцу Сергию жить надо, то мне тоже; если ему я не по душе
пришлась, это не причина: за оскорбления пусть жалуется, но не снимает»18.
14 июля калужский уполномоченный сообщил председателю Совета по делам
Русской Православной Церкви Карпову*, что «11 июля органами МГБ арестован
священник церкви города Козельска Шейченко...»19.
Допросы отца Рафаила начались сразу же после ареста; сотрудники МГБ
рассчитывали ошеломить его внезапностью и добиться от него поспешных и
неосторожных ответов.
– Расскажите, с кем вы поддерживали письменную или другого характера связь?
– спросил его следователь.
– Многих лиц, которые мне писали, я не знаю фамилий, так как эти лица
обращались ко мне только за духовными наставлениями, каялись в грехах, а
также интересовались состоянием... монастыря Оптина пустынь. Я в свою
очередь, по долгу своего служебного положения и звания священнослужителя,
давал письменные ответы.
– Известно, что вы, рассказывая верующим об иконе «Троеручица», высказывали
клеветнические измышления на советскую действительность. Признаете это?
– Об иконе «Троеручица» я говорил верующим в проповеди. Рассказывая о жизни
Иоанна Дамаскина в Палестине, я говорил, что Иоанн был первым сановником и
* О нем см. подробно: Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные
игуменом Дамаскиным (Орловским). Апрель. Тверь, 2006. С. 332.
любимцем калифа – несмотря на то, что Иоанн являлся христианином, а калиф
магометанином, истреблявшим беспощадно всех христиан в Дамаске. Иоанн жил
в роскошном дворце и одевался в богатую восточную одежду. Оклеветан... в
измене калифу, за что калиф приказал отрубить Иоанну правую руку. Далее
я говорил, как Иоанн изливал свою скорбь перед иконой Божией Матери и
приложил отрубленную руку, которая приросла. В знак благодарности Божией
Матери Иоанн отлил серебряную руку и повесил перед иконой, за что эта икона
Божией Матери называется «Троеручица».
Иеромонах Рафаил.
Калужская тюрьма. 1949 год
– В этой своей проповеди вы, сравнивая жизнь Иоанна с советской
действительностью, высказывали клеветнические измышления на материальное
благосостояние трудящихся в СССР. Так было?
– Я говорил, что мы не можем представить себе той восточной древней роскоши,
которой окружали себя... восточные правители, однако никакого сравнения с
материальным благосостоянием трудящихся в СССР... я не проводил.
– В сентябре 1948 года вы, рассказывая верующим о мученицах Вере, Надежде и
Любови, допускали в своем выступлении клевету в части материальной
необеспеченности советского народа. Признаете это?
– О мученицах Вере, Надежде и Любови я рассказывал верующим... После этого
рассказа я делал вывод, что мы далеки от веры в Христа и мужества и что вера у
нас оскудела. Однако о необеспеченности в материальном отношении советского
народа в своем выступлении я не говорил.
– В марте 1949 года вы у себя в квартире среди окружающих говорили о
государственных платежах, с враждебных позиций истолковывая политику
советской власти по отношению к духовенству, утверждали об отсутствии
демократических свобод в Советском Союзе и допускали клеветнические выпады
по адресу Патриарха. Так было?
– Весной 1949 года, примерно в марте, священник церкви села Нижние Прыски,
вернувшись из Калуги, зашел ко мне на квартиру вместе со старостой этой же
церкви, фамилий их не помню. Священник по имени Матвей хотел снова ехать в
Калугу и разобраться в части налогообложения. Я спросил... был ли он в Калуге
и обращался ли к епископу по поводу налогообложения, а также обращался ли он
к благочинному... и уполномоченному по делам Церкви при Калужском
облисполкоме. Священник... мне пояснил, что якобы епископ, благочинный, а
также и уполномоченный ничего определенного, существенного по этому
вопросу ему не сказали. После этого я сказал, что я также обращался по поводу
налогообложения к уполномоченному по делам Церкви... он никаких
решительных мер не принял по существу моего заявления, также не было
принято мер по моему заявлению со стороны благочинного и епископа. Затем я
заявил, что к кому же нам обращаться и от кого нам ждать помощи, если наше
начальство равнодушно к нашим просьбам. Я священнику Матвею сказал, что
уполномоченный по делам Церкви, благочинный, тем более епископ, если бы
они пошли в областной финансовый отдел, то могли бы сделать очень многое в
нашу пользу. Это высказывание мое поддержал и священник Матвей. Однако
присутствовавший при нашем разговоре священник Сергей Шумилин заявил, что
«это не дело епископа». На что я ответил: «В чем же тогда заключается
управление, руководство епархией, духовенством, разве только что разъезжать и
служить в митрах?..» О Патриархе в это время никакого разговора не было.
Я также не говорил об отсутствии демократических свобод в Советском Союзе.
– Следствием установлен ряд фактов антисоветской работы, проводимой вами:
вы, обращаясь к верующим за денежной помощью, клеветали на мероприятия
коммунистической партии и советского правительства. Так ведь было?
– Весной 1949 года я обращался к верующим и говорил, что на нас, священников,
наложен налог непосильный, который мы не в состоянии уплатить из тех доходов,
которые имеем. Если не сократят эти налоги, то, возможно, придется отказаться
от службы. Я-то один, а у отца Сергия все-таки семья. Церковный совет должен
помочь нам, так как ему известно, что у нас доходы не такие, как об этом доносят
в районный финансовый отдел.
– Вы утверждали, что государство церковь закроет и имущество священников
будет распродано?
– Этого я не говорил. Я заявлял, что церковный совет должен разоблачить
злостных доносчиков и клеветников, которые ходят в церковь и по злобе доносят
на нас в финансовые органы, тогда как в действительности мы не имеем таких
доходов, о которых донесено в районный финансовый отдел. Антисоветского
содержания в моих высказываниях не было.
– Следствию известно, что вы в одной из своих проповедей о древних философах
утверждали, что в настоящее время нет таких талантливых ученых, какие были
раньше. Отсутствие талантливых ученых в настоящее время вы объясняли тем
обстоятельством, что сейчас ученые не верят в Бога. Это было?
– Я говорил в проповеди о Василии Великом, Иоанне Златоусте и Григории
Богослове. Все трое были дети знатных и богатых родителей. Получили в то время
классическое высшее образование... Несмотря на свой знатный род, богатство,
славу и любовь окружающих, они проводили высоконравственную,
целомудренную жизнь, не предавались языческим игрищам и разврату. Они, по
их словам, знали только две дороги: одну дорогу в храм, а другую в училище.
Закончив образование, они вступили на путь служения Богу, несмотря на то, что
им открывалась широкая дорога по светской карьере. Поэтому они явились
великими светильниками веры Христовой, имя их будет чтиться во все века до
скончания мира. Достаточно того, что Василий называется Великим по своей вере
и благочестию, велик он был по уму, по образованию, по стойкости церковной
как архипастырь. Слово «Златоуст» усвоено Иоанну как непревзойденному
оратору Церкви древних веков и до настоящих дней. В части Григория Богослова
я говорил, что он проник своим благодатным великим умом в тайны богословия,
богословствуя о Святой Троице. Обращаясь к верующим, я говорил, что возвела
этих святых на высоту духовную благочестивая жизнь их семей,
высоконравственная и целомудренная. Я призывал родителей, чтобы они
служили примером для своих детей, как родители Василия Великого, Иоанна
Златоуста и Григория Богослова. Я утверждаю, что с моей стороны не делалось
никаких сравнений с советской действительностью, с советскими учеными тех
ученых, о которых я говорил в проповедях.
После допросов свидетелей были проведены очные ставки с ними отца Рафаила.
– Рафаил Шейченко, будучи священником в Козельской церкви, читая верующим
проповеди, уклонялся от религиозного писания, говорил то, чего нет в
религиозном писании, – заявил во время очной ставки свидетель. – Он увлекался
проповедями. Примерно в июле 1948 года в моем присутствии Шейченко про-
поведовал об иконе «Троеручица». Говоря о том, что Иоанн пользовался
большим авторитетом у калифа и являлся хорошим, честным человеком,
Шейченко заявил, что Иоанн одевался в богатую одежду, чего мы сейчас не
можем себе представить и не имеем возможности посмотреть. Иоанн жил
в необыкновенных домах, какие сейчас не смогут построить, несмотря на то, что
мы кичимся своей стройкой. В сентябре 1948 года Шейченко рассказывал о
мученицах Вере, Надежде, Любови и их матери Софии; в конце своей проповеди
он заявил: «Несмотря ни на какие мучения, ни сёстры, ни мать от Христа не
отказались, сколько их ни уговаривали и чего им ни предлагали в смысле
материального обеспечения.
А в настоящее время, какие вы стали христиане? – за любые пустяки откажетесь
от Бога. Если вам дадут лепешку белого хлеба и пол-литра масла, то вы
откажетесь от Бога. Иная мать скажет своей дочери: "Ну, дочка, теперь время
такое, ты молода, тебе надо жить"».
– Вы подтверждаете показания свидетеля? – спросил отца Рафаила следователь.
– В июле 1948 года я действительно говорил проповедь об иконе «Троеручица»,
однако свидетель об этом факте показывает не совсем точно. В своей проповеди,
о содержании которой я показал на предыдущих допросах, мною мысль
проводилась та, что Иоанн Дамаскин, несмотря на то, что был окружен восточной
роскошью и пользовался любовью калифа, отказался от всего, пошел в
монастырь, чем проявил необыкновенную любовь к Богу и мужество. Что
касается стройки, то я говорил, что, несмотря на то, что у нас гигантская стройка,
такой восточной роскоши мы не представляем. В сентябре 1948 года я говорил
проповедь о мученицах Вере, Надежде, Любови и их матери Софии. В конце
своей проповеди я заявил, что ни сёстры, ни мать от Христа не отказались,
несмотря ни на какие мучения. Я говорил: «Какое было мужество, какая вера, а
сейчас у нас вера оскудела, нет такого мужества; мы сейчас от веры откажемся за
кусок хлеба и литр масла».
Другая свидетельница на очной ставке сказала:
– В марте 1949 года Шейченко с амвона Козельской церкви выступил перед
верующими и заявил, что на церковь и священников наложен непосильный
налог... в связи с чем могут закрыть церковь; в отдельных местах церкви уже
закрываются. В это время какая-то женщина крикнула: «Терпите, батюшка, на нас
тоже накладывают большие налоги». В это же время Шейченко говорил: «Чтобы
выплатить налог, может быть, придется продать свое имущество». В мае 1949
года говорил в своей проповеди о том, что нет дождя, потому что погрешили
перед Богом, мало молимся, не каемся, поэтому и живем плохо... Шейченко
говорил верующим, что когда сыпались бомбы, то все крестились и молились,
а как самолеты улетели, так и про Бога забыли.
– Показания свидетеля в этой части вы подтверждаете? – спросил священника
следователь.
– В части налогов я говорил верующим, что на нас, священников, наложен
непосильный налог, и выплатить мы его не сумеем, а поэтому возможно придется
отказаться от службы. Если мы, священники, откажемся от службы, то церковь
могут закрыть. В отдельных местах, в частности в Малоярославце, церковь
закрыли, так как священник отказался от службы вследствие непосильных
налогов. Я призывал церковный совет разоблачить клеветников и доносчиков, так
как некоторые лица ходят в церковь, а потом доносят на нас в районный
финансовый отдел о таких доходах, которых в действительности у нас нет.
Я также говорил, что у священника Сергия семья, поэтому ему будет трудно
уплатить такие налоги. Что касается продажи имущества, то я об этом ничего не
говорил. Я призывал верующих служить молебен о дожде... Не отрицаю, что я
говорил верующим о том, что все бедствия нам даются вследствие того, что мы
мало молимся, вера у нас в Бога оскудела, много грешим и не каемся, поэтому
плохо живем.
12 сентября было составлено обвинительное заключение. Отца Рафаила
обвинили в том, что он, «будучи враждебно настроен к существующему в СССР
общественному и государственному строю, с церковного амвона... и в беседах...
проводил антисоветскую агитацию. Принимая во внимание, что Шейченко...
среди отсталых верующих и монашеского элемента пользуется большим
авторитетом, что во время судебного следствия по его делу может вызвать
большое и нежелательное скопление верующих у здания суда и возможность
провокационных разговоров... с их стороны, поэтому следственное дело... по
обвинению Шейченко направить на рассмотрение Особого Совещания при МГБ
СССР»20.
12 ноября 1949 года Особое Совещание приговорило отца Рафаила к десяти
годам заключения в исправительно-трудовой лагерь; 26 ноября ему было
выписано направление в Вятлаг. 30 декабря, перед тем как отправляться в
очередной крестный путь, отец Рафаил духовным детям написал:
«Слава Богу за все! Дорогие, родные мои!
Земно кланяюсь и целую... Братски-сердечно приветствую вас и всех прочих
ближних и дальних, ненавидящих и обидящих мя. Прощаю всех перед Господом в
сердце моем. Пишу из Москвы, с места сообщу адрес. Укрепляем благодатию,
сравнительно здравствую, а паче благодушен о Нем и покорен о Нем даже до
смерти... Благодарю за любовь и заботу всех... Прошу у всех прощения и святых
молитв. Поздравляю с праздником Рождества Христова.
Слава Богу за все! Грешный Рафаил. Без этой скорби жизнь моя была бы не
полна»21.
Близкие к отцу Рафаилу прихожане были убеждены, что в его страданиях
повинны ставший настоятелем Сергий Шумилин и бывшая староста храма
Наталья Александрова, – отец Рафаил, однако, советовал отказаться от поисков
виноватых и врагов, а если таковые и были, то благословить их и молиться за них,
а никак не недовольствоваться ими и не ругать.
Прибыв в лагерь на станцию Фосфоритная Койского района Кировской области,
отец Рафаил стал получать письма от духовных детей и писал им в ответ:
«Читал письма твои и Анночки, хочется сказать вам: дети, вы ведь не Марфы, а
Марии, ваши пути совсем иные. И Господь, яко чадолюбивый Отец, ведет вас не
по вашему, а по Своему пути, хотя и не посреди роз и веселий, а посреди колючих
терний и горестей, но ко вратам Царствия Небесного и вечного блаженства.
Будем же, дорогие мои, не только терпеливы и мужественны в скорбях, но паче
благодарны спасающему нас Господу, не оставляющему нас на путях широких, но
гибельных»22.
«Детка Тоня! А за то, что ты носишь в сердце своем "змею" неприязненного
чувства к отцу Сергию и даже, как ты пишешь, "не простила и, наверное, никогда
не прощу!" – за это не похвалю. Это чувство не христианское и гибельное для
души.
Сын Божий, искупивый нас, грешных, на Кресте Голгофском Своими страданиями,
в Своей предсмертной молитве взывает ко Отцу Своему за распинателей Своих:
"Отче, прости им — не ведают, что творят!" [Лк. 23, 34]. Более того, Он учит:
"Любите враги ваши, благословляйте проклинающих вас, благотворите
ненавидящим вас и молитесь за обижающих и гонящих вас. Да будете сынове
Отца вашего Небесного... ибо Он благ и к неблагодарным и злым" [Ср. Мф. 5, 44-
45]. И мы с тобою, грешные, нуждаясь в прощении грехов, молимся: Отче наш,
Иже еси на небесех. и остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником
нашим. Вот видишь, чтобы получить от Господа прощение, впредь надо самому
простить. Итак, дорогое дитя мое, прошу и за меня, и за себя – не сердись ни на
кого, а тем более на отца Сергия, как не сержусь ни на кого я и всем простил
в самый час скорби моей еще 11 июля, и сейчас, как и до самой смерти, буду
о них молиться не яко за врагов и обидчиков своих, а яко о благодетелях спасения
моего, – да помилует и спасет их Господь. Поступи и ты так же, и воцарится в
душе твоей мир и покой, а в этом все счастье человеческое на земле.
"Ибо в мире место Мое", – говорит Господь [Пс. 75, 2]... А то, что совершилось со
мною, то это все не по хотению человеков, а по воле Божией – ко спасению
моему, и этой воле Божией я покорен на все виды страданий и смерти, где и
какова она ни будь, со словом на устах и в сердце, с каким умер в изгнании
святитель Иоанн Златоуст: "Слава Богу за все!"...»23
«Чадо! Прошу, не огорчайся и не сетуй на Наташу, как не огорчаюсь ни на кого я.
Кто весть пути и судьбы Господни? Разве Сыну Божию подал чашу Каиафа или
Пилат, или Иуда, предавый Его? Нет, Отец Небесный. Мой долг не судить, а
простить всех, всех и за всё. А паче всего искренне молиться за враги. И не яко
за враги, а яко за благодетели души моей, и сего и им просить от Господа, взирая
на висяща на Кресте Сына Божия, взывающа в Своей молитве ко Отцу Своему:
"Отче, прости им – не ведят бо, что творят!"
Простить врагу – святое дело,
Но кто в беде помог врагу –
Вот про того сказать я смело
Как про подвижника могу!
Отцу Сергию скажи: "Если судит Господь живу мне быти и возвратиться, то одной
милости буду просить у всего народа – быти ми сторожем святого храма Божия и
дома Матери Божией — и только"...»24
«...Да сохранит и укрепит и вас, скорбных, немощных и сирых [Господь]. Жалею
вас больше, чем себя. Я уже таковский: скорби, поношения и прочее – это мой
удел. Но они – моя мудрость, радость и спасение. Ими хвалюсь, за них благодарю
Бога моего паче, чем за все благодеяния жизни моей. Они – очищение грехов
моих, они есть лествица моя на Небо, его же, глубоко верю, Господь не лишит
меня неизреченным милосердием Своим. Ему слава за все, за все!
Получил покаянное письмо от Наташи, ответил ей всепрощением, и да простит
Господь и всех, сотворших мне злая за благая. Слава Богу за все!
23 декабря ст. ст. видел себя во сне стоящим перед иконой Божией Матери (в
храме) и воспевал: "Богородицу и Матерь Света в песнех возвеличим!" И пал долу
в прах. О, святые, незабвенные мгновения!»25
Самой Наталье он писал: «Мир и спасение от Господа – скорбящей душе твоей,
чадо мое Наталия!..
Винить... тебя всецело в предательстве — я этого не мог и не могу допустить в
мысли, а по женской немощи болтнуть где-либо и кому-либо — это и ты отрицать
не станешь. И ты прекрасно знаешь, что в своих корыстных целях, с тонким
слащавым подходом отец Сергий все наматывал себе на ус. Но Бог с ним и со
всеми! Я усматриваю в этом только волю Божию и Его святой Промысл, ведущий
меня сим путем Голгофским не с митрой на главе и златым крестом на груди, а
с тернием на главе, с крестом на плечах...
Искренне в душе простив тебя, отца Сергия и всех-всех, кто явился в этом, так
сказать, "орудием" исполнения этой воли Божией, считаю всех не только не
врагами, а даже благодетелями спасения моего. Простил еще 11 июля 1949 года.
Прощаю и теперь, спасения душ их желая, взирая на Сына Божия, висящего на
Кресте Голгофском и в предсмертных Своих тяжких страданиях взывавшего в
молитве к Отцу Своему за врагов Своих: "Боже, прости им – не ведят бо, что
творят!" [Лк. 23, 34]...
Умоляю: не скорби паче меры, а особенно Боже упаси тебя унывать, ибо уныние
есть смерть души... Обо мне не скорби, а молись. Ничего не жалею... ничего не
желаю, кроме: да укрепит мя Господь, даруя христианскую кончину живота моего
и добрый ответ душе моей на Страшном Суде Его! А где это совершится и как, где
лягут мои кости – весть Господь, и да будет на это Его святая воля. Ему слава за
все, за все и во веки!!! Митры, кресты драгие и славу суетную оставлю
честолюбцам.
Земно тебе и всем-всем, даже и ненавидящим мя, купно с отцом Сергием, –
кланяюсь, прошу прощения грехов моих вольных и невольных. Господь Бог да
простит и всех вас, спасения душам вашим даруя...»26
Начался новый этап жизни исповедника в узах – страданий в устроенном людьми
земном аду, но и укрепления надежды на достижение упования вечного, опытом
зная о краткости сих земных страданий, верою — о вечности блаженства
небесного. Этот период жизни стал периодом тяжелого физического и духовного
труда для больного и измученного годами заключений подвижника. Но как раз
именно в этих тяжелых обстояниях, скорбях и искушениях душа становилась, как
небесная птица, свободна.

