sberex.ru -
Вверх страницы

Вниз страницы

БогослАвие (про ПравослАвие)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Быть людьми... » 900 дней веры


900 дней веры

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

900 дней веры

Блокада Ленинграда длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года) — почти 900 дней.

Журнал "Фома"

Этот храм в Петербурге называют «Блокадным», ведь он построен в начале XXI века в память горожан, погибших в страшные дни ленинградской блокады. Алтарная часть церкви выложена из кирпичей, на которых написаны имена ленинградцев, отошедших в иной мир во время долгой осады города.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/4554566767.jpg
Кроме того, в храме действует уникальный музей, посвященный деятельности Православной Церкви в осажденном Ленинграде. 900 дней осады научили многих доброте и умению жертвовать собой ради ближнего, возрождали и укрепляли в людях веру в Бога. Об этом рассказывает настоятель Успенского храма на Малой Охте протоиерей Александр Пашков.

В блокадные годы в “колыбели революции” ежедневные богослужения совершались в десяти городских храмах. Действующие церкви зачастую подвергались обстрелу, но священники не прекращали служить. В чин Божественной литургии были введены особые молитвы о даровании победы нашему воинству и об избавлении томящихся во вражеской неволе.

Вместе со своей паствой в блокадном Ленинграде проживал митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский), будущий патриарх Русской Православной Церкви. Практически ежедневно он совершал Литургию в Николо-Богоявленском соборе, после чего пешком обходил городские храмы, где ободрял и утешал верующих. Под руководством митрополита ленинградские храмы начали сбор денег для Советской армии.Пожертвований, сделанных во время блокады верующими города, хватило на строительство танковой колонны и эскадрильи самолетов.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/01/31-s640x480.jpg
Блокада Ленинграда

Когда началась война, настоятелю Свято-Димитриевской церкви в Коломягах протоиерею Иоанну Горемыкину было 72 года. Несмотря на возраст и блокадный Ленинград, он каждый день приходил с Петроградской стороны в Коломяги и совершал богослужение. Прихожане рассказывали, что отец Иоанн нередко отдавал свой паек голодающим. А когда батюшка совсем обессилел, его привозили в церковь на саночках, и он служил Литургию.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/01/32-s640x480.jpg
Блокада Ленинграда

Своему сыну Василию, который занимал должность главного инженера на одном из военных заводов, отец Иоанн сказал: “Как это так, все идут защищать Родину, а мой сын будет отсиживаться?” И, исполняя родительское благословение, Василий Горемыкин пошел на фронт.

Узнав об этом, командующий Ленинградским фронтом маршал Леонид Александрович Говоров специально приезжал в коломяжскую церковь, чтобы поблагодарить настоятеля за сына. Маршала не раз видели и в Никольском соборе, где он молился за богослужением с другими офицерами.

Дочь священника Никольского собора протоиерея Владимира Дубровицкого, балерина Кировского театра, так рассказывала о своем отце: «Всю войну не было дня, чтобы отец не пошел на службу. Бывает, качается от голода, а я плачу, умоляю его остаться дома, боюсь, упадет где-нибудь в сугробе, замерзнет, а он в ответ: “Не имею я права слабеть, доченька, надо идти, дух в людях поднимать, утешать в горе, укреплять, ободрять”. И шел в собор. За всю блокаду – обстрел ли, бомбежка ли – ни одной службы не пропустил».

Даже в голодную зиму 1941-42 гг. городские власти снабжали православные храмы мукой и вином для совершения богослужений. Характерным фактом стало и снятие в 1942 г. запрета на Пасхальный крестный ход. Практически все священники, выжившие в окруженном фашистами городе, были награждены медалями “За оборону Ленинграда”.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/01/36-85734088.jpg
Блокада Ленинграда

Стоит отметить, что храмы блокадного Ленинграда на самом деле были полны людей. Об этом, в частности, свидетельствует единственная сохранившаяся киносъемка, сделанная в одной из ленинградских церквей. Общая беда объединила верующих разных течений православия.

До войны в городе существовали приходы, относящиеся к организованному при поддержке советских властей реформаторскому Обновленческому движению, и одна община последователей митрополита Иосифа (Петровых), который выступал категорически против любого сотрудничества с коммунистическим государством. Однако, в годы блокады все они принесли покаяние и вернулись в лоно Патриаршей Церкви.
Митрополит Алексий со священнослужителями блокадного Ленинграда
http://rusk.ru/images/2006/2253.jpg
Вопреки ожиданиям немецкого командования, постоянный голод и лишения вызвали в ленинградцах не черствость и жестокость, а доброту и жертвенность. В приходском архиве Блокадного храма хранится множество свидетельств о том, как совершенно незнакомые люди помогали друг другу выжить, разделяя с товарищем по несчастью последний кусок хлеба.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/01/37-s640x480.jpg.jpg
Блокада Ленинграда

К сожалению, далеко не каждому жителю осажденного города суждено было дожить до Победы. Известно, что из пятидесяти пяти священнослужителей, живших в Ленинграде, каждый третий умер от голода. Когда в 1945 году митрополит Алексий Симанский был избран патриархом Московским и всея Руси, он приехал в Ленинград и после литургии в Николо-Богоявленском соборе обратился к пастве с такими словами:

“Вспоминается, как под грохот орудий, под страхом смерти вы спешили в этот святой храм, чтобы излить перед Господом свои скорбные чувства… Вспоминаю я, как мы совершали богослужения под грохот разрывов, при звоне падающих стекол, и не знали, что с нами будет через несколько минут… И хочется мне сказать: град возлюбленный! Много горького пришлось пережить тебе, но теперь ты, как Лазарь, восстаешь из гроба и залечиваешь свои раны, а скоро и предстанешь в прежней красоте… И будем молиться, чтобы Господь простер благословение Свое над Русской Церковью и над дорогой Родиной нашей”.

Прошли годы, и современный Петербург залечил блокадные раны. А потомки жителей блокадного города возвели над невскими берегами прекрасный храм, посвященный памяти погибших во время вражеской осады. Каждую субботу здесь поминают погибших от голода и холода ленинградцев, и сегодня церковный синодик Успенского храма представляет собой огромную книгу, в которую постоянно вписывают имена жертв блокады.

