sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ » "Кто не приимет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него"


"Кто не приимет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

захотелось поделиться избранными  проповедями А.Шмемана:

тоска по раю действительна заложена вопреки всем понятиям ,хоть сколько бы ни пытался человек отыскать это через научные знания ( "Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам")

"Будьте как дети"

http://s44.radikal.ru/i103/1005/d2/49477571f9ae.jpg
Как простым, обыденным, рассудочным языком говорить о самом важном, о самом непередаваемом в человеке - о его религиозном опыте? В том здесь и все дело, что опыт этот действительно почти непередаваем, что, как только пытаешься излагать его словами, получается совсем не то, получается что-то холодное, тусклое и отвлеченное. И вот почему такими нудными так часто кажутся и все споры о религии. И при этом с обеих сторон так редко в этих спорах договариваются до главного.

Отвечать на эти сомнения простыми ссылками на учение Церкви о себе самой бессмысленно: ведь сомневаются как раз в источнике этого учения; “оправдывать” Церковь фактами из ее истории, из ее жизни тем, кто не верит в нее, еще бесполезнее: тысяче “положительных” примеров можно легко противопоставить тысячу отрицательных.

И не потому ли и в Евангелии сказано: "Будьте как дети" (Мф. 18:3)? - Что это может значить? Ведь вся наша цивилизация направлена на то как раз, чтобы детей сделать взрослыми, такими же умными, рассудочными, прозаическими существами, как мы сами. Не рассчитаны ли все наши доказательства, рассуждения и споры именно на этого взрослого, для кого детство только и всего лишь время роста, подготовки, время изживания именно детства в самих себе?

Но вот, "будьте как дети", - говорит Христос, и еще: "Не мешайте детям приходить ко мне" (Мф. 19:14). И если так сказано, то нам, верующим, незачем стыдиться несомненной детскости, присущей и самой религии, и всякому религиозному опыту.

Не случайно первое, что мы видим, входя в храм, - это образ именно ребенка, образ юной Матери с ребенком на руках, - точно это самое главное в Христе, точно Церковь заботится, чтобы мы не забыли об этом самом первом, самом важном явлении Божественного в мире. Ибо та же Церковь далее утверждает, что Христос - Бог, Мудрость, Мысль, Истина. Но все это сначала, прежде всего, явлено в образе этого ребенка, точно именно это явление - ключ ко всему остальному в религии.

Спросим себя: что же значат, что могут значить эти слова - "будьте как дети"? Вряд ли, во-первых, это значит какое-то искусственное опрощение, отрицание роста, образования, накопления роста, развития, то есть всего того, что мы называем в детстве подготовкой к жизни, умственным, душевным и физическим созреванием. И про самого Христа сказано в Евангелии, что Он "возрастал в премудрости" (Лк. 2:40).

Следовательно, "будьте как дети" никак не означает какого-то инфантилизма, не есть противопоставление детства взрослости; это не означает, что для того, чтобы воспринять религию или религиозный опыт, нужно стать каким-то простачком, или еще грубее - дурачком. Я настаиваю на этом, потому что так говорят, так понимают религию ее враги. Они сводят ее к сказкам, басням и выдумкам, на которые только дети, или же взрослые дети - недоразвившиеся люди, - могут клюнуть.

Но что же тогда означают слова Христа? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала задать другой вопрос, - вопрос не о том, что приобретает человек, становясь взрослым, ибо это ясно и без слов, а о том, что теряет он, выходя из детства. Ибо нет сомнения в том, что он именно теряет что-то, столь единственное и драгоценное, что потом всю жизнь вспоминает о детстве как о потерянном рае, о некоем золотом сне, с концом которого жизнь стала печальнее, пустее, страшнее.

Я думаю, что если бы нужно было определить это что-то одним словом, то слово это было бы "целостность". Ребенок не знает еще этого раскола жизни на прошлое, настоящее и будущее, этого печального опыта утекающего безвозвратно времени. Он весь в настоящем, он весь в полноте того, что сейчас, будь то радость, будь то горе. Он весь в радости, и потому говорят о "детском" смехе и о "детской" улыбке; он весь в горе и отчаянии, и потому говорят о слезах ребенка, потому так легко, так неудержимо он и плачет, и смеется.

Ребенок целостен не только в отношении ко времени, но и ко всей жизни, он отдается весь - всему; он воспринимает мир не рассудочно, не аналитически, не каким-либо одним из своих чувств, а всем своим существом без остатка, - но потому и мир раскрыт ему во всех своих измерениях. Если для него звери говорят, деревья страдают или радуются, солнце улыбается, а пустая спичечная коробочка может чудесно засиять, как автомобиль, или аэроплан, или дом, или что угодно, то это не потому, что он глуп и неразвит, а потому что ему в высшей степени дано и открыто это чувство чудесной глубины и связи всего со всем. Потому что он имеет дар полного слияния с миром и с жизнью, потому что, вырастая, мы действительно безнадежно теряем все это.

Теряем прежде всего вот эту самую целостность. Мир постепенно распадается в нашем уме и сознании на свои составные элементы, но вне этой их глубинной связи между собою все они, все эти элементы, становятся только собой, и, став только собой, становятся ограниченными, плоскими, пустыми и скучными.

Мы начинаем все больше и больше понимать и все меньше и меньше воспринимать, мы начинаем знать обо всем, но уже ни с чем не имеем настоящего общения.

Но ведь эта чудесная связь всего со всем, эта возможность во всем увидеть другое, эта способность к полной самоотдаче и слиянию, это внутреннее открытие, это доверие ко всему - ведь все это и есть суть религиозного опыта, это и есть чувство Божественной глубины, Божественной красоты, Божественной сущности всего, это и есть непосредственный опыт Бога, наполняющий все во всем!

