Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » ДИВЕН ГОСПОДЬ ВО СВЯТЫХ СВОИХ (жития ) » ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Май)


ЖИТИЯ СВЯТЫХ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА (Май)

Сообщений 31 страница 60 из 81

31

......................продолжение от 14 мая

Прмч. Ваты Персянина (IV)
Святой мученик Вата происходил из Персии. Предки его были христиане, и сам он был воспитан в христианской вере. Достигши тридцатилетнего возраста, он оставил отца, мать, жену и детей, имущество свое раздал бедным и, ушедши из родительского дома, принял иночество. Усердно подвизаясь в иноческой жизни, он пожелал окончить жизнь свою мученическою смертью. В то время воздвигнуто было на христиан гонение1, и когда все иноки из той обители, где подвизался святой, разбежались, он один остался в ней. Вскоре он был схвачен и отдан на суд правителю города Низибии2. Последний стал принуждать его отречься от Христа и поклониться солнцу и огню3, но святой не послушался его и дерзновенно исповедал Христа истинным Богом. За это ему связали руки так, что от сильного напряжения они вышли из плечевых суставов. После сего святого стали влачить по земле и при этом били его по всему телу. Святой мученик после всех этих истязаний скончался за веру во Христа, будучи усечен мечом.4
________________________________________________________________________
1 Здесь разумеется гонение на христиан, воздвигнутое в Персии царем Сапором II, царствовавшим с 310 до 381 г.
2 Низибия - древнейший город, расположенный в древней Месопотамии, в северной части ее, близ границ Армении.
3 Персы боготворили солнце под образом верховного божества Митры, а также поклонялись огню.
4 Кончина святого мученика последовала около 364 г.

Сщмч. Макария, митр. Киевского (1497).
http://s58.radikal.ru/i160/1005/27/4f19a6da574c.jpg

Священномученик Макарий, митрополит Киевский, до избрания на кафедру Киевской митрополии был архимандритом Свято-Троицкого монастыря в г. Вильне. В 1495 г. он в сане архимандрита, но уже нареченный митрополитом Киевским, присутствовал при венчании великого князя литовского Александра с дочерью великого князя московского Иоанна Васильевича, Еленой. Вопреки желанию Иоанна III таинство брака было совершено не архимандритом Макарием, а сначала Виленским епископом Войцехом Табором, а затем духовником княгини Елены придворным священником Фомой.

В 1495 г. после смерти Киевского митрополита Ионы Глезны совершилось рукоположение архимандрита Макария в сан митрополита собором русских архиереев: Вассиана, епископа Владимирского, Луки Полоцкого, Вассиана Туровского и Ионы Луцкого. Для получения благословения на управление митрополией к константинопольскому патриарху Нифонту были посланы старец Дионисий и инок Герман. В 1496 году патриарх прислал великому князю, княгине и митрополиту Макарию благословенные листы.

Киев в то время был полуразрушен и жить в нем было небезопасно вследствие постоянных набегов крымских и ногайских татар. Поэтому митрополит Макарий, подобно своим предшественникам, жил в Вильне, где отстаивал Православие, активно действуя против католиков. Много скорбей, трудов и забот принял на себя митрополит Макарий.

В 1497 году он решил посетить Киевскую кафедру, особенно пострадавшую от нашествия татар. Послушный пастырскому долгу, митрополит Макарий смело двинулся в путь, несмотря на грозившую опасность нападения со стороны татар. И вот, как повествует летописец, 1 мая 1497 года, на шестой неделе после великого дня Пасхи, в понедельник, безбожные перекопские татары убили преосвященного митрополита Киевского и всея Руси Макария. Произошло это в селе Стригалове, на реке Вжище, недалеко от Мозыря. Спутников его — одних убили, а других увели в плен. Много зла причинили татары и окрестным жителям.

Господь, заповедавший не бояться убивающих тело, прославил Своего верного служителя нетлением его тела. Оно было привезено в Киев и положено в соборном храме Святой Софии, где прославилось чудесами в 1625 и 1634 гг. Неоднократно возжигались чудным образом свечи перед иконостасом в соборе, где почивал святитель, а от гробницы его исходил свет и огонь.

Память его совершалась прежде в день тезоименитства (18/31 января), но с 1827 года перенесена на день его кончины. В этот день мощи его обносились вокруг Софийского собора при пении тропаря святому.

Ныне святые мощи священномученика Макария покоятся в Киеве во Владимирском кафедральном соборе.

Прп. Герасима Болдинского (1554).
http://s005.radikal.ru/i209/1005/9a/a871876243c6.jpg

Преподобный Герасим Болдинский, в миру Григорий, родился в 1490 г. в Переяславле Залесском. В раннем детстве он часто посещал храм Божий. Узнав о святой жизни прп. Даниила Переяславского, 13-летний Григорий со слезами просил старца принять его к себе в Горицкий монастырь. Преподобный принял мальчика послушником и в скором времени постриг с именем Герасим. Новоначальный инок ревностно совершал подвиги поста и молитвы, усердно помогал старцу в построении храмов и келлий и служил бедной братии своим ремеслом — он был сапожником. Вскоре о нем, как о строгом подвижнике, стало известно в Москве. Вместе со своим учителем он был вызван в столицу, где встречался с царем.

Земная слава тяготила подвижника и, после 26-летнего пребывания под руководством преподобного Даниила, святой Герасим, получив благословение старца на отшельничество, поселился недалеко от города Дорогобужа в Смоленской земле, в диком лесу, населенном змеями и зверями. Святой много раз подвергался нападениям разбойников, но кротко и терпеливо сносил все обиды и молился за обидчиков. Для пропитания своего он повесил кузовок на дереве у дороги: проходившие клали туда куски хлеба, но и эти куски иногда отбирали другие бедняки, за что преподобный только благодарил Бога. Впоследствии явился у него сторож его кусочков — ворон; если недобрый человек подходил к кузовку, ворон поднимал крик и, летая, бил крыльями по лицу нежеланного посетителя, а хищным зверям даже выклевывал глаза и обращал их в бегство.

По особому ведению он перешел на Болдину гору, где у источника стоял огромный дуб. Местные жители избили его палками и хотели утопить, но, убоявшись ответственности перед начальством, наклеветали на него наместнику Дорогобужа и подкупили сего наместника прогнать старца. Наместник хотел уже посадить Герасима в тюрьму, как бродягу. Преподобный Герасим терпеливо переносил издевательства, молчал и молился. И в это время к наместнику прибыл царский посланник из Москвы. Увидев святого Герасима, он поклонился и попросил у него благословения, так как ранее видел святого вместе с преподобным Даниилом у царя. Наместник испугался, тотчас же просил прощения у старца, обещал ограждать его от нападений и даже пожертвовал ему на устройство обители. С этих пор св. Герасим стал принимать к себе желающих иноческого подвига, и собрались к нему братия.

Тогда, испросив в Москве позволения на устройство обители, он, как сам говорил в завещании братии, «в пустыне сей, зовемой Болдино, в нейже разбойницы живяху, в Дорогобужском уезде, в лето от Рождества Христова 1528 года, Божиим изволением и помощию создах обитель сию, общежительный монастырь». А в 1530 году воздвиг храм во имя Святой Троицы и построил келлии для собравшейся братии.

Кроме Болдина монастыря прп. Герасим основал еще в городе Вязьме в 1553 г. монастырь во имя Иоанна Предтечи и поставил в ней игуменом одного из учеников своих Симеона.

Затем в брянском лесу на реке Жиздре основал третью обитель в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Игуменом обители был поставлен ученик прп. Герасима Петр Коростелев. За девять лет до кончины преподобный устроил еще один монастырь, четвертый, близ Дорогобужа, во имя Рождества Богородицы. В Болдиной обители под конец жизни преподобного было до 140 братий.
http://s15.radikal.ru/i189/1005/d0/f5a98e4b7fd2.jpgРака с мощами прп. Герасима Болдинского
Перед кончиной прп. Герасим призвал к себе игуменов и иноков основанных им монастырей, рассказал им о своей жизни и дал последние наставления. Этот устный рассказ святого был включен в его житие, составленное по прошению соборных старцев святителем Антонием. Преставился прп. Герасим 1 мая 1554 года на 65-м году жизни. Мощи его почивают под спудом в соборной церкви Троицкого Болдина монастыря, в 15 верстах от Дорогобужа.

Тропарь, глас 4

Божественною любовию от юности своея распаляем, Преподобне, мир и вся яже в мире оставил еси, в пустыню вселился един. И в ней собрал еси ученик множество на Божие славословие, в молитвах и в посте и в трудах своих обителях добре подвизался во временней жизни. И ныне не остави посещая чад своих, Отче Герасиме, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2

Яко преобидев тленная и долу влекущее мудрование, весь Христов быв и Того честный крест на рамо взем, последовал Ему невозвратно, в молитвах и постех бых, делех же и злостраданиях, образ быв своим учеником: но яко имея дерзновение ко Святей Троице, молися, блаженне, яко да святое успение твое празднующе вопием: радуйся преподобие Герасиме, отче наш.

Прмчч. Афонских Евфимия (1814), Игнатия (1814) и Акакия (1816).
Девятилетним ребенком Акакий был отдан в научение одному башмачнику, ежедневно бившему его. Желая освободиться от видимого тирана, мальчик впал в когти тирана невидимого — человекоубийцы-диавола. Ослабленный частыми побоями, он был утешен двумя женщинами-оттоманками. Их коварное милосердие привело — увы! к отречению потерявшего и силу воли, и терпение мальчика от Христа. Следующие девять лет жизни он провел в богатом доме во всяком довольстве и роскоши, но, достигши восемнадцатилетнего возраста ушел в Солунь и оставил мусульманскую веру. Благословляя его удалиться на Святой Афон, мать его сказала ему: «Так как ты произвольно отрекся Иисуса Христа, так точно с дерзновением должен исповедать Его пред турками». Благочестивая мать не жалела тела сына, чтобы спасти душу его. Он и сам желал того же. Подвизаясь в Хиландарском и Иверском монастырях, он узнал о недавно пострадавших Евфимии и Игнатии. Он желал стать подобным им. И пришло его время. Одевшись в турецкие одежды, Святой пришел в Оттоманскую Порту, вошел на крыльцо судилища и исповедал Христа истинного Бога, а Магомета проклял, сорвал с головы зеленую повязку и при всех истоптал ее ногами. Преподобномученик был обезглавлен, а праведная душа его отлетела в обитель Небесного Отца. Святые главы преподобномучеников Евфимия, Игнатия и Акакия находятся ныне в русской на Афоне обители святого великомученика Пантелеймона.

ИГНАТИЙ

[Афонский, К-польский, Новый, Старозагорский] (в миру Иван; † 8.10.1814, К-поль), прмч. (пам. см. ниже), мон. Род. в г. Стара-Загора и, вероятно, был болгарином по происхождению. В кон. ХVIII в. его родители, Георгий и Мария, переехали в Пловдив (греч. Филиппополь). С детства Иван отличался благочестием и 6 лет прожил в Рильском мон-ре в послушании у своенравного старца. Согласно болг. версии Жития, Иван в мон-ре жил у дяди (брата отца или матери), иером. Игнатия (Калпакчиева), бывш. разбойника, к-рый раскаялся и стал монахом (Жития на бълг. светии. 1974. С. 171). Иван вернулся в Пловдив, когда турки набирали людей в армию для подавления бунта в Сербии. Его отец отказался воевать с братьями по вере, за что был жестоко убит, а мать и 2 сестер насильно обратили в мусульманство. Узнав об этих событиях, Иван спрятался у благочестивой старицы. Сестры выдали его туркам, но Ивану удалось скрыться. Нек-рое время Иван пробыл в Бухаресте, а затем направился на Св. Гору и в Шумене встретил знакомого по Бухаресту Елевферия, к-рый перешел в ислам. Отречение друга расстроило Ивана. По дороге он был схвачен турками и от страха тоже дал обещание перейти в мусульманство. На Афоне он посетил разные мон-ри, нек-рое время прожил в скиту св. прав. Анны, затем перешел в скит Иверского мон-ря во имя св. Иоанна Предтечи, где его наставниками были духовник Никифор и старец Акакий. Узнав о мученической кончине в Фессалонике прмч. Давида († 1813) и друга Елевферия, принявшего монашество с именем Евфимий (см. Евфимий Новый из Димицаны; † 22 марта 1814), Иван решил пострадать за Христа и тем искупить грех малодушия. Старец Акакий постриг его в монахи с именем Игнатий (в болг. версии высказано предположение, что имя было дано в честь дяди - см.: Там же. С. 171) и благословил на мученичество.

29 сент. 1814 г. И. пришел в К-поль вместе с мон. Григорием, к-рый ранее сопровождал Евфимия. Через неск. дней, во вторник, причастившись Св. Таин, И. переоделся в тур. одежду и направился на заседание суда. Там он сорвал с головы тюрбан, бросил его на землю и сказал, что в юности вынужденно солгал, пообещав отречься от веры, а теперь желает забрать свои слова обратно и исповедать Христа, Истинного Бога. Судья призывал его изменить решение, но И. смело порицал религию мусульман. Его заключили в темницу, где уговорами и пытками в течение 2 дней старались заставить отречься от Христа, но мученик был непреклонен. Тогда его осудили и повесили. Через 3 дня мон. Григорий выкупил его мощи и 20 окт. доставил их на Афон, где положил вместе с мощами прмч. Евфимия в новом храме в скиту св. Иоанна Предтечи. Честная глава И. находится в рус. мон-ре вмч. Пантелеимона на Афоне, частицы его мощей хранятся в скиту св. Иоанна Предтечи и в Иверском мон-ре.
Почитание

И. распространено в среде афонского монашества. Его память празднуется трижды: в день мучения (8 окт.), 1 мая вместе с преподобномучениками Евфимием Новым и Акакием Новым († 1 мая 1816) и в Соборе Афонских преподобных (2-я Неделя по Пятидесятнице). В Афонском патерике указана память 20 окт. (Афонский патерик. Т. 2. С. 282), вероятно в честь дня прибытия его мощей на Афон.
Агиография

Житие И. и служба ему были написаны мон. Онуфрием Иверским и впервые изданы в Афинах в 1862 г. Акакием, мон. афонского скита св. Иоанна Предтечи. В честь И., преподобномучеников Евфимия Нового и Акакия Нового также были написаны общая служба и Похвальное слово (Ath. Pantel. 292, 875 и Cod. 292 из Кавсокаливийского скита - см.: Нихоритис. 2001. С. 58). Афонский мон. Герасим Микраяннанит († 1991) составил в честь упомянутых 3 святых и прмч. Онуфрия Габровского († 4 янв. 1818) общий молебный канон (находится в ркп. в скиту св. Иоанна Предтечи) и акафист.
Иконография

И. изображен молодым, безбородым монахом в темной рясе, с книгой в правой руке и с крестом в левой на житийной иконе «Святые Акакий, Игнатий и Евфимий» (1818, мастер Досифей из Печской Патриархии), хранящейся в скиту св. Иоанна Предтечи. На фреске в часовне св. Архангелов Рильского монастыря он изображен молодым монахом с маленькой бородкой, в темном монашеском облачении, держащим в руках свиток с надписью: «Аще приходиши работати Господу Богу, уготови душу свою во искушение» (1845).

Блгв. Тамары, царицы Грузинской (1213).

Блгв. Тамары, царицы Грузинской (XIII).

http://s005.radikal.ru/i211/1004/f4/dd0aa848b862.jpg

Память святой царицы Тамары Грузинская и Русская Православные Церкви празднуют дважды в году: 1 (14) мая (этот день у многих народов мира назван «праздником цветов») и в третий воскресный день по Пасхе, посвященный женам-мироносицам. Эти два дня имеют символическое значение.

Если сравнить Церковь с дивным садом, то царица Тамар[1] будет царственной лилией в этом саду. Кто произносит в молитве ее имя, тот ощущает духовное благоухание, как небесных цветов, построенных ею монастырей в сердце гор, часовен на вершинах скал и воздвигнутых в долинах храмов и соборов, величественных, как утесы Кавказа. Кто произносит в молитве ее имя, тот слышит звон колоколов, возвещающих о победе над врагами креста. Кто произносит ее имя, тот видит голубой и алый цвет зари на небе Грузии, в лучах которой меркнут луна и звезды. Большинство народов мира в своих песнях и сказаниях называли май самым прекрасным месяцем года. Его первый день посвящает Грузинская Церковь царице Тамар, может быть, потому, что ее царство было самым светлым и прекрасным днем в жизни Грузии.

Грузинская Церковь празднует память царицы Тамар в день святых жен-мироносиц – тех, кто, как апостолы, оставили все земное и следовали за Христом. Царица Тамар, управляя обширным государством, душой пребывала с Христом, подобно одной из жен-мироносиц. Свое милосердие, как миро, излила она на раны Грузии и старалась стереть всякую слезу с ее очей. Если б можно было назвать царицу другим именем, то это имя было бы «милосердие». Если б можно было назвать ее царствование одним словом, то этим словом было бы «благородство». Народ и история назвали ее великой, но это было не только величие ее побед, но и величие ее христианской души, которое сияет нам через мглу веков. Святая царица Тамар взяла скипетр – как крест и, взойдя на трон, сказала: «Я – отец сирот и мать вдовиц». Она стала не только царицей, но матерью и ангелом-хранителем народов Грузии.

Царицу Тамар называли мудрой. Любовь дает человеку неземную мудрость, любовь раскрывает сердце человека для Бога, любовь дает человеку единственное истинное счастье – быть жертвой для других.

Жизнь святой царицы Тамар была невидимым распятием за свой народ. Если юродивые скрывали дар прозорливости и исцелений под маской мнимого безумия, а преподобные свои духовные подвиги – в пустыне или за стенами монастырей, то подвижническая жизнь иверской венценосицы была скрыта от глаз мира еще глубже – за блеском царского двора, за грудами золота и драгоценных камней, которые приносили к ее ногам столицы и города Востока.

Днем, восседая на троне, она разбирала государственные дела и творила суд, подобно Соломону изумляя мудростью и великодушием тех, кто приходил к ней. Это был суд, где торжествовала правда, но и для осужденных не был закрыт родник ее милосердия. Меч Соломона настигал даже у жертвенника храма; во дворце же Тамар находили прощение и милость даже враги царицы – те, кто желал ее смерти и пытался направить меч в ее грудь. По ночам святая Тамар одевала власяницу и молилась Божией Матери, называя Ее Царицей Грузии, а себя – последней рабой. Молитвы святой венценосицы, как крепостные стены, защищали страну от видимых и невидимых врагов.

Цари владычествуют над народом, а лучшие из них служат подданным, как своим господам. В молитвах, долгих, как у схимницы, проходили бессонные ночи царицы, а слезы ее – то прозрачные, как алмаз, то кровавые, как рубин, – стекали, будто струи мира на землю. Ее молитва была тем пламенем, которого страшились демоны: так дикие звери пугаются зажженного факела, так волки не могут приблизиться к огню костра и только пронзительно воют издалека.

Еще в юности святой царице Тамар даровано было сновидение: будто даны ей крылья, и она поднялась высоко в небо над Грузией. Видит она на западе Черное море. В нем, как лебеди в озере, плывут византийские и генуэзские корабли. На юге единоверная Византия, Царьград – крепость Православия, стоящий, как исполин, на двух материках. На севере – вершины Кавказских гор, похожие на белые облака, сияющие, как купола храма. Взглянула она на восток и видит Каспий, который в ярости вздымает волны все выше и выше. Со страшным грохотом бросаются, как львы на добычу, и падают кипящие воды Каспия. Кажется, что гребни волн поднимаются над Кавказскими горами, что Каспий опрокинется, как огромная чаша, и поглотит в своей пучине весь Кавказ, и он, как при Ное, превратится в дно океана, а Грузия навсегда исчезнет в бездне бушующих волн. Святая царица Тамар стала молиться Богу о спасении своей страны, и увидела она трех ангелов в образе юношей, которые мчались на конях к берегу Каспия и, остановившись, стали пускать в море огненные стрелы. Раздался грохот, как будто рухнули горы Кавказа, поднялся к небу огненный столб, как во время гибели Содома, и весь огромный Каспий запылал, как пылает болото нефти. И видит она снова Каспий в образе старца, который стонет и молит о пощаде.

Проснулась царица Тамар в глубокой скорби. Она поняла, что грозная опасность идет с востока, но Господь сохранит Грузию во время ее земной жизни, как Господь сохранил от нашествий ассирийцев и вавилонян иудеев ради праведного царя Иезекии.

При царице Тамар Грузия достигла вершины своего могущества. Путник стоит на вершине гор и осматривает окрестность под своими ногами, как с высоты орлиного полета. Он любуется лазурным пламенем небосвода и облаками, подобными причудливым сказочным островам, плывущим в голубом просторе, лугами, как ковром, вышитым живыми цветами. А в это время за горизонтом собираются черные тучи. Буря может застать путника в горах, бушующие потоки – преградить ему путь. Но ничто не предвозвещает беды, небо ясно и спокойно.

Уже на востоке собираются орды Чингисхана. В горах Алтая, в равнинах Манчжурии, в пустынях Монголии собираются страшные силы. Монгольский клинок скоро разрубит карту мира от Тихого океана до Средиземного моря. Падет Китай. Дым от сожженных городов и сел оденет черным трауром небо над Грузией. Огненная лавина монгол пронесется над Русью. Монгольская конница достигнет границ Сербии, и Батый, зачерпнув своим шлемом воды из Адриатического моря, выльет ее на берег в знак того, что эта земля отныне принадлежит монголам. Но пока жива царица Тамар, солнце будет сиять над Грузией, земледелец – бросать зерно пшеницы в борозды поля, зодчие – строить храмы и крепости, а мать – кормить грудью своего ребенка.

Как царской короной, украсила царица Тамар вершины гор каменными крестами, воздвигла в горных ущельях и дремучих лесах храмы и монастыри, а в равнинах – соборы, будто неприступные крепости. Казалось, вся Грузия устами алтарей поет гимн Богу. Царица Тамар докончила строительство монастырей, начатое при ее отце Георгии[2] и великом прадеде святом Давиде Строителе[3]. Она довершила строительство пещерного монастыря Вардзия[4] – замка роз, где проводила Великий пост. Построила монастырь Бетания[5] – в честь Рождества Божией Матери. Восстановила грузинский Крестовый монастырь в Палестине[6]. Ее казна была похожа на озеро, куда стекали, как реки и ручьи, сокровища ее обширного царства и вассальных стран, а с другого конца озера вытекали золотые реки и потоки для нуждающихся и бедных, для строительства монастырей, для помощи Церквам в странах, находившихся под игом мусульманских правителей. И к иноверцам-иноплеменникам было открыто ее сердце и была щедрой ее рука. Голодного она не спрашивала: кто ты? А бедного: какая у тебя вера?

Два раза в Грузию вторгались объединенные силы мусульманских государств Ближнего Востока и два раза находили в земле Грузии общую могилу. Первый поход предпринял багдадский халиф, глава мусульман всего мира, совмещавший царскую и религиозную власть. Он занимал такое же положение и имел такой же непререкаемый авторитет, как папа в Священной Римской империи. Сопредельные с Грузией мусульманские государства выставили огромную армию. Предводительствовал ей атабег Абубекр.

Пока собиралось грузинское войско, в течение многих дней царица Тамар молилась в храмах Тбилиси. Войско вышло из ворот столицы. Впереди шла царица Тамар – босая, с распущенными волосами, с крестом в руках, как пророчица Девора перед войском израильтян. Она благословила крестом своих воинов, которые стройными рядами проходили мимо нее, сверкая доспехами и боевым оружием, с поднятыми знаменами, зная, что многие из них уже не возвратятся назад. Затем она вошла в Метехский храм Пресвятой Богородицы[7] и перед иконой Одигитрии стала молиться, чтобы Дева Мария спасла Грузию, как некогда спасла Царьград, окруженный полчищами аваров и скифов[8]. Вместе с царицей Тамар молился народ. Каждый исповедовал перед Богом свои грехи. Мирились те, кто раньше были во вражде друг с другом, богатые прощали долги своим должникам, отпускали узников и пленников на свободу. Храмы были открыты день и ночь. В битве при Шамхоре[9] грузинское войско одержало победу. Главным трофеем в этой битве была Шамхорская крепость, которая считалась неприступной.

Особенно грозным для Грузии было нашествие мусульман под знаменами Румского султана Рукнадина, правителя государства, образованного из отторгнутой от Византии провинции[10], который, подобно кесарю Византии, считал себя наследником Римской империи. Румский султан, уверенный в своей победе, послал царице Тамар письмо, где с неслыханной дерзостью требовал, чтобы царица вместе с народом приняла мусульманство. Поэтому борьба с турко-арабским войском была, прежде всего, борьбой за веру.

Румский султан ожидал, что грузинское войско, уступавшее ему численностью, не посмеет вступить в бой и перейдет к защите, а он возьмет один за другим крепости и города и замкнет кольцо своих войск вокруг Тбилиси. Гордый султан, считавший себя преемником цезарей, хотел взять Тбилиси штурмом, как некогда Тит – Иерусалим, и омыть кровью грузин позор за поражение, которое нанес туркам царь Давид Строитель[11], вырвав из их рук, как корону, Тбилиси.

Румский султан был опытный воин, свою жизнь провел в боях с византийцами и крестоносцами, где одерживал победы и терпел поражения. Но теперь случилось то, чего он не ожидал: война окончилась одним сражением. У Вардзийского монастыря разбилась, как о скалу волна, и погибла его армия.

В Грузии было спешно собрано войско, как будто звук боевой серебряной трубы облетел всю страну. Царица Тамар, обращаясь к воинам, сказала: «Пусть не устрашает вас многочисленность врага, надейтесь на силу креста. В битве совершится суд Божий».

Румский султан принимал в своем шатре из белоснежного шелка посла, который привез ответ, что вызов на войну грузинами принят. В это время султану донесли, что приближается грузинское войско. «Может быть, это спешит к нам отряд от союзных эмиратов, которые услышали призыв к джихаду – священной войне с христианами». Султану ответили: это христиане; мы видели крест на их знаменах.

Румский султан сидел в безмолвии. Он не понимал, как может орел напасть на стадо волков, а затем сказал: «Враги идут сами на мой меч покорно, как овцы на меч, теперь мне не надо будет гоняться за ними по горам и оврагам», – и добавил: – «Оседлайте мне боевого коня и для смены – лучшего арабского скакуна». Тот конь спас султана от смерти и плена[12]. Грузины похоронили убитых врагов с воинской почестью, они не мстили мертвым.

Нет уголка в Грузии, где не произносили бы с благословением имя царицы Тамар. Царица знала, что враги Христа захотят отомстить ей после смерти, и поэтому завещала похоронить ее тайно, чтобы могила навсегда оставалась скрытой от мира. Грузия выполнила ее завещание. Ее могила сохранилась и от магометан и от монголов, и от тех вандалов, которые разрывают и оскверняют гробницы своих царей. Вся страна оплакивала царицу, весь народ чувствовал себя осиротевшим. Казалось, что слава и величие Грузии воплотились в лице царицы, и теперь предстоят грозные испытания.

Ночью из ворот замка, где умерла царица Тамар, выехало десять отрядов. Каждый вез гроб, десять гробов тайно похоронили в разных местах. Никто не знал, в каком из них находится тело царицы. Согласно одному преданию, она похоронена в Гелатском монастыре[13], в усыпальнице Багратионов[14]. Другое утверждает, что она погребена в Иерусалиме, так как дала обещание совершить паломничество в Иерусалим, но при жизни не смогла сделать этого, и новый царь Лаша – Георгий[15] исполнил заветное желание своей матери: отряд грузин, примкнувши к войску крестоносцев[16], привез гроб царицы Тамар в Крестовый монастырь. Но это тайна, о которой никогда не расскажут уста земли…

У горцев есть предание, что, когда умножатся беды и скорби, царица Тамар снова придет в Грузию, снова сядет на своем золотом престоле и утешит народ. Но царица Тамар, царствуя не на земле, а на небесах духом своим, любовью никогда не оставляла Грузию и не оставит ее.
_______________________--
[1] Характерно, что грузинский народ в благодарность и за великие деяния называет святую Тамар не царицей, а царем. Это единственная женщина, которая удостоилась такой чести. Годы ее царствования – 1184–1213.
[2] Отец царицы Тамар, грузинский царь Георгий III, правил Грузией с 1156 по 1184 гг. – Здесь и далее примеч. редактора сайта «Православие.Ру».
[3] Святой Давид Строитель – грузинский царь, правивший с 1089 по 1125 гг. За время своего царствования он с Божией помощью вывел Грузию из состояния полной разрухи, объединил страну, изгнал захватчиков, исправил нестроения в Церкви, реорганизовал структуры управления государством, упорядочил финансы, создал регулярную армию и еще многое другое сотворил, оставив страну независимой и сильной. В 1122 г., освободив Тбилиси, царь Давид сделал его столицей Грузии. Память святого Давида Строителя Грузинская Православная Церковь чтит 26 января.
[4] Монастырь Вардзия – монастырь Успения Пресвятой Богородицы – уникальный пещерный монастырский комплекс (XII в.) на юге Грузии, в долине р. Кура: на протяжении 900 м вдоль левого берега Куры в отвесной туфовой стене горы Эрушети (Медвежья) высечено до 600 помещений: церквей, часовен, жилых келий, кладовых, бань, трапезных, казнохранилищ, библиотек. Помещения комплекса уходят на 50 метров вглубь скалы и поднимаются на высоту в восемь этажей. Народная этимология объясняет происхождение названия «Вардзиа» следующей легендой: однажды, когда царица Тамар была еще маленькой девочкой, она играла со своим дядей в пещерах тогда еще недостроенного монастыря; вдруг мужчина потерял ее из виду в лабиринтах пещер, и тогда малолетняя Тамар крикнула: «Я здесь, дядя!» («Ак вар, дзиа!»). Царь Георгий III повелел сделать восклицание своей дочери названием монастыря. В XVI в. монастырь был захвачен и разрушен персами, а затем турками. В первой половине XIX в., после освобождения этой территории русскими войсками, возобновлен как греческий. В советское время – музей. С конца XX в. в монастыре возобновлена монашеская жизнь.
[5] Монастырь Бетания (от евр. бейт-хани – Вифания) – монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, расположенный в 16 км от Тбилиси. Основан ранее XI в. Среди фресок церкви монастыря сохранилась фреска, изображающая царицу Тамар. Долгое время монастырь, затерянный в горах и полуразрушенный, пустовал. С конца XIX в. в нем возобновилась монашеская жизнь. В годы большевистского лихолетья насельники монастыря, официально считавшегося закрытым, продолжали возносить свои молитвы к Господу. Старцы монастыря были известны далеко за пределами Грузии.
[6] Крестовый монастырь в Палестине – монастырь Святого Креста в Иерусалиме, основанный в IV–VII вв. на месте, где некогда росло древо, из которого был сделан Крест Господень. Был разрушен арабскими завоевателями в X–XI вв. Восстановлен в конце XII – начале XIII вв. как грузинский. В восстановлении монастырского комплекса принял деятельное участие Шота Руставели, бывший поверенным царицы Тамар: его портрет, единственный в мире, сохранился на одной из колонн главного монастырского храма. С XVIII в. в монастыре действовала Богословская школа Иерусалимского Патриархата (закрыта в 1908 по причине финансовых трудностей). На протяжении всего XX в. монастырь был в упадке: кроме настоятеля, здесь не было других насельников.
[7] Метехи – древняя цитадель и резиденция грузинских царей. Храм Божией Матери был построен в XII веке. На протяжении веков он его не раз разрушали (сначала монголами, позднее – персами), но грузинские цари вновь и вновь восстанавливали его. В диаконнике храма захоронена первая мученица грузинская – святая царица Ранская Шушаника (память 28 августа), замученная мужем-огнепоклонником в V в. Во времена коммунистов храм был переделан в театр, но теперь в нем снова ведется богослужение.
[8] Имеется в виду осада Константинополя в июне 626 г. Об этом, в частности, повествует один из памятников древнегрузинской письменности – повесть «Осада Константинополя скифами, кои суть русские», переведенная с греческого в 1042 г. преподобным Георгием Иверским (память 15 мая, 27 июня).
[9] Битва при Шамхоре (Шамхорате) произошла в 1203 г.
[10] Румский султанат был создан турками-сельджуками на захваченных у византийцев землях Малой Азии. Основателем и правителем Румского султаната с центром в вифинском городе Никея стал султан Сулейман (1077–1086 гг.). Позднее, после отвоевания Никеи в 1097 г. византийцами, столица сельджукского государства была перенесена в центрально-малоазийский город Иконий или Коний (отсюда другое название этого государства – Иконийский султанат). Румский султанат распался к началу XIV века.
[11] Имеется в виду Дидгорское сражение (1121 г.), в котором 300-тысячной мусульманской армии противостояло 55-тысячное грузинское войско, на голову разбившее противника.
[12] Румский султан был разбит грузинским войском в 1204 г.
[13] Гелатский монастырь Рождества Пресвятой Богородицы основан в 1106 г. грузинским царем Давидом Строителем, который и был похоронен здесь. На протяжении многих лет Гелатский монастырь был культурным и просветительским центром Грузии. При монастыре располагалась знаменитая академия. Время и исторические потрясения, конечно, оставили свой след на внешнем и внутреннем убранстве монастырских строений, но в целом монастырь и росписи его храмов прекрасно сохранились. В годы советских гонений на Церковь Гелати был превращен в музей. В настоящее время передан Грузинской Православной Церкви.
[14] Древний царский род Грузии, восходящий, по преданию, к ветхозаветному царю Давиду. Царица Тамар была из этого рода.
[15] Георгий IV Лаша (1198–1223) – сын и преемник царицы Тамар. Погиб в борьбе с полчищами Чингиз-хана.
[16] Грузинские войска принимали участие в пятом крестовом походе (1217–1221 гг.).

новомученицы:

Мц. Нины Кузнецовой (1938).
Блаженная мученица Нина родилась 28 декабря 1887 года в селе Лаль [1] Архангельской губернии (ныне это город в Вятской области) в благочестивой семье урядника Алексея Кузнецова и жены его Анны. Она была единственным ребенком, и родители любили ее до чрезвычайности. Они мечтали выдать дочь замуж, но Нина с детства любила только молитву, монастыри и духовные книги. Храмов тогда было немало, в одном только Лальске шесть, хотя в те годы это было небольшое село. Посмотрел отец на тяготение дочери к духовному и решил, что не благоприятно для нее будет спасение на путях жизни семейной. Раз так, то неразумно будет и препятствовать ее духовным стремлениям. Отец отдал ей амбар, в котором сам смастерил полки, и стал покупать ей духовные книги. Так у Нины собралась богатая библиотека, и не было для нее большего утешения, чем чтение книг. Она много молилась, многие молитвы знала наизусть, на память читала Псалтирь. В постоянной молитве и трудах душа ее возрастала и укреплялась в чистоте, добродетелях и совершенстве. Тогда же она стала принимать странников и людей обездоленных. Родители вполне смирились с выбранным ею жизненным поприщем, да и сами видели, что наступило время гонений, и уж какая теперь счастливая семейная жизнь, когда христиан начинают преследовать, мучить и убивать.
http://i045.radikal.ru/1005/f4/ded42721809f.jpgНина Кузнецова с родителями
В 1932 году власти арестовали Алексея и Анну, которые были уже в преклонных летах; они не выдержали тягот заключения и вскоре скончались. Власти собирались арестовать вместе с ними и Нину, но во время ареста родителей ее от переживаний разбил паралич, и впоследствии она с трудом передвигалась и почти не владела правой рукой. Когда нужно было перекреститься, она всегда помогала себе левой рукой. Не случись с ней болезни, осудили бы и ее на заключение, но из-за ее немощи, продержав месяц в Котласской тюрьме, Нину отпустили домой. По той же причине власти оставили ей дом и все имущество, которым она распорядилась как нельзя лучше. Дом был большой, пятистенный, с огромной кухней, где на полатях умещалось до двадцати человек и на печи пять, была еще большая комната, которая вся занималась народом, в основном женщинами, у которых были арестованы мужья, а имущество отобрано. Все они шли к Нине, у которой находили приют и пропитание. Она сама укладывала их ночевать, что было для нее нелегко из-за болезни.

После закрытия в начале революции Коряжемского монастыря братия его перебралась в Лальск, здесь образовался монастырь из двенадцати человек. Под храмом, в бывшем складском помещении, монахи сложили печь, прорубили два окошка, перегородили склад надвое и у них получилось две кельи. Здесь они жили, а служили в лальском соборе, и в своей жизни, и в церковной службе полностью сохраняя монастырский устав. Уже и монастырей в Северной Руси не осталось, а здесь был монастырь, и двенадцать человек братии сохраняли монашеское благочестие и благочиние. Настоятелем монастыря был игумен Павел (Хотемов). Родом он был из зырян, из глухой деревни неподалеку от Усть-Сысольска (ныне город Сыктывкар). Грамоте его обучил благодетель учитель, который преподавал в городе, но каждое лето, возвращаясь домой, проходил через село, где жили родители мальчика. Учитель давал ему задание на лето, объяснял урок и уходил, а на обратном пути принимал выполненное и задавал новое, и так мальчик обучился грамоте. На всю жизнь отец Павел сохранил благодарность к своему учителю и поминал его за каждой литургией. Но еще больше он был благодарен тем, кто пробудил в нем интерес к грамоте духовной, любовь ко Христу и монашеской жизни. Был он тогда подростком, и вот деревенские женщины собрались идти на богомолье в Киев пешком и предложили взять с собой и его. Он быстро собрался, даже шапки не взял. Путешествие заняло целый год. Вот тогда, у мощей преподобных в пещерах Киево-Печерского монастыря, он вполне понял и оценил, что это такое — спасительный монашеский путь. «Я за тех женщин, кто меня в Киев водил, каждый день молюсь, — говорил отец Павел, — если бы не попал я тогда в Киев, то не стал бы монахом, а не стал бы монахом, то не спасся бы». «А теперь, батюшка, спасешься?» — спрашивал его послушник Андрей Мелентьев. «А как не спасусь?! Бесы меня потащат в ад, так я вот так руки расставлю да скажу: я христианин! нет вам до меня дела!»

Отец Павел был большим подвижником. Он помнил на память больше шестисот имен людей, за которых постоянно молился за литургией. Чтобы иметь возможность помянуть всех, он приходил в храм за несколько часов до начала обедни, совершал проскомидию и молился за каждого человека. Когда его спрашивали, что такое монастырь, он отвечал: монастырь — это семнадцатая кафизма и кислая капуста каждый день, в простоте своего сердца выделяя для вопрошающего главное — молитву и пост. Сам он постился весьма сурово. Бывало, принесет ему кто-нибудь домашнего печенья или ватрушек вкусных. Отец Павел посмотрит, пощупает и эдак скажет со смехом: «Ой, ой, сильно хорошие, да жалко». И уйдет. Эти ватрушки потом так и лежат, пока не засохнут. Нина забирала эти сухари у отца Павла, размачивала их в ковше с водой и ела. Это и была вся пища подвижницы в течение многих лет.

После того как в 1928 году и этот монастырь в Лальске был властями закрыт, часть братии и среди них игумены Павел и Нифонт, который был в монастыре казначеем, нашли приют в доме блаженной Нины.

Монастырский устав блаженная соблюдала строго. Спала она четыре часа в сутки и в два часа ночи неизменно становилась вместе с монахами на молитву. И никогда она не пила ни чаю, ни молока, не ела сахара и ничего вкусного, а вся ее каждодневная еда состояла из размоченных в воде сухарей. И это при том, что в горнице у нее самовар со стола не сходил, один вскипит, другой ставят, а за столом вокруг самовара люди сидят, чай пьют, обедают, полон двор лошадей, потому что и проезжие у нее останавливались: за постой платить не надо, да и искать не надо, дом блаженной Нины, урядниковой дочки, каждый укажет, а уж в доме все не по мирскому, а по простому православному обычаю устроено — всякий здесь находил кров и какое-то пропитание; у кого был излишек хлеба, муки или крупы, те, уезжая, оставляли его для других. Гости хозяйки располагались обычно вокруг стола, но сама Нина никогда за стол не садилась, а в углу перед печью у загородочки на чурбачке. Она никогда не спала на постели, ляжет в углу избы под умывальником, натянет калечными руками на голову одеяло, свернется калачиком и спит. В храме она присутствовала за каждой службой; устраивалась где-нибудь на клиросе и делала вид, что спит. Но стоило кому-нибудь запнуться в службе, как она сразу подавала голос и читала, что следовало дальше, потому что службу она знала наизусть. Зрение у отца Павла было худое, и он, зная, что блаженная помнит службы и церковный устав, бывало, открывал из алтаря дверь и спрашивал оттуда: «Нинка, какое зачало Апостола и Евангелия читать?» Она тут же и отвечала: такие-то, и никогда не ошибалась.

В это время за псаломщика на клиросе был послушник Андрей Мелентьев. Многих из тех, кто пел раньше в церкви, кого закулачили, кого выслали, а некоторые сами разъехались и попрятались. Остались только старушки-матушки да купчихи-старушки, да иных старушек насобирает псаломщик и с ними поет. А пока с ними поет, забудет вовремя нужный Апостол найти, а пора уже выходить читать. Блаженная сидит на клиросе с закрытыми глазами, делая вид, что спит, и в этот момент говорит: «Открывай зачало...» —«Ну, не мешай, Нинка», — ответит послушник, а сам спешно ищет. Первое время он не верил, что она ему верно говорит, но потом, многократно убедившись в этом, уже не проверял.

В тридцатых годах из монастырских священников остался только игумен Павел (Хотемов), и стали прихожане опасаться — сможет ли вести каждый день службу старец, который из-за возраста становился весьма немощным. Отец Павел хотел пригласить служить иеромонаха, только что вернувшегося из заключения, но староста храма испугалась и воспротивилась этому. Тогда пригласили протоиерея Леонида Истомина, служившего в селе Опарине. Он был родом из Великого Устюга, до революции был лесничим, а после революции, в самый разгар гонений на Церковь, выразил желание стать священнослужителем и был рукоположен. Очень переживали отец Павел и блаженная, а ну как придет мирской протоиерей и нарушит устав монастырский. Он придет настоятелем, как его не послушаться, если он потребует сократить службу? Андрей Мелентьев сказал блаженной: «Нинушка, давай так уговоримся — не будем поддаваться, пока он сам не запретит. А и то — поспорим немножко. Скажем: батюшка, во-первых, собор, а во-вторых, в городе был монастырь, люди здесь просвещенные, понимают службу. Вот мы и держимся за церковный устав, чтобы пороку нам от людей не было. А если уж вы благословите — так и будет, как благословите». А заранее решили они священника ни о чем не спрашивать. Отец Леонид, прослужив несколько первых служб, ничего не сказал, так и осталась у них в соборе полная монастырская служба. По молитвам и заступничеству блаженной Нины собор в Лальске долго не закрывался, хотя власти не раз принимали шаги к прекращению в нем богослужения. В начале тридцатых годов они все же распорядились закрыть собор, но блаженная тогда стала писать в Москву решительные письма, собрала и отправила ходоков и действовала столь твердо и неотступно, что властям пришлось уступить и вернуть собор православным.

В начале 1937 года сотрудники НКВД арестовали отца Леонида Истомина, послушника Андрея Мелентьева, старосту храма, певчих, многих прихожан и последних еще остававшихся на свободе священников. Все они были этапированы в Великий Устюг и заключены в храме Архангела Михаила, превращенном в тюрьму.

31 октября 1937 года сотрудники НКВД арестовали блаженную Нину, но обвинения против нее не нашли. Полмесяца продержали блаженную в Лальской тюрьме, ни о чем не спрашивая, не предъявляя обвинения. Власти принуждали к лжесвидетельству против блаженной многих людей, но согласился на это только один — заместитель председателя Лальского сельсовета. Он дал показания о том, что блаженная Нина является активной церковницей, которая не только противится закрытию храмов, но неустанно хлопочет об открытии новых. «Летом 1936 года, когда поселковый совет намеревался закрыть церковь в Лальске, — показывал он, — Кузнецова организовала кампанию, приведшую к срыву этого мероприятия, она собирала подписи и проводила собрания верующих, предоставляя для этой цели свой дом. В августе 1937 года сельсовет начал собирать подписи среди жителей Лальска, которые желали бы закрыть храм, но Кузнецова снова собрала собрание верующих в своем доме и, таким образом, сорвала мероприятие, намеченное к проведению советской властью. Когда был арестован псаломщик Мелентьев, Кузнецова сразу же стала хлопотать за него, просить, чтобы его освободили, брала его под защиту».

После этих показаний в середине ноября блаженной Нине было предъявлено обвинение, и она была допрошена.

— Следствие располагает данными о том, что вы на протяжении ряда лет предоставляли свою квартиру для сборищ церковников, так ли это?

— Да, у меня в квартире до сих пор проживает священник Павел Федорович Хотемов, а также приходили другие верующие по вопросам церкви и службы в ней.

— Следствию известно, что вы по вопросу открытия лальского собора говорили: «Эта власть долго не продержится, все равно скоро будет война и снова все будет по-старому». Так ли это?

— Нет, этого я не говорила.

Виновной себя перед советской властью блаженная не признала.

Но что было делать с калекой, само содержание которой в тюрьме было для властей неудобным, а по известности блаженной среди народа и страшным — и на следующий же день после допроса она была отправлена в тюрьму города Котласа. 23 ноября 1937 года Тройка НКВД приговорила блаженную Нину к восьми годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Блаженная Нина была отправлена в один из лагерей Архангельской области, но недолго пробыла здесь исповедница. Она умерла в концлагере 14 мая 1938 года.

Причислена к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Арестованные ранее священники, в частности отец Леонид Истомин, были заключены в это время в храме Архангела Михаила в Великом Устюге. Православных поместили в небольшую камеру над алтарем, там же были собраны все священники и диаконы из Лальска. Лежа служили всенощные под большие праздники, священники во время службы, не приподнимаясь с нар, подавали вполголоса возгласы. Два года пробыл отец Леонид Истомин в тюрьме и лагере вместе со своими прихожанами, а затем его среди других священнослужителей отправили на лесозаготовки в Карелию. Условия содержания были такими, что заключенные вымирали целыми лагерями. Здесь принял кончину и отец Леонид.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 12, 12-17; Ин. 8, 42-51). Господь объяснял иудеям почему они не веруют в Него, чем бы вы думали? Тем, что Он истину им говорит: "А как Я истину говорю, то не верите Мне". Ложь обратилась, как говорится, в плоть и кровь их и сделала истину невместимой для них. Отчего и ныне не веруют? Оттого же; Господь истину говорит, потому и не веруют. Но как же это? Ведь они все ученые и только у них речей, что об истине? Речей-то много, да дела никакого. Плетение систем их то же, что плетение паутинное; только они не замечают, этой непрочности. Начала систем их без оснований, и последующие повороты их без доказательств; а они все-таки удовлетворяются ими. На предположения такой образовался позыв, что, кажется, они одни составляют все содержание их умов; и, однако, это слывет солидным образованием. Туман мечтаний напущен ими на немногие добытые ими факты; и эти последние восстают в этом тумане совсем в другом виде, чем они есть на самом деле; однако, это слывет областью истины непреложной. Так-то ум стал гнил, и так-то испортили его вкус! Как вместиться в него истине? Вот и не веруют они Господу, Который говорит одну только истину.
***************************************************************************************************************************************

Море житейское

  "Вот, Он убивает меня; но я буду надеяться"
(Иов. 13, 15)

Плывет корабль. И, как бы ни была глубока пучина морская, как бы ни были сильны волны, как бы ни свирепствовала буря, - все хорошо, пока вода в него не проникла. Не в том задача мореплавателя, чтобы вывести корабль из моря, а в том, чтобы вода его не залила. Так и задача жизни христианина состоит не в избежании забот, испытаний, искушений, а в том, чтобы все это не могло нарушить его душевный покой и залить его душу неудержимой волной, не оставляя места ничему другому.
Если оставить в своем сердце свободный доступ бесчисленным мелким и крупным заботам, постоянно осаждающим каждого из нас, они очень скоро породят в нас недовольство, раздражение, горечь, и мы будем в тягость себе и другим. Наше мрачное расположение духа будет бросать тень на все окружающее, и от нас будет веять холодом.
Научимся же не поддаваться нашим заботам и затруднениям и не будем преувеличивать их значение, тогда и душевный наш мир не будет нарушен, и среди всех этих бурь мы будем "всегда радоваться".
Нет ничего отраднее и утешительнее, чем видеть человека всегда спокойного, мирного, радостного даже среди многих и тяжелых забот. Такой человек светит ярко среди жизненного мрака, действует лучше всякой проповеди, может ободрить и поддержать унывающего брата и дать ему силу продолжать тяжелый путь.
"Нас наказывают, но мы не умираем, нас огорчают, а мы всегда радуемся" (2 Кор. 10, 6, 9).

из истории:
В 1993 г. создан экономический союз СНГ
В 1948 г. провозглашено создание государства "Израиль" - знамение последних времен, шаг к воцарению лжемессии - антихриста

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77

Слава Богу за все!!!Слава Вечная ЕМУ ,побеждающему тьму!!!

0

32

Во славу Божию и на пользу ближнего !

15 МАЯ -Память:

Перенесение мощей блгв. князей Российских Бориса (1072) и Глеба (1115), во святом Крещении Романа и Давида.
http://s51.radikal.ru/i134/1005/0f/18f6c0cf224e.jpg
Великий князь Киевский Ярослав Мудрый (1019 - 1054) глубоко почитал своих братьев, святых мучеников Бориса (+ 1015; память 24 июля) и Глеба (+ 1015; память 5 сентября). Было известно, что убиенный князь Борис погребен в Вышгороде, близ Киева. Вскоре были найдены святые мощи благоверного князя Глеба на Смядыни, неподалеку от Смоленска, откуда их перевезли по Днепру в Киев. Киевский Митрополит Иоанн I (1008 - 1035) с собором духовенства торжественно встретили нетленные мощи святого страстотерпца и положили в Вышгороде у храма святого Василия Великого, где находились мощи мученика Бориса. Вскоре место погребения прославилось чудотворениями. Тогда мощи святых братьев Бориса и Глеба были извлечены из земли и положены в специально устроенной часовне. 24 июля 1026 года был освящен построенный Ярославом Мудрым пятиглавый храм в честь святых мучеников.

В последующие годы Вышгородский Борисоглебский храм с мощами святых страстотерпцев становится семейным храмом Ярославичей, святилищем их братской любви и совместного служения Родине. Символом их единения стало празднование перенесения мощей Бориса и Глеба 2 мая. История его установления связана с предшествовавшими событиями русской истории. 2 мая 1069 года вошел в Киев великий князь Изяслав, изгнанный с княжения за семь месяцев до этого (в сентябре 1068 года) в результате восстания киевлян. В благодарность за Божие содействие в установлении мира на Русской земле князь построил вместо обветшавшего храма, воздвигнутого в 1026 году, новый, "в верх один". На освящении его присутствовали два митрополита, Георгий Киевский и Неофит Черниговский, с епископами, игуменами и духовенством. Перенесение мощей, в котором участвовали все трое Ярославичей (Изяслав, Святослав, Всеволод), было приурочено ко 2 мая, это число и было утверждено для ежегодного празднования.

Святослав Ярославич, княживший в Киеве в 1073 - 1076 гг., предпринял попытку сделать Борисоглебский храм каменным, но успел довести кладку стен лишь до восьми локтей. Всеволод (+ 1093) достроил церковь, но она в ту же ночь обрушилась.

Почитание святых Бориса и Глеба сильно развилось в эпоху внуков Ярослава, приводя нередко к своеобразному благочестивому соревнованию между ними. Сын Изяслава Святополк (+ 1113) устроил святым серебряные раки, сын Всеволода Владимир Мономах (+ 1125) в 1002 г. тайно, ночью прислал мастеров и оковал серебряные раки листами золота. Но их превзошел сын Святослава Олег (+ 1115), знаменитый "Гориславич", упоминаемый в "Слове о полку Игореве". Он "умыслил воздвигнуть сокрушившуюся каменную (церковь) и, приведя строителей, дал в обилии всего, что нужно". Церковь была готова в 1011 году. Расписав ее, Олег "много понуждал и молил Святополка, чтобы перенести в нее святые мощи". Святополк не хотел, "зане не он создал ту церковь".

Смерть Святополка Изяславича (+ 1113) вызвала в Киеве новый мятеж, который едва умирил Владимир Мономах, ставший в этом году великим князем. Решив скрепить дружбу со Святославичами совместным торжеством перенесения мощей в Олегов храм, он дал знать Олегу и Давыду (+ 1123). "Владимир, собрав сыновей, и Давыд и Олег со своими сыновьями пришли к Вышгороду. И все святители, игумены, черноризцы, поповство сошлось, наполнив весь город и по стенам градским не уместились". Наутро, 2 мая 1115 года, в Неделю жен-мироносиц, начали петь утреню в обеих церквах - старой и новой, началось перенесение мощей. При этом произошло своеобразное разделение: "и повезли на санях сначала Бориса, с ним шли Владимир, митрополит и духовенство". За ним на других санях повезли святого Глеба: "с ним шел Давыд с епископами и духовенством". (Олег ждал всех в церкви.)

Это разделение соблюдалось и в дальнейших поколениях. Святой Борис считался небесным покровителем преимущественно Мономашичей, святой Глеб - преимущественно Ольговичей и Давыдовичей. Доходило до того, что Владимир Мономах в своем "Поучении", говоря о Борисе, не упоминает Глеба, а в роду Ольговичей, наоборот, ни одного княжича не назвали именем Борис.

Вообще же имена Борис и Глеб так же, как Роман и Давид, были излюбленными во многих поколениях русских князей. Братья Олега Гориславича носили имена Роман (+ 1079), Глеб (+ 1078), Давыд (+ 1123), один из сыновей его носил имя Глеб (+ 1138). У Мономаха были сыновья Роман и Глеб, у Юрия Долгорукого - Борис и Глеб, у святого Ростислава Смоленского - Борис и Глеб, у святого Андрея Боголюбского - святой благоверный Глеб (+ 1174), у Всеволода Большое Гнездо - Борис и Глеб. Среди сыновей Всеслава Полоцкого (+ 1101) - полный набор "борисоглебских" имен: Роман, Глеб, Давид, Борис.

Страдание и чудеса святых мучеников Бориса и Глеба, князей русских

Род праведных во веки в благословении будет (Пс.111:2).

Святой Владимир, сын Святослава, внук Игоря, просветивший святым крещением всю землю Русскую, имел 12 сыновей, не от одной жены, но от разных.

Старшим сыном был Вышеслав2, вторым - Изяслав, а третьим - Святополк, который и придумал злое убийство братьев своих. Мать Святополка, гречанка, была прежде монахинею. Брат Владимира Ярополк, прельщенный ее красотою, расстриг ее и женился на ней. Владимир, тогда еще язычник, убил Ярополка и взял его жену себе в замужество. От нее-то и родился Святополк окаянный. И не любил его Владимир.

У Владимира были и еще сыновья - от Рогнеды четверо: Изяслав, Мстислав, Ярослав и Всеволод. От чехини - Вышеслав, от иной жены - Святослав и Мстислав, а от болгарыни – Борис и Глеб. И посадил их отец на княжение по разным землям: Святополка - в Пинске, Ярослава - в Новгороде, Бориса - в Ростове, а Глеба - в Муроме3.

Когда уже прошло 28 лет по святом крещении, постиг Владимира злой недуг. В это время к отцу прибыл Борис из Ростова. Печенеги4 шли ратью на Русь, и Владимир был в великой печали, потому что не имел сил выступить против безбожных. Озабоченный сим, призвал он Бориса, которому во святом крещении было наречено имя Роман5. Отец дал Борису, блаженному и скоропослушливому, много воинов и послал его против безбожных печенегов. С радостью пошел Борис, сказав отцу: "Вот я пред тобой готов сотворить, что требует воля сердца твоего".

О сих сказано в притчах: "сын был отцу послушливый и любимый у матери" (Притч.Сол.4:3).

Но не нашел Борис супостатов своих. На возвратном пути к нему прибыл вестник и сказал, что отец его Владимир, нареченный во святом крещении Василий, умер6, а Святополк утаил смерть отца, ночью разобрал пол палат в селе Берестовом, обернул тело усопшего в ковер, спустил его на веревках, отвез в санях7 в церковь Святые Богородицы8 и поставил там. Все это было сделано тайно.

Услышав сие, Борис ослаб телом, все лицо его облилось слезами и он не мог говорить. Но в сердце так плакался по отце своем: "Увы мне, свет очей моих, сияние и заря лица моего, воспитатель юности моей, наказание неразумия моего; увы мне, отец и господин мой! К кому я прибегну, на кого я посмотрю, где я насыщусь благого учения и наказания твоего разума? Увы мне, увы мне! Закатилось солнце мое, а я не был тут, не мог сам облачить честное тело твое и предать гробу своими руками. Не переносил я твоего прекрасного и мужественного тела, не сподобился поцеловать твоих седин! О, блаженный мой, помяни меня в месте твоего упокоения. Сердце у меня горит, смущается у меня разум, не знаю я к кому обратиться и поведать мою горькую печаль. Если к брату, которого я имел бы вместо отца, то тот, кажется, думает о суете мирской и о моем убиении. Если же он решится на мое убиение, то я буду мучеником Господу моему. Но не противлюсь, ибо пишется: "Господь гордым противится, смиренным же дает благодать" (Иак.4:6). Апостол говорит: "кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец" (1Ин.4:20). И еще: "в любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх" (1Ин.4:18). Но что мне сказать и что сотворить? Пойду я к брату своему и скажу: Ты мне будь отцом, ты мне брат старший; что мне велишь, господин мой?"

Так помышляя в уме своем, пошел Борис к брату своему, и говорил в душе: "Там узрю я лице брата моего меньшего Глеба, как Иосиф Вениамина. Воля Твоя да будет, Господи мой" (Быт.42:45).

И думал Борис: "Если я пойду в дом отца своего, то многие обратят мое сердце к мысли изгнать брата моего, как это сделал отец мой, прежде святого крещения, ради славы княжения мира сего9. А это все мимолетно, тленно и ничтожнее паутины. Если же я решусь на сие, то куда мне идти, что со мной будет, какой ответ дам я тогда, где скрою множество греха моего. Что приобрели братия отца моего и отец мой, где их жизнь и слава мира сего, багряница и пиры, серебро и золото, вина, мед и брашна, быстрые высокие кони, имение многое, дани и почет без числа и гордость своими боярами. Уже все сие как бы никогда и не существовало, все исчезло вместе с ними. И нет им помощи ни от кого, ни от имения, ни от многочисленных рабов, ни от славы мира сего. Вот и Соломон все испытал, все видел, все приобрел и, рассмотрев все, сказал: "суета сует, все суета" (Екк 1:2); помощь только от добрых дел, от правоверия и от нелицемерной любви".

Идя своим путем, помышлял Борис о красоте и силе тела своего и горько плакал; хотел удержаться от слез, но не мог, и все, видя его в слезах, плакались о его благородной красоте и добром разуме, и каждый горевал в душе: всех смутила его печаль. И кто мог не заплакать, предчувствуя смерть Бориса, видя его унылое лицо и его скорбь! Ибо был блаженный князь правдив, щедр и тих, кроток и смиренен, всех миловал и всем помогал.

Но святого Бориса укрепляла мысль о том, что, если его брат, по научению злых людей, и убьет его, то он будет мучеником и Господь приимет дух его. Он забыл смертную скорбь, утешая свое сердце словами Божиими: "кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее" (Мк.8:35) и в жизни вечной сохранит ее.

И шел Борис с радостным сердцем, говоря: "Не презри, премилостивый Господи, меня, уповающего на Тебя, но спаси душу мою".

Святополк же воссел на отеческий княжий стол в Киеве, призвал киевлян, роздал им многие дары и отпустил их. Затем послал к Борису с такими словами:

- Брат, я хочу с тобою жить в любви и увеличу твою часть в отчем наследии.

В этих словах была лесть, а не истина.

Святополк прибыл тайно ночью в Вышегород, призвал Путшу и вышегородских мужей и сказал им:

- Скажите мне по правде, имеете ли вы ко мне приязнь.

Путша сказал:

- Все мы готовы за тебя головы свои положить.

Исконный ненавистник добрых людей, диавол, видя, что святой Борис возложил всю надежду на Бога, стал сильнее воздействовать на Святополка, который, подобно Каину, горел огнем братоубийства, задумав избить всех наследников отца своего и одному принять власть его.

Окаянный, проклятый Святополк, советник всякого зла и начальник всякой неправды, снова призвал к себе вышегородских мужей, отверз свои мерзкие уста, испустил свой злой глас и сказал людям Путши:

- Если вы обещаете положить за меня головы, идите тайно, братья мои, найдите брата моего Бориса и, улучив время, убейте его.

И обещались они Святополку так сотворить. О таких людях сказал Пророк: "Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови, сих путие суть беззакония, нечестьем бо свою душу объемлют" (Притч.1:16; Ис.59:6-7; Рим.3:15).

Блаженный Борис на возвратном пути стал на реке Альте10 в шатрах. И сказала ему дружина его:

- Иди и сядь на княжеском столе отца своего, ибо все воины находятся у тебя11.

Он же отвечал им:

- Не подниму руки на брата своего, да еще на старшего меня, которого мне следует считать за отца.

Услышав сие, воины ушли от Бориса, и он остался только с отроками своими12.

Был тогда день субботний.

Удрученный печалью, вошел он в шатер свой и со слезами жалобно воззвал:

- Слез моих не презри, Владыко. Уповаю на Тебя, что приму жребий с Твоими рабами, со всеми святыми Твоими. Ибо Ты - Бог милостивый и Тебе славу воссылаем во веки, аминь.

Говоря это, он помышлял о мучении и страдании святого Никиты13 и святого Вячеслава14, думая, что будет убит подобно сему князю, и о том, как святая Варвара15 была убита родным отцом. Пришло ему на память слово премудрого Соломона: "А праведники живут вовеки; награда их - в Господе, и попечение о них - у Вышнего" (Прем.Сол.5:15). Сим лишь словом он утешался и радовался.

Наступил вечер, и святой Борис велел служить вечерню; а сам вошел в шатер и стал творить молитву и вечерню со слезами горькими и частым вздыханием и стенанием многим. Потом лег и уснул. И был его сон полон многими думами и глубокой и страшной печалью о том, как ему предаться на страдание, течение скончать и веру соблюсти, чтобы принять от руки Вседержителя уготованный венец.

Проснувшись рано, он увидел, что уже время быть утрени. Было же тогда святое Воскресенье. И сказал он пресвитеру своему:

- Восстань и начни утреню.

Сам же обул ноги, умыл лицо и начал молиться Господу Богу.

Посланные Святополком пришли на Альту ночью, приблизились и услышали голос блаженного страстотерпца, поющего псалмы, положенные на утрени. Уже дошла до святого весть о предстоящем убиении, и он пел:

- "Господи! Как умножились враги мои! Многие восстают на меня!" (Пс.3:2) и прочие псалмы.

Затем он стал петь:

- "Псы окружили меня, множество тельцов обступили меня". Потом: "Господи, Боже мой! на тебя уповаю, спаси меня!" (Пс.21:17,13; 7:2).

После сего пел канон. Окончив утреню, святой Борис стал молиться пред иконою Господа, говоря: "Господи Иисусе Христе, Ты явился сим образом на земле, изволил добровольно взойти на крест и принял страдания за наши грехи. Сподоби и меня пострадать".

И услышав сильный топот около шатра, святой Борис затрепетал, залился слезами и сказал: "Слава Тебе Господи, что в свете сем сподобил меня принять горькую смерть из-за зависти и пострадать за любовь и слово Твое. Ибо я не хотел искать княжения себе. Ни в чем я не поступил самовольно, по слову Апостола: "любовь долготерпит, всему верит и не ищет своего" (1Кор.13:4,5,7). И еще: "в любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх" (1Ин.4:18). В Твоих руках, Владыко, душа моя, не забыл я заповеди Твоей. Что Господу угодно, пусть так и будет".

Священник и отрок, слуга святого Бориса, увидев господина своего ослабевшим и одержимым печалью, горько заплакали и сказали:

- Милый господин наш дорогой, какой благодати сподобился ты, ибо не захотел противиться брату своему ради любви Христовой, хоть и много воинов имел ты у себя.

Так говорили они с умилением.

Тут они увидели бегущих к шатру, блеск их оружия и обнаженные их мечи. Без милости было пронзено честное тело святого блаженного страстотерпца Христова Бориса. Его проткнули копьями Путша и Талец и Елович Ляшко.

Видя сие, отрок святого Бориса бросился на тело его и сказал:

- Не оставлю тебя, господин мой дорогой; где увяла красота тела твоего, тут и я пусть буду сподоблен окончить свою жизнь с тобою.

Был же он родом Венгерец, звали его Георгий. Святой Борис возложил на него золотую гривну, и был он любим князем безмерно. Тут пронзили и отрока.

Раненный святой Борис в испуге выбежал из шатра. И стали говорить окружившие его:

- Что стоите и смотрите? Покончим приказанное нам.

Слыша сие, блаженный начал умолять и упрашивать их, говоря:

- Братья мои милые и любимые! Погодите немного, дайте мне помолиться Богу моему.

И воззрев на небо со слезами, горько он вздохнул и стал молиться:

- Господи Боже милостивый, слава Тебе, ибо освободил меня от прельщений жития сего. Слава Тебе, прещедрый податель жизни, сподобивший меня страдания святых Твоих мучеников. Слава Тебе, Владыко человеколюбец, исполнивший желание сердца моего. Слава, Христе, милосердию Твоему, ибо Ты направил на правый и мирный путь ноги мои идти к Тебе без соблазна. Призри с высоты святости Твоей; посмотри на сердечное мое страдание, которое я принял от своего сродника. Ибо ради Тебя умерщвляют меня сегодня. Они как агнца пожирают меня. Знаешь, Господи, знаешь, что я не противлюсь, не возражаю. Имея в своих руках всех воинов отца своего и всех его любимцев, я не помыслил ничего злого сотворить брату моему. Он же всеми силами воздвигся против меня. Если бы меня оскорблял враг, я бы перенес, если бы ненавидящий уничижил меня, я бы укрылся. Но Ты, Господи, смотри и рассуди меня с братом моим. И не поставь ему в вину греха сего, но прими с миром душу мою. Аминь.

Затем, обратив к убийцам истомленное лице свое и воззрев на них умиленными очами, заливаясь слезами, сказал им:

- Братья, приступите и окончите повеленное вам, и да будет мир брату моему и вам, братья.

Все, кто слышал слова святого, не могли говорить от страха, горькой печали и многих слез. С горьким воздыханием жалостно все плакали и каждый думал:

- Увы мне, князь мой милый, дорогой, блаженный, водитель слепым, одежда нагим, жезл старости, наука ненаученным! Кто сие исправит? Как удивительно, что ты не захотел славы мира сего и величия, не захотел быть среди честных вельмож! Кто не удивится великому его смирению, кто не смирится, видя и слыша его смирение!

Посланные Святополком избили и многих отроков. С Георгия же они не могли снять гривны, отсекли голову ему и отбросили ее, так что и после не могли узнать тела его. Блаженного Бориса они обернули шатром и, положив на повозку, повезли.

Когда доехали до леса, святой Борис стал клонить голову. Узнав о сем, Святополк послал двух варягов, и те пронзили мечом сердце мученика. И тотчас святой скончался16, предав душу в руки Бога жива, месяца июля в 24-й день. Тело его тайно принесли в Вышегород17, положили у церкви святого Василия и в земле погребли его.

Так святой Борис, прияв венец от Христа Бога, был сопричтен с праведными и водворился с пророками и апостолами и с ликами мученическими, почивая в лоне Авраама, видя неизреченную радость, воспевая с ангелами, веселясь в лике святых.

Окаянные же убийцы пришли к Святополку, и, беззаконные, как бы считали себя достойными похвалы. Такими слугами бесы бывают. Ибо бесы посылаемы бывают на зло, а ангелы на добро. Ангел человеку зла не сотворяет, но всегда думает о благе его. Он помогает христианам и защищает их от супротивного диавола. Бесы же всегда на злое ловят, всегда завидуя человеку, ибо видят, что он любим Богом. Завидуя человеку, бесы стремятся ему сделать зло. Господь сказал: "Кто прельстит Ахава?", а бес ответил: "Вот я иду" (3Цар.22:20, 21). Злой же человек, стремящийся ко злу, не уступает во зле бесу. Бесы человека боятся, а злой человек Бога не боится и не стыдится людей. Бесы креста Господня боятся, а злой человек даже и креста не боится. Вот им и сказал пророк Давид: "Подлинно ли правду говорите и справедливо судите, сыны человеческие? Беззаконие составляете в сердце, кладете на весы злодеяния рук ваших на земле. С самого рождения отступили нечестивые; от утробы матери заблуждают, говоря ложь. Яд у них - как яд змеи" (Пс.57:1-4).

Не остановился на сем убийстве окаянный Святополк, но в неистовстве стал стремиться к большему. Увидев исполнение желания сердца своего, не задумался он над таким злым убийством и над соблазном своим и нисколько не почувствовал раскаяния. Вошел в сердце его сатана и стал его подстрекать к большему и худшему преступлению и к дальнейшему убийству. И думал окаянный: "Что мне делать? Если я остановлюсь на сем убийстве, то ожидает меня двоякое зло. Услышат о совершенном мои братья и скоро воздадут мне хуже совершенного. А если и не совершат сего, то изгонят меня. И буду я чужд престола отца моего, и загложет меня сожаление о земле моей. Враги мои будут поносить меня, мое княжение получит другой и в домах моих не будет живущего. Ибо я подверг гонению возлюбленного Господом и болезнь увеличил раной. Посему приложу беззаконие к беззаконию. Грех моей матери не очистится, я все равно не буду написан с праведными. Так уж пусть я буду изглажен в книге живота".

Замыслив это в уме своем, сей злой друг диавола послал сказать блаженному Глебу18: "Иди скорей, отец очень не здоров и зовет тебя".

Глеб тотчас сел на коня и с малой дружиной помчался на зов. Когда он доехал до Волги, у устья Тьмы на поле споткнулся под ним конь в канаву и повредил себе ногу. Затем прибыл к Смоленску и, отойдя от Смоленска, невдалеке остановился на реке Смядыне в лодке.

В это время пришла от Предславы к Ярославу весть о смерти отца. Ярослав же послал к Глебу со словами: "Не ходи, брат, отец у тебя умер, а брат твой убит Святополком".

Услышав сие, блаженный запечалился, горько зарыдал и сказал:

- Увы мне, господин мой, двумя плачами я плачу и сетую двумя сетованиями. Увы мне, увы мне, плачу я об отце, плачу больше, в отчаянии, по тебе, брат и господин мой Борис. Как пронзили тебя, как ты без милости был предан смерти - и не от врага, но от своего брата приял гибель. Увы мне! Лучше бы мне умереть с тобою, нежели жить в сем житии одному, осиротевшему от тебя. Я думал увидать твое ангельское лицо. И вот какое горе постигло меня. Лучше я желал бы умереть с тобою, господин мой. А теперь что делать мне, умиленному и скорбящему о твоей красоте и о глубоком разуме отца моего? О милый мой брат и господин, если ты получил дерзновение у Бога, моли о мне, унылом, чтобы и я сподоблен был ту же смерть приять и жить с тобою, а не в свете сем, полном прельщений.

Когда святой Глеб так стенал, увлажняя слезами землю, и с воздыханием часто призывал Бога, внезапно пришли посланные Святополком злые его слуги, немилостивые кровопийцы, братоненавистники лютые, имеющие свирепую душу. Святой плыл в лодке, и они встретили его на устье Смядыни. Увидя их, он возрадовался душою, а они омрачились и стали плыть к нему. Святой же ожидал принять от них целование19. Когда лодки поравнялись, злодеи схватили лодку князя за уключины, подтянули к себе и стали скакать в нее, имея в руках обнаженные мечи, блиставшие как вода. Тотчас у гребцов выпали из рук весла и все помертвели от страха. Блаженный, видя, что его хотят убить, взглянул на злодеев умиленными очами и с сокрушенным сердцем, смиренным разумом и частым воздыханием, заливаясь слезами и слабея телом, стал жалобно молить их:

- Не троньте меня, братья мои милые и дорогие, не троньте меня, - я не сделал вам ничего дурного. Не троньте меня, братья милые и господа мои, не стерегите меня. Какую обиду нанес я брату моему и вам, братья и господа мои? Если и есть обида, то ведите меня к князю вашему, а к моему брату и господину. Пощадите юность мою, помилуйте, господа мои; будьте мне господами, а я ваш раб. Не пожните меня еще не созрелого, не пожните колоса, еще но поспевшего, но еще полного молоком беззлобия. Не срезайте лозы, еще не возросшей, но имеющей уже плод. Прошу вас и умоляю. Убойтеся Сказавшего устами Апостолов: "не будьте дети умом - на злое будьте младенцем" (1Кор.14:20). Это не убийство, но сырорезание. Докажите мне, что злого сделал я. И не пожалею, если крови моей вы хотите насытиться, я уже в руках у вас, братья, и в руках брата моего, вашего князя.

Но убийц не устыдило ни одно слово, и они не изменили своего замысла. Как свирепые звери, напали они на святого и так схватили его. Он же, видя, что они не внимают словам его, стал говорить:

- Будь спасен, милый мой отец и господин Василий, будь спасена мать, госпожа моя, будьте спасены брат Борис, старейшина юности моей, брат Ярослав, мой помощник, будь спасен и ты, брат и враг Святополк, и вы все, братья и дружина. Ужо мне не увидать вас в житии сем, ибо насильно разлучают меня с вами.

И говорил он со слезами:

- Василий, Василии, отец мой, приклони слух твой и услышь голос мой. Погляди, что случилось с сыном твоим, как без вины закалают меня. Увы мне, увы мне! Слушай небо и внемли земля (ср. Втор.32:1). И ты, Борис брат, услышь голос мой. Я призывал отца моего Василия, но он не послушал меня, неужели и ты не хочешь меня услышать? Погляди на скорбь сердца моего и на рану души моей, на мои слезы, бегущие подобно реке. Никто мне не внемлет. Но ты помяни меня и помолись обо мне общему всех Владыке, так как ты имеешь дерзновение и предстоишь престолу Его.

Преклонив колена, стал он так молиться:

- Прещедрый, премилостивый Господь, не презри слез моих, но с жалостью посмотри на сокрушение сердца моего. Вот я закалаем, но за что и за какую обиду - я не знаю. Ты знаешь, Господи, Господи мой. Я ведь знаю, что Ты сказал своим апостолам: "За Имя Мое возложат на вас руки и преданы Будете родом; и брат брата предаст на смерть, и умертвят вас ради Имени Моего" (Ср. Мф 10:17, 21). И еще: "Терпением вашим спасайте души ваши" (Лк.21:19). Смотри, Господи, и суди. Вот готова душа моя перед Тобою, Господи, и Тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу.

Затем, взглянув на убийц, сказал им тихим голосом:

- Приступайте уж и кончайте то, за чем вы посланы.

Тогда окаянный Горясер велел его тотчас зарезать. Старший повар Глеба, именем Торчин, обнажил нож свой, стал на колени, взял святого Глеба за голову и перерезал горло блаженному, как незлобивому агнцу. Сие было месяца сентября в 5-е число, в понедельник. И принеслась Господу жертва чистая, святая и благовонная и взошла в небесные обители к Богу. И узрел святой желанного брата, и оба они восприяли венцы небесные, которых так желали. И возрадовались радостью неизреченною, которую достигли братолюбием своим. "Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!" (Пс.132:1).

Окаянные те убийцы возвратились к пославшему их, как сказал пророк Давид: "Да обратятся нечестивые в ад, все народы, забывающие Бога" (Пс.9:18). И еще: "Нечестивые обнажают меч и натягивают лук свои, чтобы пронзить идущих прямым путем. Меч их войдет в их же сердце, и луки их сокрушаются. А нечестивые погибнут, исчезнут, в дыме исчезнут" (Пс.36:14,15,19,20).

И сказали они Святополку:

- Сотворили мы повеленное тобою.

Услышав это, он вознесся сердцем, и сбылось сказанное псалмопевцем Давидом: "Что хвалишься злодейством, сильный? Гибель вымышляет язык твой. Ты любишь Больше зло, нежели добро, больше ложь, нежели говорить правду. Ты любишь всякие гибельные речи, язык коварный. За то Бог сокрушит тебя в конец и исторгнет тебя из жилища твоего и корень твой из земли живых" (Пс.51:3-7). Как сказал и Соломон: "Я посмеюсь вашей погибели, порадуюсь, когда придет на вас ужас; за то и будут они вкушать от плодов путем своих и насыщаться от помыслов их" (Притч.1:26,31).

Когда святой Глеб был убит, тело его бросили в пустынном месте, между двух колод. Но Господь никогда не оставляет Своих рабов, как сказал Давид: "Он хранит все кости его; ни одна из них не сокрушиться" (Пс.33:21). И вот, когда тело святого долго лежало на пустыре, Господь не оставил его пребывать в неведении и небрежении, но показывал сие место то свещей горящей, то прохожие купцы, охотники и пастухи слышали пение ангельское. Но ни слышавшим, ни видевшим сие не пришло на мысль поискать тело святого, пока Ярослав, возмущенный сим убийством, не пошел войною на братоубийцу, окаянного Святополка, которого, прияв много бранного труда, победил при помощи Божией и поспешении святых князей мучеников. Так был посрамлен и побежден нечестивый.

Убив своих братьев, Святополк стал княжить в Киеве. Ярослав же еще не знал о смерти отца. У Ярослава было много варягов, которые творили насилие новгородцам и их женам. Жители Новгорода возмутились и избили варягов во дворе Парамона. Тогда Ярослав разгневался, и со словами: "Уже мне убитых не воскресить!" с княжеского судилища во дворе послал за знатными новгородцами, которые зарубили варягов, и, обманув, перебил их.

В ту же ночь пришла к нему весть из Киева от сестры его Предславы: "Отец у тебя умер. Святополк княжит в Киеве, убил он Бориса, а на Глеба послал убийц. Берегись его".

Услышав сие, Ярослав загрустил об отце, брате и о дружине. На другой день он собрал остальных новгородцев и сказал:

- Милая моя дружина! Вчера я перебил ее, а ныне она мне пригодилась бы.

Утер он слезы и сказал новгородцам на вече:

- Отец мой умер, а Святополк сидит в Киеве, побивая своих братьев.

И сказали ему новгородцы:

- Хоть и перебил ты наших братьев, но мы можем бороться за тебя.

Собрав варяг тысячу, да других воинов 40 тысяч, Ярослав призвал Бога на помощь и пошел на Святополка, со словами: "Не я начал избивать братьев, но он. Пусть же он и ответит за кровь братьев, ибо без вины пролил он праведную кровь Бориса и Глеба, и мне может то же сотворить. Не суди Бог по правде, чтобы прекратилась злоба грешного".

И пошел на Святополка. Тот же, услышав про поход Ярослава, собрал бесчисленное войско Руси и печенегов и выступил к Любечу.

Это было в лето 6524 (1016 г.).

Оба войска встретились у Днепра, стали одно против другого по обе стороны реки и никакое из них не имело смелости начать бой. Так они и стояли друг против друга около 3 месяцев. И стал воевода Святополка, ездя по берегу, укорять новгородцев:

- Что вы пришли с хромым, вы - плотники, вот мы вас заставим строить нам хоромы.

Услышав сие, новгородцы оскорбились и сказали Ярославу:

- Завтра перевеземся через реку. Если же кто не пойдет с нами - сами убьем его.

В ту пору были уже заморозки. Святополк стоял между двумя озерами. Высадившись на берег, он всю ночь пил вино с дружиною. На заре Ярослав с войском перевезлись через реку, высадились и оттолкнули лодки от берега.

И вот пошли войска друг на друга и столкнулись. Сильная была сеча; печенеги стояли за озером и не могли помочь Святополку. Воины Ярослава притиснули Святополкову рать к озеру, столкнули их на лед, который под ними проломился. И стал одолевать Ярослав.

Видя сие, Святополк бежал к ляхам. Ярослав же сел на отцовском княжении в Киеве, после того как пробыл в Новгороде 28 лет.

Через 2 года Святополк пошел против Ярослава с королем Болеславом и ляхами. Ярослав собрал войско из Руси, варягов и словен и пошел в Волынию. Войска встретились у реки Буга и стали на противоположных берегах. Был у Ярослава пестун, воевода Буды, и начал он укорять Болеслава:

- Вот мы копьем проткнем твое чрево.

Болеслав же был огромный и тяжелый и едва мог сидеть на коне. И сказал Болеслав дружине своей:

- Если вы не оскорбились сим укором, я один погибну.

И бросился на коне в реку, за ним пошли и воины его. Ярослав же не успел приготовиться к битве, и победил Болеслав Ярослава. Болеслав вошел со Святополком в Киев, а Ярослав бежал с 4-мя мужами в Новгород. Оттуда он уже хотел бежать за море, но посадник Константин, сын Добрыни, с новгородцами рассекли лодки Ярослава, говоря: "Мы еще можем биться с Болеславом и Святополком".

И начали они собирать деньги, с каждого мужа по 4 куны, со старост по 9 гривен, а с бояр по 80 гривен. Затем призвали варягов и заплатили им собранные деньги. Так собрал Ярослав большое войско. Безумный же Святополк сказал: "Избивайте по городам ляхов".

Так и сделали. Тогда Болеслав бежал из Киева, захватив с собою имущество и бояр. Ярослав же устремился на Святополка и победил его. Святополк бежал к печенегам.

В лето 6527 (1019 г.) он возвратился со множеством печенегов. Ярослав собрал войско и выступил против него на Альту. Став на месте, где был убит святой Борис, он воздел руки на небо и сказал:

- Вот кровь брата моего вопиет к Тебе, Владыко, как кровь Авеля. Отомсти за него Святополку так, как братоубийце Каину, на которого Ты возложил стенание и трясение (Быт.4:12). Молю Тебя, Господи, пусть Святополк получит то же.

Затем, помолившись, Ярослав сказал:

- О, братья мои, если вы и умерли телом, то живы благодатью и предстоите Господу. Помогите мне молитвою.

Сказав сие, он потел на Святополка, и поле у реки Альты покрылось множеством воинов. И сошлись войска на восходе солнца, и была злая сеча, соступались трижды, бились целый день, и только к вечеру одолел Ярослав.

Сей же окаянный Святополк бежал. И напал на него бес и расслабли кости его так, что он не мог сидеть на коне и его несли на носилках. Так донесли его до Берестья. Он же говорил: "Бегите, вот гонятся за нами!"

Посылали против погони, но никого не находили. Лежа в немощи, Святополк все вскакивал и говорил: "Бежим, опять гонятся. Ох мне!"

Так не мог он побыть на одном месте. И пробежал он через ляшскую землю, гонимый гневом Божиим, и достиг пустыни между землей ляхов и чехов. Тут он лишился жизни и принял возмездие от Господа, так как свидетельствовала посланная на него болезнь о вечной муке по смерти. Так был он лишен той и другой жизни: здесь он лишился не только княжения, но и жития, а там не только царства небесного и пребывания с ангелами, но и был предан муке и огню. Могила его осталась. От нее исходит злой смрад, на показание людям, что если услышавший о сем сотворит подобное, то приимет и горше сего. Ибо Каин, не зная о возмездии, принял одно наказание, а Ламех, как уже знавший о Каине, в семьдесят раз сильнее был отомщен (Быт.4:24). Такое возмездие получают творящие зло. Как Юлиан царь, проливший много крови святых мучеников, подвергся горькой и бесчеловечной смерти, пронзенный копьем в сердце неведомо кем20, так и этот погиб в бегстве, не зная, от кого пришла ему злострастная смерть. С того времени затихла в русской земле крамола, а Ярослав получил господство в Руси.

И стал он вопрошать о телесах святых, как и где они положены. И поведали ему, что святой Борис погребен в Вышегороде, о святом же Глебе не все знали, что он был убит в Смоленске. И тогда сказали Ярославу близкие, что они слышали от приходивших оттуда, будто там они видели сияние и свечи на пустынном месте21. Услыхав сие, Ярослав послал на поиски в Смоленск пресвитеров и сказал им: "Это мой брат".

Те пошли и отыскали его тело там, где совершались видения22. С почтением, со свечами многими и кадилами перенесли они его в лодки и отвезли в Вышегород, где лежало тело преблаженного Бориса; там они вырыли могилу и положили тело, изумленные его прекрасным и цветущим видом. Дивно и чудно и памяти достойно, что тело святого столько лет оставалось невредимым, не тронутое плотоядными зверями, и не только не почернело, как это бывает с трупами, но было светло, прекрасно, цело и благовонно. Так Бог сохранил останки своего страдальца.

Многие не выдали, что тут лежали телеса святых страстотерпцев. Но как сказал святой Евангелист: "Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И Зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем" (Мф.5:14, 15), так и сих святых Господь поставил светить миру и сиять премногими чудесами в русской стране, где много страждущих получили спасение. Слепые стали видеть, хромые получили быстроту серны, согбенные выпрямились. Но разве можно все поведать и рассказать о сотворившихся там чудесах. Поистине даже весь мир не может вместить содеянных предивных чудес, они многочисленнее песка морского; святые творили их не только здесь, но и по всем странам и землям, исцеляя болезни и все недуги, посещая заключенных в темницах и узах. На местах же, где они прияли мученические венцы, были созданы церкви во имя их. И творили они здесь много чудес.

Нет умения и сил прославить вас, святые братья! Если назвать вас ангелами, которые тотчас приходят на помощь скорбящим, то вы во плоти жили среди людей. Если назвать вас людьми, то вы превышаете человеческий ум множеством чудес. Назвать ли вас цесарями и князьями, то вы стяжали смирение большее, чем у простых и смиренных людей, и через него вселились в вышние жилища. Поистине вы цари над царями и князья над князьями, ибо при вашей помощи и защите наши князья противников своих державно побеждают и прославляются вашей помощью. Вы им и нам оружие, вы земли русской забрало и утверждение, вы обоюдоострые мечи, которыми мы низлагаем дерзость врагов и попираем в землю гордость диавола. По истине и без сомнения следует сказать: вы небесные люди и земные ангелы, столпы и утверждение земли нашей. Помогите же своему отечеству, как великий Димитрий23, который сказал: "Если я был с ними при веселии, то умру с ними, когда они погибают".

Но тот великий Димитрий изрек сие об одном городе, а вы имеете попечение и возносите молитву не об одном городе, ни о двух, а о всех - о всей земле русской. О блаженное вместилище, приявшее ваши телеса честные, как многоценное сокровище, блаженная церковь, в которой стоят ваши святые раки, где положены ваши блаженные телеса! О Христовы угодники! Блажен по истине и высок город Вышегород, имеющий у себя такое сокровище, которому не равен весь мир. По истине он назван Вышегородом, будучи превыше других городов. Вторым Солунем явился он в русской земле, имея в себе врачевство безмездное. И не только нашему племени дано было Богом спасение, но и всей земле. От всех стран туда приходят и безмездно получают исцеление. Как во святом Евангелии Господь сказал святым Апостолам: "Даром получили, даром давайте" (Мф.10:8).

О сем и Сам Господь сказал: "Верующий в меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и Больше этих сотворит" (Ин.14:12).

Но, о блаженные страстотерпцы Христовы, не забывайте отечества, где пожили вы телесно, не оставляйте его посещением, и в молитвах всегда молитесь о нас, чтобы не постигло нас зло и чтобы не коснулась болезнь телес ваших рабов. Ибо вам дана благодать молиться за нас, вас сделал Господь ходатаями, молящимися за нас. К вам прибегаем, умоляем вас, припадая к вам со слезами, вам молимся, чтобы не наступила на нас нога гордыни, чтобы рука грешника не погубила нас и чтобы не постигла нас всякая пагуба. Отгоните от нас голод и несчастие, избавьте нас от меча и усобной брани, не дайте пасть во грехе; уповаем на вас, молитву нашу приносите усердно ко Христу Богу, ибо мы согрешили и сотворили безмерное беззаконие. Но, надеясь на вашу молитву, возопием ко Спасу: "Владыко, един Ты без греха, призри с Твоего святого небеси на нас убогих. Мы согрешили - очисти нас, сотворили беззаконие - пощади, споткнулись - повремени, очисти нас как блудницу и как мытаря прости. Пусть придет милость Твоя, пусть прольется на нас человеколюбие Твое, не оставь нас в грехах наших, не предай нас горькой смерти, но искупи нас от зла века сего, дай время для покаяния, ибо велико наше беззаконие пред Тобою, Господи. Поступи с нами милосердно, Господи, ибо мы Тебя именуем. Помилуй нас, ущедри, заступи молитвами пречестных Твоих страстотерпцев, не предай нас в поношение, но излей милость Твою на овец пажити Твоей, ибо Ты - Бог наш, Тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу".

Сей благоверный Борис был потомок благого рода, послушлив отцу, всем покорен, телом был прекрасен, высок, широк в плечах, тонок в поясе, лицо у него было круглое, веселое, глаза добрые, борода и усы небольшие, ибо был он еще юн. По-царски сиял он, был украшен как цвет цветущей юностью своей. На рати был он храбр, в совете мудр и разумен, благодать Божия цвела в нем.

"Не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием" (Еккл.1:8), - сказал Екклесиаст, так и чудес святых мучеников ни ум наш не может постигнуть, ни язык выразить, ни слово изъяснить, какое возмездие получили они от Господа за труд свой, как чада и причастники царства Божия. Как сказал Иоанн Богослов: "А тем, которые приняли его, дал власть Быть детьми Божиими" (Ин.1:12). И Давид: "К святым, которые на земле - к ним все желание мое" (Пс.15:3). И еще: "Страшен ты, Боже, во святилище Твоем, един творящий чудеса" (Пс.67:36; 71:18). Преподобный же Иоанн Дамаскин писал, что такие мужи и по смерти живы и Богу предстоят. Источник нашего спасения Владыка Христос помощь их подаст, ибо от мученических телес миро благоуханное исходит. И еще: кто в Бога верует и в надежду воскресения, тот не назовет их мертвыми. Ибо как мертвая плоть может творить чудеса, как ими бесы отгоняются, проходят болезни, исцеляются немощи, слепые получают зрение, прокаженные очищаются, скорби и несчастия прекращаются и всякое доброе даяние от Отца света через них исходит, и их с верою и без сомнения молят! Как ты должен утруждаться, чтобы найти заступника перед смертным царем, держащего за тебя ответ, а вот сии - заступники всего рода, которые за нас Богу молитвы творят. Как нам не чтить их, приводящих всех к Церкви и к Богу! Почитая память их, с весельем творим праздник святых, которых Господь прославил премногою благодатью и чудесами - сих чудотворцев, заступников всех стран нашей русской земли.

Многие не знали, что в Вышегороде почивают святые мученики и страстотерпцы Христовы Роман и Давид, но Господь не допустил, чтобы такое сокровище таилось в земле, и обнаружил его для всех. На месте, где они лежали, иногда виделся огненный столп, иногда же слышалось ангельское пение. Слыша сие и видя, люди славили Бога и приходили поклоняться со страхом на месте том. Много приходило и от иных стран. Одни верили слухам, другие не верили, считая сие за ложь, как Апостол сказал о Кресте: "Для погибающих - юродство есть, а для нас, спасаемых - сила Божия" (1Кор.1:18). Господь же во святом Евангелии сказал: "И тот, кто упадет на этот камень, разовьется" (Мф.21:44), а верующий в него не постыдится. Однажды пришли к тому месту, где лежали святые, погребенные под землею, варяги, и один из них вступил на него; тотчас же огонь вышел из гроба и опалил ноги варяга. Тот вскочил, стал рассказывать и показал дружине свои обожженные ноги. С тех пор не осмеливались подходить близко, но со страхом поклонялись. Немного спустя загорелась церковь святого Василия, у которой были положены святые. Пономарь той церкви, по окончании заутрени, был омрачен от вселукавого сатаны сном и, не осмотрев церковь как следует, ушел к себе домой, а в церкви забыл потушить свечу, горевшую на высоком месте. Спустя некоторое время загорелась церковь. Люди устремились к ней; горела церковь от верха; все оттуда вынесли, иконы и сосуды, так что ничего не сгорело, кроме самого здания. Все это произошло по Божиему попущению. Церковь была деревянная и обветшала. Господь явил сим Свою волю, чтобы иная церковь была построена на том месте во имя святых блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба и чтобы телеса их были с любовью вынуты из недр земных, что и случилось. О всем этом поведали Ярославу. Князь призвал митрополита Иоанна, сказал ему о своих братьях, святых мучениках, и тот был как бы в ужасе, сомнении, радости и дерзновении к Богу. Выйдя от князя, митрополит собрал клирошан и всех священников и велел идти крестным ходом к Вышегороду. И пошли к месту, где лежали святые, с ними и Ярослав-князь. На том месте, где стояла сгоревшая церковь, поставили небольшую храмину. Архиепископ же, придя с крестами, сотворил в ней всенощное пение. Рано утром архиепископ пошел с крестами к месту, где лежали пречестные телеса святых, сотворил молитву и велел разрыть землю, находившуюся над гробом святых. И откопав, вынули гроб из земли. И приступил митрополит Иоанн и пресвитеры со страхом и любовью, открыл гроб святых, и увидели чудо преславное. Телеса святых не имели никакого повреждения, но были совершенно целы и белы как снег, лица их были светлы, как у ангелов, благоухание исходило от них. Сильно дивились архиепископ и все люди. И отнесли они телеса в ту храмину, которая была поставлена на месте сгоревшей церкви, и положили их над землею на правой стороне.

Выл в Вышегороде муж, именем Миронег, огородник. Он имел сына, у которого нога высохла и согнулась. И не мог он ходить и не ощущал ее. Ходил же он, сделав себе деревянную ногу. И пришел он к святым, припал к их гробу и молился Богу и святым, прося от святых исцеления. Так день и ночь молился он со слезами. Однажды ночью явились ему святые страстотерпцы Христовы Роман и Давид и сказали: "Что ты вопиешь к нам?"

Тот показал ногу, нуждающуюся в исцелении. Они взяли ногу сухую и трижды ее перекрестили. Пробудившись от сна, он увидел себя здоровым и вскочил, славя Бога и святых. Затем он поведал всем, как святые его исцелили, и сказал, что видел и Георгия, отрока святого Бориса, который шел перед святыми, неся свечу. Видя такое чудо, люди прославили Бога.

Некий слепец пришел и пал у гроба святых, и целовал его с любовью, прикладывая к нему очи и прося исцеления. И тотчас прозрел. И все прославили Бога.

Тогда Миронег рассказал князю об обоих чудесах. Князь Ярослав прославил Бога и святых мучеников и, призвав митрополита Иоанна, с весельем поведал ему слышанное. Архиепископ также воздал хвалу Богу и дал князю богоугодный совет построить прекрасную церковь. И угоден был князю совет его, и велел он плотникам приготовить деревья на строение церкви. Была уже зима. Плотники приготовили дерева и при наступлении лета построили церковь великую, имеющую пять глав. Князь же украсил ее всякою живописью и иконы святых велел написать, чтобы верные видели в церкви как бы самих святых и поклонялись им, и лобызали их, с верою и любовью. И в крестном ходу Иоанн митрополит, князь Ярослав, все священники и весь народ перенесли в церковь мощи святых и освятили ее. И уставили празднование месяца июля в 24-й день, когда был убит преблаженный Борис. В этот же день совершилось и перенесение святых мощей и освящение церкви.

Когда на святой литургии присутствовали князь и митрополит, случилось быть в храме человеку хромому. С большим трудом приполз он в храм, молясь Богу и святым. И тотчас стали крепкими ноги его, благодатью Божией и молитвами святых. И, восстав, пошел он перед всеми. Видя сие чудо, благоверный князь Ярослав, митрополит и все люди воздали хвалу Богу и святым.

После литургии князь позвал на трапезу всех: и митрополита и пресвитеров, и справили они праздник, как подобало. И много имения роздал князь нищим, сиротам и вдовицам.

И вот скончался Ярослав (в 1054 г.), прожив с честыо по смерти отца своего 38 лет и оставив наследниками своих сыновей: Изяслава, Святослава и Всеволода, разделив между ними наследие, как следовало: Изяслава, старшего, посадил княжить в Киеве, Святослава - в Чернигове, Всеволода - в Переяславле, прочих же по иным волостям. Изяслав-князь, унаследовавший великое княжение, положил тело отца своего в мраморной раке, которую поставил в притворе церкви святой Софии, созданной отцом24.

Прошло два года и церковь уже обветшала. Придя однажды в нее, Изяслав Ярославич увидел ее ветхость, призвал старшину плотников и велел ему построить новую, одноглавую церковь во имя святых страстотерпцев, указал он и место для нее близ первой ветхой церкви. Князь упросил и митрополита Георгия, чтобы он помолился на месте том и дал денег, нужных на построение церкви. Старшина плотников собрал всех своих рабочих и скоро построил церковь на указанном месте. Услышав о сем, князь послал к старейшине города со словами: "Даю от княжеской дани на украшение церкви".

Когда церковь была закончена совсем, боголюбец Изяслав, умолил архиепископа Георгия, чтобы тот учредил перенесение мощей святых в новую церковь. Съехались братья Изяслав и Всеволод и митрополит Георгий Киевский и другие, Пеофит, Черниговский епископ, Петр Переяславский, Никита Белозерский, Михаил Юрьевский, игумен Печерского монастыря Феодосий, Софроний от святого Михаила, Герман от святого Спаса и прочие все игумены и сотворили светлое празднество. И взяли прежде князья на рамена тело святого Бориса в раке деревянной и понесли в предшествии преподобных черноризцев со свечами. За иноками шли дьяконы и пресвитеры, затем митрополит и епископы. И принеся, поставили раку в церкви, открыли ее, и исполнилась церковь благоухания чудного. Видевшие сие, всепрославили Бога. Митрополита же объял ужас, ибо он не твердо веровал святым; пал он ниц и просил прощения. И целовав мощи, положили их в каменную раку. Затем взяли каменную раку с телом святого Глеба, поставили на сани и, взявшись за веревки, повезли их. И когда были уже в дверях, остановилась рака и не двинулась вперед. Тогда повелели народу восклицать: "Господи помилуй!" И молились Господу и святым. И тотчас сдвинули раку. Затем целовали главу святого Бориса. Митрополит Георгий взял руку святого Глеба и благословил князей Изяслава, Святослава и Всеволода. И снова Святослав, взяв руку митрополита, державшего святого за руку, приложил ее к язве, которая была у него на шее, к очам и к темени. Затем положил руку в гроб, и стали петь святую литургию. Тогда Святослав сказал Берну: "Что-то мне колет голову".

Берн поднял клобук и, увидев на голове ноготь святого Глеба, снял его и отдал Святославу. Тот же прославил Бога о благом даре святых. После литургии все братья пошли и обедали вместе. Светло отпраздновали они праздник и много милостыни сотворили убогим. Затем облобызались и мирно разойтись каждый к себе. И с тех пop25 установился сей праздник месяца мая во 2 день, в честь и славу святых мучеников, благодатью Господа нашего Иисуса Христа.

Некий человек был нем и хром, нога у него была отнята по колено. Сделав деревянную ногу, он ходил на ней. И пребывал у церкви святых с иными убогими, принимая от христиан милостыню, платье или иное, что кто хотел дать. И был в Вышегороде старшина огородников, которого мирское имя было Ждан, а во святом крещении Николай. И творил он праздник святому Николаю ежегодно. В один из дней на его праздник пошли убогие и тот хромец, надеясь что-нибудь получить. Войдя в дом тот, сел он перед храминою. Случилось же так, что ему не дали ни есть, ни пить, и сидел он голодный и жаждущий. Тогда внезапно впал он в исступление и видение видел. Представилось ему, что он сидел у церкви святых. И увидел он Бориса и Глеба, вышедших как бы из алтаря и шедших к нему, и пал он ниц. Святые взяли его за руку, посадили его и стали говорить об исцелении его. Потом перекрестили уста его, взяли его больную ногу, как бы помазали маслом и потянули ее за колено. Все сие недужный как бы во сне видел, ибо он упал ниц в том доме. Увидев его распростертым на земле, люди повертывали его туда и сюда. Он же лежал как мертвый, не имея сил двинуть ни устами ни очами. Только душа его в нем была и сердце билось в нем. Все думали, что его поразил бес. Взяли его, понесли и положили у церкви святых, перед дверями. Многолюден стояло вокруг, смотрели и дивились преславному чуду. Из колена страдальца появилась нога и стала расти, пока не сравнялась с другой, и это произошло не в долгий срок, а в один час. Видя сие, находившиеся тут прославили Бога и его угодников, мучеников Романа и Давида. И все воскликнули:
- "Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его? Благословен Господь Бог, един творящий чудеса!" (Пс.105:2; 71:18).

0

33

..........................продолжение от 15 мая


В городе Дорогобуже некая женщина, раба, трудилась в доме госпожи своей, по ее повелению, в день святого Николая, когда все шли в церковь его. Другие женщины, видя ее за работой, стали укорять и звали ее в церковь. Она же не послушала их и продолжала свое дело. Вдруг въехали во двор три мужа в белых ризах. Выглянув из дверей, она увидела их. Один из них был стар, по обеим же сторонам его двое юношей. И сказали ей юноши:

- О женщина, как ты посмела оскорбить отца нашего, Николая, работая в его праздник и не идя в церковь?

Она же отвечала им:

- Я убогая вдова, мне надо работать, а не ходить в церковь.

Тогда старый муж сказал юношам:

- Что вы с ней говорите? Размечите ее дом.

Они приступили и разметали дом до половины. Старый же муж, подойдя к женщине, взял ее за правую руку и выбросил ее из комнаты. И упала она замертво. Видя женщину распростертой, соседи взяли ее и отнесли в другой дом. Положили ее и сели около, желая послушать, что она скажет. Она же не могла двинуть ни глазами ни устами, но лежала как мертвая и ничего сама не ела, только, раздвинув ей уста, вливали ей в рот ложкою молоко или воду. Так пребывала она до Великого поста. В неделю мясопустную взяли женщину и отнесли в церковь святого Николая. После молитвы, совершенной над нею, она несколько открыла глаза и, как бы пробудившись от сна, попросила есть, смогла принять пищу и рассказала случившееся. Правая же рука у ней оказалась высохшей, и она ее не ощущала. И вот она уже не имела сил служить господам. Видя ее такой немощной, госпожа прогнала ее от себя, и отрок, который родился у нее на свободе, стал рабом. Но судьи не позволили поступить таким образом, а повелели господам ее лишиться ее цены, и обоих освободили, так как она работала поневоле и получила наказание. Прошло 3 года. Сухорукая женщина услыхала, как человек со сведенными руками и ногами получил исцеление в церкви святых мучеников Романа и Давида. И вот пошла она в Вышегород. Пришла в день субботний, когда был канон Успения святой Богородицы, и сказалась старейшине клириков той церкви, Лазарю. Он велел ей пробыть ночь у церкви. Утром, когда шли с крестами к церкви святой Богородицы, сухорукая женщина приступила к Лазарю и поведала ему такой свой сон:

- Когда я в эту ночь сидела у церкви, пришли ко мне двое прекрасных юношей и сказали мне: кто тебя посадил здесь? Я же отвечала: священник Лазарь так велел мне, сказав: сядь здесь, может быть Бог, по молитве святых мучеников, исцелит тебя. Слышав сие, тотчас старший из юношей, сняв перстень, отдал мне и сказал: надень его на руку и перекрестись, и он исцелит тебе руку.

Услышав сие, Лазарь велел ей присутствовать на литургии у дверей церковных, чтобы ей по окончании пения и молитв помазали руку маслом из кадила. Стали петь литургию. Когда отпели "Святой Боже" и певец сказал "песнь Богородице, прокимен: Величит душа моя", внезапно сухая рука женщины заболела, повязка, поддерживавшая руку, спала, и женщина устремилась к алтарю, трепеща и потрясая рукою. Видя это, все люди и клирики сочли ее бесноватой и повлекли ее ко гробу святых. Глядя на нее и узнав ее, Лазарь пришел в ужас. И в то время рука ее исцелялась. Все видевшие это прославили Бога за такое чудо, дивясь скорому Божию посещению и силе святых мучеников Христовых.

Жил в городе некий слепец. Приходил он к церкви святого Георгия и молился святому, прося прозрения. Однажды ночью явился ему святой мученик Георгий и сказал: "Что ты взываешь ко мне! Если ты хочешь прозреть, я тебе поведаю, как сего достигнуть. Иди к святым Борису и Глебу, они, если пожелают, даруют тебе зрение, о котором ты просишь. Ибо им дана благодать от Бога в стране русской прощать и исцелять всякие муки и недуги".

Видя сие и слыша, слепец пробудился и отправился в путь, как ему было ведено. Пришел он в церковь святых мучеников и пробыл тут несколько дней, припадая и моля святых, пока они не посетили его. И прозрел он и стал видеть, славя Бога и святых мучеников, так как получил исцеление. И рассказал он всем, как видал, что пришли к нему святые мученики, перекрестили ему глаза трижды, и тотчас они отверзлись. Все возблагодарили Бога за те преславные, предивные и несказанные чудеса, которые творились святыми мучениками. Ибо написано: "Желание боящихся Его Он исполняет, вопль их слышит и спасает их" (Пс.144:19), и еще: "Творит все, что хочет" (Пс.133:11)

Умножались чудеса святых и росла их благодать. И как писано во святом Евангелии: "и всему миру не вместить книг" (Ин.21:25), они творились, не будучи записываемы, и кто знал о них - рассказывал. Тогда Святослав, сын Ярослава, замыслил создать святым каменную церковь, построил он ее до 50 локтей в высоту, и скончался (в 1079 г.). Всеволод, став князем в земле русской, довершил ее всю. Когда же она была окончена, тотчас в ту же ночь упал ее верх и вся она разрушилась. Потом Всеволод умер (в 1093 г.), пожив мирно и исправив державство, порученное ему Богом. Княжение в Киеве принял Святополк Изяславич, а Давид и Олег - в Чернигове, Владимир же - в Переяславле. В те времена враги земли нашей стали крепче нас и причиняли нам много насилия за наши грехи. Церковь святых мучеников пришла в забвение, и никто не мог позаботиться о строении ее и о записи чудес.

Вот что повидали очевидцы происшедшего чуда. Святополк-князь заключил в подземную темницу за некую вину двух мужей в тяжких оковах, не исследовав дела, но послушав оклеветавших их. Забыл он сказанное пророком Давидом: "сердце развращенное будет удалено от Меня; злого я не буду знать. Клевещущего на ближнего своего изгоню" (Пс.100:4-5). Заключив мужей в темницу, князь забыл о них. Находясь в такой беде, они много молились святым страстотерпцам и каждое воскресенье давали стражу денег, чтобы он купил просфору и принес ее в церковь святых Романа и Давида. Прошло много времени, а заключенные все томились в печали и скорби, молясь непрестанно и призывая святых страстотерпцев. И те не презрели их, но спасли, заступились за них и помогли. Однажды ночью, когда двери темницы были заперты и вынутая лестница лежала наружи, во время сна сих узников и иных многих, внезапно один из заключенных мужей оказался спящим вне, над темницею, пробудился свободным от уз и увидел, что железные оковы, которые были на нем и на его товарище, изломаны и лежали около него, обручи же, полагавшиеся на ноги, извиты как веревка. Восстав, он прославил Бога и святых Его угодников. Вспомнив виденное, он позвал сторожа, показал ему, что произошло, и сказал: "Отведи меня к церкви преславных мучеников"

Придя в церковь к утрени, а было это в четверг, поклонился он перед святыми ковчегами и сказал всем клирикам и людям, бывшим в церкви:

- Когда мы и много других спали в темнице, внезапно как бы поднялась ее крыша, и мы увидали, что вошли святые и сказали: "Почему вы находитесь здесь?" - Мы ответили: "Такова воля князя, нас оклеветали". Святые же сказали нам: "Повелеваем вам: ты иди в церковь и поведай, что видел, товарища же твоего мы оставляем в темнице. Его мы сделали слепым, на уверение других, когда те не поверят. Сами же мы удалимся в греческую землю; возвратившись через три дня, посетим его и возвратим ему зрение. Тогда ступайте и скажите князю: зачем ты так поступаешь, не исследовав дела, томишь и мучаешь. Если ты в сем не раскаешься и не перестанешь так творить, то знай, что никак не избегнуть тебе ада". Сказавши это и иное, они исчезли из наших глаз. Я, видевший сие, рассказал вам, братия, если же вы хотите лучше видеть и слышать, пойдем к темнице.

Придя к ней, все увидели, что замки невредимы и заперты, а лестница, по которой входят и выходят, лежит вне. И удивились они и прославили Господа и святых. Открыв темницу, увидели они, что узник, о коем сказано, действительно ослеп, так что ни век ни ресниц нельзя было различить, уз же на нем не было. Расспрошенный, он рассказал то же самое. Тогда оба узника были отпущены и не отходили от церкви день и ночь, особенно ослепленный; как бы позор имевший от святых и как бы прося о долге, припадал он к гробам и, молясь, говорил: "О святые угодники Христовы, не презрите, не забудьте вашего обещания. Даруйте мне по вашему обету, которым вы обязались".

Так он творил три дня. Настало воскресенье, пришел он в церковь и молился до утрени. Досадил его вопль поющим, так что они прогневались и сказали:

- Следует удалить слепца сего, ибо нельзя петь.

Он же оставался, биясь и припадая к святым, и восклицал:

- Помилуйте меня, ибо обещали мне это.

Затем он внезапно обернулся и сказал:

- Пойте: "Господи помилуй!" Созерцайте славу Божию и святых: вот я прозрел.

И стали очи его здравы, как бы и не болели и не были слепыми. Тогда все прославили Бога и святых страстотерпцев. Затем пошли и сказали Святополку-князю, что слышали и видали. И с тех пор он редко причинял насилие людям и в продолжение многих лет творил праздник святым, часто приходя летом в Вышегород.

Хотел он и церковь построить на старом месте, над гробом святых, говоря: "Не посмею переносить с места наместо".

Но по Божьему устроению и по воле святых мучеников не сбылся его замысел. В те времена, как сказано, Владимир, сын Всеволода, называемый Мономах, княжил в Переяславской земле. Большую любовь он имел к святым и много приношений творил им. И замыслил он оковать святые раки честных мучеников серебром и золотом. Придя ночью, он обмерил гробы и, расковав доски серебряные, позолотил их. Затем, опять придя ночью, оковал все чудодейные и достохвальные святые гробы и ночью же ушел. Пришедшие утром узрели сие с радостью, поклонились и хвалу воздали святым и Богу, возложившему на сердце благоверному князю такую мысль. Многими словами похвалили они кротость его и смирение, благородство и великий ум, любовь к святым и тщание к Богу и ко святым церквам, которую проявлял благоверный князь Владимир, особенно к сим святым.

Это он сотворил в лето 6610 (1102 г.), после же перенесения мощей он сотворил еще большее над святыми гробами. Выковав серебряные доски с изображениями святых, он позолотил их, украсил серебром и золотом и хрустальными большими позолоченными свещниками, на которых горели свечи. И так он все прекрасно устроил, что невозможно рассказать сей красоты. И говорили приходившие из Греции и из других земель: "Много мы видели рак святых, но нигде не было такой красоты".

Так хорошо устроил он все на память о своих добрых делах и на благословение от Господа, сказавшего: "Не собирайте себе сокровищ на земле, но на небе" (Мф.6:19-20), и от святых, которых он так почтил, и на похвалу и благословение людей, видевших и слышавших.

Когда Владимир оковал раки святых, князь Олег, сын Святослава, задумал построить каменную церковь, вместо разрушившейся в Вышегороде. Привел он храмоздателей и велел им строить, дав им обильно все, что для этого требовалось. Когда церковь была построена и расписана, он часто понуждал и молил Святополка перенести святых мучеников в созданную церковь. Тот же, из зависти к труду его, не хотел перенести, ибо не сам создал ту церковь.

Спустя немного времени Святополк преставился, на второе лето по украшении церкви. И был сильный мятеж и крамола в народе, и ропот. Тогда соединились все люди, особенно большие и знаменитые мужи, и пришли ко Владимиру с просьбой, чтобы он прекратил крамолу. Тот пошел, утолил мятеж и ропот и приял княжение в земле русской.

В лето 6623 (1115 г.), когда Владимир княжил в Руси, умыслил он перенести сих святых страстотерпцев в созданную церковь и возвестил об этом братьям своим, Давиду и Олегу. Они всегда молили и понуждали Владимира перенести мощи святых. Тогда Владимир со своими сыновьями, затем Давид и Олег со своими сыновьями, пришли к Вышегороду, прибыл и митрополит Никифор, собрав всех епископов: из Чернигова Феоктиста, из Переяславля Лазаря, Мину из Полотска, Даниила из Юрьева, и всех игуменов: Прохора Печерского, Савву от святого Спаса, Сильвестра от святого Михаила, Петра от обители святой Богородицы Влахернской, Григория от святого Андрея, Феофила от святого Димитрия и многих других игуменов и весь святительский и чернеческий чин, всех клириков и всех священников. И сошлось сюда от всех стран русской земли и от иных стран многое множество народа и князей, все бояре, старейшины и воеводы всей русской земли и всех подчиненных ей областей, короче сказать, все люди тут были, всякая область, богатые и убогие, здоровые и больные, так что наполнился весь город, и народ не находил места и по стенам городским. И в 1 день месяца мая освятили церковь, в субботу второй недели по Пасхе. Утром в святое воскресенье, во 2 день того же месяца, начали петь утреню в обеих церквах. И поставив сначала на украшенные сани, которые для сей цели были устроены, раку святого Бориса, повезли ее. За санями пошел Владимир с благоговением и смирением, митрополит и священники со свечами и кадилами. И влекли сани за толстые веревки, теснясь и утруждаясь, вельможи и все бояре. Веревки были привязаны с двух сторон, за них и влекли честные раки, и не было возможно ни идти, ни тащить сани вследствие множества людей. Тогда Владимир велел бросать народу деньги, меха и ткани. Видя это, часть народа бросилась к ним, другие же, оставив сие, устремились к святым ракам, чтобы удостоиться прикосновения к ним. И сколько не было людей, никто не мог удержать слез от радости и великого веселия. И так едва имели возможность влечь сани. Так же и раку святого Глеба повезли на других санях, в сопровождении князя Давида, епископов, клириков, бояр и бесчисленных людей, которые все восклицали: "Господи помилуй" и со слезами призывали Бога. И произошло великое чудо. Мощи святого Бориса везли благополучно, только от людей была теснота. Когда же повезли святого Глеба, рака стала неподвижно. Потащили ее насильно, но веревки оборвались, хотя и были так толсты, что человек едва мог охватить их обеими руками. И оборвались они сразу. Люди восклицали: "Господи помилуй". Было же их множество во всем граде, теснились они по заборам и по стенам городским. И поднялся от всего народа клик: "Господи помилуй". И тотчас двинулась рака сама собою. Так привезли и положили с честью святых страстотерпцев Бориса и Глеба в новосозданной церкви на правой стороне месяца мая во 2 день. Затем все разошлись по своим домам, славя Бога и святых страстотерпцев.
В городе Владимире Залесском княжил внук Владимира Мономаха, Всеволод Юрьевич. На него восстали два племянника, Мстислав и Ярополк Ростиславичи (в 1175 г.), которые пришли из Великого Новгорода, тайно призванные ростовцами на княжение. И пошли они войною на Всеволода, дядю своего, ко граду Владимиру, желая изгнать князя из его отчины и получить себе большую область. После великой битвы Ростиславичи были поражены Всеволодом, захвачены в плен и приведены во Владимир. Всеволод приставил к ним стражу, но позволил им ходить на свободе. Владимирцы, видя сих пленных князей на свободе, а не в темнице, возроптали и, придя с оружием на двор князя своего Всеволода, восклицали:

- Зачем, князь, держишь ты врагов наших не в узах, а на свободе? Или казни их смертью, или ослепи, или отдай их нам.