Памятником их подвигу стал Блокадный храм, построенный на невских берегах. Его белые стены напоминают нам о том, что в истории не должно быть забытых страниц.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/01/33-85734141.jpg
Блокада Ленинграда

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/x_61f1774d.jpg
Семья
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/x_86e7b25d.jpg
1942 год
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/x_336d9790.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/x_464e3589.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/x_6299d0f7.jpg

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/x_798186f4.jpg
1944. Снятие блокады
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2011/09/x_cc28a8f4.jpg

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/2//69/417/69417216_c97d07e0ea7d692a69746ade2d4c0375_full.jpg
В блокадном Ленинграде
http://www.sedmitza.ru/data/022/523/1234/7731.jpg
в Храме
http://cebu-market.com/wp-content/uploads/2010/11/img4cd443eb363bc.jpg

Фото из открытых источников в интернете

0

2

2)

В блокаду духовную
14 (27) января — память равноап. Нины, просветительницы Грузии, и день снятия блокады Ленинграда
Человеческое бытие имеет кроме явной стороны еще и незримую, скрытую для очей телесных. Что-то всегда остается для нас тайной. Неизвестны нам до конца истории народов и городов, а исторические факты порой имеют скрытый духовный смысл. Так, 27 января – день полного освобождения нашего города от фашистской блокады в 1944 году – совпадает с памятью равноапостольной Нины, просветительницы Грузии.

По свидетельству петербургского писателя Валерия Лялина известный подвижник XX века митрополит Зиновий (Мажуга; + 1985), воспитанник знаменитой Глинской пустыни, ответил на вопрос о значении совпадения дня снятия блокады нашего города с днем памяти равноапостольной Нины следующим образом:

"Многие народы скорбели, молились, помогали, как могли, осажденному и гибнущему населению Ленинграда. Митрополит Гор Ливанских Илия Салиб ушел в затвор, и, наложив на себя пост, сорок дней провел в молении в пещере. Здесь ему явилась Пресвятая Богородица и сказала, что пока власти России не снимут цепи и оковы с Церкви, до тех пор победы над врагом не будет. Потому что на страну нашла не просто военная сила Германии, а сила демоническая. В основе всего злодейского плана нападения на Россию были тайные языческие и оккультные доктрины сатанистов.

…В те дни однажды мне под утро предвиделось, как святая равноапостольная Нина предстоит пред престолом Божиим на коленях и молит Господа пожалеть и помочь страдающим людям осажденного города одолеть супостата. И при этом из ее глаз по щекам катились крупные, величиной с виноградину, словно хрустальные слезы. Я это растолковал так, что Божия Матерь дала послушание святой Нине быть споручницей этому осажденному городу.

Издревле на Руси считалось, что в день какого святого одержана победа над врагом, значит, этот святой и способствовал ей. И посему жители Петербурга, в знак Божией милости к ним и в знак признательности святой Нине за ее предстательство пред Господом, в каждом храме должны иметь образы святой Нины с соответствующей надписью в память полного снятия блокады, чтобы потомки помнили и знали о наших скорбях и радостях. Ну, а если храм созиждут в память св. равноапостольной Нины и всех мучеников блокадных, то благо будет им и потомкам их".

Можно сказать, что особым образом пожелание владыки Зиновия сбылось. Есть теперь в Петербурге храм, посвященный блокадным страдальцам, в котором находится и икона равноапостольной Нины. Ежегодно в церкви Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте в день ее памяти совершается Божественная литургия с прославлением св. Нины и молитвами о погибших в годы блокады. 27 января на торжественное богослужение в Успенский храм собираются многие жители нашего города, пережившие скорбные дни блокады, а торжественное богослужение часто возглавляет владыка Владимир, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

В Успенском храме собираются свидетельства о церковной, молитвенной жизни блокадного города, которая долгие годы была сокрыта. А ведь в городе на Неве не прекращалась литургическая жизнь, в десяти действовавших на начало войны православных храмах приносилась бескровная Жертва. Пережил с городом всю блокаду митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский), будущий Патриарх Алексий I.

Во время блокады в Ленинграде были действующими следующие православные храмы: Николо-Богоявленский собор, Князь-Владимирский собор, церковь свт. Николая Чудотворца на Большеохтинском кладбище, церковь св. прав. Иова Многострадального на Волковском кладбище, Спасо-Парголовская церковь на Шуваловском кладбище, церковь вмч. Димитрия Солунского в Коломягах, – подчинявшиеся митрополиту Алексию (Симанскому); а также относившиеся в начале блокады к обновленцам – Спасо-Преображенский собор, церковь прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище, Князь-Владимирская церковь пос. Лисий Нос; и в Свято-Троицкой церкви в Лесном находилась уцелевшая община иосифлян. Во время блокады Ленинграда обновленческие и иосифлянский приходы вернулись в лоно Церкви.

Несмотря на многолетние гонения, которым подвергались священнослужители и миряне, с самого начала войны Церковь восприняла ее как общее горе, разделив с народом все ее тяготы. В чин Божественной литургии были введены специальные молитвы о даровании победы нашему воинству и об избавлении томящихся во вражеской неволе. Служился тогда и особый молебен "в нашествие супостатов, певаемый в Отечественную войну". С первых дней войны церковные приходы Ленинграда начали сбор пожертвований на оборону. Община Князь-Владимирского собора почти все свои деньги – более 700 тысяч рублей – отдала на устройство госпиталя. Из восьми миллионов рублей, которые были собраны верующими на танковую колонну "Дмитрий Донской", два были переданы из блокадного Ленинграда. В осажденном городе производились самые массовые перечисления в фонд обороны страны.