Само слово религия по-латыни означает "связь". Религия не есть одна из частей опыта, не есть одна из областей знания и чувства, религия есть именно связь всего со всем и потому-то последняя правда обо всем. Религия - это глубина вещей и их высота; религия есть свет, льющийся из всего, но потому и все освещающий; религия есть опыт присутствия во всем, за всем и надо всем той, последней реальности, без которой ничто не имеет никакого смысла. Эта целостная Божественная реальность и постигается только целостным восприятием, и вот это-то и значит - "будьте как дети".
К этому и призывает Христос, когда говорит, что "кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него" (Мк. 10:15). Ибо увидеть, захотеть, почувствовать, воспринять Царство Божие - это и значит увидеть эту глубину вещей,

0

2

Вечная детскость Бога
Автор: Протоиерей Александр Шмеман

"Кто не приимет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него" (Мк. 10:15) - эти удивительные слова мы находим в Евангелии. В Евангелии вообще много, часто говорится о детях. "Будьте как дети", "таковых бо есть Царство небесное" (Мф. 19:14) - что это значит? Тот мир, в котором мы живем, та цивилизация, которая определяет все наши взгляды, мысли и вкусы, пожалуй, почти не способна уже услышать эти евангельские слова, поверить им и, я прибавлю, - обрадоваться им. Ибо этот мир, эта цивилизация прежде всего предельно и угрюмо серьезны, и они гордятся этой своей серьезностью.

Недавно, поддавшись этому общему настроению, даже некоторые христиане на Западе стали утверждать, что, поскольку мир, как они говорят, достиг совершеннолетия, поскольку человек стал совершенно взрослым, старая детская религия уже не подходит ему, ее нужно перетолковать и пересказать ему по-взрослому. А это значит, по мысли этих "взрослых" христиан, переложить ее на язык современной науки. Даже религиозно настроенные люди стали стесняться, таким образом, своей детской веры, пытаться приспособлять ее к взрослому, научному мировоззрению нашей цивилизации.

Но, может быть, стоит и нужно прежде всего спросить себя - что означают эти евангельские слова, этот призыв быть как дети, принять Царство Божие как дитя, ибо вряд ли, конечно, они означают принципиальный отказ от развития, знания, роста науки и так далее. В том же Новом Завете мы находим столько призывов именно к возрастанию, желанию достичь полной меры возраста Христова; все христианство есть один сплошной призыв именно расти, развиваться, искать пути совершеннейшего. Поэтому, повторяю, этот призыв Христа быть как дети нельзя никоим образом выдавать за отказ христианства от знания, за его желание сохранить человека примитивным, темным и непросвещенным. И нужно ли снова и снова доказывать, что та самая наука, во имя которой теперь развенчивают веру, религию, христианство, началась в монастырях, что первые университеты были созданы Церковью, что на заре нашей цивилизации практически все просвещение, или как говорили тогда - книжность, вдохновлялось именно религией. Философия, физика, медицина - все вышло из этого христианского вдохновения, вдохновения на познание мира Божьего, вдохновения любви, вдохновения помощи ближнему. Слова "доктор", "магистр", "кандидат" взяты из церковного календаря, ибо первоначально все научные степени давались Церковью.

Поэтому отбросим то легкое, несправедливое и клеветническое толкование, согласно которому быть как дети - это оставаться на принципиально низшей ступени образования и развития и, как результат, путем обмана и при помощи невежества, эксплуатировать этих неразвитых и темных людей.

Но вот, Христос говорит: "Кто не приимет Царства Божьего, как дитя, тот не войдет в него". Он говорит: "Будьте, как дети, таковых бо Царство Небесное". Что же составляет сущность этой детскости? В чем ее вечное, непреходящее значение?

Для правильного ответа на этот вопрос нужно, я думаю, напомнить тот общеизвестный и действительно универсальный факт, что для всех почти людей детство остается именно золотым детством - раем, потеряв который, человек неустанно в воспоминании возвращается к нему, с радостью и с тоской, с любовью и с печалью. Иными словами, теряя детство, человек теряет что-то, чего ему затем всю жизнь болезненно не хватает, о чем он непрестанно жалеет, к чему он все время мысленно возвращается. Что же это такое? А ответить можно одним словом - целостность. Это та таинственная способность, которая позволяет детям, и только детям, нераздельно, всем существом отдаваться как радости, так и горю, благодаря которой ребенок всегда весь целиком во всем, что он делает и к чему он относится.

Вот упала у него из рук игрушка, и, Боже мой, какое горе, как он плачет, как все его существо надрывается безысходным горем. Но вот кто-то поднял и вернул ему эту игрушку, и он держит ее в своих маленьких ручонках, и вот он уже снова весь - радость, и залитое слезами лицо сияет такой полнотой жизни, так благодарно и светло, что все кругом освещено этим светом и ликует этой радостью.

Именно эту целостность теряем мы, уходя из детства. И с этой точки зрения взрослость - это торжество в нас раздвоенности, нецелостности, неспособности уже целиком, без остатка, отдаться ничему; это глубокий, все разъедающий скепсис, это глубочайшее внутреннее недоверие и как их следствие - страх, отравляющий постепенно наше сознание. Посмотрите кругом себя, и вы убедитесь в том, что наш мир, наша цивилизация как раз и построена на этом скепсисе, взаимном недоверии и страхе, имеет в своем сердце эту грустную взрослую раздвоенность.

И вот все христианство есть один сплошной призыв вдруг, со стороны увидеть всю эту взрослую грусть, весь этот безрадостный мир, в котором все время раздваивается, распадается все, в котором все отравлено, все пронизано недоверием, враждой, скукой. "Ищите же прежде всего Царства Божьего..." (Мф. 6:33). И мы спрашиваем, что такое это Царство Божие? - И слышим в ответ: "Радость и мир в Духе Святом" (Рим. 14:17). Что же это за радость и мир, которых, по слову Христа, никто и ничто не может отнять у нас, как не возврат к этой детской способности жить целостно? И все христианское учение - это учение о том, прежде всего, как вернуться к этой целостности, как восстановить ее в себе.