Будучи милостивым, Всеволод не хотел причинить зла плененным на войне князьям, но для народа велел посадить их в темницу, чтобы утишился мятеж народный. Спустя некоторое время, опять владимирцы стали взывать к великому князю Всеволоду:

- Выдай нам Ростиславичей, хотим их ослепить.

Великий князь опечалился, но не мог удержать народ от мятежа. Владимирцы разметали темницу и, схватив Мстислава и Ярополка, ослепили их и отпустили. Так несчастные Ростиславичи, Мстислав и Ярополк, хотевшие большей славы и власти, были усмирены и ослеплены. И вот пошли они к Смоленску и пришли на Смядыню в церковь святых мучеников Бориса и Глеба. Был же тогда день памяти убиения святого Глеба, 5 сентября. И молились князья Богу с великим усердием и призывали на помощь святых мучеников, как сродников своих, чтобы святые послали им облегчение, так как язвы на месте очей гноились у них. Когда они молились, сначала облегчилась боль, а затем неожиданно им было даровано прозрение. Ясно видя, начали Ростиславичи славить и благодарить Бога, Пречистую Богородицу и святых князей Романа и Давида. И возвратились они с радостью в дома свои, рассказывая всюду о милости Господней, поданной им по молитве святых мучеников.

В городе Турове жил в древние времена26 старец некий, именем Мартин, бывший прежде поваром у епископов Туровских, Симеона, Игнатия, Иоакима и Георгия. Епископ Георгий освободил Мартина ради старости его от службы. Прияв иноческий образ, Мартин стал жить в епископском монастыре у церкви святых мучеников Бориса и Глеба, один в келии. И страдал он часто от болезни живота. Когда страдания приступали к нему, старец лежал, крича от боли, не имея сил встать и позаботиться о теле своем. Однажды, хворая тем недугом, лежал он в келии и изнемогал от жажды. Но никто не посетил его, так как вокруг монастыря тогда разлилась вода. На третий день вошли к нему святые мученики Борис и Глеб, в том виде, как они были изображены на иконе, и сказали:

- Чем ты хвораешь, старче?

Тот рассказал им о своем недуге. И спросили они его:

- Не надо ли тебе воды?

- О господа мои, - отвечал старец, - уже давно я ее жажду.

Один из них взял коромысло и принес воды, а другой зачерпнул ковшик. И напоили они старца. Тогда он спросил их:

- Чьи вы дети?

Они ему отвечали:

- Мы братья Ярослава.

Старец, думая, что они родственники князя Георгия Ярослава, сказал:

- Да пошлет вам Господь многие лета, господа мои, возьмите сами хлеба и ешьте, ибо я сам не могу послужить вам.

Они отвечали:

- Пусть хлеб останется для тебя, а мы пойдем. Ты же не хворай больше, но усни.

И тотчас стали невидимы. Выздоровев, старец понял, что его посетили святые Борис и Глеб, и, встав, прославил Бога и угодников Его. И с тех пор никогда не хворал он тем недугом, но все время был здоров и рассказывал братии о исцелении, дарованном ему святыми мучениками.

Благоверный князь Александр Ярославич, прозванный Невским, во время княжения своего в Великом Новгороде, вел войну со шведами. Когда он с войском пришел на реку Неву, один из его воевод, богобоязненный муж, именем Филипп, исполняя порученную ему ночную стражу, увидел при восходе солнца плывущий по воде корабль; посреди корабля стояли святые мученики Борис и Глеб в одеждах червленых, гребцы же сидели, одетые как бы мглою. И сказал святой Борис святому Глебу:

- Брат Глеб, пойдем скорее, поможем сроднику нашему, князю Александру, против неистовых врагов.

Сие видение воевода поведал князю своему. И в тот день князь Александр, помощью святых мучеников Бориса и Глеба, победил и попрал силу шведов, вождя их Биргера сам уязвил мечом в лицо и с торжеством возвратился в Великий Новгород27.

Подобным же образом, когда великий князь московский Димитрии Иоаннович вел войну с царем татарским Мамаем, ночной страж Фома Хацибеев видел открытое ему Богом такое видение. На высоте показалось большое облако, и вот с востока шли как бы великие полки, с юга же явились двое светлых юношей, державшие в руках свечи и острые обнаженные мечи. Сии юноши были святые мученики Борис и Глеб. И сказали они воеводам татарским:

- Кто вам велел истреблять отечество наше, от Господа нам дарованное?

И стали они сечь врагов, так что никто из них не уцелел. Наутро страж тот поведал свое видение великому князю. Князь же, возведя очи свои на небо и воздев руки, стал молиться со слезами, говоря:

- Господи Человеколюбче, по молитве святых мучеников Бориса и Глеба помоги мне! Как Моисею на Амалика (Исх.17), как Давиду на Голиафа (1Цар.17), как Ярославу на Святополка, как прадеду моему Александру на шведского короля, таки мне на Мамая подай помощь.

И в тот день великий князь Московский Димитрий, по молитве святых страстотерпцев Бориса и Глеба, победил Мамая царя татарского28.

Сие и множайшие чудеса сотворил Господь через святых страстотерпцев, которым поклоняются люди, прося прощения грехов о Христе Иисусе, Господе нашем. Ему же слава со Отцем и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Тропарь, глас 2:

Правдивая страстотерпца, и истинная Евангелия Христова послушателя, целомудренный Романе с незлобивым Давидом, не сопротив стаста врагу сущу брату, убивающему телеса ваша, душам же коснутися не могущу. Да плачется убо злый властолюбец: вы же радующеся с лики ангельскими, предстояще Святей Троице, молитеся о державе сродников ваших, богоугодней быти, и сыновом российским спастися

Кондак, глас 3:
Возсия днесь преславная память ваша, благороднии страстотерпцы Христовы, Романе и Давиде, созывающи нас к похвалению Христа Бога нашего. Тем притекающе к раце мощей ваших, исцеления дар приемлем молитвами вашими святии: вы бо божественнии врачеве есте.
____________________
1 Житие сие представляет собою перевод сочинения Иакова Мниха, называющегося "Сказание страстей и похвала об убиении святую мученику Бориса и Глеба", написанного мало лет спустя после их мученических кончин, или в конце правления Ярослава, или в начале правления Изяслава, во всяком случае до 1072 г., а также перевод продолжений сего жития, сопровождающихего в древних списках. Перевод дополнен по "Чтению о житии и о погублении блаженную страстотерпцу Бориса и Глеба", сочиненному преподобным Нестором Летописцем после Иакова Мниха до 1091 г., и по "Сказанию о убиении святых страстотерпцев, российских князей, Бориса и Глеба", составленному св. Димитрием Ростовским (под 2 мая Миней Четьих).
2 Вышеслав умер при жизни отца в 1010 г.
3 О раннем возрасте свв. Бориса и Глеба преподобный Нестор сообщает следующее. Святой Владимир отпустил всех своих детей по волостям, которые дал им в управление, но Бориса и Глеба держал при себе, потому что они были весьма юны. Святой Глеб был совсем еще дитя, а святой Борис уже проявлял высокий разум, был полон благодати Божией, знал грамоту и любил читать книги. Читал же он жития и мучения святых и, молясь со слезами, просил у Господа, чтобы Он сподобил его участи единого из сих святых. Так он молился постоянно, а святой Глеб слушал его, безотлучно находясь при нем. Когда св. Борис достиг совершеннолетия, отец задумал женить его. Но святой не желал брака. Бояре однако упросили его не ослушаться отца. Из-за послушания отцу святой вступил в брак по их просьбе. Затем отец послал его на княжение во Владимир Волынский, где он проявил много милосердия, но узнав, что Святополк по зависти умышляет на жизнь Бориса, возвратил его в Киев. Сие могло быть до послания Бориса в Ростов.
4 Печенеги, кочевой народ тюркского происхождения, со второй половины X в. начавший нападать на Русь. Св. Владимир строил города по р. Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне, как сторожевую линию против печенегов. Из южнорусских степей их вытеснили впоследствии турки и половцы, также тюркские народы.
5 Во имя св. Романа Сладкопевца.
6 15 июля 1015 г.
7 В древней Руси был обычай усопших переносить и перевозить в санях на отпевание в церковь.
8 Разумеется Киевский Десятинный храм, посвященный славе Богоматери, который построил и украсил св. Владимир. В древних прологах освящение сего храма показано под 11 мая.
9 Так поступил Владимир с братом своим Ярополком.
10 Близ Переяславля южного.
11 По сказанию Нестора, дружины было у Бориса около 8 000 человек.
12 По сказанию Нестора, св. Борис послал было к Святополку отрока с мольбою. Но тот удержал отрока у себя.
13 См. под 15 сентября.

Свт. Афанасия Великого, архиеп. Александрийского (373)
http://s54.radikal.ru/i144/1001/54/24bd32214566.jpg
Святой Афанасий Великий, - сей живой и бессмертный образ добродетели и богоугодной жизни, родился в знаменитой столице Египта Александрии1. Родители его были христиане, - люди благочестивые и добродетельные. Еще в дни отрочества Афанасия следующий случай предзнаменовал его будущую великую святительскую деятельность.

Однажды Афанасий играл со своими сверстниками на морском берегу. Дети подражали тому, что видели в церкви, изображая своей игрой священнослужителей Божьих и церковные обряды. Афанасия они избрали себе епископом; он же наименовал: одних - пресвитерами, других - диаконами. Эти последние приводили к нему других детей - языческих, которые были еще не крещены. Афанасий же крестил их морскою водою, произнося установленные для таинства святого крещения слова, как-то слышал от священника в церкви; к этому он присоединял поучение, сообразно своему детскому возрасту. В то же время патриархом Александрийским был Святой Александр2. Случайно взглянув из окон своего дома, находившегося на возвышенном месте, недалеко от моря, на берег моря и увидев детскую игру, он с изумлением следил за совершаемым Афанасием крещением. Немедленно же он приказал привести всех детей к себе. Подробно расспрашивая детей, патриарх старался разузнать, кого именно они крестили, как вопрошали их перед крещением, и что те отвечали, и узнал, что они в своей игре совершали все согласно уставу церковному. После того, посоветовавшись с клиром своим, он признал совершенное Афанасием крещение языческих детей истинным и довершил его миропомазанием, потом позвал родителей детей, действовавших в качестве пресвитеров, и посоветовал им, чтобы они воспитали их для священства. Родителям же Афанасия, призвав их, Святой Александр поручил воспитать его в благочестии и книжном научении, и потом, когда он придет в возраст, привести к нему и посвятить его Богу и святой Церкви.

Когда Афанасий достаточно изучил науки и получил широкое умственное образование3, родители привели его к святому патриарху Александру и, подобно тому, как некогда Анна - Самуила (1Цар.1), посвятили его в дар Богу. Вскоре после того патриарх поставил его клириком и рукоположил в диакона Александрийской церкви4. Как он в этом звании с юности мужественно боролся с еретиками, и что от них претерпел, - всего невозможно и перечислить; но нельзя и умолчать о некоторых его, наиболее замечательных, подвигах и Деяниях. В то время нечестивый Арий распространял свою безумную ересь и своим зловредным учением колебал всю Церковь. Хотя он был уже проклят на первом Вселенском соборе святых отцов в Никее5, отлучен от общения с Церковью Христовой и осужден на заточение, однако, низверженный и еле живой, не прекращал своей борьбы против православия. Он стал действовать чрез своих учеников и единомышленников, распространяя повсюду яд своей ереси. Имея за себя пред царем многих ходатаев, особенно Евсевия, епископа Никомидийского6 с другими епископами, державшимися той же ереси, Арий чрез них испрашивал у Константина Великого себе милости, чтобы его освободили от заточения и позволили возвратиться в Александрию. Евсевий коварно убеждал царя, что Арий не вносит никакого учения противного православию и не проповедует ничего несогласного с учением Церкви, но по зависти терпит от лукавства епископов, и что между ними - спор не о вере, а только из-за пустых, отвлеченных слов7. Царь, по своему простосердечию и незлобию, не подозревая еретической хитрости и коварства, поверил ложным уверениям и повелел прекратить спор и не препираться из-за слов, чтобы между церквами не было раздора. Совсем не расследовав дела, он, по своему милосердию, позволил Арию возвратиться в Александрии. И вот сей нечестивый еретик, к общему церковному бедствию, вернулся в Александрию. Это обстоятельство было весьма тяжело и прискорбно для православных, в особенности же для святого Афанасия, как воина Христова и твердого защитника истинных преданий православия. В то время он был удостоен уже архидиаконского сана. Сей воин Христов преследовал еретика, вторгшегося, подобно волку, в Церковь Христову, изобличая его злоумышления и Писаниями своими, и проповедью. В то же время Афанасий побуждал и святейшего архиепископа Александра написать послание к царю, и сам вместе с ним писал, выставляя на вид простодушие, по которому царь, поверив обольщениям и басням еретическим, приемлет ныне Ария, отвернувшегося православной Церкви, отверженного Самим Богом и всеми святыми отцами, и попускает ему потрясать отеческие законоположения. Но царь, по внушению Евсевия, отвечал им еще более резким посланием, угрожая им, если они не умолкнуть, извержением от сана. Поступил же так благочестивый и добрый царь не для удовлетворения своего гнева, и не потому, что бы был расположен к арианству, но, имея ревность, хотя и не по разуму, о том, чтобы между церквами не было раздора. Кротким сердцем своим любя мир, царь искал мира там, где его совершенно быть не может: ибо как еретичество может жить в мире с православием?

Вскоре после сего святейший Александр преставился; преемником его на Александрийскую кафедру был единогласно избран всеми православными Афанасий, как сосуд, достойный такового мира8. Тогда тайные плевелосеятели - ариане на время умолкли, не вступая в открытую борьбу с Афанасием; но потом, по бесовскому подстрекательству, обнаружили свое лукавство и явно открыли яд гнездящейся внутри их злобы, так как Святой Афанасий не принимал нечестивого Ария в церковное общение, хотя последний имел у себя царское предписание о том. Повсюду стали ариане возбуждать на неповинного вражду и распространять злую клевету, стараясь, чтобы тот, кто достоин небесных селений, был не только низвержен с земного святительского престола, но и изгнан из города. Но Афанасий остался непоколебим, воспевая с Давидом: "Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое" (Пс.26:3).

Руководителем коварного замысла был Евсевий, который только носил имя благочестия9, а на самом деле представлял собою сосуд нечестия. Воспользовавшись со своими единомышленниками незлобием царя и предполагая, что теперь наступило удобное для того время, возбуждал всех, дабы низложить с престола Афанасия. Евсевий думал, что если он низложит Афанасия, то потом легко одолеет и прочих православных и утвердить ариево учение. Он стал распространять на праведника несправедливые и ложные изветы, которые еретикам казались достоверными. Для этого он нанял за деньги последователя Мелетия10 Исиона, изощрившегося в коварстве Евдомона и сильного злобою Каллиника. Обвинения против Афанасия заключались в следующем: 1) будто он принуждает египтян платить подати на облачения священнические, льняные одежды, алтарные завесы и ткани, и иную церковную утварь; 2) будто он недоброжелательствует царю и презирает царские предписания; 3) будто он любостяжателен и послал к одному из своих друзей на сохранение ящик, полный золота. К этому присоединилось еще обвинение касательно лжесвященника Исхира11, который был лукав, коварен и хитер в своей злобе; присвоив себе без обычного посвящения имя пресвитера, он совершил столько злых, беззаконных и преступных дел, что заслуживал не только извержения и поношения, но и сурового наказания. Узнав все об Исхире, блаженный Афанасий всегда тщательный и осторожный в решении таких дел, послал в Мареоты12 пресвитера Макария, чтобы расследовать все о беззаконных деяниях Исхировых. Исхир же, боясь допроса и изобличения, бежал оттуда и, приведши в Никомидию, стал клеветать на Афанасия пред Евсевием. Евсевий и его сообщники приняли Исхира, этого отступника Божьего и нарушителя священных правил, как истинного священника, и отнеслись к нему с почтением: ибо естественно любить подобного себе в злобе ли или в добродетели. Сами, от чрезвычайной ненависти пылая гневом на Афанасия, они с великою радостью встретили Исхира. Они поощряли его дерзость и наглость и обещали почтить его епископским саном, если только он сумеет возвести на праведника какой-либо оговор и клевету. Исхир, будучи хитрым и искусным в таких делах, усиливался взвести на неповинного Афанасия обвинения. Он говорил, что, по приказание Афанасия, пресвитер Макарий, разбойнически вторгнувшись в церковь, с великою яростью оттащил его от престола, опрокинул престол, чашу же с Божественными Тайнами разбил и священные книги сжег. Приняв эту клевету Исхира за истину и присовокупив ее к другим изветам, враги Афанасия приступили к царю Константину, наговаривая на святого Афанасия. В особенности они старались возбудить гнев царя, обвиняя Афанасия в том, что он не обращает внимания на царские письменные предписания и не слушает повеления царского, не принимая Ария в церковное общение. Кроме, того, на блаженного возводили также обвинение по поводу какой-то мертвой руки, что Афанасий, будто бы, посредством ее, волшебно творил чудеса и чарования (сами, будучи воистину окаянными и явными чародеями); рука же эта, будто бы, принадлежала некоему клирику Арсению, и отсечена была по козням Афанасия.

Царь, рассмотрев дело, пришел в недоумение: он хорошо знал и добродетель Афанасия, и в то же время возводимые на него обвинения касались ему более или менее вероятными. Поэтому он избрал средний путь: не осуждая Афанасия, он в то же время не отказал и в расследовании его дела. А так, как в то время в Иерусалиме совершался праздник обновления храма Воскресения Христова, и сюда со всех стран собирались епископы13, то царь, воспользовавшись этим случаем, повелел епископам собраться в Тир14 для тщательного расследования обвинений против Афанасия Великого, а также для рассмотрения дела Ария, действительно ли он, как сам утверждает, учит согласно учению святой веры и держится истинных православных преданий: если он низвержен по зависти, то чтобы снова был принят причтом и собором, и присоединен, как один из членов, к телу Церкви; если же он верует противно ее учению и учит нечестиво, то да будет судим по священным законам и примет достойную казнь по делам своим. По делу же Арсения, царь повелел произвести прежде расследование с тем, чтобы, если бы Афанасий оказался виновным, подвергнуть его осуждению, согласно с законами. Для достоверного исследования этого дела Константин послал одного из своих домоправителей, по имени Архелая, вместе с финикийским князем Ноном. Когда эти последние пришли в Тир (Афанасий в то время был здесь, ожидая изобличения взводимой на него клеветы относительно мертвой руки и волхования), то они отложили расследование, пока не придут из Александрии ожидаемые клеветники, утверждающие, что то беззаконие Афанасия (отсечение руки Арсения и волхование) видели сами своими глазами. Эта отсрочка расследования произошла по смотрению Божьему, как это ясно показал конец дела. Ибо Бог, свыше на всех призирая и избавляя обидимого от обижающих его, продолжил время, для того, чтобы сам Арсений успел придти в Тир. Арсений был одним из клириков Александрийской церкви, по должности чтец; совершив одно большое преступление, он должен был подвергнуться суровому суду и жестокому наказанию; убоявшись этого, он бежал и в течение продолжительного времени скрывался - неизвестно где. Коварные же противники Афанасия, изощрившись в кознях и совсем не ожидая, чтобы Арсений когда-либо явился из-за страха и стыда о содеянном им грехе, дерзко писали, что существует мертвая рука Арсения и повсюду распространяли молву, что Афанасий совершил это гнусное преступление. Когда молва о том, что Афанасий за усечение Арсениевой руки подвергается суду, распространилась по всем странам, дошел слух этот и до самого Арсения, скрывавшегося в неизвестных местах. Соболезнуя о своем отце и благодетеле и скорбя сердцем о том, что истина беззаконно побеждается ложью, он тайно пришел в Тир и явился к самому Афанасию, припадая к его честным ногам. Блаженный Афанасий, радуясь прибытию Арсения, повелел ему до суда никому не показываться.

Шел тридцатый год царствования Константина15, когда из разных городов собрались в Тире епископы16. Пресвитер Макарий был приведен воинами; среди них был и воевода, хотевший вместе с епископами производить суд, а также и некоторые из других светских властей; явились и клеветники, и суд начался. Потом позван был и Афанасий. Сначала его ложно обвиняли по поводу льняных церковных облачений и завесе, а также - в любостяжании; но тотчас же ложь этой клеветы была изобличена, и всем стала ясной злоба клеветников.

Между тем, злобная ненависть противников Афанасия не укрощалась; они все еще не насытились ложными клеветами на Афанасия, но прилагали к одной козни - другую, к одной лжи - еще новую. Нечестивые еретики подкупили одну бесстыдную женщину взвести клевету на Афанасия в том, будто он, пребывая у нее, против ее воли, совершил с нею беззаконие.

Когда начался суд, судьи сели на своих местах и клеветники предстали, была введена и эта женщина. С плачем жаловалась она на Афанасия, которого никогда не видала, и даже не знала, каков он по виду.

- Я ради Бога приняла его в дом свой, - говорила она об Афанасий, - как мужа почтенного и святого, желая себе и дому моему благословения. И вот, напротив, я пострадала от него. С наступлением полночи, когда я спала на постели, он пришел ко мне; и насильственно надругался надо мною, так как никто не освободил меня от рук его, ибо все в доме уснули глубоким сном.

В то время как бесстыдная женщина так злословила и со слезами клеветала, друг Афанасия, пресвитер Тимофей, стоя с ним за дверями и слыша упомянутую клевету, возмутился духом и, неожиданно вошедши внутрь судилища, с поспешностью стал пред глазами той клеветницы, как будто он был сам Афанасий; он смело обратился к ней с следующими словами:

- Я ли совершил над тобою, женщина, ночью насилие, как ты говоришь? Я ли?

Женщина же та, с еще большим бесстыдством, возопила к судьям:

- Сей человек - мой растлитель и злоумышленник против моей чистоты; он, а не иной кто, пребывая у меня, за благодеяние мое воздал мне надругательством.

Услышав это, судьи рассмеялись, противники же Афанасия весьма устыдились, ибо явно открылась ложь их. Все удивились такой наглой клевете и признали Афанасия совершенно невинным во взводимом на него грехе. Но противники Афанасия стали обвинять святого мужа в чародействе и убийстве Арсения, внесли пред взоры всех какую-то страшную на вид мертвую руку и, с бесстыдством махая ею на святого, восклицали:

- Сия рука безмолвно вопиет на тебя, Афанасий, сия рука тебя обличает; она тебя улавливает и крепко удерживает, чтобы ты не избежал осуждения; ее свидетельства ты не будешь в состоянии избежать ни речами, ни хитростью, ни какою-либо кознью. Все знают Арсения, которому несправедливо и бес всякого милосердия отсек ты эту руку. Итак, скажи нам, наконец, для чего это тебе потребовалось и с какою целью ты отсек ее?

Афанасий же терпеливо выслушивал их, подражая Христу Господу своему, некогда осужденному иудеями и при этом не пререкавшему, не вопиявшему, но "как овца на заклание веденному" (Ис.53:7); он сначала молчал, потом, отвечая на обвинение, с кротостью сказал:

- Есть ли среди вас кто-либо, который бы хорошо знал Арсения? нет ли кого-либо также, кто бы точно признал, действительно ли это его рука?

Когда многие поднялись со своих седалищ, утверждая, что они хорошо знают самого Арсения и его руку, Афанасий тотчас раскрыл занавес, за которым стоял Арсений, и повелел ему стать посреди собрания. И вот Арсений стал посреди судилища живым и здоровым, имея целыми обе руки. Блаженный же, с гневом взирая на клеветников, сказал:

- Не это ли Арсений? не это ли тот, у которого, как вы говорите, отсечена рука? не тот ли это, кого знают все александрийцы?

И, повелев Арсению, чтобы он протянул вверх сначала правую, потом левую руку, громко воскликнул как бы призывая находящихся далеко от истины:

- Вот, мужи, и Арсений! вот и руки его, которые совсем не были отсечены! Покажите же и вы своего Арсения, если такого имеете, и поведайте, кому принадлежит отсеченная рука, которая осуждает вас самих, как сделавших это преступление.

Когда суд производился таким образом, от царя пришло на собор послание, сильно обличающее клеветников, Афанасия же повелевающее освободить от несправедливого обвинения и милостиво призывающее его к царю. Это произошло таким образом. Два пресвитера Александрийской церкви, Апис и Макарий (не тот, который связанным был приведен на суд, но другой того же имени), пришедши в Никомидию, рассказали царю, все об Афанасии, о том, как враги возвели на святого мужа ложные обвинения и составили несправедливое совещание. Царь же, уразумев истину и клеветы, происшедшие по зависти, написал к епископам на суд в Тире такого рода послание, что когда оно прочтено было на суде, приверженцев Евсевия охватил страх, и они не знали, что делать; однако, побуждаемые великою завистью, не перестали неистовствовать, не ограничились тем, что один раз уже были побеждены и посрамлены и, обратившись к другим лжеобвинениям, клеветали на приведенного на суд Макария. Лжеобвинителем явился Исхир, а лжесвидетелями приверженцы Евсевия, которых Афанасий прежде отверг, как лживых и недостойных веры. Афанасий желал, чтобы было достоверно исследовано об Исхире, действительно ли он истинный священник, и только тогда обещал отвечать по поводу взводимых на него обвинений. Судьи не согласились на это и продолжали производить суд над Макарием. После того, как оговорщики истощили все свои клеветы, слушание дела было отложено, потому что требовалось произвести расследование на том самом месте, где, будто бы, Макарием был низвергнут алтарь, т. е. в Мареотах. Видя, что для этого посылаются в Мареоты те самые оговорщики, которые с самого начала были отвергнуты им, как лжецы, Афанасий, не вынося совершаемой несправедливости, не умолкая восклицал:

- Угасла правда, попрана истина, погибло правосудие, исчезло у судей законное расследование и осторожное рассмотрение дел! Разве законно, чтобы желающий оправдаться содержался в узах, а суд всего дела был бы поручен клеветникам и врагам, и чтобы сами оговорщики судили того, на кого клевещущие.

Так Святой Афанасий Великий в слух всех взывал об этом и засвидетельствовал всему собору. Видя же, что он не будет иметь никакого успеха, вследствие возрастающего количества врагов и завистников, тайно отправился к царю. И тотчас собор тот, или, лучше сказать, лукавое сонмище, осудил отсутствовавшего Афанасия. По окончании же в Мареотах несправедливого расследования по вышеупомянутому делу, произведенного согласно воли и желанию врагов святого Афанасия, судьи, сами достойные низвержения, определили, что Афанасий должен быть окончательно низвергнут. Потом отправились в Иерусалим, где приняли в церковное общение богоборного Ария те самые люди, которые только на словах держались благочестия и на бывшем Никейском соборе, притворно подписали догмат об единосущие Сына Божьего с Богом Отцом. Но те, которые и сердцем, и устами содержали православную веру, внимательно обдумав слова и речи Ария и осторожно рассмотрев их, распознали обольщение, которое таилось под прикрытием многих слов и речей, и, уловив его как бы лисицу, обличили его, как врага истины. В это время пришло от царя другое послание (Афанасий тогда еще не успел дойти к царю), повелевающее Афанасию и всем оговорщикам и судьям его немедленно явиться к нему. Это произвело великий страх среди членов собора, ибо враги Афанасия, произведшие незаконный суд, боялись, как бы не была изобличена их неправда; поэтому многие из них разошлись по своим странам. Евсевий же и Феогний, епископ Никейский17, и некоторые другие, ухитрившись придумать некоторые правдоподобные предлоги, для того чтобы замедлить в Тире, оставались здесь довольно продолжительное время, а царю отвечали письмами. Между тем Афанасий, явившись к царю в Никомидию, оправдался от взводимого на него обвинения в любостяжании. И в то время, как приверженцы Евсевия медлили и не спешили явиться к царю, последний отправил Афанасия на Александрийскую кафедру с своим посланием, в котором были засвидетельствованы неосновательность и несправедливость всех клевет на святителя.

Когда, таким образом, Святой Афанасий управлял своей кафедрой, а Арий находился в Александрии, ариане производили большое смущение и молву в народе. Блаженный Афанасий, будучи не в состоянии видеть, что Арий возмущает и колеблет не только одну Александрию, но и весь Египет, письменно сообщил обо всем этом царю, увещевая его наказать богоборца и возмутителя народного. В ответ на это, от царя немедленно пришло в Александрию повеление представить Ария связанным на суд царский. Во время пути к царю из Александрии, Арий, достигнув Кесарии, увидался с единомышленниками своими: Евсевием, епископом Никомидийским, Феогнием Никейским и Марием, епископом Халкидонским18; посоветовавшись вместе, они составили на Афанасия новые клеветы, ни Бога не боясь, ни щадя невинного мужа, но имея одно желание - прикрыть истину ложью, как говорит божественный Исайя: "зачинают зло и рождают злодейство" те, которые сказали: "потому что ложь сделали мы убежищем для себя, и обманом прикроем себя" (Ис.59:4, 28, 15).19 Такое старание прилагали беззаконные еретики, чтобы низложить блаженного Афанасия с его патриаршего престола и захватить власть над православными. Итак, они пришли к царю - Арий, желая оправдаться, а Евсевий и его сообщники - чтобы способствовать его несправедливому делу, и открыто лжесвидетельствовать против истины и Афанасия. Когда они предстали пред царем, то немедленно были допрошены по поводу бывшего в Тире собора, о том, что они там определили и какой суд произнесли над Афанасием. Они же отвечали царю:

- Царь! мы не особенно скорбим о заблуждениях Афанасия, но мы объяты скорбью и ревностью об алтаре, который он разорил, и о чаше с св. Тайнами, которую он сокрушил и разбил на части, а также и о том, что он возбранил и запретил посылать обычно посылаемую в Царьград из Александрии пшеницу20: это особенно нас опечаливает, это уязвляет нашу душу. Свидетелями таких его злодеяний были епископы: Адамантий, Анувион, Арвестион и Петр21; обличенный ими во всем этом, Афанасий избежал суда, по справедливости заслуженного им по его делам, однако низвержения не мог избежать, но единодушно всем собором был низвержен за то, что дерзнул на такие беззаконные дела.

Слушая эти речи, царь первоначально молчал, смущаясь в душе своей; потом, не имея возможности остановить оговорщиков, распорядился, чтобы праведник на время был отправлен в Галлию22, - не потому, что бы он верил клевете или был охвачен гневом, но ради умиротворения Церкви (как свидетельствуют люди, достоверно узнавшие царское намерение). Царь видел, сколько епископов восстало на Афанасия, и сколь великое смятение возникло из-за этого в народе александрийском и египетском. И вот, желая утишить такую бурю, прекратить молву и уврачевать болезнования столь многих епископов. Он приказал святому мужу на время удалиться из города23.

После этого, сам царь Константин, на 31-м году своего царствования, скончался, будучи шестидесяти пяти лет от роду. Умирая, он оставил наследниками своего царства трех сыновей: Константина, Констанция и Констанса, между которыми, по завещанию, и разделил царство, назначив старшему сыну Константину большую часть царства. Но так как при кончине Константина Великого не было ни одного из его сыновей, то он вручил свое завещание одному пресвитеру24, который был тайным последователем Ария. Тайно скрывая внутри себя ересь, пресвитер этот утаил также и царское завещание; когда многие расспрашивали его, сделал ли царь, умирая, завещание, - ничего не сказал об этом. Тайными же сообщниками в сем деле он имел некоторых из царских евнухов. В то время, как старший сын Константин замедлил придти к умершему отцу, Констанций поспешил поскорее отправиться из Антиохии и пришел прежде всех. Ему вышеупомянутый пресвитер передал тайно завещание его отца, причем, в благодарность, не просил себе никакой награды, кроме того, чтобы он перешел на сторону ариан и помогал им; он хотел, чтобы Констанций, вместо благодарности бессмертному Царю Христу, за свое земное царство, безумно признавал его не Богом и Владыкой всех и не Творцом, а тварью! Вышеупомянутый Евсевий и все его сообщники содействовали этому, радуясь, что настало вожделенное для них время; они надеялись распространить и укрепить еретическое учение ариево не иначе, как в том лишь случае, если и новый царь утвердить определение о заточении Афанасия, как справедливо и вполне законно состоявшееся. В то время они склонили к своей ереси и единомыслию с собою находившегося в царских палатах препозита25, а чрез него недуг арианского еретичества проник и в прочих евнухов26, которые по самой природе своей весьма склонны как к восприятию, так и к распространению среди других всякого зла. Потом и супруга царя, понемногу развратившись богохульными речами, сама заразилась тем же еретическим ядом. Наконец, и сам царь, прельщенный арианским лжемудрованием, восстал на Христа, Господа и Владыку своего, так что на Нем исполнились слова Божественного Иеремии: "пастыри отпали от Меня" (Иер.2:8).27 И повелел Констанций публично, чтобы было утверждено арианское лжеучение, и чтобы все епископы мудрствовали так же, как он, а неповинующихся приказал убеждать угрозами.

Среди этой великой бури и смятения истинными кормчими для церквей были следующие архипастыри: Максим Иерусалимский28, Александр Константинопольский29 и Афанасий Александрийский (о коем идет речь), который, хотя и находился в заточении, однако не оставлял кормила Церкви, утверждая православие словом и посланиями своими. Евсевий же Никомидийский со своими единомышленниками всеми силами распространял свое еретическое лжеучение, воздвигая борьбу против православных и угнетая Церковь Христову. В особенности они вооружились против нее после ужасной кончины Ария. Хитрый и коварный Евсевий с великою честью ввел в Константинополь Ария на большое прельщение и соблазн верующих, ибо тогда не было там никого, кто бы противостал Арию, после того как к нему присоединились многие из властей, так как Афанасий находился в заточении. Но Бог, премудро свыше все устраивающий, разрушил планы их, пресекши злобу и жизнь Ария. И с какою силою язык его при жизни извергал хульные слова на православие, с такою же и даже большею силою лопнуло чрево его, внутренности его выпали, и, он, окаянный, валялся в своей крови в нечистых местах30. Так свершился достойный суд над необузданным языком и злым сосудом, напоенным зловонным гноем еретичества, каковым был Арий!

После того, как сей ересиарх столь ужасным образом погубил душу и тело, Евсевий и его соумышленники приняли на себя весь труд о защите и распространение ереси и производили повсюду смущение, имя при этом ревностными помощниками евнухов, - как бы свои собственные руки. Они особенно старались, как бы заградить уста Афанасию, находившемуся в изгнании, чтобы он не распространял своих посланий в защиту православия. Но Божий Промысел преклонил на милость сердце старшего сына Константина Великого, по имени - также Константина31, который и годами, и первородством был первым среди братьев. Сей последний освободил святого Афанасия из заточения и послал его со своим посланием в Александрию, на кафедру. В этом послании было написано: "Победитель Константин Александрийской церкви и народу желает радоваться. Думаю, что среди вас нет ни одного, который бы не знал о том, что недавно случилось с великим проповедником православия и учителем закона Божьего - Афанасием. о том, как против него врагами истины была воздвигнута общая борьба, и о том, что ему поведано было пребывать у меня в Галлии, чтобы иметь возможность уклониться на некоторое время от грозивших ему бедствий; но он не был осужден на постоянное изгнание. Мы относились к нему со всякою предупредительностью, заботясь, чтобы с ним не случилось какой либо непредвиденной неприятности, хотя он поистине терпелив, как никто другой; воспламеняемый ревностью по Боге, он легко может перенести всякую тяготу. Отец наш Константин желал вскоре возвратить его на патриарший престол, но, скончавшись и не успев привести в исполнение своего намерения о нем, оставил это дело мне, своему наследнику, завещав о сем муже последнюю заповедь. Итак, мы повелеваем вам принять его ныне со всяким почетом и торжественною встречею".

0

34

.....................продолжение от 15 мая

С этим царским посланием Святой Афанасий достиг Александрии, и все православные радостно приветствовали его32. А те, которые держались арианской ереси, стали устраивать между собою злоумышленные сходки и снова воздвигать против святителя гонение и возбуждать смятение в народе; они измышляли различные поводы для оболгания на святого: будто он бес соборного суда возвратился на патриарший престол и по своей воле вошел в церковь33; обвиняли его также в том, будто он был причиною различных смятений, убийств и ссылок и возводили на него другие, прежние и новые, обвинения. В то же время восстал против святого Афанасия сильно зараженный арианской ересью народ; однажды толпа народа окружила святителя, ругая его оскорбительными словами и поднимая руки, чтобы растерзать и убить его. Афанасий едва удалось спастись и тайными путями выйти из города. Между тем арианские епископы, рассылая всюду послания, объявляли, что Афанасий, законно, соборным определением, низложенный, без соборного определениям снова занял престол александрийский; в то же время разглашали о насилиях, которыми будто бы сопровождалось его возвращение в Александрию. Таким образом, они закрывали для него доступ во всех странах в города и церкви. Между тем Константина, покровителя Афанасьева, не стало: он был убит в Аквиле воинами34. Этим воспользовались враги Афанасия и возбудили в покровительствовавшем им царе Констанции такой гнев против святого, что он обещал имущества и почести тем, кто возвестит, где находится Афанасий, если он жив, или принесет ему главу убиенного архипастыря. Афанасий же довольно продолжительное время скрывался в одном глубоком, безводном и сухом рве запустевшего колодца, и никто о нем не знал, кроме одного боголюбца, который питал его, охраняя его в том месте35. Потом, когда некоторые стали догадываться о присутствии здесь Афанасия, ибо повсюду его тщательно искали и расспрашивали о нем, и уже хотели в одно утро захватить его, он, направляемый Божественным промыслом, вышел ночью изо рва и перешел в другое место; боясь, что и там его найдут и схватят, он удалился из восточных стран в пределы западной империи.

В то время на западе по смерти Константина II царствовал младший из сыновей Константина Великого, Константа. Достигнув Европы, блаженный Афанасий отправился в Рим и, явившись к папе Юлию36 и к самому царю Константу, подробно все рассказал им о себе. Между тем в Антиохии тогда происходил собор восточных епископов, сошедшихся для освящения церкви37, которую начал созидать Константин Великий, а закончил сын его Констанций. Для этого собрались там все восточные епископы, среди которых было немало ариан. Эти последние, пользуясь покровительством царя, собрали беззаконный собор и снова объявили святого Афанасия, находившегося тогда на западе, низверженным, написав в послании к папе клеветы на Афанасия, побуждая и папу признать его низложенным. В Александрию же на патриарший престол они избрали сначала Евсевия Емесского38, отличавшегося красноречием, но тот отказался, зная, как глубоко чтут александрийцы своего архипастыря Афанасия. Тогда поставили на александрийский патриарший престол некоего Григория, родом каппадокиянина39; но тот не успел дойти до Александрии, как туда пришел уже из Рима Афанасий. Это произошло следующим образом.

Папа Юлий, тщательно рассмотрев клеветы, взведенные на Афанасия, признал их ложными, и потому снова отпустил его на александрийскую кафедру вместе со своим посланием, в котором резко, с угрозами, изобличал дерзнувших низвергнуть его. Святой был принят православными александрийцами с великою радостью. Противники же его, узнав об этом (глава их, Евсевий Никомидийский в это время уже умер40), весьма смутились и тотчас внушили царю послать в Александрию вместе с Григорием войско, чтобы возвести его на патриарший престол. И вот царь послал вместе с еретиком Григорием, еретиками же избранным на патриарший престол, воеводу, по имени Сириана, с множеством вооруженных воинов, повелев ему Афанасия умертвить, Григория же возвести на архиепископскую кафедру. Однажды, накануне одного праздника, когда в александрийской соборной церкви совершалось всенощное бдение, и все православные молились в церкви с пастырем своим Афанасием и воспевали церковные песнопения, внезапно ворвался Сириан с вооруженными воинами. Обходя церковь, он искал одного только Афанасия, чтобы убить его. Но Святой, покрываемый промышлением Божьим, тайно вышел из церкви, окруженный народом, и, так как в это время наступила ночная тьма, то он прошел незаметно среди всеобщего смятения и множества народа, избежав, таким образом, гибели, как бы рыба из самой середины сети, после чего снова возвратился в Рим. После этого нечестивый Григорий занял, как хищник, престол александрийский. В народе поднялось сильное волнение, так что мятежники подожгли даже один храм, называвшийся Дионисиевым.

Святой Афанасий пребывал в Риме в продолжение трех лет, пользуясь глубоким уважением царя Константа и папы Юлия. Имел он там себе другом святого Павла, архиепископа цареградского41, также изгнанного нечестивыми еретиками со своего престола. Наконец, по общему согласию обоих царей: Констанция и Константа, Сардике42 был созван собор восточных и западных епископов по вопросу об исповедании веры, а также по делу Афанасия и Павла43. Среди них западных было более трех сот, а восточных немного более семидесяти, в числе которых находился и прежде упомянутый Исхир, в то время уже епископ Мареотский44. Сошедшиеся из асийских церквей45 епископы не хотели даже видеться с западными до тех пор, пока те не удалят с собора Павла и Афанасия. Западные же епископы не хотели даже об этом и слышать. Тогда восточные епископы отправились в обратный путь и, дошедши до фракийского города Филиппополя46, составили там свой собор, или, лучше сказать, беззаконное собрание и единосущие открыто предали анафеме; это нечестивое свое определение они письменно разослали всем зависимым от них церквам. Узнав об этом, святые отцы, собравшееся в Сардике, прежде всего, предали анафеме это богохульное собрание еретическое и нечестивое их исповедание47; потом они извергли клеветников афанасиевых из занимаемых ими иерархических степеней и, утвердив составленное в Никее определение веры, ясно и точно исповедали Бога Сына единосущным с Богом Отцом.

После всего этого, западный царь Констант, в письме к брату своему Констанцию о Павле и Афанасии, умолял его разрешить им возвратиться на свои престолы. Когда же тот все отлагал их возвращение, царь Констант снова написал к нему уже в более резких выражениях. "Если ты, - писал он, - добровольно меня не послушаешь, то, и без твоего согласия, я посажу каждого из них на престоле его, ибо тогда я с вооруженною силою пойду на тебя". Испугавшись угрозы брата, Констанций принял Павла, пришедшего прежде, и с честью отослал на его престол. Потом он чрез послание, написанное в духе кротости, призвал к себе из Рима святого Афанасия и, после беседы с ним, увидел, что это муж весьма премудрый и боговдохновенный. Подивившись великой премудрости Афанасия, Констанций оказал ему великий почет и со славою возвратил его на патриарший престол; при этом он написал к народу александрийскому и ко всем находившимся в Египте епископам и князьям, к августалию48 Несторию, и к, находившимся в Фиваиде и Ливии49, правителям, чтобы они приняли Афанасия с великою честью и уважением. Снабженный вышеупомянутым царским посланием, блаженный пошел чрез Сирию и Палестину и посетил Святой град Иерусалим, где с любовью был принят святейшим Максимом исповедником; они рассказали друг другу о своих бедствиях и напастях, которые претерпели за Христа. Созвав восточных епископов, которые прежде, из страха пред арианами, дали свое согласие на низвержение, Афанасий. Привлек их к единомыслию и общению с ним, - и они воздали ему достойную честь; он же с радостью простил им содеянное против него согрешение их. Это было третье возвращение святого Афанасия на патриарший престол после трех его изгнаний50. И вот, после бесчисленных трудов, скорбей и болезней, он, наконец, немного отдохнул и думал остальное время провести в облегчении от них и покой. Между тем на него надвигались новые волнения и жестокие бедствия. В это время нечестивый Магненций, начальник римских войск, составив со своими единомышленниками заговор, убил Константа, государя своего51. Тогда ариане подняли голову и воздвигли жестокую борьбу против Церкви Христовой. Против Афанасия снова начались наветы и гонения, и все прежнее зло возобновилось. Снова появились против Афанасия царские указы и угрозы, снова Афанасию пришлось испытать бегства и страхи, снова его стали разыскивать по всей стране и по всему морю. Царь послал в Александрию для занятия патриаршего престола каппадокийца Георгия52, который, пришедши в Александрию, потряс Египет, поколебал Палестину и весь восток привел в смятение. Снова низвержены были со своих престолов: Святой Максим с иерусалимской кафедры, Святой Павел - с Константинопольской. А о том, что происходило в это время в Александрии53, Святой Афанасий сам рассказывает следующее: "Снова некоторые, ища убить нас, - повествует Святой Афанасий, - пришли в Александрию, и наступили бедствия, жесточайшие прежних. Воины внезапно окружили церковь, и, вместо молитв, раздались вопли, восклицания и смятение; все это происходило в святую четыредесятницу. Завладев патриаршим престолом, Георгий каппадокийский, избранный македонянами и арианами, еще более возрастил зло. После пасхальной седмицы, девицы были заключаемы в узы, епископы связанными уводились воинами, дома сирых и вдовиц расхищались, и в городе происходил совершеннейший разбой. Христиане ночью выходили из города, дома запечатывались; клирики же бедствовали за своих братий; все это воистину было крайне бедственно, но несравненно большее зло последовало вскоре затем. После святой Пятидесятницы, народ постился и собрался помолиться при гробнице святого священномученика Петра54; ибо все гнушались Георгием и избегали общения с ним. Узнав об этом, коварный Георгий возбудил против них стратилата55 Себастиана, державшегося манихейской ереси. Себастиан с множеством воинов, вооруженных обнаженными мечами, луками и стрелами, ворвался в самую церковь и напал на бывший там народ, но нашел мало молящихся, так как большая часть вследствие позднего времени удалилась. Тем же, которые находились в церкви, Себастьян причинил жесточайшую скорбь. Он приказал разжечь огромный костер и, поставив дев близ огня, принуждал их исповедать ариеву ересь. Но когда Себастиан оказался не в силах принудить их к этому, так как увидел, что они совсем не обращают внимания ни на огонь, ни на угрозы, - обнажил их и повелел бить бес пощады, лица же их изрек ранами настолько, что, по прошествии продолжительного времени, родные едва могли узнавать их. Мужей же, которых числом было сорок человек, предал новому мучительству: мучители подвергли их ужасному бичеванию жесткими и колючими ветвями только что срубленной финиковой пальмы и содрали им плечи, так что у некоторых пришлось несколько раз вырезать тело, вследствие того, что иглы глубоко вонзились в него; другие же, не вытерпев боли, умерли от язв. Всех же тех дев, которых с особенною жестокостью мучил, послал в заточение в великий Оасим56, а мертвые тела убиенных ни православным, ни своим не позволил взять, но воины скрыли их в одном месте непогребенными, думая, что таким образом останется никому неизвестной такая жестокость; так они поступили, будучи безумны и повреждены смыслом. Православные же радовались о мучениках своих за их твердое исповедание православной веры, но в тоже время рыдали о телах, что они находятся - неизвестно где. И через это еще более изобличались нечестие и жестокость мучителей. Вслед затем из Египта и Ливии были сосланы на изгнание епископы: Аммоний, Моин, Гаий, Филон, Ермий, Павлин, Псиносир, Линамон, Агафон, Агамфа, Марк, еще другие Аммоний и Марк, Драконтий, Аделфий, Афинодор и пресвитеры Иеракс и Диоскор; мучители так жестоко угнетали их, что некоторые умерли в пути, а другие в местах заточений. На вечное же заточение ариане осудили более тридцати епископов; ибо злоба их, подобно Ахаву57, была настолько сильна, что если бы было возможно, они готовы были бы изгнать и истребить истину с лица всей земле".
Между тем царь Констанций, по смерти брата своего, царя Константа, победив Магненция, стал обладать востоком и западом58. Как на востоке, так и на западе он начал распространять арианскую ересь, склоняя западных епископов всякими способами: и посредством страха, и посредством ласк, подарков и различных соблазнов, -к тому, чтобы они согласились на ариево вероопределение и приняли их ересь. С этою целью он повелел составить собор в итальянском городе Медиолане59 - для низвержения Афанасия: он думал, что арианство только тогда утвердится, когда Афанасий будет совершенно низвержен и истреблен из числа живых. Много явилось тогда у царя единомышленников, одни принимали арианство из-за страха, другие - привлекаемые царскими почестями; те же, которые тверды были в православии, уклонились от этого беззаконного собора60. Таковы были: Евсевий, епископ Верцеллинский, Дионисий Медиоланский, Родан Толосанский, Павлин Тривиринский и Лукифор Калаританский61; они не подписали определения о низвержении Афанасия, считая низвержение его отвержением правой веры и истины. Вследствие этого, они были сосланы в изгнание в Аримин62; прочие же епископы, собравшиеся в Медиолане, осудили Афанасия на низвержение. Здесь надлежит сказать о том, как Евсевий и Дионисий не подписали определения сего беззаконного собора. Когда арианские епископы собрались в Медиолан и, не ожидая других епископов, православных, составили собор и подписали свои имена под определением о низвержении Афанасия, Дионисий Медиоланский, недавно возведенный в епископский сан и еще молодой годами, был убежден арианскими епископами подписать соборное определение: ибо он устыдился столь многих благообразных и много послуживших епископов, и, против воли, подписал свое имя вместе с ними. После того православный епископ Верцеллинский Евсевий, почтенный годами, пришел в Медиолан (когда тот беззаконный собор уже закончился подписанием имен) и расспрашивал Дионисия о том, что совершалось на соборе. Дионисий же, рассказывая о совершившемся беззаконном суде над святым Афанасием, исповедал со многим сожалением и раскаянием свое согрешение, как он был обольщен и подписал свое согласие на низвержение Афанасия. И укорял его за то блаженный Евсевий, как отец сына: ибо Дионисий имел себе в лице Евсевия как бы отца духовного, частью - ради его преклонной старости, частью - ради того, что он и епископствовал уже много лет; при этом, и по своему положении, епископ Верцеллинский стоял выше Медиоланского63. Видя же сердечное покаяние Дионисия, Евсевий не велел ему скорбеть: "Я знаю, - сказал он, - что мне сделать для того, чтобы имя твое было изглажено от среды их". И произошло следующее.

Епископы арианские, узнав о пришествии Евсевия, призвали его в свое собрание и, показав ему составленное ими осуждение Афанасия на низвержение с подписью их имен, хотели, чтобы и он подписал свое имя под определением. Евсевий же, притворившись, что соглашается с их собором, и, как будто желая подписать, взял хартию и стал читать имена подписавшихся епископов. Дошедши до имени Дионисия, - как бы оскорбленный, воскликнул:

- Где я подпишу имя мое? под Дионисиевым? Ни в каком случае! Дионисий выше меня да не будет! Вы говорите, что Сын Божий не может быть равен Богу Отцу: почему же вы сына моего предпочли мне?

И отказывался старец подписаться, до тех пор, пока имя Дионисия не будет изглажено с высшего места. Епископы же арианские, весьма домогаясь подписи Евсевия и желая его успокоить, повелели, чтобы имя Дионисия было изглажено. Дионисий своею рукою изгладил с хартии свою подпись, как бы предоставляя высшее место старейшему епископу Евсевию Верцеллинскому, а сам, как будто желая подписаться под ним. Когда имя Дионисия было изглажено, так что не оставалось и следов письмен, блаженный Евсевий перестал притворно соглашаться с собором ариан и явно исповедал истину, насмехаясь над арианами.

- Ни я не осквернюсь вашими беззакониями, - говорил он, - ни сыну моему Дионисию не позволю быть участниками вашего нечестия, ибо незаконно подписывать беззаконное осуждение на низвержение невинного архиерея, - это воспрещают закон Божий и церковные правила. Да будет всем известно, что Евсевий и Дионисий более не подпишут вашего осуждения, исполненного злобы и беззакония. Благодарение Богу, избавившему Дионисия от соучастия с вами и научившему нас, как изгладить из среды имен ваших его имя, которое было беззаконно подписано.

Ариане, увидев себя осмеянными Евсевием и Дионисием, подняли на них руки для того, чтобы причинить им насилие, и, оскорбив их многочисленными ругательствами, сослали обоих в заточение, каждого отдельно, и так сильно угнетали блаженного Евсевия в заточении, что он там страдальчески и умер. Услышав о том и узнав, что воины епарховы, по царскому повелению, идут, чтобы схватить его, святой Афанасий, вразумленный некий Божественным явлением, в полночь вышел из епископии и скрылся у одной добродетельной девицы, которая была посвящена Богу и жила, как истинная раба Христова. Он скрывался у нее до самой кончины царя Констанция, и никто о нем совершенно ничего не знал, кроме Бога и одной только той девицы, которая сама прислуживала ему и приносила ему от других книги, какие он требовал; во время пребывания там, Афанасий написал много сочинений против еретиков64.
Между тем александрийский народ разыскивал пастыря своего, святого Афанасия, обходя с этою целью повсюду; все весьма скорбели о нем и с таким усердием искали его, что каждый готов был с радостью отдать жизнь свою за нахождение его, - и святую Церковь удручала глубокая печаль. Ариева же ересь весьма усилилась не только на востоке, но и на западе. По царскому повелению, в Италии и по всему западу, те епископы, которые не соглашались подписать "иносушие", еретического учения о том, что Сын Божий - иного существа, чем Отец, были низлагаемы со своих престолов. В то время и Святой Ливерий, папа римский, бывший преемником блаженного Юлия, наследника святого Сильвестра, изгнан был с римского престола за свое православие; на его место избран из еретиков некто, по имени Феликс65. После того, как отовсюду святая Церковь продолжительное время была утесняема и преследуема, приблизилась кончина царя Констанция. Находясь между Каппадокией и Киликией, на месте, называемом - "Мопсийские источники", - он лишился там и царства, и жизни66. Равным образом, поставленного еретиками лжеепископа александрийского, постиг суд Божий, "и погибнет нечестивый с шумом", будучи убит еллинским народом, поднявшим мятеж из-за одного места в Александрию, принадлежавшего ему, которое Георгий хотел отнять67.

По смерти Констанция на престол царский вступил Юлиан68, который принялся уничтожать Констанциевы уставы и законы и возвращал всех из изгнания. Узнал об этом и Афанасий, но он опасался, как бы ариане не привлекли к своему нечестью Юлиана (тогда еще не обнаружилось отступничество Юлиана и совершенное отречение его от Христа). Тем не менее, Святой Афанасий, среди глубокой ночи, вышел из вышеупомянутого дома девицы, в котором скрывался, и явился посреди церкви александрийской. Кто в состоянии изобразить радость, охватившую всех православных, - как отовсюду стекались они, чтобы увидеть его, с сколь великим наслажденьем клирики и граждане и весь народ смотрели на него и с любовью его обнимали?! Прибытие его возбудило в православных мужество, и они немедленно изгнали ариан из Александрии, город же и себя самих поручили Афанасию, пастырю и учителю своему.

Между тем беззаконный Юлиан, прежде тайный язычник, теперь уже явно показал свое отвержение. Утвердившись на царстве, он пред всеми отрекся от Христа и похулил пресвятое имя его, поклонился идолам, соорудил повсюду капища и повелел приносить мерзостные жертвы нечестивым богам: и были повсюду воздвигнуты жертвенники, разносился смрад и дым, совершались заклания животных, и проливалась их кровь. Обличаемый великими столпами и учителями церковными, Юлиан воздвиг на Церковь жестокое гонение, и в самом начале гонения вооружился против святого Афанасия. Когда царь советовался со своими единомышленниками и премудрыми своими волхвами и вопрошал еще и волшебников и чародеев, как истребить с лица вселенной христианство, всем пришло на мысль, что должно истребить с лица земле и погубить Афанасия. Они так рассуждали: "если низвержено будет основание, то тогда легко будет отдельно разорить и прочие части христианской веры". Снова составился беззаконный суд над Афанасием, снова в Александрию было послано войско, снова пришел город в смятение. Церковь была окружаема и потрясаема руками вооруженных воинов, но разыскивали только одного Афанасия, чтобы убить его. Он же, как и прежде, покрываемый промыслом Божьим, прошедши среди толпы, избег рук ищущих его и ночью достиг реки Нила. Когда Святой сел на один корабль с целью отплыть в Фиваиду, догнали его любящие его и со слезами говорили:

- Куда опять уходишь от нас, отче? На кого оставляешь нас, как овец, не имеющих пастыря?

Святой отвечал:

- Не плачьте, чада, ибо сей мятеж, который ныне видим, вскоре прекратится.

Сказав это, он отплыл в путь свой. Между тем за ним поспешно следовал один военачальник, которому мучитель69 повелел немедленно убить Афанасия, как скоро настигнет его. Когда же один из находившихся с Афанасием издали заметил того военачальника, плывшего вслед за кораблем и уже настигавшего их, и хорошо признал его, то стал увещевать своих гребцов грести поспешнее, чтобы убежать от преследователей. Но Святой Афанасий, немного повременив ,и прозревая имеющее с ним быть, повелел гребцам направить корабль снова к Александрии. Когда те сомневались по поводу этого и боялись исполнить повеление Афанасия, он вслед им мужаться. Тогда, обратив корабль направо, они поплыли в Александрию прямо на встречу гонителям; когда они приблизились к ним, то взоры варваров были омрачены как бы мглою, так что видя - не видели, - и поплыли мимо. Афанасий же спросил их:

- Кого вы ищете?

Они отвечали:

- Ищем Афанасия: не видали ли вы его где?

- Он плывет, - отвечал Афанасий, - немного впереди вас, как будто бежит от каких-то преследователей: поторопитесь, и тогда вы скоро догоните его.
Так Святой спасся от рук убийц. Достигнув Александрии, он вошел в город, и все верующие радовались его возвращению; однако он скрывался до смерти Юлиана70. Когда вскоре после того нечестивый царь погиб, на престол царский вступил Иовиниан, бывший благочестивым христианином. И снова Афанасий безбоязненно воссел на престол свой, благопопечительно управляя церковью. Но и Иовиниан царствовал недолго - всего семь месяцев71 - и умер в Галатии. На престол вступил Валент72, зараженный арианский ересью. Снова бедствия постигли Церковь. Нечестивый царь, приняв власть, заботился не об общем мире, не о победах над врагами, но начал снова стараться, как бы распространить и утвердить арианство. Православных архиереев, несоизволяющих на его ересь, он низлагал с их кафедр. Таким образом, он изгнал прежде всего святого Мелетия, архиепископа антиохийского73. Когда эта внутренняя борьба, утесняющая повсюду Церковь Христову, достигла до Александрии, и, по повелению епарха, воины должны были взять под стражу святого Афанасия, - блаженный тайно вышел из города и, скрывшись в семейном склепе, пребывал там в продолжение четырех месяцев, - и никто не знал, где он. Тогда вся Александрия, скорбящая и сетующая о святом Афанасии, подняла большой мятеж, тревожимая от царей столь великими и столь многими скорбями. Александрийцы хотели уже отпасть от Валента и приготовили оружие для восстания.

Узнав об этом, царь, боясь их отпадения, и мужества, и междоусобной войны, позволил Афанасию, хотя и вопреки желанию, безбоязненно управлять Александрийскою церковью. Таким образом, Афанасий, престарелый воин Христов, после долгих трудов и многих подвигов за православие, перед самою уже кончиною своею пожив непродолжительно в тишине и мире на своей кафедре, почил о Господе74 и присоединился к отцам своим, патриархам, пророкам, апостолам, мученикам и исповедникам, подобно которым подвизался на земле. Он епископствовал сорок семь лет75 и преемником по себе на александрийской кафедре оставил Петра76, блаженного друга своего, участника во всех своих бедствиях. Сам же преставился для получения светлых венцов и воздаяния неизреченных благ от Христа Господа своего, ему же со Отцом и Святым Духом, слава и держава, честь и поклонение, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 3:
Столп православия, божественными догматы подтверждая церковь, священноначальниче Афанасие: Отцу бо Сына единосущна проповедав, посрамил еси Ария. Отче преподобне, Христа Бога моли, даровати нам велию милость

Кондак, глас 2:
Православия насадив учения, злославия терния изсекл еси, умножив семя веры, одождением Духа преподобне: темже тя поем Афанасие.
_____________________________________________________________________
1 Святой Афанасий Александрийский родился около 297 года, незадолго до жестокого гонения Диоклетиана на христиан, о котором у него, однако, не осталось личных воспоминаний.
2 Св. Александр, епископ Александрийский, ревностный защитник православия против ариан, управлял Александрийскою церковью с 312-326 год.
3 Александрия, место рождения Афанасия, представляла ему много средств для образования ума, и он приобрел сведения разнообразные: он изучал право, познакомился с произведениями языческих мудрецов и поэтов Греции, словом, по выражению биографа святого Афанасия, изучал "круг наук", т. е. в смысле александрийских ученых; но на это употребил он немного времени, как свидетельствует о том св. Григорий Богослов. Главное же внимание было обращено им на изучение Священного Писания, под руководством опытных наставников; и Святой Афанасий так изучил все книги Ветхого и Нового Завета, как другой не изучил и одной. Как можно полагать по одному из первых сочинений святого Афанасия, то были наставники огласительного училища в Александрии. Умственное образование Афанасия довершено было в обществе подвижников, которых он любил и с которыми отыскивал случаи знакомиться; многократно он видал преп. Антония Великого, и самого Афанасия за строгую жизнь считали в числе подвижников.
4 Известно, что Афанасий, будучи еще немного более чем мальчиком, занял место в качестве любимого члена в доме св. Александра, жил с ним "как сын с отцом", и, таким образом, провел несколько плодотворных лет в центре церковной деятельности, под кровлею первосвятителя, авторитет которого признавался более чем ста епископами Египта, Ливии и Пентаполя. Афанасий стал как бы помощником и домашним секретарем в письменных сношениях по делам церковным. В сан диакона Святой Афанасий был рукоположен в 319 году. Уже в это время Афанасия сделали известным особенно сочинения его: "Против язычников", и "о воплощении Бога Слова"; это были первые сочинения его, написанные рано; но они давали право надеяться от него на многое.
5 1-й Вселенский собор в Никее (город в Вифинии, северо-западной части Малой Азии) происходил в 325 году. На нем была изобличена и осуждена ересь александрийского пресвитера Ария, который учил, что Сын Божий не рождается предвечно из существа Бога Отца, а сотворен Им из небытия во времени, не единосущен ему и не равночестен; в этой ереси скрытно заключалось решительное отрицание Божества Иисуса Христа и нашего искупления Им, короче - ниспровержение всего христианства. - Когда открылось нечестие Ария, Афанасий принимал живое участие в борьбе св. Александра, архиепископа Александрийского, с Арием и тем возбудил против себя ариан. Так было еще до вселенского собора; а на Никейском соборе Святой Афанасий, бывший тогда в сане архидиакона Александрийской церкви и сопровождавшей св. Александра на собор, победоносно опровергал Ария, к утешению отцов собора.
6 Евсевий, епископ Никомидийский, был другом и сторонником Ария, и покровительствовал ему. На 1-м Вселенском соборе он защищал Ария, и хотя согласился подписать составленный на соборе Символ веры, но не соглашался на отлучение Ария от Церкви, за что, равно как и за сношения с отлученным ересиархом, сам подвергся ссылке. Но, благодаря покровительству Констанции, сестры императора, Евсевий был возвращен, из ссылки и, заняв снова кафедру, стал действовать против православных.
7 На 1-м Вселенском соборе поборники неправомыслия, за недостатком правды на их стороне, думали помочь себе лукавством, предлагая прочим членам Собора такой символ веры, в котором неопределенность выражений о Сыне Божьим давала место перетолкованиям ариан. Но св. отцы, исповедуя Сына Божьего "из сущности Отца" рожденным и "Отцу единосущным", включили эти выражения в свой символ, и тем утвердили древнюю веру "в Бога истинного от Бога истинного". Символ этот подписали все члены собора, даже державшиеся стороны ариевой, но неискренно; при этом они греческий термин, выражающий единосущие Сына Божья "омоусиос", читали как "омиусиос" - подобосущный, или, по крайней мере, понимали в последнем смысле. Евсевий и хотел представить царю дело так, что между православными и арианами происходить только недоразумение и споры из-за различного понимания терминов и выражений Символа, а не из-за сущности веры, и что Арий совершенно согласен с символом Никейского собора.
8 Кончина св. Александра александрийского последовала пять месяцев спустя по возвращении его с 1-го Вселенского собора. Афанасия в то время не было в Александрии. Оставляя свою паству, умирающий старец искал вокруг блуждающим взором, кому бы поручить ее. "Афанасий, Афанасий!" - взывал Александр, - ты думаешь убежать. Нет! не убежишь". Действительно, Афанасий не избежал жребия, предназначенного ему свыше. Предъизбранный отшедшим пастырем и желанием паствы, едва он явился в Александрию, как народ неотступно стал требовать от собравшихся епископов, чтобы посвятили ему в епископа Афанасия, и дотоле не успокоился, пока не получил желаемого, хотя и против воли самого Афанасия.
9 Евсевий с греч. значит: благочестивый.
10 Исхир не был священником. Правда, его посвятил в этот сан, еще при св. Александр, Коллуф, самовольно восхитивший себе права епископские; но на Александрийском соборе 324 года этот Коллуф был низложен, как самозванец, а все им поставленные не признаны посвященными.
11 Марсотийская область лежала в северо-западном Египте, к югу от Александрии, по берегу залива, и в церковном отношении находилась под властью епископа Александрийского.
12 Мелетий, епископ Ликопольский (в Фиваиде), восставал против возвращения в церковь отрекшихся от нее в гонение Диоклетиана. Св. Петр, архиепископ Александрийский, более снисходительный к падшим, как верховный архипастырь всего Египта, отлучил его за это от Церкви. Но Мелетий, с единомысленными ему епископами, присвоил себе права главного областного епископа и не признавал власти преемников св. Петра. На 1-м Вселенском соборе раскол Мелетия был осужден, но мелетианские епископы существовали до половины V века. В 326 году Мелетий и его единомышленники препятствовали избранию святого Афанасия на александрийскую кафедру, а когда это избрание состоялось против их желания, то стали распускать клевету, что Афанасий избран незаконно, шестью или семью епископами, тайно от прочих. Мелетиане, таким образом, были противниками Афанасия, наравне с арианами, сторону которых они держали.
13 Епископы собирались в Иерусалиме на праздник освящения императором Константином Великим великолепного храма воскресения Христова, над местом погребения Тела Спасителя и его Воскресения. Храм освящен был 13-го сентября 335 года.
14 Город Тир был расположен на восточном берегу Средиземного моря. Это был один из древнейших, укрепленных и красивейших, приморских торговых городов Финикии и вместе ее столичный город.
15 Здесь время царствования Константина Великого считается не от начала его единодержавия, а с самого начала его царствования (с 306 - 324 года он управлял западною половиною империи, а с 324 - 337 всей империей).
16 Собор в Тире происходил в 335 году, под наблюдением императорского чиновника Дионисия. Всех епископов приехало на собор до шестидесяти человек. Святой Афанасий прибыл с 48 епископами Египта. Здесь присутствовали епископы именитых престолов: Антиохийского - Флакилл, иерусалимского - Максим, Солунского Александр. Святой Афанасий, по прибытии, хотел занять место, которое принадлежало ему по достоинству его кафедры, но ему было повелено председателем собора, Евсевием, епископом Кесарийским (известный церковный историк, - сторонник ариан), стоять, как лицу обвиняемому. Совещания собора велись пристрастно, в пользу Ария и его единомышленников и во веред святому Афанасию.
17 Феогний, епископ Никейский, вместе с Евсевием Никомидийским, - прежде других принял учение Ария, поддерживал его на 1-м Вселенском соборе, после чего, хотя и подписал православный Символ веры, но за сношения с Арием был сослан, по возвращении Ария, и Феогний вызван был из ссылки. Явно он отрекся от лжеучения, но тайно покровительствовал арианам.
18 Марий, епископ Халкидонский, подобно Феогнию Никейскому и многим другим, разделял учение Ария, обвинял Афанасия на Тирском соборе и был в числе следователей по Мареотскому делу, вместе с Феогнием и другими единомышленниками Ария.
19 Пророк рассуждает здесь о тех, грехи которых разъединяют их с Богом. Подобно таким грешникам, поступали и обличители Афанасия, покрывавшие истину ложью.
20 С давних времен Египет, славившийся своим плодородием, посылал в Рим чрез Александрию флот, нагруженный хлебом, для раздачи нуждающемуся народу. Когда Константин Великий основал в 330 году новую столицу в Византии, названную по его имени Константинополем, а также Царьградом, то, заботясь об усилении ее населения и о средствах к ее содержанию, переменил назначение этого флота: милость раздачи хлеба предоставлена была Константинополю. Всего хлеба раздавалось до 80, 000 мер. Враги Афанасия, таким образом, рассчитывали разглашением новой клеветы, возбудив гнев царя, произвести в то же время возмущение народа в столице. Чернь, недовольная Афанасием, могла произвести бунт и во время его, как надеялись враждебные Афанасий епископы, убить св. мужа. "Как могу я это сделать (остановить провоз пшеницы), - возражал Афанасий на новую клевету; я - человек частный и бедный?" Евсевий Никомидийский отвечал: "нет, Афанасий - человек сильный, богатый; его на все достанет!"
21 Все это были арианствующие епископы, сторонники Евсевия Никомидийского.
22 Галлия - нынешняя Франция.
23 Святой Афанасий был отправлен в город Тревы - ныне Трир - многолюдный, цветущий главный город северо-восточной области древней Галлии (так называемой Белгики). Здесь Константин Великий и сам нередко проживал, когда был обладателем только западной половины империи; теперь там имел пребывание Константин, старший сын императора, в 335 году сделавшийся правителем Галлии, Испании и Британии. Трирским епископом в это время был Максимин, защитник православия. Он с любовью и уважением принял Афанасия, который взаимно сохранял к нему привязанность. И Константин младший, питая уважение к святителю, старался облегчить скорбь изгнания. В Трире Святой Афанасий находился два года и четыре месяца.
24 Арианскому пресвитеру Евдокию, тому самому, который имел сильное влияние на Констанцию, сестру императора Константина Великого, в деле возвращения Ария и его единомышленников из ссылки.
25 Препозит - начальник царского двора и евнухов. Доверенностью Констанция особенно пользовался евнух Евсевий, арианин.
26 Евнухами назывались в древности лица, которые служили при царских дворах в качестве стражи при опочивальнях цариц и царевен. По большей части, евнухи были скопцами. При византийском дворе должность евнухов была весьма почетная; они представляли собою вообще царедворцев вельмож, и имели большое влияние на государей и управление страною. Константин Великий стал назначать их на низшие должности и тем ограничивал их влияние; но при Констанции - евнухи приобрели сильное значение при дворе.
27 Подробно стих этот читается так: Священники не говорили: "где Господь?", и учители закона не знали Меня, и пастыри отпали от Меня, и пророки пророчествовали во имя Ваала и ходили в след тех, которые не помогают. Здесь от имени Господа пророк Иеремия изобличает священников, правителей и пророков Израиля, позабывших милости Бога и отступивших от Него. Жизнеописатель святого Афанасия Александрийского в переносном смысле относить эти слова к Констанцию и арианствующим епископам, которые отступили от истинной веры во Христа Бога.
28 Св. Максим III, патриарх иерусалимский, занимал кафедру с 333 по 350 г. Он пострадал за имя Христово и был исповедником. Когда на Тирском соборе ариане требовали от православных епископов, чтобы они подписали беззаконный приговор об Афанасии, то Пафнутий, епископ города Таиса, в верхней Фиваиде, исповедник, пострадавший в царствование Максимиана II, взял за руку Максима, вывел его из собрания и сказал: "нам, исповедникам, неприлично принимать участие в таком соборе". - Память св. Максима совершается в греческой церкви 17-го ноября.
29 Св. Александр, патриарх Константинопольский, управлял кафедрою с 325 - 340 г. Константин Великий, обманутый притворным исповеданием веры Ария, приказал Александру принять ересиарха в церковное общение в храме св. Ирины. Св. Александр, тогда (в 336 г.) почти уже столетий старец, не желал этого и в течение нескольких недель молился со своею паствою об отвращение сего угрожающего зла. Накануне принятия Ария, Александр вошел в церковь св. Ирины, пал ниц пред св. престолом и молился о том, чтобы ему не пришлось быть свидетелем такого святотатства, и чтобы лучше он сам или ересиарх был взят из мира сего Известно, что Арий внезапно умер, когда на другой День торжественно шел в церковь.
30 Греческие церковные историки V века Сократ и Созомен так описывают смерть Ария. В роковое утро, когда, согласно приказанию императора Константина Великого, Арий должен был быть принят в церковное общение, он, надменный более обыкновенного и делая разные пустые замечания, находился на своем пути в церковь, окруженный единомышленными ему евсевианами и любопытной, возбужденной толпой. Но вдруг он схвачен был внезапным приступом боли в желудке и отправился в отхожее место позади Константиновой площади. Вскоре затем здесь с ним сделался обморок, и вместе с испражнениями вышли его внутренности, с выпадением кишок, печени и селезенки и обильным излиянием крови, так что он почти немедленно умер. Между тем, сопровождавшие его лица ждали его довольно продолжительное время. Наконец, отправившись к нему, с целью позвать его, они были поражены ужасным зрелищем. У Ария (ему было тогда более 80 лет) лопнуло чрево, и он лежал, плавая в своей крови и представляя ужасающее зрелище. Эта ужасная смерть Ария невольно вызывала на сравнение ее со смертью Иуды предателя. Она произвела глубокое уныние в рядах его сторонников и, естественно, была принимаема православными, как высший приговор над всем его делом. И действительно, если смерть Ария была даже и естественной, во всяком случае, она была ужасною внезапною смертью, и в ней нельзя не видеть высшего суда Божьего.
31 Константин II - старший сын Константина Великого; при разделении империи, в качестве императора, получил в управление Галлию и западную часть северной Африки.
32 Это было в конце 338 года.
33 Враги Афанасия ссылались на то, что постановлением Тирского собора он был низложен и теперь занимает кафедру по распоряжению светской власти, вопреки церковными правилам.
34 Аквилея - в древности большой и значительный город в Верхней или Северной Италии, к северу от Адриатического моря. - Здесь в марте 340 года произошло междоусобное сражение между Константином и Константом, в котором первый и был убит, а Констант сделался владетелем всего Запада.
35 В своем потаенном убежище Святой Афанасий написал сильное воззвание к епископам всех церквей, в котором изобразил все ужасы нечестия, совершившиеся пред его глазами, и умолял подать помощь славной церкви александрийской, попираемой еретиками. Но благочестивые пастыри могли только плакать и просить помощи свыше: так сильно было смятение, произведенное в Александрию нахлынувшим полчищем ариан, и помощи искать было не у кого, так как своеволие еретиков пользовалось полным покровительством императора Констанция.
36 Святой Юлий - папа римский, ревностный защитник православия от ариан, покровитель Афанасия, занимал престол с 337-352 год.
37 Так называемой Золотой церкви, великолепно заложенной Константином Великим и отстроенной Констанцием. Здесь и происходил Антиохийский собор в январе 341 года. На соборе присутствовало до девяноста епископов. Отцы собора отвергли символ собора Вселенского, и в то же время издали, несогласные между собою, один за другим три свои символа (полуарианские), а потом и еще - четвертый, и ни в одном не хотели включить выражение, ясно определившее православие: единосущный. Решив по-своему дело веры, они обратились потом к делам церкви александрийской.
38 Евсевий Емесский славился своим образованием; он обучался в Александрию, а потом - у Евсевия Кесарийского. Емесским он называется по городу (Емеса - город в Сирии, южнее Антиохии), в котором был епископом. Он был любимцем Констанция, которому сопутствовал в походах.
39 Григорий Каппадокиянин (Каппадокия - восточная область Малой Азии) получил образование в Александрии и некогда пользовался расположением св. Афанасия. Григорий был человек грубого и буйного характера.
40 Евсевий Никомидийский умер в 342 году.
41 Св. Павел, патриарх константинопольский, избранный по указанию его предшественника, св. Александра константинопольского, занимал патриарший престол три раза: первый раз в 340 году, но скоро был изгнан, и на его место императором Констанцием был переведен Евсевий Никомидийский; когда чрез два года Евсевий умер, православные избрали опять Павла, а ариане Македония. Вторично Павел занимал патриарший престол с 342 - 344, но потом был низвергнут Констанцием с престола, а на его место возведен был еретик Македоний. Но и после этого Павел, когда православная партия одерживала верх, призывался в Константинополь и занимал кафедру, - в третий раз с 347 - 350 год - современно или попеременно с Несторием. Потом Павел был сослан Констанцием в г. Кукуз (в Малой Армении) и в 351 году, томимый голодом, в заточении удушен был собственным омофором арианами. Память его - 6-го ноября.
42 Сардина находилась на границе владений обоих братьев: Констанция и Константа, в Иллирии, - теперь София - столица нынешней Болгарии.
43 Констанций согласился на созвание собора, уступая требованию своего православного брата, которого просили о том восточные епископы, и который, глубоко уважая святого Афанасия, желал его оправдания. Собор происходил в 344 году. Он 1) утвердил Никейский символ, 2) разобрав дело, оправдал Афанасия и 3) предводителей арианства объявил низложенными, воспретил православным иметь с ними общение и подверг осужденных анафеме.
44 Исхир был поставлен епископом арианами.
45 Асийских, т. е. восточных; из них главными были Феодор ираклийский, Наркисс неронопольский, Менофант ефесский, Стефан антиохийский, Акакий Кесарийский и Георгий лаодикийский.
46 Филиппополь - город во Фракии, к юго-востоку от Сардики. - Филиппопольский собор состоялся под председательством Стефана антиохийского. Этот собор снова осудил Афанасия, Павла константинопольского, римского Юлия, сардикийского Протогена и других православных епископов. Констанций поддержал решение Филиппопольского собора, и Афанасий, вместе с другими гонимыми, должен был оставаться в изгнании. - Он удалился в Наисс, в Дакии.
47 Филиппопольский собор составил новый символ, более арианский, чем символы собора антиохийского.
48 Августалий - царский наместник в римской провинции.
49 Фиваида - южная область Египта; Ливия-на севере Африки, к западу от Египта.
50 Это было в 348 году.
51 Магненций возмутил против Константа его армию, которая низвергла его с престола; Констант бежал, но по дороге был убит Магненцием. Это было в начале 350 года.
52 Этот Георгий был человек без образования, грубого характера и сначала был поставщиком мяса для армии Георгия, был лжеепископом около четырех лет (357-361 г.) и за это время причинил много скорбей и утеснений не только церкви александрийской и населению православному, но и языческому.
53 Это было в отсутствие Афанасия.
54 Здесь разумеется Святой священномученик Петр, архиепископ (патриарх) Александрийский, мученически пострадавший в 311 году. Память его совершается Церковью 25-го ноября.
55 Стратилат - военачальник, воевода.
56 Оасим, или великий ливийский Оазис, лежит к западу от пустыни Фиваидской, в восточной части нынешней Сахары, - древняя греческая колотя, служившая часто местом ссылки.
57 Ахав - восьмой царь израильский, по настоянию своей супруги Иезавели, женщины злой, властолюбивой и развращенной, распространений среди израильтян идолопоклонство и со злобою преследовавший служителей истинного Бога.
58 Магненций в течение трёх с половиною лет, после смерти Константа, удерживал за собою титул цезаря на западе. Констанций рассеял его приверженцев, причем Магненций окончил жизнь самоубийством. Вся империя, после того, объединена была под главенством Констанция, до самой смерти его, последовавшей в 361 году.
59 Медиолан - древний город, т. н. Цизальпинской Галлии или нынешней северной Италии, - центр процветания наук и искусств; ныне - Милан - главный цветущий город итальянской области Ломбардии, с многочисленным населением.
60 Собор был созван по просьбе римского папы, св. Либерия, преемника Юлия, в 355 году. На соборе присутствовало до 300 западных епископов. Ариане требовали на нем осуждения Афанасия, но западные настаивали на первоначальной подписи Никейского символа. Тогда Констанций, слушавший из соседней комнаты все рассуждения отцов собора, вошел в залу совещаний с мечем в руках и сказал, что он сам обвиняет Афанасия. Отказывавшимся подписать осуждение Афанасия угрожала ссылка, поэтому некоторые подписались, а несогласные были сосланы.
61 Верцеллы - город в северо-западной Италии; Толоса - на р. Гаронне, в южной Франции; Трир (иначе Тревы или Тривириум) - на р. Мозеле, в восточной Франции, Калария - на острове Сардинии (на Средиземном море).
62 Аримин, ныне Римини, древнейший цветущий город Умбрии, в северо-восточной части Италии, на берегу Адриатического моря.
63 Т. е. епископская кафедра Верцелл в иерархическом отношении считалась выше Медиоланской.
64 Святой Афанасий Великий был одним из знаменитейших писателей древней Церкви. Он отличался глубоким знанием Священного Писания и богословским талантом. Так как он всю жизнь свою провел в борьбе с арианами, то и сочинения его носят отпечаток этой борьбы и направлены, главным образом, против ариан. Важнейшие из сочинений святого Афанасия - следующая: 1) четыре слова против ариан, где Афанасий делает полнейшее опровержение всех их возражений, 2) послание к Епиктету, епископу Коринфскому - о божественной и человеческой природе в Иисусе Христе, 3) четыре письма к святому Серапиону, епископу Тмуитскому, в которых он доказывает Божество святого Духа и равенство его со Отцом и Сыном против македониан, учивших, что Святой Дух есть служебная тварь, не имеющая участия в Божестве и славе Отца и Сына, 4) послание об определениях Никейского собора в защиту единосущия, 5) книга о Святом Духе. Во многих из своих сочинений Святой Афанасий описал волнения и дела ариан, сопровождая описания замечаниями в пользу истины Христовой; такова, напр., его история ариан, написанная к монахам. Высокий образец апологии (защиты) пастырской составляет письмо святого Афанасия к императору Констанцию. Кроме того, известны сочинения святого Афанасия, относящиеся к объяснению Священного Писания; из них, прежде всего, обращает на себя внимание пасхальное письмо святого Афанасия, весьма важное в том отношении, что в нем перечисляются книги Ветхого и Нового Заветов, послание к Марцеллину о псалмах; остались также краткие отрывки толкований его на книги Иова и Песнь песней, на Евангелия Матфея и Луки. К числу нравоучительных сочинений относятся послание его к Аммуну, против порицающих супружество, и послание к Руфиниану о том, как принимать еретиков в Церковь. Одно из самых назидательных сочинений святого Афанасия есть жизнь Антония Великого; Святой Златоуст советует читать жизнь Антония каждому, какого бы кто состояния ни был.
65 Святой Сильвестр, папа римский, - современник 1-го Вселенского собора, управлял церковью с 314-335 г. (память его 2-го января), его непосредственным преемником был Святой Марк (336), а после него Святой Юлий (337-362 г.), защитник Афанасия и строгий ревнитель православия, и, наконец, Святой Ливерий (352-366 г.). Феликс II занимал кафедру после удаления императором Либерия (355-356 г. ) и Одновременно с ним, - почему иначе называется антипапою.
66 В юго-восточной части Малой Азии. Констанций умер, возвращаясь с востока, после борьбы с персидским царем Сапором, 3-го ноября 361-го года.
67 Это было в декабре 361-го года.
68 Юлиан Отступник, племянник Константина Великого, царствовал с 361 - 363 г.
69 Т.е. император Юлиан.
70 Юлиан был убит во время одной битвы с персами 26-го июня 363-го года.
71 Иовиниан умер 17-го февраля 364-го года.
72 После смерти Иовиниана войско 26-го февраля избрало его преемником Валентиниана, который через месяц отдал восточную половину империи своему брату Валенту, ревностному арианину. Валент царствовал с 364-378 год.
73 Мелетий, патриарх антиохийский, занимал кафедру с 358-381 г. Был защитником православия, за что, по проискам ариан, несколько раз подвергался удалению с кафедры.
74 Святой Афанасий Великий преставился 2-го мая 373-го года.
75 Из них более 20 лет провел в изгнании.
76 Петр II, патриарх Александрийский, управлял Церковью с 373 - 380 год.

Мчч. Еспера и Зои и чад их Кириака и Феодула (II).
Святые мученики Еспер, супруга его Зоя и два их сына, Кириак и Феодул, - странники на земле подобно Аврааму1, отцу избранных, направлявшие путь свой к отечеству небесному, были куплены в качестве рабов2 Катуллом, знатным римлянином, и его женой Терцией. Этот Катулл переселился из Рима в Памфилию3, в город Атталию4; покупая себе рабов, как это было в обычае у римлян-язычников, он приобрел во Фригии5 сих святых мучеников, происходивших из христианской семьи и поэтому преисполненных веры и надежды на Господа.

Языческая семья Катулла, преданная идолопоклонству, приносила по обычаю своей веры жертвы идолам и называла их своими богами. Верные же рабы Христовы, видя суетное нечестие своих господ, тяжко сокрушались об этом и, как христиане, не могли вкушать пищи, отпускаемой для них хозяевами-язычниками, опасаясь оскверниться, тем более, что и в самом доме их господ находились идолы.

Однажды святая Зоя, получив пищу от своих хозяев, подошла к воротам и сказала привратнику:

- Усни и отдохни немного, а если ты будешь нужен, то я тебя разбужу; ты довольно уже утомился, так как всю ночь бодрствовал, впуская и выпуская к господину нашему суетных людей, которые посещают его дом для поклонения мнимой богине - Фортуне6.

Привратник, исполняя ее совет, отошел от ворот и уснул во дворе, а Зоя, опасаясь, чтобы привязанные недалеко псы своим лаем не разбудили его, дала им немного хлеба, а остальную часть своего обеда раздала нищим и странникам, подходившим к воротам, убеждая их перейти в христианскую веру.

Обязанности Зои в доме Катулла состояли в том, чтобы кормить домашних животных, которых держали ее господа, муж же и дети ее исполняли все остальные работы на хозяев.

Целый день они трудились, при закате же солнца вкушали немного пищи от тех яств, о которых несомненно знали, что они не осквернены языческими обрядами. Эта пища посылалась им Божиим промышлением; вкушая ее, они вспоминали слова, сказанные Господом в Его святом Евангелии: "воззрите на птиц небесных, которые не сеют, не жнут, не собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их" (Мф.6:26).

Однажды, когда блаженный Еспер был послан своими господами на какую-то работу, сыновья его, Кириак и Феодул, сказали матери:

- Мы не желаем больше жить с нечестивыми; не ты ли сама учила нас, согласно божественному Писанию, хранить апостольскую заповедь: "не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными" (2Кор.6:14). Если мы, повинуясь божественному Писанию, и пожелали бы сохранить заповеди Господни, но не удалились от язычников, то мы приняли бы одинаковое с ними и возмездие от Господа и погибли бы, как они.

Мать отвечала своим сыновьям:

- Дети мои любезные! Как можно удалиться от них? Ведь они наши господа; они имеют власть и над нашим телом.

Сыновья отвечали ей на это.

- Христос за нас предал Себя в руки неверных иудеев, был распят, погребен и в третий день воскрес. Если и мы свое тело отдадим во власть нечестивого Катулла на мучения за имя Христово, то хотя бы он после пыток и умертвил нас, то ведь души наши будут жить вечно. Итак, представь нас, радующихся и веселящихся, господину нашему и что вложит в уста наши Господь, то мы и будем говорить господину.

И готовились оба добрые юноши, как мужественные воины Христовы, на страдальческий подвиг за Христа, ожидая удобного случая предстать пред господином своим и исповедать пред ним имя Господа Иисуса Христа. Они говорили между собою: "Если благоугодно будет Господу нашему Иисусу Христу, чтобы мы умерли за имя Его святое, то в награду за это мы сподобимся видеть Его и будем пребывать с Ним вечно".

Когда же мать их, опасаясь, как бы дети ее, не устрашившись мук по примеру других, не предались бы служению идолам, по сей причине медлила исполнить их просьбу (до того времени господа не знали, что они христиане), то сыновья ее сказали ей:

- Что же ты медлишь? Чего ты боишься? Разве ты не знаешь, что говорит Писание! "Буду говорить об откровениях Твоих перед царями и не устыжусь" (Пс.118:46).

Однажды Катулл откуда-то возвращался в обеденный час домой. Встретить его вышли оба брата, Кириак и Феодул, и сказали ему:

- Добрый час, тебе, господин видимых тел наших: господин же невидимых душ наших есть Господь Иисус Христос, пребывающий на небесах, Бог истинный.

Катулл весьма удивился их словам и сказал:

- Эти юноши потеряли рассудок: они произносят странное и незнакомое мне имя Иисуса Христа, называя его Богом и Господом.

Затем, обращаясь к слугам, сказал:

- Позовите ко мне отца и мать этих юношей. Слуги тотчас пошли и, не найдя отца, привели одну мать юношей. Катулл спросил ее:

- Где твой муж?

Она отвечала ему:

- Не ты ли послал его для какой-то работы в селение Тритонию?

- Если бы и вы были с ним сейчас в Тритонии, - сказал Катулл, - то вы не смутили бы меня вашими речами о Боге, Которого вы исповедуете, и о Котором ни я, ни другие никогда ничего не слыхали. Впрочем, теперь я не хочу испытывать вас; но когда Терция разрешится от бремени и я буду по этому случаю приносить великой богине нашей Фортуне благодарст- венную жертву, тогда я испытаю вас.

И тотчас приказал святую Зою с детьми ее отправить к мужу в Тритонию.

Мать и дети, переселившись туда, радовались и веселились, вспоминая в пении и разговоре, слова святого Писания: "Господь - пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться. Он покоит меня на злачных пажитях" (Пс.22:1-2). И еще: "Ты избавил душу мою от ада" (Пс.85:13) и "избавил душу мою от смерти" (Пс.114:7) (святые в душе считали дом своего господина - адом, Катулла - смертью, идолов - адским огнем).

Но вот родился у Катулла сын. Все горожане радовались и праздновали вместе с Катуллом день рождения у него сына, принося своей богине - Фортуне благодарственные жертвы. В это время святая Зоя молилась Богу, прося Его дать мужу и детям ее силы мужественно перенести свой подвиг. Между тем, Катулл в конце пира сказал своей жене, Терции:

- Пусть повеселятся на нашем празднике все домашние и рабы наши

Она же отвечала ему.

- Хорошо, пусть все повеселятся.

Тотчас послали рабам своим, в числе которых была и семья Еспера, сосуд вина от идоложертвенного пира и блюдо с мясом. Святая Зоя, увидав издали слуг, несших дары господина, вздохнула, сказав:

- Господи, Боже неизреченный, ведущий тайные помышления человеческие! Пребывай с нами, убогими странниками: кроме Тебя, Господа нашего, другого бога мы не знаем. Помоги нам твердо исповедать святое имя Твое.

При этих словахона подошла к принесенным подаркам и, взяв мясо, бросилаего псам, а вино вылила на землю. Раб тотчас пошел и рассказал об этом господину своему.

Это известие сильно разгневало Катулла и он приказал тотчас же привести Еспера с его семьею к себе в дом. На пути к господину Зоя, ободряя мужа и детей, говорила:

- Не устрашимся гнева нечестивого Катулла и уготовляемых им для нас мук, но перенесем их мужественно, дабы, окончив свой подвиг, мы вошли в небесное царство Христа и Его святых.

Когда святые были приведены в дом господина, Катулл спросил их:

- На защиту кого вы надеялись, нанося мне такое оскорбление? Как осмелились вы наши дары кинуть собакам? Впрочем, я не столько оберегаю свою честь, сколько честь великой богини нашей Фортуны.

Святая Зоя ответила ему на это:

- Надежда и упование наше - Господь Иисус Христос, Сын Бога Живого; боги же, которых ты чтишь - бесы.

Катулл сказал на это:

- Вот я предам мукам твоих сыновей; тогда мы увидим, в состоянии ли избавить их от мучений Христос, Которого вы называете Богом.

Тогда палачи, обнажив обоих юношей, повесили их на дереве и начали терзать железными орудиями. Святая Зоя, взирая на страдания детей своих, укрепляла их такими словами:

- Переносите мужественно страдания, дети мои! Терпите, не устрашайтесь мучений, причиняемых вам нечестивым Катулл ом.

Дети отвечали ей:

- Эти мучения слишком легки для нас: скажи нечестивому господину, пусть он придумает большие, чтобы мы могли своими страданиями заслужить мученические венцы в будущей жизни.

Святая Зоя сказала Катуллу:

- Ты слишком слабыми пытками терзаешь моих детей; они не ощущают особенных страданий; постарайся увеличить их страдания.

Тогда нечестивый Катулл повелел, жестоко наказав святую Зою, блаженного Еспера и их детей, ввергнуть всех их в сильно раскаленную печь, и для охраны печи поставил сторожей.

Святые мученики в раскаленной печи воспевали и славили Господа. Катулл же, слыша пение и видя святых невредимыми, весьма дивился, как такая стихийная сила огня не умертвила их и не обратила тела их в пепел. Предполагая, что христиане каким-либо волхвованием укрощают стихию, он стал думать, каким бы иным, более жестоким, способом умертвить их. Святым же мученикам Духом Святым было сказано:

- Мужайтесь! Катулл измышляет еще большие муки, чтобы погубить вас.

Услышав это, мученики молились, сказав:

- Боже, Отче Господа нашего Иисуса Христа, прими в мире души наши.

И вскоре святые предали святые души свои в руки Божий.

Это произошло в царствование Адриана7, во второй день месяца мая.

На следующий день нечестивый Катулл со своими единомышленниками, придя к печи, нашел мученические тела святых неповрежденными огнем. Тела лежали лицом к востоку, святые же души их присоединились к лику честных мучеников, ангелов и архангелов. И был слышен глас с неба:

- Войдите, праведные, в рай Господа своего. Ты же, нечестивый Катулл, пойдешь в геенну и будешь там вечно мучиться в неугасимом огне.

Итак, нечестивый Катулл восприял бесконечные муки, а святым мученикам Христовым отверзлось небо. Своим страданием они приобрели вечную радость, пребывая с Иисусом Христом, Господом нашим, Которому подобает вечная слава. Аминь.
________________________________________________________________________
1 Святой апостол Павел в послании к Евреям (11:13) называет Авраама вместе с другими ветхозаветными праведниками, "странником и пришельцем на земле", ищущим отечества небесного.
2 Рабовладение было очень распространено в древности у римлян, как и у других, современных им, народов. Всякий, более или менее состоятельный римлянин, имел у себя рабов. У очень богатых римлян число их доходило до многих десятков и даже сотен.
3 Памфилия - малоазийская область.
4 Атталия - памфилийский город, расположенный на южном берегу Малой Азии. Он назывался так по имени пергамского царя Аттала II (с 159 по 138 г. до Р. Х.), его построившего. Под именем Адалии этот город сохранился и до настоящего времени; имеет 15 000 жителей и принадлежит Турции.
5 Фригия - малоазийская область.
6 Фортуна считалась у римлян богиней счастья и покровительницей домашнего очага.
7 Император Адриан управлял римскою империю с 117 по 138 г. Год смерти святых мучеников с точностью неизвестен.

0

35

..........................продолжение от 15 мая

Блгв. и равноап. царя Бориса, во св. Крещении Михаила (ок. 908), принявшего Крещение со своим народом в IX веке

http://s49.radikal.ru/i126/1005/02/c081b476fd54.jpg

Борис, в крещении Михаил (+ 907), благоверный царь Болгарский, святой равноапостольный.

Память 2 мая.

Равноапостольный подвиг Бориса был предсказан ему дядей, святым Бояном.

Первые годы правления царя Бориса складывались неудачно. Болгарам приходилось часто воевать с соседними народами, страну посещали голод и мор, и в 860 году Болгария находилась в бедственном состоянии. Царь Борис видел спасение страны, пребывавшей в язычестве, в просвещении ее верой Христовой.

Во время одной из войн болгар с греками в плен был взят именитый придворный Феодор Куфара, ранее принявший иноческий постриг. Он был первым человеком, посеявшим семена Евангельские в душе Болгарского царя. В одном из походов греками была взята в плен малолетняя сестра царя Бориса и воспитана при дворе Византийского императора в Православной вере. Когда скончался император Феофил, царь Борис решил воспользоваться благоприятным случаем, чтобы отомстить грекам за предыдущие поражения. Однако вдова императора, Феодора, проявила мужество и послала вестника к болгарскому царю с предупреждением, что она сама готова защищать империю и посрамит противника. Царь Борис предпочел мирный союз, и в знак примирения состоялся обмен пленных Феодора Куфары и царевны Болгарской, которая еще более расположила брата к Христианской вере.

Несколько позже в Болгарию был послан святитель Мефодий, просвещавший вместе со своим братом Кириллом славян светом Христовой веры. Святитель Мефодий в сентябре 865 года совершил крещение царя Бориса, его семейства и многих бояр. Болгары-язычники, узнав об этом, хотели умертвить царя Бориса, но их заговор был разрушен новокрещеным царем, а болгарский народ, лишенный мятежных вождей, добровольно принял крещение. Между Византией и Болгарией был заключен мир, основанный на единстве веры, который не нарушался до конца правления благоверного царя.

После крещения царя Бориса святитель Фотий Константинопольский направил ему послание, где раскрывал учение Церкви, правила Вселенских Соборов, показывал превосходство Христианства над язычеством и описывал величественный образ христианского правителя-философа. Однако, чтобы добиться для своей Церкви автокефалии, царь Борис обратился на Запад, к папе Римскому, которому он направил письмо со ста шестью недоуменными вопросами, которые раскрывают круг интересов новообращенных. Среди вопросов нет ни одного догматического, их характер обрядово-бытовой: можно ли мыться в бане по средам и пятницам? есть ли мясо животных, убитых eвнухами? нужно ли ежедневно причащаться Великим постом? нужно ли покрывать женщине голову платком? можно ли использовать конские хвосты в качестве штандарта? можно ли танцевать перед битвой шаманские танцы? и т. д. В 867 году в Болгарию были посланы проповедники от Римского папы, с этих пор в течение трех лет в Болгарии царил раздор между Константинопольской и Римской Церквами, но состоявшийся в 869 году Собор в Константинополе положил конец распре, и 3 марта 870 года Болгария окончательно присоединилась к Восточной Церкви.

Благоверный царь Борис украшал страну храмами и способствовал распространению благочестия, впоследствии в Болгарии была учреждена патриаршая кафедра. На склоне лет святой царь Борис удалился в монастырь, оставив престол сыновьям Владимиру и Симеону. Находясь в монастыре, благоверный царь узнал о том, что правивший после него Владимир стал на путь отступничества от Христианства. Сокрушаясь о происшедшем, святой Борис вновь облачился в царские одежды, наказал непокорного сына и, лишив его зрения, посадил в темницу. Поручив правление младшему сыну Симеону, благоверный царь Борис возвратился в монастырь. Лишь однажды он вышел из него для отражения нашествия венгров. Преставился святой благоверный царь Борис, в святом крещении Михаил, 2 мая 907 года.

Тропарь

Исполнен страха Божия/ и Крещением святым просвещен,/ был еси жилище Святаго Духа,/ благоверный царю Борисе./ Утвердив же веру Православную на земли Болгарстей/ и жезл царствия оставив,/ вселился еси в пустыню,/ процвел еси в подвизех/ и обрел еси благодать пред Господем./ Ныне же предстоя Престолу Всевышняго,/ моли даровати нам, молящимся тебе,/ спасение душ наших.

Свт. Афанасия, патриарха Константинопольского, Лубенского и Харьковского чудотворца (1654).
Святитель Афанасий, в миру Алексий, родился в 1560 (1597) году в городе Ревимне (или Ретимне) на острове Крите, в семье благочестивого грека Пателария. Пателарии отличались незаурядными умственными дарованиями. Отец Григорий Пателарий был выдающимся ученым, философом и публицистом. До 26 лет Алексий жил на Крите и образование получил в знаменитом Аркадийском монастыре, который давал своим ученикам разносторонние познания и твердое православное воспитание, что было особенно важным, так как Критом владели в то время венецианцы-католики. Он изучил риторику, грамматику и пиитику, математику и астрономию, музыку и литературу, богословские науки, превосходно владел древнегреческим, латинским, арабским и итальянским языками и удивлял современников своими познаниями и обширными знаниями. Но несмотря на образованность и известность в обществе, светская жизнь с ее суетными удовольствиями и призрачной славой не соблазнили Алексия — его влекла жизнь христианских подвижников. И после смерти отца он постригся в рясофор с именем Анания в одном из солунских монастырей, откуда позже ушел в монастырь Есфигмен на Афоне, где нес послушание в трапезной. С Афона он предпринял путешествие в палестинские обители и в одной из них принял иноческое пострижение с именем Афанасий. По возвращении в Солунь он был поставлен во пресвитера и распространял Христово учение среди валахов и молдаван, для которых перевел Псалтирь с греческого на их родной язык. Вскоре святой Афанасий стал известен как выдающийся проповедник, толкователь Священного Писания и гимнограф, автор духовных песнопений в честь Пресвятой Богородицы и некоторых святых.

В 1626 году святой Афанасий был назначен учителем в Валахию. Ему было поручено перевести с еврейского на новогреческий язык Псалтирь. Псалтирь в его переводе впоследствии хранилась в обители во имя святого апостола Иоанна Богослова на острове Патмосе, а списки с нее — в разных монастырях Святой горы Афон.

Изредка святитель уходил на Афонскую Гору для молитвенного уединения и Божьего благословения на пастырские труды. Святость его жизни привлекала множество христиан, желавших видеть истинного проповедника православной Христовой веры.

Своими трудами в славянских землях и духовными дарованиями св. Афанасий привлек благосклонное внимание Патриарха Константинопольского Кирилла I Лукариса (был патриархом с перерывами с 1621 по 1638 гг.), который, призвав святого подвижника в Константинополь, назначил проповедником при своей кафедре. В 1631 году святой Афанасий был хиротонисан во епископа и назначен на одну из главных митрополий Константинопольского Патриархата — Фессалоникийскую (Солунскую).

В это время Патриарх Кирилл I (Лукарис) был оклеветан перед султаном и заточен на острове Тенедос, а святитель Афанасий избран на патриарший престол 25 марта 1634 года, в день Благовещения Пресвятой Богородицы. Находясь на первосвятительской кафедре, патриарх Афанасий вел неустанную борьбу за Православие против еретиков, иезуитов и мусульман. Пробыв на патриаршем престоле около 40 дней, происками врагов Православия он был низведен, а на кафедру возвращен Кирилл I (Лукарис). Святитель отправился на Афон, где некоторое время подвизался в уединении. Там он устроил себе небольшую келлию (ныне на том месте русский Свято-Андреевский скит). Более года он прожил на Афоне, совершенствуясь в подвигах поста и молитвы. Святитель Афанасий затем жил один год в Италии, где папа предложил ему католичество, обещая возвести в кардинальское достоин­ство, но святитель Афанасий остался верен святому Православию.

Затем святитель Афанасий в 1635 году вторично был возведен на патриаршество, но через год был низложен и сослан в ссылку на остров Родос. После возвращения с 1638 года вновь управлял Солунской кафедрой, не прерывая связи с Афоном. В то время Солунская митрополия, как и вся Константинопольская Церковь, терпела притеснения со стороны турок и была крайне разорена. В храмах не хватало богослужебных книг, церковной утвари и облачений. Святителю Афанасию дважды приходилось посылать (с 1633 по 1643 гг.) прошения русскому царю Михаилу Феодоровичу (1613—1645) о даровании милостыни бедствующей Константинопольской Церкви, в первый раз он просил помощи на уплату долгов, оставшихся от его предшественника; во второй раз — «на выкуп заложенной в долг ризницы его митрополии и церковных сосудов». Позднее святитель Афанасий неоднократно обращался за помощью к русскому государю, а затем и сам совершал поездки в Россию.

Когда пребывание в Солуни стало для святителя невозможным, он в 1643 году вынужден был уехать в Молдавию под защиту господаря Василия Лукула и поселиться там в обители святителя Николая, близ Галаца. В Молдавии он неожиданно заболел и прожил до 1651 года. Но здесь он постоянно обращал свой взор к Афонской Горе, часто посещал ее и надеялся там окончить свою жизнь. Однако промысл Божий судил иначе.

В начале 1651 года святитель Афанасий вернулся в Константинополь и 25 мая был вновь поставлен патриархом, однако пробыл на кафедре только 40 дней.

В 1652 году святитель Афанасий вновь был возведен на Вселенскую кафедру, но пробыл на ней всего 15 дней, так как мусульманам и католикам не нравился этот проповедник православной Христовой веры.

Во время своего последнего патриаршего служения он произнес проповедь, в которой обличил папские притязания на главенство во Вселенской Церкви и мнимое апостольское преемство. Преследуемый мусульманами и иезуитами, физиче­ски ослабевший, он передал управление Константинопольской Церковью митрополиту Лаврийскому Паисию. 5 июля того же года перед Собором архиереев, клириков и мирян он добровольно отрекся от патриаршего престола. В особой грамоте он объяснял свой поступок так: «Не будучи в силах служить (патриаршего престола города Константинополя) защитою, принять на себя и нести обычные царственные обязанности, разные дела и труды патриаршего служения, удалились мы из патриархии по собственному желанию и доброй воле и творим отречение от патриаршего сего престола...»

В начале 1653 года святитель Афанасий вернулся в Молдавию, где получил от господаря в управление монастырь святителя Николая в городе Галаце. Зная глубокую веру и отзывчивость русского народа, святитель Афанасий предпринял путешествие в Россию.

В апреле 1653 года он был с большими почестями встречен в Москве патриархом Никоном (1652—1658) и царем Алексеем Михайловичем. Во время пребывания в Москве святитель Афанасий совершал богослужения в монастырях и храмах сто­лицы. В июне он совершил паломничество в Троице-Сергиеву лавру.

Святитель Афанасий неоднократно встречался с патриархом Никоном, который произвел на него очень благоприятное впечатление. Святитель с большим сочувствием отнесся к предложенному патриархом Никоном делу об исправлении бого­служебных книг по образцу греческих. По просьбе патриарха Никона, желавшего видеть отличие в чине архиерейского совершения Божественной литургии на Востоке и на Руси, он написал особое сочинение — «Чин архиерейского служения литургии на Востоке».

В декабре 1653 года святитель Афанасий отправился в обратный путь — в молдавский монастырь во имя святителя и чудотворца Николая близ г. Галаца. Этот монастырь еще ранее был дан ему в управление Молдаво-Валахским господарем Василием Лукулой (1634—1654). Русские царь и патриарх щедро одарили святителя милостыней на его монастырь и другие нужды, а также преподнесли ему ценные подарки, ткани для облачения, церковные сосуды, кубки, меха и т. д. По дороге святитель Афанасий заболел.

В феврале 1654 года он прибыл в Преображенский Мгарский монастырь в г. Лубны и остановился там, вероятно, в ожидании весны и выздоровления. Однако болезнь обострилась и 5 апреля, в среду на Фоминой неделе, святитель Афанасий скончался. Он был погребен игуменом Петронием по восточному обычаю: тело святого в полном облачении было помещено в кресло и опущено в каменную гробницу в монастырском Преображенском храме.

В 1662 году Газский митрополит Паисий Лигарид, проезжая через Лубны, просил показать ему гробницу святителя. «А как де гробницу раскрыли, и из гробницы наполнилось благовония, и обрели святейшего патриарха тело цело, лишь де у правой руки, как держал посох, пальцев двух или трех не было». Одежда почти вся и кресло сгнили, палица же и посох были целы. Обретение честных мощей произошло 1 февраля 1662 года, и святитель Афанасий был прославлен в лике святых.

Тело святителя было облачено в новые ризы и открыто для всеобщего поклонения. От святых мощей святителя Афанасия многие болящие получили исцеления. Необычное для России погребение святителя Афанасия в сидячем положении стало причиной именования его Афанасием Сидящим. Празднование было установлено 2 мая, в день памяти соименного ему святителя Афанасия Великого. В 60-х годах XIX века было составлено житие святителя Афанасия с описанием чудес, совершившихся при его мощах. В 1901 году, при епископе Полтавском Иоанне, в Синодальной типографии была отпечатана «Служба, иже во святых отцу нашему Афанасию, патриарху Константинопольскому, Лубенскому чудотворцу».

Ныне святые мощи патриарха Афанасия покоятся в Благовещенском кафедральном соборе в городе Харькове.

Тропарь святителя Афанасия, патриарха Константинопольского, Лубенского чудотворца
глас 8

Премудростию учений твоих царствующий град просветив,/ тьму неведения еретического разгнал еси, преблаженне;/ твое благословение земли Российстей принесл еси,/ отче наш, святителю Афанасие,/ идеже скончав течение твое,/ на крилех чистоты возлетел еси в Небесное Царство./ Моли Христа Бога непрестанно о душах наших.

Кондак святителя Афанасия, патриарха Константинопольского, Лубенского чудотворца
глас 8

О всесвятейший пастырю и учителю вселенныя,/ преблаженне отче наш святителю Афанасие!/ К раце мощей твоих припадающе, усердно молим тя:/ приими от убогих душ наших любовию приносимая тебе моления/ и, яко имея дерзновение у Престола Владычня,/ испроси молитвами твоими чтущим тя/ со Ангелы и всеми святыми/ непрестанно Пресвятей Троице воспевати: аллилуйя.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif


Путивльской иконы Божией Матери (1238).
http://s59.radikal.ru/i166/1005/20/5781b03aabc0.jpg

Явилась 2 мая 1635 г. в городе Путивле Курской области, у бывших Никольских ворот (по некоторым источникам, икона была впервые явлена в 1238 г.). Чудотворный образ долгое время находился на городских воротах и прославился многочисленными чудесами и знамениями.

Богоматерь изображена на этой чудотворной иконе с Предвечным Младенцем, держащим в левой руке шар, символ Его вседержительства и обладания всем миром. У правой руки Богоматери изображена лестница, это символ того, что Она, родив Иисуса Христа, примирившего Бога с человечеством, соединила таким образом земное с небесным. Подобным образом изображается Пресвятая Богородица на Молченской иконе, которая празднуется 18 сентября.

Пресвятая Богородица моли Бога о нас !!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 9, 32-42; Ин. 5, 1-15). "Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже". Грех не душу только поражает, но и тело. В иных случаях это весьма очевидно; в других, хоть не так ясно, но истина остается истиною, что и болезни тела все и всегда от грехов и ради грехов. Грех совершается в душе и прямо делает ее больною; но так как жизнь тела от души, то от больной души, конечно, жизнь не здоровая. Уже то одно, что грех наводит мрак и тугу, должно неблагоприятно действовать на кровь, в которой основание здоровья телесного. Но когда припомнишь, что он отделяет от Бога - Источника жизни, и ставит человека в разлад со всеми законами, действующими и в нем самом и в природе, то еще дивиться надо, как остается живым грешник после греха. Это милость Божия, ожидающая покаяния и обращения. Следовательно, большому, прежде всякого другого дела, надо поспешить очиститься от грехов и в совести своей примириться с Богом. Этим проложится путь и благодетельному действию лекарств. Слышно, что был какой-то знаменательный врач, который не приступал к лечению, пока больной не исповедуется и не причастится св. Таин; и чем труднее была болезнь, тем он настойчивее этого требовал.
****************************************************************************************************************************************

Молитва за ближнего

  "И возвратил Господь потерю Иова, когда помолился за друзей своих!"
(Иов. 42, 10)

Я свободен только тогда, когда забываю о себе. Забота о себе и о своих невзгодах есть цепь, связывающая меня. Если бы я мог забыть о себе, я был бы свободен. Если бы я вспомнил, когда надвигается на меня туча, что та же туча покрывает и брата моего, я бы уже не заметил тени ее над своею головой. В молитве за него мое бремя исчезло бы бесследно, и я перестал бы его ощущать. О, дух самозабвения, божественный дух Христов, дух смирения и любви, излившейся на Кресте, - в тебе одном могу я найти полную свободу! Освободи меня от самого себя, сними с меня эту тяжелую цепь.
Меня сковывает не горе, не страдание, а то, что это страдание сосредоточено на мне самом. Помоги мне взять на себя чужие бремена, помоги мне вкусить сладостное чувство мира, наложив на себя бремена окружающих меня и имея в этом общение с Тобою, взявшем на Себя наши немощи и болезни! Научи меня молиться за других. И, что бы ни сковывало мою собственную душу, дай мне вырваться к той свободе, которую Ты даруешь, свободе самоотречения и готовности быть Твоим орудием для служения другим молитвою, словом или делом.

из истории дня:
В 1115 г. по приказу Великого Князя Владимира Мономаха (род. в 1053, Великий Князь Киевский 1113-1125) состоялось перенесение св. мощей Бориса и Глеба из старой ветхой церкви в новый каменный храм Вышгородский
В 1613 г. в Москву въехал новоизбранный Царь Михаил Романов
В 1879 г. родился Русский Великий Князь Андрей Владимирович, внук Александра II, сенатор, муж балерины М. Кшесинской
В 1883 г. в России наложен окончательный запрет на продажу крепостных крестьян без земли
В 1815 г. родился Александр Барятинский, русский фельдмаршал, подавивший восстание чеченцев и захвативший Шамиля
В 1857 г. умер живописец-портретист Василий Андреевич Тропинин (род. 19 марта 1776 г.)
В 1868 г. древний Самарканд был занят русскими войсками и включен в состав Российской Империи
В 1935 г. пущен в строй московский метрополитен (тогда – имени Л. Кагановича)
В 1942 г. фашистские войска взяли Керчь
В 1945 г. завершено освобождение Югославии от фашистов
В 1988 г. начался вывод советских войск из Афганистана

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p28150
Слава Богу за все!!![/b][/color][/size]

0

36

Во славу Божию и на пользу ближнего !