Митрополит Ленинградский Алексий в своем докладе на Соборе епископов Русской Православной Церкви 8 сентября 1943 года, во вторую годовщину блокады, говорил: "Мы отмечаем, как в Ленинграде усилилась молитва, как умножились жертвы народа через храмы Божии, как возвысился этот подвиг молитвенный и жертвенный".

http://rusk.ru/images/2006/2253.jpg
Митрополит Алексий со священнослужителями блокадного Ленинграда, награжденными медалью "За оборону Ленинграда". Фото 18.10.1943

Государство вынуждено было идти навстречу Церкви. В блокадном городе для полноценного совершения Божественной литургии власти выделяли епархии белую муку и вино. А осенью 1943 года пережившие блокаду священнослужители (из пятидесяти священнослужителей, живших в осажденном городе, около двадцати умерло от голода) были награждены медалями "За оборону Ленинграда". Это – первая правительственная награда, которой были награждены священнослужители в советский период.

Но самое главное, что обескровленный репрессиями и обезбоженный пропагандой, наш город, попав в страшную беду, взмолился. И был услышан. Очевидцы вспоминают, что, передвигаясь по блокадному городу, люди часто накладывали на себя крестное знамение. Блокадники рассказывают, что у многих замерзших в сугробах людей пальцы правой руки были сложены в троеперстие. С самого начала войны стремительно возросло число молящихся в храмах. Один из прихожан Князь-Владимирского собора вспоминал о декабре 1941 года: "Певчие пели в пальто с поднятыми воротниками, закутанные в платки, в валенках, мужчины даже в скуфьях. Так же стояли и молились прихожане. Посещаемость собора в блокаду нисколько не упала, а возросла. Служба у нас шла без сокращений и поспешности, много было причастников и исповедников, целые горы записок о здравии и за упокой, нескончаемые общие молебны и панихиды".

Сплотившиеся вокруг храмов церковные общины помогали блокадникам выжить. Во многих церквах были сделаны бомбоубежища, где укрывались жители соседних домов, там они получали кипяток, стройматериалы для ремонта разрушенных квартир.

Много сил на продолжение богослужебной жизни в блокадном городе положил владыка Алексий. Не боясь артобстрелов, он обходил церкви, встречаясь с духовенством и мирянами. "Митрополит Алексий, испытывая все бедствия блокады, проявил героическую бодрость духа и огромное самообладание. – Рассказывал очевидец. – Он постоянно совершал богослужение, ободрял и утешал верующих. Несмотря на голод и бомбежки, обессиленные люди с опухшими лицами, едва держась на ногах, ежедневно наполняли храм, где служил архипастырь, и во множестве приобщались у него святых Христовых Таин. В дни блокады владыка Алексий служил Божественную литургию один, без диакона, сам читал помянники. Каждый вечер он служил молебен святителю Николаю, затем обходил Николо-Богоявленский собор, где жил тогда, с иконой святителя Николая, моля его, чтобы он сохранил храм и город от разрушения". Протоиерей Николай Ломакин вспоминал: "Очень многим владыка из личных средств оказывал материальную помощь, немалым лишая себя, по-христиански делился пищей. Желая молитвенно утешить и духовно ободрить пасомых, он нередко сам отпевал усопших от истощения мирян, невзирая при этом на лица, и обставлял эти погребения особенно торжественно".

Настоятелю Димитриевской церкви в Коломягах, протоиерею Иоанну Горемыкину было 72 года, когда началась война. Несмотря на возраст, блокадный голод, он каждый день приходил с Петроградской стороны в Коломяги и совершал богослужение. Прихожане свидетельствовали, что отец Иоанн нередко отдавал свой паек голодающим. А когда батюшка совсем обессилел, его привозили в церковь на саночках, и он служил…

Своему сыну Василию, работавшему главным инженером одного из военных заводов Ленинграда, протоиерей Иоанн сказал: "Как это так, все идут защищать Родину, а мой сын будет отсиживаться?" И В.Горемыкин пошел на фронт. Узнав об этом, командующий Ленинградским фронтом маршал Л.А.Говоров приехал в коломяжскую церковь благодарить настоятеля за сына. Кстати, после своего назначения на Ленинградский фронт, маршал Л.А.Говоров с другими офицерами бывал на богослужениях в Николо-Богоявленском кафедральном соборе.

Протоиерей Иоанн Горемыкин прожил после блокады еще четырнадцать лет и был погребен у стены храма, который не оставил в самые трудные годы.

"Всю войну не было дня, чтобы отец не пошел на службу, – вспоминала балерина Кировского театра И.В.Дубровицкая о своем отце – священнике Никольского собора протоиерее Владимире Дубровицком. – Бывает, качается от голода, а я плачу, умоляю его остаться дома, боюсь, упадет где-нибудь в сугробе, замерзнет, а он в ответ: "Не имею я права слабеть, доченька, надо идти, дух в людях поднимать, утешать в горе, укреплять, ободрять". И шел в собор. За всю блокаду, обстрел ли, бомбежка ли – ни одной службы не пропустил".

Всю блокаду молилась в осажденном городе и старица Мария (Маковкина), духовная дочь преподобных Варнавы Гефсиманского и Серафима Вырицкого. Незадолго перед войной по благословению митрополита Алексия и о.Серафима матушка Мария перешла на жительство при Никольском соборе. В блокаду она явила необыкновенную бодрость духа, утешая и ободряя людей. Во время артиллерийских обстрелов она слезно молилась Спасителю, Божьей Матери, святителю Николаю об избавлении города и России от вражеского нашествия. Несмотря на голодную слабость и воздушные тревоги, постоянно ходила Мария Павловна на Смоленское кладбище к Ксении блаженной. Митрополит Алексий глубоко почитал Марию за высокодуховную жизнь, прибегал к ее совету. После своего переезда в Москву владыка благословил старицу оставаться в соборе, где она и почила, проведя последние годы в комнатке при алтаре собора, что само по себе удивительно.

Не только старица Мария ходила к часовне Ксении блаженной. Думается, эта святая, глубоко почитавшаяся жителями города и самые безбожные времена, сама "голод и холод претерпевшая", как говориться о ней в молитве, написанной к прославлению, была особенно близка блокадным страдальцам. Свидетельством же ее почитания блокадниками может служить письмо ленинградца, написанное в декабре 1943 года, с просьбой открыть для верующих часовенку блаженной Ксении. Оно хранится в архиве СПб епархии.