"Кто не примет Царства Божьего, как дитя, тот не войдет в него": кто не полюбит в самой глубине своего сознания, своим сердцем и душой, другого образа жизни, кто затем не начнет медленного и трудного возврата к нему, тот не поймет никогда последней и глубочайшей сущности христианства и не услышит его тайного благовестия.

Для чего тысячу дней и тысячу ночей стоял на камне в лесной гуще в одиночестве Серафим Саровский?Как не для того, чтобы в самом конце этого длинного подвига собирания души, просветления сознания, очищения ума вернуться наконец к подлинной детскости, то есть именно к целостности; как не для того, чтобы снова увидеть Божий мир и в нем каждого человека как брата, как радость, ибо с этими словами: "Радость моя!" - обращался он к каждому приходящему к нему.

Да, мир растет в знании, в технике, в умении, как мы говорим, управлять силами природы; и все это будет ни к чему, все это ни на йоту не улучшит жизни на земле, пока каждый из нас не приимет в самое сердце того, что один великий поэт (П. Клодель) назвал "вечной детскостью Бога".

0

3

Посему, очистившись от всех  зол, приступите как новорожденные младенцы (ибо таковых, сказал Господь, есть Царствие (Лк. 18, 16)), и, питаясь бесхитростным учением, растите в меру полного возраста Христова (Еф. 4, 13). Ибо вы вкусили, то есть чрез упражнение в священных заповедях евангельских вы осязательно узнали, сколь благо это учение. (блж.Феофилакт Болгарский)

0

4

Детское религиозное восприятие существенно отличается от взрослого. Не случайно сказал Господь: если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное (Мф. 18, 3). Эта заповедь, разумеется, не повелевает взрослым «примитивизировать» себя. Апостол Павел говорит: не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни (1 Кор. 14, 20); это значит уподобиться детям в отношении к Богу. Дети способны воспринимать Живого Бога непосредственно, они чувствуют Его всюду: в окружающим их прекрасном и удивительном мире, в детской сиюминутной радости жизни и т.д. Но самым ближайшим образом дети способны ощутить Бога в атмосфере мира и любви, которая окружает их. И тут-то вся «загвоздка»: таковая атмосфера должна быть в семье. Мама и папа должны любить друг друга и своих детей; в семье должен быть мир; родители должны именно этим создавать условия, чтобы не мешать детям воспринимать Бога и духовную сферу жизни. Это делается вовсе не разговорами о Боге на «птичьем языке» (типа: смотри, Боженька-то тебя накажет), а исключительно примером жизни. Если для мамы и папы Христос – не нечто внешнее, не правило, не обязанность посещать храм, не кнут и пряник в попытках духовного воспитания, а самое дорогое, важное и ценное для самих себя, то дети без всяких слов воспримут Христа как Источника мира, добра и любви, которые есть в семье.

Игумен Петр (Мещеринов)

0

5

- Радость – это та энергия, которую Господь дал душе с избытком. Это та энергия, которая в душе неисчерпаема. Душа живая непрерывно питает личность этой радостью.

Стоит солнышку утром посветить – и мы уже радуемся. Стоит птичкам запеть, первым листочкам развернуться в лопнувшей почке, стоит увидеть цветы, улыбки дорогих и любимых людей – и вот уже радость в душе просыпается, если только мы не «наступаем ей на горло».

Поэтому душа в нормальном состоянии стремится к радости непрерывно и постоянно и излучает эту радость.

Радость – это свет души, она из неё льётся по определению, поскольку Бог создал её такой. Бог есть Сам – любовь и благо, поэтому Его богоподобное создание – человек – радостен по своей природе. Это его духовная природа – радоваться.

Но мы себе радоваться не позволяем. Дети себе это позволяют, а вот мы, взрослые, не позволяем, поэтому для нас радоваться – уже задача. Вернуться к радости.

священник Андрей Лоргус.

0

6

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Кор. 11, 31-12,6; Мф. 13, 1-11). "Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное". Детское строение сердца образцовое. Дети, пока не раскрылись в них эгоистические стремления, - пример подражания. У детей что видим? Веру полную, нерассуждающую, послушание беспрекословное, любовь искреннюю, безпопечение и покой под кровом родителей, живость и свежесть жизни, с подвижностью и желанием научаться и совершенствоваться. Но Спаситель особенно означает одно их свойство - смирение: "кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном". Ибо коль скоро есть смирение настоящее, то и все добродетели есть. Оно тогда и является в совершенстве, когда другие добродетели уже расцвели в сердце и приходят в зрелость; оно венец их и покров. Это тайна жизни духовной о Христе Иисусе Господе нашем. Чем кто выше, тем смиреннее, ибо он яснее и осязательнее видит, что не он трудится в преуспеянии, а "благодать, которая в нем"; и это есть "мера возраста исполнения Христова". Ибо главное во Христе Иисусе то, что Он "смирил Себя, послушлив быв даже до смерти".

0

7

Когда враг внушит нам неприязнь к ближнему или за то, что оскорбит он нас, или что обесчестит, или — что оклевещет, или — что заспорит с нами ближний, чтобы сделать ему уступку, или огорчение нечистое начнёт щемить нас, приводя в движение злое воспоминание о том, что сделал нам ближний, чтобы омрачить душу нашу гневом и ненавистью, — когда что-нибудь такое приблизится к душе, поспешим тогда вспомнить слово Господа нашего: Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное (Мф. 18, 3)

Какие же дела свойственны младенцу? — Дитя, если его побьют, плачет, и с радующимися с ним радуется; если побранят его, не гневается, и если похвалят, не возносится; если сочтут друга достойнее его, не ревнует; если возьмут что из принадлежащего ему, не страдает; если оставят ему мало в наследство, не осведомляется, не входит в тяжбу ни с кем, не ненавидит никакого человека; если беден, не печалится, если богат, не высокомудрствует; если видит женщину, не вожделевает её; мечты похотливые или многие заботы не господствуют над ним; никого он не осуждает, ни над кем не властвует; никому не завидует; не говорит самодовольно о том, чего не знает; не смеётся над ближним из-за внешнего вида его; ни с кем не имеет вражды; не притворяется; не ищет почести мира сего; не ищет богатства; не сребролюбствует; не бывает дерзок; не любит спорить; не учит никого, ни о ком не беспокоится; не держит своей воли; не боится ни голода, ни злодеев; не боится ни зверя, ни брани; когда бывают гонения, не смущается.
Таков тот, о ком Господь наш Иисус сказал: если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное.