0

46

.............................продолжение от 19 июня

«Мир душе твоей и здравие телу отечески желаю, родная Любовь! – писал отец
Рафаил монахине Любови. – Вчера, в воскресенье вечером... получил
неожиданную (от тебя) посылочку, все в целости. Глубоко тронут твоей заботой и
несказанно сердечно благодарен. Это от твоей бедности воистину драгоценная
лепта вдовицы. Бог да примет ее, якоже ону, и да воздаст тебе сторицею. Но
впредь прошу – не лишай себя последних крох ради моей худости. Мне не
горестно (но сладко, а паче спасительно) претерпеть все: клевету, глад, изгнание,
– страшен только грех, а пред ним и самая смерть чепуха... Обо мне, родная,
прошу тебя и всех прочих не скорбеть, но паче молиться; без сего моя жизнь была
бы не полна. Это последний аккорд хвалы моей Богу. А Ему слава за все, за все!
Тружусь на древоотделочной фабрике ширпотреба – труд посилен, бытовые
условия приличны, а здоровье мое тебе известно, а также аппетит и сон. Очень
жду весточки, хочется знать, как вы все поживаете. Чад ношу в сердце моем пред
Господом. Что нового у вас, какие перемены в храме, идет ли ремонт? Сердцем я
с вами и у вас. Сердечно благодарю всех послуживших мне трудами, заботами,
любовью. Добродетель вечна, бессмертна, она пред Богом ходатаица спасения,
помилования... Грешный Рафаил»27.
«Мир ти и спасение от Господа, чадо мое духовное Любовь!
Милое твое письмецо получил, благодарю и отечески рад, что Господь тебя
хранит... Отвечаю на твой вопрос... Важно, родная, не то, во что наше бренное
тело окутают, кладя его в гроб, в могилу, а то, в какие христианские, а паче
иноческие, добродетели облечена будет наша душа для явления пред Лице
Судии и Бога, – писал он в ответ на слова монахини о желании облечься в схиму. –
Эту святую истину, я думаю, ты и сама знаешь. Я только отечески напоминаю ее
тебе. А ты мысленно обозри подвиги не только древних святых отец (из коих
некии сияли, аки солнце, в житии своем и подвигах иноческих), но даже нам
известных, наших почти современников. О, как мы далеки и ничтожны в
сравнении с ними! От них же первый есмь аз!.. [1 Тим. 1, 15]. Чадо!.. Не
благоприличнее ли и спасительнее будет нам с тобою умалиться — смириться,
смывая покаянной слезой греховные пятна на тех святых одеждах, которых мы
удостоены по неизреченной милости Божией. А сердце сокрушенно и смиренно
Бог не уничижит!.. [Пс. 50, 19].
Ты спрашиваешь, како здравствую, како духовно чувствую... Чадо! Тот, кто во дни
своей весны оставил земная и чаях Бога, спасающего его от малодушия и бури
(бури страстей, вздымаемых скорогибнущими прелестями мира сего), – и, сего
бегая, водворихся в пустыни... тот, кто во оной святой пустыни, как никогда и
нигде не искал себе чинов и славы суетной, а токмо тишины, мира и спасения, –
тот, если милостью Божией нечто и получает и паки тою же волею Божией теряет,
жалеть, а тем паче скорбеть, – не может.
Неужели аз, безумный, окаянный, ничтожнейший прах, дерзну просить от
Господа к себе большего внимания, чем заслуживал того вселенский вития,
украшение Церкви Христовой, ее слава – святой Иоанн Златоустый, окончивший
дни свои в изгнании? Да не будет!.. Но свое пребывание под спудом, свое
уничижение и скорби не променяю ни на какие суетные радости, а свою
умиленную, покаянную и радостную слезу – ни на какие чины, славу и сокровища
мира сего. Но пою, славлю и благодарю за все Бога моего, взывая купно со
святым мучеником Евстратием: "телесныя бо страдания, Спасе, веселие суть
рабам Твоим!.."* Грешный Рафаил»28.
* Предсмертная молитва святого мученика Евстратия, читаемая на полунощнице субботней.
10 ноября 1951 года отец Рафаил писал духовной дочери: «В ночь под 10-е нового
стиля во сне сладко-пресладко воспевал: "Величай, величай, душе моя,
Честнейшую и Славнейшую горних воинств Деву Пречистую Богородицу!"
И слышу глас некоего духовного мужа: "Аще хощеши спастися – возлюби
страдания!"
Чадо Любовь, слышишь! – Не только терпи, но возлюби страдания.
Господи, ниспосли всесильную благодатную помощь Твою нам, немощным,
возлюбити Тя такою жертвенною любовию, с какою святые мученики шли,
радуяся, на все виды мучений и смерть для получения вечной жизни во Царствии
Твоем... Живу верою и упованием, яко да не до конца отринул мя Господь, но
дарует мне радость увидеть всех вас, вознести свое убогое благодарение за вся,
яже сотвори мне Господь купно с вами в дому Царицы Небесной...
Прошлую ночь видел себя во сне в некоем величественном алтаре, в котором
стояли игумен Пантелеимон* и старец Макарий (Чиликин). Нужно было
священнослужителю возглашать "Слава Тебе, показавшему нам свет!" У Святого
Престола никого не оказалось и повелением кого-то аз, грешный, увидел себя
предстояша и воздевша свои недостойные руцы, сладце возгласивше: "Слава
Творцу, озарившему нас Светом!"»29.
После смерти в марте 1953 года гонителя христиан тирана Сталина верующие
направили властям ходатайство об освобождении отца Рафаила, очень надеясь,
что за абсолютной своей невиновностью он будет освобожден.
16 ноября 1953 года бывшая староста Наталья Александрова направила
заявление в Верховный Совет. «Прошу Верховный Совет, – писала она, – ответить
на заявление православных верующих города Козельска Калужской области...
Просим вашего ходатайства освободить нашего священника Шейченко Родиона
Ивановича по старости, ему шестьдесят три года, инвалид. Со стороны областного
уполномоченного... нанесена на него ложь и клевета, я подтверждаю своей
подписью, а если потребуется, я все могу объяснить»30.
В ответ на благие чаяния многих близких ему духовных детей отец Рафаил
12 августа 1954 года писал: «Чадо мое Любовь, многоболезненное и
многоскорбное. Мир душе твоей и спасение от Господа!
Много я виноват пред тобою своим молчанием долгим, виноват и многим
другим. Прошу прощения! Но виною всему не моя леность. В последнее время
многи недуги одержали мя, а к сему и неопределенность моего положения. Что
же я могу писать тебе и другим? Описывать свои телесные немощи? У тебя, как и
у других, своих хватает. Писать о своих скорбях? – и этого у всех вас хоть отбавляй.
А порадовать вас – нечем. К тому же я знаю, что вы часто поглядываете в окна –
ждете моего прихода. А я наперед скажу, что такой хлам, как я, не порадует вас.
Чадо дорогое, чадо скорбное, мать Любовь! Вооружимся крепкой верой, что тако
угодно Господу, и всецело покоримся смиренно под крепкую руку Его. Только в
* Преподобномученик Пантелеимон (в миру Павел Тимофеевич Аржаных); память 16/29 ноября.
этом обретем мир душе своей, в чаянии милости от Господа, вся устрояющего во
благо и спасение душ наших.
Да не умолкнут уста наша до предсмертного вздоха взывать: Слава Богу за все!»31
«Детка Любовь! Мир ти!
Благодарю тебя за праздничное приветствие. Верю и знаю, что с большим трудом
дается тебе это писание при твоей немощи. Спаси и укрепи тебя Господи!..
Особенно благодарю тебя за святые молитвы к Царице Небесной, в чем я паче
всего имею нужду. Присылать чего-либо ты не вздумай, ты сама-то сиромаха-
бедолага. Подкрепляй себя, да менее горься о мне, я теперь уж никудышен. Мне-
то и осталось одно место на земле – сидеть под елкой за деда-мороза или лежать
под ней прахом-костьми.
Радуюсь за тебя и за всех, кого Господь хранит. Благодарите Его, что имеете место
душевного успокоения, место молитвы, а главное, место покаяния, очищения
грехов своих и место спасения – это святой храм Божий. Стремитесь, ратуйте, да и
вы все сподобитесь, по слову святого апостола Павла, быть храмами Бога
Всевышнего м ибо Дух Святой живет в вас... [1 Кор. 3, 16]»32.
«Мир ти и спасение от Господа, честная мати и чадо мое Любовь!..
Тебя тяготит порой одиночество. Знай, родная, что в моих условиях самое тяжкое
– это "принудительное сожительство", как отзывался Достоевский о своем
пребывании в "таких же местах".
Мы здесь, 40-60 человек, как в улье пчелы; добавь к сему игры, ругань, споры,
зависть, озлобленность и многое другое – до потери человечности. Поверь, что
жизнь в лесу, в пещере была бы для меня отблеск Рая на земле. Но надо терпеть,
смиряться и паче благодарить Господа, спасающа мя грешнаго...»33
«Мир и спасение от Господа, чадо мое Любовь!.. – писал отец Рафаил монахине
Любови 20 мая 1955 года. – Давно не писал тебе, потому что переезжал опять на
новое место. Такова моя жизнь: не имати зде пребывающего града, да взыщу
грядущего, по слову святого Апостола [Евр. 13, 14]. Из Кирова выехал (по случаю
ликвидации колонии) в Великую Среду. Праздник Светлого Христова Воскресения
встречал за замком и решеткой центральной пересылки в жуткой обстановке и в
еще более жуткой человеческой среде, одних – не познавших благодатной
радости светоносных пасхальных дней, других – утративших это святое
животворное чувство, а порой как тех, так и других, теряющих образ не только
Божий, но и человеческий.
Но непреложна истина, что с Господом в душе и сердце и во аде – Рай. Ибо
Воскресый из мертвых Сын Божий, осветивый блистанием Своего Божества
мрачные юдоли ада преисподняго, праотцем и всем праведным душам
избавление даровавый, милостию Своею ниспослал и мне, грешному, в скорби
сущу, Свое благодатное пасхально-светоносное утешение, перед которым все
сокровища земли и утехи мира сего – меньше чем ничто! О, коль многая
множества благости Твоея, Господи, юже скрыл еси боящимся Тебе!.. [Пс. 30, 20].
В 12 часов ночи, прославив купно со всеми вами Воскресшего Господа, я из сей
дали радостно приветствовал всех вас, яко во оно время стоящих во святом
храме, всеторжественным пасхальным восклицанием: "Христос воскресе!"
И чуяли сердце и душа моя отклик душ ваших: "Воистину воскресе!"
На место новое приехал 20 апреля нового стиля. Устал неимоверно – не только в
тягость узел и палка, с которой не расстаюсь, но даже и бренное, грешное тело.
Кто даст ми криле, яко голубине, да полещу и почию [Пс. 54, 7] в Господе и только
для Господа!..
На днях видел себя во сне в подобающем иноческом виде повержена долу пред
могилочками честных оптинских старцев-отцов, сокрушенно молился, умиленно
лобызал надгробия их.
Проснулся, зело радуяся, – Господи, пробави милость Твою на мне, грешнем! Не
отреши мя, отрока Своего последня, от оной святой дружины! И их молитвенным
заступлением спасение ми даруй!..»34
Все хлопоты верующих об освобождении отца Рафаила остались бесплодными.
30 августа 1954 года Центральная Комиссия по пересмотру дел на лиц,
осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях,
колониях и тюрьмах МВД СССР и находящихся в ссылке на поселении, оставила
приговор в силе, отказав просителям, так как, несмотря на репрессии, священник
не отказался от своих религиозных убеждений и в случае досрочного
освобождения намеревался заняться активной церковной деятельностью.
Отец Рафаил был освобожден только в 1955 году, после того, как началось
массовое освобождение из лагерей по неправосудным приговорам. 5 октября