Известно немало случаев проявления в блокаду христианской жертвенности и милосердия. Так, одна бабушка отдавала свой паек дочери, чтобы та сохранила себя для детей. Мать выжила, бабушка умерла. Другая семья верующих кормила всю коммунальную квартиру найденным у разбомбленных в начале войны Бадаевских продовольственных складов сахаром, хотя до войны соседи не общались с семьей. Все выжили.

Известны и примеры разнообразной помощи и заступничества, явленные блокадникам Пресвятой Богородицей, святителем Николаем Чудотворцем, другими святыми.

После избрания в 1945 году владыки Алексия (Симанского) Патриархом Московским и всея Руси, он посетил Ленинград, и после литургии в Николо-Богоявленском соборе, обратился к пастве со следующим словом: "Вспоминается, как под грохот орудий, под страхом смерти вы спешили в этот святой храм, чтобы излить перед Господом свои скорбные чувства… Вспоминаю я, как мы совершали богослужения под грохот разрывов, при звоне падающих стекол, и не знали, что с нами будет через несколько минут… И хочется мне сказать: град возлюбленный! Много горького пришлось пережить тебе, но теперь ты, как Лазарь, восстаешь из гроба и залечиваешь свои раны, а скоро и предстанешь в прежней красоте… Я призываю благословение Божие на град сей, на братий сопастырей моих, о которых сохраняю самые теплые воспоминания. Они разделяли со мной все труды, испытывали много скорбей, еще больше, чем я, и теперь несут тяжелый подвиг… И будем молиться, чтобы Господь простер благословение Свое над Русской Церковью и над дорогой Родиной нашей".

+ + +

Не берясь за непосильную задачу выяснения мистического значения блокады в истории города на Неве (петербургский богослов и церковный историк протоиерей Георгий Митрофанов, рассуждая на эту тему, приходит к выводу, что блокада – наказание городу, – колыбели революции, – породившему богоборческий режим), мы можем лишь засвидетельствовать действие этой трагедии на современную жизнь горожан.

Пять лет назад на Малой Охте в Петербурге силами петербуржцев был построен уже упоминавшийся нами храм Успения Пресвятой Богородицы, посвященный памяти жертв ленинградской блокады, где молятся о живых и погибших блокадниках, собираются документы и свидетельства, посвященные церковной жизни блокадного Ленинграда.

Недавно была восстановлена церковь Николая Чудотворца в поселке Кобона на Дороге Жизни. В блокаду в стенах храма размещался эвакуационный пункт, куда попадали люди из блокадного города перед отправкой на Большую землю. Здесь их встречали врачи, тепло, паек. Около миллиона горожан прошло через этот пункт. Возвращение храму истинного предназначения – это осуществление В.И.Поздняковой – директором музея "Прорыв блокады Ленинграда" – давнего замысла. Дело в том, что, занявшись двадцать лет назад блокадной темой, она пришла к вере в Бога, объясняя это тем, что постичь и сопережить (а знакомство с блокадниками требовало именно этого) это прошлое было возможно лишь с Божьей помощью. Примечательно, что люди, кому выпало восстанавливать храм, стали церковными людьми. Сейчас церковь действует как подворье Свято-Троицкого Зеленецкого монастыря.

…Так продолжает жить в петербуржцах память о блокаде, но теперь уже не идеологизированная, а тихая – молитвенная и церковная. Учитывая, что появилось два православных храма, связанных с блокадой, и, выражаясь аллегорически, можно сказать, что через смерть родилась жизнь.

Говоря о значении появления в Петербурге церкви Успения Пресвятой Богородицы, посвященной жертвам блокады, протоиерей Георгий Митрофанов сказал: "Чрезвычайно важно не только христианское осмысление истории Великой Отечественной войны и истории блокады Ленинграда, но и наличие в нашем городе храма, который будет постоянно напоминать православным теперь уже петербуржцам о сугубом поминовении своих предков, погибших в годы блокады. Своих заблудших, но все же единоверцев, которые, живя без Христа и умирая без Христа, приходили все-таки ко Христу. И с этой точки зрения существование подобного храма может стать очень существенным стимулом к тому, чтобы то самое христианское покаяние за исторические грехи нашего недавнего прошлого, которого так не достает нашему народу, становилось составной частью его жизни. Не только православных петербуржцев, но и всех русских людей, ощущающих свою связь с нашей недавней трагической историей".

Литература
"Блокадный храм". Ежемесячная газета храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте. 2003-2006 гг.
Лялин В.Н. Рассказы // Газета "Горница", 2002.
Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М., 1995.
Шкаровский М.В. Церковь зовет к защите Родины. СПб, 2005.

http://rusk.ru/st.php?idar=324315

0

3

3)
Поклонный крест освящен 29 октября 2011 года на месте прорыва 18 января 1943 года блокады города на Неве — вблизи деревни Марьино Кировского района Ленинградской области.

Молебен, заупокойную литию по погибшим воинам и чин освящения мемориала, увенчанного православным крестом, в присутствии ветеранов, жителей осажденного города и школьников совершил ректор Санкт-Петербургской духовной академии епископ Гатчинский Амвросий.

Перед гранитным мемориалом, общая высота котрого составляет 6 метров, установлена неугасимая лампада в виде свечи. Авторами мемориала, расположенного рядом с музеем-диорамой «Прорыв блокады Ленинграда», являются архитекторы Валерий Кузьмин и Ашот Давадян.

Обращаясь к присутствующим, епископ Амвросий сказал: «Крест является не символом смерти или скорби, а знаменем победы, славы и Воскресения. Здесь, на этом месте погибли многие тысячи людей, совершив то, что позволило прорвать многодневную блокаду, унесшую человеческие жизни. Что такое блокада Ленинграда, многие из здесь присутствующих знают не понаслышке, будучи сами блокадниками, теми людьми, которые пережили эти страшные дни. Конечно же, сегодня молитва освящения креста и поминовения людей, прорвавших это страшное сжимающееся кольцо, отозвалась в ваших сердцах словами благодарности Богу и тем, кто жизнь свою положили, явив тем самым наивысший подвиг любви: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин 15:13)».