Преподобный Исаия Отшельник о евангельской фразе: «Будете как дети»
http://vk.com/orthodox_woman

0

8

(Мр. 10, 11-16). С какою любовью отнесся Господь к детям! Да и кто не относится к ним с любовью? Чем дольше кто живет, тем больше любит детей. Видится в них свежесть жизни, чистота и непорочность нрава, которых нельзя не любить. Иным приходит на мысль, смотря на невинность детства полагать, что первородного греха нет, что всякий падает сам, когда приходит в возраст и встречается с противонравственными стремлениями, преодолеть которые, кажется ему, он не в силах. Падает-то всякий сам, а первородный грех все-таки есть. Апостол Павел видит в нас закон греха, противовоюющий закону ума. Этот закон как семя, сначала будто не виден, а потом раскрывается и увлекает. Так рожденные от прокаженных до известного возраста не обнаруживают проказы, потом она раскрывается, и начинает снедать их так же, как и родителей. Где была проказа до времени? Внутри скрывалась. Так и первородный грех до времени скрывается, а потом выходит наружу и делает свое. Окружающая среда много значит и для подавления этого греха и для раскрытия его. Не будь кругом стихий греховных, нечем было бы питаться тому сокрытому греху и он, может быть, сам собою бы иссох: но в том-то горе наше, что кругом всегда бывает много благоприятствующего его питанию. Много греха и в каждом лице и в обществе: но все это не необходимо определяет нас на грех. Грех всегда дело свободы: борись, и не падешь. Падает только тот, кто не хочет бороться. Отчего не хотим бороться? На хотенье и нехотенье нет устава: хочу, потому что хочу; и не хочу, потому что не хочу: самовластие - вот источное начало; дальше его нельзя идти.
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

http://cs308829.userapi.com/v308829796/65b8/Kj2mE72HqaE.jpg

0

9

"Велика была вера в народе, когда он одно возложение Христом рук принял как благословение для приводимых к Нему детей, А ученики не допускали приводящих, думая, что это недостойно Его. Что же Христос? Научая учеников смиренномудрствовать и отвергать мирское надмение, Он принимает и обнимает детей. Сим Он показывает, что приемлет незлобливых; потому и говорит: "ибо таковых есть Царствие Божие". Заметь, не сказал: сих детей "есть Царствие", но "таковых", то есть стяжавших такое же незлобие, какое дети имеют по природе. Ибо дитя не завидует, не помнит зла и, будучи наказуем матерью, не бежит от нее, но хотя бы и рубище она носила, предпочитает ее царице; так и добродетельно живущий предпочитает мать свою, разумею Церковь, всему и не увлекается житейскими наслаждениями. За то Господь и обнимает таких, говоря: "Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные", и благословляет их, говоря: "Приидите благословенные Отца Моего". Царством же Божиим называет здесь проповедь Евангелия и обещание будущих благ. Итак, кто примет проповедь Божественную как дитя, то есть, нисколько не раздумывая и не допуская в себе неверия, тот войдет в Царство Божие и наследует те блага, которые уже приобрел верою."
блж.ФЕофилакт
http://cs308829.userapi.com/v308829796/65c7/F3NSfM8O1NA.jpg

0

10

"«Приносили к Нему детей, чтобы Он прикоснулся к ним». Что значит это прикосновение? Мы знаем, что прикосновением Господа много раз совершались чудеса. Однако здесь не сказано, что дети были больны. Очевидно, родители искали для своих детей через это прикосновение защиты от бед. Чтобы никакое зло не могло прикоснуться к ним. Они верили, что благословение Христово благотворно подействует на их души. И потому принесли детей ко Христу, чтобы Он прикоснулся, зная, что Он может прикоснуться к их сердцам, когда родители еще не могут наставить их. Потому святая Церковь с самого начала совершает крещение маленьких детей и причащает их – ради веры родителей и восприемников. Теперь, когда Христос пребывает в славе на небесах, мы можем приносить к Нему наших детей, зная полноту и вездеприсутствие Его благодати и обетование, данное нам и детям нашим.

Господь восходит ко Кресту. Час, ради которого Он пришел в мир, приближается. Именно в это время приходят к Нему матери со своими детьми. «Ученики же не допускали приносящих». Они знали, что тучи сгущаются над головой их Господа. И они не хотели, чтобы Ему теперь бессмысленно досаждали. Не понимая, что именно в это время для Него было утешением видеть детей рядом с Собой. Мы знаем, с какой исключительной заботой и любовью Христос относился к детям, а дети – к Нему. Когда Он родился в мир, тысячи Вифлеемских младенцев, как Его телохранители, по выражению святителя Филарета Московского, жизнь свою положили, чтобы спасти Его от меча Ирода. И вместе с ангелами Рождественской ночи сподобились воспеть: «Слава в вышних Богу». Христос решительно вмешивается – Он не может допустить, чтобы Его ученики отгоняли детей. «Увидев то, Иисус вознегодовал». Христос очень гневается на Своих учеников, если они препятствуют кому-то приходить к Нему. «Пустите детей приходить ко Мне». Те, кого мир не принимает в расчет, первыми входят в Царство Божие.