1955 года епископ Калужский Онисифор (Пономарев) назначил иеромонаха
Рафаила вторым священником в Благовещенскую церковь в Козельске, где
настоятелем оставался Сергий Шумилин. Труднее испытание сложно было
сыскать: от предателя – под начало предателя, от иуды – снова за один стол с
иудой; только подлинное евангельское незлобие, благочестие и верность Христу
могли сохранить в мире душу, оградив ее Божественною благодатью.
Вернулся из заключения отец Рафаил физически еще более слабым и больным,
но еще более горящим духом, нежели раньше; перенесенные им в лагере
страдания приблизили его ко Господу, сделав его сосудом Духа Святого, так что
главное, что чувствовал человек, сколько-нибудь способный к восприятию
духовного, когда соприкасался с ним, – это была великая христианская любовь
подвижника ко всем, незаметная для внешних в своем христианском смирении,
но проникающая и исцеляющая страждущую душу всякого стремящегося ко
спасению. Сидя рядом со старцем – молчит ли он или говорит, человек
чувствовал, что ему уже некуда торопиться, он близок к пристани и покою, к
вечности в Царстве Божием, когда на ум само собой приходит Петрово
возглашение: «Хорошо нам здесь быть...» Душа отца Рафаила была наполнена
благодатию этого Царства и вкушала начатки непреходящей радости, ибо, пройдя
долгий путь страданий и исповедничества, он распял телесное и получил
духовное.
Страдания научили его глубокому состраданию людям. Он любил и почитал
нищих, сам исполнял заповедь Апостола [Гал. 2, 10] и завещал это своим
духовным детям. Каждое воскресенье он приглашал нищих к себе на чай.
Однажды он велел напоить некую нищую чаем в день ее Ангела. А нищая была
слепой и не могла даже дойти самостоятельно, тем доставляя другим хлопоты, и
тогда одна из духовных дочерей отца Рафаила с упреком сказала: «Да ну,
батюшка, очень уж это нужный товар!» И отец Рафаил на это убежденно сказал:
«Это самый нужный товар!»
Иеромонах Рафаил совершает Великое освящение воды на Богоявление
Иеромонах Рафаил старался служить в Благовещенском храме как можно чаще и
никому не отказывал в исполнении треб, хотя это было порой для него физически
крайне утомительно, особенно когда приходилось в дни ненастья ходить на
кладбище и служить по заказу родственников почивших панихиды; он безотказно
принимал страждущих, духовно изголодавшихся в обезбоженном мире людей,
которые в конце концов стали съезжаться к нему со всей страны.
Елизавета Булгакова, духовная дочь протоиерея Сергия Мечева*, в 1956 году
решила посетить Оптину пустынь, в которой она была, когда ей было всего девять
лет, и помолиться на могилках старцев, ища утешения в постигших ее в последние
годы скорбях. Подходя к Оптиной, она горячо молилась, но когда вошла в ограду
разрушенного монастыря, ее охватило чувство печали и даже уныния, и она вдруг
совсем перестала осознавать, что перед ней напоенная молитвами старцев
Оптина пустынь, в земле которой почивают мощи святых угодников Божиих. Но
все же она прочла панихиду и, уже приняв решение отправиться домой в Москву,
пошла по дороге, ведущей в Козельск, когда увидела идущих ей навстречу трех
монахинь; поравнявшись с ними, она их спросила:
– Вы матушки? В Оптину идете? Можно я пойду с вами?
* Священномученик Сергий (Мечев); память 24 декабря/6 января
– Что же, пойдемте – где двое или трое собраны, там и Христос посреди, –
ответила одна из них.
Елизавета снова, уже вместе с монахинями вошла в пределы разрушенного
монастыря и помолилась на могилках старцев. Возвращаясь в Козельск,
монахини выяснили, что их спутнице некуда деться, знакомых у нее в городе нет,
и они предложили ей зайти к отцу Рафаилу и взять благословение. Елизавета
ничего тогда не знала о нем и не верила, что в ком-то мог сохраниться дух
Оптиной, но она надеялась получить облегчение в своих тяжких недугах от
почивших старцев, – и почившие в Боге старцы послали ее к своему живому
преемнику; она это поняла далеко не сразу: поглощенный своими заботами и
тревогами человек зачастую не сразу улавливает связь между миром горним
и дольним. Узнав, что Елизавета была духовной дочерью священника Сергия
Мечева и архимандрита Бориса (Холчева), с которым отец Рафаил познакомился
в Оптиной и встречался в концлагере, он сказал: «Чувствуйте себя, как у отца».
Елизавета исповедалась, и отец Рафаил, прочитав разрешительную молитву,
сказал: «К тому, что ты пришла ко мне, нельзя относиться как к простому случаю.
Это особый Промысл Божий. Божия Матерь и старцы оптинские привели тебя ко
мне... »
Иеромонах Рафаил около храма. 1957 год
Впоследствии она вспоминала: «Я сказала только свои грехи, и вот я получила
именно то, что душе было нужно. Этот человек, не зная меня, дал мне именно то,
в чем была нужда. Была живая рана – и вот ее нет, она ушла в прошлое. То, как я
к нему попала, было совершено помимо меня. У меня не было ни одной мысли
об этом даже в самой глубине... до самой последней минуты. И когда это
получилось, мне стало страшно. Я почувствовала ясно, что это мне ответ
оптинских старцев...
Я не умею передать, как хорошо было около отца Рафаила. Такой любви и
простоты я не встречала во всю мою жизнь. Я чувствовала, словно после всей
жизни, тяжелых скитаний я попала домой не к отцу, нет – к бабушке ласковой,
всю жизнь любившей и ждавшей меня.
Это не опишешь, это можно только ощутить, а слов нет для этого. Я не рвалась к
нему, мне и на расстоянии от него было хорошо, так согрета была моя душа, –
мне достаточно было того, что он существует.
Конечно, о том, что он так скоро уйдет, у меня не было ни малейшей мысли.
Я думала, что все впереди, что это только начало новой жизни»35.
Весна 1957 года выдалась холодная и затяжная. Хотя отец Рафаил чувствовал себя
физически нездоровым, он нудил себя часто служить и принимал всех
приходящих. В Троицкую родительскую субботу, 8 июня, он дотемна пробыл на
кладбище: люди просили его отслужить еще и еще одну панихиду, всем хотелось,
чтобы именно этот смиренный подвижник помолился за их умерших сродников.
И он, призванный к высокому церковному служению, по любви к людям никому
не отказывал; он уже привык к самоограничению, к крайнему самоотречению –
одним словом, к подвигу, который совершался уже почти незаметно для него
самого. И беда, когда у такого самоотверженного пастыря не найдется человека,
который бы вовремя заметил, что всеми любимый батюшка давно превысил меру
сил человеческих и тяжело заболел. Вечером, когда отец Рафаил вернулся домой,
стало ясно, что он болен воспалением легких.
Елизавета Булгакова в очередной раз приехала к нему, когда он уже болел третий
день. В девятом часу вечера она добралась до его домика. Войдя, Елизавета
увидела, что отец Рафаил лежит на кровати, обложенный по настоянию бывшего
монастырского фельдшера компрессами. Отец Рафаил, обрадовавшись
Елизавете, сказал: «Я тебе письмо написал – возьми его».
На столе перед ним лежали две открытки, на одной из них было написано: «Лиза,
я тяжело болен, приезжай за мной ухаживать». Отец Рафаил вновь повторил:
– Возьми ее.
– Батюшка, да я уже приехала, — возразила она. На это отец Рафаил в третий раз
повторил:
– Возьми ее.
Елизавета снова начала возражать:
– Ведь я уже тут, зачем же брать, когда я уже приехала, – и не взяла открытку.
В это время пришла женщина проводить ее в дом, где ей и ее больной спутнице
предстояло жить. Прощаясь, отец Рафаил сказал:
– Устрой свою больную и поскорей вернись ко мне. Елизавета задержалась, и
когда подошла к дверям кельи старца, то услышала слова молитвы «неужели мне
одр сей гроб будет...», но не осознала их глубокого и буквального смысла, а лишь
подумала, что это заканчивают читать вечернее правило, постеснялась войти и
ушла. Утром, вместо того чтобы поторопиться к отцу Рафаилу и выполнить его
просьбу – прийти к нему тотчас – ею вчера так и не исполненную, она пошла на
могилы оптинских старцев и только потом к больному. В то мгновение, когда она
входила в дом, с отцом Рафаилом произошел инсульт – у него парализовало
правую сторону тела и отнялась речь. Весть об этом разнеслась мгновенно – и все
близкие бросились с ним прощаться. Елизавета предложила позвать врача, но ей
на это ответили решительным отказом, так как многие были убеждены, что
советский врач не только не будет лечить священника, но обязательно ему
навредит.
Похороны иеромонаха Рафаила
Состояние здоровья отца Рафаила быстро ухудшалось. Пришедший настоятель
Сергий Шумилин причастил и пособоровал его. Елизавета ничем не смогла
доказать, что старец сам вызвал ее за ним ухаживать, она бросилась искать
открытку к ней отца Рафаила – но ее уже не было. Понимая, что она ищет и как
переживает, что не может найти, отец Рафаил жестом подозвал ее к себе. Она
встала на колени перед кроватью, он левой рукой притянул ее голову, крепко
прижал к груди и поцеловал. Приуготовленный страданиями воспринимать все
как Промысл Божий и не настаивать ради себя на своем, он прощал всех, никого
не осуждал, всех любя истинно христианской любовью.
Вскоре Елизавете вообще запретили посещать отца Рафаила, распространив слух,
что она приехала будто бы похитить какие-то ценные вещи. Елизавета
отправилась к иеромонаху Мелетию*, чтобы тот благословил позвать к отцу
Рафаилу хорошего врача, но тот ответил, что ничего нельзя сделать без
благословения настоятеля Сергия Шумилина. Она обратилась к отцу Сергию, но
тот тянул и откладывал столько, что всякая врачебная помощь стала уже
запоздалой.
После того как отец Рафаил потерял дар речи, состояние его здоровья стало
стремительно ухудшаться, и 19 июня 1957 года он скончался.
Оказавшись слишком внезапной, кончина старца потрясла многих. Когда отца
Рафаила хоронили, то гроб с его телом почти в течение целого дня двигался от
дома до кладбища, столько людей хотело проститься со старцем; люди,
совершенно, казалось бы, незнакомые, останавливались на улице, пораженные
необычным настроем людей, идущих в процессии, и, когда узнавали, что это
несут отца Рафаила, присоединялись к ним, так как для многих он был
благотворителем, помощником и молитвенником, тихим, смиренным и нежным,
как мать, заступником пред Богом и в то же время порывистым, категоричным и
строгим в вопросах, в религиозном и нравственном отношении принципиальных,
великий своим исповедническим подвигом и верностью Матери Церкви и ее
главе Христу.
Иеромонах Рафаил был погребен на старом кладбище в городе Козельске. Но
подвиг исповедника и пастыря не укрылся от Церкви – его имя включено в Собор
новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.
22 июня 2005 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия II были
обретены мощи
преподобноисповедника Рафаила, которые ныне находятся в
Преображенском храме Оптиной пустыни.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века.
Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь».