Мемориал возведен на средства и по инициативе благотворителя Г.М. Погосяна, который ранее установил поклонные кресты на легендарных местах обороны Ленинграда — Невском пятачке и Синявинских высотах. Владыка передал меценату слова благодарности митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, а также вручил серебряную медаль святого первоверховного апостола Петра в благодарность за труды по сохранению памяти погибших воинов. Владыка также вручил митрополичьи грамоты архитекторам и строителям мемориала.

В беседе с корреспондентом Г.М. Погосян рассказал, что приехал из Армении на постоянное жительство в город Кировск Ленинградской области, где занимается строительством. Как верующего человека его огорчало, что вблизи места прорыва блокады нет ни одного храма. Когда место для мемориала было выбрано и на нем начались работы, старожилы сообщили, что прежде здесь находилась часовня, разрушенная в годы войны. Теперь предприниматель намерен ее восстановить.
http://www.patriarchia.ru/db/text/1661565.html

0

4

МАМА
О довоенном детстве она почти не говорила - как будто его вовсе не было. Разве что вспоминала бабушку Нюшу - суровую набожную староверку, не позволявшую отцу лупить маленькую Таську (так звали тогда мою будущую маму). Старушка раздвигала руками наподобие ширмы свою всегдашнюю черную юбку, и за ней с радостью пряталась малышка, недоступная для отцовского ремня, а бабушка все ворчала на сына: "У-ту! Беси сивущие! Токмо бы рабенка им драть…" Она тайком учила внучку простым молитвам; в посты готовила для себя отдельную пищу, и вся семья забавы ради лазала своими ложками в ее деревянную миску: дескать, там - вкуснее. А бабушка с напускной суровостью хлопала деревянной ложкой по неразумным лбам. Видимо, именно ей принадлежала очень большая, старинная икона Иисуса Распятого, висевшая в углу за шкафом.

Однажды, перед самой войной, маме приснился удивительный сон. Она видела, как открылась дверца массивного золоченого киота, как маленькая фигурка Спасителя сошла с креста и, как бы спустившись из иконы, присела на краешек. "Никогда этого не забуду", - говорила мне мама, - "Темный, пустой провал вместо иконы, и Господь, сидящий на краешке золотой рамы, свесив вниз ножки. Он сидел и очень долго рассказывал мне о моей будущей жизни. И я - маленькая - слушала и поражалась, как много удивительного и страшного предстоит мне пережить… Впрочем, все подробности сразу же забылись. В памяти остался лишь Господь, присевший на краешек киота".

Страшное не заставило себя ждать. Вскоре началась война, а там и блокада. Первой в семье погибла ее мать. Она умерла прямо на улице, в очереди за хлебом. Это произошло в те самые страшные зимние дни 41-го, когда карточки не отоваривались вовсе. Вскоре не стало и бабушки Нюши. Отец воевал на фронте, и 9-летняя Тася стала для всех ненужной обузой. Однажды, последняя живая бабушка Палаша тайком от родственников сунула осиротевшему ребенку под подушку крохотный пакетик изюма.

- Дура! Жри сама! - цыкнула на старушку тетка Шура. Бабушка укоризненно покачала головой и тихо сказала:

- А-ай, Шура! Кто ж ей даст? У нее матери нет…

Скоро умерла и она. А потом и дядя Тима, и дядя Леня… А маленькая Тася, как ни удивительно, продолжала жить. При каждой бомбежке и артобстреле она забиралась с головой под одеяло и молилась. Из немногих молитв, узнанных в младенчестве от бабушки, она составила какую-то свою - особую молитву и твердила ее всю войну. Как видно, сильна была детская вера! Однажды вражеский снаряд взорвался прямо перед Тасей, и осколок со свистом пролетел между ее ног, попав в идущую следом женщину. А Тася жила. Молилась и жила совершенно одна в промерзшей пустой квартире, несмотря на проклятия и упреки единственной уцелевшей родственницы - тетки Шуры. Кстати, не спешите осуждать эту странную женщину: воистину загадочна русская душа! Именно эта самая "злыдня", которая в порыве раздражения говорила девочке: "Лучше бы ты умерла, чем твоя мать!" - именно она до последнего дня войны через весь вымерший город ходила к маленькой Тасе, чтобы навестить, подкормить в болезни - в те страшные времена это был подвиг. Потом, десятилетия спустя, так же, через весь город, она ездила, чтобы выхаживать уже меня - в детстве очень болезненного, и при этом так же невыносимо ворчала и ругалась. В последние годы жизни тетя Шура вдруг стала тихой и смиренно ласковой. Перед смертью больше всего боялась за судьбу единственной уцелевшей после блокады семейной реликвии. Это был очень старинный бронзовый крест. Увидев его, мама ахнула: "Это же крест бабушки Нюши! Я думала, он пропал в блокаду…" Это было единственное "наследство", оставленное разоренной семьей. Единственное, но какое! Такого рода события не бывают случайными. Удивительно, но именно тот период жизни матери был временем большого духовного переосмысления, временем истинного воцерковления, и тот старинный бабушкин крест воспринимался тогда, как своеобразное духовное завещание. А дальше… Первая исповедь, первое Причастие, первое послушание в храме, служба уборщицей, алтарницей, иноческий постриг, а затем - монашеский; и, наконец - Великая схима… Она закончила свой земной путь в Снетогорском женском монастыре с именем схимонахини Иоасафы.

Я никогда не видел лиц моих родных - этих простых русских людей, с достоинством и смирением принявших смерть в ту страшную блокадную пору. Но мне кажется, что они предстают предо мной всякий раз, когда я мысленно перебираю в молитве их имена: Анна, Пелагея, Александра, Тимофей, Леонид…

Упокой, Господи, души усопших раб Твоих!