Во все времена мы должны помнить о пении «осанна» младенцев и грудных детей при входе Господа в Иерусалим. Господь пришел, чтобы установить Царство Божие среди людей, и возвестил, что это Царство принадлежит детям. И у всех, кого Христос благословляет, должно быть по-детски доверчивое сердце. «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него». Это значит, у нас должно быть такое же отношение ко Христу и Его благодати, какое имеют маленькие дети к родителям, няням и учителям. Мы должны быть любознательными по отношению к духовному как дети, учиться как дети и верить как дети тому, что нам Церковь преподает. Ум ребенка – чистая бумага, на ней можно писать что угодно. И таким же должен быть наш ум по отношению к тому, что хочет написать на нем Святой Дух. Дети исполнены доверия. Ребенок не ждет плохого ни от кого. Он может подружиться с любым незнакомцем. Он не научился еще подозревать мир во зле. Он верит в лучшее в других. Мы знаем, как опасно это может быть для него, особенно в сегодняшнем мире, и потому должны сознавать, насколько велика наша ответственность за детей. Дети незлопамятны. Как часто родители бывают несправедливы к своим детям, но дети зла не помнят. Так что им даже не нужно прощать. «Прощайте, и простится вам» – таков путь в Царство Небесное. Дети подчиняются власти, и такими же должны быть мы. Маленькие дети полностью зависят от попечения и мудрости своих родителей, их носят на руках, они принимают то, что им дают. И так же мы должны принимать Царство Божие, со смиренным преданием себя Христу и радостной зависимостью от Него. Мы должны возлюбить чистое словесное молоко, и узнать, что нас как маленьких детей из ложечки, постоянно питает Своей Пречистым Телом и Кровью Господь.

Он принял детей и дал им все, что нужно. «И, обняв их, возложил руки на них и благословил их». Его просили, чтобы Он прикоснулся к ним, а Он сделал большее. Он обнял их, а в одной из древних рукописей сказано «взял их на руки». Мы знаем это изображение в катакомбах Спасителя, прижимающего агнцев к Своей груди. Есть овцы, и есть агнцы. Было время, когда Сам Христос был носим на руках праведного старца Симеона. Теперь Он берет этих детей, не жалуясь на тяжесть ноши, но радуясь ей. Он «возложил руки на них и благословил их». Блаженны дети, чья жизнь определяется этим Господним благословением."
Протоиерей Александр Шаргунов
http://cs308829.userapi.com/v308829796/65cf/hwgUFx2iBT4.jpg

0

11

«Кто больше в Царстве Небесном?» – спрашивают ученики. До этого Христос говорил о Предтече, что он – больший из рожденных женами, но малейший в Царстве Небесном – больше его. И вопрос учеников, очевидно, следует понимать так: в чем заключается величие человека?

Господь отвечает им, призвав дитя и поставив его посреди них. В Царство Небесное может войти только тот, кто обратится и станет как дитя. Большие в Царстве Небесном должны уподобляться детям. Однако Господь не говорит, что человек должен просто стать как дитя. Но – обратиться, и стать как дитя. Нам приоткрывается тайна молитвы Господней «Отче наш», которая является и нашей главной молитвой. «Если мы не научимся говорить: «Авва Отче», – предупреждают нас наши святые, – мы не сможем войти в Царство Божие».

Обратиться значит изменить направление нашей жизни. Мы шли нашим собственным путем, но в ответ на зов Его благодати повернулись в противоположную сторону, и идем Его путем. Это означает полную перемену нашей жизни – умственную, душевную, нравственную, а также – новые наши отношения друг с другом. Христос называет это новым рождением, новым началом (Ин. 3, 3–5), и только так мы можем стать причастниками Его Царства. Покаяться значит возвратиться к Богу Отцу как блудный сын и открыться Ему с детским смирением для принятия от Него нового дара сыновства. Обратиться – это не значит просто перевернуть новую страницу жизни, стараться стать лучше, начать соблюдать все установления церковные, и даже вместе со всеми причащаться. Но это значит обратиться к Самому Богу, встретить Его во Христе, узнать Его как Спасителя и Господа своего, установить с Ним вечные отношения смирения и любви. «Кто больше в Царстве Небесном?» «Жизнь, которая была эгоцентричной, – говорят святые отцы, – у идущих в Небесное Царство становится христоцентричной».

Протоиерей Александр Шаргунов

0

12

ВОПРОС - ОТВЕТ
Отвечает отец Михаил Гапоненко (Ростов-на-Дону)
- Здравствуйте, Батюшка! Давно не даёт покоя один вопрос. Иисус Христос говорил:"Будьте невинны, как дети." Но тогда почему, если дети безгрешны, им нередко ниспосланы очень тяжёлые болезни. За что? Спаси Вас Господи.
_____________
"Будьте невинны как дети" - Господь таких слов никогда не говорил. Старайтесь быть осторожнее со Словом Божиим - прежде чем рассуждать, нужно открыть Библию и посмотреть, как там написано. А написано там вот как: "Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное"(Мф.18:3). И нет никаких даже намеков на безгрешность детей. Речь идет о детской сердечной простоте, которую необходимо иметь всякому, кто ищет спасения. Допустив маленькую ошибку можно полностью исказить Слово Божие, а это очень опасно.
А о болезнях нам правильнее было бы задавать вопрос не "за что?", а "для чего?".
vk.com/topic-25505827_25833175

0

13

Сегодня на Литургии читали замечательное Слово: «Братия, мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал…» (Рим.15:1-3).
А вот как Слово Божие отзывается в сердцах наших детей – как рефлексию на услышанное получил на Литургии от одной из своих самых маленьких прихожанок такую вот записку.
Это самая лучшая и дорогая мне записка за 22 года моего священнослужения!!!
Воистину, «…пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие» (Мар.10:14).
Влада, я тебя люблю!