16 МАЯ -Память:

Иконы Божией Матери: Успения Киево-Печерской, принесенной из Царьграда (1073)

http://i033.radikal.ru/1005/09/02a144bccfab.jpg

Киево-Печерская икона Успения Пресвятой Богородицы - одна из древнейших явленных икон в Русской Православной Церкви. Пресвятая Богородица вручила ее 4-м византийским зодчим, которые в 1073 году принесли икону преподобным Антонию и Феодосию Печерским. Зодчие пришли в пещеру к преподобным и спросили: "Где хотите вы начать церковь?" Святые ответили: "Идите, Господь назначит место". - "Как вы, предсказывая себе скорую смерть, не назначили еще места? - удивились зодчие. - А еще дали нам столько золота". Тогда преподобные призвали всю братию и стали расспрашивать греков, говоря: "Скажите нам истину, кто вас послал и как вы попали сюда?". Зодчие стали рассказывать: "Однажды, когда мы спали в своих домах, рано, на восходе солнца, пришли к каждому из нас благообразные юноши и сказали: "Зовет вас Царица во Влахерну". Мы пришли все в одно время и, расспросивши друг друга, узнали, что ту же речь Царицы слышал каждый из нас и одни и те же посланные были за всеми нами. Наконец, мы увидели Царицу со множеством воинов. Мы поклонились Ей, и Она сказала: "Я хочу построить Себе Церковь на Руси, в Киеве, и вот, велю вам это сделать. Возьмите золота на 3 года". - Мы же, поклонившись, спросили: "Госпожа, Царица! Ты посылаешь нас в чужую страну, к кому мы там придем?" - Она отвечала: "Я посылаю вас вот с ними, с Антонием и Феодосием". - Мы удивились: "Зачем же, Госпожа, Ты даешь нам золота на 3 года? Им и прикажи заботиться о нас, что нам есть и что пить, и нас одаришь, чем Сама знаешь". - Царица возразила: "Этот, Антоний, только благословит и отойдет от этого света в вечный покой. А этот, Феодосии, отойдет после него через 2 года. Итак, берите золота до избытка. А что до того, чтобы почтить вас, то никто не может сделать это так, как Я. Дам вам, чего и ухо не слышало, и глаз не видел и что на сердце человеку не всходило. Я Сама приду смотреть Церковь и буду в ней жить". - Она дала нам также мощи святых мучеников: Артемия, Полиевкта, Леонтия, Акакия, Арефы, Иакова, Феодора - и сказала: "Это положите в основание". - Мы взяли золота больше, чем нам нужно было, и Она сказала: "Выйдите на двор, посмотрите величину Церкви". - Мы вышли и увидели Церковь на воздухе. Вошедши опять к Царице.. мы поклонились и сказали: "Госпожа Царица, какое имя Церкви?" - Она ответила: "Я хочу назвать ее Своим Именем". - Мы не смели спросить, как Ее Имя, но Она опять сказала Сама: "Богородицына будет Церковь". - И, давши нам эту икону, сказала: "Она будет в ней наместной". Мы поклонились Ей и пошли в свои дома, неся с собой икону, полученную из рук Царицы". Выслушав это, все прославили Бога, и преподобный Антоний сказал: "Дети, мы никогда не выходили из этого места. Звавшие вас благообразные юноши были святые Ангелы, а Царица во Влахерне - Сама Пресвятая Богородица. А что до нашего образа и данного как бы через нас золота, то Господь ведает, как Он изволил сотворить это со Своими рабами. Благословен приход ваш, добрую спутницу вы имеете, честную икону Госпожи". Три дня молился преподобный Антоний, чтобы Господь Сам указал ему место для церкви. После первой ночи по всей земле была роса, а на святом месте сухо. На другое утро по всей земле было сухо, а на святом месте роса. На третье .утро, помолившись, благословили место и измерили золотым поясом ширину и длину церкви. (Этот пояс еще давно принес варяг Шимон, которому было видение о постройке церкви.) Огонь, спадший с неба по молитве преподобного Антония, указал, что Богу угодно начинание. Так было положено начало Божественной Церкви. Икона Успения Пресвятой Богородицы прославилась чудесами. Два друга, Иоанн и Сергий, побратались перед ней. Спустя много лет Иоанн смертельно заболел. Он отдал свою часть имущества в Печерский монастырь, а часть 5-летнего сына передал на сохранение Сергию; ему же отдал и сына Захарию на попечение. Когда Захарии исполнилось 15 лет, он захотел взять принадлежавшее ему имущество, но Сергий упорно говорил, что Иоанн все роздал нищим. Он дошел до того, что пришел в Успенскую церковь и поклялся перед чудотворной иконой, что не брал ничего. Когда он захотел поцеловать икону, то не смог приблизиться к ней; пошел к дверям и вдруг закричал: "Святые Антоний и Феодосии! Не велите убивать меня этому немилостивому и молитесь Госпоже Пресвятой Богородице, чтобы Она отогнала от меня это множество бесов, которым я предан. Пусть берут золото и серебро: оно запечатано в моей клети". Захария отдал все имущество в Печерский монастырь, где и сам постригся. С тех пор никому не давали клясться чудотворной иконой. Икона не раз защищала страну от нашествия врагов. В 1677 году, когда турки осаждали Чигирин и Киеву грозила опасность, икону почти в течение всего дня 27 августа обносили вокруг города. Богородица благословляла русские войска, шедшие на Полтавскую битву (1709 г.). В 1812 году икону снова обносили вокруг Киева. Празднование иконе положено дважды в год: 3 мая и 15 августа;


Печерской (с предстоящими Антонием и Феодосием Печерскими) (1085)

http://s12.radikal.ru/i185/1005/b7/bc5f7662b14c.jpg

Печерская икона Божией Матери с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием Печерскими изображает Божию Матерь сидящую на троне с короной на голове. Свои руки Она возлагает на коленопреклоненных преподобных Антония и Феодосия. На коленях у Божией Матери - Богомладенец, благословляющий обеими руками. По сторонам трона стоят склоненные Ангелы.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее Печерской
глас 3

Дева днесь невидимо предстоит в церкви/ и с лики Печерских отцев молится о нас,/ благоговейно величающих Ей безмерную милость к роду нашему,/ явльшуюся в чудном образе Ея,/ обитель Печерскую украшающем.

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Печерской
глас 4

Днесь светло торжествует Печерская обитель/ и радуется явлением образа Богоматере/ безмерный лик Печерских отцев,/ с нимиже и мы непрестанно вопием:/ радуйся, Благодатная, Печерская похвало.


Печерская (Свенская) икона Божией Матери(1288)

http://i062.radikal.ru/1005/f9/988fa90d787a.jpg

Свенская-Печерская икона Божией Матери была написана преподобным Алипием Печерским (+ около 1114, память 17 августа). На иконе изображена Божия Матерь, сидящая на престоле, на коленях у Нее Богомладенец. Справа от трона стоит преподобный Феодосий, а слева - преподобный Антоний Печерские. До 1288 года она находилась в Киево-Печерском монастыре, где прославилась чудесами, и в 1288 году была перенесена в Брянский Свенский монастырь, в честь Успения Пресвятой Богородицы, следующим образом. Черниговский князь Роман Михайлович, будучи в Брянске, ослеп. Услышав о чудесах от иконы, писанной самим преподобным Алипием, князь послал в монастырь гонца с просьбой прислать к нему в Брянск икону для исцеления. Икону отправили вместе со священником по реке Десне. Во время плавания лодка пристала к правому берегу реки Свены. После ночевки путники утром пошли к лодке, чтобы помолиться иконе, но не нашли ее там, а увидели на горе против реки Свены. Икона стояла на дубе между ветвями. Весть об этом дошла до князя Романа; его привели к иконе пешком. Князь горячо молился и обещал построить на этом месте монастырь, отдав ему все земли, которые увидит с горы. После молитвы князь начал прозревать. Сначала он увидел тропинку, затем близкие предметы и, наконец, все окрестности. Приложившись к иконе, князь отслужил молебен, а затем все собравшиеся основали деревянный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. Дерево, на котором пребывала икона, срубили и употребили на доски для других икон. Тогда же было установлено празднество Свенской иконе Божией Матери 3 мая.

Икона прославилась исцелениями слепых, бесноватых, заступничеством от врагов.

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Свенской
глас 4

Днесь светло торжествует Свенская обитель;/ и радуется явлением образа Богоматери;/ Безмерный лик Печерских отцев/ с ними же и мы непрестанно вопием:/ Радуйся Благодатная Свенская Похвало.


Челнской иконы Божией Матери

http://s47.radikal.ru/i117/1005/ce/bedf1555f2e0.jpg
http://s08.radikal.ru/i181/1005/12/6a0e41d8950b.jpg

Чудотворная Челнская икона Божией Матери находилась в Трубчевском Спасо-Челнском мужском монастыре (Орловская епархия, окрестности г. Трубчевска), который был основан или возобновлен князем Трубчевским А. Н. в XVI в.; по некоторым же источникам, существовал уже в конце XII в

Согласно древнему преданию, эта святая икона явилась пастухам в челне, плывшем по Десне против течения, в том месте, где потом находился монастырь. По горячим молитвам пред нею получил исцеление от недуга вышеупомянутый князь Трубчевский, после чего святая икона Пресвятой Богородицы, будучи помещена в устроенной князем часовне, прославилась еще многими чудотворениями.
С. В. Булгаков

По сведениям Брянской епархии в настоящее время Челнская икона Божией Матери находится в Трубчевской церкви Сретения Господня.
http://mglin-krai.narod.ru/Muzei/Chelnskaya.htm


Псково-Печерской, именуемой Умиление, иконы Божией Матери.
э
http://i047.radikal.ru/1005/0f/bd80ca25c18a.jpg

Псково-Печерская икона Божией Матери Умиление была написана и принесена в Псково-Печерскую обитель псковскими купцами Василием и Феодором около 1521 года. Особенно прославилась чудесными исцелениями в 1524 году. Эта святая икона и святая икона Успение прославились в 1581 году во время осады Пскова польским королем Стефаном Баторием. Празднество иконе Умиление установлено еще 7 октября в память избавления Пскова от нашествия Наполеона в 1812 году.

Летом 1581 года стотысячная польско-литовская армия двинулась на Псков. Находившиеся в Печерской крепости-монастыре сторожевые войска перехватывали неприятельские отряды, обозы с оружием, шедшие к осажденному городу. 29 октября разгневанный польский король Стефан Баторий послал многочисленное войско к монастырю, защитниками которого были всего две-три сотни стрельцов, переселенных из Москвы и положивших начало Печерскому посаду. 5 ноября вражеские войска обстреляли монастырь из пушек и разбили стену возле Благовещенского храма. Сюда тотчас устремился неприятельский отряд. Теперь уже одна только военная сила не могла спасти обитель, и тогда иноки принесли к пролому главную монастырскую святыню — древнюю икону Успения Божией Матери. Все осажденные горячо молились Заступнице рода христианского, и Матерь Божия услышала их молитвы. Битва продолжалась до глубокой ночи, но все приступы были отражены.

Летопись повествует и о других чудесных событиях, в которых была явлена особая милость Божия к обители. Секретарь походной канцелярии Батория ксендз Ян Пиотровский записал в своем дневнике Немцам не везет в Печорах, были два штурма и оба несчастны. Пробьют пролом в стене, пойдут на приступ, а там дальше ни с места. Это удивляет всех.

Чудотворные иконы Божией Матери Успение и Умиление были посланы к защитникам Пскова, вдохновляя их на ратные подвиги за 5 месяцев осады неприятель более 30 раз штурмовал Псковский кремль, но города так и не взял.

В память этого чудесного избавления благодарные печеряне каждый год в 7-ю неделю по Пасхе ходили крестным ходом с чудотворной иконой Умиление во Псков. В 1997 году традиция крестного хода была возобновлена (только икону теперь носят внутри обители — из Успенского в Михайловский храм и обратно).

В начале XVII века монастырь пережил множество нападений шведских, литовских и польских завоевателей, которые пользовались внутренними трудностями Русского государства и бесчинствовали на западных его рубежах.

В 1812 году Русской земле вновь угрожал завоеватель. Быстро продвигавшиеся наполеоновские войска заняли Полоцк. Угроза оккупации нависла и над Псковом. Тогда, по просьбе псковичей, в город принесли из монастыря иконы Божией Матери Успение и Умиление, хоругвь с изображением Спаса Нерукотворного. 7 октября был совершен крестный ход с чудотворными святынями. В тот же день русские войска отбили Полоцк, Псков оказался вне опасности. В память этого события в Печерской обители был воздвигнут храм в честь Святого Архистратига Божия Михаила (1815–1827).

В XX веке монастырю вместе с отечеством пришлось пройти через две войны. Но древние традиции, бережно хранимые в монастыре, не были нарушены даже в самые страшные для русского монашества времена. Молитвами Пречистой Богородицы вместе с г. Печоры Псково-Печерская обитель промыслом Божиим была по Тартускому договору от 02.02.1920 г. отнесена к буржуазной Эстонии и оставалась там, вплоть до 1940 г., чем была спасена от всеобщего разорения и осквернения.

Всеукраинский журнал «Мгарскій колоколъ»

Пресвятая Богородица моли Бога о нас !!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

37

............................продолжение от 16 мая

Прп. Феодосия, игумена Киево-Печерского (1074).
http://i045.radikal.ru/1005/c8/25800f943396.jpg

После преподобного и богоносного отца нашего Антония Печерского1 великим светильником русской Церкви и доблестным подвижником славной Киево-Печерской лавры был преподобный и богоносный отец наш Феодосий, прославленный от Бога многочисленными подвигами и чудесами. Для всех желающих познакомиться с житием сего славного мужа, подробные сведения о нем сохранил нам преподобный Нестор, летописец Печерский2; как верный небесный свидетель, он предлагает нам достоверные сведения о житии преподобного Феодосия. На основании этого жития с небольшими сокращениями составлено и предлагаемое здесь повествование.

Родиной преподобного и богоносного отца нашего Феодосия был один из городов русской земли – Василев3. Благоверные родители с ранних лет воспитывали своего сына в благочестии, когда же он подрос, отдали его учиться грамоте. Скоро Феодосий столь основательно изучил Божественное Писание, что все удивлялись его разуму и мудрости. С отроческих лет Феодосий каждый день ревностно посещал храм Божий и, со вниманием слушая все, что здесь читалось и пелось, всегда до конца выстаивал церковные службы. Уже в эти годы он сторонился своих сверстников и не принимал никакого участия в детских играх.

Когда Феодосию исполнилось 13 лет, родители его по какой-то причине должны были переселиться в Курск4 - город, лежащий ближе к центру русской земли. Здесь в скором времени, согласно велению Божественного Промысла, суждено было умереть его отцу, праведная душа которого переселилась из юдоли земной в обители небесные. Лишившись отца, тринадцатилетний Феодосий жил с матерью, укрепляемый с летами благодатью Божьею. После смерти отца своего земного Феодосий начал еще ревностнее заботиться о снискании себе вечной жизни на небесах: он жаждал богоугодных дел и удалялся от каких бы то ни было мирских удовольствий; перестал одеваться в дорогие одежды и носил только бедное платье. Он всегда имел лишь одно желание - достичь спасения.

Однажды Феодосию случилось встретиться со странниками из Иерусалима. Заинтересовавшись их рассказами и воспылав сильной любовью к святым местам, блаженный юноша упросил их вместе с ним посетить те святые места, где обитал и пролил Свою бесценную кровь ради нашего спасения Спаситель мира. И вот, исполняя свое намерение, Феодосий ночью, тайно от матери, отправляется в далекий путь. Мать же три дня вся в слезах искала его по городу до тех пор, пока не узнала, куда он пошел. Тогда мать с младшим сыном тотчас отправилась за ним и, догнав его, в сильном гневе стала наносить ему жестокие побои, повергая его на землю и попирая ногами. Затем, приведя его домой, она заперла его в комнате. Все это Феодосий сносил без ропота, даже с благодарностью. Наконец мать сжалилась над ним и, освободив его, со слезами начала упрашивать его не уходить никуда из ее дома. Тогда Феодосий возвратился к своим прежним подвигам и по-прежнему каждый день посещал церковь.

Заметив раз, что в церкви часто не совершалось божественной литургии по недостатку просфор, Феодосий решил сам приготовлять хлеб, приносимый в жертву Богу. С этой целью Феодосийй покупал пшеницу, молол ее своими руками и пек из нее просфоры, которые приносил в дар церкви. Если же ему приходилось получать немного денег от тех, кто подавал просфоры на проскомидию, то Феодосий отдавал их нищим. Такую жизнь вел он года два или немного более, не обращая внимания на препятствия, которые ставил ему в этом деле враг рода человеческого - диавол. По внушению диавола на Феодосия за это негодовали его сверстники, которые старались вооружить против него даже его мать. Мать говорила Феодосию:

- Прошу тебя дитя, оставь свою работу; ею ты возбуждаешь нарекания на свой род.

Блаженный же отрок со смирением отвечал ей:

- Послушай меня, мать, прошу тебя! Сам Господь Бог наш Иисус Христос смирил Себя ради нас и тем дал пример нам, чтобы и мы смирялись ради Него. Он Сам на Тайной вечери претворил хлеб в Свое тело; за что же можно порицать или упрекать человека, приготовляющего хлеб, на котором должна совершиться эта великая тайна претворения хлеба в тело Христово?

Услышав такой ответ, мать весьма удивилась премудрости отрока и с этого времени оставила его в покое. Однако диавол не переставал возбуждать ее против смиренного и трудолюбивого отрока и внушал ей запретить сыну приготовлять просфоры. По прошествии года мать, увидав Феодосия пекущим просфоры и загоревшим от печного жара, опять начала убеждать его оставить печение просфор. Она действовала на сына иногда ласками, иногда угрозами, а иногда даже и побоями. Блаженный юноша, не зная, что делать, встав ночью, тайно вышел из дому. Ушедши отсюда в соседний город, он поселился у пресвитера, где и продолжал свои труды. Мать снова разыскала его и, нанес ему побои, заставила его опять вернуться в свой город.

Начальник города Курска, заметив смирение и благоговейные молитвы в церкви блаженного Феодосия, подарил ему для ношения светлую одежду. Поносив непродолжительное время новую одежду, Феодосий отдал ее нищим. Начальник города снова одел его в еще лучшую одежду, но и ту отрок отдал нищим. Таким образом Феодосий поступал много раз.

После этого блаженный отправился в кузницу и поручил там кузнецу сковать себе железный пояс в виде цепи. Этот тесный и до крови врезавшийся в тело пояс он надел прямо на тело и с тех пор никогда уже его не снимал.

Раз в праздник начальник города приказал Феодосию присутствовать на его званом обеде, желая, чтобы отрок прислуживал его гостям. Собираясь на обед, отрок, по наставлению матери, должен быть одеться в праздничную одежду. И вот, когда он стал одеваться, мать увидала на его хитоне (нижней одежде) кровь, как ни старался отрок скрыть это от нее. Желая узнать, почему тело отрока было в крови, мать стала внимательнее вглядываться и, заметив на теле юноши железный пояс, убедилась, что кровь текла из ран от врезавшегося в тело железного пояса. Разгневавшись на Феодосия, мать разорвала на нем хитон и с побоями сняла с сына пояс. А блаженный, как будто ничего не испытав обидного, оделся и с великой скромностью прислуживал на обеде начальнику города и его гостям.

Спустя некоторое время Феодосию пришлось услышать в церкви евангельские слова: "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня" (Мф.10:37); и еще: "Мать Моя и Братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его" (Лк.8:21). Воспламенившись к подвигам этими словами, Феодосий тайно ушел из дому в город Киев. Здесь он услыхал о строгой иноческой жизни в пещере преподобного Антония и, заинтересовавшись рассказами о нем,  восхотел посетить преподобного старца. Придя в пещеру к Антонию, Феодосий пал на колени пред ним и со слезами начал упрашивать принять его к себе для иноческих подвигов. Преподобный же Антоний, выслушав его, так отвечал ему:

- Отрок, ты видишь, как мрачна и тесна сия пещера; ты не вынесешь здешних неудобств.

На это боговдохновенный юноша с умилением отвечал:

- Бог меня привел в твою святую пещеру, ясно предуказывая, что мне должно спастись через тебя. Я буду исполнять все, что ты мне ни прикажешь.

Тогда преподобный Антониий с любовью принял его к себе и, благословив, отдал на попечение образованному священнику, блаженному Никону5, который скоро и постриг юношу в иночество. Пострижение Феодосий принял 23 лет от роду вскоре же после смерти благоверного князя киевского Ярослава Владимировича6.

Приняв святой иноческий чин, преподобный Феодосий всего себя отдал на служение Богу и усердно исполнял волю своего старца Антония. Он ревностно исполнял великие иноческие труды, как подвижник, восприявший иго Христово. Превозмогая дремоту, целые ночи он бодрствовал, славословя Бога; днем же, удручая плоть свою воздержанием и постом, исполнял разные тяжелые работы. Такое благонравие, смирение, бодрость и трудолюбие юноши вызывали удивление даже в преподобном Антонии и блаженном Никоне; видя праведную жизнь Феодосия, оба они прославляли за это Бога.

Между тем мать Феодосия, тщетно проискав сына в своем городе и в его окрестностях, оплакивала уже его как умершего. Только потом, спустя уже много времени, узнала она о пострижении своего сына в Киеве у преподобного Антония в пещере. Тогда она пошла к сему старцу и просила его выйти из пещеры к ней. Когда старец, наконец, вышел к ней, она в слезах обратилась к нему с усердной просьбой показать ей сына. Узнав от старца о просьбе матери, юноша сильно смутился тем, что никак не мог скрыться от нее; однако, вняв увещаниям Антония, вышел из пещеры к матери. Увидев сына иноком с лицом, похудевшим от великих подвигов и трудов, мать пала к нему на грудь и, горько плача, говорила ему:

- Возвратись ко мне в дом, сын мой, и делай по своей воле все, что считаешь полезным для спасения души твоей. Когда же я умру, то предай мое тело земле и тогда возвратись в эту пещеру. Без тебя же жить я не могу.

Блаженный юноша отвечал ей:

- Останься, мать, здесь, в Киеве, и постригись в женском монастыре, и тогда ты получишь возможность иногда приходить ко мне для свидания. Этим ты стяжешь себе спасение и сподобишься лицезреть Бога в вечной жизни.

Но мать не хотела и слушать сына. Тогда блаженный, возвратясь в пещеру, начал усердно молиться Богу о спасении души своей матери. И Бог услышал молитву Своего угодника. Через несколько дней мать, пришедши к нему, сказала:

- Сын мой, я поступаю по твоему совету и не возвращусь уже более домой. Постригшись по воле Божией, проведу остаток дней в женском монастыре, потому что я убедилась, как ты мне сказал, что маловременный мир сей - ничто.

Узнав об этом, блаженный возрадовался душою и рассказал о намерении матери своей преподобному Антонию. Последний прославил Бога за обращение сердца его матери на путь истины и, выйдя из пещеры, долго поучал ее душеспасительными беседами; а затем он направил ее в женский монастырь святого Николая, где она и приняла пострижение. Прожив здесь благочестно несколько лет, мать Феодосия в мире отошла к Богу.

Окончательно отрекшись от всяких мирских забот после пострижения матери, блаженный Феодосий вместе с преподобным Антонием и блаженным Никоном еще ревностнее стал подвизаться в трудах иноческих. В сообществе старцев Феодосий скоро проявил свою силу побеждать злых духов, воздействуя на них постом и молитвой. В этом помогал им Сам Бог, который сказал: "Ибо где двое или трое во имя Мое, то и Я посреди них" (Мф.18:20).

Когда блаженному Никону нужно было уйти из монастыря для более усиленного подвига в другое место, блаженный Феодосий по воле Божией и по желанию преподобного Антония был посвящен в иереи7. Приняв этот сан, он старался ежедневно с великим благоговением совершать божественную литургию. Вскоре после посвящения Феодосия, преподобный Антоний, собрав в пещере 12 иноков из братии, поставил им в игумены блаженного Варлаама8, а сам ушел оттуда и стал подвизаться в другой, выкопанной им самим, пещере. Тогда почтенный иерейским саном, благоговейный отец наш Феодосий, оставшийся в Антониевой пещере вместе с блаженным игуменом Варлаамом, сообща поставили над пещерою небольшую церковь в честь Пресвятой Богородицы, предназначив ее для общей братской молитвы.

Святой Феодосий превосходил тогда всех своими великими подвигами: постом, бодростью, ручной работой, а более всего смирением и послушанием. Он помогал братии: иногда нося воду, иногда доставляя из лесу дрова, иногда же исполнял по ночам назначенную другим инокам работу; и притом, он всегда бодрствовал целыми ночами, стоя на молитве. Иногда ночью летом он восходил на верх пещеры и, обнажив до пояса свое тело, предавал его жалу многочисленных оводов и комаров. В это время руками своими он прял волну, а устами воспевал стихи из псалтыря. Вследствие многочисленных ужалений и поранений насекомых, все тело его обагрялось кровью, но он недвижимо сидел, не трогаясь с места до тех пор, пока не ударяли к утрени. В церковь он опять приходил первым и, став на своем месте, неотступно совершал церковные молитвы, не развлекаясь суетными мыслями. И из церкви выходил он после всех. Видя все это, все дивились его смирению и терпению и относились к нему с любовью, как к отцу.

Спустя некоторое время блаженный Варлаам, начальник братьев пещерников, был назначен князем Изяславом9 игуменом в монастырь святого великомученика Димитрия. Тогда по желанию и просьбе всех братий преподобный Антоний, призвав к себе святого Феодосия, благословил его на игуменство над двенадцатью братьями, находившимися тогда в Печерской обители. Достохвальный же сей игумен, преподобный отец наш Феодосий, и в этом высоком сане не изменил своего смиренного образа жизни и по-прежнему строго следил за своими поступками, "сами себе подают образец добрых дел" (Тит.2:7); раньше всех исполнял работы, приходил раньше других в церковь на богослужение и позже всех уходил оттуда. Богоугодными молитвами сего праведника стала цвести и богатеть с того времени Печерская обитель. Так исполнилось сказанное в Божественном Писании: "праведники цветут, как пальма, возвышаются, подобно кедру на Ливане" (Пс.91:13). И действительно, подобно тому как семя благодатию Божию в доброй почве приносит плод во сто крат, так и святой Феодосий увеличил число братьев-пещерников. Мало-помалу он собрал в свою обитель человек сто братии, жизнь которых цвела добрыми нравами; многие из братии приносили "плоды, достойные покаяния" (ср. Мф.3:8).

По причине значительного увеличения числа братии пещера оказалась тесною, что мешало инокам в строгости провождать безмолвную жизнь; также и церковь оказалась слишком тесною для общей молитвы. Вследствие этого, преподобный Феодосий избрал одно красивое место, находившееся невдалеке от пещеры, достаточно обширное для возведения на нем монастырских стен, и вознамерился построить здесь обитель. С благословения преподобного Антония, он испросил это место у христолюбивого князя Изяслава и затем при помощи Божией вскоре соорудил на нем просторную деревянную церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы. Затем он возвел там монастырские стены и, построив достаточное число келий, переселился с братиею в новую обитель.

Раз эту  обитель  посетил  блаженный Ефрем10; от него-то и привел Бог Феодосия познакомиться подробно со Студийским уставом монашеского жития11. Получив от Ефрема полный список устава святой Студийской обители, Феодосий стал во всем ему следовать и в делах своей обители. А впоследствии этот устав приняли и все остальные русские монастыри, следуя примеру древнейшего Печерского монастыря.

Преподобный Феодосий усердно поучал учеников своих, возбуждая их к истинному покаянию. Сей преподобный учитель имел обычай каждую ночь обходить келии братии; таким путем он знакомился с образом жизни братии и узнавал степень усердия в подвигах каждого брата. Он радовался и славил Бога, когда, обходя келии, слышал молитву инока; когда же приходилось ему услыхать после вечерней молитвы разговор двух или трех сошедшихся в келью для беседы иноков, то Феодосий, давая знать о своем присутствии, ударял рукой в двери и с сокрушенным сердцем отходил прочь. На следующий день он призывал к себе провинившихся и, не обличая прямо, притчами вызывал их на раскаяние. Кроткий сердцем брат тотчас, сознав свою вину, просил прощения, а ожесточенный, думая что игумен говорит в притчах о постороннем лице, а не о нем самом, не сознавался в своем поступке до тех пор, пока преподобный, прямо не обличив его, не налагал на виновного эпитимию. Так Феодосий учил братию прилежно молиться Богу, не разговаривать после вечерней молитвы и тем более не ходить из кельи в келью для беседы; он учил молиться каждому в своей келье, а при исполнении ручной работы всегда читать вслух псалмы Давида. Во время его жизни иноки, казалось, были равны подвигами своими ангелам Божиим, а монастырь Печерский уподоблялся как бы обители небесной. Действительно, в своей обители преподобный отец наш Феодосий просиял светом добрых дел, как великий светильник небесный. За свою праведную жизнь Феодосий еще при жизни своей был прославлен Богом перед людьми, будучи осияваем видимым светом. Это случилось при следующих обстоятельствах.

Раз в темную ночь игумен монастыря святого архистратига Михаила, Софроний, возвращался к себе мимо Феодосиевой обители. Вдруг предстал глазам его необычайный свет, сиявший над монастырем праведника. Пораженный необыкновенным явлением, Софроний прославил Бога, говоря: "Сколь велико милосердие Твое, Господи! Ты дал людям в этом месте светильник, в лице Феодосия, и он своим сиянием просвещает монастырь".

Подобные явления наблюдались много раз и другими людьми, а так как народ говорил много об этом, то слух о том дошел и до князя и его бояр. Сияния эти были отражением света праведной жизни святого старца. Так все объясняли себе это явление.

Блаженный Феодосий пользовался большой любовью и христолюбивого князя Изяслава, занявшего княжеский престол в Киеве после своего отца Ярослава. Изяслав часто приходил к преподобному насладиться его боговдохновенной беседой. Надо заметить, что преподобный отец наш Феодосий отдал своему привратнику строгий наказ: в промежуток времени между обедней и вечерней не отворять ворот и никого не впускать в монастырь. Этим он хотел дать возможность братии отдохнуть днем перед продолжительными ночными молитвами и утренним песнопением. Однажды в эти часы приехал верхом христолюбивый князь Изяслав в сопровождении отрока (до этого времени князь никогда не ездил в монастырь верхом). Сойдя с коня, Изяслав подошел к воротам и постучал, приказывая привратнику отворить их. Привратник объяснил ему, что по приказанию игумена нельзя ни для кого отворять ворот до вечерни. Тогда князь, желая объяснить привратнику, кто он, сказал:

- Это я, отвори одному мне.

Привратник же, не зная, что с ним говорит князь, отвечал:

- Говорю тебе: игумен никому не велел отворять ворот, даже самому князю, если бы он пришел. Поэтому, если хочешь, подожди немного до вечерни.

- Я - князь, - сказал Изяслав, - неужели ты не отворишь мне?

Вратарь, нагнувшись под ворота, уверился, что это князь, но ворот все-таки не отворил, а пошел известить об этом преподобного. Князь же вынужден был терпеливо дожидаться у ворот. Потом вышел преподобный и, увидя князя, поклонился ему. Тогда князь стал говорить святому Феодосию:

- Как строг, отец, твой приказ: инок говорит, что ты не велел впускать даже самого князя.

Преподобный отвечал:

- Это для того, благий владыко, чтобы братия немного отдохнули в поддень пред наступающим ночным молитвенным трудом. Но твое похвальное стремление к Пресвятой Владычице нашей Богородице благо и спасительно для твоей души; и мы весьма радуемся твоему приходу к нам.

Тогда они пошли в церковь; здесь после молитвы, прочтенной преподобным, христолюбивый князь насладился душеполезной беседой со святым Феодосием. Затем князь с большой пользой для себя возвратился к себе домой, славя Бога. С этого дня Изяслав еще больше привязался к святому и, видя в нем человека подобного древним святым отцам, стал во всем руководствоваться его советами.

Несмотря на почтение, оказываемое ему князем и вельможами, преподобный отец наш Феодосий нисколько не возгордился этим, но по истине, как светило ярко сияет во тьме, так и он, облекшись еще в большее смирение, стал еще более трудиться, уча своих учеников не только словами, но и делом. Невзирая на свой игуменский сан, святой Феодосий часто заходил в хлебопекарню и работал там вместе с пекарями, меся тесто и выкатывая хлебы. Преподобный не скрывал в землю данный ему от Бога талант крепости телесной, но всегда веселясь духом, своею бодростью подкреплял и других, убеждая никогда не ослабевать в усердии к своему делу.

Однажды, накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы, келарь Феодор пришел к преподобному и сказал, что в поварне не хватило воды, а носить ее некому. Тогда преподобный, встав, тотчас же сам принялся носить воду из колодца. Один из братии, увидав игумена за этим занятием, поспешил рассказать об этом прочим инокам, а те с большою поспешностью собрались и наносили воды с избытком.

Был и другой подобный случай. Раз не приготовили в достаточном количестве дров для варки пищи; келарь опять явился к преподобному и сказал:

- Прикажи, отче, кому-нибудь, незанятому, из братии, пойти приготовить необходимое количество дров.

- Я не занят, я и пойду, - отвечал преподобный.

Этот разговор происходил в обеденный час. Блаженный, взяв топор, пошел и начал сам рубить дрова, а прочей братии велел идти обедать. Вышедши из трапезной после обеда, иноки увидали своего игумена за работой. Устыженные его смирением монахи сами взялись за топоры и приготовили столько дров, что хватило их на несколько дней.

Когда в Печерский монастырь возвратился из своего подвижнического путешествия постригший   преподобного   блаженный   Никон12, то преподобный Феодосий оказывал ему всякое почтение как отцу, несмотря на то, что сам тогда был в сане игумена. И когда у блаженного Никона случался недостаток в нитках для сшивания книг (он занимался этим), Феодосий прял ему нитки. Таковы были смирение и простота в разнообразных трудах и занятиях боговдохновенного мужа. И одежду игумен носил скромную и бедную: на теле жесткую власяницу, а поверх другую, очень поношенною; эту он надевал, чтобы не показывать людям нижней колючей власяницы.

Однажды преподобный отправился по какому-то делу к христолюбивому князю Изяславу, а так как последний находился в это время далеко от города, то Феодосию пришлось промедлить там до вечера. Когда он стал собираться домой, христолюбивый князь велел отвести его в монастырь на своей колеснице. На пути везший его отрок, видя на преподобном плохую одежду и думая, что это не игумен, а простой инок, сказал ему:

- Чернец, сядь на коня, а я сяду на колесницу.

Преподобный тотчас же смиренно сошел с колесницы, уступив место на ней отроку, а сам или шел подле, или, когда уставал, садился на коня верхом. Так ехали они ночью. При рассвете начали попадаться им навстречу вельможи, ехавшие к князю. Последние, узнав преподобного, сходили с коней и низко кланялись ему. Тогда преподобный обратился к отроку и сказал:

- Вот уже день, встань с колесницы и сядь на своего коня.

Отрок же, увидев, что преподобному кланяются вельможи, испугался и, сойдя с колесницы, сел на коня. Между тем, встречные еще чаще стали приветствовать преподобного, когда он сел в колесницу. Сопутствовавший же ему отрок еще более приходил оттого в смущение.

Когда они приехали таким образом к монастырю, навстречу преподобному вышли вся братия и приветствовали его земным поклоном. Отрок пришел в еще больший ужас, недоумевая кто это, которому все поклоняются. Преподобный же, взяв его за руку, повел в трапезную и там велел накормить и напоить его, затем отпустил его с подарками. Этот случай стал всем известен от самого отрока, преподобный же никому об этом не рассказывал, так как всегда учил братию ни в чем никогда не возноситься, но всегда пребывать во смирении и ставить себя ниже всех.

Вот такому-то смирению учил преподобный свою братию. Между прочим, он учил при начале всякого дела испрашивать благословение у старшего, памятуя слова Писания: "кто сеет щедро, тот щедро и пожнет" (2Кор.9:6) Справедливость этого изречения он показал наделе. У него был обычай: когда приходили к нему по своей нужде благочестивые люди, преподобный, преподав божественное наставление, отпускал им из монастырских запасов хлеб и горячую пищу. Однажды сам князь, попробовав у него монастырского кушанья, сказал преподобному:

- Ты знаешь, отче, что мой дом наполнен всеми благами мира, но я никогда не ел с такой сладостью, как здесь. Мои рабы, хотя и приготовляют различные дорогие кушанья, но они не так сладки, как эти. Молю тебя, отче, скажи мне, почему такая сладость в вашей пище?

Блаженный же Феодосий отвечал на это:

- Если, благий владыко, ты хочешь знать, почему это, послушай - я тебе скажу: когда наша братия собирается варить горячую пишу или печь хлебы, она соблюдает такой порядок: прежде всего приходит инок к игумену и берет у него благословение, потом, поклонившись перед святым алтарем три раза до земли, зажигает свечу от алтаря и этим огнем разжигает дрова в поварне и хлебне. А когда нужно вливать воду в котел, инок говорит старейшему: "Благослови, отче". Последний же отвечает: "Бог благословит тебя, брат". Всякое дело таким образом начинается у нас с благословения, поэтому и сладость бывает в кушаньях. А твои рабы, я думаю, работают, бранясь, ропща и клевеща друг на друга, может быть даже часто принимая побои от своих начальников. Поэтому и дело их, не без греха совершаемое, бывает не в сладость.

Выслушав это, князь сказал:

- Поистине, отче, это так, как ты говоришь.

Когда преподобному случалось услышать о каком-нибудь кушанье, что оно совершается не с благословения старшего и вопреки иноческим правилам, то, называя это кушанье вражеским, он не позволял, чтобы благословенное его стадо вкусило его; приготовленную же таким образом пищу приказывал бросать в воду или в огонь. Так случилось и тогда, когда преподобный с братиею отправлялся на праздник святого великомученика Димитрия в соседний монастырь имени сего святого. В этот день какими-то благочестивыми людьми были присланы в монастырь очень вкусные хлебы. Феодосий велел келарю подать их в тот же день к трапезе оставшейся братии. Но келарь не послушал его приказания, думая про себя: "Вот когда все братия соберутся завтра, тогда и подам к обеду эти хлебы, а сегодня оставшиеся иноки пусть едят обыкновенный монастырский хлеб".

Так он и поступил. На следующий день к обеду возвратился в монастырь игумен с братиею. Во время трапезы преподобный, заметив, что поданы именно присланные в дар хлебы, позвал келаря и спросил его:

- Откуда эти хлебы?

Келарь отвечал:

- Хлебы эти принесены еще вчера, но я не подал их в тот день потому, что на обеде присутствовало мало братии; я думал, что лучше предложить вкусные хлебы всей братии, когда они соберутся вместе".

Преподобный же сказал ему:

- Лучше бы было тебе не заботиться о наступающем дне, а делать по моему приказанию. Ведь Господь, всегда о нас пекущийся, и сегодня подал бы нам все, что необходимо, и даже более того.

Затем он велел собрать нарезанные ломти хлеба в корзину и кинуть их в реку, а на келаря, как на ослушавшегося его приказания, наложил эпитимию. Так он поступал и с другими иноками, когда они в чем-нибудь ослушивались старших.

Замечая, что иноки не совсем оставляют заботу о завтрашнем дне и приобретении временных благ (а это противоречило монашеским обетам), преподобный Феодосий учил свою братию следовать добродетели нестяжания. Он говорил, что иноки должны обогащаться верою и надеждою на Бога, а не искать тленного имущества. Он часто обходил кельи и, если находил у кого лишнее, не положенное по уставу, было ли то пища, одежда или еще что другое, он брал это и бросал в печь, как исходящее от диавола и противное уставу монастырскому. Преподобный так увещевал братию к добродетели нестяжания:

- Не хорошо нам, инокам, отказавшимся от всего мирского, собирать в кельях суетные вещи. Как мы будем приносить Богу чистую молитву, когда храним в своей келье сокровище тленное! Ведь вы слышали слова Господа: "Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Мф.6:21). И еще: "Безумный! В эту ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?" (Лк.12:20). Поэтому, братия, - говорил он, - будем довольны установленной одеждой и пищей, предлагаемой на трапезе, а в кельях не подобает нам иметь ничего подобного. Итак, со всяким усердием от всего сердца будем возносить к Богу чистую молитву.

Так увещевал братию святой Феодосий с великим смирением и слезами.

Преподобный был милосерд, кроток, не вспыльчив и всем оказывал внимание. Так, когда случалось, что кто-нибудь из нестяжательного его стада ослабевал духом и уходил из монастыря, тогда преподобный в великой печали и скорби об ушедшем молился со слезами Богу, чтобы Он возвратил назад отлучившуюся от его стада овцу. Так он молился до тех пор, пока ушедший не возвращался.

В числе его братии был один инок, отличавшийся большим непостоянством. Он часто убегал из монастыря, и всякий раз, когда он возвращался, преподобный с радостью принимал его назад, говоря, что Бог не оставит его и не допустит скончать ему жизнь его вне монастыря: "Хотя он и многократно уходит от нас, - говорил преподобный, - но все-таки окончит жизнь в нашем монастыре".

И со слезами молил Бога ниспослать брату терпение. Однажды этот брат пропадал особенно долго, но все-таки возвратился и по обыкновению стал просить преподобного снова принять его. Поистине милостивый Феодосий и теперь принял его с радостью и присоединил к своему стаду возвратившуюся заблудшую овцу. Возвратившись после продолжительной отлучки, брат тот принес и положил перед преподобным небольшую сумму денег, заработанную им своими руками (он занимался шитьем одежды). Тогда преподобный сказал ему:

- Если хочешь быть совершенным, возьми это и брось в горящую печь, потому что принесенное тобой есть дело ослушания.

Он же, как истинно кающийся, собрал все и, по повелению преподобного, бросил в печь и сжег. С этого времени брат, не отлучаясь, жил в монастыре, проводя остаток дней своих в покаянии, и здесь, по предсказанию преподобного, с миром скончался.

Преподобный Феодосий был очень милосерд к бедным. Он построил близ монастыря двор с церковью во имя святого первомученика Стефана и там поселил нищих, слепых, хромых и прокаженных, а все необходимое для них отпускал из монастыря. На это употреблялась десятая часть монастырского дохода. Кроме этого преподобный каждую субботу посылал воз хлеба заключенным в темницах и тюрьмах.

Преподобный отец наш Феодосий был милосерд не только к бедным, но даже и к наносящим вред его монастырю. Так, однажды, в окрестностях монастыря поймали разбойников, пришедших туда для кражи, и привели их к игумену. Видя их связанными и в угнетенном состоянии духа, преподобный прослезился и велел развязать их. Накормив и напоив их, он поучал их не делать никому обиды, но быть довольным каждому плодами своих трудов. Затем, дав им достаточно денег, он отпустил покаявшихся разбойников с миром.

Преподобный Феодосий твердо надеялся, что Сам Господь сохранит от грабителей все, что нужно братии. Что упование это было не напрасно, это подтвердилось следующим чудом.

С увеличением числа братии, преподобному отцу нашему Феодосию понадобилось расширить монастырь, так как необходимо было строить новые келии. Вместе с братией преподобный приступил к работам и начал возводить больших размеров ограду. И вот, когда сломали старую ограду и монастырь остался без ее защиты, в темную ночь пришли к монастырю разбойники и начали так рассуждать между собой: "В церковных палатах скрыто у иноков имущество; пойдем туда".

Но когда разбойники приблизились с этой целью к церкви, они услыхали пение. Предполагая, что это поют иноки, собравшиеся на вечернюю молитву, разбойники ушли оттуда в густой лес. Немного помедливши там, они опять подошли к храму. На этот раз также было слышно пение и был виден чудесный свет внутри, от церкви же распространялось благоухание. Это происходило оттого, что в церкви находились ангелы, славословившие Бога. Разбойники же, предположив, что это братия совершают теперь полуночное пение, опять удалились. Они решили еще подождать, чтобы, когда разойдутся иноки, войти в церковь и похитить все, находящееся в ней. Таким образом они многократно подходили к церкви и всякий раз слышали тоже пение ангелов.

Между тем наступило время утрени и пономарь по обыкновению начал ударять в колокол. Услыша звон, разбойники удалились в лес, разговаривая между собой: "Что нам делать? Ведь в церкви мы видели, должно быть, привидение. Поступим так: когда монахи соберутся в церковь, мы преградим выход им и, убив их всех, завладеем их богатствами".

Дождавшись, когда все иноки со своим наставником, блаженным Феодосием, собрались в церковь на утреннюю молитву, разбойники устремились к церкви. Они уже приближались с преступной целью к храму, как вдруг были поражены страшным чудом: церковь с находящимися в ней иноками стала подыматься и остановилась в воздухе на такой высоте, что разбойники не могли достать ее даже выстрелом. Они сильно испугались, увидав это, и в великом страхе и ужасе возвратились домой. Пораженные чудом, разбойники дали себе обещание с этого времени более не грабить, а начальник их с тремя товарищами, придя к преподобному Феодосию, покаялся и исповедал ему все свои преступления. Выслушав его, преподобный прославил Бога, сохранившего не только церковное имущество, но и жизнь братии. Отпущенные же со спасительными наставлениями игумена разбойники удалились, славя и благодаря Бога и Его угодника Феодосия.

Подобное чудо во время игуменства преподобного Феодосия имело место вторично в той же монастырской церкви. Поистине эта церковь охранялась с неба Самим Богом, как незримо стоящая на воздухе под покровом Самой Пресвятой Богородицы.

Одному из бояр христолюбивого князя Изяслава случилось раз ночью проезжать через поле, отстоящее поприщ на пятнадцать от монастыря преподобного Феодосия. Вдруг он увидел вдалеке церковь, стоящую на воздухе под облаками. От такого видения боярин пришел в великий ужас, однако с слугами своими тотчас же ускорил бег лошади, чтобы узнать, что это была за церковь. Когда же он приблизился к монастырю преподобного Феодосия, то церковь в его глазах начала спускаться на землю и оказалась в монастырской ограде на своем месте. Тогда боярин постучал в ворота и, войдя в монастырь, рассказал о своем видении преподобному. С этого времени боярин стал часто посещать преподобного и с наслаждением слушал его боговдохновенные речи. Впоследствии этот боярин уделил много своих средств на устроение монастыря и на украшение хранимой Богом церкви.

Как будет видно из следующего случая, Господь чудесно хранил не только самую церковь, но и имущество, принадлежавшее монастырю преподобного Феодосия.

Случилось раз, что нужно было некоторым людям доставить в город к судье пойманных грабителей. Дорога шла мимо одного поселка, принадлежавшего Печерскому монастырю. Когда связанных разбойников проводили мимо этого села, то один из них, кивнув головой на село, сказал: "Однажды ночью мы приходили к этому селу, намереваясь убить людей и ограбить весь монастырь. Однако нам это не удалось, потому что, когда мы пришли, селение оказалось стоящим на такой высоте, что к нему совершенно нельзя было подойти".

Так Промыслитель Бог охранял имущество монастыря, внимая молитвам уповавшего на Него преподобного. Феодосий имел обыкновение обходить по ночам монастырь с молитвою, и ею, как крепкой стеной, ограждал обитель со всем, находящимся в ней.

Во время игуменства преподобного Феодосия Бог и Пресвятая Богородица не только охраняли от грабителей монастырь, но и помогали свыше украшению его. Один боярин упомянутого князя Изяслава, по имени Судислав Геиевич, в святом крещении - Климент, отправляясь с своим князем на войну, дал такое обещание: "Если Бог сподобит меня в добром здоровье возвратиться домой, то я пожертвую в церковь Феодосиева-Печерского  монастыря  две гривны13 золота, а для иконы Пресвятой Богородицы изготовлю золотой венец".

Много народа пало в этой битве, но все-таки враги были побеждены. Боярин, возвратившись невредимым с поля битвы, забыл о своем обещании.

Несколько дней спустя, он спокойно спал в послеобеденный час в своем доме, как вдруг его разбудил страшный голос, называвши его по имени:

- Климент!

Пробудившись, он увидел перед собою икону Пресвятой Богородицы, которая находилась в монастыре преподобного Феодосия, и услыхал исходящий от нее голос:

- Почему, Климент, ты не пожертвовал Мне того, что обещал; вот Я и напоминаю теперь тебе об этом; постарайся исполнить свое обещание.

Как только голос произнес эти слова, икона тотчас исчезла из глаз боярина. Боярин страшно испугался видения и приготовил, сколько обещался, золота, а также, сделав золотой венец для украшения иконы Пресвятой Богородицы, немедленно же пошел в монастырь и отдал все это преподобному Феодосию.

Спустя некоторое время боярин пожелал пожертвовать в тот же монастырь евангелие. С этим намерением он пришел к преподобному, имея под своей одеждой приготовленное для пожертвования святое евангелие. Помолившись, они хотели сесть, но так как боярин все еще не показывал евангелия, то преподобный сказал:

- Брат Климент, вынь сначала обещанное Пресвятой Богородице Святое Евангелие, которое ты скрываешь под своей одеждой, и тогда сядем.

Услышав это, боярин ужаснулся прозорливости преподобного, так как он был убежден, что об евангелии, которое он принес, никому ничего не было известно. Тотчас же, вынув из-под одежды святое евангелие, боярин отдал его преподобному. После этого они сели, и боярин, насладившись духовной беседой с Феодосием, возвратился домой.

Господь многими чудесами Своими доказал, что надежда и упование на Бога преподобного Феодосия были не напрасны. Особенно заметно обнаруживалась божественная помощь Печерскому монастырю тогда, когда в монастыре ощущался недостаток в чем-нибудь. В своей келье преподобный жил вместе с иноком Иларионом; обыкновенно святой Феодосий, тихо произнося стихи Псалтыря, прял волну или делал еще что-нибудь, а Иларион день и ночь писал книги. Вот этот то инок и рассказал потом о следующем случае.

Раз вечером, когда они по обыкновенно занимались каждый своим делом, вошел в келью эконом, по имени Анастасий, и сказал преподобному:

- Завтра у нас не на что купить съестных припасов для братии и у нас нет денег для удовлетворения других потреб монастырских.

Преподобный же отвечал:

- Сейчас, как видишь, вечер, а завтрашний день еще далек. Поэтому иди и с терпением жди. Молись Богу: Он позаботится о наших нуждах и помилует нас, если на то будет Его воля.

Выслушав это, эконом ушел. Преподобный же тотчас встал и отправился во внутреннюю келью петь по обыкновению свое правило. Возвратившись после молитвы, он сел и продолжал свое дело. В келью опять вошел эконом и стал говорить о том же. Тогда преподобный сказал ему:

- Не сказал ли я тебе - молись Богу? Завтра иди в город и возьми необходимое для братии у торговцев взаймы, а потом, когда Бог поможет, отдадим долг. Иисус Христос истинно сказал: "Не заботьтесь о завтрашнем дне" (Мф.6:34): Бог не оставит нас Своею благодатию.

0

38

............................продолжение от 16 мая

Лишь только удалился эконом, как в келью вошел сияющий светом отрок в воинской одежде. Поклонившись, он положил на стол близ преподобного гривну золота и, ничего не сказав, вышел вон. Преподобный же встал и, взяв золото, со слезами благодарности помолился Богу.

Наутро преподобный позвал привратника и спросил, не приходил ли кто в прошедшую ночь в монастырь. Привратник же отвечал:

- Нет, как только зашло солнце, я тотчас же затворил ворота и с того времени не отворял их, потому что никто не приходил в монастырь.

Тогда преподобный призвал эконома и, отдавая ему гривну золота, сказал:

- Как же ты говоришь, брат Анастасий, что нам не на что купить необходимое для братии, - вот бери золото и иди покупать то, что нужно.

Эконом же поняв, что это послано по милости Божией, поклонился святому в ноги, прося прощения. А преподобный поучал его по этому случаю так:

- Брат, никогда не впадай в отчаяние, но всегда укрепляйся верою в Бога и во всякой печали надейся на помощь Господа, ибо Он позаботится о нас, если будет на то Его воля. Итак, приготовь праздничное угощение для братии, потому что это есть Божие посещение. Когда обеднеем, Бог тогда позаботится о нас, как было и сегодня.

Подобным же образом пришел однажды к преподобному келарь, именем Феодор, и сказал:

- У меня нет ничего съестного, что я мог бы предложить братии к обеду.

Преподобный же, как и в тот раз, отвечал:

- Иди, потерпи немного и молись Богу; Он позаботится о нас; а если мы не будем достойны Его милости, то подай к обеду вареную пшеницу с медом. Но мы должны надеяться, что Господь, в пустыне пославший хлебы непокорным людям (Исх.16:15), может и нам подать пищу.

Выслушав это, келарь удалился, а преподобный стал усердно молиться Богу. И вот по тайному внушению Божию первый боярин князя Изяслава, по имени Иоанн, прислал преподобному в монастырь три полных воза со съестными припасами: хлебом, рыбой, овощами, пшеном и медом. Получив все это, преподобный прославил Бога, а келарю сказал:

- Видишь, брат Феодор, Бога не оставит нас, если только мы будем надеяться на Него всем сердцем. Итак, иди и приготовь угощение братии, так как это посещение Божие.

Так радовался духовно преподобный с братнею во время трапезы и благодарил Бога, за то, что "нет скудости у боящихся Его" (Пс.33:10). Подобные чудеса Бог часто творил в Печерской обители по молитве преподобного.

Однажды пришел из города к преподобному священник с просьбой одолжить вина для совершения божественной литургии. Тотчас же святой Феодосий призвал церковного старосту и велел ему наполнить вином сосуд, с которым пришел священник. Староста же сказал, что у них у самих так мало вина, что его едва хватит на совершение трех-четырех литургий. Преподобный же отвечал ему:

- Вылей все вино этому человеку, а о нас позаботится Сам Бог.

Староста, отойдя в сторону и не послушавшись приказания святого, отлил немного вина в сосуд священника, а остальное приберег себе на завтра для совершения божественной службы. Тогда священник пошел и показал преподобному, как мало отлил ему вина староста. Преподобный вновь позвал старосту и сказал ему:

- Не говорил ли я тебе, чтобы ты отдал все вино, а о завтрашнем дне не заботился. Господь не допустит, чтобы церковь Его Матери осталась завтра без службы; Он еще сегодня пошлет вина с избытком.

Тогда староста отдал священнику все свое вино и отпустил его. Между тем, после обеда, к вечеру, по предсказанию преподобного, привезли три воза бочонков, наполненных вином. Это прислала в дар монастырю одна домоправительница христолюбивого князя Всеволода. Видя совершившееся, церковный староста прославил Бога, дивясь исполнению предсказания преподобного Феодосия, который сказал, что Бог сегодня же пошлет в обитель вина с избытком.

Тот же церковный староста был свидетелем и другого, подобного чуда, совершившегося по молитвам преподобного. Случилось это так.

Когда под праздник Успения Пресвятой Богородицы не оказалось масла, необходимого для вожжения церковных лампад, церковный староста решил приготовить его из семян и этим маслом заменить деревянное при богослужении. Староста спросил разрешения на это у преподобного Феодосия, а так как тот ничего не возразил ему, то староста и поступил так, как задумал. Но когда он намеревался влить приготовленное масло в лампады, то увидел, что в сосуде с маслом плавает мертвая мышь. Тогда староста поспешно пошел к преподобному и сказал:

- Я тщательно покрыл сосуд с приготовленным мною маслом и не знаю, как могла попасть туда мышь.

Преподобный же, поняв, что это случилось по усмотрению Промысла Божия, сказал старосте:

- Нам следовало бы надеяться на Бога, что Он подаст нам все нужное, и нехорошо было действовать без веры в всемогущество Господне: иди и вылей масло на землю. Немного подождем и помолимся Богу; Он сегодня же даст нам деревянного масла в избытке.

Староста сделал, как ему было сказано, преподобный же между тем стал молиться. К вечеру один богатый человек, действительно, привез в дар монастырю очень большую бочку деревянного масла. Преподобный прославил Бога, так скоро услышавшего его молитву. Полученным маслом не только наполнили все лампады, но его осталось еще больше половины. Таким образом братии отпраздновали с должной торжественностью светлый праздник Успения Пресвятой Богородицы.

Вот еще одно из подобных же чудес, посредством которых Господь по молитве преподобного Феодосия удовлетворял насущные нужды обители. Христолюбивый князь Изяслав, питавший к преподобному Феодосию истинно христианскую любовь, часто посещал его, находя наслаждение в его приятной беседе. В одно такое посещение он незаметно пробеседовал с ним до времени вечернего пения; затем князь вместе с преподобным пошел в церковь. По устроению Божию вдруг в это время пошел сильный дождь. Заметив это, преподобный, призвав ключаря, велел ему приготовить обед для князя.

- Отче, - сказал ключарь, - у нас совсем нет меда, чтобы угостить князя и его спутников.

Тогда преподобный спросил:

- Неужели у тебя нет хотя бы немного?

- Да, отче, совсем нет, - отвечал ключарь, - я даже порожний сосуд, в котором был напиток, перевернул, поставив его дном кверху.

Преподобный же Феодосий, преисполненный благодатных даров, как на то указывает и самое имя его14, сказал:

- Пусть так. Однако же ступай, согласно моему приказанию и по вере в могущество имени Господа нашего сладчайшего Иисуса Христа, ты найдешь мед в том сосуде.

Ключарь пошел с верою во всемогущество Господа и увидел, что бочонок стоит на своем месте и наполнен медом, как предсказал преподобный. Ключарь в страхе поспешил рассказать преподобному о происшедшем.
- Молчи, - сказал ему преподобный, - и не рассказывай об этом никому. Иди и подавай тот мед князю и его спутникам; пусть кушают сколько хотят. Угости этим медом и братию: это ведь благословение Божие.

Спустя некоторое время дождь перестал лить и князь отправился домой. В монастыре же осталось еще столько меда, что его хватило братии на долгое время.

В другой раз к преподобному пришел однажды старший пекарь и сказал, что в монастыре нет муки для печения хлебов.

- Иди и осмотри житницу, - отвечал ему преподобный, - может быть найдешь там немного муки и нам как-нибудь хватит до тех пор, пока Господь опять не позаботится о нас.

Пекарь же сказал преподобному:

- Я говорю тебе правду, отче: я сам мел житницу, но там ничего нет, кроме оставшихся в углу трех-четырех горстей отрубей.

Тогда преподобный сказал ему:

- Верь мне, сын, что Бог может и эти оставшиеся отруби обратить в муку и ею наполнить нашу житницу, подобно тому как при Илии15 Он из одной горсти сотворил столько муки, что вдова с детьми питалась ею в голодное время до тех пор, пока урожай не доставил в избытке хлеба всем (3Цар.17:8-16). И теперь Бог столь же могущественен, что может сотворить нам из недостатка избыток. Итак, иди и посмотри, не благословит ли Господь милостью и то место, где хранится у нас мука.

Выслушав эти слова, пекарь ушел. Войдя затем в житницу, он увидел, что пустой прежде амбар теперь по молитве преподобного Феодосия был так переполнен, что мука сыпалась на землю через края его стен. Инок ужаснулся, увидя столь славное чудо; возвратившись, он рассказал все преподобному.

- Иди, брат, - сказал ему преподобный, - и не говори никому о случившемся, пеки по обыкновению свои хлебы. Эту милость послал нам Бог по молитвам святых братий наших.

Хваля и благодаря Бога за Его такие великие благодеяния, преподобный отец наш Феодосий все ночи проводил в молитвах: обливаясь слезами и падая на колени, он благодарил Бога за Его великие благодеяния. Братия обители, приходившие к преподобному ежедневно пред утреней брать благословение для начала богослужения, всегда слышали из-за двери, как игумен весь в слезах творил молитву, часто ударяя головою о землю. Преподобный же, услышав шаги их, умолкал и принимал вид спящего, так что братиям приходилось иногда раза по три стучать в дверь произнося каждый раз слова: "Благослови, отче!"

Тогда преподобный, показывая вид, что он только что проснулся, отвечал:

- Бог да благословит вас!

И, дав благословение, прежде всех приходил в церковь. Рассказывали, что он поступал так каждую ночь.

Кроме этих подвигов преподобный во время своего игуменства подвизался и во многих других трудах. Его никогда не видели отдыхавшим на постели, а когда по немощи телесной ему необходимо было отдохнуть после дневных молитв, то он засыпал лишь на короткое время и то сидя; затем он вскоре же просыпался и шел ко всенощной, где молился, часто преклоняя колена. Также никогда не видели его моющим свое тело для удовольствия; он омывал водой только руки и лицо. А когда иноческий устав предписывал братии сухоядение, то он сам тоже вкушал сухой хлеб и похлебку, сваренную на масле, и пил лишь одну воду. Тем более никогда не видели его печально сидящим за трапезой: он всегда имел веселое лицо, потому что его сердце укреплялось не пищей, а благодатью Божией.

Каждый год преподобный переселялся на время Великого поста в пещеру (где впоследствии было положено честное тело его) и там затворялся до наступления недели ваий (цветоносной); в пятницу перед цветоносной неделей во время вечерни он возвращался к братии. Братия думали, что он безвыходно живет в известной им пещере, а на самом деле ночью, тайно ото всех, он уходил в одно монастырское село и там в другой пещере, находящейся в скрытом месте, пребывал один, так что никто кроме Бога не знал о его действительном местопребывании. Оттуда перед пятницею на шестой неделе Великого поста он опять ночью уходил в первую пещеру, из которой в пятницу и выходил к братии, так что все думали, что он весь пост пребывал в известной им пещере.

Много скорбей и суетных мыслей внушали тогда преподобному в пещере злые духи, которые иногда наносили ему даже раны. Но Бог подавал ему невидимую силу для победы над ними, и духи никак не могли заставить блаженного уйти из пещеры. Преподобный пребывал один в темной пещере и не страшился множества полков князя тьмы. Но сам, как добрый воин Христов, молитвой и постом отгонял демонов от себя так, что они не смели потом к нему приблизиться и только издали показывались ему в призрачных видах.

Раз после вечернего пения в пещере Феодосий сел, желая немного отдохнуть. Вдруг раздался страшный вопль. Казалось, в пещере собралось множество бесов: причем одни ездили на колесницах, другие били в тимпаны, третьи играли в свирели. От шума и голосов содрогалась вся пещера. Слыша все это, преподобный не испугался, не ужаснулся, но, оградив себя, как оружием, крестным знамением, встал и начал петь стихи из Псалтыря. Землетрясение и шум тотчас прекратились. Но когда после молитвы он опять сел отдохнуть, опять послышался прежний шум и голос бесчисленных бесов. Преподобный, встав, опять начал петь и опять шум прекратился. Так много дней и ночей беспокоили его злые духи, не давая ему заснуть хоть немного. Это продолжалось до тех пор, пока преподобный при помощи благодати Божией, окончательно их не победил и не получил над ними такую власть, что они уже не осмеливались приблизиться к тому месту, где преподобный стоял на молитве. Сами бесы стали бегать от него, как это подтверждают многочисленные нижеприводимые случаи.

В помещении, где пеклись для братии хлебы, бесы немало досаждали братии своими кознями: то рассыпали муку, то проливали квас, приготовленный для хлебов, делали и многие другие неприятности братии. Однажды старший пекарь рассказал о кознях демонов преподобному Феодосию. Тогда последний отправился в то помещение и, затворив за собою двери, пробыл там до утрени, все время молясь Богу. С того часа бесы навсегда оставили это место в покое и не делали уже там ничего злого.

В другой раз пришел однажды к преподобному брат из монастырского села и рассказал ему, что в хлеве, куда загоняли скот, появились бесы, которые причиняли большой вред, не давая скоту есть. Многократно священник читал молитву и окроплял помещение для скота святою водою, но ничто не помогало. Тогда преподобный, подкрепившись молитвой и постом, отправился в то село. С наступлением вечера он вошел в хлев, затворил за собой двери и пробыл там на молитве до утра. С того часа бесы уже не появлялись в этом месте и никому в том селе не могли сделать ничего злого.

Преподобный не только сам побеждал бесовскую силу, но и других учил, как избавиться от демонов. Если он узнавал, что кто-нибудь из братии страдал от бесов, то учил такого брата не уходить с того места, но ограждать себя молитвой и постом и призывать Бога для победы над демонами.

Преподобный так поучал братию по поводу козней диавольских:

- Сначала и со мной случалось подобное. Раз ночью, когда я пел в келье обычные псалмы, вдруг передо мной появился черный пес и притом так близко, что я не мог сотворить земного поклона. Долго стоял он так, и я уже хотел его ударить, как вдруг он исчез. Меня охватил тогда такой страх и трепет, что я намеревался бежать с того места, если бы Господь не помог мне. Немного придя в себя от ужаса, я начал усердно молиться и класть частые поклоны. С тех пор я совершенно перестал бояться бесовских наваждений, хотя бы бесы и являлись перед моими глазами.

Один из братии - Иларион (о котором было упомянуто выше) рассказал следующее:

- Много зла мне делали в келье бесы. Так, когда я ложился ночью спать, являлось вдруг множество бесов, которые, схватив меня за волосы и наступая на меня ногами, волокли меня по земле; другие же из бесов, подняв стену, говорили: "Подтащим его сюда и задавим стеною". Подобное проделывали они со мною все ночи, а я, не будучи в состоянии терпеть это, пошел и рассказал все преподобному Феодосию, намереваясь переселиться оттуда в другую келью. Преподобный же сказал мне:

- Нет, брат, не уходи, чтобы бесы не могли похвалиться победой над тобой и сказать, что ты бежал от них. Если ты уйдешь, то бесы с той поры будут делать тебе еще больше зла, как получившие власть над тобою. Усердно молись в своей келье, и Бог, увидев твое терпение, поможет тебе победить их так, что они не посмеют и приблизиться к тебе.

Я же вновь сказал преподобному:

- Молю тебя, отче, позволь перейти в другую келью; теперь уж у меня нет никаких сил оставаться более в старой келье, потому что там живет множество бесов.

Тогда преподобный, осенив меня крестным знамением, сказал:

- Иди, брат, в свою келью. С этого времени лукавые бесы не посмеют причинять тебе никакого зла.

Я с верой выслушал слова святого Феодосия и, поклонившись преподобному, вышел. С того времени дерзкие бесы уже не осмеливались приблизиться к моей келье, будучи раз навсегда отогнаны молитвами преподобного Феодосия.

Насколько преподобный Феодосий был настойчив в борьбе с невидимыми врагами, настолько же мужественен в борьбе с видимыми врагами Христа Господа. Он имел такой обычай: часто, встав ночью, тайно от всех, отправлялся он к евреям и там мужественно вступал с ними в спор о Христе. Он укорял и обличал их, называя их преступниками закона и богоубийцами. Он, как истинный подражатель Христа, страстно желал принять смерть за исповедание имени Его именно от тех людей, от которых принял смерть и Сам Господь наш Иисус Христос.

Что этот мужественный исповедник имени Христова действительно имел желание пострадать за правду, подтверждает следующий случай.

Во время его игуменства невидимый враг, князь тьмы, возбудил распрю между тремя русскими князьями. Два брата по плоти: Святослав, князь Черниговский, и Всеволод Переяславский - подняли неправую войну на своего старшего брата, христолюбивого князя Изяслава Киевского, и прогнали его из стольного города Киева16. Сев на его место в Киеве, они послали просить преподобного Феодосия зайти к ним на обед. Преподобный же с мужеством и решимостью отвечал на их приглашение:

- Мне не достойно идти на трапезу неправды, как на трапезу Иезавели17.

Когда же Всеволод удалился в свою Переяславскую область, а Святослав сел в Киев на место Изяслава, преподобный Феодосий начал беспрестанно обличать князя Святослава в том, что он не по праву сел на братний престол. Приходивших к нему княжеских послов преподобный просил передать князю, что он не одобряет его поступка. Однажды он послал ему большое обличительное письмо, в котором между прочим писал: "Голос крови единоутробного брата твоего вопиет на тебя к Богу, как кровь Авелева на Каина" (Быт.4:10).

В поучение ему он напоминал в письме имена многих нечестивых древних братоубийц. Князь Святослав так разгневался, прочитав это письмо, что с гневом бросил его на землю и с того времени стал искать случая заточить преподобного Феодосия в монастырь. Братия же обители, сильно опечаленные намерениям князя, упрашивали преподобного прекратить обличения князя. Точно также и многие бояре, посещавшие преподобного, передавая ему о княжеском гневе, советовали не противоречить князю.
- Ведь князь, - говорили они, - намерен тебя заточить.

Преподобный же слыша, что они говорят о заточении, возрадовался душою и сказал:

- Я весьма радуюсь этому, братия! Нет для меня в жизни ничего приятнее, как быть изгнанным за правду; за нее я готов идти и в заточение, и на смерть.

С того времени преподобный еще больше стал укорять князя в ненависти к брату, как бы желая вызвать этим распоряжение о своем заточении. Несмотря на свой гнев, князь не осмелился сделать преподобному какого-нибудь зла, зная его праведность и святость, так как он ранее завидовал своему брату князю Изяславу в том, что он имел в своей области такого праведника, каким был великий Феодосий. Вскоре после этого преподобный Феодосий, поняв, что его жестокие укоры не имеют успеха у князя, снисходя к просьбам братии и вельмож, перестал обличать князя и начал с этого времени со слезами убеждать его, чтобы он возвратил своему брату его область.

Когда спустя несколько дней после этого князь Святослав узнал о намерении преподобного Феодосия прекратить обличения, он очень обрадовался этому и послал спросить преподобного: разрешит ли он придти ему в монастырь или нет. А когда тот разрешил, князь с радостью отправился вместе с боярами в монастырь. Преподобный с братиею, выйдя из церкви, встретил князя с честью, так что все братия поклонились князю.

- Я не осмеливался придти к тебе, отче, думая, что ты, гневаясь, не пустишь меня в свой монастырь, - сказал князь преподобному.

Преподобный же отвечал ему:

- Что значит, благий владыко, наш гнев при твоей власти? Но нам подобает обличать и говорить то, что спасительно для души, вам же следует слушать это.

Они вошли в церковь и помолились, а затем преподобный Феодосий долго поучал его от божественного Писания, рассуждая о братской любви, так как князь винил во многом своего брата. После продолжительной душеполезной беседы, князь возвратился к себе домой, славя Бога за то, что сподобился беседовать с таковым мужем, и с тех пор стал часто посещать его обитель. Многократно и сам преподобный Феодосий ходил потом к сему державному князю Святославу, напоминая ему о страхе Божием и любви к брату.

В одно из таких посещений преподобный встретил у князя музыкантов, игравших на разных инструментах. Все веселились. Долго преподобный, потупив глаза, молча сидел подле князя; потом сказал:

- Будет ли так на том свете?

Умиленный князь прослезился и велел тотчас прекратить музыку играющим. И с тех пор, когда преподобному приходилось заставать музыку во дворце, князь, узнав о приходе блаженного, тотчас же приказывал прекратить ее.

Когда князя извещали о приходе преподобного, то нередко он сам выходил с радостным лицом и встречал его перед дверьми дворца. Исполняясь радости, князь говорил пришедшему преподобному:

- Отец, воистину говорю тебе, - если бы мне сказали, что отец родной восстал из мертвых, я бы не обрадовался так, как твоему приходу, но в то же время и не боялся бы его так, как боюсь твоей святой души.

- Если это так, как ты говоришь, - отвечал преподобный, - то исполни мою просьбу: возврати своему брату престол, который отдал ему благоверный твой отец.

Князь молчал на это, не зная, что ответить святому; так сильно враг разжег его гневом, что он не хотел даже и слышать о брате. Впрочем, преподобный Феодосий молился Богу день и ночь о христолюбивом князе Изяславе и на церковных службах приказывал поминать его, как законного киевского князя и старшего брата, а Святослава, как незаконно севшего на братний престол, запрещал поминать в своем монастыре. И только потом, упрошенный братиею, преподобный велел поминать их обоих, но все-таки Изяслава первым, а Святослава вторым.

Не желая быть свидетелем такой распри между русскими князьями, вышеупомянутый блаженный Никон (постригший преподобного Феодосия и впоследствии во всем ему помогавший), вторично удалился из Печерского монастыря на полуостров Тмутаракань, где и основал свой монастырь. Преподобный же Феодосий после его ухода по-прежнему уже один продолжал свои труды.

Так как во время его игуменства увеличилось число братии настолько, что ветхий Печерский монастырь оказался слишком тесным для братии, то преподобный отец наш Феодосий начал помышлять о том, как бы и куда бы с Божьей помощью переселиться на более обширное место и там построить большую каменную церковь тоже во имя Пресвятой Богородицы. Бог внял молитве праведника, одобрил выбранное им для переселения место и благословил постройку большой каменной церкви. Свою волю Господь обнаружил дивными чудесами.

Один благочестивый и богобоязненный человек шел раз темной ночью мимо ветхого Печерского монастыря и видел следующее. От монастыря исходил яркий свет, а преподобный Феодосий стоял перед церковью, воздев к небу руки и вознося к Богу молитву. Прохожий продолжал еще с удивлением смотреть на это, как вдруг видение изменилось, и он увидел другое чудо: над церковной крышей показалось очень большое пламя и, приняв вид дуги, перешло на другой холм, именно на тот, на котором преподобный Феодосий начал потом строить новую каменную церковь. И таким образом один край огненной дуги стоял над старой церковью, и другой над тем местом, где предполагалось построить новый храм. Видевший это чудо, впоследствии поведал о нем в монастырь преподобного Феодосия.

В другой раз ночью окрестные жители были разбужены пением множества голосов, слышавшихся близ обители. Они встали и, выйдя из домов своих, пошли на возвышенное место посмотреть, откуда именно слышатся эти голоса. Тогда они увидели следующее. Ветхий Печерский монастырь был залит ярким светом; множество иноков, выходя из старой церкви, шли на новое место: одни несли икону Пресвятой Богородицы, а прочие с песнопениями сопутствовали первым, неся в руках зажженные свечи. Во главе всех шел отец и наставник иноков преподобный Феодосий. Дойдя до нового места, они сотворили на нем пение и молитву, а затем, возвратившись назад, с пением опять вошли в старую церковь. Множество свидетелей удостоверяло потом действительность этого чуда. А так как в вышеупомянутом шествии не участвовал ни один инок, то все поняли, что люди эти видели ангелов.
На ознаменованном Богом столь великими чудесами месте таким образом стала строиться каменная церковь во имя Пресвятой Богородицы18. В постройке этой церкви принимал большое участие своими трудами и сам преподобный Феодосий: он ежедневно приходил туда, тщательно наблюдал за работами и, насколько возможно, помогал строить, работая вместе с каменщиками. Во время работы он так плохо одевался, что его можно было принять за последнего послушника, но никак не за игумена.

Однажды, когда преподобный шел на постройку церкви, встретила его одна вдова, обиженная судьей, и спросила:

- Чернец, скажи мне, где ваш игумен? Не в монастыре ли он?

- Что тебе нужно от него, - отвечал преподобный, - ведь он тоже грешный человек?

Женщина же ответила на это:

- Я не знаю, грешен ли он или нет; знаю только то, что он многих избавляет от печали и зла. Поэтому я и иду просить его, чтобы он защитил меня от обид несправедливого судии.

Преподобный же, разузнав ее дело, сжалился над ней и сказал:

- Иди теперь домой, а когда возвратится наш игумен, я скажу ему о тебе, и он избавит тебя от беды.

Выслушав его, женщина пошла домой, а преподобный отправился к судье. Вняв просьбам святого Феодосия, судья вошел в положении вдовы и, сделав снисхождение, возвратил ей все, в чем она была им обижена.

Такими и подобными этому достойными праведника делами преподобный Феодосий сопровождал постройку печерской церкви во имя Пресвятой Богородицы. Он окончательно не отстроил этой церкви при жизни своей, но и после смерти своими, угодными Богу, молитвами помогал в этом преподобному Стефану, который после него принял игуменство и продолжил, начатую святым Феодосием, постройку храма.

Между тем, богоугодная жизнь преподобного отца нашего Феодосия стала склоняться к закату. Предчувствуя свое отшествие к Богу, преподобный в день своей кончины велел собрать всю братию, позвав к себе не только находящихся в монастыре, но и всех почему-либо отсутствовавших и занятых делом, и даже всю монастырскую прислугу. Когда все собрались, он начал убеждать каждого со всяким усердием и страхом Божиим исполнять порученные ему обязанности. Со слезами говорил он о спасении души, о богоугодной воздержной жизни, об усердном посещении церкви, о благоговейном страхе, с которым все должны стоять на богослужении, о любви и покорности в отношении не только к старшим, но и к своим сверстникам. Сказав об обязанностях каждого, он благословил братию и отпустил ее с миром. Затем пришел посетить преподобного благочестивый князь Святослав. Его он учил своими благодатными устами благочестию, охранению православия и попечению о святых церквах. Затем он сказал ему:

- Я буду молиться Господу Богу и Его Всенепорочной Матери о укреплении тебя в благочестии. Дай Бог, чтобы правление твое было тихо и безмятежно. И вот, я поручаю твоему благочестию этот святой Печерский монастырь и храм Пресвятой Богородицы, по ее воле созданный.

Перемежающиеся страшный озноб и болезненный палящий жар так расслабили тело преподобного, что он должен был лечь в постель, на которую никогда прежде не ложился. В постели он говорил:

- Да будет воля Божия! Как Господь соизволит, так пусть Он и творит! Но молю Тебя, Владыко мой, Иисусе Христе, будь милостив к душе моей: пусть избегнет она лукавых демонов, пусть встретят ее Твои ангелы и, проведя мимо воздушных мытарств, пусть представят ее к свету Твоего милосердия!

Сказав это, он умолк.

Три дня преподобный не мог ни говорить, ни открыть глаз, так что его можно было принять за умершего, если бы не было заметно слабого дыхания на устах его. Опасная болезнь святого старца причиняла братии великую скорбь и печаль. Пробыв три дня в такой болезни, преподобный поднялся с одра своего и сказал собравшейся всей братии:

- Братия мои и отцы! Вот жизнь моя кончается - это Господь мне открыл в пещере Великим постом. Подумайте между собой, кого бы вы хотели иметь у себя игуменом вместо меня.

Сильно опечаленные этими словами братия начали плакать. Выйдя от преподобного и посоветовавшись, все иноки согласились избрать себе игуменом уставщика19 Стефана. На другой день преподобный снова созвал всех братий и спросил их:

- Как вы решили между собой, дети? Кто из вас достоин быть игуменом?

Все сказали, что игуменства достоин Стефан. Подозвав к себе Стефана, преподобный благословил его на игуменство вместо себя и сказал ему:

- Вот, чадо, передаю тебе монастырь; тщательно береги его; какой порядок в службах завел я, такой соблюдай и ты, и во всем держись монастырского предания. Устава не изменяй, но все делай по закону и монастырскому чину.

Братию же преподобный долго поучал, завещевая им слушаться нового игумена. Затем отпустил всех, предуказав им день своего преставления - субботу.

- После восхода солнца, - сказал он братии, - душа моя выйдет из тела.

Затем преподобный снова позвал к себе одного Стефана и наедине много поучал его о том, как пасти святое стадо. Так как преподобный сильно ослаб от болезни, то Стефан, не отлучаясь, со смирением служил ему. В наступившую субботу на рассвете святой Феодосий послал за братией. Когда все иноки собрались, святой, прощаясь, с любовью поцеловал каждого; они же горько рыдали, предвидя скорую потерю такого доброго пастыря. Святой Феодосий, уже совсем приготовившись к смерти, сказал им:

- Дети мои любезные и братия мои! Я всех вас облобызал потому, что отхожу к моему Владыке, Иисусу Христу. Вот вам игумен, которого вы сами выбрали; почитайте его за духовного отца, слушайтесь его и по его поведению творите все богоугодное. Бог же, сотворивший все словом и премудростью, пусть Сам благословит вас и сохранит от наветов лукавого; да сохранит Он в вас до последнего издыхания вашего твердую и непоколебимую веру и любовь друг к другу. Затем, молю вас и заклинаю, - похороните меня в той одежде, в которой я нахожусь теперь, и положите тело мое в ту пещеру, где я пребывал Великим постом; ни в каком случае не омывайте моего убогого тела. Пусть никто из мирских людей не видит моего погребения; вы одни, иноки, положите меня в указанном мною месте.
Слушая слова святого, братия сильно плакали. Преподобный снова стал утешать их, говоря:

- Обещаю вам, братия и отцы, что хотя я отхожу от вас телом, но душою своею всегда пребуду с вами.

После этих слов преподобный всех отпустил, не оставив при себе никого. Один из братии, который постоянно ему служил, просверлив скважину в двери, посмотрел, что он делал. Преподобный, поднявшись с постели, пав ниц, со слезами молил милостивого Бога о спасении души своей. В своей молитве он призывал на помощь всех святых и более всего Пресвятую Владычицу нашу Богородицу, Которой он поручал свое стадо и самую обитель свою. После молитвы он снова лег на постель, а затем, немного отдохнув, поднят глаза к небу и, с радостью на лице, громким голосом сказал: "Благословен Бог! Если это так, то уже я не боюсь, но еще с большей радостью отхожу от этого мира".

Надо думать, что, произнося вышеприведенные слова, он созерцал какое-то видение. Потом он, выпрямив ноги и сложив крестообразно на груди руки, предал святую душу свою Богу и присоединился к лику святых отцов. Это произошло в 1074 г., 3 мая, в субботу, как предсказал преподобный, после восхода солнца. Горячо оплакав кончину святого Феодосия, братия отнесли святое тело его в церковь и там совершили обычные молитвы и песнопения о преставившемся.

По божественному устроению о кончине преподобного тотчас узнало очень много людей. Народ и многие из бояр, собравшиеся по собственному усердию у монастырских ворот, ожидали времени, когда вынесут тело преподобного из монастыря для погребения в пещере. Братия же, затворив ворота, никого не пускали в монастырь, дожидаясь времени, когда разойдется народ, чтобы предать погребению тело преподобного, какой сам завещал об этом, в отсутствии мирян. И вот по воле Божией небо внезапно закрылось тучами; пошел сильный дождь. Только что народ разошелся, как опять засияло солнце. Тогда братия вынесли из церкви тело преподобного и с честью положили его в пещере20.

В момент кончины праведника, князь Святослав находится недалеко от Печерского монастыря; вдруг он видит над монастырем огненный столб, простиравшийся от земли до неба. Догадавшись о кончине преподобного, князь сказал присутствовавшим:

- Это, как я думаю, сегодня преставился от земли к небу преподобный Феодосий; я вчера был у него и видел, что он находился в очень тяжкой болезни.

Он послал узнать о преподобном и, когда удостоверился в его смерти, много плакал.

В год смерти блаженного Феодосия по молитвам его все монастырские сокровища стали умножаться, в полях было обилие, в монастырских животных - большой приплод. Такого года еще не было прежде. Видя это, братия вспомнили обещание святого отца своего и прославили Бога зато, что Он сподобил угодника Своего, блаженного Феодосия благодатных даров Своих. Благодатные дары обнаружились после смерти святого Феодосия многими чудесами, которые творил святой по усердной молитве всех, призывавших его на помощь.

В описываемое время князь Святослав сильно прогневался на одного боярина. Многие говорили, что князь хочет послать его в заточение. Боярин же тот усердно молился Богу и призывал на помощь преподобного Феодосия, говоря: "Знаю, отче, что ты свят; вот я в беде; будь милостив ко мне: своей молитвой к небесному Владыке избавь меня от беды".

Когда боярин уснул, ему явился во сне преподобный и сказал:

- Что так печалишься? Неужели ты думаешь, что я совсем ушел от вас? Если телом я и отлучился, но душою всегда пребываю с вами. Вот завтра князь без всякого гнева призовет тебя и опять возвратит тебе прежний чин.

Опомнившись и придя в себя, боярин увидел сзади близ двери выходившего из комнаты преподобного. Предсказанное святым Феодосием действительно сбылось, и боярин с этого времени стал питать еще большую любовь к Печерскому монастырю.

Собираясь в путь, один человек принес в монастырь преподобного Феодосия ковчежец серебра и отдал его на сохранение своему знакомому иноку по имени Конон. Об этом узнал инок Николай и, украв по бесовскому наущению тот ковчежец, скрыл его. Возвратившийся Конон не нашел в своей келье серебра и, сильно опечалившись по этому поводу, стал со слезами молиться Богу, призывая на помощь преподобного Феодосия. Заснув после молитвы, Конон увидел явившегося к нему преподобного Феодосия, который сказал ему:

- То серебро, о котором ты печалишься, взял по диавольскому внушению инок Николай и скрыл в пещере.

Потом, открыв, где было спрятано золото, он сказал ему:

- Иди и, никому не говоря об этом, возьми свое.

Проснувшись, обрадованный инок быстро встал и, затеплив свечу, отправился в указанное место. Найдя похищенное, он возблагодарил Бога и Его угодника, преподобного Феодосия.

Имел место и следующий случай. Один клирик святой великой соборной Киевской Софийской церкви сильно занемог: все тело его пылало от сильного внутреннего жара. Придя в чувство, он помолился Богу и преподобному угоднику Его Феодосию, прося облегчить его страдания. Едва он уснул, как увидел во сне преподобного Феодосия, который, подавая ему жезл, сказал: "Возьми и ходи с ним".

Проснувшись, больной почувствовал, что жар в теле его слабеет и болезнь прекращается. А когда после этого он выздоровел, то пошел в Печерский монастырь и рассказал братии, как он исцелился от болезни по молитвам преподобного Феодосия. Иноки же прославили Бога, давшего такую благодать праведнику.

Был еще и такой случай. Во время своего игуменства в Печерском монастыре преподобный Феодосий постановил, чтобы в пятницу первой недели Великого поста подавались на трапезу братии, - как добрым подвижникам, потрудившимся в воздержании, - совершенно чистые хлебы, обязательно с медом и маком. Это постановление соблюдалось всегда и блаженным Стефаном21, поставленным в игумены самим преподобным Феодосием. После Стефана принял игуменство в Печерском монастыре блаженный Никон22, и он в наступившую пятницу первой недели Великого поста приказал келарю сделать согласно установлению преподобного Феодосия. Келарь же ослушался повеления игумена и не исполнил установленного преподобным Феодосием под предлогом, что нет муки для таких хлебов. Но Сам Бог не допустил погибнуть установленному преподобным Феодосием обычаю. Когда после литургии братия направлялись в трапезную на постный обед, откуда-то неожиданно привезли им воз чистых хлебов. Видя это чудо, братия прославили Бога и Его угодника, не оставлявшего их и после своей смерти. Они прославляли отца и наставника своего, преподобного Феодосия, хранившего для благоденствия иноков свое установление и исполнявшего свое обещание - всегда оказывать обители помощь, право испрашивать которую у Господа он заслужил своими богоугодными делами. Споспешествуемые святыми дерзновенными молитвами преподобного Феодосия, да сподобимся и мы получить дар Божий - жизнь вечную со Христом Иисусом, Господом нашим, славимым с Богом Отцом и Святым Духом во веки. Аминь.
Тропарь, глас 8:

Возвысився на добродетель, измлада возлюбив монашеское житие, к желанию доблественне достиг, вселился еси в пещеру, и украсив житие твое пощением и светлостию, в молитвах яко безплотен пребывал еси, в российстей земли яко светлое светило просияв, отче Феодосие: моли Христа Бога спастися душам нашым.

Кондак, глас 3:

Звезду российскую днесь почтим, от востока возсиявшую, и на запад пришедшую: всю бо страну сию чудесы и добротою обогатившу, и вся ны содеянием и благодатию монашескаго устава, блаженнаго Феодосия.
________________________________________________________________________
1 Память преподобного Антония празднуется св. Церковью 10-го июля.
2 Преподобный Нестор подвизался в Печерском монастыре еще при жизни преподобного Феодосия. Кроме жития преподобного Феодосия он написал еще житие святых благоверных князей Бориса и Глеба. Помимо того он оставил нам первоначальную историю нашего отечества, или Летопись, где он излагает по годам историю русской земли; за этот труд ему усвоено наименование Летописца. Летопись Нестора доведена до 1111г. Следует заметить, что, по мнению некоторых ученых, летопись написана не одним Нестором. Весьма вероятно, что в составлении ее принимал участие Сильвестр, игумен Михайловского Выдубицкого монастыря в Киеве (живший в начале XII века). За свои подвижнические труды Нестор причислен св. Церковью клику святых. Память его празднуется 27 октября.
3 Василев с именем Василькова существует и в настоящее время и представляет собою уездный город Киевской губ.; он находится в 36 верстах к юго-западу от Киева и расположен при реке Стугне, притоке Днепра. - Преподобный Феодосий родился между 1035-1038 г.
4 Причиной, побудившей родителей Феодосия переселиться в Курск, было распоряжение князя о перемещении из Василева отца Феодосия на службу в Курск. В Василеве, как и в Курске, отец Феодосия исполнял, вероятно, обязанность княжеского "тина" или судьи, мирового посредника (по делам не уголовным).
5 См. житие его под 23 марта.
6 Это было в 1055-1056 гг. Ярослав I Владимирович княжил с 1019 по 1041 г.
7 Это было в 1056-1057 гг.
8 См. житие его под 19 ноября.
9 Изяслав I Ярославич княжил с 1054 по 1073 г., затем вторично с 1076 по 1078 г.
10 См. житие его под 28 января.
11 Святой Ефрем путешествовал в Константинополь, где и списал устав Студийского монастыря. Этот устав был составлен преподобным Феодором Студитом, игуменом Студийского монастыря в Константинополе, в начале IX в. В конце IX в. он был введен в руководство русскою Церковью и держался в ней до половины ХIV в., когда начинает уступать иерусалимскому (этот устав введен преподобным Саввою Освященным в палестинских монастырях в VI в. - Память св. Саввы празднуется 5 декабря). В основу Студийского устава преподобный Феодор положил общежительные правила монастырского жития святого Василия Великого. Память святого Ефрема совершается Церковью 28 января.
12 Преподобный Никон удалялся на юг России, в Тмутаракань.
13 Гривна (от санскрит, griva - шея) - собственно ожерелье, цепочка, обыкновенно золотая, носившаяся на шее в качестве украшения. Обычай носить гривну на шее привился у нас на Руси от татар. Впоследствии наименование гривны стало усвояться слитку золота, определенной величины (от 72-х до 96-ти золотн.), обращавшемуся в качестве монеты.
14 Феодосий по переводу с греческого значит "данный от Бога"; в переносном смысле: "наделенный дарами от Бога".
15 Илия - славнейший из ветхозаветных пророков, грозный обличитель нечестия и идолопоклонства во времена нечестивого царя израильского Ахава и его жены Иезавели. Он был родом из галилейского города Фесвы, почему и называется фесвитянином. За свое ревностное служение имени Божию, Илия был взят живым на небо (4 Цар.2:1-15). История его жизни и деятельности излагается в конце 3 и начале 4 книги Царств. Память его празднуется св. Церковью 20 июля.
16 Святослав II Ярославич княжил в Киеве с 1073 по 1076 г., а Всеволод I Ярославич с 1078 по 1093 г.
17 Иезавель - жена израильского царя Ахава, отличавшаяся крайним нечестием и распутством. Слепо подчиняясь ее влиянию, Ахав превзошел нечестием всех своих предшественников и предался самому постыдному идолопоклонству. Он построил в Самарии храм Ваалу, насадил священные рощи, позволил Иезавели воздвигнуть алтари божествам Тирским и Сидонским (3 Цар.16:31-33). Иезавель содержала четыреста ложных пророков, которые питались от ее стола (3 Цар.18:19). Очевидно эту именно "трапезу" и разумеет в данном случае святой Феодосий.
18 Храм заложен был в 1073 г. Преподобный Феодосий не успел докончить постройку храма и монастыря. Ее довели до конца преемники Феодосия: Стефан (бывший игуменом с 1074 до 1078 г.), Никон (управлявший монастырем с 1078 до 1088 г.) и Иоанн (избранный в игумены в 1088 или 1089 г.). Каменная церковь нового монастыря, заложенная преподобным Феодосией, была окончена кладкой при Стефане в 1075 г., но, вероятно по причине недостатка денежных средств для отделки, производившейся медленно, она была освящена только чрез 14 лет, в 1089 г. В 1108 г. была окончена постройка трапезной для братии, а в 1182 г. монастырь был обнесен каменной стеной. Старый монастырь после постройки нового не был уничтожен, а продолжал существовать с небольшим числом оставшейся в нем братии; пещера же, при которой находился этот монастырь, после того как вышли из нее братия, стала служить для монастыря усыпальницей или кладбищем. В 1240 г. Печерский монастырь был в значительной степени разрушен татарами. Восстановление монастыря последовало в конце XIII в. В современном своем виде монастырь сохранил от домонгольского периода только нижнюю часть "великой" или главной церкви и, может быть, надворотную церковь в честь Святой Троицы. Нынешние каменные стены монастыря построены на месте деревянных (заменивших собою разрушенные татарами каменные стены) в конце XVII в., и вообще все современные здания монастыря выстроены в XVIII в. (за исключением упомянутой нижней части главной церкви и надворотной церкви в честь Святой Троицы).
19 Уставщик- управитель хора, регент.
20 В 1091 г. честные мощи преподобного Феодосия из пещеры, где они первоначально были положены, были перенесены братиею в церковь Успения Пресвятой Богородицы, где и были положены в притворе с правой стороны. Во время татарского нашествия святые мощи Феодосия были положены, для сохранения, под спуд у западных дверей той же церкви, где они почивают и до настоящего времени. Событие перенесения честных мощей преподобного Феодосия празднуется 14 августа. В 1108 г. митрополит Никифор (с 1103 по 1121 г.) постановил на соборе "вписать Феодосия в синодик по всем епископиям". С этого времени начали праздновать везде, как преставление преподобного Феодосия, так и перенесение честных мощей его. Преподобный Феодосий назидает отдаленные от него поколения не только своею подвижническою жизнью, но и своими письменными наставлениями, дошедшими до нас преимущественно в форме поучений на разные случаи. К сожалению, вопрос о подлинности некоторых сочинений преподобного Феодосия не выяснен еще окончательно. С несомненностью преп. Феодосию должны быть приписаны следующие пять поучений: 1) поучение в среду 3 недели Великого поста "на часех" "о терпении и любви"; 2) поучение в четверг 3 недели поста "о терпении, о любви и о посте"; 3) поучение в четверг 3 недели поста "на часех" "о терпении и милостыне"; 4) поучение в пятницу 3 недели поста "о терпении и о смирении"; и, наконец, 5) поучение в пятницу 3 недели поста "на часех" "о хождении к церкви и о молитве". Кроме того преподобному Феодосию приписываются еще следующие поучения: 1) поучение "к келарю" (об его обязанностях); 2) поучение "о казнях Божиих" (полагают, что оно было сказано преподобным Феодосием в 1067 В. после несчастной битвы с половцами); 3) поучение относительно "обеда и пития" (для братии); 4) "слово некоего христолюбца и ревнителя по правой вере"; 5) "наказание отца духовного к детям о пьянстве"; 6) "слово о том, како крестися Владимир, возмя Корсунь"; и, наконец, 7) некоторые отрывки из поучений. Преп. Феодосию также приписываются два поучения на вторник и среду 3 недели Великого поста с именем святого Феодора Студита, а также и некотор. друг. Затем преподобному Феодосию принадлежат нисколько посланий (вероятно два-три) к великому князю Изяславу (эти послания носят в дошедших до нас памятниках название "вопрошаний" князя Изяслава). Все перечисленные произведения преподобного Феодосия написаны очень просто и с большим чувством. Поучения и послания преп. Феодосия чужды всякой риторической витиеватости. Что касается до содержания их, то в тех из них, которые назначались для братии, преподобный Феодосий говорит об монашеских обетах и обязанностях; особенно подробно он останавливается на обете нестяжательности, в поучениях же, предназначенных для народа, преподобный Феодосий энергично восставал против различных языческих обычаев, которые в то время были очень распространены на Руси и едва только начали искореняться христианскими проповедниками. Особенно сильно преп. Феодосий вооружался против идолопоклонства и пьянства. Наконец, преподобному Феодосию приписываются еще некоторые молитвы, помещенные с его именем в некоторых списках древних Псалтырей.
21 Стефан - настоятельствовал с 1074 по 1078 г.
22 Никон - настоятельствовал с 1078 по 1088 г.

0

39

...........................продолжение от 16 мая


Мчч. Тимофея и Мавры (ок. 286)

Во время гонения на христиан, воздвигнутого нечестивым императором римским Диоклитианом1, для преследования  христиан  в Фиваиде2 был назначен игемон Арриан3. В числе прочих христиан,   приведенных   к   нему   на   испытание,   был   и   Тимофей,   чтец   церковный4; он происходил из селения Перапеи, был еще юн возрастом и незадолго перед тем вступил в брак с девицею Маврою. Спустя двадцать дней после бракосочетания он был взят язычниками и приведен на допрос к игемону. Когда игемон увидел его, то прежде всего спросил:

- Кто ты такой и какую должность ты исполняешь?

Тимофей отвечал:

- Я христианин и состою чтецом церкви Божией.

Игемон сказал ему:

- Неужели ты один не слыхал об указе царском, повелевающем предавать мукам и самой смерти всех тех, кто не будет приносить жертв нашим великим богам?

Тимофей отвечал:

- Я от всего сердца верую и всецело принадлежу Господу моему, Иисусу Христу, и потому не могу приносить жертвы богам вашим.

Игемон Арриан продолжал:

- Разве ты не видишь орудий, приготовленных для мучения, лежащих около тебя?

Тимофей отвечал:

- Во всяком случае ты не видишь ангелов Божиих, укрепляющих меня.

Игемон сказал святому:

- Дай мне твои книги5, чтобы я мог понять волшебную силу, заключающуюся в них.

Отвечал святой:

- Безумный и лишенный смысла человек! Разве ты не знаешь, что никто никогда не отдает детей своих на смерть? А книги, мною списанные, мои чада: когда я их читаю, мне предстоят ангелы Божие.

Сказал игемон:

- Вот ты не хочешь ни жертв принести нашим богам, ни книг своих показать. Смотри, как бы это твое непослушание не было причиною твоих мучений.

Святой же Тимофей ответствовал так:

- Я не принесу жертв и не покажу тебе моих книг, потому что я христианин.

Тогда разгневавшийся игемон приказал своим слугам принести две острых железных палки, раскаленных до красна, и вложить их в уши святому Тимофею. От невыносимой боли у мученика истекли глаза, так что он не мог ничего видеть.

После этого слуги игемоновы сказали святому:

- Так как ты не хотел принести жертвы богам нашим, то вот теперь ты потерял свое зрение.

Святой же Тимофей отвечал на это:

- Телесные очи мои, видевшие многое неподобное, ныне пострадали, будучи ослеплены; но мои внутренние, душевные очи просвещают мою душу.

После того, как святой сказал это, игемон приказал, связав святому руки позади, вложить ему в рот кусок дерева и повесить его вниз головою; для увеличения же страданий святого, мучитель приказал привязать тяжелый камень к его шее.

Когда слуги игемоновы приступили к выполнению этого нечестивого приказания игемона, святой, подняв очи к небу, сказал:

- Я верю, что есть Бог, пребывающий на небесах, Который может избавить меня от этих мучений.

Страдания, которые испытывал Тимофей, были настолько ужасны, что даже сами мучители прониклись к нему жалостью и просили игемона не столько жестокостью, сколько милостью склонить Тимофея к исполнению приказания царского При этом, желая умилостивить игемона, слуги сказали ему, что Тимофей всего только двадцать дней тому назад вступил в брак и что супруга его еще очень молодая женщина.

Услышав это, игемон приказал привести пред судилище супругу Тимофееву и сказал ей:

- Как звать тебя?

- Имя мое Мавра, - отвечала святая Игемон сказал ей:

- Весьма сострадаю твоему несчастью, так как ты, будучи столь юной, уже готовишься быть вдовою. Я приказываю тебе: облекись в самые лучшие одежды, заплети свои волосы, укрась лицо твое и иди сейчас же к твоему мужу; придя к нему, уговори его принести жертвы богам, чтобы действительно не сделаться тебе вдовою в столь юных летах. Если ты его уговоришь принести жертвы богам, то я награжу тебя многими дарами, золотом и серебром.

Мавра сделала все так, как ей приказал игемон. Облачившись в светлые одежды, она пошла к своему мужу и долго увещевала его исполнить хотя бы на время приказание игемоново, чтобы таким образом избавиться от многих мук. Но супруг ее не мог сказать ей ни слова, так как в уста его был вложен кусок дерева, мешавший ему говорить.

Тогда Мавра возвратилась к игемону и начала усердно просить его сделать распоряжение о том, чтобы было вынуто дерево из уст ее мужа, через что он получил бы возможность говорить. Игемон согласился исполнить ее просьбу. Дерево было вынуто из уст мученика, и Мавра снова отправилась к святому Тимофею.

Святой же (неимевший зрения), обоняв благоухание от одежд Мавры, громко воззвал:

- Где мой отец, пресвитер Пиколпос?

Отец же его, стоявший неподалеку оттуда в народе и наблюдавший за страданиями сына, подошел к нему и сказал.

- Что тебе нужно, возлюбленный сын мой?

Тимофей отвечал:

- Прошу тебя, отец, - сделай для меня благое дело: возьми какое-нибудь рубище и прикрой им лицо мое, чтобы я не обонял благоухания душевредного, исходящего от одежд Мавры; это благоухание пагубно для людей, оно уготовляет им геенну; этот аромат есть источник вожделения, спутник диаволу; он противен и мерзостен святым и праведным людям.

Когда святой окончил говорить, Мавра сказала ему:

- Возлюбленный Тимофей! Для чего ты меня так унижаешь? Ведь я тебя ничем еще не оскорбила! Прошло всего только двадцать дней, как мы обвенчались с тобою, и ты еще не узнал как следует моего характера, как и я не изучила еще как следует дома твоего. Я далека от того порока, в котором ты обвиняешь меня, потому что я еще ни одному мужчине не обещала отдать себя. Теперь же я, видя тебя в столь великих муках, горько плачу о тебе и невыносимо страдаю сердцем, потому что ты терпишь мучения неповинно. Твои страдания уязвляют и мою душу, так как ты хочешь оставить меня вдовою. Но, может быть, ты взял у кого-либо деньги взаймы и, не имея чем уплатить долг, терпишь теперь мучения от заимодавцев? Если это так, то продадим наши лучшие одежды и выплатим долг; а если ты терпишь столь великие мучения из-за народного долга, из-за податей, какие тебе нечем уплатить, то вот пред тобою вся наша утварь, золото и все наши одеяния; продай все это, и уплати подать царю.

После этого святой Тимофей сказал ей:

- Сестра моя, Мавра! Когда я тебя увидел своими душевными очами выходящей из дому, то я заметил диавола, шедшего по правую сторону от тебя. Он имел в руках ключ, которым обращал сердце твое к мирским утехам и привязанностям.

Мавра сказала на это:

- Брат мой, Тимофей! Я тебя ищу; а потом где я найду тебя? Вот придет суббота или воскресенье: кто же будет читать твои книги?

Отвечал ей святой Тимофей:

- Оставь суету мира сего и иди со мною на доблестный подвиг сей, о Мавра! Бог простит нам за этот подвиг все грехи наши и сподобит нас благодатных венцов в царстве Своем.

Мавра же сказала:

- Когда я шла к тебе, сердце мое, действительно, было преисполнено мирских пристрастий, но лишь только ты начал беседовать со мною, благодать Божия осенила меня. Знай же, мой возлюбленный брат, что и я того же самого желаю, чего и ты желаешь.

Отвечал ей святой Тимофей:

- Если ты действительно говоришь истину, то пойди к игемону и обличи его нечестие.

Сказала на это святая Мавра:

- Я боюсь, брат мой, как бы мне не устрашиться, после того, как я увижу множество орудий мучения и гневающегося игемона. Я боюсь, что я не стерплю лютых мучений, так как я еще слишком юна возрастом - мне всего только семнадцать лет.

Отвечал ей святой Тимофей:

- Уповай на Господа и Бога нашего Иисуса Христа и все муки будут для тебя как бы елеем, изливаемым на тело твое, и как бы росою, освежающею кости твои и облегчающей все страдания твои.

Затем святой мученик начал молиться о ней к Богу, говоря так: "Бог и Отец всякой благодати, подавший помощь трем отрокам (Дан.3), брошенным в пещь огненную; избавивший Даниила от уст львовых6, пророку через пророка Аввакума7 пославший пищу8, помогавший не только во рву львином, но и в пещи огненной и уповавших на Тебя спасавший во свидетельство всем Твоего человеколюбия, по силе которого Ты из пленников сделал пророков и мучеников: Ты, Господи, Господи, призри и ныне на рабу Твою Мавру! Ты, Господи, соединивший нас супружеством, соедини нас и в подвиге этом, дабы мы не были отлучены от лика святых Твоих мучеников; Ты, Господи, дай нам силы мужественно претерпеть все мучения и самую смерть, чтобы посрамились все противники наши, которые не будут в силах разлучить нас от единой веры во Иисуса Христа, Господа нашего. Ему подобает вместе со Отцом и Святым Духом всякая слава, во веки, Аминь!"

После того, как святой Тимофей помолился Богу о супруге своей Мавре, сия последняя, будучи одушевлена Духом Святым, отправилась к игемону и, представ ему, сказала:

- О нечестивый игемон! Ты обещал дать мне серебро и золото для того, чтобы довести душу мою до погибели; больше ты ничего и не желаешь, как только доводить до погибели души человеческие! Однако ты не одолеешь меня никакими соблазнами, потому что я предстою пред тобою, облекшись во всеоружие Господа и Бога нашего.

Игемон Арриан сказал своим советникам и слугам:

- Разве я не говорил вам, что Тимофей волхв? Вот он и жену свою очаровал своим волшебством, внушив ей противиться нашему приказанию.

Затем, обратившись к Мавре, игемон сказал ей:

- И ты вместе с Тимофеем избираешь смерть вместо жизни. Подумай немного, и ты увидишь, что ты лишаешь себя сладкой сей жизни и предаешь себя горьким мучениям. Но, может быть, ты, предвидя смерть своего мужа и свое вдовство, решила умереть вместе с ним? В таком случае не смущайся и не печалься, ибо ты не будешь вдовою: я отдам тебя в замужество за одного из лучших и богатейших сотников9 моих, чтобы ты насладилась с ним этой жизнью и возвеличилась еще более, так как будешь иметь мужа более благородного, чем первый.

Отвечала на это святая Мавра:

- Я отреклась от всякой суеты мирской; поэтому я не нуждаюсь в твоем сотнике, говорю же тебе по истине, что я обручила себя Жениху Небесному, Иисусу Христу, Сыну Божию; уповая на Него, я и предстала пред тебя с мужественным сердцем и нисколько не боюсь твоего неправедного суда.

Разгневанный игемон приказал терзать волоса ее до тех пор, пока все они не были вырваны. Потом сказал святой мученице:

- Вот уже волосы с головы твоей вырваны; я советую тебе принести жертву богам, чтобы тебе не пришлось испытать многих других, еще более тяжких, мучений.

Святая Мавра отвечала на это:

- Теперь я познаю, о игемон, что Сам Христос принимает меня к Себе и прощает мне грех мой, сделанный по неведению, - именно, что я, послушав твоего злого совета, украсила свои волосы, дабы прельстить моего мужа; и ты хорошо сделал, что вырвал их, потому что с отнятием у меня волос от меня отнимается великий грех; теперь уже я не буду служить соблазном для окрест стоящих людей, наблюдающих за мною.

Услышав такие слова от святой, игемон весьма разгневался и приказал отсечь ей пальцы на руках и кинуть их в сторону. Святая же Мавра сказала ему:

- И этим ты делаешь мне добро, потому что отнимаешь от меня мои персты, которыми я возлагала на себя суетные украшения; знай же, что ты не понимаешь сам того, что ты делаешь, потому что ты очистил меня через отсечение перстов от второго греха моего. Поэтому я с весельем и радостью предстою тебе, будучи готовой на все муки.

Игемон весьма дивился столь великому терпению святой мученицы. Пресвитер же Пиколпос, отец Тимофея, находясь поблизости оттого места, среди народа, наблюдавшего за допросом святых, дивясь подвигу святой Мавры, сказал ей негромко:

- О Мавра, честная дочь моя! Как ты могла вынести отсечение перстов твоих?

Отвечала ему на это святая Мавра:

- Подобно тому, как ты, отец, видел, как в виноградном саду отрезывают от растения ветви, так и я с подобным же чувством смотрела на отсечение перстов моих и потому не чувствовала никакой боли.

После всего этого игемон Арриан приказал двенадцати воинам своим наполнить водою большой котел и, разжегши его, ввергнуть в него святую Мавру. Когда вода в котле закипела и зашумела от огня, в котел была брошена святая Мавра. Но, стоя посреди котла и нисколько не опаляясь, она сказала игемону:

- Снова благодарю тебя за то, что ты приказал меня омыть и очистить от грехов моих, чтобы я с чистым сердцем приступила к Богу моему и восприняла от Него венец жизни вечной. Страдания, которые я принимаю от тебя, даруют мне спасение у Христа и Господа моего. Но ты, кажется, слишком поторопился ввергнуть меня в котел этот, еще не совсем разогретый, потому что вода, находящаяся в нем, очень холодна и я совершенно не ощущаю жара, как и ранее не ощущала прочих мук.

Игемон же, сильно разгневавшись, начал думать, что воины, из сострадания к мученице, вылили из котла горячую воду и налили вместо нее холодную, чтобы сохранить в живых Мавру для своих плотских вожделений. Тотчас же игемон сошел со своего судилищного места и подошел к котлу, желая узнать, действительно ли холодна вода, находившаяся в котле. Подойдя к котлу, он сказал святой:

- Полей мне на руку немного воды, чтобы я узнал, не холодная ли здесь вода.

Святая отвечала ему:

- Эта вода очень холодна, и я совершенно не ощущаю ее теплоты. Поэтому, если тебе нечем более разжечь котла, пошли одного из слуг своих к отцу моему и он даст тебе вязанку дров, так как он плотник; этими дровами ты и разожжешь котел.

Сказав это, святая возлила на руку игемона кипящую воду из котла, и тотчас же рука игемона была обожжена, так что и кожа сошла с нее; сам же игемон громко закричал от боли и с удивлением в слух всех произнес:

- Благословен Господь Бог Маврин, и нет Бога, кроме Него, через Которого прославляется ныне Мавра.

Сказав это, он приказал отпустить святую. Однако прежде нежели святая успела отойти от места мучения, диавол снова вошел в сердце игемона и возбудил его противиться всем тем, кто имел правую веру в Бога и хранил чистую совесть. Подозвав к себе мученицу, он сказал ей:

- Не уповай и не надейся, Мавра, на Христа твоего; принеси лучше жертву богам нашим.

Святая же отвечала ему:

- Я не принесу жертвы идолам, потому что у меня есть Христос, Который защитит меня.

Игемон сказал на это:

- Я уста твои наполню разожженными угольями, если ты не принесешь жертвы богам нашим.

Отвечала святая:

- Ты не понимаешь того, что намереваешься делать по безумию твоему: ты хочешь наполнить уста мои горящими угольями для того, чтобы я очистилась от грехов моих, сделанных языком и устами. Ибо и Господь мой, когда явил славу Свою пророку Исаии10 и удостоил его слышать пение ангельское, для того, чтобы очистить его от грехов, послал к нему одного из серафимов, имевшего в руке уголь горящий, взятый клещами от алтаря; серафим прикоснулся этим углем ко устам пророческим и сказал: "Это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грехи очищены" (Ис.6:7) И если пророк получил прощение грехов своих после прикосновения углем к устам его, то, молю тебя, не только уста мои наполни горящими угольями, но и лицо, и главу мою, а также и все тело мое обложи горящими угольями и сожги его, чтобы я через это сделалась благоуханием Христовым. Бог, очистив некогда грехи пророка, очистит и меня от грехов.

Услышав от святой такие слова, игемон пришел еще в более сильный гнев и приказал принести лампаду, наполненную серою и смолою, для того, чтобы жечь мученицу. Народ же, стоявший поблизости оттого места и видевший все, громким голосом начал взывать к игемону, говоря:

- До каких пор ты будешь придумывать все новые и новые мучения для юной отроковицы! Перестань, игемон, гневаться, ибо мы весьма удивляемся терпению ее.

Святая же Мавра, обратившись к народу, сказала:

- Пусть каждый из вас заботится о своих делах: мужчины пусть исполняют свои дела и обязанности, женщины - свои; обо мне же пусть никто из вас не заботится; я не прошу у вас помощи и защиты, потому что у меня есть Защитник - Бог, на Которого я уповаю.

Между тем как святая говорила это, игемон приказал лампадою опалять тело ее. Святая же, взирая на лампаду, сказала игемону:

- Ты думаешь меня устрашить этою лампадою, как будто еще не достаточно испытал меня раннейшими мучениями. Разве ты не погружал меня в большой и страшный котел, сильно кипевший, и однако же не повредивший мне, так как он показался мне наполненным холодною водою? Ты сам был свидетелем того, что в то время, как твои руки пострадали от воды и были обварены ею, я нисколько не пострадала. Неужели ты думаешь, что я испугаюсь этой небольшой лампады? Если хочешь, игемон, разожги целую печь и брось меня в нее, и ты увидишь силу Христа моего, рабой Которого я состою; я верю, что меня не оставит Бог мой, призвавший меня на подвиг сей через посредство блаженного мужа моего Тимофея. Что же касается до лампады, которой ты опаляешь тело мое, то для меня она кажется как бы росою утреннею, сходящею на землю и способствующею произрастанию деревьев и плодов.

Будучи побежден словами святой мученицы, подтвержденными самым делом и не зная, какие еще придумать муки для святой Мавры, игемон весьма опечалился. Затем он приказал распять на крестах Тимофея и Мавру, обратив их лицом друг к другу.

Когда святые шли на распятие, их встретила мать Мавры и, обняв дочь свою, сказала ей:

- Дочь моя, Мавра! Зачем ты оставляешь мать свою, ищущую тебя? Кто же будет носить украшения твои? Серебро, золото и драгоценные одежды твои кому достанутся, если ты, дочь моя, не останешься в живых?

Святая же Мавра так ответствовала своей матери:

- Золото и серебро погибнут, а одежды поест моль; красота юного лица также со временем исчезнет, венец же, который дарует мне Иисус Христос, будет неувядаемым во веки.

И не могла мать возразить что-либо святой Мавре. Мученица же, вырвавшись из рук матери, пошла к месту распятия, сказав матери:

- Для чего ты меня отвлекаешь от креста и не даешь мне насладиться венцом от Господа моего, Которому я хочу уподобиться в смерти своей?

Тогда воины распяли святых, обратив их лицом друг к другу. Святые пробыли на кресте девять дней и девять ночей, взаимно увещевая и утешая друг друга. Святой Тимофей поучал свою супругу до вечера, а святая Мавра увещевала сострадальца до утра. При этом святая Мавра сказала Тимофею:

- Не предадимся сну, чтобы Господь наш, Иисус Христос, придя, не нашел нас спящих и не разгневался на нас. И в дому человека, не спящего ночью, горящая свеча предотвращает приход воров, и, наоборот, при погашенной свече вор легко входит в дом и скрадывает его. Будем же бодрствовать и постоянно молиться, чтобы Господь наш нашел нас терпеливо ожидающими пришествия его; равно как и враг не дерзнет приступить к нам, находящимся на крестах, и не осмелится оскорбить нас.

Спустя некоторое время святая Мавра опять сказала Тимофею:

- Ободрись, брат мой, и отгони от себя сон; бодрствуй и уразумей то, что я видела: мне показалось, что предо мною, находившейся как бы в восторге, был человек, имевший в руке своей чашу, наполненную молоком и медом. Человек этот сказал мне: "Взявши это, выпей". Но я сказала ему: "Кто ты?" Он же ответил: "Я ангел Божий". Тогда я сказала ему: "Помолимся ко Господу". Потом он сказал мне: "Я пришел к тебе для того, чтобы облегчить твои страдания. Я видел, что ты сильно хотела есть и пить, так как до сего времени ты не вкушала никакой пищи". Снова я сказала ему: "Кто побудил тебя оказать мне эту милость? И какое дело тебе до моего терпения и пощения? Разве ты не знаешь, что Бог силен сотворить и то, что невозможно людям?" Когда я помолилась, то увидала, что человек тот отворачивал лицо свое на запад. Из этого я поняла, что это было обольщение сатанинское; сатана хотел искусить нас и на кресте. Затем вскоре видение то исчезло. Потом подошел другой человек, и мне показалось, что он привел меня к реке, текущей молоком и медом, и сказал мне: "Пей". - Но я отвечала: "Я уже сказала тебе, что не буду пить ни воды, ни какого другого земного питья до тех пор, пока не испию чашу смерти за Христа, Господа моего, которую Он Сам растворит для меня спасением и бессмертием жизни вечной". Когда я говорила это, тот человек пил из реки и вдруг исчез и он сам и река с ним. Также я видела и третьего мужа, прекрасного видом; лицо его сияло как солнце. Взяв меня за руку, он возвел меня на небо и показал мне престол, покрытый белою одеждою, и венец, прекрасный видом. Удивившись такой красоте, я спросила того мужа, который привел меня на небо: "Чье это, господин?" Он же сказал мне: "Это воздаяние за подвиг твой, это тебе приготовлен и престол, и одежда, и венец". Затем тот же муж возвел меня немного повыше и показал мне другой престол, так же красиво убранный, и одежду белую, и венец. Я снова спросила приведшего меня мужа: "А это чье, господин?" Он же сказал мне: "Это твоего мужа, Тимофея". - Я осмелилась спросить его: "Почему же престолы эти находятся не рядом, а на большом расстоянии друг от друга?" Он же отвечал мне: "Потому что есть большая разница между тобою и мужем твоим. Разве ты не знаешь, что и ты сама приняла на себя подвиг мученический по его же увещанию, и потому он в известной степени виновник венца твоего. Но теперь возвратись в тело твое; утром же, в шестой час, придут ангелы Божии, чтобы взять ваши души и вознести их на небо. Однако продолжайте бодрствовать, чтобы враг снова не начал бы искушать вас".

Это видение святая Мавра поведала брату своему Тимофею, и утешались они взаимно о Господе.

Когда же настал шестой час десятого дня, пришли ангелы Божии для того, чтобы взять души святых мучеников. При этом святая Мавра, обратившись к народу, смотревшему на ее страдания, сказала громким голосом:

- Братия и сестры! Вспомните, что мы жили по-человечески (по-мирски), когда пребывали среди людей; но потом мы жили по Божьи, будучи рабами Бога. И вот теперь мы уже скоро воспримем бессмертные венцы от Господа нашего Иисуса Христа. Точно также и вы, совершая все то, чего требует природа человеческая, старайтесь совершить и то, что угодно Богу; тогда вы получите прощение грехов и примите венцы от Того же Владыки и Бога нашего.