Андрей ХАЗУНОВ, пономарь

0

5

8 сентября 1941 года открылась одна из самых страшных страниц в истории Великой Отечественной войны — блокада Ленинграда. Именно в этот день в 1941 году немецкие части прорвали Лужский оборонительный рубеж и двинулись к Северной столице. Противник вышел к Ладожскому озеру, захватил Шлиссельбург, взяв под контроль исток Невы и блокировал Ленинград с суши. 872 дня город был заключен в блокадное кольцо. 27 января отмечается День воинской славы России — День снятия блокады города Ленинграда (1944 год).

протоиерей Борис Глебов, ныне председатель приходского совета Спасо-Преображенского собора Санкт-Петербурга. Страшные годы войны пришлись на детство будущего священника, трагически переписали историю его семьи.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/09/IMG_0085.jpg
Протоиерей Борис Глебов. Автор фото - священник Сергий Савченков

Я родился в Петербурге, на Петроградской стороне, на улице Лодейнопольской. В семье нас было одиннадцать детей, я – десятый. Наши родители были глубоко религиозными, даже в самые страшные годы гонений своей веры не оставляли. Самым близким храмом к нам был Князь-Владимирский собор – там в 1936-ом, в год моего рождения, меня крестили.

До войны я был совсем маленький. Когда блокада оцепила наш город – наступил голод, это я уже помню отчетливо. Помню, как мама ходила на Неву за водой, не знаю уж, как… ползком, потому что не было сил от истощения.

Наша семья занимала три комнаты, лестница шла вдоль стены одной из них. Перед войной, в конце тридцатых, мы каждый день, а то и по нескольку раз на дню слышали топот кованных сапог по той лестнице: «Кого-то опять забирают, увозит воронок».

Мы все время боялись. Мама рассказывала, что отец работал на Путиловском заводе (теперь – Кировский завод), и она по вечерам встречала его на остановке, куда приходили два вечерних трамвая. И если первый приходил без отца – у мамы сердце сжималось: «Все, не приедет уже больше, арестовали». А когда видела, как отец машет из второго трамвая, камень падал с души.

Не знаю, что было бы со страной, если бы не война… Жутко звучит – «если бы не война»! Вот до чего довели людей, раз одна беда стала им спасением от другой.

Война всегда – страшное зло, словами невыразимое. И, пожалуй, одна из самых главных примет войны – голод. Я видел сцену в булочной, когда мы среди других стояли в очереди за пайком. А паек-то был – кусочек серого, сырого хлеба весом в 125 грамм, который и хлебом бы сейчас не назвали. Голодный мужчина бросился к прилавку, схватил буханку. И, знаете, он даже не бежал, как делает вор, он просто застыл на месте и вгрызся в нее. Но не успел проглотить. На него тут же набросились и забили.

По сути, то, что я видел, не было воровством, голод лишал разума. Люди падали на улицах, на лестницах в подъезде – и не всегда проходящие мимо останавливались, ведь подашь руку, и сам упадешь от слабости – и не встать уже.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/09/12-1216379.jpg
Первыми в блокаду умерли три моих брата, потом – отец… И все это время мы жили вместе: в комнатах был ледник – -40 градусов. Там лежали отец и братья, накрытые простыней – помню, как-то я увидел их, когда ходил по квартире и искал маму. Похоронить их было нельзя – ни сил не было у нас, ни места для могил.

Мы все – живые – ютились на кухне, потому что только там грела дровяная плита, вся остальная квартира была выморожена насквозь: у нас все стекла были выбиты, в комнатах гулял ветер. Рядом с нашим домом был 11-й хлебозавод – его бомбили как стратегически важный объект, все вокруг было разворочено, но и завод, и наш дом чудом уцелели.

Помню, еще когда отец был жив, умер старший брат. Тогда отец взял топор, вышел в соседнюю комнату – и стал рубить из старого гардероба гроб для сына. Потом вернулся к нам, положил топор рядом: «Будешь нас вместе в нем хоронить». Папа так ослаб, что нему не хватило сил разрубить гардероб. Никогда не забуду: незадолго до своей смерти отец отдал мне свой дневной паек 125-граммовый кусок хлеба: «Ему нужнее, он маленький, дай Бог выживет». И это тогда, когда люди забывали от голода, что вообще такое «сын», «мать», когда за еду убивали друг друга. Я до сих пор вспоминаю этот поступок и молюсь за отца.

В один из дней истощенный голодом младший брат поднялся на кровати и позвал маму. «Что, сынок?» — спросила она. – «Я от вас ухожу». Сказал так, вытянулся в струнку и умер.

Вспоминаю, мы шли однажды с мамой мимо 30-ой поликлиники на улице Малая Зеленина, там были открыты ворота, и мама не успела заслонить от моего взгляда открывшийся вид – во дворе была гора человеческих тел: женщин, детей, мужчин, стариков. До сих пор перед глазами стоит эта картина, я часто теперь специально проезжаю мимо этих ворот, чтобы напомнить себе, чтобы не забывать. Нам нельзя забывать.

Весной мама похоронила папу и троих братьев – в одну братскую могилу на Серафимовском кладбище, там же и сестренка маленькая лежала. От истощения я уже не мог ходить, и меня положили сначала в больницу, потом поместили в детский дом на набережной рядом с Петровским стадионом – теперь там жилой дом. Маму в то время тоже положили в больницу – при Первом медицинском институте.

Прошли месяцы, мы ничего не знали друг о друге. Когда мама нашла и забрала меня из детского дома, мы прямо сразу зашли в Князь-Владимирский собор. Он поразил меня своей красотой, тихим величием, я полюбил храм сразу, всем сердцем.

В войну вообще многие стали молиться открыто, не таясь, – ушел страх перед правительством, война стерла его, потребность в вере и Церкви стала сильнее страха. Храмы были полны, служились всегда две литургии – ранняя и поздняя. В 1943 году Сталин разрешил колокольный звон – люди плакали и крестились, когда над блокадным городом впервые зазвенели колокола.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2010/09/11-img_5774115.jpg

Я часто прихожу теперь в наш Спасо-Преображенский собор один, когда нет службы, и просто смотрю на образ Спаса Нерукотворного – в Его глаза, Он ведь все видит… А на заупокойных службах каждую пятницу молюсь об отце, братьях и всех, кто умер в блокаду.