Архимандрит Тихон Кульбака

http://cs320428.vk.me/v320428146/364e/jhj6d8yyurQ.jpg

0

14

***
Не благ земных, а благодати
Дай, Боже, мне в дурные дни
И сердце малого дитяти
Верни мне, Господи, верни!

Я стал расчетливым с годами,
А был открытым и простым,
И темное познанья пламя
Гудит во мне, вздымая дым.

Все дальше ухожу от детства,
Все больше хитростью ума
Я подменяю зренье сердца
И мню, что расступилась тьма.

Мню, что узрел и высь, и дали,
Но Ты промолвил в тишине:
“Свет, что в тебе, – вглядись, – не тьма ли?”
Вгляделся я, и – страшно мне.

Ты молвил: “Все открыто в Боге,
И тайных посвящений нет,
И в царствие Мое дороги
Доступны всем, в ком зреет свет.

Все средостенья, все преграды
Преодолимы. Но в груди
Иметь дитяти сердце надо,
Чтоб в Царство Божие войти”.

Так дай же, дай мне благодати,
О Господи, в дурные дни,
Мне сердце малого дитяти –
Незамутненное – верни!..

ЛЕВ БОЛЕСЛАВСКИЙ.

0

15

Есть у Бориса Ганаго книга "Будем как дети". Этот замечательный рассказ оттуда:

Таня замечательная девочка, но и она иногда ябедничает на брата. Конечно, с чисто воспитательными целями:
— А Серёжа опять мультик смотрел.
— Ну и что!? Мне папа разрешил.
— Да, — подтвердил Игорь Петрович. — «Снежную королеву». Ничего в этом плохого не вижу. Пусть смотрит.
— В который уже раз, — не унималась Таня, за что и получила от брата:
— А Танька в который раз ябедничает!
— О тебе же забочусь. Лучше бы книжку почитал. Книги развивают. А мультик смотреть каждый дурачок может.
— Да читал я её. Мультик интересней. Посмотрел — и всё ясно.
— Ясно, говоришь? — Дедушка испытующе посмотрел на внука. — Объясни-ка нам, если ты такой понимающий — почему Кай дал себя увезти в ледяной дворец?. Ведь он, помнится, собирался поджарить Снежную королеву на печке.
— Не поджарить, дедушка, а растопить, — поправила Таня.
— Вот-вот: растопить. Так как же его похитили? Куда его храбрость девалась?
— Он перепугался. Закричал, — восстанавливал в памяти события Серёжа. Сестра подтвердила:
— В книжке так и написано: он кричал, а никто его не слышал.
— Так и написано? — хитро прищурился дедушка. — Что-то мне захотелось проверить — так ли? Дай-ка мне сказки Андерсена. Да не ту большую книжку, а эту, которая рядом — поменьше.
— Но я ту читала.
— А теперь мы во вторую заглянем. Впрочем давай и ту, и другую.
— Зачем? — удивился Серёжа, — Сказка-то одна и та же.
— Не совсем одна. Если начать сравнивать, получается, что они совсем разные, — дедушка указал внучке на нужное место в большой книге. — Вот, почитай.
— «Кай громко закричал — никто не услышал его. Снег валил, санки мчались, ныряя в сугробах, прыгая через изгороди и канавы. Кай весь дрожал». Как я и говорила.
— А теперь почитай здесь, — показал дедушка Серёже в другой книге.
— «Весь дрожа, Кай старался прочесть „Отче наш", но в уме у него вертелась только таблица умножения».
Бабушка закивала головой:
— Теперь у многих в голове вертится только таблица умножения: цены, прибыли, проценты. Как в калькуляторе. Вертится, вертится, а в это время замерзают сердца...
— А почему Снежная королева выбрала именно Кая, а не Герду, чтобы увезти с собой? — обратился дедушка к внуку, которому всё было ясно в сказке.
— Потому что осколок дьявольского зеркала уже попал в его глаз, и всё доброе казалось ему злым, а красивое — безобразным.
С этим объяснением была согласна и Таня:
— Он даже Герде сказал, что она некрасивая, и цветы назвал гадкими. Сорвал розу, бросил. Герда пыталась его остановить, крикнула: «Кай, что ты делаешь!», а он сорвал ещё одну и убежал.
В «расследовании» захотелось поучаствовать и маме:
— Потом возомнил, что он уже взрослый. Картинки, те картинки, которые они всегда с удовольствием смотрели, Кай счёл годными лишь для грудных младенцев. Когда же бабушка что-нибудь рассказывала, а она была, как и наша, верующей, и всегда рассказывала только хорошее, что делал Кай?
— Он придирался к каждому слову, — вспоминал Серёжа, — передразнивал и её, и соседей.
— И даже саму Герду, которая любила его всей душой, — с обидой на Кая напомнила девочка.
Дедушка продолжал:
— Этот мир стал казаться ему безобразным. Он рвал и бросал цветы, всех передразнивал, не слушал слов бабушки, забыл «Отче наш». Кай захотел, чтобы снежинки, которые ему нравились больше, чем окружающая его красота, не таяли, то есть внутренне он уже был готов оказаться в ледяном дворце. Снежная королева и раньше манила его к себе. А почему не была похищена Герда? Чем она любила заниматься?
— Она любила цветы, рассматривала картинки, пела, — легко справилась с вопросом Таня.
— Что она пела?
Таня безуспешно пыталась вспомнить:
— Не знаю. В книге ничего не сказано.
— Смотря в каком издании. Почитай-ка сначала эту, — дедушка передал раскрытую книгу внуку, который прочёл:
— «Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели на солнечное сияние».
— Какая идиллия! — с иронией воскликнул папа, но дедушка, словно не заметив, подал другую книжку внучке:
— Почитай теперь, что сказано здесь. Таня с удивлением заново открывала для себя старую сказку:
— «В то лето розы цвели особенно пышно. Девочка выучила псалом, в котором упоминалось о розах, и, напевая его, она думала про них. Девочка пела псалом мальчику, а он подпевал ей:
Розы цветут... Красота, красота! Скоро увидим Младенца Христа.
Взявшись за руки, дети пели, целовали розы, смотрели на солнечные блики и разговаривали с ними, — ив этом сиянии им чудился Сам Младенец Христос».
— Но в той книге про Христа ничего нет! — не понимал Серёжа. — Почему так?
— Кто-то хотел заморозить наши сердца, чтобы и мы видели мир перевёрнутым и безобразным, — спокойно объяснила бабушка.
— А почему в другой книге про Христа написано? — всё равно не понимал Серёжа.
— Потому что в ней напечатано так, как написал сам великий сказочник.
— Но здесь написано, что и Кай пел вместе с Гердой про Младенца, и ему тоже в солнечном сиянии чудился Христос, — обнаружил папа, заглянув в книгу. — Почему же всё-таки именно его похитила Снежная королева?
Вместо ответа дедушка задал новый вопрос:
— А что сказал Кай, когда Герда спросила, не может ли Снежная королева ворваться к ним?
— Он сказал: «Пусть приходит, я...» Дедушка даже перебил Таню:
— Значит он пригласил её?
— Нет, — воскресил в памяти события Серёжа. — Он сказал, что растопит её на печке.
— Он сам?
—Да.
— Значит, он понадеялся на себя?
— Ну да, на кого же ещё?
— Выходит, он бросил ей вызов? Пригласил повелительницу снежных бурь с ним сразиться?
Серёже ничего не оставалось делать, как согласиться с дедушкой:
— Выходит, так.
Дедушка был очень доволен ответом.
— Чем это закончилось, мы помним.
— Он со страха... — что-то хотел сказать Серёжа, но вместо него досказала сестрёнка:
— «Отче наш» забыл!
— Тут бы каждый забыл, — заметил папа, но бабушка не согласилась с ним:
— Не говори за всех. Некоторые, наоборот, в беде Бога вспоминают.
Дедушка продолжал расспросы:
— А как это получилось, что маленькая девочка без рукавичек и даже без башмачков в трескучий мороз одолела многочисленные войска Снежной королевы? Помните: «Неистовые хлопья, громадные-прегромадные, напоминали страшилищ — ощетинившихся ежей, змей с вытянутыми шеями, взъерошенных медвежат». Как ей, маленькой беспомощной девочке, удалось их победить?
— Своей любовью, — предположила Таня.
— Своей верой в победу, — уверенно заявил Серёжа.
— Она растопила их своим горячим сердцем, — не осталась в стороне мама.
— А что по этому поводу думает папа?
— В сказках всё возможно. Победила дружба. А как — не сказано.
— В том-то и дело, что сказано, — с горечью проговорил дедушка. — Правда, не в тех изданиях, которые выходили миллионными тиражами в нашей стране. Послушаем, что же на самом деле произошло.
Бабушка поправила очки:
— «Герда принялась читать „Отче наш". Было так холодно, что её дыхание мгновенно превращалось в густой туман. Туман этот сгущался и сгущался, но вот в нём стали возникать маленькие светлые ангелочки, которые, ступив на землю, вырастали и превращались в больших ангелов, увенчанных шлемами, вооружённых копьями и щитами. Их становилось всё больше и больше и, когда Герда дочитала молитву, её окружал уже целый легион ангелов. Ангелы пронзали снежных страшилищ копьями, и хлопья рассыпались на тысячи снежинок.
Теперь Герда могла смело идти вперёд: ангелы погладили девочке руки и ноги, и ей стало теплее. Наконец она добралась до чертогов Снежной королевы».