Когда святая Мавра окончила слова сии, оба святые предали честные души свои в руки Божии11. Так заключились страдания их венцом правды от Христа Иисуса, Господа нашего, Которому воссылается слава со Отцом и Святым Духом, вечно. Аминь.

Кондак, глас 4:
Многообразныя язвы претерпевше, и венцы от Бога приемше, о нас молитеся ко Господу, память всесвященную вашу совершающих, превеликий Тимофее, и преславная Мавро, еже умирити град и люди: той бо есть верных утверждение.
_____________________________________________________________________
1 Диоклитиан управлял с 284 по 305 г. восточною половиною Римской империи.
2 Фиваида - область в Среднем Египте.
3 Игемон Арриан впоследствии сам обратился ко Христу и сподобился получить венец мученический. Память его празднуется 14 декабря.
4 Чтец или причетник; обязанности Тимофея состояли не только в чтении, но и в хранении богослужебных книг.
5 Необходимо заметить, что указ Диоклитиана предписывал не только преследовать самих христиан, но и разрушать их храмы и сжигать их священные книги. На этом основании игемон Арриан и требует от Тимофея его богослужебные книги
6 Даниил - четвертый из числа "великих" пророков (Исаия, Иеремия, Иезекииль, Даниил); происходил из царского рода и еще юношею был отведен в Вавилон в числе прочих пленных иудеев. Одаренный прекрасными душевными и телесными качествами, он научился здесь языку и мудрости халдейской и вместе с тремя своими товарищами: Ананиею, Азариею и Мисаилом - был взят на службу при царском дворе. Даниил истолковывал царю вавилонскому Навуходоносору его замечательные сны и сам удостоился неоднократных видений, в которых были открыты ему важнейшие и замечательнейшие священные события. При восшествии на престол Дария он был сделан одним из трех правителей империи и был чудесным образом спасен от львов, в ров к которым он был брошен за свою привязанность к отеческой вере (Дан 6:10-24). История его жизни и деятельности описана им самим в священной книге его имени. Память его празднуется св. Церковью 17 декабря.
7 Аввакум - один из числа "малых" (двенадцати) пророков; происходил из колена Симеонова и пророчествовал во времена плена вавилонского. По выражению церковно-богослужебных песней, пророк Аввакум, стоя "на божественной страже", "уразумел Божие пришествие" и "возвестил миру" Христово воскресение. Он оставил после себя книгу, состоящую из 3-х глав; здесь излагается пророчество о пленении иудеев и разрушении храма Иерусалимского. В 3-ей главе своей книги пророк воспевает могущество и величие Божие. Эта глава очень походит на псалом или молитву; она служит основанием 4-ой песни канонов нашей православной Церкви. Скончался св. пророк Аввакум ок. 600 г. до Р. Х. Память его пра зднуется 2 декабря.
8 Здесь имеется ввиду то обстоятельство, что пророк Аввакум чудесно восхищен был Богом и перенесен через воздух из города Остракины (на границах Аравии, Палестины и Египта) в Вавилон, в ров к пророку Даниилу, и принес ему обед. Подробнее см. об этом в житии пророка Аввакума под 2 декабря.
9 Сотник - начальник отряда воинов, обыкновенно в 100 человек.
10 Исаия - знаменитейший пророк, живший и действовавший в царстве Иудейском за восемь веков до Р. Х. при царях: Озии, Иоафаме, Ахазе, Езекии и Манассии. Он всецело отдался своему пророческому призванию, действуя на пророческом поприще в течении 60 лет. По преданию, он потерпел мученическую кончину, быв распилен деревянною пилою по приказанию царя Манассии. Написанная им книга состоит из 66 глав и занимает первое место в ряду всех пророческих книг Ветхого Завета. Содержание ее составляют, главным образом, пророчества о судьбе как еврейского, так и других, современных им, народов. Но - что самое важное - здесь содержатся многочисленные мессианские пророчества, которые так точно и наглядно изображали события земной жизни Господа, что пророк Исаия по справедливости получил наименование "ветхозаветного евангелиста". - См. житие его под 9 мая.
11 Кончина святых мучеников последовала ок. 286 г. В Константинополе впоследствии торжественно праздновалась память святых мучеников Тимофея и Мавры в построенном в честь их храме близ дворцов Иустиниановых; на основании этого можно предположить, что в этом храме были их мощи или часть мощей.

Прп. Петра чудотворца, еп. Аргосского (X)
Родиной сего преподобного был город Константинополь. Он происходил от богобоязненных родителей. Когда родители преподобного приняли иноческое звание, а вскоре за ними постриглись в монашество и два брата его, Павел и Дионис, то и он, подражая им и желая проводить одинаковую с ними жизнь, также принял иночество вместе с братом своим Платоном. Став иноком, он с таким усердием предался иноческой жизни, что превзошел в этом всех своих сверстников, ибо, стараясь сперва подражать им, а потом и всем прочим инокам, он перенимал от них добродетели и применял их к своей жизни. Своею высокою подвижническою жизнью он снискал себе любовь бывшего в то время италийского епископа Николая1, который имел желание почтить его епископским саном, но он уклонился от этого, сославшись на то, что считает себя недостойным такой чести. Епископ Николай отправился тогда к брату его, Павлу, и в утешение Коринфской церкви, не имевшей тогда епископа, рукоположил его во епископы города Коринфа2. После сего и преподобный Петр, уходя от усиленных просьб принять епископство, пришел к брату своему Павлу в Коринф и наложил на себя обет молчания, но пробыл в нем один только год, не доведя своего подвига до конца, так как пришли к Павлу в Коринф из далекой страны3 знатные люди и владельцы кораблей и просили его поставить им во епископы брата его, по причине того, что епископ их скончался. Самого святого Петра они так настойчиво просили быть у них епископом, что он, не находя в себе сил отказать им, задумал было бежать из Коринфа, но когда прошло довольно много времени, и пришедшие еще с большею настойчивостью продолжали свои просьбы, то он, наконец, тронут был их слезами и принял их предложение.

Приняв епископский сан, преподобный со всем усердием отдался делу церковного учительства и усердием своим платил за усердие к нему паствы. В делах милосердия он доходил до того, что не жалел для бедных даже своей одежды. Он кормил сирот, заботился о вдовах, доставлял пищу бедным, тайно подавал милостыню всем, нуждавшимся в ней. Когда однажды случился неурожайный год и страну посетил голод, то он неослабным подаянием милостыни прокормил многие тысячи голодавшего народа. В это время случилось раз, что в сосуде осталось немного уже пищи, но преподобный нашел его вскоре совершенно полным, так что бывшей в нем пищи хватило для нуждающихся на целый год. По милосердию своему к страдающим он выкупал пленников и освобождал слабых от насилия сильных людей. Кроме того, он исцелил одну бесноватую отроковицу, предсказал в притче бедствие Пелопоннесу4 и задолго прозрел день своей кончины. Достигши семидесятилетнего возраста и совершив бесчисленное множество добрых дел, он отдал блаженную душу свою Господу. И по кончине своей он совершал чудеса, источая из гроба своего благоухание, изгоняя бесов и исцеляя всякие болезни, а также вразумляя тех, кто искал этого у гроба его5.
________________________________________________________________________
1 Это был константинопольский патриарх Николай I Мистик. В 895 г. он занял константинопольскую патриаршую кафедру, в 906 г. за отлучение от св. причащения императора Льва VI Философа по поводу его вступления в четвертый брак с Зоею сослан был императором на остров Ирию, а в 911 г. возвращен был снова на свою кафедру, которую и занимал до смерти своей, последовавшей в 925 г.
2 Коринф - древнейший из городов Греции, расположен в северной части древней Арголиды, на берегу Коринфского залива. Основание христианской церкви в нем было положено св. ап. Павлом.
3 Т.е. из города Аргоса, расположенного на берегу Арголадского залива. О том, что преподобный Петр был епископом в городе Аргосе, говорится в одном из синаксарей. Тут же говорится и о том, что его рукоположил во епископы патриарх Николай I Мистик.
4 Пелопоннесом называлась в древности южная часть нынешней Греции.
5 Преподобный скончался в X веке. Мощи его в 1421 г. были перенесены из Аргоса в Навплию. При открытии гроба, как повествовали очевидцы, потряслась земля, воздух наполнился благовонием, потекли многие исцеления.


Свт. Феофана Перифеорийского (после 1353)

нет данных

Прпп. Иулиании (1393) и Евпраксии (1394) Московских.
http://s39.radikal.ru/i083/1005/13/ce03f7945f43.jpg

РОДНЫХ СЕСТЕР СВЯТИТЕЛЯ АЛЕКСИЯ, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РОССИИ ЧУДОТВОРЦА
От седой старины до наших дней сохранились многочисленные свидетельства о праведной жизни основательниц Зачатьевского Алексеевского женского монастыря, что во граде Москве, игумении Иулиании и монахини Евпраксии.
    По плоти были они родные сестры святителя Алексия, митрополита Московского, и происходили из знатного рода бояр Черниговских.
    Родителям их, благочестивым Феодору и Марии Бяконт, Господь даровал многочисленное потомство: пятерых сыновей, среди которых первым по старшинству был Симеон-Елевферий (будущий святитель Алексий), и двух дочерей — 1300 году Ульяну, в 1302 году Иулию.
    Благоверные родители с ранних лет воспитывали детей в благочестии, в любви к Богу и ближним.
    Следуя примеру старшего брата Елевферия, сестры Ульяна и Иулия рано полюбили чтение Священного Писания и других душеспасительных книг. Возрастая духовно, они подобно женам-мироносицам следовали за своим старшим братом ко Христу, пламенея любовью ко Господу.
    Отличаясь знатностью рода, благочестивые отроковицы славились своей скромностью и милосердием. Многие знатные юноши мечтали видеть их своими невестами, но сестры и не помышляли обручаться с женихами земными, они желали уневеститься Жениху Небесному. Испросив благословения у матери и старшего брата-инока Алексия (отец к тому времени уже скончался), сестры поступили в монастырь, где и приняли постриг — Ульяна с именем Иулиания в честь мученицы Иулиании Никомидийской (+304, память 21 декабря по ст. ст.), а Иулия с именем Евпраксия в честь преподобной Евпраксии, девы Тавенской (413, память 25 июля по ст. ст.).
    Самостоятельных женских монастырей в Москве не было — обители разделялись на мужскую и женскую половины, находясь в единой ограде. Стремясь во всем быть достойными преемницами древних святых жен-пустынножительниц, монахини Иулиания и Евпраксия положили в сердце своем желание основать в Москве женскую обитель. Любовь к старшему брату-митрополиту, внушила этим богомудрым женам мысль устроить обитель во имя преподобного Алексия, человека Божия, небесного покровителя их брата митрополита. Святитель с радостью дал свое благословение на такое богоугодное дело.
    Недалеко от Кремля близ Москвы-реки находились владения, подаренные еще Святителю Петру ханом Узбеком и с тех пор принадлежавшие Московским митрополитам. Часть этих земель была покрыта лесом, а большую часть занимали луга с сенокосами, отчего само урочище получило название — Остожье, Стоженец, Остоженка. Урочище было уединенным, что вполне благоприятствовало устроению монастыря, находилось недалеко от Кремля, где жил великий князь и можно было найти защиту на случай нашествия неприятеля и орошалось двумя реками: с одной стороны речкой Остоженкой, а с другой — Москвой-рекой. Было здесь и село Семчинское, или Сеучинское с церковью Успения Пресвятой Богородицы. На этом-то месте, принадлежавшем Святителю Алексию по праву митрополита Московского, благословением и иждивением его в 1360 году был основан первый женский монастырь.
    В начале был построен небольшой деревянный храм в имя преподобного Алексия, человека Божия. Маленький и тесный, он освещался лишь узкими слюдяными оконцами. Кроме келий и служб для монашествующих находилось здесь и кладбище, и все было обнесено единой оградой. Затем была построена соборная церковь в честь Зачатия святой праведной Анны.
    По соборной церкви монастырь именовался Зачатьевским; по престолу во имя Алексия, человека Божия — Алексеевским; а по старшинству над прочими возникшими вслед за ним женскими монастырями на Москве — стародевичьим.
    Святитель Алексий, будучи сам строгим подвижником "от юности своея", любил и почитал только истинное монашество. Отвергнувший все блага мира сего, он хотел видеть и в других то же нестяжание, смирение, послушание, ту же ревность по Боге, поэтому пожелал в новосозданной обители установить общежительство. Тем более, что к этому времени общежительный устав уже был введен в монастыре преподобного Сергия.
    Преподобная Иулиания, подобно своему брату, рано презревшая мирские удовольствия и обученная монашеству духовным подвигом, следовала в управлении обители опыту древних подвижников. Имея светлый ум, она ясно сознавала необходимость различия в обращении с насельницами монастыря и благословляла новоначальных на послушания, сообразно способностям и характеру каждой; смогла объединить силою своего мудрого правления различных по происхождению и мирским привычкам людей в духовную семью. Всецело проникнутая духом христианского благочестия, обучала она монашескому житию не столько повелением, сколько советом, просьбой и собственным примером. Эти душевные свойства снискали ей всеобщую любовь не только монашествующих, но и мирян. Верной помощницей преподобной Иулиании была её сестра монахиня Евпраксия. Все труды по устроению обители они несли вместе. В монастыре все делалось по совету и благословению их старшего брата, и около южной части ограды была выстроена келья, в которой он часто останавливался.
    Повелением митрополита для обители из всех московских монастырей отобрали 30 сестер, являвших особенные монашеские добродетели. В скором времени количество их возросло до девяноста— числа очень значительного для того времени. Постепенно росло и монастырское хозяйство, вклады в пользу святой обители от людей всех сословий, будь то богатый или бедный, способствовали укреплению и известности монастыря.
    Преподобные матушки имели любящее и милующее сердце, и всегда были готовы прийти на помощь голодным, убогим, обездоленным, приходящим под кров святой обители. Во время бед земли Русской становились они утешительницами, молитвенницами, кормилицами, целительницами всех страждущих и болящих. Так, оказывая любовь ближним, в кротости и смирении, преподобные сестры соделывали свое спасение.
    Но вот подошли к концу дни земной жизни основательниц обители. Не окончилось еще годовое поминовение Сергия Радонежского, игумена множества мужских монастырей, как монашество постигла новая утрата и великая скорбь об игумении Иулиании — начальнице женского общего жития.
    Шёл 1393 год. Весна вступила в свои права, церкви Божии огласились песнопениями Христовой Пасхи — весны духовной, освящены были весенние воды в день Преполовения Пятидесятницы, наступила суббота четвертой недели по Пасхе. В ночь на 3 мая (по ст. ст.) спокойствие обители нарушено было троекратным ударом колокола, возвещающим о кончине досточтимой матушки игумениии. Плач и стенания наполнили монастырь. Все спешили поклониться умершей, воздать последнее целование благочестивой подвижнице. Соединив слезы дочерней любви с радостным пением "Христос воскресе", сестры простились со своей духовной матерью и погребли ее с подобающей честью около монастырского храма. Смерть начальницы общежития замечена летописцем того времени: "По великом дни на четвертой недели (по Пасхе) в субботу на ночь преставися игумения Алексеевская Ульяна, дщи некоего богата родителя и славна, сама же зело богобоязлива, чернечьствовавши лет более 30 и игумения бывши 90 черницам, и общему житию женскому начальница бывши, и за премногую добродетель любима бысть от всех и почтена всюду и положена подле церкви." Через год отошла в мир иной и сестра игумении монахиня Евпраксия.
    Хотя Алексеевская обитель в смерти игумении Иулиании и ее верной помощницы монахини Евпраксии понесла великую утрату, но благотворные начала благочестивой настоятельницы и после ее кончины приносили духовные плоды. Из числа собранных ею на общежитие 90 сестер некоторые удостоились особенного приближения к ней и были свидетельницами и исполнительницами благих её советов. Добрые качества, составляющие достоинства монашеского жития сестер Зачатьевской Алексеевской обители при жизни первоначальницы, долгое время и после смерти игумении усваивали в общем мнении первенство этому монастырю.
    Над местом погребения преподобных сестер вскоре была сооружена часовня, Позднее, в 1766 году на этом месте был построен храм в честь иконы Божией Матери "Неопалимая Купина", который в 1887 году соединили с собором Рождества Пресвятой Богородицы и освятили в честь Казанской иконы Божией Матери,
    После кончины преподобные не оставляли созданной ими обители. Господь сподобил Своих угодниц благодатных даров, обнаружившихся многими чудесами, которые творили преподобные Иулиания и Евпраксия по усердной молитве всех призывающих их на помощь. Никто не считал, сколько было исцеленных небесным заступничеством матушек, поэтому из ревности к прославлению игумении Иулиании и монахини Евпраксии сестры Зачатьевской обители стали записывать чудеса и исцеления совершавшееся по молитвам основательниц.

    Лишь с закрытием обители в 1925 году была прервана монастырская летопись, но не прекратились благодатные исцеления по молитвам преподобных матушек. И ныне, с возрождением монастырской жизни возобновилась и запись чудес, совершающихся у мощей угодниц Божиих.

СКАЗАНИЯ О ЧУДЕСАХ И ЯВЛЕНИЯХ ПРЕПОДОБНЫХ ИГУМЕНИИ ИУЛИАНИИ И МОНАХИНИ ЕВПРАКСИИ http://www.st-nikolas.orthodoxy.ru/newm … at_p1.html

новомученника:

Свщмч. Николая Беневоленского пресвитера (1941).
Священник Николай Беневоленский родился в Москве, окончил Московскую Духовную Академию и служил в московских храмах. В 1930 году у семьи отца Николая, как у лишенцев, отобрали квартиру, им пришлось уехать в Сергиев Посад, где они скитались в поисках хоть какого-то пристанища. В 1940 году отца Николая арестовали и отправили в Таганскую тюрьму в Москве. Тройка при НКВД СССР по Московской области осудила священника на 5 лет лагерей. Через год он погиб в Карлаге в Казахстане.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

***************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 13, 13-24; Ин. 6, 5-14). Ученики говорили Господу. чтобы отпустил народ купить себе брашна в селах, но Господь сказал им: "не нужно им идти; вы дайте им есть" (Мф. 14, 16). Это было перед чудом насыщения пяти тысяч народа, кроме жен и детей, пятью хлебами и двумя рыбами. Такое событие, имевшее особое значение в жизни Господа, представляет еще такой урок. Народ - образ человечества, алчущего и жаждущего истины. Когда Господь сказал апостолам: "вы дайте им есть", то этим предуказал им их будущее служение роду человеческому - напитать его истиною. Апостолы сделали это дело для своего времени; для последующих же времен передали это служение преемствующему им пастырству. И к нынешнему пастырству простирает речь Господь: "дайте вы есть народу вашему". И пастырство должно на совести своей держать обязательство - питать народ истиною. В церкви должна идти неумолчно проповедь слова Божия. Молчащее пастырство - что - за пастырство? А оно много молчит, через меру молчит. Но нельзя сказать, чтоб это происходило от того, что нет веры. в сердце: так, одно недоразумение, дурной обычай. Все же это не оправдывает его.
****************************************************************************************************************************************
Вечная слава

  "Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу"
(2 Кор. 4, 17)

Кратковременное легкое страдание производит вечную славу - каждое слово этого изречения полно глубокого смысла. Противоположность между видимым и невидимым поражает ап. Павла все более и более, и по мере того, как его мысль подымается выше, все земное постепенно исчезает из его взора и остается только одна небесная слава, покрывающая все остальное. Он называет ее даже "преизбытком вечной славы".
Наши понятия о славе вряд ли могут вместить мысль о преизбытке, это слово означает для нас как бы излишек, чрезмерную тяжесть, которая скорее может относиться к заботам, к невзгодам и испытаниям, обременяющим нас. Преизбыток славы! Не есть ли это непонятный образ? Однако же это истина. То, что составляло тяжесть нашей скорби, несомненно, преобразится для нас в преизбыток славы. Нам нужен лишь новый свет, чтобы видеть днем то, чего мы не могли различить во мраке ночи. Ту же мысль выражают слова псалма: "Пошли свет Твой и истину Твою, да приведут они меня" (Пс. 42, 3). Давид не просит о перемене обстоятельств, но о новом свете, чтобы озарить эти обстоятельства.
И ты, обремененный тяжелой скорбью, поторопись просить облегчения в просветлении, чтобы тяжесть твоя могла обратиться в будущем в преизбыток славы! Все испытания и скорби наши должны содействовать этой славе. Пройдя шесть трудовых дней, назначенных нам для борьбы и страдания, в седьмой день мы оглянемся назад, и мрак этого прошлого исчезнет, свет неземной озарит его, наше прошлое будет покрыто славою. Каждый шаг этого прошлого, как бы ни был он тяжел и труден, поведет нас к седьмому дню, дню Господню, дню отдыха, и весь этот преизбыток наших земных страданий обратится тогда в преизбыток вечной славы.

из истории дня:

В 1908 г. в России принят закон о поэтапном введении обязательного начального образования
В 1858 г. в японском городе Хакодата открылось первое консульство Российской империи
В 1800 г. английский король Георг III избежал двух покушений на свою жизнь в течение одного дня
В 1877 г. в Швейцарии евреям предоставлено гражданство и позволено жить за пределами гетто - шаг к воцарению антихриста

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: ПРОПОВЕДИ! (утешительное и трезвящее Слово)

Слава Богу за все!!!Слава Вечная ЕМУ ,побеждающему тьму!!!

0

40

Во славу Божию и на пользу ближнего !

17 МАЯ -Память:

Старорусской иконы Божией Матери (1570).
http://s46.radikal.ru/i114/1005/5a/979b21051297.jpg

Старорусская икона Божией Матери называется так потому, что она долгое время находилась в Старой Руссе, куда была принесена греками из Ольвиополя еще в первые времена христианства на Руси. В Старой Руссе икона находилась до XVII века. Во время моровой язвы 1655 года одному жителю города Тихвина было откровение, что мор прекратится, если туда будет принесена чудотворная Старорусская икона, а Тихвинская икона будет отправлена в Старую Руссу. После перенесения икон мор прекратился, но тихвинцы не вернули иконы и лишь в XVIII веке разрешили снять копию со Старорусской иконы, которая 4 мая 1768 года была привезена в Старую Руссу. В честь этого события было установлено празднество. 17 сентября 1888 года в Старую Руссу был возвращен и подлинник и установлена вторая праздничная дата.

Мц. Пелагии, девы Тарсийской (ок. 290).
http://s59.radikal.ru/i165/1005/08/657a55c98c3b.jpg

Когда нечестивый император римский Диоклитиан1 воздвиг на христиан гонение, тогда многие из них, страшась мучений, бежали в горы. Но те из христиан, которые были крепки в вере и боялись Бога более, чем людей, остались при церквах, к которым принадлежали, и горячо молили Бога укрепить их на подвиг, дабы они вышли из предстоящей борьбы победителями.

В это время в городе Тарсе2 епископом был Клинон. Он обратил к истинному Богу и крестил многих язычников; присоединяя их, как добрый пастырь, к Христову стаду, он увещевал каждого из них мужественно стоять за исповедание имени Христова и положить за Него душу свою, с несомненной надеждою воспринять от Него в небесном царстве венец победы.

Диоклитиан, находившийся тогда в Киликии, услыхав о сем мужественном епископе, приказал схватить его и повелел затворить городские ворота, чтобы он не мог спастись из города бегством. Но еще раньше приказа епископ получил от Бога откровение о всем, имеющем совершиться, и тайно от всех вы шел из города, так как еще не пришел час его. Он вместе с другими христианами скрывался по горам и пустыням. Диоклитиан же, раздраженный тем, что не мог найти епископа, обратил свою ярость на тех, кого епископ привел ко Христу; приказав схватить многих из новообращенных христиан, он заключил их в темницу.

В это время в городе Тарсе жила одна девица по имени Пелагия, знатная родом, славная богатством и красотою, преисполненная страха Божия и целомудрия. Когда она услыхала от христиан об Иисусе Христе, Сыне Божием, сердце ее воспылало любовью к Нему, она уверовала в Него и дала обет не соединяться брачным союзом ни с кем из смертных людей, решившись уневеститъся небесному, бессмертному, нетленному Жениху; уверовав во Христа, она возжелала сподобиться святого крещения.

Но узнав, что епископ христианский ушел из города, она сильно опечалилась, так как хотела видеть его и принять от рук его святое крещение. До тех пор она не видала еще епископа и лишь слышала о нем. Так как мать Пелагии, вдова, была предана идолослужению, то Пелагия скрывала от нее и свою веру во Христа, и свои намерения.

В это время сын царя3 услыхал об удивительной красоте девицы Пелагии; он имел случай видеть ее. Он послал к ней почетных мужей, которым поручено было передать Пелагии о намерении сына царя сочетаться с нею брачным союзом.

Мать Пелагии была очень рада такому обороту дела, но святая девица решила иначе. Осенив себя крестным знамением, она без боязни отвечала посланным: "Я уже обручилась с Сыном Божиим, Царем Бессмертным".

С этим ответом посланные вернулись к царскому сыну.

Услыхав ответ святой Пелагии, царский сын пришел в великий гнев; он замыслил жестоко отомстить святой девице, но не сейчас, так как надеялся, что девица одумается и исполнит его желание.

Между тем Пелагия сказала своей матери, что она желает посетить свою кормилицу, которую давно не видела. Кормилица же ее жила за городом, и Пелагия собралась уйти из дому с той целью, чтобы найти христианского епископа, о месте тайного убежища которого она слышала от некоторых христиан. Мать же святой Пелагии, по диавольскому наущению, не соглашалась исполнить просьбу своей дочери и решительно воспротивилась ей, говоря: "Нельзя теперь тебе туда идти; пойдешь в другой раз".

Это весьма опечалило Пелагию.

В ту же ночь явился ей Господь в образе епископа Клинона, ничего не говоря ей. Удивилась она этому видению, потому что честной лик явившегося ей сиял светом и дивно было одеяние его.

Проснувшись, она тайно снарядила двух своих самых верных евнухов4 в темницу к христианам, там заключенным, с целью расспросить их о внешнем виде епископа. Они исполнили поручение и возвратились с подробным описанием внешности епископа. Изумилась честная девица тому, что наружность епископа, по их словам, во всем согласовалась с тем, что видела она во сне, и поняла, что во сне видела она епископа. Исполнившись радости, она всем сердцем возжелала видеть его наяву и усердно молилась Богу такими словами: "Дай мне, Господи, увидеть Твоего служителя, вестника Твоих благ, и не лиши меня святых Твоих таинств".

После того снова стала она проситься у матери своей отпустить ее к кормилице, говоря, что скучает по ней, не видав ее так давно. Не хотелось матери ее отпускать. Но боясь, что от печали она заболеет, мать исполнила ее просьбу и приказала приготовить колесницы, коней и слуг для путешествия. Затем, надев на Пелагию, как невесту царского сына, царскую порфиру и украсив ее золотыми уборами и драгоценными камнями, она отпустила ее в сопровождении довереннейших слуг и евнухов в роскошной колеснице с напутствием: "Поезжай, будь здорова, дочь моя, и передай привет от меня своей кормилице".

С радостью поехала Пелагия, окруженная множеством слуг. Отъехав от города около десяти поприщ5, они приближались к одной, покрытой густым лесом, горе. В это время один из слуг ее, по имени Лонгин, увидел честного мужа, сходящего с горы. То был епископ Клинон, которому по Божию усмотрению случилось здесь встретиться спутникам. Лонгин, бывший тайным христианином, узнал в сем муже епископа Клинона и сказал другому слуге, тайному христианину:

- Брат Юлиан! Узнаешь ли ты мужа, идущего нам навстречу? Это человек Божий, епископ Клинон, слава о котором идет по всему востоку, по причине совершаемых им чудес; царь, узнав о нем, долго искал его, но не мог найти, и за это воздвиг гонение на христиан.

Этот разговор Лонгина и Юлиана услышали те два евнуха, которых Пелагия послала в темницу к христианам, чтобы узнать о внешности епископа. Они рассказали то, о чем услышали, Пелагии.

Святая девица остановила колесницу и, сойдя с нее, направилась к человеку Божию. Слугам своим она приказала быть подальше и расположиться для отдыха в тени деревьев, так как ей не хотелось, чтоб язычники слышали о тайнах святой веры христианской. Подойдя к человеку Божию, она приветствовала его такими словами:

- Радуйся, служитель Христов!

Епископ отвечал ей:

- Да будет с тобою, отроковица, мир Христа моего.

Пелагия продолжала:

- Благословен Бог, явивший мне в видении подобие лица твоего и пославший тебя ко мне, чтобы спасти душу мою от гибели. Молю тебя именем Бога, Которому ты служишь, открой мне, ты ли Клинон, епископ христианский?

Клинон отвечал ей:

- Я пастырь словесных овец Христовых, надеющихся получить вечную жизнь.

- Что приказываешь делать ты овцам твоим, чтобы они могли получить жизнь вечную? - спросила епископа Пелагия.

- Учу их познавать Отца, и Сына, и Святого Духа и наставляю их к богоугодной жизни в страхе Божьем и любви ко Христу.

- Возвести мне, отец мой, что прежде всего должны делать те, кто хочет соединиться с твоим Богом?

- Я возвещаю тебе, - был ответ епископа, - крещение во оставление грехов и в жизнь вечную; ничто не может быть нужнее этого.

Припав к ногам епископа, Пелагия с мольбой сказала:

- Пожалей меня, владыко, и дай мне дар твой! С тех пор, как я беседую с тобой, свет Божий воссиял в сердце моем, я отрицаюсь сатаны, слуг его, и козней его, и бездушных идолов, которых я давно ненавижу, в которых не жизнь, но смерть и вечная пагуба. Теперь же молю Бога Небесного, чтобы Он меня, недостойную, уневестил Своему Сыну, Который просветил сердце мое, ибо Он Солнце правды.

Услышав это, епископ удивлялся столь великой любви к Богу сей девицы и возрадовался о ней духом. Затем, подняв к небу свои руки, он начал молиться такими словами: "Боже, Отче Господа нашего Иисуса Христа! Ты, пребывающий на небе и призвавший эту девицу познать Тебя, пошли ей святое крещение возлюбленного Сына Твоего".

Так молился епископ.

Вдруг внезапно истек пред ними из земли источник воды живой. Увидав такое чудо, епископ прославил Бога, говоря:

- Велик Ты, Бог наш, Отец, и Сын, и Святой Дух, давший людям в наследие крещение в жизнь вечную. Господи Сердцеведче! Пред Тобою открыто смирение раба Твоего. Ты видишь, что я стыжусь крестить эту девицу. Устрой же Ты, Всемогущий, все смотрением Твоим, и научи, что мне делать.

- Господин, отец мой, - воскликнула в это время Пелагия, - твоя молитва услышана; вот я вижу двух светоносных юношей, стоящих у источника и держащих в руках своих светлые покрывала. Ты можешь без смущения крестить меня.

Возблагодарив Бога, епископ приступил к источнику и увидел двух ангелов Божиих, которые, как сказала Пелагия, держали покрывало белее снега, чтоб им прикрыть тело девицы. Затем епископ, освятил воду, произнеся над нею такую молитву:

- Царь всей твари, "Ты творишь Ангелами Твоими духов, служителями Твоими - огонь пылающий" (Пс.103:4), сделай меня достойным принести Тебе в духовную жертву эту девицу, которую Ты ко мне послал. Причти ее к лику избранных Твоих, дабы в день Царствия Твоего и она с пятью мудрыми девами вошла в чертог Христа Твоего, с возженным светильником6.

Совершив молитву, епископ сподобил святого крещения блаженную Пелагию во имя Отца, и Сына, и Святого Духа и причастил ее частицею тела Христова, которую носил при себе.

По совершении таинства святая Пелагия поклонилась епископу и, лобызая ноги его, сказала ему:

- Господин мой, отче честный, помолись обо мне ко Господу, дабы укрепил Он меня Духом Своим Святым.

Епископ сказал ей:

- Бог, Которому ты предала себя, "да пошлет тебе помощь из святилища" (Пс.19:3) жилища Своего и да дарует тебе победу на врагов.

Преисполнившись великой радости от Духа Святого, Пелагия сказала епископу:

- Отче, молю тебя именем Бога, даровавшего мне через тебя спасение: не откажи мне в моей просьбе: от святых рук твоих я получила нетленную порфиру Вечного Царя; поэтому не следует мне теперь носить эту земную тленную порфиру и эти суетные украшения. Возьми их ты у меня, продай их и раздай деньги, вырученные за них нуждающимся, так как во мне все эти драгоценности возбуждают лишь одно отвращение.

Епископ отвечал ей:

- Неприлично мне взять в руки это; однако я возьму сие от тебя, дабы не оскорбить тебя, так как ты просишь меня именем Божиим. Хорошо, я исполню твое желание.

- Я слышала, - сказала на это Пелагия, - что Господь наш говорит во святом Евангелии Своем: "Никто не может служить двум господам. Не можете служить Богу и мамоне" (Мф.6:24). Поэтому и я, желая служить Единому Богу, отвергаю мамону7.

Удивился епископ разуму святой Пелагии. Помолившись о ней Богу, он благословил ее и отошел от нее.

Святая же Пелагия, весьма радуясь о Духе Святом, всем сердцем своим прославила и возблагодарила Бога за то, что Он сподобил ее восприять небесные дары.

Когда она дошла до ожидавших ее слуг, то увидела, что очи их были помрачены бесовским наваждением: они ничего не видели и не знали, куда им нужно было идти. Святая, поняв, что это случилось по действу врага нашего спасения, осенила каждого из слуг крестным знамением и тем избавила их от слепоты; они снова стали видеть хорошо, по-прежнему.

Прозрев, слуги стали расспрашивать святую Пелагию:

- Госпожа! Где тот человек, с которым ты беседовала? В твое отсутствие мы видели пресветлую Жену, стоявшую между тобою и нами с двумя девами; на голове ее были две диадемы; над диадемами же сиял крест8.

Святая Пелагия приказала слугам умолкнуть; потом начала учить их вере в Господа нашего Иисуса Христа.

Слуги отвечали ей:

- Как не веровать, госпожа наша, в Того, Кто по смерти избавит нас от вечных мук и Кто Один имеет власть даровать нам вечную жизнь на небесах!

Святая радовалась, видя обращение слуг своих, и советовала им немедленно приступить к святому крещению. Потом, сев в колесницу, она продолжала свой путь к своей кормилице.

Кормилица вышла навстречу своей питомице, и сказала, что она стала еще более красивой, чем была раньше, но удивлялась, что она одета так просто и без всяких украшений.

После первой радости свидания, кормилица заметила большую перемену в характере святой Пелагии: прежде она была горделива и надменна, теперь же стала смиренна и кротка; прежде многоречива, а теперь молчалива; прежде любила разные тонкие кушанья, а теперь пребывала в посте и воздержании, принимая очень немного пищи; прежде проводила дни в праздности и удовольствиях, а ночью покоила свое тело на мягкой постели; теперь большую часть дня проводила в молитве, отдыхая на твердом ложе, а ночью также вставала на молитву. По всем этим признакам кормилица поняла, что Пелагия приняла христианскую веру. Затем она сказала ей:

- Любезная дочь моя! Как раньше великой телесной красотой своей ты удивляла царского сына и всех встречавших тебя, так и теперь постарайся угодить истинной душевной красотой своей Сыну Божию, Царю Вечному, Которому ты обручила себя в невесту. Я вижу, что ты уверовала в небесного истинного Бога. Да укрепит Он тебя на подвиг страдания за Него, да даст Он тебе победу на врага и да увенчает Он тебя в Своей славе венцом торжества. А теперь, дочь моя, поскорее с миром уходи от меня; мне не хочется, чтобы ты медлила у меня в доме, не смею удерживать тебя, так как боюсь гнева царского сына, который считает тебя своею невестою. Однако не думай, что я боюсь за себя: если бы я пострадала с тобою, то вместе с тобою я приняла бы и награду от Бога; но я боюсь за всю семью свою и за всех своих родных. Если царский сын, думающий стать мужем твоим, узнает, что ты христианка, а также и то, что ты гостишь у меня в доме, то он погубит меня со всей моей семьей.

Выслушав эти слова своей кормилицы, святая Пелагия, поникнув лицом своим, отправилась обратно к своей матери.

Когда Пелагия приблизилась к своему дому, навстречу ей вышла ее мать. Увидав свою дочь не в царской порфире и без драгоценных украшений, но в простой одежде, она пришла в ужас и недоумение.

Один из слуг рассказал ей обо всем, что случилось на пути, поведал ей, как Пелагия приняла святое крещение от христианского епископа. Услышав об этом, мать ее как бы омертвела телом и по причине великой скорби пролежала долгое время на одре, как мертвая. Потом, придя в себя, она, ничего не сказав дочери, поспешила к царю и просила дать ей воинов, чтобы разыскать и схватить епископа, обратившего в христианство ее дочь, и привлечь его к суду. Царь дал ей много воинов, конных и пеших.

Между тем блаженная Пелагия, видя мать свою в сильном гневе, взяла с собою нескольких веровавших во Христа слуг, вышла с ними тайно из дому и, переправившись чрез реку по имени Кидн9, решила здесь скрыться.

Мать ее, вернувшись домой с воинами и не найдя Пелагии дома, опечалилась еще больше и разослала повсюду воинов, приказав им искать Пелагию и епископа Клинона.

Воины разошлись по всем окрестностям, расспрашивая о Пелагии по дорогам и разыскивая ее всюду по горам и пустыням, но не могли найти ее, потому что ее чудесно защищал Сам Бог. Святая Пелагия, сидя на берегу реки, видела на противоположном берегу воинов, разыскивавших ее; но воины, у которых в это время по устроению Божию закрылись их телесные очи, не видели ни ее, ни ее спутников. Тогда святая сказала своим слугам:

- Видите ли вы, как Господь наш любит и покрывает рабов Своих, надеющихся на Него?

После усиленных бесплодных розысков воины вернулись, не отыскав ни епископа, ни Пелагии. Это повергло мать Пелагии в величайшую скорбь и печаль, так что она казалась едва живой.

Тогда Пелагия, ощутив в сердце своем внушение от Духа Святого и воспылав любовью к своему Небесному Жениху в такой степени, что готова была отдать себя на мучения за имя Христово, пошла в дом к матери и начала так увещевать ее оставить свою ложную скорбь:

- К чему, - говорила Пелагия матери, - ты так гневаешься? Отчего ты не хочешь познать истины? Ты не посовестилась созвать воинов для розысков святого мужа, который чтит Бога Всевышнего, Создателя всей твари. Не стыдно ли тебе воздвигать брань на Бога небесного! Не знаешь ли ты, что раб Его, епископ, мог бы молитвою упросить Его послать к нему одного из Своих ангелов, который во мгновение ока истребил бы все полки воинские?

Это и многое другое говорила о Господе Иисусе Христе святая Пелагия, увещевая свою мать познать истинного Бога, но без всякого успеха, так как мать ее была ослеплена безумием и ожесточена злобой. Она, не внимая боговдохновенным словам дочери, послала сказать царскому сыну следующее: "Твоя обручница посвятила себя христианскому Богу".

Услышав это, юноша тот сильно огорчился. Его надежды рушились. Он вспомнил, как много христиан замучил его отец, не убедив однако ни одного из них подчиниться ему. В смущении и печали сидел он одиноко в своей палате и рассуждал с собою так: "Если Пелагия уверовала в христианского Бога и обручилась с Ним, то ни за что не согласится она отступить от Него и стать моей женой. Что же мне делать? Предам ли ее на муки - это ни к чему не приведет, так как я знаю, с какою великой радостью христиане сами предают себя на муки и на лютейшую смерть за своего Бога. Также сделает и Пелагия; конечно, она скорее предпочтет умереть, нежели стать моей женой; на мою же долю остается только стыд и еще большее горе. Стыд и позор будет мне от этого посмеяния надо мною от христиан, а печаль и горе от ее смерти, так как я люблю ее безмерно и весь горю огнем любви к ней. Знаю свою участь! Чтоб не смотреть на ее муки и самому более не страдать муками сердца, уязвленного любовью, убью я себя сам, так как мне лучше умереть один раз, чем ежедневно переживать муки смерти, презираемому и ненавидимому по причине той любви, которой я пылаю".

Сказав это, юноша тот вынул свой меч, обнажил свою грудь и, приставив острие меча к груди, с плачем сказал:

- Пусть будет проклят тот час, в который очи мои увидели великую красоту, которой я не могу ни насладиться, ни насытиться. Но вот, разом освобожусь я от всех своих страданий!

После этих слов юноша сильно ударил себя мечом в грудь и, пронзив ее, пал на меч и умер.

Мать Пелагии, узнав об этом, пришла в ужас, боясь, что царь Диоклитиан казнит ее со всем родом ее из мести за своего сына. Посему она сама связала дочь свою и привела ее к царю, на нее одну возлагая вину смерти его сына и выдавая ее на смерть и казнь. Диоклитиан, посмотрев на мать и дочь, сказал им с великою печалью в сердце:

- Что сделали вы? Вы убили моего сына.

Мать ответила ему так:

- Вот я привела к тебе виновницу смерти твоего сына. Казни ее и отомсти за эту смерть.

Между тем, Диоклитиан засмотрелся на великую красоту Пелагии, которая была прекраснее всех его жен и наложниц, так что никогда он еще не видал такой красивой женщины. Он думал теперь уже не о казни и не о мести, а о том, чтобы удовлетворить разгоревшуюся в нем страсть. Он стал придумывать, как бы отвратить Пелагию от Христа и взять к себе в жены. Он приказал принести и положить пред девицей множество золота и драгоценных камней, желая прельстить этим невесту Христову, а матери ее дал сто талантов10 золота и отпустил ее. Она вернулась в свой дом, радуясь демонской радостью. Святая же Пелагия была оставлена в царской палате на попечение царских служанок.

На следующий день царь приказал привести к себе святую девицу с честью, а сам воссел на троне во всем своем блеске, со всеми своими советниками. Множество воинов окружали его. Пред столь великим собранием, обратился он к святой девице с такими словами:

- Одного прошу я у тебя, Пелагия, чтобы ты отверглась Христа; я же возьму тебя в супружество, и будешь ты первою в моем дворце; я возложу на тебя венец царский, и всем царством моим будешь обладать ты вместе со мною. Если от тебя буду иметь сына, то после меня он сядет на престоле моем.

Святая Пелагия, исполнившись божественной ревности, без боязни отвечала ему:

- Ты безумствуешь, царь, говоря мне такие речи! Знай же, что я не исполню твоего желания, ибо я гнушаюсь твоим мерзким браком, так как у меня есть Жених - Христос, Царь небесный; не желаю я твоего царского, суетного и маловременного венца, ибо у Господа моего в небесном царстве мне уготованы три нетленных венца. Первый - за веру, так как я уверовала всем сердцем моим в Бога истинного; второй - за чистоту, так как я вручила Ему мое девство; третий - за мученичество, так как я хочу принять за Него всякую муку и положить душу мою ради моей любви к Нему.

Услыхав такие слова, Диоклитиан сильно разгневался и приказал разжечь медного вола, рассчитывая испугать тем святую девицу. Когда вол был раскален, так что от него летели искры, как от горящего угля, к нему подвели святую девицу. Среди народа, собравшегося на это зрелище было много тайных христиан. Видя девицу, приготовившуюся на мучение, они тайно молились о ней Богу, чтоб Он укрепил ее свыше неведомой силой Своей. Царь и вельможи и ласками, и угрозами убеждали ее исполнить царское желание, но она была непоколебима в своем решении.

Тогда царь велел совлечь с нее все одежды. Увидев, что ее хотят обнажить, святая громко сказала Диоклитиану:

- Лучше бы ты вспомнил, царь, о твоих женах и наложницах, так как я обладаю тем же телом, как и они.

Но царь, воспылав похотью и желая насытить взор зрелищем девической наготы, велел скорее обнажить ее. Но мученица, не дожидаясь, пока ее коснутся руки нечестивых, сама, осенив себя крестным знамением, быстро совлекла с себя всю свою одежду, бросила ее к лицу царя и стала нагая пред очами ангелов и людей, красуясь, как царскою багряницей, единым девическим стыдом. И начала она укорять царя в таких словах:

- Считаю тебя, царь, подобным тому змию, который прельстил Еву (Быт.3:1-6) и подстрекнул Каина на убийство Авеля (Быт.4:2-16), и тому демону, который просил у Бога позволения искусить праведного Иова (Иов.1:6-12). Но вскоре, враг Христов, ты погибнешь со всеми твоими единомышленниками.

Сказав это, она снова сотворила на себе крестное знамение и сама пошла к раскаленному волу, не дожидаясь, чтоб ее туда бросили. Когда же она взялась руками за этого вола, то руки ее растаяли как воск от лютого огня. Но она, как будто не чувствуя боли, вложила свою голову в отверстие вола и войдя внутрь его, начала громко прославлять Бога, говоря:

- Слава Тебе, Господи, Единородный Сын Бога Вышнего, за то, что укрепил меня, немощную, на этот подвиг и помог мне победить диавола и козни его. Тебе и Безначальному Твоему Отцу со Святым Духом да будет за то слава и поклонение во веки.

Сказав это, святая предала душу свою в руки Пречистого и Бессмертного своего Жениха и вошла с ним в чертог небесный при ликовании и пении ангельских сил11. Тело же ее честное в медном воле растопилось как масло, разлилось как благовонное миро, так что весь город наполнился неизреченным благоуханием. Честные кости ее нечестивый царь повелел выбросить из города, и они были занесены на гору, называемую Литатон. Четыре льва, придя из пустыни, сели около них, охраняя их от других зверей и плотоядных птиц.

Епископу Клинону было откровение от Бога о кончине святой Пелагии и о месте, где находились кости. И епископ пошел на ту гору и нашел здесь честные кости святой Пелагии и охраняющих их львов. Львы, увидав человека Божия, подошли к нему и, преклонившись пред ним, возвратились в пустыню. Епископ же, взяв кости святой мученицы, отнес их на самый высокий холм той горы и положил камень. Впоследствии, в царствование императора Константина12, когда повсюду воссияло благочестие, он воздвиг там церковь над честными мощами невесты Христовой. На надгробном камне епископ Клинон сделал такую надпись: "Святая девица Пелагия, посвятившая себя Богу и до конца подвизавшаяся за истину, почивает здесь своими мощами, душа же ее на небесах царствует с ангелами в славе Христовой".

Так окончила свой подвиг святая мученица Пелагия за Христа Господа нашего, Которому подобает слава со Отцом и Святым Духом ныне, и всегда, и во веки веков.

Кондак, глас 3:
Временная презревши, и небесных благ причастница бывши, венец страдания ради приимши, Пелагие всечестная, яко дар принесла еси кровныя потоки Владыце Христу. Моли от бед избавити нас, твою память почитающих.
_______________________________________________________________________
1 Император Диоклитиан управлял римскою империею с 284 по 305 г.
2 Тарс - большой и населенный в древности город Киликии, малоазийской области. Основан ассирийским царем Сеннахерибом (с 705 по 681 г. до Р. Х.). Благодаря своему положению при реке Кидне вел большую торговлю. - Для христиан город Тарс важен как место рождения и первоначального проживания здесь святого апостола Павла. Призванный Самим Господом к великому служению своему, апостол Павел первоначально в Тарсе приготовлялся к выступлению на проповедь (см. Деян.9:11-30). В настоящее время Тарс представляет собою небольшой городок Аданского вилайета с 8 000 жителей и принадлежит Турции. Замечательно, что до сих пор главное занятие жителей Тарса и его окрестностей состоит в изготовлении ковров, войлоков для палаток и всякого рода утвари, как это было и во времена апостола Павла, который снискивал себе пропитание деланием палаток (Деян.18:3).
3 Диоклитиан не имел сыновей. Под упоминаемым здесь "царским сыном" следует разуметь - как это объясняет св. Димитрий Ростовский - юношу, взятого Диоклитианом на воспитание и усыновленного с правом наследования царского престола
4 Евнух - оскопленный слуга, предназначавшийся к службе в гаремах Востока. Обычай кастрирования (оскопления) слуг имел место в древней Греции и Риме, но особенно распространен был в древности в Малой Азии.
5 Поприще - мера длины, равнявшаяся приблизительно 690 нашим саженям.
6 См. притчу о десяти девах (Мф.25:1-13).
7 Мамона - наименование сирского божества, покровителя богатства. В переносном смысле под "мамоною" подразумевалось вообще богатство, блага земные.
8 Очевидно, явившаяся чудная Жена, была Божией Матерью.
9 Кидн - ныне Терсус-Чай - небольшая река в Киликии; берет начало на Тавре и протекает через город Тарс.
10 Талант - слиток серебра или золота различной величины и ценности, в зависимости от времени и места обращения. Древнееврейский талант равнялся на наши деньги - золотой 26 875 р., серебряный - 2016р. Древнегреческий золотой талант равнялся приблизительно
11 Кончина святой мученицы Пелагии последовала в 287 г. В VIII в., при императоре Константине Копрониме (с 741 до 775 г.), ее честные мощи были перенесены в Константинополь и положены в храме ее имени.
12 Император Константин Великий управлял западною частью Римской империи с 306 по 324 г.; как единовластитель управлял Западом и Востоком с 324 по 337 г.


Сщмч. Еразма, еп. Формийского (303).

Блаженный Еразм, с юных лет своих воспылав любовью ко Христу, ревностно исполнял Его заповеди и поставлен был епископом города Формии1. Когда нечестивый император Диоклитиан, подвергая христиан мучениям, привел в смятение жителей городов своего царства, то святой Еразм оставил свою кафедру и бежал в Ливанские горы2, где и пробыл, скрываясь от гонителей, семь лет. Однажды он услышал с неба голос ангела, который сказал ему: "Еразм! никто не победит врагов, если будет спать. Иди же в город свой, мужественно подвизайся и победишь врагов".

Когда после этих слов Еразм отправился в указанный ему ангелом путь, то его встретили воины и спросили: "Какого Бога ты почитаешь?" Святой Еразм объявил себя христианином. Тогда воины схватили его и привели в Антиохию24 к императору Диоклитиану. На дороге святой открыто признал себя христианином, и император приказал бить его палками, но он обличил императора. Тогда последний повелел бить его свинцовыми прутьями и, так как и после этого он остался непоколебимым в своей вере, то по приказанию мучителя его подвергли новым мучениям: железными скобами острогали сперва всю кожу на теле его, а потом растопили смолу и серу и стали лить ее на раны, но это не причинило ему никакой боли. После этого мучитель повелел наложить на его шею тяжелые железные оковы и заключить его в темницу, но ангел Господень, открыв двери темницы, освободил его от оков и сказал ему: "Иди за мною, я отведу тебя в Италию. Много людей и там ты приведешь ко спасению".

После сего ангел привел святого Еразма в город Ликий4 и там оставил его. Еразм стал учить всех вере во Христа и крестить. Он совершал при этом великие чудеса, воскресил между прочим сына одного знатного человека, по имени Анастасия, и крестил после этого десять тысяч человек. Максимиан5, узнав об этом, послал воинов, чтобы те привели его в Италию, и, когда святой был приведен, повелел бить его по щекам и угрожал ему распятием на кресте, если он не принесет жертвы языческим богам. Тогда Еразм сказал ему:

- Где же находятся боги твои, чтобы я мог принести им жертву?

Святого привели в храм Юпитера. Здесь он помолился, и по молитве его все идолы попадали, а из храма вышел огонь и попалил идолопоклонников, так что Максимиан вынужден был бежать из города. После сего святой Еразм крестил здесь много народа и ушел в город Сирмий6. В этом городе, по повелению Максимиана, он опять был схвачен и подвержен новым мучениям. На него надели медную броню и посадили на раскаленное ложе, а ноги прибили гвоздями к земле. После сего обложили ложе дровами до верха и, зажегши дрова, стали поливать их смолою и маслом, но дрова сгорели, а святой остался невредимым. Максимиан убоялся народа и ушел во дворец, а ангел Господень, взяв святого, привел его в город Формию, где им крещено было еще множество народа. После всего этого святой Еразм с молитвою благодарения за все предал душу свою в руки Божий7, и христиане с честью похоронили его.
________________________________________________________________________
1 Город Формия находился в Италии у Кастанского залива на берегу Средиземного моря.
2 Ливанские горы находятся в Сирии.
3 Антиохия, древняя столица Сирии, расположена была на берегах реки Оронта, недалеко от впадения ее в Средиземное море.
4 Местоположение города Ликия указывают различно. По Никодиму это был македонский город Лихнид, расположенный на берегу озера того же имени.
5 Максимиан Геркул, носивший титул августа, был соправителем Диоклитиана и управлял западною половиною римской империи с 285 до 305 г.
6 Город Сирмий находился в Иллирии на берегу притока реки Дуная - Савы.
7 Святой священномученик скончался в 303 г., 10 июля. При св. папе Григории (590 - 604 г.) мощи его находились в Формии, а в IX в. перенесены в Кайсту.


Сщмч. Альвиана, еп. Анейского, и учеников его (304).

Святой священномученик Алвиан пострадал в царствование императора Максимиана2, когда Асия3 находилась под управлением Элиана.

Святой Алвиан схвачен был в то время, когда некий языческий жрец, по имени Агрипин, совершал жертвоприношения идолам. Святого стали принуждать принести жертву идолам и повергнуть на жертвенник ладон, но он на это с достоинством ответил: "Я воздаю хвалу вере во Христа, а служение идолам поношу".

За это ему сперва обожгли раскаленными железными прутьями живот и голени, а потом без всякой пощады стали бить палками.

Такими истязаниями мучители хотели принудить святого отречься от Христа и принести жертву идолам, но на это не согласился ни он сам, ни ученик его, вместе с ним подверженный мучениям. После сего он осужден был на сожжение, для чего раскалили печь и бросили в нее его и его ученика, где святые мученики и скончались4.
________________________________________________________________________
1 Святой священномученик Алвиан был епископом в городе Анее, находившемся в римской малоазийской провинции Асии.
2 Здесь разумеется Максимиан Галерий, соправитель Диоклитиана, с 305 г. правивший восточною частою римской империи.
3 Асиею называлась небольшая, обильная водами, болотистая равнина в Лидии, т.е. средина западной части нынешнего малоазийского полуострова, на восточном берегу Эгейского моря. В ней находились упоминаемые в Апокалипсисе (1:11) семь малоазийских городов, и она была некоторое время местом деятельности св. апостола Иоанна Богослова.
4 По Миню святые мученики скончались в 304 г.

Сщмч. Сильвана, еп. Газского, и с ним 40 мучеников (311).
Святой священномученик Сильван происходил из окрестностей города Газы2 и был сперва воином. Впоследствии он оставил для Христовой веры воинство у земного царя и стал воином царя небесного - Христа, почему и удостоился благодати священства: был сперва пресвитером, а потом и епископом. Стоя во главе Христовой Церкви, он своим учительным словом многих неверующих обратил к истинному Богу. За это ревностные почитатели идолов схватили его и привели на суд в город Кесарию3. Здесь его подвергли сперва жестокому избиению, потом повесили и строгали тело его, и, наконец, он был осужден на работы в медных рудниках4. Исполняя эти работы, святой мученик дошел до полного изнеможения, но непрестанно исповедывал Христа Богом, за что язычники и отсекли мечом голову ему, а также и сорока другим мученикам, которые были наставлены им в Христовой вере5.
________________________________________________________________________
1 Святой священномученик Сильван называется епископом Кесийским, т.е. Кесарийским, по месту осуждения его на каторжные работы, а по месту служения он был Газским (или вблизи Газы), как это указано и в Четьи-Минеях.
2 Древний филистимский город Газа находился в Палестине и расположен был недалеко от южной границы Иудеи, близ берегов Средиземного моря. C IV в. Газа была уже христианским городом; в VII в. она была покорена магометанами.
3 Город Кесария, некогда резиденция римских прокураторов Палестины, находился в пределах древней Самарии на берегу Средиземного моря.
4 Евсевий, современник святых мучеников, говорит, что Сильван осужден был на работы в рудокопнях города Фена, который по мнению некоторых находился в пустынях Аравии, а по Евсевию - в Палестине.
5 Святые мученики скончались в 311 г.

Прпп. Никиты, Кирилла, Никифора, Климента и Исаакия, братьев Алфановых (Сокольницких) в Новгороде (XIV-XV).
http://i055.radikal.ru/1005/f9/42c9a838de19.jpg
Никита, Кирилл, Никифор, Климент и Исаакий (кон. XIV - нач. XV в.), преподобные (пам. 4 мая, 17 июня, в неделю 3-ю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых).

Святые Климент, Кирилл, Никита, Никифор и Исаакий Алфановы. Икона из новгородского Сокольницкого монастыря. 1701 г. Фрагмент
Основным источником сведений об А. является «Сказание о явлении святых мощей преподобных и богоносных отец наших Никиты, Кирилла, Никифора, Климонта и Исакия, Новгородских чюдотворцов, нарицаемых Алфановых, единородных братий по плоти», созданное ок. 1606 г. в связи с описанием многочисленных чудес, совершившихся от мощей святых в 1562-1603 гг. «Сказание» известно в полной, сокращенной и краткой редакциях (СККДР. Вып. 3. Ч. 3. С. 458). Поскольку к 1606 г. «в Новгороде уцелело скудное и смутное предание о чудотворцах» (Ключевский. С. 464), «Сказание» в житийной части изобилует анахронизмами: оно относит время преставления преподобных к нач. XII в., обретение мощей - к 1162 г., однако сообщает о чуде, происшедшем с московским боярином в 1562 г., к-рое случилось «не по мнозех летех» после обретения мощей. В «Сказании» сообщается, что А. были родными братьями, жили в Новгороде и отличались не только богатством и знатностью, но и праведной жизнью. Они поставили на Сокольей горе в Новгороде деревянную ц. в честь свт. Николая и устроили при ней мон-рь. «Летописец Новгородский... церквам Божиим» (XVII в.) датирует это событие 1389 г., сообщая, что мон-рь был жен. (Новгородские летописи. С. 245). 1389 год и прозвище братьев позволяют предположить, что они были родственниками известного двинского боярина Анфала (Алфана) Никитина, к-рый участвовал в попытках отделения Двинской земли от Новгорода в 1397-1398 и 1401 гг.: в 1398 г. он потерпел поражение от новгородцев, убежал в Устюг, а брат его двинский воевода Иван Никитин был сброшен в Новгороде с моста в Волхов (ПСРЛ. Т. 3. С. 98-99); в 1401 г. Анфал бился с новгородцами у Холмогор и опять потерпел поражение (Там же. С. 101); в 1409 г. ходил ратью на болгар по Каме и Волге и попал в плен в Орду (ПСРЛ. Т. 25. С. 239; Т. 15. С. 485), в 1418 г. был убит вместе с сыном Нестором на Вятке новгородцем Михаилом Разсохиным (ПСРЛ. Т. 33. С. 95).

А. приняли монашество и были погребены в Сокольницкой обители как ее ктиторы. Нетленные мощи братьев трижды выходили на поверхность, несмотря на то что инок-старец пытался покрыть их землей. После того как старец доложил о случившемся архиеп. Новгородскому Пимену (1552-1570), владыка распорядился, чтобы мощи были устроены в раке. Через нек-рое время (1562) А. явились московскому боярину и исцелили его от болезни, после этого начались многочисленные исцеления от их мощей. Местная канонизация А. произошла, вероятно, ок. 1606 г., когда было составлено «Сказание», празднование установлено на 17 июня. В XVII в. составлена служба А. по образцу преподобнической, в значительной ее части прославляются явление мощей А. и последующие чудеса (Минея (МП). Май. Ч. 1. С. 165-177). Древнейшие списки службы датируются посл. четв. XVII в. (БАН. Собр. текущих пост. № 754. Л. 1-24об.; РНБ. Погод. № 788. Л. 312-342). Запись чудес, происходивших от мощей А., продолжалась в XVIII в. Архиеп. Димитрий (Самбикин) видел в б-ке Антония Римлянина мон-ря список «Сказания» с изложением чудес с 1562 по 1775 г. Память А. указана в «Описании о российских святых» (кон. XVII - нач. XVIII в.) и в Отенских святцах 1718 г.

По сведениям «Сказания» (по списку Новгородской Погодинской летописи), в 1775 г. весь Сокольницкий мон-рь выгорел, инокини были переведены в Михалицкий мон-рь, а мощи братьев перенесены в Антониев мон-рь и установлены в приделе ап. Иоанна Богослова соборного храма в честь рождества Богородицы (БАН. 17.8.25. Л. 113-114об., кон. XVIII в.). В честь этого события установлено 2-е местное празднование - на 4 мая.

новомученников:

Свщмч. Иоанна Васильева пресвитера (1942).

Священник Иоанн Яковлевич Васильев родился в 1886 году в Тверской губернии в крестьянской семье. В 1915 г. был мобилизован на военную службу и до 1917 года служил в Царской Армии рядовым. Затем был певчим церковного хора на Северном Кавказе. В конце 20-х годов он с супругой перебрался во Владимирскую область, где устроился в храме псаломщиком. Вскоре Иван Яковлевич был рукоположен во диакона и затем во иерея и служил в церкви села Рогозино Владимирской области. А затем в нескольких храмах Московской области. В 1937 году он был арестован и осужден на 10 лет лагерей. Свидетели обвинения по делу показали, что священник Иоанн Васильев не раз высказывал враждебное отношение к советской власти, колхозам, сталинской конституции, распространял слухи о будущей войне. Священномученик Иоанн Васильев погиб в заключении в 1942 году.

[color=maroon]
Свщмч. Николая Тохтуева диакона (1943).
[/color]
Протодиакон Николай Васильевич Тохтуев родился в 1903 году в Пермской губернии. Отец его был членом Государственной Думы, заводчиком. В 1917 году Николай поступил в Пермское псаломщическое училище при Архиерейском доме, затем в Пермскую Духовную Семинарию, но доучится не успел, в 1922 году Семинарию закрыли. Вскоре Николай Васильевич женился и был рукоположен во диакона. По приглашению Владыки Кунгурского и Пермского Аркадия (Ершова) семья Тохтуевых переехала в город Кунгур. В 1926 году отец Николай был награжден саном протодиакона. В 1933 году он был арестован и приговорен к 3 годам ссылки. На допросе он сказал: «С советской властью я считаюсь и признаю ее постольку, поскольку это не вредит вере». Перед отъездом в ссылку отец Николай тяжело заболел тифом, а по выздоровлении вместо ссылки поехал в Москву, где Синод подыскал ему другое место служения, и он с семьей переехал сначала в Калугу, затем в Нарофоминск. В 1938 году ему сообщили о предстоящем аресте. Семья отца Николая в спешке уехала, не успев даже собраться. Вскоре Нарофоминский храм закрыли.

Семья протодиакона Николая, в которой было уже пятеро детей, оказалась в городе Болшево Московской области, куда он был направлен служить в церковь святых бессеребренников Косьмы и Дамиана. Протодиакон Николай Тохтуев имел прекрасные музыкальные способности - абсолютный слух и красивый голос - высокий бас. Даже далекие от Церкви люди приходили его послушать. Его приглашали певцом в ансамбль песни и пляски под управлением Александрова, а затем и в Большой Театр. Отец Николай отказался. Когда ему предложили стать секретным агентом НКВД, он простился с семьей, взял сумку со всем необходимым, полагая, что его уже домой не выпустят, и пошел в районное отделение НКВД писать письменный отказ от сотрудничества. Особое Совещание при НКВД СССР приговорило его к 8 годам лагерей без права переписки. В течение 6 месяцев отец Николай находился в тюрьме на Лубянке. В его деле сохранилось письмо начальнику тюрьмы, где он писал: «6 месяцев в ужасающих условиях: в подвальном помещении, где можно было поместить 10 человек, нас было 50, сырость, духота, вши, дышать невозможно, многие умерли». Матушке Марии Евгеньевне удалось один раз увидеться с мужем в Лубянской тюрьме. Больше она его не видела. Протодиакон Николай Тохтуев погиб в лагере в 1943 году.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 14, 20-27; Ин. 9, 39-10, 9). "И сказал Иисус: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы". Не видящие - это простой народ, в простоте сердца веровавший Господу; а видящие - это тогдашние книжники, ученые, которые по гордости ума и сами не веровали, и народу возбраняли. Умники наши себя считают зрячими, и, потому что считают себя такими, чуждаются веры в Господа, которой крепко держатся простые сердцем и умом. И стало быть, по истине-то Господней слепы они, а народ видит. Они точь в точь как те птицы, которые ночью видят, а днем не видят. Истина Христова им темна, а противное этой истине - ложь, им кажется ясною; тут они в своей стихии. Как это ни очевидно, а все же они готовы спросить: "неужели и мы слепы?" Нечего скрывать: слепы. А так как слепы по своей вине, то грех слепоты и невидения света на вас лежит. Можете видеть, да не хотите, полюбивши обманчивую, но прелестную ложь.
****************************************************************************************************************************************

из истории дня:
В 1826 г. мнимая кончина Государыни Императрицы Елизаветы Алексеевны, супруги Государя Императора Александра I, в Белеве
В 1728 г. кончина цесаревны Анны Петровны, герцогини Голштейн-Готторпской
В 1844 г. родился Сергей Бехтеев (1844-1911) - отец царского поэта Сергея Сергеевича Бехтеева (1879-1954), русский политик, идеолог крупного дворянства, член Госсовета (1909-11 гг.)
В 1916 г. в бою у Босфора Русские корабли вывели из строя турецкий линкор "Гебен"
В 1863 г. началось строительство Одесской железной дороги
В 1811 г. англо-испанские войска разгромили армию Наполеона в битве у Альбуэры (Испания)
В 1553 г. родилась Маргарита Валуа, французская королева, известная как "королева Марго"
В 1666 г. родился Виктор Амадеус II, первый король Сардинии
В 1817 г. родился Николай Костомаров, русский историк, создатель Кирилло-Мефодиевского братства ("Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей")
В 1847 г. родился Иван Цветаев, Русский историк, первый директор московского Музея изящных искусств
В 1919 г. объявлена национализация церковного и монастырского имущества в России

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77

Слава Богу за все!!!Слава Вечная ЕМУ ,побеждающему тьму!!!

0

41

Во славу Божию и на пользу ближнего !

18 МАЯ -Память:

Иконы Божией Матери "Неупиваемая Чаша" (1878).
http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib2433.jpg
Перед иконой «Неупиваемая Чаша» верующие молятся об излечении от пьянства своих близких. На этой же иконе Богородица простирает свои руки над Младенцем в чаше.

Икона «Неупиваемая Чаша» была явлена в 1878 году. Один отставной солдат дошел до нищеты, т.к. был одержим пьянством, по этой причине у него даже отнялись ноги. Однажды во сне солдату явился схимник и строго сказал: «Иди в Серпухов, в монастырь Владычицы нашей Богородицы. Там есть Ее икона «Неупиваемая Чаша»; отслужи перед нею молебен – и будешь здрав душой и телом».

Солдат не послушался, так как решил, что это слишком далеко. Схимник явился ему снова, и снова пьяница не послушался. Старец явился в третий раз и уже грозно приказал исполнить повеление. После этого солдат все-таки отправился в дорогу, передвигаясь на четвереньках. В пути он почувствовал некоторое облегчение: он смог подняться на ноги и продолжил путь, опираясь на палку.

И вот наконец добрался он до монастырь, который был основан по благословению преподобного Сергия Радонежского. Монахи согласились отслужить молебен, о котором просил солдат, но оказалось, что никто из них не слышал о такой иконе. Потом один из иноков вспомнил, что в проходе из главного храма в ризницу находится икона, на которой есть изображение чаши. Икону вынесли на свет и на задней стороне обнаружили надпись «Неупиваемая Чаша». Икону перенесли в храм, отслужили молебен. Солдат сразу почувствовал облегчение, его ноги полностью излечились, исчезло и стремление к спиртному.

О чудотворной иконе быстро узнали во всех концах России.

Многие стекались в Серпухов, чтобы избавиться от пьянства, а в обители перед иконой «Неупиваемая Чаша» стали служить специальный молебен с акафистом.

Даже после революции 1917 года, когда храмы и монастыри Серпухова были закрыты или разрушены, молебны перед чудотворной иконой совершались до 1929 года в Никольском соборе, пока не закрыли и его. Все святыни, находившиеся в храме, были сожжены.

Судьба иконы сейчас в точности неизвестна. В 1991 году икона «Неупиваемая Чаша» была воссоздана по устным описаниям и освящена. Списки с этой иконы находятся теперь во многих храмах и в них тоже совершаются специальные молебны об исцелении от пьянства.

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Неупиваемая чаша
глас 4

Днесь притецем вернии/ к Божественному и пречудному образу Пресвятыя Богоматери,/ напояющей верных сердца/ небесною Неупиваемою Чашею Своего милосердия/ и людем верным чудеса показующей./ Яже мы видяще и слышаще/ духовно празднуем и тепле вопием:/ Владычице премилостивая,/ исцели наша недуги и страсти/ молящи Сына Твоего Христа Бога нашего/ спасти души наша.
АКАФИСТ  http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=3#p7132

Обретение мощей прп. Иакова Железноборовского (1422).
http://s54.radikal.ru/i145/1004/18/abd9afc7ad88.jpg

Преподобный Иаков Железноборовский, угодник Божий, происходил из рода галичских дворян Амосовых (Аносовых); с раннего детства, подобно преподобному Сергию, он отличался постничеством, и подобно ему же, похоронив родителей, он раздал имение бедным и ушел в его Троицкую обитель. Великий отец иноков постриг его в ангельский образ и он, под благодатным руководством преподобного Сергия, возрастал в духовной жизни, проходя все послушания и побеждая разные искушения вражеские.

Получив благословение от великого старца на от­шельническую жизнь в пустынных костромских лесах, преподобный Иаков в 1392 году поселился в 30 верстах от Галича, в глухом лесу у железных рудников, в уединенной хижине на берегу речки Тебзы, недалеко от селения Железный Борок. С разрешения жителей селения он остался на этом месте, водрузив деревянный крест, и построил небольшую келлию.

Более 20 лет преподобный Иаков жил отшельником, совершая подвиги поста и молитвы. Постепенно к нему стали приходить искавшие пустынного подвига и желавшие разделить с ним труды по устроению монашеской обители. Преподобный Иаков построил на избранном месте храм в честь Рождества Иоанна Предтечи.

В период царствования великого князя Василия Димитриевича (1389—1425) сына благоверного князя Димитрия Донского, преподобный Иаков в 1415 году посетил Москву, где узнал о том, что супруга Василия Димитриевича великая княгиня София Витовтовна (в монашестве Синклитикия, † 1453) находилась при смерти перед родами. Великий князь московский, знавший о молитвенных подвигах святого подвижника, просил его помолиться о здравии любимой супруги. Преподобный Иаков отпустил посланцев государя со словами: «Пусть молится Богу, Пречистой Матери Его и св. мученику Лонгину, а о княгине пусть не скорбит; будет она здорова и в нынешний же вечер родит ему наследника». И действительно, великая княгиня благополучно родила сына Василия, и благодарный князь поспешил щедро вознаградить преподобного Иакова, предоставив ему дополнительные земельные угодья для расширения монастыря и денежные средства для обители.

Великий князь Василий Васильевич (1425—1462) после победы над князем Димитрием Шемякой в 1450 году посетил обитель преподобного Иакова и с благодарностью молился там.

В 1429 году казанские татары опустошали окрестности Галича. Преподобный Иаков с учениками скрылся в глухих лесах. Возвратившись, они нашли обитель в развалинах, однако их усилиями она была восстановлена, а также сооружен новый трапезный храм во имя святителя Николая и выкопаны пруды. По примеру Троице-Сергиева монастыря в обители было введено строгое общежитие. Множество голодных и бедных людей, разоренных татарами, кормилось в монастыре.

После многих лет совместных подвигов иноки просили преподобного быть их игуменом. Он смиренно покорился их просьбе и, будучи уже в преклонном возрасте, поехал в Москву, где был облечен священным саном. Однако вскоре после возвращения он блаженно почил в глубокой старости 11 апреля 1442 года. Святые мощи преподобного, которого Господь прославил чудотворениями как при жизни, так и после смерти, были положены под спудом за левым клиросом соборного Предтеченского храма в основанной им обители.

На гробницу преподобного Иакова положили каменный крест и вериги — свидетельство его монашеских подвигов. До пятидесяти исцелений и других чудесных знамений, совершившихся по молитвам преподобного, записаны в его обители. Упомянем некоторые из них.

Монах, по имени Нифонт, несколько лет одержим был нечистым духом, скитался в лесу и, возвращаемый, рвал на себе цепи. Раз братия, поймав, притащили его к гробу Иакова; как только коснулся он гробницы, пришел в себя, со слезами пал перед иконой преподобного, стоявшей на гробнице, молил спасти душу и тело его, и встал здоровым.

Фотий, человек богатый, поклялся в неправде: вслед за тем лицо его искривилось и он впал в расслабление. Три года пробыл он в таком положении. Родные привезли его в обитель преподобного. Во время молебного пения он громко каялся в грехах своих; в тоже время лицо его выпрямилось и он стал здоровым.

Вот опыт любви преподобного к своей обители и иночеству. Инок Феодосий, лежавший расслабленным три года, обратился с молитвой слезной к блаженному Иакову. «Отче Иакове, — говорил он в душе, — ты много подаешь исцелений у гроба твоего; помоги и мне в тяжкой моей болезни». Внезапно в тишине ночной явился ему преподобный и сказал: «Дай Богу обещание пребывать в обители моей до смерти и буди у гроба моего». Расслабленный сказал о том братии; по приказанию игумена принесли его ко гробу, отпели молебен и больной сам приложился к гробу, и стал здоров. «Пока жив буду, не выйду из обители», — сказал он с восторгом и выполнил обещание.

Житие преподобного Иакова написано настоятелем того же монастыря смиренным архимандритом Иосифом в конце XVI столетия. В «Иконописном подлиннике» сказано: «Преподобный отец наш Иаков, иже на Железном Борку, костромский чудотворец; подобием сед, брада аки Власиева, в схиме: из под схимы кудерцы знать».

Тропарь преподобного Иакова Железноборовского
глас 4

Небеснаго желая,/ земная возненавидел еси/ и, взем крест свой, последовал еси Христу/ и от Него прием дарования чудес,/ исцеляти недужныя;/ но, яко имея дерзновение ко Святей Троице,/ испроси православным Христианом здравие и спасение,/ на враги же победу/ и не забуди, посещая чад своих,/ припадающих к цельбоносному гробу твоему,/ Иакове, преподобне отче наш.

Кондак преподобного Иакова Железноборовского
глас 8

Сердечная очи, досточудне, ко Господу вперив/ и телесныя страсти из корене исторгая,/ неболезненную жизнь в болезнех восприял еси, преподобне,/ болезнем же лютым даеши исцеление просящим с верою у тебе,/ темже молим тя, досточудне,/ исцели наша болезни душевныя и телесныя, да зовем ти:/ радуйся, Иакове Богомудре, отче наш.

преп. Варлаама Серпуховского
Преподобный Варлаам Серпуховский был строителем и первым настоятелем древнейшего на Серпуховской земле Владычнего монастыря. Сведения о нем сохранила писаная на доске летопись «О зачатии Владычнего монастыря, еже есть в Серпухове», до начала XX века хранившаяся в обители. Откуда был родом преподобный Варлаам и кто его родители — неизвестно. Не сохранилось сведений, когда и где принял Варлаам иноческий постриг.
     Повесть о жизни Варлаама начинается с 1360 года. Летопись Владычнего монастыря называет его «постриженником пустынным». При каких обстоятельствах Варлаам стал келейником святителя Алексия1, летопись не упоминает, но отмечает, что украшенного добродетелями пустынножительства инока Варлаама святитель Алексий «велми любя, занеже бояся Бога живый и в покорении Ему». Промыслом Божиим пребывая рядом со святителем Алексием, Варлаам оказался вблизи главных и порой весьма непростых событий церковной и политической жизни того времени. Можно предположить, что келейник сопровождал митрополита в его поездках по епархии и, возможно, в Орду в 1357 году, где стал свидетелем его подвигов и трудов, которым старался по мере сил подражать. Несомненно, что Варлаам находился рядом со святителем Алексием и в период почти двухлетнего пребывания его в Киеве, так как события, с которых начинается повествование летописи Владычнего монастыря, происходили вскоре после возвращения митрополита в Москву.
     «Однажды в 1360 году, — сообщает летопись, — в то время когда святитель Алексий исполнял обычное правило, диакон Герасим читал кондаки и икосы. Едва святой Алексий проговорил всепетую песнь, как необыкновенный свет озарил его келию. Все ужаснулись, услышав от иконы Пресвятой Богородицы голос: «Алексий, подобает тебе монастырь поставити имени Моему; купно же и себе в память». Святитель, размышляя об этом событии, не знал, что делать. По окончании же келейного правила он ушел во внутреннюю свою келию и начал там молиться и преклонять колена пред иконой Владычицы Пресвятой Богородицы, прося изъяснить ему это чудесное явление. Во время молитвы он опять услышал голос: «Алексие, Алексие, построй монастырь во имя Мое». Он же сказал: «Владычице! Где же будет монастырь во имя Твое? Я не знаю, где его построить!» И опять слышан был голос: «В пределах града Серпухова; тамо бо возлюбих место на спасение многим душам человеческим». Святитель, повинуясь воле Божией и Владычицы Богородицы, послал преподобного Варлаама осмотреть место для монастыря и приказал донести ему, когда отыщет такое место, чтобы осмотреть его собственными глазами. Варлаам же, найдя такое место, остался переночевать там. И вот, ночью он услышал необыкновенный звон и гремение сосудов железных и медных. Это заставило его подумать, что здесь именно угодно Богу имети монастырь. Варлаам с радостью возвратился рассказать об этом святителю Алексию. Рад был этому и святитель. Через несколько дней он снова послал Варлаама приготовить все нужное для постройки. Пред уходом Варлаама в дорогу святитель сотворил напутственный молебен. Едва он кончил отпуст, как Варлаам упал и испустил дух. При виде этого святитель Алексий обратился к образу, от которого был слышан голос, и воскликнул: «О Владычице! Зачем угодно Тебе взять от меня строителя дома Твоего? Печаль моя болезнию во ад сниде. Без него кто дом Твой устроит? И аз не вем кого послати!» И был к нему голос: «Алексие, возьми Варлаама за руку и возстави, он послушает тя». Тот взял его за руку, и Варлаам встал весь в слезах. Святитель стал допытываться о причине его плача. Тот отвечал ему на это: «Молютися, да не нудиши мя поведати дондеже до смерти. При смерти бо ти повем». После того Варлаам был отправлен в путь. Немного спустя и сам святитель Алексий пришел в Серпухов, осмотрел многие места в окрестности и остался недоволен выбором Варлаама. Но опять ночью на том же месте слышал то же, что и Варлаам, а еще слышен был голос: «Здесь монастырь постави!» Святитель повиновался, велел заложить деревянную церковь, Варлаама же поставил строителем. А затем построил и каменную церковь и трапезную в 1362 году.
     Древняя Владычняя летопись умолчала о том, как Варлаам руководил братством обители, укрепляя братию в иноческих подвигах. Но, конечно, не об одном устройстве монастырских зданий заботился первый ее строитель, тем более что из уст святителя слышал он слова Владычицы: «Возлюбих бо место сие на спасение многим душам человеческим». Потому более потрудился преподобный Варлаам, возводя духовные храмины душ монашеских, хотя и благоустройство монастыря требовало от него многих забот и попечений. Можно справедливо заключить, что, воспитанный в келии святителя Алексия, Варлаам был научен строгому монашескому благочестию, труду с упованием и верою, и, достигнув духовного преуспеяния, старался привить истинный монашеский дух во вверенной его руководству братии.
     Не сохранилось сведений, по какому уставу жили подвизающиеся «на месте сем святе». Однако же можно полагать, что этот устав был близок к правилам общежития, установленным в монастыре преподобного Сергия Радонежского. Во время настоятельства Варлаама святой игумен мог сам являться наставлять братию Владычней обители.
     Можно предположить, что впервые это произошло в начале зимы 1374 года, когда преподобный Сергий пришел в Серпухов по приглашению Серпуховского князя Владимира Андреевича, пожелавшего своим попечением устроить еще одну духовную крепость на границе Московского княжества. Серпухов был тогда еще небольшим деревянным, слабо укрепленным городком, и только у заснеженных окских лугов на фоне сосновой рощи поднимались белокаменные храмы Владычнего монастыря, в то время как каменные храмы и на Москве тогда были большой редкостью. Трудно представить, чтобы смиренный пустыннолюбивый старец не поспешил в обитель, основанную святителем Алексием, с которым его соединяло духовное родство.
     Через год после посещения преподобным Сергием града Серпухова здоровье Варлаама начало слабеть, он нес крест многочисленных болезней — потерял зрение. Несмотря на немощь телесную, он еще более умножил труды иноческого делания и с великим смирением и покорностью воле Божией продолжал исполнять возложенное на него святителем Алексием руководство братией. До самой кончины преподобный Варлаам собственным примером старался укоренить в своих учениках слова преподобного Сергия о многотрудности иноческой жизни: «Знайте, что прежде всего место это трудно, голодно и бедно; готовьтесь не к пище сытной, не к питию, не к покою и веселию, но к трудам, поту, печалям, напастям».
     При приближении своей кончины преподобный послал к святителю Алексию и просил сказать ему: «Сам ты соорудил монастырь и церкви сам освятил, молютися, и мене погреби своима руками». Святитель Алексий скоро пришел в Серпухов. Найдя Варлаама слепым и болезненным, он вспомнил слово о его кончине и стал допытываться от него, говоря: «Брате Варлааме! Господа ради, повеждь ми яже обещася прежде сего поведати, — бывшее до зачатия сего монастыря». «Не могу словом поведати, — отвечал Варлаам, — занеже страшно бе, а писанием возвестити не могу — не вижу». Святитель Алексий велел диакону принести перо, чернил и хартию и сотворил вместе со всеми молитву; и вот вдруг Варлаам прозрел, взял перо и начал писать: «Почто монастырь наречется Владычен, а не Алексеевский, занеже Владычицу видех и то бысть Ея промыслом». И затем продолжал: «Егда падох — видех: Ангелы держат монастырь, и Захария во дверех церковных стояща, и Богородицу с родителями Ея входящу; Захария же Богородицу приим и посадив на третей ступени».
     Внезапно необыкновенный свет озарил келию Варлаама, и он, отложив перо, сказал: «Приведите ко мне брата Гедеона». Гедеон же был слеп. Варлаам возложил свою руку на его главу и сказал: «Со мною ты ослеп, со мною и прозри!» И Гедеон прозрел. «Аз же днесь отхожу, — продолжал Варлаам, — ты же поживши три недели и покаяние приложив к покаянию, приходи ко мне, хотя и не хочешь; я приму тебя с радостию. Ты преставишься в церкви Божией во время перенесения Честных Даров». Гедеон воскликнул, обратясь к нему: «Пощади, молютися, не готов есмь». Варлаам же сказал: «Готов есмь уже», — и, поцеловавши святителя, преставился с миром в 5-й день мая 1377 года.
     Святитель Алексий совершил над ним обычное погребение. Варлаам по своему завещанию был погребен на церковной паперти, потому что сам однажды сказал: «Погребите мя дабы всегда зрел церковь Пресвятыя Богородицы»; и это завещание велел блюсти в память имени его. По предречению святого Варлаама Гедеон прожил еще три недели и во время перенесения Честных Даров поклонился и почил о Господе. Он был погребен близ святого Варлаама».
     В том же 1377 году по распоряжению святителя Алексия, митрополита Киевского и всея Руси, для Серпуховского Владычнего монастыря написана была икона «Введение Пресвятой Богородицы во Святая Святых» по образу видения преподобного Варлаама Серпуховского. Эта икона, помещенная в соборном храме, построенном иноком Варлаамом, в продолжении многих веков была главной святыней монастыря и почиталась всецерковно как чудотворная2.
     С именем преподобного Варлаама Серпуховского связано явление еще одной чудотворной иконы Божией Матери — «Неупиваемая Чаша»3. Она была обретена в 1878 году, в первый год игуменства матушки Марии, в Георгиевском храме монастыря. Преподобный Варлаам явился во сне отставному николаевскому солдату, столь сильно страдавшему от пьянства, что потерял он уже и здоровье и образ человеческий, и повелел ему идти во Владычний женский монастырь и найти там икону Божией Матери «Неупиваемая Чаша», у которой солдат исцелился от пьянства.
     С тех пор многие страждущие недугом винопития получили исцеление от этой пагубной страсти у чудотворной иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша».
     Ныне, как и раньше, от мощей преподобного Варлаама, лежащих под спудом, проистекает множество благодатных исцелений.
     Память преподобного Варлаама Серпуховского совершается в день его преставления 5/18 мая.

_______________________-
1 Святитель Алексий, митрополит Московский и всея России чудотворец (1378 г.). Память 12/25 февраля, 20 мая/2 июня (обретение и перенесение мощей) и 5/18 октября (Собор Московских святителей).
2 Введение во Храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии празднуется св. Церковью 21 ноября/4 декабря.
3 Празднование 5/18 мая.


прп.Гедеон Серпуховский

В описании Серпуховского монастыря вспоминается еще местночтимый Гедеон, брат по духу и сподвижник Варлаама, по словам которого он (то есть Гедеон) еще в сей жизни был готов для жизни вечной.Преподобный Гедеон был одним из первых насельников Владычнего монастыря, подвизавшихся вместе с преподобным Варлаамом. Из монастырской летописи известно, что преп. Варлаам перед своей смертью исцелил преп. Гедеона от слепоты и предсказал его кончину. Преставился преп. Гедеон, как и было предсказано, через 2 недели после описанных событий.
В XIX веке тщательно велась запись чудес от гробницы преп. Варлаама. Было отмечено, что людям, молившимся этому святому о помощи, он неоднократно являлся во сне вместе с преп. Гедеоном.
Празднование совершается в один день с преп. Варлаамом 5/18 мая.

Тропарь, глас 8
В тебе, отче, известно спасется, еже по образу: приим бо крест, последовал еси Христу и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней. Темже и со Ангелы срадуется, преподобне Гедеоне, дух твой.

Кондак, глас 2
Чистотою душевною божественно вооружився и непрестанные молитвы, яко копие, вручив крепко, пробол еси бесовская ополчения. Гедеоне, отче наш, моли непрестанно о всех нас.

0

42

...........................продолжение от 18 мая

Вмц. Ирины (I-II).
http://i002.radikal.ru/1005/a1/e4b396dc18de.jpg

В те времена, когда свет святой веры христианской, благодаря проповеди апостолов, воссиял среди людей, погруженных во тьму служения идолам, в городе Магеддоне1 жил князь, по имени Ликиний2. У него была жена, носившая так же как и он, имя Ликиний. Родившуюся у них дочь они назвали Пенелопою. Когда она стала подрастать и ей исполнилось 6 лет, она казалась необычайно прекрасна лицом, так что затмевала своей наружностью всех своих сверстниц. Отец ее построил для нее далеко за городом на живописном месте столп, в котором заключалось много комнат, убранных с самым изящным вкусом и блиставших богатством. Кресла, столы, светильники, ложа и все сосуды были здесь окованы чистым золотом. На этот столп он возвел дочь свою Пенелопу вместе с тринадцатью красивыми девушками и поставил там своих золотых идолов, чтобы они хранили его дочь. В этом столпе он и назначил жить дочери, пока она не достигнет брачного возраста. Ликиний приставил к своей дочери в качестве воспитательницы одну честную старицу по имени Карию, приказав ей постоянно быть с дочерью и вкушать пищу вместе с нею и поручив ей начальство над всеми девушками. Кроме того Ликиний поручил одному почтенному и благоразумному старцу, по имени Апелиан, ежедневно ходить к его дочери и обучать ее книжной премудрости. Так провела девица шесть лет и три месяца, и, когда ей исполнилось 12 лет, отец ее стал размышлять, кому из славнейших княжеских сыновей отдать ее в супружество3.

Однажды, когда девица сидела в своей комнате, к ней в открытое окно, обращенное на восток, влетел голубь, державший в своем клюве маленькую ветвь; положив ее на стол, он тотчас вылетел чрез окно из комнаты. Затем через час влетел в комнату орел с венком из разных цветов, и он также, положив венок на стол, тотчас улетел. Потом еще другим окном влетел ворон, несший в клюве малую змею, которую он положил на стол, а сам также улетел.

Видя все это, отроковица, вместе со своею воспитательницею, весьма удивлялись, недоумевая, что предвещал этот прилет птиц? Когда учитель Апелиан пришел к ним, они рассказали ему о происшедшем. Апелиан был тайный христианин и обладал даром прозорливости. Обсудив в себе все, переданное ими, он сказал, обратившись к Пенелопе:

- Знай, дочь моя, что голубь означает твой добрый нрав, твою кротость, смирение и девическое целомудрие. Ветвь маслины знаменует Божию благодать, которая будет подана тебе чрез крещение. Орел, высоко парящий, изображает собою царя и победителя, знаменует, что ты будешь царствовать над своими страстями и, возвысившись богомыслием, победишь невидимых врагов, как орел побеждает птиц. Венок же из цветов есть знамение воздаяния, которое примешь ты за твои подвиги от Царя Христа в небесном Его царстве, где готовится тебе нетленный венец вечной славы. Ворон со змеею знаменует врага-диавола, силящегося нанести тебе скорбь, печаль и гонение. Знай же, девица, что великий Царь, содержащий в Своей власти небо и землю, хочет обручить тебя в невесту Себе и ты претерпишь за имя Его многие страдания.

Слушая своего учителя, отроковица слагала слова его в своем сердце, и в это сердце мало-помалу стал проникать огонь Божественной любви.

На следующий день вошел к Пенелопе на столп отец ее, князь Ликиний, с княгинею и со своими придворными. Он хотел видеть ее и поговорить с ней о ее браке. Увидев, что лицо ее сияет красотой, как лучом солнечного света, он чрезвычайно обрадовался и сказал ей:

- Вот, дорогое дитя мое, ты достигла уже брачного возраста. Скажи же мне теперь: сын которого князя нравится тебе больше всех других? За того юношу я и отдам тебя в замужество.

И он назвал ей имена сыновей многих окрестных князей. Дева Пенелопа отвечала своему отцу:

- Отец мой! Дай мне лишь семь дней на размышление, и потом я отвечу тебе.

Исполняя ее желание, отец оставил ее и пошел к себе домой.

Когда Ликиний ушел, Пенелопа, подойдя к идолам, сказала им:

- Если вы боги, то вы услышите меня: отец мой хочет отдать меня в замужество, а я хотела бы остаться в девстве, потому что житейские попечения препятствуют служить от всего сердца Богу. Скажите же: идти ли мне замуж или нет?

Немые идолы молчали, потому что были бездушны. Плюнув на них, Пенелопа обратилась на восток и, смотря на высоту небесную, сказала:

- Если Ты Бог истинный - Тот, Которого проповедуют христиане, молю Тебя: скажи мне: следует ли мне взять мужа, или всегда оставаться девой?

Так как был уже вечер, то Пенелопа задремала. Во сне увидела она ангела Божия, который ей сказал следующее: "Пенелопа! С этих пор ты будешь называться не Пенелопою, но Ириною, ибо ты будешь многим прибежищем и мирным пристанищем4, и чрез тебя обратятся к Богу и спасутся многие тысячи душ человеческих. Твое имя будет велико и дивно по вселенной. То, что сказал тебе старец Апелиан о виденных тобою птицах, истинно, так как это Дух Божий говорил его устами. В эту ночь придет к тебе человек Божий по имени Тимофей5, наставленный в учении христианском и принявший священство от святого Павла. Этот человек разносит по церквам и послания Павла6. Он сподобит тебя святого крещения и скажет тебе, что ты должна делать".

После этих слов ангел исчез. Пенелопа же, придя в себя, ощутила радость и с нетерпением ждала прихода пресвитера.

В скором времени, действительно, пришел к столпу человек Божий Тимофей, ведомый и возведенный на столп ангелом Божиим. Радостно принятый девицею, он сел и стал учить ее, ее воспитательницу, а также и всех подруг ее учению христианскому, и приятными показались всем слова его. Достаточно поучив их в вере и открыв им все, что подобало знать об истинном Боге Иисусе Христе, о святой вере в Него и о таинствах христианских, он крестил Пенелопу во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. При крещении Тимофей нарек ей новое имя: Ирина и, таким образом, уневестил ее Христу, завещав ей до конца сохранить в целомудрии свое девство. Тимофей крестил также воспитательницу ее Карию и всех ее служанок; затем он начал увещевать Ирину быть мужественной в мученическом подвиге, который ей надлежит восприять за исповедание имени Господа нашего Иисуса Христа, Бога истинного, бессмертного Жениха ее. Затем Тимофей благословил Ирину и ее сверстниц и, поручив всех их благодати Божией, простился с ними.

Блаженная же Ирина со служанками своими днем и ночью славила и благодарила Бога и усердно изучала апостольские писания, которые оставил ей святой Тимофей7. Затем она брала золотых идолов, поставленных отцом и свергала их по одному чрез окно вниз, говоря: "Если вы боги, спаситесь сами".

Падая с большой высоты на землю, идолы разбивались и рассыпались в прах, святая же посмеивалась их бессилию и радовалась о Господе нашем Иисусе Христе, Боге истинном.

Когда прошло семь дней, отец и мать Ирины с вельможами взошли к ней на столп и заговорили с ней о браке. Она им отвечала:

- Знайте, что я раба Христа, в Него я верую, Его люблю, вечного Царя небесного. Я уневестила себя этому Жениху, чистому, небесному и бессмертному. Другого жениха я не желаю и не поклонюсь иному Богу, ибо нет Бога, кроме Него. Разве не видели вы, - продолжала Ирина, - гибели ваших богов, упавших с окна на землю? Они не могли себе помочь. Как же они могут быть вашими помощниками? Тщетна ваша надежда на них и суетны все ваши труды и траты на идолов. Золото и серебро надо было раздать просящим, нищим, сиротам и вдовам; вы же, призвав ремесленников, сковали себе бездушных идолов и лишили через это нищих милостыни; вы сделались, благодаря этому, врагами Бога живого и слугами бесов. До которых же пор вы будете неистовствовать, подобно необъезженной лошади? Когда же вы познаете Бога живого, познаете Того, Кто может умерщвлять и оживлять? Когда же свет Божий воссияет в сердцах ваших, тогда диавол, влекущий человека от света во тьму, в погибель, совращающий людей с правой стези на неправую, отбежит от вас. Но вы первые постарайтесь теперь же бежать от диавола, потому что он зол и лют. Он соблазнитель, закрывающий очи сердец ваших, дабы вы не познали истины. Я прошу тебя, отец, я умоляю тебя: познай истинного Бога, создавшего все Своим словом. Когда ты задумал воздвигнуть для меня этот столп, ты собрал для этого дела много людей: одних работников было три тысячи пятьсот человек и триста надсмотрщиков; и несмотря на это, они едва успели в десять месяцев выстроить здание. Бог же вечный единым словом Своим сотворил небо и солнце, месяц и звезды, свет и тьму и нарек свет днем, а тьму ночью; Он содержит землю в воздухе, повелел водам течь на пользу нам, возрастил разные деревья, расположил времена, годы и месяцы, создал зверей на земле, птиц на воздухе и рыб в водах; наконец, пречистыми Своими руками создал человека, взяв горсть от земли, и поставил его господином всей вселенной, покорив ему все. И все это совершил Бог в шесть дней одним Словом Своим, Которое есть Единородный Сын Его, Иисус Христос, рожденный от Него без матери, соприсносущный и сопрестольный Ему. Он, по действу Святого Духа, родился и воплотился без Отца от Пречистой Приснодевы Марии и пожил с людьми, творя бесчисленные чудеса: даровал зрение слепым, очищал прокаженных, воскрешал мертвых и воздвигал расслабленных. Евреи по зависти распяли Его по Его собственному изволению - пострадать ради нашего спасения. Но Он по смерти и погребении Своем воскрес в третий день силою Своего Божества, вознесся на небо, сев одесную Бога Отца, низвел Святого Духа на Своих учеников и послал их во вселенную, дабы они просветили помраченных духом, обратили заблуждающихся и спасли погибших; ибо Он всем желает спасения и милость Его к роду человеческому не оскудеет во веки.

Так говорила святая, и сладостною всем показалась речь ее. Князь и княгиня взяли свою любезную дочь и повели ее с собой в город. Навстречу ей вышли все городские девицы с венками на головах и кланялись ей, а весь народ, собираясь на возвышенных местах, на стенах оград и на кровлях домов, выражал радостные крики и похвалы прекрасной девице. Когда приближались они к княжескому дворцу, святая Ирина увидела демона, который взывал к ней:

- Ничего общего нет у меня с тобою в этом городе, отроковица; уйди из нашего города, ибо здесь не живет никто из христиан.

Святая же сказала ему:

- Повелеваю тебе именем Господа Иисуса Христа сказать мне, кто ты.

Он отвечал:

- Я демон, живущий в идолах, учитель блудников и прелюбодеев, поспешник волхвам, вождь врагов, друг пьяницам, я радуюсь кровопролитию, я отец всякой неправды и лжи, и всякого зла. Я опять говорю тебе: иди и беги из нашего города, а то я подвигну на тебя твоего отца, возбужу его гнев на тебя и он убьет тебя.

Многие слышали этот голос демона, но не видели его самого. Блаженная же Ирина, обратившись, сказала ему:

- Повелеваю тебе именем Господа Иисуса Христа выйти из этого города.

Тотчас вострепетал демон и стал невидим. Затем демон вошел в сердце князя и возбудил в нем гнев против его дочери. Призвав княгиню, Ликиний сказал ей:

- Что нам делать? Наша дочь уловлена в сети христианами. Ах, зачем я воздвиг этот столп! Я хотел сохранить своего ребенка, а вместо того погубил его. Теперь погибли все мои надежды.

Княгиня отвечала ему:

- Какие ты странные речи говоришь! Чем прельстилась наша дочь и что дурное она сделала?

Князь отвечал:

- Она верует во Христа и отрицает наших богов.

- Пусть же погибнут, - возразила ему княгиня, - боги, не сотворившие неба и земли, а моя дочь да сподобится славы Христа Царя, призвавшего ее в жизнь вечную!

В гневе князь приказал вывести княгиню из дворца. Одна из служанок передала эту весть Ирине, и та пошла к своему отцу. Когда царь увидел любимую дочь свою, он поник головой. Но в душе его, по навету диавола, бушевал гнев. Святая Ирина сказала отцу:

- Отчего ты так печален, отец мой? Царство твое мирно, тебе не грозит война; вот я, твоя дочь, пришла к тебе; почему же лицо твое так печально?

Ликиний отвечал ей:

- Мне было бы лучше, если б я тебя не родил. Как внимательно я заботился о тебе, воздвиг для тебя прекрасный столп, поставил в нем для сохранения тебя золотых идолов, ради тебя украсил золотом столпы и ложа, а ты воздала мне за добро злом.

- Объясни мне, отец, какое зло я тебе сделала? - сказала ему святая Ирина.

- А разве для меня не малое горе в том, что дочь моя признает Христа Богом и отрицается от моих богов?

Святая отвечала:

- Отец! Я не сделала ничего дурного, уверовав в истинного Бога и возложив мою надежду на Него, а не на твоих идолов.

- Принеси жертву богам, Пенелопа! - раздался грозный крик князя.

- Не изменяй имени моего, отец: я называюсь не Пенелопой, а Ириной, и это имя наречено мне ангелом в видении и священником при крещении, - с кротостью отвечала Ликинию святая Ирина.

- Принеси жертву богам, не мое, а чужое дитя! - воскликнул опять Ликиний.

- Не принесу им жертвы. Это они возбуждают тебя на гнев; благодаря им ты будешь мучиться в огне вместе с язычниками.

Вне себя от гнева князь приказал связать девицу и бросить ее под копыта свирепым коням. Когда приказание Ликиния начали исполнять, пришел он сам, чтобы видеть смерть ее. Но один, самый свирепый конь, оторвался от привязи, бросился на Ликиния и, схватив его правую руку, вырвал ее из плеч, затоптал до смерти князя и потом встал спокойно на своем месте. Все прочие кони вели себя кротко, как агнцы, и не коснулись святой Ирины. Конь же, убивший Ликиния, по Божию повелению возопил человеческим голосом, так ублажая святую мученицу:

- Блаженна ты, голубица Христова, поправшая змия8. Славна ты на земле и будешь с любовью принята на небе. Ты будешь ликовать среди праведных. Тебя ждет свет вечный и чертог бессмертного Жениха, как мудрую и мужественную девицу: будучи женщиной по природе, ты выказываешь храбрость воина.

Когда со святой Ирины сняты были узы, она воскресила молитвою своею мертвого отца своего и исцелила его руку. Видя такое чудо, уверовали во Христа князь с княгинею, и весь дом их, и много народа - всего около трех тысяч человек.

Ликиний вскоре оставил управление своим княжеством, чтобы свободнее служить Христу и поселился со своей супругой и приближенными людьми в том самом столпе, который когда-то воздвиг для своей дочери; святая же Ирина осталась в городе, научая народ вере во Христа, и многих привела ко Христу Богу. Жила же она в доме своего учителя Апелиана.

После Ликиния управление государством принял другой царь, по имени Седекия. Услышав об Ирине, он призвал к себе Апелиана и спросил его, у него ли находится девица, царская дочь Ирина. Апелиан отвечал на это утвердительно. Седекия спросил его:

- Не знаешь ли ты, как она живет?

Старец отвечал ему:

- Она живет так же, как я и все, верующие в Бога истинного. Жизнь ее проходит в том, что она каждый день постится до вечера, вечером же съедает небольшой кусок хлеба и выпивает одну чашку воды, ложа не имеет и отдыхает недолго на голой земле; день и ночь она проводит в молитвах к Богу и занимается чтением божественных книг.

Удивился князь, услыхав это, и послал за Ириной епарха9, приказав ему с честью привести девицу к нему. Придя к нему, святая Ирина сказала:

- Радуйся князь!

Седекия отвечал ей:

- Радуйся и ты, чудная отроковица!

- Зачем ты призвал меня? - спросила его Ирина.

- Сядем и будем беседовать мирно и любовно, - был царский ответ.

Святая девица сказала:

- Я исполняю слова святого Писания, которое говорит: "не сяду я с людьми лживыми и с законопреступнымн не пойду" (Пс.25:4).

- В чем же мы преступны? - спросил Седекия.

Святая девица отвечала на это:

- Всякий язычник, не ведущий истинного Бога и поклоняющийся идолам, есть преступник.

- Ты принуждаешь меня, несмотря на мое нежелание, мучить тебя, не щадя тебя, княжеской дочери, - возразил Седекия.

- Зачем же ты попусту тратишь время на разговоры, - мужественно отвечала ему святая Ирина, - начинай же мучить меня: я готова на всякую муку за Христа моего.

- Оставь свое безумие, девица, принеси жертву богам.

Святая отвечала на это:

- Напрасно ты беспокоишься, царь, смущаемый сатаною: знай, что я не послужу бесу и не пощажу плоти моей ради Христа Господа моего.

Исполнившись гнева, князь стал советоваться с епархом, какой бы казни предать святую. По приказанию мучителя выкопали глубокий ров и наполнили его змеями, пресмыкающимися и всякими гадами и бросили туда святую девицу. Но она осталась там здрава и невредима в течении десяти дней, ибо ангел Господень сошел к ней в ров и сохранил ее невредимою; все же гады, бывшие там, издохли.

Седекия, узнав, что мученица осталась живою во рву, удивлялся и полагал, что она обворожила гадов силою волшебства своего и убила их. Он приказал извлечь ее из рва и привести к нему на допрос. Сев на судилище, он сказал ей:

- Принеси жертву богам, которые тебя пощадили: вот они умертвили змей, тебя же сохранили живою, чтоб ты познала их силу и милосердие и поклонилась им.

Святая отвечала на это:

- Безумец, прельщенный сатаною, которого я презираю! Разве эти деревянные или каменные идолы когда-либо умерщвляли змей? Ты сам вскоре будешь ввержен в ров преисподнего ада с богами твоими, которым ты служишь, и погрязнешь "во тьме кромешной", уготованной тебе сатаною: "там будет плач и скрежет зубов" (Мф.25:30).

Князь во гневе призвал плотников с железной пилой и приказал им перепилить святую девицу. Когда святую привязали к дереву и начали пилить, то пила не касалась девического тела и притуплялась как бы об острый камень; наконец, переломилась по средине. Была принесена другая пила, но и эта переломилась, а пилившие упали, ранили себя обломками пилы и умерли. Наконец, была принесена третья, самая острая и крепкая пила, и Седекия приказал пилить девицу по чреслам ее. Связав, ее положили на земле, грудь же ее придавили большим камнем, и начали пилить святое тело великомученицы: на сей раз коснулась пила тела и потекла из него кровь.

Седекия тогда со смехом сказал мученице:

- Где же Бог твой? Пусть Он придет теперь и поможет тебе, если есть у Него сила.

При этих словах Седекии внезапно блеснула молния, раздался страшный гром, поднялся вихрь в воздухе; слуги, терзавшие тело святой мученицы, лишились чувств. Князь в страхе побежал в свой дворец, и народ бросился с площади по своим домам; пролился великий дождь, словно поток, с сильным градом, и многие из мучителей пали мертвыми, убитые молниею, громом и градом. А ангел Господень, сойдя с неба, снял камень с груди святой мученицы, исцелил язвы ее и воздвиг ее здоровой.

Восемь тысяч человек, видя это чудо, уверовали во Христа. Но князь, наущаемый диаволом, снова приказал схватить святую и снова начал рассуждать с епархом, как бы погубить ее. Мучители придумали для нее такую казнь: ее привязали к мельничному колесу, чтобы оно в своем вращении истерзало ее. Но, когда пустили воду под колесо, вода остановилась, как будто окаменев; ни одна капля ее не потекла, и святая была невредима. Князь же с советниками своими воскликнул:

- О, как велика ее волшебная сила, которая претворила водную стихию в иное вещество.

Народ, смотря на это чудо, возмутился против нечестивого князя и с громким криком укорения и досады стал бросать в него каменьями и изгнал его из города. Он же, придя на свою родину, прожил здесь семь дней и умер от печали, гнева и стыда.

По смерти Седекии, сын его Савах, желая отомстить за позор своего отца, собрал много воинов, числом около ста тысяч, и пошел войной на город Магеддон. Жители этого города, узнав о приближении царя Саваха, в страхе затворились в городе и сказали святой Ирине:

- Из-за тебя мы погибаем.

Но она повелела им не бояться врагов и начала молиться Богу такими словами:

- Ты, услышавший некогда раба Твоего, пророка Елисея10, услышь и мою молитву и невидимо порази этот народ, идущий погубить город, ослепи врагов наших, да разумеют они, что Ты единый Бог истинный.

И тотчас, услышав молитву ее, Господь поразил слепотою князя и всех воинов, бывших с ним.

Князь Савах понял, что это Ирина навела слепоту на него и на его войско, и послал к ней посланца с такой просьбой:

- Я знаю теперь, что непобедима сила твоего Бога; молю же тебя, помолись твоему Богу обо мне и о воинах моих, чтобы прозреть мне и им!

Умилосердившись, святая принесла прилежную молитву ко Владыке всех, и прозрел князь и все бывшие с ним. Затем Савах послал в город сказать гражданам такие мирные слова:

- Возьмите меня к себе князем, как имели вы князем и отца моего; я же прошу вам бесчестие, нанесенное вами моему отцу.

Граждане видя, как велико царское войско, заключили с ним мир, отперли ему городские ворота, поклонились ему и признали его своим царем. Когда же Савах получил царство, он, по наущению диавола, разгневался на святую Ирину и, призвав святую, сказал ей:

- Я прощаю городу его вину, а на тебя гневаюсь, потому что ты возбудила мятеж против моего отца, и его за то побили камнями; но если и ты хочешь получить прощение от меня, исполни мою волю: принеси жертву богам и будешь свободна.

Святая стала укорять князя в его безумии и тем привела его в еще большой гнев.

Савах приказал бросить ее в темницу и стал совещаться с вельможами, какую для нее изобрести пытку. Святая между тем пребывала в темнице уже в продолжении семи дней. Здесь явился ей Христос и сказал ей:

- Не бойся, дочь моя, ибо с тобой Я, укрепляющий тебя.

Савах приказал, выведши мученицу из темницы, вбить ей в пятки железные гвозди, затем, положив ей на плечи тяжелый мешок с песком, повелел гнать ее до одного места, отстоявшего от города в пяти поприщах11. Слуги вложили вожжи в уста святой и погнали ее, как гонят лошадей, к назначенному месту. Святая же, будучи так унижаема, говорила, обратясь к Богу:

- Воистину, "как скот был я пред Тобою", Господи. "Но я всегда с тобою; Ты держишь меня за правую руку. Ты руководишь меня советом Твоим и примешь меня в славу" (Пс 72:22-24).

Посмотрев направо от себя, святая увидела сопутствующих ей ангелов Господних и возрадовалась душою. Когда мучители пришли на назначенное место, слуги повернули назад к городу, ведя с ругательствами на вожжах святую мученицу. Много народа следовало за ними, а святая увидела пред собою ангела, ударяющего жезлом по земле и подумала в себе: "Погибнут враги Божии".

Когда они дошли до места, где стоял ангел, земля внезапно рассеялась и пожрала слуг мучителя, ведших святую. Святая почувствовала себя разрешенною от уз, и невидимые руки сняли мешок с песком с ее плеч, гвозди выпали из ее ног и стала она здорова ногами и ходила, славя Бога. Князь, узнав об этом, сказал:

- Боги разверзли землю и отвели под землю от этой волшебницы моих слуг.

Но другие возразили ему, говоря:

- Бог Живый со святою мученицей Ириной!

Иные же поносили бранными словами святую девицу. Тогда ангел, разверзши землю, поразил внезапною смертью многих неверных, числом до десяти тысяч; уцелевшие же из язычников взывали:

- Бог Ирины, пощади нас, ибо мы веруем в Тебя и прибегаем к Тебе.

В это время действительно уверовало во Христа около тридцати тысяч человек. Однако не уверовал в Бога князь Савах, и ангел Божий поразил его за это смертью.

Между тем, святая Ирина продолжала проповедовать имя Христово в городе и творила много чудес силой Христовой. Она не только исцеляла больных, очищала прокаженных и изгоняла от людей бесов, но воскресила юношу умершего, горько оплакиваемого родителями, и обратила ко Христу до десяти тысяч народа.

В город в это время по повелению Божию пришел святой Тимофей пресвитер, крестивший святую Ирину. С радостью встретив его, святая Ирина вместе с ним и с прочими людьми, уверовавшими во Христа, пошла к столпу, где жили ее отец и мать, в безмолвии работая Богу, и там все, уверовавшие во Христа, приняли святое крещение.

Три года провела святая Ирина в городе Магеддоне, уча людей и утверждая их в вере Христовой. Потом она пошла в другой город, по имени Каллиполь12, где правил князь Нумериан, родственник гонителям Ирины, царям Седекии и Саваху.

Когда Ирина входила в город, язычники справляли там нечестивый праздник в честь богини Артемиды13, и царь приносил пред идолом жертву. Святая Ирина стала пред ним, обличила его в нечестии и исповедала Христа истинным Богом. Князь сказал своим вельможам:

- Эта девица лицом и ростом похожа на отца своего Ликиния, но дурные дети составляют несчастие для своих родителей. Так, и из-за этой отроковицы добрый отец ее лишился царства. Она же, как я слышал, виновница смерти брата моего Седекия; также и сына его, Саваха, она умертвила своим волшебством; воистину эта девица губительница царей.

Затем Нумериан сказал святой Ирине:

- Что скажешь ты, волшебница? Принесешь ли ты жертву богам или останешься в своем пагубном заблуждении?

Святая, осенив себя крестным знамением, отвечала:

- Я принесу жертву хвалы Богу Вышнему, а бесам твоим и бездушным идолам не принесу жертвы. Что же касается твоих родственников князей, то знай, что не я, а мой Бог, обладающий жизнью и смертью каждого, повелел им умереть; убойся же и ты моего Бога, ибо немного дней осталось тебе жить и вскоре постигнет и тебя кончина.

Услышав это, Нумериан распалился яростью, заскрежетал зубами, зарычал как лев и приказал своим слугам растопить трех медных волов, решив, что если святая одолеет в одном воле силу огня, то будет брошена в другой; если же сделает то же и с другим, тогда будет брошена в третий. Так и случилось. Когда медные воды были раскалены как горячие угли, святую бросили в один из них. Здесь она стала громко молиться такими словами: "Господи! Поспеши на помощь мне, страждущей ради святого имени Твоего!"

Явился ей ангел Господень. Увещевая ее не бояться мучений, он остудил пламя огня. Народ же роптал на Нумериана, говоря:

- Напрасно погубил ты цветущую юностью отроковицу.

Когда медь остыла, святую нашли живой и здравой, нисколько не поврежденной огнем, и князь сказал окружающим:

- Не предупреждал ли я вас, что эта девица волшебница? Видите, как погасила она огонь; бросьте ее в другой вол.

И святая была брошена в другой вол. Когда же и этот был чудесно остужен, она была брошена в третий. И тогда этот третий вол, по повелению Всесильного и Всемогущего Бога, двинулся с места как живой, прошел четвертую часть поприща и, возвратившись на свое место, распался, а святая мученица вышла из него невредимою. Народ, видя такое чудо, громко взывал:

- Велик Ты, Бог Ирины! Помилуй нас по великой милости Твоей! Ты Бог наш, сильный и крепкий, творящий чудеса дивные и преславные!

И уверовали во Христа тогда до ста тысяч человек. Князь же Нумериан не только пребывал в неверии, но и хулил Бога Вышнего, за что, невидимо пораженный ангелом Божиим, разболелся смертельно. Умирая, он приказал своему епарху Ваводану, подвергнуть Ирину различным мукам и затем умертвить ее самою лютою казнью.

Когда нечестивый князь Нумериан умер, то святая Ирина, пребывая в городе, продолжала учить народ вере во Христа Господа и исцеляла всякие недуги; а пресвитер Тимофей, пришедший туда в это время, крестил уверовавших во Христа.

Епарх, видя, что весь народ сочувствует святой Ирине, боялся подвергнуть ее мукам в этом городе, опасаясь возбудить в народе ропот и мятеж. Он отправился в другой город, называемый Константина14, мученицу же велел воинам своим вести за собою. Придя в этот город, он воссел на судилищном месте и сказал святой:

- Знаешь ли ты, что мне дана власть над тобою? Приступи же к богам нашим и принеси им жертву; в противном случае я предам тебя лютым мукам.

Святая отвечала ему:

- Слушай, епарх, мой ответ: предай меня всем, какие только можешь изобрести, мучениям и увидишь силу Божию.

Епарх приказал принести железную решетку и, положив мученицу на решетку, приказал привязать ее к ней железными цепями; затем, подложив под решетку дрова, приказал зажечь их. Запылал сильный огонь, и тогда, по приказанию епарха, на мученицу стали лить масло, сало и смолу; так мучили святую в продолжение нескольких часов; решетка и железные цепи накалились до красна. Однако святая пребывала невредимой и воспевала, прославляя Бога, как будто ее орошала холодная роса. Потом железные цепи спали с нее, и она встала здравою и совершенно невредимою.

Епарх и его советники, видя это, сильно удивились. Припав к ногам святой, епарх сказал ей:

- Раба истинного Бога! Умоляю тебя, не погуби меня, как погубила ты князей наших, ибо и я верую в Сына Божия и хочу быть христианином.

И так уверовал во Христа епарх Ваводан и вместе с ним множество народа. Ангел Божий привел в этот город пресвитера Тимофея, и все, уверовавшие во Христа, крестились от него.

Пробыв в этом городе пятьдесят дней, святая Ирина вышла оттуда и была схвачена воинами князя Савория, который жил во фракийском городе Месемврии. Она была приведена к нему, так как этот князь слышал о ней и давно желал ее схватить. Увидев святую, он пришел в ярость, казнил ее мечом, и она была погребена вне города. После этого Саворий сказал во всеуслышание:

- Страшные слухи ходили об этой волшебнице, так как она чарами своими убивала князей. Почему же теперь не могла она убить меня, но я убил ее, и где ее помощник Христос? Почему не избавил Он ее от рук моих?