Тверь. 2008. С. 34-72
* Бармину
1 АОП. Фонд новомучеников и исповедников.
2 В течение месяца власти производили расследование обстоятельств возмущения крестьян. «...в
10-11 часов дня, – писалось в документах расследования, – милиционер Чиненков, производя
обход базара и проверяя разрешение у крестьян, торгующих мясом, на право убоя скота,
остановился возле повозки гражданина деревни Богородицкой Перемышльского района
Калужского округа Свирина Н. и потребовал у него предъявить разрешение сельсовета об убое
коровы на мясо... Когда же Свирин сказал, что убой коровы ему разрешил председатель
сельсовета, который находится здесь же, на базаре, и милиционер может получить от него лично
справку... милиционер Чиненков справился у гражданина, которого Свирин назвал председателем
сельсовета... и когда этот гражданин подтвердил слова Свирина, милиционер потребовал от него
документы, удостоверяющие, что он председатель сельсовета, но последний их не имел; после
этого милиционер предложил Свирину следовать за ним в управление милиции для составления
протокола, Свирин категорически отказался; тогда завязался между ними спор, и, так как Свирин
ни в коем случае не соглашался идти в управление милиции... милиционер взял его за руку и
попытался, применяя физическое воздействие, все же отвести его в милицию. Тогда Свирин стал
оказывать сопротивление... милиционер дал свисток, Свирин поднял крик. На помощь
милиционеру Чиненкову подошла милиционер Кочергина, и когда они снова попытались повести
Свирина в милицию, грубо действуя по отношению к нему, то здесь же быстро собралась большая
масса присутствующих на базаре крестьян, окружив милиционеров и Свирина... Милиционеры...
не учитывая складывающейся обстановки... пытались отвести Свирина в управление милиции...
Собравшаяся масса крестьян, выражая совершенно законное недовольство грубыми действиями
милиционеров, стала требовать наказания их.
Начальник раймилиции, который узнал о происходящих событиях... прибыл к месту. Учтя
складывающуюся обстановку, он здесь же отозвал милиционеров и приказал освободить
Свирина... Недовольство крестьян усиливалось, и достаточно было появиться на базаре агенту УРО
Архипову в штатской одежде, который шел со станции и ничего не подозревал о событиях, как
недовольство стало переходить в открытые действия, крестьяне сразу же окружили Архипова и...
стали кричать: "Пришел шпионить, бей его". Архипов растерялся, произвел вверх два выстрела,
это еще больше возбудило недовольство крестьян и дало пищу классово-враждебному элементу.
Архипов бросился бежать к зданию милиции...
Значительная же часть парторганизации работников райкома, РИКа, органов милиции, вместо
того чтобы принять меры к тому, чтобы рассеять толпу, поведя разъяснительную работу,
растерялись, ударились в панику, пойдя по линии главным образом административных мер, и тем
самым осложнили обстановку. Работники милиции вызвали дежурный взвод красноармейцев,
замсекретаря райкома ВКП(б) позвонил в штаб полка... прося принять меры и оказать помощь,
комендант города по телефону передал в окр<ужной> адм<инистративный> отдел панические
сведения...
В результате растерянности организации возле милиции собралось 700-1000 крестьян и стали
требовать расправы с милицией, делая возгласы: "на беззаконие ответим беззаконием"; но через
несколько времени в милицию прибыл председатель РИКа с тем, чтобы убедить крестьян в том,
что со стороны РИКа будут приняты меры к виновным, и просил разойтись. Первоначально толпа
не давала говорить ему, затем утихла. В это время к зданию милиции прибыло отделение
красноармейцев около одиннадцати человек, построившись шеренгой около здания милиции,
что снова вызвало усиленное возбуждение – недовольство крестьян... Раздались выкрики: "Так
вот вы как нас хотите успокаивать вооруженной силой, как и раньше при царе", а некоторые из
крестьян обратились к красноармейцам с такими словами: "Товарищи красноармейцы, неужели
вы будете своих отцов стрелять?" После этого красноармейцы были удалены, председатель РИКа
снова призвал к порядку собравшихся крестьян, сделал разъяснение, и при помощи... партийцев
и комсомольцев крестьяне были успокоены и разошлись от здания адм<инистративного>
отдела...
Основной причиной событий на базаре являются массовые перегибы партлинии по отношению к
середняку, допущенные парторганизацией и соворганами в момент проведения хлебозаготовок,
самообложения, займа, коллективизации сельского хозяйства и лесозаготовок, выражающиеся в
незаконных арестах бедняков и середняков, в массовом привлечении их к уголовной
и административной ответственности, вплоть до полных селений, медлительность, а в ряде
случаев упорствования с исправлением допущенных ошибок и ликвидации последствий их...
Большое количество лишенцев (больше тысячи человек), монахов, торговцев, малочисленность
пролетарской прослойки и в целом мещанско-обывательская среда Козельска... создают такие
условия, которые мог с успехом использовать классовый враг, и поскольку Козельск является
торговым центром, то еженедельно в город собираются большие массы крестьян... Наряду с
торговлей усиленно проводят агитационную работу против политики партии и соввласти. И всякие
недовольства, проявляемые со стороны бедноты и середняков, классовый враг использует...
Недовольство крестьян, вызванное грубыми и нетактичными действиями милиционеров, было
использовано классовым врагом; о том, что эта демонстрация подготовлялась кулаками и
торговцами заранее – сказать нельзя, данных для такого утверждения не имеется, и даже
наоборот: судя по ходу развивающихся событий, классовый враг, проводя усиленно агитацию
против политики партии и соввласти, данный конкретный случай использовал только в результате
его появления...» (АОП. Фонд новомучеников и исповедников.)
В результате этих расследований стало ясно, что монахи, живущие в Козельске, не причастны
к беспорядкам. Все случилось, как это часто бывает, в результате действий самих властей. Но
власти, воспользовались случившимся и обвинили в подготовке и организации возмущения ту
часть народа, которую они считали наиболее развитой, сознательной и могущей выработать
и передать другим свое суждение об окружающей действительности – монахов, торговцев
и независимых зажиточных крестьян. Спустя два с половиной месяца после расследования ОГПУ
приступило к арестам потенциальных врагов.
3 УФСБ России по Калужской обл. Д. П-13910, л. 440.
4 Там же. Л. 468.
5 Там же. Л. 525.
6 «...Мне не радость сулит эта жизнь на земле –
Я решил ведь идти за Тобою,
И в награду за то, что служил я Тебе,
Мир покроет меня клеветою.
Но во имя Твое все готов я терпеть –
Хоть сплошное ненастье найду.
За Тебя, мой Господь, я готов умереть,
За Тебя на страданье пойду.
Мир не понял меня и над скорбью святой,
Что в своей затаил я груди,
Посмеется шутя и, смеясь над Тобой,
Приготовит мне крест впереди.
Но готов я служить всей душою Тебе –
Пусть враги мне друзья все мои;
Утиши мою скорбь, мир усталой душе
Ниспосли в наши тяжкие дни.
Пусть осудят меня и не будет друзей,
Я с Тобою останусь всегда, –
Только будь неразлучен с душою моей,
Помоги выпить чашу до дна.
Я отраду нашел у Креста Твоего,
Я уж в мире от мира ушел,
Мой душевный покой, все отдал за него,
Но зато ведь Тебя я нашел.
Не слезами, а кровью все раны Твои,
Мой Спаситель, готов я омыть:
Я молю – пусть настанут же дни,
Чтоб и жизнь за Тебя положить».
(ИЦ МВД Московской обл. Д. СО-32909, л. 4-5. (Ср. Мученица Татиана (Гримблит). Стихотворения.
М., 2006. С. 85-86.)
7 УФСБ России по Калужской обл. Д. П-13910, л. 2.
8 Там же. Л. 53.
9 АОП. Фонд новомучеников и исповедников.
10 Там же.
11 Там же.
12 Архиепископ Василий (Василий Михайлович Ратмиров) родился в 1887 году в
ст.Нововеличковской Екатеринодарской губ. В 1908 году окончил Ставропольскую Духовную
семинарию и в 1909 году рукоположен во священника. Служил священником в г.Ейске в 1918-1920
годах, в то время, когда эта территория была занята белыми. После прихода сюда большевиков
стал тесно сотрудничать с органами ГПУ. В 1921 году хиротонисан, по его словам, не
подтвержденным пока никакими документами, во епископа Ейского, викария Ставропольской
епархии. В 1922 году женился и перешел к обновленцам и был назначен ими «архиепископом»
Армавирским и Майкопским, а в 1935 году – «митрополитом» Курским, и на этом посту немало
принес зла православным. Он, впрочем, не скрывал своего безбожества, ходил по Курску
«бритым, в гражданском костюме, с папиросой в зубах... с женой под ручку, не только по городу,
но и в церковь» (ГАРФ. Ф. Р-6991, оп. 7, д. 22, л. 9).
В 1938 году Ратмиров был назначен управляющим делами и завхозом обновленческого Синода;
жил он в одном доме с первоиерархом обновленцев «митрополитом» Виталием Введенским.
В начале июля 1938 года НКВД стал арестовывать и верных властям обновленцев, которые на
допросах оговорили Ратмирова, и 22 июля он был неожиданно для себя арестован и 31 июля
вызван на допрос. Он объяснился со следователями, и на следующий день дело было
прекращено; 2 августа начальник 4-го отдела 1-го управления НКВД направил начальнику 4-го
отдела УНКВД по МО служебную записку: «Просим освободить из-под стражи Ратмирова Василия
Михайловича. Ратмиров наш агент» (ГАРФ. Ф. 10035, д. П-4962, л. 24).
В 1939 году Ратмиров снял сан и поступил в советское учреждение бухгалтером. С началом
Великой Отечественной войны НКВД вновь привлек его к работе, и 17 июля 1941 года, по
согласованию с Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским), он был
назначен епископом Житомирским. (Павел Судоплатов. Спецоперации Лубянка и Кремль 1930-
1950 годы. М., 2003. С. 251).
Житомир к этому времени был захвачен немцами, и 27 августа 1941 года епископ Василий
получил назначение в Калинин, где занимался во время оккупации города немецкими войсками
внедрением в церковную среду под видом священнослужителей сотрудников НКВД. В 1942 году
митрополит Сергий возвел его в сан архиепископа, а в 1943-м — назначил архиепископом
Калининским и Смоленским. Архиепископ Василий занимался приемом в клир людей, бывших в
оккупации, выдавая некоторым из них за определенную мзду, без рукоположения, справки, что
они направляются в те или иные приходы священниками. 30 декабря 1946 года он был уволен на
покой по болезни. (ГАРФ. Ф. Р-6991, оп. 7, д. 22, л. 16.) «По приказу Сталина... после войны был
награжден золотыми часами и медалью... руководившие его работой и находившиеся вместе
с ним в немецком тылу под видом священнослужителей... офицеры... получили боевые ордена».
(Павел Судоплатов. Спецоперации Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. М., 2003. С. 252-253.)
13 ГАКО. Ф. Р-3501, оп. 1, д. 319, л. 13.
14 Калужское епархиальное управление. Личное дело протоиерея Сергия Георгиевича Шумилина.
15 ГАРФ. Ф. Р-6991, оп. 1, д. 327, л. 22.
16 Там же. Д. 486, л. 24-25.
17 Там же. Л. 43.
18 ГАКО. Ф. Р-3501, оп. 1, д. 317, л. 19.
19 ГАРФ. Ф. Р-6991, оп. 1, д. 486, л. 18.
20 УФСБ России по Калужской обл. Д. П-13573, л. 92.
21 АОП. Фонд новомучеников и исповедников.
22 Там же.
23 Там же.
24 Там же.
25 Там же.
26 Там же.
27 Путь на небо – через Голгофу. Оптинский старец Рафаил (Шейченко). Воспоминания. Письма.
М., 2005. С. 50.
28 Там же. С. 54-56.
29 АОП. Фонд новомучеников и исповедников.
30 ГАКО. Ф. Р-3501, оп. 1, д. 317, л. 24.
31 АОП. Фонд новомучеников и исповедников.
32 Там же.
33 Путь на небо – через Голгофу. Оптинский старец Рафаил (Шейченко). Воспоминания. Письма.
М., 2005. С. 53.
34 Там же. С. 59-63.
35 Альманах «Надежда». 1989. № 15. С. 197-198, 202