— Как интересно! — воскликнула Таня.
— Нормально, — попытался пробасить Серёжа.
— Это же совсем другое дело! — прошептала поражённая услышанным мама.
— Это ещё не всё. Андерсен предупреждал: «Вот дойдём до конца нашей сказки, тогда будем знать больше, чем теперь». Помните, что было в начале?
— Там про тролля было, — напомнил Серёжа.
— Да. Послушаем. Почитай, сынок, — дедушка выбрал удобный момент.
Папа, чтобы не выглядеть белой вороной, стал читать:
— «Жил-был тролль, злой-презлой — сущий дьявол! Как-то раз он был в особенно хорошем настроении, потому что смастерил зеркало, отражаясь в котором всё доброе и прекрасное исчезало, а плохое и безобразное, напротив, бросалось в глаза и выглядело ещё отвратительней... Лучшие из людей казались уродами, или же чудилось, будто эти люди стоят вверх ногами. Лица в этом зеркале искажалась до того, что их нельзя было узнать».
Бабушка решила сопоставить старую сказку с нашей действительностью:
— Так и нам подсунули кривое зеркало и внушили, что наш предок — обезьяна. Тогда мы и стали вести себя, как и подобает потомкам гориллы. Образ Божий, искра Божия в человеке растаптывались. Всё было перевёрнуто вверх ногами.
Тут книгу взял в руки дедушка:
— «Тролль не мог удержаться от хохота, так он радовался своей выдумке. Ученики тролля рассказывали о зеркале, как о каком-то чуде. Только теперь, — говорили они, — можно видеть людей, да и весь мир такими, какие они есть на самом деле!»
— Какой обман! — простосердечно возмутилась бабушка.
— Ну, вы совсем как маленькая: верите в сказки, — улыбнулся папа.
— А как не верить, если эти сказки у нас в жизнь превратились?! Почти вся страна стала безбожной, — бабушка потянулась за книгой. — Дайте-ка я почитаю про учеников тролля: «И вот они принялись носиться по свету с этим зеркалом; и скоро не осталось ни страны, ни человека, которых оно не отразило бы в искажённом свете. Напоследок ученикам тролля захотелось добраться и до неба».
В этом месте дедушка попросил обратить особое внимание:
— Далее идут слова, которые были вычеркнуты из миллионов книг. Читай, читай дальше, — попросил он бабушку.
— «Напоследок ученикам тролля захотелось добраться до неба, чтобы посмеяться над ангелами и Господом Богом. И чем выше они поднимались, тем сильнее кривлялось и корчилось зеркало — трудно было удерживать его в руках. Всё выше и выше, всё ближе к Богу и ангелам летели ученики тролля, но вдруг зеркало так перекосилось и задрожало, что вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось вдребезги. Разбилось оно на миллионы, биллионы, несметное множество осколков». Дальше вы помните: «Другим людям осколки проникали прямо в сердце, — и это было хуже всего: сердце тогда превращалось в кусок льда». А ледяное сердце, дорогие мои внуки, не способно ни веровать в Бога, ни любить.
— Как же Герде удалось растопить замёрзшее сердце Кая? Он же и дом свой забыл, и «Отче наш», то есть Бога, и Герду, — вновь обратился к слушателям дедушка. — Душа его оказалась в ледяном плену. Помните, как это было? — спросил дедушка.
Вместо ответа Таня прочитала:
— «Он сидел на одном месте, такой бледный, неподвижный, словно неживой. Можно было подумать, что он замёрз. В это-то время в огромные ворота, в которые вечно дули буйные ветры, входила Герда. И перед нею ветры улеглись, точно заснули».
— И опять упущено главное! — возмутился дедушка и дал маме другую книгу.
Елена Сергеевна неторопливо произносила каждое слово, давая всем время представить царство Снежной королевы:
— «А Герда тем временем входила в огромные ворота, где её встретили вечно воющие свирепые ветры».
— Значит ветры не улеглись, а свирепо дули ей навстречу, — проявил наблюдательность Серёжа.
— Да, — согласилась мама и продолжала ещё медленнее:
— «Она прочитала вечернюю молитву, и ветры улеглись, словно заснули».
— Улеглись после молитвы!— радостно закричала Таня.
Мама улыбнулась ей и продолжала:
— «Потом она вступила в огромный пустынный зал и увидела Кая. Герда сразу узнала его и бросилась ему на шею, крепко обняли и воскликнула: «Кай, милый Кай! Наконец-то я тебя нашла!»
— Кай узнал её? — вновь спросил дедушка внучку.
— Нет.
Мама продолжила чтение:
— «Он сидел такой же неподвижный и холодный. Тогда Герда заплакала; горячие слезы её упали Каю на грудь, проникли ему в сердце, растопили ледяную кору и расплавили осколок. Кай взглянул на Герду и вдруг залился слезами и плакал так сильно, что осколок вытек из его глаза вместе со слезами. Тогда он узнал Герду и обрадовался».
— Всё понятно, — поспешно согласился папа. — Её сердечная теплота согрела его, и он оттаял.
— А теперь почитаем здесь. — Дедушка указал Елене Сергеевне место на странице.
Мама с интересом взяла книгу:
— «Горячие слезы её упали Каю на грудь, проникли ему в сердце, растопили ледяную кору, и осколок растаял. Кай взглянул на Герду, а она запела:
Розы цветут... Красота, красота! Скоро увидим Младенца Христа.
— И вот тут-то... — прошептал дедушка. Все замерли, а мама, чётко произнося каждое слово, прочла:
— «Кай вдруг разрыдался, и рыдал так бурно, что осколок выпал у него из глаз, — его смыли слезы. И вот он узнал Герду и так обрадовался!»
— После песни, — радостно догадалась Таня, — они же её вместе пели.
Мама взволнованно дочитала: «Герда! Милая Герда! Где же это ты была так долго? Где был я сам?»
— И завершается сказка не просто возвращением домой, — обратила внимание бабушка. — Забывая о ледяной стране, они идут и несут с собой что-то удивительное. Там, где они прошли, расцветали цветы и зеленели травы. А на солнышке сидела бабушка и читала Евангелие: «Если не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное». Так Кай из царства холода и льда вновь вернулся в мир красоты и света.
Таня, вникая в каждое слово, повторила:
Розы цветут... Красота, красота! Скоро увидим Младенца Христа!
— Христос и есть радость, мир, сердечное тепло, жизнь и любовь, — подтвердил дедушка. — К этой встрече привела их вера. А безверие рождает мрак, холод и духовную смерть. Все несчастья, беды, пороки, войны и преступность — от атеизма.
— А что такое «атеизм»? — спросила Таня. Ей ответил папа:
— Слово «тео» означает Бог. Буква «а» — означает «нет». Если их сложить вместе, то и получится атеизм, то есть — «нет Бога».
Бабушка перекрестилась:
— Господи, помилуй! Царь Давид ещё за 1000 лет до Рождества Христова назвал безбожника безумным!
Печально кивнув, дедушка тихо произнёс:
— Безумие вошло в мир оттого, что человек отрёкся от своего Небесного Отца. Безбожие, секты, расколы, лжецеркви — всё отсюда. Христос сказал: «Я создам Церковь Свою, и врата адовы не одолеют её». Но Его противник пытается какого-нибудь другого бога придумать, какую-нибудь другую веру, другую церковь... Всё это страшные грехи против первой заповеди. Только одной держитесь веры, детки, той, что оставил нам, обливаясь Своей кровью, Христос. Он сказал: «Многие придут под именем Моим». Вот и приходят. Упаси вас Боже — изменить Христу. Всё внутри вас оледенеет, как у Кая. Будем жить по первой заповеди, которую дал Сам Создатель. Помните её?
— Конечно, — ответила Таня. — Кто же её не знает:
Я — Господь Бог твой, да не будут у тебя другие боги, кроме Меня.

http://cs7009.vk.me/c624926/v624926206/18fc4/h6TRhSC0QrM.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ » "Кто не приимет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него"