Так неверный царь поносил силу Христову и гордился собою, как победитель Ирины.

Но что невозможно для всемогущей силы Божией? Тот, Кто во время вольной Своей смерти "многие тела усопших святых", воскресил, так, что они, "вышедши из гробов по воскресении Его, вошли во святой город и явились многим" (Мф.27:52-53). Сей не мог ли воскресить из мертвых и эту святую, чтоб она вошла в Месемврию и явилась князю? Воистину силен Христос Бог наш на небе и на земле и творит все, что возжелает. Он послал ангела Своего и восставил святую Ирину живою из гроба; при этом ангел Господень сказал ей:

- Хотя ты и совершила уже подвиг страдания своего и подобало тебе уже почить, ибо ты достойна блаженства на небесах; но чтобы не возносились нечестивые и беззаконные паки, хвалящиеся, что они преодолели силу Бога нашего, иди в город, чтобы увидели тебя живою и посрамились все нечестивцы, познав, что Бог наш всемогущ; больше ты ни от кого уже не примешь никакого страдания.

И вошла святая в город Месемврию, держа масличную ветвь в рук своей. Когда граждане увидели ее, сердца их исполнились великим ужасом и они весьма удивились. Весь народ окружил святую с громкими криками:

- Дивен Бог Ирины, и нет иного Бога кроме Его.

Князю города того было доложено, что Ирина воскресла из мертвых. Услышав это, он весьма испугался и, увидев святую, припал к ногам ее, говоря:

- Теперь я понял, что велик твой Бог. Умоляю тебя остаться в нашем городе и сделать нас христианами.

Святая оставалась с ними в продолжение семидесяти дней, уча их святой вере, и все жители того города уверовали во Христа; блаженный же пресвитер Тимофей, придя туда по Божьему повелению, крестил князя и всех прочих людей.

Отсюда святая Ирина отправилась на родину свою, в город Магеддон, где отец ее около этого времени умер. И она оплакала смерть его, молясь о нем Богу. Некоторое время она оставалась со своею матерью, а потом была перенесена на облаке и поставлена в Ефесе15, и ходила она по этому городу, по апостольски проповедуя имя Христово, творила здесь многие чудеса, исцеляя различные недуги. Своею проповедью святая Ирина многих язычников обратила от идолопоклонства к вере Христовой.

Спустя некоторое время пришел к святой Ирине в Ефес посланный ей Богом старец Апелиан, бывший некогда ее учителем. Святая, увидя его, весьма обрадовалась. Спустя несколько дней она сказала народу:

- Радуйтесь, братия мои! Мир Господа Иисуса Христа да будет с вами; благодушествуйте, веселясь о Господе нашем, и крепко стойте в вере. Я отхожу от вас и благодарю вас, что вы приняли меня, странницу. Знайте же, что всякий, принимающий странников, бывает другом Бога Небесного.

Граждане, выслушав ее слова, начали спрашивать друг друга:

- Куда идет наша учительница?

Другие говорили:

- Не хочет ли она умереть?

Третьи вещали:

- Она достойна Бога; она будет взята от очей наших, потому что мы грешны.

На следующий день святая Ирина, взяв старца Апелиана и шесть благоговейных мужей, пошла с ними за город и, найдя в каменной скале новый пустой гроб, в котором никогда никто не был положен, вошла в этот гроб и сказала Апелиану и другим мужам:

- Покройте меня плотно сверху камнем, чтобы никто не мог открыть меня раньше четвертого дня.

Затем она выразила последнее приветствие Апелиану и бывшим с ним мужам. Потом осенила себя крестным знамением и возлегла. Мужи положили сверху гроба тяжелый камень и возвратились в город.

На четвертый день Апелиан с теми же мужами пришел ко гробу, но, не найдя там тела святой Ирины, подумал в себе, что Христос Бог призвал ее в рай. Он отправился в город, чтобы возвестить об этом. Многие собрались ко гробу и, увидев, что гроб пуст, удивлялись и с ужасом прославили Бога.

Так окончились страдания святой девы Ирины; таковы были подвиги этой девы - невесты Христовой. Она исповедала веру свою во Христа сперва пред отцом своим Ликинием, потом пред Седекиею и сыном его Савахом, затем пред Нумерианом, епархом Ваводаном и, наконец, пред Саворием. Города, в которых она страдала, суть следующие: Магеддон - ее родина, Каллиполь (или Калиник), Константина и Месемврия во Фракии. Она почила о Господе в городе Ефесе месяца мая в пятый день16.

Представши ко Христу, она умоляет Его за всю вселенную. Сказание о подвигах и страдании ее написал старец Апелиан, во славу Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого Бога в Троице славимого, Которому подобает честь и поклонение от всякой твари ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4:
Агница Твоя, Иисусе, Ирина зовет велиим гласом: Тебе, Женише мой, люблю, и Тебе ищущи страдальчествую, и сраспинаюся, и спогребаюся крещению Твоему, и стражду Тебе ради, яко да царствую в Тебе, и умираю за Тя, да и живу с Тобою, но яко жертву непорочную приими мя, с любовию пожершуюся Тебе: тоя молитвами, яко милостив, спаси душы наша.

Кондак, глас 4:
Девства добротами преиспещренна дево, страдальчеством была еси краснейшая Ирино, кровми твоими истекшими обагрена, прелесть же низложившая безбожия: сего ради и прияла еси почести победы, рукою Создателя твоего.
_______________________
1 Магеддон или Мигдония - город во Фракии, области, расположенной по северному берегу Эгейского моря.
2 Упоминаемого здесь князя Ликиния следует отличать от императора римского Ликиния (царствовал с 311 по 324 г.), управлявшего восточною половиною Римской империи. Последний имел в супружестве Констанцию, сестру Константина Великого; а этот - Ликинию; тот жил в славном городе Никомидии, а этот - в Магеддоне; тот погиб в своем нечестии, а этот честно скончался, уверовав во Христа; наконец, тот жил в начале IV столетия, а этот в конце I столетия, почти во времена апостольские.
3 В древности на Востоке девушки выдавались замуж в очень юном возрасте (это было в обычае и у нас, на Руси, в старину).
4 Имя "Ирина" происходит от греческого слова eirnnn - мир, благоденствие.
5 Тимофей - ученик, спутник и сотрудник святого апостола Павла. Он разделял не только труды и славу апостольства, но и узы и страдания святого апостола Павла и был рукоположен им в первого епископа ефесской церкви. Церковное предание свидетельствует, что апостол Тимофей по смерти апостола Павла, в продолжении 15 лет управлял ефесскою церковью и, наконец, окончил свое служение мученическою смертью в царствование Доминиана (с 87 по 96 г.) или Нервы (с 96 по 98 г.) в один языческий праздник, будучи побит камнями от раздраженных его обличительною проповедью язычников. Память святого апостола Тимофея совершается Церковью 22 января.
6 Святой Павел, до призвания своего в апостолы называвшийся Савлом, - величайший из апостолов, более всех других апостолов потрудившийся в деле благовестия евангельского, как замечает он сам (1Кор.15:10). Он проповедовал имя Христово в Аравии, Палестине, Кесарии, Малой Азии, Греции, Италии и других местах. Апостол Павел написал 14 посланий, в которых он разъясняет самые глубокие тайны христианского богословия. Скончался в Риме ок. 67 г., будучи усечен мечом по повелению императора Нерона (с 54 по 68 г.). Память его совершается святою Церковью 29 июня.
7 Апостол Тимофей деятельно распространял среди христиан послания святого апостола Павла, особенно те (два), которые были написаны на его имя.
8 Т.е. врага спасения рода человеческого - диавола.
9 Епарх - начальник города или области.
10 Елисей - пророк израильский, ученик и преемник в даре пророческом святого славного пророка Илии. В продолжении 65 лет он мужественно возвещал истину при царях: Ахаве, Охозии, Иораме, Ииуе, Иоахазе и Иоасе. Его пророческая деятельность относится к IX веку до Р. Х. - Случай, о котором упоминает святая Ирина в своей молитве к Богу, имел место в жизни пророка Елисея в то время, когда царь сирийский осадил город Дофаим, в котором находился пророк. По молитве Елисея неприятель был поражен слепотою (4 Цар.6:8-23).
11 Поприще - мера длины; равнялось приблизительно 690 нашим саженям.
12 Город Каллиполь находился также, как и Магеддон, во Фракии.
13 Артемида или Диана - греко-римская богиня света и луны, считавшаяся также покровительницею охоты.
14 Константина находился неподалеку от Каллиполя, во Фракии.
15 Ефес - в древности очень большой город в Малой Азии, у подошвы гор Кореса и Пиона; обладал обширной гаванью (ныне совершенно занесенной илом), благодаря которой вел большую торговлю. В истории христианской Церкви город Ефес замечателен как место проповеди святого апостола Павла и как место III Вселенского собора (в 431 г.).
16 Кончина святой великомученицы Ирины последовала в конце I или начале II в.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 15, 5-34; Ин. 10, 17-28). "Вы не верите, ибо вы не из овец Моих", говорит Господь неверовавшим иудеям. "Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною". Неверующие не от стада Христова. Тогда неверующие были такие, которые еще не входили в стадо, а теперь между нами неверующие все те, которые отпали от веры или отстали от стада Христова. Господь - пастырь: все Его овцы по Нем идут, следуя Его учению и исполняя Его святые заповеди. Грешники - это овцы больные и слабые, но все же плетущиеся тут же вместе со стадом. А веру потерявшие - это те, которые совсем отстали, и брошены на съедение зверям. Вот они-то настоящие отсталые. Они не из стада Христова и голоса Его не слушают; и Он не знает их, не знает потому, что они не дают знать о себе, как дала знать кровоточивая. И на суде сказано им будет: не знаю вас, отойдите.
*****************************************************************************************************************************************
Путь самоотречения

  "Путем новым и живым"

(Евр. 10, 19)

То был новый путь, потому что он был путь живой. Люди часто ищут в Евангелии только способ пройти через долину смерти; они не ищут в нем помощи и указания для жизненного поприща. Но когда подходит к душе Христос, Он открывает ей "путь новый и живой". Он открывает нам, что вечность началась для нас уже теперь и что мы можем ее познать, не дожидаясь смерти. Он открывает нам, что общение с Богом достижимо для нас не только после смерти, но и в жизни, что, представляя тела наши "в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения нашего" (Рим. 12, 1), мы уже здесь, на земле, получаем Царствие Божие общением и соединением с Господом. Двигаясь, как израильтяне, среди жизненной пустыни, мы уже не можем ни голодать, ни жаждать, ибо Спаситель идет перед нами, и в Нем ежедневно дается нам та благодать, которая спасает нас, тот свет, который освещает, тот хлеб жизни и источник правды, которые наполняют и укрепляют нашу душу.
Без благодати Божией, без веры и любви мы шли путем греха, путем себялюбия, наслаждений, легкомыслия, широким путем, не ведущим в Царство Божие! Путь новый - есть путь отречения от себя, любви к ближним, путь узкий, часто тернистый. По нему мы должны идти под бременем креста, но он приведет нас к Господу. И светлая надежда на жизнь вечную, на соединение с Господом поддержит нас на этом пути.
Идя по Его стопам, мы не можем сбиться с дороги. Опираясь на Него, мы не ослабеем в пути. Он есть "путь и истина, и жизнь" (Ин. 14, 6). Только бы открыты были глаза наши, только бы не дремало сознание наше, только бы всю жизнь мы искали и желали этого пути.
Господи! Неужели я отдамся Тебе только в смертный мой час? Покажи мне путь живой. Научи меня той святой жизни, которая отдается Тебе уже в Вифлееме, и далее в Назарете, и на Голгофе! Помоги мне идти с Тобою по пути живому; даруй мне среди моей земной жизни могущество бессмертия. Научи меня отказаться всецело от своей воли, покорив ее воле Твоей. Среди труда, среди забот, среди борьбы, в часы безмолвной скорби, в горе и в радости, в болезни и в здоровье, в нищете и в довольстве помоги мне отдаться всецело Тебе, сказав: "Отче! в руки Твои предаю дух мой" (Лк. 23, 46), - тогда моя земная жизнь будет живым путем к небу!


АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewforum.php?id=77

Слава Богу за все!!!Слава Вечная ЕМУ ,побеждающему тьму!!!

0

43

Во славу Божию и на пользу ближнего !

19 МАЯ -Память:

Прп. Иова Почаевского (1651).
http://i029.radikal.ru/1005/83/7f3b223eefd0.jpg

  В помянниках Почаевской Лавры в прошлом веке хранилась запись рода преподобного Иова, "от року Божия 1641", сделанная, очевидно, им самим. Из этой записи мы узнаем, что отца его звали Иоанном, а мать Агафией, и что были они, вероятно, дворянского рода, ибо только родовитые люди в те времена сохраняли при имени то, что ныне называется фамилией: Железо. По словам о. А. Хойнацкого, преподобный происходил из тех русских галичан, "для которых Православие и русская народность составляли драгоценнейшее достояние, и которые, сами будучи лучшими борцами за отеческие обычаи, умели внушать те же чувства и стремления своим детям и преемникам".
     Родился преподобный в 1551 году в "Покутье", в краю, лежащем между Карпатскими горами и Днестром, близ города Коломыи, и при крещении был наречен Иоанном. С ранних лет, как и многие русские святые, Иоанн стал обнаруживать стремление к уединенной и молитвенной жизни. Ему не исполнилось и десяти лет, как он оставил свой дом, и, "уклонившись от очей любимых родителей", тайно удалился в ближайший Угорницкий монастырь, где и попросил игумена "дозволить ему служить братии".
     Уже тогда "прозорливый настоятель увидел в нем избранника Божия и в нем имеющую быть Божию силу", пишет первый жизнеописатель преподобного, ученик его и преемник на игуменском служении Дострей. Его жизнеописание, изданное в 1791 году, никак не претендует на то, чтобы быть научным исследованием в современном смысле, оно написано в стиле уже готового жития, но это практически единственный источник, откуда мы можем почерпнуть сведения о преподобном. Юный послушник, стараясь "угодить каждому из наименьших монастырских работников", вскоре заслужил к себе всеобщее расположение и любовь. Игумен, "видя его добрые нравы, кротость и глубокое смирение", принял его в число иноков и вскоре, как говорит его биограф, постриг его (на 12-ом году жизни) в монашество, дав ему имя Иов.
     Угорницкий настоятель не ошибся в Иове, сразу признав в нем "доброго воина" Церкви, ибо тот как бы уже родился иноком, "живя как ангел Божий посреди братии". В 30 лет (вероятно, в 1581 году) Иов был рукоположен во священника (хотя долгое время но смирению своему отказывался от этого сана), а вскоре после этого был пострижен в схиму, "ради невместимой в сердце своем благодати Божией, которой всегда усердно горел", как пишет о том Досифей. При новом пострижении к преподобному вернулось его прежнее имя - Иоанн - в память святого Иоанна Предтечи. Однако в истории Русской Церкви, в месяцеслове и в народном почитании за ним сохранилось имя Иов, ибо, как говорит его житие, "не именем токмо, но и самой вещью, многоболезному оному в Ветхом Завете Иову блаженнейший отец наш Иов уподобился".
     Слава о подвигах и добродетелях Угорницкого подвижника распространилась по Галиции и Волыни. Дошла она и до Константина Константиновича Острожского, собиравшего в то время силы для укрепления Церкви Православной. По усиленной его просьбе Иов из Угорняцкой обители был переведен в Дубенскую Крестовоздвиженскую (в г. Дубно на Волыни), в которой Острожский был ктитором, "для показания, - как писал князь, - образа иноческих подвигов братии сего монастыря". Вскоре после этого перевода Дубенские иноки сделали Иова игуменом, и в этом сане подвизался он около двадцати лет.
     При содействии и покровительстве князя, Дубенский игумен тотчас вступил в борьбу по защите теснимого Православия - прежде всего словом устным и письменным. Особое значение придавал он просвещению, распространению книг среди православного народа. С этой целью он завел в своем монастыре искусных переводчиков и писцов, и даже сам, по свидетельству его жизнеописателя, "писанием таковых книг упражняшеся". Ибо книги и проповеди были в то время серьезной опорой православных против латино-польских притязаний. Издание славянской Острожской Библии, этого величайшего памятника просвещения XVI века, не обошлось, разумеется, без совета и благословения преподобного. Недаром набожный князь Константин Константинович любил уединяться для молитвы в Дубенском монастыре, проводя здесь иной раз по целой неделе и открывая душу святому игумену. С его помощью Иов собрал вокруг себя многочисленное братство, которое под его руководством занималось переводом и изучением святоотеческих писаний.
     Сам будучи примером благочестия, преподобный Иов поднял и нравственно-духовный уровень вверенного ему монастыря. "Сего ради, пишет Досифей, - все окрестные страны начали, собираясь, служати ему честию и похвалами". Он же, строгий прежде всего к самому себе, с ранних лет стяжавший дух кротости и смирения, стал тяготиться мирской славой, ибо от единого только "тайнозрителя Бога желал быть славим". Тогда он решает отправиться на гору Почаевскую, после двадцати лет игуменства, чтобы, оградив себя от мирских похвал, сделаться здесь простым иноком. В то время князь Острожский, соревнуясь с католичеством, хотел преобразовать все монастыри на своих землях в общежительные по уставу святого Василия Великого, что устраняло возможность отшельнической жизни, к которой с детства стремилась душа Иова. Потому-то и ушел он на гору "от древле светлостию чудес многих сияющую", что хотел спасаться здесь в безмолвии и пустынножительстве. Однако Промысел Божий судил иначе.
     Почаевский монастырь только что получил богатые пожертвования от Анны Гойской. Число иноков в нем умножилось. "Фундушевая запись" делала его монастырем общежительным, однако этот порядок жизни его, видно, только созидался. Мы не знаем имен первых насельников Почаева, знаем только, что как только Иов успел обосноваться на горе, братия, что в то время была очень немногочисленной, почувствовав в нем великую духовную силу, единодушно и со слезами снова поставила его игуменом и начальником устрояемого ею общежития. И вот что примечательно: ни письменные свидетельства, ни предания устные не сохранили никаких сведений о настоятелях, предшествовавших преподобному Иову. До него почаевские пустынники, по примеру пустынножителей Афона, могли и не иметь особых настоятелей, подчиняясь лишь каким-либо духовным старцам, чьи имена не сохранились. Иов был первым настоящим организатором возникающей Почаевской обители, ибо, по словам Досифея, "сицевого стража зело подвижна и искусна изводи имети Пресвятая Дева Богородица Мария и своей небеси подобящейся обители". Преподобный ввел в своей обители древний Студийский устав, устроив в ней жизнь по примеру Киево-Печерской Лавры. 

     В те первые "послеуниатские" годы нужно было иметь необыкновенное благоразумие, твердость воли, глубокую убежденность и укорененность в Православии не только для того, чтобы управлять строящейся обителью, но даже и просто для того, чтобы сохранить свою веру. Однако преподобный Иов после двадцатилетнего управления Дубенским Крестовоздвиженским монастырем имел уже достаточный навык к этому. И вот великий аскет, любитель безмолвия и пустынножительства, ревностно принимается за это Богом посланное ему дело, не гнушаясь и тяготами, связанными с материальным устроением обители. И все эти тяготы и попечения, столь чуждые его внутреннему духовному строю и присущему ему созерцательному подвижничеству, безропотно несет он до конца своей жизни, не брезгая даже судами и бумажной волокитой. Ибо такие задачи возлагались на него Промыслом, и в дальнейшем мы видим преподобного в роли хладнокровного и упорного защитника интересов Православия и обители.
     Защищать же их пришлось в скором времени уже от внука и наследника Анны Гойской, Андрея Фирлея. Фирлей, носивший титул каштеляна Бельзского, впоследствии воеводы Сандомирского, был лютеранином и еще при жизни Гойской не мог спокойно смотреть на Почаевский монастырь, которому та даровала часть своих имений и доходов. Не убоявшись того ''страшного суда пред престолом Божиим", на который так решительно "позывала" составительница "фундушевой записи" всякого нарушителя ее воли, Фирлей после ее кончины (произошедшей в 1617 году) стал всячески "портить" и нарушать фундуш, постепенно отбирая у монастыря все завещанное ему имущество. Мало того, владея землею вокруг монастыря, Фирлей даже запретил возить через нее воду из почаевских колодцев. По преданию, в ответ на это Иов, помолившись Пресвятой Деве Марии, велел начать рыть колодец тут же на скале. Можно представить себе сколь изнурителен был этот труд для иноков, не имевших никакой техники, но Господь увенчал успехом их усилия: на глубине 46 метров показалась вода. Этим колодцем монастырь пользуется и сейчас.
     Фирлей, однако, на этом не остановился. В 1623 году он натравил на обитель орду своих буйных слуг, которые, разграбив монастырское имущество, похитили и Чудотворную икону. "Ибо, думал он, - говорит "Преславная гора Почаевская", - если возьму Чудотворную икону, иноки не возмогут оставаться на этом месте". После этого грабежа Иову пришлось судиться с Фирлеем целых четверть века, неоднократно бывать в Кременецком и Луцком судах, подавать разные иски и жалобы и, в конце концов, несмотря на неравную борьбу с богатым вельможей, добиться частичного успеха - вернуть то, что оставалось от похищенного. Перед самой своей смертью (1647) Фирлей должен был покончить тяжбу актом примирения с иноками, "не в унии состоящими".
     Да и для него самого эта "война" с Богородицей и Преподобным окончилась явным поражением и вразумлением. Однажды созвав гостей и устроив угощение. Фирлей, "от радости дьявольской не ведая, что более делать", да и приняв, видно, немалую дозу горячительного, нарядил свою жену в церковные облачения, дал ей в руки святую чашу, а для куражу принес еще и чудотворную икону Почаевской Божией Матери. Но Матерь Божия не допустила такого поругания Своей иконы, и едва началось это разнузданное действо, как на Фирлееву жену "напал бес лют, которым она удручена была еще чрез долгое время". Это "стрясение бесом" произвело впечатление даже на самого Фирлея, и он в конце концов безропотно возвратил Икону обители. Только тогда жена его была оставлена бесом и исцелилась.
     Подобную борьбу, наряду с судебными процессами по защите имущества, завещанного монастырю разными благотворителями, Иову приходилось вести и с другими важными лицами, враждебно настроенными к обители. И не только ее интересы защищал преподобный, но и интересы соседних с ней монастырей и храмов, которых он был "дозорцею", т.е. блюстителем. Все это требовало от него постоянного напряжения и многих сил, но тем не менее он никому не препоручал вести судебные тяжбы, но всегда самолично нес их бремя. Как испытанный борец, он до конца жизни своей стоял на страже горы Почаевской, надеясь лишь на помощь Божию.
     Много трудов положил преподобный и на устроение и процветание вверенной ему Богом обители. Он участвовал во всех монастырских трудах, во все вникал, имел над всем неусыпный надзор, подавая братии пример трудолюбия и подвига. Своими руками сажал он деревья, копал и чистил монастырские пруды (они сохранились и до сих пор), и никто не видел его сидящим без дела. Труды его были велики, и, по словам его жизнеописателя, только "самому Богу, тайная сердец человеческих проникающему, удобно их сочислити".
     Около 1626 года Почаевская обитель сильно пострадала от пожара, и преподобный Иов, не найдя достаточно материальной поддержки на месте, посылает 1 мая 1626 года письмо русскому царю Михаилу Федоровичу, где, описывая ущерб, причиненный монастырю пожаром, в котором погибла "краса церковная, одежда священническая, Евангелие, кресты и прочее благолепие церковное", жалуется царю на растущее число противников отеческой веры и просит его помощи".
     Но в распоряжении монастыря было оружие более действенное, чем жалобы и суды. Еще до прибытия Иова па гору Почаевскую, обитель располагала прекрасной по тому времени типографией, оставленной Анной Гойской. Теперь уже не переписыванием только мог он распространять необходимые для утверждения Православия книги, но и печатанием и размножением их. В то время, когда, по свидетельству историков, все древнейшие типографии юго-западного края России в первой половине XVII века постепенно прекращали свое существование, на Волыни была одна только "славяно-русская типография Почаевская". Среди книг, изданных этой типографией во времена Иова, можно указать на "Слово Максима Грека на латинян" и, помимо этого, печатались здесь проскомидийные листы для рассылки по православным храмам, письма и послания православных патриархов, молитвы на разные случаи и т.п.
http://s45.radikal.ru/i107/1005/c8/4ae0aaf9f79a.jpg
     "Упражнялся" в составлении книг, как мы сказали, и сам преподобный. Он делал выписки из творений святых Отцов и составлял поучения и беседы. Один из таких сборников, точнее часть его (из предполагаемых 900 листов сохранилось лишь 123), дошел и до нас. В 1884 году этот труд был опубликован под названием "Пчела Почаевская". Книга носит апологетический характер и направлена большей частью против протестантских сект, распространившихся в то время в юго-западной Руси, основном против социнианства32. Рукопись Иова включает в себя изложение всего учения Православной Церкви о Пресвятой Троице и Божестве Иисуса Христа и заканчивается учением об иконах, храмах, о монашестве, борьбе со страстями и т.п. По мнению проф. Петрова, редактировавшего книгу для первого издания, "она может идти в сравнение лишь с наиболее капитальными трудами того времени в этой области, а именно: "Показанием истины" Зиновия Оттенского, посланиями старца Артемия и "Книгой о вере" 1602 и 1619 п..., и в некоторых отношениях даже выше их, ибо целиком самостоятельна. Преподобный Иов целиком стоит на почве Священного Писания, церковного Предания и святоотеческнх творений и не столько доказывает истины Церкви, сколько раскрывает и уясняет их". Эта книга, как и другие поучения Иова, написана на чистом церковнославянском языке, тогда как другие православные писатели того времени писали на распространенном славяно-польском языке-, разбавленном малороссийскими выражениями. Будем помнить, что писание было для Иова не отвлеченным делом, но актом глубоко церковным, дополняемым, вероятно, и устными поучениями.
     Авторитет Почаевского игумена был в то время очень высок в православном мире Речи Посполитой. В 1628 году он приглашается в Киев на Православный Собор, созванный для разбора неотложных дел. Одним из главных дел было рассмотрение просьбы известного церковного писателя и епископа Мелетия Смотрицкого, бывшего рьяным защитником Православия, затем перешедшего в унию, а ныне опять пожелавшего вернуться в Церковь своих отцов, которую он некогда отстаивал (однако тотчас после собора ушедшего из нее вновь). Участники Собора заявили, что они "твердо стоят в Православной восточной вере, не мыслят об отступлении в унию и под клятвою обещаются не уступать и увещевают к тому весь православный народ". Под этим решением стоит и подпись преподобного: "Иоанн Железо, игумен Почаевский".
     Мы узнаем в нем соединение черт характера, свойственное многим православным святым, однако достигаемое лишь непрестанной внутренней работой и жизнью по Евангелию. Твердость характера соединялась в Иове со смирением, братолюбием и совершенным беззлобием. Так, застав однажды человека, воровавшего монастырскую пшеницу, преподобный сам помог ему взвалить па плечи набитый краденым зерном мешок и только напомнил ему о заповедях Божиих и о "Суде нелицемерном", где каждый должен будет дать ответ за содеянное. И вор, раскаявшись, пал в ноги святому. Был же он человеком известным в округе, больше всего на свете боявшимся огласки. Но Почаевский игумен сохранил его тайну; житие, которое повествует об этом эпизоде, так и не раскрывает имени того человека.
     Был преподобный миролюбив и немногословен до крайности, так что, по словам Досифея, только и можно было слышать от него: "Господи Иисусе Христе, помилуй мя..."
     Внутренняя жизнь православных святых чаще всего остается тайной, открытой лишь Господу, "испытующему все глубины сердца" (Притч. 20, 27). О ней доходят до нас лишь косвенные свидетельства: рассказы учеников, поучения, родившиеся из опыта молитвы. В случае преподобного Иова таким свидетельством стала знаменитая его пещера, куда ползком и по сей день может залезть с трудом не всякий человек и где невозможно ни удобно сесть, ни лечь, ни вытянуть ноги. Каждый, кто побывал в ней, помнит ее скользкие стены и ощущение полной замкнутости и тесноты, невольно наводящее на мысль о гробнице... На целые дни и даже недели оставлял святой игумен свою братию, дабы проводить их в беспрерывной молитве, по словам его жизнеописателя, "слезами токмо от чистого сердца изливаемыми питаемый".
     Тот же Досифей, описывая его духовные подвиги, добавляет: "Если бы каменная пещера, в которой обитал он, имела уста, то она поведала бы нам все тайные подвиги сего многострадального Иова, по слову Евангельскому: "аще люди умолкнут, камени возопиют" (Лк. 19, 40). Говорят, от многодневных стояний на молитве ноги у Иова отекали так, что покрывались язвами, следы от которых до сих пор остались на нетленных мощах его. Так молился он, по слову того же ученика, "о благостоянии мира во зле лежащего", и однажды видан Досифей, как необычайный свет озарил пещеру преподобного во время молитвы, и в течение двух часов свет этот, исходивший из глубины пещеры, освещал противоположную сторону церкви. "Я же, - говорит свидетель, - увидев сие, падши на землю. чрезвычайно напугался, странным таковым видением побежден".
     Несмотря на свои подвижнические и молитвенные труды, Господь благословил долгим веком Своего угодника: он прожил ровно сто лет. Преподобный родился в начале царствования Ивана Грозного, если брать за точку отсчета Русскую историю, а скончался в начале царствования Алексея Михайловича. За неделю до кончины, 21 октября 1651 года преподобный Иов получил откровение о точном дне своей смерти. 28 октября он сам отслужил Божественную литургию и, окончив ее и дав последнее целование братии, без всякой болезни мирно отошел ко Господу "в тот самый час, который предсказал".
     Семь лет и девять месяцев пролежало в земле тело преподобного Нова после его погребения. Но преданию, в это время люди иногда видели необычный свет над его могилой. И вот однажды почивший игумен явился в "сонном видении" тогдашнему киевскому митрополиту Дионисию Балабану со следующими словами: "известную твоему преосвященству, я ко тобою Бог хощет открыта кости мои". Митрополит был человек не склонный к суевериям и достаточно просвещенный, и хотя он и узнал старца, но не спешил тотчас верить и следовать снам. Видение повторилось еще раз и еще, и на третий раз преподобный уже пригрозил владыке наказанием, и тогда тот уразумел, что сны эти были "от Божия произволения".
     В тот же день митрополит отправился в Почаевскую обитель и, учинив дознание о жизни почившего игумена, повелел немедленно открыть гроб, в котором лежали мощи его. Мощи были найдены "без всякого истления, как бы того же часа погребенные, и исполненные недоразуменного благоухания". Тогда митрополит повелел взять нетленные мощи Почаевского игумена и со всею честью при большом скоплении народа перенес их в недавно воздвигнутую церковь Пресвятой Троицы. Было это 28 августа 1659 года, день, в который, наряду с 28 октября - днем блаженной кончины и 6 мая - днем памяти праведного Иова Многострадального, отмечается память преподобного Иова Почаевского в Русской Православной Церкви.
     Так монастырь обрел третью святыню. http://www.pdsem.mrezha.net/date/iov.htm

Тропарь преподобного Иова игумена Почаевского
глас 4

Многострадальнаго праотца долготерпение стяжав,/ Крестителеву воздержанию уподобляяся,/ Божественныя же ревности обою приобщаяся,/ тех имена достойно прияти сподобился еси/ и истинныя веры был еси проповедник безбоязнен;/ темже монахов множества ко Христу привел еси,/ и вся люди в Православии утвердил еси,/ Иове преподобне отче наш,/ моли спастися душам нашим.
АКАФИСТ   http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=3#p7152

Прав. Иова Многострадального (ок. 2000-1500 до Р.Х.).
http://s42.radikal.ru/i095/1005/bd/d4483c676300.jpg

Святой праведный Иов по рождению своему происходил из племени Авраамова; жил он в Аравии, - местом пребывания его была земля Хус1, которую населяли потомки Уца, племянника Авраама, сына - первенца Нахора, брата Авраамова (Быт.22:20-21). Иов был человеком истины (Иов.6:24-30; ср. 27:2-4), - он отличался безукоризненным поведением, справедливостью с доброжелательством ко всем и благотворительностью, а всего более богобоязненностью с соблюдением невинности своего сердца и удалением от всего злого не только в делах своих, но и во внутренних помышлениях. У него было семь сыновей и три дочери. Известен он был в своей стране и богатством: у него было семь тысяч овец, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов, пятьсот ослиц и множество слуг; принимал он живое и деятельное участие в жизни своих соплеменников и оказывал большое влияние на дела общественные, ибо по всему Востоку он был в великом почете за свои благородство и честность (Иов.30:5-10; ср. 1-3). Сыновья Иова, хотя и проживали каждый отдельно, в своем шатре - доме, но питали в себе столь крепкую взаимную любовь и жили в таком согласии между собою, что никогда не дозволяли себе есть и пить раздельно, помимо своего родственного содружества. Каждый день, по очереди они делали у себя пиры и проводили время в братском кругу, вместе с своими сестрами, среди невинных увеселений, свободных от всяких неумеренностей, чуждых пьянства и бесчиний. Собраний неблагочинных не допустил бы и добрый и праведный отец их. Но так как пиры детей Иова были выражением их братской любви и тихого благонравия, то праведный муж не только не запрещал их, по даже поощрял, утешаясь семейным миром. Каждый раз, по прошествии семи дней, по окончании очередных братских собраний, Иов предлагал своим детям тщательно, по искренней совести проверять свое поведение - не погрешил ли кто-либо из них против Бога словом или помыслом; ибо он весьма боялся Бога, но боялся не страхом раба, а опасением сыновней любви, и внимательно наблюдал и за самим собою и за домом своим, чтобы не случилось у них чего-либо такого, что прогневляет Господа Бога. Впрочем, богобоязненный праведник не ограничивался только наблюдениями за своими домочадцами и увещаниями к ним, чтобы проводили они жизнь непорочную, чтобы никто из них и в мыслях не погрешал пред Создателем своим, - но всякий раз, когда оканчивался круг пиршественных дней, Иов в присутствии всей семьи ранним утром приносил жертвы всесожжения по числу всех детей своих и одного тельца за грех о душах их, ибо, говорил он, может быть сыновья мои согрешили и похулили Бога в сердце своем; так делал Иов во все такие нарочитые дни (Иов.1:5).

В одно время, когда на небе Ангелы Божии, хранители рода человеческого, собрались пред престолом Вседержителя Бога, чтобы предстательствовать пред Ним своим ходатайством за людей и принести Ему человеческие моления о всяческих жизненных нуждах, - пришел между ними и диавол, клеветники искуситель рода человеческого. Сатана, низверженный с неба, попущением Божиим явился там, среди Ангелов, не изменив своей падшей природе, не по доброму желанию ходатайствовать о благе, а для того, чтобы изрыгнуть свое озлобление и похулить добро. Сатанинская гордыня в своем внутреннем ослеплении никогда не мирится с истиною, не усматривает радостного мира в смирении и покорной преданности воле Всеблагого Бога; она смело вносит переоценку существующего, по своему мрачному взгляду и в чуждую ей, светозарную область жизни Божественной, дерзко измеряя все мерою своего самомнения!

И сказал Господь сатане, представшему вместе с Ангелами:

- Откуда ты пришел?

Сатана отвечал:

- Я ходил по земле и обошел ее всю.

Господь сказал ему:

- Обратил ли ты внимание свое на раба Моего Иова? Не найти на земле другого человека, который бы, как он, был так непорочен, справедлив, богобоязнен, чужд всякого порока!

На это сатана отвечал Господу:

- Разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли бережешь его? Не Ты ли кругом оградил и дом его, и все, что у него? Ты благословил дела рук его и стада его умножил и распространил по земле. Но простри руку Твою и коснись всего, что есть у него, отними то у него, тогда увидишь, станет ли он благословлять Тебя?

Тогда Господь сказал сатане:

- Все, что есть у него, Я предаю в твои руки, делай по воле твоей, только его самого не касайся.

Сатана отошел от лица Господня (Иов.1:6-12). Был день, в который сыновья и дочери Иова пировали в доме старшего брата. И вот приходит вестник к Иову и говорит:

- Волы твои в поле попарно под ярмом пахали, и ослицы паслись подле них; вдруг напали савеяне и угнали их, а слуг перебили; спасся только я и прибежал донести тебе.

Пока говорил этот, приходит другой вестник к Иову, и рассказывает:

- Огонь упал с небес и попалил весь мелкий скот и пастухов; спасся я один и пришел сказать тебе.

Еще не кончил этот своей речи, приходит новый вестник и доносит:

- Подошли халдеи и, разделившись натри отряда, окружили верблюдов и угнали их, а слуг перебили; спасся я один и пришел возвестить тебе.

Еще этот говорил, вот приходит иной вестник и сказывает Иову:

- Сыновья твои и дочери твои пировали в доме старшего брата своего; вдруг страшный вихрь понесся из пустыни, обхватил дом с четырех углов и обрушил его на детей твоих; все погибли; спасся только я один и пришел известить тебя.

Выслушав одну за другой эти ужасные вести, Иов встал, в знак тяжелой скорби своей разодрал верхнюю одежду свою, остриг голову свою, пал на землю и, преклонившись пред Господом, сказал:

- Нагим я вышел из чрева матери своей, нагим и возвращусь в чрево матери земли. Господь дал, Господь и взял! - как угодно Ему, так и сделалось; да будет имя Господне благословенно!

Так во всем этом Иов не согрешил пред Богом ни одним безрассудным словом (Иов 1:13-22).

Был день, когда Ангелы Божий опять предстали пред Господом; между ними пришел опять и сатана.

И сказал Господь сатане:

- Откуда ты пришел?

Сатана отвечал:

- Я был на земле и обошел ее всю.

Господь сказал ему:

- Обратил ли ты внимание свое на раба Моего Иова? Нет на земле человека, который бы был подобен ему: так он добр, правдив и благочестив, так он далек от всего злого! И при постигших его несчастиях, он и доселе остается тверд в своей непорочности; а ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно!

И отвечал сатана Господу и сказал:

- Кожу за кожу, а за жизнь свою человек отдаст все, что есть у него, - то есть: в чужой коже человеку страдать можно; в чужой коже удары не так чувствительны, даже снятие этой кожи сносно, не болезненно для него и он может оставаться спокойным; а вот попробуй коснуться его собственного тела, простри руку Твою и коснись кости его и плоти его и увидишь - благословит ли он Тебя?

Тогда Господь сказал сатане:

- Вот, он в руке твоей. Я попускаю тебе сделать с ним, что захочешь; только душу его сбереги, - не посягай на основу его существа, свободное изволение (Иов.2:1-6).

Сатана отошел от лица Господня и поразил все тело Иова страшною проказою от подошвы ног его по самое темя головы. Страдалец должен был выселиться из среды живых людей, так как был нетерпим между ними по заразительности охватившей его болезни. Тело его покрылось отвратительными, смрадными струпьями; по всем суставам разливался жгучий внутренний огонь; сидя, вне селения, в пепле, Иов обломком черепка скоблил свои гнойные раны. Все соседи его и знакомые отстранились, оставили его. Даже жена его утратила сострадание к нему.

Спустя много времени она, в состоянии отчаяния, сказала однажды Иову: "Доколе ты будешь терпеть? - Вот, подожду еще немного в надежде спасения моего; ибо погибли с земли память твоя, сыновья и дочери, болезни чрева моего и труды, которыми напрасно трудилась. Сам ты сидишь в смраде червей, проводя ночь без покрова, а я скитаюсь и служу, перехожу с места на место, из дома в дом, ожидая, когда зайдет солнце, чтобы успокоиться от трудов моих и болезней, которые ныне удручают меня. Не упорствуй, не отстаивай неуклонно свою непорочность; но скажи некое слово к Богу, похули Его и умри, - в смерти ты найдешь освобождение от своих страданий, она избавит и меня от мучений".

Так просто и естественно, по-видимому даже и удовлетворительно, разрешала жена Иова для него и для себя вопрос о жизни, не простираясь далее земного понимания ее значения и назначения, по внушению сатаны - "кожу за кожу". Измученная и усталая нравственно, она готова была погасить последний светоч истинной жизни: "похули Бога и - умри".

Не так однако рассуждал о своем состоянии сам страдалец, Иов, смотря на свою человеческую природу не с точки зрения узкого себялюбия. С сожалением взглянув на жену, он сказал ей:

- Зачем ты говоришь так, как одна из безумных жен? Если доброе мы принимали от Бога, то неужели злого мы нестерпим, - не будем принимать!

И в этот раз таким образом Иов не согрешил пред Богом - уста его не произнесли ничего хульного на Бога (Иов.2:7-10).

Слух о несчастии, постигшем Иова, распространился по окрестным странам. Три друга его: Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин2, осведомленные о злополучии его, собрались вместе, чтобы идти утешать страдальца, разделив его скорбь. Но, приближаясь к нему и не узнавая его, потому что лицо его представляло сплошной гнойный струп, они еще издалека от ужаса вскричали и зарыдали, разодрали каждый верхнюю одежду свою и в сильной горести бросали пыль кверху над головами своими. Семь дней и семь ночей провели они потом, сидя на земле насупротив своего друга и не промолвив ни одного слова, ибо видели они, что страдание его весьма велико и не находили средств утешить его в таком состоянии (Иов.2:11-13). Томительное молчание это было прервано самим Иовом. Он первый открыл уста свои: проклял день своего рождения и выразил глубокую скорбь о том, зачем ему дано было увидеть свет, который теперь покрыт для него мраком? Зачем дана ему жизнь, когда она для него является безотрадным мучением?

- Ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня, - говорил страдалец, - и страшное, чего я боялся, то и пришло ко мне. Нет мне мира, нет покоя, нет отрады! (Иов.3:1-26).

Тогда в разговор с ним вступили и друзья его, хотя своими рассуждениями, которыми они хотели утешить его, только еще более отравляли исстрадавшееся сердце его (Иов.21:34; 16:2 и дал.). По своему искреннему убеждению, по своей вере, что Правосудный Бог награждает добрых и наказывает злых, они почитали за неоспоримое и несомненное, что если кто подвергается несчастию, тот - грешник, и чем больше это несчастие, тем - значит - мрачнее его греховное состояние. Потому и об Иове они думали, что у него существуют какие-либо тайные грехи, которые он умел искусно скрывать (Иов.32 - 33 и др.) от людей и за которые Всевидящий Бог и наказывает их друга. Это они дали почувствовать страдальцу с самого начала своих разговоров и потом, в продолжении длинных своих рассуждений, убеждали его сознаться и раскаяться в своих преступлениях. Иов, в сознании своей непорочности при всей, по-видимому, убедительности речей, почитал себя внутренне далеким от того, чтобы признать их рассуждения справедливыми (Иов.27:1-7; ср. 10:17); со всею силою невинности защищал он свое доброе имя.

- Доколе будете мучить душу мою и терзать меня речами своими? Вот, уже раз десять вы срамили меня и не стыдитесь терзать меня! Жалкие утешители! - будет ли конец ветреным словам вашим? (Иов.19:2-3; ср. 16:2).

Иов разъяснял своим друзьям и уверял их, что он страдает не за грехи, но что Бог по Своей, непостижимой для человека, воле посылает одному тяжелую, а другому счастливую жизнь. Друзья Иова, полагавшие, что и Бог поступает с людьми по тем же законам возмездия, по которым произносит Свой суд и человеческое правосудие, не убеждались его оправдательными словами, хотя и прекратили свои обличения, направленные против него и перестали отвечать на слова его (Иов.32:1-15). В это время принял горячее участие в общем разговоре молодой летами некто Елиуй, сын Варахиилов, из племени Рамова, вузитянин; с пламенным дерзновением он ополчился на почтенного возрастом страдальца "за то, что тот оправдывал себя, свою невинность, больше, нежели Бога" (Иов.32:2 и дал.). Воздавая Создателю справедливость, недоступную человеку, и этот собеседник усматривал причину страданий Иова в его порочности, хотя бы и не заметной для взоров людских.

- Бог могуществен и не презирает сердца сильного крепостью. Он не поддерживает нечестивых и не отвращает очей Своих от праведников; но ты, - говорил Елиуй Иову, - ты преисполнен суждениями нечестивых, ибо, по твоему суждению, наказание, посланное тебе от Бога, незаслуженно, "но ведь суждения и осуждение близки", так близко соприкасаются между тобою (Иов.36:5-17).

Наконец страдалец обратился с молитвою к Богу, чтобы Он Сам засвидетельствовал о его невинности.

Действительно Бог явился Иову в бурном вихре и укорил его за намерение требовать отчета в делах мироправления. Вседержитель указал Иову, что для человека весьма много непостижимого в явлениях и творениях даже одной видимой, окружающей его природы; а после этого - желание проникнуть в тайны судеб Божиих и объяснять, почему Он поступает с людьми так, а не иначе, - такое желание представляет собою уже дерзкую самонадеянность.

- Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла? - вопрошал Господь Иова из бурного вихря. - Препояшь ныне чресла твои, как муж и отвечай: где был ты, когда Я полагал основания земли? - скажи, если знаешь. На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее при общем ликовании светил небесных и радостных хвалебных восклицаниях сынов Божних? Давал ли ты когда-нибудь в жизни своей приказание утру и указывал ли место заре? Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли возвысить голос твой к облакам, можешь ли посылать молнии?.. Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя: - такая ли у тебя мышца как у Меня? - Укрась себя величием и славою, облекись в блеск и великолепие; излей ярость гнева твоего, посмотри на все гордое и высокомерное и смири его, сокруши сильных нечестивых на местах их. Тогда и Я признаю, что десница твоя сильна, чтобы защитить тебя. Состязающийся с Вседержителем, обличающий Бога пусть отвечает Ему.

И отвечал Иов Господу и сказал:

- Знаю, что Ты все можешь и что намерение Твое неизменно.

- Кто сей, помрачающий провидение, ничего не разумея?

- Это я, говоривший о том, чего не понимал, - о чудных для меня делах, которых я не знал. Я слышал о Тебе прежде только краем уха своего, теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прах и пепел; я ничтожен и что я буду отвечать Тебе? - Полагаю руку мою на уста мои (Иов.38 - 40).

И было после того повеление от Господа друзьям Иова, чтобы они обратились к нему и просили его принести за них жертву, ибо только лицо Иова, сказал Господь Елифазу Феманитянину, Я приму, дабы не отвергнуть вас за то, что вы говорили обо Мне не так верно, как раб Мой Иов (Иов.42:7-9). Друзья исполнили это Господне повеление и привели к Иову для жертвы семь тельцов и семь овнов. Иов принес жертву Богу и помолился за друзей своих. Бог принял его ходатайство за них, возвратил ему самому телесное здоровье и дал ему вдвое больше того, что он имел прежде. Родные и все прежние знакомые Иова, услыхав об его исцелении, пришли навестить его и соутешиться и порадоваться с ним, и каждый из них принес ему дар и золотое кольцо. Господь же ущедрил Иова Своим благословением: у него было после того четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц. Родились у Иова, вместо умерших, и семь сыновей и три дочери; и на всей земле не было таких прекрасных женщин, как дочери Иова, и дал им отец их наследство между братьями их (Иов.42:10-15). Господь не удвоил количества детей Иова, как Он удвоил его пастушеские богатства: это потому, чтобы не подумал кто-либо, что его первые дети умершие погибли совсем, - нет, они хотя и умерли, но не погибли, - они восстанут в общее воскресение праведных.

Иов, после терпеливо перенесенных им испытаний прожил сто сорок лет (всего же он жил на земле двести сорок восемь лет), и видел он потомство свое до четвертого рода; умер он насыщенный днями в глубокой старости (Иов.42:16-17); ныне же он живет жизнью не стареющейся и не болезненною в царствии Отца и Сына и Святого Духа, Единого в Троице славимого Бога, ибо еще среди понесенных им на земле несчастий он уже видел, как и Авраам, великий день Господень, видел его и радовался (Ин.8:56).

- Я знаю, - говорил он, пораженный смрадною язвой, - знаю, что Искупитель мой жив и Он восставит из праха в последний день распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Чаянием сего истаевает сердце мое в груди моей! (Иов.19:25-27)

Это исповедал праведный Иов пред своими друзьями, внушая им "бояться" не телесных страданий и лишения благ земных, а "меча Господня", гнева Вседержителя, "Который есть отмститель неправды".

- Знайте, что есть суд (Иов.19:29)3, - вещает он в наставление нам, - суд, на котором оправдается только имеющий истинную премудрость - страх Господень и - истинный разум - удаление от зла (Иов.28:28).

Тропарь, глас 1:
Богатство видев добродетелей иовлих, украсти кознствоваше праведных враг, и разтерзав столп телесе, сокровище не украде духа, обрете бо вооружену непорочнаго душу. Мене же и обнажив плени: предварив убо мя прежде конца, избави мя льстиваго, Спасе, и спаси мя.

Кондак, глас 8:
Яко истинен и праведен, богочестив и непорочен, освящен же явлься всеславне, Божий угодниче истинный, просветил еси мир в терпении твоем, терпеливейший и доблейший: темже вси богомудре, память твою воспеваем.
______________________________________________________________________
1 Земля Хус находилась на юго-востоке от Палестины, за Мертвым морем.
2 Они происходили из потомства Исава, иначе "Едома" (см. Быт.36).
3 Предмет книги Иова - решение вопроса: как согласить с существованием Промысла Божия в мире то нередкое на земле явление, что добродетельные люди проводят жизнь среди бедствий, тогда как нечестивые благоденствуют? О несчастиях, постигших праведного Иова, узнали его друзья, Елифаз, Вилдад и Софар; они пришли навестить страдальца, и когда увидели друга на гноище, то семь дней молча оплакивали его. Потом они вступили в разговор с ним: выходя из общего для ветхозаветного времени представления, что всякое страдание есть наказание за какую-нибудь неправду, они в своих речах, обращенных к Иову, развивали ту мысль, что если он страдает теперь, то, без сомнения, за какие-либо свои согрешения, в которых, потому, и должен покаяться. Огорченный речами друзей и чувствующий свою правоту пред Богом, Иов, жалуясь, что руки Господни отяготели над ним, выразил веру в неисповедимость судеб Божиих, пред коими мысль человека бессильна, а также - желание, чтобы Господь Сам рассудил его. Бог является Иову в буре. Обличив Иова за безрассудное требование у Него отчета в мироправлении, Господь внушает Иову благоговение пред необъятными и непостижимыми путями Промысла Божия, все направляющего к благим делам. В заключение Господь повелевает Елифазу с товарищами просить молитвенного заступления у Иова за грех его несправедливого осуждения, а Иова вдвойне вознаградил за его потери и страдания. Вопрос о писателе книги Иова спорный. Св. Григорий Богослов и Иоанн Златоуст склонялись к той мысли, что им был Соломон. Но с этим трудно согласить общее впечатление, получаемое от книги, говорящее об ее несравненно более раннем происхождении. В ней совершенно умалчивается о законах Моисея; в то же время в изложении ее выступают черты патриархального быта, в котором уже проглядывают признаки высокоразвитой общественной жизни. Иов, как знатный воин, князь и судья, живет с значительным блеском и пользуется почетом при частых посещениях ближнего города; в книге, кроме того, есть указания на правильные формы судопроизводства, на уменье современников Иова наблюдать за небесными явлениями и делать из этих наблюдений соответствующие астрономические выводы; говорится о рудокопнях, больших постройках, а также о крупных политических переворотах. Все это дает основания с весьма значительной долей вероятности относить время жизни Иова ко времени пребывания евреев в Египте. Иов, после дней благоденствия испытав потерю имущества, детей и лютую болезнь, а затем снова и в сугубой степени (42:10) получив от Бога утраченное, служит прообразом Христа Спасителя, Себя умалившего до приятия позорной крестной смерти и за это превознесенного от Бога Отца (Флп.2:7-9), - восприявшего как венец за искупительный подвиг по человечеству ту славу, которую Он имел у Отца прежде бытия мира (Ин.17:6). Св. священномученик Зинон, епископ Веронский, живший в IV в., находит еще другие - частнейшие черты сходства между прообразом и образом. "Иов, по моему мнению, - говорит св. отец, - был образом Спасителя нашего Иисуса Христа. Сравнение объяснит нам эту истину. Иов был праведен - Спаситель наш есть сама правда, источник нашей праведности, потому что о Нем предречено было: "вот придет день… взойдет Солнце правды" (Мал.4:1,2). Иов был истинен, - Господь наш есть подлинная, совершенная истина: "Я есмь путь и истина и жизнь" (Ин.14:6). Иов был богат, но чье богатство может сравниться с богатством Господа нашего, Которому принадлежит вся вселенная, по свидетельству блаженного Давида: "Господня - земля и что наполняет ее, вселенная и все живущее в ней" (Пс.23:1)? Иов три раза был искушаем диаволом (лишением имения, погибелью детей и болезнью); подобным образом, по свидетельству евангелиста, трижды же искушал диавол и Господа нашего (Мф.4:1-11). Иов, лишенный всего своего имения, обнищал - Господь наш, по любви к нам, снисшедши на землю и оставив небо со всеми его благами, также обнищал, чтобы нас обогатить. Дети Иова были умерщвлены рассвирепевшим диаволом, - дети Господа нашего, пророки, были побиты безумным фарисейским народом (Лк.13:34; Деян.7:52). Иов поражен был язвами - Господь наш, приняв на Себя плоть нашу и грехи всего человеческого рода, вместе с тем принял все нечистоты и язвы греховные. На Иова нападали друзья его – на Господа нашего преимущественно пред всеми восставали первосвященники и книжники, которые должны были бы особенно чтить Его и быть Его друзьями. Иов, пораженный проказою, точимый червями, сидел на пепле вне города - Господь наш, приняв на Себя все греховные язвы всего рода человеческого, обращался в этом нечистом мире среди людей, исполненных пороков и кипевших похотями, которые и предали Его позорной смерти вне города. Иов непобедимым своим терпением опять приобрел и здоровье, и богатство - Господь наш, победив смерть Своим воскресением, даровал верующим в Него не здоровье только, но и бессмертие, и получил от Бога Отца власть и господство над всем, как сам Он засвидетельствовал: "все предано Мне Отцем Моим" (Лк.10:22). Блаженный Иов скончался в мире - Господь наш, оставив нам мир, купленный ценою Его крови, в кроткой и мирной славе вознесся к Отцу Своему. Ввиду такого преобразовательного значения жизни праведного Иова, Церковь издревле установила во дни, посвященные воспоминанию страданий Христовых, предлагать вниманию верующих чтения по книге Иова. - Паримии из кн. Иова во дни страстной седмицы следующие: в понедельник, на вечерне 1:1-12; во вторник, на вечерне 1:13-22; в среду на вечерне 2:1-10; в великий четверток на вечерне 38:1-23; 42:1-5; в великий пяток на вечерне 42:12-17.


Мчч. Варвара воина, Вакха, Каллимаха и Дионисия (ок. 362).

Когда богоненавистный царь Юлиан Отступник1 начал войну с франками2, то послал против них военачальника Вакха, в полку которого служил храбрый воин, по имени Варвар, по вере христианин, но тайный. Полки обеих стран приготовились к битве; среди франков находился один сильный, подобный Голиафу (1Цар.17), борец. Выходя пред полком римлян, он вызывал на единоборство, чтобы один кто-нибудь выступил бороться с ним, и так как никто из римлян не осмеливался выйди против него, потому что самый внешний вид его, говоривший о его силе, устрашал их, то он смеялся над ними. Тогда воевода Вакх, зная о храбрости блаженного Варвара, призвал его к себе и спрашивал, может ли он выйди на борьбу против этого гордого борца, похваляющегося своею силою. Варвар же, уповая на помощь Господа своего Иисуса Христа, в Которого веровал, не отказывался от единоборства: вооружив себя крестным знамением, он выступил на врага и, схватившись с ним, одолел его и убил с помощью Божею, ибо от Господа был ниспослан блаженному Варвару ангел, который и помогал ему. Тогда франки устыдились и пришли в страх; римляне же, воодушевленные мужеством, устремились на них и одержали над ними окончательную победу. Такая храбрость блаженного Варвара приобрела ему большую честь среди полков римских и одобрение царя: он был почтен саном комита3.

Впоследствии воевода Вакх, после этой славной победы над врагами, во время пребывания с войсками во Фракии4, пожелал принести жертвы идолам, чтобы тем воздать им благодарность за победу, которую приписывал не Христу Богу, а суетным своим идолам. И вот он пригласил к совершению нечистых своих жертв и комита Варвара, как первого победителя. Но святой Варвар открыто исповедав, что он христианин, отвращался от идолов. Тогда воевода возвестил о том царю; царь же, повелев представить к себе воина Христова, принуждал его принести жертвы идолам; но так как блаженный Варвар не повиновался, то царь повелел повесить его на мучилищном дереве и резать мечом чрево его до тех пор, пока внутренности его не вывалились на землю. Но в то время, как святой молился, явился ангел и, собрав его внутренности, вложил их снова на свое место в чрево мученика и исцелил его, так что не оставалось даже и следа язвы на его теле, а потом отвязал его от мучилищного дерева. Увидев такое чудо, воевода Вакх, вместе с двумя воинами - Каллимахом и Дионисием, уверовали во Христа и исповедали Его, а скверных богов языческих похулили. За это, по повелению царя Юлиана, новые исповедники имени Христова: Вакх, Каллимах и Дионисий - были усечены во главу и, таким образом, сопричислялись к лику святых мучеников на небе. А святого Варвара нечестивый царь повелел привязать к железному колесу, под коим возжечь сильный огонь, и то колесо вертеть с привязанным к нему мучеником, возливая на страдальческое тело последнего кипящее масло. Но мученик, возносивший теплые молитвы к Богу, остался совсем неповрежденным огнем: напротив, огонь устремился на мучителей-воинов, опалил их, а двоих из них обратил в пепел. После этого страдалец Христов был ввергнут в темницу, где явился ему Сам Господь, и укрепил его.

Наутро святой Варвар снова был выведен для мучений; его, нагого, растянули в четыре стороны, после чего били его безжалостно по спине и чреву воловьими жилами. Потом мученика ввергнули в печь, которую предварительно разжигали в течение трех дней. Пребывая в ней в продолжение семи дней, святой обретен был снова живым, здравым, нимало не поврежденным от огня, словом, вышел из пещи, как бы из бани, славословя Бога. После того святой Варвар снова был ввергнут в темницу, куда к нему вкинули множество скорпионов, змей и всякого рода пресмыкающихся, в том расчете, что он от них погибнет. Но и при сем заключении святой Варвар, отогнав от себя крестным знамением ядовитых гадов, остался ни чем неповрежденным.

Тогда ожесточенный мучитель, не хотевший познать силы Христовой, повелел разжечь до возможной степени медного вола и ввергнуть в него мученика; но и там святой остался невредимым. Он не ощущал никакой боли от огня, а медный вол, точно чувствуя опаление от огня, как живой начал двигаться, произносить какие-то звуки и ходить. Увидев это чудо, многие из язычников уверовали во Христа.

Наконец, после всего этого, мучитель повелел святому мученику Варвару отсечь главу. И так доблественно совершил он свой подвиг страдальческий за Христа Господа. Честное тело его благочестивый епископ Филикий, взяв с честью, предал погребению в городе Мефоне Пелопонесском, прославляя Христа Бога, со Отцом и Святым Духом во веки славимого, аминь.
________________________________________________________________________
1 Юлиан Отступник, племянник Константина Великого, сын его брата Юлия Констанция, родился в 331 г. В 345 г. вместе с братом Галлом был сослан в Каппадокию Констанцием, где под строгим надзором провел шесть лет. В 351 г. он покинул место ссылки и провел насколько лет в Никомидии, где увлекался изучением философии; в 355 г. был назначен Констанцием начальником войск в Галлии; здесь он умел привлечь любовь войска, которое в 361 г. и провозгласило его императором. Изучение философии под руководством учителя-язычника, раздоры среди христиан вследствие арианских волнений, ненависть к Констанцию возбудили в Юлиане ненависть и к религии своего притеснителя - христианству. Он задался целью восстановить язычество и уничтожить христианство. Но все его попытки потерпели полнейшую неудачу. Юлиан умер в 363 г. после битвы с персами, во время которой был смертельно ранен копьем; последними словами своими – "νενίκησας, ο Γαλιλαίε" (ты победил Галилеянин!) - Юлиан выразил сознание победы христианства над язычеством.
2 Франки - союз германских народов на Нижнем Рейне. Своими нападениями на римскую область франки значительно ускорили падение римского государства. Вторгшись в северную Галлию, франки смешались с туземным населением и отчасти усвоили его нравы. После побед над римлянами, южными племенами Алиманнов и Вестготами сила франков при Каролингах возвысилась до всемирно-исторического значения.
3 Комитами назывались царские телохранители. Впоследствии этот титул стал прилагаться к официальным лицам (составлявшим свиту вообще высших должностных лиц - проконсулов, областеначальников, губернаторов), на обязанности которых стал впоследствии лежать и сбор податей в государственную казну.
4 Область в Византийской империи в северо-восточной части Балканского полуострова. В настоящее время Фракия, под именем Ромолии или Румелии, составляет провинцию Европейской Турции.

0

44

.................продолжение от 19 мая

Прп. Михея Радонежского (1385)
http://s52.radikal.ru/i137/1005/22/2898445b6990.jpg

Михей был любимый келейник преподобного Сергия, «возливавший», по выражению Епифания, «воду на руце его». Под руководством великого старца, подвизаясь в простоте сердца, Михей достиг такой высокой степени духовной чистоты, что один из всех сподвижников Сергиевых удостоился видеть Матерь Божию, посетившую своего избранника. Вот что поведает об этом другой ученик Сергиев, Епифаний.

Однажды, в глубокую ночь, преподобный Сергий совершал свое келейное правило и перед иконою Богоматери пел акафист, что он делал, по своему обычаю, ежедневно. Часто взирал он на святую икону и усердно молил Матерь Божию о своей обители. «Пречистая Мати Христа моего, — взывал святой старец, — Ходатаица и Заступница и крепкая Помощница роду человеческому! Буди и нам недостойным Ходатаицей, присно моли Сына Твоего и Бога нашего, да призрит Он милостиво на святое место сие, посвященное в похвалу и честь Его святого имени на веки! Тебя, Матерь Сладчайшего моего Иисуса Христа, призываем на помощь, рабы Твои, ибо Ты имеешь великое дерзновение у Сына Твоего и Бога! Будь же всем спасительное упокоение и пристанище!»

Так молился преподобный; его чистое сердце горело благодатным пламенем, его смиренный ум весь погружен был в молитву, и он, как дитя, в простоте души беседовал с Пречистой Матерью всех возлюбивших чистым сердцем Ее Божественного Сына.

Окончив молитву, он сел для отдохновения; но вдруг его святая душа ощутила приближение небесного явления, и он сказал своему келейному ученику, преподобному Михею: «Бодрствуй, чадо, мы будем в сей час иметь чудесное посещение». Едва сказал он это, как послышался голос: «Се, Пречистая грядет!»

Тогда старец встал и поспешно вышел в сени; здесь осиял его свет паче солнечного, и он узрел Преблагословенную Деву, сопровождаемую апостолами Петром первоверховным и Иоанном девственником — Богословом. Не в силах будучи вынести этого чудного сияния и неизреченной славы Матери Света, преподобный Сергий пал ниц, но благая Матерь прикоснулась к нему рукою и ободрила его словами благодати. «Не бойся, избранниче Мой, — изрекла Она. — Я пришла посетить тебя: услышана молитва твоя об учениках твоих, не скорби больше и об обители твоей, отныне она будет иметь изобилие во всем, и не только при жизни твоей, но и по отшествии твоем к Богу Я неотступна буду от места сего, и всегда буду покрывать его». Сказала так и стала невидима.

Вострепетал старец от страха и радости: несколько минут был как бы в восторженном состоянии, а когда пришел в себя, то увидел ученика своего Михея лежащим на полу, как бы умершим; великий наставник мог видеть Царицу Небесную, и слышать голос Ее, а ученик, пораженный ужасом, не в состоянии был видеть все, и видел только свет небесный».

«Встань, чадо мое», — кротко сказал старец. Михей пришел в чувство, но тут же упал к ногам преподобного Сергия. «Скажи, отче, Господа ради, — говорил он, — что это за чудное видение? Душа моя едва не разделилась от тела»...

Но Сергий и сам еще не мог говорить от волнения душевного, только лицо его цвело небесной радостью. «Подожди, чадо, — сказал он ученику, — и моя душа трепещет от этого видения».

Когда наконец старец несколько успокоился, то послал Михея пригласить двоих благоговейных мужей из братии — Исаакия молчальника и Симона экклесиарха. Те поспешили на зов своего старца-игумена, и он рассказал им все, что сейчас было у него в келлии. И все вместе совершили они молебное пение Богоматери, а преподобный Сергий провел всю ночь без сна, внимая умом Божественному видению, которое было венцом его подвигов еще здесь, на земле. «Не гаданием, не в сонном видении, а наяву видел Он Матерь Божию, как видел Ее некогда преподобный Афанасий Афонский», — замечает при сем летописец.

По древнему преданию церковному и записанному в Никоновой летописи, это небесное посещение было в пост Рождества Христова, в ночь с пятницы на субботу и, как думают, в 1384 году; по другому предположению, это событие относят к Рождественскому посту 1379 года, указывая на то, что в наступивших летом 1380 года трудных обстоятельствах (нашествие Мамая) сам великий заступник земли Русской, прп. Сергий, имел духовную нужду в особенном подкреплении, и обращают внимание на то, что преподобный послал на поле Куликово именно Богородичную просфору.

В благодарное воспоминание сего чудного посещения в обители преподобного Сергия установлено каждую пятницу, с вечера, совершать всенощное бдение с акафистом Богоматери, в юго-западном притворе Троицкого собора, на том месте, где, по преданию, стояла келлия преподобного Сергия и где красуется теперь величественная икона, изображающая это чудное пришествие Небесной Гостьи.

Кроткий ученик кроткого старца преставился еще при жизни своего аввы 6 мая 1385 года. Мощи его почивают под спудом небольшой церкви, устроенной и освященной 10 декабря 1734 года по указу Святейшего Синода, «в честь явления Богоматери преподобному Сергию», свидетелем чего удостоился быть Михей. http://saints.ru/m/19_prpMiheiRadonezhskii.html

Тропарь, глас 4:

Иго Господне на рамо взем, последовал еси Христови со учителем своим преподобным Сергием, с нимже и сподобился еси видети Пресвятую Богородицу. И слышал еси пресладкий глас Ея, яко обещася неотступно быти места сего, но, о преподобне Михее, молися о чтущих святую память твою.

Мч. Варвара, бывшего разбойника.
http://s53.radikal.ru/i142/1005/a6/6ada03061890.jpg

Сей блаженный Варвар был прежде лютым разбойником в странах Луканских1. Много пролил он крови человеческой, и никто не мог его изловить, ни тем более бороться с ним, так как он обладал необыкновенною телесною силою. Но преблагий и человеколюбивый Бог, не хотящий смерти грешника и всем спасения ищущий, подобно тому, так некогда апостола Павла (Деян.22), так и сего разбойника действием Своего Промысла уловил в сети спасения. Однажды, когда разбойник этот сидел в пещере и смотрел на множество награбленного золота, вдруг сердца его коснулась благодать Божия, приводящая грешника на путь покаяния. И вот разбойник умилился душой и, вспомнив о страшном суде Божием, начал скорбеть, говоря в душе своей: "Увы мне грешному, что сотворил я! Много пролил я крови человеческой, многих жен осквернил, чужие имущества похищал и много иного сотворил зла! Между тем, сегодня ли, завтра ли, но я должен умереть; а что я приобрел, - кому останется?!" И потом воззвал снова: "Я знаю, что древнего разбойника Христос по Своему милосердию (Лк.23:40-43) восприял к Себе: и меня Он приимет, если только покаюсь. Се ныне каюсь я, сокрушаюсь о своих злодеяниях и ищу Его милосердия".

Сказав это в глубине души своей, Варвар воспрянул и, не сказав ничего своим товарищам, взял лишь меч под свою одежду и, оставляя все, ночью пошел в ближайшее селение, в котором была церковь. Пришедши в церковь во время утрени, он, по ее окончании, пал священнику в ноги со слезами, восклицая:

- Отче святой! Не отринь меня, окаянного грешника, пришедшего к твоей святости: ибо покаяться хочу я в содеянных мною злодеяниях.

Священник, подняв его с пола, подвел к святому алтарю и сказал:

- Исповедуй, сын мой, пред Богом содеянные тобою согрешения; я же буду смиренным свидетелем твоего исповедания и покаяния.

Кающийся стал говорить:

- Я, отче, - тот самый разбойник Варвар, о котором, как думаю, и ты слышал. Преисполнен я множеством грехов, нечистоты телесной, грабительством и убийствами: ибо я убил до трехсот человек, в том числе погубил мечом и двух пресвитеров, не хотевших допустить меня к таинству покаяния. И вот ныне ты, отче, если знаешь, что Бог приимет меня кающегося, то обвяжи по своему усмотрению мои греховные язвы заповедями Божиими; если же нет, то возьми сей меч и прикажи им убить меня.

Но пресвитер сказал ему на это:

- Чадо! Нет греха, побеждающего Божие милосердие: только не отчаивайся. Ступай ко мне в дом и, что я тебе повелю, то и исполни делом.

Вышедши из церкви, пресвитер оглянулся и увидел, что Варвар подвигается за ним на локтях и коленах, и сказал, обращаясь к нему:

- Что это ты делаешь, чадо?

Варвар отвечал:

- С сего времени, как я повергся на землю пред Господом Богом моим с грехами моими, я не восстану от земли до тех пор, пока не будут прощены мне все злые мои дела.

- Чадо, - сказал ему пресвитер, - ты добровольно даешь обет в сем Богу. И так сохрани его - и прощено тебе будет все.

Пришедши домой, пресвитер снова сказал ему:

- Вот, чадо, дети мои, рабы, скот, псы: к кому из них хочешь быть приравнен, чтобы вместе с ними принимать пишу?

Варвар отвечал:

- Я, отче, не считаю себя равным даже со псами; но, вследствие необходимой телесной потребности в пище, помести меня с ними, чтобы с ними вкушал я пищу и пребывал без крова в продолжение всех дней и ночей.

На это пресвитер сказал:

- Поступи же так, чадо, как ты говоришь пред Богом, и уповай на великое Его милосердие.

И прожил в таком состоянии Варвар у пресвитера того три года, подобно четвероногому скоту, ползая на руках и ногах и не поднимаясь от земли, считая себя недостойным находиться с людьми, но лишь с четвероногими животными и со псами, вместе ел и с ними вместе находился вне дома и днем и ночью. По истечении и третьего года, пресвитер сказал ему:

- Довольно, чадо, перестань питаться со псами, ибо Господь оказывает тебе Свое милосердие.

- Но я, отче, - отвечал Варвар, - еще хочу пастись вместе со скотом.

И сказал ему пресвитер:

- Чадо! Бог видит и сей обет твой, который ты приносишь Ему из своего смирения, желая таким образом пострадать за свои грехи.

И вышел Варвар вместе со скотом за селение, ходя подобно четвероногому скоту и питаясь скудною травою. Достигнув луга, он пробыл на нем двенадцать лет, оставаясь нагим и не имея на себе даже никакого рубища. И сделалась кожа его подобной коре древесной: опаляемая солнечным зноем и растрескиваясь от мороза, она почернела, как уголь. И стал блаженный Варвар добровольным мучеником.

Когда прошло двенадцать лет таковых страданий его в пустыне, он получил по Божественному откровению извещение о прощении своих грехов и о том, что ему предстоит подвиг покаяния своего завершить мученически, кровью своею. И вот однажды, ходя по лугу, Варвар приблизился к дороге, на которой остановились какие-то купцы. Они, думая, что это подошел какой-то зверь (ибо не разглядели, что было в густой траве), пустили в него из своих напряженных луков несколько стрел и поразили его тремя стрелами; подошедши же, увидели, что застрелили человека, и пришли в ужас. Варвар же повелел им ни бояться, ни скорбеть, и рассказал все о себе, и заповедал им возвестить о его кончине пресвитеру того селения. Сказав это, он предал душу свою в руки Божии.

Вышеназванный пресвитер, узнав от купцов о происшедшем, пошел на то место, где увидал тело блаженного Варвара просветившееся, подобно свету. Совершив обычное над мертвым пение, он предал погребению его на том самом месте, на котором он был убит. Впоследствии от гроба блаженного Варвара стали истекать исцеления болящим различными недугами.

По прошествии некоторого времени собрался сюда народ с пресвитером; открыли гроб и увидели, что тело святого не только было нетленным, но и источало целебное миро. Тогда все пришли в удивление и прославили Бога; честные же мощи святого Варвара перенесли с великими почестями в свое селение и положили в церкви, изумляясь дивному человеколюбию и милосердию Христа Бога нашего, Которому со Отцом и Святым Духом, воссылается честь и слава во веки. Аминь.
_____________________________________________________________________
1 В Греции, вероятно.

Прп. Додо Давидо-Гареджийского, Грузинского (596)
http://s61.radikal.ru/i174/1005/c1/bfaedc1af2af.jpg

ученик и сподвижник прп. Давида Гареджийского (см. ст. Давид и Лукиан), одного из 12 сир. отцов.

Сведения о Д. Г. содержатся в краткой и метафрастической редакциях Жития прп. Давида Гареджийского, а также в Житии прп. Шио Мгвимского. В XVIII в. в связи с оживлением в Грузии агиографической и литургической деятельности по созданию лит-ры о местных святых в рамках гареджийской лит. школы (см. в ст. Грузинская Православная Церковь) был собран материал о Д. Г. Его синаксарное Житие, приписываемое митр. Самтависскому и Горийскому Романозу (Эристави) (1710-1726), впервые встречается в Праздничной Минее 1726 г. (Кекел. A 220) и помещено под 6-й седмицей по Пасхе. Произведение представляет собой расширенный пересказ метафрастического Жития прп. Давида Гареджийского с использованием сведений из Жития прп. Шио. Исключение составляют повествование о месте погребения Д. Г. и описание его усыпальницы, основанные на местных преданиях и традициях. В 70-80-х гг. XIX в. М.-Г. Сабинин составил свою редакцию Жития и опубликовал ее на рус. языке (Сабинин. 2004. С. 547-550). В 1971 г. под ред. И. Абуладзе было осуществлено критическое издание синаксарного Жития Д. Г. (ПДГАЛ. 1968. Т. 4. С. 245-249 [исследование], 415-418 [текст]).

Д. Г. происходил из кахетинского княжеского рода и был известен благочестием и склонностью к отшельнической жизни. Услышав о прп. Давиде, он прибыл в Гареджи и подвизался под рук. преподобного в собственноручно высеченной пещере. С увеличением числа братии Д. Г. по благословению прп. Давида основал на юж. склоне горного кряжа, напротив Давидгареджийского мон-ря, мон-рь Додос Рка (груз.- ветвь Додо) во имя Пресв. Богородицы. Согласно Житию, 1-я церковь в Гареджи, в честь Успения Пресв. Богоматери, была высечена именно в Додос Рка. Д. Г. был близким другом и духовником прп. Давида; отправляясь в Иерусалим на поклонение Гробу Господню, прп. Давид поручил Д. Г. и прп. Лукиану Гареджийскому опекать все обители Гареджи во время его отсутствия.

По преданию, Д. Г. еще при жизни удостоился даров чудотворения и власти над нечистым духом. В Житии указано, что он управлял Додос Рка 25 лет (по др. ркп.- 52 года) и скончался в возрасте 90 лет (ПДГАЛ. 1968. Т. 4. С. 415).

Преподобный похоронен в мон-ре Додос Рка в своей келлии, на месте к-рой в IX в. была высечена малая купольная церковь. По свидетельству Жития, «пыль из могилы святого исцеляла людей от всех болезней. На могиле изображен лик святого в виде усопшего, в то время как на стенах его могилы - сцена его вознесения ангелами на небеса» (ПДГАЛ. 1968. Т. 4. С. 418). По сведению письменных источников XVIII-XIX вв., в основном из архивных материалов свящ. П. Карбелашвили (ЦГИАГ. Ф. 1461. Ед. хр. 47), а также эпиграфического материала, усыпальница Д. Г. находилась в сев. рукаве малой купольной церкви; по описанию Сабинина, во 2-й пол. XIX в. усыпальница и храм были засыпаны песком (Сабинин. Рай. С. 292; он же. 2004. С. 549).

16 марта 1880 г. по инициативе Сабинина гробница Д. Г. была вскрыта, «очистили церковь, и показалась могила, гладко оштукатуренная, а на ней изображен лик преподобного Додо, и имела могила отверстие для продевания руки в нее, дабы богомольцы брали оттуда землю для евлогии и приходящих с упованием» (Сабинин. Рай. С. 638). Мощи Д. Г. были перенесены из опустевшего мон-ря Додос Рка в Давидгареджийскую лавру и упокоены на могиле прп. Давида Гареджийского. 19 марта Сабинин и местный кн. Спиридон заказали в Тифлисе раку из орехового дерева (Бердзенов. 1881. С. 3; Сабинин. 1881. С. 3). Однако когда рака была доставлена в Гареджи, архим. Макарий, воспользовавшись отъездом Сабинина в Россию, направил донос в Грузино-Имеретинскую синодальную контору, в результате чего появилась резолюция о погребении мощей Д. Г. в церковном дворе. Настоятель мон-ря архим. Григорий (Дадиани) последовал приказу, братия «на скорую руку смастерили небольшую деревянную раку и поместили туда благословенные и священноблагоухающие мощи святого Додо, которые по распоряжению того же Макария были похоронены в монастырской ограде, там, где в прошлом так же были захоронены святые мощи преподобного Шио Младшего и других мучеников, поминающихся 1 июня» (Сабинин. Рай. С. 639; Кекел. S 3283d). Эти действия вызвали неоднозначную реакцию общественности: был опубликован критический отзыв И. Бердзенишвили, возникла полемика (Бердзенов. 1881. С. 3; Сабинин. 1881. С. 3; Макарий, архим. 1881. С. 2; Папуашвили. 1989. С. 271-281), после чего мощи Д. Г. были упокоены в Преображенской ц. Поскольку результаты расчистки двора лавры, осуществленные в нач. XXI в., не выявили следов первичного захоронения раки во дворе, сведения, опубликованные Сабининым, нельзя считать вполне достоверными.

В 1913 г. по инициативе прав. Евфимия Такаишвили была организована экспедиция в неск. мон-рей Гареджийского многогорья. Рака, установленная в сев.-вост. рукаве Преображенской ц., повторявшая формой и размерами могилу св. Давида, была известна как место погребения Д. Г. (Карбелашвили. 1895. С. 2), но Г. Чубинашвили считал ее усыпальницей прп. Лукиана Гареджийского (Чубинашвили. 1948. С. 40). Сохранилась фотография раки, сделанная Ф. Кюне, одним из членов экспедиции. По-видимому, рака была изготовлена из дерева, украшена металлическими, возможно бронзовыми, деталями и находилась под покровом. На гробницу был возложен живописный образ Д. Г. Мощи помещены в специально высеченную в полу небольшую раку (Кекел. Фонд Е. Такаишвили. Ед. хр. 295).

В нач. 20-х гг. ХХ в. с закрытием Давидгареджийской лавры и остальные мон-ри Гареджи пришли в упадок и опустели. В 1917-1918 гг. лавра неск. раз подвергалась нападению, пострадали местные святыни, были разорены раки преподобных Давида и Д. Г. В 60-х гг., во время восстановительных работ в лавре, раки покрыли бетонным раствором.

В нач. авг. 2000 г. с благословения КатоликосаПатриарха всей Грузии Илии II (Гудушаури-Шиолашвили) рака Д. Г. была вскрыта. После разборки кирпичной кладки на полу сев. рукава церкви показался обозначенный слегка процарапанным контуром прямоугольник, размерами соответствующий раке прп. Давида. В юго-зап. части было обнаружено высеченное в полу небольшое углубление (70×30 см, глубина 35 см) с мощами Д. Г. Стало очевидно, что рака была создана позднее, для ее устроения был частично расширен и переделан сев. рукав церкви (Схиртладзе. 2006. С. 35, 89. Таб. 53, 54, 62). 6 авг., после вскрытия раки и явления мощей Д. Г., в Гареджи прибыл Католикос-Патри-арх Илия II и отслужил молебен.

На основе проекта (автор Т. Беридзе), выполненного в Отделе охраны и поиска святынь Грузинской Патриархии, была создана каменная рака малых размеров в виде саркофага, куда были положены мощи Д. Г. Ее поместили в сев.-вост. рукав Преображенской ц. и т. о. перекрыли полость, созданную при перенесении мощей Д. Г. в 1880 г.
Иконография

Предполагают, что Д. Г. изображен в росписи диаконника главного храма мон-ря Удабно в Гареджи, созданной местными мастерами в X в.; в житийном цикле прп. Давида Гареджийского рядом с преподобными Давидом и Лукианом, в сцене обретения воды, а также в сцене, где изображен поднимающийся по лествице гареджийский пустынник, у к-рого на боку корзина с др. монахом. Считается, что это изображение символизирует уход Д. Г. из Давидгареджийского мон-ря вместе с др. монахами для основания Додос Рка (Схиртладзе, Истмонд. 2002. С. 41-44).

Согласно Житию, на могиле Д. Г. находилось его изображение, на стене -роспись на сюжет о вознесении его души ангелами (ПДГАЛ. 1968. Т. 4. С. 418), что подтверждают и сведения участника перенесения мощей в 1880 г. (Кекел. S 3283d). Сабинин писал, что, когда они поднялись в мон-рь преподобного, с трудом нашли погребальную церковь Д. Г., «которая была целиком заполнена песком и илом. Сначала стали чистить, после чего появилась могила преподобного Додо, на которой был нарисован образ в арке обернутого в мантию преподобного» (Сабинин. Рай. С. 638). Плита была разбита при перезахоронении мощей и утрачена. Возможно, она относилась к более позднему периоду, т. к. жизнь в мон-ре Додос Рка не прекращалась до кон. XVIII в.\tab

В алтарной конхе церкви-усыпальницы Д. Г. сохранилась роспись «Слава Христа» (IX в.), до 20-х гг. ХХ в. в верхней части сев. стены еще было видно симметричное изображение всадников, великомучеников Георгия и Феодора Стратилата, внизу - образы 3 старцев, Д. Г. и др. гареджийских подвижников (Схиртладзе. 1991. С. 109-112).

Известны 2 иконы с изображением Д. Г. в виде старца с длинной белой бородой, в черном с крестами облачении схимонаха и в куколе: вместе с прп. Давидом на иконе из иконостаса предположительно сер. XVIII в. (происхождение неизв., ГМИГ. V 64) и вместе с 3 сир. отцами: преподобными Иоанном Зедазнийским, Шио Мгвимским и Давидом Гареджийским, на иконе XIX в. (ГМИГ. V 13).
http://www.pravenc.ru/text/178730.html


Мч. Вукашина (1943).

http://i055.radikal.ru/1005/03/feb4ff67a74b.jpg
Главы из книги «Слава и боль Сербии» , в переводе Светланы Луганской , и цитаты из журнала «Светигора», издания Черногорско – Приморской митрополии Сербской Православной Церкви.
Вуксан-Вукан-Вук — православный серб из сербской Герцеговины, села Клепац, расположенного на восточном берегу реки Неретвы. В Клепце находилась старинная , начала XVI века, церковь святого апостола Луки – задушбина известных сербских храмостроителей Милорадовичей, и церковь Преображения Господня (до основания, так же как и само село, разрушенная хорватами в 1992 году).
Старец Вукашин происходил из рода Мандрап, родился, вероятно, в конце XIX века, вырос в родном селе, возмужав, уехал на заработки в столицу Боснии – Сараево.
С приходом новой власти – Независимой Державы Хорватской, Вук был вынужден вернуться в родное село, но хорватские усташи, римо-католики добрались и в те края, от их страшного насилия над сербскими землями пострадала вся семья Вукашина, также как и многие другие православные сербские семьи, а он сам вместе с другими уцелевшими сербами, был угнан в известный концлагерь для сербов – Ясеновац. В январе 1943 года Вукашин был зверски убит усташским палачом Жилой Фригановичем.
Убийца, заметив старика-крестьянина, который с каким-то непостижимым, мудрым спокойствием наблюдал за зверствами палачей, решил сокрушить этот необъяснимый покой, он отвел его в сторону, поставил на краю свежевырытой ямы, в которую сбрасывали изуродованных полуживых людей, и потребовал крикнуть: «Да здравствует Павелич!» (глава НДХ – прим. пер.). Старик спокойно молчал, тогда озверевший убийца схватил нож, отрезал ему оба уха и нос, затем вновь потребовал воздать хвалу Павеличу, пригрозив заживо вырвать Вукашину сердце, если тот будет молчать.
Блаженный мученик, спокойно взглянув на своего мучителя, тихо, но внятно произнес: «Делай, дитя, свое дело». Такой ответ и небесный покой, отражавшийся на лице святого мученика, привел убийцу в неистовство: вне себя от злобы, он вырезал ему сердце, выколол глаза,   перерезал горло… До последнего вздоха Вукашин сохранил в душе Христов мир, последним его движением было троеперстное крестное знамение, за которое палач отсек ему руку, а сам, в исступлении бросив нож, пав уже при жизни в вечную погибель, ногами столкнул его в яму.
Фрески с изображением новомученика находятся в монастыре святого Архангела Гавриила в Земуне, в центре Белграда, в Иоанновском скиту монастыря Острог (Йован Дол), его лик изображен среди особо чтимых святых Захумско-Герцеговинской епархии на иконе, написанной к празднованию 780-летия епархии.
Свидетельство палача (записано доктором Недо Зецем)
…Усташ, рассказывающий мне эту историю, вновь замолчал; затем, допив рюмку ракии, продолжил:
– Помнишь, тогда, в августе, в лагере было большое поступление пленных? Тогда Йере Маричич послал на истребление около трех тысяч заключенных, а мы – Перо Брзица, Зринушич, Шипка и я – поспорили, кто за ночь больше перебьет. Началась бойня, уже через час по количеству убитых я заметно оторвался от других. В ту ночь я был на подъеме, мне казалось, что я словно отрываюсь от земли, что я на небесах: никогда прежде не ощущал я такого блаженства. За несколько часов я уничтожил больше тысячи человек, в то время как мои соперники закололи не больше 300–400.
И вот тогда, в момент высшего упоения, мой взгляд упал на пожилого крестьянина, он с каким-то необъяснимым спокойствием стоял и молча смотрел, как я убиваю жертву за жертвой и как те умирают в страшных мучениях. Его взгляд словно парализовал меня, я будто   окаменел, несколько секунд я не мог шевельнуться.
Потом , я взял себя в руки подошел к нему, чтобы узнать, кто он. Он рассказал, что зовут его Вукашин, родом из села Клепац, что все его родные погибли от усташей, а его самого послали в Ясеновац. Он говорил об этом все с тем же спокойствием, которое потрясало меня намного сильнее, чем страшные крики и стоны умирающих вокруг нас людей. Когда я слушал старика, глядя в его небесно-чистые глаза, во мне вдруг вспыхнуло неукротимое желание самыми жестокими, адскими пытками разрушить этот непостижимый мне внутренний покой, чтобы его страданием, стонами и мукой, вернуть свое прежнее упоение кровью и болью.
Я вывел его из строя, сначала посадил на пень и приказал ему крикнуть: «Да здравствует Павелич!», пригрозив отрезать ему ухо в случае неповиновения. Вукашин молчал.
Я отрезал ему ухо. Он не проронил ни слова. Я снова приказал ему кричать: «Да здравствует Павелич!», пригрозив отрезать второе ухо. Он молчал. Я отсек ему другое ухо. «Кричи: “Да здравствует Павелич!” или лишишься носа!». Старик молчал. В четвертый раз я приказал ему кричать те же слова под угрозой вырезать из его груди живое сердце. Он взглянул, как бы глядя сквозь меня, в какую-то бесконечность, и тихо, но отчетливо проговорил: «Дитя, делай свое дело!».
От этих слов я обезумел окончательно, бросился на него, выколол глаза, вырезал сердце, перерезал горло и ногами спихнул в яму. И тогда во мне будто что-то оборвалось. Я больше не мог убивать. Перо Брзица выиграл спор, перебив 1350 заключенных, я молча заплатил ему проигрыш.
С тех пор нет мне покоя. Я стал пить, все больше и больше, но алкоголь дает забвение ненадолго, и даже в опьянении я слышу этот голос: «Дитя, делай свое дело!». И тогда я, наталкиваясь на стены домов, бегу по улицам, с криками сокрушаю и бью все, что попадается на пути, кидаюсь на кого попало. Ночью нет сна, лишь только наступит забытье, я снова вижу ясный взгляд старика и слышу это невыносимое: «Дитя, делай свое дело!».
http://i051.radikal.ru/1005/db/8634b7180b34.jpg
Я превратился в комок ужаса и боли, я бессилен перед этим кошмаром. День и ночь преследует меня светлый безмятежный лик Вукашина из Клепца.

Лагерный взгляд на сербскую историю Независна Држава Хрватска – фашизм на сербской земле

Будущему мученику довелось жить в Независимом Государстве Хорватия (НДХ – Независна Држава Хрватска). Это было нацистское образование, сформированное с помощью гитлеровской Германии и Италии Муссолини, по благословению папы римского Пия XII, на территории Югославии – Хорватии и Боснии и Герцеговины – сразу после захвата Югославии гитлеровскими войсками.
НДХ вошла в историю невиданными зверствами, учинёнными хорватами по отношению к сербам, евреям и цыганам. В период Второй мировой войны в НДХ было уничтожено около 2 миллионов сербов. В НДХ сербы были объявлены вне закона – с помощью католической церкви, под руководством архиепископа Алоизия Степинца, которого папа Иоанн Павел II впоследствии причислил к святым, проводилась чудовищная по своим масштабам, планомерная политика истребления сербов: их было можно безнаказанно убивать, пытать, изгонять из домов, отбирать имущество…
Из многочисленных концлагерей самым известным стал Ясеновац, в котором погибло 700 000 человек.
Вукашин происходил из герцеговинского рода Мандрап, имевшего свою ветвь и в Сараево (столица Боснии), хорошо известен древний красивый особняк Мандрапа на улице Милоша Обилича.
Мандрапы – древний зажиточный купеческий сараевский род. Они прославились как благотворители и защитники церковных владений и церкви святых Архангелов Михаила и Гавриила, так называемой, старой сербской православной церкви, относившейся к 15 веку, и была древнейшим зданием в Сараево. Сыновья старого Чича Мандрапы – Чедо и Добрило, двадцати и двадцати пяти лет, уже с апреля – мая 1941 года были связаны с «лесами», то есть, с вооруженными народными отрядами, защищавшими сербские села и те места, в которых сербы укрывались от усташского террора и геноцида, начинавшиеся    в мае 1941 года в окрестностях Сараево. Оба они пострадали в Ясеновце, там же где и их дядя – святой Вукашин.
До 70-тых годов дожили только сын  Мандрапы Богдан, тяжелый инвалид и  дочь Славка – учительница. Ее сын, внук  Чича Мандрапы в восьмидесятые годы работал  библиотекарем в Народной (университетской) библиотеке – «Веница», которая позже будет снята и показана в репортажах мировых СМИ как «объект, превращенный в развалины сербскими гранатами со стороны Требевича», а на самом деле  сгоревшая в пожаре, ее сожгли, чтобы уничтожить огромный обличительный архив о прошлом Сараево и о сосуществовании трех религиозных общин (т.е. четырех, включая еврейскую).
Сам особняк Мандрапа на улице Милоша Обилича является ярким образцом городской архитектуры 18-19вв. (он напоминает дом Манака в Белграде, а еще больше дом, в котором теперь находится кафе «Знак вопроса», напротив кафедрального Собора в Белграде), должен был стать памятником этнической культуры и находиться под защитой государства.
В этом доме жил и работал (занимаясь торговым делом) и будущий святой мученик. Он пользовался большим уважением как ревностный защитник владений Сербской православной Церкви на Баш-чаршии (большой известный район Сараево), и поэтому именно этот храм и все сербское Сараево имеют серьезные основания прославлять святого Вукашина – раба Божия и слугу Архангелов как своего небесного защитника и покровителя. Вместе с ним в старой церкви певчими и чтецами служили Чедо, Добро и другие члены семьи Мандрапа. И пусть даст Господь, чтобы и  сегодня этот храм и сербское Сараево хранила икона и вера святого Вукашина ясеновацкого, клепацкого, герцеговинского, сараевского, сербского и всеправославного!
До последнего вздоха он сохранил в душе Христов мир, а последним его движением было  «троеперстное крестное знамение» (крста од три прста), за которое палач и отсек ему руку … Пусть это Крестное знамение святого Вукашина Ясеновацкого, парит над этим исстрадавшимся народом как благословение и мир, мир Христов, ибо только «сим победиши»!
Заговор молчания
Святой оставался в Сараево приблизительно до июня (возможно, июля) 1941 года, когда и многие другие известные жители уже начали покидать город, кто отправлялся в Сербию, где не было геноцида, кто бежал в «леса»! Святой Вукашин укрылся в «лесах», в Герцеговине (но конечно, не у партизан, тогда их там еще просто не было).
С тех пор родные святого потеряли связь с ним и ничего о нем не знали. Первые известия о его мученичестве, о величии его свидетельства о Христе, поступили в Сараево только после войны от доктора Неделько Недо Зеца. Доктор Зец принес весть именно в дом оставшихся в живых членов семьи Мандрап (Богдану и Славке), когда пришел к ним на Крестную Славу в 1946 году.
Благодаря этой встрече, известия   о святом появляются приблизительно в 1946 году, и не только в Сараево, но и в Мостаре и Чаплине. Вся семья, весь род Мандрапов считался мученическим, и, зная о зверских преступлениях НДХ над сербами и евреями, титовская полиция в Сараево не решалась трогать дом Мандрапов, но о святом Вукашине не говорилось вслух, так же как и о самом Ясеновце – незаживающей ране тысяч сараевских семей (и тысяч семей по всей территории Боснии и Герцеговины).
Непосредственно после войны в Сараево встретились выжившие заключенные – «лагерники» Ясеновца. Это были или ясеновацкие «ремесленники», находившиеся в отдельной части лагеря и выполнявшие ремесленные  работы для ближайшего усташского гарнизона, или заключенные, которым «повезло», что от усташей их забрали немцы – и они ненадолго по пути в Германию задержались в Ясеновце.
Целью оставшихся в живых заключенных стало составление общих воспоминаний о Ясеновце, чтобы насколько возможно подтвердить факты пыток.
Лагерный взгляд на сербскую историю
Мы, бывшие заключенные Ясеновца, поняли еще в сороковые военные годы, что для наших врагов все мы «лагерники», лагерная нация. Наши военные «союзники» покажут нам и в 1944, и 1989-1999 годах, что для них мы народ, историю которого характеризирует лагерь, а не освободительные восстания и военные победы. Поэтому для сербской истории, наряду с партизанским, военным и освободительным опытом, необходимо   изучить и осветить опыт лагерный, чтобы и он стал частью нашей веры, нашей души, знаком жизнеспособности народа!
Святой старец Вукашин из Клепца – лагерное сознание сербской истории, наша живая вера, наш Свидетель и Заступник пред Господом Христом. С ним мы всегда будем помнить, что «Сей мир тиран и для тирана, а тем паче душам благородным!» (Петр П. Негош), всегда будем помнить, что из бездны нас может поднять смирение и непоколебимость веры святого Вукашина Ясеновацкого, а не политические решения.
Село Клепац было разрушено хорватами в 1992 году вместе с находившейся в нем церковью Преображения Господня.

Тропарь, глас 8:
Новый Сербский страстотерпче, Вукашине Герцеговацкий,
Христа ради пострадавый в Ясеновац лагере.
Когда мучитель твой ножом тебя терзал,
Кротко отвечал еси ему: «Делай, чадо, дело свое!».
Ради жизни вечной муку претерпевый,
Моли, мучениче, Христа Бога, Спаса нашего
Спасти нас и род наш православный.

Сайт svetisrbi.ru - святые сербы.

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 10, 34-43; Ин. 8, 12-20). "Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни", говорит Господь. Следовательно, кто отклоняет от Господа, тот отклоняет от света и ведет во тьму, и есть потому настоящий обскурант. Знаешь, чего требует учение Христово и смотри: коль скоро кто проводит мысли противные этому учению, не бойся называть того обскурантом, это прямое ему имя. Учит Господь, что Бог един по существу и троичен в лицах, это есть луч преестественного света истины; кто проповедует противное этому, тот ведет во тьму от света, и он обскурант. Учит Господь, что Бог Триипостасный, сотворив мир словом Своим, промышляет о нем - это Божественный свет, освещающий не земно-утешительным светом мрачные тропы жизни нашей: кто проповедует противное этому, тот ведет во тьму безотрадную - это обскурант. Учит Господь, что Бог, создав человека, по образу Своему и подобию, положил ему жить в раю; когда же он согрешил, праведно изгнал его из рая жить на этой земле, полной скорбей и нужд. Не до конца, однакоже, прогневался на него, но благоволил устроить ему спасение через крестную смерть воплотившегося Единородного Сына Божия - и это духовный свет, освещающий нравственный мрак, облежащий души наши; кто проповедует противное этому, тот ведет во тьму и есть обскурант. Учит Господь: веруй и, приняв силу благодати в Божественных таинствах, живи по Моим заповедям и спасешься, - это единственный способ к тому, чтобы свет Божий вошел в нас и сделал нас просвещенными; кто учит противному, тот хочет удержать нас в омрачении и потому обскурант. Господь учит: входите узкими вратами строгой, самоотверженной жизни, и это единственный путь к свету; кто же ведет на широкий путь самоугодия, тот ведет во тьму и это обскурант. Господь учит: помни последняя - смерть, суд, ад, рай, - и это свет, освещающий наше будущее; кто учит, что смерть всему конец, тот наводит тьму на нашу участь, и потому обскурант. Любители света, научитесь по сему различать, где тьма и уклонитесь от нее.
****************************************************************************************************************************************
[size=12]Хлеб небесный

  "И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам своим, а ученики народу"
(Мф. 15, 36)

В духовном мире, как и в вещественном, нередко второстепенные причины управляют событиями. Спаситель умножил хлебы, но не Сам раздал их толпе. Он передал их сперва ученикам, и таким образом божественный дар не перешел непосредственно к ожидающей толпе, но через Его посредников.
Так бывает и с нами. Господь насыщает нас Своею пищею, но предлагает нам эту пищу очень часто в земных сосудах. Он посылает ее посредством испытаний, тяжелых перемен в нашей жизни и часто самым незаметным, самым обыкновенным способом. Каждый день, каждый час, каждое мгновение мы соприкасаемся с этими орудиями, посланными свыше. Весь жизненный опыт, какою бы ценою он ни был куплен, с какой-нибудь стороны нас воспитывает, так же как воспитывают нас и соприкосновения с людьми, которые встречаются на нашем пути. Хлеб небесный доходит до нас, проходя через бесконечное число рук человеческих.
Господи! Преврати и меня в одно из Твоих орудий - действуй через меня. Я бы хотел сознательно напитать алчущего Твоим хлебом, подкрепить его Твоею силою, я бы хотел взять в мои недостойные руки Твой хлеб и раздать его нуждающимся.
Дай мне только глубоко и смиренно осознать, что собственного запаса я не имею, что сух тот хлеб и нечиста та вода, которые бы я от себя хотел предложить ближнему; поэтому покажи мне, как я нищ, научи меня простирать руки сперва к Тебе, а потом уже к брату моему, чтобы передавать ему не мое, а Твое
!

из истории дня:
В 1868 г. родился Государь Император Николай II (в день св. праведного Иова Многострадального) святой Царь – искупитель соборного греха измены народа Русского
В 1727 г. произошло восшествие на престол Императора Петра II
В 1727 г. преставилась Государыня Императрица Екатерина I
В 1861 г. преставилась Вера молчальница (императрица Елизавета Алексеевна) в Сырковом монастыре
В 1800 г. скончался великий полководец, генералиссимус Александр Васильевич Суворов (род. 13 ноября 1729 г.)
В 1899 г. впервые в мире, по инициативе Русского Царя, была созвана Гаагская конференция по разоружению и миру, положившая начало целому ряду действующих и поныне конвенций о предотвращении жестоких способов ведения войны, о гуманном обращении с пленными и прочее
В 1809 г. родился Николай Александрович Мотовилов в родовом поместье Моловиловых, в селе Рождественском, Цыльна тож, в Симбирской губернии и уезде. Родители - потомственные дворяне Александр Иванович Мотовилов и жена его Мария Александровна, урожденная Дурасова
В 1316 г. родился Карл IV, германский король, император Священной Римской империи (1347-78 гг.)
В 1804 г. Наполеон (предтеча антихриста) провозглашен императором Франции
В 1922 г. завершилась международная Генуэзская конференция, ставшая первым официальным шагом Запада в признании власти большевиков
В 1886 г. в Севастополе спущен на воду первый Русский стальной броненосец "Чесма"
В 1718 г. английский юрист Джеймс Пакл запатентовал первый в мире пулемет

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p28542

Слава Богу за все!!!Слава Вечная ЕМУ ,побеждающему тьму!!!

0

45

Во славу Божию и на пользу ближнего !

20  МАЯ -Память:

Воспоминание явления на небе Креста Господня в Иерусалиме (351).
После кончины первого христианского благоверного императора Константина Великого императорский престол занял его сын Констанций, который уклонился в ересь Ария, отрицавшего единосущие Сына Божия с Отцом. В утверждение святого Православия Господь явил в Иерусалиме дивное знамение. В дни Святой Пятидесятницы, 7 мая 351 года, в третьем часу утра на небе явилось изображение равноконечного Креста Господня, сиявшее неизреченным светом, превосходившим свет солнца. Свидетелем был весь народ, пораженный великим ужасом и удивлением. Явление знамения Креста началось над святой Голгофской горой, на которой был распят Господь (Мф. 27, 32 - 33; Ин. 19, 17, 41; Евр. 13, 12), и достигало горы Елеонской (Ин. 8, 1; 18, 2), отстоящей от Голгофы на расстоянии 15 стадий. Знамение переливалось всеми цветами радуги и привлекло к себе взоры всех людей. Многие люди, оставив свои дела, выходили из домов и со страхом созерцали чудное явление. Потом многочисленные толпы жителей Иерусалима с трепетом и радостью поспешили ко святому храму Воскресения.

О совершившемся чудесном явлении знамения Креста Святейший Патриарх Иерусалимский Кирилл (350 - 387) известил посланием императора Констанция, увещевал его обратиться к православной вере. Историк Древней Церкви Созомен свидетельствует, что через это явление Святого Креста многие иудеи и еллины пришли к истинной вере, покаявшись Христу Богу, и приняли Святое Крещение. И все благочестно прославляли Христа Бога нашего, Единосущного и Соприсносущного Отцу и Святому Духу. Мы же, исповедуя неисповедимую Его силу, явленную крестом, превозносим нашими благодарными хвалами Господа Бога нашего и поклоняемся подножию ног Его, святому кресту, умоляя милосердие Господне, дабы во второе страшное Свое пришествие Христос сподобил нас узреть имеющее тогда явиться "Знамение Сына человеческого" (Мф.24:30), креста святой, в радости и надежде спасения и им, как бы ключом, отверз нам двери царства небесного, как некогда благоразумному разбойнику рай (Лк.23:40-43), и вчинил нас вместе с благословенными Своими овцами во веки (Мф 25:33-34). Аминь.

Тропарь Креста, глас 8:

Креста Твоего образ ныне паче солнца возсия, егоже от горы святыя даже до лобнаго места простерл еси: и в нем Твою Спасе, крепость уяснил еси, сим укрепляя и верныя наша цари: яже и спасай выну в мире, молитвами Богородицы Христе Боже, и спаси нас.

Кондак, глас 4:
Отверзый небеса заключенная, на небеси пресветлыя лучи, на земли возсия пречистый Крест: темже сияний его действа приемше, к незаходимому наставляемся свету, и во бранех имамы его, оружие мира, непобедимую победу.

Мч. Акакия сотника (303).
http://s56.radikal.ru/i151/1005/af/8c90fe4126fc.jpg
фреска
Святой Акакий пострадал за исповедание имени Христова в царствование Максимиана1 и именно в третье гонение на христиан, воздвигнутое этим императором по наущению диавола.

Происходил святой Акакий из Каппадокии2, был саном воин в звании сотника и служил в полке мартисийском3 под начальством полковника Фирма.

В то время царем Максимианом было приказано отыскивать христиан не только в городах, но и в рядах воинов; и если находился в числе воинов кто-либо веровавший во Христа, такого повелено было предавать суду и мучениям; в том случае, если христианин не оказывал повиновения указу царскому, его должно было предавать смерти.

Вследствие такого распоряжения, полковник Фирм призывал к себе каждого воина поодиночке и расспрашивал всякого, какова его вера: и если оказывалось, что кто-либо из его воинов веровал во Христа, то Фирм всячески, и ласками и угрозами, принуждал его к идолопоклонству. Действуя так, Фирм многих, нетвердых в вере и боязливых, христиан совратил в язычество.

Когда Фирм призвал к себе сотника Акакия, то сей последний во всеуслышание сказал:

- Среди христиан рожден я, христианином я и останусь; свидетелем в этом да будет мне Сам Господь Иисус Христос; не только отец и мать моя, но и мои деды и прадеды были христианами: потому христианином останусь и я.

После этих слов святого, Фирм начал склонять его к идолопоклонству и ласками, и угрозами; он три раза призывал его к себе и увещевал его исполнить приказание царское. Однако видя, что Акакий остается непреклонным, Фирм приказал заключить его в оковы и отослать к военачальнику Вивиану.

В то время, как военачальник Вивиан восседал на судилище и допрашивал других исповедников Христовых, к нему подошел комментарисий4 Антонин и сказал:

- Вчера полковник мартисийского полка Фирм заключил в оковы своего сотника Акакия; ныне он присылает его к тебе, потому что Акакий не повинуется указу царскому и исповедует веру христианскую.

Тотчас Акакий был представлен на допрос к военачальнику.

Посмотрев на него, военачальник спросил:

- Какое имя твое?

Отвечал святой:

- Вожделенное для меня и для всех родственников моих есть то имя, которое происходит от достославного имени Христова, - я называюсь христианином, но по-человечески я именуюсь Акакием.

Сказал на это военачальник:

- По имени твоему и нрав твой, ибо ты злой, так как не повинуешься царскому приказанию!

Отвечал на это святой:

- О воевода! Ты говоришь ложь и неправильно истолковываешь смысл моего имени, потому что Акакий значит: "незлобивый5". Этим именем я несправедливости и называюсь, так как не хочу быть общником злобы диавольской, кровь человеческую пиющей.

Сказал воевода:

- Откуда ты набрался таких неразумных речей?

Отвечал святой:

- Я родом из Каппадокии; отсюда было много мучеников за имя Христово, и я сам видел чудеса, которые совершались по кончине святых по благодати и силе, данной от Господа; я сам видел, как гробы и честные мощи их источали исцеления многим больным. Потому я и хочу быть подражателем этих святых мучеников, а не вас, и потому я не повинуюсь вашим нечестивым законам, которые погибнут вместе с вами.

Тогда воевода сказал святому:

- Не думай, что ты будешь предан незначительным мучениям. Ты за свое высокомерие и суесловие заслуживаешь большой казни; но, если хочешь избавиться от нее, отрекись от христианской веры и исполни приказание царское, поклонись богам, по милости которых царствуют императоры и одерживают победы над врагами своими; постыдись и меня, восседающего на этом судилище; не считай себя умнее всех людей и не надейся на человека, именуемого Христом, Который, как говорят, был предан мучениям и законно осужден на смерть.

Отвечал на это святой:

- Ты заблуждаешься, судия, говоря так, и сильно грешишь, будучи ослеплен сатаною, потому что цари царствуют и одерживают победы не по милости богов ваших, но по промышлению и соизволению всеблагого Бога нашего. А относительно того, что ты говоришь, будто я уповаю на человека, преданного мучениям и осужденного на смерть, - знай, что это Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, Который ради спасения нас, грешных людей, пришел на землю и стал человеком, продолжая пребывать Богом истинным; Господь наш Иисус Христос некоим дивным и неизреченным образом принял на Себя естество наше; как было это - ты не только не поймешь, но и не услышишь, если предварительно не сделаешься христианином. Христос Господь, будучи Богом истинным, как я сказал, будучи Словом (Ин.1:1), сопребывающим с Отцом и сопредвечным Ему, во время, Ему благоугодное, совершил дело спасения нашего и, таким образом, избавил нас от рабства врагу-диаволу, от начала времени нам позавидовавшему.

На эти слова святого военачальник сказал:

- Если цари противны твоему Христу, то почему же Он не умерщвляет их, будучи Богом Всемогущим, как ты говоришь?

Отвечал святой:

- Потому-то ты и должен познать Его бесконечное милосердие и беспредельную силу, что Он, поругаемый вами, не умерщвляет вас, долготерпеливо ожидая, что вы, эллины, покаетесь и воздадите честь, Богу подобающую, Ему, а не бесам. Затем, Он долго терпит и ради того, чтобы избранные рабы Его, возлюбленные Ему, явили бы пред глазами всех людей свой славный подвиг. Если бы Бог наш погубил вас вскоре, то и вы погибли бы навеки, и рабы Его не были бы явлены миру; не была бы явлена людям и сила благодати Его. Каким бы образом прославился Владыка наш, если бы не явил долготерпения Своего к великим грехам нашим? Потому Он и теперь оставляет вас без наказания; однако вы, презирающие долготерпение Его, пребывающие в нечестии своем и на нас, неповинных, гневающиеся, - если не покаетесь, то приготовите себе погибель и погрузитесь в нее, по причине беззаконий ваших; мы же, знающие силу и могущество Бога нашего, терпеливо перенося страдания за имя Его, получим вечно-блаженную жизнь от Него; слава Его будет явлена также и тем людям, которые, познав заблуждение свое, покаются и исправят свою жизнь.

Удивляясь такому благоразумному ответу мученика, военачальник Вивиан спросил его:

- Не обучался ли ты книгам, так как ты мудро ответил мне; ты справедливо говоришь, что жизнь человека находится во власти Божией, в Его промышлении и долготерпении.

Отвечал святой:

- Из того обстоятельства, что я, не обучавшийся книжной мудрости, так ответил тебе, ты должен был бы познать силу и благодать Бога нашего, владычествующего над всем миром; ибо Сам Бог говорит устами рабов Своих, чему и вы, считающие себя премудрыми, удивляетесь. И изначала, когда Господь наш восхотел возвестить Евангелие всей вселенной, Он избрал для проповеди не знатных и богатых людей, не мудрых философов и сладкоречивых риторов, но рыбарей и мытарей, простых и неимущих. Так сделал Господь для того, чтобы сила Его непостижимая и премудрость, превосходящая всякое разумение, была познана в тех, которых Сам Дух Святой невидимо учил и наставлял.

После этого военачальник сказал святому:

- Оставь свое многоглаголание и отвечай мне на этот вопрос: известен ли тебе указ царский, повелевающий вам, христианам, или принести жертву богам, или принять тяжкие муки? Скажи мне: подчинишься ли ты приказанию царскому; принесешь ли ты жертву богам или нет?

Отвечал святой:

- Я еще полковнику Фирму, который меня допрашивал ранее, заявил, и притом не один раз, что я христианин; то, что я говорил Фирму, говорю и тебе: я христианин и скверным бесам вашим не принесу жертвы.

Тогда военачальник сказал:

- Щадя юность твою, так как ты имеешь не более двадцати пяти лет, и уважая твое звание сотника, я вовсе не хотел бы мучить тебя. Однако если ты пребудешь опять в своем нечестии, то ты заставишь меня предать тебя жесточайшим мукам.

Святой же отвечал на это:

- Это не безумие, но самое благоразумное и самое богоугодное дело - не оставлять веры во Единого Бога истинного, Создателя моего, по воле Которого я существую до нынешнего дня.

Военачальник сказал святому:

- Как же ты говоришь, что Бог Один? Ведь только сейчас ты исповедал Христа, Сына Божия. Но если ваш Бог имеет Сына, равного Себе, то ты должен признавать двух богов: одного Бога Отца, а другого - Бога Сына. А если у вас два бога, то почему же ты теперь исповедал мне только одного Бога? Я вижу теперь, что ты заблуждаешься и лжешь мне, потому что противоречишь сам себе на словах.

На это отвечал святой Акакий:

- Я верую и надеюсь на Господа моего Иисуса Христа, распятого при Понтийском Пилате, что Он Духом Святым вразумит меня и научит меня ответить тебе на твой вопрос, потому что вопрос твой о том, почему мы, двух называя, признаем только Единого Бога, - вопрос трудный и не легко разрешимый. Но я говорю тебе, что мы, христиане, не только Отца и Сына, но и Духа Святого исповедуем Богом истинным. В этих трех наименованиях - три Лица, но одно Божество и сила. Мы признаем Единого Бога, вместе с Словом и Духом Святым, потому что не подобает Богу быть без Слова и Животворящего Духа. Приведу тебе для пояснения моих слов и подобие: вот царь, которого ты называешь владыкою, а я человеком, - называется Максимианом; у него есть сын Максенций. Вот их двое; однако природа у них одна - природа человеческая, и царство их нераздельно; сын почитается ради отца, отец прославляется ради сына; подобно сему и о Боге мы мыслим, потому что божественная сущность Отца, Слова и Духа Святого одна и та же, и никогда не изменяется, так как Бог, почитаемый нами, есть Един".

Воевода сказал святому:

- Не раз я замечал тебе, чтобы ты говорил мне только о деле; ты же всеми этими суетными речами только отклоняешься от предмета нашей речи. В последний раз я говорю тебе: принеси жертвы нашим богам, по воле которых существует мир; если же не исполнишь этого моего приказания, то я более уже не буду терпеть твоего неповиновения.

Отвечал на это святой:

- Не думай устрашить меня мучениями; вот тело мое уже готово восприять раны; мучь его, сколько хочешь. Но мыслей моих и моих сердечных убеждений, ни ты, ни царь, ни бесы ваши, которым ты поклоняешься, и никто другой никогда не изменит и не направит ко злу.

Тогда военачальник, разгневавшись, приказал привязать святого обнаженного к четырем столбам и бить его шести воинам суровыми жилами без милости, сначала по спине, а затем по животу. При этом, игемон сказал: "Посмотрим, поможет ли его Бог ему?" Святой мученик был терзаем таким образом долгое время, так что воины, бившие его, менялись нисколько раз; уже земля обагрилась кровью его. Но страдалец ничего другого не говорил, как только: "Христе, Спасителю мой! Помоги мне, смиренному рабу Твоему! Господи Боже мой! Не оставь меня!"

Когда же военачальник увидел, что святой мученик был весь изъязвлен и окровавлен, то сказал ему:

- Может быть, ты принесешь теперь жертву богам?

Отвечал святой:

- Не принесу жертвы бесам, потому что я верую в Господа моего Иисуса Христа, помогающего мне; теперь я чувствую себя среди мучений еще более мужественным и твердым, чем прежде; до сих пор ожидание мучений отчасти смущало меня; но как только я начал страдать, меня укрепила сила Христова и я почувствовал в себе готовность на муки, хотя бы еще большие и еще тягчайшие, так как твердо верую и надеюсь на Господа и Бога моего. Но знай, что чем больше ты причинишь мне мучений, тем больше пользы принесешь мне; чем большим мукам ты предашь меня, тем большую благодать у Бога ты мне исходатайствуешь.

Военачальник же, придя в ярость от сих слов святого, приказал бить его по устам оловянными досками. Когда прекрасные ланиты святого обезображивались мучителями, военачальник сказал мученику:

- Принеси жертву богам и тогда ты избавишься от еще более тяжких мучений, приготовленных для тебя. Отвечал ему святой:

- Я так же мало думаю о предстоящих мучениях, как мало думаю о мучениях, уже бывших.