Матерь Божия и Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif
****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Рим. 7, 14-8,2; Мф. 10, 9-15). Говорил еще Господь апостолам, что если какой город не примет их, и слов их слушать не станет, то "отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому". А что будет нам за неслушание слов Божественного Откровения? Нашей безотрадности и меры не будет. После стольких осязательных доказательств не верить истине Божией есть то же, что впадать в хулу на Духа Святого, в богохульство. И однако же, мы не робеем. Одного спириты утешают: "Какой суд! Только родиться лишний раз придется". Другому книжники натолковывают: "Кого судить? Все атомы: разлетятся и всему конец". Но придет, други, час смерти; разлетятся мечты эти, как призраки, и существенность предстанет во всей своей неумолимости. Что тогда?. . . Бедное время наше! Ухитрился враг губить души наши. Знает, что страх смерти и суда самое сильное средство к отрезвлению души, - и заботится всячески разогнать его, и успевает. Но погасни этот страх, отойдет страх Божий; а без страха Божия совесть становится безгласною. И стала душа пуста, стала облаком безводным, носимым всяким ветром учений и всякими порывами страстей.
****************************************************************************************************************************************

О служении ближнему

  "Каждый помогает своему товарищу и говорит своему брату: "крепись!"
(Ис. 41, 6)

Один известный духовный писатель сказал: "Мы только тогда уподобляемся Богу, когда становимся полезными". И действительно, служение ближнему - это Божественный закон. Христос принял образ раба - пришел служить и научил служить: "Я посреди вас как служащий" (Лк. 22, 27). Он служил непрестанно, словом, делом, жизнию - служил душе и телу окружающих людей, терпеливо, неутомимо, всегда имея их благо перед глазами. "Он ходил с места на место, делая добро" (Деян. 10, 38), - божественная любовь выразилась служением, сопряженным с жертвой даже самой жизни.
На небе служат день и ночь, говорит нам Писание. Ангелы, называемые служебными духами, нисходят на землю для особого служения людям. Бог Сам служит людям бесконечным радением об их вечном благе, непрестанно призывая, привлекая, смягчая, направляя души грешников.
И нам надлежит служить, и нас Бог почтил тем, что призвал нас на дело, подобное Его делу. Помогать людям, ободрять их, поддерживать, быть готовыми на всякое служение ради того, чтобы принести им истинную пользу.
"Бог есть любовь, - и пребывающий в любви, пребывает в Боге, и Бог в нем" (1 Ин. 4, 16). "Каждый помогал ближнему своему" - это Божие назначение для всех Его созданий, не для некоторых только, избранных, но для каждого. Не жди себе какого-нибудь громкого, видного служения, поступи лучше сейчас в число этих каждых, которые простирают руки на помощь ближним, и увидишь, что, ободряя, согревая, поддерживая брата твоего, ты сам ободришься, согреешься и утвердишься на христианском пути.