источник!

******
http://cs5855.vk.com/u35269264/-14/x_f8ae283d.jpg
Таня Савичева.
Эту девочку, которая не дожила и до 15 лет, всегда вспоминают в связи с блокадой Ленинграда. Она – символ тех страданий, которые перенесли все его жители. Её дневник, состоящий всего из девяти записей, передает весь ужас и чувство безнадежности, которые охватывали её душу, когда один за другим уходили все её близкие.

Вот записи из ее дневника:
«Женя умерла 28 декабря в 12.30 час. утра. 1941 г.»
«Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня. 1942 г.»
«Лёка умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 г.»
«Дядя Вася умер в 13 апреля 2 часа ночь. 1942 г.»
«Дядя Леша умер 10 мая в 4 часа дня 1942»
«Мама умерла 13 мая в 7 часов 30 минут утра. 1942 г.»
«Савичевы умерли»
«Умерли все»
«Осталась одна Таня»...

************
http://cs10644.vk.com/u150684165/-14/q_e6a6820d.jpg
27 января - официальная дата снятия блокады Ленинграда.
Она длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года) — 872 дня.
Спасибо тем, кто принес эту Победу для нас. Низкий поклон и вечная светлая память!

0

6

стихи блокадницы, поэтессы Ольги Берггольц:

«...Мы съели хлеб, что был отложен на день,

в один платок закутались вдвоем,

и тихо-тихо стало в Ленинграде,

Один, стуча, трудился метроном....

.....В грязи, во мраке, в голоде, в печали,

где смерть, как тень, тащилась по пятам,

такими мы счастливыми бывали,

такой свободой бурною дышали,

что внуки позавидовали б нам».
http://stat18.privet.ru/lr/0a12f4de1824b6a173355f91c75d119e

http://www.sudogda.ru/public/gradova/grad_09b.jpg

0

7

27 января отмечается День воинской славы России — День снятия блокады города Ленинграда

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ!!!

http://cs411128.userapi.com/v411128042/60ae/kRxzZdUSZio.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/60a7/KgSDbzMTdls.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/609f/GXxwdKZ3HRQ.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6098/Ps9V08ymr0c.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6090/GjJS7ejCtK4.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/607f/mpwB7FzmeW4.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6078/yGMHg9kHUNA.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6071/qlVPrXapfgs.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6068/sxSkgHkkM7o.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6058/HdV5HRGseNw.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/604f/nWQfJYgWLGw.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/603e/PwsRX0byE-U.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6036/lFOPUTir6Kg.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/602f/J6LvycScuSY.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6027/f94unznHqSE.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/601f/fBUjqmKtMQs.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6016/YAX4MLWowwA.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/600e/1psrTdFK4lI.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/6006/tTYpwzRt-so.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/5ffe/7J2AhgufwcY.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/5fd6/nC2yDcPfOCY.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/5fce/zs-x2b1YNLk.jpg

http://cs411128.userapi.com/v411128042/5fee/9KkSYQ47jXw.jpg

0

8

БЛОКАДНАЯ ВЕРА

0

9

Как встречали Пасху в блокадном Ленинграде

0

10

Набатом звучит в висках:
Блок – Ада – Блок – Ада !!!
В скрижали записан в веках
Подвиг как жизнь Ленинграда.

Набатом звучит в эфир:
Жизнь – смерть – жизнь – смерть !!!
В стуже застывший мир,
Несет не земная твердь.

Ладоги хрупкий лёд…
900 – дней – ада !!!
Город в аду живет –
900 ночей блокада …

Подвигом всё искупив –
Все грехи, что лежали на нём,
Детей своих хоронив,
Становился святым… Огнём
Вечной памяти жарко горит
Пискарёвки холодный гранит…

И невидимый Ангел парит,
Бережёт под своим крылом
Город, что веру хранит
Даже в аду земном (!)..

Tatyana Tikhmenyova

http://cs10248.userapi.com/u8292859/60984377/x_2be4b677.jpg

0

11

Разве можно понять блокадников, слушая по телевизору дневник голодной девочки, и ужинать, например? Да не поймем мы их, пока не испытаем голод на собственной шкуре. Сытый голодному, как известно, не товарищ.
Лечу по поселку. Мне дорогу пересекает молодая женщина, мусор выбрасывать идет. Пакет прозрачный, а в нем булка белового хлеба. Хорошо живем, и, слава Богу, что хорошо.

Мой отец в семилетнем возрасте пережил голодомор на Украине в тридцать третьем. Дед мой крестьянствовал, мудрый был человек, молился постоянно. Может, это Господь ему и подсказал, он тогда весь хлеб закопал в огороде. Закапывали с бабушкой ночью, без детей, чтобы никто не проговорился.
Когда пришли те, кто унес всю пищу из дома, то в печи в казане каша была. А как уходили, так эту кашу один из них на пол опрокинул, а потом на неё ногой наступил. Зачем?

Сейчас там во всем москалей винят. Не знаю, но грабили людей свои же сельчане, и брали не только еду, но и вещи, все, что приглянется. С папы моего, семилетнего ребенка, безрукавку сняли. Только ведь, Бог поругаем, не бывает. Хоть и лебеду, и кору ели, но всей семьей выжили, а из грабителей и их детей никого не осталось. Папа не любит об этом вспоминать.

Как-то на мои расспросы, ответил: «Тогда много людей умерло. Утром встанешь, выбежишь на улицу, а по дороге трупы. Через наше село много людей шло в город, думали там спасутся. Как-то раз утром проснулись, а у нас сквозь штахетник рука торчит, как – будто просит, а человек уже мертвый. Людей ели. Не хочу помнить».

Но если можно выкинуть что-то из памяти, то нельзя лишить памяти голодавшую плоть, такая память укореняется в подсознании и становится частью тебя.