Военачальник же сказал:

- Каким образом ты, будучи воином и притом не обученным книгам, так разумно отвечаешь мне?

Отвечал святой мученик:

- Дух Святой дает рабам Своим терпение и помогает отвечать на суде, потому что Спаситель наш, Господь Иисус Христос, сказал ученикам Своим: "Когда будут предавать вас князьям и владыкам, не заботьтесь, как или что сказать: ибо в тот час не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас" (Мф.10:19-20).

Тогда комментарисий Антонин сказал святому:

- Какая тебе, окаянный, будет польза от многоглаголания твоего, так как ты противишься царскому приказанию, за что и принимаешь мучения? Но вот тебя сейчас станут мучить еще больше; тогда ты уж непременно исполнишь приказание царское.

Отвечал ему святой:

- Отойди от меня и лучше увещевай самого себя. Если я не послушал воеводы, несмотря на то, что меня подвергали многим мучениям, то послушаю ли я тебя?

После этого военачальник приказал заключить мученика в темницу города Перинфа, во Фракии6. Здесь святой мученик пробыл семь дней.

В то время, когда святой Акакий находился в темнице, радостно веселясь о Господе и благодаря Его зато, что Он сподобил его пострадать за святое имя Его, к военачальнику Вивиану пришло послание от фракийского игемона Флаккина; в этом послании Вавиану предписывалось идти в Византию, вместе со всеми узниками, какие были у него. Военачальник Вивиан тотчас отправился, а с ним вместе пошел в Византию и святой Акакий, шедший вместе с несколькими другими узниками, за некоторые преступления заключенными в темницу. Святой мученик сильно изнемогал на пути и от ран, и от железных оков, и от голода, и от жажды, а также вообще и от продолжительного и спешного путешествия, тем более что воины, сопровождавшие святого, были немилосердны и часто наносили ему побои, побуждая святого идти скорее. При всех таких страданиях святой не надеялся остаться в живых и думал, что скоро скончается; поэтому он долго просил воинов, ведших его, остановиться на некоторое время, чтобы он мог помолиться Богу; однако просьба святого не была исполнена. Когда же все остановились в некотором месте на ночлег, тогда святой, подняв очи к небу, тотчас стал молиться так: "Слава Тебе, Боже, являющему по благоутробию Твоему милосердие Свое всем, любящим Тебя! Слава Тебе, призвавшему меня, грешного, на подвиг сей! Слава Тебе, Господи Иисусе Христе, знающему немощь плоти нашей и даровавшему мне силы к перенесению мучений! Ныне же, Владыко, видя, что я окружен со всех сторон столь многими страданиями, так что и сама душа моя, как мне кажется, хочет разрешиться от союза с плотью, - пошли ангела Твоего святого, дабы он исцелил раны мои и облегчил мои страдания; или же повели мучителям предать меня поскорее смерти, дабы я скорее перешел к Тебе, Господу моему".

В то время, когда святой молился в таких словах Богу, внезапно на том месте показался облак, из облака же послышался голос, говоривший: "Акакий! Мужайся, и крепись!"

Этот голос слышали все, там бывшие, - и воины, и узники; удивляясь, они говорили друг другу:

- Неужели и облака могут говорить так же, как и люди? Когда кто слышал то, что мы слышали ныне?

И все дивились бывшему. Многие же из узников, услышав глас тот, уверовали в Господа Иисуса Христа, Сына Божия, и, припав к ногам святого Акакия, усердно просили его научить их истинам христианской веры. Святой же мученик Христов Акакий, идя вместе с ними, беседовал, говоря так:

- Хотя до сего времени я упражнялся не в книгах, но в обязанностях воинского звания, однако я был воспитан в священническом доме, потому что я происхожу из священнического рода. Я помню, что я слышал от священников, именно, что Бог, желая спасти человека, изгнанного из рая, и освободить его из ада, послал в мир сопредвечное Слово Свое, Сына Своего; Сын же Божий, приидя в мир, принял плоть от Пресвятой и Пречистой Девы Марии, образом быв как человек; затем претерпел крестную смерть, дабы исправить древом креста грех Адамова непослушания заповеди Божией; чтобы даровать спасение осужденному человеку, Он Сам заплатил за нас долг правосудию Божию Своим вольным страданием на кресте. Будучи пригвожден ко кресту, Сын Божий тем самым уничтожил рукописание наших грехов, победил нашу смерть Своею смертью, ад пленил и всю силу диаволову посрамил и сделал ничтожной. Когда же Сын Божий поразил всех бесов и врата медные сокрушил и цепи железные истер7, то воскрес из мертвых в третий день и дал через это роду человеческому возможность воскреснуть всем и жить вечно в грядущем веке. Этот же видимый мир ничтожен и будет существовать незначительное время.

Слушая эти и им подобные слова мученика, узники, сопутствовавшие святому, с радостью обратились к вере христианской.

Когда наступила ночь, то путники остановились для ночлега в близлежащем селении. Здесь узники в полночь имели дивное видение, именно, они видели несколько юношей, одетых в светлые одежды (это были святые ангелы), как бы воинского чина, беседовавших со святым Акакием. Узники, видя это, подумали, что это родственники и друзья Акакия пришли ночью посетить его (боясь мучителя).

Утром следующего дня все отправились в путь. В этот день все шли очень быстро, так что к вечеру прибыли в Византию; на ночь же остановились ночевать все в одном доме. И в эту ночь узники увидели тех же самых юношей, беседовавших со святым Акакием, как и в прошлую ночь; при этом узники заметили, что эти светлые юноши омывали теплою водою раны мученика и исцеляли их. Взирая на это, узники подумали про себя: "Поистине, это видение - от Бога, потому что не люди, а ангелы приходили прошлою ночью к святому; и в эту ночь святые ангелы посетили его".

Когда наступило утро, то все они были отведены в темницу. Святой же Акакий был заключен, по распоряжению военачальника, отдельно от других, во внутреннем отделении темницы; он был скован железными узами, забит в колоду; к нему не пропускали никого для беседы, даже не давали ему ни пить, ни есть, так как мучители хотели голодом, жаждою и тяжкими страданиями заставить его отречься от Христа и исполнить их приказание - поклониться идолам; все же прочие узники были помещены во внешнем отделении темницы.

Перед наступлением ночи узники сподобились снова видеть то же самое дивное явление, - именно они увидели, что во внутреннем отделении темницы засиял яркий свет; подойдя к окнам, чтобы разглядеть, что это такое, они увидели нескольких светлых мужей; которые, освободив мученика от оков, врачевали его раны и предлагали ему чудную, белую как снег, пищу, а также и питье.

Так как это продолжалось каждую ночь, то узники сообщили об этом темничному сторожу. Этот последний, подойдя ночью к окну, увидел то же самое. Но когда сторож вошел во внутреннее отделение темницы, то не нашел никого, кроме святого мученика, пребывавшего в оковах. Все это привело темничного сторожа в великий страх.

Когда прошли семь дней по прибытии узников в Византию, военачальник Вивиан воссел на судилище и призвал к себе на допрос святого мученика Акакия. Увидав, что мученик Христов был здрав телом и радостен лицом, Вивиан пришел в великое удивление, потому что думал увидеть мученика больным, изнемогшим от ран и оков, от голода и жажды и от продолжительного путешествия. Вивиан подумал, что это воины облегчали страдания святого; поэтому, весьма разгневавшись на них, он сказал им:

- Разве я не приказал вам заключить этого человека во внутреннем отделении темницы, забить его в колоды и оковы железные и совершенно не давать ему ни пищи, ни питья? Но вы держали его на свободе и помогли ему вылечиться от ран. И вот я вижу теперь его еще более здравым и цветущим лицом, нежели прежде.

Комментарисий Антонин сказал на это:

- Как ты приказал, военачальник, так и было все сделано. Начиная с Перинфа и до этого города мы вели его в тяжелых железных оковах; ты сам можешь свесить их и узнать, как много они весят. В этом городе мы заключили его в самое внутреннее и самое тесное отделение темницы, и никто из воинов не давал ему ничего ни из пищи, ни из питья. Спроси сторожа темничного и ты узнаешь, так ли было все, как ты приказывал, или нет.

Тотчас военачальник приказал позвать темничного сторожа. Когда сторож явился к военачальнику, то этот последний с гневом сказал ему:

- Почему ты, окаянный, не исполнил моего приказания, но дозволил Акакию питаться и врачевать раны его, так что теперь он столь крепок телом, что вполне годен к войне.

Святой же Акакий заметил на это:

- Силу и крепость дал мне с неба Подвигоположник Иисус Христос, исцеливший меня от ран и сделавший меня здоровым.

Военачальник же с гневом сказал:

- Бейте его по лицу и сокрушите его уста, чтобы он не говорил тогда, когда ему не предлагают вопроса.

После этого слуги стали бить святого. Затем военачальник сказал сторожу темницы:

- Что ты, окаянный, ответишь мне?

Сторож же отвечал:

- Клянусь властью твоею, что все, что ты приказал мне сделать, я сделал. Я очень строго держал его и всячески стеснял его; но были некоторые, кто питал и врачевал его, как об этом знают все, заключенные в темнице. Расспроси их, и если ты услышишь что-либо другое, - вот голова моя перед тобою, делай со мною, что хочешь. Нам часто казалось, что к нему приходили какие-то воины, причем одни из них разрушали его от оков, другие омывали язвы его и исцеляли их, и, наконец, третьи приносили к нему пищу и питие и дружески беседовали с ним. Обо всем этом мне сказали узники, приведенные сюда вместе с ним из Перинфа; они говорили, что это было и на пути, и здесь, в темнице. Но я не верил их словам, почему сам хотел видеть тех светлых мужей; и действительно я сам, своими глазами, видел все то, что они мне передали. И когда я, внезапно открыв дверь, вошел во внутреннее отделение темницы, чтобы расспросить Акакия, кто это были приходившие к нему, откуда они пришли и каким образом они проникли сквозь запертые двери, - то я не нашел там никого, кроме самого узника, закованного в колоду и железные оковы; иногда я заставал его молящимся Богу, иногда спящим.

Выслушав сторожа темничного, военачальник сказал ему:

- Ты, окаянный, вероятно принимал золото от родственников Акакия и впускал их к нему с пищею, питьем и с лекарствами.

И тотчас, сказав это, военачальник приказал сильно бить сторожа железными прутьями.

Сторож же, принимая побои, воскликнул:

- Я прошу тебя, военачальник, сначала исследуй тщательно как было дело; если окажется, что было не так, как я рассказал тебе, тогда убей меня.

Воевода сказал на это:

- Значит человек тот - чародей и волхв.

Сторож же отвечал:

- Я тебе сказал лишь то, что я видел сам; чародей же или нет тот человек - этого я не знаю.

После этого военачальник приказал еще сильнее бить сторожа темничного. Таким образом, этот сторож неповинно пострадал ради мученика Христова. Святой же мученик Акакий, видя это, посмеялся неразумию военачальника, хотя уста и ланиты святого мученика были сокрушены. Увидав это, военачальник пришел еще в больший гнев и с яростью сказал мученику:

- Разве ты пришел насмехаться над нами, надеясь спастись своим волшебством?

Святой отвечал:

- Не думай, что я смеюсь над тобой и радуюсь твоей погибели; нет, я болею и страдаю сердцем о вашей вечной погибели; вы же сами посмеваетесь и издеваетесь над нами, потому что, оставив Бога истинного, Творца неба и земли, Виновника всего существующего, вы поклоняетесь и воздаете божеское почитание камню и дереву.

После этих слов военачальник приказал десяти воинам бить мученика дубовыми палками по спине и по животу. Мученик же, терпеливо перенося побои, говорил: "Господи Иисусе Христе! Помоги мне, рабу Твоему!" И слышен был с неба голос, укреплявший святого; при этом воины, наносившие удары, как бы оцепенели и не могли поднять рук своих на мученика. Военачальник же, не зная, что делать, решил послать святого к игемону, который прибыл к тому времени в Византию, причем военачальник написал игемону такое послание: "Любезному и достославному судии Флаккину, игемону фракийскому, от Вивиана военачальника - радоваться. Я предавал разного рода мучениям Акакия, защитника нечестивой веры христианской; его прислал ко мне двадцать дней тому назад Фирм, начальник мартисийского полка, так как он не повиновался приказанию царскому. Я никак не мог заставить его подчиниться императорскому указу; так как ты можешь наказать еще сильнее этого человека, то я и пересылаю тебе его, вместе с записью его деяний, сделанною комментарисием".

Игемон, прочитав послание Вивиана, приказал заключить мученика в темницу, но без оков и без охраны крепкой стражей; сделал же он так потому, что имел жену-христианку, которая после многих слезных просьб убедила его не мучить слишком долго христиан, приводимых к нему на допрос, но поскорее предавать их смерти, если уж нельзя их освободить.

Спустя пять дней после этого игемон вызвал мученика к себе на допрос, причем приказал предварительно прочитать описание всех дел мученика - историю его страданий, запись о которых ему была прислана военачальником Вивианом. Игемон весьма удивился как жестокости мучений, так и мужеству святого Акакия, и сильно порицал Вивиана за то, что он так долго мучил человека, званием воина, а не предал вскоре его смерти. Поняв же, что святого Акакия никоим образом нельзя отвратить от исповедания имени Христова, игемон приказал отсечь ему голову вне города (Византии). Когда святой мученик был веден на мучение, то он так воскликнул Богу:

- Как бы я хотел восхвалить Тебя, Источник жизни, Христос, Сын Божий, за то, что Ты был так благ и милостив ко мне грешному, что сподобил меня подвига мученического!

Когда святой дошел до самого места усечения и испросил себе у воинов время на молитву, то, преклонив колена, сказал:

- Слава Тебе, Боже! Тебе должно воздавать непрестанную хвалу, так как Ты прославляешься в нас, людях, обремененных грехами; и чем более Ты являешь нам милостей Своих, чем больше прощаешь наших грехов, тем сильнее и ярче сияет слава Твоего благоутробия и милосердия неизреченного. Да будет благословенно святое имя Твое, Боже, потому что Ты сподобил меня, недостойного, столь великой чести - права называться мучеником Христовым. И эту великую честь Ты даровал мне не по каким-либо заслугам моим, но единственно по причине Твоей неизреченной благости и Твоего несказанного милосердия. Прославляю и восхваляю Тебя, Господи Боже Святой Израилев, с Единородным Сыном Твоим и Святым Твоим Духом, потому что Тебе должна воздаваться слава, честь и поклонение, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

Сказав это, святой преклонил под меч голову свою и был усечен8.

Так окончил свое страдание за Христа святой мученик Акакий. Честное тело его было погребено с честью христианами на том самом месте, где он был усечен; место это называлось "Ставрион". Все это произошло, как мы сказали, в царствование среди язычников Максимиана, в царствование же среди христиан Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава, честь и поклонение во веки. Аминь.
______________________________________________________________________
1 Максимиан - управлял западною половиною Римской империи с 284 по 305 г.
2 Малоазийская область.
3 Мартисийский полк - отряд Марсовых (т.е. храбрых)
4 Комментарисий - начальник над тюрьмами.
5 Акакий (с греч Axaxios от xaxos - дурной, злой, и отрицания a) действительно значит "незлобивый".
6 Фракия - область Римской империи, лежавшая к северо-востоку от Македонии. В настоящее время Фракия под именем Румелии входит в состав европейской Турции.
7 Выражение церковной песни.
8 Кончина святого мученика последовала в 303 г. Мощи его хранились долгое время в храме его имени, созданном императором Константином Великим на месте его погребения, в Ставрионе или Ставродромии. Здесь мощи святого Акакия хранились до времен иконоборцев, когда христиане, спасая их от преследования нечестивых гонителей, перенесли их в южно-итальянский город Скилакс.

Прпп. Иоанна Зедазнийского и учеников его: Авива, еп. Некресского, Антония Марткопского, Давида Гареджийского, Зенона Икалтского, Фаддея Степанцминдского, Исе, еп. Цилканского, Иосифа, еп. Алавердского, Исидора Самтавийского, Михаила Улумбийского, Пирра Бретского, Стефана Хирского, Шио Мгвимского (VI)
http://s43.radikal.ru/i101/1005/28/ab6567a9e488.jpg

Преподобные Шио Мгвимский, Иоанн Зедазнийский, Давид и Додо Гареджийские. Икона. XIX в
Преподобный Иоанн Зедазнийский и 12 его учеников: Авив, епископ Некресский, Антоний Марткобский, Давид Гареджийский, Зенон Икалтский, Фаддей Степанцминдский, Исе, епископ Цилканский, Иосиф, епископ Алавердский, Исидор Самтавийский, Михаил Улумбийский, Пирр Бретский, Стефан Хирский, Шио Мгвимский - святые сирийские (каппадокийские) подвижники, основатели грузинского монашества, пришедшие в Грузию из Каппадокии в середине VI века. Тринадцать святых каппадокийских отцов вероятно были грузинами, получившими духовное образование в знаменитой Лавре святого Симеона Столпника и в других монастырях Сирии и Месопотамии, с целью вернуться на родину и содействовать ее христианскому просвещению.

Святой Иоанн Зедазнийский, глава этих подвижников, получил духовное образование в Антиохии. О месте его рождения и о родителях сведений не сохранилось. В молодые годы он принял монашество и предался уединенной аскетической жизни, стяжав впоследствии удивительную кротость, смирение и дар чудотворения. Слава о духовных подвигах привлекла к нему множество учеников, из числа которых святой Иоанн Зедазнийский избрал по жребию 12 человек и, исполняя повеление Божией Матери, отправился с ними в Грузию. По дороге они получили благословение от святого Симеона Столпника Младшего (+ 596), а в Мцхета, древней столице Грузии, перейдя "немокрыми ногами" реку Куру, были радостно встречены народом, царем Парсманом (542 - 557) и Католикосом-Архиепископом Евлавием (552 - 560). Летописцы повествуют, что святые каппадокийские отцы обратились к встречавшим их на грузинском языке, а войдя в соборный храм Светицховели и простершись ниц перед Животворящим Столпом, славили и благодарили Бога. По благословению Католикоса Евлавия святой Иоанн вместе с учениками поселился на горе Зедазени (отсюда наименование святого Иоанна - Зедазнийский), где некогда было языческое капище и возвышался идол. Подвижники жили в шалашах, питались травами и кореньями, постоянно пребывая в молитве и духовных размышлениях. К ним притекало множество больных, получавших исцеления по их молитвенному предстательству. После избрания святых Авива и Исе епископами, святому Иоанну явилась во сне Божия Матерь и повелела ему послать своих учеников по разным местам Грузии для проповеди Слова Божия и пастырского назидания. Выслушав наставления святого Иоанна, одни ученики отправились в Кахетию (Зенон, а впоследствии - Стефан), другие в Карталинию (Пирр, Михаил, Фаддей и Исидор).

"Все они... учили народ, наставляли его в вере, уничтожали мрак суеверия и истребляли оставшиеся в горных теснинах идолослужение и капища, вместо чего воздвигали святой крест и святые храмы, устрояли в народе гражданственность..."

Святой Зенон, "столп сладкого послушания", завершив проповедь в горах верхней Кахетии, основал монастырь в Икалто, где и был, после великих подвигов, погребен в соборном храме в честь Нерукотворенного образа Спаса.

Сбятой Фаддей (по-грузински Тате) вначале остался в Мцхета, устроив по повелению святого Иоанна монастырь у подножия горы Зедазени для приходящих к учителю. После смерти святого Иоанна, святой Фаддей проповедовал в Карталинии, где основал много церквей, в том числе храм в честь святого первомученика Стефана в городе Урбниси. Впоследствии он поселился в пещере на горе Цлеви близ города Каспи, на вершине которой также основал храм в честь святого первомученика Стефана. В этой пещере у основания храма были погребены мощи святого Фаддея, "образа чистой правды и веры".

Святой Исидор, "вертоград добродетели", после долгих апостольских подвигов устроил монастырь в Самтависи в честь Нерукотворенного образа Спаса, где и почивают его святые мощи.

Святой Михаил много потрудился в утверждении христианства в горах верхней Карталинии и Осетии. Близ местечка Улумби он основал большую обитель. В соборном храме этой обители, обращенной в XIX веке в приходскую церковь, покоятся его святые мощи.

Святой Пирр, "Божественный образ плача", основал обитель на левом берегу реки Дванисцхали, близ местечка Брети. В храме обители были положены его честные мощи.

Святой Стефан, "венчанный силою и ведением", после долгих апостольских трудов в нижней Кахетии, основал обитель близ местечка Хирсы. Он был погребен в соборном храме в честь святого первомученика Стефана, с левой стороны алтаря у жертвенника.

Разослав своих учеников, святой Иоанн Зедазнийский оставил при себе диакона Илию и углубился в молитвенные подвиги.

Святой Иоанн сумел противостоять козням злых духов, которых изгнал Именем Христа из пределов Мцхета. По молитве святого Иоанна на горе Заден заструился источник целебной воды. Получив откровение о своей смерти, преподобный Иоанн призвал к себе учеников - святого диакона Илию и святого Фаддея Степанцминдского, которым завещал похоронить его в тесной пещере на горе, на месте его подвигов. Причастившись Святых Тайн, преподобный Иоанн увидел отверстое небо и воинство бесплотных Сил Небесных со множеством святых. В духовном восторге он предал свою праведную душу Господу. Кончина святого Иоанна последовала между 557 и 560 годами, при Католикосе Макарии (553 - 569). Ученики его, позабыв завещание преподобного, в сопровождении сонма духовенства перенесли тело святого в монастырь у подножия горы Заден и положили его в особом склепе.

Но земля вокруг заколебалась и сотрясения ее не прекращались до тех пор, пока тело святого Иоанна не было положено в пещере на вершине горы, как завещал преподобный. В Х веке при Католикосе - Архиепископе Клименте (908 - 923) на южной стороне этой пещеры была построена церковь в честь Иоанна Крестителя, так что святые мощи Иоанна Зедазнийского оказались в ее приделе, у жертвенника. Они были прославлены многими знамениями милости Господней.

0

46

.................................продолжение от 20 мая


Житие преподобного Иоанна Зедазнийского чудотворца, начальника Сирийских отцов

Этот достойный памяти и удивления и всеми восхваляемый муж (*2) был родом из Сирии, где и получил первоначальное образование Как о месте рождения его, так и о родителях его ничего неизвестно. Известно только, что он родился в селе близ города Антиохии. В Антиохии он учился, совершенствовался в познании веры и достиг зрелого возраста.
Дивный Иоанн, венец и украшение подвижников, глубоко изучил Священное Писание и, как бы в сокровищнице, собрал все хорошее и душеполезное в своем сердце. По достижении зрелого возраста он был украшен всеми христианскими добродетелями. Совершенствуясь в духовных подвигах, он приобрел богатство разнообразного знания. Еще в молодых летах он, по обычаю того времени, принял монашество и, повинуясь внутреннему голосу, предался уединению, чтобы быть вдали от всех мирских забот.
Преподобный всеми силами стремился посвящать дни свои служению Богу и шел по стезям Его спасительных заповедей, а для этого он с каждым днем больше и больше предавался посту и молитве. Кротость и смирение были так велики в этом святом отце, что он считал себя “червем, а не человеком”, смирение сохраняло всегда невозмущенным его дух. Он был сильным противником зла, а в особенности виновника его – диавола, и боролся с ним всеми силами, пока не побеждал. Неиссякаемые источники слез проливались из очей святого, день и ночь он молил Господа даровать ему силу бороться с плотскими страстями, так сильно нарушающими покой души. Бог услышал раба Своего и дал ему власть над страстями и дар чудотворения.
Св. Иоанн превзошел подвигами других братии в обители, творением чудес он привлекал к себе жителей Антиохийской страны, просвещал их светом Богопознания и поучал их исполнению евангельских заповедей. Благодаря своим высоким добродетелям он сделался светилом той страны, больные разными недугами получали от него исцеления: слепые прозревали, хромые ходили, бесноватые освобождались от нечистых духов. Чем более Бог прославлял святого чудесами, тем больше народа стекалось к нему, желая видеть его и принять от него благословение. Слава о нем пошла по всей Сирии, везде восхваляли святого Иоанна за великие чудеса и знамения, которые Господь творил его руками. Так, с умножением у него духовных даров, возрастало и число приходивших к нему людей. Они нарушали беспрестанно его уединение, поэтому преподобный счел нужным выйти из Антиохийской области. Взяв с собой некоторых учеников, он оставил первоначальное место своего жительства и поселился в глубокой пустыне: там он беспрепятственно предался посту, молитве и бдению и ревностно стремился к исполнению заповедей Господних.
Оставшись без своего благодетеля, жители Антиохии пытались найти великого Иоанна, однако, несмотря на все их усилия, место, где пребывал святой муж, в продолжение долгого времени оставалось неизвестным. Ученики его пробирались тайком в город, продавали свое рукоделие, на вырученные деньги покупали себе необходимое для жизни и потом тайком же возвращались к отцу своему. Следуя примеру жизни святого Иоанна, ученики его подражали ему в подвигах поста и молитвы, никогда не оставались в праздности. Сообразно словам великого апостола, который сказал: Нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии (Деян. 20; 34), из рук не выпускали они рукоделия, в устах имели постоянно молитву, ум возводили к небу.
Но не угодно было Богу оставить в неизвестности верного раба Своего, ибо зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме (Мф. 15; 5), и Бог явил святого сего мужа всем желавшим найти его и поучиться от него, – клад открылся искавшим обогащения. Великое множество народа стало стекаться отовсюду слушать святого и поучаться от него закону Господню, Больные, приносимые на одре, получали совершенное здравие, расслабленные исцелялись, страждущие успокаивались душой и телом, словом, совершалось руками старца столько чудес, что подробно описать их нет никакой возможности.
Святой Иоанн убегал славы человеческой, а более-мирской суетной жизни, поэтому-то и задумал уйти куда-нибудь, где бы никто не знал его. В скором времени открылось и благоволение Божие на это. Матерь Божия, явившись ему, велела избрать из числа его учеников двенадцать достойных мужей и идти с ними в Иверию, чтобы утвердить в вере недавно основанную Церковь Иверскую. Об этом видении св. Иоанн сообщил своим ученикам и велел им в продолжение десяти дней поститься и молиться.
Когда прошло это время, святой собрал учеников и сказал им: “Дети и возлюбленные мои братья! Я вижу, что вы исполнены благодати Божией и совершенны во всех делах Божиих! Слушайте: я видел Преблагословенную Матерь Господа нашего Иисуса Христа, Которая повелела мне избрать из среды вашей двенадцать и вместе с ними отправиться в дальнюю Иверскую страну, чтобы потрудиться в новой Церкви Христовой. Поэтому я для удобства напишу имена всех вас на отдельных хартиях и положу их на престол, и проведем всю ночь в молитве, чтобы Господь Сам избрал предавшихся Божественной воле Его”, Ученики отвечали ему на это: “Отче святый! Как повелел тебе Господь, так и делай, но мы все-таки не оставим тебя и не разлучимся с тобою”. Всю ночь провели они, стоя на молитве, В третьем часу утра святой Иоанн велел всем иереям принести Бескровную Жертву, по окончании же Литургии, приобщившись Святых Тайн, велел всем воздеть руки к небу и произносить: “Кириэ элейсон” (*3). Пение это продолжалось около часа, в это самое время Ангел Господень взял с престола на виду всех двенадцать хартий и вложил их в руки св. Иоанну. На этих хартиях были написаны имена отцов Шио, Давида, Антония, Фаддея, Стефана, Исидора, Михаила, Пирра, Зенона, Исе, Иосифа и Авива.
Блаженный Иоанн поступил так для того, чтобы ученики не подозревали его в лицеприятии, и чтобы не скорбели те, коим придется разлучиться с любимым учителем. Тех, которые должны были остаться на месте, св. Иоанн собрал пред собой, горько плачущих и сетующих о предстоящей разлуке с их наставником, и, утешая их, сказал: “Дети, не должно вам противиться воле Божией, поверьте, что с самого начала, как вы избрали меня учителем своим, я никому из вас не льстил, всех любил одинаково, от всего сердца. Свидетель Бог, воля Которого такова, чтоб вы оставались здесь и были верны Ему. Об отшествии собратьев ваших не скорбите, но с радостью покоритесь повелению и избранию Господа, чтобы не сделаться Ему противными, просим (говоря от лица двенадцати) умерить рыдания свои”.
За сим избрал из числа их некоего Евфимия настоятелем и учителем вместо себя, потом, подняв руки свои к небу, долго молился о них Богу. По окончании молитвы благословил каждого из них, возлагая руки на главу, затем отправился в путь с избранными учениками.
В это время Симеон чудотворец, сын св. Марфы, взошел на столп. Блаженный Иоанн вместе со своими учениками посетил его по дороге и, получив от него благословение, отправился прямо в Грузию (Иверию) (*4). Дорога была многотрудная и далекая. Наконец после долгого и утомительного путешествия святые (отцы приблизились к столице Иверии – Мцхета.
Ангел Божий явился тогдашнему католикосу (патриарху) Евлавию и сказал: ‘”Вот идет Иоанн, раб Господень, с учениками своими. Он будет утверждать страну сию просвещенную святой Ниной. Встань и встреть их радушно, ибо они посланы Богом, не препятствуй намерению их: они украшены всеми добродетелями и внутренний их человек просвещен”. Встал достойный Евлавий и со всем клиром и множеством народа пощел к первой из близлежащих деревень, сам шел впереди, облаченный в ризы, желая узнать, кто эти рабы Господни.
После долгого ожидания, наконец показались св. отцы, босые, в рубищах, бедные на вид, в клобуках, по обычаю сирийских иноков. Преподобный католикос, едва завидел их, тут же понял, что это те, о которых он имел откровение чрез Ангела, подошел к ним, обнял св. Иоанна и сказал ему: “На благо ты пришел к нам, святый отче!” Св. Иоанн упал ему в ноги и сказал: “Владыко святый! Благословен Бог удостоивший меня поклониться святыне твоей”. Ему последовали и ученики его, и все приняли от католикоса благословение.
Здесь нельзя не обратить внимания на совершившееся чудо! Каким образом преподобный католикос и блаженный Иоанн узнали имена друг друга, и каким образом блаженный Иоанн свободно объяснялся с католикосом по-грузински? Чудо это подобно сошествию Святого Духа на св. апостолов. Воистину, дивны дела Господа Иисуса давшего рабу Своему Иоанну дар понимать язык, которого он никогда не знал и не слыхал. Все видевшие это чудо дивились и прославляли Бога, Творца чудес.
Во всеуслышание католикос сказал Иоанну: “Отче Иоанне! Господь чрез Ангела Своего открыл мне о приходе твоем к нам. Благодарю Его, что Он прислал святыню твою руководить души многих к мудрости Божественной и к жизни вечной”. Св. Иоанн Поклонился католикосу и отвечал: “Владыко святый! Ты подражаешь Христу в смирении твоем, которому ты научился от Него Самого. Мы, рабы твои, благодарим Бога, что нашли в тебе такого достойного пастыря, которому все тайное открыто Богом. Слава величию Его, удостоившего нас видеть лицо твое, да руководишь нас, бедных, ко спасению, ибо вижу я, недостойный, тебя исполненным благодати Божией, и притом, когда я принял от тебя благословение, то разрешились уста наши и язык мой для разговора с тобой, также и слух для слышания святых велений твоих”.
После этого католикос отправился вместе со святыми отцами в город и повел их прямо в церковь живоносного и мироточивого столпа. Св. Иоанн и его ученики пали пред этой святыней, пораженные величием знамения – воздвижения Богом мироточивого столпа. Они славили и благодарили Господа за то, что их так хорошо приняли. После сего католикос просил их остаться при нем, и святые отцы согласились.
Царь и весь народ смотрели на них, как на Ангелов небесных, из уст иноков истекали благодатные струи Божественного учения, они являли пример высокого благочестия. Открылись благодатные целебные источники, со всех мест стало собираться к ним множество людей, приносивших больных и желавших приэтом получить какое-либо наставление и поучиться Божественному закону. Слушая поучения святых отцов, иверцы утверждались в вере в Святую Троицу. Проповедью иноков просветилась почти вся Карталиния, сам царь Парсман VI и вельможи его приходили часто получить благословение и послушать их.
Святые отцы обходили все места, где блаженная Нина учила вере Христовой, поклонялись тем местам, где происходили какие-либо события ее жизни, и, желая как бы увидеть ее, расспрашивали о всех ее деяниях и проповедях, и благодарили подвигоположника Христа, даровавшего немощной жене столь великую благодать апостольскую.
Наконец иноки стали молить Бога о том, чтобы Он указал им место постоянного пребывания. Вскоре блаженный Иоанн увидел на северо-востоке, на горе Заден, подобное черной густой туче множество бесов, исполненных гордости Святой стал дивиться и говорить ученикам своим: “Смотрите, дети, что эти лукавые делают на горе той! Я думал поселиться там, наверное, это для того делают они, чтоб устрашить нас, но с нами имя Христово”. Потом, обращаясь к бесам тем, сказал: “Именем Христа повелеваю вам удалиться оттуда, да не будет вам места там, где поселится бедный Иоанн и братия его”.
После этого св. Иоанн пришел к католикосу и просил позволить ему жить с братией на той высокой и неприступной горе, пока Бог не укажет им другое место. Католикос сказал им: “Святые отцы! Гора та мрачна, высока и неприступна, и притом она была местом мерзкого идола Задена, которого разрушила святая и блаженная Нина, матерь наша. Гора та и теперь, как говорят, полна злых духов”. Иноки возразили ему на это: “Да будет благоволение Божие и твои молитвы с нами, благослови и отпусти нас”. Католикос, будучи не в силах более удерживать их, исполнил их просьбу.
Св. отцы сначала пришли к столпу, Богом воздвигнутому, преклонили колена и долго молились. Св. Иоанн со слезами молился Богу пред мироточивым столпом, говоря: “Настави мя, Господи, каким путем идти мне, и веди меня во истине Твоей туда, где бы, благоугождая Тебе, мог я в тишине окончить дни моей жизни, исполняя служение Тебе, Господи! Оставил я страну, в которой родился и рос, и Промышлением Твоим шел по пути этой краткой жизни”. Окончив молитву, они вышли из города Мцхета.
Это было в мае, когда река Арагвы была в разливе, и переход чрез нее был невозможен, но путников ничто не могло удержать. Они в сопровождении католикоса и всего народа пришли к берегу реки. Блаженный Иоанн обратился к возлюбленному ученику своему Шио и сказал: “Помолись, отче, Богу, да проведет Он нас на тот берег безопасным путем”.
Св. Шио, всегда покорный своему учителю, без возражений обратился лицом к востоку, положил три поклона, осенил воду крестным знамением, взял жезл у св. Иоанна, ударил концом его по воде, произнося следующие слова: “Вода! Отец наш повелевает тебе остановиться в течении твоем, пока перейдем на тот берег”. О чудо! Река дала им дорогу, и святые прошли чрез нее, как посуху. Все множество людей, увидев это, прославило Бога, даровавшего рабам Своим такую благодатную и крепкую веру.
Проходя с великим трудом через колючие кустарники у подножия горы и дремучий лес на горе, святые отцы взошли наконец на самый верх. Иоанн обошел всю вершину, на которой стоял некогда мерзкий идол Заден. Очистив несколько гору, он нашел там небольшую пещеру. Обратившись к ученикам своим, преподобный сказал: “Братие мои! Поселюсь я здесь, и на этой горе нам будет удобно пребывать в безмолвии, и наша жизнь благоугодна будет Богу”. Ученики на это отвечали ему; “Честнейший отец, как угодно тебе, так пусть и будет по твоим словам”. Найденную пещеру св. Иоанн немедленно сделал церковью, а потом святые отцы устроили себе несколько бедных шалашей из листьев деревьев и поселились в них. Там пребывали они в подвигах благочестия, претерпевая холод и голод, пищей им служили разные травы и коренья, растущие на горе.
Итак, этот пустыннолюбивый голубь, подобно пустынножителю Крестителю Иоанну, водворился на горе Заден. Постом, молитвами и умерщвлением плоти он достиг самого высокого духовного совершенства и поборол все козни сатанинские. Когда плоть ослаблена постом и молитвами, силен дух; тело же, изнеженное пресыщением и праздностью, ослабляет дух и делает его рабом нечистых плотских помышлений. Посему Боголюбивый этот муж умершвлением плоти поработил ее вполне духу. Сего светильника, красу Церкви и народа грузинского. Господь вселил на горе той, дабы разливалось вокруг сияние его молитв, силой которых очистилась та гора от множества некогда водворившихся там злых духов.
Едва разнесся слух о поселении святых мужей на горе, как народ нашел к ним дорогу, со всех сторон спешили к ним больные, бесноватые, слепые, глухие, увечные, которые получали исцеление. Возвращаясь домой совершенно здоровыми. они славословили и благодарили Бога за подаяние им милости чрез святых отцов.

Однажды католикос собрал своих епископов и пожелал взойти с ними на гору к преп. Иоанну и его ученикам. Когда архиереи приближались к жилищу св. отцов, те, заметив идущего к ним первосвятителя, исполнились необыкновенной радости, немедленно вышли навстречу, бросились в ноги католикосу и епископам и просили благословения, пришедшие же просили молиться о них Богу. Католикос, сотворив молитву, сел возле пещеры, служившей церковью. Св. Иоанн обратился к гостям со следующими словами: “Почему, господа мои, вы изволили принять на себя столь великий труд посетить нас, людей недостойных? Бог, Щедрый в милостях, да воздаст вам за это”.
Затем католикос стал просить св. Иоанна сказать им что-нибудь в назидание, но блаженный долго отказывался, говоря, что это более прилично как раз Евлавию как первосвятителю, но наконец, после долгих просьб католикоса, святой Иоанн согласился и начал говорить о жизни вечной и о будущем воздаянии. Из уст его лились как бы сладкие струи неисчерпаемого источника, католикос и епископы со вниманием слушали поучение его, исполняясь необыкновенной радости.
В это время, по причине смерти двух епископов, остались без архипастырей две епархии: Цилканская и Некресская. Католикос Евлавий, посоветовавшись с епископами, пожелал назначить на пустующие кафедры кого-либо из числа тринадцати святых отцов и положил избрать тех, которые в день его прихода на гору будут совершать Божественную Литургию.
Когда первосвятитель с другими пришел, служили иеромонах Авив и иеродиакон Исе. По окончании Литургии, католикос в присутствии св. Иоанна и других взял одной рукой Авива, а другой-Исе и, поцеловав первого, сказал: “Радуйся, Авиве, епископ города Некреси”; потом поцеловал другого, сказав: “Радуйся, Исе, епископ города Цилкани”. Такая неожиданность удивила избранных: они были опечалены налагаемым на них тяжким бременем святителства. Со слезами отказывались они и просили католикоса не отлучать их от старца, любимого ими. Но католикос ответил: “Жив Господь наш Иисус Христос, что не возьму назад слов, возвещенных вам по повелению Божию”. Обратился к ним и святой Иоанн, сказав: “Дети, не противьтесь повелению Божию и желанию сего святого Владыки. Для того пришли мы в эту страну, чтобы трудиться в ней и сеять слово Божие”.
Избранные святые мужи более не возражали, и католикос, взяв их с собой, возвратился в город Мцхета и посвятив их в скором времени во епископы. Авива первосвятитель послал в Некреси, где святой после долгих трудов среди язычников принял от огнепоклонников мученическую кончину; а чудный Исе был поставлен в Цилкани, ему была вручена паства Цилканская, и он получил в управление Цилканский соборный храм, где находилась чудотворная икона Божией Матери, написанная на доске из яслей Господних.
По уходе св. Авива и св. Исе с горы, посетители св. Иоанна со временем умножались, и многие из них оставляли мир, вступали в число братии его, и непроходимая из-за лесов гора та сделалась уже удобной для жительства поселившихся там и прославляющих имя Господа Иисуса иноков.
Однажды ночью блаженному Иоанну явилась Пресвятая Богородица с равноапостольной Ниной, и повелела ему Владычица разослать его учеников по разным местам Иверии для проповеди слова Божия и поучения народа. Восстав от сна, святой Иоанн собрал учеников, передал им свое видение и повеление Владычицы Богородицы и приказал готовиться в путь, куда каждому укажет Сам Господь.
Больно было ученикам расставаться с возлюбленным отцом своим, но они не смели противиться ему, будучи уверены в том, что такова воля Божия. Прежде всего св. Иоанн привел учеников своих к католикосу Евлавию, объявил ему повеление Господа и просил благословить уходящих и молиться о них. Католикос, благословляя святых отцов, просил каждого взять с собой по одному монаху в помощь себе. Согласились все, кроме ев. Шио: как любитель отшельнической жизни, он просил, чтоб ему позволили остаться в совершенном одиночестве. После этого св. Иоанн заповедал ученикам, как им жить в разлуке с ним, и преподал следующее наставление.
“Любезные дети мои! Для блага этой страны Господь послал нас сюда и, как видите, добрая почва страны сей новопросвещенной требует орошения учением слова Божия, дабы проповедью и наставлением укрепились в ней твердо корни православной веры. Поэтому каждый из вас, подобно апостолам, должен отправиться возвещать истины веры, совершать святое Крещение во имя Отца. и Сына, и Святого Духа, и поучать пребывающих в невежестве поклоняться одному Господу нашему Иисусу Христу. Да не предпочтете, дети мои, чего бы то ни было любви Господней, как и наш праотец Адам лишился райского блаженства и все потомство свое обрек на заботы, труды, лишения и, наконец, смерть, вкусив запрещенного плода, за что и был изгнан из рая. Но Христос, по благодати Своей, не только не предал забвению творение рук Своих, искушенное диаволом, но даже вочеловечился ради него и, претерпев страдания, избавил его из рук смерти, соделав снова причастником блаженства.
Знайте же вы, дети мои любезные, что если будете пребывать в посте, бдении и сохранять тела ваши в чистоте, прилепится к Богу дух ваш, очищенный от скверны. Избегайте всячески вина, ибо неприлично пить его монашествующим: оно сковывает крепкими цепями употребляющих его и уподобляет человека купленному рабу, подчиняя его греховным побуждениям. Святой Павел справедливо называет вино началом зла, говоря: “Не упивайтесь вином, от которого бывает распутство” (Ефес. 5; 18).
Братья мои! Помните всегда смерть и имейте пред очами вашими постоянно страшный день Суда, когда мы все со стыдом и ужасом предстанем пред Господом Иисусом Христом. Будем подвизаться в этой жизни в добродетели и не станем щадить себя ни в чем, избегнем страстей плотских, претерпим болезни временные, ибо все земное обречено быть горьким, а лишь в вечности наше успокоение. Победим здесь мужественной борьбой врага нашего, дабы в будущем заслужить венцы бессмертия, приготовимся благоговейно к тому страшному часу. когда от вещественного облечения своего освободится душа. О, как страшен час тот. когда Ангелы сопровождают душу к месту, ей уготованному, где ожидает ее воздаяние по делам, добрым или злым!”
Напутствовав учеников своих таким наставлением, блаженный Иоанн послал их проповедовать о приближении царствия небесного, и, ведомые Духом Святым, они направылись в путь по указанию пастыря своего, будучи наделены от него властью попирать стопами змей, гадов и всякую силу вражию. Чтобы иноки достойнее следовали по избранному пути, воодушевлялись воспоминанием святых мучеников и следовали примеру их, св. Иоанн дал имевшиеся у него мощи святых мучеников ученикам, посылая их на проповедь слова Божия.
Одни из св. отцов, именно: блистающий жемчугом святости и постничества Давид, многосветлое солнце столпничества Антоний, цвет чистоты и целомудрия авва Иосиф. увенчанный силой и ведением Стефан, столп сладкого послушания Зенон-отправились в Кахетию, в северо-восточную часть Иверии, там же, в г. Некреси, был и святитель Авив, в будущем священномученик. А святые отцы: Шио, образец духовных слез и крепость царства Грузинского, Пирр, божественный пример плача, Михаил, образ чистой правды и жизни по ней, Фаддей, столп святой веры, Исидор, вертоград добродетели – отправились в Карталинию, в северо-западную часть Иверии, орган всесвятой любви и непорочности Исе находился также в Карталинском городе Цилкани.
Каждый из преподобных отцев страдал за веру и истину; как на апостолах и мучениках, на них исполнялись слова богоглаголивого Павла: Те, которых весь мир не бил достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли, терпели недостатки, скорби, озлобления (Евр. 11; 38, 37). Ибо отреклись они от всех забот мирских, и многие из них осудили себя на такие лишения, что не хотели употреблять даже одежд, завернувшись в кожи, шли они на проповедь слова Божия, несмотря ни на холод ночи, ни на зной дневной, и, подобно живущим в раю прародителям нашим, были наги из любви к пустынножительству, и пренебрегали всяким рукоделием человеческим.
Ученики эти не корыстью, но своей преданностью Иоанну побуждаемы были к благому труду, они научены были наставником своим, как возделывать ниву спасения верующих и очищать пшеницу от плевел, которые посеял завистник и враг рода человеческого, влагая в души людей порочные желания. К этим блаженным отцам приходили люди боголюбивые и верующие во Христа и поучались у них делам душеспасительным, слабые же телом и духом получали и просвещение. Господь внимал молитвам отцов, совершая чрез них множество исцелений и чудес. Так сердца верующих укреплялись в Православии, духи нечистые в страхе оставляли места, в которых жили, и убегали в пустыни, капища идольские разрушались, и вместо них воз-двигались храмы во славу Божию.
Разослав учеников своих по всей Грузии, св. Иоанн оставил при себе одного только диакона Илию, который был ему утешением и опорой в немощи его, и предался непрестанным трудам и подвигам духовным, посту и молитве, и совершенно умертвил плоть свою. Видя таковые подвиги блаженного мужа. нечистые духи разрывались на части от зависти и бессильной злобы. Они не могли переносить присутствия святого на горе Заден.
Однажды, вооружившись на Иоанна, с дерзостью и бесстыдством приступив к нему, со страшными криками, бранью и угрозами, старались навести на него страх и изгнать его оттуда: “Зачем пришел ты сюда,-говорили они.-этим местом владеем мы с древности, какое равенство между нами и тобой? Какой властью отнимаешь у нас достояние наше? Монах, если ты не оставишь горы по доброй воле, то мы нашлем на тебя такое множество искушений, что ты вынужден будешь уйти и поймешь, что значит вторгаться в чужие пределы”.
Святой Иоанн осенил себя крестным знамением и сказал про себя; “Именем Господа поражу их! Господь со мной, кого же я убоюсь? Если Бог со мной, то что сделает мне враг?” Затем, обратившись к демонам, произнес: “Если дана вам от Господа власть над телом моим, как это некогда было с Иовом, то делайте, что хотите, что должно делать вам, ибо я раб Господа моего Иисуса Христа и не боюсь угроз ваших”.
Главнейший из демонов с яростью обратился к святому и сказал: “Иоанн, Иоанн! Для чего ты пришел к нам, оставив свое прежнее место? Иди отсюда немедленно, потому что гора эта наша, и тебе не подобает жить с нами. Если же не послушаешь нас, навлечешь на себя гибель, ибо ты не сможешь противостоять нашей власти. Не обрекай же себя на бедствие, уходи отсюда скорее”.
Тогда Иоанн отвечал им: “О злочестивые! Никогда не желаете добра нашему роду. Вы коварны и лживы, и, вместо блага человеку, всегда добиваетесь низвержения его во ад. Как вы говорите мне, что место это ваше? Не Господу ли принадлежит этот мир и все пространство, равно и земля, и все на ней не дано ли Богом роду человеческому? Для вас же предназначена Им одна только преисподняя и несгараемый огонь, в котором должны понести наказание вы и все исполнители воли вашей. О, как хитро советуешь мне удалиться отсюда, коварный! Коварством вашим лишились прародители наши райского блаженства, которое возвратил нам Господь наш Иисус Христос, и вот вас всюду преследует потомство Адама. Удалитесь именем Христа и уходите далеко отсюда, ибо Господь наш Иисус предоставил мне место это”.
Как только святой произнес эти слова, демоны завопили страшным голосом: “О, горе нам! Ты пришел сюда во имя Иисуса, изгоняющего нас отовсюду, именем Которого торжествуют над нами даже непоследовавшие Ему, ибо Он и им даровал над нами силу победную. Бежим же отсюда к язычникам внутренних стран в горах и водворимся среди них”. И мгновенно исчезли бесы, висевшие подобно туче над пещерой блаженного, и пустились прямо к северу, внутрь Кавказских гор.
Когда разнеслась молва об этом чуде, жители окрестностей, знавшие, что гора эта была наполнена нечистыми духами, воздали славу Богу и, удивленные таким великим чудом святого отца Иоанна, единодушно говорили: “Воистину, дивен Бог во святых Своих, и благословенно имя Его во веки”.
Такой благодатью сиял достойный отец наш. обогащенный всеми добродетелями и смиренный духом. Св. Иоанн навещал учеников своих, дабы не ослабевали они духом в подвигах душеспасительных и всегда были готовы к тому неведомому дню. когда Грядущий Жених призовет чистые души, украшенные христианскими добродетелями, и введет их в брачный чертог святых.

Замечательно посещение св. Иоанном его возлюбленного ученика св. Шио. Чтоб достоверно узнать, какой степени совершенства духовного достиг преподобный, св. Иоанн, взяв с собой ученика и служителя своего Илию-диакона, пошел в обитель св. Шио.
Когда братья обители услышали о приближении великого отца и учителя, вышли ему навстречу во главе с преп. Шио. Облобызавшись со св. Иоанном и приняв от него благословение, повели святого прямо в церковь Божией Матери. Св. Шио, узнав о намерении наставника остаться у него на некоторое время, послал монаха к святителю Исе, епископу Цилканскому, с известием о приходе учителя и отца их Иоанна и просил святителя придти к ним, чему св. Исе был очень рад. Он немедленно собрался в дорогу и отправился в обитель преп. Шио. Пришедши, св. Исе принял благословение от отца своего Иоанна, прежде облобызавшись с ним.
Проведя некоторое время в обители св. Шио, блаженный Иоанн однажды во время трапезы потребовал чашу вина, диакон Илия подал ему ее. Тогда блаженный осенил чашу крестным знамением, поднял вверх, помолился Богу и выпустил ее из рук. Она стала, как бы поставленная на чем-нибудь, в воздухе. Чудотворец обратился к ученикам своим, св. Шио и св. Исе. и сказал: “Дети, снимите чашу эту, полную вина, и благословите”. Но никто не дерзал на таковое дело. Все окружавшие святого дивились этому чуду. Наконец сам Иоанн взял чашу и дал пить из нее всем, прежде благословив. Потом св. Иоанн обратился к преп. Шио, говоря: “Отче, нужно возблагодарить Бога за чудо, которое явил ныне Господь между нами”. Св. Шио повиновался старцу, встал с места, положил на голую ладонь левой руки горячие угли и на них-фимиам, и начал кадить сидящих святых отцов, и воздух наполнился благоуханием фимиама. Все видевшие чудо это славили и благодарили Бога, и удивлялись столь дивным Его делам.
Св. Иоанн сказал присутствующим: “Не дивитесь, братия! Знаите, что действие огня безопасно для истинно верующих. Огонь, возжженный в Вавилоне для трех отроков, устыдился невинных, когда халдеи бросили их в горящую печь. Сошел к юношам Ангел и сохранил их неврежденными от пламени, так что и волосы их остались неопаленными но пострадали одни лишь возжигатели огня”. Потом св. Иоанн посмотрел на святителя Исе и сказал: “Отче и пастырю словесных овец, просим твоего благословения в память о тебе”.
Св. Исе, исполненный Святого Духа, встал с места, поднял руки свои к небу, долго молился безмолвно, потом пал на землю, оросил ее теплыми слезами и, обратившись к св. Иоанну, просил его молитв. Затем, пригласив Иоанна и других следовать за ним, пошел к реке Ксани. Прийдя к реке, св. Исе снова стал на молитву. “Святая и Преблагословенная Царица, – говорил он, – Твоею благодатью да покорится мне вода эта, и да последует она мне”.
Окончив молитву, святитель протянул жезл свой к реке и сказал: “Именем Господа нашего Иисуса Христа говорю тебе, река Ксань, последуй за жезлом моим”. О чудо! Отделилась часть реки и потекла вслед за святым Исе, она как бы тянулась за жезлом. Земля же углублялась там, где блаженный влачил жезл свой и показывал воде дорогу. Таким образом святые приблизились к церкви Божией Матери в Цилкани, а святитель все еще вел за собой воду. Дойдя до упомянутой церкви, св. Исе оставил воду, и она нашла себе дорогу дальше, вода эта и доныне течет у самой крепостной стены церкви Божией Матери во славу Господа Иисуса Христа и в свидетельство о святости Исе.
Очевидцами этого чуда были святые отцы Иоанн, Шио, Илия-диакон, Евагрий и другие братья обители св. Шио, а также и жители великого города Мцхета и ближайших селений, жители Цилкани, которые славили и благодарили Бога, подавшего святым Своим столь великую силу чудотворения.
Увидев духовное совершенство своих учеников, св. Иоанн с диаконом Илией возвратился назад в свою пещеру на гору Зедазен. За ним последовали и остальные ученики его-Шио, Исе и другие. Проведя у св. Иоанна три дня в духовной радости, каждый из них возвратился к себе.
Гора, на которой жил св. Иоанн, была вначале совершенно безводна. В поте лица трудился ученик преподобного св. Илия. Он носил воду из реки Арагвы, текущей у подножия высочайшей горы Зедазен. Сжалился над ним св. Иоанн, видя столь великие труды его, стал со слезами просить Бога подать им на той высочайшей горе источник воды, которая и ло сего времени течет там во славу Бога и раба его Иоанна.
Народ, узнав об этом новом чуде, стал стекаться с разных мест, принося с собой больных разными недугами, одержимых духами нечистыми. Святой, благословляя их, подавал им пить воду из источника, дарованного Богом по его молитве и слезам, и больные немедленно получали душевное и телесное исцеление. И теперь всякий, принимающий с верой воду эту, обретает сугубую пользу молитвами святого отца нашего Иоанна.
Однажды ученик святого, диакон Илия, пошел к источнику за водой. Черпая воду, он взглянул и увидел против себя медведя необыкновенной величины, идущего на источник. Илия очень сильно испугался, оставил водонос и в ужасе пустился бежать к святому схимнику, великому Иоанну, сообщил ему о виденном звере и сказал: “Пойдем, отче, я укажу тебе этого медведя у самого источника”. Св. Иоанн последовал за учеником своим и увидел медведя, пьющего воду. Иоанн с кротостью сказал: “Пей, если жаждешь, и иди отсюда, но, говорю тебе, чтоб ты и твой род отныне на этой горе не смели никому и никогда причинять какого-либо вреда”.
Услышав слова святого, медведь, опустив голову, как раб покорный, немедленно удалился от источника. Так давал заповедь даже и бессловесным зверям благой наставник этот, св. Иоанн. И с тех пор все дикие звери, которых на эгой горе огромное множество, так твердо сохраняют эту заповедь святого, что при всякой встрече с людьми немедленно бегут в обратную сторону, исполняя веление св. Иоанна. и не причиняют никому никакого вреда.
Принесли однажды к чудотворцу одного больного, расслабленного всеми членами и совершенно уже разрушающегося, на которого нельзя было смотреть без глубочайшей жалости, положили его вместе с носилками перед св. Иоанном и просили блаженного, говоря: “Помилуй расслабленного этого, о святый отче! Ибо веруем, что молитвами твоими можешь сделать все, как исполнитель воли Господа и верный раб Владыки нашего Иисуса Христа”. Обратился к нему и сам расслабленный тихим голосом, так что едва можно было слышать его: “Помилуй меня, раб Милосердного Владыки и Бога, и моли Его за меня. почти мертвого и обреченного быть в могиле, да уврачует меня Господь молитвами твоими”.
Блаженному Иоанну тяжело показалось испытание это, но, сострадая больному, помолился он с верой Господу и просил Его об исцелении этого человека. Потом, обратившись к страдальцу, как некогда Спаситель к расслабленному у купели Силоамской (Проватикийской), святой сказал ему: “Встань, возьми постель твою и иди, ибо исцеляет тебя Господь наш Иисус Христос”. О чудо великое! Полумертвый, безнадежно больной, встал тотчас же на ноги, с исцеленными всеми членами своими. Великое это дело видели все присутствующие и, удивленные, славили Бога, столь чудесно действующего чрез раба Своего, св. Иоанна.
В другое время привели человека, в которого вселился дух немоты. Больной сильно страдал от того, что не мог произнести ни одного слова. Св. Иоанн сжалился над ним, обратился к нечистому духу, как бы к человеку, и сказал: “Дух злой и нечистый, зачем терзаешь ты творение Божие? Говорю тебе именем Господа нашего Иисуса Христа, изыди из него и ступай в места пустынные и непроходимые для людей”. Злой дух по повелению святого немедленно оставил человека, и получил страждущий освобождение от мучившего его диавола.
За это чудо славили и благодарили Христа Бога, и говорили пришедшие с тем человеком: “Кто это такой, который одним словом изгоняет диавола и дарует больным исцеление?” Иоанн же говорил им: “Не дивитесь, люди, столь великому чуду Божию, ибо не я врачую, а имя Господа нашего Иисуса Христа, Который изгоняет нечистых духов и уничтожает силу их, и освобождает людей от немощи и недугов. Ибо сказал Господь: “Верующий в Меня дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит” (Ин. 14; 12). Бог есть Творящий чудеса”.
Такими благодатными дарами сиял блаженный Иоанн. О множестве чудес, совершенных им еще в Сирии мы умалчиваем, чтобы избежать многословия, упомянули же лишь о некоторых из тех, которые творил он в Иверии, показывал, какую обрел он милость у Всевидящего Владыки Иисуса Христа.

Надлежало наконец святому, после долговременной жизни, успокоиться от трудов своих и получить мзду их. Св. Иоанн, удостоившись откровения о своей смерти, пригласил некоторых из учеников своих, которые были еще живы. Между прочими-диакона Илию и св. Фаддея Степанцминдского, основавшего по повелению св. Иоанна у подошвы горы Заден монастырь для приходящих ради спасения души к Иоанну. Как любитель уединения и отшельнической жизни, святой не принимал к себе никого жить на горе, оставался только со св. Илией, а всех приходящих посылал в упомянутый нижний монастырь Фаддея.
“Дети мои! – говорил он ученикам. – Близок последний час мой. Страшусь, чтобы злые враги не повлекли меня в бездну ада. Во время смертного часа остерегайтесь и вы, братья мои, сетей диавольских, дабы враг человека не подставил вам камня преткновения, ибо он постоянно стережет нашу душу, желая как-нибудь уловить ее, и никому не избежать рук его иначе, как только постом и чистотой телесной, ибо эти подвиги привлекают к нам помощь Божию. Посему прошу, дети мои, бодрствовать каждый час и свято служить Господу, поминая и меня в молитвах ваших”.
Кротостью и смирением души св. Иоанн был устрашением диавола, которого отгонял от себя словом и делом. Но и теперь, освобождаясь от уз плоти, уже как бы стоя пред Господом чистой душой, он все-таки еще опасался горьких мытарств. Он научен был великим учителем язычников апостолом Павлом, который сказал: ‘Что надлежало мне сделать, то я сделал, а все-таки остаюсь неключимым рабом Господа”  (*5).
За тем св. Иоанн заповедал ученикам своим положить его тело в тесной его пещере на горе, на месте его подвигов, потом причастился Св. Тайн Телаи Крови Христа Спасителя, По принятии их преподобный вдруг пришел в духовный восторг, видя пред собой воинство бесплотных. Сил Небесных со множеством святых, сошедших принять его святую и праведную душу и принести к престолу Всевышнего, и предал ее св. Иоанн в руки небесных граждан(*6).
Ученики святого обливали его ноги горячими слезами, рыдали о сиротстве своем, оплакивая потерю такого отца. “Честнейший отец и путеводитель душ наших, – говорили они, – где же теперь нам видеть ангельское твое лицо? Кто будет врачевать сугубое бессилие наше, кто же подобно тебе будет орошать землю святыми слезами?” После долгих рыданий приготовили тело св. Иоанна к погребению. Позабыли, однако же, исполнить заповедь старца, или, лучше сказать, не хотели и считали, что неприлично похоронить святое тело его в убогой пещере на горе, а поэтому собрали иереев, диаконов и в сопровождении духовенства и светской знати с честью унесли святого с горы и, прийдя в нижний монастырь, после обычного правила, положили в нарочно приготовленном для него склепе. Но, между тем, великому подвижнику и праведнику не угодно было такое ослушание учеников его. Он желал, чтобы тело его предали земле в месте, им самим назначенном. Земля вокруг монастыря стала страшно колебаться, и ученики его поняли, что святому неугодно лежать телом в монастыре св. Фаддея. Помня повеление преподобного, они пошли к католикосу и ко всему соборному клиру и объявили им заповедь св. Иоанна.
Католикос, услышав о таком событии, отправился в монастырь, сопровождаемый иереями и диаконами и множеством народа, вынес святые мощи из склепа, и с возжженными свечами и фимиамом и со славословием все пошли на гору в упомянутую пещеру святого, где и положили его тело. Тогда же прекратилось землетрясение вокруг нижнего монастыря. По погребении святого стали истекать бесчисленные чудеса от его святого гроба: одно прикосновение ко гробу исцеляет от душевных и телесных недугов до нынешнего дня.
По прошествии многих лет святой Климент, католикос Мцхетский, построил на южной стороне пещеры, где лежало тело святого, церковь в честь Иоанна Крестителя, в приделе которой у самого жертвенника и покоятся святые мощи Иоанна.
Таковыми благодатными деяниями просветил и украсил страну Иверскую всехвальный Иоанн. Он научил народ служению Господу не только собственным примером, но и через учеников своих, поэтому святая Церковь Иверская празднует память преподобного вместе с двенадцатью учениками его седьмого мая. Кончина святого последовала между 557 и 560 годами при при католикосе Макарии.  http://lazare.ru/post/6279/
______________

(*1) 20 мая (н.ст.) – Прим.ред.
(*2) Житие св. Иоанна изложено пространно католикосом Арсением в XII веке, здесь приводится перевод этого текста.
Зедазнийским он именуется по месту подвигов на горе Заден, или, впоследствии, Зедазен. Эта гора находится на левом берегу р. Арагвы, в восьми верстах на северо-восток от Мцхета, а от Тифлиса на север в пятнадцати верстах, над Авчалами. Около 109 года до Р.Х. царем Фарнаджем на этой горе был поставлен идол Заден, и в то же самое время провозглашено было огнепоклонство в Грузии. См. о Фарнадж I Тетрадь древней истории Грузии князя Баратова, стр. 45. См. Житие св. Нины, стр. 54, примечание, горы Армаз и Заден.
(*3) Господи, помилуй (греч.). (Прим. ред.)
(*4) Прибытие туда св. Иоанна относится ко времени правления Парсмана?_ (541-555), который царствовал в сер. VI века. См. книгу ИосселиаИи Краткие жизнеописания святых Грузинской Церкви, стр. 64, Св. Иоанн Зедазнийский.
(*5) Ср. 1 Кор. 4; 4.
(*6) Кончина св. Иоанна последовала вскоре после смерти возлюбленного его ученика св. Шио, скончавшегося также, вероятно, при католикосе Макарии (556-572).

0

47

.......................продолжение от 20 мая

Прп. Давида Гареджийского (VI-VII).
http://s07.radikal.ru/i180/1005/fb/71aac02f4efe.jpg

Где и при каких обстоятельствах родился преподобный Давид Гареджийский (*1), неизвестно. Он пришел из Сирии, страны прекрасной и плодоносной, из которой вышло множество преподобных и святых, помазанных Св. Духом делателей нивы Господней. Где и как первоначально воспитывался св. Давид, также неизвестно. Причина неизвестности происхождения его и его родителей в том, что святой, оставив славу мирскую и величие земное, приобрел высшую, небесную славу. Потому он, покинув отца, мать, братьев и родственников, последовал Христу для исполнения Его заповедей. Духовным же отцом и воспитателем святого явился дивный и преподобный Иоанн Зедазнийский, давший ему как сыну твердую и крепкую пищу-учение и наставления Божественные. Он был соотечественником преподобного Давида, воспитывался в благочестивой семье, был просвещен Божественным учением и укреплен небесным хлебом-словом Божиим. Итак, св. Давид, пленившись сладостью иноческой жизни, с юных лет возложил на себя крест Христов и поспешно последовал за благочестивым своим наставником и учителем Иоанном.

Дивный Иоанн, по повелению Божией Матери, отправился со своими блаженными учениками в Иверию, прибыл в столичный город Мцхета и поклонился животворящему столпу. Чрез некоторое время он взошел на гору, что с северной стороны Мцхета, и там водворился. Святой преподал ученикам благие наставления и предложил им отправиться в другие места для служения Богу иноческими подвигами и проповедью Евангелия и покаяния во оставление грехов. И они с радостью пошли в разные места Грузинского царства.

Одни из иноков направились в Кахетинские области, а другие - в Карталинию, к западным областям Иверии. А блаженный Давид по повелению своего аввы избрал поприщем евангельской проповеди город Тифлис и поселился в убогой пещере на горе, называемой Мтацминдской, или Святой горой. Оттуда раз в неделю сходил он в город для проповеди слова Божия. Святой жизнью и пламенной проповедью обратил он многие души ко Христу Спасителю. Но, оклеветанный одной нечестивой женой (*2), св. Давид с верным и никогда не разлучавшимся с ним учеником Лукианом удалился от шума мирского в пустыню Гареджийскую (*3). Оба божественных мужа, приближаясь к месту, которое впоследствии стало их пустынью, почувствовали мучительную жажду и невыносимый жар, так как то место очень знойное, и потому там бывает сильный недостаток воды. Но, подойдя к одной расселине каменной горы, они нашли немного скопившейся в ней дождевой воды и утолили свою жажду. Там же, в тени одной горной расселины, они, утомленные, усталые, расположились для отдохновения.

Блаженный Давид, сидя рядом со своим учеником Лукианом, сказал ему: "Брат Лукиан, видишь это прекрасное тихое место? Останемся здесь и будем подвизаться, пребывая всегда в молитве, посте, бодрствовании и терпении временных болезней, чтобы сподобиться прощения грехов. А Бог, Сладчайший и Всемилостивейший, наградит нас и за понесенные нами труды подаст нам силу благодатную, укрепит нас в немощах наших и поможет переносить тесноту, скорбь и все наши слабости. Ибо и преподобные подвижники временно подвергались разным бедствиям и за то получили мзду вечную".
Блаженный Лукиан, выслушав наставление учителя своего, отвечал: "Богоносный отец! Слово твое справедливо и истинно, ибо, читая Св. Писание, я доподлинно узнал, что каждому воздается по делам его, добрым или злым, содеянным в сей суетной жизни. Но в этой пустыне мы будем терпеть недостаток в пище и особенно в воде, от чего человек теряет силы. А поскольку мы, как все люди, немощны, то боюсь, как бы нам, не вытерпев бедствия, не оставить сего места".
Преподобный Давид сказал ему: "Брат мой! Не заботься об этом. Всемогущий Бог, питавший Израиля в пустыне, ниспослал с неба манну и извел воду из камня. Господь питал пророка Илию небесным хлебом, который приносил ему ворон. Он же даст и нам по Своей милости пищу Нам не нужно заботиться об этом, ибо в Св. Писании сказано: Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы (Мф. 6; 34). Между тем. Тот же Господь щедрой десницей Своей насыщает всякое животное. Он же и нам, слугам Своим, даст пищу для подкрепления немощного тела. Теперь же, брат, ободрись и укрепись, так как для подвижников уготованы венцы, которых никто не получает без трудов и без борьбы и победы".

Лукиан, ободренный и укрепленный наставлениями своего учителя Давида, отвечал: "Честный отче! Как сказал ты, так и сделаем. Бог же, на Которого мы надеемся, да печется о нашей жизни".
Они остались в пустыне и, возложив всю свою надежду на Бога, прилагали труды к трудам, презирая похоть плотскую и гордость житейскую. Подвижники употребляли в пищу корни некоторых растений и траву и воссылали Богу молитвы и благодарения за Его о них попечение.
Но по истечении нескольких дней растения засохли вместе с корнями от сильного жара, так как летом в том месте бывает несносный зной, а зимой - мороз. И Лукиан, лишившись зелени, начал скорбеть, говоря преподобному "Отче святый Давиде! Чем же мы теперь будем подкреплять немощные силы наши? Все растения, которыми мы до сих пор поддерживали свою жизнь, засохли".

Преподобный Давид сказал Лукиану: "Отец Лукиан! Что ты так сильно скорбишь и зачем надеешься на растения? Разве не знаешь, что все они подвержены переменам и преходящи, и что, прозябшие и возросшие, со временем они погибают? А душа бессмертна и приобретается терпением, по Писанию: Терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19). Отчего ты так скоро стал малодушным? Разве ты не знаешь, что, если мы умрем ради заповедей Господних, или от голода или от жажды, то живы будем во Христе? Почему же ты скорбишь и так много заботишься о временных и маловажных вещах, особенно о полевых растениях, которыми Бог питает бессловесных животных? Неужели же нас Он оставит без пищи?"
В это время при словах Давида - о, Промысл Твой, Христе Боже! - вдруг прибежали три оленихи с молодыми оленятами и остановились перед иноками тихо и кротко. Тогда Давид велел Лукиану взять сосуд и подоить посланных Богом животных. Лукиан, удивленный этим необыкновенным зрелищем, встал и исполнил повеление святого, и поставил перед Давидом наполненный молоком сосуд. Преподобный же, изобразив на нем знамение креста Господия, обратил молоко в свежий сыр. Вкусив немного с благодарностью, святые мужи встали и произнесли следующий псалом: Ядят убозии и насытятся, и восхвалят Господа взыскающии Его, жива будут сердца их в век века (Пс. 21 27).

После сего Лукиан сказал св. Давиду: "Честный отче! Воистину, дивен Бог во святых Своих, по Писанию, и благословенно имя Его святое. По молитве твоей Он укрепил мое сердце, которое не будет больше колебаться житейскими невзгодами. Господь извел душу и помышления мои от плена земных забот, как из тьмы в свет. Теперь, какие бы беды ни постигли меня, если бы и умирал я от жажды, никогда не буду заботиться о бренном теле моем и о суетной преходящей жизни. Никогда не буду роптать на недостаток пиши, как некогда роптал непокорный и неверный Израиль, воспоминающий о египетских мясах. С этого времени я совершенно буду покорен тебе, как предводителю моему, новому Иисусу Навину, наследнику Моисееву, чтобы достигнуть обетованной земли - небесного Иерусалима. Посему душевно радуюсь, надеясь не лишиться твоих молитв".

Св. Давид, веселясь духом о ученике своем, сказал ему: "Брат Лукиан! Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа. Благодарю Его, что Он укрепил душу и помышления твои Своей силой".
Посему, духовно радуясь и утешаясь милостью Божией, святые мужи воссылали Богу непрерывные молитвы и пребывали в бодрствовании и благоговении. Оленье молоке было их постоянной пищей, за исключением среды и пятка, в эти дни, не вкушая ничего, они стояли на молитве с простертыми к небу руками и возведя ум горе.
Ниже той пещеры, в которой жили подвижники, была другая пещера.Там обитал огромный, страшный дракон, змей, с глазами большими и светлыми, как у животного, на голове у него был большой рог, а на шее - щетина (*4).
В один день олени святых мужей подошли ко входу в пещеру, где обитал дракон. И чудовище неожиданно напало на них и похитило одного из молодых оленей. Испуганные животные прибежали в пещеру святых. Лукиан, увидя их, сказал Давиду; "Отче снятый! Олени эти по обыкновению пришли, чтобы послужить нам, но они беспокойны и смущены, и среди них нет одного из молодых оленей". Преподобный тотчас взял свой посох с изображенным на нем крестом Христовым и пошел по следам, оставленным животными, оглядываясь по сторонам, чтобы увидеть обидевшего их.
Приблизившись к пещере дракона, св. Давид вдруг увидел страшное и удивительное по величине чудовище и, не устрашившись, сказал ему: "Злодей! Зачем ты обидел оленей моих и похитил у них детеныша? Теперь же уходи отсюда в места необитаемые, чтобы с этого времени пустыня эта была обителью отшельников". Поднимая вверх посох, святой с гневом сказал: "Если не уйдешь отсюда, то этим посохом и крестом Христовым рассеку чрево твое и отдам на снедение червям, чтобы отомстить тебе, так как ты обидел оленей моих, данных Богом на подкрепление немощных моих сил". Диавол, поселившийся во чреве дракона, человеческим голосом ответил: "Не гневайся на меня, раб Бога Живого. Если тебе угодно, чтобы я удалился отсюда, взойди на вершину этой горы и не отводи глаз твоих от меня, пока не войду в реку. Ибо я боюсь погибнуть от гнева твоего".

Дракон вышел из своего жилища, и от его движения стали трескаться большие камни. Лукиан, увидев это, в ужасе и трепете упал на землю, как мертвый. А когда Давид взошел на высокую гору, чудовище поспешно спустилось вниз на равнину. Когда оно приблизилось к реке Куре, преподобный услышал позади себя голос Ангела, который звал его: "Давид! Давид! Давид!" Оглянувшись на голос Ангела, он увидел спадающий с неба огонь, который мгновенно сжег дракона, как сено. (На том месте, где сожжен был дракон небесным огнем, не растет трава, что служит доказательством подлинности рассказа об этом событии).

Давид же, увидя это, весьма огорчился и воззвал к Богу: "Боже, Боже мой! Что сотворил Ты! Тот дракон положился на меня с упованием, а Ты огнем истребил его". На эти горестные слова святого Ангел Божий отвечал: "Что ты так беспокоишься, отче, об одном червяке? Разве ты не знаешь, что, если бы он вошел и реку, то отсюда пошел бы в море и там истребил бы множество кораблей. Не скорби о погибели его, ибо так изволил Бог. Иди и спою пещеру, где твой ученик лежит подобно мертвому, укрепи и утешь его. Лучше тебе заботиться о духовных детях твоих".
Давид, сойдя с горы, нашел Лукиана, лежащего в обмороке, и, поднимая его, сказал: "Что же ты так испугался из-за какого-то червяка, который по повелению Божию был мгновенно сожжен небесным огнем! Теперь ободрись и не бойся, ибо сила Христова споспешествует нам во всем. она сохранила нас ныне от страшной брани". Лукиан, ободрившись и утешившись этими словами, благодарил Бога, творящего великие чудеса и знамения, давшего рабу Своему Давиду власть над зверями.

Через некоторое время несколько человек пришли в эту пустыню на охоту, так как там водилось много оленей, диких коз и других животных. Испуганные охотниками олени преподобных по обыкновению побежали в пещеру святых, вслед за ними пошли и охотники, рассчитывая, что в тесном скалистом месте охотиться будет удобнее. Но, подойдя к пещере, они увидели преследуемых ими животных кротко стоящими, как если бы они были домашними, перед Лукианом, который» по обыкновению, доил их. Объятые ужасом, они припали к ногам св. Давида и сказали ему: "Угодниче Божий! Какое дивное чудо! Эти дикие олени стоят смирно и кротко, как будто на скотном дворе, словно выкормленные человеком". Св. Давид отвечал им: "Что вы, братья, удивляетесь? То, что вы видите, происходит по воле Божией. Творец всех, пекущийся и о птицах, по Своей великой благости, питает и нас, немощных, через этих животных. Всякий ожидает от Бога в свое время даяния пищи (*5). Прошу вас, братья мои, идите охотиться в другое место: эти олени даны нам Богом для подкрепления немощных сил наших".

Охотники, удивившись, воскликнули: "Велик, воистину, Господь, ради Которого ты решился терпеливо понести труды в этой пустыне, где часто недостает самого необходимого для подкрепления телесных сил. Поскольку мы единоверцы твои. то сделай и нас, богоносный отец, учениками твоей святости, чтобы и нам поучаться у тебя исполнению воли Божией. С этой минуты мы не оставим тебя, как отца и пастыря, и будем служить тебе как наставнику и руководителю ко спасению душ наших". Преподобный скачал: "Нет! Братья и дети мои! Не делайте сего, так как место это, как вы сами видите, нестерпимо жаркое и неудобное для человека. Лучше возвратитесь в свои дома и там служите Богу, удаляясь от всякого зла и раздавая бедным и немощным милостыню, ибо творящий милостыню взаим дает Богу".
Охотники, выслушав святого, разошлись по своим селениям и возвестили всем о том, что видели и что слышали от св. Давида. Люди, пораженные их рассказом, стали посещать пещеру, чтобы увидеть подвижника и принять от него благословение. Многие просили оставить их в пустыне. Святой говорил им: "Братья! Жизнь здесь невыносима для вас, так как место это безотрадно, и пищи, необходимой для человека, здесь не обретается. Поэтому боюсь, как бы вы не потеряли терпение". Они отвечали: "Хотя бы мы должны были умереть с тобой от голода или от жажды, - мы ни во что не ставим это, и все бедствия и тесноты охотно вытерпим ради любви Христовой, поручая себя твоим святым молитвам".
Давид, видя в них пламенное желание принять на себя иго Христово и следовать за Господом, сказал: "Братья, вы возложили надежду свою на одного Бога, желаете оставить мир со всеми его благами, решились принять иго Христово и следовать заповедям Божиим. Теперь же идите и принесите с собой молотки, чтобы выдолбить колодцы (*6) для воды и высечь себе пещеры". Все это было Исполнено ими, и водворилось там множество отшельников, число которых с каждым днем все более и более увеличивалось. В это время преподобный и блаженный Додо, монах, сиявший подвигами благочестия, узнав о строгом жительство св. Давида, пришел к нему в пустыню и поселился с: ним, чему оба святых были рады.

Преподобный Давид чрез некоторое время, видя в св. Додо крепость духа и силу ума, сказал ему: "Отец Додо! Так как Господу, хотящему всем человекам спасения, угодно созидание пустыни, в которой будут жить многочисленные отшельники, и так как эти братья наши, оставившие мир и родных своих, желают устроить себе обитель, то не будем ленивы, заботясь о пользе их душ. Поэтому взойди с никоторыми братьями на ту высокую каменную гору, которая возвышается напротив нас, и устрой там обитель нашим братьям для прославления имени Господа нашего Иисуса Христа и для восхваления Пресвятой Богородицы Девы Марии". Св. Додо, по приказанию преп. Давида, устроил в назначенной горе, в высеченных пещерах, обитель, где и поселилось множество пустынников.
Давид, выходя каждый день из пещеры, которая была высочена в каменной скале, во двор, в уединении непрестанно воссылал Богу молитвы, оставив все земные и мирские заботы и омывая лицо свое теплыми слезами.

Однажды святой взошел на ту гору, в которой жили его братья, и, по обыкновению, начал молиться с простертыми к небу руками под одной скалой. В это время прилетела и села у ног его куропатка (*7), испуганная ястребом, которого напустил на нее охотник из варваров по имени Бубакар (*8). Варвар, подойдя ближе к тому месту, где стоял святой, увидел его молящимся с простертыми руками и у ног его куропатку, а ястреба - сидящим вблизи куропатки. Удивленный этим зрелищем варвар сказал св. Давиду: "Кто ты такой, человече, и откуда ты, и как здесь поселился?" Преподобный ответил: "Я раб Господа нашего Иисуса Христа, Милосердного, Которому я приношу моление о том, чтоб Он простил множество грехов моих и удостоил меня спокойного переселения из этого суетного земного мира в небесный". Варвар снова спросил: "А кто здесь питает тебя и утешает?" Снятой ответил: "Тот на Которого я уповаю и Которому поклоняюсь. Он заботится обо мне и о всех тварях Своих". И добавил: "Прошу тебя, оставь жить эту птицу, прилетевшую ко мне, грешному чтоб избавиться от рук убийцы".

Гордый варвар, сидящий на копе, нагло сказал блаженному Давиду: "Бедный монах, я хочу убить тебя, а ты велишь мне оставить живой птицу. Следовало бы тебе прежде просить о себе, а не об этой птице" Но смиренный инок кротко отвечал; "Ты не имеешь никакой власти убить меня, не только меня, но и эту слабую птицу, ибо Бог- Помощник мне, Он несомненно избавит меня от того, чем ты грозишь" Варвар, разгневанный этими словами, размахнулся мечем, чтобы ударить отшельника, но сила Христова мгновенно удержала поднятую правую руку его. Тогда гордый варвар, прийдя в сознаниесвоей вины, смирился. Одержимый трепетом, он слез с лошади, как раб, припал к ногам святого и, обливая ихслезами, просил прощения, с плачем взывая: "О раб Бога Живого, Благого! Будь ко мне милостив, исцели мою душу и тело и прости преступление, которое я сделал по неразумию моему".

Угодник Божий, милостивый Давид, услышав от него такие жалобные слова, умилившись душою, начал молиться Богу, воздев к небу руки: "Господи Иисусе Христе, Преблагий и Человеколюбивый Боже! Владыко, Который помиловал молящегося Тебе раба Твоего и окаменил руку врага его! Умилостивись и ныне, исцели руку этого бедного варвара, гордо поднятую им на меня, недостойного раба Твоего, дабы он исповедал Тебя, единого Истинного Бога, творящего чудеса, и прославил бы имя Твое святое во веки" По окончании этой молитвы отшельник прикоснулся к неподвижной руке, и та мгновенно стала здоровой.

Варвар, удивленный таким чудом Божиим, благодаря Господа, опять припал к ногам св. Давида и со слезами просил: "Раб Бога Живого!-говорил он,-У меня есть сын, хромой и расслабленный всеми членами, который лежит в моем доме. Прошу тебя, умоли твоего Бога об исцелении немощного сына моего, ибо я уверен, что Он услышит тебя, как верного раба Своего. Если Господь исцелит его, то прославится имя Его святое, я же буду готов исполнить всякое приказание твое. Я и все родные мои примем Крещение и поклонимся Богу твоему, прославим и восхвалим преславное имя Его во веки, и я буду услужливым рабом твоим". Давид сказал ему: "Иди в дом твой, и, как уверовал, так и да будет по слову твоему, ты найдешь сына твоего совершенно здоровым, исцелившимся в третий час пополудни".
Варвар Бубакар, исполненный великой радости, славя Бога, пошел в дом свой, и - о чудо непостижимое! - на дворе его встретил сын, совершенно здоровый. Возблагодарив Бога и святого Его угодника, Бубакар вошел в дом свой и спросил жену и домашних: "Когда Бог исцелил сына моего?" Они отвечали: "В третьем часу пополудни". Услышав это, он исполнился необычайной радости и благоговения пред Богом, дивным во святых Своих, и начал рассказывать обо всем случившемся с ним и слышанном им от пустынника.

На следующий день утром Бубакар велел рабам своим нагрузить ослов разнообразной и самой лучшей пищей и отправился к св. Давиду с тремя сыновьями своими, один из которых получил исцеление по молитвам блаженного. Достигнув пещеры отшельника, пришедший не застал его там, отчего и начал сильно скорбеть. Посланные Бубакаром слуги отыскали святого между братьями и известили его о прибытии их господина. Бубакар пришел к преподобному и, припав к ногам его, со слезами сказал: "Раб Божий! Поистине мы познали, что ты целитель душ и телес, так как сын мой избавился от своего недуга. Вот, он стоит пред тобою совершенно здоровый и ожидает, как и другие домашние мои, твоего благословения". Св. Давид возлагая правую руку свою на головы их, сказал: "Бог, благословивший Авраама, Исаака и Иакова, да благословит и вас".

Затем пришедшие сели, и слуги по приказанию Бубакара приготовили ужин. Окончив трапезу, все встали и возблагодарили Бога. Подвижник спросил Бубакара, какую просьбу тот имеет к нему. Бубакар ответил, что хотел бы принять от него св. Крещение. Тогда Давид послал его с учеником своим Лукианом к преподобному Додо, чтобы тот отправил одного иерея с Бубакаром для просвещения его и его родных св. Крещением. Св. Додо, радуясь этому духом, благословил Бубакара с сыновьями и слугами и отпустил с ними в дом их одного из священников, который и крестил Бубакара с его родными.

После этого Бубакар пришел с работниками к блаженному Давиду и высек в скале церковь для братии. Впоследствии преподобный и богоносный отец наш Илларион (*9) расширил, украсил ее и устроил в ней с южной стороны раку для мощей св. Давида. Возле этой раки, на возвышенности, был погребен и преподобный Лукиан. Эти святые угодники Божии и чудотворцы исцеляют многих страждущих, с верою прибегающих к ним.
Блаженный Давид, пламенно желая видеть великий и святой град Иерусалим, призвал своего ученика Лукиана и сказал: "Брат Лукиан! Я намереваюсь отправиться в Иерусалим, чтобы поклониться Животворящему Гробу Господню и прочим святым местам. Ты же оставайся здесь среди братии, чтобы укреплять их в подвигах благочестия и оберегать от злого и лукавого нашего врага. Ибо он каждый день смотрит на наши пяты и многоразличными соблазнами и обольщеньямихочет лишить нас царствия Божия и победных венцов". Лукиан, огорченный этими словами, сказал св. Давиду: "Никогда не оставлю тебя, честный отче, до смерти моей, и, куда ты пойдешь, туда и я за тобой". Давид отвечал ему: " Зачем ты, брат, говоришь это? Если так сделаем и пойдем вместе, то труды наши останутся тщетными, ибо братья наши, приобретенные нами здесь для прославления имени Бога нашего, опять разойдутся по своим странам и селениям. Они, как овцы, не имеющие пастыря, заблудившись, похищены будут волками, а Бог за это изыщет с пас. Посему ты оставайся здесь, брат мой Лукиан, а я отправлюсь туда и, как за себя, так и за тебя и за всех здесь остающихся буду молиться Богу Не удерживай меня от сего, так как душа моя сильно жаждет поклониться святым местам, где Царь Небесный, Богочеловек, Господь наш Иисус Христос жил с людьми".

Убедив сими словами Лукиана, чтобы он остался среди братий, сам Давид с некоторыми иноками, последовавшими за ним, отправился в святой град. Когда они дошли до места, называемого "вершина благодати'', откуда виден Иерусалим, то, воздев к небу руки, возблагодарили Бога.
Здесь Давид, увидев издали св. град, пал на землю и со слезами в восторге произнес "Господи Иисусе Христе, Боже наш? Ты, Которой пришел на землю для спасения рода человеческого, благоволил вочеловечиться, родиться без греха от Пресвятой Девы Марии, по Своей воле пострадал за грехи наши в этих местах, которые я ныне вижу, перенес Крест и смерть, как смертный человек, положился во гробе и Божественною силою воскрес, воскресив Адама со всем родом его! Ты сподобил и меня, недостойного раба Твоего, видеть эти места, где Ты ступал пречистыми Своими ногами. Я не осмеливаюсь продолжать свой путь, дабы землю, освященную святыми стопами Твоими; не попрать моими нечистыми ногами, И того довольно мне, что я, грешный, удостоился видеть эти святые места" Все это говорил он, пав ниц на землю и обливаясь теплыми слезами.

После сего братья просили продолжать путь, но святой, подобно великому пророку и царю Давиду, кротко говорил им: "Не могу отсюда идти далее, поскольку считаю себя недостойным приблизиться к святым местам. Посему идите туда вы одни и принесите и за меня, грешного, молитвы у Святого Гроба Господня" Они, облобызав святого Давида, против своей воли оставили его и ушли со слезами. Давид асе взял на том месте камень, как будто он был взят им от Гроба Господня, положил его в корзину свою и пошел обратно в Гареджи, в Иверию.
Всеблагий Бог, видя такое его смиренномудрие, благоволил явить людям его святость и веру. Когда преподобный возвратился в пустынь и положил там камень, от него стали являться чудеса: с верой лобызая его, многие немощные и страждущие исцелялись. Вскоре после сего пришли и братья св. Давида, поклонники святых мест, и возвестили инокам обо всем виденном и слышанном в Иерусалиме. Известие о подвигах благочестия преподобного Давида и о чудесном камне, принесенном им, привлекло в Гареджи великое множество отшельников, так что вся пустыня наполнилась ими. Некоторые из них жили уединенно в расселинах каменной горы, Давид же, как пастырь, радуясь об умножении своего стада, давал монахам разные душеспасительные наставления.

Св. Давид однажды пришел к одному подвижнику из братии своей, жившему в некоторой расселине каменной горы, и спросил его; "Как ты живешь здесь, отче?" Он ответил ему: "Благодарение Богу, честный отче. Только вода, бьющая из этой скалы, а равно и эта зелень горьки, как желчь. Когда вкушаю их, чувствую большое отвращение и негодование, но сам себе говорю: "Мучения ада несравненно горше, не лучше ли тебе вкушать горечь временную, дабы не подвергнуться мучениям вечным?" Давид, услышав от него такие слова, весьма обрадовался и сказал ему ласково: "Не скорби, брат мой, умолим Бога нашего Иисуса Христа, Который в пустыне Мерра горькую воду сделал сладкою. Он же, подобно той, усладит и эту воду". И действительно; монах по приказанию св. Давида наполнил сосуд той водой и поставил перед ним, а святой, изобразив знамение креста Господня, отдал сосуд подвижнику и сказал: 'Пей, брат, это хорошая вода". Он выпил и нашел, что она приятна на вкус (*10). Удивленный сим чудом инок стал прославлять и благодарить Бога и раба Его Давида.
Наконец св. Давид получил через Ангела известие о близкой своей кончине. Призвав всю свою братию, он дал инокам разные душеспасительные наставления. Затем, когда была отслужена Литургия, приобщился Св. Тайн Христовых и с простертыми к небу руками, возводя ум свой горе и благодаря Бога, предал Ему святую свою душу с миром (*11). О потере такого доброго и кроткого пастыря и целителя душ и телес братья долго скорбели и плакали.
Сего святого мужа Бог прославил и по смерти. Один монах, слепой от рождения, прикоснувшись к телу св. Давида, мгновенно прозрел и стал видеть. И если кто с верой помазуется прахом из гроба его, откуда исходит дивное благоухание, тот получает исцеление от немощей душевных и телесных.

МОЛИТВА ПРЕПОДОБНОМУ ДАВИДУ
ГАРЕДЖИЙСКОМУ ЧУДОТВОРЦУ

О преблаженне отче, славне Давиде! Покрый нас кровом святых твоих молитв от всяких напастей, душевных же и телесных. Призри, о украсителю Иверии, благосердием твоим на ны, к святей и честней раце мощей твоих притекающия! Яко предобрый отец принеси наша молитвы ко престолу Царя Христа, яко да твоим ходатайством улучим у Него прощение содеянных нами прегрешений, вольных и невольных, и от тех очищеннии да сподобимся славословити вседержавную силу Отца и Сына и Святаго Духа.
Аминь. http://www.georgianweb.com/religion/ru/garejeli.html
_____________________

(*1) Грузинское название Гареджи означает 'уединенное место, удобное для иноческих подвигов". Но вернейшее объяснение названия Гареджийской местности мы видим в слове "Каредж", или "Кареджи". Это-название острова в Персидском заливе, означающее "вне", т.е. "самый внешний остров", Гареджийская местность действительно по отношению к Грузии является внешней, отдаленной от центра Грузии и необитаемой. Ранее здесь было двенадцать обителей, высеченных в скалах. Две из них наполовину разрушились, остальные опустели и остаются в развалинах.
(*2) Вот как рассказывается об этом происшествии. При жизни св. Давида на месте нынешней церкви Кашвэтской жила одна отшельница, которая сделалась беременной. Удивленные этим духовные власти требовали от преступницы, чтобы она объявила имя соблазнителя. Враги св. Давида, огнепоклонники, жившие еще во множестве в Тифлисе, подкупив женщину, добились, чтобы она оклеветала праведного Давида, грозного противника огнепоклонства.
Собрался суд, и св. Давид должен был предстать пред ним, там же была и женщина, оклеветавшая праведного Давида. Святой, не отвечая ничего на ее обвинения, взял свой жезл, на котором был крест, коснулся чрева беременной преступницы и грозно спросил дитя: "Я ли твой отец? Отвечай скорей!" Ребенок из утробы отвечал: "Нет, нет!"-и при этом назвал имя отца своего, какого-то кузнеца. После сего дивного события преступницу приговорили к побиению камнями, что и было вскоре исполнено. А некоторые говорят, что она родила камень, чего, впрочем, я не признаю.
Это и было причиной того, что святой оставил Мтацминдскую гору и временно поселился ееверо-восточнее, на левом берегу р. Куры, в пещере. Пещера эта ныне является местом паломничества христиан. Отсюда св. Давид отправился уже в степь Караягскую, или Гареджийскую.
(*3) В 60 верстах от Тифлиса на восток по левому берегу реки Куры.
(*4) Св. Давид духом прозрел, что в образе змея кроется древний враг, и изгнал его из пустыни Гареджийской.
(*5) Ср. Пс, 103; 27.
(*6) В Гареджийских пустынях нет воды пригодной для питья в достаточном количестве, и потому везде сделаны искусственные колодцы, к которым проведены каналы для дождевой воды от высоких горных кряжей, окружающих пустыню.
(*7) Куропаток и теперь много по всей этой Фиваиде Грузинской.
(*8) Под варварами разумеются арабы. Аравитяне в эту эпоху начинали уже рассеиваться по Грузии и Армении и селиться там, но их опустошительное нашествие ни на то, ни на другое царство еще не началось.
(*9) Он скончался в 882 году, ходил в Иерусалим и жил некоторое время в пещере св. пророка Илии Фесвитянина. По возвращении из пустыни Иорданской поселился опять в Давидо-Гареджийской обители. Узнав о святости его жизни, его вызвали из пустыннического уединения на кафедру Ниноцминдскую, но он тайно удалился в Грецию через Константинополь и поселился в одном из монастырей в горах Олимпа Фессалийского. Через пять лет он посетил Рим, где жил два года. Потом окончательно поселился в Фессалии же, где и почил мирно 19 ноября (ст. ст.). Император Василий Македонский перенес останки святого из Фессалоники в Константинополь и положил их под алтарем построенной им церкви во имя Св. апостолор у Романских ворот.
(*10) Там есть два водных ключа, один от другого в двух саженях: один по молитве святого услажденный, а другой--с той же горечью, негодный для питья. Его называют Меррою Грузинской Фиваиды.
(*11) Преподобный Давид скончался в первый четверток по Вознесении. Как современник и ученик св. Иоанна, он, по всей вероятности, и умер раньше Иоанна, время его смерти поэтому можно отнести ко второй половине VI века. Святая Церковь Иверская празднует его память в первый четверг после Вознесения.

+1

48

........................продолжение от 20 мая

Прп. Нила Сорского (1508).
http://s15.radikal.ru/i188/1005/1f/c04a0cf0ef8f.jpg

Преподобный Нил Сорский происходил из дворянского рода Майковых, родился в 1433 году. Начало иноческой жизни положил в Кирилло-Белозерской обители, где пользовался советами мудрого и строгого старца Паисия Ярославова, впоследствии игумена Троице-Сергиева монастыря. Спустя несколько времени, он вместе с учеником своим и сотрудником монахом Иннокентием отправился в паломничество по святым местам восточным. Несколько лет провел он на Афонской горе и в монастырях константинопольских, изучая все виды монашеского подвижничества, в особенности — неизвестный ему дотоле вид скитского жития. Главным образом он везде старался вникнуть в смысл и дух так называемого умного иноческого делания, внутреннего самоиспытания, все применяя к себе, к собственной духовной жизни. Внимательно св. Нил изучал и опытом проходил наставления богомудрых древних отцов Антония Великого, Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Варсонофия, Иоанна Лествичника, аввы Дорофея, Максима Исповедника, Исихия, Симеона Нового Богослова, Петра Дамаскина, Григория, Нила и Филофея Синайских. И, возлюбив скитский образ жизни, пребывая еще на Афоне, у него явилась мысль и по возвращении на родину начать этот новый, по образу восточных подвижников, вид жизни для иноков. До него на Руси было два вида иночества: общежительный и отшельнический. Нил положил начало третьему — среднему пути подвижничества: иноки селились один от другого на таком расстоянии, чтобы можно было только слышать голос друг друга, а подвизались каждый особо. Возвратясь на Русь в Белозерский монастырь, преподобный Нил уже не остался жить в нем, ибо слишком глубоко запала в душу его любовь к уединению. Сначала срубил себе келлию невдалеке от монастыря; потом отошел за 15 верст, где обрел свою Палестину в дикой глуши Вологодской земли на берегу безвестной реки Сорки. Там водрузив крест, поставил сперва часовню и уединенную келлию, и при ней ископал кладезь, а когда собралось к нему для сожития несколько братии, то построил деревянную цер­ковь Сретения Господня. Таким образом составился первый Русский скит с новым в то время уставом, заимствованным Нилом на Афоне.

Как для себя, так и для учеников своих преподобный Нил поставил правилом не общежительное житие, а строгое скитское. При построении храма надлежало сделать на болотистой почве высокую насыпь, тем более, что под церковью назначалась братская усыпальница. Руками богомудрого старца и живших при нем скитников насыпан был высокий холм для храма и усыпальницы. Келлии поставлены на возвышении: каждая от другой и от храма на расстоянии брошенного камня. Скитники собирались в храм свой, по примеру восточных, только по субботам, воскресеньям и праздникам, в прочие дни каждый молился и трудился в своей келлии. Всенощная скитская продолжалась всю ночь в полном смысле слова: за каждой кафизмой предлагалось по три и четыре чтения из отцов. Во время литургии пели только Трисвятую песнь, Аллилуия, Херувимскую и Достойно; все прочее читалось протяжно, на распев. В субботу приходили в братскую усыпальницу, где совершалась панихида за упокой усопших. В завещании ученикам преподобный Нил так изображает внешнюю сторону скитского жития: а) пропитание снискивать трудами рук, но не заниматься даже земледелием, так как оно по сложности своей неприлично отшельнику; б) только в случае болезни или крайней нужды принимать милостыню, но не ту, которая могла бы служить кому в огорчение; в) не выходить из скита; г) в церкви не иметь никаких украшений из серебра, даже и для священных сосудов, а все должно быть просто; д) здоровые и молодые должны утомлять тело постом, жаждою и трудом, а старцам и слабым дозволяется успокоение в известной мере; е) женщинам отнюдь не входить в скит. Не многосложны правила для наружной жизни. Но преимущественный труд и подвиг скитского жития состоит во внутреннем подвижничестве, строгом наблюдении над состояниями души, в очищении ее молитвами и богомыслием. И главным подвигом иноков была борьба со своими помыслами и страстями, в результате чего в душе рождается мир, в уме — ясность, в сердце — сокрушение и любовь. Сие-то подвижничество преподобный Нил изображает довольно подробно в завещании для учеников своих и в обширном сочинении: «Предание о жительстве от святых отец учеником своим», или скитском уставе, где излагает ступени этого спасительного мысленного делания. Первая ступень — отречение от мира, в частности, от всяких мирских развлечений; вторая — непрестанная молитва, сопровождаемая памятью о смерти. Отличительная особенность сего «Предания» или устава преподобного Нила Сорского от всех других уставов, писанных основателями монастырей, состоит именно в том, что все внимание преподобный Нил сосредотачивает на внутренней духовной жизни во Христе, на чисто духовном воспитании человека-христианина.

Преподобный Нил при скитническом образе жизни исключал монастырское земледелие, считал, что иноки должны жить только трудом своих рук. Сам он был для братии образцом трудолюбия и отличался крайней нестяжательностью.

Продолжая изучать Священное Писание и творения святых отцов, преподобный Нил устроял жизнь обители по заповедям Божиим и советам святых. Прежде чем приступить к какому-либо делу, он соотносил это дело с поучениями святых отцов. В письме к своему сподвижнику Иннокентию он писал: «Живя наедине, занимаюсь испытанием духовных писаний: прежде всего испытываю заповеди Господни и истолкования, и предания апостольские, потом жития и наставления святых отцов. О всем том размышляю, и что, по рассуждению моему, нахожу богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя. В этом жизнь моя и дыхание. В немощи моей и лени возложил упование на Бога и Пречистую Богородицу. Если что случается мне предпринимать и если не нахожу того в Писании, на время отлагаю в сторону, пока не найду. По своей воле и по своему рассуждению не смею предпринимать что-нибудь. Живешь ли отшельнически или в общежитии, внимай святому Писанию и следуй по стопам отцов или повинуйся тому, кто известен тебе как муж духовный в слове, и жизни, и рассуждении. Святое Писание жестоко лишь для того, кто не хочет смириться страхом Божиим и отступить от земных помышлений, а желает жить по своей страстной воле. Иные не хотят смиренно испытывать Священное Писание, не хотят даже слышать о том, как следует жить, как будто Писание не для нас писано, не должно быть выполняемо в наше время. Истинным же подвижникам и в нынешние, и во все века слова Господни всегда будут словами чистыми, как очищенное серебро; заповеди Господни для них дороже золота и камней драгоценных, слаще меда и сота». Об этом же он писал и в другом письме: «Аз убо не творю без свидетельства Божественных Писаний... О себе же не смею творити, понеже невежда и поселянин есмь». Начитанность преподобного Нила в творениях святых отцов была так велика, что он цитировал их наизусть.

Слава блаженного Нила воссияла гораздо далее стен русских обителей. Его знали и уважали русские иерархи. Когда в Новгороде открылась ересь жидовствующих и всюду распространены были ожидания кончины мира в 1492 году, архиепископ Новгородский Геннадий просил Иоасафа, архиепископа Ростовского, посоветоваться между прочим с преподобным Нилом, как он думает о сих ожиданиях: «да что бы еси послал по Паисия (Ярославова), да по Нила, да с ними бы еси о том посоветовал: прейдут три лета, кончается седьмая тысяча и проч...» В 1490 году составился против ереси жидовствующих собор: старцы Паисий и Нил приглаше­ны были в Москву на собор. По летописям и актам известно, что в 1503 году был еще «собор на Москве». Блаженный Нил присутствовал и на сем соборе. Замечательно, что этим строгим отшельником внесено было в соборные рассуждения предложение освободить монастыри от управления вотчинами, то есть населенными имениями. Вопрос этот поднял жаркие рассуждения. Волоколамский игумен Иосиф, столько известный в древней духовноотеческой литературе своими трудами, защищал имения монастырские, приводя свидетельства прп. Феодосия, общего жития начальника, прп. Афанасия Афонского и настоятелей других обителей, которые владели селами. А блаженный Нил, предлагая, чтобы у монастырей сел не было, требовал, «чтобы жили бы чернецы по пустыням, а кормились бы рукоделием». К мнению Нила пристали многие иноки Кирилло-белозерские и даже некоторые из других монастырей. Однако же по их воле не состоялось. После смерти преподобного Нила мысль его долго жила в умах учеников его. Один из них, князь Вассиан Косой, сильно поборал, «еже бы у монастырей не было сел, и с ним другие старцы, с ними ж святогорцы», в числе которых был преподобный Максим Грек, даже пострадавший за это впоследствии от митрополита Даниила, хотя виной гонения была вымышленная на него ересь.

Но главное в житии преподобного Нила — это то, что он до смерти остался верен своему уставу, олицетворяя его начала не только в общественных вопросах, каков вопрос о монастырских имениях, но и в своей собственной жизни и подвигах.

Еще значительно ранее своей смерти преподобный Нил, посылая Иннокентия в пределы Вологодские на реку Нурму для учреждения обители и предсказывая ей процветание общежитием, на счет своей скитской пустыни заметил: «Здесь же как было при жизни моей, так пусть будет и по смерти: братия пусть живут по одиночке каждый в своей келлии». Эти слова сохранились, как завещание и были исполняемы по смерти блаженного Нила.

Умирая, преподобный Нил оставил следующее завещание ученикам своим: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Завещаю яже о себе, моим присным господам и братиям, яже суть моего нрава. Молю вас, повергните мое тело в пустыни, да изъядят е звери и птицы: понеже согрешило есть Богу много и недостойно есть погребения. Аще ли сице не сотворите, то, ископавши ров на месте, идеже живем, со всяким безчестием погребите мя. Бойтеся же слова, еже Великий Арсений завеща учеником своим, глаголя: на суде стану с вами, еще кому дадите тело мое. Тщание бо и мне было то, елико по силе моей, да не сподоблен буду чести и славы века сего некоторыя, якоже в житии сем, тако и по смерти моей. Молю же всех, да помолятся о души моей грешней, и прощения прошу от всех и от мене прощение да будет, Бог да простит всех нас».

Со стороны блаженного Нила это завещание служит выражением глубочайшего его смирения перед Богом и людьми, которое достойно бы изобразить словами пророка Давида: смирихся до зела, Господи (Пс. 118, 107).

Великий старец отошел ко Господу 7 мая 1508 года в третью неделю по Пасхе — святых жен-мироносиц; будучи 75 лет от рождения.

И предсмертное желание великого ревнителя нищеты и смирения исполнилось; обитель его осталась одной из самых малолюдных и бедных на севере России, и святые мощи его почивают под спудом в приделе его имени в убогой деревянной церкви во имя Иоанна Предтечи.

Царь Иоанн Грозный в 1569 году хотел построить каменный храм над гробницей преподобного Нила. Но богоносный ревнитель скитской простоты в сонном видении запретил царю эту постройку. Прошло несколько столетий, и уже в нашем столетии возобновилась мысль о каменной церкви в честь преподобного Нила; но своды ее обрушились над самой ракой основателя обители, причем чудесно спаслись от погибели трое каменщиков, работавшие в церкви.

Дико, мрачно, пустынно место, избранное преподобным Нилом. Речка Сорка чуть струится по болотистой, низкой местности, на которой устроен скит. Там целы еще выкопанные дивным подвижником небольшой пруд и колодезь с весьма вкусной водой, целебной для верующих. Еще цела власяница преподобного Нила: волосья ее колются, как иглы.

Святая Церковь впоследствии времени, по указанию свыше, причислила Нила к лику преподобных отцов, и память его положено совершать по церковному месяцеслову 7 мая, в день его блаженного успения. Особенной службы преподобному Нилу не составлено, и торжество в честь и славу имени его совершается по общей Минее. Замечательно предание о священном лике преподобного, написанном на его гробовой доске.

Один богатый человек Московского государства захвачен был татарами и многие годы оставался у них в плену. Сильно скорбел он о своем семействе и призывал себе на помощь угодников Божиих. Однажды ночью явился к нему в тонком сне светолепный старец и велел написать образ преподобного Нила, обещая возвращение на родину. Пробудившись от сна, он хотел спросить, как может это исполнить; но явившийся, как молния, уже скрылся от его взора, ослепленного ярким светом. Пленник начал размышлять сам с собой: кто это преподобный Нил, о котором впервые слышал, и где обретается? Он стал призывать его на помощь, хотя и не ведал его. И вот опять в другую ночь является ему тот же старец и говорит: «В пределах Белозерских Нил, за двенадцать поприщ от Кириллова монастыря». Вскочив с постели, пленник яснее хотел разглядеть лицо явившегося и подробнее его расспросить, но опять столь же быстро стал невидим старец, оставив за собой струю света и благоухания. Тогда уверовал человек, что, действительно, послал Господь к нему Своего угодника, и молил святого Нила, дабы явил ему яснее лик свой: и в третью ночь является ему преподобный, оставляет у его возглавия начертание своего лика и говорит ему утешительное слово: «Человек Божий, возьми лист сей и иди в Русскую землю».

Едва опомнился утешенный узник и, действительно, обрел у своего изголовья начертание лика преподобного. Со слезами молил он Господа и Его угодника указать ему путь, чтобы избавиться от руки неверных; и опять был к нему голос: «Иди ночью в степь и увидишь перед собой яркую звезду; последуй за нею и избегнешь агарян». Пленник, укрепляемый верой, дерзновенно ночью пустился в неизмеримую неведомую степь, взяв с собой немного хлеба, и дивная звезда его руководила, по обещанию Нила, доколе не воссияла заря. Тогда услышал он за собой топот коней и крики варваров, ищущих своей добычи; в ужасе пал он на землю, моля Господа о своем сохранении, и Господь осенил его невидимой силой от их взоров, так что они с воплем пронеслись мимо. День и ночь странствовал он по бесприютной степи, и вот подходит к реке глубокой и быстрой, хотя и не широкой, а перевозчика нет, и течение ее — через всю степь. Варвары знали, что нельзя миновать реки, и гнались до ее берега с твердой уверенностью, что поймают своего беглеца. Увидев его издали, устремились на него с дикими воплями и обнаженными мечами; он же, не видя себе ни откуда спасения, оградился знамением крестным и бросился в реку: быстро понесла его вода вниз по течению, и напрасно стреляли в него с берега агаряне, ибо его охраняла благость Божия. Быстрее их коней мчала его река: они возвратились, почитая его уже утопшим, но река плеском волны выбросила человека на противоположный отлогий берег, оттоле беспрепятственно шел он через степь, питаясь былием травным и непрестанно призывая в молитвах Господа и Его угодника Нила.

Река сия, вероятно, была Донец, которая в то время служила границей от Крымской орды: освобожденный пленник благополучно достиг городов русских. Прежде, чем войти в дом отеческий, он отыскал в Москве иконописца и велел изобразить лик преподобного, с листа ему данного, в меру гробовой доски; потом созвал священников и убогих и, угостив их трапезой, снабдил их обильной милостыней, рассказывая все, как избавил его Господь от плена. Когда же написан был образ преподобного, сделал большое торжество в честь святого Нила, и с верным служителем послал честную икону в скит его, снабдив его многими дарами и церковной утварью. Икона сия и доселе лежит на раке и молитвами преподобного Нила истекают из нее исцеления. Преподобный изображен в одежде схимнической, в благолепном покое посмертного созерцания, начатого им еще на земле. «Преподобный отец наш Нил, Сорский чудотворец, подобием сед, брада аки Кирилла Белозерского, но у сего курчевата; ризы преподобнические, в руках свиток». Такое описание внеш­ности преподобного сохранилось в «Иконописном подлиннике».

Преподобный Нил Сорский считается основателем скитского жития в России во внешнем и внутреннем быту, основой которого было духовное делание, то есть внутренняя созерцательная молитва, непрестанно совершаемая умом в сердце.

О такой сокровенной жизни во Христе о Немже подобает спастися нам (Деян. 4, 12) ясно учит и слово Божие. Так, Марфа, заботясь об угощении, показала нам пример лишь деятельного служения ближним, в то время как Мария, ее сестра, избравши благую часть и сидя у ног Иисусовых, подала нам образ более богоугодного делания, созерцательного молитвенного предстояния в подражание ангельских умных существ, которые немолчными устами (лишь умом) славят Сокровенного. И это высшее духовное умное служение в духе и истине приводит к богообщению и напоминает херувимское богоношение душой Бога Слова.

Такая душа телесно оставила все богатство и стяжания мира, оставила и «прежние правы, пороки и страсти как душевные, так и телесные и, отвлекая свой ум от всего настоящего и видимого, только будущее, вечное, невидимое созерцает» (прп. Иоанн Кассиан).

Преподобный Нил известен не только как основоположник скитского жития и великий подвижник, но и как духовный писатель. Благодатное предание великого старца, составленное на основании творений святых отцов, как бы поучает с времен русской старины жить жизнью «Святой Руси» и искать прежде всего Царствия Божия и правды Его (Мф. 6, 33).

И если Св. Писание говорит, что мы здесь странники и пришельцы (Евр. 11, 13), а потом для нас, после смерти, наступит вечная неизменная жизнь, или блаженная, или исполненная мучений, какую воздаст Господь каждому по делам его, то нам особенно нужно попещись о будущей загробной жизни.

Должно возбуждать совесть к лучшему, сохранить себя от дурной жизни и не мудрствовать по плоти и злобно от преданий лукавых и суетных, которые приходят нам от общего врага и льстеца нашего диавола и нашей лености.

В учении о вере св. отец завещает веровать во Единого Бога в Троице славимого, Отца и Сына и Святаго Духа; Сына Божия исповедовать, что Он Истинный Бог и Совершенный Человек. С великой верой и любовью должно величать и славить Господа, Пречистую Святую Богородицу, всех святых. Прп. Нил в исповедании веры пишет: «Всею моею душею прибегаю ко Святой Соборной Апостольской Церкви; ея учение, которое она приняла от Самого Господа и свв. апостолов, так же постановлением святых седми Вселенских Соборов и Соборов Поместных, и учение святых отцов о православной вере и благочестивой жизни — все это принимаю с великой верой и любовью. Еретические же учения и наставления проклинаю, и да будут нам чужды все еретики...»

Преподобный Нил напоминает заповедь о труде, говоря: «И то осмотрительно, — заповедали нам св. отцы, — что всякий от своих праведных трудов, своего рукоделия и работы должен приобретать себе дневную пищу и все необходимое. Апостол Павел сказал: Кто не хочет трудиться, тот и не ешь (2 Фес. 3, 10). Приобретение же с вымогательством, собранное трудами других, никак не послужит нам на пользу... Все это и подобное мы должны от себя отгонять, как смертоносный яд».

В Уставе скитского жительства, составленном для братии, преподобный Нил более всего обращает внимание иноков на умное делание, под которым также подразумевает глубокую молитвенность и духовное подвижничество. Он с любовью поучает о важности «мысленного делания», то есть богомыслия, созерцания, сердечной молитвы, или внутренней беседы с Господом.

Учение о хранении ума и сердца, об очищении внутреннего человека преподали нам многие святые отцы, как научились они от Самого Господа. Преподобный Нил (в слове первом) указывает степень мысленной борьбы при действии на нас помыслов.

Диавол со своими бесами может смущать своими помыслами (подобно словам, речам, беседам) наши мысли и колебать ум всякого человека. Причем диавол свои внушения заставляет принимать человеку как собственные, как плод якобы своего сознания и мышления.

Разумная же и искусная борьба состоит в том, говорят святые отцы, чтобы отсекать и отгонять от себя дурной помысл, то есть прилог, в самом начале, и непрестанно молиться; ибо кто сумеет противиться первому прилогу помысла, тот, сказано, одним ударом пересечет все последующие действия. Потому что, кто борется разумно, тот отвергается корня зла, то есть лукавого прилога мыслей. Особенно во время молитвы должно стараться сделать свой ум глухим и немым (к предметам посторонним), как сказал прп. Нил Синайский, и иметь сердце безмолвным ко всякому помыслу даже по-видимому доброму, говорит Исихий Иерусалимский, ибо за бесстрастными помыслами следуют уже страстные, как известно из опыта, и вход в сердце первых бывает причиной входа последних. И поелику, как сказано, что за подобными помыслами следуют и дурные, то и нужно принудить себя не допускать и таких помыслов, о которых мы думаем, что они хороши, а постоянно созерцать глубину своего сердца и говорить: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! И повторять так должно всегда с усердием, когда стоишь, или сидишь, или лежишь, умом и сердцем, сокращая даже сколько можно дыхание, чтобы не так часто дышать, как говорит Симеон Богослов. Григорий Синаит сказал: «Призывай Господа Иисуса со всем желанием, но терпеливо, с ожиданием, избегая всех злых помыслов». А что св. отцы советуют сдерживать свое дыхание, чтобы дышать не часто — опыт скоро научит, что это весьма полезно для сосредоточения ума в молитве. Если же не можешь молиться в безмолвии сердца и без помыслов, а видишь даже, что они умножаются в твоем уме — не унывай, а продолжай молитву. Блаженный Григорий Синаит, зная в точности, что нельзя нам, страстным, решительно победить лукавые помыслы, так говорит: «Никто из новоначальных сам собою не может удержать ум и помыслы: ибо удерживать ум и отгонять помыслы — свойство искушенных и сильных. Но и они не сами по себе отгоняют их, но с Божией помощью решаются на брань против них, как облеченные благодатью и всеоружием Господа! — В случае же расслабления и изнеможения призывай Бога на помощь и понуждай себя, сколько есть силы, не прерывая молитвы; и все сие совершенно, Божией помощью, отгонится и исчезнет.

Особенно нужно стараться о благочестивой деятельности ночью. Ночью, говорит прп. Филофей Синаит, более очищается ум.