из истории дня:
В 1434 г. мятежный князь Юрий Димитриевич (Великий Князь Московский 1433-1434), незаконно отобравший власть у своего племянника Великого Князя Московского Василия II Васильевича (Темного) (род. в 1415, правил 1425-1433, 1433-1434, 1434-1446, 1446-1462), внука св. Дмитрия Донского, внезапно скончался. Сын мятежного князя, властолюбивый князь Юрий Косой, немедленно объявил себя "Великим Князем Московским", но был не признан своими братьями и Василий II Васильевич снова сел на великокняжеский престол
В 1815 г. российский Император Александр I повелел включить в свой титул слова "Царь Польский"
В 1815 г. в битве при Ватерлоо войска союзников окончательно разбили Наполеона
В 1799 г. войска А. Суворова разбили французов при Треббии
В 1855 г. Русские войска отбили атаку союзников на Севастополь
В 1887 г. Россия и Германия подписали договор о нейтралитете стран в случае войны одной из них с третьей страной
В 1505 г. впервые обменялись дипломатическими посланиями Русский царь (Иван III) и король Испании (Филипп I)
В 1552 г. войско Русского Царя Ивана Грозного вышло на юг для отражения вторжения в Россию крымского войска хана Девлет-гирея
В 1671 г. в Москве на Красной площади был казнен бунтовщик Степан Разин через четвертование
В 1578 г. во Львове казнен руководитель борьбы против турок Иван Подкова
[b]В 1904 г. приняты "правила" о переселении, облегчавшие переезд крестьян на новые земли
В 1812 г. [/b]родился Иван Гончаров, знаменитый Русский писатель
В 1922 г. Япония объявила о выводе своих войск из Приморья
В 1567 г. шотландская королева Мария Стюарт заключена в замок
В 1915 г. немецкие войска выбили Русских из Рава-Русской (Галиция)
В 1917 г. английский король Георг V повелел всем членам королевской фамилии исключить из своих титулов немецкие имена и названия

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: /viewforum.php?id=77
Слава Богу за все!

0

47

Во славу Божию и на пользу ближнего !

20 ИЮНЯ -Память:


Собор Ивановских святых

http://s05.radikal.ru/i178/1006/d4/3412b42477b9.jpg

Собор Ивановских святых - праздновение Русской Православной Церкви.

Празднуется 7 июня

Празднование Собора Ивановских святых установлено 7 декабря 2000 года по благославлению патриарха Московского и всея Руси Алексия II. День празднования 7 июня приурочен к дню образования Ивановской области - по мысли архиепископа Иваново-Вознесенского Амвросия, выбор этого дня поможет духовному единению светской власти и народа с Церковью, придаст новый смысл гражданскому празднику.

С глубокой древности Церковь заботилась о таком духовном осмыслении и освящении всех сторон народной жизни. Но, не останавливаясь на этом, она и сегодня открывает нам двери Царствия красоты, мудрости и правды, к наследию которого вместе со святыми призван каждый из нас.

Большинство Святых Ивановского края - это Новомученики ХХ века, наши старшие современники, родственники и соседи, страданием и кровью которых сегодня живет и торжествует Святое Православие. От нас самих зависит принять и возрастить их безценное наследие во спасение наших душ и нашей многострадальной Родины.

В Собор входят:

Прп. Макарий Желтоводский, Унженский (+ 1444, память 25 июля)
Прп. Тихон Лухский, чудотворец (+ 1503, память 16, 26 июня)
Блж. Симон Юрьевецкий (+ 1584, память 4 ноября, 10 мая)
Прпп. Фаддей и Герасим Лухские (ХVI в., память в Соборе Иван. свв.)
Прп. Иоаким, затворник Николо-Шартомский (ХVII в., память в Соборе Рост.-Яросл. свв.)
Блж. Киприан Увотский, Суздальский чудотворец (ХVII в., память 22 июля, 2 октября)
Свт. Митрофан Воронежский (+ 1703, память 23 ноября, 7 августа, 4 сентября)
Сщмч. Иоанн (Успенский), свящ. (+ 1922, память 22 января)
Сщмчч. Павел (Светозаров), прот. и Иоанн (Рождественский), свящ., мчч. Авксентий (Калашников), Николай (Малков), Петр (Языков), Сергий (Мефодиев) и мц. Анастасия (+ 1922, память 27 апреля)
Мч. блж. Максим (Румянцев) (+ 1928, память в Соборе Новомуч. Росс.)
Сщмч. Борис (Семенов), диакон, мч. Николай (Смирнов) и мц. Анна (Остроглазова) (+ после 1930, память 10 ноября)
Прмч. Нифонт (Выблов), иером. (+ 1931, память 10 ноября)
Сщмч. Владимир (Введенский), свящ. (+ 1931, память 21 марта)
Мч. Александр (Медем) (+ 1931, память 10 ноября)
Сщмч. Августин (Беляев), архиеп. Калужский (+ 1937, память 10 ноября)
Сщмч. Борис (Воскобойников), еп. Ивановский (+ 1937, память 23 ноября)
Прмч. Иоанникий (Дмитриев), архим. (+ 1937, память 10 ноября)
Сщмч. Феодор (Лебедев), прот. (+ 1937, память 12 сентября)
Сщмч. Иоанн (Сперанский), прот. (+ 1937, память 10 ноября)
Сщмч. Александр (Поспелов), прот. (+ 1937, память 13 декабря)
Сщмч. Григорий (Аверин), свящ. (+ 1937, память 7 сентября)
Сщмч. Иоанн (Прудентов), свящ. (+ 1937, память 12 сентября)
Сщмч. Петр (Лебедев), свящ. (+ 1937, память 27 октября)
Мч. блж. Алексий (Ворошин) (+ 1937, память 12 сентября)
Мчч. Михаил (Арефьев), Алексий (Горбачев) и Аполлон (Бабичев) (+ 1937, память 10 ноября)
Сщмчч. Иоанн (Румянцев) и Константин (Разумов), свящщ., мцц. Анна (Серова) и Елисавета (Румянцева) (+ после 1937, память в Соборе Новомуч. Росс.)
Сщмчч. Иоанн (Доброхотов) и Николай (Бухарин), протт., Евфимий (Тихонравов), Иаков (Зяблицкий), Иоанн (Коржавин), Иоанн (Розанов) и Петр (Зяблицкий), свящщ. (+ 1938, память 22 января)
Сщмч. Зосима (Трубачев), прот. (+ 1938, память 13 февраля)
Сщмч. Стефан (Преображенский), свящ. (+ 1938, память в Соборе Новомуч. Росс.)
Прмц. Арсения (Добронравова), игум. (+ 1939, память 10 января)
Сщмч. Леонид (Виноградов), свящ. (+ 1941, память 30 октября)
Мц. Ольга (Масленникова) (+ 1941, память 10 ноября)
Мц. Феоктиста (Ченцова) (+ 1942, память 10 ноября)
Сщисп. Василий (Преображенский), еп. Кинешемский (+ 1945, память 31 июня, 5 октября)
Присп. Леонтий (Стасевич), архим. (+ 1972, память 28 января)

Мч. Феодота Анкирского и мцц. семи дев: Александры, Текусы, Клавдии, Фаины, Евфрасии, Матроны и Иулии (303).
ЖИТИЕ ОТ 31 МАЯ ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Май)
Испытав на себе многие благодеяния святого мученика Феодота, - говорит Нил, списатель жития святого мученика, - я считаю себя обязанным не только словом похвалить его страдальческие подвиги, но и делом возблагодарить его; и хотя я ни словом, ни делом не могу выполнить этого в совершенстве, однако постараюсь сделать то, что могу, ибо мне кажется весьма необходимым предать письмени к сведению боголюбцев и их душевной пользе историю жизни святого мученика Феодота, а также и историю его страданий. Некоторые говорят о нем, что он первоначально жил так, как живут большинство и прочих грешных людей мира сего, ибо он также заботился о снискании благ мира сего, говорят, что, вступив в законной брак, он купил гостиницу ради прибытка имения. Однако его мученическим подвигом венчается и украшается вся жизнь его. Пусть говорят о нем, что хотят, я же буду рассказывать о нем, всё то, что я, сожительствовавший ему, видел очами своими, а также передам и о тех беседах, которым я сподоблен был от святого.

Еще задолго до своего мученического подвига, святой творил много добрых дел. Так, он всемерно боролся против вожделений плотских; хотя он и пребывал в законном супружестве, но он вёл борьбу с плотью своею, покоряя ее духу, согласно слову Апостольскому: «имеющие жен должны быть, как не имеющие» (1Кор.7:29), святой настолько преуспел в этой добродетели, что мот быть учителем чистоты и целомудрия многим другим. Святой всячески воздерживался от сластолюбия и всякой греховной нечистоты и порабощал тело свое духу постом и воздержанием. Считая пост началом и основанием всякого благого дела, святой вооружался им, как бы щитом, готовясь на брань духовную. Умерщвление тела святой считал обязанностью каждого христианина; жажду богатств и приобретение имений святой препобеждал усердным раздаянием всех богатств своих нищим. Поучительно в житии его то, что он, несмотря на обладание гостиницей, совершал обильную куплю духовную и приобрел для Бога много душ человеческих; причиною же сего было то, что святой Феодот под видом корчемничества, исполнял обязанность Апостольства; своими богодухновенными учениями и беседами он привел ко Христу много эллинов и иудеев, и много грешников побудил раскаяться в грехах своих. Святой Феодот имел и дар исцеления недугов: возложением рук своих и молитвою он исцелил много болезней телесных, словом же своим врачевал язвы душевные.

Поводом к страданию святого Феодота за имя Христово было следующее. Некий игемон, по имени Феотекн, принял под свое начальство область Анкиры галатийской1. Игемон этот был человеком очень жестоким и нечестивым; он потешал себя зрелищем крови и убийства, нечестие же его было столь велико, что его трудно передать и человеческими словами. Феотекн, принимая власть игемона от царя Диоклитиана2, обещал ему в скором времени обратить к язычеству всех христиан, проживавших в Анкире.