Я еще мальчишкой замечал, как кто к нам домой придет, кто бы ни был, папа всегда предлагал гостям покушать. Как-то купили мы в одной деревне четвертушку туши свиньи, тогда с мясом было трудно. Набили морозилку, что-то засолили, а часть нужно было пускать в еду. Мама тогда нажарила целое ведро котлет. Мы их ели, ели…, смотреть я уже на них не мог. Говорю маме: «Не могу я их есть, надоели мне котлеты». Услышал папа, и повторил мою фразу. Не передразнил, а именно повторил, для того, наверное, чтобы понять. И говорит снова себе: «Надо же, котлеты могут надоесть».

У меня много лет была помощницей в алтаре бабушка Прасковья. Редко мне приходилось встречать людей такой кротости и смирения. Из церкви не выходила. Молилась Богу, как с другом разговаривала, и Он её слышал. Помню, пришло время, и отказали ей ноги. Просит: «Господи, как же мне без храма? Помоги». Помолилась, встала и пошла в храм. А там новая напасть - ослепла. «Господи, как же мне батюшке помогать без глаз? Верни мне глазки». И зрение вернулось. Носила очки с толстенными линзами, но видела, и даже Псалтирь могла читать. Я называл её «мой добрый ангел, моя палочка выручалочка». До последнего времени, пока уже не слегла, пекла просфоры. Когда уж совсем не смогла работать, сидела в просфорной, и пока работали другие, молилась.

Когда пришло время уходить в лучший мир, Прасковьюшка отнеслась к этому спокойно и ответственно. Исповедовалась несколько раз, всю свою жизнь, как тесто, пальчиками перетерла. Но замечаю, что что-то гнетет мою помощницу. Спрашиваю её, а она и отвечает: «Грех у меня есть, батюшка, страшный грех моей юности. Плачу о нем постоянно и боюсь, что Господь меня такую не допустит к Себе». Мы знаем свои грехи юности, помоги нам Господи. Но чтобы такой церковный молящийся человек, как моя алтарница, до сих пор носила его в себе?

«Неужто не каялась, Прасковьюшка»? «Каялась, да все он мне о себе напоминает, так перед глазами и стоит». «Тогда вновь покайся, чтобы душа у тебя не болела».

На исповедь Прасковья принесла листок бумаги с написанными на нем большими буквами двумя словами: «Я кусячница шпекулярка». Видать, язык у неё от стыда не поворачивался, произнести написанное в слух.

«Это, на каком языке написано, друг мой»? спросил я её. Я забыл сказать, бабушка говорила на своем деревенском наречии, в войну они жили недалеко от Мурома, и видимо, там так говорили. Её речь изобиловала подобными словечками. Меня это постоянно забавляло и умиляло. Все хотел записать, да так и не собрался.

В ответ она расплакалась и призналась, что это её самый страшный грех. В годы войны, когда отца забрали на фронт, остались пятеро детей, из которых Прасковьюшка была старшей.

Вот тогда они узнали, что такое голод. Жесточайшей экономией удалось набрать денег и купить в Муроме на рынке буханку хлеба. Дрожащими руками голодный двенадцатилетний ребенок разрезал хлеб на десять кусков и шел продавать его на станцию солдатам из воинских эшелонов, что шли на фронт. На вырученные деньги она уже могла купить больше хлеба, часть домой, и буханку, вновь на продажу. По нашим временам, какой же это грех? Нормальный бизнес.

«Они же, солдатики молоденькие, сами голодные, на фронт умирать ехали, а я на них «шпекулярила»». И плачет, плачет человек по-детски горько, размазывая по щекам слезы своими старческими кулачками.

Как нам понять их, это поколение стариков, которое вынесло столько страданий, и сумело остаться на такой высоте кристально нравственной чистоты? Как так получилось, что вырастили они нас, поколения сытых и равнодушных. Смотрим на них, штурмующих почту в очереди за нищенской пенсией, или часами просиживающих в больнице в надежде на бесплатный прием, и кроме раздражения, ничего к ним не испытываем.

Пришел однажды старенькую бабушку причастить. Прощаюсь уже, а она и говорит мне: «Жалко сейчас помирать. Жить-то, как хорошо стали. Вон, мы в обед за стол садимся, так целую буханку хлеба кладем». Целая буханка хлеба для старушки критерий счастливой жизни.

Нет, что бы там телевизор не говорил, а кризис нам нужен, очень нужен. Хотя бы иногда. Ведь кризис – это по-гречески означает «суд», а мы добавим «Божий суд», Бич Божий по нашим ледяным сердцам. Может, хоть так, через желудок, понемногу будем обретать потерянный нами образ. Научимся смотреть друг на друга, и видеть в другом человека, может сочувствовать начнем? А то ведь все забыли.

Иду, смотрю на молодую женщину, что несет хлеб на помойку, а вижу не её, а моего кроткого и смиренного ангела, плачущего невидящими глазами в очках с толстенными линзами, с его такими сегодня смешными и неуместными «кусячила» и «шпекулярила».
Священник Александр Дьяченко
Плачущий ангел

http://cs316322.userapi.com/v316322796/6292/440Xjjxtu5c.jpg

0

12

Я заново открыл Петра творенье,
Как сданный было на храненье том,
И творческого гения горенье
И горний свет узрев во граде том.

Нет, не спешу по Невскому пройти я
И на витрины вовсе не смотрю:
Я знаю, в Петербурге - Византия,
И я ищу лучей ее зарю

Где детский хор на эллинском наречьи
Поет - на языке святых Отцов -
Ты понимаешь: Вечность жаждет встречи
Средь этих улиц, храмов и дворцов!

Я открываю то, что я доныне
Ниспровергал, поспешностью греша:
В имперских и граните, и лепнине -
Жива душа! Великая душа!

Царь Страстотерпец здесь. Царь Миротворец
Удерживали мировое зло...
Спас на Крови - пасхальный богомолец...
Давай поедем в Царское Село!

Средь многих лиц - святые вижу лица,
А через них - и лик России всей.
И северная Русская столица -
Такая русская!...Что нет ее русей!

протоиерей Андрей Логвинов

http://cs314422.vk.me/v314422338/9d27/bRV5t3sb5ZE.jpg

0


Вы здесь » БогослАвие (про ПравослАвие) » Быть людьми... » 900 дней веры