Делание сие, то есть соблюдение ума в сердце, устранив все помыслы, весьма трудно не только для новоначальных, но и для долго трудившихся делателей, которые не сознали еще всей сладости молитвы от действия благодати в сердце. И из опыта мы знаем, как трудно и неудобоприлежно кажется это немощным.

На все злые помыслы надо призывать в помощь Бога. Хорошо молиться краткой молитвой, словами Священного Писания и помышлять о смерти, когда душа Божиим велением отойдет от тела. Нужно еще и сокрушение сердца, сетование и плач о грехах, ибо слезы избавляют нас от вечных мук. И это есть лучшее из всех дарований человеколюбия Божия, которое приводит к чистоте, бесстрастию и любви.

Тогда рождается внутренняя радость, и льющиеся слезы сами собой без усилия утешают скорбную душу, подобно тому, как младенец в одно и то же время и плачет и смеется. Тогда облегчается нападение от мысленного, невидимого демона — умирение помыслов и братская духовная любовь ко всем людям.

И когда сподобится кто благодати, тогда молится без труда и с любовью, будучи подкрепляемым и утешаемым ею. «И когда воздействует молитва, тогда действие ее покоряет себе ум, веселит его и освобождает от пленения лукавого», — сказал святой Григорий Синаит.

Когда же душа, подвигнутая духовным действием, приблизится к Божественному и через непостижимое общение уподобится Божеству, и просветится в своих движениях лучом высокого света, а ум сподобится ощущения будущего блаженства, тогда забывает и себя, и окружающих, и теряет, так сказать, и способность к самодеятельности в чем-нибудь. И в другом месте говорят, во время молитвы ум, сверх желания, восхищается к мыслям бесплотным, и никакие чувства не могут выразить сего. Тогда внезапно возжигается в тебе радость, язык умолкает, и не в силах будучи высказать всю сладость ее. Из сердца изливается постепенно некоторая сладость, которая неощутительно сообщается всему человеку: все тело его проникает такая духовная пища и радование, что язык человеческий забывает о всем земном и вменяет его ни во что. И когда подобная кипящая сладость сообщается и телу человека, он думает тогда, что это-то состояние и есть Царство Небесное. В другом месте говорит: получивший радость о Боге не только не прилепляется страстями, но и не обращает внимание на свою жизнь.

Любовь к Богу для него дороже жизни, и познание Бога, из которого рождается любовь, для него слаще меда и сота. Все это состояние души нельзя передать словами, говорит Симеон Новый Богослов. Какой язык скажет? Какой ум объяснит? Какое слово выразит? Страшно, поистине страшно, и выше всякого слова!

Обращаясь к лицу Господню говорит: «Вот Господь соделал меня не только равным Ангелам, но и даже выше их поставил меня: ибо Он, невидимый для них и неприступный по существу, мне всячески видим и соединяется с моим существом. Это есть то, о чем возвещает апостол: око не видело, ухо не слышало, и не приходило то на плотское сердце (1 Кор. 11, 9). Будучи в таком состоянии, монах не только не захочет выходить из келлии, но пожелает ископать под землей пещеру, чтобы, уединившись от всех и от всего мира, созерцать Бессмертного Владыку и Создателя. Согласно с ним св. Исаак говорит: «Когда человеку будет снято покрывало страстей от мысленных его очей, он увидит Божественную силу, то ум его приходит в священный ужас. И если бы Бог не положил предела тому состоянию в этой жизни и не назначил время, которое полезно человеку провести в этом состоянии, то сам человек, если бы допущено было такому состоянию продолжаться всю его жизнь, кажется, никогда бы не пожелал прекратить оного дивного видения. Но Бог совершает так по Своей милости, чтобы на время умалялась благодать Его во святых, дабы могли позаботиться и о братии, служа им своим словом, то есть поучением о благочестии, как говорит св. Макарий о тех, кои достигли совершенства, что они должны приносить себя в жертву от любви и сладости чудных видений.

А мы, непотребные, виновные во многих грехах, одержимые страстями, мы недостойны даже и слышать о подобных предметах. Дабы хотя немного обратить внимание, каким окаянством мы объяты, какому безумию предаем себя, прилепляясь и пристращаясь к миру сему, скопляя вещи тленные, и ради них вдаваясь в заботы и смуты со вредом для душ наших. И при всем этом думаем, что мы благотворим другим и вменяем то себе в похвалу. Но горе нам, что не познаем душ наших и не рассуждаем, к какой мы жизни призываемся, как говорит св. Исаак: мирскую жизнь, скорби мира или блага его и покой считаем мы за нечто важное.

В назидание приведем здесь несколько наставлений преподобного Нила о борьбе со страстями.

Отцы, говорит он, наставляют сопротивляться лукавым помыслам, сколько у нас есть силы. Последствием противоборства будут или венцы, или наказания. Венцы — победителю; муки же — согрешившему и не покаявшемуся в житии сем. Согрешение, муку заслуживающее, есть то, по словам Петра Дамаскина, когда кто помысл приведет в исполнение. Тем, кои твердо борются и среди сильной борьбы вражией не изнемогают, — тем соплетаются светлейшие венцы.

Мы же, зная все из Божественного Писания, если желаем искренно порадеть о деле Божием, прежде всего и насколько возможно удалимся суеты сего мира, постараемся исторгнуть страсти, соблюдая сердце свое от лукавых помыслов и во всем исполняя заповеди Божии, сохраняя сердце. А чтобы блюсти сердце, нужно всегда иметь молитву. Это первая степень иноческого возраста, а иначе нельзя умалить страстей, сказал прп. Симеон Новый Богослов.

О борьбе со страстями чревоугодия, блуда, гнева и гордости преподобный Нил учит: «Если стужает, то есть сильный и всегдашний напор делает на тебя помысл чревообъядения, представляя тебе различные вкусные и дорогие яства, воспомяни тогда первое слово Господа: “Да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством” (Лк. 21, 34). И, помолясь Ему и Его на помощь призвав, размысли о том, что изрекли отцы: “Сия, — говорят они, — страсть (чревообъядения) в иноках корень всему злу, а наипаче — блуду”».

Велик нам подвиг в борьбе с духом блудным и крайне труден (лют зело), ибо борьба сия объемлет и душу, и тело.

Когда стужают нам блудные помыслы, тогда надобно оживлять в себе страх Божий и приводить себе на память то, что от Бога ничто не может быть утаено, ни даже самое тонкое движение сердечное, и что Господь есть Судия и истязатель за все, и за самое тайное и сокровенное, и представлением стыда и срама можем отразить студное и гнусное намерение. В самом деле, вообразим себе, что мы застигнуты кем-либо в сквернодействе: не пожелали ли бы мы тогда лучше умереть, нежели обрестись в таком сраме? Главное же, и сильное победоносное оружие против духа нечистоты состоит в прилежной молитве ко Господу Богу, как учат святые отцы. Максим Исповедник наставляет вооружиться на блудные помыслы молитвой, заимствуя слова для молитвы у псалмопевца Давида: Изгонящии мя ныне обыдоша мя (Пс. 16, 11); радосте моя, избави мя от обышедших мя (Пс. 31, 7). Прп. Иоанн Лествичник, беседуя о сем же предмете, представляет нам образец, какой молитвой побороть помыслы блудные: Боже, в помощь мою вонми (Пс. 69, 2) и сему подобное. Полезно в этом случае призывать на помощь тех святых, кои известны нам особенным подвигом своим и трудами в сохранении чистоты и целомудрия. Так, Даниил Скитский брату, ратуемому от блуда, приказывал молиться, призывая на помощь мученицу Фомаиду, за хранение целомудрия убиенную, молиться же так: «Боже, за молитвы мученицы Фомаиды, помози мне», и боримый брат, помолясь у гроба мученицы, тотчас избавлен был от блудной страсти. Если брань длится и нападение от врага не прекращается, то, встав и простерши на небо очи и руки, возопий к Могущему спасти тебя, не хитросложенными словами, но смиренным и простым вещанием сим. «Помилуй мя, Господи, яко немощен есмь», и тогда познаешь силу Вышнего, и невидимых врагов невидимо отженешь. Бей всегда ратники именем Иисусовым, ибо крепче сего оружия ты не обрящешь ни на небе, ни на земле.

Ежели кого-либо томит и мучит дух гневный, питая в нем злопомнение и пробуждая в ярости воздать злом и отметить оскорбившему, то воспомянет он сей глагол Господень: Аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешений их, ни Отец ваш небесный оставит вам согрешений ваших (Мф. 18, 35; Мк. 11, 26).

Да будет нам известно, что если мы и добрые дела совершаем, а от гнева не воздерживаемся, то они неугодны Богу. Ибо сказано отцами: «Если гневливый и мертвого воскресит, молитва его не богоприятна». Сказано же сие не в том разуме, будто бы гневливый может воскресить мертвого, но для того, чтобы показать мерзость его молитвы. Великая, говорит авва Дорофей, и блистательная победа над гневным помыслом в том состоит, чтобы возносить молитву за брата, который оскорбил нас, взывая так: «Помози, Господи, брату моему (такому-то) и за молитвы его помилуй и меня, грешного». Здесь то, что молимся за брата, есть знак любви к нему и благорасположения; а призвание его молитв в помощь себе выражает наше смирение.

Должно, кроме сего и благодетельствовать ему по возможности. Так-то и исполняются сии заповеди Господа: любите враги ваша, благословите клянущия вы, добро творите ненавидящим вас, и молитеся за творящих вам напасть (обиду) (Мф. 5, 44). Исполняющему сие Господь обещал такое воздаяние, которое превышает все прочие обетования — обещал не только Царство Небесное, не только утешение и радость, как прочим, но сыноположение: Будете, — сказал Он, — сынове Отца вашего, Иже есть на небесех (Мф. 5, 45).

Все добрые дела должны совершаться для славы Божией, не из тщеславия и человекоугодия, ибо побежденный духом гордости — враг своему спасению. Нельзя превозноситься естественными дарованиями, ибо это не твоим трудом добыто, а от Бога. И тот, кто в гордости своей сопротивником своим возымел Бога, кто мерзок и нечист перед Ним, помысли: где, в чем, когда, и какое может он обрести благо? От кого получит милость? И кто очистит его? О, страшно и представить сие! Кто поработил себя гордости, тот сам и бес, и враг (ратник) для себя самого, — тот в себе самом носит скорую гибель. Да боимся убо и страшимся гордыни; да отрываем ее от себя всевозможно, всегда памятуя, что без помощи Божией никакое добро не может быть сделано, и что ежели оставлены будем от Бога, то, как лист колеблется или как прах возметается от ветра, так и мы будем от диавола сметены и поруганы и соделаемся предметом плача человеков. Уразумев сие, всемерно потщимся проходить жизнь нашу во смирении.

Желающему обучиться смирению, сей Божественной науке, говорит святой старец: «Во-первых, должно ставить себя ниже всех, то есть почитать себя хуже и грешнее всех человек, и сквернее всех тварей, потому что вышел из порядка, всякому естеству тварей указанного, и горше самих бесов, потому что и они преследуют нас и побеждают. И не должны ли мы почитать себя хуже всех тварей, потому что всякая тварь сохранила то, что даровано естеству ее Творцом, а мы через свои беззакония потеряли совершенства и назначение, естественные нам по природе? — Поистине и звери, и скоты — честнее меня, грешного. Поистине, я — ниже всего, потому что я осужденник, и ад уготован мне еще прежде моей смерти.

Но кто не восчувствует и того, что грешник — горше самих бесов, яко их раб и послушник, и сожитель их, во тьму бездны сойти к ним долженствующий? Воистину всякий, кто во власти бесов, горше и злосчастнее их самих. С ними низринулась ты, душа окаянная, в бездну! А посему, будучи жертвой тления, ада и бездны, почто прельщаешься умом своим и почитаешь себя праведной, будучи греховна, скверна и по злым делам своим бесоподобна?.. Увы тебе, пес нечистый и всескверный, во огнь и тьму кромешную осужденный! Горе прельщению и заблуждению твоему, о злобесне!»

Поэтому необходимо постоянное мысленное делание (молитва) и хранение ума (от злых и лукавых помыслов). И это есть возделывание и хранение рая (Быт. 2, 15), соблюдение веры, заповедей Христовых, побуждение к добротолюбию, смирению, кротости, безмолвию внешнему и внутреннему, и все с рассуждением — требуется от всех, даже и от находящихся в великой болезни.

Постоянная же память о Боге, то есть умная молитва, выше всех деланий и есть глава добродетелей, как и любовь Божия. Нелестный же учитель для христиан — Богодухновенное Писание, в котором сокрыта воля Божия.

Таким духом преисполнены все наставления благодатного сего старца, преподобного Нила Сорского. Его писания представляют богатую сокровищницу духовного опыта и могут служить не только иноку, но и всякому христианину прекрасным руководством к самопознанию в подвиге очищения сердца от страстей. Сам преподобный о своем «Уставе» говорит: «Всем прикладно (то есть полезно, нужно) иметь сие».

Кроме устава сохранилось несколько посланий преподобного к его ученикам. В посланиях к Кассиану говорится о борьбе с помыслами и о терпеливом перенесении скорбей; в послании к Иннокентию и Вассиану преподобный рассказывает о своей жизни и предлагает различные наставления. В двух посланиях к неизвестным инокам святой подвижник заповедует памятовать о смерти и дает советы, как бороться с греховными помыслами.

Преподобный Нил, совершенный инок, ревнитель и подражатель древних святых, заканчивая свои наставления и писания, говорит: «Все, что он писал, он заимствовал от святых отцов и подтверждает свидетельствами Божественных Писаний».

Нилово-Сорская Сретенская пустынь, заштатная, находится в Новгородской губернии, Кирилловского уезда, в 15 верстах от Кириллова, при речке Сорке.

0

49

Обретение мощей Нила Мироточивого, Афонского (1815).
http://s39.radikal.ru/i083/1005/a2/b40ede2d2e87.jpg

Святой Нил был сыном благочестивых и православных родителей, живших в Морее или нынешней Греции, в селении святого Петра Законийской епархии. Еще в ранних летах лишился он родителей, но нашел их в своем дяде иеромонахе Макарии.
Племянник, обладая прекрасными природными дарованиями, при неусыпном и искреннем о нем старании дяди, оказывал быстрые успехи в умственном и нравственном отношениях. Поэтому юный Нил, достигнув совершеннолетия, принял монашеский постриг и удостоен был рукоположения во иеродиакона, а потом и во иеромонаха.

Достопочтенный дядя и достойный его племянник, уязвленные пламенной и всецелой любовью к пресладкому Небесному Жениху, во славу Его, возгорели желанием подвигов больших. Они удалились из своего отечества и пришли на Святую Афонскую Гору.
Посетив здешние обители, скиты и пустыни с целью обретения места, удобного для безмолвия и высоких подвигов, наконец пришли они в одно место, издревле называемое Святые Камни. Это место тогда было еще пусто и не заселено. Они явились в Лавру и просили благословения на владение этим местом и на устроение там келий. Игумен Лавры со старшей братией, видя чистоту и божественное желание просителей, с радостью согласились на их прошение и в знак своего согласия дали им письменное уверение. Получив, таким образом, право на владение местом, блаженные труженики приступили к расчищению его.
Скоро после устроения келий божественный Макарий мирно почил о Бозе от бремени праведных трудов своих, сделав племянника наследником во всем и достойным преемником и правителем келий.
После этого блаженный Нил, находит и это место не совсем соответствующим святым стремлениям пламенной его души. Поэтому он отыскивает другое место и поселяется там. Место это в то время по своей дикости, суровости и обилию наводящих ужас исполинских скал и стремнин было недоступным не только для людей, но и для имеющих обыкновенным прибежищем высокие горы и камни.

Божественный Нил, желая, чтобы даже сподвижники не слышали сердечных его воздыханий и молитв к Богу и не видели подвигов и слез, чтобы ум его и сердце постоянно заняты были Богом, чтобы можно было всегда себя посвятить Богу и чтобы не прерывал небесных его упражнений, нашел место для своего уединения, неприступное почти для любого живого существа, нашел и, не обращая внимания на невыразимые трудности и даже опасности для жизни, поселился там. А поселившись, мужественно терпел до конца своей жизни всякую тесноту и бедствие, презрев всякое телесное упокоение и человеческое утешение.
И вот пришло время окончания земных злостраданий этого славного подвижника. В теснейшей своей пещере, ознаменованной и освященной столькими дивными подвигами, он мирно предал в руки Божии свой дух. При ней же братия его келии благоговейно предала земле  его тело.
Из гроба Нила впоследствии начало истекать благовонное целительное миро. Миро это, как свидетельствует предание, текло так обильно, что стекало вниз по стремнине до самого моря. И когда разнеслась об этом слава, то стали во множестве стекаться сюда христиане из самых отдаленных стран, чтобы получить это священное миро для исцеления и освящения души и тела.
Преподобный Нил с того времени наречен Мироточивым.

Святой Нил Мироточивый и его пророчества о последних судьбах нашего мира.

ПРОРОЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЮДЕЙ ПРЕД КОНЦОМ МИРА: Люди же, чем больше будут на них находить бедствия, тем больше будут возделывать зла, вместо того, чтобы каяться, будут озлобляться на Бога...

ПРОРОЧЕСТВО О ВОЦАРЕНИИ АНТИХРИСТА: Сребролюбие есть предтеча Антихриста... Все то, что домостроительно и промыслительно подготовляло и подготовляет людей к вере и следованию за Господом, есть, была и будет истина. Наоборот, все, что подготавливает людей к отвержению закона Божия и Спасителя их, есть ложь, эта ложь домостроительно подготовляет пришествие Антихриста и принятие его родом человеческим...

Для иноческого образа жизни нет другого более удобного места, как Гора Афонская, которую Я прияла у Сына Моего в наследие Себе, дабы те, которые хотят удалиться мирских забот и смущений, приходили туда и служили там Богу беспрепятственно и спокойно. Отныне Гора эта будет называться Моим вертоградом. Много люблю Я место сие, и придет время, когда оно от края и до края, на север и юг наполнится множеством иноков. И если иноки те от всей души будут работать Богу и верно хранить заповеди Его, то Я сподоблю их в великий день Сына Моего великих дарований; еще здесь, на земле, будут они получать от Меня великую помощь; Я стану облегчать болезни и труды их и дам возможность, при малых средствах, иметь довольство в жизни, даже ослаблю вражескую против них брань, и имя сделаю славным по всей земле", - так сказала Богоматерь святителю Николаю в дивном явлении Ее с этим угодником преподобному Петру, первому афонскому пустынножителю, более 1000 лет тому назад.

      Посему-то Святой Афон - этот жребий Божией Матери - с его аскетами, с теми, которых весь мир не был достоин (Евр. II, 38), в течение более чем десяти веков всегда был мил и дорог каждому православному сердцу. Много славных мужей, имена которых написаны в Книге Жизни, просияло на этом оплоте и светоче Православия; много сосудов Духа Святаго, не желавших быть славными от сынов века сего и удалившихся из многомятежного и суетного мира на пустынные высоты заоблачного Афона, процвело в этом аскетическом вертограде, в этом монашеском рассаднике, в этом училище подвижничества и благочестия...
      Сравнительно недавно - четыре века тому назад - здесь подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил (2 Тим. 4, 7) и был прославлен Богом один из тех, кои скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли (Евр. II, 38).
      Имя этого подвижника - Нил Мироточивый. Своими подвигами он превзошел не только современных ему, но и многих древних подвижников.
      Родиной преподобного Нила была Греция. Благочестивые родители святого, жившие в селении святого Петра, были призваны Богом в лучший мир, когда Нил был еще в очень юных летах. Всю заботу о воспитании отрока взял на себя его дядя иеромонах Макарий. Он бдительно следил за всеми движениями ума и сердца будущего сосуда благодати Святаго Духа. И не напрасно были такие неусыпные старания дяди о своем племяннике: отрок показал быстрые успехи в умственном и нравственном отношениях. Достигнув совершеннолетия, Нил принял монашеское пострижение и был рукоположен во иеродиакона, а позже и в иеромонаха. Одно время дядя и племянник подвизались вместе.
      Пламенея желанием к большим подвигам, они удалились на Святую Афонскую Гору и, получив благословение от игумена лавры святого Афанасия, поселились в пустынном, чрезвычайно диком месте - безводном, весьма удобном для безмолвия, называемом Святые Камни. Много трудов стоило им устроить здесь небольшой храм и келий. По устроении всего необходимого, блаженный Макарий мирно почил в Бозе.
      По кончине своего наставника преподобный Нил переселился в еще более дикое место, недоступное не только для людей, но и для зверей, позволяющее пребывать с Единым Богом. Как и на оставленном месте, здесь была устроена церковь и освящена во имя Сретения Господня. "...Какие подвиги видела пещера, вместившая сего мужественного подвижника? Каким она оросилась излиянием теплых слез, плакавшего пред Богом день и ночь? Какой борьбы с демонами и каких побед над темными силами? Какими она освятилась небесными видениями и ликостояниями Ангелов, являвшихся сюда для утешения равноангельного подвижника? Всего этого хорошо мы не знаем; это известно только Всеведущему Богу. Но для нас само место его подвигов есть безмолвный и громогласный проповедник о величии их; свидетельствует о них и прославление священных его останков" (из лаврской рукописи келий преподобного Нила).
      В этой пещере окончил преподобный свой земной путь, предав в руце Божии мирный свой дух, и переселился, "идеже несть болезни, ни печали, ни воздыхания".
      При пещере же братия благоговейно предали земле многопобедное и многотерпеливейшее его тело и утвердили над изголовьем надпись с запрещением открывать тело подвижника, ибо пред смертью сам преподобный сделал такое клятвенное завещание.
      Тот, кто во время земной своей жизни не искал славы человеческой, вскоре после смерти наполнил весь мир славой своего имени. Господь прославил Своего угодника тем, что его девственное и от юности посвященное Богу тело, очищенное и утонченное постами, омытое слезами, облагоуханное молитвами - сие святейшее тело Бог превратил в миро, благоволил ему истечь из гроба через малое отверстие и по отвесной скале стекаться к морю (до которого около 128 метров - в отвесе), чтобы явиться людям.
      Такое небывалое явление привлекло множество людей, приходивших из всех стран православного Востока. Бесчисленные исцеления и чудеса происходили от святого мира и через молитвенное призывание святого Нила. Православная Церковь причислила его к лику святых с присвоением ему имени Мироточивого и установила совершать его память в день его кончины 12 ноября и в день перенесения его святых мощей 7 мая.
      В нынешнее время часть святых мощей преподобного находится близ пещеры, в церкви Всех Святых, а остальная - в лавре святого Афанасия. Перенесены они были сюда еще в 1815 году.
      Имя преподобного Нила Мироточивого еще более стало известно после его явления из загробного мира в промежуток времени от 1813 по 1819 годы одному святогорцу - монаху Феофану, когда в нескольких беседах поведано было ему преподобным Нилом все то, что содержится в книге "Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого".
      "По богатству материала из области аскетической психологии, говорит архимандрит Александр, "Вещания" с полным правом могут занять видное место в ряду таких знаменитых святоотеческих творений этого рода, как например, "Лествица", "Слова" преподобного Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Макария Великого и других"...
      Знакомясь с содержанием книги, мы видим, что с самых различных сторон рассматривается в ней духовная жизнь христианина, и, в частности, монашеская.
      Но в наш апостазийный (от апостазия - ересь, раскол) двадцатый век "Вещания" привлекают еще и тем, что в них много говорится о последних судьбах нашего земного мира.
      Преподобный предсказал, что грядут страшные времена, о которых Господь говорил: Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? (Лк. 18,8).
      Нил возвестил ищущим спасения на Святой Горе под Покровом Божией Матери, чтобы они не смущались, не ужасались, не теряли бы веры в этот Покров и не покидали бы Афона, пока Иверская икона Богоматери не покинет его; чтобы иноки пребывали в покаянии и надежде спасения, в безмолвии, смирении и послушании, стараясь хранить нерушимо то малое, что еще останется от прежней высокой монашеской жизни. Ибо за нечестие нечестивых Святая Гора погрузится в море, это будет тогда, когда Матерь Божия отымет Покров Свой от удела Своего. Благочестивые иноки должны поспешить покинуть Афон, как только уйдет чудотворная Иверская икона. Открывает святой с большими подробностями и о временах Антихриста: о всемирной анархии, которая будет предшествовать пришествию Антихриста, о том, когда надо ожидать сего, о степени развращенности последнего поколения, о том, как ожесточительно будет действовать на сердца человеческие принятие ими печати Антихриста, о проповеди Еноха и Илии...
      Многие предсказания преподобного Нила уже сбылись, но многое из предсказанного им на наших глазах сбывается.
      Вообще пророчества преподобного отличаются удивительной точностью. Чтобы не быть голословным, приведем одно из сбывшихся предсказаний.
      В чудесном явлении, бывшем в 1817 году, преподобный Нил сказал монаху Феофану:
      "Когда минуют четыре двадцатипятилетия, то какова станет тогда монашеская жизнь? Если же пройдут и еще другие три двадцатипятилетия: говорим число седьмое лет и пять, восходящих к полпути восьмого, там на половине числа пятерки, какое смущение произойдет от четвертого до пятого?.."
      Русский переводчик книги, изданной в 1912 году для пояснения этого места (ч. II, гл. 31, с. 170) помещает примечание первых переписчиков, живших в прошлом столетии.
      "Примечание первых описателей: святой сказал сие Феофану в лето от Рождества Христова 1817-е; от сотворения же мира - 7325-е. Поэтому святой говорит: когда пройдет четыре двадцатипятилетия, т. е. сто лет, и наступит 7425-й (1917) год, то что тогда станет с монашескою жизнью? Если же еще минуют другие три двадцатипятилетия, то есть 75 лет, и наступит 7500-й (1992) год, "число седьмое лет и пять", то есть семь тысяч и пятьсот лет, "восходящим на полпути к восьмерым", то есть, когда достигнем половины восьмого века (тысячелетия), то там на середине пятерых, то есть пятого столетия, "какое смущение будет (от четвертого до пятого)?"
      Мы полагаем, что от четвертого до пятого, как говорит святой, есть от 7400 до 7500; сие мы предполагаем; кто может истолковать лучше,1817 = 7325
+100 =+100
-----------------
1917 = 7425
+ 75 =+ 75
-----------------
1992 = 7500
- 50 =- 50
-----------------
1942 = 7450

      Мы, живущие в 1989 году, видим своими собственными глазами, каково стало монашество с 1917 года (7425 г. от сотворения мира) - оно почти исчезло. А что касается смущения, которое произошло в 7450 год от сотворения мира или 1942 год от Р.Х. - критический год Второй мировой войны - всем известно.
      Эта изумительная точность исполнившихся пророческих предсказаний побуждает нас познакомить читателя и с теми пророчествами, содержащимися в "Вещаниях", которые еще не сбылись (или только начали сбываться).

ПРОРОЧЕСТВО ОБ АФОНСКОЙ ГОРЕ И ОБ ОТШЕСТВИИ ИЗ НЕЕ ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
(Ч. III, ГЛ. 94)

      О преподобнейшие отцы, удаление Спасения будет таково.
      Во-первых, за малое время вперед потрясется монастырь, в котором жительствует лик Царицы Спасения. Значит бесчувственная земля восчувствует, что имеет обнищать от Хранителя своего, Которая хранит ее до сего дня. После трясения, будут очень трястись все деревья насажденные и будут наклонять всех насажденных, говорим, всех укорененных, ради Царицы в плен (т.е. будет мученическое истребление православных монахов на Горе). Афон будет биться страшным шумом, будет исходить тонкий глас; когда будет уходить лик Госпожи нашей Богородицы, то будет знамение страшное и трепетное.
      Знамение будет такое: все церкви будут наклонены ради удаления Спасения, как провод Спасению и поклон. Ради этого, говорю вам, нечувствие будет ощущать, а чувство будет помрачено, и не будет сознавать, что удаляется Спасение. Итак, говорю вам, преподобнейшие отцы, до тех пор, пока находится лик Госпожи нашей Богородицы внутри Горы сей, да не подвигнется никто уходить из Горы сей честной; как только подвигнется уйти с Горы сей честной, тотчас имеет найти на него наказание душевное и телесное (попущение). Когда же увидят, что удалилась икона Всесвятой с Горы сей честной, тогда уходите и вы, куда угодно, только обет монашеской жизни сохраните целым и чистым.

ПРОРОЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЮДЕЙ ПРЕД КОНЦОМ МИРА
(Ч. I, ГЛ. 28)

      Если пройдет седьмое число лет и пять восходящих к полпути восьмого...
      Какое сделается тогда хищение? Какое мужестрастие, прелюбодейство, кровосмешение, распутство будет тогда? До какого упадка снизойдут тогда, люди, до какого растления блудом? Тогда будет смущеннее великим любопрением (пристрастием к спорам), будут непрестанно препираться и не обрящут ни начала, ни конца. Потом соберется Восьмой Собор, чтобы разобрать спор, и явить благое благим и злое злым... будут отлучены, отделены добрые от злых, т.е. правоверующие от еретиков, и на некоторое малое время мирствовать будут люди... Но потом снова превратят расположение (благое) свое, обратятся ко злу злою погибелью погибающих, так что не будут познавать, что есть брат и что сестра, что отец с матерью, и что мать с сыном ея, не будут признавать и брачного венца. Будут иметь только одну погибель, одно падение в погибель, как Содом и Гоморра, т.е. и пяти праведников не найдется... И будет брат иметь сестру, как жену, мать иметь сына, как мужа, будет умерщвлять сын отца и прелюбодействовать с матерью, и иные тьмы зол войдут в обычай. Поскольку же станут к людям прививаться злые дела, постольку будут находить на них бедствия... Люди же, чем больше будут на них находить бедствия, тем больше будут возделывать зла, вместо того, чтобы каяться, будут озлобляться на Бога. Злодеяния же, которые будут творить люди, превзойдут злодеяния современных потопу людей. У всех будет разговор только о зле, намерения только злые, соизволение злое, сотоварищество только назло, деяния у всех только злые, всеобщее злое хищение, всеобщее злое притеснение, всеобщее злое обособление; всеобщее злое разъединение. При всем этом будут думать, что и делатель зла спасается... Поскольку будет умножаться корыстолюбие, постольку будут умножаться и бедствия в мире.

ПРОРОЧЕСТВО О ВОЦАРЕНИИ АНТИХРИСТА
(Ч. I, ГЛ. 21-25)

      Сребролюбие есть предтеча Антихриста... Все то, что домостроительно и промыслительно подготовляло и подготовляет людей к вере и следованию за Господом, есть, была и будет истина. Наоборот, все, что подготавливает людей к отвержению закона Божия и Спасителя их, есть ложь, эта ложь домостроительно подготовляет пришествие Антихриста и принятие его родом человеческим... Как Предтеча проповедовал крещение Истиною и этим обращал людей на путь спасения, так (наоборот) многозаботливость будет помрачать чувства человека, чтобы сделать человека нечувственным ко спасению своему, чтобы он от множества плотских забот не мог ощущать спасения. Люди не будут ощущать ни желания вечной будущей жизни, ни страха вечного осуждения... Ей, пребудет спасение и не отымется от мира, возможность спастись и спасающиеся пребудут до конца мира. Ей, и тогда будет спасение, но для кого оно будет? Для тех, которые не будут покоряться делам антитипа (предтечи Антихристова) ... От нечистой блудной родится Антихрист. В сей деве совокупятся распутства, она будет сокровищница прелюбодейства. Всякое зло мира, всякая нечистота, всякое беззаконие воплотится в ней. В зачатом ею от тайного блуда, совокупятся воедино во чреве нечистоты и с обнищанием мира оживотворятся... Зачнется от тайного противоестественного блуда плод, который будет вместилищем всякого зла...
      Сей плод родится на свет тогда, когда обнищает мир добродетелями... Но что за обнищание такое постигнет мир?..
      Во-первых, обнищает мир любовью, единодушием, целомудрием.
      Во-вторых, обнищает каждое селение и град от подвластности своей, главенствующие лица удалятся от града, села и округа, так что не окажется никакого главенствующего лица ни во граде, ни в селе, ни в округе.
      Также и Церковь почти обнищает от главенства духовных властей... После сего обнищания, во многих охладеет любовь (Мф. 24, 12), будет взят от среды удерживающий (2 Фее. 2, 7) и родится нечистый от чрева нечистоты.
      Потом же нечистое это рождение будет производить знамения и чудеса мечтаниями бесовскими. Мир будет воображать, что сей Антихрист кроток и смирен сердцем, а на самом деле он будет по сердцу - лисицей, по душе - волком. Смущение людей будет его пищей. Когда превращаться (погибать) будут люди, тогда живопитаться будет Антихрист.
      Смятение же людей будет сие: осуждение, зависть, злопамятство, ненависть, вражда, любостяжание, мужестрастие, забвение веры, прелюбодейство, похвальба блудом. Это зло будет пищею Антихриста. В противоположность тому, как Христово брашно было исполнено воли Отца Его, так брашно Антихриста будет исполнение воли отца его диавола. Этим будет живопитаться Антихрист.
      И сделается Антихрист главою над городами, над селами и над округами сел, после того как не окажется никакой главы в селах, городах и округах сельских. Тогда он захватит власть над миром, станет распорядителем мира, начнет властвовать также и над чувством человека. Люди будут верить тому, что он будет говорить, потому что он будет действовать как единодержец и самодержец на погубление спасения. Люди, и без того ставшие сосудами диавольскими, возымеют крайнее доверие к Антихристу, сделают его всемирным единодержцем и самодержцем, так как он будет орудием диавола в последней попытке его истребить христианство с лица земли. Находясь в погибели, люди будут думать, что он есть Христос Спаситель и что он соделает их спасение. Тогда Евангелие Церковное будет в пренебрежении.
      После, когда погибель внесет великое бедствие в мир, тогда, во время сих бедствий, произойдут страшные знамения. Наступит страшный голод, на мир же нападет великая алчба (ненасытность). Сравнительно с тем, сколько съедает человек в нынешнее время, тогда будет съедать в семь раз больше и не насыщаться. Великое бедствие настанет повсеместно. Тогда любостяжатели откроют свои любостяжательные житницы (богатство упразднится, имущество уравняется на началах равенства всех). Тогда злато обесценится как навоз на дороге.
      И тогда, во время того предреченного бедствия, Антихрист начнет печатать людей своей печатью, якобы для того, чтобы знамением сим спасать их от бедствия (ибо только имеющим печать, согласно Апокалипсису 13, 17, будет продаваться хлеб). Многие будут умирать на дорогах. Люди станут как хищные птицы, набрасывающиеся на падаль, будут пожирать тела мертвых. Но какие люди будут пожирать тела мертвых? Те, которые запечатлены печатаю Антихриста. Христиане, хотя им не будет ни выдаваться, ни продаваться хлеб за неимением ими на себе печати, не станут есть трупы. Запечатленные же, несмотря на доступность им хлеба - станут пожирать мертвецов. Ибо, когда запечатлеется человек печатью, сделается сердце его еще более бесчувственным, будучи не в силах выносить голод, люди будут хватать трупы, и где попало, сев в стороне от дороги, пожирать их.
      На печати же написано будет следующее: "Я твой есмь" - "Да, ты мой еси". - "Волею иду, а не насильно". -"И я по воле твоей принимаю тебя, а не насильно". Сии четыре изречения, или надписи, изображены будут посреди той проклятой печати.
      О, несчастен тот, который запечатлеется этой печатью! Эта проклятая печать наведет великое бедствие на мир. Мир тогда столь будет угнетен, что люди станут переселяться с места на место. Туземцы же, увидев пришельцев, скажут: "О несчастные люди! Как решились вы покинуть собственные, столь благодатные, места и прийти в проклятое место сие, к нам, у которых не осталось никакого человеческого чувства?!" Так будут говорить на каждом месте, куда люди будут переселяться... Тогда Бог, увидав смятение людей, от которого они зло бедствуют, переселяясь с места своего, повелит морю воспринять прежде свойственную ему горячесть, которую оно раньше имело, чтобы не переходили бы люди для переселений с места на место. И когда воссядет Антихрист на троне своем, тогда море вскипит так, как кипит вода в котле. Когда вода долго кипит в котле, то не испаряется ли она паром? Так будет и с морем. Кипя, оно будет испаряться и исчезнет как дым от лица земли. Иссохнут на земле растения. Дерева дубравные и все кедры, от морского жара все иссохнет, жилы водные иссохнут, животные, птицы и пресмыкающиеся - все умрут.
      День будет вращаться как час, неделя как день, месяц как неделя, и год как месяц. Ибо лукавство человеческое сделало то, что и стихии стали напряженными, начали еще более спешить и напрягаться, чтобы поскорее окончилось прореченное Богом число для восьмого числа веков.
      Когда же проклятая слава увидит Еноха и Илию, проповедующих и говорящих людям, чтобы не принимали печати Антихриста, то повелит схватить их. Пророки же будут убеждать людей не принимать печати Антихриста. Они будут говорить, что, кто явит терпение и не запечатлеется печатью Антихриста, тот спасется, и Бог непременно примет его в рай, ради одного того, что он не принял печати. И да знаменуется каждый честным крестом, творя знамение на всякий час, ибо печать крестная освобождает человека от муки адской; печать же Антихриста приводит человека в муку адскую. Если алчете и требуете еды, малое время потерпите, и Бог, увидев терпение ваше, пошлет вам помощь свыше; вы оживотворитесь (дословно: живонасытитесь) помощью Бога Вышняго. Если же не окажется терпения, будете печататься печатью сего нечистого царя, то потом раскаетесь в этом.
      Люди будут говорить Еноху и Илии: "Почему же благодарны Антихристу те, которые приняли печать?" Тогда скажут Енох и Илия: "Они благодарны, но кто благодарен (кто благодарит их устами)? Не люди благодарят, а печать сама только благодарит, злоба, возгосподствовав над людьми, устами их выражает утеху и радость, ибо успела погубить сих людей, как то бывает со злодеями, торжествующими и радующимися по поводу совершенного злодеяния. И что такое их благодарность? Их благодарность знаменует то, что воссел в них сатана, вообразился в чувстве человека, и человек не сознает того, что с ним происходит. Тот, кто печатлеется печатаю Антихриста, становится демоном; хотя утверждает, что якобы не чувствует ни алчбы, ни жажды, однако алкает и жаждет еще больше, и не только больше, но и в семь раз больше против вас.
      Потерпите только малое время. Не видите разве, что тот, кто принимает печать Антихриста, не будет жить, он духом мертв и ожидает его вечная мука? Неужели вы так же желаете погибнуть с печатью в муке вечной, чтобы там быть вместе с теми, которые запечатлелись ею, где будет плач и скрежет зубов (Мф. 25,30)?"
      И иными многими увещаниями будут проповедовать людям Енох и Илия.
      Услышит Антихрист, что проповедуют два человека, называющие его льстецом, чародеем, обманщиком и коварным диаволом. Услыхав это, разгневается, повелит их схватить, привести к себе и с льстивыми словами вопросит их: "Какие вы погибшие овцы, ибо не запечатлены царской печатью?" Тогда скажут Енох и Илия: "Льстец и обманщик! демон! по твоей вине столько душ погибло в аду! Препроклята печать твоя вместе со славою твоею! Эта твоя проклятая печать и преоскверненная слава низвели мир к погибели, твоя погибель довела мир до сего состояния, скончался мир и настал ему конец..."
      Такие слова услышит Антихрист от Еноха и Илии и скажет им: "Как смеете вы так говорить предо мною, самодержцем и царем?" И ответит Илия: "Царство твое презираем, а славу твою проклинаем, вместе с печатью твоей".
      Тогда разгневается Антихрист, услыхав такие презрительные ответы, станет как бешеный пес и собственными руками убьет их.
      По убиении же Еноха и Илии выпустит Антихрист всезлейших чад своих, даст волю злым духам, которых он дотоле сдерживал.
      Эти чада, или духи зла, суть: прелюбодеяние, блуд, мужеложество, убийство, хищение, воровство, неправда, продажа и покупка людей, покупка мальчиков и девочек для блуждения с ними, подобно псам на улицах. И повелит Антихрист духам зла, послушным ему, довести людей до того, чтобы люди в десять раз делали больше зла, чем раньше. Исполнят всезлейшие чада его сие повеление погибельное и устремятся на уничтожение человеческой природы многообразием беззаконий. От усиленного напряжения и крайней энергии его всезлейших чад погибнет чувственно и мысленно природа человеческая в людях...
      Люди, став столь лукавыми по душе, и по телу будут умалены, будут ростом 1 3/4 аршина (1 аршин = 71,12 см.), говорим: пять пядей (1 пядь = 17,78 см.) длина тела человеческого (от 88,9 до 124,5 см). Деяниями же лукавства своего эти люди превзойдут демонов и будут один дух с демонами.
      Увидит Антихрист, что человеческое естество стало лукавее и суетнее, нежели злейшие чада его, весьма возрадуется о том, что зло в человечестве приумножилось, природные свойства человеческие утратились, и стали люди лукавее бесов...
      И вот на Антихриста, радующегося при виде человеческого зла, найдет внезапно свыше "меч обоюдоострый", которым он будет поражен, и исторгнется нечистый дух его из прескверного его тела.
      Со смертию Антихриста настанет конец убийству в людях. Каин положил начало убийству, антитип же (Антихрист) соделает конец, на нем оно кончится.
      Что будет по сем - ведает один Бог. Мы же ведаем только одно, что дела, содеянные в жизни каждым человеком, будут разобраны, чтобы отделились от злых дел дела добрые, как пастырь отделяет овец от козлов (Мф. 25, 32).
  http://blagoslovenie.su

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

0

50

.......................продолжение от 20 мая

Любечской иконы Божией Матери.
Получила свое наименование от местечка Любеч Черниговской губернии. По преданию, ее явление относится к XI веку. С давних пор она прославилась своими чудесами, о которых говорит святитель Димитрий Ростовский.

В XVII столетии, при киевском митрополите Сильвестре (Коссове), эта чудотворная икона была отправлена в Киев, так как около 1653 года ожидалось нападение поляков на Любеч. В 1701 году она была обновлена в Киеве, а потом возвращена в Любеч по просьбе местных жителей и доставлена в заново отстроенный храм Воскресения Христова, где находится и сегодня.

Драгоценный киот для этой иконы сделал генерал-майор Милорадович, муж Софии Семеновны, урожденной Полуботок. Кроме того, усердием жителей местечка Любеч в 1874 году икона была украшена серебряной ризой весом в 20 фунтов, весьма художественной работы. Так как Любечский образ Богоматери прославился многими чудесами, то богомольцы всегда толпами притекали к нему и по вере получали исцеление.

Когда в 1701 году Любечская икона была возвращена из Киева в Любеч, в Киеве с нее был оставлен точный список. Теперь он находится в Киевском Софийском соборе.


Жировицкой (1470) иконы Божией Матери.
http://i053.radikal.ru/1005/5d/a14dae0a0e48.jpg

[Жировичская] (празд. 7 мая), чудотворный образ на камне, явленный близ имения Жировичи (Жировицы, Журовицы; совр. Слонимский р-н Гродненской обл., Белоруссия), находится в Жировицком в честь Успения Пресв. Богородицы ставропигиальном мон-ре (Минская епархия), принадлежит к числу главных из сохраненных святынь и исторических реликвий Белоруссии. Почитается православными, католиками и униатами.

Сказание о явлении иконы, которое сложилось, вероятно, во 2-й пол. XVI в. и было литературно оформлено жировицким иером. Феодосием (Боровиком) (Borowik. 1622), имеет сходные черты с повествованиями о явлениях Купятицкой, Леснинской, Рышковской, Пюхтицкой и др. чудотворных Богородичных икон. Ж. и. была явлена в лесу, в кроне цветущей дикой груши, стоящей под горой у источника. Пастухи, обнаружившие икону по исходящему от нее сиянию, отнесли образ владельцу этой местности, литов. подскарбию правосл. вероисповедания Солтану, к-рый спрятал его в ларец, откуда икона исчезла и вновь была явлена пастухам на том же дереве. Солтан построил на месте 2-кратного явления иконы церковь и поместил там Ж. и., украсив ее драгоценной ризой. Рядом с храмом впоследствии возникло поселение.
http://s003.radikal.ru/i203/1005/88/159e821db19c.jpgОбретение Жировицкой иконы
В одной из рукописных версий «Гистории» иером. Феодосия (Боровика), опубликованной П. Н. Жуковичем (Жукович. 1912), явление Ж. и. отнесено к кон. XV в., ко времени правления вел. кн. Литовского Казимира IV. В источниках XVII-XVIII вв. явление Ж. и. относят к 1473, 1480, 1549, 1576 гг. Церковная традиция соотносит это событие с 1470 г.; такая датировка, впервые приведенная в публикации каноника И. Нарди (Nardi. 1728), закрепилась в изданиях XIX-XX вв. Однако исторически наиболее достоверна предложенная в XVIII в. польск. историком И. Стебельским дата события 1494 г.; отождествление основателя правосл. церкви в Жировичах с личностью земского подскарбия Александра Юрьевича, родоначальника белорус. шляхетской династии Солтанов, совершившего паломничество в Палестину и служившего при дворах европ. монархов, не имеет достаточных оснований. Имение Жировичи было пожаловано грамотой от 20 марта 1493 г. вел. кн. Литовским Александром Ягеллончиком сыну Александра Юрьевича Солтана, «маршалку господарскому Ивашке Солтану Александровичу» († ок. 1495), к-рый построил в Жировичах церковь. Ее существование подтверждается копией документа 1516 г., хранящейся в архиве Литовской метрики (АЗР. 1848. Т. 3: [1544-1587]. С. 252),- жалобы сына Ивашки Солтана Александровича, Александра, на жену своего опекуна Литавора Хрептовича; среди имущества перечислены ценности, забранные пани Хрептович из ризницы церкви в Жировичах. Высказывалось мнение (Mironowicz. 1991), что явление Ж. и. произошло в 1514 г., подобные гипотезы выдвигались со 2-й пол. XIX в. на основе несостоятельных попыток отождествления личности Александра Солтана с еп. Иосифом (Солтаном), бывшим в 1509-1519 гг. митрополитом Киевским, Галицким и всея Руси (в Вильно), к-рый в действительности принадлежал к другому роду.

Сказание повествует, что спустя нек-рое время после постройки деревянная церковь в Жировичах сгорела, а чудотворная икона исчезла. Возвращавшиеся из школы дети увидели неподалеку от пепелища сидящую на камне и окруженную сиянием Деву. Приведя родных и священника, вместо Нее они обнаружили на камне невредимую Ж. и. и горевшую перед ней свечу. Камень, на к-ром, по преданию, произошло обретение после пожара Ж. и., имеет углубление, напоминающее след стопы и ладони. Полагали, что частички камня, названного «Стопа Богородицы», обладают целебными свойствами, помогают роженицам. В наст. время камень находится в алтаре ц. в честь Явления Жировицкой иконы Божией Матери, построенной в Жировицком мон-ре в 1672 г. (по др. сведениям, в 1769).

Обретение Ж. и. после пожара произошло, как предполагали, в 1520 г. или в 1560 г. Последнюю дату нельзя считать убедительной, поскольку строительство новой деревянной церкви в Жировичах на месте сгоревшей началось, вероятно, при жизни надворного маршалка литов. Александра Солтановича (ок. † 1554), 2-го после его отца, Солтана Александровича, владельца Жировичей. Синодик Жировицкого мон-ря, составленный в сер. XVIII в. на основе более раннего текста, называет А. Солтана «первым фундатором, при котором чудо сие показано в Жировицах» (Добрянский. 1882). Аргументом в пользу того, что обретение Ж. и. на пепелище произошло ранее 1560 г., может служить находившаяся в XVIII в. в числе ее украшений вотивная подвеска кор. Боны, выехавшей из Польши в Италию в 1556 г.

В 1555 г. владельцем Жировичей стал сын Александра Солтановича, надворный маршалок литовский с 1572 г. Иван Александрович Солтан († ок. 1577). Предположительно он начал строительство каменной церкви в Жировичах. Архивные документы 1572, 1575 и 1587 гг. подтверждают существование правосл. церкви в Жировичах и принадлежавшего ей монастырского надела. Возможно, в это время при церкви жили правосл. епископ (Турово-Пинский или Брестский) и монахи. В архивных документах 1580 г. описано чудо Ж. и.- воскрешение девушки Раины из белорус. правосл. шляхетского рода Войнов. Девушка тяжело заболела, и ей было видение, что исцеление наступит, если она совершит паломничество в Жировичи и посвятит себя служению Божией Матери. Когда родители везли Раину из Минска в Жировичи, она умерла. На 4-й день, после того как гроб с телом девушки простоял в церкви в Жировичах, она встала из него совершенно здоровой. Полагают, что чудо, о котором воскрешенная свидетельствовала перед Стефаном Баторием в Гродно, произошло ок. 1558 г. Достоверность ее рассказа подтвердили великий гетман и канцлер литовский Лев Сапега, Виленский католический еп. Бенедикт (Война), смоленский и мстиславский каштелян Иван Мелешко и Дорота Войнянка, сестра Раины. Их свидетельства занесены в дела королевской канцелярии, Раина Войнянка была утверждена королевским указом игуменией православного пинского Варваринского монастыря. Многочисленные случаи исцелений от Ж. и. были записаны в XVII-XIX вв., фиксируются они и в настоящее время.

В 1-й пол. XVII в. Ж. и. была хорошо известна в среде верующих. Основанный в 1613 г. в Жировичах василианский монастырь стал одним из главных мариальных санктуариев Великого княжества Литовского. Благотворителями обители были совладельцы Жировичей Иван Мелешко и Доминик Солтан. В 1616 г. вел. канцлер литов. Лев Сапега в числе богатых даров мон-рю пожертвовал и драгоценные украшения для Ж. и.

В 1629 г. в Жировичах началось строительство новой каменной Успенской ц., ремонт и достройка к-рой были проведены в 70-80-х гг. XVII в. В XVII-XVIII вв. стараниями жировицких монахов издавались книги и гравюры, прославлявшие Ж. и. В 1623 г. в Вильно была издана в переводе со старобелорус. на польск. язык «Гистория» иером. Феодосия (Боровика), в 1625-1629 гг. было осуществлено 3 ее переиздания. До сер. XVII в. вышло 8 печатных изданий, прославлявших Ж. и. (в т. ч. 2 панегирика о поклонении чудотворному образу в Жировичах королей Владислава IV и Яна Казимира), в XVIII в.- 5 книг и большое число гравюр для паломников. Начиная с кор. Владислава IV, совершившего паломничество (9-10 дек. 1644) к чудотворному образу Божией Матери в Жировичи, сложилась традиция приезжать на поклонение Ж. и. накануне важных событий Речи Посполитой: кор. Ян Казимир совершил паломничество в 1651 г., отправляясь в поход против Богдана Хмельницкого, кор. Ян III Собеский - 29 апр. 1683 г., накануне битвы с турками под Веной. В XVIII в. Август II Сас и Станислав Август Понятовский совершали поездки в Жировичи для поклонения Ж. и.

Полагали, что заступничеством Ж. и., вывезенной монахами в 1660 г. в близлежащий Бытенский Успенский мон-рь, Жировицкая обитель была спасена от разорения во время русско-польск. войны (1654-1667).
http://s002.radikal.ru/i200/1005/98/db70088a4028.jpgЯвление детям.
Сведения о Ж. и. включены в сборник архиеп. Иоанникия (Галятовского) «Небо Новое» и в изданную в Мюнхене в этот период энциклопедию чудотворных икон и скульптур Девы Марии католич. мира, в к-рой использованы сведения о наиболее почитаемых в Великом княжестве Литовском иконах Божией Матери, собранные ректором Виленской иезуитской академии А. Кояловичем. Оба издания способствовали прославлению Ж. и. в православной Левобережной Украине, в России, в католич. Европе. В 1715-1716 гг. сведения о Ж. и. вместе с подписанной на польском языке гравюрой Д. Петцольдта включены в рукописный свод Богородичных икон «Солнце Пресветлое», составленный сторожем московского Благовещенского собора Симеоном Моховиковым (НБ МГУ. Ф. 293. № 10536-22-71 и ГИМ. Муз. 39).

В 1-й трети XVIII в. Ж. и. почиталась во всей Речи Посполитой. Этому способствовало обнаружение (15 авг. 1718) под осыпавшейся штукатуркой фресковой копии Ж. и. в притворе рим. ц. во имя мучеников Сергия и Вакха, переданной (1639) папой Урбаном VIII василианам русской провинции для их резиденции. Высказывалось предположение, что фреска исполнена в XVII в. кем-то из монахов-василиан, прибывших в Рим из Великого княжества Литовского. Первыми насельниками миссии при рим. ц. во имя мучеников Сергия и Вакха стали прибывшие 15 июля 1639 г. из Жировичей монахи Иосафат (Исаакович) и Филипп (Феодосий?) (Боровик) (Kulczynski. 1732). Запечатленный на фреске образ прославился чудесами исцелений и почитается под именем «Мадонна дель Пасколо» (итал. Пасколо - Жировичи, житница). В 1719 г. фреска была отреставрирована Л. Г. да Кава, учеником рим. худож. В. Ломберти, выполнена ее живописная копия и послана в Жировичи (исчезла, вероятно, во время первой мировой войны). Получивший от рим. образа исцеление Михаил Загорский, подстолий мстиславский, пожертвовал серебряную ризу и венцы. 13 сент. 1730 г. состоялось перенесение фрески в главный алтарь придела во имя Жировицкой иконы Божией Матери ц. во имя мучеников Сергия и Вакха.

В 1726 г. постановлением папского капитула, исследовавшего более 200 чудес Ж. и., утверждено решение о ее коронации, которая состоялась 8 сент. 1730 г. В течение 8 дней в Жировицком монастыре шли торжественные богослужения, в те дни причастились ок. 140 тыс. чел., при коронации присутствовало 38 тыс. верующих. По дороге из Слонима в Жировичи на средства магнатских фамилий Великого княжества Литовского, духовенства и мещан было установлено 7 триумфальных арок. Успенский храм декорировали 7 большими овальными живописными композициями с изображением чудес Ж. и. 2 золотые короны, изготовленные в Риме трудами прокуратора ордена василиан Бенедикта Трулевича и освященные папой Бенедиктом XIII, возложил на икону униат. Киевский митр. Афанасий Шептицкий в сослужении епископов Владимирско-Брестского Феофила Годембы-Годебского и Турово-Пинского Георгия Булгака. Расходы, связанные с коронацией, взяла на себя кнг. Анна Радзивилл, мать папского посла, доставившего короны для Ж. и.

В 1839 г. Жировицкий мон-рь перешел к правосл. Церкви. Ж. и. находилась в это время в местном чине иконостаса Успенского собора, справа от царских врат. Среди чудес Ж. и., описанных в XIX в., особо отмечалось спасение Жировицкого мон-ря от пожаров 7 марта 1836 г., 3 нояб. 1854 г., 10 апр. 1863 г. Во 2-й пол. XIX в. были установлены службы Ж. и. с молебном Божией Матери, акафистом и коленопреклоненной молитвой 7 марта, 10 апр., 3 нояб. В воскресные дни и в дни, посвященные памяти Божией Матери, в мон-ре после вечерни соборно совершали акафистное служение перед Ж. и. Праздничные службы, посвященные Ж. и., проходят в дни Пятидесятницы, Воздвижения Креста Господня, Рождества Христова, Сретения, памяти вмч. Георгия, Рождества св. Иоанна Крестителя, Покрова. В XIX в. на Покров сходилось до 30 тыс. паломников из Минской, Гродненской, Ковенской, Виленской, Подольской губерний и Подляшья (Ярашэвич. 2001).

В 1915 г. Ж. и. в серебряном окладе и с др. ценностями была эвакуирована в Москву, в собор Покрова Пресв. Богородицы на Рву, после его закрытия - в Екатерины вмц. муж. мон-рь в г. Видное Московской обл. В янв. 1922 г. стараниями жировицкого архим. Тихона (Шарапова) Ж. и. была возвращена в Жировичи (по преданию, он вывез ее в банке с вареньем), но уже без оклада. Монахи Почаевской в честь Успения Пресв. Богородицы лавры выполнили для Ж. и. киот (1922), в к-ром образ хранился до 2008 г., пока не получил новый киот. В 1938 г. с Ж. и. совершались многолюдные крестные ходы по городам и деревням Зап. Белоруссии, собранные средства шли на ремонт Успенской ц. Жировицкого мон-ря. Несмотря на гонения польск. и советских властей в 20-70-х гг. XX в., паломничества к Ж. и. не прекращались.

С сер. 80-х гг. XX в. ежегодно 20 мая на поклонение чудотворному образу приходят тысячи паломников, им раздают воду из источника, у к-рого произошло явление Ж. и. (в наст. время источник выведен в склеп Успенского собора Жировицкого мон-ря). 20 мая 1994 г. торжественно праздновали 500-летие явления Ж. и. С тех пор этот праздник отмечается при совпадении с днями Вознесения Господня или отдания Пасхи. После поздней литургии образ износится крестным ходом из Успенского собора к Явленской ц., где под открытым небом совершается молебен с акафистом Божией Матери. С 2000 г. 7 марта, 10 апр. и 3 нояб. (дни спасения обители от пожаров) к рядовым службам добавляется канон перед Ж. и. и поется великое славословие (кроме случаев, когда 7 марта и 10 апр. совпадают с периодом Великого поста, со Страстной или Светлой седмицами). В нач. XXI в. восстановлен обычай обносить Ж. и. крестным ходом вокруг селения, как правило, это бывает 21 мая.

В теплое время года Ж. и. находится в местном чине иконостаса Успенского собора Жировицкого мон-ря, слева от царских врат. В день памяти Казанской иконы Божией Матери (4 нояб.) после соборного акафиста перед Ж. и. образ переносится в нижнюю Никольскую ц., под левый клирос, где пребывает зимой, на его место в Успенском храме ставится копия в киоте, которая была выполнена из змеевика по размеру оригинала в 1994 г. свящ. Андреем Льяновым. В ризнице мон-ря находится живописная копия Ж. и. XIX в. в окладе XVII в. (предположительно времени коронации иконы). Более 30 лет с сер. 50-х гг. XX в. звездообразный ковчег с Ж. и. располагался в Никольском храме на ветвях дерева (смонтировано семинаристами под рук. иером. Иоанна (Снычёва) (впосл. митрополит С.-Петербургский и Ладожский)); сейчас он помещается в деревянном резном киоте.

Чудотворная Ж. и. (5,7×4,1×0,8 см) подобна камее или нагрудной иконке. Образ Богоматери с Младенцем дан в невысоком рельефе на овальной яшмовой пластине с небольшим сужением кверху, оборот иконы гладкий. Яшма оттенков зеленого и темно-красного, или гематитового (пурпурного), цветов, оптическое смешение к-рых создает впечатление охристого цвета. Уже в 1621 г. отмечалось, что изображение на Ж. и. сильно стерто, сглажено. В наст. время оно трудноразличимо: прочитываются лишь общий контур и нек-рые детали. Икона подвергалась реставрации: расколовшаяся на части, она была склеена воском, его следы, видимые по линии стыка сколов, ошибочно принимали за 3-й оттенок цвета яшмы (Kulczynski. 1732). На поверхности камня видны следы термической деструкции кварцевых зерен. Надпись: «Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую», замеченная в XVII в. и вошедшая в иконографию Ж. и., на этом образе не сохранилась. Возможно, она размещалась на ободке утраченного металлического обрамления Ж. и. Несмотря на необычную овальную форму, Ж. и. типологически соотносима с произведениями белорус. мелкой пластики XIII-XV вв.: каменными и резными по кости иконками, созданными под влиянием визант. традиции в Полоцке, Турове, Новогрудке, Минске, Гродно (Городне). К их числу принадлежит и более поздняя каменная Леснинская чудотворная икона Божией Матери.

Ж. и. относится к иконографическому типу «Умиление», к изводу, наиболее близкому к иконографии Феодоровской иконы Божией Матери; по сравнению с ними письмо Ж. и. отличает большая экспрессия в передаче движения фигур. Богоматерь, представленная почти поколенно с Младенцем Христом на правой руке, держит левую руку у груди, Ее непокрытая голова сильно склонена вправо и прикасается к головке Сына. Младенец в коротком хитоне, к-рый оставляет открытыми согнутые колени, прильнул к Матери, правая рука направлена к Ней, голова запрокинута. Нимбы имеют эллипсовидную форму; угадывается крещатый рисунок нимба Младенца, динамичные складки на мафории Божией Матери; различимы традиц. греч. буквы в обозначении Их имен.

Первое графическое воспроизведение Ж. и., помещенное в переиздании книги иером. Феодосия (Боровика) (1628), в наибольшей степени соответствовало иконографии оригинала. Надпись: «Честнейшую Херувим…» - на гравюре отсутствует. Ренессансный орнамент фона гравюры, возможно, воспроизводил рисунок 1-го серебряного оклада Ж. и. Описания XVIII и XIX вв. дают представление о 2-м киоте в стиле барокко, утраченном после 1915 г. Золотой овальный, закрытый хрусталем киот, осыпанный по периметру в один ряд мелкими бриллиантами, был вмонтирован в серебряную позолоченную пластину (округлой формы?) весом 2 фунта 1 лот. Над образом находилось 2 маленьких венца, также осыпанных бриллиантами. Выше - большая корона с золотой филигранью, над ней медный глобус, покрытый эмалью, с 17 крупными жемчужинами. Вокруг Ж. и. были размещены 16 серебряных вотивных табличек, 7 медалей с надписями, медаль в память коронования иконы, неск. серебряных ножек и сердец, серебряные пластинки с изображением Сурдегской иконы Божией Матери и Ж. и. Это обрамление было размещено на большой деревянной доске, обложенной серебром и украшенной позолотой: в чеканном рельефе вверху представлена сцена коронования Пресв. Троицей Божией Матери, Которая стоит на серпе полумесяца. По сторонам чудотворного образа - 2 святителя; ниже - праведные Иоаким и Иосиф Обручник. Композиция несохранившегося барочного оклада-обрамления Ж. и. сходна с решением гравюры на меди, выполненной в 1682 г. в Вильно Л. Тарасевичем по рис. П. Бацевича. На последней вверху изображена «Троица Новозаветная» на облаках, посередине в овале с кириллической надписью: «Честнейшую Херувим…» - Ж. и., воспроизведенная в меру чудотворного образа. Икону поддерживают 2 ангела с пальмовыми ветвями в руках, внизу - апостолы Петр (с ключами и моделью храма, напоминающего Явленскую ц. в Жировичах, что указует, вероятно, на церковь в Лидде, где Божия Матерь впервые явила людям Свой нерукотворный образ) и Павел (с мечом в левой руке). Внизу гравюры - плат с надписью по-польски: «Изображение в натуральную величину чудотворного образа Нашей Девы Марии Жировицкой».

В 1713-1714 гг. Г. П. Тепчегорским была выполнена гравюра Ж. и., это изображение стало 1-м среди воспроизведений Ж. и. в составе гравюр и живописных икон свода чудотворных образов Божией Матери, созданных в России в кон. XVIII-XIX в.

Среди гравированных воспроизведений Ж. и. XVIII - нач. XIX в. известны белорус. лубок (ГМИИ) с изображением поклонения явленной на грушевом дереве Ж. и. пастухов и шляхтича А. Солтана; изданная в Италии металлогравюра с текстом молитвы Мадонне дель Пасколо (Ягеллонская б-ка Краковского ун-та).

В XVII в. появились живописные списки Ж. и. Среди них - икона работы Никиты Иванова Павловца (1669, СПГИАХМЗ) и почитаемая чудотворной в Карпатах Городищенская икона, на ней в левом нижнем углу под овалом с традиц. молитвенным текстом, обрамляющим образ, имеется погрудное изображение донатора (замок-музей в Ланьцуте, Польша). Предположительно прототипом для создания этих икон послужила упомянутая фреска в рим. ц. во имя мучеников Сергия и Вакха (возможно, отсутствующие в росписи надпись на церковнославянском: «Честнейшую Херувим…» - и изображения ангелов утрачены при реставрации в 1719). Этот образ украшен серебряным чеканным позолоченным окладом (1730), серебряными коронами (на фоне - позолоченные металлические греч. буквы имен Спасителя и Богоматери и чеканные звезды) и обрамлен стукковой рамой в стиле барокко (1730). Одна из его ранних живописных копий (1719) предположительно находится в наст. время в главном алтаре Андреевского костела г. Слонима и почитается чудотворной. Икона написана на холсте овальной формы, по краю к-рого проходит кириллическая надпись: «Честнейшую Херувим…», окружена многочисленными табличками, коронами и др. драгоценными подношениями. О непонимании воспроизводимого церковнослав. текста молитвы свидетельствуют мн. ошибки, неточности в написании букв. С этой иконы неизвестным белорус. художником 1-й пол. XVIII в. был сделан список, чтимый в Успенской ц. с. Бытень. На ней развернутый текст начала молитвы «Достойно есть» воспроизведен без ошибок, над головами Богоматери и Младенца добавлены изображения корон. При живописном воспроизведении Ж. и. цвета одеяний не имели жесткой регламентации. На иконах из Слонима и Бытеня в соответствии с католической традицией Божия Матерь представлена в одеянии 3 цветов - красном платье, синем мафории и белом (светло-розовом) повое, Младенец - в коротком золотисто-охристом хитоне.

2 западнополесские иконы сер. XVIII в.- одна создана иконописцем Томашем Маковским для Пречистенской ц. в дер. Дивин (МДБК), другая датирована 1751 г. (НХМ) - выполнены в технике резьбы по левкасу. Написаны лики и кисти рук, ножки Младенца. Одежды Божией Матери и Младенца выполнены в невысоком рельефе, к-рый посеребрен и позолочен. Характерная для иконографии Ж. и. овальная обводка на обеих копиях иконы отсутствует. На происходящей из с. Верхов на Волыни иконе (1745, не сохр.) из собрания Волынского церковного древлехранилища изображены Ж. и. в облаках и под ними коленопреклоненные донаторы - ткач Вербский с супругой и дочерью.

Среди живописных списков Ж. и., прославленных чудесами и получивших собственные имена,- Ляданская и Раковская иконы Божией Матери. Ляданская чудотворная икона, созданная не позднее 1-й трети XVIII в., была семейной реликвией литов. мечника Игнатия Завиши и его жены Марцибеллы (в девичестве Огиньской), помещена ими в основанный (1732) на их средства василианский Благовещенский мон-рь в Лядах близ Минска. Др. список Ж. и. находится в правосл. Преображенской ц. (1793) мест. Раков под Минском; икона упоминается как чудотворная уже в архивных описаниях церкви кон. XVIII - нач. XIX в. Она выполнена на холсте в живописной манере, по иконографии близка к спискам Ж. и., восходящим к фреске из Рима; расположенный по овалу текст написан латиницей, его буквы вырезаны из серебряной пластины.

Значительное число живописных списков Ж. и. XVIII-XIX вв. находится в храмах Белоруссии и Подляшья - в гродненском в честь Рождества Пресв. Богородицы жен. мон-ре, в церквах деревень Черняны, Заболоть, Милейчице (выполнена в 1851 иконописцем из г. Кобрина Теодором Василевичем).

В 1871 г. в Москве А. Морозовым была отпечатана литография, на которой изображение Ж. и. обрамлено по овалу венком цветов. Оно стало основой для мн. живописных списков и цветных печатных воспроизведений Ж. и. в наст. время (напр., икона в манере рус. академической иконописи XIX в. в Софрино, исполненная по заказу архим. Стефана (Корзуна; ныне архиепископ Пинский и Лунинецкий)). На них мафорий Богоматери традиц. для восточнохрист. иконописи цвета (пурпурно-красный, коричневый), может быть написан золотом или иметь белый цвет. Совр. белорусские иконописцы привносят в свои интерпретации извода Ж. и. иконографические черты образов «Богоматерь Феодоровская» и «Богоматерь Владимирская», изображают Младенца в длинном золотисто-красном хитоне, покрытом лучами ассиста. Таковы икона письма архим. Зинона (Теодора) в Жировицком мон-ре, списки Ж. и. в храмах Минска, Белостока, др. городов и сел Белоруссии и Польши.

В расширенном изводе изображение Ж. и. представлено в сиянии на грушевом дереве: несохранившееся панно 1730 г., написанное к коронации Ж. и.; гравюра 1742 г. в рукописном списке братии Жировицкого монастыря. Сюжет поклонения пастухов обретенной на грушевом дереве Ж. и. помещен на клейме царских врат посл. трети XVIII в. в Явленской ц. Жировицкого мон-ря, в музее к-рого хранится находившаяся ранее в иконостасе Успенской ц. икона с изображением коленопреклоненных перед явленным на груше образом святителей - небесных покровителей униат. иерархов: митр. Иосифа Вельямина Рутского и архиеп. Иосафата Кунцевича. Иконы XIX и XX вв. с изображением поклонения пастухов явленной на груше Ж. и. есть во многих церквах Белоруссии. Менее распространен встречающийся на белорусских иконах XIX-XX вв. сюжет явления Ж. и. после пожара с изображением восседающей на камне в сиянии света Богоматери с чудотворной Ж. и. в руках: уже упомянутое живописное панно 1730 г.; роспись кон. 50-х гг. XX в. в Успенском храме в Жировичах, выполненная белорусским художником-самоучкой В. Ковальчуком по благословению жировицкого архим. Антония (Мельникова).

С нач. 90-х гг. XX в. в честь Ж. и. освящены церкви и часовни в Витебске при доме инвалидов, в г. Берёзовка Гродненской обл., в дер. Лапичи Осиповичского р-на Могилёвской обл. (Белорусский Экзархат).

О существовании чинопоследований в честь Ж. и. в униат. период сведений нет. Ныне поется тропарь Ж. и. «Помощи от Тебе требующия...», восходит к 1-й четв. ХХ в. Его начальные слова ориентированы на 1-й тропарь 8-й песни молебного канона 8-го гласа «Многими содержимь напастьми...», тропарь поется на 2-й глас. Особый тропарь («Пред святою Твоею иконою...») полностью повторяет тропарь Почаевской иконе Божией Матери и, как полагают, введен в употребление архим. Тихоном (Шараповым) в нач. 20-х гг. XX в., когда почитание Почаевской иконы стало доминировать среди правосл. населения Польши. По отношению к Ж. и. этот тропарь имеет нек-рую несообразность (упоминание об «агарянских нашествиях»). Величание Ж. и. составлено по образцу величания Почаевской иконе Божией Матери. Начальные слова кондака 4-го гласа «Величия Твоя кто исповесть...» повторяют седален по 3-й песни канона из службы чудотворной иконе Божией Матери «Неопалимая Купина», которая была составлена в нач. ХIX в. архим. Фотием (Спасским). Нек-рые части службы Ж. и. уподоблены текстам службы иконе Божией Матери «Неопалимая Купина». Автором большинства богослужебных текстов в честь Ж. и. и акафиста ей считают прот. Константина Зноско. К церковному употреблению их благословил митр. Варшавский и всей Польши Дионисий (Валединский) в кон. 20-х гг. XX в. Служба в честь явления Ж. и., текст к-рой вошел в богослужебные Минеи Московской Патриархии, отредактирована в сер. 80-х гг. XX в., при митр. Филарете (Вахромееве). http://www.pravenc.ru/text/182309.html
Ж. и. посвящены стихотворные произведения, богословские, филологические, краеведческие и искусствоведческие исследования.
АКАФИСТ  АКАФИСТЫ !!!

Пресвятая Богородица  моли Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 10, 44-11, 10; Ин. 8, 21-30). Спрашивали Господа: "Кто же Ты?" Он ответил: "от начала Сущий". Он впереди, за Ним св. апостолы, за апостолами пастыри и учители и вся Церковь Христова. Судите теперь, кто настоящие передовые. Оттого что за ними так долго и так много идут и еще будут идти, они не перестают быть передовыми, ибо все же они впереди, а все другие идут вслед за ними. И так у нас христиан уже есть передовые; и если кто покушается выставлять новых передовых, - явно, что их надо разуметь передовыми в противоположном направлении, то есть на пути, который ведет во дно адово. Нечего прибавлять к этому: поостерегитесь - ибо кто себе враг? Только постарайтесь уразуметь это настоящим образом и крепко держитесь познанной истины Христовой, а те пусть твердят свое.
****************************************************************************************************************************************

Кроткий взгляд Спасителя

  "Господь, обратись, взглянул на Петра"
(Лк. 22, 61)

Что было в этом взгляде Спасителя? Что должен был почувствовать Петр, встретив этот взгляд, полный кроткого, любовного упрека? Немудрено, что в нем внезапно пробудилось раскаяние, что он понял в эту минуту, как огорчил своего Учителя и Господа, и горячие слезы полились из его глаз. Он, так сильно надеявшийся на свою твердость, еще незадолго до этого утверждавший, что всюду последует за Христом, - мог в одно мгновение забыть все это и, поддавшись мелкому чувству малодушия, отречься от Того, за Которого готов был умереть!
Потому понятна вся глубина раскаяния, охватившего Петра, когда взгляд Спасителя как бы пробудил его от малодушия. Пусть же этот взгляд, полный любви, но и справедливого обличения, остановит и нас, когда мы бываем готовы забыть наши обеты, наши благие намерения, когда любая, даже ничтожная причина побуждает нас уклониться от истины.
Докажем же свою любовь к Спасителю нашему нашим преданным служением Тому, Кому мы решились быть верными навсегда. Не рассчитывая на собственную твердость, которая бывает так непрочна, станем уповать на Бога, держась за Него, опираясь на Его слово, на живой, неиссякаемый источник этого слова. И, вспоминая об отречении Петра, будем всегда искать этот Божественный взор нашего Спасителя. Будем обращаться прежде всего к Нему, всякий раз, когда почва под нами колеблется и мы чуем приближение опасности. Опираясь на Него Самого, будем верны Ему до смерти. И когда и к нам обратятся слова Спасителя: "Любишь ли ты Меня?" ответим и мы Ему, без колебания: "Ты все знаешь, Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя!" (Ин. 21, 17).

из истории дня:
В 1724 г. прошла коронация Императрицы Екатерины I
В 1703 г. 30 Русских лодок под личным командованием Петра I в устье Невы захватили два крупных шведских корабля "Астрильд" и "Гедан"
В 1656 г. Россия вступила в первую Северную войну (1655-1660, Швеции и ее союзников против Речи Посполитой и ее союзников за прибалтийские территории и господство на Балтийском м.)
В 1792 г. Русские войска вступили в Польшу
В 1604 г. заключен "Вечный мир" между Россией и Польшей
В 1753 г. указом Русской Императрицы Елизаветы учрежден первый в России Государственный банк
В 1901 г. в Петербурге состоялась первая крупная стычка русских рабочих с полицией (Обуховская оборона)

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p28601

Слава Богу за все!!!Слава Вечная ЕМУ ,побеждающему тьму!!!

+1

51

Во славу Божию и на пользу ближнего !

21 МАЯ -Память:

Апостола и евангелиста Иоанна Богослова (98-117)
http://s41.radikal.ru/i091/1005/94/09cfe39429ba.jpg

Святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов был сын Зеведея и Саломии, дочери Иосифа Обручника 1. Он призван был на проповедь Евангелия от рыбарских сетей. Когда Господь наш, Иисус Христос, ходя при море Галилейском, избирал Себе из рыбарей апостолов и уже призвал двух братьев, Петра и Андрея, то увидал тогда и других братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, починивающих сети свои в лодке с отцом их Зеведеем, и призвал их 2. Тотчас, оставив лодку и отца своего, они пошли за Иисусом Христом.

При самом призвании своем, Иоанн назван был от Господа "Сыном громовым", потому что богословие его, как гром, должно было слышаться во всем мире и наполнить всю землю 3. И ходил Иоанн за благим Учителем своим, поучаясь исходящей от уст Его премудрости; и был он весьма любим Господом своим Христом за совершенное незлобие свое и девственную чистоту. Господь почтил его как изряднейшего и из числа двенадцати апостолов: он был одним из тех трех ближайших учеников Христовых, которым много раз Господь открывал Свои Божественные тайны. Так, когда Он восхотел воскресить дочь Иаирову, то не позволил идти за Собой никому, кроме Петра, Иакова и Иоанна. Когда на Фаворе восхотел показать славу Своего Божества, взял Петра, Иакова, а также и Иоанна. Когда молился в вертограде, и там был не без Иоанна, ибо сказал ученикам: "посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там; и взяв с собой Петра и Oбоих сыновей Зеведеевых" (Мф. 26:36-37), т.е. Иакова и Иоанна. Всюду Иоанн, как возлюбленный ученик, неотлучен был от Христа. А как любил его Христос, это видно из того, что Иоанн возлежал на персях Его. Ибо, когда на Тайной Вечери Господь предсказал о Своем предателе, и ученики начали переглядываться между собой в недоумении, о ком Он говорит, тогда Иоанн возлежал на персях любимого Учителя; как сам он повествует об этом в своем Евангелии: "один из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса; Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит; он, припадши к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! Кто это?" (Ин. 13:23-25). Так любим был Иоанн Господом, что один только он мог беспрепятственно возлежать на персях Господних и дерзновенно спросить Его об этой тайне. Но и Иоанн проявил к любившему его Учителю взаимную любовь свою, большую иных апостолов: ибо во время вольных страданий Христа все они, оставивши Пастыря своего, бежали, а он один неотлучно смотрел на все мучения Христовы, сердечно Ему сострадая, плача и рыдая с Пречистою Девою Марией, Матерью Господа, и даже не отошел с Ней от пострадавшего за нас Сына Божия до самого креста и смерти Спасителя. За это и был он усыновлен от Господа при кресте Пречистой Деве Марии: вися на кресте Господь, "увидев матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! Се, сын твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе" (Ин. 19:26-27). И относился он к Ней, как к матери своей, со всяким уважением и служил Ей до честного и славного успения ее. В день же ее успения, когда честное и святое тело Божией Матери несли на погребение, святой Иоанн шел перед одром ее с блистающим, как свет, царским скипетром, который принес Пречистой Деве архангел Гавриил, возвещая Ей о принесении ее от земли на небо.

После успения Пресвятой Богородицы святой Иоанн отправился вместе с учеником своим Прохором в Малую Азию, где выпал ему жребий проповедовать Слово Божие 4. Идя туда, святой Иоанн скорбел, так как предвидел напасти на море, о которых он и предсказал ученику своему Прохору. Случилось, что, когда они сели в Иоппии на корабль и начали плавание, в одиннадцатый час дня настала великая буря, а ночью корабль разбился, и все бывшие на нем плавали в волнах морских, держась, кто за что ухватился. В шестой же час дня море выбросило всех их с Прохором на берег в пяти поприщах от Селевкии 5: один только Иоанн остался в море. Много и долго плакал Прохор и пошел в Азию один На четырнадцатый день пути пришел он к одному селению, при море лежащему, и остановился здесь для отдыха. И вот в то время, как однажды он глядел на море и тосковал об Иоанне, вспенившаяся волна морская с великим шумом хлынула на берег и выбросила Иоанна живым. Прохор подошел посмотреть, кого выбросило море, и, встретив Иоанна, поднял его с земли, и, обнявшись, они плакали и за все благодарили Бога. Так святой Иоанн четырнадцать дней и ночей пробыл в море, и благодатью Божией остался живым. Вошедши в селение, попросили они воды и хлеба и, подкрепившись, отправились в Ефес 6.

Когда же они вошли вместе в город, их встретила жена по имени Романа (Ромека), прославившаяся даже до Рима злобою дел своих, которая держала в том городе общие бани. И вот она, нанявши Иоанна и Прохора, приставила их работать в бане и мучила. Хитростью своей она привлекла их обоих в услужение себе: Иоанна приставила поддерживать огонь, а Прохора наливать воду, того и другого на всю их жизнь, и немало оставались они в великой беде. Был же в бане той демон, который ежегодно умерщвлял одного из моющихся в ней - юношу или отроковицу. Когда строилась эта баня и полагалось основание, то, по бесовскому наваждению, вкопали тут живыми юношу и отроковицу; с тех пор и стало совершаться такое убийство. Случилось же в то время войти в баню некоему отроку по имени Домн, сыну городского старшины Диоскорида. Когда Домн мылся в бане, напал на него бес и удавил его, и был о нем великий плач. Стало это известно по всему городу Ефесу; узнав об этом, и сам Диоскорид был так опечален, что от скорби умер и он. Романа же много молилась Артемиде о том, чтобы она воскресила Домна, и, молясь, терзала тело свое, но ничто не помогало. В то время как Иоанн спрашивал Прохора о случившемся, Романа, увидев их беседующими, схватила Иоанна и начала наносить ему побои, укоряя и возлагая вину смерти Домна на Иоанна. Наконец, она сказала "Если ты не воскресишь Домна, я убью тебя".

Помолившись, Иоанн воскресил отрока. Романа пришла в ужас. Она называла Иоанна Богом или Сыном Божиим, но Иоанн проповедовал силу Христову и учил веровать во Христа. Затем воскресил он и Диоскорида, и уверовали во Христа Диоскорид и Домн, и все они крестились. И напал на всех людей страх, и дивились они случившемуся. Одни говорили про Иоанна и Прохора, что они волхвы, другие же справедливо возражали, что волхвы мертвых не воскрешают. Иоанн изгнал беса из бани, и пребывали они с Прохором в доме Диоскоридовом, утверждая новопросвещенных в вере и уча их добродетельной жизни.

В одно время случился в Ефесе праздник Артемиде, и весь народ в белых одеждах праздновал, торжествуя и ликуя при храме Артемидином; против же храма стоял идол той богини. И вот Иоанн, войдя на высокое место, стал близ идола и громогласно обличал слепоту язычников, что они не знают, кому поклоняются, и вместо Бога почитают беса. Народ же исполнился за это ярости и бросал в Иоанна камнями, но ни один из камней не попал в него: камни наоборот побивали самих же бросающих их. Иоанн, воздев руки к небу, начал молиться - и тотчас настала на земле жара и зной великий, и попадало из множества людей до 200 человек, и все они умерли, а прочие едва пришли в себя от страха и умоляли Иоанна о милости, ибо ужас и трепет напали на них. Когда же Иоанн помолился Богу, все умершие воскресли, и припали все к Иоанну и, уверовав во Христа, крестились. Там же, на некотором месте, называемом Тихи, Иоанн исцелил расслабленного, лежавшего 12 лет. Исцеленный прославил Бога.

После того как Иоанном совершены были и многие другие знамения, и слух о чудесах его распространился повсюду, бес, пребывающий в капище Артемидином, боясь, что и он будет низложен Иоанном, принял на себя образ воина, и сел на видном месте и горько плакал. Проходящие мимо спрашивали его, откуда он и отчего так сильно плачет.

Он же говорил: "Я из Кесарии Палестинской, начальник над темницами, велено мне было стеречь двух волхвов, из Иерусалима пришедших, Иоанна и Прохора, коих, по причине множества их злодеяний, осудили на смерть. Утром они должны были погибнуть лютой смертью, но волхвованием своим ночью убежали из темничного заключения, а я из-за них впал в беду, так как князь хочет погубить меня вместо них. Я умолил князя, чтобы он пустил меня преследовать их, и вот я слышу, что те волхвы находятся здесь, но не имею никого, кто бы помог мне поймать их".

Говоря это, бес показал и грамоту, о том свидетельствующую, показал и большой сверток золота, обещая дать его тем, кто погубит этих волхвов.

Слышав это, некоторые воины сжалились над ним, возбудили народ против Иоанна и Прохора и, подойдя к дому Диоскоридову, сказали: "или выдай нам волхвов, или дом твой зажжем". Диоскорид скорее соглашался на то, чтобы дом его сгорел, чем выдать им апостола с учеником его Прохором. Но Иоанн провидя духом, что мятеж народный приведет к добру, отдал себя и Прохора сборищу народному. Ведомые народом, дошли они до храма Артемиды. Иоанн помолился Богу - и внезапно храм идольский пал, не повредив ни одного человека. И сказал апостол сидящему там бесу:

- Тебе говорю, нечестивый бес, скажи, сколько лет ты живешь здесь, и ты ли возбудил против нас народ этот?

Бес же отвечал:

- 109 лет я пребываю здесь, и я возбудил народ этот на вас.

Иоанн же сказал ему:

Во имя Иисуса Назарянина повелеваю тебе оставить место это. И тотчас бес вышел.

Ужас объял всех людей, и они уверовали во Христа. Были сотворены от Иоанна и еще большие знамения, и многое множество народа обратилось к Господу.

В то время Домициан, император римский, воздвиг на христиан большое гонение, и Иоанн был оклеветан перед ним. Епарх Асийский, схватив святого, отослал связанным в Рим к кесарю, где за исповедание Христово Иоанн прежде всего претерпел удары, а затем должен был выпить чашу, наполненную смертоносным ядом. Когда же по слову Христову: "если что смертоносное выпьют, не повредит им" (Мк. 16:18), он не получил от нее вреда, тогда был ввергнут в котел с кипящим маслом, но и оттуда вышел невредимым. И вопиял народ: "велик Бог христианский!" Кесарь же, не дерзая более мучить Иоанна, счел его бессмертным и осудил на изгнание на остров Патмос, как и сказал Господь во сне Иоанну: "Много подобает тебе пострадать, и будешь изгнан на некоторый остров, который весьма в тебе нуждается".

Взявши Иоанна с Прохором, воины отвели их на корабль и отплыли. В один из дней их плавания сели вельможи царские обедать и, имея множество яств и питий, развеселились. Один из них, юноша, играя, упал с корабля в море и утонул. Тогда их веселье и радость обратились в плач и сетование, ибо не могли они помочь упавшему в глубину морскую. Особенно же сильно рыдал отец того отрока, находившийся здесь же на корабле: он хотел броситься в море, но был удержан другими. Зная силу Иоанна творить чудеса, все они начали усердно просить его о помощи. Он же спросил каждого из них, какого кто чтит бога; и один сказал: Аполлона, другой - Зевса, третий - Геркулеса, иные - Эскулапа, другие - Артемиду Ефесскую 7.

И сказал им Иоанн:

- Столько богов имеете вы, и не могут они спасти одного утонувшего человека!

И оставил он их в печали до утра. Наутро же сжалился Иоанн над гибелью юноши и усердно помолился Богу со слезами. Тотчас сделалось на море волнение, и одна волна, поднявшись до корабля, выбросила юношу живым к ногам Иоанновым. Видя это, все удивились и возрадовались о спасенном от потопления юноше. Иоанна же они начали весьма почитать и сняли с него железные оковы.

Однажды ночью, в пять часов, случилась на море великая буря, и все начали кричать, отчаявшись в жизни своей, так как уже и корабль сталь разрушаться. Тогда возопили все к Иоанну, прося, чтобы он помог им и умолил своего Бога о спасении их от погибели. Повелев им молчать, святой начал молиться, - и буря тотчас прекратилась и настала великая тишина.

Один воин был одержим желудочной болезнью и уже умирал; его апостол сделал здоровым.

Оскудела вода на корабле, и многие, изнемогши от жажды, были близки к смерти. Иоанн сказал Прохору:

- Наполни сосуды водою морской.

И когда сосуды были наполнены, он сказал:

- Во имя Иисуса Христа почерпайте и пейте!

Почерпнувши, нашли воду сладкой и, напившись, отдохнули. Видя такие чудеса, спутники Иоанна приняли крещение и хотели отпустить Иоанна на свободу. Но он сам уговорил их отвести его на указанное ему место. Прибывши на остров Патмос, они отдали игемону послание. Мирон же, тесть игемонов, взял Иоанна и Прохора в свой дом. У Мирона был старший сын, по имени Аполлонид, имевший в себе прорицающего беса, который предсказывал будущее; и все считали Аполлонида за пророка. В то время, как Иоанн входил в дом Миронов, Аполлонид тотчас пропал без вести; он убежал в другой город, боясь, чтобы прорицающий бес не был изгнан из него Иоанном. Когда в дому Мироновом поднялся вопль об Аполлониде, пришло от него уведомление, извещающее, что его изгнал из дому своим чародейством Иоанн, и что он не может возвратиться до тех пор, пока Иоанн не будет погублен.

Прочитав письмо, Мирон пошел к зятю своему игемону возвестить о случившемся; игемон же, схватив Иоанна, хотел отдать его на съедение зверям. Но Иоанн умолял игемона, чтобы он потерпел немного и позволил ему послать ученика своего к Аполлониду, обещаясь возвратить его в дом. Игемон не препятствовал послать ученика, но самого Иоанна, связав двумя веригами, посадил в темницу. И пошел Прохор к Аполлониду с Иоанновым посланием, в котором написано было так: "Я, Иоанн, апостол Иисуса Христа, Сына Божия, прорицающему духу, живущему в Аполлониде, повелеваю именем Отца, и Сына, и Св. Духа: выйди из создания Божьего и никогда не входи в него, но будь один вне этого острова в местах безводных, а не среди людей".

Когда Прохор пришел к Аполлониду с таким посланием, бес тотчас вышел из него. Аполлониду вернулся разум, и, как бы воспрянув от сна, пошел он с Прохором обратно в свой город. Но не тотчас вошел он в дом, а сперва устремился в темницу к Иоанну и, припадая к ногам его, воздал ему благодарение за то, что он освободил его от нечистого духа. Узнавши о возвращении Аполлонида, родители, братья и сестры его, все собрались и радовались, а Иоанн был освобожден от уз. Аполлонид поведал о себе следующее: "Уже много лет прошло с тех пор, как я спал на одре своем глубоким сном. Некоторый человек, став по левую сторону одра, потряс меня и разбудил, - и я увидал, что он чернее обожженного и гнилого пня; глаза у него горели, как свечи, и вострепетал я от страха. Он же сказал мне: "открой уста свои"; я открыл, и вошел он в уста мои и наполнил мое чрево; с этого часа сделалось мне известным доброе и злое, а также и все, случающееся в доме. Когда же апостол Христов вошел в наш дом, тогда сказал мне сидящий во мне: "беги отсюда, Аполлонид, чтобы тебе не умереть в страданиях, ибо человек этот-чародей и хочет тебя умертвить". И я тотчас бежал в другой город. Когда же я хотел возвратиться, он не позволял мне, говоря: "если Иоанн не умрет, ты не можешь жить в своем доме". А когда Прохор пришел в тот город, в котором был я, и я увидал его, - нечистый дух тотчас вышел из меня тем же способом, которым он сперва вошел в мое чрево, и почувствовал я облегчение от великой тягости, ум мой пришел в здоровое состояние, и стало мне хорошо".

Услышавши это, все припали к ногам Иоанна. Он же, отверзши уста, поучал их вере в Господа нашего Иисуса Христа. И уверовал Мирон с женой и детьми своими, все они крестились, и была в доме Мироновом радость великая. А после и жена игемонова, Хризиппида, дочь Миронова, приняла со своим сыном и всеми рабами своими святое крещение; за ней крестился и муж ее, Лаврентий, игемон того острова, сложив при этом с себя власть свою, чтобы свободнее служить Богу. И оставался Иоанн с Прохором в дому Мироновом три года, проповедуя слово Божие. Здесь сотворил он силою Иисуса Христа много знамений и чудес: исцелил больных и бесов прогнал, храм Аполлонов со всеми его идолами разрушил одним словом своим, и многих, обратив к вере во Христа, крестил.

Был в стране той один волхв по имени Кинопс, живший в пустыне и много лет знавшийся с нечистыми духами. По причине производимых им привидений все жители острова считали его за бога. Жрецы же Аполлоновы, вознегодовавшие на Иоанна за разорение капища Аполлона и за то, что он всех людей сделал последователями Иисуса Христа, пришли к Кинопсу и жаловались ему на апостола Христова, умоляя отметить за бесчестие их богов. Кинопс, однако, не захотел идти в город сам, так как много лет жил в том месте безвыходно. Но граждане еще чаще стали ходить к нему с той же просьбой. Тогда он обещал послать в дом Миронов духа лукавого, взять душу Иоаннову и предать ее вечному суду. Утром он послал к Иоанну одного из князей над злыми духами, повелевая принести к себе душу его. Придя в дом Миронов, бес стал на том месте, где был Иоанн. Иоанн же, увидев беса, сказал ему:

- Именем Христовым повелеваю тебе не сходить с этого места до тех пор, пока ты не скажешь мне, для какой цели ты пришел сюда ко мне.

Будучи связан словом Иоанновым, бес стал неподвижно и сказал Иоанну:

- Жрецы Аполлона пришли к Кинопсу и умоляли его, чтобы он шел в город и навел на тебя смерть, но он не захотел, говоря: "много лет я живу на этом месте, не выходя; стану ли утруждать себя теперь из-за человека худого и ничтожного? Идите путем своим, утром же я пошлю своего духа, и возьмет он душу его и принесет ко мне, а я предам ее вечному суду.

И сказал Иоанн бесу:

- Посылал ли он тебя когда-либо взять душу человеческую и принести ему?

Бес отвечал:

- Вся сила сатанинская в нем, и он имеет соглашение с нашими князьями, а мы с ним - и Кинопс слушает нас, и мы его.

Тогда Иоанн сказал:

- Я, апостол Иисуса Христа, повелеваю тебе, злой дух, не входить в жилища человеческие и не возвращаться к Кинопсу, но уйти с этого острова и мучиться.

И тотчас бес удалился с острова. Кинопс же, видя, что дух не возвратился, послал другого; но и тот также пострадал. И еще двоих из князей темных послал он: одному велел войти к Иоанну, а другому стоять снаружи, чтобы принести ему ответ. Вошедший к Иоанну бес пострадал так же, как и приходивший ранее; другой же бес, стоявший снаружи, видев беду своего друга, убежал к Кинопсу и рассказал о случившемся. И исполнился Кинопс ярости и, взяв все множество бесовское, пришел в город. Весь город обрадовался, видя Кинопса, и все, приходя, кланялись ему. Найдя Иоанна учащим народ, Кинопс исполнился сильной ярости и сказал народу:

- Мужи слепые, заблуждавшиеся от истинного пути, послушайте меня! Если Иоанн праведен, и все сказанное им истинно, пусть он побеседует со мной и сотворит такие же чудеса, какие творю я, и вы увидите, кто из нас больше, Иоанн или я. Если он окажется сильнее меня, то буду веровать словам и делам его и я.

И сказал Кинопс одному юноше:

- Юноша! Жив ли отец твой?

Он же отвечал:

- Умер.

И сказал Кинопс:

- Какою смертью?

Тот же отвечал:

- Он был пловцом и, когда корабль разбился, утонул в море.

И сказал Кинопс Иоанну:

- Теперь покажи, Иоанн, силу твою, чтобы мы поверили словам твоим: представь сыну отца его живым.

Иоанн отвечал:

- Не послал меня Христос мертвых извлекать из моря, но людей обольщенных поучать.

И сказал Кинопс всему народу:

- Хотя теперь поверьте мне, что Иоанн - льстец и обманывает вас; возьмите его и держите, пока я не приведу отроку отца его живым.

Они взяли Иоанна, а Кинопс распростер руки и ударил ими по воде. Когда послышался на море плеск, все испугались, а Кинопс стал невидим. И все закричали:

- Велик ты, Кинопс!

И внезапно вышел Кинопс из моря, держа, как сказал, отца отрока. Все удивились. И сказал Кинопс:

- Это ли отец твой?

- Да, господин, - отвечал отрок.

Тогда народ припал к ногам Кинопса и хотел убить Иоанна. Но Кинопс запретил им, говоря:

- Когда увидите больше этого, тогда пусть будет мучен он.

Затем, призвав другого человека, он сказал:

- Имел ли ты сына?

И ответил тот:

- Да, господин, имел, но некто по зависти убил его.

И тотчас воззвал Кинопс голосом, призывая по именам убийцу и убиенного, - и оба они предстали. И сказал Кинопс Иоанну:

- Удивляешься ли ты, Иоанн?

Святой Иоанн ответил:

- Нет, я этому не удивляюсь.

Кинопс сказал:

- Больше увидишь, и тогда будешь дивиться, и не умрешь, пока я не устрашу тебя знамениями.

И ответил Иоанн Кинопсу:

- Знамения твои скоро разрушатся.

Услышав такие слова, народ бросился на Иоанна и бил его до тех пор, пока не счел его мертвым. И сказал Кинопс народу:

- Оставьте его без погребения, пусть птицы растерзают его.

И они отошли от того места, радуясь с Кинопсом. Вскоре, однако, услыхали, что Иоанн учит на месте, где побивали камнями преступников. Кинопс призвал беса, при помощи которого чародействовал, и, придя на то место, сказал Иоанну:

- Я замышляю сделать тебе еще большее посрамление и стыд, для чего и оставил тебя в живых; приди на морской песчаный берег - там ты увидишь славу мою и устыдишься.

Сопровождали же его три беса, которых народ считал за людей, воскрешенных Кинопсом из мертвых. Сильно всплеснув руками своими, погрузился Кинопс в море и стал для всех невидим.

- Велик ты, Кинопс, - возопил народ, - и нет иного, больше тебя!

Иоанн же повелел бесам, которые стояли в образе человеческом, не отходить от него. И помолился он Господу, чтобы не был Кинопс живым и стало так; ибо море внезапно возмутилось и закипело волнами, и Кинопс уже не вышел из моря, но остался в глубине морской, как древний окаянный фараон. А бесам тем, которых народ считал за людей, воскресших из мертвых, Иоанн сказал:

- Во имя Иисуса Христа распятого и в третий день воскресшего, уйдите с этого острова. И они тотчас исчезли.

Народ же сидел на песке, дожидаясь Кинопса три дня и три ночи; от голода, жажды и жара солнечного многие из них изнемогли и лежали безгласными, а трое из их детей умерло. Смилостившись над народом, Иоанн помолился о спасении его, и много побеседовав с ним о вере, воскресил их детей, исцелил больных, - и все они единодушно обратились к Господу, крестились и разошлись по домам своим, славя Христа. А Иоанн вернулся в дом Миронов и, часто приходя к народу, поучал его вере в Иисуса Христа. Однажды он нашел лежащим при дороге больного человека, сильно страдавшего горячкой, и исцелил его крестным знамением. Один иудей, по имени Филон, который препирался с апостолом от Писания, увидев это, попросил Иоанна в свой дом. Была же у него жена в проказе; та припала к апостолу и тотчас исцелилась от проказы и уверовала во Христа. Тогда уверовал и сам Филон, и воспринял со всем домом своим святое крещение. Вышел затем святой Иоанн на торжище, и собрался к нему народ послушать от уст его спасительного учения. Пришли и жрецы идольские, из которых один, искушая святого, сказал:

- Учитель! Имею я сына, хромого на обе ноги, умоляю тебя исцели его; если ты исцелишь его, то и я уверую в того Бога, Которого ты проповедуешь.

Святой же сказал ему:

- Зачем ты так искушаешь Бога, Который явно покажет лукавство твоего сердца?

Сказав это, Иоанн послал к сыну его с такими словами:

- Во имя Христа Бога моего, встань и приди ко мне.

И тот, тотчас встав, пришел к святому здоровым; а отец в тот же час за это искушение охромел на обе ноги и от сильной боли с криком упал на землю, умоляя святого:

- Помилуй меня, святитель Божий, и исцели меня именем Христа, Бога твоего, ибо я верую, что нет иного Бога, кроме Его.

Тронутый мольбами, святой исцелил жреца и, научив вере, крестил его во имя Иисуса Христа.

Утром пришел Иоанн на место, где лежал человек, страдавший водянкой и не встававший с постели 17 лет. Апостол исцелил его словом и просветил святым крещением. В тот же день прислал за Иоанном человек, ставший игемоном после зятя Миронова, Лаврентия, усердно умоляя святого прийти в его дом; ибо жене игемоновой, бывшей непраздной, настал час родить, и она весьма страдала, будучи не в силах разрешиться от бремени. Апостол скоро пришел и едва только ступил на порог дома, как жена тотчас родила, и болезнь облегчилась. Увидев это, игемон уверовал во Христа со всем домом своим.

Прожив там три года, Иоанн отошел в другой город, жители которого помрачены были тьмою идолопоклонства. Когда он вошел туда, то увидал народ, празднующий бесам, и несколько связанных юношей. И спросил Иоанн одного из стоящих там:

- Для чего связаны юноши сии?

Человек тот ответил:

- Мы почитаем великого бога - волка, которому совершаем ныне праздник; ему-то эти юноши и будут заколоты в жертву.

Иоанн попросил показать ему их бога, на что человек тот сказал:

- Если хочешь видеть его, подожди до четвертого часа дня; тогда ты увидишь жрецов идущих с народом на то место, где является бог; пойди с ними, и ты увидишь нашего бога.

Иоанн же сказал:

- Вижу, что ты человек добрый, я же пришел; умоляю тебя, сведи меня сейчас же на то место сам: ибо весьма я желаю видеть вашего бога; и если ты покажешь мне его, я дам тебе драгоценный бисер.

Тот повел Иоанна и, показав ему болото, наполненное водой, сказал:

- Отсюда бог наш выходит и является народу.

И ждал Иоанн выхода того бога; и вот около четвертого часа дня явился бес, выйдя из воды в виде огромного волка. Остановив его именем Христовым, святой Иоанн спросил:

- Сколько лет ты живешь здесь?

- 70 лет, - отвечал диавол.

Апостол же Христов сказал:

- Именем Отца и Сына и Св. Духа повелеваю тебе: уйди с этого острова и никогда не приходи сюда.

И диавол тотчас исчез. А человек тот, видя случившееся, ужаснулся и припал к ногам апостола. Иоанн научил его вере святой и сказал ему:

- Вот, ты имеешь от меня тот бисер, который я обещал дать тебе.

Тем временем дошли до того места со связанными отроками жрецы, имея в руках своих ножи, а с ними и много народу. Долго ждали они выхода волка, чтобы заколоть на съедение ему отроков.

Наконец, подошел к ним Иоанн и стал просить, чтобы освободили они неповинных отроков:

- Нет уже, - сказал он, - бога вашего - волка; это был бес, и сила Христова победила его и прогнала.

Услышав, что волк погиб, они испугались, и, не найдя его, несмотря на долгие поиски, освободили отроков и отпустили здоровыми. Святой Иоанн начал проповедовать им о Христе и обличать их прельщение, и многие из них, уверовавши, крестились.

Была в том городе баня. Однажды мылся в ней сын жреца Зевсова, и умерщвлен был диаволом, обитавшим в бане. Услыхав об этом, отец его с великим плачем пришел к Иоанну, прося воскресить сына и обещая уверовать во Христа. Святой пошел с ним и именем Христовым воскресил умершего. И спросил он юношу, какая была причина его смерти:

Тот отвечал:

- Когда я мылся в бане, кто-то черный вышел из воды, хватил меня и удавил.

Уразумев, что в той бане живет бес, святой заклял его и спросил:

- Кто ты и зачем ты живешь здесь?

Бес ответил:

- Я тот, которого ты выгнал из бани в Ефесе, и живу здесь уже шестой год, вредя людям.

Святой Иоанн изгнал его и из этого места. Увидев это, жрец уверовал во Христа и крестился с сыном и со всем домом своим.

После этого вышел Иоанн на торговую площадь, где собрался к нему почти весь город, чтобы слышать слово Божие. И вот одна женщина пала к ногам его, с плачем умоляя, чтобы он исцелил бесноватого сына ее, для исцеления которого она отдала врачам почти все имущество. Апостол велел привести его к себе и, как только посланные сказали бесноватому: "тебя зовет Иоанн", бес тотчас вышел из него. Придя к апостолу, исцеленный исповедал веру во Христа и крестился вместе с матерью своей.

В том же городе был особенно чтимый храм идола Бахуса, называемого у идолопоклонников "отцом свободы". Собираясь здесь в праздник его с пищей и питием, мужчины и женщины веселились и, упившись, творили в честь мерзкого бога своего великое беззаконие. Придя сюда во время праздника, Иоанн обличал их за скверное их празднование; жрецы же, которых было здесь множество, схвативши его, били и бросили связанным, а сами опять возвратились к своему мерзкому делу. Святой Иоанн помолился Богу, да не потерпит Он такого беззакония; и тотчас идольское капище разрушилось до основания и побило всех жрецов; прочие же люди, испугавшись, освободили апостола от уз и умоляли его, чтобы и их не погубил он.

В том же городе был знаменитый волхв по имени Нукиан; узнав о падении капища и гибели жрецов, он весьма вознегодовал и, придя к святому Иоанну, сказал:

- Нехорошо ты сделал, что разрушил храм Бахуса и погубил его жрецов; умоляю тебя снова воскресить их, как воскресил ты сына жреца в бане, и тогда я стану веровать в Бога твоего.

Святой Иоанн отвечал:

- Причиной их гибели было их беззаконие; поэтому недостойны они жить здесь, но пусть мучатся в геенне.

- Если ты не можешь воскресить их, - сказал Нукиан, - то я именем богов моих воскрешу жрецов и восстановлю капище, ты же смерти не избежишь.

Сказавши это, они разошлись. Иоанн пошел учить народ, а Нукиан отправился на место павшего капища и, обойдя его с волхвованием, сделал то, что явилось 12 бесов в образе побитых жрецов, которым он повелел идти за ним и убить Иоанна.

Бесы же сказали:

- Невозможно нам не только убить его, но даже явиться на том месте, где он; если ты хочешь, чтобы Иоанн умер, иди и приведи сюда народ, чтобы, увидев нас, он взъярился на Иоанна и погубил его.

Нукиан, отойдя, встретил множество народа, слушающего учение святого Иоанна, и закричал им Нукиан сильным голосом:

- О, несмысленные! Зачем вы позволяете прельщать себя этому страннику, который, погубив ваше капище со жрецами, погубит и вас, если вы будете слушать его? Идите за мною и вы увидите жрецов ваших, которых я воскресил; еще же и разрушенное капище я восставлю на глазах ваших, чего Иоанн сделать не может.

И все как безумные пошли за ним, оставив Иоанна. Но апостол, идя с Прохором другой дорогой, раньше их пришел на то место, где были бесы в образе воскресших жрецов. Увидев Иоанна, бесы тотчас исчезли. И вот пришел с народом Нукиан; не найдя бесов, он впал в великую скорбь и снова начал ходить кругом разрушенного капища, волхвуя и призывая их, но успеха не было. Когда же настал вечер, народ в негодовании хотел убить Нукиана за то, что он обманул их. Некоторые сказали:

- Схватим его и поведем к Иоанну и, что тот повелит нам, то и сделаем.

Услыхав это, святой Иоанн тем же путем предупредил их и встал на прежнем месте. Народ, приведя к святому Нукиана, сказал:

- Этот обманщик и враг твой задумал погубить тебя; но мы сделаем с ним то, что укажешь ты.

Святой же сказал:

- Пустите его! Пусть он покается.

Наутро Иоанн опять учил народ вере во Христа, и многие из них, уверовавши, просили Иоанна крестить их. Когда же Иоанн привел их к реке, Нукиан чародейством своим воду превратил в кровь. Апостол молитвой ослепил Нукиана и, сделав воду снова чистой, крестил в ней всех уверовавших. Побежденный этим, Нукиан пришел в чувство и, искренно каясь, просил апостола быть к нему милостивым. Святой, увидев его покаяние и довольно поучив, крестил его - и тот тотчас прозрел и ввел Иоанна в свой дом. Когда Иоанн вошел в него, внезапно пали все идолы, которые были в доме Нукиана, и разбились в прах. Видев это чудо, устрашились домашние его, и, уверовавши, крестились.

Была в том городе одна богатая и красивая вдова, по имени Проклиания. Имея сына Сосипатра, красивого лицом, она, по бесовскому наваждению, воспламенилась к нему любовью и всячески стараясь привлечь его к своему беззаконию. Но сын возненавидел мать за такую безумную страсть. Убежав от нее, он пришел на место, где тогда учил святой Иоанн, и с наслаждением слушал поучения апостольские. Иоанн, которому было открыто Духом Святым все случившееся с Сосипатром, встретив его наедине, поучал почитать мать, но не слушаться ее в беззаконном деле, и никому о том не говорить, сокрыв грех своей матери. Сосипатр не хотел возвращаться в дом к матери своей; но Проклиания, встретив его, схватила за одежду и с криком влекла в дом. На этот крик явился игемон, недавно прибывший в тот город, и спросил, по какой причине женщина так тащит юношу. Мать же, скрывши свое беззаконное намерение, наклеветала на сына, будто бы он хотел сделать над нею насилие, и рвала волосы свои с плачем и криком. Услышав это, игемон поверил лжи и присудил неповинного Сосипатра зашить со смертоносными гадами в кожаный мех и бросить в море. Узнав об этом, Иоанн явился к игемону, обличая его за несправедливый суд, зато, что не расследовав, как должно, обвинение, он осудил на смерть неповинного юношу. А Проклиания клеветала и на Иоанна, что этот обманщик научил ее сына на такое зло. Услышав это, игемон повелел утопить и святого апостола, зашив в один мех с Сосипатром и с различными гадами. И помолился святой - и вдруг земля потряслась, а у игемона отсохла та рука, которой он подписал приговор относительно святого; у Проклиании же отсохли обе руки и глаза перекосились. Видев это, судья ужаснулся, и все бывшие там пали ниц от страха. И умолял судья Иоанна, чтобы он помиловал его и исцелил иссохшую руку; святой же, поучив его довольно суду справедливому и вере во Христа, исцелил его и крестил во имя Отца и Сына и Святого Духа. Так и неповинный Сосипатр избавлен был от напасти и смерти, и судия познал Бога истинного. А Проклиания убежала от отрока в свой дом, неся на себе Божие наказание. Апостол, взяв Сосипатра, пошел в ее дом. И не хотел Сосипатр идти к матери, но Иоанн учил его незлобию, уверяя, что теперь он не услышит уже от матери своей ничего беззаконного, ибо она уцеломудрилась. Так действительно и было. Ибо, когда Иоанн с Сосипатром вошел в ее дом, Проклиания тотчас упала к ногам апостола, с плачем сознаваясь и каясь в грехах своих. Исцелив ее от болезни и научив вере и целомудрию, апостол крестил ее со всем домом ее. Итак, ставши целомудренною, Проклиания проводила дни свои в великом покаянии.

В это время убит был царь Домициан. После него занял римский престол Нерва, человек весьма добрый; он освободил всех, бывших в заточении. Освобожденный с другими из заточения, Иоанн задумал возвратиться в Ефес: ибо едва не всех живущих на Патмосе он уже обратил ко Христу. Христиане же, узнавши о таком его намерении, умоляли не оставлять их до конца. А так как апостол не захотел остаться с ними, но желал возвратиться в Ефес, они просили его оставить на память о своем учении хотя Евангелие, которое он там написал. Ибо, заповедав однажды всем пост, он взял с собой ученика своего Прохорам, отойдя от города на далекое расстояние, взошел на высокую гору, где пробыл на молитве три дня. После третьего же дня загремел великий гром, засверкала молния, и гора поколебалась; Прохор от страха упал на землю. Обратившись к нему, Иоанн поднял его, посадил по правую руку себя и сказал:

- Пиши то, что услышишь из уст моих.

И, возведя очи к небу, снова молился, а после молитвы стал говорить:

- "В начале было слово" и прочее.

Ученик же внимательно записал все то, что слышал из уст его; так и было написано святое Евангелие, которое апостол, сойдя с горы, велел Прохору снова переписать. И согласился он оставить переписанное в Патмосе для христиан, согласно их просьбе, а писанное первоначально удержал у себя. На том же острове написал святой Иоанн и Апокалипсис 8.

Прежде же удаления своего с того острова, обошел он окрестные города и селения, утверждая братство в вере; и случилось ему быть в одном селении, в котором жил жрец Зевса по имени Евхарис, имевший слепого сына. Жрец тот давно желал видеть Иоанна. Услышав же, что Иоанн прибыл в их селение, он пришел к святому, умоляя его прийти в дом его и исцелить сына. Иоанн же, видя, что он приобретет здесь Христу души человеческие, пошел в дом жреца и сказал слепому его сыну: "Во имя Господа моего. Иисуса Христа, прозри", - и слепой тотчас прозрел.

Увидев это, Евхарис уверовал во Христа и крестился с сыном своим. И во всех городах того острова святой Иоанн благоустроил церкви святые и поставил им епископов и пресвитеров; довольно научив жителей, он всех приветствовал и стал возвращаться в Ефес. И провожали его верующие с плачем и рыданием великим, не желая лишиться такого солнца своим учением просветившего их страну; но святой, сев на корабль и преподав всем мир, отплыл в свой путь. Когда же он достиг Ефеса, верующие встретили его с радостью неизреченной, вопия и глаголя: "Благословен грядый во имя Господне?"

И принят он был с честью. Пребывая здесь, он не переставал трудиться, всегда уча народ и наставляя его на путь спасения.

Нельзя умолчать о том, что рассказывает о святом Иоанне Климент Александрийский 9. Когда в Азии апостол обходил города, то в одном из них увидел юношу, расположенного душой к доброму делу; святой апостол научил и крестил его. Намереваясь же уйти оттуда на проповедь Евангелия, он при всех поручил этого юношу епископу того города с тем, чтобы пастырь научил его всякому доброму делу. Епископ же, взяв юношу, научил его Писанию, но не настолько заботился о нем, как должно было, и не давал ему такого воспитания, какое подобает юношам, а напротив предоставил его своей воле. Вскоре отрок начал вести дурную жизнь, стал упиваться вином и красть. Наконец, он свел дружбу с разбойниками, которые, соблазнивши его, увели в пустыни и горы, поставили его начальником своим и учиняли разбой по дорогам. Вернувшись через некоторое время, Иоанн пришел в тот город и, услыхав про того отрока, что он развратился и стал разбойником, сказал епископу:

- Возврати мне то сокровище, которое я передал тебе на сохранение, как в верные руки; возврати мне того юношу, которого я вручил тебе при всех для того, чтобы ты научил его страху Божьему.

А епископ с плачем ответил:

- Погиб тот юноша, душой - умер, а телом - разбойничает по дорогам.

Иоанн же сказал епископу:

- Так ли подобало тебе хранить душу брата твоего? Дай мне коня и проводника, чтобы пойти и поискать мне, кого ты погубил.

Когда Иоанн пришел к разбойникам, то просил их отвести его к начальнику своему, что они и исполнили. Юноша же, увидев святого Иоанна, устыдился и, встав, побежал в пустыню. Забыв свою старость, Иоанн погнался за ним, вопя:

- Сын мой! Обратись к отцу своему и не отчаивайся в падении своем; грехи твои я приму на себя; остановись же и подожди меня, так как Господь послал меня к тебе.

Юноша, остановившись, припал к ногам святого с трепетом и стыдом великим, не смея взглянуть ему в лицо. Иоанн же с отеческою любовью обнимая лобызал его и привел в город, радуясь, что обрел погибшую овцу. И много учил он его, наставляя покаянию, в котором, усердно подвизаясь, юноша угодил Богу, получил прощение грехов и с миром преставился.

Был в то время один христианин, впавший в такую нищету, что не имел, чем бы заплатить долги своим заимодавцам; от жестокой скорби задумал он сам себя убить, и просил одного волхва - иудеянина дать ему смертоносного аду. А этот враг христиан и друг бесов исполнил просьбу и дал ему смертоносного питья. Христианин же, взяв смертельную отраву, пошел в свой дом, но дорогой задумался и испугался, не зная, что ему сделать. Наконец, осенив чашу крестным знамением, выпил ее и не почувствовал от нее ни малейшего вреда, так как крестное знамение отняло у чаши весь яд. И много дивился он в себе, что остался здоровым и не чувствовал никакого вреда. Но, снова не вынеся преследований заимодавцев, он пошел к иудеянину, чтобы тот дал ему сильнейшего яду. Удивившись, что человек тот все еще жив, волхв дал ему сильнейшей отравы. Получив яд, человек пошел в свой дом. И долго раздумывая перед тем как выпить, он подобно прежнему сотворил крестное знамение и на этой чаше и выпил, но опять ничуть не пострадал. Снова отправился он к иудеянину и явился к нему здоровым. И насмехался он над волхвом, что тот неискусен в своем чародействе. Иудеянин же, испугавшись, спросил его, что он делал, когда пил? Он же сказал: "ничего иного, как только осенял чашу крестным знамением". И узнал иудеянин, что прогоняла смерть сила святого креста; и, желая узнать истину, дал того яда псу - и пес тотчас же перед ним издох. Увидев это, иудеянин отправился с тем христианином к апостолу и поведал ему о случившемся с ними. Святой Иоанн научил иудеянина вере во Христа и крестил его, бедному же тому христианину велел принести охапку сена, которую крестным знамением и молитвой претворил в золото, чтобы он мог отдать долги свои, остатком же содержать свой дом. Затем апостол снова вернулся в Ефес, где, пребывая в доме Домна, обратил ко Христу многое множество людей и сотворил неисчислимые чудеса 10.