И действительно, когда Феотекн прибыл в Анкиру, то от одной вести о его прибытии христиане пришли в столь великий страх и трепет, что тотчас же бежали из того места; селение то опустело, пустыни же и горы населились беглецами. Феотекн посылал от своего имени одного за другим вестников, всюду разъезжавших и возвещавших строгое приказание императора, повелевавшее разорять христианские церкви и сравнивать их с землею, всех же, исповедующих имя Христово, заключать в узы и ввергать в темницы, где христиане будут пребывать в ожидании лютых мучений; при этом имущество христиан должно было отбираться и разграбляться. В это время Церковь Христова уподоблялась кораблю, весьма бедствующему посреди больших волн и боящемуся потопления в глубине морской, ибо нечестивые язычники нападали на дома христиан, расхищали их имущество, извлекали без всякого стыда из домов мужчин и женщин, юношей и девиц и влекли их или к местам своих нечестивых жертвоприношений или же в темницу. Трудно и пересказать все те беды, которые пришлось вынести в то время христианам. Многие священники из страха мучений бежали от храмов своих; двери храмов оставались открытыми; впрочем сами беглецы не находили себе места, где бы могли укрыться от преследования язычников. Когда имущество христиан было разграблено, наступил голод, столь же тяжелый, как и самые мучения язычников. Тогда многие из христиан, скрывавшихся в горах и пустынях, не будучи в силах перенести мучений голодной смерти, приходили к язычникам и отдавались в их руки, надеясь на милость с их стороны. Тяжело было тогда всем беглецам, пытавшимся найти себе приют в пустынях и горах: в особенности тяжело было здесь тем из христиан, которые ранее жили в довольстве и изобилии и не видели нужды; теперь таким христианам приходилось грызть корни, которые они находили в пустынных местах, и питаться разными сорными травами.

В это именно время блаженной Феодот весьма много потрудился ради исполнений заповедей Господних, предавая себя без страха многим опасностям; он корчемствовал не с тою целью, чтобы приобрести золото, как говорят о нем некоторые, но приобрел себе гостиницу затем, чтобы доставить в ней убежище и упокоение всем гонимым христианам. Кроме того он весьма заботился о христианах, находившихся в узах, спасавшихся же бегством христиан от мучителей-язычников, скрывал у себя; он питал также всех христиан, скрывавшихся по горам и пустыням; тела же святых мучеников, выкинутые язычниками на съедение псов, зверей и птиц, он погребал тайно (следует заметить, что игемон приказал предавать смерти тех христиан, которые погребали тела братий своих; поэтому блаженный Феодот похищал их и тайно предавал погребению). Таким образом дом святого Феодота был и гостиницею и вместе с тем убежищем для христиан, так как Феодот, считавшийся корчемником, не навлекал на себя у язычников подозрения в том, что он был христианином. И был святой для всех всем: для гонимых покровителем, для алчущих питателем, для недугующих врачом, для сомневающихся крепким утверждением, учителем веры и благочестия, наставником богоугодной жизни и возбудителем к подвигу мученическому.

В это время нечестивый игемон Феотекн приказал всюду окропить идоложертвенною кровью всякую пищу и всякое питие, продававшееся на торжищах. Так сделал он ради христиан, намереваясь принудить их, хотя бы против их воли, вкушать пищу, оскверненную идоложертвенною кровью; вследствие этого в христианских храмах нельзя было приносить жертвы Богу истинному, так как во всем городе не было хлеба и вина, не оскверненного язычниками. Узнав об этом, святой Феодот стал раздавать верным жито, пшеницу и вино, заранее купленные им и имевшиеся у него в изобилии. Раздавая пищу и питие

всюду и у себя питая многих христиан, Феодот уподобил гостиницу свою кораблю Ноеву, спасавшему всех, находившихся в нем, от вод потопа (Быт. 7 гл.). Ибо подобно тому как тогда, при Ное, никто не мот спастись от вод потопа, кроме тех, кто находился в ковчеге Ноевом, так и теперь в городе нашем (говорит списатель жития святого Феодота), ни один из христиан не мог сохранить себя от осквернения идоложертвенными мерзостями, если не шел в дом Феодота. Таким образом гостиница Феодотова превратилась в странноприимницу, и в храм молитвенный, и в алтарь для иереев Божиих, которые совершали здесь бескровную Божественную Жертву. К дому Феодотову все прибегали, как к кораблю во время потопа. Таково было корчемствование сего блаженного Феодота, такова была его купля и приобретение. Но довольно о сем. Поведаем и о других деяниях святого мученика.

Во время этого гонения, поднятого на христиан, случилось одному другу Феодотову, по имени Виктору, быть взятым язычниками и по следующему поводу: некоторые из жрецов Артемидиных3 наклеветали на Виктора игемону, сказав, что Виктор хулил богиню их, выразившись так, что Аполлон4 насиловал единоутробную сестру свою Артемиду и осквернил ее в Деле пред жертвенником5, и заметив, что эллинам следовало бы стыдиться таких богов своих - блудников, позволявших себе делать такие мерзкие дела, о которых и слышать не могут целомудренные люди. Взяв Виктора, оклеветанного так, игемон приказал заключить его в темницу. К узнику приходили многие эллины, которые с лестью увещевали его, говоря так:

- Исполни приказание игемона; тогда ты будешь почтен великою честью, будешь другом царя, получишь от него много различных богатств и станешь жить в палатах царских. Но если не послушаешь игемона, подумай о том, какие мучения ожидают тебя; тогда весь дом твой и имущество твое будет разграблено, все родственники твои будут истреблены, и самое тело твое, после многих лютых мучений будет предано горькой смерти и выкинется на съедение псам.

Это и многое другое говорили они Виктору.

Блюститель же благочестия, Феодот, придя ночью в темницу к Виктору, укреплял его на предлежащий подвиг, говоря ему так:

- Ни в каком случае, Виктор, не слушай тех льстивых речей, которые говорят тебе нечестивые язычники, не принимай их совета лукавого, не ходи в след их, не оставляй нас, не предпочитай скверну и нечестие целомудрию и не люби неправду больше правды. Не делай этого, о друг мой! Не делай, зная, что те нечестивцы своими лукавыми и льстивыми обещаниями стараются вовлечь тебя в пагубу. Не таковыми ли обещаниями иудеи прельстили Иуду предателя? Принесли ли ему пользу те тридцать сребренников, которые он получил от них? Ничего другого он не приобрел себе теми тридцатью сребренниками, кроме верёвки, на которой удавился (Мф.27:3-5). Никогда не думай, что ты получишь что-либо доброе от злых, так как обещания их уготовляют смерть вечную».

Этими и им подобными словами укреплял в благочестии святой Феодот Виктора. И Виктор действительно, мужественно выдерживал подвиг свой до тех пор, пока помнил слова, которыми его увещевал святой Феодот. Все взиравшие на страдание святого, восхваляли славный подвиг его. Когда же приблизился самый конец его мученического подвига и наступало время отшествия его из сего мира, Виктор попросил мучителя прекратить на время его страдание, чтобы он имел время размыслить сам в себе. Тотчас же слуги игемона прекратили мучение и отвели Виктора в темницу. Но Виктор умер в темнице от ран, оставив в неизвестности конец своего исповедания.
После этого блаженный Феодот отправился в селение, называвшееся «Малос» и отстоявшее от города на четырнадцать стадий. Пошел же сюда святой потому, что узнал, что здесь окончил свой мученический подвиг и был брошен в реку, называвшуюся Галиос, святой мученик Валент, страдавший ранее в Мидикинах. Феодот отправился к селению этому, однако не вошел в него, но остановился около него, на реке, в расстоянии двух поприщ от того селения. Найдя мощи святого мученика, Феодот с честью похоронил их. Когда он возвращался оттуда, то встретил некоторых христиан, которые, увидав его, весьма благодарили его, как благодетеля всех христиан; в особенности они благодарили его за одно великое благодеяние, оказанное им святым, а именно: когда был разорен алтарь Артемидин, то эти христиане были преданы игемону на мучение; но святой Феодот выкупил их после многих хлопот, и выкупил их немалою ценою. Вот за это христиане теперь и кланялись ему, приветствуя его и воссылая ему благодарность. Святой же, высказав радость по поводу свидания с ними, предложил им вкусить вместе с ним пищи. Найдя одно возвышенное и красивое место, они возлегли на траве; на том месте росло много красивых деревьев, было много цветов и всюду слышалось пение птиц. Прежде нежели приступить к вкушению пищи, святой послал двух из них в селение за священником, которой бы благословил им трапезу и вместе с ними вкусил бы пищи, а затем напутствовал бы их обычными молитвами (следует заметить, что святой Феодот привык всегда вкушать пищу с благословения священника и даже, если позволяла возможность, в его присутствии). Когда посланные приближались к тому селению, то увидали священника, выходившего из церкви после пения шестого часа; однако они не знали, что это пресвитер того селения. Заметив, что на путников громко лаяли собаки, бывшие в том селении, священник подошел к ним и, отогнав собак, приветствовал их, а затем спросил:

- Христиане ли вы? Если вы христиане, то войдите в дом мой, дабы мы возвеселились любовью о Христе.

Они же отвечали на это:

- Да, мы христиане и христиан ищем. Священник же, улыбнувшись, сказал сам в себе:

- Фронтон! (таково было имя его). Вот видишь, как сбываются твои сонные видения!

Затем, обратившись к путникам, сказал:

- Этой ночью я видел во сне двух мужей, очень похожих на вас; они сказали мне: мы принесли сокровище в эту область»; так как мне кажется, что вы очень похожи на тех мужей, то скажите: какое же сокровище вы принесли с собою?

Мужи те отвечали:

- Действительно мы имеем с собою мужа, блаженного Феодота, более драгоценного, чем какое-либо сокровище; если желаешь, то можешь посмотреть его, но сначала покажи нам священника этого селения.

Он же отвечал:

- Я тот, кого вы ищете. Пойдем же и приведем в дом мой человека Божия.

После этого все отправились к святому Феодоту.

Когда священник увидел Феодота, то с любовью приветствовал его; приветствовал также и прочих христиан, а затем начал упрашивать всех идти к нему в дом. Но святой Феодот не хотел идти, говоря:

- Я тороплюсь поскорее придти в город, ибо для христиан наступил ныне великий подвиг; поэтому я должен по мере сил послужить братиям моим, находящимся в бедах и в большой опасности.

После этого священник сотворил молитву, а затем все приступили к вкушению пищи. По окончании обеда Феодот святой сказал пресвитеру с улыбкою на лице:

- Как красиво это место и как оно удобно для погребения святых мощей!

Священник же отвечал ему:

- Потрудись доставить нам сюда честные мощи» Святой Феодот отвечал на это:

- Потрудись только, отче, построить на этом месте храм молитвенный, в котором можно было бы поместить святые мощи, и в скором времени к тебе будут принесены мощи мученические.

Затем святой снял перстень с руки своей и, отдавая перстень священнику, сказал:

- Господь да будет Свидетелем между мною и тобою, что вскоре сюда будут принесены мощи мученические.

Это говорил святой, пророчески предсказывая положение здесь своих мощей, ибо всею душою стремился к подвигу мученическому.

Вслед затем святой Феодот пришел в город свой и в дом свой и нашел здесь всё в великом разграблении и разрушении, как будто бы здесь было большое землетрясение.