Когда апостолу исполнилось более ста лет, вышел он из дома Домна с семью своими учениками и, дойдя до некоторого места, велел им там сесть. Время было уже к утру, и он, отойдя на такое расстояние, на какое можно бросить камень, начал молиться. Потом, когда ученики его, согласно его воле, выкопали ему крестообразную могилу, он заповедал Прохору идти в Иерусалим и оставаться там до кончины своей. Преподав еще наставление ученикам своим и поцеловав их, апостол сказал: "Возьмите землю, мать мою, и покройте меня ей". И поцеловали его ученики и покрыли его до колен, а когда он снова поцеловал их, то покрыли его даже до шеи, положили на лицо его покрывало, и поцеловав еще, с великим плачем покрыли его совсем. Услышав об этом, братия пришли из городам раскопали могилу, но ничего не нашли там и весьма много плакали; затем, помолившись, они возвратились в город. И каждый год, в восьмой день месяца мая, появлялось из гроба его благовонное миро и по молитвам святого апостола подавало исцеления болящим 11 в честь Бога, в Троице славимого во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 2:
Апостоле Христу Богу возлюбленне, ускори избавити люди безответны, приемлет тя припадающа, иже падша на перси приемый: Егоже моли, Богослове, и належащую мглу языков разгнати, прося нам мира и велия милости.

Кондак, глас 2:
Величия твоя, девственниче, кто повесть; точиши бо чудеса, и изливаеши исцеления, и молишися о душах наших, яко богослов и друг Христов.

АКАФИСТ http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=29&p=3#p7228
_______________________________________________
1 Родиной Иоанна Богослова была Вифсаида. Родители его были люди благочестивые, жившие ожиданием Мессии. Еще в отрочестве они обучили Иоанна закону Моисееву. Из детства же святой Иоанн был помощником отцу своему и в его трудах по рыболовству и торговле. Товарищами и единомышленниками Иоанна были жители той же Вифсаиды, св. братья Петр и Андрей, впоследствии также св. Апостолы. Когда вышел на проповедь святой Иоанн Креститель, все сии благочестивые юноши охотно сделались его учениками, хотя не оставляли еще ни своего дома, ни своих занятий. Всё это они оставили лишь тогда, когда Господь сделал их Своими учениками.
2 По сказанию блж. Иеронима Иоанн был совсем еще юношей, когда Господь призвал его в число Своих учеников. Благочестивые родители не препятствовали Иоанну, как и брату его Иакову, сделаться учениками Божественного Учителя.
3 Название "Воанергес" (сын громов), кроме сего, указывало и на некоторые особенности характера св. Апостола. Будучи чистым, добрым, незлобивым и доверчивым, он в то же время был полон сильной ревности о славе Божией. Он полюбил Господа со всею силою своего невинного сердца. Оттого и Господь более всех других учеников Своих любил Иоанна. Уже через год после своего призвания Иоанн избран был Господом из множества учеников Его в число 12 Апостолов.
4 В 50-м году по Р.Х., т.е. через два года после Успения Богородицы, святой Иоанн всё еще пребывал в Иерусалиме, так как известно, что он присутствовал на происходившем в сем году соборе апостольском в Иерусалиме. Только после 58 года по Р.Х. святой Иоанн избрал себе местом для благовестия страны Малоазийской, где до него проповедовал св. Апостол Павел.
5 Приморский город в Сирии.
6 Первые начала веры христианской положены были в нем учениками Иоанна Крестителя; уже Апостол Петр нашел здесь христиан, но главным образом Евангелие проповедано здесь Апостолом Павлом; потом ученик его Тимофей был здесь епископом; наконец Ефес был местопребыванием Апостола Иоанна было то, что в Ефесе сохранялось чистое Евангельское учение, так что Церковь Ефесская, по словам святого Иринея, была истинною свидетельницею апостольского предания.
7 Эскулап - сын Аполлона, сказочный врач, после смерти ставший, по мнению язычников, богом врачевства, изображался с посохом, обвитым змеею.
8 Предание рассказывает, что однажды Иоанн, вместе с учеником своим Прохором, уединился из города в пустынную пещеру, где и провел 10 дней вместе с Прохором, а другие 10 дней один. В сии последние 10 дней он ничего не ел, а только молился Богу, прося Его открыть, что ему надо делать. И был голос к Иоанну свыше: "Иоанн, Иоанн!" Иоанн отвечал: "Что повелеваешь, Господи?" И говорил голос свыше: "Потерпи еще 10 дней, и будет тебе откровение многого великого". Иоанн провел там еще 10 дней без пищи. И совершилось тогда дивное: ангелы от Бога сошли к нему и возвестили ему много неизреченного. И когда Прохор возвратился к нему, он послал его за чернилами и хартиею и потом два дня говорил Прохору о бывших ему откровениях, а тот записывал их.
9 Климент Александрийский - один из знаменитейших христианских ученых первых веков христианства, скончался около 217 года.
10 Последние годы своей жизни Иоанн проводил суровую жизнь аскета: питался лишь хлебом и водой, не стриг своих волос и одевался в простые полотняные одежды. От старости он не имел уже сил проповедовать Слово Божие даже и в окрестностях Ефеса. Теперь он только поучал епископов Церкви и воодушевлял их неустанно учить народ слову Евангельскому, а особенно помнить и проповедовать первую и главную Евангельскую заповедь, заповедь любви. Когда, рассказывает блаженный Иероним, святой Апостол дошел до такой немощи, что ученики его с трудом лишь приносили его в церковь, и он не мог уже произносить продолжительных поучений, то он ограничивал свои беседы непрестанным повторением такого наставления: "Детки, любите друг друга!" А когда однажды ученики спросили его, зачем он непрестанно повторяет им это, Иоанн ответил следующими достойными его словами: "Сия есть заповедь Господня, и если ее соблюдете, то и довольно". На закате дней своих святой Апостол пользовался особенною любовью всего христианского мира. Он был в то время единственным Апостолом - самовидцем Господа, так как все другие Апостолы уже скончались. Весь мир христианский знал о том, что святой Иоанн был любимейшим учеником Господа. Посему многие искали случая видеть Апостола и считали за честь и счастье коснуться его риз. Кроме великих трудов по распространению христианской веры среди язычников, св. апостол Иоанн послужил Церкви Христовой еще и трудами письменными. Он написал св. Евангелие, три послания и Апокалипсис, или книгу откровений.
Евангелие написано Иоанном уже в глубокой старости, в самом конце I века по Р.Х. Епископы Ефеса и всей вообще Малой Азии, опасаясь умножившихся в то время лжеучений о Лице Господа нашего, Иисуса Христа, и предвидя скорую кончину св. Апостола, просили его дать им свое Евангелие "новое, сравнительно с тремя уже имевшимися). Это Евангелие они желали иметь у себя руководством в борьбе с еретиками, отвергавшими Божество Христа. Иоанн удовлетворил просьбу епископов и дал им написанное им по внушению Духа Святого Евангелие, отличное от Евангелий Матфея, Марка и Луки. В своем Евангелии св. Иоанн говорит главным образом о том, о чем нет речи у тех евангелистов. Он дополняет их, опуская то, что передано у них, и рассказывая о том, что у них опущено. Все события земной жизни Спасителя, о которых упоминает Иоанн, переданы у него с самою обстоятельною точностью. За свое Евангелие св. Иоанн получил название Богослова, т.е. такого повествователя, который в своем Евангелии излагает главным образом не события земной жизни Господа, а возвышенные и глубокомысленные речи о Боге, Боге-Слове, т.е. Сыне Божием, и беседы Спасителя о духовном возрождении в Духе Святом (глава 3), о живительной влаге (вода живая), удовлетворяющей духовную жажду людей (глава 4), о жизненном хлебе, питающем душу человека (глава 6), о таинственной дороге, ведущей к истине, о двери, чрез которую мы входим и выходим (глава 10), о свете и теплоте и т.п. Под всеми этими именами святой Иоанн всегда разумеет Самого Господа Иисуса Христа, так как только Он один действительно есть вода живая, хлеб духовный, свет, дверь нашего спасения, истина, правда, Бог. Он - наш Спаситель, от века сущий с Богом, в Боге, и Сам будучи Бог. А Бог - это есть Высочайшая Любовь, так возлюбившая мир, что Она и Сына Своего не пощадила, но послала в мир на страдания для искупления людей и спасения их от греха, проклятия и смерти. За такое возвышенное содержание Евангелия Иоанна оно названо Евангелием "духовным), а святой Иоанн Богослов изображается на иконах с орлом: подобно тому как орел высоко парит в небесах, так Иоанн в своем Евангелии поднимается до самых высоких религиозных истин. "Реки богословия из честных твоих уст истекаша, Апостоле", – воспевает св. Церковь в своих песнопениях св. Иоанну; там же она называет его богодвижимою цевницею небесных пений, тайнописцем, богосказанными устами, самовидцем неизреченных таин, таинником неизреченного, на высоту богословия взошедшим и т.п. Такие же мысли раскрывает св. Иоанн и в трех своих посланиях. Все эти послания написаны им в городе Ефесе. В них он также опровергает лжеучения еретиков, защищает достоинство Иисуса Христа, как Спасителя мира, действительность Его воплощения и истинность Его учения, а также убеждает верующих быть христианами не по имени только, но и на самом деле. Так как в то время появились еретики, которые отвергали явление Христа во плоти, то апостол Иоанн предостерегает верующих от такого лжеучения и говорит, что только "Всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога" (1Ин. 4:2). Затем и в посланиях своих он повторяет, что "Бог есть любовь" (1Ин. 4:16), а потому и люди должны любить Бога. Только "пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем" (Ин. 4:16). Но что такое любовь к Богу? - "любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его" (2Ин. 1:6). А заповеди Господа сводятся к заповеди любви (1Ин. 4:7-8). Любить же нужно не "словом или языком, но делом и истиною" (1Ин. 3:18). "Кто говорит: "я познал Его" (т.е. Бога), но заповедей его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины" (1 Ин 2:4), как нет истины и в том, кто "говорит "я люблю Бога ", А брата своего ненавидит" (1Ин. 4:20). "Любящий бога любит и брата своего" (1Ин. 4:21). Апокалипсис, или книга откровений, изображает будущую судьбу Церкви Христовой, борьбу Христа с антихристом в поражении антихриста. Будущие судьбы Церкви Христовой изображены здесь наиболее полно, чем где бы то ни было в другой книге Св. Писания.
11 В память сего чудесного события установлено ежегодное празднование св. Ап. Иоанну 8 мая.

Собор новомучеников в Бутове пострадавших.
http://s49.radikal.ru/i124/1004/27/e28c19b88555.jpg

на Бутовском полигоне по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла происходит ежегодно традиционное Патриаршее богослужение - Литургия под открытым небом, посвященная празднованию Собора Бутовских святых, отмечаемая ежегодно в 4-ю субботу по Пасхе.

В начале 90-х годов у южной окраины Москвы в районе ст. Бутово был обнаружен бывший стрелковый полигон НКВД-КГБ, где в 30-40-хх годах XX столетия производились массовые расстрелы и захоронения жертв политических репрессий. Только в период с августа 1937 г. по октябрь 1938 г. здесь было расстреляно 20 765 человек. Общее же число пострадавших и захороненных на этом месте неизвестно, но по некоторым оценкам оно значительно превосходит указанную цифру. Среди расстрелянных преобладают жители Москвы и Московской области, но вместе с ними пострадали жители и уроженцы других областей нашей страны и иностранцы. Это простые рабочие и крестьяне, военные и интеллигенция, известные государственные и общественные деятели, священнослужители. Можно назвать имена: Ф.А.Головина, председателя второй Государственной думы; Н.Н.Данилевского, одного из первых русских летчиков; В.А.Комаровского, искусствоведа, художника и иконописца; художников Александра Древина, Романа Семашкевича, Владимира Тимирева и других.

К настоящему времени установлены имена около 1000 священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви, пострадавших в Бутово за свои религиозные убеждения. 320 из них причислены к лику святых. Это поставило Бутово в исключительное положение, так как на территории России нет больше мест, где почивали бы останки такого количества прославленных святых. Сонм Бутовских мучеников возглавляет священномученик Серафим (Чичагов), митрополит Петроградский – воин и писатель, медик и живописец, монах и композитор.

В 1995 г. территория захоронения площадью около 6 га была передана Русской Православной Церкви, и трудами общины, созданной из родственников пострадавших, здесь был построен небольшой деревянный храм и начато благоустройство захоронения. С этого времени большинство начинаний и мероприятий на полигоне происходят по инициативе и активном участии общины храма. В последние годы это место становится все более и более посещаемым. Сюда приходят родственники пострадавших, как в этом месте, так и в иных местах, а также те, кому дорога память о многочисленных невинных жертвах минувшего лихолетья.

Усилиями очень небольшой группы людей, допущенных к архивным делам, удалось восстановить историю этого места. Люди эти поразительные. Две женщины, работавшие с документами, и несколько человек из числа родственников пострадавших. Ксения Федоровна Любимова составила картотеку расстрелянных и захороненных на Бутовском полигоне. В настоящее время обработаны еще не все материалы. Создание картотеки потребовало времени, терпения, просто физических сил. Надо сказать, что память у женщин, работающих со следственными делами, необыкновенная. При нас произошел, например, следующий эпизод: приехавшая в Бутово впервые москвичка, ничего до этого момента не знавшая о судьбе своего родственника и только предполагавшая, что он может оказаться здесь, робко назвала фамилию и дату ареста, а в ответ услышала твердо произнесенные имя, отчество и подтверждение: «Да, он – наш».   

Пласт за плаcтом, понемногу открывалось, что представлял собой охраняемый объект «военного назначения». Бывшее имение купцов-промышленников Зиминых, с некогда ухоженным парком и конным заводом, после революции добровольно переданное владельцем новой власти, в 20-е годы было превращено в сельскохозяйственную колонию ОГПУ. А в начале марта 1934-го в Бутово привезли на подводах заключенных из бывшей Екатерининской пустыни, где с 1931 года была устроена тюрьма. Появилась ограда из колючей проволоки. Кое-где были расставлены часовые… И началась стрельба, не прекращавшаяся иногда по нескольку часов подряд. Поначалу дачники не придали ей значения: полигон – это полигон. Подозрения появились тогда, когда поздно возвращавшиеся домой жители стали время от времени видеть черные «воронки», наглухо закрытые фургоны. Иногда по несколько машин одновременно. Случалось, слышали и отдаленные крики. Но время было такое, что боялись даже делиться своими предположениями друг с другом.

Теперь уже известно, что бывшая спецзона НКВД-КГБ в Бутово является крупнейшим в Москве местом массовых захоронений жертв политических репрессий. Среди расстрелянных – великое множество священников, среди которых 6 архипастырей, монашествующие, верующие из числа мирян, люди, служившие при храмах. За несколько лет решениями Архиерейского Собора Русской Православной Церкви и Синода 230 из них прославлены в лике святых.

Пик расстрелов пришелся на время «ежовщины». За год, с июля 1937 – по август 1938 года, на полигоне было расстреляно 20765 человек. Из них около 1000, по материалам следственных дел, пострадали именно за верность Церкви, за веру.

Но, видимо, и в смерти надо было знать беду. Ведь и Господь был распят среди разбойников. Здесь, безымянных могилах-рвах бок о бок, один на другом, лежат останки святых и гонителей веры, жертв и их мучителей. Трудно писать об этом: расстрельные «бригады» выполняли задание «под водку»: настолько жуткой была эта работа. И в задачи некоторых «бригад», как говорят, входила «ликвидация» предыдущих. Таким образом, скрывалось место расстрела людей значительных, отмеченных чем-то, так, чтобы и «концы в воду».

Когда несколько лет назад нынешний настоятель храма в честь новомучеников Бутовских, о. Кирилл Каледа, внук священномученика Владимира Амбарцумова, предпринял попытку вскрыть небольшой фрагмент расстрельного рва, при соблюдении всех мер предосторожности, с приглашением опытных специалистов-антропологов, – тогда была еще робкая надежда обрести мощи – стало ясно, что это невозможно. На квадрате 10 метров было обнаружено около 150 останков тел. Люди лежат в пять слоев. А это значит, что убитые и раненные падали на мертвых.   

При помощи аэрофотосъемки удалось восстановить топографию рвов: их больше десятка. Огромные 60– 70-ти–метровые траншеи шириной в 4- 5 метров , «П»-образной, «Г»образной формы. В них погребены люди 60 национальностей, самых разных общественно-политических взглядов, разного культурного уровня. Бутово стало одним из самых ужасных следствий апостасии 20–30-х годов и одновременно – одним из самых значительных символов верности Христу.
С 2000 года каждую весну Бутовский полигон посещает Патриарх Алексей и совершает под открытым небом торжественное богослужение памяти убиенных. Его Святейшеству сослужит сонм духовенства Москвы и Московской области (более 200 священнослужителей). На богослужении присутствуют несколько тысяч молящихся. Представляется, что Бутово может стать местом памяти не только пострадавших здесь, но и погибших в иных местах. Оно расположено около Москвы и его реально посетить, но вне города, вне городской суеты. В текущем году правительствами Москвы и Московской области планируется провести благоустроительные работы на территории захоронения, главной целью которых является оформление погребальных рвов в виде могильных холмов.

15 мая 2004 г. Патриарх Алексий заложил на Бутовском полигоне соборный каменный храм в честь святых новомучеников и исповедников российских. За прошедший год завершен основной этап капитального строительства храма, и 28 мая 2005 г. Его Святейшество освятил Крест, который был установлен на главном куполе храма.

Малое освящение храма было совершено 11 декабря 2006 года и совпало с днем памяти новомученика митрополита Серафима (Чичагова), расстрелянного в 1937 году на Бутовском полигоне.

Община храма святых новомучеников и исповедников российских в Бутове обращается ко всем, кому дорога память о наших невинно пострадавших соотечественниках, оказать помощь в святом деле в благоукрашение храма-памятника.
Проведение богослужения под открытым небом в день празднования Собора Новомучеников, в Бутове пострадавших, возглавляемое Его Святейшеством и в котором участвует сонм духовенства и множество верующих Москвы и Московской области, уже стало традицией.

     А история возникновения этой традиции следующая.
В 1999 году шла активная подготовка к празднованию 2000-летия христианства. И как дар к этому юбилею, Русская Православная Церковь готовила прославление Собора Новомучеников и Исповедников Российских, которое должно было состоятся на Юбилейном Соборе в августе 2000 года. Еще не были точно определены конкретные имена и количество новых святых, но то, что их будет множество, было ясно.
    11 декабря 1999 г. в Бутове совершалось празднование памяти сщмч. Серафима , Митрополита Петроградского (Чичагова), и несколько священнослужителей, принявших в этом участие, выразили пожелание перед прославлением Собора новомучеников совершить торжественное богослужение в память священнослужителей и мирян, пострадавших за Веру Христову в Бутове, с приглашением на него всех желающих. В связи с небольшими размерами бутовского храма, было высказано предложение совершить этого богослужение под открытым небом. Такой опыт уже был, так как первая Божественная Литургия на Бутовском полигоне была совершена летом 1995 года в походном храме Всех святых в земле Российской просиявших.
При обсуждении наиболее удобного для всех времени проведения предполагаемого богослужения, были высказаны следующие доводы. Его необходимо провести после того как стает снег и просохнет земля, но до начала периода летних отпусков. Чтобы на нем могло присутствовать большее количество верующих, оно должно быть совершено в выходные дни, а для того, чтобы дать возможность участвовать в нем духовенству, оно должно быть совершено не в воскресный и не в праздничный день. Исходя из этого остановились, что удобнее всего одна из весенних суббот, тем более, что в субботние дни по уставу положено особое поминовение усопших. Было решено обратиться к Святейшему Патриарху за благословением на совершение такого богослужения в одну из Пасхальных суббот.

Его Святейшество не только благословил совершение этого богослужения, но и откликнулся на просьбу возглавить его. Первое богослужение было назначено на 27 мая, 4-ю субботу по Пасхе. Святейший Патриарх Алексий благословил духовенство и верующих г. Москвы участвовать в богослужении в Бутове, и пригласил на него Митрополита Ювеналия с духовенством и верующими Московской области.
27 мая 2000 г. на Бутовском полигоне, как огромном естественном антиминсе, Святейший Патриарх Алексий совершил Божественную Литургию, на которой поминались "все на месте сем и в иных местах в годину лютых гонений за веру Христову пострадавшие". Его Святейшеству сослужило 8 архиереев и около 240 священнослужителей из Москвы и Московской области. По некоторым оценкам на богослужении присутствовало 4 тысячи человек. Пению хора вторило пение птиц.
После завершения службы священнослужители принимавшие в ней участие высказали предложение о совершении подобных богослужений ежегодно.

    Юбилейным Собором 2000 года в числе великого множества новопрославленных святых были прославлены 129 новомучеников в Бутове убиенных.В начале 2001 г. по благословению Святейшего Патриарха Алексия в субботу 4-ой недели по Пасхе было установлено празднование Собора Новомучеников, в Бутове пострадавших, и в последующие два года в этот день в Бутове совершались праздничные богослужения, возглавляемые Его Святейшеством.
    На богослужении 12 мая 2001 г., проходившем под проливным дождем, Патриарху Алексию сослужил глава Элладской Церкви, Архиепископ Афинский и всея Эллады Христодул, а также 15 архиереев Русской и Элладской Поместных Церквей и около 360 священнослужителей из Москвы и Московской области; молящихся присутствовало 3 тысячи человек. В богослужении 1 июня 2002 г. приняло участие 12 архиереев и 200 священнослужителей, в том числе делегация военных каппеланов Польской Православной Церкви.
По числу принимающих участие в богослужении священнослужителей службы в Бутове одни из самых многочисленных среди богослужений, регулярно проводимых в Русской Православной Церкви, и это соответствует тому месту, которое занимает святая Бутовская земля на духовном небосводе России.
К настоящему времени Полнотой Русской Православной Церкви прославлено 320 новомучеников , в Бутове убиенных. По числу прославленных святых, чьи останки почивают в одном месте, в России нет больше мест, подобных Бутову. Даже Собор Киево-Печерских святых включает имена менее 150 святых.

http://www.pravmir.ru/sobor-novomucheni … radavshix/
http://www.st-nikolas.orthodoxy.ru/newm … utovo.html

0

52

.......................продолжение от 21 мая

Прп. Арсения Великого (449-450).
http://s005.radikal.ru/i210/1005/93/a0fccae65bf9.jpg

Преподобный Арсений родился в Риме от благочестивых родителей - христиан, которые воспитали его в страхе Божием и обучили его наукам. Арсений был мужем не только добродетельным, но и весьма мудрым: он изучил сочинения всех риторов и философов и хорошо знал как греческий, так и латинский языки. Однако он оставил суетную жизнь мирскую и пренебрег эллинским любомудрием; он вступил в сонм клириков, посвятив себя на служение Богу, так как искал премудрости истинной, восхваляемой святым апостолом Иаковом, той премудрости, которая "чиста, мирна, скромна", послушлива, преисполнена "милости и добрых плодов" (Иак.3:17). Арсений, приняв на себя сан диакона великой римской церкви, проводил жизнь целомудренную, стараясь соделать из себя достойное жилище святого и всеосвящающего Духа.

В это время восточною частью Римской империи управлял Феодосий Великий1, а западною - Грациан2. Феодосий, имея двух сыновей - Аркадия и Гонория, искал для них такого учителя, который бы научил их не только человеческой, но и божественной мудрости; Феодосий хотел, чтобы дети его были обучены не только философии и другим эллинским наукам, но и добродетельной богоугодной жизни христианской. С этою целью Феодосий приказал искать по всей империи своей такого человека, однако найти не мог, потому что посланные его находили много умных и ученых людей, проводивших жизнь не богоугодную, и, наоборот, встречали людей жизни благочестивой, но совершенно не обученных светским наукам. Поэтому Феодосий вынужден был написать к западному императору Грациану о том, что ему для обучения детей нужен такой именно человек, как сказано выше. Грациан же, посоветовавшись об этом с папою Дамасом3, сказал ему: "Стыдно будет царству нашему, если мы не найдем в нем человека добродетельного и мудрого, какого просит император Феодосий. Нам нужно найти такого человека, который мог бы сыновей его и философии научить, и наставить страху Божию не только словом, но и примером своей добродетельной жизни".

Тщательно поискав по всему Риму, они не нашли более премудрого и более добродетельного мужа, как Арсения диакона, проводившего жизнь добродетельную и превосходившего многих своими подвигами и уже не юного возрастом. Призвав его к себе, они передали ему желание царя восточного и приказали Арсению идти к нему. Но Арсений всячески отговаривался, говоря, что он уже давно оставил все мирские науки, так как решил посвятить себя на служение Богу в звании клирика; Арсений говорил, что он уже давно забыл все речи риторов, так как решил посвятить все силы свои на служение Церкви и алтарю.

Однако чем более Арсений отговаривался, тем более император с папой увещевали его исполнить их просьбу, так как они просили его о деле, полезном всему христианскому миру и Церкви Божией. Они говорили ему, что он должен научить детей царских не только книжной мудрости, но и христианскому благочестию, дабы они не верили в языческие басни, а защищали бы и распространяли веру христианскую.

Тогда Арсений против своей воли повиновался приказанию императора и папы. Они отправили его в Константинополь к императору Феодосию с великою честью.

Когда преподобный прибыл в Константинополь, то был принят здесь императором Феодосием очень милостиво: увидев его, Феодосий даже по внешнему виду признал в нем человека Божия, преисполненного мудрости и боговедения, и весьма обрадовался его прибытию. Воздав благодарение Богу, Феодосий привел к Арсению детей своих, Аркадия и Гонория, и вручил их ему, сказав:

- Теперь ты будешь им более отцом нежели я, потому что труднее воспитать их, чем родить. Я поручаю их тебе и твоему благоразумию; воспитай их так, как я прошу тебя; приучи их к добродетели и обучи их премудрости; как отец их духовный, позаботься о том, чтобы они избегали разных юношеских соблазнов. За все это ты получишь награду от Бога. Честный Арсений! О, если бы ты возрастил их в благочестии и добродетельной жизни! Как бы я радовался сему и как бы благодарил за это Бога! Все это я говорю тебе при сыновьях моих, дабы они все это сами слышали и видели. Не взирай на то, что они царские сыновья; воспитывай их в послушании и повиновении себе, потому что я хочу, чтобы они повиновались тебе во всем, как своему отцу и учителю, и слушались бы тебя, как твои чада и ученики.

Вручив детей своих Арсению, Феодосий приказал построить им училище около дворца, чтобы ему самому было удобно приходить к ним и наблюдать за их обучением и жизнью; блаженному же Арсению император оказал большие почести: дал ему место среди своих советников и приказал называть его не только отцом детей его, но и отцом своим, так что Арсения все называли "отец государя и детей его". Есть еще известие о том, что блаженный Арсений был восприемником при святом крещении сыновей царских, Аркадия и Гонория, так как тот и другой были крещены не в младенческом, а в юношеском возрасте.

Взяв под свое руководство детей царских, Арсений ревностно заботился об их воспитании и обучении; он изучал с ними греческие и латинские книги и вместе с тем наставлял их к благочестивой жизни, изъясняя им священное Писание; в особенности Арсений поучал их тому, как должны будут они вести себя тогда, когда Господь благоволит дать им управление государством; он говорил им, что они должны украшать себя не столько венцом царским, сколько добрыми делами благочестия; - хотя царствовали и нечестивые, беззаконные люди, каковы были все языческие императоры, но цари христианские должны быть людьми добродетельными, должны и Богу угождать, и людям делать добро, если хотят, чтобы память о них переходила из поколения в поколение.

Так поучая Аркадия и Гонория, Арсений оказывал им всякое почтение, как сыновьям царя; поэтому он обыкновенно предлагал им садиться на престолах, сам же беседовал с ними стоя.

Случилось однажды, что Феодосий пришел к ним неожиданно во время обучения. Увидя, что сыновья его сидели, а учитель их, Арсений, стоял пред ними, Феодосий весьма опечалился и сказал Арсению:

- Разве я так приказал? Не сказал ли я тебе, чтобы ты считал сыновей моих учениками и чадами своими, и не обращал бы внимания на то, что они царские дети?

Блаженный же Арсений со смирением ответствовал Феодосию так:

- Царь! Каждой вещи приличествует свое дело: юность требует учения, чести же царской приличествует почитание.

От этих слов царь оскорбился еще более и сказал:

- Значит ты считаешь их царями?

Сказав это, Феодосий снял с сыновей своих знаки царского достоинства и насильно посадил Арсения на престол, сыновей же своих заставил стоять пред ним и сказал:

- Если они научатся бояться Бога и будут хранить заповеди Его и угождать Ему добродетельною жизнью, то Царь Небесный поставит их царями на земле, если они будут достойны этого; но если они будут людьми дурными и недостойными царского престола, то лучше им и не царствовать вовсе. Я молю Бога о том, чтобы Он лучше взял их из сей жизни в их юношеские годы, чем позволил бы им вырасти во зле, на погибель как своей собственной души, так и прочих душ человеческих.

Сказав так, царь ушел.

Арсений в мыслях своих одобрял царя и с тех пор поступал согласно его приказанию: поучал сыновей царских сидя, в то время как они стояли перед ним.

Но чем большая слава окружала Арсения, тем больше он скорбел духом, потому что сердце его не лежало ни к славе, ни к богатству, ни к суетной мирской похвале; в глубине души он сильно желал послужить Богу в смиренной жизни иноческой, в безмолвии и нищете; поэтому Арсений начал усердно молиться ко Господу, прося освободить его от пребывания в царских палатах и сподобить его пустынной иноческой жизни.

Случилось однажды, что Арсений как-то заметил за Аркадием некоторый проступок. Рассердившись на него, Арсений побил его розгами и притом настолько сильно, что Аркадий помнил это наказание до самой смерти своей, так как следы розог остались на теле Аркадия. Все это произошло по промышлению Божию, дабы через это освободить Арсения от сей мирской жизни и дать ему возможность проводить пустынное иноческое житье, которого так жаждал преподобный. Аркадий, затаив в сердце гнев на учителя своего и придя в совершенный возраст, стал думать, как бы ему убить Арсения. Он открыл намерение свое одному доверенному советнику и упрашивал его убить Арсения каким ему угодно способом. Но тот, боясь Бога и императора Феодосия и не желая делать столь дурного поступка, тем более, что уважал Арсения за многие его добродетели, тайно, наедине, передал ему замысел Аркадия и советовал преподобному поберечь свою жизнь. Арсений же, преисполнившись скорби и страха, начал снова со слезами молиться к Богу, чтобы Он направил его на путь спасительный.

Ночью, во время молитвы, Арсений услышал свыше голос, говоривший: "Арсений! Беги от людей, и ты спасешься".

Услышав это, Арсений оделся в худые одежды и, выйдя тайно из дворца царского, пришел на берег морской; здесь, по Божию промышлению, он нашел корабль, отправлявшийся в Александрию4. Он сел на него и отправился в путь, возложив все упование свое на Бога. Когда корабль прибыл в Александрию, тотчас Арсений отправился в скит подвижников5. Придя в церковь, он начал слезно упрашивать пресвитеров посвятить его в монашество и наставить его на путь спасения. Эти же последние, видя, что с ними говорит муж честный и благоговейный, спросили его:

- Кто ты и откуда ты пришел?

Он же отвечал им:

- Я странник и человек я убогий.

Пресвитеры, посоветовавшись между собою о том, кому бы можно было отдать пришельца для наставления иноческому житию, решили отдать его авве Иоанну Колову6, о чем и известили его. Старец же Иоанн, помолившись Богу, сказал: "Да будет воля Господня!"

Между тем Иоанн велел приготовить трапезу для братии, так как был десятый час дня. Братия сели за стол, но Арсений стоял, потому что никто не приглашал его садиться. Братия начали вкушать пишу, но Арсений не ел ничего и все время стоял, опустив голову вниз, как бы предстоя пред Богом и Его святыми ангелами. Старец же Иоанн взял один из сухарей, предложенных для трапезы, и бросил Арсению, сказав:

- Ешь, если хочешь.

Это сделал Иоанн для того, чтобы испытать смирение пришельца и узнать, пришел ли он сюда действительно для того, чтобы отречься от мира.

Между тем Арсений думал про себя так: "Этот старец - ангел Божий и прозорливец, потому что он знает, что я хуже пса; поэтому и сухарь бросил он мне как псу; по той же причине я должен и съесть его, как пес".

И наклонившись до земли, он пошел на четвереньках, как четвероногое животное, к сухарю, взял его прямо ртом, затем отошел с ним в угол и там съел его лежа на земле.

Блаженный Иоанн, видя такое смирение святого Арсения, сказал пресвитерам:

- Он будет великим подвижником.

Иоанн весьма возлюбил Арсения за его смирение и вскоре облек его в чин иноческий, затем, обучив его житию подвижническому, дал ему келью неподалеку от себя, как иноку, уже твердому и опытному в добродетели.

Между тем император Феодосий начал разыскивать Арсения, вскоре же после того как он ушел из дворца. Феодосий очень сожалел об Арсении и потому велел искать его в разных городах. Однако никак не мог найти его, так как Господь скрывал местопребывание угодника Своего до того времени, когда Ему благоугодно будет явить его миру на пользу многим.

Арсений же, живя в келии, указанной ему старцем, подвизался в посте, молитве и трудах иноческих и так преуспел во всех добродетелях, что превзошел многих старцев своими подвигами. Однажды, когда он молился, сказал:

- Господи, научи меня спастись!

В ответ на это был голос с неба, говоривший:

- Арсений! Скрывайся от людей и пребывай в молчании; это корень добродетели.

Внимая этому голосу, Арсений ушел из того места вглубь пустыни и построил здесь для себя небольшую келью; в этой келии он всегда пребывал один, всемирно стараясь соблюдать молчание. Он избегал всяких бесед и постоянно устремлял ум свой к небу; пребывая на земле телом, он духом возлетал к горним силам. Каждый воскресный и праздничный день он приходил в церковь. По окончании богослужения, тотчас возвращался молча в свою келью; при этом он никогда не вступал ни с кем в разговор; лишь только изредка, будучи спрошен, отвечал на вопрос насколько возможно кратко и затем устремлялся к своему безмолвному жилищу. Все подвижники, обитавшие в скитской пустыне, весьма удивлялись добродетельной жизни преподобного Арсения. Один раз авва Марк спросил его:

- Для чего ты, честный отец, удаляешься от нас?

Арсений же отвечал ему:

- Знает Бог, как я люблю вас; но я не могу пребывать одновременно и с Богом, и с людьми, потому что на небе, хотя и очень много вышних сил, - тысячи тысячей или десятков тысяч, - но все они имеют одну волю и потому единодушно славят Бога; но на земле много воль человеческих, и у каждого человека свои мысли; каждый из нас имеет различные намерения и мысли, и потому я не могу, оставив Бога, жить с людьми.

Стремясь как можно ближе стать к Богу, Арсений всячески удалялся людей, так что даже не желал, чтобы кто-либо его видел или знал о нем; но подобно светильнику он не мог укрыться под спудом; молва о его подвигах проходила всюду и дошла до Царьграда.

После смерти благочестивого царя Феодосия Великого, воцарился сын его Аркадий7. Узнав о местопребывании и образе жизни преподобного Арсения, Аркадий написал ему послание, в котором со смирением просил у него прощения в грехах своей юности, а также просил помолиться Богу за него и за брата его Гонория, управлявшего западною половиною Римской империи8, дабы царствование их было благословенно Богом. Кроме того Аркадий давал Арсению право пользоваться всею данью, которая собиралась с Египта, и раздавать ее церквам, монастырям и всем нуждающимся, по своему усмотрению. Преподобный Арсений не пожелал письменно ответить царю, но только сказал посланному:

- Скажи пославшим тебя: так говорит смиренный Арсений - Бог да простит грехи ваши и царствование ваше да благословит и да поможет вам исполнять святую волю Свою. Вы писали о дани; но Арсений в ней не нуждается, потому что он умер для мира; пусть никто не считает его более живым (т.е. живущим для мира).

С таким ответом пошел посланный к императору, преподобный же удалился в свою пустынную келию и пребывал в ней в молчании, постоянно беседуя с Богом в молитве, и лишь только иногда выходил из нее, поучая других иноческим добродетелям.

Однажды преподобный Арсений пришел на одно место, где росло очень много тростника. Он нашел здесь иноков, сидевших около тростника. Так как тростник шумел от ветра, то преподобный спросил иноков:

- Откуда происходит этот шум?

Иноки же отвечали ему:

- Это тростник шумит от ветра.

Тогда преподобный сказал им:

- Для чего же вы сидите здесь и слушаете шум тростника? Тот, кто действительно любит молчание, не должен слушать даже и пения птиц, которое может нарушить мир душевный; тем более может смутить сердце инока шум тростника.

Однажды к преподобному пришел архиепископ александрийский Феофил9 вместе с одним вельможей, желавшим побеседовать с преподобным и принять от него наставление. Преподобный же, помолчав немного, сказал им:

- Исполните ли вы то, что я скажу вам?

Они обещали исполнить все, что бы он ни сказал.

Тогда преподобный сказал:

- Не приходите никогда туда, где будет Арсений.

Пришедшие удивились ответу преподобного; однако послушались его и удалились.

Спустя некоторое время архиепископ пожелал снова видеть Арсения, поэтому послал спросить его: "Откроешь ли ты келию твою, когда к тебе придет архиепископ?"

Преподобный же отвечал посланному: "Если ты придешь, то открою; но если я открою келию тебе, тогда мне придется открывать ее для всех; но в таком случае мне придется удалиться из келии".

Услышав такой ответ, архиепископ не пошел к преподобному, так как боялся, как бы он не ушел из того места.

Случилось однажды, что один странствующий инок пришел к келии преподобного Арсения, так как хотел видеть его. Подойдя к двери, он постучал в нее. Арсений, думая, что это пришел его послушник, прислуживавший ему, тотчас же открыл дверь. Но, увидав постороннего человека, упал на землю, лицом вниз, для того, чтобы не видеть пришельца. Однако этот последний стал упрашивать преподобного подняться с земли. Арсений же не хотел вставать и сказал: "Я не встану до тех пор, пока ты не уйдешь отсюда".

И действительно, не поднимался с земли долгое время. Инок долго упрашивал преподобного; но, так как преподобный не соглашался исполнить его просьбу, то инок ушел оттуда.

В другой раз пришел еще один инок издалека в скит, также хотевший видеть преподобного, и начал упрашивать братию указать ему дорогу к келии Арсения. При этом он сказал братии:

- Я хочу побеседовать с отцом Арсением.

Но братия отвечали ему:

- Подожди, брат, до воскресенья, и ты увидишь его, когда он придет в церковь. Инок же тот сказал братии:

- Не буду есть до тех пор, пока не увижу преподобного.

Поэтому братия послали одного инока с новопришедшим и поручили ему указать дорогу к келии старца Арсения (следует заметить, что келия Арсения отстояла от скита на тридцать стадий)10.

Подойдя к келии, брат постучал в нее.

Старец открыл дверь и впустил в келию пришельцев; затем сел, опустив голову, и молчал. Сидели молча и пришедшие. Все молчали довольно продолжительное время. Наконец инок скитской обители сказал:

- Я пойду назад, потому что я должен исполнять свои обязанности при церкви.

И, поднявшись с места, он собрался идти.

Другой же брат, пришедший с ним, не имея дерзости остаться со старцем, сказал ему:

- И я пойду с тобою.

Затем, встав, он поклонился старцу и вышел из келии, не услыхав ни одного слова из уст преподобного.

После того странствующий инок начал упрашивать брата привести его к Моисею11, бывшему разбойником до пострижения в иночество. Брат согласился исполнить его просьбу и повел его к преподобному Моисею.

Когда они пришли к Моисею, то сей последний принял их с радостью, предложил им отдохнуть и подкрепиться пищею и, оказав им большую любовь, отпустил их от себя.

Дорогою скитский брат сказал пришельцу:

- Вот ты видал и отца Арсения, и отца Моисея. Кто из них лучше, по твоему мнению?

Брат отвечал на это:

- Лучший из них тот, кто принял нас с любовью.

Один инок, узнав об этом, стал молиться к Богу, говоря так: "Господи! Скажи мне, кто из них более совершен и заслуживает большей благодати Твоей: тот ли, кто скрывается от людей, ради Тебя, или тот, кто принимает всех также ради Тебя?"

Этот инок в ответ на молитву свою имел следующее видение: ему представились два корабля, плывшие по какой-то очень большой реке; в одном корабле находился преподобный Арсений, и Дух Божий управлял кораблем его, соблюдая его в великой тишине; в другом был преподобный Моисей; кораблем же его управляли ангелы Божие, влагавшие мед в уста Моисея.

Об этом видении инок тот рассказал другим, более опытным подвижникам, и все нашли, что более совершенен Арсений, пребывающий в молчании, нежели Моисей, принимающий странников, потому что с Арсением пребывал Сам Бог, с Моисеем же были только святые ангелы.

Всячески удаляясь лицезрения людей и бесед с ними вообще, Арсений особенно остерегался лицезрения женщин и разговоров с ними, что можно видеть из следующего случая.

Одна богатая боярыня, благочестивая, целомудренная и весьма богобоязненная, проводившая строгую жизнь, услыхав о преподобном Арсении, пожелала его видеть; с этою целью она пришла из Рима в Александрию к архиепископу и просила его уговорить Арсения принять ее, как странницу, и сподобить ее своего благословения за то, что она предприняла столь далекое путешествие. Архиепископ принял ее с большою честью, так как она происходила из одного знатного сенаторского рода, и всячески старался уговорить преподобного исполнить ее просьбу, но не имел никакого успеха, потому что старец не только не желал видеть ее, но даже не хотел и слышать о женщине.

Узнав об этом, боярыня приказала приготовиться слугам своим к путешествию, сказав:

- Я надеюсь на Бога, что Он сподобит меня увидать Арсения, потому что я пришла не для того, чтобы видеть простого человека (и в нашем городе много обыкновенных людей); нет, я хочу видеть пророка. Ради этого я и предприняла столь далекое путешествие.

Сказав это, она направилась в скитскую пустыню. Когда боярыня приблизилась к келии преподобного, случилось, по усмотрению Божию, что старец был вне келии; неожиданно подойдя к нему, она припала к ногам его. Он же, приказав ей встать, с гневом сказал ей, смотря ей прямо в лицо:

- Если ты хотела видеть мое лицо, - то вот оно - смотри.

Но она от стыда не могла и очей поднять на него. Тогда старец сказал ей:

- Если ты слышала о каких-либо добрых делах моих, то ты хорошо сделаешь, если будешь исполнять их. Налицо же мое тебе нечего смотреть. Для чего же ты предприняла столь далекий путь? Разве ты не знаешь, что ты женщина и что ты, поэтому, должна быть в доме своем и не выходить из него никуда? Неужели ты пришла сюда для того, чтобы, возвратившись в Рим, хвалиться перед другими женщинами в том, что ты видела Арсения? Если ты так сделаешь, то тогда все женщины городские пойдут ко мне.

Она же отвечала:

- Если Господь поможет мне возвратиться, то я никому не позволю идти к тебе, чтобы не препятствовать твоим подвигам. Но я прошу тебя - помолись за меня Богу и поминай меня в твоих молитвах.

Старец же сказал ей:

- Я буду молить Бога, чтобы Он изгладил из сердца моего память о тебе.

Услышав это, боярыня отошла от преподобного с весьма смущенным сердцем. Придя в город Александрию, она впала в еще большую печаль.

Архиепископу стало известно, что боярыня возвратилась от преподобного с великою печалью. Придя к ней, он спросил ее о причине ее скорби. Боярыня же отвечала ему:

- Лучше было бы для меня, если бы я вовсе не приходила сюда. Я просила старца поминать меня в молитвах своих, но он сказал мне: "Я буду молить Бога, чтобы Он изгладил из сердца моего память о тебе". По этой причине я и скорблю смертельно.

Тогда архиепископ сказал ей:

- Не печалься об этом, дочь моя, ибо старец сказал так не без причины: ведь ты женщина, а через женщин диавол делает много неприятностей святым мужам. Поэтому и старец сказал те слова, опасаясь искушения демонского; о душе же твоей он молится и будет всегда молиться.

Боярыня успокоилась после этих слов, перестала печалиться и с радостью отправилась в обратный путь.

Преподобный Арсений продолжал пребывать в безмолвии, все более и более углубляясь в богомыслии; он пылал столь сильною любовью к Богу, что постоянно был как бы в огне по причине своих пламенных молитв.

Один раз некий брат пришел из скита к келии старца за каким-то делом; подойдя к окну, он увидал старца стоявшим на молитве, причем старец был воспламенен молитвою, как огнем. Видя это, брат пришел в ужас. Так как он был достоин этого видения, то, постояв немного, постучал в дверь. Старец вышел из келии и, увидя брата, о чем-то ужасавшегося, спросил его:

- Давно ли ты здесь? Не видал ли ты чего особенного?

Но брат сказал:

- Я ничего не видал.

Затем, поговорив с ним по делу, старец отпустил его в скит.

Повествуют об этом дивном старце и то, что, когда жил во дворце царском, то никто не носил одежд лучших его; но когда он отрекся от мира, то ни у кого не было одежд худших, нежели у него.

Старец сей удержал одну привычку из своей царской жизни, именно: иногда он, садясь, полагал ногу на ногу, что могло показаться не совсем благопристойным. Некоторые братия видели это, однако никто из них не осмеливался сделать ему какое-либо замечание, потому что все весьма уважали его. Но только один старец, авва Пимен, сказал братии:

- Пойдите к авве Арсению и я сяду при нем так, как иногда садится он; тогда вы сделайте мне замечание, что я не хорошо сижу. Я стану просить у вас прощения; вместе с тем мы исправим и старца.

Они пошли и сделали так. Преподобный же Арсений, поняв, что так неприлично сидеть иноку, оставил свою привычку.

Блаженный Арсений был настолько смиренен, что даже выслушивал наставления от простых иноков. Так например, беседуя с одним старцем египтянином, он просил научить его, каким образом можно отгонять от себя греховные помышления. Об этом узнал другой брат, который и сказал потом Арсению:

- Для чего ты, честный отец, столь искусный в науках, знающий хорошо греческий и латинский языки, просишь совета у простеца о том, как отгонять от себя греховные мысли?

Преподобный же отвечал иноку тому:

- Я хорошо знаю светскую науку греков и римлян; но я не знаю даже азбуки того, что знает простец, касательно жизни добродетельной.

Это сказал преподобный для того, чтобы показать, что смиренье есть основание всех добродетелей, подобно тому как азбука есть основание всякой науки; тот, кто изучил бы всю мирскую мудрость, но не имел бы истинного смиренномудрия, - тот не может спастись.

Кроме смирения преподобный обладая еще даром умиления.

В продолжении всей своей жизни он всегда, когда занимался рукоделием, имел у себя на груди платок, так как слезы постоянно текли из очей его. Он был весьма бодр телом, как и духом; весь день он работал и всю ночь молился Богу, и только лишь изредка предавался сну. Когда очи его смежались и ему очень хотелось спать, он говорил сам себе: "Уходи, злой раб, и не оставайся со мною!"

И если после этого и предавался, сидя, слегка дремоте, то вскоре же, ободрившись, вставал и молился Богу. Он часто говаривал ученикам своим:

- Иноку должно предаваться сну лишь на один час.

Накануне каждого воскресного дня, он становился еще с вечера в субботу на молитву, подняв руки кверху; становился же он к солнцу спиною и так стоял до тех пор, пока солнце, на утро следующего дня, не начинало светить ему в лицо.

Блаженный старец всегда занимался рукоделием: именно плел корзины и рогожи из финиковых листьев, причем не менял воду, в которой мочил листья, в течении целого года; лишь изредка подливал воды понемногу. По причине этого некоторые из братии сказали ему:

- Почему ты, честный отец, не меняешь воду, в которой ты мочишь финиковые листья? Неужели ты не замечаешь, как смердит в келии твоей от той воды?

Преподобный же отвечал им:

- Вместо фимиама и благовонных мастей, которые я обонял, когда жил в мире, я должен теперь обонять смрад этот, чтобы в день Страшного суда Господь избавил меня от нестерпимого смрада геенского.

Иногда преподобного дерзали искушать бесы; прислуживавший же ему брат, приблизившись к келии его, слышал, как старец взывал в таких случаях к Богу: "Не оставь меня, Господи! Хотя я и не сотворил пред Тобою ничего благого, но помоги мне, по благодати Твоей, положить ныне начало благое!"

Случилось однажды преподобному Арсению сильно заболеть. Скитские иноки пришли к преподобному, взяли его и понесли в больницу при церкви, чтобы послужить ему. Они положили его на постели, хорошо убранной и с мягким возглавием. Преподобного пришел посетить один брат. Брат тот, увидав, что преподобный лежал на мягкой постели, соблазнился и сказал:

- Это ли отец Арсений! И неужели он лежит на мягкой постели?

Услышав это, один из пресвитеров подозвал к себе того брата и наедине спросил его:

- Брат, когда ты был в мире, какую обязанность ты исполнял и какова была твоя жизнь?

Он отвечал:

- Я был пастухом и во многих трудах и печалях проводил жизнь свою.

Потом пресвитер снова спросил его:

- А теперь ты как живешь?

Он отвечал:

- Теперь я живу в покое, имею все для нужд своих и не знаю никакой заботы и печали.

Тогда пресвитер сказал ему:

- Вот этот, кого ты видишь, отец Арсений, когда был в мире, то был отцом царей; ему предстояли тысячи слуг в светлых одеждах, в золотых поясах и гривнах12; постель его была весьма разукрашена и богатства его были бесчисленны; а ты раньше пас скот и был нищим; ты не имел в мире такого покоя, каким пользуешься сейчас; ты отдыхаешь от трудов мирских, а отец Арсений теперь трудится и страдает в нищете, после покоя и довольства в мире.

Брат тот, тронутый словами пресвитера, поклонился и попросил у него прощения, сказав:

- Действительно, честный отец, все было так, как ты сказал: я пришел сюда на покой от трудов, отец же Арсений пришел сюда на труд от покоя.

Получив наставление, полезное для души, брат тот отошел от пресвитера.

Случилось раз нашествие варваров на страну ту. Все иноки бежали из скита в города и селения; но преподобный не хотел уходить из пустыни в город, размышляя так: "Если Господь не сохранит меня, то мне незачем и жить на земле".

Варвары разграбили весь скит, но не могли найти преподобного Арсения, так как Сам Бог скрывал от них раба Своего. Однако, поразмыслив в себе, для того, чтобы не выслушивать похвалы от других отцов и не предаться тщеславию, преподобный пошел в тот же путь, по которому бежали и прочие отцы. Арсений много плакал об опустошении скита, говоря:

- Рим погубил мир13, иноки же погубили скит.

Когда варвары ушли из скита, иноки снова возвратились туда; восстановив скит, они стали снова жить на своих местах. С ними возвратился и преподобный Арсений в свою келию.

Однажды к преподобному принесли из Рима завещание одного боярина, сродника его, который предоставлял все свои многочисленные богатства в пользу преподобного, дабы он истратил их, как хотел сам. Преподобный же, взяв завещание, хотел его разорвать, но пришедший с завещанием просил его не разрывать документа, сказав:

- Прошу тебя, честный отец, не разрывай этого завещания, так как пославшие взыщут его с меня.

Преподобный же, возвратив ему завещание в целости, сказал:

- Я еще раньше его умер (для мира); для чего же он, недавно умерший, делает меня, мертвеца, наследником своих богатств?

И он возвратил посланного с завещанием к пославшим его.

Преподобный не всегда подвизался на одном и том же месте, но иногда переселялся из скитской пустыни в более уединенные и безмолвные места, удаляясь от приходящих для беседы людей, так как они нарушали покой его душевный. Так он подвизался некоторое время в Трогине, около Вавилона и напротив города Мемфиса, затем в Канопе, близ Александрии и в некоторых других пустынных местах; потом снова возвращался в скит, так что никто не знал его образа жизни.

Один раз, когда преподобный жил в нижних странах Египта, он восхотел оставить келию свою и идти в какое-либо другое место, по причине множества приходивших к нему людей, мешавших его безмолвному жительству. Ничего не взяв с собою, он отправился в путь, сказав двум ученикам своим Александру и Зоилу:

- Ты, Александр, останься здесь, а ты, Зоил, иди со мною к реке и поищи мне корабль, который отправляется в Александрию. Затем возвратись к брату твоему Александру.

Ученики его были весьма смущены этими словами; однако ни один из них не осмелился спросить старца: "Зачем ты от нас уходишь?"

Отплыв в Александрию, старец впал в тяжкую болезнь и проболел довольно продолжительное время. Александр же и Зоил, оставшиеся в келии старца, стали спрашивать друг друга: не оскорбил ли кто из них преподобного каким-либо непослушанием? Не находя вины за собою, они впали в большую печаль по старцу.

Когда преподобный выздоровел, то сказал сам себе: "Пойду теперь к ученикам своим".

И, поднявшись, пошел.

Случилось ему быть близ реки и встретиться здесь с толпой путников, шедших той дорогой; при этом одна женщина египтянка прикоснулась к одежде преподобного. Но он, оскорбившись, сделал ей замечание, что женщина не должна прикасаться к одежде монашеской. Женщина же та сказала ему:

- Если ты монах, то иди в гору пустынную.

Умилился старец от слов ее и часто говорил себе, повторяя слова той женщины: "Арсений! Если ты монах, то иди в горы и скитайся по пустыням".

Наконец, преподобный пришел на то место (называвшееся "Камень"), где жили его ученики. Александр и Зоил, встретив его, пали к ногам его и плакали от радости. Плакал и старец, обняв их. Затем ученики сказали старцу:

- Твое удаление отсюда, честный отец, повергло нас в большую печаль, потому что нам говорили некоторые иноки, что авва Арсении не ушел бы из своей келии, если бы ученики его не огорчили своим непослушанием.

Старец же сказал им:

- Чада! Я тоже подумал, что так скажут иноки относительно моего ухода отсюда; поэтому я и возвратился к вам. Теперь иноки могут про меня сказать: "Голубь, вылетевший из ковчега Ноева, не находя твердой почвы под ногами своими, возвратился к Ною в ковчег" (Ср. Быт.8:8-9).

Такими словами преподобного ученики утешились и с тех пор пребывали с ним неразлучно до самой кончины святого.

Однажды, когда преподобный находился в келии своей, ему было такое откровение от Бога. Ему послышался голос: "Выйди из келии твоей, и Я покажу тебе дела человеческие".

Старец, выйдя из келии, пришел как бы в некий восторг. Он увидел ангела Божия, который взял его за руку и повел в одно место; здесь он показал ему черного человека, рубившего дрова и наготовившего их очень много; затем человек тот хотел взять дрова, которые нарубил, на плечи и нести, но не мог этого сделать, потому что дров было слишком много. Однако, вместо того, чтобы несколько поубавить дров из вязанки, человек тот продолжал снова рубить дрова и снова пытался поднять их, но уже совершенно не мог; однако все более рубил дров и все более увеличивал ношу свою. Затем ангел Божий показал преподобному в другом месте человека, стоявшего около колодца и черпавшего воду в дырявый сосуд; вода вытекала из сосуда и снова возвращалась в колодезь, но человек, черпавший воду, продолжал понапрасну трудиться. Наконец, ангел показал преподобному новое видение: Арсений увидел церковь с раскрытыми дверями и двух всадников, имевших по бревну в руках; всадники эти хотели проехать сквозь церковные двери, но не могли, потому что бревна были поперек пути; один всадник мешал другому расположить бревно вдоль пути; вместо того, чтобы одному уступить дорогу другому, всадники пытались пройти сквозь дверь одновременно и потому все время суетились около двери и никак не могли войти в церковь.

После всего этого старец спросил ангела:

- Что знаменует видение это?

Ангел же сказал ему:

- Два человека, имеющие в руке по бревну - это образ мужей добродетельных, но гордых, не желающих смириться друг перед другом; они не войдут в царствие небесное, но останутся вне его, по причине своей гордости, которая погубит все добродетели их. Человек, черпавший воду и наливавший ее в дырявый сосуд, есть подобие человека, имеющего некоторые добрые дела, но не оставляющего и грехов; этот человек понапрасну трудится, потому что грехами своими губит ту награду, какую мог бы получить от Бога. Черный человек, рубивший дрова и прибавлявший себе все большее и большее бремя, - это подобие человека, предающегося многим грехам и, вместо покаяния, прилагающего беззаконие к беззаконию.

Об этом видении преподобный Арсений поведал ученикам своим для их назидания, причем, по смирению своему, сказал им, что все это не сам он видел, а только слышал об этом от другого старца.

Кроме того, Арсений поведал ученикам своим и о страшном откровении о Божественных Тайнах Христовых, бывшем другим отцам пустынникам.

- Был, - говорил Арсений, - в скиту один старец, проводивший очень строгую жизнь, славившийся своими добродетелями среди всех иноков. Этот старец, по причине простоты своей (он не был обучен священному Писанию), соблазнялся о пречистых Тайнах Христовых, помышляя, что хлеб, который мы принимаем из священного алтаря, и чаша, которой причащаемся, не есть истинное Тело и Кровь Христовы, но только подобие Тела и Крови Христовых. Об этом узнали два опытные старца; поняв, что так думал тот старец не по злобе, но по простоте и неведению своему, они решили вразумить его. С этою целью они пошли к нему и, побеседовав с ним обо многом на пользу души, между прочим сказали и следующее:

- Мы слышали, честный отец, об одном брате, что он неправильно мыслит о хлебе, который мы принимаем от святого алтаря, и о чаше, которую мы пьем, - что это не есть истинное Тело и Кровь Христовы, но только их подобие.

Старец же отвечал им:

- Это я думаю так.

Они стали уговаривать его, говоря:

- Не думай так, честный отец, но веруй так, как учит веровать святая соборная и апостольская Церковь. Мы веруем и исповедуем, что хлеб есть истинное Тело Христово, а вино в чаше есть истинная Кровь Его, а не подобие только Тела и Крови.

Затем те отцы привели в доказательство истинности своих слов многочисленные свидетельства из священного Писания и из творений отцов и учителей Церкви, стараясь убедить того старца оставить свое ложное верование. Но он в простоте сердца сказал им:

- Если не удостоверюсь самым делом, то не поверю.

Тогда старцы сказали ему:

- Помолимся Богу все трое об этом, дабы открыл Он нам тайну эту, предварительно попостившись всю неделю. Мы веруем, что Он откроет нам эту тайну, так как он не допустит погибнуть многолетним трудам твоим.

Старец с любовью выслушал их совет, и все они затворились каждый в келии своей на всю неделю и проводили время в посте и молитве. Старец тот молился к Богу так:

- Господи! Ты знаешь, что я мыслю так не по злобе, но своим простым умом не могу постигнуть тайны этой. Открой же мне, по благодати Твоей, истину, дабы я не заблуждался в неверии.

Другие же два старца говорили в молитве своей:

- Господи! Открой брату нашему великую тайну Твою, дабы он не остался неверующим в нее и не погубил бы своих трудов и добродетелей.

Бог послушал рабов Своих и открыл им страшную тайну ту таким образом.

По прошествии недели с тех пор, как старцы начали свой пост и молитву, и наступило воскресенье, то те три старца пошли в церковь, для слушания божественной литургии; в церкви стали они друг около друга. Господь открыл духовные очи их. Когда для святой трапезы был приготовлен хлеб, они увидели вместо хлеба юного младенца. В то время как священник простер руку для того, чтобы преломить хлебе старцы увидели ангела Божия, сошедшего с неба и имевшего в руках нож. Заколов младенца, ангел вылил Кровь в чашу. Когда священник преломлял хлеб, ангел раздроблял Тело на части.

Между тем наступило время причащения. Вместе с прочими братиями пошел причащаться и неверовавший брат. Приняв в руки кусок мяса14, сырого и источавшего кровь, и видя кровь в чаше, старец этот в ужасе воскликнул:

- Верую Господи, что хлеб сей есть Твое Тело, и вино сие - есть Твоя Кровь.

Тотчас мясо обратилось в хлеб и кровь в вино.

Тогда старец причастился святым Тайнам Христовым с великим страхом и умилением сердечным.

Другие два старца сказали ему:

- Христос Бог знает, что человек не может есть сырого мяса и пить кровь. Поэтому он и предлагает верующим пречистое Тело Свое под видом хлеба и животворящую Кровь Свою под видом вина.

Затем старцы возблагодарили Господа за откровение и за то, что Он не попустил погибнуть в неверии тому добродетельному старцу.

Однажды некоторый брат спросил Арсения о том, что полезно для души. Преподобный же ответил ему:

- Всячески заботься о том, чтобы то, что ты мыслишь в уме своем, было бы угодно Богу. Поступая так, ты легко победишь всякий грех.

Это сказал святой для того, чтобы показать, что все грехи и страсти рождаются от дурных мыслей, принимаемых сердцем и с услаждением удерживаемых; наблюдающей же за своими мыслями и отгоняющий греховные помыслы, тем самым погашает страсти свои и побеждает греховные вожделения.

В другой раз преподобный сказал:

- Если мы действительно от всего сердца будем искать Бога, то Он Сам придет к нам и мы увидим Его; и если мы удержим Его чистою жизнью близ себя, то Он пребудет с нами.

Один старец спросил авву Арсения:

- Как мне быть, честный отец? Я никак не могу отстать от той мысли, что я стар и потому не могу ни поститься, ни трудиться подвигами иноческими по причине старости. Поэтому мне кажется, что следует идти и посещать больных, так как это дело любви христианской.

Преподобный же, уразумев, что это было бесовское искушение, сказал старцу тому:

- Ешь, пей, спи, но только не выходи из келии своей.

Так сказал преподобный потому, что знал, что иноку, выходящему из своей келии и приближающемуся к мирским селениям, предстоят многие соблазны и искушения врага; да и вообще не следует выходить без уважительной причины из монастыря тому, кто умер для мира, подобно тому, как мертвец не выходит из гроба своего. Монах же, выходящий по своей воле из монастыря, поистине делается мертвым, потому что умирает душою.

Еще говорил преподобный:

- Есть много таких людей, которые всячески стараются соблюдать чистоту телесную и для этого умерщвляют тело свое постом, бдением и многими трудами; но мало таких, которые ревниво оберегают душу свою от греха тщеславия, гордости, сребролюбия, зависти, братоненавидения, гнева, памятозлобия, осуждения. Таковые снаружи чисты телом, но душа их грязна; они подобны гробам, снаружи разукрашенным, изнутри же полным костей смердящих. Блажен тот, кто старается сохранить от скверны как тело, так и душу свою; истинно-блаженны чистые сердцем (а не телом только), потому что они Бога узрят.

Один брат сказал преподобному:

- Честный отец! Я изучил много книг и псалмов и хочу с умилением сердечным прочитывать их, но не имею умиления, потому что не разумею силы священного Писания, и весьма скорблю об этом.

Преподобный отвечал на это:

- Чадо! Тебе должно непрестанно поучаться в чтении слова Божия, хотя бы ты и не разумел силы его и не имел умиления. Я слышал, как говорил авва Пимен и прочие отцы, что очарователи змей сами не понимают тех слов, которые они говорят; однако же змеи, слыша слова их, укрощаются, как бы понимая слова их, и беспрепятственно отдаются в руки их. Тоже самое можем сделать и мы, хотя бы и не разумели силы священного Писания. Ибо, когда мы имеем в устах своих слова священного Писания, тогда демоны, слыша их, приходят в страх и бегут от нас, не вынося слов Духа Святого, говорившего через рабов Своих пророков и апостолов.

Когда приблизилось время блаженной кончины преподобного, то он сказал своим ученикам:

- Когда я умру, то не делайте поминок по мне, не собирайте братию на обед, но только позаботьтесь о том, чтобы приносилась божественная Жертва за мою грешную душу.

Ученики его, услышав это, весьма опечалились и начали плакать. Но преподобный сказал им:

- Не плачьте, чада! Еще не пришел час кончины моей, хотя уже он недалек от меня.

Тогда ученики спросили его:

- Как похоронить тебя, честный отец?

Он же сказал им:

- Привяжите к ногам моим веревки и выбросите меня за гору.

Когда же начал приближаться самый час кончины преподобного, то он начал много плакать и пришел в большой страх. Ученики, увидав его плачущим, спросили его:
- Неужели и ты, честный отец, боишься смерти?

Но он отвечал им:

- Действительно, я всегда чувствовал страх смерти во все дни иноческой жизни моей, начиная с того дня, в который я облекся в образ иноческий.

Затем преподобный уснул блаженным сном смерти, предав честную душу свою в руки Господа своего, Которому служил так усердно в течении всей жизни своей.

Когда авва Пимен услыхал о мирной кончине преподобного, то прослезился и сказал:

- Блажен ты, отец Арсений, потому что ты плакал в продолжении всей жизни своей; за это ты будешь вечно веселиться. Тот же, кто здесь не плачет по своей воле, поневоле заплачет после смерти среди мучений, но от плача этого никому не будет пользы.

Рассказывают о преподобном Арсении, что он часто говорил себе такие слова: "Арсений! Для чего ты сюда пришел? Ты пришел сюда не для отдыха, а для трудов, не для лености, а для подвига. Подвизайся же, трудись и не ленись".

Часто говорил также преподобный и эти слова: "Много раз я сожалел о словах, которые произносили уста мои, но о молчании я не жалел никогда".

Авва Даниил рассказывал про преподобного Арсения, что он никогда не предлагал никому вопросов из книг, хотя бы и мог их предложить, потому что хорошо знал священное Писание. Делал же это преподобный потому, что не хотел показаться премудрым в книгах; никогда преподобный не писал никому посланий, считая себя простецом и невеждой Христа ради15; никогда не входил в алтарь, хотя и имел на то право, будучи посвящен в сан диакона, но всегда приступал к божественным Тайнам вместе с простыми монахами. Все это он делал по причине великого смирения своего. Когда же блаженный Арсений приходил в церковь к богослужению, то становился за столпом, чтобы ни он не видал чьего-либо лица, ни его не видал никто.

По внешнему виду преподобный был благообразен, как ангел; был сед, красив телом, худ от великого воздержания, бороду имел до пояса; имел очи впалые от постоянного плача; был высок ростом, но сгорблен от старости. Скончался преподобный после того, как пребыл пятьдесят пять лет в иноческих трудах и подвигах, постом и молитвою благоугождая Богу; в ските пробыл сорок лет; десять лет жил на месте, называвшемся Троган, около Мемфиса; затем преподобный пробыл три года в Канопе, близ Александрии; отсюда снова возвратился в Трогин, прожил здесь два года и здесь же почил о Господе. Всего прожил преподобный около ста лет16. Да дарует и нам Господь по его святым молитвам оставление грехов и жизнь вечную у Христа, Господа нашего, Которому воссылается слава со Отцом и Святым Духом, во веки. Аминь.

Тропарь, глас 8:
Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, и иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Арсение отче наш. Моли Христа Бога, спастися душам нашым.

Кондак, глас 3:
От Рима возсиял еси якоже солнце великое, и к царскому граду достигл еси преблаженне, словесы твоими просвещая сего и делы, всяку неразумия мглу отгоня. Сего ради тя почитаем, отцев славо, Арсение преподобне.
_______________________________________________________________________
1 Феодосий - управлял восточною половиною Римской империи с 379 по 395 г; западною с 383 по 395 г.
2 Грациан царствовал с 375 по 383 г.
3 Дамас I занимал папский престол с 366 по 384 г.
4 Александрия - знаменитый в древности город, стоящий при устье Нила в Египте и основанный Александром Македонским (336- 323 г. до Р. Х.). Александрия в древности была центром торговли, промышленности и образованности, а в первые века христианства рассадником христианского прсвещения. В настоящее время Александрия принадлежит к числу важнейших портовых городов.
5 Египет был обычным местом обитания многих подвижников. Обители иноков находились как в Среднем, так и Нижнем Египте. Особенно славилась в Египте пустыня Нитрийская, находившаяся в Нижнем Египте и лежавшая вглубь страны, за рекою Нилом. Скитская пустыня находилась близ Ливии. Это быта дикая, песчаная пустыня; сюда не было и проторенной дороги - путь сюда направляли по течению звезд.
6 Иоанн Колов (т.е. малорослый) - один из славнейших египетских подвижников. Память его празднуется св. Церковью 9 ноября.
7 Император Аркадий управлял, восточною половиною Римской империи с 395 по 408 г.
8 С 395 по 423 г.
9 Феофил патриаршествовал с 385 по 412 г.
10 Около 5 верст по нашему счету.
11 Память его празднуется св. Церковью 28 августа.
12 Гривна - золотая цепь, носившаяся в качестве украшения на шее.
13 Здесь, вероятно, должно разуметь гонения, поднятые на христиан римскими императорами.
14 Не должно удивляться тому, что братия принимали в руки честное Тело Христово; в первые века христианства и непосвященным позволялось брать в руки святые Дары и уносить их с собою домой или в путешествия; но впоследствии отцы и учители Церкви запретили это делать и по следующей причине: во время патриаршества св. Иоанна Златоуста в Константинополе одна женщина принесла домой святые Дары и смешала их с какими-то снадобьями для волхвования. Узнав об этом, св. Иоанн Златоуст сделал распоряжение по всем церквам, чтобы честное Тело Христово не предавалось в руки христианам, но чтобы вместе с божественною Кровью преподавалось верующим из чаши. - Св. Димитрий Ростовский говорит об этом под 9 ноября, в повествовании о житии преподобной Феоктисты.
15 После преподобного Арсения осталось только несколько изречений и наставлений инокам, вроде двух вышеприведенных, сохранившихся в древних Патериках и собраниях изречений древних отцов - пустынников.
16 Жизнь и деятельность преподобного Арсения располагается по годам так: родился в 354 г., принят ко Двору на 29-м году жизни - в 383 г., 11 лет жил при Дворе - до 394 г., 40 лет прожил в скитской пустыни - до434 г., 10 лет жил в Трогине (или Троёне), 3 года пробыл в Канопе, два последние опять в Трогине и умер на 95-м году жизни в 449 или нач. 450 г.

0

53

...........................продолжение от 21 мая

Прпп. Пимена постника Печерского(XII)
Преподобный Пимен, постник Печерский, подвизался в Дальних пещерах. Он имел такую благодать, что один раз в седмицу вкушал пищу, и то в малом количестве, и, непрестанно исполняя монастырское послушание, никогда не ослабевал от трудов и поста. Днем он молол муку в жерновах, носил на себе дрова для братии, а ночью подвизался в молитвах. За такие труды сподобился получить вечное блаженство. Был игуменом Киево-Печерского монастыря с 1132 по 1141г. Память его также 28 августа. Его мощи почивают в Дальних пещерах.

Арсения трудолюбивого (XIV), Печерского
http://s44.radikal.ru/i105/1005/69/732dcdd31e52.jpg

Преподобный Арсений Трудолюбивый жил в XIV веке. Этот подвижник назван трудолюбивым потому, что подвизаясь в пещерах Киевской обители Успения Пресвятой Богородицы, он не знал отдыха, никто никогда не видел его в праздности. Он всегда что-нибудь делал: или молился, или послушание монастырское исполнял, и до захождения солнца никогда не употреблял пищи — «хлеба не вкушаше». За свое смирение и трудолюбие в сей жизни принял от Господа дар чудотворений, по смерти же его душа обитает на небе со святыми, а тело его почивает нетленным в пещере. Память преподобного совершается совместно со святыми Дальних пещер — 28 августа/10 сентября.

Тропарь, глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Арсение отче наш, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас тойже:

Яже на земли оставль, Христовым стопам последовал еси тепле и Того, славне, на рамо взем честный крест, умертвил еси труды постническими телесныя желания, треблаженне. Темже зовем ти: радуйся, отче Арсение.

новомученника:

Мч. Никифора Зайцева (1942),

пострадавшего в Московской епархии.
Мученик Никифор родился 23 марта 1884 года в деревне Пупки Рузского уезда Московской губернии в семье крестьян Петра Константиновича и Марфы Созонтовны Зайцевых. Никифор окончил сельскую школу, с детства тянулся к просвещению и был
человеком весьма начитанным; будучи трудолюбивым, он имел и крепкое хозяйство, что при советской власти навлекло на него многие беды.
http://i055.radikal.ru/1005/c9/c8b12f279a05.jpgс женой и дочкой Анастасией
Во время Первой мировой войны Никифор был призван в армию, но, как человек зрелого возраста, из запасных, он был послан служить в обозе. Вернувшись домой, он снова занялся крестьянским хозяйством. Верующий человек и постоянный прихожанин храма, он состоял членом церковной двадцатки и пел на клиросе, был
неизменным участником крестных ходов и молебнов, призывал и односельчан молиться Богу и ходить в церковь, не обращая внимания на гонения. Знавшие Никифора Петровича свидетельствовали о нем, что он был человеком глубоко церковным и безупречной нравственности, противником пьянства и безотказным помощником. Во время массовой коллективизации он, хотя и не был согласен с тем, как она проводилась, все же вступил в колхоз. Он привык в своем хозяйстве к размеренной работе, рассчитанной на длинный крестьянский день, и был несогласен с требованиями чрезвычайщины, когда многое начинает делаться, при невозможности быстрого исполнения, напоказ. Бывало, председатель колхоза начнет подгонять, говорить, что надо быстрей работать, и даже покажет, как это, например, быстрей надо жать, но Никифор Петрович, как человек многоопытный и в то время уже немолодой, степенно на это ответит: «Ты сейчас только поработал, а мне целый день работать, и я так не смогу». В колхозе он никогда не начинал работать не помолившись, что, естественно, не нравилось партийному начальству.
Наступили гонения 1937 года, когда снова, как в 1930 году, стали уничтожаться крестьяне и использовался любой повод для их ареста и осуждения. Никифор Петрович был человеком верующим – и это было вполне достаточно для ареста; 23 сентября 1937 года он был арестован и заключен в тюрьму в Волоколамске.
В качестве свидетелей были допрошены председатель и секретарь сельсовета и один из колхозников. Они показали, что Никифор Зайцев, заговаривая о расстреле Тухачевского и других, говорил, что зря расстреливают: «Смотрите, какое время – брат брата расстреливает»1. Когда летом 1937 года на собрании говорилось о людях, мешающих работе в колхозе, «Зайцев поднялся и крикнул: “Грабят наяву, все забирают, а еще доказывают...” хлопнул дверью и ушел»2.«Зайцев против подписки на займы... Зайцев ярый религиозник, все время хлопочет о ремонте церкви, у себя дома в дни религиозных празднеств устраивает молебны и песнопения... во время религиозного праздника Пасхи уговаривал колхозников устроить шествие с иконами говоря им, что якобы новая конституция разрешает делать это. В этом году при обсуждении вопроса об антирелигиозной пропаганде Зайцев заявил: “Святое Писание – это истинная правда, а все остальное – антихристово вранье”. Зайцев поет на клиросе в церкви»3. «В своем доме Зайцев устроил целый иконостас и каждый вечер устраивает песнопение перед иконами, причем поет настолько громко, что его слышит вся улица. На колхозной работе Зайцев показал себя лодырем, редко выходит на работу, а когда выходит, так больше молитвы поет»4. «Зайцев является ярым церковником и первым ходатаем по церковным делам... Колхозникам говорит, что нужно верить только Евангелию, а все, мол, остальное, в том числе и колхозы, – это “антихристовы дела”. На госзаймы Зайцев никогда не подписывается, заявляя, что он против помощи антихристу. Зайцев государственные поставки называет грабиловкой»5.
Следователь, вызвав Никифора Петровича на допрос, заявил:
– Следствие располагает данными, что вы имеете тесную связь со служителем религиозного культа... который часто посещает ваш дом; при встречах с ним ведете разговоры на политические темы. Дайте показания по этому вопросу.
– Да, действительно, священник посещает мой дом – приходит в религиозные праздники с молебном, после молебна я устраивал для него чай… Вел я со священником разговоры, как обстоит дело у нас с уборкой урожая. Разговоров на политические темы я с ним никогда не вел.
– Следствию известно, что вы среди односельчан занимаетесь контрреволюционной и антисоветской агитацией. Следствие предлагает дать показания по этому вопросу.
– Контрреволюционной и антисоветской агитацией я никогда не занимался.
– Следствию известно, что вы в июне 1937 года при проработке постановления правительства «О льготах колхозникам по зернопоставкам» выступили среди колхозников с гнусной контрреволюционной клеветой на партию и правительство и утверждали, что это постановление является обманом колхозников. Дайте показания по этому вопросу.
– Таких слов я не говорил; это про меня сказали потому, что сейчас в Советском Союзе большинство людей клеветники, которые клевещут из‐за пустяков на людей. По моим убеждениям такое зло развелось потому, что не стало христианской веры, молодежь не воспитывается в духе христианского учения о морали.
– Следствию известно, что в своих разговорах с колхозниками вы поддерживали известных контрреволюционеров. Дайте показания по этому вопросу.
– Мои личные убеждения по этому вопросу таковы: эти люди были умными людьми, но они сделали дурно, что вместо пропаганды своих идей пошли на измену. Если бы они не изменили, а пропагандировали свои идеи, я приветствовал бы их. Я не согласен также с тем, что их расстреляли, и считаю это жестокой карой.
– Следствие располагает данными, что вы выступаете против колхозов и называете их антихристовым предприятием. Дайте показания по этому вопросу.
– Колхозы вещь хорошая, но народ не подготовлен к общественной работе, и потому в колхозах нет согласованности в работе. Я еще в период коллективизации предлагал не торопиться с созданием колхозов, а сперва создать показательные колхозы, чтобы
люди убедились в их преимуществах, и потом уже строить колхозы в массовом порядке.
– Следствие располагает данными, что вы выступаете против государственных поставок, называя их грабиловкой. Дайте показания по этому вопросу.
– Нет, я против государственных поставок не выступал.
– Следствие располагает данными, что вы выступаете против государственных займов. Дайте показания по этому вопросу.
– Нет, против государственных займов я не выступал.
– Следствию известно, что вы ходатайствовали о разрешении священнику хождения с иконами по домам граждан в дни религиозного праздника Пасхи и подговаривали на это колхозников. Дайте показания по этому вопросу.
– Мне священник объяснил, что сейчас в конституции сказано, что мы имеем право устраивать шествие с иконами без всяких разрешений местной власти... Священник ходил по деревне с Евангелием и крестом. Священник мне показал книгу и говорит: «Вот я на всякий случай в кармане ношу конституцию, чтобы при придирках сельсовета показать им ту графу, в которой разрешается совершать эти обряды».
– Кто еще кроме вас придерживается ваших взглядов в вашем селе?
– Моих взглядов придерживается моя жена Мария Игнатьевна. У меня дома часто бывает священник, и мы с ним ведем разговоры на религиозные темы. Я сам состоял членом церковного совета и пел на клиросе.
– На какие темы вы вели разговоры со священником?
– Мы разговоры вели только на религиозные темы.
На этом следствие было закончено, и Никифора Петровича перевели в Таганскую тюрьму в Москве. 11 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила его к восьми годам заключения в исправительно‐трудовом лагере, и он был отправлен на Беломорско‐Балтийский канал на станцию Медвежьегорск. После того как работы здесь стали сворачиваться, Никифор Петрович был отправлен в Каргопольлаг в Архангельской области, куда он прибыл 28 июля 1941 года. В лагере ему пришлось плести рыболовные сети.
Никифор Петрович Зайцев скончался 21 мая 1942 года в Каргопольлаге и был погребен в безвестной могиле.
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Май».
Тверь. 2007. С. 52‐56

Все ныне поминаемые Угодники Божии молите Бога о нас грешных!!! http://s.rimg.info/d8a886ef03e25640cca053a72991e869.gif

****************************************************************************************************************************************
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 12, 1-11; Ин. 8, 31-42). Сказал Господь: "если Сын освободит вас, то истинно свободны будете". Вот где свобода! Ум связан узами неведения, заблуждений, суеверий, недоумений; он бьется, но выбиться из них не может. Прилепись ко Господу, и Он просветит тьму твою и расторгнет все узы, в которых томится ум твой. Волю вяжут страсти, и не дают ей простора действовать; бьется она, как связанный по рукам и по ногам, а выбиться не может. Но прилепись к Господу, и Он даст тебе Самсонову силу и расторгнет все вяжущие тебя узы неправды. Сердце облежат постоянные тревоги, и отдыха ему не дают; но прилепись к Господу, и Он успокоит тебя; и будешь, мирствуя в себе, и все вокруг светло видя, беспрепятственно и непреткновенно шествовать с Господом, сквозь мрак и темноты жизни этой, к всеблаженной, полной отрады и простора вечности.
***************************************************************************************************************************************

из истории дня:
В 1773 г. в результате ночного штурма Русские войска под командованием А.В. Суворова взяли Туртукай в ходе русско-турецкой войны
В 1900 г. Россия аннексировала Манчжурию

АПОСТОЛЬСКОЕ И ЕВАНГЕЛЬСКОЕ ЧТЕНИЕ ДНЯ: http://boguslava.ru/viewtopic.php?id=33&p=21#p28715

Слава Богу за все!!!Слава Вечная ЕМУ ,побеждающему тьму!!!

0

54

Во славу Божию и на пользу ближнего !

22 МАЯ -Память:

Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бари (1087).
http://keep4u.ru/imgs/b/2009/12/18/5a/5a25a29b3941738914e5151df37ae7d0.jpg

полное Житие от 19 декабря (6го по ст.ст) http://zaveta.mybb.ru/viewtopic.php?id=81&p=2#p2777
В лето 1087, при царе греческом Алексии Комнине2 и при патриархе Константи- нопольском Николае Грамматике3, во время княжения на Руси Всеволода Ярославича4 в Киеве и сына его Владимира Всеволодовича Мономаха в Чернигове5, в греческую область вторглись измаильтяне6, как с той так и с другой стороны моря. Они прошли по всем городам и селам, от Корсуня7 до Антиохии и до Иерусалима; при этом они иссекали мужчин, женщин же и детей брали в плен и сжигали дома и имущества. Церкви и монастыри опустели, и города перешли во власть неверных. Тогда были опустошены и Миры ликийские, в которых почивало тело святителя Николая, тело драгое и всечестное, творившее дивные и преславные чудеса. Преподобный сей муж мог бы защитить град свой и Церковь от опустошения, но, по повелению Божию, не воспротивился, говоря: "Господи, угодное пред очами Твоими сотворю".

Но Господь наш Иисус Христос не мог допустить, чтобы мощи святителя почивали в опустошенном месте и никем не славились, по сказанному в Писании: да торжествуют святые во славе (Пс.149:5); и еще: слава будет всем святым Его (Пс.149:9).


В граде Бари, принадлежавшем тогда норманнам8, жил некий пресвитер, христолюбивый и праведный. Ему явился во сне святой Николай и сказал: "Иди и скажи гражданам и всему собору церковному, чтобы они пошли в град Миры, взяли меня оттуда и положили здесь, ибо я не могу пребывать там, в опустошенном месте. Такова воля Господа".

Сказав сие, святитель стал невидим. Пробудившись утром, пресвитер поведал всем бывшее видение. Они возрадовались и говорили: "Ныне возвеличил Господь милость Свою на людях Своих и на граде нашем, ибо сподобил нас приять угодника Своего, святого Николая".

Тотчас они избрали из своей среды мужей благоговейных и богобоязненных и отправили их в трех кораблях за мощами святителя. Представляясь идущими для торговли, те мужи нагрузили свои корабли пшеницею и отправились в путь.

Приплыв в Антиохию, они продали пшеницу и закупили все, что было нужно. Тут они узнали, что венецианцы, находившиеся там, хотят их предупредить и взять мощи святого Николая. Тотчас баряне с поспешностью отправились, прибыли в Миры ликийские и пристали к городской пристани. Задумав дело на спасение себе и граду своему, они вооружились и вошли в церковь святого Николая. Здесь они увидели четырех иноков и спросили их, где почивают мощи святого Николая. Те показали им место раки. Баряне раскопали помост церковный и нашли раку, полную мира. Миро они вылили в сосуд, а мощи святого взяли и отнесли на корабль, затем отплыли. Двое иноков остались в Мирах, а двое сопровождали мощи святого Николая9. Отправились они из града Мир месяца апреля в 11 день, а прибыли в град Бари месяца мая в 9 день, в воскресенье вечером. Видя, что прибыли из града Мир с мощами святого Николая, все жители града Бари, мужи и жены, от мала до велика, вышли навстречу святителю со свещами и фимиамом, приняли мощи с радостью и великою честью и положили их в церкви святого Иоанна Предтечи у моря.

Многие чудеса творили здесь мощи святителя. Прибыли они в Бари в воскресный день вечером и уже в понедельник утром исцелили 47 больных, мужей и жен, одержимых различными недугами: у одного болела голова, у другого очи, у иного руки и ноги, сердце, а то и все тело страдало от духов нечистых. Во вторник исцелились 22 больных, а в среду - 29. В четверг рано утром святой Николай исцелил глухонемого, болевшего уже 5 лет. Затем святитель явился некоему благочестивому иноку и сказал: "Итак, волею Божию, пришел я к вам в страну сию, в день воскресный, в час девятый, и вот 111 человек исцелены мною".

И еще другие чудеса по вся дни творил святой Николай, подобный источнику, текущему без конца. И много даров приносили святому, золото и серебро и многоценные одежды. Видя преславные его чудеса, граждане преисполнились великою радостью, создали великую и прекрасную церковь во имя святителя и чудотворца Николая10, и сковали для мощей его раку серебряную позлащенную. В третье лето по перенесении мощей из Мир ликийских они послали к Римскому папе Урбану, прося, чтобы он прибыл в Бари со своими епископами и со всем клиром церковным для перенесения мощей святого Николая. Папа прибыл в сопровождении епископов и клира; они вложили мощи святого в серебряную раку, затем епископы и вельможи перенесли ее в новую, великую церковь и положили в алтаре, месяца мая в 9 день. Перенесли они и ветхий гроб святителя, в котором он был привезен из Мир, поставили гроб в церкви и положили в него часть руки от мощей святого. Многие люди приходили и поклонялись святому, целуя мощи его и раку. Римский папа Урбан, епископы и все граждане сотворили в тот день великий праздник и прославление святому, которое творят и до сего времени11. В те дни они утешались пищею и питьем и, раздав щедрую милостыню убогим, возвратились в дома свои с миром, славя и хваля Бога и святого угодника Его Николая.

Тропарь, глас 4:

Приспе день светлаго торжества, град Барский радуется, и с ним вселенная вся ликовствует пеньми и пеньми духовными: днесь бо священное торжество, в пренесение честных и многоцелебных мощей святителя и чудотворца Николая, якоже солнце незаходимое возсия, светозарными лучами, и разгоняя тьму искушений же и бед от вопиющих верно: спасай нас яко предстатель наш великий николае.

Кондак, глас 3:

Взыде яко звезда от востока до запада твоя мощи святителю Николае, море же освятися шествием твоим, и град Барский приемля тобою благодать: нас бо деля явился еси чудотворец изящный, предивный и милостивый.
______________________________________________________________________
1 Житие св. Николая чудотворца см. под 6 декабря.
2 Алексей I Комнен управлял Византийскою империей с 1081 по 1118 г.
3 Николай III Грамматик патриаршествовал с 1084 по 1111 г.
4 Всеволод Ярославич, сын Ярослава Мудрого и внук Владимира святого, княжил с 1075 по 1076 г. (6 месяцев); затем вторично с 1078 по 1093 г.
5 Владимир Всеволодович Мономах правил с 1073 г. по 1125 г.
6 Под измаильтянами здесь разумеются одноплеменные восточные народы: турки, печенеги и половцы.
7 Древний город в Крыму, около Севастополя, называвшийся также Херсонесом Таврическим.
8 Город Бари находится на юге итальянского полуострова, на восточном его берегу у Адриатического моря, в области, называвшейся Апулиею. Население южной Италии было издавна греческое. К концу IX в. здесь утвердилась власть греческого императора. В 1070 г. город Бари был взят у греков норманнами, северным племенем германского народа, но и после этого в некоторых апулийских монастырях сохранилась православная вера и Богослужение, и они были подчинены константинопольскому патриарху.
9 В службе на перенесение мощей святителя Николая воспевается: "Морем святителю быша шествия твоя, из Мир ликийских в Барград: взятся бо от гроба ковчег твой, и к западом дойде от востока, благочестно последовавшим монахом, иже при гробе твоем, честь ти творившим, мановением Владыки всех, Николае преславне".
10 Празднование перенесения мощей святителя Николая на Руси было установлено при митрополите киевском Иоанне II, в 1089 г.
11 Церковь эта существует до сих пор.
АКАФИСТ    АКАФИСТЫ !!!

Прор. Исаии (VIII до Р.Х.).
http://s002.radikal.ru/i198/1005/6c/4c860d78da0a.jpg

Время   пророческого   служения   святого   Исаии1 было тяжелым временем в жизни народа еврейского: во дни этого великого пророка царство израильское окончило свое существование, а иудейское доживало последние годы пред Вавилонским пленением. Эта печальная участь - подчинение "избранного народа" под тяжелую руку языческих царей была ему наказанием от Господа за то, что он вышел из послушания Богу, все более и более погрязая в беззаконии и идолопоклонстве. Особенно было велико отступление от завета Божия в царстве израильском, которое за это и постигло ускоренное наказание, "в царстве же иудейском по временам просвечивала надежда на лучшее будущее", и если не совсем погас огонь святой ревности по Боге в Иудее и Господь еще медлил с исправляющим ее наказанием, то этим Иудейское царство обязано главным образом пророческой деятельности святого Исаии.

Святой пророк Исаия, происходивший из колена Вениаминова, родился около 760 г. до Р. Х.; он был сын Амоса, о котором в книгах священного Писания ничего не сообщается и которого иудейское предание отождествляет с Амосом, братом царя Амасии. Местом постоянного жительства святого Исаии был Иерусалим - столица Иудейского царства. На годы сознательного детства и отрочества пророка падает славное правление мудрого и доброго царя Озии; это царствование без сомнения имело благотворное религиозное и политическое влияние на душу будущего пророка. Ничего собственно неизвестно о днях ранней юности святого Исаии, но явление ему славы Господней и избрание его Господом на великое служение дают непререкаемое свидетельство о благочестии пророка и в это время жизни; о том же говорят и его пророческие речи, из которых видно прекрасное знание им священных книг своего народа; очевидно, с ранних лет святой Исаия поучался в законе Божием. Как человек благочестивый, он взял и жену себе богобоязненную, от которой имел двух сыновей; о жене его известно, что она тоже была пророчицей (Ис.7:3; 8:3,18).

На пророческое служение святой Исаия был призван в год смерти царя Озии (в 737 г.) особым видением. Однажды он присутствовал в храме за Богослужением; пред глазами его находились двор священников и святилище. Взирая молитвенно к святилищу, святой Исаия вдруг увидел, что храм стал раздвигаться; пред его духовными очами открывается внутренность святилища, затем исчезает завеса, скрывавшая таинственное святое святых, где изумленному и потрясенному пророку является торжественное видение Владыки неба и земли, "сидящего на престоле высоком и превознесенном", - стоящем как бы между небом и землею; края царственных риз Божиих наполняли храм. Вокруг Господа "стояли серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг к другу, и говорили: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф. Вся земля полна славы Его!" От громогласного славословия серафимов "поколебались верхи врат и храм наполнился курениями". Святой Исаия пришел в ужас и испуганно воскликнул:

- Горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами и живу среди народа также с нечистыми устами2, и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа3.

Тогда к смятенному пророку прилетел один из серафимов, державший в руке горящий уголь, взятый клещами с жертвенника, т.е., как объясняет святой Василий Великий, - с "небесного алтаря". Он коснулся уст пророка со словами:

- Вот, это коснулось уст твоих и беззаконие твое удалено от тебя и грех твой очищен.

Тотчас же за этим пророк услышал таинственный глас Иеговы, вопрошающий:

- Кого Мне послать? И   кто   пойдет   для   Нас?4

Исполненный священной уверенности, святой Исаия выступил с выражением желания принять на себя ответственную и тяжелую обязанность быть проповедником воли Божией для "жестоковыйного" еврейского народа:

- Вот я, пошли меня, - сказал он.

Господь не отверг предложения святого Исаии и изъявил Свое согласие в таких словах:

- Пойди и скажи этому народу: слухом услышите - и не уразумеете, и очами смотреть будете - и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтоб Я исцелил их.

Исаия спросил Господа: долго ли народ будет пребывать в таком нравственном огрубении, и получил от Него в ответ страшное откровение о грядущих бедствиях, имеющих поразить Израиля:

- Доколе не опустеют города и останутся без жителей и дома без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет (Ис.6:1-11)

Видение окончилось, и на святом Исаии почил Дух Божий, открывавший перед ним таинственное и отдаленное будущее как настоящее и укреплявший его в трудной борьбе с нравственными настроениями среди родного народа.

Любящее народ сердце пророка не знало его политического разделения, и послушный воле Божией он не ограничивал своего пророческого служения пределами одного царства. Впрочем, когда святой Исаия выступил с пророческою проповедью, дни царства Израильского были уже сочтены, и пророку уже ничего не оставалось более как предсказать великое "горе", уже нависшее над Самариею, столицею Северного царства:

- Горе (Самарии), венку гордости пьяных ефремлян, увядшему цветку красивого убранства его, который на вершине тучной долины сраженных вином. Вот крепкий и сильный у Господа.... с силою повергает его на землю. Ногами попирается венок гордости пьяных ефремлян. И с увядшим цветком красивого убранства его.... делается тоже, что бывает с созревшею прежде времени смоквою, которую, как скоро кто увидит, тотчас берет в руку и проглатывает ее (Ис.28:1-4).

Это печальное пророчество вскоре исполнилось. В 722 г. Самария была взята Саргоном, царем ассирийским, и царство Израильское навсегда окончило свое существование5. Так израильтяне, оставившие "все заповеди Господа Бога" были отвергнуты Им от лица Своего. "Не осталось никого, кроме одного колена Иудина" (4Цар.17:16-18).

С падением Самарии святой Исаия сосредоточил свой пророческий взор преимущественно на судьбах царства Иудейского, в котором, с воцарением Ахаза, особенно усилилось нравственное развращение. После царей Амасии, Озии и Иоафама к Ахазу перешло царство Иудейское, возведенное на значительную степень государственного могущества, так что аммонитяне и многие соседние филистимские города являлись данниками иудеев. Вместе с этим в Иудее скопились значительные богатства, которые в руках нечестивого Ахаза получили применение, недостойное избранного Богом народа. Израильтянин по происхождению и язычник по душе, Ахаз задался целью сделать Иерусалим полным подобием столиц языческих государств Финикии и особенно Ассирии. Он ввел в Иерусалиме поклонение солнцу, луне и остальным светилам небесным (4Цар.23:5), причем не убоялся осквернить даже самый храм Иеговы. В доме Господнем был поставлен идол Астарты, богини распутства, и здесь же при храме находились "дома блудилищные", где женщины ткали одежды для Астарты (4Цар.23:6-7); при самом входе в храм содержались белые кони, посвященные солнечному богу; в конюшни были обращены некоторые из помещений, предназначавшихся для хранения священных сосудов и для пребывания священников, отправлявших чреду служения (4Цар.23:11). Самый жертвенник всесожжения, поставленный Соломоном, Ахаз передвинул с его места пред святилищем к северной стороне храма и заменил новым, устроенным по ассирийскому образцу (4Цар.16:14-15). По всем углам Иерусалима были устроены жертвенники, чтобы проходящие имели возможность сжигать на них курения (2Пар.28:24); при воротах Иерусалима и в   других   городах иудейских находились оставшиеся еще от прежнего времени "высоты" для совершения жертв Иегове (4Цар.15:4,35); существование их с построением храма Господня было уже незаконно (3Цар.3:2; Втор.12:13-14). В честь финикийского божества Молоха под самыми стенами Иерусалима, в долине Гинномовой, было воздвигнуто новое капище; здесь стоял большой медный идол Молоха; внутри его была печь, а под протянутыми руками - жертвенник, на который и приносились дети. Ахаз сам подал пример ревностной преданности этому бесчеловечному идолослужению: он принес в жертву Молоху одного из своих сыновей (4Цар.16:3; 2Пар.28:3).

За это нечестие, растлевавшее царство Иудейское и возбуждавшее праведный гнев Господа, Иудею вскоре постигло наказание, служившее предвестником более грозных прещений Божиих в будущем. Царь израильский Факей и сирийский Рецин вторглись с соединенными силами в Иудейское царство; грабя и опустошая все на дороге, они дошли до самого Иерусалима; к тому же восстали едомитяне и филистимляне, возвращая себе независимость. Так "унизил Господь Иудею за Ахаза, царя иудейского, потому что он развратил Иудею и тяжко грешил пред Господом" (2Пар.18:19).

Когда союзные цари Факей и Гецин стояли у ворот Иерусалима, в последнем царили ужас и смятение, как в дубраве, колеблемой сильным ветром (Ис.7:2). Но милосердый Господь не оставил грешный народ Свой: вместе с наказанием Он чрез пророка Исаию послал ему утешение и предостережение. Встретив, по повелению Божию, Ахаза на дороге к полю Белильничьему у водопроводов верхнего пруда святой Исаия сказал ему:

- Наблюдай и будь спокоен; не страшись, и да не унывает сердце твое... (Рецин и Факей - эти концы дымящихся головней) умышляют против тебя зло, говоря: "Пойдем на Иудею и возмутим ее, и овладеем ею"... Но Господь Бог так говорит: это не состоится и не сбудется.

Видя недоверие Ахаза к его словам, святой Исаия сказал ему:

- Проси себе знамения у Господа, Бога твоего: проси или в глубине, или ни высоте.

На это Ахаз, скрывая свое неверие нежеланием искушать Господа, возразил:

- Не буду просить и не буду искушать Господа.

Тогда пророк, укорив царя за неверие, указывает как на знамение, подтверждающее исполнение его слов, на грядущее чудесное рождение Мессии-Христа от Девы; предсказав скорое удаление Рецина и Факея, он вместе с тем предсказывает будущее более ужасное нашествие ассирийцев:

- Слушайте же дом Давидов!... Сам Господь дает вам знамение: се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут Ему имя: Еммануил6. Он будет питаться молоком и медом; доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями ее. Но наведет Господь на тебя и на народы твои, и на дом отца твоего дни, какие не приходили со времени отпадения Ефрема от Иуды, наведет царя ассирийского (Ис.7:1-17).

Но неверующий Ахаз надежде на Бога предпочел надежду на царя ассирийского, от которого предостерегал его пророк. Ища защиты против вступивших в Иудею царей, Ахаз заключил союз с Феглаффелассаром II, царем ассирийским, и при этом отдал ему все сокровища не только из своего царского дома, но и из храма; он сам отправился к Феглаффелассару в Дамаск на поклон и здесь получил чертеж уже помянутого Ассирийского жертвенника. В награду за это подчинение царь ассирийский разоряет Сирию и часть Палестины, составлявшую Израильское царство. Ахаз же, ограбив храм, затворил его великие двери; угасли светильники храма; курение более не возносилось и святое место было оставлено в полном пренебрежении. Истинное поклонение Иегове, заменяемое все разраставшимся омерзительным идолопоклонством, было почти забыто (4Цар.16:5-10; 2Пар.28:5-25).

Со смертью Ахаза на престол вступил (в 728 г.) его двадцатилетний сын Езекия, бывший одним из лучших царей избранного народа. От отца Езекии досталось печальное наследие. Иудейское царство, платившее унизительную и разорительную подать Ассирии, расшатывалось к тому же подтачивавшими его внутренний строй пороками. Среди высших классов населения, сосредоточивших в своих руках суд, царила неправда, и насилие над бедным было обычным явлением со стороны судей-сребролюбцев (Мих.3:9-11; Ис.1:17,23; 3:14-15); священники - учители народа страдали теми же пороками (Мих 3:11), и голос истинных пророков заглушали ложные пророки-корыстолюбцы (Ис.30:20-21; Ос.9:8). Весь вообще народ, погрязший в разврате (Ис.1:21), и далекий от Господа сердцем в лучшем случае исполнял лишь обрядовую часть закона7, не следуя предписаниям его в жизни. Поэтому Господь чрез пророка Исаию обращался с таким трогательным и грозным увещанием к Своему народу, призывая его к исправлению:

- Я, - говорит Господь, - воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня. Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные!., оставили Господа (Иегову), презрели Святого Израилева, повернулись назад. Во что вас бить еще, продолжающие упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем... Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский. К чему Мне множество жертв ваших?.. Я пресыщен всесожжением овнов и туком откормленного скота; и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы мои! Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие и празднование. Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу; ваши руки полны крови (Ис.1:2-15). Серебро твое стало изгарью; вино твое испорчено водою. Князья твои законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою; не защищают сироты и дело вдовы не доходит до них (Ис.1:22-23). Омойтесь, очиститесь, удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите и рассудим... Если будут грехи ваши как багряное, как снег убелю. Если будут красны как пурпур, как волну убелю (Ис.1:16-18).

Царь Езекия, потомок по матери пророка Захарии, был полною противоположностью своего отца, человека нечестивого и склонного ко всему ассирийскому: Езекия был предан национальным нравам и обычаям и, горя любовью к истинной вере, целью своей жизни поставил восстановление почитания Иеговы и очищение земли, оскверненной язычеством. Нелегка была эта деятельность среди народа, в большинстве отличавшегося языческими наклонностями. Здесь на помощь благочестивому царю пришли уважаемые им пророки, и во главе их - святой Исаия. Он собрал вокруг себя множество учеников, которые, будучи просвещены своим учителем, в свою очередь сами выступали просветителями народа. Так пророческая школа, созданная святым Исаиею, оказывала могучую поддержку царю Езекии в религиозно-нравственном возрождении народа. - Первым делом Езекии было очищение храма от языческих мерзостей и восстановление в нем богослужения (2Пар.29:3-36); вместе с тем уничтожением "высот" Езекия положил конец совершению частных богослужений. Стремясь к искоренению идолопоклонства, он не пощадил даже национального священного сокровища: по его приказанию был истреблен обоготворяемый многими иудеями медный змей, сделанный почти 800 лет назад Моисеем (Числ.21:9) и стоявший среди Иерусалима (4Цар.18:4). Затем, уже после падения Израильского царства, которому Езекия, опасаясь за свое собственное, не мог оказать помощи, была в Иерусалиме в присутствии множества иудеев8 торжественно отпразднована Пасха, ранее, вероятно, совершавшаяся частно, по семействам (2Пар.30).

Между тем умер завоеватель Самарии Саргон и на престол вступил младший сын его Сеннахирим. Смерть Саргона положила начало восстанию, широкой волной разлившемуся среди томившихся под тяжелым игом ассириян, народностей, населявших громадное пространство, охватывавшее всю Западную Азию и отсюда идущее далее до берегов Нила. Во главе восставших находились египетский фараон Сети и Тиргак, царь эфиопский. К возмутившимся народностям примкнул и царь Езекия. С громадными полчищами Сеннахирим двинулся на усмирение восставших. Поставив конечною целью своего похода Египет, он сначала с севера вступил в Палестину. Снова подчинив здесь власти ассириян некоторые возмутившиеся народности, Сеннахирим двинул часть своих войск к Иерусалиму. После взятия приступом и ограбления 46 укрепленных городов Иудеи, отряд Сеннахирима скоро осадил и столицу ее - Иерусалим; сам же Сеннахирим окружил Лахис, тоже город Иудейского царства на границе с Египтом. Ужас охватил жителей осажденного Иерусалима, к которым святой Исаия не преминул обратиться со словом ободрения, предсказывая, что ассириян ждет наказание Божие и именно в земли избранного народа (Ис.24:24-25). Но слово пророка не вливало мужества в смятенные страхом души. Осада города затягивалась, так как Езекия не желал сдавать Иерусалима и усиленно укреплял его; к довершению бедствия появился голод, и некоторые в отчаянии стали предаваться распутству, что вызвало со стороны святого Исаии грозное обличение (Ис.22:1-2,12-14). Наконец, видя бесполезность сопротивления ассириянам, Езекия решил сдаться: он отправил в Лахис к Сеннахириму послов с изъявлением покорности. Сеннахирим снял осаду с Иерусалима, наложив на Иудейское царство дань в большем, против прежнего, размере, так что для уплаты ее пришлось снять золото, еще остававшееся от прежних разграблений храма на воротах и косяках дверей, ведущих во святилище. Но вот Сеннахирим услышал, что против него выступил, было пораженный им, египетский фараон Сети с Тиргаком, царем эфиопским, двинувшим свои войска с берегов Верхнего Нила. При таких обстоятельствах Сеннахириму подчинение Езекии показалось не более как вероломным желанием выгадать время, пока придут на помощь союзные цари. Поэтому Сеннахирим, не обращая внимания на только что заключенный с Езекией договор, вновь отправил к Иерусалиму отряд с тремя военачальниками, среди коих находился и Рапсак, начальник штаба. Отряд нашел ворота Иерусалима запертыми и стены его готовыми к обороне. Начальники ассирийского войска вступили в переговоры с представителями царя Езекии, убеждая Иерусалим к добровольной сдаче; в силу необходимости переговоры велись чрез стены города в присутствии множества народа. Они окончились следующей богохульной речью Рапсака, обращенной ко всем осажденным:

- Слушайте слова... великого царя ассирийского. Так говорит царь: пусть не обольщает вас Езекия... и не обнадеживает вас... Господом, говоря: спасет нас Господь, и не будет город сей отдан в руки царя ассирийского. Не слушайте Езекии, ибо так говорит царь ассирийский: примиритесь со мною и выйдите ко мне, и пусть каждый ест плоды виноградной лозы своей, и смоковницы своей, и пусть каждый пьет воду из своего колодезя, пока я не приду и не возьму вас в землю такую же, как и ваша земля, в землю хлеба и вина, в землю плодов и виноградников, в землю масличных дерев и меда, и будете жить, и не умрете. Не слушайте же Езекии, который обольщает вас говоря: Господь спасет вас. Спасли ли боги народов, каждый свою землю, от руки царя ассирийского? Где боги Емафа и Арпада? Где боги Сепарваима, Ены и Иввы? Спасли ли они Самарию от руки моей? Кто из всех богов земель сих спас землю свою от руки моей? Так неужели Господь спасет Иерусалим от руки моей? (4Цар.18:28-35).

Когда эту речь передали Езекии, то он в знак великой скорби разодрал одежды свои и, облекшись во вретище, отправился в храм; к пророку же Исаии он послал Елиакима и Севну, придворных чинов, вместе со старейшими священниками; одетые по примеру царя во вретище посланцы Езекии сказали святому Исаии:

- День скорби и наказания, и посрамления день сей... Может быть услышит Господь, Бог твой, все слова Рапсака, которого послал царь ассирийский..... хулить Бога живого и поносить словами, какие слышал Господь, Бог твой. Принеси же молитву об оставшихся, которые находятся еще в живых (4Цар.19:3-4).

На эти слова, дышавшие некоторой неуверенностью, пророк Божий дал ответ, полный твердой веры в помощь Господа:

- Так скажите господину вашему - так говорит Господь: не бойся слов, которые ты слышал, которыми поносили Меня слуги царя ассирийского. Вот, Я пошлю в него дух и он услышит весть и возвратится в землю свою, и Я поражу его мечом в земле его9 (4Цар.19:6-7).

Обнадеженный пророком, Езекия ответил послам ассирийского царя отказом сдать город, хотя вслед за этим отправил к Сеннахириму посольство со своей стороны, желая спасти свою страну от нашествия ассирийцев уверением в отсутствии изменнических замыслов. Посланцы Езекии застали Сеннахирима уже в самом Лахисе и не имели успеха; Сеннахирим их даже не выслушал. Чтобы обезопасить своим войскам тыл, он решил взять Иерусалим. Не желая тратить времени на осаду города, он попытался сначала склонить Езекию к сдаче города без боя; поэтому Сеннахирим отправил к Езекии вторичное посольство с письмом, в котором, уповая на свое могущество, убеждал его оставить надежду на спасение города Иеговою. Получив свиток, Езекия отправился в храм Божий, развернул его пред лицом Господа и обратился к Нему с такою проникновенною молитвою:

- Господи Боже Израилев, сидящий на херувимах! Ты один Бог всех царств земли. Ты сотворил небо и землю. Приклони, Господи, ухо Твое и услышь (меня); открой, Господи, очи Твои и воззри, и услышь слова Сеннахирима, который послал поносить Тебя, Бога живого. Правда, о, Господи! Цари ассирийские разорили народы и земли их, и побросали богов их в огонь. Но это не боги, а изделия рук человеческих, дерево и камень - потому и истребили их. И ныне, Господи, Боже наш, спаси нас от руки его, и узнают все царства земли, что Ты, Господи, Бог один (4Цар.19:15-19).

К молитве Езекии присоединил свою молитву и святой пророк Исаия (2Пар.32:20). И молитва их была услышана. Господь чрез пророка Исаию обратился к Езекии с таким укрепляющим душу словом:

- Так говорит Господь, Бог Израилев: то, о чем ты молился Мне против Сеннахирима, царя ассирийского, Я услышал. Вот слово, которое Господь изрек о нем: Презрит тебя, посмеется над тобою девствующая дочь Сиона, вслед тебя покачает головою дочь Иерусалима. Кого ты порицал и поносил? И на кого ты возвысил голос и поднял так высоко глаза твои? На Святого Изралева... За твою дерзость против Меня, и за то, что надмение твое дошло до ушей Моих, Я вложу кольцо в ноздри твои... и возвращу тебя назад тою же дорогою, которою ты пришел. И вот тебе, Езекия, знамение: ешьте в этот год выросшее от упавшего зерна, и на другой год - самородное; а на третий год сейте и жните, и садите виноградные сады, и ешьте плоды их. И уцелевшее в доме Иудином оставшееся пустит опять корень  внизу,  и   принесет   плод   вверху10. Ибо из Иерусалима произойдет остаток, и спасенное от горы Сиона11. Посему так говорит Господь о царе ассирийском: не войдет он в этот город и не бросит туда стрелы, и не приступит к нему со щитом, и не насыплет против него вала... Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего (4Цар.19:21-22, 28-34).

И Господь не замедлил чудесным образом явить Свое могущество над ассирийским царем и Свое благоволение Иудеи. С солнечным рассветом, рассеявшим ночную мглу, рассеялись страх и тревога, нависшие над Иерусалимом: в ту же самую ночь "пошел ангел Господень и поразил в стане ассирийском сто восемьдесят пять тысяч; и встали поутру, и вот все тела мертвые" (4Цар.19:35), и царь ассирийский "возвратился со стыдом в землю свою" (2Пар.32:21). Жителям же Иерусалима досталась громадная добыча, наполнявшая лишившийся защитников ассирийский стан12.

Наслаждаясь покоем, Езекия занялся мирным благоустройством своего государства, которое постепенно приобрело уважение окружающих народов (2Пар.19:22-23). Но эти мирные и счастливые дни сменила новая тревога: царь Езекия заболел смертельно; к его одру явился пророк Исаия и передал печальное слово Господне, чтобы Езекия сделал завещание относительно своего дома, так как его ожидает скорая смерть. Живший во времена ветхозаветные, когда во мраке загробном едва брезжился отблеск Грядущего Искупителя, Победителя ада и смерти, лишенный к тому же наследника, которому бы мог передать царство, и не насыщенный еще жизнью, Езекия в отчаянии повернулся к стене от солнечного света и горько заплакал: "О! Господи, - воскликнул он, - вспомни, что я ходил пред лицом Твоим верно и с преданным тебе сердцем, и делал угодное в очах Твоих" (4Цар.20:3).

Пророк Исаия, оставивший больного царя, "еще не вышел из города, как было к нему слово" Господа, услышавшего молитву верного раба Своего:

- Возвратись и скажи Езекии, владыке народа Моего: так говорит Господь Бог Давида, отца твоего: Я услышал молитву твою, увидел слезы твои. Вот Я исцелю тебя; в третий день пойдешь в дом Господень: и прибавлю ко дням Твоим пятнадцать лет, и от руки царя ассирийского спасу тебя и город сей, и защищу город сей ради Себя и ради Давида, раба Моего (4Цар.20:5-6).

Для исцеления болезни Езекии пророк Исаия велел употребить и доселе самое обычное на Востоке лекарство, именно пласт смокв: его, по приказанию пророка, приложили к нарыву13, появившемуся на теле царя. Для ободрения царя и по его просьбе Господь дал ему чудесное знамение, уничтожающее всякое сомнение в том, что выздоровевший Езекия будет "ходить в дом Господень". Пророк Исаия сказал царю:

- Вот тебе знамение от Господа, что исполнит Господь слово, которое Он изрек: вперед ли пройти тени на десять ступеней или воротиться на десять ступеней?

Езекия ответил:

- Легко тени подвинуться вперед на десять ступеней; нет, пусть воротится тень назад на десять ступеней.

- И воззвал Исаия пророк ко Господу, и возвратил тень назад на ступенях, где она спускалась по ступеням Ахазовым на десять ступеней14 (4Цар.20:8-11).

В книге пророка Исаии записана молитва, какую произнес Езекия, получив радостную весть о своем выздоровлении. Молитва эта в таких трогательных словах изображает настроение души царя в преддверии смерти и по избавлении от нее: "Я сказал в себе: в преполовение дней моих должен я идти во врата преисподней; я лишен остатка лет моих, Я говорил: не увижу я Господа, Господа на земле живых; не увижу больше человека, между живущими в мире. Жилище мое снимается с места и уносится от меня, как шалаш пастушеский; я должен отрезать подобно ткачу жизнь мою: Он (т.е. Бог) отрежет меня от основы; день и ночь я ждал, что ты пошлешь мне кончину. Я ждал до утра; подобно льву, Он сокрушал все кости мои; день и ночь я ждал, что Ты пошлешь мне кончину. Как журавль, как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь; уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! тесно мне: спаси меня. Что скажу я? Он сказал мне, - Он и сделал. Тихо буду проводить все годы жизни моей, помня горесть души моей... Вот во благо мне была сильная горесть, и Ты избавил душу мою от рва погибели (т.е. от могилы), бросил все   грехи   мои   за   хребет   Свой15 (Ис.38:11-15, 17).

Слух о чудесном выздоровлении царя Езекии, быстро распространяясь, достиг даже такой отдаленной страны как Вавилония. Царь ее Меродах Баладан, еще сохранивший независимость государства под могучим напором ассириян, пользуясь случаем, отправил к Езекии посольство под видом того, чтобы поздравить его с выздоровлением и подробнее разузнать о сопровождавшем его чудесном знамении; действительною же целью посольства было заключение с Езекиею наступательного и оборонительного союза; посольство везло к Езекии письмо и подарки от вавилонского царя. Езекия обрадовался посольству, идущему от царя обширного государства, и показал ему все свои сокровища. Посольство это было испытанием Езекии от Бога, "дабы открыть все, что у него на сердце". И благочестивый царь не выдержал испытания: еще так недавно видевший над собою проявление милосердия Божия, соединенного с чудесным знамением, Езекия, увлекшись тщеславием, при котором не было места мысли о славе Господа, переносит свое упование с Бога на людей и на себя самого. Но самое открытие Езекиею послам вавилонского государя всех тайн своего государства было обнаружением слабости человеческого разума в познании неисповедимых судеб Божиих, по которым Иудея и должна была пасть именно от нашествия вавилонского повелителя. С таким печальным откровением, бывшим наказанием Езекии за самонадеянность, и явился пророк Исаия к царю иудейскому, по удалении послов. Узна