В городе том проживали семь благочестивых девственниц, с юных лет воспитанных в благочестии и страхе Божием, соблюдавших чистоту телесную и душевную и обручивших себя нетленному и бессмертному Жениху, Христу, Сыну Божию. Проводя благочестивую и богоугодную жизнь эти девственницы достигли старости; старшей из них была Текуса, приходившаяся теткой святому Феодоту. Взяв сих святых девственниц, игемон предал их многоразличным мукам; но так как муки не могли поколебать веры их, то он отдал их блудным юношам на осквернение, понося их и ругаясь над благочестием христианским. Когда те девственницы были ведомы на осквернение, то вздохнув из глубины сердечной, подняв очи свои на небо и воздев кверху руки свои, они начали молиться Богу в таких словах:

- Господи Иисусе Христе! Ты знаешь, с каким вниманием и усердием мы соблюдали девство свое до тех пор, пока это было в нашей власти; но вот ныне бесстыдные юноши получили власть над телами нашими. Сохрани же нас чистыми, какими Ты Сам знаешь путями.

Когда святые девственницы молились со слезами Богу в таких словах, один бесстыдной юноша, привлек к себе старшую из девственниц, Текусу, намереваясь осквернить ее. Она же, ухватив его за ноги, со слезами сказала ему:

- Чадо! Какое наслаждение может доставить вам наше тело, изможденное старостью, постом, болезнями и мучениями, как вы это сами видите! Мне уже более семидесяти лет. И прочие сестры мои немного моложе меня. Не подобает вам, столь юным людям, прикасаться к телам как бы уже мёртвым, которые в скором времени вы увидите съедаемыми зверями и птицами, так как игемон уже почти приговорил нас к смерти. Не делайте нам зла, и вы получите за это награду от Бога нашего, Господа Иисуса Христа».

0

48

.....................продолжение от 20 июня

Говоря так, святая Текуса, сняла покрывало с головы своей и, показав юноше седину головы своей, опять сказала ему:

- Чадо! Постыдись, ибо и ты имеешь мать, как думаю, столь же состарившуюся как и я, если она еще находится в живых; если же она умерла, то, вспомнив о ней, оставь нас, и ты получишь награду от Владыки нашего Христа, ибо надежда на Него не суетна».

Таковые слова Текусы привели этого юношу и его товарищей в умиление; оставив свое плотское вожделение, юноши те начали плакать и отошли от святых девственниц, не причинив им никакого зла.

Когда Феотекн узнал, что те девственницы не были осквернены, то оставил мысль о насильственном осквернении их и приказал им быть жрицами богине Артемиде, причем обязанностью их было -омывать, согласно языческому обычаю, идолов в ближайшем озере.

Наступил день омовения идолов, весьма торжественно праздновавшийся язычниками. Положив идолов, каждого на особую колесницу, язычники всенародно повезли их с пением и ликованием к озеру. Язычники везли, по повелению игемона, и святых девственниц пред идолами, каждую на отдельной колеснице; девственницы были обнажены для потехи и поругания язычников. Все граждане вышли на празднество это, дабы слушать звук труб, кимвалов и пение женщин, шедших по улицам с открытыми головами и распущенными волосами. От шума и топота толпы народной, а также и от трубных звуков, казалось, сотрясалась вся земля. Вместе со всем народом шел и игемон Феотекн, - порождение ехидны, слуга диавольский. Язычники взирали на обнаженных девственниц, причем одни из них предавались смеху, другие удивлялись терпению и мужеству их, некоторые же, сожалея об их, изможденных ранами, телах, в умилении плакали и сокрушались сердцем.

Когда при таких обстоятельствах совершалось это нечестивое празднество, святой Феодот был в весьма великой печали ради святых девственниц, так как боялся, как бы какая из них, по слабости естества женского, не ослабела в страдальческом подвиге и не потеряла надежды на помощь Господа Иисуса Христа. Помыслив об этом, Феодот весьма усердно начал молиться за святых подвижниц, прося Бога укрепить святых девственниц в подвиге их. Для молитвы святой Феодот затворился вместе с родственником своим Полихронием, с юным Феодотом, также родственником, и вместе с прочими другими христианами в доме одного убогого христианина, по имени Феохарида, находившемся близ церкви в честь святых патриархов: Авраама, Исаака и Иакова. Пав ниц, Феодот и прочие христиане, молившиеся вместе с ним, лежали на земле, молясь от первого часа дня до шестого, до тех пор, пока жена Феохарида не возвестила, что тела честных девственниц были потоплены в озере6. Услышав такую весть, святой Феодот несколько приподнялся от земли; затем, стоя на коленях, поднял руки свои на небо и, обливаясь многими слезами, как каплями дождевыми, молился в таких словах:

- Благодарю Тебя, Владыка, за то, что Ты услышал голос плача моего и не сделал суетными слёзы мои!

Затем начал расспрашивать жену Феохарида, - каким образом девственницы были потоплены в воде и на каком месте, при береге ли, или посреди реки. Она же сказала ему:

- Я стояла близ того места вместе с прочими другими женщинами и видела, что игемон долго увещевал девственниц послужить идолам омовением их и обещал им многие дары, - однако игемон нисколько не успел в своей просьбе, но был еще более постыжен укорительными словами святой Текусы. Жрецы же Артемиды и Афины7 предлагали им белые одежды и разукрашенные венцы, дабы в этих одеждах и венцах они совершили бы омовение идолов. Но мученицы, взяв те одежды и венцы, бросили их на землю и начали топтать их ногами. Тогда игемон приказал навязать на шею святым тяжелые камни, затем, посадив их на лодки, приказал их отвезти на глубокое место и бросить их в воду. Они были брошены в воду стадиях в двух от берега.

Услыхав об этом, святой до вечера советовался с Полихронием и Феохаридом, каким бы образом им вынуть из воды честные тела святых мучениц, дабы предать их погребению. При захождении солнца, к ним пришел один юноша христианин, по имени Гликерий, и сказал, что игемон поставил при озере стражу из воинов, причем приказал наблюдать страже, как бы не были взяты из озера тела мучениц. Услыхав об этом, святой Феодот весьма опечалился, так как ему не легко было теперь взять тела святых мучениц, отчасти по причине стражи, а отчасти по причине тяжелых камней, привязанных к шеям святых; камни эти были настолько тяжелы, что их едва можно было везти на колесницах. Вечером Феодот отправился к близлежащей церкви святых патриархов, вход в которую был загорожен язычниками, дабы не могли пройти в нее христиане. Придя к церкви, святой повергся пред ней на землю и долго молился. Затем, встав, направился ко входу в церковь; но увидав, что вход в нее загорожен, остановился и снова встал здесь на молитву. Услыхав где-то в стороне от себя крик и говор и подумав, что это язычники преследуют его, святой тотчас поднялся и пошел к дому Феохаридову. Здесь он уснул на непродолжительное время. Во сне явилась ему его тётка, святая Текуса, и сказала:

- Ты спишь, сын Феодот, и нисколько не заботишься о нас. Разве ты не помнишь, как я тебя учила, когда ты был еще юношею? Разве ты не помнишь, как я руководила тобой в добродетельной жизни, заменяя тебе отца и мать? И когда я была живой, ты никогда не оскорблял меня, но всегда почитал меня, как родную мать. Но вот теперь, после кончины моей, ты позабыл меня, хотя ты должен бы послужить мне до конца жизни своей. Но, я прошу тебя, не оставь тел наших в воде, дабы они не сделались добычею рыб, но потрудись поскорее извлечь их из воды, так как и ты сам спустя два дня отправишься на подвиг мученический. Встав с постели, иди к озеру, но берегись предателя.

Сказав это, святая оставила Феодота.

Пробудившись, Феодот передал прочим христианам, находившимся в доме том, о своем видении, и все начали со слезами молиться Господу, прося Его помочь найти тела святых мучениц. Блаженный же Феодот, размышляя о видении, недоумевал, что означали последние слова, сказанные ему Текусой: «берегись предателя». Но потом слова эти оправдались, как это будет видно из нижеследующего повествования.

Когда наступило утро, Феодот послал упомянутого юношу Гликерия вместе с Феохаридом разузнать поточнее относительно воинов, стоявших близ реки, так как думал, что они ушли, по причине праздника богини Артемиды, который в тот день отправляли язычники. Посланные отправились, но увидали, что

воины еще не ушли; возвратившись, они возвестили об этом прочим христианам, и все провели тот день в посте и молитве. При наступлении вечера, христиане еще не вкусив пищи, направились к озеру, захватив с собою острые серпы, которыми бы могли разрезать веревки, обвязанные вокруг шеи святых мучениц. Было в это время очень темно, так как в эту ночь не светила ни луна, ни звёзды. Когда все приблизились к тому месту, на котором исполнялись смертные приговоры над злодеями и разбойниками (а место это было очень страшным, так что никто не осмеливался проходить здесь по захождении солнца; здесь валялись трупы, кости и головы, отсеченные от тел, причем некоторые из голов были воткнуты на палки), то все пришли в большой страх; однако скоро ободрились, так как услыхали голос, говоривший:

- Иди с дерзновением, Феодот!

Выслушав слова эти с благоговением, все осенили себя знамением крестным. И тотчас явился в воздухе с восточной стороны пресветлой крест, испускавший во все стороны огненные лучи. Увидав этот крест, все обрадовались и пришли в страх; а затем, пав на колена, все поклонились святому кресту и помолились Господу. Встав после молитвы, все направились к озеру; но так как в это время видение креста скрылось, то снова стало так темно, что никто не мог видеть друг друга. В это время пошел дождь, вследствие чего дорога сделалась скользкой, что весьма затрудняло путь. Тогда все стали на молитву, испрашивая у Бога помощи в такой беде, и тотчас явилась лампада огненная, показывавшая путь; вместе с тем явились святому Феодоту и два честных мужа в белых одеждах, имевших седые волосы на головах и бородах и сказали ему:

- Дерзай, Феодот, ибо Господь и Бог наш Иисус Христос написал имя твое в числе имен мучеников, услышав молитву твою слёзную о обретении тел невест Его святых. Мы посланы Им тебе на помощь; мы принадлежим к лику тех отцов, пред церковью которых ты молился прошедшею ночью. Когда ты придешь к озеру, то ты увидишь здесь мученика Сосандра, вооруженного, приводящего в страх и прогоняющего воинов, охраняющих озеро; однако тебе не следовало бы вести с собою предателя».

Сказав так, святые сделались невидимыми.

Так и не узнал святой Феодот, кто же был предателем из числа шедших с ним.

Следуя за явившейся лампадой, все подошли к озеру. В это время поднялся гром, засверкала молния, полил сильный дождь, началась страшная буря; воины, стоявшие на берегу озера, весьма устрашившись, бежали оттуда, при этом они устрашились не столько грома, молнии и бури, сколько страшного видения; ибо они видели очень большого мужа, имевшего в руках броню, щит и копье; на голове же у него был шлём; от мужа того исходило кругом яркое сияние. Это был мученик Сосандр. Ужаснувшись такого видения, воины бежали, будучи объяты великим страхом. Между тем вода, находившаяся в озере, была прогнана ветром с одной стороны озера на другую, так что дно озера обнажилось и глазам христиан предстали тела святых мучениц, лежавшие на дне озера. Подойдя к святым мученицам, христиане отрезали серпами верёвки, которыми были привязаны камни к шеям мучениц; потом, взяв честные тела, положили их на колесницы и повезли к храму святых патриархов, где и похоронили с честью. Имена же те мученицы носили следующие: Текуса, Александра, Клавдия, Фаина, Евфрасия, Матрона и Иулия. Пострадали же сии святые девственницы в восемнадцатый день месяца мая.

Утром следующего дня в городе стало известно, что тела святых мучениц были взяты христианами из озера. Узнав об этом, игемон,